КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 409711 томов
Объем библиотеки - 545 Гб.
Всего авторов - 149292
Пользователей - 93309

Впечатления

кирилл789 про Обская: Дублёрша невесты, или Сюрприз для Лорда (Любовная фантастика)

милое повествование, закончившееся хорошим концом против которого нет никакого внутреннего протеста. оказывается даже без 100 раз за день спотыканий на ровном-ровном месте и падений, облизываний пальцев, без "тебе грозит смертельная опасность и как её избежать я расскажу когда-нибудь потом, может быть", без тупых безумных слёз, и прочей гнуси, прекрасно можно написать интересно. не вызывая у читателя белой пены на губах и кровавых слёз.
в общем, после этой первой моей книги мадам обской, буду читать её дальше.) чтение должно доставлять удовольствие.
остальным бы писулькам это помнить.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
robot24 про Башибузук: Конец дороги (Альтернативная история)

Думал новое...
Часть старого

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Леденцовская: Комендант некромантской общаги (СИ) (Юмористическая фантастика)

я не стал ставить оценку отлично, потому что вещь добротная на хорошо с плюсом. после кошмаров в.штаний любовей и какой-то янышевой отдохнул. то, что стоит часть №1 абсолютно не страшно, оборванного конца нет, вторая часть, если автор не передумает, должна быть ещё интереснее. я надеюсь.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Баковец: Создатель эхоров 4 [СИ] (Боевая фантастика)

да, мечта мужика: молодое тело, суперпотенция, куча бабс самрсадящихся на ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Янышева: Попаданки рулят! (СИ) (Любовная фантастика)

королева ведьм спрашивает свою бабку жрицу: что показал обряд? и начинает бабка-жрица рассказывать, что королева-внучка непочтительна, что народец ведьмовской воспитывать надо, прошлась по личности попаданки, видя её в первый раз, вспомнила о нарядах своей молодости, об отрезах ткани. КАК ПРОШЁЛ ОБРЯД, старая дура???!!
и если штаний любовь в. мне хотелось убить с особой жестокостью, сначала приложив до кровавых мозгов в стену, то здесь я вовремя бросил читать и захотел янышеву ольгу просто убить.
вы совсем дуры. вот клинические тупые безнадёжные неизлечимые дуры.
ничего вам не стоило сначала сообщить о результатах или прямо ответить на вопрос, а потом растекаться тем, что вам мозг заменяет по древу, ничего.
но из рОмана в рОман вот эта клиника кочует-перекочёвывает, и конца и края этой клинической дури не видно. мерзкие тупые бабы вы, писучки не достойные даже карандаша.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штаний: Зажечь белое солнце (Любовная фантастика)

никогда не знали, как "творят" сумасшедшие? читайте штаний. у девушки настолько откровенная шизофрения, что и справки не надо.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
time123 про Зеленин: Верховный Главнокомандующий (СИ) (Альтернативная история)

Осилил до конца. Имею желание написать на кувалде Бугага и Хахаха и разъебать автору тупорылую башку, чтобы это чмо больше не марало бумагу.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Зет в кубе. Дважды два четыре (fb2)

- Зет в кубе. Дважды два четыре 1.26 Мб, 354с. (скачать fb2) - Виктория Повольнова

Настройки текста:



Виктория Повольнова ЗЕТ В КУБЕ. ДВАЖДЫ ДВА ЧЕТЫРЕ

Глава I Взрыв

Утро добрым не бывает. Особенно, если семь утра, а ты легла спать в час ночи, ты не любишь школу и ученица всего лишь одиннадцатого класса. И очень особенно, если ты дочь женщины, помешанной на дисциплине, и склонной делать всё правильно и идеально.

Весь небольшой коттедж, который находился в одном из элитных районов Беверли-Хиллз, наполнился жутким грохотом. Мари Дейман колотила кулаком по двери спальни дочери, пытаясь её разбудить. На шум из соседней комнаты вышла младшая сестра Мари Хелен.

— Да, ладно тебе! Пусть ребенок, ещё хотя бы пять минут поспит, — вступилась за племянницу она.

Мари проигнорировала предложение сестры и продолжила колотить в дверь. В конце концов, ей это надоело, и она решила, прибегнуть к давно уже проверенному методу.

— Элизабет Дейман, — громко и чётко сказала женщина, — если ты сейчас же не встанешь, то я конфискую у тебя ключи от машины на целый месяц! И буду сама возить тебя в школу. — Затем немного подумав, добавила. — Каждый день.

Результат не заставил себя долго ждать, буквально, через минуту дверь распахнулась и из комнаты выбежала девушка семнадцати лет с вьющимися каштановыми волосами и глубокими синими глазами. Поспешно пожелав маме и тёте доброго утра, она забежала в ванную, захлопнув за собой дверь.

Мари довольно хмыкнула и перевела взгляд на сестру, после чего мгновенно сморщила нос от недовольства. Атласная блузка ярко-сиреневого цвета сильно бросалась в глаза. Она не подходила ни к юбке, ни самой Хелен. Впрочем, Мари не удивилась, её сестра славилась «особым» чувством вкуса и стиля.

— Ты эту блузку оденешь на встречу с издателем? — как бы невзначай спросила она.

— Да. А что?

— Ничего, — пожав плечами, Мари начала спускаться по лестнице.

К завтраку Лиз спустилась только через полчаса. Причиной тому стало, что девушка долго не могла найти, что ей надеть. Перебрав весь свой гардероб, Элизабет остановила свой выбор на белом летнем сарафане с большими бирюзовыми лилиями.

Быстро позавтракав, девушка попрощалась с родными и вышла из дома. Сев свою машину, подаренную отцом на шестнадцатилетие, Лиз незамедлительно тронулась с места. По дороге в школу девушка заехала за своими подругами.

Парковка перед школой была забита машинами и отдохнувшими после летних каникул учениками. Кое-как найдя свободное место, Лиз быстро припарковалась.

Первой из машины вышла миниатюрная шатенка того же возраста, что и хозяйка машины. Её густые светло-каштановые волосы были собраны в высокий хвост. В голубых глазах светилось счастье, а к груди она прижимала учебники. При каждом её движении на левой руке позвякивали два массивных золотых браслета. В наборе, с которыми были не менее массивные золотые серьги.

В след за ней из машины буквально выползли остальные три девушки. В отличие от подруги они не настолько были полны энтузиазмом и радостью.

— Школа. Опять школа, — ныла Лиз. — Айрис, как ты можешь этому радоваться? — обратилась она к любительнице больших украшений.

— Лиз, всё не так плохо, как кажется, на первый взгляд, — ответила девушка.

— Вот тут ты как никогда права. Всё не то, что плохо, всё просто кошмарно! — воскликнула Дайан.

Айрис смерила обеих подруг взглядом, а затем посмотрела на третью.

— Кэти, ты того же мнения?

— Ну… — замялась блондинка, — … не то, чтобы такого. Но в чём-то я с ними согласна.

— Да ладно вам! Школа — это очень интересное и весёлое место. Здесь столько возможностей! — начала свою школофиллическую мантру Айрис.

— О да, возможности, — с улыбкой Чеширского кота сказала Лиз.

Мимо четвёрки прошёл парень. Его обворожительная улыбка и блестящие светлые волосы по плечи, выделяли парня из толпы. Он был новеньким. Миловидная шатенка, с пухлыми губами и огромными синими глазами, сразу приглянулась ему. Улыбнувшись ей своей самой красивой улыбкой, парень скрылся в толпе.

Кэти, Айрис и Дайан переглянулись. Уж очень хорошо им была знакома эта улыбка Лиз. Можно поспорить на что угодно, что к концу учебного дня новенький пригласит на свидание их любвеобильную подругу.

Настроение Лиз мгновенно поднялось. И уже по школьным коридорам она ходила с улыбкой.

— Роуз, Ясмин, вы только посмотрите кто у нас здесь! — словно, гром среди ясного неба, позади раздался противный женский голос.

— Это же наши модницы из деревни Умпа-Чумпа!

— А я-то надеялась, что их макаки съедят.

— Ты вот это называла интересным и весёлым? — спросила Кэти у Айрис.

Первой к ненавистной троице развернулась Дайан.

— Привет, девчонки. Сказала бы, что рада вас видеть, но мама врать не учила.

— Ой, Лаура, я смотрю, ты прямо день ото дня всё больше становишься похожа на своего родственничка — вурдалака. Такая же сногсшибательная страшнотка, — процедила сквозь зубы Лиз.

Девушки уничтожающе посмотрели друг на друга.

Война между Лаурой и Лиз брала своё начало ещё с младшей школы. Они были самыми закадычными врагами. Слишком похожие и слишком разные. Девушки соперничали буквально во всём. Удача поочерёдно была на стороне каждой. Но последние две победы Лаура забрала себе. И огонь вражды стал ещё ярче и сильнее.

Перекидываясь испепеляющими взглядами, ни одна из девушек, даже не заметила, как к ним подошёл один из камней преткновения.

Сайман. Один из знаменитых тройняшек Лопес. Капитан футбольной команды. Любимец женской половины школы и просто красавец. В прошлом парень Лиз. В настоящем несчастный влюблённый.

— Привет, Сайман, — хором сказали близняшки — Роуз и Ясмин.

— Привет, девчонки. Здравствуй, Лиз.

Лиз передёрнуло. Девушка тут же отвернулась и состроила самое недовольное выражение лица. Зато Лаура мгновенно перевела взгляд на парня.

— Рада тебя видеть, — пропела девушка.

Подобные любовные треугольники есть, пожалуй, в каждой школе. Первый любит третьего, второй любит первого, а третьему, как правило, бывает, всё равно или он влюблён четвёртого. И здесь такая же история. Сайман любит Лиз, Лаура любит Саймана, а Лиз любит модных дизайнеров.

Не смотря на то, что бывшая девушка проигнорировала его, парень продолжал смотреть, лишь на неё. В больших карих глазах было столько щенячьей любви и преданности, что Саймана невольно становилось жаль. Даже близкие подруги Лиз, которые знали всю историю расставания, часто боролись со стойким желанием, промыть безжалостной девушке мозги.

Лаура крепко сжала кулаки. Улыбка из милой превратилась в натянутую. Не смотря, на все силы, что были потрачены на расставание парочки, Лаура своего так и не добилась. Лиз хотелось утопить в ближайшей луже.

— Как провёл каникулы? — спросила Лаура.

Наконец Сайман посмотрел на неё.

— В целом не плохо, если бы не авария.

Только после этих слов девушки заметили, что вся левая рука Саймана перемотана бинтом.

— Что случилось? — не на шутку перепугалась Лаура.

— Пустяки. Просто я, Алекс и Влад попали в небольшое ДТП.

— Я надеюсь, Влада уже похоронили? — с надеждой спросила Дайан.

Кэти ткнула локтём подругу в бок. Дайан тут же сделала серьёзное, хотя и немного разочарованное выражение лица. Рядом стоявшая Айрис, всё никак не решалась задать, волновавший её вопрос. Было слишком много людей, и девушка просто боялась себя выдать. Увидев это, Дайан решила прийти на помощь подруге.

— А Алекс как?

— С ним всё в порядке. Пара пластырей на лице. В целом, как новенький.

Дайан услышала, как Айрис спокойно выдохнула.

— Эм… Лиз можно с тобой поговорить? — спросил Сайман.

На лице у Лауры появилось разочарование. Девушка так надеялась, что парень наконец обратит на неё своё внимание. Но Лаура была не из тех, кто быстро и легко сдаётся. Собрав всё своё самообладание в кулак, она улыбнулась ещё шире. Попрощавшись с Сайманом, Лаура вместе с близняшками удалились.

Повисло неловкое молчание. Лиз по-прежнему смотрела в любую сторону, только не на бывшего парня. Айрис и Дайан с интересом выжидали, что скажет парень. И только Кэти понимала, что здесь трое лишних.

— Айрис, помнишь, ты в прошлом году в шкафчик положила запасную ручку? — спросила Кэти.

Айрис вопросительно посмотрела на подругу.

— Ну, наверно. А что?

— Я дома ручку забыла. Пойдём, ты мне её дашь. А Дайан поможет найти.

Взяв, ничего не понимающих девушек под руки, Кэти увела их. Поняв, что она осталась одна, Лиз тоже попыталась уйти. Но Сайман не дал.

— Тоже мне подруги, — буркнула Лиз.

— Как дела? — Сайман подошёл ближе.

Лиз фыркнула. Желания разговаривать с парнем не было. Но посмотреть на очередную попытку её возвращения девушка была не против.

— Были лучше, пока ты не появился.

— Может, сходим куда-нибудь вечером?

— Что?! И у тебя ещё совести хватает звать меня на свидание, после всего, что между нами было?! Сайман, закатай губу обратно и не раскатывай её больше. — Девушка развернулась на сто восемьдесят градусов. — «Вечером куда-нибудь сходить.» — совсем совести нет!

Сайман грустным взглядом проводил Лиз. В глазах защипало. Он как можно сильнее стиснул кулаки и зубы. Она опять сказала, нет.

Дайан копалась в своём шкафчике, пытаясь найти нужный учебник. Айрис захлопнула дверцу своего. Девушка шевелила губами, безмолвно повторяя список необходимых для урока предметов.

— Дайан, из-за чего вы опять с Эриком ругались? — спросила Кэти.

Брюнетка высунула голову из шкафчика и, нахмурившись, сказала:

— Этот мелкий пакостник моей кофточкой от Версаче пыль в своей комнате протирал.

Словно, метеорит к девушкам подошла злая, как чёрт Лиз. От возмущения у неё пар валил из ушей. Зло, тыча указательным пальцем в их сторону она, то открывала, то закрывала рот.

— Вы! Предательницы! Вы зачем меня одну оставили?

— Мы просто подумали, что вам не мешало бы поговорить, — прикрываясь учебником, ответила Кэти.

— А вы меня спросили? — Лиз ткнула пальцем себе в грудь.

Айрис примирительно улыбнулась.

— Ну, теперь мы точно уверены, что вам не о чем говорить.

— Тоже мне отмазались, — обиженно сказала Лиз. — Ладно, идёмте в класс.

Кабинет по математике был полон галдящих учеников. Телефон Дайан внезапно зазвонил. Девушка вышла в коридор, подальше от шума. Айрис, Кэти и Лиз прошли к своим местам. Лиз обвела взглядом находящихся в кабинете. Шатенка наткнулась на новенького, который неотрывно смотрел на неё. Отлично у них общая математика. Значит, он у неё в кармане. Лиз обворожительно улыбнулась парню. Внимание девушки привлекли, шепчущиеся Кэти и Айрис. Лиз напрягла слух. Расслышать в таком шуме, о чём говорили подруги, было трудно, но не невозможно.

— Какие планы? — спросила Кэти.

— Ты о чём? — отозвалась Айрис.

— О Алексе, — цыкнула блондинка.

— Ни какие.

— Что значит, никакие? Ты уже… уже… Сколько лет ты там по нему мучаешься?

— Три года, — в разговор вмешалась Лиз.

— Три года! Да, это же целая вечность! И ты снова будишь бездействовать?! — возмутилась Кэти.

— А что мне ещё делать остаётся? У него девушка есть.

— Девушка — не стенка, подвинется, — хором сказали Кэти и Лиз.

Айрис откинулась на спинку стула и тяжело вздохнула. Если бы всё было так легко. Сердце её рыцаря принадлежало другой. И к своему большому сожалению, Айрис была не из той категории девушек, которых наличие девушки не смущало. Будучи от природы скромной и застенчивой, она краснела даже от разговора с Алексом. А уж увести его у другой и вовсе было из разряда фантастики.

— Я не смогу, — сказала Айрис.

— Вот и сиди себе в старых девах, — буркнула Лиз.

В класс один за другим вошли тройняшки Лопес. За ними вошёл их друг — Кайл. А после него Дайан. Девушка чему-то улыбалась. И вообще была, куда в более лучшем настроении, чем до этого. Дайан села на своё место, но тут же с диким воплем вскочила с него. По классу разнёсся дикий смех Влада. Парня буквально трясло.

В кабинете повисла напряжённая тишина. Все наблюдали за реакцией Дайан. Девушка подняла со своего стула кнопку. Она оскалила зубы. Влад всё так же продолжал истерично хохотать.

Дайан Льюис и Влад Лопес были ещё одной парочкой закадычных врагов. Они так же, как Лаура и Лиз на дух друг друга не переваривали. Но в отличие от предыдущих, эти играли по крупному и серьёзнее. Кто бы мог подумать, что когда-то не одолженный в детском саду совок, перерастёт в столь длительную войну.

— Знаешь, что я сейчас с тобой сделаю? — прошипела Дайан.

— Обидишься? — спросил Влад, вытирая слёзы.

Девушка схватила парня за грудки и притянула к себе. Кончики их носов соприкасались. Смех сменился ехидной улыбкой.

— Устроишь драку, а Дайан?

— Нет. Я заставлю тебя проглотить эту кнопку.

— Давай! Попробуй!

Алекс только хотел выступить миротворцем, как в класс зашла директриса.

— Льюис! Лопес! Вы опять за своё? — грозно сказала женщина. — Дайан, а ну немедленно отпусти Влада и сядь на место. Всех остальных это тоже касается.

Девушка нехотя разжала кулаки и отпустила шутника. Директриса дождалась, когда все выполнят её указания, а затем, прочистив горло, сказала:

— Для начала здравствуйте! Хочу поздравить вас с началом нового учебного года. И пожелать вам успехов в учёбе. Надеюсь, в этом году мы с вами будим, реже видится в моём кабинете. Да мисс Андерсен? — при упоминании своей фамилии Кэти вжала голову в плечи. — И так, у меня для вас две новости: хорошая и плохая. Плохая новость: наша горячо любимая и глубокоуважаемая мисс Смит ушла на пенсию.

По классу волной пронеслись разочарованные вздохи. Не смотря, на то, что мисс Смит преподавала математику, её все любили. И даже скучные функции с ней становились веселее и интереснее.

— А теперь хорошая новость. У нас в школе появился новый молодой учитель по математике. Мисс Энит, заходите, пожалуйста.

В класс вошла девушка двадцати пяти двадцати семи лет. У неё были рыжие промелированные волосы и красивые бирюзовые глаза. Её улыбка была мягкой. И весь её образ говорил о некой нежности и воздушности. Она не была красивой. Её красота была своеобразной. На любителя. Но что-то в её внешности притягивало взгляд. И одновременно отталкивал жуткий розовый костюм и в цвет ему платок в таких же розовых цветах, повязанный вокруг шеи.

— Доброе утро, — поздоровалась мисс Энит.

— Ну, что ж оставляю вас, — после этих слов директриса вышла из кабинета.

Новая учительница поставила портфель на свой стол и, улыбнувшись ещё шире, сказала:

— С каждым из вас я познакомлюсь по ходу занятия. Ещё раз напоминаю, меня зовут мисс Энит. И ещё хотелось бы, вас заранее предупредить, что перед самым Рождеством будет проходить олимпиада по математике. Кто там будет участвовать определит мини контрольная, которую я дам на следующем занятии. Я выберу одного, двух людей. Которых и буду готовить.

Класс дружно кивнул головой. Лишь бы было сказано. У молодых преподавателей всегда полно амбиций. Но они не всегда реализуются.

Школьные занятия уже полчаса, как подошли к своему логическому завершению. В школе остались лишь те не многие, которым нужно было ещё закончить кое-какие свои дела.

Айрис еле дождалась окончания уроков. Все время она провела с единственной мыслью о химии. Последний урок, казалось, тянулся вечность. Звонок не успел прозвенеть, как девушка сорвалась с места и побежала к учителю по химии, мистеру Лоуренсу.

Айрис была не единственной, кому нужно было остаться после занятий. Школьный музыкальный оркестр решил устроить собрание в первый же день. Кэти после последнего урока ушла в зал репетиций. Оставшиеся не у дел Лиз и Дайан, решили, дождаться подруг вместе с Айрис, в химической лаборатории.

Дострочив сотое сообщение, Лиз убрала телефон в карман. На лице у девушки была широченная улыбка. Сегодня вечером её ожидало свидание с новеньким — Диего. Обведя подруг взглядом, Лиз поняла, что ни одна из них не заметила её столь хорошего настроения. А рассказать, жуть, как хотелось. Девушка возвела глаза к потолку и томно вздохнула.

— Что случилось, Лиз? — спросила Айрис. Девушка возилась с пробирками и реактивами.

Когда она пришла, мистер Лоуренс уже собирался уходить. Айрис была любимицей у химика. Он доверял ключ от лаборатории девушке, зная, что там всё будит в порядке.

— А меня Диего пригласил в кино, — ответила на вопрос Лиз.

— А Диего это кто? — спросила Дайан.

— Как кто? Новенький.

— И на какой фильм идёте? — снова спросила Дайан.

— А разве это имеет значение? Главное, что у нас свидание, — на последнем слове Лиз даже взвизгнула.

— Ты в своём репертуаре, — скептически выдала Дайан.

То, каким тоном была сказана последняя фраза, Лиз совершенно не понравилось. Девушка цыкнула. Недолго думая, она придумала, как отмстит языкастой подруге.

— Ян уже приехал?

— Да. Час тому назад.

— Ммм. И сколько вы с ним не виделись?

Дайан был хорошо знаком этот тон. Таким тоном Лиз разговаривала с Лаурой.

— Все каникулы, — скрепя зубами, ответила она.

— Хм. Странно.

— Что странно?

— Ну, просто, для людей, которые хотят в будущем пожениться, вы слишком мало времени проводите вместе.

— Ты это сейчас к чему?

— Я считаю, что отношения подобным образом не выстроишь. Тем более крепкие.

— И что?! Ты вон с каждым своим парнем, чуть ли не сиамскими близнецами становишься. И к чему это привело? Какой Диего по счёту? Тридцатый? Сто тридцатый? — взорвалась Дайан.

— Что ты кричишь? Я ж о тебе беспокоюсь.

— Я сама разберусь.

— Ну и разбирайся, — обиделась Лиз.

Повисло тяжёлое молчание. Лиз отвернулась к окну, нервно кусая губы. Дайан зло сопела. Переводя свой взгляд с одной подруги на другую, Айрис случайно взяла не ту пробирку. Она добавила её содержимое к жидкости, что находилась в колбе. Внимание девушек привлекли шипение и поваливший из колбы дым. Жидкость забулькала и начала пениться. Колба начала накаляться. Не удержав её в руках, Айрис отпустила её. Соприкоснувшись с полом, она разбилась. Раздался не громкий хлопок. Лабораторию заволок лёгкий туман. Поочерёдно Лиз, Айрис и Дайан потеряли сознание.


Только в своих ночных кошмарах Кэти бежала по пустым школьным коридорам. Кто бы мог подумать, что школа может быть похожа на морг? Также тихо и неуютно.

Пытаясь, найти, хоть одну живую душу Кэти заглядывала во все попадающиеся на пути пустые кабинеты. Девушка освободилась полчаса назад, и сразу же отправилась на школьную парковку. Но машина Лиз была пуста. Дозвониться ни до одной из подруг не удалось. Все трое будто сговорились и не поднимали трубки. Мистера Лоуренса Кэти видела ещё через окно репетиционного зала. Значит, химическая лаборатория уже закрыта. Хотя…

Девушка остановилась у двери в лабораторию. Кэти прислушалась. Было тихо. Переминаясь с ноги на ногу, она всё-таки, решила, попытать счастье. Она повернула дверную ручку и дверь открылась. В нос сразу же ударил едва уловимый, но не приятный запах. Который, даже ассоциировать с чем-то было трудно. Вся лаборатория была окутана сизой, едва уловимой дымкой. Подруги лежали на полу. А возле Айрис была разбитая колба. Вокруг и в самой колбе была какая-то жидкость светло-лазурного цвета.

Кэти тут же кинулась к подругам. По очереди приводя каждую из них в сознание.

— Что здесь произошло? — спросила она, открывая окна.

— Бум. Нет, нет, бах, — ответила Лиз.

Лицо девушки было сонным и не довольным. Впрочем, Дайан и Айрис отличались от неё не сильно. Только Дайан ещё потирала и ушибленный локоть.

— Не поняла.

— Что тут не понятного? У Айрис что-то взорвалось. Кстати, что? — Дайан сощурившись, посмотрела на химика-неудачника.

Девушка только растерянно пожала плечами.

— Не знаю, даже. Вроде, следовала инструкциям в практикуме.

— Твои опыты нас когда-нибудь до гробовой доски доведут! — возмутилась Лиз. — Всё с этого дня, больше никакой химии. В противном случае выбирай либо мы, либо это, — девушка ткнула пальцем в разбитую колбу.

— Поддерживаю Лиз, — согласилась Дайан.

— Аналогично, — Кэти скрестила на груди руки.

Все трое смотрели на Айрис, ожидая её согласия. Девушка перебегала взглядом от одной подруги к другой. Никакой поддержки, сплошная категоричность. Ну, да не в первый раз её опыты выходили из под контроля. Но ожоги проходят, а волосы-то отрастают. И что все так взбунтовались из-за маленького взрыва? Никто же не пострадал.

Айрис всё молчала.

— Ну? — Дайан решила ускорить процесс.

Девушка только открыла рот, что б оправдаться. Но Лиз её моментально прервала:

— Даже и не вздумай отмазываться!

— Ладно, — вздохнула Айрис. — Больше никакой химии.

Удовлетворённые ответом они помогли Айрис убраться в лаборатории. Закрывая дверь, девушка увидела, как на столе блеснуло что-то голубоватое. Отправив подруг к машине, она снова вошла в лабораторию. В штативе стояла пробирка со светло-лазурной жидкостью. Такой же, как и в разбитой колбе. Айрис взяла пробирку и посмотрела на неё в свете уходящего солнца. Жидкость была однородной, без хлопьев осадка. Такое она видела впервые в жизни. Нюхать Айрис её не решилась. Кто знает, что это такое?

Плотно закрыв пробирку пробкой, она положила её в сумку. Айрис закрыла лабораторию на ключ и поспешила к подругам.

Глава II Неизвестный раствор

Дайан со всех ног неслась к дому Айрис. Долгожданное свидание с Яном пришлось досрочно закончить. Виной тому стала присланная Айрис смска. Речь в ней шла о взрыве, что произошёл сегодня. Содержание сообщения было какое-то мрачноватое.

Через пятнадцать минут после того как Дайан получила смс, она уже стояла у дома подруги. Девушка буквально вдавливала звонок в стену. Дверь открыла мать Айрис Оливия. На лице женщины как обычно была улыбка, а во взгляде читалась не прикрытая меланхолия. Увидев Дайан, она улыбнулась ещё шире. В такие моменты Айрис, казалась, полной копией своей матери. С той лишь разницей, что Оливия Роскоф была блондинкой.

— Добрый вечер, Дайан, — прощебетала женщина.

— Добрый. Я к Айрис.

Обогнув миссис Роскоф, Дайан ринулась к лестнице.

— Вам что-нибудь принести? — вдогонку девушке крикнула Оливия. Но её вопрос так и остался без ответа.

Дайан в два шага поднялась по лестнице. Остановившись у двери Айрис, она постучала. Но, не дожидаясь ответа, зашла.

Айрис сидела спиной к двери, за своим письменным столом. Стол был завален учебниками. Так же на нём стояли микроскоп и штатив с пробирками. Где-то в стороне стояла не зажжённая горелка. А на полу у стола стояло завядшее алоэ, листья, которого приобрели коричневый цвет.

Услышав звук, захлопнувшейся двери, Айрис развернулась к Дайан.

— Что случилось? — взволнованно спросила Дайан.

Казалось, что данный вопрос смутил Айрис. Девушка, прикусив губу, отвернулась в сторону. Снова повернулась к подруге, а затем опять отвернулась. Правильные слова всё никак не подбирались.

— Ты лучше присядь, — начала Айрис.

Дайан сощурилась. Уровень тревоги поднимался. Только сев на кровать, до девушки дошло, что Айрис снова над чем-то химичит.

— Айрис! — вскочила с места она.

— Я всё объясню, — взмолилась подруга. — Давай, я тебе расскажу, что мне удалось выяснить. А потом ты мне прочитаешь нотацию. Хорошо?

Дайан села на место и стала терпеливо ждать, пока Айрис соберётся с мыслями. Хотя по виду девушки было видно, что собиралась она не с мыслями, а с остатками храбрости. Что-то внутри Дайан подсказывало, что не зря она её боится.

— Ну? — не выдержала девушка.

— Ладно. Ладно. С чего бы начать?

— С начала.

— Хорошо, — Айрис выдержала паузу, а затем продолжила. — В общем, как я уже писала, это связано с сегодняшним инцидентом в лаборатории.

— Взрыв. Айрис, там произошёл самый настоящий мини-взрыв.

Айрис встала со своего места и стала расхаживать по комнате.

— Хорошо. Хорошо. Пусть будит мини-взрыв. Так вот. Я, кажется, выяснила, из-за чего он произошёл.

— А есть разница?

— Да, есть. Он произошёл не по моей вине.

Дайан удивлённо уставила свой взгляд на подругу.

— Ну, ладно. Ладно. Я виновата. Но это не моя оплошность.

Айрис подошла к столу и вытащила из штатива пробирку, с какой-то светло-лазурной жидкостью. Пробирка была плотно закрыта пробкой. Девушка протянула её Дайан. Недоверчиво взяв её двумя пальцами, она стала разглядывать содержимое.

— Молодец, Айрис. Ты научилась использовать красители, — усмехнулась Дайан.

— Не совсем, — Айрис заломила руки. — Из-за неё и произошел, скорее всего, взрыв.

Услышав это, Дайан тут же вернула подруге пробирку. Девушка стала усилено вытирать руки об штаны. Она вообще скептически относилась к химии. Наука-убийца. Что не опыт — то беда.

— Предупреждать надо. Подожди, то есть, ты не уверена?

— Воспроизвести взрыв в домашних условиях я не рискнула. Но могу точно сказать одно. Это из-за него мы потеряли сознание.

— Да? И что это за раствор?

— Я не знаю. — Айрис снова поставила пробирку в штатив. — Я такого раньше не встречала.

— Позвони мистеру Лоуренсу. Он-то наверняка, знает.

Айрис покачала головой.

— Я звонила. Он вообще сказал, что не было такой пробирки. Во всяком случае, он, так же как и я впервые сталкивается с чем-то похожим. Завтра я возьму её в школу. Мистер Лоуренс пообещал помочь с идентификацией раствора. Могу сказать точно одно, он очень даже не безопасен.

— То есть? — напряглась Дайан.

Айрис подняла с пола горшок с цветком.

— Это Тико?! — Дайан ужаснулась.

— Он самый, — кивнула девушка. — Я подогрела раствор в ванной. В нагретом состоянии он выделяет газ. И я оставила его там с Тико. Зашла через пять минут… Даже корни потемнели.

— Ты с ума сошла?! — Дайан вскочила с места. — Проводить такое дома! Кто-нибудь пострадал? — Айрис покачала головой. — Не вздумай больше химичить дома.

— Это не всё.

Дайан закатила глаза и взвыла. Она устало потёрла глаза руками. Ну как? Как такой ответственный человек, как Айрис, может так косячить? У неё, то недобор, то перебор. Когда ж будет эта золотая середина?

— Что ещё?

— Я поняла, что газ опасен и решила провести опыт с самим раствором.

Услышав это, Дайан бросилась на Айрис. Но девушка успела вовремя отскочить. Подняв руки, она примирительно сказала:

— Знаю глупо и опасно. Но мне стало интересно. Дайан, пожалуйста, перестань, скрипеть зубами. Никто не пострадал. Честно. Я экспериментировала с волосами. И выяснила кое-что весьма интересное. Ты должна это знать, — она остановилась и посмотрела на подругу. Несколько секунд Дайан молча, уничтожала её взглядом. Затем кивнула, в знак согласия выслушать продолжение. — Сначала я опустила в каплю раствора свой волос. Посмотрела его под микроскопом. Никаких изменений. Затем я подержала волос в нём подольше. Опять ничего. Потом я взяла по волосу у мамы и Натали… — Айрис замолчала.

— Что было с их волосами?

— Ну, сказать, что они рассыпались в моих руках, было бы слишком громко. Но и без микроскопа было видно, что ничего хорошего не произошло. Потом я снова проделала опыт с их волосами. Но получилось то же самое. Я ещё раз взяла свой волос. Никаких изменений. Целый. Потом я вспомнила, что уже больше месяца ношу в сумке резинку Лиз. На моё счастье на ней остался её волос. Я провела опыт с ним. И знаешь, что? Ничего, так же как и с моим, — Айрис улыбнулась. На её лице были восторг и изумление.

— И чему ты радуешься?

— Прости. Просто мне, как учёному это весьма интересно.

— Айрис, — прорычала Дайан.

Девушка сделала виноватое выражение лица. Дайан была права, радоваться нечему.

— Мне нужен твой волос.

— На себе ставить эксперименты, не позволю, — категорично заявила Дайан.

— Пожалуйста. Я ж на волосе, а не на тебе целиком.

Тяжело вздохнув, Дайан оторвала у себя волос и отдала его Айрис. Та села за стол, держа волос, словно хрустальную вазу. Мокнув его в пробирку, Айрис поместила волос под микроскоп.

Дайан стало интересно. Плюс ко всему она ужасно нервничала. А что если её волос так же, как и волосы миссис Роскоф и Натали, превратятся в пыль? И если это будит так, то, что тогда это значит? Треклятая химия!

Даже невооружённым глазом Дайан видела, что волос никак не изменился.

Айрис посмотрела на подругу задумчивым взглядом.

— Ну, что? — взволнованно спросила Дайан.

— Ничего. Так же, как у меня и Лиз.

— Это хорошо или плохо?

— Пока ничего сказать не могу. Но я склоняюсь больше к тому, что это хорошо.

Дайан села на кровать. Неизвестность пугала. Выражение лица Айрис было не лучше. Обе девушки были в замешательстве и напуганы. Оставалась единственная надежда — мистер Лоуренс. Он то, наверняка, поможет. Он знает.

— Кто ещё в курсе? — спросила Дайан.

— Больше никто, — покачала головой Айрис.

— И правильно. Пока всё не узнаем. Никому говорить не будим.

Айрис согласно кивнула. Просидев ещё несколько минут в полнейшей тишине, Дайан засобиралась домой.

Прохладный ветерок хорошо бодрил. Но даже он никак не помог собраться с мыслями. Айрис и раньше чудила с химией. Но так серьёзно впервые. Что-то во всей этой ситуации не давало расслабиться. Казалось, что на бомбе включился таймер и пошёл обратный отсчёт.

За всеми этими пугающе неприятными мыслями Дайан даже не заметила, как оказалась в своей постели. Эмоций для одного дня было более, чем достаточно. Девушку быстро сморил сон.

Даже проснувшись утром, Дайан чувствовала разбитость и усталость. Пришлось выпить кофе, который она не любила. Но и он не принёс облегчения. Лишь оставил после себя неприятный привкус во рту. Сегодня за ней должен был заехать Ян. Дайан с подругами договорилась встретиться во время ленча. Общих занятий до обеда у них не было. Зато в компании Влада и Яна она должна была провести весь день. Что ещё больше добавляло головную боль. Парней необходимо было удержать от драки. Что в данных условиях было непосильной задачей. Влад всё больше переходил черту дозволенного. А терпение Яна становилось всё меньше. К счастью Дайан, Влад сегодня обходился лишь словесными перепалками.

В кафетерии было не многолюдно. Большая часть учеников предпочла, есть на свежем воздухе. Наслаждаясь тёплыми деньками. Поэтому отыскать нужный столик было не трудно. За ним сидела только одна Айрис. На остальных стульях лежали сумки, обозначая, что они заняты.

Дайан села рядом с Айрис. Девушка поставила на стол контейнер с овощным салатом. Открыв крышку, она скептически окинула его взглядом и поморщилась.

— Опять на диете? — спросила Айрис, не отрываясь от книги по химии, которую она читала.

— Да. Скоро соревнования. Я не хочу опять из-за одного лишнего килограмма попасть не в ту весовую категорию.

Нанизав на вилку брокколи, Дайан с большой осторожностью попробовала его. Подавив в себе рвотный позыв, девушка целиком съела то, что было на вилке. Гадость редкостная. Занимаясь каратэ на протяжении двенадцати лет, Дайан так до сих пор и не смогла привыкнуть к овощам. Да и вообще к здоровой пище в целом. Поняв, что если она не отвлечётся, она не осилит салат, Дайан решила завести разговор. Тем более, что тема была.

— Ну, что там по поводу вчерашнего раствора?

— У меня две новости: хорошая и плохая, — отложив книгу, сказала Айрис. — Начну с хорошей. Утром я отдала мистеру Лоуренсу раствор. Как я уже и говорила, он тоже впервые сталкивается с чем-то подобным. Он сказал, что не оставлял такую пробирку. И что ей вообще в принципе взяться неоткуда.

— Но каким-то образом она попала в лабораторию.

— Да. Знаю. Мистер Лоуренс сказал, что постарается выяснить её генез. Так же ему удалось выяснить, что в состав раствора входит пять кристаллических решёток. Одна из них похожа на алмазную, но это не алмаз.

— А остальные четыре?

— Это и есть плохая новость. Он не знает последние четыре. Но он пообещал отправить раствор своему однокурснику. Он работает профессором химии в Калифорнийском Университете.

— В Беркли? — Даже морковь в этом салате была ужасной. Дайан с трудом её проглотила.

— Нет. В Лос-Анджелесе.

— А разве кристаллы бывают в жидком виде?

— Я ни разу такого не видела. Но этот раствор точно состоит их них.

За столик сели Лиз и Кэти. Лиз буйствовала, словно шторм в море. Кэти успокаивающе гладила подруга по плечу.

— Чёртова Лаура, — прошипела Лиз.

— Что случилось? — спросила Айрис.

— Влезла без очереди. А Мартин — идиот. Тоже хорош, пропустил её.

— Ты что, Мартина, не знаешь, что ли? Любовь зла, — сказала Кэти.

Лиз сильно сжала вилку, что держала в руках. Взгляд девушки был прикован к двери в кафетерий. Остальные девушки тоже посмотрели в ту же сторону. Один за другим зашли тройняшки Лопес. Под ручку с Владом шла его девушка — Корнелия. И всё шествие замыкал Кайл. Где-то в стороне раздался противный голос Лауры. Девушка приглашала вновь вошедшую компанию к себе за столик. Кто бы мог подумать, что Сайман сядет так, что бы видеть Лиз.

Чувствуя на себе пристальный взгляд бывшего парня, Лиз ещё сильнее сжала вилку. «Не смотри на меня. Лучше уставься на дуру-Лауру.» — крутилось в голове девушки.

— К вам можно? — Голос новенького был мелодичным, словно песня.

— Конечно, — просияла Лиз.

Она усадила парня рядом с собой, одарив его лёгким поцелуем. Со стороны столика Лауры послышалась возня. Картина была весьма очевидна. Сайман был похож на дикого зверя, которого пытались укротить Влад и Кайл. Получалось у них это пока не очень. Весь столик ходил ходуном. Зато лицо Лиз сияло. Девушка всецело перевела своё внимание на новую игрушку и на бывшего не обращала даже внимания.

Дайан кто-то поцеловал в макушку. На плечо легла чья-то рука. А в нос ударил знакомый парфюм.

— О, блудный жених, — возвестила Лиз.

— И тебе привет, — ответил Ян. — Привет, девчонки. Привет, я Ян, — протянув руку Диего, представился он.

— Привет. А я Диего, — пожал руку новенький.

Будучи парнем Дайан Ян был совершенно другой. Стройный, высокий блондин с задумчивыми голубыми глазами, который всегда был одет, как английский денди. Весь внешний вид парня выражал интеллигентность, воспитанность и спокойствие. Зато Дайан была настоящей бестией. Чёрные волосы, стриженные под каре с густой чёлкой. Голубые лисьи глаза. И спортивная фигура. А также взрывной характер и очень острый язычок. Все, как один, задавались вопросом, как эти двое могут друг с другом уживаться. Но о такой любви как у них мечтали.

Ян сел рядом со своей девушкой. Его взгляд упал на полупустой контейнер с салатом. Ян с жалостью посмотрел на Дайан.

— Не смотри так на меня, — отвернула его лицо рукой она.


Когда эти профессора были нужны они, словно, сквозь землю проваливались. Селеста оббежала всю кафедру химии. Заглянула в каждую аудиторию. Но профессора Гусмана так и не нашла. Оставалось последнее место, где химик мог находиться.

Дверь в кабинет Доминика Гусмана была немного приоткрыта. Селеста постучала в дверь и вошла в кабинет.

— Можно?

Но в кабинете, так же как и везде профессора не оказалось. Она решила, дождаться его здесь. Дверь открыта, значит, Гусман точно сюда придёт.

Что бы скоротать время, Селеста стала изучать книги, что были в книжном шкафу. Но вскоре её внимание привлекла толстая записная книжка в чёрной обложке. Она лежала на столе. Не будучи даже экспертом Селеста точно могла сказать, что обложка была кожаной. Женщина взяла книжку в руки и стала её разглядывать. Кожа была очень приятной на ощупь. Она положила её обратно. Ноутбук Гусмана был включён и на весь экран красовались пять кристаллических решёток. Селеста внимательно присмотрелась к картинке и ахнула. Из пяти кристаллических решёток была подписана только одна. Под остальными стояли знаки вопроса.

— Миссис Олдридж, что вы здесь делаете? — вопрос химика застал Селесту врасплох. Женщина даже отшатнулась в сторону.

— Вас искала, — словно не своим голосом ответила она.

— Вы что-то хотели? — Гусман сел за свой стол и уставился в экран ноутбука.

— Я по поводу одного студента, — тоже не отрываясь от экрана, сказала Селеста. — Август Кук.

— А. Да. Да. Так что с ни не так?

Гусман перевёл взгляд на неё. Хоть и смотрел он на Селесту, но думал явно о своём.

— Он сказал, что вы освобождаете его от моих лекций на ближайший месяц, — она, наконец, перевела взгляд на профессора.

— Да это действительно так. Причём это делаю не я, а деканат. Мы выполняем научную работу, для того чтобы защитить честь нашего университета. Прошу вас отнестись к этому с пониманием. Я всегда считал и до сих пор считаю, что история — один из важных предметов. Человек не может быть образованным, если не знает свою историю. И если бы не обстоятельства, я бы ни за что не просил парня пренебрегать вашими лекциями. Поверьте мне.

— Хорошо. Я вас поняла, мистер Гусман. А что это у вас такое? — Селеста ткнула пальчиком в экран ноутбука.

— Вы про это? Сумбур какой-то. Сегодня днём мне мой однокурсник прислал это. И попросил выяснить, что это такое.

Гусман вытащил из ящика в столе пробирку со светло-лазурной жидкостью. Увидев её, Селеста почувствовала, как её сначала бросило в жар, а затем в холод. Во рту пересохло. Язык, казался большим и неповоротливым.

— А откуда это у вашего однокурсника?

— Он работает учителем химии в старшей школе Беверли-Хиллз. Ему этот раствор передала его ученица. Девушка говорит, что нашла его в штативе с остальными пробирками. Но и он, и она утверждают, что понятия не имеют, откуда взялась эта пробирка. Гарольд даже сказал, что из-за этого раствора произошёл небольшой взрыв. Ему удалось определить только одну из пяти кристаллических решёток — алмазную. Впрочем, и мне тоже. Хотя, она не абсолютно идентична алмазу. Как видите, мне удалось воспроизвести кристаллические решётки. Но я так и не смог их идентифицировать. Загадка науки, — вздохнул Гусман.

— И что вы намерены делать?

— Ничего, — химик пожал плечами. — Отошлю раствор обратно. Пусть Гарольд сам разбирается. Мне сейчас не до этого, — он встал и подошёл к полкам с книгами. — Мне надо честь университета защищать.

Попрощавшись с профессором, Селеста, словно, ошпаренная вылетела из его кабинета. Откуда у старшеклассницы из Беверли-Хиллз мог оказаться раствор solvator? Каким образом он к ней попал? Не уж-то их нашёл кто-то раньше её? Возможно, эта девушка, одна из тех, кого она и скала. Или хотя бы как-то связана с теми, кого она ищет. И если да, то кто нашёл их раньше? Нужно срочно всё проверить.


День выдался весьма суматошным. Айрис с самого утра бегала, словно, заведённая. Столько дел и всё сегодня. К концу уроков девушка еле волочила ноги. Добил её и тот факт, что волосы Кэти, тоже превратился в пепел. По сути, как и у всех остальных. Кроме её волос, Дайан и Лиз. Перед тем как отдать пробирку мистеру Лоуренсу, она несколько капель поместила на предметное стекло.

Перед последним уроком от учителя пришло сообщения, о том, что он ждёт её после занятий в лаборатории.

Не вписавшись в очередной поворот, Айрис в кого-то врезалась. Потирая ушибленный лоб, она отступила на пару шагов назад. При виде того, в кого она врезалась, дыхание девушки перехватило.

Алекс держался за грудину. Лоб Айрис пришёлся как раз туда.

— Куда-то спешишь? — спросил он.

— Да. К мистеру Лоуренсу.

— Ясно. Айрис, я вот что хотел у тебя спросить. Ты в научной выставке в этом году участвовать будишь?

— Да. А что?

— У меня есть предложение. Может, объединимся и сделаем один проект?

Внутри девушки всё перевернулось. Сердце билось о грудную клетку, пытаясь вырваться из неё. Вполне, возможно, это первый шаг к чему-то более высокому? Не раздумывая, Айрис согласилась. Усталость, как рукой сняло. Захотелось петь. То, что произошло позавчера, девушке уже, не казалось, чем-то таким страшным.

Когда Айрис зашла в лабораторию, мистер Лоуренс уже был на месте. Мужчина был чем-то не то рассержен, не то расстроен. Айрис села рядом с ним.

— Хорошо, что ты пришла, — сказал он.

— Что-то удалось узнать? — с надеждой в голосе спросила она.

Учитель пододвинул ей штатив с единственной пробиркой. С той самой.

— Как я уже говорил, в состав этого раствора входит пять кристаллических решёток. Каким-то образом их удалось сделать жидкими. Не спрашивай, сам не знаю, каким.

Мистер Лоуренс вытащил из кармана сложенный лист и протянул его Айрис. Развернув его, девушка увидела пять кристаллических решёток. Такие решётки Айрис видела впервые. Кроме алмазной.

— И что теперь?

— Не знаю, — пожал плечами учитель. — В любом случае нам ничего выяснить не удалось. Мой тебе совет избавься от раствора и забудь об этом.

— Но…

— Поверь мне, так будит лучше. Меньше вероятность того, что кто-нибудь ещё пострадает. А тебе, Дайан и Элизабет нужно пройти медосмотр. Мало ли.

— Тогда хотя бы скажите мне, откуда она взялась?

Мистер Лоуренс вздохнул.

— Увы, но и на этот вопрос я не дам тебе ответа. Первые занятия я провёл только вчера. Кроме меня, тебя и уборщицы здесь больше никого не было. Конечно, Элизабет и Дайан…

— Нет, они не могли. Они даже не подходили к столу.

— Тогда больше вариантов нет. Сделай так, как я тебя прошу — избавься от пробирки. Нам всё равно ничего не удастся выяснить, — взмолился мистер Лоуренс.

Не сказав ни слова, Айрис забрала пробирку и ушла домой.

Перешагнув порог дома, она почувствовала, как подступают слёзы. В горле застрял ком. Стало очень обидно, что столько усилий пропало зря.

В доме девушке стало душно. Она вышла на задний двор. Небо заволокли тяжёлые свинцовые тучи. Вот-вот должен был начаться дождь.

Под большим деревом стояла лопата и ещё несколько инструментов для садоводов. Её мать недавно поправляла кусты с розами и не успела убрать за собой инструменты. Идея, как избавиться от пробирки пришла сразу.

Поднявшись к себе в комнату, Айрис нашла старую жестяную шкатулку. Девушка положила туда пробирку, убедившись в том, что она плотно закрыта. Затем обмотала шкатулку в несколько слоёв скотча. Когда Айрис снова вышла во двор, уже начался дождик. Вырыв небольшую, но глубокую ямку под тем самым деревом, она положила в неё шкатулку и закопала. После проделанной работы девушка вернулась к себе в комнату. Закутавшись в одеяло, она даже не заметила, как успела уснуть.

Глава III Началось

— Девочки, мы сегодня хорошо поработали, — радостно тряся пакетами, сказала Лиз.

— Разве шопинг это работа? — спросила Дайан.

— Конечно. Всегда выглядеть хорошо это тоже труд.

Занятия сегодня закончились раньше обычного. Учитель физики неожиданно заболел. Решив, не терять времени даром. Девочки занялись обновлением гардеробов. Тем более, что в бутике Версаче появилась новая осенне-зимняя коллекция. Дайан ну никак не могла пропустить это событие.

Выйдя из торгового центра, девочки посмотрели по сторонам. День выдался солнечным и погожим. Дождей в ближайшее время не намечалось. Осень только начала вступать в свои права. Ветерок был тёплым. На удивлении на улице было довольно тихо. Мимо проносились единичные машины. В целом движение создавали люди.

— Ну, что пешком или на такси? — спросила Кэти.

Ласточка Лиз не завелась ещё утром. Рассеянная девушка забыла её заправить. Поэтому передвигаться приходилось либо пешком, либо на такси.

— Мне торопиться некуда, — подавив зевок, сказала Айрис.

— Я тоже никуда не спешу. Предлагаю через парк, — сказала Дайан.

— Предложение принято, — улыбнулась Кэти.

Единственные звуки, наполнявшие парк были птичье пение, да шелест крон деревьев. На удивление там было совсем безлюдно. Но увлеченные разговором, девочки даже не заметили своего одиночества.

Внезапно с одной из веток что-то слетело и ударило Кэти по голове. Девушка без сознания рухнула наземь. Перепуганные до ужаса, к ней подскочили остальные.

— Кэти! Кэти! — тормошила девушку Дайан.

— Она жива? — спросила перепуганная Лиз.

Айрис стала оглядываться по сторонам, в поисках того, что могло нанести такой удар. Предмет должен быть маленьким, но увесистым.

— Я звоню в скорую. — Лиз достала телефон и начала набирать нужный номер. Но из-за дрожащих пальцев это у неё никак не получалось.

— Пойду, позову кого-нибудь на помощь, — сказала Айрис.

Когда Айрис уже удалилась от места происшествия, за одним из деревьев мелькнула тень.

— Айрис? — позвала Дайан.

Девушка встала с колен. Ей совсем не нравилось то, что здесь происходит. Дайан хмурилась. Она вглядывалась меж деревьев. Но ничего не видела. Внезапно, Дайан почувствовала, как кто-то врезался ей в спину. Это была Лиз.

— Что это? — прошептала она.

Девушка неотрывно, смотрела на чёрную фигуру, вышедшею из-за дерева. Фигура имела мужское телосложение. Она была полностью чёрной, в том числе и лицо. Не было видно ни глаз, ни рта, ни носа. Лучи солнца отражались от существа, словно от зеркала. Его поверхность напоминала идеально отполированную машину или лакированную мебель, когда в доме уборкой занималась Мари Дейман.

Вслед за ней из-за деревьев вышло ещё четыре такие же фигуры. Они напоминали людей. Но это точно были не люди. Отдалённо их можно было назвать ниндзями. Это единственное описание, под которое хоть как-то подходили фигуры.

Выбежав к главному проходу, Айрис оглянулась по сторонам. Вокруг была, лишь тишина. Ни единой живой души. Не считая птиц. Пометавшись из стороны в строну, девушка вернулась обратно. То, что предстало перед её глазами, повергло её в шок.

Трое мужчин, одетых полностью в чёрное, напали на Дайан. Девушка еле успевала от них отбиваться, изредка нанося удары им. Но всё же её положение было куда лучше, чем у Лиз. Девушка висела в воздухе и дрыгала ногами. Четвёртая фигура в чёрном усердно пыталась задушить её. Судя по тому, что лицо Лиз постепенно переходило из красного в синее, результат был не за горами. Последняя пятая фигура стояла возле Кэти и как бы за всем наблюдала. Девушку, возможно, спасал тот факт, что она была без сознания.

Тряхнув головой, Айрис кое-как пришла в себя. Она судорожно бегала взглядом по окружающей среде, пытаясь найти, хоть что-то, что можно было использовать как оружие. На глаза попалась почти отломанная ветка. Она была не длинной, но толстой. Из неё выйдет не плохая дубинка.

Сломав ветку до конца, девушка кинулась с ней на душителя Лиз. Но в паре шагов от цели Айрис схватили за воротник кофты и откинули в соседнее дерево. Удар был сильным. От боли она согнулась пополам. Но незнакомцу в чёрном этого показалось мало. Он быстрыми шагами подошёл к Айрис и, схватив её за руку, резко дёрнул на себя. В руке сначала что-то хрустнуло, а затем появилась резкая боль.

Дайан почувствовала, что начала выдыхаться. Их было больше. И были они куда сильнее, чем она. Не смотря на то, что Дайан не пропустила ни одного их удара, ей это стоило больших усилий. Краем глаза девушка заметила, что Лиз перестала двигаться и закатила глаза. И из-за этого пропустила один из ударов. Применив подряд несколько прямых ударов, Дайан удалось выйти из образовавшегося вокруг неё треугольника. На душителе Лиз она применила усиленный удар по среднему уровню двумя руками. Лиз рухнула на землю, хватая ртом воздух, словно рыба на суше. Положение Дайан усугубилось. Теперь на неё нападало четверо.

Когда голова Лиз перестала кружиться, а взгляд удалось сфокусировать, девушка встала. Она ватными ногами добралась до сломанной ветки. Схватив её, она направилась к Дайан. Что есть мочи Лиз стала колотить веткой по всем четырём фигурам в чёрном.

Айрис вскрикнула. Её руку выворачивали так, словно, она сделана из пластилина. Вовремя подоспевшая Дайан, нанесла обидчику Айрис сильный удар в нижнюю челюсть. От чего, тот даже пошатнулся.

Лиз уже заносила ветку для новых ударов, когда нападавшие испарились в воздухе. Она непонимающе смотрела на то место, где ещё секунду назад стояли пять чёрных фигур. Девушка пару раз рассекла веткой воздух. Убедившись, что никого нет, все три девушки сели на землю. Места зарождающихся синяком болели и пульсировали. Дыхание всё никак приходило в норму.

Кэти пришла в себя от лёгкого похлопывания по щеке. Девушка кое-как села. Затылок пульсировал. Было ощущение, что её ударили по голове кирпичом. Щуря глаза от яркого солнца, она посмотрела по сторонам. На неё с беспокойством смотрели подруги.

— Ты как? — спросила Айрис.

— Да, вроде, нормально, — потирая затылок, ответила Кэти.

Взгляд Кэти привлёк платок, что был повязан вокруг шеи Лиз. Девушка только сегодня его купила. К тому же он совершенно не подходил под наряд Лиз ни по цветовой гамме, ни по фасону. Она ни за что бы его сейчас не надела.

— Лиз, а ты зачем платок на шею повязала?

— Шея замёрзла. Боюсь, горло простудить.

— Ясно.

Кэти внимательно посмотрела на подруг. Были они все какие-то потрёпанные. Лица у всех троих были уставшими и болезненными. Да, и ещё левая рука Айрис была немного припухшей. Словно, её вывихнули.

— Всё в порядке? — настороженно спросила Кэти.

— Да, — соврали все трое.


Лиз сидела возле зеркала и наносила уже пятый слой тонального крема на шею. Но синяки замазать так и не удавалось. Они были синими и очень болели. Всякий раз, когда в голове всплывала картина, как её душат, Лиз начинала задыхаться.

Оставив, бесплодные попытки скрыть синяки, она одела водолазку. Натянув её горло, почти до самых ушей. Уставшая девушка села на кровать. Её одолевали сомнения, правильно ли они сделали, что никому ничего не рассказали? Не сговариваясь, они сначала соврали Кэти. А после и вовсе договорились, никому ничего не говорить. Почему? Лиз не могла дать ответ на этот вопрос. Просто это, казалось, правильным.

Девушка аккуратно потёрла шею. В дверь постучали. Между дверным косяком и дверью появилась голова тёти Хелен.

— Тебе Айрис звонит. Возьми трубку.

После этих слов она опять закрыла дверь. Лиз дождалась, когда шаги на лестнице стихнут, а затем подняла трубку.

— Да? — немного хриплым голосом сказала она.

— Привет, — послышался на том конце провода голос Айрис. — Ты как?

Лиз устало повалилась на кровать.

— В целом нормально. Шея болит. Тональник синяки не берёт. А ты как? Как рука?

— Хорошо, что папа приехал. Он сказал, что вывих и вправил мне его. Вот теперь хожу с подвязанной к шее рукой, — усмехнулась Айрис.

Лиз тоже улыбнулась.

— Он не спрашивал, где ты её вывихнула?

— Конечно, спросил.

— И что ты ответила?

— Сказала, что упала.

— Значит, соврала, — это было скорее утверждение, чем вопрос.

— Да, — грустно сказала Айрис. Ей самой было не по себе от того, что она врала. — А ты что сказала?

— Ничего. Ни мама, ни тётя Хелен синяков не видели. Я сейчас в водолазке. Слушай, может зря мы никому ничего не рассказали?

Наступила тишина. На том конце провода не отвечали.

— Алло, Айрис, ты тут? — забеспокоилась Лиз.

— Да, я тут. Просто, думала, что тебе ответить. Не знаю. Возможно, ты права.

Лиз села на кровати.

— Почему мы врём?

— Не знаю, — Айрис вздохнула. — Но меня больше интересует другой вопрос, кто они и что им нужно?

— Я не знаю. Они ничего не говорили. Просто взяли и напали.

Снова повисла тишина.

— Знаешь, что мы сделаем? — через несколько секунд сказала Лиз.

— Что?

— Давай, договоримся, что, если нападение повториться ещё раз, мы всё расскажем.

— И даже пойдём в полицию, — предложила Айрис.

— Да. Значит, согласна?

— Да. Только надо Дайан об этом сказать.

— Я ей сейчас позвоню.

— Нет, не надо. Она сейчас вместе с Яном делает уроки. Пусть побудут немного вместе.

— Ладно. Ты права. Я тогда ей утром отзвонюсь. Какие планы на выходные?

— Генеральная уборка.

— А как же больная рука? И как, кстати, твоя мама на это отреагировала?

— Мы втроём кое-как её убедили, что это всего лишь вывих, а не рак в третьей стадии. Сказала, что найдёт для меня работу, где нужна всего одна рука. А у тебя какие планы?

— Я все выходные проведу с Диего. В субботу идём на пляж. А в воскресенье в клуб. Кэти с Робом едут загород, к бабушке Жизель. Дайан, наверное, как обычно, с Яном.

— Да, уж. Значит, не увидимся. Ладно, давай до понедельника. И не забудь заправить Ласточку.

— Есть, капитан, — Лиз приложила руку к голове, как делают это военные и полицейские.

В телефоне послышались короткие гудки. Лиз отбросила телефон на край кровати и плюхнулась на подушки. Засунув руку под одну из них, она нащупала сотовый телефон. В нём было больше десятки пропущенных звонков и сообщений от Диего. У девушки не было никакого настроения разговаривать с бойфрендом. А потому она просто отключила телефон. Лиз так захотелось кого-нибудь обнять.

— Принцесса, — позвала она.

Тишина.

— Принцесса, — уже более настойчиво позвала Лиз.

Опять тишина. Девушка поднялась на локтях и обвела комнату взглядом. В, стоящей возле зеркала, белой плетёной корзинке с красной подушечкой никого не было. Лиз тяжело вздохнула и снова упала на подушки.

— Наверное, она на кухне, — негромко сказала она.

Кое-как заставив себя подняться, Лиз спустилась вниз. Первый этаж дома был наполнен различными звуками и запахами. Тут кипела не только жизнь, но и что-то на плите.

— Ой, а ты чего в водолазке? — удивилась тётя Хелен.

Женщина ела морковку, что стащила прямо из под ножа сестры. Вообще пройти мимо кухни спокойно, когда Мари готовила, Хелен не могла. Ей нужно было обязательно что-нибудь своровать. И не важно, что это будет котлета или какой-нибудь овощ.

— Я замёрзла, — соврала Лиз.

— Мари, включай обогреватель. Ребёнок замёрз.

Из кухни вышла мама Лиз. На ней был надет фартук, а в руках она держала кухонное полотенце. Женщина сощурила глаза и посмотрела на дочь.

— На тебя это не похоже. Ты никогда не болеешь в выходные, — сказала Мари, отбирая у сестры морковку.

Хелен собиралась только возмутиться, но тут же передумала. На плите стояла сковорода, в которой скворчали грибы. От них исходил такой манящий запах. Хелен хищно облизнулась и вооружившись вилкой, она направилась к плите.

— Я? Я не болею. Просто, немного замёрзла. Вот и всё. А где Принцесса?

— На кухне. Вылакала последнюю пачку молока. Завтра опять в магазин, — уже чуть тише сказала Мари. Она тяжело вздохнула.

Вид у Мари был весьма уставшим. Эта неделя для неё выдалась очень суматошной. А эта пятница одной из самых трудных. Даже завтра, выходной день был у неё наполовину рабочим. Назначенная операция была весьма непростой. Но вид Хелен втихаря поедающей грибы, вмиг привёл Мари в активность.

— Хелен Адель Ричардс, вон из кухни! — Мари быстрыми шагами снова ушла обратно.

Лиз тихо засмеялась. Перепалки мамы и тёти на этой почве всегда были интересными и смешными. Не каждый день увидишь, как тридцатидевятилетняя женщина с кухонный полотенцем по всему дому гоняется за тридцатидвухлетней женщиной.

Об ногу Лиз кто-то потёрся. Белая, очень пушистая, почти игрушечная кошечка с зелёными глазками, преданно смотрела на свою хозяйку. Лиз присела на корточки. Поглаживая Принцессу, она сказала:

— А я уже тебя обыскалась.

Принцесса с радостью запрыгнула на руки своей хозяйки и довольно заурчала.

Из кухни сначала вылетела Хелен, а вдогонку за ней летело, то самое полотенце, что до этого держала Мари. Полотенце так и не долетело до своего места назначения. Оно ударилось об стену и упало на пол. В то время как сама Хелен уже спокойно лежала на диване и смотрела телевизор.

— У тебя какие планы на завтра? — спросила дочь Мари, выходя из кухни.

— Мы с Диего завтра идём на пляж, а в воскресенье в клуб.

Мари нахмурилась. Очередной новый ухажёр дочери. Нет, ей не не нравился Диего. Скорее парень вообще не вызывал у неё какие-либо эмоции. Просто, человек, который знает свою дочь, как облупленную, Мари знала точно — срок годности у этого парня не велик. И она этого не одобряла. Принц должен был быть один и на всю жизнь. А раз принцев много, то это уже не принцы, а пажи.

— Хелен, завтра ты стираешь и гладишь, — вынесла свой вердикт Мари.

От услышанного Хелен даже с дивана вскочила.

— Что?! Нет!

— Да. Лиз завтра дома не будет. Я полдня на работе буду. А ты всё равно будешь валяться на диване, смотреть телевизор и поглощать мороженое.

Хелен взвыла. Да так, что бедная Принцесса сбежала с рук Лиз. И от испуга в два прыжка оказалась на втором этаже.


Зачастую люди выходных ждут, словно манну небесную. Жаль, что ожидания не всегда оправдываются. Ни на пляж, ни в клуб Лиз с Диего так и не попали. Парень съел мороженое с грецкими орехами. И все выходные провёл в больнице, избавляясь от последствий аллергии. Вместе с ним уикенд в больнице провела и Лиз. Выходные бедной Кэти прошли ещё хуже. Девушка от скуки лезла на дерево. Что бы побыть вдвоём, Роб и Жизель скинули её бабушке Жизель. И всё бы ничего, если бы жизненная позиция мадам Вальер не основывалась на том, что любая особа женского пола должна уметь вязать. Кэти несколько раз предпринимала попытки сбежать. Но все они безжалостно были пресечены братом. Генеральная уборка в доме Роскоф продолжалась на протяжении двух дней. Чистилось абсолютно всё, что попадалось на глаза. Единственные, кто остались довольны выходными были Дайан и Ян. Отложив дела на будни, они просто отдыхали, проводя время вдвоём. Нагоняя упущенное лето.

Но, как известно, всё в это жизни циклично. И вслед за выходными обязательно придут будни.

Учебный день медленно близился к концу. У всех осталось по последнему уроку. В школе было слишком душно, поэтому Ян с Дайан разместились во дворе школы, возле фонтана. Они прихватили с собой учебники по физике, что бы разобрать сегодняшнюю тему.

Ян на протяжении нескольких минут смотрел напротив него сидевшую Дайан. Взгляд у девушки был отстранённым. Она полностью погрузилась в свои мысли и совершенно не замечала окружающего. Ян убрал учебник и пересел к возлюбленной.

— Дайан, а корень из жирафа будит, равен кенгуру? — Он всегда прибегал к подобным шуточкам, что бы развеселить Дайан.

— Угу, — машинально кивнула девушка. — Что? — поворачиваясь к нему, спросила она.

— Что-то случилось? — с беспокойством спросил Ян.

— Нет, всё в порядке. С чего ты взял?

— Ты какая-то отстранённая сегодня. Дайан, ты же знаешь, что мне можно всё рассказать и…

— Я знаю. Всё в порядке. Честно, — улыбнулась она.

На школьную стоянку влетел серебристый Мерседес.

Ян прищурившись, спросил:

— Это, разве, не машина Роба?

— Его.

Из машины вышел накаченный парень. На вид ему было не больше двадцати пяти. Шатен. Его длинный волос был собран в низкий хвост. Зелёные глаза метали искры. Даже на расстоянии можно было точно сказать, что Роберт Андерсен вне себя от злости. Он буквально бегом направился к главному входу. Тяжёлые массивные двери громко хлопнули за ним.

— Он очень зол, — глядя на только что закрывшиеся двери, сказал Ян. — Я знаю всего одного человека, способного довести его до такого состояния. — А затем секунду спустя парень с хмурым видом добавил, — Кэти опять что-то натворила.

— Однозначно, — согласилась Дайан. — Его, скорее всего миссис Хадсон вызвала.

Девушка резко вскочила со скамейки и направилась в сторону входа.

— Ты куда? — спросил Ян.

Дайан развернулась.

— К директрисе. Куда ж ещё?

— Нас к ней не пустят, — собирая учебники, сказал он.

— Ну и что? Хотя бы в приёмной будем.

Дайан снова развернулась и быстрыми шагами пошла в школу. Парень последовал за ней. Отговаривать её было бесполезно. «Один за всех и все за одного» — девиз не только мушкетёров, но и этих закадычных подруг. Кто бы ни был виноват, в итоге получала вся четвёрка. Ну и Ян зачастую тоже, если находился где-то рядом.

Когда они вошли в приёмную директрисы, там уже сидела Айрис. Девушка закинула ногу на ногу и отстукивала барабанную дробь на стуле, на котором сидела. Она мрачно посмотрела на Яна и Дайан, а затем снова уставилась на дверь. На двери висела золотая табличка с чёрными буквами. Надпись гласила следующее: «Директор Стейси-Энн Хадсон».

Ян уже хотел обратиться к секретарше миссис Хадсон, но её не оказалось, на месте. Дайан сначала посмотрела на дверь с табличкой, а затем на Айрис. Было слишком тихо. Возмущённые крики Роба, как обычно не разносились по всей приёмной и за её пределами. Что было весьма странным. Старший брат Кэти никогда не являл собой образец сдержанности. Особенно, когда речь заходила о выходках младшей Андерсен.

— Что случилось? — наконец спросила Дайан.

Айрис глубоко вздохнула и махнула рукой. Кэти всегда относилась к тому типу людей, жизнь с которыми была сравнима с жизнью на вулкане. Никогда не знаешь, когда, где, а главное, по какому поводу начнётся извержение.

— Айрис, — настойчиво сказала Дайан.

— Это я во всём виновата. Ну, зачем я сказала, что мясо сегодня имеет какой-то другой вкус? Вот она в столовой и устроила бунт, что в рагу используют оленье мясо.

Айрис закрыла лицо руками. Дайан с Яном непонимающе переглянулись.

— Оленье мясо? — удивился парень. — Но откуда оно?

— Не знаю, — пожала плечами Айрис. — Помните в прошлом году, в школьной газете была статья, что поварихи в нашем кафетерии безжалостные убийцы Бемби?

— Но ведь её опровергли. И автора заставили писать статью с извинениями, — сказала Дайан.

— Извинения, может, и написали, но школьный Гринпис до сих пор в это верит.

Дайан вопросительно посмотрела на подругу.

— Ты сказала, митинг. Кто в нём ещё участвовал?

— Общество Гринпис из параллельного класса.

— Но там только Кэти, — Ян пальцем указал на дверь директрисы.

Айрис устало кивнула головой. Дайан с Яном расположились на стульях с обеих сторон от девушки.

— А директриса как узнала? И почему там одна Кэти? — спросил парень.

