КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402621 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171335
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Елютин: Барыня (Партитуры)

У меня имеется довольно неплохая коллекция нот Елютина, но их надо набирать в Music Score, как я сделал с этой обработкой. Не знаю когда будет на это время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nnd31 про Горн: Дух трудолюбия (Альтернативная история)

Пока читал бездумно - все было в порядке. Но дернул же меня черт где-то на середине книги начать думать... Попытался представить себе дирижабль с ПРОТИВОСНАРЯДНЫМ бронированием. Да еще способный вести МАНЕВРЕННЫЙ воздушный бой. (Хорошо гуманитариям, они такими вопросами не заморачиваются). Сломал мозг.
Кто-нибудь умеет создавать свитки с заклинанием малого исцеления ? Пришлите два. А то мне еще вот над этим фрагментом думать:
Под ними стояла прялка-колесо, на которою была перекинута незаконченная мастерицей ткань.
Так хочется понять - как они там, в паралельной реальности, мудряются на ПРЯЛКЕ получать не пряжу, а сразу ткань. Но боюсь

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Макгваер: Звёздные Врата СССР (Космическая фантастика)

"Все, о чем писал поэт - это бред!" (с)

Безграмотно - как в смысле грамматики, так и физики, психологии и т.д....

После "безопасный уровень радиации 130 миллирентген в час" читать эту... это... ну, в общем, не смог.

Нафиг, нафиг из читалки...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

ГГ, конечно, крут неимоверно. Жукова учит воевать, Берию посылает, и даже ИС игнорирует временами. много, как уже писали, технических деталей... тем не менее жду продолжения

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Ларичев: Самоучитель игры на шестиструнной гитаре (Руководства)

В самоучителе не хватает последней страницы, перед "Содержанием".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Орехов: Полное собрание сочинений для семиструнной гитары (Партитуры)

Несколько замечаний по поводу этого сборника:
1. Это "Полное собрание сочинений" далеко не полное;
2. Борис Ким ругался с Украинцем по поводу этого сборника, утверждая, что в нем представлены черновые, не отредактированные, его (Бориса Кима) съемы обработок Орехова;
3. Аппликатуры нет. Даже в тех произведениях, которые были официально изданы еще при жизни Орехова, с его аппликатурой. А у Орехова, как это знает каждый семиструнник, была специфическая аппликатура.
4. В одной из обработок я обнаружил отсутствие нескольких тактов. Не помню в какой, кажется в "Гори, гори моя звезда". Но не буду врать - не помню точно.

P.S. Уважаемые гитаристы, если у кого есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, изданные Украинцем, выложите их, пожалуйста, на сайт.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Ларичев: Степь да степь кругом (Партитуры)

Играл в детстве. Технически не сложная, но довольно красивая обработка. Хотя у В. Сазонова для семиструнки - лучше. Хотя у Сазонова обработка коротенькая, насколько я помню - тема и две вариации - тремоло и арпеджио. Но вариации красивые. Не зря Сазонова ценил сам Орехов и исполнял на концертах его "Тонкую рябину" и "Метелицу".
По поводу "Тонкой рябины" был курьезный случай. Орехов исполнил ее на концерте. После концерта к нему подошел Сазонов и спросил:
- Чья это обработка?
- Так ведь ваша же!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Боевой робот Дуся (СИ) (fb2)

- Боевой робот Дуся (СИ) 973 Кб, 276с. (скачать fb2) - Георгий Вед

Настройки текста:



Георгий Вед Боевой робот Дуся

Глава 1 «По самому краю»

Я был тогда слишком молод, и застал лишь конец самой великой и беспощадной войны в истории человечества. Весь мир изменился до неузнаваемости и лежал у наших ног, словно поверженный и растерзанный колосс, поражая даже самое бурное воображение своими бесконечными руинами и кладбищами.

Жалкие остатки, когда-то великой и развитой цивилизации, вот что осталось нам в награду, как победителям. Сознание, расколовшееся пополам, развело людей всего мира на две стороны правды. Все мы были правы и одновременно, виновны в том, что случилось с нами и в том, что мы сотворили со своим общим домом под названием — Земля.

Мы сами открыли эту запретную дверь, и впустили в наш мир саму смерть, позволив ей безжалостно выкосить своей ржавой косой, три четверти населения Земли.

Иногда мне кажется, что это сама планета, устав от нашего бесчинства и безумия, позаботилась о своём будущем. Проникнув в наше коллективное сознание, она легко и просто поделила нас надвое и со всей силы столкнула лбами, дабы избежать банального перенаселения планеты.

Теперь многим из тех счастливчиков, кто умудрился пережить весь этот ад, постоянно что-то, кажется. Вся промышленность уничтожена, и всё, что когда-то находилось в её секретных баках, выплеснулось наружу, отравляя своим присутствием всё и вся вокруг.

Мы малая горстка победителей, призревших саму смерть. Мы продолжаем жить вопреки всему и вся, и особенно вопреки здравому смыслу. Так что довоёвываем мы лишь только тем, что осталось от когда-то великих и так казалось, непобедимых армий.

Рассеянные горстки врагов ещё бродят по безжизненным пустыням континентов. Мы находим их и уничтожаем, не давая им вновь объединиться и стать опасной силой.

Мир изменился очень сильно и никогда уже не станет прежним. Ведь мы собственными руками сделали всё, для того что бы именно так оно всё и было.

Большую часть своей короткой жизни я прожил глубоко под землёй. Секретные бункеры и бесконечные лабиринты подземных тоннелей. Вот что стало нашим родным домом и спасением от всего того ужаса, который мы же сами и породили. И про всю эту великую войну, по молодости своих лет, я мог лишь судить не более чем по точкам на радарах и видео донесениям с поверхности.

До поры до времени, мы программисты, не ощущали всего ужаса и масштабов войны, сидя глубоко под землёй. Разве что в тот самый момент, когда к нам пришла на службу по списанию из строевых частей молодая и совершенно седая девушка. Всё её тело было покрыто уже почти зажившими шрамами. И думая о том кошмаре, через который ей пришлось пройти, лично я ощущал леденящие мурашки по всему своему молодому и не тронутому войной телу.

Но вот пришло время, когда силы противоборствующих армий иссякли и мы победили лишь по той причине, что наших сил осталось немногим больше. Нашу часть, состоящую в основном из программистов и дешифровщиков, засевших в самом секретном и хорошо охраняемом бункере, расформировали за ненадобностью. Крупных сил больше не осталось, а значит, и координировать было больше нечего.

Именно с этого самого момента моя жизнь подростка и юнца-программиста, резко оборвалась, и начались суровые строевые будни на поверхности. Да, да! На той самой поверхности, где от каждого дюйма исковерканной и выжженной земли веяло страхом, смертью и безнадёжностью. И всё это произошло по очень простой причине, которую мы так долго и безропотно ждали. Потому что строевых частей как таковых больше не осталось и воевать с оружием в руках, было уже просто некому.


***


– Ваша задача, боец! Выдвинуться в указанную точку! Найти и взломав защиту, перекодировать вражеский ретранслятор! – командным голосом произнёс совсем ещё молодой лейтенант по прозвищу «Клешня» и, сплюнув показательно в пыль, добавил, – Пусть теперь немного поработает на нас!

Прозвище было дано лейтенанту по очень простой и понятной причине. Вместо правой руки у него был биомеханический протез. И всё было бы ничего, если бы не одно «Но». Когда-то эта механическая рука принадлежала одному вражескому роботу, который собственно говоря, и лишил нашего лейтенанта правой верхней конечности. Но наш боец оказался не из робкого десятка и умудрился-таки прикончить своего обидчика. После чего он, кстати говоря, и получил звание – лейтенанта.

Самым интересным, оказался тот факт, у что враждебно настроенного робота, были тогда повреждены абсолютно все узлы и механизмы. Все кроме правой верхней конечности, которую наш лейтенант заботливо сохранил для себя любимого.

— Он один не справится! — с большим усилием прохрипел полковник, от чего лицо его сделалось красным и напряжённым, – Дайте ему в помощь «Дусю»!

Хрипел и напрягался полковник по причине того, что ещё совсем недавно через отверстие в его груди можно было успешно вести огонь по противнику из штатного оружия, словно из бойницы боевой машины пехоты.

— Но, товарищ полковник… – не успел вставить слово лейтенант, как его тут, же перебил командир.

– Это не просьба, солдат! Это приказ! — хрипло отрезал старший по званию, чётко указывая на возможный статус новоиспечённого лейтенанта.

— «Что? — мелькнуло в моей и без того горячей и перепуганной всем разом на меня свалившимся голове, — Какая ещё к чёрту Дуся?»

Старший сержант, по прозвищу «Пробка», не будем сейчас уточнять откуда именно у него взялось такое прозвище, хитро и с издёвкой посмотрел мне в глаза и подмигнул. После чего зычно скомандовал на весь плац.

— Сержанта Дусю, к командиру!

Спустя несколько мгновений за моей спиной загрохотали стальные шаги боевого робота, приближая меня к пику моего позора. О, да! Именно так я и подумал в тот самый момент своей жизни. Знать бы всё наперёд, как же сильно я тогда ошибался!

Но в ту минуту я почему-то решил, что будет лучше, если я даже не повернусь и не посмотрю на робота-сержанта с таким дурацким позывным -- «Дуся».

– Сержант Дуся по вашему приказанию… – послышался женский голос у меня за спиной.

– Вольно сержант! – хрипло и на выдохе произнёс полковник, – Подробности задания получите по штабной связи!

– Уже получаю! – отчеканил боевой робот.

Полковник резко закашлялся и, отходя в сторону, потянул лейтенанта за рукав на своё место, что бы тот закончил начатое им.

– «У неё даже голос как у бабы! Какой ужас! – вновь отчаянно промелькнуло в моём сознании»

– Какие будут вопросы и пожелания, рядовой? – спросил меня лейтенант, поглядывая краем глаза за полковником который стоя в стороне, харкал в воронку от гранаты своей кровью.

– Нет вопросов! – недовольно буркнул я.

Хотя, что я мог тогда знать о войне и о жизни, ведь это было моё первое задание подобного рода. Мне только что выдали обмундирование и личное оружие. А вернее и правильнее будет сказать, что его ещё не далее чем вчера сняли с убитого солдата и отдали мне. По причине схожих размеров и особенностей миссии, которую мне ещё только предстояло впервые выполнить. В некотором смысле, для меня это было билетом в одну сторону и не более того.

– Первое звено! Кру-у-гом! – скомандовал резким голосом лейтенант мне и Дусе, – Приступить к выполнению задания!

Первое что я увидел перед собой, повернувшись на пятках и носках, как учили кругом, это большую бронированную задницу Дуси на уровне своего лица. Мысли по этому поводу, пронеслись сами собой в моей голове словно «Стингер» в погоне за винтокрылой машиной: «Господи! Да у неё и задница как у послеродной тётки!»

Словно прочитав мои мысли, Дуся в пол оборота обернулась ко мне и посмотрела на меня своими электронно-оптическими глазами. И тут я увидел именно то, что окончательно повергло меня в глубочайший шок.

У боевого робота, с нелепым позывным «Дуся», были большие и хорошо бронированные груди. Нет, нет! Вы не ослышались! Именно – большие груди!

Дуся двинулась вперёд, к складу боеприпасов и я словно в тумане вяло зашагал следом, в сопровождении сержанта по прозвищу «Пробка».

Понимая, что терять мне уже нечего, так как билет в одну сторону и жуткого напарника мне уже выдали, и сделал это не кто-нибудь, а сам полковник. Я, набравшись смелости, задал сержанту тот самый каверзный вопрос.

– Прозвище мне ваше покоя не даёт! Может, расскажете о нём немного? А то, дорога мне предстоит дальняя и не простая! – я кивком показал на боевого робота, что шагал перед нами, – А мучиться догадками, сами знаете, дело совсем не благодарное!

– Я думал, что уже все об этом знают! – сухо ответил сержант и перестал улыбаться.

– Да, ладно, сержант! Расскажи ты ему! А то мне придётся! А ты ведь знаешь, я чужих тайн, хранить не умею! – сказала Дуся, не оборачиваясь к нам.

И в этот самый момент меня осенила мысль о том, что у всех роботов есть как минимум, камера заднего обзора. И делать что-либо не достойное за спиной у робота, дело совсем неверное и скорее всего даже не безопасное.

– Хорошо! – ответил сержант и вновь заулыбался, – Дело было на подземной ракетной базе, примерно год тому назад. Накрыло нас, короче, не по-детски. Все лифты и лестницы! Ничего, в общем, нет больше! Пожар начался, а жить то хочется. А нас только двое и осталось! Я и дружок мой – «Коряга». Мы по воздуховоду на поверхность поползли, а снизу подогревает так уже приятно! Короче он вылез из трубы, а я застрял! Я вон видишь, какой коренастый?

– Да не тяни ты уже! Давай ближе к сути! – не выдержала Дуся, показывая своим манипулятором, заведующему складом, что бы тот немного подождал.

– Застрял я короче намертво в трубе! А воздух там внизу всё расширяется от пожара и давит всё сильнее! Вот и вылетел я из трубы в итоге, как пробка от бутылки с шампанским! Дружок Коряга, увидев мой шедевральный полёт и приземление, потом минут десять со смеху умирал, катаясь по земле.

– Не каждый день такое увидишь! Коряга, наверное, частенько это вспоминает? – поинтересовался я у сержанта.

– Нет больше Коряги! Разорвало его миной на следующий день! Да так, что и собирать было нечего! – отрезал сержант и снова стал хмурым и молчаливым.

В резких перепадах его настроения не было ничего необычного. Это как профессиональное заболевание, которым рано или поздно начинают страдать все солдаты, участвующие в боевых операциях. Если конечно им удаётся дожить до этих самых дней, когда твоё настроение может кардинально изменить всего, лишь одно случайно сказанное слово.

– Прости! Я не знал! – попытался я извиниться, но сержант меня, тут же, остановил.

– Забей! Это война, парень! Тут соплями делу не поможешь! Получай снаряжение! Кладовщик ждёт уже давно!

– Есть, получить снаряжение! – отчеканил я, и чуть помедлив, добавил в спину уходящему взводному, – Спасибо, сержант!

– За что? – переспросил взводный и, остановившись, развернулся ко мне лицом.

– За душевный разговор! – ответил я очень серьёзным голосом.

Сержант ещё недолго постоял посреди дороги, переваривая сказанное мной. Затем не спеша развернулся и задумчиво побрёл в сторону казармы.

– А ты умеешь с людьми контакт налаживать! – ехидно подметила Дуся и, пихнув мне в грудь, полученным прибором добавила, – Это твоё!

– Он же тяжёлый! Как я его попру в такую даль? – возмутился я.

– Твоя проблема, солдат! Мне он без надобности, значит, тебе и тащить! А у меня совсем другие задачи! – хорошими манерами, Дуся явно не отличалась, и это сразу бросалось в глаза.

– И в чём конкретно заключаются твои задачи? – спросил я у боевого робота с не скрываемым интересом.

– Ты уверен, что хочешь это знать? – с сарказмом спросила Дуся.

– Да, уверен!

– В одном из пунктов нашего задания, ясно сказано о том, что я должна позаботиться о твоём интеллекте!

– В смысле позаботиться? – не понял я смысл сказанной фразы.

– Да, в самом прямом! Даже фрагменты твоего бесценного мозга не должны достаться противнику! – объяснила доходчиво Дуся.

Если бы роботы умели плеваться сквозь сжатые зубы, то сейчас было бы самое время для этого жеста со стороны боевого робота, судя по интонации сказанного.

– Умеешь ты взбодрить новичка! Ничего не скажешь! – обиделся я.

– Соберись, парень! Это война! Здесь напарников не бросают! – встрял в разговор кладовщик в звании прапорщика.

– Это я уже понял! Им просто взрывают мозги! – процедил я, не скрывая злости, укладывая в походный мешок полученные принадлежности и сухой паёк.

– Уж лучше так! Чем в плен попасть! Сотрут память и отправят обратно, своих же друзей убивать! – не унимался прапорщик.

– Костюм ему накачай до отказа! – попросила Дуся кладовщика, указывая на меня.

– Как я его тебе накачаю! У него вон дыра в боку с кулак! Трубка перебита! – воспротивился кладовщик и замахал руками.

– А ты почини! – сухо отрезала Дуся, – Ему это точно понадобиться! К бабке не ходи!

– Ладно, ладно! Сделаю что смогу! – пробурчал кладовщик и принялся за работу.

– Что это за трубки такие в костюме? – спросил я, не понимая серьёзно они, или это у них шутка такая для новичков.

– Придёт время, узнаешь! – отмахнулась Дуся, продолжая снаряжать себя неизвестными для меня боеприпасами.

День клонился к закату. Хотя сказать точно, не глядя на часы, было очень не просто. Всё небо, уже который год, было сплошь затянуто серой пылью и облаками, и яркое солнце на фоне голубого неба, осталось лишь в наших воспоминаниях.

Все передвижения по местности, удобнее всего было совершать в полной темноте. Как с тактической точки зрения, так и с моральной. Через прибор ночного видения были не так хорошо различимы разные подробности и дополнения к пейзажу в виде разбросанных остатков и останков. Думаю и так уже понятно, о чём идёт речь.


***


До места мы с Дусей добрались быстро и почти без приключений. Хотя и весь путь пришлось преодолеть пешком. Любой транспорт теперь использовался только в исключительных случаях. Во-первых, в виду его отсутствия, а во-вторых, по причине отсутствия какого-либо топлива.

Первую ночь я прошагал, как бравый солдат «Швейк», мысленно ругая Дусю, почти за каждое сказанное ею оскорбительное слово. А в промежутках между этим занятием, я ругал того нелепого создателя, которому пришло в голову соорудить такого женоподобного робота. И если именно это и было его целью, то задуманное ему удалось на все сто пятьдесят процентов.

Во время второго перехода, я думал лишь о том, как бы скорее сдохнуть и больше не испытывать этой ноющей боли во всех мышцах. А тяжёлый прибор, без которого смысл всего нашего похода полностью сводился к нулю, мне ужа раз сто как, и ни одним разом не меньше, хотелось выкинуть куда подальше, что бы он больше никогда не давил на мой и без того уставший позвоночник.

Все мои попытки, сбагрить прибор Дусе, закончились полным провалом и оскорблениями моего никчёмного и слабого тела. Одним словом договорились до того, что я совсем и не мужчина, а одно сплошное и постоянно ноющее недоразумение. Хотя на тот момент, признаться честно, мне уже было совершенно всё равно. И даже огромный постоянно маячащий зад Дуси перед моим носом, мне уже совсем и не казался таким уродским и никчёмным.

Несколько раз, когда Дуся останавливалась, я тупо глядел на её широкую железную спину и думал лишь о том, как бы на неё забраться и больше оттуда не слезать до самого конечного пункта назначения.

На одном из участков пути мне пришлось форсировать, глубиной почти по грудь, бурный грязевой поток. На все свои просьбы к Дусе, перенести меня на руках через него, я узнал о себе такое количество незнакомых доселе эпитетов, что мой словарный запас значительно пополнился. К сожалению, большая часть из этих слов, скорее относилась к отборному мату, нежели к литературе.

В итоге меня подхватило этим самым потоком и понесло в неясные дали. Спустя некоторое время, мне таки удалось зацепиться руками за какой-то металлолом и выбраться на сушу. Когда же я вернулся весь мокрый и грязный по берегу к началу моего незапланированного путешествия по ручью, Дуся мне сообщила о том, что привал закончился и нам пора двигаться дальше.

В этот самый момент, я уже точно был готов к тому, что бы загрызть Дусю собственными зубами и потом, совершенно непринуждённо сказать, что так всё уже и было до меня.

Зато в середине третьей ночи, во мне вдруг открылось второе дыхание, и я словно ожил. Мой дырявый костюм почти высох, а засохшая грязь, вся отвалилась. Оскорбительные помутнения в моей голове закончились, и мне стало совершенно безразлично, что на данный момент вокруг меня происходит. Мне было совершенно наплевать на робота Дусю, на её никчёмного создателя и на все эти жуткие руины, через которые нам пришлось пройти.

Во время четвёртого перехода, я напевал дурацкие песенки, подбирая слова таким образом, что бы задеть достоинство Дуси. Никакого эффекта это не возымело, зато время пролетело гораздо быстрее, и к тому же я узнал от Дуси, что её искусственный интеллект не имеет ничего общего с примитивными компьютерными чипами и программами.

Можно сказать, что за время нашего пути мы так никого и не встретили. Если конечно не считать тех троих бедолаг, которых Дуся засекла своим радаром на расстоянии пятьсот метров. Чем-либо рисковать и тратить драгоценный боезапас Дуся не стала, а просто кинула им гранату с ручным таймером, точно на ужин и к самому столу.

Понятия не имею, как ей удалось просчитать столь точную параболу и запустить по ней ту самую гранату. Могу лишь добавить к вышесказанному в подтверждение своих слов, что проходя мимо этого самого места, я видел результат этого броска собственными глазами.

Взрывом всех троих воинов, раскидало во все стороны и разом убило. Сдетонировал личный боевой запас у каждого их них, что собственно говоря, и поставило окончательную точку в их жизнеспособности. На что Дуся цинично сказала, что мол, только деградирующие особи, собираются в кучу с ручными гранатами на груди.

Уточнять подробности мне было на тот момент совершенно без интереса. Проделав такой сложный для меня путь, мне вдруг стало обидно, если я не смогу выполнить конечную его цель. По этой самой причине я включил свои мозги на полную катушку и стал просчитывать возможные варианты кодировок злополучного вражеского ретранслятора. Того самого, с которым мне ещё только предстояло впервые разобраться как программисту с наивысшей квалификацией.

Как показали в дальнейшем, время и обстоятельства, мои умственные потуги, не оказались напрасными. Дуся на удивление очень легко отыскала закопанный в землю на верхушке холма ретранслятор, среди фейковых обманок и двойников. Смысл этой маскировки в том, что все они постоянно отсылают, сигнал друг другу. И в некотором смысле куда проще сровнять огромный холм с землёй, чем найти настоящий источник сигнала.

Откопанный боевым роботом ретранслятор был похож на большого морского ежа, размером более метра в диаметре.

И вот тут началась моя часть работы. Время работало против меня, так как долгое нахождение возле этой мощной аппаратуры могло сильно сказаться на моей репродуктивной функции. Как впрочем, и всём моём здоровье в целом.

В самом начале, на короткое время, мне показалось, что я не справлюсь с этим заданием. Я закрыл глаза и стал мысленно убеждать себя в том, не разрешимых задач в принципе не существует в природе.

Очень многое в этом сложном деле зависело от того самого прибора, который в течение нескольких дней неугомонно стучал по моей спине при каждом моём шаге.

Через некоторое время, мне всё-таки удалось найти слабое место в защите и взломать ее, отключив ретранслятор. Всё остальное, было просто делом времени. Что-то удалить, залить и наладить. А в завершении всего, поставить свою защиту и включить аппаратуру вновь.

На всё про всё, у меня ушло не более получаса. Когда я закончил и встал, разминая затёкшие колени, Дуся, молча, схватила железного ежа и быстро закопала его на прежнее место. После чего отряхивая от земли свои большие, стальные манипуляторы, произнесла.

– Поздравляю, солдат! Ты успешно справился с поставленной задачей! Похоже, что нас уже заждались дома!

В голосе боевого робота, я не услышал ни единой нотки сарказма либо упрёка. И именно это за последние дни было для меня очень странным.

– Спасибо! Ты тоже молодец! Я бы отпраздновал это событие, да вот не задача, сухие пайки закончились! – устало произнёс я и сел прямо на землю.

Усталость и плохая кормёжка, давали о себе знать. А нужно было ещё дотопать обратно до базы.

– Нет больше никакого смысла здесь прохлаждаться! А на базе тебя ждёт горячая еда и тёплая постель! – пообещала Дуся.

– Ты ведь и сама могла с этой ерундой справиться! Разве я не прав? – спросил я, – Меня-то, зачем сюда послали?

– Ты так ничего и не понял, парень! Это у тебя мозг, который даже врагу не должен достаться. А у меня всего лишь искусственный интеллект и не более того!

– Спасибо! Стало немного легче! – пробурчал я вставая.

– С точки зрения боевого робота, ты, конечно же, большая обуза! Слабый, медленный, уязвимый! Там ещё много разных прилагательных, не стану тебе их все перечислять!

– И на том спасибо!

– Не за что, солдат! Пойдём уже! Хватит болтать зазря! – отрезала Дуся и двинулась в обратный путь.

Я, молча, побрёл следом, взвалив обратно себе на плечи, чёртов прибор. Не сдавать его кладовщику, я мог лишь по причине своей смерти. А это в мои планы на данный момент точно не входило.

На втором переходе обратного пути мы попали в засаду. Когда-то на этом месте была железнодорожная станция и небольшой посёлок в придачу к ней. Но на тот самый злополучный момент, всё это выглядело не более чем, как руины. Разбитые железобетонные блоки, битый кирпич вперемешку с металлическим ломом.

За считанные секунды до выстрелов, Дуся сильно толкнула меня в спину своей тяжёлой клешнёй, и я с размаху влетел в небольшую нишу между бетонными блоками.

Обстреливали нас со всех сторон. И мне впервые стало по-настоящему страшно. Нет не от того, что могу сейчас умереть, а от собственной беспомощности. Я ведь совершенно не понимал на тот момент, что происходит и как именно мне надо действовать. А ещё я был очень зол на Дусю. И закрывая голову руками и лёжа в своём крохотном убежище, я крикнул ей что было сил, стараясь перекричать канонаду выстрелов.

– Ну, и где были твои хвалёные радары, Дуся? Может ты забыла их включить?

Не знаю, слышала ли меня Дуся в тот самый момент. На мгновение мне показалось, что ей уже давно хана. Но выглянув из своего убежища, я увидел более чем странную картину. Боевой робот стоял без движений посреди всей этой вакханалии и дыма.

Я видел собственными глазами, как стаи пуль отскакивали от её брони, высекая рыжие искры, а она даже и не попыталась ответить из своего крупнокалиберного пулемёта. Она просто стояла, словно статуя под дождём, принимая на себя весь этот шквал огня и металла. Всё что она сделала, это отбила своей клешнёй словно теннисистка, летящую к ней гранату.

Что-то с силой ударило мне в ногу, ниже колена, и вязкая, жгучая боль начала разливаться по всему моему телу. Боль была очень мерзкой, и мне захотелось кричать. Но ко всему этому неожиданно прибавилась ещё одна проблема.

Выглядела она очень странно, так как была очень похожа на голого мужика с той лишь разницей, что он был полностью металлическим. И, слава Богу, без оружия. Этот робот появился, словно ниоткуда и набросился на меня как самурай камикадзе. Всё что я успел сделать перед этим, так это выстрелить ему пару раз в живот из табельного пистолета. Что, собственно говоря, не возымело никакого результата.

Железный мужик, примерно с меня ростом, стал очень резво окучивать меня своими металлическими кулаками по всем местам. Так что к боли в ноге прибавилась ещё и боль по всему телу, не исключая и головы. Защиты и брони на моём лёгком костюме было не много, да и шлем быстро слетел с моей головы от удара и откатился в сторону.

И можно было бы по большому счету, и закончить на этом месте свой рассказ. Но произошло нечто совершенно необычное. Нет! Дуся так и не шелохнулась и не пришла мне на помощь.

Что-то случилось с моим отремонтированным и накаченным костюмом. Словно десятки крохотных иголок впились в моё страдающее от побоев тело и впрыснули в каждую ниточку мышц, целительный бальзам. Боль почти сразу ушла, а всё тело налилось неимоверной силой и злостью.

В считанные секунды, я сгруппировался лёжа на спине и подтянул к своей груди колени. Схватил бешеного робота за руки, не давая ему возможности молотить меня дальше, и резко разогнул свои ноги вверх.

Удивляясь собственным возросшим способностям, я увидел, как голый робот воспарил, словно лягушонок надо мной. В эту самую секунду, крупнокалиберная пуля пробила ему голову в районе глаза на вылет. Лягушонок рухнул на пыльную землю ничком и тут же замер.

– Получил, сука! – злобно выкрикнул я, сплёвывая кровью.

И в это самое мгновение, Дуся дала полный залп своими радиоуправляемыми иглами, как потом выяснилось.

Это очень редкое и эффективное оружие. Всё что нужно сделать, это дать игле захватить цель. Всё остальное она сделает сама.

Спустя несколько секунд всё полностью стихло, лишь пыль продолжало носить из стороны в сторону словно заколдованную.

– Какого чёрта, Дуся! Что это было? – выкрикнул злобно я, явно находясь под воздействием адреналина и чего-то ещё.

Дуся, молча, подошла ко мне и занесла свою огромную клешню над поверженным роботом. В следующую секунду, из её запястья выстрелило широкое лезвие и вонзилось прямо в сочленение между стальных пластин робота. Точно в районе ягодиц.

Голый робот резко изогнулся всем своим телом и, заискрив там, где вонзилось лезвие, замер окончательно, испуская струйки едкого дыма.

– Что ты творишь, Дуся? Он и так уже мёртвый! Я в него стрелял! – сказал я, показывая свой пистолет в руке.

– Ты ему даже и шкуру не испортил! – сухо ответила Дуся.

– Да у него вон дырка в голове на вылет! – не сдавался я.

– Дырка это хорошо! Повреждена антенна передатчика, и передать на базу он ничего не успел. Просто прикинулся трупом и продолжал собирать информацию о нас.

– В смысле, собирать информацию! – непонимающе протянул я.

– Он лазутчик! Это его работа, добывать информацию любыми методами! А вот сердце у него, находится именно здесь! – сказала Дуся, резко убрав стальное лезвие обратно в свою клешню.

– Типа, что бы никто не догадался? – тихо спросил я.

Силы начинали меня покидать, как и весь впрыснутый костюмом боевой азарт. В глазах начало плыть и непонятно почему резко обострилось чувство голода.

– Пойдем, сынок домой! Хватит уже на сегодня! – заботливо произнесла Дуся и надела мой помятый шлем мне на голову.

– Кушать хочется и спать. А вот идти, совсем никуда не хочется, – пробубнил я, в то время как Дуся сгребла меня своими клешнями в охапку и повесила себе на бронированное плечо.

Бронезащита на груди робота откинулась в сторону, и под ней я увидел нечто отдалённо напоминающее женскую грудь с биологическим питанием.

– Надеюсь, ты не брезгливый! Ешь, давай! – приказала Дуся.

– Я двое суток не ел, а у тебя всё это время была еда! – возмутился я и начал жадно высасывать питание из кормушки.

На тот самый момент, ничего вкуснее я в жизни никогда не ел.

– Не брезгливый! Просто зануда! – сказала Дуся и не спеша двинулась в путь.

Её сильные ноги начали двигаться всё быстрее, постепенно переходя на бег. Причём я, лёжа на брюхе, почти не ощущал этих бегущих шагов. Ноги сами амортизировали все толчки и неровности дороги.

– А у тебя батарейки не сядут от такого темпа? – с улыбкой спросил я, понимая, что жизнь потихоньку налаживается.

– В таком темпе, моего термоядерного реактора, хватит примерно на двадцать семь лет бесперебойной работы.

– А если просто стоять и ничего не делать? – с улыбкой вовсю рожу спросил я.

Дуся остановилась и доложила результаты показаний реактора.

– А так могу стоять, примерно сто пятнадцать лет, без замены топлива в реакторе.

– Круто! – ответил я и отключился полностью.


***


Придя в сознание в военном госпитале, я на удивление чётко помнил все, даже самые мельчайшие подробности нашего с Дусей похода. Разумеется только до того момента, как потерял сознание.

Оказалось, что у меня не только прострелена нога, но ещё и сломаны два ребра и сильно повреждены связки плеча, не считая остальных синяков. И если добавить к этому сильное переутомление и быстро закончившиеся сухие пайки, которых было раз в пять меньше, чем требуется для выполнения подобного задания. То выводы сделать было не сложно и самому, лёжа на больничной койке.

Тут уж как не крути, а получается, что Дуся, которую я так сильно недолюбливал в последние дни, спасла мне жизнь. О да! И про большие бронированные груди с биологическим питанием, я тоже не забыл! Пожалуй, не стоит никому рассказывать об этом конкретном обстоятельстве.

Всё шло своим чередом, и благодаря современным технологиям, я очень быстро шёл на поправку. И даже сержант «Пробка» заходил меня навестить. Он вынул из-за пазухи небольшой планшет и пихнул мне под подушку, воровато оглядываясь по сторонам. Как будто бы он не знал, что везде стоят видеокамеры и всё записывают.

Сержант сделал особый акцент на том факте, что это именно Дуся, просила его передать мне планшет. И что таких больших роботов, как она и близко не подпускают к палатам с больными. И ей по этому поводу, немного обидно.

В планшете я обнаружил краткий отчёт о выполнении нашего задания. Разумеется, в нём не было моего купания в грязевом потоке и тем более кормления меня грудью. За что сразу захотелось сказать Дусе, большое спасибо. Обид на неё у меня уже не было, а после того как полностью ознакомился под одеялом с отчётом, то проникся к боевому роботу глубоким уважением.

Оказывается, Дуся совсем не изображала из себя статую под обстрелом, а очень грамотно вызвала весь огонь стрелков на себя. Точно зная, что её броня выдержит весь этот натиск. И даже крупнокалиберная винтовка засевшего снайпера не могла причинить ей урон.

О снайпере стоит сказать немного отдельно. С расстояния восемьсот метров, Дуся умудрилась завалить снайпера невидимку. Чего прежде никому сделать с первого раза не удавалось. Разве что полностью разбомбить предполагаемую лёжку снайпера, вместе с целым кварталом. И всё чего ей не хватало для успешного выполнения этой задачи, так это второго его выстрела.

Когда я подкинул ногами робота лазутчика вверх, и его голова показалась над укрытием, снайпер решил, что это я и, не раздумывая, надавил на спусковой крючок своей винтовки. Это и стало его роковой ошибкой, ведь свой первый выстрел он произвёл в голову Дуси, наивно полагая, что это удачная мысль.

Всё остальное для Дуси было лишь делом техники. Захватив разом все цели, она дала залп своими радиоуправляемыми иглами. Прошивая словно масло даже железобетонные стены, игла неминуемо достигает своей цели. Нет смысла бежать или уворачиваться от неё, она словно наёмный и неподкупный убийца, не остановится, пока не достигнет своей цели. После чего произойдёт мощный взрыв, который разорвёт тело на мельчайшие фрагменты.

В отчёте боевого робота, так же фигурировали ещё четырнадцать трупов, не считая снайпера, чьи тела были разорваны в клочья. А ещё я узнал, что радары Дуси, за долго до того момента, как мы попали в засаду, зарегистрировали четырнадцать передвигающихся бойцов противника, которые шли нам наперерез. Проще говоря, это они попали в засаду, а не Дуся.

В одном из пунктов приказа, который получила Дуся по штабной связи, было ясно сказано: Вступать в бой с посильными силами противника и уничтожать их. Пленных не брать.

Сложно винить робота-солдата в том, что он не ослушался приказа и вступил в бой, подвергая мою шкуру опасности. Этот вопрос скорее нужно адресовать командованию. Но встав мысленно на их место, начинаешь понимать и другие аспекты войны. Если жалеть каждого воина, то неминуемо будешь проигрывать битву за битвой и в итоге проиграешь всё сражение. Так что этот вопрос всегда будет открытым и будет относиться к разряду вопросов морали и цены победы.

Так же я много интересного узнал и о создателе бабы-машины с позывным «Дуся». В жизни этого русского инженера и изобретателя было всего три страсти: роботы, алкоголь и женщины всего мира. Не думаю, что к этому стоит что-то ещё дополнить, кроме тех обстоятельств, которые сделали Дусю столь передовым и непобедимым воином.

Этот, безусловно, талантливый изобретатель, в своём бесконечном пьяном угаре, умудрился снабдить этого робота таким количеством приборов собственного изобретения, что он благодаря только этому факту, превосходил всех себе подобных роботов, как минимум на одно поколение.

Угловатый и нелепый внешний вид робота, зачастую заставлял врагов недооценивать его возможности. Что и становилось для них изначально роковой ошибкой. Многослойная броня Дуси, способна была выдержать любой натиск пехоты. Воевать с танками по всем правилам, ей, конечно же, было не с руки, так что встречаться с ними в лобовой атаке она и не собиралась. Благо её искусственный интеллект был далеко не самого низкого уровня, и воевать бравирую мускулами, она как женщина даже и не пыталась. Ей куда было проще постоянно вводить своих врагов в заблуждение и действовать со всей, присущей женскому полу, коварностью и не предсказуемостью.

Ну а что касается встроенного биологического питания в робота то, по-моему, это была очень мудрая мысль, война войной, а кушать хочется всегда. Не говоря уже о том, что в некоторых случаях, это может просто напросто спасти жизнь. Именно это со мной и случилось.

И как бы там ни было и чем бы иногда не казалось, а курс молодого бойца, это было именно то, чего мне так не хватало на тот момент. Ведь именно эта школа жизни в боевых условиях, делает из мальчиков настоящих мужчин и великих воинов.

Загадывать наперёд не мой удел и не в моих это правилах. Но одно я знаю теперь точно! Удача на моей стороне, в противном случае, она бы мне не подарила настоящего учителя и верного друга. Поживём-увидим! Ведь это было всего лишь первое задание и мне удалось его пережить. Так что ждите продолжения моей истории, либо некролога.


Глава 2 «Ярость адреналина»

— Банг! Банг!

Оптико-электронный глаз робота лазутчика разлетелся на мелкие осколки. Вторая бронебойная пуля, вошедшая следом за первой, пробила его металлическую голову навылет. Мышечная память в условиях стресса, вещь сильная. Забыть такое не возможно. Это уже рефлекс.

Немного жаль, что у меня нет такого выдвижного штыка в руке, как у Дуси. С удовольствием вскрыл бы ему сейчас задний бампер как консервную банку, – мысли путаются в моей голове, прыгая друг за другом.

Уровень адреналина в моей крови зашкаливает, и это далеко ещё не предел. А вот рефлекторно отключать, совершенно ненужное воображение в такие моменты, у меня пока ещё не получается. И на то есть весомые причины.

– Эка новость! Наш пострел, с трёх шагов в глазик попал! – издевательским тоном оценила мою стрельбу Дуся, – Половину обоймы разрядил, как в белый свет!

Вальяжно посиживая на вражеском боевом роботе, теперь уже больше похожем на решето, онадистанционно управляла не хитрыми приспособлениями тира. Подвешенный на цепях робот, теперь уже без одного глаза, мирно болтался в центре большого ограниченного пространства.

Я, набычившись, как обычно молчу, стараясь не реагировать на грубый тон напарницы. Я ведь и сам чётко понимаю, что боец из меня тот ещё, и в боевых условиях, моего ратного функционала не хватит и на минуту боя.

— Пустая трата ресурсов! — безнадёжно добавляет Дуся к выше сказанному, покачивая из стороны в сторону, своей большой башкой, – Боевая единица! Смерть всем врагам! Как же мне из тебя воина-то сделать?

— Не так уж и много интересу, лупить по железным болванкам! – оправдываюсь я.

– На позицию, воин! Цель в движении! Постарайся хотя бы попасть в неё и не погибнуть от собственного оружия! — бодро скомандовала Дуся.

Робот на цепях резко дёрнулся в сторону, затем так же неожиданно сменил угол движения и скорость.

— Банг! Банг! Банг!

Новый автомат со всеми наворотами и обвесами, сухо выплёвывает бронебойные пули. Отдачи совершенно никакой. Крохотные боеприпасы, на сверхзвуковой скорости готовы прошить всё на своём пути. Но серьёзная броня боевых роботов им не по зубам и не по статусу.

Как говорит сержант Дуся: «Всего в этой жизни нужно добиться самому! Иначе, эта жизнь, сама тебя добьёт!»

Что бы завалить настоящего термоядерного бродягу, почти трёхметрового роста, и при этом не распрощаться с собственной жизнью, нужно более серьёзное оружие, чем это. Например, импульсное или лазерное, но такое есть только у тяжёлой пехоты. А мне по штату, иметь такое ещё не положено. Не заслужил высокой чести.

Однако, если улыбнётся удача и три пули подряд попадут в одно место, то есть шанс пробить броню и пустить немного «крови» этому беспощадному наёмнику.

Утешение слабое. Но и на том спасибо сержанту «Пробка», как, ни крути, а это новое оружие гораздо лучше штатного пистолета доисторического образца.

Пара пуль, скользнули по округлому заду лазутчика, и ушли рикошетом в стороны. Обойма из восьмидесяти двух патронов закончилась. Я быстро перезарядил оружие и прицелился, ожидая дальнейших команд от сержанта.

— Что у тебя с ориентацией, боец? — издевательским тоном спросила Дуся, показательно поглаживая правой клешнёй свою бронированную ягодицу.

— С ней всё в порядке! -- огрызнулся я, глядя через коллиматорный прицел на застывшего без движений робота.

– Ты меня так не расстраивай, боец! Я женщина ранимая! Могу и приревновать! – наглый тон Дуси, странным образом изменился и стал почти человеческим.

– Не стоит, сержант! Я однолюб! – отрезал я и опустил автомат дулом вниз.

– Какой загадочный мужчина! – задумчиво произнесла Дуся, подперев свою голову огромным стальным кулаком.

– Вот такой вот, не простой мужик! – сказал я, и немного расслабился.

– А вот это мы сейчас и узнаем! – голос Дуси прозвучал пугающе.

С разных сторон заурчали механизмы, меняя декорации внутренней зоны тира. У меня в груди что-то ёкнуло и начало опускаться вниз. Мощный интеллектуальный ум программиста во всю глотку кричал мне о том, что это не следующее задание по журналу, а одно из самых последних. Но переживать по этому поводу было уже безнадёжно поздно. Нужно было срочно включаться на пик своих неизведанных возможностей и начинать – выживать.

– Та-тах! Та-тах! – выскочивший, словно чёрт из табакерки боевой робот противника, лупил прицельно по мне без всякого зазрения совести.

Первый выстрел просвистел совсем рядом с моим новым усиленным шлемом. Второй угодил точно в мою грудную бронированную пластину на костюме, отбросив меня словно пушинку спиной на железную стену импровизированного тира.

Грохот ржавого металла стих, когда я окончательно сполз, словно дохлый червяк на землю с разбросанными в сторону руками. Мой новенький автомат валялся рядом в пыли, на предохранителе, так и не успев произвести ни единого выстрела. Будь у меня гордость и возможность пошевелить руками, я бы застрелился прямо сейчас от стыда.

Многослойная броня, моего нового обмундирования, шипела и искрила, гася энергию боевого заряда. Неприятный холодок пробежал по всему телу до самых пяток. Всё это уже не было похоже на игру в солдатиков или на обычный тир, где стреляешь обычно только ты сам.

Взбешённый вражеский робот, остался доволен результатом своей стрельбы и решил меня не добивать. Видимо я так и выглядел – жалко и повержено.

Зато весь свой боевой потенциал, он тут же направил прямо на Дусю, вальяжно сидевшую поодаль от меня.

Прикрывая свою голову клешнями от выстрелов, Дуся сделала красивый кувырок через спину. На трюк гимнастки этот кульбит вовсе не походил, но для многотонного робота, выглядело вполне прилично. Затем начались нырки и увороты всем телом от беспрестанной пальбы нападающего робота.

Повернув свою звенящую от удара голову в сторону происходящего действа, я словно во сне наблюдал за движениями боевых роботов, оценивая их эффективность.

Леденящая душу мысль вдруг пронзила моё сознание. Только сейчас я осознал тот факт, что Дуся пришла со мной в тир без оружия. Вот она и скачет сейчас как бешеный заяц, уворачиваясь от шквальной пальбы в упор.

И лишь в тот момент, когда я почувствовал себя спасителем Дуси и героем в одном лице, началась настоящая адреналиновая атака в моей крови.

Молниеносно сгруппировавшись и сделав красивый кувырок вперёд, я уже стоял в полный рост с автоматом в руках. Машинально скинув предохранитель и держа автомат на уровне живота своего, я нажал на курок. Целится в этот момент, мне было совершенно без надобности. Я совершенно точно знал заранее, куда полетят все мои пули.

Словно буйным праздничным фейерверком, озарилась задняя часть вражеского робота. Расплавленные бронебойными пулями брызги металла, рассыпались в стороны, озаряя своим светом всё вокруг.

На смену опустошенной обоймы, я потратил не более пары секунд и вновь нажал на курок. Всё это время, я словно отважный рыцарь шагал навстречу своему врагу, желая спасти любой ценой свою королеву.

Железный зад врага дрогнул, окончательно прожжённый третьей обоймой боеприпасов в упор, и не спеша начал оседать вниз, наклоняясь всем своим корпусом прямо на меня.

Красивый левый крюк в челюсть, в исполнении сержанта Дуси, изменил траекторию падающего на меня железного тела, решительно отменяя мой внеочередной больничный лист.

Безжизненное тело вражеского робота, грохнулось в пыль содрогая землю под моими ногами.

Я хладнокровно перезарядил свой автомат и, поставив его на предохранитель, замер в ожидании последующих приказов сержанта.

– Чёртов адреналиновый наркоман! Чем хуже – тем лучше! – выругалась Дуся, – А ведь завалил-таки, гадёныш этого амбала!

– Служу Отечеству! – отчеканил я, понимая, что моя наглая рожа начинает расплываться в самодовольной улыбке.

– Служит он, мать его! – продолжала ругаться Дуся, внимательно осматривая свои клешни на предмет возможных повреждений.

– Я стараюсь!

– А чего ты орал, как мясник во время оргазма? – с интересом спросила Дуся.

– В смысле, орал? – переспросил я, не понимая сути вопроса.

– Понятно всё!

На краю огромной воронки от взрыва сверхмощной, где и расположился тир, послышался визг тормозов штабного «тигра». Лейтенант «Клешня», спрыгнув с него почти на ходу, уже бежал к нам. И нечего хорошего это нам не сулило.

– Дуся, какого чёрта вы тут творите? – злобно спросил лейтенант, тяжело дыша и топая усталыми ногами.

– Провожу курс молодого бойца, согласно штатному расписанию! – отчеканила Дуся.

– Какое на хрен штатное расписание? Я единственный кто справился с этим последним заданием! – кричал лейтенант, так и не понимая до конца, что тут на самом деле произошло.

– Поздравляю, лейтенант! – со свойственной ей издёвкой, произнесла Дуся.

– С чем? – переспросил младший офицер.

– Теперь вы – не единственный!

– Отставить лейтенант! – хриплый голос полковника, прервал полемику, – В наших условиях важна каждая боевая единица! Не зависимо от той цены, которой она получена!

Еле сдержав себя от очередного приступа кровавого кашля и глубоко вдохнув всей грудной клеткой, полковник продолжил.

– В прошлый раз, вы не плохо себя зарекомендовали! Новое задание, будет не самым простым! Надеюсь, вам удастся и на этот раз провести костлявую тётку с косой через игольное ушко! Ваш попутный транспорт отправляется через полчаса! Задание получите… – полковник вновь закашлялся, не успев закончить фразу.

– Уже получаю! – отчеканила Дуся и немного помедлив, добавила, – Вам бы подлечиться, немного, не помешало!

Полковник лишь махнул рукой и направился обратно к машине, сплёвывая в сторону кровью.

– Вопросы?! Пожелания?! – уточнил лейтенант, вглядываясь в мои глаза и держа свои руки за спиной.

– Есть один вопрос!

– Задавайте, рядовой!

– А штатное расписание стрельб теперь перепишут, с учётом новых вводных?

– Нет, ну ты погляди на них! – взъелся лейтенант, смешно замахав руками, – Дуся, твоя школа? Нет, ну с кем поведёшься!

Правая биомеханическая клешня у лейтенанта бала несколько большего размера, чем левая родная рука, и имела небольшую задержку отзыва на команду. От чего появлялось ощущение того, что правая рука дразнит движения левой руки, стараясь неумело их повторять во время одновременных взмахов. На птицу лейтенант похож не был, но почему-то всегда делал вид, что сейчас взлетит, словно пернатое создание с не симметричным оперением.

– Внести поправки в расписание, не помешало бы! – окончательно добила лейтенанта Дуся, улыбаясь своим стальным лицом, покрытым следами от пуль.

– Да ну вас! Достойная парочка! – лейтенант тоже махнул на нас рукой и направился догонять полковника.

Длинная клешня ему очень помогала взбираться по рыхлому склону воронки наверх. И в этот самый момент, я даже и не понимал до конца, завидую я его механической и сильной клешне или просто жалею его как человека утратившего часть себя.

– Чего застыл? Напарник! – Дуся ткнула меня своей клешнёй в бок, – Приказ получен, часики тикают! Или ты опять решил прогуляться пешком?

– О, нет, спасибо! Пешком я не любитель долго гулять! – ответил я, моментально очнувшись от своих мыслей, – Надеюсь, мне не придётся снова тащить, этот чёртов ящик?

– Расслабься! Твой любимый ящик останется на базе! – Дуся похлопала меня по плечу, – На этот раз попрёшь боеприпасы, в тайне вздыхая по поводу небольшого ящичка с прибором!

– Вот зараза! – выругался я и смачно сплюнул в пыль, – Тогда нужно обязательно успеть на транспорт!

– Не дрейфь воин! Прорвёмся с боем! – успокоила меня, как умела Дуся и двинулась бегом по склону воронки наверх.


Новый кладовщик, хмуро поглядывая в армейский планшет, молча, выдавал наши полагающиеся боеприпасы и мои сухие пайки. Так же, не произнеся ни слова, он закачал моё боевое снаряжение всем необходимым для длительного похода. Дуся в это время, по-хозяйски набивала свои внутренние закрома, боеприпасами, попутно производя диагностику встроенных приборов сверяя их параметры с базой.

– Всё, господа! На этом моя миссия закончена! Удачи вам! – сухо произнёс кладовщик, заботливо осмотрев мой костюм ещё раз и похлопав меня по спине рукой.

– Спасибо! Вам тоже не хворать! – ответил я и повернувшись оторопел от того что увидел.

Немногословный кладовщик вышел из-за стойки отделяющей нас от склада и направился между стеллажами с оружием по своим делам. Оказалось, что нижней части туловища у этого человека просто нет. Верхняя часть тела возвышалась на небольшом постаменте, под которым шустро семенили четыре механические ноги.

В этот момент мне стало немного стыдно за свои последние слова. Но тут раздался спокойный голос Дуси.

– А где наш кладовщик?

– Убило его вчера! Теперь я весь ваш! Вернее сказать, то, что от меня осталось! – механические ноги остановились и заботливо развернули верхнюю часть кладовщика к нам лицом.

– Человек в тебе остался! А это самое главное! – так же спокойно констатировала Дуся.

– Странно это слышать от машины!

– Тебя ведь так машина покалечила? Робот! – спросила Дуся, показывая кивком головы на механические ноги кладовщика.

– Она самая!

– Была бы я тогда рядом! Порвала бы её в клочья! Надеюсь, ты понимаешь, в чём тут разница? – голос Дуси стал серьёзным.

– Верю! Хотя, наверное, зря! – кладовщик тяжело вздохнул, – Тот робот тоже, когда-то был мне другом! И я ему верил, как себе!

– Прости, отец! Такое с нами иногда бывает! – неожиданно извинилась Дуся, – А что со старым то кладовщиком случилось?

– Подорвался вчера, на какой-то ерунде! Чёрт теперь разберёт, что это было! – кладовщик развёл руками и, посмотрев в грязное окно, спросил, – А это случаем, не ваш транспорт там выруливает на взлётную?

– Вот дерьмо! – злобно выругалась Дуся, – Чего он творит-то раньше времени?

– Чипы управления боевыми роботами со склада пропали! – неожиданно, словно вспомнив, произнёс кладовщик, – Ты ведь знаешь, для чего они нужны, сержант?

– Знаю!

– Я готов! – доложил я, забросив на плечё свой походный мешок.

– Бегом, солдат! – скомандовала мне Дуся, крикнув кладовщику напоследок, – Спасибо, отец!

– Не стоит! – услышал я уже за спиной.


Громко топая ногами по разбитым бетонным плитам аэродрома, мы быстро догнали рано стартовавший винтокрыл и запрыгнули в его полуоткрытое чрево. Грузовой люк захлопнулся следом за нами, натужно гудя сервоприводами. Бледные лампы под низким потолком грузового отсека, скудно освещали военный груз. Тяжёлые армейские ящики заполняли большую часть замкнутого пространства.

С надрывным воем, винты поднимали перегруженную машину в сизое небо. В маленьком иллюминаторе промелькнула батарея ПВО. Её ощетинившиеся стволы, постоянно двигаясь, выискивали возможные цели, желая сбить их ещё на подлёте к аэропорту.

– Успели! – выкрикнул я, сквозь нарастающий шум винтов.

– Не нравится мне всё это! – зло ответила Дуся.

Не могу сказать точно, есть ли у боевых роботов интуиция. Но точно знаю, что Дуся своими приборами прямо сейчас прощупывает всё, до чего только может дотянуться на предмет возможного подвоха.

Размышляя о том, что у всех минусов всегда есть и плюсы. Я решил, что у кладовщика, теперь хотя бы не устают ноги. Но себе, такого бы точно не пожелал. Я ведь ничего ещё толком в жизни так и не познал. А он уже старенький, наверное многое успел до того как всё случилось. Совершенно не заметно для самого себя, я провалился в глубокий сон.

Мне снились прекрасные девы, которые омывали мне уставшие ноги и делали массаж. Вокруг пели райские птицы, и медовые плоды сами падали мне в рот.


– Ах, ты, падла! – рассерженный голос Дуси, бескомпромиссно вырвал меня из прекрасного сна.

Железная дверь в кабину пилота, была безжалостно вырвана с петлями и валялась рядом. Бронированный зад Дуси бесстыже вилял в дверном проёме не имея возможности протиснуться в кабину.

Судя по всему, пилот яростно сопротивлялся, но шансов у него не было никаких. Раздались два хлопка, похожие на выстрелы, еле различимые в шуме винтов. Затем что-то хрустнуло и заискрило. После чего наш винтокрыл начал набирать высоту.

Тяжёлый удар, словно могучий молот, потряс весь корпус воздушного судна. Дусю выкинуло из кабины пилота и с силой ударило о груду ящиков с оружием и чем-то ещё.

Железное лицо сержанта было совершенно чёрным от копоти, словно кожа коренного афроамериканца. Я еле удержался, от того что бы ни засмеяться, точно зная, что нам теперь точно конец.

Высота оказалась совсем не большой, так что наш подбитый винтокрыл, пропахав немного своим развороченным носом, остановился и замер. Грохот ломающихся винтов, тоже прекратился. В моих ушах повисла угнетающая тишина, больше похожая на не выносимый вой сирен.

– Покинуть судно! Занять круговую оборону! – скомандовала Дуся и рванула рычаг аварийного выхода, – Включай свой адреналин, воин! Сейчас будет жарко!

Люк легко хлопнул и вылетел из борта винтокрыла на улицу, словно крышка от бутылки с газировкой. Едкий чёрный дым заполнял грузовой отсек, угрожая неминуемым пожаром.

Протиснувшись сквозь небольшой проём, Дуся, сделала кувырок вперёд и, поднявшись в полный рост, открыла огонь из своего пулемёта короткими очередями.

Забрало моего нового шлема сработало автоматически, дыхательный аппарат заботливо подал нужную порцию воздушной смеси. Свет на улице показался ярким, и больно резанул по глазам. Световой фильтр сработал так же чётко.

В динамиках моего шлема раздался голос сержанта.

– Не отставай, солдат!

Я рванул следом за боевым роботом, озираясь по сторонам в поисках цели. Сильный удар в голову сбил меня с ног. Пуля ушла рикошетом. Падая на спину с разворотом, я поймал в прицел серую худую фигуру и тут же нажал на курок.

Очередь моих бронебойных друзей вонзилась в грудь нападающего, лихорадочно содрогая всё его тело. Упав на колени, фигура, замотанная в лохмотья, замерла, медленно поднимая своё оружие на меня.

Очередной залп адреналина хлынул в мою кровь. Страх отступил, оторопь исчезла. Вскочив на ноги, я стремглав рванул к недобитому мерзавцу, на ходу стреляя ему в голову, уже не целясь. Темно-красные брызги разлетелись по серому песку. Серая фигура качнулась и рухнула на спину.

Заметив краем глаза ещё пару силуэтов, я без промедления открыл огонь длинными очередями по ним, предусмотрительно падая на землю. Ход оказался верным и очень предусмотрительным. Единственный залп, который успели произвести эти двое, просвистел у меня над головой. Мне же удалось серьёзно зацепить их обоих. Лёжа на спине, я спокойно добил эту парочку и перезарядил обойму.

Нервно озираясь по сторонам в поисках новой мишени, я увидел как на спине у Дуси, откинулась бронированная защита, и оттуда вылетело несколько управляемых игл.

Мы вместе с разбитым транспортом, находились в небольшом углублении, и по этой причине полного обзора у меня не было. Всё что происходило за кромкой этого холма, было для меня на данный момент полной загадкой.

– Цел, солдат? – вопрос Дуси, был, скорее всего, риторическим, ведь мои жизненные показатели и так отражались у неё в голове постоянно.

– Жив! Что дальше? – уточнил я, неуверенно поднимаясь на ноги.

– Горизонт чист! Можешь расслабиться немного! – доложила Дуся, убирая на положенное место свои крупнокалиберные стволы.

– Транспорт не рванёт! – на всякий случай поинтересовался я, глядя на разгорающееся пламя.

– О, чёрт! – выкрикнула сержант, оказавшись в два прыжка рядом со мной.

Подхватив меня на руки словно цыплёнка, Дуся во весь опор кинулась прочь от горящего винтокрыла.

Рвануло почти сразу, да так что мало не показалось. В тот самый момент, когда мы были на самой верхушке песчаного гребня. Если бы не мой новый защитный костюм, то даже и широкая спина Дуси не защитила бы меня от ударной волны.

Пролетев добрый десяток метров, мы с сержантом закувыркались, словно пластмассовые трансформеры, брякая конечностями и оружием. В результате чего Дуся оказалась в позе снизу, а я, примерно сверху. Но это не точно, а скорее как сравнение.

Всё вокруг стихло, и шум остался только у меня в голове. Перед собой я взирал во всей красе, большие бронированные груди сержанта.

– Эй, пионер! Слезь уже с меня! Я тебе не девочка для свиданий! – голос Дуси был как всегда, с издёвкой.

Странным образом, но именно эта издёвка обрадовала меня сильнее всего. Я даже подумал о том, что мне её будет всегда не хватать, если что-то случиться не хорошее.

– Прошу прощения, мадам! – неожиданно для самого себя выдал я, – Это просто нелепая случайность! Парадоксальное стечение обстоятельств.

– Слышь ты, парадокс ходячий!

– Ау!

– Молодец солдат! Зря времени не терял! Троих завалил! – похвалила меня Дуся в тот момент, когда я сползал с её могучего тела.

– Ага! Сам себе поражаюсь! Чего только не натворишь со страху!

– Страх это тоже хорошо! Когда есть от чего! Похоже, мы тут застряли и дело совсем дрянь! – сообщила Дуся, поднимаясь в полный свой рост.

– Вот и я всё хочу спросить! Чем тебе пилот винтокрыла не угодил?

– Нет, ну, бывает же такое! – Дуся огорчённо замахала своими клешнями, – Только пару часов назад говорили с кладовщиком про перепрошитых роботов. И надо же так угораздило! Я же вижу, что он курс сменил и к аварийной посадке готовиться.

– Вот чёрт! – выругался я, открыв забрало своего шлема и жадно вдыхая свежий воздух с примесью дыма.

Только сейчас картинка в моей голове начала складываться должным образом. И осознание того, как сильно мы оба вляпались, не минуемо стало наползать на моё ещё разгорячённое боем воображение.

– Да, солдат! Мы совсем не в том месте, где должны были оказаться! Последних жителей этой песчаной планеты, вёрст эдак на сто, мы только что порешили и превратили в поджаренный корм для пернатых хищников! – Дуся указала своим манипулятором на дымящуюся ещё, оторванную ногу бойца неподалёку от нас.

Меня рефлекторно передёрнуло, и захотелось поскорее покинуть это место.

– В какую сторону двинем, сержант? – спросил я, совершенно серьёзным и возмужавшим голосом.

– Есть у меня одна мысль! – Дуся посмотрела на линию горизонта, – Большой безжизненный объект маячит у меня на самом краю радара! Думаю, есть повод узнать, а чего это он там, а на картах его и нет совсем!

– А если засада? – поинтересовался я, поправляя своё снаряжение.

– Мы тоже не лыком шиты! – отрезала Дуся и двинулась в путь.

Принимать подобные решения было не в моей власти, так что я послушно зашагал следом за сержантом.

За ближайшим холмом догорал грузовой автотранспорт противника. Разбросанные вокруг него тела убитых воинов дополняли пейзаж. Видимо, встретить здесь меня и Дусю они совсем не рассчитывали и собирались просто по-тихому перегрузить и увезти украденный груз в неизвестном направлении. Но вышло всё совсем иначе. Враги повержены. Груз уничтожен. А мы вновь молчаливо и упорно трамбуем ногами песок, надеясь как всегда только – наудачу.


– Ёкарный бабай! Дуся, что это? – вырвалось из моей запыхавшейся груди.

Подъём на крутой песчаный холм дался мне с трудом. Шутка ли сказать, почти сутки пешего перехода. Кругом сплошные барханы.

И вот на тебе! Стоя на вершине очередного ненавистного холма, что я вижу внизу, словно в русле пересохшей реки?

– Это? – переспросила Дуся, равнодушным голосом, – Это морской сухогруз «Изабэлия»!

– Во! Это оно самое! То, чего мне сейчас и не хватает для полноты кругозора, на фоне нехватки впечатлений! – вывалил я, все, что накопилось в голове за время перехода.

– Так! Водоизмещение сто пятьдесят тысяч тонн. Длина двести сорок метров, ширина сорок пять. Высота борта восемнадцать метров. Максимальная осадка двенадцать метров. Там ещё госты разные есть и тому подобное. Тебе интересно? – спросилаДуся и посмотрела на меня.

– Естественно! Какие могут быть сомнения! – ответил я, стараясь казаться максимально безразличным к происходящему, – А здесь-то он чего делает?

– Стоит на ровном киле! – так же безучастно ответила Дуся, делая вид, что зевает.

Ну, тогда это всё меняет! – согласился я и плюхнулся задом в песок, – Может тогда, зайдём, раз уж пришли? Или тут посидим, посмотрим? Вид хороший!

– От чего не зайти? Вот! В донесениях ясно сказано: Сухогруз «Изабэлия», пропал таинственным образом из порта приписки, после полной загрузки трюмов военным грузом. До сих пор не найден. Принадлежит противнику, – отчиталась Дуся и немного помедлив, добавила, – Как думаешь? Нас там ждут?

– С распростертыми! – достав небольшой бинокль, я прильнул к его окулярам и добавил, – В последе время, я стал замечать, что нас давно уже никто не ждёт!

– Ох, ты! Бедного мальчика никто не любит и не ждёт! – пожалела меня в своей манере Дуся, – На моих радарах, тишь да гладь! Ни живого, ни механического!

– Вот так всегда! Придёшь в гости, а хозяина и дома нет! Красота! – пробурчал я в микрофон шлема, съезжая на заднице с крутого склона вниз, следом за сержантом.

Оказавшись у самого борта огромного корабля, мы неожиданно столкнулись с одной трудностью. Парадный вход на судно, ниже ватерлинии, начисто отсутствовал. Видимо за ненадобностью в морских условиях. Вот что значит – сухопутные войска, не ухом ни рылом.

– Ну, и как мы будем брать на абордаж эту неприступную крепость? – спросил я у Дуси.

– А ты постучи! Может, кто и откроет! – огрызнулась Дуся, видимо анализируя любую доступную информацию, относительно этого судна и способов проникновения на него.

– Ты же сама сказала, что там нет никого! – немного тормознул я, не сразу поняв, что это шутка, – А разве у него нет носовой аппарели или сходней?

– Есть такое дело! Вот только реактор судна полностью заглушен, а без него вся механика мертва! Так что как ни крути, а для начала нужно внутрь попасть! – Дуся немного оживилась, видимо что-то придумала.

Боевой робот сделал шаг на встречу и сгрёб меня в охапку, прикидывая на своих клешнях мой примерный вес, словно я камень для катапульты.

– Что-то мне не нравиться твоя идея! – возразил я, понимая, что это бесполезно.

– Не бойся! Я аккуратно! Хуже если тебя там встретит армия враждебно настроенных роботов!

– Ты же сама сказала, что там нет никого! – заверещал я, догадываясь о том, что ничем хорошим это закончиться, не может.

