КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426646 томов
Объем библиотеки - 584 Гб.
Всего авторов - 202959
Пользователей - 96595

Впечатления

Shcola про Мищук: Я, дьяволица (Ужасы)

В свои двадцать Виктория умирает при загадочных обстоятельствах. Вот тут и надо было закончить этот эпохальный шендевр, ой ошибся, ну да ладно, не сильно то я и ошибся.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Буревой: Сборник "Дарт" Книги 1-4. Компиляция (Фэнтези)

жаль автор продолжение не написал

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Вознесенская: Джой. Академия секретов (Любовная фантастика)

если бы у этой вознесенской было бы книги 3 и она бы мне понравилась, я бы исправил, поставил бы ей её псевдоним "дар". а на 19 - извините.
когда вы едете из районного зажопинска в областной мухосранск, бабы, вы едете за лучшей жизнью, так? знаете почему? потому что прекрасно осознаёте, что устроить революцию даже в маленьком провинциальном райцентре тыщь на 20 вам, в одну харю, немыслимо.
так какого же х... хрена! в очередной раз пишете о том, что ОДИН (!!!) мужик на ВСЮ ВСЕЛЕННУЮ (!!!) в одну морду, обойдя миллионные службы сб всех планет!, войсковые штабы и части, органы правопорядка и какой-то таинственный "комитет-пси", переворот во вселенной чуть не устроил!!!??
он его и устроил, кстати, да богам не понравилось. а вот все остальные триллионы жителей - просрали.
у вас, бабьё деревенское, шикарный разрыв между "смотрю - и понимаю, что вижу". связки этой нет, шизофренички.
что касается опуса. настрогать 740 кб, где каждый абзац состоит из одного предложения - это клиника. укладывать бабу-ггню чуть ли не в каждой 5-й главе в регенерационную капсулу (когда только работа мозга подтверждена, а остальное - всмятку) - это клиника. и писать о "пси-импульсах", их генезисе, работе, пришлёпывая к богам и плюсуя эзотерику - это надо уметь хоть одну книжонку по теме прочесть, а потом попробовать пересказать своими словами, слова эти имея. точнее - словарный запас, знание алфавита здесь не поможет, убогие. это клиника.
сумбурно-непонятно-неинтересное чтиво. нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Кононюк: Ольга. Часть 3. (Альтернативная история)

Я немного ошибся «при подсчете вкусного».. Оказывается 40 страниц word`овского текста — в «читалке» займут примерно страниц 100... Однако несмотря и на такой (увеличившийся объем) я по прежнему «с содроганием жду обрыва пленки» (за которой «посмотреть продолжение» мне вряд ли удастся).

ГГ как всегда «высокомерно-пряма» и как всегда безжалостна к окружающим (и к себе самой). Начало войны ознаменовало для нее «долгожданный финал» в котором (наконец) будут проверены «все ее рецепты» по спасению РККА от «первых лет» поражений. Несмотря на огромный масштаб «проделанной работы», героиня понимает что (пока) не может кардинально изменить Р.И и... продолжает настаивать (уговаривать, обещать, угрожать и расстреливать) на том, что на первый удар (вермахта) нужно ответить не менее могучим, что бы «получить нокаут противника в первые минуты боя». В противном случае (как полагает героиня) никакие усилия не смогут «переломить ситуацию», и будут «работать» только на ее смягчение (по сравнению с Р.И).

Так что — в общем все как всегда: ГГ то «бьет по головам» генералов, то бежит из очередной западни, то пытается понять... что нужно делать «для мгновенной победы» (требуя нанести такой «удар возмездия», что бы уже в первый месяц войны Гитлеру стало ясно что «игра не стоит свеч»). Далее небольшой фрагмент от сопутствующего (но пока так же) безынтересного персонажа (снайпера) и очередные «интриги» по захвату героини «вражеской разведкой».

К финалу отрывка мне все же стало немного ясно, что избранная «тактика» (при любом раскладе) уже мало чем удивит и будет являться лишь «очередным повтором» уже озвученных версий (так пример с ликвидацией Ади мне лично уже встречался не раз... например в СИ «Сын Сталина» Орлова). Таким образом (как это не печально осознавать) первый том всегда будет «лучше последующих», поскольку все «открытия гостя и охоты за ним» сменяется канвой А.И и техническими описаниями происходящего...

По замыслу автора — первые сражения не только не были проиграны «в чистую», но завершились (для СССР) с крепким знаком «плюс», однако (думаю) что несмотря на тот «объем переданной информации (и масштаб произведенных изменений) корреного перелома и «аннулирования войны» все же «не планируется» (иначе я разочаруюсь в авторе)). Будут провалы и новые победы, будет предатели и новые герои, будет меньшим число потеря, но оно по прежнему будет исчисляться миллионами... Как то так...

В связи с этим я все-таки (по прошествии многих прочтений) намерен «заканчивать» с данной СИ. Продолжение? Честно говоря уже на него не надеюсь... Однако — если все же случайно встречу вторую (отсутствующую у меня) изданную часть, думаю все же обязательно куплю ее «на полку»... Все же столько раз читал и перечитывал ее))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Биленкин: НФ: Альманах научной фантастики. День гнева (Научная Фантастика)

Комментируемый рассказ С.Гансовский-День гнева
Под конец выходных прочитав полностью взятую (на дачу) книгу — опять оказался перед выбором... Или слушать аудиоверсию чего-то нового (благо mp3 плайер на такой случай набит до отказа), либо взять что-то с полки...

Взять конечно можно, но на (ней) находтся в основном «неликвид» (старые сборники советской фантастики, «Н.Ф» и прочие книги «отнесенные туда же» по принципу «не жалко»). Однако немного подумав — я все таки «пересилил себя» и нашел небольшую книжицу (сборник рассказов) издательства «знание» за 1992 год... В конце концов — порой очень часто покупаешь книги известных серий (например «Шедевры фантастики», «Координаты чудес», «Сокровищница фантастики и приключений», «МАФ» и пр) и только специально посмотрев дату издательства отдельных произведений (с удивлением) видишь и 1941-й и 1951-й и прочие «несовременные даты». Нет! Я конечно предолагал что они написаны «не вчера», но чтоб настолько давно)). Так что (решил я) и сборник 1992-года это еще «приемлемый вариант» (по сравнению с некоторыми другими книгами приобретенными мной «на бумаге»)

Открыв данный сборник я «не увидел» ни одного «знакомого лица» (автора), за исключением (разве-что) Парнова (да и о нем я только слышал, но ни читал не разу)). В общем — Ф.И.О автора первого рассказа мне ни о чем не сказала... Однако (только) начав читать я тут же частично вспомнил этот рассказ (т.к в во времена «покупки» этой книжицы — эти сборники были фактически единственным «окошком в мир иной» и следовательно читались и перечитывались как откровение). Но я немного отвлекся...

По сюжету книги ГГ (журналист) едет с соперсонажем (назовем его «Егерь») в некое место... Место вроде обычное. Стандартная провинциальная глухомань, в которой... В которой (тем-не менее) с некоторых пор водится нечто... Нечто непонятное, пугающее и странное...

Этот рассказ ни разу не «про ужасы», однако при его прочтении порой становится «немного неуютно». По замыслу автора — ГГ (журанлист) словно попадает из мирного (и привычного) мира на войну... Место где не работают «права и свободы», место где тебя могут сожрать «просто так»... Просто потому что кто-то голоден или считает тебя угрозой «для местных».

Как и в романе Уиндема «День Триффидов» здесь заимствована идея «вырвавшейся на свободу военной разработки», которая (в короткое время) подчинило себе окрестности и корреным образом изменило жизнь всех людей данной области... По замыслу рассказа (автор) так же (как и Уиндем) задается вопросом: «...а действительно ли человек венец природы»? Или кто-то (что-то) может внезапно прийти «нам на смену» и забрать у нас «жезл первенства»? По атору этим «чем-то» стали существа (отдаленно напомнившие умных мутантов Стругацких из «Обитаемого острова»). Они могут разговаривать с Вами, могут решать математические задачи и вести с Вами диалог... что-бы в следующий миг накинуться и сожрать Вас... Зачем? Почему? Вопрос на который нет ответа...

ГГ который сначала воспринимает все происходящее как очередное приключение быстро понимает что вся эта «цивилизационная шелуха» (привычная в уютном мире демократий) здесь не стоит ни чего... И самая главная (необходимая) способность (здесь) становится не умене «делать бабло» (критиковать начальство или правительство), а выживать... Такое (казалось бы) простое действие... Но вот способны это делать не все... А в наше «дебилизирующее время» - так вообще почти единицы... И это очередной довод для темы «кто кому что должен» (в этой жизни) и что из себя представляет «правильное большинство», имеющее (свое) авторитетное мнение практически по «любой теме» разговора.

P.S И последнее что хочется сказать — несмотря на массовую обработку сознания (ведущуюся десятилетиями) и привычное отношение к ней (мол «а я не ведусь»), мы порой (до сих пор) все же искренне удивляемся тем вещам которые были написаны (о боже!!!)) еще советскими фантастами... При том что раньше думали (здесь я имею прежде самого себя) что «тут-то вроде ничего такого, уж точно не могло бы быть»)) В чем искренне каюсь...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Ревун (Научная Фантастика)

Очередной рассказ из сборника «в очередной» уже раз поразил своей красотой... По факту прочтения (опять) множество мыслей, некоторые из которых я попытаюсь (здесь) изложить...

- первое, это неожиданный взгляд автора на всю нашу давно устоявшуюся и (местами) довольно обыденную реальность. С одной стороны — уже нет такого клочка суши, о котором не снято передачи (типа BBS или какой-то иной). И все уже давным давно изучено, заснято и зафиксированно... забыто, засижено и загажено (следами человеческого присутствия). Однако автор озвучивает весьма справедливую мысль: что мы (человечество) лишь «миг» в галактическом эксперименте, и что наше (всеобъемлющее и незыблемое) существование — может (когда-нибудь) быть (внезапно) «заменено» совсем другим видом. Видом живущим «среди нас», в привычной (нам) среде обитания... там, куда «всеядное человечество» еще не успело «залезть»... там — где может таиться все что угодно... там... о чем мы (до сих пор) имеем весьма смутное представление...

- по замыслу рассказа: некое сооружение («ревун»), маяк построенный для оповещения о скалах внезапно пробуждает (в самых глубинах океана) нечто... принадлежащее совсем другому времени, живущему сотни миллионов лет и помнящему... что-то такое о чем не знает школьный курс истории. Это «нечто» - слыша звук «ревуна», раз-за разом выплывает из тьмы моря что бы... в очередной раз убедиться в своем одиночестве.

- следующая мысль автора (являющаяся «красной нитью рассказа») говорит нам о том, что если ты что-то любишь, а твоя любовь к тебе не только равнодушна и безучастна, но при этом ВСЕГДА напоминает о себе - то (рано или поздно) наступает момент, когда (она) должна быть уничтожена... Так в финале рассказа (монстр) не выдерживает (очередной попытки) и убивает источник звука, который не дает ему «уйти в безмолвие прошлого» и там остаться навсегда...

P.S Но вот что будет после того как маяк будет восстановлен? Новый гнев и новая ярость? Автор об этом предпочел умолчать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про (Larienn): Запретное влечение (СИ) (Короткие любовные романы)

Фанфик про любовь Снейпа и Гермионы с хэппи-эндом.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Монархия перед крушением, 1914-1917 гг. (pdf)

-  Монархия перед крушением, 1914-1917 гг.  12.9 Мб (скачать pdf)  (читать)  (читать постранично) - В. П. Семенников

Книга в формате pdf! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



МОНАРХИЯ
ПЕРЕД КРУШЕНИЕМ
1 9 1 4 — 1017

БУМ АГИ

НИКОЛАЯ

II

И Д РУГИ Е ДОКУМ ЕНТЫ

СТАТЬИ
В. П. СЕМЕННИКОВА

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
МОСКВА

19-27

ЛЕНИНГРАД

Гиз № 10559.
Ленинградский Г убл ит № 19979.
20 л.

Ти раж 4.000 экз.

П РЕДИСЛОВИЕ.
Эта книга, в основной своей части, состоит из бумаг, вхо­
дивших в состав личного архива Николая II, хранившегося при
нем в его царскосельском дворце. Э т о т « романовский архив,
включавший в себе не только бумаги семейного характера, но и
некоторые документы крупнейшего государственного значения,
был довольно велик и, после Октябрьской революции, поступил
в Центрархпв РСФСР.
В настоящую книгу вошли некоторые документы лишь пз
одной части этого романовского архива, изъятой, после Февраль­
ской революции, по распоряжению Временного правительства*
из дворца Романовых и попавшей «по ошибке» в действова­
вшую тогда Чрезвычайную Следственную комиссию; 1 через
некоторое время после Октябрьской революции эта часть также
поступила в законное для своего хранения место— в Центрархив,
в особый отдел Архива Октябрьской революции, где и была
присоединена к другим романовским бумагам.
Из этой, в общем довольно значительной, группы докумен­
тов были использованы для настоящей книги лишь те, которые
представляли наибольшую историко-политическую ценность и
были вообще связаны с теми событиями, или темп моментами,
которые казались особенно характерными для истории послед­
него периода существования русской монархии,— периода импе­
риалистской войны и, главным образом, 1916 г.
Кроме бумаг Николая II, в книгу включены также некото­
рые, в большинстве случаев логически с ними связанные, бумаги
Штюрмера, бывшего в 1916 г. (с января по ноябрь) председателем
совета министров; 1
2 правда, этот «глава» правительства был
не более как пешкой в руках некоронованного властителя царской
России — Распутина, но тем не менее в бумагах «премьера»
нашлось все-та к и достаточное количество документов, пред­
1 Именно в качестве о ш и б к и рассматривал Факт поступления этих
бумаг в комиссию председатель ее Муравьев — см. «Падение царского
режима», т. VI, стр. 372.
2 Он был также некоторое время министром внутренних дел, а с июля
по Hogfipb — министром иностранных дел.

ставляющих интерес для характеристики работы государствен­
ного аппарата в этот последний период. 1
Помимо этой первой, документальной части книги, довольно
значительное место в пей занимают мои статьи, теснейшим обра­
зом связанные с печатаемыми документами. Эти статьи имеют
целью не только пояснить, комментировать находящиеся в книге
документы, но и, путем привлечения целого ряда различных
других данных, несколько расширить, в каждом отдельном случае,
ту картину, которая вырисовывается из того или иного доку­
мента, чтобы таким путем различные Факты и штрихи теснее
привязать, в качестве материала, к общей истории последнего
периода монархии.
Вместе с тем, уделяя значительное место этим статьям,
я имел в виду и ту мысль, что такие статьи, написанные, не­
смотря даже на их недостатки, всё же не казенным, официаль­
ным языком, могут несколько оживить это издание, несколько
расширить круг его возможных читателей, сделав книгу более
доступной даже и для тех лиц, внимание которых обычно не оста­
навливают на себе простые сборники Официальных документов.
Несмотря па случайный, в общем, состав материала, книга
эта, как мне представляется, затрагивает ряд существенных для
истории последнего периода монархии вопросов, — при чем
по содержанию своему входящие в книгу документы весьма
разнообразны. Они касаются не только внутренней политики
России, но и внешней — в книге дано несколько важных доку­
ментов из области отношений России к Англии, Франции, к Бал­
канским государствам, к Румынии, к Швеции и пр., в двух­
трех случаях помещены также документы, касающиеся военных
операций, рассматриваемых, впрочем, не с военной, а с исто­
рико-политической точки зрения. 2
В общем, как материал, книга может послужить для обосно­
вания тех или иных выводов но истории падения монархии, но,
конечно, уже в силу своего общего характера, не дает возмож­
ности, лишь на основании одних здесь напечатанных докумен­
тов, делать какие-либо общие выводы.
В моей, недавно вышедшей, книге «Политика Романовых
гнакануне революции» основное направление правительственного
курса (начиная с того времени, когда у власти Фактически стал
Распутин) определяется словами: «от Антанты— к Германии».
Этому уклону в области «ориентации» внешней политики соответ­
ствовала и политика внутренняя, всё более и более тяготевшая
к самой крайней реакцои, к торжеству ничем неограниченного
^самодержавия. Само собой понятно, что предлагаемая вниманию
1 Эти бумаги Ш тюрмера были у него отобраны после Февральской
революции; в настоящее время также хранятся в Центр архиве.
8 Документы на иностранных языках печатаются в тексте книги
в русском переводе, но в приложении приведены и подлинные тексты
главнейших иностранных документов.

( »

)

читателя книга, уже по разнообразности своего состава, гораздо
шире того, чтобы на основании ее выявлять какую-либо одну,
хотя бы и руководящую, линию царской политики; в частности,
вопросов, связанных с постепенно обнаруживавшимся после пер­
вого года войны тяготением романовской политики к сепарат­
ному миру с Германией, я в этой книге почти не касаюсь, так
как всё, что могло быть мной сказано по этому поводу, уже
изложено в названной выше работе.
С тем большим, однако, вниманием я останавливаюсь в ста­
тьях, помещенных в настоящей книге, — поскольку возможность
к этому представляют печатаемые материалы, — на тех вопро­
сах, которые характеризуют зависимость царской России от
англо-Французского капитала. Война чрезвычайно укрепила цепи,
привязывавшие царскую Россию к ее «союзникам», и обязанностью
служить им своей армией, в ущерб собственным империалистским
целям, несомненно отчасти объясняются и военные поражения
России.
Факты, свидетельствующие о деспотической власти
«союзного» капитала над царской Россией, ярки и общеизвестны,—
и те штрихи, которые дает настоящая книга для характеристики
Этого явления, в сущности, лишь немногое прибавляют к общей,
уже вполне определенной картине.
Зато для оценки внутреннего курса правительственной поли­
тики, для определения социальных групп, его поддерживавших,
и для общей характеристики «работы» государственного аппа­
рата книга представляет довольно много материала.
Рассматривая в отдельных статьях различные, связанные
с печатаемыми документами, вопросы, я и здесь, в предисловии,
хотел бы остановиться всё же на одном, главном пункте общего
характера, — а именно на вопросе о том, к чему вела пра­
вительственная политика и каковы должньГ были быть ее
последствия; считаю полезным уделить этим вопросам вни­
мание потому, что книга дает вполне определенные на это
ответы.
Возвращение к системе «чистого», неограниченного само­
державия, неприкрытого даже 3-июньской Думой, — вот тот маяк, \
к которому стремилась итти царская власть. Эта цель была
с полной определенностью указана Николаем еще в октябре
191*3 г., за девять месяцев до начала войны, в письме его к ми­
нистру внутренних дел Маклакову. В этом письме Николай
сообщал, что он считает необходимым немедленно обсудить в со­
вете министров его давнишнюю мысль об изменении той статьи
закона о Гос. Думе, в силу которой, если Дума не согласится
с изменениями, внесенными Гос. Советом в тот или иной
законопроект и не утвердит его, то последний уничтожается.
«Это, — восклицал Николай, — при отсутствии у нас конститу­
ц ии— есть полная бессмыслица».
Какие же именно конечные перспективы намечал при этом
Николай — чрезвычайно ярко видно из дальнейших его слов!