— Повариха сказала, — ответила Айрис.

О «дружеских» отношениях между Кэти и главной поварихи школы знали все. Девушка её постоянно обвиняла в халатном отношении к своей работе. И вообще всегда заявляла, что та на школьной кухни химичит так же, как Айрис в химической лаборатории. И все свои догадки Кэти печатала в школьной газете. Чем не раз подмачивала репутацию школьного кафетерия.

В приёмную ворвалась Лиз. Девушка была взмыленная и запыхавшаяся. Более или менее восстановив дыхание, Лиз села на стул, рядом с Яном.

— Я всё знаю, — сказала Лиз, сделав глубокий вдох. — Страшнотская почта Лауры сработала. Цитирую: «Надеюсь, на этот раз её заберут в колонию для малолетних преступников.» — При этом девушка старалась, как можно страшнее и нелепее, передразнить свою соперницу. И у неё это вполне неплохо получалось.

Когда дверь открылась, все четверо вмиг уставились на вышедшего. Эта, оказалась, секретарша миссис Хадсон. Женщина в руках держала личное дело. Её серые, невзрачные волосы торчали больше обычного. Почти большая часть из них выбилась из пучка, что она каждый день сооружала на своей голове.

Поправив очки, женщина грустно посмотрела на сидевшую перед ней компанию и грустно покачала головой.

— Что всё так плохо? — спросила Лиз.

— Очень, — ответила секретарша, садясь за свой стол. Затем она открыла дело, взяла чистый лист бумаги и что-то на нём застрочила.

Ян ближе всего сидел к столу секретаря. Дайан взглядом указала ему на дело. Кивнув головой, он встал с места и несколько раз прошёл мимо стола Мышки. (Мышка — негласное прозвище секретарши миссис Хадсон, которое она получила за свой цвет волос). Ян как можно сильнее вытягивал шею, что бы рассмотреть содержимое папки. Фотографию на первой странице он узнает и в темноте. Он снова сел на место.

— Это дело Кэти, — зашептал Ян. — Делается новая запись.

Все три девушки хором горестно вздохнули. Школьное личное дело Кэти было сравнимо, разве, что с медицинской карточкой Джеки Чана. Девушка была активисткой и постоянно боролась за чьи-либо права. Казалось, в Лос-Анджелесе не осталось ни одного общества по борьбе за чьи-нибудь права, в котором Кэти не состояла. Её приводы в кабинет директора были чаще, чем у самых отпетых хулиганов. За всю историю всех трёх школ Беверли-Хиллз её отстраняли от занятий больше всех. Директриса терпела Кэти только по двум причинам. Причина номер один: Роб, старший брат Кэти, был когда-то её учеником и гордостью школы. И причина номер два: вся школьная газета, держалась на девушке. Это именно она всегда находила интересные статьи. Как журналист девушка могла дать фору любому профессионалу. Ну, и не стоит забывать, что флейтой Кэти владела так же виртуозно, как и писательским пером.

Дверь снова открылась и на пороге появилась тучная, темнокожая женщина. У неё был суровый и жёсткий взгляд. А выражение лица каменным. При виде всей четвёрки она сощурила глаза, но ничего не сказала. Отойдя в сторону, миссис Хадсон пропустила повариху. Не удостоив никого из учеников взглядом, работница общепита покинула приёмную, переваливаясь с ноги на ногу, словно, медведь. Повариха была раза в два толще миссис Хадсон. И имела характер раз в двадцать хуже, чем у Лауры. Судя по её довольному выражению лица, Кэти весьма неплохо досталось.

Следом за поварихой из кабинета вышли Кэти и Роб. Лицо парня всё было красное от злости. Лицо же самой Кэти было недовольным. Она искренне считала, что её опять наказали ни за что.

— Роб, — начала Айрис, но парень тут же прервал её.

— Не надо, Айрис. Никаких оправданий. — Затем он повернулся к сестре и строго сказал. — Никакого сотового телефона, компьютера, телевизора и всего остального чуда техники. Никакого шопинга и прогулок. Только школа и дом. Отвозить и привозить буду сам. И отныне ленчи буду готовить тебе либо я, либо Жизель. Всё понятно?

— Но… — хотела возразить Кэти.

— Всё понятно? — повысив тон, переспросил парень.

Девушка кивнула головой. Спорить с братом было бесполезно.

— Прощайся с ребятами. Мы едим домой.

Кэти по очереди всех обняла. А затем с понурым видом пошла за братом. После того, как Роб с Кэти покинули приёмную, миссис Хадсон перевела взгляд на оставшуюся компанию.

— А вы чего здесь стоите? И так уже пропустили больше половины урока. Быстро в классы. — Когда ребята уже почти вышли из приёмной, директриса их снова окликнула. — Айрис, Дайан и Ян, после урока подойдите к мисс Энит. Она вас ждёт.

— А я? — спросила Лиз.

Миссис Хадсон вопросительно посмотрела на девушку. После чего сказала:

— А ты домой.

Дайан, Айрис и Ян переглянулись. Зачем они понадобились новой учительнице? Договорившись встретиться возле кабинета математики, Айрис и Ян ушли на французский язык. Лиз уже тоже направилась в класс рисования, когда её окликнула Дайан. Девушка попросила Лиз подождать её после урока возле фонтана.

Последний урок прошёл на одном дыхании. Когда ребята вошли в класс математики, там уже сидели Кайл, Алекс и Влад. При виде заклятого врага, Дайан закатила глаза. Влад лишь усмехнулся.

Айрис сделала глубокий вдох, перед тем, как сесть. К счастью между девушкой и Алексом сидел Кайл. Но даже это расстояние было слишком близким. Сердце с каждым ударом увеличивало темп работы.

— Я смотрю все на месте, — сказала мисс Энит, заходя в класс.

Она вытащила какие-то листы из стола и раздала сидящим ученикам. Математик оперлась на свой стол, выжидающе смотря на своих учеников.

На листках оказалась пятничная мини-контрольная. Все работы были проверены. И на всех стояла оценка отлично. Ребята непонимающе переглянулись между собой.

— Вы могли бы нам это показать и на следующем уроке, — сказал Кайл.

Мисс Энит кивнула головой.

— Вообще-то это не просто контрольная. Помните, я вам говорила об олимпиаде. — Дождавшись утвердительных кивков, учительница продолжила. — Это и есть та самая контрольная, которая мне помогла определить лучших.

— Я так понимаю это мы, — сказал Влад.

— Тоже мне Эйнштейн, — прошептала Дайан, но Владу этого хватило, что бы услышать. Он одарил девушку испепеляющим взглядом. После чего посмотрел на Яна. Взгляд бойфренда Дайан был не менее смертельным.

— Но ведь место всего одно, — сказала Айрис.

— А я и не собираюсь задействовать вас всех шестерых. Одного. От силы двух, — улыбнулась мисс Энит.

— И как теперь быть? — спросил Ян.

— Всё очень просто. Кто хочет?

В глоссе математика было столько оптимизма. Жаль, что её ученики не разделяли его. Видя их лица, мисс Энит и сама перестала улыбаться.

— Ну же. Давайте. Будет весело. — И снова её оптимизм никто не разделил. — Ладно. Пойдём по-другому, — вздохнула учительница. — Кайл?

— Что? Я? Нет, я не могу. Я один из ведущих актёров школьного театра. Да, и вообще член школьного совета. Нет, я не могу.

Парень постарался как можно печальнее сделать лицо. Но получилось у него не очень.

— Влад?

Лопес откинулся на спинку стула и запрокинул руки за голову. А затем со скучающим видом сказал:

— Я всё-таки человек больше физической, нежели умственной деятельности.

— Понятно, — вздохнула мисс Энит. — Ян? А ты?

— Не обижайтесь. Но я после школы поступаю в Оксфорд и поэтому постоянно готовлюсь. У меня каждый день на счету. Простите.

— Алекс, чем ты аргументируешь свой отказ?

— Вы хороший психолог, — улыбнулся парень.

— Я по вашим лицам вижу. Для этого и психологом не надо быть. Так почему нет?

— По двум причинам. Я участвую в научной выставке. И вторая — я на физике.

— Дайан? — жалобно протянула мисс Энит.

Девушка всплеснула руками. С одной стороны ей было очень жаль новую учительницу. Но с другой стороны ей совершенно не хотелось этим заниматься. Что соврать Дайан так и не придумала. Поэтому решила говорить правду.

— Я не придумала отмазку. Не знаю. Возможно. Мне надо подумать.

— А я согласна, — подняла руку Айрис.

Одноклассники на неё удивлённо посмотрели. Глаза мисс Энит заблестели. На губах появилась широченная улыбка. Захлопав в ладоши, она записала имя девушки в заранее подготовленный листок.

— С чего вдруг? — спросила шёпотом Дайан.

— А почему бы нет? С химией я всё равно завязала. Хочу что-нибудь новое попробовать.

— Дайан, я тебя записываю, как запасной вариант, — не отрывая взгляд от листка, сказала мисс Энит.

— Что? Нет, не надо, — девушка вскочила с места.

Где-то слева раздалось тихий смех Влада. Парень ликовал. Ян кинул в его сторону очередной уничтожающий взгляд. Но Влад лишь демонстративно отвернулся.

— Поздно. Я тебя уже записала, — поставив жирную точку, сказала мисс Энит. — Всё. Можете быть все свободны. Айрис, завтра всё обсудим.

Девушка кивнула и вышла из кабинета первой. Дайан остановила её.

— Подожди секунду. Я сейчас.

Дайан отошла с Яном в сторону. Она что-то ему говорила. Судя по выражению лица парня, он был не доволен тем, что она ему сказала. Айрис засмотрелась на них и даже не заметила, как к ней подошёл Алекс.

— Айрис, — позвал он её.

Девушка повернулась к нему.

— Да?

— Ты будешь заниматься проектом?

Даже если в расписании Айрис окажется свободной только ночь, она ни за что не откажется от совместного проекта с Алексом.

— Конечно, да. Мы же договорились.

— Отлично. Я подобрал список наиболее интересных тем. Завтра можем уже выбрать.

Он кивнул Айрис на прощание головой и вместе с Кайлом и Владом ушёл. Спустя секунду, к девушке подошла Дайан. Схватив Айрис за руку, она потащила её в сторону дверей, ведущих во двор школы.

— Куда мы?

— К фонтану.

— А как же Ян?

— Он ушёл домой. Нас Лиз ждёт.

Как Дайан и говорила, их возле фонтана ждала Лиз.

— Девочки, у меня плохие новости, — сказала Дайан.

Айрис и Лиз переглянулись, а затем с беспокойством посмотрели на подругу.

— Что случилось? — встревожено спросила Лиз.

— Помните серёжки, что достались мне от мамы? — спросила Дайан.

— Из белого золота с брильянтами, в виде капелек? Конечно, помним, — ответила Айрис.

— Я одну из них в пятницу в парке во время драки потеряла.

Услышав про парк, Лиз села на рядом стоящую скамейку. Выражение лица девушки перешло из обеспокоенного в недовольное. Она точно знала, к чему клонит Дайан. Ладони вспотели. Лиз нервно прикусила губу.

— Я туда больше без американской армии не сунусь, — отчеканила она.

— Подожди, Дайан. Ты точно уверена, что потеряла серёжку именно там? — спросила Айрис.

— Да. Я точно помню, что, когда входила в парк серёжка была на мне. У меня как раз ухо зачесалось. А когда домой пришла её уже не было. По дороге я её потерять не могла. Это я точно знаю.

— В любом случае нет, — голос Лиз был категоричным, как никогда. — Я вынуждена постоянно носить распущенные волосы и эту дурацкие платки. — Девушка дёрнула за конец свой шейный платок. — Хорошо, что Айрис амбидекстер, а то бы осталась не дееспособной, до тех пор, пока вывих не зажил бы.

Эти серёжки были очень дороги Дайан, как память о маме. К сожалению, первая миссис Льюис погибла в авиакатастрофе. Тогда её старшей дочери было девять, младшей всего четыре года. Вещей от Кейт Льюис осталось не много. Но все они очень бережно хранились. Драгоценности, оставшиеся от жены, Алан поровну разделил между дочерями. Дайан достались эти самые серьги, которые Кейт очень любила. Поэтому ради них девушка была готова, пойти даже на такую опасность.

— Вы же знаете, как они мне дороги! — вспыхнула Дайан.

Такого предательства от подруг она не ожидала. Но спустя секунду девушка поумерила пыл. Она не имела права заставлять идти их на такой риск. С её стороны это было эгоистичным… и неправильным поступком.

Лицо Лиз было каменным и непреклонным. А вот Айрис металась. Дайан умоляюще смотрела на неё. Айрис несколько раз перевела взгляд от одной подруги к другой и обратно. А затем выдавила из себя:

— Прости, Дайан, но Лиз права. Мы в прошлый раз действительно чудом остались живы.

Дайан цокнула языком и обиженно скрестила руки на груди.

— Спасибо, девочки за понимание. — Развернувшись на каблуках, девушка ушла.

Всю дорогу от школы до парка Дайан старалась успокоиться. Но этого сделать не удавалось. Отказ подруг она восприняла, как предательство. И всё же где-то глубоко внутри Дайан сидел червячок, который говорил, что она не имеет права на них обижаться. С её стороны это был поступок настоящей эгоистки. К тому же в той ситуации, она была единственной, кто смог за себя постоять.

Проругавшись и проспорив с собой всю дорогу, Дайан достигла нужного места. Девушка встала посередине и оглянулась по сторонам. Проблема была в том, что здесь было полно кустов. Серёжка могла оказаться под любым из них. Во всяком случае, Дайан на это надеялась. Потому что, если она упала на видном месте, она уже её не найдёт.

Кинув сумку на ближайшую скамейку, девушка начала свои поиски.

Спустя некоторое время Дайан услышала чьи-то шаги. Её сердце сначала замерло, а затем резко перешло на бег галопом. Облизнув пересохшие губы, Дайан спряталась за деревом. Стук сердца отдавался в ушах, из-за чего было очень плохо слышно. Девушка сжала кулаки и приготовилась к атаке. Но услышала знакомые голоса.

— Ну, и где она?

— Не знаю. Должна быть здесь. Её сумка здесь. Это же её сумка?

— Ох, Айрис. Конечно, её. Она же ведь её купила назло мне.

— Девочки, это вы? — Дайан осторожно выглянула из-за дерева.

Айрис с Лиз переглянулись.

— Вроде, мы, — ответила Лиз.

Дайан вышла к подругам. В её взгляде читалась подозрительность. Внимательно рассмотрев подруг, она, наконец, спросила:

— Что это вы здесь делаете?

— Вот так, Айрис, выглядит неблагодарность в чистом виде, — сказала Лиз. — Вообще-то мы пришли помочь тебе с поисками.

— Мы с Лиз подумали и пришли к выводу, что бросать тебя одну не хорошо. К тому же молния дважды в одно дерево не попадает. За редким исключением, — уже про себя добавила Айрис.

Дайан улыбнулась и с объятиями накинулась на обеих подруг. На сердце даже стало легче. Расцеловав обеих и извинившись за грубость, девушка показала, какие кусты уже осмотрела. Разделив оставшуюся зелень поровну, девушки приступили к долгой, кропотливой работе.

Один куст. Второй. Третий. Четвёртый. А из блестящего только фантик от конфеты, да пятицентовая монета. Одна. И как назло день сегодня выдался очень жарким. Несмотря на то что, дело уже дано шло к вечеру, жара не спадала.

В конец уставшая Лиз, села прямо на траву. Спина и ноги болели от неудобной позы. Кусты были невысокие. На руках пощипывали царапины. Лиз закрыла глаза. Желанная тень накрыла её.

— Дайан, ты не могла бы встать ещё чуть левее, что бы полностью прикрыть солнце, — не открывая глаз, попросила девушка.

— Какое ещё солнце? Лиз, не мешай. У меня остались последних два куста, а серёжки всё нет, — продолжая копаться в кустах, раздражённо сказала Дайан.

— Очень великодушно со стороны Айрис спасти меня от этого палящего солнца. — Глаза девушки по-прежнему были закрыты.

— Это не я. Лиз, пожалуйста, не отвлекай меня. С одной рукой и так неудобно работать.

Лиз резко открыла глаза.

— А кто?

Запрокинув голову назад, она увидела, что не только тень была чёрной, но и её обладатель. Его, вернее их Лиз наделась больше никогда в своей жизни не увидеть.

По сравнению с прошлым разом их количество увеличилось. Теперь «ниндзя» было шестеро. Ужас окончательно завладел телом девушки, после того, как один из них на своё плечо закинул огромную деревянную дубину с железными шипами. Лица чёрных фигур, как и до этого, скрывали чёрные непроницаемые маски. Но даже через них Лиз видела ухмылки.

Мозг девушки, словно, обезумевший кричал ей, что нужно бежать. Но тело отказывалось повиноваться ему. Она по-прежнему сидела на траве с запрокинутой головой и с ужасом взирала на фигуры в чёрном.

Способность двигаться пришла только тогда, когда девушка поняла, что её собираются ударить этой ужасной дубиной. Буквально за секунду до удара она успела отскочить. Лиз врезалась спиной в Дайан. Послышался глухой звук. Айрис и Дайан моментально развернулись.

Ударивший вытащил дубину из земли. Её шипы вспахали землю. Оставив после себя клочки вырванной травы.

Айрис почувствовала, как рядом начала появляться Паника. Тело онемело. И как назло они снова одни.

Облизнув пересохшие губы, Дайан сказала:

— Девочки, нравиться вам это или нет, но нам придётся драться.

— Тебе легко говорить. У тебя чёрный пояс по карате, — огрызнулась Лиз.

— Не такие вы с Айрис уж и бесполезные. Айрис бывшая гимнастка, а ты и вовсе черлидерша.

— В любом случае мы не выигрышной ситуации, — сказала Айрис.

— Есть идеи? — спросила Дайан.

— Да, — кивнула Айрис. — Нужно вызвать полицию.

— Но как? Думаешь, они нам дадут это сделать? — спросила Лиз.

— Нет. Но если двое из нас отвлекут, то третья сможет это сделать, — ответила Айрис.

Дайан посмотрела на подругу. В огромных голубых глазах Айрис плескались ужас и страх. А за плечом девушки облизывала свои губы Паника. Сейчас она поест.

— Хорошо, — согласилась Дайан. — Мы с Лиз отвлекаем. Айрис звонит. — Теперь глаза Лиз увеличились в размерах. — Айрис уже давно не занимается спортом. Плюс у неё повреждена одна рука.

— Тебе показать мои чёрные синяки? — возмущённо спросила Лиз. Но буквально, спустя секунду тяжело вздохнув, согласилась. — Ладно. Что с дубиной будем делать?

— Не попадаться под её шипы, — ответила Дайан.

Кивнув друг другу, Дайан с Лиз перешли в наступление.

Лиз понимала, что туфли на высоком каблуке для неё станут преградой. К тому же сами туфли изрядно поднадоели девушке, но выкинуть их рука всё никак не поднималась. Без лишнего сожаления она сняла туфли и кинула в «ниндзя». Когда один из них подошёл к Лиз, Дайан вознаградила его хорошим ударом в нижнюю челюсть. Остальные «ниндзя» кинулись на подмогу к своему другу.

Тем временем Айрис аккуратно покинула поле боя. Девушка прижимала к груди телефон. Айрис старалась себя успокоить. Нельзя давать истерике завладеть собой. Иначе, она ничего не сможет внятно объяснить дежурному. Словно хвостик, Паника следовала за ней. Она пыталась всё больше подчинить мозг Айрис себе.

Даже Дайан не успевала наносить удары. Всё время и силы уходили на то, что бы уходить от них. В прошлый раз были цветочки. Но Лиз радовалась, что на этот раз она хотя бы успевает уварачиваться. Долгие годы черлидинга наконец-то принесли свои плоды.

Дайан получила резкий удар под дых. От боли девушка согнулась пополам. Держась за живот, она пыталась сфокусировать взгляд и отогнать непрошенные слёзы. Только сейчас Дайан заметила, что здесь всего пять «ниндзя». Куда делся тот, с дубиной?

Откуда-то справа послышался крик. Спустя минуту появился тот самый пропавший «ниндзя». А на его плече висела Айрис. Схватив её за кофту, он откинул девушку под одно из деревьев. Айрис держалась за левое колено. Из глаз девушки ручьём текли слёзы. Боль была невыносимой.

Лиз уже побежала в сторону Айрис, когда получила мощный удар в грудь. Словно, тысяча иголочек пронзили её тело. Девушка широко открыла рот пытаясь вдохнуть воздух. Но лёгкие им так и не наполнялись. Она рухнула на колени. Лиз схватили за волосы и оттащили к тому же дереву, где сидела Айрис.

Все шестеро фигур в чёрном перевели своё внимание на Дайан. Девушка начала отступать. С каждым шагом назад страх и чувства неизбежности и обречённости росли. Ну, хоть бы один человек. Ну, хоть бы кто-то.

Воспользовавшись тем, что всё внимание было приковано Дайан, Лиз вытащила свой телефон. И попыталась дрожащими пальцами набрать номер полиции. Дыхание кое-как удалось восстановить. Айрис лишь всхлипывала и смотрела на подругу. Боль в колене утихала, но Паника и истерика набирали свои обороты.

К несчастью Лиз её заметили. И к ещё большему несчастью она этого не заметила. «Ниндзя», что ближе всего стоял к девушке, перекинули дубину. Недолго думая, он ударил её рукояткой девушку в затылок. Без сознания Лиз рухнула на землю. Айрис бросилась к ней. Снова всё внимание переключилось на Дайан.

Девушка тяжело дышала. Мозг пытался быстро думать, для того, что бы выдать хоть одну выигрышную комбинацию. Кидаться на кого-то из них было равносильно самоубийству. На неё тут же нападут другие. Но драться со всеми сразу — это и вовсе было сумасшествием. И всё же Дайан рискнула. С занесённым для удара кулаком она побежала на того, что стоял в центре. Пусть лучше она умрёт в бою, чем сдастся без боя. Но не успела Дайан достичь своей цели, как её схватили за обе руки и вывернули так, что она была вынуждена упасть перед ними на колени.

Страх за подруг, родившийся внутри Айрис, поглотил все остальные чувства. Превозмогая боль, она поднялась на ноги. Две толстые мокрые дорожки пролегали на её щеках. Лиз по-прежнему была без сознания. В руке Айрис держала маленький камешек, что подобрала с земли. Со всей силы она кинула его в «ниндзя». Все шестеро разом обернулись на неё.

— Ну, давайте! Нападайте! — кричала она. — Чего вы ждёте?

— Айрис, не надо, — взмолилась Дайан.

К девушке уже направился один из «ниндзя», когда раздался стук каблуков по камню. В начале дорожки появилась женщина тридцати с небольшим лет. У неё были густые чёрные, длинные и вьющиеся волосы. На ней был надет белый костюм с чёрной блузой и чёрные лакированные лодочки. Для своей аристократической внешности он имела слишком загорелую кожу. Правильные черты лица выдавали её благородное происхождение.

— Может, выберете себе равного соперника? — спросила она.

Дайан отпустили. «Ниндзя» внезапно исчезли, как и в прошлый раз. Девушка упала на землю, стоная от боли. Айрис тоже села на траву.

— Успела, — с облегчением выдохнула женщина. — Как ты? — с беспокойством спросила она Айрис.

Она села рядом с девушкой на корточки. Приподняв подол юбки, женщина стала осматривать пострадавшее колено. Она распухло до невероятных размеров. Было красным и горячим на ощупь.

— Идти сможешь? — спросила спасительница.

Айрис кивнула головой. Затем женщина повернулась к Лиз. Проверив пульс и наличие внешних повреждений, она перешла к Дайан.

Девушка лежала на траве с широко раскинутыми руками. Дышала она громко. Единственная слезинка скатилась сначала к виску, а затем уже по нему к волосам.

— Дайан, ты как?

Девушка поднялась на ноги. Она сквозь боль разминала свои руки.

— В порядке. — Затем Дайан удивлённо посмотрела на женщину. — А откуда вы знаете, как меня зовут?

— Кто вы? — вмешалась Айрис.

Лицо женщины приняло ещё более серьёзное выражение, чем было до этого.

— Меня зовут Селеста. Я много что знаю. По крайней мере, могу ответить на интересующие вас вопросы. Дайан, поможешь мне дотащить Лиз до машины?

— До чьей машины? — В голосе Дайан было столько подозрения.

— Моей, — ответила Селеста. — Я вас отвезу к себе, немного подлечу и заодно отвечу на ваши вопросы.

— Почему мы должны вам доверять? — не унималась Дайан.

Селеста тяжело вздохнула.

— Потому что я единственная, кто может дать вам ответы на вопросы.

Дайан с Айрис переглянулись. Всё выглядело очень подозрительно. Но любопытство пересилило инстинкт самосохранения. Селеста и Дайан водрузили на себя Лиз. А Айрис медленно прихрамывала сзади.

Лиз очнулась от того, что на лоб ей положили что-то мокрое и холодное. Даже сквозь закрытые глаза пробивался яркий свет. Девушка открыла глаза и часто заморгала, пытаясь привыкнуть к нему. Чуть повернув голову вправо, Лиз почувствовала резкую боль в затылке. Боль быстро распространилась по всей голове. Глаза пришлось снова закрыть.

— Как ты себя чувствуешь? — раздался незнакомый, мягкий, женский голос.

— Пить, — хриплым голосом попросила Лиз.

Её голову немного приподняли и поднесли к губам стакан с прохладной водой. Сделав пару глотков, Лиз снова опустили на подушки. Боль в затылке стала более пульсирующей.

Некоторое время спустя ей всё-таки удалось приоткрыть глаза. Первое что попалось — была большая хрустальная люстра. Лучи солнца падали на неё, отчего она покрылась разноцветными бликами. Люстра имела золотой каркас. Спеша отвести взгляд от столь яркого раздражителя, Лиз наткнулась взглядом на незнакомую женщину.

У незнакомки на губах была мягкая улыбка, а в глазах читалась тревога. Одна прядь волос упала ей на лоб. У неё были очень красивые длинные, волнистые волосы.

Лиз часто заморгала. В голове, словно кадры, пронеслись события в парке. Девушку заполнил страх. Лиз резко села и отодвинулась как можно дальше от незнакомки. Пульсация в затылке усилилась. Зажмурившись, она приложила к нему руку. На её свободную руку опустилась рука незнакомки.

— Успокойся. Всё хорошо. Я не причиню тебе вреда.

— Не факт, — откуда-то сзади раздался голос Дайан.

Лиз развернулась. На кресле, что стояло ближе к окну, сидела Дайан. На коленях у неё стояла большая миска со льдом, в которую были опущены руки. Напротив Дайан, в другом кресле сидела Айрис. Сама Лиз находилась на диване вместе с незнакомкой.

Айрис слабо улыбнулась Лиз. Её травмированная нога лежала на пуфике. Вид колена был просто ужасный. Один взгляд на него уже приносил боль. Лиз невольно поёжилась.

Женщина встала и вышла из комнаты. Лиз завертела головой. Все предметы интерьера были дорогие и подобраны со вкусом. Стены были покрыты белой лепниной, с золотым рисунком. На них весели три больших картины с лесными пейзажами, в позолоченных рамках. Во всю стену расположился огромный книжный шкаф из дуба. Полки его ломились от книг. Слева от шкафа было окно, от потолка до пола. На окне висели тяжёлые белые шторы с золотой каймой и таким же рисунком. Они были раздвинуты. А под шторами был белый, почти прозрачный тюль. Возле окна расположился письменный стол, тоже из дуба, на котором стояли: Эйпловский белый ноутбук, настольная лампа, золотые часы в виде Биг Бена, подставка для ручек и карандашей и пара книг. У стола стояло массивное белое кожаное кресло. По другую сторону ещё два таких же, только поменьше. Посреди комнаты стояли большой бархатный диван белого цвета с резными деревянными ножками и креслами из того же комплекта. Между креслами стоял журнальный столик. Напротив дивана висел плазменный телевизор, последней модели. С двух сторон от телевизора стояли две больших хрустальных вазы с ветками искусственной белой сирени. В комнату вела массивная дубовая двухстворчатая дверь. На полу лежал белый ковёр с густым ворсом.

Закончив осмотр комнаты, Лиз спросила:

— Это кто?

— Селеста, — ответила Айрис. — Она нас спасла.

— Не факт, что это не она их к нам послала, — возразила Дайан.

Селеста снова вернулась в комнату. В руке у неё был шприц и ватный шарик. Пахло антисептиком. Она подошла к Айрис.

— Зачем вам это? — Айрис взглядом указала на шприц. — Что вы мне собираетесь вколоть? — В голосе отчётливо слышалась паника.

— Это лекарство. Не бойся. Оно поможет. Если ты мне дашь его вколоть, то потом в течении полугода можешь бегать, прыгать, даже не вспоминая о ноге.

— Что это за лекарство?

— Если хочешь, я могу дать тебе его аннотацию. Но боюсь, ты ничего не поймёшь.

— Я хорошо разбираюсь в химии.

— Дело не в этом. Вещества, входящие в его состав на Земле нет.

— А откуда они? С Марса? — усмехнулась Дайан.

— Почти, — кивнула головой Селеста.

Селеста уже сняла колпачок и собиралась сделать укол, но Айрис прикрыла больное колено рукой.

— Почему я должна вам верить?

— Айрис, поверь мне. Вы трое нужны мне живые и здоровые. Честно. Позволь мне тебе помочь. Я знаю, что боль ужасная.

Айрис с тревогой посмотрела на подруг. Она нехотя убрала руку. Селеста протёрла место предполагаемого укола ватным шариком и уже хотела делать укол, когда раздался голос Дайан.

— Сделаешь с ней что-то не то, и я за себя не отвечаю. — Она стояла позади Селесты, с часами Биг Бен в руках.

Лиз вооружилась пультом от телевизора.

— Хорошо. Я даже сопротивляться не стану. Вначале будет больно. Потерпи немного, — обратилась Селеста к Айрис.

Дождавшись согласия от девушки, Селеста сделала укол. Айрис взвыла от боли. Из закрытых глаз потекли слёзы.

— Что ты сделала? — кричала Дайан.

Она развернула Селесту к себе и схватила за грудки. Лиз кинулась к Айрис.

Лицо женщины, как и до этого, ничего, кроме, спокойствия не выражало.

— Я же сказала, сначала будет больно.

Через некоторое время Айрис начала успокаиваться. Боль отступала. Вытерев капельки пота, девушка удобнее села в кресле. Отёчность с колена спала. Цвет его пришёл в норму. Оно почти не горело.

— Как ты? — В глазах Лиз были тревога и страх.

— В норме. Колено и в правду успокоилось.

В доказательство своих слов Айрис пару раз на него нажала.

Дайан с большой неохотой отпустила Селесту. Селеста поправила блузку и улыбнулась. Женщина вела себя так, словно ничего не произошло. Дайан вернулась на своё место. Лёд, лежавший в миске, превратился в воду.

— И так, — сказала Дайан. — Вы нам обещали ответить на все наши вопросы. — Селеста кивнула. — Хорошо, в таком случае вопрос номер один, кто вы такая?

Селеста достала из стола планшет и положила его на журнальный столик. Обведя девушек взглядом, она начала:

— Меня зовут Селеста Олдридж. Я профессор кафедры истории, Калифорнийского Университета в Лос-Анджелесе. Но помимо этого я ещё являюсь звёздным советником.

Повисла немая пауза.

— Снимаетесь в Звёздных воинах? — спросила Лиз.

— Нет.

Селеста пару раз провела пальцами по планшету. Перед девочками появилось голограммное изображение космоса.

— Что вы знаете о космосе? Нет, давайте лучше так, что вы знаете о вселенной? — спросила Селеста.

— Ну, что она бесконечна и в ней есть галактики. Могу даже пару назвать, — ответила Дайан.

— Вселенная — это не имеющее строгого определения понятие в астрономии и философии. Оно делится на две принципиально отличающиеся сущности: умозрительную, то есть философскую, и материальную, — ответила Айрис.

— То есть вселенная одна? — спросила Селеста.

— Это что урок астрономии? — недовольно сказала Лиз.

— Ну, наверное, да. Хотя это спорный вопрос, — ответила Айрис на вопрос Селесты.

— А если я сделаю так?

Женщина снова провела пальцами по планшету. Размеры вселенной уменьшилось. Появилось ещё восемь таких же вселенных. Все они по форме напоминали шарики, с размытыми, но чёткими границами. От одного шарика к другому тянулась тонкая нить. Из-за чего, казалось, что это бусы. А в самой середине находилось Солнце. Айрис нахмурилось. Такое она видела впервые.

— Это что? — недоумевала Лиз.

— Девять вселенных. Они располагаются вокруг Солнца. Солнце — это центр, — ответила Селеста.

От каждой, так называемой вселенной, отходила широкая полоса к Солнцу.

— Ты права, Дайан, в каждой вселенной есть галактики. Но это лишь гравитацинносвязанная система звёзд и звёздных скоплений. Между вселенными пустота. — Селеста указала на пространство, которое не заполнилось картинкой.

Айрис удивлённо на неё посмотрела.

— Я о такой теории слышу впервые.

— Это не теория, это доказанная практика.

— Теперь я понимаю, почему у меня по астрономии три. Я ничего не понимаю сейчас, — сказала Лиз.

— Что за бред?! — возмутилась Дайан.

— Это не бред. Это правда. Просто, нашим земным учёным об этом ничего не известно.

— А вы откуда знаете? — спросила Дайан.

— Я имею доступ к остальным восьми вселенным.

Девушки переглянулись. Это было мало похоже на правду.

— Я знаю, вы мне не верите. Но выслушайте меня. Вселенных действительно девять. И все они располагаются вокруг Солнца, как планеты. Видите тонкие ниточки, тянущиеся от одной вселенной к другой? Это, так называемые, меж вселенские тоннели. Через них можно попасть из одной вселенной в другую. Широкие полосы — это дороги к Солнцу. Каждая вселенная имеет свою цифру. Они нумеруются по часовой стрелке. Наша вселенная третья. В каждой вселенной по девять планет.

Во всех вселенных появилось по девять разноцветных точек.

— Только в нашей вселенной населена одна планета. В остальных же заселены все планеты. Только в нашей вселенной существует три расы, в остальных по четыре.

Изображения вселенных сменились изображениями людей из трёх рас.

— В остальных вселенных по четыре. Четвёртая раса — аравиоиды.

Возникло изображение человека с синей кожей и ушами, как у эльфа.

— У нас на Земле их бы назвали мутантами. Аравиоиды могут быть разными. Этот как один из примеров. Все восемь вселенных, кроме нашей, тесно взаимосвязаны. На их планетах так же есть страны, государства, королевства, города, деревни. Они так же имеют своих королей, президентов. Иными словами у них всё как у нас.

— А они знают о нашем существовании? — спросила Лиз.

— Конечно.

— А мы, почему не знаем о них?

Селеста присела на край столика. Она перекинула свои волосы на плечо.

— Когда-то и мы знали об их существовании. Преступность существует не только на Земле. Из-за того, что в третьей вселенной жилая только одна планета, она лёгкая добыча. На нас очень часто нападали. Захватывали бесчисленное количество раз. В конце концов, в конце пятнадцатого века нашей эры было принято решение закрыть третью вселенную от остальных. Всем землянам была стёрта память. А в центре Юпитера, в его недрах, был установлен прибор, замедляющий время в космосе. Поэтому для нас полёт от одной планеты к другой может длиться сотнями тысяч, а то и миллионами лет. Хотя на самом деле необходимо около двух часов, что бы долететь до Венеры.

— У вас несостыквочка выходит. Вы сказали, что всем землянам стёрли память. Тогда как же вы узнали? — победоносно отметила Дайан.

Выражение лица девушки было такое, словно, она сделала великое открытие. На Дайан Селеста не злилась. Наоборот ей очень нравилась эта девушка. На таких, как она всегда можно положиться. По тому, как Дайан вступалась за подруг в парке и у неё дома, Селеста сделала вывод, что своих девушка будет защищать, даже ценной собственной жизни. Определённо Дайан ей импонировала. А потому Селеста терпеливо относилась ко всем уколам девушки.

— Хороший вопрос. Как я уже говорила ранее, преступность существует везде. Внутренней преступностью, то есть та, что на каждой планете в отдельности, занимается так же, как и у нас полиция. А вот преступниками меж планетного и меж вселенского масштаба занимается Звёздный Совет и меж вселенская полиция.

Селеста нажала на экран планшета и изображение четырёх людей исчезло. Вместо него появился какой-то замок с множеством башен. Его цветовая гамма была выдержана в тёплых светлых тонах. Этот замок был похож на тот, что рисовали в мультфильмах и книжках со сказками. Обычно в таких замках томятся принцессы, в ожидании своего принца.

— Это здание Звёздного Совета — Замок миротворства. В состав Звёздного Совета входят судьи, это бывшие звёздные советники, защитники или полицейские высшего ранга. Они там самые главные. За ними следуют звёздные советники. Кем я и являюсь. Звёздный советник — это наставник и учитель звёздных защитников. Ну и главная боевая сила — звёздный защитник. Через них Звёздный Совет действует. У Звёздного Совета вообще много регалий, так как именно он является высшим эшелоном власти. Их приказы никто не имеет права ослушаться.

Девушки перекидывались непонимающими взглядами. Селеста замолчала и о чём-то задумалась. Внезапно откуда-то послышалась музыка. Секунду спустя с дивана вскочила Лиз и начала что-то судорожно на нём искать. А после полезла и за диван. И под него.

— Лиз, ты не его ищешь? — Айрис протянула подруге её телефон.

— Откуда он у тебя?

— Селеста и Дайан несли тебя, а я твой телефон, туфли и сумку Дайан.

Только сейчас Лиз заметила стоящие возле дивана туфли. От которых так и не удалось избавиться. Лиз взяла свой телефон. На экране высвечивалась надпись «Мамуля». Увидев её, девушка состроила страдальческое выражение лица. Она должна была прийти домой ещё два часа назад. Сделав пару глубоких вдохов, Лиз ответила на звонок.

— Привет, мам. — В трубке телефона послышался женский голос. На расстоянии было сложно понять, о чём говорят. Но судя по выражению лица Лиз, её отчитывали. — Почему я не дома? Потому что мы с Айрис и Дайан решили прогуляться.

Девушка вытянула руку с телефоном.

— Здравствуйте, мисс Дейман, — сказала Айрис.

— Привет, мисс Ди, — сказала Дайан.

Лиз снова поднесла телефон к уху.

— Нет, мам, мы не в торговом центре и я не покупаю себе очередную пару ненужных туфель. Скоро приду домой. Да. Хорошо. Ладно. До встречи дома.

Лиз нажала отбой. Селеста снова встала.

— Так на чём я остановилась?

— На том, что никто не имеет права ослушаться Звёздный Совет, — ответила Лиз.

— Ах, да. Спасибо. И так, в каждой вселенной есть всего одна команда звёздных защитников.

Селеста снова провела пальцем по экрану планшета. На этот раз появились изображения трёх парней и одного седовласого мужчины.

— В её состав входят три звёздных защитника. — Она указала на трёх парней. — И один звёздный советник. — На этот раз она указала на мужчину. — Звёздные защитники живут на определённых планетах. На данный момент, не считая некоторых судей, я единственная женщина в Звёздном Совете. Звёздные защитники живут на планетах, которые соответствуют системе последовательности. Иными словами, звёздные защитники первой вселенной живут на первой планете от Солнца. Защитники второй вселенной на второй планете и так далее. На какой планете, по вашему должны жить звёздные защитники третьей вселенной?

— На Земле? — неуверенно предположила Айрис.

— Да, — кивнула Селеста. — Когда-то, больше шести веков назад, мой дедушка тоже являлся звёздным советником Земли. Он был единственный, кому из землян не стёрли память. Хотя этому подверглись даже звёздные защитники Земли.

— А почему ему не стёрли память? — спросила Лиз.

— Для того, что бы снабжать Звёздный Совет информацией о том, как обстоят дела на Земле. Ну, и для всяких ЧП. Из поколения в поколение мы хранили эту тайну. Теперь настало время её раскрыть.

— Можете дать сообщение на Си-Эн-Эн, — усмехнулась Дайан.

— Моя задача поведать об этом только звёздным защитникам, а не всей Земле.

Айрис подняла руку, как в школе.

— Да? — спросила Селеста.

— У меня вопрос. Вы сказали, что защитники первой вселенной живут на первой планете от Солнца. А разве такая планета пригодна для жизни? Они что там не сгорели?

— Понимаешь, всё дело в экране. — Айрис непонимающе посмотрела на Селесту. — У всех восьми вселенных, кроме нашей, есть щит, так называемый экран. Он защищает ближайшие от Солнца планеты. Таким образом, благодаря нему жизнь на первых и последних планетах возможна. Он равномерно распределяет солнечную энергию по всей вселенной. У нас этот экран уничтожился во время взрыва вселенского масштаба. Когда динозавры вымерли, произошёл взрыв. Уничтоживший экран и жизнь на остальных планетах. Впрочем, и сами планеты пострадали тоже. Изначально каждая из них выглядела, как Земля. И все, кроме неё потеряли свои Луны.

Айрис слушала с открытым ртом. Подобная информация была сравнима, разве, что с книгой фантастикой. Восемь вселенных, экраны, Звёздный совет. Всё это было похоже на сон. В это и верилось и не верилось одновременно. Чем было больше информации, тем больше вопросов появлялось. Один из них озвучила Дайан.

— Если вы столько веков хранили тайну, то почему сейчас, вдруг решили её раскрыть?

В голосе девушки было столько сарказма. В отличие от подруги она не верила ни единому услышанному здесь слову.

— Потому что один из преступников меж вселенского масштаба сбежал из тюрьмы. Обосновался на Земле. И уже дважды пытался вас убить, при помощи своих смоляных прихвостней.

— Подождите. Подождите, — замахала руками Лиз. — У меня два вопроса. Первый, вы назвали их смоляными, потому что они сделаны из смолы? И второй, за что нас пытаются убить?

— Да, они сделаны из смолы. И имеют простейшую нервную систему, для того, что бы двигаться и выполнять приказы хозяина. А убить вас хотят по очень простой причине — вы и есть звёздные защитники третьей вселенной.

В комнате повисло молчание. Которое оборвал громкий смех Дайан. Девушка никогда ещё ничего глупее не слышала. Неужели Селеста думала, что они поверят в эту чушь? Звёздные защитницы Земли они. Ага, как же.

— Смешно, — вытирая слёзы смеха, сказала девушка.

— Это правда, — в голосе Селесты появились нотки обиды. Это было уже по-настоящему обидно.

— Кхм. Селеста, вы, конечно, меня извините, но вам бы фантастику писать, — сказала Айрис.

Ей было очень неудобно это говорить. Но Дайан была права. Это всё было больше похоже на какой-то розыгрыш.

— Я понимаю, в это трудно поверить. Но это правда.

Дайан направилась к двери.

— Сходите к врачу, — обернувшись у двери, сказала она. Голос её был серьёзен. От былого веселья ни осталось и следа. — Девочки, пойдёмте.

Айрис и Лиз последовали примеру подруги. Выходя из комнаты, Айрис кинула печальный взгляд на Селесту. Женщина невидящим взглядом смотрела на книжный шкаф. А затем куда-то в пространство сказала:

— Она не оставит вас в покое, пока не убьет.

От этих слов у Айрис по спине побежали мурашки.

Кинув на Селесту последний взгляд, девушка закрыла дверь.


Два дня спустя, вечером, Айрис сидела в своей комнате, на своей кровати, обнимая ноги. Её подбородок лежал на коленях. Взгляд девушки был пустой и невидящий. Произошедшие события принесли целый спектр впечатлений. По большей части впечатления были малоприятными. Они не сговаривались сделать из этого тайну. Но ни одна из девушек даже вскользь не упомянула об этом. Ничего не произошло.

Айрис потёрла левое колено. Под коленной чашечкой был маленький рубец — напоминание об операции, которая была сделана семь лет назад. Операция, которая кардинально изменила жизнь девушки. Внеся в неё свои коррективы. Уничтожая мечту, как сильный порыв ветра карточный домик. Когда-то десятилетняя Айрис Роскоф была гимнасткой, подающая большие надежды.

Девочку в гимнастический зал привели, когда ей только исполнилось три. Там же она познакомилась и с Кэти, которая пришла в группу на неделю позже. Девочки сразу же сдружились. Им обеим нравились блёстки, грация с которой двигались гимнастки. Но самое главное у них была общая мечта — стать такими же, как Шэннон Ли Миллер. На Кэти и Айрис делали большие ставки. Они как никто другой чувствовали этот спорт. Но вскоре планам и мечтам было суждено рухнуть.

Первой гимнастику покинула Кэти. Девочке тогда было 8. Во время соревнования среди юниоров Кэти упала на маты с разновысоких брусьев. Последствием стала трещина одного из поясничных позвонков. Врачи категорически запретили девочке, даже подходить к гимнастическому залу. Кэти была бы не Кэти, если бы послушала врачей. Она с рождения была своевольной и упрямой. Не смотря, на все запреты, она всё же продолжала посещать тренировки. Каким образом ей удалось обмануть тренера, не знает до сих пор никто. Даже подруги. Но вскоре о тренировках все узнали. Кэти снова упала с разновысоких брусьев. На этот раз только одной трещиной не обошлось. Из-за своего упрямства, Кэти на три года оказалась в инвалидном кресле. Врачи отказывались от операции один за другим. Риск усугубить положение был слишком велик. Когда уже надежды не осталось, мать Лиз, Мари, нашла некого профессора, который обучал её ещё студенткой. Он то и поднял Кэти снова на ноги. Взяв с девочки обещание, найти новую мечту.

Уход из гимнастики Айрис произошёл на два года позже. Падение с гимнастического бревна, привело к операции по смене коленной чашечке. И вкручивания в колено целой кучи болтов, для фиксации сустава. Так же, как и подруге Айрис пришлось распрощаться с мечтой.

Даже не смотря на то, что операция прошла успешно, старая травма время от времени давала о себе знать. Но как в этот раз, больно ещё никогда так не было.

В дверь постучали. Но не дожидаясь разрешения войти, в комнату зашла Натали, старшая сестра Айрис. Натали Роскоф была стройной и высокой блондинкой с ногами от ушей. Её солнечного цвета волосы, которые были чуть ниже плеч, всегда были распущены. Сёстры мало чем были похожи. Айрис была чуть ниже среднего роста, с полной грудью. Девушка была очень миниатюрная. Глаза Айрис были голубыми, а у Натали тёмно-синими. Обе сестры имели очень нежные черты лица. Хотя и выглядели совершенно по-разному. Объединял, разве, что курносый нос, унаследованный от мамы.

Натали присела на край кровати, закинув ногу на ногу. Она внимательно изучала младшую сестру. Как будто видела её впервые. Айрис тоже перевела свой взгляд на неё. Закончив свой осмотр, Натали, наконец, спросила:

— Что-то случилось?

Голос Натали был сходен с её цветом волос. Такой же тёплый и ласковый.

— Нет, всё в порядке, — ответила Айрис.

— Я вижу, как всё в порядке. Ты и до этого была не образец веселья. А сейчас и вовсе, как в воду опущенная. Давай, колись, — Натали шутливо толкнула сестру в бок, при этом задорно улыбаясь. — Ты же знаешь я — могила.

К многочисленный плюсам старший сестры прибавлялся и тот, что она была пожизненным оптимистом. Оптимизм. Как он был сейчас необходим.

— Всё хорошо. Просто, нога немного побаливает.

Натали нахмурилась.

— Опять? Давай, к врачу сходим.

— Не стоит. Ты же знаешь не в первый раз. К тому же я сама виновата, не нужно было столько на физкультуре бегать.

— Уверена? Если хочешь, я могу заехать за тобой после школы и отвезти к врачу.

— Не беспокойся.

— Мы можем маме с папой ничего не говорить.

— Пройдёт. Оно уже почти не болит.

— Ну, смотри. Если что я мигом. Как рука?

— Я про неё уже и думать забыла. Опять левой пишу, — Айрис улыбнулась.

— Это хорошо. Я зачем, собственно говоря, пришла — мама ужинать зовёт.

Вспомнив, что сегодня на ужин подавался жюльен с грибами, Айрис мгновенно повеселела. Девушка любила это блюдо.

Глава их семейства уже сидел за столом. А услужливая жена накладывала ему в тарелку еду. Девушки расселись по своим местам.

— Почему так долго? — спросила Оливия, подавая мужу тарелку.

— Посекретничали. Мне, пожалуйста, грибов поменьше, — ответила Натали.

Наполнив все тарелки, Оливия и сама принялась трапезничать. За столом повисла тишина. Впрочем, как обычно. В чете Роскоф первые пять минут за столом всегда проходили в тишине. На удивление самой Айрис, она быстро расправилась с первой порцией и попросила добавку. Оливия с большим удовольствием выполнила просьбу дочери. Как и любая мать, она всегда старалась накормить своих детей повкусней, да посытней. Натали удивлённо посмотрела на Айрис. Но та была слишком увлечена едой, а потому попросту не заметила этого.

— Как прошёл день? — спросил Нейт.

— Хорошо, — ответила Натали, отпивая воду.

Айрис воздержалась от ответа. Лишь кивнула головой.

— Не очень, — пожаловалась Оливия. — В клубе книголюбов предложили читать Булгаковскую Лолиту.

— С каких это пор ты против классики? — удивился Нейт.

— Я не против классики. Я её люблю. Но это произведение… Оно… Возможно, я его не понимаю. Но, по-моему, его стоит запретить.

— Нормальное произведение. На любителя, конечно, но поводов для его запретов я не вижу, — возразила Натали.

Оливия округлившимися глазами посмотрела на дочь.

— Оно пропагандирует педофилию. Там же описывается разврат малолетней девочки, — возмутилась она.

— Не такая уж она и малолетняя. — Натали это сказала так, что её услышала только Айрис. Обе девушки захихикали.

— Кстати, о возрасте, — взялся за старое Нейт. — Кому-то уже двадцать один, а он до сих пор в моделей играет.

Натали закатила глаза и негромко шлёпнула себя по лбу. Интересно её отец когда-нибудь смерится с её выбором профессии?

— Старые песни о главном. Папа, мы же с тобой об этом уже говорили. Мне двадцать один, а для модели это предпенсионный возраст. Ещё пару лет и всё прощай.

— Вот и я о том же. Может, пришла пора заняться, чем-то посерьёзней?

— Нет, — отчеканила Натали. — Пока, у меня есть возможность, я буду работать. И точка.

Айрис незаметно показала старшей сестре большой палец. Натали благодарно ей улыбнулась.

— А вы, почему юная леди пришли сегодня позже?

Голос отца звучал строже обычного. Таким тоном обычно он разговаривал со своими солдатами. Айрис не ожидала такого поворота событий. А потому в начале растерялась. Но быстро взяла себя в руки.

— Просто, я буду участвовать в олимпиаде по математике. Я остаюсь с мисс Энит после занятий заниматься.

— С чего вдруг математика? Ты ж у нас Менделеев? — удивился Нейт.

— С химией как-то в последнее время не ладится. Решила математику попробовать.

После того, как волосы Кэти превратились в пыль от соприкосновения с опасным раствором, Айрис запаковала весь свой инвентарь и отнесла на чердак. Химией занималась ровно столько, сколько это требовала школьная программа. Мистер Лоуренс не задавал лишних вопросов. Он и сам понял, с чем связана резкая потеря интереса к химии. Хотя, и надеялся, что у Айрис это разочарование ненадолго.


В воскресенье вечером в доме четы Льюисов царила настоящая суматоха. Семейство ждало в гости некую хорошую знакомую дяди Джеймса. Джеймс Льюис как всегда остался в своём репертуаре и не сказал брату, кто именно должен был к ним прийти. Такие сюрпризы были вполне в его духе. Ходи теперь гадай, кто постучит в дверь. Было известно, лишь то, что эта особа являлась поклонницей ювелирного таланта дядюшки и была его постоянной покупательницей.

Возле зеркала в прихожей собралась вся слабая половина дома Льюисов. Это семейство имело свою изюминку. Все три представительницы женского пола, проживающие в этом доме, имели одну и ту же причёску — каре с густой чёлкой. И все трое были брюнетками. Отличным, разве что был тон чёрного цвета. У Дайан он был чисто чёрным. У Ольги — старшей сестры Дайан, было что-то среднее между тёмно-каштановым и чёрным. А у Доры — мачехи девочек, на свете волос отливался тёмно-синим.

Дора с восхищением оглядела Дайан.

— Шикарно выглядишь, — сказала она.

Дайан и вправду была хороша. Жёлтое платье в пол, с корсетом и разрезом на правой ноге удачно подчёркивало фигуру девушки. Даже накаченные руки Дайан смотрелись женственно и изящно.

— А не слишком? — Девушка критично рассматривала себя в зеркале. Поворачиваясь, то одним боком, то другим.

Ольга упёрла руки в бока и возмущенно посмотрела на сестру. Только ей одной было известно, как дорого обошлось это платье. И каких трудов стоило уговорить модельера, отдать его.

— А ничего, что я один показ из-за него бесплатно отработала и потом ещё неделю была у Жана в подмастерьях? Что было совсем, нелегко, учитывая его скверный характер.

Ольга обиженно отвернулась.

— Нет, за платье, конечно, спасибо, оно очень красивое. Просто, я не совсем уверенна, что это моё.

— Я когда его в первый раз увидела, сразу поняла, что оно твоё. И не спорь со мной! — Ольга негромко топнула ногой.

— А я и не спорю. Оно, просто слишком открытое! — возразила Дайан.

Децибелы начали повышаться. Дора встала между падчерицами, пока обе не набрали ещё больше оборотов.

— Так, девочки, хватит. За платье спасибо, — она обратилась к Ольге. — Оно и вправду очень подходит Дайан. — Затем она обратилась ко второй падчерице. — Оно откровенное в меру и ничего лишнего не открывает. Правда.

— Мама! Мама! — раздался звонкий детский голос.

К ним подбежал мальчик семи лет. У него были чёрные густые волосы, разделённые на пробор. И такие же глубокие голубые глаза, как у Дайан. Хотя внешне он был больше похож на старшую сестру. На мальчике был надет смокинг с бабочкой.

— Что случилось? — встревожено спросила Дора.

— А папа индейку спалил, — наябедничал паренёк.

— Как?!

— Дора, иди сюда, — послышался мужской голос из кухни.

Дора подобрала подол длинного бирюзового платья и убежала на зов мужа.

— Какая я же ты всё-таки козявка, Эрик, — пренебрежительно сказала Дайан.

— Сама такая, — ответил Эрик и показал сестре язык.

К началу восьмого всё уже было готово к приходу гостьи. Как оказалось, индейку не спалили, а немного передержали в духовке. Алан кидал на младшую дочь не очень довольные взгляды. Ему не нравилось платье Дайан. Он уже хотел было выразиться по этому поводу, но смиряющие взгляды со стороны жены и старшей дочери остановили его.

Ровно в девятнадцать тридцать раздался звонок в дверь. Дайан среагировала раньше всех и выбежала из столовой первая. Таким образ ей выпала честь открывать дверь.

Улыбаясь во все свои 32 зуба, Дайан открыла дверь. Но улыбка тут же сползла с лица, когда она увидела загадочную гостью. Девушка быстро закрыла дверь и уже снова собиралась возвращаться в столовую, когда в гостиную вошла Дора.

— Кто это?

— Адресом ошиблись, — отмахнулась Дайан.

Но в знак отрицания её слов, снова раздался звонок. Дора вопросительно посмотрела на Дайан. Но та на него никак не отреагировала. Девушка продолжала так же стоять на своём месте. Лишь, когда Дора сама направилась к входной двери, Дайан перегородила ей путь. Звонок повторился. Отодвинув падчерицу в сторону, Дора всё же открыла дверь. Дайан закатила глаза и скрестила руки на груди.

— Добрый вечер. Добро пожаловать, — поприветствовала Дора.

Она отступила в сторону, пропуская гостью в дом. В гостиную вышли и остальные члены семьи. Селеста почтительно кивнула головой в знак приветствия. Она была одета в элегантное, чёрное, вечерне платье от Дольче и Габанна. Дайан смерила Селесту уничтожающим взглядом.

Алан подошёл к гостье и, поцеловав ей руку, представился:

— Добрый вечер. Меня зовут Алан. Это моя жена Дора. Моя старшая дочь Ольга. Моя младшая дочь Дайан. И мой сын Эрик.

Представляя каждого члена своей семьи, Алан указывал на них рукой. А Эрика и вовсе потрепал по волосам. Селеста одарила всех приветствующей улыбкой и представилась сама.

Первые полчаса вечера были проведены в гостиной. В атмосфере спокойных светских бесед. Селеста производила впечатление интеллигентного человека. И понравилась всей семье, кроме Дайан. Поэтому девушка сидела в своём кресле молча. Подогревая в руках один за другим бокалы с шампанским. Она старалась мысленно куда-нибудь деться. Но все её мысли были заняты воспоминаниями о странных смоляных «ниндзя».

Когда дело дошло до ужина, Селеста изъявила желание помыть руки. В ванной на первом этаже был ещё не закончен ремонт. Поэтому ей пришлось идти на второй, а что бы она не потерялась дали ей в гиды Дайан. Девушка возражать и возмущаться не стала, но и восторга особого не проявила.

Дайан шла по коридору впереди. Селеста сзади. Обе шли молча. Подойдя к нужной двери, Дайан открыла её и сказала:

— Прошу.

Девушка уже собралась уходить, когда Селеста окликнула её:

— Дайан, я знаю, ты не рада меня видеть.

Дайан лишь кивнула. Селеста затащила её в ванную и закрыла дверь. Дайан села на бортик ванны. Она с выжиданием на неё смотрела. А потом первая задала вопрос:

— Вы же знали, что я здесь живу?

— Да.

Снова повисло молчание, которое опять прервала Дайан:

— Вы что на нас даже не обиделись?

— От чего же? Обиделась. Но ситуация, в который вы сейчас находитесь, гораздо важнее моих обид. Нападения ещё были?

— Удивительно, но нет. А вы, я смотрю, всё никак не угомонитесь.

— Дайан, пойми, то, что я в прошлый раз сказала, правда. Вас действительно могут убить.

— Из-за того, что мы какие-то там защитницы? — в голосе девушки было столько иронии.

— Вы ни какие-то. А звёздные защитницы Земли.

— Вы хоть сами понимаете, что это бред?

— Разве, по-твоему, бред, те смоляные парни, которые на вас нападали? Они же действительно вас могут убить. Просто, наверно, решили немного поиграть.

— Легче поверить в существование Хогвортса.

— Понимаю. И всё же придётся.

Дайан с Селестой снова замолчали. Каждая думала о своём. Дайан уже не была настроена враждебно, как прежде. Но всё равно слова Селесты не вызывали у неё доверия.

— Я знаю про взрыв в лаборатории, — сказала Селеста.

— Откуда?

Дайан удивлённо смотрела на собеседницу.

— Я же работаю в Калифорнийском Университете Лос-Анджелеса. Там же, где и химик, которому отсылали раствор solvator. — Девушка с непониманием посмотрела на Селесту. — Тот раствор, из-за которого произошёл взрыв.

— Вы знаете, что это за раствор?

— Конечно. Это раствор входит в состав атмосферного воздуха остальных восьми вселенных.

— Воздуха? — изумилась Дайан.

— Да. Этот раствор появился в воздухе в конце семнадцатого века. До этого, там был такой же воздух, как и на Земле. В начале семнадцатого века появился опасный вирус. Что-то вроде чумы. Вирус знойного лета. Умерло тогда очень большое количество людей. Несколько небольших стран на разных планетах прекратили своё существование. Но, Слава Богу, было найдено лекарство. Этот самый раствор. В состав, которого входят пять кристаллов, которых нет на земле — алмазин, вольтер, аргун, хелексин и эльтер. Токсическое действие раствора для человека нейтрализует бром.

— То есть в чистом виде он опасен для жизни?

Селеста кивнула.

— Тогда почему мы не умерли во время взрыва? Ведь, в лаборатории не было брома. Во всяком случае, Айрис им не пользовалась.

— Дело в том, что звёздные защитники намного сильнее и выносливее обычных людей. Для вас это количество раствора, тем более газ, безопасны. Вот если бы воздействие было бы дольше, интоксикации было бы не избежать. Ещё одно подтверждение моих слов.

Дайан ничего не сказала, она, просто молча, вышла из ванной.

— Пойдёмте. Мы и так здесь слишком долго.

Селеста наспех вымыла руки и последовала за девушкой. Войдя в столовую, они заметили на себе обеспокоенные взгляды. Селеста соврала, что случайно обрызгала платье, а Дайан помогла ей его высушить. Разговоры, которые начались в гостиной, продолжились в столовой. Дайан стала более разговорчивей. Но всё равно держалась отстранённо. Девушка всеми силами старалась выкинуть из головы слова Селесты. Но они словно заноза впились в мозг. Сама же Селеста весь остаток вечера кидала в сторону Дайан короткие взгляды.

Когда гостья уже собралась уходить, она вспомнила, что приехала не с пустыми руками. Селеста забрала из своей машины подарки и снова вернулась в дом. Алану в качестве подарка достались золотые запонки. Дора получила часы из того же металла с алмазами. Ольга цепочку из белого золота со своим именем. Эрику досталась огромная пожарная машина. А вот, Дайан получила кольцо из белого золота с буквой «Д», которая тоже была украшена алмазами.

Селеста не успела протянуть девушке коробку, как она тут же отодвинула её руку.

— Я не могу это принять, — с каменным выражением лица сказала Дайан.

— Бери. Я специально для тебя его подбирала. Видишь, тут буква «Д» — Дайан?

— Нет, я сказала.

Дайан получила сильный щипок за левую ягодицу от Ольги. Старшая сестра улыбалась так, словно, ничего не произошло.

— Дайан, я с тобой полностью согласен. Нехорошо получилось. Мисс Олдридж с подарками, а мы без. Но я завтра же утром всё улажу. Бери кольцо.

Селеста улыбнулась Алану.

— Не стоит. Я дарю подарки от души, а не для того, что бы получить, что-то взамен.

— Всё равно нет, — настаивала на своём Дайан.

Дора извинилась и увела младшую падчерицу на пару минут в столовую. Судя по возмущённому шипению, девушка не сдавала своих позиций. Но когда они вернулись обратно, Дайан всё-таки приняла кольцо. Она даже улыбнулась и поблагодарила.

— Я завтра же вам его отошлю, — тихо шепнула Дайан, когда Селеста пожала ей руку на прощание.

— Пусть, хотя бы с недельку у тебя побудит. А то родители заподозрят неладное, — сквозь улыбку сказала Селеста.

Закрыв за гостьей дверь, хозяева с облегчение вздохнули. Все, кроме Дайан остались довольны вечером. Да, и Селеста после себя оставила весьма приятное впечатление. Наведя небольшой порядок, они разошлись по своим комнатам.

Дайан достала из под стола свой старый рюкзак и засунула туда коробку с кольцом. Селеста была права, если она сразу же избавиться от кольца, родители заметят. Дайан снова засунула рюкзак под стол, даже не закрывая его. У неё было желание поскорее избавиться от тесного платья и туфель. Освободившись от ненужной одежды, она направилась в душ. А после легла в кровать и провалилась в глубокий сон.

Восемь дней спустя Дайан сидела в своей комнате за ноутбуком и играла в игру, которую недавно закачала. Она не являлась заядлым геймером, но за хорошей игрушкой время могла проводить часами. Из-за закрытой двери по второму этажу разносились звуки различного характера. В такие моменты Дайан даже сравнивали с Марией Шараповой. Семья девушки была к этому привычна, а потому просто не обращала внимание на её крики и возгласы.

Дайан извивалась на стуле, как уж на сковородке. Мышка за полчаса игры уже побывала во всех углах правой стороны стола. Девушка так размахалась ею, что случайно, уронила со стола телефон с наушниками. Дайан поставила игру на паузу и полезла под стол. Красный корпус телефона полностью слился красным ковровым покрытием. Хорошо, что наушники были чёрными. Заприметив их, Дайан к ним потянулась. Но рюкзак не позволял дотянуться до наушников. Дайан вытащила его и беспрепятственно добралась до телефона.

Девушка вылезла из под стола и подошла к окну, что б рассмотреть телефон на предмет повреждений. Солнце уже клонилось к закату, и комната была погружена в полумрак. Она внимательно разглядывала телефон, поворачивая его, то в одну, то в другую сторону. К счастью, мобильный был в полном порядке. Дайан снова направилась к столу, но не заметила рюкзак и случайно пнула его. Тот упал, и из него выпало всё, что в нём находилось. По полу покатилась маленькая голубая бархатная коробочка.

Дайан положила телефон на стол и, подняв коробочку с пола, села с ней на кровать. Она с минуту её разглядывала, пытаясь припомнить, откуда она у неё взялась. Дайан открыла коробочку. В ней оказалось кольцо из белого золота с буквой «Д», украшенной алмазами.

— А я и забыла, — негромко сказала она.

Она вытащила кольцо из коробки и начала его рассматривать. Украшение выглядело очень нежно и утончённо. Девушка надела кольцо на средний палец правой руки. Алмазы при свете заходящего солнца очень красиво сверкали.

«— А может не возвращать,» — подумала она.

Дайан улыбнулась. Кольцо ей однозначно нравилось. Она провела подушечками пальцев по алмазам. На её удивление буква слегка пошатывалась. Дайан ещё несколько раз провела по ней пальцами. Но «Д» действительно не крепко держалась.

Девушка сняла кольцо и вместе с ним подошла к окну. Внимательно его, рассмотрев, она заметила, почти микроскопических размеров болтик. Сама же буква была как будто на шарнире.

Дайан повернула её вверх тормашками. Алмазы сначала покраснели, потом пожелтели, а затем и вовсе позеленели. Тонкие зелёные лучи, отходящие от кольца, пронзили воздух. Начал появляться неясный контур. Словно карандашом, в воздухе рисовался человеческий образ. Приглядевшись, Дайан поняла, что это женский контур. Затем краски стали заполнять рисунок.

Минуту спустя перед Дайан стояла… Дайан. Девушка ошарашено смотрела на своего двойника. В то время как она смотрела на неё, чуть улыбаясь.

Двойник был не только, как две капли воды был похож на Дайан. Она даже одета была так же. Двойник даже так же недовольно скорчила лицо, когда ей надоело, что на неё так в открытую смотрят.

— Ну? И долго ещё? — недовольно спросила она.

— Ты кто? — это был самый умный вопрос, который пришёл Дайан в голову.

— Твой клон.

— Откуда? — тоже не самый лучший вариант.

— Из кольца. А вообще из научной лаборатории Звёздного Совета. Меня там создали.

— Угу. То есть ты это я?

— Нет. На самом деле я президент Америки под прикрытием. Конечно, я это ты!

Дайан приблизилась к клону. И уже вытянула палец, что бы в неё потыкать и убедиться в том, что ей это всё не мерещится. Но потом вспомнила про хорошие манеры и спросила:

— Можно?

— Да, — безразлично ответил клон.

Дайан несколько раз ткнула в неё пальцем. Потом не раз обошла вокруг, с оценивающим видом. Прямо 3D зеркало. А затем ткнула в живот. Только на этот раз сильнее. Клон икнула от боли.

Она была такая же тёплая и мягкая, как обычный человек. Её грудь вздымалась при акте дыхания. Она так же чувствовала боль. И внешне от человека была не отличимая.

— Ты человек? — наконец выдавила из себя Дайан.

— Почти.

— Это как?

— Я и внешне и внутренне человек. Просто создана и выращена при помощи науки.

— Где говоришь, тебя создали?

— В лаборатории Звёздного Совета. Селеста не врала. Это правда.

Дайан с подозрением посмотрела на клона.

— А ты откуда знаешь, что говорила Селеста?

— Я знаю всё, что знаешь ты.

— Прямо всё? — хитро щурясь, спросила Дайан.

— Любая информация, что храниться в твоём мозгу, есть и в моём.

— Хорошо. Если ответишь на пару моих вопросов, так и быть поверю.

Клон кивнула головой.

— Имена людей, которых я терпеть не могу?

— Одноклассник Влад и младший брат Эрик.

Дайан изогнула бровь и скрестила руки на груди. Её удивило, с какой быстротой продукция лаборатории дала ответ. Нужно спросить что-нибудь посложнее.

— Сколько раз я сдавала экзамен на права?

— 6 раз.

— И сколько раз успешно?

— И не мечтай, — усмехнулась клон. — Ты все шесть раз его провалила.

— Верно. Самое жуткое событие моего детства?

— Смерть мамы.

— Любимый цвет?

— Их два: чёрный и красный.

— С кем из своих подруг я познакомилась раньше?

— С Айрис.

— Есть ли шрамы на моём теле?

— Нет.

— Моё детское прозвище?

— Даша — путешественница.

— А почему?

— Причёски похожи.

— Кто такой Ян?