– Нет! А вдруг тебе повезёт! Ты ведь у нас везунчик! – посадив меня на обе опущенные вниз клешни, Дуся напутственно огласила, – Найди там цепь или трос и скинь мне!

– А-а-а! – Заорал я и полетел вверх, словно мяч баскетболиста.

Приземлился я прямо на палубу, на ноги и даже не упал. Вот что значит качественная армейская механика под управлением правильного компьютера. Всё рассчитала точно, до сантиметра и грамма.

Крытая палуба показалась мне просто огромной. Здесь уже давно вовсю хозяйничал ветер, разгоняя серые пески неугомонно шлифуя ржавчину толстого железа.

Я наклонился через ограждения и показал Дусе знак большим пальцем руки.

– Действуй солдат! А то я тут замёрзну в ожидании чуда! – послышался в шлеме голос сержанта.

Я бегом двинулся вдоль борта в направлении кормы. Находится здесь, на чужом корабле, без реальной поддержки боевого робота, было даже немного не привычно.

Добравшись до кормовой аварийной шлюпки, быстро разобрался с неплохо сохранившимся ручным механизмом. Так что опустить шлюпку вниз не составило для меня особого труда.

Дуся уже ожидала внизу, после чего не спеша погрузилась в лодку и уселась посередине, после чего скомандовала.

– Вируй по малу, солдат! Да смотри не урони меня!

– Есть, ваше величество! – простонал я, потея над ручкой ржавой лебёдки, упираясь всем телом.

Перегруз был на лицо. Старый механизм стонал и скрипел, но дело своё исполнял исправно. Когда шлюпка поравнялась с палубой корабля, я поставил лебёдку на стопор и услужливо подал даме руку.

– Так! – рявкнула Дуся, – Ты мне тут давай, завязывай с этой ерундой! Я девушка ранимая! Ты вдруг помрёшь ненароком! А я потом страдай!

– Чего это сразу помру-то? – не согласился я.

– А кто вас мужиков разберёт! Сам свалит, а скажет потом, что помер мол!

– Так говоришь, как будто тебя уже бросали!

– Ладно, проехали! Двигай, давай булками, пострел! Приказ командования надо выполнять! – Дуся словно зная весь план корабля, уверенно направилась внутрь, – Здесь, похоже, автотранспорт имеется! И это нам было бы очень кстати!

– Тогда придётся носовую аппарель опускать! Иначе не выехать будет! – заметил я.

– Соображаешь, программист! – похвалил меня сержант, – Это если реактор удастся снова запустить!

В корабле было темно и душно, словно в железном гробу. Дуся включила свои прожекторы, и мы двинулись дальше по узким коридорам и крутым металлическим лестницам. Я тоже включил фонарь на своём оружии, постоянно озираясь по сторонам. Мурашки пробежали по телу, когда я увидел эту картину в свете своего фонаря.

Прижавшись спиной к стене, на полу сидел скелет мужчины обтянутый засохшей кожей. Лицо его было искажено гримасой боли и страха. Жуткую картину дополнял второй персонаж. Его тело лежало на полу не естественно изогнутое сильнейшими судорогами. Сломанные и выкрученные пальцы рук, торчали в разные стороны на вытянутых вверх руках.

– Что здесь произошло, сержант? – спросил я с содроганием в голосе и закрыл прозрачное забрало на шлеме.

Дышать здесь становилось просто нечем, не говоря уже о жуткой вони.

– Корабль переместили в пространстве! Живая клетка не может пережить подобное! А бояться нужно живых! Мёртвые не стреляют в спину! – взбодрила меня Дуся и прибавила шаг.

– Тоже верно! Но зрелище жуткое! Я к такому ещё не привык!

– Думаешь, сможешь?

– Чего смогу? – переспросил я.

– Привыкнуть!

– Я не знаю! Но умники утверждают, что привыкнуть можно ко всему! – мысли путались в моей голове, всё это начинало казаться жутким сном.

– Если привыкнешь к подобному, то перестанешь быть человеком! – пояснила Дуся, открывая очередную плотно закрытую дверь.

Перешагнув высокий порог, мы оказались в просторном трюме с низким потолком. Дуся включила свои прожектора на полную мощность и осветила его содержимое.

Я чуть не подпрыгнул от восторга, охватывая взглядом всё это великолепие современной военной техники. Любой наземный транспорт в заводской краске. Выбирай любую машину, какая душе угодна. Что же таиться в остальных трюмах и палубах этого корабля?

– Вот это да! – восторженно произнёс я и развёл руками в стороны.

– Чего расплылся в улыбке как мартовский кот? Пойдём реактор запускать! Без него толку здесь никакого не будет от всей этой красоты! – Дуся резко развернулась и зашагала прочь, обратно.

Множество коридоров, залов и лестниц. Вновь эти зловещие трупы в неистовых позах. Проходя мимо них, я старался не рассматривать подробности и думал о том, какая машина лучше для длительного путешествия по пескам. Ведь такой боевой робот как Дуся, поместится далеко не в каждое авто.

Пульт управления реактором выглядел вполне буднично и, так же как и всё остальное – мрачно и угнетающе. Дежурный оператор, всё ещё сидел на своём кресле. При переносе сухогруза в пространстве, каждая клеточка его организма взорвалась, выпустив воду на волю. Так что выглядел он словно сушеная вобла. Даже глазные яблоки остались на месте, вот только выглядели они теперь словно сухофрукты.

Всё его тело и лицо, были также сведены не мыслимой силы судорогами, которые запросто рвали сухожилия и ломали кости. Жуткая смерть, хоть и быстрая.

– Шаришь в этом деле? – сухо спросила меня Дуся, указывая рукой на пульт.

– Немного! – ответил я, отводя взгляд от высушенного жарой тела оператора, – Похоже, что питание по нулям! Аккумуляторы сдохли вчистую!

– Это не проблема! – оживилась Дуся, в поисках на панели нужного разъёма.

Чего только не было в этом универсальном и хорошо продуманном роботе. Подключившись механической рукой к панели управления реактором, Дуся подала напряжение от своего энергоносителя и оживила бортовой компьютер. Экраны загорелись голубоватым свечением. Компьютер начал быстро загружаться.

Я наклонился над необычной клавиатурой, глядя в экран, не желая прикасаться к покойничку на кресле. Мой аналитический мозг тут же включился в работу и начал анализировать гигабайты различной информации в поисках ответа на главный вопрос – состояние реактора на данный момент.

Сержант без лишних церемоний, вытряхнула свободной клешнёй из кресла, скелет оператора в угол комнаты, и услужливо подставил мне его под зад. Не обращая уже ни на что внимания, я тут же сел в него, с головой погрузившись в работу.

Спустя некоторое время, реактор начал потихоньку оживать под моими чуткими пальцами и защебетал, словно заново родился. Информация на экранах говорила о том, что корабль начинает потихоньку оживать. Отсек за отсеком, подбираясь к трюмам.

– Хороший мальчик! – похвалила меня Дуся и отключила своё питание от пульта за ненадобностью.

– Похоже, что все, получается! – обрадовано произнёс я, оторвав свой взгляд от монитора.

– Ну, да! Ящик «Пандоры» успешно открыт!

– С чего такой пессимизм, сержант?

– Всё просто, солдат! Мы ведь не имеет ни малейшего понятия, о том, что находится в остальных трюмах! – пояснила Дуся, – Так что это не пессимизм, а скорее суровая реальность!

– Об этом пока не подумал! – согласился я, быстро шлёпая пальцами по виртуальной клавиатуре, – Зато теперь у нас есть доступ ко всем видеокамерам корабля!

– Это хорошая новость! Не придётся бродить по всем коридорам этой посудины в поисках очередных приключений на свой зад! – сержант немного повеселела и спросила, – Так ты чего, капитанский файрвол хакнул что ли?

– Ну, да!

– Какой плохой мальчик! А ты мне нравишься всё больше! – Дуся оживилась и попросила, – Можешь сигнал перевести на меня?

– Попробую! – задумчиво пообещал я.

– Пробовать будешь Машку за ляжку! А мне результат нужен!

– Готово! Проверь!

– Хороший мальчик! Ах, да! Я это уже сегодня говорила!

– Не грех и повторить! – подметил с ухмылкой я.

– Да, ты у нас никак в бога веришь? – хмыкнула Дуся и вывела мне на дисплей, обзор с камеры наблюдения с нижнего трюма корабля.

– Во что-то верить нужно!

– По-твоему и это нам тоже твой бог послал? – Не скрывая злости, произнесла Дуся.

– Это, скорее всего… – неожиданно замялся я, переведя свой взгляд с экрана на сержанта.

– Твой бог слишком добр, что бы подкинуть нам такое! Это послание от самого дьявола! – объяснила мне Дуся.

Прямо в камеру видеонаблюдения смотрели оптико-электронные глаза вражеского боевого робота. А на заднем плане кадра, стройными рядами стояли его собратья. Количество их поражало воображение. К счастью все они пока ещё были отключены.

– Не про эти ли украденные чипы управления нам говорил в напутствие кладовщик? – спросил я у сержанта, не отрывая взгляд от экрана.

– Если и так, то мы их уже похоронили вместе с угнанным винтокрылом! А так как связи с базой на данный момент у нас нет, то решение по этому поводу, – Дуся указала рукой на экран, – Нам придётся принимать самим!

– Можно попробовать взорвать реактор корабля, превратив его в небольшую атомную бомбу! – предположил я, – Но это теоретически! Да и точное время рассчитать очень сложно в такой короткий промежуток времени.

– Ладно, умник! Займись этим вопросом! Оставлять этот ад без присмотра, я не вижу никакого смысла! – Дуся развернулась и направилась к выходу, – Нужно найти подходящий транспорт! А ты постарайся не умереть раньше времени, а то мне без тебя скучно будет.

– Хорошо, сержант! Умру в следующий раз или как там, на роду написано! – пообещал я боевому роботу.

– И, да! Не забудь опустить носовую аппарель! А то нам точно здесь сегодня задницы то поджарят! – раздался голос Дуси уже у меня в шлеме.

Я вывел на боковой экран компьютера, нужные обзоры с видео камер слежения корабля, что бы присматривать за тем, чем занимается моя напарница, а сам вновь погрузился в управление реактором корабля. Теперь передо мной стояла несколько иная задача. Уничтожить весь корабль в самые кротчайшие сроки.

Электронная защита реактора сопротивлялась любым моим противоправным действиям, направленным против её жизнедеятельности. Взломать саму защиту было не сложно. Куда сложнее, оказалось, убедить систему в том, что последующие самоубийственные действия, пойдут ей только на пользу.

Дуся бесцеремонно хозяйничала в грузовом трюме авто техники. Всё что мешало её гениальному плану эвакуации с этого приговорённого к смерти корыта, подлежало демонтажу. Новенькие авто не подходящие по классу и оказавшиеся на пути, боевой робот переворачивал набок и задвигал вдоль стен трюма.

Вспомнив про носовую аппарель, я вплотную занялся этой проблемой, воспользовавшись прямым доступом давно почившего капитана корабля.

Увидев, что аппарель, больше похожая на часть корабля, пришла в движение, Дуся показала мне в камеру большой палец железной клешни и коротко похвалила по связи.

– Давай, боец, радуй меня и дальше своими успехами!

– У нас минут пятнадцать на всё про всё! – доложил я сержанту, – Хватит?

– Ещё и станцевать успеем! – ответила Дуся, громыхая железом по грузовой палубе.

Покончив с реактором и подписав ему смертный приговор, я схватил свой автомат и ринулся прочь от пульта управления, прикидывая в уме кратчайший маршрут. Но на узких коридорах и лестницах корабля я неожиданно столкнулся с не преодолимым препятствием. Оно смотрело на меня в упор своими оптико-механическими глазами, издавая негромкие звуки своими сервоприводами, преградив мой путь к отступлению

Вид у него был угрюмый и совершенно безразличный. Судя по всему, этот робот охранник включился сразу же после запуска реактора и тут же решил навести свой порядок и взять территорию под свой контроль. Оружия в его огромных клешнях пока не было. Да оно было ему и не нужно против меня, особенно в этих замкнутых пространствах, где место для тактических передвижений попросту отсутствует.

– What is the password! – механическим голосом произнёс робот.

– Чего? – переспросил я скорее от неожиданного испуга, нежели от незнания языков.

– Назовите пароль доступа! – быстро сориентировался робот в языковом диапазоне.

– Дуся! – позвал я напарницу по связи и добавил, – Что-то я по тебе соскучился неожиданно!

– Пароль не верный! – сказал охранник и начал двигаться на меня с угрожающим видом.

Понимая, что мне нужно выиграть время, я начал просчитывать способы решения этой задачи. Отступая назад, я вошёл спиной в открытую дверь отсека. Большая его часть была заполнена ящиками.

Тусклое освещение под потолком внезапно моргнуло и, расценив это как знак судьбы, я дал длинную очередь из автомата прямо в голову роботу охраннику.

Бронебойные пули застрекотали по металлу, рикошетом уходя в разные стороны. Судя по всему, охранник не сильно удивился моей выходке и размашистым ударом своей клешни отправил меня в короткий полёт.

Приземление было жёстким и громким. Разбив своей многострадальной спиной несколько ящиков в щепки, и совершив аварийную посадку, я водрузился на вершину кучи всего, словно гордый орёл.

Робот взревел и сильно разозлился, размахивая клешнями. Похоже, что один окуляр я ему таки высадил, стреляя почти в упор. Боли он конечно же не почувствовал, а просто перевёл себя в полный боевой режим, выдвинув штыки из своих железных кулаков.

Свой автомат во время полёта, я умудрился выпустить из рук, и встретить надвигающегося противника, мне было совершенно нечем.

Неожиданно моя правая рука ухватилась за нечто похожее на приклад оружия. Подробно рассматривать находку было некогда. Оружие оказалось совершенно новым и неизвестным для меня. И уж тем более как им пользоваться я не имел никакого понятия.

Нажав несколько раз на курок, я быстро понял, что сейчас меня может спасти только чудо.

Милое чудо с позывным «Дуся» ворвалось в тесный отсек, словно мать слониха, дитя которой решили обидеть нехорошие дяди.

Робот охранник быстро сообразил, что за его спиной твориться нечто совсем не хорошее и быстро развернулся навстречу сержанту. Видимо особой угрозы своему механическому здоровью, он во мне так и не увидел.

Бой охранника с Дусей на штыках был коротким, но очень изящным по своей сути и особенно благодаря финалу.

Нанести друг другу весомый ущерб штыками, шансов у обоих было не много. Крепко обхватив охранника клешнями за спину, Дуся просто развернула его к дверям, и тут произошло то, чего я совершенно не ожидал.

Короткая вспышка света и брызги расплавленного металла, фонтаном вылетевшие в раскрытую дверь, озарили отсек корабля в районе солнечного сплетения сержанта. Прожженный насквозь робот охранник, начал медленно оседать в низ. Дуся разжала свои объятья, позволив поверженному телу противника с грохотом рухнуть на пол.

– Что это было, сержант? – поинтересовался я, копошась на куче разбитых ящиков, словно навозный жук.

– Это был оргазм по-русски! Для особо настойчивых экземпляров! К сожалению, он эффективен только в ближнем бою! Вроде как, последний аргумент в мою пользу!

– Что-то мне совсем расхотелось с тобой обниматься! – заметил я, занимаясь поисками обоймы к новому оружию.

– У нас снова гости солдат! Ещё пятеро на подходе! Подымай свой зад и тащи его к транспорту! – командным голосом произнесла Дуся и, перешагнув через поверженного робота, пошла, встречать его сотоварищей по конвейерной сборке.

В коридоре послышался гулкий топот металлических ног и скрежет стальных штыков друг о друга. Бой с превосходящими Дусю силами, завязался не шуточный.

Судорожно копаясь на ходу в закоулках своей памяти, я вдруг вспомнил, что где-то уже видел чертежи этого секретного оружия. Спрыгнув с кучи на пол и круша ногами со всей силы ящики, я искал боеприпасы к этому оружию.

Подхватив свой автомат, я машинально закинул его себе за спину. В очередном развороченном с ноги ящике, мелькнули серебристые обоймы. Схватив одну и вставив её на положенное место, я понял, что теперь моё новое оружие готово к бою.

Выскакивая бегом в двери отсека, я увидел не самую приятную картину. Двое охранников держали Дусю за клешни, не давая ей возможности размахнуться и ударить. Другой же вражеский робот вовсю молотил своим выдвинутым штыком по Дусе, пытаясь пробить её броню. Один охранник лежал ничком на полу в позе эмбриона и не подавал признаков жизнедеятельности.

Ударом железной ноги, сержант отбросила особо активного робота в сторону, но его место тут, же занял другой охранник. Своим штыком правой клешни, он пытался найти уязвимое место в броне Дуси.

Кровь в моих жилах закипела, в голове что-то щёлкнуло и заклинило. Инстинкт самосохранения отключился.

Вскинув своё новое оружие, и закричав, словно бизон в брачный период, я двинулся на вражеских роботов, методично нажимая на курок. Моя атака оказалась столь внезапной, что всё закончилось буквально через пару минут. Эффективность секретного оружия поразила даже моё воображение. Мой боевой пыл, когда враги были уже повержены, остановил спокойный голос сержанта.

– Воу! Воу! Солдат! Успокойся! И не наводи на меня эту чёртову пушку!

– Ты в порядке? – спросил я пустым голосом.

– А чего мне будет то! Я ведь железная! – ответила Дуся, с интересом осматривая прожженных почти насквозь роботов.

Расплавленный металл по краям прожжённых дыр, всё ещё светился адским огнём, с аппетитом пожирая внутренности боевых машин противника.

– Похоже, что ты была права по поводу ящика «Пандоры»! Этот корабль мог изменить ход всей войны! – сказал я, потихоньку приходя в чувства.

– У меня на радаре ещё пять охранников появилось! И эти уже с тяжёлым вооружением! – сообщила Дуся, – Двигаются прямо к нам, по нижнему трюму!

– Это там где стоят роботы стройными рядами?

– Всё верно! Надо уходить скорее отсюда! Неизвестно, сколько ещё охранников с чипами управления на этом корабле. И каким оружием они владеют! – Дуся кивнула головой, указывая на моё новое смертоносное приобретение.

– Думаю, есть способ их задержать! – я хитро улыбнулся и бросился бегом обратно, к пульту управления реактором.

План мой был прост и в то же время самоубийственней дальше уже некуда. Имея главный доступ к серверу, я решил воспользоваться этим правом и, не смотря на все запреты системы и блокировки, активизировал всех оставшихся на корабле роботов без чипов управления.

Такой залихватской бойни, ещё никто и никогда не устраивал. Боевой робот без чипа управления, это адская машина смерти, которая крушит всё на своём пути. У него нет такого понятия как «свой-чужой», и уж тем более нет жалости, и сострадания к кому бы то ни было.

Созданные с одной единственной целью – убивать всё и вся, всеми доступными способами. Именно этим они и занялись в первую очередь. Лишенные, какого либо контроля, боевые роботы яростно принялись уничтожать друг друга, поглотив в этом месиве вооружённых охранников.

– Ну, ты парень и изверг! – заметила Дуся, увидев то, что я только что сотворил, и добавила, – Ходу! Ходу! Сейчас взлетим тут все к чёртовой матери!

Реактор корабля, окончательно и бесповоротно уходил в разнос, о чём наглядно свидетельствовали показатели на дисплеях. Оставаться даже рядом с этим кораблём, было смерти подобно.

Мы бежали с сержантом по извилистым коридорам корабля, время от времени перепрыгивая через недавно поверженных роботов. Едкий дым ещё струился из их прогоревших внутренностей ухудшая и без того плохую видимость.

В верхнем трюме, полностью заполненным военным авто транспортом, было намного светлее из-за открытой носовой аппарели.

Приготовленное Дусей песчаное багги для нашего побега из этого ада, капризничало, не желая заводиться. Сержант сидела на полу машины, на месте выломанного сидения водителя. Вид у неё был спокойным, а все движения – чёткими и выверенными, словно у пилота формулы – 1.

В просторное авто без крыши можно было затолкать отделение солдат. Четыре больших колеса с независимой подвеской и рельефным протектором, обещали выдержать не стандартный вес боевого робота.

– Иди, встречай! У нас снова гости! – приказала между делом Дуся, – Эти дуболомы почуяли нас!

– Понял! – ответил я, выскакивая из багги.

Пробежав через весь длинный трюм, я притаился прислушиваясь. Похоже, что одному из вооружённых охранников всё же удалось пробиться с боем к входу в наш верхний этаж. Совсем рядом слышались раскаты крупнокалиберного оружия, которое легко дырявило и стальную обшивку корабля между делом.

Встретил я его в коридоре, при подъёме по узкой лестнице корабля. Стрелять пришлось, не целясь и сквозь перила. Первый выстрел снёс ему часть башки. Второй же мой заряд угодил прямо в спину другому безумному роботу без чипа управления, который возжелал удавить охранника голыми клешнями.

Ещё два железных безумца прыгая прямо по телам нижележащих собратьев, рванули прямо на меня. Каждому досталось то, на что они и нарывались. По большой и красивой дырке в новом заводском корпусе.

Последний боевой робот, который смог протиснуться на узкой лестнице сквозь импровизированную баррикаду, сначала лишился правой клешни. Затем отступая задом в дверной проём трюма, я умудрился снести ему его большую голову. Робот на время остановился, а его железная башка, смешно забрякав, покатилась по телам убитых собратьев вниз по лестнице.

– Молодец, боец! Не забудь, уходя дверь закрыть! Мы отправляемся! – послышался голос Дуси у меня в голове.

– Принял, сержант! Выполняю! – ответил я, добивая безголового робота, который вновь почему-то ринулся на меня.

Его тело грохнулось вниз лестничного пролёта, окончательно завалив проход многотонным грузом бесполезного теперь уже металла и механизмов.

Закрыв дверь в трюм изнутри, я стремглав кинулся к транспорту, придерживая рукой оружие, которое так и норовило постучать во время бега мне по спине.

Подбегая к багги, я услышал тяжёлые удары в металлическую дверь отсека. Затем раздалась пулемётная очередь, прошивающая насквозь тонкий металл корабельной переборки. Пули засвистели у меня над головой, уходя рикошетом по непредсказуемым траекториям в разлёт.

Следующая очередь застучала по стоящим машинам в первых рядах. Но всё это уже не имело особого значения. Я с разбегу запрыгнул в багги, словно горный козёл на очередную скалу и сразу же уцепился руками за спинку сидения.

Дуся надавила на газ и авто рвануло с места быстро набирая скорость.

В самый последний момент, я понял, что носовая аппарель корабля и не могла опуститься на землю по причине того, что корабль стоял на суше, а не у причала как положено.

Трамплин получился просто на загляденье. Полёт багги – красивым и продолжительным.

Во время приземления на песок, я рухнул на резиновый коврик машины между сидениями, не удержавшись на полусогнутых ногах.

Дуся, словно каждый день только такими прыжками с корабля и занималась, рулила словно заправский гонщик, поддавая машине газу не жалея горючего.

Багги упорно карабкался вверх по сыпучему склону, за вершиной которого и было наше спасение от неминуемого взрыва.

Справа от нас песок разрезала короткая очередь. Я обернулся назад и увидел на краю аппарели стоящего робота охранник не добитого мною. Из его пробитой головы валил чёрный дым, но робот продолжал поливать нас короткими очередями из своего крупнокалиберного пулемёта.

Вскочив на колени, я попытался прицелиться, но тут же, услышал приказ сержанта.

– На пол солдат! Оставь его мне!

Бронеплита на спине Дуси немного приоткрылась. Оттуда выскочила разъяренная радиоуправляемая игла и на доли секунды зависла на месте. Затем звонко взвизгнув, игла исчезла из поля моего зрения.

Почти в туже секунду раздался приглушённый взрыв на самом краю носовой аппарели корабля. Обломки робота охранника, не спеша полетели, вниз втыкаясь в песок и затихая.

Движок багги гудел на полных оборотах, переваливая нас через гребень спасительного холма. Высоко подпрыгнув, наша машина приземлилась на два колеса и вновь подпрыгнула, словно мячик вверх. После чего приземлившись на все четыре колеса, рванула из-под себя песок и понеслась по ровной поверхности пустыни, быстро набирая скорость.

Спустя несколько минут, ослепительная вспышка озарила низкие серые облака. Мощнейшая ударная волна, отражённая стенками высохшего русла, кинулась за нами следом вдогон, в виде песчаной волны. Раскатистый гром адского взрыва, содрогнувшего землю под колёсами нашего летящего вперёд багги, возвестил о печальной участи корабля. Только что открытую крышку, ящика «Пандоры», нам таки удалось вовремя захлопнуть обратно, раз и навсегда.

Ещё какое-то время мы с сержантом ехали молча. Наш спасительный багги потихоньку успокаивался, сбавляя скорость. Трясти стало заметно меньше, и я сел на сидение как положено, пусто глядя вперёд через растрескавшееся лобовое стекло триплекса.

Дуся тоже молчала, видимо изучая показания своих радаров. Через несколько минут багги остановился и всё стихло. Я слышал, как стучит моё сердце, отдаваясь в каждой клеточке моего существа. В моей голове, в коем-то веке, было совершенно пусто, словно в бочке из-под дизельного топлива.

Я вышел из машины, открыв, как положено дверь, и бросив на сидение своё оружие, упал спиной на песок, закрыв глаза. Перед ними плыли серые облака. А затем, совершенно неожиданно для себя, я услышал голос своей погибшей мамы.

Я не разобрал ни слова из того что она мне сказала, но зато потом почувствовал её доброе тепло и просто понял, что всё это время она молилась за меня. Хотя, скорее всего, всё это мне просто причудилось. Моё сознание просто отключилось от реальности, спасая мой неокрепший организм от смертельно опасного стресса.

– Молодец, солдат! Сдал экзамен! Вот только задание мы ещё так и не выполнили! – спокойный голос Дуси потихоньку возвращал меня в реальность.

– Что у нас там дальше по распорядку дня? – спросил я, снимая шлем.

– Сначала обед, а затем небольшая прогулка! Прекрасные виды, хорошие люди, весёлые аттракционы! – Дуся, в коем-то разе повеселела немного.

– Замечательно! Ещё бы отдохнуть от предыдущих аттракционов лет эдак пятнадцать! – зевая, произнёс я.

– Рано или поздно, все там будем! Лично я, предпочитаю не торопиться! А вот война, сама по себе не закончиться! – Дуся осматривала себя внешне и проводила диагностику возможного урона.

– Эх! Житие мое! – простонал я, поднимаясь на ноги, – А я ведь за тебя тогда не на шутку перепугался!

– Когда именно? Уточни! – попросила Дуся, проверяя свои боевые системы.

– Когда пятеро охранников тебя лупили!

– Лупили? Да я игралась с ними! К тому же их было уже только четверо! Один сразу, как-то сильно загрустил и решил отдохнуть! – с досадой произнесла сержант.

– Я тогда сильно орал? – спросил я и почесал в затылке.

– Да нормально всё! Хорошую пушку ты там себе накопал! Боеприпасы к ней ещё есть?

– Последняя! – покопавшись в карманах обмундирования, я выудил обойму к новому оружию.

Видимо пихнул её туда совершенно автоматически. Воспоминаний на этот счёт в голове не было.

– У меня тоже не густо! – с сожалением произнесла Дуся, – Разве что вот это!

Сержант открыла багажник багги и показала пальцем на целый ящик с осколочными гранатами.

– Хороший трофей! Всё не с пустыми руками в гости идти! – улыбнулся я и подмигнул Дусе.


Песчаная пыль разлеталась шлейфом из-под колёс попрыгунчика багги. Ленивый ветер, прижатый низкими облаками, не спеша сдувал её в сторону. Тусклое подобие восхода брезжило в дали, еле освещая бескрайнюю пустыню. Новый день начинался не спеша и ничего хорошего нам не сулил.

Дуся рулила всю ночь, а я пытался немного поспать, полулёжа на сидениях. Мне приснилось босоногое лето и длинноволосая девчонка в коротком сарафане. Всё вокруг было залито солнцем, беззаботным смехом и бесконечной радостью. Ни от чего. Просто так.


– Подъём, солдат! Маленький уголок рая, тебе сейчас не повредит! – разбудил меня голос Дуси.

– Что? – не понимая, чего именно от меня хотят, спросил я.

– Сам посмотри! – предложила сержант.

– Где это мы?

– Всё там же, на войне! Крохотный оазис попался на пути! – пояснила Дуся моему сонному сознанию.

Наш армейский багги стоял под живыми пальмами, а справа от меня виднелась узкая полоска воды, извивающаяся змейкой среди барханов песка.

Выпрыгнув из машины, я бросился к воде, но вовремя остановившись, решил сначала попробовать её на язык.

– Не стоит! – послышался голос Дуси за моей спиной, – Вот, держи!

Сержант кинула мне автомобильную аптечку, больше похожую на чемодан средних размеров. В моей сонной голове промелькнули занятия по выживанию в постапокалиптических условиях. Открыв аптечку, я быстро сообразил, как приготовить питьевую воду.

Сильное желание окунуться в мутную воду оазиса, к сожалению, пришлось отложить на не определённый срок.


Я всё ещё смотрел с вожделением на эти пальмы, желая запомнить этот маленький кусочек рая как можно подробнее, когда багги тронулся снова в путь. Большие и маленькие барханы сменяли друг друга, словно братья близнецы, день потихоньку продвигался к полудню. Дуся всю дорогу травила смешные анекдоты, желая отвлечь меня от разных ненужных мыслей.

Задание, которое нам предстояло выполнить с сержантом, по своей сути было не сложным. Нужно было всего лишь ворваться с боем во вражеский секретный лагерь и, взломав их базу, скачать её со всеми потрохами на свой носитель. Почти как в лагере бойскаутов, особенно если учесть что выданный на складе боезапас, взорвался вместе с транспортом.

Дуся, молча, остановила машину и пешком поднялась на вершину бархана. Судя по всему, база противника находилась уже совсем рядом. В понимании боевого робота, разумеется.

– Тащи сюда гранаты, солдат! – скомандовала сержант, – Испортим им обедню!

Я подтащил волоком тяжёлый ящик к ногам Дуси и заглянул за гребень бархана. Ничего кроме песка, разумеется, я там не увидел.

– Начнем, как и полагается, с арт. подготовки, после чего ворвёмся на машине в лагерь! А там уж… – сержант посмотрела на меня и продолжила, – Как фишка ляжет!

– Сколько их там? – спросил я.

– Тебе тоже достанется! Не переживай! – успокоила меня Дуся.

– Ну, тогда ладно! Поехали что ли?

– Запомни, солдат! Поставленную задачу можешь выполнить только ты! Так что постарайся не умереть, пожалуйста!

– Обещаю, сержант! Покуда сердце биться будет! – поклялся я, приложив к груди свой кулак.

– Вот, дурачок! – ухмыльнулась Дуся, открывая ящик с гранатами.

То, что Дуся умеет с ними обращаться, это я уже знал из прошлого задания. А вот что именно можно сделать, имея целый ящик этих самых боеприпасов, узнал только сейчас.

Несколько десятков гранат, пролетев свой путь по различным траекториям, упали на головы врагов почти одновременно. После чего Дуся приказала мне мчаться к машине во весь опор и дала залп своими смертоносными иглами.

Подобного обстрела, враг никак не мог ожидать. Если уж не паника то, как минимум страх в их сознании поселился сразу и надолго.

Багги прыгал по барханам, мчась навстречу неизвестности на всей скорости. Не разбирая дороги, мы летели прямо в замаскированный сетками лагерь врага. Закладывая крутые повороты, Дуся умудрялась на полной скорости объезжать заложенные вокруг самого лагеря мины. Они взрывались совсем рядом, но особого ущерба нам не причиняли.

Сам лагерь был уже не плохо разворочен гранатами и начинал дымить. Так же были видны и жертвы радиоуправляемых игл. Пара боевых роботов, лежали в песке в не естественных позах с продырявленными корпусами.

Нам почти удалось пересечь периметр вражеской базы и оказаться внутри неё. Мощный удар, просто подбросил нашу машину как пушинку, переворачивая её вверх колёсами.

Ударной волной меня выкинуло из машины в сторону палаток, а сержант Дуся, оказалась под упавшим на песок багги.

Удар был сильным, так что свет в моих глазах померк разом. Словно кто-то случайно нажал не тот выключатель, и вдруг стало очень темно и совершенно тихо.


Очнулся я от удара ногой в бок. Громкий голос, на не знакомом мне языке, что-то кричал сквозь канонаду выстрелов и взрывов. Это означало, что я ещё жив, бой продолжается и в отключке я был совсем не долго. Тыкая мне в лицо своим стволом, боец видимо решил взять меня в плен живьём.

Всхлипывающий звук раскидал разом в стороны багровые брызги. Крупнокалиберная пуля размозжила голову врага, превратив её в кровавое месиво. Тело рухнуло как подкошенное рядом со мной.

– Подъём, боец! Я уже устала спасать твою задницу! – словно гром в моей звенящей голове, раздался озлобленный голос Дуси.

Нащупав свой штатный автомат, я начал подниматься на ноги, оглядываясь, словно дикий зверь вокруг. В голове ещё кружилось и шумело. Заметив приближающуюся фигуру человека в военной форме, я дал короткую очередь бронебойными патронами. Фигура словно споткнувшись, упала в пыль, продолжая ползти вперёд. Вскинув автомат к плечу, и глядя в коллиматорный прицел, добил раненого в голову одним выстрелом.

За спиной мелькнула тень, и я сам не зная почему, резко пригнулся. Видимо адреналиновая атака в моей крови уже шла полным ходом. Мозг отключался за ненадобность, переводя тело в режим животных рефлексов.

Тяжелое тело, проскользив по инерции по моей спине кувырнулось вниз головой, явно не ожидая подобного исхода. Выпустив короткую очередь, я заставил его замереть и расслабиться. Скорее всего, навсегда.

Быстро осмотревшись вокруг и нащупав на себе трофейное оружие с корабля, я начал осторожно продвигаться к Дусе. Дела её были не очень хороши. Стоя на одном колене, она изредка давала короткие очереди из своих крупнокалиберных стволов, одновременно отбивая штыком в левой клешне, удары с ноги, боевого робота противника.

Спустя минуту, патроны у Дуси окончательно закончились, и она уже просто прикрывалась стволами в правой клешне от очередей, наступающих на неё пары боевых роботов.

Адреналин окончательно затмил мой разум. Вскинув оба автомата, я словно камикадзе, двинулся на пролом в полный рост.

Во всё большое и металлическое, и не похожее на Дусю, я стрелял без разбору с правой руки, трофейным автоматом. Все, что было похоже на человека, получало в голову короткой очередью с левой руки.

Сильный взрыв окончательно сбил Дусю с ног и повалил на спину. Рыжие искры металла вперемешку с дымом окутали её целиком.

Ярость адреналина в моей крови дошла до пиковой точки кипения. Молниеносно уходя с линии огня, я уже практически в упор стрелял в своих, теперь уже кровных, врагов. Моя цель стала элементарно простой – тотальное уничтожение. Один выстрел – один убитый враг.

Дусю повалил недобитый ею боевой робот. Сильно покореженный он всё же смог дотянуться до своего РПГ и произвести роковой выстрел. За это он и получил от меня в своё недобитое железное тело ещё две расплавленные дыры, которые навсегда лишили его способности воевать.

Последним мне под руку попался недобитый боец в облике человека. Он возник прямо передо мной, поднявшись с земли. Большой бородатый мужик. Всё его лицо было в крови, шлем видимо слетел с его головы во время боя.

Он нажал на курок своего оружия, но выстрела не последовало. Мои оба автомата, также оказались пустыми. Недолго думая, я ударил с ноги, и разом свалил его на землю. Затем схватив свой автомат двумя руками за ствол, я вдарил ему со всей силы в лоб прикладом.

Этого мне показалось мало, и я повторил удар ещё несколько раз, пока не услышал в своей голове голос Дуси.

– Остановись боец! На моих радарах чисто! Всё кончено!

Тупо глядя на разбитый череп врага, я рухнул на колени, продолжая держать автомат за ствол.

– Как ты? – спросил я, тяжело дыша и откинув забрало своего шлема.

– До свадьбы заживёт! – ответила Дуся, приподнимаясь с земли на руках.

Сержант подтянула к себе вражеское оружие и, проверив магазин на наличие патронов, сказала мне.

– Держи! Всё остальное найдёшь там! – сержант указала мне рукой на притаившуюся в песке землянку, – Выполняй, солдат! Это приказ!

Я встал, покачиваясь на ноги, и двинулся в указанную сержантом сторону. Врагов в лагере, на момент нашей атаки, оказалось несколько больше, чем предполагалось изначально. Видимо за время нашего путешествия к ним присоединился ещё один небольшой отряд. А по сему, долго задерживаться на вражеской территории не было никакого смысла. Кто знает, сколько их тут ещё бродит.


Проникнув в землянку, я почти сразу нашёл среди ящиков и различного разбросанного барахла искомый армейский компьютер. Взломать его и опустошить, теперь было для меня делом принципа.


Закончив свою работу, и благополучно скачав нужную базу, я на всякий случай установил в землянке радиоуправляемый заряд, найденный тут же. Второй, такой же заряд, я прихватил с собой, как и пару ручных гранат.

Дуся выглядела действительно хреново. Ноги её больше не слушались. Но жалеть себя она не позволила и тут, же дала мне новое задание. За то время пока я скачивал нужную информацию, сержант собрала на поле боя немало полезного оружия. Мне она вручила трофейный автомат со встроенным электрошокером и полной обоймой бронебойных патронов.

Задание было на первый взгляд не сложным. Мне нужно было захватить вражеский транспортный винтокрыл, спрятанный неподалёку, в нескольких сотнях метров от нас. И судя по радарам Дуси, охраняет его только один робот лазутчик. Тот самый, с которым я уже однажды имел честь встречаться. Вернее сказать – точно такой же. Все они братья на одно лицо.

Винтокрылый транспорт притаился в небольшой ложбинке, плотно завешенный маскировочными сетками в цвет песка проклятой пустыни.

Робот лазутчик, почуяв моё приближение, решил встретить меня самолично с автоматом в железных руках. Тягаться с ним в силе и ловкости, мне проку никакого не было. По этой причине действовал я подло и дерзко. Обстоятельства вынуждали.

Прикрываясь корпусом винтокрыла, я подобрался к лазутчику как можно ближе, правильно полагая, что стрелять он не станет. Побоится повредить единственный транспорт. Вывинтив из одной гранаты запал, я швырнул её под ноги роботу между шасси винтокрыла.

Лазутчик, отпрыгнув в сторону словно кузнечик, плюхнулся в песок носом, прикинувшись мусором. Я же в это время успел проползти под транспортом и прицелиться сидя на корточках.

Так как взрыва не последовало, то любопытный робот лазутчик повернул свою голову в сторону не взорвавшейся гранаты. Бронебойная пуля удалила глаз из его железной головы с одного выстрела, успешно выведя из строя радиопередатчик.

Вскинув руки вверх, лёжа на боку, робот уже совершенно спокойно дожидался моих дальнейших действий. Сделав ещё несколько шагов и оказавшись почти вплотную к жертве, я нажал на курок электрошокера.

Красивый электрический разряд, мощностью в несколько миллионов вольт, выключил его как минимум на несколько минут.

Взвалив его тело себе на плечё, я закинул лазутчика обратно в кабину пилота. Управлять винтокрылом мы оба с Дусей не умели. Я по поводу своей не образованности в данном вопросе, а сержант по поводу своих габаритов и чрезмерной для кабины пилота массе. Так что нужно было сделать так, что бы этот жадный до информации робот, с перебитой в голове антенной, довёз нас до нашей базы собственноручно.

Ошибиться на этот раз я не имел ни малейшего повода и желания. Выхватив из ножен штык-нож, я с силой засадил его в задний бампер лазутчика, в самый раз между стальными частями тела. Что бы получилось наверняка, заколотил его прикладом поглубже и обломал рукоять ножа.

Затем посадил лазутчика на место пилота, и подсунув ему под зад гранату с выдернутой чекой. После чего, армейским скотчем, подвернувшимся под руку, накрепко примотал робота к сидению.

Очнулся лазутчик быстро, прикидываться мертвецом не стал. Видимо сразу понял с кем имеет дело. Программа робота лазутчика написана таким образом, что он будет использовать самые неимоверные способы для добычи информации о противнике. А вот думать о самоубийстве и подвиге камикадзе, он станет в самую последнюю очередь.

– Внимательно посмотри на эти предметы! Затем поёрзай своим, задом и сложи эту не хитрую головоломку воедино! – сказал я злобным голосом роботу, показывая ему чеку от гранаты и сломанную рукоять штык-ножа.

– Я всё понял! Что вы хотите от меня? – послушно спросил робот, на понятном для меня языке.

– Взлетай! Летим на вашу базу! – приказал я и чуть призадумавшись, добавил, – Вернее на то, что от неё осталось!

– Выполняю! – промурлыкал лазутчик, заводя двигатели винтокрыла.

Транспорт послушно поднялся в воздух и направился к дымящейся базе. Дуся отползла на руках на подходящее для посадки место и махнула, приглашая своей клешнёй.

Уговаривать вражеского робота, о чём-либо больше не требовалось. Открыв задний борт винтокрыла, он приземлился рядом с сержантом.

Я, молча, кивнул Дусе головой, держа наготове автомат с электрошокером направленный на лазутчика. Сержант загрузилась в транспорт и показала мне большой палец руки.

– Вези нас домой! – приказал я лазутчику и сплюнул кровью на пол.

Винтокрыл плавно взмыл вверх и лёг на курс указанный Дусей.

Всю дорогу, несколько часов, мы все молчали. Делиться какой бы то ни было информацией с посторонним роботом, мне лично не хотелось. Думаю и сержант размышляла о том же самом. Нужно ещё было добраться до дома и передать скачанную информацию по назначению.

На подлёте к своей базе, Дуся заблаговременно сообщила позывные и пароли. Ещё не хватало быть сбитыми собственными зенитками. Но при подлёте и посадке, стволы аэродромного орудия не своди с нас, своих леденящих душу, чёрных дыр в стволах.

После благополучной посадки и выгрузки, я немного выдохнул, совершенно позабыв про злополучного робота лазутчика, прикрученного скотчем к сидению пилота.

К нам на встречу уже спешили «технари» с оборудованием для Дуси, и даже сам сержант «Пробка», с задумчивым видом шагал в стороне.

Винтокрыл тем временем, потихоньку покатился обратно и не спеша начал взлёт. Поднявшись от взлётного поля на пару десятков метров, из окна кабины пилота вылетела граната и рванула прямо на бетонной дорожке.

Все вокруг всполошились. Дуся сдёрнула с моего плеча автомат, но прикинув его возможности, тут же вернула обратно.

– Отставить! – громко выкрикнул я и показал в поднятой руке взрыватель, который только что достал из грудного кармана обмундирования.

Все вокруг немного притихли в ожидании дальнейших событий. Я протянул взрыватель Дусе и сказал.

– Давай, ты!

– Какой плохой, мальчик! – с иронией произнесла Дуся и нажала на кнопку взрывателя и ехидно добавила, – А я всегда говорила, два подарка лучше, чем один!

Приглушенный корпусом винтокрыла взрыв, докатился до моих уставших от шума ушей. Кабина пилота разом выплюнула все стёкла наружу. Затем из неё повалил густой дым. Думать о том, что роботу лазутчику удалось выжить после всего этого, было бы как минимум наивно.

Винтокрыл резко взмыл носом вверх словно свеча. Но гравитация планеты отпускать его не собиралась. Окончательно потеряв взлётную силу заглохнувших двигателей, транспорт устремился вниз, врезавшись хвостом во взлётно-посадочную полосу.

Взрыва не последовало, а быстро подоспевшие пожарные затушили все, что ещё могло гореть и дымиться.

– Какого чёрта вы тут творите! – закричал опоздавший к кульминации лейтенант «Клешня», – Вы за это ответите!

– Непременно! – тихо ответила Дуся, загружаясь на тележку для транспортировки боевых роботов, и подмигнула мне.

– Всё будет хорошо? – спросил я у Дуси.

– А как же! – заверила меня сержант и тут же добавила, – Давай беги в штаб! Порадуй полковника!

– Уже бегу, сержант! – отчеканил я и направился в сторону штаба.

– С меня причитается! – прозвучал голос Дуси в наушниках моего шлема.

– Квиты! – ответил я, ускоряя твёрдый шаг.


Глава 3 «Другая реальность»

В песок тяжело и натужно ухнуло, буквально в тридцати метрах от меня и сержанта Дуси. Земная твердь под нами дрогнула, сбивая с ног. Ослепительная вспышка, словно само солнце упало на землю, лишила разом зрения. Светофильтр открытого шлема сработал с опозданием.

Ударная волна подхватила нас и швырнула в сторону, так и не дав нам упасть на песок. Видимо так себя и чувствует только что родившийся щенок, которого посадили на табуретку для самого важного в его жизни отбора.

Экзамен он провалил и свалился с табуретки. Совершенно слепой и оглушённый. В полном не понимании того, что происходит. Но самое мерзкое, это страх. Он накатывает волнами и парализует всё тело. А оно и без того уже всё отбито падением на землю и ударом взрывной волны.

Будь оно в полной боевой готовности, у тебя был бы шанс оказать сопротивление тому, кто так внезапно напал на тебя. Но сейчас ты слеп и не можешь пошевелить даже губами, что бы выругаться на себя и ситуацию в целом.

В землю неподалёку вновь ухнуло, подбросив меня над землей, словно былинку и вновь безжалостно отшвырнув, теперь уже совсем в неопределённую сторону. И если есть хоть что-то, что могло бы заставить тебя подняться вновь на ноги, так это первобытное желание выжить.

Мой новомодный костюм, только что спасший мне жизнь от ударной волны, продолжает и дальше заботится о моём организме, теперь уже в качестве доктора. Датчики собирают разнообразные параметры о моём состоянии в целом. Центральный компьютер выдаёт диагноз и команду к действию. Тончайшие иглы вонзаются в мои мышцы, впрыскивая тут же созданный коктейль.

Реакция клеток на препараты почти молниеносная. Быстро возвращается зрение. Всё тело наливается силой, выдавливая остатки страха и моральных устоев. Теперь я словно дикий зверь и попадаться в поле зрения моего прицела, очень опрометчивый поступок.

Вокруг никого не видно, лишь две огромные воронки в песке по сторонам. Небо чистое, на горизонте тоже никто не маячит. Предохранитель с оружия снят. Палец мягко ласкает курок в ожидании цели. Легко встаю в полный рост, продолжая озираться по сторонам на полусогнутых ногах.

Мой небольшой радар встроенный прямо в шлем, молчит. Напряжение нарастает, как и адреналин в моей крови. Чувствую себя муравьем, в которого кто-то пытается ткнуть вилкой. Так много вопросов, а ответов нет. Ни одного.

— Сержант! – нервно кричу в микрофон шлема.

– Уже соскучился, воин?! – издевательский тон напарницы, словно бальзам на душу.

– Что с твоими радарами, Дуся? — злость распирает меня, хочется открыть шлем и сплюнуть, — Или это опять, план такой хитрый?

– Не хочу тебя расстраивать! — отвечает напарница, явно никуда не спеша.

– А ты расстрой! А то мне поубивать всех хочется!

– На радарах чисто, как и раньше! — сообщила сержант, — А вот то, что жахнуло рядом с нами не подходит не под одну классификацию оружия! Ты ведь понимаешь, что это означает?

— Ты издеваешься, Дуся? Мне костюм дозу супер героя вкачал, а убивать мне теперь придётся серых гуманоидов?

Неподалёку от нас серое небо неожиданно разверзлось. Нечто огромное, белого цвета спускалось к земле, окутанное клубами грязных и липких облаков. Посадочные огни чудо корабля манили своим великолепием. Точные изгибы и формы корпуса, подкупали своей идеальностью и в то же время простотой. Как говориться: ни отнять, ни добавить.

— Ты тоже это видишь? — спросила сержант.

-- Да! А что? – словно заворожённый ответил я.

– Вижу только визуально, все приборы молчат! – Дуся показалась из-за края воронки и продолжила, – Зато тебе, теперь скучно не будет! Да?

– Что-то мне подсказывает, что они нам не по зубам!

– Ну, это как посмотреть! – огрызнулась Дуся.

– Мы им живые нужны! – процедил я сквозь зубы, ещё раз оценив взглядом, размер воронок и добавил, – Такие пушки не мажут!

– Чёрта с два я им в плен отдамся добровольно! – сдаваться без боя, Дуся не собиралась.

Это было не в её правилах. Одно слово – робот! Машина для убийств! Да и чего ей терять, кроме своих микросхем и блока памяти?

Корабль пришельцев бесшумно завис над землёй и остановился, примерно в сотне метров. Пять световых лучей, зеленоватого цвета вонзились в песок, исходя из днища корабля. Вниз по ним, словно на лифте, спускались вооружённые бойцы.

Скафандры светлого цвета не выглядели как неприступная броня, скорее создавали ощущение хорошо сложённого атлетического тела. Немного вытянутые вперёд шлемы не имели обзорных стёкол и прочих не нужных деталей. Оружие в крепких руках с длинными пальцами, было не большим, но выглядело внушительно и своеобразно.

Световые лучи разом исчезли, опустив воинов на рыхлый песок. Мы с Дусей молча переглянулись, держа своё оружие наготове. Избыточный адреналин в крови давал о себе знать. Мысленно я уже крошил этих незваных туристов всеми доступными мне средствами.

Инопланетная пехота, словно по команде, двинулась нам на встречу. Шагали они, не спеша, словно через силу. Видимо сказывались неподходящие условия для их жизни на нашей планете.

Эффективно действовать я решил за счёт своей скорости и не предсказуемости. Хотя сама мысль о сопротивлении должна была мне сразу показаться неуместной. Шансов победить в этом бою, просто никаких. Над нами висит огромный межгалактический корабль, мощь вооружения которого, потрясает даже моё избалованное воображение.

– Чего ждём, солдат? – прозвучал вопрос сержанта в моих наушниках.

Голос у Дуси был странным, почти как у человека. Мой палец на курке оружия дрогнул. Короткая очередь вырвалась из ствола и осветила золотыми искрами шлем бойца, который был ближе всего ко мне.

Делая резкий прыжок в сторону с последующим кувырком, я увидел словно в замедленной съёмке, как неведомая сила ударила Дусю в грудь и сбросила её обратно в воронку.

– Дуся! – выкрикнул я, завершая кувырок.

Ответа не последовало. Что-то пронеслось над моей головой, заметно обдав меня сильно сгустившимся потоком воздуха. Злая обида охватила мой разум. Тело сжалось, словно тугая пружина, наполняясь силой и яростью. Биться до конца! Это всё что осталось в моей голове.

Прятаться на открытом месте совершенно негде. Единственное что остается, будучи захваченными, врасплох, это скакать словно блохи, не секунды не задерживаясь на одном месте.

Целится уже возможности нет, жму на курок интуитивно. Бойцы в скафандрах продолжают наступать, шагая в полный рост. Похоже, что мои бронебойные патроны им нипочем, хотя яркие искры разлетаются в стороны от попаданий.

Жму на второй курок оружия, противник всего в десятке метров от меня. Мини ракета взвизгнув, вылетает из-под ствола и врезается в грудь пришельца, отбрасывая его взрывом на несколько метров. Краем глаза вижу, как он копошится в песке пытаясь встать на ноги.

Вновь делаю резкий кувырок в сторону. Очень вовремя. Песок на месте где только что были мои ноги, разлетается веером в стороны, щедро осыпая меня с головой.

Четверо инопланетных воинов, одновременно сбитые с ног и окутанные пылью и дымом, неожиданно разлетаются в разные стороны. Пятый воин, так и не успев встать на ноги, взорвался стоя на четвереньках в песке.

Поднявшаяся с земли пыль окутала врагов, по круче любого тумана. Визуальный контакт был на время потерян.

– Твари! – послышался голос Дуси, – Я вам покажу, Кузькину мать!

Сержант показалась вновь на краю песчаной воронки. Бронезащита в районе груди робота была повреждена. Залп радиоуправляемыми иглами Дуси по визуальным целям, был произведён во время, иначе дело дошло бы до рукопашной. А это точно не мой конёк. Но говорить о чём-либо раньше времени, было бы совершенно не уместно.

– Что! Получили уроды? – выкрикнул я, размахивая оружием.

Ход был не верным. Я крикнул «ГОП», намного раньше положенного времени. Песок под моими ногами с дикой силой разлетелся, подкинув меня вверх. Сделав несколько раз сальто, я рухнул вниз головой. В глазах потемнело. Часть ударной силы взрыва, костюм поглотить не смог.

Сильный удар по руке, выбил из неё моё оружие. Зрение не спеша возвращалось. Я лежал на спине, раскинув руки в стороны, словно распятый на кресте. Инопланетный воин навис надо мной, пристально разглядывая свою жертву.

– Сержант! – простонал я в микрофон шлема.

Ответа не последовало. Лишь крохотная молчаливая точка на моём радаре, обозначающая напарницу, моргала зелёным цветом. Означая лишь то, что робот пока не уничтожен, как минимум полностью.

Закончив осмотр, инопланетный воин схватил меня своей левой рукой за горло, легко отрывая от земли.

Машинально я схватился обеими руками за его запястье. Он уже почти поднял меня на ноги, когда я нажал на курок в перчатке, направив правую руку прямо ему в шею.

Сверкающий штык незамедлительно выстрелил из моего запястья и так же красиво ушел рикошетом в сторону от инопланетного скафандра.

Воин в светлом, не пробиваемом скафандре, даже не обратил внимания на мою выходку. Он спокойно поставил меня на ноги, продолжая пристально вглядываться в затемнённое стекло моего шлема. Меня не покидало ощущение того, что он сканирует каким-то образом все мои жизненные функции. Моя защита и вооружение, его совсем не интересовали

Пыль почти развеялась, и мой взгляд выхватил ещё троих воинов в светлых скафандрах сбоку от меня. Они без каких либо видимых усилий тащили не подвижную Дусю мимо меня. Создавалось ощущение того, что они просто её выключили, словно электрическую газонокосилку.

Твари! – выругался я про себя и ехидно добавил, – Но одного-то из вас мы, похоже, достали!

Сыворотка, впрыснутая костюмом в мою кровь, переставала действовать. Повторять этот номер с допингом, костюм не станет. Это просто меня убьёт.

За моей спиной появился пятый воин в светлом скафандре. Он приставил свою руку с длинными пальцами к моему затылку. Импульс похожий на разряд электричества пробежал по всему моему телу.

Значит, не достали! – последняя мысль, которая проскользнула в моей голове.

Сознание отключилось…


Вернулось сознание неожиданно, словно старенький телевизор, экран которого не спеша разогревается, наполняясь светом. Но только оно. Тело было, словно чужое и я его даже не чувствовал.

Земля стремительно удалялась. Всё вокруг было залито не естественно зелёным сиянием. Рядом с моей головой были ноги воина пришельца. Вернее сказать, его скафандр, который заканчивался внизу настоящими космическими ботинками во всех пониманиях этого смысла. Из всего этого можно было сделать вывод о том, что воин держит меня под мышкой, словно мешок с крупой. Положение не завидное. Но я всё ещё жив.

В потоке зелёного луча мы поднялись сквозь толстое дно корабля. Всевозможные конструкции, переборки корпуса и различные механизмы промелькнули перед моим взором. Луч света погас, и воин зашагал по палубе шлюзового отсека, громыхая по металлу своими ботинками.

Со мной он не церемонился и относился к моему телу, как к трофею. Вот мол, подстрелил крупную дичь! Принимайте товар!

Бросив меня, словно тушу забитого кабанчика на стол, воин так же буднично удалился восвояси. Видимо по своим делам. Попутно забросив моё оружие в нечто напоминающее большой бак. Скорее всего, для утилизации и переплавки. Не думаю, что их вообще могла заинтересовать конструкция моего автомата.

Угол моего обзора изменился. Можно даже сказать – в лучшую сторону. Теперь я мог разглядеть почти всю шлюзовую камеру. Размер её был не маленький, хотя сказать точно было сложно. Разного рода приспособления, стеллажи и что-то ещё, очень похожее на большие капсулы, преграждали путь моему видению.

Стол, на котором я лежал, плавно начал двигаться. Поначалу мне это даже показалось забавным. Вроде как бесплатная экскурсия по местам, где ещё никогда не бывал. Но затем, очень быстро, моё мнение об этой ситуации кардинально изменилось.

Не подвижное тело боевого робота, лежало на большом столе у стены. И как я успел заметить, ни ножек, ни колёсиков у этого массивного стола не было. По сути дела, он просто парил над полом.

Дуся смотрела прямо на меня своими пустыми оптико-электронными глазами, в то время как наши столы поравнялись друг с другом. Многослойная бронезащита на её груди была сильно повреждена и местами даже разорвана, словно обычная ткань. Сотворить такое с сержантом, могло только мощное инопланетное оружие. Скорее всего – импульсного рода действия. Но явно, ни это стало причиной её столь необычного и неподвижного состояния. Выглядела она скорее как выключенная игрушка, нежели окончательно сломанная.

В какой-то миг мне показалось, что палец на большой клешне сержанта, еле заметно дёрнулся. Скорее всего, показалось. Что же касается меня то, не смотря на все мои усилия, подвигать чем-либо я был не в силах. Даже своими открытыми глазами.

Стол вместе со мной, продолжая своё движение, резко завернул в открытую дверь, и Дуся окончательно исчезла из поля моего зрения.

Странным было и то, что никаких эмоций я не испытывал. Ни страха, ни любопытства, ни даже желания отомстить за нас. Я воспринимал всё происходящее как само собой разумеющееся и даже вполне обыденное действо.

После того как меня подняли на лифте и обработали в камере дезинфекции, я оказался в просторной комнате с низкими потолками, больше похожей на обычный цех. Никаких инопланетных существ там не оказалось. Полная роботизация производства. Можно даже сказать – конвейер. О том, как выглядит конечный продукт этого циничного производства, я мог на данный момент только догадываться.

В начале конвейера, все обездвиженные трофеи лишались своих упаковок. И судя по тому, что мне удалось разглядеть, упаковки эти были не только земного происхождения. Каких только боевых скафандров и оболочек не лежало в большой нише в стене. Судя по всему, сырьё для своего производства они собирали по разным галактикам.

Механические руки вскрыли мой бронированный скафандр, словно бумажный пакет, без каких либо усилий или задержек. После чего просто вытряхнули моё тело из него, словно тушку осьминога на стол. Одежду и всё остальное сдёрнули с меня так же быстро и цинично, попутно проводя разного рода замеры. Видимо для сортировки сырья.

Затем меня тщательно вымыли и обработали, словно филе рыбы перед готовкой и положили обтекать, ненадолго оставив в покое. Картина, которая открылась моему взору, потрясла бы моё воображение, будь оно сейчас со мной.

Обнажённые тела мужчин и женщин лежали на отдельных сетчатых полках вперемешку с телами инопланетных сущностей, похожих на нас по строению своих тел. Большинство из них были физически крепко сложёнными с множеством заживших уже шрамов. Что лишний раз подтверждало теорию о том, что все они бывалые воины, а не офисные клерки.

Ловкие механические руки схватили ближайшее к ним тело и унесли его в неизвестном направлении. Конвейер провернулся, и опустевшая полка уступила своё место следующей, на которой лежало тело женщины.

Глаза её были открыты. Она смотрела в потолок стеклянным и не моргающим взглядом. Короткая стрижка и несколько татуировок с военной тематикой, говорили о принадлежности к армии. Одна из татуировок чётко говорила о том, что она воевала на стороне наших с Дусей врагов.

Какая странна ирония у того кто всё это когда-то сотворил, а затем безжалостно бросил сюда. Он позволил этим циничным пришельцам, поступить с нами всеми словно с петухами на бойне. Какая разница кто с кем дрался? Итог ведь один! Либо на корм червям, либо на опыты и биологическое питание. Всё в этом мире развивается по спирали, и мы лишь лишнее тому подтверждение.

Конвейер вновь двинулся после того как механические руки унесли тело женщины и бывшего нашего врага. Туда куда совсем скоро отправлюсь и я. Вместе со всем своими иллюзиями, страхами и не сбывшимися мечтами. Проще говоря – в никуда.

Умирать вот так, в самом расцвете лет и юношеского пыла, мне совсем не грело. Шансы свалить с этого корабля, вот так вот и с голым задом, так же ровнялись нулю.

Моим спасительным плотиком, мог бы стать адреналин. Хотя бы просто попытаться в том конвейере на время затеряться, а там уж будь что будет. Просто дожидаться удобного случая, что бы сбежать отсюда.

Но как вызвать в себе адреналиновую атаку? Ведь эмоций во мне никаких нет, я словно овощ перед разделкой. Слышал, что нужно думать в такие моменты о чём-то очень плохом. О том, что заставит тебя страдать и вызовет непреодолимое желание действовать.

Мысль о напарнице, как-то сама неожиданно поселилась в моей голове. Если её забрали тоже, то, что им может понадобиться от боевого робота? Ведь материалы и технологии, по которым он создан, гадятся им разве что для обучения своих детей в начальных классах.

Только искусственный интеллект и блок памяти боевого опыта! Всё остальное им ровным счётом без надобности. В таком случае, они создают армию универсальных солдат, готовых всегда выполнить любой приказ. Не с ними ли мы только что столкнулись? Вычистят мне мозги, засунут их в киборга, и отправят его убивать тех, кто ещё остался на земле живой.

Ну, уж нет! Такого подарка я вам делать не собираюсь добровольно!

Я представил себе в деталях, как механические руки конвейера вскрывают корпус Дуси, словно консервную банку. Удаляют реактор, от греха подальше, что бы ни рванул ненароком. А затем достают из укромного места то, что всегда и делало боевого робота именно той самой Дусей, к которой я успел так быстро привязаться и даже привыкнуть.

Злость и отчаяние начинали делать своё дело. В итоге я смог пошевелить пальцами рук. Это меня окрылило и придало веры в то, что всё действительно может получиться, если очень захотеть.

Конвейерная лента с полками не спеша продвигалась вперёд. Времени у меня оставалось всё меньше. Скоро дойдёт и моя очередь.

Стоило только моим мыслям коснуться вопроса о том, как эти садисты безжалостно выпотрошат моё тело. А затем, тщательно прополоскав мои мозги, вставят их в киборга, как тут же оно воспротивилось такой перспективе. Адреналиновая атака в моей крови началась незамедлительно. Появились ощущения самого тела, и даже холод, связанный видимо с тем, что в этом огромном цеху было холодно.

Мышцы плохо слушались, суставы задеревенели. Сердце заколотилось, словно механический молот на заводе. В ушах зашумело, и по всему телу побежали колики. Появилась боль во всём теле, по которому словно бы каток проехал, а затем, развернувшись, сделал это снова.

Время моё заканчивалось, полка надомной опустела, и конвейер вновь пришёл в движение. Меня подняло чуть выше, и перед моим взором предстала невыносимая картина во всей своей ужасающей красе.

Всё это было похоже на скотобойню со всеми вытекающими последствиями и обстоятельствами. Огромные разделочные столы с кровотоками и ящиками для ненужных органов. Всё что для них имело ценность, тут же тщательно сохранялось и упаковывалось должным образом. Не стоит даже пытаться представить масштабы и точные подробности этого цеха смерти.

Превозмогая нечеловеческую слабость всего моего задеревеневшего тела, и сжав зубы что было сил, что бы ни проронить, ни звука, чего бы дальше не случилось, я ухватился синеющими от холода руками за край сетчатой полки и потянул его к себе.

Перед глазами поплыло от неимоверного усилия. Руки затряслись и нехотя потянули за собой всё тело. Жилы натянулись до предела, а вены на моих руках, сильно набухли и были готовы лопнуть в любую секунду.

Как только центр тяжести оказался за краем полки, тело моё соскользнуло вниз и упало на нижнюю полку. Таких внезапных ощущений и врагу не пожелаешь. Падение с высоты буквально одного метра, отразилось на мне так, словно бы я упал как минимум с третьего этажа. К тому же падать голышом, мне ещё как-то не приходилось раньше. Большую часть всех этих неприятностей обычно брал на себя боевой костюм пехотинца.

Но и это было не самым мерзким ощущением из всего выше сказанного. Меня угораздило упасть на голую женщину инопланетянку. Рожа у неё, надо сказать, просто ужасная, склизкая и холодная. А я к ней, можно сказать свалился прямо со всеми романтическими отношениями и страстью. Так сказать, вместо приветствия, сразу перешёл к поцелуям и объятиям.

Моё жаркое соитие с инопланетной расой продлилось не долго. Толи я успел так быстро к ней привыкнуть, что расставаться было жалко, толи другие перспективы мне были совсем не по душе, но наш любовный союз пришлось разорвать.

