КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 446750 томов
Объем библиотеки - 631 Гб.
Всего авторов - 210438
Пользователей - 99116

Впечатления

Stribog73 про Бакуменко: Краткий справочник конструктора нестандартного оборудования. В 2-х томах. Т. 1 (Справочники)

Ребята, а зачем сейчас учиться на инженера-конструктора?
Каждый год закрывается по 12 производственных предприятий. Это при ВОРЕ-Путине.
ВОР-Путин сидит в президентах уже 20 лет. И будет сидеть еще 20.
Инженеру-конструктору скоро просто не где будет работать, т.к. не останется в России промышленности.
Учитесь на менеджеров по распределению наворованной продукции.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

Сейчас на редактировании у моих украинских друзей находится "Созвездие Зеленых Рыб". На недельке выложу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Минин: Камень. Книга шестая (Боевая фантастика)

есть конечно недостатки, но в принципе, очень хорошо, повествование захватывает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
nikol00.67 про Минин: (Боевая фантастика)

Злой Чернобровкин хочет извести нашего Мастера Витовта!Теперь опять нужно компиляцию переделывать!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Чернобровкин: Перегрин (Альтернативная история)

Эту серию

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Чернобровкин: (Альтернативная история)

https://coollib.net/b/513280-aleksandr-chernobrovkin-peregrin
Сегодня уже новая книга, это что автор в день по книжке пишет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Мусаниф: Физрук навсегда (Киберпанк)

Цикл завершён!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Вороньи близнецы (fb2)

- Вороньи близнецы 307 Кб, 154с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Лука Каримова (ЛуКа)

Настройки текста:



Lu Ka Вороньи близнецы

Глава 1

— Матушка, неужели нам действительно необходимо отправиться в университет Мантикоры? Мы с детства на домашнем обучении, и вы с дядей Матиасом многому нас научили, — Сигрид наблюдала, как ее мать чародейка раскладывает на столике у камина пузырьки с зельями и пучки лечебных трав.

— Там столько народу, придется жить в общежитии… — при упоминании последнего, Сиг поморщилась. Однажды, им с братом довелось побывать в подобном месте. Общие ванные с туалетом, обшарпанные стены, насекомые, прокуренные наркотическими травами помещения и аромат немытых тел с нотками испорченного сыра и нестираных носков. Сигрид скривила рот.

— Не переживай, это приличное заведение и общежитие там совсем не то, которое ты представила, — Эвира нахмурилась, поменяла пузырек с зеленой жидкостью на синий и уложила все в глубокую сумку из плотной черной кожи с оттиском их герба: ворон с расправленными крыльями и серебристым глазом.

Их семья принадлежала к одному из древних вампирских родов и обладала родовой магией льда. Эта сила передавалась из поколения в поколение по мужской линии. Так, например, магией обладал нынешний король вампиров — Ингвард, его сыновья Матс и Матиас, а после рождения близнецов и Сигерд.

Молодой вампир взял все лучшее от своего отца Матса: высокий и статный, с черными до пояса волосами. Белоснежной, как у любого вампира рода Рэйвен кожей, прямым носом и острым подбородком, четко очерченными скулами и темными бровями под которыми переливались серебром миндалевидные глаза.

Сигрид же была копией их матери — Эвиры. Воронова крыла волосы до пояса. Миниатюрная и хрупкая на вид девушка, скрывала за своей внешностью силу ведьмы. В отличие от чистокровного брата-вампира, глаза у Сигрид были светло-голубые, словно покрытые инеем, в обрамлении длинных ресницы на узком личике.

Новость о поступлении в университет молодой вампир воспринял со свойственным ему спокойствие. Если отец сказал, что это им необходимо, значит он и сестра сделают все зависящее от них, чтобы не ударить в грязь лицом.

— Необходимые зелья я сложила, если поранишься на тренировках, — не забудь воспользоваться, ты ведь помнишь, как долго проходят твои синяки или порезы. — Эвира застегнула сумку дочери на молнию и осторожно поставила на пол, рядом с уже собранным рюкзаком. — Все остальные вещи, появятся в новой комнате, как только ты в ней окажешься, — чародейка старалась не показывать своего беспокойства по поводу отъезда близнецов, а особенно единственной дочери.

— Не переживай, Сигерд будет рядом, — Сигрид встала с кровати и нежно обняла мать.

Эвира медленно погладила ее по голове, также как делала все ее детство.

Женщина понимала, что домашнее обучение не сможет дать близнецам всего того, что будет в университете. Живя среди аристократии в замке мужа, где за каждой дверью шептались о заговорах, поливая ее грязью, как недостойную для королевской семьи. Она не хотела подобной участи для близнецов и если Сигерду ничего не угрожало, потому что ему повезло родиться вампиром с родовой магией, то Сигрид была такой же как и она — наполовину смертной.

Эвира сбежала от той судьбы, которую могла принять, живя в роскоши и беззаботности, нося предназначенную ей покойным отцом корону далекого северного государства. И она ни разу, не пожалела о сделанном выборе. Она — Эвира, дева благородных кровей, дочь могущественного чародея была с радостью принята королем Ингвардом в семью, став ему названой дочерью и советницей, женой старшего принца и матерью близнецов.

— Учись также старательно, как и здесь, порадуй нас с твоим дядей Матиасом, ведь не зря он столько сил и терпения вложил в ваше образование, — Эвира с нежностью заглянула в глаза дочери.

— Я понимаю матушка, мы не подведем, — взявшись за руки они покинули спальню.

Все семейство расположилось у зажженного камина в небольшой гостиной. Король Ингвард устроился в широком кресле у огня.

На вид этому древнему вампиру можно было дать не больше сорока лет: тонкие, без единой морщинки, черты лица благородного фарфорово-белого оттенка. Прямой нос, четко очерченные губы и колючие, как две льдинки серебристые глаза. По широким плечам рассыпались длинные белокурые волосы. От него веяло опасной силой, которую он умело скрывал.

На круглом столике лежала скромная корона из платины, инкрустированная лунными камнями, а рядом — серебряный кувшин с пряным вином. Потягивая любимый напиток, изготовленный дорогой невесткой, Ингвард находился в умиротворенном расположении духа. Старшие сыновья заканчивали очередную партию в шахматы, внук сидел в кресле напротив с книгой, не хватало только…

— Прошу прощения, мы задержались, — Эвира вошла вместе с дочерью, и девушка тут же подбежала к королю, устроившись у него в ногах, как делала все детство.

— Дамам позволены опоздания, на то вы и дамы, — проговорил король, касаясь холодными пальцами личика Сигрид, пока Эвира подливала ему еще вина в кубок.

— Спасибо, дорогая, ты как всегда, предупредительна, — Ингвард сделал глоток напитка и его губы расплылись в довольной улыбке.

— Мы скоро покинем тебя, — Сигрид потерлась щекой о его руку.

Король гордился сыновьями и внуками, и к выбору старшего отнесся с уважением, прекрасно зная кем является Эвира и что она отнюдь не простолюдинка, как до сих пор считают окружающие. К сожалению его супруга Ириниэль не дожила до рождения внуков, она скончалась из-за вторых родов, подарив жизнь Матиасу. С тех пор Ингвард больше не женился, хотя его советники, не раз заговаривали о том, что король молод и может жениться во второй раз, дабы еще сильнее упрочить свое положение, обзаведясь новыми наследниками. Участвовать в смотринах, он решил исключительно ради забавы. Чаще всего подобные мероприятия Ингвард посещал вместе с Эвирой, которая была не только отличной спутницей, но и чародейкой. Ее ментальные способности оказались настолько высоки, что ни один враг не мог залезть в голову короля вампиров или тем более повлиять на его выбор. Не смотря на злые языки придворных, Ингвард обожал свою невестку едва ли не сильнее сыновей. С ее отцом у него была крепкая дружба и после смерти того, он позаботился об Эвире, как о родной дочери.

— Готовы к покорению «Мантикоры»? — Поинтересовался Ингвард, смотря на близнецов.

— Да, — ответил за себя и сестру Сигерд, откладывая книгу и вставая с кресла.

— Хорошо, и запомните — в стенах университета поддерживать дисциплину, чтобы мне не пришлось краснеть перед моим старым другом-ректором. — А затем добавил — И не вздумайте прогибаться перед теми, кто посчитает себя лучше или тем более выше вас по статусу.

Близнецы одновременно кивнули. Сигрид сжала руку деда и поцеловала его в щеку. «Береги себя моя девочка и вернись ко мне живой и невредимой» — мысленно сказал внучке вампир.

— Вам пора — поторопил их Матс. Они с Эвирой стояли, обнявшись перед стеной на которой висела карта их царства, но стоило вампиру прикоснуться к ней, как по нарисованным дорожкам и контурам земель пополз лед, превращая полотно в белоснежную паутину.

— Тренер Варг не даст тебе расслабиться — проговорил Матиас, обращаясь к племяннику. Дядя близнецов был чуть младше своего брата Матса. С самого детства племянников, они вместе с Эвирой обучали их всему тому, что знали сами. Второй сын короля унаследовал стать и высокий рост своего отца, а от матери пепельный цвет волос и чистые голубые глаза. Вот и все, чем он отличался, не считая бороды и длинного шрама на правой щеке.

— Мне будет не хватать ваших тренировок — Сигерд склонил голову перед отцом и дядей, затем поцеловал мать в щеку и взяв сестру за руку, вместе с вещами они прошли сквозь ледяную стену. Портал перенес их во внутреннем двор университета.

Окруженные каменными сводами, они стояли под увитой тонкими ветвями аркой. Вдоль стен росли пушистые кусты шиповника, а чуть дальше возвышался круглый фонтан со статуей нимфы в центре, из ее рук лилась вода, разбрызгивая капли на широкие камни, образующие из себя дорожку в сторону входа.

«Удачи нам», — мысленно обратилась к брату Сигрид.

Снаружи здание напоминало обычный каменный замок, но часть стен изнутри была обита деревянными панелями или застекленными арками-порталами, сквозь которые проникало много света.

«Мне нравится. Здесь не так мрачно, как у нас», — поделился с сестрой Сигерд. Они всегда предпочитали общаться именно мысленно, ведь никогда не узнаешь кто может подслушать разговор. Особенно среди вампирской аристократии.

Спустившись по закругленной, начищенной до блеска, деревянной лестнице на первый этаж, они оказались перед кабинетом с табличкой «Распределение в общежитие», постучав, а затем толкнув дверь, они вошли в светлое и просторное помещение. Справа стоял большой диван с мягкой обивкой кремового оттенка, перед ним журнальный столик и вазочка свежих фруктов. Сигрид была уверена, что там не попадется ни одного испорченного.

По левую руку вдоль стены стоял стеклянный шкаф с выглядывающими с полок широкими папками, на корешке каждой — та или иная витиеватая надпись, выведенная вручную «Как будто художница писала», — Сигрид залюбовалась, у нее никогда не получалось так писать.

У широкого окна, друг напротив друга стояли рабочие столы. Но только один был занят, на их приход явно не обратили внимания, поскольку сотрудница с черными, маленькими рожками на лбу… завтракала.

Женщина молча попивала кофе из широкой белой чашки и вписывала то или иное слово в страницу газеты с кроссвордом.

Сигерд покашлял. Секретарь подняла на него ленивый взгляд, а затем нахмурилась, в такую рань она точно никого не ждала. Отхлебнув кофе, поставила чашку на блюдце и поправила прямоугольные очки на маленьком вздернутом носике. У демоницы были платиновые волосы, собранные на затылке в пучок. Белая, строгая рубашка подчеркивала большую грудь, а из-под стола виднелись вызывающие лакированные туфли малинового цвета на немыслимо высоком каблуке. Ее аура золотистого цвета, переливалась алыми всполохами, за очками трудно было разглядеть настоящий цвет глаз, но Сигрид была убеждена, они явно не голубые. До сих пор, она не встречала никого из этой расы, в отличие от брата ей не посчастливилось попутешествовать по другим странам.

— Доброе утро, прошу прощения что мы побеспокоили вас во время завтрака. Немного не рассчитали с сестрой время прибытия, — вежливо проговорил вампир, добродушно улыбаясь — Сигерд и Сигрид Рэйвены.

Демоница сделала губы трубочкой и даже опустила очки ниже, окинув близнецов внимательным взглядом, а затем громко застучала каблуками в сторону шкафа: толкнув отъехавшую дверь в сторону, достала папку с надписью: «Поступившие» и прошлась по списку:

— Приветствую в альма-матер «Мантикора», Рэйвен — две штуки, поставьте печать подтверждения.

Сначала Сигерд, а затем Сигрид коснулись указательными пальцами пустых строк напротив своих имен, на бумаге тут же отпечатались следы их крови, но никакой боли не было. Фамилия замерцала и буквы из черных, стали золотыми, теперь их ничем нельзя было стереть и тем самым они подтвердили свое поступление, не считая вступительных экзаменов до этого.

— Вот и ладушки, птенчики. Меня зовут Эстер, прошу не забывать. А теперь получайте свои ключи для входа в общежитие, — однако вместо обычных ключей, демоница провела над их запястьями своими длинными, ногтями цвета спелой черешни. — Будет больно, — но предупреждение оказалось запоздавшим. Сигрид зашипела, когда на нежной коже запястья появилась татуировка с двумя скрещенными между собой ключами.

— Прикладываешь к двери своей комнаты и открываешь. На ней будет этот же рисунок, но увидеть его сможешь только ты. У нас нет одного здания, ваше жилье располагается в одном из двухэтажных домов, номер девять для девушки и три для тебя дорогой, в десяти минутах ходьбы от «Мантикоры», чтобы у студентов была иллюзия того, что они живут поближе к природе, а то от постоянного напряжения из-за усиленной учебы и тренировок некоторые сходят с ума и впадают в энергетический ступор, чего вам не желаю, — поведала абсолютно спокойным тоном демоница, но было видно, что она насмехается над всякими слабохарактерными существами. — Я надеюсь буклет о правилах использования казенного имущества вы прочли при поступлении. Любая сломанная мебель, поврежденное дерево, будут автоматически вписываться в ваше личное дело. И для этого нет нужды следить за каждым из вас сопляков, — она широко улыбнулась, показав аккуратные, белоснежные клыки. — За сим, аудиенция закончена. Проваливайте, — после чего со скрипом развернулась на каблуках к остывшему кофе, однако стоило чашке оказаться в ее нежной руке, она тут же нагрелась, и женщина продолжить разгадывать кроссворд, пока остальные новоиспеченные студенты не подвалили.

— Благодарю вас, — сказал напоследок вампир.

Выйдя из здания, они двинулись по аллее, вдоль которой возвышались дубы, полностью закрывая небо и превращая пространство над собой в желто-зеленое покрывало. Первые ветви начинались так высоко, что забраться на них не представлялось возможным, кроме как взлетев. До «общежития», они дошли за десять минут.

И если раньше Сигрид представляла себе нечто ужасное, то признала, что была не права. При виде этих домов, у нее даже открылся рот: большие окна, черные черепичные крыши, трубы и часть стен отделаны под темно-серый камень. Почти у всех широкие балконы, где спокойно может разместиться небольшая компания. У задней части дома прямо под черным входом деревянный настил. Сначала они направились осматривать дом Сигрид, он находился дальше всех, но примыкал прямо к озеру. Университет находился на границе двух государств: вампиров с оборотнями и обычных людей. Поселок студентов окружали холмы и лес, создавая некоторую уединенность, не считая озера. Вода из него вытекала в широкую реку, протекающую между высоких гор. Природными красотами можно было любоваться с балкона дома.

Дом оказался достаточно просторным: общая гостиная с высоким потолком и широким окном с видом на озеро. Камин для розжига. Одна из дверей вела в баню, а другая в маленькую кухню. Здесь было две двери, но ни на одной не высветился знак ключей. Близнецы поднялись на второй этаж и только последняя дверь замерцала, обозначив спальню хозяйки. В каждой спальне были ванная с туалетом. Это обрадовало Сигрид, как и широкая кровать, на которую они с братом тут же повалились:

— Смотри не потеряйся на этих просторах, в замке у тебя была поменьше.

— Надеюсь, это они не намекают так на то, что во время учебы необходимо выбрать себе идеального партнера для продолжения рода, — Сигрид закатила глаза и тяжело вздохнула — Это явно не про меня, ты же знаешь, что я терпеть не могу, когда ко мне прикасаются посторонние. Радует, что не придется жить с парнями, хотя без тебя мне будет одиноко.

— На мои хоромы хочешь взглянуть?

— Пойдем, только… — она сдвинула дверь шкафа в сторону. На вешалках и полках были аккуратно сложены ее вещи, а в ванной уже стояли все необходимые моющие средства. — Пока что, мне нравится это место.

Им еще было необходимо определиться с местонахождением столовой и попасть в библиотеку за книгами по выданному списку.

«Дяде Матиасу там бы точно понравилось, жаль, что у меня аллергия на пыль», — подумала Сигрид.

Дом брата кардинально отличался от ее деревянного сруба, да и все остальные мужские были именно такими: окрашенные в черную или темно-серую краску, что внушало некоторую строгость и намек на дисциплину. Такие же, как и везде — широкие окна. Обстановка внутри мужская: кожаный диван, все в темных тонах, даже атрибуты над камином в виде оленьей головы. Меховая шкура на полу, массивные деревянные балки под потолком. Сигерду тоже досталась угловая комната на втором этаже с балконом, но вид к сожалению, оказался на главную дорожку, а не озеро.

— Обстановка далеко не светлая, — отметила девушка, осматривая ванную.

Плитка цвета шоколада с деревянным ковриком на полу. Глубокая раковина из цельного куска мрамора багрового оттенка. В спальне тоже все просто и без излишеств: кровать с прикроватной тумбочкой, шкаф, письменный стол со стулом и на стене у входа подставка для оружия.

— Мне нравится, что подобные детали продуманы, — Сигерд вытащил свой меч на положенное ему место.

— Кстати, твои вещи тоже здесь, — ткнула на ряд вешалок и полок, с уже висящими на них куртками и плащами.

В дверь комнаты неожиданно постучали, на пороге оказался черноволосый парень с чуть смугловатой кожей и желтоватыми глазами, цвет которых вмиг поменялся на голубой. В отличие от демоницы, он не показывал свои рожки. Но его красная с золотистыми переливами аура, говорила, что он очень сильный демон. От парня прямо-таки фонило этой силой. Широкие плечи трудно было скрыть под свободным балахоном. На лицо приятный, но кто знает, каков он в истинном обличие?

— Привет, я твой сосед по этажу — Драган.

— Я Сигерд, — заметил, как демон с любопытством посмотрел на сестру. — Это Сигрид — моя сестра, — Драган вежливо ей кивнул, и парни пожали друг другу руки.

— А вы очень похожи.

— Мы — близнецы, — пояснил вампир, — ты один живешь или с соседом?

— С соседом, он как раз разбирает вещи, почти весь шкаф ими занял. Пока что не слышал, чтобы кого-то селили вдвоем или втроем, для этого в Мантикоре слишком много свободного места.

Они вышли в коридор, где напротив комнаты вампира в дверном проеме на полу сидел парень. Он активно копошился в своем рюкзаке, ворча под нос ругательства на непонятном языке.

— Драган, ты не видел куда я засунул свои метательные ножи, нужно положить их рядом с подставкой для мечей, там как раз есть полочка, — он обернулся и тут же встал в полный рост.

Высокий, жилистый в белой свободной рубахе с красной вышивкой, на груди висит крест с черным драгоценным камнем. Серые глаза зорко смотрели на близнецов, прощупывая ауру каждого. Но убедившись, что ни ему, ни Драгану ничего не угрожает, пнул свой мешок и из того со звоном посыпались те самые ножи.

— Ага! — подхватил их и тут же всадил в дверной косяк. Сигерд вовремя притянул сестру к себе, боясь, что один из ножей мог угодить ей в глаз.

— Не переживай, я бы ни в коем случае не поранил эту птичку.

«За этим красавцем все девушки будут бегать, с такой-то ангельской внешностью, а потом от него и его замашек мастера по оружию», — подумал вампир.

— Янко, ты бы был подружелюбнее. Сигерд наш сосед, а это Сигрид — его сестра.

— Вот как! Ну добро пожаловать к нашему шалашу, меня зовут Янко. Извиняйте, выпить нечего, но думаю в столовой на завтрак можно разжиться чем-то живительным. Так что смело идем на поиски еды.

На улице начал накрапывать дождь, но аллея под кронами деревьев оставалась сухой, поэтому до университета они дошли не промокнув.

В коридорах уже во всю кипела жизнь, прибывающие студенты носились с сумками вещей или стопками книг, полученными в библиотеке. Кто-то активно перебирал документы и без умолку болтал о новом учебном годе. Среди этого столпотворения, парни не сразу подобрались к дверям столовой.

— Ох и есть охота, я умираю — наигранно запричитал Янко, отодвигая в сторонку двух стоящих у него на пути студентиков.

— Не смеши меня, ты съел огромную яичницу с беконом и сыром час назад, да еще закусил потом бутербродом с ветчиной и салатом, — проговорил Драган.

— Сколько же тебе нужно съесть чтоб ты был сыт, — прошептала Сигрид, осматривая помещение на наличие свободного столика.

— Когда как, все зависит от используемой силы. — Ответил Янко беря тарелку и накладывая на нее еду с длинного стола. Как только тот или иной продукт заканчивался, его заменял новый, поэтому хватило каждому. Здесь не было нужды стоять у окошка и ждать когда повар разложить каждому его порцию, все набирали сколько хотели.

Сигрид, с утра перекусившая кашей с медом, уже успела проголодаться, поэтому положила себе пышный омлет с золотистой корочкой и хрустящими полосками бекона, пару ржаных треугольников тостов, свежие овощи и нарезку из ветчины и сыра. Они разместились за квадратным столиком на четыре персоны у окна.

Сигерд в свою очередь добавил себе и сестре по чашке кофе и стакану чистой воды «Не забудь выпить элексир», — мысленно напомнил ей, пока она ела свой омлет и едва заметно кивнула головой, словно поправляя волосы. О том, что Сигрид принимает лечебные снадобья никто в их семье не распространялся.

Завтрак прошел спокойно, а главное сытно. Сигрид была довольна и с нетерпением ждала первую лекцию.

На вводной части им выдали свитки с расписанием, разделив по уровню магии. Близнецы оказались в самой сильной группе и если Сигерд никого этим не удивил, то на хрупкую Сигрид странно косились. С лавки встал молодой вампир. По внешнему облику и дорогой одежде сразу понятно — аристократ. На его бледном лице в обрамлении длинных светлых волос читалось легкое пренебрежение, стоило ему бросить взгляд на Сигрид, сидящую между братом и Драганом.

— Прошу прощения господин секретарь, но кажется была допущена ошибка. Разве вы не видите какой у нее слабый уровень энергетики? — бросил на девушку уничижительный взгляд серых глаз.

— Нет, Асгейр, все точно. Поэтому сядьте на место и больше не прерывайте старших, ваше высокое происхождение велит вам придерживаться этикета, а не превращаться в выскочку — на этом мужчина продолжил. У самого секретаря уровень магии был средний, но это не мешало ему поставить того или иного ученика на свое место.

— Кажется у тебя появился поклонник, — шепнул Янко Сигрид. — Гляди, гляди, сейчас дыру прожжет — прикрыл рот ладонью, чтобы не засмеяться. Драгану же наоборот этот вампир не понравился, он знал, что такие вечно задирают нос, а на окружающих смотрят как на грязь под подошвами своей дорогой обуви.

— Это случайно не сын советника Мортена Сапфируса, на их гербе изображено три синих сапфира на белом фоне. Родовая магия связана с подчинением, — прошептала девушка на ухо брату.

— Он самый, их семейство третье в очереди на престол. Но если Мортен хороший советник, то сын явно не в него пошел. Печально, ветвь может прерваться, если во главе их дома встанет Асгейр.

— У вас там все серьезно… — Демон с первого взгляда понял кем являются близнецы. Внуки нынешнего короля вампиров Ингварда, принц и принцесса за одним столом. Он и сам не был уверен в правильности выбора секретаря «По какой причине Сигрид определили в нашу группу, ведь у нее средней силы магический дар, а вот Сигерд другое дело» даже Драган, будучи демоном, не смог разглядеть границу уровня силы у вампира, ее просто не было.

Когда введение закончилось, секретарь пригласил профессора истории. Это был седоволосый старец с длинной бородой, у которого дрожали руки, когда он переворачивал страницы толстого фолианта. С каждой новой главой, в воздухе появлялось облачко пыли, оседающее на передних столах и заставляя сидящих там студентов чихать.

Все записывали лекцию в толстые тетради самопишущими перьями, без скрипа и пролитых чернил, такого на занятиях с дядей у близнецов не было, и девушка радовалась подобной мелочи, внимательно слушая лекцию о древних богах. Следующим занятием было расоведение, с углубленным изучением.

Когда Сигрид встала из-за стола, чтобы убрать в сумку тетрадь, перед глазами все поплыло, и она уперлась ладонями о стол, чтобы не упасть в обморок.

— Черт, ты забыла выпить лекарство — прошипел Сигерд, шаря по карманам ее сумки, пока не извлек стеклянный пузырек и не протянул ей, девушка тут же проглотила жидкость и сделала глубокий вдох.

Драган и Янко с непониманием наблюдали эту сцену, они видели, как резко девушка побледнела, так что на лице были отчетливо видны голубые вены и обескровленные губы.

«Она явно не может иметь сильный дар. Посмотри на нее, такая худая, похожа на покойницу. Что у нее за болезнь такая?» поделился мысленными соображениями Драган.

«Ошибки не было, а ты не видишь того, что вижу я и даже демонический нюх подводит. Хорошо хоть сам понял, что они из королевской семьи» удивил его Янко, беззаботно вертя в руке метательный нож «Вот бы все удивились, узнав что я на самом деле ангел, да еще вожу дружбу с демоном. Хохма да и только, моя бабуля небось в гробу переворачивается от подобного дуэта» он умело скрывал свою истинную сущность, благодаря кресту на шее. Дабы ни у кого не возникло соблазна насадить светлого на острый меч. А такие были повсюду. Для любого демона — убить ангела, значит повысить свой статус среди своих. Драган и Янко знали друг друга черт знает сколько лет. Они вместе влипали в различные неприятности, но оба всегда знали, тыл каждого прикрыт верным другом.

— Так, следующая аудитория у нас… опачки, а это не аудитория, похоже занятие будут проводить в саду — радостно поведал Янко, даже не заглядывая в свое расписание и касаясь плеча Сигрид. Девушка вздрогнула и перевела на него сначала испуганный, а затем абсолютно безмятежный взгляд и даже улыбнулась. — Пойдем ведьма, на свежем воздухе тебе как раз станет легче. — Подставил свою руку, на которую Сигрид облокотилась, и они покинули аудиторию.

Пока они шли по коридору в сторону сада, вампир внимательно наблюдал за Янко, но не вмешивался в их с сестрой разговор.

— Правда в саду? — Сигрид с таким восторгом на лице смотрела на нового друга.

— Именно крошка, пойдем, я проведу тебя чрез тернии к звездам! Per aspera ad astra! — вещал Янко на незнакомом ей языке.

— Твоя сестра чем-то больна? — осторожно спросил Драган, когда они миновали арку.

— И да и нет, — уклончиво ответил вампир «Если бы ты только знал, что с ней произошло» больше он ничего не добавил, чувствуя, как затылок сверлит недружелюбный взгляд идущего следом Асгейра.

«Только попробуй причинить вред моей сестре и я вырву твое сердце себе на завтрак» — кровожадно подумал Сигерд об этом вампире.

Лекцию о расах, студенты провели сидя на траве, что очень понравилось Сигрид и совсем не понравилось тем девушкам, которые были облачены в светлые наряды. Их учителем был сам ректор альма-матер. Высокий и хорошо сложенный эльф в серебристо-сером одеянии со светло-русыми волосами, собранными в длинную косу. Его голос звучал мягко, успокаивающе и вместе с тем, не усыплял.

— Не удивительно что барышни так разоделись, чувствую к концу лекции на его Светлейшестве пробы негде будет ставить. Он уже мысленно зацелован — шепнул ведьме Янко. Девушка едва сдержала смешок, закусив губу и продолжая внимательно слушать.

Ректор действительно был по-королевски хорош, дедушка мало рассказывал о своем друге, упомянув лишь то, что он из той же семейной ветви, что и их покойная бабка «По происхождению он принц, но вместо этого отдал предпочтение знаниям и открыл это заведение. Не удивительно, что здесь так зелено и вместо обычного общежития — дома». Сигрид уже зауважала ректора, не только за собственный выбор, но и мастерство преподавания, то как ясно он излагает свои мысли и вместе с тем умеет заинтересовать студентов.

На нее не действовало очарование народа леса, и она была рада, что не сидит с влюбленными глазами как ее однокурсницы. Следующее занятие было направлено на физическую подготовку и боевую магию. У студентов был длительный перерыв для легкого перекуса, а затем они отправились в раздевалки. Парням и девушкам после поступления на заказ шились не только форменные куртки, но и спортивное обмундирование, состоящее из черных, непромокаемых, огнезащитных костюмов.

Особенно довольны были парни, любуясь женской формой. Облегающие черные лосины, с кожаными полосками на щиколотках, коленях, бедрах и пояснице. Водолазки, закрывающие горло, с длинными рукавами с прорезями для пальцев. Кожаные элементы не позволяли магической атаке нанести ощутимый урон по ауре, а также защищали тело.

Некоторые студентки предпочли остаться с распущенными волосами, за что тут же получили от тренера нагоняй:

— Заплетите свои патлы, иначе я не посмотрю на то, что вы девушки, отрежу к дьяволу, так что до выпускного не отрастите ни одними чарами и зельями. — Прикрикнул на них рослый оборотень с коротким ежиком темных волос и желто-зелеными глазами. Заложив руки за спину и идя вдоль ряда студентов, он остановился возле Сигрид — Маленькая, ты классом не ошиблась?

В сравнении с этим гигантом, девушка действительно была миниатюрной.

— Не ошиблась. — Спокойно ответила чародейка.

— Ну коли не шутишь, выходи на магический спаринг, с кем бы тебя поставить… — Сигрид подошла к деревянному настилу, очерченному по воздуху синими магическими линиями.

— Тренер Варг, позвольте мне! — К настилу вышел именно тот, кому Сигерд уже мысленно пожелал закопаться живьем и не вылезать.

Демон нахмурился, а Янко наоборот улыбнулся мечтательной улыбкой, в предвкушении зрелища. Ангел что-то знал, но не делился этими знаниями с демоном.

— Правила вам знакомы с детства, это отмечено в ваших тестах при поступлении, так что не тяните черта за хвост, главное оставьте что-то своим многострадальным предкам — продолжал издеваться оборотень, довольно потирая ладони. Он знал об уровне этой чародейки, но ее внешний облик говорил совершенно о другом и ему было любопытно, что же будет.

Асгейр не скрывал улыбки, предвкушая легкую победу, а потому беззастенчиво разглядывал ее привлекательное в этом костюме тело. Небольшая, высокая грудь, узкая талия, плавно перетекающая в точеные бедра, особенно когда она стояла к нему вполоборота, приняв защитную стойку перед нападением и выставив руки так, словно они будут биться на кулаках. Образ завершали стройные ноги и убранные в тугую косу волосы.

«Быть может ей потом захочется умолять меня на коленях…» — но стоило линиям замерцать, как в него полетело атакующее заклинание, ответить он не успел, а отклонившись назад, все равно получил энергетический заряд в левое плечо. Ни одна эмоция не отразилась на лице девушки, она вернулась в защитную позицию и приготовилась к новой атаке.

Почему-то, она не стремилась похвалиться, завоевать всеобщее внимание, указав на его слабость. Но это еще больше взбесило вампира

«Хочешь казаться невинной и светлой, ну посмотрим кто кого!» — в этот раз он усилил заряд собственным артефактом-накопителем, позволив слегка видоизменить энергетический шар. Он был таким же как тот, что пустила Сигрид, и лишь покопавшись в его внутренней составляющей, можно было понять, что это не так, но кто же во время спарринга будет заниматься подобным.

Сигерд видел, что с шаром что-то не так, уже, когда тот летел в сестру. Вампир дернулся в ее сторону, но был схвачен Драганом за локоть чтобы тренер не заметил попытки вмешаться. Но Сигрид все же удивила их, она предвидела такой расклад. Вот шар летит ей в голову, и она цепенея остается на месте, чтобы потом провести с ожогами долгое время, восстанавливая нежную кожу, вот прыгает в бок и ей обжигает лишь бедро, а вот тянет из своей энергетики нити, сплетая золотистый щит против такой агрессивной атаки. Будь на ее месте другая, она бы либо не справилась, либо лежала с обожженным лицом или телом.

«Нет, этого я тебе не позволю!» — хлопок рук и от ее ладоней отделился тот самый щит. Шар ударился об него, заискрил и взорвался, заставив девушку упасть на колени и закашляться от удушливого дыма. На щеке была ссадина, губа треснула и по подбородку потекла кровь, а руки в небольших ожогах. Все это мелочи, которые она залечит мамиными зельями, но не поражение.

Тренер подошел к настилу и прикоснулся к дрожащим нитям, в них блестели алые переливы, а это значило нарушение правил.

— Поздравляю кровосос, первое наказание. Соберешь еще два и вылетишь к чертовой матери, а теперь пошел с глаз моих, аристократишка — встал перед девушкой, но не прикоснулся к ней.

— Ну что принцесса, — прошептал чтобы слышала только она. — Уделала ты этого сопляка, а меня прости, я поставил под сомнение твое тестирование. — А затем обернулся к стоящим и злобно гаркнул — У нас еще есть время, поэтому все дружно бегают и проходят полосу препятствий. Демоны пошевеливайтесь — это вам не шуточки, уж поверьте. Я знаю какие тренировки необходимы вашим адским телам. — Посмотрел на Янко и поманил к себе, пока Драган и Сигерд, особенно последний с гордостью смотрели на встающую с настила девушку. — Светлый, подлечи ее, теперь будешь личным лекарем, а ты Рэйвен, в следующий раз заранее сообщи о нарушении, прежде чем тратить себя на всяких ничтожеств.

— Прошу прощения тренер Варг, — проговорила ведьма, но было видно, что оборотень доволен ею, особенно когда взял плеть и со свистом стал подгонять бегущую толпу студентов.

Янко ободряюще улыбнулся Сигрид и взял за руки, излечивая ее ожоги и треснувшую губу. Когда от ран не осталось и следа, они вдвоем побежали за остальными.

Глава 2

В целом, учеба близнецам нравилась, после того как Сигрид «уделала» упыря, об этом еще некоторое время говорили. Но тренер больше не ставил Асгейра с ней в спаринг. Вместо него отлично справлялись демоны, драконы или эльфы, среди тех, кто был из группы сильного уровня магии, людей или полукровок, как Сигрид, были единицы. Однако, если с эльфами и демонами девушка могла еще кое-как справиться, то с драконами ее ждало поражение, но она не расстраивалась, радуясь за брата, который каждый раз раскрывался, являя миру свою родовую магию льда, хотя между ним и драконами всегда оставалась ничья. Кому-то это нравилось, подзадоривая вампира к следующему спарингу, но по-доброму, а кого-то бесило. И порой тренеру приходилось разнимать, уже дерущихся чисто кулаками парней, чтобы те успокоились. Правда Варг ругал их для вида, на деле понимая, что всем нужно выпускать пар, а что может быть лучше двух драчунов, которые по собственному желанию решили расквасить друг другу рожи.

С соседками по коттеджу Сигрид повезло, с ней на этаже жила драконица, а внизу разместились две ведьмы с лекарского факультета. У брата же был полный набор, кроме Драгана и Янко, внизу жили два дракона, причем двойняшки, похожие как две капли, а в облике драконов так тем более. Когда брат познакомил сестру с соседями, она впервые увидела трансформацию синих драконов с тонкой черной полосой на шее в людей.

У обоих синие волосы с черными прядями, доходили до пояса [Olga1] и приходилось переплетать их в косу. По росту чуть выше вампира, на вид лет двадцати пяти. С чернильного цвета глазами и загорелой кожей, волевые подбородки и очень мужественный вид взрослых мужчин, одетых в кожаные штаны и рубахи в цвет чешуе.