— Твой бойфренд. Поцеловалась ты с ним в седьмом классе и с того же момента вы начали встречаться. Твой самый сокровенный секрет — ты боишься кузнечиков. И это Кэти сломала плеер Лиз, а не Принцесса. Вопросы ещё есть?

Дайан с подозрение посмотрела на клона. Но ответы приняла. Учитывая, то, что она получила ответы на те вопросы, которые только хотела задать.

— И что все, как их там… защитники имеют клонов?

— Нет, только вы.

— А мы, что особые?

— Почти. На Земле же ничего не знают. Вот мы вас и будем прикрывать, пока вы свою работу будете делать.

— То есть, как я понимаю у Лиз и Айрис такие же?

Клон кивнула головой. Дайан только хотела задать ей ещё один вопрос, но тут же получила на него ответ.

— Я как бы живу в кольце. И появляюсь только тогда, когда ты переворачиваешь букву. Повернёшь её обратно, и я исчезну.

Дайан так и сделала. На том месте, где только что стоял её клон, теперь ничего не было. Она поводила рукой в воздухе, но ничего не нащупала. Дайан снова повернула букву. На этот раз клон появился гораздо быстрее, чем в первый раз.

Они обе сели на кровать. На лице у Дайан было серьёзное и задумчивое выражение. Ей всё ещё не верилось. Хотя она и чувствовала тепло, исходящее от клона. Она была настоящая. Вне сомнения. Но разум категорически с этим не соглашался.

Нужно было мнение со стороны. Не могут же быть галлюцинации массовыми. И тем более одинаковыми. Дайан встала и подошла к двери. Клон проследила за ней взглядом. Дайан уже собиралась, открыть дверь и позвать кого-нибудь из родственников, но передумала. Здесь нужны были Айрис и Лиз.

Дайан взяла телефон с прикроватной тумбочки. Она стояла за спиной своего клона. Клон так и сидела, даже не повернувшись в сторону своего оригинала. Дайан быстро набрала номер Лиз. В телефоне послышались гудки. Взгляд девушки упал на маленькую подушечку, что лежала на кровати. Она со всей силы кинула её в клона. Так сказать, последняя проверка. Подушка угодила прямо в голову. Ошарашенная и злая клон развернулась к Дайан. Девушка улыбнулась и извинилась. Дайан вовремя пригнулась, так как в следующую секунду подушка полетела в неё.

Лиз подняла трубку.

— Секунду. Я сейчас Айрис подсоединю, — сказала Дайан.

В отличие от Лиз, Айрис на звонок ответила сразу. Ничего толком не объяснив, Дайан попросила подруг, немедленно явиться к ней. И не дожидаясь протестов с их сторон, тут же положила трубку.

Через полчаса после телефонного разговора Лиз и Айрис были в комнате Дайан. Увидев двух Дайан, девочки мягко говоря, были шокированы. А после того, как подруга им всё рассказала, начиная с ужина с Селестой, они и вовсе только хлопали глазами и не знали, что сказать.

— Значит, это она оставила этот раствор в лаборатории? — спросила Айрис.

— Не знаю, — покачала головой Дайан. — Я про это даже не подумала спросить.

Лиз молча, стояла, уставившись на клона Дайан. Извилины девушки работали в бешеном темпе. Переварить столько информации за раз, оказалось не так то и легко. До Лиз стало доходить, что в словах Дайан она упустила, что-то важное. Прокручивая в голове слова подруги, девушка поняла, именно упустила из виду.

— Стоп. Что там с этим раствором?

— В смысле? — не поняла Дайан.

— Ты сказала, что мы могли умереть из-за него.

— Ну, да. Но это было бы в том случае, если бы концентрация была больше или мы бы дольше с ним контактировали.

— И ты так спокойно об этом говоришь? — Затем до Лиз дошла и другая догадка. — Айрис, что тоже знала об опасности раствора?

— Ну… — замялась Айрис.

Пазл в голове сложился в картинку.

— И как давно вы это знаете?!

— Ну, Селеста совсем недавно сказала о кристаллах входящих в раствор.

Дайан постаралась сделать самое легкомысленное и непонимающее выражение. Лиз кипела, словно чайник. Девушка тяжело дышала, широко раздувая ноздри. Ничего хорошего это не предвещало.

— И когда вы собирались нам с Кэти об этом рассказать? — сквозь зубы прошипела она.

Айрис и Дайан переглянулись.

— Лиз, ты всё не так поняла, — начала Айрис.

— Не так поняла?! Не так поняла?! О да, конечно, ведь вариантов полно. Подумаешь, я чуть не умерла. И в правду, можно же подумать, как угодно. — Ещё чуть-чуть и Лиз превратится в бенгальский огонь.

— Ты не одна пострадала. Мы с Айрис тоже пострадали.

— Но вы об этом знали. А мне ничего не сказали.

— Потому что знали, что ты отреагируешь именно так, — тихо сказала Айрис.

— Конечно! Самый лучший вариант сделать крайней меня! — Лиз села на кровать и скрестила рука на груди.

Злость продолжала бушевать внутри. Но чем больше она успокаивалась, тем больше подкрадывалась обида. Ей не доверяли. Ей даже не сказали, что она чуть не умерла. В глазах защипало, а в горле застрял ком.

Айрис села рядом с подругой и обняла её за плечи.

— Не злись. Мы с Дайан не хотели тебя обидеть. Просто сначала хотели всё выяснить. Но, увы, не удалось. Вот и решили тебя не пугать. Ты не представляешь, как я напугалась, когда в моих руках рассыпались волосы Кэти.

Вытерев глаза, Лиз спросила:

— То есть не рассыпались только мои волосы, твои и Дайан?

Айрис кивнула. Лиз посмотрела сначала на Дайан, а затем и на её клона. Клон стояла, молча, подпирая спиной стену. За всё время она сказала всего пару предложений.

— Думаю, нам нужны ответы на много вопросов, — сказала Лиз. — Думаю, нам нужна эта Селеста.

Дайан и Айрис переглянулись. Лиз права. Чем дальше, тем больше вопросов оставалось без ответов.


Красная Ауди подъехала к большому белому дому. Дом был похож на правительственное здание, в котором жил и работал президент. Такой же белый. Не хватало, разве что, флагштока с развивающимся на ветру флагом. Дом имел большие окна, который все, до единого, были плотно занавешены шторами. Этот двухэтажный красавец выделялся на фоне своих соседей. Вокруг него росла сочная, густая зелёная трава. Имелся так же гараж на одну машину. Задний двор был закрыт от посторонних глаз высоким каменным забором. Таким же белым, как и сам дом. Вдоль тротуарной дорожки, ведущей к входной двери, росли кусты с розами.

Лиз припарковалась возле самого дома. На улице было тихо и никого не было. Жаркое сентябрьское солнце было в самом своём зените.

— По-моему он, — рассматривая дом через солнцезащитные очки, сказала она.

Айрис подошла к почтовому ящику. Вслед за ней машину покинули и Дайан с Лиз.

Почтовый ящик был такой же белый, как и дом. На нём каллиграфическими золотыми буквами было выведено «Олдридж».

— Как у неё фамилия? — спросила Айрис.

— Кажется, Олдридж. Да, точно Олдридж, — ответила Дайан.

— Тогда мы на месте, — сказала Айрис.

Девушки подошли к входной двери. Они переглядывались. Ни одна не осмеливалась нажать на звонок. Переминаясь с ноги на ногу, Айрис всё-таки решилась позвонить в дверь. Соловьиная трель ударила в уши, отдаваясь эхом в голове. Никто не открыл. Лиз попыталась заглянуть в окно. Но из-за штор она так ничего и не увидела. Айрис позвонила ещё раз. Но дверь снова никто не открыл.

— Может, её дома нет? — предположила Лиз.

Дайан отодвинула Айрис и в течение полуминуты вдавливала звонок в стену. Дверь по-прежнему никто не открыл.

Дайан отошла в сторону, осматривая дом. Она увидела знакомые белые шторы с золотым рисунком. Но и они были плотно закрыты.

— Её точно нет дома, — сказала она.

— Наверно, ещё на работе, — поддержала Айрис.

— В любом случае, будем ждать, — садясь в машину, сказала Лиз.

Айрис и Дайан тоже вернулись в машину.

Сколько времени точно прошло, никто не знал. Но каждая из девушек уже по одному разу успела сбегать в ближайший супермаркет. Айрис и Лиз даже вздремнуть успели. Наконец в гараж въехал чёрный Мерседес. Девушки быстро вышли из машины. Гаражная дверь уже начала закрываться, когда выходящая из машины Селеста их заметила. Она поспешно нажала кнопку на пульте управления. Дверь прекратила своё движение. Не говоря им не слова, Селеста просто махнула рукой, зовя их за собой.

На этот раз они расположились в другой комнате. По дизайну она мало, чем отличалась от первой. Только теперь с белым цветом в паре был серебренный. Мебель так же была сделана из дуба. Здесь был огромный домашний кинотеатр. В этой комнате было много картин и цветов. Среди, которых преобладали лилии и орхидеи. Вместо книжного шкафа здесь стояло белое фортепьяно. Судя по всему, это была гостиная.

Девушки расположились на диване. А Селеста села на стул. На спинку, которого повесила свой пиджак.

— Что-нибудь хотите? — спросила она.

— Мне, пожалуйста, воду с лимоном, — попросила Айрис.

— Есть идея получше. Мне сестра пару дней назад из Англии прислала чудный чёрный чай. Как вы на это смотрите?

— Я не против, — пожала плечами Лиз.

Айрис и Дайан тоже возражать не стали.

Селеста вышла из комнаты. В холле было слышно, как стучат её каблуки по паркетному полу.

Очень скоро она вернулась с подносом, на котором стояло четыре чашки и чайник. Запах чая быстро распространился по комнате. Перебивая собой запах цветов. Селеста разлила чай по чашкам и протянула их гостьям.

— У меня есть очень вкусные пирожные.

— Не стоит, — отпивая чай, сказала Дайан. — Очень вкусный.

Селеста улыбнулась.

— Не ожидала вас увидеть. Что-то случилось? — спросила она.

Дайан вытащила из кармана коробку с кольцом и поставила её перед Селестой. Женщина удивлённо изогнула бровь.

— Могла бы почтой выслать, — сказала Селеста.

— Я его не отдаю. Где остальные два?

Селеста непонимающе посмотрела на Дайан.

— У Айрис и Лиз должны быть такие же кольца. Где они?

— Я смотрю, ты добралась до секрета этого кольца. Судя по тому, что вы здесь твой клон куда более убедителен, чем я.

В разговор вмешалась Айрис.

— Мисс Олдридж…

— Просто, Селеста и давай на ты.

— Хорошо, Селеста. В общем, мы пришли сказать вам… то есть тебе, что мы… Нет, нет, мы ещё не до конца верим в то, что вы… ты нам сказа… ла. Просто, после этого, — Айрис указала взглядом на коробку с кольцом, — мы в замешательстве. И у нас полно вопросов. И нет ответов. Мы хотим их получить. Потому и пришли.

— По большей части я вам всё рассказала. Всё остальное вы должны увидеть своими глазами.

— Это ты подкинула пробирку в лабораторию, — спросила Лиз. Её этот вопрос мучил со вчерашнего вечера.

— Нет. Не я. Скорее всего это сделала Тина.

— Тина это? — спросила Дайан.

— Хозяйка, тех самых смоляных прихвостней, что на вас нападали. Скорее всего, таким образом, она пыталась вас проверить. Одно понять не могу, как она вас нашла раньше меня?

— Хорошо. Ещё этот же вопрос, кто такая Тина? — спросила Лиз.

— Это меж вселенская преступница. Она специализируется на воровстве, — ответила Селеста.

— Мы уже поняли, что она нас хочет убить, потому что мы ей мешаем. Каким образом мы ей мешаем? — спросила Дайан.

Селеста улыбнулась Дайан. Как прежде, в голосе девушки уже не было пренебрежения.

— А почему преступники не любят полицию? Потому что они мешают им нарушать закон. Для меж вселенских преступников вы и есть полиция. Устранив вас, они получат свободный доступ к Земле.

— И что нам теперь делать? — спросила Лиз.

— Становиться звёздными защитницами Земли. — Селеста поставила пустую чашку на стол.

Девушки переглядывались между собой. Словно, ведя безмолвный разговор.

— И каким образом это можно сделать? — спросила Дайан.

— Звёздный Совет вам в этом поможет. Первого октября состоится очередное плановое собрание Звёздного Совета. И мы туда с вами отправимся. Ну, а пока у нас есть время, я вас потренирую. Что бы вы были готовы.

Селеста встала и опять вышла из комнаты. Вернулась она быстро, держа в руках несколько книг и две такие же голубые коробочки, как и та, которую Дайан до этого положила на стол.

— О нет. Опять учится? — заныла Лиз.

— Придётся. Вы должны быть подготовлены не только физически, но и умственно. Я вам отвечу на все возникшие у вас вопросы. Объясню всё, что не понятно.

— Тут всё не понятно, — сказала Айрис, листая полученную от Селесты книгу.

— Я знаю, что это кажется, чем-то очень трудным. Но вы вскоре со всем освоитесь. — Селеста отдала оставшиеся книги Лиз и Дайан. — Айрис, та пробирка, с раствором ещё у тебя?

— Да.

— Принеси её. Я хочу проверить, действительно ли это solvator. И так с завтрашнего дня жду вас каждый вечер у себя. Будем учиться драться.

— Это я могу, — фыркнула Дайан.

— Не можешь, — возразила Селеста. — Не хочу напоминать, но тогда, в парке, ты не многое могла.

Дайан недовольно цыкнула. Она не любила вспоминать свои поражения. А тот случай в парке для неё и вовсе был позорным.

— Так что, жду вас ежедневно в семь здесь. Явка обязательна. Если хотите жить, — добавила Селеста. — И самое главное никому ни слова. Даже родителям нельзя. И Кэтрин тоже нельзя об этом говорить.

Началось.

Глава IV Звёздный Совет

Лиз вся напряглась. На лбу выступили капельки пота. Девушка встала в боевую стойку. Она несколько раз глубоко вдохнула. Буря взглядом тренировочный манекен, Лиз, что есть мочи, побежала на него, занеся кулак для удара. Но, увы, манекен, оказался, устойчивее, чем она. И на землю упал не он, а Лиз.

— Стоооп! — закричала Селеста. — Идите сюда!

Злость клокотала внутри Селесты. Она устало потёрло лоб.

Девочки подошли к ней, выстроившись в неровный ряд. Они устало смотрели на свою наставницу. Больше двух недель ежедневных тренировок после школы, отнимали последние силы. Все трое ходили, словно дохлые мухи.

— Плохо. Очень плохо, — ходя из стороны в строну, констатировала факт Селеста. Она резко остановилась. — Дайан, ты очень много времени и сил тратишь на пустые удары. Поэтому в нужный момент не можешь нормально ударить. Айрис, перестань боятся бить! Поверь мне, тебя никто не пожалеет. Лиз, — Селеста открыла рот, но потом снова его закрыла. Как бы так, сказать, что б и суть донести и не обидеть? — Лиз… — снова начала она. — Я даже не знаю, как сказать. В общем, тренироваться, тренироваться и ещё раз тренироваться.

Закончив свою гневную триаду, Селеста подняла глаза к небу. Ночь окутала весь город. На небе сияли звёзды. А луна, словно, большой светильник освещала весь задний двор её дома. Неожиданно поднялся ветер, и листва на деревьях зашелестела.

Женщина опустила взгляд. Её подопечные разлеглись на сочно-зелёной траве. Двор со стороны был похож на боевой полигон. Пара манекенов, благодаря совместным усилиям Айрис и Дайан, всё же лежали на земле. На одном из деревьев весела мишень, в которую нужно было попасть ножом с расстояния пяти метров. В десяточку, конечно, никто не попал. Но зато в стволе дерева торчало всего четыре ножа, а не как в первый раз все тридцать. Хотя, всё равно, всё ещё было слишком плохо.

Помимо, занятий физической подготовки, Селеста так же обучала девочек истории, традициям и законам остальных восьми вселенных. Завалив, каждую из них книгами.

— Айрис, ты принесла пробирку? — спросила Селеста.

Девушка устало поднялась на локтях, и вяло кивнула.

— Отлично! Тогда бери ее, и пойдём в лабораторию.

Девочки послушно поплелись за Селестой в подвал. По её словам там находится лаборатория. В это они верили слабо. Так как, Селеста больше смахивала на Тургеневскую барышню, нежели, чем на учёного.

Дверь, ведущая в подвал, была массивной, и как всё деревянное в этом доме была сделана из дуба. Она выделялась на общем фоне. Как и во всём доме, в подвале царил безупречный порядок. Все вещи выглядели, как новенькие и стояли на своих местах. Даже, в подвале семьи Дейман не было столь идеального порядка.

В подвале находился небольшой книжный шкаф. Размером с обычную дверь. Как и все шкафы на верху, он до отказа был набит книгами. Селеста одной рукой слегка отодвинула его в сторону. Дальше своё движение шкаф продолжил сам. Когда он полностью отодвинулся в сторону, открыв дверной проём, в подвал полился белый свет.

Селеста вошла в комнату. Следом за ней вошли и девочки. Увидев лабораторию, их рты раскрылись от изумления.

Огромное помещение, которое освещали лампы дневного света. Пол был выложен белым мрамором. А стены были выкрашены серебристой краской. Столы с огромным количеством химических реактивов. Пять разных микроскопов, которые Айрис видела впервые. Компьютер с жидкокристаллическим монитором, диагональю в 40 дюймов. И ещё множество различной аппаратуры, которой нет на Земле.

Селеста сняла с вешалки один из былых халатов и протянула его Лиз.

— Одевай, — скомандовала она.

— Я не приняла душ. Плохо пахну. А он белый, — начала причитать девушка.

— Халат, — строго повторила Селеста.

Лиз пришлось повиноваться. Айрис, Дайан и Селеста тоже одели по халату.

Они прошли к столу, что стоял у дальней стены. В отличие от всех остальных он не ломился от большого количества техники. На нём стоял всего один прибор. Небольшой куб, с зеркальной поверхностью. А на его крышке расположилось три ряда цифр от 1 до 9.

— Что это? — спросила Айрис.

— Куб Пайна, — ответила Селеста. — Специальный прибор для быстрого распознавания любых химических соединений. Он есть только у полиции и у нас, членов Звёздного Совета.

— А у нас такие же будут? — спросила Лиз.

— Да, но только чуть позже. Айрис, раствор.

Девушка протянула Селесте пробирку со светло-лазурной жидкостью. Женщина откинула крышку и капнула несколько капель в куб. После чего снова закрыла крышку и на цифровой панели набрала 911. Прибор начал еле слышно жужжать. Спустя несколько секунд куб замолк. Монитор компьютера, который был до этого выключен, сам по себе включился. На его белом экране появилось пять кристаллических решёток. Селеста подошла к столу с компьютером. Девочки последовали за ней.

— Алмазин, вальтер, аргун, хелексин, эльтер, — прочла Селеста.

— Это воздух? Да? — спросила Лиз.

— Да это он. Без брома, — сказала женщина самой себе.

Она нахмурилась.

— Не знаю, кто вам его подсунул. Но сдаётся мне, что без Тины здесь не обошлось.

Они вышли из лаборатории и поднялись наверх. Стрелки часов показывали три минуты двенадцатого.

— Селеста, а прихвостни Тины могут нападать на нас только в парке? — спросила Дайан.

— Нет. Они могут делать это где угодно. Просто, видимо, парк для них был удобен.

Дайан нахмурилась. Опасность могла поджидать везде. Что-то долго от Тины не было «приветов».

Наспех собрав свои сумки, девочки попрощались с Селестой.

Лиз остановила машину недалеко от дома Дайан. Дайан тихими, но быстрыми шагами добралась до калитки, ведущей на задний двор. Как она и предполагала, Дора уже закрыла её. Дайан осмотрела забор. К её счастью он был всего полтора метра высотой и деревянный.

Она сняла рюкзак и перекинула его через забор. Подпрыгнув, девушка легко перелезла через него. Дайан подняла рюкзак и уже хотела закинуть его на своё плечо, когда дверь одного из балконов открылась. Она встала под рядом стоящее дерево, выкинув рюкзак в кусты. Девушка стала прищуриваться, пытаясь рассмотреть вышедшего на балкон. Фигура была слишком маленькой и едва заметной за массивными перилами. Сомнений не было, — это был Эрик.

Дайан ещё больше укрылась под тенью дерева. Молясь, что бы брат её не заметил. К несчастью Дайан, зрение Эрика было острым, как у орла. Мальчик без труда разглядел сестру.

— Папа! — послышался крик Эрика. — А Дайан не спит!

— Засранец! — прошипела девушка.

Дайан ещё дальше ногой затолкнула рюкзак в кусты. На балконе показался глава семейства. Алан вглядывался в темноту, пытаясь разглядеть дочь. Впервые он пожалел о том, что решил не оснащать задний двор уличным освещением. Ему, казалось, что так будит лучше, романтичнее.

— Дайан! — выкрикнул он в темноту.

На кухне включился свет. К несчастью Дайан дерево, под которым она стояла, попало под освещение. Выдавая тем самым её место положения. Девушке ничего не оставалось, кроме, как выйти из своего укрытия. Кухонная дверь, ведущая на задний двор, открылась. На пороге стояла встревоженная Дора.

— Быстро в дом, — строго сказал Алан, увлекая Эрика за собой с балкона.

Дайан засунула руки в карманы олимпийки и нехотя поплелась в дом. Дора не стала задавать ей ни каких вопросов, и девушка была ей за это искренне благодарна. Когда Дайан вошла в гостиную, там уже был злой отец. Дора вошла следом. Светившийся от счастья Эрик, которому, наконец, удалось заложить сестру, сидел на диване и болтал ногами.

— Эрик, спать, — скомандовал Алан.

— Но, папа, — захныкал мальчик.

— Эрик, папа сказал, идти спать. Значит, иди спать. Время уже позднее, — поддержала мужа Дора.

Поцеловав родителей на ночь и одарив сестру ехидной улыбкой, мальчик ушёл к себе в комнату. Алан злобным взглядом сверлил дочь. Дора как можно ближе встала к падчерице. Готовясь защищать её.

— И где ты была? — спросил Алан.

Дайан отвела глаза в сторону, не в силах выдержать испытующий взгляд отца. Что ответить на вопрос, она даже не представляла.

На протяжении двух недель вечера с семьями девочек коротали их клоны. И сегодня вечером клон Дайан заменяла её. Если бы не Эрик, подвоха никто бы не заметил. Но этот мелкий паршивец рождён, что б портить жизнь Дайан. Благодаря ему, теперь девушке придётся искать другой, безопасный путь проникновения в дом. А ведь система была так хорошо отлажена.

— С Яном? — Алана раздражало молчание дочери.

— Нет!

— Тогда где?

Девушка прикусила нижнюю губу и опустила глаза в пол. Блин, и что ответить? Белые кроссовки были перепачканы травой и грязью.

Дайан просияла.

— Я бегала.

— Так поздно?

— Просто… Просто… Ночью воздух свежее и на улице людей меньше. Бегать лучше.

Алан сощурил глаза.

— Допустим, верю. Но я заходил к тебе в комнату полчаса назад, и ты мирно спала в своей кровати. Что на это скажешь?

Такого подвоха Дайан не ожидала. Мозг девушки отказывался работать. Ни одной, хотя бы слабенькой отговорки. Но вовремя подоспевшая помощь, позволила с облегчением выдохнуть.

— Так, ладно. Хватит. Поиграли в детективов и будет. Пора спать.

Дора стала толкать падчерицу в сторону лестницы на второй этаж. Но Алан их обогнал. Он быстро поднялся по лестнице. Поняв, куда направляется отец, Дайан пустилась за ним. Но опоздала. Дверь её комнаты была открыта, в ней горел свет. И Алан стоял возле кровати дочери, готовый сорвать одеяло.

— Не надо, — словно, в замедленной съёмке выкрикнула Дайан. Она схватила отца за руку, прежде чем он откинул одеяло.

Алан гневно посмотрел на дочь. Девушке пришлось отпустить его руку. Зажмурив глаза, Дайан стала ожидать худшего.

Что делать? Как объяснить наличие клона? Сказать нереальную ложь или ещё более нереальную правду?

— Умно, — негромко произнёс Алан.

Дайан с недоверием открыла сначала один глаз, потом другой. С души, словно, камень свалился. Под одеялом лежал свёрнутый в рулет плед. Девушка мысленно поблагодарила всех святых, которых знала.

— Всё! — Дора, словно, смерч сорвалась с места. Взяв мужа за руку, он потащила его из комнаты. — Ей завтра в школу, а тебе на работу. Быстро по кроватям!

— Мы ещё не закончили, — кинул Алан напоследок.

Закрыв за родителями дверь, девушка устало об неё облокотилась.

«— Чуть не спалилась,» — подумала она.

Дверь платяного шкафа открылась и оттуда вылезла, едва не упав клон Дайан. На ней была пижама. Да и вообще, сама клон выглядела сонной и растрёпанной. Сняв с ноги платье, в котором она запуталась, клон кинула его в шкаф и закрыла дверь.

— Уф, успела.

— Это точно. Даже не представляю, чтобы было бы, если папа нас рассекретил, — сказала Дайан.

— Эрик и в правду очень вредная зараза.

— Я же говорила, — хмыкнула Дайан.

Клон изучающе посмотрела на девушку. Та ей слабо улыбнулась. За это время для Дайан стало нормой общаться с самой собой. При этом, не страдая шизофренией или каким-то другим психическим расстройством. Они во всём сходились в едином мнении. И как бы ни прискорбно это было признавать, но с клоном было общаться куда легче, чем с подругами.

— Ладно, отправляй меня в кольцо, — сказала клон.

Дайан не сказав ни слова, повернула букву на своём кольце и она исчезла.

Оставшись в комнате одна, девушка отправилась в ванну. Благо, в доме Льюисов каждая комната была ею оснащена. А в комнате мистера и миссис Льюис их было, даже две.

Дайан скинула с себя всю одежду и зашла в кабинку. Настроив температуру воды, она попыталась расслабиться. Но не смогла. Последние несколько дней, если Лиз, Айрис и Дайан удавалось остаться наедине, то они постоянно говорили о Звёздном Совете. Послезавтра будет первое октября. А это значит, что скоро рассказы обретут картинку. Это было и интересно, и страшно одновременно.

Закончив водные процедуры, Дайан вылезла из кабинки. Насухо вытиревшись полотенцем, девушка надела большую синюю футболку, что весела в ванной на крючке. Дайан подошла к зеркалу с задумчивым видом. Она обдумывала: вытереть ей голову полотенцем или же высушить феном? В итоге лень и сон победили. Наспех вытерев волосы полотенцем, Дайан скинула с кровати плед и юркнула под одеяло. Не прошло и пяти минут, как она отошла в царство Морфея.

Как Алан и обещал, утром он продолжил разбор полётов с младшей дочерью. Взяв с той обещание, больше так поздно не бегать. Настроение у Дайан было испорчено. Поэтому девушка, не стесняясь, вымещала злость на всех, кто попадался под руку. Особенно досталось Яну. Ему бедному припомнили все промахи, которые он когда-либо совершал.

Дабы не попасть под дополнительную раздачу, подруги после уроков быстро отправили, всё ещё злую Дайан с Яном домой. Дружно решив, что у него шансов в этой ситуации больше. Айрис, воодушевлённая своей непричастностью к взрыву, напросилась помочь мистеру Лоуренсу в лаборатории. На что мужчина с радостью согласился.

Время понемногу клонилось к вечеру. Кэти козырьком приложила руку ко лбу и подняла глаза в небо. Солнце большим жёлтым диском весело над школой. Она вместе с Айрис стояла возле главных ворот. С минуты на минуты должен был подъехать Роб.

— А пагода-то портится. Вон тучки плывут, — не отрываясь от неба, сказала Кэти.

Айрис тоже подняла глаза. И, правда. С запада, гонимые ветром, по небу плыли тучи.

— Сколько ещё будет длиться твоё наказание? — Айрис перевела взгляд на подругу.

— Ещё неделю, — хныча, ответила Кэти. — Роб — изверг, а его обеды — жесть. Кашу тёмно-коричневого цвета, непонятной консистенции он называет овощным рагу. Слава Богу, сегодня приезжает Жизель, и теперь обеды готовить мне будет она.

Айрис с сочувствием посмотрела на Кэти. Та в свою очередь ей улыбнулась в ответ.

— Бедный Ян, ему сегодня досталось.

— Это точно, — усмехнулась Айрис.

— Если бы я была на его месте, я бы ни за что Дайан домой не повезла.

— Ты же знаешь его, он долго никогда не злиться. Особенно на Дайан.

— Да, любовь, — протянула Кэти. — Тебе не кажется странным, сентябрь почти на исходе, а Лиз до сих пор встречается с Диего?

— По-моему он ей начинает надоедать, — пожала плечами Айрис.

— По-моему тоже. — Затем немного помолчав, Кэти добавила. — Но она поехала с ним есть мороженое.

— Всё равно, не думаю, что это надолго.

Кэти кивнула головой в знак согласия. Из-за угла появилась машина Роба. Парень затормозил возле девочек. Стекло медленно опустилось.

— Привет, Айрис, — поздоровался Роб.

— Привет, — улыбнулась девушка.

— Как дела?

— Всё хорошо.

— А как у неё? — Роб взглядом указал на сестру.

Кэти закатила глаза и скрестила руки на груди.

— У неё тоже всё хорошо. Ведёт себя тихо.

— Это хорошо. А где остальные две?

— По свиданиям разъехались, — ответила Кэти.

— Понятно. Ладно, залезай в машину.

Кэти помахала подруге и села в автомобиль. Дождавшись, когда они скроются из виду, Айрис направилась в лабораторию. Когда девушка туда пришла, мистер Лоуренс уже собирался уходить. Лицо у мужчины было встревоженным, а сам он выглядел рассеянным. Он чуть не налетел на свою ученицу.

— А, Айрис, ты пришла? — поправляя очки, сказал химик. — Проходи. Извини, я спешу. Моя мама попала в больницу. Что-то с сердцем. Но ты можешь воспользоваться лабораторией.

Мистер Лоуренс стал хлопать себя по карманам. В левом кармане его коричневого пиджака что-то зазвенело. Мужчина вытащил из него ключи и протянул их Айрис.

— Я тебе доверяю, — сказал он.

Схватив чёрный дипломат, мужчина вышел из кабинета. Айрис пару секунд просто стояла, хлопая глазами. Пожав плечами, она достала из сумки школьный лабораторный справочник по химии. Открыв его на нужной странице, девушка ушла в подсобную комнату, что бы подготовиться.

Когда Айрис появилась в лаборатории, на ней уже был надет белый халат, такой же, какой был у Селесты в лаборатории, защитные очки и латексные белые перчатки. В руках девушки был лоток с необходимыми реактивами и оборудованием. Она незамедлительно приступила к выполнению опыта.

Айрис работала за столом, что стоял возле окна. Жалюзи были закрыты. Поэтому за воздействие на реактивы солнечных лучей можно было не беспокоиться. Она отодвинула большую колбу, наполненную концентрированной серной кислотой на другой край стола. Не заметив бутыль с дистиллированной водой, девушка его опрокинула. Вся вода, что была в нём, вылилась на пол. Образовалась большая лужа. Её необходимо было срочно вытереть, иначе можно было поскользнуться.

В подсобке тряпки не нашлось. Айрис устало вздохнула. Где бы её раздобыть? Кладовка уборщика находилась в конце этого коридора. Девушка открыла дверь, и уже хотела было выйти из лаборатории, когда заметила посредине коридора знакомую чёрную фигуру. Смоляной прихвостень Тины стоял к ней спиной.

Айрис как можно тише закрыла дверь. Ладони вспотели. Дыхание участилось. Паника появилась, буквально, мгновенно. Полностью заполняя собой пространство девушки.

Бегая взглядом от одной стены кабинета к другой, девушка не придумала ничего лучше, как спрятаться в подсобной комнате.

Забившись в угол между шкафом и стеной, Айрис достала из кармана халата телефон. Дрожащими пальцами она набрала телефонный номер Лиз. Пока девушка ждала ответа, она пыталась себя успокоить и заставить думать трезво. Сердце сжалось в плотный комок. С каждым разом вдох было сделать всё труднее. Секунды тянулись. Для Айрис прошла целая вечность. Лиз всё не брала трубку.

Наконец гудки сменились весёлым голосом подруги:

— Да?

— Л-Л-Лиз. О-он здесь.

На несколько секунд наступило молчание. Был лишь слышан посторонний гул. Айрис в своём воображении чётко рисовала взволнованное лицо подруги, терпеливо ожидая ответа.

— Диего, принеси мне ещё коктейль, — наконец сказала Лиз. — Так, Айрис, успокойся. Давай, глубокий вдох, глубокий выдох.

Айрис послушно выполняла указания подруги. Паника недовольно сморщила нос. Контроль над девушкой ослабевал.

За годы дружбы с ней подруги научились, усмирять Панику Айрис.

— Так, молодец. Хорошо. А теперь не волнуйся. Расскажи мне, что случилось?

Айрис сделала ещё несколько глубоких вдохов. Она почти успокоилась, но её всё ещё продолжало трясти.

— Здесь находится один из прихвостней Тины. Я его видела.

— Здесь это где?

— В школе. В коридоре. Я хотела выйти из лаборатории за тряпкой. Открываю дверь, а он там.

— Он тебя видел?

— Нет. Он стоял ко мне спиной.

— Ясно. Значит, слушай меня внимательно. Сиди там, где сидишь. Не высовывайся. Я звоню Дайан и Селесте. Уже выезжаю. Жди.

— Пожалуйста, скорее, — прошептала Айрис.

Девушка снова положила телефон в карман. Она обхватила ноги руками и положила голову на колени. Айрис устало закрыла глаза. Адреналин всё ещё продолжал бурлить в крови. Девушку ещё трясло. Но дыхание выровнялось. Хотя воздуха по-прежнему не хватало.

Привалившись к спиной к противоположной стене, Паника не сводила прищуренного взгляда с Айрис. Слишком быстро она успокоилась. И Панике это не нравилась. Она пришла сюда за сытным обедом, а её покормили лишь овощами да фруктами. Так дело не пойдёт.

Где-то далеко, послышался, скрип открывающейся двери. Казалось, что это очень далеко. Не здесь. Но совсем рядом раздались тяжёлые шаги. Айрис перестала дышать и открыла глаза. По спине табуном пробежали мурашки. Она медленно подняла голову.

Прямо над Айрис возвышался тот самый смоляной прихвостень Тины, что до этого был в коридоре. На вид все эти смоляные парни были абсолютно одинаковыми. Но Айрис точно знала, что это тот самый.

Его руки были скрещены на груди, а ноги широко расставлены. Невидимыми глазами он смотрел на Айрис.

Паника снова почувствовала контроль над девушкой. Доступ воздуха в лёгкие перекрылся. Даже колено заныло.

— Так, тихо, — пыталась себя успокоить Айрис. — Без паники. Лучше думай, что делать?

Девушка глазами полные страха уставилась на парня в чёрном. Захотелось стать невидимой. Слиться с окружающей обстановкой. Что угодно, лишь бы он её не видел.

Смоляной прихвостень Тины стоял спокойно, не шевелясь. Айрис посмотрела на его широко расставленные ноги. Она вполне может проскочить между ними.

В следующую секунду девушка сорвалась с места и быстро проползла между ног смоляного парня. Айрис выбежала из подсобки и плотно закрыла за собой дверь. Она стальной хваткой вцепилась в ручку. К большому сожалению, у данной двери не было замка.

Смоляному прихвостню Тины понадобилось лишь раз дёрнуть на себя дверь в пол силы, что бы та открылась. Айрис снова бросилась бежать, но туфли на высоких каблуках и кафельный пол сыграли с ней злую шутку. Девушка упала. Смоляной прихвостень подошёл к ней. Схватив девушку за шиворот, он кинул её в стену. Айрис правой лопаткой ударилась об угол доски. Она упала на пол. Но не успела девушка прийти в себя, как её снова схватили. На этот раз за грудки. Смоляной положил Айрис поперёк стола, на котором она до этого работала. И протащив её по всей длине, сметая всё на своём пути, сбросил на пол с другой стороны.

Спина Айрис горела. Девушка негромко завыла от боли. Что есть мочи она пнула смоляного прихвостня по ноге. Удар оказался достаточной силы, что бы он отшатнулся назад. Одна из его ног оказалась в луже, поскользнувшись, прихвостень упал. Увидев, что её противник на лопатках, Айрис превозмогая боль, встала. С соседнего стола она схватила штатив с пробирками. Сначала она кидалась ими по одной. А после и всеми разом. Смоляной прихвостень прикрывался руками, пытаясь отбить хоть одну. Но Айрис кидала их со всей злости и силы. После пробирок пошло всё, что было под руками. Мензурки, колбы, спиртовки, пипетки. Всё это с оглушительным грохотом разбивалось. Решающий удар нанёс полтора литровый бутыль с дистиллированной водой.

Увидев, что её противник не двигается, Айрис поставила на место штатив. Кое-как переставляя ноги, она подошла к прихвостню Тины. Он продолжал лежать неподвижно. Девушка несколько раз легонько толкнула его ногой. Но он по-прежнему не двигался. Что-то ей подсказывало, что это ненадолго. Селеста говорила, что они не живые, но имеют простейшую нервную систему.

Айрис решила спрятаться под учительским столом, вооружившись указкой мистера Лоуренса. Между столом и полом был небольшой промежуток. Благодаря, которому Айрис могла следить за своим противником. Девушка облокотилось спиной о выдвижные ящики, но сразу же об этом пожалела. Она зажала себе рот, чтобы громко не закричать.

Когда Айрис нагнулась, чтобы проверить смоляного прихвостня, то сильно удивилась.

«— Где он?» — пробежала в голове мысль.

Внезапно появилась пара чёрных ног. По крышке стола постучали.

Айрис, что есть силы, вогнала ему в одну из стоп указку. Девушка буквально вылетела из под стола. До двери остался всего один шаг, когда её снова перехватили. Прихвостень Тины откинул девушку к окну. Айрис стала пятиться вдоль стола, через который её до этого протащили. На этот раз смоляной не стал медлить. Он снова повалил девушку на стол. Стальные тиски, в виде рук прихвостня Тины, сомкнулись на шее Айрис. Девушка стала биться, пытаясь вырваться из смертельной ловушки. Но попытки были тщетны. Он был намного сильнее.

На границе между сознательным и бессознательным состоянием, Айрис увидела колбу с серной кислотой. Из всего, что было на этом столе, она единственная осталась в «живых». Девушка стала к ней тянуться. Айрис не хватало всего несколько сантиметров. Она пододвинулась к колбе насколько могла. Воздух вовсе перестал поступать в лёгкие. Главное было не только дотянуться до колбы, но и случайно её не разбить. Она слишком близко стояла к краю стола.

Мир стал ускользать.

Из последних сил Айрис сделала резкий рывок влево. Схватив колбу за горло, она разбила её об голову смоляного прихвостня. Он тут же отпустил её. Его лицо задымилось. Жёлтые капли смолы закапали на пол.

Айрис сползла со стола, держась за шею. Она кашляла и глубоко дышала. Прихвостень Тины был дезориентирован действиями девушки. Он пытался вытащить из головы осколок колбы.

Дверь открылась и в лабораторию вбежали Лиз и Дайан. Увидев, остальных двух звёздных защитниц, смоляной кинулся к окну. Дайан бросилась за ним (лаборатория располагалась на первом этаже). Но, как и в предыдущие два раза, он исчез.

— Чёрт! — прорычала Дайан.

Она подошла к Айрис и Лиз.

— Опять душили, — встревожено сказала Лиз.

— Расскажешь, когда они научаться чему-нибудь другому, — фыркнула Дайан.

В лабораторию неспешным шагом вошла Селеста. Кабинет оставлял желать лучшего. Под ногами скрипело стекло. Весь пол был залит какими-то жидкостями. На своём месте остались, разве, что столы. И только потому, что они были забетонированы.

Селеста прикрыла нос носовым платком, боясь вдохнуть какой-нибудь небезопасный газ. Школьный список реактивов, конечно же, не предполагал ничего опасного. Но осторожность не помешает.

— Выведите её отсюда. А я пока открою окна, чтобы проветрить.

Лиз и Дайан стали помогать Айрис подняться. Вполне случайно Дайан надавила на правую лопатку подруги. Айрис зашипела от боли.

— Спина, — прохрипела она.

Дайан оттянула воротник кофты и посмотрела под неё. Спина девушки была вся красная. Синяки уже стали пробиваться. Особенно красовался синяк у самого основания правой лопатки. Ноги и руки Айрис были не в лучшем состоянии.

Дайан осторожно взяла подругу за талию. И вместе с Лиз она вывела её из лаборатории. Селеста открыла окна и тоже покинула кабинет.

— У тебя есть ключи? — спросила она, захлопывая дверь.

Айрис кивнула.

— Дай мне. А, кстати, где лаборант?

— Она ушла в декретный отпуск. А нового найти ещё не успели, — ответила Лиз, передавая Селесте ключи.

— Это хорошо.

Селеста закрыла дверь. Затем она достала из кармана пиджака, какой-то металлический прутик и засунула его в замок. Послышался щелчок. Потеребив дверь за ручку, и убедившись, что она закрыта, Селеста вернула ключ Айрис.

— А что с лабораторией делать? Там же полнейший разгром, — с беспокойством спросила Айрис.

— Это я беру на себя. Можешь не беспокоиться. Завтра она будит такой же, какой ты в неё зашла.

Селеста замолчала. А спустя несколько секунд снова сказала:

— Сейчас едем ко мне. Айрис надо осмотреть.

Никто возражать не стал.

Ведя Айрис по коридору, Дайан стала оглядываться по сторонам. Ни единой живой души. Абсолютно никого. Странно, что на шум битых стёкол никто не отреагировал. Хотя, когда Дайан входила она видела нескольких охранников и уборщика. Странно всё это. Очень странно.


Лиз крутилась вокруг машины Селесты. Залезая абсолютно везде, до, куда могла дотянуться. Дайан подпирая спиной стену гаража, и скрестив руки на груди, наблюдала за подругой. В отличие от Лиз, у неё не было сил даже стоять. Ночка выдалась бессонной. Вопрос, почему никто не отреагировал на шум, до сих пор не оставлял девушку в покое.

— Лиз, что ты там ищешь? — наконец не выдержав, спросила Дайан.

— Пытаюсь, найти кнопку, которая превратит машину в ракету.

Лиз с грохотом захлопнула багажник и состроила недовольное личико.

— Блин, я перерыла всю свою машину, но тоже ничего не нашла.

На следующий день, после того, как девочки согласились стать звёздными защитницами, Селеста забрала у Лиз машину на день. Обосновав, это тем, что её нужно оснастить необходимым оборудованием, для полётов в космос. Девушка ожидала, что когда снова увидит свою машину, та будет похожа, ну, как минимум на самолёт. Но никаких внешних изменений автомобиль не претерпел. А после ревизии машины десятиклассником Полом Шнайдером, как оказалось, внутри тоже ничего не изменилось. А ведь парень в машинах разбирался не хуже, чем Коко Шанель в маленьких чёрных платьях.

Дайан скептически хмыкнула. Мысль о том, что они на обычной легковой машине, пусть даже это и Мерседес, полетят в космос, не внушала ей доверия.

Лиз ещё раз обошла весь автомобиль.

В гараж вошли Селеста и Айрис. Айрис эту ночь провела в белом особняке. Селеста смазала спину девушки какой-то мазью. Пообещав, что она поспособствует быстрому заживлению. Некоторые части тела, а особенно спина всё ещё ныли. Но от синяков не осталось и следа. Айрис встала возле Дайан и положила голову ей на плечо. Глаза закрылись сами собой. У неё тоже была бессонная ночь.

— Селеста, может ты, наконец, раскроешь секрет? — спросила Лиз, пристально глядя на советницу.

— Какой ещё секрет? — Селеста с удивлением посмотрела на девушку.

— Где находится кнопка, превращающая машину в ракету?

— Её нет.

— Как нет?

— Так нет. Просто, когда будим взлетать, режим полёта включится автоматически.

— Ха-ха-ха, ты прямо юмористка, — с сарказмом сказала Дайан. — Ракета, скорее всего, под гаражом, — обратилась она к Лиз. — Правда, не понимаю, как мы будем взлетать, ничего не разрушив.

— Нас в ракету не пустят, — почти засыпая, сказала Айрис.

— Почему? — удивилась Лиз.

— У нас нет подготовки.

Селеста переводила взгляд с одной защитницы на другую. И чем больше она на них смотрела, тем больше её охватывало дурное предчувствие. Однозначно, сегодняшний совет не будет таким скучным, как всегда.

— Я вполне, серьёзно, мы полетим на машине, — сказала Селеста.

Ничего не говоря, Дайан рванула с места. Девушка села на переднее сидение, возле водителя. Из-за резких и спонтанных действий подруги, Айрис пришлось лавировать, чтобы не потерять равновесие. А ведь она так хорошо устроилась на её плече. Сон, как рукой сняло.

— Пристёгиваться обязательно? — спросила Селесту Дайан.

Селеста сделала задумчивое выражение лица.

— Да.

— Дайан, так не честно, — Лиз подскочила к машине. — Я хотела сидеть впереди.

— Кто не успел, тот опоздал, — пристегивая ремень безопасности, ответила Дайан.

Лиз нахмурилась и надулась. Благодаря пухлым щёчкам девушки, которые остались ещё с детства, она в такие моменты была похожа на хомяка. Цвет её лица слился с малиновым блеском для губ.

«— А может сказать, что ошиблась?» — пронеслось в голове у Селесты.

Чем больше женщина смотрела на своих подопечных, тем более провальнее ей, казалась, её затея. Им придётся туго. Очень туго. Девочки совсем не готовы к тому, во что их хотела ввести Селеста. И что самое плохое, ни одна из них не воспринимала в серьёз всю ситуацию. Да уж жаркий будет денёк. Селесте ещё предстоит попотеть и покраснеть.

Дайан показала Лиз язык. От чего та пришла в ярость.

— Тебе конец! — прошипела Лиз.

Девушка села в машину позади Дайан. Её колени упёрлись в сиденье подруги. С остервенением Лиз ещё глубже вдавливала ноги, стараясь, как можно больше причинить неудобств.

— Я тебе устрою сладкую поездочку, — улыбаясь в зеркало заднего вида, сказала Лиз. И в подтверждении своих слов пнула сидение. Дайан проигнорировала.

— Айрис, в машину, — сказала Селеста.

Дождавшись, когда все усядутся и пристегнуться, женщина выехала из гаража. Проехав пару десятков метров, Селеста свернула в узкий, но длинный переулок. Ехала она очень медленно. Постоянно оглядываясь по сторонам. Убедившись, что поблизости никого нет, Селеста стала медленно тянуть руль на себя. Айрис взглянула в окно и увидела, что машина парит в нескольких сантиметрах над землёй. Чем больше Селеста тянула руль на себя, тем выше они поднимались.

Спустя некоторое время на приборной панели загорелась цифра 100. Увидев её, Селеста вернула руль в прежнее положение.

— И что это значит? — Дайан взглядом указала на цифру.

— Что мы находимся в ста метрах над землёй. Приготовитесь, сейчас будит очень сильно трясти.

Машина начала резко набирать высоту. Началась жуткая тряска. Да, такая, что ни один миксер на такое не способен. Испуганные девушки вжались в сидения и вцепились в дверные ручки. Правду говорят, у страха глаза велики. Спокойной оставалась только Селеста.

Мерседес поднялся до уровня облаков. Трясти престало.

— Выпустите меня отсюда! — пропищала Лиз.

— Не могу. Мы находимся на уровне четырёхсот метров над землёй.

— Сколько? — глаза Дайан округлились.

— Четыреста метров. Но сейчас уже выше.

— Мама, — Лиз вжалась в сидение ещё больше и зажмурила глаза.

Дайан, как обычно пыталась сохранить свою железобетонную выдержку, но на этот раз получалось не очень хорошо. Ладони вспотели. А дыхание стало частым и прерывистым. Дайан заёрзала на месте. Даже не боясь высоты, девушка не решалась взглянуть в окно.

На удивление Селесты самой спокойной оказалась Айрис. Девушка сидела тихо и ровно. И даже смотрела в окно. Селеста настроила зеркало заднего вида на Айрис. Но нет, она не ошиблась, Айрис и правда была спокойна, как танк.

Машина пару минут повисела на одной высоте, а затем всё быстрее стала поднимать вверх.

— А трясти больше не будет? — как-то неуверенно спросила Дайан.

— Нет, — замотала головой Селеста. — Да, в принципе не должно. Просто, я недавно поменяла амортизаторы. А новые всегда реагируют тряской на первый полёт.

Облака быстро пропали из поля зрения. Они и не заметили, как быстро потемнело. И ещё быстрее они оказались в открытом космосе.

— Это противоречит всем законам физики, — не то ли возмущённо, не то ли восхищённо сказала Айрис. Девушка настолько сильно припала к стеклу, что казалось, вот-вот его выдавит.

Открытый космос. Меньше, чем за минуту они отлетели на приличное расстояние от Земли. Планету с лёгкостью можно было рассмотреть. Какой же маленькой и беззащитной она выглядела.

Что-то сначала застучало, а затем громко засопело. Селеста, Айрис и Дайан развернулись в сторону Лиз. У неё сейчас было точно такое же выражение лица, как тогда, когда её пытались задушить. Девушка, словно, рыба на суше хватала воздух. Без сомнения, Лиз впала в паническое состояние.

— Отстегни её, — сказала Селеста Айрис.

Но даже, когда Лиз освободили от тугого ремня, задыхаться она не перестала.

— Лиз, — Айрис тревожно смотрела на подругу, обмахивая её руками.

— Может, окно откроем? — предложила Дайан.

Селеста закатила глаза. А затем терпеливо сказала:

— Я понимаю, что только что разрушила все твои представления и знания о космосе. Но в открытом космосе как не было воздуха, так и нет.

— Тогда включи кондиционер. Включи… Ну, я не знаю. Но включи что-нибудь! Прошу тебя! — Теперь в панику впадала Айрис. А это было раз в сто хуже. Так как на её успокоение понадобиться полдня, как минимум.

— Сейчас, — сказала Дайан.

Девушка отстегнула ремень и большей частью своего тела оказалась на заднем сиденье. Лицо Лиз было, почти синим. Зато Айрис только начала принимать красный цвет. Дайан недолго думая, влепила по звонкой пощёчине каждой подруге. Средство было эффективным и действовало моментально. Если Айрис начала приходить в себя, то у Лиз было всё наоборот. Девушка снова начала краснеть, но на этот раз от злости. Прежде, чем она успела разразиться криком, Дайан успела вернуться на место и заткнуть уши.

Пятиминутная злобная триада Лиз закончилась сначала шипением, потом и вовсе бурчанием себе под нос.

После того, как в машине наступила относительная тишина, Селеста решила двигаться дальше. Объясняя девочкам, буквально всё, что попадалось на пути.

— Итак, сейчас мы долетим до планеты под названием Плутон, а затем…

— Плутон с 2006 года не относится к планетам, — поправила Айрис.

— Это у землян Плутон не планета. С самого образования девяти вселенных он был планетой. Итак, мы долетим до Плутона, а затем свернём налево.

— А…

— А если свернём направо, то попадём сначала во вторую вселенную, а если ещё раз направо, то в первую, — предугадала вопрос Лиз Селеста. — А нам нужно в пятую вселенную. На планету Станиславия — пятая планета пятой вселенной.

— Ясно, — кивнула Лиз.

— И сколько нам на это понадобиться время? — спросила Дайан.

— Около полутора двух часов.

Девочки удивлённо переглянулись между собой.

До Плутона они долетели меньше, чем за четверть часа. Любой ученый, узнав это, съел бы свои учебники без соли.

Космос действительно был прекрасен. Далёкие звёзды манили своим блеском и недоступностью. Тишина и покой. Хочешь куда-нибудь сбежать от всего и всех? Беги в космос.

Как Селеста и говорила, долетев до Плутона, они свернули налево. Казалось, машина влетела в какой-то пластиковый тоннель. Всё было видно, но изображение было искажено. Посмотрев в окно, Айрис увидела, как кольца Сатурна сначала стали волнистыми, а затем стали раздваиваться. Она зажмурила глаза и встряхнула головой. Но открыв их снова, поняла, что это не обман зрения.

— Мы летим по одному из меж вселенских тоннелей, — начала Селеста. — Как я уже говорила, девять вселенных расположены кольцом вокруг Солнца и соединены друг с другом такими тоннелями, — а затем она замолчала, будто что-то припоминая. — Не помню, говорила я вам или нет. Но каждая вселенная, как и планета, имеет свою ось.

Советница замолчала. В машине вновь воцарилась тишина.

Преодолев меж вселенский тоннель, они попали в другой мир. Точнее в другую вселенную. Нет, здесь было так же темно и много далёких сверкающих звёзд, как и в их вселенной. Но все планеты были похожи на Землю. Какая-то больше, какая-то меньше. Где-то суши больше, чем воды, где наоборот. И у каждой был спутник. Луна? Точно, Луна.

— Четвёртая вселенная, — констатировала Селеста, прежде, чем влететь в очередной тоннель.

Изображение снова исказилось. Через пару минут, и эти планеты исчезли из виду. Как до этого планеты третьей вселенной.

— Офигеть, — протянула Лиз.

Селеста довольно хмыкнула.

Миновав ещё один меж вселенский тоннель, Селеста стала сбрасывать скорость.

— Зачем? — удивилась Дайан.

Женщина слабо улыбнулась.

— Если бы ты внимательнее изучила книгу о «Законах и правилах поведения», то знала бы, что внутри вселенной нельзя, перемещаться со скорость более двухсот тысяч километров.

— Мы летели со скоростью двести тысяч километров в час? — опешила Айрис.

— В минуту, — поправила Селеста.

Мимо них пролетела машина, которая больше напомнила белый катафалк. Очень хорошо отполированный белый катафалк. Без колёс.

— А что на других планетах машины без колёс? — спросила Лиз, провожая взглядом машину.

— Почему же? С колёсами. Просто, во время полёта они убираются, как шасси у самолёта.

Как и в четвёртой вселенной, в пятой все планеты тоже были похожи на Землю. Как Селеста и говорила, через полтора часа они казались в атмосфере Станиславии. Посадка прошла куда более удачно. Мерседес припарковался возле того самого замка, который Селеста показывала в их первую встречу.

Выйдя из машины, девочки застыли, как каменные изваяния.

Наяву этот замок выглядел ещё более сказочней и фантастичней. Они с жадностью рассматривали каждую деталь этого чуда архитектуры.

Увидев это, Селеста улыбнулась. Её звёздные защитницы слишком заняты созерцанием замка. А это значило, что она ненадолго может их оставить и сходить по своим делам.

— Лиз, Айрис, Дайан, — окликнула их Селеста, закрывая машину. Девочки даже не развернулись на её слова. Селесте только это и надо было. — Я ненадолго отойду. Никуда не уходите. Я скоро.

Девочки отреагировали на слова советницы вялыми кивками.

Запрокинув головы на столько, насколько это им позволяла физиология, они рассматривали флаг на самой высокой башне. Флаг был чем-то похож на флаг Украины. Такие же две широкие полосы синего и жёлтого цветов. Только посередине был белый круг, обведённый красной линией. А внутри круга была изображена маленькая жёлтая птичка. Кажется, канарейка.

Замок своей красотой и великолепием затмевал всё вокруг. Окружающий пейзаж, туда-сюда снующие люди, уход Селесты — всё это осталось незамеченным. От созерцания замка девочек отвлёк жуткий рёв. Который могли издавать только мотоциклы.

Через огромные белые металлические резные ворота во двор здания Звёздного Совета въехало три мотоцикла. Тёмно-синие железные кони отражали от своих поверхностей солнце словно зеркала. Все расступались, уступая дорогу. Лица водителей были скрыты шлемами. Но даже и без этого можно было с уверенностью ответить, что мотоциклами управляли мужчины. Тёмно-синие кожаные костюмы, достаточно плотно облегали накаченные тела.

Здание Звёздного Совета располагалось в горной местности. И здесь часто по ночам шёл дождь. Эта ночь не стала исключением. Но Солнце уже успело осушить почти все лужи. Оставив от самых крупных из них лишь маленькие лужицы. К несчастью Лиз, она стояла как раз именно возле одной из таких. Остановившись возле девочек, один из мотоциклистов окатил новые туфли Лиз водой из лужи.

Девушка тут же рассвирепела.

— Ты, что не видишь, куда едешь? — истошным голосом закричала она.

Мотоциклисты сняли свои шлемы. Это и в правду, оказались, мужчины. Точнее молодые парни. На вид им можно было дать не более двадцати пяти лет. Один из них был голубоглазый блондин, со смуглой загорелой кожей. Его коротко стриженые волосы были уложены в «ёжик», который почему-то не помялся под шлемом. Парень был весьма симпатичен, но создавал гадкое впечатление. Возможно, тому виной была ехидная ухмылка. Это он обрызгал туфли Лиз.

Второй парень, который находился по правую руку от блондина, был азиатом. У него были очень вдумчивые чёрные глаза, желтоватый оттенок кожи и такие же чёрные, как глаза, волосы. Один из его родителей, явно был представителем европеоидной расы. На это указывали крупные черты лица, широкие глаза, хоть разрез и был азиатским. Парень был крупным и в росте наверняка не уступал блондину. А самое главное, и азиат, и блондин имели схожие черты. Но в отличие от первого парня он смотрел на девушек абсолютно безразличным взглядом, при этом часто моргая.

И третьим, оказался, миловидный шатен, с длинной аккуратно уложенной чёлкой. У него были большие и улыбающиеся карие глаза. Наверняка, этот парень был младше остальных двух. Как и азиат, он был похож на блондина, но в меньшей степени. У шатена были более мелкие и нежные черты лица. Чем очень был схож с ангелами, которых изображают на картинах и открытках. Парень виновато смотрел на девушек. Он первый слез с мотоцикла и подошёл к ним.

— Прошу прощения за своего брата. Он право не хотел, — извинился шатен. На его губах играла виноватая улыбка.

— Хотел, хотел, — слезая с мотоцикла, самодовольно сказал блондин.

Шатен повернулся к брату.

— Макс, ты хоть раз можешь вести себя по-человечески? — парень снова развернулся к девочкам. — Ещё раз прошу прощения. — Он снова виновато улыбнулся.

Лиз скептически посмотрела на свои туфли, потом на шатена. В его лице было столько мольбы. А ещё он был такой хорошенький, что ответить отказом на его просьбу она просто не могла. А посему с глубоким наигранным вздохом с «барского плеча» бросила:

— Ну, ладно.

Шатен вмиг просиял.

— Меня зовут Маркус. А это как вы поняли мой старший брат Макс, — он кивком головы указал на блондина. Макс хищно оскалился. — А это, — Маркус кивнул головой в сторону азиата, — мой ещё один старший брат — Марк.

Внешнее сходство, конечно есть. Но что б Марк был братом…

— А вы, наверно, звёздные защитницы Земли? — спросил Маркус.

— А ты, что по их глупым лицам не видишь? — сказал Макс.

— Макс! — Маркус сжал кулаки.

— Макс. Макс. У тебя, что пластинка заела? Других имён не знаешь? — Макс получал невиданное удовольствие от сложившейся ситуации.

— Замолчи! — прошипел Маркус.

Макс кинул на брата взгляд полный презрения. Он уже собирал снова сказать что-то колкое, но передумал.

— Вы звёздные защитницы Земли? — ещё раз спросил Маркус.

— Да, — ответила Лиз. — Я Лиз. А это Айрис и Дайан.

— Очень приятно познакомиться, — улыбнувшись, сказал Маркус.

Макс сделал вид, что его стошнило. До этого безучастный Марк рассмеялся.

— Розовые сопли, — шёпотом сказал Макс, но так, чтоб его услышали все.

Маркус глубоко вздохнул и, натянув на лицо снова улыбку, сказал:

— Мы тоже звёздные защитники, только планеты Армакс.

— Армакс? — Девочки переглянулись.

— А то где? — спросила Дайан.

— Бестолочь. — Снова шёпотом, но снова для всех сказал Макс. Марк снова засмеялся.

Дайан хотелось, врезать этому павлину еще, когда он сказал, что у них глупые выражения лиц. Но сдержала себя. А вот повторное оскорбление своей личности девушка не могла простить. В два шага она, оказалась возле мотоцикла Макса. Схватив парня за грудки, она сильно его тряханула. Макс лишь ухмыльнулся. На месте его лица появилось лицо Влада. Дайан аж скрипнула зубами от злости.

— Повтори, — сквозь стиснутые зубы процедила она.

— Бес-то- лочь, — по слогам произнёс Макс.

— Тебе конец!

Дайан уже начала заносить руку для удара, когда её остановила Айрис. Девушка крепко держала руку подруги. Хоть и было это не просто. Сильная от природы Дайан в моменты гнева по силе могла сравниться с любым парнем.

— Он этого не стоит.

— Марк, ты только посмотри. Их здесь, оказывается, трое, — с искреннем удивлением сказал Макс.

Макс с интересом стал рассматривать Айрис, словно диковинную зверушку. Под пристальным взглядом парня девушка почувствовала, как начала краснеть. Она опустила глаза и отвернулась в сторону. Айрис, казалось, что она стоит перед ним голая. Девушке так же, как и вчера в лаборатории, захотелось, стать невидимкой. Прошло всего несколько секунд, прежде чем Лиз встала между ними. Но для Айрис это были минуты.

Лиз была похожа на кошку, готовую защищать своего котёнка перед огромной и злой собакой. Её взгляд не сулил ни чего хорошего. Да, и рядом тяжело дышащая Дайан, вселяла надежду на небольшую потасовку. Но Маркус… Здесь был Маркус.

— Так, всё хватит! — скомандовал он. — Девочки, пойдёмте, найдём Селесту.

Дайан нехотя отпустила самодовольного блондина.

— В следующий раз не спасут, — прошипела она.

Лиз бросила осуждающий взгляд на оставшихся братьев. И увлекая за собой Айрис, пошла вслед за Маркусом. Дайан последовала за ними.

— Эй, мелкая! — Голова Айрис вжалась в плечи. Она была уверена, что Макс обращается к ней. — Ты побольше морковки ешь. Да, на жиры с углеводами налегай. — В его «совете» было столько призрения. Не понятно почему, Айрис показалось, что она в чём-то виновата.

Дайан прохрустела костяшками всех пальцев и уже собиралась возвращаться. Но Маркус её остановил.

— Зато, в отличие от тебя она не мелькает перед глазами, словно бельмо. И не ведёт себя, как слон в посудной лавке.

Айрис до боли закусила нижнюю губу, чтобы не расплакаться. Она ещё никогда не чувствовала себя более слабой, чем сейчас. Жуткий, кошмарный, просто ужасный Макс.

Настроение девочек, да и самого Маркуса было испорчено. Что не говори, а Макс мастер довести до белого каления. Хотя, впрочем, его поведение было вполне ожидаемым. И для Маркуса это не стало большим сюрпризом. Макс самого начала был против всей это затеи со звёздными защитниками Земли. А когда узнал, что эти самые защитники женщины и вовсе взъерепенился.

Подойдя к главному входу замка Звёздного Совета, Маркус резко остановился. Он повернулся к девочкам и улыбнулся им самой доброй из всех своих улыбок.

— Пожалуйста, не обращайте внимание на Макса. У него просто, дурной характер. Да и жизнь с ним не очень ладит. А так он хороший, честно.

Дайан фыркнула.

— Итак, я хочу, чтобы оставили всё своё негативное настроение здесь. И вошли туда, — Маркус головой указал на двери, — полные оптимизма.

Даже не понятно, как этот ангелочек может быть братом белобрысого дьявола? Маркус обезоруживал улыбкой. Посмотришь на него, и злость вся улетучивается. Ну, точно ангел во плоти. Не хватает только крыльев и нимба. Под действием чар Маркуса девочки одна за другой улыбнулись ему. За что он их наградил ещё более широкой улыбкой и распахнул двери.

В глаза ударил яркий, белый, режущий свет. Они, словно, вплыли внутрь. Огромный зал, просто невообразимых размеров, был целиком белый. Белый мрамор покрывал всё: стены, пол, потолок. На окнах, чью высоту невозможно было увидеть, не запрокинув голову, висел полупрозрачный, лёгкий, белый, словно дымка, тюль. Который колыхался от ветерка. С потолка свисала гигантская хрустальная люстра. Солнечные лучи, пробивающиеся сквозь тюль, отражались в хрустале всеми цветами радуги. Потолок подпирали массивные белые колоны. По бокам от каждого окна стояли большие хрустальные вазы. В каждой такой вазе стояли диковинные для девочек цветы. Их палитра включала все цвета от бледно-розового до жёлтого. Между вазами располагались белые кожаные диваны с серебряными резными ножками. На стенах висели огромные портреты, неизвестных девочкам людей.

Но, не смотря на всю роскошность зала, взгляд к себе притягивала неимоверно гигантских размеров чёрная мраморная лестница. Лестница была конусовидной формы. Чем выше поднимаешься, тем меньше становились ступеньки в длину. Белоснежный зал и чёрная, словно смоль, лестница создавали контраст, как клавиши пианино.

— Правда, красиво? — спросил Маркус.

— Да, — протянула Лиз, рассматривая люстру.

— Знаю. Когда отец нас с Максом привёл сюда в первый раз, — на лице у парня появилось задумчивое выражение, а на губах заиграла лёгкая улыбка, — Максу было восемь, а мне пять, мы были так же поражены этой красотой, как сейчас вы. Бегали туда-сюда, прятались за колонами друг от друга и от папы.

Слова Маркуса заставили Дайан оторваться от созерцания. Она с непониманием посмотрела на него.

— А как же Марк? Он же старше тебя?

Услышав вопрос, Маркус помрачнел.

— Да, между мной и Марком год разница. Мне девятнадцать, ему двадцать. Просто… Просто, всё дело в том, что у нас с Максом одна мать, а у Марка другая. Он незаконнорождённый сын нашего отца. — Маркус снова улыбнулся. — Нам наверх.

Второй этаж был почти точной копией первого. Почти. Белоснежный мрамор, огромные окна, портреты, вазы с цветами. Ещё одна массивная чёрная мраморная лестница, только на этот раз винтовая. Да, и по габаритам она была меньше.

Если на первом этаже к себе взгляд приковывала лестница. То здесь это делала массивная двустворчатая дверь. Так же, как и лестницы, она была чёрного цвета.

— Нам туда, — Маркус указал на дверь.

— А что там? — Лиз указала на винтовую лестницу.

— Это рабочая зона. Там находятся комнаты и кабинеты.

На вид эта дверь, казалась, тяжелее входной. Но очень легко открылась, когда Маркус потянул ручку на себя. Парень пропустил девочек вперёд.

Так же, как и всё здесь находящиеся, этот зал был огромен. И он тоже был выложен весь мрамором. Только не белого, а лазурного цвета. Большие окна. Лазурный тюль, который был даже светлее, чем раствор solvator. Посреди зала стоял большой мраморный круглый стол, в тон цветовой гаммы комнаты. Вокруг стола располагалось 36 светло-голубых кресел с белой отделкой. 37-ое кресло, что стояло напротив двери, больше напоминало трон из-за своей высокой спинки. Но в целом не отличалось от остальных. Посреди стола стоял большой хрустальный шар. Несколько красных «облаков», словно слипшиеся эритроциты, плавали внутри. Казалось, что «облака» плавают не в жидкости, а в воздухе.

Большая площадь стен была обвита растением, чем-то напоминающим цветущую лиану. Её цветы были крупными и разноцветными. Из-за них в зале был душистый и сладковатый запах. Который был весьма ненавязчив и очень даже приятен.

— Это зал для совещания. Здесь проходят все собрания Звёздного Совета, — сказал Маркус.

Величественность. Роскошь. Стиль. Эти слова описывали все впечатления, что оставлял после себя это замок. Уют? Возможно. Хотя, не совсем. Не смотря, на тепло, что от него исходило, желание остаться здесь на продолжительное время не было.

В зал вбежала запыхавшаяся Селеста. Найдя здесь своих подопечных, женщина немного успокоилась. Увидев Маркуса, она сначала обрадовалась. Но если девочки познакомились с ним, то вероятность того, что они познакомились и с двумя другими братьями Армакс, была равна 100 %. Улыбка моментально сползла с её лица.

— Здравствуй, Селеста, — сказал Маркус.

— Здравствуй, — женщина еле заметно улыбнулась, а после обратилась девочкам. — Вы, почему ушли? Я же вам сказала, ждать меня.

— Не ругай их. Это я виноват. Это я их забрал, — вступился парень.

— Если бы он нас не забрал, то кровь бы пролилась раньше, чем началось собрание.

— Дайан! — возмутилась Лиз.

Девушка сердито посмотрела на подругу. Селесте вовсе не обязательно знать о стычке.

Женщина вздохнула.

— Ясно. Значит, вы уже познакомились с Максом Армаксом.