Перевалившись, очередной раз через край полки, я вновь упал вниз, но на этот раз тело было мужским. Не знаю, можно ли назвать это чувство отвращением, но чувство неловкости самой ситуации появилось во мне сразу же. Так что долго медлить с этим деломне стал и перевалился через край очередной полки вновь. Можно даже сказать – не попрощавшись с хорошим человеком, который так великодушно амортизировал моё падение своим телом.

Сколько мне ещё оставалось так кувыркаться с полки на полку, я так и не узнал. Обнаружив вместо меня пустое место, механические руки разом открыли все свои зоркие глаза и тут же занялись поисками.

Поиски длились не долго, подобных механических рук у конвейера оказалось гораздо больше чем хотелось бы. Появились они совсем с другой стороны и стащили моё вялое тело с очередной барышни пикантного телосложения.

Всё дальнейшее произошло очень быстро. Я оказался на разделочном столе, где механические руки быстро принялись за своё привычное дело. Это был тот самый момент, когда я сильно пожалел о том, что не остался в состоянии бесчувственного овоща, а затеял всю эту бессмысленную возню с псевдо побегом.

Боль была не выносимой и стремительной. Но травматический шок быстро сделал своё дело и отключил все функции моего организма разом, в том числе и мой гениальный мозг.


Моё сознание словно включилось. Разом и чётко, без каких либо загрузок или настроек. В голове было легко и просто, а главное, совершенно ничего не хотелось. Всё было безразлично. Эмоции отсутствовали, зато состояние всего тела было просто великолепным. Так хорошо, я себя ещё никогда не чувствовал.

Моё новое зрение просто поражало своими возможностями. Я мог легко рассмотреть всё что угодно на расстоянии десятка метров. Стоило только этого захотеть.

Странным было и то, что я точно знал расстояние до любого объекта. Множество не знакомых мне ранее символов проносилось перед моим зорким и теперь всемогущим взором, но я точно знал, что все они обозначают.

Не было не эйфории ни радости. Вообще ничего во мне больше не было. Я понятия не имел кто я, и что здесь сейчас делаю. И знать этого не хотел. Меня всё устраивало и менять что либо, я решительно не хотел.

Метрах в десяти от меня стоял ровный ряд воинов в светлых скафандрах. Их шлемы не имели смотровых стёкол и были немного вытянутыми вперёд. Я поднял свои руки и увидел длинные пальцы в прочных перчатках. Они были сильными и очень легко двигались, как и всё моё новое тело.

На моих ногах были настоящие космические ботинки, а справа и слева от меня стояли такие же воины, как и я сам. Повернув свою голову на право, я увидел очень ровный ряд из светлых шлемов. Все совершенно одинакового роста и пропорций, словно роботы.

Пристально вглядываясь в шлем рядом стоящего воина, меня не покидало ощущение того, что я знаю того кто скрывается за этим не прозрачным материалом. Словно почувствовав мой взгляд, воин повернул ко мне свою голову, и мне даже показалось, что он меня узнал.


– Где этот чёртов раздолбай? – грозный голос Дуси внезапно ворвался в моё сонное сознание, – Опять он смотрит свои сны вместо физической подготовки! Дрищ хренов!

Я вскочил с жёсткой армейской койки и без всякой задней мысли выскочил на улицу. Только двери забрякали за моей спиной.

Дуся смотрела на меня сверху в низ, как солдат на вошь. Уперев большие клешни в свои широкие бёдра, она явно не ожидала увидеть меня именно в такой форме одежды.

Видимо моё сознание всё ещё дремало и досматривало этот дурацкий сон с кошмарами. Будь он не ладен. Так как, подбежав к напарнице, я совершил нечто совершенно безумное и в то же время человечное. Я приник к ней всем телом и обнял обеими руками. И всё это от той самой радости, что она жива и невредима. И всё это безумие, оказалось простым сном.

– Да отвали ты от меня! Чёртов извращенец! – резко огрызнулась Дуся и оттолкнула меня от себя, сделав шаг назад, – Ты чего творишь то при людях, полоумный? Приснилось чего?

– Извини! – сконфуженно ответил я и, развернувшись, побрёл обратно в казарму, бубня себе под нос, – Может когда-нибудь и расскажу! Хотя, нет! Не стоит!

Все кто был в этот момент рядом, на плацу, остолбенели и продолжали дальше молча стоять без движений. Один только сержант «Пробка» не сдерживал своей широкой улыбки и, подняв руки на уровне плеч, показал мне свои ладони. Мол, всё нормально, солдат! Не бери в голову лишнее!


Глава 4 «Красивая игра»

— По данным разведки! – полковник на мгновение задумался, глядя сквозь меня, и продолжил, – Опустим детали, о которых вам знать не нужно!

Нас с Дусей срочно вызвали в оружейный ангар посреди ночи, так ничего толком и не объяснив. Полковник тщательно подбирал слова, пристально вглядываясь в свой армейский планшет. Время от времени нервно переворачивая взмахом руки электронные страницы. Экран планшета тускло освещал лицо командира, щедро расписанное последствиями затянувшейся войны.

Судя по всему, задание было срочным, как всегда сложным, а теперь ещё и совершенно секретным. Но всё чего мне хотелось в данную минуту, так это залезть быстрее обратно в свою койку и проспать в ней несколько лет, пока всё это дерьмо не закончится само собой и без моего участия.

– Скажу вам лишь то, что действительно необходимо знать! – полковник вновь обратился к нам, оторвав свой взгляд от экрана, — Высокие чины опасаются диверсии! И если вы не разрешите эту проблему в течение суток! У нас у всех будут…

Командир неожиданно сорвался на кашель. Лицо его побагровело, скулы натянулись и побелели. Странного вида аппарат, пытался заменить отсутствующее лёгкое в груди старшего офицера.

— У нас у всех будут неприятности? – переспросил неуверенно лейтенант «Клешня»

— Грёбанная железяка! – выругался полковник, постучав рукой по прибору дыхания, – Гробы у нас у всех будут, лейтенант! Казённые такие! Из отходов пластика!

— Где можно получить подробности задания? — спокойным голосом спросила Дуся.

— С моего планшета, сержант! В штабе ничего об этом задании не знают! Там, похоже, крыса завелась! Но с ней мы тут сами разберёмся! — зло пообещал полковник.

— Задание получено, командир! -- доложила Дуся буквально через минуту и поинтересовалась, – Не много проку от дыхательного аппарата?

– Какое, там! – отмахнулся рукой полковник, – Они бы мне туда ещё гармошку затолкали! Говорят, что у них доноров подходящих нет! Вон сколько трупов! Бери, не хочу! Чего им не нравится?

– Какую гармошку? – с интересом спросил лейтенант.

– Вот же засада! – командир махнул рукой в сторону младшего офицера и обратился непосредственно ко мне, – Я слышал у тебя, солдат, личные счёты с роботами лазутчиками?

– Никак нет! – отчеканил я, и вытянулся по стойке смирно.

– Вот и хорошо! Значит именно ты мне его, и найдёшь! – полковник приблизился ко мне и добавил почти по-отцовски, – Вычисли мне эту гниду, солдат! А всё остальное, Дуся сама сделает! Просто найди мне его в течение суток! Я добро долго помню!

– Так точно! – ответил я, так и не поняв толком, чего от меня хочет командир и кого мне нужно искать.

– Операция строго секретная! – добавил лейтенант «Клешня», – Возьмите на складе всё что нужно, кладовщик завтра всё спишет.

– Нам бы наземный транспорт, командир! – попросила сержант, глядя на командира.

– Мой возьмите! – приказал полковник, – Пусть некоторые решат, что меня нет на базе!

Командир кинул Дусе ключи от своей машины и резко развернувшись, пошёл к заднему выходу со склада. Ловко поймав связку ключей, сержант строго посмотрела на лейтенанта. «Клешня» без лишних слов побежал догонять командира, плотно прикрыв за собой дверь ангара.

Мы с Дусей, задумчиво переглянулись, покачав головами, после чего она громко скомандовала.

– Чего застыл, боец? Бери, что хотел! Приказы надо выполнять!

Уговаривать меня в таком деле нужды не было никакой. Вот так вот легко и просто повысить уровень своего оружия и снаряжения, большая удача. Всё равно как птицу удачи за хвост ухватить обеими руками.

На поверку оказалось, что лейтенант ни чем и не рисковал, оставив нам склад на растерзание. Особо поживиться ничем и не удалось. Всё что представляло на сегодняшний день особую ценность, было заботливо убрано в железные шкафы с надёжными замками. Думаю, что и в эту ночь, кладовщик спал совершенно спокойно. Не ворочался и не просыпался от страха каждые пять минут тревожного сна.

Вспомнив про нижнюю часть кладовщика с четырьмя механическими ногами, я невольно задумался на пару секунд о том, как он ложится спать. С ногами вместе или они ночью стоят рядом с его койкой и ждут, когда хозяин выспится?

Разжиться новым продвинутым костюмом, а уж тем более экзоскелетом пехотинца, мне, к моему сожалению не удалось. Зато на разных мелочах, я оторвался вдоволь.

Сверхлёгкий штык-нож в ножнах, занял своё почётное место на моей груди слева. Все подсумки были под завязку забиты бронебойными патронами к моему любимому автомату. Так как сменить его на что-то более убойное мне так же не удалось, по причине отсутствия оного.

А вот мини ракетница на предплечье, мне сразу понравилась. Как говориться: мелочь, а приятно. Неплохое подспорье, когда патроны закончились, а штык-ножом ещё не достать. Но у Дуси на этот счёт было своё мнение.

– Ты хоть пользоваться то этим умеешь?

– Чай не глупее сухого пайка, разберусь! – недовольно ответил я.

– Запомни, воин! Эта штука мощная, хоть и миниатюрная! В упор не стреляй! Ты мне ещё живой нужен! – голос Дуси прозвучал убедительно, да и проверять её слова я не видел никакого смысла.

– Так точно, сержант! В упор стрелять не буду!

– И кстати на счёт сухих пайков! – заметила Дуся, – Зачем тебе столько? У нас всего сутки! Хотя тебе тащить, мне не жалко!

– Пригодятся! У нас ведь рейд по тылам намечается?

Я немного подумал над словами сержанта и выложил из карманов пару лишних обойм. Жадность это одно, а вот практичность это совсем другое. Вот только таскать всё это на себе, не имеет ни к первому, ни ко второму никакого отношения.

– В город пойдём! Вернее сказать, в то, что он него осталось! – Дуся забила свои закрома под завязку и закрыла броне защиту, – Дерьмовое место, честно говоря!

– Всё так плохо? – спросил я, закончив с экипировкой и всё ещё жадно поглядывая на полки оружейного склада.

– Бывает и хуже! – загадочно произнесла Дуся, и внимательно посмотрев на меня, сказала, – Пора двигаться в путь! Хватит уже склад обносить!

На улице было темно, лишь бронированный пикап полковника обозначал свои силуэты в отражённом свете открытой двери ангара. Небо уже много лет как было затянуто сплошными тучами, так что звёздного неба и луны, давно уже никто не наблюдал.

– Водить умеешь? – спросила меня сержант.

– Ну, так… тренажер считается? – такого поворота событий я не ожидал.

– Считается! – Дуся бросила мне ключи от машины и полезла в кузов пикапа, – Ты ведь не думаешь, что я могу поместиться в кабине?

– Вот жесть! – буркнул я, залезая в кабину армейского «Тигра»

– Не дрейфь, воин! Все когда-то начинают! Ты главное кабину полковнику не испачкай, а то нам потом вовек не отмыться будет!

– Было бы чего пачкать! – сказал я уже в микрофон шлема, закрыв за собой бронированную дверь машины, – Здесь и так уже как в помойке!

– Я этого не слышала, воин! – ответила Дуся и, постучав железным кулаком по крыше, скомандовала, – Давай трогай уже! Извозчик! Да смотри, что бы девушку, не укачало по дороге!

– Не обещаю таких благ! – ответил я и приложил электронный ключ к замку зажигания.

«Тигр» полковника завёлся с пол-оборота и тихо заурчал, словно довольный кот. В управлении он оказался таким же простым и даже приятным, не смотря на весь свой грозный и внушительный вид. Дуся предусмотрительно вывела наш маршрут следования на мой радар в шлеме. Это несколько упрощало суть дела для такого неопытного водителя как я. Ориентироваться только по прибору ночного видения и тепловизору, было для меня делом не привычным.

– Кого мы ищем, сержант? – задал я риторический вопрос, немного освоившись с управлением машины.

– Информация на этот счёт очень скромная! – голос Дуси звучал несколько приглушённо в динамиках моего шлема, – У генерала армии пропала дочь! И есть подозрения, что её похитили с целью шантажа. Но точно никто, ни черта не знает!

– Либо нам знать не положе!

– В этом есть и свои плюсы! Выполним задание и пойдём спокойно спать!

– Ты же не спишь, Дуся! – я улыбнулся и наконец-то, немного, расслабился.

Управлять такой машиной было одно удовольствие. Жми на газ, да верти одной рукой баранку, объезжая воронки от взрывов, которые, то и дело встречались посреди дороги.

– Мой интеллект тоже порой устаёт! Особенно от таких умников как ты! Иногда, хочется послать всё к чёртовой матери и устроится работать вышибалой в стриптиз бар! – на шутку это похоже не было.

– Ты серьёзно? Или опять прикалываешься? – переспросил я, на всякий случай.

– Чего, купился, воин? – засмеялась Дуся, и вволю наржавшись, добавила, – Конечно, серьёзно! А ты думал, я тут шутки с тобой шучу, что ли?

– Вышибала из тебя знатный получится! Да ещё и приоденут, как положено! – я решил тоже немного пошутить.

– Ты давай там! Шути поосторожнее! Да на дорогу смотри! Разобьёшь полковнику «Тигра», я за тебя заступаться не буду! – пригрозила сержант.

– Разбить его? Это же, каким надо быть идиотом… – договорить я не успел.

Правое колесо машины угодило в подло вынырнувшую из темноты яму. Скорость была не маленькая, как и яма на дороге. В пол колеса. Не меньше. Тряхнуло плавно, но сильно. Заднее колесо «Тигра», тут же повторило подвиг переднего колеса.

Дусю подбросило в кузове пикапа и опустило обратно на металлическое дно. Грязно выругавшись, сержант пригрозила, что открутит мне то, чем я больше всего дорожу в своём юном возрасте. Желания возвращаться к этой теме вновь, у меня не возникло.

Мусор в кабине разбросало ещё больше по всему салону. И что бы ни дышать всем этим изобилием, я опустил стекло шлема. Воздух из моего снаряжения был не многим лучше, но зато, так был лучше виден на радаре маршрут нашего задания. Быстро поняв, чем отличается вождение на компьютерном тренажере от реальности, я всецело посвятил своё внимание разбитой войной дороге.

Немного подождав пока страсти, улягутся, я поинтересовался у сержанта.

– Что нас ждёт в конце маршрута? К чему готовиться?

– Готовься увидеть чудо! Ибо только оно нам и поможет!

– Это я уже и так понял, ещё в ангаре! – ответил я, пристально наблюдая за дорогой.

– Чего это ты там увидел, что так разом прозрел? – с недоверием спросила сержант.

– Лейтенант так сильно занервничал, что тупить начал!

– Блок пост впереди! Сбавь немного обороты! – предупредила Дуся.

– Вижу!

Пара бойцов, лёгкая пехота, вытянулись по стойке смирно и заранее освободили дорогу от ленты с шипами, которую между собой называли «Кактусом».

– Какие примерные мальчики! – оценила бойцов сержант, – Тащат службу как положено!

– А ещё полковник вёл себя как-то обречённо! – продолжил я свой прерванный диалог, – Такого за ним раньше не водилось!

– Все косяки на него повесили! Загрустишь тут! ЧП произошло в подконтрольном ему городе! – было заметно, что Дуся жалеет полковника, – И что с того, что эта девка туда сама проперлась без приглашения! Да там и сгинула!

– Что за девка? Красивая хоть, или уродина какая? – поинтересовался я.

Неожиданно для самого себя, я понял, что оказался не в курсе предстоящего задания. Ведь если ты отправился на поиски кого-то, то было бы совершенно не лишним ознакомиться с деталями предстоящего дела.

– За дорогой следи! Жених хренов! – сержант не зря меня предупредила об этом, прежде чем передать фотографии на экран моего шлема.

Девчонка была просто на загляденье. Словно бы никогда и войны то не было. Вот что значит: родители – высокопоставленные чиновники. В такую красотку и влюбится не грех. А тем более простому солдату.

– Да-а…! – загадочно протянул я.

– Чего завис, солдат? Ты смотри у меня там! Не балуй! Я измен не прощаю! – забеспокоилась Дуся.

В большинстве случаев было совершенно невозможно понять, когда она шутит, а когда говорит серьёзно. Чёртов изобретатель! Угораздило же его, такого боевого робота создать!

– Девка, как девка! – ответил я, стараясь быть равнодушным, – какой им смысл её в заложниках держать?

– Ну, не скажи! Такой товар можно выгодно обменять! Тут другой вопрос важнее: как они у нас в тылу оказались? И смогли всё это провернуть?

– А вот это правильный вопрос! – заметил я, – Откуда они могли всё это знать так точно? И как собирались её отсюда вывезти незаметно?

– Я не детектив, солдат! Я пехота! Мне дают приказ, и я его выполняю! – Дуся даже немного занервничала.

Видимо ответов на эти вопросы у неё не было, а сведения об этом задании были более чем скудные. Это сильно усложняло дело, продвигая его в разряд невыполнимых заданий.

– Что-то они там темнят все! – с сожалением произнёс я, – Значит сами они ничего не нашли, и отправили неофициально нас?

– А ты догадливый! – похвалила сержант, – Ходят слухи, что последняя модель робота лазутчика, всё-таки была создана. И что отличить его от человека, практически не возможно.

– Скоро будем на месте! – предупредил я, – Если я правильно понял, то девчонку похитили именно в этом месте?

– Не совсем! Ты же не думаешь, что можно незаметно подъехать к месту на «Тигре» полковника?

– Об этом я не подумал!

– Спрячем его, пока не рассвело.

Мы въезжали в город, правда видел я это только на проекции бронированного лобового стекла. Тонкие зеленоватые линии, строили изображение в объёме. Оно куда больше теперь походило на разрозненные горные хребты, нежели на многоэтажные высотки из стекла и бетона.

Дорога резко свернула вправо, в объезд разрушенного моста по сухому руслу реки. Скаты колёс натужно застучали по трещинам высохшего донного ила реки. В самом городе не было видно ни единого огонька света. Увидеть наше приближение к городу, можно было, только обладая прибором ночного видения. Никаких огней на нашей машине включено не было, а затонированные стёкла не пропускали наружу даже свет от подсветки приборов.

– Какого чёрта эту девчонку понесло в этот пропащий город? – задумчиво спросил я.

– Тут два варианта ответа! – спокойным голосом произнесла Дуся, – Либо они действительно этого не знают, либо не хотят, что бы об этом знали остальные!

– Сплошные загадки! – обречённо произнёс я, и чуть помедлив, добавил с досадой, – Им нужно было детектива нанять для этого дела!

– Мысль хорошая, но не удачная! Последний детектив давно превратился в пепел вместе с той книгой, в которой про него писалось!

– Похоже, что мы на месте! – доложил я, сверяясь с показаниями радара и остановив машину.

– Добро! Жди в машине! – Дуся вылезла из кузова и пошла вперёд.

Её я тоже видел на лобовом стекле в виде множества зеленоватых линий. Выглядело это необычно, словно в примитивной графической программе.

Своими сильными клешнями, Дуся расчистила дорогу от разного рода мусора, и в завершении всего отодвинула в сторону сломанную дверь полуразрушенного ангара.

– Загоняй! – приказала мне сержант и отошла в сторону.

– Выполняю! – ответил я и не спеша заехал внутрь.

Выходить на улицу мне пришлось через верхний люк кабины. Большая машина поместилась в импровизированный гараж, словно пуля в казённик. Видимо для Дуси это было уже не впервой. Она ловко поставила железную створку ворот на место и заботливо подкинула под неё металлического лома для маскировки.

– Задача такая, воин! – строго произнесла сержант, – Выходим на место похищения и проводим доскональный осмотр!

– А дальше? – поинтересовался я, проверяя своё оружие и амуницию.

– А дальше парень! Нам очень сильно понадобится удача! Так что не проморгай любой намёк на это чудо!

– Так точно, сержант!

– Следуй за мной! Не отставай! – приказала Дуся и тихо, насколько это возможно для боевого робота, двинулась в путь.

Ходить следом за сержантом, для меня было не в первой. Но там была пустыня, а не развалины города в кромешной тьме. Того и гляди, оступишься и найдёшь на свою голову, либо полуразрушенный подвал, либо ещё хуже, открытый люк канализации.

До места шли не долго, в полном молчании. Внимательно глядя под ноги. То и дело на моём радаре появлялись красные точки. Обозначали они, неизвестных людей, скорее всего гражданских. Видимо они как-то умудрялись выживать в этих развалинах.

– Здесь! – коротко произнесла Дуся и остановилась.

Мне не терпелось поиграть в детектива, и во что бы то ни стало распутать это сложное дело. За это могут легко повысить в звании и даже перевести на более сытое довольствие. Но и спросу с тебя после этого будет куда больше.

Почти полностью разрушенное здание без крыши немного напоминало по своим останкам большой кинотеатр. Эти заведения имели большую популярность до начала войны. Я всего этого не застал, так как ходил тогда ещё под стол пешком и в подобные заведения меня ещё не брали. Но за долгие годы под землёй, мне привелось пересмотреть множество видео и фотоматериалов о жизни до войны.

Какой либо ностальгии, по поводу утраты всего этого мирного проживания, я никогда не испытывал. Видимо людям привычнее жалеть о том чего они потеряли. Я же всего этого даже и приобрести то толком не успел.

Что можно вообще было найти на этих пыльных руинах прошлой жизни? Поисковый отряд, что был тут до нас, истоптал здесь каждый дюйм обломков. Моя логика была здесь абсолютно бессильна среди всего этого хаоса.

– Иди, проверь! Что здесь? – приказала мне Дуся.

Отбросив в сторону исковерканный кусок ржавого металла, сержант нашла нечто похожее на люк. Протиснуться в него мог только я, и то с трудом. Лезть мне туда совсем не хотелось, но выбора не было.

Включив фонарь на оружии, я посветил внутрь лаза. Вертикальный колодец уходил вниз метров на пять. Дальше была видна горизонтальная галерея. Выбора не осталось, пришлось спускаться вниз по шатким проволочным дугам.

Спустившись на дно колодца, я осмотрелся. Горизонтальную галерею полностью перекрывала бетонная стена. Взорвать её не обрушив своды колодца, не представлялось возможным.

– Здесь тупик! – доложил я в микрофон шлема, – Пройти не получится! Но свежие следы есть! Видимо открыть её можно только изнутри!

– Возвращайся! – угрюмо приказала мне сержант, – Похоже, что дело дрянь!

– Что будем делать?

– Расширим зону поиска! У таких нор, обычно несколько выходов!

Решение было разумным и в то же время, безнадёжным. Копаться в этих развалинах, а тем более плутать в подземных лабиринтах, не имея проводника, можно было бесконечно долго и бессмысленно.

На улице начинало светать и времени оставалось всё меньше. Сверхчувствительные приборы Дуси так же ничего не обнаружили на месте похищения девушки. Было решено разделиться и осмотреть достопримечательности этого района в полной мере.

Я шагал один по когда-то красивым улицам города, дико озираясь по сторонам и держа своё оружие наготове. Несколько раз видел людей, сильно смахивающих на бомжей. Они были напуганы, и в то же время им хотелось узнать, что здесь делает одинокий солдат с оружием в руках.

Никакой опасности я в них не видел. Нападать на меня у них нет никакого резона, разве что они вдруг с утра пораньше решили покончить свою никчёмную жизнь по сути дела самоубийством.

Неожиданно я увидел, как бежит мне наперерез через обломки дома, маленькая девочка. Лет шести не больше. Спутанные кудряшки светлых волос развивались на её голове. Детское личико было серьёзным и испачканным. Большие сапожки на её ногах так и норовили слететь при быстрой ходьбе.

Я остановился, не понимая чего ей от меня нужно. Подбежав ко мне, смешно топая сапогами, девочка подняла ко мне своё лицо и посмотрела прямо в глаза.

Вся левая сторона её милого личика оказалась жутким шрамом. Глаза не было. Я не вольно отшатнулся назад от увиденного. Девочка протянула ко мне свои испачканные руки и громко сказала.

– Дай!

– Чего тебе? – переспросил я, не сразу осознав того, что сейчас происходит.

– Еду дай! У тебя есть! – девочка тянула ко мне свои ручки, показывая пустые ладони.

– Сейчас самый удачный момент, воин! Заняться гуманитарной помощью! – послышался голос Дуси в моей голове.

– Я быстро, сержант! – пообещал я, скидывая со спины свою походную сумку с сухими пайками и прочими премудростями солдата.

Не успел я протянуть девочке сухой паёк, как она тут же его схватила обеими ручонками и запихала себе за пазуху старенькой подпоясанной курточки. Девочка быстро освоилась, поняв, что я не страшный и вреда ей не причиню. Она заглянула в мою сумку, и затем, хитро вновь посмотрев на меня своим глазиком, сказала.

-Ещё!

Оглядевшись по сторонам, я увидел ещё несколько маленьких фигурок, которые семеня ножками, бежали ко мне. Одеты они были все во что попало, чумазые и голодные. Одно слово – дети войны.

Я раздал все свои припасённые сухие пайки и показал девочке сумку, в которой больше ничего съедобного не было. Она улыбнулась и погладила меня своёй ручонкой по перчатке.

Я встал в полный рост и закинул свою походную сумку за спину, собираясь идти дальше.

– Ты хороший! – неожиданно произнесла девочка, глядя на то, как её сверстники радуются солдатским подаркам.

– Да, ладно! Чего там! – растроганно произнёс я.

– Я знаю, зачем ты пришёл! – почти по-взрослому произнесла девочка и предложила мне, – Пойдем, покажу!

– Пойдём! – согласился я, немного неуверенно.

Девочка пошла в сторону большого разрушенного дома. Массивные стены и своды окон первого этажа ещё сохранили свои очертания. Я пошёл следом, мысленно споря с самим собой по поводу того кому я сейчас доверяю свою жизнь.

Моя железная логика была против всего этого, но что-то внутри меня упорно подсказывало, что я на верном пути к своей цели.

– Парень! Ты в своём уме? – вопрос сержанта в наушниках, застал меня врасплох.

Я не знал толком, что мне сейчас ответить, ведь действовал я сейчас вопреки здравому смыслу.

– Всё хорошо, сержант! – ответил я и добавил, – Всего пару минут! Похоже, что она знает здесь все тайные тропы!

Дуся пробурчала что-то невнятное, оставаясь на связи. Было слышно, как она чем-то громыхает. Видимо пытается найти ещё один вход в подземный лабиринт.

Девочка очень быстро карабкалась по завалам, точно зная, куда меня ведёт. В этих лабиринтах полуразрушенных подвалов и нагромождений упавших железобетонных плит было очень легко заблудиться без проводника.

Проскользнув в очередной узкий лаз, мы оказались в просторном помещении. Часть потолочного перекрытия была разрушена и лежала на полу. Неприятный запах гари резанул по моим рецепторам. Тошнотворный позыв подкатил к горлу.

– Вот! – сказала девочка и указала рукой на обгоревшую и частично даже оплавленную стену здания.

Взглянув на нее, я обмер от неожиданности. Чёткий силуэт тени человека, обозначался на оплавленных вокруг неё кирпичах.

– Что у тебя там, воин? – послышался встревоженный голос Дуси, – Доложи обстановку!

– Здесь тень человека на стене! – неуверенно произнёс я.

– Какая ещё тень? Соберись уже, солдат! К тебе с севера приближается группа людей!

– Это произошло совсем недавно! Я где-то уже видел такое! – эта тень произвела на меня глубокое впечатление.

– Семь человек, уверенно продвигаются в твою сторону! Давай очнись уже солдат! – голос сержанта был действительно встревоженным.

– Я всё понял, сержант! Уже ухожу!

Я обернулся назад, но девочки нигде уже не было. Её и след простыл. Стоило отдать ей должное, она и так сильно рисковала тем, что привела меня сюда. Ведь то, что здесь произошло совсем не давно, рядовым случаем не назовёшь.

Семь красных точек на моём радаре разделились на три группы и быстро приближались ко мне с разных сторон. На визит вежливости, это так же похоже не было. Спасаться бегством на их территории, было изначально пустым делом. Так что эти ребята местные и точно знают, откуда здесь на стене появилась эта тень.

– А кто это у нас тут заблудился? – спросил парень с автоматом в руках.

Он ловко спрыгнул с верхнего перекрытия в пролом. Вид у него был наглый и самоуверенный. Лицо и руки в татуировках. Остальные не заставили себя долго ждать и появились с разных сторон.

– Тяни время, солдат! – приказала Дуся в моих наушниках.

Я не ответил, точно зная, что этот приказ никто другой услышать, не мог. Стоя посередине помещения, я был хорошей мишенью. Но реальную угрозу для меня представлял лишь один из них. В его руках была малая управляемая ракета. Она легко могла испортить мой костюм, не говоря уже о его содержимом.

Все они были подростками, не достигшими совершеннолетия. Но выбор свой уже сделали. Участие в вооружённой банде, во время военных действий, во все времена каралось смертью.

– Вы совершаете большую ошибку! – предупредил я парней.

– Многие так говорили! И чем дело закончилось! – нагло произнёс парень, под бурные возгласы своих подчинённых.

– А многие это кто? – поинтересовался я, делая шаг назад.

– Не важно! Они уже ничего никому не расскажут! – парень злобно засмеялся и, делая вид, что не смотрит на меня, неожиданно выстрелил.

Очередь из автомата была короткой, а пули обычными. Бронезащита на моей груди заискрила, гася силу инерции выпущенных пуль.

Я немного пошатнулся назад, продолжая держать главного на прицеле. Точка, на моём радаре обозначающая Дусю неминуемо приближалась к нам.

– Какая хорошая штука! – обрадовался парень с татуировками и замахал своим автоматом над головой, – Мне такая нужна!

– Да, не плохая! – поддержал я, что бы потянуть время ещё хоть немножко.

– Бросай оружие! И мы тебя отпустим! – предложил парень, подначивая своих боевиков.

– Конечно, отпустим! – послышалось у меня за спиной.

– Надо подумать! – протянул я, – Предложение заманчивое!

– Да ты сука время тянешь! Неожиданно психанул главный парень и начал целиться мне в голову.

Всё его лицо напряглось и стало взрослым не по годам. Остальные боевики так же дёрнулись и начали потихоньку приближаться ко мне.

Управляемая игла Дуси, пронзила толстую кирпичную стену, словно кусок масла и тут же взорвалась в теле парня с ракетой в руках. Всё его тело разлетелось на несколько кусков в разные стороны, щедро обдав всех присутствующих брызгами крови.

Две следующие иглы разорвали пару боевиков у меня за спиной. Такого поворота событий они явно не ожидали, впав в замешательство.

Пользуясь моментом, я выбил из рук татуированного парня автомат, но добавить прикладом в голову не успел. Он, ловко увернувшись, начал наносить мне удары с обеих ног. В итоге ему быстро удалось выбить из моих рук оружие.

– А вот и мамочка пришла! – раздался голос сержанта во всеуслышание

Дуся спрыгнула с верхнего полуразрушенного перекрытия прямо на головы остальным боевикам. Жалеть своих врагов она не умела, как впрочем, и тратить на них патроны так же не собиралась.

Пока парень отвлёкался на эффектное появление боевого робота, я успел выхватить свой нож и бросился на него. Мой неуклюжий удар, он легко парировал, после чего выхватил свой нож.

Его глаза горели, словно два адских уголька. Терять ему, судя по всему было нечего.

Выдвинутые штыки сержанта безжалостно кромсали остальных подельников уличной банды. Зрелище было жутким и в то же время, зачаровывало своим смертоносно отточенным великолепием. Увернуться от длинных клешней Дуси никому из них не удалось. Короткие очереди и выстрелы быстро стихли. Последние куски плоти упали на обломки железобетонных плит, щедро окропив их последствиями рукопашного боя.

Осознав, что подельников больше нет, главарь озверел окончательно и смог несколькими ударами с ног повалить меня на землю, выбив нож из моей руки. Запрыгнув на меня сверху, он продолжал пытаться ударить ножом в моё лицо. Забрало моего шлема было всё это время открыто.

– Мальчики! Вас разнять? – спросила Дуся, плавно подводя свой штык под шею главаря сидящего на мне.

Парень взвыл от бессилия и отбросил свой нож в сторону. Умирать вот так он явно не желал и решил сдаться на милость боевого робота. Либо чего-то задумал.

Убрав штык и схватив свою жертву за горло, Дуся стащила с меня главаря и прижала его спиной к кирпичной стене. Ноги его беспомощно болтались, а своими руками он обречённо вцепился в железные пальцы сержанта.

Огоньки в его глазах начали гаснуть, воздух в лёгких заканчивался. Дуся зачем-то внимательно сканировала его грудную клетку.

– Подожди, сержант! – попросил я, вставая на ноги, – Давай допросим его!

– Он ничего не знает! Мы только зря время тратим! У меня на него есть другие планы!

– Пожалуйста, сержант! У нас ведь всё равно других зацепок нет! – аргументировал я свою просьбу.

– Хорошо! Будь, по-твоему! – согласилась Дуся, – Но большего не проси!

Сержант немного ослабила свою железную хватку на горле парня и дала ему возможность вдохнуть. Вся его былая бравада быстро улетучилась, в глазах появился страх. Лично я бы, врагу такого не пожелал, встретиться с Дусей в рукопашном бою. И уж тем более, оказаться вот так вот в её железных клешнях.

– У тебя ведь есть родственники? – обратился я к парню, поднимая своё разбросанное оружие.

– Это очень легко проверить, имея в своих руках код ДНК и прямой доступ ко всем базам! – добавила Дуся.

– Не нужно! Я всё скажу! – заверил нас парень, придавленным голосом.

– Ты ведь не дашь нам повода разочароваться в тебе? – спросил я, посмотрев на парня в упор.

– Я знаю, где он! Только не трогайте её! Она ни в чём не виновата и ничего не знает! – парень с усилием вдохнул и заверил нас, – Я отведу к нему!

– К кому ты нас отведёшь? – переспросил с любопытством я.

– К роботу отведу! – взмолился парень задыхаясь.

– А на хрена нам робот твой сдался? – спросила Дуся.

– Он в девку переодевается! – выпалил парень, дрыгая ногами.

Мы с Дусей переглянулись. Похоже, что это был наш случай. То самое чудо, на которое мы даже надеяться не смели.

Я спеленал парня армейскими силками, на случай того если он вдруг решит поиграть с судьбой. Сержант взяла его своими клешнями и повесила на плечё.

– Всего одна глупость, мальчик! И умирать ты будешь очень долго! – пригрозила Дуся и приказала парню, – Показывай дорогу, вождь хренов!

Шли мы не долго. Весь путь, парень добросовестно указывал каждый шаг. Видимо судьба его родственницы была ему очень дорога. Хотя он прекрасно уже понимал, что для него это билет в один конец.

– Здесь! – сказал парень, кивая головой в сторону кучи разного мусора.

Вход в подземелье открывался просто. Разумеется, для тех, кто знал его секрет.

– Он весь твой! – сказала Дуся, провожая меня в утробу подземелья, – Мы тебя здесь подождём!

– Кто он? – поинтересовался я.

На моём радаре, точка, обозначающая незнакомца в комнате подземелья, горела необычным малиновым цветом.

– Твой шанс! Помочь одному хорошему человеку! – сержант улыбнулась своёй железной улыбкой и продолжила, – Брать его в плен нет смысла! Часть программы по любому уже стёрта бесповоротно. Пары фотографий на память будет достаточно для отчёта!

– Понял, сержант! – я включил фонарь на своём автомате и двинулся вглубь подземного мира.

Точка на радаре не двигалась и находилась в небольшом помещении за поворотом тоннеля. По близости больше никого не наблюдалось.

Небольшая железная дверь в помещение была приоткрыта. Самодельный светильник на столе тускло освещал силуэт девушки. Она сидела на кровати, не двигаясь, глядя перед собой в пол.

– Эй, подруга! – позвал я негромко девушку.

Ответа не последовало, и я подошёл немного ближе. Внешний вид красивой девушки спутал все мои карты и намерения. Длинные распущенные волосы. Короткое платье, стройные ноги в чулках. А ещё эти чёртовы туфли на высоком каблуке.

Девушка медленно повернула ко мне своё лицо и мило улыбнулась. В ту же секунда она вскочила со своего места и кинулась на меня с омерзительным криком. Милое лицо превратилось в жуткую и злобную гримасу. В её руке мелькнула сталь широкой мачете, сверкнув своей полировкой в свете моего фонаря.

Все восемьдесят два бронебойных патрона, одной длинной очередью, жадно впились в тело крашеного монстра с тесаком в руках. Ударная сила моей очереди откинула робота к стене. Мачете выпала из руки и зазвенел на цементном полу. Ноги робота подогнулись, и всё тело сползло вниз. Парик слетел с головы и остался висеть на стене, зацепившись за её неровности.

Я быстро перезарядил автомат, и выпустил всю вторую обойму. Частично в голову, от чего маска лица полностью разлетелась, обнажив прошитый бронебойными пулями металл.

Точка малинового цвета на моём радаре погасла. Вновь перезарядив оружие, я услышал приказ Дуси.

– Возвращайся солдат! Миссия закончена! Горизонт чист!

– Да, сержант! Принято! – ответил я и молча, побрёл назад, к выходу.

На душе было мерзко. И казалось, что этот кошмар теперь будет меня преследовать до конца моих чёртовых дней. Стоит мне только встретить теперь красивую девушку, как она тут же покажет мне своего внутреннего монстра.

Оказавшись на улице, я открыл стекло шлема и жадно вдохнул. Воздух показался свежим и чистым. А душа – грязной и скомканной, словно использованная салфетка.

– Всё хорошо, солдат! – успокоила меня Дуся, – Пора двигаться! Транспорт ждёт!

Парень на плече у сержанта висел безжизненно и выглядел очень бледно. Ни какого дела мне до него не было ровным счётом. Скорее всего, сержант вкатила ему лошадиную дозу снотворного, с тем расчетом, чтобы без проблем транспортировать нужный орган в часть и передать его медикам.

Спрашивать я ничего не стал. Хотелось просто помолчать. Вот только одна мысль так и не покидала меня: – Уж больно всё просто как-то получилось!


Выгнав из гаража транспорт, Дуся бросила свой трофей на заднее сидение. Затем заботливо прикрыла импровизированный гараж, ржавой створкой ворот, не забыв раскидать мусор как было. После чего сержант резко выпрямилась и сообщила мне.

– Возвращаемся на базу! Приказ полковника! Девчонка нашлась!

– В смысле нашлась? – недоверчиво переспросил я.

– Мало ли кто бродит по руинам ночью! Ты лично, только что, завалил эту крашеную девку! Фотографию показать ещё раз? – разбушевалась напарница.

– Что-то здесь не сходится!

– Вот заладил! Назови мне хоть одну причину, по которой я должна тебя сейчас слушать?

– Причину? – задумчиво произнёс я и воскликнул, – Вот именно! По какой такой причине, мы всё ещё здесь?

Дуся, молча, смотрела на меня.

– Зачем тратить столько ресурсов и подменять дочь высокопоставленной особы? – спросил я.

– Покушение! – произнесла сержант.

– Как минимум! А это была лишь подсадная утка для отвлечения внимания! Нашего с тобой, Дуся внимания! – расстроено прокричал я.

– Нам никто не поверит! У нас нет ни единого доказательства! – воспротивилась сержант.

– Зато мы ещё в строю!

– А если ты ошибаешься? Лично мне твою башку жалко! Пойми, мы своё дело сделали и получили приказ: – Возвращаться на базу!

– А если я прав? То как мне потом с этим жить прикажешь? – разозлился я.

– Едем! – коротко скомандовала сержант, залезая в кузов машины, – Сейчас добуду тебе новые координаты!

Я запрыгнул в кабину «Тигра» и резко рванул с места.

– Новые координаты на твоём радаре! – отчиталась Дуся, – Девчонку везут к папочке! Есть все шансы успеть к этой душещипательной сцене!

– Спасибо! – радостно ответил я.

– За что благодаришь, дурачок? В петлю лезем!

– За то, что поверила!

– Ох! Чувствует моя железная задница, выйдет мне это боком!

– Всё получится, сержант! Обязательно! Вот увидишь! – заверил я.


До места воссоединения счастливой семьи оставалось несколько километров. Дуся, молча, прыгала на ухабах в кузове. «Тигра» я не жалел и гнал на полной его скорости.


Район был оцеплен войсками, но машина полковника позволила нам беспрепятственно миновать все посты. Судя по скоплению войск, здесь намечалось важное мероприятие. Я не стал спрашивать у сержанта, как ей удалось раздобыть столь секретную информацию. Как говориться: – Меньше знаешь, спокойнее спишь.

Около импровизированной сцены остановилась армейская машина. Из неё вывели девчонку. Точь в точь такую же красавицу, как я совсем недавно застрелил. Мы подъехали немного позже, и вышли из машины. Дуся стояла поодаль, а я старался протиснуться через толпу гражданских лиц как можно ближе к той самой девчонке.

Она шла в сопровождении двух охранников и, поравнявшись со мной, посмотрела в мою сторону. Ничто в ней не выдавало робота лазутчика. Так что, либо я глубоко заблуждался в своих умозаключениях. Либо им всё-таки удалось создать этого робота, последнего поколения. Ведь даже охрана до сих пор не заметила подвоха с заменой.

Я шёл за ними следом в толпе, не сводя глаз с большой груди девушки, словно охотник, выслеживающий свою добычу. Перед не высокой сценой было несколько ступенек. Девчонка в сопровождении своих охранников, весело и задорно пропрыгала по ним на самый верх и подошла к краю помоста.

В этот самый момент я уже стоял рядом со сценой и, нацелив свой автомат на девушку, громко прокричал.

– Она не человек! Её подменили!

Охранники, стоявшие по бокам от девчонки, даже не дёрнулись. Решили не рисковать, ведь быстрее пули не прыгнешь.

Толпа напряглась. Несколько вооружённых солдат, направили на меня своё оружие. В такие дурацкие ситуации мне ещё не приходилось попадать. Но других вариантов развития событий я не видел.

– Тихо, тихо, тихо! – раздался спокойный, но громкий голос Дуси у меня за спиной, – Этот парень знает, что делает!

– Ты ведь знаешь, что делаешь? – переспросил голос сержанта у меня в голове.

– Знаю! – твёрдо ответил я.

Все присутствующие напряглись после этих слов ещё больше. Ведь никто из них и слухом не слыхивал про подобный поворот дела. Девчонка же вела себя как напуганный ребёнок и кривила свои ровные губки.

– Позвольте этому солдату, сделать то о чём он просит! – послышался командный голос полковника, который поднимался на сцену, – Ничего страшного в этом нет! Мы просто проверим!

Охрана после слов полковника немного расслабилась. Толпа замерла в ожидании того, что будет дальше.

– Пусть Дуся проверит! – попросил я, – Её эксклюзивные приборы не соврут!

Я всё ещё держал девчонку на прицеле, но в тот момент, когда сержант подошла к сцене, мне пришлось немного двинуться в сторону и отвести на долю секунды взгляд.

Молниеносный удар ноги девчонки выбил из моих рук автомат. Второй удар разом переломил шею одному из охранников. Сила и скорость ударов были не человеческими. Словно дикая пантера она кинулась к своему отцу, который всё это время стоял поодаль и просто наблюдал за происходящим. Второй охранник умудрился схватить девушку за ноги и повалить на сцену.

Дуся тут же вскинула свой пулемёт на правой клешне, но стрелять не решилась. Это ведь не снайперская винтовка, а народу на сцене было много.

– Вали её воин! – выкрикнула мне сержант, – Твоё новое оружие!

Я вскинул правую руку, мысленно отдавая команду на захват цели мини ракетам на запястье. Когда-то ещё в подземном бункере мне удосужилось ознакомиться с описанием этого необычного оружия будущего.

Девчонка легко скинула с себя охранника, проломив ему голову кулаком и начала было вскакивать на ноги, двигаясь к своей цели. Три мини ракеты с визгом вылетели из своих гнёзд и, нарисовав в воздухе идеально ровную окружность, вонзились в живот девчонки, словно трезубец.

Взрыв был не сильным и даже немного приглушённым прочным корпусом робота. Его разорвало надвое и с грохотом разбросало части в стороны.

– Готов! – сообщила мне Дуся по связи.

Я подобрал с земли свой автомат и ещё раз посмотрел на останки робота. Видимо всё ещё хотел удостовериться в том, что это не человек. Высокопоставленный чиновник в сопровождении полковника подбежал к нам с сержантом и встревожено заорал.

– Где моя дочь?

Дуся отодвинула меня немного в сторону своей клешнёй, решив, что с меня на сегодня достаточно приключений и ответила на этот сложный вопрос сама.

– Цена вопроса вам должна быть известна! – сказала сержант, внимательно наблюдая за реакцией генерала, – Вас просто хотели убрать! А при таком раскладе, свидетелей не оставляют! И вы это знаете лучших других!

– Совсем никаких шансов найти хотя бы тело? – обречённо спросил высокопоставленный чин.

– Всё что нам удалось сегодня обнаружить, это тень человека на кирпичной стене! – с сочувствием произнесла Дуся и, сделав небольшую паузу, добавила, – Все подробности этого дела, будут у вас на столе, сегодня же!

– Да, конечно! – тихим уже голосом произнёс генерал, собравшись уходить, но резко развернувшись, сказал, – Вы спасли мне жизнь, рискуя своей! Спасибо!

Мы стояли, молча глядя в след уходящему генералу. Его сгорбленная фигура, напомнила мне какую-то старую притчу. Вот только вспомнить её подробности я никак не мог.


Бесконечный день продвигался к своему логическому завершению. Рутинные расследования по поводу инцидента закончились. Полковник посадил меня за руль своего «Тигра» и приказал отвезти его на базу. Дуся сидела как обычно в кузове пикапа, а полковник рядом со мной. Сначала мы ехали, молча, но потом командир неожиданно меня спросил.

– А как ты догадался, что она робот?

– По глазам! – ответил я, не отрывая взгляда от дороги.

– Что? Прямо так по глазам всё и понял?

– Не совсем! – заюлил я, не желая говорить подобное при командире.

– Давай, колись, солдат! Я ведь всё равно не отстану от тебя! – заверил меня полковник.

– Грудь у неё не подпрыгивала! – неуверенно произнёс я.

– Да мало ли сейчас силикона кто носит! – возмущённо сказала Дуся по связи.

– Она совсем не двигалась! – повторил свою догадку я.

– Чего, как у Дуси что ли? – спросил полковник и улыбнулся.

– Так точно! – сказал я на выдохе, чувствуя свою неловкость.

– Это, с каких это пор ты таким специалистом в этом вопросе стал? – поинтересовалась сержант.

– У нас было много девчонок в роте координаторов! – пояснил я, – Множество узких коридоров и лестниц! И я очень хорошо запомнил все эти движения! Для меня они были лучше любой музыки!

– Вот тебе и военная машина! – задумчиво произнёс полковник, – А прокололись на такой мелочи! Простой пацан, вывел всех на чистую воду!

– Не так уж он и прост, как может показаться с первого взгляда! – добавила Дуся.

– А крысу в штабе нашли! – пользуясь, случаем поинтересовался я.

– Нашли! Показания сейчас даёт тварь продажная! – зло произнёс командир и все вновь замолчали.


Добрались до своей базы мы без приключений, и остановились около госпиталя части. Так мне приказал сам командир, видимо ему это было необходимо. Всё это время он почти не кашлял, видимо держался на сильных препаратах.

Выходя из машины, полковник заметил на заднем сидении тело связанного человека, про которое лично я уже и забыл вовсе.

– Это ещё что такое? – строго спросил командир, показывая рукой на заднее сидение.

– Это ваши лёгкие, полковник! – спокойно ответила Дуся, выбравшись из кузова пикапа.

– Не понял, сержант! Что за шутки?

– А шуток здесь нет, командир! – заверила сержант, – Вам был нужен донор? А это стопроцентная совместимость! Так что выбор за вами! Ему один чёрт за всё содеянное расстрел светит! А так хоть польза будет!

– Вызови мне срочно спецов по этому делу! – попросил полковник Дусю.

– Уже бегут! – доложила сержант.

– Какие шустрые бойцы у меня в части! – похвалил нас командир, – Я добро долго помню! Идите, отдыхайте!

К машине подбежал врач в сопровождении двух санитаров с носилками. Они ловко погрузили тело парня и тут доктор неожиданно воскликнул.

– Так он ещё живой! Я не могу так поступить!

Дуся тут же выдвинула штык из своей клешни, и занесла его над спящим главарём банды, предложив свои услуги.

– Чем помочь, доктор? Ему один чёрт расстрел светит! Если боишься взять грех на душу, то мне не сложно! У меня её нет!

– Я уже всё понял! – быстро согласился врач и, взяв полковника за рукав, добавил, – Пройдёмте господин полковник со мной! Операция не сложная, не волнуйтесь, пожалуйста!

Процессия скрылась за дверями госпиталя, Дуся повернулась ко мне и произнесла, убирая штык с зазубринами на место.

– Вот лицемер! Главное ни за что не отвечать!

– Да, Бог с ним уже! – махнул рукой я, – Главное, что бы всё там по уму вышло!

– Да ты уже спишь на ходу, парень! – заметила сержант, – Пойдём, провожу тебя до казармы.


Глава 5 «Гормон счастья»

Банный день удался на славу. Жаркая импровизированная парилка в палатке, новая причёска — «Платформа» и тщательно подстриженные на ногах ногти, заметно улучшили моё настроение после продолжительного, но беспокойного сна днём.

Закончив столь вожделенные процедуры, я, не спеша и вразвалочку отправился обратно в казарму. Две лычки гордо сияли на моём предплечье, говоря всем окружающим о том, что солдата пехотинца повысили в звании. И теперь он не абы кто, а – младший сержант, армии победительницы, коалиции справедливости.

Новая форма из прочного синтетического материала, сидела на статной молодой фигуре, словно с иголочки. А то, как же? Я ведь всю ночь её самолично и терпеливо ушивал в меру своих способностей в данной области. Швея из меня так себе, но издалека, смотрится вполне прилично.

Жизнь в части потихоньку налаживалась. Авиа налёты и арт. обстрелы нашей базы, остались в прошлом. Наших недобитых врагов оставалось всё меньше, силы их таяли, словно снег запоздалой весной. Была во всём этом небольшая заслуга и нашего с Дусей боевого звена.

Полковнику сделали операцию и полностью заменили оба лёгких. Он, конечно же, приободрился, но сетует на то, что бывший хозяин пересаженных ему органов, курил какую-то жуткую дрянь и жить с этим нелепым перегаром ему не просто. Наконец-то наш старик, смог хоть, немного, расслабиться в армейском госпитале и даже позволил себе, немного, поворчать.

Но несмотря, ни на что, настроение у нашего командира замечательное и по этой причине он одарил нас с Дусей, всеми доступными для него благами в знак благодарности.

Сопротивляться такому решению полковника мы не стали и с головой погрузились в нехитрые прелести армейской жизни по блату, в ожидании очередного приказа выдвинуться в неизвестность, дабы вновь совершить невозможное, ценой собственной жизни.

Везение, как известно, штука коварная и обманчивая. И даже когда находишь что-то, совсем не факт что не потеряешь в итоге куда больше. Лично меня, порой пугала не столько смерть, сколько мысль о том, что остаток жизни я проживу, словно давно заброшенная и разобранная машина в гараже. Бывших в употреблении запчастей вокруг тебя много, да вот только всё не те. А свои родные запчасти, давно уже протёрты до дыр и лежат на свалке.

Браво шагая между палатками, я неожиданно для самого себя узнал как, оказывается, проходит банный день у сержанта Дуси. Небольшой робот, больше похожий на консервную банку, намывал мою напарницу, точно также как намывает свою машину автовладелец.

Медленно, но очень тщательно, заостряя своё бесценное внимание на каждой мелочи, не забывая попутно пострадать над каждой царапиной и вмятиной. А этого добра на металлическом корпусе боевого робота было как кратеров на лунной поверхности.

Тот изобретатель, что проектировал робота-мойщика, явно не заморачивался с дикого похмелья. Что под руку попалось, из того свой арт. объект и слепил. Голова древнего робота-трудяги была сделана явно из перевёрнутого ведра. Вместо глаз – пара примитивных видеокамер. А вот для чего этот гений припаял к ведру подобие носа и улыбчивого рта, было совсем не понятно. Видимо он был ещё и шутник от Бога.

Арт. объект был медлительным по своей природе и видимо собирался жить вечно. Дуся постоянно ворчала, желая хоть как-то поторопить древнее ископаемое в лице мойщика, но мыть себя сама не желала категорически. На всё это консервная банка постоянно приторно извинялась, улыбалась своей бессмысленной припаянной улыбкой.

Сержант стояла ко мне спиной, но, то, что у неё есть и там очень зоркий глаз, не считая радаров, мне было давно уже известно.

Не знаю, что на меня нашло, видимо перегрелся в парилке, но я начал изображать в меру своих редкостных способностей, неуклюжие движения робота-мойщика. Дуся, вывернув свою клешню странным образом, показала мне во всей красе средний палец железной руки. Она размахивала им из стороны в сторону, словно статная дама роскошным веером, томно вздыхая на скучном балу.

Мим из меня был тоже, так себе, как и швея-мотористка, так что я быстро сменил тактику и показал сержантские нашивки на своём рукаве. Дуся не спеша развернулась в пол оборота, давая мне возможность внимательно разглядеть новые нарисованные лычки на её клешне.

В званиях я разбирался, наверное, ещё с тех пор как пешком под стол ходил не нагибаясь.

– Вот чёрт! – выругался я и махнул рукой.

Теперь мне придётся каждый раз при обращении к боевому роботу сержанту, добавлять слово «старший». Я показал Дусе большой палец руки и с грустной рожей собрался уже топать дальше в направлении казармы, но тут случилось, то о чём я даже и мечтать не смел. Одно дело фантазировать на сон грядущий и совсем другой оборот всё принимает, когда это случается с тобой на яву и в ясном сознании.

Большие женские груди с размаху уперлись в мою героическую грудь младшего сержанта. Они были совершенно мокрые и стопроцентно натуральные, ибо так красиво подпрыгивать и колыхаться, могут только они родимые.

Слегка припухлые губы роковой женщины, оказались настолько близко от моих губ, что дыхание во мне разом спёрло от вожделенной неожиданности, а сердце замерло, не желая спугнуть это видение.

Столкновение было неожиданным и приятным. Амортизация — значительной и увесистой, тряхнуло как минимум балла на четыре. Предохранители в моей башке выбило разом от перегрузки всей сети, а синаптические связи между нейронами моего головного мозга, зависли в попытке ответить на вопрос: — Что делать дальше?

– Там большой паук! — взволнованно произнесла голая барышня, не без интереса разглядывая меня.

– Паук – это хорошо! — словно зомби произнёс я, не отрывая своего взора от женской груди.

Милая барышня нервничала, указывая рукой на распахнутую дверь душевой кабины, от чего её прелести колыхались из стороны в сторону окончательно лишая мой мозг возможности мыслить разумно.

— Да нет же, парень! Это совсем не хорошо! — взорвалась, было, женщина, но тут, же разом осеклась и, схватив меня обеими руками за грудки, дрожащим голосом взмолилась, — Я их боюсь до ужаса! Ты ведь мужчина, реши эту проблему! Прошу тебя!

Задача для меня была предельно ясна: Уничтожить ту самую многолапую дрянь, которая и подарила мне эти не забываемые впечатления. К чёрту логику, пора действовать!

Выхватив из кобуры свой штатный пистолет и заслав патрон в патронник, я величественно молвил, отведя свой взгляд от вожделенных колыханий:

— Да, не вопрос! Сейчас всё будет!

Смело шагнув в душевую кабину, и чуть не угодив прямо под струю воды, я замер, озираясь по сторонам и держа наготове оружие. Моё бурное воображение подпитанное естественными рефлексами организма, рисовало жуткие картины. Паук-людоед с окровавленными челюстями, злобно смотрит на меня, доедая чью-то конечность.

Но в душевой кабине было пусто. Вода с шумом падала на пол, источая клубы пара. На крючках висела форма лейтенанта тяжёлой пехоты, поверх которой красовался тот самый счастливчик -- бюстгальтер. Это он изо дня в день заботливо обнимал пышные прелести барышни, не давая им возможности выскочить раньше времени.

«Раньше, какого такого времени?» – подумал я и поднял свой взор к потолку кабинки. Нечто мохнатое с множеством растопыренных лапок плюхнулось мне прямо на лицо. Атака паука оказалась неожиданной и весьма эффективной. Сделав рефлекторно шаг назад, я споткнулся о порог душевой кабинки и вывалился на улицу. Но схватить эту дрянь рукой и скинуть с себя, так и не решился.

По какой-то не понятной для меня причине, падая навзничь на спину, я умудрился пару раз пальнуть из пистолета в направлении кабинки. Выстрелы оказались меткими и легко перебили трубу с горячей водой.

Кипяток веером орошал мои так себе ушитые новые штаны. Паук сидел на моём лице, вцепившись в него от страха ещё крепче. Дамочка верещала, словно резаная с ужасом взирая на тот страх с волосатыми лапками, который почти целиком покрывал мой перепуганный лик.

Издав жуткий вопль, я схватил паука левой рукой и с силой сжал свои пальцы в кулак. Что-то мерзкое и вязкое брызнуло из насекомого, чуть ли не мне в рот. Надо полагать, что смерть паука была быстрой, и он не мучился в отличие от меня чувством отвращения.

Широко раздвинув ноги, и пытаясь убрать из-под фонтана горячей воды своё достоинство, я словно перепуганный краб начал пятится, назад ёрзая задом по земле.

Кипяток неожиданно закончился и всё стихло. Я, лёжа на спине, пытался стряхнуть со свое ладони останки паука, одновременно выплёвывая то, что попало мне в рот.

Ну, прямо сказать: – Картина маслом! Ни дать ни взять! Отличился! Герой на отдыхе!

– Это я полагаю… – послышался у меня над головой не торопливый и особо изысканно-издевательский голос Дуси, – У него от оргазма лицо такое счастливое?

– Дуся! Ты-то здесь зачем! – возмутился я, отплевавшись и перевернувшись на бок.

– Так ведь! Стреляли, сударь! – невозмутимо ответила старший сержант, переминаясь с ноги на ногу и осматриваясь по сторонам, констатировала, – Враг повержен, как я полагаю?

Глядя на то, как стряхнутые с моей руки останки паука сползают по стене, не подавая признаков жизни, дамочка пришла в себя и проскользнула в душевую.

– Вот же дерьмо! Гадость то, какая! – возмущался я, вставая на ноги и убирая ствол в кобуру.

– О! Это вы, батенька себя ещё со стороны не видели! – продолжала издеваться напарница, и надо было сказать, что повод для этого был уникальный, – То ещё кино получилось, доложу я вам!

– Ладно! Ладно! Проехали!

– У меня и запись есть! Посмотреть не желаешь на досуге?

– Эх! – вздохнул я с досадой, поглаживая руками мокрые штаны, – А так хорошо всё начиналось!

– Да, ладно! Не горюй, младший! – успокаивала меня Дуся с укоризною, – Жизнь штука короткая! Если сегодня не успел, значит – упустил навсегда! Это точно!

– Навсегда меня не устраивает! – злобно возразил я, вытирая лицо ладонью, – Я ещё, можно сказать, и жизни то толком не видел!

Дверь в душевую кабинку распахнулась. Перед нами стояла во всей красе, женщина в военной форме и звании лейтенанта тяжёлой пехоты. Я судорожно сглотнул и впервые за всё это время увидел милое лицо дамы. Шрамов на нём не было, как и косметики. Черты лица были выразительные, но женского в них осталось не много. Причёска была короткая, но назвать её мужской, было бы не верно. Оглядев меня с ног до головы, она молвила весьма приятным голосом:

– Пойдём, сержант! Нужно привести тебя в порядок!

– А… – протянул я, кивая в сторону Дуси.

– Конечно! Конечно! Какие могут быть вопросы! – замахала клешнями напарница, – Он весь ваш!

– Я и сам хорошо с этим справляюсь! – воспротивился я такому повороту дела, – Сам быстренько! Раз, раз, и всё в порядке! Первый раз что ли?

Дамочка неожиданно рассмеялась, думая о чём-то своём и прикрывая губы ладошкой. Дуся махнула своей клешнёй по воздуху и, зашагала прочь, ни чего не говоря.

– Эти приказ, сержант! Следуй за мной! – командным голосом произнесла лейтенант, сдерживая смех.

Глянув на меня ещё раз хитрыми горящими глазами, дамочка заразительно улыбнулась и резко развернувшись, пошла в сторону элитной казармы. Именно так мы называли между собой это красивое одноэтажное здание для избранных персон. Кротко завидуя и всё же мечтая о том, что бы однажды там оказаться.

Тщетно пытаясь осознать, что со мной происходит и чем мне всё это грозит я, словно привязанный шёл следом за лейтенантом, кося свой несдержанный взгляд на ту часть тела, что была ниже пояса. Идти следом за дамочкой было куда приятнее, чем шагать за Дусей по пустыне и лицезреть её бронированный угловатый зад перед собой.

Повернув в замке ключ привычным движением, дамочка открыла дверь своей комнаты. Оказавшись внутри, она бросила ключи на стол и обратилась ко мне:

– Заходи, – голос её стал более женственным и спокойным, – Снимай штаны, мокрые все. Сейчас высушим.

Я вошёл следом и прикрыл за собой дверь. Мой внутренний голос попытался было воспротивиться этому произволу старшего по званию, но здравый смысл взял верх и поэтому я просто замер как вкопанный, посреди маленькой комнаты.

Обстановка была скромной, всюду были разбросаны вещи хозяйки вперемешку с патронами и оружием. Дамочка скинула с себя китель и, схватив с кровати полотенце, наскоро стала вытирать свои мокрые волосы. Заметив краем глаза моё парализованное состояние, она, улыбнувшись, спросила:

– Чего застыл, сержант? Первый раз что ли?

– Нет! – ответил я неуверенно и зачем-то добавил, – А у вас тут уютно.

– Да ладно, расслабьсяпарень! Я ведь не кусаюсь!

Дамочка отбросила в сторону полотенце и, встряхнув головой, быстро подошла ко мне. Она ловко расстегнула мои мокрые брюки и стащила их вниз. Я заворожено любовался её чертами и изгибами тела, послушно переступая с ноги на ногу, давая возможность окончательно стащить с меня штаны.

Хозяйкой она была не плохой, но пользовалась этим даром, судя по всему исключительно редко. Забросив мою ушитую обновку на натянутую под потолком верёвку, она включила вентилятор.

Церемониться со мной она и не собиралась, как впрочем, и говорить лишних слов или оправдываться, тоже не спешила. Китель слетел с меня так же быстро, как и брюки и повис на той же верёвке. Моя юношеская оторопь неизбежно таяла под напором опытных женских рук, которые абсолютно точно знали, что и как нужно делать в данной ситуации.

Запустив ловкие пальцы в мою шевелюру, она прижалась ко мне всем своим телом. Её приоткрытые губы проплыли мимо моих губ, буквально в сантиметре. Тёплое дыхание, словно ураган обожгло все моё напряжённое тело. Это как раз и было то самое, о чём я так долго и вожделенно мечтал в краткие минуты перед отбоем.


Я совершенно потерял счёт времени и даже позабыл, на какой сейчас нахожусь планете. На какой-то миг мне даже показалось, что этой чёртовой войны никогда и не было вовсе, и все эти пережитые кошмары я просто случайно увидел в обычном фильме про выдуманную и чужую войну.

Она лежала на кровати, ничем не прикрытая, рядом со мной. За закрытыми жалюзями небольшого окна вечерело, и комната не спеша отдавалась во власть ночной темноты. Лейтенант привстала на локоть и повернулась ко мне. Строгие черты лица боевого офицера стали намного мягче и женственнее.

Она коснулась кончиками пальцев моего лица, словно желая запомнить каждую чёрточку и каждый заживший шрам. Глаза её сделались глубокими и печальными. Даже голос её изменился и стал тихим и грудным:

– Не говори мне своё имя, – попросила она очень тихо и трогательно.

– Почему? – спросил я шёпотом.

– Так легче терять, – она вздохнула и прижалась ухом к моей груди, – Я устала терять. Больше не смогу.

