КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397939 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168931
Пользователей - 90472
Загрузка...

Впечатления

argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: -1 ( 4 за, 5 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
загрузка...

Знахарь. Око шторма. (fb2)

- Знахарь. Око шторма. (а.с. Безымянный-2) 1.53 Мб, 447с. (скачать fb2) - Константин Сэт

Настройки текста:



Сэт Константин Знахарь. Око шторма

Пролог


Мартовский совет великих семей начался с обсуждения между главами вопросов по внешней политике, слово взял Николай Теплов, ответственный за дальневосточный регион:

— Было предпринято несколько диверсионных вылазок наших японских соседей, в частности три боевые группы были уничтожены к выходам к тюрьме особого режима "Тихий берег", так же было перехвачено три разведывательных судна пограничными войсками. Обстановка в регионе опасная, а все потому что слишком много лиц азиатского происхождения. Нужно усилить охрану пограничных территорий, перебросить войска.

— Однако не стоит забывать, что если мы усилим контингент на границе, наш ближайший сосед сделает то же самое, китайцы не будут спокойно спать, зная, что у них под боком находятся войска. Однако меня больше волнуют волнения в южных регионах центральной Сибири, в частности горные регионы… — Прервал его Геннадий Ярославский. — Через управление федеральной безопасности прошла информация, что на месте идет выдавливание русского населения из региона. Полвека назад мы сумели избежать катастрофы, введя войска на территорию, но и те, кто хотят развязать конфликт, тоже научились продумывать ходы… Если горный регион вспыхнет, это будет тот же Кавказ как и пятьдесят лет назад, если не страшнее. А там у нас много стратегического сырья, что оберегается на случай крупного конфликта. Кстати, что у нас по отношениям с Китайской Империей, есть какие-нибудь более существенные связи с правящей династией кроме торговых и военных договоров? Нам бы сейчас помог династический брак, но мы знаем с какой охотой отдают своих детей.

— Есть Вениамин Старинов, он заключил брачный договор с Циан Нуо, племянницей императора. — Негромко проговорил Морозов, однако поднял руку, когда его хотел перебить Ярославский, — мы все прекрасно знаем, кто такие Стариновы и на что способны, однако давать волю этому мальчишке которому лишь недавно исполнилось восемнадцать, я поостерегусь. На данный момент по имеющейся у меня информации этот Вениамин заключил брачные договора не только с Циан Нуо, но и с болгарской семьей Железковых, а так же, с внучкой "Громовержца".

— Если он сумел добиться этого в восемнадцать, да… Это не вызывает ничего кроме уважения, — проговорил Иванов, — конечно, сейчас начнется спор, но Старинов уже является силой. Ни для кого не секрет, что у него больше мастеров в подчинении чему у семей Морозовых и Белоусовых вместе взятых.

— Для вас выгодно выдвинуть его, Данил Федорович, все-таки он ваш кровный внук. Только вы не понимаете что в данный момент выдвижение Стариновых с главой "основателем семьи" может пошатнуть наши позиции.

— Федя, осторожней, даже по статусу "Великие семьи" слишком разнятся. — С тихой угрозой в голосе проговорил глава семьи Ивановых, — так же следует отметить, что на ближнем востоке снова начался кризис, что может перерасти в затяжной конфликт. Если мы сейчас будем сидеть, сложа руки и наблюдать, как многовековое величие этой страны будет втоптано в грязь. Если на июньском собрании Старинов будет просить предоставить ему статус "основателя" я буду первым, кто его поддержит…

А потом мальчишке придется согласиться на мои условия… — уже про себя подумал, Данил Иванов и посмотрел на других членов совета:

— Теперь вопрос по валюте… Стоимость рубля стремительно падает и это вызывает опасения. Золотой резервный фонд стабилен, но у меня есть вопросы касательно алмазной добычи…

Глава 1. Сюрприз

Сидя за столиком в ресторане под открытым небом, я курил и просматривал форум академии, мельком изучая различные сплетни, только насмешливо улыбался.

Скоро день рождения у Евы… Надо бы придумать подарок, такой чтобы она оценила. Только вот ничего в голову не идет, даже зная ее предпочтения, я теряюсь в выборе. Эх, они сегодня в женском общежитии все вместе собрались. Для чего я так и не понял, только вот предчувствие не самое хорошее…

— Вижу, вы меня ожидаете, Вениамин Старинов, — на хорошем английском проговорил мне японец, севший за столик.

— Приглашение на частную беседу от Фумихито, второго принца Японской империи дорогого стоит. Мне неизвестно для чего вы меня позвали, но уберите своего сенсора, иначе это придется сделать мне.

Подняв руку принц махнул рукой и его сенсор исчез из зала, на что я только удовлетворительно кивнул, а вот японец снял очки и положив их на стол, сцепил пальцы в замок и внимательно посмотрел на меня, спросив:

— Мы же оба понимаем, что после возвращения из Кореи, вы изменились? Конечно, вы можете обмануть большинство сенсоров в академии, но это не удастся сделать со всеми, "бич профи".

— Теперь понятно почему ваши люди следили за мной последние два месяца… Впрочем, это несколько глупо, принц, да я понимаю что являюсь дестабилизирующим элементом на внутренней арене академии, но…

Потушив сигарету, я демонстративно медленно закурил следующую, продолжив:

— Хорошо, я бы хотел узнать, что вы хотели этой встречей, прибыть, куда, я согласился. Начинайте принц.

Одарив меня не самым добрым взглядом, Фумихито взяв небольшую паузу и наконец, проговорил:

— Вениамин, вы имеете не самую лучшую славу у себя на родине, может вам стоит пересмотреть свои взгляды, есть страны и люди, которые могут по достоинству оценить ваши достоинства и способности…

— Мне это не интересно. — Сухо ответил я.

— Это только предложение…

— И я отказываюсь от него. Можете и дальше играть в свои шпионские игры, реальной власти что-то сделать, у вас нет, а если что-то и случится, я уже говорил, что ожидаю удара в спину от вас.

— Ну и по какой причине вы не любите целую страну и ее жителей?

— Есть три причины, первая — это ваш менталитет. "Гайдзин" — иностранец, чужак, вы любите это слово, принц, как и многие члены императорских и аристократических родов. Вторая причина — это бизнес… Пять лет назад я заключил контракт с одной из компаний где управляющий был членом императорской семьи. Как итог я потерял деньги и не получил товар по договоренности.

— А третья причина? — сохранив лицо, спросил Фумихито.

— Это слишком личное, чтобы я мог это обсуждать. Тем более с вами.

— Похоже, этот разговор ни к чему не приведет. — Поднялся он из-за стола.

— Я того же мнения. Мне не хочется вновь связывать себя чем-то с людьми, которые не соблюдают условия договоров, а так же предлагают предавать. Ничего личного, принц.

Ничего не ответив, Фумихито, неспешно удалился с балкона, а я остался смотреть на ночной академический городок, после чего посмотрел на крайний столик, где расположился единственный профи академии, отсалютовал ей бокалом с легким коктейлем, на что получил лишь осуждающее покачивание головы…

Словно я не понимаю, что действую слишком дерзко, впрочем, у меня есть на это право, все-таки не являюсь подданным Японской империи. Так что все в соответствии со статусом. Да и сам я не хочу работать с японцами, однажды уже обжегся, хватит.

Неожиданно раздавшийся вызов меня насторожил, взяв телефон, я несколько удивился защищенному каналу и ответил:

— Старинов слушает.

— Вениамин, это Шаман, говорить можешь?

— Могу. Канал защищенный.

— Да, звоню через Ирину, значит так, учитель привез девочек к нам на базу.

— Каких девочек? — непонимающе переспросил я.

— Младших, от родителей. Это не телефонный разговор я знаю, но ты должен знать, что на базе сейчас находятся Валерия Седых и Анна Старинова.

Да что б вас всех!.. У меня сейчас своих проблем навалом, все пытаюсь побыстрее закончить и вернуться в Воскресенск, так теперь мне на шею еще и детей повесили, ну родители, доберусь и между нами состоится довольно жесткий разговор, двенадцать лет ни весточки, а теперь получи!.. Нужно успокоиться, детей бы не перебросили в неизвестное место, не будь на то веских причин, выходит, что они посчитали, что со мной им будет безопасней.

— Вениамин? Все нормально?

— Старик Кир в курсе? — тихо спросил я.

— Да и прислал на базу своего человека. Она будет только заниматься обучением девочек, ни к чему другому мы ее не допустим.

— Хорошо. Шаман, всю информацию только через Ирину. Если есть возможность, сбросьте мне, хотя бы приблизительные данные о девочках. — Устало погладил я лоб.

Понял тебя, Вениамин, знаю, как ты не любишь сюрпризы…

— Я люблю добрые сюрпризы, а не ярмо на шею. — Процедил я сквозь зубы, — Шаман, внимательно смотрите за девочками, если что приставь к ним Чернозубову, думаю она сумеет найти общий язык… Сколько им лет?

— По одиннадцать.

— Тогда точно, Валерию. На этом все.

— Все понял. До связи.

Шикарно и что теперь? Мало у меня голова болит так надо свалить на меня больше? Ну и к черту все, справлюсь как-нибудь… Но для начала надо успокоится и придумать план. Ничего, сдаваться я не научился.


Немногим позже, потирая кончиками пальцев лоб, я устало смотрел в экран ноутбука, на который был выведен прайс-лист, присланный мне главой клана "Молодого дракона"…

Цены на медицинское оборудование сильно кусаются, даже, несмотря на то, что была скидка, полученная благодаря посредничеству Ким Сон. Конечно, я понимаю, что это окупится, только вот насколько быстро. Несмотря на чистый доход "Кедра", даже так сумма в десятки миллионов выглядит внушительной… Вот он крупный бизнес.

— Ира, соедини меня со Святом, поговорить нужно. Если спит, будить не надо.

— Он не спит, сейчас на своем рабочем месте. Соединяю. — Раздался голос информатора, — готово.

— Доброй ночи, Вениамин, тоже работаешь.

— Приходится. Святослав как думаешь, бюджет компании потянет выплату в семьдесят миллионов деревянных.

— Бюджет сейчас сто двадцать семь миллионов, вполне, сомневаешься, что оборудование окупится? Так оно всегда так, решать тебе. Кстати строительство почти закончилось, деньги выплачены.

— Что там с наблюдателями?

— Пока тихо, люди из группы Шамана по ночам патрулируют улицы, так что теперь даже преступлений стало меньше. Какого-то психа недавно милиции сдали, Холодец грамоту получил.

— Нормально, впрочем, ясно, значит, заказ на оборудование делаю, сначала закажу только то, что конкретно необходимо, остальное закупим позже…

— Думаю, это будет оптимально. Самое главное что в лечебный центр понадобится многое, я тут говорил с нашими лекарями, так к ним записываются за месяц, чтобы пройти полное обследование. Едут и с соседних районов, конечно есть Зубов, но он тоже не может обследовать всех… Сам знаешь о его загруженности. Ладно, я заканчиваю, и спать, вторые сутки не сплю.

— Ложись спать, Свят, всей работы не переделаешь, я вот тоже за трое суток спал всего два часа, но я лекарь, могу снять усталость.

— Вызывай, если появятся вопросы. — Сделал "пистолетик" Свят поднеся большой палец к уху, а указательный к губам.

Свят отключился, а я, заложив руки за голову, откинувшись на спинку, крутанулся на кресле… Настроение было задумчивое, но, тем не менее, дело немного продвигалось вперед.

А уже конец февраля, четвертого у Евы день рождения, а потом нужно решать вопрос с обручением… Предложения делать… Эх, было бы это так просто, конечно с Евой и Шу все ясно, но Виолетта по прежнему остается для меня непонятной. Она не хочет открываться, а это меня беспокоит. Ненавижу браки по расчету! Однако ничего изменить нельзя, так принято.

Еще и эти японцы… Мало обострения ситуации вокруг Курильских островов, куда в данный момент стягиваются военные силы, так теперь они решили еще и через академию попытаться достать некоторых студентов… Конечно, это выглядит подло, но в академии обучаются достаточно студентов, что имеют солидный вес в международной политике. Меня им не достать, особенно сейчас, когда я почти восстановил свою энергетику, но есть Морозов и десятки других… Конфликт в академии может спровоцировать большие проблемы на международной арене.

— Любитель упорядоченного хаоса, как там твое ничего?

— Мое ничего ест пирожное и не заморачивается своими проблемами. — Ответила Золотова, — кстати, тебе в последние ночи не до сна… Месяца два уже. Плотно тебя обложили, универсал.

— Сам виноват, только вот ты права плотно обложили. Причем все, похоже, прекрасно знают, что я вернул свои способности, как бы чего не вышло…

— Однако, похоже, что тебе ничего за это не будет, они между собой уже обо всем договорились.

Только вот Ирис тогда очень точно заявила… Конечно не мне сейчас говорить что тяжело, но я иногда хочу и просто поспать… Хорошо хоть какая-то сдержанность у них есть, все-таки они опасаются того что об отношениях со мной станет известно. Честно сказать я боюсь свадьбы и дальнейшего развития событий, там уже не до договоренностей…

— Кстати, информация о том, что ты жених Железковой оказалась очень громкой… Все-таки в их семье нет ни одного мужчины, а это значит что управление ляжет на твои плечи. Как же бывают завистливы люди… Читать тошно.

— Пусть завидуют, молча, я ведь ни к кому не лезу, вызнавая детали грязного белья, у "семей" его достаточно, я уж умолчу о "Великих семьях". Впрочем, шумиха будет солидной, нужно заранее к ней подготовиться, хотя без толку все это…

— Господин, ложитесь уже спать, завтра у вас выходной день, придумаете что-нибудь…

— Эх, Золотце, карабкаешься, карабкаешься, а вот вершины то и не видно. — Устало вздохнул я, — ладно ложусь, сегодня был длинный день…

— Ты не видишь своего карабканья, потому что знаешь, сколько для этого нужно приложить усилий, но тебе просто нужно посмотреть назад… Спокойной ночи, Веня.

А ведь действительно, если вспомнить с чего я начинал то становится ясно насколько я высоко забрался… Главное остаться человеком и не дать себя сбросить на дно жизни… Оттуда очень сложно выбираться.


На следующий день с утра я отправился в дом Самойлова, которого застал за чтением книги, посмотрев на мой разбитый вид, он без слов налил мне кофе и когда мы расположились за столом на кухне, спросил:

— Что у тебя случилось?

— Да вот к свадьбе думаю готовиться, не знаю с чего начать. Может, вы подскажите?

— Начни с обручальных колец, ты ведь будешь женится не только на Еве… Это лучше делать вам всем вместе, однако сегодня Ирис звонила из общежития и сказала что пропустит тренировку. Хорошо они вчера посидели, студентки. — Усмехнулся он.

— Значит с колец, ясно…

До дня рождения Евы осталась ровно неделя, в следующее воскресенье надо будет уже думать о том как провести свадьбу, девушки не хотят пышную церемонию, даже от платьев отказались, но небольшой банкет в каком-нибудь тихом месте будет в самый раз. Конечно, когда разгребу проблемы, мы сыграем и официальную свадьбу, но это вопрос будущего… Там столько разных моментов, что у меня непроизвольно начинают шевелится волосы на голове… Страшно.

— На тебя забавно смотреть, невольно вспоминаю себя в твоем возрасте. Да, единственное что могу это смотреть и вспоминать… — мрачно проговорил Лев Самойлов, — впрочем, ладно, ты лучше скажи, уверен ты в своих чувствах к этим девушкам? Или ты у нас из тех, кто до последнего будет сопротивляться тоже, чтобы открыться?

— Не люблю делиться своими чувствами, — буркнул я.

— Эх, Веня, я же не со зла, да и хорошего тебе только хочу… Как и Ирис… Кстати, можешь возьмешь ее на свое попечение? Она конечно трудная девушка, но если сумеешь завоевать будет очень верной. Да, такие как она, всегда самые верные…

— Она меня отшила.

— Значит плохо признавался, тебя то она любит, хоть и не подаст виду… Да и не сможет она конкурировать с другими твоими невестами… Эх, вырастил Кир мальчишку бабником, а от него теперь девочки плачут.

— А это уже ложь, — недовольно ответил я, отпив кофе, — никогда не доводил никого до слез, да и не люблю этого делать.

— Может, партию? Все равно раньше обеда ты ничего не сможешь сделать, Ирис пьяной мне в пять утра звонила, а значит раньше полудня они в состоянии нестояния.

— Можно и партию, — согласился я, — только вот я пришел задать несколько вопросов по техникам.

— За партией и обсудим, допивай и присоединяйся, я пока фигуры расставлю…



Что же задумали японцы? Мне известно, что у японцев сейчас есть только пара универсалов, они, что хотят усилить позиции за счет привлечения бойцов из других стран? Попытка принца сыграть на моей нелюбви к представителям российских семей была скучной… Это была просто проверка, так, как многим известно, что у меня не самые лучшие отношения с Михаилом Морозовым, что де-факто является наблюдателем из России, а так же иногда решает спорные ситуации между представителями семей…

— Ты же знаешь личное пространство, техника довольно простая, но вот ее защитные и боевые функции в зоне покрытия находятся на уровне мастера, главное уметь пользоваться ими всеми…

— Ее большая слабость в дальних множественных атаках, скажем техника не поможет если по тебе откроет огонь пятьдесят человек вооруженных автоматическим оружием крупного калибра… Так же существуют так называемые "слепые пятна", они есть у всех мастеров, но расположены обычно индивидуально.

— Да, вижу, ты разбираешься в техниках моей стихии, однако не пойму к чему ведешь разговор? — задумчиво проговорил Лев, продвинув пешку на одну клетку вперед.

— Как вы научились использовать свою стихию, чтобы иметь возможность видеть без глаз? Это не техника личного пространства, это что-то гораздо более утонченное и сложное.

— Основы кулинарии, — проговорил Самойлов и книга с полки, расположенной за его спиной плавно подплыла по воздуху к его плечу, взяв ее, он усмехнулся и протянул ее мне, — здесь написано все, что я знаю об этой технике, Ирис, к сожалению пока не может ее выучить, контроль ее подводит. Да и ты, скорее всего, тоже…

Возможно, мне и удастся ее освоить, личное пространство я обязательно изучу, а пока только оттачиваю учебные техники до совершенства…

— Ты вернул себе универсальность?

— С чего такое мнение? — Наконец сделав ход, я перескочил конем через ферзя и поставил его под защиту ладьи.

— А для чего бы тебе было перекрывать все каналы вывода энергии и казаться простым человеком? Насколько я знаю, это делается, чтобы скрыть ранг от сенсоров.

— Просто так…

— Ты ничего не делаешь просто так, Веня, — усмехнулся Самойлов, — выведя ферзя перед королем, — шах.

— Возможно, шах и мат. — Резко выведя вперед своего ферзя, я забрал черного с доски и отрезал все пути к отступлению вражеского короля. — Еще партию?

— Стратег малолетний, — возмутился Самойлов и посмотрел на расставленные фигуры по доске, — нет, сегодня я с тобой играть больше не буду. Почему ты всегда выжидаешь, вместо того чтобы атаковать?

— Ожидаю, когда противник сам окажется в западне, думая, что выигрывает, а затем уже и его можно просто разгромить. Только это возможно здесь, не в жизни, — постучал я по шахматной доске.

— А в жизни постоянно… Вот они и появились.

В этот момент в дом прошла Ирис следом, из-за спины которой появилась Нуо, Ева и Виолетта. Выглядели они все не самым лучшим образом… На что я только вздохнул и поднявшись, подошел к ним и принялся их лечить…

— Может вам уже хватит пить в таких количествах? Конечно, мне все понятно, вы устаете морально и физически, но, хватит. Ни к чему хорошему ваше пристрастие не приведет, ведь однажды наступит момент, когда и я не смогу вас лечить, так как организм просто будет воспринимать обильное возлияние как должное.

— Мне двадцать пять ты и мне запретишь? А не слишком ли нагло? — насмешливо улыбнулась Железкова.

Закончив с Евой, я повернулся к ней и с каменным лицом принялся наступать на сильнейшего мастера академии Файлет, которая, не ожидая такой резкой перемены настроения принялась отступать к двери до того момента пока не уперлась в нее спиной…

— Ты ничего мне не сделаешь… — как-то не очень уверенно проговорила она, — ты же мой жених. Эй… Мм…

Подойдя, я довольно оскалился и впился в ее губы глубоким поцелуем, нисколько не обращая внимания на сопротивление, обхватив руками за ягодицы, немного приподнял…

— Совсем обнаглели… — тихо прокомментировала Ирис.

А в следующий момент кувырком ушел вглубь комнаты, кое-как сумев сгруппироваться и совершив тройное сальто оказаться на ногах…

— Кажется, я кому-то говорила до свадьбы меня не трогать, — тихо проговорила Железкова, обхватив себя за плечи и смотря в сторону, скрывая румянец.

— Все понял, больше не буду так делать… Кстати, на счет свадьбы, сейчас мы с вами пойдем в одно место.

— Куда? — спросила Шу.

— Мне конечно забавно на все это смотреть, но… Если ты еще раз вот так будешь откровенно засасывать кого-то из нас при посторонних я тебя проучу, — "доброжелательно" улыбнулась Ева. — Кстати, мы тоже с тобой кое-что обсудить хотели…

— Идите уже. — Отмахнулся от нас Самойлов, — играйте в семью в другом месте, там же можете сыграть в любовь и прочие игры так любимые вам.

Услышав указание хозяина, я быстро обулся и покинул дом, некоторое время, ожидая с сигаретой, когда девушки попрощаются с Ирис, после чего еще какое-то время стирал помаду с губ…

Именно за этим занятием меня и обнаружили девушки. Виолетта же демонстративно меня, игнорируя, двинулась вперед, компанию ей составила Ева, а вот Шу только насмешливо улыбнулась, проговорив:

— Тебе стоило сделать это наедине, ей бы понравилось продолжение. Ведь она и не сопротивлялась…

— Ты, на чьей стороне?

— Своей, — усмехнулась китаянка и взяла меня за руку, потащив следом за девушками, — где твоя сдержанность Вень-Вень? Или тебе мало того что ты получаешь по ночам?

Последнее Шу заговорчески прошептала, на что я только улыбнулся и перехватившись, сцепил наши пальцы в замок… На что она только смущенно поджала губы, но ничего не сделала…


В итоге девушки двинулись за мной, Шу время от времени спрашивала, куда мы идем, на что я многозначительно улыбался, а когда, перед нами появился ювелирный магазин, она несколько удивилась…

— Не пойду, — неожиданно заявила, Виолетта замерев, — это несколько…

— Идем, все равно не сбежишь, — принялась толкать ее в спину Ева, — мне самой несколько неловко… Однако я не позволю чтобы кто-то омрачил мне такой день своими страхами.

— Ненавижу тебя… — протянула болгарка, позволив завести себя в ювелирный магазин.

— Здравствуйте, — кивнул мне продавец, узнав меня, — что могу предложить? У нас свежее поступление…

— Мне бы хотелось заказать обручальные кольца и наверное…

— Обручальный браслет, — заявила Ева, на что согласно кивнула Шу.

— В таком случае подождите, я позову мастера, а пока выберете из каталога, какие кольца желаете… — протянул он Еве толстый каталог.

Девушки устроились за столиком, а я просто наблюдал, как они выбирают…

— Так и о чем вы хотели поговорить?

— Это уже неважно… — ответила Ева с улыбкой.

В этот момент прибыл мастер что принялся снимать мерки и уточнять какие именно кольца должны быть… В итоге в это подключили и меня, однако самое сложным выбором оказался браслет, девушки теперь уже спорили со мной, но все-таки сошлись на том что он будет серебряный и будет гравировка имен… Однако на это мы убили целых два часа…


Вечером мне пришла информация по девочкам, даже были результаты местного обследования от шестнадцатого числа… Однако мне даже было забавно просмотреть видео, на котором Чернозубова гоняла их по полигону, который к слову они проходили с легкостью…

— Ир, скажи, а почему девочки были обследованы пятнадцатого числа?

— Упс… Не досмотрела, — пробормотала Золотова, — ну они уже полмесяца на базе в Северном, просто Шаман запретил говорить тебе…

— Ир, у тебя вазелин есть в аптечке?

— Нет.

— Купи, мало ли когда в хозяйстве пригодится.

— Ты не посмеешь… — прошептала она.

— Это уже второй раз, Ирина Золотова, когда вы не выполняете своих обязанностей.

— Я сама только позавчера узнала, когда начала проверять сервера базы. — В свою защиту высказалась Ира, но после нехотя добавила, — да, поняла, куплю вазелин…

— Похоже, что вы там все забыли о субординации, ну ничего я скоро приеду, достанется всем… Теперь перейдем к делу, что-то Седых молчит, у него что-то произошло?

— Не знаю, информации о новых встречах или каких-то гостях нет.

— Какое-то странное затишье… Такое бывает только перед большой бурей…


Интерлюдия: Австрийское королевство. Вена. Дворец Шёнбрунн.
29 марта 2002 года.

Бесшумно следуя по дворцовым коридорам, Игорь Старинов предавался тяжким думам о возможном будущем его семьи… Однако его прямое вмешательство вызовет лишь большой шум, что на фоне затишья покажется громом среди ясного неба…

— Глава рода Стариновых бесшумно крадется по моему замку… Что же стало с некогда почти "Великой семьей"? — Раздался мужской голос из кресла стоящего перед закрытым балконом.

— Вильям, не начинай, ты прекрасно обо всем знаешь. — Устало проговорил старик, после чего осторожно присел в соседнее кресло, между которыми располагался столик с несколькими бутылками вина и фруктами, — мы разговаривали на совете, что за срочность вызвать меня в свой дворец?

— Ты знаешь, какой сегодня день?

— Пятая годовщина гибели твоего сына…

— …И наследника. Единственного наследника кто должен был стать королем. Я был плохим отцом, да, слишком многое позволял ему, чем он и пользовался… Наследный принц, как много в этом слове и как его использовали, тоже видел, его аристократичные друзья и как итог он погиб, нелепо, бессмысленно. Это все алкоголь виноват, Игорь, прости, кажется, старею.

— Ничего. Иногда можно и расслабится. Быть правителем — значит быть сильным, иначе твоим словам и делам не будут уделять внимания. Таков наш мир, тут либо ты, либо тебя.

— Мне нужен наследник…

— Ты прекрасно знаешь, что я на это не пойду. А указывать своему сыну или внуку не вправе, последний итак уже собрал себе гарем.

— Старинов, мне не нужен твой внук, а лишь ребенок от него. Ты представляешь, насколько он будет сильным? Ребенок профи и универсала.

— Нет, Вильям, я дал себе слово не принуждать свою семью к поступкам противоречащим их собственным принципам. У меня нет никакого влияния на них. Впрочем, моей семье итак слишком многое пришлось пережить… Если действительно хочешь породнится, это твоей дочери придется идти на контакт с Вениамином, кажется она немногим его старше…

Вильям замолчал и посмотрел на старого друга что закурил и выпустил с довольно улыбкой облако дыма, поудобнее устраиваясь в кресле…



Глава 2. Предупреждение

Едва закончились лекции, мне пришлось направиться в столовую и сесть за столик к Морозову, что меня ждал…

— тебе что-то надо, Михаил? — спокойно спросил я, положив телефон на стол.

— Хотел бы узнать, что тебя связывает с Виолеттой Железковой, последнее время вы постоянно вместе… Не хочу пользоваться слухами, поэтому спрашиваю прямо.

— Это важно?

— Более чем. Сейчас у тебя довольно устойчивая позиция в академии, благодаря окружению и твоим договоренностям с главами. Однако это может одномоментно рухнуть…

— Насколько мне помнится, я занимаю седьмую строчку в рейтинге, ты от меня всего в двух позициях выше, Морозов. Это можно исправить, если ты и дальше будешь делать то, что делаешь.

Сказать о том, что Виолетта — моя невеста, не проблема, однако, очень уж многим я сломаю планы. Золотова, откопала информацию о тех, кто уже искал подходы к семье Железковых, получился большой перечень лиц… Однако рано или поздно с этим мне придется столкнуться, так что…

— Виолетта — моя невеста, что ты еще хотел услышать, Михаил?

— Неприятно это слышать, но теперь у тебя появился враг, Старинов, второй в рейтинге. Ты знаешь, о ком я говорю.

— И? — скучающе переспросил я, — он просто мастер первого ранга. Не профи. Угрозы мне он не представляет, так как я сильнее того профи что обучается здесь.

— Доиграешься… — протянул Морозов, — впрочем, я вот что подошел узнать, тебя даже местные лекари называют лучшим специалистом по энергетической системе организма.

— Говори конкретно: какое заболевание, сколько лет пациенту? Без этого никто работать не будет.

— Синдром расщепления, третья стадия, возраст двадцать два. — Нехотя проговорил Морозов, — я знаю, что это не излечимо…

— У тебя от нее ребенок? Ты сошел с ума, Морозов? — одарил его пристальным тяжелым взглядом, — ты же знаешь, что синдром возникает только между теми, кто тренирован, управлять "viz" и нет.

— Бесполезно сейчас читать мне нотации, все уже случилось, но нет, ребенка у нас нет… — не очень уверенно пояснил Михаил, — иначе, все было бы гораздо хуже.

— Твоя семья знает?

— Разумеется, нет. Иначе бы нас ожидало бы что-то гораздо хуже нотации.

— Вези ее сюда, здесь есть оборудование, но я сомневаюсь в успехе. Это медленное разрушение энергетических каналов, что есть в теле каждого человека, а энергообмен так же важен как циркуляция крови и лимфы.

— Тогда я пойду… Позвоню. — Немного воспарял духом Морозов, после чего поднялся из-за столика и двинулся к выходу.

Ну и ладно… О проблеме, Михаил предупредил, но вот заболевание я сомневаюсь что сумею вылечить… Ох, столько условностей, впрочем, ранговое деление придумано не просто так.

Приложив раскрытую ладонь к лицу, я только тяжело вздохнул…

— Не знаю причину, но ты слишком устало вздыхаешь, — неожиданно легли мне руки на плечи, принявшись их разминать, — вроде бы в нашей жизни сейчас не все так утомляет.

— Виолетта, спасибо, — накрыл я ее руки своими, — только вот пока не разберусь с теми проблемами, что образовались за время моего отсутствия…

— Морозов просил помощи, как я поняла, требуется лечение, причем серьезное. Однако ты рассказал ему, что я твоя невеста, — крепко схватила она меня.

— А подслушивать нехорошо…

— Кто бы говорил, лучше скажи, что будет дальше?

— Семейная жизнь.

— Звучит немного странно. Учитывая, что моим спутником собрался быть мальчик на семь лет меня младше.

— Виолетта…

— Кстати, ты придумал какой подарок подарить Еве? Если нет, могу подсказать, за небольшую услугу.

Что за услуга?

— Не беспокойся, тебе понравится. — Улыбнулась Виолетта, — ну так что?..

— Хорошо.

У Евы вообще нет предпочтений, она все время уделяет учебе и только.

— Вот… — вздохнул я, поняв, что меня обвели вокруг пальца. — Ну, Виолетта. Словно я сам этого не знал.

— А теперь ты идешь со мной, похищаю тебя на весь остаток дня… — довольно улыбнулась девушка.

Ладно, похищай… — поднялся я, — ты, Морозова не сильно любишь.

— За что его любить? Он привык к власти, а она, как известно, развращает…


А вот после мы просто гуляли, сначала по пляжу, после ушли в парк… Все это время Виолетта задавала мне вопросы, разные… Узнавая о том какой я человек.

— Слушай, а что ты не любишь?

— Есть масса всего, чего я не люблю: редьку, шампиньоны и оливки.

— Не… Я имела в виде немного другое, что ты не любишь в людях.

— Знаешь, не стоило на мне использовать методики допроса… — несколько насмешливо прищурившись проговорил я смотря на нее, — это привычка?

— Нет, — вздохнула Железкова, подойдя к пальме, — видишь ли Веня, каждый боится связать свою жизнь с незнакомым человеком, а я тебя не знаю… Здесь в академии ты один, в работе ты совершенно иной, а я вот только гадаю каким ты будешь в доме… Со мной.

Срезав банановую гроздь, Виолетта осторожно опустила ее на землю и села, прислонившись спиной к пальме, оторвала один банан и продолжила:

— Знаешь, Веня меня воспитывали в строгих рамках, мне даже запрещено вступать в сексуальные отношения до свадьбы… Так принято в нашей семье. Однако мне сейчас двадцать пять и мне неведомо что же будет в будущем… Мои родные уже немолоды, хороших друзей у меня попросту нет, все-таки мы в таком обществе… Так что я согласилась на предложение бабушки не только по причине укрепления позиции семьи, но просто из-за страха остаться одной… Так что я даже несколько рада что меня вот так подтолкнули.

Закончив монолог, Виолетта откусила кусочек банана и принялась его жевать…

Да, вопрос брака всегда был и остается самым сложным… Виолетта, тоже переживает, для этого у нее собственные причины. Впрочем…

Присев рядом я осторожно погладил ее по плечу…

— Только не надо меня успокаивать, я и так спокойна, — фыркнула девушка, — тем более я гораздо старше тебя…

— Конечно, конечно, — усмехнулся я, после чего повалил Виолетту на себя и проговорил, глядя в глаза, — только вот целоваться тебе еще учится и учится.

— Ты же меня научишь?.. — сев мне на колени немного смутилась она, — только после свадьбы.

— А почему не сейчас?

— Потому, — повернула она голову в сторону.

— Ладно, после свадьбы буду тебя мучить, — опершись на ствол, я закрыл глаза.

— Ух, начал соблазнять и… — возмутилась Виолетта, — после чего развернулась на мне, опершись затылком в мою грудь, добавила, — спасибо, наверное. Ты слишком непосредственный…

Ничего не ответив, я обнял болгарку и игриво подул на волосы, на что она весело рассмеялась…


Задумчиво постукивая ручкой по столу, я сидел и разбирал план на второй квартал этого года, присланный мне Леоновым…

Эх, помимо медицинского центра нужно еще и позаботится о делах компании. Даже не знаю что сделать… Основное направление бизнеса — это торговля продуктами, а с прошлого года и строительными материалами… Однако это далеко не все, ведь компания "Кедр" практически монополизировала бизнес в отдельно взятом городе. Хорошо это или плохо, вопрос того кто управляет всем этим, но подобное довольно распространено… Однако, за пределы района мне выходить не стоит, иначе компанию просто задавят. Бизнес — ничего личного. — У тебя забавное выражение, когда ты работаешь, — заметила Шу, выйдя из ванной и расположившись на кровати, принялась полотенцем сушить волосы, — не расскажешь, почему Виола тебя сегодня утащила?

— Она, так же как и ты старается лучше меня узнать, — отстранившись, повернулся я на кресле к китаянке, — все-таки это не так просто как кажется…

— Вот как, она тоже боится. Ну и ладно, кстати, через день будет день рождения, отмечать его, мы будем у тебя. Здесь пусть и не так много места, но лучше чем постоянно беспокоить старого мастера.

— Кстати, когда мы планируем зарегистрировать наши отношения?

— Сразу после дня рождения Евы…

— Кому-то еще надо делать предложения… — протянула она, скорчив забавную рожицу. — Даже жалко тебя немного… Кстати, я удивлена что Виола тебя не затащила в постель сегодня… Вот будет первая брачная ночь, пусть потом не плачется.

— Вообще-то я не думал задействовать такой момент, все-таки учитывается не только мое желание…

Вздохнув, Шу отложила полотенце и подперев рукой подбородок внимательно посмотрела на меня, проговорив:

— Мне кажется что у тебя неверные данные по тому что хочет женщина в постели… Знаешь, Веня, вот мне например даже понравился тот агрессивный темп, именно агрессивный, доминирующий, при этом безболезненный. Это психология такая… разная и непонятная. Так что если что я не буду спорить, если все перейдет к такому. Нам всем вместе жить, а чем ближе мы будем, тем лучше… — поднявшись с кровати, Шу подошла ко мне и положила ладонь на грудь, — если тут что-то есть, это способна не только удержать, но и найти ту грань что способна связать всех. Однако есть и обратная сторона медали, мы довольно часто спорим между собой и сознательно не вмешиваем тебя, Ева сказала, что так будем несколько неправильно, ведь там мы будем заставлять тебя принять ту или иную сторону…

— Так тебе нравится агрессия… Понял, буду знать.

— А ты меня выслушал или пропустил часть мимо ушей?

— Я умею слушать и слышать. Да и я рад, что вы сумели найти общий язык, — уверенно положил я свою ладонь поверх ее, — а за это не беспокойся, пусть я и не особый любитель демонстрировать свои чувства, но постараюсь, чтобы у вас было здесь место.

— Слышать от тебя подобное как минимум странно, ты не пьян?

— В отличие от тебя, нет.

— Ладно, давай спать, завтра нужно будет начинать готовится… Без продолжения, итак только помылась. А тебе еще надо сполоснуться… Я тебя жду.

Вздохнув, я сохранил план и неспешно направился в душ… Не один.


Однако выспаться мне не дали, утром следующего дня мне позвонил Филипп и попросил срочно прибыть в лечебницу. Быстро собравшись, я поцеловал Шу и тихо покинул квартиру…

Неужели это Морозов так быстро прибыл… Может когда хочет, только вот помогать мне ему или нет, вопрос сложный, мне и так уже ассоциация прислала уведомление о том что им известно о том что я провел успешную операцию Ким Лиен-Сун, однако пока они ничего не предпринимают по этому поводу… Даже странно как-то.

Быстро уточнив у дежурного где искать главного лекаря, я нацепив халат двинулся в операционную номер два, где возле дверей нашел Филиппа Лонэ и Морозова Михаила…

— Ты зачем ей подписал смертный приговор? Ты что забыл, почему связей между простыми людьми и пользователями не должно быть?

А Морозов молчал, смотря в пол…

— Утро доброе, если можно так сказать… — зевнул я, — что случилось?

— Синдром расщепления третьей степени, множественные опухоли, первичный перитонит… — ответил Лонэ, протянув мне снимки, — нам ее не спасти.

Так посмотрим… Что там снимки по состоянию энергетической системы. Что сказать, здесь просто катастрофическая ситуация, удивлен, что "лоторный канал" оказался не разрушен, как и меридианы, а вот мелкие каналы просто выжжены…

— Филипп, на пару слов, — кивнул я на дверь небольшого кабинета.

Зайдя туда, я остался стоять, а Филипп устало опустился на кресло…

— Какие у нее шансы?

— Нулевые, какие еще могут быть?! Это отличается от того что было с тобой, это медленная смерть.

— А есть возможность восстановить энергетические каналы?

— Шансы есть, благо она не беременна. Ты же сам знаешь, что бы мы увидели, когда… Нас этому учат, на примерах показывают, а эти, считают себя умнее всех. Любовь… Да похоть там одна, да и только, лишь бы пенис засунуть в дырку, красивой и фигуристой обладательницы.

— Ну, так что?

— Можно попробовать… Ты ведь восстановился? Мне ректор уже сообщил.

— Почти, остались мелкие каналы. Особого вреда это мне не принесет, даже если и перенапрягусь. Однако, не хочу чтобы об операции стало известно…

— Морозову тогда ничего не говорим и точка. Буду твоим помощником…

— Хорошо, тогда начнем. Если упустим момент, потом будет слишком поздно. А у меня еще и у невесты завтра день рождения… Не хочется праздник портить.

Кивнув друг другу, мы вышли в коридор, однако, Филипп, бросив взгляд, на Михаила, судя по лицу, в сердцах плюнул, и скрылся за дверями операционной.

— Морозов, конечно, я попытаюсь, но надежды не дам, на этом все.

— Я заплачу любые деньги, у меня есть…

— Деньги — это хорошо, но самым лучшим будет для тебя в успешном исходе больше никогда не спать с этой девушкой…

Ну что ж, начнем операцию… Чую, это будет сложная и кропотливая работа.


Бедная девушка… Пришлось оперировать чтобы опухоли которые образовались от "viz" не мешали ее жизни… Потом мне пришлось вливая энергии крошечными порциями запускать процесс восстановления энергетической системы, он шел очень медленно, но тем не менее путем вытягивания излишек энергии мне удалось свести синдром на нет…

В операции по итогу было задействовано четыре лекаря первого ранга, что путем огромных усилий и девятнадцати часовой операции сумели сделать невозможное. Отмечая, что ее энергетические каналы восстанавливаются, я отстранился и просто повалился на пол…

— Ты как? — спросил Филипп, сидя на кресле.

— Устал стоять, честно говоря, курить хочу. Состояние стабильное?

— Да, тяжелое, но главное стабильное… В сознание придет нескоро. Пойдем. — Кивнул он мне на двери.

Покинув операционную, я снял с себя перчатки и халат и вышел следом за французом на открытое крыльцо, где достал сигареты, смотря на ночной город, довольно закурил.

Достав телефон, я обнаружил, что у меня больше сотни пропущенных звонков…

— Переживают, — заметил Филипп, — все-таки сейчас три часа ночи… или уже утра? Рассвет уже скоро… Хорошо поработали.

— Да, только есть охота… Пойду я наверное. На что выходной убил…

— На спасение одной жизни. — Твердо ответил Филипп.

— Да… — повернувшись к французу, я кивнул, — работа у нас такая, жизни спасать. Вопрос оплаты обсудим позже, все-таки не я один участвовал в этом всем. Эх, ассоциация…

— Если узнают, тяжело будет от них отбиться.

— Требовать передать методику они не могут, преемственность ранга. Однако, попросить могут, но… Ладно, пойду я, даже думать не хочется. Сейчас бы кусок прожаренного мяса.

— Иди уже, — улыбнувшись, махнул рукой Филипп.

Пожав ему руку, я спустился с крыльца и неспешно двинулся в обход лечебницы к выходу, где на лавочке обнаружил Ирис, что как обычно сидела, уткнувшись в планшет…

— Меня ждешь?

— А тут есть еще лекари, что исчезают по утрам в неизвестном направлении? Мы договаривались, готовиться ко дню рождения, но половину дня потратили, чтобы найти тебя… Умеешь же ты заставить нервничать на пустом месте.

— Ладно, простите…

— Тебе перед Шу извинятся, она слышала, как ты тихо ушел утром и все… А после перебудила всех.

Эх, не успел оставить, а уже паника… Ну дозвонится они бы не смогли, телефон поставил на беззвучный режим, мне нельзя было отвлекаться…

— Ладно, пойдем, только сначала позвони Шу…

Вздохнув, я достал телефон и нашел номер китаянки. А после дождался звонка, а вот потом на меня обрушился шквал критики, некоторое время пришлось просто соглашаться…


В итоге все закончилось довольно мирно, учитывая что, придя, я помылся и немного объевшись, завалился на кровать… После чего практически сразу уснул, успев отметить что лег спать с рассветом. Просто пожалели и не стали трогать.

Проснувшись, я обнаружил всю нашу компанию, спящую кто где… Ирис уснула в кресле, Шу с Ню спали на диване на кухне, Ева и Виолетта расположились на кровати по разные стороны от меня.… А вот Селена расположилась в ногах и свернулась в позу эмбриона.

Да, любит она так спать, давно заметил, постоянно по кровати мечется, даже меня несколько раз умудрялась скинуть с кровати… Эх, пусть спят, буду тихо себя вести.

Переложив Селену на свое место, одевшись, удалился на балкон за порцией свежего никотина…

Забавно на них всех смотреть в неофициальной обстановке, если на публике всем приходится держать лицо, то когда мы остаемся в компании все становится несколько иначе… Честно говоря я их всех прекрасно изучил. Как и они меня, и друг друга…

Войдя обратно, я обнаружил что Ева перебравшись поближе обняла Селену сонно пробормотав:

— Я тебя люблю.

— Ева, я конечно рада этому. — Прозвучал в ответ холодный голос Нери, — но…

Открыв глаза, Ева резко отстранилась, села на кровати, принявшись озираться по сторонам, обнаружив взглядом меня, она, наконец, посмотрела на ту кому сонно призналась…

— Почему бы и нет. Хочешь попробовать?

— Это неправильно…

— Веселье начинается с утра, привет Веня, вижу, ты выспался, — бодро проговорила Виолетта, поднявшись с кровати, — а если вы двое хотите попробовать что-то… пожалуйста делайте это не здесь.

— Да ничего я не хочу пробовать… — недовольно пробормотала Седых, поднявшись с кровати.

— Тогда я еще посплю… — пробормотала Селена, устроив голову на подушке.

Открыв шкаф с одеждой, я вытащил оттуда упакованный подарок и протянул его Еве со словами:

— С днем рождения… Можешь открыть.

Развязав бантик, Ева сняла обертку и после открыла коробку, где обнаружила подарочный сертификат в один из магазинов женской одежды и некоторую сумму. Однако что я получил в ответ это облегченный вздох…

— Что-то не так?

— Нет, спасибо, Веня, просто я о другом подумала… Даже рада что вот так. Спасибо.

А так она о кольце… Заказ я забрал уже в пятницу, так что кольца и браслет уже у меня и девушки об этом знают. Теперь все зависит только от моей решимости… и их желания.

— С днем рождения! — повисла у Евы на шее китаянка, вышедшая из кухни, а после протянула коробку, — это от меня…


В итоге все подарили подарки, которые как оказалось, они еще вчера спрятали в моей квартире до прихода Евы, что появилась уже вечером. После чего Еве начали звонить и поздравлять, даже Ирина ее поздравила, прислав сообщение…

А потом началось веселье, выпивка, еда… Однако все хорошее имеет свойство заканчиваться, вечером все кроме Евы принялись собираться и покинули нас, а мы остались вдвоем.

Ну и… Что теперь делать? А, была не была!

Подойдя к Еве, что стояла на балконе, я опустился на одно колено и как-то не решительно произнес:

— Ева, ты выйдешь за меня?

— Этих слов я ждала слишком много лет… — проговорила она, а после повернулась ко мне, — и сейчас… Я согласна.

Осторожно достав кольцо, я надел его ей на палец, а затем несколько растерялся тому, что она неожиданно заплакала…

— Ты чего, глупая? — прижав ее к себе, тихо спросил я.

— Сам ты глупый, что мне нельзя уже и поплакать от радости?.. — шмыгнула она носом.

— Развели тут сопли, понимаешь ли…

— Ну и ладно. Зато чувствую себя счастливой… Хотя и нервничаю сильно. — Пробормотала она, прижимаясь ко мне, а после подняла взгляд, — Веня, сегодня мой день рождения…

Кивнув с невозмутимым лицом, я немного склонился, а когда Ева закрыла глаза, осторожно поцеловал…


Лежа в кровати, я, закрыв глаза, размышлял на разные темы, а Ева тем временем перебирала мои волосы…

— Вень-Вень, ты спишь?

— Сплю.

— Знаешь, весь сегодняшний день был довольно радостным и волнительным, потому запомнится надолго. Однако я все еще нервничаю… Еще и свадьба, пусть это будет не официальная церемония, но все же…

— Слишком много думаешь. — Зевнул я, не открывая глаз. — Конечно, мы по разному относимся к этому событию, но все уже решено, так что поводов отступать попросту нет.

— Ты слишком уверенный, хотела бы и я быть, в самом деле, такой, а не притворятся. Еще эта глупая традиция…

Насмешливо фыркнув, я только обнял девушку и после того как она положила мне голову на грудь, принялся осторожно поглаживать по щеке кончиками пальцев… Ева морщилась, но тем не менее успокоилась и в скором времени уснула.


Во время занятий мне пришло сообщение от Самойлова с просьбой о встрече. Старик не часто вызывал меня на разговор, так что я сразу направился к нему.

Кольца я взял с собой, а вот одну часть браслета выпросила у меня Ева, лишь туманно улыбнувшись… Да, я знал что они задумали, браслет был выполнен из трех частей, который даже без одной не держался бы на руке… Дорогое получилось украшение и со смыслом.

— Добрый день. — Зайдя в дом, я принялся разуваться, — Лев Сергеевич вы меня… звали?

Так… А вот это уже странно… Ну и? Что он мне скажет?

— Здравствуй, Вениамин, прошу, пройди, присядь. — Проговорил Игорь Старинов, сидя за столиком и играя в шахматы с хозяином дома.

— Здравствуйте, Игорь Старинов. — Спокойно проговорил я, опустившись в предложенное кресло.

— Не признал тебя внук, вот что бывает, когда исчезаешь. — Насмешливо улыбнулся Самойлов. — Ладно, вы пока разговаривайте, а я пойду, чай заварю.

Очень уже вовремя появился дед, вот совсем ко времени, я только начал разбираться во всех проблемах… Что подкинет новые? Сестру уже перебросили мне на базу. Что дальше?

— Знаю, было несколько поспешно, но тем не менее, я хочу кое-что тебе рассказать, — окружив нас техникой на основе стихии ветра, что не должна была пропускать звуков, дед несколько расслабился, — ты уже в курсе что я отправил Анну на базу в Северном, если нет, то прости Шамана, это я попросил его рассказать кто она и откуда только при личной встрече…

— Знаю, он сообщил через надежного человека. У меня другой вопрос… Родители живы, дед?

— Вполне, по крайней мере, неделю назад были точно, когда я был в Африке. Большего рассказать не могу, ты уж прости. Кстати, что по поводу брака с Виолеттой Железковой? Габриэлла обсудила с тобой сложившуюся ситуацию ее семьи, и ты принял ее предложение.

— Мы друг друга совершенно не знаем, так что спешить с этим я не собираюсь.

Не скажу я тебе, что сегодня буду делать Виолетте предложение… Пусть это останется тайной и для тебя в том числе.

— Разумное решение, зрелое. Впрочем, я даже не знаю как относится к тебе, последний раз вот так я видел тебя в два года… А потом мне пришлось исчезнуть.

— Что было проделано тобой блестяще, как и у родителей. Да, это было неожиданно для меня, но, тем не менее, я сумел разобраться в деятельности "Кедра", как и "Вихря". Даже сумел кое-чего добиться благодаря подобной самостоятельности… Теперь мне не ясно, чего ожидать от вас всех?

Глава рода неожиданно рассмеялся, да так сильно что прослезился… После чего наконец проговорил:

— Смотрите, кажется, родители оставили ребенка, а он вырос в боевого хомяка…

— Кто это тут хомяк? — придавил я старика тяжелым взглядом.

— Ты. Я что ли? — Усмехнулся старик, — Вениамин, ты, конечно, прости, но ты слишком запасливый и хваткий… Ничего, попавшего в твои руки не выпустишь. Хорошая черта характера, но не в отношении семьи.

— Иванов тоже вроде семья, так использовать меня хочет каким угодно способом… Недавно предлагал мне стать суррогатным отцом, чтобы получить больше универсалов.

— Оставь Иванова, он давно отказался от своей дочери — твоей матери. Его интересы не должны тобой учитываться, пусть он и глава "Великой семьи". Впрочем, я к тебе по делу… Ты собираешься стать "основателем"?

— Да.

— Хорошо… Однако, перед тем как сунуться в зал совета, прошу найди синюю папку в сейфе Бориса, я оставил для тебя важную информацию которую можно будет использовать. Сюда ее привезти попросту бы не смог, слишком уж… много грязи там. Ты разберешься.

— Ясно. Разберусь. — Согласился я.

— Вот смотрю я на тебя и просто удивляюсь… — Улыбнулся дед и принялся загибать пальцы. — Гарем собрал. Сумел стать лекарем первого ранга. Восстановил энергетическую систему. Укрепляешь свои позиции как глава семьи. Осталось только принцессу затащить в постель?!

— У меня уже есть…

— Нет, племянница императора — не принцесса. А надо наследницу, да так чтобы… — прервавшись, старик только махнул рукой. — Хорошо быть молодым, только ты пока этого не понимаешь. Ладно, пора мне.

Старинов поднялся и подошел к стеклянным дверям, через которые был виден пляж и несколько студентов, что гуляли по нему.

— Постой, дед, а… — поднялся я следом.

— Надвигается шторм, Вениамин и лишь от тебя зависит, пострадают ли в нем ты и члены твоей новой семьи. Это мое тебе предупреждение, меня не будет рядом.

Открыв двери, старик вышел на веранду, а после, сделав несколько шагов по песку, попросту исчез, словно его и не было, я даже своими способностями сенсора так и не понял, как он это сделал…

— Ушел значит… — появился в комнате Лев, — но вернется ли…

Пришел, заставил задуматься и ушел, даже не дав задать хоть один интересующий меня вопрос…Хотя нет, лишь подтвердил что он, как и родители живы.


Пробраться в женское общежитие, чего только не сделаешь ради того чтобы сделать предложение, только вот вокруг него постоянно находится пятерка охраны, а на входе сидит бдительный администратор с пистолетом-пулеметом. Так что пришлось мне использовать часть своих способностей и взбираться на открытый балкон пятого этажа, который примыкал к комнате, где жила болгарка… Благо дверь на балкон оказалась не заперта.

Услышав шум душа, я некоторое время размышлял о том, чтобы присоединится, но решил не портить момент и просто стал ее ожидать в кресле.

Выйдя из душа нагой, Виолетта весело что-то напевала, расчесывая мокрые волосы, после чего проверила телефон, а затем ее взгляд оказался прикован ко мне, а спустя миг она прикрылась руками… А затем убрала их и уперев руки в боки, возмущенно заявила:

— Это был плохой сюрприз!

— Прости, я не смотрю, — закрыл я глаза ладонью.

Да смотри, мне не жалко, — вздохнула Виолетта, — только вот я испугалась, когда вышла из ванной и обнаружила нежданного гостя в кресле.

— А ты совсем другая…

— Я устала за день и позволила себе расслабиться, кофе будешь?

— Не откажусь.

— Пошли тогда, думаю, я догадываюсь, зачем ты вот так пришел, — улыбнулась она.

Нисколько не стесняясь, даже напротив, покачивая бедрами, Виолетта принялась готовить мне кофе, а я просто наблюдал за ней, пожирая взглядом. Подобное, девушке нравилось, но вот…

— Не надо говорить взглядом как сильно ты меня хочешь, сказала же после свадьбы…

— Только вот так откровенно дразнить меня не надо… Не сдержусь.

— А сил тебе хватит? — хитро улыбнулась она, поставив передо мной кружку.

— Мы можем это легко выяснить.

— Какой ты грозный, — улыбнулась она.

И неожиданно забралась ко мне на колени, поджав ноги и быстрыми движениями пальцев, расстегнула на мне рубашку, а я положил ладони на ее ягодицы, спокойно посмотрел в глаза и обнаружил, что она нисколько не хочет этого, убрал руки. Не было румянца или какого-то смущения, простая игра.

— Ты меня раскрыл, — вздохнула она, — пока что я вообще не вижу себя в образе ни жены, ни любовницы, ни тем более матери… — Прости, Вениамин. Конечно, я соглашусь с требованием своей бабушки, но вот… Не люблю я тебя, прости. — Довольно прохладно ответила она и попыталась встать, но я не позволил, обняв одной рукой, — что ты делаешь? Пусти меня.

— Выйдешь за меня? — другой рукой вытащив коробочку, я открыл ее и продемонстрировал кольцо.

— Брак не по любви, а по расчету, что может быть банальней. — Грустно улыбнулась она, — конечно, я приму предложение, это сделает мою семью на порядок сильнее…

Вытащив кольцо, она надела его на палец, а после принялась крутить ладонь, рассматривая его со всех сторон… После чего наконец открыто улыбнулась и коротко поцеловала меня в губы:

— Спасибо, Веня.

— Виола…

— Не смей сокращать мое имя, — буркнула она, — а теперь пусти.

— Нет.

— Пусти. Иначе закричу.

— Тебя никто не услышит. — Мягко улыбнулся я, после чего, осторожно поцеловал ее…

Однако с первого раза ничего не получилось, ответила она мне только после того как недовольно фыркнула, пробормотав под нос что-то про "озабоченных юношей совращающих молодых женщин"…

Виолетта долго разогревалась, а затем наконец начала возбуждаться… Поэтому я позволил своим рукам мягко исследовать формы ее тела, на что она тихо посмеивалась, но прекращать череду поцелуев не хотела, обхватив меня за шею и даже сдвинула "личным пространством" стол немного в сторону…

— Хватит, иначе после это я уже не остановлюсь. — Прошептала Виолетта, отстранившись, — Пожалуйста.

— Хорошо. — С явной неохотой я выпустил из рук болгарку.

Спустившись с меня, девушка погладила свои немного затекшие ноги, а после вернула стол на место…

— Больше так не делай.

— Тебе же нравится. — Подставив руку под подбородок, задумчиво посмотрел я на нее.

— Мало ли что мне нравится, существуют семейные традиции, через которые я попросту не могу переступить. Допивай кофе и уходи.

Сделав глоток, я сделал глоток и стойко выпил, проговорив:

— Ты перепутала соль с сахаром.

— Не может быть. — Пригубила она кофе и только сморщилась. — Тогда просто уходи.

Выйдя на балкон, я шумно вздохнул и обернулся к девушке, протягивая ее часть браслета:

— Не забывай.

— Спасибо, но… Это несколько.

— Все хорошо, — мягко улыбнувшись, я шагнул к девушке и поцеловал ее, отмечая, что она на этот раз она ответила, — Спокойно ночи, Виола, моя нежная невеста.

А затем одним рывком вылетел с балкона и с помощью призрачных ступеней спустился на землю, откуда помахал девушке что смотрела на меня с балкона…


Интерлюдия: Село Северное. База боевой группы "Вихрь".
28 февраля 2002 года.

— Шаман, я против этого! — Возмутилась, Чернозубова ударив ладонью по столу, указывая на стоящих по стойке смирно девочек. — Вы не можете спихнуть под мою ответственность этих двух… девочек.

— Что уже сделал, по приказу главы, Старинова Вениамина, — сухо ответил ей мастер двух стихий, — отказ не принимается.

— Но это, же нечестно, мне нужно к урокам готовиться, самой проходить подготовку, у меня…

— Отставить! — Рявкнул на нее Медведь. — Это твой экзамен на пригодность, сумеешь его сдать — станешь частью группы, нет — сделаешь то, что решит Вениамин. А теперь принимай своих бойцов, твоя задача следить, чтобы они ничего не натворили, все ясно, Чернозубова Валерия?!

— Ясно… — убито ответила она.

— Я не услышал!

— Ясно. Можно идти? — Повторила Валерия.

— Ступай. — Отмахнулся от нее Шаман.

Девушка тяжелой походкой удалилась из кабинета, а девочки одетые в камуфляжную одежду, пошитую на заказ, приложив руки к голове, выдвинулись следом за своей "нянькой".

— Детский сад, — вздохнул Медведь, — не хочу — не буду, а как что: дайте, пожалуйста…

— Чернозубовой только восемнадцать, будет. Ты же знаешь что с нее спросу как… — махнул рукой Шаман, — да я знаю, мы такими не были.

— Вениамин тоже не такой, к счастью для нас. Иначе все было бы гораздо печальней… Впрочем ладно, как думаешь что будет когда Вениамин приедет?

— Война, а что еще, однако меня больше настораживает то что учитель привез девочек сюда, что-то серьезное назревает… Только откуда ждать беды?

— Спроси что-нибудь попроще, — вздохнул старый Медведь, — эх кости ломит, ночью вьюга будет, опять все дороги переметет.


Глава 3. Смутное время

Сидя в одиночестве я задумался… Все как обычно, получил новую информацию по деятельности Чернозубовых, которые собирали свои силы и все-таки сумели найти союзника молодую семью Степыниных. К счастью у последних не было мастеров, однако у них был укомплектованный боевой отряд, при этом они имели выходы на боевые наемные группы. Расклад получается не самым приятным, но тем не менее не катастрофическим. Самое главное они пока не выдвигаются на позиции в направлении Воскресенска, ни тем более Северного, сначала им нужно пройти через "Громовержца", который просто так их не пропустит.

— Ира, как там девочки устроились?

— Все хорошо, не беспокойся, каждый день об их состоянии сообщают мне, а я передаю информацию Киру Львовичу.

— Все хорошо… — протянул я, — значит так, если заметишь движение, сразу… Впрочем, ты знаешь что делать.

— Предупредить Седых и Шамана, вас поняла господин. Кстати, как продвигается вопрос с бракосочетанием? Вы целый день пробегали за китаянкой, что умудряется от вас скрыться.

— Не сыпь соль на рану. — Вздохнул я, — мне стоило огромных внутренних усилий сделать предложения, конечно, они все нервничают, но… Прятаться от меня зачем?

— Будь хищником поймай жертву… Кстати, я вазелин купила? Что мне с ним делать?

— Смажь им огрубевшие участки кожи, тебе из-за твоей работы приходится много сидеть. Так же он поможет скрыть следы от угрей… Вообще-то я пошутил. Кстати, как твоя социализация?

— Никак. — Буркнула Золотова, — мне не комфортно когда вокруг меня слишком много незнакомых людей… Ничего с собой поделать не могу. Хватает только на час прогулки по городу…

— Ну, это прогресс, раньше ты и из подъезда выйти не могла. Ты главное не перестарайся…

— Я хочу быть нормальной, хочу ходить по магазинам, есть в кафе, хочу… — прервавшись, Ирина откинулась на спинку кресла и негромко проговорила, глядя в потолок, — даже тренироваться начала, уже способна использовать простейшую технику энергетического распределения. Зубова попросила научить… Лучше поздно, чем никогда, надоело бояться и прятаться.

Какая муха ее укусила? Вот такой резкий шаг… Сколько лет я не знал ее и Еву, но порой даже они меня удивляют, как в хорошем так и в плохом смысле.

— А все-таки ты молодец, — тепло улыбнулся я.

Посмотрев на экран, Ира только улыбнулась и помотала головой, словно стряхивая наваждение, после чего прищурившись, хитро улыбнулась и спросила:

— А господин рассматривает мою кандидатуру в своем гареме?

— Нет, Ира, — покачал я головой, — ни тебя, ни Чернозубову, я не буду принуждать, заставлять и вообще как-то пытаться привязать к себе. Да вы универсалы, но я не последняя сволочь чтобы ограничивать ваш выбор… Да и мне пока хватает внимания. Еще бы разобраться с тем, что имею…

— Не умеешь ты быть сволочью, Веня, к сожалению или к счастью — это очень спорный вопрос. Ну ладно, спокойной ночи, постарайся выспаться. Ты сегодня и так отправил заказ клану "Молодого дракона", закончил с планами на второй квартал для компании "Кедр", а так же утвердил договор по приобретению нового вооружения для "Кедра", хоть немного береги себя.

— Спасибо Ира, — поблагодарил я информатора, зная, что она отключает только камеру, — как бы еще не оскотинится в этом ненормальном мире?..

Ладно пойду спать, уже восход, а значит на сон опять будет только часа два… Уже и забыл когда последний раз хорошо высыпался, это постоянное напряжение по всем фронтам просто не дает этого сделать…


На следующий день я просто напросто бегал за Куан Шу или как будет правильно Циан Нуо, Ева и Виолетта наблюдали за нашей игрой не скрывая улыбки, но тем не менее кольца они не снимали, даже умудрились похвастаться перед всеми… Не понимаю я их.

Наконец после обеда мне удалось ее обнаружить, конечно, пришлось прибегнуть к способностям сенсора, но, тем не менее, я обнаружил китаянку, выглянувшую из коридора, осмотревшись по сторонам, она неспешно направилась в сторону нужной ей аудитории… Однако не дошла, так как я появился за ее спиной и зажав ей рот, уверенно завел ее в пустой кабинет…

— Что за… — вырвавшись, китаянка развернулась на месте и создала огненную технику.

— Долго ты собиралась бегать? — скрестив руки на груди, внимательно посмотрел я на нее, — один день поиграли, хватит, Нуо.

— Ты ничего не понимаешь… — недовольно прошипела она.

— Если ты против брака, откажись, я пойму. — Проговорив я сел и уперся спиной о дверь, — расскажи, что тебя беспокоит, я выслушаю. Ты же знаешь.

Осмотревшись в кабинете, Шу нашла кресло на колесиках и передвинув его ко мне, села скрестив руки на груди:

— А ты сможешь понять?

— Постараюсь.

— Вениамин, в моей стране после свадьбы девушки беременеют, а после остаются дома и воспитывают детей. Не хочу этого, мне нравится учиться, но… Если через три года после свадьбы у жены не будет ребенка, брак считается недействительным.

— Мы не в Китае и я не китаец, какое мне дело до ваших странных традиций? — откровенно скучающе ответил я, — да и по вопросу детей… Не только для вас, но и для меня это пока неподъемный вопрос. В любом случае до конца вашего обучения здесь, этот вопрос подниматься не будет.

— Для всех?

Кивнув в ответ, я достал коробочку с кольцом и открыл ее, принявшись рассматривать его. Китаянка, тоже заинтересовалась, но поймав мой взгляд, отвернулась в сторону принявшись заливаться краской.

— Выйдешь за меня?

— Нет. Я оказалась последней…

— Не по значению, просто ты начала меня избегать после дня рождения Евы.

— Нуо… — вздохнул я.

Китаянка между тем встала и подойдя опустилась на корточки напротив меня, проговорив:

— Знаешь, Вениамин, я действительно хочу доверять тебе, да хочу. Вот только страшно… Ты ведь примешь меня? Я тихая пьяница и у меня слишком много недостатков. Я…

Вместо ответа, я обнял девушку и прижал к себе, на что китаянка в ответ обняла меня, нервно дрожа в моих руках… Отстранив девушку от себя, я как положено опустился на одно колено. Нуо все еще дрожа, протянула руку вперед и позволила надеть кольцо на палец, поправила его, а затем, посмотрев мне в глаза, набросилась с поцелуем…

— Буду ждать тебя после занятий, — протягивая ей последнюю часть браслета, проговорил я.

— Зачем?

Однако я промолчал, лишь туманно улыбнувшись…

— Опять что-то задумал, но так даже лучше, — потерла большим пальцем кольцо Нуо, — я на лекцию, только сначала макияж поправлю… Ты всю помаду съел.

Честно говоря, я уже привык к помаде, правда, на вкус она не очень…

Между тем Шу, наконец, покинула пустующую комнату, а я двинулся к выходу, набирая номер Ирис…


Сегодня у нас пятница и у меня все готово, зарезервировано небольшое кафе, куда мы в итоге направимся, местный отдел регистрации гражданских актов согласился заключить договор при явке всех участников, не откладывая на целый месяц для рассмотрения… Единственное, что меня несколько расстроило, так это то что Самойлов отказался присутствовать, объяснив это тем что явится только на официальную свадьбу… Сейчас была простая студенческая свадьба в узком кругу лиц.