— Было дело, — сказал Маркус.

Зал понемногу стал наполняться людьми. В основном они входили группами по четыре человека. Амплитуда возраста колебалась от 20 до 65 лет. Они все до единого были мужчинами. Стройные, подтянутые. Даже те, кому было за 60, не уступали по форме молодым. Звёздных советников от звёздных защитников отличали строгие, деловые костюмы. Селеста была одета под стать им. Строгий тёмно-бордовый пиджак с узкой юбкой карандаш в цвет ему, белая блузка с одной расстегнутой верхней пуговицей. А на ногах вишнёвые лакированные лодочки. Селеста более, чем вписывалась в окружающую обстановку. Чего нельзя было сказать о её подопечных.


Уже почти все заняли свои места за столом, когда на пороге появились оставшиеся защитники Армакс и их советник. Звёздному советнику Армакс на вид было 45 лет. Это был высокий, стройный, загорелый, подтянутый мужчина. Чьи накаченные мышцы выпирали даже из под делового костюма. Он был полностью седовласым, но его это совершенно не старило. Между бровями залегли две глубокие морщинки. Стоящий позади Макс, был схож с ним, как две капли воды.

Присутствующие с любопытством разглядывали новеньких. На лицах некоторых было смущение. Другие же наоборот усмехались, явно являясь сторонниками Макса. Сам же Макс посылал напротив сидящему парню какие-то знаки и корчил рожи. Парень хихикал и периодически поглядывал на девочек. Кулаки Дайан так и чесались. Макс сидел всего через человека от неё. Но этим человеком был звёздный советник планеты Армакс. Девушка стиснула зубы и кулаки.

Тишина воцарилась, когда в зал зашёл пожилой мужчина 70 лет. У него было очень доброе лицо и смеющиеся глаза. Чёрные волосы, волнистые от природы, были отмечены всего одной седой прядью. На нём была лазурная мантия с белым воротником-стойкой. Мужчина занял то самое кресло с высокой спинкой.

Не успел он сесть, как все поднялись, приветствуя его. Мужчина улыбнулся и кивнул головой. Девочки сразу догадались, что это один из судей.

— Приветствую вас, уважаемые. Рад вас снова видеть. Ну, что начнём как обычно с кратких отчётов, а потом перейдём к новостям.

Один за другим со своих мест стали подниматься звёздные советники, произнося одну и ту же речь: «Нарушений никаких не выявлено. Работа идёт в положенном темпе. Чрезвычайных ситуаций не произошло». Восемь из девяти советников сказали это. Все, кроме Селесты.

Дослушав последнего советника, судья повернулся к левой части стола.

— Селеста, я прочёл твой отчёт. Ты писала о том, что нашла звёздных защитников Земли. Мы тебя все внимательно слушаем.

Селеста встала, поправляя пиджак.

— Да, — как-то неуверенно подтвердила она. — Вот, прошу, знакомьтесь Элизабет Дейман, Айрис Роскоф и Дайан Льюис. — Женщина знаком показала, чтоб девочки встали. — Это и есть звёздные защитники, вернее защитницы Земли.

Повисло неловкое молчание. Судья с недоумением смотрел на новоявленных звёздных защитниц.

Что смущало? Интересный вопрос. Смущало всё. Нет, Селеста, конечно, в своём отчёте известила, что все три защитника Земли женщины. Но она писала женщины, а не девочки. Конечно, они физически полностью сформировавшиеся женщины. А вот, что с их лицами прикажете делать? Да, первый же, даже очень никудышный преступник на полу со смеху валяться будет. Их разве, что только за тараканами отправлять гонятся.

Судья прокашлялся. Постучал себя по грудине, сгоняя вниз вставший в горле комок. Нет, ком.

— Прошу прощения, милые крамы, но, по сколько вам лет?

— Нам с Айрис по 17, а Дайан в начале октября будет 17, - ответила Лиз.

Судья с округлившимися глазами уставился на Селесту. По залу пошёл удивлённый шёпот, который постепенно набирал децибелы. Но как только судья заговорил, все смолкли.

— А не слишком ли они молоды?

— Вот именно, звёздными защитниками становятся не раньше 20, - сказал один из мужчин в костюме.

— Не правда! — Маркус подскочил со своего места. — Мне 19, но я же звёздный защитник.

— Маркус, не лезь, — шикнул на парня его звёздный советник.

Парень сел. Но готовый снова вскочить в любой момент.

— Ты с детства умеешь то, чему им предстоит научиться, — с тёплой улыбкой глядя на Маркуса, сказал судья. — К тому же они девушки и им по 17. А, следовательно, звёздными защитниками они смогут стать не раньше 22.

Девочки вопросительно переглянулись.

— Я понимаю, вас смущает их возраст, но… — начала Селеста.

— Возраст?! И не он один! Все три звёздных защитника Земли женщины! — перебил её один из звёздных защитников.

— И что?! — Маркус снова вскочил с места, но его опять посадили.

— И что?! И что?! — возмутился ещё один звёздный защитник. — А то, что нам по мимо Третьей вселенной ещё и этих фарфоровых кукол спасать придётся! — он жестом указал на девочек.

— Мы можем сами за себя постоять, — сказала Дайан.

— Ага, я вижу. Да по вам один раз ударь, даже мокрого места не останется. Про ту, что посередине я вообще молчу. На неё даже смотреть страшно. Рассыплется.

Раздался громкий смех Макса. Айрис вжала голову в плечи.

Дайан уже приготовила едкий ответ, когда снова заговорила Селеста.

— Я знаю, что возраст, пол и отсутствие навыков не в их пользу, но они быстро всему учатся.

— Селеста, прости, что сомневаюсь, но они точно звёздные защитницы Земли? — спросил судья.

— Да, Аркадий, это точно они. Я несколько раз перепроверяла. Они прямые потомки последних защитников Земли. К тому же на них Тина охотится. Было уже два…

— Три, — поправила Лиз.

— Три на падения, на них её смоляных прихвостней.

— Ты уверена, что это смоляные прихвостни Тины? — спросил звёздный советник Армакс.

— Я не думаю, что кто-то из землян научился оживлять смолу, — ответила Селеста.

— Почему ты в отчёте не сообщила о Тине? — спросил один из звёздных защитников.

— Потому что я отчёт отправила раньше, чем узнала о ней.

— И ты думаешь, если их пытается убить Тина, то они точно звёздные защитницы Земли? — усмехнулся один из советников.

— Думаю, Тине нет смысла нападать на обычных землянок, — ответил за Селесту Аркадий. — И всё же, даже, если они звёздные защитницы Земли, они всё равно не могут войти в состав Звёздного Совета.

— Но послушайте, — начала Селеста.

— Это для их же блага, — отрезал Аркадий. — Хотя бы пока, не наберут достаточного количества навыков.

Селеста сделала глубокий вдох.

— Послушайте, если они будут заниматься с Региной, они быстро натренируют необходимые навыки. Я не могу дать полный объём.

— Занятия с Региной? — фыркнул один из звёздных защитников.

— Я не могу дать им заниматься с Региной, — сказал Аркадий.

— Почему? — возмутилась Селеста.

— Потому что Регина входит в состав работников Звёздного Совета. И, следовательно, она обучает только тех, кто тоже является частью Звёздного Совета. А эти девочки таковыми не являются.

Селеста устало рухнула в своё кресло. Девочки последовали за ней.

Женщина и так прекрасно понимала, что её ждёт нелёгкая битва. Но тут глухая стена. Через которую не пробиться. Как ещё отстоять право называть её подопечных звёздными защитницами, она не знала. Все доводы и убеждения, что Селеста до этого подготовила, не сработали. Крыть карты противника больше нечем.

Селеста посмотрела на своих девочек. Лица всех трёх были потерянные. Даже стойкая Дайан сейчас вызывала желание пожалеть. И во что только она их втянула?

— Ничего не понимаю, — зашептала Селеста. В зале было тихо, поэтому её было хорошо слышно. — Сами хотели звёздных защитников Земли. Привела. Теперь отказываетесь от них. Дурдом.

— Это не дурдом, Селеста. Просто, ни один из нас не ожидал, что звёздные защитники Земли это… это три юных девушки, — успокаивающе сказал Аркадий.

— Так давайте с ними работать. Давайте, превратим их в настоящих звёздных защитников, — влез Маркус.

— Из кого ты собрался превращать в звёздных защитников? — В голосе Макса так и сквозило презрение.

Маркус проигнорировал вопрос брата и продолжил дальше:

— Если нельзя Регину, я буду с ними заниматься.

— Маркус, — словно раскат грома пронёсся по залу, — у них есть свой советник, вот пусть она с ними и занимается. А ты и сам ещё совсем зелёный, — голос советника Армакс был твёрд. Он явно был не настроен, принимать возражения.

— Селеста, я тебе на выбор даю два варианта. Вариант первый: девочки тренируются на протяжении пяти лет, а затем официально становятся членами Звёздного Совета. И второй вариант: ты стираешь им память, — сказал Аркадий.

— Эй, а нас спросить никто не хочет?! — Дайан снова вскочила на ноги.

— А что тут думать? Конечно же, второй вариант. Я с самого начала говорил, что это плохая идея. — Макс развалился в кресле.

— Заткнись, придурок белобрысый! — взорвалась Дайан.

Макс тоже встал с кресла.

— Ну давай врежь мне. Покажи, какое ты слабое ничтожество.

Дайан уже направилась к Максу, когда между ними возникла стена в виде звёздного советника Армакс. Мужчина на целую голову был выше Макса, не говоря уже о Дайан.

— По местам, — прошипел он им.

Дайан и Макс сели, но уничтожающими взглядами перекидываться не перестали.

— Я не согласна ни на первый, ни на второй вариант, — сказала Селеста.

Как известно, надежда умирает последней. В случае профессора истории Калифорнийского Университета она бессмертна. Во всяком случае, Селеста намерена до конца гнуть свою линию.

Аркадий нахмурился.

— А что там, на счёт Тины? — спросил мужчина лет 50 со шрамом во всю правую часть лица. Судя по тому, что он был в костюме, он тоже был советником.

— Не знаю. Как я уже говорила, было три нападения. Нападали только смоляные прихвостни. Самой же Тины не было.

— Ну, хоть, радует тот факт, что после трёх лет пропажи беглянка нашлась, — сказал мужчина со шрамом.

— Найтись то, она может, и нашлась, — сказал молодой парень с тёмно-синими волосами, — а вот как её поймать? Тем более на Земле.

— Отправить кого-нибудь на её поимку? — предложил один из защитников.

— Угу, тем самым оставить одну из вселенных без присмотра, — возразил ещё один защитник.

— Но ловить то её надо, — сказал предыдущий.

С этим не поспоришь. Тина была преступницей меж вселенского масштаба. А, следовательно, была очень опасна. И как на зло неуловима.

Аркадий задумался. Очень плохая идея посетила его голову. Но она была единственным компромиссным выходом из сложившейся ситуации.

— Хорошо, я дам твоим девочкам шанс.

Услышав это, Селеста напряглась. Девочки тоже навострили ушки. Да и ни они одни, весь зал задержал дыхание.

— Если они поймают Тину, то станут официальными звёздными защитницами. Нет, тогда мы последуем второму моему варианту. Но есть ещё одно условие. — Сердце Селесты пропустило удар. — Они должны поймать Тину до Нового Года. Иными словами до 23 часов 59минут 31 декабря этого года.

Глаза Селесты были сравнимы с двадцати пяти центовыми монетами. Мало того, что нужно было поймать одну из опаснейших меж вселенских преступниц. Так и ещё сделать это в рекордно короткий срок — 3 месяца. Тину уже на протяжении более трёх лет не могут поймать ни Звездный Совет, ни меж вселенская полиция. Бочку дёгтя в ложку мёда добавлял ещё и тот факт, что это должны сделать три простые семнадцатилетние школьницы, физическая подготовка которых почти равна нулю.

Скрепя зубами и сердцем, Селеста приняла предложение.

Глава V Кто такая Тина

Дайан, Айрис, Лиз и Селеста вышли из зала совещания выжитые, как лимоны. Битву они выиграли. Если, конечно, ту подачку, что кинул им Аркадий, можно было назвать победой. Впереди будет продолжение войны с множеством битв. Причём, сражаться придётся на два фронта — Тина и Звёздный Совет. Можно сказать, что хуже уже не будет. Но нет приделу совершенства.

Когда Селеста с девочками уже подошла к лестнице, её окликнули. Аркадий подозвал её к себе. Отправив своих подопечных к машине, женщина подошла к судье. Он хмурился.

— Я в растерянности, — сказал Аркадий, когда они подошли к одному из окон.

Селеста закусила нижнюю губу. Судья продолжил:

— Мы были готовы смириться с тем, что звёздные защитники Земли женщины. В конце концов, в наших рядах представительниц слабого пола не так уж и мало. Да, и ты сама неплохо вписываешься в стройный ряд звёздных советников. Но семнадцать лет… Они же совсем ещё дети, — Аркадий покачал головой.

— Они сильнее, чем кажутся.

Судья с жалостью посмотрел на Селесту и снова покачал головой. Он поджал губы. Аркадий отодвинул тюль и посмотрел на небо. Солнце уже давно ушло на другую сторону.

— Это опасно, — куда-то в пустоту сказал он. — Не мне тебе рассказывать. — Он вернул тюль на место и посмотрел на советницу. — Ты прекрасно понимаешь, что их шансы вступить в наши ряды, почти равны нулю. — Селеста кивнула головой. — Селеста, я говорю это не для того, что бы тебя обидеть. Просто, я хочу, чтобы ты не витала в облаках. Чтобы их проигрыш не стал для тебя ударом.

— Так оно или иначе, я хочу быть уверена в том, что я сделала всё от меня зависящее.

— Понимаю. Но я не за этим тебя подозвал. Я хочу, чтобы ты мне постоянно посылала подробные отчёты обо всём, что с ними связано. Начиная с успехов на тренировках, заканчивая нападениями Тины. Не реже, чем раз в неделю. Лично мне. Тебе всё ясно?

— Более чем.

Из воспоминаний Селесту вывел неуверенный стук в дверь.

— Войдите, — сказала женщина.

Дверь в кабинет открылась, и на пороге появился тот самый нерадивый студент, из-за которого профессор кафедры истории Калифорнийского Университета задержалась на приличное время на работе.

— Здравствуйте, профессор, — промямлил парень.

— А, мистер Симпсон. Это вы. Проходите.

Гомер Симпсон подошёл к столу и положил на него файл с бумагами.

— М-мой реферат, — запинаясь, сказал Гомер.

Селеста вытащила реферат из файла и пробежала по нему глазами. Она посмотрела на студента. Когда родители этого парня давали ему имя тупого персонажа из популярного мультфильма, они вряд ли думали, что помимо имени он ещё унаследует умственные способности Гомера Симпсона старшего.

Тяжело вздохнув, Селеста убрала реферат в стол. Ей не хотелось портить себе настроение очередной бездарной студенческой работой.

— А где ещё два? — спросила она.

— Какие ещё два? Вы мне сказали, что я вам должен один, — округлили глаза Гомер.

— Три недели тому назад ты мне должен был один. Только за эти три недели я задала ещё два. Где они?

Селеста откинулась в кресле и скрестила руки на груди. Не смотря, на её добрый и хороший характер, над студентами двоечниками она любила поиздеваться.

— Ну?

— Я… Ну, я… В общем их нет. Я не знал, что должен был три реферата.

— Ладно, даю вам ещё четыре дня. Но чтобы через четыре дня все рефераты были у меня.

Селеста взглянула на наручные золотые часики. Она уже ужасно опаздывала.

— Можете идти.

Дважды парня просить не пришлось. Он со скоростью ракеты вылетел из профессорского кабинета. Вслед за ним, но уже более спокойно вышла Селеста.

Соревнование по карате уже полчаса как началось. Женщина хотела лишь одного, успеть на бой своей звёздной защитницы. Но, как известно, хотеть не вредно. Да и, хотеть и мочь две разные вещи. Не успела она выехать на главную магистраль Лос-Анджелеса, как тут же застряла в ужасной пробке. К спортивному центру Селеста подъехала уже тогда, когда победителей награждали медалями.

Может Дайан и не очень хорошо справлялась со смоляными прихвостнями Тины, но своих соперников она мигом уложила на лопатки. Селеста вошла в зал как раз в тот момент, когда на девушку надевали медаль. Женщина гордо улыбнулась. Словно, это она её получила.

Подойти к Дайан не представлялось возможным. Со всех сторон девушку обступили друзья и родные. Пришлось ждать, когда она отправится в раздевалку. Селеста направилась за Дайан, когда ей на глаза попались Айрис и Лиз. Девушки стояли в стороне и что-то оживлённо обсуждали. Вернее, спорили.

— Лиз. Айрис, — Селеста подошла к ним.

— Селеста? — удивилась Лиз. — А ты что здесь делаешь?

— За вами приехала. Создавайте клонов. Я вас забираю.

— Но ты не можешь, — возразила Лиз.

— Почему?

— Родители Дайан устраивают праздник в честь её победы.

— Вот пусть клоны и празднуют с ними.

— Селеста, но это не честно по отношению к Дайан, — сказала Айрис.

— Всё честно. Я тоже вам собираюсь устроить праздник.

— Какой? — Лиз заметно оживилась.

— Узнаете. А сейчас создавайте клонов и ждите возле моей машины.

После этих слов Селеста вновь направилась в раздевалку.

Из мужской раздевалки вышел Влад. На груди у него висела такая же золотая медаль, как у Дайан. Парень счастливо улыбался, сжимая её рукой. У него таких много. Но всё равно каждая из них особенная по-своему. Влад стал её рассматривать. Любуясь ею, парень налетел на Селесту.

— Извините, — сказал он. Но увидев, кто перед ним, он улыбнулся. — Ты здесь чего делаешь?

— По делам приехала, — Селеста кивнула головой в сторону женской раздевалки.

— Ммм. Понятно. Ну, удачи тебе, — он похлопал женщину по плечу и пошёл дальше.

— Влад, — окрикнула его Селеста, — поздравляю.

— Спасибо, — не оборачиваясь, ответил парень.

Селеста зашла в раздевалку. Людей было не много. Дайан нашлась быстро. Девушка уже переоделась и стояла возле зеркала, собирая волосы в низкий хвост. Персиковый оттенок её кожи приобрёл красный цвет. Судя по её резким движениям, Дайан всё ещё была возбуждена.

— Ты молодец, — выходя из-за шкафчиков, похвалила Селеста.

Увидев её, Дайан улыбнулась.

— Спасибо. Ты видела?

— Увы, нет. Я успела только на награждение.

— Ясно.

Дайан кинула расчёску в открытую спортивную сумку.

— Поедешь с ними праздновать?

Селеста покачала головой.

— Почему?

— Потому что вы едите со мной.

— Что? Нет! У меня сегодня праздник. Никаких тренировок. Никаких учебников. И самое главное… — Дайан посмотрела по сторонам. По близости никого не было. Но всё же девушка близко подошла к Селесте. — И самое главное никакого Звёздного Совета.

Селеста подняла руки, показывая, что сдаётся.

— Никто не говорил о учебниках, тренировках или о Звёздном Совете. Мы тоже едем отпраздновать твою победу. Просто, параллельно и о делах поговорим.

Дайан устало села на скамью.

— Тина? Да?

— Да. Прежде, чем ловить её не помешало бы узнать о ней. К тому же мы едем праздновать ни куда-нибудь, а в «Блеск».

— Шутишь? — Дайан удивлённо посмотрела на советницу.

— Нет. Я серьёзно.

«Блеск» одно из самых популярных и дорогих кафе на всём побережье. Туда очередь была длиннее, чем в рестораны именитых звёзд. Столики бронировались за несколько месяцев, а то и за полгода.

— Ладно, собирайся. Мы с девочками ждём тебя в машине.

После этих слов Селеста вышла из раздевалки. Дайан сложила оставшиеся вещи в сумку и закрыла её. Девушка закрыла шкафчик, и облокотилось об него. Её съедали сомнения. Отец весь день простоял у плиты, готовя её любимые лакомства. А Ольга, Дора и даже Эрик занимались украшением дома. Они верили в неё. В её победу. А она… А что она? Она поступит так, как сказала Селеста. Создаст клона и отправит его вместо себя домой, вместе с клонами Айрис и Лиз. Она вместо Дайан будет принимать поздравления и улыбаться. Уплетать кулинарные шедевры её отца. Веселиться. В то время, как сама Дайан будет сидеть в «Блеске» перемывать косточки своему главному врагу на данный момент. А почему? Да, всё потому, что они заставят весь Звёздный Совет забрать назад все свои слова, о их бесполезности.


Лиз в сотый раз закрыла пудреницу. Выражение лица девушки было хмурое и немного злое.

— Если бы я знала, что ты нас в «Блеск» потащишь, я бы поприличнее оделась.

— Ты хорошо выглядишь, — попыталась успокоить девушку Селеста.

— Да, ладно, тебе. Я вообще в джинсах и майке, — сказала Дайан.

Лиз надулась.

— Самый класс у нас выглядит Айрис, — сказала она. — Как будто знала, поэтому надела этот сарафан.

— Если бы не Натали, ни за что не одела, — улыбнулась Айрис.

Они снова стояли в пробке. Звуки сигналящих машин и периодически ругающихся водителей уже начали давить на нервы. Селеста буквально через каждую минуту поглядывала на свои наручные часы. В перерывах между поглядываниями она отбивала по рулю мелодию той песни, что на тот момент передавали по радио.

Ди-джей радиостанции сообщил, что следующей композицией будет «Just give me a reason» в исполнении знаменитых Pink и Nate Ruess. Услышав это, Айрис подскочила на месте.

— Можно погромче? — взмолилась она.

Селеста немного удивилась реакции девушки, но просьбу выполнила. Лиз как можно ближе пододвинулась к Селесте, а после тихо зашептала:

— Это любимая песня Айрис. Слушая её, она всегда вспоминает об Алексе.

— А Алекс это кто? — не поняла женщина.

— Парень, который ей нравится. В общем, у них там всё запущенно. Как-нибудь расскажу.

Селеста посмотрела на Айрис через зеркало заднего вида. Лицо девушки было мечтательным. На губах была грустная улыбка. А в глазах тоска. От Айрис за версту веяло печалью.

Вскоре пробка начала медленно, но всё же продвигаться. И через некоторое время они заняли, забронированный Селестой столик у дальней стены зала. Там было всего три столика, огороженные друг от друга колонами с цветами. Лучшего места для приватного разговора в «Блеске» не сыскать.

Симпатичная, молодая официантка принесла меню.

— Заказывайте, что хотите, — сказала Селеста.

Долго раздумывать над заказом не пришлось. Из меню были выбраны самые дорогие блюда. Забыв на этот вечер, что она вегетарианка, Лиз заказала знаменитый салат с креветками, который считался коронным блюдом шеф-повара «Блеска». Какое же празднование без шампанского? Изучив всю винную карту, все проголосовали за знаменитую «Вдову Клико».

Пока блюда готовились, Селеста решила приступить к делу.

— Я знаю, что это глупый вопрос. И даже знаю, что вы на него ответите. Но не спросить не могу. Что вы думаете о Звёздном Совете?

— Ужасное место, — ответила Лиз, раскладывая на коленях салфетку.

— Единственные хорошие впечатления оставили само здание Звёздного Совета, да Маркус. Но остальное… — как-то не решительно сказала Айрис. Перед глазами всплыло лицо Макса.

— Ничего, кроме, бранных слов на ум не приходит. А я не ругаюсь матом. Поэтому лучше промолчу, — фыркнула Дайан.

— Понимаю. Я сама не ожидала такого. — Селеста выдержала паузу, а после снова продолжила. — Так оно или иначе, но мы должны поймать Тину. И поймать её до Нового Года.

— Поправочка. Не мы, — Дайан обвила пальцем всю четвёрку. — А мы, — теперь она указывала на себя, Лиз и Айрис.

— Ну, мне тоже придётся в этом участвовать.

— Конечно. Ведь это ты нас в это втянула.

Глаза Дайан встретились с глазами Селесты. За столом повисло напряжённое молчание. Официантка принесла шампанское. Лиз выхватила его из ведёрка. И улыбаясь во все тридцать два зуба, протянула его Селесте.

— А давайте выпьем за победу Дайан.

Шампанское сделало своё дело. Напряжение исчезло. Снова появились веселье, лёгкость и дружелюбие. Ковырнув пару раз в салате вилкой, Лиз отодвинула его от себя и принялась за овощи.

— Так, что там, на счёт Тины? — взволнованно спросила Айрис.

Селеста достала из сумки свой планшет. Во весь экран красовалась фотография женщины. Шатенка с коротко стрижеными волосами и бирюзовыми глазами. Брови у неё были вздёрнуты вверх. Из-за чего выражение лица, казалось, надменным. Верхняя губа была полнее нижней. По-детски пухлые щёки. Зато по телосложению она больше была похожа на манекенщицу со спортивным телосложением. Смотря на неё, создавалось такое же двоякое чувство, как когда смотришь на Макса. Симпатичный с виду человек, был отталкивающим изнутри.

— Начну, пожалуй, с самого начала. Тина Сильвер. Возраст — 32 года. Она родом с планеты Люсвель. Это вторая планета шестой вселенной. Из страны Берег, города Чилгу. Является дочерью знаменитого учёного-генетика — Юлия Сильвер, умершего более пятнадцати лет назад. Имеет младшую сестру — Бьянка Сильвер. Бьянка — аравиоид. Аравиоид это…

— Мутант, — сказала Айрис.

Селеста кивнула.

— Бьянка в преступном мире имеет прозвище Хамелеона. Её мутантная способность, заключается в том, что она может превратиться в любого человека. Оттуда и прозвище.

— Что прям в любого? — удивилась Лиз.

— Да.

— И в меня тоже?

— Да. И в тебя тоже. Но не о ней сейчас речь. Итак, на чём я сейчас остановилась? Ах, да! И Тина, и Хамелеона воровки. Причём, воровки меж вселенского масштаба. За 12 лет своей преступной деятельности им удалось ограбить почти все знаменитые музеи всех восьми вселенных. От них пострадали не один десяток частных коллекционеров. Благодаря, им с аукционов чёрных рынков было продано множество старинных и ценных вещей. Тина специализируется в основном на украшениях. Но не брезгует и другими музейными экспонатами.

У сестёр Сильвер есть одно правило?

— Какое? — спросила Дайан.

— Они никогда не работают вместе.

— Почему? — спросила Айрис.

— Потому что считают, что в одиночку скрыться с места преступления легче. И они правы. Их поймали четыре года назад. Когда они залезли в музей «Старинных ценностей» в Среднем Звейде. Это вторая планета первой вселенной. Как-нибудь свожу вас туда.

— Селеста, нам сейчас не до музеев, — раздражено сказала Дайан.

— Итак, четыре года тому назад они впервые работали вместе, — как ни в чём не бывало, продолжила Селеста, — там-то их и поймали. И как меж вселенских преступниц их отправили в Калинберг. Кто не помнит, напоминаю, Калинберг — это тюрьма, в которой содержатся преступники меж вселенского масштаба. Но три года назад Тина сбежала оттуда.

— А Хамелеона? — спросила Айрис.

— До сих пор сидит.

— Как? Она сама сбежала, а сестру оставила? — возмутилась Лиз.

— Да. Мы и сами были очень удивлены такому её поступку. Тина и Хамелеона всегда были сёстрами с большой буквы. До правды мы до сих пор так и не добрались. Но не в том вся соль данной ситуации, — с тревогой сказала Селеста.

— А в чём? — усмехнулась Дайан.

— После того, как Тина сбежала из тюрьмы, она связалась со старым другом своего отца. Пластическим хирургом. Он подтвердил, что сделал ей операцию по изменению внешности. Но категорически отказался, рассказывать, как она сейчас выглядит. Есть подозрения на то, что она состарила себя. Или того хуже изменила пол.

За столом повисло молчание. Чем дальше в лес, тем гуще дебри — весьма, точное описание сложившейся ситуации. Как можно кого-то ловить, если ты даже не знаешь, как он выглядит?! Как будто до этого было легко?! Прямо не жизнь, а сказка: пойди туда не знаю куда, принеси то, не знаю, что.

Надо было давать заднюю в самом начале. Надо было соглашаться на предложение Аркадия по стиранию памяти. И зачем они во всё это ввязались? Ведь и до этого жили не плохо. Школа, шопинг, мальчики, вечеринки. Типичная жизнь девушки подростка. Но нет же! Захотелось разнообразия. Тина явно похлеще, Лауры будет. А Макс… Да, Влад по сравнению с ним просто лапочка.

Девочки переглянулись друг с другом. Они переговаривались взглядами.

Капитулировать сейчас, это конечно, выход из ситуации. Но весь Звёздный Совет именно этого и ждёт. Можно засунуть, как страусы голову в песок. Но тогда они официально подтвердят свою слабость. С другой стороны они к Тине, Звёздному Совету и всему остальному имеют косвенное отношение. Подумаешь, их предки когда-то были звёздными защитниками. Но Третью вселенную закрыли более 5 веков назад. И почему решили открыть именно сейчас? Почему именно в их «смену»?

— А её смоляные прихвостни? Откуда они? — спросила Айрис.

— Это работа её отца. Он хотел, чтобы и его старшая имела какую-нибудь способность. Вот и создал 10 смоляных существ, похожих на человека. Он наделил их простой нервной системой, что бы выполняли приказы. Но вместе с этим он их наделил ещё способностью чувствовать боль. Айрис уже это проверила. — На последней фразе Селеста улыбнулась.

— Она с ними грабила? — спросила Дайан.

— Да. Но она их в основном использовала, как страховку. Они, как правило, стояли на страже. Воровала она сама. Тина очень хорошо физически подготовлена. Не могу даже сказать, кто опаснее она или её смоляные прихвостни.

Официантка забрала всю посуду с основными блюдами. И поинтересовалась, нести ли десерт? Получив положительный ответ, девушка быстро удалилась. За всеми разговорами даже не было замечено, как бутылка с игристым напитком опустела.

На сытый желудок думалось гораздо легче. Но главный вопрос так и не нашёл свой ответ.

— Как ловить её будем? — Дайан распустила волосы. В «Блеске» было очень даже прохладно из-за работающих кондиционеров. Руки у девушки покрылись мурашками.

Айрис тоже поёжилась.

— Честно? Даже не имею представления, — растерянно ответила Селеста.

— Думаю, её стоит искать среди нашего окружения, — сказала Айрис.

— Почему? — нахмурилась Лиз.

— Пробирка. Кто-то же нам её подсунул, — ответила Айрис.

— Логично. Айрис права. Это кто-то из тех, кого вы знаете, — кивнула Селеста.

— Скорее это кто-то из тех, кто работает в школе. Для того, чтобы положить пробирку в штатив не обязательно с нами общаться. Да, и смоляной прихвостень как-то же попал в школу, — сказала Дайан.

— И здесь своя правда есть, — Селеста устало вздохнула.

Официантка принесла заказанные десерты. Вовремя их поедания было высказано ещё более десятка идей по поимке Тины и тому, как она может сейчас выглядеть. Были и весьма смешные предположения о внешности преступницы. Постепенно мрачная обстановка сменилась весельем. Вдоволь насмеявшись, Селеста расплатилась по счёту. И все четверо покинули «Блеск».

— Вас куда подбросить? — спросила Селеста, ища в сумочке ключи от машины. Её взгляд упал на правую руку Айрис. — Где твоё кольцо?

Айрис замялась, не зная, что ответь. Девушку этот вопрос застала врасплох.

— А мы решили не носить кольца, пока Кэти не сделаем такое же. А то обидится ещё, — вмешалась Лиз.

— Кстати, мы сейчас едем к ювелиру, заказывать кольцо, — сказала Дайан.

— Селеста, а кто такие крамы? — спросила Лиз.

— Твоё домашнее задание, — улыбнулась женщина. — На следующем занятии всем поведаешь.

Дайан высматривала, нет ли поблизости такси? Заставлять Селесту везти их к ювелиру, было верхом наглости. Она и так оплатила весьма дорогой счёт за ужин. Хотя цифра и осталась в тайне.

— А где этот ювелир? — спросила Селеста.

— А не парься. Мы поедим на такси. А вот, кстати, и оно, — сказала Дайан.

— Уверены? — с беспокойством спросила женщина.

— Да, — хором ответили все трое.

Поблагодарив Селесту и попрощавшись с ней, девочки бросились к такси. Жёлтая машина с шашечками на крыше тронулась с места. Селеста помахала вслед удаляющемуся автомобилю.

Окраина одного из элитных районов Беверли-Хиллз выглядела куда менее эффектнее, чем его центр. Отовсюду веяло пустотой и холодом. Здесь было тихо, словно никто тут не жил. Редкие прохожие создавали ещё большее ощущение пустоты.

Дома, находящиеся здесь были в основном одноэтажными. Все они были сравнительно не больших размеров. Не большой парк, что там находился, был пуст. Звуки создавал ветер, что приводил в движение качели в парке. Не много разнообразия вносили редкие проезжающие машины.

На всём фоне выделялось небольшое квадратное одноэтажное здание. Оно стояло в стороне от остальных строений. На здании была огромная неоновая вывеска в виде кольца с бриллиантом. Под ним была такая же яркая неоновая надпись «Бриллиант».

У «Бриллианта» остановилось такси. Из которого вышли три молодые девушки.

Солнце уже давно село и улицу освещали уличные фонари. Из маленьких окон ювелирного магазина на землю лился искусственный свет ламп.

Такси скрылось из виду. И снова наступила тишина. Ощущение жути всё более широкими шагами подкрадывалось. Мурашки забегали быстрей от холодного ветра.

— Дайан, а что-нибудь поприличнее нельзя было найти? — Лиз обняла себя за плечи и поёжилась. Шифоновая кофточка с рукавом в три четверти совсем не давала тепла.

Дайан цыкнула.

— Знаешь, найти ювелира, который изготовил бы золотое кольцо за столь смешную цену, очень нелегко. Но если тебя что-то не устраивает, можешь поискать сама.

Лиз закатила глаза. Но ничего не ответила.

— Просто, мне здесь не нравиться, — хныча, сказала она.

Дайан стиснула зубы и собрала губы в гармошку. Не смотря на то, что было прохладно, ей было жарко. Лиз умела вывести из себя. Она вечно всё критикует. Но что-то сделать самой… Тут она поднимала свои ручки и говорила, что не хочет в случае чего быть крайней. Крайняя… Как же?! Ведь для того, что бы что-то найти, это же надо поработать.

Айрис улыбнулась и сказала:

— Давайте, закончим с этим поскорее. — Девушка направилась к двери магазина.

Дождавшись подруг, Айрис толкнула дверь. Раздался звон колокольчиков. Девочки неуверенно вошли в магазин.

Внутри всё было красного и синего цвета. Синими были пол, потолок и диван с журнальным столиком, на котором лежали журналы ювелирных украшений. Красными были стены, витрины и горшки с цветами. Свет в помещении был не ярким. Но камни на украшениях сверкали так сильно, что завораживали.

— Чем могу помочь?

От неожиданности Айрис отпрыгнула от витрины с кольцами. Дайан с Лиз тоже отступили на шаг. Мужчина лет тридцати, буквально, выпрыгнул из под одной из витрин. Он улыбался. Но что-то в его улыбке было гаденькое. Да и вообще он был весьма неприятным типом.

Дайан первая пришла в себя.

— Нам нужен ювелир. Я звонила вам.

Мужчина сделал задумчивое выражение лица, потирая подбородок.

— Ах, да. Вспомнил. Диана, кажется?

— Дайан, — поправила его девушка.

— Да, точно Дайан. Ну, так, чем могу помочь?

— А ювелир это вы? — неуверенно спросила Айрис.

Мужчина захихикал противным голосом.

— Да, я. А что вас смущает? — Он, буквально, лёг на витрину и оказался лицом к лицу с Айрис. Его неприятное дыхание обдало девушку. Наморщив носик, Айрис отступила ещё на шаг.

— Ничего.

Лиз нашла в своём телефоне фотографию со своим кольцом. Она встала между ювелиром и подругой. Девушка, буквально, в лицо мужчине засунула телефон. Ей хотелось, поскорее убраться отсюда.

— Нам нужно такое же кольцо, только с буквой «К».

Ювелир взял телефон и слез с витрины. Он внимательно разглядывал фотографию. Поворачивая гаджет Лиз в разные стороны. При всём этом его выражение лица постоянно менялось. Он, то хмурился, то глупо улыбался.

— Какой размер нужен? — ювелир вернул телефон Лиз.

Девочки переглянулись. Они не знали размер пальца Кэти. Пальцы четвёртой подруги были толще. Кэти всегда были малы кольца подруг.

Айрис посмотрела на Лиз. В эту же секунду лицо девушки просияло.

— Лиз, твоё кольцо, на большом пальце, — девушка указала на вышеупомянутый палец, — Кэти же как раз?

Лиз посмотрела на золотое колечко в виде дерева с жёлтыми камнями, которые символизировали собой яблоки.

— Да, но оно ей лезет только на безымянный палец.

— А это какой размер? — спросила Айрис.

— 18,5, — влез ювелир.

Лиз кивнула.

— Значит, вы можете сделать такое кольцо? — спросила Дайан.

— Конечно. Без проблем. Через пару недель заберёте его.

— Нет, нет, нет, — Дайан покачала головой, — это слишком долго.

— А когда же вам надо? — изумился ювелир.

Девочки снова переглянулись.

— Шестого числа этого месяца кольцо должно быть у нас, — сказала Лиз.

Ювелир посмотрел на девушку, словно, на сумасшедшую. Затем он сделал задумчивое лицо. По его выражению было видно, что он что-то считает в уме. Спустя минуту он сказал.

— 80 долларов сверху обговоренной цены и днём 6 октября можете забирать его.

— Сколько?! — в унисон воскликнули Лиз и Дайан.

— 80, - спокойно повторил ювелир.

Дайан с Лиз уже пошли в сторону двери, когда их перехватила Айрис. Девушка отвела их в сторону.

— Надо соглашаться, — сказала она.

— С ума сошла?! 80 долларов сверху! — возмутилась Дайан.

— Пойдём в другой ювелирный, цена будет выше, да и ещё неизвестно, когда получим кольцо, — гнула своё Айрис.

— У меня нет таких денег, — прошипела Дайан.

— И у меня нет. — Айрис улыбнулась и посмотрела на Лиз. — Зато есть у кое-кого другого.

— Что? Нет! Ни за что! — замотала головой Лиз.

Дайан тоже улыбнулась.

— Да, Лиз. Да.

— Нет! Я у мамы еле выбила деньги на эти туфли.

— Тебе обувь дороже подруги? — Айрис в недоумении округлила глаза.

— Да… То есть нет… Ох, ладно!

Лиз залезла в свою сумочку и вытащила оттуда нужную сумму. Дайан взяла деньги и отдала их ювелиру. Пересчитав купюры, мужчина в недоумении посмотрел на девушку.

— А где остальные деньги? Вы дали только мне за срочность. А где за само кольцо?

— Мы что похожи на дурочек? — хмыкнула Дайан. — Остальное получите после того, как мы получим кольцо. Мы же должны себя обезопасить.

Ювелир зло сверкнул глазами. Но деньги взял.

Девочки вышли из ювелирного. Вокруг была мёртвая тишина. Скрип качель ещё больше нагонял жути и страха. Что бы поймать такси, пришлось выйти на одну из главных дорог.

Айрис позвонила клону Дайан. Вечеринка была в самом разгаре. Поменяться с клонами места не составило труда. По счастью была пятница. А это значит, что завтра никакой школы.

Глава VI С Днём рождения, Дайан!

На белый паркет веранды дома семьи Лопес отбрасывалась тень. Эта тень несколько раз приближалась к входной двери, задерживалась там, на пару секунд и снова отходила.

Айрис нервно ломала руки, не решаясь постучать.

Определившись с темой научного проекта, перед Алексом и Айрис встала дилемма, где им заниматься? Выбор был не велик и потому ребята договорились готовить его в домашних условиях. А что бы было всё по честному, договорились заниматься друг у друга по очереди. Первый был Алекс.

Айрис ещё раз подошла к двери. Как, оказалось, постучать куда сложнее, чем могло быть. Девушка закусила нижнюю губу и, собравшись со своей силой воли, уже хотела постучать. Но дверь резко распахнулась и на пороге появилась Саманта Чейз: рыжеволосая девушка с длинными вьющимися волосами и глубокими зелёными глазами. Сэм была выпускницей их школы. Ей было всего 19, и она была студенткой первокурсницей одного из Лос-Анджелесских университетов. Ко всему прочему Сэм была красивой, умной и очень милой. Но самое главное — она была девушкой Алекса.

Айрис впала в ступор. Она то и делала, что часто моргала. В отличие от Айрис Сэм не растерялась. Девушка улыбнулась ей самой открытой и приветливой улыбкой.

— Привет, Айрис, — сказала Сэм.

К двери подошёл Алекс.

— А, Айрис, ты уже пришла?

Парень обнял Сэм сзади и положил на её плечо подбородок. Ступор Айрис стал сменяться безысходностью и обидой. В глазах защипало. От увиденного девушке захотелось убежать, как можно дальше от этого места. Это уж слишком жестоко по отношению к ней. Обида всё большей волной накатывала на неё.

Но Айрис взяла себя в руки. Сморгнула еле выступившие слёзы и так же приветливо улыбнулась, как Сэм.

— Да. Как и договаривались.

— Я рада, что вы объединились. — Сэм взяла её за руку. По-прежнему улыбаясь. — Думаю, что наша школа в этом году точно займёт первое место.

— А ты сомневаешься? — хмыкнул Алекс. — Два лучших ума старшей школы Беверли-Хиллз объединились. Победа наша, — он лукаво улыбнулся и подмигнул Айрис.

Сэм вывернулась из объятий парня. И одарила его поцелуем в щёку.

— Ладно, лучшие умы, оставляю вас работать. Я пошла.

Помахав Айрис рукой, она села в свою машину и уехала. Айрис проводила её взглядом, а после повернулась к Алексу. Он, словно, верный пёс смотрел в след удаляющейся машине. Когда они с Сэм расставались, Алекс всегда себя чувствовал таким одиноким. Будто забирали часть его души. Он любил её до безумия. И другая ему не была нужна. Знал ли Алекс про чувства Айрис? Конечно, знал. И в некоторых ситуациях пользовался ими. Вот, как например, сейчас. Ему захотелось первого места на научной выставке. И кто, как не Айрис ему в этом поможет. Одна голова хорошо. Но две то лучше. Алекс знал, она не сможет ему отказать.

Это лишь научный проект и ничего более.

Почувствовав на себе пристальный взгляд одноклассницы, Алекс снова улыбнулся.

— Проходи.

Парень отошёл от двери, пропуская гостью. Они оба прошли в гостиную. Письменный стол был завален всевозможными книгами и учебниками. Было видно, Алекс подошёл к делу основательно.

Айрис встала посреди комнаты, прижимая к груди, принесённые учебники. Девушка перестала дышать. Она боялась пошевелиться. Айрис с жадностью рассматривала каждый предмет, присутствующий в гостиной. Этот дом ей, казался, неким храмом. Эдакий обитель божества.

«Бог» легонько коснулся её плеча.

— Не против, если мы будим здесь заниматься? Нам здесь никто не помешает.

— Нет, конечно.

— Вот и хорошо.

Они оба сели за стол. Книги, стоящие на столе, были разделены на две стопки. В одной были книги с закладками. Во второй без них. Первую стопку Алекс проштудировал и закладками выделил нужное.

Айрис сидела тихо, боясь пошевелиться. Он был так близок к ней. Девушка почувствовала запах одеколона Алекса. От него исходило тепло. Тепло, заставляющее всё внутри неё трепетать. Каждый её вдох был глубоким и тихим.

— Это по нашей теме? — спросил Алекс, указывая на книги. Айрис всё ещё прижимала, принесённые с собой учебники к груди.

— А? А! Да. Да.

Девушка наконец-то оторвалась от книг и положила их на стол к остальным.

— Ты их просмотрела?

— Да. У меня есть листочек с номерами страниц, которые нам пригодятся.

— Это хорошо. Ну, тогда приступим?

Айрис кивнула.

Не успели они приняться за работу, как на весь дом раздался громогласный женский голос.

— Семён! Семён!

Айрис вслушивалась в произносимое слово, но никак не могла его понять. Оно, точно, было не английского происхождения. Шестерёнки в голове Айрис закрутились быстрее, пытаясь определить, какой же это язык?

— Семён! — ещё раз повторила женщина.

Девушка с непониманием посмотрела на Алекса. Но он лишь улыбнулся и сказал:

— Сейчас всё поймёшь.

На лестнице, ведущей на второй этаж, появился раздражённый Сайман. Его длинные светлые волосы были собраны в высокий хвост. Хотя на самом деле от природы парню были даны каштановые волосы. Как у Влада. Но узнав в 8 классе, что Лиз больше предпочитает блондинов, Сайман обесцветил свои длинные волосы. Длина, которых доходила до локтя. Девочки в школе мечтали не только об этом парне, но и о его волосах.

— Сколько раз тебе говорил, не называть меня так! — проревел парень.

— Семён, иди сюда. Помоги мне вытащить индейку из духовки.

— Сайман я! Сайман! — прокричал парень.

Сайман так сильно топал, что казалось, ступеньки под ним вот-вот рухнут. Кивнув Айрис, он вышел из гостиной. На кухне послышалась возня, тихое шипение и хлопок, закрывшейся дверцы духовки.

— Се…, что? — недоумённо спросила Айрис.

— Семён — это настоящее имя Саймана. Правда, он его не любит.

— Но это же…

— Русское имя? Да, ты права. Вообще-то у нас всех троих имена русские. Я — Александр, Влад — Владимир, а Сайман — Семён. Больше всего повезло мне, моё имя используется многими народами и нациями. Так, что не такое уж оно и русское. Но мама руководствовалась этим, называя нас.

— Ваши полные имена я знаю. Но Сайман везде записан как… Сайман.

— Да, это так. Но во всех важных документах он записан, как Семён. Это папа придумал ему альтернативу. Просто, короче Семён это Сёма. А это ещё труднее для понимания, чем полное имя. Ты только никому не говори, а то он по этому поводу комплектует. Его так только мама называет.

— Да. Конечно. Нет проблем.

Алекс улыбнулся.

— Ну, что, тогда займёмся усовершенствованием солнечной батарейки?

— Угу.

Пока они разбирались со строением солнечной батареи, Айрис про себя молилась, что бы этот вечер не закончился никогда. В основном говорил Алекс. Она лишь, как завороженная слушала его, соглашаясь с ним во всём. Хотя парень не везде был прав. Но возразить ему она была, просто, не в состоянии. Какая разница прав он или нет? Главное, что он сейчас рядом. Так близко.

Сердце учащённо билось, отдаваясь эхом в ушах. Коленки дрожали. Айрис чувствовала это, даже сидя на стуле. Бабочки в животе устроили настоящий ураган. Голос охрип. Губы и во рту всё пересохло. Дыхание учащённое. На щеках проступал румянец всякий раз, как Алекс на неё посмотрит. Уши пылали огнём. Хорошо, что она решила, распустить волос.

Он ещё никогда не был так близко к ней. Разве, что во снах.

До него можно было дотронуться. Обнять. Поцеловать. Но всё же, как далёк он был от неё. Его мысли занимала, лишь рыжеволосая девушка. Нельзя, но так хочется.

Робость, скромность, неуверенность — враги любви. И Айрис это понимала. Но ничего с собой поделать не могла. Переступить через себя сложнее всего. А в некоторых случаях и вовсе не возможно. Многие учёные и философы утверждали, что самый страшный для тебя противник это ты сам. Девушка прекрасно знает, что сама ни за что не сознается Алексу в своих чувствах. Она трусиха. Но так хочется.

Поэтому в этот вечер Айрис позволила себе лишь, как бы случайно задеть своим локтём его руку. От чего целый табун мурашек пробежал по всему телу.


В школьном кафетерии во время ленча, как и в любой другой школе, всегда было много народа. Но сегодня здесь было настоящее столпотворение. Столики были битком забиты. Стульев катастрофически не хватало. Некоторые учащиеся расположились по трое на двух стульях. Другие же и вовсе по двое на одном. Сегодня здесь собралась вся старшая школа Беверли-Хиллз. Причиной тому стала резкое падение температуры. В вечно солнечный и зелёный Лос-Анджелес пришла пасмурная погода с порывистым ветром. Ещё ночью ничто не предвещало перемен. Но погода испортилась под утро. И теперь все любители свежего воздуха были вынуждены перебраться в тёплое помещение.

Несостоявшиеся звёздные защитницы Земли вместе со своими парнями и подругой облюбовали столик, стоящий в самом углу кафетерия. Дайан с Яном сидели в обнимку и что-то обсуждали. Лиз грозилась Диего порвать с ним, если он ещё хоть раз с кем-нибудь пофлиртует. Парень пытался убедить её, что ни с кем ни флиртовал. Но неугомонной девушке было всё равно. Она видела то, что хотела видеть. Айрис, как обычно, была по уши в учебниках. А Кэти на своём переносном ноутбуке строчила статью для школьной газеты.

К их столику подошёл Сайман. Он протянул Кэти тетрадь. И слегка смущённо сказал:

— Привет. Вот возвращаю. Спасибо.

Откуда-то слева раздалось тяжёлое дыхание. Кэти втянула голову в плечи. Ещё чуть-чуть и Лиз заскрипит зубами. Девушка ноготком била по крышке стола. Но даже гомон, в который был погружён весь кафетерий, не скрыл звук стука.

Кэти повернулась к Сайману.

— Привет. Не за что, — натянуто улыбнулась девушка.

— Ещё как есть за что. Если бы не твои конспекты, биологичка бы убила меня.

У Саймана и Кэти была общая биология. И вела её у них миссис Бишоп. Не женщина, а зверь. Во время занятий швыряла в учеников тем, что под руку попадётся, за неправильный ответ. Ей даже директор ничего не могла сказать. Зато её ученики знали биологию на твёрдую пятёрку. Любого можно поднять в час ночи и спросить, что такое митоз. Как правило, миссис Бишоп не вела 11 классы. Но в этом году решила осчастливить и их. На позапрошлом занятии она сказала, что у кого не будет её конспектов, те и станут наглядными манекенами для раздела «Анатомия человека». Звучит не так то и страшно. Но миссис Бишоп была женщиной без комплексов. Быть манекеном, означало стоять посредине класса в одних трусах. И это не шутка. Ну, вот откуда у капитана школьной футбольной команды конспекты по биологии? Ни откуда. Зато они были у Кэти. Вот так тетрадь Кэти по биологии перекочевала к Сайману.

— Всегда рада помочь. — Последние слова Кэти говорила с неохотой. Предчувствуя тот разнос, который ей устроит Лиз за помощь её бывшему парню.

Лиз сделала взглядом на Саймане уже десятую дырку, а парень так до сих пор и не думал уходить. Более того, он так улыбался Кэти, что в голову невольно закралась мысль, а не флиртует ли он с ней?

У Кэти уже скулы сводили от улыбки. Это что игра «Кто кого переулыбает»? Терпение Лиз очень ограниченное. И лучше бы парню смотаться, пока оно не закончилось.

— Ну, всё ты вернул мне тетрадь, можешь идти.

— Ах, да, точно, — опомнился Сайман. После чего посмотрел на Дайан. — С днём рождения, кстати, тебя.


— Спасибо, — кивнула именинница.

— Увидимся вечером, на дне рождении, — сказал Кэти Сайман и ушёл к своему столику.

Буквально через секунду взорвался вулкан по имени Элизабет Дейман. Она вскочила с места. Зло тыча в Дайан пальцем, она задыхаясь от злости спросила:

— Ты, что Саймана на свой день рождения пригласила?!

— Да. А что в этом такого? — пожала плечами Дайан.

Это внешне она была спокойна, как танк. А внутри всё сжалось. Разъярённая Лиз это плохо. Это очень плохо. Она не только швыряла в тебя всё, что под руку попадётся. Она ещё и набрасывалась на тебя. А у черлидерш между прочим неплохая физическая подготовка. Так что сразу её с себя не скинешь.

— Что такого?! Что такого?!

Лиз еле себя сдерживала, чтобы не наброситься на подругу. К счастью, их разделял столик и Диего, который крепко держал девушку за руку.

— То есть, тебе всё равно то, как он со мной поступил?! А ничего, что я твоя подруга?!

— Я понимаю. Но я пригласила Алекса. И мне пришлось пригласить Саймана. Формально, он мне ничего плохого не сделал.

— Значит, Влада не пригласить можно, а Саймана нельзя?

— Влад это другое дело, — буркнула Дайан. — Да, ладно, тебе, Лиз, ресторан большой. Ещё не факт, что столкнётесь.

Диего, который до этого безуспешно пытался усадить Лиз, наконец, удалось это сделать. Но не успела девушка успокоиться, как признаки жизни подала Кэти. Она выключала ноутбук. И писк, извещающий об окончании работы, привлёк к ней внимание.

— Ты, — прошипела Лиз, — ещё одна предательница. Ты зачем ему помогаешь?

— Я… Да, я… — замялась Кэти. — Лиз, ты же знаешь миссис Бишоп. Она ведь в девятом классе вела у тебя биологию. У тех классов, в которых преподаёт она, нет друзей или врагов. Мы все объединяемся против общего врага. Да я помогла Сайману. Ну и что с того?

— Почему он обратился к тебе? С вами же учится Ясмин — подружка Лауры. Вот бы и помогла любимому своей подруги. Что он к тебе пришёл?

— А я знаю. Он пришёл, попросил помочь. Я помогла.

Лиз насупилась. Скрестила руки на груди. Девушка сжала челюсти так сильно, что, казалось, ещё чуть-чуть и у неё покрошатся зубы. Диего её гладил по руке, пытаясь успокоить. Но Лиз это раздражало ещё больше.

— Ты не понимаешь, он с помощью тебя хочет достать меня, — обратилась она к Кэти. — Он же делает это специально, что бы меня позлить. У него по-хорошему не получается, он теперь по-плохому.

— Не знаю. Возможно, — вздохнула Кэти. — В любом случае он мне не нравиться. И вообще ты знаешь, я — феминистка. Мне мужчины не нужны.

За столом повисла тишина. Лиз шикнула на Диего, чтобы он перестал её трогать. Смотря куда-то в сторону, она спросила:

— Но почему для того, что бы привлечь моё внимание, он решил использовать мою подругу?

— Лопесы вообще семейство странное и неординарное, — сказал Ян, жуя брокколи, что ему подсунула Дайан.

Услышав о странностях и неординарности семьи Лопес, Айрис вспомнила про настоящее имя Саймана. Она улыбнулась. Девушку так и подмывало рассказать об этом всем. Но Лиз сейчас слишком была зла на бывшего парня. В её руках это имя может до конца школы испортить Сайману жизнь. К тому же она обещала Алексу.

У Дайан зазвонил телефон. Собственно говоря, он у неё не замолкает с одной минуты первого.

Взглянув на экран телефона, Дайан закатила глаза.

— Кто? — спросил Ян.

— Тётя Рейчел. — Девушка вышла из-за стола. — Сейчас будит полировка моих ушей.

Дождавшись, когда Дайан покинет кафетерий, Ян достал из кармана небольшую бархатную коробочку в виде яблока с ярко зелёными листьями.

— Что это? — спросила Кэти.

Ян открыл коробочку. Внутри лежали серебряные часы на длинной цепочке в виде яблока. Циферблат был перламутрово-сиреневый с яблоками вместо цифр. Цифра один была похожа на яблочный огрызок. Цифра двенадцать была целым яблоком. Чем больше была цифра, тем больше было яблоко.

— Ух, ты! Какая красота, — взвизгнула Лиз.

— Я знаю, что подобные часы уже давно вышли из моды. Но не знаю, почему они мне показались, созданными специально для Дайан.

— Очень красивые, — сказала Айрис.

— Ага, — подтвердила Кэти.

— Где ты их нашёл? — удивился Диего.

— Я уже и не помню. Купил с полгода назад или около того. Думаете, ей понравится? — Ян внимательно посмотрел на подарок.

— Ещё бы! — сказала Айрис.

Увидев, что Дайан возвращается, Ян быстро убрал коробочку.

Дайан села за стол. У неё было уставшее выражение лица. Тётя Рейчел умела вынести мозг за рекордно короткое время. Даже просто, поздравляя днём рождения.

— Ты как? — спросил Ян.

— Прихожу в себя, — устала улыбнулась девушка.

На горизонте появились Влад и Кайл. Влад шёл с подносом, внимательно рассматривая пол. Кайл шёл за ним и непонимающе тоже осматривался. Что ищет Влад, парень не мог понять.

— Влад, что ты там высматриваешь? — наконец не выдержал он.

Влад остановился возле Дайан. Он со всех сторон осмотрел место, за которым сидела девушка. Дайан пристально следила за всеми его движениями. Девушка вся напряглась, готовясь к чему угодно. Кто знает, что этому идиоту взбрело в голову?

На Влада были обращены взгляды всех сидевших за столиком. Ян непроизвольно сжал кулаки. С начала этого учебного года они с Владом ещё не сталкивались в физическом спарринге. Дайан обученная горьким опытом, следила за своим парнем, как коршун за добычей. В первый раз миссис Хадсон закрыла глаза на драку парней и не стала вносить в личные дела записи. Но чего стоила Дайан эта поблажка? Знала только сама Дайан. Директриса строго настрого запретила повторять подобное. В противном случае идеальное дело Яна рисковало стать не таким уж и идеальным. А для поступления в Оксфорд нужны были не только высшие баллы, но и незапятнанное личное дело. Дайан не хотела становиться причиной, разрушившей мечту Яна.

— Да, по всему кафетерию песок рассыпан. — Влад сел на корточки, заглядывая под стул Дайан. Парень снова выпрямился, а затем с серьёзным видом спросил: — Дайан, а у тебя, не сегодня ли день рождение?

— Да. А что? — насторожилась девушка.

Серьёзное выражение с лица парня тут же исчезло. На его места пришла широченная улыбка.

— Так, вот откуда песок. Он с тебя сыпется. С днём рождения, старушка! — И смеясь во весь голос. Влад ушёл к своему столику. Кайл виновато улыбнулся. Он поздравил Дайан с днём рождения и, извинившись, тоже удалился.

Дайан вся покраснела, как рак.

— Идиот, — сквозь стиснуты зубы сказала она.

— Я скоро, — сказал Ян, вставая из-за стола.

— Ты куда? — Вся злость мгновенно выветрилась. Дайан вцепилась в руку парня. В глазах девушки была паника.

Ян уже хотел сбросить с себя её руку и вытащить Влада за шкирку из кафетерия. Но взгляд Дайан… Парень несколько раз посмотрел в сторону врага. Ян хотел что-то сказать, но его перебила Дайан:

— Прошу, не надо. У меня сегодня день рождения. Давай, не будем его портить.

Стиснув кулаки и зубы покрепче, Ян сел. Но кто сказал, что Влад за это не ответит? Ведь можно не сейчас и не в школе. Да и вообще не в присутствии Дайан. От этой мысли ему стало легче. Главное не затягивать.


Лиз заслонила собой всё зеркало, не давая Кэти ни единой возможности к нему подобраться. Девушка попеременно прикладывала к ушам то одну, то другую пару серёжек. Лиз никак не могла определить, подойдут лучше серёжки с бриллиантами или рубинами? И как назло с её вечерним чёрным платьем смотрелись хорошо и те и другие. В голову даже закралась мысль одеть на одно ухо серёжку с бриллиантом, а на вторую с рубином. Но поняв, что это будет катастрофой, Лиз быстро отмела эту идею.

Кэти не оставляла попыток влезть в свободное пространство между Лиз и зеркалом. Но та отгоняла подругу, словно назойливую муху. Одёрнув платье, и предварительно сняв туфли, Кэти решила идти на таран.

Кто-то крикнул в ванной комнате. Бросив все свои дела, обе девушки кинулись туда.

Посреди ванной стояла Айрис и с виноватым лицом смотрела на Дайан. Сама же именинница шипела и потирала ущемлённый молнией бок.

— Прости, — извинилась Айрис.

— Я же просила, аккуратней, — Дайан критично рассматривала красное пятно.

— Я не хотела.

— Ладно. Проехали. Застёгивай. Только, Айрис, я тебя прошу…

Дайан повернулась к подруге боком и крепко зажмурила глаза. Она даже перестала дышать. Айрис осторожно стала тянуть бегунок вверх. Внимательно следя, чтоб он не соприкасался с кожей. Когда Айрис отошла, Дайан открыла левый глаз.

— Всё? — с недоверием спросила она.

— Угу.

Дайан с облегчением сделала вдох. Повернувшись к подругам, она с улыбкой спросила:

— Готовы?

— Нет, — надула губки Лиз. — Я не могу выбрать. — Девушка вытянула руки. В каждой ладошке лежала по паре серёжек. — Какие больше подойдут?

Кэти, Айрис и Дайан переглянулись. Какая пара была лучшей, никто не мог сказать. Каждая из них была красивой и обладала своей изюминкой. Девочки переглянулись. Нужно было, чтобы все трое назвали одну и ту же пару серёжек, в противном случае они до Нового года не соберутся.

— С бриллиантами, — в унисон ответили они.

Лиз благодарно кивнула и опять ушла к зеркалу. Остальные издали вздох облегчения. Сапёры обезвредили бомбу.

В дверь постучали. В щели между косяком и дверью появился мистер Льюис. Мужчина был одет в смокинг. Его густые тёмно-каштановые волосы были зачесаны на бок. Элегантности его образу добавлял галстук-бабочка.

— Ну, что, девочки, готовы? — спросил он.

— Да, — хором ответили все.

Они впятером спустились в гостиную, где их уже ждали нарядные члены их семей. Рассевшись по своим машинам, они медленной змейкой потянулись к хорошо известному во всём Лос-Анджелесе ресторану «Старая Британия». Владельцем, которого являлся Алан Льюис.

Когда колона, состоящая из четырёх машин, подъехала к ресторану, все находящиеся в нём люди вышли наружу. Многочисленные родственники, одноклассники, ребята с общей группы по каратэ. Толпа создалась приличная.

Не успела Дайан вылезти из машины, как на неё обрушилось хоровое «С днём рождения!». Девушка с улыбкой принимала поздравления и цветы.

Когда с этой частью было покончено, все снова вернулись в ресторан. Надо сказать, что сама «Старая Британия» выглядела более нарядной, чем все гости вместе взятые. Повсюду были шарики с фотографиями Дайан и цифрой 17. Разноцветные ленты, цветы, кружевные скатерти. Столы ломящиеся от изобилия еды. И запах… А запах такой, что слюнки текут.

Мягкий приглушённый свет и классическая музыка создавали ощущения какого-то светского раута. И Кэти была с этим абсолютно не согласна. Здесь в конце концов празднуют семнадцатилетние, а не шестидесятилетие Нобелевского лауреата. Необходимо срочно исправить положение дел.

— Роб, дай ключи от машины, — Кэти развернулась к брату.

— Зачем? — насторожился парень.

— Надо.

Роб недоверчиво протянул сестре ключи. Схватив их, Кэти выбежала из ресторана.

— Что с ней? — удивилась Айрис.

Но ей не успели ответить на вопрос. Кэти вернулась очень быстро. Девушка широко улыбалась, демонстрируя флешку.

— Сколько там песен Lady Gaga? — скептически спросила Лиз.

— Почему сразу Lady Gaga? — состроила обиженное выражение лица Кэти.

— Потому что для тебя, кроме неё певцов больше нет.

— Есть! Мне не все её песни нравятся. Вот к примеру… — девушка сделала задумчивое выражение лица, — К примеру… — Она возвела глаза к потолку. — Тут не только её песни. Я вообще старалась подобрать самые лучшие и хитовые композиции, а вы… — К обиженному выражению лица прибавились скрещенные на груди руки. Кэти всегда так делала, когда её в чём-то незаслуженно обвиняли.


— Ладно, ладно, — Дайан подняла руки в знак того, что они сдаются. — Я надеюсь Lady Gaga будет хотя бы раз в три песни.

Кэти просияла.

— Раз в четыре.

— Тоже не плохо, — кивнула головой Айрис.

Мобильный Дайан сначала завибрировал, а затем начал издавать первые аккорды песни Beyonce «Diva». На экране засветилось имя — Селеста.

— Я сейчас.

Девушка отошла в более тихий уголок. Хотя в этот вечер в этом ресторане найти такое место было очень трудно. Не считая того, что все норовили побеседовать с именинницей. Дайан всем любезно улыбалась и давала честное обещание подойти позже.

— Алло.

— Привет, именинница. Ещё раз с днём рождения, — послышалось в телефоне.

— Спасибо. И тебе привет.

— Ты получила мою корзину с цветами?

Дайан улыбнулась. Перед глазами предстала плетённая корзина с пёстрыми цветами, от которых исходил невероятный запах. Из-за которого кружилась голова.

— Да. Спасибо. Очень красивые.

— Я рада, что тебе понравилось, — Селеста улыбнулась.

— Ты придёшь?

— Увы, не получится. У меня через полчаса встреча. Но подарок с меня причитается.

— Ловлю тебя на слове. Жаль, что тебя не будет. Но я повеселюсь за нас двоих.

Селеста засмеялась.

— Ладно, ещё раз с днём рождения. Завтра, как обычно жду вас у себя. Лиз и Айрис привет.

— Обязательно передам. Пока.

Дайан отключила телефон и облокотилась плечом о стену. Лиз, Кэти и Айрис потерялись из её поля зрения. Перед глазами стало темно. Кто-то закрыл глаза девушки руками. Знакомый одеколон ударил в нос. Дайан вдохнула его и улыбнулась.

— Угадай кто? — нежный, бархатный голос раздался совсем рядом с ухом. Горячее дыхание обожгло кожу и заставило появиться мурашеки.

— Ммм. Дай-ка подумать. Это самый красивый, нежный, умный, а главное самый любимый парень на Земле.

Ян убрал руки с глаз девушки. Дайан повернулась к нему лицом. Парень наклонился к ней и одарил её лёгким и нежным поцелуем.

— Ещё раз с днём рождения!

Из-за спины Ян вытащил одну красную розу с длинным стеблем. Дайан взяла её, продолжая всё так же завороженно смотреть на самого любимого парня на Земле.

— Извини, что припоздал, — Ян виновато улыбнулся.

— Не страшно, веселье ещё не началось.

На этот раз она поцеловала его. Они бы так и продолжали целоваться, если бы умиротворённого Вивальди не сменил неугомонный Davad Guetta. Дайан отстранилась от парня и рассмеялась. Кэти всё-таки добралась до проигрывающей системы. Теперь точно началось самое веселье.

Тихий ресторан за каких-то полчаса превратился в настоящий ночной клуб. Было очень шумно и весело. Импровизированный танцпол был забит до отказа. Дайан всё ещё принимала поздравления и подарки. Наконец Яну надоели бесчисленные коробки в яркой фольге и он вытащил девушку потанцевать.

Лиз напротив, оставила одного Диего в танцующей толпе, а сама подошла к столу, у которого стояла Айрис. У девушки было задумчивое и невесёлое выражение лица. В руках она держала тарелку с различными закусками. Одно канапе из этой тарелки Лиз отправила к себе в рот. Айрис никак не отреагировала.

— Похоже, Кэти нашла себе занятие на этот вечер, — сказала Лиз.

Айрис устремила свой взгляд к противоположной стене, где сейчас находилась Кэти. И правда, девушка нашла себе отличное занятие. Она была так поглощена работой ди-джея, что совсем не замечала рядом снующего Саймана. Парень судя по всему, пытался пригласить Кэти на танец.

— Ты что такая кислая? — спросила Лиз, воруя ещё один бутерброд.

— Алекс здесь.

— Ты наоборот должна радоваться. Иди потанцуй с ним.

— Он с Сэм.

Лиз перестала жевать и нахмурилась.

— Мда, а это уже не хорошо.

Айрис кивнула головой. Где-то в толпе промелькнули рыжие волосы, словно подтверждая слова Айрис.

— Да, ладно тебе не расстраивайся, — Лиз легонько толкнула подругу локтём. — Пойдём лучше потанцуем.

— Я не хочу, — Айрис покачала головой.

— Ну, и что теперь? Простоишь тут целый вечер с кислым лицом?

— Не знаю.

Лиз закатила глаза.

— Я кольцо забрала.

— Молодец.

Голос Айрис звучал безжизненно и бесцветно. Лиз хотелось от души её встряхнуть и хоть немного повеселить. Но вместо этого лишь сказала:

— Я заплатила на 50 долларов меньше.

— Да? — удивилась Айрис.

— Угу.

— Он, что цену снизил?

— Именно это он и сделал.

— Как у тебя это получилось? — в голосе Айрис было удивление и уважение.

Лиз улыбнулась во все свои 32 зуба.

— Обаяние и божественная красота.

— А если серьёзно? — усмехнулась Айрис.