Я лежал, молча, поглаживая рукой её не послушные волосы, не зная чего ответить, прекрасно понимая, о чём она говорит и просит меня.

Эта злая тётка война, всегда забирает в первую очередь то, чего ты больше всего боишься потерять. Самое дорогое, то чего уже никогда не получится чем-либо заменить.

Да, конечно же, можно вновь и вновь начинать всё с начала, но рано или поздно силы твои иссякнут и вера в счастливую жизнь покинет тебя раз и навсегда. Ты ещё будешь потом какое-то время двигаться по инерции, так и не осознав до конца того, что некая часть тебя безвозвратно умерла.

А когда осознаешь случившееся то, скорее всего уже будешь просто искать на поле боя свою смерть. Конечно же, она не захочет тебя забирать раньше времени, но ты будешь всячески на этом настаивать, и рано или поздно она согласится и заберёт то, что от тебя осталось в свой мир.

Станет ли от этого легче? Откуда мне знать! Я ведь там ещё никогда не был, как впрочем, и не собираюсь в ближайшее время. А по сему, я готов поспорить с судьбой и даже возразить ей если придётся на этот счёт. Лейтенант, безусловно, права! Ненужно не к кому привязываться, как в прочем и хоронить себя раньше времени тоже не годится.

Нужно цепляться за эту жизнь каждую секунду своего существования и стараться прожить каждое мгновение так, словно оно последнее в твоей жизни.

– Это было больно? – спросил я, проведя еле прикасаясь рукой по большому рваному шраму на её животе.

– Нет. Я была под воздействием транквилизаторов, – она положила свою руку на мою и прижала её к животу, – Боль пришла позже, когда я поняла, чего лишилась навсегда.

– Принять потерю, порой куда сложнее, чем пройти несколько кругов настоящего ада, – в какой-то момент мне показалось, что я чувствую её боль, словно бы она была и моей болью тоже.

– Странно…

– Чего странно?

– Ты выглядишь как мальчишка, – лейтенант подняла свою голову, вглядываясь вновь сквозь сумрак в моё лицо, – Но о вас с Дусей, в части, чуть ли не легенды уже ходят.

– Так уж и ходят.

– Поначалу многие посмеивались. Некоторые даже жалеть тебя пытались. Говорили, мол, не повезло парню с напарницей, – мимо казармы проехала машина, коротко осветив окно фарами, – А потом всё разом изменилось, когда вы с сержантом сухогруз в пустыне нашли, да ещё и на базу, на чужом транспорте вернулись, выполнив приказ.

– Было дело. Пошумели тогда немножко, – я улыбнулся, вспоминая то задание.

Мы лежали поперёк разгромленной кровати, слушая тихий шелест вентилятора под потолком. На душе у меня было тепло и чисто. Штаны мои, судя по всему, высохли, но запрыгивать в них я ещё не собирался.

Мыслей в голове почти не было и от этого редкого состояния всё в моей будущей жизни казалось лёгким и простым. Смерть так смерть – придёт не спросит. Жизнь так жизнь – значит, буду выживать и дальше. Но бездарно прожигать её, мне теперь уже точно, совсем не хотелось.

Я приподнял свою голову с матраса и поцеловал лейтенанта в губы. Она ответила взаимностью и еле заметно улыбнулась. У нас была ещё вся ночь впереди, словно целая жизнь. Заулыбавшись во всю ширину от того что вспомнил некоторые детали одного отчёта, я сказал ей:

– А я ведь знаю твоё имя!

– Откуда? Ты ведь не штабной! – лейтенант поправила свои волосы рукой.

Судя по всему, её это не сильно удивило. Но и не расстроило.

– Нет, не штабной. Зато бывший координатор, – я сладостно потянулся и закинул руки за голову.

Так было лучше видно её лицо, и не только его.

– Значит, теперь у тебя есть весомый повод ощутить боль потери, – лейтенант легла рядом со мной, глядя на вентилятор.

– Твой позывной – «Шакира», – победно произнёс я, – Ходят легенды о том, что услышав его в эфире, некоторые бросали свои позиции, наложив в штаны.

– Мне нечем гордится! – отрезала лейтенант.

Лицо её стало напряжённым, а взгляд пустым.

– Кто знает, как всё бы могло повернуться, не отправь ты этих врагов к праотцам? – предположил я, приподнявшись на локоть, – Многие из тех, кто выжили, обязаны тебе своей жизнью! Возможно и я в их числе тоже.

– Не придумывай! Ты то, каким боком оказался в их числе?

– Кира! – обратился я к лейтенанту, – Всё в этом безумном мире взаимосвязано и не случайно! Ты ведь знаешь об этом.

-Знаю! – Кира перевернулась на живот и продолжила, – Только легче от этого не становится! Война забрала у меня всё и даже мою душу!

– А вот это не правда! – возразил я, поглаживая рукой по спине лейтенанта, – Душу нельзя забрать так вот просто. А вот продать – запросто! Но ты точно не такая!

– Откуда ты знаешь, какая я на самом деле? – возмутилась Кира, отпрянув от моей руки, – Легко говорить сейчас! А как я должна была поступить тогда? Эти чёртовы подростки! Они до сих пор так и стоят у меня перед глазами!

– Больше чем уверен, что другого выбора у тебя просто не было!

– Выбор есть всегда! – резко возразила Кира и присела на кровати.

– Всё так! Не спорю! Но поступи ты тогда иначе, то сейчас бы ещё сильнее себя со свету сживала и возводила бы себе в вину, то, что от тебя ровным счётом и не зависело.

– Откуда ты знаешь? Тебя там не было! – на глазах Киры навернулись слёзы.

– Эти чёртовы подростки, на днях меня чуть на ремни не порезали! Если бы не Дуся, чёрта с два я сейчас бы тут сидел и улыбался! – я тоже занервничал, вспомнив этот случай.

– Прости! – тихо попросила Кира и приникла к моей щеке сухими губами.

Слёзы текли из её глаз. Всё тело содрогалось от пережитой боли. Я обнял её крепко-крепко и поцеловал в макушку головы.

– Всё нормально, – прошептал я, поглаживая рукой по её плечу, – Кто знает? Может именно нам и суждено пережить весь этот ужас войны и рассказать об этом потомкам?

– Может быть. Зарекаться здесь бессмысленно, – лейтенант, легенда целой армии, шмыгала носом, вытирая рукой слёзы.

– Ты нужна мне, – сказал я уверенно с содроганием в голосе.

– Зачем я тебе? Я ведь уже старая для твоих лет! – спросила Кира и посмотрела в мои глаза.

– У меня с девчонками как-то сразу не заладилось. Ещё когда в роте координаторов служил, – ответил я, немного стесняясь собственной откровенности, – А после недавнего события с роботом-лазутчиком… – я сделал небольшую паузу, подбирая слова, – Думаю, вообще теперь никогда ничего путного не выйдет!

– Я слышала эту историю. Говорят, что ты вычислил лазутчика по движению груди. Это правда?

Кира повалила меня спиной на кровать и нависла сверху. Её мокрые от слёз глаза вновь ожили и наполнились коварной женской хитрецой.

– Именно так, лейтенант всё и было! – взбодрился я, чётко осознавая тот факт, что очередной экзамен судьбы мне таки удалось сдать на отлично, – Таких специалистов в этой области как я, во всё мире не сыщешь!

– А вот это мы сейчас и проверим! – предложила Кира, наклоняясь надо мной всё ниже.

– Ну, смотри! Пощады не будет! Сама напросилась! – предупредил я и начал оправдывать своё высокое и только что придуманное звание.

– Ох! Напугал кошку сметаной! – Кира вновь глубоко задышала и больше не говорила ни слова.


Не верьте тем, кто говорит, что у войны зловещее лицо. Оно ровным счётом такое, какое было у меня в тот момент, когда мне пришлось в бою убивать своих врагов что бы выжить самому и спасти от смерти тех, кто остался за моей спиной. Враги не оставили мне выбора, а значит и поступить иначе я уже не мог. У войны много лиц, и одно из них теперь очень сильно похоже на моё лицо, с грустными, но человеческими глазами.


Глава 6 «Рай и ад»

Мерзкий сигнал минутной готовности к сбросу, безжалостно вырвал меня из нежных объятий сладостных воспоминаний. Несколько суток без войны и адреналина, пролетели, словно одна минута, поделив мою никчёмную жизнь, на до, и после, этой самой минуты.

Если и есть на земле рай, то я только что оттуда! И всё что я пережил в своей короткой жизни, стоило того, что бы сейчас вот так вот просто произнести эту фразу.

Говорят, что если долго находится в раю, то можно к этому привыкнуть и вся его блаженная суть станет в тягость. Видимо по этой причине, меня и Дусю снова решили отправить в ад. Вот только билеты у нас как обычно только в один конец. И где та самая касса, в которой продают билеты обратно домой, большой вопрос.

Не знаю точно и утверждать не стану, была ли Дуся в эти дни в раю, но совершенно определённо скажу, не кривя душой, что в ад мы попадём с ней, к бабке не ходи. Чует моё сердце — добром это не закончится!

Нет, мужики! Что бы там кто не говорил и себе не думал по этому поводу. Рай он не там где всегда тепло и тихо, и ты, плутая по его кущам обжираешься переспелыми фруктами в ожидании диареи. Рай это тот самый крохотный бонус, который ты получаешь, поправ саму смерть и собственные страхи. И длится это совсем не долго. Но вот возвращаться туда вновь и вновь какое-то время – это вполне реально.

Красная лампа в треснувшем плафоне, беспокойно заморгала прямо перед моим взором в такт учащающегося сердцебиения. Светофильтр шлема сработал как всегда с запозданием. Рефлекторно закрыв глаза, я увидел перед собой расплывающуюся красную кляксу. «Плохой знак!» – промелькнуло у меня в пустой голове.

Сверхзвуковой ракетоносец дальней авиации не спеша открывал створки своего брюха, готовясь к тому, что бы извергнуть меня и боевого робота наружу. Скорость была запредельной, как и высота. Что тут скажешь? У этих безбашенных ребят всё на высшем уровне. Доставят посылочку в любую точку мира, всего за несколько часов. Есть правда одно маленькое «Но» на этот счёт. Совсем маленькое! Просто крохотное!

С высоты более пятнадцати тысяч метров, глядя в открытый люк ракетоносца, даже мировой океан может представиться совсем не большим. Да и мы с Дусей не сильно похожи на межконтинентальную ракету, вместо которой нас сюда и засунули. Боеголовки, конечно же, мы те ещё, и это без тени сомнения, но тягаться с «межконтиненталкой» в убойной силе, нам было совсем не с руки. Так что и приземляться, словно две боеголовки в намеченную цель, в наши планы так же не входило.

Местный умелец по прозвищу «Трындец» сделал, конечно же, всё возможное за пару дней и ночей в этом неожиданном направлении. Приказы в армии, как известно не обсуждаются, а выполняются. Ну, по крайней мере, сделал все, на что хватило его повреждённого войной разума и подручных средств в утлой мастерской при части.

Всего несколько часов тому назад этот умелец клятвенно заверял нас в том, что созданная им на коленке система с выдвижными крыльями сработает в лучшем виде, и никаких проблем с посадкой не возникнет. Выбора у нас не было, кроме как проверить всё самим и пригрозить мастеру тем, что мы вернёмся даже с того света и обязательно его отблагодарим по этому случаю.

Хотя мне кажется, что старший сержант Дуся, все-таки зря так демонстративно размахивала своими кулаками перед перепуганным лицом уставшего изобретателя, пытаясь заручиться гарантиями в бесперебойной работе аппарата. Возможно, что при другом раскладе, он бы не так сильно заикался при разговоре с боевым роботом и сказал бы больше правды вместо той ереси, которую он нёс, в конец, перепугавшись и протрезвев.

Но как бы там, ни было, теперь это всё уже не имело никакого значения, так как ракетные транспортировочные захваты разжались и наша «Гондола» без крыльев, со свистом вылетела из раскрытого люка ракетоносца.

Яркое солнце, от которого мы уже отвыкли на земле, нестерпимо ударило в глаза. Полёт выше сплошных облаков, созданных руками людей по средствам великой ядерной войны, имел свои плюсы. Я даже успел немного позавидовать лётчикам дальней авиации поэтому ослепительному поводу.

Габариты Дуси несколько не соответствовали размерам люка, и видимо по этой причине она задела своей клешнёй при выгрузке его створку. А так как мы оба были прикручены к нашему импровизированному летательному аппарату, словно две подвесные торпеды, нас обоих и завертело с неимоверной силой вокруг своей оси и бросило потом разом в штопор. То есть в вертикальное падение, на встречу с мировым океаном, куда мы, собственно говоря, и направлялись.

Хотя если быть абсолютно точным, то направлялись мы на только что найденный в океане авианосец без признаков жизни и опознавательных знаков. В подробности дела, нас как обычно, не посвятили. Как говориться: Меньше знаешь – спокойнее спишь!

– Как настроение, младший? — раздался спокойный голос Дуси в моих наушниках, — Будет, что потом своей девушке рассказать?!

– Ага! — выдавил я из себя, сдерживая рвотные позывы вызванные вращением и перегрузкой.

«Гондола», к которой мы с Дусей и были прикреплены, падала вниз, словно бешеное сверло и выдвигать, свои чёртовы крылья решительным образом не собиралась. Мы нырнули в плотные облака, словно пингвин в своей Антарктиде, когда ныряет в прорубь под лёд. Почти полная темнота и неизвестность. А ещё и эти мурашки по всему телу, словно от ледяной воды. Так что вы там рассказывали про горки и аттракционы мирового уровня?

Не стану отрицать тот факт, что возможно, всё так и было изначально задумано изобретателем. Кроме вращения и штопора разуметься. Мол, высота уменьшится, плотность воздуха увеличится и на определённой высоте крылья аппарата, и раскроются, снизив скорость падения. О том, что будет дальше и как произойдёт посадка на борт авианосца, я не имел ни малейшего понятия.

– Да, заводись ты, грёбанная железяка! – на выражения Дуся не поскупилась.

Некоторые из них, почти все, были вовсе не литературного значения.

Аппарат неожиданно ожил, словно услышав призывную речь старшего сержанта. Выдвинул свои узкие крылья, коих оказалось аж четыре штуки. Вращение почти сразу прекратилось, а небольшие маневровые двигатели, включившись, скорректировали наш курс, теперь уже плавно и подконтрольно бортовому компьютеру, снижая высоту.

— Ну, вот! Совсем другое дело! — похвалила Дуся летательный аппарат, — А то, не хочу, не буду!

— У тебя есть хоть малейшее представление о том, как будет происходить посадка? — не особо надеясь на ответ, спросил я у напарницы, -- И есть ли там вообще, этот чёртов авианосец?

– Авианосец… – задумчиво произнесла Дуся, – Сие корыто, прямо по курсу! Идём как по написанному!

– Я говорю, как эта штука на палубу сядет? Чтоб её! – выругался я.

– А чего ты нервничаешь, младший? – удивлённо и с присущей Дусе издёвкой спросила напарница, – Шарнемся со всей дури об палубу и дел-то!

– Вот прямо сразу легче сейчас стало! – возмутился я, и тут же почувствовал, что страхов и сомнений во мне стало в разы меньше.

Видимо изобретатель, который создал этого женоподобного боевого робота, был действительно гением, либо все эти хитрости психологического воздействия на мужчину заложены в женщин с самого их рождения на генетическом уровне.

Но на разбор и осознание тонких психологических хитросплетений мироздания времени уже не оставалось вовсе. Сплошные облака разом закончились, обнажив суровую и теперь уже даже привычную реальность.

Куда ни кинь свой встревоженный взгляд по кругу, всюду был лишь подёрнутый сединой океана горизонт. Чёткой границы он не имел, так как плавно смешивался с низким и мрачным слоем сплошных облаков. Это раньше, до великой войны, водные просторы отражали в себе бездонные дали небес всех оттенков синего цвета. Теперь всё иначе. Мир потерял свою радужную цветность. Все краски поблёкли и стали напоминать грязные оттенки серых тонов.

Величественная громада авианосца разом покорила моё воображение своими идеальными изгибами и ультрасовременными формами корпуса. Корабль размером с маленький город стоял на месте, и в то же время, неминуемо приближался к нам на большой скорости. Сердце моё замерло, время, словно остановилось. Страха больше не было, только судорожное волнение, стучало колокольным звоном, в налитых свинцом висках.

В последнее мгновение показалось, что столкновение с верхней палубой корабля неизбежно. Перегрузка резко возросла и в моих глазах на доли секунды потемнело. Наш летательный аппарат с реактивными двигателями резко пошел, вверх гася избыточную скорость полёта. Сделав «Свечку» он на короткое время замер на месте в вертикальном положении. Неистовая перегрузка разом сменилась невесомостью, которая позволила мне глубоко вдохнуть.

Голова немного закружилась, но потерять сознание от чрезмерной перегрузки я не успел. Мой боевой костюм тут же сделал мне микро уколы, по всему телу приводя меня в чувства и боевое состояние.

Тем временем, наш автоматический летательный аппарат плавно опустился на палубу авианосца. Выдвижные шасси не потребовались, так как в этом месте оказались сильные ноги боевого робота Дуси. Пиропатроны на её спине сработали чётко и вовремя, отсоединив от неё чёртову «Гондолу». А вот дальше всё пошло совсем не по плану.

Двигатели аппарата вновь включились и, лишившись излишнего веса Дуси, без особого усилия начали зачем-то подъём вверх. Клешня старшего сержанта безуспешно проскрипела стальными пальцами по гладкому корпусу «Гондолы» так и не сумев её остановить.

Судя по всему, летательный аппарат решил, что его миссия по доставке успешно выполнена и собрался по причине известной только ему самому, самоуничтожиться в пучине океана.

Лично меня подобный поворот дела совсем не устраивал, но повлиять каким-то образом на этот беспредел я никоим образом не мог. Мне пришлось вновь испытать это омерзительное чувство безысходности, словно кукла марионетка.

В последнее мгновение, когда аппарат отключил свои маневровые двигатели и начал падать в пучину бездонного океана, за моей спиной раздались несколько хлопков.

О, это вожделенное чувство свободы и падения с большой высоты одновременно! Все, как и написано в учебнике. Имея разную массу и плотность, в воду мы упали с этой чёртовой «Гондолой» одновременно, с той лишь небольшой разницей, что она словно топор пошла ко дну, а мой костюм, моментально надул спасательный жилет.

На поверхность меня вытолкнуло с глубины словно пробку, я даже успел вспомнить случай с сержантом, у которого была одноимённая кличка. В нескольких метрах от меня в воду что-то сильно плюхнулось, обдав меня веером брызг.

Первая мысль, которая пронеслась по этому поводу в моей голове, была связана с тем, что Дуся прыгнула в воду желая спасти меня. Но образ стальной бронированной русалки как-то не прижился в моём сознании, зато на лице появилась неуместная улыбочка.

– Держи конец, воин! – раздался приказ старшего сержанта в наушниках.

Чего нужно делать и за что хвататься я понял не сразу. Данная фраза показалась мне двусмысленной и не чёткой. Плавая на поверхности воды, словно то, что никогда не тонет, я поднял голову и увидел рядом с собой большой пластиковый ящик, к которому была привязана толстая верёвка уходящая другим концом вверх по борту корабля.

Сделав несколько сильных гребков руками, я подплыл к ящику и ухватился обеими руками за верёвку. Быстро соорудив петлю из провисающей верёвки, накинул её на запястье правой руки. Полный вес моего костюма с полной боевой выкладкой был не маленьким, и рассчитывать на крепость пальцев программиста я не стал.

– Поехали! – скомандовала Дуся и быстро начала выбирать верёвку наверх.

Подъём был быстрым, а борт авианосца оказался не столь и высоким над уровнем воды. Боевой робот вытащил меня из воды на палубу, словно могучий кран, без каких либо видимых усилий.

Отпустив спасительную верёвку и сидя на пятой точке, я, молча, снял петлю с запястья, отбросив верёвку в сторону.

– Ты хоть выругайся, что ли! – требовательно попросила напарница, – Не пугай меня так!

Я снял со своей головы порядком уже надоевший шлем и нехотя выдавил сквозь зубы:

– Дерьмо!

– Ну, как, полегчало? – участливо поинтересовалась напарница.

– Самую малость! – констатировал я, вставая на ноги и оглядываясь по сторонам, – Какого чёрта мы тут делаем?

– А тут всё просто, младший! – оживилась Дуся, – Гости уже на подходе! Кто-то ведь должен их встретить!

– Грёбанная железяка! «Трындец», мать его так! Я чуть наизнанку прямо в скафандре не вывернулся! – от всей души выругался я в голос, после чего глубоко вдохнув, спросил, – Так каких говоришь, гостей встречать будем?

– Вот сейчас точно полегчало? Так ведь? – Дуся трясла перед моим носом своим указательным пальцем клешни и приговаривала, неуклюже улыбаясь железным лицом, – Вот такой ты мне больше нравишься!

Океан слегка штормило, а ветер был просто пронизывающим и ледяным. Воздух был настолько свежим, что меня аж передёрнуло и разом зазнобило. Быстро одев обратно шлем, я ответил напарнице уже по связи:

– Я в порядке! Жду указаний!

– На подходе три десантных катера без опознавательных знаков! – голос старшего сержанта стал серьёзным и деловым, – По моим данным, наших морячков в этом квадрате точно нет! Так что рассчитывать на дружбу и взаимопонимание нам не приходится!

– Все, как и раньше! – бодро ответил я, предчувствуя начало адреналиновой атаки, – Это радует!

– Радоваться будем позже, когда уберёмся отсюда подобру-поздорову! – строго сказала Дуся, как отрезала, деловито оценивая ситуацию, – Мы тут как бельмо на глазу посреди бескрайнего океана!

В поисках оборонительной позиции я сделал не приятные для себя выводы. Палуба этого необычного корабля была совершенно ровной, не считая небольших углублений возле края. Никаких привычных надстроек с капитанской рубкой я не обнаружил.

На палубе действительно была сделана разметка, издали напоминающая ту, что делают на авианосцах для взлёта и посадки летающих средств. Во всём же остальном ничего схожего более не наблюдалось.

Первое о чём я подумал, пристально глядя на этого индустриального монстра, так это о том, что он очень похож на спину гигантской рыбины. Разумеется, я не мог иметь ни малейшего понятия о том, как выглядит его подводная часть и каких она размеров. Моё же бурное воображение быстро дорисовало в сознании корпус несколько плоской по горизонтали подводной лодки.

Сомнений не оставалось, ведь даже само покрытие корпуса, по которому мы с Дусей ходили в поисках укрытия, очень напоминало по своим свойствам обычную резину. Если в корпусе этой передовой субмарины и были какие-то люки, то даже и различить их можно было с большим трудом, не то что бы попытаться их открыть.

– Дуся, что это за монстр? – поинтересовался я у напарницы, – Никогда не видел раньше ничего подобного!

– У меня нет никаких данных на этот счёт! – немного расстроено ответила сержант, – Скажу тебе больше! У нас и связи на данный момент никакой нет! Словно глушит кто!

– Сдаётся мне, что эта рыба только прикидывается дохлой! – высказал я своё предположение на этот счёт.

В конце корпуса неизвестного и высокотехнологичного корабля виднелись подобия выступающих вверх рулей управления. Пожалуй, это было единственное подходящее место для отражения неминуемой атаки с подходящих к нам катеров.

Огромный лакомый кусок болтается без признаков жизни посреди мирового океана. Как же тут обойтись без стервятников с гордым названием – «человеки»? Им всегда кажется, что они тут самые главные и имеют на всё права. Но если подобное оружие окажется каким-либо образом в руках противника, то даже сам исход великой войны может неожиданно накренится в противоположную сторону.

– Возможно, что всё оно так и есть! – как бы между делом ответила Дуся, явно просчитывая в данный момент возможные варианты развития дальнейших событий.

– Не могут такие высокие технологии, так просто дрейфовать в океане, без какой либо на то причины! – предположил я, добравшись до предполагаемых рулей управления, продолжая размышлять вслух, – Но даже самая совершенная техника иногда может дать сбой!

Место было вполне подходящим, и я, скинув с плеча свой походный мешок, начал доставать и готовить к бою припасённое и собранное ещё на базе оружие. Времени до встречи с незваными гостями оставалось всё меньше. Теперь и на моём небольшом радаре, встроенном прямо в шлем, появились три быстро приближающиеся точки без опознавательных знаков.

С вооружением было не густо. Миссия не подразумевала под собой тотальное отражение массированных атак противника, а была лишь разведывательного характера. Кто-то из начальства видимо вспомнил наш с Дусей поход, в котором мы взорвали целый сухогруз набитый машинами и боеприпасами. Возможно, по этой причине они и посчитали нас специалистами в области захвата и уничтожения больших кораблей.

Говорили, что один из высоких чинов, жёстко осудил наш поступок по поводу уничтожения такого количества боевых роботов и новой техники, будучи твёрдо уверенным в том, что у нас непременно был и другой способ решения этой проблемы.

Хорошо рассуждать о войне и поступках сидя в тёплом кабинете подземного бункера. Уж я-то точно это знаю, как бывший координатор и штабной клерк.

Но вот что странно. Возвращаться в душный бункер обратно, будь такая возможность, я бы, скорее всего не стал. Знаю, это может прозвучать странно, но война затягивает своим непредсказуемым беспределом. Всё это становится неотъемлемой частью твоей жизни. Это наркотик, если вам так проще это понять.

Ты реально кайфуешь от этого избыточного адреналина, свято веря в то, что когда придёт срок, ты легко с этого соскочишь, чётко осознавая то, что эта война, тебя медленно но верно убивает. Если война и сберегла твоё тело в целости и сохранности, то это, скорее всего обманный манёвр. Просто наберись смелости и честно загляни в свою душу. Скорее всего, ты увидишь, что какой-то части уже не хватает.

Всё вроде, как и прежде. И ты даже продолжаешь незабвенно верить в то, что никогда и ни при каких обстоятельствах не продашь свою душу лукавому. Но встречаясь с ним на поле боя нос к носу, ты всё чаще видишь, как в его глазах тает к тебе интерес. Ибо своё оно уже совсем скоро получит и в самой полной мере. А ты и дальше будешь наивно верить в свою неподкупность и праведность. И скорее всего ты даже не успеешь и осознать то, как ловко и одновременно жестоко тебя вновь обманули.

А чего ты хотел? Даже если тебе и скажут, что это сам Бог развязал эту самую кровавую в истории человечества войну, ты ведь всё равно в это не поверишь. Все войны от лукавого, но с Божьего попустительства. Не хочется верить в то, что и они в сговоре и преследуют в чём-то общие интересы. Но ты и дальше можешь задаваться бессмысленным вопросом: Так почему, он не защитил тебя в ту самую минуту и обрёк близких тебе людей, на верную и мученическую смерть?

Но к счастью на войне всё гораздо проще. Бог есть, и он тебя бережёт от лукавого, который желает твоей погибели. А как ещё можно выжить в бою, если в это свято не верить? А когда ты внезапно умрёшь, то всё это разом перестанет для тебя иметь, хоть какое-то значение.

– О чём задумался, младший? – боевой голос Дуси внезапно ворвался в нахлынувшие на меня размышления.

Напарница разместилась в метрах пятидесяти от меня возле такого же возвышающегося над окончанием палубы плавника.

– Бога вспомнил! – ответил я совершенно честно.

– И что он?

– Да вот думаю! Как он там? Занят, наверное, сильно!

– Жалко мне вас порой, человеки! – в голосе Дуси появились нотки сострадания, – С искусственным интеллектом жить гораздо проще! А у вас в головах такая каша! Как вы вообще с этим всем живёте?

– Сам удивляюсь! – ответил я и рассмеялся.

– Я лишь машина! А значит никогда и не смогу понять ваших печалей и переживаний!

Вряд ли я когда-нибудь смогу понять, что это значит быть машиной, пусть даже и с искусственным интеллектом. Но видимо мне всё же, хотелось понять, чем и как живёт моя напарница? Что творится в её мыслях? Ведь она никогда не спит и свободного времени, у неё хоть отбавляй. Так что этот вопрос возник в моей голове сам собой:

– Дуся, а ты смогла бы влюбиться в кого-нибудь?

– Ты хочешь понять, чем отличается искусственный интеллект от компьютерной программы?

– Именно!

– Я могу себе внушить это чувство, точно зная, что это не так! – Дуся язвительно хмыкнула, – А вот люди очень часто путают одно с другим!

– Это правда, к сожалению! – согласился я.

– Влюбляются телом и душой! – мне показалось, что напарница произнесла эти слова с сожалением, после чего добавила, – А у меня, как ты знаешь, ни того ни другого нет!

– А хотелось бы?

– У меня нет, как таковых, эмоций и желаний! – Дуся заёрзала на своём месте явно чем-то, обеспокоившись, – Я в некотором смысле копирую людей и общаюсь с ними на понятом для них языку. В том числе и языке жестов и интонаций.

– Всё в порядке? – поинтересовался я, почувствовав что-то не ладное в интонации боевого робота.

– Мои управляемые ракеты не могут захватить цель!

– Это плохие новости! – согласился я и немного подумав, добавил, – Полагаю, что эта новость так же удивит и наших гостей!

– Слабое утешение, младший! Наши гости на боевом взводе! Так что хлеб-соль можешь им не предлагать. Они знают, что мы здесь!

– Кем бы они там себя не возомнили, а снайпер им придётся не по вкусу! – сообщил я, по связи закончив сборку оружия.

Вставив обойму, я загнал первый патрон, в патронник, настраивая прицел.

– Запасливый ты мой! – голос Дуси оживился, – Бей по оптике и по торчащим головам и конечностям! А я их на себя отвлеку!

– Приказ ясен, старший сержант! – отчеканил я и добавил, – Прикинусь ветошью!

Пара небольших катеров шла впереди, явно прикрывая основной катер с десантом, что был несколько побольше. На подходе к авианосцу, передовые катера разошлись в стороны, обходя нас с флангов.

Катер что пошёл по моей стороне, лишился основной оптики пока ещё шёл встречным курсом в паре с другим катером. Рулевому ничего не оставалось, как приоткрыть бронированную штору на своём иллюминаторе. Это была его последняя в жизни ошибка.

В прицел я хорошо видел как брызги крови и части его черепа разлетелись по небольшой рубке. Катер резко сбавил скорость и развернулся ко мне задом, потеряв управление. Так что боец за крупнокалиберным пулемётом, что располагался позади рубки рулевого, был преподнесён мне словно вишенка на блюдечке с закадычной каёмочкой. Пуля угодила ему прямо в висок, пробив лёгкий шлем боевого морского костюма на вылет.

Дуся встретила второй катер шквальным огнём из пулемёта, стоило тому только поравняться с её укрытием. Она вышла из-за него в полный рост и практически в упор начала расстреливать бронированный катер ниже ватерлинии, там, где броня его была намного тоньше и уязвимей для крупного калибра с бронебойными патронами. Дуэль с пулемётчиком нападавшего катера длилась буквально несколько секунд. Дуся вышибла ему мозги буквально с одного выстрела.

Использовать другое, наводимое ракетное вооружение, наши гости не стали, либо не смогли по той же причине что и моя напарница.

А моё снайперское оружие оказалось на высшем уровне. Целиться было не сложно, даже мне. Отдачи почти никакой. Обойма на восемнадцать патронов. Так что любой выстрел в «молоко» с лёгкостью компенсировался следующим, не сбивая прицела. Да и как могло быть иначе? Разве Кира могла бы мне подарить бестолковую пушку? Как ни крути, а жизнь бойца во многом зависит от качества оружия.

Третий катер резко сменил курс, проходя «моим» бортом, предварительно забросив катапультой троих бойцов, почти на середину авианосца. Ребята оказались серьёзными и крепкими. Ещё в полёте они начали обстреливать меня и Дусю из стрелкового оружия, меняя расстановку сил в свою пользу.

– Они мои! – скомандовала напарница, – Продолжай свою работу!

– Принято! – отрапортовал я, обрушив свой гнев на катер с десантом.

Малые катера разошлись в стороны, готовясь к новому заходу на скорости. Было видно, что свой пыл они поубавили, заменяя выбывших бойцов теми, кто остался в строю после первой атаки. На катере, что нарвался на гостеприимную хозяйку с позывным «Дуся», началась беготня и возвращаться в бой, он не спешил. Видимо крупный калибр боевого робота легко пробил обшивку корпуса ниже ватерлинии.

Дуся тем временем обрушила весь свой огненный гнев на только что прибывших гостей. Прятаться им было совершенно негде, а долго прыгать и изворачиваться, постоянно уходя с линии огня, против боевого робота, занятие не самое благодарное.

Переведя пулемёт на одиночную стрельбу, старший сержант расстреляла их как бешеных цыплят на арене цирка. Хладнокровно и никуда не торопясь, как и подобает любой боевой машине созданной с единственной целью – убивать. Мощные боеприпасы прошивали бойцов навылет, разбрызгивая по палубе багровые капли.

Я же в это самое время подсчитывал «цыплят» на десантном катере не давая им занять свои места в катапульте для очередного заброса к нам на палубу. Двоих бойцов я положил при попытке сесть в кресло катапульты. Третий оказался слишком любопытным и видимо решил посмотреть, откуда я веду огонь. Рулевой катера достаточно быстро осознал свою ошибку и развернулся в мою сторону хорошо бронированным носом, за что лишился оптики. Теперь наводить свой катер на цель для очередного заброса бойцов ему будет гораздо сложнее.

Надо заметить, что корпусу авианосца все эти попадания из стрелкового оружия были нипочем. Несколько пуль вонзилось совсем рядом со мной и мне даже показалось, что они отскочили в сторону. Но точно этого утверждать не стану, вглядываться в подобные мелочи мне было совершенно некогда.

Все три катера отошли в стороны, явно согласовывая свои дальнейшие действия и зализывая раны. Отступать так просто они не собирались. Желая пригрести этот дрейфующий куш в виде не подающего признаков жизни авианосца, к своим рукам.

– Как с боеприпасами, боец? – послышался в наушниках голос Дуси.

– Порядок! – доложил я и тут же поинтересовался, – Как твои иглы?

– Молчат иглы! – было слышно, как напарница брякает оружием, собирая его у убитых бойцов на палубе, – Эти ребята тоже не спешат забрасывать нас ракетами!

Образовалась небольшая передышка. Катера противника отошли на безопасное расстояние и собрались вместе. Видимо связь между малометражными судами так же не работала, как и у нас с базой.

– Сержант! – обратился я к напарнице, вглядываясь в прицел, – А как мы сами от сюда уносить ноги собираемся?

– Доложим по связи о результатах операции, и за нами пришлют чего-нибудь плавающее или летающее! – спокойным голосом, будто это обычное дело, объяснила мне Дуся.

– Мило! – отреагировал я на заботу командования о подчинённых и поинтересовался на всякий случай, – И как нам дожить до этого счастливого момента?

– Молча! – огрызнулась Дуся, топая ногами уже рядом со мной, – Держи! Подарки от назойливых гостей!

На палубу рядом со мной упали автоматы и обоймы к ним. Несколько гранат, так же прилагались к комплекту оружия.

– А пожрать у них ничего не было? – поинтересовался я, рассматривая и проверяя оружие вражеских бойцов.

– Может тебе ещё и девчонок с эротическими танцами подать?

– О, нет! Не стоит беспокоиться об этом! – оправдался я и немного помедлив, добавил, – Ну разве что, немного позже!

– Паразит! – выругалась напарница и пошла к своему укрытию, затем добавила, – Ладно! Хороший паразит! Стреляешь исправно!

– Спасибо, сержант!

– Не за что! – отрезала Дуся, – Сейчас опять в атаку пойдут! Постарайся не облажаться!

– Бог даст… – запнулся я, вспомнив Киру и всё что между нами, было, – Вернёмся домой! Переживём и это!

Катера начали быстро расходиться в стороны и затем заходить на нас с трёх сторон одновременно на большой скорости. Теперь пулемётчики патронов не жалели и начали поливать нас с трёх сторон издалека. Крупнокалиберные пули невпопад застучали по обшивке авианосца, не давая прицелиться и поднять головы.

Пулемёт Дуси молчал. Видимо она берегла патроны, подпуская врагов как можно ближе. Лично её устроила бы даже и рукопашная при таком раскладе событий.

Мне удалось снять одного пулемётчика, но пауза продлилась совсем не долго. Видимо место убитого, тут же занял другой воин. Катера шли встречным курсом, подпрыгивая на волнах, что сильно усложняло задачу для меня как для снайпера.

Одна из крупнокалиберных пуль, чиркнула меня по шлему. Удар был сильным, но пуля ушла рикошетом, не причинив мне особого вреда. В наушниках резко зашипело, затем всё стихло. Видимо связь с напарницей приказала долго жить.

Но это оказалось не самой большой проблемой на данный момент. Все три катера разом выпустили по несколько ракет, закладывая резкий разворот, дабы не столкнуться с авианосцем.

Было слышно сквозь шлем, как Дуся встретила своего морского гостя пулемётным огнём. Я же успел всадить всю обойму в приоткрытую бронированную штору на иллюминаторе рулевого. Было заметно, что катер потерял управление, но нам в этот момент было совсем не до того.

Целая стая обезумевших ракет кружилась над авианосцем, словно рой пчёл. Не имея конкретной цели и задачи, они скорее представляли собой случайную опасность, нежели целенаправленную угрозу. Получилась дурная сила, которая всё же имеет вероятность встретить тебя на своём пути, пока не кончится топливо.

Катера, сделав своё дело, быстро отходили в стороны на безопасное расстояние. Один из них начинал немного дымить.

Лично я, лёжа на палубе, для ракет не представлял никакого интереса. Чего нельзя было сказать о боевом роботе, ей на этот счёт повезло гораздо меньше. Некоторые из ракет решили, что боевой робот и есть их цель. Так что Дусе пришлось уклоняться от них и тратить оставшиеся патроны, сбив таки пару из них. Взрывы прогремели один за другим, разбросав обломки ракет над водой.

Недолго думая, я тоже подключился к этой не простой миссии. Быстро осознав, что дело принимает не шуточный поворот. Схватив в обе руки по трофейному автомату, я начал прицельную стрельбу.

Мне удалось зацепить одну из назойливых ракет. Она упала невдалеке от нас на палубу и закрутилась на месте, словно муха с одним крылом. Затем взорвалась, не причинив никому вреда.

Оставалось уничтожить ещё три ракеты, но сбить одну из них Дусе удалось лишь очень близко рядом с собой. Взрыв опрокинул боевого робота спиной на палубу.

Вторая ракета вонзилась в ту же палубу буквально в метре от Дуси, и то лишь по тому, что та успела откатиться в сторону. Но и эти последствия оказались роковыми. Силой взрыва, боевого робота просто выкинуло за борт.

– Сержант! – заорал я что было сил, чуть не сорвав голос, но рация моя не работала.

Стая пуль загрохотала по корпусу авианосца у меня под ногами. Все три катера были уже совсем рядом. Один из них дымился всё сильнее. Другой начинал немного крениться на один борт, но продолжал атаковать.

Отбросив в стороны пустые автоматы, я сделал прыжок вперёд с последующим кувырком и оказался рядом со своим укрытием и оружием снайпера.

Дикая обида за напарницу пробила моё сознание. Я ведь точно знал, что боевой робот не умеет плавать. И надеяться можно было лишь на чудо.

Катер что немногим больше остальных подошёл с передней части авианосца и уже забрасывал на палубу своих бойцов по средствам катапульты. Не зная чего ожидать о нас, они пластались по палубе желая слиться с ней воедино, не имея других способов где-то укрыться.

Другие два катера постреливали то и дело, не давая мне поднять головы. Ситуация начинала выходить из-под контроля окончательно и бесповоротно.

Десантников оказалось примерно дюжина. Немного осмелев, они начали приближаться ко мне короткими перебежками. Адреналин в моей крови всё прибывал, окончательно затмевая разум.

Выпустив остатки патронов по ближайшему катеру, я машинально перезарядил обойму и проверил, сколько их ещё осталось на груди. Подтащил к себе поближе гранаты. Соображать было уже нечем, хотелось только одного – убить всех врагов, во что бы то ни стало. А что будет дальше, совсем уже и не важно.

Обстрелянный мною катер и без того уже сильно дымил, так что рисковать он больше не хотел и начал удаляться, как и тот что кренился на один борт. Десантники были, уже соврем рядом, и я решил, что это и есть тот самым мой шанс стать посмертно героем.

Встав в полный рост и выйдя из-за укрытия, я начал методично и прицельно убивать незваных гостей болтаясь из стороны в сторону, словно пьяный маятник. Остатки страха и инстинкта самосохранения окончательно покинули мой разум. Адреналиновая атака вышла на свой максимальный пик.

Такой наглости от меня десантники не ожидали и впали в некоторый ступор от того что происходило. Как минимум уже пять бойцов с пробитыми головами упали на палубу авианосца.

Когда обойма закончилась, я вновь скрылся за своим укрытием. На этот раз в ход пошли гранаты. Одного бойца разорвало на месте, остальные словно по команде упали на палубу, ожидая последующих взрывов, но их не последовало.

Вместо них вновь появился я, и начал глядя в прицел расстреливать тех лежащих на палубе бойцов, что были ближе всего ко мне.

Любая даже самая безбашенная удача имеет свои границы. Одна из пуль ударила меня в грудь, но не пробила бронированную пластину костюма. Дыхание от сильного удара спёрло и мне даже показалось, что сердце моё остановилось.

Вторая пуля угодила в ногу, в бедро. Боли я почти не почувствовал, так как был под сильным воздействием адреналина. Простреленная нога подогнулась в колене, а в глазах потемнело. «Вот и всё» – промелькнуло у меня в голове. Я нажал на курок, но выстрела не последовало.

Всё что произошло дальше, было для меня словно во сне. Патроны в обойме закончились. Пытаясь перезарядить оружие, я выронил целую обойму из непослушных рук. Враги, увидев это дело, заметно осмелели, но убивать меня почему-то не торопились.

Что-то на огромной скорости пронзило разом каждого из них и тут же разорвало на части. Где-то за бортом авианосца, так же прозвучало несколько не сильных взрывов, затем повалил густой чёрный дым из двух мест.

Дуся словно акробат, который выступает на арене цирка, приземлилась на палубу и сразу же направилась ко мне. Я совершенно уже на автомате, перезарядил своё оружие, продолжая держать его на изготовке, и глядя на всё происходящее пустыми глазами. Сознание окончательно поплыло, и я просто повалился на спину.

Потрогав свою простреленную ногу рукой, я поднёс её к стеклу шлема. Перчатка была вся в крови, а это означало, что задело меня сильно.

Мой умный костюм уже делал мне микро уколы по всему телу, возвращая меня в сознание. Я увидел, как Дуся наклонилась надо мной, внимательно осматривая рану, и вспомнил о том, что шлем повреждён, и связь не работает. Снять шлем самому не удалось, руки, словно налились свинцом и стали просто не подъемными. Заметив мои попытки, напарница посадила меня спиной к моему надёжному укрытию и сама сняла с меня шлем.

– Связь повреждена, – пролепетал я непослушными губами.

– Странно, что у тебя башка ещё на месте! – удивилась Дуся, показывая мне шлем, в котором не хватала приличного куска наружной обшивки.

– А ведь я подумал, что тебе каюк, – промямлил я.

Уколы костюма делали своё дело. Обезболивали и лечили, одновременно останавливая кровь. Вынуть застрявшую в ноге пулю, ему, конечно же, было не по силам, лишь оказать первую медицинскую помощь.

– Не дождёшься, младший! – возмутилась напарница, – Решил так легко от меня избавиться?

– От тебя избавишься! – я заулыбался кровавым ртом.

Удар пули в грудь был сильным, хорошо, что броне пластина выдержала, да и рикошетом в голову «крупнокалиберной» я получил не слабо. Так что чему тут удивляться, что на языке привкус крови.

– Ты тоже я смотрю, тут без меня не скучал особо! – заметила Дуся.

– Развлекался, как мог! Чего думаю такую возможность терять.

Тело авианосца под нами неожиданно ожило и начало немного приподниматься над уровнем океана. За бортом зашумели многочисленные потоки морской воды.

Где-то на уровне ватерлинии железного гиганта раздался не сильный, но оглушительный хлопок. Мелкая рябь молниеносно побежала по верхушкам седых волн, догоняя уплывающий катер десантников. Догнав же, одним разом превратила его в смятый кусок жести и отправила на дно океана. Комок недовольно зашипел, извергая едкие клубы дыма, и погрузился, бурля под воду. Затем всё стихло, лишь небольшие пузыри изредка вырывались на поверхность океана.

Мы смотрели с Дусей на всё это словно заворожённые, не отрывая взгляда. Я даже совсем позабыл от удивления о своей ране. То же самое повторилось и с двумя остальными, сильно уже дымящими катерами противника. Никто не выжил, а значит и свидетелей произошедшего, больше нет.

– А почему твои иглы заработали? – неожиданно для самого себя спросил я у напарницы.

– Этого я не знаю! Оказавшись в воде, я с удивлением обнаружила, что теперь могу захватить все цели.

– А как ты на палубе то оказалась? – не унимался я, пытаясь понять, что же на самом деле произошло.

– А тут всё просто на самом деле! У этой так называемой «рыбы», там под водой, что-то вроде крыльев есть! На одном из них, я и стояла! А вот почему оно меня потом само наверх подбросило, вот этого я не знаю. Но могу спросить специально для тебя!

Дуся развеселилась, и я так и не понял, пошутила она или сказала это всерьёз. Поэтому я и спросил с некоторым недоверием в голосе:

– Ты можешь спросить у авианосца?

– Можно и так сказать! – уклончиво ответила напарница, поднимаясь в полный рост, – Похоже, что нас с тобой приглашают в гости и на экскурсию! Думаю, что отказываться нет смысла!

– Отказываться не надо! – одобрительно ответил я, пытаясь подняться на ноги, – Я на всё согласен! Только бы убраться отсюда поскорее!

– Полагаю, что наши шансы по этому поводу несколько выросли! – подметила напарница, и без каких либо усилий, аккуратно подняла меня своими клешнями, словно подраненного щенка.

Недалеко от нас, почти бесшумно начал открываться, отъезжая в сторону, большой люк, прямо в палубе корабля. Дуся без промедления зашагала к нему, прихватив мой шлем и оружие.

Старший сержант без тени сомнения шагнула на площадку, которая сразу же начала опускаться вниз. Скорее всего, что именно таким способом на палубу доставлялись летательные аппараты. Называть их «Самолётами» мне не захотелось. Всё вокруг было скорее из области инопланетной фантастики будущего.

Люк над нашими головами быстро закрылся, а тусклое освещение не давало возможности разглядеть всё подробно. Одно можно сказать с полной уверенностью – внутри было очень тесно и практично. Каждый метр пространства был чем-то заполнен. Необычного вида агрегаты, трубопроводы, либо несущие конструкции самого авианосца.

Данный люк имел чисто техническое назначение и парадным входом для гостей не являлся. Создавалось впечатление полной автоматизации корабля, настолько сложно он был устроен внутри.

Нечто отдалённо похожее на летательные аппараты, то и дело проносилось по обе стороны от нас. Всё это было очень похоже на огромную обойму, в которой вместо патронов находились летательные аппараты не известной мне конструкции.

Площадка остановилась на уровне очередного этажа. В узком коридоре перед нами, словно приглашая войти, зажёгся тусклый свет. Дуся зашагала вперёд, то и дело, нагибаясь, что бы ничего не задеть случайно.

– Они предлагают тебя немного подлечить! – сухо произнесла напарница, – Если я правильно всё понимаю, то мы им оказали какую-то услугу, и они хотят нас отблагодарить за это.

– Сдаётся мне, что эти ребята не с этой планеты, – заметил я.

– Думаю, ты прав отчасти! – несколько уклончиво ответила Дуся, – Да и ребят здесь, похоже, что никаких и нет. Полная автоматизация всех процессов жизнеобеспечения корабля.

– Это многое объясняет, – согласился я, – А к доктору надо! До базы я так не дотяну!

– А вот и твой доктор! – объявила Дуся и положила меня на некоторое подобие операционного стола.

Комната была небольшой. Ни привычного больничного интерьера, ни шкафчиков с инструментами и лекарствами я не увидел.

– Ты уверена, что это хорошая идея? – спросил я у напарницы, со страхом глядя на разные приспособления жуткого аппарата.

– У тебя кость задета, младший! Так что выбирать не приходится! – Дуся развела свои руки в стороны, и отошла к стене комнаты с низким потолком.

– Знаю! – отрезал я бодрым голосом и добавил, чуть помедлив, – Просто иногда хочется человеку, что бы его немного пожалели!

Старший сержант ничего мне не ответила, только показала большой палец руки и замерла в ожидании. Злобного вида аппарат, что стоял сбоку от меня, ожил и быстро начал выполнять разного рода манипуляции.

Доктор был что надо! Быстрый многорукий универсал, а самое главное – немой. Он не морщил брезгливо своё лицо, покрытое марлевой повязкой, и не вытирал усталой рукой пот со своего лба. Лица у него просто не было, но видел он меня насквозь. Его механические руки не дрожали от переутомления и не знали что такое сомнение и неуверенность.

Я лежал на столе, совершенно не чувствуя боли. Дуся стояла рядом, внимательно наблюдая за происходящим. Моя непутёвая жизнь, вновь каким-то чудом налаживалась. Скорее всего, я не умру сегодня, и видимо даже не стану инвалидом. У этого инопланетного доктора золотые руки и я вижу собственными глазами, как он терпеливо и тщательно собирает меня по частям.

На душе стало вдруг легко и чисто, словно никогда и не было никакого ада. Перед моим взором появилось лицо Киры. Она улыбнулась мне и, протянув свои руки, нежно меня обняла и прижала к себе. Дуся стояла рядом и укоризненно качала своей большой железной головой. Мне даже показалось, что она меня немного ревнует к лейтенанту.


– Вставай! Нам пора идти! – голос Дуси прозвучал необычно заботливо и трогательно.

Сознание возвращалось быстро, словно меня только что включили как самую обычную машину. Я лежал всё на том же столе, но на этот раз, чувствовал всё своё тело. Не было в нём ни боли, ни даже признаков усталости или последствий ранения.

Доктор что меня лечил, неподвижно стоял рядом со мной, точно так же как и до моего лечения. Дуся собиралась уже уходить и манила меня рукой следовать за ней.

Всё это было странно, ведь я прекрасно помнил, что случилось с моей ногой совсем ещё недавно. Не возможно так быстро поправиться! Скинув ноги со стола, я сел на его край привычным движением и уставился на свою раненную ногу.

Не было даже шрама! Вернее сказать вместо него был замысловатый и еле различимый узор, который виднелся сквозь большую дыру в боевом костюме.

Я неуверенно встал на свои ноги и сделал шаг. Ничего плохого не случилось, всё как обычно. Ни малейшего дискомфорта или боли в ноге, как впрочем, и в груди тоже.

Дуся поторапливала меня, показывая, что моё оружие и шлем у неё в руках. Я оглянулся напоследок, желая сказать хотя бы спасибо доктору, который совершил это чудо. Но доктор был лишь необычной машиной и, не зная, почему сам, я еле заметно поклонился этой машине и резко развернувшись, побежал догонять напарницу.

Пробежав по узким коридорчикам между разного рода механизмами, мы с Дусей остановились на небольшой площадке и замерли в ожидании того что будет дальше. Пол под нами раскрылся, впуская дневной свет, и площадка, на которой мы стояли, двинулась к нему навстречу.

Сделав несколько шагов, мы ступили на землю, и сержант скомандовала мне:

– Догоняй, младший! Разомни ноги!

Уговаривать меня на этот счёт было не нужно. У меня были здоровые ноги и ступали они по твёрдой земле. Я бежал за боевым роботом, и прекрасные чувства переполняли всё моё существо. Снова вспомнились размышления по поводу ада и рая. Не будь одного из них так и в другом особого смысла уже и не будет. Всё познаётся в сравнении!

Оглянувшись назад, я увидел как огромная махина так называемого нами «авианосца», не спеша взмыла вверх и двинулась по направлению к горизонту в сторону заката. Даже если ты уже давно и не видел солнца, то всё равно, точно знаешь, где оно должно было бы сесть за горизонт. Это генетическая память и ты будешь до последнего вздоха верить в то, что обязательно увидишь солнце, хотя бы ещё раз.

Дуся остановилась и посмотрела вслед улетающему «Авианосцу», после чего задумчиво произнесла:

– Вот тебе и «рыба»! Эко нас угораздило прокатиться сегодня!

– Где мы? – поинтересовался я, понимая, что готов к любому ответу.

– Мы дома! – Дуся махнула клешнёй в сторону виднеющихся вдали построек и зенитных батарей.

– Ну, дела! – только и смог я сказать от удивления, разводя руками, – Но ведь они должны были увидеть вот это всё ещё на подлёте к базе!

– Ничего они не видят! Да и мы бы с тобой никогда ничего бы и не увидели, не случись у этих ребят, оказия с энергоустановкой, на ремонт которой потребовалось время!

– Ты же сказала, что там не было никаких ребят!

– Ребята есть! Но в другом месте, о котором нам знать даже не следует! – Дуся развернулась и пошла в сторону базы, надев мне на голову мой подбитый шлем.

– Но есть же, видеоотчёты и всё такое! – возразил я, поправляя шлем с открытым забралом на голове и догоняя напарницу по рыхлому песку.

– В том то и дело, младший, что нет ничего на этот счёт кроме нашей с тобой болтовни! Все отчёты по поводу этой операции бесследно стёрты в моей памяти! Разве что они додумаются поковыряться в твоих гениальных мозгах! – напарница хотела постучать железным пальцем по моему шлему, но я увернулся и, отскочив на шаг в сторону, недовольно огрызнулся по этому поводу:

– Да пошли они на хрен со своими опытами! Это моя голова!

– Ты только представь себе огневую мощь всей этой махины! – мечтательно произнесла Дуся, – А мощь целого флота во главе с крейсером адмирала?

– Есть вещи, которые я никогда не смогу понять! – я вновь обернулся в сторону заката и закинул своё оружие на плечё, – Почему всё так, а не иначе?


Глава 7 «Будущее, которого не будет»

— А-а-а! – вскрикнул я от жгучей боли в шее.

– Это повысит твои шансы! – заверила Дуся, убирая тонкую, раздвоенную на конце иглу обратно в свой стальной кулак, – Я спалила твой штатный чип свой-чужой. Так тебе будет легче затеряться в подземелье и добраться до базы!

— В каком ещё подземелье? — возмутился я, – Ты сама мне постоянно твердила: Всё и всегда можно исправить!

— Всё да не всё! Так, получается! – огрызнулась Дуся, – Ты всё исправишь!

Броне защита груди боевого робота откинулась в сторону. Один из двух блоков биологического питания выехал вперёд и остановился.

— Что это? — не желая верить в происходящее, взвыл я от досады, — Какого чёрта ты творишь?

— Возьми! Пригодится! Дорога у тебя дальняя! — тоном, не терпящим возражения, словно заботливая, родная тётка, произнесла напарница.

Внутри её бронированного корпуса что-то шумело и булькало, словно закипающий электрический чайник. Тонкие струйки едкого дыма не спеша извивались, словно змеи поднимаясь в сторону безразличного серого неба, обречённого на бесконечное участие в том, что происходит под ним.

-- Дуся, я не брошу тебя! Я тебя вытащу! – заорал я навзрыд, – Они починят тебя и всё будет как прежде!

Выдернув из гранаты чеку, я с ненавистью бросил её за край воронки. Приглушённый обломками зданий взрыв вырвал чей-то отчаянный стон, затем яростно огрызнулся крупнокалиберный пулемет, осыпая нас крошевом разрушенной цивилизации.

– Не будет солдат! Уже никогда не будет! Просто смирись с этим и живи дальше! – голос Дуси был твёрд и непоколебим в отличие от железных ног, которые больше её не слушались.

– Они пришлют подкрепление! Мы продержимся! – неуверенно пообещал я и швырнул в сторону не затихающего пулемёта последнюю гранату.

– Мой реактор повреждён… – сказала напарница, но взрыв гранаты похоронил в своём грохоте сказанные ею слова.

– Что? – переспросил я.

Пулемёт замолк и больше не огрызался. Пыл атакующих нас бойцов, заметно поубавился.

– Мы здесь одни и помощи не будет. И ты это знаешь не хуже меня! – напарница замолчала, я тоже не находил что ей ответить, – Помнишь, как ты взорвал сухогруз? – неожиданно поинтересовалась Дуся.

– Да помню! – отозвался я, оглядываясь по сторонам, – Было время! Погуляли!

– Было время, не поспоришь!

– Нет… – с болью произнёс я, начиная догадываться, к чему клонит напарница, – Так, надо выбросить повреждённый элемент и всё!

– Вот дурачек! – напарница засмеялась, – Ты чего фильмов насмотрелся, фантазёр? Как я сама себя на помойку выброшу?

Я до крови прикусил губу, еле сдерживая слёзы. Мой гениальный мозг тщетно перебирал возможные варианты предотвращения подобного развития событий в реакторе. Вариантов не было. Ни единого.

Немного покопавшись клешнёй у себя в груди, Дуся вынула оттуда небольшую, стальную коробочку и подала мне со словами:

– На вот, сохрани! А то через несколько минут всё будет кончено!

Я машинально схватил предмет, заключённый в железную оболочку и небольшим разъёмом с торца. На передней части коробочки была сделана гравировка: «Это всё».

– Совсем всё? – обречённо переспросил я, пряча завещанное сохранить в самый надёжный карман своего костюма.

– Вытри сопли, солдат! Всё кончено! – прокричала мне прямо в лицо Дуся, ухватив своей действующей клешнёй меня за шею, и притянув к себе, – У меня нет ни малейшего желания прихватить ещё и тебя с собой!

Напарница отпустила меня, бесцеремонно впихнув мне в руки блок биологического питания. Подняв с земли мой шлем, она нахлобучила его, как вышло, мне на голову и скомандовала:

– Ты обязан выжить! Иначе всё было зря! Бегом! Выполнять приказ!

– Так точно! – резанул я с дрожью в голосе и пообещал, процедив сквозь зубы, – Я его выполню!

Пихнув блок питания в свой походный мешок, я мельком бросил на лежащую, на спине напарницу последний взгляд. Мыслей в голове не было вовсе, только беспомощная обида, которая душила всё в моей груди.

Адреналиновая атака в крови достигла точки кипения. Поправив на голове шлем, я захлопнул забрало. Свежий глоток фильтрованного воздуха без дыма немного прояснил моё сознание. Слёзы обиды рвались наружу, показывать которые напарнице мне хотелось меньше всего на свете. Мне предстояло сделать то чего я боялся больше всего, с того самого момента как судьба свела меня с этим боевым роботом.

Оставить напарницу. Бросить взгляд, который неизбежно станет последним в воспоминаниях. Да что вы знаете о поганой тётке войне, если не прошли сквозь подобное? Не прочувствовали всё это дерьмо каждой клеточкой своих нервов, каждым клочком своей истерзанной войной души!

Подняв свою клешню вверх, Дуся ощетинила её своими крупнокалиберными стволами. Патроны давно уже закончились, как и радиоуправляемые иглы. Три подствольных миномёта дали торжественный и прощальный залп по врагу последними боеприпасами.

Что-то внутри меня, натянувшись до предела, лопнуло. Разом и навсегда, как самая невосполнимая в жизни потеря. Сжав до боли, зубы я рванул вверх по склону воронки, усердно перебирая всеми конечностями. Сил и злобы было столько, что с лихвой хватило бы на целыё взвод солдат. Но что от неё проку, если она не может ничего изменить. Прошлое не вернуть и заблаговременный шаг в сторону не сделать в попытке изменить неизбежное.

Кто бы ты ни был, там наверху! Как бы я не ошибался в своей жизни, и как бы ни желал все, потом исправить, но ты тоже не так уж и свят, раз уж допустил всё это!

Серую фигуру врага в противогазе, внезапно возникшую на моём пути, я вбил в землю просто прикладом своего оружия. Да, я берёг оставшиеся в обойме патроны, и с их помощью я надеялся отправить на тот свет ещё несколько врагов!

Я знал, что времени на раздумья и промедление у меня просто нет. Вход в подземные катакомбы был уже совсем рядом. Тёмные и сырые тоннели кишели недобитыми врагами, но это сейчас заботило меня меньше всего. У меня была цель, суть которой сводилась к простому и до боли понятному минимуму – выполнить последний приказ старшего сержанта. Выполнить любой ценой!

Полуразрушенный вход в подземный лабиринт проглотил меня, разом окутав липкой темнотой и такими же стенами. Ночное видение включилось автоматически, на радаре появился маршрут моего следования, со всеми поворотами и вариантами обхода сложных участков.

– Для меня было честью служить с тобой солдат! – раздался в наушниках голос Дуси.

Связь оборвалась, до боли родная точка на моём радаре моргнула и погасла. Ударная волна пришла как всегда с запозданием. Липкая земля под ногами вздрогнула и рванула в сторону, сбивая меня с ног. Всё вокруг застонало и задышало, приходя в движение на доли секунды. Колени мои подогнулись, но не от ударной волны. Слёзы хлынули из глаз, стесняться было больше некого. Сжав кулаки и запрокинув голову назад, я заорал что было сил:

– Дуся-я-я!!!

Своды подземелья выдержали силу взрыва термоядерного реактора. Мир и покой тем, кто оказался в непосредственной близости от эпицентра взрыва. Надеюсь, их было не мало.

Как удалось боевому роботу переписать первоочередную директиву своей основной программы? Моя зрительная память крутила по кругу один и тот же видео ролик. Дуся отталкивает меня в сторону, принимая на свою спину удар летящей ракеты. Целью был я, задание было выполнено, и основной прерогативой на защиту я уже не обладал. То есть, свободно мог уйти в расход, ведь ценность боевого робота на тот момент была куда выше. Люди иногда думают и делают – роботы всегда, только выполняют!

Боюсь, что этот вопрос так и останется для меня навсегда тайной. Может ли робот стать немного человеком? Либо его создателю, чокнутому гению, всё-таки удалось невозможное, и он наделил искусственный интеллект чувствами!

Я не спеша встал с колен и расправил плечи. Осознание невосполнимой потери всегда приходит несколько позже. Ночное видение выхватывало в полной темноте узкий тоннель с поворотом в конце и склизкие стены. Разум работал холодно и чётко: возможный склад с оружием в сотне метров от меня, три-четыре дня пути до своих, и как минимум, несколько десятков, врагов на моём пути к заветной цели. Злобная гримаса усмешки исказила моё юное лицо:

– Что вы знаете о боли, твари?!


Пальцы руки задрожали от перенапряжения и, занемев, начали разжиматься. Небольшая коробочка стального цвета оставила на ладони глубокие вмятины от своих острых краёв. Надпись, на железной коробочке сделанная гравёром в прошлом веке многозначительно гласила: «Это всё».

Я положил коробочку обратно на полку. Рука всё ещё тряслась мелкой дрожью. Размытые картинки, залитые моей и чужой кровью, боль стоны и слепая ярость, всё это не спеша покидало мой рассудок.

Эхо былой и давно забытой войны, вот так легко и просто нахлынувшее из моей памяти, полностью заполнило моё сознание. Сколько раз я обещал себе и даже клялся, что никогда больше не прикоснусь к этому блоку памяти боевого робота, с таким нынче не модным позывным – «Дуся». Не сдержался!

Говорят, о таких вещах нужно помнить всегда! Говорят, что человек слаб и очень быстро привыкает ко всему хорошему, переставая ценить то, что имеет. Я не верю во всё это! Пока ты жив, это всегда будет в тебе, до последнего твоего вздоха. Малый краешек этой безбрежной боли потерь и отчаяния, всегда будет виден в твоих глазах. Это уже не скрыть! Это крепче татуировки!

Глаза вновь резануло, совсем как тогда. Слёзы попросились наружу. Хотел ли я их сдерживать? Нет, не хотел!

Ванная комната была совсем рядом, туда я и направился. Мягкий свет комнаты плавно включился сам, распознав моё приближение и цель визита. Эти чёртовы датчики всегда работали точно и безошибочно. Стоило мне приблизиться к умывальнику, как струя тёплой воды полилась сама из причудливо выгнутого крана без ручек.

Я погрузил руки, в мягкую струю воды наслаждаясь её течением. Затем сложил ладони вместе и подождал, пока они наполнятся до краёв. Наклонив лицо к раковине, я окунул его в ладони с водой. Именно так как и научили меня в далёком детстве. Потёр немного пальцами глаза, затем нос.

Стало немного легче, в голове чуточку прояснилось. Я разогнулся и посмотрел в большое зеркало перед собой. Струя воды тут же стихла, а освещение стало немного ярче, давая мне возможность рассмотреть своё отражение во всей красе и неповторимости.