Самое сложное было попросить о помощи Селену, Ирис и Ню, которые в данный момент должны уговорить теперь уже полноправных невест взять с собой необходимые документы. Конечно, все обо всем догадались, но и я нервничаю… Как бы самому со свадьбы не сбежать.

Увидел я их издалека, даже надел рубашку и брюки ради такого случая, впрочем, девушки тоже надели вечерние платья…

— Ну что идем?

— Пойдем, что с тобой поделаешь… — прошла мимо меня Виолетта, — согласилась уже.

— Так сразу? — замерла китаянка, растеряно посмотрев сначала на меня, а потом на Еву, — но мне только сегодня…

— Не бойся, — подтолкнула ее в спину Седых, заставив идти, — там надо лишь поставить одну подпись, не съедят.

— Ева, я нервничаю…

— Поверь я тоже, но в отличии от тебя не трясусь от страха, посмотри на Виолу…

— Какой оказывается кто-то еще ребенок… — приложив ладонь к губам, усмехнулась болгарка.

— На счет девочек ты лучше молчи… — ответно подколола ее китаянка.

Я же не вмешивался, отметив, что остальные идут за нами следом, только улыбался… Виолетте в скором времени надоело идти впереди и она поравнялась с нами… А вот потом мы наконец добрались до нужного нам здания.

— Даже как-то страшно… — тихо заметила Ева.

— Если вы не пойдете, пойду я, — раздался прохладный голос Селены из-за спины, — шли все тише и тише с каждым шагом…

— Нет, спасибо, — уверенно схватив нас под руки, Ева потащила к входу, — мне и так пришлось слишком долго ждать этого дня, чтобы в итоге отступить.

Пройдя в зал, мы направились к нотариусу, который уже ожидал нас… А затем началась церемония, все нервничали, Виолетта даже схватила меня за руку и отпустила лишь после того когда сказала: "Согласна". А вот потом мне на руку надели браслет и… Началась бумажная волокита, нотариус уточнял вопрос по поводу фамилий, но и тут обошлось без проблем. А вот потом девушкам поставили штампы и объяснили, что паспорта и многие другие документы теперь придется поменять, что сделают в таком то кабинете администрации…

— Эх, — выдохнула Виолетта, когда мы вышли из зала, — это было изматывающее, пусть и всего мы потратили на это час.

— А сейчас мы идем отмечать это событие, — заявил я, указав на небольшое кафе через дорогу, — уже все приготовлено.

— Так ты, поэтому спешил поймать меня сегодня? — несколько растерялась Нуо, — ты все подготовил и…

— Все обошлось, — потрепала ее по голове Ню, — идем, это же твой праздник… Ты наконец-то можешь вздохнуть спокойно.

— Мне сейчас не до спокойствия… — пробормотала китаянка.

Рассмеявшись, я только приложил руку к лицу и первым двинулся в небольшое кафе, которое часто использовали для вот таких вот свадеб…

Посмотрев на меня жены, наконец, улыбнулись и принялись, шутя подталкивать меня, чтобы поспешил…


Поздравления, танцы, немного алкоголя, шутки и облегченный смех… Все казалось таким нереальным, что я вылакав третий бокал шампанского несколько удивился когда меня пригласила на медленный танец Ирис, выиграв в споре разгоревшемся между девушками.

— Интересно ты понимаешь, что этой ночью тебе будет не до сна…

— Ирис, они не согласятся на то, что ты думаешь.

— Думаешь, они собираются пропустить такое событие, тем более так сильно налегая на алкоголь? Однако, ты лекарь, а значит способен удивить, грязных уловок, вроде увеличения чувствительности ты знаешь множество…

— Подобное не использую, однако что ты думаешь по поводу всего?

— Просто рада за вас, а так… Немного завидую, они такие счастливые, а ты понимаешь что можешь только наблюдать…

— Ирис…

— Не утешай меня, замуж я не хочу, знаю, что не мое. Дело не в верности, а в простом нежелании… Мы это с тобой уже обсуждали. Однако сегодня ночью тебя просто затрахают…

Мелодия тем временем закончилась, но никто уже не вышел потанцевать, все предались веселью и откровенному "празднику живота"… Шутки, смех, а когда Селена уже прилично выпив начала подбивать меня на стриптиз, я начал потихоньку всех успокаивать, делая страшные глаза…

В итоге пришлось заказывать две машины, одну для нас, а вторую для гостей… А вот новоиспеченные супруги несколько подобрались ожидая транспорт, а я тем временем расплачивался с хозяином заведения оставив щедрые чаевые…

— Вас до общежития или ко мне? — спросил я, когда мы вышли из заведения, проводив остальных.

— Это был риторический вопрос? — пьяно улыбнулась Виолетта, повиснув на мне, — разумеется, мы едем к тебе, дорогой муж.

Ева и Нуо, переглянувшись, многозначительно улыбнулись, только вот улыбки мне не понравилась…


Однако к тому моменту, когда мы, наконец, добрались до общежития, а после попали в квартиру, пьяное веселье снизошло на нет, молодые жены стали задумчивыми, устроившись за столом на кухне, перебрасывались взглядами.

Устроившись на стуле, я налил им чаю, а сам устроился с кружкой кофе и просто наблюдал за этим безмолвным развитием событий. Некоторое время девушки еще перебрасывались взглядами, после чего встала китаянка и ударила ладонями по столу:

Если вы не собираетесь заниматься этим, это сделаю я, у меня через пару дней начнутся эти дни, так что упускать возможности я не буду. — Чмокнула она меня в щечку, бросив взгляд на Еву с Виолеттой, после чего ласково проговорила мне на ухо:

— А сейчас я хочу, чтобы ты выполнил свой супружеский долг…

— Хорошо, — кивнул я поднявшись и подхватил китаянку на руки, а она умудрилась выглянуть из-за плеча и помахать оставшимся, — если хотите то присоединяйтесь, в отличие от некоторых я не против подобного…

— Да я против, ну и что такого?

— Тогда может сделать так, чтобы ты не была против? — улыбнулась Виолетта, после чего забралась к Седых на колени и с улыбкой, смотря на недоуменное лицо, одарила девушку глубоким поцелуем…

Отметив, что Ева ответила на поцелуй, я тем временем уложил китаянку на кровать и принялся раздевать, не забывая ласкать ее тело…


Сегодня суббота, и я, чувствую себя попросту разбитым, а вот жены умиротворенно спят. А ведь только недавно закончили это безумный марафон. Ирис, оказалась права, но вот это сработало и в другую сторону, однако я не ожидал от них подобного, особенно от Виолетты, которая взяла на себя Еву и завела ее…

Однако и я превзошел свой предел и сейчас тело слушается меня отвратительно, даже резерв израсходовал на половину, чтобы поддерживать себя, да, но было незабываемо. Свое маленькое желание я выполнил… Ну теперь я женатый человек, да, к этому все и шло.

Думаю, к вечеру они проснутся, так что пока можно заняться ужином и прибраться…


Первой проснулась Ева и сидя в кровати, некоторое время вспоминала на что она согласилась, после чего растолкала Виолетту и Шу и не заметив меня направилась в душ, где некоторое время просто отмокала под струями воды… Шу продолжила смотреть сны и дальше только махнув рукой, а вот Виолетта прошла на кухню…

— Да, первая брачная ночь, действительно была первой. — Тихо проговорила она, обняв меня сзади, некоторое время молчала, после чего добавила, — спасибо, что был внимательным. Мне понравилось…

— Пришлось постараться, — улыбнулся я, нарезая салат, — благо я молод и являюсь лекарем, а так вы были только разочарованы. А когда девушка не довольная от этого страдает мужская гордость. Это куда серьезнее, чем физическая рана.

— Какая же ты извращенка! — возмутилась Шу, войдя на кухню, отчего болгарка вздрогнула.

— Я не виновата в том, что вы так… зажаты в постели. В этом один несомненный плюс возраста, на некоторые вещи смотришь совсем иначе.

— Да ладно я, мне двадцать, ты о Еве подумала? Ей только восемнадцать и многое…

— Спасибо конечно Нуо, но я в порядке, но сильно удивилась в тот момент. — Обняла ее Ева, появившись сзади, — кстати, вы двое еще долго будете ходить голышом? Некоторым нужно поучиться скромности.

— Тогда я в душ. — Уверенно высвободилась из объятий Шу.

— Халат там лежит, Веня уже приготовил. — Добавила Ева ей вслед. — Виола, а ты прекрати уже тереться. Оденься.

— Мне так хочется. — Ответила болгарка, крепче прижавшись к моей спине.

— А кто-то успешно доказывал, что совершенно не любит кое-кого… Вот что хороший секс делает!

— Ну, ты и… — кисло посмотрела на Еву, Виолетта.

— А разве я не права? Взрослая тетя, а…

— Кто это тут тетя, ты мелкая?! — вспыхнула болгарка.

Ева благополучно отступила на кровать, где и началась вольная борьба, за которой я некоторое время наблюдал, однако без своих способностей девушки держались на равных. Виолетта сильнее, но меньше и легче, а Ева крупнее и тяжелее…

Закончив накрывать на стол, я просто встал, прислонившись плечом к косяку, наблюдал, а исход был предопределен, так как Ева попросту уселась на Виолетту и удерживала ее за руки.

— Ладно, хорошо ты не тетя, но вот обманывать не хорошо.

— Только вот я действительно не знаю что испытываю, я никогда не влюблялась, потому не могу дать определения, — устало проговорила Виола.

— Серьезно не влюблялась?

— Ева, до академии, я училась в женском пансионате, где не было ни одного мужчины, даже инструктор по боевой подготовке была женщиной… — горько улыбнулась она, — меня с самого детства ограждали от мужчин, а все в причину семейных принципов. Мы не выбирали, в какой семье рождаться, и каким традициям следовать. А теперь слезь с меня, ты тяжелая, удивляюсь, как Веня может тебя так легко держать на руках…

— Он мужчина… Наш мужчина, для блага семьи ему нужно быть сильным, — после чего Ева чмокнула Виолу в щечку и соскочив с кровати поправила на себе халат, одарив меня колким взглядом.

В этот момент Нуо вышла из душа и пройдя мимо меня, осторожно провела по руке и устроилась за столом…

— Давайте уже ужинать, зря, что ли старался.

Кивнув мне Виолетта, сидя на кровати с озорной улыбкой спросила:

— Сегодня повторим?

— Ни за что! — резко высказалась Ева, — хватит и одного раза.

Честно говоря я рад что все обернулось именно так… Впрочем, наши отношения будут проходить проверку временем, так что ничего нельзя сказать заранее…


Нас следующее утро нам пришлось всем идти по делам, мне вместе со свидетельством о регистрации на переезд в семейное общежитие, девушкам же на замену документов, договорившись после окончания, встретится в столовой.

Мне же выделили администратора, что отвел меня в семейное общежитие и некоторое время предлагал квартиры для заселения, я некоторое время выбирал, а после остановился на четырехкомнатной квартире, с закрытым балконом на третьем этаже. После чего, некоторое время мне пришлось подписывать документы, после чего, мне, наконец, выдали ключи, попросив, заселиться до окончания следующей недели. После чего я некоторое время осматривался, даже покурил на балконе, после чего направился обратно…

По приходу в столовую, я обнаружил Стариновых за одним столом, но в компании с известным мне по базе лицом, что сидел напротив Виолетты и о они, о чем-то разговаривали, мне же удалось застать конец разговора:

Железкова, ты кажется, говорила что выйдешь за того кто сильнее тебя.

— Элиас, я уже вышла замуж. Теперь я Старинова, так что не мог бы ты уйти пока мой муж не приревновал.

— Вениамин, он лишь седьмой… — дернув щекой, изобразил Улссон полуулыбку.

— Ты что-то хотел, второй? — тихо поинтересовался я подойдя к столику.

— Вот значит как, теперь ты ее муж. — Поднявшись, проговорил он, смотря мне в глаза, — однако достоин ли ты ее жалкий лекарь?

— Элиас Улссон, позволь мне самой выбирать, кто меня достоин, а кто нет?! У меня есть на это право. — С маниакальной улыбкой проговорила Виолетта, смерив его взглядом. — Если ты так хочешь подраться, пошли на арену, и я вновь продемонстрирую тебе свое право и свою силу.

— Ты плохо следишь за своей женой, раз позволяешь ей подобные слова, так не только жалкий лекарь, так еще и слабый муж которого пользуют, как пожелается.

— Ты договорился. Завтра в пять вечера, жду тебя на арене. Не придешь, значит, твоим словам не было цены. — Не меняя тона, проговорил я, — вот там и решим, кто из нас слаб и жалок. А сейчас исчезни, пожалуйста, моя семья хочет пообедать в спокойной обстановке.

Смерив меня взглядом, Элиас Улссон, по совместительству занимающий второе место в рейтинге неспешно удалился из столовой, оставив после себя тишину… Немногие студенты которые были здесь просто одаривали нашу компанию удивленными взглядами.

— А так хотелось сохранить все в тайне, — вздохнул я сев за столик, — кстати, а где остальные?

— Они продолжили вчера, так что сегодня у них тяжелые день. Просили не беспокоить… — ответила Ева, — кстати, ты уверен, что стоит драться?

— Уже три месяца прошло, как я последний раз серьезно дрался, самому хочется узнать результат тренировок. Да и чтобы от меня отстали… Все-таки нужно соответствовать тому что моя жена первый номер в академии.

— Льстец. — Улыбнулась Виола. — Кстати, ты решил вопрос с жильем.

— Сказали заселиться до конца следующей недели. — Выложил я на стол три связки ключей. — А вы как я полагаю тоже закончили?

— Контролируешь? — прищурившись, спросила китаянка.

— Словно с вашей стороны нет подобного. Ладно, пойду что-нибудь возьму перекусить.

Драться бы пришлось так или иначе, это я знал на тот момент, когда получил предложение от Габриэллы, имея на руках информацию о том, что Элиас Улссон уже второй год подряд пытается ухаживать за Виолеттой… Однако, каждый раз он получал отказ, на что у девушки были весомые причины. Все-таки деятельность сильнейших в академии постоянно обсуждается, порождая множество слухов. Вот про меня уже давно ходят слухи что я сплю со всей девичьей компанией окружающей меня… Это правда лишь частично. Однако благодаря этому мне удается избегать излишнего внимания у других студенток академии, которые прекрасно уведомлены о том, что я бывший универсал и лекарь.

— Веня, — когда я вернулся с подносом за стол, обратилась ко мне Шу, — ты говорил что тебе нужно уехать, когда ты это планируешь сделать?

— Мне нужно сдать сессию, что закончится в первых числах мая, как раз перед началом турнира. Так что если вы останетесь здесь на некоторое время одни. Не хочется мне бросать вас, но…

— Там действительно все так плохо? — тихо спросила Ева.

— Без моего присутствия события развиваются быстрее, чем я предполагал. Так что… — потер я переносицу, после чего весело улыбнулся, — впрочем, пока это неважно. Давайте подумаем как лучше обставить новое жилье… Там много комнат.

— Может, пойдем туда сразу после обеда? А то меня утомляет своя маленькая квартира, а ведь мне еще целый год учиться.

Маленькая квартира?

— По сравнению с особняком моей семьи она маленькая, там же у меня была только комната больше чем вся квартира… — проговорила Виолетта, а после поймала на себе тяжелые взгляды Евы и Шу, — вы чего?

— Да нет, ничего, просто у каждой из нас свои понятия об уютном жилье. — Проговорила Ева, пригубив стакан с соком.

— А у меня была небольшая комната в покоях у бабушки, так что эта квартира для меня даже слишком просторная. — Тихо проговорила Шу. — Ты слишком сильно привыкла к роскоши…

Виолетта же не нашла что сказать и фыркнув, замолчала… На что я только мысленно устало вздохнул, но ничего не сказал.


Квартира, занимающая половину этажа девушкам пришлась по вкусу, они даже уже определились с комнатами, заочно определив мне место в гостиной, где было место, чтобы поставить мои деревья… Ну, а я уже внимательно внутренний двор где неспешно гуляла семья из пяти человек, но только с одним ребенком за которым сейчас следили остальные…

Бедный мальчик, столько опеки в его возрасте, впрочем, у него скоро появится две сестренки, будет за кем присматривать…

— Довольно интересная картина, — заметила Ева, подойдя ко мне, — все-таки ты задумываешься и на подобные темы.

— А как иначе? — повернувшись, ответил я, — но что думаешь ты? Сможете сдружиться?

— Это вопрос времени, — вздохнула Ева, — конечно, для меня довольно сложно осознавать ситуацию, но и остальные думают так, же… Больше всего они боятся, что ты можешь исчезнуть. Поманить кусочком счастья, а потом просто уйти.

— Говори за себя, мне нечего бояться, давно не строю иллюзий о том, что люди могут и разойтись по самым глупым причинам… — Подошла с другой стороны Виола, — только вот задумываться на данную тему не хочется на второй день после свадьбы. Сейчас для меня важнее кое-что другое.

— И что же? — появилась Шу, бесцеремонно протиснулась между мной и Евой, показав ей кончик языка.

— Дела моей семьи перешли под управление Вениамина, но боюсь, что сейчас ему никто не передаст столько власти одномоментно. Более больным вопросом является статус Стариновых…

— Не сыпь соль на рану, — вздохнула Ева, — думаешь, я этого не понимаю. А я еще даже дедушке не сказала о том, что вышла замуж.

— Какое совпадение, я тоже… — улыбнулась Виолетта, — однако, рассказать придется.

— А меня бабушка уже поздравила. — Счастливо улыбнулась Шу, — даже попросила пригласить на официальную церемонию, куда хочет прибыть, несмотря на свой преклонный возраст. Хочет увидеть меня в платье невесты.

— Ева, твои родители живы, а младшая сестра сейчас находится на базе.

— Что ты сказал? Повтори.

— Говорю, родители твои живы и у тебя… есть младшая сестра по имени Валерия.

Ева некоторое время обдумывала информацию, а затем заплакала, принявшись утирать бегущие слезы, смерив меня взглядами, Виолетта и Шу принялись ее утешать…

Грубо было и дальше скрывать от нее эту информацию, Кир ей бы просто не смог рассказать, оставалось только мне… Впрочем, это только слезы радости и облегчения, Ева очень рада была услышать это сейчас.


Сегодняшней ночью я остался один, девушки вернулись в общежитие и сказали, что собираются готовиться к переезду… Однако видя как Шу тихонько нашептывает Виоле, я быстро понял что они просто хотят привести свои мысли в порядок. Слишком много событий произошло… Да, запоминающихся, только вот я не подозревал что у Железковой такие разносторонние вкусы… Впрочем ладно.

Достав телефон, я с явной неохотой набрал номер информатора:

— Ир, соедини меня с Седых, хочется с ним поговорить.

— Соединяю, женатик. — Весело хихикнула она.

Сейчас что-то будет…

— Слушаю тебя, Вениамин, — раздался сухой старческий голос профи, — думаю, ты уже в курсе о том кто находится на базе "Вихря".

— Да. Мне уже сообщили, но звоню я по другом у поводу. Я официально взял Еву в жены.

— Вот и хорошо, одной нервной проблемой меньше. — Неожиданно довольно ответил старик, — что до твоего статуса, я в курсе твоего договора с Железковыми, тут скажи спасибо своему деду, что посуетился на этот счет… Впрочем, я с тобой по другому поводу поговорить хотел: что ты собираешься делать с Чернозубовыми, они собирают силы и боюсь что когда их будет достаточно на территории Бирской области будет конфликт, куда стянут силы все заинтригованные стороны. А их много, Старинов, ты и сам это знаешь.

Да, "Великие семьи" захотят закрепится в регионе, которым управляет семья Седых, это позволит им сделать очень и очень многое… Для этого они просто пошлют несколько своих "мастеров" для так называемого "контроля" которые в итоге будут драться на противоположной нам стороне. Особенно будет неприятно, если конфликт окажется затяжным… Универсал в лице Чернозубовой Валерии — лишь предлог, когда затронут вопрос сферы влияния, все превращается в войну интересов отдельных лиц.

— Это можно избежать?

— Ты должен уничтожить угрозу в лице Чернозубова. Иного выхода я не вижу. Думаю, ты и сам прекрасно понимаешь что делать.

— Хорошо. На этом все?

— Да, внучку не обижай. — Сухо ответил "Громовержец", после чего отключился.

Устало потерев переносицу, я мысленно встряхнулся, после чего принялся проверять информацию, переданную мне информатором…


Моими свидетелями были Ирис и Селена, которые смогли прийти на арену, остальные все еще были на дополнительных лекциях… Выйдя на арену как и в прошлый раз без оружия, я внимательно посмотрел на Элиаса Улссона, сложив руки за спиной.

Да, мой противник всего в шаге от ранга профи, однако этот бой не вызывает у меня опаски, разве что я отмечусь перед несколькими сенсорами, опознающими во мне "универсала" трех стихий.

— Бой! — раздалась команда судьи.

Резкий рывок противника через центр арены и активированные техники активной защиты на основе стихии молнии… Однако я даже не шевельнулся, наблюдая как он на мой взгляд слишком медленно приближается, а когда он наконец приблизился в зону действия техники новой техники на основе "Нулевого касании", только дистанционного действия произошло это…

Вал энергии ударивший от меня по направлению движения противника был страшен и достиг стены арены преодолев все расстояние рассекая его подобно невидимому лезвию… Два взрыва подряд, первый от контакта с противником, что попал под действие техники, а второй от ее разрядки заволокли всю арену пылью. Терпеливо дождавшись, когда она осядет, я посмотрел на истерзанное тело противника, получившего половину заряда техники, на треть растратившей мое резерв, пытающееся подняться на ноги, после чего развернулся и двинулся к выходу…

Причина, по которой я больше не тренируюсь в том, что я разрушил подземный полигон, некоторые техники пробили даже бронированные плиты, что должны были держать удары мастера. А восстановив всю свою энергетическую систему, я уже вышел за предел силы своего ранга лекаря.


Интерлюдия: Болгария. Ахелой. Родовое поместье семьи Железковых.
21 марта 2002 года.

Собравшись на открытом балконе, женщины из семьи Железковых расслабились сидя на диване…

— Элла, ты в курсе что происходит? — устало спросила Мария.

— На нас оказывают давление семей Третьяковых и Пивоваровых. Им не понравилось, что Виолетта стала Стариновой, а ведь они планировали заполучить ее к себе.

— Но что ты планируешь с этим делать?

— У них нет реальной силы, но вот попортить нервы они могут знатно. — Задумчиво проговорила глава семьи, — мальчишку просить о помощи не надо, думаю, мы разберемся в этом и сами. Тем более что у него и так сейчас хватает проблем.

— Прошу прощения, я слышал у вас проблемы. — Появился на балконе Игорь Старинов. — Может мне стоит помочь двум леди из своей семьи?

— Игорь, ты как раз вовремя, я вот о чем подумала, — наблюдая, как Игорь наливает себе вина в бокал, проговорила Габриэлла, — как мне известно, у тебя есть один интересный универсал, кроме Вениамина.

— Гена, что ли? — присев спросил Игорь, — что тебе нужно от Шамана?

— Пусть Марию в жены возьмет, он, насколько мне известно, довольно влиятельное лицо в твоей семье, ученик и практически сын.

Мария же от этих слов подавилась вином и принялась откашливаться, после чего утерев рот салфеткой, недовольно проговорила:

— Ты еще и меня замуж выдать хочешь?

— Хочу, но решение за тобой, я ведь никого не могу заставить сделать такой шаг.

— Он не согласится. — Покачал головой Игорь, — после того как всю его семью вырезали в нежелании подчинится, он остался совершенно один. Личная трагедия… Он все эти годы и так вел довольно не публичный образ жизни. Да и отнимать у Вениамина такого человека сейчас будет очень глупой идеей…

— А что там происходит?

— Элла, сейчас возгораются пламенем ярости старые обиды, былые договора предаются пеплу… Смутное время. Второе на нашей с тобой памяти.

— Все настолько плохо?

— Все гораздо хуже, чем ты думаешь… Война уже началась.

На некоторое время на балконе установилась тишина и расслабленная обстановка что была до визита Старинова попросту исчезла…

— Умеешь ты все испортить. — Тихо проговорила Элла.

Но Игорь ничего не ответил, лишь залпом выпил один бокал и налил себе еще, после чего с улыбкой произнес тост:

— За молодых, пусть же они получат хоть немного счастья и радости в это смутное время!


Глава 4. Минута спокойствия

Пройдя в палату к своей пациентке, я обнаружил на тумбочке сладости, сок и фрукты, принесенные сюда заинтересованными в ее выздоровлении лицами…

— Как самочувствие, Вероника? — пододвинув кресло к кровати, спросил я у девушки, до сих пор находящейся под капельницей.

— Спасибо вам, лекарь, честно говоря я даже не помню как и когда меня привезли сюда… А самочувствие хорошее, Филипп Лонэ который приходит ко мне говорит что самого страшного удалось избежать.

— Этого можно было избежать, если бы кое-кто с самого начала не спал с пользователем "viz". — Сухо ответил я, на что Вероника только кивнула головой, — впрочем, я сейчас проверю твое состояние, не переживай, все самое страшное действительно позади. Синдром распада мы сумели побороть.

Состояние ее стабильно, но после операции организм не скоро оправится… Да, как лекари мы можем зарастить даже смертельные ранения, но во время операции мы удалили порядка двадцати опухолей в паховой и лобковой областях. Филипп не просто так оставил ее здесь, есть вероятность, что придется провести повторную операцию, только вот как это скажется на ее состоянии? Так же есть вероятность, что в будущем девушка попросту не сможет иметь детей, а ей всего двадцать два года. Вот так одним глупым действием перечеркивать жизнь…

— А сколько я еще здесь пробуду?

— Сроков не дам, твое состояние стабильное, но до полного выздоровления еще далеко. Пока что для тебя отдых и постельный режим. — Проговорил я, после чего взглядом указал на тумбочку, — в любом случае ты здесь под просмотром.

— Это Миша… Прошу прощения, господин Морозов, обо мне заботится.

— Выздоравливайте пациентка. — Поднялся я с кресла и двинулся к выходу из палаты.

— Спасибо, лекарь. — Слабым голосом поблагодарила меня Вероника.

Только вот "спасибо" сыт не будешь… Впрочем, это дело Морозова, заварившего всю эту кашу, свои условия я выполнил.

Эх, после того как произошла та разгромная дуэль против бывшего второго номера в рейтинге, обо мне вновь вспомнили, даже заметили обручальный браслет на руке… Эх, на форум академии даже выходить не хочется, столько разных по значению и экспрессии сообщений… Вот она цена популярности.

А ведь уже три дня прошло. А вот нечего сравнивать других с собой, особенно не зная подоплеки, впрочем, ладно. Сейчас домой, в семейное общежитие куда мы перебрались уже все… Правда пришлось нанять машину чтобы перевести вещи. Сколько же мелких проблем нужно решать…


Пока девушки сидели с выполнением заданий, я сидел с проверкой документации, а ее всегда было у меня много…

— Веня, хватит, отдохни, — закрыла мне глаза ладонями Ева, — ты в последнее время только и сидишь за работой…

— Ее все равно придется делать, никак иначе. — Устало вздохнул я. — Кстати, вы уже поужинали?

— Да, спасибо, было вкусно. — Ответила Виолетта с дивана напротив. — Только ты сидишь за работой и ни на что не отвлекаешься…

— Ладно, отвлекся, — поднял я руки вверх, — кстати, ты давно здесь сидишь?

— Да почти час. Кстати, я тебя кое о чем спросить хотела.

Да, я увлекся… Со мной такое иногда случается.

Спрашивай.

Ты сейчас универсал, мне об этом Селена сказала, следившая за ходом дуэли, но насколько ты силен?

— Начинаю заново учиться построению техник на основе стихийного элемента. Так что как универсал я войду в силу еще очень нескоро… Даже если посчитать, мне потребуется как минимум несколько лет на получение "универсала первого ранга". Все зависит от того сколько времени придется уделить тренировкам.

Ева тем временем обошла диван и закинув ноги на подлокотник устроила голову у меня на коленях. После чего несколько расслабилась и просто лежала…

— А почему заново? Ты же имел какой-то ранг?

— Потому что я не помню как учился и чему учился, когда я выжег себе часть энергетической системы, пострадала и моя память, так сильно, что я не смог вспомнить родителей… Конечно, основы я знаю и сейчас, но мне нужно отрабатывать построение техник. Не спеши Виолетта. Но, я рад, что ты за меня переживаешь…

— Рад он… — фыркнула она, посмотрев на меня.

После чего отложила книгу, которую читала, села прижавшись слева, на что я только улыбнулся.

Да я еще тот "везучий ублюдок", однако — все сложно. Так, а почему Шу ворочается в своей кровати? Да я в курсе, что у нее начались эти дни, но…

— Ева, Виола, Нуо плохо. — Тем временем проговорил я.

— Эх, — поднялась Ева с моих колен, — только задремала. А что могло с ней случиться?

Сейчас выясню, — поднявшись с дивана, я подошел к двери в комнату китаянки, благо оказавшейся незапертой и обнаружил что девушка нервно перемещается в кровати во сне, губы ее что-то беззвучно шептали…

— Шу, проснись. — Тронув ее за плечо, я остановил ее метания.

Вениамин… — открыв глаза, китаянка посмотрела на меня.

После чего несколько потеряно оглянулась, увидела Еву и Виолу что стояли возле ее кровати, а потом еще раз посмотрев на меня, неожиданно повисла на шее и только тихо сама себя успокаивала, шепча по-китайски:

— Это сон, просто сон, ничего большего…

Да это не сон, а какой-то кошмар был. Сначала я не обратил внимания, но потом она просто начала заламывать руки, словно от боли, вот и…

— Тише, успокойся, все хорошо. — Мягко проговорил я, поглаживая ее по оголенной спине, — у тебя что-то болит?

— Живот, немного…

— Давай, будь хорошей девочкой и все будет хорошо, — уложив ее на кровать, я кончиками пальцев коснулся живота и только принялся осторожно подлечивать китаянку, техниками, снимая усталость и боль.

После некоторого времени китаянка расслабилась, а я накрыв ее покрывалом, чмокнул в щеку, на что она улыбнулась и покинул комнату…

— Кстати, сегодня, чья очередь? — спросила Виола.

— Ты была вчера, странно слышать это от тебя. — Проговорила Ева, схватив меня за руку.

— А можно с вами? — жалостливо посмотрела на нее болгарка.

— Ни за что! — отрезала Старинова, после чего, нехотя добавила, — конечно, мне понравилось, что было в ту ночь, но это немного… излишне. Хотя… Веня, ты помнишь, о чем мы вчера говорили?

Это было в душе, куда ты меня затащила, естественно помню…

Слабо кивнув ей, мы обменялись взглядами, а после посмотрели на болгарку, которая неожиданно сделала шаг назад:

— Вы чего задумали?

— Тебе понравится, настало время мести. — Улыбнулась Ева, шагнув к ней.

— Эмм…


Некоторое время спусти в большой спальне мы расслаблено лежали на кровати.

— Ненавижу вас обоих… — проворчала, Виолетта, закутавшись в покрывало и отвернувшись.

— А когда ты во время процесса принялась ласкать меня, это было нормально, — со смешком ответила Ева, — Виола, ну не злись. Это была просто маленькая месть.

— Именно что маленькая, ты играешь со мной только потому, что знаешь как…

— Не, я играю из-за того что ты такая миниатюрная, но ты так долго возбуждаешься… — подложив руки под голову посмотрела на недовольную, Ева, после чего посмотрела мне в глаза, — Веня, она меня обижает, а это после всего что сегодня было.

— Сейчас я вас обижу, — сонно протянул я, — кстати, Ева ты же сама была против подобного. Что изменилось?

— Ну… Подобное одновременно смущает, возбуждает и… раскрепощает, наверное. А так это даже довольно забавно. Хотя, мне пока не хватает одного момента… Близости с ней и Нуо. Потому вот так…

— У кого-то сексуальные вкусы растут. А еще говорила, что это я похотлив…

— Ну…

— Скажите, вот вы двое так хорошо ладите, даже немного завидно. — Неожиданно тихо проговорила Виола, — мне вот сложно сближаться с людьми. Осторожность, сохранение лица, это все так сложно… А всем вокруг ты безразлична, а если не безразлична, тебя только и хотят использовать…

— Иди сюда, — осторожно высвободив Виолетту из покрывала, я переложил ее между собой и Евой, — наши отношения прошли проверку временем, мы многое пережили вместе… Много радостей и печалей.

Оказавшись между нами девушка неожиданно для себя получила двойные объятья… Причем, Ева ее еще и успокаивала.

— Перестаньте, мне стыдно… — неожиданно смущенно проговорила Виолетта.

— Ничего в этом стыдного нет, знаешь, Виола, мне иногда тоже становится плохо, я просто иду к Вениамину, он, молча, выслушает и просто успокоит. Все мы люди и каждому нужен кусочек тепла и заботы… Особенно в кругу семьи, ты Старинова, как и я.

— Хорошо… — несколько расслабила она.

Да, притворятся сильной сложно. Особенно когда жизнь проверяет на прочность каждого из нас…


Утро следующего дня началось с неприятного сообщения, Франция и Испания перешли в состояние войны… Обстановка в академии резко накалилась между представителями этих стран…

Так об этом шторме предупреждал меня дед или это первые вспышки молний… Не самое приятное время, особенно когда ты обучаешься в международной академии, среди тех кто обязан отстаивать интересы своей страны.

Едва окончилась первая лекция как с арены начали раздаваться доноситься удары техник… Пролетел боевой вертолет охраны…

Они что собираются и здесь открыть филиал войны? Совсем сошли с ума? Они же делают только хуже… Только как это объяснить?

— Начинается самая страшная война в истории человечества… — неожиданно проговорила Селена, подкравшись сзади.

— Ты уверена?

— А ты не видишь? — указала она на вспышки молнии над ареной, — это только начало… А мы на острове, очень далеко от дома.

— Боишься, что здесь начнутся массовые боевые столкновения, понимаю, если что отсюда можно только улететь, если не заблокируют аэропорт…

— Однако мы никак не защищены с моря. Если к острову подойдут корабли и начнется обстрел, придется очень несладко… Однако, подобного сценария не может существовать, потому что если атаковать академию — это будет началом войны всех против всех.

— А если кто-то подобное и замышляет?

— Тогда придется драться и убивать, — качнула головой Селена, — все просто.

— Говоришь так, словно тебе приходилось убивать и не раз…

Возможно, — склонила голову Селена, — ты ведь ничего не знаешь обо мне… Как и все вокруг, однако если мы столкнемся в бою я не смогу тебя убить, потому что люблю.

Проговорив это, Селена неспешно направилась по пустому коридору в сторону столовой, оставив меня задумчиво смотреть ей вслед…


После академии меня нашел Морозов, молчаливо кивнувший в сторону небольшого кафе… Кивнув ему, я последовал за ним, после чего мы сели за столик.

— Ты женился, поздравляю. Однако мое мнение сейчас для тебя не особо важно…

— Благодарю. Почему же, важно. Только не наглей.

— Старинов… — вздохнул он, после чего положил на столик кейс, которые открыл и развернул ко мне, — здесь пятнадцать миллионов рублей, прости, но я не мой отец и мне попросту неоткуда взять ту сумму денег необходимую на подобную операцию. Буду тебе должен.

— Ну, хоть сколько-то, чем совсем, нисколько…

— Жадный ты.

— Мне семью кормить надо. Так что не пытайся надавить на жалость, ассоциация, если бы ты к ней обратился, потребовала бы в десять раз больше… — быстро пересчитав деньги, я убрал кейс со стола, добавив, — с неизвестным шансом на успех.

— Знаю, потому и пришел к тебе. Впрочем, на этом закончим, знаю, что должен. Впрочем, с академией я расплатился… Кстати, ты в курсе того что происходит?

— Война, да, сегодня об этом только и говорят весь день. Впервые вижу на лицах этих студентов откровенный страх… Вот что бывает когда кое-кто никогда не участвовал в настоящем бою.

— Нас ожидает тоже самое… Поделюсь информацией: на острове Сахалин уже идут столкновения с японцами. Сильно не распространяйся, это пока скрывается.

— Больше всего я боюсь, как бы она сюда не дошла…

— Дойдет, — спокойно разрушил мои надежды Морозов, — более того на твоем месте я бы не оставлял после окончания сессии свою семью здесь. Нас русских здесь немного, пусть мы и сильнее, а вот японцев слишком много… А Япония от нас в нескольких часах лета.

Как все "прекрасно" складывается… Информацию я, конечно, перепроверю через Ирину, но мне и так понятно, что все действительно очень плохо…

— Слушай, Михаил, я одного понять не могу, как у вас получилось с Вероникой? Я долго думал по этому поводу, но ты, как и я, не любишь поступать необдуманно…

— Сорвался. Невесту убили, свадьба была запланирована на лето.

— Соболезную.

— Неважно, ты все равно ее не знал. — Одарил меня тяжелым взглядом Михаил. — Сейчас даже не хочется проводить "Тихие вечера", это будет выглядеть таким чудовищным фарсом…

Достав сигареты, я несколько удивился, когда Михаил посмотрел на них и спросил:

— Можно?

— Бери, — протянул я ему открытую пачку, — ты же не куришь?

— Всегда можно начать, особенно когда хреново… — ответил он.

Закурив, я протянул ему зажигалку, на что Михаил лишь кивнул и не закашлявшись нервно выдохнул:

— Знаешь, Старинов, не будь того что было между нашими семьями, я был бы рад, если бы ты был моим другом, но сам видишь как жизнь распорядилась… Не друзья и не враги, что-то среднее… Ты человек подневольный и я такой же… Интересы семьи, страны, кого бы обмануть, вырваться к вершинам идя по головам, знал бы ты как я все это ненавижу. Да и завидую я тебе. Чего сейчас врать, разве не вижу, как на тебя смотрят Ева и Нуо… Что-то в тебе есть такое… Надежное.

— Вы что-то будете заказывать? — подошел к нам официант.

— Есть водка? — посмотрел на него Михаил.

— Да, а…

— Бутылку, пожалуйста. — Спокойно проговорил Михаил.

Официант кивнул и ушел выполнять заказ…

— А тебе много не будет? — с сомнением посмотрел я не него.

— Не беспокойся, я и больше выпивал. Ладно, Старинов, иди.

— Оставлю тебе, — положил на стол сигареты и зажигалку, я подхватил кейс.

Михаил лишь кивнул и ничего не сказав, уставился в окно…

А он оказывается не такой уж и урод… Впрочем, сейчас ему откровенно хреново, так что лучше оставить его. Мы действительно не друзья и не враги, просто жизнь так распорядилась… В этом я с тобой Миша более чем согласен.


Время с подготовкой к сессии пролетело незаметно, новости с запада были одна хуже другой… Включая телевизор, я каждый раз наблюдал надпись "война", а потом шли репортажи в прямом эфире из зоны боевых действий. Напряженность в академии стала просто невыносимой, так что чаще всего наша компания была у нас… Хоть так они немного отдыхали.

Почему люди так любят воевать? Территориальные претензии были лишь поводом, все дело в излишнем количестве мастеров и профи в странах… Данные статистики умалчивают о том, что в данный момент в мире не восемь профи, а на самом деле около пятидесяти. Это при неизвестном количестве двухранговых и мастеров… По крайней мере во Франции не было ни одного профи, а на поле боя появилось сразу пятеро, о чем вообще говорить?! Подобная ситуация и в России, кроме "Громовержца" есть еще около десяти представителей сильнейшего ранга. Даже думать не хочется, что произойдет, если я с таким столкнусь… Слишком уж много факторов которые могут привести как к поражению, так и к победе.

— Опять делаешь серьезное лицо… Встряхнись. Все не так плохо. — Принялась качать меня за плечи Виола, — лучше выпей, сессия начинается уже послезавтра.

— На меня алкоголь практически не действует, — ответил я, а после поднял глаза, схватив болгарку, повалил на диван, принявшись щекотать.

Болгарка смеялась слишком сильно, иногда переходя на визг…

— Веселая у вас атмосфера, — заглянула в гостиную Ирис, — Виола, я тебя кое о чем спросить хочу, может…

— Пусти меня. — Буркнула девушка, самостоятельно высвободившись, — так и от ума отставить недолго… Иду, Ирис.

Ворча, Виолетта, удалилась в свою комнату, я же поднявшись, направился в кухню, где встав в дверях, наблюдал за отдыхающей компанией…

— Веня, иди сюда, — пьяно улыбнулась Шу, похлопав на место рядом с собой, — мы тут затронули интересную тему, поэтому нам нужно пояснить, как на это смотришь ты…

— Ну, спрашивайте, на откровенные вопросы не отвечу.

Сразу же ставишь условие… Это честно нет, а? — недовольно посмотрела на меня Шу, — ладно, вопрос такой, почему мужчины изменяют? Вот они в браке, но все равно ходят налево.

— Я не хожу. — Сразу открестился я поймав на себе взгляды Ню и Селены.

— Да не о тебе речь… Про мужчин в общем. Вот меня воспитывали быть верной мужу, Еву тоже, сильнее всего сдерживали Виолетту… Почему?

— Данный вопрос строго индивидуален. — Нехотя проговорил я. — Однако самая главная причина — мы способны на это. Для большинства девушек, секс — это проявления чувств, в то время как для мужчин — способ провести время с удовольствием. Еще есть причина, когда мужчина знает, что за измену ему ничего не будет… Женщина, стерпит и перетерпит, а возможно и не узнает. Но так ли это на самом деле?

Ева на это только хмыкнула и посмотрела на меня через стекло бокала…

— Так же причина — большинство мужчин полигамны, как и я. Нас такими сделал природа… Инстинкты. Еще частенько измена проходит в подобной обстановке… Думаю на этом хватит, более подробно вопрос вы можете изучить самостоятельно.

— А как же самоутверждение? Ты приобрел славу самого хорошего любовника, пока мы учились в лицее… Несмотря на возраст.

— Да, и еще мстительность, женщины далеко не воплощение коварства. — Весело улыбнулся я.

— Как-то все это… — неопределенно взмахнула рукой Селена, — грустно.

— Да нет, просто естественно, но измена — это не норма, это я точно скажу. — Проговорил я приобняв Шу за талию, — например я часто слышал что девушки сами влезают в отношения между супругами и уводят мужчину из дома… Как-то вот так.

— Не самая приятная тема для данного времени и места. — Заметила Ню, на что согласно кивнула Селена.

— Давайте расскажу веселый случай, — предложил я налив себе вина в бокал, — когда я сдал на лекаря второго ранга, мне пришлось вместе с учителем заниматься лечением молодой пары… Так вот, решила наша пара попробовать анальный секс, решили что все будет просто, а в итоге парень сломал себе пенис, а девушке повезло… Насмотрятся фильмов и хотят повторить. Пока лечил, успел парню даже лекцию прочитать, что нужно делать и как…

— Слушай, Веня, а что ты пробовал в постели с девушками? — повисла у меня на шее Виолетта.

— Мне проще перечислить, что я не пробовал, — негромко ответил я, — поэтому не буду отвечать на этот вопрос. Слишком уже он…

— Виола, лучше не спрашивай, он тебе такого наговорит, а завтра расскажет, что ты все придумала пьяной. — Залившись ярким румянцем, ответила Ева.

— Интересная реакция и чем вы таким занимались, отчего ты так покраснела… — быстро сменив цель, болгарка села рядом с Евой и с улыбкой посмотрела ей в глаза.

— Ничего мы не пробовали… Не смотрите на меня так.

— Ты же самая опытная. — Отметила Селена. — Просто интересно.

— Веня… — жалостно посмотрела на меня Ева.

Однако пришла помощь откуда не ждали, в лицо Виоле прилетела подушка из гостиной, отчего она хоть и шлепнулась с кресла, но сумела сгруппироваться и перекатившись, быстро нашла того кто кинул и бросилась в атаку…

А вот потом началось побоище, я только и успел что убрать со стола, да и девушки всей компанией перешли в гостиную где продолжили с веселым визгом и писком мутузить себя подушками… Прилетело и меня, но я поймал ее напротив своего лица, а потом меня попросту закидали…


Утро началось у меня с приготовления завтрака… Девушки после вчерашней пьянки по-прежнему спали, так что никто не мешал мне на кухне.

Да неплохо они отдохнули, впрочем, ладно, сессия будет тяжелой, не всем же легко дается обучение. А хорошо мы вчера пошумели, даже устроил всех далеко за полночь, Ню и Селена спали в гостиной, Ирис уснула в комнате Евы, ну а остальные на одной кровати… Правда прежде чем уснуть мы еще друг над другом подшучивали, а потом просто уснули…

— А ты неплохой хозяин, — негромко проговорила Ирис пройдя на кухню, — только вот тебе еще нужно научится строгости…

— Кое-кто вчера тоже неплохо перепил. — Ответил я, после чего поставил перед британкой чашку чая, — впрочем, вы тоже должны отдыхать. У меня программа обучения гораздо легче.

— Да, однако, даже тебе не хватает времени на все. Обучение, дела семьи, молодая семья, второй по силе в академии…

— Последнее не совсем точно.

— Так ты тоже знаешь о нашей тайной принцессе?

— Мы с ней поговорили еще, когда я только начинал обучаться здесь. Как сенсор я быстро узнал кто она. А вот времени мне и правда не хватает…

— Ты последний раз, когда нормально высыпался. — Внимательно посмотрела на мое лицо девушка. — Выглядишь не лучшим образом. Осторожно, Веня, не перетрудись. Сорвешься.

— Спасибо что беспокоишься…

— Сложно быть мужем трех молодых жен. А вроде лекарь…

— А вот этого не надо. Меня таким не проймешь. — Усмехнулся я. — Кстати, ты случайно не в курсе, как проходит аттестация тех, кто не участвует в турнире?

— Тебе это уже не грозит. Ты своим прошлым боем уже доказал, последним кто не верил, равных по силе для тебя нет. Так что будешь как Селена совершенно спокоен и просто сдашь сессию.

— А зачем ты участвуешь в турнире, если можешь от него отказаться, ведь ты сама говорила…

— Мне не нужно внимание, но отказ — это тоже внимание, да и к тому же… — сделав глоток чая, Ирис задумчиво посмотрела в окно и тихо проговорила, — не хочу иметь статус слабой, иначе об меня будут вытирать ноги.

— Возможно, ты и права, только…

— Это мое решение, Вениамин.

— Какие мы серьезные…

— Не подначивай меня.

— А то что? — с улыбкой посмотрел я Ирис в глаза, — насколько мне помнится я сильнее тебя…

— А не сексист ли ты, Старинов? — неожиданно колко посмотрела на меня Уайт, — считаешь, что женщина не имеет права на свое самовыражение и всегда должна быть зависимой от мужчины?!

— Замечен в подобном не был, так что подобное определение считаю наглой клеветой. — Демонстративно начал я отряхивать руки.

— Эмм, прости. Сказала лишнего, а хотела просто пошутить…

В этот момент на кухню прошла Виолетта в одном нижнем белье, чем вызвала у Ирис несколько растерянный вид, после чего обняла меня и протянула:

— Веня, завтрак…

— Виола, ты еще спишь?

— Ага, не хочу просыпаться, сегодня воскресенье, а мне хочется… — растягивая слова, проговорила она, после чего осеклась, посмотрев на Ирис, — а это…

— Не переживай, я все понимаю. — Невозмутимо проговорила Ирис.

— Я пойду, приведу себя в порядок… — одновременно растерянно и бодро проговорила Виолетта и попросту убежала из кухни.

— А она быстро привыкла к тебе… Такое нежное отношение.

— Кто-то завидует? — бросил я на нее короткий взгляд.

— Ничего подобного. — Несколько резко ответила Ирис, а после секунды раздумий нехотя ответила, — возможно, ты и прав… только… Неважно.

— Неважно, так неважно… — многозначительно ответил я, услышав в ответ ворчание британки.

А все остальные потихоньку уже просыпаются, так что с завтраком нужно поспешить, благо габариты кухни позволяют нашей компании собраться вместе за одним столом.


Сессия прошла, как и положено, на нервах. Однако, тем не менее все сдали, а я потихоньку начинал собираться к возвращению домой. Однако пока мы тихо подготавливались ко дню рождения Ирис, которой исполнялся двадцать третий год.

— Старинов, на пару слов, — неожиданно когда я проходил мимо парка меня, схватили за руку и затащили за кусты.

— Девушки, пусть вы и мастера, но не стоит вот так запросто… — спокойно посмотрел я на компанию, после чего кивнул знакомой, — принцесса Элеонора, это называется грубостью.

— Вениамин, мне нужен ты. — Не слишком уверенно проговорила она.

— Отказываюсь. — Сухо ответил я, после чего развернулся, выйдя из кустов, двинулся в сторону гипермаркета.

Однако принцессу это не остановило, и она двинулась за мной, крикнув:

— Стой!

— Принцесса, я женатый человек, потому попытки чего-то добиться через шантаж принесут только проблемы. — Встав вполоборота к ней, негромко проговорил я, — ты знаешь — кто я, я знаю — кто ты. Но на этом и остановимся. Тем более что ты и сама об этом просила.

— Ты сам видишь, что происходит…

— Война, да, я знаю. Но для меня это не повод чтобы идти на контакт с тобой, тем более подобным образом.

— Ты легко можешь выяснить этот уровень, если тебе так хочется. — Вспыхнула вокруг принцессы активная защита на основе огня.

— Далеко не все можно решить силой, тем более что сейчас я равен тебе по силе и статусу. — Я тоже задействовал активную защиту, но без стихийного элемента.

— Ты в любом случае в проигрыше… — заметила она, когда перед ней вышли ее подруги, а по совместительству телохранители оба имеющие ранг мастера, причем стихий огня и молнии.

— Довольно, принцесса Элеонора, — возник перед нами Джонатан Уайт, — сейчас вы пытаетесь развязать конфликт. Если вы не отступите, мне придется принять меры.

— Джонатан Уайт, это личное дело между мной и господином Стариновым, обговоренное главами наших семей. Однако в этот раз я как вы и просите, отступлю. Доброго дня.

Развернувшись, принцесса в сопровождении своих подруг двинулась в сторону пляжа…

Ну и что это было? Налетела, захотела померится силой… Неадекватная какая-принцесса, стыдно такой быть… Впрочем, она единственный ребенок в семье, которому слишком много позволяли… Итог, как говорится, налицо.

— Впервые вижу ее такой, ты что-то ей сделал?

— Ничего, я в первый раз с ней нормально поговорил. — Развел я руками на вопрос.

— Она говорила что-то о главах семей… — задумчиво проговорил Джонатан.

— Знаю, но о чем они говорили мне неведомо. Не отчитываются. — Пожал я плечами, — она тоже немного сказала.

— Постарайся не обострять конфликт. — Кивнул мне Уайт, после чего неспешно двинулся в сторону здания администрации.

Вообще не понимаю что происходит… Может дед опять что-то задумал? Честно говоря, мне это уже конкретно надоедает. Эх… Одни проблемы вокруг. Вытащив вибрирующий телефон из кармана, я ответил на вызов:

— Веня, если ты идешь в гипермаркет, подожди меня у входа, я уже бегу, — быстро проговорила Шу, что тяжело дышала.

— Понял, подожду, — ответил я.

— Вот и молодец… — хихикнула она в трубку, отключившись.

Все ясно, кое-кто хочет подобрать подарок Ирис… А может это что-то личное, ладно, посмотрим, в любом случае, этот год в академии практически подошел для меня к концу…


Интерлюдия: Москва. Родовой дом семьи Ивановых.
4 мая 2002 года.

— Отец ты понимаешь, что это уже слишком?! — недовольно смотрел на отца наследник Великой семьи.

— После того как твоя сестра ушла, мы потеряли универсала. — Угрюмо посмотрел ему в глаза Данил Федорович, — Кирилл, ты мой наследник…

— А, Вениамин — мой племянник. Что делаешь с нашей семей, старик? Тебе мало того что Стариновы практически стали нам врагами благодаря твоей политике…

— Закрой свой рот, малолетний щенок, если бы не я, нашей семьи бы уже не было. Ты знаешь, что вообще было со Стариновыми? Нет? А я скажу. Этой поганой семье пять сотен лет и за это время они многим крови попортили своей справедливостью и честностью…

— Верность своим принципам и законам — стало для тебя поганью?! — Да черт возьми они были верными Романовым, в отличие от нашей семьи которая вогнала им кинжал в спину… Да они сумели отстоять на переговорах с Европейским Союзом западные границы страны, не допустили развала страны и сейчас когда от этой Великой семьи остался лишь один мальчишка ты хочешь его использовать. Он твой внук, старый ты дурак, если же для тебя родство ничего это не значит, это не означает то же самое и для меня…

— Пойдешь против моего решения, Кирилл?

— Пойду, тебе уже семьдесят и твое дальнейшее главенство вызывает…

Однако Кирилл не успел договорить, так как сорвавшийся с руки отца разряд ударил ему в голову, пробив установленную защиту… А в следующий момент сын упал на пол.

Поднявшись из-за стола Данил подошел к сыну и опустившись перед ним на колени приложил голову к груди…

— Дышит, — несколько облегченно вздохнул он, — а все-таки ты дурак, Кирилл. Не понимаешь что если мы не будем действовать жестко, наша семья окажется забытой… Как это и произошло с Романовыми.


Глава 5. Прилетели

Местом проведения дня рождения в этот раз стал дом Самойлова, куда уже за день было принесено то, что необходимо. Ирис тоже старалась… Однако по ее виду было понятно что она не ожидала подобного, о чем говорила возникающая время от времени легкая улыбка…

Однако в день рождения девушка с самого утра ходила хмурой. Все задумчиво смотрели на нее, однако, поздравлений не прозвучало, все-таки сессия была закрыта и шли лекции по стихийным направлениям.

А вот с подарком я думал долго, пока, наконец, не заказал браслет, на котором были выгравированы имена всех членов нашей компании… Ну и мягкую игрушку, все-таки я видел комнату Ирис в доме Самойлова, даже удивился что мой медведь находится не где-то, а на кровати, правда по виду, за время что он провел у хозяйки, его сильно потрепали…

— Веня, давай только неожиданно. — Проговорила Ева.

— Чтобы меня немного потаскали по песку? Что-то не горю желанием. — Проворчал я. — Придумали же… Костюм.

— А что большой и теплый, настоящий медведь. — Обняла меня Виолетта, — думаю, ей понравится.

Эх, а кто-то меня хомяком считает, причем боевым. Ну ладно время для сюрприза… Главное чтобы она не испугалась, а ведь должна ждать гостей, но сидит в своей комнате в общежитии… Эх, опять полезу в общежитие.

Надев на голову медвежью голову, я устроил ее на своей голове, чтобы она сидела нормально, и мне было видно, что происходит вокруг…

— Скоро буду, вы пока готовьтесь.

— Иди уже, сам тянешь время, — подтолкнула меня Ева.

Вздохнув, я резко ускорился и быстро взлетел на балкон десятого этажа, откуда отметил что Ева и Виолетта помахали мне рукой и двинулись в сторону дома старика… После чего, осторожно прошел через открытую дверь, а после подкравшись к кровати, погладил по волосам спящую британку. На это она сонно улыбнулась и отмахнулась…

Однако я не сдался и на всякий случай, задействовав технику, что на недолгий промежуток времени блокирует использование энергетики, завалился рядом и обнял девушку. Реакция была не быстрой, однако вопреки всему, Ирис, проснувшись, не испугалась, а обняв меня, завалилась сверху…

— Веня, Веня, — улыбнулась она, стянув с меня голову, — словно я не знаю, кто может забраться ко мне в комнату по балкону. Ты придумал?

— Нет, но этот костюм неудобный.

— Вот значит, что значит иметь друзей, а может и не только друзей… — убрав выбившуюся прядь за ухо, Ирис склонилась надо мной и замерла на очень близком расстоянии, — почему ты? Почему?

— Может "потому"?

— Как оригинально, давать неопределенный ответ на вопрос. — Пробормотала она, после чего слезла с меня. — Ладно, пойдем на праздник. Знаю что вы готовились… Только грустно немного.

— Не грусти, это же твой праздник, он всего раз в году. — Обнял я девушку со спины, — да и почему ты сегодня так себя ведешь?..

— Устала… — негромко ответила она, — Старинов, не мог бы ты перестать меня обнимать? Ты женатый человек, так что держи себя в рамках… Ну и что ты со мной сделал на этот раз?

— Блокировал твою энергию. Так что сейчас ты без возражения пойдешь со мной. — Поднявшись, я надел голову медведя, после чего подхватил Ирис на руки, на что она только весело фыркнула.

А в следующий момент я уже летел к земле, выпрыгнув с балкона. Ирис испугалась, закрыла глаза и покрепче схватила меня, но стоило мне коснуться земли, как она проговорила:

— Ты постоянно делаешь что тебе вздумается… Даже не знаю, правильно ли я на тебя реагирую? Веня, ты сейчас счастлив?

— Да. — Ответив, я неспешно двинулся к дому Самойлова.

— Кобель.

— Не обидно.

— Животное. — Недовольно проворчала Ирис.

— Кусты близко, у тебя нет силы, охрана далеко.

— Ты всегда пытаешься казаться хуже, чем есть… — тепло улыбнулась она, — эта черта твоего характера так до конца мной не понята. Ты знаешь, что слова должны иметь какую-то силу и не расходится с действиями.

— Хорошо, приду, спрошу разрешения и утащу тебя в кусты. Раз ты так настаиваешь на этом.

— Если бы настаивала… — вздохнула Ирис, — к сожалению, подобного я себе позволить не могу. А сейчас пусти меня. Сама дойду…

— Ты без обуви. — Спокойно пояснил я.

— А кто в этом виноват? — тыкнула меня пальцем в щеку девушка.

На это я только весело рассмеялся, а затем немного ускорился…

Однако я так и не понял, что от меня хотела та принцесса… Хотя она высказалась конкретно, однако "нужен ты"… Эх, ну почему постоянно так? Дед что надомной так посмеялся, учитывая суть нашего последнего разговора, все это выглядит далеко не самым лучшим образом.

— Снова ты думаешь о чем-то плохом…

— Не переживай, я справлюсь.

— Хочется верить.

Когда мы наконец дошли, на Ирис накинулись все с поздравлениями… Ева с довольной улыбкой добралась до ушей и принялась их несильно дергать, на что британка только морщилась, но откровенно улыбалась… А вот когда ее обнял Самойлов, она откровенно расплакалась…

— Ирис, этот год значил очень много для каждого из нас… Так что с днем рождения, не забывай у тебя есть друзья, — протянул я ей коробку.

Открыв его, Ирис достала плюшевую игрушку и посмотрев на меня проговорила:

— Ты не оригинален.

— Там еще кое-что есть.

Заглянув в коробку Ирис, наконец, достала браслет, и некоторое время его рассматривала…

— Друзей сложно найти, особенно в более зрелом возрасте. — Обняв, я чмокнул ее в щечку, — цени это. Не надо быть страусом.

— Веня, ты это что делаешь? — тихо спросила Ева, посмотрев на меня со скрытой яростью, — значит вот ты какой…

Ева, успокойся, это просто…

— Ты не делишь девушек на друзей и партнеров в постели… Уж это делать я знаю как никто другой. — Над рукой Стариновой засверкала разрядами шаровая молния.

Посмотрев на нее, я бросил взгляд на Виолетту и Нуо, ища поддержки, но если от первой получил только презрительный взгляд, то вторая уже приготовилась к бою…

— Да ну… — резко сорвался я с места.

— Стой! Убью, сволочь! — бросилась за мной Ева, за которой поспешила Нуо.

Не надо было целовать, а вот сейчас придется побегать по пляжу… Ева долго успокаивается, однако очень злопамятная, пусть у нее и отсутствуют садистические наклонности… А хороший получился праздник, неожиданно тихий и теплый, учитывая обстановку.


А на следующее утро, заказав машину, мы направились в аэропорт, девушки были подавлены, даже так я чувствовал, что они сильно боятся меня отпускать, но "надо", проблемы не решаются от бездействия. Однако во время поездки я был достаточно спокоен и лишь улыбался, даже пытался пошутить, но…

— Ну, хватит, как на похоронах, — недовольно проговорила Шу, толкнув Еву, — мы не на войну его провожаем… или на войну?

— Небольшой конфликт — это не война. — Спокойно проговорил я.

— Ну, я бы не стала сильно переживать, а вот и они… — увидела кого-то в зале Виолетта.

Показались остальные члены нашей компании, сопровождая Селену которая в данный момент сдавала багаж… После чего они подошли к нам и сели напротив.

— Всем хорошо спалось? Я вас лечил… Осторожней с алкоголем, лекари получают неплохие деньги за то чтобы снять алкогольное отравление.

— Хорошо. — Кивнула Селена, — а ты такое ощущение, что и не ложился…

Словно мне дали поспать, только и сами девушки на нервах… Ева так почти все утро проплакала, боясь меня отпускать. Каких трудов стоило ее успокоить, давая бессмысленные обещания о том, что буду осторожен и внимателен…

— Лететь долго, высплюсь. Первый класс же. А ты тоже домой?

Кивнув, итальянка бросила взгляд на Виолетту…

В этот момент начали объявлять посадку на рейс, мне же ничего не оставалось как подняться и вместе со своей сумкой двинуться к проходу… Остальные тоже двинулись за мной.

Сдав билет в общей очереди, я отошел в сторону, обняв по очереди всех, с мягкой улыбкой проговорил:

— Берегите себя. Мне тоже тяжело улетать именно сейчас.

В этот момент от стойки подошла Селена и некоторое время обнимала то Ню, то Виолетту…

Так я не понял… А почему у нас рейс один.

— Селена, ты летишь со мной? — посмотрел я на итальянку.

— Тебе не сказали? — несколько озадаченно посмотрела сначала на меня, а потом на Виолетту, итальянка, — до окончания турнира и прибытия твоих жен, я буду обеспечивать твою безопасность.

— Скорее бы встретится… — обняла меня китаянка.

— А теперь иди, а то меня уже придется успокаивать, — резко толкнула меня Виолетта, — да и не вздумай там помереть, становится вдовой в двадцать пять лет — это слишком больно.

— Господин Старинов, поспешите…

Вздохнув, я прошел через проверку рядом с Селеной и уже оттуда махал остальным рукой, отметив, что Ева опять разревелась, а ее принялась успокаивать Ирис…

Наконец заняв свое место, я уставился в окно, рядом со мной села Селена и расслабилась в кресле.

Ну что ж пора домой….

— Вениамин, у меня есть разрешение. — Неожиданно продемонстрировала мне небольшой договор Селена, на котором стояли подписи. — Так что ожидаю от тебя заботливого отношения.

— Это конечно хорошо, но ты, же знаешь что…

— Информацию о твоих делах распространять не буду. Мне просто хочется побыть с тобой рядом какое-то время… Пусть и вот так. Все равно дома меня ничего не держит.

— А почему?

— У меня есть братья и сестры которым уделяют больше внимания, а я уже просто взрослая, тем более я не наследница… Все что у меня есть это ранг, ну и красота. Однако эмоциями я не блещу… Да, я русский немного знаю, так что не думаю что возникнут проблемы.

— Но зачем это тебе?

— Меня попросила Виолетта, тогда с Леонардо она мне сильно помогла, мне же нужно вернуть долг… Так же я сама этого хочу. Не заставляй меня повторять.

Хорошо… Надеюсь на твое сотрудничество. — Протянул я ей руку.

Взаимно. — Пожав ее, Селена достала словарь и принялась его читать, негромко тренируясь в произношении…

Посмотрев на нее некоторое время, я закрыла глаза и наконец, позволил себе полностью расслабиться и отдаться полудреме…


Вечером этого же дня в квартиру семейного общежитий раздался звонок… Открывать пошла Ирис, оставшаяся на ночь, в то время пока Ева и Шу занимались приготовлением ужина. Однако открыв дверь, британка замерла, увидев перед собой неожиданного человека:

— Элеонора?

— Могу я увидеть Вениамина? — тихо спросила принцесса.

— Он сегодня улетел.

— Можно я пройду, поговорить со Стариновыми хочу.

— Ну, проходи… — пропустила ее в квартиру Ирис.

— Кто там, Ирис? — спросила Ева и увидев девушку, только вздохнула, — как знала что рано или поздно ты сюда придешь…

— Ева Старинова, — кивнула ей гостья.

— Элеонора Романская, наследная принцесса Романского королевства, граничащего с Болгарией, Грецией и Чехословакией. Ну и что же ты мне скажешь, наглая принцесса?

— Вы знакомы? — непонимающе посмотрела на нее Шу.

— Однажды встречались, однако впечатление друг о друге у нас сложилось просто прекрасное. — Сложив руки на груди, недовольно посмотрела на гостью Ева.

— Ева, Нуо, вам нужно это видеть! — неожиданно крикнула из гостиной Виолетта.

Бросившись в комнату, Ева посмотрела в телевизор…

— Поступила информация о пропаже с радаров борта 613, выполняющего рейс между аэропортом Джексон, острова Папуа — Новая Гвинея и аэропортом Бирска, Российской федерации. Самолет пропал с радаров при пролете через горные районы Тибета. Пока информации о крушении и погибших нет. Оставайтесь с нами и следите за ситуацией. На борту рейса находились студенты академии Файлет, а так же…

— Веня… — просипела Ева.

— Только не плачь, мы, не знаем, выжил ли он, он же универсал… — подойдя, обняла ее Виолетта, у нее глаза тоже были на мокром месте…


Проснувшись от резкого толчка, я посмотрел на Селену, что тоже проснулась… А затем самолет начал просто падать, бросив взгляд в иллюминатор по правому борту, я отметил что часть крыла отсутствовала, как и один из двигателей, второй же горел… В этот момент самолет тряхнуло.

Твою мать!

Разгерметизация! Разгерметизация! Разгер!..