« П р е д с т а в л е н и е , — писал он, — на в ы б о р и у т в е р ­
ждение государя мнений больш инства
и мень­
шинства
(Думы)
будет
хорошим
возвращением
к прежнему спокойному течению законодатель­
ной д е я т е л ь н о с т и , — и при т о м в р у с с к о м д у х е » . 1
Вот идеал правящей клики— «прежнее спокойное течение»!
Эта цель была намечена Николаем еще до войны, но
война отнюдь не уничтожила тяготения к этому, — наоборот,
чем дольше продолжалась война, тем усиленнее стало проявляться
у распутинской власти стремление вести политику к тому руслу,
по которому, в конце копцов, могло бы пойти это «прежнее
спокойное течение».
Книга дает ряд примеров, ярко характеризующих именно это
направление правительственного курса,— она же наглядно выявляет
и те социальные группы, которые поддерживали и укрепляли
такую правительственную политику. Во главе этих групп стояли,
конечно, представители крупного дворянского землевладения,—
именно на них и строила, например, распутинская власть ра­
счеты, когда вырабатывала план Фальсификации выборов в У Гос.
Думу. Агентами правительства и крупных дворян-помещиков
по одурачению народных масс должны были при этом являться
«служитеяи креста»,— все, во главе с архиеревми и кончая мел­
кими сельскими попами. Этот новый «крестовый поход» был
направлен не против инаковерующих, как это происходило в сред­
ние века, а против всех политических «еретиков» — всех «ле­
вы х». При этом, — согласно взгляду правительства, — к числу
Этих последних относились все те, кто были левее «правых
октябристов».
К отмеченному дворянско - поповскому блоку добровольно
примкнули и некоторые, связанные с банками, слои крупной
промышленной буржуазии, — это видно уже из того Факта, что,
когда шла подготовка к упомянутым выборам в У Думу, то
б а н к и предложили распутинской власти крупные денежные
суммы для ведения совместной кампании. *
Но крайняя реакционная политика распутинской власти
нашла себе поддержку не только у этих русских групп: она
встретила сочувствие и за рубежем — у руководящей группы
Французской «демократии». Трудно представить себе что-либо
общ ее между Фактическим главой России— Распутиным и главой
Французских империалистов — Пуанкарэ, тем более, что и в основ­
ном вопросе — вопросе о войне — их позиции были совершенно
различны: Распутин был «пацифистом»,, Пуанкарэ весь горел
пламенем Французского империализма,— но, несмотря на это, и
Распутин и Пуанкарэ сходились на одном пункте: на вопросе
о необходимости реакционного курса романовской политики.
1 См. в тексте книги «Из переписки Николая II с министрами».
2 См. «Проект выборов в У Гос. Думу».

( *

)

При этом, в единомыслии с русскими помещиками и попами
оказались даже Французские «социалисты». Достоверно известно,
что именно эти последние, в лице командированных Пуанкарэ
к Николаю II Альбера Тома и Вивиани, советовали царскому
правительству произвести м и л и т а р и з а ц и ю р у с с к и х р а ­
б о ч и х , — и весьма вероятно, что из того же Французского
источника шли указания о необходимости введения в России,
«по Французскому образцу», — п р е д в а р и т е л ь н о й
цензуры.1
Таким образом,^в области воздействия на русскую политику \
намечался некоторый «контакт» Распутина, Маркова 2-го и т . п . — /
с одной стороны, Пуанкарэ, А. Тома и К0 — с другой. Надо,
однако, сказать, что позднее Французское правительство стало
постепенно переносить свои симпатии от русского правительства
в сторону русской либеральной буржуазии, — но причины этой
перемены лежали только в том, что Французская «демократия»,
серьезно усомнившись в способности царской власти вести войну,
стала видеть теперь в русской либеральной буржуазии более на­
дежную опору для своих империалистских интересов.
Всё сказанное нами намечает, под влиянием каких именно
социальных групп направлялся русский государственный корабль
к неограниченному самодержавию. Осуществление этой цели ви­
делось уже после войны, т .-е. именно тогда, когда либеральная
буржуазия ожидала получить «реф орм ы »...
Что же могла противопоставить эта буржуазия назревавшему
штурму реакции? Одни слова, слова об «общественном дове­
рии», ответственном министерстве и т. п. Другого орудия, кроме
этих слов, у буржуазии пе было, да и не могло быть, так как
она сама созпавала друстороннюю опасность даже своих краси­
вых речей, а не только уже каких-либо активных действий.
«Наши способы борьбы (с правительством),— писал в августе
1916 г. Гучков ген. Алексееву, — обоюдоостры и, при повышенном
настроении народных масс, особенно масс рабочих, могут по­
служить первой искрой пожара, размеры которого никто не мо­
жет ни предвидеть ни локализовать»! 1
2
Возможность «пож ара»,т.-е. революции пролетарских масс,—
вот что более всего парализовало всю «борьбу» с правительством
либеральной буржуазии, вот что в тот момент, когда романов­
ская власть кровавой диктатурой стремилась подавить револю­
цию, побуждало буржуазию поддерживать падавшего колосса,
называвшегося Российской империей, и стараться подкрепить
его чахлыми «вытяжками» из своих либеральных желез.
Когда же безнадежность этой задачи стала ясна даже для
буржуазии, — тогда ей не оставалось ничего иного, как, Фор­
мально приняв участие в революции, приложить вместе с тем
1 См. «Миссия А. Тома».
2 См. — «Ген. Алексеев и Гучков».

( vn )

все усилия к тому, чтобы ,— по словам Милюкова, — ввести дви­
жение в «спокойное русло».
Но по этому «спокойному руслу» — как это показали все
послереволюционные действия буржуазии’— могло бы пойти нечто
иное, чем столь желанное для Николая II «прежнее спокойное
течение законодательной деятельности».
Оценивая все это, мы можем сделать вывод, что вся прави­
тельственная политика предрешала уже неизбежность столкнове­
ния самодержавия, но не с либеральной буржуазией, а с проле­
тариатом, — победа же последнего означала не буржуазную, а
пролетарскую, социалистическую революцию.
Таким образом, в печатаемых документах прошлого обна­
руживаются и некоторые корни настоящего: н е о б х о д и м о с т ь
социалистической революции, кроме общих своих причин, была
в известной мере предопределена как всей дореволюционной по­
литикой царского правительства, стремившегося вернуть страну
к неограниченному самодержавию, как бессилием русской либе­
ральной буржуазии, так и тем, что основные опоры не только
крупнейшей промышленной буржуазии, но и всей русской капи­
талистической системы, — банки, были не только Финансовыми
центрами, но и оплотами контр-революции,
В. Семенников.

МОНАРХИЯ ПЕРЕД КРУШЕНИЕМ

МИССИЯ АЛЬБЕРА ТОМА.
(Письмо

Пуанкарэ к Николаю

И.)

Печатаемое здесь письмо соединяет имена двух лиц, возгла­
влявших империалистов Франции и России — Пуанкарэ и Нико­
лая II; но с этими двумя лицами письмо связывает еще двух:
Альбера Тома, одного из главарей II Интернационала, и, хотя
менее видного, но тоже «социалиста)), Вивиани. Письмо касается
командировки, лв апреле 1916 r j этих «социалистов» к русскому
царю для тогоГ^то5ьТ^о"будить его напрячь все силы для служе­
ния интересам Французско-английского капитала, и, помимо своего
непосредственного интереса для характеристики этой миссии,
представляет яркий штрих для общей оценки того падения, до
которого дошли вожди II Интернационала.
Французские «социалисты» не усматривали, надо думать,
ничего странного в том, что их посылали к русскому царю
в качестве агентов Французского империализма,— правда, с такой
внешне скромной и вполне, казалось бы, приемлемой для «со­
циалистов» целью, как желание империалистов Франции «засвидельствовать уважение» их к царю России. Однако, Р. Пуан­
карэ прекрасно знал, что русский царь, мало разбираясь в том,
что представляют собою посылаемые делегаты, мог бы , пожа­
луй, счесть для себя оскорбительным общение с теми лицами,^
которые называли себя социалистами.
Поэтому, чтобы не очень растревожить Николая II этой
командировкой, Французское правительство, в состав которого
эти «социалисты» тогда входили, решило предпринять соответ­
ствующую подготовку; в первой своей стадии она была пору­
чена Французскому послу в России Палеологу, который и рас­
сказывает об этом сам в своих мемуарах. Палеолог гово­

рит, что, узнав о предстоящем приезде А. Тома, он начал
подготовлять почву у Сазонова для «наилучшего приема» Тома
царем; Сазонов обещал Палео логу постараться это исполнить, но
последний заметил, однако, у русского министра «тайное бес­
покойство», так как, по объяснению Палеолога, «пламенный ( !)
и заразительный ( !) социализм» Тома был не по душе Сазонову.
Вследствие этого Палеолог приложил все усилия, чтобы уверить
русского министра в патриотизме Тома, в его стремлении «под­
держать согласие между рабочими и предпринимателями»,—
одним словом — «о всем напряжении его сил и таланта для
служения священному с о ю з у » .1
Но этого было еще мало: для большего успеха команди­
ровки Тома сам президент Французской республики Пуанкарэ
счел нужным дать и от себя личную ему рекомендацию, в особом
печатаемом нами письме к Николаю, в котором старался рассеять
те предубеждения, какие могли быть у русского царя в отно­
шении к Французскому «социалисту».
«Альбер Тома, — писал Пуанкарэ, — помощник государствен­
ного секретаря и министр военных снабжений, руководил во
Франции с удивительным уменьем и неутомимым рвением произ­
водством артиллерийских орудий и снарядов. Лучше чем кому бы
то ни было ему известно, что в современной войне решающая
роль, на ряду с полевой артиллерией, принадлежит артиллерии
тяжелой, дальнобойной и обильному снабжению ее снарядами круп­
ного калибра. Он содействовал развитию во Франции производ­
ства, которое, к сожалению, было весьма незначительно, и остается
таким до сих пор в союзных с нами странах. Он сумел объеди­
нить для этой цели в едином усилии инициативу государства
и частной промышленности; он обеспечил себе верную помощь
хозяев и рабочих,— и вот уже много месяцев, как все производи­
тельные силы страны стремятся к увеличению нашего военного
снаряжения...».
Пуанкарэ в этой характеристике не преувеличивал империа­
листского усердия А. Тома: все эти за слугипо тяжелой, дально­
бойной и прочим артиллериям, действительно, числились за этим
«социалистом». Что после этого оставалось делать Николаю Рома­
нову? Он ласково принял А. Тома и предоставил ему, для успеш­
1 См. П а д е о л о г. «Царская Россия накануне революции», П. 1923 г.,
Госуд. Изд — во, стр. 107.

ного исполнения его миссии, все возможные удобства, включая
сюда и содержание на свой царский с ч е т .1
Из печатаемого здесь письма Пуанкаре цель приезда Фран­
цузских делегатов выясняется только в самых общих чертах.
Но словоохотливый Палеолог обо всем этом говорит более опре­
деленно. Вот те цели, ради которых, — по словам Палеолога,—
прибыли в Россию А. Тома и Вивиани:
((1) выяснить военные ресурсы России и постараться дать
им бблыпее развитие;
«2) настаивать на посылке 400 000 человек во Францию, пар-Ч
тиями по 40 000 человек;
«3) повлиять на Сазонова^ том смысле, чтобы русский гене- ч
ральный щтаб больше шел бы навстречу Румынии;
(с4) постараться получить какие-либо обещания относительно
ПОЛЬШИ)). 1
2*
Все это достаточно важные пункты; но центральным из них
для Французских социал-империалистов был, несомненно, вопрос
об отправке четырехсот тысяч русских солдат во Францию. Теперь
уже всем известно, на какую жалкую роль были обречены по­
сланные во Францию русские войска: они, в сущности, просто
были проданы русским царем в рабство Французским империа­
листам. И вот для проведения, главным образом, именно этой
сделки по покупке русского «пушечного мяса» на Французский
рынок и прибыли прежде всего в Россию гг. Тома и Вивиани.
Все усилия приложил А. Тома для достижения этой
цели, — и, по словам Палеолога, когда этот Французский «со­
циалист» выпрашивал у Николая русских солдат, то Bice суще­
ство А. Тома обладало даже свойством «излучения».8 Но этот
светящийся сиянием капитализма «социалист» не ограничился
указанными важными целями. Он, совместно с Вивиани, счел
долгом преподать царскому правительству также некоторые советы
о том, как надо относиться к русским рабочим и какие вообще
мероприятия нужно провести в области внутренней политики. >
Крайне характерный в этом отношении эпизод сообщает
тот же Палеолог. Дело происходит на к а к о м -т о парадном
завтраке; А. Тома беседует со Ш тюрмером; их подслушивает
Палеолог.
1 П а л е о л о г . «Царская Россия накануне революции», стр* 117.
2 Там же.
8 Там же, стр. 120.

— Заводы ваши работают недостаточно напряженно, — го­
ворит Альбер Тома (Штюрмеру), — они могли бы производить
в десять раз больше. Нужно было бы м и л и т а р и з и р о в а т ь
рабочих.
— Милитаризировать наших рабочих! — восклицает Ш тю рм е р .. . . — Да в таком случае вся Дума поднялась бы против н ас...
«Так, — добавляет Палеолог, — рассуждали |в лето 1916 са­
мый яркий представитель социализма и представитель русского
самодержавия».1
Из этого видно, что русский черносотенный бюрократ ока­
зался в данном вопросе либеральнее Французского «социалиста».
Но почему? Почему произошло такое странное явление? Этого
Палеолог не объяснил. Но мы знаем — почему. Во всяком слу­
чае, вовсе не по той причине, что Ш тюрмер был противником
предлагаемой А. Тома меры. Наоборот, реакционный русский
министр всегда поддерживал план милитаризации заводов. Это
видно хотя бы из переписки Романовых: так 6 марта (ст. ст.)
1916 г. А. Ф. Романова писала Николаю, что Ш тюрмер в беседе
с ней высказывал мысль, что «Фабрики следовало бы милитари­
зировать во время войны; этот проект, — как сообщал Ш тю р­
мер, — уже давно лежит в Думе, но его не рассматривают, по­
тому что они (т.-е. члены Думы) против н е г о » .1
2
Итак, нельзя сказать, что русское правительство отстало
в этом отношении от Французского «социалиста». Причина же
того, что Романовы, Ш тюрмеры и К° не приводили в исполне­
ние этой меры, заключалась, однако, вовсе не в Думе, ибо пра­
вительство, если бы пожелало, могло провести это мероприятие,
подобно многим другим, помимо Думы.
Причина была в том, что царское правительство боялось
противодействия этому рабочих масс. И справедливость этого
нашего указания подтверждается тем, что, когда, после происхо­
дившей в Феврале 1916 г. длительной стачки на Путиловском
заводе, было решено секвестровать этот завод, то правительству
пришлось столкнуться с открытым отпором рабочей массы.
Приведенные выше цитаты из письма А. Ф. Романовой как раз
и связаны с вопросом о стачке на Путиловском заводе.
1 П а л е о л о г . «Царская Россия накануне революции», стр. 121.
2 «Письма императрицы Александры Федоровны к Николаю И ».
1922 г., том II, стр. 32. — Далее, при ссылках, обозначаем эту книгу с о ­
кращенно: «Письма А. Ф.».

Таким образом, Французскому социалисту, агенту Француз­
ских империалистов, пришлось, хотя и в беседе со Штюрмером,
почувствовать голос русских рабочих, парализовавший задания
миссии ((пламенного социалиста)) А. Тома.
Раз мы имеем уже такой колоритный эпизод из области вме­
шательства Французского правительства (п, в частности, А. Тома)
во внутреннюю политику царской России, то нам хотелось бы
обратить внимание и еще на один Факт.
Гг. А. Тома и Вивиани уехали из России, закончив свою мис­
сию, 4 мая (ст. ст.) 1916 г. Едва успели они отправиться на родину,
как у того же Штюрмера созрел проект о введении в России
предварительной цензуры. Об этом Ш тюрмер словесно доклады­
вал Ншсолаю 21 мая 1916 г. Если мы ознакомимся с текстом сде­
ланного ему через несколько дней письменного доклада Штюрмера?
то увидим, что примером для русского правительства в вопросе
о «надзоре» за печатью послужила Ф р а н ц у з с к а я п р а к т и к а .
«Простейшим решением вопроса, — писал тогда Ш тюрмер
Николаю,— явилось бы повсеместное в империи введение предвари­
тельной цензуры. Такой прием находил бы себе известное оправ­
дание в исключительных обстоятельствах времени, тем более, что на
Западе, например, во Франции, ни правительство, ни сами органы
печати не остановились перед этой мерой. В Париже, по соглаше­
нию с издателями, производится ежедневно, не позже известного
часа, предварительный, в особы х комиссиях, пересмотр всего глав­
нейшего газетного материала; что же касается провинциальной
печати, то таковая подчинена надзору местной администрации».1
Ш тюрмер, правда, находил, — как это видно из дальнейшего
текста доклада, — что применение такой Французской практики
встретит в русских условиях серьезные затруднения. Но для нас
это уже не важно: важнее, что именно пример «передовой»
Фракции был непосредственным поводом для тех мероприятий,
которые намечались в России для обуздания печати.1
2
1 См. ниже «Доклады Ш тюрмера Николаю II», стр. 126— 129.
2 Отметим здесь, что, когда в Англии возник подобный же план борьбы
с печатью, то за образец был также принят Французский способ органи­
зации предварительной цензуры, при чем Китченер обращался по этому
поводу к Мпльерану (Французскому военному министру, члену того каби­
нета, в который входили и А. Тома и Вивиани) с просьбой прислать «све­
дущего человека» (см. М. Н. П о к р о в с к и й . «Внешняя политика. Сбор­
ник статей». М. 1919 г., стр. 189).

Мы упоминаем об этом в связи с именами А. Тома и Вивпани, так как простое хронологическое совпадение времени воз­
никновения этого, основанного на Французской практике, проекта
с моментом их приезда в Россию позволяет считать вероятным,
что и в данном случае, равно как и в вопросе о милитаризации
заводов, русское правительство не обошлось без указания Фран­
цузских асоциалистов».

Письмо Пуанкарэ к Николаю II.
Париж. 25 апреля 1916 г..

Президент
Р еспублики.

Личное.
Дорогой и высокий друг.

С тех пор как начались военные действия, члены правитель­
ства Республики имели неоднократно случай побывать и в Лон­
доне и в Риме, подобно тому как члены великобританского
и итальянского правительств имели возможность посетить Париж
для обсуждения вопросов, интересующих союзные страны. Даль­
ность расстояния и иные трудности мешали до сих пор Фран­
цузским министрам засвидетельствовать свое уважение вашему
величеству и побеседовать на месте с их русскими коллегами.
Только господину Барку 1 удалось, несколько месяцев тому назад,
провести несколько дней во Франции и в Англии. Совещания*,
состоявшиеся между парижским и лондонским кабинетами, много­
численные свидания между представителями других союзных
наций и происходившие между ними частые беседы повлекли
за собою тот счастливый результат, что, несмотря на продолжи­
тельность такого путешествия, Французское правительство сочло
полезным дать двум своим членам такое же доверительное пору­
чение и посетить ваше императорское величество. И я благодарю
ваше величество, что вы приняли наше предложение с присущей
вам обычной доброжелательностью.
Тесное сотрудничество союзных правительств является, —
как вы и всегда это полагали, ваше величество, — необходимым
условием для координированного и методического ведения войны.
Мы обещали друг другу не складывать оружия без взаимного на
то согласия и сражаться до победоносного конца. И мы, действи­
тельно, заботливо согласовывали до сих пор наши усилия, объеди­
няли наши взаимные стремления и, в пределах возможного,
дополняли друг друга в области технических средств. Если ваше
Министр Финансов Барк был там для заключения займа.
(

*

)

величество согласится принять господ Вивиани и Альбера Тома
и даст им возможность обсудить, сообща с их русскими колле­
гами, все те вопросы, совместное разрешение которых могло бы
быть очень полезным, то их собеседования приведут, без сомнения,
к практическим выводам гораздо скорее, чем путем почтовых
и телеграфных сношений.
Ваше величество знает господина Вивиани, состоящего
в настоящее время министром юстиции и вице-председателем
совета министров: он был министром иностранных дел и пред­
седателем совета министров в 1914 г. и в этом звании сосопровождал меня в Россию, в те дни, когда ваше величество
и я еще верили в прочность европейского мира; 1 он участвовал,
до и после войны, в обсуждении многих, весьма важных, поли­
тических и дипломатических вопросов и может вполне, действуя
от имени Французской Республики, разрешить их совместно
с министрами вашего величества.
Альбер Тома, помощник государственного секретаря и министр
военных снабжений, руководил во Франции с удивительным уменьем
и неутомимым рвением производством артиллерийских орудий
и снарядов. Лучше чем кому бы то ни было ему известно, что
в современной войне решающая роль, на ряду с полевой артилле­
рией, принадлежит артиллерии тяжелой, дальнобойной и обиль­
ному снабжению ее снарядами крупного калибра. Он содействовал
развитию во Франции производства, которое, к сожалению, было
весьма незначительно, и остается таким до сих пор, в союзных
с памп странах. Он сумел объединить для этой цели в едином
усилии инициативу государства и частной промышленности; он
обеспечил себе верную помощь хозяев и рабочих, — и вот уже
много месяцев, как все производительные силы страны стремятся
к увеличению нашего военного снаряжения, при чем оно все еще
не достигло уровня насущной потребности, беспрестанно возра­
стающей. Я думаю, что Альбер Тома сможет дать вашему вели­
честву и императорскому правительству ценные сведения относи­
тельно тех трудностей, которые мы встретили в этом деле, и тех
способов, при помощи которых мы их преодолели,— и я буду
счастлив, если наш долгий и трудный опыт избавит Россию от
многих испытанных нами неудач и ошибок.
Успех соединенных военных действий, план которых выра­
батывают союзные штабы, будет зависеть не только от добле­
сти русских, английских, итальянских, сербских, бельгийских
и Французских войск: он будет зависеть, в значительной сте­
пени, от могущества их артиллерии и от обильного снабже­
ния ее снарядами.
Необходимо как можно скорее усилить
1 Пуанкаре прибыл в Россию 20 июля (н. ст.) 1914 г.; несомненно,
что его «беседы» с Николаем были посвящены не мечтам о мире, а как
раз противоположной цели: обсуждению вопросов, связанных с предстоя­
вшей войной.