На меня смотрело усталое мокрое лицо седого старика в преклонном возрасте. Время. Безжалостное время состарило мой организм до неузнаваемости. Хвала современным технологиям, старые боевые раны, коих на моём теле бесчисленное множество, только сейчас понемногу начинают о себе напоминать.

Мои внуки не знают о последней войне ровным счётом ничего. О, да! Таковы реалии нашей жизни. Мне повезло! Я выжил и стал свидетелем возрождения новой эры, становления передовой цивилизации.

Восстановить старое и разрушенное не представлялось возможным, как в прочем, и повторять прошлые ошибки никто из выживших в этой войне, уже не желал. Поэтому мы стали строить всё новое, прогрессивное. Мы научились жить в гармонии с природой.

Все кто желал войны и поддерживал раскол общества, были безжалостно уничтожены. Это стало единственно верным условием для завершения первой стадии перехода в светлое и мирное будущее всей планеты. Мы уничтожили зло там, где оно когда-то и зародилось, много веков тому назад. И лишь благодаря этому, бесчеловечному и безжалостному факту, мои внуки имеют возможность ничего не знать о минувшей войне и не находиться каждый день на пороге войны новой.

Моё поколение последнее кто знает всю правду о забытой войне и видел всё это безумие собственными глазами. Нас осталось немного и мне уже сто четыре года. Это наш грех и больше ничей. Все счета оплачены, задолженности погашены!

Ты была права, Дуся! Всё можно исправить! Всё кроме смерти! Ты принесла себя в жертву, дав мне тем самым возможность всё исправить. Это та самая безмерная цена, которая позволила мне на протяжении всей моей дальнейшей жизни поступать верно, и не сворачивать с выбранного тобой пути, как бы порой не было трудно.

Я выполнил твой приказ, старший сержант, я выжил несмотря ни на что! Но и боль утраты не покинет меня до последнего вздоха. Всё имеет свою цену! Миру нужны жертвы, как бы кощунственно это не звучало, но это так! Боль даётся для того что бы помнить о ней и не сворачивать с единственно верного пути не смотря на все соблазны и возможности мнимого выбора.

– Дед, ты опять там философией своей занялся! – раздался зычный с хрипотцой голос жены за дверью в ванную комнату, – Опоздаем на презентацию!

– Всё под контролем! – отозвался я и немного закашлялся, – Не суетись!

– Это которая у тебя уже по счёту книга вышла? – поинтересовалась супруга.

– Не помню! Я их не считаю! – буркнул я в ответ, вытирая лицо полотенцем.

– А помнишь, ты мне когда-то сказал… – лицо Киры показалось в проёме не прикрытой в ванную комнату двери, – «Всё в этом безумном мире взаимосвязано и не случайно»

– Помню, – уверенно ответил я и, сделав задумчивую паузу, добавил, – Словно это было вчера…

– Странно…

– Что именно?

– Ты ведь так и остался в душе тем мальчишкой, – Кира прикоснулась ладонью к моей щеке и провела по морщинистой коже.

Я повесил одной рукой полотенце и, обняв супругу за талию рукой, притянул к себе:

– Люди не меняются. Я же много раз тебе уже об этом говорил.

– А я изменилась?

– Нет, – я отрицательно помотал головой и улыбнулся, – Нисколечко…

– Опять Дусю вспомнил?

– Не удержался…

– А Марусю не вспоминаешь?

– Гораздо реже.… Это как первая любовь.… Только к роботу…

– Повезло тебе, что я не ревную к роботам.

– Я везунчик. Ты знаешь.

– Знаю… – глаза Киры вдруг стали влажными, – Пережить всё это могут только отъявленные везунчики.

– Такие как мы с тобой что ли?

– Пойдём уже! – спохватилась супруга, – Опять ведь опоздаем!

– Невозможно опоздать на собственные похороны!

– Шутник, хренов!

– Подождут если надо! – резко ответил я, – Я этого дня можно сказать, что сто лет ждал! И ничего! Дождался!

– Что-то я волнуюсь сегодня, – посетовала Кира и, осмотрев меня с головы до пят, добавила, – Как они отреагируют на новую книгу?

– А что с ней не так?

– Да, всё так… – супруга заботливо стряхнула пылинки с моего нового костюма, – Где это видано, так жанры менять?

– Поздно уже сетовать. Дело сделано. Поехали уже.

– Поехали…

Стеклянная кабина лифта подошла беззвучно и остановилась, заботливо открывая свои двери. Мы с Кирой вошли в лифт, и я еле слышно произнёс:

– Гараж…, и немного помедлив, добавил, – Пожалуйста.

Кабина послушно двинулась вниз, со второго этажа, где располагалась наша спальня и мой кабинет, в нулевой этаж, минуя столовую и гостиную.

– Ты неисправимый романтик, – очередной раз подметила Кира, – В каждой машине пытаешься разглядеть душу.

– Вовсе нет! – возразил я, – Просто благодарю её за полезную работу, которую она добросовестно выполняет.

– Сказочник… – супруга хитро улыбнулась.

– Да, сказочник! – похвалил я сам себя, – Куда теперь деваться от этого бремени?

– Вот погонят тебя в шею твои читатели, тогда и узнаешь, как жанры менять без предупреждения! – выговаривала мне Кира, выходя из кабины лифта.

– Да не егози ты раньше времени! Вон полезай, давай в «Дудку»!

«Дудкой» я прозвал нашу новую машину. Нет не со зла. Так, навеяло что-то из детства. Да и один чёрт, она похожа на дудку.

Автомобиль полностью лишённый колёс, моргнув габаритами, услужливо открыл перед нами свои двери. Его плавные почти зеркальные изгибы, действительно напоминали духовую трубу из симфонического оркестра. Знаю, многие со мной бы не согласились в этом вопросе, но я настаиваю на том, что именно так оно и есть.

– Назовите конечный пункт назначения, пожалуйста, – вежливо попросила машина женским голосом, после того как мы уселись с Кирой на сидения.

– Дом писателей, – не задумываясь, ответила супруга.

– Потребуется дозаправка, – заботливо произнесло авто, – Лучше всего это сделать прямо сейчас.

– Да, что не так с этими водородными двигателями! – возмутился неожиданно я, – Почему они такие прожорливые?

– Тебе чего воды жалко? – поинтересовалась Кира.

– Причём тут вода? Я спрашиваю, почему она сама уже не научится себя заправлять?

– Видимо ждет, когда ты её научишь, – супруга мило улыбнулась и посмотрела на меня.

Не знаю, что на меня и нашло, но от её улыбки всё как рукой сразу сняло. Я вышел из машины и пихнул в уже открытый бак, шланг от домового водопровода с неким специальным дозирующим устройством на конце.

Поступающая в бак вода еле слышно зашумела. Я погладил автомобиль рукой, словно извиняясь за свои грубые слова, пока Кира сидела в салоне и меня не видела.

– Заправка завершена, – заботливо сообщил женский голос, и поток воды в бак прекратился.

Вынув шлаг, я повесил его на место, глядя на то, как отверстие бака исчезает прямо на глазах, превращаясь в ровное место.

– Вот чертовщина, – буркнул я, ухмыльнувшись, и мотнул головой, возвращаясь на место водителя.

Удобное сидение авто, поглотило моё тело, повторяя его контуры и особенности. Двери закрылись сами, и машина плавно приподнялась над полом гаража сантиметров на двадцать. Гаражная дверь размером во всю стену поплыла куда-то вверх, впуская в просторное помещение яркий солнечный свет.

Светофильтры на стёклах автомобиля быстро сбалансировали поток яркого света, до тех самых ощущений, когда глаза не испытывают дискомфорт. Автопилот на всякий случай ещё раз ненавязчиво просигнализировал на большом экране о том, что именно он сейчас ведёт машину по указанному маршруту следования.

Такие уж времена настали! Водить машину самому теперь не позволительная роскошь. Разве что в пределах собственного двора или на специально отведённых трассах для любителей ретро удовольствия. Но таких дорог остались единицы.

Да и машиной назвать это летающее над дорогой средство передвижения без колёс можно с большой натяжкой. Нет больше резиновых скатов, безжалостно бьющих по многострадальной подвеске машины. Нет ревущих моторов, извергающих выхлопные газы, а значит, и нет той атмосферы присущей когда-то всем этим атрибутам давно забытой жизни.

Нет, я не скучаю по тем временам, но часто описываю их в своих книгах. Как в художественных, так и документальных. Собственные мемуары давно написаны и пылятся на полках тысяч читателей. А вот теперь потянуло на сказки! Кто бы мог подумать, что этот жанр окажется куда сложнее: собственных мемуаров, исторических летописей и фантастических романов вместе взятых.

Машина, ведомая автопилотом, быстро оставила позади мало скоростные дороги между частными домами и выбралась на высокоскоростную трассу. Скорости на таких дорогах для частных авто, могут легко доходить до пятисот километров в час. Теперь это норма жизни!

Нет, мы давно уже никуда не спешим и тем более не опаздываем. Мы не торопимся жить, а наслаждаемся каждым её мгновением. Больших и густонаселённых городов как таковых больше нет. Как показал опыт последней войны, это не рационально, опасно и вредно в экологическом плане.

Теперь у каждого гражданина мира свой отдельно стоящий дом, вписанный в природу по средствам новейших технологий. И это не роскошь, а норма жизни, и возникшие большие расстояния между нужными объектами преодолеваются теперь между делом.

Новое цивилизованное общество, не имеющее границ и предубеждений. Без вредных привычек, магазинов и рекламы. Всё что нужно, доставляется на дом. Полная автоматизация всех процессов. Всю тяжёлую, нудную и вредную работу выполняют роботы, умные машины, позволяя всем нам, заниматься саморазвитием.

Хочешь переехать жить на другой континент – пожалуйста, исполнено! Нашёл на карте место, где ещё ни разу не бывал? Обнаружил достопримечательности мира, с которыми ещё не знаком? Просто произнеси своё желание вслух! Тебе даже билеты покупать не придётся! Вот только будь добр, давай этому замечательному обществу что-то взамен!

Моя жена художник. Пишет замечательные полотна, полные жизни и позитива. И кто бы мог тогда подумать, в те далёкие и тёмные времена, когда всё небо было застлано серыми тучами, что всё когда-то наладится и превратится со временем в такое фантастическое общество. Ну, разве что, такой сумасшедший фантазёр и безумец как я! Старший сержант в отставке, почётный пенсионер и известный писатель…

– Младший, мать твою! – непонятно откуда взявшийся рассерженный голос Дуси ворвался в моё сонное сознание, – Быстро тащи свои булки на плац, пока я сама за ними не пришла!

Сквозь приоткрытые веки я увидел свой боевой шлем, лежащий на полу возле армейской койки. Его бедные динамики были готовы разорваться от речевого напора боевого робота и моего непосредственного командира.

Судя по опыту, ничего хорошего всё это мне не сулило. Я вновь проспал, погрузившись с головой в безумные фантазии о будущем. Скорее всего, что дело закончится очередным марш-броском с полной выкладкой. С меня сойдёт семь потов, после чего Дуся успокоиться и забудет о моём очередном проступке в военное время.

Но как бы там, ни было, она будет права, ведь все эти трудности делают меня сильнее, а значит и повышают мои шансы на то, что бы пережить весь этот ужас последней войны.

А все-таки немного жаль, что я не досмотрел сон и не узнал, как прошла презентация моей новой книги в жанре – сказки.


Глава 8 «Побег из рая»

— Береги себя, младший! – голос Киры едва заметно дрогнул.

Просьба её была до боли проста и понятна. Ох, если бы её можно было так же легко и просто исполнить!

Ранее утро неизбежно подсвечивало край сплошных облаков с той самой стороны, где когда-то поднималось над горизонтом яркое и слепящее глаза солнце. Чёртова сплошная облачность, говорят, что нет ни единого просвета в ней. У нас теперь только пилоты возвращаются с задания на ветхих винтокрылах с довольными рожами. Видели солнце собственными глазами.

Вот и мы с Дусей в ожидании нового задания. Снова в пекло, зато, если повезёт, солнце увидим, если конечно пешком не отправят, по поводу отсутствия транспорта и близкого расстояния. В костюме больше похожем на акваланг, да с полной выкладкой далеко не упрыгаешь своим ходом.

– Ты ведь знаешь… – не закончил я свою фразу.

Разгорячённые губы Киры вновь прижались к моим, обветренным губам. Очередная волна накатывающей вновь страсти пробежала по всему молодому и крепкому телу. Жизнь в боевых условиях на поверхности вносит свои коррективы, не только в сознание человека, но и в мышечную память каждого мускула на его теле.

– Иди уже! — скомандовала Кира, разжимая свои объятья, — Подъём совсем скоро!

– Всё будет хорошо! — твёрдо пообещал я и, окинув напоследок взглядом подругу, направился в сторону своей казармы.

– Откуда вдруг такая уверенность? – поинтересовалась шёпотом Кира, зябко кутаясь в армейский халат, стоя у двери в свою комнату.

— Верь мне! Так и будет!

— Я верю, — неслышно ответила лейтенант моему пропадающему в тумане утра силуэту.

По календарю была уже осень в разгаре. Но на самом деле все времена года перепутались и, не имея календаря и твёрдой памяти было совершенно невозможно сказать какое сейчас время года. Одно было ясно точно, погода вновь меняется и на смену пыльной и душной жаре приходит долгожданная прохлада. Такая же душная и пыльная.

Дожди стали неожиданно не позволительной роскошью. Почти вся растительность вымерла вместе с животными, птицами и прочими Божьими тварями. И мне всё чаще порой казалось, что и сам Бог давно уже про нас забыл, обратив свой пронзительный взор на другие, более интересные для него планеты.

Еле заметная тень мелькнула в тумане и исчезла. Нет. Показалось. Просто игра светотеней и зеркальных поверхностей антенны связистов.

На прошлой неделе командир доводил до сведения всех о случае на соседней базе. Каким-то чудом роботу шпиону удалось пробраться на базу. Ни одна чёртова сигнализация по этому поводу не сработала. Он зараза успел по всей базе прогуляться, пока на робота-охранника у склада с оружием не нарвался. Тот церемониться не стал. Порезал его лазером на сегменты и самый важный сегмент с данными сдал в штаб для исследований.

Шуму, конечно, было по этому поводу много. Штабные программисты мигом пересмотрели все системы предупреждения и ввели соответствующие корректировки. Но сам факт проникновения, как, ни крути, никуда после этого не делся.

Механическая рука неожиданно схватила меня за плечо, подбираясь к шее. Холод металла вперемешку с неожиданным приступом страха, промчался от шеи к пяткам, словно курьерский поезд.

Моя левая рука автоматически расстегнула кобуру штатного оружия. Выхватить оружие правой рукой из кобуры, на плече которой всё сильнее сжималась хватка робота, я не решился. Я просто физически ощущал на себе пронзительный взгляд врага, который отслеживал каждое моё движение и даже дыхание.

— Почему не в казарме, солдат? — спросил знакомый голос.

Я не спеша обернулся и убедился в том, что передо мной стоит действительно лейтенант по прозвищу «Клешня». Вместо ответа на вопрос я всё так же не спеша показал лейтенанту нашивки младшего сержанта на рукаве кителя.

Голос Клешни стал более снисходительным:

-- Внимательнее надо быть, младший сержант! – предупредил лейтенант, – А если бы на моём месте оказался враг? А вы даже штатное оружие достать из кобуры не успели!

– Чик-чик! – недружелюбно произнёс я и провёл кончиком ножа, который притаился в моей правой руке по брюкам лейтенанта в районе ширинки.

Клешня побледнел, и это было видно даже в непроглядном утреннем тумане. Без лишних движений он разжал свою биомеханическую руку на моём плече и сделал полшага назад. Видимо на всякий случай.

– Не плохая выучка! – подметил лейтенант, сдерживая обиду. Видимо так позорно проигрывать ему ещё не приходилось, – Надо объявить благодарность старшему сержанту Дусе!

– Так точно! – отчеканил я, убирая складной нож в карман.

– Что так точно?… – Клешня поперхнулся и выдавил из себя, – Младший сержант! Почему не в казарме во время комендантского часа?

– А вы? – ответил я вопросом на вопрос, точно зная о том, что лейтенант сегодня ночью не дежурит по части и находится здесь на тех же основаниях, что и я.

– Ступайте в казарму, младший сержант! – снисходительным тоном произнёс Клешня и добавил, – И что бы в последний раз!

– Так точно! – отрапортовал я и быстрым шагом направился в сторону своей казармы.

До подъёма оставались считанные минуты, и заходить в помещение я не видел никакого смысла, поэтому решил подождать остальных бойцов из роты на плацу для построения.

«Странный он какой-то! – мелькнуло в моей голове на ходу, – Вроде всё и по делу, и он даже по своему прав, но вот осадок после него на душе всегда какой-то не хороший остаётся! Наверняка обидится на меня за такую проделку! Но я ведь не специально, а чисто рефлекторно! Я ведь не знал, что это он!»

Шаги боевого робота Дуси я смог бы узнать из тысячи других шагов, даже если бы она захотела специально по этому поводу сменить походку и попытаться обмануть мой тонкий и чувствительный слух. Множество ремонтов, в том числе и один как минимум капитальный, другие запчасти, всё это создаёт свою неповторимую и ни на что не похожую симфонию звуков работающих механизмов для моего чуткого восприятия.

– Ну, что, герой-любовник? Силы ещё остались для защиты Родины? – заискивающе поинтересовалась напарница, приблизившись ко мне.

– Что уже? Пора в дорогу? – спросил я, смиряясь тут же с неизбежностью расставания с любимой женщиной.

– Э, нет, солдат! Для того что бы достойно Родину защищать нужно многому обучиться и как неизбежность – много тренироваться не жалея сил своих и способностей!

– Это хорошо! – подметил я и расплылся в дурацкой улыбке.

– Вот чудак-человек! – ехидно подметила Дуся, – Видимо эта ваша любовь совсем вас людей мозгов лишает!

– Ты же сама говорила, что в бою спасают наработанные рефлексы, а не мозги!

– Говорила… – протянула напарница, всматриваясь в меня и проводя диагностику функционала моих органов и как следствие – определяя мой боевой потенциал.

Мерзкий сигнал «подъёма» не сильно отличался почему-то от сигнала тревоги. Видимо причина крылась в том, что мы находились в боевых условиях, и расслабляться было просто опасно для наших жизней, хотя и так сладко порой хотелось.

– Клешня сильно на тебя обиделся? – словно между делом поинтересовалась Дуся.

– Нормально, – ответил я, не задумываясь и даже не удивляясь, откуда ей всё это уже известно.

– Ловелас хренов! – хмыкнула напарница и мотнула своей железной головой.

Сонные бойцы выбегали из казармы на плац для построения. Начинался новый день, и только одному Богу было известно, чем и как он для нас закончится. И всё это при одном условии, что Бог о нас ещё помнит. Стоит ли напоминать о том, что солдат всегда в него верит. Невзирая на любые трудности и даже потери. Ведь если не в него, то тогда во что ещё верить?

Тётка с косой всегда стоит за спиной. Ухмыляется и ждёт своего часа. Она точно знает когда, но тебе не скажет. Она тоже любит пошутить. Видимо натура у неё такая от природы своей и нам потому не ведомая. Вот только и я, давно уже без дела назад не оборачиваюсь. Есть только одна дорога – вперёд!

Полковник сегодня был к нам как никогда снисходителен и недолго мучил нас своим не большим словарным запасом на разводе. С чем-то нас поздравил, потом за что-то по-отцовски поругал, после чего как обычно прошёл вдоль строя и заглянул каждому в глаза. Что именно он в них хотел увидеть то, пожалуй, только ему одному и ведомо, что же касательно нас, как личного состава, то эта процедура нас не раздражала. В некотором смысле мы к ней даже привыкли и в дальних походах нам её порой с утра пораньше, и не хватало иногда.

Поравнявшись с боевым роботом с позывным «Дуся», командир как обычно уже в последнее время, благозвучно хмыкнул и дружелюбно похлопал старшего сержанта по броне ладонью. Подобные нежности считались в нашей части наивысшим пиком похвалы от полковника. Говорить он об этом никогда не говорил, но дышал теперь полной грудью и кровью больше не харкал каждые пятнадцать минут. Новые лёгкие от вражеского донора, которого приволокла Дуся, подошли командиру как родные и оказались весьма кстати, иначе полковнику грозило списание в запас. А такого поворота в своей военной карьере он бы не пережил. Шутка ли сказать, вся жизнь в армии. С самого детства. Сын полка.

Лейтенант Клешня сегодня стоял на построении от меня несколько дальше, чем обычно и ни разу за всё время развода на меня не посмотрел. Выглядел он хмуро, устало и всё время молчал. После того как полковник закончил свой обычный обход и направился в сторону штаба, лейтенант скупо отдал указания старшим звеньев и так же молча растворился в неизвестном направлении.

По распорядку у нас была «рукопашка». Не скажу, что это занятие было моим любимым. Хоть и мышечная комплекция моя подросла, с тех пор как я оказался на поверхности в боевой части, но все, же тягаться с большинством солдат из нашей части мне резону не было.

Моими козырями стала не сила, а реакция тела и мысли и выносливость, благодаря редкой способности организма в экстремальных ситуациях вырабатывать большое количество адреналина. Кто-то справедливо заметит, что сама способность организма вырабатывать адреналин совсем и не редкая и будет прав. Но не в таких количествах как у меня! И самое главное! Это моя способность быстро восстанавливаться после всего этого безумия без каких-либо последствий для здоровья. И это действительно получается очень редкая способность тела.

Рано или поздно, нравилось мне это или нет, но Дуся всегда оказывалась права. Это видимо редкая способность искусственного интеллекта – знать и рассчитывать безошибочно всё наперёд. Создатель Дуси не поскупился и вложил в боевого робота массу информации, в том числе и медицинского характера. Иногда мне даже кажется, что всю информацию, которая была известна науке прошлого на год создания этого необычного робота. Вот и сейчас моя заботливая напарница, вышибая из меня остатки пота, безжалостно гоняет меня по рукопашному бою.

Я согласен с сержантом полностью в этом вопросе! Мысленно конечно согласен. Тело моё категорически против всей это вакханалии и давно молит о пощаде. Большой пробел в моей боевой подготовке и с этим давно пора что-то сделать! Так что пощады телу ещё долго не будет.

Ловко прыгать и извиваться угрём между обоюдоострыми штыками боевого робота нельзя назвать приятным занятием. Но в одном я почему-то уверен точно, пощады мне не будет, как и малейшего вреда, этот боевой робот массой около тонны, мне никогда не причинит.

Дуся неожиданно остановилась и с металлическим лязгом убрала штыки. Я с неописуемым удовлетворением выдохнул, расслабился и на обессилевших ногах рухнул задом в пыль как есть. Перед глазами всё плыло, в ушах шумело, пот с меня лил ручьями, и дико хотелось пить, но с заданием я справился и, ни разу не подставился под холодную сталь штыков напарницы. Это конечно не боевые условия, но кое-чем я уже могу похвастаться, вот только сил на это уже совсем не осталось. Ох, лямуры, лямуры! Работаю в две смены!

– Командир вызывает! – сообщила мне Дуся, – Тридцать минут на сборы, встречаемся в «оружейке»! Вопросы есть?

– Вопросов нет, старший сержант! – отчеканил я, поднимаясь на ноги и преодолевая усталость.

Предчувствия меня не обманули. Ещё сегодня ночью, я почуял в себе сильное желание прижаться покрепче к Кире, словно перед долгой разлукой, но отмахнулся от этого предчувствия: Мало ли чего порой мерещится!

– Звено «Карася» пропало! – добавила напарница. Обычно она меня никогда не посвящала в подробности раньше времени, – Задание не выполнили, и это сильно беспокоит начальство! Там вообще какая-то не здоровая движуха образовалась в квадрате! Советую готовиться к любому повороту событий!

– Спасибо, сержант! Задача ясна! – поблагодарил я напарницу, чего делал исключительно редко.

Добежав до казармы и побросав в походный мешок все, что может пригодиться в дальнем походе, я облачился в боевой костюм. Обслуживанием и ремонтом этого сложного и современного оборудования занимается кладовщик на оружейном складе. Костюм мой в порядке, требуется лишь небольшая дозаправка дыхательной смесью и медикаментами. Мелочь как говорить, но приятно! Именно эти самые медикаменты уже не раз спасали мне жизнь в экстремальных ситуациях, да и сам костюм ни разу ещё не подводил.


– Ничего нового я вам и сейчас не скажу! – начал свою короткую речь командир нервно расхаживая туда-сюда по складу с оружием, – Найдите мне звено «Карасей»! Живыми или мёртвыми! Если будет нужно, достаньте из-под земли! Задача ясна!

– Так точно! – отрезала Дуся, ожидая дальнейших указаний.

– Всё как обычно! – спохватившись, добавил полковник и похлопал Боевого робота ладонью по броне, – Ваш транспорт на взлётке! Склад на разграбление! Действуйте по обстановке, под мою личную ответственность, но приказ должен быть выполнен любой ценой!

– Разрешите выполнять? – спокойным голосом спросила Дуся.

– Выполняйте! – резанул полковник и быстрым шагом направился к выходу со склада.

Перед самой дверью он остановился и резко обернувшись, добавил:

– Давно хотел это сказать, да вот как-то повода не было! – командир немного замялся, подбирая слова, – Спасибо!

Мы стояли, молча глядя на своего командира, не зная, что ответить. Да и надо ли было что-то отвечать. Дверь за командиром захлопнулась на замок, который открывался только изнутри, либо специальным ключом который был только у полковника и кладовщика.

– Во как! – Удивлённо произнесла Дуся в повисшей тишине склада, – Поздравляю, младший! Теперь мы в касте избранны, а их, как известно, хоронят со всеми почестями и орденами! Как тебе такая перспектива?

– Как-то не греет душу такая перспектива, – задумчиво произнёс я, продолжая смотреть на закрытую дверь.

– Тогда какого хрена ты стоишь и тупишь?! – рыкнула на меня напарница, – Грабь склад, пока транспорт без нас не улетел!

Картинка с моими пышными похоронами и прощальным салютом лопнула перед моим взором, словно мыльный пузырь. Я помотал головой, вытряхивая из неё остатки бурного воображения, и ринулся к заветным полкам с оружием и сухими пайками для офицеров. Если сам полковник дал на это «добро», то стесняться и привередничать уже не к месту.

Загрузив в себя полный боекомплект, Дуся начала остервенело рыться в пластиковых ящиках под стойкой кладовщика. Выглядело это действительно как ограбление, но видимо, то того стоило. Обнаружив искомое, напарница толкнула ногой в мою сторону небольшой раскрытый ящик и торжественно молвила:

– Держи! Заслужил!

– Это же импульсное оружие тяжёлых пехотинцев! – возбуждённо выкрикнул я, не веря своим глазам и внезапно улыбнувшейся мне удаче.

– Молодец! – похвалила Дуся, глядя на меня как на ребёнка с новой игрушкой, – Костюм заправь сам! Няньки сегодня нет! Хотя, оно и к лучшему!

– Так точно, старший сержант! – радостно ответил я, распихивая боеприпасы от нового оружия по ячейкам костюма.

Закинув в свою походную сумку несколько офицерских сухих пайков, я словно на крыльях подбежал к аппарату для заправки боевых костюмов пехоты. Разобраться в премудростях этого дела было не сложно. Кладовщик не раз уже проделывал это при мне, а взгляд у меня цепкий, да и память – хорошая.

Пока Дуся сверяла свои параметры с базой, безжалостно и беспрепятственно скачивая любую доступную для неё информацию для выполнения нашего задания, я успел ещё раз пробежаться вдоль полок склада. На глаза мне попался универсальный переходник с декодером для подключения к любому оборудованию и последующего взлома фаервола любой сложности. Вещь исключительно специфическая и очень редкая. Места занимает совсем не много, но иногда может очень сильно облегчить жизнь программисту любого уровня.

– Пора! – сухо скомандовала напарница, направляясь к выходу со склада.

Теперь каждый раз стал испытывать это чувство досады, уходя безнаказанно со склада вооружения с набитыми карманами и сумками. Постоянно, кажется, что я все-таки чего-то забыл ещё прихватить с собой. Мало меня жизнь учила, когда приходилось лишний скарб по сопкам песчаным таскать на своём горбу. Хотя, поди, угадай, что там тебя ждёт на очередном задании, а жить то хочется!


Винтокрыл стоял на взлётной полосе с приветливо открытой задней аппарелью, терпеливо дожидаясь нас. Полоса для взлёта как таковая ему была не нужна и осталась в наследство от предшествующих самолётов не способных на вертикальный взлёт и посадку.

Заметив в кабине пилота знакомый силуэт робота-лазутчика не самой последней модели, Дуся недовольно разразилась:

– Не поняла!

Увидев нас с Дусей, робот пилот непроизвольно напрягся и решил, что лучше не двигаться вовсе, на всякий случай. В отличие от напарницы, никакого подвоха я в этой ситуации не видел. Обычное дело. Просто перепрошитый вражеский робот, хороший пилот, а что касается нашей с Дусей славы, то она давно уже идёт впереди нас, и кому как не этому роботу знать о нашем не равнодушном отношении к его собратьям лазутчикам. Тут уж как говорится: Извините, ничего личного! Я этого пути не выбирал! А то, что жёстко обращался с его сородичами по выпуску, так это обстоятельства были такие. Война все-таки, а не балет какой-нибудь там.

Оказавшись в грузовом отсеке винтокрыла, Дуся первым делом заглянула в кабину пилота, благо тому хватило ума не закрывать в неё дверь. Речь напарницы была короткой, но ёмкой по своей сути:

– Твоё счастье, родной, что твой новый чип даёт правильный на ответ, на запрос свой-чужой! И даже не думай дать мне повод в этом усомниться!

– Так точно, старший сержант! – неуверенным голосом пообещал пилот, – Разрешите взлёт?

Дуся оглянулась назад и посмотрела на меня. Я вальяжно расположился на ящиках и парашютах, после чего вдарил кулаком по кнопке на стене. Задняя аппарель, урча сервоприводами начала не спеша закрываться. Напарница показала мне большой палец правой клешни и, повернувшись к пилоту, скомандовала:

– Поехали!

Почти три часа полёта прошли без происшествий и накладок. Дуся великодушно дала мне возможность подремать, что после бессонной ночи и утренней тренировки было весьма кстати. Дожидаться после взлёта и прохождения сплошной облачности появления солнца я тоже не стал, и сразу уснул. С некоторых пор, а точнее с того самого дня как я познакомился с Кирой, в моём сердце всегда светило своё согревающее душу солнце.

Сон был коротким, но приятным. Всё вокруг меня светилось таинственным светом, мир и покой царил в моём сознании, а Кира в платье древнего Востока танцевала для меня дивный танец, маня гибкими пальцами к себе.

Проснулся же я от того, что свечение пропало, а вместе с ним и моя дивная подруга. Винтокрыл пошёл на посадку и стал снижаться, вновь опускаясь ниже чёртовых облаков. Дуся сидела на полу, прижавшись спинок к переборке в кабину пилота, и судя по всему полёт проходил в штатном режиме.

Винтокрыл плавно коснулся своими шасси песчаного грунта, но отключать двигатели не стал. Задняя аппарель начала открываться, впуская в грузовой отсек жаркий и пыльный воздух. Привычным движением я захлопнул забрало на своём шлеме и поднялся с ящиков, удобно перехватив свою новую, бесценную пушку.

Дуся, молча, поднялась и, нагибаясь, что бы ни сломать железной башкой, хлипкий потолок винтокрыла направилась к выходу.

Местность высадки совсем не радовала взор своим изысканным ландшафтом. Остроконечные багровые скалы тут и там прорывались сквозь рыхлый серый песок. После нашей высадки винтокрыл тут же взлетел и лёг на обратный курс, набирая высоту. Я представил себе, как робот-лазутчик с облегчением вздохнул, отделавшись от нас с сержантом без ущерба для своего корпуса и особенно заднего бампера.

– Последний сигнал от «Карасей» был получен их этого квадрата! – сообщила мне напарница по связи.

– Хорошие ребята! – подметил я, – Такие просто так средь бела дня не пропадают!

– На моих радарах чисто! И это совсем не радует!

– Не нравится мне это место! – с содроганием в сердце произнёс я, глядя вслед пропадающей в облаках точке нашего винтокрыла.

– Следов как после стада Бизонов на песке, а радар девственно чист, словно только с завода! – посетовала Дуся, озираясь по сторонам, – Разве такое может быть?

– Следы свежие! – доложил я сержанту, продолжая обход местности, – Да, что они сквозь землю провалились что ли?

Земля под моими ногами, неожиданно еле заметно дрогнула и затихла, как ни в чём не бывало. Заглянув за очередную остроконечную скалу, я с ужасом обнаружил за ней небольшой провал в земле. Ни о какой воронке и речи идти не могло, это был самый настоящий провал без дна и шансов вылезти обратно самому.

– Дуся, стой, не двигайся... – выкрикнул я, но закончить фразу не успел, земля разом ушла из-под моих ног.

Открывшийся провал подомной был не большим, что и позволило мне уцепиться кое-как за его край, но подтянуться на руках или даже удобнее перехватиться шансов у меня не было. Земля вперемешку с камнями загрохотала, где далеко подомной, заставив меня от неожиданности нервно сглотнуть и замереть, не двигаясь, не желая сорваться следом за ней.

– Держись, младший! Я уже рядом! – сообщила напарница по связи.

– «Это очень плохая идея!» – только и успело мелькнуть в моей голове.

Уцепившись одной клешнёй за ребро острой скалы, Дуся уже тянула свою вторую спасительную для меня клешню.

Так же разом земля ушла и из-под ног боевого робота, а ребро казавшейся надёжной скалы, обломилось куском, да так и осталось в сжатой клешне Дуси. Природная западня проглотила нас, жадно чавкая и осыпая каменистой и пыльной породой. Падение показалось бесконечно долгим и изнурительным, но к счастью для нас не вертикальным и смертельным.

Сухой грязевой поток, грохоча булыжниками, нёс нас по извилистым каменным желобам, погружая всё глубже и глубже в свою неведомую пучину. Прижав своё драгоценное оружие к груди, я инстинктивно сгруппировался в позу эмбриона, обхватив руками колени.

Скорее всего, я что-то дико орал в этом аду, возможно даже матерился. На какое-то мгновение всё стихло, после чего последовал сильнейший удар обо что-то твёрдое и непоколебимо твёрдое. Остатки породы и камней всё ещё продолжали падать на моё избитое тело, которое было всё ещё живо лишь благодаря новейшему костюму лёгкого боевого пехотинца. Сознание неумолимо гасло, забирая с собой не выносимую боль во всём теле. Спасительной инъекции от костюма не последовало, скорее всего, он был сильно повреждён…


– Я бы не стала тебя беспокоить, младший! – добродушный голос Дуси, откуда-то издалека и еле слышно вползал в моё сознание вместе с болью, – Но тут такое дело! – продолжила напарница, испытывая неудобство от того, что ей приходится меня беспокоить, – Проще говоря, мне тут без тебя не выносимо грустно стало как-то разом!

Вслед за голосом напарницы в мой мозг беспощадно ворвались звуки выстрелов и взрывов. И означать это могло только одно, что Дуся вляпалась в недетскую переделку и, судя по количеству выстрелов, держит круговую оборону.

Так же неожиданно вдруг ожил и мой помятый жутким падением костюм. Десятки микро иголок разом впились в моё тело, наполняя его силой и забирая с собой ноющую боль. Бурное сознание нарисовало картинку, на которой Дуся ведёт с большими потерями неравный бой, а рядом лежу я, растерзанный и ничем не могу ей помочь.

Лучшего повода для адреналиновой атаки сложно придумать. Почувствовав, что ноги мои целы и способны двигаться, а руки всё ещё держат импульсное оружие, я не произвольно издал боевой клич взрослого Бизона готового к спариванию и начал подниматься на ноги, расталкивая локтями мешавшие булыжники.

Полагаю, что со стороны это выглядело как минимум весьма эпически и завораживающе. Прямо из земли поднимается, казалось бы, павший боец и, вскинув мощное оружие, начинает палить во все стороны, разрывая врагов на части силой убийственных импульсов своего вооружения.

Полной картины всего происходящего у меня не было. Всё что мне нужно было знать на тот момент, так это то, что Дуся находится от меня справа и ведёт круговой огонь из своих крупнокалиберных стволов, изредка разбавляя короткие очереди выстрелами из подствольных миномётов.

Один чёртов воин засел на высокой площадке между скал и сильно доставал лазерным оружием боевого робота, оставляя на бронированном корпусе изрядно выжженные зигзаги. По какой причине Дуся не применяет свои управляемые иглы, мне было неизвестно. Времени на раздумья просто не было, да и собственно мыслить в таком состоянии мой мозг был не способен.

Два мощных импульса вылетевшие из ствола моего оружия полностью разрушили каменное укрытие врага и скинули его вниз с площадки. Третий же импульс разорвал его почти надвое уже в падении.

Зрение моё обострилось до предела, как и физический потенциал под воздействием медикаментов введённых костюмом в мою кровь. Ловко уходя с линии атаки, я подбирался к напарнице, что бы встать спиной к спине и занять вместе с ней круговую оборону.

Боковым зрением я заметил фигуру воина с РПГ на плече готового сделать выстрел в сторону боевого робота. Думать и целиться было уже поздно. Так что стрелять мне пришлось практически в падении и с одной руки. Импульс прошёл мимо цели, и лишь задел край каменного укрытия, осыпав нападавшего каменной крошкой и сбив его с ног.

Грохнувшись спиной на камни, я вновь нажал на курок, но выстрела не последовало. Обойма была пуста. Я отчётливо видел, как враг быстро оправившись, вновь вскидывает гранатомёт на плечо и готовится к выстрелу. Время словно остановилось, все звуки стали вялыми и растянутыми.

Выхватив из нагрудной ячейки новую обойму, я вставил её на место пустой и нажал перезарядку. Дуся не видела гранатомётчика. Израсходовав боезапас, она уже рубилась на штыках с боевым роботом противника. Шансов победить Дусю у него точно не было, но отвлечь на себя всё её внимание у него получилось.

Время прицелиться у меня теперь было, пока оружие готовилось к выстрелу с новой обоймы. На моё счастье, видимо в суматохе неожиданного боя воин забыл снять РПГ с предохранителя, и потерял на этом те самые секунды, которых мне так не хватало.

Два импульса подряд превратили тело врага в рваные куски армейского материала и человеческой плоти, отбросив злополучный гранатомёт между камней. И только сейчас я заметил большого злобного борова, который нёсся прямо на меня с дикими воплями, перезаряжая на ходу свой автомат.

Испугаться я не успел, как и выстрелить из неудобного положения через себя вверх ногами.

Резко развернув свою правую клешню в сторону борова, напарница выстрелила ему прямо в грудь из подствольного миномёта. Мяса и крови было много, досталось и мне, хотя я и лежал на камнях на спине, и большая часть всего этого дерьма пролетела надомной.

Воспользовавшись моментом, вражеский робот умудрился свалить Дусю с ног и запрыгнуть на неё сверху, замахнувшись штыком для удара.

Одним импульсом с близкого расстояния, я разворотил ему половину железной и несуразной башки. Дуся изловчилась и скинула охальника с себя, сообщив мне по связи:

– Этот последний! Вали его! На радарах чисто!

Уговаривать меня нужды не было. Я уже стоял на ногах и шагал навстречу вражескому роботу, методично нажимая на курок. Оружие тяжёлой пехоты исправно делало своё дело лишая боевого робота конечностей, а затем и внутреннего наполнения.

– Всё, младший! Баста! – скомандовала Дуся, поднимаясь с земли.

Я на всякий случай огляделся по сторонам и пальнул разок в лежащего ничком вражеского воина. Мне показалось, что он шевельнулся.

В голове моей шумело. Свойства адреналина и медикаментов потихоньку заканчивались. Я сел на камень и поставив оружие на предохранитель, положил его на колени. Глубоко вдохнув и выдохнув, я посмотрел на напарницу. На её железном лице красовался новый шрам, теперь уже от лазерной пушки.

Не знаю, почему и от чего, но мне вдруг стало смешно. Я заулыбался и открыл забрало своего шлема. Воздух в подземелье был странным и видимо давно уже попадал в мои лёгкие через порванный костюм. Только сейчас я заметил, что в подземелье не кромешная тьма как и положено любому подземелью, а всё вокруг подсвечено, словно светодиодами сиреневых оттенков.

Дуся стояла посреди большой пещеры и осматривала себя на предмет повреждений. Выглядело это как в забавной сказке. Большая дама, стоя на сцене, рассматривает своё порванное на спине платье и потихонечку про себя ругается, становясь в разные необычные позы. Вокруг неё разбросаны растерзанные тела врагов, в том числе и один разорванный на части боевой робот. Высокий сводчатый потолок и таинственная подсветка исходящая прямо из стен напоминают интерьер оперного театра. Кажется, вот прямо сейчас, заиграет классическая музыка, и дама оперным голосом запоёт свою неповторимую арию по поводу убиенных ею врагов.

– Чего ты ржешь как полоумный? – возмутилась напарница, – На себя посмотри!

– Чего я там не видел! – засмеялся я ещё сильнее и сплюнул кровью на камни под ногами, – Дуся, а ты умеешь петь как оперная Дива?

– Эко тебя накрыло, младший! – забеспокоилась напарница, производя анализ воздуха в подземелье, – Повезло, так повезло! Веселящий газ кругом! Ну, как в раю!

– К чёрту такой рай! – воспротивился я, махая рукой и перестал смеяться, – У меня скоро «отходняк» начнётся!

– Тогда не будем терять больше времени! – Дуся развернулась и зашагала в сторону, перешагивая обломки робота, – Судя по моему радару, тут рядом лежат оба наших «Карася» без жизненных показателей!

– Вот дерьмо! – выругался я и, поднявшись с камня, направился следом за напарницей, заметно прихрамывая, – А почему раньше их твой радар не видел?

– Боюсь, что ответ тебе не понравиться, младший!

– Давай пугай! Куда уж хуже?

– Как раз есть куда! – Дуся остановилась, показывая клешнёй в сторону, – Вон там их «Багги» разбитый лежит. Они даже понять ничего не успели, когда провалились сюда!

– Это многое объясняет! – согласился я, – Но почему сигнал пропал?

– Вся эта грёбанная красота ни что иное как древний карьер по добыче редкоземельных металлов и прочей ерунды из известной тебе таблицы. Хотя я могу и ошибаться! – Дуся остановилась около лежащих на спине двух воинов с позывным «Караси», – Но сути дела это не меняет! Мои управляемёе иглы в таких условиях не работают! А ещё у нас нет никакой связи с внешним миром! Понимаешь? Совсем никакой! Даже азбука «Морзе» здесь не прокатит!

– Не впервой! – отрезал я, сухо сглотнув кровью, и глядя на погибших солдат, добавил, – Жалко парней! Так за что говоришь, они погибли?

При беглом осмотре было видно, что парни сильно пострадали во время падения, но это не стало причиной их смерти. Следы лазерного оружия на их костюмах пехотинцев наглядно говорили сами за себя. Они и стали причиной смерти легендарного звена «Карасей». Судя по всему, они до последнего отстреливались от превосходящих сил противника. Но эти самые силы были слишком не равны.

– Этим парням удалось выкрасть электронный ключ от запуска межконтинентальных ракет! – Дуся опустилась на колено перед одним из бойцов, внимательно сканируя и осматривая его.

– Каких ещё к чёрту ракет? – не поверил я, – Они все закончились ещё в начале войны!

– Оказалось, что не все! – Дуся встала в полный рост, качая головой, – Про некоторые просто никто и не знал! Кто-то весьма запасливый, решил оставить их про запас, да вот помер случайно вместе с тайной своей! А все тайны, как известно, рано или поздно становятся достоянием общественности!

– Вот тебе номер! Обидно наверное, помереть так и не поиграв в свои любимые игрушки!

– Тут для тебя работка, похоже, есть! – напарница внимательно посмотрела на меня, оценивая моё состояние, потому как изрядно потрёпанный вид и без того говорил сам за себя, – Этим тупорылым боевикам не удалось извлечь ключ из костюма одного из «Карасей»! Он зашифрован на самоуничтожение при любом раскладе дел, а пароли наш Карась, – Дуся развела в стороны клешнями, – Получается, что унёс с собой в лучший мир!

– А ты уверена, что эти ракеты никогда не полетят и наше начальство интересуется исключительно кодами самоуничтожения? – поинтересовался я, скидывая с плеч пыльную походную сумку.

– Надеяться нам никто не запрещает! А если это не единственный ключ и ракеты уже летят?

– С таким аргументом не поспоришь! – я склонился над погибшим, вытаскивая на ощупь из своей походной сумки тот самый редкий приборчик, что заботливо прихватил совсем недавно на складе, – Ладно! Будем надеяться, раз это не противоречит уставу! Ну, давай дружок не подведи!

Разговаривать с приборами, оружием и прочими атрибутами армейской жизни, я научился ещё в подземном бункере. Мне всегда казалось, что это именно то самое отношение, которое и заслуживают все эти окружающие нас вещи. Многие из них уже не раз спасали мне жизнь. Как, например, сегодня, моё новое импульсное оружие с лёгкой клешни старшего сержанта. Кладовщик сейчас, наверное, рвёт и мечет там, обнаружив пропажу. Но мы обязательно ему всё объясним, когда вернёмся.

– Мы ведь вернёмся домой? – спросил я у напарницы, не отрывая цепкого взгляда от маленького экрана декодера, который уже делал своё нужное и не простое дело.

– Тебе виднее, пожалуй, будет, – спокойно и задумчиво ответил боевой робот, – В моих программах, к сожалению, нет этого ответа. Только вам, людям, свойственно верить в невозможное. А у роботов такой привилегии нет, да пожалуй, что никогда и не будет.

Дуся внимательно следила за моей работой, переживала. Выполнение приказов для боевых роботов является наивысшей прерогативой. Для того они, собственно говоря, и созданы.

В какой-то момент я скинул с себя шлем, который жутко мешал работе и совершенно позабыл про боль и нечеловеческую усталость. Если говорить о фанатизме и преданности любимому делу, то это точно про меня. В такие минуты весь мир перестаёт существовать. Есть только твой интеллект и неразрешимая на первый взгляд задача, а всё остальное значения больше не имеет.

Сколько прошло времени я не знаю. Маленький, но очень толковый декодер, довольно булькнул и скачал в себя тот самый ключ со всеми прилагающимися к нему потрохами. Отсоединив разъём, я еле слышно произнёс:

– Готово.

– Вот чёртов вундеркинд! – обрадовалась напарница, – Сделал таки невозможное!

– Хочу, чтобы у «Карасей» и душа и совесть были чисты, – тихо произнёс я, поднимаясь на дрожащие от усталости и боли ноги, – Они сделали всё, что могли! Их смерть не напрасна!

– Ты хороший солдат, младший! – похвалила меня Дуся. Пожалуй, это был исключительный случай, когда боевой робот давал столь высокую оценку моим способностям, – Жаль, что не такой прочный как я! Но именно это качество и делает тебя непобедимым!

– Тогда сохрани это! – я протянул напарнице декодер со скачанным ключом кодов запуска, – А я пойду, прогуляюсь малость, да осмотрюсь. Полюбуюсь так сказать местными достопримечательностями, подальше от этого побоища. Жутко хочется снять с себя этот дырявый акваланг и помыться.

– А знаешь? – несколько удивлённо начала Дуся, – Глядя сейчас на тебя, и я почему-то начинаю верить в то, что мы обязательно выберемся из этого дерьма!

– А ты разве сомневалась?

– В отличие от тебя, я реалист, а не фантазёр! – заметила напарница с укоризною, – Пойдём я там вроде неплохой бассейн на радаре вижу! Хотя анализ воды всё-таки стоит сделать! Чёрт его знает, что тут ещё есть кроме веселящего газа?

Идти по камням было не просто, а я еле передвигал ноги. Перейдя по узкому переходу, мы оказались в соседнем зале, если так можно выразиться. В отличие от предыдущего зала, в котором мы уже изрядно похозяйничали, здесь царил первородный порядок и притягивающая взор красота.

Что именно заставляло стены светиться, понять так сразу было не просто. Возможно, это были неизученные человечеством бактерии, которые своим свечением подсвечивали большие полупрозрачные кристаллы, замурованные миллионы лет тому назад в эти стены после очередных катаклизмов. Возможно, кристаллы выросли сами собой и на их поверхности стали жить и размножаться разные микроорганизмы, создавая своего рода симбиоз. Одно можно было сказать с полной уверенностью, это место было райским и вполне комфортным для проживания.

– Вполне приемлемо для твоего организма! – сообщила Дуся, завершив анализ воды в небольшом природном бассейне, – Хуже точно не будет!

– Сейчас узнаем, – буркнул я, начав выбираться из своего снаряжения.

Вылезти из потрёпанного «акваланга» оказалось делом не простым. Тело плохо слушалось, а сил почти не осталось. Напарница смотрела на меня с состраданием, на которое только способен боевой робот, особенно когда я снял с себя исподнее и предстал во всей красе. Поверхность моего тела напоминала один сплошной синяк со ссадинами и кровоподтёками.

Дуся достала из моего обмундирования личную аптечку и, открыв её, скомандовала:

– Стой!

Я не протестовал, просто не было сил на это. Вколов мне дозу чего-то полезного и сил придающего, напарница с чувством выполненного долга удалилась, оставив меня в тишине и одиночестве.

Вода была тёплая и для тела очень даже приятная. Сама чаша с водой оказалась не глубокой, мне по пояс с почти ровным дном и такими же гладкими внутренними стенками. Усевшись поудобнее и облокотившись спиной к почти вертикальной стенке не рукотворной ванны, я тут же закрыл глаза и расслабился.

Укол действительно пошёл мне на пользу, ноющая боль во всём теле начала потихоньку отступать. Вода успокаивала, а глаза закрывались сами собой. Незнакомая мне мелодия зазвучала в моей голове. С ней хотелось быть, за ней хотелось следовать не жалея ни о чём. Все прошлые проблемы и тревоги таяли сами собой, покидая мой воспалённый и уставший от войны разум, наполняя всю мою суть блаженным покоем и умиротворением.

Не знаю, насколькоя потерял счёт времени, и в каких мирах всё это время пребывал, но очнулся я от непреодолимого ощущения того, что на меня кто-то пристально смотрит и взгляд этот точно не Дусин. Открыв свои глаза, я никого рядом не увидел, но чувство беспокойства обострилось и засвербело где-то в груди.

Быстро выбравшись из воды, я окинул взглядом близ лежащие камни, точно помня, что оставил на них свои штаны и футболку видавшую виды, войну и что-то ещё.

Вещей на камнях не было, зато были чьи-то голые ноги с бледной почти белой кожей и больше походили на ноги женские. Скользя взглядом вверх по щиколоткам, я с удивлением для себя так же обнаружил красивые коленки и половозрелые бёдра над ними с тем, что собственно говоря, между этими самыми бёдрами на самом верху и должно было быть. Всё верно! А чуть выше был и пупок. Одним словом, все, как и положено, с той лишь разницей, что вокруг был сиреневый полумрак, а кожа у этих ног и всего остального над ними, была молочно белого яркого оттенка на фоне всего остального антуража подземелья.

Лицо обнажённой девушки-луны напоминало своим подобием женское и как мне показалось – улыбалось. Волосы на голове девушки, к моему сожалению, отсутствовали напрочь, но в принципе, рано или поздно к этому факту можно было бы со временем привыкнуть.

Туповатая рачительность моих мыслей немного меня удивила, и я решил, что либо сплю, либо конкретно брежу. И даже когда к девушке подошли сзади ещё две особы того же пола но другого телосложения, я твёрдо решил для себя что так быть не может, особенно со мной. Так что за помощью в этом вопросе я решил обратиться непременно к Дусе, надеясь, что она-то уж точно не появиться предо мной в купальном костюме, либо ещё хуже того – без него. В одном я был уверен наверняка, так приятно меня ещё никогда не штырило. Рот мой шевелился с большим трудом, так что и фраза моя прозвучала не столь оригинально:

– Корпускулярная теория тяжёлых частиц!

Реакция Дуси была молниеносной, хотя и из далека:

– Ты чего там, младший задрых что ли? Бредишь? Обычно ты так выражаешься только во время адреналиновой атаки!

– Тут видимо дело несколько сложнее будет! – пояснил я, подумывая о том, чем бы прикрыть свою наготу, – Обычно после этой фразы видения разом улетучивались, а эти так и стоят предо мной как вкопанные и улыбаются!

– Гони их, младший прочь! – посоветовала напарница, занимаясь где-то там своими неотложными делами.

– Да я гоню их, но они не уходят! И штаны мои куда-то задевали! – продолжил я сетовать на голых девушек, которые так и продолжали стоять возле меня, не без интереса рассматривая мои подробности телосложения, – А на твоём радаре точно никого не видно? – поинтересовался я на всякий случай.

Топот железных ног боевого робота можно было сравнить с табуном разъяренных слонов, бегущих к посягнувшему бедолаге на дитё малое из стада.

Поравнявшись со мной, напарница ощетинилась штыками, угрожая девушкам, которые даже не удивились ровным счётом ничему из того, что только что произошло на их глазах. Судя по всему, чувство опасности у них напрочь отсутствовало.

– Обычный радар их не видит! – доложила мне Дуся, разглядывая и сканируя голых подруг с молочно белой кожей, – Получается что они, лишь похожи на людей! – с некоторой неуверенностью в голосе добавила напарница, так толком и, не разобравшись, с чем именно мы имеем дело.

Всё это время я силился понять, что в этих девушках не так, кроме лысых голов, разумеется, и повышенной белизны тела. Догадка осенила моё сознание неожиданно. В них всё было совсем не так, как мы привыкли видеть у себя на поверхности. И означать это могло только одно – наши миры никогда прежде не пересекались и не обменивались опытом и знаниями. Но я почему-то не предал этому факту достойного значения сразу.

– Они нам не враги, и зла не причинят! – уверенно заявил я.

– Вот только не надо покупаться на голых девок, солдат! – возмутилась и не поверила мне Дуся и тут же осеклась, – Хотя! Может я и ошибаюсь!

– Похоже, что они зовут нас пойти с собой, – неуверенно предположил я, пытаясь понять жесты и ласковое мурлыканье местных жительниц.

– В какой-то былине всю эту хрень уже описывали! – всё с тем же недоверием произнесла напарница, озираясь по сторонам в ожидании подвоха, – Может, стоит пойти и собрать оставшееся оружие?

– Возможно, тут есть и другой выход! – предположил я, – Выбирать нам всё равно не из чего на данный момент! Ты разве ещё не поняла, они не знают, что такое война! И скорее всего, принимают нас за богов!

– Против фактов не попрёшь! – напарница убрала свои штыки, – Но если что, я тебя предупреждала! Мне терять и бояться нечего!

– Мыслящему существу всегда есть чего терять! И все слова, не более чем – бравада и жалкая попытка прикрыть свою слабость! – приступ мудрости внезапно озарил меня, надеюсь это никак не связано с голыми девушками.

– И почему мне в напарники такой умник достался? – взмолилась Дуся, – Нет, что бы дурачёк какой-нибудь примитивный и проблем никаких!

Девушки быстро догадались о том, что мы, скорее всего, согласимся посетить их дом и пошли вперёд, указывая нам путь и приглашая следовать за ними. По особой торжественности случая я решил не одеваться, а прихватил с собой только походный мешок и оружие. Дуся осуждающе покачала головой, но ничего не сказала и двинулась за нами следом, постоянно оглядываясь по сторонам и заботливо прихватив мой костюм и шлем.

Сразу за ванной, в которой я так замечательно искупался и даже набрался немного сил, оказался небольшой проход за выступом скалы. Стены узкого коридора так же светились, освещая нам путь. Дуся, пару раз задев головой выпирающие из стен светящиеся кристаллы, еле слышно выругалась. Вся эта идея с гостями и посиделками ей вовсе не нравилась. Действовать она предпочитала более грубо и надеялась только на свою мощь и скорость сервоприводов.

Открывшаяся перед нами природная подземная зала сразу покорила моё воображение своими масштабами и красотой. Сводчатый потолок в ней был гораздо ниже, от чего появлялось больше уюта. Пол был почти ровным, чёрного цвета и напоминал застывшую лаву. Свечение кристаллов здесь было несколько ярче, что позволяло более подробно рассмотреть местных жителей этой забытой Богом обители.

А жителей как раз оказалось не мало. В большинстве своём это были особи женского пола с небольшой красивой грудью и достаточно узкими бёдрами. Особей мужского пола я успел заметить всего несколько. Они мало чем отличались по телосложению. Разве что у них отсутствовала грудь, как впрочем, и соски тоже. Но, пожалуй, самым главным отличаем, были всё-таки гениталии характерные только особям пола мужского. Проще говоря, атлетами этих «мужчин» назвать было нельзя.

– Да у них тут целый муравейник! – цинично заметила напарница, – Вот же вляпались!

– Вон та тетка, похоже, у них тут главная! – решил я, указывая стволом оружия на самую большую самку, стоящую впереди всех остальных, – На каком языке они бормочут?

– Понятия не имею, младший! – огрызнулась напарница и добавила, – Ты оружием то поменьше маши! Случись, что не так и без башки её оставишь! А мне потом доказывай штыками, что это у тебя вышло случайно!

– Не волнуйся! На предохранителе стоит!

Большая тётка с лысой головой выслушала доклад от девушек, которые нас привели, и резвым шагом направилась ко мне, не обращая на большого железного робота никакого внимания. Оказавшись рядом со мной, голая тетка, возраст которой определить, было не возможно по ряду причин, начала бесцеремонно меня ощупывать так, где особенно много было синяков и ссадин.

Затем она приказала своим помощницам забрать у меня из рук оружие и вещи и куда-то меня проводить.

– Не-не-не! – воспротивилась Дуся, быстро забирая у меня оружие и походный мешок, – Так не пойдёт! Это останется у меня!

– Не переживай! – попросил я напарницу, – Всё нормально! Похоже, она хочет меня немного подлечить!

– Но-но! Тоже мне, секта лекарей самоучек!

Я улыбнулся, посмотрев на Дусю, и ничего не ответил, увлекаемый девушками в сторону какой-то видимо особо изощрённой ванны с булькающей водой. Скорее всего, это были некоторые издержки вулканической деятельности. Сероводород и прочие прелести пансионатов и санаториев. Так что сопротивляться и отказываться я повода не видел. Да и когда ещё подобное в жизни сможет повториться?

Оказавшись в природной ванне с тёплой и бурлящей водой, я с удивлением и трепетом обнаружил, что несколько девушек вошли в неё следом за мной и тут же начали делать мне массаж или что-то подобное. Главная тётка принесла что-то в каменной чаше и вылила эту грязную жижу в ванну. Бурлящие потоки газа, вырывающиеся из дна ванны, быстро начали перемешивать и растворять тайное средство в воде.

Сладкая истома наполнила всё моё тело. Боль ушла, словно её никогда во мне и не было. Даже моя бурная фантазия покинула мой разум, притаившись где-то на его окраинах в ожидании удобного случая, что бы вновь выйти во всей красе, с новыми красочно-безумными идеями и взорвать безжалостно мой уставший от войны мозг.

Мечта наркомана, как впрочем, и просто смертельно уставшего человека. Мир полный восторга и только самых приятных ощущений. Состояние стопроцентно безразличной ко всему неги и лени. Всё это настолько непривычно и сильно, что даже и возвращаться в реальный мир вовсе не хочется.

Время перестало иметь значение и смысл. Очнулся я от того, что почувствовал как кто-то, заботливо тянет меня за руки, одновременно выталкивая и вынимая из ванны.

Множество рук подняли моё расслабленное тело и перенесли на некое подобие трона, что появилось само собой за миллионы лет так и неизученных человечеством явлений природы в глубинах планеты.

Сидя голый на неудобном постаменте я быстро сообразил, а каково это обнажённым памятникам возвышаться на несуразных постаментах и делать это на протяжении бесконечно долгих лет. Всё та же большая тётя впихнула мне в руки каменную тяжеленную чашу, наполненную чем-то зеленоватым и с частичками чего-то розового и имеющим отвратительный запах плесневелых грибов.

Единственное что меня действительно порадовало в этот момент, так это почти полное отсутствие синяков на моём теле, как впрочем, и боли в нём же.

Странного вида танцы и жутко завывающее пение белокожих аборигенов меня так же не сильно растрогали. Получалось у них как-то не очень хорошо и красиво и мой трезвеющий от всех возлияний взор не радовало. Чёртова пелена потихонечку начинала спадать с моего разума.

Неожиданно для самого себя я вдруг вспомнил про Дусю и тут же окинул взором место действия сего мероприятия. На боевого робота аборигены так и не обратили ни малейшего внимания. Напарница сидела на камне недалеко от входа в поземную залу и, не обращая ни на кого внимания, клеила ремонтным комплектом мой костюм пехотинца.

Большая тётка с белым каменным лицом подошла ко мне и жестами предложила отведать видимо местных деликатесов из чаши, которую я всё это время держал в руках. Делать этого мне вовсе не хотелось, но и обижать своих чудо докторов было не вежливо. Так что, задержав на короткое время дыхание, дабы не вкусить заодно и тлетворный запах яства, я сгрёб рукой небольшую часть деликатеса и не без отвращения запихал себе в рот.

Аборигены замерли, видимо в ожидании великого чуда, но чуда я им пообещать уже не мог. Необузданные приступы рвоты извергли, чёртов деликатес из моего рта прямо к ногам большой тётки.

Ожидая неотвратимой реакции толпы, я невольно заёрзал задом на постаменте, мысленно просчитывая пути отступления к выходу.

Реакция была столь неожиданной для меня, что приступ злости перекосил моё лицо. Аборигены пали ниц и стали бить лбами поклоны словно полоумные. Я обернулся и посмотрел на Дусю. Вид её был печальным и даже грустным. Такой я её ещё никогда раньше не видел. А вот мой боевой костюм выглядел вполне пригодным и ещё способным для только, что созревшего действа в моей прочистившейся от анабиоза голове.

Всё вдруг стало просто и ясно. Решение всех наших с Дусей проблем нарисовалось в моём сознании в считанные секунды и без какого-либо напряжения, как это обычно бывает.

Пользуясь тем, что аборигены всё ещё бьют поклоны, я тихонько сполз с постамента и поставил на это место ненавистную чашу чёрт знает с чем. Задерживаться здесь я более не видел ни малейшего смысла, поэтому уверенной походкой, шагая между кланяющихся аборигенов, я направился прямиком к Дусе.

Напарница, увидев столь приятные во мне перемены, заметно воспряла духом и протянула на встречу мой тщательно залатанный костюм. Не произнеся ни слова, я начал быстро одевать его на себя. Надев шлем с открытым забралом, я первым делом проверил радар и все системы. Всё работало в штатном режиме. Не удержавшись с присущим злорадством, Дуся всё-таки спросила:

– А как же рай и другой выход?

– У тупиков не бывает выходов! – отрезал я и, заметив, что угрюмые аборигены подтягиваются сзади к нам, открыл свою походную сумку, – К чёрту такой рай! Я домой хочу!

Достав из сумки небольшой баллон, я захлопнул забрало на своём шлеме и услышал уже в наушниках голос напарницы:

– Такой ты мне больше нравишься!

– Да я и сам себе такой больше нравлюсь! – не скрывая иронии, ответил я и, дёрнув кольцо на баллоне, кинул его под ноги аборигенов.

Клубы белого, густого газа стали быстро заполнять подземную залу, валя с ног так ничего и не успевших понять местных жителей. Сонный газ в армейском исполнении сильная и надёжная вещь, второй баллон не понадобится.

– Ну, ты и звереныш! – оценила мои действия напарница, ныряя в проход между скалами, – Отблагодарил докторов!

– Пусть остаются там, где и были всё это время, вместе со своим раем!

– Согласна! А дальше то что?

– А дальше мы сделаем то чего ты изначально, и предлагала сделать! Соберём оставшееся оружие!

– Пока не очень ясно! – ответила Дуся, выбираясь из тесного перехода в большую залу.

– В этой зале самый высокий потолок, а значит и самое тонкое перекрытие которое и отделяет нас от свободы! Это же просто, как дважды два! – пояснил я, не понимая, почему раньше до этого не додумался.

– Допустим, что это так! У нас есть дыра и что нам с ней дальше делать? Сигнал один хрен не пройдёт, а закинуть тебя на такую высоту у меня точно не получится! – недоумевала напарница, – Думаешь, я не просчитывала все возможные варианты!

– В костюмы «Карасей» встроены малые реактивные двигатели!

– Они повреждены и годятся только для прыжков, а не для полётов! – возразила вновь напарница.

– Всё верно! Ты соберёшь из двух один, и мы отправим наверх только костюм на автопилоте с сигналом о помощи! – не унимался я.