С диким скрежетом рвущегося металла самолет неожиданно дернулся, а затем пробежавшая по крыше салона трещина неожиданно расширилась…

Набросив рюкзак, я схватил Селену, выставив защиту, а затем нас вышвырнуло в открывшуюся дыру. А за нами прогремел взрыв от взорвавшихся баков…

Бешеная перегрузка, свист ветра в ушах, черт, что делать?! Нужно уменьшить скорость падения, да и сколько падать мне даже неизвестно… Внизу заснеженные горы…

Неожиданно нас подхватило и начало оттаскивать в сторону от летящих сверху осколков, я сразу заметил одного мастера и трех экспертов из студентов академии, что стягивали к себе пассажиров, пытаясь спасти хоть кого-то…

Подняв руку, я отмахнулся от них, а после, задействовав платформу, завис в небе с потерявшей сознание Селеной на руках…

Ну что ж придется использовать стихийный элемент… Тем более что на борту остались люди, пока живые… Дышать нечем, воздух разряжен…

В этот момент вмешался мастер и попросту разрезал самолет и принялся вытаскивать оттуда пассажиров…

Несколько секунд и стал различим мелкий кустарник, росший на горных склонах, но все направили падение в направлении долины, в которой виднелась, синева горного озера… Воздух стал более доступен для дыхания, а затем очнулась Селена, что несколько растеряно, посмотрела мне в глаза…

Еще немного, еще… Горящие половинки самолета между тем рухнули на горный склон, сразу вспыхнув пламенем… Мастер и эксперты к тому времени собрали всех кого могли вокруг себя и неспешно опускались в стороне, тоже в направлении озера… Миг и мы плавно опустились на край берега.

— Madre!.. — непроизвольно вырвалось у девушки.

— Селена, ты хорошо меня слышишь? — спросил я, на что девушка утвердительно кивнула, после чего указал на горящий самолет, — есть ли выжившие…

— Нет, никого, кроме нас только они и все, — указала девушка на остальных приземлившихся на другой стороне озера, — некоторым требуется срочная медицинская помощь…

— Тогда поспешим, — уже более собранно проговорил я, вытащив из кармана сигареты, закурив.

Селена заморозила поверхность озера неширокой полосой, по которой мы бросились бежать к остальным…

Нервный смех, болезненные стоны, плач… Угнетающие звуки выживших в воздушной катастрофе. Однако не все пережили падение с такой высоты, вокруг них сейчас находились родственники…

— Мама, мама, — тряс за руку мать десятилетний малыш.

Он оказался первым к кому я направился, быстро проверив состояние, я обнаружил что молодая женщина потеряла сознание, а пульс не прощупывался, но жизненные показатели были в пределах нормы…

— Есть здесь кто-нибудь со стихией молнии?! — перекричав шум, посмотрел я на собравшихся людей, — пожалуйста, обойдемся без паники, в первую очередь помогите раненым!

Придется мне… Ну ладно, как там правильно…

Коснувшись груди женщины, я одним уверенным толчком с использованием стихии молнии, запустил сердце, после чего принялся спешно лечить ушибленные ткани…

Как ни странно меня услышали, по крайней мере студенты академии…

Следующим моим пациентом стала студентка, которой почти оторвало руку, пришлось спешно останавливать кровотечение, и практически полностью приживлять руку… Счет шел на минуты…

Селена куда-то пропала, а я просто потерял счет времени…

Много было людей раненых осколками, большинство неопасно, но тем не менее у меня под рукой не было никаких антибиотиков, так что приходилось заниматься лечением на свой страх и риск… Меня выручил хирургический набор подаренный французом, однако дезинфицировать его приходилось огнем…


Занимаясь лечением мастера, который оказался "воздушным маршалом", сотрудником службы безопасности летевшим в штатском…

— Как нам повезло, что с нами летел лекарь, — морщась от боли в расслоенных каналах проговорил он, — меня Святослав зовут.

— Вениамин, — ответил я, восстанавливая его каналы, — сколько летело и скольких удалось спасти?

— Сто двенадцать пассажиров и шесть членов экипажа, здесь восемьдесят шесть пассажиров и три члена экипажа… Не успел до пилотов добраться, благо первый класс оказался студентами академии, они мне и помогли.

— Слишком много погибло…

— Самолет развалился на куски на высоте почти восьми тысяч метров над землей, поверь это отличный показатель, в одиночку я сумел бы спасти не более тридцати человек. Да и то, ты сегодня многих спас.

— Отдохни пока, пойду, проверю пострадавших. Трое в критическом состоянии, один в коме.

Мне больше не нравится причина падения… Это же были управляемые ракеты, но кто запустил их по гражданскому самолету? Неизвестно, но, тем не менее, на общей напряженности это скажется не лучшим образом, когда о деталях крушения станет известно мировому сообществу. Если попадание первой я проспал, то вторую успел обнаружить, именно из-за нее произошел разрыв корпуса…

— Веня! Помоги ему! — неожиданно выскочила на меня Селена, державшая на руках мальчика семи лет.

— Ложи его на землю, осторожно, — спокойно проговорил я, после чего принялся проверять его состояние.

Перелом спины, трех ребер, сильный ожог спины… Бедный ребенок. Ну и ладно, только вот…

— Первый раз вижу этого ребенка, его не было среди пассажиров. — Проговорил Святослав.

— Он был в багажном отделении, там много чего уцелело, — ответила девушка, — нашла свои вещи.

Да это все конечно хорошо, но я впервые вижу такой тип энергетической системы… Даже отнести ни к какой стихии не могу, но она у него есть. А вот повреждения более чем сильные, состояние критическое и я не знаю, сколько придется ждать, прежде чем прибудет помощь, максимум, что я могу это продержать двое суток раненых в стабильном состоянии…

Пока я занимался раненными остальные тоже не сидели на месте, немного в отдалении те кто был не ранен, сумели запалить большой костер в окружении шести маленьких… Люди перебрались туда, потому что с наступлением вечера находится возле озера стало слишком холодно.

Да я и сам замерз к чертям… Ненавижу горы, снег и все что с ними связано. Хотя воздух здесь, не надышишься. Только вот кушать хочется…

Закончив лечение мальчика, который сейчас был сильно ослаблен, я передал его Селене, которая закутав его в куртку извлеченную из ее сумки, устроила его на руках и села прямо на разогретую землю…

Да… Хорошо хоть лесной пожар не начался, но думаю что след от падения горящих осколков самолета должен быть виден издалека… Так же неясно на чьей мы территории, да мы в горах, но где? Это север Тибета или Южный Алтай? Где пограничники? Где местные жители?

— Ты снова сидишь с серьезным лицом… — тихо заметила Селена.

— Ситуация к этому более чем располагает. А люди устали, некоторые еще поддерживают огонь в кострах, но большинство спят. Здесь есть и совсем маленькие дети… Завтра встанет вопрос питания.

— Как думаешь, нас ищут?

— Надеюсь на это, а если нет, то… Представления не имею что вообще делать.

— Придумаешь. — Проговорила итальянка, после чего пристроилась у меня на плече.

Связи нет, я уже проверил, но мобильник пришлось выключить, нужно экономить заряд батареи… Завтра с утра попробую двинуться на север. Если поднимусь вон на тот хребет, ситуация может проясниться… Да и утром мы можем столкнуться с местными жителями.


Неожиданно из дремоты меня вырвал звук автоматной очереди… Открыв глаза, я посмотрел по сторонам, обнаружив что звук идет с севера. После чего стараясь не разбудить, отстранил от себя Селену…

Холодно, даже пар изо рта идет… Рассвет уже скоро, поэтому такая пугающая свежесть. Так, а черт…

Резко направившись через разбитый лагерь, я опустился перед стариком у которого случился инфаркт и впавшего в кому… Однако его энергетика уже угасла…

Проснувшись на меня посмотрел его сын, но я лишь покачал головой, а он дрожащею рукой коснулся отца и принялся его трясти… Поднявшись, я двинулся к студентке, однако она пришла в сознание и с усталым лицом посмотрев на меня узнавая, лишь бледно улыбнулась…

Так девушка в порядке, кризис миновал, недостаток крови немного восполнился благодаря ресурсам организма… Однако руку ей придется тренировать заново, разорвало мышцы, кости, да и вообще на куске сухожилия рука болталась.

В следующий момент я услышал рокот летящего вертолета, а после и увидел его как он заходит с запада, однако за ним следом шел темный дым…

Долетит или не долетит? Долетит, но…

Но затем двигатель смолк, как результат винт остановился, и вертушка рухнула в озеро… Бросившись к девушке я быстро проговорил:

— Селена, замораживай воду, нужно до них добраться, это пограничный вертолет.

Кивнув мне, девушка бросилась к озеру, прямо под собой замораживая поверхность, в то время как я двигался следом за ней, наблюдая, как несколько человек пытаются выбраться из уходящего под воду аппарата…

Однако он не ушел, Селена оказалась быстрее и сумела заморозить воду до самого дна на месте крушения. Люди не пострадали, однако все они оказались ранеными…

— Что, черт возьми, у вас происходит? — быстро осмотрев одного из пограничников с погонами старшего лейтенанта.

— Атаковали пограничную базу к западу отсюда…

— Кто?

— Духи, кто еще мог это сделать?! А ты вообще кто такой?

— Мы летели в Бирск из академии Файлет, сбили, теперь здесь.

— Похоже, что мы все прилетели, — оскалился он.

Тьфу, пять ранений грудной клетки, держись лейтенант, тебе еще даже тридцати нет, постараюсь вытащить нас всех отсюда…


Интерлюдия: Российская федерация. Северный Алтай. Перевал.
8 мая 2002 года.

Движение колонны тяжелой военной техники не было омрачено. Петр Ярославский сидел на броне своего "Барса" и только щурился от яркого солнца…

— Красиво здесь, зелени много, а воздух просто сладость. Не то, что Бийск с его химией. — Проговорил Николай.

— Бийск — столица края, а это считай что курортная территория. — Только вот, несмотря на солнце, холодно… — ответил ему брат.

— Горы нескоро прогреются, ближе к полудню, так что будем двигаться в прохладе, что лучше для людей и для техники… — проговорил "Шарм", — слушай Петя, а не зря мы едем такой…

— Шарм, Шарм, я Акула-Один, вижу движение к востоку от колонны…

— Кто там Акула-Один?

— Пастух со стадом… Постойте, "Игла". Бля… — в этот момент из рации раздались помехи.

— Акула-Один, Акула-Один… — резко начал отвечать Шарм.

В этот момент вертолет показался из-за горы и в момент пролета на колонной его догнал второй снаряд из ПЗРК…

— Колона! — крикнул Шарм, поняв, что они все попали в засаду.

В этот момент раздался чудовищный взрыв прямо под идущей через перевал техникой, который отдаваясь гулким эхом стих еще нескоро…

Шарм успел закрыться в пассивной защите, но мало кто сумел это сделать вовремя, тряся головой от чудовищного шума в ушах. Он обнаружил что находится на склоне горы возле ушедшего вместе с небольшой лавной "Барса", а затем кинулся искать своих учеников из семьи Ярославских. Найдя руку Николая, младшего из сыновей главы семьи, он прялся откидывать в стороны камни, а землю просто разгребал руками…

— Сейчас, мой родной, сейчас…

Петр показался из-за машины и увидел, что из завала торчит нога его брата, бросился помогать, через минуту они сумели его откопать и Николай с трудом сев посмотрел вниз перевала, откуда поднимались множество людей вооруженных до зубов…


Глава 6. Добро пожаловать домой

Восемь членов одной группы и два пилота, итог десять человек из которых только двое ранговые, это лейтенант и сержант, стихийник второго ранга и ветеран первого. Оказалось, что у них на вертушке был небольшой запас пайков, которые мы передали раненым и детям…

А остальные тем временем нашли хвостовую часть самолета, которая упала не на склон, а повисла на двух огромных кедрах и внутри нее оказались некоторые вещи, в частности одежда. А вот продуктов питания практически не было.

Выручил, Серов, эксперт со стихийной принадлежностью молния, занявшийся рыбалкой, просто пропуская разряды в воду, он обеспечил обед всем.

— Итак, что вообще происходит, лейтенант?

— Часть местного населения захотела вернуть в свою собственность эти территории, до того как связь пропала, мы успели получить информацию о том что утром на перевале в засаду попала колонна Ярославских, которые были выдвинуты в регион для контроля ситуации.

— Ну, с местными горцами я ничего не делил, так что мне они и не интересны, но где здесь безопасный населенный пункт?

— Город Горный, разве что… Районные центры сейчас не самое безопасное место. А ведь еще в девяностых говорили, что полыхнет, Ярославские только сейчас хватились, благо хоть федералы не растерялись. Знаешь, Старинов, честно говоря, не знаю, сможем ли отсюда выбраться. Пограничная территория как-никак, да еще и эти горцы сейчас будут прыгать по горным перевалам как горные козлы….

Да… Все серьезно, значит колонну Ярославских атаковали… Не знаю с каким итогом, но тем не менее минимум дней пять помощи ждать просто не откуда. А ведь стоит учитывать, что кроме всего этого, есть еще вопрос, о том кто нас сбил.

Вертолет Селена вытащила на берег, сейчас там копались пилоты, которых я уже подлатал, благо у них были сквозные ранения. Остальные пока отлеживались, лейтенанту досталось больше всех, так как он прикрывал отход своей группы и еле допрыгал до вертушки на простреленной ноге…

— Лейтенант, есть связь! — раздался крик пилота.

Поднявшись, Степан Казанцев неспешно похромал к вертушке… А я нашел взглядом Селену которая кормила пайком найденного мальчишку…

Сейчас бы мне пригодился спутниковый телефон, удалось бы связаться с Киром и Золотовой. Эх… Насколько мне известно в этом регионе три семьи, все не русские, информации о количестве мастеров нет… Если на нас выйдет группа хоть с одним мастером будет худо, здесь девяносто девять человек из которых всего два мастера, семь экспертов, стихийник, ветеран и я. Расклад никак не в нашу пользу…

— Хорошие новости, передал информацию о нашем местоположении. Сюда выдвинулись регулярные войска, а так же спасательная команда. Обещали быть через три дня… Пока все.

— Долго, так нас только быстрее обнаружат. — Хмуро проговорил я, бросив взгляд на солнце, уходящее за горы.

— Беспокоит то, что вас сбили? Кого подозреваешь?

— А выбор не велик: китайцы и монголы. Больше некому, Степан, а пока отправь кого-нибудь спать, ты говоришь, что ближайший населенный пункт за тем хребтом? — махнул я на север.

— Да примерно в пятидесяти километрах.

— Попробую завтра с утра до него добраться… Людям нужна еда, пайки уже кончились, а одной рыбой сыт не будешь. Хорошо хоть воды в изобилии.

— Иди, отдохни. Ты сегодня до самого обеда нас лечил, а после помогал готовить… Может ты и ранговый, но все-же устаешь.

Кивнув, я двинулся к небольшому костру, возле которого разместилась, Селена с мальчиком, который от нее не отходил…

— Хорошие новости, нас уже ищут, нужно лишь продержаться три дня. — Проговорил я присев на землю, — что говорит парень?

— Меня Михаэль зовут. А вы двухранговый.

— Сенсор? Неожиданно. Слушай, а как ты выжил?

— Остановил движение вокруг себя, это единственная техника, которая мне доступна. — На довольно чистом английском ответил он.

— А откуда ты ее знаешь?

— Папа научил… — Тихо ответил он и в этот момент спрятал лицо в груди Селены, — его убили. А я убежал.

Интересное стечение обстоятельств, впрочем, не знаю, что с ним будет, маршал сказал, что среди пассажиров его не было так что вопрос о его будущем остается открытым. Однако техника…

Остановить движение вокруг себя, ближайшие техники что мне известны на основе стихии ветра, но он не воздушник… Однако его энергетика говорит о том что он по силам стихийник несмотря на свой юный возраст, да и к тому же неизвестной мне стихии.

Проверив свой револьвер, я некоторое время сидел и наблюдал за горящим огнем, изредка подбрасывая в него сухие ветки… Мальчик вскоре уснул, устроившись прямо на земле в куртке, а Селена села рядом со мной…

— Переживаешь?

— Озадачен тем, что все происходит слишком быстро.

— Да, это есть.

— Селена, лучше скажи, как так получилось? Ты влюбилась слишком неожиданно, да и… — сделал я неопределенный жест рукой в воздухе, — впрочем, неважно.

— Пытаешься понять меня? Для меня это важно. Только сомневаюсь, что могу объяснить… Ты и сам прекрасно знаешь, что чувства порой не поддаются логике. Так и в этом случае, но одно могу сказать точно, если бы ты не был меня старше, этого бы не произошло.

— Но… Я младше.

— Физиологически, да. Однако твое поведение, пусть и наигранно молодое, выдает твой возраст. Особенно когда дело касается важных решений и поступков. Спокойствие и собранность. Это не черты характера восемнадцатилетнего парня…

Она меня раскусила? Неожиданная проницательность, Ева заметила, что я ее старше только в семнадцать, но я лишь ответил ей удивленным взглядом…

— А мужчина и должен быть таким, спокойным и собранным, если же в характере отсутствуют эти две черты характера… Значит все плохо. Кстати, ребенок к тебе прилип.

— Да, я хочу оставить его, думаю, что мне позволят оформить опекунство. Если конечно не удастся найти его родителей.

— Ты быстро решила…

— Не маленькая девочка. Я посплю немного. — Тихо проговорила она, после чего отошла, взяв мальчика на руки, окружила себя защитой.

Посмотрев на них, я наложил согревающую технику и продолжил смотреть в огонь…

Ночью трижды было слышно эхо выстрелов, один раз раздался взрыв, однако все это было где-то далеко, тем не менее те кто не спали начинали испугано перешептываться, а я просто на некоторое время проверял окрестности своими способностями сенсора… Однако людей не было, где-то вдалеке проходили волки, а через озеро переплыл тигр ушедший в лес на том берегу…

Посидев, некоторое время я задремал…


Проснулся я от того что Селена осторожно трепала меня за плечо…

Что случилось?

— Сюда идет группа, двадцать человек, все ранговые, четверо из них мастера и один профи. — Указала она в западном направлении.

— Ясно, — кивнул я, поднявшись.

Найдя лейтенанта, который был в компании маршала, я присел перед ними и проговорил:

— Сюда идет группа из двадцати человек, Селена заметила, среди них есть профи, как поступим? Мы не справимся с ними.

— Мы не знаем друзья это или враги, однако, нужно уводить отсюда людей. — Проговорил Степан, — Ян, что думаешь?

— Против профи я не справлюсь, даже два мастера против него не справятся…

— Там еще четыре мастера.

— Поднимаем людей и уходим, — кивнул он, — однако убежать от них мы не сможем, кто-то должен отвлечь их внимание и увести их.

— Значит так, Селену отправляю с вами, уводить буду я, все равно здесь нет никого кто был бы мне равен по силам… Если это друзья, я выстрелю один раз, — похлопал я поясной кобуре с револьвером, — если нет — в горах будут долго слышны выстрелы. Начнем, лейтенант, надеюсь на твоих парней, вы знаете эти горы.

— Понял тебя, Вениамин. — Кивнул он и протянул мне рацию, — умеешь пользоваться?

— Какой канал?

— Седьмой.

— Хорошо, кивнул я, — повесив ее на пояс.

Вернувшись к Селене, я некоторое время смотрел ей в глаза и проговорил:

— Ты уходишь со всеми. Не спорь, пожалуйста.

— Не умирай. — Чмокнула она меня в щечку, — иначе меня Виолетта убьет, — кивнула девушка, после чего начала расталкивать Михаэля.

Отдалившись от временного лагеря, я отметил, что люди начали подниматься, довольно тихо, но, тем не менее, быстро…

Да, не ищу себе приключений на причинное место, так сами находят, конечно, я бы мог попытаться вывести Селену и Михаэля в одиночку, но вот бросить остальных, где есть маленькие дети… Ладно, посмотрим, кто к нам тащится.

Взвинтив темп, я оббежал озеро, после двинулся вверх по небольшому ручью, в движении проверяя сенсорными способностями округу, до рассвета было уже недалеко, потому было уже не так темно…

Выйдя в зону покрытия сенсорной способности, я спрятался за кустами и оценив силы противника, говорящего то на русском, то на неизвестном мне языке, только поморщился.

Вот блин, теперь еще с этими драться, если принять в расчет что я в данный момент несколько подустал от лечения пострадавших, мне даже с двумя мастерами не справится, не говоря уже о профи. А он водник, это еще хуже, так как я практически ничего не знаю о техниках данной стихии, редкие пользователи.

— Куда тащимся? — вышел я перед группой, — кто такие?

— Командир, я его не чувствую, он лекарь. — Проговорил их сенсор, которого я уже заметил, обратившись к профи.

На это я лишь улыбнулся и снял ограничения, после чего видя искренний ужас на лице сенсора, через пространственный скос вошел в контакт и попросту снес ему голову одним движением… А после рванул вверх по склону.

В спину спустя три секунды раздавалась автоматная очередь, даже из гранатомета пальнули, но все пролетело мимо, так как за минуту реального времени я уже был на половине склона. После чего оказался в зарослях и уже оттуда начал отвечать огнем из револьвера, сумев выбить эксперта который оказался самым прытким, всадив ему последнюю пулю в лоб.

А затем бросился дальше вверх по склону, изредка приходилось ускоряться чтобы взобраться вверх по почти вертикальной поверхности, но тем не менее я справился и оказавшись наверху хребта увидел как небольшой человеческий ручеек идет в обход озера примерно в трех километрах от меня, а вот группа потеряв двух человек движется за мной, лишь немного отстав.

— Старинов, как слышишь меня? Ранен?

— Слышу лейтенант, уводи людей, я не ранен. — Перезаряжая револьвер, ответил я.

— Не рискуй там, ты не всесилен.

— Понял тебя.

Сосредоточившись, я создал копье и одним мысленным указом направил его вниз, противник, задействовав личную защиту, принял на себя множественные "эфирные стрелы" что превратили склон в небольшой филиал ада, разрывая на куски все. Однако они только ускорили подъем, а я, посмотрев на человеческий ручеек, уходящий на северо-восток, двинулся на запад…


Интересно, сколько мне получится двигаться в подобном темпе, скорость я пока сохраняю без стимуляторов, но, тем не менее, начинаю уставать, да энергетический резерв на поддержку уходит. Можно было бы дать бой, но эффект неожиданности потерян, а профи и мастера идут взяв меня в полукольцо… Растянутое на полкилометра.

Остановившись, я посмотрел на пологий склон и увидел как неспешно движется людской поток из вооруженных людей, они меня тоже заметили, вскинув оружие.

Похоже, что придется идти на крайние меры…

— Слышишь меня русская сука, сейчас ты будешь умирать. Это наша родина и наш дом… — раздался голос из рации.

— Возможно, но это Россия и не думайте, что вам так все сойдет с рук. — Ответил я, — да и к слову… идите в задницу монгольские шлюхи.

Однако ответа не последовало, а я использовав пространственное течение, рванул в сторону углубляясь в лог, попутно ища в кармане боевой стимулятор, который раскусил и проглотил, поморщившись от неприятного послевкусия.

Тьфу, даже запить нечем, единственное что остается это закурить… Да, если память меня не подводит, в настолько большой заднице я никогда не был, сейчас вокруг лога на склонах почти пятьсот горцев, половина из них ранговые, пусть и из категории "пушечного мяса", однако двенадцать мастеров и профи — это вызывает нервную дрожь… Не от страха, а от того что меня взяли в полное кольцо и сейчас они способны залить свинцом. Сколько я выдержу? Даже не представляю, но сейчас я в несколько раз сильнее, чем год назад.

Докурив, я с улыбкой затушил окурок о кору дерева, а затем выставил максимальную защиту, как при обороне родового поместья клана "Молодого дракона"…

В следующий момент сверху вниз по логу двинулась волна пламени… Ускорившись, я используя зеркальные ступени взмыл в воздух над замершими мастерами, а оттолкнувшись в воздухе использовал пространственный скос, оказавшись прямо перед мастером, который выставил защиту и вскинул автомат в защите, но энергетический меч всего этого не заметил и пройдя путь от паха до макушки разрезая податливое тело, клинок снес половину головы второго мастера.

В следующий миг мне пришлось просто убегать от шквала техник, на максимальном ускорении по хребту, разряд техники молнии ударил над головой и ярко ушел в небо… А затем все вокруг поглотил огненный шторм.

Черт, больно, защита начинает проседать слишком плотный огонь… А вот и он.

Выйдя из пламени прямо перед профи, я нанес полноценный удар усиленный нулевым касанием, миг и противника просто смяло в выбитую импульсом защиту… Однако и он успел меня ударить, водная плеть с одного касания пробила защиту и я только проводил взглядом отсеченную руку по локоть.

Расходящаяся кругом ударная волна элемента ветра, техники "Штормового взрыва", разрывая все что попадет в ее зону покрытия…

Блокировав боль, я успел остановить кровотечение, подхватив отрубленную руку, рванул вниз по склону, быстро оторвавшись ото всех преследователей и забравшись в небольшой овраг, принялся восстанавливать руку…

Вот же сука, как же это все неприятно, впрочем, я вложил достаточно энергии, чтобы профи умер, а вот последней техникой мне удалось угробить, еще двух мастеров… Неплохой результат, однако противники перегруппировались и движутся за мной… Откуда их здесь столько? Почти тысяча человек… Да чтоб я еще раз… Сначала нужно принять стимулятор, иначе я здесь просто не выживу.


Селена металась по временному лагерю, разбитому в стороне от местного аэропорта, в поисках найти хоть кого-то кто мог помочь найти Старинова, оставшегося в горах…

Неожиданно она влетела в широкую спину бойца, который рукой удержал ее за плечо, а после посмотрел в лицо и проговорил:

— Селена Нери? Тебя я и ищу. Мы здесь за Вениамином.

— Холодец, говорит Медведь, я нашел нашу беглянку, встречаемся возле вертушки через пять минут.

— Он остался там и уже почти сутки не выходит на связь, — не изменив выражения лица, проговорила Селена, двинувшись за ним.

— А там за последние сутки было слишком жарко, идем красавица, мы его спасем, тем более что Стариновых очень не просто убить.

Между тем группа под командованием Медведя встретилась возле вертолета, возле которого находился Холодец и спорил с пилотом…

— Ваня, у меня там глава семьи, я не могу не взять эту вертушку…

— А мне то что? Сюда вчера доставили выживших из рейса шестьсот тринадцать, которых еще предстоит переправить в Горный.

— Что здесь происходит? — подойдя, спросил Николай.

— Ярославский, нам нужен этот вертолет. — Спокойно проговорил Медведь.

— Нет, вечером вертушки полетят в Горный, доставят первых пострадавших в авиакатастрофе.

Не зли меня, Коля, я сейчас лечу за Вениамином, который остался там прикрывать отход…

— У нас линия фронта на триста шестьдесят градусов, там почти три тысячи боевиков, если хотите угробиться, идите, но вертушку я вам не дам, мы и так уже пять штук потеряли за двое суток.

— Я пойду и заберу главу семьи, которому обещал служить! — Схватив за горло Николая, Медведь поднял его в воздух, — только попробуй пикнуть. Холодец…

Вокруг сразу воцарилась тишина, люди из семьи Ярославских вскинули оружие и приготовили выпустить боевые техники… Ледник и его группа, тоже приготовились к бою. Селена же бросила взгляд и на Медведя и прижалась к его спине…

— Отставить! — рявкнул, появившись на площадке Шарм и двигаясь к Медведю, проговорил, — отпусти его, пожалуйста.

Отшвырнув от себя Николая Ярославского, который принялся хватать воздух, Медведь грозно посмотрел на немолодого мастера, являющегося учителем младших сыновей семьи Ярославских.

— Мне нужен вертолет Шарм.

— А мне нужно чтобы отсюда вывезли часть пассажиров, вы прибыли на частном самолете, Медведь, заберите хоть часть из них.

— Смогу взять только двадцать человек, — кивнул Медведь.

— И на том спасибо, разрешаю взлет и… Удачи вам в поисках. — Кивнул Шарм.

Быстро загрузившись на борт, Медведь Сел на место второго пилота, Холодец занял место первого…

— Все выжившие говорят что в горах было страшно, когда они оттуда уходили, на Южном хребте постоянно были вспышки техник, несколько раз ощутимо тряхнуло… Думаешь, выжил Веня?

Ответив ему кивком, Медведь обратился к Селене, севшей со всеми:

— Красавица, ты давно знаешь Веню?

— Познакомились во время обучения в академии и меня попросили быть его временным телохранителем. — Тихо ответила Нери.

— Хороший телохранитель…

— Вера, не надо сарказма, Вениамин редко приказывает, но лучше починится. — Заметил Холодец.

— Знахарь. Знахарь. Говорит Медведь, как слышишь меня, прием.

Вертолет тем временем добрался до озера, однако ориентиром послужил дым от начинающегося лесного пожара…


Как я устал… Бой идет целые сутки, вырваться из окружения удалось, но меня постоянно преследуют, пытаясь связать боем. Даже устал считать, скольких успел убить…

Уклоняясь от техники ветра, я только успел отметить, как в меня летит граната из подствольного гранатомета, однако я успел ее блокировать мечом… Взрыв и меня сносит с края скального обрыва, защита чудом справилась с нагрузкой, но вот от меча остался лишь кусок лезвия и рукоять…

Оторвался…

В следующий миг я рухнул в ледяную воду, температуру которой я почувствовал через защиту. В следующий момент сумел взлететь и бросился на максимальной скорости по глади воды…

Неожиданно заработала рация, которая была повешена на поясе, остановившись, я принялся искать канал и вот, наконец, услышал:

— Знахарь, говорит, Медведь, где ты, черт возьми?!

— Говорит Знахарь, я жив и относительно цел, сейчас нахожусь примерно в сорока километрах к западу от озера, возле которого находились выжившие пассажиры. Рад слышать тебя Медведь. Двигаюсь к озеру. Конец связи.

Улыбнувшись, я обернулся, отметив, что меня не преследуют, сорвался с места…

Вертушку я заметил издалека, а затем принялся, не снижая скорости взбираться по призрачным ступеням, а затем запрыгнул внутрь, меня сразу же схватила Селена и просто безмолвно повисла на шее…

Медведь же обернулся и посмотрел на меня. Часть волос на голове была опалена, челка отсутствовала полностью, на ее месте была розовая кожа, одежда вся изорванная под которой были видны белые полосы…

Отстранив девушку, я опустился в кресло и взял наушники.

— Здорово тебя потрепали. — Проговорил Медведь.

— Если не считать того что у меня в теле застряло пять пуль и чуть не сняли скальп: я в порядке, только сильно вымотан. Пришлось использовать четыре стимулятора… У кого закурить есть?

Игорь по прозвищу Краб, протянул мне пачку, которую я принял с благодарным кивком и расслабившись, закурил после чего болезненно сморщился… Пули все еще оставались в теле.

— Сколько их было, Знахарь?

— Примерно полторы тысячи, меня в основном ранговые гоняли по высотам, половину там и оставил на вечное упокоение. Черт, как кушать хочется, целые сутки обходился только водой…

— Ты главное не отключайся… — обеспокоенно посмотрел на меня Медведь.

Не отключусь, кстати, как вы вообще меня нашли так быстро?

— Твой информатор взломала спутник и сумела обнаружить рухнувший самолет и лагерь где вы находились, костры было хорошо заметно даже из космоса, благо погода позволила.

— Ясно… Селена, как там мальчик? Нормально дошли?

— Нас встретили и доставили на временную военную базу. — Без эмоций ответила девушка. — Михаэля забрали в лечебницу. После этого я стала добиваться, чтобы тебя кто-нибудь искал, но никто не согласился, только Медведь.

— Это семья Ярославских ответственна за ситуацию в данном регионе. — Ответил я Селене, — честно говоря у меня с ними довольно натянутые отношения… Все-таки единственная семья у которой есть право вмешиваться в дела моей компании.

Придется это исправить… В любом случае, если мне дадут статус основателя, придется выбирать меньшее из двух зол… Впрочем, благодаря тому что я официально являюсь главной семьи Железковых у меня нет выбора.

Вертушка приземлилась в сумерках, после того как я спустился с вертолета сразу же направился в направлении госпиталя, где уже трудилось пятеро лекаря двое из которых были первого ранга…

— Мне нужен пинцет и помощник, — сразу объявил я войдя.

Ответила мне кивком молодая девушка, сразу же указав мне на кушетку и вооружившись набором хирургическим инструментом, подошла ко мне:

Раздевайся.

Молча стянув с себя сначала остатки жилетки, после чего снял футболку, девушка же посмотрела на три дыры в животе, одну в плече, а третью в ноге, после чего наложила руки и принялась проверять мое состояние.

Ты лекарь, но твое состояние тяжелое.

— Да знаю я, и чем дольше мы будем сейчас говорить, оно будет только ухудшаться.

— Блокируй боль, тебе будет очень больно.

А то я этого и не делаю…

В следующий момент девушка раскрыла рану и принялась искать пулю, а затем некоторое время пыталась ее извлечь… Все-таки лекарские техники ускоряют восстановление, но вот есть инородные предметы не могут быть выведены, они попросту зарастают в тканях…

Первая пуля тем временем была скинута в железную банку, после чего девушка прошлась тампоном смоченным спиртом по ране и кивнув мне занялась второй пулей.

Свинцовые цветочки, пули были с крестообразно надрезанным носиком… Мерзкая штука, как ни посмотри, все пули попали в кости, которые я восстановил, но вот извлечь не смог… Форма не позволяла. Теперь вот терпеть…

Хорошо хоть со мной остался только Медведь, остальные куда-то ушли, хотя нет, Селену я чувствую в соседней палатке рядом с Михаэлем…

— Блять! Больно!

— Не ругайся, знаю что больно.

Все что мне оставалось в дальнейшем это терпеть и заживлять дыры, когда в них уже ничего не оставалось инородного. После окончания всех процедур, девушка проверила мое состояние и удовлетворительно кивнула головой, после чего пошла к другим пострадавшим…

Достав телефон, чудом уцелевшим в битве, я включил его и начал проверять сообщения, первое из которых было:

"Добро пожаловать домой".

Сарказм… Впрочем, ладно, переживу. А вот то что у меня больше сотни пропущенных звонков только от Евы, вызывает здравые опасения… В этот момент раздался вызов?

— Веня? — прошептала в трубку девушка.

— Чего ты там ревешь, живой я, — насмешливо хмыкнул я, — потрепало, конечно, но, тем не менее, большинство осталось в живых. Селена тоже в порядке. Так что прекрати уже реветь, ты в последнее время что-то совсем раскисла…

— Ненавижу тебя… — прошептала она в трубку и снова заплакала.

Да все со мной в порядке, если не прекратишь реветь, вообще разговаривать не буду. Кстати, как вы там?

— Ну… У нас начало турнира, такой ажиотаж, большую часть времени проводим на тренировках, это позволило отвлечься… — В этот момент в разговор вмешались, — Эй, это Веня, так… Виола, отдай… Слышишь меня Старинов?

— Слышу, Виола, со мной все хорошо.

— Как Селена?

— С ней тоже все хорошо.

— Раз у тебя все хорошо, разговор окончен.

В этот момент, она положила трубку, а я лишь устало вздохнул и одевшись в свои лохмотья, поднялся с кушетки… При этом едва не рухнув на землю, но меня поддержал Медведь.

— Кстати, поздравляю со свадьбой.

— Да, спасибо. Кстати, что там по поводу Ярославских? Когда вылет?

— Когда вылет не знаю, но мы с ними договорились что возьмем на борт часть пассажиров. Это было в обмен не вертушку.

— Ладно, пойдем, проясним ситуацию, да и все в порядке. Спасибо. — Сделал я шаг в сторону и направился искать, где находятся сильнейшие пользователи в лагере.

— Добрый вечер, Петр Ярославский.

— Не могу сказать, что рад видеть тебя, Старинов.

— Я по вопросу, отлета самолета, когда разрешат вылет.

— Утром, когда отсюда начнется эвакуация мирного населения.

Устроившись за столом, я посмотрел на разложенную карту над которой склонился представитель главного рода Великой семьи… Медведь же замер у мена за плечом, обеспечивая охрану. В этот момент вошел его младший брат и кивнув мне, бросил колючий взгляд на Медведя…

— Хорошее место здесь… — проговорил, устроившийся за столом, Николай.

— Ты называешь войну хорошим местом? — угрюмо посмотрел на парня Медведь, а затем распалился, — малыш утри сопли, здесь убивают и умирают каждый день… Здесь теряют друзей и товарищей с которыми ты еще вчера обменивался шутками… А дома стоит плач матерей, жен и детей по тем кто не вернулся из боя… Война — это кровь, пот и напряженное ожидание смерти, не называй это "хорошим местом".

— Хватит, Медведь, они не стоят того чтобы тратить на них твои нервы. — Поднял я руку, — ну и что теперь Ярославские?

— По сообщению разведгруппы, в горах, где ты недавно вел бой найдено тело профи из семьи Маймановых, а так же семь тел мастеров из трех семей, что развязали этот конфликт. Принимая во внимание это, я приказываю тебе остаться и помочь нам.

— Кажется, я ослышался, какой-то третий сын Ярославских указывает главе семьи? Не много на себя берешь, малыш?

— Не зли меня Старинов…

— Это ты не зли меня, мастер второго ранга или я тебя зажарю и отправлю на стол твоему отцу… — с этими словами по моей руке пробежал разряд молнии. — Вы все забыли, кто такие Стариновы, могу напомнить?!

— Считаешь, что весь мир должен прогнуться под тебя, двухранговый?

— Нет, просто считаю, что Великие семьи слишком зарвались, перекладывая ответственность за ситуации в которых сами виноваты… Или это такое наглое доказательство несоответствия статусу? Может вам сложить полномочия?

— Не считай себя хозяином положения! — повысил тон Петр.

— А ты не ори, вроде не женщина. Мой ответ будет тем же, так же стоит отметить что вы, зная, что я нахожусь там, не направили помощь… Альтруизмом я не болен. Доброй ночи, сейчас я хочу отдохнуть. Все-таки это не вы целые сутки водили за собой полторы тысячи горцев.

— Кстати, твой человек покушался на мою жизнь… — посмотрел Николай на моего спутника.

— Медведь?

— Для меня ценнее жизнь любого из Стариновых, нежели ваша. В тот момент я отправлялся на его спасение, чему вы пытались воспрепятствовать. Если господин потребует чтобы я принес извинения, мне придется это сделать.

— Не придется, извинений не будет. — Сухо проговорил я закуривая, на что получил слабый кивок Медведя, — кстати, я слышал краем уха что был договор о нескольких пассажирах. Внесу поправку, я заберу тех, кто находится в тяжелом состоянии и родителей с маленькими детьми. Остальные на вашей ответственности.

И на том спасибо… — бросил мне в спину Петр.

Однако я ничего не ответил и неспешно побрел по лагерю, отмечая, что большая часть и не собирается спать…

— Наши в самолете устроились.

Ясно, значит пойдем к ним, только сначала Селену с мальчиком заберем. — Согласно кивнул я, — Кстати, как думаешь, я не был слишком резок?

— Нормально, все в пределах нормы. Ярославские злятся, потому что их колонна, направляясь сюда, попала в западню на заминированном перевале. Они потеряли там десять процентов личного состава, а так же почти всю бронетехнику. Насколько я понял из разговоров, сюда хотят перебросить технику, а так же спецвойска. Одной горячей точкой стало больше.

— В этом нет нашей вины, а вот приказывать ему мне не стоило… Прав таких, он попросту не имеет. — Усмехнулся я.

Тем временем я нашел Селену, которая оказалась с мальчиком возле полевой кухни где всех кормили ужином… К которому я с удовольствием и присоединился.

— А куда мы завтра отсюда полетим? — неожиданно спросил Михаэль.

— Домой… — устало ответил я.

После ужина мы уже вчетвером направились на самолет, где была группа Холодца, и только там я уже позволил усталости взять свое…


Интерлюдия: Болгария. Ахелой. Родовое поместье семьи Железковых.
10 мая 2002 года.

Игорь Старинов кругами ходил в кабинете вокруг стола, наблюдавшая за ним Габриэлла Железкова, молчала и просто ожидала новой информации по произошедшей трагедии…

Представитель семьи вошел без стука. Старинов замер и посмотрел на него, а Габриэлла сухо проговорила:

— Докладывай.

Мы получили сведения о том, что Вениамин Старинов и Селена Нери выжили в авиакатастрофе. В данный момент наши люди заняты тем, что устанавливают, откуда производился запуск ракет. По пока не проверенной информации запуск проводился с пограничной территории между Китаем и Монголией. Это все.

— Спасибо. Отдохни.

— Спасибо, госпожа. — Кивнул подчиненный с благодарной улыбкой.

Вот видишь жив твой внук, а ты боялся… Но все-таки, странно это… Запуск ракет по столь опасной цели как гражданский самолет. Мне интересно, из каких соображений это было сделано?

— Бросить плод раздора между Россией и Китаем… — устало проговорил Старинов и рухнул в кресло, — по имеющейся у меня информации Корея и Китай заключили военный союз. Это было сделано для того чтобы хоть как-то обезопасится от действия японцев…

— Они уже почти начали войну с Россией, зачем им Китай и Корея?

— Индия вступила в союз с Японией, этим все сказано.

— Они уже давно являются союзниками… Единственное что мне не нравится так это то что Монголия так и не сказала на чьей она стороне в начинающимся конфликте… Конфликт в горах Алтая не мог возникнуть из ниоткуда, нужно оружие, снабжение… — сняв очки Габриэлла устало потерла переносицу, — никогда не думала что мне придется размышлять о то с какой стороны ожидать удара. Кстати, я даже несколько испугалась того как ты резко залетел в обед и попросил проверить информацию о случившемся. Испугался за внука, кстати, ты обмолвился, что встретился с ним…

— Слишком самостоятельный. Все что можно сказать. Впрочем, ожидания он оправдал. — Устало проговорил Старинов. — Ладно, пойду я, мне нужно в Германию…

— Ты бы не перестарался, эти техники сильно тебя подрывают.

— Знаю, но, тем не менее, иначе мне попросту не успеть…

С этими словами Старинов исчез из кабинета.


Глава 7. Долги и "Не на моем веку"

Проснулся я резко и открыв глаза обнаружил белый потолок лечебницы и лицо учителя, что смотрел на меня единственным глазом, отсутствующий второй был скрыт под черной глазной повязкой.

— Доигрался? Ты три дня провел в коме, а сейчас под капельницей.

— И вы здравствуйте учитель. — Поморщился я от боли в теле, после чего посмотрел на капельницу в руке. — Опять перестарался.

— Говорят ты угрохал профи. Силы слишком много стало, решил замахнуться на сильнейший ранг, а Вениамин? Ты ведь мог легко избежать боя, но… Впрочем, что сделано то сделано. Твои люди были отправлены в Воскресенск, здесь осталась только она.

Кивнув куда-то в сторону, а я, приподнявшись, увидел Селену, что сидя на кресле, положила голову на кровать и тихо спит…

— Что у тебя с рукой?

— Отрубили, пришлось приживлять. — Сморщился я. — Наверное, я жутко выгляжу.

— Был бы ты не загорелым, а так сильно бросается в глаза, что ты прошел жуткий бой, столько чистой белой кожи. Стоило ли использовать форму ложного бессмертия, Вениамин?

— Заметили… — ответил я с не самой веселой улыбкой.

— Не самый разумный шаг, но раз ты посчитал использовать это, значит, таковы были обстоятельства. Кстати, меня достали твои жены, пришлось даже мобильник отключить, так даже Коля приходил.

— Иногда такое ощущение, что без меня никто ничего не может сделать.

Вытащив капельницу, я практически на автомате проверил, восполнился ли энергетический резерв, и последовательно накладывая на себя десяток лечебных техник, поднявшись с кровати, принялся одеваться, а когда обнаружил свой меч с расколовшимся лезвием, только грустно вздохнул…

— Хороший был меч…

— Подарок Евы, — понимающе кивнул Зубов.

Да, это подарок Евы на четырнадцатый день рождения… Именно тогда Ева и призналась мне в первый раз. Знаковый подарок.

— Ладно, вижу, ты в порядке, пойду, займусь своими делами. — Кивнул мне Зубов, — кстати, твой квадроцикл пригнали, — указал на ключи на тумбочке, после чего двинулся к выходу из палаты.

— Спасибо, учитель.

Приведя свой внешний вид в порядок, я поправил воротник рубашки у зеркала, после чего внимательно посмотрел прическу под ежика, а так же восстановленную челку, а вот затем обнаружил на висках седые волосинки. Выдернув одну из них, я принялся ее рассматривать…

Форма ложного бессмертия сказалась на сроке моей жизни… Это только первые ласточки, все-таки предел живучести тела преодолевать опасно… Хотя, я никогда и не думал жить вечно. Все хорошее когда-нибудь заканчивается… Главное пока заняться тем, что я оставлю после себя.

Осторожно коснувшись плеча Селены, я потрепал ее, отчего она проснулась и с сонным удивлением посмотрела мне в глаза, а затем просто повисла на шее…

— Хватит меня пугать. — Тихо проговорила она. — Ты едва живым вернулся из боя, а после впал в кому. Не заставляй меня плакать.

— Ну, хватит, со мной все в порядке, — отстранил я от себя девушку, — пора заняться делами.

Кивнув мне девушка неспешно последовала за мной… А я тем временем набрал Ирину и дождавшись соединения услышал сонный голос своего информатора.

— Господин?

— Ира, проснись, мне нужно знать максимум о том кто мог сбить гражданский самолет, займись этим первостепенно. Да и еще сейчас я еду к старику Киру, завтра с утра загляну к тебе.

— Рада, что ты в порядке, господин Старинов, информацию уже собираю. Да и позвони своим женам, они меня достали.

— Что за церемониал, Ира?

— Я не выспалась… — буркнула мой информатор, — рада, что с тобой все хорошо. А пока что я буду занята… Прошу меня простить. Информацию о силах Чернозубова я передала Шаману.

— Спасибо за это. А пока отдохни, а потом уже принимайся за работу. Проверю.

— Теперь я уверенна, что ты в полном порядке.

Ладно, теперь пора разобраться именно с тем зачем я вернулся из академии… Между тем я нашел свой квадроцикл и мы вместе с Селеной двинулись к поместью Седых, где возле входа меня дружелюбно встретила охрана, после чего я направился в сторону входа… Селена молча шла за мной, ловя на себе взгляды окружающих и с затаенным любопытством осматривалась по сторонам…

— Приветствую господина Старинова у себя дома, чем обязан, подобному визиту? — Выйдя на крыльцо, церемониально поинтересовался Николай.

— Мне нужно побеседовать с главой семьи, Николай Седых. Это дело срочной важности.

— Глава вас ожидает, — кивнул он мне.

А ты вырос, — поднявшись обменялся я рукопожатиями с Николаем, — чего это тебя гоняют?

— Учат быть наследником. — Вздохнул Николай, — кстати, познакомишь меня со своей спутницей.

Она почти не понимает по-русски, Николай: это Селена Нери, в данный момент обеспечивает мою безопасность. Селена, это Николай Седых, единственный правнук и наследник древней семьи.

— Мне очень приятно познакомится с молодым господином Седых. — Тихо проговорила Селена.

— Мне очень приятно, познакомится с вами Селена Нери, — сдержанно улыбнулся Николай, бросив боязливый взгляд в сторону беседки.

Ясно, невеста у него там… А вот Селену он молча пожирает взглядом, настолько пронзительно что она уже растеряно смотрит на меня. На что я усмехнулся, и по-дружески положив руку на плечо Николаю, проговорил немного громче:

— Коля, у тебя же вроде невеста есть, почему ты облизываешь мою спутницу?

— Тебе кажется, Вениамин, — ответил Николай, и только поморщился, когда из беседки вышла его невеста и с самым решительным выражением направилась к нам.

— Ладно, оставлю тебя решать эту маленькую семейную проблему. — Улыбнулся я, после чего направился в дом.

Селена пристроилась рядом со мной и несколько раз обернулась когда на открытой веранде началось горячее выяснение отношений между обрученными, после чего она тихо проговорила?

— Мне кажется или ты сделал гадость.

— А пусть не смотрит на других девушек, особенно на тех, кто ему не принадлежит.

— Не помню, что принадлежу кому-то, — тихо заметила Селена, но после ответила со слабой улыбкой, — но, спасибо. Мне не лестны его взгляды.

А парень то растет, уже почти достиг по уровню "эксперта третьего ранга". Только вот с невестой ему не повезло, за любую интрижку в будущем будет корить, ровно до того момента когда Коля созреет и не заведет вторую невесту… А может и не созреет, Седых известные однолюбы.

Между тем мы разулись и неспешно последовали в кабинет главы рода, войдя, я, склонил голову перед Киром Львовичем:

— Добрый день глава семьи Седых.

— Проходи, присаживайся, познакомь меня со своей спутницей. — Перешел на английский старик.

— Селена Лия Анна Нери, уважаемый "Громовержец", — спокойно проговорила девушка, — мне приятно с вами познакомится лично.

— Рад приветствовать друга своей правнучки здесь. — Улыбнулся старик в усы. — Кстати, Вениамин, ты можешь разговаривать со мной не столь официально. Все-таки зять.

— Благодарю вас, Кир Львович, вы в курсе того что происходит?

— Мне многое известно, Вениамин, выражайся конкретнее. — Поморщился он.

— Если вам неудобно разговаривать на английском, я пойму, господин "Громовержец", сейчас я просто сопровождаю Вениамина по просьбе Виолетты Стариновой.

— Благодарю тебя за заботу. — Улыбнулся девушке Кир., после чего шумно вздохнул, — ну и на какой черт тебя потянуло в этот Алтай?

— Не тянуло, притянули, ракетами… — развел я руками.

— Да я в курсе, сейчас наши главы "Великих семей" землю носом роют, пытаясь найти тех, кто сделал это. Император Циан Шунь уже выступил с официальным заявлением, что запуска ракет в тот день не осуществлялось, даже принес соболезнования семьям погибших.

В этот момент вошла Мария которая поставила на стол поднос со стаканами и графином в котором была сок, после благодарного кивка Кира удалилась.

— Думаю кому-то надо раскачать лодку… Японцы, кстати, разбушевались на Дальнем Востоке.

— Ты уже в курсе, а это не такая уж и доступная информация… — удовлетворенно кивнул Кир, они заключили союз с индусами и сейчас идет подготовка…

— К войне?

— Нет к нападению, война уже началась. Если ты не в курсе то на Ближнем востоке уже она идет, в Европе только набирает обороты. Сейчас самое время объединится, а мы как обычно соримся друг с другом… Кстати, Чернозубовы зашевелились, по твою душу.

— Знаю, поэтому и прилетел, нужно решить проблему радикальным способом.

— Не перестарайся. Ты глава семьи, но не этой страны. Затравить тебя не затравят, побоятся связываться с твоей основной силой, но жизнь испортить могут. Знаешь, какая война самая выигрышная? — задумчиво посмотрел на меня Седых, но получив в ответ лишь отрицательное покачивание головой, ответил, — это той которой не было. Если развязать конфликт и растянуть его, победителей не будет.

— Вы не станете вмешиваться?

— Нет, у тебя достаточно сил и есть право на ответный удар. Что по поводу Ирины? Ты ее забираешь?

— Пока нет, пусть она здесь побудет, я не могу делать все и сразу. Впрочем. Решение по данному вопросу оставлю за ней.

— А я считал, что тебе она нужна для другого… — усмехнулся старик, — впрочем, это твое дело, зять. Если тебе потребует помощь — позвони.

— Благодарю вас Кир Львович, но мне пора идти.

— Понимаю. Провожу вас.

Встав из-за стола, мы неспешно направились к выходу из поместья…

— А Николай вырос, — отметил я.

— Вырос? Он со своей невестой справиться не может… — буркнул старик, — как после этого ему вообще доверять управление делами семьи?

— Может, не удовлетворяет, сами знаете, что девушки взрослеют раньше. А вот Коля у нас… несколько.

— Да знаю что он тормоз полный, любви полная голова, вот только толку от этого нет. — Поморщился "Громовержец", — может, ты ему подскажешь? Ты у нас специалист, как затащить девушку в постель.

— Если девушка этого сама не захочет — ничего не выйдет. — Устало махнул я рукой. — Выстраивать отношения всегда сложно, особенно молодым и неопытным.

В этом ты прав… А я порой уже забываю как это быть молодым. — Вздохнул старик.

После чего мы вышли на открытую веранду, сразу же услышав спор молодых жениха и невесты выясняющих отношения возле кресел… Задумчиво посмотрев на них я быстро обулся и подойдя похлопал Николая по плечу и посмотрел на Басову Елизавету, насмешливо улыбнувшись:

— Ну чего ты кричишь, Лиза? Коля еще молод, для него естественно засматриваться на красивых девушек. Так что не обижай моего зятя, а то я обижусь.

— Господин Старинов, вы не самый приятный человек, чтобы вести с вами светский разговор.

— Все еще обижаетесь на то что я сделал когда прибыл твоя семья… Ну и ладно, обижайтесь, только запомните что у семьи Седых есть союзники которые не оставят их в трудную минуту. Да и свет на тебе клином не сошелся, Николаю я при желании найду более милую и мудрую невесту. Подумай над этим. Да и ты Николай подумай: стоит ли оно того? Ладно, как-нибудь еще загляну. До встречи.

— Умеешь ты расставить все по своим местам. — Усмехнулся старик.

— Ну, а как их еще развести? Умение думать в их возрасте спасает. Естественный отбор как говорится. До встречи, Кир Львович, удачи Коля.

— Благодарю вас за ваше гостеприимство, господин "Громовержец". — Склонила голову Селена, прежде чем двинуться за мной.

А вот я отметил кислую мину на лице у главы семьи, время то было уже позднее и до ужина не далеко, так что можно пригласить и к столу.

Между тем я забрался на квадроцикл, дождавшись, когда Селена, сядет позади и обнимет меня со спины, выехал с территории родового поместья к центру города…

Так судя по информации отправленной мне сообщением от Холодца, мой рюкзак где у меня ноутбук они закинули в мою городскую квартиру… Надеюсь он живой, ведь во время боя в горах он был у Селены на сохранении. А по пути нужно заглянуть в какой-нибудь магазин и прикупить что-нибудь к ужину…


Прибыв в квартиру где я проживал во время обучения в лицее, я взялся за приготовление ужина, а Селена отправилась в ванную…

После всех трудностей мне удалось добраться до дома. Только вот основные трудности еще предстоят, эх, если бы дамы не уперлись, я бы сейчас был бы с ними, однако учитывая что произошло, так наверное было лучше всего… Меня сейчас больше волнуют Чернозубовы и Степынины, силы то они собирают, только вот им их попросту не хватит. Плюс ко всему сейчас не самый удачный момент войны для них, пристальное внимание остальных семей к региону играет на руку мне, а не им. К тому же я могу прибегнуть к крайнему сценарию развитию ситуации и попрошу помощи как Знахарь у тех, кому когда-то помог… Но попробую ограничится своими силами. А они у меня есть.

В этот момент раздался вызов, взяв телефон, я посмотрел, что номер принадлежит Еве, к тому же канал был защищенный, после нехотя ответил:

— Слушаю…

— Слушает он, ты хоть представляешь каково мне. Я узнаю от Николая что ты уже вышел из комы и шатаешься по Бирску… За весь день не мог позвонить? Я убью тебя.

— Да, я тебя тоже люблю. — Мягко ответил я. — Как вы там?

— Если не считать истерики Виолы, разбившей мой телефон, все нормально, вон она сидит злая, говорит, убить тебя хочет. Шу уже спит, знаешь, сколько она ревела в подушку? Сволочь ты, не успели выйти замуж, так уже наплакалась на несколько лет вперед?!

— Ева, давай без этого…

— Да как тебе объяснить, что были мы не чужие люди и у нас есть чувства, сухарь чертов. Ненавижу мужиков, твари вы, ничего не понимаете…

— Эх, ясно, простите, я сам не ожидал, что впаду в кому. Все прошло слишком быстро…

— Пожалуйста, постарайся не перенапрягаться, иначе я подам на развод и возврат девичьей фамилии.

— Ладно, ладно, но обещать, что не буду подвергать себя опасности, попросту не могу. Ты знаешь положение дел, Ева.

— Прошу будь осторожнее. Кстати, тут прошли отборочные бои турнира среди экспертов, я победила, а вот Шу проиграла. Теперь она вообще разбитая, сегодня вот напилась и…

— Ясно. Справляетесь потихоньку. — Облегченно проговорил я.

— Слушай, Веня, я знаю, что внутренне ты был против свадьбы в существующем положении, да на тебя надавили Седых и Железковы, но, тем не менее, по-другому не получается. Ты сам прекрасно знаешь, что неизвестность будущего подталкивает людей к действиям, так что не беспокойся о нас и реши те проблемы, которые у тебя возникли. Нас здесь трое и мы не такие уж и слабые… С тобой справимся.

— Какие мы грозные… уже страшно.

— А ты подумай, чем обернулся для тебя бой с профи. Правая рука была отрублена, энергетический резерв опустошен несколько раз, трое суток комы… Веня ты не настолько силен насколько хочешь быть, даже учитывая твой ранг. Ты весь в шрамах…

— Нет у меня шрамов, только новая кожа, ничего страшного.

— Ты не исправим. Больше я с тобой не разговариваю.

После этого она бросила трубку, а я некоторое время постояв, только усмехнулся и принялся накрывать на стол…


Селена вышла через некоторое время и в халате вышла на балкон, наблюдать за закатом, я тоже вышел, закурив сидя в кресле.

— Тихий большой город, даже звучит странно.

— В центре нет особого движения, все крупные предприятия находятся на окраине.

— А здесь хорошо, но я его совершенно не знаю. Слишком большой город, слишком много людей…

— Это не мой город, завтра мы поедем в Воскресенск, там находится родовое поместье моей семьи. Там более тихое место и людей не так много. Тебе как сенсору, наверное, тяжело?..

— Привыкла. — Ответила Селена, после чего посмотрела на меня, — ты слишком спокоен.

— Редко выдается спокойная минута, так почему бы не провести ее в спокойной обстановке?! Кушать хочешь? Я ужин приготовил.

Селена некоторое время с улыбкой смотрела на меня, в это время я успел докурить и затушить сигарету, после чего мы направились за стол…

Ужин был не замысловат, я просто купил домашние пельмени в ближайшем магазине, однако Селена некоторое время просто задумчиво смотрела как я смешиваю кетчуп и майонез, после чего с важным видом помакав в моей чашке пельмень отправила его в рот и принялась неспешно жевать… После чего кивнула и проговорила:

— Это вкусно.

— Не самый элегантный ужин в не элегантном месте.

— Мне не нравится роскошь как таковая, — тихо проговорила Селена, — это красиво, но такая красота искусственна, хрупка и фальшива. Может это покажется странным, но мне больше нравится лишнее время посидеть с книгой у камина… Слушая как потрескивают поленья, наблюдать за огнем… Прости за это.

— Спасибо что поделилась своими мыслями, так мне легче понять тебя.

Кивнув, Селена, принялась делать себе соус, после чего плотно налегла на ужин, до самого его конца бросая на меня взгляды с легкой улыбкой на губах…


Когда Селена, легла спать, я устроился за ноутбуком и принялся разбирать тот завал информации, что отправила мне Ира… Строительство, заканчивалось согласно срокам, оборудование следует ко мне по железной дороге. Однако меня больше насторожила информация о том, что японцев заставили отодвинуться от островов. Как ни странно, но не китайцы, а корейцы, которые оказались не в восторге от боевых кораблей возле своих берегов.

— Ира, ты нашла, что я просил?

— Давно, информация на твоем рабочем столе, нашла многих, кто имеет отношение к тем семьям, о которых ты просил. А в Воскресенске довольно не спокойно, как ни посмотри, провинция как она есть, пусть и население в сто тысяч человек.

— Мне не нравится эта ситуация. Она слишком похожа на ту, что была в Горске, более полувека тому назад. Это не Чернозубовы, нет, у них попросту нет таких людей… К тому же мне не понятно одно: в войнах между семьями не принято уничтожать детей младше пяти лет. Однако в семье Стариновых было пять родов…

— Прости, но у меня нет информации по данному вопросу. Ее нигде нет, однако все дети кроме Игоря Старинова считаются погибшими… Да, дети универсалы бы многим пригодились, точнее их бы попытались купить любыми способами. Тем более что профи стало много, думаю, связь между этими двумя фактами есть.

— Однако информации нет… Может, оно и к лучшему Веня, ты сам видишь к чему приводит владение единственным универсалом. По официальной информации, конечно.

— Ну, про Шамана кому нужно известно, только для них он не доступен, все-таки личный ученик Игоря Старинова… Надо разбираться с Чернозубовыми быстро, мне нужно успеть до июньской встречи "Великих семей", а времени у меня мало. Ира, я тебя спросить хочу, ты останешься здесь или переберешься в Воскресенск?

— Мне это не особо важно. Однако там интернет совсем слабый, потому для меня лучше будет работать здесь. Да и место мне там нужно будет, ты сам видел, сколько у меня оборудования.

— Ясно, пока этот вопрос отложим. Завтра с утра к тебе зайду, потом уеду в Воскресенск. Шаман где?

— Сейчас в Воскресенске, знает, что ты с ним встретишься. Медведь на базе, Михаэля устроили, провела его по базе, нашла информацию о его отце, Джоне Аддерли, найденном мертвым полгода назад в своем номере. Мальчик выжил только благодаря случайности.

— А что по его стихии?

— Джон был ветераном, информации о матери ребенка я так и не нашла. Так что вообще ничего не понимаю в этой ситуации…

— Опять я вляпался во что-то, а ведь просто хотел помочь. — Устало вздохнув, я достал сигарету, не прикуривая, принялся гонять ее из одного угла губ в другой.

Мне кажется, я сейчас знаю что за стихия у мальчика, но это такая редкость… Универсалы редки, так, же как и обладающие предрасположенностью к стихии вода, но его стихия настолько редка, что мне еще, ни разу не встречались ее пользователи.

Поднявшись, я вышел на балкон и вздрогнул от прогрохотавшего в высоте грома, после чего закурил. А погода тем временем испортилась, начался проливной дождь, что косыми каплями намочил край балкона…


В восемь часов утра я потрепал спящую Селену и предупредив что скоро вернусь, покинул квартиру, направившись к дому информатора, забежав до этого в кондитерскую…

Ира открыла дверь после первого же звонка в дверь и замерев на пороге стала меня рассматривать, отметив взглядов побелевшие виски и только улыбнулась:

— Ты сильно изменился за последний год.

— Пустишь? Я взял тебе торт и шоколад, как ты любишь…

— Плата за вход, — выхватив торт из моих рук, Золотова скрылась в квартире, откуда спросила, — кофе будешь?

Не откажусь. — Закрывая за собой дверь, я разулся и прошел в квартиру информатора, заглянул в комнату…

Да, а кто-то так и не меняется, все как обычно разбросано… Впрочем, привык я к этой черте личности своего информатора.

Однако девушка появилась и принялась толкать меня на кухню, пожав губы… На что я только весело улыбался.

— Я убираюсь, время от времени, кстати, продукты в последнее время, получается, покупать самой, продавщицы в соседнем магазине оказались довольно добрыми… — тихо проговорила Ира, заваривая кофе.

— Рад, что ты потихоньку меняешься. Особенно если вспомнить какой ты испуганной была в течении первого года после нашего знакомства…

— Не вспоминай, тогда были не самые приятные обстоятельства, — грустно улыбнулась Ира, после чего поставила кружку передо мной, — твой кофе.

— Спасибо. — Взял я горячую кружку и подув сделал глоток, — ты нашла то что я просил?

— Знаешь, есть информация, знание которой может привести к смерти, по причине осведомленности в ней. Зная, как ты ее используешь, прошу лишь быть осторожней. — Протянула мне внешний жесткий диск информатор.

— Сложно было достать? — убирая его в карман спросил я.

— Есть у меня знакомый хакер, который подобным занимается, сейчас в розыске в пятидесяти странах мира. Довольно забавный человек, который просто хочет знать все. Пришлось расплачиваться с ним информацией, деньги ему не нужны.

— Что-то важное?

— Мелочевка по большему счету. Наших дел совершенно не касается.

Одарив ее пронзительно-сомнительным взглядом, я только неопределенно покривил губами и сделал глоток кофе, при этом стащив конфету с вазочки…

— Любишь ты все ставить под сомнение.

— Иначе нельзя, люди — это лишь люди, не более и не менее.

— Решил поиграть со мной?

— Пока такое делание вижу лишь от тебя, но… Ира, на что может надеяться Чернозубов, так активно готовясь к войне со мной? О моих силах он должен иметь представление… Как-то неразумно.

— Да, есть такое, но информации у меня нет.

— Ясно значит, на этом и закончим, сегодня уже пятнадцатое мая, время поджимает, так что мне пора…

— Понимаю. Жаль, зря значит, вазелин приготовила…

— Ира…

— Что? Ты пошутил довольно грязно, так что не ожидай, что я тебе это просто так прощу.

— Позже подумаю, как загладить этот маленький момент. Прости, но… — поднявшись из-за стола, я направился к выходу.

— Похоже, что в ближайшее время нам не удастся встретиться. — Прислонившись к стене плечом и сложив руки на груди, грустно проговорила Ира.

Похоже на то, — быстро обувшись, я улыбнулся девушке, — ладно, до встречи и… Кажется у тебя появился неплохой вкус в выборе нижнего белья.

— Ну… немного…

— Хорошо выглядишь, Ира, — улыбнулся я.

После чего быстро вышел за дверь и закрыв за собой, принялся неспешно спускаться по лестнице…

А тот ребенок, которого я когда-то спас вырос в настоящую красавицу… Вот же информатор-искуситель. Мне даже страшно думать, что дальше будет, все-таки если она что-то хочет — всегда это получает и неважно, сколько нужно для этого приложить усилий…


По возвращению, я приготовил завтрак и после этого мы с Селеной двинулись в направлении Воскресенска. Поездка проходила в быстром темпе, по трассе я двигаться не стал, свернув на грунтовую дорогу.

Спустя час мы были уже в городе, где я сразу же направился в "Кедр". Василий по прозвищу "Снегирь" только кивнул мне когда я появился в здании…

— Леонов на месте?

— Он просил его не беспоко… Стой, ты куда?

— Начальство нужно знать в лицо. — Бросил я, не останавливаясь, после чего спокойно проследовал в кабинет и без стука открыл дверь.