— А если серьёзно, я ему пригрозила мамой. Сказала, что расскажу ей, что он заключает сделки с несовершеннолетними. И тогда ему не отвертеться от полиции.

— Мощно. Хоть и притянуто за уши.

— А то! Он на это купился. Ты бы видела его лицо.

— Кстати, а ты купила себе новые туфли? Ну те, деньги на которые мы потратили на кольцо.

— Угу. Только не для меня они были.

— А для кого? — Айрис удивлённо изогнула бровь.

— Завтра на Дайан увидишь новые туфли от Yve Sen Lorran.

— Ясно.

Музыка перестала играть свет в зале погас. Лиз схватила Айрис за руку. Девушка всегда жутко боялась темноты.

Со стороны кухни, словно, в воздухе плыли 17 огоньков. Пламя именинных свечек дрожало и меняло свою форму. Толпа начала хлопать и петь самую знаменитую песню для дня рождения.

Когда торт остановился ровно посредине зала, свет включился. Возле торта стояли Алан, Дора, Ольга и Эрик. Дайан вышла к ним. На лице девушки была улыбка.

— Загадывай желание и задувай свечи, — сказала Ольга.

Прежде, чем это сделать, Дайан нашла в толпе подруг и своего парня. Убедившись, что все на месте, она прищурила один глаз, загадывая желание. А затем задула все свечи.

— С днём рождения, Дайан! — хором поздравили все.

После того, как торт был съеден, все вновь вернулись к танцам. Лиз и Айрис всё ещё стояли у стола, когда к ним подошли Кэти и Дайан.

— Чего скучаем? — спросила Кэти.

Лиз взглядом указала на танцующих Алекса и Сэм. Они танцевали недалеко от них.

— А ты чего не со своим бойфрендом? — спросила Лиз у Кэти.

Кэти показала ей язык, а затем показала на Саймана, который флиртовал с их одноклассницей.

— Я помогла ему просто потому, что мне было его жаль. А не из-за того, что он мне хоть как-то симпатичен. Я — феминистка. Я в парнях не нуждаюсь.

Кэти ударила кулаком по столу. Стоящие рядом люди оглянулись на неё с подозрением. На всякий случай они перешли к другому столу. Но девушка осталась невозмутима и даже не обратила на это внимание.

— Слышь, феминистка, твой домашний арест когда заканчивается? — спросила Дайан.

Кэти нахмурилась и огляделась по сторонам. С начала вечера Роб всё время маячил рядом и не спускал с неё глаз. Он и сейчас был совсем близко.

— Через 2 дня, — почти прошептала Кэти.

— При том условии, что ты снова не накосячешь.

Услышав голос брата у себя за плечом, девушка даже подавилась виноградиной от неожиданности. С самодовольным выражением лица Роб растворился в толпе.

Лиз оглядывалась по сторонам со страдальческим выражением лица.

— Что-то ищешь? — спросила Дайан.

— Да. Я хочу пить. Но хочу воду. А её здесь судя по всему нет.

— Пойдём на кухню. Там она точно должна быть. Мы сейчас.

Как только Дайан с Лиз скрылись за дверью, ведущей в кухню, Кэти схватила Айрис за руку и утащила за собой на танцпол.

К великому удивлению на кухне никого не оказалось. Даже обслуживающий персонал куда-то делся. Хотя за всё время с начала вечеринки промелькнуло всего 2 или 3 официанта. Скорее всего всем остальным, в том числе и поварам дали сегодня выходной.

Увидев кулер с водой, Лиз бросилась к нему рысцой. Прихватив с собой первый попавшийся стакан. Дайан взяла тарелку с бутербродами с икрой. Девушка облокотилась об одну из кухонных тумб, поедая их. С начала праздника ей так и не удалось поесть чего-нибудь более существенного, чем торт. Оказавшись на кухне, Дайан решила воспользоваться случаем.

Вдоволь напившись, Лиз растянулась в блаженной улыбке.

— Ммм, живительная влага, — сказала она.

Затем девушка резко нахмурилась. Её брови собрались у переносицы. Лиз вся напряглась. Её взгляд был устремлён в окно, спиной к которому стояла Дайан.

Дайан тоже развернулась к окну. Увиденное заставило её замереть на месте. На несколько секунд она даже забыла, как дышать. Прямо там, за окном, в паре десятков метров от них стоял один из смоляных прихвостней Тины. Он стоял к ним боком и как-то опасливо озирался по сторонам. Похоже, что девочек прихвостень не заметил. Он медленными и тихими шагами стал пробираться к задней калитке. Что бы он здесь ни делала, смоляной прихвостень собирался уходить.

— Лиз, иди за Айрис, а я за ним, — скомандовала Дайан.

Девушка уже направилась к двери, ведущей на задний двор, когда её за руку схватила подруга.

— Нет. Я иду с тобой.

— Нет, ты идёшь за Айрис. А потом вы обе идёте за нами.

Лиз покачала головой.

— Нет. Мы же ведь не знаем куда он пойдёт. И к тому же я тебя одну не брошу.

Дайан снова хотела возразить, но когда увидела, что прихвостень Тины успешно миновал забор и теперь направляется в сторону дороги, передумала. Проглотив все свои возражения и доводы, она кивнула головой.

Выбравшись из кухни, девочки быстро и тихо добежали до забора. Тёмно-серый бетонный забор с очертаниями Биг Бена высотой был чуть больше метра. Поэтому, что бы спрятаться за ним и Лиз и Дайан пришлось пригнуться.

Дайан высунула голову, чтобы посмотреть, где сейчас находится смоляной прихвостень. Он медленной двигался вдоль дороги. Успешно скрываясь в тени деревьев. Так как это была почти самая окраина Лос-Анджелеса, передвигаться подобным путём не составляло особого труда. На руку играл и тот факт, что здесь не было ни единой души.

Когда прихвостень удалился от них на приличное расстояние, Дайан с Лиз последовали за ним. Они шли по траве и высокие каблуки не были помехой, которой могли бы стать на асфальте. Правда, они утопали в земле. Но всё равно приходилось быть предельно осторожными, дабы не наступить на какую-нибудь сухую ветку иди что-то вроде того. Девочки практически между собой не разговаривали. Только обменивались взглядами и знаками.

Адреналин бурлил в крови. Подгоняя собой дыхание и сердцебиение. Не смотря на то, что Лиз несколько минут назад осушила два полных стакана воды, во рту всё вновь пересохло. Никто не ожидал подобного приключения на день рождения.

К сожалению, трава закончилась и дальше простирался ровный светло-серый асфальт. Прислужник перешёл через дорогу на другую сторону улицы. И снова пошёл прямо. На этот раз он шёл по тротуарной дорожке, не скрываясь в тени.

Дайан посмотрела на Лиз, а затем на смоляного. Глубоко вздохнув, девушка сняла туфли. Увидев это, Лиз умоляющим взглядом посмотрела на подругу. Ей совсем не хотелось ходить босиком по улице.

— Прошу тебя, — взмолилась она.

Внезапно прихвостень остановился и оглянулся по сторонам. Сердце Дайан упало вниз. Они всё ещё стояли в тени одного из деревьев. Прислужник Тины вряд ли мог их разглядеть. На обеих девушках были одеты платья тёмных тонов. Единственным светлым пятном были бриллиантовые серёжки Лиз. Но вряд ли они были уж так сильно заметны. И всё же Дайан решила не рисковать. Она схватила Лиз за руку и они быстро встали за дерево.

— Думаешь, увидел? — взволнованно спросила Лиз.

— Не знаю.

Дайан аккуратно выглянула из-за дерева. Вдалеке послышался шум ревущего мотора. Какая-то машина ехала по направлению к ним. Смоляной прихвостень не растерялся и быстро спрятался в ближайших кустах.

Пару секунд спустя пронёсся чёрный внедорожник на бешенной скорости. Дождавшись, когда машина скроется из виду, смоляной вышел из кустов и дальше продолжил свой путь.

Убедившись, что он их не заметил, Дайан с облегчением вздохнула.

— Давай быстрей. Иначе, мы его упустим.

Не дождавшись возражений от Лиз, девушка быстро перебежала улицу и снова скрылась в тени одного из деревьев.

— Надо было идти за Айрис, — проворчала Лиз, снимая туфли.

Она тоже быстро перебежала дорогу и нагла Дайан, на ходу одевая обувь.

— Как думаешь, куда он идёт?

— Не знаю, — покачала головой Дайан. — Но он движется в сторону одной из аллей.

— Может он нас к Тине приведёт?

— Было бы неплохо. Но это слишком хорошо, чтобы бать правдой.

Смоляной ещё раз перешёл дорогу и свернул налево. Свет ночных уличных фонарей отражались от его поверхности, из-за чего казалось, будто он светится изнутри.

Дайан и Лиз поспешили за ним.

— А тебе не кажется странным, что он идёт пешком? — спросила Лиз.

— Нет. А что?

— А то, что они обычно растворяются в воздухе.

— Они при нас растворяются. Но мы ж не знаем, как они на самом деле передвигаются в пространстве.

— Надо будет Селесту побольше о них расспросить.

Как Дайан и предполагала смоляной прихвостень вышел на одну из аллей Лос-Анджелеса. Не дойдя пары метров до фонтана, он остановился в тени одного из деревьев и исчез.

— Проклятье! — выругалась Дайан.

Шанс выйти на след Тины, буквально, растворился в воздухе.

Лиз ткнула Дайан локтём.

— Эй, ты чего?

Не говоря ни слова, она развернула голову подруги в строну фонтана. И сказала:

— Смотри.

У фонтана стоял… Мистер Лоуренс?! Да, это определённо был он. Химик был одет немного наряднее обычного. В руках он держал букет. Мужчина, буквально, каждую секунду смотрел на часы.

— Что он здесь делает? — спросила Дайан.

— Не знаю. Но по-моему у него свидание, — улыбнулась Лиз.

Дайан скептически посмотрела на подругу.

— У кого? У мистера Лоуренса? У нашего химика?

— А что? Он тоже человек. И почему бы и нет?

Девочки так же, как и смоляной прихвостень Тины остановились в тени одного из деревьев. Поэтому учитель их не увидел.

Тишину разрушали шум воды в фонтане и шаги химика. Прождав ещё пятнадцать минут, он зло выкинул букет в ближайшую урну и направился прочь.

— Не пришла, — с грустью сказала Лиз. Ей так было жалко бедного мистера Лоуренса, что она еле сдержала себя, что бы не окрикнуть его. Его так хотелось утешить. Пожалеть.

— Нам пора. Нас, наверно, уже обыскались.

Лиз с широко распахнутыми глазами посмотрела на Дайан.

— И что мы скажем? Где мы были? — в её голосе скользили панические нотки.

Дайан задумалась. А затем протянула:

— Деньги есть? — Лиз кивнула головой. — Тогда пошли.


Селеста смотрела, как чаинки её чая опускались на дно чашки. Настроение было ужасным. Воспоминания о последнем собрании Звёздного Совета всё никак не хотели откладываться в самый дальний ящик памяти. Картинки так и вспыхивали перед глазами, словно фейерверки. Голоса, сопровождающие их, увеличивали реальность происходящего в голове.

Кое-как заставив, выйти себя из этого оцепенения, Селеста подняла глаза. Её гостья внимательным взглядом её буравила. Напротив хозяйки белого особняка сидела женщина на пару лет старше Селесты. Внешне она выглядела очень мужеподобно. Женщина была спортивного телосложения, имела широкую кость и хорошо развитую мускулатуру. Грубое лицо с резкими чертами выдавали далеко не женский характер гостьи Селесты. Коротко стриженные каштановые волосы тоже не добавляли женственности. Единственное, что смягчало её образ — это глаза нефритового цвета. Женщину звали Регина Селески. Она являлась инструктором Звёздного Совета. Все звёздные защитники, поступающие на службу в Совет, тренируются под её чутким руководством. И именно на её помощь так надеялась Селеста.

— Я не знаю, что делать, — вдохнула Селеста.

Регина всё ещё продолжа буравить взглядом подругу. Ей изначально не нравилась та авантюра, в которую ввязалась Селеста. Не смотря на свой добрый и кроткий нрав, Селеста была упряма, как осёл. Ни одни доводы и уговоры Регины не помогли избежать ей удара, подготовленного Звёздным Советом.

— А я тебе с самого начала говорила, что это плохая идея.

Регина ещё больше нахмурилась. Вот уже неделю единственной темой для обсуждения является разгромное заседание Звёздного Совета. Бальзам на душу всем врагам Селесты, коих не так уж мало.

Немного подумав, Регина снова сказала:

— У тебя есть два варианта.

— Каких?

— Первый, ты со своими звёздными защитницами делаешь всё невозможное и ловишь Тину. И второй, ты безболезненно стираешь им память и не портишь их жизни. Хочу напомнить тебе, что поймать Тину не могут даже Звёздный Совет в сотрудничестве с меж вселенской полицией. У тебя, конечно, есть преимущество — Тина сама на них вышла. Но стоит ли этот риск жизней трёх юных девушек? То, что Тина их до сих пор не убила это скорее исключение, чем правило.

— Я знаю, — устало вздохнула Селеста. — Знаю, что подвергаю их большой опасности. Но, можешь назвать это как хочешь, я чувствую, что всё идёт правильно. Всё идёт так, как надо. Правда, я надеялась…

— На то что им дадут со мной заниматься — закончила Регина.

Селеста кивнула.

— Если хочешь я могу…

— Нет! — Селеста вскочила со своего стула и подошла к окну. Снова перед глазами всплыли лица членов Звёздного Совета. — Нет, не надо. Я не хочу, что бы ты рисковала своей репутацией.

Регина поставила свою чашку на кофейный столик и подошла к Селесте.

— Ты не думай. Не то чтобы я не верила. Просто… Просто… Ну, в общем эта идея изначально была обречена на провал, — грубый и жёсткий голос инструктора звучала очень успокаивающе.

Селеста резко развернулась к подруге.

— Что ты хочешь этим сказать? — настороженно спросила она.

Подойдя к книжному шкафу, Регина вытащила первую попавшуюся книгу. Она всеми силами старалась избежать взгляда Селесты. Регина и хотела, и не хотела раскрывать подруге правду. С одной стороны для Селесты это станет ударом. Но с другой ей это поможет на ситуацию смотреть более трезвыми глазами. Даже затылком она чувствовала сверлящий взгляд Селесты.

— Что ты скрываешь, Регина? — требовательно спросила советница.

— Тебе это не понравится.

Тишину разрушал шелест, переворачивающихся страниц.

— И всё же.

— Изначально это затеяли, чтобы закрыть рты спонсорам.

— Спонсорам?

— Да. Ты же знаешь, что даже Звёздный Совет нуждается в финансовой поддержке. Спонсоры стали возмущаться, что Третью вселенную приходится защищать другим звёздным защитникам. Что из-за этого они не могут полностью сосредоточиться на своих вселенных. Вот спонсоры и потребовали, чтобы Третья вселенная защищала себя сама. В противном случае, они прекратят спонсирование.

— И в чём же провальность этой затеи?

— А в том, что Звёздный Совет изначально знал кто звёздные защитники Земли.

— Стой! Стой! Стой!

Селеста села. Голова шла кругом. Перед глазами всё поплыло. Сделав пару глубоких вдохов, она продолжила:

— Подожди. То есть ты хочешь сказать, когда Совет мне поручил найти звёздных защитников, они уже тогда знали, кто они такие?

Регина кивнула головой.

— Они хотели показать спонсорам, что их революционная идея провальна. Да, и потом, ты же знаешь Звёздный Совет. Они слишком самоуверенны, что бы позволить кучке меценатов собой управлять.

— Скажи сразу, Тина это их рук дело?

— Не думаю. Они сами были в шоке, когда ты про неё сказала. В их планы входило подстроить пару провальных заданий. А потом со спокойной совестью стереть девчонкам память.

— Но… Но почему они так против?

— Ты же знаешь наш Звёздный Совет. Там же ведь одни сплошные старикашки. Вредные и упрямые. Со своими древнейшими правилами и устоями. Ввести Землю в состав Звёздного Совета, означают перемены. А они их не хотят. Консерваторы — одно им слово.

— Но Третья вселенная официально закрыта. И я не замечала раньше, что бы кто-то сюда проникал. Как другим звёздным защитникам мы можем мешать нести свою службу? — Селеста не понимала логики. Хотя она больше склонялась к версии, что скорее всего чего-то просто не знает.

— Официально, да. Но кому надо сюда попадает. Тина же попала. Думаю, тебе стоит залезть в архив. Может есть что-то, что просто не говорят?

— Нет уж, — хмыкнула Селеста. — Если бы в Третью вселенную, хоть раз пробрались, меня б уже тысячу раз за это отчитали другие советники.

Регина пожала плечами. В словах подруги была правда. Но Звёздный Совет это старое место. Со множеством старых тайн.

Регина поставила книгу на место. Она слегка приобняла подругу. Выражение лица у Селесты было потерянным. Казалось, ещё чуть-чуть и есть огромная вероятность того, что она заплачет. Было обидно. От злости била мелкая дрожь. Отчаянье и предательство. Негативные эмоции лились через край.

— Прости, что не сказала раньше. Я просто, не думала, что ты займёшься этим всерьёз. — В голосе Регины слышалось искреннее сожаление.

Селеста отстранилась от подруги. Злилась ли она на неё? Конечно! Первые пять минут. Но сейчас стараясь взглянуть на ситуацию трезвым взглядом, Селеста поняла, что в этой ситуации Регина виновата в самую последнюю очередь.

— Ничего. Ты здесь совсем не причём. Спасибо за информацию. — Она погладила подругу по руке и улыбнулась ей. Регина тоже улыбнулась в ответ.

— Ты же знаешь я в любом случае за тебя?

— Знаю.

Потрогав чашки, стоящие на кофейном столике, Селеста обнаружила, что чай уже совсем остыл.

— Надеюсь, ты ещё настроена на душевный разговор? — спросила она Регину.

Получив положительный ответ, Селеста забрала чашки и ушла на кухню. Заваривать новый чай.


Кэти и Айрис почуяли что-то неладное, когда к ним подошёл Ян и с встревоженным лицом спросил, где Дайан? Подозрения усилились, когда с тем же вопросом подошёл Диего. Только он спрашивал о местонахождении Лиз. Но когда к ним подошла рассерженная мисс Дейман, сомнений уже не осталось: Лиз и Дайан куда-то пропали, никого не предупредив. Даже их!

Совсем плохо стало, когда бедных Айрис и Кэти в плотное кольцо взяли все родственники пропавших. К которым в добавок присоединилась Натали.

— Куда они делись? — в который раз повторила вопрос Мари.

Девочки испуганно переглянулись. Они не знали ответа на этот вопрос. Хотя Айрис догадывалась, куда могла деться вторая половина четвёрки. Но девушка всячески отгоняла от себя эту мысль. Стараясь, себя убедить, что ни Тина, ни её смоляные прихвостни здесь ни причём.

— Девочки, вы что оглохли? — зло спросила Ольга.

— Нет, мы всё прекрасно слышим, — ответила Кэти.

— Тогда почему молчите? — зло кипело в Алане, как зелье в котле.

— А они… Они… — Ложь. Ни одна более или менее нормальная ложь не приходила в голову.

— Пошли за пиццей! — воскликнула Кэти, тем самым спасая Айрис.

Айрис оживлённо закачала головой.

— Пицца?! — воскликнул Алан. — Какая ещё к чёрту пицца?! Я неделю стоял у плиты, что б потом все ели пиццу?!

Дора успокаивающе погладила мужа по руке. От злости Алан даже покраснел. Его кулинарные изыски применяли на какую-то пиццу!

— Но столы и так ломятся от еды. Зачем ещё пицца? — недоумевала Ольга.

— Ну, ты же знаешь Дайан. Для неё пища богов — это горячая пеперони, — улыбаясь идиотской улыбочкой, ответила Кэти.

Что правда, то правда. Дайан обожала пиццу. Она могла есть её 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году. Из-за чего Алан очень часто бесился. Ведь он был главным по кухне не только в своём ресторане, но и дома.

Ложь, оказалась, очень правдоподобной. А потому, Кэти и Айрис оставили, переживать только что полученный стресс.

— Уфф. Пронесло. — Айрис облокотилась о стену.

— Ну, и куда они делись? — упёрла руки в боки Кэти.

— Не знаю. Думаю, надо им позвонить.

Айрис вытащила из потайного кармана своего платья сотовый телефон. Карман, и правда был, потайной. Никто бы, ни за что бы не догадался, что в столь элегантном вечернем платье он был. Кэти посмотрела на подругу, словно на фокусника, доставшего из шляпы дракона.

— Так, где Дайан? Где Дайан? — Айрис водила пальцем по сенсорному экрану.

— Можешь ей не звонить.

— Почему?

— Её телефон остался на прикроватной тумбочке в её комнате.

Айрис прикусила нижнюю губу.

— Тогда, значит Лиз. Она взяла с собой телефон.

— Кажется, да.

Айрис набрала номер Лиз. Пошли гудки. Гудок. Другой. Никто не брал трубку. Волнение всё с большей скоростью нарастало. А вдруг она оказалась права? И сейчас Дайан и Лиз нуждаются в её помощи. Айрис тряхнула головой. Отгоняя от себя ненужные мысли. Одна прядь выбилась из идеальной причёски девушки, прилипнув к накрашенным блеском губам. Дожидаясь ответа, девушка стала взывать к логике. Нет. Такого, просто, не может быть. Смоляные прихвостни Тины ни за что не стали бы нападать на виду у всех. Не в интересах Тины светится на людях. К тому же, девочки нашли бы способ с ней связаться.

Кашель над её ухом, вывел Айрис из размышлений. Над девушкой возвышалась мама Лиз. В руках она держала телефон дочери, на который поступал звонок от Айрис.

— Пицца? Да? — ехидно спросила Мари.

— Я хотела узнать, когда они придут, — быстро соврала Айрис.

К троице подошёл уставший и вымученный Диего. Его, до этого идеально уложенный волосы, сейчас прибывали в полном хаосе и беспорядке.

— Где Лиз? Мне уже надоело одному танцевать, — словно маленький, захныкал парень.

Мари полностью проигнорировала бойфренда дочери. Будто его здесь и не было. Не то чтобы он ей не нравился. Просто, смирившись с ветреностью дочери, Мари выработала толерантность ко всем её ухажёрам. Для неё они все были одной сплошной безликой серой массой. Нет смысла обращать внимание на временное. Однодневное.

Под тяжёлым взглядом старшей мисс Дейман Айрис вжала голову в плечи. Кэти с волнением смотрела на подругу. Лихорадочно придумывая, как отвлечь внимание на себя? К счастью делать этого не пришлось. В зал вошли Дайан и Лиз с неисчисляемым количеством коробок пицц.

Первыми к девочкам бросились Ян и Сайман. Лиз состроила недовольное лицо. Но пиццу всё же отдала. Следом за парнями подошли и взволнованные родственники. Кое-как отбившись от них, Дайан с Лиз подошли к подругам. На их лицах были широченные улыбки. Так как Кэти и Айрис метали в них убийственные молнии.

— Что делали? — всё так же продолжая улыбаться, спросила Лиз.

— Вас прикрывали, — выкрикнула Кэти.

Дайан подняла руки.

— Ладно. Ладно. Были не правы, надо было вас предупредить.

— А почему не предупредили? — спросила Айрис.

— Ну, вы так увлечённо танцевали и мы решили вас не отвлекать, — соврала Лиз.

Айрис легко поймала нотку волнения в голосе подруги. А потому вопросительно на неё посмотрела. Лиз взглядом дала понять, что не может сейчас рассказать всей правды. Сердце Айрис пропустило несколько ударов.

— А кого-нибудь другого нельзя было предупредить? — не угомонилась Кэти.

Девочки переглянулись. Затыкать сейчас рот подруге всё равно не получится. А вот отвлечь…

— Кэти у нас для тебя есть подарок, — выпалила Лиз.

Девушка только собралась разразится новой гневной триадой, но услышав про подарок, забыла о чём до этого шла речь.

— Какой? — От прежнего гнева не осталось и следа.

Всё это время Лиз держала руки за спиной.

Пока Мари читала дочери гневную лекцию, по поводу её беспечного поведения, Лиз вытащила из её сумочки коробочку с кольцом. Так же незаметно, как и положила её туда.

Лиз протянула коробочку Кэти.

— А что это? — в глазах девушки заиграл озорной огонёк.

— Открой, — улыбнулась Айрис.

Затаив дыхание, Кэти последовала совету подруги. Золотое колечко с буквой «К» безупречно сверкало, даже в таком тусклом свете. Оно было полным подобием колец Звёздного Совета.

Кэти надела его на палец. Правда, наделось оно не так легко, как хотелось бы. Но всё равно смотрелось изумительно.

— Теперь у тебя такое же, — сказала Дайан. Она, Айрис и Лиз выставили свои руки с такими же кольцами.

— Класс! Теперь мы, как сёстры, — взвизгнула Кэти.

Девочки обнялись.

— Кхм, кхм, — послышалось сзади. Обернувшись, они увидели Яна. — Прошу прощения, что прерываю столь трогательный момент. Но мне нужна Дайан.

Все трое кивнули и отправили подругу с её бойфрендом. Ян взял Дайан за руку и повёл в сторону кухни.

— А…

— Без вопросов. Сейчас всё поймёшь, — оборвал Ян девушку.

Он вывел Дайан на задний двор. Откуда и началось преследование смоляного прихвостня. Ночь полностью вступила в свои права. Было немного прохладнее, чем днём. Но Дайан не было холодно. Говорят, что голубой цвет — холодный. Но только не глаза Яна. Они всегда грели. От них всегда исходило тепло. Это личное тёплое небо, принадлежащее только ей, Дайан Льюис.

— Если ты ещё не заметила, то я не подарил тебе твой подарок.

— Заметила, — с улыбкой сказала Дайан.

Из кармана Ян вытащил белую бархатную коробочку, в форме яблока. Дайан с интересом на неё посмотрела. Для кольца была великовата. Цепочки, браслеты и часы, обычно дарят в продолговатых футлярах. Может быть серьги?

Ян открыл яблоко. Девушка не сразу поняла, что перед ней. Она слегка нахмурилась, что бы разгадать, что это? Парень воспринял эту реакцию по другому.

— Тебе не нравится?

— Нет, нет, нет. Что ты? Просто, я не совсем понимаю, что это?

— Это часы на цепочке. Знаю, сейчас такие не модны. Но… — Ян запнулся.

Дайан вытащила часы из футляра внимательно рассматривая их при уличном освещении. И чем больше она на них смотрела, тем больше понимала, что Ян выбрал самый правильный и самый красивый подарок для неё. Для девушки эти часы стали символом. Символом их отношений. Она сама не могла объяснить почему. Но Дайан была в этом твёрдо уверена.

Она тут же повесила их себе на шею. И взглянув на Яна наигранно томным взглядом, спросила:

— Ну, как? Мне идёт?

— Очень, — улыбнулся парень. — Мы будем вместе до тех пор пока эти часы идут. А так, как я не только умный, но и ещё и хитрый. То эти часы Швейцарские. Ударопрочные и водонепроницаемые, — с игривой улыбкой сказал он.

— Ну, значит, мы с тобой вместе навсегда. Они ещё нашим правнукам послужат, — так же ответила Дайан.

— С днём рождения, Дайан, — Ян обнял её и крепко поцеловал в губы, позволяя к себе плотно прижаться.

Глава VII Тщетные попытки

Последующие несколько дней, после дня рождения Дайан прошли в монотонном ритме обычных будней. Тренировки, занятия в школе, занятия с Селестой. Тщетные попытки, хоть как-то выйти на след Тины. Многие из которых оказывались провальными даже в зародышевой стадии.

И этот четверг не должен был стать исключением. Если бы с самого утра не позвонила взволнованная Селеста. Она попросила приехать к ней не как обычно вечером, а сразу после школьных занятий. Вдаваться в подробности Селеста не стала. Сказала лишь, что это очень важно.

К удивлению самой Айрис, она освободилась раньше всех. Солнце нещадно палило. Отсутствие хоть какого-то ветерка, ещё больше усугубляло положение. Девушка вышла на школьную парковку, взглядом ища машину Лиз.

По всей парковке разнёсся громки мужской смех. Почти что гробовая тишина на улице, словно усилитель сделала его в разы громче. Обернувшись, Айрис увидела, кто смеётся. По спине пробежал холодок. Девушка напряглась. Эту троицу она знала слишком хорошо. И предпочла бы никогда в жизни с ними не сталкиваться. Тем более, когда она абсолютно одна.

Митчелл Аллен, Хавьер Фернандес и Дэш Джексон — три двенадцатиклассника. Три тупых амбала, которых ничего не интересует, кроме их внешности, секса и спортзала. Главой этой «славной» компании был Митчелл, известный, как просто Митч. Митч имел дурную славу в школе, благодаря тому, что издевался над бедными тихими девушками, которые хорошо учатся. Схема этих издёвок была довольно проста: он выбирал себе в жертвы очередную отличницу, заставлял её поверить в серьёзность своих намерений. Бедная девушка по уши влюблялась в этого горделивого павлина. Ещё бы не влюбиться в высокого, красивого и статного очаровашку. Да, в такого любая девчонка влюбится. Особенно, если ты неуверенная в себе зубрилка, для которой любой парень это мечта. Под действие своих чар, Митч затаскивал отличницу в постель, после чего её тут же бросал. И ладно бы просто бросил. Так он потом рассказывал об этом всем, высмеивая бедную девушку. Подобным образом от Митча пострадали почти все отличницы их школы. Почти все, кроме Айрис.

Увы и ах, девушка оказалась в списке Митча в прошлом году. Не изменяя самому себе, парень пошёл по старой хорошо отлаженной схеме. Вот только он не учёл одного, Айрис уже была влюблена. И на все предложения и действия Митча отвечала отказом. Стоит ли говорить о том, что он злился?

Узнав, о том, что Айрис стала объектом выходок Митча, Дайан собиралась с ним поговорить в своём стиле. Девушка уже придумала как и за что схватит парня. Но Кэти предложила другой менее травматичный, но более болезненный способ. Она напечатала разгромную статью в школьной газете с ярким заголовком «Сколько прыщей стоит божественная красота?». К статье прилагалась пара цветных чётких фотографий, на которых Митч давил прыщи. Кэти пригрозила парню, что если он не отстанет от Айрис, следующая статья будет хуже. С того момента тихая и скромная Айрис стала бельмом в глазу бодибилдера.

Увидев её, Митч резко остановился. Причём, так резко, что Хавьеру и Дэшу стоило больших усилий, чтоб в него не врезаться. Айрис отвернулась. Реакция девушки весьма понравилась бодибилдеру. Засунув руки в карманы, а на лицо натянув самодовольное выражение, Митч со своей компанией направился к Айрис.

— Айрис, вот так встреча! — пробасил он на всю парковку.

Девушка не ответила. Только ещё сильнее сжалась.

— Ты что меня не слышишь? — Вся компания в плотную подошла к ней. — Привет, говорю. Рад тебя видеть.

Митч застыл с выжидающей улыбкой. Айрис молчала. Смотрела куда угодно, только не на них.

— Ты что язык проглотила?

— А по моему мы ей просто не нравимся. Да, Айрис? — спросил Дэш.

— Конечно, не нравимся. Ей же больше по душе хлюпики, типа Алекса Лопеса, — сказал Хавьер.

Улыбка Митча сменилась злостью и гневом.

— Что королева нас даже своим взглядом не удостоит? — сквозь стиснутые зубы прошипел он.

Парень резко и грубо схватил Айрис за локоть и притянул к себе. Для неё это стало настолько неожиданно, что девушка только и успела ахнуть. Уперевшись ладошкой в грудь Митча, Айрис попыталась вырваться. Но парень был слишком силён. За попытки вырваться, Митч ещё сильнее сжал её руку. Без синяков теперь точно не обойдётся.

— Куда же ты? Мы же ведь с тобой ещё даже не поговорили, — словно змей прошипел он.

Хавьер с Дэшом тихо захихикали. Они очень недобро смотрели на девушку.

— Пусти, — прохрипела Айрис. От страха, даже голос сел.

— Ну, уж нет. Теперь ты точно от меня никуда не денешься, — раздалось над ухом Айрис.

Свободной рукой Митч схватил девушку за талию и ещё плотнее притянул к себе. Айрис стала бить его. Но ему это не принесло никаких физических увечий. Более того парень даже не знал бы, что его бьют, если бы не видел этого. Он лишь забавлялся.

— Пусти! — на этот раз уже пискнула Айрис.

— Эй! — раздалось на всю парковку. — А ну, оставь её!

Буквально, в два шага возле них оказался злой и разъярённый Влад. Он вырвал девушку из цепких рук Митча и передал её Алексу. Влад грозно прохрустел костяшками пальцев, взглядом уничтожая всю троицу.

Айрис била мелкая дрожь. Они с Алексом стояли позади Влада. Парень взял её за руку и улыбнулся.

— Всё хорошо.

В отличие от брата, Алекс был молчалив и пассивен. Но его взгляд выражал готовность к любым действиям. Айрис смотрела на Алекса, словно на супергероя.

— Что, Аллен, давно по твоей тыкве тупой не стучали? — прошипел Влад.

Митч изогнул рот в кривой ухмылке.

— А я смотрю, ты хочешь постучать?

— С удовольствием.

— А силёнок хватит?

— Чем больше шкаф, тем громче он падает — закон физики, — ухмыльнулся Влад.

— А с каких это пор ты стал защитником ботаников? — спросил Хавьер.

— А с каких это пор тебе разрешили лезть в чужие разговоры? — Влад кинул на него сердитый взгляд.

— Это наши с Айрис дела и мы сами с ними разберёмся, — сказал Митч.

— Все свои дела с Айрис будешь решать через меня. Ещё раз увижу рядом с ней покалечу.

Митч кинул на Влада раздражённый взгляд, когда периферическим зрением заметил, приближающихся к ним Лиз и Дайан. При виде Митча девушки напряглись. Лиз подошла к Айрис и Алексу. А Дайан встала возле Влада с презрением глядя на бодибилдеров.

— Не поняла. А почему меня не позвали на это собрание?

Митч понял, что на данный момент лучшим вариантом будет отступить. При этой парочке он до Айрис даже пальцем дотронуться не сможет. Да и к тому же лишние нарекания от директрисы ему не нужны. Посмотрев поверх голов Влада и Дайан на Айрис, Митч обращаясь персонально к ней, сказал:

— Ещё увидимся. — Вся троица села в машину Дэша и уехала.

— Ты как? В порядке? — взволнованно спросила Лиз.

Айрис кивнула головой.

— Так и подмывает ему врезать, — зло сказала Дайан.

— Пока, он школу не окончит, Айрис в безопасности не будет, — сказал Алекс.

— И что делать? — спросила Лиз.

— Врезать, — хором ответили Влад и Дайан.

Услышав это, они одарили друг друга презрительными взглядами. К огромному сожалению и Влада, и Дайан, они всегда были единомышленниками. Словно, одна мысль разделялась на две. Так было во всём. Но ни он, ни она в этом категорически не хотели признаваться.

— Не думаю, что это поможет, — покачал головой Алекс. — Думаю, он отступит тогда, когда Айрис сама даст отпор.

— Я? — прохрипела Айрис.

— Да.

Дайан с Владом переглянулись.

— Легче врезать, — сказала Дайан.

— Угу, — согласился Влад.

Они снова одарили друг друга презрительными взглядами. К ним подошёл Сайман. Парень подарил Лиз самую нежную улыбку, на которую был способен. Но Лиз снова лишь возвела глаза к небу, давая всем свои видом понять, как он ей надоел.

— Ладно. Раз все в сборе едем домой, — сказал Влад.

Попрощавшись с девочками, братья сели в свою машину и уехали.

— И нам пора, — сказала Дайан, направляясь к машине Лиз.

— А мы вообще-то на такси, — остановила её хозяйка машины.

— Почему? — спросила Айрис.

— На машине поедут клоны и Кэти. Что бы не вызвать подозрения. К тому же такси я уже заказала.

Науку по невызыванию подозрений девочки усвоили, почти на пять. Жаль, что остальные давались гораздо трудней.

Выйдя за ворота школы, они увидели, что такси уже ожидает их.

Жёлтая машина с шашечками подъехала к белому особняку. Машина Селесты отсутствовала на подъездной дорожке. Посмотрев на часы, Лиз увидела, что они приехали на пятнадцать минут раньше назначенного времени. Видимо, советница ещё не успела добраться до дома.

После собрания Звёздного Совета Селеста каждой из девочек вручила по комплекту ключей от своего дома. Лиз хотела открыть дверь своими ключами, но Айрис её остановила.

— Может стоит сначала позвонить? — указывая на звонок, сказала она.

— Зачем? Её всё равно нет, — ответила Лиз.

— И всё же, — настаивала на своём Айрис.

Не споря, Лиз стала звонить в дверной звонок. Но на него никто не откликался. После третьего звонка, Лиз всё же воспользовалась своим ключом.

Первое, на что обратили девочки внимание, зайдя в дом, — на звенящую тишину. Казалось, что огромный особняк погрузился в дремоту. Каждая из них старалась дышать, как можно тише, что бы не разрушить, столь завораживающую тишину. Резко хлопнула, закрытая сквозняком входная дверь. Все трое подпрыгнули на месте.

— Кто дверь не закрыл? — прошипела Лиз.

— Дайан, — ответила Айрис.

— Да, конечно, вали всё на меня, — возмутилась Дайан.

Айрис подошла к дверям, ведущие в гостиную. Двери были закрыты, но не заперты.

— Подождём её здесь. Нет смысла стоять в прихожей.

Расположившись в гостиной, девочки стали ожидать прихода хозяйки белого особняка.

После встречи с Митчем остался очень неприятный осадок, который никуда не хотел пропадать. Локоть перестал саднить. А вот отпечатки грубой руки бодибилдера всё чётче и чётче проявлялись. Раз за разом в голове Айрис прокручивалась эта сцена на парковке. Чувство собственной ничтожности съедало её. Она снова не смогла за себя постоять. Впрочем, как обычно. Айрис была слишком слаба, как физически, так и морально. И за это ненавидела себя ещё сильнее.

От самобичевания девушку отвлёк голос Лиз.

— Может, стоило подождать Селесту снаружи?

— Поздно, Лиз. Ты нас сюда притащила и мы здесь уже сидим. К тому же, Селеста сама сказала, что мы можем сюда приходить, даже когда её нет дома, — сказала Дайан.

Минута стала тянуться за минутой. Почти четверть часа девочки сидели тихо и просто смотрели то друг на друга, то уставлялись пустыми взглядами на какой-нибудь предмет. Периодически кидая короткие взгляды на большие напольные часы. Не выдержав столь длительного бездействия, Лиз вытащила свой телефон и стала в нём копаться. Дайан подошла к книжному шкафу, изучая корешки стоящих в нём книг. Айрис мучилась от безделья. Сумка с книгами для научного проекта осталась у клона. От ничего неделанья мысли о Митче всё настойчивее лезли в голову. Чтоб хоть как-то отвлечься Айрис подошла к окну.

Спустя, то количество времени, за которое Дайан успела изучить все книги, стоящие в шкафу, а Лиз успела три раза поругаться и два раза помириться с Диего, наконец приехала Селеста. Женщина выслушала гневную триаду от девочек по поводу своей непунктуальности. Но годы проведённые за работой со студентами, дали о себе знать. Селеста остановила тройной словесный поток, всего лишь одним вопросом:

— Кто голоден?

Девочки вмиг замолчали. В животах резко заурчало. С этим ожиданием, они даже не заметили на сколько голодны.

Обрадовавшись столь меткому попаданию в цель, Селеста предложила что-нибудь по-быстрому приготовить. Ведь на сытый желудок всего лучше думается. Да и настроение улучшается.

Быстро соорудив в четыре пары рук ужин, все устроились в большой и уютной столовой. Так же, как и весь дом она была выдержана в белых тонах. А вся деревянная мебель была дубовой. Цветы, стоящие в вазах распространяли сладковатый запах.

Когда с основной частью ужина было покончено и в дело пошёл десерт, Селеста решила перейти к делу.

— Ну, что? Кто узнал кто такие крамы? — спросила она.

— Я узнала, — Лиз, как в школе подняла руку. — Крама на меж вселенском языке — мисс. Крэм — мистер. Крамаш — миссис. Крам — вдова. А кэр — вдовец. Уф, еле, еле выучила. Надеюсь, ничего не перепутала?

— Нет. Всё правильно, — улыбнулась Селеста.

— Чушь какая-то. Как-будто бы нельзя пользоваться обычными обозначениями? — возмутилась Дайан.

— Это и есть обычные обозначения. Раньше они и на Земле использовались. Пока Третью вселенную не закрыли. Только потом появились привычные нам мисс, миссис и мистер.

— Кстати, а почему Третью вселенную закрыли? — спросила Айрис.

Советница нахмурилась. Похоже, девочки совсем не пользовались учебниками, которые она им дала. Селеста извинилась и вышла со стола. Оставив своих гость, кидать друг на друга недоумённые взгляды. Вернулась она уже с планшетом в руках, который показывал голограммное изображение всех девяти вселенных, что она показывала в первый раз.

— Вы видели Третью, Четвёртую и Пятую вселенные. Чем Четвёртая и Пятая отличаются от нашей?

В столовой повисла тишина. Девочки недоумённо сначала посмотрели на Селесту, потом друг на друга. А следом и вовсе уставились на голограммное изображение, не понимая, где искать ответа на вопрос.

— Да, ничем они в общем не отличаются, — несмело ответила Дайан.

— А если присмотреться? — Селеста увеличила изображение Третьей, Четвёртой и Пятой вселенных. — Посмотрите повнимательнее.

Девочки вплотную подошли к картинке. Но даже детальное рассмотрение не принесло результатов.

— Мне вот интересно, откуда у тебя планшет, показывающий голографические картинки? — спросила Дайан.

— Не о том сейчас думаешь, Дайан, — сказала Селеста.

Переводя взгляд с одной вселенной на другую, Айрис начала улавливать суть вопроса. Правильный ответ крутился на языке. Но девушка всё никак не могла связать части головоломки воедино. Внимание к себе привлекали планеты.

Глаза Айрис расширились. На губах заиграла улыбка. Так просто. Ответ лежал на самой поверхности.

— Планеты во всех вселенных похожи на Землю! — воскликнула она.

— Именно! — обрадовалась Селеста и уменьшила изображение. Снова появились все девять вселенных. — Все девять планет, каждой вселенной заселены людьми. Кроме нашей. С военной точки зрения мы очень слабы. И до тех пор, пока Третью вселенную не закрыли все завоевательные меж вселенские воины начинались с нас. Одну планету захватить куда легче, чем девять.

— А почему у на все девять планет разные? — спросила Лиз.

— А почему Третью вселенную вновь решили открыть? — спросила Дайан.

— На твой вопрос, Лиз, учёные до сих пор не могут найти ответа. Выдвинуто очень много теорий. Одна из них наиболее вероятна. Не помню говорила ли я вам про экраны, которые защищают планеты от Солнца, распределяя его тепло равномерно между всеми планетами? Ещё до того, как зародилась на планетах жизнь, в Третьей вселенной произошёл взрыв, уничтоживший экран. Не спрашивайте, почему? Не знаю. После этого Третья вселенная стала очень неблагоприятна для «живых» планет. У нас самое большое количество уничтожения звёзд. Нашу вселенную даже называют кладбищем ювенильных звёзд. Говорят, что остальные восемь планет Третьей вселенной, были так же подобны Земле. Почему в «живых» осталась только третья планета? Думаю, это тот вопрос на который вряд ли кто-то найдёт ответ.

А на твой вопрос, Дайан, ответ таков, — появилась машина, способная взламывать «защитные двери», что закрывали Третью вселенную. К большому сожалению, эта машина в единственном экземпляре принадлежит старейшей криминальной семье всех восьми вселенных. Думаю, именно так Тина сюда и попала.

— А уничтожить эту машину не вариант? — спросила Дайан.

— Если бы всё было так легко, — усмехнулась Селеста. — До семейства Шерзингер не так то и легко добраться. Даже Звёздный Совет не знает, где они сейчас?

— А они могли к нам послать Тину? — спросила Айрис.

— Вполне.

— Но мы им ничего не сделали! — возмутилась Лиз.

— Вы стали для них камнем преткновения.

— О да, мы такой камень… — протянула Дайан. Нотки сарказма были слышны в каждом звуке, произносимым девушкой.

— И всё же, — сказала Селеста. — Итак, думаю теперь, когда вопросы пока закончились, можно перейти к тому из-за чего я вас позвала, — после этих слов она выдержала паузу, а после вновь продолжила. — Эта касается Тины. Я нашла двух человек, которые помогут нам её отыскать. Если вообще на это согласятся, — Уже более тише добавила женщина. Но этого хватило чтоб её услышали.

— Что ты имеешь ввиду? — спросила Лиз.

— Ну, — протянула Селеста. — Просто, одна из них младшая сестра Тины. А вторая лучшая подруга их матери и бывшая коллега их отца.

— А кого-нибудь, кто точно скажет нет? — скептично спросила Дайан.

— Увы, это всё что мы имеем. Я займусь Хамелеоной, а вы Руззи.

— Почему Хамелеоной займёшься ты? — возмутилась Дайан.

— Потому что она сидит в тюрьме Звёздного Совета, Калинберге. А туда пускают только членов Звёздного Совета и меж вселенскую полицию. Вы не относитесь ни к тем, ни к другим. Вас туда, просто, не пустят.

— Так даже не интересно, — сказала Лиз. Девушка откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди.

— Ладно. А что там с Руззи? — спросила Айрис.

— Секунду.

Селеста поводила пальцем по экрану планшета и изображение вселенных сменились на голографию какой-то злой и страшной бабки. У неё были маленькие чёрные крысиные глазки. Полностью седые волосы, собранные в идеально круглый пучок на макушке. Всё её лицо было покрыто глубокими морщинами. Даже намёк на губы отсутствовал. И вообще, казалось, что она абсолютно беззубая.

— Только не говори, что это Руззи, — умоляюще сказала Лиз.

Одно изображение этой пожилой женщины вгоняло в ужас. Что ж будет, когда её увидишь в живую? Чёрные глаза, словно буравчики, буравили насквозь. С подобным представителем человеческой расой, хотелось бы встретиться меньше, чем с дюжиной Митчев.

— Прошу, знакомиться — Руззи Адыгей, — торжественно произнесла Селеста.

— Адыгей? — переспросила Айрис.

— Да, я знаю, что тебе, как человеку знающему географию, это кажется странным… — сказала Селеста.

— Эй! — Лиз вскочила со своего стула. — Мы с Дайан тоже знаем географию. Адыгей это где-то в Африке. Городок.

— Вообще-то это Адыгейская Республика. И находится она в России, — поправила её Дайан.

Лиз фыркнула и снова села на свой стул. Селеста продолжила:

— Руззи близкий друг их семьи. После смерти матери девочек, это она приглядывала за Тиной и Хамелеоной. Воспитывала их, как собственных детей. Есть даже предположение, что это Руззи, обеспечивала сестёр необходимым оборудованием для ограблений. Правда, это ни разу не удалось доказать. Руззи побывала на бесчисленном количестве допросов, по поводу деятельности сестёр. Но на все вопросы отвечает одной фразой: «Я вам ничего не скажу».

— И какой смысл нам ехать к ней, если она молчит, как партизан? — спросила Дайан.

— Как я уже говорила, Хамелеона и Руззи — это две единственные ниточки, ведущие к Тине. Мы должны попытаться. Даже, если это будет тщетно.

— Вполне, логично, — согласилась Айрис.

— А где живёт эта Руззи? — спросила Лиз.

Селеста опять провел пальцем по экрану планшета. Устрашающая Руззи сменилась чередой холмов, покрытых ярко-зелёной травой. На которых стояло всего четыре домика. Каждый из которых занимал один холм. Ни деревьев, ни кустов, никакой растительности, кроме травы.

— Это Карашаштановые холмы, которые располагаются на планете Люсвель, в Шестой вселенной. Довольно таки, знаменитые холмы.

— И чем они знамениты? — спросила Айрис.

— Тем, что выращены искусственно. Видите, они идеально ровные и круглые? Их вырастила группа учёных одного из научных институтов Люсвеля. Домики, что вы видите, принадлежат четырём оставшимся в живых учёным, что вырастили эти холмы. Один и этих домиков принадлежит крам Руззи. — Селеста задумалась, а после добавила: — Она является гениальным учёным современности. И у неё гениально скверный характер. Так что будьте осторожны, — весело добавила советница.

— Могла бы и не говорить. Это по её лицу и так видно, — сказала Дайан.

— И когда мы к ней едем? — спросила Айрис.

Селеста наконец села на свой стул. На её лице отразилось волнение. Женщина наклонила голову набок и смотря на Лиз, сказала:

— Через пару дней. Как только Лиз будет достаточно подготовлена для поездки.

— Что? А разве не ты нас отвезёшь на Люсвель? — Лиз снова вскочила со стула.

— Нет. Вы поедите сами. Не беспокойтесь у вас будет навигатор. Не заблудитесь.

— Я так понимаю за рулём будет Лиз? — спросила Дайан.

— Ну, давай порассуждаем логически. У тебя нет ни прав, ни машины. У Айрис есть права, но нет машины. К тому же вы сами говорили, что она водит, как бешенный гонщик Формулы-1. Остаётся Лиз. У неё есть и права и машина. К тому же она хорошо водит.

— Ой. Я даже не знаю. А вдруг у меня не получится? — сказала Лиз.

Селеста улыбнулась.

— Всё хорошо. Мы с тобой эти два дня будем тренироваться. Я даже взяла больничный на работе, из-за чего и опоздала.

— А ты когда поедешь к Хамелеоне? — спросила Айрис.

— На следующий день, после вас. Я надеюсь, что это хоть как-то поможет нам поймать Тину.

— Кстати, на счёт Тины меня до сих пор мучает вопрос, что её прихвостень делал на моём дне рождении? — сказала Дайан.

Селеста пожала плечами. Ответа на это вопрос, как и на многие другие она не знала. Тина явно что-то задумала. Но что именно, пока не удалось понять. Именно это известие и слова Регины заставили начать Селесту действовать активно. Пока было не поздно.

— Не знаю. Но обещаю выяснить, — пообещала советница.

— У меня, кстати есть вопросы по поводу её смоляных прихвостней, — сказала Лиз.

— Я подготовлю презентацию, для наглядности. Хорошо? — Лиз кивнула Селесте.


К счастью Селесты, Лиз оказалась очень способной ученицей. Девушка всё схватывала на лету и за рулём держалась весьма уверено. В конце первого дня они даже совершили пробный полёт по Третьей вселенной. Второй день тренировок они провели, летая из одной вселенной в другую, по заданным координатам в навигаторе. Советница осталась довольна. Вождение было стихией Лиз.

В ночь перед полётом на Люсвель, Лиз не сомкнула глаз. Девушка проворочалась всю ночь с бока на бок, но сон так к ней и не пришёл. На удивление, утром Лиз была бодра и полна сил. Возможно, свою роль сыграли три чашки крепкого кофе.

Когда Лиз прибыла на место встречи, старая заброшенная стройка, Айрис и Дайан уже были на месте.

Заброшенная стройка была выбрана неспроста. Именно с этого места безопаснее всего было взлетать. Недостроенный отель располагался на пустыре. От внешнего мира его закрывали высокие деревья. Здесь не появлялись даже бездомные. Об этом месте не ходили мистические слухи. Здесь никого и никогда не убивали. Просто, сюда не приходили. Возможно, по этой причине строительство отеля было прекращено.

Дождавшись, когда подруги пристегнуться, Лиз начала взлетать. Внешне девушка была очень спокойна. Её движения были уверенными и чётко отлаженными. Она знала, что делает. Но так, казалось, лишь со стороны. Лиз съела весь свой блеск для губ — признак того, что она очень сильно нервничала. Очень, очень сильно.

Дайан сжала её запястье и сказала:

— Не волнуйся. Всё хорошо. Мы в тебя верим.

— Спасибо. Я стараюсь, но не могу себя контролировать. Без Селесты намного страшнее. Никто в случае чего не поможет.

— Ты сама со всем справишься. Главное верь в себя, — подбодрила подругу Айрис.

Слова подруг, хоть и не слишком, но придали немного уверенности. Минув последнюю земную оболочку, Ауди оказалась в открытом космосе.

Одиночество. Почему-то именно это чувство возникает в этом тёмном пространстве с миллиардами звёзд. И не важно один ты здесь или с близкими тебе людьми, тебе всё равно одиноко. Но одиночество в космосе имеет не негативный смысл ненужности. Это одиночество нужно для того, что бы побыть наедине с самим собой. Собраться с мыслями. В конце концов, каждому человеку нужно личное время и пространство, где только он.

Один тоннель сменял другой. В остальных вселенных не было так тихо, как в Третьей. Мимо пролетала, то одна машина, то другая. В Четвёртой вселенной девочки и вовсе наткнулись на автобус, битком набитый пассажирами. Жизнь кипела.

Люсвель, оказалась самой маленькой планетой в Шестой вселенной. По размерам, наверно, чуть больше Луны. Луна Люсвеля и того была меньше.

Благодаря, чёткой работе навигатора и водительским навыкам Лиз, машина приземлилась ровно на одном из холмов. Пейзаж полностью соответствовал картинке, что Селеста им показывала. Холмы, зелёная трава и четыре домика. Вся местность была, как на ладони.

Выйдя из машины, первым, что почувствовали землянки это сильный ветер, который гнул высокую, по щиколотку, траву к земле. Она приятно щекотала ноги. Ветер, хоть и был сильным, но тёплым. Воздух приносимый с близ простирающихся гор, был очень свежим. Концентрация кислорода в нём была настолько высока, что кружилась голова.

Айрис сделала глубокий вдох. Запах травы и свежего воздуха пьянили её. Дайан последовала примеру подруги и тоже пару раз глубоко вдохнула. Она взбодрилась так, словно выпила пару чашек крепкого чёрного чая. Единственный, кому всё это было не по душе, была Лиз. Ветер растрепал её французскую косу. И теперь причёску на голове девушки косой можно было назвать, только потому, что её волосы были сплетены по тому же принципу.

Перестав, бороться с ветром за волосы, Лиз всё своё внимание обратила на домики. Они все были одинаковые. Небольшие, одноэтажные, квадратные и коричневые. Словно, братья-близнецы.

— И который из них принадлежит Руззи? — спросила она.

— Тот возле, которого стоит табличка. — Айрис пальцем указала на дальний дом слева. И правда, этот дом выделялся на фоне остальных этой самой табличкой.

Что на ней написано девочки смогли прочитать лишь когда подошли ближе. «НИЧЕГО НЕ ПРОДАЮ!!! НИЧЕГО НЕ ПОКУПАЮ!!!» гласила надпись. И вроде бы обычный текст. Но голос в голове его так зло читает. Даже скрежет зубов слышится.

— Готовьтесь. Сейчас будет весело, — сказала Дайан и постучала в дверь.

Но ни на первый, ни на второй стук никто не откликнулся. На свой страх и риск Дайан повернула ручку вниз и, вуаля, дверь оказалась не заперта. Девочки переглянулись. Заходить или нет? А может там, как в кино труп? И до Руззи Адыгей кто-то добрался раньше, чем они?

— Не вижу смысла здесь стоять. Я пошла, — сказала Дайан.

Лиз резко схватила её за руку и потянула назад. Глаза девушки были, как блюдца.

— Может лучше не стоит?

— Стоит. Мы сюда приехали не за дверью стоять.

Дайан высвободила руку из цепких пальцев подруги и медленно начала открывать дверь. Как на зло, она сейчас не помнила ни одну молитву, которым её учила мама. Дверь издала протяжный тихий скрип. Услышав его, Лиз спряталась за Айрис, толкая её к двери.

Девочки вошли в дом в полусогнутом состоянии. Комната, она прихожая, она же кухня, она же столовая и она же гостиная, была погружена в полумрак. Тиканье часов — единственный звук, что здесь был.

Защитницы огляделись по сторонам. Убедившись, что трупов, по крайней мере, в этой комнате нет, они выпрямились. Лиз закрыла дверь.

Но не успел лучик света исчезнуть, как над головой девушки пролетел стул и врезался в эту самую дверь. Напугавшись, девочки быстро спрятались за неподалёку стоящим столом.

— Это что? — испугано прохрипела Айрис.

Дайан аккуратно показала голову из-за стола. Но тут же пригнулась обратно. В следующею секунду другой стул врезался уже в стену.

— Похоже, мы нарвались на метателя стульев, — констатировала факт Дайан.

Айрис приподняла край длинной скатерти и залезла под стол. Приподняв, её с другой стороны, девушка увидела маленькую фигуру с ещё одним стулом в руках. Судя по очертанию это скорее всего и была, та самая Руззи.

Айрис вылезла из под стола. Девушка медленно с поднятыми руками начала подниматься.

— Ты что сума сошла? Сядь на место! — шипела Лиз, пытаясь усадить подругу обратно. Но Айрис на неё никак не реагировала.

Лиз взглядами показывала Дайан, что б та помогла ей образумить подругу. Но девушка лишь пожимала плечами. Айрис что-то задумала. Интересно было узнать, что именно?

— Крам Руззи, — обратилась Айрис к швырятелю стульев.

— Я же написала, что ничего не продаю и не покупаю!

От очередного стула девушку спасла Лиз. Которая всё ещё держала её за руку.

— Вы не поняли мы ничего не продаём и не покупаем, — сказала Дайан. — Мы…

— Это вы не поняли! — прокричала Руззи. — Учтите, у меня остался последний стул. Дальше буду швырять всё. В том числе и бронзовые статуэтки. В ваших же интересах отсюда убраться пока живы.

И в подтверждение своих слов Руззи кинула последний стул. Предмет мебели, как и его собратья, с грохотом упал на пол. Но ни один не пострадал. На первый взгляд.

Лиз выглянула из-за угла стола. Бабулька стояла у каминной полки и примерялась, какой статуэткой кинуть первой. Закусив губу, девушка решила идти ва-банк.

— Мы по поводу Тины.

Что-то тяжёлое и металлическое стукнулось о деревянный пол. Было слышно, как Руззи развернулась на каблуках и тяжёлой поступью направилась к столу. Дайан пробежала беглым взглядом по окружающей обстановке. Всё, что можно использовать, как оружие против хозяйки дома было слишком далеко. Скатерть, конечно не лучшее оружие, но это лучше, чем ничего. Взяв её за края в кулаки, Дайан приготовилась к атаке.

— Кто вы? — Руззи остановилась в паре шагах от стола.

— Мы с Земли. Вроде как, звёздные защитницы Земли, — ответила Лиз.

Девочки прислушивались к каждому шороху. Кто знал, что у этой бешенной бабульки на уме?

— Так, значит, это правда, — усмехнулась хозяйка дома. Она не спрашивала, она утверждала. — Передайте, этим скунсовым макакам из Звёздного Совета, что я ничего не скажу.

— Это дело жизни и смерти, — сказала Айрис.

— Мне плевать. Пусть, хоть Тина весь этот шабаш мартышек перебьёт мне всё равно.

— Она не Звёздный Совет собралась истреблять, а нас, — сказала Лиз и аккуратно снова выглянула из-за стола.

Руззи залилась раскатистым смехом. Женщина согнулась пополам, держась за живот. Она уже и не помнила, когда в последний раз так смеялась. Где это было видано, чтобы преступница меж вселенского масштаба марала руки о трёх девчонок? У которых на губах даже молоко не обсохло.

Придя в себя после продолжительного смеха, Руззи выпрямилась.

— Вы, три мармозетки, возомнили себя мандрилами? Да, Тина даже о вас пачкаться не станет.

— Похоже, она не только метательница стульев. Она ещё и эксперт по обезьянам, — фыркнула Дайан.

— Что вы там пищите? — спросила Руззи.

— Предлагаем вам спокойно и без нервов поговорить, — ответила Дайан.

— А кто вам сказал, что я буду с вами разговаривать? Проваливайте из моего дома.

— Послушайте. Мы серьёзно. Тина пытается нас убить, — попыталась воззвать к разуму Руззи Лиз.

— Мармозеточка моя, если бы Тина и в правду задумала тебя убить, ты бы сейчас со мной не разговаривала. Потому что уже давно бы была мертва. А раз жива, значит, забирай своих мартышек и пошли вон!

Услышав очередное обзывательство, у Дайан лопнуло терпение. Ноздри девушки раздулись. Она крепко сжала кулаки. Защитница вскочила с пола, словно пружинка.

— Знаете, что! Мы уже поняли, что вы нам не рады. Мы тоже не в восторге созерцать и терпеть оскорбления такой старой кошёлки, как вы. Но у нас вынужденное сотрудничество. Смоляные прихвостни вашей Тины на нас нападали уже несколько раз и мы чудом оставались живы. К нашему сожалению, вы и Хамелеона — единственные две зацепки. Больше нет! Так что будьте добры быть полюбезнее. Иначе, я за себя не отвечаю. Предупреждаю, мне плевать на ваш возраст. Будете отдуваться за всё, что нам сделали смоляные прихвостни, крам Руззи.

Хозяйка дома с интересом уставилась на гостью. Поджав и без того не существующие губы, она сканировала Дайан чёрными бусинками своих глаз. Девчонка, на удивление попалась очень наглая. С Руззи так ещё никто и никогда не разговаривал.

Женщина подняла брови, отчего на лбу образовались три глубокие морщины. Да, и вообще на фотографии Селесты она была помоложе. Во всяком случае, морщин у неё очень сильно прибавилось. Теперь её лицо напоминало старый кожаный мешочек.

Вслед за Дайан поднялись и Айрис с Лиз.

— А ты, я смотрю, бессмертная, мармозеточка? — обратилась Руззи к Дайан. Цокнув языком, женщина посмотрела в сторону занавешенного окна, а затем снова на девочек. — В любом случае я вам ничего не скажу.

— Но вы ведь что-то знаете? — с надеждой спросила Айрис.

— И что с того? — усмехнулась Руззи. — Знаю я или не знаю, вам это никак не поможет. Эта информация принадлежит мне и делиться я ею не собираюсь.

— Мы знаем, что Тина сделала себе пластическую операцию. Хотя бы намекните, как она сейчас выглядит? — устало попросила Лиз.

— Мармоеточка моя, может быть тебе её ещё поймать и привести? Вы зря сюда приехали. Дохлый номер. Ни одна из вас от меня не услышит ответы на вопросы. Мне вот интересно одно, зачем она с вами связалась? У меня два варианта. Первый, вы очень опасные и грозные противники. И второй, она сошла с ума, раз связалась с малышнёй. Но ни первый, ни второй вариант не возможен. Тогда что? — Руззи склонила голову набок.

Повисла тишина. И правда, что Тина хотела? Селеста, конечно, говорит, что они, звёздные защитницы Земли — камень преткновения для межвселенской преступности. Но что-то не похоже, что Третья вселенная была в таком спросе. Руззи была права. Здесь что-то не чисто. Не такие уж они и грозные соперники, чтоб их убивать.

— Поэтому нам и нужна Тина, что бы получить ответ на этот вопрос. Нам и самим интересно, — сказала Айрис.

Девушка несмело улыбнулась Руззи. Хорошее и доброе поведение порой помогает и ни с такими людьми найти общий язык.

Хозяйка дома сначала с непониманием посмотрела на Айрис. А после того, как догадалась, что девушка удумала и вовсе пальцем у виска покрутила. Да. Не тот это человек. Не помогает здесь образ самаритянина.

Руззи настежь распахнула дверь. Ветер бойко влетел в комнату колыша всё, что только мог.

— Я всё сказала мне больше нечего добавить. Но могу вам сказать одно, если бы Тина захотела вас убить, давно бы уже это сделала. Не думаю, что вы настолько сильны, что в состоянии одолеть её смоляных солдат. Скорее всего у неё для вас, что-то да, припасено. Она вас просто сейчас разогревает. Но я уже вас мысленно вижу в посмертных саванах. Если Тина что-то удумала, она ни перед чем не остановиться. А теперь вон! — Руззи своим корявым пальцем указала на улицу.

Девочки гуськом вышли из дома.

— До свидания. — Айрис развернулась к женщине и улыбнулась ей.

Лицо женщины вытянулось.

— Помилуй, мармозетка. Я не в том возрасте, что б количество моих нервных клеток хватило на вторую встречу с вами.

После этих слов дверь громко хлопнула. Девочки стояли спиной к дому, рассматривая пейзаж. Слов нет, одни эмоции.

— Если Селеста планировала опустить нашу самооценку, ей это удалось, — заключила Лиз.

— Да уж. Только зря приехали. — Дайан засунула руки в карманы джинс и поёжилась.

— Не так уж и зря. Теперь мы знаем точно, Тина задумала, что-то очень нехорошее, — бодро сказала Айрис.

Дайан широко распахнутыми глазами посмотрела на Айрис.

— Ты серьёзно?

— Согласна, не кладезь информации, но хоть что-то, — улыбнулась Айрис, а затем тихо добавила: — Теперь мы точно знаем, нас убьют.

— Нужно поговорить с Селестой, — сказала Лиз, направляясь к машине.

На обратном пути домой никто из девочек не замечал ни машин, ни всю красоту космического пространства. Оставалась, лишь надеется, что Хамелеона будет более сговорчивой. В крайнем случае идей больше нет.

Добравшись до Селесты, защитницы обнаружили её в саду. Выходной день женщина решила посвятить посадке новых клумб. На Селесте был соломенная шляпа с широкими полями. Завязывалась она под подбородком двумя белыми и длинными полосками шифона.

Увидев своих защитниц, Селеста оставила возню с клумбами. Удобно устроившись в беседке со стаканами холодного лимонада в руках, женщина начала свой допрос.

— Ну, как?

— Она нас называла мармозетками, — коротко ответила Дайан.

— Для неё это типично.

— А вот для нас нет, — возмутилась Лиз. — Она в нас стульями кидала. Чуть дело до бронзовых статуэток не дошло. И знаешь, что мы за свои страдания удостоились всего одной информации — Тина над нами сейчас просто издевается. Так сказать, проводит репетиции концерта. Весь фейерверк впереди. Куда ещё хуже?!

Лиз тяжело дышала. После своей гневной триады она надула губы и щёки.

— Я надеялась, что она сделает скидку на возраст и не будет с вами так скверно себя вести. — Селеста поставила стакан с лимонадом и потёрла лоб.

— Стоит ли ждать от тебя завтра хороших новостей? — спросила Айрис.

Селеста покачала головой.

— Не думаю. Хамелеона, вряд ли, выдаст сестру.

— Тогда смысл к ней ехать? — пожала плечами Дайан.

— Мы должны использовать все имеющиеся у нас ресурсы. Пусть даже и холостые.

Телефон Лиз пропищал, извещая о новом пришедшем сообщении. Пока Лиз его читала, Айрис спросила:

— А что потом?

— Я думаю над этим, — ответила Селеста.

— Я считаю, надо разрабатывать план действий. Меня не устраивает быть кроликом в аквариуме с питоном, — сказала Дайан.

— Вот если хотя бы знать, как примерно Тина сейчас выглядит, — протянула Лиз, набирая ответное сообщение.

— А ведь и точно, Селеста! — воскликнула Айрис. — Ей же ведь не делали операцию где-то в подвале. Наверняка, это была какая-нибудь клиника.

— Я поняла твою мысль. Как только закончу с Хамелеоной, займусь этим вопросом, — сказала Селеста.

— Ну, всё достал! — Лиз вскочила со своего места и направилась к выходу из беседки.

— Лиз, ты куда? — спросила Дайан.

— Расставаться с Диего. До своих домов сами доберётесь, — ответила девушка, даже не поворачиваясь.

Дайан с Айрис недоумённо переглянулись. Кажется, скоро начнётся новая охота за очередным красавчиком.


Лиз влетела в кафе, словно ошпаренная. Она взглядом пробежала по всему помещению, ища уже бывшего бойфренда. Диего сидел за столиком у самого центрального окна. Он спокойно попивал кофе и с кем-то общался по интернету. Бедный парень даже и не представлял, что его ожидает.

Лиз выпрямила спину и выставила вперёд грудь. Девушка одёрнула кофту и уже хотела направиться к парню, когда вспомнила, что ветер Люсвеля внёс свои коррективы в её причёску. Она сняла резинку и расплела косу. Кольца каштановых волос рассыпались по спине и плечам.

Всё это время защитница не сводила глаз с Диего. Девушка пристально наблюдала за каждым его движением. А потому, просто, не заметила, как к ней подошёл молодой симпатичный голубоглазый брюнет, с милыми ямочками на щеках.

— Добрый день. Могу я вам помочь выбрать столик? — улыбаясь спросил он. Парень оказался официантом.

Лиз махнула рукой, даже не глядя на него.

— Нет. Спасибо. Меня уже ждут. — После этих слов она прямиком направилась к Диего.

Девушка села на второй свободный стул. Как раз напротив парня.

— Давно ждёшь? — спросила она.