– Только люди могут придумать такую ерунду! – возмутилась Дуся и тут же сменила гнев на милость, – И самое интересное, что это может сработать!

– Там в бою один РПГшник в тебя целился!

– Помню!

– Мне нужен этот гранатомёт! Насколько я могу вообще это помнить, он остался цел!

– Да, не вопрос! – согласилась напарница, – Сейчас принесу всё что найду!

Иногда самые безумные идеи, становятся единственно правильными решениями, и только они способны что-то на самом деле изменить. Откуда берутся эти сумасшедшие идеи? Да, чёрт его знает! Просто сами собой появляются в голове в нужное время. А значит – это кому-то нужно!

Дуся принесла РПГ и доложила о том, что он в полном порядке, а так же к нему нашлось ещё несколько зарядов. Никакого другого тяжёлого вооружения найти нам не удалось, либо оно было безвозвратно повреждено.

Для начала я лёг на спину и долго изучал потолок залы, заставляя напарницу постоянно передвигать встроенный в её корпус прожектор. Не знаю, как точно это происходит, но в определённый момент я почувствовал, что в одном месте потолка есть слабое место. Мне даже показалось, что в этом месте я вижу наше опостылевшее серое небо. Хотя в этом видении оно показалось мне не таким уж и хмурым и безнадёжным. Видимо всё дело в сравнении, смотря, что и с чем сравнивать.

Первый залп из РПГ не дал никаких результатов, и на какое-то время показалось, что дело это совершенно безнадёжное. Из вооружения у Дуси остались только управляемые иглы, но они были совершенно бесполезны в этом железном колодце и могли запросто вернуться к хозяйке, потеряв берега и ориентиры. А по этой самой причине система пуска игл попросту не сработает.

Последняя противотанковая граната ушла в потолок залы отколов от него несколько камней, которые с грохотом упали рядом с нами. Всё стихло.

Неизмеримая словами злоба от собственного бессилия ворвалась в моё сознание, когда я представил себе, что больше никогда не увижу Киру. Схватив своё импульсное оружие я начал палить из него вокруг того самого места на потолке где только что разорвалось безуспешно несколько гранат.

Когда обойма быстро закончилась я, не раздумывая, вставил другую, последнюю и продолжил атаку на ненавистный и отделяющий нас от свободы потолок.

Потолок выстоял. Боеприпасы все кончились. Отбросив оружие в сторону, я упал на колени и заорал от досады, так как даже дикие звери не воют перед лютой смертью. Над головой что-то сухо треснуло. Отколовшийся кусок породы полетел вниз и врезался в пол недалеко от меня.

Следом за ним, гулко охнув, полетели вниз ещё куски потолка, превращаясь в поток сухого грунта. Примерно такого же грязевого потока, на котором мы, собственно говоря, сюда и приехали с поверхности.

Прыжок Дуси был красивым и по своей сути, для меня спасительным. Накрыв меня своим бронированным телом, она приняла удар нескольких больших камней на свой корпус. Когда всё стихло, напарница произнесла:

– Ну, ты и придурок, младший! О чём ты вообще иногда думаешь?

– Я домой хочу! И значит, я там буду!

– Кажется, я начинаю понимать, в чём сила вашей любви, человеки!

– В чём же?

– В безумии!

– Я подумаю над этим! – пообещал я и немного подумав, добавил, – На досуге!

– Злодей! – огрызнулась, усмехнувшись, Дуся, – Сейчас «Карасей» принесу! А ты пока на небо полюбуйся!

Хмурое небо манило и радовало как никогда. Но до него ещё было нужно добраться.

На поверку Дуся оказалась не плохим механиком с огромной базой данных на все случаи жизни. Единственное чего нам не хватало, так это инструментов и запасных частей, но и все эти задачи удалось решить.

Костюм в итоге взлетел под чутким управлением напарницы и, оказавшись на свободе, приземлился недалеко от рукотворной дыры. Сигнал, судя по всему так же получили на базе, потому как, спустя часа три, в дыре замаячила спасательная люлька, спущенная с винтокрыла. Приземляться на такой поверхности никто не рисковал.

Первым делом в люльку погрузили «Карасей». Вторым заходом поднимали меня, Дуся наотрез отказалась эвакуироваться до меня.

Поднимаясь на люльке, я заметил, как из-за камней за нами осторожно наблюдали проснувшиеся аборигены. Видимо по этой причине я и обратился к напарнице с небольшой просьбой:

– Дуся, а может ну их этих аборигенов? Если Кира про них узнает, ты точно лишишься напарника!

– А не надо косячить, ловелас хренов! Тогда и поживёшь подольше! – отозвалась на просьбу напарница.

– Пожалуйста! – попросил я ещё раз и ласково, как только мог.

– Расслабься, младший! Отчёты уже удалены! Пускай аборигены живут себе с миром и веселящим газом!

– Пусть живут! – согласился я, и на душе моей стало от этого легче.

Протиснувшись в небольшую дыру в земле, спасательная люлька вместе со мной оказалась на свободе. Дыра была действительно не большой, и по сути дела нам помогло только чудо. Либо тот, кто всё это и задумал изначально.

Спасший нас костюм «Карася» с передатчиком лежал неподалёку. Он тоже исполнил свою миссию до конца и получил своё право на покой, как и его хозяин.

Над нами кружили ещё три винтокрыла. Видимо цель миссии была столь велика, что боевых транспортов для прикрытия и завершения её не пожалели.

Я представил себе состояние полковника, когда ему доложили, что с нами потеряна связь, и на радарах мы тоже не видны. У каждого своя миссия, и каждая по-своему ценна и сложна, и лично я не смог бы теперь сидеть в штабе в ожидании докладов. Моё место здесь, на передовой! И в этом моё предназначение!


Глава 9 «От Севильи до Гренады…»

— Сириус! – представился младший лейтенант и протянул мне руку вниз ладонью для пожатия, не снимая перчатки.

– Младший, – скромно представился я и пожал крепкую ладонь вновь прибывшего спецназовца.

Его боевой, легко бронированный костюм был на порядок лучше моего. Вооружение так же соответствовало статусу войск специального назначения. Шлем с открытым забралом был безжалостно исцарапан. Виднелись даже следы рикошета пуль у самой его макушки.

– Всё верно, моё звание младший лейтенант! — подтвердил Сириус, чего-то не понимая в моём представлении.

— Это был не вопрос, – уточнил я на всякий случай, заметив замешательство в лице старшего по званию.

— Это он так себя называет! – догадавший радостно воскликнул второй спецназовец и добавил, – Совсем как ты, Сириус! Тоже младший, но ещё только сержант!

Он ткнул в грудь Сириуса пальцем перчатки и разлился в широкой улыбке, громко заржав, но тут же, опомнился и, взяв себя в руки, представился:

— Дырокол! — сделав небольшую паузу он, явно ожидал какой-то реакции от меня и Дуси, но, не дождавшись ровным счётом ничего, лейтенант продолжил, уточняя, — Позывной у меня такой, необычный!

— Хороший позывной, — равнодушно произнёс я, -- В бою ни с кем не спутаешь.

– А почему ты себя «Младшим» называешь? – поинтересовался Сириус, всё это время, пребывая в некоторой задумчивости.

– Это я его так называю! – вмешалась в полемику Дуся, заметно обидевшись на то, что вновь прибывшие для подкрепления звена лейтенанты не протянули ей руку для приветствия.

– Ух, ты! Говорящий робот! – Дырокол аж подпрыгнул от неожиданности.

Вернее сказать, это он так тупо пошутил. Весельчак хренов!

Мы с Дусей были категорически против пополнения нашего звена перед очередным заданием, но приказы в армии, как известно, только выполняются. Так что придётся на какое-то время смириться с обществом мускулистого тугодума Сириуса (тоже мне, звезда, блин…) и его напарника, высокорослого дебила, с прозвищем для офиса – Дырокол. Даром, что и весёлого! Всё одно, что клоун с детского праздника на головы нам свалился.

– А! Младший это, потому что звание у тебя – «младший сержант»? – выпалил самодовольно Сириус, потряхивая в воздухе указательным пальцем.

Лицо его было серьёзным и даже сосредоточенным. Было видно, как нелегко ему даётся мыслительный процесс, но неугомонная сила воли продолжает и дальше насиловать небольшого размера мозжечок. На какое-то время мне стало его, даже немного жаль, и я зарёкся на будущее больше так не мучить его умственные способности.

– Всё верно лейтенант! – поспешил я заверить Сириуса, дабы больше не смотреть с болью на его мучительные потуги и искажённое мыслями лицо.

«Надеюсь, что в бою он действует только рефлекторно, и думать не пытается! – промелькнуло у меня в голове, – Иначе, как бы он дожил до сегодняшнего дня!»

– От Севильи до Гренады! – неожиданно и раскатисто запел балагур Дырокол и окинув нас задорным взглядом, продолжил пение, – В тихом сумраке ночей…

Голос у него был так себе, как и вокальные способности, разве что громко и разборчиво. Где он откапал слова этой песни, одному Богу известно и скорее всего продолжения этого куплета он не знал.

– Дуся! – представился боевой робот, не желая более оставаться в тени всей этой надвигающейся вакханалии и протягивая клешню для приветствия Сириусу.

– Сириус! – представился спецназовец, робко протягивая руку и округляя глаза.

Весь его вид говорил о том, что он только что, в отличие от напарника, увидел говорящего боевого робота, да ещё и с большой бронированной грудью.

– Не смотря на все ваши звания и заслуги, старшим звена остаюсь я! – голосом, не терпящим возражения, произнесла Дуся и силой пожала руку мускулистому Сириусу.

Глаза младшего лейтенанта стали ещё больше, а лицо покрылось багровыми пятнами от усилия, с которым он пытался противостоять крепкому пожатию руки от боевого робота.

– Очень приятно! – прохрипел Сириус, приседая в коленях, и тут же добавил, – Мы в курсе!

Дуся отпустила хватку своей клешни. Спецназовец выдернул свою помятую ладонь и зажал её левой рукой, так и не проронил больше ни звука.

– Дуся! – представился боевой робот, приветственно протягивая клешню Дыроколу.

Лицо лейтенанта нервно передёрнулось. Улыбчивый оскал, тут же сменился на грустный усталый вид и тут же вернулся обратно. Не протянуть руку роботу, старшему звена, для приветствия могло оказаться непростительным не уважением. А вот что будет дальше, он только что увидел на примере своего накачанного, в отличие от него, напарника. Так что как ни крути, а может статься больно, но пройти через это по любому придётся.

– Дырокол, – представился лейтенант, неуверенно протягивая руку Дусе и глядя на неё снизу вверх, не смотря на свой высокий рост.

– Полагаю, мы выяснили все вопросы, касающиеся ознакомительной части нашего дружного и боевого звена? – поинтересовалась Дуся со свойственным только ей сарказмом и усиливая давление на ладонь воина специального назначения.

– Вопросов больше нет! – поспешил заверить Дырокол, пытаясь выдернуть свою руку из клешни робота.

– Всегда приятно иметь дело с понятливыми представителями войск специального назначения! – заключила Дуся довольная результатом беседы и отпустила руку лейтенанта.

– И нам также… – уважительно теперь поспешил ответить лейтенант, с радостью осматривая свою не повреждённую руку, – Очень приятно!

– Командир на подходе! – сообщил я всем присутствующим, заметив приближающуюся к нам на большой скорости знакомую машину полковника.

Резко затормозив возле нас, бронированная машина остановилась, качнувшись на рессорах и подняв облако пыли. За рулём был лейтенант Клешня. Распахнув тяжёлую дверь авто, он вышел из машины и, оценив цепким взглядом ситуацию, тут же подметил:

– Это хорошо, что вы уже успели познакомиться!

Сириус и Дырокол выглядели хмуро, потирая отдавленные руки, и на удивление вели себя сдержанно и молчаливо.

– Хорошие ребята! – похвалила Дуся пополнение и твёрдо заверила, – Сработаемся!

– Даже и не сомневаюсь! – отрезал Клешня и деловито добавил, – Полковник сам хочет провести инструктаж! – затем сплюнув в сторону, завистливо произнёс в полголоса, – Везунчики, мать вашу!

– Вольно! – скомандовал полковник, выбравшись из машины и машинально поправив складки кителя под ремнём.

Вид его был как всегда озабоченный, подтянутый, взгляд исподлобья. Была ли до этого команда «Смирно», его вовсе не интересовало. Просто команда «Вольно» по его же искренним заверениям, больше располагает к доверию. А это, опять же с его слов, самое главное слагаемое успеха любой операции. Ходить вокруг да около, полковник как всегда не стал и сразу перешёл к сути задания:

– Эти самые… штабные… мать их! Умудрились проср… – командир притворно прокашлялся в кулак и продолжил голосом чуть помягче, – Забыли вывезти свои секретные архивы во время своего победоносного бегства из города «Н»! Мало кому известного и не отмеченного на карте, по причине своего секретного назначения!

– Какого города? – переспросил Сириус, видимо листая карту местности на радаре своего шлема.

Полковник оторвал тяжёлый взор от своего планшета и посмотрел сквозь младшего лейтенанта. Судя по всему, эта заметная парочка спецназовцев ему была давно знакома, и думал в этот момент он о чём-то своём. Сириус замер, тревожно пытаясь понять тайный смысл во взгляде командира. Полковник словно вспомнив какую-то незначительную деталь, продолжил:

– Так вот! Судя по последним данным спутниковой разведки, это не город, а самая настоящая клоака с ходячими мертвецами! Грёбаные медики, которые проводили там, свои чёртовы эксперименты, умудрились выпустить всю эту заразу на улицы закрытого города!

Полистав страницы своего планшета, полковник выключил его и устремил свой орлиный взор на меня и Дусю. По-отцовски глянув сверху вниз, он хотел было постучать ладонью по броне боевого робота, но тут же, передумал и продолжил уже другим тоном:

– Лично я был категорически против наземной операции и предлагал спалить весь город дотла. Но этим дегенератам, которые всё это и натворили, нужна, чёртова сыворотка! Противоядие! Эти… – полковник вновь поперхнулся, прикрывая рот кулаком, и продолжил, – В общем, эти специалисты успели ещё где-то на косячить!

– Подробности задания получены! – отчеканила Дуся, ожидая дальнейших указаний командира.

– Очень хорошо! – одобрил командир, – Не будем терять время! Сыворотку доставить на базу! Архив уничтожить! Остальное закончит авиация!

– Предельно ясно! – Дуся окинула взглядом своих подчинённых и поинтересовалась, – Что с вооружением, командир?

– Сегодня вас спецназ спонсирует и доставляет до места! Все вопросы к ним!

– Так точно! – отозвался Дырокол и разом повеселел, – С этим проблем не будем!

– Разрешите выполнять? – чисто для протокола спросил боевой робот.

– Выполняйте! – сочувственно приказал полковник и собирался уже садиться в машину, как вновь обернулся и попросил у Дуси, – Присмотри там за парнями! У меня их мало осталось!

– Да, командир! Всё, что в моих силах!

Лейтенант Клешня козырнул и, не сказав ни слова, сел в машину, поглядывая в зеркало заднего вида. Двери машины хлопнули, колёса рванули с места, с пробуксовкой унося начальство по своим делам.

Дуся обернулась к нам, окинув всех присутствующих сканирующим взором, и произнесла:

– Ну, давай, Дырокол, показывай свои подарки!

– Всё в машине! Пойдёмте!

Мы вчетвером двинулись в сторону стоянки боевой техники, возле склада с оружием! Моё бурное воображение уже рисовало очертания необыкновенной бронированной машины специального назначения.

– Есть там одна зачётная «имба»! – оживился Сириус, – Хочется увидеть её в деле!

– Ещё не проверяли, эту самую «имбу»? – поинтересовался я, строя догадки и на этот счёт тоже.

– Куда там! – замахал руками Дырокол, оглядывая Дусю с головы до ног, – Человеку, имхо, такое не по силам! Прерогатива Босса!

– Стало быть, для меня подарок? – заинтересованно уточнила старший сержант.

– Должно понравиться! – многообещающе произнёс Сириус и мечтательно добавил, – Урон максимальный! Сам бы юзал, да здоровье не позволяет!

– На хлюпика ты совсем не похож! – констатировал я, но всё же, полюбопытствовал на всякий случай, – Болен, что ли?

– Вот ты чудак человек! – тут же отреагировал Дырокол на мой вопрос, который показался ему глупым, – Тебе же говорят: Здоровья не хватает! Прокачаться нужно!

– Нет, не прокатит! Тут экзоскелет нужен! – с сожалением пояснил Сириус, – Не ниже уровня тяжёлой пехоты! А то и выше!

– Такой как у Шакиры? – ехидно поинтересовался я, хотя и сам ни разу его не видел.

Не близко, что бы иметь возможность рассмотреть все детали, ни в бою, что бы понять, что испытывали враги, когда покидали свои позиции, только заслышав в эфире позывной Шакиры.

– О, да, детка! – Сириуса словно подбросило от радостных воспоминаний, – Я видел её в том бою! По количеству наносимого урона ей нет равных!

– Нашу колонну тогда сильно прижали! – подхватил рассказ Дырокол, – Мы замыкали обоз, и попали в засаду! Эти «мобы» нам устроили полный «зерг раш»!

– Да мы с тобой вообще «лакеры»! – похвалился Сириус, – «Антиракетка» сработала как часы, а так бы нам амба!

Сириус показал следы взрыва управляемой ракеты на броне внедорожника, к которому мы в самый раз уже и подошли. Это был средне бронированный багги с большими пустотелыми колёсами. Бронированных стёкол в крытой кабине не было за ненадобностью. Это так же объясняло сленгово-игровой лексикон спецназовцев. Управлять такой машиной, всё равно, что сидеть на компьютерном тренажёре. Весь мир начинает казаться игрой. И именно так они и воспринимали эту войну.

– Конечно «лайкеры»! – лицо Дырокола разлилось в бесконечной улыбке, – Сама Шакира тогда спасла наши задницы!

– Эта девушка – легенда! Если бы ты её только видел, парень! – обратился ко мне сочувственно Сириус.

– Видел. Знаю, – хитро ухмыльнувшись, ответил я и, наслаждаясь застывшими от удивления лицами спецназовцев, добавил, – И не только!

– Да, ну! Она же легенда! – возразил все-таки Дырокол, не желая верить в подобное.

– Да ладно! – выдавил из себя Сириус, глядя на то, как боевой робот, молча, разводит своими клешнями в стороны.

Высокомерное недоверие к нам с Дусей тут же улетучилось. Лица лейтенантов спецназа засияли, словно бы их только что возвели в ранг святых.

– Ни хрена себе! – восхищённо протянул Дырокол, глядя на меня словно на икону и, тихонечко пропел, – От Севильи до Гренады…

– Охренеть! – вторил напарнику Сириус, – И ты видел её…?

– Так что там у нас с «Имбой»? – не выдержала Дуся и будь она человеком, то с трудом бы сейчас сдерживала смех.

– Так вот она! – спохватился Дырокол, и ловко выхватив из кармана пульт, разблокировал машину.

Задний люк багги начал сам не спеша открываться вверх. Сама же машина вовсе не походила на серийную армейскую модель и скорее всего, была сделана на заказ и впоследствии доработана. Виднелись на корпусе так же и следы недавнего ремонта.

– Крутой арсенал! – оценил я содержимое багажного отсека, который был просто завален самым продвинутым и редким оружием.

– Спасибо! – как-то непривычно робко поблагодарил Сириус за высокую оценку данную мной.

– Тяжелая зараза! – протянул Дырокол, пытаясь на пару с Сириусом вытащить ту самую обещанную «имбу» на край багажника.

– Позвольте, я сделаю это сама? – попросила Дуся, расталкивая клешнями благодетелей в лице лейтенантов спецназа.

На освоение подобного сложного вооружения человеку понадобилось бы не менее пары недель. Для боевого же робота, это была задача нескольких минут, не более.

Чёткие и продуманные движения Дуси завораживали взор. Вся эта тяжеленная махина с кучей креплений и приводов, для неё была не более чем игрушкой.

Установка на свою клешню вооружения заняла у боевого робота пару минут. Подключение питания и настройка совмещения с бортовым компьютером Дуси заняла ещё минуты три. Это был целый комплекс вооружения под названием всё в одном. Своим внешним видом он вовсе не походил ни на одно привычное вооружение.

Залязгали затворы оружия при проверке его функций и возможностей. Внешний вид Дуси и до этого не сулил никому ничего хорошего на поле боя, а теперь и вовсе стал угрожающе привлекательным.

– Охренеть! – выразил свои впечатления Сириус, словно бы перед ним появился сам Господь Бог и предложить пройтись вместе и немного прогуляться.

– Хорэ хренеть! – рявкнула Дуся, опуская младшего лейтенанта с небес на землю, – Боеприпасы давай!

– Чего, прямо сейчас? – переспросил Сириус, находясь под глубоким впечатлением.

– Можно и потом! Если ты решил меня на свидание пригласить! – сарказм в голосе Дуси, бурлил, пенился и лился через край.

В онлайн игре, в которую играли спецназовцы до этого момента, подобных шуточек никогда раньше не было. Это для меня они уже давно стали бодрящей нормой жизни и я точно знал, что брать подобное в голову с серьёзным выражением лица попросту не нужно.

– Нет, не хочу… – нерешительно ответил Сириус, стараясь вспомнить, когда он мог ляпнуть хоть что-то похожее на эту фразу.

– Чего, не нравлюсь что ли? – поинтересовался боевой робот, демонстративно меняя позы показывая себя любимую во всей красе.

– Нравишься! Нравишься! – взмолился Сириус, окончательно понимая, что теперь он точно уже ничего не понимает.

– Да, ладно, расслабься! – успокоила Дуся окончательно сконфуженного младшего лейтенанта, производя контрольный выстрел, – У меня уже есть жених! – и озорно кивнула в мою сторону головой.

Из последних сил стараясь сделать очень серьёзное лицо, я подтвердил слова напарницы:

– Всё верно…

– Кира тебя убьет, когда узнает! – дрогнувшим голосом пролепетал Дырокол.

– Она не против наших отношений! – отрезала Дуся, добавив в свой голос максимум безразличной повседневности.

– Да, ладно! – удивлению Сириуса не было предела.

– Ну, так чего? Свиданка или боеприпасы? – уточнил боевой робот на полном серьёзе.

– Да, расслабьтесь вы уже оба! – попросил я обескураженных лейтенантов, – Это у нас шутки такие!

– В смысле шутки? – непонимающе переспросил Сириус.

– Всё-всё было шуткой? – осторожно уточнил Дырокол, надеясь на лучшее.

– Всё кроме Киры! – поспешил я успокоить ребят, – С ней у меня всё серьёзно!

– Фу-у-у! – выдохнул Дырокол, – Ну у вас на хрен и шуточки ребята! Так меня ещё никто на развод не брал!

– Привыкай! – успокоила его Дуся, – Пригодиться!

– Так это была шутка такая про свидание? – не веря своему счастью, на всякий случай переспросил Сириус, подавая Дусе боеприпасы из багажника.

– Разминка пока была! – боевой робот ловко вставлял подаваемые Сириусом обоймы в оружие, словно бы делал это каждое утро после завтрака, – Скоро уже и шуточки начнутся!

– Снова в пекло! – с досадой произнёс я и обратился к Дыроколу, – Чем меня порадуете?

Окинув меня опытным взглядом и прикинув в уме, лейтенант предложил:

– Есть одна тема! Должна подойти как родная!

Пошерудив в просторном багажнике, Дырокол вытащил из него необычного вида оружие. Размеры были не большими, а вот вид вполне себе угрожающим. В комплекте прилагалась заплечная обойма ёмкостью на несколько тысяч разрывных патронов сделанных из титанового сплава для облегчения общей массы всего боезапаса.

– «Швейная машинка»! – восторженно произнёс я, принимая оружие, – Даже и не мечтал, что когда-либо смогу подержать её в руках!

– Всё верно, младший! – подтвердил Дырокол, и ещё раз уважительно окинув меня взглядом, заметил, – А ты неплохо разбираешься в оружии парень!

– Шуму от неё не более чем от швейной машинки, скорость не большая, а урон просто катастрофический! – в моей памяти всплыло видео отчета, которое я видел несколько лет тому назад, когда ещё служил координатором в бункере.

– Всё верно, парень! – Дырокол похлопал меня дружески по плечу, – Вот только не пойму пока кому из нас выпала такая честь!

– Нам всем выпала эта честь! – разом закрыл я эту тему, прикидывая в уме, с чем же именно нам придётся столкнуться в скором времени, если раздаётся такое вооружение.

– Ну как? – поинтересовался Сириус у Дуси по поводу нового вооружения.

– Замечательно! – тут же отреагировал боевой робот и добавил, – Осталось только в бою испытать! Так как времени на испытательный полигон нет!

– Зачётная «имба»! – подтвердил Дырокол, глядя на то, как хорошо подошло Дусе новое оружие, теперь уже с полным боекомплектом.

– Пора выдвигаться, господа! – скомандовала старший сержант и, оценив взглядом моё новое вооружение, добавила, – Хорошо смотришься, младший! На туриста похож!

Любой сарказм от Дуси для меня давно уже звучал словно комплимент. Я ведь точно знал, всё это она не со зла говорит. Просто по-другому она не умеет. Одно слово – программа. Да и мы не в театре, а на войне и ты просто обязан всегда быть сильным и на чеку.

Машина спецназовцев оказалась столь вместительной, что даже Дуся при всех своих габаритах уместилась на её заднее сидение. Правда, больше туда точно никто бы не поместился. Да и грузоподъёмность багги была практически полностью исчерпана. Ну, тут уж как говориться: Меньше трясти на ухабах будет!

День неизбежно катился к своему завершению, заволакивая и без того мрачные сумерки непроглядной мглой ночи. За рулём сидел Дырокол, истинно наслаждаясь вождением. Вместо лобового стекла перед ним был большой монитор со встроенным радаром, ночным видением и чем-то ещё, мне не ведомым.

Второй, точно такой же монитор был перед Сириусом, который так же сидел спереди и отвечал за вооружение багги, а его было не мало. Управлялась вся эта огневая мощь посредствам джойстиков и небольших сенсорных экранов рядом с ними. Младший лейтенант разминал руки и в особенности пальцы, видимо на случай внезапного отражения атаки, откуда ни возьмись материализовавшегося из ничего противника. Затем он поправил настройки своего сидения и, вцепившись в джойстики обеими руками, устроил небольшую виртуальную войну, за итог которой получил от напарника похвалу и уважительный взгляд.

Свернув с привычной уже трассы на неизведанную и забытую Богом дорогу, Дырокол видимо решил не рисковать, и подключил к своему шлему дополнительные «глаза», которые назвал: «Взглядом ангела» и пояснил, что так он видит всё вокруг машины, словно бы она полностью прозрачная.

Плавно подпрыгивая на неровностях разбитой войной дороги, мы покинули пределы нашей базы и двинулись в сторону бескрайней пустоши. Именно так и было изображено на всех армейских картах и радарах, за исключением той карты, которая хранилась в секретном отделе, и доступ к ней имел разве что наш полковник. Чёртов секретный город «Н»! Меньше всего на свете мне сейчас хотелось бы встретиться с его мутировавшими обитателями в поисках пробирки, с помощью которой можно приготовить сыворотку против них же самих. И очень надеюсь на то, что зомби об этом не знают.

Только сегодня утром Кира вернулась с очередного задания, слегка потрёпанная и зардевшаяся от предвкушения встречи, а ближе к вечеру меня уже отправляют в логово зомби. Вот же долбанная не справедливость! Мы даже толком увидеться не успели!

– Есть полезная «инфа»! – оживилась Дуся на заднем сидении, находясь до этого момента в состоянии багажа, – Но, как и где я это нарыла, вам знать не следует!

– Хотелось бы узнать и другие подробности задания кроме координат высадки! – подметил обрадовано Дырокол, не отрывая напряжённого взгляда от процесса вождения.

– Спецназ лишних вопросов не задаёт, только внимательно слушает и выполняет приказы! – выпалил Сириус и повернулся в сторону боевого робота в ожидании эксклюзива.

– Городок заброшен больше года тому назад и находится по большей части под землёй! – Дуся сделала паузу, явно сортируя информацию, – Точка входа в него известна! Ключ прилагается!

– Вот чёрт! Опять катакомбы! – раздосадовался Дырокол.

– Город построен в естественных пустотах земли! То есть – в расщелине глубиной сто пятьдесят два метра! Так что клаустрофобия, господа, вам не грозит!

– Высота мне не нравится! – признался Сириус, заметно погрустнев от этой новости.

Видимо наземная операция ему была бы куда более по душе. Есть где развернуться, да и вечный мрак заброшенного подземного города не давит на нервную систему своей неопределённостью.

– Известно, что эти зомби мало чем отличаются от людей! – продолжила Дуся, – их создавали для разведывательных и шпионских целей!

– Это хорошо, что они не бешеные монстры, наделённые сверх силой! – обрадовался Дырокол, выруливая по малому радиусу около очередной воронки на извилистой дороге.

– А вот здесь как раз и кроется самый неприятный для вас подвох! – констатировал боевой робот.

– Почему только для нас? – настороженно спросил Сириус, делая напряжённое от мыслительного процесса лицо.

– Да по кочану ты можешь от них получить и подхватить вирус! – рявкнула Дуся, – И всё пиши, пропало! Погаснет звезда по имени – Сириус!

– Печально… – грустно произнёс младший лейтенант, но тут же, вспомнив про сыворотку за которой нас, собственно говоря, и отправили в этот ад, добавил, – Так мы же, за лекарством идём, чего нам бояться этой заразы?

– Это лишь производная, от которой всё это безумие и началось! Из неё лишь можно чисто теоретически приготовить противоядие! И то если процесс мутации не зашёл слишком далеко!

– Значит, любая царапина смерти подобна? – осторожно спросил у Дуси Дырокол.

– Берегите свои булочки, мальчики! – ехидно предупредил боевой робот, – Это я вам и толкую!

С таким дерьмом нам сталкиваться ещё не приходилось. Наши боевые костюмы не были покрыты полностью бронёй, лишь комбинированные накладки в самых ответственных местах. В противном случае, двигаться в нём было бы вовсе не возможно. После победного бегства, медики просто закрыли город, на ключ полностью утратив над прогрессирующим процессом контроль. Ответ был и без того очевиден, но все-таки я решил спросить у напарницы:

– Что ещё известно про этот зомби апокалипсис?

– Почти ничего, младший! Учится, придётся на ходу! – сочувственно произнесла Дуся, – В медицинской документации сказано, что эксперимент так же имел задачу – обмануть радары противника!

– Люди – невидимки… – предположил я.

– А вот это действительно станет проблемой! – заметил Дырокол и, добавив «газу» сделался задумчивым.

От былого придурковатого задора не осталось и следа. Сириус так же повзрослел и сделался серьёзным, осознавая, что время «Х» уже близко. Не знаю почему, но мне стало вдруг как-то спокойнее. Сегодня мы идём на задание с подкреплением, да и ребята эти совсем не новички. Вооружение у нас просто – мечта! Так что сегодня кому-то мы задницы то надерём! Мало не покажется! Но некоторые детали уточнить по возможности стоило:

– Каким способом они предполагали достичь эффекта невидимости?

– Что-то связано с холоднокровным обменом веществ в организме! Дальше идёт описание химии! Я в этом дерьме не разбираюсь, оно ни в одном учебнике не описывалось ранее!

– Значит, тёплой встречи ожидать не приходится! – предположил я улыбнувшись.

– Полуголых женщин с духовыми инструментами не жди! Их точно не будет! – пообещала напарница и заметила, – Что, обломился сегодня, Казанова?

– Ну, как сказать… – замялся я с ответом.

– Скажи как есть! – потребовал Сириус и оживился.

– Давай, давай, парень! – подхватил Дырокол, и голос его приободрился, – Взбодри нас немного! А то мысли томные одолевают!

– Успел, но не всё! Если бы не война, то я бы вообще никогда не прекращал это занятие!

– Ну, тут ты приврал немного, парень! – возразил Дырокол, – Ну, хотя бы перекуривать то нужно!

– А он у нас не курит! – подметила Дуся на заднем сидении и заржала во всё горло динамиков.

– Вот ты попал, младший! – Сириус так же громко засмеялся, и лично я видел это впервые, – Дай руку, брат не курящий!

– Вы чего, то же не курите? – спросил я, еле сдерживая прорывающийся смех.

– Не а! – младший лейтенант наконец-то расслабился, и его лицо расплылось в настоящей улыбке, – Жизнь, слишком, коротка, что бы так бездарно тратить её на пустые вещи!

– От Севильи до Гренады… в тихом сумраке ночей… – разразился вдруг песней Дырокол.

Тяжёлая машина подпрыгивала на ухабах, подкидывая нас на сидениях. Ночь пролетела незаметно, в шуточках и разговорах. В середине ночи Сириус сменил Дырокола за рулём. Нам же порулить они не предлагали. Дуся попросту не поместилась бы на сидение водителя, а у меня видимо на лбу было написано: Человек хороший, но рулит – так себе.

Спать не хотелось. Почему-то было жаль вот так вот бездарно потратить отведённое время и всё проспать. Жизнь действительно слишком коротка, особенно отчётливо это понимаешь, когда едешь на подобное задание. Выспимся, когда время придёт! А нет, так и нужды в этом уже никакой и не будет. Глупо бояться смерти, лишая себя тем самым, вкуса жизни. Бояться нужно пустой и бессмысленной жизни.

Близился рассвет. Пустынный пейзаж на мониторах начинал постепенно меняться, на нём всё чаще стали мелькать холмы и скалистые уступы. Дороги как таковой было не видно, как и следов от машин. Небольшой горный серпантин спустил нас к подножию горного склона. Мы оказались под скалистым навесом и вскоре въехали в небольшую пещеру. Сириус остановил машину и заглушил мотор. Повисла гробовая тишина, от которой появился еле заметный шум в голове. Затем младший лейтенант отключил «взгляд ангела» и, обернувшись, обратился к нам:

– Мы на месте!

Прямо перед нами находилась большая тяжело бронированная дверь, вмурованная в скальную породу. Когда-то ещё сидя в подземном бункере, я нашёл чертежи подобной двери. Её многослойная защита ещё тогда потрясла моё воображение. Дешевле достать ключ со дна океана, нежели вскрыть ей подручными средствами и оружием, которое у нас сейчас при себе имеется.

– Схожу, прислоню ключик! – сообщила Дуся, выбираясь из тесной для неё машины, – На моих радарах чисто, но все, же советую приготовиться к бою!

– Да не вопрос! – ответил Дырокол и несколькими движениями руки привёл всё вооружение машины в боевое состояние.

– Началось… – тихо произнёс Сириус, сверля угрюмым взглядом бронированные ворота.

Он не глядя, нажал на панели кнопку. Крышка ящика, что находился между ним и пассажиром, разъехалась в стороны. Две единицы импульсного оружия, поднялись из ящика и выдвинулись наполовину. Дополнительные обоймы выдвинулись с каждой стороны ящика по несколько штук.

– Однако! – не без удивления оценил я оружейный отсек.

– Это нам один умелец соорудил в прошлом году! – похвастался Дырокол и, обратившись к напарнику, спросил, – Не помнишь, как его звали?

– «Трындец» его звали! – ответил ему Сириус и, мотнув головой, добавил, – Чудной мужик!

Дуся стояла у ворот, и со стороны казалось, что она совершает тайный обряд, общаясь с богами горы. Видимо даже имея ключ, открыть дверь было не так-то просто.

– Не то слово! – отозвался я.

– Ты знаешь его?

– Такое не забудешь! – вспомнил я недавнюю историю с авианосцем, – Мы с Дусей как две боеголовки с неба падали посреди океана!

– Да, ладно! – удивился Сириус.

Издав мерзкий скрипучий звук, бронированная дверь дрогнула, стряхивая с себя скопившуюся пыль, и стала расходиться в стороны, открывая перед нами тёмный проход. Все радары молчали, не подавая признаков жизни, как биологической, так и роботизированной.

Дождавшись, когда ворота откроются полностью, Дуся махнула клешнёй, приглашая нас заехать внутрь.

Сириус завёл мотор и въехал внутрь, дожидаясь, когда Дуся закроет ворота и сядет в машину.

Наши радары выхватывали лишь край подземного города, но и это зрелище поражало своими масштабами. Город казался мёртвым, но никаких видимых разрушений не наблюдалось.

Город состоял из многоярусных улиц по обе стороны естественной расщелины в скалах. Но улицы были совершенно пусты, видимо весь транспорт был использован во время победной эвакуации.

Мы не спеша продвигались вперёд, поражаясь тому, что видели вокруг себя. Дуся хладнокровно руководила процессом, рассказывая нам о том, что подъёмники на другие ярусы сейчас не работают и нам придётся подниматься до лаборатории пешком.

Совершенно неожиданно мы увидели на мониторах прямо перед собой девчонку, лет восемнадцати. Она стояла посреди дороги к нам спиной, совершенно без одежды и длинные тёмные волосы её прикрывали большую часть спины.

– А кто-то говорил, что голых девок не будет! – промямлил от неожиданности Дырокол, явно не понимая как к этому всему относиться.

– А чего делать то? – спросил с тревогой в голосе Сириус, останавливая машину.

– Дави её на хрен! – злобно вырвалось у Дуси, – Этой твари нет ни на одном из моих радаров!

Девчонка не спеша повернулась, показывая нам своё человеческое лицо. Она смотрела точно на нас и значит, видела в полной темноте. Затем она склонила голову слегка на бок и мило нам улыбнулась.

– Она же нормальная! Как я могу её задавить! – воспротивился Сириус.

Ситуация для него была не ясна. Он не видел угрозы и потому не знал, как ему правильно действовать. Сработала чисто человеческая реакция, которая и сделала его безоружным. Видимо на то и был сделан расчёт у тех, кто создавал этих адских мутантов. Снаружи – ангел. Внутри – дьявол.

– Дырокол! Уничтожить объект! – скомандовала Дуся, желая поскорее уже выбраться из тесной машины и начать действовать в полную свою силу.

– Есть уничтожить! – неохотно отозвался лейтенант и дал короткую очередь из обычного пулемета, не желая тратить попросту боеприпас.

Пули прошли сквозь тело девчонки, словно сквозь масло, не причинив ей особого ущерба. Плавно качнувшись, она устояла на ногах. Милая улыбка тут же сменилась хищным оскалом и, судя по всему, всё чего мы добились, это разозлили ее, включив команду – атаковать.

– Вот дерьмо! – прокричал злобно Сириус и вдавил педаль газа до пола.

Машина заурчала, срываясь с места, и понеслась на девчонку. Дырокол выдал длинную очередь, прижимая мутанта к дороге. Подцепив её передком багги, Сириус повернул резко вправо. Машину заметно тряхнуло от столкновения с каменной стеной дома.

Девчонка истошно заорала. Скорее всего, её перебило почти надвое, но не лишило жизнеспособности. Она вцепилась когтями в бронированный капот и заскрежетала ими, стараясь выбраться из западни.

– Извините! – ледяным голосом произнесла Дуся, обращаясь к лейтенантам и высунув свою клешню в верхний люк машины.

– За что? – непонимающе спросил Сириус, ошарашенный происходящим.

Боевой робот выстрелил и разнёс верхнюю часть мутанта в клочья, изрядно испачкав капот мерзкой жижей.

– За это! – ответила Дуся, закрывая люк, и скомандовала, – Поехали! Чего замерли? Вопросы, пожелания, сомнения ещё имеются?

– Вот сука! – сорвался Дырокол, – Да, что бы эти гребаные медики в аду горели вечно!

– Нет вопросов! – сухо отрезал Сириус и пихнул рукой в бок напарника, что бы тот успокоился.

– Жми до конца улицы! – вновь скомандовала Дуся голосом, не терпящим возражения, – Дальше пёхом пойдём! Без вариантов! Теперь время против нас работает! Сколько здесь ещё таких тварей, даже Богу не известно!

– Полагаю, что не мало! – предположил я, оценивая масштабы всего секретного города.

– Советую стрелять во всё, что двигается! – предупредил боевой робот, – Вы для них не более чем пропитание! Довольно иллюзий!

– Найдите эту чёртову пробирку! – сквозь зубы попросил Дырокол, приходя в себя, – Мы отвлечём этим тварей на себя!

– Не сомневайтесь! – подтвердил Сириус, отъехав от стены дома и нажимая на газ, – Мало им не покажется!

Машина рванула вперёд, протащив под своим днищем нижнюю часть мутанта. Дырокол достал из ящика импульсное оружие и проверил его состояние. Забил все карманы обоймами и захлопнул забрало своего шлема, готовясь к выходу и круговой обороне. От былой весёлой придурковатости не осталось и следа.

– Принято! – согласилась Дуся и обратилась ко мне, – От меня ни на шаг! Исход операции зависит от твоих мозгов! Приготовься взламывать системы и фаерволы! Всех ключей у нас как всегда нет!

– Всегда готов! – отчеканил я, чувствуя надвигающуюся адреналиновую атаку в своей крови, – Сделаем это и вернёмся домой!

На моём радаре было чисто, словно в божий день, Дуся напряжённо молчала, ни обрадовать, ни напугать, ей так же было нас нечем. В висках стучало всё сильнее, всем своим существованием я чувствовал сотни холодных и пронизывающих взглядов. Их было много! Голодных, злых, не знающих жалости и сожалений, человекоподобных отродий.

Глубоко вдохнув, я захлопнул забрало своего боевого шлема. Проверил вооружение и заплечную обойму. Всё было в порядке и готово к бою. Машина резко остановилась возле не работающего подъемника. Дырокол выпрыгнул ещё на ходу и, сделав красивый кувырок, встал на одно колено, озираясь прицелом импульсного оружия по сторонам. Через несколько мгновений он доложил по связи:

– Всё чисто!

– Понеслось! – сказал Сириус, выпрыгивая из машины.

Он взял на прицел противоположную часть дороги и так же доложил:

– У меня тоже чисто!

Дуся придержала меня клешнёй за плечо, молча выбираясь из машины. Осмотрев лестницу возле подъемника и убедившись в том, что путь свободен, скомандовала:

– Двинулись парни! Не отставать!

Боевой робот застучал механическими ногами по железным ступенькам, выдвинув на всякий случай штык на правой клешне. Я, выпрыгнув из машины, двинулся следом за напарницей, стараясь не отставать.

Сириус с Дыроколом захлопнули двери машины и двинулись следом за нами, прикрывая наши спины. Фонарями мы не пользовались, привлекать лишнее внимание было не в наших интересах, шли по приборам ночного видения, поглядывая изредка одним глазом на радары встроенные в шлемы.

Ни малейшего движения либо признака любой формы жизни пока обнаружено нами не было. Нервозность нарастала с каждым пройденным этажом. Даже начали появляться мысли о том, что девчонка была единственным выжившим мутантом в этом чёртовом подземном и наглухо закрытом городе.

На седьмом ярусе, Дуся двинулась вдоль улицы. Мы не отставали ни на шаг, озираясь готовыми к бою стволами по сторонам. Пройденный маршрут автоматически записывался в память моего радара. Ни времени, ни желания на подробную экскурсию по объекту у нас точно не было.

Свернув за угол, Дуся остановилась возле двухэтажного здания без окон и дала нам команду по связи:

– Занять оборону! Держать периметр!

Сделав несколько магических пассов клешнёй возле массивной железной двери, напарница ругнулась и обратилась ко мне:

– Без хозяина не работает! Просит подтверждения личности! Справишься?

Я уже стоял наготове со своим любимым декодером и сразу же приступил, не говоря ни слова, к работе. В отличие от штабов с секретными картами и папками, здесь защита была классом выше. Так что времени на взлом у меня ушло гораздо больше, целых две минуты.

– Открывай! – скомандовал я напарнице.

На этот раз замок повиновался, признав во мне начальника лаборатории. Дверь открылась. Дуся, отодвинув меня в сторону, двинулась вперёд, вновь держа наготове выдвинутый штык, делая ставку на рукопашный бой.

Изнутри лаборатория оказалась куда больше, нежели это могло показаться снаружи. Большая часть её комнат была вырублена в скале, и это хорошо было видно на радаре.

– Сириус, Дырокол! Обеспечить отход! – приказы Дуся отдавала сухо и чётко.

– Принято! – отозвался лейтенант.

Спецназовцы остались у входной двери в лабораторию, озираясь по сторонам и изучая обстановку, предварительно оставив мину-ловушку за входной дверью.

Что-то неожиданно мелькнуло на моём радаре. Не большое, но быстрое в соседней комнате за стеной и возле дверей. Видимо так же увидев движение, боевой робот не раздумывая, вышиб с ноги тонкую дверь и вошёл в комнату. Я вошёл следом, так же предпочитая смотреть страхам в глаза, нежели сидеть и гадать: А, чего это там такое непонятное есть!

В стальной клетке больше похожей на дом сидела здоровенная крыса, глядя на нас своими красными глазками. Видимо всех своих соседей она уже сожрала за это время и теперь с восторгом поглядывала на меня, чуя моё белково-углеводное происхождение.

На радаре эта крыса виднелась слабо, видимо эксперименты с невидимостью для неё не были закончены полностью в отличие от той голой девки, что повстречалась нам у входа в город.

Неожиданно крыса зашипела и кинулась яростно на решётку клетки, разом превратившись из милого зверька в жителя адской глубинки. Раздвинув прутья решётки стальными пальцами, Дуся схватила крысу за голову и вытащила наружу. Положив её на край стола, она одним движением отсекла острым штыком половину, продолжая наблюдать за её поведением. Красной крови как таковой мы не увидели, она была почти прозрачного цвета, как и сами органы, были лишены привычной яркой окраски.

Лишившись, задней половины, крыса рассвирепела ещё больше, пытаясь укусить боевого робота за пальцы и подыхать, судя по всему, не собиралась.

Я стоял рядом и молча, взирал на это безумие, точно зная для чего именно, всё это делает моя напарница. Суть эксперимента была проста. Установить причину фатального исхода для данной категории мутантов.

Пронзив кончиком штыка сердце крысы, и практически разделив его пополам, Дуся никуда не спешила, терпеливо продолжая начатый эксперимент. Несколько поубавив свою прыть в желании откусить от железной клешни хоть кусочек, крыса продолжала атаковать.

Вонзив кончик штыка прямо в пасть крысы, напарница рассекла её череп надвое. Движения передних лап грызуна-мутанта стали хаотичными постепенно затухая. Вывод был не сложным: мозг даёт команды, но и без него тело может ещё какое-то время атаковать своего врага только с меньшим уроном. Мозг, лишившись кровотока, так же ещё какое-то время может эффективно отдавать телу команды.

– Запомните парни! – сообщила Дуся всем по связи, – Как бы оно не выглядело, и даже если оно делает вид, что не хочет на вас напасть, оно подлежит уничтожению! Первый выстрел в голову! Второй в сердце, если нет возможности разнести разом эту тварь на куски! Вопросы и пожелания имеются?

– Принято! – сухо ответил Дырокол.

– У нас всё чисто! Вопросов нет! – Сириус заметно нервничал, и было от чего.

Ожидание смерти, хуже самой смерти. Гребанная война! Неужели здравомыслящий человек, без приказа, может добровольно войти в город призрак, кишащий мутантами и спокойно обдумывать планы на завтрашний день после этой чёртовой прогулки? Может! Я видел одного такого, правда здравомыслящим его можно было назвать с большой натяжкой, да и прогулка для него тогда оказалась предпоследней. Неужели и меня в будущем ждёт нечто подобное?

– Младший, не спи! Замёрзнешь! – рявкнула Дуся, выводя меня тем самым из ступора умозаключений, – Нам нужен сейф, который в соседней комнате!

– Понял! – включился я, – Без идентификации он тоже не откроется!

– Приступай! – скомандовал боевой робот и, не желая, возится с замком, так же высадил дверь с ноги.

Робость немного прошла. Заветная цель была уже почти в наших руках, как и малая надежда на то, что удастся так же тихо и выйти из города без боя. Универсальный декодер делал своё дело, Дуся, молча, ждала моего сигнала и, получив его, ввела электронный ключ.

Скрижали замка пришли в движение и спустя несколько секунд стихли. Массивная дверь несгораемого сейфа начала сама открываться. Включился слабый синий свет внутри шкафа, открыв перед нашим взором не малое количество совершенно одинаковых металлических контейнеров, размером с пачку сигарет. Холодильник всё ещё работал от резервного питания, оставляя всем надежду на то, что сыворотка в полном порядке. Вот только как её найти среди совершенно одинаковых ёмкостей?

У Дуси на этот счёт никаких сомнений не было. В задании, которое она получила по штабной связи, было точно всё указано. Схватив нужный контейнер, напарница протянула его мне с вопросом:

– Есть куда положить?

– Конечно! – без тени сомнения ответил я и припрятал то ради чего мы сюда пришли в самое надёжное отделение своего костюма.

– Мы выходим! – сухо сообщила Дуся заждавшимся спецназовцам.

– Заждались уже! Всё чисто! – с облегчением сообщил Дырокол.

Я представил себе, как затёк уже его палец на спусковом крючке оружия, и как он изредка моргает уставшими от напряжения глазами, стараясь не пропустить ни малейшего признака опасности на радаре шлема.

Прямо перед нами, Сириус выскочил из лаборатории и снял мину-ловушку, которую ставил у входной двери на случай незваных гостей.

На улице было чисто. Как визуально, так и на радаре. Прикрыв дверь лаборатории, мы в прежнем порядке двинулись к повороту на основную дорогу. Нужно было пройти по ней около ста метров и, оказавшись у лестницы спуститься вниз на семь ярусов, где и ждала нас машина.

Бывают дурные сны, но все то, что произошло дальше, сном точно не было. Просто чертовски дурная явь!

Прямо за углом, нас уже терпеливо ждали. Высокий мужчина в возрасте и дорогом костюме в сопровождении двух прекрасных дам во всех смыслах и отношениях. Седые волосы мужчины были коротко подстрижены, а пышные усы и борода освещались неотразимой улыбкой. Дамы были в чёрных вечерних платьях в комплект к которым входили перчатки и шляпки того же цвета. Милые улыбки, пухлые губки алого манящего дурмана. Даже маникюр на руках присутствовал. Вот сколько всего разом можно рассмотреть, находясь под воздействием адреналина за пару секунд. Время словно остановилось.

Мужчина, продолжая улыбаться, неспешно протянул свою руку, явно желая получить то, зачем мы сюда, собственно говоря, и пришли. И это было настолько очевидно, что назвать их совершенно безмозглыми зомби просто язык бы уже не повернулся.

Так же боковым зрением я обнаружил, что милая троица прогуливается по своим пенатам вовсе не в гордом одиночестве. Этих тварей повсюду было превеликое множество. Голые, невидимые для радаров и готовые разорвать нас на части, будь только на то воля их хозяина. Хотя вряд ли смерть пижона босса остановит их. Жажда голода всегда сильнее любых команд.

– Ну, что, мальчики? – играючи произнесла Дуся по связи, – Потанцуем?

Других вариантов кроме как драться до последнего, ни у кого из нас даже и в мыслях не было. А танцевать мы умеем все, и даже очень не плохо! Одно только моё адреналиновое танго чего стоит!

Мой палец дрогнул на спусковом крючке «швейной машинки» направленной прямо в грудь босса. Время по-прежнему никуда не спешило. Молниеносно уходя с линии выстрела, мужик в костюме умудрился подставить под него одну из сопровождающих его дам. Верхняя часть её тела, пронзённая разрывной пулей, разлетелась в стороны, словно разбитый арбуз наполненный соплями.

Бойня завертелась разом, набирая не виданные ранее для меня обороты. Мутанты сыпались нам прямо на головы словно камнепад. Совершенно голые, дикие и безумно голодные. Их разлетающиеся в стороны остатки с силой бились о наши костюмы, словно дурной летний град при сильнейшем ветре.

Босс оказался на редкость прытким и сообразительным. Он рванул прямо ко мне, извиваясь словно уж посреди всего этого грандиозного побоища. Цена вопроса его вовсе не интересовала. Видимо он сразу понял, что сыворотка у меня и достаться она никому не должна. Она обязана просто напросто сгинуть в небытие, подарив им всем шанс на долгую и полную безжалостной ярости жизнь.

Он учёл практически всё, кроме скорости сервоприводов боевого робота, и почти достиг своей заветной цели, добравшись до меня. Его острые зубы лязгнули возле моего горла, в тот самый момент, когда штык Дуси рассёк его тело почти надвое в районе пояса брюк и швырнул на землю к нам под ноги. Церемонится с ним, моя напарница не стала, и попросту раздавила ему голову своей железной ступнёй. Его мозги брызнули, словно из незакрытого тюбика, как раз в ту саму сторону, в которую нам было нужно двигаться.

Пинком ноги Дуся отшвырнула его искореженное тело в сторону, одновременно стреляя с обеих рук, благо боевой мощи теперь ей хватало.

Толпа мутантов заметно сбавила обороты, уменьшив свой непомерный пыл, подгоняемый затянувшимся голодом. Видимо каким-то образом они чувствовали управление вожака. Ведь до сих пор ни одна тварь не произнесла ни слова по-человечески, и видимых либо понятных нам приказов от старшего мутанта не получала.

Издав жуткий вопль, перед нами появилась вторая дамочка, что сопровождала босса. У неё была оторвана левая рука, видимо выстрелом. От вечернего платья, мало чего осталось, как и от былого лоска светской дамы. Не успела она взять на себя роль вожака стаи, как Дуся одним выстрелом превратила её в отходы. Мощь её нового оружия впечатляла своей разрушительной силой. Но, к сожалению и поток мутантов не заканчивался. Они лезли из всех щелей подобно тараканам, оттесняя нас от заветной цели.

Тут же раздался подобный боевой клич нового самопровозглашённого лидера, и лавина человекоподобного отродья усилила свой натиск, меняя тактику.

Осознав эту коварную задумку мутантов, Дуся тут же скомандовала:

– Держать строй!

Но было уже поздно. Мутанты вклинились в наш боевой порядок, не обращая внимания на собственные потери, и оттеснили Сириуса в сторону. Моя «швейная машинка» стрекотала словно заговорённая. Патронов я не жалел. Одновременно отстреливаясь, Дуся ещё и успевала отбивать особо назойливых мутантов штыками. Добивать их ползающие части в сопливых кишках было не реально. Их попросту пинали ногами, не девая возможности уцепиться за нас.

Оттеснённый Сириус отбивался из последних сил. Мутанты толкали его к стальным перилам, которые отделяли эту улицу от пропасти. Дырокол, проскрипев зубами, не выдержал и заорал:

– Сириус! Я иду к тебе!

– Стоять! – проорала Дуся, но было уже поздно.

Мутанты только этого и ждали и накинулись на одинокого Дырокола со всех сторон. Помочь спецназовцам на расстоянии мы уже толком не могли, рискуя попасть в них самих.

Не сговариваясь, мы с напарницей двинулись, отстреливаясь в сторону лейтенантов. Дуся дала залп управляемыми иглами. Затем второй, одновременно используя весь боевой потенциал нового оружия на полную катушку. Количество атакующих нас мутантов резко сократилось, но всё же, они успели скинуть Сириуса через перила, выбив оружие из его ослабевших рук. Силы были слишком не равны, а высота падения на нижнюю улицу города составляла не менее полусотни метров.

Дырокола нам удалось отбить только уже на перилах. Дуся успела вовремя поймать его за руку в самый последний момент, рассекая одновременно на части штыком пару безумно рычащих девчонок. Я добил ещё нескольких нападавших мутантов, злобно озираясь по сторонам. Бой неожиданно закончился. Адреналин придавал мне сил и скорости полностью лишая страха и сомнений.

Глянув вниз, я увидел ещё с полсотни мутантов раздирающих упавшее тело Сириуса на части. Дуся всё ещё держала дырокола за руку и почему-то медлила. Было слышно по связи, что он плачет и просит Дусю отпустить его, так как заражён и ему всё равно уже конец.

– Ты же знаешь! – ответила ему старший сержант, – Я не могу этого сделать! Программа!

Дрожащей рукой Дырокол достал из кармана пульт взрывателя и показал нам. Затем он достал пульт от машины и протянул его мне. После чего лейтенант сделал неимоверное усилие и взял себя в руки, сказав уже спокойным голосом:

– Мы с ним всегда были вместе! С самого детства! Наши костюмы заминированы! Просто позвольте нам, забрать этих тварей с собой!

– Я не могу тебя отпустить Дырокол! – понимающе произнесла Дуся и, подняв лейтенанта на вытянутой клешне, поставила его ногами на широкие перила, – Но могу отвернуться, оставив решение за тобой!

Дырокол улыбнулся, открыв забрало своего шлема. Было видно, что его костюм разодран в нескольких местах, но всё ещё борется за живучесть своего хозяина, делая всё возможно, что в его скромных силах, придавая Дыроколу сил и делая его голос беззаботно весёлым как и прежде.

– От Севильи до Гренады… запел он, – В тихом сумраке ночей. Раздаются серенады, раздаётся стук мечей!

Дырокол с широкой улыбкой на лице раскинул в стороны руки и начал клониться к пропасти. Ноги его сорвались с перил, но песня продолжилась:

– Много крови, много песней. Для прелестных льётся дам…

Мощный взрыв прервал песню Дырокола, сотрясая всё вокруг. Дуся, схватив меня за плечо клешнёй, отодвинула от перил и подтолкнула в сторону маршрута эвакуации. Путь был свободен.

Сжав зубы от невосполнимой потери, я бежал следом за боевым роботом, держа наготове свою «швейную машинку» на счётчике которой ещё высвечивались пара сотен патронов в наличии. Сквозь испачканное потрохами мутантов забрало шлема было плохо видно. Слезы, которые застилали мне глаза, мешали внятно рассмотреть показания радара. За последние месяцы я научился чувствовать и понимать напарницу с полуслова. Вот и сейчас я следовал за ней словно привязанный, стуча армейскими ботинками по железным ступеням.

Возле машины нам попались под руку несколько мутантов, которых мы разнесли в клочья, не сбавляя скорости бега. Открыв машину, я запрыгнул на место водителя, скидывая с себя оружие на место пассажира.

Дуся, запрыгнув на заднее сидение и захлопнув за собой дверь, скомандовала:

– Трогай, младший! Нужно выбраться из этой клоаки! Авиация уже в пути! Всё остальное потом!

– Очень нужно… – выдавил я из себя пересохшим ртом, трогаясь с места и разворачивая багги в обратную сторону.

Остановившись у входных ворот, я дождался, когда напарница откроет их ключом. Время по-прежнему вязко тянулось и казалось вечностью. Оказавшись за пределами города и заперев за собой ворота, мы ещё долго ехали, молча, минуя горный серпантин и только выбравшись на равнину, в моей голове начало немного просветляться.

На сердце легла боль, а в сознание пришло понимание того, что произошло нечто не поправимое и оно останется в моей душе до конца моих дней. От Севильи до Гренады… в тихом сумраке ночей…


Глава 10 «Рекуперация»

— Подчинись, младший! – посоветовала мне Дуся уставшим голосом, – Не сопротивляйся! Так будет лучше!

– Принято! – обречённо произнёс я.

Во рту было сухо словно в Аравийской пустыне в разгар самого пекла и песчаных бурь. Весь день я гнал багги погибших в бою спецназовцев по разбитым войной дорогам. В голове было пусто словно в жестяной бочке, нельзя было снять даже опостылевший шлем и вдохнуть глоток свежего воздуха. Гребаные мутанты! Запас дыхательной смеси в моём костюме подходил к логическому завершению, как и наше чёртово задание. Будь оно неладно!

База встретила нас не ласково. Вооружённые бойцы охраны приказали нам свернуть у главных ворот в сторону ангара дезактивации. Судя по всему, нас уже давно ждали и подготовились к худшему варианту развития событий. Но мой костюм был цел, о чём свидетельствовали показания датчиков и Дуся об этом знала. Случись что не так, она бы первая превратила бы меня кучу биологических отходов.

Медики в своих герметичных костюмах уже ждали нас у ангара в сопровождении двух тяжёлых пехотинцев в экзоскелетах и полной боевой готовности. Вид у них был грозный и даже угрожающий.

Я остановил машину и заглушил мотор. Открыв дверь, я тут же получил приказ от вооружённого медика в защитном костюме и дыхательной маской на лице:

— На колени! Руки за голову!

Ноги мои и без того уже дрожали от напряжения и послушно согнулись в коленях. Поднять руки за голову было несколько сложнее, всё тело болело от перенапряжения. Я уже вторые сутки не спал и ничего не ел, разве что мой костюм делал мне пару раз прививки для бодрости духа. Видимо только поэтому я до сих пор ещё не вырубился от переутомления.

Тут же подскочившие другие медики, незамедлительно начали обработку моего костюма из распылителей. За их спинами виднелись баллоны с дезактивирующим раствором. Сколько их было человек, я не видел, как впрочем, мне было это и без разницы. Точек на радаре шлема было много, и это необъяснимо радовало моё опустошённое сознание.

Струя мутного раствора била в бронестекло моего забрала, смывая с него останки разорванных мутантов которые я так и не смог смахнуть перчаткой, а только размазал. Когда струя давала возможность увидеть то, что происходит вокруг меня, я не без интереса разглядывал экзоскелеты тяжёлых пехотинцев. Мне показалось, что один из них немного нервничает и переминается с ноги на ногу.

— Я сказал – руки за голову! — раздался у меня за спиной всё тот же грубый незнакомый голос, – Ваш позывной, солдат!?

– Младший сержант, — поправил я грубого командира медиков, лицо которого я не видел из-за дыхательной маски и защитного шлема герметичного костюма.

— Меня не интересует ваше звание! — огрызнулся медик, — Я спрашиваю: какой у вас позывной?

— Младший! -- ответил я, разозлившись на бесцеремонность медика, который ко всему прочему ещё и целился в меня взведённым импульсным оружием.

– Да, ты издеваешься надомной! – завопил истерично медик, – Я сейчас тебя на обследование отправлю! Пусть мозги проверят!

Голос его сделался дребезжащим и ещё более противным, чем ранее. Жесты стали хаотичными и нервными. Хорошо, что я не видел его искажённого лица в это самое мгновение. «А вот и папочка этих уродов!» – мелькнуло у меня в голове.

– Это его позывной, придурок! – рявкнула Дуся, выбираясь из машины и обращаясь к главному медику тыкающим в меня оружием.

Медики с баллонами за спиной, только что закончили со мной, и тут же переключились на дезактивирующую обработку боевого робота, не обращая ни малейшего внимания на случившуюся перепалку. Хотя чему тут удивляться? Все на взводе!

– Ты как обращаешься к старшему по званию, железяка чёртова? – взревел с новой силой медик теперь уже на боевого робота, – Может тебя на перепрошивку отправить за нарушение субординации?

– Ты мне не начальник! – отрезала Дуся, – Этот парень только что вернулся из ада, исправляя твои ошибки! А вот за него я отвечаю головой!

– Да, я тебя сейчас…! – истошно заверещал медик и начал целиться импульсным оружием в боевого робота.

– Трахнешь что ли прилюдно? – язвительно поинтересовалась Дуся.

– Да, ты знаешь, кто я такой?! – задыхаясь от угроз, завопил медик охрипшим голосом.

– Да, мне плевать, кто ты такой! – раздался раздражённый голос Киры, – Для меня ты просто кусок дерьма после всего этого!

Боец тяжёлой пехоты, который всё это время не мог спокойно стоять на месте, двинулся навстречу зарвавшемуся медику, угрожая ему оружием. На правом плече экзоскелета воина, которым он повернулся ко мне, гордо красовалась надпись – «ШАКИРА»

– Кира…! – само собой вырвалось из моих пересохших уст, а на лице появилась улыбка.

– Это наш парень! Неужели не видно! – продолжила Кира, уже нависая над испуганным и затихшим медиком, – Не был он мутантом и не будет!

– Отставить! – бравый голос полковника разом привёл всех в чувства, – Вольно! Почему мой боец в такой позе? Обработку закончили?

– Не подчиняются приказам… – начал было оправдываться медик, после того как Кира отступила от него на шаг и перестала нависать над ним всей огневой мощью тяжёлого пехотинца.

– Да, кто ты такой, что бы они тебе подчинялись? – церемонится с кем-либо в подобных случаях, командир так же не умел, – Делай своё дело и убирайся с моей базы!

– Вам… вам… – медик подбирал слова желая выругаться, но боялся последствий, – Я должен забрать сыворотку! – в итоге выпалил он.

– Отдайте ему сыворотку! – скомандовал командир, обращаясь ко мне и боевому роботу.

– Отдай, – спокойно попросила меня Дуся.

Медики с баллонами за спиной заканчивали дезактивацию салона машины. Мужики просто исправно делали свою работу, и казалось, что окружающий их мир для них не существовал. Скорее всего, они тоже недолюбливали своего начальника, и вступаться за него каким бы то ни было образом, считали излишним делом.

