КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 383061 томов
Объем библиотеки - 476 Гб.
Всего авторов - 163626
Пользователей - 86471
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Клавелл: Гайдзин (Исторические приключения)

Вторая книга Клавелла, которую прочел. Первой была "Сёгун". Не знаю, то ли в том случае сыграл роль просмотренный до этого фильм, то ли какие иные факторы (допуская, что перевод) - но впечатления от "Гайдзина" на порядок тоскливее впечатлений от "Сёгуна". Сугубо личное впечатление, навязывать не собираюсь :), но и желания читать что-либо у Клавелла еще - почему-то не возникает...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Богдашов: Двенадцатая реинкарнация. Свердловск 1976. (Попаданцы)

15% прочел. Вынес твердое убеждение - стирать с диска/карты. Хорошо бы по одному байтику, чтоб удовольствие растянуть :) Ну да компенсируем оценкой "нечитаемо"...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Иэванор про Голиков: Самородок (СИ) (Боевая фантастика)

Очень скучно , нудно и найти Еве так и не смог , так что толко время зря потратил

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Елена05 про Шмаев: Бывших офицеров не бывает (Альтернативная история)

Гекку не понравилось про план Ост... А вот советским людям сам план не понравился, аж так, что гнали немцев до Берлина.
Мифический...?!Сохранился меморандум оберфюрера СС профессора Конрада Мейера «Генеральный план Ост — правовые, экономические и территориальные основы строительства на Востоке», а так же другие документы по этому самому плану ОСТ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Александр Машков про Асковд: Как мы с Вовкой (История одного лета). Полная версия. (Юмористическая проза)

Замечательный рассказ о замечательном и светлом детстве. Очень много юмора и, как результат, много прочтений.
Но! Если вычистить рассказ от ненормативной лексики, получится обычный рассказ о приключениях пацанов на даче.
Таких рассказов немало, например, рассказы Э. Веркина и В. Машкова.
Почему так происходит? Потому что нынешняя молодёжь не ругается матом, а разговаривает на нём.
Особенно это понимаешь, когда читаешь впечатления о книгах, написанные Питерцами. Диву даёшься. Культурная столица, а что ни отзыв, то мат, или вульгарность. И много аплодисментов им...
Чему удивляться? Одна группа "Ленинград" чего стоит! И это пишут те, кто читает книги, то есть, интеллигенция!
Что тогда ждать от остальных, которые ничего не читают, кроме интернета. А в интернете уже не стесняются в выражениях, а значит, можно и в культурном обществе материться!
Настроения в культурном обществе Петербурга настораживают: думаю, второй блокады не будет.
Зачем сопротивляться баварским сосискам с пивом?!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Гекк про Шмаев: Бывших офицеров не бывает (Альтернативная история)

Вот честно, когда читаешь в тексте про мифический план "Ост", сразу хочется взять протоколы нюрнбергского процесса, и даже не сворачивая их в трубочку, забить их автору в жопу. Вместе с его поганым текстиком...
Для Елены05.
Про советских людей ничего не знаю - не знаком. А вот россияне нормально к плану "Ост" относятся - вымирают активно, их тут уговорили работать прямо до смерти, в обмен на рай после похорон. Горят, в завалах дохнут, машинами их давят, а они знай начальству жопу лижут.
Молодцы...
Где там собирается колонна на Берлин? Мне место забейте...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Гекк про Асковд: Как мы с Вовкой (История одного лета). Полная версия. (Юмористическая проза)

Замечательная книжка о жутком детстве. Читаешь, и так и хочется спросить стареньких читателей:"Что, просрали всё? А счас ссыкотно?". Ну, в духе ГГ.
Рекомендую. Значительно лучше всей этой пены попаданцев.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Командир Красной Армии (fb2)

файл не оценён - Командир Красной Армии (а.с. Командир Красной Армии-1) (и.с. Военная фантастика) 2044K, 317с. (скачать fb2) - Владимир Геннадьевич Поселягин

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Владимир Поселягин Командир Красной Армии

Оформление обложки Владимира Гуркова

© Владимир Поселягин, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

– Мишин! У нас вылет! Живо в машину! – заорал командир нашего экипажа капитан Ермолов, высовываясь из УАЗа-«буханки».

Отбив удар ножом, я оттолкнул руками спарринг-партнера, уводя взмах клинка в сторону, показал ему на машину и, подхватив автомат из импровизированной стойки, рванул к «уазику».

Санька Белкин после контузии плохо слышал, так что нужно было говорить очень громко или просто показывать, чтобы он понял. Контузия – это, конечно, плохо, но для меня хорошо. Где я еще найду такого спеца по рукопашке и ножевому бою? Сам я тоже не плох, но то, что показывал и чему научил за эту неделю Санька, быстро спустило меня с облаков на землю. Чтобы достигнуть таких впечатляющих результатов, мне нужно тренироваться с ним не неделю, а полгода минимум. Ничего, основное он мне показал, осталось только довести движения до автоматизма. Как сказал один мастер рукопашного боя: «Ученик знает пять приемов, доведенных до автоматизма, но он ученик. Молодой воин – десять приемов, он хороший воин. Опытный знает пятнадцать приемов, доведенных до совершенства. Мастер – около тридцати, он считается непобедимым, но нет предела совершенству».

Я владел одиннадцатью приемами рукопашного боя, за четыре года доведенными до идеального состояния, и разучивал еще три. На ножах я оказался не так хорош, середняк, но теперь знал, чему надо учиться, и, думаю, до дембеля подниму умение на приличный уровень. Хотя бы руку набью. Так что был я крепким середнячком, не более.

Запрыгнув в машину, я быстро осмотрелся. Штурман и второй бортстрелок тоже были тут. Борттехника Палыча в машине не было, скорее всего, он уже у вертолета. Впятером мы составляли экипаж машины боевой. Проще говоря, на своем Ми-8 мы обеспечивали доставку боеприпасов, эвакуацию раненых бойцов спецназа и многое другое. Бортстрелки, конечно, на транспортниках не положены, но все вертушки нашего полка летали с ними. В их числе был и я. Почти два года назад, когда только я попал в этот вертолетный полк, к нам с Игорем подошел молодой офицер в звании старшего лейтенанта.

В то время в качестве бортстрелков практиковалось использовать находящихся на отдыхе спецназовцев или легкораненых солдат-десантников из расположенного рядом госпиталя, где они проходили долечивание. Постоянных не было. Вот одному командиру и пришла в голову мысль взять срочников и обучить их всему, чему надо. Тут и полное взаимодействие, и наработанные со временем навыки, и большой срок совместной службы. Надо сказать, что тот вертолетчик не прогадал и его примеру стали следовать другие экипажи. Но это сейчас, а в тот момент этот самый офицер с интересом рассматривал нас, выбирая будущих стрелков.

Мы тогда стояли у здания штаба, ожидая распределения по подразделениям. Хотя какие для нас подразделения? Готовили нас как бойцов охраны, вот и должны мы были пополнить состав охранной роты аэродрома.

Поэтому все семнадцать человек с интересом посмотрели на подошедшего вертолетчика.

Я не знаю, почему из всех он выбрал нас с Игорем, но с тех пор я хоть и числился в роте охраны, но даже своего ротного командира видел только мельком.

За месяц нас так натаскали в пулеметном деле, что только держись. Нет, конечно, асами мы за это короткое время не стали, но уже кое-что умели. С тех пор и летали в экипаже сперва старшего лейтенанта, потом уже и капитана Ермолова. Были разные случаи, война все-таки, нас один раз даже сбили, пришлось пехом отрываться от преследовавших боевиков. Хлебнули мы тогда, ладно хоть ранениями обошлись, без погибших.

История моя достаточно проста. В восемнадцать лет я поступил в Рязанскую «дурку», но проучился в ней всего два года – была там одна темная история с дочерью начштаба. Поэтому пришлось быстро собирать вещи и сваливать. В родном городе с помощью знакомого военкома я укрылся в армии. Становиться отцом чужого ребенка мне не хотелось. Так я новоиспеченным сержантом и оказался в вертолетном полку.

За два года службы в Чечне я из салабона превратился в пулеметчика экстра-класса и дослужился до старшего сержанта. Но не это главное: до дембеля оставалось всего шесть недель, и – здравствуй, летное училище!!!

Конечно, срок службы при ведении боевых действий сокращался с двух лет до года, но это во время войны, сейчас же, по словам правительства, в Чечне было все мирно. Поэтому срок службы у нас шел один к одному.

– Что случилось? – крикнул я штурману (шумоизоляции в машине не было, поэтому приходилось надрывать горло). Мы в это время как раз вырулили из военгородка и попылили к полосе, где стоял наш полк.

– Наших зажали, нужна эвакуация!

Игорек знал, куда и зачем мы летим, поэтому молчал, отсвечивая выспавшимся и отдохнувшим лицом. У него не было привычки тратить все свободное время на свое физическое усовершенствование. В отличие от него, я это глупостью не считал и за эти четыре года из салабона, которого соплей можно перебить, превратился в «хищного зверя». Мне так наша повариха прошептала на ухо. Может, приятное хотела сделать, но в спаррингах бойцы спецназа, которые часто квартировали на территории нашего полка, были мне вровень, а один раз в увольнительной я схлестнулся с двумя морпехами и, к своему удивлению, вырубил обоих. Сейчас уже не помню, из-за чего мы сцепились, но свой уровень оценил. Парни были трезвы и готовы к драке.

– Одни идем или с прикрытием? – спросил я, мельком посмотрев на «Грачи» – четыре из них механики готовили к полету.

– С Соловьевым. В прикрытии две вертушки, – кивнул штурман.

Я скривился. Если у духов есть ПЗРК, то нам и вертушки не помогут. Увидев мою мимику, штурман крикнул:

– «Сушки» еще будут. Кстати, наши за перевалом.

– За перевалом? Какого хрена они там делают?! Этот перевал уже год как в лапах у боевиков!

В ответ он только пожал плечами.

Сердце сжало от недобрых предчувствий. Шансы вернуться пятьдесят на пятьдесят. Теперь понятно, почему командир такой нервный, а остальные бледные. Оставалось только выругаться, что я и сделал.

Через минуту «уазик» затормозил у борта нашего вертолета, где двое оружейников снаряжали пусковые установки НУРСами.

Мы быстро заняли свои места. Проверяя, как ходит ствол ПКМа в окошке блистера, я посмотрел на командира. Похоже, он получил разрешение. Палыч снаряжал АГС, что стоял у дверного проема. Через секунду загудели двигатели, еще через некоторое время дрогнули и начали вращаться лопасти винтов. Чуть в стороне готовилась к взлету машина Соловьева, в бойницу я видел ствол пулемета Валерки Варламова – он, как и Игорек, был правобортным стрелком. Я – левобортным, всегда. Дело привычки, работать с правого борта мне будет заметно тяжелее. В отличие от экипажа Соловьева, наш экипаж считался счастливым. И действительно, за два года ни одной потери, не считая легких ран. У капитана Соловьева стрелки менялись довольно часто – кто выбывал насовсем, кто в госпиталь. А по телевизору говорят, что тут все спокойно.

Через секунду наш «Мишка» оторвался от бетона аэродрома и, натужно ревя перетруженными турбинами, пошел на взлет. Машина Соловьева последовала за нами. «Крокодилы» должны были присоединиться позже – так часто бывало, обычная практика.

Через полчаса к нам присоединились Ми-24 и пошли вперед, расчищать дорогу.

– Наблюдаю дымы, – сообщил Игорь в микрофон.

– Вижу, – ответил я коротко, пристально рассматривая приближающееся поле нашей деятельности…


Очнулся я как будто от толчка. Резко открыв глаза, судорожно вздохнул и осмотрелся, привычно ища рядом оружие.

Увиденное меня изумило: над головой шелестела листва березы.

«Какие, на хрен, березы в горах?» – это была первая мысль. Рывком сев, я бегло оглядел себя.

Мало того, что оказался в лесу, так еще и полностью голый. Состояние – как после слишком долгого сна. Вроде и выспался, но голова чугунная.

С трудом встав сперва на колени, потом, громко хрустнув сучком, на ноги, я покачнулся, ухватился за ствол березы и осмотрелся уже более осознанно. Болело тело после лежания на земле, все-таки не на перине лежал.

«Так, что мы имеем? Судя по положению солнца, сейчас середина дня. Нахожусь я в лесу, причем ни с одной стороны просвета не видать, хотя вроде левее что-то темнеет, навроде малинника. Судя по деревьям, я где-то в средней полосе России. Что помню последним? Мы погибли… это сто процентов».

Прищурившись, я стал вспоминать наш последний вылет. Как экипаж подхватил меня со спортплощадки, вертолет, взлет и маршрут в горы. При подлете – дымы и трассеры во все стороны на месте боя. Вспомнил, как «крокодилы» обрабатывали подсвеченные спецназом цели. Как мы, пройдясь НУРСами, пошли на посадку и стали принимать раненых. Взлет. Потом попадание в борт из ПЗРК. Видел, как падает Игорь, нашпигованный осколками. Потом попадание в пылающий вертолет из обычного гранатомета, потом еще – и мы падаем. Жесткая посадка, вернее, падение на скалы и начавшийся пожар из-за разлившегося топлива. Не обращая внимания на шевелившихся под ногами раненых, я длинными очередями бил по мелькавшим между скалами боевикам. Палыч раз за разом выпускал гранаты, ставя стену из разрывов и осколков. Как только «улитка» опустела, он подхватил одного из раненых и попытался вылезти в покореженный дверной проем, но упал, получив очередь в грудь. Помню, как орал, продолжая выпускать остатки боезапаса, когда загорелись ноги и тело, потом взрыв… это все.


Я стоял и тряс головой, приходя в себя.

Игорек был большим любителем историй про попаданцев, подсадил и меня, так что никаких рефлексий у меня не было. Этих книг под нашими койками скопилось великое множество, штук семьдесят точно. Короче, сколько их выпустили, все были у нас. Сам Игорь увлекался периодом ВОВ и РЯВ, тогда как я – в основном мирами магии и меча, хотя и военную тематику почитывал. Таким докой, как Игорь, не был, но тему знал. Так что уже осознал, что куда-то попал. Другого объяснения не было. Я был человеком довольно спокойным, и вывести меня из равновесия – это постараться надо, поэтому рефлексий от меня ожидать трудно.

В чужом теле я не оказался. Как было оно моим, так и осталось. Себя я тоже помнил. Виталий Мишин, через три недели мне должно было исполниться двадцать два года, старший сержант отдельной охранной роты десантного полка. Готовился поступать в летное училище, многие офицеры нашего и не нашего полков помогали мне подготовиться, чтобы я не уронил чести части при поступлении. Сирота, воспитанник детского дома в Санкт-Петербурге. В общем, все про себя помню.

Наверное, я с час так стоял, анализируя последние события, когда краем уха расслышал звонкие голоса и хруст сухих веток под чьими-то ногами.

Спрятавшись за дерево, стал всматриваться в сторону, откуда доносился шум. Видимость была едва ли метров двадцать. Так что пришлось прождать минут пять, пока между деревьями не замелькали две неспешно идущие фигуры.

Это оказались девчонки лет по двенадцать-тринадцать, с заметно тяжелыми корзинами в руках. Самое интересное – красные платки на шеях.

– Пионерки, что ли? – пробормотал я, рассматривая их несколько допотопные платьица, платки и босые ноги. В отличие от них, я не был привычен ходить босиком, и это мне доставляло некоторое неудобство.

– А-а-а! – раздался визг, когда я вышел из-за дерева. Побросав корзинки, девчушки сломя голову рванули куда-то в глубь леса.

– М-да, наверное, не стоило показываться им голышом. Да, надо было просто проследить, куда они шли, – пробормотал я себе под нос и, кинув последний взгляд в сторону удравших девчонок, подошел к корзинам.

Естественно, никуда бежать я не собирался. Сперва следовало произвести разведку и понять, где нахожусь. Вернее, в каком времени. Наряд девочек убедил, что я не в привычном мне две тысячи седьмом. Н и одна дивчина в современном мире так не оденется.

Присев на корточки у ближайшей корзины, стянул с нее тряпку. Как я и думал, внутри лежала провизия.

– Надеюсь, они не обидятся, сами ведь бросили.

Оставаться тут мне не хотелось, кто его знает, где я. Поэтому, подхватив обе корзины, быстрым шагом, изредка ойкая, когда наступал на острый сучок, направился в глубь леса. Короче, в ту сторону, куда садилось солнце. Противоположную той, куда девчонки шли и куда убежали.

Шел долго, почти час, пока впереди не появился просвет между деревьями, явно указывающий на приближение опушки. Желудок уже давно бурчал, намекая, что пора подкрепиться, но я старался уйти как можно дальше, поэтому особо на него внимания не обращал.

Поставив обе корзины под дуб, я осторожно двинулся на разведку.

Впереди действительно оказалась опушка. Выйдя из-под деревьев, я осторожно продрался через высокий кустарник, исцарапав руки, бока и ноги, и выбрался на дорогу, почесывая царапины.

– И что мы видим? – пробормотал я себе под нос, присаживаясь у ближайшей колеи.

Двухминутное изучение вьющейся у опушки дороги дало понять, что тут проезжали не только телеги, но и машины. В пыли отчетливо отпечатался рисунок протектора. Причем на удивление узкого, как у мотоцикла, но, судя по ширине колеи, все-таки не мотоциклетного.

Встав, я посмотрел сперва в одну сторону, потом в другую. На дороге было пусто, впереди раскинулось поле, засеянное молодой пшеницей. Еще зеленой, хотя и уже высокой. Выходило, сейчас примерно начало лета. По посевам я не то чтобы спец, но приходилось выезжать в поля. Наш директор был тесно знаком с одним председателем колхоза, отчего детдомовцы частенько все лето проводили в этом колхозе. Но зато зимой было что кушать. Я знал, что не всем детдомовцам нравилось в деревне, но мне там было интересно, поэтому выезжал я на посевные и уборочные с удовольствием.

Тягуче сплюнув на пыльную дорогу, я вернулся к корзинам. Подхватив их, приблизился к опушке и, устроившись в густых кустах, стал готовить поляну. Стянув с обеих корзин куски ткани, один подстелил под задницу, а другой использовал как скатерть.

– Тэк-с, посмотрим, что там есть.

При первом заглядывании я только и рассмотрел бутылку в одной из корзин да несколько яиц, сейчас же, выкладывая снедь, прикидывал, что съесть сразу, что оставить на потом.

В корзинах была традиционная крестьянская еда: по бутылке с молоком, по краюхе хлеба, завернутых в грубую холстину, сало. В одной простое соленое, в другой копченое. Еще яйца, пара пирожков с картошкой, перья зеленого лука, соль в маленьких пакетиках, по головке лука, немного чеснока. В общем, обычная и простая еда. Помидоров и огурцов не было.

Вставала проблема с ножом, его в корзинах не оказалось. Видимо, те, кому несли снедь девчушки, имели свои тесаки. А как мне быть? Вздохнув, я завернул сало обратно и стал, отламывая куски хлеба, запивать их молоком из бутылки.

Я уже почти закончил трапезу, когда услышал перестук копыт и скрип телеги.

Быстро пригнувшись, хотя с дороги меня заметить было невозможно, я отставил бутылку в сторону, снова заткнул ее кукурузной кочерыжкой, положил остатки хлеба обратно в корзину и, стараясь не шуметь, скользнул к дороге.

Осторожно выглянув из-под куста, присмотрелся.

– Все-таки наш мир, – вздохнул я, видя впереди крах своих надежд. По дороге действительно ехала телега, причем управлял лошадью каурой масти самый настоящий старинный милиционер. В смысле, в старинной форме. Он был в синих галифе, в начищенных сапогах, в белой гимнастерке с четырьмя треугольниками в петлицах. Так называемая старшинская «пила», я знал, что это было за звание. На кожаном поясе виднелась застегнутая кобура коричневого цвета. Про фуражку с красной звездой уже и не говорю.

А вот его спутницы оказались теми самими дарительницами продовольствия. Поглаживая одной рукой роскошные, тронутые сединой усы, а другой держа вожжи, старшина слушал щебечущих о чем-то девчонок.

«Наверняка про меня рассказывают», – хмыкнул я и, как только они скрылись за ближайшим поворотом, вернулся на место. Быстро собравшись, сложил все в одну корзину. Места хватало.

Подхватив корзину за ручки, я, морщась от боли в ногах, вышел на дорогу – идти по лесу уже не мог, подошвы горели – и зашагал в сторону, противоположную той, куда уехала телега. Если что, успею нырнуть в кусты.

Шагая по дороге, я размышлял: ««Пила» старшинская была до сорок третьего, соответственно время от начала тридцатых до сорок третьего. М-да, попал… Ладно. Узнаю, где я точно, там определимся», – после некоторого колебания решил я и зашагал уже бодрее. Через пару минут, приняв новую информацию, даже стал весело насвистывать – не так уж и плохо, что я попал в прошлое. Главное, жив ведь!


За час, что я шлепал по пыльной дороге под жаркими лучами солнца, мимо меня дважды проскакали верховые, трижды проехали телеги. Один раз, подвывая мотором и коробкой, проскочил легковой автомобиль. Он был похож на тот, из мультика с Фунтиком, только черный. Короче, «каблук» недоделанный. Кстати, след протектора, что я видел ранее, явно принадлежал ему.

Каждый раз, когда появлялись люди, я успевал спрятаться в кустах, так что меня никто не заметил. Наконец я вышел к тому месту, где лес заканчивался. Поднявшись на холм и укрывшись за орешником, стал рассматривать поселение, что находилось в низине. С холма было видно на много километров вокруг. Внизу километрах в трех была деревня, хотя, может быть, и село – я рассмотрел церковь из красного кирпича. Крупная она для деревни. Еще было видно множество озер, изумрудную траву, точками выделялись пасущиеся коровы и лошади. Километрах в десяти, а то, может, и больше, у высоких холмов с пятнами известняка внизу была видна тонкая нитка реки.

– Солома на крышах почти везде. Блин, какой год? – пробормотал я.

Я просидел в кустах часа четыре, ожидая, пока стемнеет – днем голышом не выйдешь в открытое поле, люди не поймут. Передник я, конечно, из одной тряпки сделал, но он вряд ли поможет. За час до темноты со стороны дороги, что осталась метрах в сорока в стороне, снова послышались перестук копыт и скрип телеги, причем знакомый. В этот раз вместе с милиционером ехали не только девчонки, но и четыре мужика – один с окладистой бородой, другой, помоложе, с чистым лицом и два пацана лет семнадцати. Судя по косам, они занимались заготовкой сена. Время было уже вечернее, вот и возвращались домой после работы.

Проводив их взглядом, пока телега с пассажирами не превратилась в маленькую едва ползущую точку, я вернулся к ужину, пытаясь отгрызть кусок копченого сала. Кстати, изучение картины впереди я совместил с ужином.

Тщательно пережевывая пищу, я размышлял: «Что мы имеем? Год, скорее всего, ближе к сорок первому, чем к тридцатым. Почему я так думаю? Да потому что по закону жанра все попаданцы оказываются именно в сорок первом, в начале войны, где-то у границы. Соответственно я где-то на Украине или в Беларуси. К людям лучше не выходить, местные уже знают о голом парне, так что надо свалить к тем холмам, где речка пробегает, переплыть на другую сторону, там уже видно будет. Но идти лучше ночью или так, чтобы меня не увидели. Определюсь, где я и в каком точно времени, тогда видно будет, можно уже и решение о легализации принять. Кричать, как другие попаданцы, что я из будущего, ведите к Сталину, не для меня. Запрут еще в четырех стенах. С них станется. Нет, в чем я уверен на сто процентов, так это что к правительству не пойду. Если что, чтобы совесть не мучила, можно записки им отправлять, чтобы катастроф не было. Если, конечно, попал в сорок первый, но никак не лично… И еще шифроваться. Кстати, загар у меня не местный. Хотя об этом времени я еще почти ничего не знаю, могу опалиться на мелочах, значит, нужно постоянно контролировать себя и наблюдать за людьми, перенимая их привычки. Если что скажу не так, то можно соврать, что я с недавно освобожденных западных территорий. Например, с города Владимир-Волынска…»

Убрав остатки продовольствия обратно – там еще на пару раз хватит – я посмотрел в сторону заходящего солнца и группы женщин, что шли к поселку. Они вырулили откуда-то сбоку, из-за небольшого леска. Я могу ошибиться, все-таки далеко, но кажется, там виднелась крыша какого-то строения, скорее всего, коровника или свинарника. В это же время по той дороге, что я шел, гремя звонком, с холма скатились два велосипедиста, молодые парень и девушка. Не доехав до стайки женщин, они свернули на боковую дорогу, за которой была видна гладь небольшого озера.

– Искупаться решили, – пробормотал я и тут же вскинулся: – А что если поживиться там? Вдруг повезет?

Укрывшись за кустами, я прошел по склону и стал быстро спускаться. Издалека понять, что я без одежды, вряд ли получится, да к тому же я закрывался корзиной. Пробежав по открытому полю до невысоких деревьев, что скрывали водоем, затаился. Другой возможности быстро достигнуть озера не было, только так, несмотря на опасность обнаружения. В случае появления кого-нибудь на дороге я готов был нырнуть в высокую траву, но повезло.

Обойдя озеро, я вышел на другую сторону, когда наконец заметил купающихся. Судя по поведению, они были семейными. Кто еще станет целоваться в воде?

Меня они не видели, но я чуть не наткнулся на двух мальчишек, что шли от этого озера, неся в руках ведра и удочки. Видимо, их прогнали купающиеся. Благополучно обойдя детей, я вышел к глубокому оврагу со стоячей водой, по берегу которого пробегала тропинка. Зрение меня не подвело, именно отсюда пару раз сверкнула блестящая колесная спица одного из великов.

Старинные, непривычного вида велосипеды стояли прислоненными к крутому склону. У самых колес, едва не захлестывая тропинку, плескалась вода.

На руле и раме крайнего велосипеда (они были прислонены друг к другу) висела одежда обоих велосипедистов. Идея, что пришла мне на ум, сперва показалась бредовой. Но пару секунд обдумав ее, я довольно улыбнулся и по крутому склону как можно тише скатился вниз, порезав зад об острую траву.

Схватив с рамы штаны и рубаху, я отложил их в сторону, после чего прошелся по карманам пиджака. Кроме восемнадцати рублей бумажками (забавные, кстати, с красноармейцами и моряками, был и Ленин), прибрал и мелочь. Нашелся и документ, то есть паспорт, который доказывал, что купающийся – Андрей Пермяков, пятнадцатого года рождения, является жителем села Алексеевское, что в Татарской АССР. Женат он на Прасковье Пермяковой, видимо, с ней и купался.

Дальше я поступил просто: взял и осторожно повалил велосипеды набок, в воду. А чтобы не шумели, я их придерживал. Туда же последовали платье, кепка и пиджак. Обувь осталась на тропинке, тут уж под форс-мажор не сделаешь. Девушка была босиком. Убедившись, что следов нет, быстро ссыпал деньги в карман брюк, увязал штаны с рубашкой в тюк и рванул в сторону кустов, бросив последний взгляд на одиноко торчащее из воды колесо. Глубина тут оказалась приличной.

Со стороны, по моему мнению, должно казаться, что велосипеды упали в воду, притопив одежду. Часть они, конечно, найдут, но далеко не все. Если не поверят в падение, то могут подумать на мальчишек – от озера те удалялись не сказать чтобы радостные.

Отойдя метров на сто, на другую сторону озера, я достал из корзины штаны и надел их. Брюки оказались слишком короткие, чтобы вот так просто их носить. Подумав, подвернул штанины чуть выше колен и, нацепив рубаху, стал похож на сельчанина. Только широкополой шляпы не хватало.

Найдя укромное место, я стал ожидать, когда совсем стемнеет. С другой стороны донесся мат, потом стих. Пару раз тренькнул велосипедный звонок, и по косогору, подсвечиваемому заходящим солнцем, проехали два велосипедиста. Если девушка была в платье и широкополой шляпе, то парень ехал в нижнем белье, в котором купался, и в кепке, пиджак был закреплен на багажнике.

Прикрыв глаза, я снова задумался: появилась информация, и ее нужно было осмыслить.

«Судя по штампу в паспорте, Андрей демобилизовался в мае сорок первого года. Значит, я не ошибся, сейчас именно сорок первый, только точная дата не известна. Нахожусь я не у границы, как предполагалось, а вообще в центре России, в Татарстане или, как он сейчас называется, Татарской АССР. Что делать будем? Думаю, выход один, нужно добраться до железнодорожного вокзала и валить ближе к западной границе. Там легализоваться будет проще, примкнув к одной из воинских частей, благо пулеметчик я первоклассный, хоть и не знаю местные системы вооружения. Где тут ближайшие вокзалы? А хрен его знает, я, кроме как то, что столица Татарии – Казань, больше ничего и не знаю. Ладно, планы пока менять не будем. Идем до тех холмов, переплываем речку, там уже проще будет. Не свяжут голого мужика и пропавшую одежду, не должны… А, уже стемнело. Значит, пора».

Теперь мне не было нужды использовать тряпки с корзин вместо передника, поэтому из обоих лоскутов я слепил некоторое подобие обуви – хоть немного уберегу израненные и саднящие подошвы.

С расстоянием я ошибся. Мало того что пришлось пересечь не одну, а две маленькие речки, благо мосты на пути были, так еще и обходить деревню. За ней дороги уже не было. Скорее тропинка, вьющаяся рядом с протоками. Где-то к двум часам ночи я наконец вышел к широкой реке. По примерным прикидкам, до другого берега было километра полтора, никак не меньше.

За все время ночного пути мне дважды встречались полуночники. В первый раз трое подвыпивших парней, что горланили песню, шагая в направлении Алексеевска. Другой раз полусонный всадник, проехавший в ту же сторону. Но все это было до одиннадцати ночи. Поэтому я удивился, заметив где-то в два часа пополуночи на берегу реки костер, да и темная масса у берега тоже озадачивала. При приближении все прояснилось. Темная масса оказалась плотом, причем длинным – видимо, лес сплавляли – а у костерка отдыхали плотовщики. Или как их там?

Обойдя их стороной, я, шурша камышом, спустился к воде. Мне кровь из носу, но до рассвета нужно было оказаться на том берегу. Можно было, конечно, отправиться вплавь, нарвав камыша и сделав плотик для одежды, но надо отдать мне должное – хорошенько подумав, сообразил, что у деревенских где-то тут должны быть лодки, не зря же сюда бежала тропинка.

Я не обманулся: на галечной косе лежали несколько деревянных лодок, правда, все без весел.

Быстро отвязав одну, смотал веревку, убрал в корзину и стал руками грести к противоположному берегу. Через час, отплыв метров на сто, все проклял. Я так два дня буду переплывать эту речку!

Стянув одежду и чуни, скользнул в прохладную, но не ледяную воду и стал толкать лодку к противоположному берегу. К этому времени меня уже заметно снесло. Даже появился огонек на пристани – видимо, там была еще одна деревня.

За час я все же одолел реку и, достав вещи и сложив их на сухом месте, столкнул лодку обратно в воду. Если найдут, подумают, что отвязалась. Хотя там она наполовину была вытащена на берег…

Подсохнув, натянул одежду и намотал на ноги немного изодравшиеся тряпки. Пляж здесь был узкий, ограничен высоким обрывистым склоном, подняться по которому вряд ли получилось бы даже днем. Оставалось только двигаться в сторону близкой пристани, огни которой я видел при переправе.

При приближении я понял, что не ошибся, тут действительно была пристань, даже небольшой паром стоял у пирса.

Вздохнув, я подошел ближе и, выйдя на тропинку, зашагал наверх, собираясь пройти деревушку по окраине и дальше уже выйти на дорогу.

– Анюта, пароход на Казань уже пришел? – вдруг услышал я женский крик от близкого дома.

– Тьфу на тя, Малена, напугала. Не было, через полчаса будет, я спускалась к Матвеичу, он сказал, что уже гудок слышал.

– Тады я собираться.

Скрипнула оконная рама, и все стихло. Только было слышно удаляющиеся шаги Анюты.

Я наконец нормально задышал и встал с корточек – рубаха у меня была светлая, в темноте издалека видная.

«Шанс? Так, поразмыслим. Пароход придет в ночи, то есть рассмотреть меня особо подробно не смогут. Но что с документами, будут тут спрашивать или нет? А денег хватит? Я же не знаю расценки местные. Ой, чую, авантюра это. Вид у меня, конечно, так себе, но ладно… рискнем».

Приблизившись к пристани, я понял, что шансы попасть на пароход катастрофически малы – рядом с плотным мужчиной в тужурке, видимо, тем самым Матвеичем, стоял милиционер. На белой гимнастерке отчетливо выделялись пояс и кобура. Это был не тот старшина, которого я видел, тот худощавый, а этот здоровый такой.

Осторожно отступив обратно в ночную темень, я стал быстро подниматься по тропинке. Лучше уж пешком доберусь до Казани. Зато если не попаду на пароход, то увижу, в какую сторону он идет, и направлюсь туда же. Дальше уже можно будет спрашивать, не привлекая к себе особого внимания.

Присев на землю, я смотрел на деревню и темные воды реки. Только тусклое пятно света под фонарем показывало, что некоторые не спят. Луна неплохо освещала ночную землю, поэтому, чтобы не выдать себя, я снял рубаху – тело не так бликует – и убрал ее в корзину.

Ожидание долго не продлилось, послышался перестук двигателя, и из-за мыса показался освещенный пароход, пару раз басовито сообщив о своем приближении гудком. Это действительно был пароход. Сперва мне показалось, что глаза меня обманывают, но присмотревшись, понял, что судно на самом деле движется с помощью двух огромных колес по бокам.

На пристани засуетился народ, но дальше я уже не смотрел, и так понятно, куда судно пойдет. Встав и отряхнув штанины, вышел на укатанную дорогу и зашагал по ней. Рассветет примерно через час, поэтому я хотел пройти как можно дальше, чтобы расстояние от Алексеевска было как можно больше. Ничего, этот день выдержу, высплюсь в следующую ночь.


Шагал я часа два. Когда появлялись верховые, успевал спрятаться, так что пока меня никто не обнаружил. Где-то часам к десяти заметил легкую пыль и рассмотрел телегу с двумя седоками.

Ноги к этому времени сбил в кровь, поэтому решил напроситься в попутчики. Может, довезут только до ближайшего поворота, но хоть ноги отдохнут. Приняв такое решение, я присел на обочине и стянул тряпки с ног и протер их.

Посмотрев на пятна крови на материи, вздохнул, смотал лоскуты и убрал их в корзину, вдруг еще пригодятся.

Телега подкатила где-то минут через десять. Встав, я спросил:

– Попутчиков не берете?

– Отчего же не взять? – ответил возница. – Сидай.

Пользуясь моментом, я осмотрел обоих. Возница был сорокалетним мужчиной с бритым лицом, в широких штанах, в натертых салом сапогах, в серой рубахе навыпуск, в темном пиджаке и кепке. Широкий пояс охватывал рубаху, складки согнаны назад.

Поглядев на второго, я подумал, что как-то забыл, где нахожусь. Второй был татарином примерно тех же лет, что и возница. Одет похоже, только вместо кепки тюбетейка.

– Разрешите представиться. Виталий Мишин, инженер из Грозного.

– Понятно. То-то, я смотрю, у тебя загар нездешний. Меня Николаем Филипповичем зовут. Романовы мы. А это Ринат Ильич Гатауллин, – наблюдая, как я, отодвинув сено, положил корзину, представился возница.

– Приятно познакомиться.

– Куда путь держишь? – спросил Николай Филиппович, как только я устроился на заду телеги.

– В Казань.

– Добре, мы туда же направляемся.

– Это хорошо, а то ноги в кровь сбил, – довольно улыбнулся я и, подтянув ноги, стал массировать подошву, осторожно касаясь ссадин.

– Отчего так?

– А, – махнул я рукой, как будто дело плевое. – Подошва у сапога оторвалась, вот и выкинул. Думал, прикуплю в ближайшей деревне, да вот не получилось. Ничего, в Казани обуюсь. Просто не рассчитывал, что так быстро ноги собью. Хотел на пароходе доплыть. Но вот не успел.

– Городской… – не то ругнулся, не то констатировал факт возница.

– А шляпа? – спросил татарин, на русском он говорил чисто.

– Да ее еще три дня назад ветром на пароме сдуло. Ничего, до Казани доберусь, там все и прикуплю. Кстати, долго до нее?

– Вечером будем, – спокойно ответил возница.

– Может, я тогда посплю, а то глаза слипаются…

– Да спи, ты нам не мешаешь.

Уснуть мне не помешал ни тихий разговор попутчиков – судя по нему, они ехали на базар закупаться для дома и семьи, – ни скрип телеги и топот лошади.


– Виталий, просыпайся, обедать будем, – потрепал меня по плечу Николай Филиппович.

– Ага, – широко зевнув и потерев лицо, я сел и осмотрелся.

Стояли мы в открытом поле у дороги. Вокруг раскинулись бескрайние поля, чуть в стороне виднелись какие-то постройки, видимо, деревня, а правее нашего маршрута отчетливо были видны воды реки. По ней шел буксир, тащивший баржу. Видимо, у берега были приличные глубины.

Мои попутчики к этому времени успели расстелить на краю телеги кусок брезента и начали выкладывать снедь. Еще раз зевнув, чтобы прогнать остатки сна, я подтянул корзину и выложил все, что у меня было, кроме куска, который грыз – не надо им было видеть следы зубов. Это могло вызвать подозрения.

Взяв у Рината Ильича нож, я быстро нашинковал ломтиками сало, остатки немного подсохшего хлеба и луковицу.

По сравнению со мной, у деревенских стол был побогаче. Вареное мясо, свежий хлеб, вареные яйца, пирожки с мясом и картошкой, луковицы и кефир в кувшинах.

Присоединившись к пиршеству, я довольно быстро поел. Можно сказать, наелся. Убрав остатки еды обратно, мы продолжил путь, и я опять благополучно уснул.

Проснулся ближе к вечеру, сам – выспался. Привстав на локтях на качающейся телеге, осмотрелся. Попутчиков прибавилось – были еще две женщины, одна лет за пятьдесят, другая за тридцать. По виду мать и дочь.

– Добрый день, – поздоровался я.

– Здравствуйте, – вежливо ответили женщины.

– Николай Филиппович, когда прибудем?

– Да приехали ужо, вон, пригород видно. Через полчаса на месте будем.

– Хорошо. Вы сразу на базар?

– Не, мы к дочке, переночуем. Но тебе по пути, она недалеко от железнодорожного вокзала живет, там есть вещевой рынок.

– Это хорошо, спасибо.

– Тебе, Виталий, ночевать есть где?

– Да нет, я в Казани только проездом был.

– Можешь с нами переночевать. Дочка недорого возьмет.

– Почему нет? Я согласен.

– Добре.

Высадив на окраине обеих женщин – кстати, они за перевозку не платили – мы въехали на улицы древнего города.

Мне было интересно разглядывать город, переживший столько веков. Странные трамваи, машины, повозки, людей в древних одеждах – у многих она полувоенная. Внимательно приглядываясь к людям, я заметил, что большинство были в шляпах или шляпках. Простоволосых было мало, да и то в основном дети.

До дома, где жила дочка возницы, мы доехали минут за сорок. Николай Филиппович не обманул, вокзал был где-то неподалеку, я отчетливо слышал перестук и паровозные гудки. Зато с другой стороны промелькнули белые стены Кремля.

Въехав в тихий дворик, остановились у одного из подъездов. Дальше мы втроем распрягли лошадь, загнали телегу к стене сарая, а лошадь завели в сам сарай, дверь которого нам открыл внук Николая Филипповича, пацан лет восьми. Андрейка.

Договориться о постое действительно не составило проблемы. Отдав всего пятьдесят копеек за ночь, я умылся и свалился на выделенную лежанку. Несмотря на то, что успел поспать за время езды, вырубился я почти сразу.


– Виталий, ты просил разбудить тебя утром. Да и мне пора на работу.

Проснулся я сразу, как только Елена, дочка Николая Филипповича, коснулась моего плеча.

– Спасибо. Сколько времени?

– Семь утра уже.

Елена была вдовой. Муж, работник прокуратуры, погиб два года назад, утонул. Так что жила она с сыном в двухкомнатной квартире одна.

– Я тебе еды положила на кухне, позавтракай.

– Спасибо.

Быстро поел (попутчиков уже не было, они на базар сорвались в шесть утра) и, поблагодарив хозяйку, я собрал вещи и покинул приютивший меня дом.

К моему удивлению, не я один был такой босой, стайка мальчишек лет двенадцати, пробежавшая мимо с удочками, ничем от меня не отличалась. Даже штанины были так же подвернуты до колен. Потому, поправив рубаху под ремнем, и убрав складки назад, я подхватил корзину и зашагал в сторону железнодорожного вокзала – прежде чем совершать покупки, нужно узнать цены на билеты.

Своим видом да еще с корзиной в руках я напоминал отдыхающего, поэтому особого внимания не привлекал. Прогуливающийся по площади у вокзала милиционер – младший сержант, судя по треугольникам – только лениво скользнул по мне взглядом и продолжил патрулирование.

В кассы идти не пришлось, у входа на доске объявления висели расценки.

«Тэк-с, десять рублей до Москвы в купе и пять рублей на плацкартном. Хм, это дорого или дешево? Ладно, цены узнал, теперь на базар, там определимся».

Прежде чем идти на базар, я зашел в жаркое помещение вокзала и встал у кассы, где как раз покупала билеты в плацкартный вагон стайка девушек. К моему удивлению, они просто говорили, куда, и оплачивали, получая маленькие серенькие картонки билетов. Документы они не предъявляли. Воодушевившись, я узнал, когда ближайший поезд на Москву, вышел с вокзала и направился на базар. До четырех дня времени у меня полно.

Помня о билете, я отложил десять рублей, решив потратить остальное – семь рублей бумажками и два рубля мелочью.

Базар располагался недалеко, дошел минут за десять. Причем торговали там не только вещами, но и продовольствием из ближайших деревень.

Покрутившись, я продал корзину за сорок копеек – больше она не стоила – а обе бутылки по двадцать.

Подойдя к мужичку, торгующему поношенной одеждой, я надолго завис у него, щупая и пробуя товар. Мне понравились заметно ношенные, но еще крепкие сапоги, но продавец запросил за них аж десять рублей. Обычно такие стоили около пятидесяти рублей, как я узнал у соседей, но именно у этой пары, у одного из сапог, был разрыв на голенище, зашитый суровой ниткой. Походив по базару, я цены знал, даже в магазин заглянул, присматривался, поэтому сразу начал торговаться. Сбив цену до семи рублей двадцати копеек (тут продавец уперся и ни в какую не хотел уступать), я дополнительно вытребовал у него два куска фланели для портянок.

Быстро обувшись, раскатал штанины и заправил их в голенища – теперь то, что штаны короткие, в глаза не бросалось. Прошелся, пробуя обновку на ходу. Блин, как же зашибись ходить обутым! Можно было бы, конечно, купить полуботинки или вообще плетенки. Но мне требовалась обувь для долгих переходов, а эти сапоги, было видно, еще долго прослужат, хоть слегка и рваные. Я не привередничал, на что хватило, то и купил.

Денег фактически не оставалось, но за рубль я у того же мужика купил вполне приличного вида солдатский сидор. Расплатившись, бодро зашагал к продовольственным рядам, где купил два каравая, шмат соленого сала, пару луковиц, десяток вареных яиц, два соленых огурца и шесть пирожков с капустой. В магазине взял две бутылки с газированной водой.

Убрав все в сидор (на нож денег не хватило, но если что, у соседей спрошу, не один же поеду), я направился к выходу с базара.

Времени было часов десять, может, пол-одиннадцатого, поэтому, сходив на вокзал и купив билет в плацкартный вагон, я вернулся к базару и, устроившись на лавочке в тени дома, положил рядом сидор, достал купленную газету и принялся изучать ее.

«Так, с годом я не ошибся. Газета сегодняшняя, шестнадцатое июня тысяча девятьсот сорок первого года. Почитаем, про что тут».

Внимательно изучив все колонки, прочитав их по нескольку раз, я сложил газету и, развязав сидор, убрал ее – пригодится, туалетной бумаги у меня нет.

«Получается, через шесть дней начнется война. Предупредить я местных все равно не успею, так что смысла нет, но вот будущую обстановку более-менее знаю, спасибо книгам альтернативщиков: если напишу письмо, что будет в первые дни войны – они почитают и отложат под скатерть; но второе письмо заставит их задуматься. Решено, сажусь на поезд, он как раз девятнадцатого придет в Москву, там беру сразу до Минска или до Киева и еду дальше. Надеюсь, успею до начал неразберихи на дорогах».

Откинувшись на бревна сруба, в тени которого сидел, я стал лениво рассматривать прохожих. Изучал их движения, как одеты, как ходят, как общаются друг с другом. Манеру речи. Буквально через пару минут мое внимание привлекло оживление метрах в двухстах, с другой стороны площади. Подхватив сидор, я направился к толпе.

Протиснувшись в первые ряды, я ностальгически улыбнулся. Тут оказался обычный лохотрон, только вместо шарика и стаканчиков было три карты, которые ловко и быстро перемещал улыбчивый паренек.

Поглядев, как разувают доверчивых сельчан, я вышел из толпы и, попив холодного кваса, что с деревянной бочки на колесах продавала полная тетка, отошел в сторону, к кустам, где, присев на кирпич, стал с интересом наблюдать за лохотронщиками.

Буквально через полчаса мое ожидание было вознаграждено. Я заметил, как в плотной толпе, шумевшей где восторженно, где возмущенно, замелькали юркие парни-карманники.

– Ловко, – пробормотал я, заметив, что все украденное, пройдя несколько рук, оказалось у парня лет двадцати шести, который, развернувшись и оставив на своем месте другого, направился куда-то в сторону ближайших подворотен. Он явно шел сбрасывать добычу.

Посмотрев ему вслед, я подхватил сидор и отправился за ним. У меня появилась идея ограбить воров.

А что? В милицию они точно не побегут жаловаться, а мести я не боялся, так как в четыре меня здесь уже не будет.

Парень был тертый и преследование заметил сразу, так как кроме меня в ту же сторону шли только две девчонки-пионерки.

Заметив, как он юркнул в ближайшую подворотню, я заторопился. Не хотелось упускать потенциальную жертву.

Так, бегом следуя за парнем, я вдруг оказался в глухом парке где-то рядом с вокзалом – были слышны близкие паровозные гудки и шум составов. Остановившись у тополя, парень поджидал меня, хмуро разглядывая.

«Оп-па, да он не один!» – мысленно протянул я, заметив быстрые движения за деревьями. Меня окружали.

– Ну че, филер, решил взять Ваньку Рыжего? – ощерился преследуемый в отличных, надо сказать, сапогах.

«Трое», – понял я, скинув сидор с плеча на прелую листву.

– Рыжего? – озадаченно переспросил я, поглядывая на черную как смоль шевелюру парня.

– Рыжье люблю, – снова усмехнулся тот, показывая ровные белые зубы.

Быстро оглядевшись, я прикинул расстановку сил. Спереди Рыжий, с левого боку подходил один из карманников, сзади, играя финкой в левой руке, плотный парень моих лет. Вот он был рыжим.

«Рыжий явно левша, не очень хорошо, но и сложного ничего нет, карманник больше для понта играет ножичком, неумеха… А вот это плохо», – подумал я, заметив, как главарь откинул полу пиджака и достал наган.

Пришлось действовать мгновенно. Стоял я в четырех метрах от него, поэтому, когда он демонстративно медленно достал револьвер, метнулся вперед и пробил ему прямой в кадык сложенными пальцами. Удар назывался «копье». Этот не жилец, поэтому, развернувшись – наган мне был не нужен – я шагнул к рыжему.

Глухо выругавшись, тот очертил ножом перед собой широкий полукруг и встал в защитную стойку.

– Тоха, подходи к нему с боку, – велел он мелкому.

– Ага, – опасливо посматривая на меня, карманник стал медленно обходить меня. Кроме ножа у того в пальцах другой руки был зажат обломок опасной бритвы. Рабочий инструмент, можно сказать.

Медлить было нельзя, поэтому я атаковал рыжего. Отбив довольно ловкий выпад, нанес лбом мощный удар в переносицу, от которого противник поплыл. Карманник, надо отдать ему должное, несмотря на явный испуг, бросился в атаку, выставив вперед нож, поэтому налетел на прямой удар моей левой ноги и упал, судорожно закашлявшись.

Ударом в висок вырубив рыжего, я подошел к скулившему мелкому и ногой откинул нож и обломок бритвы, после чего прямым в лоб погасил сознание карманника.

Дальше начался сбор трофеев. Первым делом я подобрал оружие. Наган меня разочаровал. Нет, он оказался вполне новым и рабочим, хоть и не чищенным, но проблемой было то, что патронов к нему не имелось. Ни в карманах убитого, ни в барабане. Короче, грозная, но игрушка. А вот с ножами был даже перебор. Пять штук. Тесак с тридцатисантиметровым лезвием отправился в сидор. Туда же – две финки и один складной ножик. Другой складник, получше, я убрал в карман.

Потом, охлопав тела, собрал другие трофеи. Помимо шести бумажников нашлась еще отдельная пачка денег и около десяти рублей мелочью. Кроме этого, я стянул с Рыжего и сапоги. Были они отличные, командирские, яловые. Более того, у главаря оказался один со мной размер, сорок второй разношенный.

Быстро собрав все бумажные деньги, я пересчитал получившуюся пачку. Сто семьдесят шесть рублей. С мелочью вышло сто восемьдесят три рубля восемнадцать копеек. Это еще не считая трех резервных рублей, что у меня остались после покупок.

Посмотрев на пачку в своих руках, я решил закупиться по максимуму, все равно скоро они не понадобятся. Связав двух карманников, чтобы они не сразу смогли освободиться, я протер бумажники от пальчиков и, закинув потяжелевший сидор на плечо, направился обратно к базару.


– Что-то еще хотите купить, товарищ? – спросил тот же продавец, у которого я приобрел сапоги и сидор. На новенькие сапоги он посмотрел с интересом, не более.

– Да, я себе вот купил другие, получше, хотелось бы вернуть вам обратно эти сапоги.

– Пять рублей, – быстро сказал продавец.

– Что?! Да я их у вас за двадцать купил, – возмутился я, с удовольствием приступая к торговле.

Через двадцать минут, отдав сапоги за шесть рублей, осмотрелся и тихо произнес:

– Я еще хочу переодеться. Вон те синие командирские галифе, что у вас под прилавком, почем?

Я особо не торопился, за час купил синие командирские галифе и зеленую, тоже командирскую, из хорошего материала гимнастерку с уже подшитым белоснежным подворотничком. Все это было ношеным, но почему-то открыто не продавалось, только из-под прилавка. Видимо, был запрет на продажу военной формы и амуниции. Но продавец, поняв, что я серьезный клиент, не только помог мне переодеться, но и показал на старичка, что сидел через шесть прилавков, сообщив, что тот поможет с амуницией.

Тут многие мужчины носили полувоенную одежду, это внимания не привлекало. Кроме формы я купил шелковое белье, рубаху и кальсоны. У продавца были только из обычного материала. Но подумав, как мне все это натирать будет, я договорился о шелковом, причем новеньком белье. Тоже из-под прилавка, новенькое, но дорогое.

Сзади была небольшая примерочная, там я и переоделся, даже новенький командирский ремень со звездой на пряжке, купленный у соседа-продавца, пришелся впору. Согнав складки гимнастерки за спину, я притопнул сапогами, провел рукой по галифе и вышел из примерочной.

– Вот. Сразу другой вид. И выправка, и форма выдает командира. Кем служили? – спросил продавец.

– Пулеметчиком был.

– Тогда вам эту фуражку, тут с пехотным околышком.

Как и гимнастерка, фуражка не имела воинских знаков, хотя на околыше был выгоревший след от звезды. Примерив ее, я отрицательно мотнул головой, возвращая – мала. А вот другая, та, что поновее на вид, пришлась впору. Продав старую одежду за три рубля, купил метровый кусок чистого холста и, спросив у продавца ножницы, разрезал его на два квадрата. Будет теперь, куда завернуть еду и оружие. Также взял запасные портянки. За все уплатил пятьдесят девять рублей, хотя до торгов просили семьдесят.

Пройдясь по базару, осторожно подошел к нужному старичку, что продавал воинскую справу – ложки, котелки, фляги, ремни, ножи и принадлежности для чистки оружия. Хотя на прилавке всего этого не было, старичок для вида продавал ремкомплекты для швейных машинок, нитки и всякую дребедень.

– Добрый день, я от Семена, – подбородком указал на продавца, что торговал одеждой.

– Что вы хотели?

После того как я объяснил, старик пропустил меня за прилавок, показать, что было сложено в сумках и на полке, скрытой от покупательских взглядов – вдруг там стукач ментовский есть. Я уже понял, что все это продавалось незаконно.

У него я задержался, рассматривая ассортимент.

– Что именно интересует? – спросил дед.

– Хм. Эти наплечные ремни к моему ремню подойдут?

– Да, конечно. Вот тут система крепления. Видите? Двойной прошив.

– Хорошо. Беру. Также мне нужна фляга, кружка, ложка, вилка, походный котелок и пошивочный инструмент. Это котелок?

– Да, все новенькое, сын привез.

– Показывайте. Это прибор для бритья? – пощупав щетину на лице, спросил я и ткнул пальцем в небольшой кошель. – Там все? Тогда и его тоже.

Дед из-под прилавка достал зеленый прямоугольный предмет. Откинув крышку, показал, что это. Этот котелок напоминал тот, что был у нас в армии, цеплялся он к поясу, был литра на два с половиной. Сверху крышка, которую можно использовать как тарелку для второго. Напоминал современный, привычный мне, но немного другой формы.

Внутрь котелка легко уместились и кружка, и ложка. Туда же я отправил кулек с солью.

Убрал все в сидор, набив его до отказа, и расплатился с дедом (двадцать рублей – блин, дорого!), закинул сидор на плечо и зашагал к вокзалу. Обед уже прошел, был час дня, так что можно подкрепиться в привокзальном ресторане и протянуть время до отхода поезда.

При выходе на привокзальную площадь я едва не столкнулся с рыжим, который, отсвечивая лиловым пятном на скуле и начавшими заплывать глазами, пронесся куда-то в сторону рынка. На меня он даже не посмотрел. На площади было много военных, десятка три точно.

Плотно пообедав в привокзальном буфете (хотя на мой взгляд, два с половиной рубля все же многовато), я прошел через здание вокзала и, найдя свободное место на одной из лавок, стал ожидать прибытия поезда. Я знал, что он будет стоять на втором пути.

Поглядывая на большие вокзальные часы, думал о том, что надо бы купить наручные, но никуда идти не хотелось. Ворье наверняка своих уже на ноги поставило, ищет, кто их предводителя убил и на бабки опустил. Ничего, прибуду в Москву, куплю билет до Киева и, если будет время, добуду часы.

Пригревшись под солнцем, я через часок услышал шум приближающего состава. Сбив фуражку с носа на затылок, потянулся, выпрямил ноги и широко зевнул, хотя спать не хотелось.

Пшикая паром из-под колес, паровоз протащил состав и, поскрипывая тормозами, подогнал его к перрону.

– Похоже, мой, – пробормотал я.

– Не только твой, и наш тоже, – хмыкнул кто-то рядом.

Повернув голову, я увидел рядом на скамейке двух лейтенантов с танками в петлицах.

«Точно, в Казани же танковое училище. Похоже, оперившаяся молодежь вылетела из своего гнезда».

– В Москву? – спросил я.

– Пересадка у нас там, – кивнул один из лейтенантов. – Лейтенант Григорьев. Александр.

– Виталий Мишин, лейтенант запаса, – последнее я добавил, чтобы пояснить отсутствие знаков различия. Таких в запасе за все пребывание на вокзале я видел двоих. Один – командир вроде меня, другой, похоже, из сержантского состава.

– Руслан Ибатуллин, – протянул руку второй.

– Ну что, идем? – спросил Григорьев.

– Он тут стоять будет с полчаса, так что успеем, – ответил я. Продираться сквозь выходящих пассажиров мне не хотелось. – Минут через десять можно идти устраиваться, поспокойней будет.

– А вы кем были? – спросил Григорьев.

– Командир пулеметного взвода.

Я сам не знаю, почему представился командиром пулеметчиков, хотя думаю, просто так, от балды, благо в этом оружии немного понимаю. Даже читал очерк о боевом применении во время финской войны пулеметов «максим».

– А почему в запас ушли?

– Я «пиджак».

– Что?

– «Пиджаками» называют не кадровых командиров, а тех, кто пришел после военной кафедры. Так понятно?

– Да, – кивнули молодые.

– Я три года на физматематическом факультете отучился, а тут комсомольский набор. Дали младшего лейтенанта, и пошел служить. За два года успел лейтенанта получить, как раз месяц назад, перед тем как в запас ушел. Вот хочу восстановиться и продолжить учебу.

– Понятно, – опять, как болванчики, кивнули мои собеседники.

«Уф-ф, вроде пошло. Прошла деза. Если что, есть версия, кто я и откуда», – подумал я, облегченно вздохнув.

– Кстати, можно идти, перрон посвободнее стал, – кивнул в сторону поезда, который состоял из трех купейных вагонов, вагона-ресторана и шести плацкартных за ними.

Командиры подхватили фанерные чемоданчики с оббитыми железными уголками углами, а я свой сидор.

У танкистов был третий купейный вагон, у меня пятый плацкартный, сразу за вагоном-рестораном, поэтому, попрощавшись, мы разошлись.

– Билет, – протянула руку женщина в форме. – Ваше место седьмое, проходите.

Проходя по узкому коридору, я рассматривал попутчиков: кто устраивался, кто спал, а кто играл в шахматы. Дойдя до своего места, я кинул сидор в изголовье. Место у меня оказалось внизу. Вместе со мной ехали женщина с трехлетним мальчишкой и старый дед. Видимо, семья. Обращались они друг к другу по именам. Старик, немного помявшись, попросил поменяться местами, тяжело ему было забираться на верхнюю полку. Подумав, я легко согласился.

Представившись, я скинул сапоги, вместе с портянками убрал их под нижнюю полку (запах, конечно, появился, но не такой ядреный, как я ждал), убрал фуражку за сидор и лег, прикрыв глаза. Постельное белье еще не выдали. Как сказал дед, его будут выдавать, когда поезд тронется, поэтому я спокойно мог отдохнуть.


Не спеша поезд шел на Москву, в вагон-ресторан я не ходил, питался своими запасами, только чай просил у проводницы во время остановок. Титана тут не было, так что горячую воду брали на станциях. Ехали мы, как я уже говорил, не слишком быстро, можно сказать, без особых проблем и, по словам проводницы, на следующий день к обеду должны были прибыть в Москву. Однако утром девятнадцатого я все-таки вляпался в неприятности. А дело было так.

Весь мой сухпай закончился, да и горяченького захотелось – борща там или щей – поэтому решил плотно пообедать в вагоне-ресторане, чтобы до Москвы хватило.

Пообедал без проблем, но меня подвела моя же наблюдательность. Прикончив второе, я оторвался от тарелки, взял стакан с подстаканником, откинулся на спинку кожаного сиденья и стал лениво попивать чай с печеньем.

Мое внимание привлекла компания из капитана-артиллериста и двух гражданских, которые уже с утра гужбанили за соседним столиком. Капитан уже поплыл, было видно, как он полусонно почмокал губами и захрапел, уткнувшись лбом в окно. Сидевший рядом парень быстро обшмонал капитана и, когда разворачивался, наткнулся на мой взгляд. Другим со стороны было ничего не заметно, но с моего места рассмотреть руки в карманах капитана было возможно.

Парни сделали вид, что ничего не произошло, лишь изредка незаметно бросали на меня взгляды. Допив чай, я поставил стакан на столик и направился обратно.

Подойдя к двери, заметил в остеклении, что парни быстро меня нагоняют.

«Убрать свидетеля решили, ну-ну. Ствол у них точно есть. Что-то топырилось у одного за поясом, а работать будут наверняка ножами. Ну ворье!..»

В тамбуре было пусто, поэтому, подойдя к двери, что вела наружу, я проверил, открывается ли она. Оказалось, закрыта. Ничего, что-нибудь придумаем. Стоял я спиной к двери в вагон-ресторан, наблюдая за ней по отражению в стекле.

Парни сработали быстро, даже профессионально, атаковали они сразу. Не задумываясь.

Резко уйдя в сторону, я рукой отбил удар, перехватил кисть и обратным вывертом насадил бандита на его же нож, одновременно ударом стопы сломав второму ногу ниже колена. Я таким ударом доски ломаю, что уж тут говорить о хрупкой человеческой кости?

Двумя ударами добив порезанного, подскочил ко второму и, ухватив его за голову, резко дернул в сторону Всегда хотел это попробовать, как в кино. Послышался хруст ломающихся позвонков. Я тут же пожалел, что так плотно позавтракал, но все-таки сдержался. Судя по запаху, у того, которому сломал шею, ослаб кишечник, стало отчетливо пованивать. Как мне говорили опытные бойцы, при переломе позвонков всегда освобождается кишечник, тут ничего не поделаешь, теперь я в этом убедился лично.

Времени не было, поэтому я быстро обыскал трупы, убрав трофеи в карманы (все не уместилось, пришлось содрать с одного из бандитов пиджак и завернуть находки в него). При поисках я обнаружил изогнутый штырь с треугольным концом, в котором не сразу опознал спецключ для вагонной двери, который меня изрядно порадовал. Я уж думал, как все это объяснять, если меня застукают. А что на меня быстро выйдут – это сто процентов, а тут такой подарок.

Открыв дверь, я выкинул оба трупа на насыпь. Мне повезло, что ни пока мы дрались, ни пока я избавлялся от тел, через тамбур так никто и не прошел. Выдохнув, сделал из пиджака сверток и задумался, куда его девать. В руках не понесешь, сразу соседи приметят. Спрятать? Так вроде некуда.

В это время через тамбур прошла стайка девушек. По-моему, даже та, которую я видел на вокзале. Стоял я к ним спиной, держа сверток из пиджака перед собой, поэтому они его не видели.

Как только девушки прошли, я развернулся, чтобы пройти в свой вагон, но заметил блеск клинка. «Черт, финка второго, как я ее не заметил? Как ее девчонки не увидели?! Повезло, наверное».

Подхватив финку, убрал ее к остальным вещам бандитов. Сделав из пиджака малопонятный сверток, я вышел из тамбура и прошел в вагон. Пройдя до своего места, подхватил заметно похудевший сидор и направился к туалету, это было единственное место, где можно уединиться. Отстояв очередь, вошел в пахнущее помещение, быстро оправился и развязал горловину сидора.

Развернув сверток, переложил добычу в вещмешок, а пиджак выкинул в открытое окно. Несмотря на то, что управился быстро, на меня все равно ворчали, что долго сидел на толчке.

Стянув сапоги, я опять лег на свою полку и, закинув руки за голову, стал мысленно пробегаться по вещам, составляя список. У бандитов было:

два пистолета. Вернее, наган и ТТ. Причем к ТТ был запасной магазин и четырнадцать патронов россыпью. К нагану с пять десятков патронов – времени считать не было;

финка, что я подобрал с полу, и складной нож (скоро из ножей бандитов коллекцию собрать можно будет);

два паспорта, принадлежащих нападавшим. Изучить их я не успел;

россыпь денег и две пачки десяток в банковской упаковке. Получается, больше двух тысяч;

пачка из трех десятков удостоверений командиров Красной Армии. Кроме них несколько паспортов, командировочные удостоверения, справки и продаттестаты на те же имена, что и в удостоверениях. Было с десяток партийных и комсомольских билетов;

наручные часы марки «Восток»;

карманное зеркальце и два платка;

спички и сигареты – я не взял;

спецключ для вагонных дверей.

Это все, что было в карманах напавших. Кстати, на одном из удостоверений были темные пятна, подозрительно похожие на кровь. Явно эти два бандоса охотились именно за командирами, причем нужны им были именно удостоверения. Странно. Немного успокоившись и дождавшись, когда сердце перестанет скакать, я сполз со своего места, оставив сидор, и направился обратно в вагон-ресторан. Капитан, которого обчистили нападающие, все еще был на месте, с ним как раз возилась одна из официанток. Заметив, что из-за соседнего столика поднимаются двое командиров, явно собираясь ей помочь доволочь капитан до его купе, я подскочил первым и предложил свою помощь.

– Спасибо, а то уж больно он тяжелый, – слабо улыбнулась девушка, с заметным презрением глянув на пускающего пузыри капитана.

– Ничего.

– Василий из нашего купе, давайте мы его доведем, – прозвучал рядом голос.

Придерживая капитана, я посмотрел на майора и стоявшего за его спиной старшего лейтенанта.

– Нужна помощь? – спросил я, передавая капитана его попутчикам.

– Справимся, – мотнул головой майор. – Странно, что он так наклюкался, на него это не похоже.

– Я видел, как он выпивал с двумя гражданскими, вид у них был подозрительный. Может, снотворное? Обокрали? – спросил я.

– Сейчас проверим. Лейтенант, подержите его.

Пока старлей придерживал капитана под мышки, майор под взглядами посетителей вагона-ресторана быстро того ощупал, похлопав по карманам.

– Какие-то проблемы? – к нам подошел лейтенант с васильковым околышем на фуражке. Явно гэбист.

– Странно, документы он обычно держал в кармане френча, вон клапан расстегнут, а тут почему-то в кармане галифе. Насчет денег не скажу, но их явно было больше, – озадаченно ответил майор, рассматривая документы, которые я успел подсунуть, когда принимал тушу капитана у официантки.

– Наверное, мне показалось, если все на месте, – пожал я плечами.

– Не знаю. Странно все это. Ладно, мы сами его донесем. Пошли, Воронцов.

Видимо, гэбиста удовлетворил ответ. Он кивнул и вернулся к своей компании, гулявшей за одним из столиков.

Проводив их взглядом, я довольно хмыкнул и вернулся в свой вагон, остаток дороги пролежал на полке.


Когда поезд подошел к перрону на Казанском вокзале Москвы, я надел фуражку, поправил одежду и, повесив сидор на одно плечо, вышел из вагона.

Спокойно покинув вокзал, я нашел пролетку – свободных такси не было – и велел вознице везти меня на Киевский. По дороге, заметив магазин, попросил остановиться возле него и приобрел тетрадь, карандаш и два больших конверта.

На Киевском вокзале купил купейный билет до Ровно и направился в зал ожидания. Найдя неприметный закуток, достал паспорта и удостоверения, после чего быстро их осмотрел. Сомнения не было, шла охота именно на командиров. Мое внимание привлек военный билет, принадлежавший двадцатичетырехлетнему лейтенанту запаса Виталию Михайловичу Фролову. Судя по записи, был он командиром взвода ПВО-ПТО. Причем «пиджаком» – я нашел отметку военной кафедры математического факультета.

Кроме военного билета среди документов нашлись паспорт и комсомольский билет на то же имя. Все документы, кроме комсомольского билета, имели черно-белые фотографии не лучшего качества. Присмотревшись, я понял, что этот Фролов очень на меня похож. Среднее, ничем не примечательное лицо, такое же, как и у меня.

Запомнив все данные тезки, убрал бумаги в нагрудный карман френча. Теперь у меня имелись документы. Даже описание практически совпадало. Цвет волос, телосложение и так далее. По ним я вполне подходил, только глаза у меня были синие, а у Фролова серые. Особые приметы отсутствовали. В общем, свезло мне. Если только на знающего Фролова нарвусь, но это вряд ли.

Достав часы, выставил их по вокзальным и застегнул коричневый ремешок на левой руке. Теперь хоть со временем путаться не буду, хороший трофей.

В небольшом помещении почты, где был стол, я занялся правописанием. Сперва в отдел НКВД, потом на имя товарища Иванова в Кремль.

В госбезопасность я отправил скорее доклад, чем рассказ. Без указания своего имени, только описание произошедшего и свои мысли. Не забыл указать, где примерно сбросил тела напавших. Убрав в первый конверт все найденные у бандитов документы, кроме тех, что забрал себе, я заклеил конверт и написал на лицевой стороне: «В Центральное управление НКВД». Ничего, почтальоны разберутся, куда и кому.