Диего всё своё внимание переключил на только что подошедшую девушку. Лиз была спокойна и уверена. Ничто не выдавало её злости и раздражения. Диего очень сильно её раздражал. Лиз выводило из себя всё в нём. В том числе, и как он отпил кофе пред тем, как ответить ей.

— Нет, — покачал головой он.

Лиз ему слегка улыбнулась. Как же не долго? Она опоздала на целых 40 минут. Хотя девушка приехала вовремя и даже чуть раньше. Просто этика профессиональной сердцеедки не позволяла появляться на свидании в назначенное время. И тем более раньше ухажёра. Особенно, если ты с ним решила расстаться.

К счастью Лиз, район, в котором находилось кафе, был переполнен дизайнерскими магазинами. Девушка уже примерно посчитала на какую сумму опустеет банковский счёт её матери. И сколько нотаций ей придётся выслушать.

— Лиз, я не понимаю, что случилось? Почему ты опять на меня злишься? — спросил парень.

Защитница подняла бровь. Её взгляд выражал недоумение.

— Ты хочешь сказать, что это я во всём виновата? — спокойно спросила Лиз.

— Нет, что ты? Просто, ты ни с того ни с сего начала предъявлять какие-то претензии… — Диего резко замолчал.

— Ну уж нет. Считаешь меня виноватой во всём, имей мужества в этом признаться. — Голос Лиз был тих и спокоен. Девушка хотела вывести из себя парня, что б со спокойной совестью с ним расстаться.

— Нет! — чуть громче, чем планировал, сказал Диего. Посмотрев по сторонам и убедившись, что его никто не слышал, он продолжил. Но уже более спокойно. — Нет, конечно. Я не считаю тебя виноватой. Просто, я не совсем понял тебя. Ты зачем-то припомнила мне лабораторку по физике. Которую я делал с Катариной. Но ты же знаешь, я ни причём. Это мистер Коул нас с ней поставил в пару.

— Диего, я не хочу слышать никаких оправданий. Я тебе верю, — Лиз положила свою руку на его и улыбнулась. — Просто, я хочу, что б между нами было всё предельно ясно. Без секретов. Ты понимаешь о чём я?

Диего накрыл руку девушки совей.

— Конечно. Конечно, я тебя понимаю. И я хочу того же.

— Тогда расскажи о чём вы с Катариной таком говорили, что ты потом весь день смеялся?

Пронзительные синие глаза Лиз. Они смотрели прямо в самую душу. И хоть рентгеновским зрением она не обладала. Девушка видела червоточинку с сомнением в душе Диего. Она знала, что ему сказала Катарина. И она точно знала, что Диего ей этого не расскажет. Мистер Коул даже и не догадывался, как сильно он помог Лиз.

— Ни о чём таком. Так, просто, посмеялись и всё.

— Расскажи мне, я тоже хочу посмеяться.

Диего замялся. Парень опустил глаза в пол. Ему бы очень не хотелось рассказывать это своей девушке. Тогда они точно поругаются и расстанутся. А Диего этого не хотел. Лиз ему очень нравилась. Он даже, кажется, в неё влюбился.

— Да, я уже и не помню. Давай, просто, об этом забудем. Ладно?

— Нет. Не ладно. — Лиз выдернула свою руку из его. — Я тебе могу легко свой любой разговор пересказать. О чём вы с ней говорили?

От прежнего спокойствия девушки не осталось и следа. Лицо Лиз исказилось праведным гневом.

Может ей после школы в театральное поступать?

— Лиз, я честно не помню.

— Врёшь. Ты наизусть знаешь все популярные песни. А значит один несчастный разговор не помнишь? — На глазах у Лиз заблестели слёзы. Спасибо Матушке Природе, что девушке не надо много, что б расплакаться.

— Лиз, — простонал Диего.

— Диего, я сейчас не ставлю условия. Я просто прошу, расскажи.

— Я не помню.

— Ты хочешь, что б мы продолжили встречаться?

— Да! Конечно, да! — Диего наклонился к Лиз.

— Тогда расскажи.

— Но я честно не помню.

Лиз смахнула с глаз слёзы. Откинувшись на спинку стула, она безжизненным голом сказала:

— Я не хотела этого. Но ты вынудил меня, — Лиз замолчала. Она отвернулась в сторону, словно собираясь с силами. Губы девушки дрожали. Лиз даже шмыгнула носом.

— Нет, — прошептал Диего. — Не надо. Мы же не будем ссориться из-за такой глупости?

Лиз повернулась к парню. В глазах её застыла такая печаль и боль. Если не знать, что она симулирует, можно принять всё за чистую монету.

— Мы расстаёмся.

Для Диего, словно, приговор произнесли. Он не верящими глазами смотрел на Лиз.

— Но… — начал он.

— Нет, — покачала головой Лиз. — Ты не воспринимаешь меня в серьёз. Мои просьбы для тебя пустой звук. Я не могу быть рядом с человек, который так ко мне относится. Я же ведь не просила Луны с неба. Я, просто, попросила рассказать о чём вы говорили с Катариной? Раз ты молчишь и так усердно не хочешь мне рассказывать, значит это что-то такое, что мне действительно не нужно знать. Прости.

Лиз встала со стула Девушка сделал пару шагов вперёд, а затем остановилась. Она спиной чувствовала взгляд Диего. Развернувшись к нему, защитница увидела глубокую печаль на его лице.

— Диего, — окликнула она парня.

Диего поднял на неё свои голубые глаза. Которые сейчас больше напоминали серые.

— Я, правда, надеялась, что у нас всё получится. Особенно, после того, что у меня было с Сайманом. Но я жестоко ошиблась. Ты даже себе представить не можешь, на сколько мне сейчас больно и обидно.

— Лиз, — Диего встал со своего стула и направился к девушке. Близко ему к ней подойти не удалось. Она выставила вперёд руку. — Лиз, я не хочу с тобой расставаться. Ты мне очень нравишься. И мне, кажется, я начинаю в тебя влюбляться.

— Не надо. Я не верю тебе. У меня к тебе единственная просьба — уважай моё решение. Не ходи за мной. Не пытайся помириться со мной. Не делай мне ещё больнее, чем есть. Если твои слова правда, то ты оставишь меня в покое.

Лиз поцеловала Диего в щёку.

— Прощай, — прошептала она и направилась к выходу из кафе.

Диего вернулся за стол и закрыл лицо руками. Ему было больно. Не настолько, что было не выносимо. Но всё же. Он уже начал рассматривать Лиз ни как очередную подружку. Диего начал видеть в ней нечто большее. И похоже она тоже. Вот только он сам всё испортил. Он выполнит просьбу Лиз. Не станет её мучать. Диего будет страдать один.

По дороге к двери, Лиз остановилась у барной стойки и позаимствовала там салфетку и ручку. Написав на ней свой номер телефона, девушка стала оглядываться по сторонам. Она искала того, самого симпатичного официанта, что предлагал ей помощь. В одном из окон Лиз увидела, что он обслуживает посетителей на улице. Девушка тут же направилась к нему.

Официант прибирался на только что освободившимся столике. Лиз подошла к нему и улыбнулась. Парень улыбнулся ей в ответ.

— Это мой номер телефона, — Лиз протянула официанту сложенную в несколько раз салфетку. — Послезавтра вечером я свободна.

Парень забрал салфетку и положил её в карман брюк. Его улыбка стала ещё шире. Он внимательно наблюдал за девушкой с самого начала появления её в кафе. И очень расстроился, когда увидел, что у неё встреча с парнем. Лиз ему очень приглянулась. Потом его позвали заменить одного из официантов на улице, и парень просто не видел спектакля, разыгранного Лиз.

— Отлично. Тогда до послезавтра.

Лиз одарила официанта ещё одной улыбкой.

Села девушка в машину в очень хорошем настроении. Неприятные эмоции от встречи с Руззи улетучились. Но больше всего Лиз радовалась расставанию с Диего.

Она прекрасна знала, что Диего никогда и ни за что не расскажет ей о разговоре с Катариной. Ведь о разговорах, которые ведутся с этой девушкой, принято молчать. Катарина славилась пошлостью и умением вгонять в краску даже самых пошлых. Лиз ещё раз мысленно поблагодарила одноклассницу и физика.


Как и любая другая тюрьма, Калинберг был напичкан охраной и камерами. Отличие Калинберга от любой другой тюрьмы — это была не просто не приступная крепость, это был настоящий замкнутый круг. Из этой тюрьмы невозможно было бежать. Она постоянно перестраивалась. Закрывались старые ходы, открывались новые. В целом Калинберг представлял из себя систему сложных лабиринтов. Преступник никогда не знал, где располагается его камера? Над или под землёй? Все камеры были одиночные.

Ещё одно преимущество Калинберга это то, что она располагалась в горной местности, которую окружал лес. Весь лес был усеян датчиками и различными устройствами слежения. По воздуху тоже сбежать не представлялось возможным. Калинберг окружала сфера. Которая в том числе была и под землёй. Так что рыть подземные тоннели не имело смысла.

За всю историю существования этой тюрьмы, нашёлся всего один человек, который смог из неё сбежать — Бецалель Шерзингер. История до сих пор умалчивает, о том, как ему это удалось?

Селеста шла по длинному коридору в сопровождении одного из охранников тюрьмы. Повсюду сновали работники исправительного заведения. На административном этаже, который располагался ровно по середине тюрьмы (1 этаж), не было никаких стен. Везде были стеклянные перегородки. Двери тоже были из ударопрочного стекла. Для эффекта уединённости везде весели белые жалюзи.

Селеста и её сопровождающий подошли к двери кабинет главы Калинберга. Охранник постучал в дверь и открыл её перед советницей. Селеста поблагодарила его и вошла в кабинет. За ней тут же закрылась дверь.

Помещение было просторным и светлым. Жалюзи на окнах были полностью отодвинуты. Солнце заполнило собой каждый сантиметр комнаты. Вся обстановка соответствовала типичному представлению о типичном кабинете.

За столом сидел высокий жилистый мужчина негроидной расы. Он был абсолютно лыс. Единственной растительностью на лице были густые чёрные брови. Глава тюрьмы не был молод, но и не так уж и стар. У него были сверхъестественной красоты серо-зелёные глаза. Вокруг которых было множество мимических морщинок.

В целом Аристакес Василиадис не внушал никакого страха. Он всегда был очень спокоен и любил посмеяться. Увидев его впервые, можно сказать, что он глуп и простоват. Но те, кто его знал придерживались абсолютного другого мнения. Мозг Ристака (сокращённо от Аристакеса) работал, как мощный компьютер. Он всегда был на чеку и всегда знал, что делать. Ристак спокойно мог уложить на лопатки противника в любой весовой категории и с физическими возможностями. Именно он в 38 лет работая в меж вселенской полиции дослужился до звания генерала. С его приходом в Калинберг, эта тюрьма стала считаться самым тихим, спокойным и мирным местом во всех восьми вселенных.

Увидев Селесту, Ристак встал со своего стула и подошёл к советнице.

— Селеста, — сказал он обнимая её.

— Привет, Ристак. Давно не виделись, — ответно обняла его Селеста.

— Садись, — Ристак указал на стул у своего стола. А сам проследовал на место.

Селеста опустилась в мягкое кожаное кресло. Всё это время начальник тюрьмы ей улыбался.

— Как дела? — спросил он.

— Сам знаешь.

— Да. Слышал. Да, и Регина рассказывала.

— Вот скажи мне. Вы всё с ней с самого начала знали? — Ристак кивнул. — А мне почему ничего не рассказали?

— А это что-то бы изменило? Мы же видели, как сильно ты хотела тоже иметь своих звёздных защитников. Регина с самого начала всё порывалась тебе рассказать. Это я не давал.

— Скажи честно, что ты обо всём этом думаешь?

Ристак перестал улыбаться. Его лицо в миг сделалось серьёзным. Мужчина поджал пухлые губы и склонил голову набок.

— Что я думаю? Я думаю то, что сам был таким же, как эти девочки. В меня никто не верил и надомной все смеялись. Теперь посмотри, где я и где эти весельчаки. Один Ларкин чего стоит? Он уже больше полвека прожил, а до сих пор на побегушках у начальства. А ведь он смеялся больше всех.

— Я боюсь за них. Мне страшно. Думаю, Регина права.

— Каждый из нас по своему прав. Но кто в итоге, окажется самым правым, покажет время. А сейчас иди по намеченному плану, — Ристак снова улыбнулся.

— С Руззи вышел облом, — усмехнулась Селеста.

— Она до сих пор жива?

— Да, — кивнула советница. — К ней девочки ездили.

— Ты их совсем не жалеешь. У них теперь психическая травма на всю жизнь.

— Тут ты прав. Они в шоке были от неё, — Селеста замолчала. — У тебя точно не будет ни каких проблем из-за меня?

— Нет. Конечно, нет. Ты официальный работник Звёздного Совета. Так, что твоя встреча с Хамелеоной, вполне, легальна.

— Но я ведь не взяла разрешения у Совета.

— Ты взяла его у меня. А здесь я главный.

В дверь постучали.

— Входи, — крикнул Ристак.

На пороге появился ещё один охранник.

— Он тебя проводит. А после поможет найти выход. Удачи с Хамелеоной. И позвони вечером Регине. Она будет ждать.

— Хорошо, — кивнула Селеста. — Спасибо. Пока.

Селеста вышла из кабинета вместе с охранником. Ристак проводил её задумчивым взглядом. А после того, как за ней закрылась дверь, мужчина шумно выдохнул.

Охранник привёл Селесту в небольшую комнату, с зеркалом, которое занимало всю стену. В комнате были только стол, да два стула. Персиковый цвет стен успокаивал. В комнате пахло дезинфицирующими средствами.

Когда Селеста села на один из стульев дверь открылась и в комнату вошла Хамелеона. Она ничуть не изменилась с их последней встречи. Всё те же рыжие волосы, оттенка сочного апельсина, подстриженные по плечи. Зелёные кошачьи глаза, которые обрамляли рыжие, длинные и густые ресницы. Курносый нос и круглое лицо. У Хамелеоны были длинные и стройные ноги. Которые, даже не скрывала тюремная роба.

Заключённая села напротив Селесты. Она внимательным взглядом посмотрела на неё. Даже, если не присматриваться было видно, как сильно нервничает советница.

— Успокойся. Я не съем тебя, — сказала Хамелеона.

Селесту слова девушки вывели из ступора. Она часто заморгала, словно, что-то стряхивая с глаз. Женщина расстегнула свой пиджак. До этого она не замечала, что в комнате душно.

Посмотрев на потолок, советница обнаружила, что в этой комнате работает кондиционер.

— Я не тебя боюсь. Просто, задумалась.

Селеста поёрзала на стуле. Сняла пиджак. И заплела свои волосы в слабую косу. Ничем её не закрепив.

— Думаю, ты сама знаешь, зачем я пришла, — начала она.

Хамелеона кивнула.

— Ну, что расскажешь?

— Мне нечего тебе рассказать, — пожала плечами преступница.

— Ты думаешь, я поверю?

— Придётся. Я действительно ничего не могу тебе сказать. Я ничего не знаю.

После этой фразы повисла тишина. Селеста пытающим взглядом смотрела на Хамелеону. Но преступница оставалась спокойной.

— Я не верю в то, что ты ничего не знаешь о планах Тины.

— Тебе напомнить о том, что её побег для меня, как и для вас, стал ушатом холодной воды. Ты думаешь, она мне ничего не рассказала о побеге, но зато поделилась своими планами?

Селеста потёрла переносицу. Хамелеона была права. Когда Тина сбежала, её сестра узнала об этом только на допросе. Изумление Хамелеоны не было предела. Тина сбежала, а её оставила.

— Ну, хоть, что-нибудь ты знаешь?

— Только то, что она сейчас на Земле. И по моему гоняется за твоими подопечными. — Хамелеона прищурила глаза. На лице появилась кривая ухмылка. — Поздравляю. Теперь ты тоже полноценный член Звёздного Совета.

— Спасибо. Только радости это не прибавляет. Хотя бы есть предположение, зачем она это делает?

— Я её престала понимать ещё три года назад. Когда она сбежала, а меня оставила, — в голосе Хамелеоны проскользнули нотки обиды.

— Есть вариант того, что Руззи, что-то знает, но скрывает?

— Что ты? Конечно, нет. Не представляешь каким количеством гневных писем она меня завалила, после побега Тины. Всё пыталась, выпытать, почему мы её не предупредили?

— А Тина могла с ней связаться уже после?

— Не думаю, — Хамелеона покачала головой. — Если бы это произошло, Тина не добралась до Земли. Руззи бы её далеко и надолго упрятала.

— Откуда ты знаешь, о том, что Тина охотится на землянок?

— За обедом в столовой, кто-то сказал.

— Кто? — насторожилась Селеста.

— Не помню. Момо, кажется.

— А он откуда знает?

— Так мы здесь все информацию от охранников получаем. Может ему кто и сказал. А может услышал. Не знаю, — пожала плечами Хамелеона.

— Ты знаешь, что Тина сделал пластическую операцию?

Услышав слово операция, Хамелеона скривилась. Девушка нехотя кивнула.

— Как она теперь может выглядеть, знаешь?

— По разному.

— Очень исчерпывающий ответ.

— Прости. Откуда мне знать? У этой предательницы в голове сплошной бардак.

— Ну, как примерно, хотя бы? Может она говорила об этом когда-то? Может ей нос не нравился или разрез глаз?

Хамелеона рассмеялась.

— Нос? Глаза? Ты так говоришь, будто Тину не знаешь. Большего нарцисса, чем она я ещё в жизни не встречала. Представь моё удивление, когда я узнала про операцию.

— Она могла пол сменить?

— Она, конечно, фанатик работы. Но не до такой же степени. Хотя…

— Что хотя?

— Я не знаю, что уже от неё ожидать. Селеста, если у тебя всё по поводу Тины, давай закроем этот разговор. Ты же знаешь, как мне это неприятно. Давай, поболтаем о чём-нибудь другом. А если темы нет, то можно мне в камеру?

— Можешь идти, — сказала Селеста.

Хамелеона подошла к двери и дважды в неё постучала. Дверь открыла и девушка вышла. Вместо неё зашёл тот самый охранник, что провожал сюда Селесту.

Селеста тоже встала со стола. Она снова одела свой пиджак и застегнула его на все пуговицы. Из комнаты сначала вышла она, следом охранник.

Оказавшись на улице, Селеста развернулась лицом к Калинбергу. Огромное серое бетонное строение. Оно хранило в себе ни одну тысячу тайн. Но Селесту интересовала только одна тайна: соврала ли ей сейчас Хамелеона?


— Так, к чёрту историю. — Кэти отложила учебник, тетрадь и ручку и уставилась в экран ноутбука. Она, Айрис, Лиз и Дайан устроили видеоконференцию в скайпе, что бы подготовиться к тесту по вышеупомянутому предмету. Ведь, как известно — одна голова — хорошо, а четыре… А четыре? Это уже покажет тест.

Кэти подпёрла голову руками, улыбнулась широченной улыбкой. И играя бровями, спросила:

— Ну? Как прошло свидание с симпотяжкой официантом?

— Ты о Трее? — Лиз подняла голову от тетради.

— А ты, что ещё с каким-то симпотяжкой официантом на свидании была? — спросила Кэти.

— Нет, только с ним, — покачала головой Лиз.

— И? — хором спросили Айрис, Кэти и Дайан.

— И ничего. Он мне не понравился.

— Лиз, он даже мне понравился, — усмехнулась Дайан.

— А это показатель, — сказала Кэти.

— Причём мощный, — подтвердила Айрис.

— Да, согласна. Он очень хорош собой. Но на этом всё. Он мне весь вечер рассказывал, как можно уместить на одном подносе две тарелки и одно большое блюдо. Что не многие это могут сделать. И именно он в числе, тех немногих. Вы бы видели с какой важностью он это говорил.

— Ты же сама говорила, главное внешность, а мозги с годами придут, — сказала Дайан.

— Короче, нет. Я теперь опять молодая, красивая, сногсшибательная, сексуальная, образованная девушка, которая свободна. К тому же мне нужно свободное время, что бы доделать наши костюмы на Хэллоуин, — с придыханием сказала Лиз.

— Какие ещё костюмы? — удивилась Кэти.

— Ты нам ничего не говорила, — сказала Дайан.

— Тогда говорю: я шью нам костюмы на Хэллоуин. Я тут подумала и решила, что образы четырёх хорошеньких ведьм нам очень даже подойдут.

— Да? Я от Ясмин на биологии слышала, что она тоже хочет их предложить Лауре, — сказала Кэти.

— Всё равно. В любом случае костюмы Лауры не будет настолько хороши. Плюс ко всему у меня уже давно готовы эскизы и выкройки. Осталось всё только сшить, — радостно сказала Лиз.

В дверь комнаты Лиз постучали. Подождав, разрешения войти, в комнату вошла тётя Хелен. На женщине был одет купальник, а поверх бёдер было повязано парео. От такого количества ярких цветов у Лиз зарябило в глазах.

Хелен помахала подругам племянницы.

— Ты ещё долго? Нам с твоей мамой нужна помощь в установке гриля.

Лиз сморщила носик. Она не любила возиться с грилем. У них был какой-то своеобразный, особенный, как любила говорить Мари, гриль. Его было очень сложно установить. Особенно, когда под руку всё время мама давала «ценные указания». При этом Мари, как правило стояла в сторонке и только повышала голос на бедных Хелен и Лиз, если у тех, что-то не получалось. И всё та же Мари категорически не хотела покупать новый гриль. Всё время ссылаясь на то, что к старому она уже привыкла.

— Уже иду.

Лиз развернулась к монитору компьютера, помахала подругам и отключилась.

Сегодня Лиз с Хелен, довольно, быстро установили гриль. Хелен получила наконец-то от своего издателя добро на новую серию книг. На семейном совете было решено отпраздновать это небольшой вечеринкой у бассейна.

Мари и Хелен ушли подготавливать овощи и мясо на кухню. Лиз же в отсутствие мамы и тёти, решила пару раз нырнуть в бассейн. День выдался очень жарким. А пока девушка занималась установкой гриля, с неё и вовсе семь потов сошло. Прохладная вода с удовольствием её приняла.

Лиз вынырнула у одного из боковых бортиков. На глаза тут же попалась пара чёрных ног. Девушка испуганно подняла глаза. Рот раскрылся в немом крике. Прежде, чем она успела что-то сделать, смоляной прихвостень присел на корточки и положив свою руку на голову Лиз, снова погрузил её в воду.

Девушку захватила паника. Она даже не успела, как следует набрать воздуха. Она бултыхалась в воде, пытаясь снять со своей головы руку прихвостня.

Когда уже находиться под водой не оставалось ни сил ни воздуха, Лиз поняла, что рука смоляного просто находится на её голове. Он даже не держит её за волосы. Резко отплыв назад, Лиз вынырнула из воды. Девушка, как можно дальше отплыла к соседнему бортику. Долго не думая, смоляной прихвостень тоже прыгнул в воду.

Увидев это, Лиз, что есть силы поплыла к лестнице. Она ухватилась за перила, когда её схватили за ногу. Смоляной прихвостень резко дёрнул девушку на себя. Лиз снова погрузилась в воду. Только в воде она заметила, что вокруг её запястья обмотан чёрный провод. Который она, наверное, зацепила, когда падала в воду. Защитница его тут же узнала. Это был провод от зарядного устройства нового ноутбука тёти Хелен. Уходя на кухню с сестрой, Хелен оставила его на краю одного из шезлонгов. Зарядное устройство каким-то чудом оказалось так близко к бассейну.

Не смотря на то, что смоляной прихвостень держал её за ногу, Лиз снова вынырнула. Девушка резко дёрнула зарядное устройство на себя. Направляя всю силу удара на прихвостня. Блок питания со всего размаху врезалось в голову нападавшего. А следом за ним в его голову прилетел и новенький ноутбук тёти Хелен. Смоляной, словно Титаник пошёл ко дну.

Но длилась передышка недолго. Не успела Лиз вылезти из воды и откашляться, как из воды вылезла чёрная рука, уцепившаяся за ступеньку лестницы. Лиз вскрикнула и отбежала на некоторое расстояние от бассейна. Взгляд девушки метался по всему двору, в поисках хоть какого-то оружия.

Места свежепасаженных цветов Мари всегда помечала декоративными большими камнями округлой формы и с гладкой поверхностью. Один такой камешек весил точно не меньше килограмма.

Лиз вытащила один из них из земли. Весьма, увесистая штучка. Как раз для смоляного прихвостня.

Девушка что есть мочи кинула камнем в нападавшего. Словно, заранее прочитав мысли девушки, прихвостень вооружился большим складным зонтом. Он легко отбил летящий в него предмет им, как битой. Камень приземлился в бассейне.

Когда Лиз наклонилась за вторым камнем, она почувствовала резкий удар по пояснице. Девушка с вскриком упала на колени. Смоляной резко схватил её за волосы и резким рывком снова поставил её на ноги. Защитница зашипела от боли. Одной рукой Лиз держалась за волосы, а вторую занесла для удара. Но ударить она не успела. Прихвостень отправил её в полёт до ближайшего дерева.

Ударившись о ствол дерева, Лиз сползла по нему. Девушке даже страшно было представить, сколько заноз у неё сейчас в спине? Спина горела огнём. Из глаз брызнули слёзы.

Прихвостень подошёл к девушке. Он вытянул к ней руку. Лиз на что угодно готова была поспорить, что он тянется к её шее. Она со все силы пнула его в живот. Резким рывком Лиз вскочила с земли, она переместилась за спину смоляного и снова пнула его. Только на этот раз в спину. Прихвостень с треском впечатался в это же самое дерево. Упала сломанная веточка.

Что девушке помогло, тренировки с Селестой или занятия в группе поддержки? Лиз решила об этом подумать на досуге.

На этот раз смоляному прихвостню не потребовалось время в себя прийти. Он резко развернулся к защитнице. Пискнув от неожиданности, Лиз снова бросилась на утёк. Девушка добежала до середины двора, там, где стоял этот злосчастный гриль. Не увидев распечатанного пакета с углём, она споткнулась о него. Попутно сметая с места гриль. Ступню пронзила резкая боль.

В нос ударил резкий запах расплавившейся смолы. Лиз развернулась.

Уходя на кухню за продуктами, Мари разожгла огонь в гриле. Что бы он прогрелся. Каким-то образом рука смоляного прихвостня угодила в него. С деформированных пальцев стекала смола.

Раздался треск разбитого стекла.

— ЛИЗ! — истошно закричала Мари.

Прихвостень посмотрел в сторону, откуда были звуки. Потом он посмотрел на девушку. А затем, как обычно исчез в воздухе.

Из-за угла дома выбежали, словно ошпаренные Хелен и Мари. Женщины резко встали. Удивлённым взглядом они осматривали двор.

Здесь всё было вверх дном. Но центром всего пейзажа была полулежащая Лиз у перевёрнутого гриля.

— Что… Что здесь произошло? — спросила Мари, глядя на дочь.

— Мой ноутбук! — закричала Хелен и прыгнула в бассейн.

Лиз посмотрела на двор. Да уж так даже двор Селесты не выглядит. Девушка не знала, что слышали и видели её мама и тётя. И даже мысленно не могла себе представить, каковы будут масштабы вранья?

— Элизабет, ну, что ты молчишь? Что здесь произошло? И зачем ты закрыла дверь? — обратилась Мари к дочери.

— Я не закрывала дверь, мам, — промямлила девушка.

— А кто тогда?

Хелен вылезла из бассейна с ноутбуком в руках. Сев на белый мрамор в позе лотоса, она стала возиться с компьютером. Женщина в миллионный раз поблагодарила продавца из магазина техники, который уговорил её купить водостойкий ноутбук. Счастья Хелен не было предела, когда он включился.

— Я тебе давно говорила, что замок на этой двери заедает. А ты мне всё — жопарук, да жопарук, — сказала Хелен. Она подняла глаза на сестру и с улыбкой сказала: — Теперь тебе человеку с руками из нужного места придётся менять либо целое стекло, либо и вовсе всю дверь.

После этих слов Хелен показала язык и снова углубилась в проблемы своего ноутбука. Мари закатила глаза, а затем опять посмотрела на дочь. Только сейчас она заметила неестественное положение её стопы. Мари подбежала к Лиз.

— Что с ногой? — Но увидев спину, Мари и вовсе застыла в немом шоке. — Как? — только и смогла выдавить из себя женщина.

— Лиз, ты как так умудрилась? — изумилась Хелен, подойдя к сестре и племяннице.

— Элизабет Дейман, что здесь произошло? — в голосе Мари отчётливо слышались истеричные нотки.

— Это собаки миссис Альказар, — соврала Лиз не моргнув глазом. — Они ворвались во двор, когда я была в бассейне. Я пыталась их выгнать. Но они разбежались, словно горох по полю…

Не успела девушка договорить, как её мама метровыми шагами направилась к калитке.

— Мари, ты куда? — спросила Хелен.

— К этой миссис Альказар. Я её заставлю усыпить всех её бешенных псов. Она у меня заплатит за то, что её псы сделали с моей дочерью!

— Мари, стой. Прежде, чем идти разбираться, сначала окажи первую помощь раненному ребёнку. Что с тобой? Ты ж врач. И мать.

Мари резко остановилась. Страх за дочь полностью затмил разум. Она даже и не подумала о окровавленной и разодранной спине дочери. О её вывихнутой ноге.

Женщина кинулась к дочери. Кое-как отбуксировав её на диван в гостиной, Мари занялась спиной Лиз. Она заставила позвонить Хелен её бывшему бойфренду. Бывший приятель тёти Лиз работал травматологом.

Мужчина приехал по первому же вызову. Он вправил вывих. И честно предупредил, что отёк на ноге продержится несколько дней. Так что Лиз на это время придётся забыть о высоком каблуке. Девушка очень расстроилась.

К счастью Лиз, невоспитанные доберманы миссис Альказар в очередной раз без разрешения хозяйки совершили прогулки в чужие дворы. Как обычно разгромив там всё, что могли. Так, что слова девушки выглядели весьма правдоподобно. Хорошо, что собаки не умеют разговаривать. И не могут рассказать, в какие дворы они наведались с проверками.

Новость о нападении на Лиз распространилась с ошеломляющей скоростью. Её навестили подруги. Позвонила Селеста. Она даже получила анонимный букет цветов. Девушка могла поклясться, чем угодно, что о нападении каким-то образом узнал Сайман. И прислал цветы. От мамы она получила разрешение пропустить пару учебных дней. И целое море заботы и ласки. Что в последнее время было так редко, в виду их изрядно испортившихся отношений.

Глава VIII Хэллоуин или ночь в музее

Ветер нежно играл с листвой деревьев. Он то появлялся, то исчезал. Солнце понемногу клонилось к горизонту. Окрашивая своим еле алым цветом верхушки деревьев и водную гладь в водоёме. Детская площадка пустела вместе с заходом солнца. Свои песни начали распевать первые цикады. Один из многочисленных парков Беверли-Хиллз погружался в тишину, что бы с восходом луны наполниться звуками, гуляющей молодёжи.

Дайан на большой скорости на роликах доехала до ближайшего фонарного столба. Ухватившись за него одной рукой, она сделала пару кругов вокруг столба. Затем девушка остановилась счастливо смеясь. К ней, тоже на роликах, подъехал слегка сердитый Ян. Он недовольно посмотрел на девушку.

— Не будь букой. Весело же было, — пряча улыбку, сказала Дайан.

— Дайан, с такой скоростью убиться можно.

— Но я же аккуратно. — Дайан медленно стала нарезать круги вокруг Яна. При этом девушка водила указательным пальчиком то по груди, то по спине парня. У неё было такое хорошенькое и умильное выражение лица. Вот проказница, знает же как успокоить его.

Не выдержав этой, тягучей пытки, при очередном повороте Ян поймал её за руку и притянул себе.

— Тебе всё равно не избежать наказания, — сказал парень, заправляя волосы девушки за ушко.

— Да? И какое же?

Дайан остановила его руку на своей щеке, накрыв своей. У неё был такой проказливый вид. Сотня маленьких чертят бесновали в голубых глазах. Ян тонул. Если глаза Яна Дайан сравнивала с тёплым небом, освещённым ярким солнцем, то для Яна её глаза бездонным и бескрайним океаном. Раз за разом смотря в них, парень тонул. С каждым разом всё больше погружаясь в глубь. Для него существовали только эти голубые глаза. Засыпая, перед сном он видел их. Пробуждаясь утром, он опять видел их. Она была самой прекрасной девушкой. Сереной. Её голос вводил его в гипнотическое состояние. Из которого парень не хотелось выходить.

— Дай-ка подумать, — Ян наигранно задумался, возводя глаза к небу. — Придумал. С тебя сто поцелуев. И может быть тогда, я так уж и быть прощу тебя.

Дайан принялась осыпать его лицо градом поцелуев. После одиннадцатого поцелуя, Яну всё-таки удалось отстранить от себя Дайан.

— Что такое? Тебе не нравиться? — обиженно спросила девушка.

— Нравиться, конечно. Но я не о тех поцелуях говорил. Целовать надо сюда, — он пальцами указал на губы.

Дайан, словно кошечка, замурлыкала от удовольствия. Первый поцелуй был быстрым и смазанным. Второй продлился чуть дольше. И уже несколько поцелуев спустя они целовались, ничего и никого не замечая.

Влад бойко перепрыгнул через скамейку и увеличивая скорость, поехал дальше. Корнелия плелась где-то позади. Девушка совсем не так представляла себе сегодняшнее свидание. И зачем она согласилась сначала на роликах покататься, а затем пойти на пляж? Надо было поменять местами. Теперь Влада на пляж даже под дулом пистолета не затащишь.

— Влад, — жалобно протянула девушка.

Она остановилась. Корнелия вся ссутулилась. Весь её внешний вид выражал усталость. Влад резко затормозил. Мелкий мусор, лежавший на асфальте, поднялся в воздух. И тут же приземлился обратно.

— Ну, что ещё? — спросил парень.

— Я устала. У меня болят ноги. Пошли на пляж. Я что зря одевала купальник? — начала причитать Корнелия.

Влад недовольно цыкнул. Ему совсем не хотелось идти на пляж. Но и слушать причитания Корнелии он не хотел. Идеальный вариант — избавиться от неё. Но как бы Владу не хотелось, он не мог так поступить с девушкой. Его и так братья уже достали, за плохое обращение с подружкой.

Деваться некуда. Придётся подчиниться капризам Корнелии.

— Ладно. Но при одном условии, — дождавшись утвердительного кивка, Влад продолжил: — Доезжаем до пруда.

Услышав это, Корнели скривила недовольное выражение. Но зная своего бойфренда, девушка согласилась. Потому что либо так, либо вообще никак.

— В таком случае у меня тоже условие.

Влад удивлённо изогнул бровь. Он идёт ей на встречу, а она ему ещё условия ставить собралась?

— Мы едем, как парочка. То есть медленно, держась за руки и наслаждаясь поездкой. А не мчимся, как сумасшедшие.

Парень глубоко вздохнул. Временами Корнелия его ужасно бесила. И если бы не её внешность, он бы давно с ней расстался.

Девушка подъехала к парню и взяла его за руку. Их пальцы переплелись. Корнелия счастливо улыбнулась. Девушка, пожалуй, обладала самой красивой улыбкой в мире. Улыбкой, которая обезоруживала Влада. Он и сам не вольно улыбнулся.

Они медленно поплелись по дорожкам парка. Длинные белокурые волосы Корнелии развевались. Девушка устремила свой взгляд вперёд. Влад же рассеяно смотрел по сторонам. Он откровенно скучал.

— Ой, смотри.

Корнелия резко остановилась. Заставляя это сделать и Влада. Длинным и изящным пальчиком она указывала на недалеко стоящую от них и целующуюся парочку. Приглядевшись к целующимся, губы Влада растянулись в ядовитой ухмылочке. Ян Дэвис и Дайан Льюис собственной персоной.

— Смотри, как обламывается кайф, — сказал Влад.

Он резко тронулся с места и на большой скорости, буквально полетел к одноклассникам. Корнелия даже ахнуть не успела, как Влад одной рукой сгрёб в охапку за талию Дайан и повалил её на мягкую траву небольшого холмика.

Влад остался стоять на ногах. Точнее на роликах. А вот Дайан лежала на траве. Девушка лихорадочно пыталась сообразить, что же произошло. К несчастью до Яна дошло быстрее.

Ян схватил Влада за грудки и притянул его к себе настолько близко, что их носы соприкасались.

— Ты труп, — сквозь зубы процедил он.

— Я уже в предвкушении, — улыбнулся Влад.

Они повались на тот самый холмик, с которого только что успела встать Дайан. Не разбираясь, парни били друг друга. Они попеременно перекатывались. Ни один из них не щадил противника.

Выйдя из оцепенения, Дайан стала присматриваться, с какой стороны лучше подойти? Парни так яростно махали кулаками.

Выждав момент, когда Ян будет сверху, Дайан попыталась одновременно блокировать и его удар и удар Влада. Не вышло. Оба парня кричали друг на другу. При этом не переставая бить. Дайан ещё пару раз к ним попыталась подступиться.

Корнелия стояла с раскрытым ртом. И единственное на что была способна — моргать. Очень часто моргать.

— Чего ты стоишь? Помоги мне их разнять! — прикрикнула на неё Дайан.

Словно стряхнув себя пелену, девушка бросилась в бой. Но её тут же выкинули с поля битвы. Корнелия упала.

— Так не пойдёт, — сказала Дайан, помогая однокласснице подняться.

— А как надо? Идеи есть, Эйнштейн? — огрызнулась девушка.

— Дождёмся, когда Ян снова под себя подомнёт Влада. Я постараюсь оттащить его, а ты держи Влада, что б он не дрался.

— Я что похожа на штангиста, что б Влада держать? Тем более, когда он в таком состоянии.

Дайан закусила губу. Корнелия была права. Даже она, хорошо натренированная девушка это не сделает. Яна то нельзя было отнести в категорию слабочков. Он до десятого класса занимался тайским боксом. И весьма успешно занимался. Про Влада и вовсе можно молчать. Он рекордсмен по коротким боям. Его бои обычно длятся не более пары минут. Куда уж там девчонке с помпонами?

— Придумала. Я оглушу Влада. Тогда Ян подомнёт его под себя и я его оттащу.

— Почему это ты будешь оглушать Влада? Оглушай Яна.

— Потому что, если у меня есть шанс оттащить Яна, то у тебя нет шанса удержать злого Влада.

Корнелия хмыкнула и скрестила руки на груди. Девушке пришлось подчиниться.

Дайан аккуратно подошла к парням. И только она нагнулась и занесла руки над ушами Влада, как парень стукнул кулаком по чесам на цепочке, которые Ян подарил Дайан на день рождения. Часы совершили полёт по своей оси вокруг шеи девушки. Тормозом для них стал лоб Влада.

Голову парня пронзила резкая раскалывающая боль. Он скатился с Яна, держась рукой за ушибленное место. Часы были не лёгкими. Направленные в полёт кулаком Влада, они приобрели ещё, более ощутимый вес. Да такой, что голова у парня трещала, как пустое алюминиевое ведро.

Даже Ян остановился. Он встал при помощи Дайан. Судя по лицу Влада, бой на сегодня окончен.

Корнелия тут же бросилась к возлюбленному. Влад кое-как сел. Он пару раз тряхнул головой. Оба парня тяжело дышали. Дайан только сейчас заметила количество ссадин и синяков. У Влада была разбита губа и на лбу красовалась большая шишка от часов. Тонкая струйка крови шла из носа Яна. У него был ещё подбит левый глаз. И кисти обоих парней украшали свежие ссадины. Девушкам даже страшно было представить, что же было под одеждой? Ведь они старались не трогать лица.

Обменявшись ещё парой «любезностей», обе пары разъехались по домам. Оказывать первую медицинскую помощь. Свидания были безнадёжно испорчены.


Селеста спустилась с винтовой лестницы. Сегодня в замке Звёздного Совета было особенно много людей. Но среди многочисленных работников Совета она так и не смогла найти того, кто был ей так нужен.

Советница оглядывалась по сторонам. Пытаясь прикинуть, куда делся так нужный ей человек? Он должен быть где-то здесь.

Ласэрайо медленно поднимался по центральной лестнице. Мужчина полностью был погружён в чтение. В его руках была какая-то ярко-жёлтая бумажная папка. Селеста перехватила его, как только он поднялся по лестнице.

— Ласэрайо.

Мужчина единственным глазом посмотрел на того, кто его окликнул. Звёздный советник Первой вселенной был весьма видный мужчина. Высокий, широкий в плечах. Он выглядел моложе своего возраста. Не смотря на то, что его правую часть лица, через глаз пересекал вертикальный шрам. Левого глаза не было и вовсе. Смуглая кожа на лице скрывала ещё множество мелких шрамов, оставленных после взрыва бомбы. Но Ласэрайо был невероятно хорош собой. Густые, седые волосы всегда были идеально уложены. Под стать им была такая же седая борода.

Увидев Селесту, Ласэрайо нежно улыбнулся. Звёздная Советница Земли была такой маленькой по сравнению с ним. Селеста только на каблуках достигала уровня его груди. Поэтому при разговоре с ним она всегда задирала голову, что бы видеть его лицо.

— Здравствуй, Селеста.

— Привет, — тоже улыбнулась советница Земли. — Тебя не найти.

— А ты меня искала?

— Да. Хотела кое о чём поговорить.

— Вот как. И о чём пойдёт речь?

Селеста немного напряглась. Повсюду сновали люди. И женщина не хотела, что бы кто-то услышал их разговор.

— Мы можем поговорить где-нибудь с глазу на глаз?

— Конечно. Наши апартаменты тебя устроят?

Каждая вселенная имела свои апартаменты в замке Звёздного Совета. Они напоминали собой гостиничные номера класса люкс. В их состав входило две комнаты: одна гостевая, со всей необходимой атрибутикой и спальня с тремя широкими одноместными кроватями, для звёздных защитников. Считалось, что советник может поспать и на диване.

Селеста снова поднялась на административный этаж. Только на этот раз с Ласэрайо. В апартаментах Первой вселенной никого не было. Оба советника сели за круглый стол, что стоял у балконной двери. Ласэрайо аккуратно переставил вазу с цветами на комод, что бы видеть Селесту.

— Я весь во внимании.

Селеста глубоко вздохнула и изнутри прикусила щёку. Собравшись с силами, она на прямую спросила:

— Были ли вторжения на Землю?

— Есть одно и ты сама о нём сообщила.

— Я сейчас не о Тине. Ласэрайо, прошу, скажи правду.

Мужчина посмотрел на советницу, а затем отвернулся к открытому окну. Он сплёл пальцы рук в крепкий замок. Его большие пальцы крутились вокруг друг друга. Советник Старого Звейда явно занервничал.

— Селеста, я… — он осёкся.

— Я обратилась к тебе, потому что знала, ты мне скажешь правду. Не надо всех этих уловок. Мне нужна правда. Сколько вторжений было на Землю?

— Не могу сказать точно, но не мало.

— Почему мне никто ничего не сказал?

— Ты точно уверена, что хочешь зайти в это болото?

— Мне дали карту к этому болоту. Теперь я хочу узнать, зачем?

— Звёздному Совету выгодно держать Третью вселенную закрытой. Так легче проводить левые махинации. К их счастью в космосе не возможно в каждом уголке установить камеру. Мы бы столько интересного узнали о нашем доблестном Совете, — усмехнулся Ласэрайо.

— Ты хочешь сказать, что для Совета Третья вселенная что-то типа склада отходов? — ужаснулась Селеста.

— Проще говоря, да.

Советница откинулась на спинку стула. Во что она влипла? И во что втянула своих защитниц? Чем больше приподнимался занавес, тем меньше хотелось смотреть на сцену.

Дальше хуже.

— Среди некоторых судей ходят разговоры, о превращении Третей вселенной в некое подобие подвала. Они хотят перекрыть землянам доступ в космос. До того момента, пока спонсоры не настояли на звёздных защитниках Земли, собиралась группа учёных для открытия прямого тоннеля между Второй и Четвёртой вселенными.

— Но это невозможно. Эти тоннели не искусственно созданы. Их создал… сам Бог, — Селеста совсем растерялась.

— Я многого не знаю. Точно могу сказать одно, твои девочки им очень мешают. Не буду называть имён, но кое-кто из судей молится, что бы Тина их ненароком убила. Звёздный Совет уже очень давно ведёт грязные дела в Третьей вселенной. Они от тебя всё никак не могут найти способ избавиться. А тут ещё и защитницы. Поэтому хорошо подумай, во что ты ввязываешься.

Селеста опять прикусила щеку. Она уже давно заметила на себе косые взгляды и прозрачные намёки на то, что ей здесь не место. Кто ж мог подумать, что катастрофа имеет более обширные масштабы?

— Они могли послать Тину? — спросила советница.

— Нет. Тина не их рук дела. Скорее всего сюда приложились Шерзингер. Только одного понять не могу, какое им дело до твоих защитниц?

— Возможно, они тоже имеют какие-то планы на Третью вселенную. — Ласэрайо пожал плечами. Селеста постучала ноготком по полированному столу. — Мне нужны имена тех, кто побывал в Третьей вселенной.

— Я могу назвать имена только тех, кого ловили мои защитники.

— А полный список?

— Тебе нужен архив. Если я не ошибаюсь шифр L.A.D. 6.17.21.

— Это же шифр закрытого архива, — удивилась Селеста.

— А чего ты удивляешься. Ты, как советница Третьей вселенной об этом не знала.

— Ясно. Спасибо за информацию.

Селеста встала со стула и направилась к двери. Её окликнул Ласэрайо.

— Ты уверена, в своём решении? Если да, то я помогу тебе при любом раскладе событий. Но я очень буду рад, если отступишь.

Женщина развернулась к советнику лицом.

— Знаешь, пару дней назад на одну из моих девочек напал прихвостень Тины. У неё вся спина в ссадинах, вывихнута нога и её пытались несколько раз топить. Перед тем собранием Звёздного Совета было совершенно ещё одно нападение на мою защитницу. Маленькую и хрупкую девочку швыряли по всей лаборатории, словно тряпичную куклу. Её почти задушили. А ещё пред этим на них дважды нападали эти смоляные прихвостни. Я на помощь пришла всего раз. Но не смотря на это, они исправно посещают все тренировки и послушно делают всё, что я им говорю. Если кто и отстоит нашу вселенную перед остальными, то они.

После этих слов Селеста развернулась на каблуках и вышла из комнаты. Ласэрайо ещё долго смотрел на закрытую дверь. И угораздило же его полюбить столь упрямую женщину. Будто он будет сидеть сложа руки, пока она мучается.

Мужчина глубоко вздохнул и достал из кармана чёрных слаксов телефон.

Селеста быстрым шагом спустилась в архивную Совета, которая располагалась под замком. Она была настолько зла, что даже не обращала внимание, на приветствующих её людей. Женщина проследовала к самому дальнему компьютеру.

Что бы включится, компьютер потребовал сканирование сетчатки глаза. Убедившись, что перед ним не посторонний, машина изволила включится. Быстрыми движениями пальчиков Селеста ввела нужный код. Почти все названия файлов заканчивались словом «Земля». Нажав на первую иконку, советница открыла файл почти что пятидесятилетней давности. В файле содержалась информация о первом попавшем в Третью вселенную за последние несколько веков. Кто б мог сомневаться, что у этот человек будет носить фамилию Шерзингер.

Селеста кликала на один файл за другим. В первых нескольких документах описывалось просто проникновение в Третью вселенную. Все последующие были уже и с проникновением на Землю. Почти все взломщики были преступниками. Исключение составляли несколько очень любопытных учёных.

Чем больше ответов находилось, тем больше появлялось вопросов. Здесь где-то был подвох. Очень большой и неприятный подвох.


Селеста поставила на стол вазочку с кексами, когда у неё зазвонил мобильный телефон.

— Алло.

— Селеста, привет. Как дела? — голос у Регины был какой-то встревоженный.

— Хорошо. Что-то случилось? — насторожилась советница.

— Хамелеона сегодня утром умерла в тюремном лазарете.

От полученной информации у Селесты подкосились ноги. Она села на диван. В памяти всплыло лицо Хамелеоны.

Да она преступница. Да она не из тех кого хочется пожалеть. И всё же её было очень жаль.

— Что случилось?

— Ей плохо стало с сердцем почти сразу, как её завели в камеру, после разговора с тобой. В начале прошлого года ей поставили диагноз — сердечная недостаточность. Позавчера её госпитализировали в лазарет с острым инфарктом миокарда. А сегодня утром она умерла. — Регина замолчала.

Селеста сжала переносицу. Она виновата в смерти Хамелеоны. Она же прекрасно знала и о диагнозе и об отношении девушки к предательству сестры. И всё равно продолжала мучать преступницу своими вопросами. Проявила дюжую бесчувственность и чёрствость. Бедная Хамелеона.

Послышалось, как в замке повернулся ключ. В дом зашли смеющиеся Лиз, Айрис и Дайан. Девочки что-то громко и оживлённо обсуждали и шутили. Они остановились у порога гостиной. Вид потерянной и расстроенной Селесты их насторожил. Девочки престали улыбаться.

— Что-то случилось? — спросила Лиз.

Советница жестом показала, что должна закончить разговор.

— Селеста, ты меня слышишь? — взволнованно спросила Регина. — С тобой всё в порядке?

— Да. Со мной всё хорошо. Спасибо, что сообщила.

— Ты ни в чём не виновата. Слышишь меня? Ни в чём. Это просто стечение обстоятельств. Она очень сильно болела и могла умереть в любой момент. Не вини себя. Здесь твоей вины нет.

Регина, словно мантру говорила эти слова. Она слишком хорошо знала подругу. И прекрасно знала, что Селеста перво-наперво начнёт винить во всём себя.

— Я знаю. Спасибо ещё раз. Я тебе вечером позвоню.

— Буду ждать. — И Регина положила трубку.

Селеста отняла телефон от уха. Она в течении нескольких минут пыталась сфокусировать свой взгляд.

— Что произошло? — спросила Дайан.

Своим голосом девушка вывела советницу из оцепенения.

— Хамелеона умерла, — бесцветным голосом ответила Селеста.

Девочки переглянулись. Они не понимали печали своей наставницы. Ну умерла, и что дальше? Она всё равно преступница. К тому же от неё никакого толка нет. Никакой информации они от неё не добились.

— Это малиновые кексы? — спросила Лиз, указывая пальцем на вазочку.

Селеста кивнула. Потом, словно, что-то вспомнив, женщина резко вскочила и убежала в направлении кухни.

Советница кое-как взяла в себя руки. Решив, заняться самобичеванием чуть позже. Она устроила небольшое чаепитие в гостиной со свежеиспечёнными малиновыми кексами. С едой и информация усваивается легче. Да и сам разговор намного складнее получается. Не зря же существуют деловые завтраки, обеды и ужины.

— Девочки, мне нужно вам сказать кое-что очень важное. Я поначалу не хотела этого делать… Но теперь считаю вы должны это знать, — сказала Селеста.

— Мы тебя слушаем.

Лиз отложила тарелку с кексом. Девушка внимательно посмотрела на советницу.

— Не сейчас, — покачала головой Селеста. — Сначала обещанную информацию о смоляных прихвостнях. Потом всё остальное. Иначе вы потом не сможете сосредоточиться.

Селеста, как обычно для наглядности использовала свой планшет. В воздухе зависло изображение одного из смоляных прихвостней Тины. Картинка вращалась на 360 градусов. Один только вид этого непонятного существа заставил Лиз передёрнуться. Благодаря тому, что её почти с поличным поймали мама и тётя, девушке приходится лечиться обычными методами. Без чудодейственной мази Селесты. Поэтому Лиз до сих пор не могла спать на спине и всё ещё заменяла балетками и кроссовками каблуки.

— Итак, как я уже говорила, смоляных прихвостней Тине сделал её отец. Они на 100 % состоят из смолы и имеют простейшею нервную систему. Они полностью подчиняются Тине… Да, Дайан?

— А кто-нибудь ещё, кроме Тины ими может управлять?

— Нет. Каким-то образом её отцу удалось сделать так, что бы ими могла управлять она. Может… то есть могла Хамелеона отдавать простые указания. — При упоминании имени преступницы, лицо Селесты перекосилось болью. — Помимо исполнительности нервная система наделила их слабым чувством боли. Вот почему при нанесении им сильных ударов, они на несколько секунд дают передышку.

— А убить их можно? — спросила Айрис.

— Не знаю. Мы так и не смогли это выяснить, — покачала головой советница. — Но не думаю, что они бессмертны.

— Я так понимаю, они полуживые? — Айрис не сводила глаз с вертящегося изображения.

— Больше да, чем нет.

— А если убить Тину, что будет с ними тогда? — задала вопрос Дайан.

— Понятия не имею. Тину ещё никто не убивал, — попыталась пошутить Селеста.

— У них есть слабые места? — спросила Айрис.

— Мы не обнаружили ни одного. Думаю нет. Юлий Сильвер приложил много усилий, что бы сделать из них мощное и непобедимое оружие для старшей дочери. В любом случае, поймаем Тину, с ними уж как-нибудь разберёмся. Но они будут её до последнего защищать.

— Так, это мы уже поняли. Лучше расскажи, как они перемещаются? — перебила Селесту Лиз.

— Так же, как и мы все на двух ногах. Но они могут распадаться на молекулы и в таком состоянии перемещаться по воздуху, — ответила советница.

— На какое расстояние? — Айрис наклонила голову на бок.

— Не более 100 метров. Потом они снова должны вернуться в прежнее состояние, иначе рискуют снова не собраться.

— То есть ты хочешь сказать, что во время перемещения могут потеряться молекулы? — спросила Айрис.

— Да. И каким он снова соберётся не известно. Форму молекулы могут держать на протяжении этого расстояния.

Лиз встала с дивана и начала ходить кругами. У девушки было крайне задумчивое выражение лица. Она была полностью погружена в свои мысли.

— То есть мы можем поймать любого из них через 100 метров от того места, с которого он испарился? — она не спрашивала, она утверждала.

— От куда мы знаем в каких именно ста метрах он материализуется. К тому же он может собраться и раньше. До сотки ещё столько цифр, — покачала головой Дайан.

— Может тогда на них жучок поставим? — Лиз остановилась и посмотрела на собеседниц.

— Не получиться. Он когда распадётся, жучок упадёт, — ответила Айрис.

Лиз села подлокотник дивана. Девушка нахмурилась. Её вовсе не прельщала перспектива быть грушей для битья. Ей и случая у бассейна хватило.

— Я так понимаю смоляные прихвостни наша последняя зацепка, что бы поймать Тину? — сказала девушка.

— Боюсь, что да. Можно, конечно ещё раз поговорить с Руззи…

Но не успела Селеста закончить фразу, как все три девушки закричали, что ни за что на свете к этой психованной бабульке не сунуться.

— А разве у Тины не конфисковали её смоляных прихвостней, перед тем, как в тюрьму посадить? — спросила Айрис.

— Их удалось скурить и отправить на склад. Решение, что с ними делать должны были принять после суда над Тиной. Но потом как-то было не до них. А чуть позже и вовсе забыли. Так они и пробыли на складе всё это время, пока Тина не сбежала из тюрьмы.

— Кстати, по поводу её побега. Я в каком-то учебнике читала, что за всё существование Калинберга, из него удалось сбежать всего одному человеку. Некому Бецалелю Шезингеру, — сказала Дайан.

— А Тина не из Калинберга сбежала.

Девочки удивлённо переглянулись.

— А откуда? — хором спросили они.

— В одном из музеев Среднего Звейда заел сейфовый замок. Вот её, как специалиста и повезли туда. Она сбежала на обратном пути, — ответила Селеста. — Судя по всему она это хорошо спланировала.

— Думаешь, это она подстроила поломку замка? — удивилась Лиз.

— Вряд ли. Но ей о поездке сказали за неделю, что бы подготовить конвой и машину. Она видимо тоже успела подготовиться.

— Я, конечно понимаю, вы считаете Тину гениальным вором. Но я не думаю, что ей одной удалось провернуть свой собственный побег, — задумчиво произнесла Дайан.

— Звёздный Совет и меж вселенская полиция отрабатывали эту версию. Но никаких подтверждений ей не нашлось. Абсолютно никаких третьих лиц, — покачала головой Селеста.

— А могло ли быть такое, что Хамелеона на Тину обижена не за то, что не знала о побеге сестры, а за то, что помогла ей бежать, но та в свою очередь так и оставила её в тюрьме? — спросила Лиз.

— Вполне возможно. Но так оно или иначе, мы не узнаем об этом пока не поймаем Тину, — сказала Селеста.

Айрис молчала. Шестерёнки в голове девушки судорожно крутились. У неё рождался новый план по поимке неуловимой преступницы. И если на этот раз пойдёт всё так, как должно, то Тину будет поймать проще простого.

В своём плане девушка не видела брешей. Всё вроде просто. И по идее план просто обязан сработать.

— Хамелеона умерла же сегодня утром? — спросила она. Дождавшись подтверждения, Айрис продолжила. — Не думаю, что Тина уже об этом знает. Думаю, на этом мы и можем её поймать. — Уловив на себе непонятливые взгляды, девушка стала объяснять. — Селеста, помнишь, ты говорила, что Тина и Хамелеона были очень дружны? Что бы между ними не случилось, не думаю, что наша воровка спокойна отреагирует на смерть сестры. Когда состоятся похороны Хамелеоны?

Селеста с ещё большим непониманием посмотрела на свою подопечную.

— Никогда. Хоронить людей в земле — эта традиция осталась только на Земле. Во всех остальных вселенных тела умерших подвергаются кремации, а пепел их развевается в горах.

План дал трещину. Айрис нахмурилась.

— А что даже церемонии прощания нет?

— Есть, конечно. Умершего сжигают через 7 дней после смерти. Всё это время он лежит в стеклянном гробу в зале прощаний, — ответила Селеста.

— А на преступников это распространяется? — спросила Айрис.

— Да. Их всё это время отмаливают.

— Родственники прийти могут?

— Да. — Селеста всё никак не могла уловить, к чему клонит Айрис.

— А Хамелеона в каком прощальном зале будет?

— Крематорий при Калинберге.

— Думаю, так Тину и нужно ловить, — щёлкнула пальцами Айрис.

— Ты думаешь, Тина сунется в Калинберг? — усмехнулась Дайан.

— А что? С сестрой-то ей проститься надо, — поддержала Айрис Лиз.

— Это слишком для неё опасно, — сказала Селеста.

На мгновение в комнате стало тихо. Запах малиновых кексов давно смешался с цветочным. Чашки с чаем уже давно остыли. А солнце так и норовило пролезть через занавешенные окна. Мимо белого особняка успело проехать две машины: одна из них принадлежала новому соседу Селесты, а вторая была незнакомой. И в этом районе эта машина появилась впервые. Рено седан медленно проехал мимо приметного дома. Особенно взгляд водителя машины надолго задержался на красной Ауди, припаркованной на подъездной дорожке.

Тишина в комнате воцарилась ровно тогда, когда на улице, на которой проживала Селеста, появилась эта машина. И словно по щелчку, не успела эта машина свернуть на главную дорогу, как заговорила Айрис:

— И всё же я считаю, надо усилить охрану крематория. Но так, чтобы её не было заметно.

— Это маловероятно. Но если ты так настаиваешь, я договорюсь, — согласилась Селеста.

— Ты нам что-то хочешь ещё рассказать о смоляных прихвостнях? — спросила Лиз. Советница отрицательно кивнула головой. — Тогда, что ты там хотела нам такое рассказать?

Селеста закусила щеку. Она отпила чай, но скривилась. Молоко в холодильнике и то было теплее.

— Давайте, я чай заново заварю? — Она уже стала ставить на поднос чашки, когда её руку перехватила Дайан.

— Чай потом.

— Ну, хорошо. — Селеста снова села на стул. — Даже не знаю, с чего начать? Девочки, после того, что вы сейчас услышите, вы смело можете выбрать второй вариант, который предложил Совет. Я пойму.

Советница с тревогой посмотрела на своих защитниц. Именно ими они для неё и были. Для неё они были полноправными защитницами. И не важно, что думает по этому поводу Звёздный Совет.

— Не томи, — поторопила женщину Лиз.

— Вас заставили в Звёздный Совет привести спонсоры. Если вы читали систему финансирования Совета, то вы знаете, кто они такие.

— Спонсоры, они и в Африке спонсоры. У них одна функция — деньги давать. Дальше, — сказала Лиз.

— Ну, в принципе да. Им кажется, что из-за Третьей вселенной остальные звёздные защитники не могут нормально выполнять свою работу. Ведь постоянно нужно присматривать за ней. Вот они и потребовали, чтобы вас ввели в состав Звёздного Совета. Но судьи были против. Хоть им и пришлось подчиниться. Они изначально знали, кто такие звёздные защитники Земли. Всё, что было на прошлом собрании — был лишь спектакль. Они планировали, подстроить пару провальных заданий, показательных для спонсоров. А потом со спокойной совестью стереть вам память. Но в игру вмешалась Тина. И им пришлось на ходу импровизировать. Но итог, что у составленного плана, что у импровизированного — не дать вам стать частью Звёздного Совета.

— Почему нас так не хотят туда пускать? — возмутилась Айрис.

Селеста тяжело вздохнула.

— Сначала я задалась вопросом, такая ли уж обуза Третья вселенная для звёздных защитников? Ведь по сути она до недавнего времени была закрыта и никто не мог сюда попасть. Я поговорила с одним из звёздных советников и узнала, что Тина не первая преступница сюда проникшая. В архиве первая дата вторжения на Землю датирована началом 60-годов прошлого века. Я подозреваю, что оно не первое. Иными словами, не так уж мы были и закрыты ото всех.

Советница остановилась перевести дух. Во рту пересохло. Селесте пришлось отпить холодный чай, что бы промочить горло. Когда чувство першения исчезло, она продолжила:

— Ещё я от этого советника узнала, что судьи Совета проделывают здесь какие-то свои махинации. Используют, так сказать, Третью вселенную, как кладовку… Чердак. В общем — место для ненужного, но то, что выбросить жалко. На самом деле я думаю, что всё не так уж и безобидно. Им не выгодно вас вводить в игру, иначе придётся со всем заканчивать. Судя по тому, как они против, я бы сказала, что у Звёздного Совета очень нехорошие планы на нашу вселенную.

Дайан встала с дивана и подошла к окну. Девушка прикусила красный ноготок на большом пальце. Смотря куда-то вдаль, Дайан сказала:

— Я так полагаю, теперь не только Тина наша головная боль? — Она повернулась к собеседницам.

— Я не думаю, что вам стоит сейчас об этом думать. Вы ещё не официальные члены Звёздного Совета. Начнём с Тины. А дальше посмотрим, — сказала Селеста. — У меня другой вопрос, вы точно хотите продолжить?

Девочки переглянулись.

— Нас, что с Айрис просто так по одиночке отлавливали? Я до конца, — ответила Лиз.

— Даже, если мы от всего откажемся сейчас, не думаю, что это избавит нас от Тины. Звёздный Совет её три года поймать не может. В случае чего, всё равно убьёт. Мне вот больше интересно, зачем мы ей сдались? Не думаю, что мы такие уж сильно большие преграды, — сказала Айрис.

— Значит, делаем так, мы ловим Тину, ты нам по ходу пьесы помогаешь. Но и ещё копаешь под Совет. Идёт? — спросила Дайан.

— Мне уже и самой интересно, — улыбнулась Селеста.


Айрис сидела одна в пустом классе. В её руках был карандаш. Девушка была собрана и напряжена. К ней подошла мисс Энит и положила перед ней листок с математическими задачами. Математик вытащила из нагрудного кармана пиджака секундомер. Она кивнула Айрис и та тут же приступила к решению.

Мисс Энит, словно коршун смотрела то на ученицу, то на секундомер. Она периодически заглядывала в листок Айрис. От усердия у обеих на лбах выступили капельки пота.

Закончив решать, Айрис отодвинула листок и положила карандаш. Мисс Энит остановила секундомер. Учительница слабо улыбнулась.

— Лучше, чем в прошлый раз. Но чтобы победить на олимпиаде тебе надо сократить время хотя бы ещё в полтора раза, — заключила она.

Айрис согласна кивнула. Она знала, что может лучше. Но сейчас её голова была занята не математикой. И не научным проектом. Но обижать мисс Энит и отказываться от олимпиады девушка не стала. Ведь она была единственной, кто согласился на это. Дайан в упор игнорировала эти занятия. Хотя и обещала учительнице изредка оставаться после уроков. Но Айрис всегда занималась одна.

Мисс Энит прошла за свой стол. Она приступила к проверке решений. Айрис почти легла на парту и вытянула шею настолько, насколько это позволяла физиология. Спустя пару минут мисс Энит вернула ей листок с отметкой в 100 баллов.

— Отличный результат. Впрочем, как обычно. — Учительница села возле своей ученицы. Её бирюзовые глаза смотрели в самую душу девушки. — Айрис, всё в порядке?

— Да. А что? — растерялась Айрис.

Мисс Энит откинулась немного назад. Она сидела боком. Математик хмуро посмотрела на ученицу. Что-то в образе девушки её беспокоило.

— Не знаю. Ты какая-то в последнее время потерянная. Вот я и подумала, не случилось ли чего?

— Нет. Что вы? Всё в порядке.

Айрис резко замолчала и отвела взгляд в сторону. Ей казалось, что она сидит совсем обнажённая перед учительницей. С таким взглядом мисс Энит надо работать следователем. Преступники быстро бы сознавались в содеянном.

— Ты поделись.

Мисс Энит накрыла своей рукой руку Айрис. Девушка подняла на неё затравленный взгляд.

— Может я чем смогу помочь.

Защитница высвободила свою руку. Она потёрла её другой рукой, стараясь распространить полученное тепло по всему телу. Девушка даже и не заметила, когда кисти успели заледенеть.

— Мисс Энит у вас есть братья или сёстры?

— К сожалению нет, — грустно улыбнулась математик.

— А что, если, чисто теоритически представить, что у вас есть младшая сестра.

— О, это было бы чудесно. Правда, я всегда мечтала о младшем брате. Но и сестра тоже хорошо. Представила.

— Представьте, что вы с ней поругались. — Мисс Энит нахмурилась. — Вы её подставили. И теперь вас за это ненавидит вся родня. Они грозились, вас убить, если вы снова появитесь на пороге. Но ваша сестра умерла. Вы пошли бы на похороны, даже если бы знали, что живой оттуда не выйдите?

Айрис внимательно посмотрела на учительницу. Мисс Энит была, мягко говоря, шокирована описанной ситуацией. Она даже растерялась и не сразу нашла, что и ответить.

— Ну, — протянула она. — Во-первых, если бы я так поступила с младшей сестрой, я бы была самой большой заразой во всей Америке. А во-вторых, конечно бы пошла. Не думаю, что родственники бы меня убили на похоронах. Позже, возможно. Но им же не нужны сразу двое похорон.

— То есть, вы бы пошли?

— Однозначно.

— А если бы это были криминальные действия и на вас бы ещё полиция охотилась. И их единственный шанс — поймать вас на похоронах. И вы знаете об этом. Всё равно бы пошли?

— Айрис, скажи честно, ты детектив пишешь? — мисс Энит уже смотрела на свою ученицу более, чем странно.

Девушка смутилась. Она слабо промямлила:

— Нет. Просто, я кино смотрела…

— Понятно. Да, я всё равно бы пошла на похороны сестры. Но конечно бы, хорошо замаскировалась. Может даже под полицейского.

Услышав последнее предложение глаза Айрис удивлённо расширились. Она посмотрела на свою учительницу. А ведь она была права, подобная маскировка будет одной из самых надёжных.

Защитница загадочно улыбнулась. Мисс Энит нахмурилась. Если честно, то Айрис её сегодня немного пугала. Поэтому она решила, что безопаснее всего будет перевести тему.

— Уже решила с костюмом на Хэллоуин?

— За меня решили. Лиз шьёт костюмы четырёх ведьм.

— Здорово. Думаю, в обстановку музея вы хорошо впишетесь.

— Музея? — удивилась Айрис.

— Ну, да музей. Миссис Хадсон решила сделать в этом году тематический Хэллоуин — Ночь в музее. Правда, здорово?

Айрис кивнула.

Проболтав ещё немного времени, девушка попрощалась с учительницей и ушла на встречу с подругами. Которые ждали её в одной из VIP-кабинок «Старой Британии».

Обстановка за столом была весьма напряжённая. Лиз бесновала, по поводу смены капитана команды группы поддержки. Молли, нынешний капитан, в этом году заканчивала двенадцатый класс. Во втором семестре она должна была уйти из группы, что бы хорошо подготовиться к выпускным экзаменам. Себе на замену она подобрала две кандидатуры — Лиз и Лауру. Так как на протяжении многих поколений в группе поддержки правила демократия, то и нового капитана будет выбирать команда. И Лиз прекрасно знала, что здесь Лаура даст ей фору. Потому что в группе поддержки были Роуз и Ясмин. А так же Корнелия, которая почему-то тоже недолюбливала их четвёрку. И следовательно, Лауре будет куда легче перетащить на свою сторону остальных девчонок.