Визэр и Витер были отличными бойцами и всегда показывали лучшие результаты у тренера Варга, а вот по другим предметам учились из рук вон плохо, предпочитая физические нагрузки книгам. С ними было хорошо тренироваться вне учебы, они даже обучили кое-чему новому Драгана и Янко, а по вечерам устраивали мини барбекю на огне в камине, поджигая поленья драконьим дыханием. Правда после одного раза, когда Витер в спешке сунул голову в камин чтобы поджечь все как следует, то обратно вылез с почерневшим от копоти лицом. Соседи смеялись, пока Визэр улыбаясь вытирал брату лицо мокрым полотенцем.

Предметов у них было не так много, но за успеваемостью и их выполнением следили тщательно. Если в первый раз преподаватель по истории, профессор Гутфрид казался им немощным старцем, которому каждый раз хотелось подставить стул чтобы он усадил на него свои древние мощи, то на экзаменах он не давал никому спуску. Привычно замутненные старостью глаза, становились ярко голубыми, морщинки разглаживались, а губы расплывались в довольной улыбке, предвкушая дополнительные наказания для нерадивых студентов. Потом выяснилось, что старикан оказался энергетическим вампиром, питающимся страхом и негативными эмоциями. От того в пору экзаменов и зачетов, он быстро молодел.

Для каждого поступившего определялся срок обучения, кому-то требовалось три года, а кому-то и около пяти или больше лет, все зависело от развитости магического дара.

Пока что близнецам определили срок в три года, ввиду их упорного домашнего обучения и уровня силы. У драконов было тоже самое, а вот Драгану отмерили четыре года, но он не расстраивался. Периодически списывая у Сигрид или Янко их лекции. Не смотря на разболтанность и фривольный характер, все домашние задания у последнего были готовы, хотя демон ни разу не видел, чтобы друг сидел за учебниками или посещал библиотеку.

На занятиях по зельеварению и травоведению у крупной дамы с пышными формами, которую именовали никак иначе как профессор Ойвинд, парням становилось дурно. Окружающие их запахи, витавшие в воздухе от испарений кипящих котелков, заставляли драконов неестественно зеленеть и зажимать носы. Сама женщина беззаботно порхала, с учетом комплекции пышки[Olga2], одетой в черное, облегающее платье, которое странным образом очень ей шло, подчеркивая аппетитную грудь и бедра. Она брела между рядами столов, тыкая длинными фиолетовыми ногтями в ту или иную субстанцию в котле или отчитывая за невнимательность в прочтении рецепта.

— Фы абсолютные глупцы мои милые малыфы — фыркала она на них, накручивая на палец выбившийся из прически, такой же фиолетовый, как ее маникюр, локон и поправляя очки на переносице — Фсе нужно делать по порядку, измерять пропорции, а не фсбалтывать как бутылку шампанского — остановилась перед двойняшками-драконами и скривила пухлые губки — Будете отрабатыфать, странно что фаша кожа зеленого оттенка — это непорядок для драконов, чей окрас синий! Уж поферть старой драконице — старой ее никак нельзя было назвать, госпоже Ойвинд на вид было около тридцати пяти лет, возможно чуть больше, но в ее фиалкового цвета глазах всегда было столько жизни, не удивительно что тренер Варг замирал при виде этой необычайно яркой особы в столовой.

Развернувшись, преподавательница поцокала каблучками в сторону своего стола, поставив напротив драконов жирную пометку о незачете. Уже стоя в коридоре, Сигрид подсуетилась с лечебным настоем и быстро протянула Витеру и Визэру пузырек:

— Выпейте, худо не будет. А то и правда совсем неважно выглядите — заботливо проговорила она, дожидаясь, когда драконы понюхают содержимое, а потом сделают по паре глотков.

— Нда, уж это поприятнее и не пахнет, как то отвратное варево. Проклятье! Я никогда не сдам этот дрянной предмет, ну не умею я кашеварить — пожаловался Витер смахивая пот со лба. Пока он стоял у котла, перед глазами все поплыло и ему казалось, что он вот-вот упадет в обморок.

— Ладно, сейчас перерыв, поэтому можно перекусить в саду. Свежий воздух взбодрит — Девушка подхватила двойняшек под руки, и они пошли в столовую. За проведенные здесь полгода, она привыкла к друзьям брата и абсолютно не напрягалась при общении или прикосновении с ними. Но с другими оставалась отстраненной, особенно очень рьяно ее донимал Асгейр. Вампир вел себя странно, он зачем-то стремился к ней прикоснуться, но каждый раз ему мешал Драган. Демон старался не отходить от Сигрид, если ее брата не оказывалось рядом, но даже у него не всегда получалось оградить сестру друга от назойливого внимания ухажера.

Вампир подкрадывался, когда ведьма занималась в библиотеке, или на тренировке случайно задевал ее локтем пробегая мимо и якобы случайно толкая, пока она делала то или другое упражнение. В такие моменты демон бесшумно подходил к Асгейру и делал захват со спины, так что вампир не успевал среагировать.

— Чего тебе неймется кровосос, иди сочку томатного полакай, видишь девушки растяжку делают, а с твоими кривыми ногами это вряд ли получится — говорил ему демон. На это вампир только скалился, но в открытую никогда не выступал и это настораживало.

— Не нравится мне его внимание, странно… — шептала девушка, отряхивая песок с колен. Они уже отзанимались и выполнили положенные им задания, поэтому можно было принять душ и идти на следующее занятие.

В этот раз лекция по расоведению проходила не на улице, а в музыкальной комнате. Дополнительные занятия музыкой выбирались студентами по собственному желанию, поэтому все необходимое появлялось под рукой прямо из воздуха. В этот раз там стояло большое фортепьяно, черная, отполированная поверхность блестела от лучей солнца, проникающих сквозь панорамные стекла, а из приоткрытого окна дул прохладный ветер.

— Итак, в прошлый раз мы проходили особенности строения драконьего тела, за что я еще раз благодарю принца Петтера. — Проговорил ректор Анлеифр, на что именуемый студент ответил кивком головы.

Это был среднего роста молодой человек, того же возраста что и двойняшки. С чуть вьющимися волосами цвета карамели и золотистой кожей. Большие, кофейного оттенка глаза, добрая улыбка, но немного полноват, в отличие от стройных и подтянутых двойняшек. В образе дракона он имел коричневую чешую, с острыми шипами по всему позвоночнику до хвоста.

— Сегодня у нас будут особенности вампирских чар, их не так много, по крайней мере из тех, что знакомы лично мне. — Начал Анлеифр.

Асгейр уже выпятил грудь, а по лицу расползлась предвкушающая улыбка. Он мог отлично проявить себя, но вместо него, ректор выбрал Сигрид. Девушка смутилась, удивленно похлопав глазами, но эльф поманил ее к себе, выражая всем своим видом что не сделает ничего плохого.

— Так, нам нужна музыка… — он нахмурился, смотря на студентов, но Сигерд опередил его, встав на помощь сестре.

— Отлично, будешь аккомпанировать. — Дождался, когда вампир сядет за фортепиано и откроет крышку, проведя пальцами по клавишам. — Итак, сейчас Сигрид любезно представит нам одну из самых сильных вампирских чар, несмотря на то, что является наполовину человеком. Начинай дорогая, я тебя внимательно слушаю. А все остальные понаблюдайте друг за другом и попытайтесь не попасться, превратившись в послушных рабов. — Он загадочно улыбнулся, присев на подоконник.

Чародейка смущенно потупила взгляд, чувствуя, как становится жарко, она терпеть не могла привлекать лишнее внимание к своей персоне, а тут придется выполнять. Сигерд сидел рядом, но стоило ему лишь коснуться ее косы, заставив волосы рассыпаться по спине иссиня-черным каскадом, как она улыбнулась уголками губ и кивнула начинать.

Сначала студенты услышали далекий звон колокола, затем нежные ноты фортепьяно и полушепот самой Сигрид, словно она молилась незримым богам, а затем запела. Ее голос плавно растекался, окружая каждого, заставляя вздрогнуть и податься вперед, широко раскрыв глаза, и представляя, что он охвачен божественным благословением, готовый отдать всего себя той, которая поет, преклоняться перед ней и подчиняться. Ее длинные волосы развевались от порыва ветра, а воздух наполнился свежим ароматом леса. Нежный и в то же время звонкий голос, на последних нотах он переливался журчанием ручья и звоном колокольчиков. Мелодия фортепьяно стихла, а студенты были до сих пор погружены в сладкую полу мечту, полу одержимость.

Звяканье стеклянных бутылок и аромат имбирного эля, разливаемого по бокалам:

— Благодарю вас Рэйвены. Прекрасно! — Похлопал в ладони Анлеифр — Я смотрю некоторые еще не до конца отошли от гипноза — сунул в руки таких студентов бокалы — Опохмелитесь друзья, это поможет развеять туман в голове, нам здесь не нужны ваши разморенные лица. Итак, не будем говорить о том, у кого и какие ощущения вызвало пение Сигрид — заметил несколько смущенных взглядов. — Оставлю эти интимные подробности в вашем распоряжении. В зависимости от того как именно поет вампирша, вы станете испытывать, то или иное чувство — это может быть что угодно, от чувства влюбленности, до желания убить за нее. Поэтому будьте осторожны с нашими клыкастыми красавицами, таких в «Мантикоре» очень много. Пение одинаково действует как на сильных мира сего — демонов, так и драконов с эльфами и оборотнями. На вампиров не действует, потому что, говоря простым языком — зараза к заразе не липнет, прошу прощения, Сигрид, — но девушка лишь пожала плечами, убирая волосы с лица и присаживаясь рядом с братом на скамеечку у инструмента.

— Единственные верные средства от подобного влияния это если вы ангел или у вас уже появилась настоящая половина, которую вы любите всем сердцем и душой, готовые пожертвовать ради нее или него всем. Однако прежде чем мы перейдем к совершенно другим эмоциям, я хочу спросить, согласны ли вы на продолжение? — обвел взглядом всех — Это будет не так как сейчас, не нежный и влюбленный дурман с намеками на страсть и преданность, а то, что заставит вас ощутить внутри себя тьму, готовую вырваться наружу и уничтожить любого, на кого вам укажут, да хоть даже стол — начертил на его поверхности вражескую руну, та замерцала алым светом — Так что все свои черные помыслы и желания вы выпустите на него.

— Господин Анлеифр, неужели мы все будем подвержены негативу? — спросил молодой демон на вид лет семнадцати с узким, женственным личиком и худым телосложением, в отличие от собратьев, у него были пепельные волосы до плеч и свой истинный алый цвет глаз он не скрывал.

— А это зависит от вашей силы воли юный Фреир. — Поднимите руки те из вас, кто не смог преодолеть вампирское пение? — почти все подняли руки, кроме Яна, Асгейра и одной драконицы по имени Ветрана (соседка Сигрид по коттеджу). — Чего и следовало ожидать, не считая Асгейра, всего двое. Сиг, ты готова? — чародейка кивнула, вновь встав.

В этот раз мелодия была другая, играли на струнных инструментах, выводя тягучую ноты смычком — это делал сам эльф, пока Сигерд не забил в появившиеся перед ним барабаны, девушка нежно и звонко запела, с придыханием пропевая каждое слово песни, словно умоляя, а затем постепенно, но уверенно призывая к бою. Не успел вампир отвести взгляд от сестры, как один из демонов бросился к столу, запустив в него огненным шаром, рядом с ним оказался фиолетовый дракон, обрушив на столешницу когтистую, наполовину измененную в драконьей ипостаси руку. Остальные сжимали лавку на которой сидели: они потели, скрипели клыками, у кого-то лица уже поменялись на истинный облик и тут же Сигрид взяла высокую ноту, и ректор закончил ее песню игрой на скрипке.

После чего по аудитории пронесся ледяной ветер, остужая разгоряченные тела и приводя разум в состояние покоя.

— Спасибо Сигерд, очень вовремя, а то боюсь от мебели ничего бы не осталось. Драконы и демоны очень страстный народ, все на эмоциях, это только вампирам присуще хладнокровие, что играет на руку во время боя, хотя не все придерживаются этого спокойствия. — Стоящие перед разбитым, разломанным в щепки столом, дракон и демон удивленно оглядывались.

— Я даже не понимаю, как так произошло… — пробормотал первый, возвращая руке прежний вид.

— Не переживайте граф Сверр, я не расскажу вашей тетушке, а точнее профессору Ойвинд о таком явном промахе в воспитании, не зря ваше имя переводиться как дикий, чего и вам желаю Тир — обратился к демону, глаза которого все еще не вернули прежний карий цвет, перекрытые черной пеленой мрака. Ему понадобилось чуть больше времени чтобы прийти в себя. Рядом тут же оказались собратья, а Драган как старший ободряюще похлопал его по плечу, доставая из своей сумки пузырек со специальным зельем.

«Демон, посмотри на него, ему около двадцати, но его молодой собрат Фреир, держался гораздо лучше в отличие от этого», — мысленно обратился к сестре Сигерд.

«Мне его немного жаль», — она видела, как дрожат узкие плечи, как руки с выступающими черными когтями зарываются в мокрый ежик волос, а на шее от напряжения вздуваются вены и стекают капельки пота.

«Не стоит, им всем нужно научиться сдерживать свою истинную сущность чтобы окружающие и они сами не пострадали. Этому и учат в „Мантикоре“, а иначе кому нужны кровожадные монстры, разгуливающие по территории университета»

— Теперь поняли, как важно не поддаваться ни на какие чары. Тех, кто справился хотя бы на половину и не разгромил мебель благодарю за старания, остальным рекомендую как следует отдохнуть после занятий. — На этом лекция завершилась и все покинули аудиторию.

— Как тебе удалось справиться? — спросила Сигрид у Янко, когда они пришли на обед в столовую. Драгана с ними не было, он все еще оставался среди своих собратьев демонов, а Сигерд ушел к тренеру Варгу.

— Ничего тяжелого если знаешь, как надо правильно слушать.

— Ну да, ты вдруг превратился в вампира — подколола его, доедая свой суп с гренками.

— Ты меня ранила в самое сердце таким оскорблением. Тебе же ректор сказал, не поддаются те, кто уже сильно любит и кто не слаб духом, а я никогда не жаловался на силу воли, а она мне ух как дорога! Поешь ты конечно потрясающе, услада для моего слуха или ты хотела влюбить меня в себя? — хитро прищурился.

— Ничего умнее придумать не смог?

На это Янко широко улыбнулся и послал ей воздушный поцелуй.

— Ну, ну, я знаю, что ты девушка приличная и не позволишь никому лишнему к себе прикоснуться, а я как истинный светлый рыцарь постою за защиту твоей души.

— Ладно, пойдем. Я еще хотела искупаться в озере, вчера договорились с девчонками.

— Хорошая идея, полуобнаженные девы в объятиях водной стихии! — воздел руки к небу — Повезло тебе с соседками, хорошо, что ни одной вампирши рядом нет, а то я смотрю ты у них не в чести не смотря на происхождение. — Последнее сказал так, чтобы услышала только Сигрид.

— Честно говоря я тоже рада, с ведьмами так легко общаться, это две приятные девушки из небольшой деревни. Обе очень хозяйственные и внимательные, с даром средней силы. Одну зовут Агния, а вторую Гаяна, ты видел их со мной на завтраке.

— Да, Агния это та, что с длинными цвета пшеницы волосами до очень даже привлекательных бедер — его взгляд тут же стал мечтательным, вспомнив высокую, статную девушку с нежной, молочной кожей, без косметики в белом простом платье, расшитом красной нитью в традиционном деревенском стиле.

«Никаких корсетов, свежа как роса поутру, а глаза, цвета предгрозового неба. У нее есть родовая магия, связанная с ветром. Отличная травница, поэтому профессор все время ее и подругу хвалит», — начал вспоминать вторую девушку: эдакая деревенская порода с широкими запястьями и бедрами. Двумя рыжими косами, ростом чуть ниже Агнии, со средним уровнем магии. «Зато судя по последним блюдам, отлично готовит, не стесняясь собственной внешности. Круглое, открытое лицо с веснушками, большие зеленые глаза, на таких женятся чтобы те легко рожали по трое, а то и четверо детей».

Глава 3

Тем же вечером, девушки отправились на озеро.

— Странно что сегодня никто не купается, пятница ведь, — проговорила Гаяна, прижимая к пышной груди огромное, пушистое полотенце и тапочки. Из коттеджа они прошли босиком по мягкой траве, больше всего это доставило удовольствие Ветране. У драконицы были свои привычки, связанные с природой, особенно когда она принимала истинный облик черно-фиолетового дракона, с высоты погружаясь в воду, а потом нежась на траве свернувшись как большая кошка.

— Похоже, что мы первые, что ж, тем лучше, не будет кучи соглядатаев.

— Ой, Ветрана, а можно сегодня без твоих падений, а то я не хочу мочить волосы — осторожно попросила ее Гаяна. Эта пышка восхищалась драконицей, видя в ней сильную и волевую женщину, поэтому периодически спрашивала разрешения, чем удивляла свою собеседницу, которая только пожимала плечами и кивала головой, мол да или нет.

— Ладно, все ради твоих тяжелых кос, яблочко ты мое наливное — усмехнулась, показав заострившиеся клыки, но Гаяна лишь засмущалась, положив ладони на разрумянившиеся щеки. Приятное ей говорили не часто, а услышать от драконницы дорогого стоит.

— Вода — парное молоко! — воскликнула уже вбежавшая в озеро Агния, на ней была тонкая холщовая рубашка на бретельках, и она тут же нырнула, не боясь намочить длинную косу. За ней осторожно ступая по гладким камням чтобы на поскользнуться пошла Гаяна, но поставив ногу на неудачное место, едва не оступилась, если бы сзади ее не потдержала Ветрана.

— Осторожнее горемычная, а то отобьешь себе все, потом будешь плакаться как в прошлый раз — тогда они впервые пришли искупаться и Гаяна действительно сильно ушиблась, каким-то образом умудрилась порезать пятку, отбить мизинец так, что они боялись, случился перелом и еще получить ссадину на локте.

— Ой, Ветраночка, дай Всевышний тебе здоровья, я такая неловкая — уже держась за подругу, они вместе поплыли за Агнией. Девушка вынырнула вдалеке и лежала на воде, отдыхая.

— Сиг, а ты не пойдешь? — окликнула ее Ветрана, делая широкие гребки и параллельно следя чтобы Гаяна не вздумала утопнуть, а то с нее станется.

— Я ножки помочу! — зайдя по колено, поводила ладонями по воде и умыла лицо

«Хорошо то как»

Купаться она сейчас не могла, предчувствуя беду, которая не заставила себя ждать.

К мостику подошла компания во главе с Асгейром. За талию его обнимала очень красивая демоница, ее золотистые кудри крупными кольцами лежали на плечах, [Olga1] а облегающий светлый сарафан, открывал взору красивую фигуру, только вся эта красота меркла при взгляде на ее высокомерное лицо, искривленное улыбкой, которой она встретила взгляд Сигрид. Рядом стояла такая же парочка: парень и девушка, тоже аристократы, но чародейка их не знала.

— Добрый вечер дражайшая принцесса, не бережете вы себя и свое хрупкое здоровье. Вдруг простудитесь, — бросил насмешливый взгляд на ее босые ноги. На прогулку она одела синие, облегающие брюки и белую кофточку с рукавом до локтя. Ей не нужно было одеваться в короткие платья, краситься чтобы привлечь чье-то внимание, в котором она не нуждалась.

— Не стоит беспокоится Асгейр, мое здоровье в полном порядке. Вашими молитвами — улыбнулась уголками губ.

— Так купание наоборот способствует повышению иммунитета — подала голос светловолосая, хитро смотря на своего кавалера.

— А ведь точно, давайте поможем ей немного освежиться — но никто не прикоснулся к чародейке и пальцем, зато она четко ощутила, как в грудь толкнуло незримой силой, и она отлетела на торчащие из воды камни. — Какая ты неловкая, что же так неаккуратно. Не подобает принцессе так себя вести. Дамы, пойдемте.

Сигрид шипела от боли, отплевывая воду.

К ней уже подплыла Гаяна, кончики ее кос были намочены, поэтому девушке пришлось их выжимать. Она осторожно выбралась на берег и помогла Сиг встать.

— Вот пиявки, лишь бы какую-нибудь гадость сделать. Носы задрали и хороши. Тьфу ты! — проворчала она, — Ну ничего, вернемся в дом, согреемся в бане. А ты молодец, пусть они себя аристократами и считают, да по ихнему поведению не скажешь. Видали мы таких! Окромя самомнения больше ниче и нету. — Это простая речь заставила Сигрид улыбнуться, набросив на плечи подруги полотенце, они сели на мягкую траву и стали дожидаться драконицу с ведьмой. Первая наконец-то перевоплотилась и с удовольствием ныряла вместе со смеющейся Агнией. Вампиров они не видели, как и падения Сигрид в воду, от того жутко разозлились, когда Гаяна выразила свое неудовольствие сидя в бане.

— Чертовы кровососы, на кого из них не глянь в «Мантикоре» все такие чванливые, будто королевишны да короли голубых кровей — ругала их Агния, попивая холодный морс и нежась на деревянной лавке, после парной.

— Среди всех рас хватает вот таких индюков. И драконы, к сожалению, не исключение, одного такого мне в женихи подсунуть пытались. Сначала весь такой обходительный, руки целовал, в любви признавался, мол красота я неземная, а потом как дело к свадьбе пошло, то началось: не так одеваюсь, слишком вызывающе себя веду, занимаюсь не тем, чем положено приличной деве! Пришлось его по-мужски послать куда подальше. — Вспоминая неудавшегося супруга, вспомнила Ветрана, поедая виноградную гроздь, так что по ладони на прикрытую простыней грудь стекал прозрачный сок. О том, что у драконицы когда-то был жених, никто не знал и девушки сразу сменили тему.

— А у тебя Сиг жених есть? Ты ведь тоже королевская дочка. — Спросила Гаяна, подливая той в стакан морсу, который сама же и приготовила.

— Нет и не будет, пока сама не решу, да и то, только по любви, как у матери с отцом.

— А думаешь тебе разрешат? — на лице Ветраны было выражение тоски, разговоры о мужиках ее не привлекали. Убедившись один раз в том, какой обманчивой бывает любовь, она закрыла свое сердце от подобного эфемерного чувства, несмотря на то, что многие драконы в «Мантикоре» на нее засматривались, особенно на тренировках.

«Ну, ну! Женишки, только и горазды что на мое тело пялиться, а как серьезное что-то предложить, так отмалчиваются»

— Не думаю, а знаю. Браки по расчету для тех, кто находится в бедственном положении, когда наследников нет, а жить хочется, вот и заключают ради выгоды. У нас в семье так не принято, дед женился по любви на эльфийке, отец на матери, хотя многие в совете вампиров не одобряли его выбор, а теперь дед нарадоваться не может на свою невестку. Так что нам с Сигердом повезло, сейчас совет по-прежнему пытается подобрать пару для короля — «Знали бы они как он смеется над ними»

— Ох, вот слушаю вас и кажется, что так и надо, по любви, а не корысти ради, да вот кто ж меня-то по доброй воле в жены возьмет, а мне много не надо. Чтоб муж не бил и детки народились. — С грустью поделилась Гаяна, обмахиваясь веером.

— Ох, что ты в самом деле. Будет у тебя хороший муж и дети, но не сейчас… — туманно успокоила чародейка, на мгновение прикрыв глаза. — Может твой муж на другом курсе, а ты кроме нашей кухни и учебы ничего вокруг себя не видишь. Готовка — это хорошо, но иногда надо и смотреть дальше собственного носа.

На это Агния и Ветра дружно покивали, но о собственных планах на будущее предпочли не распространяться. У первой была мечта вернуться домой с дипломом, работать на саму себя, открыв лекарскую лавку и утерев нос отцу, который вечно попрекал ее то глупой гусыней, то дурой и мол ни черта она не умеет и не знает. А у Ветраны была другая, она просто хотела пожить для себя, а не проводить время знакомясь с подсунутыми тетушкой женихами. Родители ее давным-давно погибли, когда девочке было 5 лет, летали в неудачном месте, а там магическая гроза началась, вот и осталась их кровиночка на попечении старой графини и единственной родственницы.

«Получу диплом и улечу куда подальше от этой грымзы, пусть хоть проклянет, мне дела до нее не будет. Я видите ли и так в свои 23 в девках засиделась!»

Чуть погодя, расслабленные, девушки разбрелись по своим спальням. В выходные, Гаяна и Агния хотели сходить на местную ярмарку за продуктами и кое-какими вещами, потратить полученную стипендию. Ветране и Сигрид деньги поступали от родителей. Хоть этому драконица радовалась, счет в драконьем банке был открыт на ее имя и только она одна могла брать оттуда средства, а не через одобрение и подпись тетки, как это у некоторых таких же осиротевших практиковалось. При жизни, отец не сильно ладил с троюродной сестрой, которая вечно указывала на его недостатки и хвалилась собственными успехами. Поэтому со временем Ветрана поняла, почему же у них в доме тетя была редким гостем.

«С таким характером я вообще поражаюсь как отец терпел ее хотя бы день»

На утро Сигрид проснулась от сильной боли в спине, перекатившись на живот, она болезненно застонала.

«Видимо, вчерашнее падение не прошло бесследно, забыла воспользоваться разогревающей мазью», — но даже от этого лекарства, эффект наступит только дня через два-три. Пришлось медленно умыться и привести себя в порядок для похода на ярмарку. Но видя, что с чародейкой что-то не так, подруги мигом насторожились, а когда Агния потянула кофту наверх, обнажая огромный и очень непривлекательный синяк на костлявой спине,[Olga2] уже не сдержалась в выражениях:

— Курва мать! Гаяна, быстро неси обезболивающую мазь, этот ужас не уберет, но зато хоть некоторое время не будешь двигаться как старуха, разбитая параличом. — Соседка быстро сбегала в комнату, по дороге что-то опрокинув, подруги уже привыкли к ее неуклюжести, поэтому не обращали внимания. — От так, потерпи милая — Агния сама поморщилась, когда Сигрид дернулась от прикосновения. Закончив, наложила клейкий бинт, чтобы мазь не прошла сквозь одежду — Ничего, до свадьбы заживет.

— Пойдемте уже, а то все самое интересное раскупят. — Поторопила их стоящая в дверях Ветрана. Как всегда, одетая в облегающие черные лосины, и подаренную Гаяной белоснежную рубашку с пышными рукавами, расшитую фиолетовыми нитями, грудь и талию облегал темный корсет, а на ногах высокие ботфорты на каблуке.

— Слушай, ты не боишься, что в таком виде тебя прямо на ярмарке какой-нибудь женишок да отхватит? — с усмешкой спросила Агния. На что Ветрана равнодушно пожала плечами, мол ее это все не волнует, а кому вздумается полапать, схлопочут по самые помидоры. Сами девушки были одеты в привычные деревенские платья, но зная правила похода на рынок и встречу с мелкими воришками, у Агнии в рукаве был припрятан нож для срезки трав.[Olga3]

До ярмарки пришлось идти полчаса неспешным шагом, и если выходя на дубовую аллею Альма-матер находилась по правую руку, то ярмарка по левую.

— Хорошо наш ректор придумал. И тебе коттеджи эти со свежим воздухом и до рынка дойти не опасно, открытое пространство с аллеи вышел, через лесную поляну и вдоль поля. Дай Божиня ему здоровья, да супругу любящую, гарный мужик, да как перст один. — Посетовала Гаяна.

— Да за него готова любая пойти, вон сколько студенток по нему страдают. Пусть и выбирает.

— Нет Агния, ему не молодухи эти нужны у которых в поле ветер, а в одном месте дым — Смущенно опустила нецензурное словцо. — А такая, чтоб любила, как…

— Как я борщи твои с чесночными пампушками! — воскликнула Ветрана обнимая ее за плечо и затягивая старую песню на деревенский манер, услышанную от самой Гаяны:

— Несе Галя воду, коромисло гнеться,

А за нею Іванко, як барвінок в'ється.

А за нею Іванко, як барвінок в'ється.

Галю ж моя Галю, дай води напиться… — ей стала подпевать Агния:

— Галю, ж, моя, Галю, дай води напиться.

Ти ж така хороша, дай хоч подивиться.

Ти ж така хороша, дай хоч подивиться.

Вода у ставочку, піди, та й напийся.

Я ж буду в садочку, прийди подивися.

Я ж буду в садочку, прийди подивися.

Прийшов у садочок, зозуля кувала.

А ти ж мене, Галю, та й не шанувала.

А ти ж мене, Галю, та й не шанувала.

Стелися, барвінку, буду поливати.

Вернися, Іванку, буду шанувати.

Вернися, Іванку, буду шанувати.

Скільки не стелився, ти не поливала.

Скільки не вертався, ти не шанувала.

Скільки не вертався, ти не шанувала.

Скільки не вертався, ти не шанувала.

Скільки не вертався, ти не шанувала.

Сигрид предпочла не петь, чтобы подруги не очаровались от ее голоса, и только улыбалась, идя под руку с Агнией. Так они и добрели до Ярмарки в деревне Лукошкино. Сама по себе эта деревня была отличным местом, где студенты могли отдохнуть и купить все необходимое, от ниток с иголками до дорогого обмундирования.

Сигрид ни в чем не нуждалась и только молча ковыляла за подругами, Агния как всегда застряла в травяном ряду, выбирая ингредиенты для зелий и сетуя на то, что на территории Альма-матер рвать растения запрещено, а то бы сэкономила, а вот Гаяна никак не могла выбрать себе кухонной утвари.

— Да на что тебе эти щипцы, курица ты эдакая, потом их с собой, вместе со своими сковородками потащишь обратно? Тяжело же! — негодовала Ветрана, а потом плюнула на это дело и схватив Сигрид за руку, потащила ее в магазин с одеждой. Драконица хотела забрать заказанный ею корсет из фиолетовой кожи, специально зачарованный от изнашивания.

В магазинчике чародейке понравилось, уютное помещение, отделанное деревянными панелями. По обеим стенам полки и вешалки с вещами, а если подняться по винтовой лестнице на второй этаж, то можно прикупить тонкое, кружевное белье. Пока Ветрана меряла корсет ивздыхала от восторга, Сигрид поднялась наверх и стала внимательно изучать ассортимент, касаться нежной ткани, остановившись на бархатном темно-сером белье без косточек, идеально облегающем ее небольшую, но и не маленькую грудь и таких же трусиках. Еще ей приглянулось полупрозрачное черное боди из тюля и кружев, после чего, на стол к продавцу-эльфийке отправились оба этих товара. Видя, что подруга тоже кое-что прикупила, Ветрана хитро прищурилась, но довольная улыбка не сходила с ее лица.

— Авось и у тебя кто-нибудь да появится, а то общаешься с кучей привлекательных друзей братца, а ни с кем на свидание так и не соизволила сходить. — Подхватила бумажный пакет со своим корсетом, а заодно новыми лосинами с кожаными полосками на бедрах.

— Никто и не приглашал… — тихонько сказала Сигрид, ища между рядов Гаяну и Агнию.

— Как сказала бы наша любезная целительница, которая кстати уже час как трется со своими травами — экая цаца, поглядите на нее, ей еще и приглашение необходимо. — Нежно чмокнула Сигрид в щеку, на драконицу время от времени накатывало, побыть хорошей. Это была ее особенность, настроение переходило из крайности в крайность, либо всех на кол и голову с плеч, либо мир прекрасен, а в новом корсете еще лучше, особенно любимого цвета.

— Агния, душа моя, мы с Сиг уже закупились обновками, а ты все мозолишь бедному человеку глаза — улыбнулась продавцу, обнажив аккуратные клычки, на что мужчина лишь вздохнул, умоляя взглядом забрать от него эту надоедливую покупательницу, которая завалила его вопросами из разряда: а вы по утру собирали вот эту траву, а вот эту точно вымачивали в полночь в росе, собранной в четверг.

— Я пока что поищу Гаяну — предупредила Сигрид и пошла к ряду с кухонными принадлежностями, но подруги там не оказалось, зато кто-то очень неучтиво прошел мимо нее задев плечом: правую руку в локте прострелило острой болью, словно нерв защемило, тут же заболела спина.

«Видимо, мазь перестала действовать, хорошо, что это не случилось пока я примеряла нижнее белье иначе пришлось Ветране вызывать лекаря», — эта мысль позабавила ее, представив как она с наполовину прикрытой грудью и искривив туловище подобно старой карге, встречает старца-лекаря который совсем не современных взглядов на гардероб молодых девиц, а старообрядец. Из шатра с приправами как раз вышла Гаяна и уже хотела было окликнуть Сигрид, когда ее рука замерла в воздухе, а щеки залил яркий румянец. Чародейка не понимала что смутило подругу и почему она стоит как статуя. Посмотрев по сторонам и только потом обернувшись, увидела, что у фруктовых бочек с яблоками, стоят Драган и Янко, вид у них был суровый. Они о чем-то разговаривали с неизвестным ей мужиком и только по цвету рубашки, она поняла, что этот тот самый из-за которого ей стало больно.

«Ходят, руками своими размахивают. А если бы на моем месте был ребенок малый, так бы и зашиб, проходя рядом».

Драган толкнул мужика в плечо так, что тот даже упал на мягкое место, удивленно хлопая глазами. К Сигрид уже спешила Гаяна, из ее котомки все-таки торчали те самые щипцы для готовки очередного неизвестного блюда, а еще несколько ярких пакетиков специй и… новая сковородка.

— Эта тонкая, чтоб блины печь, а те у меня толстодонные — неудобно, тесто прилипает — тут же начала она оправдываться, когда к ним подошли парни.

— Привет красавица, смотрю в очередной раз собралась баловать нас — простых мужчин своими кулинарными изысками — Янко, как всегда обезоруживающе улыбнулся, так что девушка еще больше покраснела, смущенно улыбаясь и кивая головой.

— А вы тут что потеряли? — сдерживая смех спросила Сигрид, но внимательный взгляд демона был направлен на ее ауру, проверяя все ли в порядке.

— Прогулялись по оружейному ряду, посмотрели, что выставляю. — Ответил Драган, когда к ним подошел улыбающийся Сигерд с двумя мечами за плечами.

— Думаю Варг останется доволен, а вы что тут… — он не успел договорить, когда мешки с грохотом упали на землю, а вампир уставился немигающим взглядом на шею сестры. Ворот рубахи он осторожно оттянул и увидел над лопатками часть огромного синяка.

— Почему ты не обратилась к лекарю, не сказала мне — зашипел он на нее сквозь заострившиеся клыки. — Когда это произошло?

Сигрид поправила ворот кофты и попыталась не скривиться, высвобождая руку.

— Поскользнулась на камнях, вчера на озере. — Пробурчала в ответ.

— Не верь нашей пташке, ее толкнул этот кровосос Асгейр — к ним как раз подошли Ветрана с Агнией.

— Ясно, дамы, если вы закончили, пойдемте обратно вместе. Мы тоже купили все необходимое. — Янко подхватил один из мешков, а второй забрал Драган.

Сигерд взял сестру за руку, и они пошли вперед о чем-то злобно перешептываясь. Остальная компания двинулась следом: Янко выспрашивал у Гаяны новые рецепты, перехватив ее корзинку и предложив взять его под руку. Бедная девушка стала как маков цвет от повышенного внимания. Ветрана с Агнией только тихонько посмеивались, параллельно драконица спрашивала о том, какое оружие в мешке у Драгана.

«Ты же знаешь, что от малейшего удара стоит сразу же накладывать мазь или обратиться к лекарю»

«Вчера еще не болело, только под утро. Чувствую себя старухой», — она поморщилась, положив голову на плечо брата, пока он делился своей энергией.

«Не трать на меня. Я ведь стараюсь использовать силы по минимуму»

«А почему тогда этого высокомерного сынка советника не опустила в воду, пусть бы тоже побарахтался на камушках»

«Ты же знаешь, что я терпеть не могу конфликтные ситуации. Ну толкнула его, потом он бы меня утопил снова или его дружок с двумя вампиршами»

«Мать моя женщина! Он еще был и не один! У меня уже который месяц чешутся руки, вырвать его клыки и бросить в банку к остальным таким же»

«Чтоб поставить как сувенир охотника на вашу каминную полку, где висят эти оленьи рога» сестра засмеялась, тут же поморщившись.

— Янко! Можно тебя на минутку?! — окликнул друга Сигред.

— Миледи, прошу прощения — Янко извинился перед своей спутницей. — Ну что тебе, я тут новые тайны кулинарии выведываю.