После чего я начал писать письмо Сталину, первым делом указав день и время начала войны. Дальше описал задачи немецких войск и главные места прорывов. Заметив, что до отправления осталось всего десять минут, быстро поставил дату, убрал исписанные листы в конверт и, хотел было закрыть, но потом вырвал из тетради еще один листок и написал: «Это то, о чем вы думаете (5 марта 1953 года)». После чего заклеил конверт и надписал: «Кремль. Товарищу Иванову».

Выбежав из почты, я бросил оба конверта в почтовый ящик и побежал на перрон, держа в руке картонный серый квадратик билета.

– Черт! – воскликнул я, заметив, что состав уже тронулся.

Быстро догнав свой вагон, запрыгнул на подножку и, протиснувшись мимо улыбающейся проводницы, подал ей билет, поправляя лямки сползающего с плеча сидора.

– Проходите. Ваше купе пятое, место девятнадцать. Белье сейчас возьмете?

– Ага, спасибо.

– Тогда пройдемте.

Устроившись в купе и познакомившись с попутчиками (вот же повезло, все оказались командирами Красной Армии), я расстелил матрас и белье, после чего предложил отметить знакомство.

– Извините, товарищи командиры, закупиться не успел, едва на поезд не опоздал, так что предлагаю пройти в вагон-ресторан, – сказал я соседям.

– Да у нас с собой, не волнуйся, все равно скоропортящееся, так что рубанем, а потом уже можно и в ресторан, – отмахнулся один из попутчиков в звании майора.

Из трех попутчиков он был старшим по званию. Командир стрелкового полка майор Стрельников, беловолосый крепыш лет тридцати двух – тридцати трех в ладно пригнанной форме. Второй оказался старшим политруком Вячеславом Запольским, корреспондентом армейской газеты «Звезда». Третий – молодой лейтенант-артиллерист, только что из училища, Сергей Петров.

– Ты, смотрю по нашивкам на рукаве, послужить успел? – спросил Стрельников.

– Лейтенант запаса, зенитчик, – представился я.

– Что за орудия? Тяжелые?

– Нет, ПВО-ПТО.

– А, скорострелки, – нарезая хлеб, хмыкнул майор.

Больше за время пути, к моему огромному облегчению, к моей якобы службе не возвращались, ехали спокойно.

Мне было интересно следить за поведением командиров, вот только пристрастие майора к алкогольным напиткам немного напрягало, но мне повезло – остальные оказались трезвенниками. У старшего политрука я заметил потрепанную книжечку-методичку. Она описывала знаки различия Красной Армии и Флота. Попросив ее изучить, мол, вспомнить материл, незамедлительно получил ее от Запольского – он, оказывается, и сам часто ей пользовался. Кроме того, я научился бриться опасной бритвой и править ее ремнем. Это сложно, поверьте мне, особенно в качающемся вагоне.


Начальнику Алексеевского районного отделения милиции капитану Ермолову от участкового милиционера старшины Ветрова.

Довожу до вашего сведения, что следов голого мужчины (словесный портрет прилагается), обнаруженного школьницами Зинаидой Ветровой и Марией Никашиной, не обнаружено. При опросе установлено, что, по сообщению Андрея Пермякова, у него пропали штаны серого цвета, синяя рубаха и ремень, когда он с женой купался в период времени между 20:30 и 21 часом в колхозном пруду. По показаниям Андрея Пермякова, велосипеды, которые стояли у обрыва, упали в воду, отчего штаны и рубаху, возможно, унесло течением, ключи остались. На месте, под водой, были обнаружены только кепка и пиджак. Ботинки находились на берегу. Деньги из пиджака, включая железную мелочь, пропали. По словам Пермякова, украсть вещи и деньги могли ребятишки-рыбаки, которых он до этого согнал с озера. Проведенное расследование показало, что дети, а именно… к этому непричастны. Также довожу до вашего сведения, что на следующий день рано утром жители села Рыбная Слобода Николай Филиппович Романов и Ринат Ильич Гатауллин, направляясь в город Казань на телеге, подобрали незнакомого парня (словесный портрет прилагается) и довезли его до города. (Показания снял участковый милиционер младший сержант Еремин.) Где незнакомец, представившийся как Виталий Мишин, житель города Грозного Чечено-Ингушской АССР, после того как переночевал у дочери Романова и ушел, больше его никто не видел. Словесный портрет совпадает с тем, что указали школьницы, одежда, по описанию Романова и Гатауллина, схожа с той, что пропала у Пермякова.

Вывод: на территории Алексеевскою района был ограблен неместный житель. Причина, почему он не пришел в райотдел милиции, неизвестна.

20.06.1941 г. Старшина Ветров.

Резолюция:

Отправить все материалы по Виталию Мишину в Казанский отдел НКВД.

Начальник Алексеевскою районного отделения милиции капитан Ермолов.


Ночью мы проехали Киев, а рано утром нас разбудили взрывы и резкое торможение состава.

– Из вагона! – заорал я, спрыгивая со своей полки. Нахлобучив фуражку, схватил в одну руки сапоги, а в другую сидор, на ходу пытаясь найти в кармане галифе спецключ.

Гурьбой мы добежали до тамбура, открыли моим ключом дверь и, вывалившись на насыпь, скатились вниз.

– На второй заход идут! – крикнул я, заметив, что три «лаптежника» закладывают вираж. Так мы и рванули подальше от поезда в чистое поле. К сожалению, леса вблизи не было. Пока бежали, я потерял своих спутников, смешавшихся с другими пассажирами.

Отбежав метров на триста, упал в траву и, подтянув сапоги, стал быстро наматывать портянки. Обувшись, снова подхватил сидор и рванул дальше. Должен сказать, я не один был такой бегун, меня обгоняли многие пассажиры. Видимо, это заметили и немецкие пилоты, так как на третьем заходе они прошлись пулеметами по обочинам и полю.

Подняв голову, я посмотрел на дымящуюся ямку в трех метрах. Снаряд, выпущенный из пушки штурмовика, оставил разрыхленную ямку сантиметров десять глубиной и чуть-чуть не достал до меня.

Привстав, огляделся. Самолеты удалялись, свое дело они сделали. Паровоз был разбит прямым попаданием бомбы, несколько вагонов горели. Те из пассажиров, кто уже пришел в себя, потерянно бродили, рассматривая убитых и раненых.

Сплюнув, я развязал горловину сидора и, достав флягу, сделал пару глотков, после чего прицепил ее к поясу. Повесив вещмешок обратно, направился в ту сторону, куда шел поезд. Делать мне тут было нечего.

Посмотрев на чистое небо, я глянул на часы. Пять утра, видимо, мы нарвались на свободных охотников, были такие эскадрильи, работающие по подвижным составам, или эти трое просто пролетали мимо и развлеклись.

Отойдя на шесть километров, я сел на рельсы и, положив рядом сидор, стал доставать оружие. Одна финка ушла за голенище сапога, остальные остались в вещмешке – ножен не было. Еще пришлось повозиться с пистолетом и револьверами, все они были нечищеные и незаряженные.

С наганами я справился быстро, один заряженный ушел обратно в сидор, другой я сунул в карман галифе, а вот ТТ вызвал некоторые затруднения. Ничего, с «Макаровым» справлялся и с этим разберусь. Как бы то ни было, через полчаса зарядил пистолет и заткнул сзади за пояс.

Позавтракав остатками купленной на последней станции еды, продолжил путь по шпалам.

Самолеты часто пролетали или надо мной, или чуть в стороне. К моему удивлению, летали не только немцы, но и наши. Видимо, еще не всю авиацию у нас выбили. Да много ведь летало. Далекие дымы были видны со всех сторон, ближайший сзади. Со стороны состава.

Где-то к обеду я заметил впереди лес и даже, кажется, мост через реку. При приближении понял, что не ошибся.

– Стой, кто идет? – окликнули меня через час, когда я подошел к мосту.

– Лейтенант запаса Фролов. Следовал в Ровно на поезде. Да разбомбили нас километрах в двенадцати отсюда, – спокойно ответил я.

Теперь я видел маленький окопчик чуть сбоку, ствол «дегтяря» с блином диска наверху и две зеленые каски. В ста метрах дальше виднелись бетонный холм дота и заграждения из колючей проволоки.

– Стой на месте!

– Понял.

Ждать долго не пришлось, буквально через минуту подошел наряд из трех бойцов с младшим лейтенантом во главе. У всех были черные петлицы с эмблемами железнодорожных войск. Это было странно, я читал, что такие сооружения охраняли войска НКВД.

– Документы! Почему пешком? Куда следуете? – засыпал меня вопросами младлей.

– Поезд разбомбило, у вас связь есть? Сообщите в ближайший населенный пункт, пусть помощь отправят, – ответил я, протягивая паспорт.

– Почему в форме? – изучив документ, спросил он.

– В запасе.

– Военный билет, – снова протянул руку младший лейтенант. Его он изучал дольше, судя по тому, как пару раз изучающе посмотрел на меня, сравнивал фото и лицо.

– Через этот мост пропустить мы вас не можем. Запретная зона. Но могу сказать, что в двух километрах есть автомобильный, – махнув рукой влево, сказал наконец летеха. Видимо, проверка прошла удачно.

– Спасибо. А насчет поезда?

– Передадим, не волнуйтесь. Утрешний на Ровно?

– Да.

– А мы гадали, почему он не прошел. Бомбили?

– Паровоз вдребезги. Несколько вагонов горело. Много убитых и раненых. Пока им оказывали помощь, я пошел за подмогой.

– Понятно… Значит, все-таки война, – едва слышно пробормотал он.

– Мост в той стороне?

– Да, идти вдоль берега, пока не упретесь.

– Ясно, спасибо. Кстати, до города далеко?

– До Ровно, почитай, километров сто будет. По пути только села.

– Ничего, найдем попутную машину.

– Удачи.

– Спасибо.

Повернувшись к охране спиной (наган я убрал в сидор, положив ТТ в кармане галифе), спустился с откоса и направился в указанном направлении.

Что меня больше всего удивляло, так это что как только я отошел от поезда, кроме постоянно гудящих в небе самолетов и охраны на мосту, не встретил ни одного живого человека. Можно сказать, беззаботная прогулка, если бы не то, что вокруг шла война, и не простая, а та самая, Отечественная.

Даже подойдя к шестидесятиметровому трехпролетному деревянному мосту, перекинутому через тихую речку, и то встретил тишину и ленивый окрик часового. Судя по количеству бойцов, мост охраняло едва ли больше отделения. Тут тоже не было войск НКВД, обычная махра, видно по петлицам.

– Стой, кто идет?

– Путник, мне нужно в Ровно.

– Стойте на месте и ожидайте командира, – стоявший в двадцати метрах от меня невысокий красноармеец всем своим видом выдавал, что принадлежит к матушке-пехоте.

– Жду.

В это время со стороны Ровно показалась черная точка, и когда ко мне подошел старший сержант, мимо на большой скорости пролетела «эмка», оставляя за собой шлейф пыли.

– Часто у вас так? – спросил я сержанта, проводив машину взглядом.

– Вторая, минут двадцать назад тут сразу три проехало. Спасаются начальники, – хмыкнул сержант, изучая мои документы. – В Ровно?

– Да.

– Причина посещения?

– Хотел друга навестить, но похоже, придется снова на службу возвращаться. Там ближайший военкомат.

– С попутной машиной помочь?

– Если не трудно.

– Тогда пойдемте, своим я скажу, они тормознут, если кто в ту сторону поедет.

– Спасибо, сержант.

Я не ошибся, мост едва ли охраняло больше десятка бойцов. С той стороны, с которой я пришел, находился пулемет Дегтярева, а с этой, со стороны Ровно, в большом окопе стоял ДШК на зенитном станке.

– Сменами службу несете? Что-то вас мало, – спросил я, устраиваясь рядом с сержантом на обочине.

– Должны были сменить в семь утра, да все нет и нет.

– Понятно. То, что война началась, уже знаете?

– Войска тут проходили, сообщили, – кивнул сержант. – Ничего, умоются кровью, наши как вдарят!

Меня несколько поразила такая уверенность и спокойствие сержанта, но свои мысли я удержал при себе, решив сменить тему:

– Я от разбитого поезда сперва к железнодорожному мосту вышел, так от них услышал, что немцы у границы два моста целехонькими захватили. Знаешь, как?

Решился я на этот рассказ по одной причине – дать понять, что война не шутка и малой кровью тут не обойдешься.

– Как? – заинтересовался сержант.

– Представляешь, подъехали на наших ЗИСах, в нашей же форме и ударили в упор из автоматов. Мосты бойцы НКВД охраняли, но даже они ничего не смогли сделать. Там через час стрелковый батальон подошел и с ходу отбил мост, так и узнали. Да и выжившие из охраны были. Некоторые успели отступить. Вот такие дела, так что держи нос по ветру. Подъедет машина, полная бойцов, на всякий случай держи ее под прицелом пулемета, да и с другой стороны пусть страхуют.

– Понял, спасибо, товарищ лейтенант. Только вряд ли они до нас дойдут.

– Пулемет разрешишь посмотреть?

– Вы бы, товарищ лейтенант, на моем месте разрешили?

– Нет, конечно.

– Вот и я не разрешу… Кажется, колонна идет, узнаю, возьмут попутчика или нет, – отряхнув галифе, сказал сержант. С прищуром посмотрев на приближающиеся машины, он добавил: – Хотя нет, не возьмут, войска идут.

Встав на обочине, я смотрел, как проходил через мост моторизованный полк. Определить это было нетрудно – сперва броневик с пушечной башней, потом два грузовика с пехотой, десяток несуразных танков, в которых я опознал Т-26, пара «эмок», потом пять десятков грузовиков, набитых пехотой. Еще были восемь прицепленных пушек. Зениток, кроме двух счетверенных пулеметов «максим» в открытых кузовах полуторок, я не видел.

– Сила! – уважительно сказал старший сержант, когда проехала последняя машина.

– Без зенитного прикрытия это просто одна большая цель.

– Что-то вы, товарищ лейтенант, на все смотрите с плохой стороны.

– Я смотрю на все глазами опытного командира, и то, что вижу, мне очень не нравится.

– Еще одна машина едет… О, я ее знаю, это почтовая из Ровно. Они один раз у нас колесо прокололи. Пока меняли, познакомились.

Сержант вышел на мост и жестом велел машине остановиться. О чем-то поговорив с водителем, он махнул мне, подзывая. На месте пассажира сидела полная тетка с заметно бледным лицом.

– Они прямо в Ровно едут, подвезут.

– Отлично, сержант, спасибо. Кстати, тебя как зовут, а то мы так и не познакомились?

– Старший сержант Свиридов, товарищ лейтенант.

– Спасибо, сержант, может, еще свидимся.

Водитель крытой полуторки уже вышел из машины и откинул полог заднего борта. Кабина была занята, поэтому мне оставалось только ехать в кузове. Но я был не в претензии. Закинув сидор в кузов, сам запрыгнул туда одним движением.

– Вас куда, товарищ командир? – прежде чем закрыть полог, спросил водитель. Это был степенный лет сорока мужчина со слегка отвислыми усами и седой шевелюрой.

– К военкомату.

– Мимо будем проезжать, высажу, – кивнул водитель.

Кузов был пуст, видимо, поэтому, несмотря на инструкции, меня так спокойно взяли. Присев на сидор, чтобы не замарать галифе в пыли, я стал, не обращая внимания на тряску, размышлять, что делать дальше.

Что происходит снаружи, мне не было видно, но пару раз машина прибавляла ход, вихляла, и сквозь рев мотора слышались взрывы и выстрелы. Кажется, был налет – рев авиационных моторов и треск пулеметов были хорошо различимы. Когда начали рваться бомбы, я убедился, что был прав. А однажды наверху, изрядно напугав меня, в брезенте появилось несколько дыр, но не задело. Хотя настил кузова в некоторых местах заблестел свежей щепой.

В Бога я не верил, поэтому всю дорогу только и бормотал:

– Твою мать! Твою мать!..

От моста до города ехали мы почти три часа, прибыв к двенадцати дня, но, к моему удивлению, доехали благополучно, то есть все-таки доехали.

Как только машина остановилась, я тут же оказался у заднего борта. Судя по тряске, последний километр полуторка ехала по брусчатке. Это означало, что мы в городе.

– Приехали, товарищ командир. Извините, к военкомату подвезти не могу, улица перекрыта, но тут недалече, – произнес водитель, выпуская меня из жаркого и пыльного нутра кузова.

Спрыгнув на брусчатку и бросив под ноги сидор, я спросил, отряхиваясь от осевшей на форме пыли:

– А где военкомат?

– Вон, где толпа, там здание будет из красного кирпича, не ошибетесь.

– Ясно, спасибо. Кстати, а почему нас не остановили на въезде для досмотра?

– Там машину какую-то досматривали, а мы почта, нас пропустили, – спокойно пояснил водитель, закрывая кузов.

– Бардак. А что там на дороге было?

– Нашу колонну немцы бомбили, много побили. Потом еще один самолет за нами гонялся. Я по полю круги нарезал, наверное, чувствовали, как мы прыгали по пашне?

– Чувствовал. Ладно, спасибо, что довез.

Водитель вернулся к кабине тихо тарахтящей полуторки, а я, приведя себя в порядок и закинув сидор на левое плечо, направился в указанную сторону.

Толпа на небольшой площади и прилегающих улицах оказалась не особо большой, но с пятьсот человек тут точно было. К моему удивлению, все они прибыли к военкомату по воинской обязанности. Пробравшись сквозь толпу, я подошел ко входу, который охранял одинокий красноармеец с винтовкой с примкнутым штыком, и, спокойно потянув дверь на себя, прошел в прохладный холл.

Внутри было полно призывников разного возраста: кто стоял в очереди, кто бегал с какими-то бумажками. Работники военкомата с уже измученными лицами носились туда-сюда. Поймав одного такого, я придержал его за локоть:

– Товарищ лейтенант, не подскажете, где находится военком?

– Второй этаж, третья дверь слева, – буркнул он и рванул по своим делам. Человек пять призывников последовали за ним.

Пройдя на второй этаж и уворачиваясь от спешащих людей (похоже, я один тут, который никуда не спешит), дошел до открытой двери, откуда доносилась брань, и заглянул в кабинет, где увидел тучного майора, орущего в трубку:

– …где я тебе их возьму?! Все, что было, я уже отправил! Нет у меня их больше! Все, я сказал! Если будут, сразу отправлю.

С силой положив трубку обратно на телефон – как ни странно, аппарат не развалился – майор достал платок и вытер потный лоб, глухо бормоча что-то себе под нос.

Постучав согнутым пальцем о косяк, я спросил:

– Товарищ майор, разрешите войти?

– Заходи. Кто таков?

– Лейтенант запаса Виталий Фролов. Приехал в город повидаться с другом, но, видимо, придется возвращаться на службу. Война.

– Специальность? – протянув руку, чтобы взять документы, спросил военком.

– Командир огневого взвода ПВО-ПТО.

– Так ты же мне и нужен! – обрадовался майор, быстро листая мои документы.

– Товарищ майор, тут нужно подписать, – зашел в кабинет капитан с папкой в руках.

Быстро расписавшись и отправив капитана, майор сложил мои документы перед собой и сказал:

– Ты должен призываться Ленинградским военным округом, но нам вот так нужны командиры-зенитчики, – ударил он себя по горлу. – Поэтому пойдем тебе навстречу. Пойдешь командиром батареи в отдельный зенитный дивизион ПВО-ПТО, включенный в оборону города.

– Есть принять батарею… только вот, товарищ майор. Хватит ли у меня знаний? Все-таки я командовал только взводом.

– Ничего, разберешься, нет у меня больше командиров на эту должность. Все, что было, еще утром вымели, – сняв трубку, он кого-то набрал. – Алло? Матвеев? Пляши. Нашел я тебе командира на третью батарею, причем настоящего, он ранее взводным был на ПВО-ПТО. Лейтенант Фролов… Да, жди. Будет у тебя через час.

«Блин, я-то рассчитывал попасть под командование опытного комбатра и хоть немного войти в тему. Но как сейчас? Я же не в теме. Блин, надо же было так завраться. Лучше бы я удостоверение того лейтенанта-стрелка взял, все легче».

В это время майор набрал другой номер:

– Игнат, зайди… Мне все равно, что ты занят! Быстро, я сказал!

Буквально через десять секунд в кабинет забежал старший лейтенант.

– Товарищ майор… – начал было он, но был оборван:

– Бери этого лейтенанта и быстро подготовь ему документы о переводе в дивизион Матвеева. Понял? Через полчаса чтобы все было готово.

– Есть, товарищ майор, – козырнул старшой и, зыркнув на меня, кивком велел следовать за собой.

Проблем бы не было, если бы я призывался в этом военкомате, но личного дела тут не было. Вот и пришлось старшому повозиться, формируя новое личное дело, заполняя его с моих слов, подготавливая документы и оформляя мне удостоверение. После того как военком подписал все бумаги, я вышел из военкомата с предписанием в течение часа явиться в распоряжение капитана Матвеева, командира отдельного зенитного дивизиона ПВО-ПТО.

– Товарищ лейтенант! – окликнул меня кто-то, хотя я даже со ступенек крыльца сойти не успел.

– Слушаю, – повернулся я к такому же лейтенанту.

– Вы ведь к Матвееву? К зенитчикам?

– Да.

– Мы в дивизион людей набрали. Раз вы туда, может, захватите их?

– Почему нет?

В это время взвыла сирена и кто-то истошно закричал:

– Воздух!!!

– Да сколько можно, четвертый раз уже бомбят! – воскликнул лейтенант. – Давай за мной.

Мы вместе с ним забежали за военкомат, где на небольшом пятачке двора толпилось около сотни людей в штатском. Только малая толика их были одеты в военную форму. Видимо, сохраненную со времен службы.

– Прижаться к стенам! – тут же громко скомандовал летеха.

В течение получаса мы пережидали налет. Бомбили что-то в паре километров в стороне, однако звуки разрывов и толчки почвы доносились и до нас. Когда немцы стали удаляться, за ними погнались три точки наших истребителей.

– Корпусные склады бомбят, гады, – вытерев мокрый от пота лоб, сказал лейтенант. – Ладно, твои вот эти. Я их в отдельную колонну построил. Вот, держи, тут их документы.

Приняв пачку документов, я убрал их в сидор и подошел к колонне:

– Командиры, руки поднять.

Подняло шесть человек.

– Представиться.

– Старший сержант Молчунов, – отозвался один из тех, кто был одет в форму.

– Старший сержант Андреев.

– Сержант Дмитриев.

– Сержант Ольнев.

– Младший сержант Индуашвили.

– Ефрейтор Смелов.

– Молчунов, примите командование над бойцами. Постройте в колонну по двое и следуйте за мной. Кто хорошо знает город?

– Я, товарищ командир, красноармеец Маликов. – Вышел вперед невысокий боец лет двадцати пяти. Младше в колонне не было, возраст был примерно от тридцати пяти до двадцати пяти.

– Будете проводником. Первым делом идем в военторг. Он далеко?

– Нет. Вон он. Вывеска видна, – указал красноармеец.

Посмотрев через открытые ворота, я действительно увидел магазин.

– Хорошо. Молчунов, вывести колонну с площади в сторону железнодорожного вокзала и ожидать меня на ближайшей улице.

– Есть. Разрешите выполнять?

– Выполняйте.

Пока сборный отряд через толпу маршировал к одной из улиц, я быстрым шагом пересек площадь и вошел в военторг.

За прилавком находилась женщина лет за тридцать, она сразу оторвалась от учета материи, что шла на командирские гимнастерки, и посмотрела в сторону входной двери. Что мне не понравилось, так это практически пустые полки, значит, не я один такой умный.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровался я.

– Здравствуйте, вам что-то нужно?

– Да, сейчас неразбериха, и я пока могу не получить то, что нужно, так что я лучше куплю. Мне нужна кобура для ТТ, фурнитура на форму, знаки различия лейтенанта. Командирский планшет. Бинокль есть?

– Есть, вам какой?

– Самый мощный.

– Хорошо. Петлицы какого рода войск вам нужны?

– Я зенитчик.

– Ясно. Сейчас принесу.

Пока я, сняв пояс, крепил кобуру и наплечные ремни, что достал из сидора, продавщица забрала у меня фуражку и прикрепила звездочку. Застегнув пояс, я согнал складки гимнастерки назад, поправил кобуру, достал из кармана пистолет и запасной магазин и убрал их на положенное место.

Продавщица, подав мне фуражку, выложила на прилавок черные петлицы с артиллерийскими эмблемами, а к ним четыре «кубаря».

– Давайте еще два, вдруг один потеряю, для замены.

Продавщица молча добавил еще два кубаря и нарукавные знаки.

– Нитки с иголкой, чтобы пришить знаки различия, нужны? – спросил она.

– Да, конечно. Мне еще нужно командирский блокнот с двумя карандашами, и, вон, вижу, есть журнал ведения боевых действий, его тоже.

– С вас сорок семь рублей и документы.

Записав мои данные в книгу покупок, она приняла деньги и выдала сдачу.

– Удачи вам, – пожелала она при выходе.

– Спасибо.

Повесив через плечо планшет, я поспешил догнать приданных бойцов. Они оказались на соседней улице, гурьбой сидели в тени одного из домов.

– Стройся! – тут же скомандовал Молчунов, как только кто-то из бойцов меня заметил.

Встав во главе отряда, я повел их к вокзалу, согласовываясь с проводником, шагающим рядом. Не знаю, какими путями он нас вел, но мы довольно быстро оказались в районе вокзала, где комендантский патруль, проверив у меня документы, отправил нас сразу к штабу дивизиона. Он находился через два дома.

Перед нужным нам зданием стояло несколько полуторок и один ЗИС-6, в кузове которого был установлен счетверенный пулемет «Максим» модели «4М». Посмотрев на расчет – двое были в кузове, командир в звании младшего сержанта прохаживался у левого борта – я остановил колонну и, придерживая планшет, вошел в здание.

– Фролов? – почти сразу окликнул меня невысокий худощавый капитан-артиллерист.

– Да, – кивнул я, разворачиваясь.

– Пополнение привел?

– На улице.

– Документы, – требовательно протянул руку капитан. Видимо, это и был капитан Матвеев, командир зенитного дивизиона.

– Ваши документы, пожалуйста, я вас не знаю, товарищ капитан, – попросил я.

– Хм, борзый. Держи.

Удостоверение подтвердило, что капитан Матвеев является командиром свежесформированного дивизиона. Вернув удостоверение, я скинул сидор и, достав документы, передал пачку капитану.

Приняв бумаги, капитан тут же крикнул:

– Елкин! – и, передав всю пачку выскочившему из соседней комнаты что-то жующему старшему лейтенанту, велел: – Оформляй, пополнение на улице. У лейтенанта тоже удостоверение забери. Оформи его как командира третьей батареи.

– Есть, – козырнул тот бутербродом. Забрав мое удостоверение, он ускакал на улицу. Видимо, принимать пополнение.

– Лейтенант, пошли ко мне в кабинет. Пообщаемся, потом поедем принимать технику и людей.

Следом за командиром я прошел по коридору и вошел в третью по счету дверь.

– Располагайся, – велел он.

Комната оказалась довольно большой, шесть на пять метров, судя по четырем окнам, угловая. Кроме шкафа для документов был сейф, большой стол, четыре стула у стены. За столом на стене висел портрет Сталина.

Присев на один из стульев, я положил под ноги сидор.

– Почему не по форме? – спросил капитан.

– Форма моя, я же из запаса. Новую пока не получил со склада, но фурнитуру купил в военторге, чтобы соответствовать, – достав из кармана петлицы, я показал их командиру. – Будет время, пришью.

– Черт-те что творится. Представляешь, нашли меня утром в гостинице и поставили командовать этим дивизионом. А я гаубичник, я в зенитках ни черта не понимаю, это же другие системы!

– А как так произошло? – искренне удивился я.

– А-а-а… – махнул рукой капитан.

Оказалось, в двенадцать ночи в Ровно пришел войсковой эшелон с двадцатью новенькими зенитками на платформах прямо с завода. Орудия были модификации ЗСУ 61-К – 37-миллиметровые автоматические зенитные пушки образца 1939 года на базе грузовика повышенной проходимости ГАЗ-ААА. Так вот тот, кто должен был принять эти машины, погиб при первом же налете, а его часть сейчас воюет у границы. Получалось, что боевая техника стала ничейной, вот командование и решило сформировать отдельный дивизион пятибатарейного состава из командировочных командиров и бойцов первого призыва.

Проблемой было то, что командиров практически всех выгребли еще утром и к десяти дня начали собирать с бору по сосенке. Под эти грабли попал и я. Кстати, мог попасть и раньше, если бы комендачи на въезде проверили почтовую машину. У них был такой приказ.

– Так что принимаешь четыре установки, две полуторки для перевозки боеприпасов и отдельную машину со счетверенными «максимами».

– А полевая кухня? Положена по штату, – вспомнил я один момент.

– Кухня положена дивизиону, там и будете получать паек, нам ее выдали.

– Я буду в составе дивизиона или отдельно?

– Отдельно, примерно в десяти километрах от города.

– Тогда кухня нужна, из города готовые обеды не навозишься.

– Чего нет, того нет.

– Ясно… Батарея уже сформирована или ее надо формировать сначала?

– Как таковой батареи еще нет, хотя батарейный старшина уже есть, как и пять водителей, это они согнали технику с платформ и перегнали на хоздвор пекарни. Пополнение ты видел, все они пойдут к тебе. Местных там фактически нет, в основном, как и ты, застрявшие тут. Кто по комсомольской линии работал в городе или окрестностях, кто по партийной. Не возвращаться же им к своим военкоматам. Так что цени, не местные, хоть трое и попалось, водители. Были случаи, что бойцы, призванные с западных областей, в спину стреляли. Это пока все, если будут еще люди или командиры, пришлю сразу. Политработников пока нет, извини.

Несмотря на то, что капитан фактически полностью расписал мне все, что у меня будет, я засыпал его вопросами.

Вроде: на какое количество боеприпасов я могу рассчитывать; есть ли сменные стволы; как с продовольствием – ну и так далее. Во время расспросов к нам заглянул старший политрук, представившийся комиссаром дивизиона.

Через полчаса измученного капитана спас от меня тот самый старший лейтенант, оказавшийся начальником штаба новоиспеченного дивизиона. Особо познакомиться не получилось, он куда-то спешил. Только и запомнил, что у него фамилия Елкин.

– Документы готовы, товарищ генерал подписал, – сообщил он, подавая Матвееву документы.

Открыв то, что лежало сверху, капитан посмотрел, чему-то хмыкнул и протянул мне. Посмотрев удостоверение, я увидел, что теперь значусь командиром третьей батареи ПВО-ПТО войсковой части номер Р-56/708.

– Часть новая, когда ей номер присвоить успели?

– Час назад, командующий армией своей властью, – пояснил Елкин.

Уважительно покачав головой, я убрал удостоверение в карман гимнастерки и вопросительно посмотрел на Матвеева, подписывающего поданные начштаба документы.

Через пять минут, закончив с бумагами, капитан встал и махнул рукой, приказывая следовать за ним.

Выйдя из здания (пополнения, что я привел, уже не было), мы сели в одну из полуторок – капитан в кабину, а я в кузов – и поехали куда-то к окраине. Однако из города мы не выехали, повернули на какой-то улице и въехали на территорию хлебопекарни. Именно тут, открыто, у всех на виду в линеечку стояли четыре машины с орудиями в кузовах. Чуть в стороне, в тени здания приткнулись две новенькие полуторки. Еще одна, тоже трехосная ГАЗ-ААА, с зенитными пулеметами «максим» в кузове, стояла у выезда. По двору с карабином на плече неприкаянно бродил одинокий боец-часовой.

Остановившись у второй машины с орудием, капитан открыл дверь, встал на подножку и, хмуро осмотрев двор, вдруг рявкнул:

– Боец, где старшина?!

– Товарищ капитан, товарищ старшина проводит осмотр вверенного ему имущества! – оттарабанил часовой явно выученный текст. Судя по его виду, первого года службы пацан.

– Знаю, что он там осматривает, – проворчал капитан, следом за мной спрыгивая на утоптанную землю двора.

В это же время из открытых дверей хлебопекарни выбежал мужчина лет тридцати пяти со старшинской «пилой» в петлицах, поправляя на ходу пилотку.

– Товарищ капитан, старший батареи старшина Непейборода. За время перегона никаких происшествий на батарее не случилось!

– Вижу, что не случилось. Познакомься, старшина, со своим командиром батареи, лейтенантом Фроловом. Виталием Викторовичем, кажется?

– Михайловичем, товарищ капитан, – спокойно поправил я.

– Да, точно. С этой минуты он отвечает за все вооружение и оборудование.

– Есть, товарищ капитан.

– Принимай батарею, список вооружения у старшины, – велел мне Матвеев.

В течение получаса я обошел всю батарею, заставил водителей завести каждую машину и провел инвентаризацию имущества. У всех ли машин присутствуют запасные баллоны. Есть ли входящие в штатные инструменты топоры, пилы, лопаты и ломы. Заодно проверил запас топлива – в баках каждой машины было не более пяти литров.

После того как я расписался за принятие батареи, капитан выдал мне несколько пустых бланков на боеприпасы и продовольствие – ни того, ни другого, к моему удивлению, получено не было – и сообщил, что с завтрашнего утра я уже должен занять позицию в восьми километрах от города и прикрывать перекресток.

– Товарищ капитан! – у меня от возмущения аж перехватило горло. – Батареи, считай, нет, какие еще занимать позиции?!

– А ну смирно! – рявкнул Матвеев. – Раскудахтались тут. Сам знаю, что чтобы расчеты освоились, нужно минимум две недели усиленных тренировок. Но понимаешь, все батареи в разгоне, ты у меня один остался, а этот перекресток нужно прикрыть. Приказ командования. Ну нет там никого, вообще никого!

– Ясно, товарищ капитан. Тогда нужны еще накладные для боеприпасов, дополнительного вооружения, маскировочных сетей и топлива. И у меня карты нет, я даже не знаю, куда ехать.

– Вот, возьми мою, вымогатель, – достав из планшета карту-километровку, капитан протянул ее мне. – Место твоей дислокации уже отмечено. Разберешься?

– Да, вот город, вот этот самый перекресток, – картой я пользоваться умел, штурман наш научил, да и в училище я не ворон ловил.

– Все правильно. Ладно, лейтенант, командуй. Через час прибудет пополнение. Они сейчас на складах получают форму, амуницию и оружие.

– Есть, – вздохнул я.

Матвеев сел в свою полуторку и выехал со двора, я же повернулся к старшине, который стоял рядом и внимательно слушал наш разговор.

– Постройте людей, – велел я ему.

– Есть.

Быстро собрав пятерых бойцов, включая часового, старшина вытянулся и отрапортовал. Приняв его доклад, я прошел вдоль строя, разглядывая лица и составляя свое мнение о людях. На первый взгляд – двое старослужащих, трое не больше года службы.

– Представиться и сообщить, кто какие машины знает, – приказал я.

– Младший сержант Соболь. С начала службы ездил на разных машинах, но лучше всего знаю полуторки, – сделал шаг вперед невысокий русоволосый крепыш, в котором я определил старослужащего.

– Эту знаете? – кивнул я на ГАЗ-ААА, что стоял в пяти метрах.

– Не доводилось, но с эшелона мы их сгоняли и перегоняли сюда.

– Надеюсь, справитесь, все-таки старослужащий, других водителей у меня нет. Принимаешь первую боевую машину. Свободен.

– Есть, – четко козырнув, Соболь вышел из строя и пошел к одной из полуторок, как оказалось, за личными вещами.

– Следующий.

– Ефрейтор Антипов, товарищ лейтенант. Вожу все, что двигается, но эту систему не знаю.

– Ничего, научитесь, разница там небольшая. Принимаешь вторую машину. Свободен.

– Есть, – козырнул тот. Тоже сходив за вещами, ефрейтор стал устраиваться в кабине второй зенитки.

– Теперь вы, – велел я, посмотрев на трех оставшихся водителей.

– Красноармеец Вятка. Ездил на ЗИСах и полуторках. Трехлетний опыт вождения, – сообщил двадцатилетний паренек в ладно пригнанной форме.

– Принимаешь ту, что с пулеметами. Свободен.

– Есть.

– Красноармеец Иванов, водил только полуторки, – сделал шаг вперед четвертый водила с измазанным маслом лицом. Кажется, это он возился с одной из полуторок, когда мы заехали.

– Принимай ту, с которой работал. Свободен.

– Есть.

– Красноармеец Песцов, водил ЗИСы и полуторки, – шагнул вперед часовой.

– Оставшаяся полуторка твоя. До прихода пополнения продолжаешь стоять на часах.

– Есть.

Пока водители возились с той техникой, что за ними закреплена, я повернулся к молча стоявшему рядом старшине.

– Давайте отойдем в тенек, а то уж больно солнце палит, там и поговорим.

Когда мы отошли к забору, где на лавочку падала тень от высокой ивы, раздался звук воздушной сирены.

– Опять летят. Наши летчики уже шестерых сбили, а им все неймется, – проговорил старшина.

– Ничего, старшина, еще получат свое. Вот тут у меня списки личного состава, который скоро прибудет, давай их раскидаем по подразделениям и сформируем расчеты.

– Пятьдесят семь человек?! – удивился старшина.

– Да. Матвеев расщедрился и все последнее пополнение мне отдал.

Удивление старшины было понятно, я знал примерное штатное расписание для подобных батарей. Подсчитать не трудно. Один расчет орудия, включая командира – восемь человек, хотя по штату семеро, но я заранее готовил замену. Соответственно на четыре орудия тридцать два человека, плюс водители для машин. Получается тридцать шесть. Старшина, санинструктор, три водителя для машин обеспечения и зенитной пулеметной установки, расчет для «максимов» еще три человека. Командир батареи, политрук, два командира огневых взводов. Вот и все. Связисты обычно присланные и в состав батареи не входят.

В обычных артиллерийских батареях народу гораздо больше, так как кроме огневых, там еще есть взвод управления, что существенно увеличивает штат. У нас такого не было, так что лишними бойцами мы можем распоряжаться по своему усмотрению.

– Мне начштаба дал краткий список со специальностями пополнения. Он нам и поможет раскидать людей. Начнем?

– Начнем, товарищ лейтенант.

Буквально через сорок минут (мы со старшиной уже минут двадцать как закончили с формированием батареи и начали заполнять накладные, подписанные Матвеевым) в воротах показалась колонна бойцов. Вел ее младший лейтенант-артиллерист лет двадцати трех.

– Батарея… стой! – скомандовал он, как только колонна вошла во двор хлебопекарни, из дверей которой выглядывал любопытный обслуживающий персонал. – Равнение на середину! Товарищ лейтенант, личный состав третьей батареи после получения вооружения и формы прибыл для дальнейшего прохождения службы!

– Вольно, – несколько хмуро ответил я. – Представитесь потом, а пока по списку. Кого называю, шаг вперед. Младший сержант Индуашвили, вы назначаетесь командиром зенитной установки счетверенных пулеметов «максим». Красноармеец Василевский, наводчиком. Красноармеец Миронов, заряжающим. Названным бойцами принять технику немедленно.

– Есть!

– Есть!

– Есть!

Трое названных бойцов побежали к машине, у открытой двери которой стоял водитель Вятка.

– Еще шестеро, кого я назову, выходят из строя и поступают в распоряжение старшины. Красноармейцы Филиппов! Краснов! Харитонов! Миронченко! Иванов! Печкин!

Как только я называл бойца, он сразу же бежал к старшине, тот переправлял его в полуторки.

– Все, езжай, – велел я Непейбороде.

Три машины сразу же выехали со двора. Причина такой спешки была одна – мне требовалось как можно быстрее вывезти со складов боеприпасы, топливо, продовольствие, амуницию и средства обеспечения. Орудия есть, а боеприпасов нет – смех, да и только.

Проводив колонну взглядом, я хмуро посмотрел на строй бойцов. Как и говорил Матвеев, одни винтовки, ни одного карабина. Да что там карабины, даже положенных по штату ручных пулеметов Дегтярева и то не было. Мало того, кроме младлея в брезентовых сапогах, все бойцы были в обмотках.

– Красноармеец Голубев, принять охрану въездных ворот во двор хлебопекарни.

– Есть, – боец побежал к воротам.

Причина, почему я поставил бойца, была проста. Прошлый часовой уехал со старшиной, будучи водителем одной из машин. Так что пришлось сразу озаботиться заменой.

– Представьтесь, – велел я младлею.

– Младший лейтенант Сазанов, назначен в третью батарею командиром первого огневого взвода, – протягивая документы, доложил он.

– Не тянись, недавно из училища? – несмотря на то что Сазанов явно был старше меня, на пару лет точно, было видно, что он немного робел.

– Две недели. После отпуска направлялся в часть согласно распределению, но наш поезд разбомбили немцы, пришлось добираться на попутках.

– В ста километрах, перед железнодорожным мостом? – спросил я, отрываясь от изучения документов.

– Да, а как вы?..

– Я тоже на нем ехал. Ладно, принимай первый взвод, это вон те две машины с водителями, – снова достав блокнот, я сказал: – Теперь займемся распределением расчетов. Старший сержант Молчунов!

– Я!

– Назначаетесь командиром первого орудия первого огневого взвода на машине под бортовым номером БС семьдесят – сто три.

– Есть.

– Расчет первого орудия первого огневого взвода. Красноармеец Маликов – наводчик по азимуту. Красноармеец Вершинин – установщик скорости и дальности на прицеле. Красноармеец Икмамбеков – наводчик по углу возвышения. Красноармеец Степанов – заряжающий…

За десять минут я раскидал расчеты по огневым взводам. Остались только два водителя, повар с помощником (знаю, что не положено, но уж если попались эти специальности…) и четыре бойца, не считая уехавших со старшиной, которые были у нас «лишними». Водителей отправил во второй огневой взвод, благо оба мужики за тридцать, опытные, а повару с помощником и четырем бойцам пока велел помогать расчетам, получившим технику Потом повар будет принимать продовольствие, а «лишние» бойцы возьмут на себя охрану батареи. Не было в наличии только санинструктора, но Матвеев сразу предупредил, что тот прибудет ближе к вечеру.

Закончив, я приказал:

– Расчетам снять с орудий консервационную смазку и привести их к бою. Прицелы и замки для орудий находятся вон в тех зеленых ящиках, что сложены за последней машиной. Боеприпасы и учебные снаряды скоро будут доставлены. Выполнять.

Поглядывая, как суетятся вновь назначенные расчеты, я сидел в тени на лавке и заполнял боевой журнал батареи, внося в него списки личного состава.

– Товарищ лейтенант, – подошел ко мне Сазанов, – ветоши нет, нечем смазку убирать.

– Сходите к директору хлебопекарни. Попросите тряпок. У них должно быть, – посоветовал я. – Старшина должен подвезти ветошь, но когда это еще будет.

– Хорошо.

Меня несколько раздражали эти ответы бойцов – да, нет, хорошо. Доживу ли я до сорок третьего, когда введут нормальные воинские команды и ответы?

Когда Сазанов немного отвлекся, я подозвал его, чтобы расспросить. Оказалось, он срочную служил зенитчиком, наводчиком. Получив должность сержанта и командира орудия, подал рапорт в артиллерийское училище на годичные курсы командиров взводов зенитных орудий, которые закончил две недели назад. При следовании к месту службы попал под бомбежку Ну, это понятно, сам там был.


Старшина вернулся только через час, когда расчеты полностью привели орудия к готовности открыть огонь – убрали смазку и прочистили банниками стволы. Даже успели пару раз сыграть тревогу, что сразу показало уровень подготовки расчетов. Не было никакого уровня. Учить их взаимодействовать друг с другом и учить.

Натужно ревя моторами, перегруженные полуторки и сопровождающая их машина с зенитными пулеметами въехали во двор хлебопекарни. Пулеметчиков я послал не просто так. К «максимам» у нас патронов тоже не было. Поэтому сразу на складе расчет снарядил патронные короба и приготовил оружие к бою, теперь у нас появилась хоть какая-то защита, к тому же расчет ранее служил именно с таким оружием и знал его до мелочей.

Ловко покинув кабину передней машины, старшина подскочил ко мне и, козырнув, доложил:

– Товарищ лейтенант, часть обеспечения доставлена. Разрешите приступить к разгрузке?

– Давайте, – кивнул я.

– Товарищ лейтенант, как вы и просили, я достал красноармейскую форму вашего размера. А также все, что вам полагалось: каску, шинель, вещмешок, полотенце, портянки, личное оружие с кобурой, ракетницу, бинокль, планшет. Мыло тоже дали. Разрешите озадачить одного из бойцов, чтобы он привел вашу форму в порядок?

– Хорошо, спасибо. Вот, держите, – достал я дубликат петлиц с лейтенантскими кубарями. – А остальное в кабину машины с пулеметами.

Причина поменять форму была простой – чтобы снайперы не подстрелили. Ведь сколько командиров, разряженных в командирскую форму с этими приметными шевронами на рукавах, сложили свою голову, пока не догадались ввести стандартную, чтобы ничем от простых бойцов не отличались. А то выскочит такой на бруствер, взмахом пистолета поднимая роту в атаку – так вот он, стреляй. Нет, я себе такой участи не хотел и заранее озаботился комплектом красноармейской формы, которую уже подшивал один из «лишних» бойцов, отданных под командование старшины.

Пока бойцы споро разгружали бочки с топливом, ящики со снарядами и патронами (четыре с патронами даже к пулеметчикам загрузили), мы со старшиной отошли в сторону. Изучив по спискам, что привезли, я довольно кивнул. Большую часть острых моментов мы перекрыли.

– Кстати, старшина, почему у тебя винтовка, а пистолета нет?

– Так… не положено.

– Если что, скажешь, я приказал. Кобуру для нагана сможешь найти?

– Конечно.

– Тогда сейчас.

Сходив к своему сидору, который так и стоял у лавочки в тени дерева, развязал его, достал наган Рыжего и десяток запасных патронов.

– Держи, – вернувшись, протянул я оружие старшине. Мне, как командиру батареи, выдали ТТ, его я хотел оставить себе. А револьверы не жалко. Теперь у меня было два ТТ и один наган.

– Спасибо, товарищ лейтенант, – убирая револьвер и патроны в карман галифе, поблагодарил он. – А откуда у вас оружие?

– Да дней пять назад в поезде напали на меня какие-то урки, вот и… – похлопал я по своей кобуре. – Наган и ТТ как с куста.

– В милицию их сдали?

– Хм, можно и так сказать.

– Понятно. О, машины разгрузили, так я поехал?

– Давай.

Две полуторки, ревя моторами, покинули хоздвор, оставив штабель ящиков, несколько тюков и пулеметную установку. Посмотрев, как Трифонов возится с красноармейской гимнастеркой, пришивая черные петлицы, я подошел к тюкам и окликнул взводного:

– Сазанов! Андреев! Подойдите. Будем принимать боеприпасы и вещевое имущество.

Взводный стоял у первого грузовика рядом со вскрытым ящиком учебных снарядов, наблюдая, как с ними возится расчет. Услышав окрик, он резво развернулся и подбежал. Старший сержант Андреев кроме того, что принял первое орудие второго огневого взвода, исполнял обязанности командира взвода. Он тоже поспешил ко мне.

– Товарищ лейтенант?

– Ах да, – отвлекся я от размышлений. – Значит, так, в этих бочках топливо, пусть водители начнут заправку, а то там баки фактически пустые. Ручных насосов нет, но ничего, с ведрами побегают. Эти восемь тюков – маскировочная сеть. У нас семь машин. За каждой закрепить одну сеть, водители должны отвечать за них. Одна в запасе. Крепить можно к заднему борту. Ящики со снарядами вскрыть, снарядить по десять обойм к каждому орудию. Пять обойм с бронебойными. Пять с осколочными гранатами. В этих ящиках патроны. Сколько патронов для винтовок выдали бойцам?

– По сорок, товарищ лейтенант, – ответил командир первого взвода.

– Выдайте каждому еще по сто. Теперь насчет шанцевого инструмента. За каждым расчетом закрепите по четыре лопаты, топору и одному лому, не считая тех, что закреплены за каждой машиной.

– Товарищ лейтенант, но они без черенков.

– Будет лес – срежем. Дальше. Наш внештатный повар сверяет доставленное продовольствие – получить у него на каждого бойца трехдневный сухпай. Это все, выполняйте.

Пока бойцы суетились у ящиков и бочек, я подошел к Трофимову, забрал готовую форму и отдал ему командирский френч, на нем все еще не было нарукавных знаков и петлиц. Переодевшись в гимнастерку, я перестал чем-либо отличаться от красноармейцев, только в петлицах были кубари, да кобура на боку и планшет. Собрав и компактно сложив в вещмешок все вещи, что для меня старшина получил на складах, отнес его в кабину пулеметной машины. Эту машину я сделал пока своей штабной.


– Стой, кто идет? – послышалось от ворот, когда я направлялся к дверям хлебопекарни. Мне подумалось, если тут пекут хлеб, то, может быть, получится разжиться большим котлом. Почему нет?

Однако окрик часового меня остановил. Старшим по охране был Андреев, поэтому я дождался, когда он узнает причину, и направился к нему, сообразив, что прибыл делегат связи.

– Товарищ лейтенант, – козырнул молодой сержант, – вам пакет от командира дивизиона капитана Матвеева.

Расписавшись в двух местах, я принял плотный конверт.

– А это кто? – спросил, подбородком указав на женщину лет тридцати в форме старшего сержанта с медицинскими эмблемами.

– Санинструктор, товарищ лейтенант. Товарищ капитан велел отвезти ее к вам. Разрешите идти?

– Идите.

Сержант сел в кабину полуторки, что стояла на улице чуть дальше от ворот, и отъехал.

– Представьтесь, – крутя в руках конверт, велел я женщине.

– Я Евгения Медведева, старшая операционная сестра бывшего армейского госпиталя.

– Что стало с госпиталем?

– Разбомбили, – криво усмехнулась женщина, посмотрев на зенитки. – Тех, кто уцелел, распределили по разным частям. Мне дали медицинскую сумку и направили к вам.

– Ясно. Устраивайтесь в кабине четвертой машины. Через полчаса мы передислоцируемся. По прибытии можете провести осмотр бойцов, хотя они только сегодня надели форму… И еще нужно будет осмотреть мне ноги. Я их немного поранил. Хотя они за последние пять дней немного поджили, но мало ли.

– Хорошо.

Расчеты быстро набили обоймы снарядами, приготовили машины к движению, заправили и распределили по технике оставшиеся не открытыми ящики. Даже пулеметную «тачанку», как я ее окрестил, и то перегрузили. Пока бойцы работали, я изучил боевой приказ, он был тот же, что мне озвучил капитан Матвеев, только уже в письменной форме. Занять позиции на перекрестке гравийной дороги и не допустить противника как с воздуха, так и с земли. Странно, что еще не написали, что я должен предотвратить подкопы.

– Отъезжаем через двадцать минут. Ровно в шесть вечера, – убрав приказ в планшет и посмотрев на часы, известил я взводных, а пока они еще раз проверили, как все уложено и остались ли места для расчетов. Я вошел внутрь хлебопекарни.

Сразу же в нос ударил приятный аромат свежеиспеченного хлеба. Бегали женщины, работая у печи и длинных столов с тестом.

– Здравствуйте, товарищ командир, – поздоровался кто-то со мной из бокового прохода.

– Здравствуйте. Не подскажете, где я могу найти директора?

– А чего меня искать, тут я, – вышла на свет женщина лет тридцати пяти.

– Я хотел извиниться, что занял ваш двор. Мы вас не стеснили?

– Да ничего. Просто мы загружаем машины снаружи. Мы же понимаем, дело военное.

– Ну да. У меня к вам вопрос. Нет ли у вас котла или казана литров на пятьдесят и литров на двадцать?

– Еду готовить? – понятливо улыбнувшись, спросила директриса.

– Да, наша часть только что сформирована, и кухня нам не досталась, вот и приходится крутиться самим.

– На складе что-то есть. Нужно посмотреть. Вы идите пока во двор, а я возьму ключи и выйду. У нас там вход на склад инвентаря.

– Хорошо.

Выйдя во двор, я окликнул повара, красноармейца Мирюхова. Именно он и выбрал подходящие котлы, урча от удовольствия.

– Ой, не надо! – заметив, что я полез в карман, воскликнула директриса. – Они все равно списанные.

– Спасибо большое.

– Удачи вам! – крикнула женщина вслед.

Бойцы уже закрепили котлы в кузове одной из машин, хотя казалось, что места там совсем нет, поэтому, убедившись, что все заняли свои места, я отдал приказ к выдвижению. Через минуту колонна покинула двор хлебопекарни.


До нужного места мы доехали за пятьдесят минут, хотя по прямой тут километров двенадцать всего – пришлось сделать небольшой крюк по окраинам.

Приказав водителю остановиться на обочине, я открыл дверцу и, встав на подножку, осмотрелся. Не повезло. Перекресток находился в чистом поле, деревья были видны, но в километре от нашей позиции.

Достав из чехла единственный числившийся за батареей бинокль и подкрутив колесико резкости, посмотрел в сторону леса. Колонна техники стояла сзади, не глуша двигатели, поэтому, когда я убрал бинокль и снова сел в машину, тронулась следом без задержки.

Немного проехав, я приказал водителю свернуть на малоезженую полевую дорогу и двигать в сторону леса.

За пару минут доехав до опушки, мы остановились.

– Стой, кто идет? Восемь! – окликнул меня из зарослей часовой.

«Молодец старшина, вбил премудрость бойцу», – с удовольствием подумал я, открыв дверь кабины.

– Семь! – сегодня был пароль пятнадцать.

Покинув машину, я стал отдавать приказы подбежавшим взводным:

– Загнать технику под деревья, разгрузить лишнее к тем штабелям, что часовой охраняет, и замаскировать. При орудиях оставить один боекомплект. На все про все вам полчаса, потом оборудование лагеря. Не забыть вырыть противовоздушные щели и сделать несколько шалашей. Палатка у нас только одна, для медика, вот с нее и начните. С восьми до девяти тридцати вечера учеба по освоению техники. В десять отбой. Выполнять. Мирюхов?

– Я, товарищ лейтенант! – откликнулся повар, опуская на землю канистру с водой.

– Чтобы через час ужин был готов. Хлеб должен подвезти старшина с пекарни.

– Есть.

– Индуашвили, – повернулся я к командиру «максимов». – Разгрузи машину, оставив один ящик с патронами, и отдыхай до одиннадцати ночи. Потом поступаешь в распоряжение старшины. У вас будет поездка на всю ночь.

– Есть.

С этими пулеметчиками мне повезло. Устроив учебную тревогу во дворе хлебопекарни, я понял, что у меня хоть один расчет, но опытный. Время развертывания у них положенные тридцать секунд.

Отправив к санинструктору двух бойцов, чтобы они поставили палатку с красным крестом и помогли с развертыванием, подошел к штабелю ящиков и бочек, которые охранял часовой. Пулеметов не было, видимо, старшина не нашел необходимого на корпусных складах, или они были уничтожены. Как бы его не пришлось отправлять в Луцк.

После инспекции, убедившись, что работы на батарее продолжаются, отругал взводных, что их бойцы рубили ветви с одного дерева, объяснив, что так они нас демаскируют, с воздуха проплешину хорошо видно, и приказал им брать по одной ветви с дерева. Двое бойцов, найдя подходящие стволы, срубили их на черенки для лопат и сейчас как раз ошкуривали.

Отойдя в сторону и сев на ящик с патронами, я глубоко вздохнул и прикрыл глаза. Правильно говорили те, кто встретил сорок первый у границы. Это очень тяжелый день. А для меня в особенности. Это же надо было так попасть с этими документами! Я никак не предполагал, что действительно стану зенитчиком. Были, конечно, планы пробиться на аэродром и работать по основной специальности борт-стрелка, все-таки там и кухня получше, и девушки. Что я понимаю в командовании батареей? Да только вычитанное из мемуаров и из книг о попаданцах, то есть крохи. Я, конечно, в военторге купил тоненькие брошюрки уставов РККА и методичку «Отделение, взвод, рота». Про артиллерию, а уж тем более про зенитные войска, там ничего не было. Надо будет у Сазанова спросить, может, у него что осталось с учебы.

– Товарищ лейтенант? – вывела меня из задумчивости старший сержант Медведева. – Пройдемте в палатку, я посмотрю ваши ноги.

– Хорошо, – устало кивнув, встал, отряхнул штаны и проследовал за санинструктором, цепко наблюдая за происходящим на батарее. В данный момент бойцы отдыхали после маскировки орудий. Пятнадцать минут до начала тренировок у них было. Те бойцы, что «лишние», копали противовоздушные щели под присмотром ефрейтора Смелова.

Пройдя в палатку, я стянул сапоги, невольно поморщившись от запаха. Портянки хоть и свежие, но уже начали пахнуть. К моему удивлению, Медведева сперва помыла мне ноги в тазике, нисколько не стесняясь этой работы, и только потом внимательно осмотрела подошвы.

– Босиком ходили, товарищ лейтенант?

– Было такое.

– Заживление идет хорошо, хотя долгая ходьба дает о себе знать. Заживление замедлилось. Сейчас я вам помажу ссадины и ранки мазью. Постарайтесь до вечера не надевать сапоги. Я вам выдам тапочки.

– Тапочки-то у вас откуда?! – изумился я.

– Это мои, из госпиталя. Хотела выкинуть, но видите, пригодились.

После процедур, как только мазь подсохла, я надел тесноватые тапочки и, неся в руках сапоги, вышел из палатки.

Пока шел, приказал одному из бойцов достать мои вещи из кабины «газона» и принести к штабелям, где я устроил КП батареи. Командиры, особенно Сазанов, немного смущались, что я спокойно ходил в красноармейской форме со знаками различия лейтенанта. Да еще без шевронов на рукавах. Пришлось подробно объяснить причину такого моего решения. Ответ их удивил, однако они не противоречили. Раз надо, значит, надо.

Приведя себя в порядок, я тоже устроился на траве, подложив под голову оба сидора. У меня теперь их два, свой да тот, что выдали.

Когда время перевалило за восемь – расчеты уже минут десять учились обращаться с орудиями – послышался надрывный гул моторов. По дороге, что была в километре от нас, шла танковая колонна. Встав, я надел пилотку и, сунув ноги в тапочки, прошел к опушке, где с моим биноклем стоял красноармеец-наблюдатель. Второй, тот, который старшина получил на складе, я отдал Сазанову. Он был заметно слабее.

– Что там? – спросил я.

– Танковая колонна. Плохо видно, но вроде ВТ. Полк идет… О, две полуторки их по обочине обгоняют… к нам свернули.

– Старшина со складов едет, – забрав у наблюдателя бинокль, я убедился в своих предположениях. Вернув оптику бойцу, отошел в сторону, к складу.

Когда машины подъехали, знаками показал, чтобы их загоняли под деревья, не разгружая. Покинувший кабину передовой полуторки старшина подбежал ко мне и, кинув руку к виску, стал докладывать:

– Товарищ лейтенант, согласно вашему приказу машины до предела загружены боеприпасом, топливом и продовольствием.

– Молодцы. Топлива сколько?

– Шесть двухсотлитровых бочек во второй машине. Там же двадцать ящиков со снарядами и шесть с тушенкой.

– Ясно. Значит, так. До одиннадцати отдыхаете, отбой у вас, спите. В одиннадцать ночи едете вот в этот квадрат. Видите, тут лесной массив? – показал я старшине зеленую точку на карте. – До него сорок километров. Там организуете замаскированный склад под охраной трех бойцов. Я позже их сам проинструктирую. Возвращаетесь, отдыхаете, берете пустые бочки из-под топлива, снова на склады и сюда к нам. Следующей ночью делаете еще один рейс к этому складу. Все понятно?

– Да, товарищ лейтенант, только зачем нам организовывать склад так далеко? Странно это.

– Потом поймешь, старшина. Задачу я вам поставил. В охранение возьмете машину Индуашвили. Это пока все. Да, кстати, через десять минут будет ужин, после него вам отбой.

– Есть. Хлеб выгружать?

– Да, повару отдашь. То, что я просил, привезли?

– В кабине второй машины лежит. Принести?

– Да, положите его вон туда, под дерево. Где два сидора и шинель лежат. Там мой КП. Минут через пять подойдете ко мне. Я приказ на провоз груза оформлю, а то в округе полно комендантских патрулей. И еще проведу беседу, как нужно вести себя с этими патрулями: слух прошел, что немцы, переодевшись в нашу форму, изображают из себя такие посты. Вы не знали?..

После ужина – мой котелок, купленный в Казани, пригодился – я проинспектировал, как тренируются расчеты, и, назначив в охранение взвод Сазанова, пошел спать. Приказав до утра меня не будить.

Меня даже не разбудил шум уезжающих полуторок в двадцать три часа, так крепко я спал, укрывшись шинелью. Сильно укатал меня этот первый день войны, хоть я и не сделал ни одного выстрела.

Больше всего меня удивляло, что я так легко вписался в командиры батареи. Может, это все из-за неразберихи? Так я ее не заметил. Вон, даже во вновь сформированном дивизионе и то порядок. Хотя тут от командиров все зависит.

Утром меня разбудил Сазанов, командир дежурного взвода. Доложив о том, что происшествий на батарее не было, он сообщил, что наблюдателем на дороге замечены беженцы, и это на второстепенной дороге, что же творится на основной?

– …самолеты бомбили что-то в трех километрах от нас, но что – непонятно, хотя дымит там до сих пор, – продолжал докладывать взводный. – В пять утра вернулся старшина и прошла танковая и артиллерийская части. Сейчас идет пехотный полк, красиво идут, солнце так и блестит на штыках.

– Понятно. Сейчас я раскидаю распорядок на сегодня для батареи, позавтракаем и сходим с Андреевым к перекрестку, будем прикидывать, где разместить боевые позиции. Как основные, так и запасные. Пока свободны.

– Есть.

Сходив в кустики, я тут же вызвал Сазанова и приказал ему силами своего взвода построить туалет, а то уже всю местность вокруг замарали – я забыл, а старшине было не до этого. Побудку для батареи я назначил на шесть утра, так что бойцы уже занимались своими делами. Это только те, кто ездил со старшиной, продолжали спать. У них побудка в девять.

Расписав в боевом журнале распорядок батареи на сегодня, я подозвал обоих взводных и показал им красного воздушного змея, что привез вчера старшина. Честно говоря, не знаю, где он его достал, видимо, у мальчишек на что-то выменял, но ведь достал же!

– Для чего это, товарищ лейтенант? – спросил Андреев.

– Наверное, для связи, подавать знак, – предположил Сазанов.

– Не угадали, товарищи взводные. Вы как учить собираетесь наводчиков сопровождать цели?

– Так это вместо конуса? – догадался Сазанов.

– Правильно. Выгоняете машины на опушку, подберете бойца, который сумеет обращаться с этим змеем. Пусть он поднимет его на километровую высоту, тут вон какая бобина с ниткой, и таскает туда-сюда. Скорость, конечно, мизерная, но хотя бы научиться сопровождать цель. Тут главное, чтобы наводчики смогли взаимодействовать друг с другом. Потом будем змея привязывать к машине.

– Ясно, товарищ лейтенант, – ответил Сазанов, Андреев молча кивнул.

– Значит так, товарищ младший лейтенант. Вы, согласно расписанию, выгоняете батарею на опушку, удаление сто метров. Поднимаете змея и начинаете тренировку учебными снарядами. Нужно определить, кто из расчетов более-менее подготовлен. Все-таки не салаги. А мы с Андреевым пока прогуляемся до перекрестка. Сержант, прихватите бойца с лопатой.

– Есть! – козырнули оба командира.

– Кстати, лейтенант. Если во время учебы появятся немецкие самолеты, хотя бы на километровой высоте, не выше, разрешаю огонь боевыми снарядами. Лучше осколочными, у нас их много. Попасть не попадете, но хоть расчеты узнают, что это такое, да и пороха понюхают. Советую стрелять беглым огнем всей батареи по головному самолету.

– Есть! – уже радостнее козырнул Сазанов.

Когда мы со вторым взводным и сопровождающим нас бойцом вышли на опушку и прямо по целине направились к дороге, метрах в трехстах впереди невысокий красноармеец уже бежал по полю, поднимая змея, а сзади раздался звук запуска двигателей. Остановившись, мы смотрели, как на поле выскочили четыре зенитки и с них посыпались расчеты, откидывая борта и готовя орудия к бою.

– Готово! Готово!.. – слышалось то и дело.

– Курс – сто шесть, высота – четыреста, скорость – десять, одиночная воздушная цель… – командовал Сазанов. Наводчики, шустро крутя штурвалы, сопровождали цель.

– Огонь! – прозвучала команда. Защелкали затворы, заряжающие меняли учебные снаряды, и снова:

– Готово!

– Готово!..

– Курс…

– М-да, учиться еще и учиться, – пробормотал я, наблюдая за тренировкой. Было видно, что расчеты действуют неумело и скованно, не было той хищной грации, что присуща опытным бойцам. – Надо бы того наводчика с орудия Ольнева убрать, не его это. А вон того заряжающего посадить на освободившееся место. Шустер.

– Товарищ лейтенант, на батарее всего восемь человек, которые ранее служили на таких орудиях. Остальные – кто противотанкисты, кто гаубичники. У меня в расчете двое подносчиков так вообще бывшие минометчики.

– Да знаю, – поморщился я. – Я этих восьмерых по двое на расчет определил. Пусть учат расчеты взаимодействовать.

– Время нужно, – вздохнул Андреев, когда мы развернулись и продолжили шагать к дороге.

– Это так, только у нас максимум три-четыре дня, и это еще если не будем стрелять по авиации противника. А ведь чую, что будем. Это сейчас они заняты, наши части штурмуют да аэродромы. Скоро и на дорогах появятся, а то там только одиночки появляются.

– Вы так говорите, как будто все наперед знаете.

Было немного непривычно, что мне выкает тридцатилетний парень, но я сразу, еще когда принял батарею, постарался создать стену между собой и бойцами. У командира в подразделении не может быть друзей, он по определению одиночка, так что общаемся мы строго по уставу. Еще когда я учился в Рязанке, мне вбивал это в голову преподаватель по тактике.

– Скорее, провожу анализ по ситуации на передовой. Могу предположить, как неплохой аналитик, что к тридцатому июня немцы возьмут Ровно. Даже, может быть, раньше на пару дней.

– Да быть такого не может, наша армия самая непобедимая!

– Сержант, я не говорю, что наша армия худшая, я просто предположил. Не будем спорить, подождем до конца июня, если живы, конечно, останемся.

– Подождем, – вздохнул Андреев. Кажется, мой авторитет в его глазах упал на пару баллов.

Подойдя к дороге, я отцепил от пояса каску и водрузил ее на голову, прямо на пилотку, не застегивая ремешок.

– Привыкать пора, – пояснил я удивленному взводному. Подумав, тот последовал моему примеру.

А что? Эта железная хрень весит почти кило. Попробуй потаскай ее целый день. Тут практика нужна. Так почему не начать именно сейчас?

Мимо брели люди, я бы не сказал, что много, но с пару сотен было. Кто вел велосипед, нагруженный скарбом. Кто толкал тачку с тремя маленькими детишками, кто просто брел, неся чемодан. Все они были покрыты толстым слоем пыли. Некоторые бросали на нас угрюмые взгляды.

– Значит так. Взвод Сазанова устанавливаем вот тут, первое орудие у того камня, второе в семидесяти метрах правее и чуть сзади. Нужно будет вырыть капониры для стрельбы прямой наводкой и укрыть их маскировочными сетями. Машины установить так, чтобы кабиной они были в сторону леса, чтобы можно было сразу сняться с позиций и уехать. Землю будем вывозить транспортными машинами.

– Если появятся танки, товарищ лейтенант, то орудия взвода будут стрелять им прямо в лоб, а при отсутствии защиты максимум, что они успеют выпустить – это три-четыре обоймы. Один разрыв рядом с орудием – и амба расчету. Посечет осколками, – угрюмо сказал Андреев. Мы ожидали, пока боец выроет ямки, отмечая будущие капониры.