— Это не честно! — заключила свою речь девушка.

— Зря ты сразу подписываешь капитуляцию. А как же дух соперничества? — спросила Кэти.

— Какой дух соперничества? Я проиграю в сухую. Я же там одна.

— Но ты нравишься Молли больше, чем Лаура, — сказала Дайан.

— И что? Молли может только кандидатуры предоставить, а выбирать то будут другие. — Лиз обиженно скрестила руки на груди. Тут же надулись щёки и губы.

— За Лауру точно проголосуют только трое. А остальные могут проголосовать за тебя, — Айрис погадила подругу по плечу.

— Ага, там, где трое, там все.

— Слушай, у вас же с команды вместе с Молли уйдут же ведь ещё две девушки? — спросила Кэти.

— Да. Они тоже в этом году заканчивают школу. И что?

— А то, что, значит будет новый набор. И ты там сможешь найти себе союзников.

Лиз фыркнула. Она откинулась на спинку дивана. Что блеск для губ, что лицо были малинового цвета. Лиз с раздражением сказала:

— А тогда уже будет поздно союзников искать. Лаура уже станет капитаном.

— Смену власти никто не отменял, — сказала Дайан.

— А если новые девочки тоже будут за Лауру? Если только, конечно… — Лиз выпрямилась и на её лице засияла широченная улыбка. — Если только вы не станете новыми членами.

Девушка даже взвизгнула. Это была отличная идея. Теперь у неё тоже будет своя свита. Лаура поймёт, как сильно ей не повезло родиться на свет белый.

Жаль, что таким оптимизмом заболела лишь Лиз.

— На нас можешь не рассчитывать, — сказала Кэти.

— Почему? — улыбка в миг сползла с лица Лиз.

— Не знаю, как Дайан. Но мы с Айрис точно в этом не участвуем. У меня травма спины, у неё травма колена. Нам на бревно нельзя, а сальто, значит можно?

Лиз щенячьим взглядом посмотрела на Дайан. Дайан удивлённо изогнула бровь.

— Нет, — коротко ответила девушка.

— Ну, почему? Ты просто идеальная кандидатура. Ты спортсменка и всё такое.

Дайан отрицательно покачала головой. Ещё чего? Чтобы она, да в группу поддержки? Этот «дружный» коллектив был сродни змеиному гнезду. Того гляди кто-нибудь да ужалит.

— Ни за что. И не смотри на меня так. Меня все мои каратисты обсмеют.

— Ну, Дайан. Ну, пожалуйста.

— Неа. Даже не старайся.

Лиз почти сползла с дивана под стол. Девушка снова надулась и покраснела. Вся её сущность выражала обиду и не довольствие. Не подруги, а сплошные предатели.

— Как хотите. Сама справлюсь, — буркнула Лиз, снова нормально садясь.

— А у меня новости, — сказала Айрис. — В этом году вечеринка по поводу Хэллоуина состоится в одном из музеев.

Все с интересом посмотрели на девушку.

— В каком? — спросила Лиз.

— Не знаю. Мисс Энит не сказала.

— Отлично, — Лиз потёрла руки. — Наши костюмы просто прекрасно подойдут. Но мне нужно сделать примерку. Так что говорим спасибо мистеру Льюису и дружной компанией перемещаемся ко мне домой.

Не дожидаясь возражений, Лиз вышла из кабинки. Подругам ничего не оставалось, как молча последовать за ней.


Ночь всех святых или просто Хэллоуин является, пожалуй, одними из самых красочных и костюмированных праздников. В эту ночь ты можешь перевоплотиться в совершенного другого человека или существа. А некоторые и вовсе в эту ночь наконец позволяют себе показать окружающим свою истинную суть. Правда, конечно же всё это скрыто под маской веселья и озорства. Но стоить повнимательнее посмотреть на человека в костюме. Вдруг это его истинная ипостась?

На один вечер, точнее ночь один из музеев Лос-Анджелеса превратился в дом с приведениями. Где ещё можно взять столько призраков прошлого, как ни в этом культурном месте? Залы с особо хрупкими экспонатами на это время были закрыты. Всё веселие сосредоточилось в зале со скелетами динозавров, чучелами мамонтов, манекенов первобытного человека с его несуразными набедренными повязками. Стробоскопы, висевшие в каждом уголке зала, придавали ещё больше жути. Музыка, соответствующая обстановке, разлеталась по всем залам музея и за его пределами.

Сам музей снаружи был разрисован яркими неоновыми, светящимися красками. В основном это были какие-то надписи на латыни. В некоторых местах проскальзывали изображения дьявола, ведьм, котов, воронов и прочих зловещих существ.

Словно монахи к месту паломничества, сюда со всех сторон тянулись цепочки учеников старшей школы Беверли-Хиллз. Все парковочные места были заняты и поэтому приходилось парковаться в нескольких кварталах от самого музея. Эта ночь выдалась очень лунной. Ни что не закрывало красоты сияния ночной хозяйки неба.

Нога Лиз с завидной периодичностью давала о себе знать. Вроде бы простой вывих, а заживает как перелом. Долго и нудно. Но в честь Хэллоуина девушка решила проигнорировать комфорт и наставления врача. Ведь туфельки от Валентино так замечательно подходили под её костюм. К тому же парня у неё на данный момент нет, так что можно будет игнорировать танцы большую часть времени.

Как и всем, Лиз пришлось припарковать свою машину в паре кварталов от музея. Из Ауди вышли четыре хорошенькие ведьмы.

— Думаю, нам лучше бы подошли мётлы, — сказала Кэти, захлопывая дверь машины.

— Зачем нести дрова в лес? Мы всё рвано встретимся с Лаурой и её подружками, — хмыкнула Лиз.

— Девочки, я вас очень прошу, давайте сегодня без вражды, ссор и перепалок. — Айрис сложила ладошки, словно молилась.

— Это уже, как получиться, — сказала Дайан.

Айрис глубоко вздохнула. Вражда между Лиз и Лаурой разгорелась ещё пуще прежнего. Девушки не упускали случая друг друга поддеть. Причём каждый такой случай выливался мощным скандалом. Зато у Дайан с Владом наступило временное перемирие. После той драки с Яном, парень как-то успокоился. Да и вообще в упор не замечает Дайан. Уж больно это смахивает на затишье перед бурей.

На входе серьёзные охранники в чёрных костюмах требовали пропуск. Дабы избежать непрошенных гостей на вечеринке, миссис Хадсон перед праздником раздала всем свои ученикам карточки с их именами и фотографиями. Только после предъявления такой карточки тебе на руку ставилась неоновая печать, которая в свете фонарика показывала какой-то непонятный логотип.

Получив по печати на запястье, все четыре девушки вошли внутрь. Ни одна из них раньше и не подозревала, что в их школе учатся столько людей. Кого здесь только не встретишь. Мимо прошли пара медсестёр, несколько вампиров. Девушку в стриптизёрском костюме женщины-кошки настоятельно просил прикрыться один из учителей.

Увлечённые зрелищем борьбы учителя и ученицы, девушки даже не заметили, как к ним подкрался Ян.

— Я так полагаю, приворотные зелья с собой?

На Яне был одет костюм доктора Фуфелшмерца из мультфильма «Финес и Ферб». Под его глазами залегали тёмные круги от вечного недосыпа. Ну недосыпал, конечно, доктор из мультфильма, а Ян круги приобрёл при помощи косметики своей мамы и её гримёрному искусству. Жаль, что светлые коротко стриженные волосы не совсем удалось уложить в ту же безумную причёску, что и у Фуфелшмерца. Но всё равно сходство было на лицо.

— Оно у меня всегда с собой, — улыбнулась Лиз. — А где же твой злейший враг Перри-утконос?

— Понятия не имею, — пожал плечами парень.

Дайан взяла Яна под руку, поцеловала его в щёку и улыбнувшись, ответила на его вопрос:

— Мне приворотное зелье не нужно. Всё равно, доктор, вы мой.

— Я и не оспариваю. Пал жертвой ваших колдовских чар.

Они так друг на друга смотрели. С такой любовью, заботой и нежностью. Что даже сердце феминистки Кэти невольно защемило.

Лиз разъединила парочку и взяв каждого под руку, повела их в зал откуда громче всего слышалась музыка. Остальные девушки последовали за ними.

В зале, словно, коршуны, туда сюда сновали учителя. Похоже, что тематикой для их костюмов послужил один и знаменитых фильмов Уилла Смита «Люди в чёрном». На всех были чёрные костюмы с белыми рубашками. А из ушей торчали блютуз-наушники. Хорошо, хоть обошлись без чёрных очков.

Не успели они войти в зал, как Лиз мигом кинулась к ближайшему свободному стулу. После ходьбы и ещё не совсем разношенных туфель нога ужасно ныла. Ян тут же увёл Дайан танцевать. Айрис и Кэти остались с больной подругой.

В зал вошёл Диего. На парне был костюм типичного хиппи. Увидев Лиз, он улыбнулся ей и помахал рукой. Девушка кивнула ему в ответ. Он уже собирался к ней подойти, но потом передумал и ушёл к столу с напитками. Ни Лиз, ни Диего не делали вид, что не знают друг друга. Но в школе держались на расстоянии и ограничивались лишь приветствиями.

— Жаль. Он мне даже начал нравиться, — сказала Кэти, наблюдая за Диего.

— А, брось. В нём ничего особенного нет. Такой же, как все, — ответила на замечание Кэти Лиз.

— К нам идёт особенный. — Кэти кивнула головой в сторону приближающегося Алекса.

Очаровашка Алекс не придумал ничего лучше, чем нарядиться в костюм Эйнштейна. Даже откуда-то достал курчавый седой взъерошенный парик. Усы ему несомненно шли.

— Добрый вечер. Не помешал вашему шабашу? — улыбнулся парень.

— Нет. Что ты? Ничуть, — ответила Лиз.

Темнота друг молодёжи — так в народе говорят. И Айрис сейчас была с этим абсолютно согласна. Отсутствие нормального освещения сейчас полностью скрывало её покрасневшее лицо. Алекс был хорош во всём. Он был, пожалуй, самым красивым Эйнштейном. Айрис даже забыла, как дышать. А тем более, когда Алекс протянул ей руку, она и вовсе была готова в обморок свалиться.

— Вы не против, если я украду вашу сестру потанцевать, — спросил он.

Лиз и Кэти переглянулись. Слишком хорошо для правды.

— Только потанцевать? — Кэти хитро прищурилась.

— Ладно. Ладно. Вы меня раскусили, — засмеялся Алекс. — Не только потанцевать. Я тут по поводу научного проекта поговорить хотел. Ну, так отпустите?

— Забирай, уж. Куда от тебя деваться, — вздохнула Лиз.

Алекс утянул за собой потерянную Айрис на танцпол. Девушка до последнего не сводила глаз с подруг. До сих пор не веря в своё счастье.

— Иди тоже потанцуй, — сказала Кэти Лиз.

— Не хочу. К тому же не брошу я тебя тут одну. И не мечтай. Пить хочешь?

— Да, было бы не плохо пуша отведать.

Кэти кивнула и ушла к столу с напитками. Лиз грустным взглядом пробегала от одного танцующего к другому. И душа и тело требовали танцев. Но нога постановила покой. Может ей и удастся хоть разочек потанцевать.

В зал вошла Лаура со своими подружками-близняшками. Лиз скривила лицо и отвернулась в строну. Как Кэти и говорила, они тоже нарядились ведьмами. И надо отдать им должное костюмы их были очень даже хороши. Скорее всего Лаура опять нанимала дизайнера. Существовали всего две вещи, которые были под силу только Лиз: любовь Саймана и дизайнерское мастерство. Тут что бы Лаура не делала, она всегда оставалась в проигрыше.

Заприметив соперницу, Лаура хищно улыбнулась. Она знаком указала Роуз и Ясмин на Лиз. Вся троица направилась в сторону девушки. Увидев это, Лиз закатила глаза. Вот только Лауры и её свиты ей сейчас не хватало.

— Девочки, посмотрите, вот так выглядят ведьмы из низшего звена. Которых жизнь очень хорошо потрепала. Что, Лиз, денег на нормальный дизайнерский костюм не хватило? — Неприятный голос Лауры резал по уху.

— Лаура, я не настолько бесталанна и бездарна, как ты, что бы покупать дизайнера. Мне этот дар богом дан. Впрочем, и не он один, — Лиз зло улыбнулась и прищурила глаза. — Сердце Саймана тоже моё.

Услышав имя любимого, Лаура вся покраснела от злости. Она сжала кулаки и стиснула зубы.

— О, самозванки явились. — Кэти подошла к Лиз и протянула ей стакан с пуншем.

— Мы здесь видим всего одних самозванок. Вас, — сказала высокомерно Ясмин.

— Ясмин, деточка, поупражняйся в остроумии. Не нужно переделывать чужие фразы. Авторские права нарушаешь, — улыбнулась Кэти.

— Если у вас всё, вы свободны, — Лиз демонстративно повернулась к подруге и они начали обсуждать какую-то тему. Совсем не замечая, покрасневшую от злости троицу.

После большого количества выпитого пунша, Лиз потянуло в туалет. Оставив Кэти вместе с главным редактором школьной газеты, девушка отправилась на поиски заветной комнаты. Но не успела она дойти до двери, как ей путь перегородил Зорро. Парень склонил голову и протянул девушки красную розу. Если бы не длинные светлые волосы, Лиз ни за что не догадалась бы кто это?

— Сайман, отстань. Не до тебя.

— Что такое? Прекрасная незнакомка не в настроении?

— Слепой что ли? Не видишь? Я ведьма.

Лиз обошла парня и вышла в коридор. Сайман последовал за ней. Он снова перегородил путь девушке.

— Разве, не в Хэллоуин должны случаться чудеса?

— Они случаются на Рождество и Новый год, бестолочь. — Лиз опять обошла парня, но снова загородил ей путь.

— Пусть так. Но разве сегодня не волшебная ночь?

Лиз склонила голову набок. Даже повязка и отсутствие нормального освещения не могли скрыть щенячьих глаз Саймана.

— Ты рассталась с Диего. По твоему это не знак?

— Господи, Сайман. Я рассталась с Диего, потому что он мне надоел, как и ты. Будь добр, отстань. Мы никогда больше вместе не будем.

— Запомни, Лиз, я от тебя не отступлю! — воскликнул Сайман.

— Запомни, Сайман, говорить мне, запомни, это бесполезно. Как только ты уйдёшь я забуду тебя и твоё «запомни». — Лиз обошла парня и двинулась дальше по коридору.

— Я не сдамся. Ты всё равно будешь моя! — крикнул ей вслед Сайман.

Когда Лиз вышла из туалетной комнаты. В коридоре было пусто и темно. Весь путь освещала лишь луна, которая спокойно проникала сквозь большое окно. Весь коридор украшали скелеты. По углам, то тут, то там свисала бутафорская паутина. Девушка невольно поёжилась. Сейчас здесь было весьма жутковато. Даже нога начала ныть с удвоенной силой. Что есть мочи Лиз помчалась по коридору. К музыке. К людям.

Огромная двустворчатая дверь была полуприкрыта. Лиз хорошо знала, что за этой дверью холл с массивной и красивой лестницей на второй этаж. И ещё девушка знала, что на время дискотеки второй этаж должен быть закрыт.

Отогнав от себя любопытство, она пронеслась мимо двери. Но неожиданно остановилась. С большим усилием Лиз заставила себя сделать шаг назад. Защитница, буквально приросла к полу. Единственной на что сейчас Лиз была способна, это просто смотреть на происходящие.

По лестнице один за другим поднялись три смоляных прихвостня Тины. Они вошли в один из залов и закрыли за собой двери. Лиз со всех ног бросилась в зал дискотеки.

Влад со скучающим видом смотрел на то, как Корнелия танцует. Не тот эффект должен был производить танец девушки. Она вся выгибалась, выписывала бёдрами восьмёрки. И всё время соблазнительно манила пальчиком парня к себе. Но Влад лишь отмахивался.

Ему порядком здесь надоело. Кто-то из десятиклассников умудрился подмешать в пунш алкоголя и теперь индикатор общего настроения значительно улучшился. Корнелия тоже выпила стаканчик чудодейственного напитка. Вот и пустилась в пляс. Влад пить не стал, потому и не разделял всеобщего веселья. Вальяжно развалившись на стуле он думал, как утащить Корнелию отсюда?

Ровно сесть его заставила, вбежавшая в зал, словно метеор, Лиз. При беге девушка прихрамывала, но всё равно продолжала бежать. Он проследил за траекторией одноклассницы. Дайан и Айрис стояли в уголочке и над чем-то смеялись. Ян куда-то подевался. А Кэти всё ещё спорила с редактором школьной газеты.

Как Влад и думал, девушка подбежала к подругам. Она что-то взволнованно им начала рассказывать. При этом усердно жестикулируя руками. Лиз точно была напугана.

Спустя непродолжительное время вся троица выбежала из зала. К своему великому сожалению, на входе Дайан случайно толкнула Лауру и та пролила на себя пунш. Но девушка этого не заметила. Разгневанная Лаура хотела отправиться вслед обидчицами, но Влад перегородил ей путь.

— Скучаешь? — спросил он.

— Нет, злюсь, — прорычала девушка. — Эта горе-модница Дайан пролила на меня пунш. Иду за возмездием.

— Я б на твоём месте так не спешил.

Влад повернул Лауру лицом к танцующим. Он пальцем указала на светловолосого брата. Который танцевал с Кайлом. А вокруг них так и вилась какая-то девчонка.

— Ещё чуть-чуть и Сайман обратит на неё внимание. Ты же не хочешь этого? Действуй. Лиз нет. Он твой.

После последнего слова, Лаура, словно, по щелчку пальцев, «полетела» к любимому.

Возле Влада остановилась злая и рассерженная мисс Энит. Математик упёрла руки в боки. Она строго посмотрела на парня и спросила:

— Где Аллен, Фернандес и Джексон?

— Понятия не имею, — пожал плечами Влад.

— Ух. Пусть только попадутся мне. Я им этот пунш за шиворот залью.

И мисс Энит удалилась дальше искать нерадивых учеников. К Владу подошла недовольная Корнелия. Она положила голову ему на плечо. Судя по всему ей было не хорошо.

— Поехали домой, — заплетающимся языком попросила она.

Кажется, пока Влад тут спасал Дайан от Лауры, его девушка успела выпить ещё пару стаканчиков пунша.

Согласившись с мнением девушки, он закинул её руку к себе на плечо и вышел с ней из зала. Попутно звоня братьям и извещая их о своём уходе.

Дайан аккуратно приоткрыла дверь пошире. Не смотря на то, что совсем не далеко играла громко музыка и веселился народ, здесь было тихо. Кто бы мог подумать, что стены музея настолько звукоизоляционные.

Девушка первая вошла в холл с лестницей. Осмотревшись по сторонам, она подозвала подруг. Лиз пришлось впихивать в холл. Девушка категорически отказывалась идти.

Ни один светильник не работал. Свет давала лишь дорожка лунного света проникающего через полуоткрытые двери. Дайан подняла голову на верх. На втором этаже были три массивные двустворчатые двери. Каждая из них вела в отдельный зал.

— Куда они зашли? — прошептала девушка.

— Крайняя дверь слева, — ответила Лиз.

Она вся сжалась в плотный клубочек, боязливо оглядываясь по сторонам. Настоящий фильм ужасов. Главные актрисы рискуют получить Оскар. Если останутся в живых.

— Думаю, нам стоит снять туфли, чтобы не привлечь к себе внимание раньше времени, — сказала Айрис.

— Логично, — кивнула Дайан.

— Что?! Вы что издеваетесь?! — зашипела Лиз. — Сначала босиком по грязному асфальту. Теперь по, чёрт знает сколько, не мытому полу? Я туфли снимать не буду!

— Но пол мраморный. Каблуки будут по нему стучать, — попыталась возразить Айрис.

— Вы можете идти. Я вас здесь подожду. Подстрахую, так сказать.

Дайан сощурила глаза.

— Ну, уж нет идём все.

— Я не пойду. Ещё очень свежи воспоминания с прошлого раза. Да и вообще, если ты не заметила, моя нога до сих пор не зажила. Так что я остаюсь здесь.

Дайан уже открыла рот для того, чтобы высказать всё, что она думает о Лиз. Но Айрис её перебила:

— Лиз права. От неё не будет толку. Пусть подождёт здесь.

Дайан зло посмотрела на Айрис. Она молча сняла туфли и направилась вверх по лестнице. Подруга последовала за ней.

Поднявшись на второй этаж, девочки короткими перебежками, постоянно прячась за колонами, подбежали к указанной двери. Затаив дыхание, они стали прислушиваться к происходящему за дверью. Но то ли двери тоже не пропускали звук, то ли смоляные прихвостни уже ушли. Ни Айрис, на Дайан ничего не услышали.

Лиз стояла возле двери и наблюдала за действиями подруг. Она видела, как осторожно Дайан приоткрыла дверь. Как они с Айрис протиснулись по очереди в образовавшуюся щель. Девушка даже услышала беззвучное закрытие этой самой двери. Девушка прикусила нижнюю губу.

Интересно, зачем сюда пожаловали прихвостни Тины? Чтобы попытаться в очередной раз их убить? Вроде, нет. Лиз видела они старались двигаться, как можно тише, не привлекая к себе внимания. Тогда же почему, именно она их всё таки заметила? Счастливое стечение обстоятельств? Маловероятно. Хотя…

Послышался глухой стук. Что-то ударилось о тяжёлую деревянную дверь. Сердце девушки ёкнуло. Где-то на интуитивном уровне она знала точно, что объект ударившийся о дверь живой. И это либо Айрис, либо Дайан. Сорвавшись резко с места, Лиз побежала в злополучный зал. Она хотела резко открыть дверь, но передумала. У дверь всё ещё могла находиться та, которая о неё стукнулась. Лиз начала аккуратно налегать на дверь.

Быстро прошмыгнув в образовавшуюся щель, девушка оказалась в полнейшей темноте. Где-то слева она услышала два тяжёлых дыхания. Лиз покрылась мурашками. Селеста говорила, что смоляные прихвостни полуживые. Дышали они или нет, Лиз не знала. Но всё равно страх увеличивался в геометрической прогрессии.

Девушку резко дёрнули за локоть. Ей плотно закрыли рот чем-то тёплым. Кажется, рукой. Спиной она прижалась к чему-то мягкому и часто вздымающемуся.

— Тихо, — прошептала ей на ухо Дайан.

Услышав голос подруги, Лиз слегка расслабилась. Она вглядывалась в темноту, чтобы разглядеть хоть что-то.

По залу разносились шаги. Тихие и быстрые. Не смотря на то, что ходившие шли в ногу, всё равно можно было различить две пары шагов. От этого Лиз и напряглась. Ведь смоляных прихвостней было трое. И куда, кстати, подевалась Айрис?

Словно, по щелчку в зале загорелись три неяркие переносные лампы. Теперь девочки всё видели более, чем чётко.

Айрис стояла справа от двери. Она придерживала какую-то вазу. Девушке кое-как удалось снова придать ей устойчивое вертикальное положение. Зал был просто напичкан всевозможными подобными вазами и стеклянными витринами. Если здесь начнётся драка, шума будет больше, чем в химической лаборатории.

Один из смоляных прихвостней стоял в центре зала у одной из витрин. Два других стаяли у стен. Там же, где располагались светильники.

Айрис переместилась ближе к подругам. Девушка тихо зашептала:

— Я не думаю, что сейчас они пришли за нами.

— А зачем они тогда здесь? — спросила Лиз. Дайан ей отпустила.

— Не стоит забывать, что Тина воровка. Возможно её здесь заинтересовал один из экспонатов, — ответила Айрис.

— Хочешь сказать, что Тина решила взять подработку? — усмехнулась Дайан.

— Вполне возможно.

Прихвостни маленькими шагами направились в сторону девочек.

— Что будем делать? — пропищала Лиз. Девушка очень сильно была напугана.

— Было бы неплохо узнать, что именно им здесь надо, — сказала Айрис. Внешне она оставалась спокойна. Но скольких усилий ей это стоило. Айрис изо всех сил пыталась унять крупную дрожь, что её била. Даже зуб на зуб не попадал. Паника пока поддавалась контролю. Пока.

— И каким образом узнать, что им нужно? — спросила Дайан, принимая боевую стойку.

Айрис покачала головой.

С каждым шагом расстояние между девочками и смоляными прихвостнями сокращалось. Дайан была настроена весьма решительно. Она кое-чему научилась на тренировках с Селестой. И теперь была не намерена отступать. Гордость требовала реванш за прошлые разы. Дайан сняла с головы ненужную шляпу и кинула её куда-то в сторону.

Лиз и Айрис попятились к двери. В отличие от подруги у них не было никакого желания устраивать очередную драку. Когда один из прихвостней подошёл слишком близко к Лиз, она вскрикнула, схватила Айрис за руку и побежала к противоположной стене. Смоляной последовал за ними. Двое оставшихся подошли к Дайан на расстояние вытянутой руки. Девушка хищно улыбнулась и со всего размаха пнула в корпус одного из них. Прихвостень далеко не улетел, но равновесие потерял и упал. Второй попытался её схватить, но девушка легко увернулась. Босые ноги отлично скользили по полу.

Не зная куда и за что прятаться оставшиеся две защитницы замерли на месте. Спокойными и размеренными шагами прихвостень Тины к ним приближался. Он никуда не спешил. Словно наевшийся кот, который со скуки решил поиздеваться над мышами.

Наконец самоконтроль дал трещину и резко рухнул. На глазах Айрис навернулись слёзы. Девушка всхлипнула. Увидев это, Лиз поняла, что сейчас отвечает не только за себя, но и за Айрис. Собрав всю свою храбрость в кулак, она выпрямилась и посмотрела прямо в лицо смоляному. Правда, на долго её не хватило, так как прихвостень сделал резкий выпад вперёд и схватил обеих девочек за горла.

Обе защитницы повисли в нескольких десятках сантиметрах над полом, так как смоляной прихвостень держал их на вытянутых вверх руках. Он несколько раз посмотрел сначала на одну девушку, затем на другую. Словно, что-то решая. А затем обеих со всего размаха кинул на пол. Приземление было очень болезненным. И Лиз, и Айрис завыли от боли. Из глаз брызнули слёзы. Не возможно было даже сделать глоток воздуха, настолько была сильная боль. Схватив обеих девушек за волосы, смоляной прихвостень резко заставил их подняться на ноги. Стукнув их друг об друга головами, он дал Лиз упасть, в то время, как Айрис всё ещё продолжал держать за волосы.

Лиз упала у ног смоляного. Что бы девушка не поднялась он наступил ей на руку, плотно прижимая её к полу. Лиз заплакала. Он несколько раз тряхнул Айрис за волосы. Девушке, казалось, ещё чуть-чуть и он с неё скальп снимет. Айрис положила руки на голову, чтоб хоть как-то ослабить хватку прихвостня. Но он перехватил её руки и заломал их назад. При этом заставляя защитницу встать на колени.

Раздался треск и в зале на один светильник стало меньше. Дайан стояла с рукояткой от разбитого светильника. Девушка очень по недоброму улыбалась. Один из прихвостней пошатывался, стараясь вытащить осколки из лица. Пока один был дезориентирован, Дайан вступила в бой с другим. Нанося при этом весьма точные удары. К сожалению не всегда действенные.

Прихвостень откинул Айрис в сторону. Девушка врезалась в одну из витрин. К счастью ни она, ни девушка не пострадали. Но поднимаясь на ноги, Айрис случайно задела вазу и если бы не быстрая реакция девушки, то на один экспонат в музее стало бы меньше.

Смоляной прихвостень потянулся к Лиз, когда его сильно ударили по носу. Он отшатнулся назад, тем самым позволяя Лиз, освободить руку. Девушка облегчённо вскрикнула и прижала к себе травмированную конечность. Она тихо заскулила. Один такой прихвостень весил, пожалуй, не меньше центнера.

Айрис помогла встать Лиз. Девушки оказались напротив своего мучителя. Злость и обида заполнили обеих. Приложив все силы, что они имели, Айрис и Лиз сбили с ног прихвостня. Не церемонясь с ним, девушки на практике стали применять всё, чему научила их Селеста.

Довольная и воодушевлённая тем, что смогла помочь подругам, Дайан с удвоенной силой продолжила борьбу с одним из своих прихвостней. Она занесла кулак для очередного удара, но смоляной перехватил его. Дайан попыталась высвободить руку, но вместо этого они оба упали на пол.

Чёрные тиски пальцев рук прихвостня уже сомкнулись на шее девушки. Она закрыла глаза и попыталась сосредоточить всю оставшуюся силу в руках. Но не успела Дайан вцепиться в его кисти, как почувствовал пустоту. Открыв глаза она увидела, что прихвостни вновь исчезли.

Запыхавшиеся Лиз и Айрис поднялись с пола. Видок у них был мягко говоря помятый. Но обе девушки были довольны, что наконец смогли дать хоть какой-то отпор. Теперь уже и боевые раны не так болели.

Лиз помогла подняться Дайан, пока Айрис обходила витрины. Девушка была уверена смоляные прихвостни так резко исчезли, потому что нашли то, что искали.

Она остановилась у одной из витрин.

— Принесите светильник сюда, — попросила Айрис.

Дайан и Лиз подошли к подруге. В руках Дайан был светильник. Ветрина была не большой. Внутри неё лежала всего одна фиолетовая подушка. Которая был абсолютно пуста. Айрис взглядом нашла табличку с названием экспоната.

— Тина украла, брошь Елизаветы I, — сказала девушка.

Лиз и Дайан недоумённо переглянулись. В какой вселенной могла понадобиться брошь земной императрицы?

Глава IX Подстава

Каким образом Лиз вечно удавалось найти парней, знала только сама Лиз. И уж совсем не известно, как она умудрилась подцепить сразу четверых? Сама же девушка была настроена только на одного парня из четвёрки — миловидного блондина с светло-серыми глазами. Что бы свидание точно состоялось, девушка пообещала привести с собой ещё трёх подруг.

После окончания фильма все четыре пары из кинозала вышли по разному. Лиз со своим ухажёром в обнимку. Кэти со своим партнёром на этот вечер, что-то громко и весело обсуждала. Парень ей был очень интересен и это было взаимно. Жаль, что в данном случае «интерес» употребляется в двух разных пониманиях. Кавалер Айрис и вовсе на неё не обращал никакого внимания. Девушка показалась ему слишком пресной и скучной. Ему была больше по душе Лиз. Новоиспечённый парень Дайан наоборот, оказался от девушки в восторге. Его так и тянуло к ней магнитом. Особенно, когда она ему хамила или грубила. И состояние Дайан было вполне понятно. Она при живом парне ходит на свидание с другим в угоду подруге. Если бы Дайан знала, во что выльется обычное приглашение в кино, она бы ни за что не пошла сегодня в кинотеатр. Но было уже слишком поздно.

Эрик, а именно так звали парня, которому понравилась Дайан, крутился вокруг девушки, словно Земля вокруг Солнца. Он предлагал ей то попкорн, то газировку, то продолжить знакомство один на один в каком-нибудь кафе. Причём, его совсем не смущало наличие у девушки парня.

Дайан сжала кулаки и стиснула зубы. Она была просто готова убить этого Эрика. Вот же поистине паршивое имя. Развернувшись к парню лицом, Дайан зло прошипела:

— Отвали! Я же сказала, у меня парень есть. И вообще наше с тобой знакомство ошибка! — Девушка направилась к выходу из кинотеатра, про себя шипя: — Убью эту Лиз.

Выйдя из помещения, Дайан кое-как удалось успокоиться. Она была готова наброситься на подругу. Если Ян узнает… Если он узнает… Даже страшно подумать, что будет? Когда это было необходимо парень из джентльмена в считанные секунды превращался в дворового парня. Который не прочь был помахать кулаками.

Девушка сделала пару глубоких вдохов. Ночной воздух остужал. Перед кинотеатром было полно народу. Девушка огляделась по сторонам. С недавних пор ей по всюду мерещились смоляные прихвостни.

Из кинотеатра наконец-то вышли и остальные.

— Ну, девчонки, куда теперь? — спросил кавалер Кэти.

— Наверно, по домам, — еле слышно ответила Айрис.

Этот вечер окончательно уничтожил крупицы самооценки девушки. Парень, которого для неё подобрала Лиз, смотрел и обращался с Айрис с презрением. От одного его взгляда, девушка хотела испариться. На неё уже так однажды смотрели. От воспоминания об этом человеке, Айрис невольно поёжилась.

— Кэти, хочешь, я тебя отвезу домой. Я как раз на машине? — Томми был просто в восторге от новой знакомой.

— Конечно, хочет, — не дала ответить девушке Лиз.

Кэти с укором посмотрела на подругу.

— Ну, я не знаю. А это удобно?

В отличие от Лиз, Кэти не считала эту затею хорошей. Не смотря на то, что Томми и правда оказался славным малым, девушка не имела никакого желания продолжать общение дальше. Но под натиском Лиз и самого Томми, Кэти всё же согласилась, что бы он её подвёз. Правда, с весьма большой неохотой.

«Парень» Айрис всё усерднее и усерднее пытался к себе привлечь внимание Лиз. Айрис, словно, потерянный котёнок отошла в сторону. Дайан подошла к ней. Она приобняла подругу за плечи.

— Не обращай внимание. Она нас сегодня всех подставила.

Дайан с гневом в глазах посмотрела на подругу и парней, что возле неё вились. К Айрис и Дайан подошёл Эрик. Парень только хотел открыть рот, но Дайан его перебила:

— Нет, нет и ещё раз нет на твоё любое предложение. Прошу по-хорошему, отвали.

Плечи Эрика безвольно опустились. Он попрощался со всеми и ушёл.

— А не слишком ли грубо ты с ним? — спросила Айрис.

— О, поверь мне, это я сейчас для Лиз разогреваюсь. Пусть только эти два идиота уйдут, — ответила Дайан.

Лиз смеясь, подошла к подругам.

— Они такие прикольные, — она пальцем указала на парней.

— Ага. Обхохочешься. Избавляйся от них. — В голосе Дайан проскользнули стальные нотки. Лиз невольно поёжилась.

Пообещав, обоим парням сходить с ними на свидания, девушка с ними распрощалась. Дайан быстрым шагом направилась в сквер за кинотеатром. Гнев в девушке бурлил, как лава в вулкане. И он требовал выход наружу. Немедленный выход.

Девочки обрадовались, когда Дайан остановилась у одной из скамеек. Им пришлось за ней бежать, что бы не отставать.

Девушка развернулась и испепеляющим взглядом посмотрела на Лиз.

— Тебя убить мало за твою выходку!

— А что я такого сделала? — удивилась девушка.

— Что сделала? Что сделала? Если для тебя нормально при живом парне ходить на левые свидания, то для меня это просто абсурд. Я и представить боюсь, что сделает Ян, когда узнает.

— Ему и не обязательно об этом знать, — сказала Лиз.

Дайан устало потёрла лицо руками. Она еле себя сдерживала, чтобы не начать драку. Так хотелось, врезать Лиз.

— Ты подставила нас всех, — уже более спокойно, сказала Дайан.

— Я хотела вам помочь.

— Чем? Притащив откуда-то непонятных парней. Ты спросила, а нужна ли нам твоя помощь? — Дайан сорвалась на крик.

— Да, нужна. Айрис всё время страдает по Алексу и я решила ей найти его замену.

— Хороша замена. Он же только хуже сделал. Ты посмотри на неё сейчас.

Айрис сжалась. Ей совсем не нравилось, что подруги начали кричать друг на друга. Она пару раз попыталась встрять, но они этого даже не заметили. Поймав на себе взгляд Лиз, Айрис ей неуверенно улыбнулась.

— С ней всё в порядке, — сказала Лиз.

— Ага. В полном. — Не зная куда деть руки, Дайан засунула их в карманы джинс. — Он всего-то ещё больше опустил её самооценку, пренебрежительно с ней общаясь и пуская слюни на тебя.

— Ладно. Согласна. Может с Айрис не хорошо получилось.

— Вы посмотрите на неё! Она может согласна!

Возглас Дайан эхом разнёсся по скверу. Она кинула в сторону подруги ещё один уничтожающий взгляд.

— Не смотри на меня так, — скрестила на груди руки Лиз. — С Кэти то всё хорошо получилось.

— А ты её спросила, надо ли ей это?

— Я между прочим, о вас забочусь. Я пытаюсь ей найти парня и тебя подготовить к расставанию с Яном! — на этот раз Лиз сорвалась на крик.

— С чего ты взяла, что ей нужен парень и что мы с Яном расстанемся?

— Любой нормальной девушке нужен парень. Это природой заложено. Весь её этот феминизм чушь собачья. А по поводу тебя и Яна, ты поймёшь, как я была права после того, как вы с ним разъедитесь. Поверь мне, даже самые крепкие отношения не пройдут проверку таким расстоянием. Вы будете не то что в разных городах. Вы будете в разных странах. Я просто хочу тебе показать, что Ян не единственный парень!

Дайан задохнулась от гнева. Девушка, словно рыба то открывала, то закрывала рот. Лиз затронула слишком болезненную для неё тему. И теперь Дайан хотела ей сделать так же больно, как и она.

— Знаешь, Лиз, ты просто маленькая закомплексованная в себе девочка, которая пытается доказать самой себе, что она чего-то, да стоит. Но на самом деле ты пустышка. И ты прекрасно это понимаешь. Вот и пытаешься свои бреши залатать большим количеством парней. Ты не способна любить и ценить любовь. Ты такая же пустая, как твои любимы воздушные шарики.

— Я не пустая. Я умею любить и ценить любовь. — Из глаз Лиз брызнули слёзы.

— Если бы умела, то ты бы давно была с Сайманом.

— Он предал меня!

Лиз обняла себя за плечи. Её била крупная дрожь. Ей было больно и обидно от слов подруги. Она и представить себе не могла, что её благие намерения выльются в такое. Слёзы одна за другой скатывались по щекам.

— Ты сама в этом виновата. Если бы ты не согласилась на позирование для портрета ничего бы не было.

— Я ни с кем не целовалась в отличие от него.

— Ты сделала хуже, ты согласилась позировать для Поля. Не мне тебе рассказывать, какая у него репутация в школе. Сайман тебя просил этого не делать. Но нет же! Как это так, что великая и несравненная Лиз лишний раз не польстит своему самолюбию. Портрет же для выставки.

— Всё равно ему нет оправдания, — зло сказала Лиз, вытирая слёзы.

— Его нет тебе. Сайман, просто, попытался сделать тебе так же больно, как и ты ему.

Айрис с ужасом переводила взгляд то на Дайан, то на Лиз. Ссора набирала всё большие и большие обороты. Ещё чуть-чуть и подруги точно перейдут в рукопашное выяснение отношений.

Девушку кто-то резко и сильно схватил за локоть. Обернувшись она увидела смоляного прихвостня Тины.

— Лиз. Дайан, — закричала Айрис, но ей тут же закрыли рот.

Прихвостень закинул девушку на плечо. Быстрыми шагами он стал удаляться.

Дайан и Лиз замолчали. Обе с расширенными от ужаса глазами наблюдали за тем, как их подругу куда-то уносят. Не успев толком понять, что происходит, обе девочки получили по сильному удару под дых. Схватившись за место удара, Лиз и Дайан осели на землю.

Спустя некоторое время кое-как придя в себя, они оббегали весь сквер и вышли к кинотеатру. Ни Айрис, ни смоляных прихвостней нигде не было. Паника подкрадывалась семимильными шагами.

Дайан с силой ударила по капоту машины Лиз. Сама же хозяйка автомобиля обняв себя за плечи, села на корточки и начала плакать в голос. Проходящие мимо люди с интересом смотрели на странных девушек.

Чем больше Лиз плакала, тем громче и сильнее она это делала. Дайан присела рядом с ней. Она обняла девушку и погладила по голове.

— Ну всё. Всё. Успокойся. Я уверена с Айрис всё в порядке.

— А вдруг Тина её уже убила? — задыхаясь, сказала Лиз.

Дайан подняла за подбородок заплаканное лицо подруги. Макияж потёк. Лицо девушки опухло и покраснело. Глаза блестели так, словно их отполировали.

— Нам надо надеется на хорошее, — сказала Дайан.

Она помогла Лиз подняться. Вытащив из её сумки ключи от машины, Дайан открыла Ауди и боком усадила подругу на водительское сидение. Лиз всё ещё всхлипывала. Но почти уже не плакала. Из-за вставших в глазах слёз она не могла нормально посмотреть на Дайан. Но и без этого было ясно, что и вечно спокойная и невозмутимая мисс Льюис сейчас очень нервничает.

Дайан пару раз обошла вокруг машины, грызя ноготь большого пальца. Постепенно общественное внимание к ним стало ослабевать. И теперь на девочек почти никто не смотрел. Дайан резко остановилась. От пришедшей в голову мысли, она вздрогнула. Как бы ей не хотелось сейчас это признавать, но Руззи Адыгей единственная зацепка. Похоже визит к этой ненормальной бабульке придётся повторить.

Дайан подошла к Лиз.

— Тебе надо умыться и выпить воды, что бы успокоиться. А я за это время позвоню Кэти, узнаю, как она доехала?

Лиз молча кивнула и ушла в сторону кинотеатра. Дайан достала телефон и набрала вышеупомянутую подругу. Девушка взяла телефон только со второго раза, что очень насторожило Дайан. Но поговорив и убедившись, что с Кэти всё в порядке, она спокойно выдохнула.

К счастью Лиз в женском туалете почти никого не было. Она закрылась в самой дальней кабинке и выплакала весь остаток слёз. После этого девушке немного полегчало. Лиз открыла холодную воду и встала облокотившись о раковину. Она долгое время не решалась посмотреть на себя в зеркало, но всё же в итоге подняла взгляд. Макияж был безнадёжно испорчен. Две толстые полосы слёз полностью смыли тональный крем. Под глазами из-за туши залегали очень чёрные круги. Нос, щёки и глаза опухли. Нервничая, Лиз съела весь свой блеск для губ.

Быстро умывшись и кое-как приведя себя в порядок, девушка обзавелась бутылкой холодной воды и направилась на стоянку. Дайан нервно ходила возле машины.

— Ну, что она дома? — спросила Лиз, протягивая ей воду.

— Да. Говорит, еле отбилась от этого Томми.

— Ты Селесте звонила?

— Пока нет.

— Почему?

— У меня есть идея, если она провалиться, тогда и позвоним.

Дайан посмотрела на подругу. Лиз с недоверием согласилась.

— Сейчас мы едем за Кэти. Говорим, что у нас пижамная вечеринка. Таким ходом мы сможем прикрыть отсутствие Айрис. Поедем к тебе. Кто бы что бы не спросил про Айрис, у неё несварение, но она у тебя дома. Потом мы посредством снотворного усыпляем Кэти, создаём клонов и едем к Руззи. Она — единственная наша надежда.

Девушка замолчала, переводя дыхание. Дайан и сама толком не верила в то, что говорит. Но это лучше, чем ничего.

— Во-первых я не буду усыплять Кэти. Она не лось сбежавший из зоопарка! — возмутилась Лиз.

— Знаю. Знаю, что идея не очень. Но это единственное, что мне пришло в голову. Ты же знаешь Кэти, она может проболтать хоть всю ночь. Снотворное — крайняя мера.

— Всё равно не согласна. А почему Руззи?

— Она знает Тину и может сказать, где она прячет Айрис? Ну или хотя бы, что она с ней сделает?

— Она нам в прошлый раз ничего не сказала, думаешь в этот раз всё по другому будет?

— Не знаю. Будем давить на жалость. Не может же она быть такой чёрствой. Короче, что-нибудь придумаем.

Лиз решила не спорить с Дайан. Лучше, чем подруга она всё равно ничего предложить не могла. План Дайан сработал, как по нотами. Снотворное очень быстро сморило Кэти. Дозировка была маленькая, но непривыкшему к таким таблеткам организму девушки хватило. К счастью обеих защитниц у мамы Лиз было ночное дежурство и девушкам никто не устроил допрос. Тётя Хелен была слишком занята написанием новой серии книг.

Ночью было взлететь гораздо легче, чем днём. Вся улица была полностью в твоём распоряжении. И вероятность того, что тебя заметят была ничтожно мала.

Лиз кое-как справилась с навигатором. У девушки всё валилось из рук. Она не чувствовала собственного тела. Руки и ноги, казались ватными. Ей постоянно приходилось растирать пальцы, чтобы вернуть им чувствительность.

Наконец Ауди оказалась в открытом космосе. В машине стояла гробовая тишина. Лиз всё сильнее сжимала руль. Она так сильно кусала губы, что они уже начали кровоточить.

— Ты считаешь, что это я во всё виновата? — Лиз первой нарушила тишину.

— Я этого не говорила, — ответила Дайан.

— Но ты так думаешь, — Лиз не спрашивала, она утверждала.

— Если ты так в этом уверена, тогда зачем спрашиваешь?

Лиз вцепилась в руль ещё сильнее. После непродолжительного молчания, девушка сказала:

— Я всего лишь хотела помочь.

Дайан устало вздохнула. Она перевела взгляд с окна на подругу. У неё совершенно не было сил и желания опять поднимать эту тему. Но Лиз так не считала.

— Почему ты молчишь?

— А что мне сказать?

— Правду.

— А правда, Лиз, такова, что, если бы ты не попыталась свести Айрис чёрт знает с кем, она бы не была так подавлена и вовремя смогла бы отреагировать на приближение прихвостня!

Дайан, словно гнойник вскрыли. Было не приятно, но полегчало определённо. Лиз так сильно стиснул зубы, что у неё даже желваки на лице заходили.

— Как-будто она смогла что-нибудь сделать, если бы вовремя его заметила.

— Она нет, а я да, — сказала Дайан, возвращаясь к созерцанию пейзажа за окном.

Больше до Карашаштановых холмов они не произнести ни слова.

Как и в прошлый раз, их это место встретило ветром. Только на этот раз более холодным и неприятным. Он словно проникла под кожу, холодя изнутри. Какой-либо освещённости это место было напрочь лишено. Во всех четырёх домика был погашен свет. По здешнему времени была глубокая ночь.

На этот раз Лиз припарковалась на том же холме, на котором располагался дом крам Руззи. Выйдя из машины, девушки ощутили всю прелесть местного ветра. Который не шёл ни в какое сравнение с тёплым ветерком Лос-Анджелеса.

Стучать не пришлось. Руззи гостей заприметила, как только машина стала опускаться на холм. И посему, не изменяя традиции, которую она заложила в первую встречу, Руззи через окно кинула стул. Не было звука разбитого стекла, что говорило о том, что окно было открыто. Стул приземлился прямо у самых ног девочек. От неожиданности Лиз воскликнула и спрятался за Дайан.

Не обращая внимания ни на какие уговоры Лиз, Дайан вошла в дом. Дверь, как и в прошлый раз была не заперта. Комнату освещала единственная настольная лампа. Свет был тусклым, но его хватило, что бы разглядеть Руззи. Женщина стояла по середине комнаты, уперев руки в бока. Она что-то жевала. Увидев девочек, Руззи сплюнула прямо на пол. Лиз брезгливо поморщилась.

— И чего вам на этот раз, мармазетки?

— Тина похитила нашу подругу. Куда она могла её деть?

Руззи хмыкнула. Женщина неповоротливо развернулась и прошла к каминной полке. Она стала поднимать одну статуэтку за другой. Взвешивая каждую из них в руках. Перебрав всё, она остановила свой выбор на бронзовой девушке с большим шаром, который она держала в руках над головой.

— Я вас в прошлый раз предупреждала? Предупреждала. Вы меня что? Правильно, не послушали. Теперь я не виновата.

Руззи направилась в сторону девочек, размахивая статуэткой, как мечом. Надо было отдать ей должное, для бабульки она очень хорошо и ловко двигалась. Пока Руззи размахивала статуэткой, она успела ударить Лиз ею по руке. Всю тяжесть украшения каменной полки Лиз ощутили в полной мере. Девушка схватилась за локоть и завыла от боли.

Дайан повезло больше. Руззи для неё была очень медленной и слишком неповоротливо. А ещё она смешно кряхтела, при каждом поднятия статуэтки вверх. Для Дайан было ниже достоинства драться хоть и с ужасно сварливой, но всё-таки пожилой женщиной. Поэтому выждав момент, она просто обезоружила Руззи.

Кое-как усадив строптивую бабульки на диван, девушки принялись за её допрос.

— Мне повторить вопрос или вы его помните? — спросила Дайан.

— А мне, что с того? — огрызнулась Руззи.

— Пожалуйста, помогите нам. Мы за неё очень боимся, — жалобно притянула Лиз.

Вот только, сколько к жалости Руззи не взывай, а толку всё равно не будет. Нельзя воззвать к тому, чего нет.

— Правда? И что ты теперь хочешь, чтобы я с тобой поплакала? — съязвила Руззи.

— Просто, помогите нам, — попросила Дайан.

— Можете начинать пытать, я всё равно ничего не скажу, — упрямилась женщина.

Лиз с Дайан устало переглянулись. Быстро же они забыли предыдущую встречу.

— Жизни Айрис угрожает опасность. Вы это понимаете? — начала злиться Лиз.

Руззи фыркнула.

— Она нам такой же близкий человек, как вам Тина. Мы должны её спасти, — сказала Дайан.

— Мне вам нечего сказать, как и в прошлый раз, мармазетки. Вы зря сюда приехали. Дохлый номер.

Дайан и Лиз сели на диван, по обеим сторонам от Руззи. Женщина с нескрываемым презрением на них посмотрела. Девочки придавали её с двух сторон. Ну, очень маленький диван для троих.

— Если Тина что-то сделает с Айрис, я вам обещаю Тина до суда не доживёт, — сказала Дайан.

— Мармозеточка, — рассмеялась Руззи, — ты к ней пальцем даже прикоснуться не сможешь.

Женщина ещё громче и сильнее смеялась. Ещё чуть-чуть и у неё бы началась истерика.

— Вы покрывает того, кто даже с сестрой не пришёл попрощаться, — сказала Лиз.

Руззи резко осеклась. Она перестала смеяться. Её лицо исказилось болью. Лиз тут же смекнула, что нащупала больную мозоль и продолжила давить на неё дальше.

— У нашей советницы, незадолго до смерти Хамелеоны, с ней был разговор. Она очень сильно была обижена на сестру. Думаю, Тина стала половиной тех гвоздей, что вбили ей в крышку гроба.

— Что? — не поняла Руззи.

Дайан покрутила пальцем у виска. Конечно же, Лиз забыла, что только на Земле людей погребают в земле. Во всех остальных вселенных мёртвых сжигали.

— Ой, я хотела сказать, что Тина довела её до крематория быстрее всего остального.

— Я не знаю, — выдавила из себя Руззи. — Но не думаю, что она её убьёт. Раз не сделала этого на месте, значит, она ей для чего-то другого нужна.

Женщина встала с дивана. Она вся осунулась и ссутулилась. Будто с неё списали десять лет жизни. Шаркающими шагами, она направилась в свою комнату.

— Где нам её искать? — спросила Дайан.

— Там же, где и живёте, — махнула Руззи.

Дверь комнаты за ней тихо закрылась. Девочкам могло это и показаться, но они услышали всхлип.

Была уже глубокая ночь, когда Дайан с удвоенной силой нажимала на дверной звонок белого особняка. Разбуженная и сонная Селеста не сразу поняла, что произошло. Но когда же мозг всё-таки переварил полученную информацию, она впала в панику. Женщина одновременно бегала по дому собираясь и приводя себя в порядок и отчитывала нерадивых Лиз и Дайан.

Только после того, как она кому-то позвонила, Селеста позволила себе остановиться.

— Почему вы раньше мне ничего не сказали?

— Думали, справимся сами, — оправдывалась Дайан.

Селеста погрозила им кулаком.

Спустя непродолжительный промежуток времени в белом особняке на четыре человека стало больше. Звёздные защитники Первой вселенной во глава со своим советником. Они были одними из немногих, кто на собрании Звёздного Совета отнёсся к ним с пониманием и сочувствием.

Внимательно выслушав Селесту, Ласэрайо начал незамедлительно действовать. Вместе с оставшейся командой Третьей вселенной они прочесали каждый уголок Лос-Анджелеса. Проверив все заброшенные места. Но ни следов Айрис, ни следов Тины или смоляных прихвостней не были найдены.

Под утро, уже в конец уставшие и замученные, они расположились в фургоне команды Первой вселенной.

— Что там с поисками Тины? — спросил Ласэрайо.

— Ничего, — устало вздохнула Селеста.

— А хоть какие-нибудь предположения есть? — спросил Отто.

— Нет, — покачала головой Селеста.

— Да, — задумчиво произнесла Дайан.

— Поделишься? — удивлённо спросила Лиз.

Все внимательно уставились на девушку. Дайан поморщила носик.

— У меня давно уже это предположение. Но у меня нет доказательств.

— Хоть что-то. Это уже хорошо, — улыбнулся Викторий.

— Я думаю это наш школьный учитель химии.

— Мистер Лоуренс?! — воскликнула Лиз.

— Да.

— Есть прямые причины думать на него? — спросил Ласэрайо.

В голове Селесты всплыло воспоминание. А точнее, какого было её удивление, когда она увидела формулу воздуха на компьютере университетского химика. Она к нему попала именно через этого самого мистера Лоуренса. Хотя Айрис сама отдала ему раствор. Но кто, как ни он мог его положить в лабораторию тихо и незаметно?

— Есть, — ответила Селеста.


Не успело солнце взойти, в один из парков города Финграмнаса, планеты Армакс, что находится в Четвёртой вселенной, на пробежку вышла в полном составе команда звёздных защитников этой вселенной вместе со своим советником. Птицы только-только стали просыпаться от сна. Всё вокруг было погружено в тишину. Воздух был прохладным и приятно холодил разгорячённую кожу. В лучах утреннего солнца на траве поблёскивала роса.

Маркус, как обычно отделился от остальных и лёгким бегом направился к аллее с беседками. Он так всегда делал. В отличие от отца и братьев парень считал, что полезна не только пробежка, но и утренняя зарядка. Пока остальные члены семьи набирали километраж, Маркус спокойно выполнял комплекс своих утренних упражнений.

Он остановился в самом центре аллеи у фонтана. Шум воды приятно ласкал слух и успокаивал. Сделав пару глубоких дыхательных движений, Маркус приступил к зарядке. Парень скорее медитировал. Каждое движение было плавным, чётким и хорошо поставленным.

Когда настал черёд растяжки, Маркус подошёл к одной из беседок. Он всегда использовал их перила, как спортивный инвентарь для данного вида упражнений. Периферическим зрением парень заметил, что что-то, точнее кто-то лежит на полу одной из беседок. Подойдя ближе, он узнал в этом ком-то Айрис — несостоявшуюся звёздную защитницу Земли. Ахнув, Маркус бросился к ней. Девушка дышала, но на ощупь была очень холодной. Маркус понял, что она здесь провела, как минимум полночи. Финграмнас славился своими холодными ночами и тёплыми днями.

Парень аккуратно стал хлопать девушку по щекам, но Айрис никак на это не реагировала. Маркус позвонил отцу и в нескольких словах объяснил ему, что случилось. Пока он ждал остальную часть своей команды, парень переложил землянку на одну из скамеек. На девушке не было никаких внешних повреждений. Она просто крепко спала. На локтевом сгибе Маркус обнаружил маленькую точку от укола. Айрис усыпили.

— Где ты здесь землянку нашёл? — спросил Патрик, подходя к сыну.

— Она в беседке лежала, — Маркус головой указал на девушку. — Похоже её усыпили и привезли сюда. На руке след от укола.

Макс подошёл к Айрис, словно к диковинной зверушки. Он несколько секунд её осматривал, а затем с размаха и со всей силой залепил ей звонкую пощёчину. Айрис тут же пришла в себя.

— Ты с ума сошёл?! — закричал Маркус. Он кинулся к землянке.

Айрис держалась за щеку и ошеломлённо смотрела на окружающую обстановку. Девушка не понимала, куда она попала. В голове, словно церковные колокола звенели.

— Айрис, это Маркус. Я звёздный защитник Армакс. Мы познакомились на собрании Звёздного Совета. Ты меня помнишь? — В лице Маркуса было столько беспокойства.

Девушка перевела взгляд на армаксианцев. И первое, что она увидела был насмешливо-презрительное выражение лица Макса. Взгляд Айрис не отрывался от парня. Он, словно прирос к нему. И чем дольше девушка смотрела на Макса, тем презрительнее он смотрел на неё.

— Айрис? — Маркус пощёлкал пальцами перед её лицом.

Землянка перевела свой взгляд на него. Парень ей улыбнулся.

— Ты меня помнишь?

— Да.

— Вот и отлично. Как ты себя чувствуешь?

— Не очень. Голова болит и холодно.

— Как ты здесь оказалась? — спросил Патрик.

Айрис посмотрела на советника. Теперь понятно, откуда у Макса дар так смотреть. Передаётся на генетическом уровне.

— Я не помню.

— Амнезия? — спросил Маркус у отца.

— Скорее уж тугодумие, — ответил Макс.

— Тебя же она помнит, значит не амнезия, — сказал Патрик. — Что ты помнишь последним?

В голове одно за другим стали всплывать воспоминания. Вечер. Она собирается в кино. Знакомство с новыми парнями. Лиз представляет ей Пита, акцентируя внимание на то, что он её парень на этот вечер. Презрительное выражение лица Пита. Такое же, как у Макса. Он явно не в восторге от новой знакомой. Ощущение собственной ненужности. Депрессия. И сильное желание расплакаться прямо здесь и сейчас. Усиление обиды от того, что Пит крутится около Лиз. Кэти уезжает с каким-то Томми. Злое выражение лица Дайан. Сквер. Ссора Лиз и Дайан. Смоляной прихвостень. Укол. Чей-то силуэт. И… И на этом воспоминания девушки обрываются.

— Меня похитил один из смоляных прихвостней, — ответила Айрис.

Армаксианцы удивлённо переглянулись.

— Что ты делаешь здесь? — спросил Патрик.

— Я… Я не знаю, — покачала головой девушка.

— Значит, тебя похитили? Но зачем? — сказал Маркус.

Айрис настолько сильно замёрзла, что у неё зуб на зуб не попадал. Её знобило. Она вся сжалась и обняла себя за плечи. В носу засвербело и Айрис чихнула. Она уже набрала воздух для второго чиха, когда Макс закрыл ей рот рукой, при этом зло шипя:

— Ещё раз чихнёшь и я тебе в нос листья лопуха засуну. Нечего свои микробы разносить.

— Отвали от неё, Макс.

Маркус скинул руку брата с Айрис. Она вся дрожала. Парень поднял её и приобнял. К сожалению, накинуть что-нибудь на плечи Айрис не было.

Макс засмеялся противным смехом.

— Папа, Марк, посмотрите, Маркус наконец-то себе девушку нашёл.

— Ты можешь хоть на секунду закрыть свой рот и престать всё комментировать?! — разозлился Маркус.

Прежде, чем братья вступили в перепалку, между ними встал Патрик. Смиряя обоих сыновей презрительным взглядом.

— Замолчите оба! Берём девчонку и возвращаемся домой. Нужно сообщить об этом Звёздному Совету.

Перечить советнику никто не стал. Даже Макс поутих.

Всю дорогу от парка до дома армаксианцев, Айрис пыталась вспомнить, кого она видела перед тем, как уснула от снотворного. Что-то на подсознательном уровне ей говорило, что она уже где-то видела этого человека. И Айрис совсем не сомневалась это была Тина.

Маркус аккуратно усадил землянку на кушетку. Пока он бегал за тёплым пледом, лекарствами и горячим чаем, Патрик ушёл в свой кабинет. Макс развалился напротив Айрис, в кресле. Он постоянно щурился и недобро улыбался. Ну прямо, вылитый киношный маньяк. Единственный, кто всё это время оставался безмолвным и бездейственным — был Марк. Он молча за всем наблюдал со стороны. Лишь изредка улыбкой поддакивая Максу.

Патрик вернулся тогда, когда Маркус пытался заставить выпить Айрис ещё одну таблетку. Мужчина был чем-то очень сильно рассержен. Он несколько раз кинул в сторону землянки злой взгляд. От чего Макс заулыбался ещё ехиднее.

— Ну, что, пап? — обеспокоено спросил Маркус.

— Селеста не сообщала о пропаже защитницы. Что произошло? — обратился Патрик к Айрис. Девушка от испуга вжала голову в плечи.

— Н-ничего, — заикаясь ответила она.

— Тогда почему Селеста не доложила о твоей пропаже?!

— Я не знаю. — Ещё чуть-чуть и Айрис была готова расплакаться.

— Папа, не кричи на неё. Ты же видишь она и так напугана. Может тебе лучше это у Селесты спросить?

— Я так и сделаю, когда она сюда за ней явится. А ты не защищай девчонку. Всё собираемся идём дальше тренироваться.

— А как же Айрис? — спросил Маркус.

— Пусть здесь сидит. Я не против.

— Но мы не можем оставить её одну.

— Думаешь, она не чиста на руку? — потирая подбородок, задумчиво спросил Макс. В глазах парня играли бесноватые огоньки.

Маркус проигнорировал едкую реплику брата. Сегодня с Макса яд сочился буквально ото всюду.

— Это не красиво — оставлять её одну.

— Хорошо. Что ты предлагаешь? — спросил советник у Маркуса.

— Я с ней останусь, а вы заканчивайте тренировки.

— Нет. Ты не останешься. Тебе вообще нельзя пропускать тренировки. Пусть с ней Макс остаётся. У него самый лучший уровень подготовки.

— Ещё чего? — хмыкнул Макс. — Я не работаю нянькой для жалких и немощных. Маркусу она нравится, вот пусть он и сидит со своей любимой.

— Я останусь, — неожиданно подал голос Марк.

И отец и братья были очень удивлены поступком парня. И в качестве поощрения активности, без лишних слов согласились с его предложением.

Когда за остальными членами его семьи закрылась дверь, Марк тоже куда-то ушёл. Не смотря на то, что парень внешне был без эмоционален, Айрис чувствовала его неприязнь к себе.

Марк вернулся через минуту с каким-то свёртком. Он протянул его девушке.

— Что это? — испуганно спросила Айрис.

— Лёд. Приложи к щеке.

Айрис коснулась щеки, по которой её ударил Макс. Судя по тому, что она её почти не чувствовала, Макс хорошо по ней приложился. Лёд обжёг кожу.

— Спасибо, — неуверенно сказала девушка.

Марк лишь одарил её коротким взглядом. Ничего не отвечая и больше не разговаривая с землянкой, он погрузился в чтение книги.

Время тянулось. Айрис чихала всё чаще и чаще. Лицо горело и явно не от встречи с тяжёлой рукой Макса. Самочувствие девушки неуклонно ухудшалось.

В гостиную одна за другой вбежали Лиз и Дайан. Вслед за ними вошли Селеста с Патриком. А замыкали Макс и Маркус.

Обе девушки с объятьями накинулись на подругу. Они её всю расцеловали. Айрис только довольно морщилась.

Наконец убедившись в том, что Айрис жива и здорова Дайан и Лиз успокоились.

— Ну, и почему ты не сообщила о её пропаже Звёздному Совету? — спросил Патрик Селесту.

— Потому что они не являются официальными членами Звёздного Совета. А значит они за них ответственность не несут и искать не обязаны.

— А значить Ласэрайо со своей командой обязан?

— Я к нему обратилась за помощью, как к другу. И получила её. — Селеста скрестила руки на груди. Они с Патриком играли в игру «Кто кого переглядит?».

— Откуда у тебя синяк на щеке? Тебя, что били смоляные прихвостни? — спросила Лиз.

Айрис бегло посмотрела на Макса и опустила взгляд. Но Дайан этого хватило. Девушка поднялась с места.

— Это я её в чувства приводил, — скучающе ответил Макс.

— Ты её в чувства приводил или пытался ей голову снести? — спросила Дайан.

Макс склонил голову на бок и улыбнулся.

— Что режим шавки опять включила? — спросил он у девушки.

Слово за слово между Дайан и Максом началась перепалка. Селесте кое-как удалось утащить разгневанную девушку с Армакса. Всю дорогу до дома Дайан грозилась и клялась, убить несносного парня, если он опять ей попадётся.

Глава X Виновен!

Дайан сидела в кромешной темноте. Но девушка могла сказать точно, она была в каком-то помещении. Сидела на стуле за маленьким столом. Который на ощупь был похож на квадрат. Дайан не чувствовала ничего, кроме темноты. Её взгляд был устремлён вперёд. Словно она пыталась что-то разглядеть. Что-то, что стояло впереди.

Над головой девушки одна за другой стали включаться лампы. Теперь наконец-то Дайан смогла рассмотреть, где она находилась. Это было небольшое помещение. Его стены и пол были выкрашены в очень светло-зелёный цвет. Не было ни окон, ни дверей. Дайан сидела за школьной партой. А впереди стояла небольшая чёрная доска. Единственное, что она слышала — звук работающих ламп.

Неожиданно свет погас. Всего на секунду. А когда включился, возле доски стояла женщина. Не высокая. С очень женственными формами. Особенно у неё были красивые широкие бёдра, которые Дайан унаследовала от неё. Светло-каштановые волосы, как всегда были идеально уложены. На женщине был одет деловой костюм.

Кейт улыбнулась дочери.

Увидев маму, Дайан задержала дыхание. Девушка чётко осознавала, что она мертва. Но её образ был настолько реалистичен…

Дайан хотела встать с места и подбежать к маме, но сделать этого не смогла. Она будто приросла к стулу. С широко раскрытыми глазами она продолжала на неё смотреть.

— Не надо, — сказала Кейт, когда Дайан предприняла ещё одну попытку встать.

Она взяла мел, повернулась к доске и начала что-то писать. Когда Кейт снова повернулась к дочери, на доске было написано самое простое равенство из всех существовавших: дважды два четыре.

— Всё гораздо проще, чем ты думаешь. То, что ты ищешь находится у тебя под носом. Тебе просто надо лучше посмотреть.

Дайан с непониманием смотрела то на доску, то на маму. О чём она говорила, девушка не могла понять. К чему бы ей это снилось? А в том, что это был сон Дайан не сомневалась ни на секунду.

— Присмотри за Айрис.

После этих слов защитница резко проснулась. И как раз вовремя. Зазвенел будильник, извещая о подъёме.

Не обращая никакого внимания на шум, Дайан села на кровати, крепко взявшись за голову руками. Мама ей никогда не снилась. Даже после похорон. Её во снах всегда видела Ольга. И девушка даже немного завидовала сестре. Впервые за двенадцать лет своей смерти, Кейт посетила младшую дочь во сне.

На шум разрывающегося будильника отреагировал Ольга. Она без стука вошла в комнату младшей сестры и выключила надоедливый будильник. Увидев Дайан в таком состоянии, Ольга присела на кровать рядом с сестрой.

— Тебе не хорошо? — обеспокоенно спросила она.

Тёплая рука девушки сжала колено Дайан. Защитница подняла на сестру туманный взгляд. Она будто не сразу сообразила, кто перед ней сидит. А затем и вовсе спросила, то чего Ольга никак не ожидала:

— Тебе мама, когда в последний раз снилась?

Ольгу немного смутил этот вопрос. Она знала, что Дайан обижалась из-за того, что ей мама не снилась.

— Не помню, — соврала девушка. — А что?

— Да, так. Ничего, — ответила Дайан, вставая с кровати. И не сказав больше ни слова, она закрылась в ванной.

Ольга ещё некоторое время прищурившись смотрела на дверь, за которой скрылась её сестра. Что-то в последнее время неуловимо менялось в Дайан. Хотя внешне и в поведении девушка оставалась та же. И что Ольгу не радовало больше всего, так это то, что только она замечала эти изменения. Возможно, ей это всё казалось?

Дайан по инерции пережёвывала завтрак. Мыслями девушка всё ещё была в своём сне. Что… Что мог означать этот сон? Что её мама хотела этим сказать? Или может Дайан просто ищет смысл там, где его нет?

Из размышлений девушку вывел сильный толчок в бок. Она зло уставилась на старшую сестру.

— Что? — спросила Дайан.

— Тебя Дора всё никак не дозовётся. — Ольга даже не взглянула на неё. Её брови то опускались, то поднимались. В воображении девушка позировала перед камерой.

— Что? — спросила Дайан у Доры.

— Всё в порядке? Я просто, хотела сказать, что сегодня Эрика из кружка придётся забрать тебе.

И у Дайан, и у Эрика столовые приборы попадали из рук.

— Я не пойду с ней! — заверещал мальчик. — Я ж до дома не дойду! Мама, тебе, что сын не нужен?

— Почему я?! Этим же обычно ты занимаешься. — Дайан с мольбой посмотрела на мачеху.

— Я не могу, — Дора виновато улыбнулась.

— Хорошо. Но ведь есть ещё Ольга и папа. Они могут его забрать, — сказала Дайан.