— Живой, а ты говорил, помрет, помрет… — увидев меня поднялся Свят из-за стола, после чего подойдя мы обменились рукопожатием — ну здравствуй, Вениамин.

— Здравствуй, Свят, привет Шаман. Знакомьтесь, это Селена Нери. По просьбе Стариновых обеспечивает сохранность моего тела.

— Ты с недавнего времени у нас семейный человек, ну здравствуй Веня, — сгреб меня в охапку Шаман, — а в Корее за тобой другие дамы бегали… Целых две, если я правильно помню. Куда тебе столько?

— Ну… Я не виноват. — Вырвался я их крепких объятий. — Значит так, Шаман. Мне нужны три боевые группы, возьму твою, Холодца и Сороки. Готовность семьдесят два часа. Не вижу смысла откладывать дело в долгий ящик.

— Хорошо, начну подготовку людей. Вижу ты в порядке.

— Меня задержали, я уже хотел разобраться с этой маленькой проблемой. Свят, если ты не слишком занят, давай посмотрим медицинский центр. Надо же мне его увидеть собственными глазами.

Шаман кивнул и покинул кабинет…

— Хорошо, сейчас срочных дел нет, можно и посмотреть. — Кивнул Леонов, взяв пиджак.

— Селена, пойдем.

Шаман вышел вперед нас и сев в бронеавтомобиль, выдвинулся в село Северное, мы же забрались в машину, Свята и поехали на окраину города, где и располагался строящийся медицинский центр "Сфера".

— Ты так и не купил новый транспорт.

— Чтобы убиваться по дороге на дачу, другой машины и не надо. Да и зачем это мне? Только лишние проблемы, да и как знаешь налог на хорошую машину существенно выше. Слушай, Веня, у тебя вообще сколько жен?

— Три, Селена меня только сопровождает…

— А не страшно?

— Чего боятся то? Грохнуть они меня даже втроем не смогут. А что до супружеского долга… Меня спасает то, что я лекарь. Впрочем, сейчас до этого нет времени. Свят, я планирую в скором времени посетить с проверкой все объекты, задействованные в бизнесе. Поэтому сразу говорю, готовься к увеличенному объему работы.

— Испугал, до того как ты начал вникать в дела компании на мне была вся компания… Ты главное не надорвись, тебе еще с семьями разбираться.

Да с семьями и своим статусом мне еще предстоит разобраться, сомнения конечно у меня есть, но, тем не менее, я не просто так попросил Ирину добыть мне эту информацию… Хватит чтобы сбросить несколько противников в бездну по старым счетам. Нужно отдавать долги…


Интерлюдия: Западная Европа. Заброшенный город Граун.
1 июня 2002 года.

Белые халаты, огромный периметр охраняемой территории… Неспешно шествующий по коридорам Георг Семнадцатый, император Германии.

— Мой император, почему вы распорядились срочно перевезти лабораторию из этого места? — проговорил доктор Шмидт.

— Если это место найдет Игорь Старинов, который недавно бы у меня в гостях и узнает в каких целях, она создавалась, наша страна может оказаться уничтоженной… и помогать будут все страны.

— А не слишком ли вы опасаетесь его?

— Не опасаться Старинова? Это один из старых монстров который способен уничтожить любой дом, клан или семью, но не делает это лишь в силу своих личных предубеждений. Самое важное в этой лаборатории это ее материалы, которые ценятся всеми странами.

— Универсалы…

— Да, универсалы, все-таки благодаря их содействию у нашей страны сейчас пятнадцать профи и почти триста мастеров. Этот старый дурак боится войны, вот только он так и не понял что основной удар готовится для его так горячо любимой страны…

— Спасибо, теперь я все знаю. — Раздался ледяной голос Игоря Старинова за спиной у действующего Императора. — Неужели ты думал, что в первую очередь я не буду проверять членов совета, Георг?

— Я профи и Император, Игорь, если ты меня убьешь, это отразится на твоей жизни не самым лучшим способом…

— Убить тебя? Зная что моя двоюродная сестра умерла здесь, я не буду хоть немного сдерживаться… Да и к тому же, я убил всех кто есть вокруг, а тех кого ты называешь материалом уже направляются в безопасное место.

— Вечно ваша семья мешается… — вокруг императора затрещал от высоковольтных разрядов, — когда отец поведал мне истинное положение дел, я с ним согласился. Ваша семья должна быть уничтожена!

— Не на моем веку. — Тихо проговорил Игорь.

В следующий миг пространство вздрогнуло от объемного взрыва…


Глава 8. Ход и план

Сидя за столом в родовом доме построенным дедом, я задумчиво постукивал пальцем по синей папке, не спеша начинать чтение… А все из-за приложенного сверху письма:

"Вениамин, думаю, ты знаешь о семейном архиве в подвале, вход в него под столом, только запрись сначала. В папке же информация о тех, кто пятьдесят лет назад стоял за уничтожением нашей семьи. Советую прочитать и использовать эти знания только ограниченно.

Борис и Гриша двенадцать лет назад влезли в старинные разборки, но в ходе одной дискуссии показали, что знают много, поэтому им пришлось бежать. Информации в папке по этому поводу нет, есть только отсылки.

После прочтения убрать в архив.

Игорь Старинов."

Даже не знаю стоит ли открывать папку, однако подробной информацией я так и не обладаю… Так что.

Открыв папку, я принялся внимательно изучать материалы собранные дедом, несколько раз останавливался чтобы перечитать и остановился только на середине… Бросив папку на стол.

Урал да… Золото и изумруды. Из-за этих гребанных шахт всю семью практически уничтожили, однако детей пощадили. Не принято у нас вырезать всех. Итог девять детей из семьи Стариновых были просто куплены. Троих продали в Европу, одну девочку преподнесли в подарок императору Германии. Еще двое оказались во Франции…

А остальные остались в России, оказавшись в младших родах Великих семей, Шаминых и Громовых, которые оказали посильную помощь в уничтожении семье Егорьевых, которые позже едва не уничтожили семью Седых. "Все гнило в датском королевстве".

Ну что ж… мерзко конечно узнавать подноготную, но чего только не делают ради больших денег… А вот потенциальных врагов от этого только прибавилось. Однако что же на счет их детей, да они ушли в другие семьи, но они по-прежнему остаются Стариновыми, универсалами. Просто так их никто не отдаст… Впрочем, сейчас я не буду копать в этом направлении, сначала нужно закрепить позиции, а там жизнь покажет…

В этот момент раздался стук в дверь и после, осторожно заглянула Селена:

— Ты есть будешь? Ужин готов.

— Да, сейчас иду. — Взяв папку, я вернул ее в сейф и заперев его вышел из дома.

— Что-то происходит?

— Небольшие проблемы, нужно будет отлучиться, чтобы решить их.

— Буду с тобой.

— Нет, не в этот раз. Прости Селена, но твое присутствие могут истолковать как постороннее вмешательство, ты часть дома Нери. Мне же нужно решить все своими силами.

— Это так же можно расценивать как помощь.

— Несмотря на твою силу мой ответ — нет. Не в этот раз.

Селена бросила на меня короткий взгляд и замолчала…

Ну вот обидел… Впрочем ладно, мне сейчас нужно решить возникшие проблемы, так же нужно выпроводить всех наблюдателей из Воскресенска… Развелось как тараканов, если решатся провернуть диверсию — кровью умоются. Слишком много сил было вложено в развитие города, чтобы отдавать его.

Лечебница же мне понравилась, стройка была завершена, сейчас идет отделка помещений, полная электрификация. Так же убирают строительный мусор и прокладывают дорогу к трассе на Бирск, для быстрого сообщения. Однако я коснулся еще одной проблемы… У меня нет медицинских автомобилей… А каждый из них стоит от трехсот до пятисот тысяч деревянных. Нужно минимум три таких, эх, бедные мои денежки…

Между тем мы вошли на кухню где до этого хозяйничала Селена и несколько удивленно посмотрев на стол, я устроился за ним… Несколько удивившись салату из томата и чеснока, а так спагетти с соусом и курицей.

— Тебе не нравится?

— Мне бы и яичницы бы хватило, не стоило тебе так усердствовать. — Задумчиво посмотрел я на убранство стола. — Спасибо, запах изумительный…

— На вкус лучше. — Тихо проговорила итальянка, а после проговорила по-русски, — приятного аппетита.

— Lei incredibile, Selenio. La ringrazio!

— У тебя ужасный акцент, лучше не надо. — Спокойно проговорила Селена. — да и "Lei" — это вы, а тебе нужно было использовать — "tu" — это ты.

— Ну… злая tu — Недовольно ответил я, после чего недовольно пробормотал себе под нос по-русски, — у самой акцент будь здоров, но нужно обязательно раскритиковать других…

— Voglio affetto, oggi.

— Bene.

Ну и ладно, сегодня так сегодня… Вот же ушлая девушка, неужели это стоило того чтобы просить разрешения у всех? Однако сомневаюсь, что могу дать ей "affetto" ну или любовь, если по-русски.


Два дня я убил в компании, помогая Леонову разгребать договора с поставщиками продукции. Договора компаний поставщиков, которые задирали цену за оптовую продукцию, направились на расторжение. Еще часть договоров была мною изучена, а так же утверждена…

— Слушай, Веня, а это ничего что компанию "Сатурн" ты отправил лесом?

А это нормально, что у них цены на тридцать процентов больше для тех же товаров, которые предлагают другие компании? Я лучше заключу договор с Измайловским мясокомбинатом.

— Он, кажется, принадлежит Седых…

— Нет, Чернышевым, это их единственный доход. Половина продукции даже при стандартной наценке в двадцать пять процентов. Эх, а кто-то говорит что торговля продуктами питания не выгодна… Ну конечно, здесь нет таких бешеных расценок как при добыче полезных ископаемых, но тем не менее доход есть всегда. Главное розничную цену на продукцию выставлять адекватную.

— Неадекватных цен у нас полно, вот сеть "Ирбис" все пытается у нас открыть свой магазин, но ничего не получается, все прекрасно знают что они делают с конкурентами. Потому добра от администрации города они не получат.

— Давно склады не горели вот и наглеют. Знаешь мне вот иногда смешно, когда представители той же семьи Алиных, что ходят под Ярославскими пытаются права качать. Помнится, несколько лет назад разнес одного из их главного рода… Ну тогда мы были сопляками, но думаю он меня запомнил. Кстати, что по хозяйству в Яровом?

— Ты по поводу директора спрашиваешь? — оторвавшись от бумаг, поднял голову Леонов, а я тем временем кивнул, — воровал он, поэтому пришлось его сместить с должности. Зарплату работникам занижал в некоторых случаях на пятьдесят процентов. Заставил вернуть то, что он успел украсть и вышвырнул из кабинета.

Да… А вроде Геннадий казался неплохим человеком… Я в курсе что многие подворовывают, однако наглеть тоже не стоит. Сколько он получал?

— Почти восемьдесят тысяч в месяц. Показалось мало для того кто просто сидит в кабинете с бумажной волокитой. А люди, которые в полях получали из-за него десять тысяч… Я на его место поставил мастера по сельскому хозяйству, он до этого заведовал техникой. Надо тебя с ним познакомить, хозяйственный мужик. Если ему что-то надо сразу ко мне идет…

— Познакомимся, все равно с проверкой везде поеду. Сегодня вечером выдвигаемся.

— А без этого никак, Веня? Кровь — это всегда кровь. — Подперев голову рукой, посмотрел на меня Свят.

— Никак. — Отложив последний договор, я устало посмотрел на него, — они атаковали строящийся объект, убили рабочих, мой человек пострадал. А мне пришлось платить. Много платить. Не напомнишь сколько.

— По миллиону компенсации за каждого рабочего, плюс разрушений на двести тысяч. Ладно, если уж решил, сделай дело так, чтобы не пришлось переделывать.

Кивнув, я поднялся из кресла, подхватив пиджак, забросил его на плечо:

— Ладно, я домой, подготовиться надо.

— Будь осмотрительней. Сам не подставляйся.

Кивнув, я неспешно покинул кабинет, а после отъехал от здания компании на квадроцикле…


Сидя в гостиной, я проводил расчет техники без стихийного элемента, бросая взгляды на Селену, сидевшую, напротив, со словарем…

— Как успехи?

— У вас слишком много слов, а многие из них пишутся и читаются одинаково, но все разные по смыслу. А склонения… Русский самый сложный язык.

— По моему мнению сложный язык — китайский… В нем более пяти тысяч иероглифов, каждый из которых имеет свой смысл.

— Жутко, ты его знаешь?

— Знаю корейский, он исторически создавался из заимствования китайского языка. Так что понять, что говорит китаец я смогу, мы даже с Нуо разговаривали, но понимали друг друга лишь частично.

— Завидую…

— Чему?

— Вам всем. — Отложив словарь, Селена хотела что-то сказать, но осеклась и посмотрела на входную дверь.

В этот момент в комнату практически бесшумно вошел Шаман и кивнул мне…

— Мне пора. — Поднявшись, я посмотрел на Селену, после чего, тихо проговорил, — постараюсь управиться за сутки.

— Буду ждать тебя. — Даже не посмотрев, равнодушно ответила Селена.

Кивнув, я покинул дом и вышел к бронеавтомобилю, стоящему во дворе, который оказался пуст… Шаман тем временем открыл багажник и указал на снаряжение:

— Давай в этот раз ты будешь в защите, я уже выслушал Медведя, который забирал тебя из тех гор… Да и слишком много ты во последнее время перенес: микроинфаркт, кома, отрубленная рука… Ты Знахарь, но ты не бессмертен.

— Эх, да, никто не будет жить вечно. — Быстро переоблачаясь в камуфляж, проговорил я. — Что там по разведке, у них профи случайно не завалялось.

Они нашли двух мастеров из наемников, да и Степынины где-то достали пару танков…

— Танки… Танки — это плохо, только вот у нас кажется существует запрет на использование рядовыми семьями тяжелого вооружения. Значит, кто-то из Великих решил прикрыть их, ну ладно.

— Знаешь. А выглядишь ты уставшим, может, стоит отдохнуть?

— В гробу отдохну. — Ответил я после чего закрепил револьвер с кобурой на поясе и посмотрел на автомат необычной мне комплектации.

— Знакомься, "ТАШ". Дура калибра двенадцать миллиметров, магазин двухрядный, на двадцать патронов, вес шесть с половиной килограмм…

— Где достал? — взяв автомат, я воткнул в него магазин, после чего зарядил и поставил на предохранитель.

— Там уже нет, мой тебе подарок на день варенья, знаю, как ты любишь крупнокалиберное оружие, это был самый оптимальный выбор. Он пока только у федералов есть, "Великим семьям" пока не поставлялся.

— Спасибо, Шаман.

— Да, нормально все. Ладно, гранаты я брать не стал, мы все-таки воевать едем, а не устраивать бойню. Малой кровью, думаю, обойдемся…

— Поехали, — попрыгав на месте, я удостоверился, что ничто нигде не гремит и не дергается, после чего забрался в броневик.

Ухмыльнувшись, Шаман сел за руль, выехали с территории, правда мне пришлось еще выходить и закрывать ворота… Между тем мы съехали с трассы и двинулись по проселочной дороге, я тем временем закрепил у себя переговорное устройство…

— Ну и как ты отдохнул в Корее?

— Неплохо, знаешь, клан "Молодого дракона" оказался довольно гостеприимным. Ах да, у Ким Сона, оказывается, была еще женщина, она вместе с детьми переехала за два дня до моего отъезда. Тебе кстати Лиен-Сун привет передавала…

— Ну и хорошо, что у них все в порядке. Эх…

— Слишком много событий за эти полгода. Слушай, может тебе залечь на дно?

— Сейчас для этого не самое подходящее время. Боюсь что в будущем нас ждет полномасштабная война, сколько осталось до того момента когда объявят общую мобилизацию я могу только гадать, но японцы уже порываются на наши земли… Вот получу статус основателя, потом залягу, а пока нужно держать планку.

— Говорит Сорока, вижу вас.

— Рад слышать тебя Степа, — ответил я, — не скучали без меня?

— На базе сейчас веселый детский сад, даже отдохнуть от них не получается. — Протянул Холодец. — А так довольно уныло…

Наш броневик тем временем занял место в середине колоны из пяти автомобилей, на двух из которых были закреплены пулеметы. — Знахарь, слушай, как это иметь трех жен? — насмешливо спросил Сорока.

— Никому не советую.

— Замучили до мозолей… Хотя ты же лекарь, себя то подлатаешь.

— Всем членам "Вихря" обеспечьте тишину в эфире. Парни потом поговорим, а сейчас нам двести километров пилить до этого Плеса.

— Понял, командир. — Расстроено ответил Сорока.

— Все смотрим на триста шестьдесят градусов, пусть мы и выдвинулись ночью, но это не значит, что нас не ждут. — Раздался холодный сосредоточенный голос Холодца, оказавшегося за пулеметом впереди следующей машине.

— Ну что повоюем, Знахарь? — спросил Шаман.

— Они хотели войны — они ее получат. — Сухо ответил я.

А колона тем временем двинулась по полям, в которых шла посевная компания…


До окраин Плеса добирались уже в темноте, благо удалось свернуть на лесные дороги, нас никто не заметил, а я вот пожалел, что не взял с собой Селену. Сенсор с зоной покрытия в полтора километра — это бесценный человек для отряда по плану собирающемуся взять родовое поместье. Посидела бы в броневике, не вступая в бой.

Взяв бинокль, я осторожно выглянул из-за холма в направлении поместья, путь к которому был отрезан временной базой…

Неплохо они подготовились, нечего сказать, только куда столько вояк? Почти полтысячи человек, благо мне не попадалось даже одного стихийника, а ведь судя по информации нас ожидают шесть мастеров… А вот техника интересная, два танка, оба с силовой защитой от боевых техник, вижу вертушку ВУ-17, старого образца, такие на Кавказе были полвека назад.

— Холодец, нам вертушка нужна? Из пилотов у нас только ты и Медведь.

— Я бы не отказался, только вот боюсь, что она уже морально устарела… Нам бы парочку ВУ-32, вот тогда можно было развернуться.

— Эх, твои ВУ-32 стоит как половина моего лечебного центра. — Сокрушенно вздохнул я.

— Если не пострадает в бою, можно будет утащить, в любом случае я думаю, что они готовятся к удару по Бирску, — заметил Холодец.

— Откуда вывод? — переспросил Шаман.

— Знал его по молодости, неприятный человек, очень не любит когда ему кто-то мешает. Не признает авторитетов, а все, потому что сумел подняться на уничтоженных двух рядовых семьях. Ходит под Ярославскими. Даже имею представление о двух его наемниках… Знахарь, оставь мне "Бороду", если столкнешься с ним, не убивай.

— Старые счеты, — посмотрел я на Холодца, на что он незаметно кивнул, — хорошо, возвращаемся обратно. Сорока ты останешься?

Последний вопрос я адресовал в рацию.

— Да, я тут лежку нашел, с моей малышкой отсюда можно всю базу расстрелять как в тире. А пока я пожру. — Ответил он мне.

Опять он свою малышку двадцатого калибра нахваливает, впрочем, один выстрел из нее сносит защиту эксперта, а вот против мастера потребуется уже три пули… Однако брал он ее специально для бронетехники.

Вернувшись, мы обнаружили приготовленных к бою бойцов, что негромко переговариваясь, ужинали пайками, я же достал из пайка консервы, вскрыв ее, принялся, есть паштет с ножа.

— Эти консервы гораздо вкуснее тех, что мы ели тогда, а Шаман? У тех был вкус как у жженой резины, да и сама консистенция казалась резиновой.

— А ты про те, да, вкус был ужасен. А ведь еще и Иру ими кормили. Эх, она съела все под чистую… Если бы можно было вылизать, так еще и вылизала. Один плюс, тогда драться не пришлось, тихо пришли — тихо ушли.

— Если бы они нам не угрожали, я бы и пальцем не пошевелил, но… Впрочем, хрен с ними. Не мы это начали, так что пусть теперь не обижаются. Ведь знали, на что идут…

— На ложку, ты и так злой как собака, — протянул мне столовый прибор Шут, — а все-таки это все не так уж и плохо. Мы последнее время ни разу не участвовали в чем-то серьезном…

Перекус между тем окончился, а отряд приготовился к приказу…

— Значит так, бойцы, группа Сороки, вы прикрываете группу Холодца, отвлекаете их на себя, я иду с Шаманом и его группой в поместье. Будем выбивать тех, кто это затеял. Позиции уже обозначены. Отряд к бою!

Выдвинулись мы неспешно. Сразу же разделились, а потом по базе отработали из реактивных огнеметов… А потом начался обмен свинцом и стихией. Нам удалось сходу прорваться на территорию базы, снеся наблюдательную вышку и оказавшись за броней танка, в который тут же забрались "Шут" и "Скоп", зарядив осколочно-фугасный снаряд, отстрелялись по местному штабу… Хорошо хоть не по поместью, но рвануло знатно.

Бой шел и в воздухе, вертушку они не успели поднять, но тем не менее один мастер пытался противостоять троим…

Идя впереди группы, я вышел на последний рубеж обороны, на пути ко входу в поместье, состоявший из пяти экспертов, двое из которых взяли на себя обойму из автомата и остались лежать… Остальных убрала группа.

Выбив двери, я оценил, где находятся последние два мастера и уверенно двинулся вперед. На пути была засада, но я практически не отвлекся на нее, попросту пробив защиту Роману Чернозубову, "эксперту третьего ранга стихийной предрасположенности огонь", после чего схватив его за волосы и попросту таща за собой, пинком открыл дверь в кабинет главы семьи, который поднял на меня тяжелый взгляд:

— Все-таки пришел Старинов, а теперь отпусти моего сына.

— Ты не в том положении чтобы отдавать мне приказы. — Приставил я ствол к голове его сына, заметив как Борис, нервно дернулся, — не понимаю, чего ты ожидал, когда атаковал мой объект в Воскресенске и отдавал приказ своим людям на убийство простых рабочих.

— И что теперь? Хочешь убить? Убивай. Только не думай, что все так просто закончится.

— Да, все закончится не просто так. — Кивнул я, после чего нажал на спусковой крючок, раздавшийся выстрел заставил вскочить Бориса, на что я только оскалился и отпустил его сына, который застонал, упав на пол, ведь пуля ушла в стену даже не зацепив подростка. — Ты думаешь, что все будет так просто? Нет, Чернозубов, просто все это не закончится.

— Что ты хочешь? Денег? Я заплачу, сколько скажешь…

— Ты за кого меня принимаешь жалкий торгаш? Я пришел вырезать твою семью за все те угрозы что вы адресовали моей семье… Да я знаю что сейчас твоя семья уходит по подземному ходу. Как думаешь, что будет, если этот "коридор жизни" превратится в духовку?

Над рукой Бориса вспыхнуло белое пламя, но я только навел на него автомат и таким же, спокойным тоном проговорил:

— Расслабься, я не маньяк, чтобы заживо сжигать женщин и детей, хотя с моей семьей не церемонились в свое время, а нас было гораздо больше. Сейчас ты подпишешь две бумаги Чернозубов, думаю, ты знаешь каких. А если не подпишешь, твою семью просто уничтожат, я дам ход делу двадцатилетней давности, дело села Сосновки. В этом вопросе тебе не помогут даже Ярославские. Ты меня прекрасно понял.

— Ты чудовище…

— По крайней мере, я не насиловал и не убивал, только потому, что мне так захотелось, Боря, подумай над этим. — Спокойно положил я на стол два документа, которые он принялся неспешно читать.

— Веня, говорит Холодец, мы закончили. Ярослав Степынин мертв. Борода тоже.

— Потери?

— Яр в тяжелом, у остальных лишь царапины. Погибших нет.

— Тебя понял, Холодец. Осмотритесь пока.

— Ублюдок. — Подписав оба документа, Борис оттолкнул их от себя.

— Печать семьи Чернозубовых, ты забыл. — Напомнил я ему.

Бросив на меня разъяренный взгляд, Борис проставил печати, я а забрал оба документа, один из которых был отречением главы от статуса семьи, а вторым он просто подписал долговую расписку на огромную сумму…

— Благодарю за сотрудничество. Прощай, Борис, но не забывай у тебя семьдесят два часа. Иначе компромат уйдет в сеть. — Подойдя, хлопнул я его по плечу. — Всем отрядам, мы закончили.

Покинув поместье, я услышал вдалеке вой сирен, а вот картина получасового боя была ужасающей, везде тела бойцов Чернозубовых и Степыниных, большая часть из которых была простыми ветеранами, не владеющими даже стихийными техниками…

— Как-то все это было слишком обыденно, — задумчиво проговорил я, — только нагнетенная обстановка, а итог…

— Это постоянно так. — Ответил мне Шаман, — громкие угрозы, бренчанием оружием, а как итог простое побоище. Они нескоро оправятся, все-таки мы выбили их основные силы.

— М-да… Как…

Миг и остатки моей защиты сносят, успевая отклонится на одних инстинктах я чувствую как с моей головы сорвало часть скальпа… Из-за резкого движения я повалился на землю, а затем в коротком кувырке скрылся за бронетранспортером быстро восстанавливая кожный покров и останавливая кровотечение:

— Как сука стреляла?!

— Передаю привет от Громовых, — раздался по связи голос Сороки.

— Шаман, Медведя набери, — крикнул я командиру отряда, который все понял и принялся отдавать приказы.

Подняв защиту, я рванул через все поле боя к лежке снайпера, только успевая заметить около сотни пленных, вокруг которых находился отряд Холодца начавшие бой против трех мастеров из группы Сороки.

Выйдя на снайпера, я отбросил оружие, с ходу пробив его защиту, отшвырнул от себя техникой "взмаха колибри", однако Сорока сумел восстановить защиту и в следующий момент в меня полетела техника "черной молнии" с треском ударившая о защиту… Пространственный скос и я оказываюсь на близком контакте с противником, попросту разрубив его на уровне пояса… А затем выпрямился и посмотрел на лежачего Сороку, который ошарашенно смотрел на свои ноги и часть туловища, лежавшие в стороне…

— Что тебе не хватало ублюдок, что ты предал меня? Денег? Власти? Чего, блять?!

— Кровная месть… — прохрипел он, а после улыбнулся и поднеся руку к голове создал мощнейший электрический импульс, прошедший через него, заставив дымиться его труп.

— Всем группам доложить о потерях, — проговорил я в тишине.

— Потеряли Яра, Холодец ранен, — ответил мне Шаман, — эти твари добили его. Шут, Ник и Тополь уничтожены.

— Сорока уничтожен. — Тихо проговорил я, что Медведь сказал?

— Медведь тяжело ранен. — Тихо проговорил Шаман. — Убили Ларису и Веру. Уничтожены Игорь "Зяблик", Иван "Китайца", Николай "Сокол". Все дети целы.

Сегодня я потерял мастера и двух экспертов. Семеро оказались в числе предателей. Какой я все-таки идиот, не сумел распознать такой банальной вещи как предательство.

— Всем бойцам, предателей с собой не берем, потому — предать пеплу. Яра загрузите, сейчас вернусь.

Только спалю этого ублюдка…


Возвращались мы в полной тишине, задумчиво поглаживая новую кожу без волос с левой стороны головы, я курил. Холодец, который сидел сзади и время от времени тяжело вздыхал…

— Прости, Веня, мы даже не думали, что так будет. — Тихо проговорил он, — мы пришли в отряд изгоями, ненужными никому, искали свое место под солнцем… А вот так предавать… Сорока, сука, один молодняк вывел против Медведя.

— Мне Ларису с Верой жалко, эксперты, может через пять лет стали бы мастерами, а так… — тихо проговорил Шаман, — куда едем?

— Рассвет близко, — отметил я, после чего выдохнул в приоткрытое окно, — поэтому заглянем в Воскресенск, заберу Селену, а потом на базу… Яра и девчат похоронить надо.

— Да, это верное решение, глава. Как думаешь, какой будет реакция глав семей?

— Чернозубов поостережется жаловаться, ты сам слышал, у меня на него имеется компромат. Однако, врагом он быть не перестал, нет, но теперь ему никто не поможет… У нас ценят силу, даже если Ярославские попытаются что-то сделать, я попросту их заткну. Я не просто так почти целый год сидел в академии и выжидал.

— Рад, что ты не умеешь сдаваться… — хлопнул меня по плечу Шаман.

— А если сдаться, все что будет после — это бесконечное падение… Конец, которого — смерть.


Интерлюдия: Корейская империя. Город Сеул. Главное поместье клана "Молодого дракона".
17 мая 2002 года.

Задумчиво постукивая ручкой по столу, Ким Сон задумчиво переводил взгляд с плана на лицо дочери предложившей его, которая сейчас сидела и выжидающе смотрела на него…

— Предложение по расширению компании конечно неплохое, но сможешь ли ты, с этим справится? Рассмотрим момент внимательнее, для начала тебе потребуется штат сотрудников, после необходимо помещение, где ты сможешь реализовывать продукцию нашей компании, тебе придется вести учет…

— Ты сомневаешься во мне?

— Не сомневаюсь, но ты уверенна, что хочешь именно этого?

— Я не собираюсь занимать место главы клана, для этого есть претендент, который будет его достоин, когда придет время. Старинов просил нас о дружбе, почему бы не сделать шаг ему навстречу?

— Лиен-Сун, — устало вздохнул глава клана, — вокруг Вениамина в последнее время целый водоворот событий. Он выжил в авиакатастрофе, а после прикрывал отход пассажиров, чтобы они не попали в руки террористам. После этого бросил вызов союзу двух семей и вышел победителем… Зачем ему представительница маленького корейского клана? Рассуди сама.

— Я дважды обязана ему жизнью. Клан обязан существованием. Не хочу, чтобы бремя этого долга так и продолжало лежать на моих плечах.

— А может все дело в личных интересах?

— Это тоже. Так ты дашь мне разрешение?

— Нет. Не дам. Ты не освоила техники уровня ветерана, куда тебя вообще можно отпускать? Да ты можешь противостоять простому человеку, но даже стихийник для тебя смертельный противник.

В этот момент в кабинет вошел Ким Ен и с порога заявил:

— Прибыла Линь Ва-Минь из клана "Сокровище Трех Лун".

— Бабушка? Что случилось? — несколько удивленно переспросила Лиен-Сун.

— Надо это выяснить. — Проговорил Ким Сон, поднявшись из кресла, — вернемся к этому разговору позже, Лиен-Сун, а пока еще раз поработай над своим планом.


Глава 9. Ошибки и новость

Возвращение на базу прошло без суеты, Селена выбравшись первой, сразу же внимательно посмотрела на разрушенную посередине казарму, где были расквартированы члены отряда… Секунда и к ней подскочил Михаэль сразу же повисший на плечах…

Выйдя я посмотрел на двух девочек двенадцати лет, которые замерли немного в стороне, смотря на меня… А я в это время смотрел на них, после чего проговорил:

— Лера, Аня, подойдите, нечего бояться.

— Вениамин, я пока узнаю обо всем, что произошло подробней, потом доложу. — Проговорил Холодец, двинувшись в глубину базы.

— Хорошо, скоро подойду, а где сейчас Медведь?

— В палате, — тихо проговорила моя младшая сестра, несколько испугано смотря на мою форму, на которой была кровь, как и на голове, — им Вика занимается. Он закрыл нас…

— Вы вообще спали ночью? — улыбнулся я через силу, — если нет, найдите тихое место и отдохните. Все разговоры потом.

— А ты, правда, мой брат? Ты сильнее отца… — внимательно посмотрела на меня Анна.

— Да, я твой брат, — подойдя, потрепал я ее по голове, а после посмотрел на Валерия, — а так же я муж твоей старшей сестры, так что ты моя родня. Не бойся.

— Да я и не боюсь, просто мы даже не знали, что у нас кроме родителей есть кто-то еще… — не смотря на меня, ответила Лера.

Да им сейчас тоже непросто, тем более что все это началось с целью моего и их устранения… Не хотелось бы чтобы они с таких малых лет уже знали о не самой приятной правде этой жизни. Впрочем, я их обоих так и не знаю.

— Знахарь! — неожиданно показавшись из-за гаража, крикнула Чернозубова, направляясь ко мне, — ты мне сейчас за все ответишь!

— А ну отставить! — выйдя, рявкнул Шаман, чем моментально сбил настрой девушки, — Чернозубова, сейчас ты берешь детей и идешь кормить их завтраком, после чего они идут отдыхать. Это приказ. Лера, Аня, Миша, выполнять.

Как ни странно они его послушались, Михаэль обнял Селену и подойдя к девочкам молча принялся ожидать что скажет им Чернозубова, которая бросив на меня короткий взгляд скомандовала: "За мной!" и удалилась, уводя за собой детей.

После я посмотрел, как выносят Яра, осторожно унося его в направлении тира, после чего неспешно двинулся в направлении местной лечебницы, где трудился местный лекарь…

Вымощенные плиткой дорожки, ряды елей вдоль них, по периметру бары несколько наблюдательные вышки, вся территория обнесена высоким железным забором…

Создал базу дед, обустраивал ее отец, я же сделал здесь очень малое, но тем не менее, почти пятидесяти членам личного состава отряда "Вихрь" нашлось здесь место… Хотя для некоторых оно так и не стало "домом".

— Все закончилась не так плохо, как они рассчитывали.

— Чему я рад, но людей мы потеряли, пять мастеров и два эксперта среди предателей. Девчат жалко…

— Да, девчат жалко. — Кивнул Шаман, — однако они сами пошли на это, Вениамин, они сами решили рискнуть своими жизнями ради защиты детей. Ты не приказывал им.

— Мне от этого не легче…

Тем временем мы дошли до небольшого здания местной лечебницы, войдя в которую я обнаружил Вику, молодую девушку двадцати пяти лет, сидевшую за столом и тихо плачущую… Подняв взгляд она вытерла слезы ладошкой и тихо проговорила:

— Раз вы живы, у них ничего не получилось.

— Да, как Медведь?

— Он был не осторожен, впрочем, ему семьдесят два года, Знахарь, ты сам знаешь, как тяжело лечить такие ранения в его возрасте. Он на аппарате жизнеобеспечения, хочет поговорить с тобой. Наедине, он просил.

Посмотрев на Шамана, я дождался от него понимающего кивка и открыв двери прошел в палату, где подключенный к оборудованию лежал старый Медведь… Подойдя я осторожно приподнял ткань на его животе и только проглотил вставший в горле ком. Весь живот представлял собой кусок пропеченной дочерна плоти, запустив диагностическую технику, я только опустил голову, когда получил результат.

Выжжены меридианы в животе, полностью уничтожен кишечник и желудок, немного задета печень, пострадали половые органы… Если ему было двадцать лет я бы еще рискнул попробовать восстановить то что можно, но это бессмысленно… Мне вообще неясно как в нем вообще теплится жизнь…

— Здравствуй, Веня, вот мы снова встретились, — открыв глаза, посмотрел на меня старик.

— Медведь, не говори много…

— Я уже не жилец, ты это и сам понимаешь, стар я для таких ран. Однако я рад что ты жив, это значит что даже когда я уйду семья Стариновых будет продолжать жить… — тихо проговорил Медведь, — знаешь, Веня, выслушай меня сейчас внимательно, я чувствую что умираю…

Проглотив вставший в горле ком, я кивнул, а старик вздохнул, продолжив:

— До того как я нашел твоего деда и поступил ему на службу, я был на Кавказе, мы пытались перекрыть наркотрафик, по крайней мере нам так говорили. Однако вся война была только ради денег, больших денег, получаемых с оружия и боеприпасов, различной бронетехники, ведь должны же вращаться винтики экономики… Но разговор не об этом, нет. Ведь я ушел туда чтобы получить большие деньги, которых как думал будет достаточно моей семье, да Веня, я оставил своею беременную жену с сыном на руках и ушел… Оставшись там почти на десять лет, практически забыв о их существовании. Да я был хорошим бойцом, командиром, наставником и учителем, но был просто отвратительным мужем и отцом. Бросившим свою семью ради денег, которыми никогда не купить семью…

Старик закашлялся, а потом быстрым движением вытер с губ розовую пену, тяжело вздохнув, продолжил:

— Веня, найди мою семью, я знаю, что моя жена вышла замуж после трех лет ожидания, взяла моих детей и куда-то уехала, сменив фамилию. Прошу найди их. Хоть кого-нибудь… Не рассказывай им обо мне, но просто помоги. Дай им, если потребуется лучшую жизнь, прошу тебя. Вот возьми, это тебе поможет, — протянул он мне фотографию.

— Обещаю, что найду их Медведь. — Тихо проговорил я.

— Да, это хорошо. Хорошо. Единственное о чем я жалею так это потому что оказался слишком мал чтобы спасти твою семью и то что так и не стал отцом… Да… Я сделал в этой жизни очень много ошибок. Слишком много…

Вздохнув, старик улыбнулся и закрыл глаза… В тот момент пульсометр выдал одну сплошную непрерывную линию…

Отдыхай спокойно старый Медведь, обещаю тебе что никогда и никому не позволю вновь поставить семью на грань уничтожения!.. А твою семью я найду.


Выйдя из палаты, я лишь устало покачал головой под взглядами Шамана и Вики, которая только жалобно хлюпнула носом и вздохнув утерла слезы. После чего я вышел и побрел куда-то по базе, практически не обращая внимания на происходящее вокруг, пока, наконец, не сел за горку на полосе препятствий и достав сигареты, крепко закурил…

Потерял еще и Медведя… Твари, своими бы руками поубивал! Однако они уже мертвы… Вот тебе и ответственность, Вениамин Старинов…


Я поначалу не заметил, но все же обнаружил что рядом со мной сидит Селена, которая осторожно приобняв меня за плечо молча гладила по голове… Посмотрев на потухшую сигарету, пятую по количеству окурков вокруг себя, я мысленно встряхнулся.

— Спасибо.

— Он был для тебя хорошим другом.

— Медведь был тем, кто сумел создать это место, наряду с моей семьей, его вклад бесценен. Ладно, — встав, я достал сигарету и "подкурив ее от пальца", выдохнул, — никто из нас не вечен, но похерить все чего добились те, кто был на моей стороне несмотря ни на что — это предательство.

Кивнув, Селена улыбнулась и осторожно подергала меня за карман разгрузки, проговорив:

— Вот поэтому я на твоей стороне.

Вздохнув, я выпрямился и направился в тир, там находится и оружейная комната, нужно пока вернуть обмундирование… А потом заняться тем чем и должен заниматься глава семьи.

Сняв оружие и обмундирование, я поместил его в отдельный шкаф, после чего закрыл его на ключ и проговорил Виктору Штейну, нашему оружейнику:

— Оружие же все обновили?

— Да, все, только вот у нас нет никакой техники не считая броневиков. Может трофеями стоило взять?

— Холодец хотел вертушку, я присматривался к танкам, а в итоге все разнесли и сожгли. На базе Чернозубовых вообще мало чего целого осталось, бой был жаркий, да и не до того в конце было.

Поморщившись, старик кивнул:

— Да, вот так и бывает. Что предпримешь, глава?

— Будем смотреть вперед. Жизнь подскажет, что нужно предпринять, а пока нужно погибших похоронить.

— Шаман связался с местным похоронным агентством, обещали к вечеру закончить с заказом. Завтра будут похороны.

— Твой дед бы тобой гордился, посмотрев на тебя сейчас, — улыбнулся русский с немецкой фамилией, — ну ладно, тебе стоит заняться своей работой.

— Хорошо, старый оружейник, — проговорил я.

Выйдя, я сразу направился к разрушенной казарме, где оценив разрушения, некоторое время размышлял, после чего отправился к собравшимся в столовой большей части отряда "Вихрь". Селена двигалась за мной, посматривая по сторонам, ничего не говоря.

В столовой оказалось шумно, шли громкие переговоры между членами группы, поэтому, пришлось, немного прикрикнуть:

— Всем внимание! Отряд "Вихрь"!

Оказавшись в центре внимания, я спокойно посмотрел на всех тех, кого знал уже не первый год, после чего проговорил:

— Вы все в курсе произошедшего. Вы знаете причину, почему погибли Вера, Лариса, Медведь и Яр. Мы друг друга знаем уже не первый год, да у нас всех было много сложностей, но мы их все преодолели ради общей цели и сейчас я не могу позволить, чтобы все наши усилия пошли прахом. Вы все хотели быть частью семьи. Семьи, которой вы бы смогли служить верой и правдой, не боясь стать изгоем внутри нее, только потому, что имеете иную точку зрения на происходящее. Каждый из вас пришел сюда по своей причине, кто-то не захотел раздвигать ноги по указу, кто-то не хотел попрать свою честь и гордость, ради так называемого блага семьи. Семья Стариновых приняла вас всех, дала кров и хлеб. Мне не ясно чего хотел добиться Сорока и последовавшие за ним, но они предали меня, вас, все наше дело. Поэтому если кто-то хочет уйти сейчас — уходите, я никого не держу силой и не заставляю служить. На этом все. Благодарю что выслушали. Приятного аппетита.

Посмотрев на всех собравшихся прямым взглядом, я неожиданно для себя увидел, что никто не отвел взгляда. После чего кивнул и развернувшись, вышел на улицу, наконец, включил телефон и набрал номер Леонова:

Свят, мне нужен человек, который может оценить разрушения и способный к проведению ремонтный работ. Ты уже наверное в курсе?

— Да, я в курсе, сейчас отправлю к тебе человека, он там все осмотрит и оценит. Как ты? Телефон был выключен.

— Если не считать что меня в очередной раз пытались убить — ничего. Впрочем, спасибо, Селену я с собой забрал. Пусть лучше она рядом со мной. А сейчас прости, Кир звонит.

— Хорошо, если что звони. — Ответил мне Леонов.

Переключившись на Седых, я несколько устало ответил:

— Да, Кир Львович?

— Моя внучка, она в порядке?

— Да она жива и здорова, только я вашего человека не вижу. — Ответил я.

— Ей нужно было вернуться к родителям, замену не успел прислать, — тихо ответил он, — что там у тебя произошло? Чернозубовых и Степыниных ты практически полностью уничтожил. Мне уже звонил Ярославский.

— А этому что нужно? Да и откуда вам было знать, что я намериваюсь предпринимать?..

— Примерно так я ему и сказал. Ну ладно, раз у тебя все в порядке, поговорим при личной встрече. Ожидаю тебя в гости, когда вернется Ева.

— Благодарю Кир Львович и спасибо.

— Вениамин, ты нужен всем живым. — Сухо проговорил "Громовержец", после чего отключился.

Да я нужен живым… Так что… Пора приниматься за работу.


Вечером прибыли сотрудники ритуальной службы, которые оформляли заказ на захоронение четырех тел… К слову от предателей практически ничего не осталось, Медведь успел пробить общую тревогу и когда произошло столкновение трех против тридцати, ничего не осталось… Впрочем, отдавать почести предателям которые хотели убить детей никто не собирался.

Прибыл Валера, заместитель Леонова, который долгое время ходил вокруг того что осталось от казармы, после чего сказал что проще будет снести здание и на его месте построить другое. С чем я согласился, после чего он отбыл обратно в Воскресенск…

Пусть нам с Селеной и выделили спальное место, я поужинал в гордом одиночестве почти в час ночи, после чего забрался на одну из вышек и с высоты в двадцать метром смотрел на лес, вплотную к которому стояла база и просто курил.

Громовы… Да, как ни посмотри, а между нашими семьями кровная вражда. Только вот что странно… У них нет наследника главного рода. Насколько мне известно, у главы несмотря на трех жен пять дочерей… Двое из которых мастера. Сильная семья, если попытаюсь что-то против них сделать — умоюсь кровью… Слишком неравноценны силы. Семнадцать мастеров против… даже не помню, сколько у них их точно, около двадцати, кажется. Да…

— Не спится? — поднялся по железной лестнице Шаман.

— Как видишь. Думаю.

— Ну и чего надумал? — достав сигареты, спросил Шаман, встав рядом, отчего я почувствовал запал крепкого алкоголя.

— Пока ничего. Несоразмерны силы и ресурсы. Как думаешь, Шаман многие уйдут?

— Никто не уйдет. — Тихо ответил командир отряда. — Куда? Зачем? — Какой есть в этом смысл? А какой был смысли лет проведенных здесь? Ты же и сам прекрасно знаешь, что большинству просто некуда пойти, база стала их домом, а есть еще и старики, те кто был еще с твоим дедом. В общем, тебя все поняли.

— Что поняли?

— Ты идеалист, но идеалист сознательный. Ты мог просто вырезать всех Чернозубовых, но мы даже простых вояк, по крайней мере, тех, кто сдавался, пощадили.

— Это не идеализм, а принципы, вот скажи: ну убил бы я парочку детей Чернозубовых, что бы было? Да ничего хорошего Шаман, дело не в том, что принято, а что нет. Все дело в оценке собственных поступков. Все-таки нас судят не по словам, а по делам. Судить легко, как впрочем, и убивать…

— Слушай друг, чего-то тебя понесло, выпьешь? — стукнул меня по плечу боевик, после чего протянул флягу из нагрудного кармана, — держи, это тебя проберет.

Открутив крышку я принюхался и почуяв травяной букет, сделал большой глоток… От неожиданности я проглотил все сразу, сразу же почувствовав огненный ком устремившийся вниз по пищеводу…

— Фу… Настойка на спирту? — крепко затянувшись, спросил я.

— Она самая, а теперь верни, тебя это конечно не сильно опьянит, так хоть немного расслабишься. — Забрав фляжку, Шаман проверил на слух, сколько осталось, после чего вернул ее в карман. — Нельзя быть постоянно на взводе, либо сломаешься, либо источишься. Третьего как говорится не дано.

— Спасибо.

— Да не за что. Знаешь, Веня, когда ты только появился здесь, очень многие тоже сомневались, а тот ли ты человек за которым стоит идти, не молод ли… Однако, почти все вопросы отпали когда ты привез со мной сюда Золотову. Те, кто мог, увидели, что тебе можно довериться. Так вот глава, принимай свою гвардию. Ты этого достоин. А сейчас, свали в кроватку, будь добр.

Те кто мог… Однако, это были не все. Впрочем, неважно, завтра будут похороны…

— Спокойной ночи, Шаман.

— Тебе тоже, Знахарь, — ответил он, достав фляжку.

Посмотрев на него, я одним движением перемахнул через перила и погасив при падении скорость, неспешно направился в сторону казармы, где все еще горел свет…

Войдя в комнату, я обнаружил Селену, тихо изучающую словарь, которая услышав шум открывающейся двери, подняла взгляд…

— С завтрашнего дня я не отойду от тебя ни на шаг. — Твердо смотря в глаза, проговорила она.

Хорошо. Думаю такое условие оптимально. Как продвигается обучение?

— Потихоньку, но понимать, что говорят, мне получится нескоро. Все-таки здесь мало англоязычных. Слушай, а почему вы русские такие грубые?

— Почему это?

— Ну, среди вас мало кто улыбается, нет, конечно, это нормально, но приветливых улыбок мало. Как-то не эмоционально вы разговариваете между собой.

— Знаешь, многие просто не любят демонстрировать свое настроение, если случилось что-то веселое мы разумеется улыбнемся, но улыбаться просто так… У нас это признак слабоумия, а не приветливости. Разности менталитетов.

— Вот как, тогда понятно. — Кивнула Селена. — Впрочем, мне вполне комфортно здесь… Ты хочешь спать?

— Да, спать я хочу, вторые сутки на ногах.

Неспешно принявшись раздеваться, я свешал на стул рубашку и брюки, после чего обошел кровать и забрался по одеяло. Селена тоже быстро разделась и выключив свет, оказалась рядом со мной…

— Ты ужасный человек.

— Прости, но…

— Я все понимаю. Это забавно, ты держишь слово. Редко можно встретить подобное.

— Спокойно ночи, Селена.

— Тебе тоже, Веня.

Мне не часто приходится давать обещания, так что я стараюсь их держать. Пусть и с некоторыми нюансами, но, тем не менее, стараюсь.


Похороны начались в двенадцать часов по местному времени, ворота базы были открыты, некоторые члены отряда занимались приготовлениями, многие пожелали быть в составе почетного караула, как это и положено по статусу.

А потом мы неспешно двигались по дороге на местное кладбище, пятнадцать бронеавтомобилей и четыре грузовика. Удивительно, но пришло много людей, простых людей, жителей села, которые так или иначе взаимодействовали с отрядом… Прощались.

Прибыл Седых Кир с внуком и охраной, а так же Леонов и остальные члены отряда которые были в Воскресенске. Остановившись перед воротами кладбища, личный состав отряда в почетном эскорте двинулся к месту захоронения. Шаман двигался впереди всех, как и положено командиру, следом двигался Холодец и Роман Плиев, один из них нес флаг отряда, на котором были изображен степной орел над двумя скрещенными мечами, а второй нес старый герб семьи Стариновых, на котором были изображены знаки четырех стихий и знак лекарей. Замыкал процессию почетный караул.

Пасмурная погода, да она в самый раз, сегодня день для печали. Многие не сдерживают слез, даже девочки и Михаэль которых пришлось взять с собой жмутся поближе к Чернозубовой, пытаясь утешить… А она все-таки сдружилась со многими, а с Ларисой так они вообще были подругами.

— Смирно! — Раздалась команда от Шамана. — На кара-ул!

Гробы были опущены, после чего почетный караул выстроился напротив выкопанных могил… Все замерли, а взгляды бойцов "Вихря" так или иначе были адресованы мне. Сделав шаг вперед, я смотря на гробы начал речь:

— Сегодня мы собрались здесь, чтобы почтить своих боевых товарищей, друзей, а так же просто хороших людей, что в минуту опасности не отступили, а выполнили свой долг. Медведев Петр Константинович, Савина Лариса Дмитриевна, Казанцева Вера Олеговна, Никифоров Ярослав Валерьевич. Они все погибли не просто так… Они погибли, чтобы все остальные жили. Простите и спасибо вам.

Вернувшись обратно я просто ожидал… Еще несколько человек приходили простится, те кто не успел. Однако я отметил двух школьников, которые были ранговыми стихийникам.

— Это из патриотического отряда, они раз в месяц ездили с Медведем на стрельбище. — Пояснила мне Валерия, видя мой внимательный взгляд, обращенный на них. — Он их обучал.

Кивнув, я положил руку на плечо Ане, которая подняла голову и после уткнулась мне в живот, обняв… После чего тихо заплакала. Лера попыталась хоть как-то ее успокоить, но у нее ничего не получилось, и она только стояла и молча хлюпала носом. Николай Седых, прибывший без невесты, задумчиво смотрел на свою младшую сестру. Однако не рискнул подойти.

После последнего прощания, наконец состоялось захоронение, члены отряда трижды стреляли в воздух холостыми… А я достояв до конца отошел в сторону и закурил. Небо что хмурилось с утра, все-таки порадовало нас моросящим дождем.

Вот и все да… Так все просто, положить в деревянный ящик, а потом с почестями зарыть в землю… Как-то все-таки обыденно и просто. Даже несколько горько от этого. Одно мне так и не понятно, на что те твари надеялись? Думали, их вернут в семью, заплатят? Чего они хотели? Однако четыре человека были им убиты…

Смахнув предательские слезы, я обернулся и увидел рядом с собой Селену, которая стояла и держала надо мной зонтик. После устало вздохнул…

— Не оправдывайся. Это действительно тяжело. — Через шум дождя проговорила она.

— Не буду.

— Пора возвращаться, Веня, — подошел ко мне Шаман, — Кир сказал, что у него есть кое-что, что нужно нам рассказать. Леонова он тоже пригласил. Сейчас они выдвинулись на базу, детей я с Холодцом отправил.

— Ладно, закончим здесь, а потом и сами выдвинемся. Кстати, у нас хоть кто-то в Воскресенске остался?

— Вместе со Святом, отправлю группу Холодца, парни уже в курсе.

— Хорошо, сейчас нам самое главное не потерять занятые позиции. — Кивнул я, наблюдая, как люди все идут и несут цветы и венки на свежие могилы. — Мне будет их не хватать.

— Всем будет их не хватать. — Поправил меня Гена.

В это время, наконец, прибыли автобусы, заказанные мной, которые должны были бесплатно развести пришедших, сегодня, на кладбище.

Подойдя к могиле Медведя, на которой уже кто-то успел посадить тюльпаны, я некоторое время смотрел на его портрет. После вздохнул и неспешно направился к ожидающему нас броневику.


Собрались мы в кабинете у Шамана, свое место он уступил мне, сев по правую руку, Свят сел слева, а Седых напротив.

— Ну что ж, Кир Львович, что вы хотели обсудить?

— Сразу к делу. Хорошо. — Ухмыльнулся в усы старик. — Молодость и спешка, впрочем, какие у тебя есть гарантии того что ситуация будет складываться как ты того хочешь?

— Начну с того что когда только Валерия появилась на базе, мне удалось получить важного свидетеля в компромате на всю семью Чернозубовых, который может поставить кровавый крест на семье и всех ее членах. Что до Ярославских, считающимися ответственными за Сибирский регион, то у меня есть тоже кое-что… Это заставит их молчать, очень долго.

— Значит, ты был готов к этой войне? Не боишься, что тебя могут тихо убрать? Ты сам знаешь, как это происходит, Веня.

— Ну, попытаются так полетят головы, тем более что сейчас меня не получится тихо убрать. Для этого потребуется как минимум два профи, но… Как вы понимаете все это будет громко. Я дорого продам свою жизнь. А если все станет совсем плохо, придется обнародовать очень много информации… Это может неплохо всколыхнуть все семьи.

— С этим я полагаю, разобрались. Теперь, чтобы ты получил статус основателя, тебе придется, явиться на ближайший совет великих семей. Как думаешь, что там будет?

— Не самое приятное место, — поморщился Шаман, — Кир Львович, какие у нас шансы на успех?

— Довольно высокие, Гена, высокие. Сейчас мировая обстановка трещит по швам, если разразится война, великие семьи не захотят отправлять своих членов в окопы. — Задумчиво проговорил старик. — Отправлять в особо горячие точки будут представителей рядовых семей, наша обязанность хранить целостность страны.

— Как удобно избавится от тех, кто будет мешать. — Отметил Леонов. — Этим они спокойно сохраняют свой статус, не растрачивая в боевых столкновениях своих ранговых, которых теперь намного больше, чем у рядовых семей.

— Да, они усвоили урок, но сейчас если соединить силы Седых и Стариновых, мы можем дать отпор любой Великой семье. Поэтому наша позиция сейчас более чем устойчива, но желающих ее покачнуть очень много. Вениамин, как обстоят твои дела со стихийными техниками?

— Никак. Пока только пять техник, одна из которых на уровне эксперта. — Вытянув руку вперед, я волевым усилием создал над раскрытой ладонью шаровую молнию, — как ни странно, но техника, которая стала причиной моей травмы, дается мне проще всего. Сейчас могу держать таких пять.

— Я рад, что ты вернул себе свои способности универсала, — добродушно проговорил Кир, — только вот тебе не следовало убивать Адаша Тодошева. Хотя в той ситуации поступить иначе было нельзя.

— Вот именно. Кстати, я тут слышал, что тебя хотят представить к награде, по телевизору показывали выживших в той катастрофе и они сумели сделать видео о том как ты прикрывал их отход, задержав горцев в горах. — Посмотрел на меня Шаман, после чего видя мой растерянный вид, добавил, — прости, я думал, ты знал.

— Нет, не знал, но… Слава, да… Звучит неплохо. Хоть какая-то плата за приключение. Ладно, ясно. Итак, какое у вас предложение Кир Львович?

— Мне нужна помощь в восстановлении статуса Великой семьи. — Твердо посмотрел мне в глаза старик, — мне осталось недолго и я хочу вернуть то, что у меня было.

— Хорошо, какие у вас есть идеи по этому поводу?..


Изложение старца было долгим, после чего он покинул территорию базы, вместе с ним уехал Леонов и отряд Холодца. После поминальной трапезы, я нашел их в одной из комнат, там дети смотрели мультик с субтитрами на английском. Чернозубова подняла на меня взгляд, а я присев рядом с Анной тихо проговорил:

— Твои родители не участвовали в бою за поместье Чернозубовых.

— Думаешь, мне это сейчас важно?

— Ну, думаю, ты должна знать.

— Благодарю. — Ответила она, не поворачивая головы.

— Вениамин, а как долго ты пробудешь здесь? — посмотрела на меня Анна, — а так же кто тот седой дедушка, который приезжал сегодня. К нему все уважительно относились, он, что действительно такой старый?

— А вы разве не знаете кто он?

— Нам не говорят. — Ответила Анна.

— Это был Седых Кир Львович, глава семьи Седых.

— Мой дедушка, но почему он не подошел ко мне? — тихо спросила Лера, — он меня не любит?

— Дело в том, что наши родители считаются пропавшими без вести. Если кто-то узнает, что здесь появились вы, это будет опасно. Наши родители уехали в Африку чтобы защитить нас всех, так что пока вам лучше всего находится здесь.

— Но здесь не безопасно, — заявила Анна, — Вера и Лара приказали ей увести нас, а сами кинулись в бой, но погибли… Даже Медведь погиб. Те трое убили бы нас, если бы им это удалось!

— Аня, перестань. Он не виноват в том, что случилось. — Попыталась остановить ее Лера.

— Ты сегодня весь день проплакала. Плакса малолетняя, нюни подбери.

— Вы мне мешаете, — повернулся к ним Михаэль, — если хотите выяснить отношения, сделайте это за пределами комнаты.

— Ты самый дерзкий? Да? — перешла на английский Лера, — ты кто такой мальчик?

Наблюдая как развивается ссора, я задумчиво смотрел то на Селену, то на Валерию, однако они не выглядели удивленными за все более хлесткими высказываниями детишек…

— Да я тебя на банан посажу! — крикнула Анна и бросилась на Мишу.

Однако что-то пошло не так и девушка замерла в броске, так и не коснувшись его, а вот Лера сразу успокоилась. После чего тихо попросила:

— Прости, Михаэль, мы больше так не будем.

— Снова пустое обещание, — тихо проговорил он, после чего встал и направился к выходу из комнаты, отменив действие техники, после чего проговорил, — мне в туалет.

— Как он это делает? — возмутилась Анна, бросив злой взгляд на закрывшуюся дверь.

— Лера, Анна, поднялись и вот сюда встали. — Указал я им место возле кровати.

Девочки нехотя поднялись и вытянулись по стойке "смирно" после чего ответили мне предельно честными взглядами.

— Михаэлю семь лет, а вам сколько? Я не слышу. — Не повышая тона, спросил я.

— Двенадцать, — ответили они одновременно.

— Так вот, вы как старшие будете следить за мальчиком, столько сколько потребуется. Если с ним что-то случится, вы получите наказание.

— Ты не наши родители чтобы нас отчитывать! — возмутилась Валерия.

— Нет, я не буду отчитывать, но ремня вы получите. Если не сам, так Валерию попрошу. Родителей здесь нет, так что ответственность за вас лежит на мне. Все ясно?

— А если Михаэль сделает что-то не так, ты его тоже выпорешь?

— Выпорю, если он будет заслуживать такого наказания. Меня, по крайней мере, тоже пороли, так что не думаю, что подобный инструмент в воспитании будет излишним. А теперь возвращайтесь к просмотру мультиков. Валерия, если они будут себя плохо вести, разрешаю устраивать им легкое физическое пояснение. Да и звони если что-то потребуется.

— Хорошо, глава, я рада этому. — Ответила Чернозубова и без улыбки посмотрела на девочек, которые судя по взглядам, откровенно испугались.

— Вижу, вы неплохо устроились, пойдем Селена. Время позднее, а детям скоро будет пора спать.

Селена кивнула, а после мы двинули по коридорам…

— Ты не умеешь правильно общаться с детьми.

— Ну я в основном общался только со взрослыми, так что как-то упустил момент…

— Думаю, научишься, детей будет много.

— Не пугай меня.

— Не пугаю, говорю как есть.

На это я только вздохнул и помотал головой, отгоняя не самые лучшие мысли на этот счет.

А о родителях мы так и не поговорили, впрочем, еще успеем. Все-таки сейчас мне от родителей нужно только одно — невмешательство в мои дела.


Интерлюдия: Африка. Военный штаб.
21 мая 2002 года.

Устроившись в небольшом кабинете, двое мужчин слегка за сорок отдыхали. Снаружи помещения стоял полуденный зной, поэтому здесь было хорошо и прохладно…

— Гриша, меня вот что удивляет, ты вчера, что за представление на плацу третьей роты устроил?

— Знаешь, а ведь это входит в наши обязанности. Прививать правильный подход к военной дисциплине, путем коллективной ответственности…

— Ну и что еще выдашь? — весело улыбнулся Борис Старинов, — тебя порой смешно слушать… Постой, так ты их вчера на примере нашей дедовщины гонял. Правильно ли это?

— Знаешь, правильно — не правильно, но это работает. Им сражаться плечом к плечу с рядом стоящим. Что ни говори, а уважать и оберегать своего товарища, даже от его собственной глупости обязанность его боевых товарищей. Пусть учатся, впрочем, до старых вояк дошла наука. Путь и негры.

— Эх, Гриша, знаешь, вот отпустили мы дочерей домой, а у меня такое ощущение, что там что-то не так… Связи у нас с ними нет, мы вроде как мертвые, а все равно… Домой хочу.

— Сам знаешь, что пока нельзя. Игорь же сказал… Впрочем, разделяю твое желание. Сам уже двенадцать лет не видел ни старшую дочь, ни сына. Кстати, Алтай полыхнул.

— Об этом говорил старик Кир еще в восьмидесятых. Не послушали, да и ладно, только какого хрена там Вениамин оказался? Решил в героя поиграть? Прикрывал отход сотне человек уцелевших в авиакатастрофе, заблокировав в горах движение неустановленного количества боевиков. На его месте я бы плюнул и ушел один. Он должен понимать, что он мой единственный сын и наследник, больше у нас с Надеждой детей не будет. Все. Возраст.

— Не ори… — устало вздохнул Григорий Седых, — однако нам нужно закончить свои дела здесь. Мы потратили на это десять лет своей жизни и потому бросить все и уйти, будет — тупо. Однако во всем этом есть кое-что хорошее. Наши дети все-таки поженились… Небольшая, но радостная новость в этом полыхающем в огне войны мире.


Глава 10. Правда и орден

Утром следующего дня, выйдя покурить с утра, я вышел прямо перед строем отряда. Впереди разбитых на пятерки бойцов стояли их командиры. Отдельно стояли старейшины отряда, во главе которых стоял Шаман, который увидев меня, скомандовал:

— Отряд "Вихрь", Смир-но! Принимай личную гвардию, Вениамин Старинов.

— Вольно! Доброе утро. Значит так?

— А куда нам идти, Вениамин? Кому мы нужны и где? — ответил мне Семен, — прогонять же не будешь?

— Нет, не буду.

— Это хорошо. — Продолжил он. — Многие здесь хлебнули свою чашу горя, для нас предательство Сороки и тех, кто был с ним, тоже оказалось неожиданностью. А последствия этого предательства… были печальными. Однако, я не забыл доброты ни твоего деда, ни отца. Даже когда моя семья отказалась от меня. Если ты и дальше будешь таким же главой как сейчас, мы будем с тобой.

— Спасибо вам… Даже не знаю.

— Разойтись! — отдал команду Шаман, после чего направился ко мне, — командиры отдельных отрядов, а так же старейшины приглашаю на совещание. Глава, вы будете нужны через полчаса.

Отряд тем временем начал расходится, кто-то подходил и жал мне руку, некоторые просто трепали по плечу, однако вскоре все разошлись. Остался я один, после чего, наконец, сел на крыльцо и закурил…

Достав тем временем телефон, я посмотрел на пропущенный номер от Евы, который меня и разбудил, после чего сделал звонок:

— Привет, ну как вы там?

— Все нормально, сейчас на арене проходит бой Ню. Она выигрывает. — Громко ответила мне Ева, чтобы перекрыть шум толпы, — почему ты так долго не звонил?

— Были дела.

— Об этом мы поговорим при встрече, кстати, как там Селена?

— Да нормально все с ней, вот встала, зевает. Мы сейчас на базе в Северном, сегодня планируем вернуться обратно в город.

— Я тебе перезвоню, сейчас слишком шумно. — Ответила она мне.

— Хорошо.

Закончив вызов, я обернулся к девушке:

— Хорошо спалось?

— Да. — Ответила она и села рядом.

Селена сидела и просто наслаждалась свежим воздухом и теплым солнцем. Я же просто наблюдал за ней краем глаза, думаю о своем…

— Сегодня будет много дел, мне надо привести себя в порядок.

— Подожду здесь. — Ответила она.

Вернувшись обратно, я пошел в ванную, после чего наконец застегнул пояс с оружием и выйдя направился в административный корпус, где располагался кабинет Шамана и небольшой зал для совещаний. Селена двинулась за мной…

Войдя в зал, где по-прежнему находились собравшиеся, я взял стул и присел на свободное место, Селена же села на свободное место и достала свой словарь, продолжив изучение языка.

— Итак, слушаю, какие будут предложения?

— Ну, начну я, — взял слово Шаман, — Вениамин, сейчас большая часть отряда живет на территории базы, лишь у немногих есть свои дома. — Сейчас у нас встал вопрос с жилой площадью, к тому же мы находимся в Северном, а это тридцать километров от Воскресенска. Конечно, использовать это место хорошо подходит для боевой подготовки, но в городе тогда не получится находиться. А там у тебя дом…

— Да, я уже думал по этому поводу. Моей отец до моего рождения выкупил аварийную пятиэтажку и практически заново отстроив, передал в аренду сотрудникам компании. Сто двадцать квартир, шесть подъездов. Часть квартир уже была выкуплена, сейчас членам отряда выделено пять квартир, однако это временно. Уже думал о строительстве нового девятиэтажного дома, это сто восемьдесят квартир, пять подъездов. Потребуется около ста миллионов и один год на строительство. Половина этой суммы у меня есть, я ожидаю окончания строительства медицинского центра. Если семья Маркиных согласится, уже в августе будет заложен фундамент. Сумел ответить на вопрос?

— Мы довольны, — кивнул с улыбкой Виктор Штейн, — по поводу статуса "основателя", насколько мне известно, вместе с ним выделяют некоторую сумму на поддержку новой семье.