– Да, это так. Поэтому взвод Сазанова будет засадным. Твой взвод мы укроем вон там, пошли… – как только мы прошли метров шестьсот, я указал на позиции второго взвода. – Твои орудия тоже будут замаскированы. Техника противника будет идти к тебе бортами, поэтому-то тебе и играть первую скрипку. После моего сигнала ты открываешь огонь, когда техника попытается прорваться или повернуться к тебе, открыв борта орудиям Сазанова, открывает огонь он.

– Как долго мне стрелять?

– Четыре-пять обойм, больше не надо, и без приказа на полном ходу вылетаете из капониров и гоните к лесу, укрываясь в нем. Сазанов вас прикроет, потом вы прикрываете Сазанова. Дальше формируемся в колонну и уходим на запасные позиции. То есть за лес. Стоять насмерть от нас не требуется, только остановить продвижение на пару часов, подбив как можно больше техники.

– М-да, из зенитчиков переквалифицировались в противотанкистов.

– То ли еще будет, сержант. Давай, зови бойца, пусть метит место под твои будущие капониры. Не забудь о противовоздушных щелях. Жаль, что осколочные у нас слабые, а то еще бы прошлись ими по пехоте.

– Действительно жаль… Гольдберг, ты там закончил?

В это время со стороны Ровно показалась очередная длинная стрелковая «змея» с пушками на конном ходу. Видимо, тут проходила дивизия.

– Полк идет, – пробормотал я. – С двумя батареями.

Именно в это время раздался рев моторов, и над дорогой стремительно появились три «Штуки», заходя на полковую колонну.

– Черт! Ложись! – крикнул я Андрееву и бойцу.

Лежа, мы наблюдали, как все три штурмовика пулеметами прошлись по полку – видимо, бомбы они уже где-то использовали – и ушли на второй заход. И вот, когда ведущий клюнул носом и пошел вниз, открыла огонь моя батарея.

К моему удивлению, они попали, влепили прямо в нос второго штурмовика, отчего тот, теряя части обшивки и не выходя из пике, врезался в землю. Примерно где-то в конце стрелковой колонны.

Оставшиеся два самолета испуганной стайкой рванули ввысь, высматривая, кто уконтрапупил их товарища. Видимо, заметив зенитки, они развернулись и стали отходить в сторону.

– Черт, они же со стороны леса сейчас зайдут, там мертвая зона! – вскочив, я рванул к батарее, на ходу махая бойцам руками, чтобы разъезжались.

Я видел, как Сазанов, заметив меня, махнул рукой. Вот все четыре машины стали медленно разъезжаться, покачиваясь на неровном поле. Именно в это время над ними пронеслись две тени, оглушив ревом моторов и трескотней пулеметов.

Еще на один заход немцы не решились и на бреющем ушли в сторону фронта. Встав, я проводил их взглядом и, отряхнув форму, подобрал каску. В это время от стрелковой колонны к нам на большой скорости подлетела «эмка», принеся с собой пыль. Остановилась она рядом со мной, а я всего метров сто не дошел до батареи.

– Фролов? – удивленно окликнул кто-то через открытую дверь. Присмотревшись, я узнал майора Стрельникова, с которым ехал, пока не попал под бомбежку. Черт, это же только вчера было!

– Здравствуйте, товарищ майор.

Выскочивший с переднего пассажирского места Стрельников сграбастал меня в объятия:

– Так это твои зенитки сбили немца, что мой полк бомбил?

– Мои. Только командовал не я, а мой взводный – один. У них как раз учеба была, – несколько смущенно ответил я, не собираясь приписывать себе чужие успехи. Из машины также вышли еще несколько командиров, с интересом прислушиваясь к нашей беседе.

– Ты как здесь вообще оказался?

Я быстро рассказал свою историю, отчего майор только удивленно покачал головой.

– А я до полка только поздно вечером добрался. Он у меня тут недалеко летними лагерями стоял. Кстати, познакомься с командованием моего полка. Это батальонный комиссар Верник, а это начальник штаба полка капитан Ветров. А это мой попутчик, лейтенант-зенитчик Виталий Фролов.

– Приятно познакомиться, – пожал я командирам руки.

– Ты, кстати, почему не по форме одет?

– Форма в стирке, – спокойно пояснил я, заколебавшись объяснять причину неуставной формы.

– Да? А петлицы пришить не забыл… Ладно, своих от моего имени сам поблагодаришь. А мы спешим, нам к УРам успеть надо.

– Товарищ майор, совет хотите?

– Почему нет, ты парень толковый.

– Я смотрю, у вас зенитных систем нет. Обороняться от авиации противника нечем.

– Так и есть. Были зенитные «максимы», да мы их в прошлом месяце на окружные склады сдали. Должна была прибыть замена. ДШК вроде.

– Так вот, полк может своими силами отстреляться по самолетам. Представьте себе, батальон дал залп. Ну ладно, четыреста промазало, так ведь сто попало, а пуля у Мосинской винтовки довольно мощная.

– Но как по ним стрелять?

– Сейчас… Боец, ко мне! – окрикнул я своего бойца с лопатой, что под присмотром Андреева продолжал копать метки для будущих капониров и противовоздушных щелей.

– Товарищ майор, разрешите обратиться к товарищу лейтенанту? – подбежав, воскликнул тот.

– Обращайся, – махнул рукой Стрельников.

– Товарищ лейтенант, по вашему приказу красноармеец Гольдберг прибыл.

Обычно в артиллерии служат люди, имеющие рост и силу, так как по-другому тут нельзя. Да, у меня в батарее из всего состава большая часть – этакие ильи муромцы с добрынями Никитичами. Да на одном Ольневе гимнастерка самого большого размера трещала по швам, когда он напрягал мышцы! Поэтому я был немного озадачен, когда в первый раз увидел маленького тщедушного еврея Гольдберга. Но потом выяснил, что он служил в зенитных войсках, набивал ленты для пулеметов и подносил боеприпасы, а перед дембелем стал еще и наводчиком наДШК.

– Дайте мне вашу винтовку.

Получив эту длинную дуру, я стал показывать, совместно с Гольдбергом, позиции для стрельбы по самолетам. Лежа, с колен, с плеча второго бойца.

– Пару раз учебные тревоги проведете, бойцы усвоят уроки. А там вам будет, чем встретить немецких пилотов.

– Ну, спасибо, лейтенант, – еще раз обнял меня майор.

Мы быстро распрощались, и машина Стрельникова, развернувшись, уехала обратно к полку Через десять минут колонна двинулась дальше, оставив на обочине несколько убитых и раненых, у которых суетились санитары. Посмотрев в ту сторону, я подумал, что когда старшина поедет, пусть их заберет. Все равно порожняком едет, только десяток канистр повезет для воды да две бочки из-под топлива. Вздохнул и побрел обратно к батарее.


– Потери?

– Нет, товарищ лейтенант, даже нашего бойца со змеем не зацепило. Успели отъехать, спасибо, что приказали. Я бы не догадался.

– Батарею в лес, на место стоянки. Орудия после стрельбы привести в порядок.

– Есть.

– Как только почистите орудия, постройте батарею.

– Есть.

– Это еще не все, пошлите бойцов к самолету, пусть снимут номер с двигателя и заберут документы и личные вещи летчиков, если там все не сгорело, а то дымит еще.

Через полчаса, когда расчеты закончили чистку, я построил батарею и громко сказал:

– Товарищи красноармейцы и командиры! Благодарю вас за боевую службу и сбитого немца! Персонально благодарю от имени командира сто пятого стрелкового полка майора Стрельникова!

– Ур-р-а-а-а! – крикнули они в ответ. Многие довольно улыбались. Не только сбили, но и благодарность от начальства получили.

– Младший лейтенант Сазанов, шаг вперед, – скомандовал я.

Немного бледный взводный сделал шаг.

– За отличную стрельбу неподготовленными расчетами выношу вам личную благодарность!

– Служу трудовому народу! – рявкнул тот.

– Сегодня же я сообщу о сбитом командованию дивизиона. Старшина Непейборода!

– Я! – сделал шаг вперед старшина.

– Перед тем как отправитесь на склады, подойдите ко мне, получите рапорт, завезете его в штаб дивизиона. Также подберите раненых стрелков у обочины дороги, их там около десятка.

– Есть!

Везти рапорт никуда не понадобилось. Когда я заполнил журнал боевых действий батареи, буквально через пять минут – старшина как раз готовился отъезжать – показался незнакомый штабной автобус, который свернул к лесу. Его сопровождала полуторка с зенитным пулеметом в кузове. Разобрать, что это за модификация, я сразу не смог, а потом уже просто не успел.

Я сразу понял, кто это, поэтому незамедлительно отдал приказ старшине выезжать к складам.

Пропустив встречную колонну из трех машин, старшина успел выехать. Автобус, остановившись на опушке, последний раз взвыл на высоких оборотах, потом заглох. Из открывшейся двери вышли не только командир дивизиона, начштаба и комиссар, но и еще какой-то подполковник-артиллерист с орденом Красной Звезды на груди.

– Докладывайте, товарищ лейтенант, как вы немецкий «юнкере» сбили, – велел Матвеев.

Я быстро доложил всю историю и то, что сбит самолет был чисто случайно. Все наводчики целились по головному, второй просто нарвался на встречную случайную очередь. Также я предъявил боевой журнал батареи.

– Вот документы сбитых немцев и шильдик с двигателя. Личного оружия нет. К сожалению, стрелки туда успели первыми. Остальное сгорело, да и мало там что сталось после того, как он в землю врезался.

Изучавший боевой журнал подполковник оторвался от чтения и бросил хмурый взгляд на Матвеева, я это заметил, когда мы с капитаном отошли в сторону.

– Фролов, имей совесть, ты со склада уже вывез пятнадцать боекомплектов для своей батареи. Куда тебе столько?

– По немцам стрелять, товарищ капитан, – честно ответил я.

– Кстати, у тебя в штабелях максимум десять боекомплектов, где остальные?

– Я чуть в стороне организовал небольшой склад, а то мало ли. Попадет бомба или снаряд, останусь без всего. Еще два батарея расстреляла по немецким самолетам при отражении налета на сто пятый стрелковый полк.

– Ты это кому другому скажи. Максимум, что они успели, это выпустить две или три обоймы.

– У меня все в документах отмечено и списано, – тут же открестился я. Хотя Матвеев был прав, батарея даже сотни снарядов не выпустила. Но надо же мне было как-то лишние боеприпасы получить, вот и приходилось идти на фальсификацию расходных документов. Более того, мы еще триста литров горючего израсходовали. Можно было бы больше списать, но уже заметно.

– Ладно, а плащ-палатки, что выбил старшина, мне завсклад звонил, они-то тебе зачем? А ручные гранаты?

– Так нет их! – возмутился я.

– Конечно, нет, все еще месяц назад на окружные склады вывезли, корпусные практически пустые стоят, но зачем наганом у носа завсклада махать? У него, между прочим, сердце больное.

– Знать ничего не знаю, должен выдать – пусть изыскивает резервы, – набычился я.

– Тьфу! – только и сплюнул Матвеев. – Теперь понятно, почему у тебя такой порядок, дотошный ты.

Кроме этого он сообщил, что они инспекцией побывали на других батареях. Так вот, некоторые уже были потрепаны. Где осталось два орудия, где три. Только наша и пятая имели полный штат. Меня даже похвалили, что бойцы имеют бравый вид и одеты строго по форме. То есть имеют при себе винтовки, каски, подсумки, малые пехотные лопаты в чехлах и другое снаряжение строго по уставу. На других батареях некоторые бойцы ходили в одном только белье.

Я не стал говорить, что другие подразделения располагаются на солнцепеке, и чтобы не подхватить тепловой удар, бойцы раздеваются. У нас в лесу же было прохладно.

Поблагодарив личный состав батареи и не забыв про меня, командование уехало. Взяв в руки боевой журнал, я там, где было написано о сбитом, нашел подтверждающую пометку командующего артиллерией города Ровно подполковника Романова с размашистой подписью и небольшой печатью.

Как только командование уехало, я отправил второй взвод на учебу, а первый, взяв лопаты и маскировочные сети, пошел копать капониры. Будем надеяться, к вечеру справятся. Землю я рассчитывал вывозить с помощью освободившихся полуторок, на них же привозить дерн. Лишние бойцы, получившие добродушное прозвище «нахлебники», отправились следом, помогать. Хотя пятеро продолжали нести службу, охраняя лагерь.

За этот день ничего особенного не произошло, кроме того, что трижды на восьми километрах в сторону Киева проходили бомбардировщики да пару раз пролетали над дорогой охотники, но тут мы не успели изготовиться к бою. Еще вернулся старшина с предельно загруженными машинами. Разгрузив их, я отправил технику на вывоз земли. Ее уже скопилось много. В общем, вот так, в работе, и пролетел день двадцать третьего июня. Мимо нас проходили войсковые колонны, некоторые заметно потрепанные авиацией, некоторые свежие, с эшелонов. Были и танки, и артиллерия, и конница. И все больше и больше становилось беженцев. Один раз я даже выделил машину – для семей комсостава с разбитого вчера эшелона, она все равно шла за питьевой водой.

Кстати, источников питьевой воды рядом не было, что плохо, ближайший пруд в четырех километрах, вот и приходилось возить в канистрах из города, благо старшина смог достать еще четыре в дополнение к шести полученным сразу. Спас нас от водяной голодовки – даже не помоешься – старший сержант Андреев. Он с бойцами своего взвода во время отдыха вырыл колодец шестиметровой глубины, так что вода перестала быть проблемой.

А старшина ночью снова ездил к тайному складу, отвозя еще боекомплекты и топливо.

Про следующие три дня тоже ничего особенного рассказать нельзя. Мы стали активно стрелять по низколетящим самолетам. Видимо, фронт сдвинулся в нашем направлении. Было видно, как повышается уровень стрельбы у расчетов – как я уже говорил, не все были новичками.

Хотя пару моментов все же можно упомянуть. Как-то по дороге проходила танковая колонна, мы ее удачно прикрыли, подбили штурмующий их «мессер» – когда он уходил к своим, то заметно дымил. Так вот, когда проходила колонна танков, один из них сломался, так следующий за ним КВ-2 просто столкнул его с дороги, и колонна продолжила следовать дальше. Меня заинтересовало то, что экипаж уехал с колонной, бросив БТ-5 на обочине с открытыми люками. Видимо, это проделывалось не в первый раз, больно уж все было сделано ловко.

Сходив со старшиной к танку, мы убедились, что боекомплект полный, замки и прицел на месте. Вот я и подумал: раз его бросили, почему бы не приспособить под свои нужды? Тут еще старшина сообщил, что на дороге к Ровно стоят еще два таких брошенных танка. Дальше я развил бурную деятельность. Старшина нашел в соседней деревне трактор, и пока расчеты творили на опушке окопы, по очереди притащил в них все три танка, превратив в неподвижные огневые точки. Благо лишних артиллеристов у меня хватало, и теперь было кого посадить в упрятанные в землю по самые башни бронированные машины. На них возлагалась задача по прикрытию батареи, когда она будет отходить от перекрестка. Планы пощипать немецкую колонну я не забросил, более того, расширил. Теперь еще от леса батарею будут прикрывать «максимы».

Второй случай произошел двадцать пятого. По дороге шла привычная толпа беженцев, мы уже на них внимания не обращали, когда появились два «мессера», расстреливая гражданских. Я, конечно, читал, что творили немецкие «асы» в первые дни войны, но читать – это одно, а видеть, как в кровавых брызгах исчезает бегущая девочка… это страшно.

Расчеты тогда работали яростно и смогли-таки приземлить одного фрица, снеся ему правую плоскость. Старшина с двумя бойцами на полуторке сразу же рванул к тому месту, где опускался белый парашют. Более того, этот фашист еще и отстреливался, серьезно ранив в руку одного бойца, но его все же спеленали. Мы в это время отбили атаку второго «мессера», отогнав его. Правда, были повреждения, он серьезно зацепил машину Андреева, разнеся два ската и тяжело ранив подносчика. Раненого после перевязки сразу же отвезли в госпиталь Ровно.

Когда старшина привез пилота – настоящую белокурую бестию, был тот слегка бит, да и только – я уже успокоился. Поэтому, приняв документы и личное оружие, велел снова грузить фрица в полуторку.

Старшина, который поехал со мной, понял, зачем, только когда мы подъехали к толпе беженцев, откуда раздавался утробный вой и плач. Медведева, отправившаяся с нами, сразу же бросилась к раненым.

Выстрелив из пистолета в воздух, чтобы привлечь к себе внимание, я ухватил немца под мышку и показал его толпе.

– Товарищи, эта мразь только что стреляла в вас. Нам он не нужен, – после чего столкнул летчика на землю.

Кажется, я про подобное читал в какой-то книге, мне тогда понравилось, как главный герой поступил с немцем, вот и решил сделать похоже. Так что я с удовольствием наблюдал, как сперва толпа отхлынула от упавшего на утрамбованную политую кровью землю гитлеровца, потом захлестнула его.

Когда мы ехали обратно, старшину трясло от увиденного. Да что его, все, кто присутствовал при мести беженцев, получил серьезный удар по психике. Водитель и один из бойцов проблевались, и только я один улыбался.

Именно после этого случая я велел построить батарею, которая как раз закончила с чисткой, а второй взвод приступил к ремонту третьего орудия. Вот тогда я и выдал. И про Брестскую крепость, которая все еще держится в глубоком тылу немецких войск, и про то, как немцы наших раненых и работников госпиталя толкали на пулеметы Цитадели, укрываясь за их спинами, и как защитники плакали и стреляли. Про то, что за людей они нас не считают, что мы для них скот. Про то, что убить их надо до того, как они поднимут руки. В общем, толкнул политинформацию, почти полтора часа говорил и говорил, глядя, как плохело от таких новостей бойцам, как в их глазах загоралась лютая ненависть.

Они мне верили, так как видели, как я часто разговариваю с командирами и политработниками проходивших мимо частей. Правда, не знали, что тем я рассказывал то же самое.

Ах да, я еще учился и учился серьезно, без шуток. Сазанов, узнав, что я с военной кафедры, взялся за меня серьезно. Тут я еще командиров орудий подтянул, так что целый класс появился. На все времени, конечно, не хватало, но мы изворачивались как могли.

– Товарищ лейтенант, проснитесь, – будил меня кто-то.

– Что? – пробормотал я, отчаянно зевая и потирая лицо.

– Наблюдатель доложил, что видит пыль с запада. Похоже, немцы идут.

– Батарея, к бою! – тут же рявкнул я, вскакивая и упираясь каской в маскировочную сеть. Бойцы полусонно засуетились, занимая свои места.

Вчера на дороге сперва уменьшился, потом совсем иссяк поток беженцев. Еще проскакивали одиночные машины или небольшие войсковые колонны отступающих, но к вечеру не стало и их. Хотя часовые сообщили, что ночью прошла крупная танковая часть. Около двадцати машин, плюс десяток грузовиков. Видимо, отступающие части, немцы ночью спят.

Да и мы слышали, что на второй день далекая прежде канонада заметно приблизилась. Мало того, вчера мы по самолетам вообще не стреляли, укрывшись в лесу и замаскировавшись под деревьями. Немецкие летчики уже привыкли, что у этого перекрестка постоянно по ним лупят, причем не с одного места, а каждый раз с разного. Поэтому вечером девятка бомбардировщиков, которая привычно облетела стороной наш лесок, даже снизилась от удивления, что по ним никто не стреляет, а через час над лесом минут двадцать крутился разведчик. Не знаю, поверили ли гитлеровцы моей хитрости или нет, но ночью мы перегнали зенитки в капониры под маскировочные сети, а в танках сидели экипажи. В общем, все ждали немцев.

Я находился в капонире второго орудия под командованием сержанта Дмитриева, для меня даже отдельный окоп вырыли с ходом сообщения. Именно тут я и стоял, наблюдая за дорогой и держа в руках ракетницу.

Время было часов десять. До сигнала от наблюдателя все отдыхали – кто спал, кто бодрствовал в нервном ожидании боя – теперь же бойцы готовились. Посыльный уже предупредил расчеты других орудий, и сейчас, встав на камень рядом с орудием сержанта Ольнева, стал махать белой тряпкой, предупреждая наблюдателей у леса. Те должны разбудить расчеты танков и расчет Индуашвили.

Что меня немного волновало – не было никаких известий от капитана Матвеева, хотя он мог бы прислать приказ на отход или хотя бы держаться до последнего. Но посыльные от командования не появлялись.

Буквально через пятнадцать минут после того, как меня разбудили, показался передовой дозор немцев. Состоял он из восьми мотоциклов с люльками, причем на всех были пулеметы, и двух бронетранспортеров с солдатами.

Все командиры знали, что дозор пропускаем, ожидая подхода основных сил, поэтому мы только и проводили сильно запыленных немцев печальными взглядами.

– Эх, сейчас бы вдарить! – проговорил горизонтальный наводчик. Орудие стояло от меня в пяти метрах, так что я все слышал.

– Их тут мало, Савелий. Вот основные силы подойдут, тогда и вдарим, – ответил другой боец, в это время из канистры поливающий воду на землю у ствола, чтобы при выстреле не поднималась пыль. Сам ствол орудия был от земли всего в двадцати сантиметрах, так мы закопали машину.

– Едут! – воскликнул один из заряжающих.

Он отодвинул край маскировочной сети, чтобы было лучше видно. Отчего мне на него пришлось рявкнуть.

Проводив его сердитым взглядом, я в бинокль стал рассматривать колонну.

– Передовая группа из шести танков, четыре Т-П, и два T-IIL Дальше три бронетранспортера, потом грузовики… Дальше пыль, ничего не видно, но кажется, тоже грузовики, – извещал я командира орудия. – Первые два танка самые опасные, броня мощная. Поэтому твой расчет, сержант, открывает огонь именно по ним. Сперва по первому, потом второй обоймой по второму, дальше беглый огонь осколочными по грузовикам. Нам пехоту надо вывести из строя.

– Ясно, – кивнул Дмитриев.

Опыт стрельбы по наземным целям у расчетов был. А сделали мы просто: старшина достал стометровый канат, мы прицепили его к обломкам первого сбитого самолета, благо хвост и фюзеляж там уцелели, и таскали его по полю, а орудия стреляли. Изнахратили его в труху, но по движущимся мишеням стали попадать.

Убрав бинокль в чехол – колонна уже была видна невооруженным глазом – я взял стоявшую рядом винтовку старшины, заряженную зажигательными патронами, и, уперев приклад в плечо, положил ствол на бруствер и скомандовал:

– А-агонь!

После всех споров и обсуждений, как будем организовывать засаду, я решил, что первым будет выстрел того орудия, с которым буду я. Это и станет сигналом к открытию огня.

Как я и рассказывал бойцам, немцы везли на своих танках горючее в канистрах, поэтому лучше было стрелять по ним. Из простых винтовок, разумеется. Не из орудий. Четверо свободных бойцов лежали по двое у орудий Сазанова. Они, как и я, будут отстреливать канистры зажигательными пулями. При отступлении вскочат на подножки кабин и так эвакуируются. Все было продумано, и даже проведена одна тренировка, конечно, с огрехами, но каждый боец теперь знал, что ему делать.

Сейчас хотелось бы описать, что собой представляет этот самый перекресток при взгляде со стороны немцев. Если ехать от границы, то дорога упирается в Т-образный перекресток, налево к Ровно, направо в сторону ближайших деревень и воинских городков. Прямо через поле виднеется лес, окруженный множеством воронок – мою батарею часто бомбили, вернее, пытались. Если на перекрестке повернуть направо, а через двести метров налево, то узкая полевая дорога с засыпанными воронками приведет к лесу.

Так вот, когда немецкие танки достигли поворота на Ровно, то внезапно с двухсот метров, практически в упор, ударили два скорострельных орудия. Передовой танк, на полном ходу потеряв правую гусеницу, развернулся на катках кормой в сторону леса. Второй Т-Ш, получив очередь бронебойных снарядов, вдруг вспух изнутри от детонации боезапаса.

Следующими очередями эти два орудия добили головной танк в борт и разнесли один из Т-П. В это же время вступили в бой еще два орудия, расстреливая разъезжающиеся танки и грузовики. Вот попало очередью осколочных в кабину «опеля», отчего из кузова вылетели ошметки, ранее бывшие солдатами вермахта. Несмотря на слабую силу гранат, они пока справлялись, хотя было видно, что мощность недостаточная.

Вспыхнул бензовоз в середине колонны, несколько грузовиков продолжали катиться огненными комками. Однако, несмотря на это, опытные солдаты начали приходить в себя, и все чаще и чаще над нами стали свистеть пули.


– Товарищ лейтенант! – услышал я крик в какофонии боя. Несмотря на мой приказ, расчет азартно выпускал уже шестую обойму. Не одного меня так увлек расстрел колонны.

Поняв, что увлекся, я пустил последнюю, пятую пулю в канистру, закрепленную на шестом танке, отчего тот немедленно вспыхнул свечой, и удовлетворенно хмыкнул, мысленно пробормотав: «Второй мой», – после чего, так же мысленно кляня себя за упущенное время, рванул к кабине зенитки.

Вскочив через открытую дверь, рявкнул:

– Поехали!

Винтовка сильно мешала, я даже стукнулся подбородком о горячее дуло, но, пристроив ее у двери, быстро осмотрелся – мы уже вырвались из капонира. Когда раздались первые выстрелы, водители всех зениток завели двигатели и ждали приказа, держа машины на сцеплении. Поэтому после приказа зенитка сразу же вырвалась из капонира, волоча за собой маскировочную сеть. Впереди большим переваливающимся на ухабах зеленым кустом, оставляя шлейф пыли, летела машина Андреева.

Я не хотел оставлять такие первоклассные средства маскировки, как сети. Поэтому, когда начался бой, специальный назначенный боец – один из подносчиков – убрал сеть перед машиной и закрепил ее за кабиной. И когда мы рванули к лесу – проклятые машины больше сорока по полю не выжимали – сети остались с нами. Правда, орудие и расчет как будто спеленали. Огонь они теперь открыть не смогут, но доедем до леса, там и приведем зенитки к бою.


– Шайсе! – как только ефрейтор Ганс Отто Байер с со своим напарником установил на треногу станковый МГ-34, готовясь открыть огонь по орудиям, что били справа, как два огромных куста сорвались с места и как будто провалились в землю, став недоступными для огня пулемета. Оказалось, за позициями засады была небольшая ложбина, по которой русские беспрепятственно смогли уйти от возмездия. Однако два других орудия, что находились спереди, продолжали стрелять.

– Берем! – крикнул ефрейтор, и они втроем понесли пулемет в сторону, чтобы открыть огонь. Байер определил, что бьют русские зенитки, с которыми он уже встречался на границе. Несмотря на малый калибр, русские умудрились сжечь все танки, два из трех бронетранспортеров и около десятка грузовиков. Разлившееся в середине колонны горящее топливо с бензовоза подожгло еще три машины.

Не успели они занять позицию в прямой видимости орудий, как от леса стали бить сразу несколько пулеметов и затявкали два орудия, видимо, те, которые они упустили. Были также слышны звонкие танковые выстрелы, но как ни всматривался в сторону леса Байер, так грозных боевых машин и не увидел, что его успокаивало.

В это же время один человек из расчета ефрейтора вдруг заорал и, ни слова не говоря, побежал к концу колонны. Непонимающе осмотревшись, ефрейтор и второй номер рванули за ним, бросив пулемет.

Со стороны Ровно шла лавина русских танков. Там были в основном легкие Т-26, но опытный взгляд ефрейтора заметил пять массивных зализанных корпусов новейших Т-34.

Они бежали, не чуя ног, остановившись только у как раз развернувшейся в боевое положение противотанковой батареи, которая сразу же затявкала, расстреливая русские танки.


Появление наших танков было неожиданным. Я честно считал, что мы тут остались одни, и слегка впал в ступор, но быстро пришел в себя и приказал прикрыть отходящий взвод Сазанова. Били по колонне пулеметы Горгадзе, расстреливая пехоту, – спрятаться на открытой местности, кроме как за техникой, ей было негде. Часто хлопали, выпуская разрывные снаряды, закопанные танки. Это кто-то из них поджег бензовоз в середине колонны. Мы туда не стреляли.

Бойцы уже содрали маскировочную сеть и, пока два подносчика сматывали ее и крепили на положенное место, заряжали орудие.

Когда зенитки Сазанова выметнулись из капониров и понеслись к нам, вдруг начали один за другим вспыхивать легкие Т-26, которые атаковали колонну.

– Товарищ лейтенант, там вроде батарея их стоит, из-за дыма не видно, но где-то за горящим бензовозом, – известил меня Андреев.

– Нет, не вижу, – опустив бинокль, ответил я.

Но танкисты, похоже, видели, кто по ним стрелял, так как две «тридцатьчетверки» остановились и, поводив немного своими кургузыми стволами, открыли огонь. Через минуту немецкая батарея умолкла.

В это время мимо нас пролетели обе машины Сазанова, облепленные маскировочными сетями. Как и было приказано, они, не останавливаясь, завернули за лес по малоезженой дороге. Там их ждали готовые выдвигаться машины обеспечения и старший сержант Медведева – на всякий случай с бинтами наготове.

– Выдвигаемся, товарищ лейтенант? – спросил подошедший Андреев.

Я, отрицательно покачав головой, приказал:

– Давай к Сазанову. Машины под укрытие деревьев и чистите стволы после стрельбы. А я пока с Индуашвили скатаю к колонне, надо пообщаться с танкистами и посмотреть, что мы там настреляли. Наши уже ушли дальше добивать противника, так что сейчас там безопасно. Если появятся немецкие самолеты, а они появятся, огня не открывать. Запрещаю выдавать наше местоположение. Сазанов за старшего на батарее.

В это время на дороге из Ровно показалась еще одна танковая колонна, которая прямо по полю свернула и проследовала за передовым отрядом, что ушел дальше. Пехоты я так и не увидел.

– Есть, – козырнул немного суетящийся сержант. Было видно, что у него приподнятое настроение после расстрела колонны немцев. Я не стал ему говорить, что нам повезло и на нас, скорее всего, налетели части второго эшелона, а не передовые войска немцев, которые наверняка сейчас штурмуют Ровно в лоб и с другой стороны.

– Товарищ лейтенант! – окликнул меня старшина, бегущий от одного из танков. Это он ими командовал.

– Что? – спросил я, направляясь к машине Индуашвили.

– Нам что делать? Согласно плану или согласно изменившейся обстановке? Я так понимаю, мы пока не будем отходить?

– Правильно понимаешь, пока экипажи пусть сидят на месте, нас прикроют. А я скатаю к колонне. Командуй… И выстави наблюдателей, чтобы следили за нами, мало ли что.

– Есть.

– Сержант, заводи! – крикнул я Индуашвили.

Когда мы приблизились к колонне, нас окутал дым горевших техники, воняло резиной и человеческим мясом. Мерзкий, надо сказать, запах, да и вид, несмотря на удовлетворение от осмотра результатов своей работы, тоже не доставлял удовольствия.

Высунувшись из кабины, я приказал:

– Сержант, с одним бойцом охраняешь нас как от пехоты, так и от авиации.

– Так нет же никого, товарищ лейтенант.

– Авиация, сам знаешь, как внезапно появляется, а всю пехоту мы не уничтожили, наверняка десяток-другой прячется в траве. Она тут высокая, сам видишь.

– Есть охранять.

Пока один из бойцов расчета и водитель машины ходили среди убитых немцев, собирая оружие, боеприпасы и документы, я достал журнал боевых действий батареи и стал зарисовывать, как мы уничтожили колонну, где стояли зенитки, как отходили и сколько подбили. Как работали закопанные танки и зенитные пулеметы Индуашвили. Несмотря на то, что все танки были уничтожены нами, по грузовикам и пушкам можно сказать, что наших всего десяток, не более. Остальное – работа танкистов, о чем я также записал в журнал.

С другой стороны колонны, в поле у наших разбитых танков, уцелевшие члены экипажей собирали своих раненых и убитых. Помощь им не требовалась – я спрашивал, скоро должна подойти санитарная колонна.

По итогам выяснилось, что на наш счет можно записать все шесть танков, также два бронетранспортера, семнадцать грузовиков и один бензовоз.

Закончив с журналом, я стал составлять рапорт командиру дивизиона о прошедшем здесь бое, не забыв несколько представлений на ордена и медали. Сто процентов выкинут их, но о том, что я готовил наградные, на батарее будут знать. Специально спрашивал у Индуашвили его имя и отчество, а уж он разнесет слух. Мне нужно было, чтобы бойцы знали, что я о них забочусь.

Карабины я приказал не брать, только пулеметы, автоматы, боеприпасы к ним и гранаты. Про бинокли, планшеты с картами и говорить не стоило. Бойцы притащили даже ракетницы и пару ящиков осветительных ракет.

– Вот, товарищ лейтенант. Мы в поле нашли. Вроде станковый, – притащили водитель и один из бойцов расчета Индуашвили станковый пулемет МГ-34, – а к нему еще были патронные короба и полная улитка.

– Молодцы, грузите в машину… Сержант, да заткни ты его! Ведь ранит, а то и убьет кого! – рявкнул я.

Вот уже минуту откуда-то с конца колонны по нам и танкистам, грузившим своих раненых в подошедшие санитарные машины, работал одинокий стрелок. Убитых пока не было, но у нас прострелили лобовое стекло, а у танкистов две пули попали в уже убитого бойца в темном комбинезоне и шлемофоне.

Видимо, Индуашвили смог разобрать, откуда ведется огонь, потому что, дав две пристрелочные очереди, выпустил еще одну, но длиннее. Это помогло, обстрела больше не было.

– Вот, товарищ лейтенант, вы просили, – протянул подошедший старший сержант-танкист лист бумаги.

– Сколько тут?

– Двенадцать убитых, еще двое умерли. Не дождались медиков, я их тоже записал.

– Спасибо, сержант. Нашего раненого забрали?

– Да, его ваши бойцы уже погрузили в машину.

– Хорошо. Спасибо.

При отходе один из бойцов расчета Ольнева из взвода Сазанова получил ранение в спину – видимо, случайная очередь. Ранение серьезное, и никакой возможности забрать его с собой не было, Медведева сказала, его нужно срочно под нож хирурга, штопать сосуды.

Внеся в журнал список имен четырнадцати погибших танкистов, чтоб не стали без вести пропавшими, велел нашим собираться. Делать тут больше было нечего.

– Товарищ лейтенант, кажется, там наша полуторка. Вон, по дороге сюда пылит, – остановил меня сержант, когда я собирался сесть в кабину.

– Вижу. Вроде посыльная, – согласился я.

Мы подождали и не ошиблись – машина, замедлив скорость, свернула к нам, мы стояли на бывшей позиции взвода Андреева и были видны издалека.

Из кабины с пассажирского места выскочил тот же сержант-посыльный, что передавал мне приказ во дворе хлебопекарни.

– Товарищ лейтенант, вам пакет из штаба дивизиона, – козырнув, он протянул мне не конверт, а действительно большой пакет. Внутри, кроме двух новеньких карт района Ровно, был еще и приказ.

Изучив его, я мрачно спросил:

– Почему подписано комиссаром?

– Капитан Матвеев и старший лейтенант Елкин погибли вчера во время бомбардировки города. Дивизион принял батальонный комиссар Ковыль. Вот, распишитесь в получении документа.

Расписавшись, я отдал ему рапорт о наших боевых действиях за последнее время и отправил обратно.

– Плохо дело, командир? – спросил Индуашвили.

– А-а-а, – махнул я рукой. – У нас все через задницу Возвращаемся в расположение.

Доехав до леса, заметно иссеченного осколками за последние четыре дня, я велел Индуашвили замаскировать машину, а сам пошел к батарее, где у одной из зениток суетился расчет Ольнева. Он уже взял себе замену из резервных бойцов.

– Сазанов, Андреев, Непейборода, ко мне! – скомандовал я, подойдя к тяжело нагруженным полуторкам обеспечения.

– Товарищ лейтенант… – начал было докладывать Сазанов, но я оборвал его:

– Садитесь, не до устава сейчас. Значит так, от командования дивизиона пришел приказ. Приказ неоднозначен: продолжать держать оборону и обстреливать пролетающие мимо самолеты.

– Обстреливать? – непонимающе переспросил Сазанов.

– После гибели капитана Матвеева и начштаба дивизион принял батальонный комиссар. А он, как вы знаете, в артиллерии ни в зуб ногой. В общем, мы продолжаем держать этот перекресток. Старшина, разгружайте машины. Как вы понимаете, смены рубежа пока не будет. Остальным заниматься по распорядку. Я его уже накидал в журнале. Теперь по трофеям, что нами собраны…

С трофеями у нас было отлично: кроме шести ручных пулеметов и одного станкового с приличными количеством боеприпасов, было девять автоматов с запасными магазинами в чехлах.

И если пулеметы я распределил по одному в каждый расчет, отдав остальные «нахлебникам», то с автоматами поступил проще. Их получили все командиры орудий, оба взводных, старшина и я. Два оставшихся достались повару и санинструктору, будет у нас в тылу хоть кто-то с автоматическим оружием.

Кроме этого, все командиры еще получили пистолеты, их собрали семнадцать штук, и бинокли. Последних, правда, было всего шесть штук. Пока бойцы изучали новое вооружение, мы занялись распределением остальных трофеев, начав с гранат. Их было всего восемьдесят три, половина в ящиках, что мы нашли в разбитом грузовике.

Старшина, услышав о трофеях, выпросил у меня разрешение еще раз съездить к колонне. Получив его, он, взяв обе разгруженные полуторки, машину Индуашвили в прикрытие, четырех бойцов и уехал на сбор трофеев.

Пока было время, экипажи почистили орудия и, перезарядив обоймы, приготовились к бою. Наступило время обеда, поэтому, отдав приказ кормить людей, я сам отсел чуть в сторону, наворачивая наваристый борщ. Хлеба не было вторые сутки. Прямое попадание в пекарню. Повар пару раз пытался испечь узбекские лепешки, но мука кончилась, и он бросил это дело, хотя получалось у него неплохо.

– Матвей, откуда такая роскошь? – услышал я радостный вопль одного из подносчиков взвода Андреева.

– Так на дороге корову убило. Вот я ляжку и отрезал, – честно пояснил повар. – Я еще гуляш на второе сделал, с макаронами.

– Да ты кудесник, Матвей! – продолжал восхищаться боец.

Я улыбнулся, мне было приятно, что у бойцов приподнятое и веселое настроение. Поев второго, я вышел к опушке, от которой как раз в нашу сторону отъезжало несколько машин. Кроме трех наших, к моему удивлению, была трофейная немецкая с небольшим прицепом странного вида. И только когда они приблизились, я понял, что это немецкая полевая кухня.

Так что возвращения старшины я ждал с довольной улыбкой, хотя настроение отнюдь было не радостное, так как понимал – еще день или два, и батареи не станет, если мы не сменим позицию, о которой уже наверняка знало все командование люфтваффе.

– Товарищ лейтенант, разрешите доложить? – стараясь перекричать рев проезжающих мимо машин, спросил соскочивший с подножки передовой машины старшина.

– Докладывайте, – кивнул я.

В это время последняя полуторка с набитым чем-то кузовом проползла мимо, и можно было говорить нормальным голосом.

– За время изучения расстрелянной колонны было обнаружено еще два десятка убитых, у которых присутствовали документы личности. Также два были взяты в плен.

– Сами сдались?

– Нет. Они под машиной прятались, вот мы их оттуда и выгнали. Я гранату кинул невзведенную. Они с воплями бросились в разные стороны, бойцы их и споймали.

– Молодец, хитро. У нас в батарее трое говорят на немецком, позже допросим. Давай дальше.

– Был обнаружен грузовик с прицепленной кухней, он за большим трейлером стоял, сразу и не заметили. Грузовик и кухня целы и готовы к использованию. Водителем туда я Горина посадил, он умеет. Еще было обнаружено восемьдесят карабинов, шесть автоматов, восемь пистолетов, двадцать шесть гранат, два бинокля, три планшета с картами и несколько ящиков с продовольствием. Также было собрано восемьдесят три пары сапог, шесть из них мы были вынуждены оставить на месте, так как они полностью пришли в непригодность. Из тяжелого вооружения есть два ротных миномета с сотней мин.

– Молодцы. Сейчас иди обедай, мы там вам оставили.

От кухни были слышны восхищенные вопли повара, ему вторили некоторые бойцы. Конечно, еды хватало, но из-за того, что котлов было всего два, возможно было приготовить только два блюда – первое и чай или второе и чай. Сегодня было первое и второе без чая, хотя некоторые ушлые бойцы сварили чай в своих котелках. Теперь же с появлением кухни даже хлеб можно было печь. В общем, хорошее приобретение.

Вернувшись к штабелям, находившимся в ста метрах от опушки в глубине леса, я присел на один из ящиков и, достав пачку немецких документов, что привез старшина, записал данные из них в журнал. Теперь за батареей числится еще и семьдесят уничтоженных солдат противника.

Пока я переводил бумагу, составляя опись имущества и задачи батареи на ближайшее время, старшина развернулся вовсю. Бойцы меняли свои обмотки на немецкие сапоги – те, кому подходили, конечно. Даже Сазанов сменил свои брезентовые полусапожки на высокие блестящие офицерские сапоги. Только трем не нашлось замены из-за сорок последнего размер, хотя, может, и пятьдесят последнего, как шутил старшина.

Сейчас бойцы были больше похожи на бойцов Красной Армии, а то эти обмотки уж больно бросались в глаза. Теперь же, в коротких немецких сапожках, они даже двигаться стали по-другому, увереннее, что ли.

После того, как старшина закончил, я сформировал из «нахлебников» два минометных расчета по три человека, выделив им машину. Командиром временно поставил одного из бойцов постарше и поопытнее, пока нет ефрейтора Смелова, охранявшего мой тайный склад. Он раньше тоже был минометчиком.

Дав батарее часовой отдых, я с двумя переводчиками пошел допрашивать пленных. К сожалению, ни к чему это не привело, так как оба оказались из хозчасти пехотного полка, который мы обстреляли. Эти, например, были водителем и сопровождающим. Ну понятно, опытные вояки быстро свалили, поняв, что оборону в поле не займешь.

Документы это подтвердили, не удивительно, что при них не было оружия, поэтому после допроса я приказал пленных расстрелять.

– Товарищ лейтенант, но они же военнопленные! – возмутился стоявший неподалеку Сазанов.

– Они сдались? – спокойно спросил я.

– Нет.

– Я считаю военнопленными тех солдат противника, которые сами сдались нашим войскам, в других случаях это «язык», то есть пленный для допроса. На них правила не распространяются. Поэтому приказываю расстрелять.

Посмотрев, как бойцы мнутся, нехотя берясь за оружие, чтобы отвести немцев подальше, со вздохом вытащил из кобуры ТТ и произвел два выстрела в головы стоявших на коленях пленных.

– Не надо сомневаться и думать, хорошо это или плохо. Пока вы думаете, противник убьет вас. Все слышали, что я сказал?.. – я внимательно осмотрел присутствующих, после чего жестко приказал: – Трупы утащить подальше, пусть тут не воняют!.. Чего ждем? Выполнять!

Как ни странно, не только уничтожение колонны, но и этот поступок вознесли мой авторитет на небывалую высоту.

В течение этого дня мы шесть раз открывали огонь по самолетам противника, прикрывая наши войска, что шли в сторону границы. Надеюсь, механизированные корпуса второго эшелона, которые закрывали собой прорыв, не только остановят немецкие войска, но и нанесут им потери. Например, нам помогли танкисты 9-го механизированного корпуса под командованием генерал-майора Рокоссовского. Хотя, как мне пояснил лейтенант с обгоревшими руками – он доставал из танка своего механика, – их полк сбился с пути и поэтому оказался у Ровно. А основные части корпуса сейчас на маршруте чуть дальше, севернее Ровно, ближе к Луцку.


К вечеру двадцать девятого июня я понял, что наши все, кончились – отступившая было канонада снова начала к нам приближаться. Над головами постоянно висела авиация, бомбя лес, который в последнее время был нашим пристанищем. Видимо, пожаловались уцелевшие пехотинцы из уничтоженной колонны своим начальникам, кто их тут обидел, да и авиация припомнила старые обиды: все-таки два сбитых да четыре подбитых – это хоть что-то. Кусачая у нас батарея, вот они и бомбили лес уже третьим налетом. К тому же вчера мы еще двух приземлили. Один уже был где-то подбит, летел медленно. Сбить его оказалось на удивление нетрудно, второго ближе к вечеру, когда колонна из двенадцати «хейнкелей» возвращалась с бомбардировки на пятисотметровой высоте. Тут уж они сами подставились. Могли и выше подняться.

В общем, в данный момент мы наблюдали за работой девятки «юнкерсов», находясь в двух километрах в стороне от леса, где неплохо замаскировались в чистом поле под видом стогов прошлогоднего сена. Огня мы, конечно, не открывали. Эта девятка «юнкерсов» от нас мокрого места не оставит, одно дело перехватывать, когда они пустые идут с бомбардировки, другое – когда сами нас ищут. Ну их на фиг. Пусть лучше лес бомбят, чем наши части.

– Улетают, – опустив трофейный цейсовский бинокль, сказал Сазанов.

У меня бинокль был получше, старшина подарил, поэтому провожал я их дольше.

– Да, похоже, – убрав бинокль в чехол, я вернулся к бритью. Правая сторона уже успела подсохнуть, так что я стер полотенцем пену и, размешав в ступке, стал наносить ее заново. – Думаю, завтра или послезавтра можно ожидать передовые порядки немцев. Похоже, кончились у наших силы, все бросили в контратаку. Видел, сколько час назад машин с ранеными проехало?

– Видел, – вздохнул взводный.

– Это медсанбаты и госпиталя эвакуируют, – пробормотал я и замолчал, работая опасной бритвой.

– Вчера к нам подъезжал капитан-пограничник, ну, тот, у которого в кузове пленные немецкие офицеры были, так он говорил, что немцы два наших госпиталя из огнеметов сожгли. Всех, и врачей, и раненых.

– Не помню такого, – задумался я, с помощью зеркальца проверяя, тщательно ли побрился.

– Это было, когда вы к тому полковнику ходили, относили памятки.

– Ах да, к вам какой-то грузовик ЗИС подъезжал. Да, точно, ты же докладывал, да только потом был тот налет, от которого мы едва не потеряли батарею, вот и вылетело из головы.

Вчера к обеду я увидел проходивший мимо батальон, оказавшийся потрепанным авиацией полком, вот и вручал командирам написанные с моих слов памятки. Там были зарисовки, как стрелять по самолетам противника и как из простой винтовки с зажигательными пулями жечь немецкие танки. Многие командиры благодарили. Другие брали молча, устало перебирая ногами. Так вот, когда прошел этот батальон, на следующую часть налетели «Штуки». Наша батарея, прикрывая своих, открыла огонь, так эти штурмовки переключились на нас. Ладно, у меня расчеты уже более-менее умелые, спасибо последним дням активной боевой тренировки. Так мы еще стали вести активную оборону. Как? Все просто, выпустил очередь – и резко в сторону, на ходу перезаряжаясь. Замер, выпустил прицельную очередь – и снова крутиться по полю. А когда таких кусачих машины четыре? Вот так и получилось, что и штурмовики по нам не попали. Правда, и мы по ним. Остались при своих. В общем, опыта пока маловато.

В тот момент я как раз разговаривал с командиром дивизии, в которую входил этот полк, рассказывал о прошедшем тут бое, о котором памятниками напоминала сожженная техника. Вот и получилось, что того капитана пропустил, как-то вылетело из головы.

– Бойцы слышали?

– Молчунов, он потом и передал остальным.

– Хорошо, – убирая бритвенные принадлежности в сидор, я велел полить стоявшему рядом бойцу и вымыл лицо. – Жаль, политрука нет. Я бы его заставил провести политбеседу на эту тему.

– Да бойцы и так поняли, уже много наслушались. А как вы вчера того стрелка высмеяли, что немцев тьма, что танки у него непобедимы и что авиации куча, которая все долбит и долбит.

– Да бред он нес. У страха глаза велики. Немцы просто хорошо организованы, умеют взаимодействовать с другими родами войск и имеют за спиной двухлетний опыт войны. У них своя тактика блицкригов, вот они ее и используют. Кстати, отбой тревоги. Пусть бойцы пару часов отдохнут до ужина, а там снова тренировки. Выполнять!

– Есть.


После ужина, когда мы наблюдали за новой бомбежкой Ровно – дымил он уже второй день – внезапно кто-то за косогором открыл по идущим на двух тысячах «юнкерсам» огонь.

– Наши, тридцатисемимиллиметровые бьют, – сказал стоявший рядом со мной старшина. Мы как раз отвлеклись от подсчитывания имущества, когда начался налет на город. А поскольку ничего не могли сделать, только молча наблюдали. Поэтому и удивились, кто это стреляет по высоко идущим немцам.

– Точно, – согласно кивнул я головой, продолжая крутить в руке карандаш. – Две зенитки работают. Может, из отступающих частей орудия? Мы уже сколько таких видели? Штук пять точно.

– Вполне может быть, – задумчиво протянул старшина. – Может, мне съездить посмотреть?

– Нет, не нужно выдавать наши позиции. Сейчас бомбардировщики второй волны пойдут назад, вот и будем их перехватывать. Вон, как раз Сазанов бежит.

– Товарищ лейтенант, это что, наши? – радостно спросил он.

Видимо, его тоже беспокоило, что второй день нет никаких приказов в такой неопределенной обстановке. Меня это ничуть не волновало, так что я продолжал сохранять невозмутимый и уверенный в себе вид, что передавалось бойцам. У нас не было ни одного паникера, все работали с огоньком, без вопросов, для чего они все это делают и почему не обстреливают всех пролетающих мимо немцев.

– Ты-то с чего взял?

– Так, а кто еще? Наш дивизион единственный в этом районе.

– Так я сгоняю? – тут же подскочил старшина, но поймав мой взгляд, стушевался. Я уже приучил личный состав батареи, что мои приказы нужно исполнять, а не обсуждать.

– Товарищ старшина, зенитки, которые, кстати, прекратили стрельбу, находятся на дороге в Ровно, мы их не видим, так как находимся в низине, но когда они доедут до перекрестка, то увидим. Если они из нашего дивизиона – в чем я сомневаюсь, им тут просто нечего делать, – то дадим знак, где находимся. Это все. Занимайтесь своими делами.

– Есть, – козырнули оба.

– Товарищ младший лейтенант, останьтесь, – попросил я Сазанова, и когда старшина отошел узнать, что у нас там с кухней, велел: – Усильте наблюдение за западным и южным направлениями.

– Есть.

– Теперь свободны… Кстати, вы не ошиблись, орудия нашего дивизиона, – опустив бинокль, произнес я.

И действительно, на перекрестке остановилось пять машин. Впереди две зенитки, как у нас, на базе ГАЗ-ААА, позади них две полуторки, набитые бойцами. Да и сами зенитки были облеплены красноармейцами сверх меры. Однако больше всего мое внимание привлек топливозаправщик на базе ЗИС-6, стоявший предпоследним.

– Все, сдали город, коль разбегаться начали, – пробормотал я.

Из головной машины вышел невысокий командир и принялся активно крутить головой. Видимо, не найдя того, чего хотел, он достал карту и стал сверяться. Некоторые бойцы, разминавшие ноги у машин, тыкали пальцами в остовы сгоревшей немецкой техники. Видимо, обсуждали прошедший здесь несколько дней назад бой.

– Товарищ лейтенант, а ведь они нас ищут, – произнес продолжавший стоять рядом Сазанов, наблюдая за зенитчиками. – Черт, неужто Иванов?

– Кто?

– Да мы с ним учились вместе в училище. Там и познакомились, хотя наши части рядом под Луцком стояли. Нет, точно он.

– Я уже понял… Дайте им знак, где мы.

Сазанов достал из кобуры ТТ и дважды выстрелил в воздух.

– Далеко, не слышат. Да и двигатели у них наверняка работают. Давай ракетой параллельно земле.

– Понял, товарищ лейтенант.

Зеленую ракету, скакавшую в их направлении, неизвестные заметили сразу. Сперва они засуетились, но когда взводный вышел на открытое место и помахал каской, попрыгали в машины и попылили к нам прямо по полю, переваливаясь на кочках.

Я поморщился: машины оставляли четко различимые с воздуха следы. Теперь обнаружить нас будет нетрудно.

– Старшина, приготовьте дополнительный маскировочный материал, – приказал я подбежавшему Непейбороде.

Три стога рядом стояли пустые, так что нам было чем укрыть гостей.

Не доехав до меня метров пятнадцать, первая машина с орудием в кузове остановилась и заглохла. Остановились и другие, только последняя полуторка обогнала колонну и встала рядом с первой машиной.

Из кабины ГАЗ-ААА устало вылез слегка замызганный командир с одни кубарем в петлицах и, внимательно осмотревшись, пошел ко мне, придерживая планшет у бедра.

– Третья батарея? – поинтересовался младлей.

– Возможно. Кто такой? Вас что, товарищ младший лейтенант, не учили представляться по уставу?! – хмуро спросил я.

– Извините, товарищ лейтенант, – застегнув верхнюю пуговицу и поправив фуражку, он кинул руку к виску и представился: – Командир первого огневого взвода первой батареи отдельного зенитного дивизиона младший лейтенант Иванов.

– Почему здесь находитесь, а не на своих позициях? – поинтересовался я, изучая его документы. Они были в порядке.

– А нет больше позиций, – криво усмехнувшись, спокойно пояснил младлей. – От дивизиона остались ваша батарея да эти орудия, и все. Остальных раскатали у складов. Комиссар часа два назад приехал на нашу позицию, отдал приказ на отход да уехал на автобусе, а куда – кто его знает? Бросил нас, сволочь. Вот я и решил прорываться к вам. В городе уже немцы, да и мы с мотоциклистами столкнулись на окраине Ровно, обстреляли их да прорвались.

– Приказ о передислокации, – требовательно протянул я руку. Как только Иванов достал пакет, погрузился в чтение. – Все правильно оформлено, почему не отошли?

– Интенданта одного встретили, он сказал, что дорогу перерезали немецкие танки, вот я и вспомнил про вас. Вдруг вы еще тут, комиссар вас в пример постоянно ставил.

– Причину отхода я понял, почему я вам нужен? – спросил я, убирая пакет в свой планшет.

От вопроса Иванов явно завис.

– Ну… я думал… может, вместе будем прорываться?.. – немного скованно спросил он, тоскливо проводив приказ взглядом.

– У меня воинское подразделение, а не сброд, – подбородком я показал на его людей, которые оправлялись и разминались у машин. – Если хотите ко мне присоединиться, то только под мое начало. И я сразу предупреждаю, приказы выполнять беспрекословно. Вам все ясно, товарищ младший лейтенант?

– Да… Можно я посоветуюсь со своими людьми?

– У тебя в подразделение что, анархия? – удивился я.

– Извините? Но ведь командир политически близок к…

– Лечить меня не надо. Командир – это высшая инстанция в воинском подразделении. Вы командир, и ваши приказы должны исполнять. У меня в подразделении махновщины нет. Я приказал – они исполнили. Вам, товарищ младший лейтенант, понятна моя политика?

– Да… Мы… То есть я согласен.

– Хорошо. Тогда проведем рокировку подразделений. Сазанов!

– Я!

– Собрать всех командиров.

– Есть!

Теперь у меня было шесть зениток, о чем я тут же сделал запись в журнале батареи. Прибывшие стали третьим огневым взводом под командованием младшего лейтенанта Иванова с орудиями под номерами пять и шесть. Ими командовали соответственно старший сержант Васюта и младший сержант Иволгин.

Пока Непейборода узнавал, в чем нуждаются новые люди, я приказал замаскировать орудия и машины и разглядывал отдельно стоявших красноармейцев. Тут были все, кого по пути подобрал Иванов. Даже два пекаря – их я отправил в помощь повару.

Полуторки оказались пусты, хотя тоже принадлежали нашему дивизиону К тому же выяснилось, что только одно орудие происходило из батареи, где служил Иванов, второе вообще было из пятой, их свели вместе после больших потерь в технике и людях дня два назад. И топливозаправщик оказался пуст, там вряд ли было больше двухсот литров.

Теперь у меня появились транспортные машины и пехота прикрытия. Из более чем тридцати человек под командованием стрелкового старшины по фамилии Богданов я сформировал взвод охраны и вооружил его автоматическим оружием из наших запасов, нарезав круг задач. Даже минометы им дал с расчетами и станковый пулемет в усиление.

– Сазанов, Андреев, Иванов, Непейборода, Богданов! – подозвал я своих подчиненных командиров. – Приказ на сегодня: в одиннадцать часов ночи выдвигаемся на восток. Приготовить машины к движению, пусть водители их осмотрят, с восьми до одиннадцати отдыхать. Выполнять. Стрелкам обеспечить охрану.

– Есть! Есть!.. – посыпалось от командиров.

Поставив задачи людям, я присел на шинель и стал вносить фамилии пополнения в журнал, записывая их со слов Иванова. Во взводе работал его зам, старший сержант Васюта. Потом подозвал Богданова, закончившего опрашивать своих подчиненных – знал он только троих, остальных подобрали во время отступления.

Закончив с документаций и поставив новичков на довольствие (кухня уже была помыта, и новеньким выдали сухпай до утра), я откинулся на стог и, прикрыв глаза, задумался.

«М-да, все-таки мечты сбываются. Я хоть попал и не туда, куда хотел, но ведь попал! Даже смог устроиться тут вполне нормально, и что главное… Мне тут нравится! Парней вот только жалко, экипаж, раненых бойцов спецназа. Они ведь мне стали роднее, чем все парни и девчонки из детдома. Ладно, хоть попал, как это ни странно, куда нужно. Мне ведь понадобилась неделя, чтобы понять, что это реально мой шанс изменить хоть что-то в этой войне. Я не знаю, может, я в параллельном мире, о котором так любят писать фантасты альт-истории, чтобы не запутываться в прошлом и настоящем, или на самом деле в прошлом своего мира? По крайней мере, все, что я успел изучить за время пребывания здесь, указывает, что это именно прошлое моего мира. Что это значит? Это значит, что у меня есть шанс его изменить. Так почему бы и не попробовать?..»

Размышлять мне не мешала даже суета вокруг, когда бойцы стали подготавливать технику к движению, переговаривались с новичками, знакомясь и делясь с ними боевым опытом. Негромкие окрики командиров, беззлобный мат старшины где-то на заднем плане – все это слилось в едва слышный гул, от которого я устало задремал.


Кабинет был не особо просторным, но хозяин его любил и часто проводил там небольшие совещания. Вот и в данный момент двое присутствующих в командирской форме старшего начсостава госбезопасности, сидя за столом, наблюдали, как хозяин кабинета прогуливался у окна, изредка останавливаясь, чтобы посмотреть на раскинувшийся снаружи парк.

– Так вы, товарищ Берия, утверждаете, что это все написано одним человеком? – спросил наконец хозяин кабинета.

– Так считают мои специалисты, товарищ Сталин, – ответил один из присутствующих командиров.

На столе лежали два конверта и россыпь листов. Даже не специалисту было видно, что тут писала действительно одна рука – почерк был очень схож. Даже ошибки, которые появляются, когда быстро пишешь, были идентичные.

– Лаврентий, поясни мне, как связано нападение немецких прихвостней на командиров Красной Армии и вот это?!Почему человек, который, кстати, не представился ни в одном из посланий, сообщил нам столь важные сведения? Как сообщили товарищи Павлов и Кирпонос, в тех местах, где мы предсказали им возможные места будущих прорывов, идут тяжелейшие бои, где наши мехкорпуса перемалывают танковые группы немцев. Почему именно сейчас? Почему сообщивший отправил письма за три дня до войны? Почему он не вышел на связь? Много почему, товарищи. Но ответа я от вас не слышу… Вы что-то хотите сказать, товарищ Берия?

– Да, полная информация по фигуранту у товарища Меркулова, именно он курировал это расследование.

– У вас есть что сказать, товарищ Меркулов? – повернулся Сталин к третьему, молчавшему до этого командиру.

– Да, товарищ Сталин, – встал Меркулов, но тут же сел после жеста хозяина кабинета. – Было проведено полное расследование и выявлено, что письма опущены в почтовый ящик Киевского железнодорожного вокзала девятнадцатого июня этого года. Во время опроса служащих вокзала сотрудниками нашего отдела одна из работниц почты вспомнила, что в этот же день сразу два подобных конверта заполнял молодой парень лет двадцати в старой ношеной форме.

– Поясните? – потребовал хозяин кабинета.

– По словам работницы почты, он, скорее всего, был демобилизован, так как был в командирской форме, но без знаков различия, хотя следы споротых петлиц и шевронов были различимы. Ткань не успела выцвести. Паш художник составил портрет неизвестного со слов свидетельницы. По ее словам, рисунок очень похож, вот он, – протянул лист Сталину зам Берии.

– Понятно, товарищ Меркулов, продолжайте, – велел хозяин кабинета, изучая рисунок.

– По словам работницы почты, неизвестный долго, около полутора часов, сидел за столом и писал. Страницы он вырывал из лежавшей рядом тетради. Именно поэтому его и запомнили. Также изредка он вскрикивал что-то вроде: «Как же я про это забыл!» или «Ну, и про это тоже можно». А так он особо внимания не привлекал. Кроме того, что очень спешил на уходящий поезд – когда бежал к почтовым ящикам (видимо, не хотел передавать их через работников почты, чтобы не возникло вопросов), то чуть не сбил уборщицу. После чего, бросив письма, он выскочил на перрон.

– Узнали, какой поезд уходил?

– Да, Москва – Ровно. Как нам известно, поезд до конечного пункта не дошел, был атакован немецкими штурмовиками двадцать второго июня в пять часов двенадцать минут. Половина состава сгорела, много погибших. Был проведен опрос выживших. К сожалению, за шесть дней многие разъехались, найти смогли только тех, кто находился в близлежащих госпиталях. Только один из них, лейтенант Грошев, со сквозным ранением ноги, вспомнил, что в одном купе с его знакомым по училищу лейтенантом Петровым действительно ехал похожий субъект. При разговоре в вагоне-ресторане, когда речь зашла о попутчиках, Петров охарактеризовал его как «зенитчика» и «своего в доску парня». В данный момент ведутся поиски лейтенанта Петрова. По последней информации, он, после прибытия в Ровно, получил под командование батарею противотанковых орудий из трех единиц и ушел к границе с одним из стрелковых полков. Больше об этом полке и батарее Петрова ничего не известно. Только то, что они были на острие прорыва немецких войск, что произошел сегодня утром. Что сейчас происходит под Ровно, точных данных нет. По неподтвержденным данным – наши войска отступают. В общем, каша там сейчас, товарищ Сталин. В особые отделы всех частей были отправлены приказы: в случае выхода из окружения батарейцев лейтенанта Петрова или его самого немедленно сообщать по инстанции и передать его нашим сотрудникам. Пока это все.

– Отправьте в район Ровно особую группу осназа НКВД для поисков этого лейтенанта и взятия у него показаний, – велел Иосиф Виссарионович.

– Есть, товарищ Сталин.

Как только Меркулов вышел из кабинета, Сталин выдвинул внутренний ящик, достал отдельный лист и протянул его Берии:

– Что он хотел этим сказать, Лаврентий?


Двинулась батарея в сторону откатывающегося фронта ровно в одиннадцать. Машины, сбрасывая тюки сена, с помощью которых были укрыты, выехали на дорогу и выстроились в походную колонну Первой, с удалением на сто – сто пятьдесят метров, должна была идти машина Индуашвили. С ним было пять бойцов с сержантом во главе. Это наш передовой дозор. За машиной разведчиков шла основная колонна. Первой – полуторка, набитая бойцами Богданова, с ним же самим в кабине, потом шесть зениток, я в кабине первой. За нами машины обеспечения: трофей с кухней, топливозаправщик и последняя полуторка с частью боеприпасов и с отделением стрелков. Так мы и ехали, растянувшись метров на триста.

Для светомаскировки водители по моему приказу из жести сделали для фар защиту. Теперь колонну можно было рассмотреть только вблизи. Водители, конечно, видели, куда едут, но из-за того, что фары теперь светили только на двадцать метров вперед, и без того небольшая скорость стала еще меньше. Так что шли мы на установленных мной двадцати километрах в час.

– Товарищ лейтенант, головная машина остановилась и, кажется, разведчики там же, – вырвал меня из полудремы водитель, остановив машину.

Встряхнувшись, я посмотрел на часы, открыл дверь и спрыгнул на землю. Было темно, время уже перевалило за двенадцать, но луна неплохо освещала все вокруг. По крайней мере метров на двадцать я видел хорошо, на пятьдесят уже хуже.

– Что там? – спросил я, подойдя к машине Богданова.

– Разведчики остановились, мы как их увидели, тоже встали. Не видно, но вроде на дороге машина стоит. Бойцы ее, похоже, осматривают.

– Стойте тут. Оружие к бою, круговая оборона.

– Есть. Мартынов, командуй оружие к бою. Двух бойцов с командиром, – услышал я команды старшины, направляясь к разведчикам. Буквально через минуту, тяжело топая сапогами по дороге, меня догнали двое бойцов. Один с мосинкой, другой с немецким автоматом на плече.

– Сержант, что у вас? – спросил я, заметив Индуашвили у пулеметов. Его стройный силуэт ни с кем не спутаешь.

– «Эмка» брошенная на обочине стоит. Бойцы и водитель осмотрели ее. Пустая, только горючего нет. Говорят, новая машина.

– Новенькая, говоришь? – задумчиво протянул я, после чего скомандовал: – У вас, насколько помню, есть канистра с бензином. Залейте его в бак и проверьте, рабочая ли она. Если да, то сделаю ее своей штабной машиной, хватит по чужим кабинам маяться.

– Есть… Вятка, слышал, что товарищ лейтенант приказал? Давай, доставай свои запасы.

– В баке же всего литров сорок осталось, – едва слышно пробормотал красноармеец, однако, повозившись под кузовом, вытащил канистру.

С бензином у нас действительно возникли проблемы. Это с боеприпасами было нормально, два с половиной боекомплекта, а вот горючее мы изрядно потратили, причем ездивший в город старшина вернулся ни с чем, все в Ровно сидели на последних каплях после уничтожения складов. А в Луцк было не пробраться, дороги, и так не лучшего качества, были забиты. И запасы из топливозаправщика уже были разлиты по почти пустым бакам. Так что оставалось только ехать до малого склада, что мы организовали шесть дней назад. Надеюсь, бойцы все еще там, как и склад, хотя я их предупредил, что нас, возможно, не будет с неделю.

С машиной водитель возился минут пять, заправляя и проверяя ее. Пока он с ней работал, я развернулся к колонне и дважды мигнул фонариком. Это был выученный всеми водителями сигнал продолжить движение. Когда «эмка» тихо заработала на малых оборотах, колонна уже подошла к нам.

Достав из кабины первой зенитки все свои вещи – кстати, прилично набралось – я сложил их на заднее сиденье легковушки и сел за руль, дав приказ на выдвижение. С «эмкой» я освоился быстро, ничего сложного, это как с «уазиком».

Колпаков на фарах не было, поэтому мне пришлось ехать на габаритах, благо борт впереди идущей машины Богданова было хорошо видно. Ничего, доберемся до склада, и водилы вырежут колпаки, я дам приказ старшине.

«Кстати, нужно назначить старшего водителя, чтобы отвечал за все машины, Непейборода позавчера про это говорил».

Дальше мы следовали до нужного поворота без всяких проблем, хотя брошенная техника на дороге встречалась еще не раз. Были две уничтоженные авиацией колонны с сожженной техникой. Мы остановились только прибрать одну из полуторок, в которой, к нашему удивлению и счастью, обнаружили около ста банок тушенки россыпью. Среди бойцов, из тех, что были у Богданова, было пять водителей. Вот одного я и посадил на эту машину, увеличив количество своего транспорта. «Эмку» же не доверил никому, сам любил водить.