в союзных странах производство артиллерийских орудий и сна­
рядов, ибо это — единственное средство, которое поможет как
России, так и Франции, сократить бедствия неприятельского
нашествия, приблизить конец войны и придать предстоящим
боям решающий характер. Более чем когда бы то ни было
Франция полна решимости бороться до конца, но страшное
и все усиливающееся опустошение захваченных неприятелем
областей, невыносимое бремя военных расходов, понесенные ею
кровавые потери, которые не прекращаются ни на один день,
истощая сравнительно слабое население страны, постепенное
исчезновение значительной части ее молодежи и все возрастаю­
щее истощение ее наиболее сильных поколений, — все эти вели­
кие жертвы, не ослабляющие, однако, ее мужества, заставляют
ее желать, чтобы ее союзники сделали все, что они могут, для
ускорения победы. Я знаю, что ваше величество сами проник­
нуты сознанием необходимости сделать все, что необходимо для
достижения этого результата, и я питаю поэтому твердую на­
дежду, что вы окажете благосклонный прием господину Вивиани
и Альберу Тома.
Прошу ваше величество, вместе с пламенными моими поже­
ланиями видеть Россию великой, а ее армию покрытой славой,
принять уверение в моей верной и постоянной дружбе.
Раймонд Пуанкарэ.

РУССКО-АНГЛИЙСКИЕ ТРЕНИЯ 1916

г.

Отставка министра иностранных дед Сазонова и назначение
на его место Штюрмера (7 июля 1916 г.) произведи чрезвычайное
впечатление на «союзников». В то время как в лице Сазонова
«союзники» видели вполне надежного охранителя своих империа­
листских интересов, Ш тюрмер пользовался репутацией «германоФила», и на основании этого как «союзные», так и русские
империалисты считали возможным, что он будет стремиться
придать политике царской России такое направление, которое
привело бы к ее отколу от союзников и к сепаратному миру.
Именно с этого времени в отношениях английского правительства
к русскому начинают встречаться заметные проявления сомнений
и недоверия.
Некоторые из печатаемых здесь документов связаны с самим
Фактом отставки Сазонова; эти документы: 1) секретпая теле­
грамма английского посла Бьюкенена к Николаю, от 6/19 июня
1916 г. по поводу возникших слухов об отставке Сазонова, 2) сек­
ретная телеграмма русского посла в Лондоне Бенкендорфа, от
13/26 июля, сообщающая о впечатлении, произведенном в Англии
Этой отставкой, 3) секретная телеграмма того же Бенкендорфа,
от 1/14 сентября, более обстоятельно выясняющая те резуль­
таты, которые может иметь перемена правительственного курса,
4) ответная телеграмма на это Штюрмера, от 9/22 сентября.
Но центральное место среди печатаемых здесь документов
занимают два другие: это — телеграмма английского короля
Георга У к Николаю II и ответная телеграмма последнего. Мы
приведем теперь тексты этих документов, а после этого дадим
некоторые к ппм комментарии.
С И

)

Телеграмма английского короля Георга V Николаю II.
Телеграмма от его вел и ч еств а короля
величеству императору.

его

До меня дошли сведения из многих источников, включая
сюда один нейтральный, вне всякого сомнения весьма к нам благо­
расположенный, что германские агенты в России производят
большие усилия, чтобы посеять рознь между моей страной
и твоей, вызывая недоверие и распространяя ложные сведе­
ния о намерениях моего правительства. В частности я слышал,
что распространяется и находит себе в некоторых слоях веру
слух, что Англия собирается воспротивиться владению России
Константинополем или сохранению его за ней. Подозрение та­
кого рода не может поддерживаться твоим правительством, ко­
торое знает, что соглашение от марта 1915 г. было вырабо­
тано моим правительством при участии лидеров оппозиции, ко­
торые тогда были специально приглашены в совет и которые
теперь являются членами правительства.
Но меня огорчает мысль, что в России могут существовать ка­
кие-либо сомнения в искренности и твердости намерений Британии.
Я и мое правительство считаем обладание России Константи­
нополем и прочими территориями, определенными в договоре,
заключенном нами с Россией и Францией в течение этой войны,
одной из кардинальных и перманентных гарантий мира, когда
война будет доведена до успешного конца.
Я самым серьезным образом надеюсь, что, если ты найдешь
это желательным, ты дашь инструкции своим министрам, чтобы
они, по этому ли вопросу или по каким-либо другим, входили
с моим правительством в самые откровенные объяснения, или же
ты сам сносился бы непосредственно со мной.
Ты знаешь, мой дорогой Ники, как я тебе предан, и я могу
тебя уверить, что мое правительство относится к твоей стране
с такими же прочными чувствами дружбы. Мы решили не отсту­
пать от обещаний, которые мы сделали, как твои союзники.
Так не допускай же, чтобы твой народ был вводим в заблуждение
злостными махинациями твоих врагов.
Джорджи.

Телеграмма Николая I I английскому королю Георгу V.
Телеграмма

на

имя его в е л и ч е с т в а
английского.

короля

Благодарю тебя за откровенность, с которой ты выразил мне
твое огорчение по поводу того, что в моей стране могут суще­
ствовать сомнения в искренности Британии.

Я писал тебе несколько раз, как я счастлив, что чувства
глубокой дружбы к Англии все более и более укореняются среди
моего народа, моей армии и Флота. Конечно, имеются отдельные
лица, не разделяющие этого взгляда, но я постараюсь справиться
с ними. Я считаю более серьезным явлением, требующим борьбы
с ним, влияние некоторых наших банков, которые были до
войны в германских руках и влияние которы х сильно, но неви­
димо чувствуется, в особенности в медленном исполнении зака­
зов на изготовление военных материалов, амуниции и пр.
Я уже неоднократно обращал на это внимание моего прави­
тельства. Я надеюсь, что г. Барк справится с этою трудностью.
Я убежден, что краткое официальное сообщение моего пра­
вительства, устанавливающее, что Англия и Франция рассматри­
вают обладание России Константинополем и проливами как не­
изменное условие мира, успокоило бы все умы и рассеяло вся­
кое недоверие.
Ники.1
3.
Секретная телеграмма Бьюкенена Николаю II.
Британское посольство.
Петроград.
Июня 6/19 1916.

Ваше величество всегда разрешали мне говорить так откро­
венно обо всех делах, которые могли прямо или косвенно содей­
ствовать успешному исходу этой войны и заключению мирного
договора, имеющего явиться гарантией против возобновления
войны в будущем, что я осмеливаюсь почтительнейше обратиться
к вашему величеству по одному вопросу, который, я опасаюсь,
может в момент, подобный настоящему, серьезно увеличить
затруднения союзных правительств.
Я действую совершенно по собственной инициативе и на
свою личную ответственность, и я должен просить у вашего вели­
чества прощения за то, что я предпринимаю шаг, противный,
как мне известно, всякому дипломатическому этикету.
До меня дошли упорные слухи, что ваше величество возъ
имели намерение освободить г. Сазонова от его обязанностей 1
1 Тексты приведенных двух телеграмм на английском языке. —
Первая телеграмма (Георга) имеется в подлиннике, а телеграмма Нико­
лая II в собственноручном его черновике (с поправками A.j Ф. Романовой)
и в копии отосланной телеграммы, сделанной Штюрмером. При этом на
особой записке последнего отмечено: «Отправлена при письме министра
от 2 9 а в г у с т а 1 9 1 6 г. английскому послу для передачи по высокому
назначению. Пакет отослан 30 августа 1916 г.». Данный нами здесь пе­
ревод сделан с окончательного текста, который в подлиннике приведен
в приложениях.

министра иностранных дел вашего величества. Так как мне
невозможно просить об аудиенции, я решаюсь на это личное
обращение к вашему величеству и прошу, прежде чем вы при­
мете окончательное решение, взвесить серьезные последствия,
которые может иметь отставка г. Сазонова на важные дипло­
матические переговоры, которые ведутся сейчас, и на еще более
важные переговоры, которые не замедлят возникнуть по мере
продолжения войны.
Г. Сазонов и я работали вместе почти шесть лет, чтобы
создать между нашими странами тесный контакт, и я всегда рас­
считывал на его поддержку, чтобы превратить союз, который был
закреплен настоящей войной, в союз постоянный.
Невозможно преувеличить услуги, оказанные им делу союз­
ных правительств благодаря такту и способностям, выказанным
нм во время чрезвычайно трудных переговоров, которые мы
вели с начала войны. И я не могу скрыть от вашего величества
огорчения, которое я почувствую, потеряв в нем сотрудника
в деле, все еще стоящем перед нами.
Разумеется, я мог быть введен в совершенное заблуждение,
и, может-быть, г. Сазонов, которого я не видел с тех пор как
он уехал в отпуск, вынужден выйти в отставку в силу расстроен­
ного здоровья. В этом случае я буду еще более сокрушаться
об его уходе.
Еще раз почтительнейше прошу у вашего величества про­
стить меня за это личное к вам обращение.
Бьюкенен.
4.
Секретная телеграмма Бенкендорфа Штюрмеру .
Секретная

телеграмма

посла

в Лондоне.

13/26 июля 1916. № 429.
Получил вашу телеграмму № 3216.
Копия в Париж,
При опубликовании известия об отставке г. Сазонова, англий­
ская пресса в целом и без различия партий выразила свое сожа­
ление по поводу того, что состояние здоровья положило конец дея­
тельности этого государственного человека, .популярного в Англии
как в силу личных его качеств, так и в силу выдающейся роли,
которую он играл до и во время войны, и в связи с его постоянно
дружественным отношением к Англии, направленным к теснейшему
союзу. Ни одна газета не выразила сомнения в ослаблении уз,
связывающих ныне обе империи, и не выразила опасений насчет
какого-либо изменения в этом отношении, — тем не менее, чтобы
избежать всяких колебаний на этот счет в общественном мне­

нии, я полагаю, что какое-то официальное и гласное обязатель­
ство в этом отношении, будь то через прессу или другим путем,
необходимо в самом скором времени. Международный обычай
так силен, что воздержание вызвало бы удивление; дипломатиче­
ские декларации достигают здесь публики совершенно косвенным
путем, или с большим опозданием.
Бенкендорф.
5.
Секретная телеграмма Бенкендорфа Штюрмеру .
Секретная

тел еграм м а посла в Лондоне.

1/14 сентября 1916 г. JSH 539 (получена 8 -г о ) .
Х отя общий ход дел между союзниками не обнаруживает
никаких признаков впечатления, Произведенного отставкой г. Сазо­
нова, о которой я вам сообщил телеграммой JSIs 429, тем не менее
это впечатление было слишком общим для того, чтобы равнове­
сие было восстановлено в общественном мнении, в той степени,
которую я считаю необходимой для наших интересов настоящих
и будущих. Дымка, которой подернулось доверие к России,— дове­
рие до сих пор неоспоримое и непоколебимое, — легка, но она
существует, и я изменил бы всем своим обязанностям, если б не
предупредил вас о ней, так как она служит постоянным оружием
нашим врагам, которые не преминут ею воспользоваться при
первой возможности.
Для того, чтобы разорвать эту дымку, надо очень немного,
и я могу только возвратиться к тому способу, о котором позво­
лил себе намекнуть в предыдущей телеграмме,— к определенной
и категорической декларации, вполне естественной при настоя­
щих обстоятельствах, выраженной в той или иной Форме, но о
которой было бы осведомлено общество. Само собой разумеется,
здесь дело не идет о нашей верности союзному договору. Вопрос
об этом никогда не поднимался ни в какой области, и не может
быть речи об этом. Но дело идет о будущем, о нашем твердом
намерении поддерживать после войны принцип англо - рус­
ского соглашения и укрепления настоящих отношений, осно­
ванных на полном доверии и совместной работе, — другими
словами, дело идет о поддержании после войны и в буду­
щем настоящего направления русской политики. По этому
вопросу, поскольку мне известно, ничего определенного не было
сказано публично. Э т о — пробел, который, по моему мнению, не­
обходимо заполнить, для того, чтоб заглушить в самом основании
могущее возникнуть опасение, что перемена главы нашего мини­
стерства иностранных дел была вызвана хотя бы частичным
изменением иностранной политики империи. Малейшее сомнение
в этом вопросе может превратиться в явную опасность. Потруди­
тесь припомнить, что в течение долгих лет германская политика

имела только одну настоящую и серьезную цель — сближения
с Англией. Германии нужно пространство на суше и свободное поль­
зование морем. Одна Англия может дать ей то и другое. Вслед­
ствие этого соседняя с ней Россия может, в действительности, быть
рассматриваема, с точки зрения Германии, не иначе, как опасность,
которая заставит ее нейтрализовать всеми способами растущую
мощь России. Англия, хотя и была расположена к соглашению
с Германией, в особенности для того, чтобы заручиться миром
по разным вопросам, основанным на экономических началах,
все же всегда отказывалась заключить договор, потому что
в конце концов Германия требовала каждый раз разрыва с нами
под видом обещания безусловного нейтралитета. Одно только
доверие к России, ставшее постепенно полным, сделало Англию
непоколебимой. Одного уважения к Франции было бы недоста­
точно. Вывод из этого тот, что, если когда-либо, после заключе­
ния мира, эта основа современной английской политики рушится,
неизбежно установится англо - германское соглашение, — случай­
ность, о возможности которой в настоящее время не помышляет
ни один англичанин. Я стою близко у дел и считаю, что резуль­
тат будет такой непременно. Это произойдет, как только какаянибудь государственная причина положит предел английским
народным страстям, которые ныне достигли своего апогея.
Я сомневаюсь, чтоб этот период долго продолжался. Работа
Германии начнется на следующий же день по заключении мира.
Припомните также, что если Англия, столь настойчивая в своих
традициях, отказалась от своей вековой политики по вопросу
о Константинополе, то эта эволюция произошла только параллельно
упрочению ее доверия в сношениях с нами. С первой же записки,
переданной Извольскому1 в Лондоне, вопрос был поставлен таким
образом, и это до сих пор единственное логическое основание
полученного мемуара, радикально разрешающего этот вопрос.
Грэй намеренно отметил эту связь. И, действительно, совершенно
противно здравому смыслу воображать, что такая уступка могла
быть сделана и что такое оружие могло бы быть дано державе,
враждебность которой в будущем была бы постоянной угрозой,
хотя бы отдаленной. Таковы мои главные аргументы в пользу
выступления, которое я еще раз позволю себе вам подсказать.
Осмеливаюсь надеяться, что вы придадите им некоторое значение
и извините мою смелость. Я нисколько не желаю преувеличи­
вать вещей; я только замечаю зародыш сомнения для будущего
и считаю необходимым его уничтожить. Нашими гарантиями
служат испытанная лойяльность Англии и доказательства, которые *
1 А. П. Извольский — с 24 апреля 1906 г. по 14 сентября 1910 г. мин.
ин. дел, а затем, до лета 1917 г., русский посол в Париже. Вопрос об откры­
тии^ проливов был им возбужден, сперва, и безуспешно, при свидании
*5 сентября 1908 г. в Бухлау с достр. мин. ин. дел Эренталем, а затем
в октябре 1911 г. перед Французским правительством.

она нам дала в своей поддержке. Назначение в России, в разгар
войны и при существовании тесного союза, нового министра
иностранных дел — событие слишком глубокого значения, чтобы
сразу можно было судить об огромном впечатлении, произведен­
ном им, и насколько мир им потрясен. Я предчувствую его
дальнейшее отражение и не могу, после зрелых размышлений,
не отдать вам подробного п, как я думаю, точного отчета в этом деле.
Бенкендорф.
6.
Секретная телеграмма Штюрмера Бенкендорфу.
Секретная

телеграмма

послу в Лондоне.

Петроград, 9 сентября 1916 г.
Получил вашу телеграмму № 539.
(Шифром.)
Искренне признателен за сообщение ваших соображений по
вопросу, имеющему для пас первостепенную политическую важ­
ность. Всецело разделяю взгляд о необходимости рассеять вся­
кие сомнения англичан в неизменности, и после окончания
нынешней войны, дружественной Англии ориентировки внешней
политики императорского правительства. Поэтому, не ограничи­
ваясь заявлениями, уже ранее сделанными мною в печати, после
вступления в должность министра иностранных дел, я предпола­
гаю воспользоваться первым подходящим случаем, чтобы от
имени императорского правительства состоялось заявление в ука­
занном выше смысле, дабы положить предел тайным проискам
наших противников и питаемой ими тревоге английского обще­
ственного мнения.
________
Штюрмер.
Напечатанные документы дают возможность видеть про­
явления того недоверия к политике царской России, кото­
рое стало выявляться в Англии после отставки Сазонова. Преду­
преждение Бьюкепепа Николаю II относительно того,
что
увольнение Сазонова может иметь ((серьезные последствия»1
(сделанное ровно за месяц до отставки), не помогло, и резуль­
таты не преминули сказаться сразу же.
1 Относительно этого документа Бьюкенен в своих мамуарах сооб­
щает: «Я старался держать в совершенной тайне свою телеграмму в? импе­
ратору, но один из наших тюков с почтой, содержавший чаовдюе письмо
от лорда Гардинга, в котором имелась ссылка на эту телеграмму, вшмгле*
отвии попал в руки германцев» («Мемуары дипломаиа ь, М Гоеуд. В а м и ,
стр. 154—155). Добавим к этому, что цисьмо лорда Гардинга тогда зие Появи­
лось в немецких газетах, а после Февральской революции аы.зд ншцнатано

Необычайно чуткое ко всяким проявлениям антисоюзнических тенденций, английское представительство в России, возгла­
вляемое Бьюкененом, начинает с этого времени обращать внимание
на каждый мелкий Факт, который мог бы быть истолкован как
признак германофильства. Так, например, когда Ш тюрмер, вскоре
после своего назначения, решил взять себе помощником посла
в Португалии Боткина, который был известен за «германофила»,
Бьюкенен выразил по этому поводу свой п ротест.1 Точно
так же, когда в августе 1916 г. в черносотенной газетке «Рос­
сийский Гражданин)) появилась статья со скептическими отзы ­
вами о действиях английской армии, то из этого был сделан
целый дипломатический инцидент.*1
2
Английский посол Бьюкенен, сразу же по назначении Ш тю рмера, стал посылать своему правительству тревожные донесения.
Так 18 августа (н. ст.) он писал:
«Я никогда не могу надеяться на установление отношений до­
верия с человеком, на слово которого отнюдь нельзя положиться
и единственной целью которого является преследование своих лич­
ных честолюбивых целей. Хотя личные интересы заставляют
его продолжать иностранную политику своего предшественника,
однако, судя по всем данным, он является германофилом в душе.
К тому же, будучи отъявленным реакционером, он заодно
с императрицей хочет сохранить самодержавие в неприкосновен­
ности... Если император будет продолжать слушаться своих ныв «Русской Воле» (1917 г. JVS И , веч. вып., от 11 марта). Приводим здесь
письмо Гардинга по этому последнему тексту:
«Письмо статс-секретаря лорда Гардинга лорду Бьюкенену. 8/21 июня
1916 г.
«Дорогой сэр Джордж. Ваша частная телеграмма от сегодняшнего
утра, сообщающая об отставке Сазонова, производит тяжелое впечатление.
Воистину печально, что в Петрограде происходит такая серьезная пере­
мена как раз в такой момент, когда переговоры о вступлении Румынии
в войну протекают успешно и, вероятно, будут иметь благополучный
исход. Поразительно, какую скверную роль играют всегда русские реак­
ционеры. Я рад, что вы послали телеграмму царю, и надеюсь, что она
возымеет свое действие».
1 Штюрмер, кстати сказать, отрекся от самого существования у нега
мысли о назначении Боткина, хотя ранее и докладывал об этом Николаю,
См. здесь «Доклады Ш тюрмера Николаю II», стр. 142 и 149— 150, а также
примечание, стр. 169.
2 См. здесь «Доклады Ш тюрмера Николаю II», стр. 149 и примеча­
ния, стр. 167 — 168.