— Я сам приду домой. Меня чья-нибудь мама подвезёт. Да, я вообще могу переночевать там. — Ещё чуть-чуть и глаза Эрика наполнятся слезами. Услышав речи брата, Дайан театрально возвела глаза к потолку.

— Я не могу. У меня ночная фотосессия. Клиент помешан на вампирах. — Ольга послала ободряющий взгляд младшему брату.

Дайан с надеждой посмотрела на отца. Алан сложил газету и рассерженным взглядом смерил младших членов семьи.

— Я каждый вечер в ресторане и тебе это прекрасно известно. К тому же вам с Эриком не мешало бы наладить отношения, — твёрдо сказал он.

— У нас нет никаких отношений. Мы просто вынуждены сосуществовать вместе, пока я не уеду в университет, — пробурчала Дайан.

— Дайан, прошу всего один вечер, — Дора сложила ладони вместе.

Телефон звёздной защитницы запищал, извещая о пришедшем сообщении. Подруги уже ждут её, что бы вместе поехать в школу. Дайан закинула на плечо портфель, при этом, что-то бурча себе под нос. На выходе из столовой её окликнула Дора:

— Дайан, занятия заканчиваются в 8. В 8 ты уже должна быть там, а не только выйти из дома.

Что-то со звоном стукнулось о стол. Даже не поворачиваясь, Дайан знала, что это Эрик так смеряется с неизбежным. Настроение немного улучшилось.

Как обычно, Кэти заняла место впереди и Дайан пришлось довольствоваться задним сидением. Девушка со всей силы хлопнула дверцей машины. Лиз смерила подругу уничтожающим взглядом.

— Дайан, я конечно понимаю, что вождение не твоё, но думаю, правила обращения с машиной ты должна знать.

— Прости, — буркнула Дайан. Девушка скрестила руки на груди и почти сползла с сидения.

— Что случилось? — Кэти тоже повернулась к ней.

Дайан зарычала и закрыла лицо руками. Несколько раз потерев его, она сквозь щели между пальцами посмотрела на подруг.

— Я смотрю сегодня кое-кто не красился, — усмехнулась Лиз.

— Я и без того красивая, — ответила Дайан, нормально садясь. — Дора хочет, что бы я забрала Эрика после танцев. Ненавижу этого мелкого гадёныша.

Дайан внезапно замолчала. Девушка поняла, что кого-то не хватает.

— А где Айрис?

— Она заболела. У неё вчера вечером температура поднялась. Её мама всю ночь звонила моей, — ответила Лиз.

— Понять не могу, где она умудрилась простыть? — негодовала Кэти.

Лиз и Дайан переглянулись. Уж они то знали, где Айрис простыла. Тина постаралась.

Идут года, плавно перетекающие в века. Меняются устои, нравы, школьная программа. Но школа как была самым скучным местом, так им и остаётся. В каждом классе большая часть учеников всё ждёт не дождётся окончание нудного урока. К сожалению, лишь единицы преподавательского состава способны заинтересовать предметом аудиторию. А многие из них, так же как и их ученики мечтают о спасительном звонке.

Кое-как высидев второй урок, Дайан и Лиз чуть услышав звонок, первые выскочили из душного класса. Солнце палило нещадно для ноября. Коридоры кишели измученными учениками. День обещал быть длинным.

— И всё таки я не могу понять, зачем Тина оставила Айрис на Армаксе? Она что хотела, чтобы Айрис поближе познакомилась с Максом. Так он и в первую встречу уничтожил её.

Лиз, что-то искала в шкафчике, поэтому её голос звучал глухо, словно девушка говорила в трубу. Переложив в руки Дайан, половину содержимого шкафчика, она снова нырнула в него с головой.

— Думаю, Селеста права. Тина ещё раз хотела показать Звёздному Совету нашу слабость и беспомощность, — ответила Дайан.

Лиз высунула голову и задумчиво посмотрела на подругу. Девушка закусила губу, встретившись взглядом с Дайан. Где-то вдалеке раздался противный смех Лауры. Телефон в руке Дайан завибрировал. Девушка пробежалась глазами по экрану. Это было сообщение от Кэти.

— Кэти хочет, чтобы мы подошли к учительской. — Дайан ещё раз пробежалась по тексту. Но нет, глаза её в первый раз не обманули.

Лиз снова запихнула в шкафчик все вещи. И не дожидаясь, пока что-нибудь вывалится на пол, быстро захлопнула дверцу.

— Тогда идём.

Из-за угла вывернул Ян. Он уверенным шагом шёл к девочкам. Вид у парня был очень серьёзный.

— Дайан, мне нужно тебе кое-что сказать, — сказал Ян, остановившись возле Лиз и Дайан.

— Ян, я сейчас не могу. Это что-то срочное? — Ян покачал головой. — Тогда давай позже.

— Хорошо. Позвони мне, как только освободишься.

Ян направился в один конец коридора, Дайан и Лиз в другой.

В холле, где располагались учительская, библиотека и кабинет директорисы всегда было очень тихо. В любое время дня и ночи это было царство тишины. Сюда не доходил ученический галдёж. Порой казалось, что стены в этом коридоре сделаны из звуконепроницаемого материала.

Как только Кэти увидела подруг, она подала им сигнал, что бы те вели себя тише. Она тихо выглядывала из-за угла, во что-то внимательно вслушиваясь. Подойдя ближе Дайан и Лиз услышали чей-то разговор. Это разговаривали мисс Энит и учительница истории, миссис Рейнольдс.

— Я согласна с Хадсон, Гарольд в последнее время совсем про свои обязанности забыл, — сказала историк. Женщина наглаживала свой уже хорошо заметный животик. Хотя и на беременную историк смахивала очень плохо. Она по школе перемещалась быстрее всех молодых и здоровых учителей. Да и судя по её настрою, в декрет миссис Рейнольдс собиралась уходить только после рождения малыша.

— Я так не считаю. У человека мама болеет. А вы к нему так… — мисс Энит замолчала, не закончив своей мысли.

— Кристин, у нас у всех есть родители. Думаешь, мои не болеют? Но я ж не бросаю своих обязанностей.

— У них кроме, как друг друга больше никого нет. К тому же она в больнице лежит.

Миссис Рейнольдс засмеялась.

— И по твоему это повод на работу не приходить. Из-за него Биллу сегодня на работу пришлось выйти. А у него ведь плановая госпитализация по поводу его артрита. Да и к тому же, Хадсон звонила в больницу, мать Гарольда там не лежит. Что-то он темнит.

Учителя резко замолчали. Каждая думала о своём. Лиз и Дайан вопросительно смотрели на Кэти. Они всё никак не могли понять, кто такой Гарольд?

— Не знаю. Я в вашем коллективе не долго, но о нём у меня сложилось хорошее впечатление. Я не хочу думать, что он плохой.

— Эх, Кристин, Кристин, — миссис Рейнольдс погладила коллегу по плечу. — Я тоже не хочу. Но куда он делся на Хэллоуин? Его никто не видел.

— Только не говори, что ты думаешь будто Гарольд… Нет… Не может быть… Он не мог украсть эту брошь.

— Я этого не говорила. Но куда-то же и зачем-то он ушёл. Не знаю. Он в последнее время очень странный, нервный и дёрганный.

Прозвенел звонок. Девочки еле успели спрятаться за колонны. Обе учительницы направились по классам. Как только смолк стук каблуков, все трое спокойно выдохнули.

— Так, а теперь объясни, о ком это они? — потребовала объяснения у Кэти Лиз.

Кэти театрально возвела глаза к потолку. Затем снова посмотрела на ничего непонимающих подруг. Лиз и Дайан терпеливо ожидали. Поняв, что всё-таки придётся всё объяснять, лицо Кэти вытянулось и девушка звонко шлёпнула себя по лбу.

— Какой учитель у нас в школе носит имя Билл? — задала наводящий вопрос девушка.

— Мистер Ли? — переглянувшись, неуверенно ответили Дайан и Лиз.

— Правильно. А какой предмет он преподаёт?

— Химию.

— Молодцы. А сколько у нас в школе химиков-учителей мужчин?

— Двое.

— Так кого по вашему мог заменять мистер Ли? Если накосячевшего учителя зовут Гарольд.

— Мистер Лоуренс?! — воскликнула Лиз.

Девочки еле успели спрятаться за спасительной колонной, когда в коридоре показались библиотекарь и секретарша миссис Хадсон. Женщины изучающим взглядом обвели коридор и не говоря друг другу и слова, снова вернулись на свои рабочие места.

— Да, тише ты, — шикнула на Лиз Дайан.

— Так это на мистера Лоуренса злится миссис Хадсон? — спросила Лиз.

— Да, — пожала плечами Кэти. — Вы бы слышали, что было на учительском собрании. Хотя сейчас услышите.

Кэти достала телефон из кармана брюк. Девушка поставила запись с учительского собрания. Обычно не повышающая голоса миссис Хадсон, то и дело кричала. Возможно, для химика было спасением, что он сегодня отсутствовал. Судя по тому, что записала Кэти, мистер Лоуренс молил бы об увольнении без выходного пособия и расчёта.

Чем больше Лиз и Дайан слушали запись, тем больше пазл по имени «Тина» стал складываться. Мистер Лоуренс подходил просто идеально на роль меж вселенской преступницы, которая ради достижения своей цели вполне легко могла сменить пол. О том, что Тина сделала пластическую операцию знали все.

Всё встало на свои места, когда зашла речь о вечеринке в музее. Как оказалось, незадолго до проникновения смоляных прихвостней, химик куда-то исчез, попросив мисс Энит его подменить. Позже своё отсутствие он оправдал плохим самочувствием матери, которой пришлось срочно вызвать скорую. Но миссис Хадсон не стала бы директором старшей школы, если бы не обладала такой дотошностью и занудством. Она узнала, в службу скорой помощи не поступал запрос на вызов машины по тому адресу, по которому живёт химик. Хотя в день нападения на Айрис, мать мистера Лоуренса действительно была госпитализирована в одну из больниц по её же требованию. Женщина буквально вынудила доставить её в больницу, ссылаясь на несуществующий инфаркт и грозя судебным иском. Правда, как только на пороге больницы появился её сын, она тут же обвинила медиков в безграмотности. За то, что те не смогли отличить инфаркт от обычного приступа стенокардии.

Появился вполне логичный вопрос: Тина работает с кем-то в паре? Если да, то с кем?

После занятий девочки решили проведать Айрис. Им не терпелось поделиться полученной информацией.

Как и ожидалось, миссис Роскоф превратила дом в лазарет. Она всегда относилась ко всему серьёзно. Особенно к болезням в своей семье. Как бывшая медсестра она знала осложнения всех существующих и не существующих заболеваний.

Дом за одну ночь насквозь пропах мятой, эвкалиптом и ещё какими-то лекарствами. Не успели девочки преступить порог, как миссис Роскоф каждой всучила по маске. Увидев подруг младшей сестры, Натали с радостью воспользовалась возможностью улизнуть из дома.

Комната Айрис и вовсе была похожа на палату отделения реанимации. С той лишь разницей, что из тела девушки не торчали разные трубки ведущие к капельницам или технике. Айрис была бледной и замученной. И это было явно не из-за болезни.

Как только дверь комнаты закрылась, все трое тут же поспешили избавиться от масок. Кэти облегчённо вздохнула и набрала в лёгкие побольше воздуха. Но запах лекарств так сильно ударил в нос, что девушка тут же скривилась и поспешила открыть балконную дверь.

— Как ты? — Лиз села рядом с Айрис.

— До маминого лечения было лучше. Я теперь себя и вовсе чувствую расклеивающийся туфлей.

— А ты стисни зубы и отказывайся от лечения, — предложила Дайан.

— Если бы это помогало, — рассмеялась Айрис.

Кэти сидела, словно на гвоздях. Всем своим видом девушка выдавала, что её распирает рассказать, что-то важное.

— Что случилось, Кэти? — наконец спросила Айрис.

Услышав желанный вопрос, девушка просияла. Она села, как можно ближе к Айрис и улыбаясь широченной улыбкой, сказала:

— Если ты это узнаешь, то прям сейчас же выздоровеешь. Короче, миссис Хадсон очень зла на мистера Лоуренса.

— За что?

— За то, что тот не выполняет своей работы. Ты бы слышала, что было на учительском собрании. Если бы мистер Лоуренс был там, то миссис Хадсон убила бы его. Она настолько была зла.

— Что он сделал? — Айрис не на шутку испугалась за любимого учителя.

— В принципе, ничего такого страшного. Но это видимо накопилось. У меня есть запись с учительского собрания, хочешь послушать?

— Что у тебя есть?! — возмущённо прохрипела Айрис.

— Я на диктофон записала учительское собрание.

— Ты что сумасшедшая?! Тебе мало того, что было до этого? Или ты хочешь, чтобы миссис Хадсон и тебя убила? — на последнем слове голос Айрис и вовсе сорвался.

— Я хочу это использовать для статьи.

Айрис злым взглядом посмотрела на оставшихся подруг.

— Как в могли это допустить? — прошептала она.

— А мы при чём? Она запись сделала ещё до того, как мы всё узнали, — попыталась оправдаться Дайан.

— Ты серьёзно хочешь использовать это для статьи? — спросила Лиз, указывая пальцем на телефон.

— Конечно. А по твоему зачем я это записала?

— Ты представляешь, что с тобой будет, если миссис Хадсон узнает, что ты сделала?! — воскликнула Лиз.

— Ну, и что? Народ должен знать правду! — Кэти скрестила руки на груди.

— Я одного понять не могу, ты что добиваешься, что бы Роб тебя к родителям отправил? — спросила Дайан.

При упоминании родителей, Кэти поджала губы. А ведь в последнее время Роб часто грозится отослать её к ним.

— Ладно. Я не буду использовать запись. Но статью о мистере Лоуренсе всё равно напишу. Эх, жалко, такой материал пропадает. Может хотя бы послушаешь, что я записала? — обратилась она к Айрис.

— Нет. Я не хочу участвовать в преступлении. А записала ты её незаконно, значит ты совершила преступление.

После слов подруги настроение у Кэти совсем испортилось. Она думала, что её похвалят за её журналистскую хватку. А тут…

— Мистер Лоуренс, оказывается, куда-то пропал на Хэллоуин, — сказала Дайан, многозначительно смотря на Айрис. Девушка нервно сглотнула. Она знала, что во время её похищения Селеста и Дайан начали подозревать химика. Но верить в это категорически отказывалась.

— Кэти, спроси у моей мамы, когда у меня следующая ингаляция? — попросила Айрис.

Кэти затравленным посмотрела на неё. Это было надолго. Миссис Роскоф не ограничится одним предложением. Она обязательно начнёт рассказывать о составе, способе применения, чудесных свойствах ингаляции. И всё же Кэти пришлось подчиниться. Она одела маску и кинула на подруг последний печальный взгляд.

— Даже не начинай, — сказала Айрис, когда звук шагов Кэти исчез.

— Ты так говоришь, потому что знаешь, что мы правы, — заупрямилась Дайан.

— Это всё косвенно. Против мистера Лоуренса нет никаких прямых улик.

— Это потому что мы их ещё не искали. Айрис, взгляни правде в лицо, он подходит по всем параметрам. Даже на моём дне рождении смоляной прихвостень привёл нас с Лиз к нему. Скажешь, совпадение?

— Айрис, Дайан права. Всё свидетельствует не в его пользу, — сказала Лиз.

— Мы знаем мистера Лоуренса не первый год. А Тина появилась только сейчас. Это не может быть он, — голос Айрис совсем сел и последние слова девушка кое-как выговорила.

— Селеста тоже считает, что это вполне может быть он, — возразила Дайан.

Айрис стала говорить, но поняла, что её просто не слышно. Схватив с прикроватной тумбочки блокнот и ручку, она застрочила что-то на листе. Затем вырвав его из блокнота, девушка передала лист подругам. На нём большими буквами было написано: «Он мужчина!»

— Ну и что? — пожала плечами Лиз. — Тина сделала пластическую операцию. Кто знает, насколько кардинально она сменила внешность?

Айрис закатила глаза и упала на подушки. Девушка категорически не хотела соглашаться с подругами и Селестой. Она даже думать об этом не желала. Для неё мистер Лоуренс всегда был, есть и останется самым замечательным учителем в мире. И это не непредвзятое мнение.

— Ладно, не будем спорить. Ты давай выздоравливай, а мы с Дайан и Селестой займёмся поиском улик. Обещаю, пока мы не будем на все сто процентов уверены в его или её виновности, мы ничего не сделаем, — Лиз успокаивающе погладила Айрис по руке.


Не успела Лиз нажать на дверной звонок, дверь распахнулась.

— Сегодня никакой тренировки. Будем разбираться в сложившейся ситуации, — с порога заявила Селеста.

Скинув тренировочные сумки в прихожей, все трое прошли в гостиную. Там не был накрыт стол. Не было чашек со свежезаваренным чаем. Отсутствовали вазочки со сладким на столе. В доме не улавливалось аппетитных запахов. А сама Селеста была напряжена как никогда.

Даже диван внезапно стал таким не удобным и не комфортным. Девочкам казалось, что они в него проваливаются. И спинка была слишком далеко.

Селеста расположилась на одном из кресел. Дождавшись, когда Лиз и Дайан перестанут ёрзать, советница начала:

— Давайте для начала разберёмся, кто наш главный подозреваемый?

— Мистер Лоуренс, — хором сказали девочки.

— Хорошо. Теперь давайте пройдёмся по списку: почему именно он?

— Всё началось со взрыва, который был в химической лаборатории. Туда, конечно, нет ограниченного доступа. Но пробирка находилась в штативе, который для Айрис подготовил химик, — сказала Лиз.

— Угу. И давайте не будем забывать, как рьяно мистер Лоуренс советовал избавиться от пробирки и, вообще забыть о её существовании, — добавила Дайан.

— Но именно мистер Лоуренс отдал пробирку профессору Гусману, — возразила Селеста.

— Если мистер Лоуренс и Тина одно и тоже лицо, то она знает, что ты работаешь с этим профессором. Для тебя толчком к действиям стало то, что ты увидела в компьютере профессора Гусмана, — покачала головой Дайан.

— Но зачем Тине это надо? Если у неё в планах просто вас убить, зачем меня ставить в известность? Получается она сама себе вставила палки в колёса.

Ни Дайан, ни Лиз не нашли, что на это ответить. Логически Селеста была права. Но кто разберёт логику этих плохих парней и девчонок?

— Оставим это на потом, — сказала Лиз. — Следующее, что указывает на виновность мистера Лоуренса — это нападение на Айрис. Не успел он переступить порог, как тут, как тут смоляной прихвостень. Совпадение? Не думаю.

— Насколько я знаю, в тот день они с Айрис должны были заняться каким-то новым опытом, который не входит в стандарт школьной программы, — сказала Селеста.

— А это стопроцентная гарантия того, что Айрис точно останется в лаборатории. Так же хочу вам напомнить неопровержимое доказательство виновности мистера Лоуренса — моё день рождения. Именно к нему нас привёл смоляной прихвостень. — Сказав это, Дайан сделала такое выражение лица, словно Нобелевскую премию получила. Она была горда собой как никогда.

— В качестве одного из вариантов предлагаю взять версию того, что смоляной прихвостень вас заметил и специально привёл к нему, — спустила с небес на землю Дайан Селеста.

— Селеста, ты издеваешься?! — возмутилась Лиз. — Ты теперь везде будешь подвох искать?

— Нет. Просто, я хочу точно быть уверенной в его виновности. Если мы допустим ошибку, Звёздный совет нас по головке не погладит.

— К чёрту Звёздный Совет! Это уже дело принципа! — шлёпнула по подлокотнику Дайна.

— Хорошо. Хорошо. Это тоже может свидетельствовать о его причастности. Что-то ещё?

Лиз и Дайан улыбнулись друг другу заговорщицкими улыбками. Обе девушки пересели на подлокотники кресла Селесты.

— А вот теперь самое интересное, — пообещала Дайан.

— Думаю, тебе лучше это самой услышать, — сказала Лиз и вытащила свой телефон.

Разгневанный голос директрисы старшей школы наполнил всю гостиную. К счастью современные технологии позволяли не только записать разговор, но и быстро предать его на другие носители.

Чем дольше Селеста слушала, тем больше она убеждалась, что они идут по верному следу.

Музей не стал афишировать пропажу броши. И к счастью ни учеников, ни учителей руководство музея в этом не обвиняло. Какой бы совершенной не была охранная система она всегда может дать сбой. К тому же охранники в тот вечер вывели не один десяток совершенно посторонних людей. Да, и брошь, как оказалось, была не такой уж ценной. Не смотря на то, что для неё выделили отдельную витрину.

Селеста остановила запись.

— Это уже более, чем доказывает его виновность.

— А ты ничего не заметила? — спросила Дайан.

— Что? — не поняла Селеста.

— У мистера Лоуренса есть мать. Которой стало внезапно плохо, а потом так же внезапно хорошо, — ответила Дайан.

— Вы хотите сказать…

— Да. Он… или она работает с кем-то в паре, — перебила Селесту Лиз.

Селеста встала с кресла. Несколько раз обошла комнату. Она остановилась напротив девочек, смотря прямо на них. Свет, падающий на её волосы, местами золотил их. Как всегда собранная, одетая в блузку и строгую юбку, Селеста отождествляла собой уверенность.

— Я с завтрашнего дня начну сбор информации по мистеру Лоуренсу. А заодно постараюсь отследить появление броши на чёрных рынках. Ваша задача, приглядывать за ним в школе и держать подальше от него Айрис. Кстати, она знает?

Девочки нехотя кивнули головами в ответ на вопрос.

— И что?

— Естественно она не верит, — ответила Лиз.

— Ясно. Итак, начинаем операцию под названием «Рассекречивание Тины». Да, уж с такой внешностью она вполне могла успеть попрощаться с сестрой. Охрана-то упор на женщин делала. — Голос у советницы был расстроенным. Похоже, они упустили возможность поймать Тину.


Лиз нервно в который раз посмотрела на наручные часы. Что так долго можно делать в туалете? Десятиклассницы, которые туда вошли, кажется были там уже целую вечность. Наконец дверь распахнулась и нестройный ряд учениц покинул вышеупомянутое школьное помещение. Защитница зашла в туалет.

— Дайан? — негромко позвала Лиз.

— Я в предпоследней кабинке, — ответили девушке.

Лиз открыла дверь предпоследней кабинки. На унитазном бочке с телефоном в руках сидела Дайан. Она играла с часами на цепочке, что ей подарил Ян. Лиз зашла в кабинку и закрыла за собой дверь.

— Тебя кто-нибудь видел? — спросила Дайан.

Лиз покачала головой. После физкультуры девушка была похожа на давно не расчёсывающуюся кошатницу. Которой причёски делают её же коты. Румянец ещё не до конца спал с щёк. Футболка местами задралась и оголяла плоский животик. Внимательно рассмотрев подругу, Дайан усмехнулась.

— Я звоню Селесте, — сказала Дайан, поднося телефон к уху. Лиз встала вплотную к ней, прислонившись с другой стороны телефона.

Гудки шли не долго. Советница почти тут же ответила на звонок.

— Наконец-то. Я уж думала не дождусь, — взволнованно сказала Селеста.

— Что ты там накопала на мистера Лоуренса? — спросила Дайан.

— Сейчас расскажу вкратце. Подробную информацию пришлю ближе к вечеру. — Селеста замолчала. На том конце провода послышалось шелестение бумаги. — В принципе, докопаться не до чего. Родился в семье школьных учителей химии. Был единственным ребёнком в семье. Родился и 42 года своей жизни прожил в городе Портленд, штата Орегон. Окончил химико-биологический университет в том же штате. Учился вместе с профессором Гусманом. Тут даже фото прилагается с вручения диплома. Почти сразу же устроился учителем химии в одну из старших школ Портленда. Где и проработал до того, как переехать в Лос-Анджелес. Постоянно участвовал в каких-то научных работах. У него есть несколько весьма интересных статей, которые даже мне историку показались занятными. В Портленде у него очень даже хорошо складывались дела. Научный кружок, в котором он был руководителем, делал очень хорошие успехи. Им принадлежат несколько первых мест. Его отец умер от второго инсульта, когда Лоуренсу ещё не было и тридцати. Остался с матерью. Никогда не был женат. Хотя невеста была. Свадьба по непонятным причинам не состоялась. Детей не имеет. Сорванная свадьба — не единственное белое пятно в его биографии. Причина его резкого переезда в Лос-Анджелес мне не ясна. В заявлении об увольнении просто написал, что имеет разноглася с руководством школы. Кстати, это самое руководство не стало сражаться за ценный кадр. Спокойно отпустили его на все четыре стороны.

— Если Тина это мистер Лоуренс, то куда она делала настоящего мистера Лоуренса? — спросила Лиз. Но через секунду её лицо вытянулось. Она сама нашла ответ на свой вопрос. — Ой, кажется я поняла. Но я не хочу, чтобы это произносили в слух.

— Скорее всего она убила его, — спокойно сказала Дайан.

— Дайан! — Лиз толкнула подругу в плечо. — Я же просила в слух это не произносить.

— Если у Тины есть сообщник, то получается она убила не только химика, но и его мать, — сказала Дайан.

— Ей не обязательно так поступать. Она вполне могла оставить её в живых, но при этом что бы та не знала о подмене. В конце концов, думаю, любая мать исполнит просьбу своего ребёнка. Тина могла попросить её поистерить перед врачами в день нападения на Айрис. — Селеста что-то отпила.

— И всё таки я хочу взглянуть на эту миссис Лоуренс, — упрямо сказала Дайан. На интуитивном уровне девушку этот вопрос не оставлял в покое.

— Я постараюсь раздобыть её фото. Но даже, если предположить, что Тина работает с сообщником, кто это может быть? — спросила Селеста.

— Не знаю.

Дайан хотела ещё что-то сказать, но Лиз выхватила у неё трубку.

— Я тут подумала и вот к какому выводу пришла: Тине не обязательно делать операцию по смене пола. Она вполне могла сделать… там… ну не знаю… ринопластику. В общем исправить кое-какие дефекты в своей внешности. Достаточно просто наложить правильный грим и девушка спокойно может превратиться в мужчину. Она высокого роста и у неё спортивная фигура. А небольшую грудь легко можно утянуть. Все остальные выпуклости женской фигуры прекрасно может скрыть костюм.

Дайан удивлённо уставилась на подругу. Лиз вполне могла оказаться права. Но Дайан удивлял не возможно хитроумный план Тины, а то что до такой хитроумной идеи додумалась Лиз. Вот уж от кого не ожидали. По жизни лёгкая и ветреная Элизабет никогда не отличалась глубоким суждением. Порой смотря на девушку, создавалось ощущение, что она как воздушный шарик — красивый, но пустой. И подруги Лиз любили за то, что она это просто она. За то, что ей всегда удавалось оставаться пофигистом и в нужный момент абстрагироваться от плохого. Лиз никогда не бывает серьёзной. А если и удаётся её поймать в этом состоянии, то оно как правило длиться не долго. Неутомимый пофигизм ко всему окружающему.

— Да. Знаешь ли, хорошая мысль. Я постараюсь ещё что-нибудь найти. А вы пожалуйста будьте осторожны. И держите Айрис от него подальше. Кто знает, что Тина задумала, — сказала советница.

Слова об Айрис заставили Дайан вспомнить о её недавнем сне. Её мама говорила тоже самое, что Селеста. Айрис. Нужно присмотреть за Айрис.

— Можешь не беспокоиться, её лечением занимается миссис Роскоф, а это надолго, — сказала Лиз.

Селеста положила трубку. Лиз предала телефон Дайан.

— Ну, что начнём? — спросила она. Дайан кивнула.

Обе девушки вышли из кабинки. Лиз быстро выглянула в коридор. Убедившись, что там пусто и урок уже давно начался, она закрыла дверь на замок. Девочки одновременно повернули буквы на своих кольцах. Через пару секунд в туалете стояло уже по два экземпляра звёздных защитниц Земли.

— Действуем по намеченному плану, — сказала Дайан. Клоны кивнули в ответ.

Первыми из туалета вышли они. Каждый из клонов направился на свой урок. Спустя несколько минут из туалета вышли Лиз и Дайан. Девочки пошли в сторону учительской.

Судя по тому расписанию, что удалось достать, четвёртый урок был у всех учителей. По счастливому стечению обстоятельств миссис Хадсон со своей секретаршей уехали куда-то по делам ещё утром. Библиотекарь снова занялась перечитыванием Данте. Все «мины» в учительском коридоре были обезврежены. Единственной трудностью стал замок на двери.

— Шпилька, — скомандовала Дайан.

Вытащив из волос шпильку, Лиз передала её подруге. Дайан села на корточки. Выпрямив её, девушка засунула шпильку в замочную скважину. Дайан несколько раз покрутила ею во все стороны, но замок не поддавался. И почему в фильмах это кажется плёвым занятием?

После очередной неудавшейся попытки, девушка психанула и отошла от двери, грызя ноготь большого пальца. Дайан взглядом сверлила замок, пытаясь понять, что она делает не так? От усердия у неё на лбу выступили капельки пота, а лицо покраснело. Для вида Лиз пару раз потеребила шпильку в замке. Раздался тихий щелчок. Сама не веря в своё счастье, девушка повернула дверную ручку. Дверь открылась. Дайан разъярённым взглядом смерила Лиз и вошла в учительскую первая.

Оказавшись внутри кабинета, девочки поняли, что войти сюда было лишь половиной беды. Отыскать нужный стол — вторая половина этой самой беды.

— Какой? — спросила Лиз.

— А я знаю, — ответила Дайан.

— Давай, по фоткам на столе определять.

Дайан согласно кивнула. Благодаря рамкам с фотографиями, которые стояли почти на каждом столе, безошибочно удавалось сказать, где чей стол. В самом углу стоял стол на котором не было ни намёка на семейную жизнь. Стол был абсолютно чистый. На нём стоял только небольшой ноутбук и стакан с карандашами и ручками.

— По-моему он, — сказала Лиз.

— По-моему тоже.

Дайан развернула к себе ноутбук. Лиз занялась ревизией стола. Выдвижные ящики были переполнены учебниками по химии, научными журналами по данной науке. Лиз нашла пару записных книжек. Но они были совершенно не интересны. Всё что в них было это лишь различные химические формулы и реакции с их описанием.

— Знаешь какой пароль у мистера Лоуренса на ноутбуке? — спросила Дайан.

— «Химия»?

— Хуже, — усмехнулась девушка. — «Пароль».

— У него пароль — «Пароль»? — глаза Лиз округлились до размера самой большой монеты.

— Ага. Я для прикола решила ввести и угадала.

— Да уж. Ни ума, ни фантазии. Ну, и что там интересного?

— Ничего. Хотя я нашла тесты и задания для контрольной. У тебя есть с собой флешка?

— Откуда? Ты думаешь нам они понадобятся? Или по твоему Тина будет вести онлайн-уроки прямо с Калинберга?

— Тоже верно, — согласилась Дайан.

Лиз уже задвинула последний ящик, когда ей в глаза бросилось что-то яркое и пёстрое. Снова выдвинув его, она увидела лежащий на его дне каталог экспонатов того самого музея. Девушка взяла его. Он оказался весьма увесистым.

— Смотри, — сказала Лиз, удобно устраиваясь на учительском кресле с каталогом в руках.

Дайан переключила всё своё внимание с неинтересного ноутбука на каталог. В нём были цветные фотографии экспонатов и краткое описание к ним. Лиз безразлично листала страницы. Обложка была настолько скользкая, что постоянно выскальзывала из рук. Поняв, что в каталоге нет ничего интересного, Дайан снова вернулась к ноутбуку. В конце концов Лиз не удержала каталог и он упал на пол страницами вниз. Поднимая его, девушка заметила, что он открылся на совершенно другой странице. На той, которую чаще всего открывали. Почти во весь лист красовалась фотография украденной броши. А в уголке было небольшое описание к ней. Название экспоната было обведено чёрным маркер.

— Дайан, смотри, — Лиз буквально под нос сунула подруге каталог.

Увидев уже знакомое украшение, Дайан выхватила каталог из рук Лиз. Она взглядом поедала страницу.

— И пусть Айрис только ещё раз попробует его защитить, — победно сказала Дайан.

— Я на 99,9 % уверена, что мистер Лоуренс и Тина одно и тоже лицо. Ещё бы узнать, как выглядит миссис Лоуренс.

Дайан сфотографировала страницу. Часы показывала, что урок закончится меньше, чем через пять минут. Приведя всё в прежний вид, девочки поспешно покинули учительскую. И как раз вовремя. Не успели они свернуть в следующий коридор, как прозвенел звонок.

У школьного кафетерия они столкнулись с Кэти. Девушка шла, уткнувшись в планшет. У неё было очень хмурое и недовольное выражение лица. Кэти настолько была погружена в свои мысли, что прошла мимо подруг, даже не заметив их.

Лиз окликнула её.

— Тебя Ян искал, — сказала Кэти, поднимая глаза с планшета. Дайан хлопнула себя по лбу. В связи с последними событиями, она вообще забыла о существовании парня.

— Где он? — спросила Дайан.

— Понятия не имею. Но после уроков хотел зайти в шахматный кружок. Они с Владом опять вцепились, — сказала Кэти.

— Что на этот раз? — сквозь зубы прошипела Дайан. Перед глазами появилось самодовольное лицо Влада. Вот же поистине клещ. Как присосётся — не отцепишь.

— Этого собственно, говоря, никто не понял. Но они оба были очень злые. — Кэти сделала акцент на слове «очень».

До этого молчавшая Лиз, внезапно спросила:

— Кэти, а ты знаешь, как выглядит мама мистера Лоуренса?

Дайна смерила подругу уничтожающим взглядом.

— Нет. Я думаю это лучше у Айрис спросить. Она же его любимица. Но если ты хочешь, то я могу…

— НЕТ!!! — замахала руками Лиз. Девушка поняла, что совершила роковую ошибку. — Не надо, — уже более спокойно сказала она.

Кэти смотрела на Лиз, недоумённо хлопая глазами. И что она так всполошилась?

— Я могу. Мне не трудно.

— Не стоит. Я просто спросила. Из любопытства.

Дабы перевести тему в другое русло, Лиз и Дайан взяли с двух сторон Кэти под руки и повели её в кафетерий. Девушка стала жаловаться на плохо написанную статью. Ведь не всем полученным материалом можно пользоваться. Сказав это, она с укором посмотрела на подруг. Те в свою очередь сделали вид, что не имеют понятия о чём она говорит.


Утро началось плохо. Очень плохо. Лиз проспала. Любимый тональный крем закончился нежданно негаданно. Утюжком обожгла мочку уха. Еле нашла сочетающиеся с сумкой туфли. Не успела выйти из дома, как каблук застрял между тротуаром и бордюрой. В попытке вытащить его, Лиз и вовсе сломала каблук. Наступила на хвост Принцессы, когда вернулась переодеться. Пришлось полностью менять не только туфли и сумку, но и всю одежду. Но все невзгоды девушка перенесла стойко. Заставила расплакаться Лиз её Ласточка. Машина не завелась. Ни со второго, ни даже с десятого раза. Взглянув на приборную панель, девушка увидела, что бак абсолютно пуст. Она снова забыла заправить машину. Тут Лиз не выдержала и разрыдалась в голос. Последней каплей стала присланная Кэти фотография. На фотографии была пожилая женщина с полностью седой головой. Волосы были собраны в круглый пучок на макушке. На фотографии женщина была в профиль, да и сам снимок был не самым удачным. Поэтому можно было разглядеть лишь испещренное морщинами лицо и прищуренные тёмные глаза. Под фотографией было сообщение: «Как ты и просила миссис Лоуренс. Прости за плохое качество. Лучше не получилось. И в анфас тоже». А рядом грустный смайлик. Лиз стукнулась лбом об руль и завыла. К счастью девушки, дома она была одна.

Кое-как ей удалось добраться до школы. Звонок вот-вот должен был прозвенеть. Лиз, казалось, что она с утра пробежала марафон. Увидев Кэти, идущую ко входу в школу, защитница перешла на бег. Подругу она смогла перехватить только у самых дверей.

Кэти подпрыгнула на месте, когда её кто-то схватил за руку и развернул. Взмыленная и запыхавшаяся Лиз ещё больше удивила её.

— Что с тобой? — спросила Кэти, в перерыве между вдохами подруги. Лиз дышала громко, согнувшись пополам.

— От куда у тебя фотография миссис Лоуренс? — вопросом на вопрос ответила защитница.

— Ты же просила, я достала, — улыбаясь в 32 зуба, ответила Кэти.

— Я же сказала, что не надо! — сорвалась на крик Лиз.

На шумных школьниц обернулись все, кто был рядом. Лиз опустила голову и раздражённо потёрла лоб. Кэти стояла молча, сверля взглядом подругу. Она всё ждала, когда Лиз продолжит ругаться. Но этого не случилось.

— От куда у тебя эта фотография? — пытаясь сдержать злость, спросила защитница.

Кэти опустила глаза, туфлей ковыряя ступеньку. Вот, правду говорят, не делай людям добра. Даже, если они твои лучшие подруги.

— Кэти? — грозно прорычала Лиз.

— Узнала адрес мистер Лоуренса.

— Ты что следила за ними?! — На шумную парочку вновь обернулись. — Кэти, ты что с ума сошла?!!

— Меня никто не видел. Честно. — Глаза Кэти были полны правды.

Взглянув в них, Лиз топнула ногой и отвернулась от подруги. Знает же чем брать. Защитница снова через плечо посмотрела на Кэти. Кот из Шрека и то не умеет так глазки строить, как это умеет она.

Лиз отвернулась. Она облокотилась о перила. Прозвенел звонок.

— Больше так не делай. — Лиз повернулась к подруге. — Ты с Дайан приехала?

— Нет. Я рано приехала. Меня Роб привёз.

— С чего вдруг такое рвение к учёбе?

— Да не к ней, — махнула рукой Кэти. — Из-за статьи. Мне сегодня до обеда нужно её сдать, а она всё ещё не доведена до идеала. Так что не ждите меня после занятий.

— И не будем. Я без машины.

— Забыла заправить?

Лиз кивнула головой, смотря в землю.

— Ладно. Пора на занятия. Мы уже и так опоздали, — сказала Кэти и направилась к дверям.

Лиз кинула короткий взгляд на свой телефон. На экране высветилась фотография, присланная Кэти. Дайан вчера весь вечер только и делала, что твердила «Не плохо было бы проследить за Тиной». Лиз посмотрела на удаляющуюся спину Кэти.

— Кэти, — окликнула она подругу и побежала за ней.

— Что?

— Адрес мистера Лоуренса можешь мне дать?

— Могу. А зачем? — настороженно спросила Кэти.

— Хочу знать, где он живёт, чтобы маму в тот район не пускать. А то мало ли… Встретятся… Он ей на меня нажалуется, — на ходу врала Лиз.

— Ну, да. Логично. Запишешь или запомнишь?

— Запишу.

Получив адрес от Кэти, Лиз отправила Дайан сообщение. В сообщении говорилось, что она после третьего урока ждёт её на углу у школы. У химика сегодня намечалось три урока. Потом он обычно уезжает домой. Хорошо, что её мама не пользуется сейчас своей машиной. На незнакомой машине у них меньше шансов быть засечёнными.

Лиз вихрем вылетела из школы. Из окна за девушкой кто-то с любопытством наблюдал.

После сообщения Лиз Дайан сидела на уроках, как на гвоздях. Видя возбуждённое настроение девушки к ней не подходил ни Влад, ни даже Ян. Чуть прозвенел звонок с третьего урока, Дайан, как спринтерский бегун сорвалась с места и унеслась в непонятном направлении. На четвёртом уроке девушка была уже спокойная и собранная. Она села рядом с Яном. Парень был рад такой положительной перемене в её настроении.

Дайан на ходу пришлось создавать клона и отправлять её на урок. Выбежав за угол школы, она стала оглядываться по сторонам. Коричневый Рено Логан дважды помигал фарами.

Только старшей мисс Дейман здесь не хватало.

Защитница выпрямилась, словно проглотила фонарный столб. Руки похолодели. Дайан всеми силами пыталась разглядеть за лобовым стеклом выражение лица человека за рулём. Но машина стояла в таком неудобном месте. Всё отсвечивалось.

Дайан растирала пальцы, так как она совсем престала их чувствовать. С каждым шагом ноги становились всё тяжелее. Девушка чувствовала, она сейчас будет врать. Очень много врать. В голове крутились картинки убийства Лиз.

Дайан резко открыла дверь. С плеч, словно тонна свалилась. За рулём сидела Лиз. Которая смотрела на подругу непонимающим взглядом. Дайан плюхнулась на сидение и закрыла дверь.

— Я убью тебя, — сказала она.

— Не поняла.

— Я думала это твоя мама. Уже начала придумывать враньё на все случаи жизни.

— Прости. Забыла тебе написать, что я на её машине буду.

— А с твоей что?

Лиз грустно вздохнула.

— Я забыла её заправить. Но это хорошо. Не думаю, что Тина знает какая машина у моей мамы? А вот у меня…

Мимо проехала Хонда универсал тёмно-синего цвета.

— Машина мистера Лоурнеса, — сказала Лиз и завела мотор. Она резко тронулась с места, стараясь не упускать из виду нужную машину. Дайан на ходу пристегнулась.

Химик ехал с максимально дозволенной скоростью. В безлюдных местах превышая даже её. Держась на некотором расстоянии от него, Лиз приходилось постоянно прибавлять скорость. Он явно куда-то очень торопился.

Они въехали в один из небольших районов Лос-Анджелеса, для людей со среднем уровнем заработка. Лиз пришлось приблизиться в плотную. Девушка боялась, что просто потеряет Хонду из виду. Сколько раз они сворачивали, то на право, то на лево девушка даже не решалась посчитать.

Химик припарковался у небольшого двухэтажного коттеджа лимонного цвета. Ни дом, ни двор, окружающий его, абсолютно ничем не отличался от остальных находящихся здесь участков. Дайан удивилась, как он не потерялся в таком количестве однообразия.

Единственным плюсом этого района было обилие зелёных насаждений. Деревья, кусты, кустарники, клумбы с цветами. Лиз припарковалась меж двух огромных деревьев, которые почти полностью прикрыли своей листвой машину. Заглушив мотор, они стали ждать. Чего? Они и сами толком не понимали.

У Дайан пискнул телефон.

— Сообщение от Селесты. — Девушка удивлённо округлила глаза. — Миссис Лоуренс в молодости, — сказала она, показывая фото Лиз. Теперь пришла очередь Лиз округлять глаза.

— А вот так она выглядит сейчас. — Она протянула свой телефон Дайан.

Они поставили два телефона вместе. На обеих фотографиях была одна и та же женщина. Просто на одной в молодости, а на второй в преклонном возрасте. И самое ужасное было то, что миссис Лоуренс и Руззи Адыгей были похожи друг на другу, словно сёстры.

— Руззи? — спросила Дайан, переводя ошарашенный взгляд с одного телефона на другой.

Лиз пожала плечами. Какое удачное совпадение для Тины.

Взгляд девушки привлекло какое-то копошение со стороны дома химика. Из дома вышла сначала пожилая женщина. Она была вся сгорблена и опиралась на палочку. На её голове была соломенная шляпа с узкими полями, которых почти не было. Ещё на ней был джемпер того же цвета, что и дома в этом районе. Вслед за ней из дома вышел и химик. Он закрыл дверь и поспешил взять родственницу под руку. Но получил от той лишь тычок палочкой и какое-то ругательство. Они оба сели в его машину и куда стремительно уехали.

За происходящим неотрывно следили Лиз и Дайан.

— Пошли, — сказала Дайан, выходя из машины.

— А Селеста нам ничего не скажет за самодеятельность?

Дайан нагнулась и посмотрела на подругу. Она наклонила голову набок.

— Это всё начала ты. И теперь боишься Селесты?

— Ну да, я. Но идея-то была твоей.

Дайан закатила глаза.

— Пошли, — сказала она и направилась в сторону дома.

Лиз поспешила за ней. Девушка постоянно оглядывалась по сторонам. Она чувствовала себя воришкой. На любого прохожего смотрела со страхом. И молилась про себя, что бы их никто не заметил.

Встав у забора под тенью какого-то куста переросток (или это было дерево лилипут?), Дайан оценила высоту деревянного забора. Он был слишком высок, чтобы просто подтянуться или подпрыгнуть и залезть. Плюс ко всему на вершине каждой доски был хоть и не острый, но пик. Калитка была в паре метрах от них.

— Лиз?

От своего имени Лиз подпрыгнула на месте. Она очень испугалась. Думала, что их кто-то поймал.

— Что?

— Я тебе помогу перелезть через забор, а ты мне откроешь калитку.

Лиз посмотрела на забор. Ну вот чем она думала, когда принимала решение сегодня утром? Судя по взгляду Дайан, она настроена решительно и отступать не собирается. А это значит, что она Лиз либо силком всё заставит делать, либо просто будет волочить её за ногу за собой. У неё сил много. Она сможет.

Дайан сцепила пальцы и встала вплотную спиной к забору. Лиз огляделась по сторонам. Подождала, пока пройдёт пожилая пара. А затем немного разбежавшись прыгнула на руки подруги. Словно пружина Дайан подтолкнула её вверх. Лиз подтянулась на руках, замерла на пару секунд на вершине, а затем спрыгнула вниз.

Поругав себя, за столь опрометчивый шаг (при падении она могла себе что-нибудь повредить), Лиз открыла калитку для Дайан. Закрыв её за собой, обе девушки поспешили к деревянной двери. На двери было большое окно, занавешенное какой-то цветочной занавеской. Они не знали, сколько у них в запасе времени, поэтому старались действовать как можно быстрее.

Дверь оказалась не заперта и вела она на кухню. Пробежав взглядом по помещению, девочки пришли к выводу, здесь сигнализации нет.

— Я займусь поиском компьютера. А ты ищи всё, что тебе кажется подозрительным, — сказала Дайан.

Выйдя из кухни, они разошлись. Лиз ушла в гостиную, а Дайан поднялась по лестнице на второй этаж. Домик был очень уютным. Изобилие жёлтых и зелёных цветов успокаивало. Повсюду стояли цветы. И в доме очень сильно пахло цветочными освежителями для воздуха. Запах сначала, казался, приятным. Потом от него стала кружиться голова. Теперь же и вовсе тошнит.

Дайан подавила рвотный позыв. Стараясь больше дышать ртом. Так как на втором этаже запах был настолько густой, что создавалось ощущение, что он обволакивает собой всё.

Здесь было всего четыре двери, по две с каждой стороны. Одна ванна и три спальни. Одна из которых, судя по всему была гостевой. Вроде была такая же, как и две остальные, но казалась не обжитой. Какая из двух оставшихся спален принадлежит мистеру Лоуренсу, Дайан догадалась по компьютеру в комнате. Больше признаков отличия не было.

Девушка села за стол и включила компьютер. Какого же было её удивление, когда она увидела, что на компьютере химика установлена операционная система аж 1998 года. Да как он вообще работает с этим?

Пока компьютер загружался, для Дайан прошла вечность. Она уже несколько десятков раз пощёлкала мышкой. Но это не ускоряло работу. Наконец-то появилась картинка рабочего стола, а за ней и ярлыки. Внимание девушки привлёк ярлык с надписью «Музей». Дайан кликнула на неё. Открывшаяся папка содержала в себе фотографии, которые были сделаны в музее. Особое внимание было уделено броши, которую украли. Она был сфотографирована со всех возможных ракурсов.

В комнату зашла Лиз.

— Ну как? — спросила она.

— Вот, что я нашла, — Дайан указала подбородком на экран.

— Он явно неравнодушен к этой броши.

— Ещё как неравнодушен.

Дайан вытащила флешку и вставила её в компьютер. Операционная система старая. Скачиваться долго будет.

Пока Дайан возилась с компьютером, Лиз занялась ревизией комнаты. Сплошные макеты кристаллических решёток. Огромное множество книг и журналов по химии. Стена над компьютером полностью была увешена различными сертификатами, дипломами и грамотами в этой области.

Вещи в комоде и шкафу были идеально уложены. Словно их укладывали по линеечке. В гардеробе химика преобладал коричневый цвет и цвет хаки. Ничего интересного. Совсем.

— Судя по всему, он не знает, что корзину надо очищать, — сказала Дайан.

— С чего ты это взяла? — спросила Лиз, осматривая прикроватную тумбочку.

— У него в корзине есть файлы аж 2003 года. Да и в школьном ноутбуке корзина полна. — Дайан резко замолчала. Было слышно лишь, как она щёлкает мышью. — Лиз, иди сюда, — осипшим голосом сказала девушка.

Лиз наклонилась к компьютеру. На рабочем столе была открыта папка с весьма оптимистичным названием — «Смертницы». В папке содержалось три файла. Каждый из которых носил имя одной из трёх звёздных защитниц Земли. Файл в себе нёс полную информацию с фотографиями о девушке, чьё имя носил. Там было всё, начиная с того где родилась и заканчивая оценками в школьном табеле.

— Папка была помещена в корзину в день похищения Айрис. А на компьютер она попала более двух лет назад. Думаю, сомнений нет. Он — виновен. Мистер Лоуренс — это Тина. Ещё в корзине есть папка с исследованиями Айрис, которые она проводила с той пробиркой. Но она сама их ей присылала.

Лиз крутила колёсико мышки то вверх, то вниз. Здесь было всё. Совсем всё. То, что они считала тайным — было известно. Здесь был полный список её парней, который заканчивался теми двумя парнями, с которыми они были в кино. Здесь были даты всех экзаменов на права Дайан. Здесь были все награды Айрис на научных выставках, рассортированные по датам. Их жизни были, как на ладонях.

Дайан дождалась, когда закончат копироваться фотографии с музея. Затем девушка занялась перекидыванием на флешку папки «Смертницы». Доказательств было более чем достаточно. Теперь Тине никуда не деться. Осталось всё только рассказать Селесте и Айрис.

Лиз прислонилась лбом к прохладному стеклу окна. В доме как-то резко стало душно. Одежда стала мешать дышать. Всё это время они были живыми мишенями, по которым не составляло труда выстрелить. Руззи была права, Тина с ними лишь играла. Если бы она хотела убить, то легко могла это сделать.

Внизу тихо скрипнула дверь. Лиз и Дайан со страхом друг на друга посмотрели. Но за скрипом больше ничего не последовало. Единственное, что разрушало тишину — звук шумно работающего процессора. Лиз громко сглотнула. Дайан вооружилась одной из кристаллических решёток и медленно подошла к двери.

Лиз выглянула в окно, что бы проверить есть ли кто во дворе?

— Дайан! — взвизгнула девушка.

Подбежавшая к окну Дайан, увидела, как на заднем дворе быстрыми шагами к забору идёт один из смоляных прихвостней.

— Я за ним, — сказала она и выбежала из комнаты.

Подойдя к забору, прихвостень испарился в воздухе. На траву упало что-то маленькое и розовое. Что это было, бумага или ткань, Лиз понять не могла.

Как только девушка пришла в себя, она кинулась вдогонку за Дайан. Столкнулась она с ней только во дворе.

— Он исчез, — сказала Лиз.

— Я знаю. Видела. — Дайан со злости пнула какой-то камушек. Он покатился и остановился недалеко от того самого цветного пятна, что обронил при исчезновении прихвостень. Лиз подняла его. Это оказался небольшой шейный платок. Он был атласным с розовыми цветами. Где-то она уже видела этот платок.

Дайан вернулась в дом за флешкой. Позвонив Селесте, девочки договорились о встрече с ней. Женщина была очень зла на них, за их самодеятельность. Всё причитала, что они очень рисковали.


Когда тренировки группы поддержки проходили параллельно тренировкам школьной футбольной команды, не тренировалась ни одна из них. Девушки не разминались, а демонстрировали свои подтянутые тела в облегающей форме. За всё время ни один футбольный мяч даже мимо ворот не прокатился. Всегда собранная и ответственная Молли не отводила глаз от голкипера футбольной команды.

Терпение Лиз окончательно лопнула, когда мимо в сотый раз пробежал Сайман. Парень всем видом давал понять, что хочет поговорить. Но девушка его усердно игнорировала. После вчерашнего нагоняя от Селесты Лиз прибывала не в самом лучшем расположении духа. Она надеялась, что тренировка спасёт её. Но как может спасти то, чего нет?

Лиз чуть ли не бегом подошла к Молли.

— Когда мы займёмся делом? — раздражённо поинтересовалась она.

— Как только хорошо разомнёмся. — Капитан группы поддержки послала очередную улыбку вратарю.

— Мы и так уже полчаса разминаемся. Может уже хватит? Если будем продолжать в том же темпе, то до следующей игры танец не выучим.

Молли озадаченно посмотрела на Лиз. Такое рвение, конечно, было похвальным. Но что-то в выражении лица девушки говорило, что не за танец она переживала.

Молли не стала забивать этим голову, выпускных экзаменов хватало с лихвой. Похлопав в ладоши, она заставила всех членов группы поддержки выстроиться в неровный ряд.

— Итак, девочки, для этой игры мы выучим новый танец.

— Молли, твоя хореография просто потрясающая. Даже не представляю, что мы будем делать, когда ты уйдёшь? — Лаура тяжело вздохнула. Высказывая этим вздохом всю свою «скорбь». Ясмин и Роуз тут же начали успокаивать подругу.

Жалкая лицемерка!

Лиз скрестила руки на груди и отвернулась. Мало того, что лицемерит так ещё и на комплименты напрашивается.

— Ну, что ты, Лаура, я уверена, что ты или Лиз достойно займёте моё место.

Лиз почти зарычала, когда это услышала. Особенно по ушам резануло, когда Лаура стала спорить с Молли на эту тему. Тем самым нарываясь на ещё большее количество комплиментов.

— Вообще-то, Лаура, если ты забыла, то я напоминаю, капитаном ты ещё не стала. Твоя кандидатура одна из двух, предоставленных на выбор. Я не уходила с дистанции. — Говоря всё это, Лиз с вызовом смотрела в глаза своему врагу № 1.

— Смирись, это место Лауры, Лиз, — сказала Роуз.

— Тебе его не видать, как собственных ушей, — поддакнула сестре Ясмин.

— Я вообще не понимаю, как кандидатом в капитаны может стать человек, который даже связку нормально придумать не может. Без обид, Молли, — Корнелия откинула длинные белые волосы за спину.

Лиз по очереди каждую смерила уничтожающим взглядом. Вздёрнула брови и подбородок, переводя всё своё внимание на Молли. Смотря на ту вопросительным взглядом. Лиз и без того понимала, что капитаном ей не быть. Здесь слишком много сторонников Лауры. Но и сдаваться без боя она тоже не собиралась.

— Девочки, Лиз права. Лаура имеет такие же шансы, как и она. — Молли перевела взгляд на девушку, улыбаясь ей. — Из неё я более, чем уверена выйдет капитан не хуже.

Сначала Молли показала весь танец целиком. В нём было очень много поддержек и движений в паре, что совсем не радовало Лиз. Обычно в партнёры её всегда давали Лауру, так как девушки были одинакового роста и комплекции. Но самое ужасное, что танец Молли решила закончит пирамидой. Вершиной которой должны были стать Лиз и Лаура. Но это ещё не всё, при этом девушки должны были держаться за руки, когда их подбрасывали. Да и ещё лицом друг к другу. К счастью, они сегодня учили первые несколько связок и до последней просто не дошли.

Разморённые и уставшие черлидерши, после столь долгой и утомительной тренировки ушли в раздевалку. Лиз замешкалась и отстала от них. Девушка снова потеряла свои наушники. Обойдя весь стадион, Лиз потерпела фиаско. Наушников не нашлось.

Когда она зашла в раздевалку, там уже никого не было. По всему помещению разносился плеск воды и девичий смех. Лиз подошла к своему шкафчику, что бы взять полотенце и тоже пойти в душ.

Внезапно сильная рука схватила её за предплечье. Девушка резко развернулась, утыкаясь носом в чью-то широкую грудь. Тут же в нос ударил знакомый одеколон вперемешку с запахом пота. Лиз резко дёрнулась, пытаясь освободится. Но её не отпустили.

Сайман волоком затащил Лиз в самый дальний угол раздевалки. Туда, где их не сразу бы обнаружили.

— Ты, что с ума сошёл! Это же женская раздевалка, — прошипела девушка вырывая руку.

— Я знаю. Но как мне ещё с тобой поговорить. Ты меня постоянно избегаешь.

Сайман сделал шаг к Лиз. Девушка отступила и упёрлась спиной в стену. Она попыталась выйти из этого пространства, но рука Саймана, упиревшаяся в стену с боку от её головы, не дала ей это сделать. С другой стороны начинались шкафчики.

Лиз сжала кулаки и стиснула зубы.

— Знаешь, это, наверное, происходит из-за того, что я не хочу с тобой говорить.

— Я знаю, что ты на меня всё ещё злишься…

— Тогда, какого чёрта, ты здесь делаешь, если ты такой умный?

— Всего лишь сказать, как сильно я по тебе скучаю. Как сильно я тебя люблю. И как сильно ты мне нужна. Лиз, прошу, выслушай, — Сайман с мольбой посмотрел на бывшую девушку.

Лиз отвернулась. Как же он её раздражал. Её всё в нём бесило. Абсолютно всё. Господи и почему он за ней увязался?

Лиз и сама не могла понять, как всего один дурацкий поцелуй, заставил её ненавидеть человека, который ей был весьма симпатичен? Она даже думала, что влюблена в него.

Память подкинула сцену из недалёкого прошлого. Всё случилось в конце этого лета. А именно 23 августа, в день рождения их одноклассника Кайла Хьюстона. За день до этого Лиз и Сайман сильно поругались. Всё из-за того, что девушка согласилась позировать Полю. Поль — двенадцатиклассник, художник, школьная легенда живописи, победитель множества выставок. А ещё он просто красавец, француз и мастер одноимённого поцелуя. Почти каждая девушка в школе мечтает, что бы он её поцеловал.

Поль предложил Лиз стать его моделью, для картины на выставку. Девушка не стала отказывать своему раздутому самомнению, хотя и знала, что Сайман будет далеко не «за». Тем более, что Сайман буквально отбил девушку из цепких лап художника. Парень доходчиво несколько раз объяснил ей по какой причине он не хочет этого. Но Лиз его категорически слушать не хотела. Во-первых, её красоту увековечат в картине. А зная Поля, можно с уверенностью сказать, что это будет сделано в лучшем виде. И, во-вторых, кто такой Сайман, что бы ей указывать? Гордыня взяла вверх и Лиз согласилась позировать.

Узнав об этом, Сайман закатил грандиозный скандал. Он вечно и без повода её ревновал. А сейчас был не то что повод, был прямо жирный указатель на измену. В результате молодые люди поругались и на день рождения Кайла пошли по одиночке.

К концу вечера, когда почти все игры были сыграны, один из «умников» предложил сыграть в «Бутылочку». Стоит ли говорить, что эта идея компанией подвыпивших подростков была воспринята на ура? Многие отказались от игры. Среди них были все подруги Лиз и Ян, а ещё несколько парочек, которые не хотели целоваться с другими. Но большинство поддержало эту идею. В том числе и Лиз с Сайманом. Дабы сделать друг другу ещё больнее.

Игра началась. С каждым новым поцелуем веселье и азарт увеличивались. Лиз крутила бутылочку дважды и дважды ей выпадали девушки. Перед игрой ребята заранее обговорили, что если выпадает человек того же пола, что и крутил бутылку, то поцелуй происходил просто в щёку. Сайман крутил лишь раз и ему попался Кайл. Наконец настала очередь крутить бутылку второй раз. Пальцы Лиз похолодели и девушка сжала кулаки. Какое-то мерзкое предчувствие сковало грудь. Да и Сайман странно посмотрел на неё перед тем, как крутануть. Они оба чувствовали что-то нехорошее.

Горлышко бутылки три раза обошло каждого в кругу. Парень про себя молился, что бы оно указало на Лиз. Для него это было отличным поводом помириться. Они оба даже не заметили, как задержали дыхание. Последний круг и…

Лаура взвизгнула, подпрыгивая на месте и хлопая в ладоши. Бутылка указала на неё. На мгновение взгляды Лиз и Саймана пресеклись. «Откажись» — это прочитал он в её голубых глазах. И он уже хотел это сделать, как откуда-то с боку услышал имя ненавистного ему художника. Злость затопила собой всё. Ничего не соображая, Сайман подошёл к Лауре, резким рывком вверх поставил её на ноги и запечатлел на её губах короткий, но грубый поцелуй. Причём, он сделал это так, что бы Лиз всё хорошо было видно.

Этого уже девушка простить не смогла. Она поклялась самой себе, что даже, если Сайман останется последним парнем на Земле, она его к себе на пушечный выстрел не подпустит. Остатки от Лауры ей не нужны.

— Мне всё равно, Сайман. Мне это не интересно. Я уже сказала, нас тобой больше ничего не связывает. И это моё окончательное решение. Оставь меня в покое.

Лиз оттолкнула от себя парня, выходя из тесного пространства.

— Это был всего лишь один поцелуй.

— Это был поцелуй с ней.

Она услышала глухой удар в стену и сдавленное рычание. А когда повернулась, то увидела, что Сайман облокотился лбом о стену. Прохладная поверхность не давала взорваться мозгам.

— Сколько и чем мне ещё придётся платить за свою ошибку? — глухо спросил он.

— Ни сколько и ничем. Мы никогда не будем больше вместе.

Сайман резко повернулся к ней и схватив её за плечи и затряс.

— Я люблю тебя! Как ты этого понять не можешь?!

— А я нет. Пойми это. — Лиз ударила его кулаком в грудь. Прямо в самое сердце. Стало больно. Не то ли физически? Не то ли морально?

Женский смех стал ближе, а шум гудящей воды становился меньше.

Сайман сделал пару шагов к двери и остановился. Не поворачиваясь к девушке он сказал:

— Я всё равно не сдамся. Ты будешь моей.

Дверь за ним захлопнулась за секунду, как из душа вышла вся мокрая Корнелия. Лиз с тихим воем опустилась на лавку.

Как-будто у неё мало своих проблем? Она не понимала, чего Сайман хочет добиться? Но она хорошо знала, что любые его действия с этого момента будут только увеличивать злость и раздражение в ней.

Глава XI Брошь

Айрис поплотнее укуталась в шаль и спустилась вниз. Наконец-то удалось остаться дома одной. Они с Натали кое-как уговорили маму, ехать вместе с ней в торговый центр за продуктами. За последние пару недель самочувствие Айрис резко улучшилось. И она приняла решение, что уже завтра отправиться в школу.

Девушка налила себе чай и взяла с вазочки свежеиспечённый маффин. Расположившись на диване в гостиной, она аккуратно зажала маффин между зубами, чтобы освободить руку для пульта.

За огромной стеклянной дверью, ведущей на задний двор, появился какой-то незнакомы пожилой мужчина. У него было очень суровое выражение лица. И он был одет в мантию Звёздного Совета.

Айрис непроизвольно стиснула зубы, перекусив маффин пополам. Половина выпечки упала ей на колени, осыпав их крошками. Оставшуюся часть она, не жуя, проглотила. Большой кусок с огромным трудом продвигался по пищеводу, вызывая боль. Но Айрис сейчас была больше поглощена незваным гостем, нежели чувством дискомфорта в собственном теле.

Мужчина открыл дверь и вошёл в дом. Он не отвлекся на разглядывание обстановки в комнате. Его взгляд был направлен прямо на девушку.

— Крама Айрис?

Голос мужчины был с хрипотцой. И даже то, что он говорил не громко, выдало его прямое отношение к армии. Айрис прекрасно знала, как говорят военнослужащие высших чинов. Им не нужно было повышать голоса, чтобы отдавать приказы. Хватало лишь пары слов и взгляда. Незваный гость говорил именно так. Именно так говорил и её отец.

— Да. — Айрис неуверенно поднялась с дивана, всё ещё держа в руках чашку чая и пульт. Маффин с колен упал на пол и закатился куда-то под журнальный столик. — А вы кто?

Услышав вопрос девушки, мужчина усмехнулся. Но не смотря на улыбку, его взгляд по прежнему оставался суровым.

— Меня зовут Кайт. Я — судья Звёздного Совета. — Он оставался стоять на месте, не сводя с Айрис изучающего взгляда.

В комнате повисла долгая тишина. Девушка чувствовала, как холод, зарождающийся где-то в сердце распространяется по всему телу. Айрис и не заметила, когда её начало знобить.

Судья молчал. Он ждал действий от девушки. Но Айрис была, словно каменное изваяние, которое просто изредка моргало.

Наконец-то Кайт решил прервать молчание.

— Вам не интересно, что я здесь делаю?

Айрис несколько секунд просто смотрела на него. Она слышала, что он что-то сказал. Но не услышала, что именно.

Паника ходила совсем рядом. Бросая свои насмешливые взгляды на девушку. Осталось ещё совсем чуть-чуть и Айрис полностью будет в её власти.

— Что? — Девушка сама не услышала своего голоса.

— Вам не хорошо? — поинтересовался Кайт.

Не хорошо? Да ещё немного и Айрис Богу душу согласна будет отдать, лишь бы избавиться от этого прожигающего взгляда.

Она сначала кивнула головой. А затем усердно замотала ею. Кайт приподнял бровь.

— Н-нет. Со мной всё в порядке. — Всё ещё тихо. Но хотя бы сейчас Айрис сама себя слышала.

— А выглядите так, словно свой ночной кошмар увидели. Впрочем, это не важно. Я не за этим сюда явился. — Кайт по-прежнему не сделал и шагу. — Думаю, вы знаете, что нам известно о вашем… скажем так, пребывании на Армаксе. — Айрис кивнула. — И что вы скажете в своё оправдание?

— Скажу? А что я должна сказать?

— Ну, хотя бы, как вы допустили это?

Айрис с непониманием уставилась на судью. Паника наткнулась на стену между ней и девушкой. Сейчас Айрис больше волновало другое чувство — непонимание.

— Допустили что?

Кайт нахмурился. Он явно ожидал не того поворота разговора.

— Того, что вас похитили.

— А Тина и не спрашивала. Она просто послала своих смоляных прихвостней и… всё.

— Мне всё понятно. Не понимаю только одного, куда смотрел Аркадий? — Его взгляд стал полон пренебрежения. — Но его решение мы отменить не можем. Придётся ждать до конца оговоренного срока. Хотя есть ещё один вариант. Вы можете сами отказаться от его предложения. Тогда мы просто сотрём вам память и вы заживёте прежней жизнью. Что скажите?

Айрис молча слушала его, просто хлопая глазами. Почему-то смысл слов, который произносит этот судья до неё не сразу доходил.

— Вы предлагаете нам обратиться к Звёздному Совету с просьбой «просто стереть нам память»?

— Именно. Так будет лучше и для нас и для вас.

— Но кто тогда займётся Тиной?

Ещё один смешок полный пренебрежения.

— Вам об этом беспокоиться не стоит. Мы сами с ней разберёмся. Давайте же, крама Айрис, соглашайтесь. Не думаю, что вы настолько глупы, чтобы не понимать всю свою беспомощность в этой ситуации. Аркадий сделал просто абсурдную вещь — он дал играть меж вселенской преступнице с теми игрушками, которые она выбрала.

— Но… Но мы не игрушки, — голос девушки дрожал. Всё это так было обидно слушать, что хотелось плакать. Слёзы застыли в глазах, тем самым делая всё вокруг расплывчатым.

— Правда? А кто тогда по-вашему?

Айрис мочала, не зная, что ответить. Слёзы становилось сдерживать всё труднее. Зубы стиснулись сильнее.

— Руззи правду сказала, Тина с вами лишь играет. Я более, чем уверен — она делает это, что бы лишь позлить нас, Звёздный Совет. Вот и всё. К другим звёздным защитникам она не посмеет сунуться. Знает, что не справится с ними. А вы такая идеальная кандидатура. Делай с вами всё, что душе угодно. Так и ещё абсолютная безнаказанность.

— Хватит! — Айрис выпустила из рук чашку и пульт. И пульт и чашка упали на пол. Пол под ногами стал мокрым.

— Хватит? Хватит, — Кайт на вкус пробовал это слово. — Вот и я о том же. Хватит. Хватит играть в ту игру, которая вам не по плечу. Признайте свою слабость и мы вам поможем. Для вас это игра, а для нас жизнь. Вам весело, а мы так работаем уже не одну сотню лет. Перестаньте позорить доброе имя Звёздного Совета. Это будет позор, если в наши ряды вступят такие звёздные защитники, как вы, — он указал пальцем на Айрис. — Поиграли и хватит.

— Мы не играем. Как вы можете такое говорить?! Мы всеми силами стараемся поймать Тину.

Кайт хмыкнул.

— И как успехи? Хотя, можете не отвечать, я и так знаю, что никак. Рождество и Новый год почти на носу, а вы кроме того, как побывали на Армаксе, больше ничего и не добились. Моё предложений в силе 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Можете так и предать остальным двум. Надеюсь, хоть на принятие правильного решения у вас хватит мозгов.

Кайт покинул дом так же, как и вошёл в не