Конечно, с учетом топливного кризиса это было не совсем умной, вернее, удачной идеей, но у меня имелось много планов, и они зависели от нашей мобильности. Ведь сколько тут еще окруженцев бродит?

В общем, когда, судя по карте, до поворота, от которого до склада рукой подать, осталась пара километров, я заметил, что головная полуторка останавливается. А машина Индуашвили сдает назад. Тут и я рассмотрел, что впереди виднелось едва заметное зарево. Слабенькое, как бывает от костров, но все же. В общем, там кто-то был.

Колонна встала на обочине ночной полевой дороги, ожидая, когда подъедут разведчики. Как только они приблизились, я вышел из машины и, обойдя головную, подошел к спрыгнувшему на землю Индуашвили.

– Наши? Немцы? – тут же спросил я его.

– Я двух бойцов оставил осмотреться, товарищ лейтенант, а так не понятно. Техники много. Мы как на холм выехали, их увидели – и сразу назад.

– Понятно. Занять круговую оборону! Сазанов, Андреев, Иванов, Богданов со мной. За старшего Непейборода, – скомандовал я, ожидая у машины сержанта вызванных командиров.

Как только они собрались, мы, взяв в охрану отделение бойцов, направились на холм – осмотреть неизвестную воинскую часть. Все прояснилось еще на середине пути, когда нам навстречу выскочил один из оставленных наблюдать красноармейцев.

– Товарищ лейтенант, там немцы! Танки, грузовики, пушки и мотоциклы! – зачастил он.

– Ясно. Значит, уже вон докуда продвинулись. Похоже, охватывают они с флангов ровенскую группировку наших войск. Как бы колечко на замкнули, – задумчиво протянул я. – Идем дальше, проведем разведку.

Поднявшись на холм, где обнаружился второй боец, мы стали рассматривать лагерь, освещенный десятком костров. Судя по суетящимся фигуркам, машину Индуашвили они все-таки расслышали. Колонну – вряд ли. Холм заглушил. Эхо ушло в другую сторону.

Бойцы остались метрах в двадцати сзади, когда мы, опустившись кто на корточки, кто на колени рассматривали немцев с холма, старясь себя не выдать.

– Мотопехотный батальон со средствами усиления, – закончив подсчитывать технику и орудия, наконец озвучил я.

– А танки? – спросил лежавший рядом Иванов. Вместо меня ему ответил Сазанов, не прошел мой ликбез даром:

– Входят в штат. Вот только зениток у них больно много, восемь штук.

– Согласен, хотя только что-то танков у них мало. Может, я не все вижу, но десятка не хватает. Хотя, может, в боях потеряли, а так точно батальон мотопехоты. Странно, что они тут делают, направление же не главное? – пробормотал я. – Может, действительно наших обходят? Хм?..

Отойдя немного назад, я снова присел и, достав карту, осветил ее фонариком. Пока командиры изучали лагерь, я по карте прикинул планы батальона. Никаких важных объектов тут не было, кроме железнодорожного и автомобильного мостов. Это был единственный ответ на нахождение здесь батальона немцев. Странен только их отрыв от основных сил, если только…

– Блин, – тихо ругнулся я, покосившись на устроившихся неподалеку бойцов.

– Товарищ лейтенант? – окликнул меня Сазанов, и почти сразу издалека донеслась пулеметная очередь и взлетело несколько осветительных ракет.

Подскочив к нему, я негромко спросил:

– Что у вас тут? Наших засекли?

– Мне кажется, я справа, во-о-он там… – протянул Сазанов руку правее лагеря немцев, – видел, как по полю шли люди.

– Ясно, это они окруженцев засекли, по ним и бьют.

Я уже провел ликбез среди своих бойцов по таким словам, как «окруженцы», «танкобоязнь» и тэдэ, так что командиры не удивлялись.

Похоже, именно так и оказалось, немцев вспугнули проходившие мимо окруженцы – видимо, один из выдвинутых в поле постов их засек.

– Значит так. Возвращаемся к колонне, по пути я вам расскажу свой план.

Сам план был прост, как все гениальное. Мы приводим к бою все зенитки, включая машину Индуашвили, и, вылетая на холм, пока немцы заняты окруженцами – там уже заметная пальба началась – бьем зажигательными и бронебойными по всему, что там есть, потом возвращаемся к оставшимся машинам обеспечения. Дальше формируемся в прежнюю колонну и возвращаемся до ближайшего поворота, там найдем другой путь к нужному лесу.


Ефрейтор Ганс Отто Байер работал спокойно, как и все профессионалы, прошедшие Францию и Польшу. Когда их полк был разбит у русского города Ровно, все, что осталось, свели в батальон под командование майора Вагнера вместо погибшего полковника Бризоле.

Через несколько дней после переформирования вместо заслуженного отдыха вдруг последовал приказ выдвинуться в тыл отступающих русских и взять под контроль мосты. Байеру сразу не понравилась эта идея. Получалось, что держать удар после захвата обоих мостов нужно будет со всех сторон. От прибывающих частей, которым нужно будет перебраться на другой берег, и от отступающих. Однако мысли какого-то ефрейтора не волновали немецкое командование, поэтому батальон выдвинулся и за половину дня преодолел около пятидесяти километров, встречая лишь жалкие попытки сопротивления. Обычно это были группы окруженцев, застигнутых врасплох на дороге или в поле, или идущие свежие части. Были и курьезные случаи, когда перехватили машину с русскими молоденькими медсестрами. Их то ли направляли как пополнение, то ли просто перевозили, но офицерам и унтерам они пришлись по вкусу, даже ночью были слышны их крики.

Когда пост обстрелял каких-то окруженцев и по тревоге подняли их роту, Байер не особо волновался, подготавливая со своими людьми пулемет к бою, но вот когда половина окруженцев была рассеяна, а половина так и осталась лежать в пшеничном поле, вдруг с холма ударили такие знакомые по звуку орудия.

Видимо, русские зенитчики знали, куда стрелять, потому как два стоявших грузовика с боеприпасами вдруг вспучились, и донесся грохот взрывов. Оглушенный ефрейтор упал у своего пулемета, не чуя, как второй номер пытается оттащить его в сторону от растекающегося горящего топлива. Один из снарядов задел топливозаправщик, и сейчас огненная жидкость поджигала стоящую рядом технику, неплохо подсвечивая русским наводчикам.


Попадания в машины с боезапасом и топливом были счастливым совпадением, что позволило нам фактически безнаказанно расстреливать расположившихся в низине немцев. Так как орудия они не видели, кроме вспышек на уровне земли, то каждая зенитка успела выпустить по десять обойм. А это по полсотни снарядов на орудие, или триста на батарею.

Больше у нас с собой просто не было, остальные лежали в ящиках в машинах обеспечения, поэтому, как только снаряды закончились, мы спокойно развернулись и направились к колонне. И только когда все вместе двинулись обратно, на холме вырос первый куст минометного разрыва. Немцы оправились от неожиданного расстрела.

Отъехав на семь километров, я приказал остановить колонну и пополнить боезапас. Пока одни бойцы снаряжали пустые обоймы, другие чистили орудия.

Опершись задом о капот «эмки» и подсвечивая себе фонариком, я изучал карту и бормотал под нос ругательства. Горючего могло не хватить из-за новой техники.

– Что, товарищ лейтенант? – дернулся пробегающий мимо Непейборода.

– Тебе послышалось, старшина. Когда закончим канитель с перезарядкой? – спросил я, убирая карту в планшет.

– Так уже, только орудия все еще чистят. Снарядов осталось по десятку на орудие.

– Ясно. Как закончат, собери командиров у штабной машины.

– Есть.

Через двадцать минут у «эмки» стояли все командиры.

– Товарищи… – произнес я, разглядывая силуэты, слегка подсвеченные подфарниками ближайшей машины. – По непроверенным данным, та часть немцев, что мы атаковали, шла к ближайшим мостам. Скорее всего, не захватывать их, а удерживать до подхода основных сил. Думаю, мосты уже захвачены немецкими диверсантами в нашей форме, и этому батальону нужно было только занять оборону возле них. На это указывает и количество зенитных средств. Они им нужны, чтобы защитить мосты от налета с воздуха. Поэтому слушайте приказ: идем к складу, грузим все в машины, заправляемся и немедленно выдвигаемся к мостам. Нам нужно опередить немцев. Они хоть и потрепаны, половину техники мы у них выбили, но все еще сильны. Отдохнем, когда переправимся на тот берег. Это все. Разойдись.

Командиры, негромко переговариваясь, разошлись по своим машинам, вопросов у них ко мне не было – есть приказ, его надо выполнять. Через пять минут мы двинулись дальше.

Через пару километров, миновав распадок, где на обочине стояли два брошенных танка – фары «эмки» их только слегка осветили, вроде одна была «тридцатьчетверка» – мы выехали из низменности и, свернув на ближайшем повороте, оказались у нужного нам леса. Дальше роль проводника взял на себя старшина.

Съехав с дороги и проехав по опушке метров семьсот, мы остановились. Как старшина определился, что склад у нас именно тут, не знаю. Видимо, так же, как ночью шесть дней назад нашел это место, но остановил головную машину он уверенно. Когда я затормозил у борта головной машины и открыл дверь, то сквозь рев моторов подъезжающей колонны расслышал окрик:

– Стой, кто идет? Одиннадцать?

Это меня изрядно приободрило – не бросили пост, не сбежали, как это делали многие красноармейцы, поверив слухам о «непобедимых» немцах.

Аккуратно прикрыв дверцу машины – она мне все больше и больше нравилась, все-таки, считай, свой угол – я направился следом за силуэтом старшины, уже скрывшегося среди деревьев, подсвеченных серебристым светом луны.

Времени, судя по часам, было три часа ночи, мы потеряли час из-за встречи с немцами. Однако из-за них же пришлось подкорректировать план выхода к своим. Мало того что придется выдвигаться немедленно, без отдыха, так еще и спешить, а ведь водители у нас не роботы, устанут и уснут за рулем – это, считай, край. Аварии неизбежны.

Дойдя до деревьев – сзади раздавались бодрые команды сержантов, строивших своих бойцов и разрешающих оправиться в поле, – я услышал немного взволнованный, но радостный голос ефрейтора Смелова, которого оставлял старшим над двумя красноармейцами:

– Стой, кто идет? Восемь?

– Тринадцать.

– Проходите, товарищ лейтенант, – с заметным облегчением ответил часовой.

– Докладывайте, ефрейтор, – приказал я, подойдя к двум командирам.

– Есть, – вытянулся тот. Я не видел, темно в лесу, но движение уловил. – Согласно вашему приказу мы в течение пяти дней и шести ночей несли охрану временного лесного склада, не обнаруживая себя. Только один раз на нас вышли шестеро пограничников, это было восемь часов назад. Как-то обнаружили, мы, согласно вашему приказу, выдали им немного продовольствия и боеприпасов. Больше никаких происшествий не случилось, кроме сильной стрельбы час назад, даже зарево видели. Еще только… – начал было говорить ефрейтор и замолчал.

– Что? Докладывайте, ефрейтор, не мямлите, – велел я, нахмурившись.

– Пограничники не ушли, они отошли метров на двести и встали лагерем. Сказали, что вас подождут.

– Хм, не дураки, – протянул я задумчиво. – Давай, зови их.

– Разрешите представиться? – почти сразу буквально в паре метров прозвучал молодой голос.

Быстро включив фонарик, я мазнул лучом по лицу неизвестного, отчего тот поморщился; потом прошелся по деревьям, что рядом. Один неизвестный командир или нет? Вроде один. Мне удалось рассмотреть, что это был лейтенант, как и я, только пограничник, причем вроде как азиат, возможно, из татар. Хотя по-русски говорил чисто.

– Разрешаю, – пробормотал я, после чего, встряхнувшись, велел Непейбороде: – Старшина, грузите боекомплект, заправляйте машины, лишнее слейте в топливозаправщик, сдайте все продовольствие повару. И быстрее шевелитесь, а то у нас на каждое орудие по паре обойм, смех да и только. После погрузки пусть сюда подойдут командиры подразделений.

– Есть. Разрешите выполнять? – козырнув, спросил старшина.

– Выполняйте. Ефрейтор, я вас поставил на должность командира двух минометных расчетов. Они сейчас у старшины Богданова. Найдите его, примите вооружение с людьми и приступайте к своим непосредственным обязанностям.

– Есть, разрешите выполнять?

– Давай… Так, теперь с вами. Давайте отойдем в сторону, чтобы не мешать бойцам, – обратился я к пограничнику.

В лесу сразу же стало шумно. Бойцы с прибаутками носили тяжелые ящики к машинам, перекатывали бочки, при этом делились с местной охраной нашими последними приключениями, вызывая у тех восхищенные восклицания. Тяжело было охране склада в фактической изоляции. Они даже помогали носить ящики, чтобы порасспрашивать бойцов, и жадно впитывали информацию.

Найдя упавшее дерево, я включил трофейный фонарик на слабый свет и, положив его между нами, представился первым:

– Командир третьей батареи отдельного зенитного дивизиона города Ровно, лейтенант Фролов.

– Командир резервной заставы шестой комендатуры лейтенант Адель Самакаев. После гибели заставы и комендатуры в приграничных боях выходил к своим. Вышел у Ровно двадцать четвертого, был направлен со своими бойцами на одну из дорог в виде поста. Когда появились немецкие танки, был вынужден бросить машину – поле было кругом, расстреляли бы издалека, а так укрылись в поле. Шли два дня, вчера вышли на твой склад. Вот, решил подождать, вдруг вы на колесах. Да и вместе веселее.

– В принципе понял, – пробормотал я, доставая карту. – Покажи, где стояли.

– Вот тут. У нас стационарный пост был, со шлагбаумом.

Увидев, куда показал мне пограничник, я засмеялся.

– Что? – не понял он.

– Я вот тут стоял, в шести километрах сзади вас. Мы на одной дороге были, – пояснил я, отсмеявшись. Теперь было понятно, почему до нас не доходили небольшие группы выходящих из окружения частей, вон их где перехватывали.

– Понятно… Подожди, так это ты разгромил с танкистами колонну немцев?

– Да, было дело. Кстати, как они вас не заметили?

– Так они на ночь лагерем встали в паре километров, я разведку провел, отправил сообщение в штаб армии и отошел в сторону, пропуская. Поэтому-то танкисты так вовремя и появились. Когда они погнали немцев дальше к границе, вернулся на дорогу. Вот и все.

– Да, теперь все сходится, – согласился я, после чего протянул руку: – Виталий.

– Адель.

– Что думаешь делать дальше, Адель? – спросил я, в некотором волнении теребя уголок карты. С появлением пограничников у меня появился новый план.

– Место для нас найдется?

– Сколько вас?

– Семеро, считая меня.

– Тогда найдется, – чуть улыбнулся я. – Только сразу предупреждаю, анархии я не потерплю. Если согласны до выхода к нашим пойти под мое командование, то милости просим. У меня должность особиста свободна и разведподразделения нет. В общем, найдем, чем вас занять.

– Хм, – Адель задумался. – Ты знаешь, пожалуй, я соглашусь.

– Тогда зови своих подчиненных. Будем знакомиться и ставить боевую задачу.

– О как? Ты уже задачи хочешь ставить? Да еще боевые, – хмыкнул пограничник, после чего с переливами свистнул.

Буквально через десяток секунд после его сигнала передо мной строем стояли шестеро пограничников. Прибавив света фонарику, я осмотрел их. Бравые подтянутые парни, двое из них командиры – один старший сержант, другой младший.

– Представьтесь, – велел я пограничникам.

– Старший сержант Бутов. Максим, – коротко представился стоявший первым пограничник.

– Младший сержант Андрей Луговой.

– Пограничник Сергей Перевалов.

– Пограничник Иван Шляпников.

– Пограничник Семен Варанов.

– Пограничник Павел Мирзоев.

– Значит так, – как только бойцы представились, начал я, – лейтенанта Самакаева назначаю начальником особого отдела нашего подразделения. Старшего сержанта Бутова – командиром разведотделения из пограничников. Также вы, сержант, можете отобрать людей из взвода стрелков старшины Богданова, там двое из разведбата.

В это время подошли остальные командиры взводов. Быстро познакомив их с новенькими, я расстелил карту на стволе и, собрав всех, включая новеньких, быстро описал ситуацию, в которую мы попали, и какое я принял решение.

– Вот эти два моста захвачены немецкими диверсантами…

– Это точная информация? – тут же спросил Самарканов.

– Предположение… не перебивайте, – велел я и продолжил: – Им на усиление идет мотопехотный батальон немцев, который мы изрядно потрепали. Мое первое решение было двинуться к ближайшему мосту, выбить с него немцев и уничтожить его. Но после некоторых раздумий я решил повременить с мостами и заняться батальоном. Немцы сейчас потрепаны. Не думаю, что сильно, но после бессонной ночи они квелые, поэтому считаю, устроив засаду на дороге, мы если не уничтожим батальон, то изрядно потреплем его. Сомневаюсь, что после этого у них хватит сил удержать мосты, да и вообще дойти до них. Задача уничтожить батальон не ставится, главное – нанести как можно большие потери и задержать их. Засаду устроим вот тут, в трех километрах от нашего местоположения. Мы проезжали это место, там еще два танка брошенных стоят. Значит, слушайте приказ. До утра выдвинуться к этому распадку, нужно прикинуть возможность устроить засаду, рассредоточить и замаскировать орудия, после чего ждать появления немцев.

– А если они другой дорогой пойдут, товарищ лейтенант? – спросил Бутов.

– Другой удобной дороги тут нет, как видите, а узнать, где и когда они двинутся – это ваша задача, товарищ старший сержант. Берете машину Индуашвили, ту, что с пулеметами, я ее пока закрепляю за вами, и выдвигаетесь к лагерю немцев. Посмотрите, что там у них происходит, и нам докладывайте с помощью посыльных. Тут недалеко, в восьми километрах. Выезжайте немедленно. Можете сразу обратиться к Богданову насчет бойцов из разведбата.

– Есть, разрешите выполнять?

– Выполняйте.

Отошедший было с Бутовым старшина Богданов быстро вернулся, отдав несколько приказов своим бойцам. Через минуту загудел двигатель одной из машин и скоро стих. Разведчики уехали. А мы в это время продолжали обсуждать дальнейшие мои планы.


– Ну что? Едут? – спросил посыльного полулежавший рядом Адель, когда к нам подбежал запыхавшийся боец.

– Пыль видна. Одиночная машина. Похоже, наши пограничники едут, – стараясь отдышаться, ответил посыльный.

– Давно пора, восемь утра, – проворчал лейтенант. После сытного завтрака его разморило.

Я ожидал противника к семи утра, поэтому приказал старшине покормить людей в шесть, однако немцев все не было и не было.

Мы лежали на солнечном склоне, греясь под лучами восходящего солнца, пока батарея продолжала окапываться. Двое саперов, что нашлись во взводе Богданова – говорил же, у него с бору по сосенке – маскировали на дороге ямы.

В одном из брошенных в километре от засады сломанном грузовике нашлись не только восемь ящиков с тротиловыми шашками, но и катушки с проводами и подрывная машинка. Это сразу же изменило мое решение сильно потрепать немцев. Нет, теперь я решил их уничтожить, благо появилась такая возможность. Мало того, разведчики, когда двигались к немецкому лагерю, обнаружили еще шесть брошенных машин разной степени побитости. По виду, они перевозили артиллерийские боеприпасы, пока их не расстреляли с воздуха, причем, судя по нескольким огромным воронкам, три или четыре машины рванули вместе со своим грузом, остальных ударной волной раскидало. После сообщения саперы съездили к указанному месту и собрали снаряды для стадвадцатидвух- и стапятидесятидвухмиллиметровых орудий. Чем сильно увеличили мощь закладываемых зарядов.


Надев каску, я быстро намотал портянки, забив ноги в сапоги, скатился вниз и сказал съехавшему следом погранцу:

– Твои сейчас будут, где позиция для них, ты знаешь.

Этот парень мне нравился все больше и больше, буквально за пару часов он стал чуть ли не моим замом. Хотя я знаю его всего несколько часов, составить свое мнение о нем успел. Несмотря на всю напускную серьезность, что появилась по роду службы, он был веселым рубахой-парнем, любящим поговорить, балагуром и приколистом. Мы долго обсуждали, делясь мнениями, тот бой батареи, когда в засаде перехватили колонну немцев несколько дней назад. В общем, по характеру мы были похожи, поэтому быстро нашли, как общаться друг с другом.

Описал он и своих подчиненных. Сержант Бутов был спокойным и рассудительным командиром, хотя тоже любил погулять на праздниках, отдаваясь этому всей широтой русской души. По словам Аделя, был он на своем месте, то есть как командир разведчиков вполне подходил.

Младший сержант Луговой, хитрован, несмотря на фамилию, оказался чистокровным евреем. Поэтому в умении найти спрятанное и особенно в вылазках ему не было равных. Хороший игрок в карты.

Остальные пограничники были опытными парнями. Только один из них, Мирзоев, был салагой-первогодком, но уже участвовал в одном задержании. В общем, бойцы мне достались умелые и уверенные.


Пройдя мимо минометчиков, протирающих мины от смазки под приглядом Смелова, я взбежал на взгорок и посмотрел на небольшой шлейф пыли. Разведчики старались ехать по обочине, чтобы не оставлять следов. Как только машина остановилась рядом и Бутов покинул кабину, я сразу же взмахом руки велел ей следовать к концу оврага, где ее уже ждал Адель.

– Товарищ лейтенант, немцы свернули лагерь и выдвинулись в нашу сторону.

– Количество ночных потерь и количество немцев в колонне… – спросил я, раскрывая боевой журнал батареи и готовясь записывать информацию.

– На месте лагеря осталось восемнадцать сгоревших или поврежденных грузовиков. Два орудия, одна зенитка и два танка. Все они имеют разную степень повреждений и, видимо, не могут продолжать движение.

– Потери немцев в людях? – задал я еще вопрос, закончив записывать уничтоженную нами технику.

– Пятьдесят семь крестов насчитали. Всю березовую рощу вырубили, гады, чуть у нас по головам не ходили.

– Раненых много?

– Четыре машины загрузили и под охраной двух танков и одного бронетранспортера отправили в тыл. Примерно человек шестьдесят увезли.

– Это хорошо, нам меньше достанется. Длина колонны и количество сил немцев?

– Колонна у них растянулась на два километра, половина идет пешими, техники-то нет.

– На два километра? – я задумчиво стал покусывать карандаш, рассматривая дорогу.

Сама низина, по которой она пробегала, была длиной в шестьсот метров, вся колонна просто не умещалась в ней. Я уже об этом подумал, поэтому заминировал половину низины, склон и часть дороги со стороны двигающихся к нам немцев. То есть когда колонна спустится, идущие первыми преодолеют заминированный участок и начнут подъем, а когда арьергард дойдет до заминированного участка, мы активируем сеть зарядов.

Передовым у немцев идет бронированный кулак из танков, но их мы боялись меньше всего. Так как если мы уничтожим сперва технику, то с пехотой уже не справимся. Именно поэтому основная задача заминированной дороги – уничтожение пехоты. А с танками мы справимся, для этого есть замаскированные орудия на прямой наводке. Тем более после всех потерь танков осталось всего восемь да два бронетранспортера. Один, кстати, был в зенитной комплектации. Вкусная цель для трофея, но вряд ли мы его сможем взять. Место и время не те.

– Да, на два, – в подтверждение сержант кивнул головой.

– Как движутся?

– Первыми танки, все восемь. С ними бронетранспортер с солдатами, потом пехота на грузовиках, зенитки, пушки и полторы роты пехом.

– Передовой дозор?

– Три мотоцикла и второй бронетранспортер.

– Хорошо, скорость движения?

– Будут тут через полчаса, – мысленно прикинув, сообщил сержант.

– Отлично, пока свободны.

Сержант побежал на противоположную сторону низины, где скрылась машина Индуашвили, а я спустился вниз и по обочине прошел до конца оврага, пристально рассматривая дорогу, пытаясь найти что-нибудь, что бы бросалось в глаза. Но саперы хорошо замаскировали заряды, так что на первый взгляд все было нормально. Даже только что проехавшая тут машина навела маскировку, как бы поясняя немцам, что все чисто. Вот только если немцам придет в голову остановиться и заглянуть в брошенные Т-34 и Т-26, то могут возникнуть проблемы, там мы провода не особо прятали.

Мысль заминировать брошенные танки с полными боекомплектами пришла не мне, а одному из саперов. Он сообщил, что одной шашки хватит, чтобы рвануть обе машины. Жаль, что поражающих элементов у нас не было, а то прикопали бы их поверх фугасов. Но думаю, мощности хватит и так.


Бутов не ошибся: через полчаса в низину скатились мотоциклисты и бронетранспортер передового дозора. Ими после начала боя займется зенитка Индуашвили под командованием Аделя, замаскированная в километре впереди.

За дозором, отстав на пятьсот метров, следовали основные силы. Испуская сизые дымы, ползли запыленные танки с чахлыми ветками маскировки на броне. Следом бронетранспортер, потом грузовики, зенитки, грузовики с пушками, и наконец, показалась пехота.

Как только танки и бронетранспортеры прошли, а конец пехотной колонны продвинулся к тому месту, где у нас закончились тротил и снаряды, я крутнул ручку подрывной машинки. Дорога вспучилась, разбрасывая обломки машин и куски тел. Оба брошенных танка разлетелись огненными обломками… После инициации зарядов сразу заработали пулеметы стрелков Богданова, затявкали очередями зенитки и захлопали оба миномета.

Глядя на немецкий грузовик, подброшенный взорвавшимся стапятидесятидвухмиллиметровым снарядом метров на двадцать вместе с прицепленной к нему зениткой, я пробормотал:

– Кажется, со взрывчаткой мы переборщили, – а посмотрев на то, что осталось от техники, убедился в своей правоте. Нам повезло, что мы находились в ста пятидесяти метрах от уничтожаемой колонны, укрытые складками местности, но и так нас изрядно тряхнуло и оглушило.

Подхватив стоявшую рядом винтовку, я, в отличие от стрелков, бьющих по кузовам уцелевших машин, стал стрелять по канистрам бронетранспортера и танков, закрепленным на броне. Благо зажигательных патронов у нас нашлась пара ящиков.

После подрыва, кроме головной техники, уцелело около пяти десятков пехоты, что шли сзади. Но по технике били зенитки, уничтожая ее одну за другой, а по выжившим пехотинцам – сразу четыре пулемета, включая станковый МГ.

Сопротивления как такового не было, скорее желание выжить и вырваться из этой мясорубки. Вот один из T-IV, столкнув с дороги горящую «двойку», рванул наверх, но получив в корму очередь из бронебойных болванок, застыл, распластав гусеницу. Буквально через секунду по нему ударили еще несколько зениток, превратив в факел.


Ефрейтор Ганс Отто Байер, шедший с обоими своими подчиненными в конце колонны, возблагодарил богов, что командир батальона поставил сюда отказавшегося от госпитализации контуженого ефрейтора. Поэтому когда половина батальона скрылась в невидимой низине и вдруг дыбом встал земля, разбрызгивая в сторону то, что ранее было солдатами вермахта, ефрейтор привычно ухнул в толстую пыль, перемешанную колесами и сапогами прошедшего здесь батальона, и шустро откатился в сторону, не обращая внимания на звон в голове. Контузия после взрывов дала о себе знать, но к счастью, к потере сознания это не привело. Не обращая внимания на то, что немногие выжившие начали отстреливаться, Байер пинками поднял своих подчиненных и приказал им отходить.

У него была для этого веская причина: он узнал звук скорострельных зенитных орудий, что добивали сейчас остатки батальона.

– Фриц, шевелись быстрее! – крикнул он ползущему впереди на коленях подносчику. Обочина была тут не глубокая, но если двигаться на карачках, пули, свистящие над ними, не достанут.


– Это все, кто уцелел? – спросил я Бутова, пытаясь удержать равновесие на покатой, пошедшей трещинами башне «тридцатьчетверки». Ее взрывом отшвырнуло метров на двадцать от уничтоженной нами колонны. Бутов командовал поиском пленных, собирая их чуть в стороне от уничтоженного батальона, поэтому имел полную информацию.

– Да, товарищ лейтенант, всего тридцать шесть человек. Сбежать успело вряд ли больше десятка, я следы посмотрел. По обочине ушли. Преследовать мы их не стали.

– Да, это правильно, молодцы, – рассеянно ответил я, наблюдая за пленными. Большинство из них были контужены и ранены, мало того, среди них затесалась редкая птица с наушниками на шее и в танковом комбинезоне. – Вот Адель приедет, ему пленных и передай. Пусть узнает пункт назначения, переводчики у меня в батарее есть.

– Хорошо, товарищ лейтенант.

Пока они с Богдановым проводили повторный обыск пленных – мало ли что у них там поназапрятано – я посмотрел в сторону уничтоженной колонны. К чадящим танкам батарейцы боялись подойти, вдруг рванут, но вот более-менее целые грузовики были тщательно обысканы. Все добытое складировали на кусок брезента, снятого с одного из трофейных грузовиков. Иванов, по моему приказу, осматривал трофейные «эрликоны» на предмет присвоения, Сазанов с тремя орудиями стерег нас от налета, Андреев с Непейбородой командовали трофейщиками. В общем, все были при деле, вот только Адель задерживался, а это тревожило.

В это время раздались возмущенные крики, и у одного из осевших на правый бок грузовиков стали собираться бойцы, что-то разглядывая внутри. Туда же поспешила Медведева после перевязки раненых – некоторым расчетам досталось близкими осколками, повезло, что погибших не было.

– А ну, разойдись! – рявкнул я. Бойцы дали мне возможность подойти к борту и заглянуть внутрь. Как и бойцам, увиденное мне не понравилось. Кроме двух немцев, сидевших у борта, там было еще несколько девчат в изорванной красноармейской форме.

– Пропустите, – велела Медведева.

Бойцы подсадили ее.

Через пять минут осмотра она вынесла вердикт. Все в кузове погибли от пулеметного огня и подрыва близкого заряда. Случайность, никто о них не знал, да и разведчики не докладывали о пленницах.

– Девушек, прежде чем похоронить, показать нашему особисту, пусть составит доклад командованию о зверствах немцев. Выполнять!

Бойцы тут же засуетились. Двое полезли в кузов, другие стали ждать, чтобы перенести погибших от наших пуль девушек.

Когда я направил освободившегося Богданова принять меры по охранению, наконец появилась машина Индуашвили. Более того, ее сопровождали двое мотоциклистов в пограничных фуражках. Это были хорошие трофеи, теперь нам было что отправлять в разведку, а то после прошлого боя все захваченные мотоциклы оказались в виде блинов. Танкисты подавили.

Обдав меня пылью, машина встала рядом. Выскочивший с пассажирского места Адель белозубо скалился покрытым пылью лицом.

– Докладывай, – я тоже невольно улыбнулся, хотя улыбаться особо не хотелось.

– Расколошматили мы их в прах! Эти счетверенные пулеметы – просто сила! Бронетранспортер сгорел, один мотоцикл получил повреждения. А седоки попрыгали на обочину, бросив технику. Ну, мы там их и добили.

– Задержались из-за этого?

– Да. Пока трофеи собрали, пока дорогу освободили.

– Понятно. Мотоциклы нужно отдать Бутову, пусть сформирует экипажи и вышлет разведку в обе стороны дороги.

– Я сделаю, – кивнул Адель.

– Нет. Пусть Бутов работает, у тебя своя задача. Вон сколько пленных. Допросить, узнать, куда и зачем направлялись. Там есть один выживший офицер, начни с него. Но сначала сходи составь рапорт о гибели девушек. Это вон там, где бойцы копают. Непейборода в одной из машин обнаружил чемодан фотографа с самим аппаратом, попробуй все фотозадокументировать.

– Хорошо.

В течение часа мы активно работали, пытаясь переварить трофеи и подготовить батарею к выходу. Нам достались двадцать три МГ, тридцать семь автоматов (карабины мы не брали). Три восьмидесятимиллиметровых миномета с запасом мин штук по сорок к каждому ушли под командование Смелову. Он начал формировать минометную батарею. В данный момент ефрейтор с радостно-шальным лицом, скинув обмотки, подбирал по своей ноге сапоги из трофеев. Также были две тридцатисемимиллиметровые противотанковые пушки с запасом снарядов и, наконец, одна работоспособная двуствольная зенитка «эрликон» на колесном ходу. Остальные оказались повреждены взрывами и к использованию не годились. Зато боеприпасов к ним было много.

– Вот, товарищ лейтенант. Подарок. Нашел у одного унтера, – протянул мне настоящий эсэсовский кинжал Непейборода.

– Что за унтер? – удивился я, принимая подарок.

– Не знаю. Немец как немец. Форма вроде обычная, только в петлице в одной две молнии.

Повесив кинжал на ремень, я проверил, как выходит клинок из ножен, и, немного поиграв с ним, убрал обратно. Бойцы знали о моей тяге к холодному оружию и всегда подносили подарки, снятые с немцев. У меня в сидоре уже скопилось штук восемь клинков разных моделей.

Закончив заполнять журнал боевых действий, я задумался, куда приткнуть трофей. После недолгих размышлений решил усилить «эрликоном» взвод Иванова, пусть с ней осваивается и ищет расчет. Хотя искать тут не надо. Пятеро из стрелков Богданова были из нашего дивизиона. Мест для них не было. Вот я и оставил их стрелками, держа в качестве резерва. Да и «нахлебники» в количестве три человек – остальных прибрал Смелов в формирующуюся минометную батарею – могли пригодиться.

Теперь по трофейной технике. Всего три грузовика из двадцати двух могли двигаться, правда, водителям пришлось поменять у них простреленные баллоны, благо было где снять. Поэтому, загрузив в два грузовика боеприпасы к «эрликонам», прицепили к одному уцелевшую зенитку, к другому – одну из пушек и отогнали их к формирующейся колонне. Третий огромный грузовик с освобожденным кузовом ушел Смелову – для минометов и расчетов. Надо бы еще одну им машину, но больше просто не было. Мины распихали по машинам обеспечения.

Еще одна проблема была в том, что техники, чтобы вывезти все, что мы насобирали, не хватало. Обдумывая эту патовую ситуацию, я услышал приближающиеся шаги.

– Чего задумался? – спросил меня Адель, раскатывая рукава френча.

– Трофеев полно, а вывозить нечем.

– А что не так? Пушки, я вижу, прицепили, зенитку эту двуствольную тоже. Хотя, конечно, забавно: зенитка тащит на прицепе пушку, – кивком указал он на машину Андреева, к которой был прицеплена одна из противотанковых пушек.

– Да все не так. В принципе, все трофеи мы загрузили, только теперь людей сажать некуда. Понимаешь? Мы даже огонь открыть не можем, так перегрузились, расчеты свои места занять не смогут. Только Индуашвили на роль защиты, да и то не факт. Вот старшина бегает, суетится, значит, что-то еще нашел.

– Действительно проблема, – согласился Адель.

– Да ладно, придумаем что-нибудь. Что там с пленными? – увел я разговор в сторону.

– Офицер сказал, что автомобильный мост уничтожен охраной, а вот железнодорожный действительно захвачен диверсантами в нашей форме.

– «Бранденбург-восемьсот», – кивнул я.

– Ты откуда знаешь, это же секретная информация?! Я ее только что от немца узнал! – тут же накинулся на меня погранец.

– Ой ли секретная? Думаешь, ты первого немца в плен взял? Все уже всё знают.

– Да? Ну ладно. Так вот, чтобы не привлекать к себе внимания, они изображают из себя перебитую охрану, пропуская наши колонны. У них в этом случае есть шанс удержать мост.

– Много их?

– Гауптман сказал, на двух ЗИСах были.

– От сорока до пятидесяти. Хм. Если засядут в дотах и бункерах, то замучаешься выковыривать.

– Есть идеи?

– Если они пропускают вырывающиеся из колечка части, то под их видом подъезжаем – и в рукопашную, другого плана нет. Вряд ли они этого ждут.

Адель захохотал.

– Ты чего? – удивился я.

– Именно так они и захватили мост. Просто подъехали и атаковали.

– Да? – я задумался. – Если они так сделали, то охрана не могла сдаться без боя. Думаю, их осталось человек тридцать, а то и меньше.

– А они нас не заподозрят? Все-таки трофеев полно.

– Не-е, когда заподозрят, поздно будут. Ты лучше собери всех командиров, буду ставить задачу.

– Ага.

– Кстати, а что там с девушками?

– Офицер сказал, что им машина повстречалась с ними, да вот решили бордель сделать. Три девушки успели покончить с собой.

– М-да, жуть.

– Это точно.

– Ты все зафиксировал?

– А то! Кстати, в колонне еще два целых фотоаппарата нашли и чемоданчик с аппаратурой для проявки и печати фотографий. Один аппарат и чемоданчик я себе забрал. Они мне пригодятся. Я уже начал делать снимки колонны и погибших девушек для подтверждения.

– Гольдберга возьми, он работал в фотоателье до войны, – подсказал я.

– Да? Сейчас к нему схожу.

Проводив Аделя взглядом, я снова задумался, разглядывая машины. Блин, куда сажать людей?!

Практически в это же время донесся крик наблюдателя:

– Пыль с запада!

Наблюдатели уже четырежды сообщали об опасности, но это были немецкие самолеты. Трижды они проходили на большой высоте, и лишь однажды нами заинтересовался одинокий «мессер», крутившийся вокруг дымившей колонны, пока не снизился и не получил в бок от замаскированной зенитки Индуашвили. Остальные у нас стрелять не могли. Если только «эрликон», но расчет лишь начал с ним осваиваться, так что в прикрытии у нас были только «максимы».

Да ладно. «Мессер» получил очередь в бок да, задымив, ушел на бреющем. Может, и упал где, кто его знает? Однако в этот раз наблюдатели сообщили о пыли, значит, кто-то движется по дороге со стороны границы.

Скомандовав занять круговую оборону, я побежал к наблюдателю, слыша за спиной топот Аделя.

Подняв свой бинокль, присмотрелся к точкам и столбам пыли за ними.

– Наши, – известил я всех присутствующих.

– Да, впереди наш патрульный мотоцикл, что мы отправляли осмотреться, за ним автобус. Дальше пыль сплошная, не видно ни черта, – пробормотал, подведя резкость у своего бинокля, Адель. Благодаря колонне, теперь у всех командиров они были. У домовитого Непейбороды даже три.

– Похоже, встретили кого-то и ведут к нам. Но все равно пусть бойцы занимают позиции, мало ли что?

Обернувшись, я посмотрел на сразу опустевшую низину. До этого тут носилось два десятка бойцов, что-то перетаскивая или помогая разгружать, теперь же пустота. Да тела убитых немцев, разбросанные по обочине. Их не стали хоронить, просто оттащили в сторону, чтобы не спотыкаться.

Через минуту, когда небольшая колонна приблизилась, стало ясно, что кроме автобуса там еще присутствовала полуторка с закрытым кузовом, что заставило меня радостно подпрыгнуть. Техника мне была нужна.

Как только колонна остановилась рядом с нами, обдав пылью, я взмахом руки велел сидевшему в люльке у пулемета бойцу докладывать.

– Товарищ командир, во время патрулирования были встречены артисты театра. Они прятались в роще. Когда мы их обнаружили, попросились к нам.

– Ясно, свободны. Колонна сформирована, вы назначаетесь в головной дозор. Свободны.

– Есть, – козырнул мотоциклист. Взревев мотором, мотоцикл скатился в низину и взлетел наверх на другом конце, где уже стояла наша колонна, ожидая отправления.

Как только мотоцикл тронулся, я осмотрел автобус. Без сомнения, он принадлежал какому-то предприятию. Водитель не убрал с лобового стекла знак «Вахта», да и цвет был желтым. Та же «эмка», принадлежавшая ранее секретарю обкома (я нашел бумаги в бардачке), была черной.

Подойдя к закрытой двери, я постучал и, как только ее открыл невысокий живчик хрущевского вида, бросил внутрь:

– С документами на выход.

Сделав пару шагов назад, посмотрел на кабину полуторки, что стояла сзади, и взмахом руки велел водителю и пассажиру покинуть ее.

Из автобуса вышли восемь человек, к ним присоединились двое из полуторки. Чуть позже – водитель автобуса, да и то только после моего окрика. Среди явных гражданских выделялись двое в военной форме. Один младший политрук, совсем еще молодой парень, другой гэбист. То есть старший лейтенант госбезопасности, это судя по двум шпалам в каждой петлице да по малиновому околышку фуражки.

– Лейтенант, не много на себя берешь? – так и оставшись стоять у дверей, начал наезжать недомайор.

– Я в своем праве. Встать в строй, а не то прикажу бойцу стрелять прикладом, – хмуро бросил я. Сзади послышался смешок страхующего меня Аделя.

Поиграв желваками, старлей подошел к неровной шеренге из гражданских и политрука. Тот стоял молча, не возникая. Молодец, сечет ситуацию, вон как зыркает на уничтоженных немцев, разглядывая трупы.

Гэбист мне не понравился, что-то с его глазами было не так, поэтому я начал с другой стороны строя. Проверив водителя и пассажира полуторки, отпустил их, после чего велел съехать в низину и поступить в распоряжение старшины Непейбороды, но предварительно проверил, что в кузове машины. Ну, музыкальные инструменты и актерские костюмы можно еще найти, а нам боеприпасы грузить некуда. Ничего, старшина разберется.

Следующей была молодая женщина. Или девушка. Изучив ее документы, велел:

– Откройте лицо.

У девушки была широкополая шляпа с вуалью. Когда некая Ольга Лопарева, как написано в документах, откинула вуаль, Адель за спиной восхищенно ахнул. Он, видимо, ее сразу узнал.

– Это же Лопарева! – тихим шепотом известил он меня. Проверив документы, я подтвердил, что да, она и есть.

– Ты что, ее не узнал?! – изумленно спросил погранец.

Девушка наши переговоры слушала с невозмутимым лицом, видимо, привыкла.

– А что, должен был? – логично спросил я, изучая девушку. Кроме роскошной фигуры, которую обтягивало белое платье в горошек, показывая все линии превосходного тела, я стал рассматривать и лицо. Актриса, судя по нескольким локонам, свисающим у висков, была блондинкой. Большущие глаза, с некоторым превосходством и легкой усталостью смотревшие на меня, правильные черты лица. Прямой красивый нос, чувственные губы. Все это показывало, что передо мной красавица всесоюзного масштаба. А судя по реакции Аделя, так оно и было. В общем, девчонка была в моем вкусе.

– Это же прима Малого театра! Да она даже в кино снималась!

– Да? – почесав рассеянно шею, я вернул документы со словами: – Все в порядке, можете вернуться в автобус.

Почему-то девушка не последовала моему приказу, а подойдя к склону, стала пристально изучать уничтоженную колонну немцев в низине, особенно внимательно рассматривая все еще дымящуюся технику.

Проверив остальных гражданских, я остановился около младшего политрука, бывшего, оказывается, сопровождающим артистов от политотдела округа Матвеем Руссовым. Он молча прошел проверку, видимо, понимал, что возникать ему не с руки.

Вернув ему документы, я подошел к гэбисту, который привалился спиной к борту автобуса, спокойно ожидая моего приближения.

– Документы, – требовательно протянул я руку.

Получив требуемое, я удивленно моргнул, открыв слегка потертое удостоверение. Следа скрепки не было, у Руссова был след, а у этого подозрительного гэбиста не было.

– Причина следования с артистами? – спросил я.

Проблема была в том, что мы с Аделем не обговаривали подобную ситуацию, и кодовых слов, чтобы привлечь внимание погранца, распушившего хвост рядом с Ольгой, не было. Рядом стоял только боец с трофейным автоматом на плече. Ну и еще пулеметный расчет в шестидесяти метрах дальше по склону, вот и все. Получается, что положиться я могу только на себя. А немец, было видно, тренирован. Под гимнастеркой при каждом движении так и перекатывались мускулы.

– Что-то не так? – спросил липовый гэбист, видимо, уловив мое напряжение.

– Да. Удостоверение фальшивое… – больше сказать я просто не успел, хотя хотел спросить, из бранденбуржцев он или из другого батальона – мне пришлось уходить от удара локтем.

Фальшивый Алексей Чернов сработал профессионально, однако я ожидал чего-то подобного – не зря в прошлой жизни тратил время на тренировки! ой не зря! – и, извернувшись и еще больше сократив дистанцию, ударил лбом в переносицу. После чего сначала достал на мгновение «поплывшего» диверсанта левой в печень, сразу же выдал серию по корпусу и кувырком, оттолкнувшись от борта автобуса, ушел назад. Диверсант, прижавшись спиной к борту автобуса, медленно сползал на землю.

– Не надо, – остановил я Аделя, выхватившего ТТ из кобуры, и бойца, наконец скинувшего с плеча автомат. – Я ему печень порвал. Ему минут десять осталось.

– Что произошло? – спросил Адель.

– Немецкий диверсант собственной персоной. Понял, что я расколол его, и атаковал.

В это время немец, не удержавшись на ногах, плюхнулся на задницу и закашлялся, выхаркивая кровь.

– Понятно. А то я, если честно, просто сообразить не успел. Извини, – убирая пистолет обратно, виновато опустил голову погранец.

Девушка почему-то смотрела не на фрица, а на меня, пристально изучая, как я поправляю амуницию после драки.

Ждать, когда немец или кто он там гикнется, я не собирался. Достав из кобуры ТТ, спокойно подошел и выстрелил ему в грудь.

– Что вы делаете, он же раненый! – вскричала Лопарева. Ее, видимо, поразило, что я вот так хладнокровно пристрелил человека.

Заглянув в автобус, я велел ехать к колонне – там скажут, куда встать – а сам, подойдя к девушке, крепко ухватил ее под локоть и повел за собой, хотя тут вернее было сказать потащил. Адель, ничего не говоря, шел следом. Могила для погибших девушек уже была готова, сейчас они лежали на брезенте с восковыми лицами, у некоторых были потеки крови в ушах после контузии и там, куда попали пули.

– Эти девушки ехали в один из госпиталей, но попались немцам. Представляете, что им пришлось вытерпеть за день и ночь? – жестко спросил я. Жалеть изнеженную актрису я не собирался.

– Их убили?

– Случайность, – поморщился я. – Мы не знали, что они были в одной из машин… Черт! – воскликнул я, подхватывая обмякшее тело Лопаревой.

Подскочивший Адель помог, подобрав упавшую шляпу, и я направился к автобусу, вставшему у полуторки.

Судя по всему, когда автобус подъехал к машине и распорядитель увидел, как из кузова в дорожную пыль вылетают инструменты и одежда, он остановил автобус и теперь носился вокруг Непейбороды, что-то вереща.

– В чем дело? – спросил я, подходя.

– Да эти неандертальцы… – начал было поворачивающийся к нам распорядитель, тот самый живчик, как тут же воскликнул: – Что с Ольгой?!

– В обморок упала. Держите. Ваша девка, сами с ней и возитесь, – передал артистку распорядителю. Из автобуса тут же выскочили артисты и помогли занести девушку внутрь. – Старшина, о чем шум был?

– Да артисты мешают освобождать кузов.

– Понятно. Что им надо, пусть забирают себе, инструменты могут закрепить на крыше автобуса, полуторку мы реквизируем. Заканчивай, я жду тебя у колонны.

– Есть.

Не обращая внимания на возмущенные вопли распорядителя и недовольный ропот других артистов, мы с Аделем направились к могиле. Там уже ждало два десятка бойцов с винтовками у ног.

Девчонки только недавно надели форму, но похороны мы провели со всеми воинскими почестями. Даже с троекратным залпом, причем по живым немцам. Оставлять пленных я не собирался. Сказав речь и дождавшись, когда отзвучат залпы, я обернулся и едва не налетел на бледную Лопареву, которую поддерживала одна из артисток.

– Извините, это было страшно – смотреть на мертвых девчат.

– Бывает… – пробормотал я и тут же крикнул одному из взводных: – Иванов, командуй бойцами! Начало движения колонны ровно в десять. То есть через восемь минут.

– Есть!

– По машинам! – скомандовал я.

Через несколько минут увеличившаяся на две машины колонна двинулась в сторону моста.


– Как настоящие. Смотри, даже машину остановили для проверки, – продолжая наблюдать за мостом, сказал Адель.

– Вижу. Меня вот интересует, куда они свои машины дели и тела охраны.

Мы втроем уже минут двадцать наблюдали за немцами, пропускавшими через мост десяток машин с пушками. Видимо, какую-то артиллерийская часть.

– Может, в реку сбросили? Течение тут неслабое, – негромко предположил Бутов.

– Вряд ли, подставиться этим можно. Скорее всего, отнесли в сторону и бросили. А грузовики спрятали вон в том кустарнике. Он высокий и большой, там самое место.

– Может быть.

Пока мы наблюдали, взводные в километре позади нас освобождали машины от лишнего груза и оставляли под охраной пяти бойцов трофейную технику. Мы решили не привлекать к себе внимания, пока подъезжаем к мосту.

– Артиллеристы уехали. Смотри, к мосту отделение бойцов подходит.

– Вижу.

Через пару минут, когда одиннадцать стрелков подошли к первому посту, раздался многочисленный треск, как будто рвали бумагу Работали пулеметы и автоматы.

– Суки, что делают! – яростно воскликнул Адель. Рядом скрипел зубами Бутов.

– Большие колонны пропускают. А такие мелкие уничтожают… Теперь понятно, куда они дели тела охраны, в кустах они, – пробормотал я, наблюдая, как шесть диверсантов в нашей форме по очереди уносят тела погибших в кусты и прячут их там.

Рядом продолжал яростно материться Адель, высказывая все, что он думает о немцах и что с ними сделает.

– Ладно. Что надо, мы увидели. Наши уже должны были закончить с техникой. Нечего время тянуть.

Вернувшись к колонне, мы быстро описали происшедшее, вызвав волну ярости и злости у бойцов. Прежде чем залезть в кабину передовой машины, я бросил взгляд назад, где у автобуса стояла тонкая фигура девушки.

– Поехали!

Через десять минут, двигаясь вдоль полотна железной дороги, мы подъехали к переезду и первому посту. Проблема была не в этом, а в том, что по пути к нам подсоединилась какая-то штабная колонна, выехавшая из-за небольшой рощицы. То, что штабная, точно – там было штук шесть «эмок», пара грузовиков и два броневика охранения. Именно они меня и напрягли. Могут вмешаться, увидев, как русские убивают как бы русских. Надеюсь, Адель, ехавший на замыкающей машине, сориентируется вовремя.

Причем водитель головной «эмки» попытался вклиниться в нашу колонну, но водилы были строго проинструктированы и не дали этого сделать.

– Стой! – подняв руку, остановил нас невысокий крепыш в форме старшего сержанта НКВД. – Документы.

Посмотрев, как от дота к нам направляется капитан НКВД, я достал из нагрудного кармана удостоверение и протянул его сержанту. Тот, изучив его, передал подошедшему капитану.

– Почему отступаете? – спросил он.

– По приказу, – ответил я, протягивая приказ.

– Все в порядке, лейтенант. Можете следовать дальше, – вернув бумаги, сказал капитан. Бумаги у меня действительно были в порядке.

Хлопнув по плечу Вятку, тискавшего одной рукой немецкий автомат, которыми мы вооружили всех водил, я велел ему трогаться.

Покачиваясь на шпалах и рельсах, мы въехали на деревянный настил моста.

– Уф-ф, товарищ лейтенант, я уж думал, все, сейчас стрельба начнется, – наконец выдохнул водитель. Посмотрев, как по вискам у него катятся капли пота, я только покачал головой. Выдержки у бойца не было, ладно хоть не спалил нас.

– Приготовься, как начну стрелять, даешь по газам.

– Хорошо, – вытирая пот со лба, кивнул тот.

Когда до конца моста осталось двадцать метров, а сбоку показалась бетонная конструкция дота, я свистнул и, открыв дверцу, спрыгнул на настил, выстрелив в часового с винтовкой на плече, стоявшего у дверей дота. Почти сразу посыпались бойцы из кузова, а «газик», взревев двигателем, рванул вперед, освобождая дорогу для других машин.

Под прикрытием бойцов, ведущих огонь по зенитному окопу с ДШК, находившемуся метрах в сорока дальше, я быстро перелез через перила и ухнул под мост. Гранаты, засунутые за пояс, пребольно врезались в бок при падении, но я не обращал на это никакого внимания. Быстро добравшись до ближайшей амбразуры, заглянул и, отшатнувшись, достал первую колотушку. То, что в этом бункере диверсанты держали своих раненых и радиста, меня нисколько не обеспокоило, поэтому, по очереди выдернув запальные шнуры, кинул их в амбразуру. Раздавшиеся крики заглушили разрывы гранат.

– Гранаты сюда! – крикнул я, подскакивая к двери дота. Безрезультатно подергав ее, развернулся, подхватил две переброшенные мне гранаты и побежал вокруг. С другой стороны из амбразуры бил пулемет вдоль моста. Пользуясь тем, что пехотного прикрытия не было, я добрался до амбразуры вместе с одним из бойцов и начал кидать внутрь гранаты, боец тоже швырнул одну. В это же время я почувствовал, что что-то дернуло меня в районе живота.

В принципе на этом бой и закончился. Нас было просто тупо больше, почти в три раза, поэтому и задавили их сосредоточенным огнем. Благо автоматического оружия было много.

– Осмотреться, раненых перевязать и ожидать Медведеву. Добить немцев, одного мне на допрос! – сразу же стал я отдавать приказы.

Пока некоторые бойцы пытались вскрыть бронированную дверь одного из дотов, а другие осматривали тела диверсантов, я поднялся на насыпь.

Достав из-за пояса ракетницу, пустил в небо зеленую ракету – других у меня не было. Это было сигналом, что захват моста удался и оставшимся можно выдвигаться.

Убрав ракетницу за пояс, я заспешил на другой берег, где все также стояла неизвестная колонна, у головной машины которой Адель разговаривал с двумя командирами. Кроме этого, с последнего грузовика подбежал десяток красноармейцев, взяв на прицел не только пограничника, но и моих бойцов. Мне это сильно не понравилось, поэтому я ускорил ход, шепнув попавшемуся на пути Сазанову, чтобы наши зенитки навел на неизвестных.

Подойдя ближе, понял, что какой-то полковник и военюрист давят на Аделя своими званиями.

– В чем дело, кто такие? – громко спросил я, подходя ближе.

– Представьтесь, лейтенант, – тут же набычившись, повернулся ко мне полковник. Судя по холеной наглой роже, штабист.

– Командир зенитной батареи лейтенант Фролов, ваши документы, – потребовал я.

Полковник аж покраснел от такой наглости.

– Да как ты смеешь?! – начал он орать, брызгая слюной. – У нас штаб корпуса!

– Ну и что? – спросил я и повторил: – Документы. В случае неподчинения батарея откроет огонь по вашей колонне на поражение, – показал я себе за спину, где на другом берегу в линеечку выстроились шесть боевых машин с направленными в нашу сторону стволами. Выглядывающий из башенки броневика танкист покрутил головой и скрылся внутри.

– Ты за это поплатишься еще, – прохрипел полковник, пытаясь расстегнуть ворот френча.

В отличие от него я был совершенно спокоен:

– Я в своем праве.

– А вы знаете, лейтенант, что то, что вы сейчас сделали – это воинское преступление? – вдруг подал голос стоявший до этого молча военюрист.

– Адель, это точно немцы, – насмешливо обратился я к погранцу. – Они выдали себя тем, что для них неприятно уничтожение своих собратьев. И этот, – я кивнул на военюриста, – точно ряженый.

– Вы не так меня поняли, – перейдя на вы, поморщился военюрист. – Я про то, что вы добивали раненых врагов.

– Как военюрист, вы обязаны знать, что правила обращения с военнопленными не распространяются на диверсантов, захваченных в чужой форме и с оружием в руках. А кроме того… Адель, проводи его в кустики. В те самые.

– Хорошо. Товарищ военюрист первого ранга, попрошу проследовать за мной.

– Документы, – жестко произнес я.

– Да я тебя сгною, – продолжал хрипеть полковник, но удостоверение из кармана достал.

– Ну что, товарищ лейтенант, нам по ним уже можно открыть огонь?! – крикнул с того берега Сазанов в рупор, видимо, найденный в доте. Он мою игру понял и поддержал ее.

– Подожди пока, еще не все ясно! Подозрительные они сильно! – крикнул я в ответ. Речка тут была не сильно широкая, и перекрикиваться было возможно.

– Товарищ лейтенант, вы в сторону отойдите, а то мы вас зацепим!

Предложение взводного показалось мне логичным, поэтому я отошел с линии огня на десять метров в сторону, продолжая изучать документы.

В это время меня окликнули из стоявшей второй «эмки»:

– Лейтенант, подойдите!

Подойдя, я увидел сидевшего внутри генерала. Теперь стало понятно, почему он не выходит – нога была замотана окровавленными бинтами.

– Товарищ генерал-майор, командир третьей батареи отдельного зенитного дивизиона лейтенант Фролов. При отходе по приказу исполняющего обязанности комдива, после уничтожения батареей мотопехотного батальона полного штата, узнал от пленных, что мост захвачен немецкими диверсантами. После чего решил отбить его обратно. Бой только что закончился, диверсанты уничтожены.

– Молодцы. Пока нет охраны, примите на себя эту функцию, – слабым голосом приказал генерал.

– Есть, – козырнул я.

– Свободны.

Я вернулся к продолжавшему стоять у первой машины полковнику.

– Документы в порядке, можете следовать дальше.

Молча забрав документы, полковник сел в третью машину, и колонна тут же тронулась, по пути подхватив военюриста.

– Ну и как ему? – спросил я подходившего улыбающегося Аделя.

– Проблевался знатно. Там почти сотня наших в кустах лежит. Равномерно так. Рядами. Аккуратисты, мля.

– Да, дела. Ладно, раз охраны у моста нет, возьмем на себя это дело, пока не прибудет нормальная охрана. Я займусь прикрытием с воздуха, а ты подтяни стрелков, чтобы занимали окопы и доты.

– Хоронить будем? – кивком указав на кусты, спросил он.

– Конечно. Я отряжу Непейбороду… О, кстати, наши едут.

– Закончили? – спросил я пробегавшего мимо Иванова. Он в бою за мост был ранен ножом в руку, поэтому носил ее на привязи. Командовать она не мешала.

– Не все, пока только три зенитки закопали, считая «эрликон». Сейчас люди с похорон вернутся, быстрее дело пойдет.

В двух километрах от моста, уже на нашем берегу, был небольшой лес размером километр на километр, там я и расположил тылы, оставив в охранении взвод Андреева и отделение бойцов. Остальные закапывались у моста, опять-таки только с этой стороны. Вдруг мост повредят, как они переправятся? Теперь выяснилось, что за четыре часа не подготовлен капонир только для одного орудия. Ничего, до темноты успеют.

По крайней мере в этой ситуации радовало одно – немецкие самолеты пролетали мимо. Они явно получили приказ не атаковать мост.

Вернувшись в дот, уже вычищенный и помытый бойцами, я сел за выщербленный осколками стол и продолжил писать, не отвлекаясь на двух красноармейцев, что возились у пулемета на станке возле амбразуры. Его повредило осколками, и вот бойцы теперь думали, как его снимать и что ставить на замену.

Дот этот стоял с той стороны, с которой ожидался подход немцев, именно здесь заседал командир диверсантов, поэтому пулемет тут был очень нужен.

– МГ подойдет, – предположил один из бойцов.

– Да, тогда снимаем.

Сопя, бойцы вытащили покореженный «максим» наружу, а я продолжил заполнять боевой журнал.

Раздавшийся зуммер брошенного в угол аппарата скорее удивил меня, чем испугал. Несколько секунду я с недоумением смотрел на телефон. Потом до меня дошло. Подскочив, я снял трубку и осторожно произнес:

– У аппарата.

– Кто говорит? – требовательно спросили на том конце провода.

– Командир зенитной батареи лейтенант Фролов.

– Почему не отвечает охрана моста, где они? Вам что-нибудь известно?

– Представьтесь, я не буду разговаривать с неизвестным.

– Майор Милидзе, командир батальона железнодорожных войск.

– Товарищ майор, вся охрана моста уничтожена немецкими диверсантами. Все шестьдесят семь человек. Противник подъехал на двух ЗИСах и неожиданно атаковал. К победе привело большое количество автоматов советского производства и гранат. Однако охрана успела уничтожить две трети диверсантов. Я со своей батареей отбил мост. Пока он без охраны, по приказу генерал-майора Тамручи принял на себя эту функцию. Пропускаю через мост автоколонны и пешие подразделения. За последние четыре часа прошло одиннадцать автоколонн и восемнадцать пеших подразделений. Общей численностью до пяти тысяч человек.

– Ясно. Молодец, лейтенант. Мост подготовлен к взрыву?

– Мои саперы доложили, что немцы просто порезали провода, так что мы можем подорвать его в любой момент.

– Я пришлю к вам лейтенанта Грозных. Он будет ответственным за подрыв моста. Вам все ясно? Извини, больше людей дать не могу, большие потери.

– Ждем, товарищ майор.

Осторожно положив трубку на место, я выдохнул и покрутил головой. А жизнь-то налаживается!


Через час, когда я проверил маскировку орудий, дотов, окопов и, вернувшись в дот, ел привезенный ужин, в каземат спустился запыленный Адель и плюхнулся рядом.

– Ты чего?! – удивленно спросил я его.

– Мы вернулись.

– Вижу, не слепой, – вытерев платком губы, я откинулся на спинку стула.

– Немцы дорогу перерезали. Я сам танки видел и пехоту.

– Твою мать! – покачал я головой, после чего крикнул: – Дежурный!

– Я, товарищ командир, – просунулась в дверь голова сержанта.

– Организуй для лейтенанта ужин.

– Я не один.

– Да понял я, – поморщившись, добавил бойцу: – Сообщи старшине, чтобы организовал ужин вернувшимся.

– Есть!

После захвата моста, буквально через пару часов, мы организовали колонну, куда включили машины с ранеными и автобус с артистами, дав в сопровождение машину Индуашвили и пару бойцов для прикрытия. Старшим уехал Адель для организации связи с командованием. И вот теперь узнали, что оказались в кольце.

Вспомнив о телефоне, я бросился к аппарату на столике и закрутил ручку, дуя в мембрану. Но, к сожалению, безрезультатно.

– Глухо.

– А он что, работал? – удивился Адель.

– Да, саперы провода восстановили. Ну, и эти тоже, вот со мной и связался майор Милидзе, это его часть отвечает за этот мост. Сейчас, видимо, где-то перерезали.

– Понятно. Что думаешь делать?

– Взорву мост и прикажу отходить по второстепенным дорогам, пока их не перерезали. Блин, Украина, тут лесов мало, издалека все видно. И чего я в Белоруссию не поехал?.. Дежурный!

– Я, товарищ лейтенант.

– Командиров взводов и старшину ко мне через тридцать минут.

– Есть.

– Ну а ты, друг мой ситный, пока тебе ужин несут, давай показывай, где немцев видел, – расстилая на столе карту, велел я.

Подойдя, Адель стал водить пальцем, рассматривая карту.

– У тебя нет этого квадрата.

– Да? Подожди, сейчас трофейную достану.

Отыскав среди трофейных нужную, я расстелил уже ее.

– Вот тут вот. У этого села, на разъезде.

– В двенадцати километрах? Хм, – я задумчиво стал покусывать нижнюю губу.

– Что думаешь делать?

– Думаю… ужин принесли, поешь сперва. Да что тут думать? Рвем мост, и как стемнеет, то есть через два часа, выходим и идем по второстепенным дорогам. Эту речку вот только как преодолеть? – постучал я пальцем по квадрату на карте. – У немцев отмечены и ближайший мост, и брод. Наверняка там уже кто-то есть… Колонна, что ли, идет?

Выскочив из дота, я увидел, что к мосту со стороны границы двигается смешанная – из пеших и автомашин – колонна.

– Сазанов! Тормози их. Командира ко мне.

– Есть, – козырнул взводный.

Вернувшись в дот, я снова засел за карту, пока Адель наворачивал кашу с подливой. В принципе, как кровеносная система сосудов, пронизывающая тело человека, такая же сеть дорог пробегала по полям Украины. Все их за такой короткий срок просто не могли перекрыть, значит, шанс вырваться был, и был довольно ощутимым.

– Товарищ командир, к вам товарищ майор, – предварительно постучавшись, известил дежурный.

– Пропусти, – велел я.

В каземат дота вошел статный майор с летными петлицами.

– Лейтенант Фролов, командир зенитной батареи, временно исполняющий обязанности командира охраны моста, – встав, первым, согласно уставу, представился я.

– Майор Голубев, начальник штаба сто второго И АП. Эвакуирую матчасть и технический состав полка.

– Не обрадую вас, товарищ майор. Мой особист лейтенант Самакаев пытался уехать в тыл, да наткнулся на немцев. Видел лично несколько танков и до взвода пехоты. Параллельная дорога тоже была перекрыта.

– Что же делать? – немного растерялся майор.

– Думаем. У нас есть трофейная карта, она более точная, лучше даже, чем наши, поэтому будем смотреть по ней. Мы решили прорываться по второстепенным дорогам через вот этот брод. Место глухое, деревень рядом нет. Думаю, сможем вырваться из колечка. Вы с нами или сами по себе, товарищ майор?

– Когда вы собираетесь выдвигаться?

– Через три часа ориентировочно, когда стемнеет. Точно пока не скажу. Нам еще мост подрывать.

– Тогда мы сами. Должны понимать. Мы торопимся, а для охраны у нас взвод охраны аэродрома, да и техники вооружены.

– Понятно. Было бы предложено.

– Я кроки перерисую?

– Не стоит, у меня несколько таких карт. Вот, держите. Она немного подгорела с краю, но вам этот угол уже не нужен.

– Спасибо, лейтенант.

После ухода майора я доел свой холодный ужин и, сделав пару глотков остывшего чая, занялся составлением плана.


Когда собрались все командиры, которых я вызвал, через мост прошла еще одна крупная колонна. При опросе и проверке документов узнали, что это были остатки стрелковой дивизии. Потом было еще пять мелких групп. Их мы пропускали со всеми предосторожностями, вспомнив, как брали мост диверсанты и мы сами. Не забывали также предупреждать проходящих, что дорога перерезана немцами.

– Товарищи командиры, присаживайтесь, – указал я на лавки, когда взводные толпой ввалились в дот. – Теперь слушаем меня. Я так понимаю, вы уже знаете о том, что мы отрезаны от своих?.. Да и водителям я дал возможность выспаться и отдохнуть именно поэтому. Теперь о том, что мы будем делать. Вы, товарищ младший сержант, подготавливаете мост к подрыву. Как у вас с этим делом?

– Так подсоединить подрывную машинку – и можно взрывать, – степенно погладив усы, ответил тридцатилетний сапер из старослужащих.

– Хорошо, займитесь этим делом. Через два часа, как только стемнеет, мы уходим, но за час до этого мост должен быть взорван. Это приказ.

– Есть.

– Теперь по отходу. Уйдем в степи, где нет главных дорог, рек, а есть только глухие деревушки. Пересечь нам предстоит шесть оврагов, две речки. У обеих есть броды, и мы пойдем через них. Это все. Через два часа уходим. Приготовить технику к движению. Старшине Богданову продолжать нести охранную службу до подрыва моста. Все свободны, кроме старшины Непейбороды.

Как только командиры вышли, негромко переговариваясь, я велел старшине подсесть ближе и спросил:

– Что у нас с техникой и топливом?

– Топливозаправщик и баки машин полные. Вы были правы, товарищ лейтенант, на той МТС были запасы топлива. Мы даже две бочки с дизтопливом прихватили на всякий случай. Правда, с танкистами чуть не подрались, они там тоже заправлялись, но все уладилось миром. У них всего три танка было. По машинам – те два трофейных ЗИСа сняли с нас часть проблем по перевозке грузов. Все уже распределено, мы в любой момент готовы выдвинуться по вашему приказу. По транспорту для ДШК пока ничего сказать не могу, подождем, когда вернется Бутов. Осталось только скатать маскировочные сети и собрать колонну.