— Да, десять миллионов, однако потом придется отчитаться по тому, куда были потрачены средства. — Поморщился я. — Там все схвачено бюрократами, мне нужно будет потратить эти средства не на себя, а в интересах Воскресенского района, создать из этих средств некое предприятие которое должно дать рабочие места, обеспечив достойно зарплатой. Но не беспокойтесь, деньги на жилье я найду.

— Да и думаю, с администрацией района будут проблемы, — задумчиво проговорил Семен Казанцев, — они привыкли годами, что никому не подчиняются. Если ты станешь главой, они будут стараться урвать кусочек власти, возможно даже саботируя твои решения.

— Да есть такое, впрочем, нам еще предстоит с ними разбираться. Это съест много нервов и сил, но, тем не менее, думаю, что сумеем расшевелить этот улей. Так, а теперь подумайте вот над чем господа: за прошлый год только в городе случаев наркотического отравления было зафиксировано порядка семи с половиной тысяч. Это на город с населением в сто тысяч человек. Так число воровства и грабежей было слишком высоко… Шаман, попробуй узнать кто вообще этим занимается, нужно поймать курьеров и выйти на того кто за всем этим стоит. Думаю, ты и сам хорошо знаешь что делать. Итак, еще вопросы?

— Тебе нужна охрана. — Прямо посмотрел на меня Шаман.

— Пока нет, сегодня я уезжаю в Воскресенск, буду заниматься проверкой объектов. Пока моей охраной будет Селена, потом посмотрим.

— У меня есть просьба, мне нужны кое-какие препараты в нашу лечебницу, — проговорила Вика, — да и вообще я бы хотела тоже работать в медицинском центре. Если это возможно. Да и я бы хотела повысить свой ранг, я только лекарь второго ранга. Только меня учить некому.

— В данный момент в городской больнице работают три лекаря первого ранга, думаю, они тебе помогут в обучении. Я попрошу их в содействии. Думаю, они не откажут.

— Спасибо. Итак, что еще?

— Да все, наверное, — ответил Шаман и прошелся взглядам по собравшимся членам отряда, — на этом и закончим.

Достав телефон, сообщивший о сообщении, я довольно улыбнулся, прочитав его, известил собравшихся членов:

— Мы получили грант на строительство. Теперь хватит даже на недостающее оборудование для медицинского центра. Сегодня уже буду решать с Леоновым, где будем строить дом.

— Чернозубов?

— А кто еще? — нагловато улыбнулся я, после чего поднялся, — хорошо на этом сегодня закончим. Если будут какие-то срочные вопросы, звоните: постараюсь быстро разобраться. Кстати, что у нас на завтрак?

— Котлеты.

— С макаронами?

— Нет с картофельным пюре, каши ты все равно не ешь. — Усмехнулся Виктор Штейн, — все-таки мы в тебе не ошибались. Спасибо, глава.

— Тогда я завтракать, а потом решу кое-какие мелкие дела и в Воскресенск. Шаман, подбросишь? Я без транспорта, да и прав нет на машину.

— Подброшу.

— Селена пойдем, поедим. Потом хочу с детьми поговорить, надо парочку вопросов прояснить.

После чего мы направились в столовую, где получили по порции макарон с котлетой, обманул меня Штейн, а я надеялся… С пюре, блин.

Да… Изучил я документы из архива и просто в шоке. У Стариновых по-прежнему на руках были документы на собственность изумрудного рудника и золотоносной шахты. Только вот мне не вернут их в собственность, там уже есть хозяева. Если я получу статус основателя, у меня появится шанс вернуть себе не только шахты, но и родовые земли переданные императором, договор о которых все еще в силе, но это будет сложно… Да и к тому же меня сейчас больше обстановка в районе настораживает. Город, пять сел и двенадцать деревень, при общем населении почти в сто восемьдесят тысяч человек. А ведь благосостояние района целиком ляжет на мои плечи, ведь мне придется назначать членов администрации, а так же решать целый ряд вопросов… Самая большая проблема сейчас в литейном заводе. Его собственники семья Масловых, а те находятся в подчинении у Громовых, так вот сам завод мне не особо важен, на нем трудится порядка полутора тысяч человек, однако он находится на территории района. Отношения у нас с ними не сложились, все-таки один из их сыновей тогда группой приставали к Еве… Итог из всего этого яснее, но, тем не менее, что-то с управленцами придется делать. Потенциальный враг прямо возле порога родового дома… не самая приятная ситуация.

Неожиданно Селена принялась поглаживать меня по голове с легкой улыбкой на губах. Посмотрев ей в глаза, я посмотрел в тарелку и обнаружил, что растерзал котлеты в фарш, но так ничего и не съел…

— Прости, задумался.

Ничего не ответив, Селена кивнула и просто стала ожидать меня, читая словарь…


Вскоре мы оказались на дуэльной площадке, где в данный момент под пристальным вниманием Чернозубовой, проходил учебный бой между Лерой и Анной. Михаэль же проходил полосу препятствий в учебном костюме, но уже с пистолетом-пулеметом "Koch" в руках.

Особенностью учебного боя был запрет на использование боевых техник и техник активной защиты на основе стихийного элемента. Наблюдая, как девочки пытаются обойти защиту друг друга, я сумел примерно оценить их уровень, который для их возраста был достаточно высоким… Эксперт четвертого ранга стихии молнии и универсал второго ранга. Даже не представляю, сколько им пришлось пройти тренировок.

— Валерия, можно поучаствовать? — подошел я к Чернозубовой, — хочу выяснить, на что они способны.

— Ты, глава, тебе и решать.

— Сейчас ты ответственна за них.

Одарив меня непонимающим взглядом, Валерия хлопнула в ладоши, привлекая внимание девочек, после чего проговорила:

— Господин Старинов хочет провести с вами учебный бой.

— О, решил обидеть меленьких девочек, если что мы будем жаловаться…

— Перестань, он очень сильный, — одернула Седых, Анна, — лучше приготовься.

— Можете не сдерживаться. — Улыбнулся я, повесив ремень с оружием на перекладину. — Попытайтесь пробиться через защиту. Это тренировка на выносливость и умение определить слабые места противника. — После чего кивнул Чернозубовой. — Валерия, по твоей команде.

Отойдя от девушек на другой край площадки, я выставил защиту, на сто они сделали тоже самое, после чего последовал сигнал к началу бой… Слаженный удар двух девочек оказался резким и сильным, но, тем не менее, я с легкостью уклонился от всех техник, которые разлетелись в разные стороны. После чего пошел на сближение с Лерой… Никакой растерянности и девочки переглянувшись встретили меня шквалом из техник, но я уже был в воздухе и когда Анна поднялся голову, я уже оказался за их спинами, с легкостью сняв их защиту и положив руки на плечи, проговорив:

— Думаю на сегодня достаточно.

Ощутимо вздрогнув девочки повернулись ко мне, после чего сестра проговорила:

— Как ты это сделал? Я тебя не почувствовала?

— Умение блокировать выходы каналов внешнего энергетического каркаса. Только для лекарей. Позволяет обмануть способности к улавливанию энергетики любыми сенсорами.

— А я не лекарь. Не имею тонкого контроля энергии. Но мама пыталась научить, все-таки родилась сенсором, а значит, уже была энергетически чувствительна.

— Ничего, так бывает, ведь быль универсалом — значит, обладать более развитой энергетикой, поэтому очень редко встречается двухранговый лекарь-универсал. Поэтому мы так и ценны. Кстати, я бы хотел с вами поговорить, не против?

— Они свободны. — Ответила Чернозубова и посмотрела на Михаэля, который разговаривал с Селеной, — оставляю их на ваше попечение.

Да… Свалили на молодую девушку ответственность за трех детишек, естественно она устает. Впрочем, взять их с собой у меня нет возможности, да и не целесообразно это.

— Селена, побудешь пока с Михаэлем? — обратился я к итальянке.

— Да, поговорите наедине. — Ответила она.

— А о чем поговорить? — осторожно спросила Анна.

— О том чем вообще были заняты наши родители последние годы… Надеюсь вы ответите на все мои вопросы? — с легкой улыбкой спросил я.

Однако девочки переглянулись, а после этого мы неспешно двинулись в занятую ими комнату. Все-таки нужно было прояснить эту ситуацию, причем сразу.


Сев в кресло напротив кровати, на которой расположились девочки, я, посмотрев на их несколько настороженный вид, весело улыбнулся, проговорив:

— Ну, давайте, рассказывайте, как вы вообще дошли до такой жизни?..

— А что рассказывать? — осторожно спросила Анна.

— Чем занимаются родители и где? Расскажите о себе. Главное начать, мне, кстати, просто, интересно: кто вы? Честно говоря, за эти годы я привык быть один, так что появление родни в последнее время меня слишком настораживает…

— Ну, мы жили в Объединении Африканских Республик, управляемой Кобэ Байо, наши отцы его военные советники, занимаются подготовкой и обеспечением армий, — тихо проговорила Анна Старинова, — мама занималась нашим обучением и ранговой подготовкой… Ну и воспитывала.

Значит, они все-таки приложили свои руки к этому конфликту, впрочем, деталей происходящего у меня нет, потому я попросту не знаю причин и целей этой военной компании. Однако, могу сказать точно, на африканском континенте есть много полезных ископаемых… Хотя, там есть и чисто политическая подоплека.

— Значит дед посчитал что для вас здесь будет безопасней, только видите как все обернулось… Нет сейчас абсолютно безопасного места.

— На нас уже было девять покушений, после каждого нам приходилось перебираться в новое место. А охрану усиливали, — тихо проговорила Анна.

— На базе сейчас безопасно, никто не желает повторения трагедии, а когда все уляжется, вы отправитесь на обучение в лицей, там будете под защитой семьи Седых. Постарайтесь вести себя хорошо, люди которые живут рядом пожертвуют своими жизнями… Если вам что-то потребуется, просто спросите.

— Хорошо. — Кивнула Анна. — Вениамин, ты говорил, что женат…

— Да, Ева, Виолетта и Нуо приедут после окончания турнира в академии Файлет.

— А Селена? — внимательно посмотрела на меня Лера, — кто она?

— Сейчас, мой телохранитель.

А вот девочки переглянулись, однако реакция у них была разной, Анна только усмехнулась, а вот Лера одарила меня колючим взглядом… Каким меня награждала время от времени ее старшая сестра.

А все-таки девочки хорошо держатся. Сколько они пережили, мне неизвестно, однако одно я знаю точно, они сладкоежки. Хотя по правде я рад что у меня есть родня… Пусть такая, чем вообще никакая.

Поднявшись, я подошел и присел на корточки перед кроватью, тепло улыбнулся и проговорил:

— Добро пожаловать домой.

Однако девочки все-же сумели ответно улыбнуться, а я поднялся и проговорил:

— Время от времени я буду появляться здесь. Однако если что можете звонить в любое время. А пока слушайте Валерию, для нее ново заботится о детях.

— Мы не дети…

— Вы перестанете быть детьми, когда вам будет восемнадцать, а пока не заставляйте других переживать за вас. Если что-то с вами случится, родители сделают мне немного больно. Хорошо?

— Ага, постараюсь… — не слишком уверенно ответила Лера.

— Надеюсь на вас. — Потрепал я девочек по голове.

Развернувшись, я покинул комнату и направился к выходу, где обулся, достав сигарету из кармана, вышел на закрытое крыльцо и закурил, сразу обратив внимание на Селену и Михаэля, сидящих на лавочке под елью.

Мальчик уверенно показывал ей, как работает пистолет-пулемет, а девушка его внимательно слушала. После этого Селена задала ему какой-то сложный вопрос, на что мальчик на некоторое время задумался, после чего ответил. А затем поднялся и направился в оружейную…

Селена проводила его взглядом, после чего увидела меня и неспешно подойдя, встала рядом, опершись на перила.

— Михаэль решил остаться здесь.

— Ничего страшного, члены отряда не против. К тому же пока ты не можешь его забрать, для этого нужно два условия: ты должна быть замужем, а так же мальчик хотел, чтобы ты стала его мамой.

— Есть кое-кто, кто может позволить себе взять меня в жены, но он уже занят и верен своим женам. Может самой попытаться взять его в мужья?

— Для этого нужно решить вопрос не только с ним, но и с его женами. Иначе это сделать невозможно.

— Это точно?

— Иначе невозможно.

Понимающе кивнув, Селена прижалась ко мне плечом, на что я только усмехнулся, после чего достал телефон и несколько расслабился.

Несмотря на то, что произошло, можно позволить себе выделить час на перекур и просто отстранится от всех проблем и дел. Иначе я попросту надорвусь… Чтобы хорошо работать надо так и отдыхать.


Возвращались мы на бронеавтомобиле, за рулем был Шаман, негромко переговаривающийся с Селеной, решившие, что я задремал на заднем сиденье.

Если рассудить после того как Седых потеряли свой статус, от этого выиграли только Ярославские. Имеются косвенные доказательства о их участии в противостоянии… Разумеется я помогу старику Киру, но тот компромат что у меня имеется, недостаточен чтобы пошатнуть позицию "Великой семьи", но замолчать заставит. Ире я уже отправил вчера сообщение о сборе подробной информации о делах данной семьи, посмотрим, что она сумеет накопать. Однако чтобы помочь в полной мере Седых, мне нужен статус основателя…

С утра прошла информация о том, что семья Чернозубовых сняла с себя статус семьи. Так же стало известно, что вчера на торги был выставлен бизнес семьи, а несколько человек из главного рода уже вылетели на территорию Польши. Видимо они испугались что я обнародую ту информацию что у меня имеется… Да я это сделаю, но не сейчас, нет, возможно что мне еще удастся использовать эту информацию для других целей. Все-таки все дело было очень запутанным. Надо бы встретиться с человеком, который и поделился этой информацией…

— Шаман, вези нас для начала в "Кедр", будем думать с Леоновым, где начнем строить дом. Лучше начать это безотлагательно. Там много вопросов, которые придется решать.

— Что, выпал из меланхолии?

— А я и не впадал. — Нахмурившись, ответил я. — Ты мне лучше скажи: сколько ты еще лет будешь одинок как сыч?

— Ты меня только в это не втягивай. Мне и без жены хватает дел. — Равнодушно ответил Шаман. — Ты лучше с домом быстрее проблему реши, люди любят стабильность. Да мы получаем зарплату за свою работу, бывают премии. Однако наличие своего угла успокаивает. Некоторые просто привыкли к жизни на базе, сейчас оттуда, например Штейна и с огнем не выгонишь, засел со своими железками и все… ему это нравится, это для него комфортно. Однако сам понимаешь, он исключение из правил.

— Понимаю. — Вздохнул я. — Не все в этой жизни упирается только в деньги. Человек — привередливая сволочь. Всего ему мало, все не так…

— Да, что есть, то есть. — Усмехнулся Шаман.

Тем временем мы въехали на территорию города…


Решение вопроса о месте строительства мы решали до самой полуночи, причем разбирались с планом города, а так же землей находящейся в нашей собственности. Селена устав слушать наши переговоры, тихо дремала в кресле.

— Умеешь ты озадачить.

— А это необходимо. Кстати, завтра позвони Сергею Маркину, договорись о встрече. Земля под строительство есть, осталось только согласовать и заключить контракт.

— Хорошо. Кстати, твой заказ из Кореи доставят через три дня. Пока займусь их перевозкой в лечебницу, до окончания постоят в отстроенной части.

— Да, мне Ира данные счета передала, нам поступил перевод двадцати миллионов рублей, это были откупные деньги от Чернозубовых… Впрочем, ты уже знаешь. Кстати, что со сроками?

— К концу июля закончат. Сейчас как сам видел, сделали второй этаж, доделывают крышу. Работа кипит.

Важно кивнув, я озадаченно замер, после чего спросил:

— Ты случайно не в курсе, когда у нас встреча "Великих семей"? Что-то забегался и совсем из головы выпало.

— Третьего июня. Так, давай закончим на сегодня.

— Ладно, подвезешь нас, — кивнул я на спящую Селену, — пока без транспорта. Завтра уже буду с проверкой ездить…

Улыбнувшись, Леонов только покивал головой. После чего начал собираться, а я осторожно растормошил девушку, после чего мы покинули здание компании, попрощавшись с охранником, который нисколько не удивился что мы так поздно.

Ехали мы тихо, Свят устал, да и я тоже, Селена вновь уснула.

— Знаешь, а я рад, что у нас все потихоньку налаживается.

— Ну не всегда же должна быть одна лишь черная полоса в этой жизни, — рассудил я, куря в открытое окно, — впрочем, когда тоже ничего не происходит все тоже неплохо. Рутина, конечно, но вместе с тем и островок спокойствия.

Леонов бросил на меня быстрый взгляд, после чего многозначительно улыбнулся.

Когда мы, наконец, прибыли в поместье, я пожал руку Леонову, после чего взял спящую Селену на руки и понес внутрь, слыша как генеральный директор, неспешно отъезжает от дома.

— Так приятно… — проговорила Селена, едва я пронес ее в дом, — ты не носил меня на руках.

— А почему приятно? — остановившись, подул я девушке на челку, взлохматив ее.

— Тепло, уютно. — Сморщилась она, не открывая глаз, — знаешь, Веня, а все-таки я тогда не ошиблась, решившись помочь тебе, пойдя против воли главы рода.

— Поясни?

— Мне приказали тебя убить. Еще в ту ночь, когда я пришла к тебе. — Ответила Селена, глядя меня в глаза, — мой отец посчитал, что ему не стоит отдавать долг твоему деду.

Да… Интересно получатся. Только как сейчас поступить, драться с ней — не выход. Хотя в своей победе я уверен. Но…

— Виолетта тоже сильно удивилась, когда я рассказала ей это. — Проговорила Селена, высвободившись, выпрямилась стоя прямо передо мной, — если прогонишь — я пойму. Если оставишь, буду верной. Все-таки я вышла из дома Нери, посчитав тебя лучшей кандидатурой, чем Леонардо. Решение за тобой.

Да… Вот так все просто, а ведь тогда она действительно могла меня убить, но вместо этого помогла. Вот только не совсем понимаю для чего это ей…

— Чай, кофе, ванна… или меня?

— Черный кофе без сахара, со сливками. Но последнее мне нравится больше. — Задумчиво посмотрела на меня девушка, после чего тепло улыбнулась. — Спасибо.

— Это тебе спасибо. Тогда бы у тебя все получилось. А все же почему?

— Ты извинился, а Леонардо никогда не был способен на подобное. — Ответила она.

Пожав плечами, я двинулся на кухню, где принялся готовить ужин при помощи девушки, которой приказали меня убить. Да, жизнь оказывается действительно "веселая" штука…


Задумчиво осматриваясь на складе магазина "Лилия" который находился в части подвала жилого дома, я с большим сомнением смотрел на клубок проводов идущих из распределительной коробки…

После чего обратился к управляющей:

— Олеся, возникали проблемы с проводкой?

— Иногда замыкает и приходится вызывать электрика. — С исполнительным видом ответила она.

— Да, накрутили здесь соплей. — Протянул я, после чего проговорил Селене, — запиши, пожалуйста, в магазине "Лилия" нужно переделать электроснабжение.

Селена кивнула и принялась записывать это в блокнот с толстой обложкой…

Вот такую помощь девушка предложила мне с утра, сказала что так она быстрее будет разбираться с особенностью языка, в тоже время займется чем-нибудь полезным… Не могу отрицать, но ее помощь оказалось нужной.

— Олеся, а что бы вам еще хотелось изменить в работе магазина? Меня удивило, что кассиры работают стоя, это всегда так?

— Да, всегда, ведь нам приходится еще и следить за товаром. — Как-то нерешительно проговорила молодая женщина.

— А что на счет видеонаблюдения? Мне известно, что из магазинов воруют, от этого никто не застрахован, но думаю что это излишне… — задумчиво проговорил я, — Селена запиши, что на кассы нужно закупить кресла.

На складе прямо рай перфекциониста, все выложено стопочками, все подписано. Работник в данный момент разносит продукты по залу… Неплохо. Учитывая, какой бардак я встретил в двух предыдущих точках, меня это даже несколько удивило.

— Какие-то пожелания по поводу улучшению качеств работы имеются?

— А у "Кедра" есть охрана?

— В данный вопрос об охране решается. Тревожная кнопка есть.

— Да, Вениамин Борисович.

— Тогда все в порядке. Личная гвардия уже патрулирует город, так что вызов придет и к ним и в милицию.

— Пока ничего. Наверное.

— Если появятся какие-нибудь вопросы, поговорите с Леоновым или если сможете, меня найдите. Постараюсь помочь в разрешении.

— Хорошо.

Попрощавшись с управляющей и другими работниками магазина, мы забрались на квадроцикл.

— Сколько у нас всего объектов? — тихо спросила Селена.

— Двадцать семь, девять из них находятся в селах и деревнях района. Только сегодня и завтра нам придется быть здесь. Впрочем, на природе красивее, главное чтобы погода позволяла.

— А ты не боишься ездить вот так? Постоянно подвергаешь себя обязанности.

— Знаешь, даже сидя дома на диване, тебя может сбить машина. Если рассудить это оправданный риск. Если я не смогу обеспечить безопасность в отдельно взятом районе, грош цена мне как главе семьи.

Взяв паузу на размышления, Селена ответила:

— Возможно, ты прав.

Усмехнувшись, я завел двигатель, после чего мы выдвинулись обедать. Нам еще предстояло много работы…


Интерлюдия: Россия. Севастополь.
5 ноября 1983 года.

Войдя в небольшое кафе, немолодой мужчина принялся искать взглядом…

— Лева! У меня внук родился! — Увидев старого друга, который приехал, с радостным криком обнял Самолова, Игорь Старинов, — Наследник, понимаешь?!

— Успокойся, а то тронешься от счастья. — Холодно ответил Лев, похлопав его по плечу, однако отметив изменившееся выражение, улыбнулся, — поздравляю, старый друг. Однако ты позвал меня не просто так. Что случилось?

— Мне удалось выйти на тех, кто заказал наши семьи. Всех нас.

— Кто?

— Орден, не самый простой.

— Ты еще скажи что масоны. — Горько усмехнулся Самойлов.

— Нет, эти как раз и помогли мне найти. Как говорится, убирают конкурентов чужими руками. Однако, все будет очень не просто…

— А у тебя, когда было в этой жизни просто. — Устало вздохнул Лев. — Игорь, мы уже не молоды, пятый десяток. А все по прежнему бегаем по всему свету в поисках отмщения.

— Знаешь, Лева, я как-то сидел и думал… Мы стареем лишь, когда сдаемся. Не знаю как ты, но я еще не сдался. Я не буду заставлять тебя старый друг. Однако мне нужна помощь.

— А кто здесь сдался? — бросил колючий взгляд на друга, Самойлов, — ладно показывай, что у тебя там…

— А тут как говорится все очень плохо.

Усмехнувшись, Старинов положил на стол папку и протянул ее другу. Открыв ее, Самойлов с первой же страницы напрягся, после чего поднял тяжелый взгляд и тихо спросил:

— Когда?

— Сейчас, но задача — разведать обстановку. А потом, а потом будем воевать…


Глава 11. Семья разберется

Двадцать восьмого мая я, наконец, оказался в Яровом, на фермерском хозяйстве. Результаты проверки были разными, на некоторых торговых точках был порядок, на некоторых же полный бардак… Посоветовавшись с Леоновым, мы пришли к выводу что нужно заменить управляющих. Впрочем, этот вопрос генеральный директор перенес на конец августа, примерно в это время проводится учет. Тогда и будем смотреть по результатам. По другим же вопросам мы пришли к полному соглашению. Все-таки я не зря отмечал, как работают торговые точки в других местах.

Селена крутила головой по сторонам осматриваясь в обычном российском селе, где у многих было личное хозяйство, огород, бани и прочее…

Здесь проживает около двух тысяч человек, здесь есть все что необходимо, только вот асфальтированная дорога идет лишь до въезда. Да… Впрочем, Селена была довольна оказаться здесь, все-таки чистый воздух и природа многое стоят. Честно говоря, услышав от нее откровение, я несколько насторожился, но в итоге отношения своего не изменил. Впрочем, я не знал этого столько времени, теперь-то чего беспокоится. Черт как же я устал за эти дни. Сегодня закончу с хозяйством и магазином, а вечером — баня. Надоела ванна…

Въехав на территорию, мы оставили квадроцикл и неспешно двинулись в большой гараж, откуда доносились громкие маты…

— Какой остроумный человек бросил здесь ключи? Найду в задницу засуну за…

Остановившись возле входа, я некоторое время слушал как высокий, плотный мужчина лет сорока матом через слово наставляет коллектив на правильный рабочий лад. Когда он взял паузу, я громко спросил:

— Где мне найти Свиридова Виктора?

— Чего хотел парень? Я это. — Обернулся он ко мне, принявшись разглядывать, после чего узнал, отчего на лице отразилась растерянность, — Старинов, это вы?

— Можно на "ты", Виктор. Можем поговорить?

— Да, идем… идем. — Несколько растерялся он и выйдя к нам навстречу, неспешно повел в здание администрации, — Вениамин, вы не обращайте внимания… Это был рабочий момент.

— Главное не перестарайся. Обидятся.

— Нет, мы люди простые, нам обижаться на маты… — несколько расслабленно ответил он.

— Вы теперь директор, так что лучше вам быть немного корректнее по отношению к подчиненным. Впрочем, вы здесь работаете уже восемь лет, поэтому не буду лезть со своими указаниями.

— Вениамин, если я начну быть "корректным", многие решат что я начал задаваться, получив пост директора. Это вам ранговым нужно постоянно следить за тем что говорить и кому говорить… Убиваете вы друг друга слишком легко и непринужденно.

Молча кивнув, я согласился с его словами.

Тем временем мы поднялись на второй этаж небольшого здания, хозяин открыл перед нами двери кабинета, позволив пройти, указав на кресла стоящие перед столом.

Быстрым взглядом, пробежавшись по кабинету, я отметил, что все у него разложено по полочкам, даже ручки лежали на столе ровно.

— Ну и как вам новое назначение, Виктор?

— Работа привычная, знакомая, поэтому особых неудобств не испытываю. Сейчас идут посевные работы, практически вся техника в поле, три единицы находятся на ремонте. Ожидаем привоза запчастей.

— Есть какие-нибудь пожелания? Планы?

— У нас есть ферма, поголовье рогатого скота скоро достигнет тысячи, поэтому хотелось бы что-то для переработки молочной продукции.

— Молокоперерабатывающий завод… — протянул я и замолчал.

Да развивать сельское хозяйство довольно сложно и дорого, нечего сказать. Только вот окупится ли такой заводик? Скорее да, чем нет. Однако это строительство, оборудование, персонал, который еще предстоит обучать. Когда имеешь дело с серьезными предприятиями, всегда становится сложно.

— Нет, не завод — цех. Лучше начинать с малого, а потом потихоньку увеличивать объемы производства. Путь это будет маленьким предприятием, но уже будет приносить доход. Так же есть идея о переработке зерновых на месте. Ту же пшеницу мы продаем на последующую переработку в Краснодарский край. А потом покупаем у них нашу муку… А объемы у нас хорошие.

Да действительно хозяйственный мужик, знает в каком направлении развивать хозяйство. Только вот все это нужно тщательно обдумать, составить план…

— Хорошо, я рассмотрю ваши идеи. Возможно, что-то удастся реализовать. Виктор, вы случайно не из кавказцев?

— Нет, это мой отец чеченец, — улыбнулся он, — мать русская. Родился и вырос здесь. Ты не первый кто ошибается, вот когда я с бородой люди даже не узнают… Кавказец, да кавказец.

— Люди живут стереотипами, это сложно исправить.

— Да, но этот стереотип понятен… Все-таки была Кавказская война, живы даже ее свидетели, их дети. Вот так и проходится жить. — Вздохнул Виктор, — впрочем, я не жалуюсь. Некогда…

— А Леонов оказался прав, когда говорил что вы хозяйственный человек. — Поднявшись, проговорил я. — Постараюсь посодействовать в развитии фермерского хозяйства. Если что-то будет нужно, обращайтесь.

— Спасибо, Старинов. — Поднявшись, протянул руку Виктор.

— Рад с вами работать, — ответил я на рукопожатие, — на этом закончим, не буду отвлекать вас от работы.

— Да… Конечно. — Кивнул Виктор, в этот момент зазвонил телефон.

Оценив, что директор выслушал звонившего, а после паузы отдал указания, мы неспешно покинули кабинет. Селена же убрала так и не использованный блокнот в сумку и спросила:

— Куда дальше?

— Домой. Завтра берем выходной, нужно просто отдохнуть.

— Да, согласна. Устала. — Тихо ответила она.

Так встреча с лекарями у меня назначена на первое число… Да, разгреб завал. Теперь можно и немного отдохнуть. А так уже и совет совсем близко. Впрочем, три билета до Москвы уже приобретены, номера в гостинице забронированы. Можно и вздохнуть с облегчением.


Сидя уже поздним вечером перед ноутбуком, я устало потирал глаза. Селена уснула сразу после бани, где хорошо так попарилась…

— Устал, да? — участливо спросила Ира.

— Есть немного, впрочем, основную работу я выполнил. Подготовка к совету тоже завершена, собрал все материалы. Кстати, что там по обстановке? Интересует юг и дальний восток.

— На юге идут бои, каких-либо улучшений нет, хотя информации оттуда почти и нет, труднодоступный регион, да и к тому же стараются не допустить громкой огласки. Ну, а на востоке все замерло… Похоже, что все страны-участницы поняли, что развязать войну оказалось слишком легко. Вот теперь ждут, кто ударит первым, но удара пока нет.

— Да, полномасштабных войн мир давно не видел. Если подумать, все стороны прекрасно понимают что, эта война станет самой кровавой в современной истории. Можно только догадываться, сколько миллионов людей погибнет, прежде чем стороны смогут остановиться… Хотя если подумать то у Японии нет и шанса. Все-таки вот такой ход с их стороны показывает, что в стране, где до середины позапрошлого века был феодализм, все плохо. Однако этот комплекс гордости островитян стал гарантом того что их теперь ненавидит Корея и Китай, которые когда-то были под их оккупацией. Однако непонятна пока позиция Монголии и Индии. Последние вроде как заключили соглашение с Японией, однако они являются союзником Китая, но монголы… Ладно, время рассудит, но не хочется полномасштабной войны.

— Вижу, ты и сам всему этому не рад… — протянула Золотова.

— А как можно радоваться войне? Схватил автомат и паф-паф из окопа. Как-то все это слишком кроваво. Эх, как бы люди не говорили, что убивает пуля… Как по мне что пуля, что техника — это лишь инструмент. Ира, ты уже закончила со своей работой?

— В принципе да, кстати, я нашла тут интересный документ от федералов от девяносто первого года, сейчас скину.

Открыв документ на рабочем столе, я быстро пробежался по строкам и только потер переносицу:

— Откуда это у тебя?

— Нашла на сервере Ярославских, прокопалась неделю, но сумела подключиться. Даже, по моему мнению, имея такие данные, они должны были предпринять хоть что-то… Однако ничего сделано не было.

— Посмотрим, как это можно будет использовать. Спасибо, Ира.

В общем, я собрал весь пакет документов, нужных для совета. Осталось дело за малым, получить четыре голоса из семи, что, по всей видимости, будет довольно сложно…

— Ладно, я спать. Хватит на сегодня. — Зевнув, потянулся в кресле.

— Тоже немного посижу и спать, уже голова болит.

— Ир, не усердствуй много, мне теперь вот приходится за собой наблюдать, нарушения от переработки сложно исправить. Спокойной ночи.

— Тебе тоже, все хватит, спать ложусь. — Услало, проговорила информатор, после чего выключила камеру.

Да, чувствую я как у меня зрение падает, только вот пока нельзя вмешиваться в этот процесс… Вот когда оно установится тогда и буду заниматься лечением Вот они и вылезли последствия комы, постоянно так, на что-то да влияет тяжелое состояние организма. Да, а меня еще Ева не видела… Сколько еще предстоит выслушать.


Встретится с лекарями, мне не удалось, они все были заняты лечением пострадавших в автомобильной катастрофе на трассе Бирск-Воскресенск, даже от помощи отказались. Впрочем, устраивать концерт я не стал, и весь день просидел с отчетами предоставленными Леоновым в компании Селены уже пытающейся говорить на русском.

А вот утро второго июня началось с извещения о смерти императора Германии Георга Семнадцатого. Это всколыхнуло все мировые СМИ, но какой-то информации о том, как он умер и где, не указывалось. Мне же как-то было безразлично о том, что он умер. "Король умер! — Да здравствует король!". В любом случае у него было… кажется десять жен, а может и больше, точную цифру не помню, это не считая фавориток, так что наследников у него осталось достаточно. Хотя лихорадить Германию это будет долго.

Поднявшись на борт частного самолета семьи Седых, я опустился в кресло.

— Нервничаешь? — спросил Шаман, решивший отправится со мной для безопасности.

— Столько сил и лет было потрачено ради этого статуса, естественно я буду волноваться. Все-таки именно от него зависит то, как и что дальше будет…

— Не волнуйся. — Ломая язык, проговорила Селена, севшая рядом.

— Да и не собирался, только вот какое-то чувство, что все будет не так… однозначно. Там соберется вся российская элита… Хотя "элита" — это громко сказано.

— Попробуй вздремнуть, когда я нервничаю мне помогает сон… Хотя лететь нам всего четыре часа. — Проговорил Шаман, после чего завалился на кресло и закрыл глаза.

Может действительно вздремнуть? Хотя нет, не усну, лучше уже с созданием новой техники посижу, а то я так и не смог ее завершить… Хотя стоит ли вообще мне заниматься техниками? Когда я наконец спустился в архив, обнаружил что есть очень много книг написанных рукописным текстом где описывались свойства, способы создания, а так же формулы техник всех известных стихий. Все-таки семья Стариновых — это семья универсалов, однако комплексные и резонансные техники меня несколько поразили. Десятки лет исследований и улучшений, честно говоря я только мог представить какое сокровище попало мне в руки, однако использовать его я не мог… Пока не мог. Все-таки с этими делами я практически полностью забросил личные тренировки.

Положив руку мне на голову, Селена принялась меня гладить, тем самым успокаивая, она так часто делала, когда Виолетта нервничала…

Благодарно улыбнувшись, я покачал головой, после чего достал ноутбук, поставив его на стол перед собой, открыл так и не завершенный файл с техникой, углубившись в расчеты.

А самолет тем временем с небольшой тряской взлетел, направившись в столицу нашей необъятной родины…


Прибытие в Москву состоялось обыденно, здесь я оказался во второй раз, но тем не менее, мне сразу не понравился этот город… В столицы всех государств всегда стекаются те кто хочет красивой жизни, тем более за чужой счет. Как говорится: "большой город — большие возможности". Однако мне не нравился в этом плане Бирск, так и не нравится Москва…

— Итак, какой у нас план мероприятия? — спросил Шаман, когда мы оказались в такси, везущим нас в гостиницу "Катерина".

— Завтра вечером будем совет Великих семей в Кремле. Сегодня отдыхаем и готовимся, больше ничего.

— Мне нужно платье. — Тихо заметила Селена.

— Хорошо, сегодня вечером и сходим, заодно и по столице погуляем. Нечасто я собираюсь сюда выбираться. Точнее, глаза бы мои не видели столицу.

— Здесь красиво. — Заметила, Селена смотря на улицу.

— Первое впечатление всегда обманчиво. — Ответил я, проводив взглядом один из императорских дворцов, сейчас используемый как филиал банка.

Все имеет свойство меняться под гнетом безжалостного времени. Сменяются эпохи и поколения, но люди остаются неизменны. Изменить этого невозможно, как впрочем, и контролировать этот процесс. "Piscis primuin a capite foetat" — "Рыба гниет с головы". Интересно, насколько он будет долог?..


Прибыли мы в Кремлевский дворец на заказанном автомобиле бизнес-класса. Мне пришлось влезть вновь в деловой костюм, который я привез с собой. А с Селеной мы вчера долго ходили выбирали вечернее платье… Самое сложное было заставить Шамана одеться соответствующим образом.

— Гена, ты выглядишь очень солидно. Не надо делать вид, что тебе противно, ты все-таки ученый у нас человек с двумя высшими.

— Не люблю я такие встречи, ты представляешь, кто сегодня здесь будет?

— Звезды эстрады, министры, банкиры, в общем, вся элита столицы.

— Ну и что мне тут делать? С такой компанией.

— Шаман, ты иногда хуже… ребенка. Когда я позволял себе смотреть сверху вниз на представителей великих семей, им становится очень неуютно в моей компании.

— Поэтому тебя и не любят. — Заметила Селена.

— Зато уважают, а это куда важнее какой-то любви. — Парировал я.

Автомобиль остановился, Шаман первым покинул его и открыл дверь, после чего я, выбравшись, помог выбраться Селене. Несколько корреспондентов освещали данное событие, однако их не допустили к нам, мы прошли через парадный вход, мы впереди, Шаман немного позади и с оружием.

— Вениамин, я удивлен, что вы все-таки сумели прибыть на мероприятие столь высокого уровня, — встретил меня Данил Иванов.

— Мне не привыкать. Позвольте представить вам свою спутницу, Селена Лия Анна Нери. А так же глава моей гвардии Шаманаев Геннадий.

Оценив внимательным взглядом Шамана, который ответил тем же, Данил улыбнулся Селене и пожал ей руку. После чего вновь обратился ко мне:

— Значит, все-таки решился?

— Зачем тянуть? В любом случае у меня будет еще один год. — Сухо проговорил я.

— Разумно. — Усмехнулся Данил, после чего проговорил, — а сейчас прошу меня простить, мне нужно встречать остальных гостей.

После того как он удалился я расположился на краю зала, взглядом скользя по присутствующим, многих из которых узнавал. Шаман, успев подхватить бокал с шампанским, несколько расслабился.

— Ну, а что теперь? — спросил он.

— Теперь ждем, сначала будет встреча гостей, во время которой должны прибыть главы семей, после чего начнется и сам совет. Основной праздник начнется только после совета.

— Ясно… Все как обычно. — Усмехнулся Шаман.

Многозначительно улыбнувшись, я повел Селену к столику с закусками. Нужно было убить время.


Все советы проходили в подобном формате, в принципе попасть сюда было довольно сложно. Дело в том, что меня сюда вообще бы не пустили, несмотря на мой ранг, однако я успел подать заявление на рассмотрение своего статуса. Даже Селена могла сюда попасть только по приглашению или представительству своей семьи. Членам семей же не нужно было даже разрешение…

Тем временем собрались представители великих семей, сразу же удалившиеся в зал малого совета, последним ушел Иванов, приняв всех гостей, после чего территорию оцепила охрана. Даже так я успел заметить двух профи, присутствующих здесь… А когда поделился сведениями с Селеной, она меня поправила сообщив что здесь их восемь, это при том что мастеров всех стихий было почти полсотни.

— Вениамин Старинов, совет вас ожидает. — Неожиданно подошел ко мне человек из толпы.

— Шаман, присмотри за Селеной, — быстро проговорил я.

— Прошу за мной, — проговорил человек с невыразительными чертами лица.

Без вопросов двинувшись за ним, я покинул зал, после чего оказался в длинном коридоре и наконец, остановился возле дверей.

— Прошу. — Открыв передо мной двери, парень отступил в сторону.

Сделав глубокий вдох, я вошел в зал совета, начав с протокольной фразы:

— Прошу совет Великих семей предоставить мне, Вениамину Старинову, статус основателя новой семьи.

— Докажите что вы достойны этого. — Ответил мне Данил Иванов.

Подойдя к столу, выполненного в форме полумесяца, я протянул ему папку, где была общая информация по компании "Кедр", численности личной гвардии в соответствии с рангами, а так же информация по строящемуся медицинскому центру…

— Вы стали довольно знамениты за последнее время, Вениамин, — отметил Николай Теплов, — все-таки многие наблюдали за вашими свершениями.

— Благодарю, но лавры известности меня не коснулись.

Вы представлены к ордену мужества, это дорогого стоит. Однако вернемся к вашему заявлению, назовите причины, по которым вы считаете себя достойным заявленному статусу?

— Для начала, стараниями моей семьи удалось создать компанию, на предприятиях которой трудится почти шесть тысяч человек, получающих достойную зарплату. Так же был создан отряд имеющий численность в семьдесят человек, третья часть которого является "мастерами".

— А что на счет вас? Вы сейчас уже являетесь главой болгарской семьи Железковых, вы не считаете, что с нашей стороны было бы просто неразумно давать вам статус. — Спокойно проговорил Николай Потемкин. — С этим вы станете международной семьей.

— Да я в курсе, того что, в случае одобрения, мой статус изменится. Однако, есть и другие особенность заключенных брачных договоров. Что же на счет меня, — сложив руки за спиной, я улыбнулся, — сейчас мне просто нужен статус. Насколько мне помнится, совет все еще не отменил императорский указ, от тысяча шестьсот тридцать восьмого года, согласно которому, за особые заслуги ранговый может претендовать на статус основателя новой семьи.

— А разве не вы инициировали конфликт между Россией и Японией? — неожиданно проговорил Петр Громов, — не считаете, что заявлять о своем праве, сейчас, когда наши отношения обострились до максимума, как минимум излишне дерзко?

— По данному вопросу, вам лучше обратится к Даниилу Иванову, присутствующему здесь. Он был непосредственным свидетелем, а после и участником заседания в разрешении той конфликтной ситуации. Однако, несмотря на ваши слова, виновным я себя не считаю.

— Петр, Старинов в тот момент действительно был не причем. — Спокойно проговорил Иванов. — Да, он помог чужой невесте, что и вызвало ту трагичную ситуацию. Однако, принц остался доволен принятым в тот вечер соглашением.

— В принципе, я вижу что Вениамин, прибыл сюда подготовленным. — Тихо проговорил Леонид Теплов, — как я полагаю, вы собираетесь взять под надзор Воскресенский район Бирской области?

— Да, Леонид, — кивнул я старейшему представителю совета, — по крайней мере, моя личная гвардия уже содействует органам местного правопорядка и проводит систематическое патрулирование города.

— В таком случае, давайте не будем откладывать и перейдем к голосованию. — Так же тихо проговорил он. — Каждый из нас обладает куда большей информацией о Вениамине, весь этот фарс вызывает у меня лишь скуку. К тому же бал уже начался, а мы даже половину прошений не обработали.

Достав чистый лист документа, Леонид быстро принялся заполнять его, после чего подписав, направил на другую часть стола. А я просто терпеливо ожидал, скрывая внутреннюю дрожь, ведь там только две графы, "предоставить" и "отказать".

Каждый из глав некоторое время размышлял, прежде чем поставить свою подпись, после чего лист вернулся в руки Иванова, который поднялся из-за стола, что и сделали представители остальных семей.

— Поздравляю вас со статусом основателя, глава семьи Вениамин Старинов.

Подойдя, я принял документ и получил одобрительные кивки остальных членов совета.

— Благодарю. — Проговорил я, после чего взял папку со стола и направился к выходу.

— Вы, кажется, что-то забыли, Вениамин Старинов?.. — проговорил мне в спину Геннадий Ярославский.

— Забыл? — остановившись, я обернулся и посмотрел на него, — вы ожидаете, что я сейчас присягну вам на верность? Отнюдь. Такого действия вы от меня не дождетесь. Вы слишком много хотите Ярославский, не предлагая ничего взамен. Как и семья Седых, я заявляю о нейтральной позиции ко всем "Великим семьям".

— Это разумно с вашей стороны, Вениамин, — улыбаясь, согласился со мной Василий Белоусов, — учитывая, что вы сейчас двухранговый, ваше желание присягнуть кому-либо из Великих семей вызвало бы необоснованное опасение остальных.

Благодарно кивнув, и спокойно развернувшись, я двинулся к выходу, чувствуя спиной взгляды глав. Однако неспешно выйдя из кабинета, дверь, которую открыл передо мной молодой универсал из семьи Ивановых.

Оказавшись в пустом коридоре, я не сдержался и довольно улыбнулся, после чего устало вздохнул…

— Поздравляю, Вениамин, — неожиданно раздался незнакомый мне голос, — получить одобрение шести из семи глав "Великих семей" дорогого стоит. Но для этого ты сделал даже больше, чем требовалось.

— Кирилл Иванов, какая неожиданная встреча, — снова сделав отрешенное выражение лица, посмотрел я на двухрангового, скрывшего свою энергетику, — чем обязан?

— Пройдемся, хочу вернуться на бал. — Проговорил он, приблизившись ко мне.

— Не имею ничего против. — Ответил я, двинувшись дальше по коридору. — Кстати, спасибо за поздравления. Однако учитывая, что вы ожидали меня здесь, вам что-то от меня надо…

— Вениамин, не надо использовать деловой стиль, мы же родственники.

— Родственники, которые восемнадцать лет делали вид, что меня не существует? — Добавил я в голос капельку яду. — А сейчас, когда я достиг успехов без вашей на то помощи, вы решили обо мне вспомнить. Какое приятное родство.

— Но все же…

— Не думаю, что сейчас у меня найдется желание сотрудничать с семьей Ивановых, точнее, мне хочется держаться от вас подальше. Ваш отец уже пытался принудить меня к сотрудничеству. Надеюсь, вы как будущий глава будете более разумным и осмотрительным.

— Ты понимаешь что делаешь? — бросил на меня косой взгляд Кирилл, остановившись.

— Не позволяю постороннему принять участие в моей жизни. — Сухо ответил я, глядя ему в глаза. — Кирилл Данилович, не думаю что развитие этого разговора возможно, сейчас. Поэтому прошу меня простить.

Повернувшись, я все тем же неспешным шагом, наконец, вышел из коридора, после чего оказался прямо перед Селеной и Шаманом ожидающим меня…

— Ну, что, не томи… — шепотом спросил Шаман.

На что я только достал официальный документ, где стояли шесть подписей глав великих семей, а в содержании документа говорилось о том, что я получил статус основателя новой семьи. Шаман быстро пробежался по нему глазами, после чего осторожно протянул его мне, я же сразу убрал его в папку.

После чего Шаман замер, на его лице появилась счастливая улыбка…

— Шаман, ты улыбаешься как… знаешь кто? — несколько остудил я его.

— Тьфу на тебя, надоел. — Все еще улыбаясь, проговорил Шаман. — Знал бы ты, сколько было сил вложено учителем и Борей, чтобы этот день настал. Хотя я даже не знаю, получилось бы у них.

Да, это действительно хороший вечер, впервые у меня получилось сделать что-то грандиозное, даже как-то горд за себя, не зря же надрывался последние двенадцать лет. Награда за тяжелый труд, как же она сладка.


Праздничный вечер между тем продолжался, выступали артисты эстрады, вся атмосфера была пропитана… фальшивым весельем, которое я чувствовал просто физически. Потому несколько подумав, я перебрался с Селеной за столик на краю зала и уже отсюда наблюдал за продолжением.

Шаман затерялся в толпе, иногда мне удавалось увидеть его в компании дам подходящих ему по возрасту, однако главе гвардии было тяжело найти общий язык. В конце концов, я увидел его с каким-то показавшимся мне знакомым мужчиной, который рассказывал Шаману какую-то веселую историю.

— Здравствуйте, Вениамин, вижу, вам не нравится атмосфера праздника. — К нашему столику подошли две девушки, одну я знал, а другую видел впервые. — Позвольте представиться, Ольга Соколова, а это моя подруга Ирина Сотникова.

— Вениамин Старинов, приятно познакомится, — дружелюбно улыбнулся я, после чего указал на свою спутницу, — а это Селена Лия Анна Нери.

— Вас называют сильнейшим сенсором в мире. — Проговорила Соколова.

— Спасибо, Ольга, но это доступная информация. Так же как и то, что я мастер первого ранга. — Довольно прохладно приняла комплимент Селена.

Получив довольно холодные взгляды от девушек экспертов четвертого ранга, Селена одарила их тяжелым взглядом, показывая, что ей, есть чем ответить…

— Вениамин, после произошедшего в горах Алтая, вы стали довольно знамениты, — присев за стол, проговорила Ольга, стараясь быть ближе ко мне, — говорят, вам удалось победить профессионала.

— Вообще-то это официальная информация, подтвержденная семьей Ярославских. Да и не хочется мне сейчас это обсуждать. — Спокойно проговорил я, смотря в глаза девушки чуть старше меня. — Вернемся к атмосфере праздника. Здесь постоянно так или только сегодня? Как вам известно, мне не часто удается бывать на мероприятиях такого уровня.

Ирина насмешливо улыбнулась, но я ответил лишь задумчивым взглядом и легкой вежливой улыбкой. Все-таки эта беседа была лишь игрой по известным нам правилам, но вот мне пока было не понятно, что нужно этим двоим. Хотя мотивы одной из них мне было ясны…

— Вам не нравится наше общество? — тихо спросила Ольга, осторожно положив руку на мое колено.

— Напротив, я рад вам. С вами интересно вести беседу. — Мягко сбросив руку, ответил я ей. — Тем не менее, я прибыл на совет Великих семей по личным делам, не более того.

— Вы оказывается занятой человек, — нисколько не изменившись в лице, проговорила Ирина, заметившая этот отказ от близкого контакта, — сейчас вас так же называют одним из влиятельнейших людей…

— Боюсь что это не более чем большая ложь. Влиять на многое я попросту не способен. Что же по поводу занятости… В ближайшее время у меня не будет времени на подобные встречи. Дела семьи, как говорится, не требуют отлагательства.

— Дела семьи? — сделав непонимающий вид, спросила Ольга.

— Да, я женат, если вам это неизвестно. — Улыбнулся я, быстро продемонстрировав обручальный браслет. — А так же позвольте отметить, что у вас тоже есть нареченные. Мне бы хотелось избежать бессмысленного конфликта, между мной и вашими женихами, которые уже десять минут стоят за третьей колонной справа отсюда. Поэтому прошу нас оставить, я вместе со своей спутницей хочу спокойно провести этот вечер.

— Значит, вот так? — тихо спросила Ольга.

— И никак иначе, в противном случае, если дуэль состоится, возможно что погибнуть придется не только двоим… А ты Соколова, передай старику что он проиграл еще восемнадцать лет назад.

— Ты не понимаешь, от чего отказываешь. — Вскочив, резко ответила она.

— Нет, все гораздо прозаичней, я знаю, на что нельзя соглашаться. — Улыбнувшись, проговорил я, поднял я бокал. — За приятный вечер, дамы, всего доброго.

Ирина следом за подругой поднялась из-за столика, после чего они присоединились к своим кавалерам, который посмотрели в мою сторону, но я лишь с независимым видом пил шампанское, после чего удалились.

— Ты был резок. — Отметила Селена.

— Не хочу обижать тех, кто остался в дураках. Ничего лишнего. — Ответил я. — Они понимают, что не имеют рычагов давления на меня, поэтому пытаются создать искусственный конфликт. Однако, рисковать они так и не научились.

Иначе, Ольга, дочь Алисы Ивановой, моя двоюродная сестра не отступила бы. Одно дело спровоцировать конфликт, но совсем другое оказаться мертвой… Поняла что игра не стоит свеч. Впрочем, если бы она была глупее, ее бы здесь не было. Впрочем, это только начало… Вот и начинаются танцы с бубном вокруг меня и имеющегося у меня ранга.

Только самое забавное в том, что она не универсал. Вот что бывает когда род теряет свою основную силу и боюсь что она не одна такая из членов семьи Ивановых…

— Что-то случилось? — подойдя к нам, спросил Шаман.

— Если не считать что пару минут назад меня едва не вызвали на дуэль — ничего. — Скучающе проговорил я. — Шаман, ты не знаешь, когда уже главы семей появятся. Мне хочется уже просто прослушать официальное заявление о признании моего статуса и идти отдыхать.

— Ты иногда как ребенок. — Устало вздохнув, Шаман сел за столик. — Впрочем, понимаю тебя.

— Выходят. — Тихо проговорила Селена.

Действительно, вся семерка появилась из коридора и поднялась на сцену, откуда должны быть произнесены поздравительные речи в отношении новых глав семей, но не более. Остальные обсуждаемые вопросы не становятся известны местному обществу.

— Совет окончен. — Негромко проговорил Иванов. — Согласно его решению мы решили предоставить Вениамину Старинову статус "основателя". Мои поздравления.

Взгляды многих из толпы начали скользить в поисках меня, но я оказался недосягаем для их взглядов, сидя в углу и просто наблюдая. После этого заявления главы семей разошлись по залу, заиграла музыка, открывающая вечер.

— Главам не понравится, что ты не предстал перед ними. — Заметил Шаман.

— Я им сразу сказал, что займу нейтральную позицию ко всем, если они считают себя оскорбленными — значит, так оно и есть. — Скучающе проговорил я. — Только вот не удивлюсь, что некоторые из них захотят поговорить со мной лично. Не каждый день им удается встретиться с двух ранговым независимым от их далеко нескромных персон.

— Главное не перестарайся, настроить против себя людей порой слишком просто. — Отметил Шаман.

— Ты же меня знаешь. — Поднялся я из-за столика, обратившись к Нери, — не составите мне компанию, синьорина?

— С удовольствием. — Поднялась Селена.

— Внимательнее. А я пока передохну. — Тихо проговорил Шаман.

Оставив мастера двух стихий, мы с Селеной неспешно двинулись по залу. Мне уже было видно, что девушка хочет чего-нибудь интересного, однако танцев на данном вечере не было, а с местной компанией она была не знакома.

Неожиданно мы вышли прямо к Даниилу и Маргарите Ивановым, которые тут же повернулись ко мне.

— Наслаждаешься вечером, Вениамин?

— Небольшой отдых, перед тем как возложить на себя полномочия в соответствии с новым статусом. Вы прекрасно выглядите, Маргарита Юрьевна. Рад вас видеть.

— Я ожидала не этих слов, — произнесла бабушка с дрогнувшими губами.

— Прошу прошения?

— Маргарита, не надо, он нас не примет. — Сдержанно проговорил Данил, бросив на меня тяжелый взгляд.

— Насколько мне известно ситуация с принятием целиком обратная. Сейчас с вашей семьей меня ничего не связывает. Более подробную информацию вы можете узнать от вашего сына.

— Долго ли ты будешь независим?

— Боюсь, чтобы пойти на уступки, мне придется перешагнуть не только через достоинство, но и честь. — Ответил я Иванову вызывающим взглядом.

— Значит так…

— И никак иначе, Данил Федорович, — четко отметил я границы общения, — вы чужды мне, а я вам. На этом и закончим данную дискуссию.

Маргарита посмотрела на меня обреченным взглядом, развернувшись, скрылась в толпе. Данил же некоторое время буравил меня взглядом, после чего двинулся на поиски жены. Селена, стоявшая все время рядом, неспешно жевала какой-то салат не став вмешиваться…

— Здравствуй, Вениамин, рада увидеть тебя здесь. — Подошла к нам Ольга Белоусова. — Стала свидетелем вашего разговора, точнее ты расставил все точки над "i" с семьей Ивановых. Мог бы быть и мягче.

— Добрый вечер. — Ответил я ей. — Меня нельзя купить или продать, что пытаются сделать очень многие, считая недалеким человеком. Не хочу это обсуждать.

— Правильно, не дискредитируй себя. Тебе еще долго быть главой семьи, лучше больше делай, но не говори. Целее будешь. — Довольно дружелюбно ответила женщина. — Пришла сказать тебе спасибо, моя дочь чувствует себя хорошо. Петя пытается за ней ухаживать, но… Молоды они еще, пока друг к другу привыкнут, много воды утечет.

— Пожалуйста. — Кивнул я даме.

— Была рада увидеть тебя, жаль, конечно, что ты такой, какой есть. — Мягко намекнула Ольга на тему прошлого разговора. — Впрочем, надеюсь, что наши отношения в итоге не испортятся. Удачи, Вениамин Старинов, за тобой будут наблюдать.

— Как и всегда. — Улыбнулся я.

Понимающе улыбнувшись, Ольга растворилась среди окружающих, а я подошел к Селене, которая несколько отстраненно гоняла горошек по блюдцу.

— Прости, ты, наверное, устала быть безучастной?

— Ничего, я понимаю, что я лишь гость. Мне понятна реакция окружающих, ты лишь вернул себе статус и сейчас многие не знают как поступить… Вспомнишь ты о старых обидах или нет и все в таком духе. Осторожность.

— Да. Семья Стариновых всегда была независимой, многим это не нравилось, однако они были силой… Сейчас мы тоже сила, но уже не та, тем не менее, нас остерегаются, точнее меня. Впрочем, давай закончим на этом наш вечер.

— Не имею ничего против. — Согласилась со мной Селена.

Взяв девушку под руку, я вернулся к Шаману, который обрадовался известию, сразу же вызвав нам машину… После чего мы никем не замеченными покинули вечер.


Интерлюдия: Болгария. Ахелой. Родовое поместье семьи Железковых.
7 июня 2002 года.

Лежа на кровати, Игорь Старинов поднял руки, пострадавшие в бою с Георгом и лишь горько улыбнулся.

Думал, что убрал всю охрану, а пришлось сражаться с тремя профи, не повезло, впрочем, и те, кто там был не ушли живыми.

В этот момент в комнату прошла Габриэлла.

— Прости за это состояние Элла, забыл что уже не сорок лет…

— Не простят тебя немцы.

— Чего, а прощения я ожидаю меньше всего, — тихо проговорил Игорь Старинов, — Элла, их было там двадцать семь человек, двадцать семь универсалов, половина из которых из нашей семьи. Не мог я просто забрать их и уйти… Меня сейчас больше волнует, что решит по этому поводу совет. Доказательств у них нет, но подозревать они меня будут.

— Сейчас мы их спрячем на одной из наших баз, но учти Игорь, такое количество универсалов всколыхнет все мировое сообщество. Так же отмечу, что большинство из них асоциальны, они не умеют жить в существующем мире. Конечно, самых маленьких мы всему научим, но вот что делать с взрослыми…

— Элла, я все понимаю, но не мог я их там оставить. Не мог. Ты же видела их.

— Успокойся Старинов… — устало проговорила Габриэлла, опустившись на кресло, — я все понимаю, так же понимаю и то, что их просто использовали. Однако пятнадцать профи и триста мастеров, больше половины которых может стать профи… Это вызывает не опасения, а откровенный страх. Как поступить сейчас?

— Не знаю, но что-то нужно делать. Русские семьи уже давно ничего не могут сделать против такой силы, они лишь тешат себя надеждой, что им удастся получить чью-нибудь помощь. Поэтому они и решились дать Вениамину статус основателя, надеясь, что сумеют заручиться поддержкой китайского императора.

— Семья разберет.

— Сам на это надеюсь.

— Отдыхай пока. За Вениамином присматривают. Сейчас он в Воскресенске и там стало шумно.

— Не наломал бы дров. — Усмехнулся Игорь. — Завтра я уже смогу что-то делать, а пока…

— Отдыхай.


Глава 12. Конфликт и посол

Вылетели мы в Бирск после получения сообщения от Кира Львовича, ожидающего нас у себя. Шаман зевал и недовольно на меня смотрел время от времени.

— Шаман, если хочешь что-то сказать — говори. Не люблю когда человек, вопрошающе смотрит, но при этом молчит.

— Зачем ты с утра поперся в Генеральную прокуратуру?

— А как ты думаешь, мне придется наводить порядок в районе, где большая часть наших высокопоставленных лиц уже давно устроились благодаря кумовству. Ты в курсе, что в Воскресенский район было направлено пол миллиарда рублей на капитальный ремонт некоторых объектов, включая больницу, две школы, а так же пять детских садов. Только вот как деньги были направлены, так они и переправились в нужные карманы.

— Что ты задумал? — улыбнулся Шаман.

— "Разделяй и властвуй", — ответил я цитатой, после чего пояснил, — пока администрация района будет заниматься заметанием следов, что только покажет их уязвимость, я займусь делами семьи. А работы нам предстоит много, Шаман. Это еще только начало, впрочем, наводить порядок всегда сложно, но необходимо. Статус обязывает, только вот не все это понимают.

Одарив меня задумчивым взглядом, Шаман только удовлетворенно кивнул. Селена же в данный момент сидела и смотрела в иллюминатор, рассматривая расположенное внизу белое море облаков.

Мне пока хватит работы с медицинским центром, оставшееся оборудование я уже закупил, сейчас нужно лишь дождаться окончания строительства и можно начинать… Так же нужно расследовать это дело с Чернозубовыми, а значит нужно привлекать федералов, один из которых должен прибыть вместе с сотрудниками генеральной прокуратуры. Сейчас меня больше волнуют Масловы, все-таки не понимать, откуда растут "загребущие руки" просто не серьезно. Однако у них на обеспечении другой район, поэтому они не многое могут сделать. Это регламентируется кодексом семей, где все ясно расписано. На своей территории я могу стереть их в пыль, никто и против слова не скажет. Но, завод… Ладно, пока их не расшевелят, не буду вмешиваться, не сумеет справиться прокуратура с федералами, вызову комиссию из состава великих семей. Но это лишь на крайний случай. Да работы предстоит много…

По приземлению нас ожидал транспорт с сопровождением, командовал парадом Игорь Седых. Обменявшись рукопожатиями со всеми, все-таки мы были знакомы не первый год, мы загрузились, после чего двинулись в направлении родового поместья.

— Рад, что у тебя все получилось, — проговорил Игорь, севший за руль.

— Спасибо, знал бы ты как я этому рад. — Усмехнулся я. — Как кстати семья?

— Софья ребенка ждет. — Спокойно ответил Игорь.

— Поздравляю, — хлопнул его по плечу сидящий рядом Шаман. — Не будь как я, ты-то еще молод.

— Да, по тебе Гена и не скажешь что ты старый, чего сам-то не хочешь продолжить род Шаманаевых? — поддел его такой же глава личной гвардии.

— Некогда пока.

Знал бы ты, как я часто это слышу: надо встать на ноги, потом уже о детях думать. Только ты и сам понимаешь, что в этой жизни по-иному не получается…

— У меня даже жены нет, какие дети?

— А этому ты у своего главы научись, всего восемнадцать, а уже думает, как продолжить свой род. Три жены — это тебе не женитьба на работе. — Продолжил нападки Игорь. — С возрастом только сложнее сойтись, да организм уже не тот, что в молодости.

— О чем они говорят? — тихо поинтересовалась у меня Селена.

— Игорь Старинов говорит Шаману, что ему нужно остепенится… Женится наконец, продолжить род. Кстати, Селена у тебя есть знакомые дамы среднего возраста?

Дай подумать…

— Не понял, ты мне жену, что ли уже ищешь? — обернулся ко мне Шаман, — Веня, ты опух?

— Чувствую себя хорошо. — Спокойно проговорил я. — Только вот пока глава гвардии семьи Стариновых поставил на себе крест касательно семейной жизни.

— Вениамина тебе не обыграть… — протянул Игорь, — как-то я с ним повздорил. Так нас вся гвардия пыталась растащить.

— За дело хоть? — спросил Шаман.

— Да, к сожалению. — Не слишком весело проговорил Игорь. — А ведь ему тогда было лишь двенадцать, а меня мастера он как нашкодившего кота по всему поместью гонял. Впрочем, сам виноват.

— Устроить разнос Веня умеет… Только вот один плюс — не сгоряча он это делает. Сухим ледяным тоном, но больно. Впрочем, за это его и уважают. Не выходит за рамки дозволенного.

— Далеко не все. — Заметил Игорь.

— Ровно до того момента пока его не достанут. "Пес" вырос в "Волкодава", это уже все поняли. — Усмехнулся Шаман. — Особенно после того как он в одиночку грохнул профи в горах.

Однако кроме всего этого есть еще, и другая головная боль… Селена вышла из состава дома Нери и сейчас находится рядом со мной добровольно. Ладно, посмотрим, как к этому отнесутся Ева, Виолетта и Нуо.

Между тем автомобили въехали на территорию родового поместья Седых, а я открыв двери увидел ожидающих меня жен… Которые внимательно рассматривали меня, сразу же отметив седые волосы на висках и тонкий рваный шрам на голове который я все еще не залечил до конца.

Выйдя из машины, я с невозмутимым видом закурил и спросил:

— Насколько мне известно, вы должны были оставаться в академии еще до середины месяца. Итак, почему вы здесь?

— Веня, ты сейчас мне договоришься. Где: "привет, рад вас видеть. Я по вам так скучал. Как же я вас люблю?" — пошла в наступление Ева, а после того как подошла ко мне, некоторое время рассматривала мое лицо после чего улыбнулась, — потрепало тебя в наше отсутствие.

— Немного. — Ответил я, устало вздохнув.

— Рада, что ты в порядке. — Приговорила Ева, после чего повисла у меня на шее.

— Да, я тоже рад. — Ответил я, отведя руку с сигаретой в сторону, а другой, обнимая жену, после чего посмотрел на Виолетту и Нуо просто наблюдающих за сценой. — А вы что?

— Успеем еще. Не хочу здесь. — Ответила Виолетта, озираясь по сторонам.

Понятно, стесняются окружающих… Даже Шу с ней согласилась.

Выйдя Селена обнялась с Евой, после чего подошла к Виолетте с Шу и принялась с ними негромко переговариваться. Ева тоже отошла к ним, а Игорь ушел по своим делам, со мной рядом остался только Шаман.

— Дружные они у тебя. — Кивнул на девушек он. — Думаю, семья получится крепкой.

— Надеюсь. — Докурив, я испепелил окурок, после чего уверенно проговорил, — ну что пойдем, не нужно мучить "Громовержца" ожиданиями, хотя бы из уважения к возрасту.

— Веня, мы позже подойдем, поговорите пока, — проговорила Ева.

Кивнув ей, я неспешно направился к старику, который ожидал меня в своем рабочем кабинете, однако перед этим я попал в объятия Марии, работающей в поместье поваром, после чего она сказала, что мы будем полдничать, пригласив к столу, после чего двинулась к девушкам.

Войдя в кабинет вместе с Шаманом, я улыбнулся и пожал руку Киру Львовичу.

— Здравствуй, Вениамин. Раз ты доволен, значит, у тебя все получилось. — Проговорил Седых обычным сухим голосом, после чего пожал руку Шаману, — начинаешь стареть Гена.

— Есть немного, Кир Львович.

— Присаживайтесь, поговорим с вами о деле. — Проговорил старик, после чего сам опустился на кресло. — Как прошел совет?

— Если не считать наглых попыток семьи Ивановых пойти на контакт — нормально. Вот, Кир Львович, — протянул я ему документ, закрепляющий мой статус, — семья Стариновых возрождена.