— Прости что отвлекли, ты не мог бы… — вымученно попросила Сигрид, показывая синяк. Парень тут же замолчал, выражение беззаботности на его лице сменилось сосредоточенностью. Осторожно приложив руку к синяку, быстро подлечил и тут же положил их на плечи чародейки:

— Чтобы не случилось, днем или ночью, обращайся и не стесняйся. Ты ведь не одна, а порой не все мази помогают. — Подмигнул ей и вернулся к Гаяне.

«Спасибо, Ян»

Глава 4

«Как же она раздражала его. Своим спокойствием, тем, что всегда оставалась, от кончиков волос до ногтей, истинной аристократичной особой. Которая не будет отвечать на оскорбления и унижения, всегда, высоко подняв голову, ведя себя достойно и показывая им всем, насколько они ниже ее, несмотря на родословную и фамилию родителей. Он хотел ее заполучить и одновременно уничтожить. Заставить этот ледяной взгляд опуститься в землю, ходить с низко опущенной головой и дрожащими плечами в ожидании, что ему что-то может не понравится. У его отца действительно возник отличный план женить его на принцессе и Ингвард даже задумался над этим. Верный советник, из года в год, роняет в королевскую голову необходимые для него замыслы. Ведь Ингвард не допустит, чтобы его внучка вышла замуж за безродного и так же погрязла в слухах как ее собственный отец, чью жену обсуждал весь вампирский двор. Да, Эвира великая чародейка, но безродная, не принадлежащая их кругу. Удивительно, как король позволил своему принцу жениться на этой голодранке, заявившейся со своим чародеем-отцом в одну темную ночь в вампирский замок. Сейчас на его кровати лежала та белобрысая вампирша, очередная любовница. Но каждый раз закрывая глаза, он видел только миниатюрную и такую хрупкую Сигрид, мечтая пропустить ее длинные волосы через свои пальцы, вдохнуть ее аромат».

— Просыпайся, мне пора на учебу, — вампирша заворочалась под одеялом, обнимая его подушку.

— М-м-м, дорогой, может быть, ты сегодня никуда не пойдешь и мы проведем время с большей пользой? — лукаво улыбнулась, показав заострившиеся тонкие клыки.

— Нет, дорогая, учеба важнее. Поэтому если тебя что-то не устраивает, то не стоит задерживаться, — холодно ответил ей, зашнуровывая ботинки и выходя из комнаты.

Первым занятием у них было зельеварение, ах, если бы он мог опоить Сигрид привораживающим зельем. Но поскольку она была наполовину вампирша, такое на нее не действовало, да и в последнее время от нее ни на шаг не отходил демон. Драган бесил его еще больше чем Сигерд, постоянно находился рядом с девушкой, помогал «Еще и подруга ее — эта вульгарная драконица Ветрана».

Вампиру нравились женственные девушки в платьях, драгоценностях, которые ухаживали за собой, но никак не мужеподобная, по его мнению, Ветрана, на которую почему-то засматривались многие драконы и демоны. Сильная, да, проходит спаринг наравне с мужской половиной альма-матер, но какая же в ней женственность, за таким крутым нравом. Вампирши болтали, что ей уже делали предложение и она отказалась.

— Значит, второсортный товар, очередная невеста с приданым в драконьем племени, но с подмоченной репутацией, — говорила Анвира, делая свои пухлые губки бантиком и поправляя светлые локоны. В этот момент мимо нее проходил один из двойняшек, резко остановившись, он толкнул мешавшего ему худощавого вампира в сторону и впился взглядом пугающих темных глаз в вампиршу:

— Еще хоть раз я услышу, как ты или кто-либо из вас, паразитирующих, нелестно отзовется о Ветране, не посмотрю на то, что ты баба. Поняла?

С драконами Асгейру связываться не хотелось, иначе отец его по голове не погладит за лишний шум и внимание к его персоне, поэтому он повернулся к нему и спокойно проговорил:

— А подслушивать нехорошо милейший, или у вас так же, как и внешность, один мозг на двоих с братом?

Витер едва слышно скрипнул клыками, а поднос в его руках пошел трещиной.

— Скатертью дорога, — прошипел удаляющийся Асгейр, — Дорогая, не стоит так громко озвучивать нелестные эпитеты о женщинах других рас. Тебя могут неправильно понять, а я не хочу жертвовать своей репутацией ради твоего сиюминутного эмоционального порыва и повышения самооценки. Изволь, делать это без меня, я понятно излагаю? — его серые вампирские глаза недобро смотрели на фаворитку, на что та молча кивнула.

— Что с твоим подносом Витер? — поинтересовался Драган, внимательно разглядывая трещину.

— Чертовы кровососы, а эта его белобрысая демоница… — шипел дракон, теряя над собой контроль и постепенно покрываясь синей чешуей, отращивая острые когти на руках.

— Тихо, успокойся, — Янко положил ему ладонь на плечо. — Не стоит доставлять им еще большее удовольствие своим бешенством.

Прикосновение друга действительно его, на удивление, успокоило, он покачал головой:

— Сквернословят о Ветране.

Ответ и столь бурная реакция у товарища по спарингу, вызвали у демона улыбку, которую он тут же скрыл за жеванием еды:

«Похоже, что ты оказался прав относительно его чувств. С меня выпивка и ужин», — мысленно отсалютовал ангелу.

«Еще бы, поживи с мое и тоже быстро научишься разбираться в сердечных бедах», — Янко едва заметно улыбнулся.

Некоторое время назад, ангел стал замечать явный интерес одного из двойняшек к этой драконице, и неудивительно. Сильная, привлекательная, без лишних тараканов в голове, идеальная спутница, если бы сам Витер отдавал себе отчет, что постепенно, но верно влюбляется в нее, а проявить свою симпатию явно не пытается. Единственные встречи между этими двумя были на лекциях, и самое близкое — во время спарринга, когда двойняшка мог попытаться уложить девушку на лопатки.

— Этим бесполезно что-либо говорить, им лишь бы посплетничать. Вампиру невыгодно выступать против драконов в открытую, а когда любовница делает мелкие гадости вместо него, на это смотрят сквозь пальцы, — пояснил Драган, отделяя кости от жареной рыбы.

В столовую вошли Сигерд и Визэр. Оба, судя по всему, довольны результатами пройденных препятствий. С мокрыми после душа волосами, они быстро набрали себе еды и, толкнув друзей к стенке, сели за стол:

— Ну что, о чем сплетничаете, пока нас не было? — набив полный рот мясного рагу спросил Визэр.

— Ни о чем особенном, вижу, у вас все получилось и Варг доволен? — спросил Драган.

— Да, но он этого, ввиду своего характера, никогда не признает, поэтому ограничился, сказав, что ноги и руки у нас оказывается растут из нужного места и магические атаки со щитами не такие ужасные как вначале. — «Сейчас бы к этому бифштексу маминого пряного вина. В следующий раз стоит прихватить с собой целый ящик», — мечтал Сигерд.

— Ну, если тренер так сказал, то это явно самая щедрая похвала, на какую он способен, — согласился демон.

Остаток обеда они провели молча. Новым занятием в этом семестре были древние руны. Их изучали не во всех семьях, а кто изучал, то с самого детства. Драган, например, не мог похвастать этим, поэтому уже заранее готовился к чему-то необычному. Янко, как всегда, был само спокойствие и сгусток положительных эмоций.

В этот раз в аудитории было мрачно и совершенно по-другому. За окном, вместо солнца, светила полная луна, ее белесые лучи освещали столы и лавки, а за преподавательским столом восседал некто в черной мантии. Лица неизвестного не было видно, а прощупать ауру, чтобы понять кто перед ними, никто не мог, сколько Драган ни пытался всмотреться в то, что скрыто капюшоном, — не сумел, только глаза заболели.

Когда в аудиторию вошел последний студент, дверь захлопнулась, и по ней пошла ледяная корочка.

Сигрид как всегда сидела между братом и демоном, ощущая, как изо рта вырывается пар. В помещении становилось холодно, и она невольно придвинулась поближе к Драгану. Рядом с демоном всегда было тепло.

— Приветствую на нашем первом занятии по изучению такого предмета, как древние руны, — вначале демон подумал, что ему послышался детский голос.

Полотно, закрывающее доску, с шорохом отъехало вверх, представляя на всеобщее обозрение исписанную мелом поверхность. Целый алфавит из рун, каждая имела свое значение, а то и несколько, неся определенную магическую нагрузку.

На столе перед каждым студентом появились бархатные мешочки, в каждом из которых лежали руны, чтобы быстрее запомнить каждый камушек и научиться разбираться в них. Для Драгана этот предмет уже казался туманным. С таким же непонимающим выражением на лице сидела половина группы. Другие с интересом наблюдали за фигуркой в балахоне.

«Ты хочешь сказать, что разбираешься в этих камушках с начертанными на них палочками?», — мысленно спросил демон.

«Да. И скажу больше, тебе это очень даже пригодится в жизни. Так что учись и запоминай», — Янко подмигнул другу.

— Запомните, неверно выбранная для того или иного колдовства руна, может сыграть с вами злую шутку, поэтому тщательно подумайте, прежде чем принимать решение. Иначе, возможно, последнее, что вы увидите, как собственные руки, а затем и тело осыпаются прахом.

— Прошу прощения, вы не могли бы представиться или показать свое лицо, — подал голос молодой демон Фреир. Старшие собратья неодобрительно взглянули на него, но парнишка только пожал плечами, мол, что будет-то.

— Ах да, манеры, приличия, запамятовала… давно я не общалась со столькими живыми, — с усмешкой в голосе прозвучал голос из-под капюшона. Отовсюду тут же послышались шепотки.

Из складок черного одеяния показалась белоснежная, будто мертвая, рука с длинными острыми ногтями и сняла капюшон, по узким детским плечикам рассыпались белоснежные, словно снег, но абсолютно седые волосы. На тонких, потрескавшихся алыми полосами губах кукольного личика мелькнуло подобие улыбки-оскала, а подернутые белесой пеленой слепоты глаза распахнулись.

— Что, нам подсунули слепого ребенка вместо достойного учителя?! — негодующе воскликнул Асгейр, резко вставая с лавки. Некоторые из демонов и драконов тоже были недовольны.

— Вампир, значит. Что ж, если встал, то будь любезен пройти к доске, судя по всему, ты уже знаешь, что представляют из себя древние руны.

Аристократ хотел было ответить очередной колкостью, но девочка нарисовала в воздухе знак, вспыхнувший золотом, и у вампира пропал голос. А когда его поманили детские пальчики, то Асгейр как солдат спустился к ней и встал у доски.

— Руна молчания или тишины совместно с подчиняющей. Простая в своем использовании, однако, если добавить недостающую черточку, то можно применить как оглушающую. Например, при борьбе с противником, правда, будьте осторожны, как бы не переборщить с вкладываемым в нее смыслом, иначе у врага кровь потечет из ушей, а это чревато, — погрозила пальчиком и с облегчением вздохнула.

— Кто-нибудь, подскажите, как зовут этого убогого? — скользнула невидящим взглядом по рядам студентов.

— Асгейр, — выкрикнула сидящая напротив преподавательского стола демоница, косясь на вампира.

— Спасибо милочка, только не стоит повышать голос, я слепая, но не глухая, — довольно потерла ладони. — Итак я ваш новый преподаватель и зовут меня Вельмира. — раздались женские вскрики, и аудитория погрузилась в гробовую тишину.

— На моих занятиях всегда будет такой полумрак, не переношу, знаете ли, солнечный свет. — Взмахом руки, вернула вампиру способность разговаривать.

— Да как вы смеете! — взбешенно воскликнул он, трогая онемевшую челюсть и ворочая языком.

— Послушайте, он всегда себя так ведет? Со всеми преподавателями? — обратилась к драконам, и те покачали головой.

— А раз нет, то не вижу смысла терпеть подобное. Остаются старые, но проверенные методы, — в руках блеснул черный, отполированный шест, которым она со звоном ударила о пол, стекла затрещали и осыпались, стены перестали существовать.

Они все очутились на старинном кладбище, со множеством каменных надгробий, настолько старых, что было удивительно, как они еще не осыпались. Встав перед одним, Вельмира обернулась и поманила студентов следовать за ней.

— Не переживайте, мертвецы вам не страшны, — она лучезарно улыбнулась, но от улыбки этой кровь стыла в жилах.

На негнущихся ногах, студенты шли за ней, словно овцы на заклание.

— Не часто встретишь оракула в подобном заведении, — поделился Янко, подталкивая Драгана вперед.

— Это точно, странно, что ты здесь делаешь? — спросила Вельмира, нарисовав в воздухе руну тишины, добавив пару черточек, чтобы их никто не услышал.

— Обязательно надо было вслух это спрашивать? Сама знаешь, почему я здесь. Приставили охранять его, — зашипел на нее Янко.

Драган стоял прямо перед ними, но не мог их ни услышать, ни прочитать по губам, от того недовольно хмурился.

— Ох, прости, милый, я такая неразумная, — девочка похлопала длинными ресницами, делая наивный вид. — Его темных деяний я пока не видела, но мы оба знаем, что это может произойти в любой момент. Демоны они такие, особенно из старой знати.

— Не произойдет, пока я рядом… — неуверенно проговорил ангел, а затем развеял руну и улыбнулся другу, ободряюще хлопнув по плечу. — Пошли, когда нам еще удастся так прогуляться на лекции.

— Итак, внимательно изучаем надгробия и записываем или запоминаем, как вам будет угодно, те руны, что найдете. Кто соберет полный набор знаков, сможет пораньше уйти с кладбища, а не остаться ухаживать за могилками, — оповестила о задании Вельмира. Студенты вздрогнули, не ожидая вновь услышать ее голос и тут же принялись осматривать надгробия.

— Мы что, правда на настоящем кладбище? — с брезгливым выражением спросила одна из дракониц, осматриваясь.

— А вы как думали, милочка, так что ступайте, а если боитесь, то выберете себе сопровождающего, только смотрите осторожнее, они могут разваливаться, земля плохо влияет на кости покойников, — черный юмор оракула оценили не все, после чего послышались женские вскрики.

В конце занятия, с заданием худо-бедно, но справились близнецы, Янко, как мог подсказывал Драгану, пока ему не заткнули рот руной немоты. Двойняшки драконы подошли к поиску со свойственным им оптимизмом, особенно когда пришлось вытащить несколько надгробных плит, чтобы как следует, разглядеть руны у самого дна, а для этого они раскопали могилы. Кое-кто из драконов и демонов тоже справился не без приключений, когда руки мертвецов выскакивали из земли и хватали нарушителей покоя за носы или длинные косы. Некоторых барышень уже рядком сложили на травке с обмороками. Вельмира предложила оставить их на всю ночь, вдруг кто захочет пожить на этом уютном кладбище.

Из аудитории они все выползали бледными, с темными кругами под глазами, руками по локоть в земле, будто сами себе копали могилы. Захотел бы кто пожаловаться на новую преподавательницу, у него тут же отсох язык. Родители и родственники направляли своих чад в «Мантикору» не для того, чтобы спокойно писать лекции, а научиться приспосабливаться к разным заданиям и трудностям которые могут выпасть в любой момент в последующей взрослой жизни.

— О Боги! Эта преподавательница настоящий Оракул. Только у нее может быть такой черный юмор! — не без удовольствия повторяли двойняшки. Подобные походы приятно щекотали нервы, добавляя адреналина в их и без того горячую кровь.

— Это, конечно, жутко, когда видишь того, кому известно все наперед в таком детском, невинном обличье… — проговорил Визэр. Рысканье между могил ничуть не испортило ему аппетит, как, впрочем, и всей их дружной команде.

Близнецы были само спокойствие, мысленно благодаря мать за уроки. Да и кладбищ они не боялись, помня слова деда — бояться нужно не мертвых, а живых, как и не жалей мертвых, жалей живых. Слухи о новой преподавательнице быстро разлетелись по альма-матер, но кроме кабинета, ее больше нигде не видели. Поговаривали, что Вельмире сложно передвигаться ввиду слепоты, но следить за оракулом никто не решился или тем более насмехаться.

Все задания, которые студенты находили написанными на доске в аудитории, никто не осмеивался не сдать в срок, особенно после того, как одному из учащихся, Вельмира намекнула на неудачи в жизни, если он не будет лучше учиться.

За освоение рун, вся компания взялась с небывалым усердием, в котором им помогали Сигерд и Янко. Правда, с драконами Янко в основном играл в карты. Двойняшки считали, что руны явно не для них. В их понимании лучшая защита — это могучая ипостась дракона и магия рода. Поэтому от шумной компании приходилось сбегать, и Драган с Сигрид оставались либо в библиотеке, либо у озера. Девушка просто и по делу все ему объясняла, учила рисовать, подправляла, где надо, рассказывая о тех рунах, значение которых они еще не проходили.

Здесь в «Мантикоре» было всего два времени года — это лето и осень. Одно сменялось другим через каждые полгода. В один из осенних дней, они с чародейкой гуляли по лесу, после того, как Драган без ошибок нарисовал и озвучил названия всех рун. Сегодня Сигрид была бледной и двигалась вяло.

— Тебе нехорошо? — остановил ее, аккуратно взяв под локоть.

— Да, немного… неловко говорить о подобном. Обычное женское недомогание, — усмехнулась, погладив живот. Драган сразу понял, о чем она говорит, помнил, как мама мучилась лежа на диване, когда дядя приносил ей грелку с горячей водой, чтобы унять болезненные спазмы, но та не помогала, и он прикладывал ладони.

— Хочешь, могу сделать так чтобы стало легче? — предложил он. Сигрид пожала плечами, молча соглашаясь. Демон осторожно обнял ее одной рукой за талию, положив ладонь на поясницу, а другую на живот. Так они простояли около пяти минут, не шелохнувшись:

— Чувствую, от твоих рук идет такое согревающее тепло, и правда помогает… — улыбнулась, и закрыв глаза, положила голову ему на плечо. Драган испытал калейдоскоп чувств: волнение, смущение, радость и покой. Подведя чародейку к лавке под старым дубом, усадил рядом с собой, по-прежнему не убирая руки. Он слушал усыпляющий шорох листвы, чувствовал спокойное дыхание Сигрид на своей шее, ее ровный пульс, захотелось продлить этот момент, запечатлев в собственной памяти, чтобы потом перед сном выуживать воспоминания, и возможно, улыбаться, как глупец.

После этого случая в Драгане что-то сдвинулось, он и раньше симпатизировал и в некоторой степени проявлял заботу о сестре своего друга, но сейчас он увидел в ней девушку.

Романы с другими особями женского пола он предпочел не заводить, порадовавшись такому дальновидному решению, принятому во время поступления, тогда он поклялся Янко, что оставит все страсти на время учебы. Друг его выбор одобрил, хотя время от времени издевался по этому поводу, но не жестко, а со свойственной ему ехидцей, без которой не мог жить. Чуть погодя, Янко сделал для себя очередной вывод, что в их компании сформировалась еще одна негласная пара. У драконов все только начиналось, когда Витер наконец-то не просто уложил Ветрану на лопатки, но и пригласил провести выходной на ярмарке, пообедать в какой-нибудь таверне на ее вкус и выбор, а она, чуть выждав время, согласилась на его ухаживания, всячески вставляя палки в колеса его попыток расположить к себе. Дракон долго бесился, не понимая, как еще подступиться к этой женщине, пока Янко не рассказал ему, что слышал от Гаяны историю неудавшегося замужества драконицы. После этого Витер сменил тактику и пошел в атаку напролом, как раз во время очередного спарринга, когда по близости по удачному стечению обстоятельств никого не было, зажал драконицу в тиски своих ног и рук, высказав в лицо все, что думает о ней, ее стиле и характере и что ему плевать на тех сопляков, что позволяют себе воротить от такой шикарной и невероятной женщины нос.

— Ты мне нужна такая, какая ты есть, а не в проклятых кружевах и бантиках, сидящая с шитьем, — шипел он сквозь клыки, сверля ее взглядом чернильных глаз. Если до сих пор девушка всячески выгибалась, пытаясь достать до его болевых точек ногами, которые он отлично сжимал, не давая возможность высвободиться, то после заключительной речи, она расслабилась, откинувшись головой на мат.

— Успокоилась? — поинтересовался дракон, прекрасно зная крутой нрав драконицы и ее обманные маневры. На кивок головы, сделал вид что ослабляет хватку, как она тут же хотела вывернуться, но вместо этого он крепче обнял ее за талию и поцеловал в губы.

Вначале аккуратно, а затем с нарастающей жадностью, до оглушающего стука их сердец и чувства возбуждения, прокатившегося по сильным драконьим телам. Чтобы не привлекать ненужного внимания, они быстро ретировались с тренировки в более скрытое от посторонних глаз место — ее спальню.

Вернулся Виттар к себе в коттедж только поздней ночью, уставший, с обветренной кожей, искусанными губами и шеей. Следы от драконьих клыков заметили все в гостиной, Визэр их внимательно осмотрел и похлопал брата по плечу, он был рад за него.

— Хвала небесам! Эти чокнутые наконец-то пришли к пониманию, — поздравил Янко, обыгрывая Драгана в шахматы. Они сидели на шкуре перед камином с бокалами пряного вина, которое все-таки удалось получить посылкой от матушки демона, закусывая лепешками с сыром, заботливо приготовленными Гаяной.

— Заткнись, — широко улыбаясь, проговорил дракон, уходя к себе в комнату, чтобы принять душ. Они с Ветраной все это время летали, изучая ипостаси друг друга и давая своим внутренним клыкастым привыкнуть. Для гарантии отношений и, чтобы уберечь девушку от посягательств очередных навязанных ее теткой женихов, они оставили отметины на шеях друг друга, уже завтра от ран не останется и следа, а вместо них проявятся помолвочные татуировки. И это грело душу дракона, перед тем как он провалился в крепкий сон.

Глава 5

Приближалось время практики в королевстве оборотней.

Туда, могли отправиться только те, у кого уровень магии был не ниже среднего, за этим тщательно следил тренер Варг.

Студентам предстояло провести в пути несколько дней, без возможности телепортироваться. Оказавшись в седле, Янко начал жаловаться на поездку верхом и малоприятный запах навоза, который будет сопровождать их всю дорогу до границы.

— Так распорядился тренер Варг. Сказав, что мы обязаны прочувствовать все прелести походной жизни. С полным магическим резервом у нас есть шанс выжить, поскольку земли оборотней, населены различной, опасной нежитью. Даже девушек не пожалел, — пояснил Драган, выбирая какой из двух мечей взять с собой, оба клинка были произведением искусства и сослужили ему хорошую службу, но черный меч демонов был тяжеловат, поэтому он остановил выбор на эльфийском клинке, легком как перышко, но не менее опасном для врагов. Янко собирать было нечего, как и Сигерд, он ехал налегке, с одним лишь рюкзаком за плечами. Вампир уже несколько дней ходил задумчивым. На вопросы не отвечал, только хмуро поглядывал на сестру.

— Да хватит уже! — не выдержал однажды Янко, когда за обедом, Сигерд то и дело бросал взгляд на столик сестры, где она завтракала вместе со своими соседками. — Если тебя что-то беспокоит, то скажи ей об этом, а то скоро у тебя будет не лицо, а одна сплошная морщина и станешь похож на профессора Гутфрида. Только бороду отрастишь.

— Я еще ни разу не оставлял ее одну. Меня не будет рядом, если что-то случится.

— Почему ты считаешь, что обязательно что-то случится?

— Ты поверишь, если отвечу, что у меня нехорошее предчувствие?

На это Янко нечего было возразить:

— Ну… скажи ей, чтобы никуда не ходила одна, и всегда держалась поближе к подругам. Агния ее точно в обиду не даст, и Гаяна если понадобится, сковородкой прихлопнет любого опасного типа.

«Может быть, но есть такие вещи, от которых кухонная утварь не спасет. Чем смогут помочь две ведьмы среднего уровня, столкнувшись с тем, кто сильнее их»…,

После обеда они должны были выдвигаться, и у Сигерда было время попрощаться с сестрой в перерыве между ее лекциями. Она тоже могла поехать на практику вместе с Ветраной, ее положение и уровень магии позволяли, но сестра отказалась и честно говоря, Сигерд с одной стороны был этому рад, представляя, как быстро она будет уставать верхом и одновременно опасался за ее жизнь. Он не сможет за ней приглядывать, не сумеет помочь если что-нибудь случиться.

Вся группа практикантов, разместилась недалеко от тренировочного поля, по которому они совершали пробежки. Лошадей оседлали, и все ждали только тренера Варга.

Драгана никто не провожал, а вот к Янко пришла Гаяна, причем не с пустыми руками, а небольшим свертком выпечки в дорогу и смущаясь вручила. Парню было приятно, он пообещал, что привезет ей каких-нибудь специй.

Ветрана с Витером, уже устроились на спинах крепких вороных жеребцов и едва слышно о чем-то разговаривали. Шеи драконов, украшали приметные черные узоры. Они старались лишний раз не привлекать к себе внимания окружающих, прилюдно не целовались, не обнимались по темным углам, изредка держались за руки.

— Наберись впечатлений, чтобы потом все мне рассказать. Я еще ни разу не выезжала с нашей территории, — к Сигреду подошла сестра.

Вампир улыбнулся, погладив ее по голове и вдыхая родной аромат леса. От матери пахло также и это успокаивало.

— Не снимай его, пока меня не будет, — Сигерд одел ей на шею тонкую цепочку с подвеской в виде двух перышек.

Украшение приятно холодило кожу и было практически незаметно на бледной коже.

— Это первый, созданный мной артефакт. Потом сделаю тебе еще и сережки, — объяснил Сигерд.

— Ты проделал это родовой магией льда? — сестра провела пальцами по двум перышкам на тонкой цепочке. — Красиво, от серебра не отличить, — она любила простые, незамысловатые украшения.

— Да, оно настроено на определенные функции твоего сердцебиения. Если что-то будет тебя волновать или грозить опасность, я почувствую, — он выудил из-за ворота куртки такое-же парное украшение. — Не смотря на то, что она тонкая, никто не сможет порвать или снять ее, кроме тебя. Так же я прошу, постарайся никуда не ходить одна. Неизвестно что может прийти в голову Асгейру и его подпевалам.

— Скорее уж его фаворитке, ты ведь помнишь какие вампирши ревнивые и мстительные. — Теснее прижалась к брату, накручивая прядь его волос на палец.

— Вот именно. Я не запрещаю тебе использовать магию ради защиты, но надеюсь, что этого не потребуется, — поцеловал ее в висок и забрался в седло.

К группе подошел Варг:

— Что ж мои вассалы! Вперед, вас ждет отличное приключение на моей родине, надеюсь ректор успел поведать о наших традициях и обычаях, а нарушителей и бестактных охальников, буду наказывать лично, — коричневый конь рядом с ним призывно заржал. — Леди Рэйвен, если вы закончили ваше сентиментальное прощание с горячо любимым братом, то извольте отправиться под крышу, чую будет знатный ливень.

Сигрид улыбнулась преподавателю и бросив, последний взгляд на Драгана, покинула место сбора.

Со своим демоном, она попрощалась еще вчера, во время прогулки по лесу. Драган вел себя очень сдержанно, лишь время от времени обнимая ее сильнее обычного, гладя тонкие пальчики, нежно целуя щеки и губы. Они просидели в облюбованной ими беседке у озера до глубокой ночи, не желая расставаться даже ради сна.

Остаток дня Сигрид отдыхала в коттедже, разбавляя конспекты лекций и пыльные фолианты, чтением выбранных из стопки Агнии дамских романов.

Поражаясь тому, какими нелогичными и инфантильными были мысли и действия той или иной героини, от пары таких книг она отказалась сразу, прочтя всего несколько страниц, другие были не так плохи.

У подруг скоро должны были закончиться лекции, через пару дней, они тоже отбудт на свою практику по целительству. Поэтому полка на кухне, быстро заполнялась различными пузырьками, подвешенными на нити пучками сухих трав, последние, перед отъездом, раздражали острое обоняние Ветраны и она попросила убрать их в сауну.

С утра, драконица начертила над входной дверью замысловатую руну, видоизменив ее истинное значение.

— Теперь в этот дом не войдет никто, кто затевает против нас зло и мне будет спокойнее, а то знаю я этих упыриц. С них станется забраться в наше жилье и подсунуть какую-нибудь гадость, — ворчала она.

Не все вампиры были драконице неприятны, но так получилось, что большинство из них отличались не просто высокомерностью, но и пускали про нее возмутительные слухи.

— Сначала я была очень рада что отправляюсь на эту практику, к тому же Витер будет рядом, а это отличный способ проверить нас на прочность подобным бытовым испытанием. Спать в спальном мешке, варить еду на огне, жаловаться на комаров и прочие мелочи жизни без удобств. Но сейчас, я переживаю за тебя Сигрид, — ее озабоченное лицо расслабилось, и она обняла подругу, проявляя редкую для себя ласку. Сиг это ценила.

— Ничего, я не хрустальная. Кто будет лезть, дам сдачи, а потом свяжу и дождусь твоего возвращения, дабы преподнести заложника в дар кровожадной драконице, — они рассмеялись.

— Да! Я такая, пусть знают!

В коридоре раздался легкий перезвон колокольчиков, купленных Гаяной на ярмарке у очередного псевдо-колдуна, который наврал ей с три короба что они отпугивают злых духов приходящих за незамужними девушками. Этой басне в коттедже никто не поверил, но колокольчики повесили.

— О Божиня! За что я родилась такой неповоротливой! — пожаловалась Гаяна входя в гостиную. На щеках румянец, а глаза на мокром месте.

— Что случилось? — Сигрид отложила роман в пестрой обложке на край дивана и подошла к подруге.

— Да бес меня попутал, обратиться к оборотню с вопросом. Была в библиотеке и никак не могла найти одну книгу, а наш библиотекарь тоже из волчьих, ну я со спины не разглядела, думала он стоит. Такой же высокий, в черной мантии, — она засмущалась ее сильнее, прикрыв дрожащими пальцами рот.

— И? — Сиг усадила ее на диван, подавая стакан с водой.

Гаяна тут же его осушила, утерев влажные губы.

— Какая хоть книга?

— Ну я его и спросила — Дед, не подскажешь случаем где книга по гастрономическим пристрастиям оборотней? А он как повернется, оказалось молодой парень, ровесник нашим двойняшкам. Так ты бы видела, какими глазами он на меня посмотрел, да еще так улыбнулся, словно я и есть его любимое блюдо, — ведьма всплеснула руками злясь и вынимая из сумки ту самую книгу в пестрой обложке с пучками трав и котелком, — Потом сказал, чтоб обязательно угостила его тем, что приготовлю.

Сигрид едва сдержала смешок «Сама о муже просила, а тут еще и плачет, и возмущается».

До возвращения Агнии, Гаяна успокоилась и освоила несколько новых рецептов. Имени того оборотня она конечно же не спросила, но почему-то, ей и правда захотелось его угостить чем-нибудь вкусненьким. Правда, в отличии от эльфийской кухни, где преобладали фруктовые воздушные десерты, которые так ей нравились и совсем не отражались на фигуре, а также салаты, легкие супы и прочие диетические продукты, у оборотней все было наоборот. Такого списка различной жарки мяса с добавлением тех или иных масел, и специй она не встречала.

«Это тебе не котлеты с борщами готовить», — помешивая деревянной ложкой томатный соус думала она, да и оборотень смотрел на нее без отвращения, как это обычно бывало у мужской половины, предпочитающих стройных барышень.

За последние несколько месяцев, увлекшись эльфийской диетой, Гаяна похудела, но сама этого не заметила. Зато Ветрана, обожающая все мясное и сгоняющая лишние килограммы изматывающими тренировками, отметила: «Наша пышечка, скоро превратится в тростинку».

Гаяне физические упражнения давались очень тяжело, чуть ли не до потери сознания, поэтому она укрепляла тело активным плаванием в озере. И здесь ей компанию всегда составляла Сигрид.

«Может и для меня не все потеряно, встречу еще своего суженого-ряженого как говорила Сиг. Только освою кухню оборотней», — закончив с булькающим соусом, погасила плиту и отсчитала время нахождения курицы в духовке «Будем сегодня баловать себя блюдом номер один из списка».

«Наша скромница даже не замечает, как на нее стали смотреть парни, особенно оборотни. Те всегда любили барышень с аппетитными формами, а теперь еще один прохода не даст», — Сигрид с усмешкой наблюдала за подругой.

Гаяна все-таки угостила того оборотня из библиотеки своей стряпней, а дальше слово за слово, и они начали тесно общаться. Каких трудов самой Гаяне это стоило, она разве что в обморок не падала от волнения перед статным парнем.

Данияр, так его звали. Был очень высокий, рядом с ним, Гаяна выглядела такой миниатюрной и милой.

Оборотень имел темно-рыжие короткие волос[Olga1] ы, челку которых всегда убирал назад. На обеих руках от плеч до пальцев пестрели татуировки. Двойняшки-драконы рассказывали, что таким образом, на тело наносят дополнительную защиту и отмечают тех, кто принадлежит к сильной стае. Данияр не выглядел опасным, но в его ярких зеленых глазах таилось что-то, действительно пугающее.

* * *

С отъездом Сигерда и его друзей, у Асгейра появился план, как беспрепятственно приблизиться к заветной цели. К беззащитной — Сигрид. Его соглядатаи докладывали, что девушка любит гулять по лесу или читать в беседке у озера. Все что мне нужно сделать — это оказаться рядом, когда она будет абсолютно одна. Тогда нам никто не помешает», — думал вампир, попивая кровь из бокала в своей комнате.

Сигрид — стала его одержимостью, он хотел ее и не мог получить. Она была недоступна для него, в отличие от вампирш, готовых делить с ним ложе тогда. когда ему захочется.

Но дело было вовсе не в любви, Асгейр не умел любить, только использовать, играть, подчинять, все что угодно, кроме проявления возвышенных и нежных чувств. Он хотел власти и… крови. Той, которая течет в матери близнецов — чародейке Эвире. Благодаря ей, на свет появились такие необычные дети и у него — Асгейра, тоже могут быть такие же. С сильным уровнем магии, а главное, с возможностью занять трон и властвовать над вампирами.

Мало кто из приближенных короля вампиров, знал, кем на самом деле является жена их принца. Эвира была не просто сильной чародейкой, а дочерью короля северных земель.

Пожелай она, то использовала ее по назначению, добившись власти, одним мановением руки. А вместо этого, Эвира со своим отцом сбежали от высшего света и жили в лесу, как простолюдины, пока не оказались в царстве вампиров.

Здесь она встретила своего будущего мужа — Матса. А потом родила ему двух детей, умышленно отказалась от власти, предпочтя его обычному женскому счастью и теплу семейного очага.

— Только глупец откажется от такой силы. Сколько возможностей, — прошипел Асгейр, буравя полным ненависти взглядом окно, из которого был виден коттедж Сигрид.

Так просто, подобраться к носителям родовой магии льда было невозможно, но у него была лазейка — Сигрид. Хрупкая, болезненная полукровка, ее связь с братом близнецом крепче крепкого, и именно через эту невинную малышку Асгейр проведет запрещенный ритуал, чтобы стать ближе к короне.

В выходной день, когда многие студенты уходили в деревню и коттеджный поселок пустел. Асгейр лично наблюдал за домом Сигрид, вот одна ее соседка, кажется Агния уходит, а вторая толстушка остается. Сигрид же, с книгой в руке отправляется в сторону скрытой от посторонних глаз, беседке, огибая озеро по деревянной дорожке.

Там за деревьями, им никто не помешает.

* * *

С час Сигрид читала книгу, медленно переворачивая страницы и внимательно разглядывая пестрые иллюстрации. Перед отъездом Ветрана оставила ей сборник легенд о драконах. Чтобы подруга смогла ознакомиться с правилами ее племени.

— Ты не замерзла? Сегодня прохладно… — приторным голосом проговорил стоящий перед ней Асгейр. Даже его запах был до тошноты сладковатым.

— Не холоднее, чем вчера, — захлопнув книгу, встала с лавки и сделала шаг к выходу из беседки, но на запястье. стальной хваткой сомкнулись пальцы вампира. Его глаза странно блестели, а губы расплылись в ехидной улыбке.

— Ты, видимо, позабыл, как в нашем обществе важны манеры, и прикасаться к девушке без ее позволения крайне неприлично, — Сиг знала, что ему плевать на подобные вещи, и он всегда получает то, чего хочет. Но она не станет с ним церемониться, если он снова пересечет черту.