– С продовольствием как?

– Пока есть, но всего на три дня полной нормы. На МТС был склад гречки, мы по расписке выкупили шесть мешков. Больше нам не продали, деревенские себе оставили.

– Хорошо. Сейчас возвращайтесь в лес и готовьтесь к выдвижению. Тронемся в двадцать два часа тридцать минут.

– Люди устали. Некоторые, конечно, оторвали по нескольку часов, но это крохи. Вторые сутки на ногах. Да и вы уже уставший, глаза покраснели.

– Знаю. Отойдем километров на двадцать, дам батарее сутки отдыху. Все, свободен.

– Есть, разрешите выполнять?

– Давай… Хотя подождите. Озаботьтесь запасами воды. На всякий случай.

– Есть, – козырнув, старшина вышел.

– Ну что, пошли мост взрывать? – спросил сидевший тихо Адель.

– Подожди, я три часа назад Бутова отправил на разведку и транспорт брошенный поискать, скоро должен вернуться. Да и торопиться нам не следует. У меня есть дополнительный план.

– Выкладывай.

– Немцев сзади нас не так много. Обойдем, это не проблема. Но вот нанести им потери хотелось бы. Понимаешь, когда мы взорвем мост, у них останется единственная возможность переправиться на наш берег только вот у этого брода, – показал я на карте.

– Ты хочешь их там подстеречь?

– Ну да. Понятное дело, что там будет только передовой отряд, но хоть их потреплем. Остальные понтонные мосты наведут, но этих мы точно прихлопнем.

– А что? Мне нравится. По крайней мере прежде все твои идеи и разработанные планы были удачными. Посмотрим, как тут будет.

– Товарищ лейтенант, разведка вернулась, – показался в дверном проеме дежурный.

– Хорошо. Они одни или с трофеями?

– Кроме полуторки, на которой они уезжали, еще четыре машины.

– Отлично, технику на ту сторону, Бутова ко мне. Передай Индуашвили приказ, чтобы отобрал из той техники, что пригнали разведчики, две машины и занялся установкой ДШК. Будет наш грузин теперь командовать взводом зенитных пулеметов на трех машинах.

– Есть.

Через пару минут в дот ввалился усталый, пропыленный пограничник. Кроме машины я ему выделил пять водителей из стрелков, а также три двадцатилитровые канистры с топливом, приказав во время разведки найти и прибрать брошенную советскую технику. Ее на дороге много было, редко где сломалась, чаще брошены из-за отсутствия топлива.

– Извини, сержант, надо бы тебе дать отдыхнуть, но мы отрезаны от своих, севернее немцы прорвались и оказались у нас за спиной. Поэтому я высылаю два разведывательных дозора. Подойди ближе. Один дозор к этому броду. Нужно там осмотреться и определить позиции для возможной засады. Второй вот сюда, до перекрестка и до вот этой деревушки. Ее никак не обойдешь без серьезного расхода горючего, придется проезжать через нее. Дозор доедет, осмотрится, и если все в порядке, пусть ожидает нас там, заодно посторожит ее.

– Ясно, товарищ лейтенант. Тогда к деревне я Лугового отправлю, а сам к броду скатаюсь.

– Хорошо, возьми у старшины запасы топлива, трехдневный сухпай и немедленно выезжай. Теперь по технике, что ты там пригнал?

– Один пустой ЗИС вроде тех, что мы у диверсантов забрали, и три полуторки. Две были пустыми, а вот одна полная ящиков с боеприпасами. Кто-то на дороге целое богатство бросил. Еще шестерых стрелков по дороге подобрали. Проверку они прошли.

– Что за боеприпасы?

– Винтовочные патроны.

– Хорошее приобретение, они у нас после активной стрельбы Индуашвили к концу стали подходить. Молодцы. Стрелков отправь к Богданову, сам давай, выполняй поставленную задачу.

– Разрешите идти?

– Давай.

Как только разведчик ушел, я встал, поправил гимнастерку и, подхватив со стола свой ППД, повесил его на плечо и спросил Аделя:

– Ну что? Пошли мост взрывать?

– А пошли, мне самому интересно, – забрав свой автомат, вышел он следом за мной.

Советских автоматов мы захватили почти четыре десятка. Ими я вооружил только своих батарейцев – помнил, что при выходе все трофейное оружие придется сдать. Поэтому немецкие автоматы ушли разведчикам и стрелкам, которые усилились за счет присоединившихся к нам одиночек и двух мелких групп. Теперь взвод охраны у нас насчитывал пятьдесят три человека. Кроме автоматов мы захватили шесть ДП, которые тоже пошли батарейцам. Так что ППД получили все водители, командиры, начиная от нас с Аделем и командиров взводов, заканчивая командирами расчетов и старшиной. Оставшиеся два десятка разошлись по расчетам, по два-три на орудие. Так что в расчетах было по три-четыре ППД, одному ДП, остальное карабины, которые я медленно менял на винтовки. У диверсантов было десятка три карабинов, трофеи от охраны и проходящих тут мелких групп. Почти на всю батарею хватило.


Железнодорожный мост стоял на двух каменных опорах, которые и были заминированы. Поэтому, когда я крутнул ручку, в воздух поднялись не только металлические фермы, но и камни из опор. Все заволокла пыль, не давая рассмотреть, что там творится. То, что мост разрушен, было понятно, но нам требовалось отметить в журнале уничтожение и засвидетельствовать его всеми командирами, что были у меня на батарее. Гольдберг, которого назначили наводчиком одного из ДШК во взвод Индуашвили, готовил фотоаппарат для засвидетельствования. Заполнял журнал Адель, я только комментировал.

– Долго же его восстанавливать будут, – пробормотал Адель, быстро работая карандашом.

– Ты подписывай давай, – велел ему. – Но ты прав, бабахнуло знатно, не думал, что они еще и насыпи с дотами минировали.

Мы стояли от моста метрах в шестистах, куда бросили полевку саперы. До нас обломки не долетали, но метрах в ста падали довольно активно.

После того как формальности были улажены, мы направились к стоявшей в трехстах метрах от нас колонне, когда там замахали руками, показывая на противоположный берег.

Обернувшись, я только застонал от досады. К мосту подходила стрелковая змея наших войск.

– На пятнадцать минут опоздали, – пробормотал стоявший рядом Иванов.

– Возвращайтесь к колонне, а я с ними поговорю.

– Я с тобой, – тут же откликнулся Адель.

– Зачем? Я не долго, жди в машине.

Подойдя ближе к берегу, я достал бинокль, разглядывая стрелков. На их лицах были отчаяние и смертельная усталость. Меня видели, поэтому, когда подошел ближе, тут же обматерили.

– Хватит гавкать! – крикнул я. – В одиннадцати километрах в той стороне есть брод! Мы будем там!

Стрелкам, конечно, можно было бы переправиться вплавь, но в том-то и дело, что с ними были телеги с ранеными и пушки на конной тяге.

Вперед вышел капитан:

– Обстановка какая?

– Немцы перерезали дорогу в двенадцати километрах позади нас! Прорвались как-то! Нужно уходить по второстепенным дорогам, пока у них мало сил и они все не перекрыли!

– Понятно!.. Эх, совсем ведь немного не успели!

– Нужно было разведку послать, чтобы предупредили нас, мы бы подождали!

– Да я уже понял, но только устали все, на одной силе воли идем!

– Потерпите немного, до брода не так далеко!

– Ладно, там встретимся!

Темнело быстро, я уже плохо видел ту сторону, поэтому, попрощавшись взмахом руки, отправился к ожидающей меня колонне.

– Давай я за руль сяду. А ты пока поспишь, – встретил меня у «эмки» Адель.

Он еще вчера забил за собой заднее сиденье машины, загрузив туда свои немногочисленные пожитки. Поэтому моими оставались только передние сиденья и багажник. Мне пока хватало.

– С чего бы это?

– Да ты на ногах едва стоишь.

Я засмеялся.

– Сам садись назад да поспи пару часиков, пока мы едем. Не волнуйся, приедем к броду, поставлю задачу Иванову с его взводом, они немного поспать успели, – и с остальными спать до утра, пока взвод Иванова оборудует позиции.

– А они успеют?

– Долговременных мы делать не будем. Старшина двести семь мешков забрал со складов МТС, вот ивановцы и будут набивать их песком да землей, потом замаскируют сетями. Для скоротечного боя хватит, а большего нам не надо. Не волнуйся, все уже продумано. Спи давай.

Когда я сел за руль своей «эмки», колонна сразу же заурчала моторами и выехала на дорогу, шедшую параллельно реке к сгоревшему мосту, тому самому, где я сел на почтовую машину, чтобы проехать в Ровно. К сожалению, дальше дороги уже не было, но мы люди не гордые – и по полю проедем. Тут всего-ничего, километров девять осталось. За пару часов доберемся.


По полю ехать тяжело нагруженным машинам было трудно, ладно хоть впереди шли три машины Индуашвили – я все-таки сделал взвод из пулеметов, поставив его командиром. Они пробивали в поле дорогу, а за ними следовали мы. С расчетами определился сам сержант, набрав из стрелков Богданова. Там же он нашел и водителей.

Когда уже должен был появиться брод, со стороны реки пару раз мигнули фонариком, отчего колонна встала. Это был условный сигнал от наших разведчиков. Дальше было просто: подсвечивая фонариками, мы с командирами подразделений определились с позициями зениток, пушек, пулеметных расчетов и стрелков, после чего, дав задание Иванову, который записывал за мной в блокнот приказы и зарисовал схему засады, я отправил всех спать, поставив третьему взводу задачу соорудить защиту для техники и людей. Благо мешков должно было хватить.

Как я дополз до машины, которую загнали в прибрежные кусты и замаскировали ветками, помнил смутно, вырубился сразу, как плюхнулся на сиденье.


Утром меня разбудил выспавшийся Бутов, сообщивший, что на той стороне поднялась пыль.

– Когда они примерно тут будут? – зевая, я попытался вылезти из машины, двигая одеревеневшими конечностями. Сзади шевелился Адель, проснувшийся от нашего разговора.

– Через полчаса, не раньше. Разведчики быстро приехали. Они их засекли в трех километрах от брода.

– Той части, что к подрыву опоздала, еще не было?

– Нет, товарищ лейтенант, видимо, где-то на ночевку встали.

– Понятно, – пробормотал я, наблюдая, как трое бойцов, раздевшись до пояса, то есть сняв штаны, толкают мотоцикл через брод. Его хорошо было видно по укатанной дороге на обоих берегах.

– Поднимайте батарею, пусть просыпаются и готовятся к бою, а я пока проинспектирую, что успел сделать Иванов.

– Так они часа два назад закончили. Спят уже. Я проверил, было несколько огрехов в маскировке, но мои парни их убрали, – сказал Бутов.

– Хорошо, сейчас определюсь, как расположена батарея, и начнем… Да и тылы надо убрать подальше. А то мало ли шальная пуля. Да еще эти артисты, чтоб их!

Отправив Бутова наблюдать за другим берегом и не обращая внимания на начавшуюся суету – вокруг бегали полуодетые сонные бойцы, кто к воде, кто по своим местам – я, спустившись к воде и умывшись, направился на позиции батареи, которая расположила свои орудия в ста метрах от берега, а две зенитки – в кустах на берегу, чтобы бить в бок противнику Машины уже загоняли на позиции, поглядывая со стороны, видно ли их. Наводчики крутили штурвалы, проверяя, как ходят стволы и секторы стрельбы. Заряжающие протирали снаряды. Две трофейные пушки стояли чуть дальше, они тоже находились правее брода, чтобы стрелять в борта техники противника вдоль вытянувшейся на дороге колонны.

– Товарищ лейтенант, не забудьте, вам на перевязку надо, – окликнула меня Медведева.

– Хорошо. Только чуть позже, сейчас просто нет времени. Кстати, что там с ранеными? – спросил я, бросив взгляд в небо. Там на километровой высоте пролетали двенадцать немецких бомбардировщиков.

– Тяжелые держатся, а легкие даже ходят.

– Ясно, все-таки присматривайте за ними.

– Медикаментов мало, немецкие медпакеты не спасают.

– Ничего, что-нибудь придумаем. Не волнуйтесь, думаю, завтра к вечеру, а то и к обеду уже будем у своих. Главное, чтобы раненые выдержали наш темп.

– Будем надеяться, – вздохнула женщина.

Завывая моторами, машины с боеприпасами, ранеными и артистами выехали из кустов и двинулись по берегу вниз по реке. Больше тут укрытий, кроме как в кустарнике на берегу, не было, чистое поле вокруг, без единого деревца, поэтому и прятали их здесь. Главное – угнать подальше, чтобы шальной пулей не зацепило.

Вспомнив, что сказала наш медик, я пощупал повязку на животе и поморщился. Тогда, в бою на мосту, меня все-таки зацепило. Ничего серьезного, борозда на весь живот, но перевязка требовалась.

Конечно, за семь часов я полностью не выспался – подняли меня в девятом часу – но в сон уже не бросало, да и мысли скакали быстрее.

Убедившись, что на берегу ничего и никого не осталось, я осмотрел брод. Берега были галечными, с наносами песка. Следы, конечно, остались от ног, но рассмотреть их можно было только вблизи. Главное, чтобы немцы не увидели наши зенитки. Еще раз окинув взглядом орудия, я побежал к окопчику, где бойцы сделали мне командный пункт рядом с «метелкой» Иванова. Так бойцы назвали «эрликон», когда вчера у моста открыли огонь по разведчику. Сбить, конечно, не сбили, они эту зенитку еще не знали, но прожорливость и скорострельность машинки поражали.

– Уже пыль появилась, – известил меня Адель, когда я спрыгнул в окопчик.

– Видел, – буркнул я. – Определить уже можно, кто там?

– Танки – это точно. Когда они на холм выехали, я рассмотрел коробочки.

– Танки – это плохо, я больше пехоту ждал.

– Раньше они нам тоже попадались, но тебя же это не останавливало? – хмыкнул пограничник.

– Это да, – пробормотал я, достав наконец бинокль.

Теперь в клубах пыли я смог рассмотреть угловатые очертания танков, грузовиков и другой техники. Блестели на солнце антенны штабной машины.

– Впереди два мотоциклиста, – озвучил я, не отрываясь от окуляров.

– Видел. Как, думаешь, они будут действовать?

– Ну, если не дураки, то сперва под прикрытием основной массы войск переправятся разведчики, убедятся, что тут никого нет, потом уже и остальные. Хотя могут и нагло попереть. Наших они бьют – только треск стоит, Красную Армию даже за армию не считают. Думают, нас можно кнутом гонять. Так что ничего определенного я тут сказать не могу, посмотрим, что за части, повоевали или еще нет.

– Не останавливаются, – известил Адель, когда колонна немцев приблизилась к броду. Только у самой кромки воды встал первый танк, чуть не столкнув в реку один из мотоциклов, из-за чего седоки трехколесных машины обматерили ухмыляющихся танкистов на своем языке.

– Двадцать три, двадцать четыре… Двадцать восемь танков, остальное грузовики да бензовозы. Смотри, даже пушек нет.

– Все мы не подобьем, как уходить будем? – напряженно спросил Адель.

– Если подобьем передние танки, то те скроют нас дымом, чуешь, ветра особо нет?

– Понял… Разведчики начинают переправляться, да еще эти повылазили.

Эти, что повылазили, были танкистами, из-за пекла они пытались охладить тела после раскаленных утроб боевых машин. Пехота хоть и выглядывала, но сидела в грузовиках. У них не было такой раздробленности и раздолбайства, как у танкистов.

– Мельченко? – тихо окликнул я командира трофейной зенитки.

– Я, товарищ командир, – донесся до меня свистящий шепот, который чуть не заглушили вопли радости немецких танкистов, барахтающихся у бережка.

– Твоя главная цель – те, что у берега и в воде, потом по кузовам, как я приказывал. Ясно?

– Да.

– Тогда работаем через десять секунд… Один, два… пять… ДЕСЯТЬ! – крикнул я, открывая огонь из ДП, который забрал у расчета Андреева. Он им пока все равно не нужен. Оба разведчика на первом мотоцикле упали, подняв брызги, когда их пересекла пулеметная очередь. Про то, что творилось на другом берегу, сложно рассказывать, все-таки это страшно – наблюдать воочию, как вместе с галькой и песком разлетаются тела, ранее бывшие живыми веселящимися людьми.

Стреляли все орудия, стреляли фактически в упор. Чуть в стороне два ДШК били зажигательными по грузовикам и бензовозам. Доставалось от них и танкам. Три точно вспыхнули от их пуль, когда загорелись канистры на броне.

Постаравшись быстро сменить диск, что получилось не сразу, опыта маловато, я продолжил вести огонь. Когда пулемет замолк, отодвинул его в сторону и осмотрелся. Противоположный берег полностью затянуло дымом, но наши зенитки все равно выпускали обойму за обоймой.

– Прекратить огонь! – закричал я и, достав из кармана свисток, стал дуть в него.

– Ты чего? – удивился Адель, ударом ладони ставя диск автомата на место.

В ответ на это я молча указал на прибрежные заросли правее, где блестя штыками бежала в атаку наша пехота, а за их спинами разворачивалась трехорудийная батарея.

– Сколько их тут, полк?

– Вряд ли, – покачал я головой. – Но два батальона точно есть. Смотри, немцы побежали… Зенитчики, не спать! Огонь по пехоте и танкам!

Пара сотен немцев, отстреливаясь, отступали в открытое поле, превращаясь для нас в прекрасные мишени. А три танка, сдавая назад, стреляли по нам. Так как теперь видели.

Взвод Иванова на левом фланге, заметив опасность, тут же принялся за один из танков, сбив у него обе гусеницы и заклинив башню, после чего переключился на другие. По пехоте как метелкой прошлась трофейная зенитка. Все-таки правильно ее бойцы окрестили.

Вжавшись в землю и прикрыв голову, дождавшись, когда поднятая близким разрывом земля перестанет падать, я снова прилип к биноклю.

– Перенести огонь правее, там очаг сопротивления, – мой приказ тут же передали, и в том направлении забили шесть советских зениток.

До того как немецкая пехота смешалась с нашими стрелками в рукопашной, я отдал приказ о прекращении огня.

– Доложить потери! – понеслось по цепочке.

Перед бродом горела техника, удушливый запах доносился и до нас, особенно он был неприятным, когда примешивался смрад горелой человечины.

– Сколько? – спросил я, когда Адель плюхнулся обратно в окопчик. За ним скатился Сазанов.

Пока я наблюдал за боем, который уже, кстати, закончился нашей победой, он узнавал потери и почему молчала зенитка сержанта Дмитриева.

– Четверо наповал, восемь ранено. Двое серьезно. Орудие не пострадало, а вот расчету досталось по полной. Медведева сказала, Дмитриеву мочку уха срезало, контузия средней тяжести и осколочное ранение руки. Из всего расчета не пострадали только подносчики и один из наводчиков, хотя легкие контузии и они получили. Наводчик, красноармеец Мясов, сейчас принял командование орудием. В общем, четверо убитых – это только у Дмитриева, не считая раненых. Снаряд, как я уже говорил, неудачно лег. У Ольнева один раненый, у Андреева двое. У остальных полный порядок. Перезаряжаются.

– Ясно. Раненых эвакуировать в тылы, убитых похоронить. Орудия почистить. Приготовить колонну к выдвижению. Через час уходим.

– Есть, – козырнул Сазанов и скрылся в кустарнике.

Немцы по нам успели выпустить едва ли десяток снарядов, причем не все танки, восемь как стояли без экипажей, погибших на берегу, так и стоят, но все-таки потери были. Семерых мы потеряли на мосту, правда, в основном стрелков, так теперь еще тут. По иронии судьбы у стрелков даже раненых не было, весь огонь пришелся на батарею.

В это время тылы подоспевшей так вовремя стрелковой части подошли к броду и начали переправляться.

Батарея уже снялась с позиций и стояла чуть левее, где формировалась в колонну перед отходом. Как раз подошли машины обеспечения.

Пока мы с Аделем наблюдали, как проходят мимо уставшие люди, катятся телеги с ранеными, три полковые пушки, стрелковые роты, к нам подбежал Сазанов:

– Товарищ лейтенант, батарея к выходу готова. Раненые перевязаны, проведены мелкие операции, но Михайлова говорит, что их срочно нужно госпитализировать. Для орудий осталось всего по одному боекомплекту. Повар сообщил, что у него давно все готово, когда будем завтракать?

– М-да, постреляли, – протянул я, после чего, повернувшись к взводному, приказал: – Выдвигаемся через двадцать минут. Завтракать будем через час, когда доедем до Березовки, где нас ждут разведчики. Это все, свободны.

– Есть, – козырнув, Сазанов убежал к колонне, где зенитчики внимательно наблюдали за небом. Мало ли, вдруг налет.

Простояли мы так минут десять, пока не переправилось наконец командование части. Кроме уже знакомого капитана там были подполковник с артиллерийскими эмблемами и майор. Мы быстро представились друг другу. Подполковник оказался начальником артиллерии стрелковой дивизии Прохоровым, единственным выжившим старшим командиром, принявшим командование дивизией на себя. Часть, что нам помогла, была остатками сто третьей стрелковой дивизии, а капитан Соколов – командиром одного из батальонов, сейчас исполняющим обязанности командира полка.

– Ну, молодец, лейтенант, – добродушным басом пророкотал подполковник, снимая фуражку и протирая лысину платком. – Мы их как увидели, думали, все, так тут и останемся. Силища-та какая у них была. Когда твои орудия огонь-то открыли, думал, конец батарее, а тут танки стали вспыхивать один за другим, грузовики загорелись, бензовозы. Не поделишься секретом-то?

В это время заурчал мотором один из стоявших особняком бронетранспортеров, у которого возились двое бойцов в танковых комбинезонах. Вот он дернулся, взревел и покатился в сторону брода. Похоже, подполковник решил прибрать себе некоторые трофеи.

– Так ничего сложного не было, выделил двадцать хороших стрелков с винтовками, заряженными патронами с зажигательными пулями, и приказал им стрелять по канистрам, что закреплены на танках и бронетранспортерах. А по грузовикам у меня стреляли крупнокалиберные пулеметы и орудия. Вот, кстати, у меня одна написанная мной памятка осталась. Тут все есть, даже как пехоте по самолетам огонь вести из личного оружия.

– По нашим временам – ценная вещь, – пророкотал подполковник, осторожно приняв сложенный вдвое лист бумаги. – Размножь и раздай командирам, – велел он капитану.

– Вы, товарищ подполковник, решили трофеи собрать?

– Да, к нам недавно остатки танкового батальона примкнули без матчасти. Всего пятьдесят человек, но теперь хоть танки у нас будут да бронетранспортеры. Я там видел несколько целых.

– Ясно, товарищ подполковник.

– Ты вчера Соколову что-то о прорвавшихся немцах кричал. Это правда?

– Да, товарищ подполковник, – вышел вперед стоявший рядом Адель. – Видел своими глазами.

– Ну-ка, покажите, где. Соколов, карту.

Мы с Аделем показали на карте, на каком переезде и перекрестке были немцы, и рассказали, в каком количестве.

– Ясно, – что-то прикинув в уме, пробормотал Прохоров. – Значит так, лейтенант, поступаете в мое распоряжение. Задача одна: отбивать атаки с воздуха на наши части.

– Извините, товарищ подполковник, но у нас приказ отойти к своим. У нас не сопоставимы скорости и…

– Ты не охренел, лейтенант? Тебе старший по званию приказывает.

– Есть охранять дивизию с воздуха, – вытягиваясь, козырнул я.

«Твою мать, надо было свалить, когда они еще не переправились. Идиот, решил лично предупредить их о немцах в тылу. Ага, отпустит меня Прохоров после того, как видел, что мы тут устроили, держи карман шире», – мысленно ворчал я, понимая, что мои планы рухнули.

– У нас от зенитной батареи осталась одна зенитка, бери ее под свое командование.

– Есть, товарищ подполковник.

Мы с Аделем отошли к нашей батарее.

– Старшина, приказывай завтрак. Сазанов, рассредоточь орудия, с этой минуты наша задача – охранять дивизию. Вернее, то, что от нее осталось.

– Есть!.. – козырнули оба названных командира.

– Сейчас позавтракаем и пойдем смотреть, чем это нас усиливать будут. Если повезет и там есть зенитчики, будет чем пополнить расчет орудия Дмитриева, – сказал я Аделю, подходя к «эмке». – Надо вещи компактно сложить, чую, скоро отберут нашу машину.

С одной стороны, мне не нравилось идти после стольких дней свободы под чье-то командование, но с другой, были в этом и свои плюсы. Медсанбат уцелел, и сейчас Медведева с худым военврачом осматривали наших раненых. Танкистов из взвода Богданова у нас забрали, как и связистов, и саперов, уменьшив взвод до тридцати человек. Приходил старший лейтенант из противотанкового дивизиона, в котором после отступления осталась одна сорокапятка. Они забрал обе трофейные противотанковые пушки со всем запасом снарядов, хотели еще расчеты, но тут уже я уперся. Приходили минометчики, лишив нас пяти минометов и мин. Расчеты я тоже не отдал. Ладно хоть погранцы, после беседы с особистом дивизии, остались со мной. Правда, старшина наш батарейный был в бешенстве от присоединения: мало того что почти все продукты забрали – люди в дивизии не ели вторые сутки и наблюдали за нашим завтраком такими глазами!.. – так еще и горючее выгребли.

После завтрака, убрав помытые котелки в машину и посадив Аделя заполнять журнал, я пошел принимать пополнение. Зениткой оказалась та же система, что и у Индуашвили – счетверенные «максимы», только установленные на телеге. Вернее, перевозили их на телеге, а для стрельбы устанавливали на землю.

Как только телега с пулеметами, боеприпасами и сопровождающими их бойцами переправилась через брод и подъехала к нам, вперед вышел худощавый лейтенант лет двадцати пяти.

– Командир зенитной батареи сто третьей стрелковой дивизии лейтенант Майоров. Александр, – козырнув, представился он.

– Командир третьей батареи отдельного зенитного дивизиона лейтенант Фролов, – ответил я. – Доложите, что у вас с матчастью, людьми и боеприпасами.

– От батареи осталась одна пулеметная установка под командованием старшего сержанта Семенова. После уничтожения других расчетов выжило, вернее, уцелело восемь человек. Боеприпасов осталось четыре ящика, на двадцать минут боя. Это все, товарищ лейтенант.

– Ясно, – я на миг задумался. – С вашим приходом я переформировываю свою батарею в дивизион, а то он уж больно разросся. Вы назначаетесь начальником штаба дивизиона. Пройдемте со мной, поговорим о штате. Своих отправьте к кухне, пусть их покормят.

– Хорошо, – повернувшись к своим подчиненным, Майоров отправил их завтракать. Люди были явно голодны и с радостью подчинились приказу.


Пока дивизия переваривала трофеи под нашим воздушным прикрытием, мы с Аделем и Майоровым, с разрешения подполковника Прохорова, формировали дивизион.

Командиром первой батареи из четырех орудий я назначил младшего лейтенанта Сазанова. В нее входили орудия его бывшего взвода, который принял старший сержант Молчунов, и взвод Андреева, оставшегося на той же должности. Вторая батарея, на которую я поставил командовать младшего лейтенанта Иванова, состояла из двух тридцатисемимиллиметровых орудий под командованием старшего сержанта Васюты и двух «эрликонов» второго взвода под командованием сержанта Ольнева. Один «эрликон» был наш, второй подарили танкисты, обнаружив две скорострелки в конце колонны. Одна из пушек получила повреждения, ее там и бросили, а вторую перегнали вместе с грузовиками с боеприпасами нам. Все это пошло во вторую батарею, к Иванову.

Третью батарею, пулеметную, принял младший сержант Индуашвили. В нее входили две счетверенные установки из «максимов» – одна на ГАЗ-ААА, другую сейчас монтировали на ЗИС-6 – и два ДШК, установленных на полуторках. Индуашвили я поставил по одной причине – он был опытным командиром. Знал эти пулеметы как свои пять пальцев и умел учиться. Думаю, при выходе выбью ему сержанта, а то и старшего.

Сформировали штаб дивизиона из начштаба Майорова, особиста с подчиненными, двух радистов, возящихся с немецкой рацией, писаря и комендантского отделения из семи бойцов. Хозвзвод – шестнадцать бойцов под командованием старшины Непейбороды. Из техники туда входили пять полуторок и один ЗИС, набитые боезапасом, почти пустой топливозаправщик, трофей с кухней и автобус с артистами. Кстати, надо что-то с ними делать.

Взвод стрелков под командованием старшины Богданова так и остался с нами, хотя его и изрядно уменьшили. Танкистов забрали, саперов и связистов тоже. Так что осталось тридцать пять человек на три отделения. Вот и весь наш дивизион.

Оставив Майорова и Аделя утрясать штаты, перегоняя людей по подразделениям, чтобы везде расчеты были полными, я подхватил заполненный журнал боевых действий и направился к броду, где рядом с трофейным бронетранспортером и офицерским «мерседесом» полевой версии стоял Прохоров со своими командирами.

– Товарищ подполковник, лейтенант Фролов по вашему приказу прибыл.

– Прибывает поезд на станцию… Ладно, лейтенант, докладывайте, что у вас там происходит.

– Товарищ подполковник, из-за того, что штаты батареи были сильно расширены, я решил переформировать батарею в дивизион под моим командованием… – быстро доложив Прохорову ситуацию в дивизионе по людям, технике и боезапасу, я протянул ему журнал боевых действий: – Тут записан весь боевой путь батареи.

Читал подполковник внимательно, в некоторых местах хмыкал, в других удивленно поднимал брови.

– Да такой боевой путь и стрелковому полку иметь не зазорно! Васильев, отметь, – расписавшись и протянув журнал стоявшему рядом незнакомому майору, приказал Прохоров.

Тот тоже расписался и, достав из планшета печать, несколько раз дыхнул на нее и поставил оттиск в журнале. После чего стал читать. Один из старших лейтенантов присоединился к нему.

– Кстати, лейтенант, почему вы в красноармейской форме? – спросил Прохоров, после того как подошедший танкист закончил доклад. По его докладу – шесть танков в отличном состоянии. Еще одному вернут сбитые нами гусеницы, и он тоже вступит в строй. Кроме семи танков у нас были три бронетранспортера и восемь грузовиков во вполне приличном состоянии. Все пять бензовозов, к сожалению, сгорели.

Я поморщился, об этом у меня спрашивали все кому не лень.

– Товарищ подполковник, на поле боя командир не должен ничем отличаться от простых бойцов, а иначе он станет легкой целью для снайпера и подразделение останется без командира, превратившись в сброд. Все командиры у меня в подразделении по моему приказу переоделись в такую же форму, только особист все еще щеголяет в командирской.

– М-да… – задумчиво протянул Прохоров. – А знаешь, ты прав, у нас неоправданно большие потери в командирах, дошло до того, что на роты приходится штабных командиров ставить.

– Я также могу привести множество подобных примеров, из-за чего и принял такое решение, – кивнул я.

– Я уже понял, лейтенант. Значит так, слушай боевой приказ. Дивизия выдвигается через час, твоя задача – оборона боевых порядков от налета авиации.

– Есть. Разрешите доложить?

– Докладывайте.

– По моему приказу разведдозор на мотоцикле выдвинулся к деревне Березовка и там ожидает нас. Я хотел выводить батарею из окружения по этой дороге. Там минимальный шанс нарваться на немцев.

– Да? Ну-ка показывай, что ты там надумал.

Карта у Прохорова была новенькой, трофейной. После того как я показал свои предыдущие планы по отходу, подполковник покивал и сказал:

– Мы так же уходить планировали, но у тебя больше уход на север, а мы планировали пройти вот так.

– Товарищ подполковник, так нам не пройти мимо этой железнодорожной станции, а я более чем уверен, что там уже немцы. Лучше полями, шансов больше.

– Ты нас еще поучи, – добродушно хмыкнул Прохоров. – Свободен пока. Через сорок минут выходим.

– Товарищ подполковник, забыл совсем. У нас там артисты из московского театра на гастролях. С ними еще музыканты были, но во время налета несколько дней назад они разлучились.

– Что за артисты?

– Да обычные. Одна девка вроде известная, фамилия у нее… как же там?., а, Лопарева.

– Может, Ольга Лопарева? – переспросил майор, которого Прохоров называл Васильевым.

– Может, – пожал я плечами. – Красивая девчонка.

– А что они тут делали? – удивился подполковник, убирая карту в свой планшет.

– Гастроли вроде как. У артистов свой транспорт, автобус, была еще полуторка, но мы ее реквизировали под боеприпасы. Сейчас они под присмотром командира хозвзвода старшины Непейбороды.

– Васильев, займись ими. Пусть товарищи артисты ни в чем не нуждаются.

– Есть.

Капитан Соколов, с которым мы отошли в сторону, быстро дал мне расклад по командирам. Васильев исполнял обязанности начальника штаба дивизии, которая выходила в составе остатков двух стрелковых полков – двести шестнадцатого, в котором Соколов был комбатом, а сейчас и.о. командира, и двести семнадцатого, в котором до этого майор Васильев был начштаба. А также артиллеристов гаубичного полка без матчасти и полковой артиллерии из тех самых трех полковушек. Всего командиров уцелело едва ли тридцать человек на две тысячи триста бойцов дивизии. Вот такие дела.

Вернувшись в дивизион, я собрал командиров штаба. То есть нас троих – меня, Майорова и Аделя.

– Как вы знаете, создание дивизиона одобрили, более того, теперь это подтвердили приказом. Саш, вот, держи его, – передал я Майорову приказ. – С этой минуты мы официально приданы сто третьей стрелковой дивизии, документы подготовит майор Васильев, ты, Саш, согласуй это с ним.

– Хорошо, – кивнул Майоров.

– Также я передал списки награжденных и представленных к внеочередным званиям. Индуашвили сразу через ступень, он получит старшего сержанта. Ты, Сань, насчет этого тоже к Васильеву. Дальше, через двадцать пять минут мы выдвигаемся. Движемся в таком порядке: батарея Индуашвили в головном дозоре, батарея Иванова в середине колонны, батарея Сазанова в конце. Задача дивизиона – защита порядков дивизии во время движения от налета авиации противника. Тыловые службы идут в середине колонны рядом с Ивановым, штаб там же. Это все, товарищи командиры.


Когда я подошел к «эмке», меня перехватила Медведева, которая, видимо, закончила с ранеными.

– Товарищ лейтенант, – укоряюще сказала она.

– Теперь можно, теперь вы и я свободны, – невольно улыбнулся я.

– Давайте садитесь, я вас осмотрю.

Стянув гимнастерку и нательную рубаху, я положил их на капот и дал нашему санинструктору меня осмотреть. Бинты присохли, поэтому я морщился, когда Медведева стала их отдирать.

– Здравствуйте, – прозвучал рядом девичий голосок. – Ой, вы ранены.

Продолжая морщиться, я повернул голову.

– А, это вы, Лопарева. Что-то нужно?

– Нет, просто мы так и не познакомились, все тогда быстро произошло, а потом мы почти и не виделись. Я знаю, вы лейтенант Фролов.

Тут влез только что подошедший и внимательно нас слушавший Адель, по характеру он просто не мог ничего пропустить:

– Он самый. Перед вами гордость родителей, страсть девушек и любимец народа нашего, великий – но скромный, сильный – но добрый, красивый – но не самовлюбленный… ой, да что это я все о себе да о себе… Знакомьтесь, это Виталий Фролов.

Ольга невольно улыбнулась экспрессивности моего друга, одобрительно кивнув, она сказала:

– Очень приятно познакомиться.

В это время Медведева отодрала последний сантиметра бинта, отчего моя гримаса стала похожа на приветливую. По крайней мере я надеялся на это.

– Все нормально, заражения нет, почти не кровит, – осмотрев рану, пробормотала санинструктор.

– Я подойду попозже, – сказала Ольга, после чего, развернувшись, скрылась среди машин.

– Извините, товарищи командиры, я бы хотел поговорить о нашей дальнейшей судьбе, – услышал я чей-то смутно знакомый голос.

Повернувшись так, чтобы не мешать медику, посмотрел на младшего политрука, что сопровождал артистов.

– О, Адель, вот нам комиссар дивизиона. Крикни Майорова, пусть оформит его, пока никто перехватить не успел. А то войсковая часть, а политработников, кроме восьми партийных бойцов, нет. Правильно Майоров говорил, надо нам из партийных замполитруков назначить в батареи.

– Простите. Но у меня приказ сопровождать и помогать товарищам артистам.

– Я все понимаю, но нет у нас других политработников, а тут ничейный политрук. Так что знать ничего не знаю, принимай дела, вот подошедший начальник штаба тебя в курс введет. Не слышу ответа?

– Есть принять должность комиссара дивизиона, – козырнул растерянный младший политрук и тихо пробормотал себе под нос: – Никогда бы не подумал, что я ничейным буду.

Михайлова, посыпав стрептоцидом рану, сделала мне новую повязку. Когда я надел нательную рубаху, заметил, что наш медик держит гимнастерку.

– Постирать вам бойцы постирали, отмыли от крови, но зашить не успели. Я зашью.

– Спасибо, – поблагодарил я ее.

Вспомнив о другой форме, что лежала в сидоре в багажнике, подумал, что командирский френч вряд ли будет гармонировать с красноармейскими шароварами, поэтому решил полностью переодеться.

– Ну вот, – поправляя мне фуражку, сказал Адель, – теперь хоть на командира похож, а то все в пилотке или в каске красуешься.

– Да ну тебя… Смотри, сигнал к движению. Садись, едем уже.


За два часа медленного движения – пришлось держать скорость по самому медлительному, а это были стрелковые части – мы подошли к перекрестку и пошли не прямо, как хотел изначально Прохоров, а согласно моему плану – направо, к деревне Березовка, где нас ждали пограничники Бутова.

Сидевший рядом Майоров достал карту и посмотрел, куда мы движемся.

– Тут рядом с деревней есть довольно крупный лес, дивизия без проблем укроется. Может, товарищ подполковник решил укрыться там и дать людям отдых, а то я уже не знаю, как они идут. Наверное, на одной силе воли.

– Да, нашим батарейцам тоже бы не помешало дать отдых. А то усталость все накапливается и накапливается, – пробормотал я, глядя на запыленный борт трофейного грузовика, ползущего перед нами.

– Товарищ лейтенант, – снова вернулся к предыдущему разговору наш новый комиссар Руссов, держа наготове блокнот и карандаш, – это что же получается, немцы нас даже за людей не считают? Но почему они пришли к такому решению?

– Матвей, ты что-нибудь о плане «Ост» слышал?

– Нет.

– Тогда записывай… Так, стоп! Это же вроде наши разведчики?

– Да, это мои бойцы, – ответил Адель, разглядев трех пограничников у мотоцикла рядом с двумя командирами, одним из которых был Прохоров.

Четырехкилометровая колонна дивизии уже прошла половину деревушки.

Нажав сигнал, чтобы привлечь внимание Бутова, который ехал за нами, мы свернули вместе со штабной полуторкой, ползущей сзади, к забору, у которого и стояли заинтересовавшие нас люди.

Следующие за нами машины тыловой службы дивизиона тоже хотели было притормозить, но я махнул рукой, чтобы следовали дальше.

– Твои бойцы? – спросил Прохоров, когда я с Аделем и Бутовым подошел к ним.

– Да, мои. Я вам о них докладывал.

– Знаешь, что они узнали?

– Немцев видели? – напряженно спросил я.

– Нет, не немцев. Оказывается, в лесу, что находится в пяти километрах от деревни, стоит наша войсковая часть. БУС там находится.

– Простите?

– Большие учебные сборы, – расшифровал мне подполковник. – Мобилизованные, которые раньше в армии не служили. Сколько там их?

– Семьсот восемь человек, из них тридцать два командира, товарищ подполковник, – отрапортовал младший сержант Луговой.

– Так вот, эти мобилизованные не успели получить форму, имеют десять винтовок да пять пистолетов у командиров на всех. Продовольствие у них кончилось вчера, однако лагерь не бросили, не разбежались. Только несколько посыльных отправили сообщить, вернее, напомнить о себе. Видимо, забыли о них, – покачав головой, добавил Прохоров.

– Что мы с ними будем делать, товарищ подполковник? – спросил я, размышляя.

– Они присягу еще не приняли, но пополнение мне брать пока негде. Хоть некоторые роты доведу до полного штата, а выйдем к нашим, там и форму получат, и присягу примут. Хотя присягу мы можем провести и своими силами.

– Товарищ подполковник, разрешите, пока дивизия идет к лесу, первым провести осмотр мобилизованных и набрать людей. Мне в основном нужны люди постарше – для тыловой службы. Санинструкторы в батареи, повара, водители. Разрешите?

– А ты хитрован, лейтенант, – улыбнулся Прохоров. – Разрешаю, только начштаба возьмите. Майора Васильева.

– Есть, – козырнув, я попросил разрешения отойти.

– Езжай.

Отойдя в сторону, я велел Майорову пока командовать дивизионом, оставил также Руссова. Начштаба быстро накидал мне список, кто нам остро необходим. Прихватив Аделя и майора Васильева, севшего на переднее пассажирское сиденье, непрерывно сигналя, я обогнал порядки дивизии, доехав до головной ее части, где велел Индуашвили выделить нам в сопровождение для прикрытия одну машину.

До леса мы доехали минут за десять. Благо без проблем – авиация нами не интересовалась, летая туда-сюда по своим делам. Даже когда мы шли в охранении дивизии, и то налетов не было, покрутился одинокий «мессер» вдали, видимо, кого-то обнаружил, но к нам не сунулся. В общем, пока везет, но то, что лучше двигаться ночью, Прохорову я сказал.

– Строго у них тут, – рассмотрев часового на въезде в лес, пробормотал Васильев. На большой поляне в лесу, где на опушке стояли большие палатки, на самодельном плацу отрабатывали строевую подготовку около полутора сотен человек, одетых в гражданскую одежду. Еще около сотни чем-то занимались за палатками. Больше мы людей не видели. Только у отдельной палатки, охраняемой еще одним часовым, стояли трое командиров. Один, кажется, политработник – я звезды на рукавах рассмотрел.

Притормозив у штаба, я заглушил мотор и тоже вылез наружу.

– Укройся под деревьями, – крикнул я командиру расчета ДШК, который вознамерился занять позицию неподалеку. – Откроешь огонь, только если нас атакуют. Понял? Давай, двигай.

Полуторка, завывая мотором и коробкой, заехала под деревья. «Эмку» тоже надо бы загнать, но сейчас не до этого.

Когда я подошел к местным командирам, они уже познакомились с нашими.

– А это командир зенитного дивизиона лейтенант Фролов, – представил меня Васильев.

– Командир сборного отряда майор Перепелкин, – слегка кивнул пожилой майор.

Судя по виду, он из недавно призванных. Второй был капитаном Сурковым, тоже из запаса, он исполнял должность начальника штаба. Третий – батальонный комиссар Гольдберг, кадровый военный. В армии с двадцать восьмого года.

– Ну что ж, товарищи командиры. Я отправлял людей в близлежащую деревню, они там встретили пограничников на мотоцикле. Попросили передать, что мы тут ждем приказов, что нам делать. Как я вижу, пограничники все передали? – спросил майор Перепелкин.

– Можно и так сказать, – почесал затылок Васильев. – Давайте, я вам обрисую обстановку в двух словах. Мы – части сто третьей стрелковой дивизии, разбитой под Ровно. В данный момент немцы прорвали фронт, и мы находимся в окружении. Наша задача – как можно быстрее прорвать его, пока оно не такое плотное. Дивизия сильно обескровлена, однако продолжает оставаться боеспособным подразделением. По решению исполняющего обязанности командира дивизии подполковника Прохорова дивизия должна быть пополнена мобилизованными. То есть вами.

– Вот оно как, – тихо пробормотал как-то сгорбившийся Перепелкин. – Мы все понимаем и готовы. Что нам нужно делать?

– Предоставить списки мобилизованных, чтобы я мог прикинуть, куда их определить.

– Хорошо.

– Товарищ майор, – обратился я к Васильеву, – товарищ подполковник обещал, что я первым отберу людей в свой дивизион.

– Да у тебя по сравнению с остальными и так полный штат!

– В расчетах фактически да, но мне нужны бойцы в хозвзвод, молодых же туда не направишь, молодость в одном месте играет. Мне бы тех, что постарше.

– Ладно. Список специальностей есть? Давай сюда.

Отдав список, мы с Аделем отошли в сторону, рассматривая лагерь, командиры же скрылись в штабной палатке.

– Не бомбили их, воронок нет.

– Палатки зеленые, установлены под деревьями, маскировку они соблюдают. Смотри, мне кажется или нет? Вроде кухни.

– Точно кухни.

– Сходим? – предложил Адель.

– Пошли.

За большой палаткой были врыты столы. Видимо, тут была столовая. Десятка два гражданских возились кто у кухни, кто таскал ведра с водой, кто скоблил столешницы. У кухонь стояло несколько человек – видимо, повара – и переговаривались между собой.

– Кухни – это хорошо, – пробормотал я.

Нашей трофейной едва хватало, чтобы накормить дивизион, да и то он не полного состава, так еще за ней закрепили один из батальонов в двести сорок бойцов. Кухонь-то не хватало. Ох, старшина у меня после приказа Прохорова матерился! Теперь, думаю, полегче будет.

В лес нас не пустили, но мы расслышали оттуда многоголосый шум, а спустя некоторое время нас позвали к штабной палатке, из которой уже вышли все командиры.

– Мы там кухни три штуки видели, – сообщил я Васильеву. Кивнув, он сказал:

– Сейчас подойдет лейтенант Спицын, он приведет людей, которых вам отобрали.

– Ясно, товарищ майор.

– Ну, а мы осмотрим ваше воинство, – повернулся Васильев к командирам мобилизованных. Пошли они не на поляну, а куда-то в лес. Как оказалось, чтобы занять людей, Перепелкин начал организовывать оборону, возводя линию окопов и дотов на противоположной опушке. Шанцевый инструмент у них был.

Посмотрев на небо, я спросил Аделя, который стоял у машины и курил:

– Как тебе тут?

– Порядок есть, думаю, его комиссар поддерживает, жилка у него есть. Ты заметил, что младше тридцати тут мобилизованных нет?

– Заметил, – кивнул я. – Отойди, я машину под деревья отгоню, а то не нравится, что она на поляне стоит, хоть и с краю, но все же.

Заведя «эмку», я загнал ее под деревья, поставив рядом с нашей полуторкой.

– Бойцы, охранять, – велел я своим, после чего окликнул Аделя: – Пошли место для нашего дивизиона выбирать, а то через полчаса дивизия тут будет и займет самые лучшие места. Тыловики у них хваткие.

– Слушай, а если пару палаток прибрать, их все равно вряд ли возьмут?

– Я уже думал, не потянем. Были бы они поменьше, а то тут если не рота, то взвод в каждой точно помещается. Места в половину кузова полуторки займет. Хотя… Непейбороду озадачу.

Выбрали мы быстро: и от туалетных кабинок недалеко, и рядом с дорогой, да и речушка, даже, скорее, родничок поблизости. По моему мнению, самое лучшее место для стоянки дивизиона.

– Товарищи лейтенанты, – отвлек нас подошедший плотный гражданский в темно-серых штанах, белой рубахе и коричневом пиджаке. На голове у него была кепка-аэродром, а на ногах неплохие сапоги. За его спиной стояла толпа человек в двадцать. – Лейтенант Спицын, привел пополнение в ваше подразделение.

– Лейтенант Фролов, командир зенитного дивизиона, – козырнул в ответ я.

– Лейтенант Самакаев, начальник особого отдела зенитного дивизиона, – так же официально представился Адель.

– Согласно вашей заявке вам выделены восемнадцать человек. Вот список с данными и специальностями.

– Постройте людей, – велел я.

– Есть. Стройся! Смирно!

Пройдясь мимо шеренги мобилизованных, я стал рассматривать их. Адель не ошибся: судя по виду, младше тридцати пяти нет ни одного. Да, в принципе, мне этого и не надо, все пойдут на хозяйственные работы.

– Товарищи мобилизованные, до присяги я не имею права обращаться к вам, как к красноармейцам и командирам, поэтому пока будем общаться так. После присяги и получения формы все уже будет по-другому. Присяга будет, возможно, сегодня, это как решит командование дивизии. Также сообщаю вам, что большинство попадет в тыловые службы отдельного зенитного дивизиона. Те, кого я назову, делают шаг вперед, чтобы мы вас видели, потом, по моему знаку, возвращаются в строй. Санинструкторы?

Вперед вышли трое мужчин, правда, с небольшой заминкой.

– Мы сельские фельдшера, – пояснил один из них.

Сверившись со списком, я спросил:

– Крапивин?

– Так точно… то есть да, – стушевался фельдшер.

– Вы назначаетесь санинструктором в первую батарею, вы, товарищ Мордовии, во вторую, а вы, товарищ Самсонов, в третью. Старший медик дивизиона – старший сержант Медведева. Кроме прямых обязанностей вы также будете подчиняться и ей. Помогать в тяжелых случаях. Вернитесь в строй. Водители?..


Когда передовые порядки вошли под тень леса – опоздали почти на час, возможно, был налет авиации, или командование дивизии дало людям короткий отдых – мы с Аделем закончили с новенькими, распределив их по подразделениям.

Как оказалось, произошло и то, и другое. Показав батарее Индуашвили, куда загонять машины, я велел сержанту докладывать.

Индуашвили рассказал о причине задержки дивизии. Девятку «лаптежников» они отогнали, не дав бомбить и штурмовать, однако не сбили ни одного самолета.

– Перед нами не стоит задача сбивать, главное – чтобы не было потерь в дивизии, – пояснил я расстроенному сержанту. – Сколько наши потеряли от бомбежки?.. Сколько? Тогда можно считать, что вы свою задачу полностью выполнили, раз обошлось столь малой кровью. Не ожидал, молодцы.

– Служу трудовому народу!

– Там новое пополнение из мобилизованных, ты в свою батарею получаешь двух нормальный водителей, а не бывших стрелков, умеющих ездить кое-как, а также санинструктора. Сперва с ними Непейборода пообщается, потом присяга, и только тогда получишь людей в батарею.

– Ясно, товарищ лейтенант, – обрадовался Индуашвили. – Спасибо.

– Да пока не за что. О, а вот и наши тыловые службы показались. Показывай, куда им сворачивать.

Когда мы устроили под деревьями машины тыловых служб и штаба, ко мне подскочил Майоров с докладом по дивизиону.

– То, что потерь нет – это хорошо, – задумчиво протянул я. – Но вот то, что боезапаса к тридцатисемимиллиметровым орудиям почти нет – это плохо.

– Пока нас спасают трофеи да пулеметы.

– Согласен. Кстати, держи список с новенькими. Они вон там находятся, у «эмки». Ты их пока прими как пополнение, по подразделениям мы их уже раскидали, а когда будет присяга, оформишь нормально. Надо с Непейбородой поговорить, наверняка у него в запасе есть красноармейская форма, я же видел, как он в той брошенной колонне два дня назад ковырялся. Да тюки носил.

– Я с ним поговорю, надо уточнить все запасы этого хомяка, – кивнул Саня. Мы с ним еще в первые минуты знакомства перешли на ты.

– Кстати, что там со старшинами батарей? Непейборода уже подобрал людей?

– Только одного, в первой уже есть, остальные, говорит, не годятся. Материал, мол, не тот.

– Ладно, занимайтесь пополнением, дивизионом, а я к командованию дивизии. Кстати, проследи, чтобы орудия тщательно почистили.

– Хорошо.

Тут как раз появилась батарея Иванова, шедшая в конце походной колонны дивизии, и криков и рева моторов прибавилось. При его прибытии выяснилась пренеприятная новость: моторы всех машин на такой скорости грелись. Пришлось задержаться и разобраться с этим вопросом. Выяснилось, что когда орудия сопровождают боевые порядки дивизии на скорости пешехода, то движки реально греются, и не только у тех машин, что с орудиями. Причем при такой езде повышается расход топлива.

Водители уже делали вторую ходку с ведрами от ручья, заливая воду в радиаторы, когда мне пришла идея, как минимизировать потери.

– Товарищи командиры, а что если не сопровождать порядки дивизии непосредственно с ней, а охранять кочующими батареями?

– Это как? – спросил Иванов, наклоняясь, чтобы рассмотреть, как я, используя капот «эмки» вместо стола, рисую на листе блокнота дорогу, отмечая на ней четырехкилометровую змею дивизионной колонны.

– Все просто, делаем так. Первая батарея отъезжает вперед на три километра и ждет, контролируя небо. Как только дивизия приближается к ней, вперед на три километра едет вторая батарея, потом третья и так же на три. Когда первую батарею пройдут последние части дивизии, она снимается, по обочине обгоняет войска и опять вперед на три километра, где снова занимает позицию. То есть получается, что дивизион постоянно не движется. Так мы сэкономим и моторесурс, и горючее.

– Нам понятно, – кивнули командиры батарей. Иванов был доволен больше всех. Ведь его трофейные «эрликоны» на ходу стрелять не могли. Это надо отцепить их от грузовиков, отогнать машины, чтобы не мешали круговому обстрелу, и только тогда можно вести огонь. Теперь же проблема оказалась решена.

– Ладно. Идею я вам подал, а вы пока с начштаба ее хорошенько продумайте для практических результатов.

Времени уже было пять часов дня, дивизия за семь часов преодолела почти двадцать километров от брода, поэтому я поспешил к штабу.

Поручкавшись с выходящим из палатки лейтенантом Григорьевым, единственным выжившим из разведбата дивизии командиром – тот, видимо, получил задание и куда-то торопился – я вошел в штабную палатку.

– А, Фролов, – Прохоров повелительно махнул рукой, подзывая.

В палатке царила деловая суета работающего штаба, тут же были и Перепелкин, и батальонный комиссар Гольдберг, а также еще несколько человек, трое из них в гражданском – видимо, из мобилизованных командиров.

Когда я подошел к столу, где рядом с подполковником сидел и что-то писал Васильев, Прохоров меня спросил:

– Что у тебя там по дивизиону?

– Две батареи заняли боевые позиции по периметру леса повзводно, один взвод ПВО-ПТО первой батареи у дороги, две зенитки третьей батареи несут охрану непосредственно штаба. Есть нехватка боеприпасов для тридцатисемимиллиметровых орудий и продовольствия. А также не хватает формы для вновь призванных. Оружие для них есть.

– Ясно. Укажи мне, где твои орудия стоят, – пододвинул ко мне карту Прохоров.

Быстро значками указав местоположение подразделений и устно доложив, кто ими командует, я снова вытянулся по стойке смирно.

– Ясно. Значит, так. Присяга будет сегодня в восемь вечера, после чего мобилизованные разойдутся по подразделениям. Это пока все.

– Товарищ подполковник, разрешите доложить?

– Докладывайте, лейтенант.

– Мы с моим особистом, ожидая подхода дивизии, посмотрели карту и прикинули, что вот на этой железнодорожной станции можно узнать насчет продовольствия и близлежащих складов. Это ведь для нас наибольшая проблема? В принципе, я могу провести разведку силами своего дивизиона. Если там немцы, отойдем, вернемся ни с чем, если их нет, то можно пошукать по пакгаузам и складам. А они там есть, я у мобилизованных узнал, их там высаживали.

– До этой станции двадцать шесть километров, от моста она… в сорока трех. Почему нет? Я пешие патрули разведчиков выслал, но их задача – контроль территорий вокруг леса, если появятся немцы. Хорошо, я разрешаю вам провести разведку этой станции силами своего дивизиона. Когда планируете выезжать?

– Через полчаса, товарищ подполковник.

– Тогда свободны, идите, готовьтесь. К станции сами поедете?

– Да, товарищ подполковник.

– Замом снова Майорова оставите?

– Да, товарищ подполковник.

– Идите.

– Есть.

Выскочив из палатки, я поспешил к штабу дивизиона, нужно было прикинуть, кого с собой брать. Что все грузовые машины придется разгрузить – это точно. Также возьму взвод Богданова, две зенитки Индуашвили, что у меня в резерве, и Непейбороду. Про Аделя с его людьми и не говорю, и так ясно, что поедут.

Подскочив к штабной полуторке, рядом с которой расположились почти все командиры – ну, кроме командиров батарей – я услышал сводку Совинформбюро. Оказывается, радисты, которых нам временно дали, не найдя источников питания, сняли с одного из разбитых танков батарею и присоединили ее к генератору машины, теперь мы могли постоянно пользоваться рацией.

«От Советского Информбюро!

Вечернее сообщение первого июля.

На Мурманском направлении наши войска в ожесточенных боях задерживают продвижение превосходящих сил противника.

На Кексгольмском направлении противник в нескольких местах перешел в наступление и пытался углубиться в нашу территорию. Решительными контрударами наших войск атаки противника были отбиты с большими для него потерями.

На Двинском направлении наши части ведут упорные бои с танками и пехотой противника, противодействуя его попыткам прорваться к переправам на реке Западная Двина.

На Минском направлении продолжаются бои с подвижными частями противника. Наши войска, широко применяя заграждения и контрудары, задерживают продвижение танковых частей противника и наносят ему значительные поражения. При одной из контратак был убит немецкий генерал.

На Луцком направлении наши войска остановили наступление крупных соединений противника. В многодневных боях на этом направлении противник понес большие потери в людском составе и материальной части.

Осуществляя планомерный отход согласно приказу, наши войска оставили Львов…»

– Точных данных нет, – пробормотал я, как и все, слушая сводку.

– Что-то не заметно, что мы планомерно отходим, скорее, бежим, – покачал головой Адель.

– Так и есть… Так, командиры, слушаем меня! – громко сказал я, привлекая к себе внимание. Радист убавил звук, чтобы не мешал. – Командование дивизии дало нам задание своими силами провести разведку ближайшей железнодорожной станции и посмотреть, есть ли чем там поживиться. Значит так, со мной едут…


«Эмку» я не стал брать, ехал на одной из полуторок Индуашвили, в кузове которой был установлен ДШК. Следом колонной шли десять грузовиков, принадлежащих дивизиону, и топливозаправщик. Замыкала ее еще одна боевая машина, ЗИС со счетверенными «максимами». На ней ехал командир батареи старший сержант Индуашвили. Перед отъездом меня поймал Майоров и сообщил, что приказы уже подписаны и что командир третьей батареи получил старшего, двое младших сержантов – сержантов, восемнадцать красноармейцев моего дивизиона – младших сержантов. В общем, списки, что мы составили, утвердили, а то на дивизион слишком мало младших командиров, тут хоть достойные получили эти звания, те, кто потянут командирскую должность.

Дорога стелилась нам под колеса, садившееся солнце било мне в левый глаз через открытое окно, заставляя морщиться. В общем, красота, а не поездка. Даже что-то штурмующая четверка «мессеров» в двух километрах севернее не нарушала нашу идиллию.

Когда мы преодолели половину пути до станции, по крыше кто-то застучал, и в окно свесилась голова командира пулеметного расчета:

– Товарищ лейтенант, мессершмиты. Те самые, что мы видели. К нам летят.

– Увеличить скорость, водители знают, что делать.

– Есть, – голова командира расчета, которому только сегодня дали младшего сержанта, скрылась.

– Прибавить скорость, товарищ лейтенант? – спросил водитель.

– Нет, наша задача прикрыть колонну, вставай на обочине.

Стоя на подножке, я наблюдал, как следом за головными мотоциклами, на которых ехали пограничники, мимо проносятся наши грузовики. Вот забили пулеметы другого расчета, потом задрожал, посылая одну за одной крупнокалиберные пули, уже мой пулемет.

Еще при первом знакомстве с Индуашвили, когда я его поставил командовать расчетом, посоветовал, как опытный пулеметчик, снаряжать в ленте каждый десятый патрон трассирующим. Это позволит визуально определять, как ты стреляешь. Сержант воспользовался моим советом, я не раз видел, как стреляет его пулемет, но, видимо, и в своей батарее он навел те же порядки. В уносящихся к истребителям очередях нет-нет да мелькал трассирующий. Что позволяло наводчикам корректировать стрельбу. Похоже, немцам не понравилась зубастая добыча, и они отвернули, кружась немного в стороне. Видимо, приняв решение поискать цели в другом месте, они выстроились парами и пошли в сторону своей территории.

Проводив их взглядом, я приказал:

– Поехали.

Догнав колонну, мы ее обогнали и снова заняли место сразу за мотоциклом – второй уже умчался вперед на разведку.

– Товарищ командир, – вывел меня из полудремы возглас водителя, – разведчики возвращаются.

– Колонна, стоп! – велел я.

Переждав, пока уляжется поднятая нами пыль, я вышел из машины и вместе с Аделем направился к мотоциклистам, где разведчики докладывали Бутову.

– Отчитывайтесь, – велел я. – Станцию видели? Есть там немцы? Деревня близко?

– Товарищ лейтенант, станцию видели. Близко не подъезжали, рассмотрели из бинокля. Немцев нет, мы по дороге двух мальчишек повстречали. Они с озера возвращались, купались там да рыбачили. Говорят, утром были, постреляли красноармейцев, что стояли на часах у складов, да уехали. Мы пареньков послали проверить, есть ли немцы, они сбегали и узнали у начальника станции, он там за старшего. Немцы были утром, больше не возвращались. Деревня близко, в полукилометре от станции.

– Ясно. Значит так. Вы на двух мотоциклах едете на станцию, мы за вами. За километр до станции остановимся и подождем, пока вы ее как следует не осмотрите, и только после сигнала едем за вами. На всякий случай. Это все, выдвигаемся. Старший разведки – старший сержант Бутов.

– Есть.

– Все, езжайте.

Когда показалась станция, мотоциклы увеличили скорость, а моя полуторка, перегородив дорогу, встала боком, чтобы прикрывать разведку из крупнокалиберного пулемета.

Разведчики почти полчаса осматривали станцию и запасные пути со складами. Я даже отсюда видел, что на запасных путях стояли теплушки, но без паровоза. Его нигде не было. Мотоциклисты мелькали то тут, то там среди строений, пока, наконец, один из них не выехал и не помахал рукой.

– Вперед, – скомандовал я водителю.

Когда мы подъехали к зданию вокзала, у которого стоял мотоцикл Бутова, да и он сам с бойцами и мужчиной – видимо, начальником станции, – второго мотоцикла уже не наблюдалось. Похоже, сержант отправил своих людей прокатиться до деревни и осмотреть еще и ее.

Как только мы остановились, я сразу же стал раздавать задания. Богданову – выставить пост и занять временную оборону. Указал на водонапорную башню как позицию для пулемета. Непейбороде велел осмотреть склады и эшелон, а разведчикам докладывать, что тут есть.

– Товарищ командир, станция осмотрена. Немцев нет. Это начальник станции товарищ Мутко.

– Ясно. Сержант, обеспечьте разведку прилегающей территории, чтобы нас тут врасплох не застали.

– Есть, разрешите выполнять?

– Выполняйте, – кивнул, после чего повернулся к начальнику станции: – Давайте знакомиться. Командир дивизиона лейтенант Фролов.

– Опанас Мутко. Может, пройдем ко мне в кабинет, товарищи командиры?

Обернувшись, я увидел подходившего Аделя.

– Почему нет? У вас есть списки того, что находится на складах?

– Только не военного значения.

– Продовольствие?

– Восьмой склад, заказ для сельских магазинов. Еще не забрали.

– Товарищ лейтенант, займитесь пока восьмым складом, грузите все, что посчитаете нужным, и сразу под прикрытием одной зенитки отправляйте в расположение дивизии, – официально обратился я к Аделю.

– Есть, – козырнул тот и, придерживая автомат, побежал вслед за уехавшими к складам грузовиками.

– Но простите, эти грузы имеют хозяев… – начал было начальник станции, но я его перебил:

– Во-первых, сейчас война, а нам продовольствие очень нужно, во-вторых, вы на все, что мы забрали, получите расписки.

– Ну, если так… Может, нашего бухгалтера позвать, она в этом лучше разбирается?

– В принципе можно, но сейчас пройдемте к вам в кабинет, покажете все ваши накладные, а также расскажете, когда приезжали немцы, сколько их было, на чем и что случилось с часовыми.


Выйдя на перрон станции подышать свежим воздухом, я задумчиво посмотрел на устало приближающегося Аделя. Одной рукой он на ходу расстегивал ворот френча, а в другой держал автомат.

– Я слышал, как машины уехали, есть что интересное?

– Пять машин с боеприпасами, четыре с крупой и мукой, одна с рыбными консервами и солью. Еще топливозаправщик. Даже в зенитку пару ящиков накидали, чтобы пустой не шла.

– Это хорошо, на пару дней голод отступил. Хоть людей в дивизии покормят. Еще что интересное есть?

– Есть, но десятью машинами все не вывезти. Мы замки посбивали, где немцы не успели похозяйничать, много чего нашли. Даже форма есть. Видимо, для мобилизованных приготовили. Боеприпасов, правда, немного, всего один склад. К эшелону прицеплено пять цистерн с топливом. В одной керосин, в двух дизтопливо, в остальных бензин. Мы топливозаправщик залили. В лесу сольет в баки машин и танков – и обратно. Надо бы еще бочек набрать.

– Ну, Прохоров такую жирную станцию без внимания не оставит, наверняка соберет всю технику и направит к нам, да еще Васильева пришлет.

– Наверняка. А где начальник станции?

– Они с бухгалтером составили по накладным схему, что и где лежит, сейчас журнал заполняют по тому, что будем вывозить.

– Понятно. Там Непейборода чуть с ума не сошел от радости, когда тот восьмой склад открыли.

– Не это радует. Мутко говорит, что в первых теплушках снаряды для орудий. Для полковых точно есть, и вроде для тридцатисемимиллиметровых тоже.

– А он не ошибся?

– Он в гражданскую артиллеристом был, унтером, маркировку читать умеет. Надо бы проверить.

– Сейчас… – Адель оглянулся, ища кого-то взглядом. – Боец, ко мне!

Выбежавший из-за угла здания вокзала молодой красноармеец по уставу сделал три шага и четко вскинул руку к виску.

– Вольно. Беги к старшине, он вон те склады вскрывает, и передай, что по непроверенной информации, в первых теплушках снаряды. Возможно, там есть и для наших зениток. Пусть посмотрит.

– Есть! Разрешите идти?

– Не идти – бежать. Свободен.

– Будем надеяться, нам повезет, – произнес я, проводив бегущего бойца взглядом. – Ну что, пошли сверять накладные?

Заметно увеличившаяся колонна грузовиков вернулась к полуночи. Кроме моей зенитки в охранении было два бронетранспортера и один танк.

– Что у вас? – покинув кабину передового грузовика, спросил майор Васильев.

– Мы вскрыли все склады и составили опись хранившихся грузов. Шестьдесят процентов – военные грузы. Остальное гражданского назначения.

– Понятно, – разглядывая предоставленный список, пробормотал Васильев. Я подсвечивал ему фонариком, чтобы было удобнее. – Крамаров!

– Я, товарищ майор, – вынырнул из темноты интендант. И ведь как-то услышал Васильева сквозь рев проезжающей мимо здания вокзала техники!

– Бери список, я отметил, что нам нужно в первую очередь. Найди старшину Непейбороду, и с ним согласуйте, что и где быстрее грузить, тут, оказывается, уже все подготовлено.

– Есть. Разрешите выполнять?

– Действуй. Через час мы должны уехать отсюда.

– Что-то случилось? – спросил я.

– Разведка обнаружила в шести километрах от местонахождения дивизии стоящую лагерем крупную моторизованную часть немцев. По примерным прикидкам – до полка. Нам они не по зубам. Вот и приказали грузиться по полной. Берем форму, нужно переодеть мобилизованных, они, кстати, уже приняли присягу. Вооружить их. Набрать продовольствия, боеприпасов и выдвигаться на соединение к своим. Дивизия выходит в три часа ночи. Нужно поторопиться застать их.

– Ясно. Разрешите, я к своим. Нужно отдать несколько приказов.

– Давай. Кстати, где тут начальник станции?

– Он у себя в кабинете, вторая дверь направо. Там с ними мой особист.

– Понял.

О дивизии заботится командование, а о дивизионе я должен позаботиться сам.