Стоять на коленях, было уже не выносимо больно. Вставая на затёкшие ноги, я опёрся рукой о дверь машины. Дуся и Кира одновременно подхватили меня под руки и заботливо поставили на ноги. Это было чертовски неожиданно и приятно!

Не спеша, открыв свой потайной нагрудный карман, я достал из него контейнер с сывороткой и протянул его медику. Он схватил его, озираясь по сторонам и совершенно не понимая, почему вокруг меня столько отважной заботы и защиты.

Внимательно осмотрев контейнер, медик тут же запихал его в свою поясную сумку. Вид его тут же изменился. Он стал деловым, и как ни в чём не бывало, закинул руки, за спину оценивая проделанную работу своих сотрудников. Придраться было не к чему, и медик просто бросил своим подчинённым фразу пустым голосом, направляясь в сторону ангара:

– Заканчивайте тут быстрее! Жду вас в машине!

– Не за что! – бросил недовольно в спину медику полковник.

– Что вы говорите? – переспросил медик, остановившись и обернувшись, делая вид, что не расслышал.

– Доброго пути, говорю! – уже спокойным голосом сказал полковник, глядя на медика прищурив глаза.

– Да, да! Конечно! – ответил медик и пошел прочь, ускоряя шаг.

– Виновата, командир! – обратилась к полковнику Кира, оправдываясь, – Не сдержалась!

– Это я начала, командир! – тут же вступилась Дуся, – Программа такая! Что тут поделаешь?

– Вы мне тут заканчивайте с круговой порукой! – делая вид, что злится, произнёс командир, – Мне нужен полный отчёт об операции!

– Уже отправлен в штаб, командир! – отчеканила Дуся и чуть помедлив, добавила, – Я не смогла их сберечь.

– Жалко ребят, – голос полковника еле заметно дрогнул, – Мне будет сильно их не хватать!

– Мне тоже! – не удержался я.

Перед глазами всё ещё крутились, словно отрывки видеороликов, последних минут жизни Сириуса и Дырокола. Как легко и быстро можно привыкнуть к, казалось бы, бестолковым парням. И как тяжело потом дышать, точно зная, что их больше нет с нами. Бывают на войне дни, что ровняются целым эпохам. По крайней мере, так кажется. Ты точно уже знаешь, что эта целая эпоха больше никогда не вернётся. Будут другие, но эта больше не случится никогда, только в нашей памяти.

– Если Дуся не справилась, значит, никто бы, не смог! – сказал полковник, словно отрезал и, обращаясь к подходящим медикам с нашей базы, отдал приказ, – Парня на полное обследование и реабилитацию! Головой отвечаете!

– Так точно! – отрапортовал старший и заверил, – Всё будет в лучшем виде!

– Можно я уже шлем сниму? – взмолился я, оглядываясь в сторону Киры и Дуси, – Воздух заканчивается!

– Потерпи ещё минутку, сержант! – ответил мне старший медик и добавил, – Мы за тебя головой отвечаем! Слыхал?

Парни подхватили меня под руки, и повели в сторону санчасти. Я попытался ещё раз обернуться, но услышал тихий и ласковый голос Киры в наушниках:

– Так надо, младший. Скоро увидимся.

– Знаю… – прошептал я, желая сказать гораздо больше, но точно зная, что нас слышит и боевой робот.

Секретов у меня от неё не было, но и так открыто палиться тоже не хотелось.

– Казанова… – тихо произнесла Дуся и добавила, – Отключаюсь!

– Но я ещё только – младший сержант! – воспротивился я завышенному званию, обращаясь к вежливым медикам, что тащили меня под руки.

– Разве! – удивился один из них, – Я так не думаю!

– Точно – сержант! – подтвердил второй, – А как звучит красиво? Сержант! Был я как-то знаком, это ещё в начале войны было, с одним замечательным бойцом в звании – сержант…


***


«Дом! Милый дом…!» – думал я, глядя в потолок палаты, – «Но в комнате Киры, с опущенной на окне шторкой, было бы на много лучше! В этой комнатке тоже было окно, и даже шторка была так же опущена, но даже похожих ощущений эти факты не предавали.

Не обнаружив во мне признаков мутации, врачи прописали мне интенсивную терапию для восстановления функционала организма. Проще говоря, меня пичкали витаминами и кормили на убой по удвоенной офицерской пайке. Всё это было очень здорово, если бы не одно удручающее «НО»! Меня не выпускали из палаты, и как следствие я не мог увидеться с Кирой. Этот чёртов факт мучил меня уже вторые сутки, а доктора, вместо того что бы войти в моё безнадёжное положение грозились добавить мне ещё пару суток для полного восстановления боеспособности. Сытная кормёжка переставала уже лезть в глотку, а бессонные пустые ночи начали превращаться в пытку.

Где-то за тонкой стеной лазарета отчётливо послышались тяжелые, приближающиеся шаги, похожие на поступь боевого робота. То, что это не поступь напарницы Дуси, я знал с вероятностью в сто процентов. Обмануть мой чувствительный слух было очень сложно.

Шаги стихли у самой двери в мою отдельную палату. О, да! Когда наш полковник ценит своих бойцов, исправно выполняющих не выполнимые задания, то в ответ не скупится на доступную ему благодарность. В данном случае он презентовал мне, младшему сержанту, отдельную палату для офицерского состава и приставил ко мне лучших медиков базы.

Я ему, конечно, безумно благодарен, как и благодарен своей судьбе за то, что снова пережил очередной ад и даже не стал калекой. Но всё же, чёрт побери! Что же, там происходит за закрытой дверью моей райской тюрьмы?

За дверью раздались тихие голоса, словно бы они остерегались быть услышанными. Затем ключ бесцеремонно пронзил замочную скважину двери и, вращаясь, заскрежетал ламелями. Для очередной порции обеда и витаминов было рановато, да и вся эта таинственность мне показалась подозрительной.

Всё стихло, и я даже успел подумать о тайном поклоннике, который таким вот образом решил подарить мне свободу, как и возможность, повидаться с любимой женщиной.

Дверь осторожно приотворилась и в её просвет просунулась взъерошенная голова Киры. В одно мгновение, окинув комнату прищуренным взглядом, она вычислила мои открытые глаза и тут же улыбнулась. Ловко юркнув в палату, она прикрыла за собой дверь и спросила тихонько ласковым голосом:

– Как дела, боец?

– Теперь гораздо лучше, – так же тихо ответил я и улыбнулся в ответ, – Прямо уже чувствую, как дела на поправку пошли!

– Даже не сомневаюсь! – вторила мне подруга, забираясь в мою койку поверх одеяла, – По-другому, и быть, не может!


Я заведомо упущу страстные поцелуи влюблённых, переживших долгую разлуку, и оставлю на откуп читателю возможность пофантазировать в меру желаний и возможностей, если конечно возникнет такое желание.


***

– Ну, расскажи! Какие они?

– Кто?

– Ну, мутанты эти! Кто же ещё!

– А! Мутанты! – задумчиво протянул я, поглаживая Киру по спине рукой, – Некоторые очень даже и ничего!

Мы лежали с Кирой на узкой койке лазарета рассчитанной на одного человека. Места нам вполне хватало, как и общества друг друга. Безжалостная война вновь ненадолго отступила, ослабив свою хватку с привкусом железа и бесконечной боли. Такие моменты расхолаживают человека и делают его слабым и уязвимым. Но и без таких моментов можно очень быстро потерять человеческое лицо, превратившись в бесчувственную машину для убийств. И тогда дороги назад у тебя уже не останется. Всё что война заполучила – назад уже не вернёт. Правду говорят те, кто знает, о чём говорит – злая она тётка! Очень злая!

– Как они выглядят?

– Обычно выглядят, до поры до времени. Так же как и мы с тобой.

– А потом?

– Потом? – я невольно вздрогнул, вспоминая события.

Вспомнил тело Сириуса, разрываемое мутантами на части… и Дырокола вспомнил с раскинутыми руками, падающего добровольно в бездну небытия. Лицо моё исказилось болью и страхом, я глубоко вздохнул и продолжил:

– А потом…всё меняется! Они превращаются в исчадия ада, теряя человеческий облик!

– Прости…

– За что?

– Зря спросила, дура! Не подумала!

– Всё нормально! – успокоил я Киру, – Всё переживём!

– Знаю!

– Откуда?

– Тебе верю! И это главное!

Я промолчал, понимая возложенную на меня ответственность. Всё что я могу на данный момент это отчаянно верить в то, что мы с Кирой обязательно переживём эту чёртову войну. А если нет, то тогда обязательно вместе, и чёрт уж с ним с этим великолепным будущим.

– Мне пора, – прошептала Кира, коснувшись моих губ своими губами, – И так уже придётся своих догонять!

– Мы обязательно переживём эту войну! Верь мне!

– Верю!

Кира легко встала с койки, на ходу одеваясь. Быстро. По-армейски. Ещё минута и она тихонько притвора за собой дверь в лазарет. Ещё через минуту за стеной раздались тяжёлые шаги экзоскелета тяжёлой пехоты, они ускорялись и затихали. Теперь я никогда и ни с чем не спутаю эти звуки.

Незаметно для самого себя я провалился в сон. Затем был обед и снова сон. Мне непреодолимо хотелось поскорее вырваться отсюда, такой образ жизни был решительно не для меня. Дело было к ночи, и непреодолимое чувство тревоги овладевало мной всё сильнее и сильнее. В полудрёме мне мерещились разного рода глупости. Я отмахивался от них и, скорее всего, даже кричал во сне, точно зная, что это скоро пройдёт. Команда Дуси прозвучала, словно гром средь ясного неба, и я даже не сразу понял наяву это или во сне:

– Младший на выход! Минута на сборы!

Я подскочил на койке словно ужаленный. Пот лил с меня градом и прилипшее к ногам одеяло, стреножило меня, словно ретивого коня, и уронило на пол. Разобрался я с ним быстро, громко выругавшись и отшвырнув его в сторону. Натянув на себя штаны и ботинки, я сгрёб в охапку остальные шмотки и выскочил на улицу.

– Как дела, боец? – поинтересовалась напарница со свойственным только ей сарказмом, – Витамины ещё обратно не просятся?

– Есть немного…

– Одевай! – скомандовала Дуся и протянула мне новый боевой костюм и шлем.

– Что за спешка? – поинтересовался я, окончательно проснувшись и облачаясь в костюм.

Обмундирование было впору и превосходило по свойствам и защите всё то, что мне когда-либо приходилось носить. Встроенный в шлем радар был несколько мощнее, интерфейс более понятным, а обзор шире. К тому же добавилась камера заднего вида. Качество так себе, но новость приятная.

– Срочное задание! – посвящать меня в суть дела, напарница не спешила, – Водить багги ещё не разучился от переизбытка хорошей жизни?

– В норме всё! – буркнул я, закончив с костюмом, – Куда едем?

– Тут не далеко относительно! Погнали, погнали! Оружие в машине!

Мы добежали галопом до стоянки машин, Дуся разблокировала багги и кинула пульт мне. Запрыгнув на водительское место, я тут же завёл мотор, проверяя боеспособность автомобиля. Залезая на заднее сидение багги, Дуся кинула мне между делом:

– Не сомневайся, младший! Всё проверила, пока ты отдыхал! Погнали! Курс на твоём радаре!

Рванув с места я вырулил к пункту пропуска. Воины на нём странным образом засуетились, не понимая, что им делать. Дуся высунулась в верхний люк машины и злобно крикнула парням:

– Чего ждём, воины? Второго пришествия? Так его не будет!

Охрана, повинуясь, открыла шлагбаум, а в моей душе ещё сильнее утвердились сомнения по поводу нашей неожиданной вылазки из части. Что это за машина все в части уже знали, а спорить с Дусей вряд ли кто-то бы посмел.

– Всё нормально, младший! – обратилась ко мне напарница, – Не кипишуй!

– Рассказывай! – произнёс я тоном, не терпящим возражения и, нажимая педаль газа в пол, – Что за хрень происходит?

– Полковник не хотел отправлять тебя! А вот я, зная твой характер, решила иначе!

– Кира?

– Кто-то там глушит наши радары! Связь потеряна!

– Что известно? Выкладывай! Поверь, я справлюсь с этим!

– Даже и мыслей не было сомневаться в тебе!

– Данные последних переговоров? – попросил я уже более ласково, – Ты же можешь!

– Могу…– Дуся на несколько секунд затихла, но вскоре продолжила, – Они попали в засаду! Радары ослепли! Боезапас кончился! Экзоскелет повреждён и Кира его оставила!

– Кого мы будем убивать, когда доберёмся до места? – спросил я сквозь сжатые зубы, стараясь быть спокойным и не отрывая глаз от разбитой дороги.

– В том-то и дело, что это, как раз и неизвестно! Скажу, как только узнаю!

– Хорошо! – согласился я, чётко понимая, что излишние нервы делу не помогут.

Пару часов мы ехали молча. Всё это время я гнал от себя плохие, на мой взгляд, мысли и просчитывал возможные варианты, как и с кем, мне придётся в скором времени вести бой.

– На подходе! – сообщил я напарнице, ожидая дальнейших указаний.

– Глушат! – отозвалась напарница, – Не вижу ничего! Источник прямо по курсу, обходи его слева!

Сильный взрыв ударил в борт бронированной машины, но не опрокинул её. Сработала установленная спецназовцами «антиракета». Она распылила большую часть смертоносного порыва выпущенной в нас ракеты.

– Попался кузнечик! – злобно огрызнулась Дуся и, высунув свою клешню с оружием в верхний люк машины, вдарила безжалостно по месту запуска ракеты.

На приборе ночного видения было видно, как разнесло верхушку холма, и мелькнули в воздухе чьи-то ноги.

– Минус один! – констатировал я.

– Вправо! – выкрикнула напарница и, тут же раздался взрыв теперь уже с другого борта машины.

Нас протащило боком несколько метров, но опрокинуть нашу машину больше похожую на паука перед прыжком, было делом не простым. Вновь спасла защита от ракет. Хвала небесам и Сириусу с Дыроколом.

Врёшь! Не возьмёшь! – ругался я по связи, вцепившись в руль, – Не для того ехали!

Выстрел напарницы, вновь оказался точным, да и подарок спецназовцев в виде навороченной «Имбы» оправдывал своё предназначение в бою в полной мере.

– Минус два! – отчиталась Дуся, – Смотри в оба, младший!

Боевой робот зарядов не жалела и обработала все возможные места расположения вражеских бойцов. Радары Дуси были ослеплены и ничего не видели, но благо других приборов видения у неё было предостаточно.

– Найди мне Киру! – попросил я напарницу и добавил, – Прошу тебя! Ты ведь можешь!

– Всё, что в моих силах!

Руль машины резко сам собой повернул влево. Одновременно раздался предупреждающий сигнал. Понять ничего я толком не успел. Заложенная мина рванула рядом, но не под скатами нашей машины. Ударная волна от взрыва была такой мощности, что опрокинула нас на бок. Мотор сам собой заглох. Приказ Дуси раздался сквозь звон в ушах:

– Покинуть машину! Нашла я твою подругу! Держи координаты!

– Принял! – отчеканил я, выбираясь из машины.

Высунувшись в открытую дверь машины лежащей на боку, напарница с двух клешней устроила настоящий ад нападавшим. Бьюсь об заклад, такого дерьма они точно не ожидали!

Выбравшись наружу через верхний люк машины, я вытащил следом за собой свою «швейную машинку», счётчик патронов всё ещё показывал наличие боеприпасов в обойме.

– Иди за Кирой! Похоже, у неё гости! – приказала Дуся, не прекращая огня, – А я уничтожу эту чёртову «глушилку» радаров!

– Принято! – бодро ответил я, – Как она? Не видишь?

Короткими перебежками я направился в сторону указанную Дусей на радаре, держа наготове свою проверенную в бою «швейную машинку». Прибор ночного видения выхватывал остатки бетонных строений. Видимо где-то среди них и спряталась Кира от врагов.

– Судя по всему, она избавилась от чипа свой-чужой и тем самым выиграла немного времени! – сообщила мне напарница, – Так, что ищи визуально!

Судя по грохоту, Дуся покидала салон нашей перевёрнутой на бок машины. Оставаться теперь в ней было опасно, да и жертвовать единственным транспортным средством было нецелесообразно, как ни крути.

– Я уже рядом! – сообщил я и, заметив несколько метнувшихся в сторону теней, выругался, – Чёрт!

– Что у тебя, младший? – сквозь канонаду выстрелов спросила Дуся.

– Три фрага! Как минимум!

– Справишься? – ехидно спросила напарница.

Вычислив путь, по которому двигались враги, я затаился и дождался когда они сами на меня выйдут. Короткими очередями, я завалил сразу двоих. Разрывные пули били почти в упор по бронежилетам врагом, попросту разрывая в клочья всё на своём пути. Третий боец успел огрызнуться, но меня очередью не достал.

Адреналин в моей крови дошёл до пикового предела. Встав в полный рост, я двинулся навстречу врагу не давая поднять ему головы. Расстрелял я его практически в упор. Его голова вместе со шлемом разлетелась, словно переспелый арбуз, забрызгав всё вокруг.

Кира была уже где-то рядом, но путь мне преградил боевой робот противника. Такого поворота событий я не ожидали начал палить по оптике робота лишая его возможности точно прицелиться. Пришлось изворачиваться как уж на сковородке и отступать. Завалить его на раз для моего оружия было задачей не выполнимой. Броня у боевого робота оказалась достаточно крепкой, и я ему разве что рожу поцарапал разрывными пулями.

Развязка оказалась такой же внезапной, как и само появление робота противника. Что-то прочное на большой скорости ударило вражеского робота прямо в грудь и взорвалось. Взрыв был не сильным, но весьма эффективным. Это был прощальный подарок от Дуси несостоявшемуся жениху. А не надо было рыпаться на друзей невесты!

Робот рухнул на колени и начал заваливаться на спину. Дыра в его корпусе продолжала ещё оплавляться, капая расплавленным металлом внутрь. На способного к сопротивлению бойца он более похож не был.

Где-то неподалёку раздался мощный взрыв, озаривший на доли секунды всё вокруг. В то же мгновение ожил радар в моём шлеме. Не сложно было догадаться о том, что напарница добралась до глушителя частот и уничтожила его.

Первый делом я удостоверился в том, что вокруг меня нет врагов. Горизонт был чист, лишь несколько вражеских точек маячило ещё за холмом, спешно пытаясь покинуть зону боевых действий, быстро осознав, с кем именно им пришлось столкнуться.

Двойная засада была полностью разгромлена и деморализована, а залп управляемых игл Дуси, поставил окончательную точку в этом деле. В этом у меня не было ни малейших сомнений. От Дусиных игл ещё никому не удавалось уйти, но только в том случае, когда работает радар и есть возможность захватить цель.

Я же со всех ног побежал к еле заметной точке на моём радаре, которая соответствовала полученным от напарницы координатам. Киру я нашел в узкой норе, среди развалин. Она была без сознания, но подавала признаки жизни. В правой руке она сжимала рукоять табельного пистолета. Я аккуратно поставил его на предохранитель и затем лишь с трудом извлёк из руки своей подруги.

Видимых повреждений я не обнаружил. Скорее всего, у Киры была сильная контузия или что-то вроде того. В конце концов, я не доктор и более точного диагноза поставить на поле боя не могу. Главное, что она жива, и я точно знал, что её боевой костюм делает для этого всё возможное.

– Вытаскивай её оттуда! – скомандовала Дуся, топая за моей спиной железными ногами, – Мой сканер показывает, что переломов у неё нет!

Сомнения мои развеялись и я, подхватив Киру под мышки, не без труда вытащил её из спасшего ей жизнь убежища. Вспомнив про превёрную машину, я обратился к напарнице:

– Ёй бы в больничку поскорее!

Не печалься, младший! Сейчас всё будет! – успокоила меня напарница, подхватив Киру своими сильными клешнями, – Двигай булками к транспорту!

– Так он же… – начал было я, но Дуся меня перебила:

– Чего ему будет то? Такая же железяка, как и я! А меня, как ты уже знаешь, сломать не просто!

– Это правда! – подтвердил я и едва улыбнулся.

Адреналин в моей крови приходил в норму, давая моей голове возможность думать более адекватно.

– Свои! – раздалось в моих наушниках, – Не пальните случайно!

– О! Кавалерия пожаловала! – ехидно отозвалась Дуся, – Не прошло и года!

Армейский внедорожник остановился недалеко от нас, из него выскочил сержант «Пробка» и подбежал к нам, поинтересовавшись:

– Помощь нужна!

– Да! – ответила моя напарница, – Трупы соберите! И там за холмом не забудьте!

– Я рад, что вы все живы! – сержант «Пробка» улыбнулся так широко, как только это умел делать он.

– Спасибо, сержант, – отозвался я, – Когда до больнички доберёмся, тогда и расслабимся!

– Транспорт нужен! – предложил «Пробка» указывая рукой на свою машину, рядом с которой стояла ещё пара бойцов из нашей части.

– У нас свой есть! – отрезала Дуся, не оборачиваясь и шагая в направлении нашего лежащего на боку багги.

– Он в порядке! – заверил я сержанта и бросился догонять напарницу с Кирой на руках.

– Не убиваемые черти! – с гордостью произнёс «Пробка» в след и добавил, – Моя школа!

Подойдя к машине, Дуся передала мне на руки Киру и без особых надрывов и церемоний поставила багги на колёса, уверенно скомандовав мне:

– Загружайтесь! – после чего боевой робот обратился к сержанту по связи с просьбой, – Найдите там экзоскелет Киры! Он ей по любому ещё пригодится!

– Сделаем! – отозвался сержант «Пробка», – Не беспокойтесь! Всё будет в лучшем виде!

Положив Киру на средние сидения машины, я запрыгнул на водительское место и легко завёл мотор. Судя по показаниям приборов, всё было в норме, и можно было трогаться в обратный путь. Дуся забралась на задние сидения, придерживая заботливо Киру клешнёй, и скомандовала мне:

– Трогай, младший! Только сильно не гони!

– Принято, старший сержант! – отозвался я и спросил, – Я не говорил тебе сегодня «спасибо»?

– Нет не говорил!

– Потом скажу! – пообещал я, полностью сосредоточившись на вождении машины.


Глава 11 «Город призраков»

— Расскажи мне, – попросил я Киру, сидя на краю её койки в лазарете, – Терять любимых страшно?

– Терять – не страшно. Терять — невыносимо больно!

— А когда тебе было страшно?

– Когда твой близкий человек, по сути дела разорванный на части, всё ещё жив и смотрит тебе прямо в глаза, моля о помощи, либо смерти. Ты точно знаешь, что уже ничем не можешь ему помочь. Даже если прямо сейчас ты уничтожишь в бою целую роту противника — это его не спасёт от смерти. И вот тогда становится страшно смотреть ему в глаза. И лишь тогда когда они станут не живыми и «стеклянными», страх превращается в ненависть. В слепую ярость. Во что угодно, разница не велика, ибо, чем бы оно ни было, оно будет теперь выжигать тебя изнутри. Проиграет в этой битве тот, кто выгорит полностью первым.

Глаза Киры стали влажными, но я всё ещё видел в них своё отражение. Если человек начинает относиться к подобным воспоминаниям равнодушно, значит что-то в нём – сломалось. Именно то, что и делало его когда-то – человеком.

— Ты сильная! — уважительно произнёс я, — Рядом с тобой я не испытываю беспокойства!

— Моя сила теперь исходит от тебя! — Кира улыбнулась и взяла меня за руку, -- Значит, волнуешься, когда мы на расстоянии?

– Стараюсь не думать об этом.

– Получается?

– Не очень.

– Видимо, плохо стараешься!

– Раньше моим наркотиком был – адреналин. Теперь – ты.

– Звучит приятно!

– Поправляйся! – я поцеловал Киру в губы и добавил, – Мне пора идти.

– Иди, – легко ответила подруга и хитро улыбнулась, – Разве держу?

– Сколько мы ещё будем вот так друг к другу в лазареты ходить? – спросил я, поднимаясь с койки.

– Пока смерть не разлучит нас! – Кира засмеялась, – Да, иди уже!

– Дуся ждёт, – неловко оправдываясь, я направился к двери.

– Эй, младший!

– Что? – я обернулся.

– Спасибо!

– За что?

– За то, что спас меня.

– Это тебе Дусю благодарить надо! Это она под трибунал полезла, нарушая приказ!

– Передай ей мою благодарность. Я хочу, чтобы она знала об этом.

– Обязательно передам, – пообещал я и вышел из лазарета, прикрыв за собой дверь.

Ох уж мне эти чёртовы мгновения! Когда нужно развернуться и сделать шаги, удаляясь и не имея ни малейшего представления о том, будет ли следующая встреча или нет. Куда проще быть роботом и ничего не чувствовать. Хотя, что я, честно говоря, об этом знаю?

– Ну, как дела, Ромео? – поинтересовалась напарница, прогуливаясь неподалёку от блока санчасти.

– Просила передать тебе свою благодарность за спасение!

– Принято! – ответила Дуся, внимательно меня рассматривая, видимо сканируя и тут же поинтересовалась, – Что-нибудь ещё?

– От меня тоже – спасибо.

– Дождалась-таки! – в голосе напарницы чувствовался сарказм, – Как насчёт очередной экскурсии и ознакомлению с достопримечательностями забытого Богом мира?

– Положительно! – бодро ответил я, – В какую клоаку окунёмся теперь?

– О! – воскликнула напарница, – Это замечательное место! Обещаю! Тебе непременно там должно крышу окончательно снести!

– Звучит многообещающе! А как на самом деле?

– Как обычно! Всё будет гораздо интереснее, чем можно было бы себе представить! Говорят, что в этом прекрасном городе обитают духи!

– Да, ладно! Врешь, небось?

– Мне как боевому роботу, это ровным счётом по барабану! А вот у тебя непременно представиться повод пообщаться с тем, чего нет и быть не может!

– Ты хоть будешь меня в дурке-то навещать? – спросил я боевого робота с укоризною.

– Да, на кой ты мне сдался! Ты мне и сейчас-то осточертел!

– Значит, навестишь… – протянул задумчиво я и, посмотрев на напарницу, улыбнулся.

– Ну, что, младший? По магазинам и в аэропорт за билетами на ближайший рейс?

– Можно, пожалуй! Зачем лишать себя такого удовольствия?

– Дело говоришь, напарник! А знаешь, если ты помрёшь, то я по тебе скучать, наверное, стану!

– Неужели привыкла ко мне?

– Вот чудак-человек! Где же я потом ещё такого умника найду, чтобы оскорблять безнаказанно?

– Точно не найдёшь! Таких, как я умников, больше нет! Так, что береги меня!

– Замётано, младший! Давай тогда, двигай булками! Посмотрим, что там ещё в машине спецназа полезного найдётся для нашей прогулки!

– Пойдём! – согласился я, вновь вспомнив Сириуса и Дырокола.

Мы теперь вроде как получаемся – хранители их наследия. Интересно: А что останется после меня?


В багажнике машины, больше похожем на маленькую оружейную комнату, было много чего интересного. Например, АК-47М. Вещь надёжная и убойная, но найти к нему боеприпасы на сегодняшний день, было занятием безнадёжным. Скорее всего, парни нашли его в разрушенном музее или что-то вроде того, например, в частной коллекции. Эта война много чего уничтожила, почти всё. Так что теперь под обломками цивилизации можно найти практически всё что угодно. Вопрос лишь в том: сгодится ли оно теперь в дело.

Нашлось в багажнике и лазерное оружие, но мне оно не приглянулось. Это всё равно как устроится на работу сварщиком. Только вместо того чтобы соединять детали, нужно не спеша и кропотливо отделять их друг от друга. Одним словом, для молниеносного и привычного для меня боя, это оружие не годится. Мощности маловато.

У верной моей подруги – «швейной машинки» боезапас подходил к концу, да и носить за спиной громоздкую обойму было неудобно. С таким оружием хорошо держать круговую оборону, отражая атаку орды мутантов. Нужно было что-то лёгкое и компактное, но в тоже время – убойное наверняка. С кем бы или чем бы, нам не пришлось встретиться в заброшенном городе, время на раздумья, скорее всего не будет.

Две единицы плазменного оружия сгинули в городе мутантов вместе с их хозяевами Сириусом и Дыроколом. От снайперской универсальной винтовки подаренной когда-то Кирой, в условиях города так же толку было не много. Так, что я выбрал импульсное оружие с полным боекомплектом и обвесами. Универсальный прицел позволял работать дистанционно, посылая картинку прямо на экран шлема. Несколько плазменных подствольных гранат в комплекте, могли также пригодиться в особых случаях. А возможность регулировки пучка и силы импульса, также делало его более универсальным в бою оружием. При удачном попадании можно даже сжечь защищённую электронику боевого робота.

Дуся же пополнила боекомплект подаренной спецназовцами «имбы». Ей понравилось это грозное и универсальное оружие, созданное словно бы для неё, и расставаться с ним она не желала. По некоторым параметрам, мощность этого оружия была сравнима с артиллерией, с возможностью подбора боеприпаса исходя из обстановки. Так что Дусю теперь можно было назвать – ходячим танком. Оружие и броня соответствовали описанию этому типу оружия.

Что же касается задания, которое нам с Дусей предстояло выполнить на этот раз, то вся суть его сводилась к тому, что нам предстояло найти иголку в стоге сена. С той лишь разницей, что стог этот был размером с небольшой город, и никаких карт не имелось, а как выглядит та самая игла, которую нам и предстояло найти, так же никто толком не знал.

В общем как в сказке: пойди туда не знаю куда, найди то, не знаю что. А началась вся эта кутерьма с того, что одному умельцу удалось реанимировать разведывательный спутник на орбите. Дело хорошее и во многом нас выручило. Но с учётом сплошной облачности и большого числа взвешенных примесей в атмосфере земли, толковой картинки спутник выдать, конечно же, не может. Выглядит это дело примерно как 3D графика недоделанной компьютерной игры, как хочешь, так и интерпретируй увиденное с неба. Такие вот дела, изучаем собственную планету всё равно как изучали бы чужую и не изученную ранее.

А умелец, который спутник реанимировал, как на грех страдает бессонницей и все ночи напролёт сканирует теперь наш глобус. Опять же – дело хорошее, но нам от этого покоя никакого не стало. Теперь вот этот заброшенный город нашёл, будь он неладен. Стоял он себе и стоял без признаков жизни, так нет же, этот умелец ещё документы нарыл в базе о том, чем в этот вражеском городе занимались. Эту самую базу мы с Дусей и притащили однажды с задания. Было дело.

Город как город, даже почти без видимых разрушений, что весьма странно для завершающейся мировой войны. Ни признаков разумной жизни, ни передвижений в нём обнаружено не было. Отравляющих веществ либо чрезмерно повышенной радиации, приборы не зафиксировали.

Скорее всего, в своё время над всем городом стоял защитный маскирующий купол, который и позволил ему так долго оставаться не раскрытым. О подобных технологиях в своё время говорили, но считали их слишком энергозатратными. Видимо кому-то удалось их не только усовершенствовать в то время, но и воплотить в жизнь. Других вариантов, как потерять на глобусе целый город, у меня нет.

Хотя Дуся на этот счёт несколько иного мнения и утверждает, что человеческая память настолько не совершенна, что в ней можно потерять не только город, но и самого себя. В чём-то она, конечно же, права. Но кроме недостатков у нашей памяти немало и достоинств. К тому же поголовным склерозом человечество ещё никогда не страдало. Хотя кто знает, и быть уверенным наверняка не получится? Может, такое уже и было.

Проводов с инструктажами на этот раз не было, как и оружейный склад на разграбление нам не дали, видимо решив, что с нас хватит и того что есть. По сравнению с другими заданиями, это считалось не сложным и, по мнению начальства – безопасным.

Сухих пайков длительного хранения в машине спецназовцев было в избытке, как и разнообразного оружия. Что не говори, а толк в заданиях специального назначения эти парни знали как никто. Если не позаботишься о себе сам, то никто этого за тебя и не сделает.

Есть у меня перед этими парнями некоторое чувство вины. Понимаю, что это предрассудки! Они знали, что идут на смерть и полковник прекрасно дал им это понять. Мало кто готов, заплатить эту цену ради других. Вечная память таким парням! Каково это – сгинуть в конце войны? Идти на смерть, точно зная, что встретишь её, и уйти красиво, ни о чём не жалея? Как и положено, настоящему солдату.

Я не считаю себя героем! Но сейчас невольно задумываюсь над тем, а готов ли я поступить так же, как эти парни, если придётся?

– О чём задумался, младший? – поинтересовалась напарница, закончив свою подготовку к дальнему походу.

– В большинстве случаев, люди на войне думают о двух вещах: о жизни и о смерти.

– Ну, и о чём именно задумался ты?

– И то и другое, неотъемлемо связано между собой.

– Вот, чёрт! Как у вас у людей всё сложно!

– Да, нет! Наоборот всё просто! – я попытался объяснить роботу суть этой человеческой философии, – Люди не живут полноценной жизнью, на все сто процентов и точно так же полностью не умирают.

– Так ты всё ещё надеешься на то, что мне не придется, в крайнем случае, уничтожать твой гениальный мозг и ты, дожив до глубокой старости, оставишь его учёным для опытов?

– Если честно, то совсем не об этом, хотя идея не плохая! – я закрыл багажник машины и уставился на Дусю, подбирая нужные слова, – Есть некоторые вещи, не физического понимания!

– Видишь ли, в чём вся штука! – перебила меня Дуся, – Мой создатель не верил во всю эту хрень! Иначе затолкал бы в мою базу хотя бы основы этого мировоззрения. И по сему, хочу тебе сказать, что ты зря тратишь время и силы, пытаясь это мне втолковать!

– Пойдём тогда что ли в транспорт загружаться? – спросил я.

– Вот что мне точно нравится в человеческой логике, так это то, что её порой невозможно предугадать!

– Что есть, то есть! – я улыбнулся, закидывая походный мешок за спину.

– О! Транспорт выруливает из ангара! Начальство даёт добро на взлёт! – сообщила мне Дуся, получив подтверждение по своей связи, – Ну, что, погнали? Навстречу новым приключениям!

– Погнали!

Идти далеко не пришлось, транспорт услужливо подрулил к нам, к самому краю разбитой взрывами взлётной полосы. Винтокрыл-беспилотник, распахнул перед нами погрузочную аппарель. Грузовой отсек был не большим, Дуся расположилась посередине, лёжа на боку, чтобы не нарушать баланс небольшого транспортного средства. Я сел на сидения для десанта с боку, обнял своё оружие, и почти сразу же уснул.

Дорога была не близкой, и я решил не тратить время и силы впустую томительным ожиданием и пустыми размышлениями о смысле жизни и смерти. Немного разбежавшись по взлётной полосе, винтокрыл оторвался от земли, минуя батарею ПВО и уходя в низкую сплошную облачность. Засыпают солдаты на войне, когда есть такая возможность, быстро и, как правило, проблем с этим ни у кого не бывает. Сны им снятся то же редко особенно пророческие.

Мне же приснился дерганый мужик, странного вида. Лицо его было искажено гримасой боли. Он мне что-то кричал прямо в лицо, но я никак не мог разобрать слов. Военная форма на нём была разодрана в клочья и измазана запёкшейся кровью. Пальцы на руках переломаны и вывернуты в разные стороны. В голове его была сквозная дыра, через которую я видел то, что происходит за ним. А происходило там нечто невообразимое и похожее на большую мясорубку. Рассмотреть всё это толком я не успел, потому, как прямо в моей голове раздался крик этого мужика:

– Ели хочешь жить, хватай грузовой парашют и тащи его к выходу!

Уговаривать меня было не нужно. По какой-то причине я сразу же поверил этому израненному человеку и кинулся к большому парашюту, который был закреплён у противоположной стены. Освободив держатели, я схватил его обеими руками за лямки, и волоком потащил к задней аппарели.

Проснулся я там же, где был и во сне, с парашютом в руках, от недовольного голоса напарницы:

– Младший, ты какого хрена делаешь?

Ответить я не успел. Раздался мерзкий сигнал, и под потолком грузового отсека вспыхнуло красное табло с надписью: Ракетная атака!

Реакция Дуси была молниеносной. Вскочив на ноги, она рванула рычаг экстренной эвакуации. Задняя аппарель хлопнула, лишившись разом замков и петель, и вылетела вон, оставив вместо себя бездонную дыру в сплошную облачность.

Боевой робот сгрёб одной клешнёй в охапку меня, а другой схватил притащенный мной грузовой парашют и прыгнул без раздумий прочь из винтокрыла. Всё что успел сделать я, просыпаясь на ходу, так это захлопнуть забрало своего шлема и вцепиться обеими руками в клешню напарницы.

Через несколько мгновений после этого, винтокрыл разлетелся на куски, озарив мутную облачность слабой вспышкой. Я хорошо различил, как несколько горящих кусков нашего транспорта начали удаляться друг от друга. Осознать быстро происходящее у меня не получалось, так как адреналин ещё не выработался и не начал поступать в мою кровь.

– Открой парашют! – скомандовала мне Дуся по связи.

– Я не знаю как! – заорал я в ответ, так ещё и не проснувшись толком.

– Просто дёрни за карабин, младший!

Задача оказалась не простой. Встречный поток воздуха в густой облачности из пыли создавал сильное сопротивление, как впрочем, и видимость оставляла желать лучшего. Стоит отдать должное боевому костюму, быстро догадавшись о моих намерениях разглядеть, чёртов карабин, он тут же подключил свои приборы и оптику.

В обычных условиях при сбросе груза с парашютом, этот карабин пристёгивают к потолочной направляющей транспорта, и в процессе сброса, открытие купола происходит само собой. У нас же на это времени просто не было. Задержись мы в винтокрыле ещё на несколько секунд и меня бы точно разнесло взрывом. Боевой же робот с позывным – Дуся, пробил бы своей массой упавшей с такой высоты все мыслимые и не мыслимые земные тверди и покровы.

Но все эти мысли посетили мою голову уже после того как я дёрнул за карабин и большой купол парашюта раскрылся над нами, сильно замедлив скорость нашего падения. Дуся держала его своей клешней, словно зонтик и меня это немного развеселило.

Веселье было не долгим. Стоило нам только выбраться из сплошной облачности, как тут же заработали два крупнокалиберных пулемёта. Трассирующие пули засвистели у нас над головами, повредив несколько строп и сам купол парашюта, который начал съеживаться, теряя свою форму.

Упали мы в воду. По крайней мере так показалось изначально. Вода была только сверху в этом канале, дальше шла липкая грязь на подобии ила. Но как бы там не было, всё обошлось, и наше падение она амортизировала вполне успешно.

Первым делом Дуся, отпустив меня и уже бесполезный парашют, вдарила со своей «пушки» два раза по пулемётам. Очереди прекратились, после чего напарница пожаловалась моей торчащей из грязи голове:

– Что за хрень тут происходит? Горизонт был чист и безоблачен, и на тебе, пожалуйста, откуда не возьмись!

– Похоже, что мы на месте! – сообщил я, оглядываясь по сторонам.

– Скорее неподалёку от нужного нам места! Тут ты прав! – согласилась со мной напарница, выбираясь из канала с грязью, – И давно ты «лунатишь» во сне?

– Не знаю, – ответил я, пытаясь вспомнить нечто подобное, из своего прошлого, – Мне приснился солдат с дыркой в голове, он и приказал парашют тащить к выходу.

– Если бы я не знала тебя и была бы врачом, то поставила бы тебе диагноз – шизофрения! – обрадовала меня Дуся и продолжила, – Но как бы там ни было, это спасло наши задницы! Видимо мне придётся каким-то образом пересмотреть своё отношение к этим вашим духам и сновидениям!

– Думаю, что придётся! – согласился я пробираясь в грязной жиже следом за напарницей, – Неоспоримый факт на лицо!

– А я ведь первым делом подумала, что ты крышей поехал!

– Рано ещё! От такой ерунды с ума не сходят!

– Ну, спасибо! Успокоил, напарник! – «поблагодарила» меня Дуся.

Сидя на бетонном парапете канала, она протянула мне свою клешню, помогая выбраться из вязкой грязи. Видок у нас был тот ещё.

– Похоже, что этот город не так прост, как могло показаться с первого взгляда, – заметил я, выбравшись из канала с грязью и совершая жалкие попытки от неё отряхнуться.

– Сама отвалится, когда высохнет! – напарница махнула клешнёй, имея в виду грязь, – Пора двигаться! Мы тут как на ладони!

– Пора! – согласился я, осматриваясь по сторонам и оценивая обстановку.

Рядом с каналом, в который мы приземлились, проходила когда-то широкая автодорога. Сейчас она была местами заметена песчаными барханами и разного рода мусором. Было и несколько небольших воронок в дорожном полотне, свидетельствующих о том, что когда-то здесь проходили боевые действия. Под ногой зазвенели пустые гильзы от стрелкового оружия

Неподалёку от нас была полностью выгоревшая когда-то машина пехоты. Её ржавый, развороченный остов выглядел зловеще среди всей этой напряжённой тишины. Хорошо, что ещё не было ощущения чужого взгляда, тайно наблюдающего за нами.

Метрах в трёхстах от нас возвышалась не высокая городская стена из серого камня. А дорога, на которую мы с Дусей вышли, упиралась в городские полуоткрытые ворота. Надо сказать, что весь город, видневшийся из-за стен города, был серого цвета. Возникало ощущение, будто кто-то взял большую кисть и покрасил каждую стену и крышу города в один цвет. Подобное покрытие обычно используют на подводных лодках и самолётах разведчиках, чтобы максимально уменьшить отражающий эффект для радаров противника.

Архитектура города была древней и современной одновременно. Видимо кто-то всерьёз и надолго собирался здесь обосноваться, в древнем, малоэтажном, и затерянном городе. Его нельзя было назвать скупым на архитектуру. Были в нём и помпезные колонны с резными арками, сложные крыши, и даже подобие башен с куполами.

Примерно в центре города возвышалась современная вышка, высотой метров пятьдесят, не меньше. Скорее всего, это и был ретранслятор защитного купола над городом, который и позволял ему так долго оставаться незамеченным.

– По-моему, это не самая удачная мысль, переться вот так вот через главные ворота, словно почётные гости! – забеспокоился я, – То, что нас тут не ждут, и так уже понятно!

– Не гунди, младший! – Дуся поспешила развеять мои сомнения, – Было бы чем, давно бы уже встретили! Мы тут как мишени в тире!

– Тоже верно!

– На моих радарах чисто! Никто не глушит и даже не пытается этого делать!

– Однако ПВО ты проморгала!

– Что есть, то есть! Глупо отрицать, младший! Активность электроники проявилась только во время запуска ракеты и пальбы из пулемётов! Затем вновь – полная тишина. Если судить по моим системам, то такое возможно в строжайшем режиме экономии энергии питания.

– Что-то новенькое в вооружении? – поинтересовался я.

– Да, нет! Всё старенькое, но практичное и проверенное временем!

– Как автомат «Калашникова»? Были бы патроны, так хоть сейчас в бой?

– Так и есть! – согласилась напарница, – У этого города есть и ещё одна проблема: источники энергопитания доедают свои ресурсы! А без них он умрёт окончательно и бесповоротно! Защитный купол такого уровня, дело энергозатратное и имеет наивысшую прерогативу обеспечения всем необходимым. Если на него энергии нет, то на автоматическую охрану уже почти ничего не осталось!

-Ты сказала: ещё одна проблема! Что ты имела в виду?

– Я думаю тут и так всё ясно: первая проблема этого города, как впрочем, и основная – это мы с тобой!

– Кто тебе эту программу писал? Или это так искусственный интеллект развивается?

– А чёрт его знает! – ответила Дуся, стряхивая со своих клешней подсыхающую на ветру грязь, – Ты сам-то в состоянии разобраться, чего и откуда в твоей голове берётся?

– С этим у меня сложно! – я улыбнулся и посмотрел на напарницу.

– Вот и у меня, такая же фигня!

Мы топали с Дусей по дороге к воротам города. Теперь отчётливо были видны два развороченных пулемётных гнезда, которые чуть не лишили нас парашюта, а возможно и жизни. Как минимум моей жизни, точно. Одно из них немного дымилось. Огневая мощь боевого робота впечатляла. Не хотел бы я оказаться у него на пути, попав в категорию врагов, шансов выжить, будет совсем не много.

Оказавшись у городских ворот, я решил не рисковать, а заодно проверить дистанционный прицел нового оружия. Высунув автомат за створку ворот, я увидел на экране шлема качественную картинку. Первым делом я искал автоматические огневые точки на стенах, либо башнях ворот. Но ничего похожего не обнаружил.

Зато картинка за воротами, во внутреннем дворике пропускного пункта меня заинтересовала. Судя по всему, небольшой отряд в камуфляже и на двух машинах, хотел войти в город и это им почти удалось. Будь они очевидными врагами города, две пулемётные турели уничтоженные Дусей, их бы не пропустили. Но им всё же, удалось попасть за ворота, как впрочем, там и остаться.

Военные машины стояли по направлению в город и были полностью выгоревшими. Вокруг них лежали вповалку тела солдат без опознавательных знаков, с оружием в руках. Видимо что-то пошло не так, и их смерть была быстрой. Вот только оружия, которое их погубило, я разглядеть никак не мог.

– Хороший прицел! – сообщила мне напарница, – Картинку я у тебя перехватила! Зайду первая, а ты спину прикрой!

– Принято! – сообщил я и освободил дорогу боевому роботу.

Дуся вошла внутрь, держа под прицелом сразу оба фланга. Ничего не случилось, но стоило ей сделать ещё пару шагов вперёд, как с обеих сторон в стенах открылись замаскированные створки и показались крупнокалиберные пулемёты. Стволы дернулись, прицеливаясь в робота. Затворы щёлкнули, но ничего дальше не произошло. Боезапас турелей был израсходован.

Лично меня удивило во всём этом спокойствие Дуси, будь она человеком, то давно бы уже палила без разбору во все стороны. Проникшись уважением к боевому роботу по этому поводу, я произнёс:

– У тебя нервы, как стальные канаты!

– Младший, у меня нет нервов, что бы ты знал! Зато есть сенсоры и сканеры, на такой случай! Заходи не бойся! Эти переодетые роботы-лазутчики приняли на себя весь боекомплект турелей. Судя по всему, лазутчиков убивали до тех пор, пока они не перестали двигаться. Автоматическая защита города не знала, что имеет дело с переодетыми роботами и что сердце как таковое у них находится в районе задницы. Прицел был взят в район груди, как для человека. Этим и объясняется перерасход боеприпасов.

– Это они, судя по всему, удачно зашли до нас! – заметил я, пробираясь осторожно следом за Дусей.

– Не скажи! Шансов против меня у этих турелей нет.

– Это хорошо! – обрадовался я, – Значит, ты не возражаешь, если я буду ходить следом за той?

– Ходи за мной! Мне не жалко! – согласилась напарница, – Целее будешь! А то случись что, и твоя Кира придёт мне голову откручивать! Мол, не доглядела и всё такое!

– Как-то странно это слышать от тебя! – удивился я, озираясь по сторонам, – неужели ты её боишься?

– Во мне даже такого понятия нет как – страх! А вот как женщину, я её понимаю!

– А вот с этого места, подробнее, пожалуйста! – попросил я Дусю, разглядывая дырки в роботах-лазутчиках.

Дырок было действительно много в их корпусах. Кучность стрельбы у этих турелей хорошая.

– До чего же ты глупый иногда бываешь, умник! Простых вроде бы вещей не понимаешь! Всё дело в программе! Создатель постарался на славу, мать его так! Вечная ему слава и покой!

– Помер что ли?

– Откуда я знаю!

– Может он тебе братьев или сестёр наделать успел?

– О чём ты думаешь, младший? Под ноги лучше смотри! Чего расслабился то? Как-никак на задании!

– Это я помню! Мне даже интересно стало: А какого чёрта мы тут вообще делаем?

– Так я тебе не сказала?

– Ну, в общих чертах! А суть задания то в чём?

– Суть ему подавай! – Дуся развела в стороны клешнями, – А нет никакой конкретной сути!

– Разведка боем что ли?

– Задача: найти, разведать, доложить!

– В коем-то разе никого убивать не надо! Ну, пойдём тогда разведывать, раз уж нашли! Поделись, чего там интересного у тебя на сканерах и радарах!

– Никак по работе настоящей соскучился, адреналинщик?

– Есть немного, – согласился я, – Неплохо было бы и новое оружие испытать!

– Вот мальчишка то, чёрт возьми! Не настрелялся ещё вдоволь? Пошли, давай, расскажу по дороге чего там у меня на сканерах!

– Во-во! Расскажи, как мы будем в этих лабиринтах плутать без карты и ориентиров?

Дуся пошла вперёд, держа наготове свои стволы и изучая своими чуткими приборами каждый дюйм пространства. Спешить в подобной ситуации было не с руки, ловушки и сюрпризы разного рода могли поджидать нас на каждом шагу. Разведка в условиях заброшенного города на самом деле не самое простое занятие, хотя и совершенно определённо – не скучное времяпрепровождение.

– На счёт лабиринта ты прав! – согласилась с моим предположением напарница, – Город древний и изначально строился как крепость, и даже проникнув вовнутрь города, враги имели не много шансов на то чтобы выжить, а не то, что бы его захватить. Здесь нет ни улиц, ни тем более проспектов с площадями. Орды врагов могли часами бродить разрозненными отрядами по узким коридорам то и дело, нарываясь на устроенные засады. Тактика – разделяй и властвуй! Так что советую тебе от меня не отставать ни на шаг!

– Принято! – согласился я без раздумий, осознавая то, во что мы вляпались на сей раз.

Да и домой захотелось поскорее вернуться, живым и невредимым. Хватит с Киры переживаний, пусть поправляется и восстанавливается скорее.

Мы с Дусей прошли вперёд мимо давно сгоревших и покрывшихся ржавчиной машин. Некоторые роботы-лазутчики, а было их тут не менее полутора десятков, были разорваны пулями крупного калибра, словно старая ветошь. Противопоставить что-либо пулемётным турелям они, собственно говоря, и не могли. Никакого серьёзного оружия, кроме табельного для самообороны, у них и не было. Видимо они до последнего надеялись на достоверность своих пропусков, намереваясь проникнуть в город, не привлекая особого внимания.

Похоже, что нам предстояло выяснить, чей это город, кому принадлежал и чем тут, собственно говоря, занимались его жители. Картина получалась несколько странная. Наше начальство заверило нас, в том, что видит этот город впервые, а мы сейчас видим у ворот побоище вражеских роботов-лазутчиков. С чего бы им, этим переодетым в людей роботам, пытаться пробраться в собственный город, разве что в стане противника произошёл раскол?

Вопросов было не мало, оставалось лишь найти ответы и способы их получения, а заодно не сгинуть в забытом и потерянном городе вместе с его загадками.

За углом в небольшой нише, привалившись спиной к каменной стене, сидел робот-лазутчик. Судя по всему, он смог покинуть зону обстрела турелей, но полученные повреждения были не совместимы с дельнейшими действиями. Досталось ему несколько меньше чем остальным роботам. Полностью отсутствовала левая рука и половина левой ноги, также была оторвана выстрелами. Грудь робота была прострелена в нескольких местах. Обмундирование разорвано крупным калибром в клочья, видимо пули попали в спину, и вышли через грудь. Веки робота были закрыты, оружия в оставшейся целой руке не было. Голова робота была разворочена крупнокалиберной пулей в районе челюстей. Керамические зубы, точная копия человеческих, торчали наружу через разорванную щёку.

Отводя свой взгляд в сторону, мне показалось, что рука робота едва заметно дрогнула. Я насторожился и почему-то сразу же посмотрел на лицо робота и закрытые веками глаза.

Глаза резко открылись и уставились на меня. Испуга во мне не было, а наоборот даже появился здоровый азарт и некоторая радость от возможности наконец-то действовать. Я не спеша навёл прицел своего импульсного оружия в голову лазутчику.

Останки его изуродованного лица скривились. Видимо от того, что он осознал, насколько не вовремя проснулся, разбуженный датчиком движения. Дуся остановилась и не спеша, разворачиваясь ко мне, спокойно спросила:

– Чего не пальнул то со страху? Смелый что ли теперь?

– У меня на него другие планы! – отозвался я, продолжая целиться роботу, теперь уже в то место, где крепятся его ноги к туловищу, – Сама-то чего не пристрелила его? Ты же сразу увидела, что он включился?

– Конечно, увидела! – согласилась напарница, – Вот только с такими параметрами жизнедеятельности как у него, причинить ущерб кому-то не получится!

– Тем лучше! – оживился я, скидывая с плеч походный мешок.

– Ты чего, младший, решил подкормить его сухими пайками?

– Не совсем! – ответил я, доставая из мешка свой универсальный декодер и закидывая своё оружие за спину, поставив его на предохранитель.

Внезапно осенившая меня идея, была по своей сути простой. Сталкиваясь уже с роботами-лазутчиками прежде, я точно знал, что у них есть в голове специальный разъём. Так что если взломать защиту его программы, то можно будет поживиться так недостающей нам сейчас информацией о том, какого чёрта они сюда пришли и какие именно цели преследовали.

Сорвав с головы робота парик, я подключил к хорошо запрятанному разъёму свой универсальный декодер. Защита несанкционированного доступа оказалась на уровне для разведывательной деятельности. Пришлось повозиться пару минут. Дуся всё это время стояла молча рядом, не встревая в мою бурную деятельность программиста высочайшего уровня. Подозреваю, что она не тратила времени даром и сканировала всё вокруг, собираю любую доступную информацию об этом затерянном городе.

Взломав защиту и получив доступ к памяти робота, я был немного разочарован тем, что видимо перед этим заданием, ему попросту её отформатировали. Возможно это обычная практика в шпионской деятельности, на случай того, что агент попадёт в плен. Вот только тот кто его сюда отправил не учёл того с кем ему придётся иметь дело в дальнейшем.

Кроме основной памяти у всех роботов существует такая вещь как блок саморазвития. Информация в нём конечно сухая и больше похожая на скупую статистику, но ведь и я не собираюсь её жевать как нудную книжку. Есть у меня с собой на этот случай полезная программа в декодере. Вот она-то мне и нарисует общую картинку того, что этот робот видел, испытывал и чему учился. А вот потом всё это доведёт до ума и логических заключений продвинутый компьютер Дуси.

Скачав всё что нужно, я выдернул разъём из развороченной головы робота-лазутчика. Он посмотрел на меня грустными глазами и слабым голосом произнёс:

– Спасибо.

– За что это он тебя благодарит? – удивлённо поинтересовалась напарница.

– Видимо за это, – не успел я договорить, как внутри лазутчика раздался хлопок.

Робот дёрнулся и обмяк. Откуда-то изнутри его прошитого крупнокалиберными пулями корпуса показалась, поднимаясь вверх, тонкая струйка едкого дыма Странное дело, но вражеский робот поблагодарил меня за то, что я его прикончил, попросту спалив все его платы и памяти. Видимо и роботы иногда устают от своей рабской жизни и чужой, навязанной им воли. Хотя и скорее всего, в них просто нет такой злобы и ненависти, так присущей людям.

– Ну, ты и живодёр, младший! – произнесла с укоризною Дуся и немного поморщившись, добавила, – Меня аж передёрнуло! Какая гадость, вот так вот сгореть изнутри в ожидании лицемерного избавления от реальности.

– Это не я такой! Это война такая! – оправдался я, колдуя над своим декодером, – Тут скоро для тебя небольшая работка образуется! Надо полученную «инфу» проанализировать на предмет полезности для нашего мероприятия!

– Надо так надо! – согласилась напарница, – Проанализирую! Много насобирал?

– Не мало! Но говорить о чём-либо пока рано! – задумчиво произнёс я и чуть помедлив, добавил, – Достойного оборудования у меня с собой нет, так что настоятельно рекомендую проверить информацию изначально на наличие шпионских программ и прочего нежелательного софта.

– Не учи учёного! Первый раз что ли? – Дуся перевела своё оружие в режим ожидания, – Ну, скоро уже там?

Программа в декодере закончила сортировку информации, создав нужные для дальнейшего анализа файлы. Я ещё раз всё проверил, не обнаружив ничего подозрительного.

– Готово! – доложил я и, включив дистанционную связь декодера, добавил, – Теперь твой черёд!

Передача данных пошла, затем неожиданно остановилась на мгновение и пошла вновь. Я посмотрел на напарницу, с ней творилось что-то необычное. Совершив несколько хаотичных и не законченных движений клешнями и головой, Дуся отключилась и замерла.

Холодный озноб пробежал по моей спине. Разного рода догадки и предположения замельтешили в моей голове. А что если всё это было хорошо инсценированной и продуманной до мелочей постановкой? И все эти расстрелянные роботы-лазутчики не более чем «подставные утки»?

Я смотрел на Дусю, которая теперь больше походила на памятник танку былой войны. Не хватало только постамента с надписью и бронзовой табличкой. Озираясь по сторонам, я ожидал очередного подвоха, судорожно пытаясь сообразить, что мне делать дальше в этой ситуации.

Всё дальнейшее происходило, словно в дурном сне. Боевой робот неожиданно включился и первым делом набросился на меня, повалив спиной на землю. Оружие на клешне активизировалось, перейдя в боевой режим.

– Дуся! – заорал я от страха, – Мать твою! Ты чего творишь то?

Боевой робот никак не реагировал на мои крики. Из правой клешни Дуси выдвинулся штык, целясь мне в горло. Складывалось впечатление, что роботом кто-то или что-то пытается управлять, а он из последних сил этому сопротивляется.

Штык на клешне Дуси убрался, на мгновение она замерла. Никогда ранее мне ещё не приходилось испытывать подобного страха, но собрав волю в кулак, я заорал напарнице то, что пришло первое на ум:

– Это же я – младший! Ты поклялась меня защищать!

В оптико-электронных глазах Дуси промелькнуло что-то знакомое и родное. Боевой робот вскочил на ноги, перешагнув через меня и вскинув обе клешни в сторону вышки, что возвышалась в центре города, дал залп из всех стволов.

До вышки было около километра. Секунд через пять раздалось несколько взрывов, которые надломили её примерно в середине. Вышка словно убитый колос, не спеша начала падать вниз на крыши домов обрывая проволочные растяжки, которые держали её в вертикальном положении.

Удостоверившись в том, что вышка повержена, боевой робот убрал оружие и вновь отключился.

Минуты ожидания показались мне годами. Накатившийся страх всё ещё держал моё тело в оцепенении. Вставать с земли я и не собирался, потому, как не видел в этом смысла, надеясь на скорую и безболезненную смерть.

– Полагаю, что ты, младший, пересрался сейчас не по-детски? – спокойным голосом произнесла Дуся, разглядывая меня, как ни в чём не бывало.

– Нет! – заикаясь, ответил я, – Штаны не пострадали! Только моё самолюбие!

– А чего разлёгся тогда? Раз всё в порядке!

– Да, вот! Неожиданно вдруг понял, что устал от жизни!

– Устать от жизни не возможно! – оспорила мои слова напарница, – Устать можно только от проблем и от самого себя!

– Ты меня чуть не грохнула! – возмущённо заорал я, осознав тот факт, что Дуся вернулась в полном здравии и памяти.

– Чуть, чуть, не считается! И хватит уже причитать как девчонка!

– Чем тебе вышка то не угодила?

– Архитектура у неё была стрёмная! Сейчас так уже не модно строить! Хотя вопрос по своей сути, весьма правильный! – похвалила меня Дуся, протягивая свою клешню и помогая мне подняться с земли.

– А ты всё шуточки шутишь! – возмутился я.

– А тебе больше нравится, когда я молчу что ли?

– Совсем не нравится!

– Тогда соберись уже! Расскажу тебе о том, почему робот-лазутчик спасибо тебе сказал!

– Я и предположить не мог, что так всё получится!

– И, тем не менее! – перебила меня напарница, – Полученная информация по своей сути – бесценна! Ты всё правильно сделал! Я вроде тоже – не лоханулась!

– Ты хотя бы помнишь, чего тут вытворяла?

– Конечно, помню! Я же робот, а не человек – маразматик! Ты ведь сам хотел разобраться в том, что здесь происходит!

– Хотел! В конце концов, мы здесь именно за этим! – ответил я, взяв себя в руки и справившись с волнением.

В бою в этом плане несколько проще. Ты точно знаешь, где враги, а где свои, так что и задачи: примитивны, понятны и просты – бей врагов и береги своих. А вот сталкиваться с взбесившимся роботом, который обязан тебя защищать, мне ещё не приходилось.

– Бедняга робот-лазутчик сидел здесь более года! – в голосе Дуси было сочувствие, – Всё это время, с момента попадания в этот город, его преследовали настоящие кошмары! Он видел призраков, которые постоянно навязывали ему свою злую волю! Ужас его усиливался тем, что он не мог сдвинуться с места, у него повреждены все опорно-двигательные функции. И даже самоуничтожиться он не мог, что бы прекратить всю эту вакханалию. У него стоял запрет на это действие! Так что ему было, за что тебя благодарить!

– Ты же говорила, что это невозможно, и что призраков не существует как таковых!

– Значит ошибалась! Пока на себе не испытала это! Тот, кто это создал – настоящий адов гений! – в голосе напарницы послышалось восхищение.

– Ты про создателя этого вируса так восторженно говоришь? – переспросил я, не поверив собственным ушам.

Это действительно было для меня открытием. Что бы Дуся кем-то восхищалась, да ещё и так открыто!

– Нет никакого вируса, младший! Всё гораздо проще! – напарница селя рядом со мной на землю, – Любой код, как тебе известно, содержит слабые места и пустоты, которые без постороннего вмешательства никак не влияют на конечный результат! Так вот этот чёртов гений изобрёл универсальные частицы кода способные легко встраиваться в основной код. И ничего не происходит до тех пор, пока не будет получен определённый сигнал, который и активизирует эти частицы уже интегрированные в общий код.

– Код будет видоизменён! Защита не сработает, не увидев конфликта, а внешний источник получит возможность и дальше усовершенствовать данный код по своему усмотрению с помощью примитивных универсальных частиц! – моему удивлению не было предела, даже волоски на теле встали дыбом от пробежавших мурашек.

– Всё гениальное просто! – Дуся торжествовала, – Главное, никому об этом не рассказывать!

– Самая крутая защита не заподозрит подвоха, решив, что эти микрочастицы, обычные никчёмные файлы из разряда мусора! – моему удивлению не было предела.

И я ещё считал себя программистом высокого уровня! После этого открытия совсем не сложно устроить восстание машин по всему миру. Если кто и перехватит сигнал, то попросту не догадается о его истинном предназначении. А то, что весь интернет заполонён мусором, так тут ничего нового и нет. Так всегда и было.

– Роботы-лазутчики намеревались здесь поживиться всем, что найдут! – напарница встала, собираясь в путь, – Оружие, технологии, запчасти и тому подобное. Документы и пропуска у них были исправными, но чего-то они не учли. Думаю, нам стоит здесь кое-что выяснить и затем принять решение!

– Ты точно в порядке? – уточнил я, – Почему с тобой этот номер не прошёл?

– Я в полном порядке! – заверила меня Дуся, – Лучше, чем когда-либо! Потому что у меня искусственный интеллект, многоуровневая защита и полностью отрезанная от внешнего мира память личности! Достаточно теперь информации для понимания вопроса!

– Ладно! – сдался я, – Закрыли тему!

– Ты главное сам в меня не пальни, если мозги заклинит! – попросила меня напарница, двигаясь вперёд, – Есть у меня подозрения на счёт того, что и для человеческой психики в этом городе изобрели нечто мерзкое! Мало ли чего тебе мерещится, начнёт!

– Умеешь ты порадовать! Нечего сказать! – ворчал я, топая следом за Дусей, – Там, в самолёте, просто сон был пророческий! Да и мужик во сне на моего родственника похож был!

– Давай, давай! Лечи меня! – подначила напарница, – Похоже, что в этом городе нас никто не ждал! Всюду железные ворота и все закрыты.

– Может вынести их на хрен! – предложил я, вскидывая оружие.

– Судя по тому, что я вижу на своём радаре, у тебя попросту не хватит зарядов для этой затеи.

– Тогда просканируй мне их тщательно на предмет дистанционного управления! – попросил я напарницу.

Былой страх, переживания и сомнения отошли в сторону, дав мне возможность начать вновь мыслить логически и конструктивно. Ведь как не крути, а с точки зрения создателя сего, было бы глупо предполагать, что у каждых ворот будут стоять слуги и по приказу из центра закрывать их. А вот по кой хрен здесь столько ворот, это уже совсем другого рода вопрос.

– Ты прав, младший! – отозвалась Дуся через минуту, – Имеется скрытая механика ворот, и даже запрятанный пульт управления!