непших реакционных советчиков, то революция, боюсь, является
неизбежной».1
Нет сомнения, что этот отзыв о Штюрмере во многом спра­
ведлив. Но дело, конечпо, не в этом отдельном лице: усталость
народных масс от затеянной империалистами войны, общий развал
правительственного аппарата, хозяйственная разруха, наконец,
инстинкт самосохранения правящего класса, начинавшего созна­
вать, что война может привести к революции, — все это, и помимо
всяких Штюрмеров, создавало достаточную почву для того, чтобы
русские империалисты, во главе с Романовыми, начинали прихо­
дить к мысли о необходимости ликвидировать войну и связанную
с продолжением ее опасность. Отсюда вытекало и иное отношение
к союзникам, настаивавшим на войне «до конца».
Настроение
англо-французских империалистов стало, в связи с этим, делаться
тревожным, — и потому им не оставалось ничего иного, как стре­
миться теперь, всеми мерами и средствами, подстегивать своего
русского союзника к бесконечному продолжению войны.
Одним из употреблявшихся при этом приемов были различные
угрозы : самой сильной из них было указание, что Англия в том
случае, если царская политика не будет итти согласно ее интере­
сам, в конце концов, отвернется от России и заключит сою з
с Германией. Угрозы такого рода имеются и в печатаемой здесь
телеграмме Бенкендорфа к Ш тюрмеру (от 1 — 14 сентября), отра­
жающей настроение руководителей английской дипломатии.
При известных условиях— сложись ход военно-политических
событий иначе — такая угроза могла бы иметь и практическое
значение, особенно, если принять во внимание, что как раз неза­
долго до войны Англия договорилась с Германией почти по всем
острым вопросам ^
В связи с тем тревожным настроением, в котором находились
английские империалисты, начинавшие сомневаться в способности
царской России воевать «до конца», стоит и то, что английский
король Георг в своей телеграмме Николаю, здесь напечатанной,
счел нужным, во-первых, обратить его внимание на деятельность
в России германских агентов, сеющих недоверие к Англии,,1
2
1 Б ь ю к е н е н . «Мемуары дипломата», стр. 155.
2 Впервые этот англо-гермапски1Гс1Ю^ор был разоблачен Ф. Ротштейном, который в своем предисловии к книге ГельФериха «Накануне мировой
войны» (М. 1924 г.) рассматривает, между прочим, и вопрос, почему эти
«новые отношения» Англии с Германией не воспрепятствовали войне.

и затем подбодрить русских империалистов подтверждением обе­
щания об уступке России Константинополя.
Николай в своей ответной телеграмме Георгу (посланной
29 августа) не отрицает, как мы видели, что есть в России «отдель­
ные лица», не относящиеся сочувственно к Англии; но Николай
обещает постараться «справиться с ними». Однако, надо заме­
тить, что это было не под силу русскому царю, — и прежде всего
потому, что эти отдельные лица, поскольку именно о них идет речь,
были в государственном аппарате в некоторых случаях сильнее
его, Николая И. Такими лицами, враждебно относившимися
к Англии, были, прежде всего, Распутин и А. Ф. Романова.
Переписка последней с Николаем даёт несколько примеров, кото­
рые могут это подтвердить. Мы приведем здесь только один:
когда погиб английский Фельдмаршал Китченер, имя которого, как
организатора трехмиллионной армии, было окружено у англий­
ских империалистов необычайным ореолом, то Распутин в таких
словах высказал «сожаление» об этой потере:
«...Для нас хорошо, что Китченер погиб, так как позже
он бы наделал России вреда...».
Распутин, оказывается, «всегда боится роли Англии по окон­
чании войны, когда начнутся мирные переговоры».1 Что касается
А. Ф., то она не только передавала Николаю этот отзыв Рас­
путина, но и сама, еще в ноябре 1915 г., предупреждала царя
о тех «ужасных осложнениях», которые произойдут по окон­
чании войны, когда «эгоистическая политика Англии резко
столкнется с нашей». 1
2
Эти отзывы, и особенно неприкрытое злорадство, проявленное
при известии о гибели Китченера, достаточно ясно показывают,
что те лица, которые враждебно относились к Англии, стояли близ
самого Николая,— и Фактически имели бблыпее, чем он, значение.
Но Николая, — как видно из его телеграммы, — особенно тре­
вожили не интриги отдельных лиц, а «влияние некоторых наших
банков, которые были до войны в герхманских руках, и влияние
которых сильно, но невидимо чувствуется». В этих словах Николая
были свои основания; но уже вполне траги-комический характер
имело то, что некоторые представители этих банков сами, через
1 «Письма А. Ф.», том И, стр. 109, письмо от 5 июня 1916 г.
2 «Переписка Николая и Александры Романовых 1914 — 1915 гг.».
С предисловием М. Н. Покровского. П. 1923 г., Гос. Изд-во, том III,
стр. 424, письмо от 2 ноября 1915 г.

того же Распутина и А. Ф. Романову, оказывали влияние на госу­
дарственные дела. И, хотя бывали даже случаи, что эти лица
обвинялись русскими судебными оргапами в ((государственной
измене», тем не менее, они, через Распутина, находили себе
покровительство и защиту у самого Николая I I .1
В конце своей телеграммы английскому королю Николай
высказывает мысль, что официальное сообщение русского прави­
тельства, открыто устанавливающее, что Англия и Франция при­
знают одпим из непременных условий будущего мира уступку
России Константинополя и проливов, «успокоит все умы и рас­
сеет всякое недоверие».
Не так много, правда, «умов» было заинтересовано в этом
вопросе. Но для империалистской буржуазии и ее прихвостней
это имело значение; поэтому, чтобы подбодрить эти слои бур­
жуазии, царское правительство и возбудило тогда вопрос об огла­
шении тайной сделки о Константинополе и проливах.
Несомненно, в связи с упоминанием в телеграмме Николая
(от 29 августа 1916 г.) о Константинополе стоит и то, что неза­
долго до этого, 21 августа, Ш тюрмер, на докладе царю, сообщал
ему о желательности такого заявления, по связи (весьма стран­
ной) с предполагавшимся тогда изданием акта о «польской авто­
н ом ии».1
2 В результате, после соответствующих переговоров
с «союзниками», сменивший Ш тюрмера председатель совета мини­
стров Трепов объявил 19 ноября 1916 г. в Государственной Думе
о том, что заключенное в 1915 г. с Англией и Францией согла­
шение, к которому присоединилась и Италия, «окончательно
устанавливает право России на проливы и Константинополь».
«Русский народ, — говорил Трепов, — должен знать, за что он
льет свою кровь, и, по состоявшемуся ныпе взаимному договору,
соглашение наших союзников сегодня оглашается с этой каФедры».3
Однако, русский народ, хотя и узнал про это, но вскоре не
пожелал проливать свою кровь как за Константинополь, так
и за другие стремления своих и «союзных» империалистов.
1 См. мою книгу «Политика Романовых накануне революции (От
Антанты— к Германии)». Л. 1926 г., Госуд. Изд-во, очерк «Банки и Распутин».
2 См. здесь «Доклады Ш тюрмера Николаю II», стр. 147 — 148.
8 Стенографический отчет Гос. Думы, 4 созыв, сессия Y, 1916 г.,
стр. 268. — Впрочем, еще И марта ^1916. г. Милюков, — видимо, не без
соответствующей инспирации Сазонова,— в своей речи в Гос. Думе сообщил
о состоявшемся соглашении о проливах и Константинополе.

МИРНОЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВО ДАТСКОГО
КОРОЛЯ. (1913 г.)
Эпизод, которого касается публикуемый здесь документ,
вскрывает попытку возбудить вопрос о мире, предпринятую
королем Дании Христианом X в марте 1915 г. Для этой дели
датским королем был уполномочен некто Андерсен — человек,
лично известный также Вильгельму И .1 Андерсен, по поручению
датского короля, в марте 1915 г. направился в Берлин, где и имел
соответствующие беседы как с рейхсканцлером Бетманом-Гольвегом, так и с самим германским императором. Содержание
своих разговоров посланец датского короля изложил в особом
«Резюме бесед с императором и с рейхсканцлером», которое мы
печатаем на настоящих страницах.
Это «резюме» было представлено Николаю II. Вместе с тем
Вильгельм передал Андерсену записку относительно тех потерь
людьми, которые были понесены воюющими сторонами с начала
войны по 1 Февраля (н. ст.) 1915 г., эта записка должна была
послужить «при информировании царя».
Из текста «резюме» Андерсена видно, что он имел от датского
короля поручение «предложить свои услуги для дела о б щ е г о
1 В виду распространенности в Дании этой Фамилии трудно устано­
вить, кем был этот Андерсен; по некоторым данным мы, однако, предпо­
лагаем, что это был, носивший такую Фамилию, директор крупнейшего
«Восточно - Азиатского Пароходства». Заметим кстати, что гр. Витте
в своих мемуарах рассказывает, что когда он, будучи в Дании еще в 1900 г.,
представлялся датской принцессе Марии, то эта принцесса «очень инте­
ресовалась» делами этого «Восточно-Азиатского Пароходства» (см. гр.
С. Ю. Витте. «Воспоминания». П. 1923 г., том I, стр. 154). Надо вместе с тем
отметить, что упомянутое пароходное общество было теснейшим образом
связано с германским капиталом.

мира». Это посредничество датский король, несомненно, прини­
мал па себя вследствие своих близких родственных связей как
с русским, так и с английским царствующими домами.1 Но
Вильгельм в своем ответе имел в виду преимущественно рус­
ского 2аРя: германский император,— по словам Андерсена,—
заявил, что он «охотно выслушает всякое предложение, кото­
рое они (т. - е. противники) пожелали бы представить ему через
датского короля; он прекрасно знает, что король не может быть
заитересован в сепаратном мире, но, несмотря на все, что
произошло, оц все еще верит, что л у ч ш а я д о р о г а к м и р у
п р о л е г а е т ч е р е з д о б р о е с е р д ц е ц а р я ; он не имеет
возражений против того, чтобы начала Англия или последовала».
Таким образом, в этих словах уже заключается намек на то,
что в возможность мирных переговоров с Англией Вильгельм
верил мало; но «доброе сердце царя» давало ему основание
надеяться, что войти с ним в какие-либо переговоры будет возможно.
Вильгельм в своей беседе с АндерсенОхЧ указывал, что
«только царственная особа может выступить посредником в на­
стоящем раздоре, и из всех царственных особ никто не находится
в лучшем для этого положении, чем король Христиан датский»
Однако, признание необходимости для такого посредничества
только именно «царственной особы » не помешало тому, что
как раз в это же самое время, с ведома императора Вильгельма,
соответствующими австро-германскими властями было дано
Фрейлине русских императриц Васильчпковой поручение войти
в сношения с Романовыми по вопросу о сепаратном м и ре.1
2
Надо обратить внимание на хронологическое совпадение
этих двух попыток возбудить вопрос о мире: первое письмо
Васильчиковой
к
Николаю II было послано
из Австрии
10 м а р т а 1915 г. н. ст., а 16 м а р т а прибыл в Берлин, для
переговоров с Вильгельмом, уполномоченный датского короля.
Можно было бы думать, что посредничество датского короля
было предпринято по просьбе Романовых, в ответ на передан­
ные через Васильчикову предложения. Однако, более точное
1 Датский король Христиан IX (дед Христиана X) был отцом матери
Николая II, Марии Федоровны, а также английской королевы Александры,
матери короля Георга У; Николай II был, таким образом, двоюродным
братом и английского короля Георга У и датского — Христиана X.
2 Об этом см. подробно в моей книге «Политика Романовых» очерк
«Романовы и сепаратный мир», глава I, стр. 10 — 36.

сопоставление дат как будто не подтверждает этой возможности:
письмо Васильчиковой, полученное А. Ф. Романовой в Царском
Селе, было переслано находившемуся в ставке Николаю 9 марта
(т.-е. 22 м а р т а н. ст.), и, очевидно, это было сделано сразу же
по получении письма, — но Андерсен был в Берлине уже за 6 дней
до этого — 16 марта. Тем не менее не исключена возможность
каких-либо более рашшх сношений по этому вопросу между,
с одной стороны, А. Ф. Романовой и ее германскими родствен­
никами, с другой — между теми же Романовыми и датским коро­
лем, близким к ним по родству через мать Николая II, Марию
Федоровну.1
Во всяком случае, представляется вероятным, что датский
король принял на себя посредничество, если не по просьбе,
то, хотя бы, с согласия Романовых. Родственные сношения
с датской королевской Фамилией происходили у них по­
стоянно, — и самое содержание записки Андерсена показывает,
что он был осведомлен о некоторых взглядах Николая И. Так,
Андерсен заявлял Вильгельму, что у него (Андерсена) «сложилось
впечатление, что русский император держится того мнения, что
мобилизация была навязана России Австрией, и что Россия обна­
жила меч только для самозащиты, по объявлении Германией
войны)). Впечатление это было, очевидно, на ч ем -то основано.
Что касается содержания тех бесед, которые вели Вильгельм II
и Бетмап-Гольвег с Андерсеном, то это — обычные рассуждения
империалистов. Так, Бетман-Гольвег указывал, что «Германия
вступила в войну без всякого намерения расширить свои гра­
ницы, но единственно ради обеспечения длительного мира п мир­
ного развития своей мировой торговли»,— и только, оказывается,
«последующий ход собы тий» показал, что «германский народ
вряд ли удовлетворится миром, который не даст Германии
компенсаций за принесенные ею великие жертвы».
В се э т о так наивно,
вержений.
а

и м енно

и зв естн о,

ч т о не заслуж ивает

Дело, к он еч н о, не в «п осл ед у ю щ ем
в пред ы дущ ем ,
к

в ой н е

п р ед ш еств ов а в ш ем

и м п ер и ал и сты

обеих

к а к и х -л и б о о п р о ­
ходе
войне:

коалиц ий

собы ти й »,
как

всем

г о тов и л и сь

задол го до ее возн икновения, — и сл ова о « са м о за щ и т е » и о «и авяза н н остп » в ой н ы я вл я ю тся тол ьк о д еш евой и траФ аретной декора­
ц и ей и м п ер и ал и стск и х притязаний.
1 Отметим, что сам Андерсен в своем «резюме» говорит, что
в данном случае он действовал, « п р о д о л ж а я с в о и п р е ж н и е у с илия» .

Но мы остановимся, однако, на некоторых чертах происходи­
вших бесед.
Так, характерно, что германский император счел пужиым
и здесь в беседе с Андерсеном, предназначавшейся для передачи
Николаю II, вспомнить о тех личных мотивах, на почве кото­
рых возникло недовольство Вильгельма русским царем: «Импе­
ратор сказал, — пишет Андерсен, — что во время его визита
в Россию, в период русско-японской войны, и затем во время
свидания в Ревеле, русский император обещал, что Россия
никогда не обнажит меча против Германии».
Из упоминаемых здесь Вильгельмом его «свиданий» с Нико­
лаем одно из них, состоявшееся в 1905 г. в Бьёрке, несомненно,
вызывало у германского императора особенно тягостные воспо­
минания. Во время этого «свидания» Вильгельм, как известно,
добился того, что Николай заключил с ним соглашение, на
основании которого, в случае нападения в Европе на одну из
держав — Россию или Германию, — другая должна была оказать
ей помощь всеми своими вооруженными силами. Когда Витте
и министр иностранных дел граФ ЛамздорФ (без ведома кото­
рого договор был подписан) разъяснили Николаю, что таким
путем, в сущности, разрушается Фрапко - русский союз и заме­
няется союзом русско-германским, то этот договор с Вильгельмом
Николаем ратифицирован не бы л .1 Это вызвало тогда исступлен­
ные ясалобы Вильгельма: «М ы ,— писал, папример, последний Нико­
лаю,— подали друг другу руки и дали свои клятвы п е р е д
б о г о м , который слышал наши обеты. Поэтому я думаю, что
договор этот можно бы хорош о провести в ж изнь».1
2
Витте в своих мемуарах указывает, что Вильгельм никогда не
мог ему простить того, что он, Витте, уговорил царя отказаться от
ратификации этого договора.3 Как видно, германский император
не мог простить этого и НпюдаИШ^об этом Вильгельм сокрушается
не только в печатаемой здесь беседе, но и в своих мемуарах. 4
1 Подробности об этом Договоре и подлинный его текст напечатаны
в «Красном Архиве», т. У (1924 г.), стр. 5 — 49.
2 «Переписка Вильгельма II с Николаем II». С предисловием
М. Н. Покровского. М. 1923 г., стр. 124 — те/ёграмма Вильгельма
от 29 сентября 1905 г.
8 ГраФ С. Ю. В и т т е . «Воспоминания», т. I, стр. 390 — 394.
4 См. В и л ь г е л ь м II. «Мемуары». С предисловием А. В. Луначар­
ского. П. 1923 г., стр. 121.

Отметим также еще одно место из печатаемого «резюме»:
уверяя Вильгельма, что русский император держится мнения
о том, что мобилизация России «навязана», Андерсен, вместе
с тем, приводит те своп впечатления, которые он вынес из
бесед с Э. Грэем; на основании этих бесед Андерсен указы­
вает Вильгельму, что «Англия искренно старалась притти к согла­
шению с Германией, и что для этой цели лорд Холдэп пред­
принял поездку в Германию».
Это указание относится к известной миссии английского воен­
ного министра лорда Холдэна, который, вследствие предложения
Германии вступить с Англией в переговоры о соглашении, был
послан в 1912 г. с этой целью в Берлин.
Германия предлагала тогда Англии принять взаимное обяза­
тельство

сохранения

«условного нейтралитета»

одна из этих держав вступит в войну.

в случае,

Английское

если

правитель­

ство не согласилось на предложенную Германией Форму соглаше­
ния, при

чем

одной из причин неудачи переговоров было то,

что Англия добивалась,

чтобы Германия ограничила строитель­

ство своего военного Флота. 1

Отметим кстати, что Вильгельм в своих мемуарах уделяет
несколько страниц миссии Холдэна: бывший кайзер с раздра­
жением говорит о том. как Холдэн, приехав в Берлин и полу­
чив, между прочим, разрешение на собирание сведений об орга­
низации военного дела, использовал позднее собранные данные
в интересах британской армии. В связи с этим Вильгельм
высказывает, что это «была лишь разведка короля Эдуарда УII
в доме своего германского кузена», и что «Англия отблагода­
рила Германию мировой войной, которую Холдэн помог подго­
товить». 1
2
Таким образом, как и следовало ожидать, Вильгельм, в ответ
на предложение датского короля, никакой склонности к прими­
рению не проявил, а «доброе сердце царя» также не открывало
дороги к миру.
1 Относительно миссия Холдэна сущ ествует довольно значительная
литература. В русском переводе имеется кнрга самого Холдэна «Перед
войной» (1924 г.). Гё&орят об этом в своих мемуарах: германский мор­
ской министр Тир ниц (русский перевод — «*Из воспоминаний», 1925 г.),
канцлер Бетман - Гольвег (русский перевод — «Мысли о войне», 1925 г.),
ГельФерих (русский перевод— «Накануне мировой войны», 1924 г.).
2 «Мемуары», стр. 78.

З а п и ск а А н д ер сен а о его б е с е д а х с В и л ь г е л ь м о м I I и Б е т м а н о м Г о л ъ в ег о м .

Резюме

бесед

с императором
канцлером.