Непейборода нашелся у вагонов с боеприпасами, где бойцы с матом грузили такие знакомые ящики к нашим зениткам.

– Старшина, через три часа дивизия снимается и уходит из леса. Рядом обнаружилась стоянка крупной танковой части немцев. Поэтому мы сюда не вернемся. Бери до предела, все равно часть груза понесут бойцы. Думай, что лучше взять. Про топливо не забудь.

– Ясно, товарищ лейтенант, все сделаем. Я уже кое-что погрузил в наши машины, чего нет в общем списке, потом доложу.

– Хорошо, работай. Нас не забудьте подхватить, мы в здании вокзала будем.

– Не забудем.

Вернувшись на вокзал, я принял у Бутова командование обороной, пока Васильев оформлял бумаги. Адель вышел и уехал в деревню – там разведчики что-то обнаружили.

Через час колонна до предела нагруженных машин выехала со станции, еще через пять минут нас догнали разведчики, а сзади появилось зарево. Адель, по приказу Васильева, поджег все, что мы оставили.

Добрались, вернее, вернулись мы почти благополучно. Только одна машина сломалась по пути, пришлось ее бросить, переместив груз в другие машины, в основном на мои зенитки, а то, что не смогли забрать, уничтожили. Но ничего, все же добрались. Причем вовремя. Люди уже были подняты и готовились выступать. Короткий отдых пошел на пользу.

Выступили в четыре часа утра вместо запланированных трех. Причина банальна: нужно было частично разгрузить машины и распределить грузы между бойцами. А одеть семьсот с лишним человек в форму? Это моим хорошо. Им еще в первый приезд старшина прислал комплекты формы, и они были переодеты и вооружены, а остальных только начали обмундировывать.

Так что то, что уложились за час, это еще нормально. Главное, мои машины более-менее освободили, есть на чем везти боеприпасы, горючее и продовольствие. Из двадцати трех моторов, что были в дивизии, только моя «эмка» не приседала от груза. Да и то Непейборода в багажник умудрился впихнуть ящики с рыбными консервами да патронами к ТТ.

Но как бы то ни было, когда на небосклоне зажглась светлая полоска, предзнаменующая скорое появление солнца, дивизия потянулась из леса на дорогу, что вела в сторону фронта. Мы его, кстати, слышали. Едва доносившиеся раскаты глухо рокотали где-то вдали.

Предложенный мною способ охранения от воздушных налетов оказался удачным – и зенитчики сидят на своих местах готовые открыть огонь, и дивизия под прикрытием. К тому же мои бойцы провели ликбез простым стрелкам, объяснив, что и те своими винтовками вполне могут сбить немецкий самолет. Особенно если стрелять залпом. Вроде прониклись.

Я сидел на месте водителя, так хотел сам вести, хотя и заменил пятерых водил на некоторых зенитках и грузовиках на профессионалов; и снова был в красноармейской форме. Медведева зашила дыру и вернула мне гимнастерку, так что я сразу переоделся.

Утро сразу встретило нас неприятностями. Буквально через полтора часа, когда мы удалились от леса едва ли на восемь километров, появились первые немецкие бомбардировщики. А дальше начался ад – за один день нас бомбили и штурмовали восемь раз.

Во время второго налета мы сбили два «лаптежника». Одного сразу – он не выходя из пике врезался в землю; второго зацепили. Было видно, как летчик пытался на бреющем поднять нос, чтобы перелететь высокий холм, но не преуспел. Мы с удовольствием наблюдали облачко взрыва на месте столкновения с землей. Это, видимо, остудило немецких летчиков, дальше нас бомбили высотники с пяти километров. По движущимся войскам такие использовать было не айс, и как результат – потерь за шесть их налетов оказалось меньше, чем за два от штурмовиков. Но все же мы потеряли только убитыми почти восемьдесят человек. Раненых грузили куда придется: на ящики с боеприпасами под тенты грузовиков, теснили других раненых на телегах, несли на носилках – в общем, выкручивались.

Из-за постоянных бомбежек и так невеликая скорость еще снизилась. Нужно было тушить горящие машины, чтобы спасти груз, хоронить убитых, отбивать атаки. Так что к восьми часам вечера, когда объявили остановку на привал, по карте получалось, что мы преодолели всего тридцать один километр. За весь день мой дивизион безвозвратно потерял всего одну машину с зениткой и всем расчетом. Прямое попадание, светлая память парням из расчета младшего сержанта Миронова. Да, мы лишились одного ДШК, но дивизион продолжал оставаться силой, и должен сказать, грозной силой.

Это еще не все, к трем часам дня, после того как мы пережили шестой налет, разведчики донесли, что нас нагоняют немцы. По виду мотопехота, но были и танки, причем много. Видимо, те, которые стояли лагерем неподалеку от нас. Вот наши командиры и решили устроить танковую засаду – если что, они догонят колонну В прикрытие им дали две зенитки из батареи Индуашвили, да и он сам с ними остался.

Бой мы слышали в течение сорока минут, видели далекие дымы горящей техники за спиной, но ничего не могли сделать, кроме как в бессильной ярости сжимать кулаки, помня, что парни прикрывают нас, чтобы мы ушли как можно дальше.

Через два часа нас догнали три машины, набитые бойцами, многие были в танковых шлемофонах и комбинезонах. Короче – это были обе зенитки и трофей, только одна зенитка была на прицепе трофея. Машина, получив повреждение двигателя, сама ехать уже не могла. По сообщению водителя, двигатель только на замену.

Это был самый тяжелый день в моей жизни. Приходилось носиться по всей колонне от одной батареи до другой, приглядывая, как там. Бойцы были хоть и не молоды, но пока справлялись, хотя и было заметно, что они смертельно устали.

В одном повезло: ни одна машина тыловой службы дивизиона не пострадала. Мои водители знали, что нужно разъезжаться по полю, чтобы не становиться большой удобной мишенью. А гоняться за каждым грузовиком, когда по тебе чуть ли не в упор на расплав стволов лупят зенитки – немцы были не такими отмороженными. Думаю, и эту кампфгруппу тоже они на нас навели. Но молодцы танкисты да артиллеристы – с двумя противотанковыми орудиями сдерживали их сколько смогли.

Когда объявили привал, я приказал поставить зенитки так, чтобы охранять дивизион от налета – зенитчики всегда на страже – и собраться всем командирам у штабной машины, чтобы доложить потери. Несмотря на то, что мои люди в основном ехали на машинах, все равно на их лицах появилась печать смертельной усталости. В этот день усталость подкосила многих.

Радовало одно: именно в этот день я в первый раз почувствовал, что дивизион из аморфного непонятно чего действительно превратился в боевую часть. Теперь это был более-менее хорошо смазанный механизм, с которым можно воевать, как когда-то, то есть несколько дней назад, была моя батарея.

– Докладывайте, что у вас? Сазанов, начинай.

– Техника в норме, боекомплект и топливо дополучили. Сейчас расчеты чистят орудия и ждут ужин. Ранен один боец: осколок прошел на вылет, после перевязки он вернулся в строй.

– Ясно. После чистки отдыхать. Водители уже отдыхают?

– Да, когда я уходил, уже уснули.

– Надо бы из бойцов расчета им смену подготовить, пять умеющих водить во взводе Богданова есть, но нужно еще.

– Поспрашиваем, товарищ лейтенант.

– Хорошо. Так, Иванов, что у вас?

– При последнем отражении налета получил осколок один из подносчиков второго взвода четвертого орудия. По словам Медведевой, шансов нет, хотя врачи медсанбата дивизии прооперировали его. Есть еще двое раненых, но легко, строя после перевязки они не покинули. По технике все в порядке. Хотя от частой стрельбы стволы трофеев сильно греются, приходится отсекать очереди по десять снарядов. Скоро понадобится плановая замена стволов, эти уже почти расстреляли. Боекомплект полон, орудия чистятся. Ждем ужин и собираемся отдыхать, как стемнеет.

– Понятно. Непейборода, что у нас с ужином?

– В данный момент началась раздача второй и третьей батарее, они ближе. Потом получит штаб и хозвзвод, а там кухню перевезут к первой батарее, и ужин получат уже они.

– Ясно. Индуашвили, докладывайте.

– Потери у нас большие. Одна машина уничтожена вместе с расчетом, погибло четыре человека. Еще одна машина повреждена, сейчас ее возим на тросе.

– Пулемет с нее снять и переустановить на целую машину из состава хозвзвода, насколько я знаю, одна освободилась от боезапаса. Поврежденную машину бросить или использовать для перевозки личного состава так же на прицепе.

– Есть, – кивнули Индуашвили и Непейборода.

– Продолжай.

– Общие на батарею потери – шесть убитых и семеро раненых. Нам нужно пополнение в расчеты.

– Будет пополнение, изыщем резервы. Ты нам лучше расскажи про бой танкистов. Что там было?

– Да как такового я боя и не видел, мы в низине были укрыты, охраняли тылы. Овраг хоть и небольшой, но не давал возможности осмотреться. Вначале отбили атаку трех штурмовиков, сбить не сбили, но прицельно отбомбиться не дали. Так и стояли, пока танкист не подбежал и не сообщил, что батальон пехоты обходит с фланга как раз с нашей стороны. Ну, я взял обе машины и выгнал их на вершину холма. Там подъем удобный. А что могут сделать две счетверенных установки пулеметов «максим» в упор по пехоте, вы знаете. Там пятьсот метров было, не больше. Мы их в чистом поле застали. Батальон, конечно, не положили, но одна рота там навсегда осталась. В это время машина Семенова и получила попадание в мотор. Ну, мы их на трос – и стащили с холма, а внизу нам встретились танкисты на трофейном грузовике. Так что боя с танками мы не видели, он происходил с другой стороны холма, но стрельба там шла изрядная, да и дымило сильно. Вот и все, дальше мы прицепили машину Семенова к трофейному «опелю» и догнали вас. Потерь среди личного состава нет, только наводчику из расчета Семенова каску с головы сбило. У него теперь шея болит и плохо поворачивается голова… а, и звон еще в ушах.

– Ясно. Богданов, что у вас?

– Потерь нет, товарищ лейтенант.

– Непейборода?

– Машины все целы, только некоторым мелкими осколками борта посекло, да один водитель в икру получил. Медведева осколок у него извлекла. Проблема только с топливозаправщиком. Он получил несколько попаданий, бочку пробило. Пока водитель срезал колышки и затыкал ими пробоины, мы потеряли примерно литров двадцать горючего. Повезло, что не загорелся бензин. По кухне проблем нет, ужин был готов еще час назад. Сейчас идет раздача. Одна из машин действительно свободна от боеприпасов, но в нее уже загрузили раненых из медсанбата. Их не выкинешь, но в ЗИСе, что мы отбили у диверсантов, кузов наполовину пуст. Если распределить груз, то можно установить пулеметы. Нужно посмотреть. У меня все.

– Медведева?

– Все раненые перевязаны, некоторым чуть ли не на ходу были проведены операции. В критическом состоянии только один. Не довезем.

– Ясно. Майоров?

– Дивизион обеспечен всем, что нужно. Если в чем остро нуждаемся, хозвзвод немедленно этим обеспечивает… даже если этого нет. Пока все нормально.

– Самакаев?

– С моей стороны пока все в порядке.

– Руссов?

– Личный состав дивизиона к отступлению относится спокойно, без паникерства, как в некоторых частях дивизии. Пока проводить политинформацию считаю не нужным, люди слишком устали. Были проведены политбеседы во время привала в первой батарее, показавшие высокие моральные качества бойцов. В планах провести политбеседы во второй и третьей батареях, после отдыха.

– Хорошо. Все свободны, всем отдыхать.

Когда бойцы разошлись, я повернулся к штабным работникам:

– Приказ отдыхать касается всех…

– Товарищ лейтенант, – обратился ко мне знакомый сержант, насколько я помнил, он был человеком Васильева, – вас вызывают в штаб дивизии.

– Иду, – кинул я ему и повторил своим: – Отдыхайте.


У двух трофейных грузовиков, легкового «мерседеса» подполковника и одного из двух оставшихся на всю дивизию бронетранспортеров царила деловитая штабная суета.

– Лейтенант! – окликнул заметивший меня Васильев, повелительно махнув рукой.

– Товарищ майор… – начал было я, но был прерван начштаба:

– Вольно. Подожди, сейчас комдив подойдет, он поставит тебе задачу.

Прохоров, оказывается, инспектировал технику, что у нас осталась после засады.

В засаде участвовали семь танков, бронетранспортер, обе трофейные противотанковые пушки и отделение бойцов с четырьмя трофейными пулеметами для прикрытия от пехоты противника.

Пушки транспортировали, прицепив к грузовикам, а так как машины были нужны нам самим, то, оттащив пушки к месту засады, Прохоров грузовики забрал, оставив один для эвакуации личного состава. Орудия же приказал при отходе уничтожить. Вот такие дела. Пока Прохорова не было, я поспрашивал Васильева насчет засады. Уж он-то должен был знать.

– Да, бой был интересный, если танкисты все правильно доложили. Помнишь, ты советовал не атаковать в лоб по уставу, а замаскировать танки и пушки и стрелять из засады? Знаешь, а твоя идея удалась. Поэтому бой и продлился так долго, что немцы не могли с ходу уничтожить засаду. Потеряли они четырнадцать танков, до десятка грузовиков, три бронетранспортера, когда наши неожиданно врезали по их колонне. Мотоциклов то ли пять, то ли четыре. Там дымом все затянуло, подсчитать трудно было. Пехоты уничтожили до двух рот, но тут больше твои отличились.

– А как немцы уничтожили засаду?

– Подтянули артиллерию да раскатали их, – пожал плечами майор. – Четыре экипажа сгорели в танках, решив атаковать, пока бьет артиллерия, вот немцы их и встретили распростертыми объятиями. Остальные покинули танки и орудия, подожгли их – все равно снарядов не осталось – и эвакуировались на машине. Поступили они, как я считаю, правильно, они нам еще пригодятся.

– Я тоже так считаю. Можно, конечно, погибнуть геройски, но потом кто будет уничтожать немцев, если ты сгниешь где-нибудь в овраге или окопе?

– Вот и я о том же… Прохоров идет.

Вместе с Прохоровым шел исполняющий обязанности командира двести шестнадцатого полка капитан Соколов, о чем-то горячо рассказывая подполковнику. Рядом шел майор Перепелкин, получивший временную должность командира двести семнадцатого полка.

– А, наша защита уже пришла, – заметил меня Прохоров. – Лейтенант Фролов!

– Я!

– За отличное прикрытие от налетов авиации противника выражаю вам личную благодарность!

– Служу трудовому народу!

– В общем, молодец. Но вызвали мы тебя не только выразить благодарность, тут у капитана Соколова появилась одна идея. Давай, капитан, выкладывай.

– Есть, – козырнул тот. Подойдя к капоту «мерседеса», где была расстелена карта, он начал излагать, показывая нужные квадраты: – До брода, к которому мы двигаемся, осталось сорок четыре километра по прямой или пятьдесят один по дорогам. Мое предложение такое: взять весь автотранспорт и под прикрытием дивизиона Фролова в полном составе в одиннадцать ночи выдвинуться к броду, где занять оборону Дивизия после короткого отдыха в час ночи выдвигается следом, с задачей за ночь преодолеть как можно большее расстояние до брода. Я думаю, что немцы уже оправились от потерь, понесенных в бою с погибшим капитаном Смолиным, и утром продолжат преследование, так как идем мы в одну сторону Поэтому двигаться нужно не останавливаясь, с краткими передышками, до брода, где нас будет ждать в обороне, чтобы отсечь противника, дивизион Фролова. Также есть мысль, освободив у брода грузовики, выслать их обратно к дивизии, чтобы забрать раненых, сняв этот груз с дивизии. У меня все.

– Что скажете, товарищи командиры?

– Идея здравая и вполне возможна в исполнении, – согласился после короткого размышления Васильев.

– Согласен с товарищами майором и капитаном, – кивнул я. – Только стоит ли оставлять дивизию совсем без прикрытия?

– Мы будем идти всю ночь, километров тридцать точно преодолеем. Должны преодолеть. Так что зенитное прикрытие до рассвета нам не понадобится.

– Я согласен с тем, что после того как дивизион на броде начнет занимать позиции, нужно будет отправить вам навстречу колонну, чтобы вывезти максимальное количество раненых и обессиленных бойцов. Может быть, до рассвета они успеют сделать две ходки, благо горючее у нас пока есть, – задумчиво покивал я, рассматривая карту.

– Хорошо. Так тому и быть. Майору Васильеву подготовить приказ о передислокации дивизиона Фролова, – хлопнул по капоту машины Прохоров. – Фролову подготовить дивизион к выступлению. Кстати, лейтенант, сколько еще вы сможете взять людей сверх того, что есть?

Вопрос заставил меня задуматься. Прикинув в уме, я уверенно ответил:

– Тридцать человек, не более.

– Соколов, отправь Фролову один из своих взводов.

– Товарищ подполковник, у меня во всех взводах не более двадцати человек. Может, лучше роту Ланцова? Там как раз тридцать и есть. Мы ее не пополняли.

– Пусть будет Ланцов.

– Товарищ подполковник, а кто будет командиром? Старший колонны? – спросил я.

– Ты и будешь.

– Ясно, разрешите выполнять?

– Давай, через полчаса чтобы был тут, доложишь о готовности дивизиона.


Снова вызвав всех командиров, я кратко изложил приказ командования. В принципе приказ они приняли, но нельзя сказать, что с восторгом. Дивизион только встал на отдых, продолжая наблюдать за темнеющим небосклоном, вряд ли мы за два часа успеем отдохнуть. Именно это было написано на всех лицах.

– Приказ всем ясен? Дивизиону отдыхать до одиннадцати часов, там уже выступаем. Непейбороде принять и рассредоточить по машинам роту Ланцова. Это все, разойдись.

– Есть! Есть!.. – откозыряв, командиры подразделений пошли «радовать» своих подчиненных.

– Артистов берем? – спросил начштаба.

– Сам подумай, Сань, что им тут делать? А так есть возможность спровадить их. Думаю, за бродом немцев еще нет. Да и раскаты, что мы слышали, больше напоминали не артиллерию, а ночную бомбардировку. А может, вообще склады горели. Думаю, немцев перед нами еще нет. Возможно, они слева, справа и сзади, но впереди вряд ли. Если только десант да диверсанты. Так что берем. Подготовь дивизион к выходу.

– Есть.

– Адель, тебе и твоим людям отдельное задание. Подготовьте мотоциклы. Один будет ехать впереди, километрах в двух, проводя разведку, другой – непосредственно перед колонной в дозоре. Дистанция от головной машины двести метров.

– Сделаем.

– Ну, это все. Если что, я в штабе дивизии.

– Хорошо.

Несмотря на сильную усталость, штабные все еще работали, да и Прохоров, устало покачиваясь, что-то обсуждал с Соколовым, поглядывая на карту.

Было уже начало десятого, и начало темнеть, поэтому они дважды пользовались фонариком, чтобы что-то рассмотреть на карте.

– Товарищ подполковник?

– Фролов? Подходи, есть что сказать?

– Есть, мне на это мой начальник штаба указал. Люди в дивизионе третий день спят урывками. Но они ладно, выдержат. Водители, когда час назад остановили машины, сразу уснули за рулем, только одному хватило сил сходить до ветру. В общем, поспят они до одиннадцати, немного придут в себя. До брода доедут, должны доехать, пассажиры, что сядут рядом, будут следить за ними, однако обратный путь они уже проделать не смогут. В общем, вместо роты Ланцова неплохо бы получить водителей, наверняка они есть.

– Хм, неплохая мысль, поддерживаю. Васильев, слышал?

– Да, товарищ подполковник. Сейчас займусь этим вопросом.

– Еще, товарищ подполковник, насчет того, что завтра утром дивизия, возможно, окажется под ударом авиации, так как до рассвета точно не успеет дойти до брода. Поэтому предлагаю батарею Сазанова оставить вот тут, – показал я на карте. Капитан Соколов подсветил фонариком, чтобы нам было лучше видно. – Место удобное, да и когда рассветет, по примерным прикидкам вы должны будете оказаться в этом районе. Дальше они уже будут вас сопровождать.

– Хм, и это тоже хорошее решение. Поддерживаю. Молодец, Фролов, видно, что ты серьезно относишься к своим обязанностям. Не зря свою должность занимаешь. Сейчас иди спи, а то уже шатаешься, а мы тут подготовим вас и дивизию к выходу.

– Есть.

– Все, свободен.


Просыпаться было очень тяжело, однако я пересилил себя и спросил Александра:

– Что, уже вставать пора?

На водительском сиденье засмеялся Адель, он и ответил:

– Время уже почти три часа, мы решили тебя не будить, дать выспаться. До брода осталось восемь километров. Большую часть дороги проехали без особых происшествий, только один раз водитель заснул да врезался во впереди идущую машину Повреждения небольшие, так что продолжили движение. Но водители на пределе, а те, что мы взяли на смену, спят в кузовах мертвым сном.

– Понятно. Есть какие новости? – усаживаясь прямо и разминая затекшие конечности, спросил я.

– Не знаю пока. Мотоциклисты что-то обнаружили впереди, вот я и остановил колонну, пока они проводят разведку.

– Ясно, – открыв дверь, я вышел наружу, где царила жаркая июльская ночь. Стянув пилотку и вытерев ею лицо, посмотрел на дорогу впереди.

Там было пусто, только где-то вдали тарахтели мотоциклы, причем, судя по звуку, стояли, тратя драгоценное горючее, а не ехали. Сзади темными глыбами в ночной тишине возвышались машины дивизиона, начиная с зениток Иванова. Двери некоторых машин были открыты, слышались негромкие голоса, кто-то отливал на обочине. Кому надо было по большому, пользуясь временной остановкой, отошли от колонны метров на двадцать в поле и сидели темными кочками.

Сделав несколько приседаний, чтобы разогнать кровь по венам и проснуться, я упал на руки, погрузив ладони на сантиметр в пыль, и принялся делать отжимания. Это меня заметно взбодрило.

Когда я закончил заниматься гимнастикой, тоже вышедшие из машины и потягивающиеся Адель с Саней синхронно посмотрели в сторону внезапно послышавшихся мотоциклов. При серебряном свете луны мне их отчетливо было видно. Из машины продолжало доноситься сопение спящего Руссова.

– Один возвращается, а другой… вроде продолжил разведку, – прислушавшись, сообщил Адель.

– Похоже, – согласился я. – Батареи Сазанова не вижу. Она ожидает дивизию, как и договорились?

– Да, километрах в десяти осталась позади. Там распадок удобный, – сделав пару приседаний, ответил Адель.

– Понятно.

Через минуту показались трое мотоциклистов на тяжелом трофейном мотоцикле с пулеметом в люльке. Позади водителя была заметна фигура Бутова.

Когда мотоцикл остановился рядом и заглох, я велел сержанту:

– Докладывайте, что там у вас?

– Двенадцать машин, брошенных, товарищ лейтенант. Мы осмотрели: в кузовах в основном саперное имущество, шанцевый инструмент, слесарные инструменты, лопаты и тому подобное. В остальных пустые бочки из-под топлива. Видимо, у какой-то отступающей саперной части кончилось горючее. Мы там посмотрели следы при помощи фонариков. Они слили горючее в три машины и двинулись дальше. Это все.

– Машины стоят вместе? – спросил я.

– Восемь – одной группой, еще четыре метрах в трехстах дальше.

– Понятно. Выдвигаемся к колонне, там остановка на полчаса. Машины, если они в порядке, заберем себе. Выезжаем.

Через минуту колонна двинулась догонять мелькающий впереди мотоцикл Бутова.

Буквально через полкилометра я действительно заметил темные глыбы грузовиков, стоявших на обочине.

– Сань, сколько нам не хватает машин до полного штата? – спросил я начштаба.

– Восемь, – тут же отозвался Майоров. Видимо, у него крутились те же мысли, что и у меня.

– Оформляй восемь машин, теперь это наше имущество. Пусть водители посмотрят, которые из них лучше, и будите водителей, что дал Прохоров, им теперь есть чем управлять.

В нашей колонне вместе с машинами дивизиона также были одиннадцать машин из трофеев, что захватила дивизия при бое на броде. Они тоже шли с нами и были забиты до предела боеприпасами и ранеными. В общем, вся колесная техника. Кроме «мерседеса» Прохорова и обоих бронетранспортеров.

Осмотр и разгрузка машин не заняли много времени, основное мы оставили – лопаты, ломы и топоры еще пригодятся, когда будем рыть капониры и окопы, но всякие ящики с ненужным нам саперным имуществом мы выгрузили. Через полчаса увеличившаяся на двенадцать машин колонна, продолжила движение. Бак топливозаправщика опустел на тонну горючего, да не завелась одна из полуторок, мы ее взяли на прицеп. Водители, когда рассветет, посмотрят, что с ней – бросать технику не хотелось.

Через час езды Адель уснул на заднем сиденье рядом с Майоровым, а я занял его место, Руссов, как спал на переднем, так и продолжал спать.

Мы выехали к броду, у кромки воды которого стояли оба мотоцикла разведчиков.

Остановив «эмку» рядом, я громко, стараясь перекричать работающий мотор машины, спросил:

– Бутов, что у вас? Узнали, брод проходим?

– Товарищ лейтенант, кажется, на той стороне кто-то есть! – в ответ крикнул Бутов, видимо, он хотел еще что-то добавить, но его заглушил шум колонны, остановившейся наверху Приказа подъезжать к броду у них не было – мало ли что.

– Провести разведку Пошли одного бойца, мы его отсюда прикроем! – крикнул я в ответ и, вернувшись на место, стал сдавать назад.

Берега речки густо поросли камышом и кустарником, и только на спуске к воде было расчищено двадцатиметровое пространство. Судя по колеям, бродом пользовались довольно часто.

Через полчаса снявший сапоги пограничник перешел на ту сторону, держа трофейный автомат над головой, и довольно быстро вернулся обратно в сопровождении двух бойцов в касках и плащ-палатках. Бутов не ошибся, оказалось, на другом берегу шестидесятиметровой речушки занимала оборону одна из дивизий второго эшелона. Причем позицию она заняла только сегодня к обеду. В общем, бойцы только перед самой темнотой закончили окапываться.


Как сообщил переправившийся на этот берег старший лейтенант Скалкин, командир стрелковой роты, что держала оборону у брода, они услышали наши переговоры и спокойно ждали бойца, чтобы без эксцессов сообщить, что тут свои. А то бывают нервные, стреляют на окрик, уже были такие в двенадцать ночи.

– Я о вас сообщил командиру батальона, разбудил его. Он велел узнать, что за часть, и перезвонить. Стоит из-за вас будить комполка или комдива или нет.

– Еще как стоит. У вас в дивизии как с автотранспортом? – спросил я у него, пока мы стояли у капота «эмки» и наблюдали, как регулировщики из роты Скалкина, подсвечивая брод фонариками, помогают моему дивизиону переправляться на тот берег. Оказалось, брод был узким, пришлось даже слеги втыкать, чтобы его отметить.

– Автобат есть, сотня машин. Тут недалеко.

– В общем, такие дела. Наша сто третья дивизия сейчас прорывается сюда. Думаю, можно отрядить ваши и мои машины и вывезти всех разом. А то они на одной силе воли идут, какие сутки уже толком не спят.

– Дивизию на ста грузовиках?! – удивился старлей.

– Да там от дивизии едва три тысячи осталось.

– Понятно. Тогда сейчас подожди, я с комбатом свяжусь, опишу обстановку. Если все, что ты говоришь, правда, то действовать нужно немедленно.

– Я пока машину перегоню на ту сторону.

– Хорошо.

Запрыгнув на подножку предпоследней машины, Скалкин переправился на другой берег и скрылся в ходах сообщения, а мы пристроились за последней полуторкой и, осторожно преодолев брод, ревя мотором, въехали на кручу берега и остановились сразу за окопами. Скалкин сообщил, что сзади находятся небольшой лес и деревня, где стоят тылы их полка. В лесу есть место, где расположить дивизион. Более того, даже дал проводника. Он сейчас с начштаба едет на передовой машине, показывать стоянку. Я приказал Майорову дать людям отдых после трудного дня и ночи. Пусть люди спят, а стрелки Богданова станут в охранение.

– Товарищ лейтенант, товарищ старший лейтенант просит спуститься к нему на НП, – подошел ко мне боец, когда мы с Аделем вылезли из машины.

– Веди, – велел я.

Придерживая автоматы, чтобы не зацепиться стволом о песчаные осыпающиеся стенки траншеи, мы дошли до небольшой землянки, вход которой был завешен плащ-палатками.

– Откуда такое богатство? – спросил Скалкин, заметив наши автоматы.

– Немецких диверсантов в нашей форме уничтожили, – спокойно пояснил я. Адель в подтверждение кивнул.

– Комбату я сообщил о вас и о дивизии Прохорова, сейчас он напрямую выходит на комдива, уведомив комполка. Будут принимать решение. Комбат сейчас лично подойдет, он тут недалеко расположился.

– Комдив у вас нормальный?

– Халкин-Гол, финская… Повоевать успел, нормальный командир, – спокойно кивнул старлей. – Полковник Филиппов, может, слышали?

– Не доводилось, – покачал я головой.

– Бывает. Пока комдива нет – он или свяжется с нами, или сам приедет – расскажите, как там было. А то мы только одного немца живьем и видели. Да и то – борт-стрелка со сбитого бомбардировщика.

– Журнал боевых действий остался у начштаба. Он сейчас с дивизионом, там подтверждение наших боевых действий, а если кратко, то началось все, когда я попал в военкомате Ровно на военкома…


– Да-а-а, помотало вас, – протянул Скалкин, когда мы закончили щедро делиться своим опытом с присутствующими.

Кроме нас троих в землянке сидели все его взводные, а также часть сержантского состава, кто поместился. В середине рассказа подошел комбат, капитан Михайлов со свитой, он тоже живо обсуждал все, что я рассказывал. Особенно описанный мной пятидневный бой обычного стрелкового батальона с целым пехотным полком немцев. Реальный случай, кстати, мне про него один раненый командир рассказал, когда водитель санитарной машины менял колесо рядом с позициями моей батареи дней шесть назад. Потери наших за эти пять дней составили всего двадцать процентов списочного состава. А рассказ был действительно интересный. Мало того что у батальона оборона была поставлена не на ячейки, а на полнопрофильные окопы и дзоты, так еще когда начинался обстрел артиллерии, они хватали оружие и боеприпасы и бежали метров на триста назад, где были вырыты замаскированные противовоздушные щели, и там пережидали обстрел. Как только он прекращался, бежали обратно и шустро приводили окопы в норму, убирая завалы и откапывая ходы сообщения. Вот удивлялись немцы, когда вместо полупустых окопов с оглушенными защитниками их встречал сначала прицельный залп, а затем беглый, опять-таки прицельный огонь. Так и воевали. Дважды немцы врывались на позиции батальона. В первый раз это были восемь танков, от которых отсекли пехоту, да так там и сожгли коктейлями Молотова. Второй – после приказа на отход, когда ослабленный батальон отступал и пулеметчики не смогли удержать вал пьяных немецких гренадеров. Именно тогда были самые большие потери после страшной рукопашной. Рассказывал капитан с ампутированной ногой, начштаба того полка, куда входил тот батальон.

– Значит, говоришь, ваши тридцатисемимиллиметровки немецкие танки на раз дырявят? – после обсуждения, как вел бой тот батальон (Михайлов молодец, не цеплялся за устав, обсуждая окопы и противовоздушные щели), спросил комбат.

– Борта-корму на раз. Лобовую не всегда, это смотря какой танк. Если легкие, то запросто. Т-Ш или T-IV не всегда, лучше им в борта бить. Да и трофеев у нас много. Все мои бойцы в трофейных сапогах, раньше обмотки были. У некоторых оружие, в большинстве пулеметы. Есть грузовики, мотоциклы. Да что мотоциклы, у нас две трофейные двуствольные зенитки есть! Так что если умеешь воевать, без трофеев не останешься.

– Товарищ капитан, там машины подъехали. Вроде командование наше, – сказал кто-то из стоявших снаружи сержантов.

– Разойдись! – мгновенно скомандовал Михайлов.

Подсвечивая фонариками – все-таки было еще темно – в траншею, а потом и в землянку спустились несколько командиров, начиная от полковника и заканчивая капитаном. Кстати, у батальона оборона была поставлена именно на ячейки. Было только несколько ходов сообщения у землянок.

– Так это, значит, и есть те самые, хм… окруженцы? – пробасил высокий медведеподобный командир со шпалами полковника в петлицах и наголо бритой головой. Скорее всего, это и был командир дивизии Филиппов.

– Товарищ полковник, командир отдельного зенитного дивизиона лейтенант Фролов, – вскочив, козырнул я.

После меня представился Адель.

– Видел я твой дивизион, видно, что техника и люди в порядке, часовые службу хорошо несут.

Чуть не пристрелили, когда пароль спрашивали. Что там еще за цифровое обозначение?

– Очень просто, товарищ полковник. Пароль, например, двадцать один, часовой окликает и говорит, например, пятнадцать – тут цифру он сам придумывает. Вам нужно только в ответ назвать цифру, чтобы с пятнадцатью сложить и получить двадцать одно. Простой шифр. Бойцы моего дивизиона им пользуются уже в течение десяти дней. Сбоев не было.

– Молодцы, хитро. Давай рассказывай, что ты тут моим успел про свою дивизию наговорить, – присаживаясь на лавку, велел полковник.

Пришлось рассказывать подробно, особенно про бои как батареи, так и совместные с дивизией.

– Ясно. Твои люди спят мертвым сном, автобат у меня под парами, готов выехать в любое мгновение. Я даже четыре броневика выделил из разведроты в охранение и батарею зениток, но нужен проводник. Не столько показать – где примерно находится твоя часть, я знаю, – а сколько для опознания.

– Я поеду, товарищ полковник. Меня командование дивизии хорошо знает, – шагнул вперед Адель.

– Принимается. Машины к броду подойдут… Майор, когда твои машины тут будут? – спросил Филиппов, обернувшись к майору-грузину с общевойсковыми петлицами.

– Так должны уже быть.

– Хорошо. Подберете лейтенанта – и вперед. До рассвета вы наверняка успеете к дивизии, а там под прикрытием зениток обратно.

– Товарищ полковник, в квадрате шесть – ноль восемь находится батарея из моего дивизиона. Пусть, когда будут возвращаться, прихватят и их.

– Подберем, не волнуйся.

– Есть не волноваться.

– Кажется, слышу шум моторов. Выйдем на открытый воздух, посмотрим.

Когда мы вышли, к броду подъехали три пушечных броневика, из головного выскочил танкист и подошел к нам.

– Гордеев. Подбери проводника, вот этого лейтенанта-пограничника, и выезжай.

– Есть.

Через минуту броневики, преодолев брод, стали карабкаться на холм. За ними потянулись грузовики, десятки за десятками. Там были и полуторки, и ЗИСы, и даже пара старинных «фордов».

– Ну все, лейтенант, пока отдыхай. Все, что мог, ты сделал. Тех раненых, что были в твоих машинах, уже отправили в тыл. Так что пока свободен.

– Есть, – козырнул я.

Обойдя легковушки, принадлежавшие командованию дивизии, я подошел к своей «эмке» и отогнал ее с продолжавшим спать Руссовым в расположение дивизиона, где спокойно лег досыпать, помня пословицу: «Солдат спит – служба идет».

– А, вот ты где! – услышал я возглас Аделя. Подойдя ближе, он выглянул из-за моей спины и удивленно спросил, взяв один из уже обработанных тэтэшных патронов: – Ты чем это занимаешься?

– Увеличиваю мощь своего оружия, – открутив тиски, я бросил очередной «дум-дум» к собратьям. – Выспался?

– Честно говоря, еще бы поспал, но рядом начала палить батарея Сазанова, тут волей-неволей проснешься.

– Понятно. У них недалеко от лагеря была третья запасная позиция, значит, две они уже использовали… Что-то немцы разлетались.

Что после стрельбы позицию надо менять, мои бойцы усвоили свято, поэтому, отбив налет, батареи переезжали в другие места, подготовленные бойцами саперного батальона Филиппова. Аделю, отсыпавшемуся после ночного вояжа к остаткам прохоровской дивизии, не повезло, что батарея Сазанова полчаса назад начала отбивать очередной налет. На самом деле это был не налет – немецкие бомбардировщики выбрали недалекую излучину реки как ориентир, и весь день его использовали, и при подлете, и при возвращении. А на километр спокойно били даже пулеметы Индуашвили, это только к вечеру немцы стали подниматься на три километра.

Близился уже вечер третьего июля, только сегодня в десять часов дня последние подразделения дивизии Прохорова на машинах полковника Филиппова были перевезены на эту сторону безымянной речушки. Адель тогда, найдя нас, почти сразу завалился спать в одной из машин обеспечения и вот проснулся только сейчас, в семь вечера. Даже как-то странно, даже суток не прошло, а было это все как будто неделю назад.

– Что было, пока я ездил за прохоровцами и спал? – спросил он, рассматривая крестообразные надпилы, после чего вернул патрон откуда взял и присел на стоявшее рядом полено.

– Да почти ничего. В одиннадцать я объявил побудку, люди более-менее выспались. Завтрак, потом обслуживание техники. Ах да, меня еще в штаб Шестой армии вызывали, к командарму Музыченко, мы с Майоровым скатались. Генерала не видели, уехал куда-то, встретились с начштаба армии комбригом Ивановым. Теперь мы числимся за тридцать седьмым стрелковым корпусом Шестой армии. Забрали нас у Прохорова.

– А с ним что?

– Они, оказывается, тоже из Шестой армии. Отвели на десять километров, теперь пополняют людьми и техникой. Сами же вышли. Со всеми знаменами и документами. Даже часть тяжелого вооружения приволокли. Это я про пушки и станковые пулеметы. Полковник еще хотел Сашку забрать и расчет Семенова, но я не дал – сам подписывал документы о формировании дивизиона.

– Обиделся?

– Нет, он с нами в штабе армии был, Иванов ему дивизион зенитных пулеметов пообещал из резерва. Так что расстались мирно.

– Ну, это все понятно, и что мы будем делать? Я остался на своей должности?

– Да, кстати, тут в двенадцати километрах штаб тридцать седьмого стрелкового корпуса, нужно будет съездить в особый отдел. Это как-то связано с вашими делами.

– По дивизиону что?

– Получили подтверждение приказом о формировании отдельного зенитного дивизиона на базе третьей батареи отдельного дивизиона города Ровно, вэчэ номер… Почту оставили ту же. Так что я теперь по всем документам командир дивизиона, даже удостоверение поменяли. Майоров начштаба, Руссов комиссар, ну а ты – особист. Только с Бутовым было посложнее, армейские особисты хотели их забрать, по штабам был приказ отправлять всех вышедших из окружения милиционеров, бойцов НКВД и пограничников в особые отделы. Так что я оформил их как комендантский взвод. Нам положено по штату. В общем, как пришли в этот лес сегодня рано утром, так до сих пор и стоим, только орудия рассредоточили по фронту. Иванов в трех километрах, Сазанов тут рядом. Да ты его слышал. Так что пока ты спал, ничего экстраординарного не случилось, я, как вернулся из штаба армии, отдал приказы и за патроны засел. Майоров с Непейбородой и старшинами батарей проводят инвентаризацию имущества. Руссов в политотделе филипповской дивизии – материал набирает. Так что пока все спокойно. Нас, можно сказать, придали Филиппову, и мы на его обеспечении, уже снаряды получили, питание. В общем, пока все спокойно. Обещали людьми пополнить и оборудованием, что мы не получили по штату. Ах да, Богданова у нас забрали. Да и вообще всех стрелков, так что охрана снова на самих батарейцах.

– Богданов командир хороший, но все-таки ротный старшина. Зам у него, старший сержант Скрипка, вообще авиационный техник. Остальные кто повара, кто писари, кто механики. Так что не велика потеря, хотя, конечно, жаль, парни проверенные.

– Это да.

– Немцы подошли?

– А ты знаешь, нет. Разведка Филиппова на двадцать километров отъезжала, час назад вернулась, мне Саня доложил. Немцев не встретили. Видимо, где-то на другую дорогу свернули. Хотя пыль видели.

– Приказ какой дали?

– Защита фронта, где стоит дивизия Филиппова, от налетов авиации противника. Наверняка комдив подсуетился и выбил нас для усиления своей зенитной службы. И так понятно, что основной удар будет на его позиции.

– Почему?

– Так брод же… Черт, испортил, – пробормотал я, откидывая изувеченный тисками патрон к трем близнецам. – Немцы сперва попробуют с ходу пробиться, потом перейдут на позиционные бои, если не получится. Потом подойдут войска второго эшелона, наведут где-нибудь понтоны – и опять на прорыв. И снова наши войска в колечке. Так что все вернется на круги своя. А сейчас мы выполняем приказ командующего армии и защищаем брод. Несут службу две батареи, Сазанова и Иванова. Батарее Индуашвили я дал отдых, люди после обслуживания техники и вооружения отсыпаются. Немцы летают пока не сильно. Пусть хоть одна часть будет отдохнувшей.

– Понятно. Я «эмку» возьму?

– Да, конечно.

– Слушай, – даже не делая попытки встать, спросил Адель, – а откуда у тебя слесарный стол? Он вроде разборный?

– Помнишь, вчера ночью на двенадцать машин наткнулись? Саперные части бросили? Так оттуда. Старшина там много что нашел, половину сразу старшему водителю на баланс поставил, теперь тот за все это отвечает.

– Старшим водителем поставили Матвеева?

– Ну да, он такую же должность занимал на гражданке, бригадиром в автохозяйстве был… Ну все, не мешай. Ты до ночи, главное, вернись, чую, снимут нас скоро отсюда.

– С чего это такие предчувствия? – спросил привставший было Адель, снова усаживаясь обратно.

– Полдня южнее грохотало, а потом и вовсе сдвинулось к нам в тыл. Как бы фронт не прорвали.

– Ты думаешь, немцы с ходу нашу оборону прорвали?

– Да к гадалке не ходи! Наверняка на место прорыва бросили все подвижные части. Поэтому и говорю: поторопись. Если нас тут не будет, оставлю посыльного с информацией, где мы.

– А?..

– Дивизион готов к немедленному выходу. Топлива под завязку, продовольствия и боеприпасов тоже. Непейборода где-то достал. О, кстати, насчет машин. Лишние, что мы на дороге нашли, ну, саперов, Прохорову мы так и не отдали. Он как-то прознал и Васильева прислал, те, что они нам выделили, забрали, а лишних не было, мы их в автобат к Филиппову временно отогнали. Так ни с чем и уехали. Нам нужнее, а они еще получат. Им маршевые группы в первую очередь идут, да и технику они уже получать начали. Тут ближайшая железнодорожная ветка действует. Недалеко проходит, в тридцати километрах. Мы там в обед были, когда в штаб армии ездили.

– М-да, столько всего произошло, а я спал, – покачал головой особист.

– Не ты один. Вон в той палатке, что мы у мобилизованных забрали, батарея Индуашвили, часть бойцов хозвзвода и Бутов со своими пограничниками спят.

– Пусть отдыхают, заслужили… А Лопарева что тут делает? Артисты что, не уехали? – удивился Адель, указав куда-то мне за спину.

Обернувшись, я увидел, как Михайлова, Лопарева и еще одна артистка прогуливались у ряда наших машин.

– Ну да, они решили дать вечерний концерт, – я посмотрел на часы. – Ты на него все равно не успеешь, он в восемь вечера начнется, а сейчас уже семь.

– Почему они не уехали, если, ты говоришь, фронт нестабилен?!

– Да я им говорил. Даже просил уехать. Уперлись, все свое талдычат, – отмахнулся я. – Чую, опять вместе к нашим прорываться будем.

– Сплюнь. Кстати, почему сразу не разбудил, если меня в особый отдел корпуса вызвали?

– Во-первых, вызвали тебя на девять вечера. Во-вторых, там все равно никого до этого времени нет, диверсантов в тылах ищут. В-третьих, через полчаса тебя бы разбудили.

– Ясно. Ну ладно, я уехал.

– Давай, – проводив Аделя взглядом, я взял с верстака пустой диск к ППД и стал набивать его модернизированными патронами, через пару минут мое внимание привлекло подозрительное шевеление в кустах. – Антипов?.. А ну стой! Ты где петуха нашел?!

Помощник повара, которого я прихватил на горячем при возвращении из близкой деревушки, сперва застыл, потом понуро пошел ко мне.

Убрав один диск в чехол на поясе, а вторым зарядив автомат, я встал с табуретки и, повесив ППД на плечо, направился навстречу красноармейцу.

– Так купил я его, товарищ комдив… Вернее, обменял на две пары сапог в деревне. Трофейные же.

– Старшина узнает, он тебе знаешь куда этого петуха засунет? – спросил я с усмешкой, знаком показав двум бойцам хозвзвода убрать верстак в одну из машин. За полуторкой кто-то матерился, в ста метрах дальше среди деревьев дымилась кухня, однако народу в лагере было не так много.

– Так он знает.

– Да?

– Говорит, что хочет куриный суп сварить, артистки просили.

– Тогда понятно. Только хватит ли одного петуха?

– Так у меня там в мешке еще три курицы, – обрадованно указал под деревья боец.

– Послушай, Антипов, если сюда прибегут жаловаться деревенские, я тебя им отдам, и ты будешь вместо несушки яйца высиживать и вместо петуха кур топтать. Ясно?!

– Ясно, товарищ лейтенант, – уныло ответил помощник повара.

– Все, свободен, – рассеянно велел я, заметив у трофейного грузовика, рядом с которым стояла кухня, начштаба, командира хозвзвода и старшину первой батареи.

Антипов подобрал в кустах шевелившийся мешок и направился в ту же сторону, что и я, то есть к кухне. Только почему-то выбрал не дорогу, а стал обходить меня по кустам, треща ветками и шелестя листвой.

Проходя мимо палатки, в которой на нарубленном лапнике, накрытом трофейными плащами, спали два десятка человек, посмотрел на часы и велел стоявшему неподалеку часовому с мосинским карабином на плече:

– Вершинин! Объявляй побудку Пусть приведут себя в порядок и идут к кухне ужинать, им там оставили.

– Есть, – кивнул тот и, взяв тазик и палку, подошел ко входу, молотя по днищу тазика: – Подъем!

Оставив его будить спящих, подошел к своим подчиненным.

– Что у вас?

Непейборода был чем-то недоволен, а вот Майоров, наоборот, улыбался, как кот после сметаны. Батарейный старшина, козырнув, отошел в сторону, к одному из водителей подчиненных машин. Там они о чем-то зашушукались.

– Да вот нашли неучтенные вещи, о которых наш командир хозвзвода «забыл», – ответил начштаба.

– Так пригодятся еще, – уныло ответил Непейборода.

– Что у вас там?

Сверяясь с блокнотом, Саня быстро перечислил:

– Оказывается, с места дислокации мобилизованных мы забрали не две палатки, как думали, а три. Потом нашли две двухсотлитровые бочки с дизтопливом, бочку с машинным маслом. «Лишние» ящики с трофейными гранатами. Вещевое имущество, частью трофейное. Продовольствие, которое у меня не числится… Пока все, но мы еще не закончили. И главное, так все спрятано, что если поверхностно пробежаться, то не найдешь.

– Ну а что ты ворчишь-то? То, что старшина что-то скрыл – это, конечно, неправильно. Так ведь он не ради себя старался, а ради дивизиона. Так ведь, старшина?

– Так, товарищ лейтенант.

– Вот видишь! Подойдет к нему какой-нибудь командир или боец, спросит, а у него есть, хотя по бумагам и нет…. Ладно, я насчет другого узнать. Что там полковник Филиппов, даст стрелков для охраны дивизиона или нет?

Саперов мы у него выбили, аж целый батальон, они нам оборудовали множество запасных позиций, даже у леса создали оборону второй линии. Если немцы прорвутся у брода, то через полтора километра при подходе к лесу наткнутся на хорошо подготовленную оборону.

– Говорит, что у нас и так народу полно, есть кому взять охрану дивизиона. И инженерный батальон у нас тоже забрали, полчаса назад комбат приезжал, их куда-то переводят на тридцать километров южнее.

– Началось, – вздохнул я. – Оборона сыпаться начала, вот они поспешно и сооружают новую. Вернее, пытаются.

– Получится? – надеждой спросил Майоров, старшина тоже навострил уши. Удаляющийся к нам в тыл грохот канонады два часа назад они тоже слышали и выводы сделали правильные.

– Вряд ли… О, слышите? Опять началось, – замерев, я прислушался к снова начавшейся канонаде. – Теперь понятно, почему у нас тут мало летают, Сазанов всего четырежды огонь открывал, а Иванов и вовсе дважды. Похоже, большая часть немецкой авиации на месте прорыва. Как бы нас не дернули прикрывать части при отходе… Ладно, потери есть?

– У нас нет, если только боеприпасы да топливо, а вот у немцев были. Я запротоколировал и подтвердил в штабе дивизии одного сбитого, упал в районе автобата, и двух подбитых. Один ушел, другой сел на вынужденную за речкой. Разведчики уже взяли в плен летчиков. Они сейчас в разведотделе дивизии на допросе. Документы для награждений уже готовы. Осталось только подписать.

– Чуть позже. Что за сбитые, какие системы?

– Сбили небольшой разведчик. Но тут он сам виноват, прямо под орудия Сазанова вылез, вот и получил. А подбитые – «хейнкели», бомбардировщики, там уже Иванов подсуетился.

– Понятно. Что с дивизионом? Заявки отправили?

Майоров кивнул и снова стал перелистывать блокнот.

– Нам подтвердили заявку на шесть тридцатисемимиллиметровых орудий, чтобы довести дивизион до штата. Также на четыре зенитных ДШК и личный состав для дивизиона согласно новым штатам. Наградные и копия боевого журнала дивизиона ушли в штаб армии. Ими политотдел фронта заинтересовался и член военного совета фронта. Особенно их интересовали задокументированные зверства немцев и боевой путь батареи с подтверждающими фотографиями.

– Ну да, по сравнению с другими частями мы действительно воюем, даже при отступлении, – задумчиво протянул я, погладив слегка колющийся подбородок. Меня не удивил интерес политотдела фронта, им нужно было о ком-то писать в газетах. А тут такое.

По штату у нас было всего шесть зениток и три зенитных пулемета, так как «эрликоны» мы в штат не вводили, да и сложно это было сделать. Так что они у нас были не зарегистрированы. Причина банальна, боезапас брать неоткуда. Получалось, что дивизион был укомплектован только наполовину.

– Хорошо. Что там с концертом?

– Не знаю. Там политотдел филипповской дивизии работает. Сцену вроде устанавливают. Должны уже закончить. Дивизионный комиссар артистов обихаживает.

– Пусть занимаются. Старшина, что у нас по дивизиону?

– Все готово к немедленному выдвижению, водители отсыпаются… хотя они уже встали, умываются, – посмотрел Непейборода в сторону палатки, где батарейцы Индуашвили, пограничники Бутова и десяток водителей умывались у импровизированной стойки из тазиков. – Топливо сверх нормы, боеприпасы тоже, те машины, что не числятся в штате, мы перегнали из автобата майора Гусева и загрузили их. Медведева взяла двух бойцов хозвзвода, санинструктора третьей батареи и полтора часа назад уехала к складам на дежурной полуторке. Получать медобеспечение для дивизиона… без прикрытия. По трофеям для обмена пришлось потратиться. Кому офицерскую фляжку с коньяком, кому вальтер, одному начальнику склада эсэсовский кинжал приглянулся. Так что еще немцы нужны, у меня обменный фонд заканчивается.

– Добудем, война еще не закончилась… Что по обеспечению батарей?

– Трофейные дальномеры теперь во всех батареях, командиры уже расписались за изучение нового оборудования и осваивают. За стереотрубы и пехотные перископы тоже. Только людей для них нет. У меня пока все.

– А куры?

– Так из трофеев, что нам не нужны, я отобрал две пары плохоньких сапог и отправил Антипова меняться. Артисты завтра с утреца отбывают в тыл, вот мы и решили побаловать их куриным супом, заодно и дивизион поест.

– Хорошо, занимайтесь по распорядку. Только не забудьте, что артисты приглашали нас на концерт. Он, кстати, начнется через полчаса.

– А Адель? – спросил Майоров.

– Уехал в особый отдел корпуса. Будет поздно, так что можно его не ждать.

– Понятно.

Оставив обоих командиров продолжать осмотр вверенного имущества, я миновал полуторку, в моторе которой копались двое водителей, и вышел на опушку. Тишина, только где-то вдали как будто гром грохочет. Так я и стоял, прислонившись плечом к березе, наслаждаясь тишиной.

Через десять минут меня отвлек топот сапог проходивших колонной по двое бойцов дивизиона. Сбоку шел Майоров, направляя их к деревне, где и должен был проходить концерт под прикрытием батареи Сазанова.

Концерт мне понравился, Лопарева пела красиво, да и сценки, что они разыграли, были тоже ничего. После концерта все разошлись по своим расположениям, артисты же отправились с нами.

На следующее утро они благополучно уехали в сторону ближайшего железнодорожного вокзала, а нас – меня, начштаба, комиссара и Аделя – немного погодя вызвали в штаб армии. В этот раз Музыченко был на месте и, когда нас вызвали в кабинет (штаб занимал поселковую школу у железнодорожной станции), вышел и пожал всем руки. Оказалось, нас вызвали для награждения. Ну, само вручение наград будет не скоро – сколько еще ждать, пока ответ из Москвы придет – но вот звания всем повысили, даже Руссову, хотя он в дивизионе пару дней. Просто попал в один замес. Я, Саня и Адель стали старшими лейтенантами, Руссов политруком. Более того, при оформлении стало известно, когда нам вернули обновленные удостоверения, что дождь наград просыпался не только на нас, но и на подчиненных. Сазанову и Иванову дали лейтенантов, Индуашвили – младшего лейтенанта, благо десятилетку тот закончил Бутову, старшину, да и про других командиров не забыли.

Сделали общее фото на фоне здания штаба армии и отправили обратно.

Заодно нам утвердили штаты дивизиона и пообещали ускорить поступление техники, вооружения и пополнения.

Единственное, что мне не понравилось в штабе армии, так это заметная нервозность.

К вечеру этого же дня – четвертного июля – когда мы часа три как вернулись с награждения и поздравили своих подчиненных, прошел тревожный слух, что фронт рухнул и мы снова в кольце. Но как бы то ни было, дивизион и ближайшие части продолжали находиться на своих позициях, ожидая приказа на прорыв из колечка. За последующие два дня приказа мы так и не дождались. Некоторые части начали потихоньку сниматься и, никому не сообщая, уходить в сторону удаляющегося фронта. При этом бросали технику и вооружение. У Филиппова так пропало три батальона из разных частей, а также несколько тыловых подразделений. Только мои бойцы, имея крепкую веру, что их командир что-нибудь да придумает, были на удивление спокойны. А к обеду шестого июля за речкой появились клубы пыли, и через некоторые время перед бродом встали части второго эшелона одной из пехотных дивизий вермахта. А мы всё ждали приказа…


– …так что на данный момент ситуацию мы не контролируем. Шестая армия Музыченко разрезана пополам, большая часть войск оказалась в окружении, малая спешно отходит, пытаясь создать новую линию оборону. Неизвестно, что стало со штабом Шестой армии. По данным авиаразведки в селе, где он располагался, идут уличные бои, – закрыв папку, закончил свой доклад начальник Генштаба и заместитель наркома обороны СССР генерал армии Жуков.

– Что делается для стабилизации Юго-Западного фронта? – спросил Сталин.

– Нам известны места ударов танковых групп противника. На этих направлениях создаются мощные артиллерийские опорные пункты. Развал Юго-Западного фронта произошел из-за того, что часть дивизий не успела занять свои позиции, в результате немцы, свободно переправившись и к обеду третьего июля нарастив группировку, ударили по подходящим дивизиям Шестой армии, смяв их и вырвавшись на оперативный простор. Тут мы этого постараемся не допустить. Товарищ Сталин, прошу выделить два артполка и две противотанковые бригады из резерва Ставки для усиления артиллерийских группировок Юго-Западного фронта.

– Хорошо, товарищ Жуков, вы получите резервы. Однако я попрошу вас лично вылететь в Киев и помочь товарищу Кирпоносу со стабилизацией фронта. Вылетите завтра, а пока все свободны.

Сталин дождался, когда из кабинета выйдут два десятка представителей старшего начсостава РККА и Флота, после чего посмотрел на задержавшегося, после незаметного вышедшим командирам знака, Лаврентия Павловича Берию.

– Докладывайте, что у нас есть нового по Оракулу.

Прочистив горло, Берия поправил несколько листов перед собой и сидя начал доклад:

– Наша группа осназа под командованием капитана Омельченко, как я вам уже докладывал, была благополучно сброшена в районе Ровно двадцать девятого июня. В течение семи дней они встретили более сорока больших и малых групп отходящих к фронту разбитых частей. При опросе на шестой день им попался красноармеец Петлюра, заряжающий противотанковой батареи, которой командовал лейтенант Петров. Данные и словесный портрет совпадают, Петлюра опознал своего командира как попутчика нашего Оракула. К сожалению, при опросе красноармейца выяснилось, что лейтенант Петров погиб на КП батареи, когда на окоп наехал танк противника и начал крутиться, вминая всех, кто там был, в землю. После боя выжило шесть артиллеристов, при отступлении и ночном бое при переходе через шоссе они потеряли связь друг с другом, и подтвердить слова Петлюры никто не может. Капитан Омельченко, имея новые данные, продолжил поиски. Есть свежие сведения. Час назад была получена шифрованная радиограмма. Вот она, – протянул было лист бумаги Берия, но Сталин махнул трубкой, оставаясь стоять у окна:

– Зачитайте сами. А лучше своими словами.

– Если своими словами, товарищ Сталин, то сегодня днем наша разведгруппа наткнулась на остатки разгромленного сто третьего стрелкового полка, пережидающего день, укрывшись от немецких патрулей в одном из оврагов. При опросе, знает или помнит ли кто лейтенанта-артиллериста Петрова, ехавшего на поезде Москва – Ровно, выяснилось, что командир полка майор Стрельников не только помнит этого Петрова, которого легко опознал по словесному портрету, более того, он ехал с ним в одном купе. Теперь мы знаем всех, кто находился в купе на момент движения поезда от Киевского вокзала Москвы до Ровно. Это вышеназванный майор Стрельников. Вторым был старший политрук Вячеслав Запольский, корреспондент армейской газеты «Звезда». В данный момент по старшему политруку никаких сведений нет. Третий – лейтенант-артиллерист Сергей Петров. Четвертого майор Стрельников описал очень подробно, так как хорошо его помнил, несмотря на контузию. Судя по его описанию, это и есть наш Оракул. Словесный портрет совпадает с тем, что мы выдали капитану Омельченко. Стрельников его тоже опознал. Данные по Оракулу такие. Лейтенант запаса Виталий Фролов, отчество Стрельников не помнил. Командир взвода ПВО-ПТО. При опросе Стрельникова и выжившего начальника штаба полка капитана Ветрова выяснилось, что они встречались с Фроловым утром двадцать третьего июня на дороге Ровно – Броды, когда двигались в сторону УРов. В момент движения по дороге на колонну полка был совершен налет авиации противника. Полк не имел зенитных средств защиты, но им неожиданно помогли. Стоявшая на перекрестке батарея ПВО-ПТО открыла огонь и сбила один штурмовик. Когда Стрельников с командованием полка направился к зенитчикам, чтобы отблагодарить их, то неожиданно встретился с Фроловым, который и командовал этой батареей. Представился он лейтенантом Фроловым, командиром третьей батареи отдельного зенитного дивизиона, входившего в оборону Ровно. Перед совещанием мне собрали материалы, особо информации об этом дивизионе нет, только известно, что он сформирован двадцать второго июня и прекратил существование после сдачи Ровно. Капитан Омельченко продолжает поиски, только теперь уже лейтенанта Фролова или его выживших батарейцев. Предположительно, получившая известность «Методичка Фролова», возможно, написана Оракулом, распространяться она начала именно с Юго-Западного фронта. Это все.

Сталин продолжал молчать, разглядывая ночной пейзаж за окном и о чем-то размышляя.

– Как, вы сказали, его зовут?

– Виталий Фролов, отчества нет.

– Я думаю, его зовут Виталий Михайлович Фролов. Вы читали сегодняшнюю газету о представленных к правительственной награде?

Подойдя к столу, Сталин отложил несколько газет, найдя нужную, бегло просмотрел один из столбиков, чему-то улыбнулся в усы и протянул газету Берии.

Тот быстро нашел знакомую фамилию. Прочтя большой очерк о действиях отдельного зенитного дивизиона под командованием старшего лейтенанта Фролова, нарком поднял изумленные глаза и неверяще спросил:

– Оракул представлен к Золотой Звезде Героя и следующему званию?!

– Думается мне, что представление будет подписано. Действия дивизиона действительно удивительны на фоне отступления, товарищ Берия. Политбюро решило осветить все действия сперва батареи, а потом и дивизиона с момента его создания. Стране нужны герои. Первые очерки уже вышли в двух газетах.

– Но, по предположению моего зама, этот Фролов воспользовался документами одного из убитых командиров, и я склонен считать, что это правда, товарищ Сталин. Мы провели расследование действий немецких прихвостней. Было обнаружено около десяти тел в форме командиров Красной Армии, но без документов.

– Возможно, это и так. Завтра к вечеру я хочу знать все об этом Фролове, а также где он находится. При выяснении его местопребывания немедленно доставить Оракула в Москву. Держи меня в курсе своих действий, Лаврентий.

– Хорошо, товарищ Сталин.

В это же время раздался стук в дверь и после разрешения заглянул Поскребышев:

– Товарищ Сталин, к товарищу наркому курьер.

– Я просил подготовить мне материалы по Фролову, и если будут какие срочные новости, доставить их сюда, – пояснил нарком.

– Пропустите, – велел Сталин секретарю.

Вошедший курьер в звании капитана НКВД четко отдал честь и протянул Берии запечатанный пакет. Расписавшись, нарком отправил курьера обратно и вскрыл конверт. Быстро прочитав присланные бумаги, он выругался по-грузински:

– Получено известие, что дивизион Фролова находится в кольце и уже в глубоком тылу немецких войск. Дивизион входил в состав тридцать седьмого стрелкового корпуса Шестой армии Музыченко. А там сейчас каша.

– Перенаправьте капитана Омельченко в квадрат, где на момент прорыва немцев стояла часть Оракула, пусть там осмотрит все. Если Фролов не дурак, а он так о себе думать повода не давал, то вывернется, – Сталин на секунду задумался. – Оракула не задерживать. Думаю, будет проще, если его вызвать в Кремль на награждение Золотой Звездой Героя. А тут уже можно и присмотреться к нему. Его дивизион вывести на переформирование и пополнение в глубокий тыл.

– Есть, товарищ Сталин. Разрешите идти?

– Идите.

Собрав все документы, Берия вышел, оставив тяжело задумавшегося Сталина у стола. Вождя мучили сомнения, правильно ли он делает. Конечно, все, что сообщил Оракул в письме, сбылось с поразительной точностью, однако в сверхъестественное Сталин не очень верил. В любом случае следовало посмотреть на этого парня, решившего поиграть в серьезную игру, ставка в которой – жизнь.


– Ну, что скажешь? – спросил начальник штаба дивизии, принявший командование после гибели полковника Филиппова от артиллерийского налета.

– Технику бросать не буду, а ей тут не пройти, – нахмурившись, ответил я.

– Послушай, лейтенант. По-другому не пробиться, они на всех высотках поставили станковые пулеметы и минометы, не прорвешься, все перекрыли, только если по руслу реки вниз, а там уже вырвемся и, пользуясь ночной темнотой, разобьемся мелкими группами и прорываемся к фронту Слух прошел, что он всего на сто километров откатился, в районе Житомира немцев остановили. Даже вроде как потеснили.

– Откуда информация? – с подозрением спросил я, так как мы были в изоляции. Четвертого прошел слух, пятого он подтвердился, и вот уже второй день мы сидим в полном окружении. Мы – это остатки тридцать седьмого корпуса и несколько небольших подразделений. Сколько точно, не скажу. Но рядом с нами стояли дивизия Филиппова, гаубичный полк и стрелковый полк соседней дивизии. И вот посыльный из штаба корпуса принес приказ на прорыв. Сумел ведь как-то пролезть к нам! Так что теперь даже у меня в планшете был такой приказ. Вот только план, что предложил подполковник Горюнов, мне не понравился.

Дело в том, что немцы мощным ударом разрезали окруженную группировку на несколько мелких очагов сопротивления. В нашем кольце кроме потрепанной дивизии покойного Филиппова был гаубичный полк без боеприпасов (артиллеристы уже начали уничтожать орудия и технику) и несколько отдельных подразделений вроде нашего дивизиона.

Теперь немцы, контролируя все высотки, не давали нам вырваться из кольца, кроме как через пойму реки по берегу. Как я уже говорил, для нас это было неприемлемо, к тому же я ждал отправленного в разведку Бутова. Если пришедшая мне идея подтвердится, то есть шанс дивизиону вырваться из капкана. Более того – на своих колесах.

– Пленного взяли, тот сообщил, что под Житомиром наши наваляли немцам. Вроде как танковую дивизию уничтожили полностью. Друг у этого пленного служил именно в ней, говорил, чудом выжил, хотя ноги лишился. Тот его встретил на пункте пересылки раненых. Так что сведениям суток еще нет.

– Ясно, но я все-таки по-своему попробую.

– Решать тебе. Приказывать не буду. Удачи.

– Вам тоже, товарищ подполковник. Разрешите идти?

– Свободен.

При выходе кивнув знакомому капитану, начальнику особого отдела дивизии, я подхватил под локоть разговаривающего с ним Аделя и шепнул:

– Быстро возвращаемся в расположение.

Мы вышли из землянки и поспешили к машине, укрытой под деревьями.

– Есть новости?

– А то! Горюнов даже не понял, что мне сообщил. Оказывается, наши наваляли немцам.

– И что? Новость, конечно, хорошая, но что нам это дает?

– Резервы, Адель, резервы.

– Ты хочешь сказать, что часть сил, что нас блокируют, снимут? – догадался особист, плюхаясь на пассажирское место нашей «эмки».

– В точку. Они ждут прорыва в сторону нашего фронта, а мы, как все нормальные герои, пойдем в обход.

– Так вот ты почему Максима отправил на разведку за речку!

– Ну да, – коротко ответил я, осторожно, крадучись выезжая на дорогу Авиации над нами пока не было, в основном она действовала в районе прорыва, а войскам, что удерживали нас в кольце, придали только звено штурмовиков.

Работали те с опаской, и хотя батареи Сазанова и Иванова были укрыты и огонь не открывали по моему приказу, немцам все равно доставалось от батареи Индуашвили. Сейчас же немецких самолетов не было – вечер, вот-вот стемнеет.

– Если заметят, опять долбить начнут, – с опаской посмотрев на холмы за речушкой, на которых немцы создали оборону, сказал Адель.

– Знаю. С их позиций просматривается только двести метров. Пока заметят, пока сообщат на батарею, пока огонь откроют, мы уже за лесом будем.

Тот лесочек, в котором ранее дислоцировался дивизион, после двухдневного артиллерийского обстрела фактически перестал существовать. Так что дивизион стоял замаскированным в глубоком узком овраге. А что? Маскировочные сети сверху натянули да все машины под них и загнали. Только батарея Индуашвили для маскировки использовала стога соломы, открывала огонь и перемещалась под другие. Деревне и позициям стрелков тоже изрядно доставалось.

– Какой у тебя план? Ведь он у тебя есть?

– Конечно, но нужно дождаться Бутова. Если все сойдется, как я предполагаю, то мы сегодня же до двенадцати ночи вырвемся из окружения, возможно, даже без стрельбы.

– Рассказать не хочешь? Вместе обмозгуем – как ты там говоришь: одна голова хорошо, а две?..

– …а две уже мутант. Помню я, помню… Смотри, все не успокоятся.

Нас все-таки засекли, и через минуту прошелестевший снаряд поднял столб земли и пламени в ста метрах левее.