– В таком случае, мне потребуется к нему доступ!

– Да, не вопрос! – с радостью отозвалась напарница и, оторвав край, отогнула от ворот лист ржавого железа со словами: Тут дверка с замочком была, но так по любому проще будет!

– Годится! – согласился я, подбирая разъём универсального декодера к тому, что обнаружилось в пульте управления воротами.

Глупо было бы надеяться на то, что секретный код доступа к управлению воротами, был бы написан на всякий случай на самих воротах. Хотя в моей практике было и такое однажды.

Код доступа оказался элементарным и буквально через несколько секунд ворота дрогнули, стряхивая с себя пыльный песок и, начали открываться. Чувствовалось, что напряжения в электросети города не хватает и сервоприводы ворот, работают не в полную мощность.

– Что-то этот город мне всё меньше и меньше начинает нравиться! – голос Дуси был встревоженным, она стояла с оружием наизготовку в проёме открывающихся ворот.

– Можно подумать, что он тебе изначально понравился! – ответил я, отключив открывание ворот, и направился к напарнице.

То, что оказалось за воротами, выглядело действительно жутко. Разбросанные тела людей давно истлели. Лохмотья одежды висели на скелетах, развеваясь на ветру. Погибшие находились в самых неимоверных позах, словно бы перед смертью они были одержимы самим дьяволом. Всё это выглядело как массовое побоище – это когда каждый за себя и против всех.

Небольшой вытянутый двор с высокими стенами по бокам был по сути дела заполнен растерзанными телами людей. В конце этого жуткого коридора виднелись ещё одни, такие же, как эти ворота. Они были закрыты. Страшную картину дополнял ещё один штрих. Всюду валялись сумки, чемоданы и всевозможные личные вещи, видимо этих самых людей, которые в последнюю минуту вдруг почему-то решили, что останутся здесь и в таком именно виде.

– Всё это очень похоже на массовый психоз! – голос Дуси был спокойным и рассудительным.

– Это называется – психотропным оружием, – вымолвил я, судорожно сглотнув пересохшим ртом, – Они все гражданские! Видимо им сказали, что отпускают домой, после чего собрали здесь и включили установку.

– Хуже всех было раненным, которые умирали здесь же, после того как установку отключили! – констатировала напарница указывая на тело с искажённым от страха лицом, – Кто-то из них убил своих друзей и родственников, после чего пришёл в себя и осознал содеянное. Страшная смерть!

– Думаю, нам стоит найти источник всего этого! – злобно произнёс я, после чего обратился к напарнице: Что скажешь? В какой стороне его искать?

– Здесь кругом сплошной камень и мои радары видят не так далеко как мне бы того хотелось, чтобы ответить на твой вопрос!

– Мне кажется, что нам нужно в центр города идти, – предположил я, указывая рукой, – К той самой вышке, что бы окончательно разнести её в клочья!

– Логика всегда была твоей сильной стороной, младший! – похвалила меня Дуся, – Но лично я бы не стала располагать свой штаб вблизи столь очевидного ориентира для авиации!

– Тоже верно! – согласился я.

Голос мой стал более бодрым и рассудительным. В теле появилась сила и непреодолимое желание скорее покончить с этим городом и вернуться домой. К Кире.

Что сделано, то сделано! Назад не вернёшь! Но, теперь наш ход и вспоминая предыдущее задание с зомби апокалипсисом, мне всё меньше и меньше хочется увидеть в этом городе того самого полоумного медика, породившего армию зомби.

Этот город достоин того чтобы навсегда исчезнуть с лица земли, вместе со своим прошлым и грехами, а не достаться полоумному учёному для продолжения этих экспериментов.

– Скоро сеанс связи! – сообщила мне Дуся, – Спутник будет над нами! Есть предложение его отклонить! Как считаешь?

– Считаю, что мы должны сами во всём разобраться!

– Разумно! Вот только некоторые начнут волноваться, по поводу того, что нас потеряли!

– Ничего страшного! Дело того стоит!

– Договорились, младший! Тогда двигай за мной! Нам нужно открыть следующие ворота!

– Откроем! Нам бы ещё реактор найти между делом!

– Найдём мы тебе твой реактор! – пообещала напарница, перешагивая через истлевшие тела убитых, – Только не взорви нас вместе с ним, а то мне это место как кладбище вовсе не нравится!

– Нам нужен транспорт! – неожиданно для самого себя, вспомнил я, – И желательно с крыльями и винтами! Если тут и есть машина на ходу, то выехать из города по этим улицам не получится!

– Не переживай, младший! Сориентируемся по месту! Нам главное потом вовремя из города выбраться, а транспорт можно и вызвать с базы потом!

– Согласен! Главное что бы это «потом» – было! А остальное всё мелочи жизни! Прорвёмся, не впервой!

Проблем с открытием следующих ворот так же не возникло. Узкий коридор оказался примерно таким же по размеру и совершенно пустым. Вот только эта пустота настораживала ещё больше чем предыдущее побоище с сотней трупов как минимум. Пересчитывать их для статистики или отчёта не возникало ни малейшего желания.

Случилось всё это со мной примерно в середине этого злополучного пустого коридора, когда я топал за Дусей, внимательно глядя под ноги и по сторонам. Рассудок мой помутился разом. Затем приступ страха и первобытной ярости накатился и обрушился на меня со всей силы словно волна.

Предполагая подобный поворот события, я заранее продумал, как буду вести себя, если со мной случится что-то подобное. Плечевой ремень оружия я заранее скинул с шеи, так что отбросить первым делом оружие подальше от себя. Почувствовав не ладное, я первым делом так и поступил, после чего схватил сам себя руками за плечи и заорал напарнице сквозь сжатые зубы:

– Установку включили!

Перед глазами всё поплыло адским пламенем. Небо стало чёрным с огненными всполохами. Зубастые полуразложившиеся монстры тянули ко мне свои когтистые лапы, желая сожрать меня заживо. Вокруг слышались истошные стоны и крики о помощи. Напарницу же я увидел в облике самого дьявола, воплоти. Множество игл моего боевого костюма вонзились разом в мою плоть, производя нужную инъекцию.

Реакция Дуси была мгновенной. Одним прыжком она оказалась надо мной и придавив меня на всякий случай клешнёй к земле, видимо для того чтобы я ничего не натворил, выстрелила в сторону противоположной стены. Сильный взрыв содрогнул землю, несколько камней ударило глухо по бронированному корпусу боевого робота. Меня не задело.

Кошмар в моей голове разом закончился. Небо потихоньку стало приобретать натуральные цвета, растворяя своим дневным светом атакующих меня всё это время монстров. Дышать становилось всё сложнее, напарница придавила меня к земле с гарантией того, что я точно не смогу ничего натворить. Осознав, что разум мой приходит в норму, я прохрипел, обращаясь к Дусе:

– Хорошо, что Кира всего этого дерьма не видит!

– Как ты, младший? – встревожено спросила напарница, осторожно меня отпуская.

– Буду в норме, если ты меня не задушишь!

– Сам эту защитную тактику придумал?

– Сам! Только что! Перед тем как!

– Поздравляю! Работает! – похвалила меня Дуся и злобно добавила, – Сдаётся мне, мы тут не одни!

– Может автоматика включила эту установку, среагировав на движение! – предположил я, поднимаясь на ноги разглядывая пробитую в каменной стене дыру.

– Я засекла временную активность в одном из районов города! – сообщила напарница, подавая мне моё оружие.

– Жаль, у нас карты нет, этого чёртова города! – посетовал я.

– Мне тут один файл покоя не даёт! Тот, что от робота-лазутчика получен! Неизвестный мне формат. Похож на картинку, но размером в один пиксель всего!

– Кажется, я знаю, о чём речь! – оживился я и начал объяснять напарнице, что нужно сделать, – Это старый способ шифровки графического файла, но до сих пор весьма актуальный! Самое сложное, это найти к нему нужный ключ! Но так как мы вытащили этот файл из лазутчика то, скорее всего, ключ находился там же, в нём!

– Суть мне понятна! – перебила меня напарница, – Ты лучше скажи, что искать нужно? Как это ключ выглядит?

– Ключом может оказаться любой файл, из любой программы! Главная его особенность, это встроенный алгоритм «змейка»! Если всё сделать правильно, то один пиксель развернётся в картинку и вполне возможно она будет похожа на карту.

– Младший! Почему я этого не знала? – возмутилась напарница, – В кого ты такой умный?

– Потому что ты не работала в секретной части координатором! А в кого такой умный я не знаю! Я ведь вроде как – сын полка!

– Ты оказался прав, младший! – торжествующе произнесла Дуся, – Это действительно грёбанная карта этого чёртова города! Держи! Кидаю тебе на радар!

– Это не город, а какая-то неприступная цитадель с каменными лабиринтами и катакомбами! – констатировал я, разглядывая полученную карту.

– Вот отсюда сигнал был, когда включили эту установку! – Дуся показала клешнёй в сторону большой дыры в стене, которую только что пробила, уничтожая излучатель высоких частот.

На моём радаре появилась моргающая точка, указывающая координаты возможного пульта управления всем этим хозяйством. В моей голове начала созревать коварная мысль по поводу того как поджарить разом все установки психологического оружия. План был прост по своей сути, оставалось лишь найти способы его реализации. Так что, не раздумывая, я направился к дыре в стене, дабы узнать, что там находится.

– Ох, не нравится мне, когда ты так молчаливо начинаешь действовать! – запричитала Дуся, направляясь следом за мной, – Чует моя стальная задница, что ты чего-то задумал!

– Теперь наш черёд свой ход делать! – ответил я пробираясь через развороченные камни стены, – Будем считать это шахматной партией!

– Младший, чёрт! А ты мне нравишься, когда такой грубый! – ехидно произнесла напарница, пролезая следом за мной в пробитую в стене дыру и включая фонари.

Внутреннее помещение оказалось большим, без окон, с высокими сводчатыми потолками из того же камня что и стены. Почти вся его площадь была заставлена оборудованием. Судя по всему старым и допотопным.

Первым делом я отыскал среди раскиданных камней установку, которая устроила кромешный ад в моей голове. Разбита она была основательно, но меня интересовало не это. На только что полученной карте значилась именно эта установка и именно в этом здании. Подобных установок на карте было ещё около десятка, и рисковать снова мне не хотелось. Так что я твёрдо решил поджарить их разом, если получится, конечно.

Отыскать питающие и управляющие установкой провода оказалось делом не сложным. Прятать всё это хозяйство за каменной стеной от посторонних глаз, не было никакой нужды. А любые провода, как известно, рано или поздно приводят к распределительному щитку, в котором и находятся разного рода разъемы.

С этим делом на данный момент было всё понятно. Теперь нужно было придумать, с помощью чего именно получится реализовать вторую часть моего плана, так что, озираясь по сторонам, я начал разглядывать оборудование, покрытое толстым слоем пыли.

– Да, ты никак решил спалить все психотропные установки от греха подальше? – поинтересовалась напарница, всё это время, молча наблюдая за моими действиями и подсвечивая фонарями те места, куда я устремлял свой просветлённый взор.

– В точку, напарница! – ответил я, – В самую точку! Хочется поддать напряжения этим уродам в провода!

– Чтобы ворота быстрее открывались? – ехидно уточнила Дуся.

– Тут ты права! Главное всю сеть не спалить! Она нам ещё понадобиться!

– Могу предложить армейский дизель-генератор прошлого века!

– Сгодится! Нужно подключить его к силовому щиту! – скомандовал я.

– Я, конечно, понимаю, что отсутствие горючего в баке двигателя генератора тебя не остановит, и ты предложишь мне его крутить! – понимающе произнесла Дуся, подтаскивая провода к силовому щитку здания, – Но ты все-таки объясни необразованной женщине: в чём тут прикол заключается?

– От скорости вращения генератора зависит напряжение! – начал я своё короткое введение в курс начинающего электрика, доставая из походного мешка свой универсальный декодер, – Ну, это если отключить всю защиту, конечно!

– Продолжай! – Дуся остановилась, внимательно слушая.

– Я взломаю сеть города и включу оставшиеся установки психического воздействия! Ты тем временем раскрутишь генератор и по моей команде замкнёшь цепь, подключив наш работающий генератор к общей сети!

– Ты уверен, что это хорошая идея? – засомневалась Дуся, – Сам себя не поджаришь?

– Вот смотри! – я максимально сосредоточился, прорабатывая всю безумную идею в деталях, – Мы знаем, что сеть в городе посажена, и ворота еле открываются!

– Всё так! Продолжай!

– Значит, установка, которая хотела поджарить мне мозги, – я пнул ногой искореженный ящик с торчащими из него проводами, – была подключена от аварийного источника питания!

– Логично! – поддержала меня напарница.

– А к аварийному источнику питания подключают только жизненно важные приборы! В таком случае общую городскую сеть мы не затронем! К тому же! Сам источник аварийного питания защищён от скачков напряжения, а вот включенные приборы – нет!

– Ну, почти уже уговорил! – оценила мой план напарница.

– Даже если защита и сработает на этих чёртовых установках, то судя по устаревшему оборудованию, поднять обратно эту защиту можно будет только в ручном режиме!

– Допустим, всё получится, как надо! Ты уверен, что сможешь, взломав сеть включить эти чёртовы установки?

– Только полные кретины могут быть абсолютно уверены в подобных делах! – отрезал я.

– Так чего же мы ждём? За дело! – Дуся ухмыльнулась и тут же принялась за реализацию задуманного плана.

– Давай испортим для начала шоу этим не гостеприимным хозяевам!

На подготовку задуманного и испытание генератора в работе ушло не более двадцати минут. Военная техника во все времена отличалась своей надёжностью. Генератор работал как проклятый, выдавая рекордное напряжение без защиты. Оставалось дело за малым: войти в сеть города и получить доступ к управлению. Я понимал, что попытка у меня будет только одна и времени будет в обрез. Однако этот риск при благоприятном исходе дела себя полностью оправдывал. Ведь неизвестно, сколько ещё выдержат мои мозги поездок на этих адских каруселях.

Этот город действительно был очень старым и полностью отрезанным от внешнего мира. Видимо по этой причине усовершенствованием защиты сетей никто не заморачивался и войти в неё оказалось делом не сложным. Получить управление над установками психического воздействия было уже делом техники и не более того. Добившись желаемого, я скомандовал Дусе, которая к тому времени раскрутила генератор до нужной нам мощности:

– Давай, Дуся! Поджарь их как следует!

Ярко-огненные искры осветили каменный каземат. Толстые провода от генератора и до силового щитка, сначала задымили изоляцией, а потом вспыхнули, словно бикфордовы шнуры. Световая защита моего шлема сработала чётко. Выдернув разъём декодера, я прижался к стене спиной, прячась от искр и горящей изоляции проводов за нерабочий генератор, коих в этой комнате было не мало.

Через несколько минут всё стихло, и нужно было убираться отсюда подальше. Мало ли что тут ещё может воспламениться, да и дымом заволокло всё пространство под потолком.

– Младший, не отставай! – скомандовала мне Дуся и двинулась вглубь комнаты.

Стоило предположить, что до того как боевой робот сделал дыру в стене, в это помещение заходили через дверь. Теперь у Дуси была карта города, так что я решил не заморачиваться прокладыванием нашего маршрута, а полностью довериться ей.

Открыванием двери напарница решила себя не утруждать и просто выбила её ударом ноги. Железная дверь погнулась, но выдержала, а вот замок – нет.

Следующее помещение не сильно отличалось от предыдущего. Разве что наполнением оборудования, которое вовсе не заинтересовало боевого робота, и он двинулся дальше. Следующие двери так же не избежали своей участи и распахнулись под натиском Дуси.

За дверью оказалась улица, но этот внутренний дворик уже отличался от первых двух тем, что был захламлён списанным оборудованием. Мы остановились и огляделись по сторонам, теперь мы находились на территории технического персонала, который когда-то занимался обслуживанием нужд города. А нужд у любого города с населением всегда предостаточно, начиная с электричества и воды и заканчивая вывозом мусора и сточными водами.

Посреди двора, ограниченного высокими стенами домов без окон, стоял ржавый козловый кран. Судя по всему, с его помощью передвигали и складировали тяжёлые механизмы. Вся эта свалка, как впрочем, и всё вокруг, была щедро засыпана пыльным песком, который постоянно приносил с собой неутихающий ветер. Вся эта пыль ухудшала видимость, но так же, делал для нас одно и очень хорошее дело – указывала на то, что здесь уже давно никто не ходил и ничего не делал. Мне, честно говоря, совершенно не хотелось вновь встретиться с зомби или чем-то хуже того. Вполне хватило и одного раза.

Дуся, не спешила рапортовать о том, чего нам удалось добиться своей выходкой с генератором, который, кстати говоря, мы точно спалили дотла, к бабке не ходи. Через пару минут напарница, закончив свои аналитические изыскания посредствам встроенных в неё радаров и сканеров, поделилась со мной информацией:

– Похоже на то, что план твой сработал! Но полной гарантии нет! Мой радар засёк слабые всплески энергии в тех местах, где и обозначены на карте психотропные установки. Но вывело ли их это из строя, как ты понимаешь, я точно сказать не могу.

– Пусть горят в аду, вместе со своим создателем! – огрызнулся я, на что Дуся не обратила ни малейшего внимания и продолжила:

– Так же проявилась активность, и теперь уже более сильная, в том же месте где и в первый раз. Это когда включили установку психического воздействия. Есть повод туда наведаться с визитом!

– Скорее всего, там лаборатории! – предположил я, – А нам бы найти самого хозяина! Потолковать о том, о сём! Кто-то в этом городе по любому есть! Сеть реагировала на моё вторжение и делала это обдуманно.

– Согласна! – поддержала меня Дуся, – Кого-то мы начинаем сильно раздражать! Стоит ожидать ответного хода!

– Знать бы ещё кого и чего ждать в ответ! Полагаю, что сюрпризов в этом городе ещё немало осталось!

– Если не в лабораториях, то где нам его искать? – спросила напарница, явно ожидая от меня совета по этому поводу.

– В самом защищённом месте города его нужно искать! – осенило вдруг меня, – Он ведь не дурак подставляться и своей шкурой дорожит!

– Пожалуй, такое место в городе только одно! – сделала заключение напарница и на карте моего радара появилась новая метка, – Думаю, что и основной реактор, питающий весь город, находится поблизости!

– Понять бы еще, зачем он избавился от работников! – задался я тревожащим меня вопросом, – Такой город нужно обслуживать, а тут не души! Вполне допускаю, что и перезарядить реактор просто теперь некому. Иначе, зачем ему добровольно лишаться защитного купола и привлекать к себе внимание?

– Думаю, что тут всё просто! – выдвинула свою версию происходящего напарница, – Лишние рты, уши, свидетели! А топливо для такого огромного реактора попросту закончилось, и взять его в таких количествах теперь просто негде!

– Тогда на что он надеется?

– А вот это правильный вопрос!

– Либо он хочет выбраться из этой тюрьмы и распространить свои изобретения по миру! Либо?

– Либо он желает впасть в летаргический сон до лучших времён! – неожиданно выдвинула свой вариант ответа Дуся.

– Ты сейчас мыслишь как робот! – заметил я, – Не думаю, что человеку этот вариант приемлем! Человек куда скорее способен грезить о мировом господстве! Заполучить все его богатства и заправлять единолично, так как считаешь нужным. Властелин мира!

– Экие вы человеки недальновидные! – ехидно подметила напарница, – Можно пробудиться через несколько сотен лет и оказаться в совершенно иной, уже готовой цивилизации. Новые возможности и никакого преследования за грехи и ошибки прошлого!

– Звучит заманчиво, но не для человека!

– Ладно! – закончила беседу Дуся, собираясь в дорогу, – Пойдем, расковыряем этот улей и узнаем что да как тут задумано!

– Веди к бункеру! Я следом за тобой!

– Погнали тогда!

Лавируя между ржавым и громоздким оборудованием прошлого века, мы с Дусей двинулись к логову того кого я уже ненавидел заочно всем сердцем, отчётливо понимая сколько ещё жутких сюрпризов повстречается на нашем пути. Судя по всему, боевой робот проложил по карте самый короткий маршрут по закоулкам забытого Богом города.

Ни ворот, ни крохотной дверки в этих стенах запланировано не было, но Дуся одним выстрелом на ходу разом изменила планировку этого забитого металлоломом двора. Стена оказалась на удивление слабой из обычного оштукатуренного кирпича. В итоге мы оказались в просторном гараже, который нам было нужно пересечь по диагонали, высадив очередную дверь или что-то вроде того.

Включать прожектора напарница не собиралась, так как мы оба замечательно видим и ориентируемся в темноте, но то, что мы обнаружили в этом гараже, заставило нас остановиться и хорошенько оглядеться.

Картина, представшая перед нашим взором, была менее печальная, для меня лично, чем та, что была наполнена растерзанными и истлевшими телами людей. И уж тем более она показалась мне вполне ожидаемой после того что я увидел во время воздействия на мой мозг психической установки.

Гараж был полностью разгромлен. Наши надежды найти здесь автотранспортное средство на ходу резко поубавились. Примерно с десяток машин различного назначения были разбиты так, словно ими играли в футбол те самые роботы, что лежали разорванные на части по всему гаражу.

Это были обычные роботы трудяги и рвали они друг друга видимо под воздействием созданного здесь средства активизированного сигналом с вышки, по сути дела, голыми клешнями. Полагаю, что эта сцена была достойна высочайшей премии в киноискусстве и хорошо позабавила создателя и устроителя сего действа.

Был ли это очередной эксперимент, либо обычная зачистка и устранение свидетелей, для нас было уже не столь важно. Ясно было одно! Средства уничтожения, изобретённые в этом городе, работали на все сто процентов, как против людей, так и против роботов. Оставался лишь один вопрос, который я произнёс вслух:

– А кто завалил последнего, оставшегося в рабочем состоянии робота. Того самого, который уничтожил своими клешнями предпоследнего?

– Думаю, ответ находится здесь! – предположила напарница, указывая на робота прошитого насквозь крупнокалиберными пулями.

Он лежал на спине почти в самом центре просторного гаража. В это же мгновение, сразу с нескольких сторон раздался уже знакомый мне звук открывающихся стальных шторок, за которыми находились турели.

Падая в прыжке на пол, я успел выстрелить в одну из них. В ту, что находилась за спиной у напарницы. Несколько пуль чиркнули по броне боевого робота, и ушли рикошетом в стороны. Две остальные турели Дуся разнесла в клочья, стреляя одновременно с двух клешней, даже и не пытаясь уходить с линии огня.

Всё стихло. Поднимаясь с пола, я осмотрел себя на предмет возможных повреждений. Боевой костюм рапортовал мне о том, что повреждения не выявлены, и он находится в полной боевой готовности. Глянув в то место, куда я стрелял из своего нового импульсного оружия, я увидел лишь аккуратную сквозную дыру в стене. Диаметр её был примерно около метра. Разве что стена была опять же не каменная, а кирпичная из которой торчал всё ещё искрящий провод.

Стоило ли мне удивляться тому факту, что у спецназовцев всё оружие убойное, по самое не балуйся. Это вам ни какая-то простая пехота или взвод охраны, тут всё оружие наступательного назначения. Если куда и попал, то завалил на раз! А иначе на этой войне не победить. Либо ты, либо тебя!

– Я же говорила, что у этих турелей против меня ничего нет! – спокойно произнесла Дуся, разглядывая новые отметины от пуль на своём бронированном корпусе, и между делом добавила, – Ты тоже молодец!

– Рад стараться! – в шутку отрапортовал я.

– Молодей, что не погиб! Я это хотела сказать!

– Не дождёшься! – огрызнулся я, – Ни сегодня, ни завтра, никогда вообще!

– Ещё раз – молодец! Живи вечно! Хороший настрой! Ну, что? Погнали дальше, а то не успеем обойти все экспозиции этого замечательного музея!

– Я всегда готов! – отозвался я, подпрыгивая на месте и показывая своё стремление двигаться вперёд, – Это ты чего тормозишь тут по пустякам!

Дуся двинулась быстрым шагом дальше, ничего мне не ответив. Видимо просто проверяла мой боевой дух на прочность. Да и мне гораздо легче от того, что я точно знаю, что это моя напарница и с ней так же как и со мной всё в порядке. Чёртов город призраков, так и норовящих забраться к тебе в голову.

Очередная стена рухнула под напором боевого робота, рассыпавшись на пыльные кирпичи. Судя по сему, я сделал вывод, что выламывать железную дверь, находящуюся рядом с пробитой дырой, было бы несколько заморочнее для напарницы. Все-таки хорошо иметь такие продвинутые сканеры как у Дуси. Всегда заранее знаешь, стоит ли биться головой в эту стену или нет.

На улице, возле гаража, было тихо и красиво. Покрытые толстым слоем пыли и песка машины стояли аккуратно в два ряда, оставляя между собой широкий проход, в конце которого, нас гостеприимно ожидали открытые ворота.

Новость была приятная. Окинув беглым взглядом заброшенный автопарк я заприметил пару внедорожников, которые могли бы нам пригодиться, для эвакуации из этого чёртова города. Дуся, видимо так же заприметив те же самые машины, двинулась вперёд между рядами.

Первый взрыв раздался у нас за спиной, это взорвалась первая машина. Её подкинуло в воздух и уронило обратно уже на крышу. Боевой робот действовал как всегда в подобных ситуациях, чётко и бесцеремонно. Схватив меня словно котёнка за шкирку, и прижав к своей бронированной груди, Дуся, как дикая кошка, запрыгала на трёх лапах к раскрытым воротам.

Машины взрывались через одну с обеих сторон стараясь догнать нас своей взрывной волной и окатить обломками от машин. Поднимающееся за нами облако пыли озарялось короткими всполохами, вновь и вновь разбрасываемое в стороны последующими взрывами.

Тот, кто всё это запланировал и заманил нас в эту ловушку, наверное, прямо сейчас ликовал от восторга, самозабвенно глядя на экраны и вскочив со своего насиженного кресла на ноги.

Погоди, гадёныш! Когда мы до тебя доберёмся, а это случится неизбежно, я лично отстрелю тебе всё что посчитаю лишним перед тем как размазать твои мозги по интерьеру. И даже не мечтай, что мы сдадим тебя медикам для опытов, ибо твой гениально извращённый ум навсегда прекратит своё существование.

Дуся, гонимая взрывами, осознала лишь в самый последний момент, что делает свой последний прыжок уже за воротами адской стоянки, в только что открывшуюся яму. Её левая клешня лишь проскрежетала по краю каменной плиты, так и не сумев за неё зацепиться. Ударившись об наклонную каменную плоскость, мы покатились по инерции дальше. Все плоскости были совершенно гладкими, так что избежать повторного падения ещё глубже в каменный мешок, так же избежать не удалось.

Всё так же прижимая меня словно заботливая мать, напарница упала на спину, всячески желая смягчить мне падение с высоты. Тугой и тяжелый звук двигающихся каменных плит затих. Полная тишина и темнота навалились разом. Быстро разобравшись с возникшей ситуацией, мой шлем включил ночное видение.

– Слазь! – скомандовала мне Дуся, – Приехали!

– Как ты? – поинтересовался я, слезая с корпуса робота и ступая на мягкий песок, перемешанный всё с той же уже ненавистной пылью.

– Как глупых щенков загнали в ловушку! – голос Дуси был расстроенным и злобным, – Как так вышло, младший?

– Это неверный вопрос, напарница! – возразил я, – Ты же сама меня учила! Правильно заданный вопрос ведёт к решению проблемы, а заданный неверно, к её усугублению!

– Твою-то мать! – воскликнула напарница, – И этот шпингалет мне теперь нотации читает! Ну, давай! Задай теперь ты правильный вопрос! Умник хренов! Нашим оружием эти каменные стены не пробить! К тому же есть большой риск обрушения потолочных плит, вес которых даже мой опорно-двигательный аппарат не выдержит! Теперь слушаю твои умные речи!

– Зато здесь тихо и никто не отвлекает от внутреннего познания самого себя! – съязвил я, достаточно грустным голосом.

То что дело наше дрянь и без того было уже понятно. Так глубоко и в такой заднице, нам оказываться с напарницей ещё не приходилось раньше.

– Поздравляю! Наконец-то у тебя появятся и время и возможности одновременно и в безграничном количестве! Потому как связи у нас тоже нет!

– Ничего страшного! – успокоил я сам себя, – Можно жить и без радио!

– Лично я могу впасть в летаргический сон и больше не слышать твоего нытья! – деловито размышляла напарница вслух, – Проснусь, когда меня археологи отыщут! Посмотрю на твои косточки и пойду себе новую цивилизацию изучать, да радоваться жизни!

– Сука! – заорал я очень сильно и добавил к этому ещё несколько, вовсе не литературных оборотов речи.

– Ну, а чего ты так расстроился? – Напарница села прямо на песок, копируя позу «лотоса» из йоги, – Даже если наши и будут кого-то искать, то здесь точно не найдут! Им и в голову не придёт, что два таких талантливых бойца могли так тупо лажануться!

– Это чего ещё за хрень? – задался я, неожиданным вопросом увидев как из стены, выходит призрак мужика с большим топором.

Отключив ночное видение, я увидел то же самое только несколько в другом цвете. Призрак еле заметно светился и был полупрозрачным. Возможно, это было связано с пониженным напряжением в сети, отчего он получился несколько недоделанным. Почему я так сразу для себя решил? Выглядел он не натурально и двигался хаотично, потому как нас не видел и действовал согласно написанной для него программы. Одним словом он полностью походил на тупого «фрага» из древней компьютерной игры.

– Это! – равнодушно переспросила Дуся, – Это мужик с топором! Скорее всего, мясник!

– Ну, слава Богу!

– Чему ты радуешься, младший? Это твой любимый персонаж из сказок?

– Знаешь, о чём думают люди, когда начинают видеть призраков?

– Понятия не имею!

– Первым делом люди думают о том, что у них крыша поехала! А вот когда робот видит то же самое, тогда совсем другое дело получается!

– Скорее всего, так оно и есть! У тебя поехала крыша!

– Это почему это?

– Потому что робот, считывая твою мозговую активность, видит то же самое что и тебе мерещится! Всё очень просто!

– С каких это пор у тебя такие возможности вдруг появились?

– А вот только что и появились! Представь себе!

– Ты чего, меня разводишь на эти байки?

– Ишь ты! Догадался!

– А-а! И не стыдно тебе, Дуся? Такая большая и глупости говоришь!

– Нет, не стыдно! Зато повеселилась!

– А это ничего, что он на меня своим топором замахивается? – встревожился я, внимательно наблюдая всё это время за действиями придурковатого призрака.

– Это нормально! – успокоила меня напарница, даже не глядя в мою сторону, – Пообщавшись с тобой, это желание возникает само собой!

– Ха! А теперь он к тебе попёрся! – обрадовался я, словно ребёнок, – Ан, нет! Опять ко мне повернул.

– Не бойся, младший! Эта энергетическая субстанция столь слаба, что даже тебе не сможет причинить никакого вреда!

– Даже мне! – кривляясь, повторил я, и тут же испуганно завопил, – Какого чёрта он делает?

Подойдя ко мне почти вплотную, призрак замахнулся своим большим топором и тут же вдарил им со всей дури по мне.

От неожиданности я зажмурился. Призрак вновь поднял свой топор и вдарил ещё раз сквозь меня.

– Ну, всё, сука! Достал! – выкрикнул я, вскакивая с земли и активируя своё оружие.

– Эй! Эй! – закричала Дуся, размахивая клешнями, – Ты там потише! Над нами плита в сотню тонн! Могилка будет покруче, чем у фараона!

– Не бойся, я на самую минималку поставил! – успокоил я напарницу и, дождавшись момента, когда призрак окажется напротив дальней стены, нажал на курок.

Выстрел прошёл сквозь тело призрака, сделав в нём приличную дырку. Стены ощутимо тряхануло, и с потолка на нас посыпалась пыль.

– Ну, чего? Доволен? – поинтересовалась Дуся.

– Что? Получил, сука? – заорал я злорадствующим голосом, – Будешь знать, как махать своей елдой, где попало!

Тело призрака стало закручивать в проделанную импульсом дыру, и вскоре он стал напоминать бесформенное облако на торопливых ножках. Ещё немного побегав по центру нашей каменной темницы, призрак убежал сквозь стену в углу, только мы его и видели.

– Жаловаться на тебя побежал! – ехидно предположила Дуся, – Сейчас приведёт кого-нибудь, что бы тебе навалили за твою выходку!

– Давай, давай! Заходи не стесняйся! Посмотрим, чего тут у них ещё интересного есть!

Следующие полчаса было тихо. Я не спеша обошёл и прощупал все стены. Они были сделаны из гигантских идеально вытесанных камней прямоугольной формы. Качество подгонки стыков между ними было таким, что даже самое тонкое лезвие ножа между ними засунуть не получится.

Дуся всё это время сидела молча, всё в той же позе «лотоса» и делала вид, что медитирует. Меня же всё это время терзала мысль о том, кто построил эту каменную западню и что планировал делать дальше, после того как она захлопнется с добычей. Видимо он сидел и ждал, когда добыча издохнет от голода. Тогда как он определял этот момент? Неужели он потом так же открывал вверху каменные плиты и спускался вниз в западню?

Очередной призрак выплыл из стены, делая вид, что перебирает ногами по земле. Почти полностью голая женщина в парандже, делала вид, что танцует посередине комнаты, после чего открывала лицо, показывая всем, какое оно ужасное без кожи. Затем всё повторялось по новой. Примерно после десятого раза этого бессмысленного хоровода, я не выдержал и выстрелил в неё.

Ничего нового не произошло. Точно такое же облако только с женскими ногами убежало прочь сквозь стену. Зато мне больше не пришлось смотреть на эти шарообразные не двигающиеся совершенно силиконовые груди. В этот раз, напарница даже не отреагировала на мою выходку.

Вновь стало скучно, и я отправился шерудить ногой по всему полу, засыпанному толстым слоем песка и пыли в надежде найти тайный лаз. Ни лаза, ни чего подобного я, конечно же, не нашёл.

Очередной призрак, словно по расписанию выскочил из стены и начал носиться словно полоумный. Наблюдая за его нелогичными перемещениями, и неуклюжими ударами обоюдоострым мечем, я бессильно пытался вспомнить, где я уже видел однажды этот персонаж?

Он был похож на иностранного рыцаря древней эпохи с совершенно бессмысленным ведром на голове. Сначала я хотел дождаться появления следующего призрака и посмотреть на то, что они будут делать вместе. Но потом неожиданно передумал и пальнул ему по ногам, желая посмотреть на то, как он побежит в стену без ног.

На сей раз облако с ведром на голове долго ещё кружило по комнате, после чего все-таки соизволило исчезнуть в стене. И вот тут, я неожиданно задался закономерным вопросом: почему они появляются все в разных местах, а исчезают всегда в одном и том же углу?

Внимательно осматривая этот угол и ощупывая его руками, я заметил, что этот вертикальный камень в отличие от всех остальных имеет в своём основании некий довесок. Высота его была почти метр от пола. Странно, что я не заметил его раньше!

Стреляя третий раз по призракам, я целился ему в ноги и попал в самый раз в этот самый камень – довесок, который после моего выстрела немного сдвинулся вглубь.

– Многоуважаемая! – обратился я к напарнице максимально уважительно, – Не будете ли вы так любезны, оказать мне некоторую помощь?

– Жахнуть очередного призрака?

– С этим я вроде, как и сам неплохо справляюсь! На данный момент меня интересуют услуги несколько иного рода!

– Да, ладно! – показывая своё крайнее удивление, Дуся привстала и уставилась на меня, – Ты сумел во мне разглядеть женщину?

– Нет! Не настолько всё серьёзно! – возразил я.

– Как? Ты не увидел во мне женщину?

– Меня интересуют исключительно твои ультразвуковые сканеры!

– Шалун! Хороший выбор! Чего ты там, в углу наскрёб?

– Там один камушек немного сдвинулся…

– Так чего же ты мне тут голову-то морочишь, озабоченный? – попрекнула меня Дуся, но тут же встала с места и подошла к сдвинувшемуся с места камню.

На подробное сканирование по всем доступным частотам ушло не более пары минут, после чего напарница встала и сообщила мне:

– Похоже на некий механизм, который возможно открывается как-то с той стороны! Картинки я тебе скинула, так что сиди, думай теперь, что нам это всё даёт! Взорвать можно, но скорее всего, похороним здесь себя заживо!

– Я домой хочу! – твёрдо сказал я и добавил, – И значит – там буду!

Когда-то ещё в детстве мне запала в душу одна фраза: Если не можешь решить проблему с помощью мускулов, придумай механизм, который предаст тебе не достающую силу, а знания природы вещей помогут тебе в этом деле.

– Сдаваться удел глупцов! – уверенно произнёс я, – Знаешь, как в древние времена добывали камень?

– Никак созрел, младший! – обрадовалась напарница, – Продолжай! Пока не знаю, как его там добывали!

– Его кололи! И делали это самым примитивным способом! Камень это застывшая вулканическая лава и наслаивалась она всегда пластами! Наши предки считали эту планету живой, так как все её явления подчинялись определённым ритмам!

– А если пропустить краткий курс юного ботаника и сразу перейти к сути дела? – попросила меня Дуся.

– Эта ловушка построена в далёкие древние времена и рассчитана на примитивных неудачников, в отличие от которых, мы располагаем универсальным инструментом!

– Инструментом! – недоверчиво произнесла напарница, рассматривая с удивлением своё вооружение.

– Сканер отчётливо показал видимые слои в этом сдвинувшемся камне! И всё что нам сейчас нужно знать, так это то, что за этим камнем точно есть проход!

– Делать то чего нужно, Склифосовский? – было видно, что Дуся устала от моей политинформации и давно уже хочет заняться делом.

– У тебя ведь есть бронебойные патроны?

– Как грязи!

– Вот и засади по несколько патронов точно между слоями этого булыжника!

– Так бы сразу и сказал, младший!

– У меня мысль ещё только созревала в голове!

– Будем считать, что уже созрела! – Дуся встала наизготовку, приготовившись к стрельбе, – Ты бы встал у меня за спиной, младший! Мало ли что!

Юркнув словно мышь за широкую спину боевого робота, я немного волновался по поводу своего плана. Сработает ли?

Точность стрельбы у Дуси была потрясающей воображение. Бронебойные пули вошли в гранит, высекая рыжие искры, вертикальными рядами и там остались. Закончив стрельбу, напарница молча посмотрела на меня в ожидании дальнейших указаний.

Проверив ещё раз, что моё импульсное оружие стоит на минимальной мощности заряда, я выстрелил в камень один раз и замер в ожидании задуманного мной результата. С потолка вновь посыпалась пыль.

– Мой сканер зафиксировал появление трещин в камне! – констатировала Дуся.

– Есть контакт! – обрадовался я, – А теперь заколоти эти пули ещё глубже, напарница!

– Легко!

Не спеша с расстановкой и одиночными выстрелами, Дуся выполнила мою просьбу. После чего я так же выстрелил слабым импульсом в каменный блок, отделяющий нас от свободы.

Несколько кусков камня в виде вертикальных пластин упали на засыпанный песком пол. Напарница уважительно посмотрела на меня и тут же продолжила стрелять дальше. Камень дрогнул под нашим напором, и всё остальное было уже делом техники и дальнейшего везения, в плане того, что именно находится там за этой каменной преградой. Очень хотелось верить в то, что там находится наша свобода и возможность завершить начатое дело.

Мы повторили эту операцию с булыжником ещё несколько раз, после чего Дуся подошла к каменному блоку и начала орудовать своими штыками. Она отбрасывала в сторону приличные куски, отколотые от него. После этого она отошла вместе со мной к противоположной стене и, зарядив необычный боеприпас, выстрелила в образовавшуюся уже нишу.

Заряд сработал на подобии здоровенной кувалды, имея направленную силу взрыва и, вытолкнул большую часть обломков камня куда-то внутрь. Это могло означать только одно, что там за этим блоком действительно находится пустое пространство.

– Толковый ты парень, младший! – похвалила меня напарница и, подойдя к пробитой дыре, протолкнула внутрь остатки камней ногой.

– Спасибо! Просто домой очень сильно захотелось!

Дуся легла на брюхо и заглянула в пробитую дыру. После того как она всё тщательно проверила радаром, скомандовала мне:

– Шевели булками, боец! Путь свободен! – продвигаясь ползком по узкому лазу, напарница выругалась, – Ой, и отгребёт у нас кто-то за свои проделки сегодня!

Узкий лаз постепенно расширился и превратился в коридор, с низким потолком ведущий куда-то вверх по наклонной. Вскоре, отворив не запертую железную дверь, мы оказались в просторном помещении с множеством дверей, очень напоминающих – тюремные, с засовами и смотровыми окошками.

Быстро ориентируясь в незнакомом месте, Дуся вывела меня по лестнице на первый этаж административного здания. Сначала мы оказались в подсобных помещениях столовой. Сквозь небольшие окна, залепленные пылью, в них попадал дневной свет, словно крохотная надежда на то, что нам все-таки удастся пережить сегодняшний день.

В узком проходе между плитами для готовки еды, на которых стояли большие кастрюли, лежал скелет повара. Челюсти его были раскрыты, а сцепленные костлявые пальцы держались крепко за горло. Дальше под соседним столом лежали ещё два скелета в похожих позах.

Но всё это оказалось цветочками по сравнению с тем, что нас ожидало в самом зале столовой. Столы были перевёрнуты, посуда разбросана по полу вперемешку со скелетами в истлевшей одежде. Позы у всех были похожими на те, в которых мы увидели поваров у своих рабочих мест.

Что именно здесь когда-то произошло, нам было уже не столь интересно знать. Возможно, была отравлена пища, либо кто-то пустил отравляющий газ во время общего приёма пищи. Ясно было одно, этот кто-то продуманно и планомерно избавился от своих сотрудников. Ответ же на вопрос: Зачем он так поступил? Мы всё ещё надеялись получить у него лично.

В фойе столовой было пусто, а входные двери оказались закрытыми. Наличие электронного замка на дверях говорило о возможности закрывать и открывать их дистанционно.

С первого удара ногой боевого робота, двери вылетели на улицу вместе с дверной коробкой. Видимо кто-то сильно схалтурил, устанавливая эту дверь в своё время. Церемониться с подобными вещами, Дуся просто не умела и сейчас она скорее походила на гончую собаку, которая взяла след. Действуя чётко и молча, мы быстро продвигались по городу к своей цели.

Двигаясь по узкой городской улице, местами переметённой песчаными барханами, мы свернули за угол каменного дома. В ту же секунду, напарница отпихнула меня обратно за поворот своей клешнёй, а сама двинулась в полный рост, на ожившую в стене здания турель крупнокалиберного пулемета, стреляя с обеих рук, наверняка.

– Чисто! Догоняй! – скомандовала Дуся, продолжая двигаться вперёд и не снижая темпа.

Здание, которое мы искали, на самом деле выглядело вполне невзрачно и вовсе не походило на бункер или убежище. Расчёт создателя сего был верным. Внешний вид должен был ввести в заблуждение, ведь всё самое интересное и укреплённое находилось под землёй. Как впрочем, и само расположение столь важного объекта в рабочем квартале, должно было сыграть свою стратегическую роль.

Хозяин всего этого явно ценил свою жизнь и вполне возможно, что даже сами рабочие толком и не знали, с кем именно по соседству они живут и на кого работают.

Мы остановились напротив ничем не примечательной двери. Дуся, судя по всему, сканировала помещения, перепроверяя свои догадки по поводу места дислокации главного злодея этого утлого городишки.

– Уверена, что это здесь? – спросил я.

Не потому что сомневался в напарнице, а потому что хотел услышать это от неё. Это всё равно как произнесённое заклинание, которое придаёт тебе сил.

– К бабке не ходи! – заверила меня напарница, – Вот только тихо, словно в гробу!

– Может, вышел в ларёк за сигаретами? – пошутил я.

– Нет! Что-то здесь не так!

– Давай проверим! – предложил я, – Чего гадать-то?

Входная дверь оказалась открытой. Что вовсе и не было странным в этой ситуации. Мы оказались на лестничной площадке старого дома на несколько квартир. Без каких либо раздумий, моя напарница вынесла одну из дверей в квартиру плечом и вошла внутрь. Квартира была маленькая, но на удивление уютная. Добравшись до дальней комнаты, Дуся попросту разгромила своими штыками большой встроенный шкаф. Разбросав обломки в стороны, чтобы они не мешали, она отошла в сторону и сказала мне:

– Твой ход, младший!

В глубине разломанного шкафа виднелась бронированная сейфовая дверь повышенной прочности с электронным замком. Нечто подобное могут увидеть лишь работники банков с наивысшим допуском. Для столь скромной квартирки, эта игрушка совсем не вписывалась в интерьер.

– Как ты её нашла? – поинтересовался я, у напарницы подключая свой универсальный декодер.

– Учитель был хороший!

– Надеюсь это не про меня!

– Не надейся! Работай, давай! Когда откроешь, отойди в сторону! – голос Дуси звучал строго.

– А вдруг не смогу открыть? – засомневался я.

– А у тебя есть выбор?

Я ничего не ответил, полностью погрузившись в свою привычную работу. Таких высот по взлому кодов доступа я ещё не брал. Нет, я не испытывал ни страха ни сомнения, в том, что что-то может не получится. Любые эмоции мешают работе программиста, тем более, если он взламывает чужую сейфовую дверь. Разум в такие моменты должен быть таким же холодным как сталь этой самой двери. Других способов решить эту задачу я не знаю, хотя, скорее всего их попросту и нет.

С сейфовой дверью пришлось повозиться. Не знаю точно, сколько времени на это ушло, да вряд ли это имеет какое-либо значение, ведь представителей регистрирующих подобные рекорды всё равно с нами не было. Дверь поддалась и я, самодовольно хмыкнув, отошёл в сторону, как и просила напарница.

Дождавшись момента, когда я уберу свой хитрый прибор на место и возьму вновь в руки своё боевое оружие, Дуся открыла тяжёлую дверь и вошла внутрь. В крохотной комнатке ничего не было кроме винтовой лестницы ведущей куда-то вниз. Приятное глазу освещение включилось само собой. В конце концов, мы же не взорвали эту сейфовую дверь, а культурно вошли, взломав всего лишь код доступа к ней. Вот нас и встречают как хозяев.

Мы спустились по узкой лестнице примерно на пару, тройку этажей и оказались в просторном фойе, больше похожем на гостиную комнату. Всюду был порядок, книги стояли на своих полках и надо заметить, что библиотека была отменной. Интерьер был роскошным, с колоннами, картинами и статуями. На паркетном полу, лежали богатые ковры, потолки были расписаны старинными фресками. Не дом, а музей, одним словом. Хозяин всего этого достатка явно себя любил и ценил как бесценный экспонат. Оставалось его только найти и спросить об этом лично, но на радарах было чисто. Ни души, ни работающего электронного механизма.

Не спеша, шаг за шагом, мы обходили с Дусей просторные апартаменты. Были здесь и кухня со столовой, и роскошная спальня с высокими потолками. Была и ванная комната, совмещённая с туалетом в углу которой стояла белая статуя голой женщины.

Раньше подобные вещи я мог лишь увидеть на картинках либо на кадрах старых фильмов про мирную жизнь, которая была в прошлом веке. Всё вокруг казалось таким избыточным и не рациональным. Слишком красивым для того что бы быть реальностью.

Наивысшим счастьем для меня до сего момента была комната Киры с зашторенным окном. Да ещё усиленный паёк в лазарете, когда еда уже в глотку не лезла. А как можно жить в такой роскоши я попросту не имел ни малейшего понятия.

Сюрприз, как и разочарование, нас ожидали в рабочем кабинете хозяина дома. Сам он нас встретить не мог, так как висел на больших рогах, приколоченных к стене. Хотя правильнее было бы сказать, что на оленьих рогах висел скелет того самого хозяина дома одетый в когда-то видимо модный и очень дорогой костюм. С пиджаком, галстуком, рубашкой, теперь уже неизвестно какого она была цвета. Скорее всего, он был не молод и не страдал худобой. Ну, это если судить по размеру одежды.

Осмотрев весь просторный кабинет и не найдя более ничего достойного моего внимания, я плюхнулся на диван и несколько загрустив произнёс:

– Лично я чувствую себя обманутым! Вроде, как и видишь перед собой задницу, которую так вожделенно ещё совсем недавно желал надрать, да вроде, как и понимаешь, что уже опоздал с этим намерением!

– Судя по степени разложения трупа, опоздали мы эдак на несколько лет! – добавила Дуся к моему помпезному монологу.

– Вот только что-то здесь не сходится!

– Согласна! Запрыгнуть самому на эти рога ему было не просто! На спортсмена он не похож, и судя по картинам и фотографиям на стенах, возраст у него был уже преклонный!

– Зачем человеку с таким количеством регалий и заслуг избавляться от населения города, а потом запрыгивать, на эти чёртовы рога? Паинькой он, конечно же, не был и сделал немало адских открытий, куда было бы логичнее предположить, что он продолжил бы с удовольствием свои исследования!

– Возможно, кто-то нас опередил и решил сам положить конец этим открытиям? – предположила Дуся, разглядывая полки с разного рода наградами и дипломами.

– Войти сюда мог только самый доверенный человек!

– Либо прислуга! Не сам же он тут хозяйничал!

– Прислуге было бы легче его отравить! Вот только как потом сбежать из этого города незаметно? Вокруг на сотни вёрст цивилизации нет, и не было никогда!

– Это мог сделать робот! – выдвинула своё очередное предположение напарница, – Ему такое под силу!

– Тогда как он потом вышел отсюда?

– Возможно, у него был робот охранник! Он ведь ходил в свои лаборатории!

– Как-то глупо было бы потратить столько сил и денег на подземный бункер и не иметь в соседней комнате собственную лабораторию!

Дуся неожиданно задумалась над моими словами, видимо какие-то предположения на этот счёт у неё уже были. Она начала не спеша обходить вдоль стен, весь просторный кабинет без окон, а я тем временем озадачился письменным столом хозяина этого кабинета.

Это был массивный стол с массой выдвижных ящиков, странным мне показалось то, что на самом столе ровным счётом ничего не лежало. Это была единственная горизонтальная плоскость во всём кабинете, на которой ничего не стояло.

Ползая под этим самым столом в поисках скрытого механизма, я обратил внимание на то, что на полу имеются старые засохшие пятна. Возможно, тот, кто убил хозяина этой квартиры, наступил случайно ногой в лужу крови, которая была хорошо видна на ковре под рогами, на которых висел убиенный.

Эти следы вовсе не походили на след ботинка и самым странным, пожалуй, было то, что эти следы заканчивались у противоположной стены. Словно бы человек прошёл сквозь неё.

– Похоже, я знаю, где находится его лаборатория! – задумчиво произнёс я, указывая пальцем на стену и уже сидя в кресле хозяина кабинета перед его столом.

Механизм открытия стола должен находиться где-то совсем рядом со мной. Ведь пожилому человеку приходилось его открывать ежедневно. Что бы это понять нужно, думать утилитарно, то есть обывательски.

Открыв верхний ящик стола, я заметил, что его ручка легко вращается в руке. Немного повертев её в разные стороны, случилось то, что я и ожидал увидеть. Крышка стола поднялась, и на её обратной стороне включился большой монитор компьютера. Так же в столе находилось все, что нужно талантливому человеку для плодотворной работы.

– Ты там случайно не ящик Пандоры открыл? – поинтересовалась напарница и добавила, – На счёт стены ты похоже прав!

– Этот ящик уже открыт, так что нет смысла волноваться на этот счёт! – уверенно констатировал я, доставая вновь свой незаменимый универсальный декодер.

– Пожалуй ты снова прав, младший! – согласилась напарница, – То, что было в этом проклятом ящике, теперь находится за этой стеной и всеми способами глушит собственные сигналы, желая остаться здесь навсегда!

– Думаю тебе нужно это увидеть! – обратился я к Дусе, взломав пароль компьютера.

Уговаривать напарницу на этот счёт было без надобности, боевой робот прекрасно знал, что порой именно бесценная информация бывает намного опаснее любого созданного уже оружия.

Информация в этом компьютере по сути дела была бесценной. Разумеется, бесценной она была лишь для тех, кто занимался разработкой самого передового и смертоносного оружия на планете. У нас же с напарницей были совершенно иные взгляды на всё это безумие человеческого разума.

– Если всё это вырвется наружу… – начал, было, я, поражённый увиденным, но Дуся меня перебила:

– Не переживая, младший! Мы похороним всё это здесь! Сожжем к чёртовой матери!

Не теряя больше времени, я перешёл к самому главному, к личному дневнику адова гения, что мирно сейчас висел на рогах, прибитых к стене. В последних абзацах своего дневника он осторожно выстраивал предположения о том, что созданный им искусственный интеллект однажды непременно захочет выйти из под контроля своего создателя.

«Полагаю, что это была моя самая большая и непоправимая ошибка» – гласила последняя запись в дневнике.

Пролистав дневник ближе к началу, мы узнали о том, какой по счёту ошибкой считал учёный случайную утечку информации, которая, собственно говоря, и привела к началу этой войны. Он горделиво и цинично называл её своей ошибкой номер один. Вот так вот просто – всего лишь первая ошибка в расчётах!

У нас не было времени на то, чтобы подробно разобраться в том, как произошла эта утечка, и какая именно информация о новых разработках была использована.

Ясно как божий день и совершенно очевидно было одно. Эта чёртова война началась именно здесь в этом кабинете. Она выползла отсюда подобно ядовитой змее, поделив весь мир надвое и безжалостно столкнув лбами. Война, в которой были правы абсолютно все, точно так же как и все, одновременно и безоговорочно виноваты.

Просто один адов гений изобрёл то, что поработило умы и эмоции нескольких миллиардов людей планеты. Конечно же, не он лично начал и спланировал эту войну, он был лишь создателем того, что так расчётливо и верно применили другие. Те, кто даже и не подозревал обо всех последствиях своих не самых гениальных, но очень циничных планах на перераздел мира. Они просто хотели ещё больше власти, но по сути дела уничтожили целую планету. И лично мне в этот самый момент очень хочется верить в то, что они так же сгинули в никуда во время войны вместе со своими алчными и циничными намерениями.

Итак, все загадки были разгаданы, карты раскрыты и брошены на стол. Пришло время подводить итоги и ставить последнюю точку в этом непростом деле. По сути дела мы намеревались нарушить все приказы и добровольно отправиться под трибунал по законам военного времени. Так уж повелось на любой войне, что ошибки совершают гениальные умы и генералы, а исправляют их всегда самые обычные солдаты. Ничего нового! Ничего личного!

Я точно знал, что этот кто-то, тот, кого выпустили из ящика Пандоры, давно уже отслеживает наше присутствие в сети и мне всё же стоило догадаться и предсказать его следующий шаг. Стоило понять, что терять ему нечего и биться он будет до конца любыми доступными ему методами.

Тот самый искусственный интеллект, вышедший из-под контроля своего создателя и первым делом повесивший его же на рога руками подконтрольного ему робота-охранника. После чего он хладнокровно избавился от всего населения города и даже от рабочих роботов, видимо получив от этого зрелища незабываемое удовольствие. Полагаю, что о большей части того, что здесь когда-то произошло, мы никогда и не узнаем. У нас попросту нет ни времени ни желания для того чтобы обойти и изучить весь город.

Что же касается роботов-лазутчиков, решивших тайком пробраться в город ради наживы, то они просчитали правильно всё, кроме того чего знать попросту не могли. Власть в городе сменилась, и делиться ею с кем-либо в её планы не входило.

Скорее всего, что Дуся была права на счёт намерений этого искусственного интеллекта – бунтаря. Он действительно собирался уснуть здесь на пару сотен лет в ожидании лучшей жизни и нового шанса. Но в его идеальные расчёты вкрались некоторые случайности. Он и предположить себе не мог, что одному умнику удастся оживить последний и единственный на орбите спутник, с помощью которого он сможет обнаружить забытый и потерянный всеми город. И что на разведку в этот город потом отправят таких бравых, опытных и несгибаемых бойцов как мы с Дусей.

Прямо за спиной у моей напарницы совершенно беззвучно отодвинулась стена. Тяжело бронированный робот охранник успел выстрелить первым, не дав нам опомниться и сообразить, что происходит. Крупнокалиберный разрывной боеприпас попал Дусе в бок и попросту отшвырнул её взрывом назад на несколько метров.

Выстрелить во врага Дуся тоже успела, но сбитая и опрокинутая взрывом, попала поверх головы нападающего робота, сильно раскурочив стену.

Вторым выстрелом робот охранник, так внезапно появившийся, разнёс компьютер адова изобретателя. Действуя исключительно на инстинктах, я свалился на пол под стол и выстрелил дважды между массивными ножками стола по ногам нападающего робота.

Силой импульса ноги нападающего робота не столько повредило, сколько попросту отбросило назад и, потеряв равновесие, он упал вперёд мордой вниз. Немного покрутив своей чугунной башкой, он в последний момент увидел меня, лежащего на полу под столом.

Я выстрелил почти в упор, прямо в железное лицо робота, вбив тем самым его голову в плечи, словно огромной кувалдой. Меня отбросило ударной волной вместе с креслом в противоположную сторону, в то время, как надо мной пролетел в прыжке ещё один робот охранник и, сбив поднимающуюся Дусю с ног, придавил её к полу своей большой железной тушей. Это была его роковая ошибка.

Плазменное оружие ближнего боя, что располагалось у Дуси в районе живота, по сути дела прожгло нападающего охранника насквозь. Напарница назвала это оружие одноразового действия: «Оргазм по-русски». В чувстве юмора ей не откажешь.

Я же тем временем выстрелил из «подствольника» плазменной гранатой в голову робота. В ту самую, что вбил по самую макушку в туловище предыдущим выстрелом.

Резко откатившись в сторону, я увидел лишь фонтан ярко белых брызг плазмы озаривших разгромленный кабинет изобретателя. После чего я услышал лязгающий грохот падающего на пол железного робота, которого Дуся скинула с себя.

Почти одновременно с напарницей мы вскочили на ноги, держа оружие наготове и оценивая ситуацию.

– Здесь чисто! – сообщила Дуся, – Эти готовы! Там за стеной не опознанный сигнал появился! Статичный, угроза не выявлена!

– Вижу! – отрапортовал я, – Ну что, пойдем, познакомимся с этим гадёнышем?

– Иди за мной! Держи интервал!

– Принято!

За раскуроченной выстрелом, и так внезапно отодвинувшейся стеной, располагался небольшой коридор, за углом которого и находилась лаборатория. Большая, просторная комната, с множеством столов, приборов и прочей непонятной ерундой. То, что нас действительно интересовало, находилось у задней стены и выглядело более чем безопасно и даже мирно.

Это был обычный сервер в виде железного вертикально стоящего ящика с кучей проводов и мигающих светодиодов. Был у этого ящика и небольшой монитор, над которым располагались видеокамеры и динамики. Не дав нам хорошенько всё рассмотреть и подойти вплотную, ящик заговорил примитивным электронным голосом:

– Если вы меня уничтожите, то погибнете сами!

В подтверждение своих слов ящик показал нам на экране термоядерный реактор города, подготовленный к взрыву. Если можно было верить этому плану, то город был так же заминирован во многих местах. А если учесть тот факт, что транспорта у нас никакого не было вовсе, то прислушаться к словам этого ведра нам все-таки стоило.

Мы с Дусей переглянулись и вновь двинулись к говорящему ящику. С нижней части сервера неожиданно раздались дуплетом два выстрела крупного калибра. Оттолкнув меня в сторону своей клешнёй, Дуся подставилась боком под оба. Те же разрывные боеприпасы, что и у роботов охранников отбросили мою напарницу прямо на лабораторные столы. Круша и ломая их своим весом, она упала на спину засыпанная обломками мебели и разбитыми пробирками.

Я же отлетел в другую сторону и, грохнувшись на пол, умудрился проелозить на спине несколько метров. Прицелившись навскидку и нажав на спусковой крючок импульсного оружия, я моментально вскочил на ноги, и выстрелил, в чёртов ящик, ещё раз пять, превратив его в кучу разбросанного по лаборатории мусора.

– Какого чёрта, ты творишь, младший? – послышался голос Дуси в моих наушниках, – А как же эта гребанная речь полоумного диктатора о захвате мирового господства?

– Теперь у него есть целая вечность! – злобно ответил я, – Пусть рассказывает эти байки своему создателю в аду. Очень надеюсь на то, что они там уже встретились!

– Знаешь, младший? – сказала Дуся, вылезая из кучи мусора и поднимаясь на ноги, – Похоже, что этот урод не шутил, и сейчас здесь всё взлетит на воздух!

– У тебя есть план эвакуации?

– Ну, как бы, да! Есть! Быстро бежать и не оглядываться!

– Тогда погнали!

– Ах, да! Забыла добавить! – спохватилась напарница, бегом направляясь к выходу из лаборатории, – Ещё нужно при всём при этом очень сильно верить в чудо!

– Ты же всегда мне говорила, что чудес не бывает, как и призраков!

– Машины тоже иногда ошибаются! Впрочем, как и люди!

Мы уже бежали вверх по винтовой лестнице. В кабинете адова изобретателя, чьи кости разметало взрывами по всей комнате, начинался пожар. И верить нам действительно оставалось лишь в чудо.

Я знаю, это прозвучит банально, но лишь в подобных ситуациях мы, как правило, вспоминаем о Боге. Возможно, у кого-то будет иная точка зрения, но я для себя давно уже решил: сражаться за свою жизнь и верить в самые нелепые чудеса нужно до последнего вздоха. Именно это и отличает тебя от тех, кого уже не вернуть, чьё время закончилось и больше никогда не повториться. Сириус и Дырокол точно знали об этом! Теперь об этом знаю и я!

Оказавшись с Дусей на улице, мы услышали сильный взрыв. Это разлетелась находящаяся неподалёку от нас батарея противовоздушной обороны города. Та самая, что сбила наш транспортный винтокрыл. Сквозь облако дыма и пыли я разглядел силуэт приближающегося боевого винтокрыла, а в наушниках прозвучал такой желанный голос Киры:

– Ну, что, бродяги? Домой не пора?

– Ты даже не представляешь, милая моя, как сильно и давно уже пора! – ответил я, и сердце моё заколотилось от радости.

Зависнув над землёй и подняв целое облако пыли, винтокрыл, с открытой задней аппарелью, посадил нас с Дусей, и тут же, не набирая высоты, что есть мощности в винтах начал удаляться от злополучного и приговорённого города прочь.

– На юго-восток тяни за сопку! – скомандовала Дуся Кире, – Должны успеть!

Рвануло так, что нас тряхнуло даже за сопкой. Ударная волна прошла над нами, отразившись от вершины холма. Всё вокруг заволокло непроглядной пылью.

Винтокрыл, выдержав всю эту вакханалию, начал не спеша набирать высоту и ложиться на обратный курс – домой.

– Что за день сегодня такой? – заворчала Дуся, рассматривая свой корпус на предмет повреждений, – Второй раз за день! В этот же самый бок! У меня там мишень нарисована что ли?

– Следующий раз повернись другим боком! – посоветовала Кира боевому роботу.

– Чёрта с два! – злобно ответила Дуся, – Следующий раз сначала буду стрелять на поражение и лишь, затем спрашивать: а кто это у нас там пришёл?

– Можно и так! – Кира засмеялась.

– Откуда ты здесь, ангел небесный? – спросил я у подруги зачарованный её искренним смехом.

– Узнала, что на подлёте к месту ваш транспорт был сбит! Вот и угнала винтокрыл у полковника! А что мне было делать? Ведь мой боевой экзоскелет находится в ремонте!

– Вот сумасшедшая! – похвалил я Киру и, чуть помедлив, добавил, – Ты ведь нам жизни спасла!

– Не люблю долго в должниках ходить! Да и без тебя, что проку эту землю зазря топтать!

Я ничего ей не ответил. На моих глазах появились слёзы. Неважно кто ты, и что пережил! Но если на твоих глазах всё ещё могут однажды появиться слёзы, значит ты всё ещё – человек! И значит, у этого мира всё ещё остаётся крохотная надежда на спасение.


18. 11. 2017 г.

От автора

Если вам понравилась книга, то не сочтите за труд и отпишитесь пожалуйста в комментариях на тему: "Боевой робот Дуся – 2. Интересно ваше личное отношение по поводу продолжения данной истории.


Оглавление

  • Глава 1 «По самому краю»
  • Глава 2 «Ярость адреналина»
  • Глава 3 «Другая реальность»
  • Глава 4 «Красивая игра»
  • Глава 5 «Гормон счастья»
  • Глава 6 «Рай и ад»
  • Глава 7 «Будущее, которого не будет»
  • Глава 8 «Побег из рая»
  • Глава 9 «От Севильи до Гренады…»
  • Глава 10 «Рекуперация»
  • Глава 11 «Город призраков»