— Только Ярославские отказали… Подозревает он нас, — задумчиво проговорил старик, пройдясь взглядом по тексту, — есть какие-нибудь идеи по нашему плану.

— Займусь этим к концу месяца, хочу раскопать одну неприятную тайну. А сейчас буду разбираться с Воскресенском. Меня пока Масловы волнуют… Думаю придется повозится.

— Если будет нужна помощь — направлю тебе людей.

— Мне нужен федерал, не самого низкого звания, чтобы имел за собой определенную силу… Боюсь что когда я начну компанию будет очень много проблем, связанных именно с гражданским населением.

— Да, я приблизительно догадываюсь, что у тебя происходит. Все-таки моей семьей было потеряно право вмешиваться в обстановку за пределами Бирска. Человек есть, попробую выпросить его, к тому же у него имеется пунктик на счет Великих семей, поэтому ему так и не дают новое звание. — Усмехнулся старик.

После того как Седых утратили статус "Великой семьи", многое изменилось в Сибирском регионе… Возможно что-то стало и лучше, но учитывая уровень преступности что вырос за последние два десятка лет, тенденции становятся все более и более пугающими… А ведь это постоянно обсуждают, но что-то предпринять по данному вопросу просто не способны. Руки у многих семей, которые могли бы изменить обстановку, попросту связаны, а их влияние ограничено подответственными районами.

— Какие ваши планы? Надеюсь вас не заставили отправить людей для нормализации обстановки на юге региона?

— Нет. Ярославские такого права не имели и не имеют. Однако у нас идет волна беженцев, русское население бежит из региона. Конечно, она и раньше была, но сейчас ситуация стала критической.

— Национальный вопрос для нашей страны всегда был острым, — задумчиво проговорил я, — однако наше правительство совершенно не думает о том, чтобы что-то изменить. Сейчас они конечно зашевелятся, происходящее на юге Сибири и на Дальнем Востоке не останется без внимания. А ведь все дело в деньгах… Дешевая рабсила в лице китайцев, так и выходцев со Средней Азии. А ведь у нас есть и полмиллиарда российского населения, которое нужно трудоустроить.

— С этим ты ничего не поделаешь… Даже не пытайся. — Устало улыбнулся Седых. — Наши проблемы в глупости наших правителей. Впрочем, тему эту недавно подняли, сейчас уже начинают. Итак, значит, ты будешь занят в Воскресенске, а я пока буду заниматься делами своей семьи.

— Кстати, Кир Львович, я что-то не пойму, почему в Воскресенске нет аэропорта? Мне известно, что он был, но сейчас…

— А это ты Масловым спасибо скажи. Они когда начали строить завод, выкупили его, а после бросили. Многие работники тогда в Бирск перебрались. Работать же им надо… А если человек любит свою профессию, он на многое способен.

— Ясно, придется устроить им разбор полетов. Мне для медицинского центра нужен действующий аэропорт.

— Тебя ассоциация пока не беспокоит?

— После того как стала известна информация об операции проведённой Ким Лиен-Сун, они молчат. Однако что-то им передавать я не планирую, особенно это касается методики по восстановлению энергетических каналов. А заставить они меня не могут, просто по той причине, что я глава семьи. Это обезопасит меня от нападок с их стороны.

— Ясно. Ну что же, давай закончим пока и пойдем, поедим. Перелет был долгим, а вам еще в Воскресенск нужно попасть. — Поднялся Кир Львович с кресла.

— А где Николай?

— Отправился в гости к Басовым. — Ответил старик. — Знаешь Веня, а ты оказался прав, молод он еще для таких вот отношений.

— Помолвку можно и разорвать.

— Нет, но я думаю, что ему нужна еще одна жена, умная и сильная, способная быть рядом с ним и поддержать в трудную минуту.

— Могу попробовать поискать, пара лет разницы не сыграет никакой роли, напротив мальчишка научится новым нюансам… Говорить "нет" к примеру, а это важно для наследника семьи Седых.

Задумчиво покрутив ус, Седых нехотя кивнул…

После чего мы направились в направлении столовой, где уже собрались девушки, ожидающие за разговором хозяина дома. А я задумчиво потер переносицу и только не слишком выразительно усмехнулся, заметил, что зрение у меня еще немного упало.



Полдничали мы в теплой обстановке, Игорь, с Шаманом устроившись на противоположном конце стола, вели обсуждение какого-то монстра на колесах со сто миллиметровым орудием. Меня же Кир Львович посадил по правую руку через место от себя, оставив место не присутствующему сейчас Николаю. Всего лишь дань старой традиции, когда наследники сидят всегда по правую руку.

Девушки же сидели слева, только вот Селена бросала взгляды на "громовержца" опасливые взгляды, все-таки быть сенсором, и находится возле профи не самое приятное времяпровождение.

— Вениамин, — обратился ко мне Кир Львович, — девятого августа этого года состоится общий совет семей. Меня интересует собираешься ли ты присутствовать на нем.

— А надо? — посчитав, сколько мне, нужно будет успеть сделать до этого дня, спросил я.

— Нужно. — Сухо заявил Седых.

— Конечно, я постараюсь, но боюсь что пока обстановка в Воскресенске не будет нормализована, мне будет просто некогда никуда мотаться. — Рассудил я. — Кир Львович, не забывайте, что я только стал главой семьи, есть целый ряд проблем, которые мы с вами обсуждали и есть еще один вопрос: что делать с местными бандитами?

— Мне известно, что в Воскресенске с этим есть проблема, впрочем, откуда растут ноги мне ведомо, так как и кто их всех покрывает. Помогу. Ты главное у себя не оплошай… Ты и сам знаешь, что с этой гидрой сложно бороться, все желают жить хорошо, ничего не делая.

На это я лишь благодарно кивнул.

Да, Седых тоже с трудом удалось суметь удержать ситуацию в своих руках после утраты статуса "Великой семьи", тем не менее, попытки дестабилизации и перехвате контроля проводились в рамках тайной войны. Самый большой минус в том, что среди них есть и ранговые, такие же изгои, как и большая часть членов моей личной гвардии.

После полдника, мы начали собираться, как оказалось девушки прибыли с багажом. Поэтому Шаману пришлось вызывать нам транспорт, который доставил бы нас до Воскресенска, который и ожидали…

Шу подойдя ко мне, в то время пока я курил на открытой веранде с видом на летний сад, осторожно провела рукой по шраму, оставшемуся после пули из крупнокалиберной винтовки. После чего прижалась ко мне сбоку. Виолетта с Селеной в это время уединились в беседке, Ева же ушла поговорить с прадедом…

— Мы очень переживали. — Тихо проговорила она. — Сначала вас сбили и мы не знали, выжил ты или нет. После этого ты впал в состояние комы… Веня, мы беспокоимся за тебя.

Я знаю. — Приобняв девушку за талию, я с улыбкой посмотрел ей в глаза, — по ночам я долго время думал как вы там… А почему вы так рано вернулись?

— Виолетта пошла к ректору Джону Нортону и договорилась о быстрой аттестации. После этого мы просто купили билеты на самолет и вылетели сюда. Вот и все.

— А турнир?

— Он показался нам недостаточно значимым событием. Ню, кстати тоже как и мы сдала аттестацию, но вместо согласия направится сюда ей приказали вернуться домой… Там сейчас напряженная обстановка из-за провокация Японии.

— Она сейчас везде напряженная эта обстановка. В Европе, Африке и на Ближнем Востоке сейчас идут войны.

— Поэтому мы и решили, что нам лучше быть всем вместе в это неспокойное время. — Тихо проговорила китаянка, после чего тихо спросила, — ты спал с Селеной?

— Нет. — Твердо ответил я. — Секса у нас не было после свадьбы. Я обещал, что после свадьбы не буду изменять…

— Даже с разрешением? — несколько удивленно спросила Шу.

— Это ваше разрешение, а это мое решение. — Спокойно пояснив, я изобразил витиеватый жест в воздухе, не подразумевающий под собой никакого значения, — пойми, никто не может принудить другого сделать что-то против его воли.

— Вот значит какой ты… Какой верный. — Хихикнула Шу, локтем кольнув меня в бок, после чего довольно улыбаясь, проговорила, — знаешь, пусть это и брак по расчету, но я все-таки сумела влюбиться в тебя. Эх, знал бы ты, как мне стыдно становится, когда я вспоминаю, как хотела завести с тобой короткую интрижку…

— Стыдно? Это хорошо. Не теряй этого качества.

Улыбнувшись, я почувствовал, как сзади к нам подкрадывается Ева, что подойдя сзади, закрыла глаза ладонями:

— Угадай, кто?

— В такие игры с сенсорами не играют, но я всегда узнаю тебя по голосу. — Проговорил я, погладив жену по ладони. — А вот подслушивать нехорошо.

— Вень-Вень, мы все-таки родные люди, какие могут быть секреты? — спросила Ева, встав с другой стороны.

Многозначительно хмыкнув, я достал сигарету и закурил "от пальца".

— Знаешь, я вот все думаю, как ты так куришь, что от тебя не пахнет? — спросила Ева.

— Ну, я всегда использую техники, чтобы убирать неприятный запах и вкус. Странно, что ты только сейчас заметила. — Усмехнулся я, а после зажег огонь на кончике пальца. — Лучше бы поинтересовалась, как работает эта техника, ведь она куда сложнее.

— Вениамин, транспорт прибыл. — Проговорил Шаман, вышедший из поместья, прервав нас.

— Хорошо. — Кивнул я ему, после чего окликнул на английском Виолетту, — Виолетта, Селена, пора собираться, нам еще полчаса добираться до Воскресенска.

— Веня, если у нас будет свободное время, я хочу такой же сад. — Уверенно заявила Виолетта, появившись вместе с близкой подругой возле крыльца.

— Сад как дитя… — неожиданно тихо ответил ей Кир Львович, — если о нем заботится и любить он вырастет красивым и сильным. На это потребуется не менее двадцати лет. Оксана начала его создавать, до рождения Василия, заботясь о нем каждый день. Сумей создавать что-то прекрасное руками, это просто когда ты молода.

— Благодарю вас, Громовержец, я приму ваш совет. — Склонив голову, ответила Виолетта.

— А сейчас вам пора домой. — Добродушно заметил Кир сев в свое кресло, — Вениамин, запомни, когда дети вырастают — они покидают дом. Не стоит пытаться их удержать. Однако напомни, что они всегда могут вернуться и будут так же любимы, как и ранее.

— Понимаю, Кир Львович.

— Иди уже понимающий, а я пока почитаю. — Устало проговорил старик, — время от времени отвлекайся от дел семьи и уделяй внимание всем ее членам. Только тогда в семье будет взаимопонимание и любовь.

Что-то старик сегодня щедр на советы, так он лишь показывает, что ему далеко не все равно, что будет с близкими ему людьми. Вот таким вот бывает старый Громовержец, когда доволен…

Впрочем, я не дал мыслям себя отвлекать, взяв багаж, потащил его к прибывшим трем броневикам. Сразу упрекнув себя за то, что у меня так и не получилось заиметь представительский автомобиль. Впрочем, сейчас как раз лучше всего подойдут броневики…


Возвращение произошло без приключений на ровном месте… Оказавшись на территории поместья, я наконец посмотрел на дом и удовлетворенно кивнул головой.

— Глава, когда праздновать будем? Мы теперь личная гвардия семьи Стариновых, а не какие-то там наемники. — Обратился ко мне Михаил Селин.

— А вот когда появится для этого время и будем, Миша, ты лучше расскажи что удалось раскопать?

— Вся информация была передана на базу, сейчас там сидит Холодец и другие командиры отрядов, решают, что делать дальше. Так же получили кое-что от информатора, вам нужно это увидеть командир.

— Вениамин, я отбываю на базу, патрули удвою. — Проговорил Шаман, забираясь в машину.

— Хорошо, а я пока здесь начну работать. — Согласно кивнул я, подхватив две сумки путешественниц. — Увидимся.

— Завтра я уже буду здесь, — ответил он, — по машинам парни, еще не ночь, а нам на базу нужно.

Члены отряда быстро оказались в машинах и уже через двадцать секунд скрылись за углом дороги. Девушки же в это время изучали территорию поместья…

— Неплохой дом. — Осторожно заметила Нуо.

— Его построил мой дед, когда обосновался здесь. После исчезновения моих родителей он много лет пустовал. Конечно, за ним следили, но здесь никто не жил. Кроме нас с Селеной в последнее время.

— А как вы спали?

— Никак. — Сухо ответил я на провокационный вопрос.

— Вместе. — Спокойно ответила Селена, — но без интима. Он не хотел изменять.

Даже когда она меня просила я ничего не сделал… Немного поиграл с чувствительностью и все. Этого вполне хватило ей, чтобы получить удовольствие. Только вот. Мне и самому нужно было сдерживаться…

— Так это что… Веня месяц без… — отступила от меня Ева.

— Сначала разберемся с тем, что будем, есть на ужин. — Спокойно проговорил я, потащив дорожные сумки к входу в двухэтажное поместье.

Девушки переглянулись, после чего тоже подхватили свои вещи и неспешно пошли за мной…

После этого мы разделились, я пошел топить баню, потратив большую часть времени только для того чтобы набрать воды. Ева с Шу в это время ходили в магазин за продуктами, Виолетта же с Селеной разбирали вещи, распределившись, кто и где будет жить. После этого они поменялись, Ева с китаянкой пошли разбирать свои вещи, а я, наконец, разобрал свои вещи и некоторое время сидел и вникал в то, что мне нужно сделать в ближайшее время…

Мне нужно разобраться с администрацией, органами правопорядка, впрочем, со всем, так как глава семьи наряду со всеми является заинтересованными лицом в функционировании вверенного ему района.

Если произойдет любая неправомерная ситуация что вызовет огласку, меня пригласят в совет "Великих семей", после чего "погладят по головке". Если случится действительно что-то серьезное, как нападение на поместье Седых, когда в ходе боя погибло несколько человек, можно лишиться и статуса. Все не так однозначно, как все кажется на первый взгляд.

— Снова в работу, а с семьей побыть не хочешь? — встав в дверях спросила Виолетта, скрестив руки на груди.

— Мне нужно работать, статус нужно поддерживать итак слишком много сил ушло на его получение.

— Столько проблем с тобой.

— Если проблему освободить от эмоций — это ситуация. Если же проблему можно решить деньгами — это простые расходы. Никогда не пытайся усложнять все, что тебя окружает.

— Зануда.

— Немного жизненной философии. — Ответил я, потянувшись в кресле. — Поэтому не стоит усложнять, Виола, итак "все сложно". Кстати, скоро баня будет готова? Дров подброшу, и через полчаса пойдем мыться.

— Мы с тобой не пойдем.

— А я и не просился.

— Но ведь хочешь?

Многозначительно улыбнувшись, я поднялся с кресла, подойдя, чмокнул жену в щеку, после чего пританцовывая, двинулся проверять баню. Виола только мелко рассмеялась, увидев меня в таком несерьезном настоянии…


В итоге девушки направились в баню все вместе, а я в это время отдыхал на крыльце с бутылкой кваса, наблюдая, как неспешно ночь вступает в свои права.

Да… Вот мы и сумели добиться того к чему шли столько лет. Думаю, сейчас на базе все гуляют, для них это действительно праздник. Теперь они могут без проблем быть, где хотят, так как являются частью семьи Стариновых. Изгоев никто не любит, некоторое семьи имеют в своей практике политику их устранения, особенно это касается тех, кто знает слишком много о делах семьи.

Многие буквально прятались в спешке, например Холодец, он из семьи Савельевых, достаточно известной семьи в определенных кругах. Так его пытались достать, но ничего не получилось, потому что их попросту послали, а связывать с пятнадцатью мастерами семья была попросту не способна. А раздувать конфликт из-за одного парня было просто бессмысленно для целой семьи, все равно Илья Савельев в тот момент был не самым ценным экземпляром. Это сейчас он мастер, имеющий все возможности к сорока пяти стать профи и только потому, что я поработал с его энергетикой.

А все-таки я много чего сумел сделать… Всего за двенадцать лет. Однако предстоит сделать еще больше. Нельзя останавливаться в своем стремлении двигаться. Ну ладно, хватит на сегодня размышлений, дамы пока задерживаются, пойду немного перекушу…


Вопреки всем моим планам, я, дожидаясь девушек к ужину, немного задремал, слыша новости:

"Сейчас по всей стране проходит акция в благодарность Вениамину Старинову, который оказался на борту рейса шестьсот тринадцать рухнувшего в горах Алтая. Благодаря ему, а так же членам российских семей удалось спасть большую часть пассажиров рейса. После всего этого Вениамин Старинов задерживал боевиков в горах, позволяя эвакуировать пассажиров из зоны боевых действий. Кадры боя были получены от одного из пассажиров, сумевшего снять это на свой телефон…

В итоге проснувшись, я некоторое время не понимал, где нахожусь, обнаружив, что меня накрыли одеялом и подложили под голову подушку, после чего проверив, где находятся остальные, удовлетворенно улыбнулся. Все еще спали…

Да, вымотался я за последнее время сильно… Если физическую усталость я еще могу снять, то вот с психологической такой номер не пройдет. Впрочем, ладно, встаю и начинаю работать… Так, они даже телефон отключили. Хотя я рад что получилось именно так.


Приведя себя в порядок, я собрался и не став никого будить выехал на квадроцикле в направлении районной администрации расположенной напротив мэрии. По дороге я несколько раз останавливался и фиксировал на телефон проблемные участки, в частности детскую площадку расположенную прямо возле дороги, потрепанное здание местной районной библиотеки…

Черт, вот что значит район без управления семей. Впрочем, здесь в последнее время хозяйничают Масловы, неправомерно, конечно же. Придется им всем добровольно оставить свои позиции, захватывать завод я, конечно, не собираюсь, по крайней мере, в первое время, но вот с администрацией, что куплена ими, мне придется бороться.

Поставив квадроцикл на стоянку перед администрацией, я подхватил папку с документами и неспешно вошел, после чего посмотрел на пришедшее сообщение от Иры, уведомившей меня, что прибыл Маркин с проверкой на стройку.

— Ты чего-то хотел, мальчик? — неожиданно спросили меня.

— Валерий Усольцев на месте? — поинтересовался я у женщины администратора, сидевшей и пившей чай на рабочем месте, — его беспокоит Вениамин Старинов, глава семьи с этого дня ответственной за благополучие Воскресенского района.

После этого я продемонстрировал ей документ, подтверждающий мои слова… Женщина средних лет по имени Елена, мне казалось сейчас подавится чаем, но тем не менее она дожевала откушенное печенье, после чего быстро набрала чей-то номер по стационарному телефону, но ответа не последовало. После чего повторила те же действия, каждый раз все сильнее бледнея. Наконец мне это надоело…

— У вас есть личный номер главы, уважаемая Елена Андреевна?

— Да… Конечно, я продиктую. — Буквально с серым лицом ответила мне женщина.

— Успокойтесь, дышите глубже. — Между тем спокойно проговорил я. — Не стоит так нервничать. А теперь, пожалуйста, продиктуйте номер.

Женщина немного успокоилась, после чего продиктовала мне номер, который я сохранил. После чего сделал звонок.

— Алло. Кто это звонит в такую рань? — раздался сонный голос главы района.

— Доброе утро, Валерий Юрьевич, вас беспокоит Вениамин Старинов, глава семьи ответственной за благополучие Воскресенского района. Не подскажите где вы находитесь, я бы хотел с вами встретиться и обговорить сложившуюся обстановку в районе.

— Я… На объекте. Сейчас не могу с вами встретиться, так как у меня важное…

— Вы могли бы быть убедительней, — сухо, подражая Киру Седых, проговорил я, — тем не менее, я еще вернусь в здание администрации сегодня, буду рад видеть вас на вашем рабочем месте. Всего доброго.

С невозмутимым видом отключившись, я дружелюбно улыбнулся женщине, попрощавшись, быстро покинул здание администрации.

Здравствуйте, к вам прибыл "добрый дядя ревизор", сожалею тому что вы мне не рады… Впрочем, привыкайте, ведь вы прекрасно знаете что я могу просто снять вас с должности если на это есть основания. А вы так и выпрашиваете… Впрочем, сейчас я направлюсь на встречу с Маркиным, думаю наша встреча будет более продуктивной.


Прибыв на стройку, я не сразу нашел Маркина, который в каске с надписью "начальник" ходил по стройке и проверял качество проводимых работ. Честно говоря, я был в этом полным неучем, Поэтому, когда осуществлял проверку, следовал за заместителем Леонова, спрашивал о каждой работе и получал на это развернутый ответ.

Пожав руки прошедшим парням из личной гвардии, которые были закреплены на охране стройки, я, несколько расслабился, видя их улыбки, когда они демонстрировали герб семьи Стариновых в виде нашивок. После этого они продолжили патрулирование…

— Ты многого сумел добиться Вениамин Старинов. — Подойдя ко мне, протянул руку за рукопожатием Сергей. — Поздравляю со статусом основателя семьи.

— Спасибо, Сергей Андреевич, — пожав руку, я предложил, — отойдем, хотел бы с вами обговорить одно дело.

— Хорошо, давайте отойдем в тенек, а то сегодня жарко. — Согласился он и мы отошли к вагончику, где спрятались под козырьком, — если не затруднит, обращайся по имени.

— Хорошо, Сергей, итак, какие сейчас приблизительные сроки? Просто у меня уже прибыло оборудование, часть его уже перенесли на законченный первый этаж…

— Не спеши, Вениамин, — остановил меня Сергей, — мне, конечно, понятно, что ты стал главой семьи и все пытаешься сделать, но никогда не спеши. Сроки, как и ранее конец июля — начало августа. Здесь нельзя сказать точно. Лучше поясни, почему погибли мои парни? Они простые работяги, дома их ждали жены и маленькие дети. Конечно, ты подсунул эту бумажку, но мужиков уже не вернешь.

— Я извиняюсь за последствия этой трагедии. — Подбирая слова, ответил я глядя главе семьи Маркиных в глаза. — Это полностью моя вина.

— Берешь всю вину на себя? — задумчиво посмотрел на меня Сергей, — похвально. Похоже, что старую породу Стариновых непросто вытравить. Принимаю твои извинения, Вениамин, честно говоря, я доволен, что и как ты сделал, пусть и не мог присутствовать на месте. Честно говоря, мне нечего было противопоставить семье Чернозубовых, нет в нашей семье мастеров. Впрочем, я считаю, что мои люди были отомщены… Ладно, перейдем к делу. Какое предложение?

— Дом, девятиэтажный.

— С тобой приятно иметь дело. — Улыбнулся Сергей, — смотри, мы закупаем часть материалов с твоей базы, что позволяет использовать более качественные строительные материалы, на которые твой Леонов не скупится, пусть они и несколько дороже. Так что… Хорошо, давай встретимся через… недели через две и все обсудим уже в рабочей обстановке. Мне кажется, так будет лучше всего. — Многозначительно улыбнулся Сергей.

— Думаете, у меня возникнут проблемы?

— Не думаю, они возникнут. — Спокойно ответил он и закурил. — Ты же знаешь, кто у тебя управляет заводом, на котором в основном и держится весь город?

— Знаю. Как и то кто их покрывает.

— Да, не самый приятный район, ну как говорится, чтобы навести порядок: "надо начать и кончить". Впрочем, ладно, пойду я мне нужно проверить еще пару моментов… — протянул он мне руку, которую я пожал, — удачи.

— Тебе тоже.

Усмехнувшись, Сергей поправил строительную каску, ловко взобравшись по лесам, скрылся в окне второго этажа, где шла отделка комнат…

А он неплохой глава семьи, пусть ему всего тридцать лет, однако по сравнению с элитой которую несколько не перевариваю он гораздо проще, это видно по его отношению к простым людям. Впрочем, первое впечатление может быть как самым верным, так и обманчивым.

Неожиданно раздавшийся телефонный звонок отвлек меня от размышлений, посмотрев на номер, я поспешно ответил:

— Слушаю, Ева.

— Ты вообще где? Мы не успели проснуться, а тебя уже нет.

— Ева, это дела семьи, безотлагательные.

— Ну, хоть разбудить мог, — добавив фальшивые обиженные нотки, ответила она, — ты еще долго будешь мотаться по городу?

— Честно — не знаю, сейчас заеду в столовую и перекушу, потом у меня в планах посетить местную администрацию, потом видно будет. Скорее всего, направлюсь в компанию.

— Сначала приедешь домой и нормально пообедаешь. Мы пока занялись уборкой, открываем не использованные комнаты. Был Шаманаев, сказал, что вечером зайдет поговорить. Он прибыл на двух бронеавтомобилях, полностью в военном обмундировании. Ты что войну решил устроить?

— Ева, это не телефонный разговор. — Сухо ответил я.

— Прости, — тихо ответила она, — впрочем, приезжай домой.

— Хорошо, приеду, ожидаю вкусный обед, даже кушать не буду до него. — Мягко ответил я. — Потом и обсудим что все что нужно.

— Ждем. — Ответила Ева и отключилась.

Закурив, я отошел к квадроциклу, прислонившись к нему, закурил…

Значит кое-какую информацию все-таки нашли, ну что ж, пусть начинают, мне нежен порядок. Если с мелочью может справиться гвардия, "верхушку айсберга" я возьму на себя. Семья… Грубовато я повел себя с Евой, хотя не нужно обсуждать подобные вещи по телефону. Ладно, теперь пора нанести визит администрации, все-таки большая проверка начнется завтра. Работники прокуратуры тоже премии хотят…


Вернулся я в администрацию в половине двенадцатого дня и сразу обнаружил, что дежурный секретарь быстро набирает телефонный номер…

— Не спешите, Елена Андреевна. — Спокойно остановил я женщину. — Позвольте мне самому заявить о своем визите.

— Да, конечно, Вениамин Борисович, — положила она трубку.

— Спасибо. — Тепло улыбнулся я.

После чего неспешно поднялся на второй этаж, пропустив несколько человек, которые бегали по зданию, после чего определив, что высокосидящие депутаты, скорее всего, находятся в зале собрания, направился туда, а после стука в дверь вошел в кабинет, где сразу же попал под десяток растерянных взглядов.

Доброго дня, дамы и господа, рад видеть вас, — войдя, я держа папку уверенно прошел и сел во главе стола, напротив главы района, положив папку перед собой, — почему вы стесняетесь, присаживайтесь. Давайте знакомится, меня зовут Старинов Вениамин Борисович, глава семьи Стариновых, а так же хозяин компании "Кедр", чей головной офис располагается в нашем чудесном и любимом Воскресенске.

Однако никто не спешил мне отвечать, все пребывали в состояние ступора, но, тем не менее сумели расположиться за столом, после чего глава районной администрации, Завьялов Юрий Васильевич, не вставая проговорил:

— Рад вас видеть, Вениамин Старинов, а по какому вопросу вы прибыли сюда?

— По важному, вы не можете мне пояснить Юрий Васильевич, по какой причине у вас исчезли полмиллиарда рублей, которые должны были пойти на ремонт образовательных учреждений, глава которых Лариса Васильевна, присутствует здесь? — просто пошел я в лоб.

— Мы решаем этот вопрос… — замявшись, ответил он.

— Решаете? Каким образом? — спокойно, спросил я, — сидя здесь в кабинете, вы решаете, как вернуть потраченные деньги, ведь если их не будет, то к началу учебного года школы и детсады нельзя будет дальше эксплуатировать.

— Как вы смеете обвинять нас? Какие у вас для этого основания? — заявил Петр Сергеевич Смит, занимающийся вопросами строительствами и ЖКХ.

— Пока никаких, но выделенных денег в нашем бюджете нет, сейчас я возьму эту ситуацию под свой личный контроль. Посмотрим, многое ли вы успели "нарешать". — Сухо проговорил я, придавив его тяжелым взглядом. — Следующий вопрос: почему вас никого не было в десять часов утра на ваших рабочих местах?

— Мы были на объекте, я уже говорил это вам, Вениамин Борисович.

— А объект не имел названия "теплая постель"? Нет? — скучающе проговорил я.

— Кажется, вы сейчас только и пытаетесь, что и спровоцировать конфликт, Вениамин. — Поднялся со своего места майор Константин Дерягин.

— Что-то я не помню, чтобы мы переходили на "ты", Константин Семенович, — спокойно поправил я его, — ну хорошо, как на счет обеспечения правопорядка на улицах города, какие у вас успехи?

— Я не обязан тебе подчиняться. — Самоуверенно заявил он.

— Если у меня появится желание, в моем праве снять вас с должности, после чего вас будет ожидать проверка военной прокуратуры. Поэтому если вам нечего сказать, сядьте пока на свое место. — Все в том же тоне проговорил я. — Впрочем, сейчас мне все это не интересно.

— Если вам это не интересно, тогда зачем вы здесь.

— А потому что я ответственный за этот район. Если вы не забыли кодекс семей, вы просто обязаны понимать что, зачем и почему? Как в принципе и доступные мне инструменты для нормализации ситуации в районе? Мне провести с вами обучающую беседу?

— Ты понятия не имеешь, с кем связался! — вскочил на ноги майор с побагровевшим от гнева лицом.

— Имею, а вы? — Спокойно спросил я.

На некоторое время в зале собрания установилась вязкая тишина, которую никто из членов самоуправления Воскресенского района не спешил нарушать. Некоторое время, открыто рассматривая каждого члена собрания, я просто ожидал, но вот ответов так и не было…

Поднявшись, я взял папку и просто "ушел по-английски". Оставив членов собрания в этой критической ситуации…


Интерлюдия: Россия. Остров Сахалин. Временная база "Восток".
4 июня 2002 года.

После стука в дверь в палатку командования, сержант принялся докладывать присутствующим:

— Товарищ генерал, господин Теплов. Срочное донесение: в нашем курсе идет корабль Японии, под белым флагом. Его ведут под надзором два малых корабля. Они просят переговоров.

— Хорошо, пусть войдут в порт. — Спокойно распорядился генерал. — Ваня, как думаешь?

— Пусть, между нами не было столкновений уже целую неделю. — Задумчиво проговорил Иван Телов. — Мне просто интересно, что хотят предложить нам японцы.

Кивнув, сержант быстро покинул палатку командования, направившись к радистам. Генерал Емельянов поднялся со своего места и налив себе крепкого чифиря, сделал большой глоток и довольно крякнул…

— Гадость же, генерал. — Заметил Иван.

— Ничего ты не понимаешь в хорошем чае. — Расположившись за столом с кружкой в руках. — Когда ты из года в год не спишь по нескольку суток только он и спасает. Это тебе не на приемах девиц ублажать.

— С шестнадцати лет на них не был. Все-таки я не наследник. Больше времени с личной гвардией всегда проводил, поэтому меня сюда и направили.

— Значит ты хоть и ранговый, но простой вояка. — Усмехнулся старый генерал.

— А я никогда и не стремился к власти. Мне она никогда не была интересна, все эти интриги… К черту. — Махнул рукой Теплов. — Ну что двинули?

— Пойдем, узнаем, чего они хотят. Пыл они поубавили после того как мы появились здесь. — Поставил на стол кружку, генерал поднялся. — Может, наконец, поняли, что им ничего не светит?

Выйдя из палатки, генерал и Теплов неспешно двинулись к пристани, построенной в сжатые сроки к которому уже подходил японский корабль. База тем временем быстро оказалась во всеоружии, заняв линию обороны…

Однако, как оказалось кроме членов команды, на борту корабля было лишь два человека, которые спрыгнули на пирс, еще до того как корабль начал швартоваться, после чего они поднялись по берегу и пройдя через охрану, подошли к встречающим их генералу и Теплову.

— Весьма удивлен, увидеть здесь вас, Фумихито. — Поприветствовал его Иван Теплов.

— Я прибыл сюда ради заключения мирного договора между нашими государствами. — Спокойно проговорил принц.

— Мне казалось, вы хотели получить этот остров. — Заметил генерал.

— Думаю, мне нужно сначала прояснить вам сложившуюся ситуацию с нашей стороны…


Глава 13. Нападение и беда

Доехав до дома, я заехал во двор и несколько подумав, набрал номер Шамана. Ответ пришел не сразу:

— Что-то случилось, Веня?

— Направь пару человек к зданию администрации через часик, чувствую, там будет весело сегодня. Немного разворошил осиное гнездо прямо перед приездом проверки. Если заметят что-то странное, как например попытки уничтожения документации, пусть сразу связываются с тобой.

— Понял. Парней отправлю. Поговорим при встрече. — Ответил он и отключился.

Ладно, похоже что они действительно накопали что-то стоящее, иначе бы он не притащил сюда два броневика в боевой готовности, впрочем, все это только начало… Сейчас я ожидаю когда появится федерал от Седых, сроков старик не дал, но пока и других дел хватит. Больше всего меня рассмешила реакция майора, ну, я и ставил перед собой цель вывести их из себя. Когда человек нервничает, он начинает спешить и ошибаться, к тому же Ира сейчас занимается именно отслеживанием действий администрации в сети. Капкан расставлен, ждем жертв.

Войдя в дом, я оказался сразу под давлением взглядом своих суженых, лишь одна Селена меланхолично смотрела телевизор, увидев меня, быстро тепло улыбнулась и продолжила занятие.

— Итак, ты уходишь утром никого не разбудив… Вениамин, мы семья? — недовольно спросила Виола, уперев руки в бока.

— Виола, не надо начинать сору по пустякам. — Сняв обувь, проговорил я, пройдя в зал. — Мне удалось провести две встречи. Одну продуктивную, другую же нервную.

— Местная администрация? Дедушка говорил, что с ними будут проблемы. — Проговорила Ева. — Проходи к столу, мы тебя одного ждали. Виола давай обсудим все претензии после обеда. Ты злая, потому что голодная.

Шу же некоторое время наблюдала за нами, а после просто подошла и повисла на шее, я даже от неожиданности несколько растерялся и крепко обнял ее. Однако китаянка ничего при этом, не говоря только счастливо улыбалась, потерлась щекой о щеку, тихо проговорив:

— Колючий.

Несколько расслабившись, я увидел, как Ева пихнула Виолетту, показывая на сцену, на что болгарка только высокомерно хмыкнула, но все же тоже немного расслабилась.

— Ладно, Нуо, хватит, Веня голодный. Потом поласкаешь его. — Улыбнулась Ева.

— Добро пожаловать, муж. — Быстро поцеловала меня китаянка, после чего отступила на пару шагов. — Ну и кто из нас всех лучшая жена?

— Каждая из вас лучшая по-своему. — Осторожно ответил я.

Китаянка только улыбнулась после чего уверенно двинулась на кухню, быстро показав язык Виоле, которая рванула за ней, после чего поймала и принялась щекотать… Как оказалось зря, ведь китаянка любит щекотку и отплатила ей той же монетой, что я и увидел пройдя на кухню. Ева же чмокнула меня в щеку, стала накрывать на стол, с чем ей начала помогать Нери.

Шу все-таки довела Виолу до икоты от смеха, после чего принялась помогать накрывать на стол, а болгарке пришлось некоторое время пить воду, а потом все же подошла ко мне, на что я только улыбнулся и убрал спазмы диафрагмы и пищевода, после чего девушка стала помогать остальным. А я просто остался за столом и наблюдал за ними…

Ну, по крайней мере, могу с уверенностью заявить, что мне везет в личной жизни. Они прекрасно дополняют друг друга, пусть этого все еще не поняли. А я просто счастливчик…

— Странная улыбка, слишком довольная. — Тихо заметила Селена, потыкав меня пальцем в щеку. — Задумал что-то?

— Обсудим это немного позже. А сейчас я хочу есть!

— Да все уже, готово, самый голодный. — Проговорила Ева поставив расставив по столу тарелки с рожками и гарниром из тушеного мяса, — кстати, как ты обходился без нас?

— Готовили вместе с Селеной, потом спали.

— Врет, до трех ночи работал. — Сдала меня итальянка.

Ну, обязанности главы семьи еще никто не отменял, учитывая, что Вениамин только вступил в статус, у него будет слишком много работы и слишком мало свободного времени. — Довольно спокойно восприняла информацию Виола.

— Почему только у него будет мало свободного времени? Разве мы не будем участвовать в делах семьи? — несколько озадаченно посмотрела на нее Шу.

— А это как решит глава семьи. — Одарила меня Виолетта колючим взглядом.

— Хотите поработать? Хорошо, работы я дам много. Однако есть одна проблема. Нуо и Селена у нас практически не владеют русским языком. Поэтому вам придется работать вместе, что будет лучше.

— Опять работать… — тихо проговорила Виола и расстроенно вздохнула, — а я думала что хотя бы здесь не придется этого делать… В Болгарии мне приходилось вникать в работу сталелитейного завода…

— Кстати, по поводу завода, здесь в Воскресенске как раз есть один. К счастью не наш. А что по поводу работы… Когда закончится строительство медицинского центра, мне предстоит быть там иногда и сутками. Такова работа лекаря.

— А мы? — недовольно спросила китаянка.

— Все работают… — пожал я плечами, — думаю, вам тоже найдется, чем заняться. Всегда сложно найти себя в этой жизни, даже обладая необходимой свободой действий.

После моих слов за столом установилось молчание… Каждый думал о том как реализовать себя. Все-таки даже выгодный брак — это далеко не конечная цель жизни, хотя некоторые довольствуются и этим, прожигая по жизни деньги полученные "непосильным трудом".

После обеда мы убрали посуду и решили начать разговор чаевничая.

— Итак, начнем с того что я только что разворошил осиное гнездо под названием администрация Воскресенского района. По информации, имеющейся у меня, местные чиновники сумели увести деньги, поступившие из областного бюджета в размере полумиллиарда, а точнее пятисот восьмидесяти трех миллионов рублей.

— Ты пошел и сказал это в лоб? — задумчиво посмотрела на меня Ева, — это не глупо?

— Нет, деньги мы нашли. Сейчас информатор пытается вернуть их в бюджет района, используя мое имя, до того как они и дальше на неизвестные счета. Пока что информации я не получал, не буду отвлекать ее от работы. У нас другая ситуация, Масловы пятнадцать лет назад сумели присвоить себе местный сталелитейный завод, просто убрав его хозяина. Информация об этом была известна еще моему отцу, но в той ситуации он ничего не мог сделать, по той причине, что Масловы подчиняются Громовым.

— А почему ты думаешь, что получится у тебя? — ухмыльнулась Виола, — Веня, ты не похож на самоуверенного человека, что ты задумал?

— Все очень просто, совету Великих семей я сейчас просто необходим… К тому же у Громовых нет наследников главного рода, мне лишь известно что единственный наследник погиб в результате несчастного случая. Больше информации у меня нет, все-таки Громовы считаются одной из самых закрытых семей. Однако ест слух, что есть дочь…

— Веня… — протянула Ева.

Прости, но у нас сложилась такая ситуация что у Ивановых нет универсалов мужского пола, остальных потихоньку растащили другие семьи и делится ими не будут. А тут выходит на сцену Старинов с двумя рангами. Однако есть еще одна причина, по которой как мне кажется, был одобрен статус: Великим семьям нужен союз с Китаем.

— Откуда такой вывод? — снова спросила Виола.

— Нуо думаю, ответит более подробно.

— Не хватает сырьевых продуктов, начиная от металлов заканчивая простой питьевой водой, которая в этом доме в разы вкуснее, чем та, что продается в Китае как минеральная. Все хотят этого соглашения, однако стороны никак не могут договориться.

— Пограничный налог между нашими странами сейчас слишком высок… При этом уровень контрабанды всегда оставался высоким. Там очень много вопросов, в которых я еще не способен сориентироваться. — Устало потер я переносицу. — Ладно, пока закончим с этой темой. Сейчас у нас в Воскресенске слишком много работы. Поэтому прошу вас собраться с силами и пройтись по учреждениям города. Школы, детские сады, дома… Просто ходите и смотрите, что и где нужно сделать. Проверок от семьи Ярославских не было здесь уже семь лет. Потому состояние города пока вызывает у меня здоровые опасения. Позже я собираюсь попросить создать сайт, где жители района смогут делиться проблемами во всех сферах жизни, на эти сообщения наша семья обязана реагировать.

— Сколько же у вас проблем… В Болгарии проще. — Внимательно выслушав, проговорила Виола.

— В Болгарии конституционная монархия, у нас формой правления является федеративная республика. Так было принято советом Великих семей после исчезновения главного рода семьи Романовых. Поэтому обозлившийся на меня Геннадий Ярославский является большой проблемой. Конечно, на уровне области ему помешает Кир Львович, но он ответственен за Сибирский регион.

Ева хотела что-то сказать, но я прервал ее, чтобы ответить на телефонный звонок, идущий по защищенному каналу через Золотову:

— Слушаю?

— Первую стадию операции мы завершили. Сейчас передаем задержанных местному управлению ФСБ, пусть они с ними работают. Ментов не подпустили. Когда закончим, заеду к тебе. Отбой. — Быстро проговорил Шаман.

— Понял…

Неожиданно Селена вскочила на ноги, что-то почувствовав, это сделал и я ощутив на грани покрытия сенсорной способности мощную энергетику…

— Шаман. Нападение! — Успел крикнуть я в трубку.

После этого в окно влетел реактивный снаряд, а следом ударила очередь из крупнокалиберных пулеметов, разбивая в щепки мебель. Каждый из нас успел выставить защиту, выбежали из комнаты, заняв место за лестницей, куда не долетали пули…

— Все целы?

Девушки быстро пришли в себя и быстро ответили мне согласными кивками. После этого я взял телефон, однако оттуда тоже донеслись звуки перестрелки…

— Ира, ввожу по Воскресенску режим чрезвычайной ситуации. Запроси подкрепление с базы, уведомь Седых, что у нас здесь творится.

— Умеешь ты разворошить осиное гнездо. — Усмехнулась Виола.

— Да, блин, умею, не успел начать его ворошить, уже успели покусать. — Усмехнулся я. — Итак, кое-какой арсенал есть в подвале. Проходим туда. Не светимся в окнах. Тихо, быстро, за мной.

Сказав это, я бросился к подвалу, однако по гостиной ударили из нескольких крупнокалиберных стволов. Прикрывая девушек выставленной защитой, я провел их в кабинет, после чего просто перевернул стол, подняв крышку, открыл ход в лаз…

Похоже у них есть сенсор, бьют слишком точно, однако никто не идет в наступление в причину того что окажутся в невыгодном положении благодаря моему рангу.

Оказавшись внизу, девушки увидев оружейные стойки, принялись быстро вооружаться, показывая хорошую подготовку. Селена единственная выбрала противотанковое ружье старого образца, улыбнулась ему, словно старому другу и принялась быстро вооружаться.

Я же взял автомат старого образца с более крупным калибром и очистив его от лишней смазки принялся собирать… Закончив я посмотрел на девушек что порядочно вымазались в оружейной смазке, но сейчас с серьезными лицами приготовились к обороне.

— Итак, у нас два десятка противников. Среди них один профи и два мастера. Ранги остальных я не могу прочитать…

— Они под боевыми стимуляторами, — тихо пояснила мне Селена, — скачущая энергетика говорит об этом.

— Спасибо. На рожон не лезем, похоже, что среди них сенсор.

— Беру его на себя. — Тихо проговорила Селена, после чего выскочила из подвала, прежде чем я успел ее остановить.

— На профи не лезьте, я попробую связать его боем, наша основная задача продержаться до прибытия подкрепления. Ну что ж, семья Стариновых, к бою!

В этот момент наверху снова раздался звук попадания пуль крушащих мой дом… После этого раздался одиночный выстрел из ружья, после чего на некоторое время все стихло, а Селена как я отметил переместилась на второй этаж.

— Виола, Ева, Нуо, держитесь вместе. — Скомандовал я.

Кивнув мне, девушки по одной выскочили из подвала, после чего тоже перебрались на второй этаж. Я, выйдя последним, закрыл люк, после чего быстро посмотрел через отсутствующее окно на улицу и увидел три боевых машины, на которых были закреплены пулеметы. Ворота оказались снесены, а перед ними стоял гранатометчик, который и высматривал следующую цель… Он и стал первой мишенью, получив пять огненных техник ранга эксперт, смявшего его защиту и приведшие к детонации боевого заряда и гранат оказавшихся у него. В ответ по мне открыли огонь пулеметчики, заметив в окне…

— Старинова брать живым! — раздался окрик, пулеметы стихли.

Теперь понятно почему они не идут в наступление, знают что я могу дать им отпор, а чтобы убрать мастера достаточно и простого оружия… Да черта с два у вас получится сделать! Никто не тронет мою семью!


Выставив защиту на полную, я встал в косяке дверей на кухню, после чего внимательно посмотрел на выход… Бронеавтомобили стояли на другом конце улицы, нападавшие спрятались за забором и что-то подготавливали… Раздался одиночный выстрел со второго этажа и одна из скачущих энергетик стала затухать, однако пулеметчики не сумели определить откуда стреляли.

В противниках в основном стихийники под действием боевых стимуляторов. Справится с ними не составляет труда, но если я выйду из дома на меня переключится профи, а возможно и оба мастера, которые сумеют выиграть время чтобы остальные атаковали девушек… Конечно девушки тоже не лыком шиты, но все же реальный боевой опыт как я предполагаю есть только у Селены. А вот боеприпасов у меня всего два рожка…

Неожиданно я услышал как замок на задней двери дома оказался попросту срезан, однако я так никого не почувствовал и перекатом уйдя в комнату обнаружил что мимо дверей прошел мужчина средних лет… Выставивший на моих глазах комбинированную защиту на основе огня и молнии. Сначала пассивную, а сверху и активную.

— Старинов, это твой проигрыш. Я знаю, ты меня слышишь и чувствуешь. Каково это ощущать близкое присутствие смерти? Нет, ты умрешь не сегодня, но все равно умрешь.

А вот это уже не шутки… Впрочем, его показатели энергии довольно низкие, он не способен концентрировать ее, но тем не менее если отдать должное его опыту, возможно что это мой последний бой… Оружие здесь не поможет. Его защиту и танковый снаряд не пробьет.

Поставив оружие, я вышел из комнаты, сложив руки за спиной, посмотрел на него. Мужчина только оскалился и проговорил:

— Насколько же ты предсказуем или просто крысу зажали в угол?!

Вместо ответа я сделал шаг ему навстречу, а затем быстро выполнил технику, на которую он даже не успел среагировать, оказавшись подброшенным и врезался в потолок. Когда он рухнул вниз, я, собираясь раздробить его голову, отступил назад, так как противник уже вскочил на ноги и теперь смотрел на меня без улыбки…

А после чего он резко ускорился… Горизонтальный росчерк ладони из-под которого я не стал уклонился, напротив избегая его шагнул противнику навстречу и техникой нулевого касания ударил в грудь противника, однако несмотря на вложенную энергию даже эта техника не пробила защиту, но отбросила моего врага в гостиную на пути куда он снес стену и поломал мебель… Однако едва я ступил в комнату увидел, как по лестнице спускается Ева со своим автоматом.

— Назад дура, это двух ранговый! — крикнул я ей.

А противник тем временем вскочил на ноги и метнулся к ней, на скорости практически равной моей, Ева тут же открыла по нему огонь, создавая несколько техник подряд. Ситуацию спасла Селена, приняв технику ранга мастера на защиту, и за шкирку утащила ее на второй этаж.

Метнувшись, я еще раз ударил нулевым касанием и в этот раз мы, пробив стену дома, вылетели в цветник. Вскочив на ноги, я не останавливаясь бросился к противнику защита которого все-таки немного просела и принялся наносить удар за ударом. Мне ответили огнем и молнией… Комплексная техника создавшая взрыв, сбивает меня с ног, но я быстро вскакиваю на ноги и направляю пять техник шаровой молнии в противника, что просто гаснут о защиту.

Стремительный рывок к противнику и я, видя, как пулеметчики открыли огонь по второму этажу, где сейчас и находились девушки, использовал технику "Нулевое касание. Континентальный разлом". Этой техники оказалось достаточно, чтобы пробить защиту двухрангового, а после и ударить по остальной части противников, достигнув одного из бронеавтомобилей смяв его как консервную банку, оставив после себя котлован три метра в ширину и один в глубину.

Черт… Эта сволочь судя по ощущениям сломала мне три ребра. Комплексная техника, вот чего мне не хватает в арсенале. А времени у меня просто нет, чтобы потратить на личные тренировки. Ну, вроде никто не пострадал, только вот двух ранговый и профи все еще живы, первый вон даже на ноги подняться сумел и сейчас лечит себя…

Восстановив собственные раны, я уверенно вышел прямо перед домом, одарив нападавших тяжелым взглядом… А вот затем в воздухе развернулась техника воздушного лабиринта, а прямо передо мной выросла стена изо льда скрывшая с глаз противников, что ударили по ней. А затем с задней стороны дома прямо через огород въехали два броневика выскочившие оттуда группы Холодца и Семена Казанцева.

Быстро укрывшись в доме, я оказался рядом с командирами групп.

— Продержался глава. — Проговорил мне Семен. — Прости, нас задержали возле связной вышки. Эти уроды хотели нас без связи оставить. Пришлось помешать.

— Все целы? — пожал я ему руку.

— Да там мелочевка на стимуляторах была, даже не поцарапали никого. — Ответил мне Холодец. — Помощь уже идет. Одну машину на помощь Шаману отправили, их там вместе с федералами почти полсотни прижало. Информации о людях Седых еще не поступало. Кто противник?

— Двух ранговый, профи и два мастера. Остальные на стимуляторах. Чьи это люди?

— На нас Масловские напали. Здесь не знаю. Похоже, что как минимум объединение сил трех рядовых семей. Кому успел насолить?

— Пока еще никого не трогал.

В этот момент с лестницы спустилась Селена, пользуясь затишьем и тихо проговорила:

— Нуо ранена.

Кивнув мужикам, я бросился на второй этаж, где сразу же забежал в комнату, где на кровати лежала китаянка, Ева пыталась заткнуть дырку от пули, через которую шла кровь… Быстро оказавшись рядом я восстановил поврежденную бедренную артерию и принялся восстанавливать поврежденные ткани, одновременно с этим задействовав кроветворную технику. Китаянка с посеревшим от потери крови лицом, подняла голову от подушки и только вымученно улыбнулась. Ева лишь села на пол и посмотрела на руки обагренные кровью, однако посмотрела она на меня с холодной яростью, спросив:

— Почему затишье?

— Готовятся к атаке, они понимают, что у них почти не осталось шансов. — Ответил я. — Все в порядке?

— Отстреливались. Нуо убила пулеметчика, но зацепили. Ты бился с двухранговым. — Пояснила мне Селена.

— Я в порядке, сейчас держу "лабиринт" в защите. — Ответила Виола. — Когда начнут, атакую со всеми. Вениамин, не надо нас защищать, мы и так достаточно сильны.

— Заметно. — Спокойно проговорил я, посмотрев на Еву, которая опустила взгляд.

— Пыталась остановить. Не послушала. — Кивнула на нее Селена, а затем замерла. — Они начинают.

Все сдерживают мощные стихийные техники, чтобы не задеть близлежащие дома соседей. А там остаются люди, которые благодаря быстрому извещению Иры спрятались в подпольях и подвалах. В остальном городе ситуация не лучше…

Спустившись вниз, я быстро оценил, что бойцы приготовились к бою, после этого стену снесло одной техникой профи, который самоуверенно усмехнулся, но его тут же накрыло шквалом техник десятка мастеров, вместе со свинцовым дождем. Атака захлебнулась, большая часть противников, осталась лежать на перепаханной техниками дороге, остальные скрылись в овраге и за оставшимися целыми бронеавтомобилями.

— Чем они вообще думали, когда планировали это нападение? — усмехнулся Казанцев, — профи первого же слили. Это ж надо…

— Думаю, они хотели сделать все внезапно. Только не учли, что у нас сегодня здесь собрана половина гвардии. Вертушка!

Действительно, над частным сектором пролетел вертолет, а затем лег на боевой курс и по оврагу ударили ракетами воздух-поверхность. А после прошлись пулемётной турелью, добивая остатки, после чего вертолет ушел на новый круг, избегая техник двухрангового сумевшего прикрыть себя и нескольких бойцов своей защитой…

— Похоже, что это была вертушка Седых. Выходим. — Скомандовал я.

После чего мы вышли из дома и перейдя дорогу, бойцы внимательно осматривали тела на которых было достаточно оружия которое не было использовано во время штурма, после чего мы наконец вышли к догорающим бронеавтомобилям возле которых были разбросаны куски тел… Сам же двухранговый с трудом дышал, но держал объемную сферу защиты, за которой оказался оставшийся в живых мастер и трое стихийников, эффект от боевых стимуляторов у которых закончился.

Создав подряд две техники "штормового взрыва", я нисколько не размышляя направил их в профи, который только улыбнулся перед тем как его защита оказалась снята… В итоге в углублении в овраге остались лишь изрубленные тела тех кто атаковал поместье. Парни посмотрели на меня, но ничего не сказали и принялись скидывать тела и их части в овраг. Некоторых из них все таки узнали… Это были члены личной гвардии семьи Масловых.

Встав напротив поместья, я посмотрел на выбитые окна и стены, имеющие сквозные дыры от пуль и закурил. Девушки, показавшись на втором этаже, посмотрели на меня, но не спешили спускаться, принявшись осматриваться. Вертолет же сделав еще два круга над поместьем, проверяя, нет ли вокруг нас еще противников, улетел в сторону трассы.

А с западной части города были слышны звуки боя. Несколько раз я видел как уже в небе разряжаются мощные техники… Вскоре появились черные клубы дыма…

Холодец забрался в машину и пытался связаться с Шаманом, оставшимся в городе, на телефон он не отвечал…

— Вениамин, оставшаяся гвардия заходит в город с юга, вертушку Седых сбили, он рухнула на заправку, это она горит. Шаман попал в окружение…

Мне не хватает людей, чтобы взять ситуацию под контроль. Вот тебе и пугающая реальность, Старинов, твоих сил все еще очень мало. Ладно…

— Гвардия Седых еще не прибыла?

— Они уже прорываются к Шаману.

— Понятно… — протянул я, — после чего посмотрел дыру во втором этаже, откуда мне махала рукой Нуо, — значит так, парни, Семен мы с тобой выдвигаемся на помощь Шаману. Холодец, на тебе охрана поместья, когда прибудут остальные, отправишь часть их к нам.

— Тебя понял. — Кивнул он.

Поднявшись на второй этаж, я посмотрел на усталые лица девушек, после чего ободряюще улыбнулся:

— Ничего плохого еще не случилось. Мы живы — это самое важное, остальные ситуации разрешимы. Как же поступить… Нуо нужна госпитализация.

— Мы поедем в больницу вместе. — Упрямо посмотрела на меня Виола, — что нам делать в этом полуразрушенном доме? Селена, ты отправишься с ним.

— Хорошо. — Кивнул я.

Подхватив Нуо, которая из-за слабости не сопротивлялась, я отнес ее в броневик Семену, где ее осторожно разместили между Виолой и Евой, после чего бойцы забрались назад в броневик, я, тем временем нашел ключи от квадроцикла, который уцелел во время боя, после чего обратился к Холодцу:

— Ну, ты видел…

— Видел, значит, мы едем к Шаману, вы в больницу. Встретимся на месте. Сейчас только с нашей колонной свяжусь.

Хорошо, кивнул я заводя двигатель, Селена же с сожалением оставила свое ружье и села позади меня… После чего я двинулся следом за броневиком Семена. Группа холодца следовала за нами половину пути, а затем свернули на запад… Обогнав броневик, я внимательно смотрел по сторонам, однако на улицах никого не было, лишь изредка по дороге проезжали полицейские автомобили, сотрудники, видя герб Стариновых на машинах кивали нам и продолжали патрулировать улицы не препятствуя нашему проезду.

Первый день как полностью взял на себя ответственность за Воскресенский район и сразу же ввел режим чрезвычайной ситуации… Во всей этой ситуации мне жаль простых людей, сейчас они в панике из-за идущих городских боев между ранговыми. У всех семьи, дети… Когда найду тех кто спланировал это нападение — убью.

Между тем мы достигли районной больницы. Внутри царил хаос, суета персонала, несколько раненых, среди которых были и дети… Медсестра, быстро выслушав нас, направила каталку с Нуо в процедурный кабинет.

— Селена присмотри за ним. — Быстро проговорила Виола и направилась за медсестрой, набросив врачебный халат на плечи.

— Постарайся вернуться целым и смени при возможности одежду… — проговорила Ева, быстро поцеловав меня, поспешила по коридору, набрасывая халат себе на плечи.

Посмотрев им вслед, я быстро развернулся и вышел из больницы, гася желание бросится выполнять свои обязанности лекаря…

— Вася, Никита, пожалуйста, останьтесь здесь. — Попросил я мужиков, после чего кивнул на нескольких милицейских, если что-то случится, они не справятся.

— Хорошо, глава, — ответил Никита, — мы присмотрим за больницей.

Василий только молча кивнул и присев на лавочку закурил…

Стрельба в городе стихла, однако я все крутил головой по сторонам в поисках противника съехав в микрорайон где недавно велись боевые действия… В зданиях были выбиты стекла, кое-где догорали автомобили, дорога была в глубоких выбоинах от разряжения техник. Жуткий пейзаж, но тем не менее сейчас в этих домах никого не было… Впрочем, тел на улицах замечено не было. Зато было много милиции и пожарных, которые бегали во дворах, выполняя свою работу.

— Глава, все сейчас возле районной библиотеки, Шаман вышел на связь. — Крикнули мне из бронеавтомобиля.

— Понял, Семен, — ускорившись, я, съехал с главной улицы и двинулся к объекту дворами.

Наконец мы прибыли к месту, я видел, как работают пожарные заливающие автомобиль пеной, милицейские в данный момент оцепили полностью здание библиотеки, на крышах чувствовались группы снайперов…

— Дальше нельзя. — Остановил меня милицейский, в полной боевой форме.

— Что происходит? Где командующие операцией?

— Там, Старинов, махнул он куда-то в сторону.

Быстро сориентировавшись, я нашел энергетику Шамана и уверенно двинулся к нему, при приближении мне стали попадаться члены гвардии которым я пожимал руки, смотря на их потрепанный вид, шел дальше…

— Шаман! — крикнул я командиру гвардии. — Что здесь происходит?!

Вениамин! — Обернулся ко мне мастер двух стихий до этого проговорившийся с Холодцом и подойдя посмотрел на меня, — неважно выглядишь.

— Знаю. — Оценил я свой вид, изрезанную и окровавленную белую рубашку и брюки, которые умудрился каким-то чудом не изорвать. — Что здесь происходит?

— Мы проводили операцию, — неожиданно проговорил мужчина в погонах полковника, — сумели случайно сорвать встречу местного авторитета, после чего проводили обыск. После этого мы собирались направиться в город, чтобы поместить их в изолятор, но потом это и началось. Они атаковали сначала оцепление, там едва не погибли мои парни, однако гвардия успела вмешаться, но нам пришлось отступать… Вы видели улицу "Каменную". После этого они сумели прижать нас к магазину "Заря", который сейчас догорает, после этого они держали там почти час до прибытия Игоря Седых, который сейчас вместе со своими людьми готовится к штурму с той стороны. Вертушка отработала по ним и они отступили в здание библиотеки, но ее сбили и она рухнула на заправку, — махнул он рукой в сторону черны клубов дыма над городом, — сейчас там работают пожарные. Вот и все, если вкратце.

Понятно, потом расскажу как они атаковали мой дом, — кивнул я ему, после чего протянул руку, — Вениамин Старинов.

— Сергей Калинин. Полковник. — Ответил он мне на рукопожатие.

— Много погибших?

— Среди гражданских погибших нет, но есть пострадавшие. — Ответил мне полковник. — Троих потерял.

— У нас потерь нет. Но Игорь двоих потерял. — Ответил мне Шаман. — Противник сам по себе был слаб, всего двенадцать мастеров. Однако оружия у них было более чем достаточно.

— Удалось установить, чьи это были люди? Меня атаковали Масловы.

— Гришины и Строгановы. — Ответил мне полковник. — Так же среди них были наемники.

Ясно вот кто зашевелился… Решили избавится от меня зная что я все еще остаюсь наследником главной ветви семьи Стариновых и вправе требовать возвращения моих родных земель на Урале. Да… Получил статус основателя. Хотя нет, они решили, не избавится от меня. Захватить и заставить меня подписать отказные договора от моего права на родовые земли. Кстати, куда я дел свой револьвер? Я его не брал с собой при поездке в администрацию, где-то дома остался… А там сейчас не самое лучшее место.

— Вениамин, они захватили заложников. Мы просто не успели всех эвакуировать. Там проходило какое-то детское мероприятие… — угрюмо проговорил Шаман.

Пойду, попробую договориться. — Проговорил я посмотрев на вход в здание, сразу же остановив Шамана, — не надо, Гена, я, в конце концов, глава семьи, кому как не мне вести переговоры.

— Бронежилет хоть одень, на тебя смотреть страшно. — Ответил мне он.

— Не нужно. Пусть видят. — Ответил я, после чего проговорил Селена. — Пожалуйста, останься здесь. Постараюсь разрешить эту ситуацию быстро.

— Хорошо. — Кивнула она. — Возвращайся.

Ничего не ответив я направился через линию оцепления подняв руки над головой, чувствуя по приближению что внутри находится почти два десятка ранговых, половина из которых была мастерами… Так же отметил и то что помимо них в здании находилось еще тридцать человек, большая часть из которых дети.

Да, чувство общей напряженности подобно холодку по спине… Впрочем, если бы они не захватили заложников, являющимися гарантом сохранения их жизней, здание бы просто снесли вместе с ними. Поздно эти глупцы захотели жить. Вон наблюдают сквозь целые окна, как я иду, хорошо хоть не стреляют.

Поднявшись на крыльцо, я прошел в открытые двери и сразу же попал под дула автоматов, оставшихся в живых нападающих…

— Вениамин Старинов собственной персоной, решил поиграть в героя? — спросил один из мастеров.

— Нет, лишь пытаюсь выполнять свои обязанности, как глава семьи. — Сухо ответил я, смотря ему в глаза. — Кто у вас главный, отведите меня к нему.

— Витя отведи его. Без глупостей, иначе он может нас и в одиночку всех здесь положить. — Проговорил ему знакомый на лицо мне мастер, со способностями сенсора, имя которого я не вспомнил. — Он сейчас сильнее всех нас.

— Идем сильнейший. — Кивнул мне в забаррикадированный коридор мастер.

— Сейчас не та ситуация, когда ты можешь позволить себе сарказм. — Отрезал я.

Ничего не ответив мастер провел меня к сильнейшему мастеру в здании, практически профи, который сидел за столом и наблюдал за детьми и работниками библиотеки расположившимися в зале… Подняв на меня взгляд он невесело усмехнулся:

— Вот и все, да, Старинов?! Ты победил — мы проиграли.

— Вся ваша операция была изначально обречена на провал, однако, я пришел договориться. Слушай, Зубко, ты же из побочного рода семьи Строгановых…

— Пытаешься надавить на мою совесть, Вениамин.

— Нет, — открыто посмотрел я ему в глаза, — не совесть, этим должны были твои родители заниматься, я просто напомню тебе о чести одного из сильнейших ранговых, члена семьи, который сейчас уподобился бандиту. С ходом времени семьи выродились.

Посмотрев мне в глаза, Зубко мрачно потер перебинтованное плечо и посмотрел на взрослых и детей, захваченных в плен, после чего закурил. Я тоже отметил, что взрослые пытаются успокоить самых маленьких, несколько парней примерно лет пятнадцати не скрывая смотрели с откровенной ненавистью на Зубко.

— Что с Гориным?

— Это кто?

— Двухранговый, который должен был тебя захватить.

— Мертв, как и профи, атаковавший поместье и бывшие с ним мастера и прочий мусор.

— Среди них был мой брат.

— Приносить соболезнования не буду.

— А и не жду, — докурив, он затушил окурок о стол, после чего спросил, — ну и что какой ты выход из этой ситуации?

— Есть два выхода, при первом вы освобождаете заложников, после складываете оружие и позволяете надеть на себя силовые кандалы. После этого вас доставят в изоляторы, после чего будут судить. А при втором вы играете в упрямых идиотов и пытаетесь отбиться когда начнется штурм тридцати с лишним мастеров, гибнут заложники… После этого тех кто выживет я с отключенной энергетикой передам семьям погибших, приставив к каждому из вас лекарей. Мне продолжить?

— Казнь Баха. Отдать убийц детей на растерзание родителям. Злой ты человек. — Проговорил мне он, после чего продемонстрировал детонатор. — Ты знаешь что это. Я передам его тебе после того как все мои люди выйдут.

— Хорошо, — достав телефон, я набрал номер Шамана, дождавшись соединения, проговорил, — мы договорились, сейчас они будут выходить, никому не открывать огонь, здание заминировано и в случае чего взлетит на воздух. Как понял меня, командир?

— Понял. Жди звонка.

Томительные минуты ожидания, во время которых я просто смолил сигарету, а Зубко переговаривался по рации со своими подчиненными, убеждая их что сдаться, будет лучшим выходом из положения, мотивируя их тем, что у многих энергетика была практически полностью исчерпана.

Наконец телефон зазвонил:

— Вениамин, мы их примем. Пусть выходят. Никто стрелять не будет.

— Понял тебя. — Ответил я, после чего посмотрел на Зубко. — Ты все слышал.

— Хорошо.

Держа детонатор, Зубко поднялся и вышел к своим людям, собравшимся в холе, раненым, усталым и мрачно кивнул. После чего нападавшие выходили по одному к оцеплению и полностью разоружаясь, получали силовые кандалы, которые не давали формировать им техники и уводились в бронеавтомобили. Наконец все бойцы были загружены в автомобили, после чего Зубко кинул мне детонатор, который я поймал, и невесело усмехнулся:

— Нет здесь взрывчатки, Вениамин, все-таки я член семьи, а не отморозок.

После чего он вышел из здания и сначала отбросил автомат, после чего снял с себя разгрузку и бронежилет, после чего вытащил боевой нож из ботинка, после чего подошел к Шаману, который лично надел на него кандалы, повернувшись ко мне, улыбнулся, после чего позволил себя отвести в броневик.

Какое-то двоякое у меня осталось впечатление от этого Зубко… Впрочем ладно, сейчас важнее другое.