и с рейхс­

Продолжая мои прежние усилия и согласно желанию его
величества,1 я прибыл в Берлин 16 марта. На следующий день
я имел беседу с рейхсканцлером Бетман-Гольвегом, которому
я изложил мотивы, заставившие датского короля предложить
свои услуги для дела общего мира.
Канцлер ответил выражением благодарности датскому королю,
который, по его глубокому убеждению, предложил свое посред­
ничество гтолько в интересах общего мира.
Было очевидно, что канцлер держится прочного и непоко­
лебимого убеждения, что Германия была вынуждена вовлечься
в войну ради самозащиты. Он подчеркнул, что Германия всту­
пила в войну без всякого намерения расширить свои грапицы,
но единственно ради обеспечения длительного мира и мирного
развития своей мировой торговли. Но последующий ход событий
был таков, что германский народ вряд ли удовлетворится миром,
который не даст Германии компенсаций за принесенные ею
великие жертвы, и он опасается, что бельгийский вопрос будет
обременен большими трудностями; кроме того, германскому
народу будет трудно примириться со злом, которое было причи­
нено ему в особенности британским народом.
Согласно телеграмме германского императора, я отбыл
на следующий день вечером, в сопровождении рейхсканцлера,
в главную квартиру, куда мы и прибыли на следующий день
около 5 часов пополудни. Император принял меня немедленно
и воскликнул: «Сколько бедствий обрушилось на мир с тех пор,
как я видел вас в последний раз».
Передав императору приветствие датского короля, я коротко
изложил чувства, которые побудили его величество предложить
свои услуги в интересах мира. Согласно с желаниями его вели­
чества, я просил императора не считать это неподобающим
вмешательством, но смотреть на это как на результат искрен­
него желания короля содействовать, по мере его сил, к восстано­
влению на свете блага мира. Его величество, находясь в дру­
жеских отношениях с императором, является близким родствен­
ником русского императора и английского короля. Этот Факт,
в связи с пламенным желанием его величества, о котором было
уже сказано, достаточно оправдывает его выступление с предло­
жением посредничества.
Короля датского.

Император ответил: «Только дарственная особа может
выступить посредником в настоящем раздоре, и из всех дар­
ственных особ пикто не находится в лучшем для этого поло­
жении, чем король Христиан датский. Прошу вас передать
королю мою горячую благодарность за его великодушное пред­
ложение)).
Император сказал, что во время его визита в Россию
в период русско - японской войны и затем во время свидания
в Ревеле русский император обещал, что Россия никогда
пе обнажит меча против Германии. Англия всегда выражала
презрение к Германии и систематически старалась изолировать
ее с делыо остановить развитие ее мирной мировой торговли.
В один из его (императора) визитов в Англию был в одном
случае приглашен сэр Эдуард Грэй — для обмена мнениями
с императором. Но в течение получасовой беседы речь почти
не заходила о политике. В другом случае его (императора)
сын имел беседу с лордом Грэем на тот же предмет, для обмена
мнениями, и с тем же результатом. Он (император) сам полуанглнчанпп, и его дорогая бабушка1 умерла на его руках.
Если бы она была жива, войны между Германией и Великобри­
танией не было бы.
Я заметил, что у меня сложилось впечатление, что русский
император держится того мнения, что мобилизадия была навя­
зана России Австрией и что Россия обнажила меч только для
самозащиты по объявлении Гермапией войны. Из моих бесед
с сэром Эдуардом Грэем я далее выпес впечатление, что Англия
искренно старалась притти к соглашению с Германией и что
для этой дели лорд Haldan предпринял поездку в Германию.
И я добавил, что мне лично кажется, что война была вызвана
недоразумением, и что если ныне существующие чувства будут
культивироваться, то до мира будет очень далеко, и Европа может
пережить новую семилетнюю войну, если только у воюющих
стран хватит ресурсов для этого — людей и материалов.
Император сказал, что я должен был вынести впечатление
о превосходном военном и Финансовом положении Германии, —
при чем, пе смотр я на все усилия неприятеля, германская армия
все еще находится в глубине Франдии. Франдузская почва в тылу
германских армий обработана германскими орудиями и под гер­
манским наблюдением для снабжения в будущем продуктами
германской армии и германского народа. Страна, по которой
я проехал сегодня, подверглась «wirtschaftliche Germanisierung»
(хозяйственной гермаиизадии). Манера, с которой с ним1
2 обраща­
лись, не дает ему возможности обращаться к врагам, но он
охотно выслушает всякое предложение, которое они пожелали бы
представить ему через датского короля. Он прекрасно знает,
1 Английская королева Виктория.
2 Т. - е. с Вильгельмом.

что король не может быть заинтересован в сепаратном мире,
но, несмотря на все, что произошло, он все еще верит, что
лучшая дорога к миру пролегает через доброе сердце царя;
впрочем, он не имеет возражений против того, чтобы начала
Англия или последовала. Император прибавил (дословно): «Но
грядущий мир должен быть миром длительпым, заключенным
на базисе, достойном германского народа и принесенных им жертв ».
Я напомнил разговор, имевший место около 10 лет назад,
в БернсторФе, когда император сказал, что соединенная Европа—
лучшая гарантия против желтой опасности, и прибавил, что,
по моему мнению, это было бы и лучшей защитой против зелепой
зависти. Император ответил, что Великобритания, а не он,
ввела систему «равновесия сил» в Европе. Я указал, что соеди­
ненная Европа явилась бы «равновесием сил» в мире. На это
император сказал: «Да, помогите этому осуществиться». Импе­
ратор заключил поручением мне передать королю датскому его
привет и искреннюю благодарность за его сердечные усилия
в интересах мира и прибавил, что он от глубины души желает,
чтобы эти усилия привели к результатам, которых добивается
король.
К о п и я за п и ск и В и л ь г е л ь м а I I .

Вечером, перед моим отъездом, рейхсканцлер передал мне
следующую записку от императора.
«При сем цпФры, которыми Андерсен, 1 может-быть, сумеет
воспользоваться при информировании царя.

Женевский Красный Крест опубликовал следующие цифры:
убитые, раненые, взятые в плен, негодные для службы до 1 Февраля
1915 г.
1. Германия и Австрия . . . . . . .
2 7 5 1 0 0 0 чел.
Тройственный с о ю з ............................... 6 567 000
»
Значит 1 :2,5
2. Здесь не включены потери русских в битве на Мазурских
болотах и Французов в битве в Шампани; они равняются более
чем четверти миллиона человек.
В Германии имеется 10 000 офицеров и 78 000 солдат
военнопленных.
3. Франция уже установила 1916 г. 1
2
Россия должна установить его с 1 а п р е л я .
Германия установит 1915 г. только в узаконенный срок —
1 октября 1915 г.»

1 Отсюда только выясняется Фамилия лица, командированного дат­
ским королем для посреднических переговоров.
2 Говорится о призыве новобранцев, подлежавших, по году рожде­
ния, приему на военную службу в 1916 г.

ПЕРЕПИСКА НИКОЛАЯ II С КОРОЛЕМ
ШВЕДСКИМ ГУСТАВОМ V.
Печатаемые здесь два письма шведского короля Густава Y
к Николаю II и ответ последнего на одно из этих писем касаются
двух довольно любопытных эпизодов.
Первое из этих писем Густава, датированное 16 Февраля 1915 г.
(н. ст.), непосредственно связано с возбужденным тогда вопросом
об обмене между Россией и Германией ранеными военноплен­
ными: шведский король предлагает Николаю оказать свою помощь
в осуществлении этого дела. Вскоре после этого (в августе 1915 г.)
такой обмен и действительно был начат. Но главною целью
письма Густава является пе этот вопрос: указывая Николаю на.
«все ужасы этой страшной войны)), шведский король, в очень
осторожной Форме, предлагает Николаю свои услуги в качестве
посредника к скорейшей ликвидации мировой бойни.
«Ты понимаешь, дорогой Ники, — пишет Густав,— как сильно
волнуют меня все ужасы этой страшной войны. И вполне есте­
ственно, что мои мысли заняты изысканием средств, могущих
положить конец этой ужасной бойне. Но я не представляю
себе, каким путем этого можно достигнуть, и совесть моя побуждает
меня сказать тебе, что в любой момент, раньше или позже, когда
ты найдешь это удобным, я готов тебе всемерно служить в этом
деле)).
Это предложение, по всем вероятиям, связано и с тем мирным
посредничеством короля датского, о котором мы сообщали в пред­
шествующем очерке; об этом явно говорит хронологическая
близость этих двух мирных попыток: письмо короля шведского
Густава относится к 16 Февраля 1915 г., а посланец королям

датского, Андерсен, ^продолжая свои прежние усилия» по во­
просу о мире, прибыл в Берлин для переговоров с Вильгельмом
16 м арта.1
Таким образом, в данном случае мы, надо думать, имеем
проявление коллективных действий правителей Швеции и Дании.
Известная часть буржуазии этих государств, а также и Норвегии,
постоянно настаивала на «совместных действиях» их во всех
основных вопросах политики.
Начало этому было положено
в декабре 1914 г., когда в Мальме состоялось свидание коро­
лей этих государств, и, как можно предполагать, именно на
этом свидании, которое должно было урегулировать назревшие
политические вопросы, был решен и план мирного посредни­
чества.
Второе письмо короля шведского к Николаю II, от 29 мая
1916 г., касается вопроса об Аландских островах. Как известно,
во время войны этот вопрос вызывал большую обостренность
в отношениях шведского правительства и шведских «активистов»
к царской России.
Для освещения этого вопроса надо отметить, что, согласно
Парижской конвенции 1856 г., Россия была лишена права укре­
плять Аландские острова. Но в 1907 г. царское правительство
заявило державам о своем желании возвести на этих островах
1 Мы отмечали (стр. 23), что мирное посредничество короля датского,
в свою очередь, хронологически связано с теми предложениями сепаратного
мира, которые были сделаны немцами Николаю II при посредстве Васильчиковой. Последняя действовала с ведома Вильгельма И, и герцог гессен­
ский Эрнст-Людвиг (брат А. Ф. Романовой) также принимал в этом деле
участие. 17 апреля 1915 г. А. Ф. Романова писала Николаю II о полученном
ею от герцога гессенского письме, в котором последний сообщал, что у него
(т.-е., в сущности, у Вильгельма II) явился план организовать частным
образом свидание русского и германского представителей,— и, как оказы­
вается, не дожидаясь даже согласия Николая, Эрнст-Людвиг уже послал
с этой целью в С т о к г о л ь м к 28 апреля (15-го ст. ст.) доверенное лицо.
Но это свидание не состоялось, так как лицо это могло пробыть в Стокгольме
«только неделю», а А. Ф. узнала об этом поздно и не могла сразу же
получить на это согласие Николая, так как он находился в данное время
в ставке. Поэтому А. Ф. написала сама ответ и «послала этому госпо­
дину»; в письме своем А. Ф. указывала, что Николай еще не воз­
вращался из ставки, и потому пусть «этот господин» не ждет, тем более,
что «хотя все и жаждут мира, но время еще не настало». Ответ этот
А. Ф. переслала при посредстве наследной принцессы ш в е д с к о й Марга­
риты (см. мою книгу «Политика Романовых», стр. 10 — 36).

укрепления, что уже тогда вызвало со стороны Швеции сильное
беспокойство. Однако, происходившие в связи с этим в 1908 г.
переговоры между шведским и русским правительствами (иа
которые ссылается п Николаи II в печатаемом здесь письме его
к Густаву) закончились в благоприятном для Швеции смы сле.1
Тем пе мепее, вскоре после начала империалистской войны
царское правительство открыто приступило к укреплению Аланд­
ских островов. Правительство Швеции, где это вызвало силь­
нейшее волнение, выразило после этого протест против нару­
шения Парижского договора, а затем стало домогаться получить
от русского правительства заверения, что укрепления будут срыты
по окончании войны. Однако, прямого ответа па это правитель­
ство России пе давало,1
2 хотя и подчеркивало, что укреплепия
возведены лишь вследствие войиы, с оборонительными целями.
В печатаемом здесь письме к Николаю шведский король,
ссылаясь па постановление обеих палат шведского парламента,
подчеркивает, что «этот вопрос является для Швеции жиз­
ненным».
Николай в ответном письме успокаивает Густава и, согла­
шаясь на переговоры по этому поводу, выражает надежду,
что они будут вестись «в примирительном духе». Укрепления
на островах, как известно, остались, и лишь после русской рево­
люции весь этот вопрос получил совершенно иной и сход .3*8
1 10 (28) апреля 1908 г., в Петербурге, Россией, Германией, Данией
и Швецией была подписана «балтийская декларация», устанавливавшая
status quo на берегах Балтийского моря.
2 Русский посланник в Ш веции Неклюдов, на успокоительные уве­
рения которого шведскому правительству ссылается Николай в печатае­
мом здесь письме, в своих мемуарах рассказывает, что ему было пору­
чено сделать эти «уверения» в несколько необычной Форме: передать
шведскому министру иностранных дел «успокоительный меморандум»
(не содержавший никаких определенных обещаний), который министру
разрешалось показать некоторым членам парламента, но с тем, чтобы
затем этот документ был возвращен Неклюдову; это и было исполнено
(см. «Diplomatic reminiscences», London, 1920, р. 416).
8 Вопрос об Аландских островах рассматривался потом в так назы­
ваемой «Лиге Наций», при чем решением от 21 июля 1921 г. лига при­
знала, что суверенитет над этими островами должен принадлежать Фин­
ляндии. 22 июля последовала нота Советского правительства, заключавшая
протест против этого решения. Согласно 6 ст. Брест-Литовского мирного
договора 1918 г., укрепления на Аландских островах доляшы быть сне­
сены «при первой возможности».

Стокгольм.
16 Февраля 1916.

1.
Мой дорогой Ники.
Узнав, что возбужден вопрос об обмене ранеными военно­
пленными между Россией и Австро-Германией, спешу отправить
тебе настоящее письмо.
Ты можешь не сомневаться в том, что я испытал бы чувство
большого удовлетворения, если бы мог принести какую-нибудь
пользу в этом деле, и что я готов сделать все решительно для
облегчения этого обмена и дать своему правительству все необхо­
димые инструкции, могущие способствовать осуществлению этого
гуманного предприятия.
Ты понимаешь, дорогой Ники, как сильно волнуют мепя все
ужасы этой страшной войны. И вполне естественно, что мои
мысли заняты изысканием средств, могущих положить быстрый
конец этой ужасной бойне. Но я не представляю себе, каким
путем этого можно достигнуть, и совесть моя побуждает меня
.казать тебе, что в любой момент, раньше или позже, когда ты
найдешь это удобным, я готов тебе всемерно служить в этом деле.
Если этп строки заставят тебя призадуматься, я буду чрезвы­
чайно счастлив и, на всякий случай, попрошу тебя написать мне не­
сколько слов о том, как ты смотришь на мое предложение услуг.
Я твердо верю, что, из уважения к нашей старой дружбе,
ты не истолкуешь ложно мое настоящее письмо.
Глубоко и неизменно любящий тебя и Алике твой преданный
тебе кузен и друг
Густав.

2

.

Стокгольм.
29 мая 1916.

Мой дорогой Ники.
Так как ты разрешил мне, каждый раз, когда у меня чтолибо будет на душе, откровенно тебе написать, то я посылаю
тебе нижеследующие строки.
Прежде всего, позволь поблагодарить тебя за твое любезпое
письмо, которое мне передал несколько времени тому назад твой
посланник,1 по своем возвращении из Петрограда. Я высоко ценю
твои уверения в дружбе и в добрососедских отношениях, на кото­
рые готов сердечно ответить тем же.
Я вспоминаю с чувством искренней благодарности, что в 1908 г.
нависший над нами щекотливый вопрос об Аландских островах
был «вполне удовлетворительно разрешен благодаря твоему лич­
ному вмешательству. В настоящее время, точно так же, как и
в ту пору, обе палаты шведского парламента единодушно выска1 А. В. Неклюдов, русский посланник в Швеции.
Монархия перед крушением.

(

33

)

Зались в том смысле, что этот вопрос является для Швеции
жизненным. Я надеюсь поэтому, что ты окажешь теперь такое же
дружеское содействие для облегчения предстоящих по этому поводу
переговоров, которые нам было бы желательно начать в самое
ближайшее время.
Я горячо желаю, чтобы они состоялись в атмосфере взаим­
ного понимания и содействовали бы укреплению добрых отношений
между нашими странами.
Глубоко любящий тебя и Алике твой преданный тебе кузен
и друг
Густав.

3.
П и сь м о Н и к о л а я I I к Г у с т а в у

V. 1

Мой дорогой Густав.
Благодарю тебя за твое письмо, как и за уверения в дружбе
и в добрососедских отношениях, доставившее мне большое удо­
вольствие.
Я помшо переговоры, которые шли в 1908 г. об Аландских
островах.
В то время Россия очепь близко приняла к сердцу благо­
желательное обсуждение и решение этого вопроса к полному
удовлетворению Швеции.
Когда вспыхнула эта ужасная война, мы были вынуждены
принять на этих островах ряд мер предосторожности, повели­
тельную необходимость которых, я уверен, ты хорош о понял.
Одновременно с этими мерами, мое правительство, действуя,
полтора года тому назад, по собственной инициативе, предупре­
дило о них шведское правительство, дав ему искреннее и исчерпы­
вающее объяснение истинного значения оборонительных сооруже­
ний, возведенных на некоторых из этих островов. Недавно, по
особому предписанию, мой посланник в Стокгольме повторил
те же уверения. Таким образом, кажется мне, у твоей страны
пет оснований для беспокойства в связи с этим вопросом.
Если, тем не менее, ты считаешь целесообразным, чтобы
шведское правительство начало по этому поводу новые переговоры,
я изъявляю на это мое согласие.
Но чрезвычайно важно, чтобы обе стороны вели их в том же
примирительном духе; только па почве взаимного понимания
можно охранять взаимные интересы в целях укрепления добро­
соседских отношений.
Ц. Ставка.
4 июня 1916 г.
1 Это письмо является ответом на второе из напечатанных выше
писем короля Густава. Печатается с предварительного текста, написанного
Николаем; в таком виде письмо, песомненно, и было отправлено.

ИЗ ОБЛАСТИ РУССКОЙ п о л и т и к и
НА БАЛКАНАХ.
I.

Россия и Сербия.
Защита Сербии от посягательств Австрии была одним из тех
благородных мотивов, которыми правительства России, Фран­
ции и Англии прикрывали империалистские задачи воёны.
Но «союзники», и в частности царское правительство, и в этом
вопросе, как и во многих других, уже в первый период войны
наглядно обнаружили всю Фальшь тех красивых слов, кото­
рыми прикрывали они свои империалистские цели.
Эпизод, которого касается печатаемое здесь письмо главно­
командующего сербской армии королевича Александра к главно­
командующему армии русской в. к. Николаю Николаевичу,
непосредственно связан с заключенным союзниками 26 апреля
(н. ст.) 1915 г. лондонским тайным договором, который обеспечи­
вал вступление в войну Италии. Это достигалось, как известно,
ценою громадных территориальных компенсаций и, в частности,
обещанием уступить Италии ряд входивших в состав А встроВенгрии земель с славянским населением. Эта сделка, естественно,
произвела громадное впечатление среди тех славянских народов,
которые тяготели к державам «согласия».
Письмо королевича Александра,1 являющееся откликом на
лондонское соглашение, вполне раскрывает то впечатление, которое
произвела эта тайная, но тогда же частично раскрывшаяся,
сделка «союзников». Королевич Александр справедливо обращает
внимание на «нравственную сторону этого дела». Он указывает,
1 Ныне — король Юго-Славии.

что не Может теперь требовать от солдат, чтобы «они продол­
жали борьбу с той же беззаветностью и с таким же самопожертво­
ванием, которые до сих пор являлись их силою и настоящей при­
чиной достигнутых ими успехов)). «Теперь,— говорит Александр,—
никому не удастся заставить их понять, что они не бро­
шены своими великими союзниками)). Он указывает, что бодрое
настроение сербов угрожает теперь смениться отчаянием, и что
«армия в таком состоянии духа может считаться уже вперед
побежденной, и безнадежно)).
Что касается затрагиваемого в письме королевича Александра
вопроса о переходе сербской армии в наступление, то на этом
настаивало тогда русское верховное командование, в связи с ухуд­
шением положения на русском Фронте после дунаецкого про­
рыва:
4 апреля (ст. ст). 1915 г. в. к. Николай Николаевич
обратился к сербскому главнокомандующему, королевичу Але­
ксандру, с просьбою о немедленном переходе его армии в насту­
пление. Сербское командование ответило тогда, что, несмотря
на все желание исполнить это, немедленный переход в насту­
пление невозможен вследствие плохого состояния продоволь­
ственных запасов и недостатка транспортных средств, — но,
в виду того, что в последнее время положение в этих отноше­
ниях стало улучшаться, сербское командование рассчитывало,
что армия сможет перейти в наступление после доставки в Сер­
бию закупленных припасов. Об этом королевич Александр сооб­
щал в. к. Николаю Николаевичу телеграммой от 12 апреля
(ст. ст .).1 Однако, переход в наступление сербской армии не
состоялся.
Из сказанного видно, что как раз в то время, когда рус­
ское командование добивалось перехода в наступление сербской
армии, «союзники», в том числе и Россия, заключали договор
с Италией, согласно которому последняя получала обещания на
присоединение к ней части принадлежавших Австро-Венгрии
земель, населенных сербами, хорватами, словенцами.
Государственное объединение всех этих народов не только
входило в «национальные чаяния» сербской, хорватской и сло­
венской буржуазии, но было желательно и для трудовых масс,
стонавших под властью социальной и политической реакции
1 Н. В а л е н т и н о в . «Сношения с союзниками но военным вопросам
во время войны 1914 — 1918 гг.». М. 1920 г., стр. 56 — 61. («Труды Военно­
исторической комиссии».)