– Пристрелочный… Успеем?

– А то. Держись!

Прибавив скорость, отчего машина, жалобно скрипя подвеской, поскакала по разбитой дороге, мы пролетели просматриваемый участок и заехали за лес, уйдя с глаз наблюдателей. Еще три раза вставали султаны от восьмидесятимиллиметровых мин, потом все стихло.

– Проскочили, – улыбнулся Адель.

– Ты не забывай, что нам через пару часов уже всем дивизионом тут ехать, хоть и ночью.

– Так услышат же.

– Есть у меня задумка, как им праздник испортить и оглушить.

– Давай рассказывай, а то меня любопытство гложет.

– Хорошо. Как придем в расположение, там и расскажу. Да и остальным интересно послушать будет, вдруг что умное скажут. Все, приехали. Вылезай давай.

Оставив машину в небольшом распадке, мы бегом преодолели метров двести и скатились в глубокий овраг, закрытый маскировочной сетью.

Первым встретился мне Непейборода, с помощью бойцов перекладывающий груз в новеньком ЗИС-5. Полуторок у нас в дивизионе практически не осталось. Когда выяснилось, что дивизия, бросая технику, уходит на прорыв, мы договорились, что заберем некоторые машины из автобата. Так что у нас осталась только одна полуторка у старшины Бутова, как более проходимая и легкая, остальные – ЗИСы-пятые. ЗИС-6 у нас было всего четыре машины, с крытыми кузовами и прицепами. Более того, теперь вместо одного топливозаправщика их у нас было три, не считая бочек с горючим в кузовах, да тот, старый подремонтировали. Заварили пробоины. Тут Непейборода с Матвеевым подсуетились и отобрали отличные машины, даже десяток водителей переманили. С тем бардаком, что творился вокруг, люди сами к нам шли.

– Старшина, собери командиров через десять минут, у нас совещание. И подготовь технику и людей, через два часа уходим на прорыв.

– Есть.

Через минуту вместе с облачком пыли в овраг скатился старшина Бутов, придерживая ППД. Обернувшись, я удивленно спросил:

– Мы только что поле проезжали, как тебя не заметили?

– Да я в одной из воронок спрятался, а когда минометы бить перестали, дальше пошел.

– Понятно. Докладывай.

Мы с ним отошли немного в сторону, чтобы не мешать собиравшимся командирам, и там Максим быстро выложил мне новости. Несмотря на то, что они порадовали, я задумался.

Последним в овраг скатился Индуашвили, прибежав от своих зениток, и мы, чтобы не тянуть время, сразу начали совещание.

– Так, товарищи командиры, я собрал вас, чтобы сообщить о том, что в двенадцать ночи мы уходим на прорыв. Поэтому слушайте приказы. Техника у нас и люди уже готовы, но все перепроверить. Части, что находятся с нами в окружении, решили пробиваться через реку, там низина, из пулеметов не достать. Если только минометами… В общем, для нас это неприемлемо, и я решил прорываться на запад, а не как ожидают немцы, на восток, к своим. Причина банальна: как сообщил мне исполняющий обязанности командира дивизии подполковник Горюнов, сутки назад под Житомиром наши войска немцам хорошенько наваляли. Поэтому логично предположить, что все немецкие резервы, какие возможно, включая некоторые части, что держат нас, были брошены на передовую. Так и оказалось. Старшина Бутов вам доложит, что он видел и разведал.

Встав, старшина поправил гимнастерку и, обведя уже плохо видных командиров – солнце еще не село, но в овраге был полумрак – начал докладывать:

– Согласно приказу комдива была проведена разведка передового края немецкой обороны в светлое время суток. Было обнаружено, что немцев стало заметно меньше, перед нами на холмах не больше роты пехоты, да одна минометная батарея сразу за позициями пехоты. Тогда как сутки назад пехоты было до батальона, да минометов дивизион, не считая артиллерии. Также был приказ узнать, пройдут ли машины по заливному лугу, что находится в двух километров слева за бродом. Обнаружено, что из-за жаркого лета русло заметно пересохло, как и луг, поэтому ответ очевиден. Пройдут без проблем.

– Садитесь, старшина, – велел я, поднимаясь. – В общем, действовать будем так. Когда стемнеет, дивизион выезжает из оврага, по ходу движения к нему присоединяются машины младшего лейтенанта Индуашвили, встав во главе колонны – они одни могут вести огонь по ходу движения – и двигается к броду. Там, сразу за ним, пользуясь складками местности, дивизион следом за разведчиками двигается вдоль русла реки, проезжает луг и выезжает на дорогу Причина, почему ехать лучше так, проста: там немцев, кроме двух постов, нет. О постах позаботятся наши разведчики, которые ожидают нас на той стороне реки. После того как мы вырвемся на оперативный простор, окажемся в некоторой прослойке между передовыми частями немцев и подходящими войсками второго эшелона. То есть в этой пятидесятикилометровой зоне подразделений противника мало, в большинстве это или тылы первой волны, или разведка второго эшелона. Поэтому, вырвавшись из кольца, мы по дорогам преимущественно ночью двигаемся параллельно фронту в ста километрах от него на двести – двести пятьдесят километров и только там уже поворачиваем в сторону фронта. В этом месте наши отступают, пытаясь стабилизировать фронт, а немцы идут у них по пятам. Так что там слоеный пирог. Где наши, где немцы – непонятно, и надо будет двигаться с предельной осторожностью. У меня все. Есть вопросы?

Руку поднял Сазанов:

– Товарищ комдив, но как только мы двинемся, немцы сразу засекут нас по звуку моторов и накроют артиллерией. Звукари у них хорошо работают.

– Я об этом уже подумал. От дивизии Филиппова нам осталось несколько небольших складов с артиллерийскими боеприпасами, поэтому перед выходом мы поджигаем их. Не думаю, что они засекут наше движение при таком грохоте, хотя, конечно, осветительные ракеты, как и вчера, пускать будут, но нас у реки укроют складки местности. Самый опасный участок – это дорога перед бродом, она у немцев как на ладони. Но и тут у меня есть идея, как скрыть наше движение. Ответ прост. Дымовые шашки.

– Ясно, – задумчиво покивал лейтенант. Я плохо видел, уже совсем стемнело, но движение уловил.

В это же время вверх взлетели осветительные ракеты над немецкими позициями. Противник не хотел, чтобы мы вырвались из кольца, и делал вид, что его много.

– Теперь по нашим ближайшим действиям. Горюнов собирается уничтожить всю технику и тяжелое вооружение. В них входит и его зенитное оружие. Это две счетверенные установки «максим» на полуторках и три зенитных ДШК, они переносные. К сожалению, это все, что уцелело. Я уговорил его не делать этого, а под опись вместе с боеприпасами передать нам. Более того, вместе с расчетами. Не все согласились, но три полных расчета у нас теперь к ним есть. Зенитчики собрались вместе у штаба дивизии и ожидают нашего выдвижения, чтобы присоединиться, они сейчас под присмотром политрука Руссова. Поэтому сразу приказываю. Оба счетверенных «максима» входят в состав батареи младшего лейтенанта Индуашвили. По одному ДШК в первую и вторую батареи, им по штату положено. Остальное будет в третьей. Дальше. Уже стемнело, и небо закрыли тучи, поэтому сейчас отправляете своих людей и принимаете зенитки под свое командование. Чтобы во время движения путаницы не было. Майоров в этом старший.

– Есть!

– Непейбороде и сержанту Матвееву обеспечить постоянной техникой те ДШК, которые не имеют средств перевозки. То есть найти в автобате три машины и установить в кузовах ДШК. Запасные водители у вас есть. Начальнику штаба внести новую технику, вооружение и людей в штат дивизиона. На все про все вам полтора часа. Разойдись! Самакаев, Бутов, Майоров, задержитесь.

– Есть! Есть!.. – послышались возгласы, и командиры стали быстро расходиться.

– Товарищ старший лейтенант! – услышал я шепот Гоги Индуашвили, видимо, он не ушел с остальными.

– Что у вас, лейтенант?

– Разрешите полуторки, в которых установлены зенитки, заменить на ЗИСы? Они мощнее и груза берут больше.

– А успеете? – усомнился я.

– Успеем, товарищ старший лейтенант. Парни у меня опытные, помогут. А если не успеем, так потом при стоянке доделаем.

– Хорошо, разрешаю. Там из командиров остался один старшина. Веселов, кажется, у него фамилия, командир расчета. Так вот, в связи с этим разбиваю твою батарею на два взвода. Первым будет командовать старший сержант Семенов, вторым Веселов. С вооружением и расчетами сам разберешься. Свободен.

– Есть!

Не дожидаясь, пока комбатр-3 вылезет из оврага и поспешит к своей батарее, чтобы оттуда двинуться к штабу дивизии за новой техникой и людьми, я повернулся к едва видным силуэтам начштаба, особиста и командира комендантского взвода и спросил:

– Есть что сказать?

– Ну, оформить пополнение не трудно, но почему сейчас? Это же можно было сделать вчера? – спросил Майоров.

– А ты вчера знал, что будет сегодня?

– Нет, конечно.

– Вот и пехота не знала, и соваться к ним с такими предложениями было бы неосмотрительно. Ладно хоть сегодня с утра дали нам в остатках их автобата покопаться. Еще у кого есть вопросы? Нет? Тогда слушаем приказ. Лейтенанту Самакаеву взять на себя обеспечение шумового эффекта при нашем отходе.

– Склады, что ли, подорвать?

– Да, только так, чтобы они не разом рванули, а поочередно, чтобы постоянно рвались.

– А как я это сделаю, я же не взрывник?!

– А это не мое дело, ищи людей.

– Тогда я побежал. Когда начинать?

– Ровно в одиннадцать и поджигай. Давай сверим часы… – мы включили фонарики, чтобы было видно. – Ага, у меня двадцать один шестнадцать. Бойцов Бутова не трогай, у меня для них другая задача.

– Все, я ушел.

Адель убежал в сторону штаба дивизии, только там можно было договориться насчет саперов.

– Ты понял, что тебе делать? – спросил я Бутова.

– Убрать посты? Только они мешают выдвижению нашей техники. Те, что на холмах, нам не помешают. Их мало, всего три опорных пункта. Не ждут они нас с этой стороны, правы вы.

– Еще?

– Еще дымовухи за бродом поджечь.

– Именно. Когда это нужно сделать, ты знаешь, в одиннадцать, так что начинай.

– Есть.

– Ну а теперь давай с тобой разберемся, – повернулся я к Сане.

– Что-то еще есть?

– А то! Помнишь того лейтенанта, что подходил к нам делиться опытом дня два назад, Александрова?

– Ага.

– Так вот он тоже остался, вернее, это я его уговорил.

– Зачем?

– Я насчет командира взвода управления огнем, нам положено по штату иметь такой взвод. Мы, конечно, трофейные приборы передали в первую и вторую батареи, но это нужно все перевести в организованную службу, а не вести огонь с коленки. Нет у меня людей на две батареи, а Александров закончил курсы и знает, что делать, к тому же на эту должность он идет не один, с ним во взвод прибудет еще шесть бойцов. Опыт у них есть, они раньше на батарее среднего калибра служили. Так что организуем взвод на базе дивизиона.

– Когда он будет?

– Заберем там же, вместе с остальными. Выдели ему одну машину под оборудование и связь. Они в роте связи забрали катушки с проводом и телефонные аппараты. Теперь будет что кидать между батареями и вести бой сразу всем дивизионом. Так что ты прикинь пока, как его втиснуть в штат, а завтра во время дневки уже раскидаем новичков по подразделениям.

– Хорошо, – задумчиво протянул Майоров.

Я снова вывалил на него ворох проблем, и все это надо как-то провести по бумагам. Мой принцип «что к нам попало, то наше» он поддерживал всеми силами.


– Получилось! – ударил меня в плечо сидевший рядом Адель. – А я ведь не верил!

– Точный расчет и скоординированные действия… Но ты прав, нам действительно повезло.

Помигав фарами, я стал обгонять выезжающую с луга на плохонькую полевую дорогу колонну. Полуторка с парнями Бутова шла впереди с удалением в триста метров, проверяя путь по ходу движения. Пока было тихо и спокойно.

Все получилось, как и договорились. Адель поджег склады. Тут пришлось действовать самим – как только стемнело, пехота ушла, оставив в кольце нас и небольшие части, которые, как оказалось, не были извещены о прорыве. Ничего, раскидали снаряды вокруг складов и, полив часть штабелей бензином, разом подожгли. Когда рванули первые снаряды в двух километрах от нашего укрытия, дивизион завел моторы и двинулся в сторону брода с выключенными фарами. Вот на самом броде пришлось тяжело. Ветра почти не было, и часть дыма от подожженных пограничниками шашек пеленой накрыла переправу. Мы там чуть одну машину не потеряли, когда она стала боком съезжать на глубину, но водитель молодец, не растерялся, дал по газам и выкарабкался. Я на «эмке» ехал за колонной, подхватив по пути Руссова и Аделя у поворота на брод. Следом за мной пристроились шесть машин – две полуторки с «максимами» и четыре ЗИСа.

Так и выбрались, и теперь, объехав немецкий заслон у брода вдоль реки, просто выехали на дорогу и попылили по ней, все дальше и дальше отодвигаясь от фронта. Чтобы скоординировать дальнейшие действия, я и гнал по обочине, стремясь поставить машину во главе колонны и уже нормально управлять подразделением.

– Мы удалились от реки на четыре километра, – сказал я, вызвав в памяти карту с обозначениями и дорогами. – Сейчас справа останется деревня с молочной фермой, а через километр будет поворот направо, в тыл заслону и минометчикам, что нас сторожат. Трогать мы их не будем. Просто проедем мимо и двинемся дальше, уходя в глубь немецких территорий.

Обогнав боевые машины, набитые бойцами, я мигнул фарами, привлекая внимание разведчиков. Подъехав к остановившейся полуторке, мы вышли из машины и встали у капота, к которому подошел Бутов.

– Достань свою трофейную карту… Вот смотри, мы тут. Вот поворот, до него осталось метров четыреста, поворачиваем направо, потом на этом перекрестке на эту дорогу, чтобы объехать это село, вот тут пересечем железную дорогу. Есть ли на переезде немцы, не знаю, поэтому перед тем как приблизиться, нужно будет провести разведку. Если немцы есть, узнать силы, чтобы прикинуть, как их уничтожить. Если немцев нет или мы их уничтожим силами дивизиона, то выезжаем вот на эту дорогу, объезжаем этот городок и двигаемся по этим дорогам до этой точки. Здесь уже поворачиваем в сторону фронта. Все ясно?

– Сомневаюсь, что мы успеем доехать до этой точки до рассвета. Вы же сказали, что двигаться будем только ночью, – подумав, заключил Бутов. – А тут все двести километров.

– Согласен, никак не успеем. Мало ли нам кто на дороге встретится, и придется принимать бой или объехать. Поэтому видишь этот лесок у озера? Это и будет наша дневная стоянка, пока люди отсыпаются. А ночью двинемся дальше.

– Лес большой, и поселений рядом нет, ближайшая деревня в восьми километрах, удобно.

– Ну все, высылай вперед разведку на мотоциклах, а мы следом. Твоя машина едет также перед колонной, удаление на триста метров.

– Есть. Разрешите выполнять?

– Давай, поехали.

Через минуту на дороге, где только что стоял дивизион, осталась лишь оседающая пыль, поднятая уехавшей техникой.

Особо рассказать, как мы ехали всю ночь, нечего. Только разве что о том, что на переезде все-таки оказалась охрана, но тут нам повезло. Как раз в момент, когда мы подъехали на два километра к переезду и разведчики готовились совершить марш-бросок к нему, показалась автоколонна противника. У меня молнией пронеслось воспоминание о рассказах ветеранов, что при отступлении в сорок первом часто наши и немецкие войска ночью смешивались и не сразу распознавали друг друга. Это же я решил провернуть и тут. Быстро объяснив свою идею изрядно удивленным и ошарашенным командирам, надавил авторитетом и просто приказал действовать, как я приказываю, а то некоторые, судя по лицам, сомневались в моей вменяемости. Но как бы то ни было, мы догнали колонну из сорока машин и пристроились в хвост. Благо у разведчиков были трофейные каски и плащи, позволяющие спокойно следом за немцами пересечь переезд. Более того, мы еще проехали за ними километров двадцать, где они повернули к фронту, а мы на перекрестке проследовали дальше.

Поехав после расставания с немцами пару километров, я остановил колонну, пересел из головного мотоцикла, которым управлял Бутов, обратно в «эмку» и отдал приказ следовать дальше.

Так что, встретив пару постов и еще одну такую же колонну, только встречную, мы свернули к нужному лесу и, осторожно углубившись в него по узкой дороге, выставили охранение и расположились на дневку прямо на дороге, благо деревья стояли густо и закрывали технику от взоров сверху.

Как только двигатели смолкли и шум начал стихать, я вышел из машины, посмотрел на розовеющее небо и, убедившись, что посты выставлены правильно, назначил дежурного командира и лег спать, определив время подъема на семнадцать ноль-ноль.

Лес, судя по карте, был размером восемь на шесть километров, с озером с северной стороны, поэтому обнаружить нас было проблематично для противника, а наши окруженцы… если только случайно наткнутся.


Разбудили меня шумы проснувшейся части, да и Адель недовольно завозился на соседнем сиденье. Потянувшись на водительском месте, я с тоской вспомнил о койке в казарме прошлой жизни. Сколько я уже не спал в нормальной кровати!

Судя по пустому заднему сиденью, Майоров и Руссов уже проснулись и занимались своими делами. То есть готовили дивизион к выходу и кормили людей, а также проверяли состояние техники и проводили политбеседы.

Когда я выполз из машины и, отойдя немного в сторону, чтобы не мешать бойцам, стал делать зарядку, ко мне присоединился Адель.

– Ох, такое впечатление, будто трактор по мне проехал, – простонал он, разгибаясь после некоторых телодвижений.

– Ага. Пошли, там Непейборода умывальник организовал, дневальные воду наносили.

Умывшись, мы получили свою порцию каши с подливой и уселись чуть в стороне, заедая еду белым еще горячим хлебом и запивая сладким чаем.

– Жить – хорошо! – повеселевшим голосом сказал я, отдавая грязную посуду бойцам, отбывающим наряд по кухне.

– А хорошо жить еще лучше, – ответил Адель.

Мы засмеялись – это была наша дежурная шутка. После принятия пищи я вызвал всех командиров, включая дежурившего Сазанова, и, познакомив их с нашим новым командиром взвода управления, выяснил, что произошло с момента прибытия в лес. Оказалось, ничего особенного. Только дважды на большой высоте пролетали немецкие бомбардировщики, причем под прикрытием истребителей, да с восточной стороны, противоположной той, откуда мы приехали, доносился какой-то непонятный шум, похожий на выстрелы и шум мотора. Что именно за шум, можно будет узнать чуть позже. Бутов отправил трех подчиненных на разведку минут сорок назад.

Пока разведчиков не было, мы формировали дивизион, гоняя людей туда-сюда, где-то через час колонна из тридцати двух машин и двух мотоциклов действительно стала напоминать войсковую часть. Батареи стояли отдельно, штабные машины и машины обеспечения отдельно. По крайней мере все знали, чем заниматься. Батарейцы Сазанова отсыпались после дежурства, передав эту обязанность второй батарее, третья проводила учебу по взаимодействию между старыми и новыми расчетами. У Индуашвили теперь было кроме четырех счетверенных «максимов» еще две установки ДШК на ЗИСах. Обе он передал в свои взводы, так что теперь в его батарее каждый взвод был ими оснащен. Командиры других батарей тоже присматривались к новым машинам с ДШК, что им дали в усиление. Теперь если надо куда съездить или кого послать, можно не гонять машину с орудием, а отправлять с пулеметом, эти машины стали для них вроде посыльных. В принципе, «газик» Индуашвили, когда получил батарею, я использовал так же. К тому же в каждую батарею я передал по две грузовые машины для перевозки боеприпасов. Это тоже по штату положено.

Вчера, по словам Непейбороды, чуть было не возникла еще одна проблема. С увеличившимся штатом трофейной кухни стало не хватать. Теперь в дивизионе было сто семьдесят три человека, и это с учетом того, что до полного штата часть не доведена. Однако мы решили этот вопрос до прорыва, просто забрав две брошенные малые кухни из дивизии Филиппова. Можно было бы и больше, но другие оказались слишком далеко, чтобы сделать это незаметно. В принципе нам хватало и так. Обе кухни я закрепил за первой и второй батареями. Штатные повара у них были, так что освоились быстро. Теперь по списку, что составил Майоров, на кухне первой батареи столовались сама батарея и хозвзвод. На кухне второй батареи – батарея и комендантский взвод. На трофейной кухне, по штату записанной за третьей батареей, столовался штаб, третья батарея, и был запас на всякий случай. Вдруг кого срочно покормить надо, вроде внезапно свалившегося на голову с проверкой командования. А когда не требовалось – отдавалось бойцам.

Брошенные ушедшими войсками малые походные кухни, что мы забрали из автобата и штаба стрелкового полка, могли прокормить от ста до ста двадцати человек. Трофейная же – от ста пятидесяти до ста семидесяти. В общем, по этому вопросу мы были подготовлены к походу.


Один из разведчиков вернулся, когда мы полностью утрясли штаты. Назначили поваров на кухни, проследили, чтобы они приняли вверенное имущество, машины для перевозки кухонь, продовольствие. Потом занялись взводом Александрова, дав дополнительно ему еще семерых человек, которые раньше работали с ПУАЗО, провели тренировки – как раз над нами пролетела пара «мессеров» – и остались довольны. Не пехтура, в артиллерию по определению шли люди с образованием. Ничего, еще будут люди. Пока сформируем в батареях по отделению управления, а потом уже и до взводов дойдем. А пока так – на весь дивизион один общий взвод управления.

– Докладывайте, – велел я, глядя, как двое красноармейцев грузят оборудование и имущество взвода управления в выделенный им грузовик. А то ехали они всю ночь на машине с горючим. Паров нанюхались.

– Товарищ старший лейтенант, во время разведки согласно приказу…

– Короче.

– Батарея там стоит, 152-миллиметровая. Четыре орудия, передки и множество пустых гильз вокруг. Тягачей нет. Мы особо там не крутились, батарея на опушке, метрах в десяти в глубине леса, ветками замаскирована. Но на первый взгляд – там пусто. Похоже, брошенная.

– Почему подробно не осмотрели? – спросил я, с подозрением посмотрев вслед Медведевой и одному из санинструкторов – кажется, из второй батареи – которые торопливо шли куда-то к концу колонны.

– Эта опушка с дороги хорошо видна, а по ней немецкая техника движется.

– Много? Что за части?

– Пехота ногами топала, товарищ старший лейтенант. Грузовики в основном грузы перевозят и пушки. Танков не видел. Было два бронетранспортера, да и все.

– Ясно. Остальные у батареи ждут?

– Да, товарищ старший лейтенант.

– Ее саму с дороги видно?

– Нет, орудия срубленными ветками закидали. Вблизи можно рассмотреть, а с дороги нет. До нее метров четыреста. Судя по состоянию веток, сутки как срублены, не больше.

– Ясно. Надо самому посмотреть. Боезапаса точно не было?

– Зарядные ящики пустые.

– Хм, а ты что скажешь? – повернулся я к стоявшему рядом Аделю.

– Нужно посмотреть, время до начала движения еще осталось.

– Туда дорога есть? – повернулся я обратно к пограничнику.

– Не было, товарищ старший лейтенант, только через лес. Хотя мы пару раз пересекали узкие тележные дороги.

– Я с тобой, – проверив автомат, сообщил Адель.

– Ладно. Где Майоров? – спросил я водителя из первой батареи, пробегавшего мимо с полным ведром воды.

– В конце колонны был, товарищ старший лейтенант.

– Увидишь его – передай, пусть сюда подойдет.

– Есть, – кивнул водитель и побежал дальше.

Оставив Майорова за старшего, мы с Аделем, взяв всех разведчиков – они же бывшие пограничники, они же бойцы комендантского взвода – направились в сторону батареи.

Погранцы шли хоть и быстро, но сторожась, как я учил – куда смотрят глаза, туда и ствол оружия. У всех автоматы, причем немецкие. В противоположность настороженным разведчикам, следуя за ними метрах в двадцати, мы с Аделем шагали беззаботно, срывая на ходу листочки и веточки и лениво разговаривая. Вернее, делясь своими планами на будущее.

– Все-таки это авантюра – двигаться вот так.

– Ну не скажи, – покачал я головой. – Немцы сейчас опытнее стали. Злее. Действуют осмотрительнее. Днем не проедем, они наверняка по всем высоткам наблюдателей посадили если не с рацией, то с посыльным. Тот сообщает в ближайшую часть, и из нее выдвигаются нужные силы, сообразуясь с данными наблюдателя. Нет, двигаться нам можно и нужно только ночью.

Так, неспешно беседуя, мы прошли километра три, пока не остановились по знаку Бутова. То, что впереди просвет среди деревьев, мы тоже видели.

Осторожно приблизившись, мы стали изучать орудия. Замаскированы они были только со стороны дороги, а вот с тыла, с леса, нет, что позволило хорошенько рассмотреть тяжелые пушки.

– Позиция у них была метрах в десяти от леса на краю поля. Следов техники не вижу, руками их, что ли, закатили? Так они весят несколько тонн, – задумчиво протянул я.

– Товарищ комдив, мы тут не одни, – напряженно прошептал Бутов. – Метрах в сорока кто-то есть.

В то же время меня окликнул явно молодой, еще ломающийся голос:

– Стой, кто идет!

Мгновенно вокруг меня образовалась пустота. Оглядевшись и не обнаружив ни одного из пограничников, включая Аделя, я восхищенно пробормотал:

– Я тоже так хочу, – и только шуршащая в сторону кричащего трава была мне ответом.

– Стой, стрелять буду! – все еще испуганно, но уже с угрозой воскликнул тот же голос.

– Свои! – ответил я. – Старший лейтенант Фролов.

– Подойдите, руки держать на виду… поднять выше плеч.

– Боец, ты не подохренел там? Может, мне еще лезгинку с притопами станцевать? Зови старшего!

Конечно, неосмотрительно вот так кричать на часового, а это, судя по нашему диалогу, был именно он, но я надеялся надавить на молодого бойца званием и должностью. По голосу – это был явный салага.

С минуту было тихо, потом кусты с противоположной стороны от батареи раздвинулись, и на открытое место вышли… матросы?

Один был мичман, судя по четырем узким золотым полоскам на рукавах. Другой – матрос, вернее, краснофлотец. На флоте петлиц не было, только нарукавные знаки различия.

Увиденное меня изрядно развеселило.

– Вы что, кино про гражданскую войну снимаете? – невольно хохотнув, спросил я.

Мичман был одет строго по форме, даже мичманка набекрень, да кобура с ТТ висела не на поясе, а на ремешках в районе зада. В руках мичман держал такой же дисковый ППД, как и у меня. Но веселье вызывал не он, а молодой матросик со странно знакомым лицом, грудь которого крест-накрест пересекали пулеметные ленты. В руках краснофлотец держал винтовку с примкнутым штыком и со стороны очень сильно напоминал героев фильмов о гражданской войне.

От моего насмешливого взгляда матросик заметно стушевался, но потом гордо вскинул подбородок и взял меня на прицел, держа оружие на уровне бедра.

– Кто такой?

– Командир отдельного зенитного дивизиона старший лейтенант Фролов, – четко представился я, вкинув руку в воинском приветствии. – С кем имею честь говорить?

– Мичман Фадеев, командир взвода краснофлотцев. Охраняли батарею этих дур, – кивком указал он на орудия.

– Пинская флотилия?

Мичман молча кивнул, а потом спросил:

– Вы один, товарищ старший лейтенант?

Что матросы были не одни, я видел. В кустах мелькали фигуры, занимая позиции, их выдавала черная форма. Видимо, лагерем они стояли не тут, может, чуть дальше, а после окрика часового поспешили узнать, кто наткнулся на их охраняемые орудия.

– Скажем так… нет. Поговорим об этом позже. Вопрос в другом, где личный состав батареи?

– Часа три назад командир батареи капитан Воронин собрал всех и сообщил, что принял решение уходить на восток, к своим. Через полчаса, как они ушли, в той стороне стрельба была и что-то тяжелое гудело. Кажется, бронетранспортер.

– А вы?

– А мы такого приказа не получали. У нас один приказ: охранять орудия и людей. Если бы они их взорвали, мы бы ушли.

– Принципиальный, я посмотрю, ты, мичман.

– Какой есть, товарищ старший лейтенант, – угрюмо ответил Фадеев.

– Тягачи для орудий где?

– Да там на весь дивизион было всего четыре трактора, вот их по очереди и растащили по позициям. Батарея шестнадцать раз огонь открывала по заявкам войск, пока снаряды не кончились. Потом мы все вместе закатили орудия в лес и замаскировали. Переждали, когда стрельба вокруг уляжется, и вот, оказались в таком положении. Артиллеристы бросили свои орудия и ушли, а мы остались.

– Все ясно. Сколько вас?

– Извините, товарищ старший лейтенант, но я не знаю, настоящий вы командир или нет. Тут вчера на дороге интересная история была. Наши убивали наших, вот я и имею сомнения. Да и один вы почему-то, без своего подразделения.

– Хорошо, я подойду. Обменяемся документами, я тоже вам не очень доверяю.

Что флотские настоящие, я не сомневался, так как не помнил, чтобы диверсанты были одеты в такую форму. Командиры РККА или НКВД – это пожалуйста, но никак не флотские. По крайней мере не в степях.

Пока Фадеев изучал мое удостоверение, я бегло пролистал его. Нормальное оно было, как и положено.

– Убедились? – спросил я, возвращая свои документы в карман гимнастерки. Мичман, кстати, немного озадаченно посмотрел, во что я одет, то есть что не по форме.

– Вроде нормально, товарищ старший лейтенант.

– Постройте своих гидробойцов. Только так, чтобы с дороги не было видно, а то, кажется, там очередная колонна появилась.

– Есть!.. Взвод! Стройся!

Углубившись вслед за мичманом в лес, я обнаружил там три десятка краснофлотцев. Судя по нарукавным нашивкам, семеро из них были младшими командирами. Старшины второй и первой статьи и один, если не ошибаюсь, главстаршина.

– Двадцать девять человек вместе со мной, – сообщил мичман, когда я закончил изучать строй. На левом фланге стояли два «максима» на станинах и со щитками. Еще у четверых матросов были пулеметы Дегтярева, у остальных винтовки, и только у мичмана один-единственный ПП. Тот парнишка-часовой встал в строй у одного из пулеметов, он оказался подносчиком боеприпасов в расчете «максима».

– Значит так. Дивизион у меня сформирован не полностью, людей на орудиях хватает, но не все службы заполнены по штатам. Комендантский взвод хоть и числится, но фактически отсутствует. Поэтому орудия уничтожаем, а вы направляетесь с нами. Как тебе, мичман, такое предложение?

– Я согласен. Если орудия действительно будут уничтожены.

– Не волнуйся, у меня в одной из машин обеспечения два ящика тротила, подорвем. Перед тем как вы вольетесь в состав моего дивизиона, надо будет пройти проверку в особом отделе.

– Мы готовы, – пожал плечами Фадеев.

– Самакаев, слышал? Приступай.

Почти сразу и явно неожиданно для морячков со всех сторон появились фигуры семи пограничников с автоматами наготове.

– Да слышал я, слышал. Так, краснофлотцы, я устроюсь вон на тех пустых ящиках. Потом по одному ко мне подходите. Старшина, командуй.

– Есть! Микулин, иди первым, – сразу же очнулся удивленный младший командир.

Здоровенный краснофлотец, в руках которого ручной пулемет казался веточкой, неожиданно легко и ловко скользнул к ящикам, где уже устраивался наш особист.

– Ну, пока они работают, вы, мичман, пройдите со мной, – оставив отряд проходить проверку, мы вышли к орудиям, стараясь стоять так, чтобы нас не было видно с дороги. – Это ведь МЛ-двадцать? Они же семь тонн весят, как вы их в лес-то затащили?

– Восемь тонн, товарищ старший лейтенант. А затащили с трудом, хотя нас было около ста человека. Кто толкал, кто тросами тянул.

– Были бы тягачи, я бы их забрал, нашим войскам эти орудия очень нужны. Хм, надо будет подумать. Грузовики эти пушки точно не попрут, просто не вытянут, движки запорем, да и коробку со сцеплением тоже.

– Были бы у нас тягачи вроде тех, что на дороге идут, – вздохнул Фадеев, кивнув в сторону шумевшего множеством двигателей шоссе.

Я отвлекся от раздумий и посмотрел – на дороге, обгоняя пехоту, шла артиллерийская колонна, порыкивая мощными двигателями тягачей и грузовиков. Что за орудия они тащили на прицепе, я не совсем понял – ни у нас, ни у немцев вроде таких не было, но что они достаточно мощные – это точно. Наверное, польские или французские трофеи. Насчет тягачей же мог сказать так: потянут они наши пушки, еще как потянут!

Быстро достав из планшета карту, раскрыл ее и через минуту довольно улыбнулся.

– Бутов, ко мне! – крикнул я.

– Товарищ старший лейтенант, старшина Бутов по вашему приказу явился.

– Молодец, – я на секунду отвлекся от разглядывания колонны и опустил бинокль. – Видишь ту артиллерийскую часть? Это немецкий дивизион со средствами усиления. Мне нужно знать, где они встанут лагерем на ночевку. Ближайшая деревня вот тут, пехота к ней не успеет, в поле заночует, а артиллеристы должны там остановиться. Вряд ли кто к ним присоединится. В деревне не больше десяти домов.

Значит, твоя задача: берешь своих людей, трофейные мотоциклы – каски и плащи у вас есть, со стороны за немцев сойдете – и проведите разведку насчет этих артиллеристов. Мне их тягачи нужны, хочу наши орудия забрать. Подорвать мы их всегда успеем.

– Я тогда еще Серебрякова возьму, он немецкий отлично знает, в люльку посажу, если что – отбрешется, – Бутову уже давно передался мой авантюризм, поэтому его советы я выслушивал со всем вниманием.

– Давай, как раз через час стемнеет, успеете. Как что узнаете, сразу ко мне. Разведку проводи с учетом того, что атакуем мы их на рассвете. И местность вокруг осмотри, придет кто немцам на помощь или нет. Если они будут в чистом поле и никого вокруг, то это наша удача, при подъезде мы за своих сойдем. Ely все, давай.

Бутов, собрав своих погранцов, быстро скрылся среди деревьев, возвращаясь к колонне дивизиона, а мы с повеселевшим мичманом стали инспектировать орудия.

– М-да, даже прицелы с замками не сняли. Это все трибуналом попахивает. Ладно, давайте оформлять эти орудия, будем составлять рапорт для трибунала. Ох, намаемся мы с ним, ох, намаемся с формулировками…


Через час мы с Фадеевым закончили, да и Адель тоже успел побеседовать с каждым матросом, внеся их данные в свой блокнот. Меня, кстати, не удивило, что у простых матросов не оказалось документов, только у мичмана справка о личном составе, так как в моей батарее, а потом уже и дивизионе было похоже.

Так было, пока мы не вышли из окружения и Майоров не выбил удостоверения всем бойцам и командирам нашего подразделения. Их не особо хватало, но нам выделили.

– Продолжайте охрану батареи, – велел я Фадееву. – А мы пока вернемся к дивизиону. Кстати, что у вас с продовольствием?

– Уже сутки на подножном корму, артиллеристы в основном потому и ушли, что кончилось все.

– Ясно, значит, ожидайте через час посыльного с термосами. Он вам ужин принесет.

– Я тут останусь, хочу собрать больше материала о том, как командир батареи бросил свое вооружение, – отмахнулся продолжавший сидеть Адель. Похоже, что-то в опросах моряков его сильно заинтересовало. – А ты один не ходи, возьми пару матросов. Фадеев, выдели.

– Есть. Люльченко, возьми двух краснофлотцев и сопроводи товарища старшего лейтенанта.

– Есть, – козырнул старшина первой статьи лет двадцати пяти на вид, после чего стал отбирать моряков.

– Кстати, мичман. А вы кто по специальности?

– Минер, товарищ старший лейтенант.

– То есть со взрывчаткой обращаться умеете?

– Да.

– Отлично, кроме должности командира комендантского взвода будете у нас еще штатным подрывником.

– Хорошо, товарищ старший лейтенант.

Забрав вооруженную винтовками охрану, я направился обратно к дивизиону и где-то через полчаса сообразил, что заблудился. Все-таки с пограничниками было как-то легче, они в лесу себя чувствовали как рыба в воде.

Покрутившись на каблуках, я с сомнением ткнул пальцем в глубь леса:

– Вроде туда. – Потом добавил уже более уверенно: – Ну да, солнце же было с правого плеча, теперь с левого. Все правильно, идем дальше.

Буквально через сто метров я расслышал по ходу нашего движения чей-то непонятный возглас, похожий на мышиный писк.

– Слышали? – спросил я охранение.

– Да, товарищ старший лейтенант, кажется, женщина кричала, – тихо ответил мне старшина.

Перевесив автомат на грудь, чтобы стрелять по ходу движения, я тихо скомандовал:

– Вперед.

Буквально через восемьдесят метров мы вышли на неглубокий, чуть заболоченный овражек, где в грязи возились две девушки в нашей форме. Судя по их возгласам, одна поскользнулась и упала, измаравшись. Другая, видимо, бросилась ей на помощь и тоже поскользнулась на влажном иле. Теперь, старательно поддерживая друг друга, они пытались выбраться из овражка. Но постоянно соскальзывали вниз.

– Старшина, помогите им.

Девушки вздрогнули от моего голоса – я его не понижал – и испуганно обернулись.

– Есть!

Моряки быстро вытащили два комка грязи наверх, потом один из краснофлотцев спустился и выковырял из грязи карабин, который я изначально принял за палку.

– Кто такие?

– Сестры из медсанбата, – пискнула чудо, что повыше.

– Вас представляться по уставу не учили? – деланно нахмурился я. Дело было в том, что девчонки готовы были вот-вот расплакаться, и тут имелось два выхода. Предоставить им для этого свое плечо или изобразить строгого командира. Мараться я не хотел, поэтому выбрал второй вариант.

– Сержант Марева, медсестра сто третьего медсанбата Пятой армии.

– Ефрейтор Ландыш, медсестра сто третьего медсанбата Пятой армии.

– Вы тут одни?

– Нет, с нами три телеги раненых и военврач второго ранга Крапивин. Он с возницами и санитаром у раненых остался, а нас попросил посмотреть вокруг. У нас еда закончилась.

– Много раненых?

– Восемнадцать, на трех телегах.

– Далеко?

– Тут совсем рядом.

– Пройдемте до них, посмотрим… Карабин у вас один или в грязи еще плавает?

– Один, это мой, – продолжала отвечать Марева; Ландыш, после того как представилась, так и молчала, только испуганно посматривала на нас.

Телеги с ранеными и уставшим военврачом действительно были близко. Медсестры, которых Крапивин отправил на разведку, ушли не более чем на двести метров. Посмотрев, кто еще был у телег, я понял, что отправлять было просто больше некого. Возницы старенькие. Санитар ходил с палкой – подвернул недавно ногу.

Когда мы оказались на узкой дороге, где стояли три телеги, у одной из которых трудились возницы, к нам вышел молодой мужчина в командирской форме со знаками различия военврача второго ранга.

– Кто такие? – устало спросил он, положив руку на кобуру и часто моргая покрасневшими и опухшими веками.

– Командир зенитного дивизиона старший лейтенант Фролов. Мы случайно встретили ваших разведчиц. Честно говоря, более глупого решения – отправить их на разведку – я и не видывал, они даже полкилометра не прошли, как свалились в овраг.

– А кого еще? Вы, извините, один или со своей частью? А то видите, сломались мы, да и еда и медикаменты у нас кончились. Помощь нужна.

Многие раненые с интересом наблюдали за нашей беседой, некоторые даже стонать прекратили, прислушиваясь.

– Не волнуйтесь, все будет в порядке. Помощь будет километра через полтора. Вы двигаться можете?

– Сейчас колесо починят, и можно будет.

– Старшина, помоги возницам.

Вскоре мы продолжили путь. Дорога вела немного в другую сторону, но нам встретился перекресток, и через десять минут мы оказались в расположении.

Как только я подошел к колонне, сразу стал отдавать приказы. Медведева засуетилась у новых раненых, Непейборода, уже знавший об обнаружении морячков, подготовил термосы с оставшейся кашей, а Майоров доложил о происшествиях в дивизионе. Кроме бойца, навернувшегося с кузова и вывихнувшего плечо – Медведева уже вправила – никаких происшествий не было.

Далее двух моряков, включая старшину, усадили чуть в сторонке, где они, быстро работая ложками, уничтожали кашу, а третий повел двух бойцов с термосами в расположение тяжелой батареи.

К одиннадцати ночи, когда дивизион переместился ближе к батарее Фадеева, у меня на руках был весь расклад. Желание прибрать к рукам тяжелые орудия так несбыточным и осталось. Немецкие артиллеристы встали на ночевку вместе с пехотным батальоном, и увести тягачи не представлялось возможным. Поэтому, как только Бутов доложил результаты разведки, я отправил посыльного Фадееву, чтобы снимал прицелы (вещь в нынешние времена очень ценная и, что немаловажно, довольно легкая), подрывал орудия и выдвигался в сторону дивизиона.

Взрывчатку мы на всякий случай отправили мичману заранее, а то мало ли.

Метрах в трехстах от нас грохнуло, и дошел подземный толчок.

– Ого, они что, в орудие всю взрывчатку затолкали?! – удивился сидевший на водительском месте Адель.

Почти сразу прозвучали еще три разрыва и последовали три толчка.

– Все, подорвали, – вздохнул я.

Через десять минут открылась задняя дверь и на сиденье втиснулся Майоров – это он, вместе с Фадеевым, был ответственным за уничтожение орудий и составлял акт.

– Все, моряки в машинах, их оружие тоже, – сообщил он и добавил: – Можно ехать.

Адель сигналом отдал приказ к выдвижению и, стронув «эмку» следом за передовой машиной третьей батареи, спросил:

– Орудия точно уничтожены?

– Да. Вся взрывчатка ушла. Мичман не только стволы взорвал, они аж вздулись, но еще и повредил станины и замок. Теперь их только на металлолом. Акт я составил, Гольдберг все заснял. Хотя и не сразу. У него проблемы со вспышкой были, – несколько возбужденно рассказывал Александр.

Тем временем мы выехали из леса и покатили по пустой дороге параллельно фронту, подальше от места, где немцы взламывали нашу оборону. Разведчики во главе со старшиной Бутовым успели разведать этот путь да заодно узнали, что деревянный мостик через глубокий овраг – в пятнадцати километрах от стоянки – не охраняется.

Перебравшись через него, мы остановились, ожидая, когда строго проинструктированные гидробойцы Фадеева, ехавшие на последней машине, обольют мост бензином и подожгут. Рвать нам его, к сожалению, было уже нечем. Когда сзади вспыхнуло зарево, мы продолжили движение. Мостик, конечно, простой, деревянный, но пока его восстановят, пока пустят войска – время, это все время.

Под дневную стоянку я выбрал небольшой лесок в трех километрах от села Гришино. Даже не села, а скорее, большой деревни из двадцати шести домов. Успели мы вовремя, как раз начало светать. Приказав замаскировать технику, я отправил в деревню разведку. Узнать, что там и как.

Пограничники, прикинувшись окруженцами, узнали от деревенских, что немцы там были. Но давно, еще вчера утром, прошла длинная колонна немецкой техники, следуя за отступающими советскими войсками. Потом проехала пара мотоциклистов, последней – колонна грузовиков, и это все. Пограничники, доложившись, ушли спать. Я тоже завалился на боковую, предварительно приказав усилить посты и выдвинуть наблюдателей подальше от леса.


Разбудил меня днем дежурный по дивизиону лейтенант Александров.

– Стрельба слышна, товарищ старший лейтенант, – доложил он.

– Где? Когда? – протирая лицо и зевая, спросил я.

– От деревни, где были рано утром разведчики. Ближайший пост доложил, что сперва было слышно множество моторов, включая что-то тяжелое, дизельное. Потом стрельба.

– Бой?

– Не похоже, скорее пугали кого-то. Пару раз коротко пролаяли пулеметы, вроде наши. Но все-таки не бой. Что-то другое.

– Хм, объявляй дивизиону подъем. Разведчиков к деревне, пусть узнают, кто у нас тут под боком устроился, – и, посмотрев на часы, вздохнул: – Черт, час дня всего.

Пока дивизион просыпался и умывался, приходя в себя, неожиданно быстро вернулись разведчики. Даже пяти минут не прошло. Кроме Бутова и двух его подчиненных ко мне подошли все командиры. Посмотрев на двух связанных немцев, что привели разведчики, и девочку лет четырнадцати в разорванном платье, которую била крупная дрожь, я приказал:

– Докладывайте.

Доклад был короткий. Когда разведчики выдвинулись и прошли мимо дальнего поста наблюдения, они заметили бегущую по полю девчонку, которую с улюлюканьями догоняли двое немцев. Разведчики залегли, наблюдая за дальнейшим действом. Немцы девчонку догнали, сбили ног и пока задирали ей платье и возились со своей амуницией, разведчики воспользовались ситуацией, приблизившись на дистанцию броска к ничего не замечающим и увлеченным насильникам. Так и получили мы пленных и девчонку, которую, кстати, на середине доклада увели наши медсестры. Расспрашивать ее все равно было невозможно. Девчонка была в глубоком шоке.

Я тяжело осмотрел несостоявшихся насильников, которые под злыми взглядами бойцов, слушавших доклад, съежились.

– Серебряков, расспроси у «языков», что это за нашивки у них на плечах? – велел я переводчику, рассматривая нарукавный желто-зелено-красный щиток и пытаясь вспомнить, что он означал.

После коротких переговоров, пока я изучал документы пленных, Серебряков повернулся ко мне:

– Они немецкий еще хуже меня знают. Это литовцы из отдельного добровольческого батальона.

– Литовцы?! – я почувствовал, как мои губы невольно раздвигаются в довольном оскале.

– Да. Их батальону было сообщено, что тут нет советских войск. И был приказ перекрыть часть территории постами и секретами наблюдения, чтобы перехватывать небольшие группы окруженцев.

– А большие?

– …Немцы не считают их полноценным воинским подразделением, скорее полицейским, поэтому при обнаружении большой группы советских окруженцев они должны вызывать подкрепление.

– Что они делают в деревне?

– …Они говорят, что наводят там свой порядок. Что именно – говорить отказываются.

– Убиваете и насилуйте? – спросил я у пленных. – Только не надо делать вид, что не понимаете меня.

– Нэ понимайт, – отрицательно затряс головой тот, что был покрупнее.

– Дану?!

Прикинув, кто из пленных хлипче, я спокойно встал с подножки грузовика, на которой сидел, и, подойдя к более крепкому, вогнал эсесовский кинжал ему в живот, делая широкий разрез. Жалости к ублюдкам у меня не было никакой. Схватив за шиворот второго, я мордой ткнул его в вывалившиеся кишки.

Моя быстрая расправа вызвала шок у бойцов дивизиона, но смотрели они молча, мало кто отвернулся от неприятного зрелища.

– Будешь говорить? Или тебя освежевать, как и напарника?

– Я все скажу, все-о-о!!! – на чистом русском завопил пленный, когда я оторвал его от раны. Почти сразу его скрутила судорога рвоты.

Посмотрев на Бутова, я сказал:

– Через полчаса мне нужна вся информация об этом полицейском батальоне.

– Есть, – кивнул тот и как-то задумчиво посмотрел, как я вытираю кинжал и убираю его обратно в ножны. Пограничники подхватили полностью деморализованного «языка» и увели его в сторону.

Осмотревшись, я отряхнул руки и громко спросил:

– Хотите знать, почему я так поступил с этими пленными?

– Было бы неплохо, – осторожно сказал стоявший рядом Майоров.

– Начну с начала войны, когда вот эти ублюдки уничтожали наших раненых и расстреливали в спину отходящие подразделения. Про уничтоженный госпиталь в Вильнюсе все помнят? – последовали кивки. – Так это их работа. Выслуживались перед своими хозяевами. Немцы высоко оценили моральные качества литовцев и предоставили их подразделениям особую нишу… Они каратели. Их задача – уничтожение советских граждан на оккупированных территориях. Охрана лагерей для военнопленных и такие вот зачистки. Хотите, я расскажу, что сейчас происходит в деревне? Все молодые девушки и женщины уже изнасилованы. Все евреи или застрелены, или их пытают, чтобы те выдали заначки с золотом. Литовцы не делают различий по национальности, поэтому при захвате деревень они измываются кто как захочет над всеми жителями. Это понятно? Поэтому слушайте мой приказ. Батальон мы уничтожим силами своего подразделения, пользуясь подавляющим количеством тяжелого вооружения, это я о пулеметах. Пленных не брать, если таковое все-таки произойдет, то отдадим их выжившим деревенским, пусть испытают все круги ада. Это все. После возвращения разведки и разработки плана уничтожения литовского батальона дивизион выдвигается к деревне. Проверить технику и вооружение.

К концу нашего разговора Бутов и Адель закончили с допросом пленного. Более того, накидали план деревни со слов пришедшей в себя девчушки. У нас было расположение всех подразделений противника. Кроме шести крупнокалиберных пулеметов и минометной батареи из пяти «подносов», больше никакого тяжелого вооружения у них не было.

– Что будем делать? – спросил у меня Саня.

– Сейчас? Ничего, – заметив, как на меня посмотрели, я был вынужден пояснить: – Нападать силами нашего дивизиона на литовцев, которые превышают нас количеством втрое, не совсем разумно. Сейчас они развлекаются и пьют обнаруженный самогон. Как только наши разведчики доложат, что они дошли до кондиции, то вперед выдвигается небольшая группа бойцов, изображающая из себя окруженцев. Те из литовцев, на ком охранение – они, кстати, трезвые – должны выехать на перехват наших, где и попадут в ловушку. Исполнение на батарее Иванова. Уничтожив самое боеспособное подразделение, мы спокойно подъезжаем к деревне, к этому моменту часовые должны быть вырезаны матросами Фадеева и пограничниками Бутова. Дальше зачистка деревни. Теперь я готов выслушать конструктивную критику и нормальные советы к предложенному к плану.

– А если там не одно боеспособное подразделение? – подавшись вперед, спросил Сазанов.

– А почему за два часа перед темнотой? Не лучше за час? Шансов на благополучный отход больше, – спросил Саня.

Кивнув, я начал отвечать на вопросы. Через полчаса, внеся несколько поправок в план, мы распределили роли и стали готовиться к операции по уничтожению карательного батальона, как записал в боевом журнале наш начштаба. Добровольцев в штурмовой отряд набралось даже больше, чем нам было нужно, но ценных спецов я не брал. Потери будут невосполнимы.


Литовцы клюнули на десяток окруженцев, которые прошли мимо деревушки и стали углубляться в степь. Видимо, карателей совсем поразила наглость Иванова, поэтому, попрыгав в два грузовика и взяв в сопровождение советский БА-20 с нанесенными на башню крестами, они погнались за бойцами и попались в ловушку, устроенную двумя орудиями Иванова. Для «эрликнов» труда не составило разнести технику и литовцев. Выживших добили «артисты». Когда раздались первые очереди «эрликонов», командиры подали сигнал, и мы вошли в деревушку. Сложнее всего было сосредоточиться личным составом на околице – много пьяных карателей бродило по улицам. Двое даже устроились спать рядом с сараем, за которым укрылись пяток бойцов. Помогло нам то, что каратели уничтожили собак – видимо, те им мешали лаем.

Бойцы своими глазами видели беспредел, что творили литовцы, поэтому, крепко тиская оружие, с нетерпением посматривали на командиров. Однако мы не атаковали даже тогда, когда избитого старика с пустым рукавом и двумя георгиевскими крестами на пиджаке прибивали к забору у здания сельского магазина. Мы ждали первых выстрелов от засады, чтобы скоординировать свои действия.

Так вот, когда прозвучали очереди зенитных пушек, мы как один поднялись и атаковали, пользуясь большим преимуществом в автоматическом оружии и гранатах. Выскочив на улицу со двора хаты, которую штурмовали трое матросов, я вскинул автомат к плечу и выдал очередь на пятнадцать патронов по застывшим в ступоре трем ублюдкам, спьяну не сообразившим, что происходит. Дальнейшее поразило не только меня, но и двух погранцов, которых Адель назначил моими телохранителями. Всех трех практически разорвало экспансивными самодельными думдумами.

Глядя, как кровавыми брызгами разлетается то, что ранее было людьми, я только покачал головой в восхищении и, перебежав через улицу, ворвался на соседний двор, где одной очередью выпустил весь диск по двадцати карателям, что начали подниматься с травы и лежанок, берясь за оружие. Но и тут спиртное их подвело, мы оказались быстрее. Пока мы с одним из пограничников добивали тех, что были во дворе, второй закинул через открытое окно две гранаты внутрь хаты. Так начался бой на уничтожение карательного батальона. Не везде у нас были удачи, и мы несли потери, однако медленно, но верно выдавливали начавших приходить в себя карателей на северную околицу деревни. Когда наконец приехали семь пулеметных машин под командованием Индуашвили, стало заметно легче. Пули ДШК легко пробивали бревна хат, где укрылись литовцы, а счетверенные «максимы» мгновенно отбивали попытки карателей перейти в контратаку. Все-таки к концу боя их оставалось еще слишком много. С двести человек точно – две трети мы уже уничтожили.

– Какие потери? – набивая патронами диск автомата, спросил я Аделя, упавшего рядом за сруб колодца.

Моя позиция была идеальной, с этого места я держал выходы из двух хат, не давая покинуть их. Бойцы уже подбирались к окнам с гранатами в руках.

– Неожиданно не такие большие, как мы думали. Вот раненых много. Их уже на машинах обеспечения отвозят в лес, там ими Крапивин занимается. С трудом разбудили его.

– Понятно. Значит, так. Мы перешли к позиционной войне, а это играет на руку именно литовцам, поэтому действуем следующим образом. Поджигаем хаты и выкуриваем их. Дальше бьем на поражение, пленных не брать, – напомнил я.

У нас уже была попытка договориться с командиром одной карательной роты, комбат у них погиб. Тот, укрываясь за спинами выживших деревенских, нагло предлагал сложить оружие и сдаться добровольно. Вместо ответа мы открыли огонь, сообщив, что с карателями переговоров не ведем. Деревенские в той короткой перестрелке, унесшей жизни шестнадцати литовцев, включая командира роты, погибли.

– Хорошо, сейчас договорюсь о совместных действиях, – кивнул Адель, покрутив головой, рывком перебежал до крайней хаты и заговорил с укрывавшимся там Фадеевым. Через шесть минут на дома и сараи, в которых скрывались остатки батальона, полетели вязанки факелов.

Дальше была бойня, когда каратели из отчаяния пошли в атаку, кашляя от дыма и падая от спиртного, бурлившего в крови. Тут уже работали перезарядившиеся пулеметы Индуашвили, а мы потом добивали и отлавливали прятавшихся литовцев.

Бой был тяжелым, из семидесяти двух бойцов, которых я с трудом выделил для него, вернулось в строй сорок три человека, многие были легко ранены, восемнадцать погибло, остальные стали клиентами Крапивина. Для такого боя потери, конечно, мизерные, но причиной тому не наши умения, а что батальон был действительно небоевой, как и считали немцы, и что каратели находились в изрядном подпитии. Это им не из-за угла стрелять по нашим окруженцам и не измываться над безоружными пленными.

Командира карательного батальона матросы застали сразу с двумя тринадцатилетними девочками в одной из хат и закололи штыками.

Когда натужно ревя моторами в деревню въехали машины Иванова, а за ними – и тыловых служб дивизиона под командованием Майорова, я сразу же приказал:

– Иванов, на тебе прикрытие. Майоров, Непейборода! На вас сбор трофеев. Через два часа уходим. Поторопитесь.

– Есть! Есть!.. – козырнули названные командиры и разбежались по деревне, на ходу отдавая распоряжения. Больше всего трофейщиков заинтересовала техника, что стояла на главной и единственной улице деревни среди еще не убранных трупов карателей (всех наших уже подобрали и копали общую могилу на окраине деревни).

Через час последовал доклад, что трупы шестисот сорока трех литовцев сложены штабелями у дороги на въезде в деревню, уцелевшие жители которой после боя стали собираться по родственникам в соседние селения. Они понимали, что мстить будут и им тоже. Всю прелесть оккупации они уже испытали на себе, их едва осталась треть. Документы карателей были собраны Аделем и записаны в боевом журнале.

Гольдберг работал с фотоаппаратом, снимая место боя и зверства немецких приспешников.

Оснащен батальон был преимущественно трофейным вооружением советского производства. Выбивались из ряда только два немецких бронетранспортера. К сожалению, большая часть машин пострадала в бою – что сгорело, что было побито пулями и осколками – но все-таки мы забрали часть техники и вооружения. Теперь было на чем везти раненых. Пулеметы и винтовки мы частично прибрали с собой на всякий случай, а частично сожгли, облив бензином. В основном винтовки. Несколько стволов взяли деревенские, но не особо много на общем фоне.

Еще через час, когда полностью стемнело, мы сняли посты и выехали на дорогу. Нам было нужно уехать как можно дальше от этой деревни. Уничтожили мы не немцев, и особой реакции от них ждать не стоит, но на всякий случай, как говорится…

Шесть часов спустя, когда мы проехали километров пятьдесят и оставили за спиной пяток ночных стоянок немецкий войск, заметили еще одну, только в этот раз техники было на порядок меньше. Один грузовик и что-то легковое. Не совсем понятно, кто это, при снова зашедшей за облака луне, но вряд ли там больше десятка гитлеровцев.

Конечно, немцы убирали на ночь не все посты фельджандармерии, но мы ехали не по главным дорогам, а по второстепенным, поэтому за два дня встретился только один пост, но к их счастью, они нами не заинтересовались. Только полусонный часовой проводил нас ленивым взглядом, и все. Я этого, конечно, не видел, все-таки темно, просто предположил. Надеюсь, такое везение продлится подольше.

Когда мы проехали мимо, я приказал остановить колонну.

– Ты чего? – с заднего сиденья сонно спросил пробудившийся Адель. Сейчас за водителя у нас был Руссов, управлял он не особо умело, а тут хоть опыта наберется под нашим присмотром.

– Стоянка немцев. Грузовик и легковушка. Мы не знаем ситуацию на этом участке фронта, нам нужны «языки».

– Хорошая идея, я тоже об этом думал.

– Пойду разведку озадачу. Пусть как хотят, но захватят кого-нибудь. Если что, в усиление фадеевцев пусть возьмут.

Выйдя из машины, я велел командиру расчета ДШК, что ехал перед нами, вызвать ко мне Бутова и Фадеева и ожидал их у своей машины. Через минуту оба были рядом.

– Видели стоянку немцев в двух километрах?

– Да, – ответил Бутов.

– Да, товарищ старший лейтенант, – подтвердил мичман.

Луна снова вышла из-за туч, так что мне их снова было видно. Силуэты, по крайней мере.

– Задача такая. Немцев взять в плен, лучше офицеров. Остальные мне не нужны. Технику захватить целой и пригнать сюда с пленными. Старший в операции – командир разведвзвода старшина Бутов. У него в этом больше опыта. Сколько брать людей, согласуйте между собой. Все, свободны. Мы вас ждем тут.

Через две минуты шестеро пограничников и одиннадцать мореманов скрылись в ночи. Дальше последовало томительное ожидание. Бойцы, пользуясь остановкой, разминали ноги и бегали до ветру, Фадеев организовал охранение, я же дошел до последних машин, где у нас были раненые.

– Товарищ командир? – пискнул кто-то у борта.

– А, Ландыш. Как раненые, не сильно их растрясли?

– Есть некоторые, для кого поездка очень тяжела. Но мы понимаем, что нужно уехать как можно дальше, – немного сумбурно ответила ефрейтор. – Тяжелее было принимать раненых. Двое прямо на операционном столе умерли. Матросик один, совсем молоденький был.

– Пусть потерпят, тут немного осталось. Еще час – и мы доберемся до дневной стоянки. Тут километров двадцать всего осталось. Крапивин спит?

– Да, он как сел в кабину, так и уснул. А то ведь он два дня глаза не смыкал – с шестого июля, да еще последние операции, как он смог столько у стола простоять? Даже не знаю. Двужильный он у нас.

– Врач у вас молодец. Ладно, колонна простоит еще в течение часа, ожидаем результата разведки. Потом движемся дальше… Хотя, может, и раньше поедем, – пробормотал я, услышав, как вдали заработал двигатель. Через минуту звук заметно приблизился. – Ты, кстати, чего зубами стучишь?

– Замерзла, форма влажная, – пояснила девушка. Я понятливо кинул. Когда мы закончили с литовцами и в деревню въехали наши тылы, Медведева, узнав, что хозяева одного из домов для карателей приготовили баньку, провела банно-прачечные процедуры как для медиков, так и для некоторых раненых. А так как выехали мы почти сразу, то девушки оделись во влажную одежду. Хотя странно, часов восемь уже прошло, должна была высохнуть. Об этом я и спросил.

– Один раненый пить захотел, а машину тряхнуло на кочке, вот нас и облило, – спокойно пояснила медсестра. – Половина канистры разлилась.

– Понятно.

С медиками вообще произошел забавный случай. Когда они закончили обмывать раненых, то сами забрались в парную и стали мыться, с привизгиванием хлеща друг друга вениками. Их услышал литовец, что крепко спал на чердаке бани, на душистом сене. Причем реально крепко спал, и что у бани шел бой, отчего она вся оказалась покоцана пулями, он, похоже, и не знал. Поэтому, услышав девичьи голоса, он, все так же обнимая пятилитровую бутыль с самогоном, спустился в предбанник и влез в парилку. Где его немедленно оглушили возмущенным визгом, дали по голове банной шайкой, ковшиком и в заключение еще облили кипятком. Прибежавшие на крики двое бойцов из хозвзвода скрутили карателя, причем труднее всего было отобрать бутылку, и отвели ко мне. Через двадцать минут этот каратель уже висел на одном из фонарных столбов, болтаясь в петле с табличкой на груди: «За наших девчат!»


Оставив медика у машины, я направился к последнему грузовику, с откинутого борта которого в сторону источника шума смотрел тупоносый ствол «максима». Рядом стоял Фадеев.

– Прям тачанка, – хмыкнул я. Глаза уже адаптировались к темноте, и видеть я стал лучше.

– Стрельбы не было, – произнес мичман.

– Я слышал. Скорее всего, в ножи взяли фрицев.

– Кого?

– Мы так всех немцев называем. Как-то взяли три десятка пленных, допрашиваем, так там через одного Фрицы оказались. Так и повелось.

– Понятно.

Через пару минут, осветив нас неярким светом маскировочных фар, рядом притормозили открытая легковушка и грузовой «Опель-Блиц».

– Докладывай, старшина, – узнал я Бутова по фуражке.

Молодцевато выпрыгнувший из легковушки пограничник вскинул руку к виску и бодро отрапортовал:

– Товарищ старший лейтенант, нами взяты в плен три немецких офицера, один унтер и двое рядовых. Пять солдат, включая часового, были уничтожены. Трофеи: две машины – один грузовик «Опель» и легковой вездеход марки «мерседес». Также семь пистолетов, три автомата, пулемет и пять карабинов.

– Молодцы, – похвалил я разведчиков.

Включив фонарик, я осветил сперва тентованный грузовик, потом уже и легковушку, к моему удивлению, оказавшуюся джипом вроде «виллиса». На радиаторной решетке была трехлучевая звезда.

– Пленные в грузовике?

– Да.

– Переводчиков позовите, они у Непейбороды ждут, – велел я. Пока посыльный бегал, моряки вытащили из кузова помятых связанных немцев с кляпами во рту. – Хм. Летчики.

Это действительно было так. У всех были знаки различия люфтваффе.

Когда прибыли переводчики, я стал задавать вопросы, и если один офицер гордо отказался отвечать, то два других, после того как я демонстративно пристрелил немца, запели как соловьи. Теперь бойцы спокойно наблюдали за убийством пленного противника, после деревни для них это стало нормой. Больше никто не заикался о недопущении расстрела пленных.

Информация, полученная от офицеров и отведенных в сторону рядовых, была интересна скорее для нашей авиации, чем для нас. Оказалось, группа под командованием застреленного мной капитана Баха проводила поиск мест для развертывания аэродрома ближе к фронту. Две площадки были найдены. Одна для бомбардировщиков, другая для истребительного штафеля эскадры, где служили пленные.

Подсвечивая отобранную у немцев карту, я задумчиво бормотал, водя пальцем по квадратам:

– Обе площадки удобные. Они рядом с дорогой, можно подвозить припасы и топливо. Река или водоем близко. Укрытие в виде леса. Та площадка, где будут стоять истребители, находится рядом с селом, а вот та, что для бомбардировщиков, в глуши, ближайшая деревня в восьми километрах…

– А почему они площадку для бомбардировщиков не у деревни решили организовать? – спросил Фадеев.

– Понимаешь, мичман, тут есть свои нюансы. Не везде сядут бомбардировщики, тут от почвы зависит. Видимо, они нашли отличный луг для них. Несмотря на то, что вокруг степи, найти площадку не так уж и легко. Хм… Семенов, спроси у немцев, какое прикрытие у бомбардировщиков, – велел я одному из переводчиков. Через минуту красноармеец ответил:

– Зенитная батарея и взвод охраны при шести пулеметах. Во взводе сорок солдат.

– В принципе нормально… Двигаемся дальше вот к этому лесу, – я показал Бутову на карте, а когда он открыл рот, чтобы спросить, пояснил: – Немцы по рации уже сообщили, где найденные площадки, значит, аэродромы все равно будут там, где и положено. Есть возможность поймать их на горячем. Туда приедем, там видно будет. Все, выдвигаемся!

– Вы хотите уничтожить самолеты?! – неверяще спросил Фадеев.

– Да плевать я хотел на самолеты! На немцев пол-Европы работает, новые самолеты сделают. Не-е-ет, мичман. Мы будем уничтожать летный состав, наземную технику и технический состав, а уж потом сами самолеты. А когда это сделаем, возьмем ноги в руки и очень быстро рванем оттуда, чтобы нам задницу за это дело не надрали. Ясно?

– Да, товарищ старший лейтенант. Ясно, но немцы ведь нас уже ищут из-за литовцев…

– Во-первых, я сомневаюсь, что они об этом уже знают, ну а если знают, то мы проехали больше пятидесяти километров, да до аэродрома еще двадцать. Мы будем не в зоне их поисков. Во-вторых, у нас есть шанс нанести еще один удар немцам, уже более значимый.

– Ясно, товарищ старший лейтенант.

– По машинам. Нужно затемно проехать двадцать четыре километра.

– А с немцами что делать? – спросил один из моряков.

– Грузите в машину, они нам помогут. Капониры будут рыть.

Вернувшись к «эмке», я выгнал Руссова с водительского места, и мы двинулись дальше, только в этот раз не прямо, а свернули на ближайшем повороте направо, к фронту Именно там была площадка, выбранная для расположения аэродрома бомбардировщиков. Пока мы ехали, я разбудил Саню и Аделя и рассказал все новости, что появились за последний час, выложив свое решение уничтожить аэродром. Мое решение их не удивило, видимо, привыкли. Про то, что нас, возможно, ищут, они даже и не вспомнили.

Включив фонарик, они стали изучать карту, что я им дал.

– Деревень вблизи нет – это удобно. Махонький лесок и озеро рядом. Дорога и поле. В принципе удобное место для аэродрома. Только почему они выбрали именно его? – спросил Майоров.

– Один из офицеров сказал, что там суглинок. Очень твердая почва. В остальные местах или распахано, или овраги.

– Когда будет организован аэродром?