Развернувшись, я вошел в зал, где были пленные и с теплой улыбкой проговорил:

— Все закончилось. Все свободны.

— Правда?

— Да, все закончилось. — После чего достал телефон и позвонил Шаману. — Зубко был последним, можете входить в здание.

— Идем.

После этого я отключился и принялся проверять на травмы, но как ни странно ни у кого даже синяков не было… После этого в здание вошла личная гвардия и федералы что принялись выносить всех пострадавших. А я просто устало сел на стул и положил на стол детонатор… Устало повесив голову.

Вот и все… Какой же это был тяжелый день. А ведь сейчас уже семь вечера, а я думал что больше. Действительно в критических ситуациях время идет дольше… Хотя хотелось бы чтобы оно прошло очень быстро.

Неожиданно я ощутил что меня обняли и просто поглаживают по голове… Несколько отстранившись от своим мыслей, я обнаружил рядом с собой Селену, что несмотря на весь хаос происходящий вокруг просто осталась рядом со мной и поддерживала. Коснувшись ее руки, я просто накрыл ее ладонью, показывая, что благодарен ей за это.


После всего этого началась работа, город прочесывали в поисках притаивавшихся нападающих, мне же пришлось принять личное участие в патрулях, которое окончилось ничем уже в восьмом часу вечера. После чего я направился в местную телевизионную студию, прибыв как раз перед выпуском вечерних новостей и попросив выделить время в конце эфира, получил согласие.

— Веня, ты как? — осторожно спросила Селена.

— Все нормально. — Спокойно ответил я.

— Вениамин, ваше время и наденьте мой пиджак, — подошел ко мне главный редактор, протягивая элемент одежды, — для вас это был тяжелый день.

— Меня сейчас больше волнует, что с людьми… Спасибо, Петр Маркович. — Взяв пиджак, я набросил его на плечи и вышел к карте города.

— Три… Два… Мы в эфире. — Проговорил оператор.

Устало вздохнув, я поднял взгляд и спокойно произнес продуманную речь:

— Добрый вечер, уважаемые земляки. Меня зовут Вениамин Старинов, я глава семьи Стариновых. Сегодня в городе был введен режим чрезвычайной ситуации по случаю нападения на город сил нескольких семей. На данный момент режим ЧС с города снят, но на улицах действуют усиленные патрули, органов правопорядка, федеральной службы безопасности и членов личной гвардии семьи Стариновых. Сегодня многие из вас столкнулись с бедой. Я знаю, что многие сейчас смотрят этот вечерний эфир не из своих домов поврежденных в ходе нападения. По имеющейся в данный момент информации в ходе вооружённого нападения на город погибло двадцать восемь человек, среди них четверо детей. Все пострадавшие доставлены в районную больницу и сейчас им оказывается необходимая медицинская помощь… При выполнении служебных обязанностей погибли девять сотрудников федеральной службы безопасности и тринадцать сотрудников милиции. Приношу свои соболезнования семьям погибших. На этом все.

— И…. Все. Спасибо, Вениамин Старинов. — Проговорил оператор.

Сойдя с площадки, я снял пиджак и протянул его главному редактору:

— Спасибо.

— Куда вы сейчас?

— В больницу, я все-таки лекарь и моя обязанность спасать жизни.

Понимающе кивнув, главный редактор пожал мне руку после чего мы с Селеной покинули студию… Выйдя на улицу, я с удовольствием вдохнул прохладный вечерний воздух, после чего устало улыбнулся…

Ну что ж… Теперь будем разрешать возникшую ситуацию. Придется показать некоторым, что они не имеют понятия, с кем связались.


Интерлюдия: Москва. Родовой дом семьи Ивановых
10 июля 2002 года.

Получив информацию о произошедшем в городе Воскресенске, Данил Федорович Иванов с задумчивым видом ходил вокруг своего рабочего стола…

Информация даже для главы Великой семьи была резонансной, уже отреагировал президент, попросив разобраться в сложившейся ситуации. Однако, Иванов испытывал странное чувство удовлетворения, наблюдая как действовал его кровный внук…

— Судя по улыбке на твоем лице, ты слишком доволен Данил, это возможно только в двух возможных ситуациях, ты доволен тому, что происходит или ты радуешься тому, что может произойти, — раздался холодный раздраженный голос, который Иванов не слышал много лет.

— Игорь? — удивленно спросил Данил.

— Неужели ты думал, что я умру, старый ублюдок? — холодно спросил Игорь Старинов сидя в кресле хозяина кабинета.

— Нет, я не ожидал, что ты придешь сюда. — Проигнорировав оскорбление, ответил Иванов. — Если ты думаешь, что это я спланировал это нападение — ты ошибаешься. Если бы мне был нужен Вениамин, я бы действовал более разумным способом.

— Моего внука тебе не видать. — Отрезал Игорь. — Если будешь мешать, глава семьи Ивановых сменится, ты приблизительно представляешь, на что я способен

— "Твой внук" прямо заявил всей моей семье, что наше родство в его глазах ничего не стоит, — вздохнул Данил сев в кресло напротив, — ну и что привело тебя сюда, Игорь? Ты бы не прошел через всю мою охрану незамеченным, только для того чтобы снова выразить свое отношение к моей семье.

— Германия. — Ответил Игорь Старинов. — Война.

— Да ты издеваешься. — Вздохнул Данил. — Когда?

— Когда кто-то из наследников возьмет власть в свои руки. — Спокойно ответил Игорь. — У них триста мастеров и пятнадцать профи, подумай, куда они их направят.

— Польша, а потом только мы. — Кивнул Иванов. — Неужели Георг — это твоих рук дело?

— Не сходи с ума. — Спокойно ответил Игорь. — А теперь дай мне информацию о тех, кто атаковал Воскресенск, это обмен Данил.

— Информация на столе. Часть еще не проверена.

Игорь же молча достал флешку из кармана и направил ее через стол хозяину кабинета, который поймал ее и вопросительно посмотрел на него:

— Что здесь?

— Информация о мастерах уже перешедших границу России. Это информация стоит дорого. Надеюсь, ты ею сумеешь правильно воспользоваться. — Проговорил Игорь, открыв папку и пролистнув пару страниц, взял ее в руку. — А сейчас я ухожу, провожать не надо.

Проговорив это Игорь Старинов поднялся и вышел на открытый балкон, после чего просто растворился в черноте безлунной ночи… А, Данил Иванов включил компьютер и начал проверять полученную информацию…

После десяти минут он устало пробормотал в тишине:

— Почему же беда всегда приходит не одна?!..


Глава 14. Итоги и новая компания

С внешне невозмутимом видом я сидел в кабинете главного лекаря и пил кофе, всю ночь мы четыре лекаря первого ранга лечили ожоги и извлекали из людей инородные тела… В итоге двое не выдержали нагрузки, Олеся Цветаева которая сейчас заведовала детским отделением и Петр Степанко, полевой хирург, ранее работавший в военных госпиталях. На ногах остался только Павел Шушкевич, который с усталым видом смотрел телевизор, по которому шел утренний выпуск новостей…

— Это какое-то безумие. Столько людей пострадало, а посмотри на этого Ярославского, вообще отказался от комментариев. Ему вообще плевать.

— Пока еще. — Поправил я Павла. — В любом случае, это резонансное нападение. Давно таких крупных конфликтов не было… Лет пятьдесят наверное.

— А что ожидает тебя?

— Ничего. Гвардия пыталась уменьшить потери среди мирного населения. Все службы работали. Статуса меня они просто не могут лишить… Все-таки мне удалось отстоять город.

— Вениамин, может тебе поспать? Эти двое хотя бы уже шесть часов спят. — Кивнул он на спящих лекарей, девушка спала на диване, а хирург развалился в кресле.

— Не до этого сейчас. Сейчас еще немного кофе у тебя выпью и пойду встречать комиссии из военной и генеральной прокуратуры. После этого еще нужно разобраться со вставшим заводом…

Мне только ближе к вечеру стало известно, Маслов Анатолий, который тоже фигурировал при нападении незаметно, под видом охраны доставил на завод всех тех, кто впоследствии атаковали мое поместье и гвардию на выполнении операции. Подготовку они начали как раз когда я отправился на совет Великих семей… Однако самое интересное произошло после того как Игоря Седых привел часть гвардии мне на помощь. Он подорвал завод, сжег техниками электронику на установках и сумел вместе с остатком охраны скрыться с территории района. Хорошо хоть всех работников под дулами автоматов просто выгнали с территории завода, среди них не было погибших…

Да… Если бы не Игорь прибывший с подкреплением, нас бы здесь просто поубивали, однако и у них были потери, пилоты вертушки вытащили ее из города и немного не дотянув до поля рухнули прямо на заправку, от них только гербовые жетоны и остались. Еще пятеро погибло при попытке прорыва…

Среди моих людей потерь не было, но почти каждый был ранен… Впоследствии самых тяжелых Шаман отправил на базу, под опеку лекаря, а так же присмотреть за детьми про которых все забыли в этой ситуации. Остальная часть сейчас обеспечивала порядок, частично занимались разбором завалов, особенно сильно пострадал магазин "Заря", оказавшийся почти полностью разрушенным.

Как оказалось и Маркин вместе со своей охраной и членами гвардии прибыли на помощь, его самого ранили в ходе боя и срочно увезли в лечебницу Зубова в Бирск.

Хорошо хоть я сумел разместить девушек в ближайшей гостинице, домой возвращаться, пока смысла не было, да и им нужно было отдохнуть и привести себя в порядок. Нуо все-таки прокапали, оценив ее состояние, я отпустил ее из палаты к остальным.

— Ладно, кофе я напился, теперь нужно разбираться в ситуации. — Поднявшись, проговорил я. — Спасибо за кофе Павел. Отдохни сам пока. Если вы не будете справляться, вызывайте меня. Прибуду, как только смогу.

— Учитывая, как ты проводил операции, мне есть чему у тебя поучиться. Удачи, Вениамин, кстати, что по поводу медицинского центра? Чем мы будем там заниматься… Нет, мне ясно что лечить, но все-таки специфика.

— Будем творить невозможное, как кажется еще сегодня. — Улыбнулся я, после чего накинул халат на плечи, пожав руку лекарю, двинулся к выходу из больницы.

Выйдя, я обнаружил Холодца и его группу, рассредоточенную по периметру возле главного входа, причем командир группы сидел за пулеметом на крыше бронеавтомобиля. Закурив, я с тоской посмотрел в пустую пачку, после чего выкинул ее в урну, забравшись в машину, тихо спросил:

— Как там дети?

— Беспокоятся, но ничего страшного, в целях нападения не было нашей базы. Но, если бы они знали о них… Там бы старики не дали им ничего сделать. Ты сам то как?

— Ночь разве что не спал, но разбираться надо. Что там по моему поместью?

— Трупы и технику уже вывезли. А, кстати, Игорь Седых, когда приезжал сюда сказал что ближе к обеду стоит ожидать "Громовержца". Шаман же сейчас в администрации, ты оказался прав, они действительно хотели уничтожить всю документацию…

— Холодец, говорит Шаман, ответь. — Раздался голос по рации.

— Знахарь слушает, что случилось, Шаман?

— Вениамин, прибыла прокуратура, просят твоего непосредственного присутствия, здание мы опечатали ночью, когда они начали уничтожать документацию.

— Понял тебя, выдвигаюсь. Конец связи. — Закончив сеанс, я крепко затянулся, после чего нашел ключи от квадроцикла и проговорил Холодцу, — ладно, пока оставайтесь на этом объекте, когда придет смена, отдохните.

Выживших нападавших забрал Седых, мне же в городе просто негде было их держать, к тому же я так и не знаю о той операции, что провел Шаман. Впрочем, не все сразу…

Махнув мне рукой, Холодец и его команда продолжили и дальше нести дежурство, а я на квадроцикле двинулся по просыпающемуся городу…

Уже ходили автобусы предприятий, сновали такси, однако с интервалом в несколько минут по улицам проезжала патрульный автомобиль. А я неспешно ехал в здание администрации, бросив взгляд на гостиницу, где сейчас отдыхали девушки и проехал мимо… Позже встретимся. Они пока все равно спят… Эх, как же есть и спать хочется.

Прибыв к администрации, я сразу же оценил, что вся администрация находится на улице, чуть в стороне стояли сотрудники прокуратуры, сразу заметившие меня, а перед входом стоял Шаман и его отряд…

— Что вы себе позволяете Старинов? — подошел ко мне майор Дерягин.

— Всем доброго утра, если его вообще называть "добрым". А вы майор успокойтесь и отправьте своих людей обратно. Это уже не в вашей компетенции создавать мне препятствия. — Сухо ответил я Дерягину в лицо. — После чего подошел к сотрудникам прокуратуры, — здравствуйте, рад вас видеть. Как добрались?

— Пришлось пройти через пять блокпостов на пути к городу. — Проговорила мне женщина звании майора. — Произошедшее ужасает. Ольга Прокопенко, глава комиссии.

— Прошу вас, Ольга, — пригласил я ее за собой, — вчера члены моей гвардии обнаружили, что среди ночи сотрудники прокуратуры занимались уничтожением документов… Гена, снимай оцепление, теперь этим займутся специалисты.

— Думаю, мы сумеем разобраться в данной ситуации, — довольно спокойно восприняла мои слова майор, — вижу на вас халат, вы же лекарь, если я не ошибаюсь.

— Всю ночь в больнице, занимаясь лечением пострадавших. — Спокойно ответил я, идя по коридору следом за Шаманом.

Бухгалтерия встретила нас фирменным беспорядком со стоящим посреди комнаты офисным шредером, в данный момент выключенным…

— Члены гвардии заметили автомобиль, из которого вынесли эту установку, после чего после недолгого наблюдения они захватили здание и вызвали наряд милиции, который забрал сотрудников администрации в изолятор.

— Ничего не трогать, — спокойно распорядилась майор, после чего кивнула своим подчинённым, — начинайте работу. Остальных прошу удалиться. Вся документация на данный момент арестована.

— Членам администрации прошу за мной в зал собрания, — между тем проговорил я, — Константин Семенович, вас я тоже попрошу присутствовать.

Майор, тем временем отдала распоряжение своим подчинённым, что принялись фиксировать место преступления, двинулась за нами в самом конце членов администрации…

— Прошу всех за стол. — Проговорил я, после чего Шаман расположился, справа от меня, а майор Прокопенко слева, я же занял место за столом напротив главы администрации, — итак, дамы и господа, знакомьтесь, Шаманаев Геннадий Алексеевич, глава гвардии семьи Стариновых. Сегодня у нас на повестке дня события вчерашнего дня, все уже я думаю, проинформированы об этом, вечернее обращение слышали все. Обстоятельства нападения будут выясняться, все виновные ответят по закону и кодексу семей. Учитывая то, что погибли простые граждане, я ожидаю проверки от военной прокуратуры и ФСБ.

— Можно мне кое-кто сказать? — поинтересовался Шаман, после чего получив мой одобрительный кивок, начал, — вчера членами гвардии совместно с сотрудниками федеральной службы безопасности нам удалось захватить на встрече Разина Данила Федоровича имеющего среди преступных элементов прозвище "Дед" и Васина Алексея Игоревича. Кажется, он является заместителем Дерягина Константина Семеновича, если я не ошибаюсь? Ответственный как раз за уголовный розыск. Какие у вас есть комментарии по этому, товарищ майор?

Однако майор молчал, как молчали и члены администрации… Посмотрев на это все, я поднялся и пройдя через весь кабинет, взял со стола главы администрации два чистых листа и ручку, после чего вернулся на свое место и принялся писать.

Закончив, я спокойно продвинул лист по столу, проговорив:

— Ознакомьтесь и подпишите.

Майор демонстративно не стал даже читать и просто передел лист дальше, а вот остальные стали подписывать, молча и недовольно поджимая губы…

— В скором времени ожидается прибытие комиссии из состава Великих семей по причинам произошедшего.

— Вениамин Старинов, вы понимаете, что вы сейчас действуете не в своей компетенции? — спросил меня Завьялов Юрий Васильевич, получив приказ, — мне пожаловаться на вас контролирующей вас Великой семье?

— Какой? Не подскажите?

— Ярославским.

— Боюсь, что вы ошибаетесь, Юрий Васильевич, на данный момент я являюсь двухранговым, а так же ношу статус главы международной семьи. Ни одной Великой семье я не подчиняюсь, лишь к их совету. В соответствии со своим статусом, я поступаю еще довольно мягко. Подписывать будете? Или мне приказать заключить вас под стражу сейчас, до конца проверки генеральной прокуратурой? Утрата доверия, уничтожение доказательств противоправной деятельности, хищение денежных средств в особо крупном размере… Мне кажется оснований у меня для этого достаточно? Да и все ваши счета заморожены до окончания проверки.

— Это уже наглость! — вскочил на ноги майор Дерягин.

С вами будут беседовать коллеги из военной прокуратуры, которых очень сильно удивит факт недостаточного количества бронежилетов у сотрудников милиции. Вам уже сейчас можно выдвинуть обвинения в преступной халатности…

В этот момент зазвонил телефон, ответив, я услышал уставший голос Семена:

— Вениамин, ты нас слышишь?

— Слушаю тебя, Семен, что у вас случилось?

Проверяли канализацию, шли по кровавым пятнам за одним из нападавших, противник оказался мастером, он использовал всю свою энергию и создал объемный взрыв. Нас здесь немного засыпало, меня ранило, дурак, один пошел, сейчас я где-то на краю города в завале возле отстойников… Рацию сломал. Со мной еще пятеро парней из милиции было.

— Шаман, пошли парней в район отстойников, — спокойно распорядился я.

Он быстро поднялся и вышел. Буквально через минуту броневик и патрульный автомобиль с включенной сиреной отъехали от администрации.

— Семен держись там, помощь уже идет.

— Хорошо, подожду. Воздуха мало. — Быстро проговорил он и отключился.

Положив телефон на стол, я опустил взгляд, устало потер виски и выдохнул… Все молчали, подняв взгляд я молча посмотрел на майора, который увидев что-то в моем взгляде достал ручку и подписал приказ. После продвинул его мне по столу…

— Ну что ж, администрация Воскресенского района в полном составе отстранена от своих должностей до окончания проверки. Дамы и господа, так же на вас накладывается запрет о выезде на время следственных мероприятий, — спокойно продемонстрировал я приказ, — на этом заседание окончено, всех прошу покинуть здание администрации. Теперь с вами всеми будет работать майор Прокопенко. Так же вашу деятельность будет проверять ФСБ. Поэтому советую подготовить оправдания.

Под моим тяжелым взглядом члены администрации по одному поднимались и покидали кабинет, последним поднялся майор, теперь уже смотря на меня уже далеко не тем дерзким взглядом что вчера, кивнул, что-то пробормотав себе под нос, вышел последним…

— Вопрос по администрации теперь на вас майор Прокопенко, — кивнул я женщине, — мне же нужно двигаться на оценку ущерба.

— Здание мы опечатаем, все носители информации изымем в интересах следствия, и будем заниматься проверкой с подключением к разбирательству сотрудников районной прокуратуры. — Проговорила она. — Вениамин, а вы будете лучше многих глав семей, с которыми мне приходилось иметь дело.

— Спасибо за похвалу, — поднявшись, я кивнул женщине, — до встречи, товарищ майор.

Выйдя из кабинета, я кивнул Шаману, после чего мы вышли наружу и я отметил, как члены администрации отъезжают на своих автомобилях от здания… После чего усмехнулся и сложив оба документа убрал их в карман брюк.

— Боря, у тебя остались сигареты? — обратился я к члену отряда Шамана.

— Держи, глава, ты, что их всех выгнал? — кивнул он на последних отъезжающих сотрудников администрации.

— Снял с должностей до окончания проверки. Город они тоже покинуть не могут. Хватит, мне сейчас еще разбираться с тем, что эти уроды в городе натворили, — закурив сигарету, я присел на скамейку, — буду я еще на них силы тратить, пусть с ними прокуратура разбирается.

В этот момент заработала рация у Шамана:

— Шаман, мы нашли Семена, ноги ему немного покромсало, достали еще пятерых ментов, четверо — все, один в критическом состоянии. Сейчас ждем скорую.

— Понял тебя Федя, противник ушел?

— Нет, когда вылезал из люка по нему грузовик проехал. Голова разлетелась как арбуз…

— Ясно. — Вздохнул он. — Если что-то изменится я на связи. Конец связи.

— Понял. Конец связи.

— Морг уже переполнен, слишком много погибших. — Опустился рядом со мной Шаман. — Ну и куда сейчас Веня?

— Завтракать, потом оценивать ущерб. — Тихо ответил я.

Про себя же добавив: после этого мне еще предстоит встретится с семьями погибших… Смотреть им в глаза. Впрочем, мне предстоит сразу же ощутить на себе всю ответственность возложенного статуса. Придется привыкать…


Разбитая, после бомбежки техниками, дорога, развороченные автомобили, следы копоти и пуль на зданиях… Суетящиеся люди, шум строительной техники… Плач по погибшим во дворах…

Невзирая на все это я ходил и просто оценивал состояние улицы после городского боя. Извинялся глядя в глаза родителей и детей и большую часть времени просто молчал…

"Воскресенская бойня", так об этом уже говорили корреспонденты, которые хотели взять у меня комментарии, но я лишь отвечал: "все комментарии будут позже". Прибывшая военная прокуратура и федералы оцепили улицу и уже вместе с членами гвардии работали на месте…

Закончил я только уже после середины дня, прибыв в гостиницу, нашел номер, где были девушки, когда дверь открылась, меня молча встретили и проводили в комнату, где я сел в кресло и просто некоторое время ни о чем не думая…

— Веня… — опустилась передо мной Нуо, заглядывая в глаза, — ты не виноват. Так получилось. Не изводи себя. Ты сделал все возможное…

— Оправдываться сейчас довольно глупо, особенно для тех, кто потерял своих родных. — Тихо проговорил я. — Все-таки я сделал недостаточно из "возможного".

В следующий момент мне прилетел подзатыльник отвешенный Виолой, которая смотрела на меня с негодованием:

— Почему ты ноешь? За все время я не видела Старинова таким жалким как сейчас, а ну встал и пошел обедать. Люди каждый день умирают — это жизнь. Да такая жестокая и безжалостная. Если не хочешь чтобы она тебя раздавила, вставай и борись! Вставай, Старинов, я вышла замуж за мужчину, а не жалкое ничтожество…

— Хватит, Виола, — подойдя, обняла ее Ева, оттаскивая от меня, — хватит.

— Сейчас нет времени оплакивать тех кто погиб, важнее чтобы те кто стоит за этим получили по заслугам… Да пусти ты меня.

— Всем успокоится. — Подняв взгляд, сухо проговорил я.

Да… Что-то я размяк… Ладно, пусть это будет сиюминутная слабость, но да… Виолетта права.

Вздохнув, я провел руками по голове, после чего эмоционально отстранился от произошедшей катастрофы и слабо улыбнулся:

— Спасибо за встряску, Виола, мне этого и не хватало. — После чего погладил шею. — Только в следующий раз бей слабее. Кстати, что у нас на обед? Перехватил два пирожка на завтрак и все.

— Ты ночью спал? — спросила Ева.

— Не получилось, слишком много раненых. — Отрицательно покачал я головой, после чего поднялся.

— Пойдем, голодный, и не смей впадать в такую черную депрессию. Так ты не только ничего не сможешь изменить, даже напротив все испортишь. — Проговорила Виола.

— Перестань, он просто устал. — Обняла ее Нуо.

— Мы тоже не много ночью спали и… — продолжила возмущаться болгарка, но в этот момент к ней подошла Селена и молча положила ей руку на голову.

— Пойдем, поедим, мы уже сходили в магазин, — проговорила Нуо, — но еще не садились, так и думали, что ты появишься.

Собравшись на кухне, которая была рассчитана на большую семью, все-таки девушки прекрасно поняли, что нам придется где-то остановиться пока идет ремонт в обстрелянном поместье, после этого мы совместно принялись накрывать на стол…

Мой телефон молчал, но я в любой момент готов был сорваться и отправиться куда-нибудь в город…

А я так и не понял, какой тип был у защиты, использованной тем двухранговым… Ее пробила имеющаяся у меня единственная техники и то не с первого раза. Сегментный и монолитный, даже комплексные типы здесь и рядом не стояли. Если вспомнить то при контакте энергии техник высвобождалось некоторое количество энергии… Это что, была динамическая защита? Мои способности сенсора слишком слабы, чтобы отследить подобное, тем более в ходе боя.

— Селена, какую защиту использовал тот двухранговый? Ты не знаешь?

— Впервые столкнулась с подобным. — Тихо ответила итальянка, а после некоторое время, подумав, добавила, — мне приходилось слышать о подобном, но чаще всего информация о подобных техниках является тайной домов. Много погибло?

— Сейчас известно о пятидесяти четырех жертвах, только из простых людей, — посчитав, тихо проговорил я, — ранговые еще не считали свои потери. Есть у Седых и Маркиных. Среди гвардии потерь нет.

— Дедушка звонил, завтра прибудет, сегодня не может. — Проинформировала меня Ева. — Сюда направили генерального прокурора и представителя президента, совет великих, пока молчит.

— Они и будут молчать, им прекрасно известно кто стоит за нападением, но они специально тянут время, чтобы дать возможность скрыть виновных в нападении. Масловы, Гришины и Строгановы, все они, так или иначе, лишатся своих статусов, только вот сейчас я ничего не могу сделать. Пока еще не могу.

— За всем этим стоит кто-то из великих семей. Громовы, были и в прошлом случае. — Тихо проговорила Селена. — Слишком много врагов у Стариновых… Почему?

— Независимая семья универсалов. Раньше мы подчинялись непосредственно императору, но те времена прошли. После них нашу семью и начали ослаблять, в итоге едва не уничтожив. Сейчас от всей семьи и остался лишь один род… Ай. Блин.

— Надоел. — Проворчала Ева, пихнувшая меня в бок локтём.

— Да чего меня сегодня долбите? Мало физического контакта? Ладно… — многозначительно протянул я.

Мне ничего не ответили, лишь китаянка, сделав хитрющее выражение лица, посмотрела на Виолу с Евой и подмигнула мне. Потом мы, наконец, накрыли на стол и сели обедать.

Разговоров не было, все спокойно наслаждались едой, насколько это было возможно в сложившейся ситуации. Через некоторое время у меня заиграл телефон:

— Да, Шаман, что случилось?

— Улицу мы закончили расчищать, сейчас здесь начали работать дорожники, снимают покореженное покрытие и будут укладывать новое.

— Ясно, ты сейчас куда?

— Посплю пару часов в общежитии, после этого двинусь в милицию, там у нас неразлучная парочка находится. Кстати, прибыли областные федералы, один из них сказал, что у него есть договоренность с тобой о встрече.

— Да, есть такой, давай я с ним после обеда встречусь. Пусть приедет часам к трем в компанию, буду там. Леонов тебе не звонил?

— Ты с ним буквально на десять минут разминулся, он к "Заре" со специалистами подъезжал. После этого вернулся в компанию.

— Понятно. Никто меня не хочет дергать. — Вздохнул я. — Ладно, отдыхай, Шаман.

— Ты тоже передохни, машину чтобы вас увезли, я пришлю. Поместье будешь осматривать?

— Завтра, скорее всего. Нет ни сил, ни желания.

— Понял. Отдыхаю. Пока.

Отложив телефон, я лишь обхватил голову руками и закрыл глаза.

Если я частично был готов к прошлому нападению — это оказалось для меня полной неожиданностью. Погибли невинные люди никак не связанные с делами семей. Было бы у меня достаточно личной гвардии, часть которой я бы мог оставить для охраны района и базы, уже бы призвал тех, кто за этим стоял к ответу.

— Если тебе нужна военная помощь, я попрошу бабушку вызвать сюда часть нашей гвардии, только она у нас и так небольшая. — Проговорила Виолетта. — Я понимаю, что в этой ситуации нужно что-то предпринимать, великие семьи при любом исходе скроют тех, кто стоял за всем этим, предоставив так называемых "козлов отпущения".

— Сколько на это потребуется дней?

— Если нужно будет срочно, думаю через трое суток, они сумеют прибыть рейсом в Бирск. Бабушка уже в курсе нападений.

— Значит, так, завтра прибудет Кир Львович, поднимем этот вопрос. Я уже посчитал, против трех семей у меня просто не хватит резервов, как боевых, так и ранговых.

— А может не стоит и браться? — осторожно вмешалась Нуо, — если память мне не изменяет, кодекс семей предусматривает возможность личного разрешения данной ситуации.

— Право крови?

— Ты же глава семьи. У тебя есть способы потребовать выдачу виновных в нападении. Если откажут, ты вправе вызвать на бои всех наследников семьи. — Задумчиво проговорил я, посмотрел на нее, подняв голову, однако отрицательно покачал головой, — ничего не выйдет. Поставят замену, которая может абсолютно любой. Они вправе выставить против меня двух профи. Не справлюсь.

— Веня, не пытайся в таком состоянии что-то придумать. Нельзя спешить — так ты постоянно говорил, когда нужно принять сложное решение. — Проговорила Ева, указав на меня вилкой с накрученной на нее вермишелью. — Разберись сегодня со всеми делами и все, вечером будешь отдыхать. Да и мы сегодня направимся на объекты, о которых ты говорил ранее. Всего ты один просто не успеешь, а нам просто скучно сидеть на одном месте и ничего не делать. Мы знаем, что ты дорожишь нами, Веня, но мы семья, а значит, все вместе несем ответственность за происходящее.

— Именно. — Поддержала ее Виолетта.

— Не играй едой. — Спокойно проговорил я глядя на Еву, после чего перевел взгляд на Виолу и тихо проговорил, — именно потому, что я дорожу вами… Вы сами видите, что происходит вокруг. Я… пытаюсь…

— Хватит. — Положила мне ладонь на голову Селена. — Мы видим.

В следующий момент я поежился от трех колючих взглядов впившихся в мое и так многострадальное тело… Осторожно посмотрев на жен, я только ласково улыбнулся, но вот их взгляды нисколько не смягчились.

— Между нами ничего не было.

— Это другое. Мы решим это между собой. — Пояснила мне Селена.

— Да, обсудим и придем к какому-нибудь соглашению. — Согласилась с ней Виола. — Ты сам сказал, что решение полностью за нами. Вмешиваться не будешь.

— Не подеритесь.

— Не дождешься! — весело улыбнулась Нуо.

Да… Похоже что они еще и между собой ведут междоусобицу. Впрочем, не маленькие дети придут к какому-нибудь соглашению…


После обеда, меня чуть ли не силой затащили в магазин, где я приобрел новые брюки и рубашку, на время, после чего прибывший транспорт забрал их в школы… Девушки разделились сразу, Селена поехала с Евой, а Нуо с Виолой, чтобы в каждой группе было по целому мастеру первого ранга. Последним двинулся я в контору компании верхом на своем четырехколесном звере.

Прибыв, я прошелся по коридорам, быстро отмечая рабочую суету, шумнее всего было в бухгалтерии, где посчитывали ущерб, нанесенный компании из-за уничтоженной торговой точки. Это были солидные убытки, связанные больше с оборудованием, нежели с продуктами.

— Свят, вижу, работа кипит…

— Да, кипит, сейчас наши рабочие укрепляют опоры. Магазин располагался на первом этаже дома, в основном на угловой части. Пока шел бой были повреждены несущие плиты, сейчас там идет работа и будет вестись, пока опоры не будут восстановлены. За срочность, разумеется, будет доплата. — Не поднимая головы, ответил мне директор компании. — Несмотря на произошедшее нападение, город живет.

— Хорошо, ты зарегистрировал компанию как собственность семьи? Мы с тобой это обсуждали, так мы сможем сократить часть расходов на налоги.

— Документы подал, рассмотрение будет длиться неделю. Со дня на день придет решение. — Наконец посмотрел на меня Леонов. — Ты как?

— Не спал сутки, но в принципе нормально. Кстати, можешь позвонить Грибову? С ним хотят поговорить.

— Грибов? Паша? — задумчиво посмотрел на меня, Свят, после чего усмехнулся, — ясно, догадываюсь, что ты задумал. Не могу отрицать, мне нравится эта затея. Давно пора приставить кое-кого к стенке. Минуту. — Взял он телефон в руки.

— Хорошо, пусть не торопится. Мне тоже позвонить кое-кому надо. — Проговорил я, после чего покинул кабинет.

Выйдя из административного здания компании, я закурил и набрал номер Седых, ответ пришел не сразу.

— Рад слышать тебя, Вениамин. Случилось что-то?

— Нет, если не считать того что только начинаю разбираться в обстоятельствах произошедшего. Что там говорят наши террористы?

— А они ничего сказать кроме как "выполняли приказ" не могут. Сейчас собираю силы, завтра вместе со мной прибудет генеральный прокурор и представитель президента. Остальные уже у тебя работают. Семьи молчат.

— Три семьи…

— Да, причем не самых слабых. Это будет долгое разбирательство, если мы конечно его не ускорим.

— Завтра хочу обсудить это. Сейчас ожидаю вашего человека…

— Он не мой человек, Вениамин. — Поправил меня старик, — у нас схожие цели, но не более.

— Понял.

— Как там девочки?

— На базе спокойно, Ева устала. Нуо ранили, но сейчас все в порядке. Режим ЧС я еще вчера снял, сейчас лишь малая часть гвардии патрулирует город.

— Да, я видел твое обращение вчера вечером… — устало проговорил Седых.

— Завод встал. Маслов, когда отходил, сжег много аппаратуры. Оценить последствия пока не могу, не был на объекте.

— Вениамин, завод относится к стратегически важным объектам, его работу возобновить просто необходимо. Завтра прибуду к тебе и все решим, наши гости прибудут вечером, размещу их у себя.

— Понял вас, Кир Львович. — Потер я переносицу. — Ладно, тут федерал прибыл на встречу.

— Держи меня в курсе. Мы одна семья. — Проговорил он.

Машина тем временем остановилась на стоянке, и из нее вышел немолодой мужчина в повседневной одежде, который подошел ко мне:

— Вениамин Старинов?

— Да, это я.

— Глеб Борисович Звягин, вы хотели со мной встретиться. — Протянул он мне руку.

— Да, Глеб Борисович. — Пожал я ему руку. — У меня есть кое-что для вас. Однако будет лучше, если мы сейчас дождемся одного человека, который имеет огромную ценность для этого дела. Он свидетель.

— Даже так. — Кивнул он.

В этот момент подошел Павел Грибов в рабочей одежде, который несколько растерялся, увидев меня, подойдя, пожал руку:

— Вы многое сделали, Вениамин.

— Но далеко не все, Павел, — ответил я ему, — знакомься, Глеб Борисович, он займется делом о том, что произошло двадцать лет назад.

— Знали бы вы как я рад это слышать. — Пожал ему руку Павел, — чтобы вы знали, я Павел Сергеевич Грибов, ученик, житель села Сосновки Черновского района Бирской области. Ранг ученик.

— А в чем тогда суть дела? — спросил федерал.

— В том, что село и все его жители исчезли двадцать лет назад. — Ответил ему Грибов. — А за всем этим стояла семьи Чернозубовых.

— В таком случае я бы хотел услышать эту историю полностью, до малейших деталей… Нужно будет помещение. — Посмотрел он на меня.

— Найдем. Прошу за мной. — Кивнул я мужикам.

Ну что ж, начнем новую компанию, если кто-то считал, что этим нападением сумел сбить меня с намеченного пути — он сильно ошибся.


Интерлюдия: Романское королевство. Королевский дворец.
10 июля 2002 года.

Принцесса Элеонора ходила вокруг стола, нарезая круги, изредка посматривая на лежавший, на столе королевский приказ своего отца…

— Что не рада, что придется сделать? Мы не принадлежим себе, — скучающе проговорила София, лежа на кровати.

София ты, так же как и я профи, и принцесса, только вот…

— Интересы государства, королевского дома, — важно проговорила ей ее давняя знакомая, — смирись, ничего не изменится, если ты сейчас сорвешься в бегство. Впрочем, у тебя есть младшая сестра, которая возьмет на себя эту ношу… Можешь попробовать, если тебе ее не жалко.

— Ты сейчас на чьей стороне?

— Ни на чьей, — устало ответила София Австрийская, — честно говоря я уже смирилась что мне придется родить ребенка вне брака, от того на кого укажет отец. Меня заменить некому. Вот плачусь тебе… Лучше бы родилась в семье простых людей, никак не связанных с ранговыми.

— Ты знаешь, как меня приняли жены этого Старинова? Словно я виновата в том, что меня насильно заставляют переспать с ним.

— Где твоя выдержка принцессы? Помучаешься годик, после этого можешь и дальше заниматься своими цветами… Зато будет наследник.

А я не хочу этого, понимаешь? Не хочу! Не так!

— Мы себе не принадлежим, несмотря на ранг. — Повторила ей София. — Смирись подруга и иди сюда, я тебя утешу.

— Не хочу. Ни смирится. Ничего не хочу. — Плюхнулась в кресло Элеонора Романская.

— От твоего "не хочу", ничего не изменится. — Зевнула София. — Сдайся.

— Нет.

Насмешливо усмехнувшись, София подняла бокал с вином со столика и сделав несколько глотков достала телефон где была фотография парня на которого указал ей отец и только мысленно пожала плечами…

Весь мир, что ли клином на этом Стариновом сошел? Даже учитывая его успехи, он не такой уж и особенный… А Эле он понравился, вот и разрывается между долгом и чувствами…


Глава 15. Выпьем потом и печальная дата

Павел долго рассказывал свою историю, а Глеб все записывал и записывал, постоянно уточняя детали. После этого Павел ушел, его рабочий день закончился, а федерал вышел со мной улицу и тяжело сев закурил.

— За все время своей работы я впервые сталкиваюсь с подобной историей. — Тихо проговорил он. — А ты Вениамин, давно об этом знаешь?

— Несколько лет, но до последнего момента у меня не было возможности предпринять хоть что-то. — Ответил я, тоже смоля сигарету. — Сейчас семья Чернозубовых находится в бегах…

— Нет, меня они особо сейчас не волнуют, но, тем не менее, я заинтересован, чтобы установить всех участников преступления. Больше всего сейчас пострадает от подобного Ярославские как ответственные за область.

— Был бы у вас доступ к архивам Великих семей, вы бы многому удивились…

— Знаешь, Вениамин, я уже устал удивляться. У нас под видом военного груза в Москву постоянно наркотики ввозят. Про это все знают и… У нас все как обычно: пока что-то не случится, ничего не будут делать. Вот сейчас, война на юге Алтая, национальный конфликт, только сейчас опять начали шерстить проверками нелегалов Москву и Питер.

— Боятся.

— Поздно боятся. — Вздохнул Глеб Борисович. — Итак, еще что-то нужно?

— Можно мне как-нибудь получить копию этого документа и ответ на него. — Протянул я ему сложенный лист.

— А доступ к секретной информации есть? — внимательно прочитав донесение, спросил он у меня, на что получил лишь легкую улыбку, протянул его обратно, — попробую. Ничего не обещаю.

— И на том спасибо. — Смотря на копию документа вспыхнувшую пламенем, проговорил я. — Дело Сосновки вы берете под свой контроль?

— Да. Возьму проверенных людей и будем копать историю. — Слабо кивнул он. — С вами хорошо работать, Вениамин Старинов.

— Надеюсь, что все это будет продуктивно. — Устало проговорил я и достал телефон, на которое пришло сообщение о том, что девушки вернулись в гостиницу, и ожидают к ужину.

— В таком случае я возвращаюсь к текущим обязанностям. Честь имею.

Бросив окурок в урну, федерал двинулся к оставленной машине, держа в руках исписанные листы нового дела. А я только слабо усмехнулся, отмечая чеканку шага федерала, которую почти удалось исправить, после чего тоже докурил и вошел в здание компании, поднявшись на второй этаж обнаружил Леонов спящим в кресле.

Подойдя, я быстро проверил его состояние и только поморщился обнаружив сужение вен, из-за чего сердце работало с нагрузкой, после чего осторожно принялся разбираться….

— Ты чего, Вениамин?

— Загонял ты себя, Свят, стареешь, через недельку бы с инфарктом мог здесь упасть. — Тихо проговорил я. — Посиди спокойно я почти закончил, а потом домой езжай, хватит, мы сегодня все устали. Ты тоже ночь не спал…

— Не спалось. — Ответил он.

А он не молодеет, все-таки ему уже почти пятьдесят, начинаются возрастные проблемы, жаль, Леонов не ранговый, так бы была возможность отсрочить ненамного старение через лечебные техники, а так могу только исправлять возникающие проблемы. Пока он еще справляется с делами компании, однако нагрузку на него тоже нужно снять. Разгребусь немного и часть нагрузки на себя, так или иначе, возьму.

Окончив краткий курс лечения, я проверил состояние, зафиксировав стабилизацию работы сердца, удовлетворенно фыркнул и сел за стол.

— Тяжелые были эти двое суток. — Устало проговорил Леонов.

— Нервными. — Поправил я его. — Сейчас тяжело только семьям погибших, они потеряли своих любимых. Это действительно тяжело принять. Сегодня проходилось извиняться, только толку то им от моих извинений?

— Толк есть, Вениамин, так они хотя бы видят, что ты вот здесь — рядом. А не там где-то в стороне и наверху, как это принято. — Спокойно пояснил мне, Свят, — тем более ты всю ночь провел в больнице, спасая жизни. Думаешь, этого не заметили? Заметили, Вениамин и оценили. Не принижай себя, ты делаешь даже больше чем другие в подобной ситуации.

— Забыли, Свят, сейчас самое важное разобраться с последствиями всего этого. — Рассудил я, — так что давай собирайся и домой, выпей, отдохни. Завтра суббота, отдохнешь.

— Сегодня у нас что, пятница?

— Нет, генеральный директор, тебе в отпуск надо, — улыбнулся я, — ты уже в днях недели заблудился. Давай, Свят, отдыхай. Кто хорошо отдыхает — тот так же и работает.

— Уговорил, выходные дома проведу. — Проговорил Леонов, принявшись убирать документы со стола, — но если будет что-то срочное, все равно придется работать.

— Как без этого… — Ответил я, поднявшись. — Ладно, я в гостиницу, тоже передохнуть хочу, завтра в город прибудут высокопоставленные лица. Придется побегать.

Ничего не ответив, Леонов только пожал мне руку, после чего я отъехал от компании в направлении центра города. Решив сделать крюк и посмотреть, что уже удалось сделать…

Дорожные рабочие трудились, проезд по улице был перекрыт, снимали старый асфальт, засыпали ямы. Люди, вернувшиеся в свои дома, восстанавливали окна и балконы, пострадавшие в ходе боя. Посмотрев на это все, я развернулся и через дворы подъехал к гостинице, возле которой было не там многолюдно как вчера.

Появившись в номере, я осторожно заглянул на кухню, где девушки лепили пельмени, чему я несколько удивился.

Это занятие, придумала Ева, она приходила иногда ко мне на квартиру и мы вместе лепили пельмени. Это были одни из тех дней, которые отложились в моей памяти тихими и беззаботными…

— Вень-Вень, не отлынивай, руки мой и помогай, мы и так после проверки съездили сначала в поместье, а после на рынок, — проговорила она, не оборачиваясь, — твой ноутбук и револьвер привезли они на кресле.

— Ладно-ладно… — протянул я, направившись в ванную, отметив взглядом, что часть вещей они действительно привезли.

Посмотрев на свое отражение, я только усмехнулся, увидев покрасневшие глаза, синяки под глазами. Вместе с побледневшей кожей, все это выдавало во мне трупик не первой свежести… Да, стал главой семьи. Даже способности лекаря не особо помогают в это ситуации.

Переодевшись, я появился на кухне в гавайской рубашке и шортах, сразу же устроившись за столом и принявшись помогать с лепкой. Девушки, переговариваясь касательно процесса, несколько абстрагировались от проблем, сумев создать тихую и уютную атмосферу.

— Все дела закончил? — спросила Виола.

— До "закончил" еще очень далеко, но на сегодня, все. Завтра сюда прибудут гости, вот там то и будет основная работа.

— Мы с тобой будем, — тепло улыбнулась Нуо, — кстати, школы, которые мы проверяли нужно капитально ремонтировать. В той, которой мы были, потолок едва не обваливается. Виола докажет что там учиться смертельно опасно. Мы фотографии сделали.

— У нас аналогичная ситуация, — проговорила Ева, — стены потрескавшиеся. В туалет зашла… Унитазы новые, но вот что вокруг. Фу… Ни разу не видела подобного в Бирске, дедушка бы весь отдел образования разнес за состояние школы.

— Ну, проверок здесь не было целых семь лет, за это время все успели получить столько что… Смотрел информацию по счетам, так там такие суммы… У меня от целой компании такой прибыли не было ни разу. Даже общая зарплата всех сотрудников меньше. Заморозка счетов администрации и членов их семей была самой разумной идеей, что пришла мне в голову. Только информатора жалко, она сейчас проверяет, откуда и как, на счета поступали средства. А это не простое дело…

— Твой информатор гений? — удивленно посмотрела на меня Шу.

— Она выучила китайский язык за месяц. Думаю ее можно называть вундеркиндом, но вот я боюсь, что количество информации, которую она изучает, может сыграть с ней злую шутку. Сами знаете, что вундеркинды не живут долго, так же у них появляются психологические расстройства. Потом с ней встречусь, я всегда слежу за ее состоянием.

— Понятно…

Между тем мы закончили с лепкой и поместили пельмени в морозильный отдел, после чего выстроилась в очередь в душ, каждый занимался при этом своими делами. Виола залипла в телефоне, Селена изучала словарь, теперь уже работая над произношением, мне же пришлось рыться на новостных сайтах и получать информацию по происходящему… А Нуо пыталась смотреть новости.

Единственной "хорошей" новостью было то, что Япония и Россия перешли к мирному разрешению конфликта на Дальнем Востоке, сейчас там лично присутствует Фумихито. Большей информацией по данному поводу я не нашел… Однако, зная японцев, принц сейчас выступает в качестве политического заложника. А зная историю подобного шага, пока нельзя быть уверенным в чем-то конкретном.

Зато на юге Сибири конфликт набирает обороты, доступ к пограничным районам через перевалы все еще не восстановлен, русское население покидает свои дома на вертолетах и по горным тропам… Очень много жертв. Впрочем, учитывая донесение ФСБ, оружия у этих тюркских горцев более чем достаточно. Горы Алтая лакомый кусочек для всех стран, ведь там есть абсолютно все полезные ископаемые. Ладно, это не моя головная боль…

Забавно при этом наблюдать как некоторые выразили свое недовольство по произошедшему в Воскресенске. "Бесчеловечный акт", "бойня", какие только красные названия не давали трагедии новостные издания. Вот только информации о том, как на это отреагировали главы Великих семей, кроме Ярославских, пока нет.

Замалчивания дела нет, резонанс оно уже вызвало, однако время идет… Впрочем, виновные не уйдут. Я знаю, что нужно сделать…

Пока я занимался ознакомлением с новой информацией, Нуо надоело смотреть телевизор и она, подойдя ко мне, отодвинула столик с компьютером и с игривой улыбкой забралась на колени лицом ко мне…

— Сейчас я тебя съем.

— Если вам так хочется, может, в отдельный номер пойдете? — недовольно поинтересовалась Виола, — Веня, есть информация, моя мама прилетает сюда через три дня. Хочет познакомиться со всеми нами.

— А лучшего времени не нашлось?

— Ты не понял. Она прибывает со специалистами сталелитейной промышленности. Будем смотреть, что делать с заводом… Оборудование, профессиональные кадры. Тебе придется обеспечить работу завода, теперь уже под управлением нашей семьи.

— Понятно, пусть приезжает. — Ответил я, после чего посмотрел в глаза китаянки. — Шу, слезай, я слишком сильно устал. Позже мы найдем для этого время и место.

— Ну, ты и подлец, только разбудил во мне аппетит, думала, встретимся, и будет так же… А ничего нет. Хотя ты можешь, — хихикнула китаянка, проведя ладонью поверх шорт. — Даже желаешь.

— Шу. — Твердо посмотрел я ей в глаза.

— Хорошо. — Нехотя ответила китаянка, — но я буду сидеть здесь, как бывает хорошо иметь небольшую комплекцию.

Развернувшись, она села между колен и принялась наблюдать за тем, как я продолжаю искать информацию через новостные сайты.

Выждав время, я направился на кухню, где стал варить пельмени, Ева тем временем отдыхала на кухне… Нуо же попросила ноутбук и сейчас вела с кем-то переписку. Виолетта и Селена ушли в ванную.

— А все-таки я ошибалась, когда представляла себе нашу семейную жизни… — улыбаясь, проговорила Ева.

— Оказалась хуже?

— Да и нет. — Задумчиво принялась она говорить, — да, у нас пока не было веселого времени, но думаю что так будет не всегда… Но одновременно с этим мы все сумели найти опору друг в друге. Поэтому вот так.

— Все-таки во всем этом что-то есть хорошее…

— Главное что мы все живы Вениамин, это самое важно. А пока мы вместе сумеем со всеми бедами справиться.

Улыбнувшись, я посмотрел на Еву, смотрящую на меня со свойственной ей уверенностью, и согласно кивнул. Сейчас она была права как никогда.


Спальных мест хватало всем, все-таки это был самый большой номер в гостинице, поэтому после ужина все разошлись по комнатам, я тоже оказавшись последним, доплелся до кровати и просто рухнул без сил. Добрался до подушки и все…

Зато пробуждение было необычным. Открыв глаза, я обнаружил, что на мне сидит Шу, и осторожно насилует.

— Конечно, я слышал, что мужчины иногда промышляют подобным… — громким шепотом проговорил я.

— Тс, — приложила она мне пальцы к губам, — мне пришлось долго ждать.

Резко сев, я, обняв жену и растягивая удовольствие, принялся работать тазом в медленном темпе, что нравилось китаянке. Она же заглушая стоны, сжимала зубы, достигнув точки блаженства, ощутимо прокусила мне плечо, тяжело дыша и содрогаясь.

— А… ты… нет.

— Еще не проснулся. — Ответил я, практически мгновенно затянув место укуса, поглаживая ее по волосам.

Посмотрев на часы, я обнаружил, что время уже шесть утра и со вздохом решил, что пора вставать. Осторожно уложив китаянку с довольной улыбкой смотрящую на меня, я поцеловав ее ушел в ванную, где принялся приводить себя в порядок.

— Вы закончили на удивление тихо, — проговорила Виола, зайдя ко мне.

— Угу, — промычал я, заканчивая чистить зубы.

Виолетта тем временем тоже стала умываться и чистить зубы…

После того как она окончательно умылась, коварно улыбнувшись, я прижал ее к стенке и спросил:

— Тебе же тоже хочется?

— Хочется, но сейчас у нас нет на это времени. — Улыбнулась она, погладив меня по щеке, — мы обязательно займемся этим, когда решим все горячие вопросы…

После этого Виола обняла меня, закрыв глаза долго и проявляя инициативу с удовольствием целовала… Прервал нас тихий стук в дверь и Селена проговорила:

— Сегодня вы излишне романтичные.

— Прости. Сейчас выйдем. — Смутившись и даже слабо покраснев, ответила ей Виолетта.

Отпустив девушку, я с улыбкой покинул ванную, ощущая, что в душ ушла Нуо. Ева, только проснувшись, сидела на кухне и сонно помешивала чай… Быстро сделав себе кофе я вышел на балкон, зевая наблюдал за тем как ранние дворники принялись за уборку территорий.

Вчера пришлось говорить слишком много слов утешений… Сегодня-завтра, будут похороны, поэтому и прибывают высокопоставленные лица. Пусть они тоже подключаются, однако в любом случае основную работу придется делать мне.

Зайдя обратно, я обнаружил что Ева сидит и переводит колючий взгляд с Нуо довольно улыбающейся на Виолу спокойно что-то читающей с телефона и обратно. Подойдя я склонился, поцеловал ее в губы, после чего поставил кружку из-под кофе:

— С добрым утром Ева, Селена, прости, тебя целовать не буду — убьют. Сегодня прибывает представитель президента и генеральный прокурор. Поэтому давайте сами решим, кто и где что будет делать?

— Я возьму на себя ремонт поместья, — уверенно проговорила Ева, — там придется восстанавливать стены, менять окна и мебель. Вчера я уже разговаривала с каким-то заместителем генерального директора "Кедра", он обещал прислать людей.

— Менять мебель? — бросил я на нее кислый взгляд.

— Вениамин, некоторая мебель в доме не менялась больше чем двадцать лет. Конечно, не пострадавшую я не трону, но ты сам в каком состоянии оказались комнаты с лицевой стороны дома. Поэтому — менять.

— Ладно…

— Буду тебя сопровождать, мне известно что нужно для правильного функционирования завода. — Проговорила Виолетта.

— Я думаю, мне лучше быть с тобой, — проговорила Нуо, Селена не составишь компанию Еве? Не думаю, что вы будете там слишком долго. Мебель выбирать будем вместе.

— Ладно, тогда до обеда занимаемся своими делами. Мне же нужно съездить на завод и увидеть, что там вообще творится. — Задумчиво проговорил я, размешивая вторую кружку кофе, — до обеда управимся. Так же встретимся на обед в столовой, Ева ты знаешь где она.

— Значит, каждый будет заниматься своим делом, понятно. — Проговорила Ева, немного повеселев, — кстати, кто завтракать будет?

— Ты знаешь, мне до обеда нужно только кофе, потом уже ем плотно, — ответил я, наслаждаясь кофе. — Впрочем, мы, похоже, здесь будем еще несколько дней, пока идет ремонт.

— Нуо, мы, кажется, договаривались… — колко посмотрела на китаянку Ева,

— Ты о чем? — не скрывая улыбки, спросила Шу.

— Не притворяйся, что не понимаешь.

— Кто первым встал того и тапки, — показала ей язык китаянка.

Посмотрев на нее Ева многозначительно улыбнулась, а вот Шу как-то насторожилась… Опираясь на кухонную тумбу я только усмехнулся наблюдая за ними, Виолетта же лишь одарила их косым взглядом и размешивала чай. Селена, не обращая внимания на всех, уминала бисквитное печенье и читала словарь…

Сразу после завтрака, мы начали собираться, я же вызвал Шамана и Холодца с их группами, после чего мы покинули номер. Ева и Селена отправились в поместье семьи Стариновых, а я с Виолой и Нуо двинулся в направлении завода.

Прибыв я сразу обратив внимание как на грузовик сгружают небольшое оборудование, на прибывшие два броневика даже не обратили внимания.

— Прошу прощения, а что вы делаете? — спросил я у мужчины в робе.

— Воруют, не видишь что ли? — направил на него Шаман автомат.

После чего кивнул своей группе, те быстро зашли в цех и вывели всех и поставили к стене. Виола тем временем забралась в борт и посмотрела на оборудование, после чего высунулась и с улыбкой спросила:

— Вениамин, некоторое оборудование из этого стоит по сотне тысяч рублей, так как является сложным электронным.

— Ну и куда вы хотели сдать? — кивнув девушке, обратился я к рабочим.

— А что ты прикажешь нам делать Старинов, завод встал, зарплату за последний месяц нам никто не выплатил, а нам семьи кормить. Вот и решили продать часть оборудование, что уцелело. Там ситуация еще хуже. — Махнул он рукой в сторону больших зданий, — как решить эту ситуацию? Мы не одни такие.

— Значит так, соберите бригадиров всех групп рабочих, я хочу, чтобы они появились в актовом зале завода сегодня после полудня. Прибудет представитель президента и генеральный прокурор, так что мы найдем деньги на зарплату, а так же обсудим вопрос восстановления работы заводы. Мужики, вас никто не бросит, но воровать не надо. Мы еще поработаем. Договорились?

— Молодой ты… Но твоего деда многие вспоминают добрым словом. — Ответил после недолгого размышления бригадир Лопатин. — Хорошо, мы попробуем. Ладно, мужики, разгружаем и пойдем, передадим остальным новости. Не обижайся, Старинов.

— Хорошо. — Кивнул я, после чего кивнул группе Шамана, — опустить оружие. Думаю, договоримся.

— Соберу всех Старинов, мы к этой работе привычные… Да и куда идти, кому мы все нужны? — махнул он рукой.

Пройдясь по территории я не обнаружил никаких следов разрухи, но стоило зайти именно в плавильные цеха как сразу в нос ударил запах паленой проводки и копоти… Виолетта уверенно ступая двинулась, подсвечивая себе фонариком начала матерится где-то в глубине.

Единственное что я понял, что разрушена плавильная печь, дальше девушка уже не стеснялась в выражениях в отношении тех, кто это сделал.

Однако идя дальше бы обнаружили и расплавленный метал на полу и оплавленные и обгорелое оборудование… Походив по цеху я только приблизительно оценивал ущерб нанесенный предприятия приблизительно зная сколько стоит каждый элемент оборудования, которое было не из дешевых.

— Вениамин, я вызвал сюда группу Семена Казанцева, будем бороться с мародерством, — подойдя, проговорил мне Шаман, — да там парни говорят, подошел глава энергетиков вместе с несколькими электриками.

— Пусти их сюда, — ответила ему Виола, закончив ползать, выглядя не самым лучшим образом, — некоторую часть оборудования есть возможность восстановить, только заменив проводку и автоматы. Дилетанты бомбили цех, не все так плохо.

Кивнув Шаману, я принялся оглядываться по сторонам, ища взглядом, где можно включить свет, даже проверил рубильники, подписанные "освещение". Однако толку от этого не было никакого…

Виолетта же вышла к энергетику и начала с ним быстро переговариваться, он прибыл уже в специальной одежде и вскоре его люди двинулись куда-то вместе с инструментами и принялись что-то делать. Виолетта ходила туда-сюда, даже поднялась на второй уровень, где были панели управления.

— Чувствуется что она разбирается во всем этом… Смотри как она быстро разобралась с работниками. — Проговорила Нуо, — даже завидно немного.

— Это профессиональное, — улыбнулся я, — все-таки у Железковых на территории Болгарии, если я не ошибаюсь три завода связанных именно со сталелитейной промышленностью, один так вообще кажется, занимается выпуском брони. А если быть в этом с малых лет…

— Это как ты — лекарь, а она руководитель завода, — привела аналогию китаянка, — здесь она на своем месте… Да и насколько я понимаю, Железковы и Стариновы — это одна семья, так что тебе придется еще разбираться с предприятиями на территории Болгарии.

— Мы об этом договорились с Габриэллой на следующий год. Не могу же я разорваться между двумя странами.

Несколько задумавшись, Нуо кивнула, а после двинулась к выходу подышать свежим воздухом, кивнув на направляющегося ко мне мужчину.

— Прошу прощения, — подошел к нам мужчина и протянул руку, — Архипов Петр Владимирович, главный энергетик, получили звонок от бригадира слесарной бригады и прибыли сразу же.

— Вениамин Старинов, оцениваю состояние завода, — пожал я его руку, — дела плохи?

— Сейчас освещение восстановим и посмотрим, — пожал плечами он, — точно сказать пока все не проверим невозможно, но часть оборудования придется менять, а это миллионы. Да и люди у нас зарплату не получили за прошлый месяц… Стыдно признаться, но вы наша последняя надежда.

— А как так получилось, что завод перешел в руки Масловых? Кажется, все оборонные предприятия не могут быть переданы в руки частных лиц.

— Если вкратце, они просто подкупили управление и убрали из всех документов упоминание о том, что он относится к оборонной промышленности. К сожалению, бухгалтерия и архив полностью уничтожены, сейчас от здания остался лишь голый каркас, вы могли его видеть пока шли сюда. Почти четыре тысячи человек потеряли работу за один день… — в сердцах плюнул энергетик.

— Нас ждет долгое разбирательство, — проговорил я доставая сигареты, — вы курите?

Угостившись сигаретой, я несколько удивил энергетика дав подкурить ему от пальца, после чего выдвинулся на выход, обнаружив, что бригадир в данный момент со своими людьми прошли мимо нас, включив фонари, двинулись к электрикам…

— Думаю, много людей захочет поучаствовать в восстановления завода. Пока завод функционирует — Воскресенск живет. Ведь самыми крупными предприятиями города являются он и "Кедр", остальное только муниципальные предприятия.

— Петр Владимирович, а чего постоянно не хватало на заводе? Может есть моменты которые можно исправить до того как завод снова будет функционировать?

— Кокса не хватало, несколько раз приходилось останавливать процесс. У нас он идет с Кузбасса, но не хватает, так как часть уходит на экспорт. Выгоднее…

— Понятно, буду решать этот вопрос, кстати, вижу, что вы здесь, где же остальные должностные лица?

— Мастер Ефимов не захотел уйти "по-хорошему", так ему прострелили ногу и выкинули за забор, я увез его на своей машине, в городе тогда бой шел… Его, кстати, вечером вы и оперировали. Сейчас он в палате. А Грач уехал… Точнее, сбежал.

— Понятно.

— Вы простите, Вениамин, но я пойду к мужикам, работы много.

Кивнув ему, я присел на бетонный заборчик и курил, Нуо же гуляла по территории и осматривала все. Шаман ушел что-то проверять, оставив двух бойцов рядом со мной, которые посмотрев на меня, тоже закурили…

— Привет, Ира, ты как? — дозвонился я до Золотовой.

— Мне снятся банковские счета, — устало вздохнула она, — впрочем, заморозка счетов прошла нормально, по крайней мере, работников администрации и их семей. Нашла несколько каналов "левого дохода", а так же анонимные счета. Суммы с анонимных счетов я пока не буду трогать, но если что без моего ведома они ничего не смогут с ними сделать. Думаю, учитывая все, что я раскопала, хватит, чтобы глав администрации засадить надолго. Один так вообще по высшей мере пойдет. Потом тебе информацию сброшу.

— Молодец, не в курсе, почему такое молчание, связанное с семьями Масловых, Гришиных и Строгановых?

— Статусов семей они уже лишились, эта информация появилась на сайте семьи Ивановых. Часть из составов семей уже успели сбежать заграницу. Прошла информация что Ивановы схватили главу семьи Строгановых. А вот на поместье Масловых было совершенно нападение. Хода информации пока не дают, но, как мне известно, мертвы глава и оба наследника. Кто мог это сделать тоже неизвестно. Может у нас союзник появился?

— Надеюсь на это. — Задумчиво проговорил я, — ладно, отдыхай, следующие несколько дней не смогу с тобой связаться, буду разбираться с делами в городе.

— Китайцы к нам летят. Пока непонятно кто, но императорской семье информация о том, что пострадала, Циан Нуо, пришлась не по нраву. Седых уже в курсе, Николай должен дождаться делегацию и прибудет вместе с ней в Воскресенск.

— Вы что издеваетесь… У меня еще и Мария Железкова должна прибыть со дня на день.

— Завтра прибудет частный самолет из Болгарии, послезавтра уже грузовой. Держись, господин Старинов.

— К концу лета я полностью поседею, — угрюмо проговорил я, но спасибо, Ира, пока займись активных отдыхом. Выспись.

— Хорошо, сейчас закончу с информацией и лягу спать. Потом сообщу об итогах. — С зевком ответила она и отключилась.

Да ситуация все набирает обороты… Теперь понятно почему Нуо была такой довольной, впрочем, все правильно сделала, она член императорской семьи. Однако мне интересно кто успел разгромить Масловых?! Союзников у меня не так уж и много, однако, это только догадки.

— Так, свет восстановили, — вышла из цеха довольная Виолетта, испачкавшаяся в саже, — некоторое оборудование целое, еще часть придется менять. Сейчас позвоню маме, попрошу часть доставить.

Тем временем в цеху начали работать шумно, работать рабочие, по крайней мере, несколько агрегатов они сумели запустить с небольшим ремонтом и большим количеством матов. Через полчаса на завод стали стекаться люди, которые принялись расходиться по своим рабочим местам, после чего мне пришлось перекочевать со своими людьми поближе к выходу.

— Ты вернул людям надежду на завтрашний день, — подойдя ко мне, похлопал меня по плечу Семен, — мы с парнями останемся здесь, будем защищать завод и людей. Уже прибыла почти тысяча человек.

— Найди Виолетту, она как ушла поговорить, так и потерялась где-то внутри. Скажи что мы отъезжаем. Время.

— Хорошо, — кивнул он мне, после чего отошел и принялся связываться с людьми по рации.

Шаман кивнул мне и принялся собирать свою группу по рации. Он уже проверил помещения, где располагалась охрана, там все было разгромлено, но оружия не было.

Посмотрев на время, я только вздохнул, еще около получаса уйдет на дорогу, все-таки завод находится от города на существенном расстоянии.

Виолетта появилась уже где-то умывшаяся и забралась в броневик:

— Ты увлеклась, не знала, что тебе нравится подобная работа. — Проговорила Нуо.

— Просто сейчас я действительно оказалась на своем месте, так что не злись, — обняла ее Виола, — Вениамин, мы едем?

— Да, Шаман, выдвигаемся, скоро гости прибудут, мы сюда еще вернемся сегодня.

— Я проголодалась, — протянула Виола, после чего принялась трясти китаянку, — да перестань ты дуться.

— Отстань.

Посмотрев на них, я прочитал пришедшее сообщение и три броневика выехали из ворот завода "Сталь Сибири" в направлении города.


Ева и Селена прибыли довольными собой, даже составили список того что нужно менять, а так же чего по их мнению не хватало дома… Виолетта некоторое время обсуждала с матерью детали касательно завода. Я же просто сидел и наслаждался едой. До приезда гостей осталось мало времени, Кир Львович предупредил меня, когда они выехали.

— Веня, перестань тереть переносицу, не нагнетай, — проговорила мне Ева.

— А я не нагнетаю, просто зрение падает. Встреча произойдет в любом случае, пока ждем. Потом встречаем и начинаем путь по объектам… Сегодня хоронят часть погибших.

— Не начинай. Мы уже обсудили эту тему. — Мрачно проговорила Виола. — Завтра мама приедет, даже не знаю, какого она будет о тебе мнения, если ты будешь ходить мрачным.

Подставив руку под подбородок, я бросил на Виолу косой взгляд, но промолчал. Она была права, сейчас не время для хандры, нужно наоборот, что-то делать, разрешать ситуацию.

— Вениамин, гости въехали в город. — По телефону сообщил мне Шаман.