Австро-Венгрии. И потому понятно, что лондонская сделка
«союзников» передававшая славянские земли из одних чужих
рук в другие, тоже чужие, не могла не произвести решитель­
ного удара по настроению как сербской буржуазии, так и народ­
ных масс.
В печатаемом письме, несомненно, выявляется и одна из
основных причин, почему сербская армия так и не перешла
в то наступление, которого требовали союзники; попытки союз­
ного командования побудить позднее сербов к наступлению
отклонялись ими по различным мотивам, пока в самом конце
1915 г. и сама русская «ставка» не признала, что «наступление
сербской армии является уже запоздалым»— вследствие изменения
военно-политической обстановки. 1
Таким образом, союзники, и в частности русское правитель­
ство, считавшее себя призванным особенно заботиться об осуще­
ствлении «национальных задач» Сербии, совершили путем дого­
вора с Италией явное предательство по отношению к сербам,
н результаты этого проявились иа отказе сербской армии от актив­
ных действий.2
Королевич Александр в письме своем к в. к. Николаю
Николаевичу предвидит возможность того, что, в случае вы ­
ступления Румынии на стороне союзников, она получит от них
обещания на захват не только Трансильвании, но и Баната, на­
селенного, в значительной части, сербами.
Как известно, позднее, именно это и произошло, когда
18 августа 1916 г. н. ст. был заключен союзниками тайный до­
говор с Румынией.
Что касается ответного письма в. к. Николая Николаевича,
то он обещает в нем сделать все, что в его силах, для
помощи Сербии; в свое время это обещание исполнено не было,
но значительно позже, в декабре 1915 г., для оказания помощи
сербам, была предпринята атака на Стрыпе, пе давшая, однако,
результатов.
1 В а л е н т и н о в , цит. книга, стр. 63.
8 Впоследствии, в октябре 1916 г., после вступления в войну Болга­
рии, соединенные армии немцев, австрийцев и болгар, под начальством
Макензена, предприняли наступление на Сербию, которая, как известно,
и была вскоре разгромлена. Остатки сербской армии, в количестве около
120 тыс. человек, были затем переправлены на союзных судах на остров
КорФу.

П и с ь м о к о р о л ев и ч а сер б ск ого А л ек са н д р а
Н и к о л а ю Н и к о л а ев и ч у .

к в е л и к о м у княмю

Ниш. 22 апреля.1

Дорогой дядя.
Я получил ваше письмо, доставившее мне большое удоволь­
ствие. Спешу сообщить вам, что все предварительные меро­
приятия для перехода сербской армии к наступлению приводятся
в исполнение.
Я рассчитываю, что в обусловленный срок мы выступим
против неприятеля, и что до того времени все затруднения, на
которые я указал вам в моей последней телеграмме, будут пре­
одолены.
В тот самый момент, когда я взялся за перо, чтобы побла­
годарить вас за лестные отзывы ваши как обо мне, так и о моей
армии, я получил известие, что интересы славян, во имя кото­
рых и началась эта война, принесены в жертву Италии и являются
целью ее вступления в войну. Италия, по договору, заключен­
ному ею с тройственным согласием, — договору, который до сих
пор тщательно скрывали от нас, — получит все австрийское побе­
режье с соответствующим ему «гинтерландом». Это обозначает
приблизительно более полутора миллионов чистейших славян
(сербов, хорватов, словенцев), или 150 000 превосходных солдат
и моряков. Это означает также, что Италия получит все гавани,
все морские порты и все стратегические пункты и коммерческие
дебушэ в Адриатике.
Она по отношению к нам займет во всем место и роль
Австрии, а ведь мы надеялись, что эта война окончательно
избавит нас от этого.
Не буду вам говорить обо всех затруднениях и опасностях,
которыми угрожает в будущем это занятие Италией места
Австрии на Балканах.
Я хочу обратить ваше внимание — генералиссимуса россий­
ской армии, держащего в своих руках судьбу славян — на нрав­
ственную сторону этого дела; она существенна для армии,
которая хочет победить и которой Факты, подобные настоящему,
наносят непоправимые удары.
Моя армия была вначале наэлектризована словами, с кото­
рыми вы обратились к народам Австро-Венгрии и которые
подали им надежду, что час окончательного освобождения славян
этой монархии пробил. Я потребовал от своих солдат, чтобы
опи объединили свои усилия с могучей русской армией, чтобы
1 Очевидно, в соответствие с письмом в. к. Николая Николаевича,
Александр указывает дату по старому стилю (лондонский тайный дого­
вор, которого касается письмо, был заключен 26 апреля н. ст. 1915 г.).

добиться этой священной цели. Ведь для осуществления ее проли­
лось уже столько славянской крови! Я не могу требовать от своих
солдат, чтобы они продолжали борьбу с той же беззаветностью
и с таким же самопожертвованием, которые до сих пор являлись
их силою и настоящею причиной достигнутых ими успехов.
До сих пор мои солдаты сознавали, что жертвы, которых
от них требуют, необходимы, и они храбро переносили все
испытания. Теперь никому не удастся заставить их понять,
что они не брошены своими великими союзниками, и что славян­
ский идеал не принесен в жертву на пользу Италии.
С другой стороны, Румыния, повидимому, поставит условием
своего вступления в войну, чтобы ей гарантировали, помимо
Трансильвании, весь Банат, который населен в большей своей
части сербами.
До ghx пор дипломатия хотела заставить Сербию сделать
значительные территориальные уступки Болгарии.
Таким образом, все эти нейтральные государства, которые
до сих пор старались оказывать нашим врагам очень крупные
услуги и были враждебны нам с самого начала, требуют от
держав тройственного согласия и получают от них гарантии, иду­
щие в прямой ущерб их скромному, но верному союзнику, кото­
рый до сих пор сражался, по мере своих сил и при божьей
помощи, с успехом.
Я считаю своим долгом изложить вам все эти вопросы
и все эти затруднения, которые возникли как раз в эту минуту,
особенно тяжелую для меня и моего народа, когда этот мораль­
ный элемент особенно необходим нам, и когда они угрожают
сменить бодрость нашего духа отчаянием и унынием. Армия
в таком состоянии духа может считаться уже вперед побежден­
ной, и безнадежно.
Тысяча пожеланий счастья и славы от вашего любящего
и преданного племянника
Александра.1

2
Ц и с ь м о вел и к ого к н я з я
сер б ск ом у А л ек са н д р у.

.

Н иколая

Н и к о л а ев и ч а к к о р о л е в и ч у

Ставка.
4 мая 1915 г.

Милый Сандра.
Я получил твое письмо в ответ на мое.
Радуюсь, что положение сербской армии таково, что ты
мог отдать соответственные распоряжения для подготовки
к началу активных действий.
1 Мать королевича Александра (жена короля Петра I Карагеоргиевича), Зорка, была дочерью черногорского короля Николая; сестра Зорки.
Стана (Анастасия) — жена в. к. Николая Николаевича.

Что касается до вопроса об общей политической обстановке,
о которой ты подробно говоришь в своем письме, то я ясно
понял твой взгляд. Этот вопрос вне сферы моей компетенции.
В одном ты можешь быть совершенно уверенным, что все, что
будет в моих силах и возможности — все мною будет сделано.
Я твердо верю, что с помощью божией все в конце концов
устроится в желательном смысле.
От души обнимаю. Сердечно тебя любящий дядя

Николай.

II.
Россия и Греция.
С самого начала империалистской войны греческое пра­
вительство вело упорную борьбу за свой нейтралитет; грече­
ский народ, устав от предшествующих балканских войн, не
желал ввязываться в мировую бойню. В первый ее период
политика царской России относительно Греции находилась в пол­
ной зависимости от дипломатии Французской, все усилия кото­
рой были направлены к тому, чтобы заставить Грецию всту­
пить в войну; при этом Николай II даже не довольствовался тогда
теми мерами, которые в этом отношении принимали англоФранцузские империалисты. Так, папример, 4 ноября 1915 г.
Николай писал: «Франция и Англия, повидимому, поняли, нако­
нец, что Грецию надо заставить вести себя прилично по отно­
шению к ним и бедным сер ба м ».1
Но такое отношение русского правительства к Греции малопо-малу стало изменяться. Это было связано с тем, что в про­
цессе войны, под воздействием «союзников», правительствен­
ная власть в Греции раздвоилась: часть Греции находилась под
властью короля Константина, в другой части (на Салониках) гла­
венствовало правительство Венизелоса. Король Константин подо­
зревался державами «согласия» в германофильстве; с другой сто­
роны, Венизелос, действовавший при помощи получаемых от Фран­
ции денежных субсидий, пользовался всемерной поддержкой руково­
дящей группы «союзных» империалистов. При этом отношение по­
следних к Венизелосу стало неожиданно вызывать отрицательную
оценку со стороны Романовых и их правительства,— и в результате,
к середине 1916 г. в политике царской России начал наме-

( АО )

чаться значительный откол от тех директив, которые выдвигались
Французами. Однако, этот откол объясняется вовсе не тем, что
правительство России стало бы считать невозможным посягать
на суверенные права Греции, вызывающе нарушаемые Францу­
зами; причины того противодействия, которое русское пра­
вительство старалось теперь оказывать Французскому, лежали
отчасти в интимной плоскости родства царствующих домов Рос­
сии и Греции,1 отчасти же в том, что Романовы хотели считать
себя охранителями монархического начала в Европе. Франция
поддерживала «революционера)) Венизелоса и стремилась свер­
гнуть короля Константина, — при таких условиях, Романовы на­
ходили нужным поддерживать Константина, не только как своего
родственника, но и как к о р о л я .
Этот мотив ясно выступает
в переписке Романовых. Вот некоторые примеры этого.
24
сентября 1916 г. А. Ф. Романова, после разговора с при­
бывшим в Россию греческим принцем Николаем, пишет своему
мужу:
«Я должна сказать, что наши дипломаты поступают п о ­
стыдно,1
2 и если Т ино3 выбросят вон, это будет наша вина —
это ужасно и несправедливо — как мы смеем вмешиваться в ч а с т ­
н у ю политику страны и заставлять выгонять правительство и
интриговать, чтобы революционер4* вернулся на его место. Мне
кажется, что, если бы ты мог добиться, чтобы Французское пра­
вительство отозвало Саррайля (это мое частное мнение), все бы
сразу там успокоилось. Это страшная интрига Франк-масонов^ к ко­
торым принадлежат Французский генерал3 и Венизелос и много
богатых греков из Египта и т. д., которые собрали деньги,
п даже заплатили «Новому Времени» и другим газетам, чтобы
писать дурные и запрещать хорошие статьи, касающиеся Тино
и Греции. Гнусный п озор !». 6

1 Отец короля Константина, Георг I, женатый на в. к. Ольге Кон­
стантиновне, был родным братом императрицы Марии Федоровны; с дру­
гой стороны, Константин находился в родстве и с Вильгельмом II: сестра
последнего, София, была женой короля Константина.
2 Здесь и далее подчеркнуто А. Ф.
8 Семейное имя короля Константина.
4 «Революционер», это — Венизелос.
Б Саррайль — генерал, командовавший находившимися в Греции союз­
ными войсками.
• «Письма А. Ф.ю, т. II, стр. 198.

Через три дня, 27 сентября, А. Ф. вновь внушает Николаю:
((Почему ты не можешь попросить Пуанкарэ (президента)
отозвать Саррайдя и заставить Францию п А нглию ... отстоять
Тино, к о р о л я , а не брать сторону Веннзелоса, революционера
и Франк-масона. Вызови Штюрмера, так как трудно об этом
писать. Дай ему строгие инструкции, мы поступаем очень нехо­
рошо, я понимаю, что бедный Тино чуть с ума не сх о д и т ».1
Из этих выдержек видно, что сочувствие к товарищу по
профессии, королю, играло главную роль в направлявших Николая
указаниях А. Ф. Романовой. На этой же почве были основаны
н директивы для действий русской дипломатии.
Из опубликованных теперь дипломатических документов
относительно Греции видно, что Николай II в это время,
поскольку мог, старался умерять активность Французских импе­
риалистов. 8 В этом отношении немалую роль играл, специально
для этого прибывший в Россию, греческий принц Николай, письма
которого к Ш тюрмеру ниже печатаются. 8 июля 1916 г.
он появился в Петрограде, а уже 15 июля Николай дает
Ш тюрмеру распоряжение запретить «Новому Времени» и другим
печатным органам помещать «резкие и пеприличные статьи против
личности короля Константина гр еч еск ого».1
*3 Затем, 1 августа
Николай приказывает Ш тюрмеру «переговорить с послами Фран­
ции и Англии о внушении их правительствам мысли (о необ­
ходимости) менее резкого обращения их с греческим прави­
тельством и меньшего подчеркивания их представителями в Гре­
ции сочувствия выборам Венизедоса главой эллинского правитель­
ства». 4
На этих Фактах мы сталкиваемся, между прочим, с при­
мерами той роли, которую родственные связи между правите­
лями оказывали на политику царской России. В области бал­
канской политики это проявлялось особенно заметно на отноше­
ниях России к Черногории, Сербии и Греции. В частности,
принц Николай греческий, письма которого здесь печатаются,
1 «Письма А. Ф.», т. И, стр. 205.
3
См. «Европейские державы и Греция в эпоху мировой войны».
Но секретным материалам б. мин. ин. дел. Под ред.^ и со вступительной
статьей Е. А. Адамова. Изд. Нар. Ком. Ин. Дел. М. 1922 г., стр. 59 (всту­
пительная статья) и документы, стр. 63 — 165.
3 См. далее «Из переписки Николая II с министрами», стр. 99.
4 См. далее «Доклады Штюрмера Николаю И», стр. 142.

уже не раз выступал агентом при таких родствен н о-д и п л ом а­
тических сношениях: во время балканской войны он приезжал
в Петербург, чтобы просить Николая оказать давление в пользу
вмешательства Румынии в вой н у, — и эта миссия не осталась
без влияния на печальных плодах тогдашней русской поли­
тики. 1
От этих предварительных замечаний мы перейдем к тем
вопросам, которых непосредственно касаются печатаемые здесь
письма.
Добиваясь перехода Греции на свою сторону и стремясь
обеспечить от всякой опасности свою салоникскую армию, дер­
жавы «согласия» постоянно, самым грубым образом, нарушали
нейтралитет Греции, ссылаясь на то, что правительство короля
Константина,— по их сведениям, — нарушает нейтралитет в пользу
Германии. В шоне 1916 г. союзные державы решили приступить
к самым энергичным мерам воздействия на греческое прави­
тельство,— и 8 июня (ст.ст.) правительства Франции, Англии
и России предъявили греческому правительству ультимативную
ноту, в которой требовали смещения кабинета, демобилизации
греческой армии, роспуска и переизбрания палаты. Требования
эти, в случае упорства греческого правительства, должны были
быть подкреплены посылкой военных судов в Салоники п неко­
торые другие пункты, а также высадкой в Пирее. Греческое
правительство вынуждено было исполнить эти требования, —
и 8 июня был образован новый кабинет Займиса.
Печатаемое здесь первое письмо принца Николая к Ш тю рмеру, от 11 ав1^ста 1916 г., касается вопроса о греческих вы­
борах и, в частности, той декларации, которую, по имевшимся
сведениям, предполагали по этому поводу издать союзники.
Второе письмо принца Николая включает в себя и теле­
грамму к нему короля Константина, в которой последний высказы­
вает свои жалобы на действия представителей Антанты. Телеграмма
Константина датирована 12/25 августа 1916 г.: как раз около
этого времени в дипломатических кругах Антанты были полу­
чены сообщения, что германские войска приготовляются к дви­
жению на А фины , и что с этою целью уже начались соответ­
ствующие мероприятия. По сведениям представителей Антанты,
в Афинах, для обеспечения успеха германской оккупации, соста1 Б ь ю к е н е н . «Мемуары», стр. 98.

вился заговор, во главе которого стоит генерал Дусманис. Опро­
вержению этих сообщений и посвящена телеграмма греческого
короля (включенная в текст письма принта Николая) и напи­
санная, конечно, для того, чтобы довести ее до сведения Ни­
колая II.
Некоторые подробности, связанные с текстом этого письма,
находим также в телеграмме из Парижа русского посла Изволь­
ского о состоявшемся там заседании совета министров. Так
как телеграмма эта не вошла в издание Народного Комис­
сариата по Иностранным Делам ((Европейские державы и Гре­
ция в эпоху мировой войны)), то приводим здесь ее текст:
Секретная

телеграмма

посла

в Париже.

12/25 августа 1916 г. JSI? 601.
Только-что окончившийся совет министров решил заявить
королю Константину, что от него лично зависит не допустить
движения германо - болгар на Лариссу и А фины и что, если он
этому движению не воспрепятствует, союзники примут надлежа­
щие меры и возложат на него ответственность за таковые. Под
надлежащими мерами разумеется посылка соединенной эскадры
в Пирей и высадка там союзнического десанта.
Бриан телеграФирует инструкции в этом смысле Французскому посланнику
в Афинах. Здешний морской министр, по соглашению с англий­
ским адмиралтейством, еще вчера вечером предписал Француз­
скому адмиралу сосредоточить свои суда у острова Мило.
Извольский.1
Из другой телеграммы того же Извольского — от 13/26 авгу­
ста, видно, что Бриан находил необходимым, даже не дожидаясь
ответа короля, послать эскадру в Пирей и высадить десант для
занятия А фин . 2
Греческий король в печатаемой здесь телеграмме его к принцу
Николаю называет сообщение о намеченной немцами оккупа­
ции А фин ((курьезной информацией)). Все известия о заговоре
Константин считает просто интригой «агентов согласия»; с своей
стороны, принц Николай уверяет, что все «подобные слухи
являются лишь низким и отталкивающим делом одной полити­
ческой клики, которая не останавливается ни перед какими сред1 Копия этой телеграммы сохранилась в бумагах Штюрмера.
2 «Европейские державы и Греция», стр. 95.