— Сигрид, почему ты так холодна ко мне? Ведь ты видишь, что сводишь меня сума, я хоть завтра готов на тебе жениться. Войти в вашу семью, стать прекрасным зятем для твоего отца, — продолжая улыбаться, мягко говорил он. — Но вместе с тем, я не могу спокойно смотреть на то, как ты мараешь свою честь, связью с демоном. Это отвратительно и грязно. Я знаю о ваших встречах, видел вас вместе. Неужели после такого, ты думаешь, что кто-то из нашей знати захочет с тобой водиться? Принцесса вампиров и неизвестный, Возможно, бедный демон, — он сильнее сжал ее запястье, причиняя боль и притягивая ее к своей груди.

— Стоит лишь убрать свои колючки и стать со мной покладистой. Я все прощу и приму тебя, даже если ты принесешь в подоле его ублюдка, — он взял прядь ее волос и пропустил между пальцев, на губах блуждала мечтательная улыбка, а в глазах зажглись похотливые огоньки.

Сигрид с отвращением за ним наблюдала, чувствуя, как эти прикосновения, оскверняют ее, но она оказалась не готовой к тому, что Асгейр намотает ее волосы на кулак и заставит упасть на колени. Ей было больно, на глазах выступили слезы. Чародейка стиснула зубы чтобы не вскрикнуть.

— Отпусти меня. Ты не в себе, — прошипела она, хватаясь за его руку.

— Мне не нужно твое разрешение, своего демона держи на коротком поводке, а со мной не выйдет.

В ее руке вспыхнул энергетический шар, которым она запустила между ног вампира.

Хватка на ее волосах ослабла, и она ударила по второй ноге. [Olga2] Вампир охнул от боли, отступив назад, а Сигрид выбежала из беседки и бросилась по дорожке к коттеджу.

— Какая же ты оказывается бестия! Придется усмирять твой буйный нрав, негоже моей будущей жене так себя вести со мной, — обнажая клыки, крикнул ей в спину Асгейр.

Как полноценный вампир, он двигался в разы быстрее нее, поэтому настиг ее в несколько прыжков и повалил на землю.

— С твоего согласия или без него, но ты будешь моей, желательно прямо сейчас… — он разорвал на груди платье, оставив на нежной коже порезы и принялся за кожаный ремень.

— И не мечтай, — ударила по нему более сильным разрядом энергии, чем в прошлый раз.

Вампира отбросило от нее, но он тут же встал, смахивая из уголка разбитой губы кровь.

«Если он снова начнет использовать дополнительную силу как в прошлый раз, то мне придется снять свой ограничитель. Гаяна в доме, если дойду, то она сразу же сможет отпоить меня восстанавливающими эликсирами. С минимальными затратами магической энергии я буду более-менее в порядке», — стала заранее просчитывать свои возможности и последствия от неминуемой стычки, такие, как он, не успокаиваются, получив отказ. Неужели я настолько сильно задела его самолюбие?».

Асгейр перестал ждать первого шага с ее стороны и запустил разрядом молнии, которую Сигрид без труда отразила ладонью — выставив перед собой щит, но тут же в нее полетел электрический шар, по мощи немного не дотягивающий до того, который вампир бросил в нее на тренировке.

Сейчас ей снова пришлось тянуть из себя энергию, но совсем немного, чтобы усилить защитную оболочку от атак вампира. Вести честный поединок, было не в характере Асгейра, и Сигрид это прекрасно знала, наблюдая за его спаррингами с другими студентами. Он хитер и изворотлив, не гнушается запрещенных методов и на все выговоры тренера смотрит с такой издевкой, прекрасно осознавая, что ему ничего не сделают. Однокурсники давно смекнули, что на самомнении Асгейра можно отлично играть, раззадоривая его и тем самым подталкивая к ошибкам, поэтому он никогда не достигнет того высокого уровня боя, как у того же Сигерда.

«Мне придется его атаковать, иначе наши пляски займут много времени, а это тоже одна из причин ослабления энергии», — начертив воздухе руну, бросила ее в лицо вампира. Символ зажегся серебристым светом, но Асгейр развеял его с довольной улыбкой.

— Меня этим не победить, придется тебе выложиться по полной, — но он ошибся, руна должна была его задержать, а начертанная дополнительная палочка в ее изображении, имела замедленное действие при соприкосновении с противником. Что Асгейр и сделал, коснувшись символа. После чего Сигрид набросилась на него, разъяренной кошкой, вцепившись в плечи острыми ногтями, заставив вздрогнуть и перехватить ее за талию, чтобы она не поранила ему лицо.

Руна ненадолго его ослепила, но вместо того чтобы оттолкнуть от себя Сигрид, вампир сжал ее сильнее, ребра захрустели и девушке стало тяжело дышать.

От ее ногтей по телу Асгейра быстро распространялось оледенение. Она не обладала тем уровнем родовой магии как брат, в ней остались лишь крупицы былой мощи, но и они помогли, когда руки противника ослабли, повиснув плетьми вдоль туловища.

Асгейр всячески противился ледяным чарам. Чародейка знала, что его познания в древних рунах желают лучшего, поэтому и применила их. Убивать сына советника ей не хотелось, хотя он заслужил этого как никто другой, посмев напасть на принцессу.

Асгейр упал на землю, его ноги заледенели, но очень скоро, чары развеяться, а с взбешенным вампиром, Сигрид не совладает. Последние силы она потратила на то, чтобы добежать до коттеджа.

В дом Сигрид вошла вялой походкой, едва передвигая ногами и пошатываясь как пьяная. Боль в грудной клетке усилилась, дышать было тяжело, и она хрипела.

При виде израненной подруги, Агния вмиг оказалась рядом:

— Гаяна, неси восстанавливающие эликсиры, все!

Девушка тут же метнулась к шкафчику где у них хранились лекарства, пока Агния попыталась устроить Сигрид на диване.

— Потерпи, нужно правильно срастить ребра.

Дальше Гаяна слышала отчетливый треск и полный боли крик Сигрид, которая потеряла сознание. Агния упала рядом белая как мел.

— Неси… лекарства… дай… мне… выпить… — с паузами хрипела лекарка, пока не получила свою порцию. Срастить кости заново было еще тем испытанием на прочность. Лечение отнимало много сил, и сам лекарь нуждался в подпитке.

Опустошив три пузырька и запив большой кружкой воды, к Агнии стал возвращаться румянец. Она сидела на полу, положив голову рядом с рукой Сигрид и меряла ее пульс.

Гаяна проворно влила в горло Сиг два флакона, а затем мастерски разрезала ткань на грудной клетке и принялась ее лечить. Кожу покрывали гематомы, но нужно было как следует все вылечить пока это возможно.

Через несколько минут, Гаяна выглядела не лучше Агнии. Бледная, с осунувшимся лицом и темными кругами под глазами.

Отхлебнув еще по паре живительных эликсиров, девушки пошатываясь стояли рядом с друг дружкой.

— Мазь и бинты я наложила, но мне не нравится ее опустошенный резерв. Он давно должен был хоть немного, но наполниться. А он пустой, как будто мы не вливали в нее ни одного эликсира, — Гаяна хмурилась.

— Мне самой это не нравится. Но сами мы не справимся, нужно обратиться к лекарям в медицинском крыле.

— Кто же с ней это сделал? — по щекам Гаяны потекли слезы.

— Не знаю, но как только Сигред и Драган вернуться, этому кому-то не жить.

В дверь забарабанили с такой силой, словно хотели сорвать с петель.

На пороге, в длинном темном плаще с капюшоном, стоял Янко.

Никогда Гаяна не увидела у него такого выражения — это немного пугало. Девушка отметила, что шрам между бровей парня стал глубже и теперь он выглядел гораздо старше своих лет. Серо-голубые глаза больше не были такими беззаботными как обычно. Они поменяли цвет на серебряный, челку трепал незримый порыв ветра, а губы так плотно сжаты, что она услышала скрип зубов.

Ни о чем не спрашивая, Янко прошел в гостиную и сел рядом с Сигрид. Сначала провел диагностику, касаясь ладонями головы и ребер девушки, а затем что-то бормоча себе под нос. Лекарки не осмелились к нему подойти, боясь прервать. Поэтому молча наблюдали, но, когда прошло полтора часа, у обеих заболела спина. Так долго они стояли на одном месте, боясь отойти. Вдруг понадобится их помощь.

— Фух… хвала богам — успел, — с облегчением выдохнул он, потирая виски и морщась от головной боли. — Барышни, есть что перекусить? — повернулся к бледным и трясущимся девушкам.

— Д-да — заикнулась Гаяна и ушла на кухню.

— Что с ней? — Агния присела рядом и взяла руку Сигрид в свою, измеряя пульс и энергетические показатели — резерв немного наполнился.

— Уже ничего, но мне придется побыть с нею до утра. Из вас она и так вытянула много энергии. Обе еле на ногах стоите, бледные как смерть.

— Как это, вытянула? Она же не кровь пила…

— Она — энергетический вампир. Ее резерв был практически на нуле, не знаешь кто ее так?

— Нет, она уже пришла опустевшей. Ребра сломаны, я подлечила. но самой стало плохо, дальше занималась Гаяна. Мы выпили несколько эликсиров, думали упадем мертвыми.

— Хорошо, что вовремя остановились, а не продолжили лечение. Иначе на местном кладбище, прибавилось могил, — Янко взял ее за руку и Агнии стало так тепло и хорошо, она чувствовала, как по венам бежит чистая, светлая, дарящая надежду энергия. Такого она никогда не испытывала. Это было… волшебно.

— Я разогрела борщ и есть еще котлеты, салаты. нарезка, свежеиспеченный хлеб, пирожки и… — начала перечислять вернувшаяся Гаяна.

— Хватит, а то у меня уже слюни текут. Накормите гостя дорогого, сегодня я у вас ночую, — поставил их перед фактом Янко.

— Ой, да ради Божини. Тебе на диванчике постелю, комнат свободных нету, — Гаяна зарумянилась.

— Значит будет. Сегодня я сплю с вот этой болезной, — он ткнул пальцем в Сигрид. — Пока ужинаем. оставим ее тут. Мне самому надо в себя прийти. Кошмар, стоило ненадолго отлучиться и на тебе. Не зря Сигерд что-то подобное предчувствовал.

— А откуда он знал, что с Сиг что-нибудь случиться? — спросила Гаяна, когда они вошли в кухни и расселись за столом.

— Потому что они близнецы, между такими всегда тесная связь. Теснее чем между родителями и детьми, хотя куда уж еще ближе, — ответила ей Агния, беря в одну руку котлету, а в другую малосольный огурец и без стеснения уплетая за обе щеки.

— Ну чего ты как в деревне. Есть же вилочки и ножичек… — Гаяна покраснела еще больше, бросая на Яна смущенные взгляды, но парню до этого не было дела. Он уткнулся в тарелку и ел, не поднимая взгляда, пока миска не опустела. Затем принялся за котлеты и салат.

Насытившись и немного отдохнув, всем сразу стало легче.

— Агния, я пока схожу в душ. К Сигрид не прикасайтесь — выпьет. Пульс мерять не нужно. там все без изменений, — строго сказал он, беря у Гаяны протянутое полотенце и скрываясь за дверью ванной комнаты.

Чуть погодя, посвежевший Ян в широкой безрукавке и штанах, подошел к Сигрид и бережно поднял ее на руки. Агния подстраховывала ребра. Сейчас, от резкого движения, кости могли снова дать трещину. Но все обошлось.

— Принеси мне сюда еще эликсиров с кувшином воды и пирожков. А потом идите спать, утром меня смените. Я, все-таки, покинул практику не отпрашиваясь у тренера Варга.

Агния кивнула и быстро все исполнила. Янко устроился с другой стороны кровати, периодически касаясь руки Сигрид. Лекарка видела, как от его ладони в тело подруги перетекает тонкая, золотистая ниточка живительной энергии.

* * *

До царства оборотней группа Варга добралась за три дня.

Охотились в лесу, жарили еду на костре, а прибыв в ближайшую деревню, остановились на ночлег. Комнат на постоялом дворе было мало, но по пятеро человек в одной спальне, да поместились. Рядом находилось озеро и пока девушки дружно оккупировали баню в доме, парням пришлось довольствоваться холодной водой.

Янко, Драган и Сигерд отхватили у девчонок пару кусков мыла, а одежду очистили с помощью чар. Купавшиеся демоны и драконы посмеивались над ними:

— Давайте, потом будете пахнуть розами!

— Уж лучше розами, чем твоими немытыми портками! — парировал Янко, без стеснения натирая Драгану спину, демон спокойно сидел в воде с горечью вспоминая блага цивилизации в «Мантикоре». — Потом сами же у девчонок будут клянчить всякие ароматные пучки трав, чтоб окончательно не провонять, — бубнил себе под нос. — Вылил другу на голову ведро воды и подал мыло, — займись своими жирными космами.

Сигерд уже давно помылся и теперь сидел на полотенце. Ночи были теплыми и ветер приятно холодил влажную кожу, пока он не почувствовал легкую боль в ребрах. Сначала вампир решил, что это все из-за долгой езды верхом или утренней тренировки с Драганом на мечах, но боль стала усиливаться, так что он застонал, обратив на себя внимание сполоснувшегося товарища. Демон тут же окликнул Янко и уже вдвоем они помогли Сигерду встать:

— Осторожнее с ребрами, — провел пальцами по тонкой цепочке с перьями, одно из них окрасилось в черный цвет, — с Сигрид беда.

Драган заметался, быстро одеваясь.

— Телепортация запрещена, на нашей группе стоит блокировка, — Сигерд перевел взгляд на Янко. — Я прошу тебя. Спаси ее.

— Как давно ты знаешь кто я на самом деле? — спросил Янко.

— Достаточно, а теперь не теряй времени. Скажем Варгу что ты отправился в один из баров, он знает, что ты любишь повеселиться и поиграть в карты, а на вечер указаний никаких кроме отдыха не было.

Янко кивнул и быстро одевшись, подхватил свои ботинки и босиком помчался в сторону деревьев. Никто не засечет перемещение ангела.

Сигерд неторопливо встал с полотенца и молча побрел к дому. Драган нагнал его только у спальни и уже за закрытой дверью спросил:

— Как ты понял, что с Сигрид что-то произошло и… понял про Янко?

Вампир осмотрелся по сторонам: подойдя к двери, а затем к окну, начертил на них руны против подслушивания.

— Касательно твоего ангела-хранителя, были кое какие догадки связанные с уровнем его силы, но убедился только когда сестра пела по просьбе ректора. То, что вампирское пение не действует на сильных духом — это полная чушь, поэтому выбор был небольшой, к тому же как бы он не пытался скрыть свою истинную сущность, она все равно пролезает наружу. Его запах, золотистый свет ауры, ощущение тепла, заботы и спокойствия. Нужно уметь не просто видеть истинным зрением, а всей душой, мало кто умеет так. Довольствуясь поверхностными результатами, например, знание уровня магии, повреждений в ауре. Всем наплевать или лень задумываться над такими вещами. — Сигерд повесил полотенце на спинку стула, его ботинки заняли место у камина, а сам вампир разлегся на жесткой кровати.

— Сестру я чувствую с детства, если она легонько ударилась — это проходит мимо меня, как и прочие мелочи вроде уколотого пальца, а вот если что-то серьезное угрожает ее здоровью и жизни, то мы превращаемся в два проводника, передающих друг другу болезненные импульсы, вплоть до того, что у меня может появиться синяк или порез, там, где у нее настоящая сильная рана. Сейчас у нее что-то с ребрами, скорее всего сломаны, — указал на багровые пятна, появившиеся на собственном теле, чем удивил Драгана.

— Надеюсь Янко успеет, он подлечит и поделится с ней своей светлой энергией.

— Надеюсь она жива… — демон сел на кровать, напротив. — Вы всегда делились с друг другом магической энергией? Ведь ты вампир и получаешь ее через кровь живого существа, а что не так с Сигрид?

— Он родилась полукровкой. Большего я рассказать не могу.

— Ты слишком спокоен для того, чья сестра в опасности, — глаза демона заволокло пеленой гнева.

— Поверь, ты — ошибаешься, — в голосе Сигерда звучала сталь, а глаза напомнили два кусочка льда, которые вампир закрыл, глубоко дыша и водя рукой поверх ребер. — Твое сердцебиение меня оглушает, успокойся. Паникой и гневом ты ничего не добьешься. Сейчас все в руках всевышнего. «А Янко его посланник».

В комнате погасли свечи, а вампир провалился в мертвый сон. Не разбудили его даже с шумом вошедшие двойняшки. А когда все улеглись спать, демон, еще долго ворочался, думая о Сигрид.

«Что же с вами произошло, раз вы стали связаны такими прочными узами?»

Глава 6

Сигрид проснулась от того, что ее нежно гладили по руке, было приятно и тепло. Пахло свежестью морозного утра.

Распахнув глаза, осмотрелась: за окном шел дождь, барабаня по подоконнику балкона. Крыши соседних коттеджей казались черными, небо хмурое и на улице совсем не тепло в отличие от кровати, в которой она лежала под широким одеялом.

Вчерашние события, казались кошмаром, который ей приснился, и сейчас она спокойно встанет, выпьет кофе и проведет весь день за чтением. Но ее желанию не суждено было сбыться, стоило попробовать приподняться, как грудную клетку сдавило болезненными спазмами и застонав она упала на подушку.

— Проснулась? Я рад что ты осталась жива, — рядом с ней лежал сонный Янко, его темно-русые волосы были всклочены, а под глазами залегли круги.

— Как ты здесь оказался? — прошептала девушка, больше не делая попыток пошевелиться.

— Примчался на крыльях любви. Сигерд вчера переполошился, а телепортация запрещена, вот я и…

— На крыльях, я поняла, — всмотрелась в его серо-голубые глаза. — Спасибо тебе. Без тебя, я не выжила.

— Знаю. Расскажешь, что произошло? Иначе твой братец общиплет мои перышки, как курицу на обед, — лег на бок. подложив ладонь под щеку.

— А может сначала поедим? Я ужасно голодная.

— Отличная идея, к тому же, мне скоро улетать, — он встал с кровати и помог ей подняться, осторожно придерживая за плечи.

Девушку немного шатало, но она уверенно держалась за руку ангела. Они неторопливо спустились на первый этаж и Янко принялся готовить. В его руках сырые яйца превратились в пышные омлет с поджаренной ветчиной и зеленью, а ломтики хлеба запеклись до хрустящей корочки. Пахло кофе и клубничным вареньем, которым он щедро обмазал хлеб.

— Это сделал Асгейр.

— Упырь? — с набитым ртом спросил Янко.

— Да, я пошла вчера в беседку у озера, читала книгу и тут появился он. Решил сделаться моим женихом без всяких церемоний.

— Я заметил, с одеждой он точно не церемонился. Гаяне пришлось ее выкинуть.

— А кто меня переодел? — Сигрид потянула за край своей пижамной рубашки.

— Твой покорный слуга, — отсалютовал ей чашкой с кофе. — Не стоит смущаться, ты ведь знаешь кто я. Кстати откуда? Хотя, о чем я спрашиваю, вы с братом те еще кладези с секретами.

— От тебя пахнет свежестью, а такой запах я встречала всего раз, в детстве. Мне тогда было лет пять, если не меньше. В лесу у озера, я увидела такого как ты, у него были широкие, белоснежные крылья. От его нежной кожи исходил золотистый свет, он окутал меня и стало так тепло и уютно. Уже потом, матушка рассказала мне о том, что в этом мире существуют не только демоны, но и их противоположность. Однако вы скрываетесь и те, кто вас найдет, захотят убить. Потому что желают получать то, о чем не могли мечтать.

— Твоя мама, настоящая сказочница, — Янко был полон скепсиса.

— Это так. Но почему ты в паре с демоном? Я не вижу между тобой и Драганом вражды, хотя вы враги по определению. Противоположные расы.

— Все не так как кажется на первый взгляд, большего я тебе сказать не могу. Эти знания не для посторонних, поэтому не спрашивай ни о чем.

— Я поняла, — девушка тепло ему улыбнулась. — Спасибо что помог мне. Вижу, что тебе досталось, раньше, со мной кроме брата никто не делился энергией.

— Потому что не всякая тебе подходит. Моя подошла, потому во мне тот первородный свет, с которым рождаются только ангелы. И я могу одаривать им тех, кого посчитаю достойным. Ты — сестра и любимая, моих друзей. Но также, я вижу в тебе добро и зло, они перемешаны. Но ты не гонишься за властью, не хочешь убить меня чтобы заполучить мой свет. Все дело в этом. Ты готова защитить своих близких, пожертвовать собой ради них. Не каждый на это способен, — Янко подцепил кусочек омлета и с аппетитом продолжил жевать, превратившись из серьезного, мудрого ангела в обыкновенного, беззаботного парня.

До конца завтрака они молчали, потом в гостиную пришли проснувшиеся девушки в халатах, подруги были рады видеть, что кризис миновал, и Сигрид в относительном порядке.

— Значит так барышни-лекари, бинты с подопечной не снимать, синяки мазать, эликсиры давать в меру и одну ее никуда не пускать, — отдавал распоряжения уже переодевшийся в чистую одежду Янко.

Они стояли на пороге дома и прощались. Ангел в последний раз коснулся запястья Сигрид и улыбнувшись телепортировался.

— Сиг, ты как? — спросила Гаяна, боясь притронуться к подруге, чтобы не сделать больно.

— Живая, но немного неповоротливая.

— Будь проклят этот упырь, чего ему, своих баб мало что ли? — нахмурилась Агния, хрустя на завтрак яблоком. Сегодня им никуда не нужно было идти, поэтому они с Гаяной остались дома.

Агния собирала сумку на практику, Сигрид читала лежа на диване, чтобы быть на виду у заботливых подруг, а Гаяна устроилась рядом со спицами, чтобы успеть довязать свитер.

* * *

Сигерд коснулся ребер и с облегчением вздохнул, они все еще побаливали, но не так сильно, как вчера. Парная цепочка на его шее больше не пульсировала, а значит и с Сигрид все обошлось.

Янко вернулся, когда все закончили завтракать, и таверна опустела. Им предстояло двигаться дальше, в сердце царства оборотней. По пути ангел рассказал им о нападении Асгейра. И если Сигерд выслушал новость с непроницаемым лицом, хотя поводья в его пальцах покрылись льдом, то пылающего как факел Драгана пришлось в срочном порядке успокаивать иначе им грозило оставить за собой не лес, а одни головешки.

Их ждал опасный переход по горам, ночевки в пещерах, случайные встречи с нежитью и все это воспринималось парнями как способ отвлечься от дурных мыслей. Сигерд пытался не поддаваться внутреннему предчувствию чего-то плохого, а Драган успокаивался, представляя, что каждый монстр, которого он встречает и убивает — это Асгейр.

Ветрана и Витер стали гораздо ближе, но предпочитали спать в раздельных палатках. Хотя в этом походе все успели сдружиться, помогая друг другу и действуя как напарники. Тренер Варг был очень доволен.

Оборотню были приятны походные хлопоты, дружные посиделки у костра, бурлящая от адреналина кровь в пылу схватки с нечистью, а не склоки и агрессивное соперничество. Последнее всегда было спутником практикантов. Варг внимательно наблюдал за своими студентами, как драконы и демоны, устраивали между собой рукопашные спаринги или с применением оружия, как Сигерд внимательно наблюдал за каждым из них, некоторые даже подходили к вампиру за советом.

Для всех, Сигерд стал не просто вампиром из королевской семьи, а достойным носить статус принца. Девушки пытались с ним флиртовать, но ходячая ледышка. отвечал им равнодушными взглядами или отмалчивался. Зато Янко развлекался по полной, он постоянно подкалывал друзей и товарищей по оружию, вносил нотки веселья и беззаботности в слишком хмурые дни, когда они пять дней путешествовали под проливным дождем. Он даже предложил использовать драконов и сократить время пути на них, вместо того чтобы натирать мягкое место седлом.

Впервые двойняшки смотрели на него так, как будто хотели сожрать, не оставив ни одной косточки. За время практики, Витер и Визэр стали более серьезными, думали прежде чем что-либо сделать, особенно если это касалось нежити и других темных сил.

Витер всячески оберегал свою пару — Ветрану и зачастую — это становилось для нее проблемой. Она была воительницей, которая первой рвалась в бой, а вместо этого Витер прогонял ее в тыл и рычал так, что у стоящих рядом с ним людей на волосы на головах вставали дыбом. Дракон в гневе — это опасное явление. Но упрямая Ветрана не сдавалась и все равно шла напролом. Пока однажды, Варг и все остальные не стали свидетелями их разборок. Парочка так громко друг на друга кричала, что порой было непонятно, говорят они или ревут, их голоса преобразовывались в драконий рев, а затем и сами они, обернулись истинными ипостасями.

Дерущихся и рвущих друг на друге плоть, бросились разнимать их собратья. Смутьянов в своей группе Варг был не намерен терпеть, поэтому сделал выговор и до конца практики. Витер и Ветрана дежурили в разных сменах.

По ночам выползала Ветрана, садясь у костра с обнаженным мечом наготове, а по утрам Витер, сонный, недовольный, готовый наорать на любого, кто с ним заговорит.

Их перемирие наступило в тот день, когда на лагерь напала стая дубовиков.

Лесные монстры, похожие на огромных животных на четырех лапах с большими головами, покрытыми острыми, ядовитыми шипами. Широко раскрытые пасти являли ряды длинных клыков, а из черных провалов глаз, вытекала зеленоватая жидкость.

Сами по себе, дубовики были неопасны, но в период голодания, они стягивались со всего леса, образуя многочисленную стаю. Их укусы были также ядовиты как шипы на головах, а один укус, отрывал от человека приличный кусок плоти. вместе с костями. которыми они хрустели как сухими ветками.

Тогда Ветрана показала себя идеальным напарником, спина к спине, они с Витером сражались, орудуя мечами, огнем и магией. Не успевает одна сделать шаг назад, как Витер синхронно повторяет ее движение и оба они скользят, как две тени, оставляя за собой след из мертвых дубовиков, тела которых тут же превращались в труху. Демоны поджигали останки своим дьявольским пламенем, чтобы из них не возродились новые твари.

Нападение завершилось победой студентов, были и тяжелораненые, поэтому пришлось в срочном порядке двигаться в ближайшую деревню, где было безопасно и Варг открыл портал для группы лекарей-практикантов, среди них были Гаяна и Агния, девушки тут же принялись за работу и не садились, пока жизни пациентов больше не угрожала опасность.

Одному студенту отгрызли руку по локоть и Гаяне с Варгом потребовалось быстрее останавливать кровотечение и магически приделывать несчастную конечность, прежде чем парень умрет. Это было энергозатратным делом.

У второго, оказалось в клочья разорвано бедро и его осторожно штопала Агния, остальные обошлись малой кровью: ссадины, порезы, ушибы и переломы.

В деревне студентов расквартировали в домах местных жителей. Всех пострадавших устроили в огромном сарае главы деревни.

Когда у Гаяны с Агнией выдалось свободное время, и они сами пили поддерживающие эликсиры, к ним подошел Сигерд.

— Вы отлично постарались, — похвалил их вампир.

Гаяна довольно улыбнулась, на бледных щеках вспыхнул румянец, а Агния приняла его слова как данность, сонно моргая. Они действительно очень устали, некоторые лекари не смогли справится со своими обязанностями, кого-то тошнило при виде крови, кто послабее падали в обмороки и раненые собственноручно оттаскивали своих лекарей в сторонку, чтобы их не затоптали.

— Как там Сигрид? — присел рядом с Агнией на лавку.

— Живая. но ребра плохо заживают, еще она не может спать без снотворного и обезболивающего. Верится постоянно и бинты мешаются.

— Она такая, спит как волчок, — вампир усмехнулся.

— А так, больше ничего. Дышит, ходит — уже радует, но мы ее никуда не отпускали от себя, пока нас не выдернули с места практики.

— Вот ваша практика барышни. Лучше не придумаешь. Какой прок тухнуть в богом забытой деревеньке, где по утрам вы собираете целебные травки, а в обед лечите старикам гнилые зубы, — к ним подошел тренер Варг. Уперев широкие ладони в бока, оборотень с улыбкой рассматривал этих двух бледных поганок в испачканных кровью платьях. — Чего сидим, кого ждем? Вам уже дом приготовили, сходите умойтесь, вы же девушки, а не замарашки, — рядом с Варгом встали двое оборотней.

— Данияр! — радостно воскликнула Гаяна, встав с лавки и улыбаясь ему.

На подругу Агния не обратила никакого внимания, она бросала на Варга злобный взгляд:

— Вы побегайте между больными, а я на вас посмотрю. Будете ли вы потом таким же чистеньким как сейчас, — процедила она и раздраженно отбросив косу в сторону, ушла.

— Яролик, проводи барышню, а то не в тот дом зайдет, — попросил Варг продолжая улыбаться. — Гаяна, вижу своего сопровождающего ты знаешь. Завтра отправитесь в другую деревню, там говорят твари на болотах пробудились. Местным покоя не дают, вот и потренируетесь.

— А как же остальные?

— А за однокурсников своих не переживай, мы с ректором Анлеифром побеседовали и решили лекарей, по два или три человека, отправлять в разные места. Чтоб каждый стал самостоятельным, а не кучковался на одном месте. А у Данияра в вашей деревне семья, вот и будет за вами присматривать. У старшекурсника то заслуженные каникулы, в отличие от практикантов.

— Поняла вас, — Гаяна кивнула, сложив руки за спиной.

— Вот и хорошо и подругу свою угомони, норовистая девка. Надеюсь Яролик ее вытерпит, — оборотень засмеялся и ушел.

— Привет, вижу вы здесь не скучали. Мы как услышали, что рядом с Веточками появилась стая дубовиков, так и телепортировались, — рассказал Данияр.

— А «Веточки» — это название этой деревни? — Гаяна засмеялась. — Хорошее название.

— Да, а моя называется «Купелинка», она побольше, можно сказать в разы, там есть таверны, парочка постоялых дворов, не то что здесь. Ну да ребятам придется потерпеть, пока не оклемаются. Пойдем, проведу тебя. Вон весь подол в крови и земле…

— Ой! — Гаяна покраснела как помидор и быстро провела руками по подолу, очищая все магией.

На следующее утро, лекари отправились по своим деревням.

Агния и Гаяна под руку с Данияром телепортировались, оказавшись по колено в высокой траве неподалеку от озера. До деревни шли весело, по пути собирая землянику, для такого случая не было жалко испачкать один из передников. На подходе к дому оборотня, Гаяна придерживала края ткани на поясе, пока Данияр таскал у нее ягоду за ягодой.

При их появлении, на крыльцо высокого деревянного дома, выбежала детвора, во главе с пышногрудой женщиной, поддерживающей на руках полугодовалого малыша.

Оборотня окружило четверо мальчишек и одна сероглазая девочка с косичкой пепельных волос. Все одеты по-простому, как и сами девушки, детвора босиком.

— Привет, — поздоровался Данияр, среди детворы оказались двое его младших братьев девяти и двенадцати лет, и шестилетняя сестра. Двое других мальчуганов — соседские, пришли в гости на пироги с картошкой и мясом.

— Матушка, — лучась улыбкой, Данияр склонил голову перед дородной женщиной и поцеловал ее в щеку, погладив маленькую головку братика, завернутого в одеяльце.

— А я вот с гостьями, лекари из моего университета. Прибыли сюда, проходить практику. Это Агния и Гаяна, — представил девушек. — А это моя матушка — Домислава.

— Добрый день госпожа, — лекарки поклонились.

Дети уже стояли рядом с Гаяной, заглядывая ей в передник.

— Матко, она ягоду принесла! — звонко воскликнула девочка.

— От и добре, будет значит пирог на сладкое, — подмигнула Гаяне и пригласила их в дом.

— Готовить любишь панночка? — спросила Домислава, смотря как Гаяна осторожно ссыпает ягоды в подставленный девочкой дуршлаг.

— Очень. Освоила кухню оборотней.

— Ну тогда кухню оставляю на тебя, а мне пока его покормить надо, а то до вашего прихода так расшумелся, мать честная, хоть уши закрывай, — Домислава ушла в соседнюю комнату, прикрыв за собой дверь.

Эта добрая и открытая женщина с карими глазами и свежим, румяным лицом понравилась Гаяне. У самой девушки, никогда не было столько братьев и сестер. Полный дом детей вселял в нее радость.

Родителей Гаяны пожрала какая-то дикая тварь в их лесу и Гаяна осталась сиротой, ее к себе взяла старая глуховатая бабка, приходящаяся им соседкой. Девушка всегда мечтала о большой и дружной семье, чтобы приходить домой, а вокруг радость и веселье, задорный смех и никогда не бывает одиноко.

Пока Домислава занималась с малышом, Гаяне помогала «косичка», которую звали Лесяна. Вдвоем, они быстро вымыли ягоды и замесили тесто для пирога. За готовкой, она не заметила, когда подруга ушла из дома. С Данияром, Агния вернулась только под вечер.

Оба что-то активно обсуждали и судя по недовольному лицу Данияра, разговор был не из простых.

— Ты мне брат старший али жених чтоб что-то запрещать? Сказала же, буду жить у лекаря, он мне разрешил. Весь второй этаж отведен для жилья, не надо будет сюда с утра до вечера бегать.

— К лекарю разные гости захаживают, вдруг что случится. Я вас пригласил и ответственность на мне лежит, — у него даже волосы стали торчать как у ежа, а глаза хищно заблестели.

— Не случится. Что ты все о дурном думаешь? Гаяна, накорми этого несносного волка своей фирменной стряпней, пусть успокоится, а я пойду умоюсь, — после чего Агния ушла за дом, где стоял колодец и ведра с корытом.

— Что-то случилось? — спокойно спросила Гаяна, поднимаясь с лавки и ступая босыми ногами по теплому полу.

— Упрямая у тебя подруга, сил нет. Сказала будет у нашего местного лекаря жить и учиться все две недели. Мол не хочет стеснять мою семью, а кто эту дуреху защищать будет, если вдруг какой-нибудь хмырь вздумает полапать за мягкое место? — но он тут же осекся, увидев страх в глазах девушки. Взяв ее за широкие запястья, продолжил спокойнее — Ладно, попрошу старшего брата за ней приглядеть. Ты его вчера видела, мы вместе стояли пока Варг ее отчитывал.

Гаяна попыталась вспомнить второго оборотня, но он выветрился из ее памяти. В тот момент она смотрела только на Данияра, но говорить об этом парню не стала.

— А как его зовут?[Olga1]

— Яролик, он живет в центре деревни. Там наша кузница, а на втором этаже небольшая квартира. Пока отец в отъезде, брат вместо него.

— А отец кем работает? — спросила девушка, наливая в миску борща, который сварила на ужин. Остаток дня она провела на хозяйстве и принимала своих первых пациентов — соседских детишек. Гаяне нравилось возиться с малышами и в детских болезнях, она была лучшим лекарем на своем курсе.

— У нас вся семья занимается кузнечным ремеслом, обеспечиваем всех качественным оружием, доспехами и прочим, от гвоздей до кованых ворот. На днях отец убыл в дальние деревни, товар продает. Обычно брат с ним, защищает от всякого сброда на дорогах, но в этот раз в наемниках наш сосед, поэтому Яролик остался, — сел за стол и принялся за борщ, закончив с одной миской, попросил добавки.

Гаяна устроилась рядом, любуясь с каким аппетитом оборотень поедает ее стряпню.

Агния пришла с мокрыми волосами, но поела только творога с курагой, запив большой чашкой травяного чая.

Место для ночлега им выделили в комнате на первом этаже, в то время как дети спали на третьем, а хозяйская спальня была на втором.

— Смотри тут в служанки не заделайся, мы лечить приехали, а не домашним хозяйством заниматься, — проворчала Агния, устраиваясь на узкой кровати. Она не любила, когда Гаяна начинала все делать за других «Сегодня так и быть, я помогла ей помыть посуду, но завтра уже буду жить у лекаря. Собственные сбережения есть, еще и подзаработаю», — рассуждала она. В доме старика ей понравилось, а в выделенной для нее спальне пахло лавандой. К умениям Агнии, старик Ратимир, так звали лекаря, отнесся с уважением.

Он долго, с пристрастием ее допрашивал, устроив настоящий экзамен по травам, готовке зелий, обработке ран и прочему, что должен знать лекарь.