— Понял, отправляй их к мэрии. Это здание у нас единственное подходит для подобных собраний. Буду через пару минут. — Отключился я, после чего кивнул девушка, — все приехали.

Быстро собравшись, мы покинули столовую, освободив, наконец, столик, за которым обедали и отдыхали, забравшись в броневик, выехали к пустующей мэрии.

Прибыв на место, мы прошли внутрь, я же сразу направился в зал совещания, визуально оценив. Девушки же пошли по зданию что-то обсуждаю, а я вернулся к выходу, где стоял Шаман и отдавал приказы по рации.

Охрана же была на самом высшем уровне, группа Шамана рассредоточилась по помещению, группа Холодца тоже где-то рядом крутилась, Семен со своей группой были на заводе, Дон и Борис Гриб со своими группами занимались патрулированием города. Шмидт и оставшаяся гвардия была на базе…. Три группы отдыхали после ночного патрулирования города, другие же обеспечивали безопасность детей.

Сначала перед мэрией появился автомобиль сопровождения милиции, после этого подъехали парни из гвардии Седых во главе с Игорем Седых, тепло с ними всеми, поздоровавшись, я спрашивал у них как здоровье. Игорь тем временем уточнил у Шамана где ему лучше разместить своих людей, после чего отдал короткие приказы и парни в полном боевом облачении разошлись по территории…

— Не доверяете? — спросил я у него.

— Слишком важные гости, да и сама обстановка не сказать что стабильная. — Ответил мне Игорь, — Поместье Масловых в Красноярске разнесли… Говорят главный род потерял сразу троих наследников. Впрочем, большей информации пока нет.

— Да, мне сообщили. Жаль не мы…

— Есть такое, я двоих потерял. Кто-то кому-то друг, брат, сват… Сам знаешь. Кир Львович даже приказал пока ничего не предпринимать, это немного всех успокоило. Завтра похороны.

— Прости, не смогу появится, тут и так…

— Знаю. — Кивнул он. — Тут тоже будут похороны.

— Кстати, как Маркин, его ранило? — задал я вопрос, отметив взглядом несколько федералов с винтовками.

— Получил три пулевых. Сейчас у Зубова в лечебнице отлеживается. Его семья уже отреагировала, говорят, собирают силы для контрудара. Только я понимаю, что им нечего противопоставить, у Маркиных даже мастеров нет. Разве что наемников найдут… Только они тоже не дураки, идти на убой никто не захочет.

Кивнув мне, Игорь отошел к Шаману, вышедшему из здания. А затем к зданию начали подъезжать бронированные автомобили, из которых и показались глава семьи Седых, генеральный прокурор и представитель президента, в окружении охраны они подошли ко мне…

— Рад видеть тебя, Вениамин, — проговорил мне Кир Львович, после чего представил мне гостей, — знакомься это Гробов Павел Григорьевич, генеральный прокурор и Соколов Валерий Альбертович, представитель президента.

— Рад с вами познакомится, — пожал я руки им поочередно, — а теперь прошу за мной. Думаю, в прохладном помещении будет проще вести диалог.

Как ни странно, мы молча вошли в здание мэрии, после чего прошли по коридору и вошли в зал совещаний…

— Прошу присаживайтесь, где вам удобней. — Предложил я указывая на свободные места, — официальная версия произошедшей трагедии вам известна, поэтому сразу перейду к описанию сложившейся ситуации, если вы не против?

Седых указал мне взглядом на место во главе стола, спокойно присел на кресло, я же не спешил садиться, так как кроме двух гостей прибыли еще какие-то лица, которые не спешили представляться. Однако двое из них были в ранге мастеров. Девушки уже находились в зале, когда все вошли.

— Главное не спешите, Вениамин, — проговорил прокурор, — мы прекрасно понимаем, что вы только несколько дней назад получили свой статус…

— Благодарю, но мягкое отношение из-за малого возраста меня может только оскорбить. — Спокойно проговорил я, сев во главе стола и сложил руки перед собой, — итак, официальная цифра погибших среди гражданского населения сейчас такова, пятьдесят четыре погибших, из них семь детей. ФСБ потеряла пятнадцать человек, милиция двадцать пять. При этом в ходе боя погибли двое экспертов из гвардии семьи Седых.

— А сколько раненых? — спросил Павел Григорович.

— Даже не знаю, но очень много, я всю позапрошлую ночь провел в больнице, сколько было прооперировано пострадавших я не знаю, только то, что не всех удалось спасти. Был ранен глава семьи Маркиных, который при охране гвардии вмешался в бой на Центральной улице. Впрочем, из ранговых, почти все получили ранения легкой и средней степени тяжести. Было уничтожено семьдесят девять человек, еще семнадцать сдались после недолгих переговоров.

— А сумеете ли вы, справится со всеми проблемами города без членов администрации?

— Честно говоря, от них больше вреда, чем пользы, на данный момент. У меня нет средств в бюджете, только на зарплату бюджетников и пособия для инвалидов и сирот. Только вот боюсь что их и мне не хватит… Вскоре мне придется закрыть две школы и пять детских садов в черте города, как аварийно-опасных. Мои жены уже побывали на объектах. Теперь же у меня вопрос, мне будет организована помощь?

— Этот вопрос решать не мне.

— Но на основе вашего доклада президенту и главам семей, он будет решаться, подумайте над этим. А сейчас дамы и господа, я приглашаю вас посетить завод "Сталь Сибири". Прошу вас.

Поднявшись из-за стола, я принялся ожидать, когда они все соберутся и выйдут, после чего вышел и сам, наблюдая, как гости садятся в машины. Седых, на этот раз поехал вместе с внучкой и Нуо, я же выехал с Виолой и Селеной, причем машиной управлял Холодец….

— Шаман, как вы там с Игорем? — взяв рацию у Холодца, спросил я.

— Выдвинулись, едем во главе колоны. Беру только две группы, за нами одних федералов целых два машины, а это не считая личных телохранителей гостей.

— Хорошее решение, а то мне самому не комфортно от такого количества охраны. Мы движемся в конце колонны, за нами группа Холодца.

— Ты сегодня собран, — тихо проговорила Селена, — гости были удивлены твоим рабочим хладнокровием.

— Пусть они за свое хладнокровие переживают, завтра они направятся на разговор с семьями погибших на похоронах. Сегодня у нас ужин в ресторане "Грация", после этого они останутся на ночь в гостинице. Пока не забыл…

Достав телефон, я набрал, номер Леонова, он ответил, спустя некоторое время ожидания:

— Да, Вениамин? Я отдыхаю на даче, можешь не проверять.

— Нет, я не по этому поводу, но рад, что ты послушал совета. Завтра будут похороны погибших, если у тебя…

— Не беспокойся, сотрудники компании уже были извещены. На работу в завтрашний день выйдут только те люди, что не будут участвовать в траурной церемонии.

— Спасибо, просто из головы выпало.

— Ничего, для этого и нужны помощники. Удачи там с гостями, мне уже звонил заместитель, говорит в городе столько охраны, что страшно бычок мимо урны кинуть…

— Да, это так. Сюда стянули кого только можно. Ладно, не буду выходной портить.

Хмыкнув в трубку, Свят отключился. Я же некоторое время смотрел на железнодорожную ветку, связанную с заводом. Было видно что люди вышли на работу и сейчас начали что-то делать…. Все-таки были уже готовые материалы, которые должны быть доставлены заказчикам. При этом подвозили сырье…

— Ты не способен контролировать каждый процесс. Расслабься, Вениамин, это всегда так. — С улыбкой погладила меня по плечу Виола. — Как и невозможно разбираться во всем. Ты лекарь, вот и занимайся своим центром, а завод оставь на меня. Он здесь всего один и маленький… Однако меня больше всего настораживает что деревья вокруг завода пожелтевшие. Надо будет проверить…

Да, пусть я ничего и не смыслю в металлургии, но при этом хороший лекарь… Звучит словно себя утешаю, только вот это горькая правда. Невозможно разбираться во всех сферах одинаково…

Селена тем временем принялась гладить меня по голове, чем вызвала у Виолы задумчивую улыбку…


На заводе оказалось людно, даже слишком, что-то резали, что-то таскали… Встречали представителя и прокурора не хлебом-солью, а вопросами о зарплате и предоставлением нового оборудования взамен уничтоженного. Виолетта нашла мастера Ефимова, который оказался на своем рабочем месте, отправилась с ним в обход, узнавая, что они сумели сделать до обеда, что еще можно починить.

Наконец устав слушать пустые слова Соколова, Архипов обратился ко мне:

— Вениамин Старинов, вы можете нам помочь? Вы обещали.

— Я помню свои слова, теперь вот что я скажу, в течении следующих двух дней, я прошу всех бригадиров и мастеров предоставить мне личные данные всех работников завода с указанием счетов, а так же принятым окладом. Во вторник вы получите зарплату. Так же есть еще одна хорошая новость, в понедельник прибудут специалисты из Болгарии, которые доставят необходимое оборудование и детали для установок. Если есть что-то необходимое, обратитесь к Виолетте Стариновой, она занимается данным вопросом.

— Хорошо. — Довольно кивнул он. — Но куда предоставить личные дела?

— В мэрию. Пока что я буду обитать там.

— Спасибо.

Многие одобрительно посмотрели на меня, а затем начались долгие переговоры о плавильных печах, две из которых получили критические повреждения и дальше не годились для эксплуатации. Так же была масса другого оборудования, которые было полностью уничтожено…

Покидали завод мы несколько измотанными, рабочие же были довольны, большая часть них осталась на заводе для восстановления. После этого все оценили повреждения, оценили то что один из магазинов компании "Кедр" оказался уничтожен… Благо работники не пострадали. Так же мы посетили больницу, где все еще оставались раненые люди.

Приезд китайской делегации прошел без лишнего шума. Кир Львович предупредил меня, после чего с ним собралась Нуо, и они покинули нашу компанию.

Наконец сопроводив гостей в гостиницу, где они начали размещаться, мы оказались в своем номере, пять мастеров с гербами китайской императорской семьи. Однако пропустили они нас без вопросов. Внутри оказалась только Нуо, которая довольно улыбалась.

— А кто приехал? — спросила у нее Виолетта.

— Бабушка. — Довольно улыбнулась она, после чего указала на накрытый стол — сейчас она отдыхает после перелета, беседует с Киром Седых. Оставила меня под охраной готовить тебе.

— Понятно, — улыбнулся я, — когда она хочет встретиться?

— Сегодня вечеров в ресторане. Она прилетела всего на три дня, хочет удостоверится что со мной все в порядке… В общем знаковый жест от императорской семьи. Садитесь за стол, я вас ждала, а вы все…

— Ты не представляешь, где мы только не были. А еще завтра с этими гостями весь день ходить. — Устало проговорила Ева сев за стол.

— Ну, большую часть мы сделали. Осталось только с заводом разобраться. Кстати, Веня, ты шутишь или у тебя действительно нет денег? — внимательно посмотрела на меня Виола.

— Если не считать десяти миллионов, которые уйдут на ремонт, восстановление магазина, а так же на кое-какие другие мелочи, больше нет. Остальные средства уже распланированы. Хотя… Подожди. — Достав телефон, я сделал запрос и удовлетворенно кивнул, — есть еще семь миллионов.

— И ты говоришь, что у тебя нет денег? Веня, ты слишком хитрый.

— Вообще-то помимо всего этого у меня есть еще и личные желания. Большая часть этой суммы уже запланирована на официальную свадебную церемонию.

— Прости…

— Да нет, ничего, я же не рассказываю вам о доходах и расходах. — Пожал я плечами, после чего расстегнул рубашку и пошел приводить себя в порядок.


Вечером мы собрались в ресторане "Грация" неподалеку от гостиницы. Мы впятером прибыли туда и сразу же направились к столу, за которым сидел Кир Львович, Николай и известная мне по фотографиям китаянка.

— Бабушка, позволь познакомить тебя с моим мужем, Вениамином, а это мои… — несколько замялась Нуо, после чего проговорила, — сестры по мужу, Ева и Виолетта. А это Селена Нери, она телохранитель.

— Телохранитель? Больше похоже на наложницу… Прости если обидела, — обратилась она к Нери.

— Ничего, до свадьбы мы и имели некоторую близость. — Ответила Селена.

— Циан Дэйю, — улыбнулся я матери действующего императора, — честно говоря, я удивился, узнав, что прибудете именно вы…

— А ты думаешь, что кроме меня в императорской семье кто-то еще способен на такой жест? Обсудим этот вопрос позже, а сейчас давайте немного перекусим. Вечер будет долгим, а мне повезло сегодня встретить приятного собеседника.

— Стар я чтобы быть приятным собеседником… — тихо ответил Кир Львович.

— Лишь немногим больше меня. Мы сами выбираем, когда мы стары, а когда дряхлы… Дана одна жизнь, зачем эти возрастные рамки? Мне еще хочется и правнуков на руках подержать. Надеюсь твой муж не подведет в решении этого вопроса.

— Бабушка… — протянула Нуо.

— А ты считаешь, что я молодой не была? — строго и с некоторым возмущением посмотрела она на внучку, — может просветить некоторые моменты?

— Пожалуй, не стоит. — Спокойно проговорила Виолетта.

— Простите, что принимаем вас здесь, а не в своем доме. — Между тем проговорил я, отметив, что на столе нет алкоголя.

— Не нужно извиняться, Вениамин, мне известны обстоятельства произошедшей трагедии. Поэтому я и здесь.

Потом мне пришлось отойти, чтобы пригласить за стол генерального прокурора и представителя президента. Шаман сел рядом со мной.

— Мне показалось или я действительно видел телохранителей императорской семьи Китая в гостинице? — задумчиво проговорил Гробов.

— Нет, не показалось, с гостевым визитов в город сегодня прибыла Циан Дэйю, — ради того чтобы удостоверится что с ее внучкой все в порядке.

— Нужно было бы поприветствовать члена императорской семьи… — немного растеряно проговорил Соколов.

Сегодня она слишком сильно устала после перелета, завтра для этого будет подходящее время и место. — Спокойно рассудил я, за что получил нечитаемый взгляд представителя.

В этот момент в рации Шамана раздались щелчки:

Прошу меня простить, — поднявшись, он немного отошел в сторону — Лисицын, сука, где тебя носит? — громким шепотом выругался в рацию, — ты должен быть за соседним столиком.

— Здесь я, босс, здесь. — Ответили ему, — нахожусь у вас за спиной, только через столик.

Однако к ним подошел китаец, сидевший до этого за столиком, и некоторое время смотрел на Шамана, после чего проговорил:

— Прошу прощения, я не сука, а переводчик.

— Что, я это не вам, а Лисицыну…

— Меня зовут, Ли Си Цин, приятно познакомится. — Представился китаец, протянув руку, — надеюсь, это правильный жест.

— Да, правильный, простите, но у меня боец Лисицын Павел. — Пожал ему руку Шамана, — Шаманаев Геннадий Алексеевич, глава гвардии семьи Стариновых.

— Я понял, но все равно обидно, приятно познакомится. — Слабо кивнул китаец улыбаясь. — Если хотите, можете присесть со мной?

— Не имею ничего против, — бросив на меня короткий взгляд, поймав насмешку, ответил ему Шаман.

Нужно будет Лиса с переводчиком познакомить, довольно прикольно… Однако меня больше настораживают те две девушки что прибыли с матерью императора, похоже, что они члены императорской семьи. "Золотой дракон" — это ее символ… Сейчас их пытается развлекать Николай, отсевший от прадеда, посмотрим что из этого выйдет, но похоже им весело.

Участвуя в обсуждении произошедшего сегодня, я через некоторое время заскучал и поднялся из-за стола:

— Вениамин, раз вы поднялись, предложите тост. — Предложил мне Соколов.

Тост… Хорошо. Только вот… зря вы алкоголь заказали.

— Хорошо, — Подняв бокал, я некоторое время смотрел на играющую жидкость, создавая тем самым паузу, после проговорил. — Учитывая состояние дела на существующий момент, думаю, что праздновать пока рано. Существует слишком много дел, в разрешении которых нам потребуется трезвая голова, поэтому надеюсь, все отнесутся к этому с пониманием к этому жесту. — Спокойно поставил я бокал на стол. — Выпьем потом.

Развернувшись, я направился в направлении туалета, но свернул и вышел на улицу, достав сигареты, закурил.

— Что-то случилось, Вениамин?

— Если не считать того что наши гости приехали на "праздник жизни" то ничего. — Хмуро ответил я.

— Вениамин, — устало положил мне руку на плечо Шаман, — политики во все времена были такими… Ровно до того момента когда их это не коснется. Завтра они уедут. А ты лучше присоединись к своей семье. Все официальные встречи изматывают. Главное не сорваться, этим ты, кстати, на батю сильно похож.

— Ты редко называешь деда — батей.

— Ну… Я ему не сын, но он стал для меня батей. Папу то я помню… — горько улыбнулся Шаман. — Ладно, давай покури и иди к своим, а я этих на себя возьму.

— Спасибо, Шаман.

Все будет хорошо, Веня, кстати, хорошие слова. Услышавшие оценят.


Интерлюдия: Бирск. Декабрьское кладбище.
14 июля. 2002 года.

Пройдясь по кладбищу, через ряды могил семьи Седых и других ранговых семей, Игорь Старинов приблизился к каменной стеле с изображением своей жены и в тишине присел на лавочку.

— Мария, вот и прошло пять лет, прости, что не навещал. Да я знаю, что ты скажешь что "семью бросать нельзя" и… Боря уже начал седеть, а Вениамин уже женился. Помнишь, как ты спорила о том, что нельзя с самого рождения обручать детей. Но ты ошиблась… Они действительно понимают друг друга. Видела бы ты какой большой Анна стала, скоро и она найдет себе спутника жизни… Это будет нескоро, через шесть лет.

Громкий хруст сухой ветки заставил Игоря вскочить на ноги. Он столкнулся взглядом с Павлом Зубовым, который показал сумку и бутылку в руках:

— Знал, что найду тебя здесь. Можно?

— Паша… Да, старый друг, рад тебя видеть. — Обнялись шестидесятилетние мужчины. — Одноглазый пират теперь.

— Не только я, но и Лева. — Шутливо ответил он, после чего открыл бутылку и достал стаканчики, — будешь?

— Да и… Не знаю.

— Надо, Игорь. Иногда спасает. — Проговорил Зубов, разливая водку в стаканчики, — Лева, кстати, порывается приехать к седьмому августа. Он столько лет не был на могиле своих.

— Ему надо… Но, как бы чего не вышло.

— Не беспокойся, я буду рядом. Кстати, знаешь, что с Вениамином? Дом разрушили, невинных людей убили, а никто ничего не делает.

— Делает, из главного рода Масловых в живых остались только дети. Пусть другие не делают, но я буду.

— Ты всегда такой… Держи. Выпьем, друг.

Кивнув, Игорь влил в себя прозрачную жидкость и закусил протянутым пирожком. Павел же выпил не закусывая.


Глава 16. Семейный совет и победа

Следующим утром Кир Львович извинился и отбыл в Бирск, предупредив, что вернется. Я же занимался выставлением охраны и постов на всем пути траурной процессии и на самом кладбище. Сергей Калинин, который взял на себя временное управление делами районным отделом полиции совместно с Шаманом мне в этом помогали. В общем, беготня началась с самого утра и закончилась только ближе к обеду, после этого я устранился с кладбища, оставив там Шамана. После этого прибыл в мэрию, где Ева и Селена, разбирались с личными делами работников завода, осторожно делая копии документов и раскладывая… Была уничтожена бухгалтерия, поэтому приходилось собирать все заново. Виолетта же с самого утра унеслась на завод, честно говоря, мне удалось ее вытянуть только благодаря Семену, привёзшему ее с недовольной миной…

— Вениамин, я там занималась делом! — возмутилась она, ты же сам распорядился, чтобы взяла на себя обеспечение завода.

— Виола, твоя мать уже приземлилась в Бирске и если она прибудет и увидит тебя чумазую, бегающую среди взрослых мужиков… Думаю между нами состоится не самый приятный разговор. Кстати, она должна прибыть к трем часам дня, вместе с Седых, они сейчас на похоронах…

— А Нуо где? — осмотрелась Виола.

— С бабушкой. Отдыхают в гостинице. — Ответила ей Ева. — Вениамин, а мы будем присутствовать на похоронах?

— Обязаны. — С усталым вздохом ответил я. — Семен, ты можешь возвращаться, спасибо, да и вы где обедаете?

— Есть столовая для рабочих, мы сейчас там едим. Ладно, пойду я, а то и обед пропущу. Готовят там отлично.

Махнув рукой, я продолжил собирать общую базу работников, все-таки пока мне придется все это на себя… Впрочем, завод сейчас де-факто никому не принадлежит, Масловы в любом случае лишатся своего семейного статуса, а значит не будут иметь права управлять подобными объектами. Впрочем, это стратегически важный объект, решение будет принято очень скоро.

— Что там, на счет взрослых мужиков? Ревнуешь? — села передо мной Виолетта с лукавой улыбкой, — ну не делай такое лицо… Ведь ревнуешь же?!

— Зря ты затронула эту тему… — протянула Ева, не отвлекаясь от работы.

Однако я лишь посмотрел ей в глаза и только многозначительно улыбнулся. Виолетта несколько удивилась такой реакции, ведь до этого у меня на лице было довольно кислая мина.

— И что это значило?

— А это Веня тебе расскажет, когда вы останетесь наедине. Ты главное не бойся.

— Почему я вообще должна бояться и чего? Ева, ты о чем?

— Узнаешь. — Многозначительно улыбнулась она.

— Да ну вас обоих. Я хочу кушать, давайте уже поедим, а?

— Я тоже хочу, но не ною. — Тихо ответила ей Селена по-русски с жутким акцентом.

— О! Научилась.

— Не тупая. Главное старание. — Ответила она.

Ладно, заканчиваем, — проговорил я, — Холодец, если кто придет пусть складывают папки на стол, вот сюда. Да и пообедать вам тоже надо…

— Не беспокойся, половина моих на обеде, я их сменю. Да и… После обеда вам на кладбище. Траурная процессия уже идет.

Как это не оказалось странным, но когда мы вышли из мэрии, увидели траурную процессию, двигающуюся через перекресток, сотрудник дорожной милиции стоял, регулируя движение, отдавал честь погибшим сослуживцам, силовикам и простым людям.

Вернувшись в гостиницу, мы обнаружили на кухне Циан Дэйю мирно беседующую с Нуо заканчивающую накрывать на стол к обеду.

— Веня, — подойдя, чмокнула меня китаянка в щеку, — вы долго, я уже хотела звонить.

— Были заняты. Селена и Ева были в мэрии, Виола на заводе, а я выставлял охрану по городу. Сегодня день траура.

— Мы тоже были заняты, чем пока не скажу. — Ответила Нуо, — бабушка, ты сядешь с нами?

— Буду только рада, вы главное не стесняйтесь. — С улыбкой ответила ей бывшая императрица, но смотрела на меня цепко, оценивающе.

— Простите, что находимся в таком положении и не можем принять вас в поместье семьи.

— Вениамин, я в курсе всего. Не нужно извиняться. Честно говоря я смотрю на тебя и удивляюсь… За последнее время тебе удалось пережить много, важнейшие события затрагивали тебя и оставляли свой неизгладимый отпечаток на тебе, но ты не сдаешься вопреки всему.

— В гробу отдохну.

— Не спеши, слишком ты молод, чтобы думать о смерти, — колко ответила мне Циан Дэйю, — сначала нужно детей родить и воспитать, после этого дождаться внуков и правнуков.

— Бабушка… Дети, это немного поспешно.

— Тебе уже двадцать три. Годы идут, Нуо и моложе ты не становишься. — Строго посмотрела на нее мать императора. — Тебе уже следует подумать об этом основательно. А может у вас какие-то… проблемы?

— Нет. Никаких. — Густо покраснела китаянка.

— Позвольте Нуо сначала закончить академию, лично мне хочется, чтобы она получила высшее образование, после этого можно будет и подумать о семейных нюансах.

— Еще два года… — внимательно посмотрела на меня Дэйю, получив мой согласный кивок, решила, — хорошо, Вениамин Старинов, только два года. А ты перестань краснеть, но никогда не разучивайся.

Последнее она адресовала уже Нуо, которая действительно залилась густой краской и бросала на меня быстрые взгляды, на которые остальные реагировали с понимающими улыбками.

Обед, так или иначе, прошел в довольно непринужденной обстановке, по крайней мере, все остались довольными. После него я предупредил Шамана и за нами подъехали… После этого мы присоединились к траурной процессии, за нами же двинулся автомобиль китайского посольства с сопровождением, замыкая всю процессию.

Неожиданно, но бывшая императрица решила присоединится к нам в этом… Это неспроста. Что же она задумала? Без внимания великих семей ее поступок не останется. Даже ее приезд уже многое значил. А вот Нуо не хочет говорить, что они обсуждали с ней, сказав, что мне бабушка сама об это расскажет. Кстати, скоро должен будет вернуться Седых… Не загонять бы старика, ему итак сто лет, не маленький мальчик чтобы носится между двумя городами. Нам тоже надо поговорить, сегодня я кстати это планировал, а ведь еще и мама Виолетты приехала… Родственники, блин.

После этого началась прощальная церемония, Соколову и Гробову она пришлась не по душе, судя по их лицам, они хотели просто сбежать отсюда… Я же совместно с девушками подходили и выражали свои соболезнования, кто-то их принимал, а кто-то смотрел на нас в слепой ярости. Однако конфликтов не возникло…

Бывшая императрица же стояла и просто с помощью переводчика передавала свои соболезнования, при этом находя нужные слова для этого момента.

— Не должно родителям хоронить детей. — Подошел к нам Седых. — Неправильно это.

— За такое у нас приволокли на императорскую площадь, устроив показательную казнь, невзирая на ранг и статус в обществе. — Тихо проговорила Дэйю. — В молодости я была свидетелем подобного, тогда мой муж отдал приказ казнить своего дядю, который в пьяном бреду ударил огнем по дому… Погибло десять человек, но это не изменило приговора. Если правитель слаб — слаба и страна. Почему же у вас так не делают?

— Сегодня поступила официальная информация о лишении семей участвующих в этом статуса семьи. Главы двух семей уже схвачены, а последний был уничтожен неизвестными. — Тихо проговорил Седых, после чего посмотрел на меня, — в течение недели сюда должны прибыть представители совета Великих семей.

— Хотелось бы с ними встретиться, — задумчиво проговорила Циан Дэйю, — думаю, придется задержаться.

— Понятно, совет — так совет. Пусть решают. — Ответил я.

А мама у Виолетты довольно привлекательна, несмотря на свои сорок, однако даже понятно в кого она такая маленькая… Однако, взгляд у нее жесткий, даже сейчас разговаривая с дочерью, она не изменилась в лице.

— Знахарь, говорит Шаман, — раздалось по рации.

— Слушаю, Шаман, — ответил я.

— Тебя Калинин зовет, говорит тут что-то важное. Мы у выхода.

— Понял. Иду.

— Прошу прощения, — кивнул я Седых и Циан, после чего развернулся и пошел в обход между могил, чтобы не оказаться задавленным в толпе.

На выезде устроили пункт связи, так же сейчас здесь дежурил реанимационный автомобиль, врачи узнав меня устало помахали, на что я ответил и быстро найдя Шамана и Калинина, нашел еще и Звягина оказавшегося здесь.

— Что случилось? — спросил я.

— Мне нужны люди, точнее ранговая охрана чтобы начать работу. Да, держи, здесь то, что ты просил, — протянул он мне папку, — откроешь только в безопасном месте. Сергей тоже в курсе дела, поэтому на него можно положиться.

— Буду рад поспособствовать в этом деле. — Кивнул подполковник.

— Так, сегодня я буду разговаривать с Киром Львовичем, там и решим, кого тебе дадим в охрану. Все-таки не самое безопасное мероприятие. За это спасибо. — Похлопал я по папке. — Изучу и посмотрю, что можно будет сделать.

— Гробову не доверяй, он прикормлен Ивановыми. — Заметил Глеб, — ладно, вы пока здесь, я буду в Бирске, начну собирать своих людей.

— Хорошо. — Кивнул я и невесело усмехнулся, — словно у нас есть кто-то не "прикормленный"?

— Есть, офицеры, но далеко не все. — Ответил он, после чего развернулся, покинув штаб, сел в машину и начал осторожно отъезжать от кладбища.

— Шаман пока убери к себе, потом заберу, — протянул я папку главе гвардии.

Да, а затем стали слышны выстрелы парадного караула, хоронили уже федералов и милиционеров. Подполковник посмотрел поверх голов, видя все кладбище, в полном молчании отдавал честь.

— Я добьюсь того чтобы погибших приставили к награде, — заявил я подполковнику, — все равно в августе ехать в Москву. Буду настаивать на встрече с президентом и министром обороны.

— А ты?

— А что я? Мне-то, зачем награда?

— За тот бой в горах, когда ты остался и прикрывал выживших пассажиров? Почему наши гости ничего не говорят по данному поводу?

— Я ранговый, поэтому вопрос обо мне будет решаться на совете Великих семей. Поэтому я знаю как они меня наградят… Не унесешь потом. — Невесело усмехнулся я, — пойду я, нечего мне здесь прохлаждаться.

Вернувшись к остальным, я продолжил молча стоять и смотреть, как уходят в землю погибшие. Видеть горем убитых родителей и детей… Одну старушку пришлось буквально вытаскивать из могилы, вызвали медиков, она была в истерике. Даже с сердцем плохо стало.

После этого на могилы начали украшать цветами, очень многие… Люди все шли и шли, особенно отмечая погибших детей, они не должны были умирать. Впрочем и это все быстро закончилось… Несмотря на жуткую июльскую жару люди неспешно покидали кладбище.

— Итак, я вернусь в мэрию, а вы пока давайте в гостиницу — отдохнете. — Проговорил я.

— Думаю нам лучше всем вместе сесть и поговорить, — заметила Мария Железкова, — есть вопросы, которые необходимо обсудить безотлагательно.

— Хорошо. Тогда все в мэрию. Циан Дэйю, вам бы отдохнуть…

— В гробу отдохну. — Шутливо ответила она, — нам всем нужно поговорить, ведь все родственники встретились впервые.

Кивнув, я двинулся к выходу сообщив Шаману что нам нужны машины… Все-таки мы здесь дольше всего задержались, наши гости дружной компанией сбежали в гостиницу после возложения цветов. Впрочем, когда буду в Москве, я подниму этот вопрос.


Вернувшись в мэрию, мы заскочили в магазин и взяли прохладительных напитков, после чего, наконец оказались в прохладном помещении… Девушки расселись по креслам и позволили себе расслабится.

Шаман уже снявший парней с защиты кладбища отправил их отдыхать. Сейчас он в полной боевой экипировке сидел на кресле и просто наблюдал за окружающим, оставив только свою группу для нашей охраны. Впрочем, десять китайских мастеров прибывших сопровождать мать императора рассредоточились внутри и вокруг здания, заняв контрольные точки. Кир отправил Николая в кабинет мэра в компании двух китаянок, которые весело переговаривались с ним… Парень, конечно, не млел в их присутствии, но держался довольно строго. Мне было понятно, почему сюда направили этих двоих. Они владели русским языком на довольно приличном уровне.

Немного подумав, я пока все отдыхают, взял лист бумаги и принялся быстро писать:

"В связи с террористическим актом с многочисленными погибшими на территории города Воскресенск, Воскресенского района, Бирской области, произошедшего одиннадцатого июля две тысячи второго года.

Выражая скорбь по погибшим, и соболезнуя их родным и близким, постановляю:

1. Объявить одиннадцатое июля днем траура в Воскресенском районе.

2. В день траура приспустить государственные флаги Российской федерации и гербы семей.

3. Предложить учреждениям культуры и телерадиокомпаниям отменить развлекательные мероприятия и передачи в день траура.

4. Правительству Российской Федерации совместно с органами государственной власти субъектов Российской Федерации и представителями семей принять необходимые меры по оказанию помощи семьям погибших.

5. Настоящий указ вступает в силу со дня его подписания.

Вениамин Старинов".

А вот печати семьи у меня нет… Надо будет старую печать семьи из подвала достать, она там была. Однако новую, придется изготовить в любом случае…

— Дай тоже подпишу, здесь должна быть подпись главы района, но хватит и моей. — Проговорил Кир, — все-таки отвечаю за Бирск.

Внимательно прочитав Седых, подписал документ, после чего я убрал его в папку, которую мне вернул Шаман. Мария смотрела на меня внимательно, оценивающе, изредка бросая взгляды на дочь, которая расслабилась сидя в кресле, после чего недовольно цыкнула, проговорив:

— Скажи, Вениамин, как ты вообще мог допустить подобное? — уверенно проговорила она на английском, — ты знал, что в городе не самая благоприятная обстановка, но все равно допустил подобное развитие ситуации. Живешь ты здесь уже не первый год…

— Прошу прощения, Мария, но Вениамин на время моего опекунства над ним проживал исключительно на территории Бирска. Если не считать нескольких поездок, он здесь практически не был с момента пропажи его родителей.

— Вот как, понятно. Тогда кто вообще командует гвардией нашей семьи здесь? Пусть этот бездарь пояснит мне женщине, не слишком далекой от военного дела: как так получилось?

— Вообще-то это я, — ответил ей "бездарь", — Шаманаев Геннадий, ученик Игоря Старинова.

— Геннадий, значит? — поднявшись, подошла к нему Мария, смерив уничижающим взглядом, повторила, — как так получилось?

— Мы обсудим этот вопрос с вами позже, Мария Железкова, когда это семейное собрание окончится, — поднявшись, посмотрел на нее сверху вниз Шаман, — мы договорились?

— Конечно. — Кивнула женщина и вернулась на свое место.

Бросив веселый взгляд на Шамана, который оказался несколько озадаченным произошедшим, посмотрел на Виолу, которая приложила палец к губам.

А Мария действительно маленькая ростом, при этом ни одного лишнего грамма, что несколько удивительно для ее сорока лет… А ведь не скажешь что она выглядит на свой возраст.

— Итак, вы все в курсе того что произошло, сейчас у нас встал вопрос касательно завода "Сталь Сибири", который в данный момент рабочие пытаются отремонтировать в меру своих сил и возможностей. С заработной платой вопрос решен, личные дела как я понимаю, сдали все, завтра я с ними направлюсь в банк, где переведу людям их деньги.

— А почему его нельзя запустить? — спросила Мария.

Две плавильные печи получили повреждения и не могут дальше эксплуатироваться. Еще две получили повреждения, но их, кажется можно починить? — перевел я взгляд на Виолетту.

— Да, восстановление двух печей возможно, но нужно сначала восстановить охладительные системы, вышедшие из строя. — Спокойно проговорила Старинова. — Так же менять огромное количество электронных схем на другом оборудовании. На заводе просто нет таких специалистов, поэтому я попросила тебя мама прислать их.

— Они прибудут завтра вместе с тем оборудованием, которое ты указала. — Отмахнулась Мария. — Что с родовым поместьем? Там все так плохо?

— Нет, не плохо, но ремонт уже ведется. — Ответила ей Ева. — Нам нужно только выбрать мебель и прочие мелочи. Должны закончить к концу этой недели.

— Хорошо, я все равно прибыла сюда, чтобы познакомится со всеми. — Бросила на меня женщина колючий взгляд. — Кир Львович, а что скажите вы?

— Не надо спешить, — сухо проговорил старик, поглаживая бороду, — значит, за завод можно не беспокоиться, это дело времени. Нужно решить вопрос по компенсации семьям погибших, я поднимал этот вопрос с Соколовым, но он ничего конкретного мне не сказал. Этот вопрос нужно решать с советом… Только так можно чего-то добиться в данной ситуации.

— Думаю, они не станут пытаться увиливать от этого, так же я пообещал подполковнику Калинину, что буду просить президента представить погибших силовиков к наградам. Компенсация тоже необходима… У всех остались жены, дети… Ладно.

В этот момент заработала рация у Шамана, который покинул зал принявшись переговариваться. Циан Дэйю, задумчиво посмотрела на нас всех и спросила:

— А что по поводу конфликта на нашей границе? Наши военные уже несколько раз перехватывали перешедших границу…

— Боюсь, что мы ничем не можем помочь Дэйю, — ответил Кир Львович, — наша реальная власть распространяется только на подответственные районы. Дальше только власть Великих семей, в нашем случае Ярославских.

— Понимаю. — Кивнула бывшая императрица. — Еще есть информация о том, кто сбил самолет, на котором летел ты, Вениамин, но я не могу передать ее. Но это были не китайцы.

— Спасибо.

— Да и я бы хотела пригласить тебя по возможности прибыть в Пекин. Это официальное приглашение, но только если у тебя получится. Я вижу твою загруженность на данный момент. Возможно в следующем году?

— Благодарю за приглашение. — Кивнул я. — Как только получится, наша семья будет рада побывать в Китае.

— Вениамин, наши гости покинули город, — зайдя, проинформировал Шаман.

— Они свое дело сделали, поняли, что ничего не решают. — Прокомментировал я. — Хоть одна хорошая новость.

Ева только весело фыркнула, но поймав неодобрительный взгляд Кира, потупилась, но ничего не сказала.

— Хорошо, думаю на этом пока и закончим. — Проговорил я, — всем нужно отдохнуть.

После этого я отпустил гостей и принялся разбирать оставшиеся личные дела. Со мной осталась в итоге остались девушки, так как старики отказались от сопровождения, а Шаман был атакован Марией и пересказывал ей произошедшие события…


Сидя вечером перед ноутбуком, я задумчиво перебирал пальцами по столу, пытаясь разобраться с тем, что накопала Ира…

Схемы махинаций было сложны, но, тем не менее, мне было понятно что, как и куда, капитальный ремонт в детском сады, затраты чуть больше ста миллионов, исполнитель заказа фирма "Град-строй" принадлежащая, какое совпадение, зятю Завьялова. Специальное занижение цен, а после этого компания занимается закупкой средств по завышенным ценам и… Ничего. Банкротство компании и деньги исчезают.

А как они быстро все провернули… Любо-дорого смотреть. Это уже не первый раз, руку быстро набили.

Появившись в дверях комнаты, Ева некоторое время на меня смотрела, а после выдала:

— Веня, я тебя люблю.

— Что-то мне не нравится начало этого разговора. — Бросил я на Еву настороженный взгляд.

— Почему не нравится? — подойдя ко мне, повисла у меня на плечах девушка, заглядывая в монитор, — да, а ты все работаешь. Лучше удели мне минутку времени…

— Минуту. — Ответил я, после чего вывернулся и повалил ее на диван, нависнув над ней. — Чем мы будем заниматься целую минуту. Вариантов не так много…

Ева мягко улыбнулась, после чего поцеловав меня, обнимая за шею, после этого мы просто лежали на диване. Ева в задумчивости водила пальцем у меня по груди, а я перебирал ее длинные волосы, сейчас заплетенные в две косы.

— Выглядите мило. — Раздался тихий голос у изголовья.

Одновременно подняв головы, мы увидели сидящую на корточках Селену, слабо улыбающуюся нашему проявлению нежности. Ева только весело фыркнула, поднявшись, довольно потянулась.

Вынужденно сев, я некоторое время смотрел на выведенную информацию на экране, а затем просто закончил работу. Голова уже не варила.

— Что у нас на повестке дня? — потирая глаза, спросил я.

— Ужин. — Лаконично ответила Селена. — Тебе нужны очки.

— Забываю зайти за ними… Да еще и не знаю какие мне надо. — Задумчиво ответив, я сверился с планами, — полагаю, что завтра у меня появится свободная минутка после обеда. Думаю, успею.

— Зайду с тобой, раз ты забываешь. — Проговорила мне Ева. — Тебе и так достается в последнее время. Просто ты не говоришь об этом. Веня, мы тоже беспокоимся за тебя.

В задумчивости кивнув, я потер переносицу… Селена, тем временем что-то прошептала Еве на ухе и они вышли из комнаты, тихо переговариваясь так, чтобы я ничего не услышал.

Опять секретничают, ну и ладно, не думаю, что это что-то серьезное. Впрочем, мне пока хватает забот со всем остальным. А родственники, собравшись вместе, что-то обсуждают в комнате бывшей императрицы. Шаман ходит где-то рядом, отправив своих бойцов отдыхать… Итак охраны в гостинице и вокруг слишком много, мало того что от императорской семьи, так еще и Железкова прибыла в сопровождении. А так же федералы подсуетились и несут дежурство на подходах к центру города. Обеспечивают безопасность высокопоставленной персоны.

Итак, на данный момент четырех противников я с доски убрал, Ивановым поставил ультиматум, остались только Громовы и Ярославские. Придется еще долго работать над тем, чтобы убрать их с доски, просто так сделать этого не получится. Если против Ярославских мне еще поможет Седых, но вот Громовы… Для меня они на данный момент не доступны. Что же имел в виду Сорока когда "передавал привет". Не знаю.

— Вениамин, можно тебя? — спросил Шаман, пройдя в комнату.

— Шаман, ты глава гвардии и можешь в экстренном случае даже побеспокоить меня, когда я буду на семейном ложе, — спокойно проговорил я, — что случилось?

— Калинин просил завтра прибыть в районный отдел милиции. Говорит сегодня прибыл старый генерал милиции, говорят Дерягина чуть не убил… В прямом смысле, когда узнал о том что бронежилеты которые он закупал были из кирпича.

— А где он Дерягина встретил? И почему кирпича? — помотал я.

Дерягин пришел забрать вещи из своего кабинета, а старик своего внука хоронил. Семейная династия так сказать, когда-то его предок служил в императорской милиции, ветераны все, а у него внук погиб, когда начал вытаскивать случайных людей из боя… Успел вынести семерых, все выжили, но доспех слетел и…

— Ясно, значит погиб при выполнении своего долга, а почему кирпичи?

— Бронежилеты, которые он прибрел, имели вставки из кирпичей. Что-то ты заработался…

— Где Дерягин? — сухо спросил я.

— Посадили в КПЗ, военная прокуратура там сейчас хозяйничает. Короче дурдом у них там… Уже полетели звездочки с погон.

— Ладно, завтра после обеда, до обеда буду в банке, людям нужно зарплату перечислять. — Потер я переносицу. — Как думаешь, что ему будет? Ну, Дерягину?

— Военный трибунал. А там… Вышка, скорее всего. — Пожал плечами Шаман. — Деда, кстати успокоили, даже скорую помощь вызывали, с сердцем плохо стало. Однако он даже не успел ничего сделать, что самое важное.

— Понятно, хорошо все закончилось. Ты кстати сейчас куда?

— На ужин, меня пригласили. В ресторане в восемь, большой стол. Семейный ужин так сказать. Слушай, ты спишь что ли?

А? Да нет, просто что-то устал. Слишком быстро идут события… — потряс я головой, отгоняя сонливость, — последние дни просто снимаю усталость, а высыпаться не получается. Словно и не спал.

— Увидимся на ужине. — Проговорил Шаман, направившись к выходу, — все равно говорить тебе, быть осторожней — бессмысленно.

А время сейчас сколько? О, уже семь часов вечера. Да, что-то я действительно заработался… Лучше бы, как и хотел, вздремнул пару часиков.

— Не высыпаешься? — заглянула в комнату Селена.

— Только моим не говори. — Поднялся я на ноги. — Вы итак мне помогаете постоянно, так что жаловаться…

— Это нормально. — Кивнула она. — К нам гости.

— Опять? Кто?

— Шутка.

— Не смешная. — Пробормотал я, направившись на балкон.

— Забавная реакция. — Улыбнулась она, проследовав за мной.

Закурив я просто наблюдал за пустынным городом, сегодня была печальная дата, поэтому праздных шествий не было… Хотя то и дело проезжали патрульные автомобили. Бдят за порядком.

— Так тихо после последнего прощания. — Заметила Селена. — Печально это.

— Иногда, кажется, что ты всегда печальна, на первый взгляд. — Повернулся я лицом к девушке.

— Это не так. Просто иногда в жизни так мало хорошего… — сделала она неопределённый жест рукой. — Возможно, потому что ты недостоин чего-то лучшего. У меня нет однозначного ответа своей печали. Но мне нравится последний год… Давно так не была довольна жизнью несмотря на происходящее.

— Рад это слышать.

— Вениамин, а… — неуверенно посмотрела на меня Селена, а затем покачала головой, — ничего. Потом.

— Что не так?

— Нет. Ничего. — Вновь вернула себе самообладание девушка и просто стояла рядом и наблюдала за городом.

В этот момент в квартиру вернулись остальные, принявшись быстро собираться к ужину. Некоторое время, наблюдая за ними с балкона, я только улыбался…

— У нас ужин через двадцать минут, а они здесь флиртуют, — возмутилась Ева, выйдя к нам, — Вениамин, давай уже собирайся.

— Как пожелаете, но я лучше посплю. — Зевнул я.

— Веня, ну вот капризы это уже лишнее. Сегодня уже все устали, поэтому это будет просто семейный ужин… Никакой выпивки и танцев.

— Пуф, — коснулся я с улыбкой кончика носа жены, — ладно, потерплю, но скорее бы день уже кончился…

— Перестань, — добродушно улыбнулась Ева. — Иди, собирайся.

Вздохнув, я пошел одеваться, так как в съемном номере ходил в основном в шортах… Все-таки июль и жарко, впрочем, не так как в академии.

Сборы проходили быстро, старики первыми покинули гостиницу в направлении ресторана. Охрана выдвинулась первой и заняла уже известные позиции…

Однако больше всего меня удивил Шаман, прибывший в строгом костюме, изящным жестом предложил Марии быть ее сопровождающим. Виолетта, оценив эту картину, только сдержанно улыбнулась, наблюдая за своей матерью, которая не сразу ответила на приглашение, выжидая даже больше чем нужно.

— Да… Такого я не ожидала. — Тихо проговорила она, следуя рядом со мной. — Мама после смерти отца никого к себе не подпускала… Может это ее бабушка заставила? Она может.

— Пусть, они взрослые люди без нас разберутся. Да и не надо считать Шамана необразованным воякой, у него два высших образования. Это он просто в рабочей обстановке не сильно разговорчив… Впрочем, увидишь.

— А ты и доволен…

— Им обоим уже сорок, возраст зрелый. — Пожал я плечами. — Мне почему-то кажется что ты ревнуешь свою маму… Какой милый ребенок.

Мимолетом проведя по волосам Виолы, я получил в ответ грозный взгляд… А Нуо наблюдая за нами только весело усмехнулась. Ева же напротив шла с задумчивым выражением лица. Селена же посмотрев на грозную подругу, погладила ее по голове, не обращая внимания на несколько сконфуженную мордашку.

Оказавшись в ресторане, я сразу же заметил Николая в компании с двумя китаянками. В данный момент парень рассказывал им какой-то веселый случай из жизни. Я же только усмехнулся, сравнив его ранги с девушками. Два эксперта в шестнадцать лет… Это серьезная заявка на мастеров, причем девушки с элементом "молния". Расчет или совпадение?

— Сейчас ты выглядишь спокойней, чем днем. — Заметила Дэйю.

— Немного вымотался, — зевнул я, прикрыв рот ладонью, — впрочем, ничего нового. Кстати, это расчет или совпадение? — указал я взглядом на Николая и девушек.

— Просто случайность, — улыбнулась бывшая императрица, — сегодня было очень много событий, поэтому давайте уже поужинаем.

За этими словами было больше чем просто усталость, тем более что и Кир выглядел не лучшим образом… Да, если я устал, что говорить о стариках?! Как-то неприятно получилось.

— А где вы часто обедаете? — перевела тему разговора дама, — понимаю, что в гостинице сильно не наготовишь. Да и долго это.

— В столовой, — ответил я, она расположена неподалеку отсюда, но работает только до шести.

— Я свожу тебя бабушка туда, готовят там не изыскано, но вкусно. Да и порции больше… — протянула Нуо, посмотрев в тарелку. — Совсем как во дворце.

— Полные женщины сильно на любителя, особенно молодые и не следящие за собой. — Ответила ей Дэйю.

Нуо в ответ на это стала похожа на нахохлившегося воробья. Впервые увидев девушку с этой стороны, я внимательно изучал ее черты лица… Однако в ответ мне последовал только возмущенный взгляд.

— Мягкость — это тоже неплохо, — немного сгладил я накал, ответив полуулыбкой, — иногда это даже очень приятно.

— Вы что издеваетесь надо мной?! — вспыхнула Нуо.

— Успокойся. — Спокойно проговорила ей Дэйю. — Подразнить тебя бывает забавно. Ты не чувствуешь себя старым до того момента пока не посмотришься в зеркало.

— И правда мягкая, — заметила Селена, ухватив китаянку за бок, отчего та вздрогнула.

— Перестаньте уже. — Проворчала Нуо.

Кир Львович тем временем в полголоса переговаривался с Игорем, Шаман что-то обсуждал с Марией… В обще-то вечер проходил в довольно приятной атмосфере. Большую часть рабочих вопросов мы закрыли, теперь нужно было работать в этих направлениях. Однако, как я подозреваю, Дэйю и Мария хотят поговорить со мной с глазу на глаз. Однако не сегодня…

После ужина все начали расходиться по своим номерам, темы для разговора кончились, да и к тому же все были просто вымотаны. Включив телевизор, я сразу же попал на новости:

— Сегодня в Воскресенске прошли похороны погибших, кадры у вас на экране, глава семьи Стариновых, временно исполняющий обязанности администрации района, уже разместил на городском сайте указ о признании одиннадцатого июля днем траура во всем районе. Так же сегодня прошла акция по многим городам России, люди выходили к зданиям администраций и выражали свои соболезнования… В сети появился тег "Воскресенск, мы скорбим"…

Выключив телевизор и вздохнув, проговорил:

— Как же я устал хоронить людей.

Селена положила мне руку на голову и начала поглаживать…

— Да не жалей ты его, надоел. Все устали. — Проворчала Виола, положив ноги на подлокотники, а голову устроив у меня на коленях, — итак, что еще глава семьи?

— Что еще? — задумчиво переспросил я, после улыбнулся, — восстановление города, объезд всех населенных пунктов, работы хватит…

— Завод мой, — заявила Виолетта.

— Хорошо, завод твой. Восстанавливай, улучшай, впрочем, тебе лучше все это известно. У меня вот какой вопрос на повестке дня: мы обеспечим гвардию жильем, но рано или поздно у них появятся дети… А это значит нужен детский сад и школа. В городе мало ранговых, поэтому они обучаются с простыми детьми, однако я знаю насколько это опасно.

— В любом случае это необходимо. — Пожала плечами Ева. — В Бирске пять подобных школ помимо лицея. Все-таки там проживает порядка десяти тысяч ранговых.

— Давайте уже спать, я так устала… — Протянула Нуо.

— Может, все вместе поспим? — спросила Ева.

— Мне с вами? — спросила Селена.

— Боюсь здесь не таких кроватей, чтобы мы могли устроиться все вместе.

В следующий момент я оказался под внимательным взглядом девушек и даже насторожился… Однако накал быстро прошел. Виола просто улыбнулась и пошла в комнату, где располагались две больших одноместных кровати. Здесь она ночевала с Селеной, остальные же спальни были раздельными.

— Все спать, давайте укладываться. — Притушив свет, проговорила Виола, первой оказавшись в кровати.

Посмотрев на остальных с подозрением, я тоже разделся и забрался на кровать, Виола же с довольной улыбкой меня обняла сбоку и несколько расслабилась…

— Давно мы так не спали, кажется еще с академии, было весело. — Задумчиво проговорила Нуо, оказавшись между мной и Евой. — Тогда у нас всех были совсем другие заботы… А этот жук постоянно был чем-то занят.

Получив чувствительный укол пальцем в бок, я только выдохнул…

— Я постоянно стараюсь что-то делать. Для меня сложнее ничего не делать. Да и что вы все задумали?

— Ничего, а что не так? То, что мы спим вместе? Или ты думаешь, что мы настолько желаем ласки? Иногда просто хочется теплоты, а не страсти. — Задумчиво проговорила Виолетта. — Поэтому давай спать.

— Спокойной ночи. — Зевнув, я убрал руки за голову.

Некоторое время все устраивались поудобнее, наконец, все уснули и в комнате только и было слышно размеренное дыхание… Захрапевшая было Нуо получила тычок от Евы и просто забралась на меня, с удобством устроившись на груди. Несколько расслабившись, я приобнял ее и тоже закрыл глаза.


Интерлюдия: Папуа-Новая Гвинея. Академия Файлет.
12 июня 2002 года.

Наблюдая из судейской комнаты за боем, Самойлов оценивал, насколько его ученица стала сильнее за эти года… Точнее, он впервые видел Ирис в настоящем бою и потому даже счастливо улыбался.

Бой тем временем затягивался, но Ирис дралась против Элиаса, второго по силам мастера в академии. Однако когда пятнадцать разрядом черной молнии сумели пробить защиту ученицы, Ирис сумела выдержать удар приняв его на доспех, а в ответ запустила воздушную бомбу. Площадка арены пошла волнами, а затем взорвалась, отбрасывая в стены осколки. Элиас оказался не готов к масштабной технике и попал под полный удар техники… В итоге его бессознательное тело забирали с арены лекари.

— Наш победитель в категории мастеров академии Файлет, Ирис Уайт. Примите поздравления от имени всех присутствующих.

Ирис же в своем обычном настроении уже была осмотрена лекарями не нашедшими у нее никаких травм кроме больших синяков… После этого она кивнула и неспешно двинулась к выходу.

Самойлов поднялся и пошел встречать свою ученицу. Ирис шла неспешно, но увидев только учителя, повисла у него на плечах:

— Я победила учитель, сильнейший мастер в академии среди студентов.

— Горжусь тобой. — Погладил ее по голове Самойлов. — Смотри, кто приехал…

— Привет сестренка. — Вышел из-за спины Крис Уайт. — Лев мне позвонил и сказал, что ты была бы рада увидеть меня.

— Да, я рада тебя видеть. — Девушка подошла и уткнулась брату в грудь. — Действительно рада.

Ты прости, но я только поздравлю тебя, мне надо на встречу. — Тихо проговорил ей Крис, поглаживая по голове, — кстати, а где твой парень? Тот лекарь?

— Он женат и не мой парень.

— А ты бы хотела, чтобы он был им?

— Не вмешивайся в это, Крис. — Твердо ответила Ирис отпрянув.

— Не буду, не буду, — поднял руки вверх он, под взглядом сестры, — честно.

— Они все мои друзья и если…

— Ирис, я — не отец. А ему не понравится, если с семьей Стариновых что-то случится. О, время, — бросил быстрый взгляд на наручные часы Крис, — прости, но мне пора. Как-нибудь посидим вместе.

Помахав рукой сестре, Крис, быстро удалился с судейского поста… Ирис, продолжала смотреть ему вслед. Самойлов, подойдя приобнял ее:

— Хочешь чего-нибудь? Отпразднуем?

— Нет, не хочется. Разве что чаю, да немного пирожков.

Звучит неплохо. — Кивнул Самойлов, — кстати, если ты будешь не занята, хочешь съездить со мной в Россию? Хочу посетить одно место, где не был почти двадцать лет.

— Да… Это было бы неплохо. Никогда не была в России. — Кивнула Уайт.

— Тогда решено. Кстати, все Стариновы в порядке. Это мне сказал Павел Зубов. Можешь не беспокоиться.

— Спасибо. — Облегченно вздохнула Ирис.

А девочка сильно привязалась к своим друзьям… Жаль Ню прошлось уехать пораньше и она не смогла ее поздравить. Она была бы очень рада. Хоть и не показала этого.


Глава 17. Планирование и цена

Утром я проснулся от того что кто-то настойчиво пытался пяткой сломать мне челюсть, открыв глаза, я обнаружил что это Нуо как-то развернулась во сне и теперь лежала ногами к изголовью. Ева, подложив руки под голову, тихо спала, а вот Виола спрятала свое лицо у подруги в груди, Селена даже немного ее обнимала во сне. Осторожно развернув китаянку, я положил ее на свое место, после чего стараясь никого не разбудить, ушел приводить себя в порядок…

Когда я был на балконе с сигаретой и кружкой кофе, появилась заспанная Виолетта, которая заварив себе бодрящий напиток, медленно просыпалась сидя за столом. Закончив курить, я вышел на кухню и заварил нам еще по кружке.

— Ты дольше всех вчера не могла уснуть, — заметил я.

— Размышлял о том, что нужно сделать на заводе, работы хоть… — махнула рукой Виола, благодарно кивнув, взяв кофе. — Сегодня я там минимум до обеда, мама будет со мной.

— Направлю с вами Шамана, пусть на месте решит вопрос по безопасности объекта, если что направлю людей с базы. — Почесав голову, проговорил я, — до обеда буду в банке, надо с зарплатой разобраться. Ждут.

— Итак, Нуо и Ева будут сопровождать Кира Львовича и Циан Дэйю, они вчера предложили пройтись по городу, обычная прогулка.

— Хорошо, охраны у них достаточно. — Согласился я. — Кстати, ваши специалисты, когда появятся?

— Ближе к вечеру. Только не ваши, а наши. Мы сейчас единая семья. — Одарила меня пронзительным взглядом Виола, а видя мою небольшую растерянность, тепло улыбнулась. — Не дели. А то обижусь.

Обидится она… Да. Пока я еще не до конца привык к тому, что я глава международной семьи. Это дело времени. Итак, сначала я еду в банк, у них должна сохраниться история о последних перечислениях зарплаты заводу "Сталь Сибири". Таким образом, облегчу работу себе и банковским работникам. Единственное с чем действительно придется поработать так это с работниками вышедшими в прошлом месяце… Есть несколько таких человек, бригадиры отчитались, даже указали в часах сколько была зарплата и прочие надбавки. Одно мне непонятно, а где весь отдел кадров и бухгалтера. Что-то я не прояснил этот вопрос, они не погибли, но и на заводе так и не появились.

— Виола, когда ты там была сотрудники отдела кадров и бухгалтера не появлялись?

— Нет, — отрицательно покачала головой, — но я слышала от рабочих, что они уже успели покинуть город. Похоже, что успели утащить из активов завода некие суммы.

— Хорошо посмотрю что там касательно этого в банке… Возможно придется делать возврат средств. Выписать себе премию и быстро ее провести, умеют они работать. — Усмехнулся я. — Ладно, я сейчас немного и пошел, чуть позже появится Шаман, дождись его. Остальные пусть спят…

— Никто не спит, — подойдя ко мне повисла у меня на шее Нуо, — мне сегодня снилось что ты целовал мои ноги… Было забавно.

— Забавно было, когда ты мне чуть челюсть не сломала, — повернувшись, поцеловал я ее, — иди, умывайся, я уже ухожу.

— Пойду… Виола сделай мне чая, пожалуйста, — сонно протянула китаянка, направившись в ванную.

— Сделаю. — Кивнула ей болгарка.

— Пора мне.

— А завтрак?

— Не хочу. — Подойдя к Виолетте, поцеловав ее, — не беспокойся. Если захочу — голодным не останусь. Шаман будет ждать в восемь.

— Хорошо. — Улыбнулась она.

Направившись к выходу я сразу столкнулся с Евой и Селеной вышедшими из комнаты и уже что-то обсуждающих… Если, Еву я поцеловал сам, Селена ограничилась поглаживанием меня по голове, чем вызвала смех у бывшей Седых. Нуо даже выглянула из ванной с зубной щеткой в зубах, получив пояснение, тоже улыбнулась.

Ну, а я быстро собравшись, покинул занимаемый номер, на выходе кивнув императорской страже, которое ответили мне легкими поклонами, а после, спустившись в холл, набрал номер главы гвардии:

— Утро доброе, Шаман, не разбудил?

— Нет, я чай пью. Что хотел?

— Виолетта и Мария в восемь поедут на завод, сопроводи их, я возьму Холодца, он сейчас возле гостиницы, как мы и договаривались.

— Добро. Заберу и прослежу.

И… Однако в этот момент меня отвлек утренний выпуск новостей идущий по настенному телевизору:

— Вчера вечером Валерий Альбертович Соколов прибыв в Москву и на открытой встрече, доложил президенту о случившемся в городе Воскресенске. Получив доклад, президент Волков Юрий Павлович признал одиннадцатое июня днем трауры и принес свои соболезнования семьям погибших. Однако открылось еще одно обстоятельство, прежде чем с города был снят режим ЧС, нападавшие захватили в заложники школьников в здании районной библиотеки, если ранее об этом только сообщалось, но мы сумели получить доказательство. Кадры, полученные от одного из очевидцев сейчас у вас на экране, как вы видите на кадрах, от линии оцепления в сторону библиотеки идет лично Вениамин Старинов…

Да вид у меня еще тот, рубашка, порванная и в крови, сам выгляжу, как только сумевший вырываться из затяжного боя. Затем на кадрах мелькнули террористы.

— Сумев договорится о добровольной сдаче, Старинов находился в здании до тех пор, пока его не покинули все нападавшие. Несмотря на то, что Вениамин был ранен в ходе городских боев, он всю ночь совместно с другими лекарями занимался лечением всех пострадавших в конфликте. Всего в ходе нападения погибло пятьдесят четыре человека, из них семь детей. Силовики потеряли погибшими сорок человек. Так же погибло двое ранговых из гвардии семьи Седых. Такова информация на данный момент. У меня все… Продолжит Игорь Протопопский.

— Стоит отдать должное молодому основателю семьи Стариновых, он поступал в соответствии с принятым кодексом. — Проговорил второй ведущий, — а сейчас к другим новостям.

— Так, что еще? Вениамин?

— А, прости, — помотал я головой, — нужно заново создавать охрану на завод, прошлая была от Масловых. Сам понимаешь…

— Решу этот вопрос, ты же сейчас в банк?

— Да.

— Ладно, не теряйся там надолго. — Задумчиво проговорил Шаман, словно хотел мне что-то рассказать, но решив перенести этот разговор на потом. — До связи.

Ладно, потом расскажет, если будет нужно, итак сейчас надо в банк… Магазины еще закрыты, как освобожусь куплю сигарет, а то совсем мало осталось. Холодец уже ждет, судя по ощущениям, как мы и договаривались.

— Ну что готовы? — выйдя, пожал я руки бойцам из отряда.

— В банк или мэрию? — уточнил командир группы.

— Сначала в банк, я вчера дозвонился до начальника отделения, он обещал помочь в разрешении ситуации, сказал, что будет ждать в семь утра.

— Хорошо, в банк, так в банк. — Кивнул Холодец, — загружаемся парни. Сегодня будем плавать в бюрократии.

— Звучит не лучшим образом, — ответил ему один из бойцов. — Не привыкать.

Кивнув, я загрузился в броневик, после чего мы отъехали от гостиницы, прямиком к головному офису "Банка России". После этого я встретился с руководителем и пока они вытаскивали базу работников завода, для начисления зарплаты, мне пришлось отправлять бойцов за личными делами… А сам пока делал перевод завода на свое имя, все-таки отчет откуда поступили деньги должен быть…

Когда мы, наконец, разгреблись время как раз подходило к обеду, но тем не менее мы собрали полную базу работников, после чего наконец средства были перечислены.

— Всем спасибо за работу. — Наконец проговорил я, — Константин Степанович, может, следует поощрить работников?

— Не беспокойтесь, поощрим. — Улыбнулся мне он. — Спасибо за работу, итак деньги уже поступили на счета?

— Полностью. — Ответила ему работница.

— Все, Вениамин, больше вам не потребуется бегать с личными делами, лучше вернуть их в отдел кадров.

— Здания пока нет, придется хранить их в мэрии. Все равно сотрудники находятся под следствием. — Ответил я. — Холодец, теперь тащим эти дела обратно…

— Ты с ними как кошка с салом. — Проворчал он, но, тем не менее,

мы начали переносить их обратно.

Перенеся все личные дела, упакованные в коробки в автомобиль, мы закурили. Я тем временем набрал номер Виолетты, которая ответила не сразу:

— Виола, спроси у работников, зарплата пришла?

— Пришла, буквально пару минут назад. Все буквально на глазах ожили. Мастер сказал: "не обманул".

— Понял, ладно, вы давайте там тоже собирайтесь. Где встретимся?

— Как вчера и договаривались, обедаем в столовой.

— Буду ждать вас там. — Закончил я разговор, после чего повернулся к Холодцу, — ладно парни, выгрузите это в мэрии и отдыхайте. Я сейчас зайду в оптику, за сигаретами и на обед.

— Понял. Нет вопросов. — Кивнул он мне.

Развернувшись, я направился до ближайшей оптики, однако с первого раза мне не удалось ее найти. Тем не менее, медицинский работник сумел определить как сильно упало у меня зрение и подобрать очки… После этого я расплатился за покупку взяв готовые очки, так как заказывать у меня просто не было времени. Некоторое время я несколько удивлялся новым ощущениям, что не нужно щуриться, чтобы что-то рассмотреть, зрение, наконец, стало таким как раньше.

Зайдя в магазин, я прошелся по нему, оценивающе смотря по сторонам, сразу же обратил внимание на кресла для продавцов, камеры наблюдения…

Однако я приобрел только сигареты, "Black garnet", которые курил уже много лет. Некоторое время я стоял в очереди, а вот люди меня просто не узнавали. Оказывается, как просто можно спрятаться за очками…

— А вам есть восемнадцать лет? — спросила меня продавщица.

Протянув открытый паспорт, я заметил растерянность, однако только улыбнулся. Анастасия, как гласило имя на бэдже, быстро пробила мне ее, после чего я отошел и некоторое время стоял возле кассы, читая внутреннюю инструкцию.

— Можно мне ее? — спросил я, указав на лист бумаги.

— Да, конечно.

Передав мне инструкцию, пройдясь по ней взглядом, я уточнил:

— Это что значит?

— Прошу прощения, Вениамин Старинов, но мы уже третий месяц работаем по данному распоряжению. Вам нужно узнать остальное у управляющей. У меня… — указала она взглядом на покупателей, ожидающих в созданной мной очереди.

— Извините за это. — Тихо проговорил я. — А где сейчас управляющая?

— Должна быть в складе.

— Спасибо. — Проговорил я, после чего направился во внутренние помещения магазина, взглядом выискивая уже известную мне управляющую, после чего найдя ее возле стола, спросил, — Алла Алексеевна, как вы прокомментируете мне это?

Женщина, наливая чай, дернулась и выпустила из рук чайник с кипятком, я в последний момент успел обхватить ее за талию и развернуть, чтобы она