– Завтра к обеду наземные службы выезжают, им тут двигаться часов пять без остановок. Вечером будут на месте. Бомбардировщики взлетают, после бомбардировки возвращаются не на старый аэродром, а на новый. Оставшиеся подразделения, что обеспечивали вылет, грузятся в машины и двигаются к новому аэродрому. У них уже все организовано, опыт немалый приобрели.

– А почему самолеты должны сесть вечером?

– Да это их какие-то заморочки. Самолеты садятся, обслуживающий персонал всю ночь готовит наземные службы. Утром без отрыва от производства начинается плотная боевая служба. Площадку готовить не надо, она ровная. Я же говорю, у них все отработано.

– В принципе удобно для нас.

– И я о чем.

Пока комиссар и начштаба обсуждали мои планы, я спросил у Аделя:

– Кстати, а ты чего с моряками вчера задержался?

– Да по нашей линии ориентировка была на лейтенанта Петрова, ехавшего в поезде Москва – Ровно двадцать второго июня, – Адель не заметил, как машина чуть вильнула, когда я напрягся. – А в этом дивизионе служил лейтенант Петров. Только в другой батарее.

– Он?

– Нет, этот Андрей, а нам нужен Сергей.

– Что-то я об этом не слышал, – с сомнением пробормотал я, стараясь, чтобы голос не дрогнул и был безразличным.

– Так я же собирал дивизион, расспрашивал… Хотя да. Ты же у Филиппова был на совещании.

– Понятно.

Мои мысли скакали галопом. О том, что я ехал на этом поезде, знал только Сазанов, мы оба там были, хоть и не видели друг друга. Скорее всего, Адель действительно опросил всех батарейцев дивизиона. Только когда он это делал, я был на совещании, а Сазанов с двумя подчиненными уезжал на склады. Видимо, Адель посчитал это несущественным. Возможно, он просто опросил по заявке и забыл об этом деле, пока при допросе не вспомнил и не спросил у матросов. А там уж завертелось.

«М-да, быстро работают. Вычислили-таки, а я ведь имел не самое хорошее мнение о профессионализме гэбистов. А тут они меня на раз уделали. Причина, почему я еще не в Кремле, одна – неразбериха войны, а так меня бы давно сопроводили куда надо… Нет, я, конечно, правильно сделал, что отправил письма, даже сейчас, будучи оторванным от сводок, видел, что уже что-то меняется. Да один только Ровно был взят на день позже и с большими потерями, однако из-за моей спешки меня так быстро и вычислили. Не удивлюсь, что по почерку определят, что с урками и удостоверениями командиров тоже я связан…»

Мои размышления были прерваны вопросом Александра:

– Как действовать будем? От чего отталкиваться?

– Орудия мы использовать не будем, если только «эрликоны». У нас подавляющая мощь в пулеметах и пехоте, от этого и будем плясать… – тряхнув головой, чтобы прогонять тяжелые мысли, ответил я начштаба.

Пока Саня, Адель и Матвей обсуждали и прикидывали, кто будет участвовать в уничтожении аэродрома, я снова ушел в свои мысли.

«Если меня вычислили, то скоро возьмут. В тылах немцев вряд ли, но вот при выходе точно. Наверняка все особые отделы армий известили. Ну еще бы, такая инфа от меня была, наверняка все мозги свернули, пытаясь понять, откуда она. Конечно, они вряд ли поверили про падение Киева, но остальные-то даты совпадают. Города, про которые я написал, были взяты в те дни, как и было указано. Даже гибель двух армий в приграничной зоне и пленение командующего одной из них описал подробно. Это, думаю, их и проняло. Да и места будущих прорывов танковых групп— тоже. А то, что инфа принята и использована, я в курсе – радисты трофейную радиостанцию еще не сломали. Вон, в Белоруссии Минск немцы взяли на два дня позже, и наши успели отойти. А самая крупная танковая битва, о которой трубит радио третий день? Значит, поставили артиллерийские заслоны на пути танковых групп. Ударили нашими механизированными корпусами во фланг атакующим немцам. Конечно, из-за взаимодействия, то есть из-за отсутствия такового большая часть немцев смогла отойти, да и количество захваченной техники, думаю, было завышено. Но наверняка ее захватили немало. Значит, инфа точно попала куда надо, раз наши отцы-командиры так оперативно среагировали. Вывод: меня плотно ищут и будут брать при выходе из окружения. Какое лучшее решение в этом случае, если мне неохота отправляться в Кремль? Я все рассказал о войне, что знал. О начальном периоде, дальше смысла не было, если бы поверили и отреагировали, а они отреагировали, история все равно изменилась бы. Ну а как я по-другому могу еще помочь? Что знал, в письмах Сталину изложил. На высокие командные должности он меня не поставит, молод еще. Сидеть в изоляции в Кремле тоже не сахар. А вот как командир небольшого соединения – для меня в самый раз. Рейды по тылам, ущерб и паника в рядах противника – это лучшее, чем можно помочь своей Родине. Может, в командиры партизанского отряда переквалифицироваться? Значит, решение только одно: старший лейтенант Виталий Фролов должен погибнуть. Но не раньше, чем дивизион подойдет к передовой. Бросать ребят в немецком тылу – это свинство. Распишу свои планы, как преодолеть передовую, чтобы парни смогли ими воспользоваться, назначу прямых замов, потом инсценирую свою гибель. Нужно будет озаботиться комплектом формы и документов. Но перед своей «гибелью» передать через Аделя новый комплект «предсказаний», только уже послевоенных. Сдадим радетелей в высших эшелонах власти. Интересно, что кукурузнику сделают? После первых писем к этому сразу отнесутся серьезно… Хм, надо обдумать все это…»


Нас изрядно стесняли раненые, из-за чего пришлось ехать медленнее, но как бы то ни было, вскорости мы оказались в нужном месте.

– Товарищ командир, – склонился над водительским окном Бутов, – мы овраг в двух километрах от площадки обнаружили. Глубокий и сухой, технику можно спрятать. Если укрыть маскировочными сетями, никто не обнаружит.

– Хорошо. Веди колонну туда, пусть маскируются. Старшим колонны будет старший лейтенант Майоров, а мы скатаемся к будущему аэродрому. Прикинем расстановку сил. Осмотрим, так сказать, местность.

– Хорошо.

Саня вылез из «эмки» и направился к головной машине, а мы с Аделем, Руссовым и присоединившимся к нам Фадеевым на полуторке поехали к темнеющему вдали лесу. Солнце еще не встало, но небосклон уже начал светлеть.

Подъехав к лесу, мы вылезли из машин и стали осматриваться.

– Я так думаю, самолеты будут укрыты под деревьями. На опушке. Вон самое удобное место для палаток или землянок. Близко к воде. Зенитки они поставят там – две; и одну, скорее всего, у дороги, с парой пулеметов в прикрытии. Последнюю – у озера, она перекроет мертвые зоны, – покрутившись на каблуках, озвучил я свои предположения. – Теперь давайте немцев послушаем. Мичман, доставай «языков»!

Офицеры, которые уже прикинули расположение аэродрома, подтвердили мои слова – кроме зениток, среди них зенитчиков не было.

– Убирайте их обратно, – махнул я краснофлотцам, что охраняли пленных. – Значит, слушаем меня. Чтобы не пересечься с немцам, будем действовать так. Оба наших «эрликона» закапываем и маскируем на том холме. Конечно, километр далековато, но в принципе для стрельбы сойдет. Главное, чтобы немцы из любопытства туда не ходили и не обнаружили нашу засаду. К тому же на прицеле обеих зениток будет озеро и расположение будущего личного состава. Стоянка самолетов под их прицел не попадает.

– А пехота где укроется? – спросил мичман, записывая мои слова.

– А нигде. Охрана наверняка прочешет и лесок, и окружающую местность, не спрячешься. Если только лисьи норы вырыть, но долго там не просидишь, тело онемеет. Лучше будем работать под подъезжающую колонну, там пехота и будет. Благо трофейная техника у нас есть.

– А холм они будут осматривать?

– Вряд ли, там от озера овраг пересекает местность. Если его они точно осмотрят, то на холм подниматься вряд ли будут… Хотя они педантичные, но тут как повезет. Если увидим, что идут разведать холм, то атакуем немедленно. Только тогда не прилетевшие самолеты уцелеют, хотя мы можем встретить их на подлете и врезать из всех стволов. Парочку собьем, остальные улетят. Но лучше обойтись без этого, дождаться, когда все бомбардировщики сядут, летчики немного успокоятся после полета, и за час до темноты атакуем. Этого нам хватит и на уничтожение аэродрома, и на сбор трофеев, и на то, чтобы смыться, когда наступит ночь. Кстати, зенитную батарею нужно постараться захватить целой. Зенитки нам пригодятся. Если там «флаки», конечно. Хорошие системы.

– «Флаки»? – переспросил мичман.

– Двадцатимиллиметровые Флак – тридцать восемь, или лучше Флакфиерлинг – тридцать восемь. Первые спаренные, вторые счетверенные. Первоклассные зенитки. Хотелось бы видеть их в виде трофеев. Я тогда сформирую четвертую батарею на трофейных орудиях.

– А откуда вы про эти зенитки знаете?

– Мы когда первые трофеи захватили, они сейчас в батарее Иванова, то там и брошюрки по использованию были, и какие системы еще существуют.

– Понятно.

– Значит, так. Всех свободных людей – копать капониры, на холм, за два часа они должны быть вырыты, орудия установлены и замаскированы. Старшим, отвечающим за маскировку на холме и за командование в бою, лейтенант Иванов. Выполнять!

Ревя мотором, полуторка развернулась и попылила в сторону оврага, где укрылся дивизион, а мы продолжили стоять, рассматривая лес и опушку.

– А что за лисьи норы, про которые ты говорил? – спросил Адель.

– Это такие углубления вроде ячеек, только со щитом, закрывающим эту нору А на щите пласт травы с корнями, чтобы не пожухла. По нему пройти можно, и ничего не заметишь. Полная имитация почвы.

– Хм, интересное предложение.

– В нашей ситуации неосуществимо, времени нет. Ладно, поехали к оврагу, посмотрим, как там дивизион расположился.

До обеда мы успели установить на холме обе зенитки, четыре ДШК и замаскировать их. Провели боевые игры, чтобы отобранные для операции бойцы и краснофлотцы знали, что и как делать. Трофейных машин у нас было всего четыре. Это открытый джип, который забрал себе Адель, влюбившийся в него с первого взгляда; грузовик, что таскал кухню; «Опель-Блиц», захваченный вместе с немецким джипом; и один из трофейных бронетранспортеров, захваченных у литовцев. Жаль только, второй мы так завести и не смогли. Во все машины умещалось пять десятков бойцов и краснофлотцев, вооруженных пулеметами и автоматами. В редком случае – карабинами, кому не хватило автоматического оружия. Бойцы были проверенные, небольшой опыт у них был при уничтожении литовцев, так что, думаю, справятся. Хотя это, конечно, не пьяных карателей уничтожать, что на ногах-то не все стояли, а кадровые части люфтваффе.

Оставалось только ждать, когда прибудут гитлеровцы. Наблюдателей мы выставили на все дороги, поэтому до прибытия немецких авиаторов я отдал приказ на отбой. Пусть люди отдохнут перед боем, выспятся. Последние сутки были тяжелы. За час до появления немцев медики сообщили, что еще один раненый умер. Это уже третий, что не перенес дорогу.

– Ловко работают, – пробормотал лежавший рядом Адель. Немцы за восемь часов с момента прибытия успели установить палатки, подготовить места стоянок, организовать охрану, кухню, столовую и даже площадку для игры в волейбол.

– Угу. Смотри, те две зенитки установили, где мы и думали. Твои не оплошают? Все-таки эти четырехстволки хотелось бы захватить неповрежденными, – спросил я.

– А остальные?

– Это пятидесятимиллиметровые Флак – сорок один. Хрень, короче, брать не будем. Их даже сами немцы ругают. Странно, что они у авиации. Их в основном используют для охраны стационарных объектов. Бьют по тем самолетам, где мелкокалиберные не достают.

– Ну, в данный момент аэродром можно считать стационарным объектом. До того мгновения, пока его не перебросят в другое место.

– Ну да… Гудят вроде? Никак самолеты на подлете?

– Да, я тоже слышу.

С момента, когда появились наземные службы, прошло уже восемь часов, и в данный момент было полвосьмого вечера.

План по захвату и уничтожению аэродрома был прост. Колонна из двух грузовиков, набитых бойцами, в сопровождении джипа, бронетранспортера и двух мотоциклов сворачивает к аэродрому, там у них на подъезде пост с пулеметом. Именно в это время открывают огонь по ближайшей зенитке и по палаткам на опушке орудия Иванова, пулеметы бьют по личному составу. Сигналом для открытия огня будет остановка нашей колонны у поста. Те, пользуясь заминкой, уничтожают немцев и на полной скорости гонят к аэродрому, где высаживаются и добивают очаги сопротивления. Думаю, свинцовый ливень сразу переведет стрелки победы в нашу сторону. Дальше просто. Пока пехота преодолевает сопротивление, дивизион покидает овраг и мчится к аэродрому, где происходит сбор трофеев, уничтожение всей ненужной техники и быстрое улепетывание куда подальше. Думаю, немцы свяжут уничтожение карателей и аэродрома, и нам на хвост быстро упадут преследователи. Но это опасно только в том случае, если между нами не получится оставить максимально возможное расстояние.

Для погранцов у меня было отдельное задание. У немцев четыре зенитки. Две ненужные нам Флак-41 – одна у озера, как я и предполагал, вторая же не у дороги, а чуть дальше. И еще две – те самые Флакфиерлинг-38, на которые мы с Ивановым слюни пускали. Эти две зенитки стояли в конце взлетного поля, укрытые мешками с песком и маскировочными сетями. Вот задача по захвату этих пушек и лежала на пограничниках Аделя. Я не знаю, как они подберутся, все-таки открытое поле и трава уже пожухлая. Может, используют все шесть снайперских винтовок, что были у нас в дивизионе, но им придется уничтожить расчеты и захватить зенитки неповрежденными.


– Точно самолеты, вот первые двенадцать штук, – пробормотал сидевший рядом Руссов, внимательно разглядывая небо. При приближении «хейнкелей» мы спрятались под маскировочную сеть.

Самолеты сделали над нами несколько кругов и только потом пошли на посадку. Дивизион был замаскирован на совесть, поэтому мы не боялись быть обнаруженными, но все-таки напряглись, пристально глядя на бомбардировщики. Мало ли что. Через десять минут появилась очередная группа самолетов, только в этот раз их было шесть, потом еще двенадцать и еще шесть.

– Вроде все, больше никого не будет. Видите? Маскируют самолеты.

Руссов ошибся: буквально через полчаса, когда летчики сели за длинные столы, что наземная служба привезла с собой, и приступили к ужину, послышался комариный писк, и на посадку с ходу пошел маленький трехместный моноплан с одним двигателем.

– «Шторьх». Или посыльный, или разведчик, – я азартно зашевелился, пытаясь рассмотреть, что творится на аэродроме.

Вот прилетевших направились встречать начальники, из самолета выполз грузный офицер в черном мундире и сопровождающий в такой же форме с чемоданчиком в руке, за ними – летчик. Последний сразу направился к кухне, пока офицеры беседовали между собой.

– Эсэсовцы, им-то что нужно у вояк? – озадаченно пробормотал я.

– В плен возьмем и поспрашиваем, – ответил Адель. – Смотри, к штабу пошли.

– Угу. Пока они расслабленные и никого вокруг, пора начинать операцию. Матвей, давай сигнал.

Скатившись с верха оврага, Руссов замахал руками. Стоявший в двухстах метрах боец вскочил и передал сигнал дальше. Вот так через шестерых сигнальщиков мы отдали приказ группе пехоты под командованием мичмана Фадеева на выдвижение.

Через минуту послышался звук моторов, и в трехстах метрах от нас по дороге пропылило шесть единиц трофейной техники. Будем надеяться, немецкая форма на наших людях в первое время введет противника в заблуждение.

– Началось, – азартно пробормотал Майоров, отрываясь от бинокля и записывая в журнале время начала операции. Рядом пару раз щелкнул фотоаппаратом Гольдберг, которого Саня снял с расчета ДШК и определил в состав штаба. Гольдберг свободно пользовался фотоаппаратом, документируя весь путь дивизиона, пленки у него был целый чемодан – на пару тысяч снимков.

– Внимание: они подъезжают к посту… Есть!

Внезапно для немцев, но не для нас, на холме в полутора километрах от аэродрома засверкали вспышки, и только через несколько секунд донеслись очереди автоматических пушек и рев нескольких крупнокалиберных пулеметов. Одновременно с этим, уничтожив автоматным огнем пост, пехота на машинах рванула вперед. Начало операции прошло более чем удачно. Практически весь летный состав ужинал, так что пулеметы били по групповой цели.

Едва слышно щелкали снайперские винтовки, выбивая расчеты зениток и уничтожая пулеметчиков за мешками с песком. Били пулеметы с мотоциклов по мечущимся у столовой выжившим под шквальным огнем с холма. Там же вставали мелкие разрывы от автоматической пушки. Где они пересекали человека, в стороны летели кровавые брызги. Немцы не успели организовать оборону, машины уже ворвались на стоянку самолетов и остановились у палаток. Задние борта грузовиков тут же, под прикрытием пулеметного огня мотоциклистов, откинулись, и на пыльную землю попрыгали матросы в темно-синих фланелевых форменках и бойцы в обычной защитной форме, одновременно открывая огонь из автоматов и пулеметов и внося еще большую сумятицу в боестолкновение. Бронетранспортер отъехал чуть в сторону, и пулемет на нем бил не переставая по мечущимся среди деревьев фигуркам.

Когда пехота оказалась на аэродроме, зенитчики под командованием Иванова перенесли огонь куда-то в сторону озера. Видимо, выжившие побежали туда, да одна из зениток стояла там же.

Через десять минут Адель оторвался от бинокля и объявил, убирая оптику в чехол:

– Сигнал. Можно ехать.

Направив бинокль в сторону джипа, я увидел краснофлотца, стоявшего на капоте и машущего белой тряпкой.

– Ага, вижу. Не могли что-нибудь другое найти.

– А что там? – спросил Руссов.

– Кальсонами машут.

– Да ну? Наверное, первыми попались. Едем?

– Да, давай сигнал дивизиону Машины Индуашвили и Иванова пусть едут на холм и забирают свое вооружение, как договорились, а мы на аэродром. Посмотрим, что там успели натворить наши морячки и бойцы из расчетов.

Недостаток пехоты мы возместили тем, что были вынуждены проредить часть расчетов батарей Иванова и Сазанова, отправляя высококлассных специалистов, что называется, «в цепь». Это была вынужденная мера, Фадеев со своими гидробойцами не справился бы, маловато их было. Не хватало нам пехоты, очень сильно не хватало.

– Да уж успели натворить. Три самолета горят, еще что-то у палаток, – спускаясь к «эмке», известил нас Адель.

– Посмотрим.

Через десять минут мы все были на аэродроме, где началась самая сладкая часть после боя. Сбор и распределение трофеев. Тут королями были Майоров и Непейборода.


Когда стемнело, мы подожгли всю оставляемую технику. Заминировали склады с бомбами и остатками горючего, что не брали с собой, и выехали на дорогу. Наша колонна увеличилась на восемь грузовиков, один был с кухней, два с прицепами. Была одна санитарная машина, отданная Крапивину. Две легковушки, один бронетранспортер с двумя спаренными МГ-15 в зенитном варианте в кузове. Три наливняка, два мотоцикла и колесный трактор. Хотя зачем нам был нужен трактор, который немцы использовали, чтобы стаскивать с полосы разбитые самолеты, не совсем понятно, но скорость он держал приличную. Двадцать давал спокойно. А если приспичит, то и тридцать выжимал. Тракторист нашелся среди бойцов хозвзвода. На мое предложение оставить трактор на аэродроме наш главный хомяк Непейборода так посмотрел на меня, как будто я предложил изменить Родине в самых извращенных позах. В общем, трактор присоединился к дивизиону.

– Надо бы, конечно, дождаться наземных служб, что должны приехать завтра со старого аэродрома, но хорошего помаленьку, – сказал я, следуя за передовой машиной разведчиков.

– Да уж и так наворотили делов, – невольно хохотнул Руссов, сидевший рядом. В машине были только мы трое – Адель на своем любимом джипе, получившем пару косметических пробоин, ехал следом.

Скорость была не очень большая из-за раненых, которых уже прооперировал военврач Крапивин. Для них мы выделили два пустых грузовика, а чтобы получившим ранения бойцам и краснофлотцам было мягко, на дно кузова накидали палаток, что забрали с аэродрома.

– Раненых много получилось. Убитых всего шестеро, а вот раненых девятнадцать, – озвучил я свои мысли. – Едем хоть и не быстро, но можем растрясти. У нас их и так почти пятьдесят человек. Не боевая часть, а лазарет какой-то.

– А куда деваться? Немцы не дураки и поймут, что противник, уничтоживший литовский батальон, аэродром и самолеты, вряд ли ушел далеко, и начнут нас активно искать, – ответил Саня. – Да еще бронетранспортер этот…

Под конец боя сломался литовский бронетранспортер – прямо на взлетном поле. Оказалось, в начале боя одна из пуль, смяв бронешторку, попала в радиатор, и к концу боя двигатель заклинило от перегрева. На броне были обозначения литовского батальона, так что свяжут нас быстро.

Руссов на слова Сани только вздохнул.

Пользуясь тем, что пленки много, наш политрук снялся на фоне горящих самолетов. Это послужило спусковым крючком, мгновенно весь дивизион стал ярым поклонником фотосессий. Да что там говорить, они даже меня заставили сняться восемнадцать раз. На фоне погибших летчиков и заваленных палаток, которые как раз начали собирать бойцы Непейбороды. На фоне самолетов, зениток, трофейных машин, пленных немцев. Множество групповых снимков. Когда Гольдберг все распечатает, у каждого бойца будет по одной, а то и по две фотографии. Групповой или одиночный снимок. Будет что отправить домой, чтобы родные видели, что их сын, брат, отец или муж – герой. Вот такие дела. Но переплюнул всех именно Руссов. Гольдберг его героический фас и профиль снял аж пятьдесят раз. В основном в групповых снимках, но все же. Матвей был очень доволен.

– Опять про нас в газетах напечатают? – спросил Майоров.

Он, как и Руссов, получил звание за наши прошлые дела. Можно сказать, они примазались к нашим успехам. Саня это прекрасно понимал и очень переживал, поэтому после уничтожения батальона карателей и аэродрома воспрянул духом. При уничтожении этих подразделений он принимал активное участие как в планировании, так и в подготовке.

– А о нас печатали? – хмыкнул я.

– Но я же говорил, что вышел очерк о нашем дивизионе! Мне в политотделе корпуса сказали, что будет восемь продолжений. Только до нас дойти не успело. В окружение попали, – вздохнул начштаба.

– Вот увижу этот очерк своими глазами, тогда и поверю… На двадцать километров уже отъехали, а зарево сзади все равно видно. Жаль, что бомбы еще не рванули. Фадеев сказал, что часы в бомбе поставлены на двенадцать, значит, рванет через сорок минут, но мы этого уже не увидим. Далеко будем.

– Да, все-таки везучий ты, Виталий, ох, какой везучий! Это же надо было такие операции провернуть!

Нам теперь все завидовать будут, – вздохнул Майоров.

Так, все еще пребывая в эйфории от уничтожения карателей и подразделения люфтваффе, мы и катились почти всю ночь.

Через сорок километров нас попытался остановить патруль фельджандармерии. Но разведчики на бронетранспортере с ходу подмяли один из двух мотоциклов и расстреляли дорожных «полицаев» из автоматов. Собрав трофеи, мы проследовали дальше, не ожидая помощи немецким «гаишникам» из ближайшего села.

Перед самым рассветом, когда мы удалились за ночь на предельное расстояние примерно в девяносто километров, разведчики наконец обнаружили вполне подходящее место для дневки. Леса, к сожалению, не было, но глубокий овраг с текущим по дну ручьем нам вполне походил. Укрыв технику маскировочными сетями – нам их теперь хватало, в трофеях одиннадцать сетей было – мы встали на дневку и, выставив часовых, мгновенно отрубились. Устали все!


– Докладывайте, товарищ Берия, что у нас по Оракулу? – велел Сталин. Сидя за столом, он попыхивал трубкой, с прищуром поглядывая на всесильного наркома, усаживающегося за стол.

– За эти два дня мы успели сделать многое. Например, были предъявлены фотографии командиров и граждан, обнаруженных на насыпях у железной дороги Казань – Москва, убитых предположительно пособниками немцев, воспитателям и директору детского дома в Ленинграде, где воспитывался Фролов. Все сразу опознали в парне на одной из фотографий Виталия Фролова, что подтверждает использование Оракулом одного из отобранных комплектов документов. Также в Москву из политотдела Киевского военного округа была доставлена фотокопия боевого журнала дивизиона Оракула и копии фотографий, сделанных для подтверждений боевого пути этой части. Боевой путь изучил генерал армии Жуков еще в Киеве, его вердикт такой: командир дивизиона старший лейтенант Фролов – инициативный командир, не боящийся брать на себя ответственность и отвечать за ошибки. Он имеет аналитический ум, хорошие тактические и стратегические способности. Все операции, разработанные им, были проведены блестяще, с минимальными потерями. Это говорит о том, что он заботится о своих людях и предпочитает не рисковать, если боестолкновение приведет к неоправданным потерям.

– Мнение генерала Жукова, конечно, важно, но известно ли что-нибудь об Оракуле и подразделении, которым он командует? – Сталин знал уже все о дивизионе и его командирах, аналитическая справка была доставлена ему еще вечером седьмого июля.

– Нынешнее местоположение дивизиона неизвестно. Одно знаем точно: дивизион вырвался из окружения и сейчас находится где-то в тылах противника. Это подтверждают пленные. Как наши, так и противника.

– Поясните?

– Подразделение капитана Омельченко освободило два десятка красноармейцев из плена. Их вели три конвоира в один из пересыльньх пунктов. Два красноармейца находились в том же кольце окружения, что и дивизион Оракула. Более того, один из бойцов, механик автобата, пару раз лично видел Оракула. По их словам, когда войска пошли на прорыв по руслу реки, Оракул нагло увел дивизион через брод, для шумового эффекта использовав склады боеприпасов, а чтобы их не заметши – дымовые шашки. Они просто объехали посты по берегу реки и скрылись на одной из дорог. Про это рассказал один пленный немец, у которого там погиб родной брат – тот находился на одном из постов и был зарезан вместе с другими немцами бойцами Оракула. По предположению капитана Омельченко, Оракул не будет сразу прорываться к фронту, а воспользовавшись тем, что войск на этом промежутке мало, уйдет подальше и только там повернет к фронту. По его словам, он сам бы так сделал.

– Остается только ждать?

– Да, товарищ Сталин. В этой ситуации мы ничего не сможем сделать… Разрешите вопрос? – убирая листы с докладом в папку, спросил Берия.

– Спрашивайте.

– Завтрашнее контрнаступление наших войск на Юго-Западном фронте?..

– Генерал Жуков уверен, что он сомнет наступающих немцев резервами.

– Будем ждать и смотреть. Поступшо сообщение, что немцы преодолели УРы и сейчас на подходе к Пскову. Похоже, Оракул и тут не ошибся о возможной блокаде Ленинграда и смертях жителей от голода…

– Он писал о полумшлионе умерших от голода, – тихо сказал Сталин, чуть прикрыв веки.

– Большая часть его предсказаний уже сбылась, другие готовятся сбыться. Эвакуация детских домов началась, склады продовольствия начинают рассредоточивать и вывозить в другие места… Он действительно прорицатель?

– Я в это не верю, а верю только фактам… Если будут какие новости по Оракулу, немедленно сообщайте мне.

– Есть. Разрешите идти?

– Идите.


– Подъем! Дивизион, подъем! – кричал кто-то из дежурных неподалеку.

Потягиваясь, я вылез из свой палатки и во время разминки услышал из открытого окна «эмки»:

– Ой, как тело затекло! – это с подвыванием зевнул Руссов.

– А я тебе предлагал в палатку идти. «Я в машине привык», – передразнил я Матвея. – Вот я отлично выспался на матрасе с подушкой да под одеялом. Сань, скажи, хорошо?

– Давненько я так не спал – как на облаке, даже вставать не хочется, – натягивая гимнастерку, ответил Майоров.

– Следующий раз я тоже в палатке переночую.

– Люди, дайте поспать уставшему особисту, – простонал из соседней палатки Адель. – Бубните над ухом.

– Да спи, кто тебе мешает?.. Пошли к кухне, я смотрю, там уже раздача началась.

Похлопав по капоту стоявшего рядом с «эмкой» трофейного джипа, я направился следом за Майоровым получать еду.

Дивизион, приткнувший технику с краю оврага, где посуше – чтобы машины не увязли во влажной почве, – растянулся метров на триста. Проснувшиеся бойцы умывались у ручья, получали пищу, ужинали – было шесть вечера – и под присмотром сержантов проверяли технику. Завладев полным котелком щей и краюхой ржаного хлеба, я присел на краю обрыва и, поглядывая, как работают люди, стал спокойно вкушать пищу.

– Иванов третий взвод создал из трофеев, что мы вчера захватили, расчеты тренирует, – ткнув надкушенным хлебом в сторону суетящихся бойцов и краснофлотцев, заметил Руссов.

– Вижу, – глотнув чаю, ответил я. – Только зря он моряков в расчеты набрал. Они у нас могут быть временно. Заберут – опять людей на замену искать. Лучше бы из наших кого взял.

– Да некого больше, все, кто был, уже приписаны. Вон мне как Гольдберга вытаскивать пришлось, Гога никак не хотел первоклассного наводчика отдавать, – тоже перейдя к чаю, хмыкнул Саня.

– Да, Индуашвили у нас такой. Горячий сын гор, – согласился я.

– Во-во. А у моряков трое бывшие зенитчики, поэтому Иванов и подсуетился.

– Кого он командиром взвода назначил?

– Сержанта Мальцева, тот раньше «эрликоном» командовал. Системы похожие, – пояснил Майоров.

После ужина я выслушал доклад дежурного командира, это был старшина Андреев, командир второго взвода первой батареи, и узнал от него, что, кроме часто летающих над головой авиаразведчиков и дважды проследовавших по полевой дороге патрулей, ничего особенного не случилось. Хотя часовые с дальнего поста наблюдения, находившегося в полукилометре от оврага, докладывали при смене, что слышали далекие раскаты, похожие на канонаду. Еще они заметили десяток окруженцев, но те были в двух километрах и ушли дальше по полю. Шли открыто, при появлении патруля прятались в густой траве. Двое из них – в черных танковых комбинезонах.

Назначив время отбытия и место следующей дневки, я сообщил, что там дивизион будет отдыхать двое суток, приводя себя в порядок. Место двухдневной стоянки я выбрал на берегу небольшой реки, где по карте значился лес. А дальше через сотню километров будет река Припять и город Чернобыль. Всегда в нем хотел побывать.

Майоров с Непейбородой убежали к трофейным грузовикам, набитым боеприпасами и вооружением, снятыми с «хейнкелей». Я подкинул им мысль вооружить каждый грузовик зенитным пулеметом, вот они и решили воплотить мою идею в жизнь. А я, похлопав по борту грузовика-«мерседеса» с антеннами на крыше, пошел в конец колонны.

– Фадеев? Как там пленные? Приготовь связистов, а пока тащи ко мне этого пухлозадого эсэсовца!..


Мост был разрушен, причина понятна даже неопытному глазу. Тяжелый тягач-«сталинец» с МЛ-20 на прицепе проломил настил на середине пролета и вместе с орудием наполовину ушел под воду. Судя по воронкам и сгоревшей технике у моста, немецкие летчики нанесли удары по скоплению отступающих войск.

– Сколько их тут? – пробормотал пулеметчик группы старший сержант Ремезов, рассматривая море перекрученного металла, ранее бывшее советскими грузовиками.

– Сотен пять, не меньше, – ответил стоявший рядом капитан Омельченко.

В это время послышались быстрые шаги, и из-за корпуса Т-37 выскочил юркий парнишка лет двадцати.

– Там брод, судя по башням двух утонувших танков, но мы там не проедем. Мотоциклы утонут, – сообщил он и, поморщившись, добавил: – Там среди грузовиков санитарная колонна стояла. Сгорела. В кузовах тела погибших раненых. Некоторые пытались выбраться, когда машины загорелись, несколько тел свисает с бортов, но… заживо…

Омельченко вздохнул. Маркин был новичком в их отряде и еще не привык к грязи и жестокости войны. Вчера, когда захватили эти мотоциклы и потом добивали фельджандармов на железнодорожном переезде, капитан специально заставил это делать молодого комсомольца. Нужно было, чтобы сержант привык к крови и четко выполнял приказы. Маркин справился, но все еще оставался тем же мальчишкой, что и ранее, и довольно болезненно реагировал на подобные картины.

Поправив ворот плаща, под которым, как и у всех пятерых бойцов осназа, был укрыт немецкий мундир с бляхой на груди, Омельченко покачал головой:

– Задерживаться нам неприемлемо. Дивизион Фролова опережает нас на сутки, и они, в отличие от нас, двигаются ночью, отсыпаясь днем. Попробуем перетащить мотоциклы по дну тросами. Тут всего метров шестьдесят. Приступаем.

Допрос охраны на разъезде среди всего прочего выявил интересный момент. По словам унтера, колонна, о которой им сообщили заранее, ночью была в два раза больше, чем сообщили. Это был первый звоночек, второй – при допросе следующего поста, на который они наткнулись буквально через двадцать километров. Омельченко уже знал, о чем спрашивать. При допросе этих фельджандармов выяснилось, что вчера ночью мимо них прошло шесть автоколонн. Про пять из них им сообщили заранее, шестую, про которую жандармы не знали, они остановить не успели, она проехала по параллельной дороге. Посидев над картой и поставив себя на место Фролова, капитан понял, как будет действовать нужный им командир, поэтому решил срезать угол и перехватить их у небольшой реки Припять. Шифровка с планами Омельченко и с предположениями, как будет действовать Фролов, уже ушла в Кремль. Через час оттуда сообщили, что на перехват будет высажена еще одна группа осназа НКВД под командованием старшего лейтенанта Грошева.


Я сидел на раскладном стульчике и, постукивая пальцами по столику, задумчиво смотрел на тучного эсэсовца, что стоял в трех метрах и всхлипывал, прижимая к себе руку.

Подошедший Адель отвлек меня от размышлений:

– Что у тебя тут?

Тряхнув головой, я ответил:

– Да скорее это твой клиент и Руссова.

– Да? Он что, отвечает за разведку, как мы и думали?

– Нет, этот майор к армии никакого отношения не имеет. Представляешь, этот майор – доктор. Антрополог, отвечает за чистоту немецкой расы. Ну, я вам рассказывал про недочеловеков. Помнишь?

– А то! Я рапорт наверх отправлял по этому поводу. Так что этот немец делает?

– Говорю же, он отвечает за чистоту расы. Своих эсэсовцев они уже проверили, вот на люфтваффе перешли. Это подчиненный доктора Штайнигера.

– Зачем им эта чушь?

– Ну не скажи! Тут такая хитрая политика. Неарийцам и оклад поменьше, и почета тоже. Неарийцы должны подчиняться арийцам.

– Бред.

– А то. Вермахт еще держится, а вот СС уже бродит… Ладно, ты сам его допроси, тебе интереснее будет, а я за связистов возьмусь. Нужно до темноты уложиться… Кстати, этот майорчик участвовал в экспериментах над польскими военнопленными в сороковом. Не то чтобы мне их было жалко, но этот случай надо задокументировать и осветить. Привлеки Руссова, он в этом деле спец, красиво рапорты составляет. Да и с формулировками поможет.

– Ага. Так, бойцы, ведите этого хлюпика за мной.

Пока одни бойцы уводили тучного майора, продолжавшего всхлипывать над сломанным пальцем, другие привели фельдфебеля со знаками различия связиста. Я помнил, как себя вели наши первые пленные. Словно не они, а мы у них в плену. Держались самоуверенно, шутили, похлопывали конвоиров по плечу. Но не эти – они уже поняли, что ничего хорошего их не ждет, и были более… покладистыми, что ли?

– Представьтесь! – велел я. Стоявший рядом младший сержант тут же перевел.

– Оберфельдфебель Фриц Гарт. Старший унтер-офицер подразделения связи.

– Кто командует взводом связи?

– Лейтенант Маклин, он погиб при нападении на нашу часть.

– Хорошо. Расскажите все о машине с антеннами, способах шифрования и передачи сообщений…

Гарт не сразу стал говорливым, но мы быстро его уломали: два здоровенных бойца – специально выбирал покрупнее в батарее Сазанова – помесили его пудовыми кулаками. Причем не без удовольствия. Если я пальцем пошевелю, так они этого немца порвут. Многие помнили изнасилованных девчат-сестричек и штабеля красноармейцев, сложенные у моста диверсантами в советской форме. Про деревушку и карателей уж и говорить не стоит. Я помнил, как бойцы и матросы выносили изнасилованных девчат из избы, где гуляли офицеры батальона. Как помогали нашим медсестрам успокаивать их. У каждого к немцам был свой счет.

Через полчаса, когда связиста увели и мы допросили второго, в звании ефрейтора, я в волнении вскочил и стал нарезать круги вокруг стола. Полученная информация подтвердилась, и это меняло все мои планы.

Приказав увести ефрейтора, я направился к радиомашине, где вскрыл сейф обнаруженными в ящике стола ключами, и вынул продолговатый предмет, похожий на чехол для пишущей машинки.

– Что это? – спросил заглянувший в кузов Майоров.

– Шифровальная машина. Если передадим ее нашим, то все сообщения немцев будут расшифрованы, – глухо ответил я.

Саня, не будь дураком, все понял:

– Влипли… Когда отъезжаем?

– Как стемнеет. Приказ уже отдал, – вздохнул я, забирая вместе с машинкой папки с кодами из сейфа.

– Хочешь забрать с собой?

– Если нас обнаружат, то будут стрелять именно по этой машине, так что лучше подстраховаться, пусть будет под рукой. А ищут нас плотно. Надеюсь, тот пост фельджандармов, что мы уничтожили, с нами не свяжут. Если свяжут, то нас быстро найдут.

– Самолеты днем, когда мы отсыпались, активно летали.

– Да помню я… Значит, так. Через час дивизион должен быть готов к экстренному движению. Чтобы сразу рвануть в темень… И позови мне Бутова, если что, я у своей машины.

– Хорошо.

Через десять минут три мотоцикла с пограничниками, одетыми в форму фельджандармов, уехали разведывать путь, а я на капоте «эмки» разложил карту, прикидывая, как нам ехать дальше. Бойцы суетливо подготавливали технику к немедленному выдвижению.

Теперь, в связи со вновь открывшимися обстоятельствами, никаких задержек – мы должны за ночь с одиннадцатого на двенадцатое июля преодолеть как можно большее расстояние и не столкнуться с немцами.

В двадцать один – тридцать шесть, когда стемнело, первый грузовик выбрался из оврага и выехал на дорогу. Через двадцать минут дивизион скрылся в ночной темени.


Нам повезло. Мы успели ускользнуть от охватывающих район многочисленных патрулей. Как сообщили вернувшиеся разведчики, на каждом повороте был выставлен пост. А по дорогам катались машины или парные патрульные на мотоциклах. Выходов было несколько: или прорываться через посты, благо в нашем направлении их было немного, видимо, искали нас севернее, не представляя, что мы так далеко удалились; или в глубину захваченных немцами территорий. Но нам помог случай.

С одним из постов столкнулась выходящая из окружения часть, причем, судя по технике, танковая. На них-то и повисла на свою беду вызванная помощь. Пока танкисты добивали пост и собирали на себя всех немцев в округе, мы ушли дальше к фронту по параллельной дороге. О случившемся нам доложили разведчики, мы слышали только стрельбу да видели отсветы пожаров. Конечно, вот так бросать невольно помогших нам танкистов было нехорошо, но у нас было множество причин так поступить. Первая и самая главная – это «Энигма», о которой знали всего четверо: я, начштаба, особист и переводчик, но последний, скорее всего, ничего не понял. Вторая – у нас около пятидесяти раненых, которые нас изрядно стесняли.

Более того, перед рывком я поставил разведчикам особое задание. Задание не очень простое, но в принципе выполнимое. Они должны были дождаться прекращения боя, подогнать ближе трофейную машину связи, что я им отдал, и подорвать ее, чтобы со стороны казалось, что ее уничтожили во время боя. Думаю, это снизит накал поисков.

Подготавливал к подрыву ее Фадеев, по моей просьбе, кузов надо было уничтожить, но по номерам спереди немцы должны были определить, что это за грузовик и кому он принадлежит. Наверняка этот номер сообщили во все части, участвовавшие в наших поисках.

Как бы то ни было, следующие восемьдесят километров мы проехали без особых проблем, чутко проверяя путь перед собой догнавшей нас разведкой. По их докладу, наши танкисты раскатали пост и подоспевшую помощь в лепешку и, набрав трофеев, особенно горючего, проследовали дальше, что дало нашим разведчикам возможность подогнать радиомашину прямо к разбитой технике и подорвать ее до приезда следующих подкреплений. Потом убедились издалека, что вся техника осмотрена, а нужный грузовик даже освещен прожектором – издалека было хорошо видно, как вокруг него суетятся люди, – и бросились догонять нас.

В общем, ехали спокойно, только однажды, ближе к двум часам ночи, нас обстреляли какие-то шальные окруженцы, но несмотря на острую нехватку пехоты, мы только прибавили скорость, уйдя от обстрела. Не считая пары дыр в тенте грузовика, где везли раненых, все обошлось благополучно.

А перед рассветом мы встали перед неширокой, но глубокой речушкой, обдумывая, как найти брод или мост. На карте их не было.

Загнав технику дивизиона под укрытие небольшого леса, я приказал выставить дальние и ближние посты охранения и выслал разведку вверх и вниз по течению с приказом найти возможность переправиться, объявив остальным отбой для отдыха.


Разбудили меня ближе к девяти утра.

– Что? – переспросил я и мотнул головой, вырываясь из полудремы. Поспать удалось не больше четырех часов.

– Мост есть, а за ним городок небольшой, мы туда не ездили. Встретили двух женщин, не местных, их отправляли на рытье рвов. Они говорят, наши ушли, а немцев еще не было, – повторил Бутов.

– Дивизион, подъем! – немедленно скомандовал я, откидывая одеяло. – Начало движения через пятнадцать минут. Выполнять!

Через двадцать минут – в пятнадцать мы не уложились – дивизион пересек поле, выехал на дорогу, проследовал по ней вдоль реки вверх по течению. Добрался до так называемого шоссе и уже по нему выехал к автомобильному двухпролетному деревянному мосту, который, как и доложили погранцы, никто не охранял, хотя на обоих берегах были оборудованы огневые точки и капониры для зениток. В данный момент пустые.

Остановив технику перед мостом, я приказал дивизиону приготовиться к отражению возможных атак как с воздуха, так и с земли. После чего отправил Фадеева с парой подчиненных осмотреть мост на предмет минирования. Мне бы не хотелось, чтобы он взлетел на воздух во время прохождения колонны. Не просто же бросили его, должны были заминировать.

Немцы уже дважды пролетали над нами, благо на большой высоте, но я все равно нервничал – стоять вот так вот, у всех на виду, было неприятно. Нас даже можно было обстрелять с окраины близкого города, до которого оставалось всего с полкилометра.

Когда наконец Фадеев появился на дороге, отряхивая на ходу измазанные чем-то руки, позади нас с востока поднялись клубы пыли, как доложили наблюдатели.

– Ну что там?

– Минирован. Часовой механизм и дублирующий нажимного действия. Часовой должен был рвануть через сорок минут. Хорошо, что у меня ключ был к тем видам взрывателя, так что я перевел часовой на два часа, а нажимной вообще отключил. Можно переправляться.

– По машинам! – сразу скомандовал я и тут же приказал мичману: – Меняй время на полчаса.

Мы перегнали технику на другую сторону моста и стали занимать оборону.

Пока бойцы готовили орудия для стрельбы по наземным целям, я взобрался на ближайшую машину с боеприпасами. Тыловые проезжали мимо и, увеличивая скорость, удалялись в сторону города. Они под командованием Майорова и Непейбороды должны были укрыться среди домов. В прикрытие я дал пару зениток Индуашвили.

Подкрутив колесики резкости и не обращая внимания на громкие команды сержантов, готовящих вооружение к бою, я присмотрелся к точкам, что неслись перед клубами пыли.

– Товарищ комдив, время изменено, через двадцать пять минут рванет, – услышал я хриплый голос мичмана, переводящего рядом дух после бега.

– Это хорошо… Только зря. Оказывается, там наши едут, – присмотревшись внимательнее, известил я. – Отключить успеешь?

– Да, успею. А там точно наши?

– Две полуторки и БА-10М, если не ошибаюсь. У комдива Филиппова такие же были. Узнать легко. Что позади них, не вижу, пыль скрывает. Так что спускайся под мост и переведи время на взрыв через десять минут. Если я дам сигнал, активируешь и бежишь к нам. Время уйти подальше у тебя будет.

– Ясно.

– Все, беги. Пару бойцов для охраны возьми.

– Есть.

Мичман отбыл, а мы остались поджидать приближающуюся колонну. Когда она приблизилась, я понял, что немного поспешил с количеством и определением техники. Тут явно было с механизированный полк. Конца колонны даже не было видно, хотя дорога просматривалась километров на шесть.

– Давай! – крикнул я и взмахнул рукой мичману. Через полминуты три фигуры выбежали из-под моста и рванули к нам.

– Это наши, товарищ старший лейтенант? – спросил стоявший метрах в шести у одного из своих орудий Сазанов. Ему была видна только головная техника.

– Приготовиться к открытию огня! – громко приказал я и пояснил Сазанову и подбежавшим морякам: – Это немцы. Впереди трофеи, а сзади немецкая техника. Там и танки есть, так что приготовьте бронебойные снаряды.

– Хотят ввести нас в заблуждение? – покивал головой Сазанов. Мы пользовались такой же тактикой, поэтому все, кто стоял рядом, поняли, о чем он.

– Когда колонна приблизится к мосту на сто метров, открываем огонь… Приготовиться!.. – немцы снизили скорость, видя нас, но продолжали двигаться, надеясь на маскировку и пыль. Честно говоря, не зря – я не сразу рассмотрел угловатые кузова «Опелей» и коробок танков. – Огонь!

Когда бьет целый дивизион, да еще с расстояния в двести метров, что практически в упор, это страшно. БА, лишившись башни, продолжал катиться, объятый пламенем. Промахнувшись мимо моста, он слетел с берега и с громким плюхом ушел под воду. Одна из полуторок, выбросив фонтан щепы из кузова, резко повернула и, столкнувшись со второй машиной, перевернулась, отчего из нее посыпались солдаты в форме мышиного цвета. Через пару секунд обе машины уже полыхали. Орудия перенесли огонь на основную колонну, которую можно было рассмотреть при оседающей пыли. Вот из пелены выскочил Т-Ш, но почти сразу, получив в борт очередь из трех снарядов (два ушли мимо, поразив кого-то в конце колонны), вспыхнул и горящим комком помчался к реке. Он явно управлялся, похоже, экипаж таким способом хотел потушить пламя. Были видны пожары в колонне, разъезжающиеся по полю машины, бегущие и падающие от настигающих их пуль люди.

Рядом, в кузове ЗИСа, Гога Индуашвили, сменив наводчика, что-то громко кричал на своем языке, прицельно выпуская боезапас «максимов» длинными очередями. Даже мне захотелось пострелять, но лучше довериться тем, кто умеет это лучше меня.

Про то, что стою на кабине грузовика с боеприпасами к трофейным зениткам, я вспомнил, когда рядом все чаще и чаще стали свистеть пули, и в этот момент земля дрогнула, мост едва заметно приподнялся, как в замедленной съемке, и в клубе огня, дыма и щепок разлетелся на составляющие. Мне кажется, стрельба стихла не только с нашей стороны, но и со стороны немцев, поэтому я отдал единственно правильный приказ:

– По машинам! Уходим!

Наши тридцатисемимиллиметровые орудия и так находились в кузовах, а трофейные прицеплять не требовалось. Иванов «флаки» и «эрликоны» просто поставил в ряд и открыл огонь, не отцепляя от грузовиков. Теперь, после приказа, дивизион, на ходу формируясь в колонну, погнал в сторону города, пока фрицы не очухались от крушения их планов. Индуашвили, первый взвод которого прикрывал отход, следуя в арьергарде, бешено отстреливался по немцам.

Соскользнув с крыши «Опеля» на землю, я запрыгнул в «эмку» и погнал следом за дивизионом. Через пару минут нас скрыли ближайшие дома.

– Слушай, а что это за город? – спросил я Руссова, тот сидел сзади с Гольдбергом и обсуждал съемки боя и подрыва моста. Фотодокументирование в этот раз взял на себя наш комиссар, серьезно отнесясь к этому делу.

– Не знаю. У меня нет на карте этих мест.

– Черт, у меня тоже… Ладно, сейчас остановимся и покопаемся в тех, что захватили на аэродроме, там должны быть. Я помню, как Непейборода их переписывал и складывал… А вон и наши тылы.

Через пару минут мы узнали, что река называлась Уж, а городок оказался районным селом Народичи.

Убрав карту в планшет, я осмотрелся. На стоявшую на главной улице технику глазело довольно много местных жителей. Только ближе не подходили, видимо, опасались. Со стороны реки до сих пор доносился грохот выстрелов, в горящих машинах рвались боекомплекты, да виднелись дымы многочисленных пожарищ.

– Майоров, соберите побольше людей на площади, я выступлю с сообщением. И давайте быстрее, мы через полчаса уезжаем. Сазанову и Индуашвили приготовиться отбить воздушный налет. Немцы наверняка пожаловались, что их тут побили.

Оставив Майорова командовать дивизионом – расчеты занимали свои места и крутили штурвалы, проверяя, как ходят механизмы, а заряжающие и подносчики протирали снаряды, готовясь подавать их в приемники – я было направился к большому дому, где, как понял, начало собираться местное начальство, но меня остановил Руссов:

– Товарищ старший лейтенант, но как же подтверждение уничтожения колонны? Ведь мы ничего не смогли записать и заснять из-за пыли и дыма!

– Что ты предлагаешь? – мне стало интересно, и я остановился.

– Надо сходить и задокументировать обстрел колонны противника. Сделать фотоснимки. Сейчас там пыль улеглась, да и дым ветер гонит в сторону, можно снимать.

– Хорошо, задержимся тут на час, а вас, товарищ политрук, я назначаю ответственным за это дело. Возьмите пяток бойцов для охраны.

– Есть.

Общались мы по уставу, потому что рядом находились бойцы, это только не на виду можно позволить себе вольное общение друг с другом, но не в данной ситуации.

Отправив Руссова документировать обстрел колонны, я подошел к группе местных жителей, с которыми уже общался Майоров.

– Добрый день. Я командир данного подразделения и хочу сообщить жителям поселка важные сведения.

– Хорошо.

Немного растерянный мужчина, представившийся председателем колхоза соседней деревни, указал на крыльцо дома, оно было достаточно высоким.

Взбежав на крыльцо, я подождал, чтобы на улице собралось хотя бы человек пятьдесят, и начал вещать:

– Здравствуйте, граждане. Я – старший лейтенант Фролов. Командир зенитного дивизиона, который только что на подъезде к мосту через реку Уж фактически уничтожил вражескую колонну техники, которая хотела с ходу захватить ваш поселок. Немцы понесли большие потери как в технике, так и в людях, мост мы взорвали. Поэтому сообщаю вам, что когда они переправятся, то могут мстить вам из-за поражения. Это не предположение, а горький факт. Было уже множество подобных случаев. Например, в деревне Масловка всех жителей в количестве ста семидесяти человек, в основном женщин, детей и стариков, загнали в коровник и сожгли заживо. Да, деревенские помогали стрелковому полку, что стоял там в обороне, и выносили раненых, но быть уничтоженными за это – неправильно. Поэтому советую вам, если у вас есть родственники в деревнях, уходить хотя бы на первое время к ним, если нет – на восток, подальше от немцев. Мы задержаться не можем, так как имеем важные стратегические сведения для командования.

Мои слова вызвали гул, но никто не расходился, поэтому я продолжил:

– Немцы уже должны были вызвать авиацию, и естественно, она будет бомбить поселок, я прошу вас немедленно расходиться. Но если вы попадете под бомбежку, прячьтесь в погреба или другие укрытия. Это все, разойдись!

Жители начали расходиться. Те, что умнее, убегали. Другие шли не спеша, обсуждая со спутниками мою речь.

– А вам что? – спросил я председателя колхоза, что продолжал стоять рядом.

– Да я приехал к местному правлению. Спросить хотел, что нам с пушками делать и с танками.

– Не понял! – нахмурился я. – Что за пушки и танки?

– Так у нас тут части стояли. А потом они раз – и снялись. Много вещей побросали. Пушек восемь штук, два танка, машины. Даже пулеметы оставили.

– А что за части у вас стояли? – в это же время от реки к редким разрывам горящих боеприпасов присоединилась активная ружейно-пулеметная стрельба. Прислушавшись, я пробормотал: – Руссова накрыли… Так что вы там говорите про брошенное имущество? Да и что за войска стояли?

– Так сборный пункт у нас там был. Фильтр какой-то. Говорят, кто из окружения выходил, туда направляли и подразделения формировали. А потом слух пошел, что немцы прорвались, так они и драпанули. Половину имущества побросали.

– Все ясно. Вы на чем приехали?

– Так на телеге. Попутно.

– Это хорошо. Вон видите, полуторка с пограничниками?

– Да.

– Поедете на ней, дорогу покажете. А того высокого старшину-пограничника позовите ко мне.

– Хорошо.

Объяснив задачу Бутову, я дождался взмыленных наблюдателей от реки, и мы, заняв машины, двинулись дальше, так и не дождавшись налета авиации.


– Ну что там, много наснимал? – улыбаясь, спросил я Матвея. Сидевший рядом Саня тоже вопросительно посмотрел на нашего комиссара, как барин развалившегося на заднем сиденье.

– Стреляли фактически наугад, а набили… – восхищенно махнул рукой политрук. – Там не все видно, дымят они изрядно, но кое-что посчитать успели, – достав блокнот, он стал диктовать Сане, чтобы тот записывал в боевой журнал, тряска ему не мешала: – Танк, что в воду горящий свалился, утонул. По самую башню ушел. Полуторки и броневик в хлам. Но это вы и сами видели. Потом шестнадцать грузовиков сгорели, четыре танка, еще три подбитых стоят. Десяток грузовиков расстреляны, вряд ли их восстановят. Ну, и до сотни солдат точно можно записать на наш счет. Больше посмотреть не дали. Заметили и стрелять начали. Ну, мы по обочине и ушли.

– Понятно, – пробормотал я.

– А куда мы едем? – спросил Матвей.

– Да тут один председатель колхоза сообщил, что на территории их полевого стана, где был развернут фильтр, уж больно много техники и вооружения брошено. Наши как услышали, что немцы прорвались, так и деру дали.

– Надо бы посмотреть.

– Так мы туда и едем.

– Опять Аделю работы прибавится, оформлять это все, – хмыкнул Матвей и, повозившись, спросил: – Дневка когда будет? Спать охота.

– Как найдем нормальное место, так и будет. Хотя можно двигаться и так. Немцев тут еще нет, наших уже нет, только если авиация налетит, но нам есть чем их встретить.

– Ты про усталость водителей не забывай. Вчера всю ночь не сменяясь ехали… О, а это кто еще? – Матвей указал на человека, стоявшего на обочине.

– Вроде летчик, – пробормотал я, притормаживая следом за головной машиной. – Точно летчик. И судя по открытой парашютной сумке на плече – сбитый летчик.


– Думаешь, это наш объект поработал? – спросил лейтенант Маркелов.

– Уверенно, нагло и напористо? – хмыкнул капитан Омельченко, подбрасывая веток в костерок. – А кто еще? Литовский батальон точно его, все свидетели, которых допросили немцы, утверждают, что там была зенитная часть. По аэродрому… Другие окруженцы бы обстреляли этот аэродром издалека да драпанули. На большее смелости не хватило бы.

– Ну а если бы танкисты?..

– Ты сколько танкистов на технике видел? Сам же заешь, кончается горючее или что ломается – они бросают танк или, что редко, сжигают. Сколько ты видел этих брошенных танков? Вот и я о чем. Что немецкий офицер связи сказал? Что аэродром был не только уничтожен вместе с самолетами, но и тщательно вычищен. Трофеи они брали, и очень много трофеев. Благо увезти было на чем. А кто у нас самый большой любитель трофеев на Юго-Западном фронте? О ком газеты написали, что у него половина дивизиона на трофеях? Во-от. Нет, это наш клиент поработал, уверен. Вот я только не пойму, зачем он забрал с собой этот самолетик, как там его?..

– Немец его «Шторьхом» назвал.

– Вот, точно. У него же нет летчиков? Или он подобрал их по дороге? Так тут не пограничные бои, где сбитые сами на голову падают, сколько мы таких под Ровно повстречали. Тут нашей авиации осталось с гулькин нос.

– Не знаю. Думаю, он забрал его просто на всякий случай.

– Я тоже так думаю. Ох, и жадный этот Фролов, вот столы-то из столовой он зачем взял?!..

Офицер связи, которого они прихватили на дороге, изображая пост фельджандармерии, знал многое. После уничтожения батальона и аэродрома развернулись широкомасштабные поиски. Искали наглецов, уничтоживших аэродром резерва люфтваффе, очень активно, ведь пропала шифровальная машина (про литовцев вспоминали редко), пока не прошло сообщение, что радиомашина с нужными номерами была обнаружена после боестолкновения с окруженной танковой частью Советов. Именно это и обсуждали осназовцы. Кто уничтожил аэродром – нужный им объект или танкисты? Маркелов прекрасно понимал, что танкисты за такое время столь большое расстояние просто не могли преодолеть, и спорил просто из принципа. Выжило при нападении около десятка немцев, так что описание нападавших было. Все осназовцы были уверены на сто процентов, что оба случая можно смело приписывать Фролову, о чем и сообщили в Центр. Только подразделение Объекта не кралось по немецким тылам, а шло, планомерно уничтожая все встреченные по пути части. Почерк ни с кем не спутаешь.

– Думаю, завтра мы их нагоним, – сообщил Омельченко.


Когда я притер машину к обочине и остановил, Бутов уже общался с летуном из люльки мотоцикла. Старшина перед выездом из села подвернул ногу на ровном месте и старался, по совету Крапивина, наложившего плотную повязку, меньше двигаться.

– Кто такой? – поспешил я к летчику. Следом за мной хлопнули дверцами Матвей и Саня, из джипа вылез Адель и тоже направился к нам.

– Капитан Стругов, командир экипажа. Восьмая транспортная эскадрилья, – повернулся ко мне невысокий, но на удивление плотный летчик.

– Старший лейтенант Фролов, комдив… Сбили?

– Да, подожгли, пришлось на вынужденную идти, – ответил капитан.

– А парашют? – удивился я.

– Спали… вернее, спал на нем.

– Товарищ капитан, это же наши! – услышал я возглас из близких кустов.

– Ну кто бы сомневался, что мы с вами опять встретимся! – вздохнул я, наблюдая, как из близких кустов появляются фигуры знакомых артистов.

– Вы знакомы? – с подозрением переводя взгляд с нас на артистов и обратно, спросил капитан. Ему не понравилось, что те вылезли без приказа – капитан еще не проверил нас, настоящие мы или нет. После того, что натворили немецкие диверсанты, опаска была изрядная при опознавании. Сколько случаев, когда советские части с немалыми потерями обстреливали друг друга, при встрече приняв за немецких диверсантов!

– Вместе выбирались из окружения. Потом их отправили в тыл, а сами снова оказались в колечке после очередного прорыва немцев. Вот, пробились и идем к фронту, – пробормотал я, наблюдая, как следом из кустов появляются еще два летчика с пулеметом в руках, явно снятым с самолета.

– Младший лейтенант Самсонов, штурман, – представился худой высокий парень моих лет.

– Сержант Игнатьев, борт-стрелок, – положив ШКАС на землю, козырнул второй, лет двадцати пяти.

– Мы не одни летели. Вывозили артистов из приграничной зоны. Член военного совета фронта распорядился, – пояснил капитан, наблюдая, как артисты здороваются с бойцами и командирами дивизиона, которых хорошо знали. Появившаяся Медведева увела артисток, включая Лопареву, куда-то в конец колонны.

– Понятно, но сейчас не об этом. Вы немецкий самолет «Шторьх» знаете?

– Только визуально, летать не доводилось.

– А придется. Справитесь?

– Да должен… А у вас что, самолет есть?

– Да, мы вчера аэродром немецкий уничтожили, тридцать шесть бомбардировщиков на земле сожгли. Свежая часть, только что из резерва люфтваффе, вот там и прихватили. Он на последнем грузовике-трейлере со снятыми крыльями стоит. Но дело тут в другом: нужно срочно доставить особо важный груз в Москву.

– Я понял, но своих людей бросать…

– Не надо никого бросать, они с нами будут. Тут другое, сведения особо важные. Возьмете штурмана и моего особиста. Летите не залетая в Киев, как можно дальше в тыл наших войск, там садитесь на какой-нибудь аэродром, закрашиваете кресты, оттуда даете радиограмму о грузе. Это сделает мой особист. Заправляетесь и летите дальше. Маршрут пусть прикинет ваш штурман, а вы пока готовьте самолет к полету. Мои люди вам помогут. Саня, проводи их, – велел я начштаба.

Он был в курсе, почему я так тороплюсь, поэтому, похлопав капитана по плечу, попросил следовать за ним.

– Не понял, почему я должен куда-то лететь? – спросил стоявший рядом Адель, внимательно слушавший наш разговор.

– Потом объясню, – отмахнулся я, после чего окрикнул Руссова, общающегося с артистами: – Матвей, займись товарищами артистами. Найди им машину.

– Хорошо.

– Пошли, – бросил я Аделю, направляясь к «эмке», а заметив Сазанова, крикнул: – Лейтенант, занять круговую оборону, ты старший!

Мы сели в машину и подняли стекла, чтобы нас никто не мог подслушать. Там я выложил все свои мысли о том, что шифровальную машинку нужно особо срочно переправить в Москву, и никому другому, кроме как ему, я не могу это препоручить.

– …Вот такие дела, – закончил я.

– Я понял. Это действительно важно, – задумчиво кивнул Адель. – Хорошо, я согласен.

– То, что согласен, это, конечно, хорошо, но нужно груз упаковать так, чтобы не было понятно, что это.

Полетите вы вчетвером. Еще связиста-фельдфебеля возьмете. Он знает, как пользоваться этой штукой, – я постучал по чехлу шифровальной машины.

– А взлетим?

– Снимем все, что можно, для уменьшения веса. Если понадобится, без штурмана улетите. Все, давай упаковывать машинку, самолет, я смотрю, из кузова уже вытащили. Крылья устанавливают.

Чехол с машинкой запихали в мой сидор, который я предварительно опустошил. Расставаться с ним было не жалко – у меня еще один имелся.

Также в сидор я засунул все папки, что нашел в сейфе, и документы, изъятые у командира бомбардировочного штафеля и командира латышского батальона. Кроме того, Майоров, сидя на подножке грузовика, писал рапорт от моего имени командующему фронтом о боевом пути дивизиона. Подробнейший.

А пока Адель бегал узнавать, что там с самолетом, я, воровато оглядевшись, открыл планшет и достал две ученические тетради. Одну, поколебавшись, вернул обратно, другую сунул в сидор. На обложке было написано большими буквами: «В Кремль, Сталину». Тетрадь была опечатана сургучом, взятым мной вчера у начштаба.

В тетрадь я, с того момента, как сел на поезд в Москве, записывал все, что вспоминал – и заполнил ее целиком. Конечно, вот так возить ее с собой было опрометчиво и опасно, но я рискнул. Во второй была моя биография. Писать я ее начал дня три назад и успел не особо много. Так, листов на двадцать.

Через час, когда у самолета было проверено все, что можно, и проведен пробный запуск двигателя, мы начали готовить взлетную площадку, благо долго искать не пришлось. Основная дорога, конечно, для этого не подходила со своими колдобинами, но вот в поле была вполне приличная уходящая полевая дорога, не совсем убитая. По словам Стругова, взлететь с нее можно.

После взвешивания всех участников будущего полета капитан с сожалением отказался от штурмана – взлететь взлетят, но расход топлива будет запредельным. Также сняли пулемет МГ, оставив только личное оружие. Пока было время, мы попрощались с Аделем, мало ли как судьба сложится. И вот, после того как Майоров сунул в сидор копию боевого журнала и фотопленки для подтверждения, летчик и пассажиры заняли свои места. Было видно, что фельдфебель не хотел лететь, но его не спрашивали и связанного по рукам и ногам уложили сзади. Когда Адель сел на пассажирское место, я лично захлопнул дверцу и постучал по боковому стеклу, показывая, что можно взлетать.

Затарахтел прогретый двигатель, и вот, обдав нас облаком пыли, окрашенная в болотно-пятнистый цвет машинка, пробежав метров восемьдесят, оторвалась от дороги и, немного приподнявшись, легла на правое крыло и на бреющем стала уходить в сторону фронта, понемногу набирая скорость. Мы договорились, что до фронта и дальше они будут лететь невысоко и только потом поднимутся, чтобы точнее определиться, где они. Хотя немцев, кроме авиации, они вряд ли встретят. Пехота осталась позади нас. Повезло, что попались транспортники, они знали все наши аэродромы в округе.

– Ну чего столпились?! – громко спросил я, когда тарахтение авиационного мотора еще не стихло. – По машинам! Пора двигаться дальше!

Через двадцать минут, сформировавшись в колонну, мы продолжили путь и еще через полчаса оказались на полевом стане, где сутки назад располагался войсковой фильтр и комплектовались части из вышедших окруженцев. Тут я решил задержаться подольше – спешки, чтобы прорваться к нашим, уже не было. Проблему, которая подтачивала меня изнутри, мы решили путем отправки сведений и оборудования на самолете. Как же повезло, что нам попались эти летчики!


– Давайте рассказывайте, Акакий Мартынович. Что с вами было и как вы тут оказались? – велел я главному из артистов, распорядителю с забавной фамилией Гордопупкин. Правда, он ей очень гордился.

А находились мы в небольшом домике летнего типа, что ранее использовали сотрудники фильтра для проверки и распределения вышедших из окружения бойцов и командиров. А еще ранее он был летней столовой механизаторов, что обрабатывали поля колхоза.

Жестом попросив бойца, отрабатывающего на кухне наряд, чтобы долили чаю, распорядитель откинулся на спинку стула и, поморщившись, пояснил:

– Да что там говорить? Доехали до станции нормально, но там пути разбомбили, нас попросили подождать, пока их восстановят. А тут немцы, командующий армии как раз самолет вызвал, чтобы вывезти документы. Вот и нас заодно на «Дуглас» посадили. Лопаревой спасибо, ее все знают. Только полетели мы почему-то не сразу к своим, а стороной…

– Ну, это понятно, мы и сами так сделали, – прервал я распорядителя. – На месте прорыва половина авиации немцев, включая истребительные части. И соваться туда на транспортнике – это не глупость, преступление. Ладно, что там дальше?

– Да летели, летели, и сбили нас. Упали у реки. Самолет со всем, что было, сгорел, а мы второй день идем к своим. Вчера вечером речку переплыли – старик на лодке перевез. А утром с вами встретились. Вот и все. Есть, конечно, было охота, но нас деревенские подкормили. Летчики молодцы, помогали нам, из парашютов постели сделали.

– Да, молодцы, – согласился я, ставя на столик пустую кружку.

– Что с нами будет?

– Да что? Пока тут побудем, потом выделю вам пару машин и отправлю в тыл с ранеными. Немцев впереди нет, если только диверсанты или десантники. Летчики ночью видели, как три транспортных «юнкерса» летели в сторону фронта в наш тыл. Молодцы, что предупредили нас.

– А если мы к ним попадемся? – с подозрением спросил Акакий Мартынович, кивком благодаря