— Целители везде нужны, а я вот один как перст, на всю нашу деревню. От помощи точно не откажусь, поэтому практику пройдешь у меня. Оставайся дочка, у старика Ратимира есть чему поучиться. На втором этаже есть небольшая спаленка, завтра придешь-наведешь порядок и примемся за дело.

От такого шанса, Агния была не намерена отказываться. Улыбаясь самой себе и радуясь, что она приняла верное решение.

— Да ладно, ну подумаешь помогу его матери с посудой и по дому, так не за бесплатно же здесь жить две недели, дармоедкой быть. Нет, нет, — вслух размышляла Гаяна. — К тому же, я уже и детишками познакомилась, буду здесь по хозяйству и лекарем.

— Ну и оставайся. Ты малышню любишь, а я буду у местного лекаря жить. И еще… — повернулась к подруге, — Смотри, чтоб тебе какой оборотень чего лишнего тут не предложил. Ты у нас барышня видная, в самом соку. Они любят девушек с формами, — изогнула бровь, заставив подругу покраснеть. — Так что пока не скажут, что женятся, всякие нежные речи не слушай, а то получится, как с теми, кто приходил ко мне за зельем чтоб плод из тела вытравить. А я своей подруге такой доли не желаю. И вообще, давай спать. Мне ни свет, ни заря вставать и топать к деду Ратимиру.

На утро Агния встала раньше всех, пока дом крепко спал, она вышла на задний двор умыться. Холодный туман скользил вдоль остывшей за ночь земли, кутаясь между высокими деревьями леса.

Закатав рукава [Olga2] и пофыркивая от прикосновений к ледяной воде, девушка быстро умыла лицо и шею, от холода на щеках вспыхнули алые пятна. Волосы она быстро причесала и переплела в тугую косу. Нужно было позавтракать и идти к лекарю.

На кухне у плиты она наткнулась на полуголого мужчину. На мускулистой спине виднелись три длинных белесых шрама.

«На вид им около двух лет. Какая-то зверюга подерла или может с братьями оборотнями заигрался?» — прикинула Агния.

С мокрого затылка гостя стекали капельки воды, оставляя после себя влажные дорожки на смугловатой коже «Где-то я его видела…»

— Что готовишь добрый молодец? — спросила подходя к плите и смотря на сковородку «Несколько поджаренных яиц. Надеюсь, он их не сожжет», — Чего молчишь? Не понимаешь меня?

Мужчина захлопал серыми глазами в обрамлении пушистых черных ресниц и погасил плиту:

— Понимаю. Будешь?

Девушка кивнула и достала из ящика столовые приборы с тарелками, разложив перед собой и мужчиной.

— Ммм, вкуснятина, а то на одной каше далеко не уйдешь, — проговорила она, откусывая от щедро отрезанной оборотнем краюхи черного хлеба.

— Согласен, меня зовут Яролик. Мы с тобой уже виделись вчера, но ты убежала. Данияр мой младший брат.

— Вот значит, как, то-то мне знакомом твое лицо.

— Брат ночью позвал меня, чтоб я с утра проводил тебя до дома Ратимира. Будешь там проходить практику?

— Да и жить тоже, поэтому если и ты вздумаешь читать мне лекцию о том, что неповадно молодым барышням у старых дедов жить, а то вдруг какие охальники снасильничают, то лучше не начинай, — ткнула в него вилкой, чуть не достав до носа.

От этого оборотень подавился и закашлялся. Агния с сочувствием на него взглянула, как на немощного и поставила перед ним чашку с колодезной водой, которую он тут же выпил.

— А ты значит охальников не боишься? У нас в деревне такие есть.

— Ты что ли? — со смешком спросила она, — я вообще никого не боюсь. К таким лекаркам как я лучше не соваться, а то все наглые, вмиг растеряют мужскую силу, — прищурилась, довольно улыбаясь.

Но Яролика было не запугать, он и сам не был любителем приставать и волочиться за каждой юбкой.

— Ну, значит тебе со мной точно ничего не грозит. Я порядочный.

Закончив завтрак, они убрали посуду и вышли из дома.

Дорога до центра деревни, заняла почти час.

Яролик хорошо знал старого волка Ратимира: с седой бородой, вечно сутулящийся с незамутненными временем желто-зелеными глазами. Но не было такого, чтобы зашивая рану или оперируя с помощью чар, у лекаря дрожали руки, свое дело он знал отлично.

Ратимир и Яра лечил, когда два года назад отцовский караван натолкнулся на парочку василисков. Тогда оборотень отделался несколькими шрамами, но яд пришлось долго выводить кровопусканием, от той памятной ночи, на спине остались шрамы.

Сейчас у Яролика появилось задание, сходить на болота и узнать, что за тварь там обитает. Уже были случаи нападения и одной смерти старой женщины. От бедняжки остались одни кости, да лоскуты ткани, валяющиеся рядом с брошенной корзинкой ягод.

На улицу только начинали выходить торговцы, открывая свои лавки, а дети торопились на учебу в деревенскую школу. Дом лекаря находился на другом конце Купелинки, прямо на участке где рос яблоневый сад. Чуть поодаль, с холма среди изумрудных моховых кочек стекал кристально чистый ручей с питьевой-лечебной водой, которую лекарь использовал в своих заготовках.

Дом у Ратимира был двухэтажный, забор ограждал лишь сад, но на вид казался таким хлипким, завались на него в темноте какой пьяный — сломает. У двери стояла лавочка для посетителей, обычно на ней сидели старики в ожидании, когда для них приготовят нужное лекарство. Но сейчас лавка пустовала, а над дверью догорал фонарь со свечой. Чтобы ночью, каждый, кому понадобится помощь, видел его свет.

Агния шла налегке, свои вещи она оставила здесь еще вчера, на стук железного кольца, к ним никто не вышел.

— Должно быть еще спит, — девушка подняла взгляд к окнам второго этажа. — Ладно, провел и на том спасибо. Можешь идти, а я дождусь, когда старый очухается, — отошла от оборотня и села на лавку, подставив лицо солнечным лучам.

— Да мне как бы он тоже нужен, — Яролик опустился рядом, вытянув ноги вперед.

— Что же тебе нужно? Может я что смогу подсказать, если связано с лекарствами или лечением, — она стала быстро расшнуровывать ленты на своих кожаных балетках.

Оборотень на автомате опустил взгляд, следя за ее движениями. Вот подол светлого сарафана задрался вверх, обнажая узкие щиколотки, балетки упали, а она поставила босые ступни на землю.

— Пара лечебных зелий быстрого действия и энергетические эликсиры, — Яролик, никак не мог оторвать взгляд от ее ног, чего девушка либо не замечала, чтобы осадить его, либо делала вид что не замечает.

— Так нет проблем, если у деда что готовое есть, то отдаст. С кем воевать собрался? — встала с лавки, Агния подхватила обувь, связала ее между собой и повесила на крючок рядом с дверью. — Если выйдет, крикни, а я пойду по травке погуляю, — прошла мимо калитки в сад, на ходу распуская косу.

Яролик выглянул из-за дома и увидел, как девушка постояла в мягкой траве, а затем быстро побежала к ручью, у которого села и стала пить воду, набирая в ладони.

Агния привлекла его внимание ранним утром. Когда он только вышел после пробежки из леса и увидел, как она умывается у колодца, как по лицу и шее текут капли воды. Как платье ничуть не скрывает изгиба груди и бедер. Не желая напугать гостью, он быстро обернулся человеком, натянул штаны и забежал в дом, готовить завтрак.

Вблизи она оказалась еще краше. Длинные, прямые волосы цвета пшеницы, спускались до самых бедер. Нежная, молочная кожа. Такая же высокая, как и он с невероятным, цвета предгрозового неба, глазами и точеными чертами лица.

А вот у его брата был совершенно другой вкус, он предпочитал девушек покрупнее, как пышногрудая и румяная Гаяна.

Дверь скрипнула и на порог, широко зевая, вышел Ратимир:

— Утро доброе Яр, чего в такую рань? — стал осматриваться по сторонам, а заметив женские балетки на крючке усмехнулся. — Где она?

Яролик кивнул в сторону сада.

— Значит скоро набегается и придет. Эх, лекарям всегда нужно черпать силу от земли матери, от растений и деревьев. Слыхал на охоту пойдешь за той бестией, что жрет народ на болотах, уже торфа нормально не раздобыть. Развелось всякой нечисти, — ворчал лекарь, собирая нужны склянки и травы в кожаный мешочек. — На, только смотри не переборщи с эликсирами, а то опять будешь как демон ходить, пугать всех вокруг.

Яролик отдал ему плату и забрал лекарства, а на выходе столкнулся с растрепанной Агнией. Ворот сарафана мокрый, на голове венок из ромашек и пахнет от нее как от нимфы — свежестью.

— Ну что, дочка, вижу ты с утра уже зарядилась энергией природы. Как закончишь уборку, начнешь принимать всех по записи. Так что готовься, — предупредил ее, закатывая рукава своей холщовой рубахи и показывая костлявые запястья с голубыми венами.

— Да без проблем, Ратимир. Пока Яр, — помахала оборотню и взбежала вверх по лестнице.

— Ох и шальная девка! — восхитился дед.

На этом Яролик ушел к себе в кузню, нужно было еще подготовиться к охоте на живца, коим он и будет.

Глава 7

Практика у боевого факультета закончилась в положенный срок и тренер Варг расщедрился на телепортацию, вместо изматывающего пути верхом, особенно после того как все девушки подошли к нему и вежливо попросили, блистая влажными от слез глазами и дрожащими губами. На эту драму Ветрана смотрела со скепсисом, драконица была слишком гордой чтобы просить о чем-то. Если бы тренер разрешил, то остаток пути она провела в облике дракона.

У оборотней Сигерду понравилось. Здесь не было светских мероприятий, где девушки носили пышные платья и сверкали семейными драгоценностями. Не было места высокомерию и всяким правилам этикета. Люди жили и одевались по-простому. Ели одной ложкой и вилкой, готовили незамысловатую еду. А главное, что поразило Сигерда — в семьях оборотней могло быть до десяти детей, родные из которых двое-трое, остальные осиротевшие племянники или подобранные в других селениях малыши[Olga1].

Вампир заметил, как на своей родине тренер Варг отдыхает душой и телом, наслаждаясь свежим, наполненным хвоей воздух, купанием в кристально чистых озерах, пил воду из горных ручьев, любовался звездами, пока они ночевали в поле, с удовольствием выбирался в горы.

Тренер Варг — являлся альфой своей стаи, но на родине в последний раз был много лет назад. Он не вылезал из «Мантикоры», посвятив все время студентам и будущим воинам. Поэтому молодняк оборотней направляли к нему и уже там, под руководством альфы, они проходили достойное обучение, чтобы заменить своих отцов и дедов. Позволить старым оборотням уйти на покой.

В день телепортации, Сигерд бродил по местной ярмарке, когда на глаза попался лоток с выложенными на нем амулетами, украшениями и кинжалами. Себе вампир взял широкий серебряный браслет с гравировкой в виде плетения узоров.

— Отличный выбор молодой господин, сей символ позволит тебе манипулировать энергетическими потоками, — похвалила старая ведьма, принимая монеты. — Но советую присмотреться к этим кинжалам, очень скоро один понадобится твоей сестре.

Рука Сигерда замерла над сталью с изображением сердца.

— Что вы сказали? — он всмотрелся в ауру старухи: «Обычная ведьма, есть способность к прорицанию, но до уровня Вельмиры не дотягивает».

— О, вижу ты сделал свой выбор! — подала ему кинжал. — Этот символ олицетворяет союз двух любящих сердце, объединяет душу и тело. Подари его ей и пусть не расстается с ним, но помни, тот, кто приходил за ней — вернется. Не за горами день и час, когда ее сердце перестанет биться, да прибудет с ней свет.

Сигерд возвращался в лагерь, не разбирая дороги, ноги сами привели его к дереву, под которым уже сидели Витер и Ветрана. Они поедали яблоки в карамели, пока Драган, Янко и Визэр играли в новенькие карты.

— Что-то ты задержался, Варг уже хотел послать кого-нибудь за тобой, — Драган бросил на него быстрый взгляд.

— С тобой все в порядке? Выглядишь бледнее обычного, может тебе перекусить? — участливо спросил Янко, намекая на кровавую попойку, позапрошлой ночью. Когда ангел ради интереса пошел с Сигердом на его вампирскую охоту в лес и с некоторым отвращением, наблюдал как Сигерд досуха выпил целого оленя, оставив тушу на съедение волкам. Чуть позже они нагрянули в таверну, от увиденного ангелу захотелось напиться. Казалось бы, ничего такого не произошло, обычная охота, но то, что, Сигерд из всегда спокойного и молчаливого парня превратился в хладнокровного убийцу, повергло ангела в шок. Ему стало не по себе от замораживающего душу, взгляда вампира, поэтому он решил, как следует запить это дело алкоголем.

— Ты прав, я просто проголодался… — ответил Сигерд, убрав купленный кинжал за пояс. Браслет он одел на запястье, скрыв рукавом кожаной куртки.

Тем же вечером они очутились в своем коттедже. Практика была закончена.

После сытного ужина, приготовленного на скорую руку Янко и Драганом. Двойняшки принялись за растопку сауны. Остальные разбрелись по комнатам чтобы принять душ и наконец-то избавиться от походной одежды и тяжелых рюкзаков.

Закончив с водными процедурами, вампир пообещал вернуться, когда сауна будет готова, а пока что ему нужно срочно увидеть сестру.

Не успел он выйти из дома, как увидел на дорожке, бегущую к нему Сигрид. От сильного порыва ветра, ее черные волосы развевались, глаза горели радостным блеском. Пробежав разделявшее их расстояние, Сигерд заключил сестру в объятия.

Они не виделись месяц, который оба прожил, как три. Никогда еще близнецы так надолго не расставались. Они гладили друг друга по длинными волосам, вдыхали родной аромат, их души соединились, переплетаясь живительной энергией от одного к другой.

Сестра была так похожа на маму, от нее пахло лесом и целебными травами.

Сигерду вспомнились их посиделки у камина, когда Эвира рассказывала им сказания о древних богах ее северной родины, о великих девах воительницах, викингах. Матушка считала, что раньше, когда магия только зарождалась и люди не умели ее использовать, всем жилось проще и понятнее. Магия развращала людские сердца, и если человек не смог обуздать в себе жажду власти, то превращался в монстра.

Такого, из-за которого вся семья Сигерда едва не лишилась: дочери, сестры, внучки, принцессы. И сейчас, вампир предчувствовал что над Сиг вновь нависла опасность.

Они не знали кто, тогда в детстве, поймал маленькую принцессу и попытался опустошить ее, лишив не только родовой магии, но и жизни. Неизвестный враг скрылся под покровом тьмы и больше о нем никто не слышал.

Сейчас Сигерд не ребенок. Все это время, он учился не покладая рук, тренируясь до седьмого пота, но сотворил из себя тот самый меч и щит, которые станут лучшей защитой сестре. Ни отец, ни дед, никто не поможет ей, потому что только он связан с ней неразрывной связью близнецов по рождению.

— У меня для тебя кое-что есть, — показал ей кинжал. В лунном свете, блеснуло лезвие с символом сердца.

Чародейка повертела оружие в руке и улыбнулась:

— Отличный сувенир из поездки, смотрю себе ты прикупил украшение, — коснулась браслета на его запястье.

— Да, но для тебя кинжал будет лучше, чем украшение. Асгейр больше не нападал на тебя? — приложил ладонь к ее ребрам, убеждаясь, что они прекрасно заживают, но Сигрид вынуждена ходить в тугих бинтах.

— Этот самоуверенный тип? Хвала богам — нет. К тому же, советник Мортенс вызвал сына домой, и наш юный ловелас телепортировался. Ему ведь не нужно проходить практику, он старшекурсник.

— Есть какие-нибудь идеи, как его проучить? Хотя я бы предпочел не церемониться и обезглавить. Асгейр посмел покуситься на жизнь королевской особы, за такое полагается смерть.

— Какой ты кровожадный, видать понравилось гостеприимство оборотней.

Девушка храбрилась, но в ее душе клокотало пламя мести. Она жаждала крови обидчика, в красках представив, как его обезглавливают и светлые, шелковые волосы Асгейра заливает багровая кровь. Заледеневшее тело, падает на каменные плиты под ее ногами, разбиваясь на множество замороженных осколков, а она довольно улыбается, упиваясь правосудием.

Эта фантазия, взбудоражила ее холодную кровь, она даже ощутила во рту ее сладковатый [Olga2] привкус. Как тогда, в детстве, когда ее отпаивали эликсирами с добавлением этого живительного, для всех вампиров напитка. Пить обычную человеческую или животную кровь, Сигрид не могла — ее это не насыщало и было противно на вкус. А вот кровь родного брата — была настоящим нектаром, и он не скупясь делиться с ней, когда ей это было необходимо.

Сигерд в свою очередь не брезговал, но отдавал предпочтение животной крови, хотя спокойно мог насытиться человеческой пищей. Однако отличие от крови, обычная еда не давала ему необходимую энергию.

— Я не за этим сюда пришел, чтобы представлять казнь твоего ненавистного ухажера, — он протянул к сестре руку и надрезал запястье. На траву капнула первая капля его бесценной крови и Сигрид послушно прижалась к ране губами, делая большие, жадные глотки, пока ее глаза не стали алыми, как кровь на губах.

«Ты мне нужна живой».

«Я и мертвой тебе пригожусь, будешь потом водить своих любовниц и показывать, какой я была прекрасной и что им далеко до меня, поэтому вы должны расстаться».

В ее голове раздался смех брата, он вытер остатки пиршества с уголков ее губ и поцеловал в висок:

— Спокойной ночи, — его глаза блеснули, и он пошел в свой коттедж.

Лежа на теплых деревянных лавках в сауне, вдыхая наполненный ароматом мяты воздух, Сигерд постарался максимально абстрагироваться от тревожащих его мыслей. Усталость одолела его тело, не хотелось никуда вставать, идти и что-то делать.

После травяного чая и жара его разморило, накатила сонливость. Но стоило Янко коснуться его плеча, Сигерд распахнул глаза, удивленно смотря на ангела.

— Вижу, что ты отдал много энергии. Поэтому постарайся не думать ни о чем и расслабься как следует.

Голос Янко успокаивал, вселял надежду, а от его прикосновения, вампиру стало немного легче.

— Вот, уже хорошо. Драган, добавь пару.

Демон приподнялся на локтях на нижней полке и полил на камни водой из кувшина. Шипение и по сауне растекается полупрозрачная дымка.

— Может ты расскажешь, что у вас случилось, что Сигрид нуждается в подобной подпитке и не может спокойно пользоваться своей магией без ограничителя? — спросил Драган, свернув полотенце в рулон и подложив под мокрый затылок.

— Для подобного разговора, нам стоит выйти, иначе мы расплавимся как масло на поджаренном ломте хлеба, — ответил вампир.

Они еще немного погрелись и пошли в ледяную купель, откуда вылезли бодрые двойняшки. Драконы приготовили по паре хороших веников и готовились отходить друг друга, дабы изгнать всю негативную энергетику после похода.

Чуть позже, переодетые в домашнюю одежду, парни устроились на диване в гостиной. В камине горел огонь, поленья приятного трещали, отбрасывая в сторону искры. От горячего, пряного вина в глиняных чашках исходил одурманивающий аромат.

Янко задернул шторы на окнах и расправив крылья, разлегся на шкуре на полу:

— Только не выдирайте перья, иначе я за себя не отвечаю.

Крылья действительно поражали своей белизной, Сигерд восхищенно провел по ним пальцами: мягкие, нежные и легкие.

— Ты их гладишь, прямо как девушку. Налюбовался? Теперь спокойно продолжим животрепещущую тему, — его спина снова стала прежней.

Сигерд сел на пол и прикрыв глаза, начал рассказ:

— Когда Сиг было десять лет, ее похитил неизвестный. Мы до сих пор не знаем кто он, но явно некто из вампирского окружения, больше некому. Каким-то чудом, нам удалось ее отыскать в глубине подземелий нашего замка. [Olga3] Сестра лежала на каменном алтаре, вокруг свечи, нарисованные кровью символы и она — лежит на пентаграмме, на запястьях кровь, и сама как мертвец. Белее мела. Из нее выкачали практически всю энергию, оставалась лишь капля жизни, но ритуал вовремя прервали, а похититель скрылся. Все, что от него осталось — это валяющийся на полу балахон. Меня там не было, матушка рассказывала. Они с отцом принесли Сигерд в ее комнату и не отходили несколько дней: живительные эликсиры помогали слабо, кровь, влитая ей в горло тоже. А потом я подошел к ней и коснулся руки, тогда-то, она и потянула из меня энергию. Сиг родилась полукровкой, она может жить как обычный человек. Есть еду, как все, но помочь ей на энергетическом уровне могу только я. Из нее выкачали магию, коснувшись и родовой. Из-за того случая, что-то внутри Сигрид нарушилось и когда она начинает слишком долго использовать магию, то может не выдержать и умереть. Поэтому отец и дед, строго настрого запретили ей это делать и установили магический блок. Она сама может его убрать, но никогда этого не делала, пока не стала пересекаться с Асгейром. Он умышленно провоцирует ее. О слабом здоровье сестры известно всем, но не все знают почему это с нею произошло. Они думают все дело в ее неполноценности от рождения. Она вампир, но не такой как я или мой отец. Это нам необходимо питаться кровью, у нас есть родовая магия льда, которой мы можем обладать в полной мере. А у Сигрид с ней только тонкая, связующая нить.

— История туманнее, чем изучение древних рун, — отметил ангел.

— Однажды, мне приснился сон: худенькое тельце Сигерд в начертанном ритуальном круге, черные свечи растекаются от огня, а она вся в крови, ноги и руки, скованные железными оковами. Словно животное на цепи. Однажды, я спросил у сестры, правда ли этот сон, а она долго молчала, пока не сказала, что правда.

— Близнецы — это очень близкие люди. В момент опасности, сильного потрясения, ваши сны передаются друг другу. Потому что души соприкасаются, от того сестра тянет твою энергию, — пояснил Янко.

— Неужели этому сумасшедшему удалось сбежать от таких сильных противников? — Драган нахмурился.

— Именно, он просто исчез во мраке и его никто не видел. Мама приложила очень много сил чтобы найти Сигрид, задействовала свою и мою кровь, но поисковая нить каждый раз обрывалась. Дед собрал отряд на поиски из самых близких вампиров, которым доверял как себе. Уже потом, когда надежды не осталось, поисковая нить появилась сама. Мама поняла, что это Сигрид каким-то образом, зовет на помощь и тогда мы нашли ее.

— Судя по ритуалу, из нее хотели выкачать не только кровь, но и всю магию, особенно родовую. Преступники не размениваются на обычную магию, а вот завладеть родовой. К тому же королевской — это большой куш, — задумчиво проговорил Драган. — Тот, кто завладеет родовой магией короля, сумеет совладать с ней и соединить со своей собственной. Уже станет частью вашей семьи и будет иметь право занять трон. Быть может у твоего деда или отца есть такие сильные враги? Провести ритуал изъятия силы, может далеко не каждый маг.

— Этот ритуал разорвал мелкие кусочки всю магическую суть Сигрид. Если раньше она была такой же как я — вампиром с высоким уровнем силы, который не нуждался в ограничителе, то затем ее тело постепенно, но верно ослабело. Сначала все ограничивалось синяками, мелкими порезами. которые долго не проходили, в отличие от того как быстро все заживало раньше. А потом, когда ты видишь, что на твоей сестре нет живого места, словно ее всю изрезали как лист бумаги, понимаешь, что без определенной подпитки чужой энергией она не вернет себе здоровье, не восстановится. Маме и мне потребовалось потратить много сил на то, чтобы вернуть ее практически с того света, а я был очень мал и нам приходилось действовать постепенно. День за днем я делился с ней и стал поить собственной кровью. Отец боялся, что я тоже умру, но меня одолевала лишь слабость и не более.

— Теперь ясно откуда в тебе такой сильный уровень, ты максимально его развил, не удивительно что тренер Варг каждый раз смотря на тебя затрудняется с заданием. Все эти занятия и тренировки для тебя слишком простые, — понял демон.

Вампир пожал плечами, смотря на ангела.

— Судя по твоему хмурому виду, твоя интуиция продолжает кричать об опасности угрожающей сестре.

— Да, ты прав Янко. Боюсь, что скоро что-то произойдет, но когда, где и во сколько? Это мне неизвестно, я ведь не госпожа Вельмира. Не могу предсказать будущее. Еще и этот Асгейр под ногами путается со своими притязаниями. Это он сломал Сигрид ребра, — от слов Сигерда, глаза демона почернели и Янко поспешил коснуться его чтобы успокоить.

— Она не захочет рассказывать ни родителям, ни деду о произошедшем, но как-то слишком рьяно он ходит за ней. Все это напоминает слежку.

— Ты не думаешь, что он может быть замешан в том случае с похищением Сигрид? — спросил охрипшим голосом Драган.

— Я бы с удовольствием повесил на него все преступления, но тогда Асгейру было столько же лет, сколько и мне.

— А кто его отец? Может быть у него есть мотив…

— Не думаю, советник Мортенс Сапфирус способен на подобное. Он верой и правдой служит королю не первое десятилетие. Всегда дает полезные советы, во всем помогает.

— На месте принца, я бы не стал убирать такую важную для государства личность из списка подозреваемых. Судя по всему, он далеко не слабый вампир, какая у него родовая магия?

— Драгоценное очарование, привлекательность, соблазнение.

— Теперь понятно почему Асгейр выглядит как истинный ангелок, не хватает только крыльев, — скептично отметил Янко. — Но Драган прав, подумай сам, как можно выманить принцессу из ее покоев и незаметно провести по всему замку в глубокие подземелья. Родовая магия и ловкость рук.

На это Сигерду нечего было ответить, но вампиру не верилось, что советник Мортенс. Благородный и мудрый вампир, который возился с ними как с родными детьми, мог так поступить.

— Ладно, оставим тревоги до завтра. А теперь спать, глаза слипаются, — решил закончить их дружные посиделки ангел, поднимаясь с пола и беря со столика кружку с остывшим вином. — Вот дьявол, надо было пить горячим. Заболтали меня тут!

— Сигерд, спасибо за честность. Можешь рассчитывать на нас, — обратился к вампиру Драган. — И еще, я неравнодушен к твоей сестре, так что если захочешь вызвать на дуэль, то я к твоим услугам.

— Начинай составлять завещание, герой-любовник! — Янко хлопнул демона по плечу и подмигнул вампиру.

* * *

Дни за лекарским ремеслом пролетали незаметно. Агния собирала, высушивала травы, готовила различные эликсиры, мази. Лечила пациентов, у нее не было свободного времени чтобы ходить на свидания, на которые ее приглашали толпящиеся рядом с домом лекаря молодые оборотни.

Яролик ушел на болота и до сих пор не вернулся. С того момента прошло пять дней и время от времени, мысли девушки возвращались к оборотню с тремя шрамами на мускулистой спине. В такие моменты, девушка ощущала непонятное для нее волнение.

«Что ж я переживаю за этого оборотня?! Странно, совсем уже распустилась, совершенно не о том думаю», — завязала очередной мешочек с лечебным порошком и подала деду Ратимиру который зачаровал его от просыпания.

На дворе был вечер, солнце превратилось в малиновый шарик, освещая своими лучами полосу горизонта за кронами деревьев. Надвигались сумерки. Люди закрывали лавки и шли домой, ужинать в кругу семьи у согревающего огня каминов.

— Ну дочка, на сегодня все. Завтра пан Войчич зайдет и заберет это, — Ратимир вытер стол влажным полотенцем, смахивая с него остатки порошка и пошел в маленькую баньку умываться ко сну.

Агния сняла фартук и повесила на крючок. Окна закрыла, дверь на засов, теперь можно пойти к ручью и искупаться. Весь день на ногах у прилавка, то одним продать лекарства, то другим что-то вылечить. В середине дня она не выдержала и скинула балетки, ходя босиком.

Выйдя из дома на траву, Агния почувствовала, как ноги постепенно, с каждым шагом по мягкому покрывалу — расслабляются. Опустив ступни в ледяной поток воды и устроившись на еще теплом камне, закрыла глаза, медленно наслаждаясь тишиной и покоем.

«Да, в нашей в деревне такого наплыва, как у Ратимира, никогда не было. Приходили либо попросить лекарство от беременности, либо звали на дом, когда рожали. А здесь может от того что царство оборотней, никто не любит пренебрегать здоровьем», — услышала хруст веток за спиной и обернувшись чуть не закричала.

К ней, на двух задних лапах, ростом выше человека с мордой волка шел оборотень. Его черная шерсть свалялась и была пропитана бурой кровью, левая рука-лапа плетью висела вдоль тела. Не дойдя до ручья, он с шумом упал на траву и стал медленно, но верно превращаться в человека.

Отбросив страх, Агния вскочила и побежала к раненому. Сейчас он нуждался в ней, как в лекаре, с трудом перевернув мужчину на спину, поняла, что это Яролик, и не в лучшем своем виде. К старым шрамам прибавились новые и достаточно глубокие, он потерял много крови, хотя быстрая регенерация его частично спасла, но судя по неприятному, гнилостному запаху из ран — там находился яд.

— Деда! — закричала на весь фруктовый сад.

Сначала хлопнула дверь, а потом очень даже резвый старик прибежал к ней и, не задавая вопросов, подхватил Яролика на руки будто тот ничего не весил и отнес в дом.

Уложив мужчину на деревянную лавку в комнате для приема больных, Ратимир скомандовал:

— Нити давай и ядовыводящие эликсиры, да поживее, не то потеряем, — он был абсолютно спокоен.

Пока Агния собрала все необходимое, Ратимир принялся водить над израненным телом ладонями.

— Эх, пришел бы ты, мальчик, пораньше, ну да ладно.

Агния быстро подала ему все необходимое, вдвоем они выливали содержимое флаконов в раны, заставляя те пузыриться, от чего Яролик скрипнул появившимися клыками и тут же дернулся, задев девушку заострившимися на руке когтями.

Зашипев от боли, Агния схватилась за кровоточащую рану. На предплечье осталось четыре глубоких пореза:

— Вот же гад! Отрастил себе маникюр! Мы его тут лечим, — со злости пнула его в бедро и тут же закусила губу «Он ранен, а я его еще добиваю. Хороша лекарка», — оторвав зубами кусок бинта, быстро перемотала собственную руку и стала наводить на оборотня обезболивающие чары. Но в его половинчатом виде, между ипостасью волка и человека, они плохо действовали.

— Придется зашивать как есть, держи его, покрепче, — скомандовал старик уже вдевая незримую нить в тонкую, длинную иглу.

Агния положила ладони на плечи Яролика и держала до тех пор, пока дед не закончил. От напряжения у нее самой потемнело в глазах, а по лицу стекал пот. Одно дело, когда зашиваешь раны обычного мужика, того опоил, и он сам провалился в забытье, а с оборотнями все не так просто.

— Все, дальше сама, коли рука твоя не болит… — взглянул на девушку, та пожала плечами, открывая окно и запуская свежий ночной воздух.

Обтерев горячее тело Яролика мокрым от жаропонижающего настоя полотенцем, наложила полупрозрачную мазь на все швы и прикрыла повязками. Осторожно приподняв его за голову, влила в горло очищающий и восстанавливающий напитки.

— Только не помирай, слышишь меня волчара, — бубнила себе под нос девушка, укрывая обнаженное тело мужчины пледом.

Дед вернулся через несколько минут посвежевший и умытый:

— Пойду поищу, может он тут поблизости свой меч с вещами обронил.

— А ежели они на болоте остались? Не ходи сам… еще тебя не хватало лечить от той гадости что там завелась. Убил он ее или нет не узнаем пока не очухается, — прислонилась к дверному косяку. Захотелось помыться как следует, чтоб избавится от запаха страха, которым она вся пропотела, зловония яда и крови. Сарафан нуждался в капитальной стирке, ну его она если что отдаст Гаяне, та знает кучу бытовых чар и зелий от сильных загрязнений.

— Ступай к ручью, а то еле на ногах стоишь, надо яд с кровью срочно смыть, — Ратимир сунул ей в руки глиняный кувшин. — Сначала этим, а потом обычной родниковой водой.

— Она же ледяная! — «Окунаться головой! Я там задубею и все женское себе отморожу»

— Переживешь! — гаркнул на нее лекарь и пошел на поиски вещей.

Поворчав, Агния взяла с полки в бане чистое большое полотенце и пошла к ручью.

Место освещал лунный свет и за холмиком, по которому стекала вода, было небольшое подобие купели, ровно для одного человека. Для чистоты, дно выложено камнями.

Скинув с себя грязную одежду, Агния потихоньку вылила пахнущую травами жидкость из кувшина на руки, омыв их по локоть, затем полила босые ноги и наконец протерла лицо. Дальше едва слышно вскрикивая, ступила в ледяную воду, резко нырнув, едва не нахлебалась воды, а когда вылезла, переминаясь с ноги на ногу и дрожа под полотенцем, которое доходило до щиколоток словно простыня, побрела обратно в дом.

«Хорошо, что здесь сад, и никто среди ночи не станет за мной подглядывать. Мало ли женских попок в округе не видели», — в сенях, она бросила грязное платье в корзину для белья.

Из комнаты донесся слабый стон и придерживая полотенце на мокром теле, девушка подошла к Яролику. Оборотень метался во сне, скрипел зубами, на лавке уже виднелись порезы от когтей.

— В горячке мечется, вот горемычный, — положила ладонь на его мокрый лоб.

С ее длинных волос ему на лицо закапала вода, растекаясь по шее и груди, но девушка не обратила на это внимание. Ее больной успокаивался, после ручья, ледяное прикосновение то от жара было самое. Так она простояла до тех пор, пока поясница не заболела и уже с оханьем разгибаясь, прервала лечебный контакт.

— Хватит с тебя, во мне итак сил как в стопке самогонки. Спи давай, кошмары ему видите ли сняться, тоже мне, разнесчастный, — заслышав шум за дверью, быстро побежала к себе в спальню. Негоже нагишом разгуливать. Переодевшись во второе платье, а у нее их было всего два, замотала волосы сухим полотенцем и сбежала обратно, как раз застигнув, как ее грязную одежду, отправляют в огонь печи.

— Эй, дед! Ты совсем что ли, это же мое платье! — она протянула руки к огню и тут же получила по ним хворостиной, ощутив себя маленькой и непослушной девочкой.

— Тихо дурная твоя голова, чего раскричалась. Тебе жизнь твоя дорога али тряпка какая? — грозно на нее зыркнул своими совсем пожелтевшими глазами.

Плечи его стали шире, рубаха на груди трещала, а в некогда седых волосах появились длинные каштановые пряди.

Агния обижено поджала губы, потирая ладони с алыми полосами.

— Платью твоему, как и моей одежде не помочь и ничем не смыть тот яд что ткань впитала. Не отстирается такое никакими средствами и заклинаниями, только сжечь остается. Так что как очухается наш болезный, так и потребуешь с него новый наряд, в уплату лечения.

— И потребую, — недовольно пробурчала лекарка.

— Ладно, пошли чаю с малиновым вареньем выпьем, у меня еще яблочные дольки в сахаре есть. Сейчас это наипервейшие средства для восстановления сил.

В маленькой, но уютной кухоньке, Агния увидела прислоненный к лавке меч и сумку.

«Вещи Яра, все-таки нашел, старый», — села за стол, пока уже не старик, а ныне от чего-то помолодевший мужчина хлопотал с чайником.

Вот уже и он закипел, а из заварника потянуло ароматными травами, на столе стояла открытые банки с домашними заготовками.

— Блинов не хватает… — отметила девушка и подцепила пальцами одну из долек, по ладони тут же потек сладкий, густой сок золотистого цвета.

— Вот ты торопыга, на вилку возьми али в твоем учебном заведении вас культуре никакой не учат, а еще девушка, — Ратимир усмехнулся и сел, напротив.

Агния закатила глаза и облизав пальцы, взяла-таки вилку в руку. Вместо блинов, которые так хорошо умела печь Гаяна, лекарка отломила себе кусок хлеба и намазала на него варенье. С удовольствием закусывая и запивая горячим чаем «Казалось бы чай, а так согревает», — потерла теплые пятки друг о дружку.

— Что там с тем чудищем? И почему ты так враз помолодел?