( и )

ствами, даже перед уничтожением собственной родины, чтобы
достигнуть своих целей)) (речь идет о «венизелистах»). В заклкь
чительной части письма к Ш тюрмеру Николай греческий спра­
шивает: ева на имя г-н а министра ино­
странных дел,
от 8 Февраля
1915 г. Г. Бухарест.
Вследствие телеграммы императорского посланника в Буха­
ресте, от 24 минувшего января за
64, в коей заключается
обвинение меня в нарушении служебного долга и дисциплины,
осмеливаюсь, в объяснение вменяемых мне в вину поступков,
представить, с совершенной откровенностью, на благоусмотрение
вашего высокопревосходительства нижеследующий очерк полити­
ческих событий, происшедших здесь с начала европейской войны,
а равно моего отношения к сим событиям, безучастным зрителем
которых я, по долгу совести, оставаться не мог, но от малейшей
причастности к коим меня систематически отстранял действитель­
ный статский советник Поклевский-Козелл, отказавшийся даже,
как о том будет подробно доложено ниже, довести мой взгляд до
сведения императорского министерства в Форме докладной записки.
Вернувшись 31 июля минувшего года в Бухарест из отпуска,
я застал Румынию в состоянии чрезвычайного возбуждения,

явно враждебного к Австрии и Германии и крайне сочувствен­
ного но отношению к тройственному согласию. Результаты
нашей политики здесь в течение 1913 г. и высочайшего посе­
щения Констанцы сказывались в полной мере, красноречиво
и ярко. Ни многолетняя австрофильская политика короля Карла
Гогенцоллерна, закрепленная особой, направленной против нас,
тайной военной конвенцией, пи расположение ко всему немецкому
некоторых влиятельнейших румынских политических деятелей,
ни усердная работа австро-германской дипломатии — ничто не
могло победить всенародного неудержимого тяготения румын
в сторону ополчившихся против германизма России и Франции,
которые одни только могли дать Румынии возможность осуще­
ствить ее заветную историческую мечту об аннексии населенных
румынами областей Австро-Венгрии.
Истинное настроение Румынии, которое до начала великой
европейской войны представлялось настолько неопределенным, что
о нем существовали самые разноречивые, противоположные одно
другому мнения, выразилось с полною наглядностью в решении
коронного совета 21 июля минувшего года, принявшего, вопреки
воле короля, постановление не о присоединении Румынии к трой­
ственному союзу, а о занятии ею «выжидательного положения».
Для открытого перехода Румынии на нашу сторону время
тогда, в первые недели войны, еще не настало. До тех пор,
пока нами и Французами не был еще разрушен миф о немецкой
непобедимости, семимиллионная маленькая Румыния, сжатая
с двух сторон враждующими между собой великими державами,
не имела, естественно, довольно решимости, чтобы открыто про­
тянуть нам руку. Но если она тогда еще не могла встать рядом
с нами в великой борьбе, то не менее верно также и то, что
временные успехи немецкого оружия, ознаменовавшие собою
самое начало войны и всячески раздувавшиеся немецкой печатью
и германской и австро-венгерской миссиями, не породили здесь
решительно никакого сколько-нибудь серьезного течения в пользу
кооперации с Австро-Германией и не заставили Румынию хоть
на йоту сойти с занятого ею после коронного совета выжидатель­
ного положения.
Румыния выжидала. Она выжидала крупного успеха — нашего
или Французского, — чтобы бросить свой окончательный жребий
в сторону тройственного согласия. Но действительный статский
советник Поклевский-Козелл держался иного взгляда.
18 августа пришло сюда печальное известие о нашей неудаче
у Мазурских озер, и в тот же вечер г. императорский посланпик,
встретив меня в Синайе в казино, сообщил мне о последних
своих переговорах с председателем румынского совета министров,
в результате коих он, вместе с г-н ом Братиано, пришел к выводу,
что наилучшим разрешением вопроса было бы «получение румын­
ским правительством от России, Франции и Англии письменного
обещания в том смысле, что е с л и Р у м ы н и я о с т а н е т с я

н е й т р а л ь н о й д о к о н ц а в о й н ы , то,1 в случае окончатель­
ной победы этих трех государств и изменения нынешнего равно­
весия на Балканском полуострове, ей будет гарантирована непри­
косновенность ее теперешних владений и к о м п е н с а ц и я
в виде а в с т р и й с к и х т е р р и т о р и й с р у м ы н ск и м
большинством
населения
(см. телеграмму д. с. с.
Поклевского-Козелл, от 18 августа 1914 г. № 246).
Я позволил себе возразить г-ну посланнику, что, по моему
мнению, неудача наша у Мазурских озер не имеет никакого решаю­
щего для хода войны значения, что было бы неосторожно принимать
на себя, под ее впечатлением, подобные весьма стеснительные
обязательства, что императорское министерство, несомненно, иа
них не согласится и что не лучше ли было бы отложить реши­
тельные переговоры с румынским правительством до нашей по­
беды, которая наверно не заставит себя долго ждать.
На Это последнее мое возражение г. посланник заявил мне
буквально следующее: «ребячество думать, что мы можем побе­
дить», — и распорядился, чтобы означенная телеграмма его была
незамедлительно отправлена вашему высокопревосходительству.
Три дня спустя здесь было получено известие о большой
победе пашей в Галиции и о взятии памп Львова; вслед за тем
мы узнали о блестящем осуществлении Францией ее стратегиче­
ского плана и о занятии Буковины русскими войсками.
Совокупность этих известий произвела на здешнее обществен­
ное мнение ошеломляющее впечатление, о силе и страстном напря­
жении которого может судить лишь тот, кто находился в Румынии
в те памятные дни.
Грандиозные воинственно - патриотические манифестации на
улицах столицы; торжественное объявление в печати влиятель­
нейшего демагога, пользующегося исключительной популярностью
в армии, бывшего военного министра Филипеско, что момент для
выступления против Австрии настал; постановление профессоров
Бухарестского университета в том же смысле; единодушное тре­
бование войны всею независимой румынской печатью; небыва­
лый подъем духа и лихорадочные — по свидетельству нашего воен­
ного агента — приготовления в армии; наконец, раскол в либераль­
ном кабинете, некоторые члены коего, с министром Финансов
Костинеско во главе, уже начинали громко роптать против медли­
тельности Братиано,— все, казалось, свидетельствовало о том, что
мы находимся накануне того дня, когда осторожное румынское
правительство вынуждено будет уступить могучему напору обще­
ственного мнения, решающая роль которого в жизни страны так
ярко сказалась во время событий лета 1913 г.
Для того, чтобы этот день наступил, недоставало только
одного, чтобы на самый животрепещущий, самый жгучий для
всякого румына вопрос — осуществится ли заветный идеал Румы­
1 Здесь и далее подчеркнуто в подлиннике.

нии, если она пойдет вместе с тройственным согласием, согласна ли
Россия обещать ей, взамен за ее содействие, единоплеменную
Трапсильваппю и Буковину — последовал с нашей стороны ответ:
«Да, Россия согласна)).
Эти решающие слова были произнесены вашим высокопре­
восходительством в телеграмме вашей от 3 сентября мипувшего года за № 2680. Но Румыния о них не узнала. О них
узнал только Братиано да ((главнейшие здешние политические
деятели)), конечно же, немедленно отдавшие себе полный отчет
в том, насколько для р у м ы н с к и х интересов выгоднее скрыть
наше предложение от воинственно настроенной массы,— только
и ждущей от России последнего, решительного слова,— и всячески
поддерживать политику д. с. с. Поклевского-Козелл, добивающе­
гося, чтобы Россия связала себя обещанием вознаградить Румы­
нию за один только ее нейтралитет теми самыми двумя австровенгерскими провинциями, за которые и армия и народ румын­
ский готовы заплатить кровью и всеми, сопряженными с войной^
лишениями и тягостями.
Ни многочисленные другие,— не «главнейшие)), но, тем не
мепее, пользующиеся влиянием здешние политические деятели,— ни
пресса, пи армия — словом, вся страна — не были осведомлены
о вашем, обращенном ко всей Румынии, торжественном пригла­
шении, несмотря на то, что в телеграмме вашей, от 7 сентября
минувшего года за № 2774, вам угодно было категорически пред­
писать императорскому посланнику в Бухаресте «дать нашему
предложению самую широкую огласку», дабы «парод и армия
знали, что Россия, своими победами создавшая самые благо­
приятные условия для осуществления давнишней мечты Румы­
нии, сама пригласила бухарестское правительство занять озна­
ченные области почти безо всякого усилия, и что если Румыния
не воспользуется этим, то вина за это падет исключительно на
ее нынешнее правительство».
А каким образом следовало императорской миссии исполнить
сие ваше приказание — указание на то заключалось в предше­
ствующей телеграмме вашей, от 3 сентября № 2681, где прямо
было указано, что оглашение нашего предложения могло бы быть
сделано «хотя бы путем намеренной нескромности».
Будучи глубочайшим образом убежден, что результатом широ­
кой огласки нашего предложения будет открытый переход Румы­
нии на нашу сторону,— следствием коего явилось бы отвлечение
в ее сторону части сил наших врагов и сбережение, таким обра­
зом, хотя бы некоторого количества драгоценной русской крови,—
я в те дни настойчиво, горячо просил г. посланника исполнит^
в точности ваше приказание,— но безуспешно.
Так думал и действовал не я один. В необходимости предать
наше предложение широкой огласке так же тщетпо, как и я,
пытался убедить д. с. с. Поклевского-Козелл, великолепно знаю­
щий здешнюю политическую обстановку, проведший в Румынии

\

/десять лет Французский посланник г. Блоидель, к о т о р ы й в п ер ­
в ы х числах сен тября нарочно вы звал меня из Сипайп в Б у х а ­
р е с т , ч т о б ы п р оси ть меня дол ож и ть п о пачадьству, ч т о вре­
мени тер я ть нельзя, ч т о надо пол ьзоваться искл ю чител ьно бл а го­
п ри я тн ы м для нас м ом ен том и — пока ещ е не поздно — гр ом к о
сказать стране, ч его м ы о т нее ж дем и к чем у м ы ее п р и : глашаем.

Не только г. Блоидель, но даже и сам Братиано готов был
в то время допустить, что решающий голос j? деле будет ,при­
надлежать румьш££ому ^обще&твещому мнению.
Йа это есть
указание в телеграмме г. посланника, от 6 сентября за № 270,
где, между прочим, говорится, что ((Братиано не отрицает силы
и значения охвативших румынское общественное мнение чувств,
но не находит пока возможным взять на себя ответственность
за немедленное выступление Румынии)), и что «ежели обществен­
ное мнение будет продолжать посредством манифестаций оказы­
вать на него (Братиано) сильное давление, то он и либеральная
партия предпочтут удалиться от власти)).
В той же телеграмме д. с. с. Поклевский - Козелл доносит,
что «разница во взглядах между представителями всех румын­
ских партий, повидимому, сводится в настоящую минуту лишь
к вопросу о выборе момента для выступления против Австрии»,
и что «ни в печати, пи в обществе никто не решается высказать
даже мысли о возможности совместных действий Румынии и
Австрии».
Итак, даже сам Братиано предвидел тогда возможность такого
властного напора на него общественного мнения, которому он,
не желая брать на себя ответственности за вмешательство Румы­
нии в войну, вынужден бы был подчиниться, удалившись со своей
партией от власти, чтобы уступить место сторонникам немедлен­
ного румынского выступления.
Выслушав вышеприведенное знаменательное заявление главы
румынского правительства, г. посланник все-таки, упорно пресле­
дуя все ту же свою ic№e-fixe, продолжает настаивать на своей
прежней точке зрения.
На другой день, 7 сентября, он телеграфирует: «Я продол­
жаю считать желательным заблаговременную выдачу определен­
ных обещаний Румынии за ее нейтралитет, дабы избежать всегда
возможного шатания в здешних умах, если временно военные
события примут более благоприятный для наших противников
оборот» (телеграмма г-на посланника
271).
Но ведь в т о т м о м е н т , после нашей Львовской победы,
никакого «шатания в здешних умах» не было, что накануне
признавал сам г. посланник! Но ведь т о г д а события приняли
неблагоприятный оборот не для нас, а для пашпх противников,
благодаря чему в Румынии и стала одерживать верх партия,
стоявшая за немедленный открытый переход на пашу сторону!
Даже став на точку зрения д. с. с. Поклевского-Козелл, что

русские победить немцев не могут, все же нельзя было тогда
не видеть, что достигнутые в конце августа нами и Французами
блестящие успехи заставили румып уверовать в военную мощь
тройственного согласия. А ведь только это и было нам здесь,
по обстоятельствам того времени, нужно, дабы иметь возмож­
ность, со всеми шансами на успех, обратиться к ним — ко всему
румынскому народу — с предложением о занятии Трансильвании
и Буковины, при чем Для русских интересов было, конечно,
второстепенно, пострадает ли в конечном результате Румыния
от своего присоединения к нам, или выиграет,— только бы она
отвлекла несколько вражеских корпусов в свою сторону, увлекла
за собой Италию, помогла нашей союзнице Сербии и только бы
прекратилось — что, быть-может, всего важнее — доставление Ру­
мынией нашим врагам боевых и жизненных припасов.
Из разговоров, которые я имел по сему поводу с г-ном
посланником, я мог заключить, что он не нашел возможным
сделать хотя бы малейший шаг навстречу пожеланиям стреми­
вшегося к немедленной кооперации с нами румынского народа,
потому что, по его мнению, было бы некорректно, противо­
речило бы дипломатическим традициям «выносить переговоры
на улицу».
Приблизительно ту же мысль д. с. с. Поклевский-Козелл
развивает и в телеграмме своей, от 13 сентября
289, где он
высказывает, что «вернее вести переговоры и поддерживать
хорошие отношения с румынскими ответственными государствен­
ными деятелями и главными представителями оппозиции».
В объяснение своего образа действий, он в той же своей
телеграмме высказывает предположение, что «в случае, если
король, отказавшись назначить правительство, согласное на немед­
ленное объявление войны, будет низвергнут вместе с Братпано
и со всей династией», то «при подобных потрдсениях Румыния
будет поглощена своими внутренними делами и станет для нас
бесполезной».
На все сие я имел честь в то время докладывать г. послан­
нику, что, по крайнему моему убеждению, «дипломатические тра­
диции» можно соблюдать только до тех пор, пока они не проти­
воречат интересам отечества; что не только многие видные пред­
ставители оппозиции (к коей принадлежит, между прочим, г. Филипеско), но даже и некоторые члены нынешнего кабинета (г.г. Костинеско, Константинеско, Ангелеско) признают момент — благоприят­
ным для выступления Румынии, и потому, конечно, не изменят
своих «хорош их отношений» с русским представителем, если он
присоединится к их точке зрения; наконец, что, по мнению такого
знатока здешней страны, каким является г. Блондель, ни династи­
ческий, ни иной острый политический кризис отшодь не угро­
жает Румынии, ибо даже в том маловероятном случае, если бы
король Карл, под напором стоящего за войну общественного
мнения, решился отречься, престол был бы тотчас же занят

наследным или другим румынским принцем, который, для сохра­
нения за собой трона, вынужден был бы призвать к власти
согласный на немедленное объявление войны Австрии коалицион­
ный национальный кабинет, куда с радостью вступили бы пред­
ставители всех партий.
К неописуемому моему удовольствию, настойчиво отстаи­
ваемый г. посланником, в совершенном единении с Братиано,
план о территориальном вознаграждении Румынии за один только
ее нейтралитет был отклонен императорским правительством, за­
явившим, в полном согласии с Францией и Англией, что «в час
развязки право на вознаграждение будет признано лишь за тем,
кто участвовал в общем деле» (телеграмма вашего высокопре­
восходительства от 9 сентября 1914 г. № 2817).
Несколько дней спустя в Петрограде подписано было весьма
секретное русско-румынское соглашение о предоставлении нами
Румынии права занять населенные румынами Трансильванские
и Буковпнскпе области, в момент, который будет ею признан
подходящим, взамеп за сохранение ею, впредь до сего занятия,
благожелательного по отношению к нам нейтралитета (телеграмма
ваша «N?...) 1
Когда, вслед за получением в миссии сей телеграммы, я уви­
делся с г. посланником, он выразил удовольствие по поводу
того, что мнение его «о вознаграждении Румынии за один только
ее нейтралитет». будто бы восторжествовало. На это я позволил
себе ему ответить, что, основываясь на предшествовавшем заявле­
нии вашего высокопревосходительства относительно признания
нами права на вознаграждение только за тем, кто участвовал
в общем деле, а также на подлинном тексте последней вашей
телеграммы, я понимаю ее совершенно иначе, а именно в том
смысле, что ныне мы снова — только в менее, чем прежде, настой­
чивых выражениях — приглашаем Румынию к активному высту­
плению против Австрии, давая ей ясно понять, что за один только
ее нейтралитет, как за таковой, без действительного участия ее
в войне, мы отказываемся гарантировать ей какие бы то ни было
земельные приращения.
Вслед затем я узнал, что Братпапо, истолковав соглашение
приблизительно так же, как и д. с. с. Поклевский-Козелл, разъ­
яснил как оппозиции, так и либеральной партии, что Россия,
опасаясь болгарского вмешательства в войну и придавая чрезвы­
чайное значение обеспечению нейтралитета Румынии, готова
вознаградить ее за сей последний Трансильванпей и Буковиной,
предоставляя ей занять эти области, когда ей будет угодно,
хотя бы накануне заключения европейского мира и хотя бы
без оказания нам сколько-нибудь существенного вооруженного
содействия.
1 Не проставлен. — Согласно изданию «Царская Россия в мировой
войне» (стр. 167), это — телеграмма Сазонова за № о028, от 20 сентября 1914 г.

Сие разъяснение главы румынского правительства произвело
здесь магическое действие и склонило на сторону Братиано самых
непримиримых его противников, самых пламенных проповедников
необходимости для Румынии немедленного выступления против
Австрии.
Не рискуя ничем, осуществить заветную свою мечту нацио­
нального объединения, с минимальной затратою сил, за счет напря­
жения могучего соседа удвоить свои пределы — мыслима ли для
такого государства, как Румыния, перспектива заманчивей и пре­
красней этой? И можно ли удивляться тому, что, после сове­
щания с Братиано и его «разъяснения», не только все члены
либерального кабинета, но и оппозиционные лидеры, вчера еще
требовавшие войны с Австрией, пришли к единодушному реше­
нию, что «для изменения курса, принятого Румынией в начале
войны, в настоящее время нет оснований»?
В результате, в печати и в политических кругах агитация
в пользу выступления против Австрии стихла, воинственные
народные манифестации прекратились, призванные под знамена
запасные были распущены по домам, и страна, успокоившись
после пережитых волнений, стала терпеливо выжидать развития
событий, готовясь уже не к войне, а к предпринятию в удобный
момент — по примеру 1 9 1 3 г .1 — безопасной военной прогулки
для расширения своих пределов за счет чужих усилий.
Крайне опечаленный столь невыгодным для наших интересов
оборотом дела как раз в тот момент, когда здешняя политиче­
ская обстановка складывалась для нас более чем когда бы то ни
было благоприятно, и, вместе с тем, будучи глубоко убежден, что,
несмотря на все упорство и влияние Братиано, все-таки суще­
ствует еще способ для того, чтобы заставить Румынию открыто
перейти в ближайшем будущем на нашу сторону, я обратился
к г. посланнику с ходатайством о разрешении мне представить
вашему высокопревосходительству, через его посредство, доклад­
ную записку с изложением моего взгляда на положение вещей,
с коим д. с. с. Поклевский-Козелл был хорошо знаком из много­
кратных моих устных докладов.
Г. посланник категорически отказался удовлетворить мое
ходатайство.
Тогда я откровенно доложил ему, что в тяжелую годину,
перезкиваемую родиной, моя совесть не позволяет мне хранить
в данном случае молчание, и что посему я доведу мою точку
Зрения до сведения императорского министерства единственным
остающимся в моем распоряжении способом, — а именно частным
письмом, «которое, — добавил я, — конечно же, от вас, Станислав
Альфонсович, не скрою».
Д. с. с. Поклевский-Козелл ответил мне, что, если я исполню
мое намерение, то он будет просить ваше высокопревосходительство
1 Во время балканской войны.

об отозвании меня отсюда, так как он не сочтет возможным
служить вместе со мною, коль скоро я, хотя бы и с его ведома,
сообщу кому бы то ни было из чинов императорского министер­
ства мой, не соответствующий его точке зрения, взгляд на поло­
жение дел в Румынии.
Однако я поступил так, как мне повелевал мой долг.
26
сентября, через посредство третьего лида, я отправил
начальнику ближневосточного отдела 1 князю Г. Н. Трубецкому
составленный мною короткий очерк, в коем я, изобразив здешнюю
политическую обстановку в том виде, в каком она мне предста­
влялась четыре месяца тому назад, указал, каким образом, по
моему мнению, мы тогда могли бы обеспечить себе кооперацию
Румынии, ие в отдаленном, а в ближайшем будущем, и притом
отнюдь не отказываясь от только-что перед тем заключенного
нами с румынским правительством соглашения.
Копию с сего очерка я, согласно данному мною обещанию,
представил г. посланнику немедленно после отсылки пакета
в Петроград.
Затем, в виду вышеозначенного сделанного мне г-н ом послан­
ником категорического предупреждения, я стал ожидать резуль­
татов его жалобы на меня вашему высокопревосходительству,
которая последовала только на-днях, четыре месяца спустя, и па
совсем другому поводу.
В октябре месяце я показал хмой очерк шталмейстеру
Ш ебеко и камергеру К. Н. Гулькевичу, в бытность их проездом
в Бухаресте.
В очерке этом я, между прочим, говорил:
«Как известно, тот ^благожелательный нейтралитет, который
Румыния обязалась соблюдать по отношению к нам впредь до
выступления ее против Австрии, понимается нами совершенно
иначе, чем румынским правительством, не находящим даже и
теперь возможным, несмотря на наши настояния, положить конец
снабжению через румынскую территорию наших противников
и их приспешников боевыми и жизненными припасами» (теле­
грамма ваша № 3028), под тем предлогом, что «полное запреще­
ние транзита через Румынию предметов вооружения слишком
рано обнаружит ее переход на нашу сторону и помешает ей
получить из Германии снаряды и некоторые другие военные
принадлежности, необходимые для начала кампании (телеграмма
г. посланника № 305)». И нет оснований для предположения,
что Румыния изменит свое отношение к вопросу в желательном
для нас смысле, пока королю будет открыта возможность оказы­
вать любезным его сердцу немцам если не прямую, то, по крайней
мере, хоть косвенную помощь».
Как мне ни печально это признать, вышеприведенное мое
предположение, что Румыния не изменит своего отношения
1 Министерства иностранных дел.