Ратимир погладил потемневшую бороду и насадил на вилку сочную дольку:

— Давно в оборотня не перевоплощался, это в облике человека я как старик, а если постоянно обращаться волком, то молодею. С чудищем не знаю, но чую либо наш наемник его зарубил, либо хорошо так поранил, раз сам вернулся еле живым.

— А меч — значит бросать в печку не надо да, — прищурилась. — Вот оно! От бабских платьев избавляемся, а взрослые игрушки не трогать. Ну-ну… — задрала нос, обиженно отворачиваясь.

На это лекарь засмеялся:

— Ох ты и неугомонная девка, будет тебе платье. Еще лучше, чем твое старое, то уже сколько раз сама перешивала, вот и спросишь со своего женишка, — увидел возмущение на лице ученицы. — Не бесись, дай лучше на порезы твои взгляну, — развязал бинт на ее руке и покачал головой. — Зажить то заживет, но шрамы останутся на всю жизнь.

— Дед, а ты чего так часто не оборачиваешься зверем?

— Понимаешь дочка, когда в человеке много силы, натура животная просыпается и не всегда ее можно удержать. Ум за разум заходит. Вроде как одной половиной думаешь, что все в порядке — держишь под контролем, а на самом деле нет. Поэтому я редко оборачиваюсь, а сегодня понадобилось, чтоб вещи забрать, иначе опасно деду ковылять впотьмах.

— Да уж. Еще не хватало чтоб мое второе платье отправилось в огонь, потом в чем прикажешь пациентов встречать, в костюме девы непорочной, — покусала кончик длинного ногтя на мизинце. — Ладно, спасибо за чай, но пора и честь знать. Ты тоже не засиживайся, — пошла к выходу, но на миг задержалась и чуть постояв, быстро вернулась к Ратимиру, обняв его за полу седую голову. — Не теряй контроль, я рядом, если что, схлопочешь у меня садовыми граблями, — поцеловала его в шершавую щеку и убежала к себе.

Старый оборотень довольно улыбнулся, если бы когда-нибудь у него была дочь, то точно такая же как Агния.

Пока девушка спала беспробудным сном, Ратимир всю ночь просидел у лавки с раненым. Смачивая его губы эликсирами, вливая по чуть-чуть то или иное заживляющее и восстанавливающее, сбивая жар.

«Если бы в чай не добавил сон-травы, она сама тут вздумала сидеть. Нет уж девочка моя, ты итак на пределе. Надо отдохнуть как следует», — думал Ратимир.

На утро, Агния чувствовала себя выспавшейся и отдохнувшей. Первым она услышала крик петухов в деревне и выбравшись из кровати, как была в ночнушке, так и сбежала вниз по лестнице к больному.

Яролик преспокойно сидел, опершись спиной о стену, медленно глотал из поднесенной Ратимиром глиняной миски кашу. Бледный, с темными кругами под глазами и осунувшимся лицом, сейчас он не был похож на себя прежнего, полного сил оборотня, старшего сына кузнеца.

— Очнулся! — Агния тут же подлетела к нему, придерживая свои непричесанные волосы одной рукой чтоб не мешались, а второй касаясь его лба. На ее напряженном лице тут же появилась улыбка облегчения:

— Температуры нет, жар спал, — «Неужто все помогло», — сощурила взгляд на лекаря.

— Ах ты мухомор! Опоил меня сон-травой, то-то я как мертвая провалялась без сновидений. А сам небось всю ночь его выхаживал.

Яролик переводил удивленный взгляд с девушки с полупрозрачной ночнушке на помолодевшего Ратимира.

— Спасибо скажи, что опоил, ты итак была на грани или прикажешь с тобой нянчиться? Нет уж, уволь голуба, и что за вид?! Срамота какая, ну ка марш переодеваться, а то стоит тут перед мужчинами! — ворчливо прикрикнул на нее, но девушка как ни в чем не бывало уперла руки в бока, так что ткань ночнушки обрисовала округлости груди.

— Какие здесь мужчины?! Ты — лекарь, создание бесполое, а он пациент, голым я его и так видела и ничего, — но все равно отвернулась и вышла вон.

— Во бабы пошли, спасу от них нет. Ты им слово — они тебе два.

На это Яролик слабо улыбнулся, он оценил Агнию. Длинные, забавно всклоченные волосы со сна, свежее, зарумянившееся личико и очень интригующие формы тела, скрытые под тонкой тканью. У него даже запульсировало внизу живота, от того, как ткань обтянула ее грудь.

— Вижу, что идешь на поправку, смотри у меня. Девку попортишь, я не посмотрю, что ты ранен, мигом разберусь, — строго отметил Ратимир, ставя чашку на столик и помогая молодому улечься, после чего пошел готовить завтрак.

С первых дней, он понял, что в готовке Агния не самая умелая. Уборка по дому, стирка и глажка, лекарское дело — это ее, но не кулинария. С утра он уже отправил весточку родным Яролика, сказав, чтобы пока никто не приходил и не тревожил больного, мол жив и относительно здоров, пусть в покое и вылечивается. В ответ получил что к брату зайдут только Данияр и Гаяна. Эта пышногрудая лекарка, тоже нравилась Ратимиру, если захаживала к Агнии, то всегда несла что-то из еды.

«Вот у этой точно от женихов в нашей деревне отбоя не будет, хотя и так один появился. вон Данияр как, блюдет ее честь», — Ратимир помнил каким взглядом этот оборотень смотрел на каждого встречного, кто бросал взгляды на пышущую здоровьем и добротой Гаяну, пока она шла рядом с ним, неся корзинку в руках. Как лекарка, Гаяна тоже проявила себя с лучшей стороны. В их деревне уже не было ребенка, который не попал в ее заботливые, целительские руки. Мамаши с крохами в пеленках, только к ней и бегали: у кого из чад зубки режутся. у кого колики в животике.

Когда лекаря удалось отправить отдыхать, Агния сама весь день обслуживала посетителей.

Сегодня их было мало, поэтому у нее хватало времени и на Яролика. То раны заново обработать, то повязки заменить, накормить, потому что сломанная рука не давала самому это сделать. За ужином он заметил, что она каждый раз морщиться, сгибая левую руку в локте, пока из-за края рукава не выбился кусок бинта.

— Ты поранилась?

— Поранил. Один неугомонный пациент. Приперся вчера и давай брыкаться, имя у него такое приметное, Яролик. Ой! Да это же был ты! — чуть ли не воткнула ему ложку с поднесенной гречкой в глотку, так что он закашлялся. — Вы поглядите какие мы нежные. А я пожертвовала ради него своим платьем.

От каждого сказанного ею слова. оборотень бледнел, а потом осторожно взял ее за запястье здоровой рукой и потянул за бинты, взгляду предстало четыре глубоких пореза, оставленные его собственными когтями.

— Прости меня… — сдавленно проговорил он, разглядывая эти раны на нежной девичьей коже.

— Да ладно, шрамы украшают не только мужчин, — уже спокойнее продолжила кормить его, подавая кружку с родниковой водой. — Давай поправляйся, а то придется самой тебя тащить в баню чтобы отмыть. Чай не розами благоухаешь, — наморщила носик, заставив Яролика громко рассмеяться, хватаясь за ребра и болезненно морщась.

— Ша! А то швы разойдутся, вот же… — прошипела она, легонько хлопая его по рукам. — Ни минуты покоя с тобой! Что за непослушный больной. Я его с ложки кормлю весь день, выхаживаю, а он мне тут всю работу вмиг готов загубить.

— Ладно, больше не буду, только сама меня не смеши.

— Да кто тебя… — но тут же замолчала видя, что Яролик снова вот-вот засмеется. — Пф! Ладно, буду вообще помалкивать.

На следующее утро, встав пораньше, Агния не застала пациента на прежнем месте и разволновавшись, обегала весь дом и двор, пока из бани не вышли Ратимир, поддерживающий чистого и гладко выбритого Яролика.

— С ночи замучил меня, сказал, что надо срочно помыться, — ворчал лекарь, но скорее по привычке, чем всерьез.

— А как же, а то меня вон какая красавица лечит, а я словно бродяга с большой дороги. Самому отвратно, от матери за такое влетело бы по первое число.

Они прошли в кухню и сели за стол, сегодня Яролик выглядел лучше и бодрее, кожа вернула здоровый цвет, бледность и темные круги ушли. Глаза блестели, волосы после мытья торчали ежиком. От него пахло свежей рубахой и дубовым веником. Ел он сам, кое-как, но орудуя левой рукой, а чуть позже пришли Данияр с Гаяной.

Болотную тварь, Яролик все-таки зарубил, но мутировавшее создание, боролось до последнего, так что чуть самого оборотня не утащило в темную глубину топи. Дальше на эликсирах и сущности зверя, он вырвался с того места и уже доковылял до деревни.

Гаяна слушала рассказ с ужасом, все время охая и вздыхая. Данияр воспринял рассказ со сдержанным спокойствием, если бы у брата не хватило сил дойти до лекарей, они бы его уже давно похоронили.

Через два дня. Ратимир разрешил Яролику обернуться в волка, чтобы рука смогла правильно, а главное быстрее зажить. Так и случилось, однако он все еще не мог держать в ней меч и таскать тяжести, но заставил Агнию пройтись с ним к лавке с готовыми платьями чтобы купить новое, вместо сожженного старого.

— Да ладно, в этом похожу, все равно скоро на учебу возвращаться. Там на ярмарке прикуплю, — ее смущало, что она будет вроде как ему должна. «Хотя если подумать, платье пропало из-за него, значит, все честно».

— Иди уже, хватит носом крутить. Мужик тебе сам предложил купить, вот и соглашайся. Не в постель же зовет, — подтолкнул ее к решению Ратимир.

После чего они с Яром отправились в лавку, шли неторопливо, вдыхая наполненный запахами свежего хлеба, сладкой дыни и арбузов воздух.

У лавки с тканями и готовым платьем, Агния долго размышляла. С одной стороны она сможет сама сшить себе наряд, для этого и ткани есть хорошие, а с другой у нее может не быть времени. Повздыхав и пощупав материал, стала осматривать наряды на вешалках.

— Как тебе это? — Яролик вытянул из плотного ряда, наряд черного цвета с красной вышивкой оберега на рукавах и вдоль подола. Красные, крест-накрест шнурки-завязки от талии до груди, приятный к телу материал. Прямой крой, позволяющий подчеркнуть все достоинства, длина до щиколотки.

«Хм, а ведь у меня никогда не было такого наряда. Ветрана любит темные оттенки, а у нас в деревне носить подобный цвет к трауру. Вышивка на манер наших рубах-вышиванок, — сейчас она готова была проклясть все эти староверческие понятия. — Ну черное и что теперь, умереть что ли», — кивнула оборотню, и тот стащил платье с вешалки, протянув продавцу для оплаты. Цена оказалась достаточно высокой, а все из-за вплетенных в нити чар от износа, пятен и холода.

Держа бумажный сверток в руках, они зашли еще за продуктами и на обратном пути, Яролик без труда нес корзину в здоровой руке. Агния ловила на себе и оборотне любопытные, даже удивленные взгляды.

«Чего они косятся на нас», — на всякий случай провела пальцами по своим волосам, убедившись, что ничего не торчит, затем посмотрела на оборотня, тот как ни в чем не бывало шел по дорожке, смотря перед собой.

«Ну и черт с ними», — пожала плечами, по пути они зашли в еще одну портняжную лавку, но в этот раз мужскую.

— Джень добрый пан, нужна мужская рубашка. Размером… вот на него, — Агния указала на Яролика.

Продавец оглядел его и, поправив очки, ушел за шторку, со склада была слышна возня и шум свалившегося товара, пока он не вытащил ей гору рубашек. Одна больше другой, из всех Агния выбрала только три: белая, зеленая и черная.

— У Ратимира совсем ничего нет, все уже старое и ветхое. Так что возьму все три. — Продавец стал быстро делать расчет и упаковывать.

— Вот за эту, плачу я, — проговорил Яролик, вытаскивая черную с красной вышивкой на воротнике и тут же положил несколько монет.

— Как будет угодно, сударь.

— Эй, ты чего? Своей одежды мало? — возмутилась девушка, когда он нагло сцапал рубашку и сняв старую, одел новую.

— Вот возвращаю лекарскую, он мне ее дал.

На это Агния раздраженно закатила глаза, а уже на подходе к дому не выдержала и спросила:

— Чего на нас все пялятся, у меня месяц под косой не блестит, а во лбу звезда не горит.

— Да мало ли, — покосился на корзину в своих руках.

В дом они вошли одновременно, перед этим Яролик даже умудрился галантно открыть дверь. Ратимир встретил их таким же удивленным взглядом, косясь то на Агнию, то на молодого оборотня и его ношу.

Только вечером, за ужином, когда Яра отправили спать, лекарь пояснил девушек удивление жителей.

— Понимаешь дочка, у нас — оборотней, не принято ходить с женщинами на рынок и тем более носить за них корзины или авоськи. Не мужское это дело, только если это не горячо любимая жена и то, не каждой жене такая забота достается.

— Ну и порядки тут у вас, сплошь мужланы. Все на бабские плечи сваливаете, а если корзина тяжелая, там кочаны капустные или мяса на ужин целому семейству, пойди милая и дотащи все сама, — «Либо это Яр так ухаживал или может намекал на что-нибудь» — Надеюсь расплачиваться за то, что он сам вызвался нести корзину не придется?

— Нет. Но на всякий случай, больше не отдавай ему корзину, а то он может подумать, что ты предлагаешь ему себя, взамен на эту малюсенькую услугу.

Девушка аж закашлялась от возмущения:

— Вот уж нет! Дудки! — хлопнула по столу ладонью и выбежала из дома, пылая праведным гневом. — Ага, себя, сейчас! Разбежался! Полюбовник выискался, таких пруд пруди, — «Замуж никто не позовет, а как постель согреть так за милую душу. Козлы, а не мужики! То-то, Гаяна вечно эту корзину сама носит. Еще и рубашку под цвет к моему платью взял», — новый наряд она так и не померяла, поэтому погуляв немного по саду, попив родниковой воды, отправилась к себе в комнату, столкнувшись на лестнице с хмурым Яроликом, тот видимо спускался от Ратимира.

Пожав плечами, Агния стала подниматься, когда горячие пальцы аккуратно сжали ее запястье. Яр так посмотрел на нее, что сердце в пятки ушло и тут же быстро забилось. Зрачок в серых мужских глазах расползся по радужке, а в лице появилось нечто звериное.

Девушке даже послышалось, что Яр едва слышно зарычал, но мужчина погладил ее по тыльной стороне ладони, проведя пальцами вверх, где медленно заживали шрамы. После чего улыбнулся и покинул дом лекаря.

Глава 8

После окончания практики, студентам полагалось месяц отучиться, и у них начинались каникулы.

Преподаватели проводили зачеты и экзамены, профессор Гутфрид активно сыпал историческими фактами молодея на глазах, особенно после встреч с нерадивыми студентами, которые путали даты, имена королей, кто кого убил и прочие исторические факты. Список тех, кто не сдал его предмет быстро пополнялся, в отличие от зельеварения.

Драконица Ойвинд и тренер Варг наконец-то перестали скромничать и перешли к активному выражению своей симпатии к друг другу, что очень благотворно сказалось на суровом нраве профессорши и даже двойняшкам-драконам перепали положительные оценки по ее предмету, несмотря на то, что это было всего лишь с пометкой — удовлетворительно.

А вот «Древние руны» изобиловали студентами, которые сдавали их на отлично, к сожалению не из-за желания учиться, а от страха перед вещуньей.

В данном, случае как говорила сама Вельмира:

— Ваша смерть, будет на вашей совести и только потому, что вы не приложили должных усилий в изучении жизненно важного предмета. Зато за тех, у кого в голове не пусто, я спокойна, с вами мы встретимся не скоро, — на этом она завершила свой экзамен, отправившись на совместный преподавательский фуршет, правда обошлась без выпивки. Вместо этого тренер Варг подносил девочке сок и всячески старался откормить ее тщедушное тельце.

За пару дней до долгожданных всеми каникул, ректор Анлеифр провел финальный экзамен факультета боевиков.

Им выдали тесты с вопросами на несколько листов, на которые они должны были ответить за полтора часа. Повторив весь пройденный курс. После этого экзамена, студенты практически выползали, потому что в тесте были и практические задания, которые нужно было продемонстрировать ректору.

И наконец-то, наступили долгожданные дни свободы от учебы, что очень радовало двойняшек, поскольку они планировали отправится к себе домой.

Витеру это было просто необходимо, дабы представить свою невесту родителям и уберечь ее от всевозможных неприятностей со стороны ее тетки о которой он уже был наслышан за время их похода.

Близнецы Рэйвен получили письмо от матери, в котором говорилось что в замке вампиров будет бал, и они могут пригласить друзей. Но на это приглашение согласились только Драган и Янко.

Гаяна в свою очередь до жути испугалась, она конечно не боялась вампиров в стенах альма-матер, но превратиться в чью-то закуску в самом замке не хотела, поэтому приняла повторное предложение Данияра вернуться в царство оборотней и погостить у него подольше.

Лекарскую практику, девушки сдали на отлично и по возвращению в «Мантикору» уже начали скучать. Агния по Ратимиру, а Гаяна по детишкам, она даже подумывала над тем. чтобы после университета насовсем перебраться в Купелинку. Жить и работать там, ведь только у оборотней может быть столько детей, о здоровье которых просто жизненно важно позаботиться. Девушка продолжала мечтать о собственной семье.

В царстве оборотней был хорошо развит лекарский промысел.

Именно от них, во все дружественные государства поставлялись различные травы и составляющие для зелий. От такой возможности, молодые целительницы не могли отказаться. Агния радовалась не меньше, чем Гаяна, которая уже собрала с собой в дорогу любимые сковородки, специи от Янко и пару чистых фартуков.

— Ветрана, а ты переживаешь из-за встречи с родственниками Витера? — спросила у драконицы Гаяна, когда они разместились у камина в последний вечер перед каникулами. Ветрана лежала на полу в окружении разноцветных подушек и потягивала пряное вино Сигрид. Сама чародейка сидела в кресле, положив ноги на пуфик. После того, как брат дал ей испить своей крови, раны зажили, и она наконец-то избавилась от ненавистных бинтов.

— Даже не знаю. В любом случае после моей тетки, уже ничего не страшно и все остальное кажется такими мелочами.

— А если они не примут тебя, что тогда? — Агния устроилась рядом с ней, грея ладони у огня.

— Да и плевать на них, я же не за родителей своего мужчины выхожу замуж, а за него. Он меня выбрал, никто не навязывал невесту, вот пусть теперь и защищает перед всеми, кто проявит свое неудовольствие или неуважение, да и я за словом в карман не полезу.

— Ну, так ведь нельзя. Они старшие, нужно уважать их выбор… — промямлила Гаяна, хотя не до конца была уверена в собственных словах.

— Тем более плевать на всех с высокой колокольни. Если твои близкие будут прочить тебе в мужья богатого, но самовлюбленного жениха, которому не понравится твоя стряпня, а нужна ты ему только как свиноматка для продолжения рода, тоже согласишься? Нет, Гаяна, я не из таких, готовых прогибаться под желания других и забыть, что жизнь одна и надо достойно ее прожить, чтобы на старости лет ни жалеть ни о чем.

Пламенная речь драконицы повергла деревенскую девушку в такой шок, что она впервые в жизни задумалась над тем, что есть оказывается совершенно другие точки зрения по поводу семейного уклада, старых традиций и что мнение старших не всегда верное.

— Ветрана права. В наших местах все иначе, маленькие города и деревни живут по старым правилам. Эдакие старообрядцы нынешнего времени. С парнями просто так в постель не ляжешь — позор, родишь ребенка вне брака, вообще убить надо чтобы не опозорила семью, а ведь все забывают о том, что кто-то же эту девушку быть может снасильничал, а в нее уже все кидают праведные камни, хотя у каждого грешная душа, — поддержала Агния. Лекарка прекрасно помнила всех этих невинных девиц, приходящих к травнице за лекарством, чтоб избавится от плода, а потом удачно выйти замуж. Больше им не о чем было мечтать.

— Ладно, хватит о грустном — проговорила Сигрид, отпивая глоток вина и закрывая глаза. — У каждой есть своя мечта и нельзя от нее отказываться, чтобы ни случилось. Нужно уметь быть сильной, отстаивать свои права и свободу, а не превращаться в марионетку.

— Вы только поглядите на эту бывшую скромницу, двулика как древний бог. А еще наполовину вампирша, милая, тебя кажись перепутали с драконицей, — Ветрана подмигнула ей, на что чародейка улыбнулась.

— Никогда в невинные девы не записывалась, так что, если твои новоявленные родственники окажутся занудами — милости прошу в Царство вампиров, а вот вы себя берегите. Данияр конечно молод и горяч, несмотря, на то, что гораздо старше того же Витера, но и у них там не стоит надеяться на повсеместное мужское благородство. Животные они упрямые, если кто захочет уложить вас на лопатки, то сделает без разрешения и уже никто не поможет, — предупредила Сигрид, помня рассказы Янко после их практики.

Со своим демоном, девушка смогла провести полноценный день только после экзаменов. До этого они все урывками, то обнимались, то целовались и в целом у них не было возможности даже толком поговорить.

— Завтра, мы с Янко убываем в царство демонов, поэтому с тобой сможем увидеться только на вашем балу, — с грустью сказал Драган, бережно обнимая ее.

Они стояли в их любимой беседке у озера.

Сигрид провела пальцами по его волосам, слегка взлохматив их:

— Ты можешь не сдерживаться при мне, если хочешь высказаться на счет Асгейра. Янко ведь рассказал тебе о нападении.

— Да, честно говоря у меня скопилось много слов, которых не пристало слышать девушке, но первая волна агрессии уже прошла. Хотя думаю, что успокоиться окончательно поможет лишь исчезновение этого ублюдка из твоей жизни, — он стал накручивать прядь ее волос на палец.

— Увы, его общество придется терпеть еще и на балу, но поскольку там будешь ты, то я с легкость. это переживу. Не хочу жаловаться деду, точнее королю о том, что его внучку обижают.

— Это не просто жалоба и не просто мелочь. Он же не толкнул тебя, а сломал ребра и заставил использовать свою магию, ты могла умереть.

— Не преувеличивай, ничего со мной не случилось бы. Я знаю, что нужна Асгейру живой, иначе к чему все эти приставания… — она понимала, что Драган прав.

— Хорошо, не убить, но изнасиловать. Когда твой резерв истощился бы, а ты лежала как податливая кукла у его ног, — сжал ее, так что чародейка болезненно охнула.

Демон ослабил хватку, чтобы страстно поцеловать ее, кусая губы и заставляя Сигрид немного выгнуться, а она отвечала, поначалу спокойно, затем жадно, пока стук их сердец не оглушил обоих.

— Думаю нам пора возвращаться, иначе эта лавка заинтересует меня куда больше… — прошептал Драган, заставляя девушку усмехнуться.

— Не стоит, для этого есть более подходящие и удобные места.

Держась за руки, они побрели в сторону светящихся за деревьями фонарей и окон коттеджей.

* * *

Полет из «Мантикоры» в Царство драконов занял около четырех часов, но для Ветраны они пролетели незаметно.

Сильные, фиолетовые крылья, разрезали белоснежные облака, а солнечные лучи отражались от чешуйчатой шеи. Вдыхая полной грудью и наслаждаясь свободой полета, драконица мысленно улыбалась, периодически поглядывая на летящих рядом двойняшек. О своей семье Витер рассказывал не так много, лишь то, что их с братом отец — граф, а мачеха из более мелких дворян, но очень красивая золотая драконица. И что у них с Визэром есть еще сводная семнадцатилетняя сестра.

Приземлились они на заднем дворе трехэтажного поместья с небольшим фруктовым садом, ухоженными дорожками и лужайками среди горных холмов. С этой высоты, внизу хорошо было видно огромное, словно море, бескрайнее озеро. На соседних участках которого, в приличном расстоянии друг от друга, расположились жилые дома аристократии.

Вновь став человеком и поправив рюкзак на плече, Ветрана увидела, как по широкой лестнице к ним из дома спускаются две женские фигуры в пышных нарядах. Их сопровождал высокий мужчина.

Отец двойняшек — Милан Арнтор, оказался очень привлекательным мужчиной, с длинными синими волосами, среди которых уже проглядывали седые пряди. При ближайшем рассмотрении, ему нельзя было дать больше сорока лет. Глубоко посаженные чернильного цвета глаза внимательно смотрели на Ветрану. Прямой нос с широкими ноздрями вдыхал запах незнакомой ему драконицы, а четко очерченные губы, до сих пор сжатые в тонкую нить, раскрылись, обнажив белоснежную улыбку с заострившимися клыками.

— Ветрана, добро пожаловать. Сыновья очень много о тебе писали, и я рад, что нам наконец-то посчастливилось тебя увидеть воочию. Твой дракон — прекрасен, — Милан галантно поцеловал ее руку.

Его вторая жена, мачеха двойняшек, выглядела чуть моложе своего мужа: светлая кожа, медные локоны собраны на затылке в высокую прическу. Идеальная осанка, она вежливо поприветствовала Ветрану, скользнув по ней внимательным взглядом карих глаз с вертикальными зрачками.

В отличие от своей дочери, стоящей рядом с кислым выражением лица, женщина излучала вежливость и добродушие.

Молодая барышня же, не удосужилась скрыть свое недовольство от подобной встречи, с пренебрежением смотря на запыленные ботинки драконицы. Однако Ветрана не относилась к той категории девушек, которых такие взгляды могли задеть, поэтому в свою очередь тоже улыбнулась и поприветствовала всех.

«Малышка очень похожа на свою матушку, но судя по поведению, отличается от той в худшую сторону. Не зря молодые драконицы очень импульсивны, им сложно скрыть эмоции ввиду взросления», — подумала Ветрана.

— Для вас, леди Ветрана, приготовлена спальня в гостевом крыле. Через час начнется обед, к которому служанка поможет вам одеться и проведет в столовую, — вежливо проговорила Делана, беря мужа под руку.

— Благодарю за гостеприимство, — Ветрана разве что книксен не сделала, заставив Витера закусить губу чтобы не рассмеяться.

Видеть свою невесту в подобной ситуации, дракону еще не доводилось:

— Сильно не наряжайся, мы у меня дома, а не на балу, — шепнул ей на ухо, целуя в щеку.

— Кхм, кхм! — отвлекло их покашливание юной Дарины.

— Дорогой брат, я тоже по вам соскучилась, разве вы не хотите уделить мне должное внимание? — надменно спросила она и ее глаза полыхнули огоньком.

Витер разве что клыками не скрипнул, закатив глаза, но так чтобы девчушка этого не увидела. Еще раз поцеловав Ветрану в щеку, позволил Дарине взять себя под руку.

Сдерживая смех, драконица пошла следом, компанию ей составил Визэр.

Сейчас Ветране хотелось принять ванную, чтобы смыть с себя дорожную пыль и переодеться в чистую одежду.

— Молодая госпожа понадеялась, что вы примите один из этих нарядов, — вежливо проговорила служанка, когда они вошли в гостевую комнату.

На двуспальной кровати под полупрозрачным балдахином действительно лежало три разноцветных, но по сумасшедшему пестрых наряда, одно хуже другого.

«Малиновое, желтое и голубое. Ну просто какой-то взрыв зелий».

И если два первых отличались пышностью и излишеством кружев с блестящей вышивкой, то последнее напоминало ночную рубашку.

— Я благодарю мадемуазель Дарину за заботу, но вынуждена отказаться. Поэтому верните все обратно. Помогать мне в ванной и одеваться тоже не нужно, только провести до обеденной залы, — «Какая невиданная щедрость, отдавать невесте брата эти сказочные наряды со своего барского плеча. Ей бы поучиться выдержке у матери», — костерила про себя малолетнюю Дарину, Ветрана. Если бы ее сарказм приобрел жидкую структуру яда, то драконица не постеснялась плюнуть на эти тряпки, именуемые платьями.

— Как пожелаете миледи, тогда я просто подожду, когда вы будете готовы, чтобы проводить, — служанка аккуратно свернула бесполезные дары и чуть склонив голову удалилась.

— Да, так действительно будет гораздо лучше. Мы не на приеме у короля чтобы разодеться в пух и прах.

Лежа по шею в ароматной пене с легким запахом лимона, драконица некоторое время была предоставлена самой себе. В их с теткой доме, слуг было не так много. Если старая карга постоянно нуждалась в служанках чтобы отвешивать им хлесткие пощечины, жаловаться на все и всех, то Ветрана никогда не была неженкой и все делала сама.

Сигрид оказалась точно такой же и, честно говоря, драконице было любопытно, посмотреть на мать подруги, по ее рассказам Эвира была выдающейся чародейкой и советницей короля Ингварда.

«Жизнь среди вампиров тоже не сахар, как, впрочем, и везде где есть высокомерные снобы», — завернувшись в широкое полотенце, ступила на теплую плитку и стала быстро приводить себя в порядок.

К обеду она надела черное платье с длинными облегающими рукавами и прямой юбкой в пол, тонкий серебряный ремешок в виде цепи выгодно подчеркивал округлые бедра. Небольшой вырез, скромно, но верно открывал обнаженную спину. Волосы она специально уложила на затылке в высокую прическу, оставив несколько прямых локонов, свободно ложиться на плечо.

«Все время придерживалась строгости в нарядах, так зачем менять их, подстраиваясь под всех. Нет уж мой будущий супруг, либо любите меня такой, либо подите прочь».

Служанка встретила ее раскрыв рот и тут же опустила взгляд в пол:

— П-п-прошу за мной, — промямлила она, следуя дальше по коридору.

Дом Ветране не то чтобы не понравился, но вся эта вычурность в сравнении с их современным коттеджем была ей не по вкусу. Она любила много света и свободного пространства, здесь же, все так напоминало дом тетки.

Длина платья позволяла не поддерживать подол, поэтому, когда гостью ввели в столовую, у всей женской половины: матери и дочери, служанок подающих еду случился шок. Нет, Ветрана не нарушила приличия, но ее наряд был такого мрачного цвета и нестандартного кроя.

Драконица прошла мимо сидящих и устроилась по правую руку от Витера, одарив его улыбкой.

— Итак, вы рассказывали о вашей практике в Царстве оборотней, — как ни в чем не бывало продолжил будущий свекр беседу с сыновьями, которые спокойно отвечали на вопросы отца и делились воспоминаниями.

— Я очень рад, что на эту практику смогли попасть, и вы Ветрана, был немного удивлен, услышав, что у вас отменное владение различного вида оружием. Витер потом покажет оружейную, вся наша семья по мужской линии занималась коллекционированием, — похвастал Милан.

— Благодарю вас граф Арнтор, — драконица улыбнулась, медленно разрезая куриное филе на крохотные кусочки и отправив себе в рот, тщательно пережевывая.

«Они поди думали, что я какая-нибудь замарашка, которая и этикета не знает».

— Леди Ветрана, от чего же вы не надели предложенные моей дочерью наряды? Разве они не пришлись вам по вкусу? — спросила Делана, еще раз осматривая ее черное платье.

— Благодарю вас Дарина за столь дорогие наряды, ткань потрясающая, но после гибели родителей я отдаю предпочтение темным оттенкам, — «Уже представляю себя в том малиновом или голубом ужасе. Вот Гаяне оно точно понравилось, она бы сразу сказала — Да этож ночнушка!».

— А что с ними произошло? — любопытная барышня даже не потрудилась быть тактичной. За что получила взгляд полный кора от отца и еще парочку таких же от сводных братьев, но вопрос уже был задан.

— Попали в магическую грозу, такое случается в горах во время полетов, — как ни в чем не бывало, ответила Ветрана, откладывая столовые приборы и отпивая вина.

Служанка тут же убрала тарелки, поставив перед ней десерт в хрустальной вазочке.

Несколько шариков мороженого со свежими ягодами. украшенными листиками мяты. Сладкое драконица любила, но не все, как и Гаяна, отдавала предпочтение легким, эльфийским десертам. Агния как-то раз пошутила на тему диеты:

— Только посмотри на Ветрану, с такой-то грудью — всем эльфийкам на зависть, теперь понятно куда у нее уходит все лишнее! А сама всем рассказывает, что все дело в тренировках, — тогда они долго смеялись и сейчас, отведав мороженое, Ветрана не смогла скрыть довольной улыбки. Которую тут же заметил отец двойняшек:

— Как приятно смотреть на девушку с хорошим аппетитом. В нашей жизни так много мелочей которым можно радоваться, будь то чистая рубаха или вкусный десерт.

— Я абсолютно с вами согласна, — Ветрана поняла, что этот дракон ее принял и будет защищать, даже если его жена и приемная дочь против брака Витера.

Чуть погодя им подали кофе и чай.

В этот раз драконица сама решила поухаживать за Миланом, налив ему в чашку ароматный напиток и добавив немного сливок.

— Спасибо дорогая, я очень рад что у Витера появилась такая прекрасная невеста, как ты. Вы отлично дополняете друг друга, жаль, что у тебя нет сестры для Визэра, уж этому шалопаю точно необходима истинно женская рука.

— Да, у меня есть только строгая тетушка, но вряд ли она придется вам по вкусу. Да и возраст знаете ли… — многозначительно посмотрела на графа, дракон усмехнулся.

— Кажется, я помню эту особу, случайно не леди Мирана? — Делана промокнула уголки рта салфеткой.

— Она самая.

— М-м-м, очень… общительная дама. Всячески способствует влюбленным обретать себе пару, — осторожно начала Делана. — Странно что она не успела подыскать жениха вам, ведь наши города находятся недалеко друг от друга, видимо вскоре вы захотите навестить тетушку, которая должно быть соскучилась по единственной племяннице.

«Уже намекает чтоб я убиралась отсюда подальше? Не на ту напали».

— Тетушка подыскала мне жениха, но мы с ним не сошлись во взглядах и не смогли бы сделать друг друга счастливыми. Ведь вы понимаете, как это важно, найти свою истинную половину среди драконов, — Ветрана закусила нижнюю губу и сделал вид что утирает слезинку с глаза от счастья. — Но к тетушке я не смогу отправиться. Меня пригласили на королевский бал в царство вампиров. Никак нельзя отказать принцессе Сигрид, вы же понимаете, по этой же причине и у вас задерживаться не стану.

Витер посмотрел на нее с непониманием и даже страхом.

«Что, испугался что я сбегу от тебя, и мы перестанем быть парой?», — взяла его за руку и чуть сжала пальцы.

— Поэтому мне понадобится много времени чтобы подготовиться к такому важному в жизни каждой девушки мероприятию. Наряды, украшения и прочие приятные женские мелочи. Каждая уважающая себя леди должна расширять свой кругозор. Ведь так скучно сидеть все время дома, не видеть мира. Домашние хлопоты безусловно приятны, но только с появлением мужа и ребенка.

От этих слов молодая Дарина поперхнулась чаем, а ее мать побледнела.

— Прошу прощения, дочь неважно себя чувствует. Витер ты не мог бы провести нас до спальни.

Дракон встал с кресла и поспешил поддержать сводную сестру за локоть. Когда за ними закрылась дверь, Визэр без стеснения откинулся на спинку кресла и полностью расслабился, расстегнув ворот рубашки.

— Да уж, давно я так не веселился. Теперь они будут от души полоскать ему мозги, всячески повторяя что ты абсолютно не подходишь на роль жены.

— Визэр, держи себя в руках, — но в голосе Милана не было строгости. — Ветрана, вы удивительная девушка, будь моя покойная жена рядом, то ваша свадьба случилась хоть завтра. Мать мальчиков скончалась во время родов. Поэтому они не помнят ее, видели лишь на портрете, — выудил из-за воротника овальный кулон. Щелкнув замочком, показал девушке молодую женщину с черными волосами и чернильного цвета глазами. По ее улыбке и блеску глаз, было заметно как она любила жизнь.

— Она была лихой драконицей, вы очень ее напоминаете. Такая же свободолюбивая, не выносящая всех этих правил и пышных нарядов. Я буду рад, принять тебя в семью. Можешь всегда на меня положиться, твоего отца нет с нами, но я готов стать им, если ты сама захочешь.

В этот раз на глаза Ветраны действительно навернулись слезы, и она кивнула, позволяя Милану утереть их ей словно маленькой девочке.

— Вот и славно, а вот и наш жених.

В столовую вернулся более-менее спокойный Витер, хотя его глаза горели от гнева.

— Так что, сын, когда вы поставите росписи о заключении брака?

Парень переводил удивленный взгляд с отца на Ветрану.

— Что такое? Может ты еще разрешения у меня будешь спрашивать, как маленький мальчик у взрослой тети. Я-то итак согласна, но если ты сомневаешься… — начала драконица отодвигаясь из-за стола и вставая чтобы сделать шаг в сторону.

Но Витер схватил ее за запястья и усадил к себе на колени:

— Хоть сейчас. Да?

— Хозяин-барин, — ответила Ветрана, целуя его в нос и смотря на довольного Милана, в руках которого уже появился свиток пергамента и чернильная ручка.

— Совет да любовь и детишек здоровых! — улыбаясь пожелал Визэр, ставя свою подпись и капельку крови, как свидетеля.

— С внукам не торопитесь, сначала учеба, а потом все остальное, понял? — Милан строго посмотрел на сына. — За Ветрану я не беспокоюсь, она девушка с головой на плечах, а вот ты… смотри мне. За ее здоровье отвечаешь, я не хочу повторения как… — в его глазах появилась боль утраты, но она тут же развеялась, стоило драконице обнять его и поцеловать в щеку.

— Не переживайте отец. Все будет в свое время, я вам обещаю, без сюрпризов. Самое главное, чтобы моя зловредная тетушка не испортила мою репутацию, с нее станется…

— Ветрана, надеюсь ты не станешь возражать если мы не будем очень часто принимать ее у себя в гостях, а то боюсь вместо спокойного семейного круга, получится змеиный, с участием моих жены и падчерицы.

— Нисколько, буду только благодарна. Можно мне еще десерт?

Через несколько дней, распрощавшись со своим драконом, Ветрана улетела в царство вампиров на бал.

* * *

Ее изящные руки облегала тонкая, полупрозрачная ткань темно-синего, почти черного цвета, оставляя плечи слегка открытыми.

Плотная ткань подчеркивала грудь и талию, а от бедер в пол шла атласная юбка. В отличии от яркой той цветовой палитры, которую предпочитали все вампирши, Сигрид остановила выбор на глубоком чернильном цвете, который отлично подчеркивал синий отблеск распущенных волос.

— Изысканность и утонченность в одном флаконе, в этом вся ты, — Сигерд скользнул довольным взглядом по наряду сестры. — Только вот кое чего не хватает.

Сиг вскинула брови, следя за его движениями.

Вампир подошел к тумбочке у своей кровати и достал из потайного ящичка что-то завернутое в черный отрезок ткани. Этим оказалась заколка-игла в виде вороньего крыла из черненого серебра.

— Я помню, что ты не очень любишь драгоценности, поэтому заказал заранее. А теперь будьте добры любезная сестра, поухаживать за братом, — когда он украсил ее волосы заколкой и встал перед ней, чтобы она поправила его галстук.

Девушка улыбнулась, любуясь их отражением в зеркале: их наряды были одинаковой расцветки.

Сигрид усадила брата на пуфик, взялась за гребень, осторожно расчесывая его шелковистые волосы. Подвязав их лентой, застегнула булавку на тонком галстуке и вдела запонки в рукава черной рубашки.

— Теперь вы готовы дорогой принц.

Они вышли из комнаты и направились к выходу из крыла. У арки, при полном параде, в темных костюмах стояли демон и ангел.

— Сигерд, надеюсь ты познакомишь меня с прекрасными девами, а то негоже такому красавцу ходить с парнями под ручку, — Янко подтолкнул демона к подруге.

Драган тут же галантно предложил руку, на которую Сигрид с улыбкой положила свою ладонь.

— Безусловно, только как бы они тебя не покусали. Ты ведь еще тот лакомый кусочек.

— Ах, ты мне льстишь! — вчетвем они пошли туда, откуда лились звуки музыки, раздавался звон бокалов и шум разговоров.

Бальный зал располагался на первом этаже. Зеркальные стены, огромный стеклянный купол, над которым если как следует приглядеться видны звезды.

Во время танца, вальсирующие могли любоваться собой в отражении, гости в разноцветных нарядах, блеск драгоценностей и стук каблуков о черные мраморные плиты пола. Несколько круглых столиков с закуской, между которыми с подносами ходили безупречного вида официанты в черных фраках и белоснежных перчатках.

Король стоял рядом с небольшой террасой, подле него, держа под руку, была чародейка и мать близнецов Эвира.

Темно-бирюзовое платье подчеркивало фигуру и стать женщины, один длинный рукав закрывал правую руку, а левая была обнажена. Волосы распущены и перекинуты через плечо, а в мочках ушей поблескивали длинные изумрудные серьги.

«Сегодня мама решила одеть защитные артефакты. Неужели что-то может случиться?», — Сигрид бросила взгляд на брата, который вежливо приветствовал гостей.

«Все возможно, ты ведь знаешь, что бывали случаи, когда на деда пытались влиять. Глупцы, влиять на высшего и древнего вампира».

— А вот и чудесная пара, — проговорил король Ингвард, когда внуки предстали перед ним и поклонились. — Развлекайтесь, но будьте на чеку, — подмигнул внучке.

— Матушка, вы выглядите выше всяких похвал, — Сигерд поцеловал руку матери и встал рядом с ней.

Отец и дядя отсутствовали, вынужденные отправиться на границу гор, получив из одной деревни дурную весть о нападении йогурумов — паукообразных монстров. обитающих в глубоких горных пещерах.

— Сегодня я возьму на себя обязанности кавалера, вы не откажетесь потанцевать с сыном, — на слова Сигерда Эвира лукаво улыбнулась. Их всегда забавляли подобные речи на общественных мероприятиях, где каждый подслушивал тебя и нужно было следовать этикету. В другие моменты они разговаривали так же как простые люди без этих «Вы» и прочего высокопарного слога.

— Ступай дорогая, надеюсь пока тебя не будет, ко мне, как банный лист, не пристанет ни одна невеста, — король кивнул ей, отпуская от себя и смотря как они кружатся в танце.

Сигрид с Драганом тоже не отставали, однако романтику момента она не успела ощутить, внимательно следя за обстановкой. Среди гостей появился Асгейр в компании своей фаворитки. Безукоризненно одетый вампир рядом, с которым стояли его отец советник Мортенс с супругой, вампирша выглядывала из-за своего пышного веера, посматривая на Эвиру с неодобрением.

Когда танец закончился и заиграла другая мелодия, танцующие разошлись пригубить из предложенных бокалов с зачарованным под вкус крови вином.

— Смотрю некоторые ведут себя не столь тактично как должны, — едва слышно отметил Драган, не отходя от Сигрид и по-собственнически обнимая ее за талию, так что некоторые вампиры злобно щурили глаза и поджимали губы.

Аристократы надеялись, что принц и принцесса достанутся их сыновьям или дочерям, которые займут высокое положение благодаря таким выгодным бракам, поэтому наличие демона, который был так близок внучке короля, никого не радовало. Янко даже пришлось прервать общение с парочкой красивых вампирш, чтобы вернуться к своему подопечному.

«Чувствую, что сегодня кто-то нападет на тебя, если вы с Сигрид продолжите афишировать ваши отношения», — мысленно сказал демону.

«Наплевать. Я не собираюсь плясать под их дудку, пусть только кто-нибудь попробует сунуться к моей девушке».

«Как скажешь. Из нас двоих принц только ты».

«Смотри никому об этом не скажи».

В зал наконец-то вошла Ветрана.

По такому случаю она оделась в платье из темно-фиолетового атласа. Открытые руки и плечи, глубокий разрез от которого у некоторых гостей раскрылись рты.

Шею помимо уже брачной татуировки до локтя правой и левой руки, украшало колье из аметистов, на запястьях сверкали широкие браслеты. Волосы драконица завила в кольца и убрала назад, оставив несколько прямых прядей ниспадать по затылку на открытую спину.

Драконы были редкими гостями в Царстве вампиров, возможно из-за своей высокомерности или потому, что многие расы недолюбливали вампиров, считая их кровососущими тварями. Поэтому кроме официальных встреч не предпринимали иных поездок.

Сигрид и Драган подошли к Ветране, и принцесса представила гостью королю. После положенного приветствия, друзья смогли уединиться на терассе.

— Уфф, насилу до вас добралась. Над горами и дальше такие туманы, думала вдруг во что-нибудь врежусь, — возмущалась драконица, встав рядом с Янко и принимая у него бокал с шампанским.

Ангел без стеснения заглядывал в вырез ее платья, от чего его улыбка становилась только шире. Сам он предпочитал ничего не пить, чтобы оставаться в трезвой памяти.

— Да, это один из защитных барьеров от вторжения, — к ним подошел Сигерд и поцеловал Ветране руку.

— Все церемонии соблюдены, так что твоя тетка, будь она здесь, радовалась бы какая ее племянница молодец. Не ударила в грязь лицом, не опустила драконий род, — шепнула подруге Сигрид.

— О да, какое счастье что старой карги здесь нет, иначе она умудрилась бы найти мне жениха среди вампиров. Хотя у драконов браки не с другими расами не поощряются. Счастье, что Витер дракон, — без стеснения взяла Янко под руку и осушила бокал.

Ангел тут же подозвал официанта с новым, решив посвятить свой вечер планомерному спаиванию драконицы, ведь как известно — напиться эта раса может с трудом.

Вампирши не особо пришлись Янко по вкусу, уж слишком прямолинейно хотели вытянуть из него кровь, а этого ангел никак не мог позволить сделать, иначе кто-нибудь узнает, что он ангел и вместо десерта, на стол подадут его, с белоснежной ленточкой на голове.

— Как прошло знакомство с родственниками? — спросила Сигрид.

— О, все как я и ожидала. Мать, а точнее мачеха двойняшек не была в восторге от подобной невестки и все потому, что мечтала выдать свою горячо любимую дочурку, разодетую в пух и прах по последней моде, за Втера.[Olga1] Уму непостижимо! Мода — быть похожей на зефирку или грелку для заварника. Они даже дома придерживаются этого проклятого этикета, хотя если Делана еще старалась держать лицо, то младшую нужно сослать в монастырь или в пансионат благородных девиц, где бы ее научили как себя вести со старшими, и особенно драконами. Жалкие человечишки[Olga2], - бесилась Ветрана.

Все те дни, пока она жила у графа Милана, девушка старалась быть вежливой и терпеливой, но только сейчас, в кругу друзей, смогла вздохнуть с облегчением.

Драган и Сигерд, все время высматривали кого-то в толпе.

«Брат, нам что-то грозит? Драган напряжен…»

«Надеюсь, что нет, поэтому не отвлекайся и весело проводи время. Я очень рад что Ветрана все-таки прилетела. Тебе здесь просто жизненно необходима компания подруги».

— Не знал, что у двойняшек мачеха и сестра обычные люди, — вклинился в разговор Драган.

— Ты свалила от этих мегер, да здравствует свобода! Сегодня я буду твоим собутыльником, — чокаясь бокалами с драконицей задорно сообщил Янко.

— Спасибо дорогой, — Ветрана потрепала его за щеку. — Не говоря уже о том, какие наряды в первый день эта малолетняя невежда подложила мне чтобы я одела их к обеду. Голубая ночнушка и желтое с зеленым недоразумения, которые разве что на свинью в загоне можно натянуть чтобы народ посмешить. Но главное, что своему свекру я пришлась по душе. Поэтому после учебы мы с Витером сможем жить вместе. Я уже подписала брачный договор.

— Поздравляю, я думала, что драконы отмечают свадьбы со всей пышностью… Повезло же нам с братом. Женить и выдавать замуж насильно никто не станет, — Сигрид глотнула обычного сока, теснее прижавшись к боку демона, на что он хотел поцеловать ее в щеку, но тут же одернул себя.

«Все ласки и поцелуи потом. Когда нас не будет окружать столько народу», — мысленно решил он.

— Ты останешься у нас до конца каникул? Или у тебя планы? — спросил Сигерд.

— Даже не знаю, — драконица пожала плечами. — В дом Витера точно не вернусь, к тетке меня даже под страхом смерти не затащить и если здесь никто на нервы действовать не будет, то останусь и уже вместе вернемся в «Мантикору».

— Не переживай, я первый готов дать в нос тому, кто потревожит твои бесценные нервы. Жена моего друга обязана проводить каникулы с положительными эмоциями, — словно рыцарь выступил Янко от чего все дружно засмеялись.

Под конец вечера Ветрана активно танцевала со своим кавалером, ни на шаг не отпуская его к просящим составить им компанию вампиршам и ангел был рад тому, что не нужно придумывать вежливые отказы, за него это смело делала драконица, сверкая своими глазами и показывая фиолетовые чешуйки на коже.

В бою вампир против дракона, было несложно понять кто выйдет победителем.

Сигрид смогла потанцевать пару танцев с дедом, пока брат составлял пару матушке. Выпивка текла рекой, многие захмелели, но вели себя сдержанно или сразу уходили, напоследок поклонившись королю.

Когда огни в зале стали тушить, а официанты убрали остатки кушаний, студенты с разрешения Эвиры, остались на ночевку в их крыле. Правда перед этим все дружно завалились на кухню за полноценным ужином.

— Эти закуски, конечно, вкусные, но я предпочитаю что-то посытнее, — сказала Ветрана тыкая вилкой в порезанный Янко салат.

Первым делом, девушки и парни избавились от своих бальных нарядов и теперь их нельзя было отличить от обычных людей.

В это время Драган поджаривал несколько бифштексов. Сигрид ограничилась холодным куриным мясом со свежим хлебом и сладким чаем.

— Эх, сейчас бы кулинарные изыски от Гаяны, — мечтательно проговорил Янко. — Как они там? Вы связывались? — посмотрел на девушек.

— Я получила от них весточку позавчера. Гаяна писала, что все хорошо, мол живет в доме с целым выводком детей, помогает хозяйке, а Агния наоборот, обитает у какого-то дедули-лекаря и самозабвенно учится. У нас каникулы. а она учится.

— Агния упорно идет к поставленной цели, — похвалила Сигрид, отламывая кусочек хлеба. Драган как-раз закончил с готовкой и снимал с себя передник.

— Народ, налетай! Всем приятного! — пожелал демон, накладывая себе в тарелку мяса и салата.

— Ммм, вот вкуснотища. Даже не знала, что ты так умеешь готовить. Гаяна рассказывала, что в вашей компании кулинарит только Янко, — драконица уже во всю смаковала сочный бифштекс, довольно жмурясь.

— У нас у всех хорошее обоняние и это отлично помогает в готовке, время от времени самому хочется постоять у плиты.

— Пресвятые угодники! Спасибо тебе за выходной, — наигранно отблагодарил демона Янко, утирая мясной сок с подбородка, протянутой Сигердом салфеткой.

Перед ужином, вампир ненадолго отлучился в лес, как следует поохотившись и насытившись порцией горячей крови.

— Благодарю вас мой принц, после звериной диеты вы прямо светитесь как натертый самовар! — все дружно засмеялись этой реплике Янко.

— Что у нас с культурной программой назавтра? А то за три дня мы не особо что-то успели подглядеть, пошпионить, разве что вампирши несказанно хороши, однако есть большое «Но» с такими жадными порывами голода они портят всю картину и знакомиться с ними я больше не хочу, — пожаловался ангел.

— Можем поплавать в звездном озере, погулять по лесу, сходить в горы, где Ветрана сможет полетать, только уже без тумана. Для мужской половины конные прогулки, экскурсия по оружейным, — поделилась идеями Сигрид.

Сейчас они с Драганом сидели бедро к бедру, и пока демон с аппетитом поедал бифштекс, уже второй, она гладила его по плечу, периодически целуя в щеку и мысленно наслаждаясь их близостью.

В оставшуюся до учебы неделю, все развлекались как могли. Ветрана без устали летала. Янко смотрел на нее долгим, тоскливым взглядом, который Сигерд и Драган замечали, но всегда отмалчивались, понимая каково ангелу без полетов.

Асгейр если и прорывался перехватить где-нибудь Сигрид, то тут же был припечатан к стене рукой демона или холодным взглядом принца, в котором проглядывалось нечто темное и пугающее.

О предсказании, услышанном на рынке от старой продавщицы, Сигерд предпочел не распространяться. Но беспокойство о сестре не давало ему спокойно спать, приходя в кошмарах в фигуре в черном балахоне, лица которой он не мог разглядеть.

Сигред знал, что если понадобится, то он отдаст жизнь за свою близняшку.

Глава 9

Гаяна радовалась каждому проведенному в деревне дню. И если Агния не отвлекалась от практики и редко заглядывала в гости в дом Домиславы, то Гаяна всю себя отдавала домашнему быту и всем соседским малышам.

Для нее было радостью готовить для большой семьи, где много детей. Нянчиться с ними, ходить в лес за грибами и ягодами. Наводить порядок, да и матери Данияра она понравилась. Они вместе сидели по вечерам за вязанием или вышиванием, подшивали дырки в рубашках мальчишек или вязали свитера и шапки с шарфами на зиму.

Сидя у камина со своим рукоделием и пристроившейся у нее под боком большой пушистой кошкой, Гаяна довольно улыбалась, даже не замечая, что ею любуются и день ото дня влюбляются в эту трудолюбивую и нежную девушку. Открытую и добрую, заботливую и вместе с тем, стоит сделать ей хоть маленький комплимент или чуть смутить, как она так мило начинала краснеть, что Данияр только удивлялся как она умудрилась не уйти в монастырь с такой скромностью. На что его мать, грозила ему пальцем:

— Не напирай, девка и так чуть что, краснеет как маков цвет. Она же не твои бывшие подружки, те за одну улыбку готовы были ноги раздвинуть и любить тебя, а Гаяна не такая. Она же почитай сирота, не считая бабули и то, по ее рассказам та уже давно должна отойти в мир иной, плохо соображает. Вот и подумай, что тебе ответит девушка на твои ухаживания, если ты не позовешь ее замуж. А ты готов? Как считаешь, расстаться с холостяцкой жизнью, быть верным мужем, растить с ней детей, как твой отец со мной. Или думаешь она молча будет смотреть как ты по чужим бабам шляешься.

Его мать, обычно равнодушная к похождениям старших сыновей, впервые высказала все что думает:

— Так что, если не решился, нечего девчонке голову морочить. Благо она на этой неделе отбывает в свой университет. И, дай Божиня, найдет себе порядочного и верного мужчину, ей кроме бабского счастья больше ничего и не надо, а ты эти мелочи не умеешь ценить, в отличии, что удивительно от твоего старшего брата. Но тот и так по жизни умнее и опытнее тебя. Не удивлюсь, если ему приглянулась эта Агния.

Матушка как всегда была права в своих высказываниях. Еще может года два, если не больше и Гаяна с Агнией закончат альма-матер, чтобы разлететься кто куда, и девушка будет для него недоступна. А вот слова по поводу симпатии Яролика, его удивили:

— С чего ты взяла про старшего?

— Так как же не знать. Малуша, старшая дочь нашего соседа, видала как эти двое на рынке продукты покупали. Воин наш, за лекаркой корзину тащил и даже платье купил. Это Малушка у продавца выяснила, потом ходила и зубами скрипела. Видать сама имела мыслишки на счет Яролика, да только не для нее я его рожала, — женщина весело засмеялась, а Данияр от удивления сел в кресло.

«Корзину говорит за ней нес и платье к тому же купил. Да… видать будем скоро чью-то свадьбу играть», — он довольно улыбнулся и поцеловав матушку, вышел из дома.

Старшего брата он нашел на втором этаже кузницы, все пространство было оборудовано их отцом под жилье. Небольшая кухонька и комната. Баня стояла отдельной постройкой рядом.

Яролик стоял на кухне у плиты, поджаривая яичницу с ломтями ветчины, периодически переворачивая деревянной лопаткой скворчащее мясо:

— Достань квас из погреба, — попросил старший, когда младший только поднялся по ступенькам. И не потому что у оборотней слух был отменный, а просто из-за скрипучей лестницы.

Когда на столе стоял глиняный кувшин с квасом, Яр принялся за еду. Обычно на завтрак он предпочитал большую чашку кофе [Olga1] с домашними сливками, но у лекарей ему каждый день приходилось начинать с эликсиров, поэтому первым делом, попав в свою квартирку, он сварил полную турку, ароматного, темного с пенкой кофе и долго сидел в кресле, смакуя этот напиток. Их с Данияром матушка, любила заедать кофе свежеиспеченной булочкой.

Несколько лет назад, отец привез из поездки несколько пакетов коричневого порошка, который купил у одного знакомого. Торговец прибыл из жаркой страны и угостил отца напитком, после этого, он угостил и свою семью. Кофе понравился только Яролику и Домиславе.

— Ну что, вижу ты полон сил, — Дани налил себе квасу и утащил из тарелки брата ветчину, удостоившись хмурого взгляда. Яр с детства не любил, когда младший так делал, да еще приговаривал мол у него всегда вкуснее.

— Как видишь. Насилу лекари вытянули с того света, думал лапы отброшу. Тварь то мутировала и отличалась умом и сообразительностью, а я решил, что все будет как всегда и ничего сложного, оказалось нет. И это будет мне горьким и болезненным уроком, так что не суйся к врагу, заранее не изучив его.

— Ну, зато вон к какой красотке в руки попал, вылечила тебя как полагается… — подмигнул, сдерживая рвущийся наружу смех.

— О чем это ты?

— Ну как же, вся деревня болтает что нашел себе новую девушку, корзину за нее носишь, платья покупаешь, так может и до свадьбы недалеко? Вот Малуша расстроилась, хотя с ее габаритами она недолго одна проходит, так что так и быть, разрешаю тебе жениться на Агнии. А там и я, дай Боже, остепенюсь.

После слов брата Яр долго смотрел на него, а потом продолжил как ни в чем не бывало есть, макая в растекшийся желток краюху свежего серого хлеба.

— Ты лучше за собой следи, привез Гаяну, вон она и крутится по дому, бесплатная прислуга, а ты и рад. Надо было Агнии с тобой остаться под одной крышей, вот уж кто мозг вправил зарвавшемуся от собственной самооценки щенку, — Яролик вытер остатки с тарелки и прожевал кусочек мякиша. — Или думаешь, что женишься и резко поумнеешь? Вряд ли брат, за свои тридцать пять лет жизни, я понял, что девки это конечно хорошо, особенно когда сами идут к тебе в постель, но совсем другое, когда встречаешь свою истинную пару.

Данияр от удивления раскрыл рот и проследил как брат убирает тарелку и смахивает со стола крошки.

— Врешь! — он вскочил со стула.

Для их расы это было в порядке вещей встретить свою истинную половину, да только далеко не у всех, а то и мало у кого получалось. Встречались с теми, кто нравился, женились по любви, но чувства эти были поверхностными, в отличии от тех, что появлялись с истинной половиной, как и у драконов.

— Но как?!

— Ты бы еще спросил откуда дети берутся, — Яролик засмеялся, вытирая руки о полотенце и ставя медную турку с узорами, и деревянной ручкой на плиту. Засыпав молотый кофе и залив родниковой водой, взятой у Ратимира, стал ждать.

— Но как так случилось? Неужели после твоего спасения? Как ты это понял, в какой момент?

— Сколько вопросов, я конечно всегда знал, что ты разговорчивый, но не настолько, — он пододвинул к себе подставку для турки и достал глиняную чашку.

— Скорее всего, волк внутри меня, почувствовал что-то такое… когда я увидел ее на рассвете. В тот самый первый день: она умывалась стоя у колодца и готовилась пойти к лекарю, а я после пробежки в облике зверя вышел из-за деревьев. Внутри все сжалось, от кончиков когтей, по позвоночнику словно разряд тока прошел, — пожал плечами. Подобные чувства любому мужчине всегда сложно описать в словах.

— А потом да, пока лечила, я присмотрелся к ней и как-то не заметил, что начинаю испытывать чувство собственничества, ревность, нежность, целая палитра эмоций. Конечно, когда я встречался с девушкой, я тоже мог ревновать, но все это было не то…

— Ярко, — закончил Дани, широко улыбаясь. — Я тоже буду кофе, — повел носом, вдыхая наполняющий кухню аромат. — И что дальше между вами будет?

— Она уедет в «Мантикору», закончит учебу, а потом… кто знает, — его широкие плечи поникли, и он тяжело вздохнул, смотря долгим взглядом в поднимающуюся в турке пенку, пока она чуть не пролилась. Он вовремя снял емкость с плиты.

— Ты вот так запросто отпустишь ее от себя?

— А кто я такой, чтобы удерживать ее против воли, особенно если она не испытывает ко мне чувств, не говоря уже о любви.

— Но ведь ты можешь на некоторое время приехать туда, поселиться в рядом, наемники там тоже нужны. Будешь приглашать ее на свидания по выходным, а не сидеть здесь истуканом и ждать неизвестности.

— Поживем увидим. Ты бы сам определился с Гаяной, иначе не морочь девке голову. Она из тех, кто хочет семью и детей, а не любительница плотских утех и легкости отношений, как Малуша или ее подружки.

* * *

После каникул, с новыми силами, бодрые и веселые студенты вернулись в свои коттеджи. Альма-матер встретила их усиленными тренировками, от которых некоторые отвыкли или расслабились, теряя былую хватку. Учебой, так что можно было не разгибать спины сидя за учебниками. Кто-то вскоре должен был покинуть стены «Мантикоры», чтобы войти во взрослую жизнь, поэтому все чаще без предупреждения проводились проверки полученных знаний и экзамены. Между учебой и тренировками, к Ветране наведалась ее тетушка, и такого крика никто давно не слышал.

Недовольная старая драконица прибыла как раз в разгар экзамена и стоило уставшей Ветране выйти из кабинета где сидели ее однокурсники, как девушку тут же сцапали за руку, впившись острыми ногтями.

— Вот она! Только поглядите, легка на помине. Нашла себе не пойми какого жениха и рада. А мне как прикажешь объясняться с теми прекрасными молодыми людьми которых я для тебя подобрала и обнадежила в твоей добропорядочности и невинности, — шипела эта злобная фурия с высокой прической черных волос, среди которых уже блестели тонкие седые волоски, которые парикмахерша не подкрасила. На бледном, лице, без единой морщинки, только благодаря услугам косметолога, замер недовольный оскал, а темные глаза гневно полыхали.

— Здравствуй тетушка, — Ветрана вывернулась из ее цепких пальцев. «От ногтей опять следы останутся. Когда она в гневе, не контролирует свою драконью сущность».

— Не моя проблема, что ты обнадеживаешь всех и каждого претендента на мою руку, вместо того чтобы согласовать их выбор со мной. Однако сейчас в них нет необходимости.

— Что?! Да как ты смеешь, неблагодарная! Я вытащила тебя из нищеты, дала кров и крышу над головой, все эти годы заботилась, даже устроила в это дорогое заведение. Беспокоилась о твоем счастье, искала порядочного мужа.

Ложь, родители Ветраны давно записали ее в «Мантикору» и для этого была выделена сумма, что касается ее проживания в стенах старого тетушкиного дома — да, однако опять же, на завещанные родителями деньги.

— Сначала опозорила меня с первым кандидатом, отказавшись от брака с ним, сейчас бы жила как сыр в масле, но нет! Решила быть самостоятельной, и что, нравится ходить в таком вульгарном виде? Погляди на себя, выглядишь как последняя портовая шлюха. Этот невозможный цвет, вся в мать. Ну ничего, я научу тебя как слушать старших, вспомнишь мои уроки, — после чего, с размаху дала племяннице звонкую пощечину, заставив девушку упасть на пол.

Из уголка ее губы засочилась кровь, которую Ветрана тут же слизнула и подняла полный ненависти взгляд на родственницу. Еще немного, и она бы кинулась на эту фурию, но ее подняли с пола, и сильная рука легла на талию.

— Мадам, попрошу держать свою драконью сущность в узде, иначе я буду вынужден сообщить об этом инциденте ректору, а затем и в соответствующий орган по безопасности. В стенах альма-матер запрещено насилие, а раз у вас приглашение к посещению, то тем более стоит быть осторожнее, — Витер посмотрел на свою любимую и провел пальцами по ее разбитой губе, между его бровей пролегла морщинка, а во взгляде появилось нечто такое, что заставило девушку впервые ощутить благоговейный страх перед ним.

— Как ты смеешь сопляк! Это моя племянница и я буду воспитывать ее так, как считаю нужным, — драконица не успокаивалась, в чертах ее лица уже проступала чешуя.

— Смею, ведь она моя избранница. Мое имя Витер Арнтор, я — муж Ветраны Арнтор. И судя по-вашему несдержанному поведению и отношению к моей истинной паре, очень хорошо, что мы не пригласили вас на наше маленькое событие по случаю бракосочетания. Впредь, если я еще раз увижу или узнаю, что вы приближались или хоть когтем дотронулись до Ветраны, сделаю все от себя зависящее, чтобы вы не покинули свой дом и не побывали ни на одном светском приеме. Пойдем дорогая, нужно подлечить тебя.

Не поворачиваясь к драконице, они пошли по коридору, пока не оказались в одном из садов, где на лавке, покусывая карандаш сидела Агния. Девушка делала пометки в своем учебнике, но при виде бледной драконицы удивленно захлопала глазами.

— Ты не могла бы, — обратился к лекарке Витер, усаживая Ветрану на лавку рядом.

— Да, да… Божиня, кто это тебя так?

На щеке драконицы уже появился внушительный синяк, несколько следов от ногтей и разбитая губа. Видеть всегда сильную и собранную подругу, такой… было для Агнии непривычно. Но она быстро справилась и вот уже посвежевшее личико драконицы с нежностью рассматривал ее жених.

— Не переживай, я больше не подпущу ее к тебе. Пусть катится ко всем чертям, — Витер погладил жену по волосам, крепко обнимая и целуя в здоровые губы.

Агния фыркнула от этой сцены, но довольно улыбнулась «Голубки, что с них взять. Интересно, как там Яролик… Тьфу ты! Чего это я о нем вспомнила, не до него…»

— Так кто это отделал мою великую драконицу? — спросила лекарка.

— Горячо любимая тетушка, сегодня она была в ударе. Судя по всему до нее дошли сведения о моем скоропалительном замужестве от очередной подруги на общем чаепитии, где старые дамы перемывают косточки нашему обществу, считая себя эталонами аристократии.

— И часто это на нее находило пока ты жила с ней? — спросил Витер.

— Постоянно.

Теперь Агнии были понятны все эти усиленные тренировки, когда драконица просто рвала свое тело лишь бы стать сильнее и суметь постоять за себя.

— Ладно, красотку из тебя сделали, так что скорее заводите ребенка, чтоб эта дамочка не набросилась на тебя еще раз.

— Я прослежу за этим, спасибо Агния, — с хитрым прищуром поблагодарил дракон.

— Не за что, не для тебя старалась, муженек. И вообще, лучше следи за своей половиной, вдруг она была бы беременна и что тогда? От этих родственников жди беды, везде свои носы и советы суют, — «Интересно, чтобы батя сказал, если бы узнал, что моим мужем может стать оборотень. А что, Яр мужчина видный и статный, с ним как за каменной стеной. Да чтоб тебя! Опять он в моей голове», — одернула себя, сжав ткань платья.

— Кстати, а с каких это пор ты носишь черный цвет? — Ветрана только сейчас уделила внимание внешнему виду подруги. Наряд пришелся драконице по вкусу. После возвращения из царства оборотней Агния посвежела: глаза блестели, и она чаще обычного о чем-то задумывалась, от чего на ее лице появлялась мечтательная улыбка.

— С тебя пример беру. Так что потом отхвачу какой-нибудь из твоих корсетов, уж больно шикарные, а на одну тебя такой роскоши многовато.

Девушки дружно засмеялись и чуть погодя, Витер увел свою жену на прогулку, развеяться.

Бредя вдоль озера и держа любимую за руку, дракон спросил:

— Так что там говорила Агния про беременность? — и тут же засмеялся увидев, как драконица на него вытаращилась.

— Ничего, я еще в своем уме и детей не планирую лет сто, только когда сама захочу. Не собираюсь быть одной из тех, у кого все случайно от дурной головы, — гордо вздернула подбородок.

— Ладно, ладно, не ершись. Будет тогда, когда захочешь, у меня ведь тоже голова на плечах и я думаю о твоем здоровье, — привлек ее к себе и обнял за талию. — Но вот за сквернословие родственников не отвечаю.

— Да плевать на них, лишь бы мы не жили с ними. Я готова ютиться в крохотной хижине в горах, только подальше от этого высшего общества.

— Хм, не стоит. Квартирку не обещаю, а вот небольшой двухэтажный дом очень даже. Он достался мне от матери. В юности, они с отцом жили там. Он находится рядом с зеленым лесом, среди холмов и гор у границы с царством оборотней.

— И каково там было жить? — Ветрана уже начала представлять этот дом.

Светлый, такие же панорамные окна как в коттедже. Много места вокруг, обязательно есть камин, но главное простор для полетов и… рождения маленьких дракончиков, которых она подарит своему любимому «Мальчика и девочку или сразу двух мальчиков — двойняшек»

— Прекрасно, мы там родились. По ночам, такое ощущение что дом стоит посреди поля, а вокруг одно сплошное звездное небо. Вдалеке угадываются очертания высоких заснеженных гор, а ниже большое озеро. Зеленый лес, где даже стволы покрыты мхом, не то что земля. До границы можно быстро добраться, там есть небольшая деревня, где живут смешанные расы. Потом слетаем и увидишь. Там нас точно никто не потревожит и можно жить для себя, — Витер поцеловал ее в губы.

Глава 10

Дальше учеба шла своим чередом, но Сигрид тревожило нехорошее предчувствие, словно затишье перед бурей. Ей стали сниться кошмары прошлых событий, и они были такими яркими, что она просыпалась в поту, вскакивая с кровати и потом долго не могла прийти в себя. В такие моменты, прогулка по влажной от росы траве босиком успокаивала.

В одном из кошмаров, она не видела лица того, кого никак не могла вспомнить. Услышала его голос с легкой хрипотцой, в котором звучала насмешка над всем миром. Вспомнила его блестящие, как два рубина глаза. От возбуждения черные зрачки заполнили радужку, он тяжело дышал. А по его вздувшимся венам на запястьях, перекатывалась ее собственная энергия, которую он тянул из нее, выпивая глоток за глотком.

Звук капающей крови из лежащего на холодном камне тела усыплял. Руки и ноги онемевали, постепенно, но верно холод сковывал разум, сильно хотелось спать, а она все повторяла про себя «Не спи, не вздумай спать!», — но с каждой каплей это становилось все тяжелее и тяжелее, и где-то между жизнью и смертью она услышала мамин крик, призывающий ее очнуться. Ледяная волна, прервала почти завершившийся ритуал, покрыв кожу тонким инеем.

Дальше ее взяли на руки, она вдохнула знакомый аромат леса, исходящий от куртки отца. Почувствовала его вампирский поцелуй на своем лбу и уплыла во мрак.

«Тогда он не закончил свой ритуал, но я чувствую, что все повторится вновь…», — Сигрид в очередной раз приходила в себя после кошмара, за окном не рассвело и она решила освежиться перед учебным днем.

Одев свитер, который Гаяна все-таки довязала для нее, девушка бесшумно спустилась по лестнице вниз и пошла в сторону озера. Ей нужно было как следует проветрить голову и отвлечься от дурных снов. Не хотелось никого видеть, просто побыть одной.

Вдоль озера стелился густой туман, поднимаясь по холму вверх к темным корням деревьев. Ветер колыхал ее распущенные волосы, которые она по привычке накручивала на палец, стараясь успокоиться.

Стоя на краю горки и вглядываясь в черную поверхность воды, Сигрид не услышала звука шагов, а затем ее обняли за талию, прижав к твердой мужской груди и даря ощущение защищенности.[Olga1]

— Не знала, что ты встаешь так рано, а мне вот не спалось. Уже которую ночь снятся кошмары, стоит попросить у Агнии какое-нибудь снотворное или может повесить амулет над кроватью.

— Амулеты — это такая чушь, — Драган теснее прижал ее к себе и проведя носом по ее шее, вдохнув аромат волос, погладил ее по бедрам…

Что-то встревожило чародейку, нахмурившись, она медленно повернулась в руках демона, чтобы встретиться с алым всполохом вампирского взгляда.

Некогда серые глаза, стали совершенно чужими. В черных пульсирующих зрачках таилась опасность, а до сих пор обнимающие ее руки, стали давить на ребра, подбираясь к ее горлу и не позволяя свободно дыша.

— Здравствуй дорогая, скучала по мне, — голос Асгейра и одновременно не его, но такой знакомый.

«Неужели…», — с этой почти сформировавшейся мыслью, сознание покинуло ее.

В себя она приходила медленно, стараясь глубоко дышать, но сдавливающая грудную клетку боль, комком застряла в горле, и все, что ей удалось — это медленно вдохнуть носом и тут же закашляться сухим, удушливым кашлем.

Пытаясь проговорить хоть слово, она только хрипела и открывала рот, ощущая замерзшими пальцами болезненные точки на коже. Голова болела и ее немного подташнивало из-за нехватки кислорода. Она даже не могла понять сколько прошло времени с ее похищения, и где Асгейр.

Она сидела в небольшом помещении, от серых плит тянуло холодом. На полу валялась сухая, осенняя листва, а из грязных, зарешеченных окон пробивался тусклый свет. На стенах множество надписей и дат, все напоминало склеп на кладбище и, судя по трещинам — очень старый.

Подойдя к окну, потерла то пальцами, пытаясь хоть как-то очистить, чтобы понять где именно она находится. Вокруг стелились могилы и каменные надгробия, множество скульптур и ни одной живой души.

— С добрым утром, прости что пришлось причинить тебе некоторый дискомфорт, — голос Асгейра заставил Сигрид обернуться.

Вампир провел пальцами по собственной шее, продолжая довольно улыбаться, словно он вовсе не похищал ее, а просто позвал на пикник по случаю встречи старых знакомых.

Сигрид сделала шаг в угол, упершись в высокую чашу с водой.

— Хотел сделать это гораздо раньше, но мне все время мешали, — вампир переплел светлые волосы в тугую косу, но его лицо, больше не было лицом Асгейра в нем проступали совершенно другие черты, более взрослые и властные.

— Мыс тобой не завершили одно дело после которого ты освободишь своего брата от непосильной ноши родовой магии льда, а вместе с ним и всю королевскую семью. Должно быть очень неприятно, все эти годы жить, подпитываясь чужой энергией. Ты превратилась в энергетического вампира. Когда вокруг одни запреты, нельзя использовать силу в полной мере, а тело такое хрупкое. А ведь все могло быть куда проще, если бы король согласился отдать тебя меня в жены. И кто знает… быть может, тебе со мной понравилось куда больше чем с этим поганым демоном.

— Нет, это не мог быть ты… — проговорила она, не веря в то, что именно Асгейр похитил ее в детстве «В этот раз меня никто не сможет спасти. Здесь стоит такая прочная защита, что надежды нет», — почувствовала, как щиколотки коснулось что-то холодное «Ну конечно, кинжал, который подарил Сигерд. Какое-никакое, но оружие», — о нем-то она забыла, обув ботинки для тренировки.

— Ну что милая, по-хорошему будешь помогать или по-плохому как в прошлый раз? — Асгейр сложил руки на груди, прислонившись к стене.

— Я уже не маленькая девочка, поэтому ни один из предложенных вариантов не подходит, — пожала плечами, готовая в любой момент выхватить кинжал. На надгробии-алтаре, вспыхнули черные символы, образуя неправильную пентаграмму, в воздухе запахло серой. Тот самый отвратительный и удушливый аромат, который мучил ее в кошмарах. Через рот и нос он проникал в нее, заставляя тело деревенеть.

— Мое дело предложить, а теперь иди ко мне, — протянул к ней руку и Сигрид, как марионетка, послушно подошла к нему, вложив свою ладонь в его, краем сознания пытаясь не поддаться его родовой магии подчинения «Нужно снять ограничитель и, если умереть, то утащить с собой и его, чтобы никто не смог добраться до силы брата»

— А теперь вытащи то, что у тебя в ботинке и дай мне, — снова приказ, мягким, увещевающим голосом.

Сигрид достала кинжал и протянула свободной рукой.

— То, что надо, у меня правда есть и свой, но будет очень хорошо если ты сама все сделаешь. Нужно лишь порезать запястья и дать крови стечь в выемку пентаграммы.

От напряжения у Сигрид разболелась голова, в висках стучало так, что она практически оглохла, во рту ощущался металлический привкус, а из носа потекла струйка крови «Если хоть одна капля попадет туда, то я буду слабеть на глазах и уже не смогу его победить».

— Режь, не тяни время, — вампир поторопил ее.

Вот она дрожащей рукой заносит лезвие над нежной кожей, под которой проступают тонкие голубые вены и мысленно молится всем богам о помощи, но никто не услышал ее.

— Асгейр, остановись!

В склепе появилась фигура в черном плаще, лица, скрытого под тенью капюшона было не видно, но голос, такой знакомый…тот самый, который в детстве завлек ее в подземелье, который разговаривал с ней ласково…

— Я мог все сделать и без твоего присутствия, отец, — раздраженный вампир скрипнул зубами, но тут же получил звонкую пощечину.

— Молчи глупец! Мне не нужно повторения того что было раньше. Я прослежу, чтобы все получилось, как надо, а ты продолжай.

— Советник Мортенс? — выдавила из себя Сигрид, не веря собственным глазам. — Это вы пытались забрать магию моего рода?!

Капюшон был сброшен, и она увидела те самые, как два рубина, блестящие глаза. Но сейчас, зрачок был сужен, вампир перед ней дышал спокойствием и… довольно улыбался.

— Моя маленькая принцесса, я не хотел, чтобы все так обернулось, но ты не оставила ни мне, ни моему сыну, как твоему потенциальному жениху ни единого шанса, а посему, я с прискорбием, но сообщу твоей семье о кончине их горячо любимой дочери, внучки нашего короля, — он сделал к ней шаг, захотел взять за руки, как делала это много раз в детстве, когда давал им с братом дельные советы, делился своей мудростью. Ингвард доверял ему.

— Я… верила вам… — прохрипела она отшатнувшись. — Но почему?

— Ах, милая, все так тривиально, — советник смахнул пальцами кровь с ее подбородка и не побрезговав облизал их длинным языком. — Власть, положение, твой дед слишком долго занимает трон, а твой отец… он хорош, но только в роли солдата, несущего охрану наших территорий. Много веков я служил верой и правдой нашему королевству, но нужно двигаться вперед, а для этого…

— Пожертвовать моей семьей?

— Не задавай вопросов, на которые уже знаешь ответы, а теперь будь такой же послушной как в детстве — ложись на алтарь, и мы закончим все быстро и по возможности безболезненно.

Подчиняясь его воле, она безропотно легла на холодный камень. В этот раз Асгейр собственноручно разрезал ее запястья и положил руки так, чтобы кровь четко стекала в выемки. Алтарь засветился холодным, синим светом, а рядом встал Мортенс.

Сначала Сигрид ощутила онемение в кончиках пальцев, а затем… по венам стал растекаться неистовый холод. Вот она, родовая магия льда.

— Получается, даже проще чем в прошлый раз, — с радостными нотками проговорил советник, беря девушку за запястья и сжимая их своими ногтями.

«Мне нужно призвать эту силу обратно, она уже во мне и теперь перетекает в этого выродка, разрушившего мое детство», — по щекам от беспомощности покатились слезы, которые тут же превратились в ледяные хрусталики. Она почти не чувствовала рук.

Скрежеща зубами, Сигрид из последних сил применила магию — незримое острие обрезало ее волосы до затылка. Она помнила, что с рождения, матушка не стригла их. В волосах, год за годом копилась магия, она вплеталась в каждый волос. Отрезавший себе волосы, на долгое время, лишался связующей нити между собой и родовой магией. Сигрид не могла ею владеть, но источник продолжал питать ее, брата, их отца и всю семью.

Ощутив легкость и вместе с тем пустоту от разрыва связи, она с болью смотрела как прежде черные, длинные волосы быстро седеют, а затем и вовсе растворяются во мраке.

— Проклятье! Что ты натворила! — вскрикнул Мортенс кидаясь к остаткам волос на полу.

Отвлекшийся Асгейр, дал девушке тот шанс, в котором она так нуждалась, его недосмотр и ослабление магии подчинения позволили Сигрид не только остричь себя, но и создать энергетический шар.

Размахнувшись, она бросила его в Асгейра. Вампира отбросило к стене, и он сполз по ней вниз без сознания.

— Я готова принять смерть, если это потребуется, но без боя не сдамся, — прошипела Сигрид.

Мортенс подтвердил ее слова, запустив в нее заклинанием, таким мощным, что по стене пошла трещина и тяжелый кусок упал бы девушке на голову, если бы она не отпрыгнула.

Щита, как на тренировках у нее не было, поэтому Сигрид потянула за остатки того, что осталось в ней от родовой магии, лед лучше слушался брата, а ей хоть и достались крупицы, но она смогла создать ледяной дождь. Мортенс с легкостью отразил летящие в него иглы. Асгейру повезло меньше и несколько льдин пробили тело вампира насквозь.

Довольно улыбаясь, советник медленно обходил плиту с пентаграммой. Вдруг стекла в окнах склепа треснули и разлетелись на мелкие осколки, а в железную решетку уперлись Драган и Сигерд.

— Не смей! — крикнул близнец, понимая, что не сможет проникнуть внутрь, но хотя бы отвлечет внимание на себя. Но Мортенс лишь пожал плечами и запустил в Сигрид очередным заклятием, заставив девушку откатиться в бок.

— Мы здесь как в клетке, никто не пройдет и не выйдет. Так что разрешаю понаблюдать. Твоя сестра очень умело избавилась от подчинительных чар, но красавицей ей больше не быть, — с усмешкой отметил советник.

Сигерд только сейчас заметил, что у сестры больше нет длинных волос. Рваные кончики свисали вдоль лица, по виску стекала струйка крови.

Драган уже обрел демоническую сущность и пытался гнуть прутья, но у него ничего не получалось, скалясь от злобы, он громко взревел. Его кожа приобрела багровый оттенок, мускулы налились, а волосы заострились. Демон рвал и метал, но был бесполезен со своей силой и магией огня. Советник наложил очень сильную защиту на склеп.

Сигерд не мог дотянуться до сестры чтобы она забрала его энергию и смогла бороться. Он видел — сестра на грани, и он ничем не может помочь.

Девушка вытерла кровь и стала собирать очередной сгусток магии чтобы припечатать врага к стене. Она может победить Мортенса, нужно только постараться. И у нее это получилось, вампира действительно отбросило в сторону, но он тут же поднялся, утирая сочащуюся из губы кровь. Его глаза полыхали безумием, и оно передалось в мерцающий шар, которым он ударил в ее грудь.

Сигрид подбросило, и она задыхаясь упала на жертвенную плиту. Ее кровь растеклась в пентаграмме и символ под телом заполыхал.

Мортенс довольно улыбнулось, наслаждаясь моментом, вытягивая силы из чародейки.

— Твои жалкие попытки уйти от предначертанной судьбы не увенчались успехом, отрезав волосы, ты лишь отсрочила неизбежное, но пока ты жива — путь к родовой магии открыт.

За окном на колени со стоном упал Сигерд, брат корчился на земле, хватая ртом воздух и чувствуя, как вены тянет, он теряет магию льда.

Сигрид слабела на глазах, она полулежала на плите, закрыв глаза и ощущая в руке кинжал, «Брось я его в этого одержимого, и он отобьет оружие, как зубочистку, а если…», — на занятиях, тренер Варг обучал их обманных маневрам: необходимо отвлечь взгляд врага от истинной цели.

В этот раз ей даже не пришлось проливать всю кровь, Мортенс видоизменил ритуал и мог пить ее жизненную силу стоя неподалеку.

«Не смей!», — услышала запрет брата в своей голове.

«Я должна сделать это в последний момент, когда он будет думать, что уже победил, а пока… осталось еще немного, секунда-две», — она считала про себя до десяти и когда Мортенс закрыл глаза от блаженства, полностью расслабившись, запустила в него магический шар, который летел по центру и естественно был отбит, но вот другой, более мощный, впитавший в себя всю выпущенную на волю силу Сигрид, которой она никогда не пользовалась, попал в цель. Одновременно с этим чародейка воткнула кинжал в пентаграмму, нарушив линии и символы, тем самым прервав контакт с носителем, и враг упал на колени, захлебываясь собственной кровью. По его горлу стекало нечто черное и вязкое, а багровые глаза удивленно раскрылись.

Защита на склепе ослабла и внутрь прорвались Драган с Сигердом. Вампир всадил свой клинок в грудь Асгейра и тот замер, превратившись в ледяную статую, а Драган поджег демоническим огнем корчащегося в судорогах Мортенса. Даже умирающий, советник попытался атаковать их, но взмах ледяного меча Сигерда, снес ему голову. Часть мертвого тела вампира, покатилась по полу к ногам заледеневшего сына.

Над Сигрид склонились Драган и ее брат. Демон вновь был прежней внешности, но глаза остались черными.

— Сиг, он уничтожен, я смогла? — шептала она, когда брат взял ее за руку, делясь силой, но что-то было не так. Сигрид не тянула его энергию как прежде.

Драган гладил ее по коротким волосам, неотрывно смотря в такие любимые голубые глаза.

— Да, твой демон как следует поджег его, чтоб соринки не осталось. Мы черт знает сколько времени потратили чтобы найти тебя, — провел пальцами по ее подвеске.

— Пригодился наш амулет, по нему и определил, — он прокусил себе запястье и приложил к губам сестры, она сделала лишь глоток.

— Теперь вам точно ничего не угрожает, как и мне, — девушка старалась не закрывать глаза, но ее со страшной силой клонило в сон, глотать кровь брата становилось труднее, и та потекла по ее подбородку.

— Еще бы тебе что-то угрожало, — проговорил демон, улыбаясь и целуя ее ледяные пальцы. Слишком поздно он понял, что что-то не так и бросил взгляд на вампира.

Сигерд тут же приник к груди сестры, слушая стук ее сердца, но его не было. Перед ними лежала совершенно мертвая девушка. В ее глазах замерла жизнь, кожа на кончиках пальцев покрылась инеем, Сигрид не дышала.

— Не может быть, — процедил вампир. — Ведь тогда все получилось, я поделился своей энергией и кровью! — воскликнул он, целуя Сиг в лоб и молясь всем богам о том, чтобы она воскресла.

Драган молча сидел рядом, по-прежнему не выпуская руки любимой из своих черных когтей.

— Как же так… — прошептал Сигерд. — Очнись, не бросай меня, Сигрид! — закричал голосом полным боли, прижимая сестру к груди, укачивая как маленького ребенка, гладя по коротким волосам.

Склеп озарился лучами солнца и внутрь вошел Янко. За его плечами сверкали белоснежные крылья и сам он светился как истинный посланник небес.

— Отойдите, вы ничем не поможете, — спокойно сказал он.

— Ты забираешь ее? — процедил сквозь клыки вампир.

— Ну, если она вам обоим ненужна, то я найду для нее местечко потеплее, — беззаботно предложил Янко, касаясь ладонью солнечного сплетения девушки.

От его предложения, вампир чуть не набросился на него, но его перехватил Драган, встав перед ним и ангелом:

— Позволь ему попробовать, Сигрид также дорога мне, как и тебе.

— Одно и то же с такими особенными близнецами, просто так их души не уйдут, — беззаботно продолжил Янко.

Свет от его тела, слепил находящихся рядом, и парни отвернулись, а когда услышали мирный стук сердца, посмотрели на Янко.

Ангел с нежностью обнимал девушку, нашептывая ей что-то о жизни и свете, пока голубые глаза не заморгали.

— Жива, — прошептал не веря тому что слышит и видит Сигерд, касаясь запястья сестры.

— Родственники не заказывали кремацию, поэтому отпевать мы тебя сегодня не будем, — сказал Янко Сигрид и вынес ее из холодного склепа.

Телепортировавшись в замок вампиров. Янко уложил Сигрид на кровать в ее спальне. Крылья за его спиной исчезли, а золотое сияние впиталось в кожу.

В спальню ворвались Эвира и Матс, в руках отца близнецов был меч, но при виде бледной как мел дочери и сына, он тут же убрал оружие.

— Что произошло? — стальным голосом спросил Матс.

Пока Сигерд обо всем им рассказывал, в комнату пришел дядя Матиас. Вместе с Эвирой, они вливали в горло Сигрид эликсиры, пытались залечить раны, но что-то было не так.

— Проклятье! Сигерд подойди, — Эвира осмотрела запястья дочери, пока сын встал рядом, коснувшись лба сестры и делясь с ней своей энергией.

— Она отрезала волосы и лишила себя дополнительного источника, поэтому все не так просто. Придется ждать, в этот раз восстановление займет очень много времени, — пояснил Матиас.

Сигерд надрезал свое запястье и влил кровь в рот сестры. Так продолжалось несколько минут, пока Матиас не увидел положительную реакцию и с облегчением не вздохнул.

Драган молча стоял у окна, не смея подходить к кровати, чтобы не помешать, Янко устроился в кресле, он дремал. Под глазами ангела, друг увидел темные круги усталости.

«Он отдал ей много энергии чтобы вернуть к жизни, как я сразу не заметил, что ему тоже плохо», — осадил себя демон за невнимательность. Положив руку на плечо друга с благодарностью на него посмотрел.

«Спасибо, ты спас ей жизнь».

«Не за что, но с тебя — весь следующий год и последующие за ним быть хорошим мальчиком, а не кровожадным как твои сородичи демоном».

«Ничего не обещаю, но постараюсь».

— Госпожа, можно и моему другу эликсиров, он спас вашу дочь, — Драган обратился к Эвире и женщина удивленно на них посмотрела, только сейчас заметив что в комнате дочери есть кто-то еще кроме членов семьи.

— Безусловно, — она забрала у Матиаса коробку с лекарствами и подойдя к ангелу, положила свою руку на его. — Благодарю тебя, светлый, — прошептала чародейка и поцеловала его в лоб.

— Волосы — это очень сильный энергонакопитель, а отрезав их, Сигрид умышленно лишила себя возможности воспользоваться им. Поэтому сейчас тебе нужно быть с ней рядом и самому хорошо питаться и отдыхать, больше никто поднять ее на ноги не сможет. Была бы она таким же чистокровным вампиром как мы, все было куда проще. Достаточное количество выпитой крови и не более, — говорил племяннику Матиас.

Уже ближе к ночи, Сигерд сидел на кухне и ковырял вилкой в тарелке с едой. В альма-матер отец прислал письмо с объяснительными для своих детей. Драган с Янко активно прогуливали, но ректор и без того понял, куда они запропастились, стоило лишь связаться с разъяренным Ингвардом, который рвал и метал, как только узнал о том, что на его внучку было совершено покушение и в этом замешан не только советник Мортенс, но и его сын.

Если бы не успокоительный эликсир и увещевания Эвиры, король точно убил оставшегося в живых, но замерзшего Асгейра. Молодого вампира ждал суд и возможная казнь за пособничество в свержении власти и покушении на жизнь наследников.

* * *

Сигрид лежала на кровати, по грудь укрытая одеялом. Короткие волосы прилипли к влажному лбу, у девушки была температура и эликсиры уже перестали действовать. Никто не заметил, как в спальне оказался посторонний, в тонких, бледных руках был зажат тонкий нож, для вскрытия почты, но его острие было идеально заточено чтобы пронзить единственное, слабо бьющееся в этой комнате сердечко.

— И как он мог засмотреться на такую бледную и худую полукровку, от тебя исходит смрад болезни и слабости, полуживая принцесса. Ты даже не достойна этого титула, не то что просто жить под солнцем, — нежный и в то же время надменный голос. — Он заставил веки чародейки дрогнуть, и она слабо приоткрыла затуманенные жаром глаза.

— Я избавлю наше общество от такого никчемного создания, — [Olga2] руку с занесенным ножом перехватили, а перед лицом клацнули острые клыки демона. Собственный крик заставил жену советника Мортенса прийти в ужас, прежде чем прервался, когда этот дьявольский монстр разорвал ей горло и отбросил подобно тряпичной кукле в сторону.

— Никто не имеет права, решать кому жить, а кому умереть, — Драган вытер кровь с вновь ставшего человеческим подбородка и поцеловал дрожащие пальцы Сигрид. Девушка взмахнула увлажнившимися ресницами и вновь провалилась в забытье.

— Попросите кого-нибудь прийти и забрать эту падаль, именуемую супругой советника Мортенса из спальни моей бесценной дочери, — с нотками брезгливости велел Матс чуть погодя. — Неудивительно что Эвира терпеть не может приемы. С такими как эта, даже общаться не хочется… — когда комнату очистили, Матс с облегчением упал в стоящее рядом с кроватью кресло.

— Спасибо, что был с ней рядом, — посмотрел на демона, который менял влажное полотенце на лбу дочери.

— Чего-то подобного я ожидал… — а ведь не просто ожидал, Драган видел жену советника, когда ей сообщили о смерти мужа и о том, что ее любимого сыночка заточили в казематах замка.

Женщина молча глотала слезы, но в глазах ее затаилась жажда мести и Драган оказавшийся неподалеку — увидел это.

Их с Яном поселили рядом с комнатой Сигрид, и когда рядом с любимой не было брата или родителей, Драган оказывался рядом. Он сидел с ней, иногда читал вслух, но этой ночью, демон отодвинул кресло в темный угол и выжидал ту, которая придет за жизнью принцессы. Сначала Драган не хотел убивать эту женщину, но ее слова были насквозь пропитаны ненавистью, такая, ни перед чем не остановится. Подобно змее, она затаится чтобы однажды выпрыгнуть из своего логова и настигнуть жертву.

Вампирская кровь, которую демон ощутил на своем языке, когда разорвал горло несостоявшейся убийце, была отвратительна. Янко смотрел на него уставшим взглядом, ангелу было не по нраву, что его демон совершил убийство, но с другой стороны, он понимал — это было жизненно необходимо.

«Я рядом и не дам ему окунуться во мрак»

Глава 11

Ни через неделю, ни через две Сигрид не смогла встать с постели. Она очень много спала, Сигерду приходилось постоянно вливать в нее свою кровь. А когда на короткое время она приходила в себя, ее тут же кормили обычной едой и поили новыми эликсирами.

От Сиг ни днем ни ночью не отходил кто-нибудь из близких, хотя Ингвард самолично проверял новую защиту на их крыле, куда так легко удалось пройти жене советника. Вечерами Матс сидел в кресле рядом с кроватью дочери и вслух читал сказки, которые она любила в детстве и временами открывая глаза, принцесса улыбалась, чтобы вновь погрузиться в сон.

Драгану с Янко пришлось вернуться в альма-матер, но оба просили держать их в курсе состояния Сигрид. Гаяна, Агния и Ветрана очень хотели навестить подругу, но из-за учебы не могли, иначе им грозило отчисление.

— Сума можно сойти, один маньяк умыкнул бедняжку прямо с территории университета, а другая сумасшедшая пыталась прирезать ее уже в собственном замке. Куда катится этот мир?! — возмущалась Агния, сидя в таверне в деревне.

Яролик все же приехал сюда, устроившись к другу отца наемником.

— Да, хорошего мало. Поэтому у нас в отличии от драконов и вампиров жизнь гораздо спокойнее. Разбойники и лесные твари, вот и все наши беды, не считая неурожая и засухи. Но все усердно трудятся, заботясь о природе, и она одаривает нас своими дарами, — поделился оборотень, осушая чашку чая.

Он нашел уютную кофейню на окраине деревни, как раз по дороге в сторону кладбища. Не самое романтичное направление, но в этой части деревни было много разных ресторанчиков и таверн на любой вкус. Во все времена прибыльными делами являлись свадьба и похороны, о последнем открыто свидетельствовали две витрины соответствующих контор. Однако мимо тех, что касались свадебных нарядов и прочих атрибутов любви и семейной жизни, Агния предпочитала проходить, особенно когда Яр очень странно на нее посматривал, словно примеряя, пойдет ей фата или платье с рюшами.

— Сигерд возвращается каждый вечер домой и говорит, что сестре становится лучше. Она уже может немного ходить, а не лежит словно труп, — последние слова Агния проговорила сдавленным голосом и шмыгнула носом, утерев слезу, чем очень удивила Яра и он тут же протянул ей свой платок.

— Извини что развожу сырость, просто осознаю свою бесполезность в таких делах. Если на обычном человеке все заживает как на собаке, так же как на оборотне, вампире, драконе, то как быть с полукровками. Эликсиры и целительские чары не помогают. И вот лежит перед тобой жертва чьей-то разборки и ты не знаешь, как помочь, — она громко высморкалась и выпила стакан воды с лимоном.

— Ты слишком многое на себя берешь, и принимаешь эту ситуацию близко к сердцу. Твои переживания не помогут подруге выздороветь, но расстроят если она увидит, что ты плачешь по ней — живой. Она же не умерла, — в словах Яролика была правда, и Агния внимательно на него посмотрела.

Они не виделись несколько недель и за это время он успел отрастить себе бороду и немного загореть, почему-то став в ее глазах брутальным и… еще более привлекательным. На его губах осталась полоска из жирных сливок после выпитого кофе и Агнии очень захотелось слизнуть ее, а затем и поцеловать. Удивляясь самой себе, девушка пошла на поводу собственного желания и смело коснулась заветных губ оборотня своими, и ей… ответили. Да так, что она перестала дышать, задержав дыхание и чувствуя, как ее губы вкушают, словно это десерт. Когда Яр отклонился от нее, она ощутила жар, расползающийся по телу.

— Я это… перенервничала… и… — пытаясь подобрать слова проговорила она, смущенно опуская взгляд на собственные руки.

— Не знал, что ты умеешь так целоваться, мне понравилось…

— Да неужели? — девушка прищурилась «Пф, тоже мне мастер поцелуев. Может, он меня еще по шкале оценит, сравнит со всеми, с кем целовался».

— Рада за тебя, а то поди тут не с кем целоваться, — откинулась на спинку стула. — «Может, он мне еще вот так предложение сделает».

— Знаешь, когда ты уехала из нашей деревни, я не прикоснулся ни к одной девушке, что в принципе очень странно, потому что я живой мужчина со своими желаниями. Все мои мысли и сны были о тебе. Как считаешь — это о чем-то говорит? Хотя понимаю, что словам ты не веришь.

— Очень романтично, — со скепсисом в голосе ответила Агния, — скажи твой брат подобное Гаяне, она бы точно купилась. А мне все эти сладкие речи не нужны, — сложила руки на груди. «Наверное…».

— Не ершись Агния. Я серьезно, или думаешь зачем я приехал сюда? Чтобы караваны сопровождать, нет, — взял ее за руку и заглянул в глаза.

— Ладно, — сдалась девушка. — Так и быть, поверю… — «Если что, всегда отравить могу. В ядах я тоже разбираюсь, профессия обязывает».

Все сказанное оборотнем было приятным для ее женского слуха. Не часто Агнии доводилось слышать признания, разве что пьяных друзей ее папаши. Мысли девушки сразу помчались к возможному будущему. В деревне у Ратимира ей понравилось, целый пласт для изучения лекарского ремесла, отличная практика. А в ее собственной деревне, кроме вечно ворчащего и недовольного отца никого и ничего нет. Никто не защитит, не приласкает.

— Не хочу я замуж, рано мне еще, — внимательно посмотрела на Яра, в ожидании его реакции на эти слова.

— Не хочешь — значит никто не заставит, но я не отступлюсь, так что даже не мечтай, — он расплатился по счету и потянул ее к выходу.

На улице было по-осеннему хорошо. Под ногами приятно шуршала пестрая листва, дул теплый ветерок и вместо многолюдных улочек, они пошли в сторону старинной усадьбы с парковым ансамблем. Какой-то известный аристократ жил там много лет назад, но решил уехать в другую страну, а усадьбу и парк оставил на попечение деревенского совета как культурное место для всех желающих. Здесь, по узким дорожкам, в окружении высоких деревьев и кустов гуляли молодые парочки, старики с собачками, бегали дети.

Агния не хотела бы жить в большом доме, ей хватило и маленького, но уютного.

— О чем ты думаешь? — спросил Яр, обняв ее за плечи и перебирая пальцами распущенные волосы.

— Даже не представляю каково это жить в такой усадьбе. Парк и пруд конечно приятное дополнение, но, когда полно места и вокруг слуги, как-то не по мне эти излишества.

— Согласен. В таком большом доме сразу теряется всякий уют, а какой он в твоей мечте?

— Обычный, двухэтажный деревянный. С большим чердаком, на котором можно летом спать, слушая как по крыше барабанит дождь. С открытой террасой, сидеть там по вечерам, пить душистый чай и любоваться звездами. Обязательно баня с купелью, только не такие старые как у деда Ратимира и купель побольше. Настоящий камин, простая, незамысловатая обстановка, но со всеми удобствами. А то бегать на улицу под кустик не самое приятное, а для женщины горячий душ это та еще роскошь. Чтобы был небольшой садик, с фруктовыми деревьями, цветник и несколько теплиц с моими травами. Обязательно собака, а то и две и большой пушистый кот, как у твоей матушки.

— А детей сколько хочешь?

— Сначала одного, сына, а потом много лет спустя второго.

— А почему именно сыновей, и такая большая разница в возрасте? — Яр нахмурился.

— У меня когда-то был старший брат, разница в девять лет, но он умер из-за какой-то твари в лесу, лекарь не смог его вылечить, а я была маленькой и бесполезной. Дочерей не хочу, чтобы им сердца разбили или муж попался, который будет бить и унижать и вообще, родиться девочкой это уже наказание. У нас куча проблем, особенно со здоровьем.

— Если у нас родиться дочь, обещаю, что позабочусь о ней и сверну шею любому, кто причинит ей вред, — оборотень погладил Агнию по затылку и поцеловал в лоб. — Только если ты выйдешь за меня. Так-то мне все равно, есть у нас это свидетельство о заключении брака или нет, но нет желания, чтобы ко мне подкатывали все охочие до меня барышни, ты согласна? — увидел, как глаза девушки недобро сверкнули, и она поджала губы.

— Ладно, уговорил. Но если что, я тоже могу за себя постоять. И вообще, никакой пышной свадьбы. Молча расписались и все, терпеть не могу эту шумиху вокруг себя… — она не успела закончить, когда Яр поднял ее на руки и закружил, одаряя поцелуями. — Да хватит уже, а то я подумаю, что ты превратился в псину, — стала наигранно вытирать следы от его радости.

— Тогда пошли прямо сейчас?

— Ай, черт с тобой, пошли, точнее несите меня мой жених, коли вам так не терпится! — махнула рукой в сторону выхода, изображая из себя повелительницу.

Яр действительно без труда вынес ее за ворота усадьбы и донес до дома главы. Меньше чем за десять минут их брак был заключен: без свадебных нарядов, без колец, зато со скромным поцелуем в конце.

— Терпеть не могу все эти показательные ласки на людях, — недовольно бурчала Агния, когда Яр попытался еще раз ее поцеловать, но его рот тут же прикрыла женская ладонь. — Уймитесь дражайший супруг, а то как передумаю.

Оборотень усмехнулся, но все же немного потискал ее в объятьях, которые она стерпела. Про себя постепенно начиная радоваться, что все так произошло.

На ярмарке, пока Агния застряла у очередного прилавка с травами, Яролик ненадолго отошел от нее, чтобы вернуться с простеньким, серебряным кольцом, инкрустированным крохотными песчинками изумрудов.

— Это не золото, как принято обычно… — начал он, но девушка его прервала.

— И слава Божине! Не люблю золото, да и ни к чему было, но раз купил, то буду носить. А вот ты обойдешься, нечего кричать о нашем статусе на каждом шагу, а то вдруг кто-то из твоих недоброжелателей узнает и меня умыкнет.

Яр промолчал, он не стал говорить своей молодой женушке, что у оборотней брачные татуировки появляются после первого соития и очень скоро, его запястье украсит именно такая. Поэтому этой ночью, Агния не ночевала в коттедже, а была предоставлена ласкам своего любимого мужчины, который не скупился на них, с наслаждением любуясь телом, которое столько раз представлял без одежды.

* * *

Через некоторое время в «Мантикору» вернулась почти здоровая Сигрид, бледная и похудевшая, она больше не могла сидеть в замке и ей разрешили покинуть спальню под присмотром старшего брата, который теперь ни на шаг от нее не отходил, кроме тех моментов, когда Драган был рядом.

Новость о том, что Агния теперь замужняя женщина все восприняли с большим удивлением и тут уже решили отметить важные события двух образовавшихся пар вечером у девушек в коттедже за домашней стряпней от Гаяны.

— И как ты решилась на это? Я, честно говоря, думала, что ты вообще против брака, и потом, после приезда ты ни разу не заговаривала о том, что в Купелинке тебе кто-то понравился, — говорила Ветрана. — А оказывается, кроме того, что она спасла оборотня, так еще вон как все закрутилось, — драконица пила вино и поедала вторую миску салата, заедая все котлетками.

— Сама не знаю, как так получилось, даже сейчас я не воспринимаю себя как замужнюю, — Агния махнула рукой. — Может у меня реакция, заторможенная. Случилось и ладно, это не помешает мне продолжать учебу и детьми я обзаведусь не раньше, чем сама того захочу, — целительница как всегда была прямолинейна. Но уже успела соскучиться по Яролику, который к сожалению, не смог присутствовать на их дружном ужине из-за работы.

Единственная кто проронила счастливую слезу за подруг — это Гаяна. В глубине души, она все же надеялась, что Данияр тоже сделает ей предложение, а если нет, то может и не он ее судьба.

Сигрид внимательно слушала разговоры и радостно улыбалась, прислонившись к плечу Драгана, который согревал ее замерзшие пальцы. Сейчас она постоянно мерзла, но любимый демон, всегда готов был согреть ее, особенно под одним одеялом.

— Я уповаю на то, что мы с Витером поскорее переберемся в собственный дом, и я не буду лицезреть недовольную физиономию мачехи с ее дочерью. На этих выходных, эти две интриганки, притащили к нам на обед подругу Дарины. Привлекательная драконица, разодетая в пух и прах, думаю, что они уже устроили конкурс на роль любовницы для моего мужа.

— Дорогая, ты же знаешь, что мне кроме тебя больше никто не нужен, — успокоил ее дракон, видя сочувствие в глазах сидящих парней.

— Если я надумаю жениться, то явно не в угоду нашей мачехе, — сказал Визэр, открывая бутылки с вишневым пивом и подавая Драгану с Янко. Ангел с удовольствием сделал несколько больших глотков и причмокнув губами, закусил чесночными гренками с сырным соусом.

— Делайте так, как хочется вам, — поддержала их Сигрид.

— Если постоянно думать о других, то на себя времени не хватит, а там и с жизнью можно попрощаться, — серьезно сказал Драган, целуя любимую в висок.

Сигерд как раз вошел в дом, неся еще одну порцию шашлыков, которую Гаяна тут же присыпала нашинкованной зеленью.

— Ммм, вкуснятина! — улыбнулась девушка, раздавая салфетки.

— Так что Сиг, ты наконец-то расскажешь нам что же произошло, что на тебя аж два раза покушались? — выразила давно интересующий всех вопрос Ветрана.

— Милочка — это секретная информация и даже такой красавец и всезнающий очевидец событий не может рассказать тебе ни о чем под страхом быть испепеленным взглядом Драгана или замороженным Сигердом, — ответил ей Янко, от чего все засмеялись.

— На самом деле такого большого секрета нет, но мне не хочется вдаваться в подробности, просто был один отрицательный герой в нашей с Сигрид истории вот и все, — вампир сел рядом с сестрой и сжал ее руку.

— Был да сплыл, мир праху его! Аминь! — ангел чокнулся с Драганом бутылками.

— Да, о таком лучше не вспоминать. Мерзость какая. Чуть не убил тебя, бедняжку, — выругалась Гаяна и тут же смущенно прикрыла рот рукой.

— Мадемуазель, я поражен вашей прямолинейностью, но этот комментарий прямо в точку, позвольте поухаживать. Попробуйте вина, драконы очень щедры, — Янко взял бутылку у Витера и налил немного в бокал подруге.

— Очень вкусное и такое легкое, не то что наше красное деревенское. То вообще было жуткой кислятиной, — оценила напиток Гаяна.

— И не говори. Не понимаю почему мой папаша лакает его ведрами, — Агния рассмеялась.

Что может быть лучше веселых посиделок в компании друзей, где нашлись те, кто встретил свою истинную половинку. Каждый был открыт и приветлив, искренне показывал свою любовь и уважение к друзьям, а не кичился положением в обществе.

Сигрид была счастлива, что Драган и Сигерд рядом, поэтому даже не заметила, как задремала на плече любимого, убаюканная голосами близких.


Конец.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11