к вопросу о снабжении наших врагов необходимыми нм припа­
сами, не оказалось ошибочным. Кончина короля Карла,1 отошед­
шего в вечность па другой день после отправления упомянутого
моего очерка, не отразилась на положении вещей: при короле
Фердинанде Румыния продолжала и продолжает до сих пор,
вопреки нашему вполне точному разъяснению, как мы понимаем
«благожелательный)) нейтралитет, допускать вывоз и транзит через
свою территорию боевых и жизненных припасов для наших про­
тивников и их приспешников, чем в значительной мерс содей­
ствует их боеспособности и, в частности, дала Турпин возмож­
ность начать против нас войну па немецкие деньги.
Мою записку, от 24 сентября 1914 г., я закопчил так:
«Невольно возникает мысль, не дает ли нам это коренное
между нами и румынами разногласие по самому существу согла­
шения достаточно веского повода для заявления румынскому
правительству, что,— в виду выяснившегося полного несоответ­
ствия его точки зрения на «благожелательный» нейтралитет
с нашим его толкованием и с теми интересами нашими, которые
мы имели в виду при заключении соглашения, — для нас пере­
стает быть безразличным, когда именно Румыния намерена из
состояния нейтралитета перейти в состояние войны, и что поэтому
мы, отнюдь не торопя ее и предоставляя ей время для диплома­
тической подготовки, тем не менее приглашаем ее нли указать
нам крайний срок ее выступления, нли же, по крайней мере,
определенно объяснить нам, от чего именно будет зависеть выбор
ею момента для объявления войны Австрии. Приглашению этому
мог бы сопутствовать более или менее яспый намек на то, что
от того или иного ответа румынского правительства может
зависеть успех выполнения взятого нами на себя обязательства
добиться от наших союзников согласия на предоставление Румы­
нии нрава «выбора момента».
«При подобной постановке вопроса, дозволят ли Румынии
ее национальные честь и достоинство цинически, открыто заявить
нам, что она предполагает отложить свое выступление до того
момента, когда трудный и опасный период войны кончится?
«Едва ли.
«Но если даже, паче чаяния, эти высокие мотивы не сыграют
решающей роли, чувство опасения, вызванное нашим намеком,
перетянет чашу весов в желательную для нас сторону, и коопе­
рация Румынии будет нам ныне же обеспечена».
Одно время мне, к великой моей радости, показалось, что
императорскому министерству угодно было отчасти согласиться
с моим взглядом, в правоту которого я твердо верил тогда
и верю до сих пор. К такому заключению меня привела следую­
щая телеграмма вашего высокопревосходительства от 26 октября
№ 3680: «Прошу вас письменно довести до сведения Братиано,
1 10 октября 1914 г.

что отправка в Германию и продажа нашим противникам бензина
противоречит благожелательному нейтралитету, оговоренному
обменом нот)).
Однако, и на сей раз — как и в начале сентября — г. послан­
ник уклонился от исполнения совершенно определенного приказа­
ния вашего высокопревосходительства, сославшись на заявление
Братиано и Костинеско о том, «что за каждый доставленный
в Румынию вагон со снарядами или медикаментами они должны
будут отпускать в Германию вагон бензина», и высказав уверен­
ность, что «предписанное письменное сообщение Братиано 1 будет
здесь истолковано в смысле нашего отказа от установленного
обменом нот соглашения и произведет весьма неблагоприятное
впечатление, давая лишнее против нас оружие в руки наших
недоброжелателей и именно в такой момент, когда сильное тече­
ние в здешнем общественном мнении требует скорейшего высту­
пления Румынии на нашей стороне» (телеграмма г. посланника
от 28 октября № 386).
Что касается первой части сей телеграммы, то на нее можно
возразить только одно: Братиано и Костинеско самым циническим
образом вводили в заблуждение г. посланника, ибо военные при­
пасы в то время приходили из Германии сюда в самом незна­
чительном количестве, из Румынии же к нашим врагам, — как то
совершенно точно было установлено нашим военным агентом, —
е ж е д н е в н о шло множество вагонов с бензином и пшеницей.
Относительно же второй части телеграммы осмеливаюсь выска­
зать, что тогдашнее «сильное течение в здешнем общественном
мнении», требовавшее — по признанию г. посланника— «ско­
рейшего выступления Румынии на нашей стороне», непрестанно
ы в самых резких Формах выражало свое возмущение по поводу
поблажек, которые Братиано угодливо оказывал нашим врагам, и
что посему оно могло, конечно, отнестись только самым сочувствен­
ным образом к нашему протесту против нарушения нейтралитета.
Наш энергический образ действия, бы ть-м ож ет и неприят­
ный г. Братиано, но соответствующий настроению Румынии
и интересам России, был в тот момент тем более своевремен­
ным, что как раз незадолго перед тем здесь стало известным
блистательное отражение нами натиска немцев на Варшаву, закон­
чившееся их стремительным отступлением. Для нашей дипло­
матической работы здесь тогда опять создавалась самая благо­
приятная почва. Под влиянием нового крупного нашего успеха
страна опять заволновалась, требуя немедленного прилягия мер
к «осуществлению национального румынского идеала». Опять на­
чались собрания, сходки, воинственные манифестации на улицах
столицы, патриотические резолюции профессоров и политических
партий. Зашумела пресса, раздались негодующие голоса, обвиня1 Т .-е.— то сообщение, которое Сазоновым было предписано Поклевсделать Братиано.

скому

вшис правительство в трусости, вялости и подкупности. Народное
движение в пользу войны еще усилилось, когда — в начале
ноября — стало ясно, что Сербии — этой самой естественной союз­
нице Румынии — угрожает со стороны Австрии серьезнейшая
опасность полного разгрома. Но в Форму мощного, сметающего
все преграды порыва это движение не превратилось — по той же
причине, что и в сентябре месяце: об истинных намерениях
России Румыния оставалась попрежнему неосведомленной, что,
конечно, давало нашим врагам благодарнейшую почву для распро­
странения среди здешней доверчивой публики самых невыгодных
для. нас Фантастических слухов о наших будто бы хищнических
по отношению к Румынии замыслах.
Будучи положительно не в силах безучастно наблюдать за
тем, как, при самой выгодной для нас обстановке, гибнет здесь
русское дело, я тогда во второй раз обратился к г. посл аннику
с ходатайством о разрешении мне представить вашему высоко­
превосходительству докладную записку о мерах, которые, по
крайнему моему убеждению, могли бы в то время побудить
Румынию к выступлению.
Д. с. с. Поклевский-Козелл опять решительно отказался
исполнить мою просьбу, и посему я вновь вынужден был при­
бегнуть к единственному оставшемуся в моем распоряжении
способу для доведения моего взгляда до сведения императорского
министерства, — то-есть к доставлению моей записки частным
образом начальнику второго политического отдела камергеру
К. Н. Гулькевичу, — при чем, конечно, я и на этот раз не скрыл •
о т г. посланника моего поступка, показав ему, так же как и
в сентябре, копию с записки тотчас же по ее отправлении.
Сия вторая моя записка, помеченная 24 ноября, хранится
в архиве ближневосточного отдела, и потому выдержек из нее
я приводить здесь не буду. Позволю себе лишь отметить, что
и теперь, свыше двух месяцев после ее отправления, ни одна из
изложенных в ней мыслей щ опровергнута ходом событий и что
под всяким словом, в ней сказанным, я готов подписаться и
в данную минуту.
Между прочим, я в ней указывал на то, насколько, по моему
убеждению, полезно было бы предать хотя бы и запоздалой
огласке телеграмму вашего высокопревосходительства от 3 сентября
относительно приглашении Румынии к занятию Трансильвании
и Буковины. Тему эту я множество раз затрагивал, в ноябре и
позже, также и в беседах моих с г. посланником, но безуспешно, —
до тех пор, пока, наконец, около месяца тому назад, д. с. с.
Поклевский-Козелл не заявил мне, что беспокойство мое напрасно,
так как наше предложение 3 сентября здесь и без того (свеем
известно».
Сделав отсюда логический вывод, что «всем известный», по
заявлению посланника, документ не может признаваться им
в то же время и секретным, я перестал считать себя обязанным

долее скрывать от румын, — а тем более от русских, — наше
предложение 3 сентября, которое ваше высокопревосходительство
в свое время предписали предать «самой широкой огласке» и по­
явление коего в газетах даже и две-три недели тому назад, при
хотя бы изменившихся за четыре месяца обстоятельствах, могло бы
все же принести нам некоторую пользу в том отношении, что
этим путем лишний раз могло бы быть, к вящшей невыгоде
наших врагов, доказано доброжелательное, с самого начала войны,
отношение России к Румынии (телеграмма моя от 30 января за№ 81).
Как раз в то время в Бухаресте находился мой старший
товарищ по лицею, Флигель-адъютант его императорского вели­
чества, капитан 1 -г о ранга Веселкин, на которого всемилостивейше
возложена была ответственная миссия по доставлению в Сербию
по Дунаю боевых припасов, — миссия, несколько раз уже бли­
стательно им выполненная к великой пользе наших союзниковсербов и к вящшему удовольствию румын, встречавших Веселкина
как в Бухаресте, так и по всему пути его следования вдоль румын­
ских берегов, с самым трогательным и горячим вниманием и
сочувствием.
Так же как и я, Флигель-адъютант Веселкин был глубоко
опечален тем, что России так и не удалось использовать в своих
интересах столь искренне-единодушное стремление всего румын­
ского народа к кооперации с нами, в каковом настроении румын
он имел, как указано, случай воочию убедиться.

Уважая М. М. Веселкина, как человека, и считаясь с тем
обстоятельством, что лицо, состоящее в свите его императорского
величества и, следовательно, облеченное особым доверием нашего
монарха, может, казалось бы, быть ознакомлено с общим ходом
русской дипломатической работы за границей, я полагал возмож­
ным вполне откровенно говорить с ним о здешней политической
обстановке, тем более, что о взгляде моем на нее уже ранее
во всех подробностях были мною осведомлены как г. посланник,,
так и императорское министерство.*
Между прочим, я не нашел, после вышеозначенного сделан­
ного мне г. посланником заявления, нужным скрывать от Флигелъадъютанта Веселкина содержание телеграммы вашего высокопре­
восходительства от 3 сентября 1914 г. № 2681, и даже— признаюсь
в том чистосердечно — вручил ему, по его просьбе, ее перефра­
зированный текст.
11 января текст этот был, во время случайной встречи,
сообщен им, в моем присутствии, г . Стурдзе, весьма популяр­
ному в Бухаресте журналисту и общественному деятелю, одному
из самых пламенных сторонников открытого перехода Румынии на
нашу сторону, пользующемуся большим авторитетом среди здеш­
них широких патриотически настроенных интеллигентных кругов.
13 января в здешней газете «Dimineata» появилась заметка,
в коей, в перефразированном виде, передавалось точное содер­
жание вашей вышеупомянутой телеграммы.

Стоило тогда тш ераторской миссии дать попять румын­
скому правительству, что, отнюдь не считая предложение наше
от 3 сентября секретом, она ничего не имеет против его оглаше­
ния,— и вся Румыпия уверовала бы в существование сего нашего
предложения, что было бы, может-быть, неприятно г. Братиано
и здешней австро-германской дипломатии, по России могло бы
быть только выгодно.
Ведь тогда наши войска в Буковине еще стояли па румын­
ской границе, в Транспльвапии еще не появились крупные австро­
германские силы, отступление наше в Восточной Пруссии еще
не началось, и Румыпия все еще терпеливо ожидала от нас при­
глашения к выступлению...
Однако, д. с. с. Поклевский-Козелл, в полном, как и всегда,
согласии с Братиано, только возмутился тем, что Флигельадъютапт Веселкин позволил себе «вынести на улицу» дипло­
матическую «тайну».
В результате, вслед затем в официозах « Inddpendance
Roumaine» и «Victorul» были напечатаны опровержения, в коих
категорически отрицалась правдивость сообщения Флигель-адъю­
танта Веселкина.
На эти опровержения г. Стурдзе в сочувствующей его образу
мыслей газете «Adevcrub ответил разъяснением, кто именно
сообщил ему содержание нашего предложения, подчеркнув, что
со стороны русской миссии никакого опровержения по сему
вопросу последовать не может.
Тогда «Victorul» поместил на своих столбцах полную желчи,
очевидно инспирированную г. Братиано, статейку, автор коей,
не имея возможности опровергнуть сообщения Флигель-адъютапта
Веселкина по существу, иронизирует по поводу места, где это
сообщение было сделано, и старается представить все дело
в несерьезном свете, дабы хоть этим путем дискредитировать
слова Веселкина и внушить публике, что все это — не более, как
пустая, ни на чем не основанная газетная сенсация.
Этот недостойный, но вполне объяснимый полемический
прием здешнего официоза привел, к сожалению, именно к тому
результату, который был всего выгоднее для г. Братиано,
имевшего, повидимому, серьезные причины для того, чтобы не
давать никакой новой нищи к возбуждению воинственных румын­
ских стремлений: здешняя широкая публика, давно привыкшая
к сенсационным газетным вымыслам, поверила правительственным
опровержениям, не встретившим никакого отпора со стороны
русской миссии, сочла сообщение «Dimineata» за очередную
газетную утку и осталась попрежнему в убеждении, что со стороны
России с самого начала войны никакого шага навстречу румын­
ским национальным пожеланиям сделано не было.
Вышеупомянутыми заметками ограничилась вся полемика
в здешней прессе по поводу сообщения, сделанного Флигельадъютантом Веселкиным г. Стурдзе.

Моего имени ни в одной из бухарестских газет в связи
со всей этой историей упомянуто, насколько мне известно, не
было, и если г. посланник узнал о моей причастности к делу,
то исключительно потому, что я сам на его вопросы с полною
откровенностью доложил ему, что перефразированный текст вашей
телеграммы от 3 сентября был передан Флигель-адъютанту Весел­
кину мною, и что при мне же он был сообщен им г. Стурдзе.
Таким образом, в сущности, «расследования», о котором го­
ворится в телеграмме г. посланника № 64, в миссии по сему
делу не производилось, а был лишь запрос, обращенный послан­
ником ко мне, на каковой запрос немедленно же последовал с моей
стороны вполне определенный и всё разъясняющий ответ.
К вышеизложенному считаю долгом добавить нижеследующее.
Узнав у Флигель-адъютанта Веселкина 11 января, в день
его отъезда отсюда, что он намеревается прямо из Бухареста
проехать, для всеподданнейшего доклада, в ставку верховного
главнокомандующего, а затем в Петроград, дабы иметь счастье
представиться его императорскому величеству, я, по его просьбе,
сообщил ему мои две вышеупомянутые, ранее доставленные мпою
в императорское министерство, записки, чтобы дать ему возмож­
ность ознакомиться с общею политической обстановкой и ходом
событий в Румынии, на случай, если государю императору или
великому князю Николаю Николаевичу благоугодпо было бы
спросить его о здешнем положении вещей.
Поступая так, я пропикнут был убеждением, что, когда при­
ближенное к его императорскому величеству лицо спросит меня,
при таких обстоятельствах, доверить ему те мысли мои, наблю­
дения и выводы, которые я не только не скрывал от начальства,
но всячески стремился довести до его сведения, — я, как верно­
подданный, тайн от своего монарха пметь не смеющий, ответить
отказом не могу.
Как ваше высокопревосходительство изволили усмотреть из
откровенно, безо всяких умолчаний, доложенного хода событий,
я никаких личных целей не преследовал. Поступая, с Формаль­
ной точки зрения, несогласпо с указаниями моего прямого началь­
ника, с готовностью с самого иачала понести за это во всей
мере ответственность, я действовал так единственно из побу­
ждения долга перед родиной, не исполнить который мпе пе поз­
воляла совесть.
С глубоким почтением и пр.
Б. А р с е н ь е в.

ПРОЕКТ ВЫБОРОВ В V ГОС. ДУМУ.
Столыпинский акт 3 июня 1907 г., лишпв избирательных
прав те более или менее широкие слои населения, участие которых
в думской работе было установлено в 1905— 1906 гг. оставил,
однако, для буржуазии довольно значительную отдушину, через
которую па думской трибуне могла выявляться политическая
жизнь этого класса.
Но для правительства вызванная этом необходимость под­
держивать некоторый «контакт» с буржуазией была всегда бель­
мом на глазу,— и все свои усилия оно стало прилагать к тому,
чтобы сократить, сузить те «права», которые буржуазия имела.
Самым радикальным мероприятием на этом пути могло бы
быть или совершенное

упразднение Думы, или превращение ее

только в «законосовещательное» учреждение; но произвести это
власть все-таки не решалась, а потому она начала искать выхода
из трудного положения в том, чтобы вносить различные «кор­
рективы»

в избирательную практику.

ство стало в самой

широкой

Форме,

С этой зелью правитель­
производить различными

способами Фальсификацию самих выборов,

добиваясь при этом

достигнуть обеспечения правительственного

большинства и про­

ведения

в Думу

(или

обратно — недопущения в нее)

тех или

иных лиц.

Вопрос об этом встал перед правительством и в рассматри­
ваемый нами период, в 1915 г., в виду заканчивавшегося
в ноябре 1917 г. срока полномочий IV Государственной Думы.
Первая попытка постановки этого вопроса принадлежит
тогдашнему министру внутренних дел А. Н. Хвостову. Еще до назна­
чения его министром, когда А. Ф. Романова определяла, на основа­
нии беседы с ним, подходит ли этот кандидат для намеченной
роли Хвостов, среди других своих программных предположений,
(

)

высказал мысль о необходимости заранее готовиться к новым
рыборам.1 Ставленник аваптюриста кн. Андронникова, сочув­
ственно поддержанный Распутиным, Хвостов хорошо пони|мал, что выборы в Государственную Думу сопряжены с ассиг/новкой крупных безотчетных кредитов, — и что, таким образом,
искомый им пост министра внутренних дел представляет собою
не только почетное, но и весьма доходное место. С этой послед­
н е й точки зрения и посмотрел, главным образом, Хвостов на
Sподготовку предстоявшей выборной кампании, когда был назна­
ч е н министром (26 сентября 1915 г.).
В качестве бывшего вологодского и нижегородского губер­

I

натора, Хвостов был отлично знаком с практикой Фальсификации
выборов (в обеих этих губерниях были проведены в Думу «пра­
вы е»), а как член Гос. Думы, и сам принадлежавший к Фракции
«правых», Хвостов хорошо

знал те требования, которые предъ­

являли к вопросу о составе Думы руководящие помещичьи круги.
Таким образом, новый министр мог сразу зарекомендовать

себя

специалистом в данной области.

Первой задачей Хвостова явилось исходатайствование соот­
ветствующего денежного ассигнования, и вскоре он получил
от Николая согласие на отпуск «на подготовку выборов» восьми
миллионов рублей. 1
2 Из этой суммы уже в декабре 1915 г. Х во­
стов получил 980 тысяч рублей, а затем в следующем году—
еще 320 тысяч. Подготовляясь к получению дальнейших ассиг­
новок, Хвостов должен был, конечно, хотя бы бегло, наметить и
предполагаемый план выборной кампании. По его мысли, надо было
при этом бить «рублем, а не дубьем»: в связи с этим он уверял,
что организует подкуп прессы, издание соответствующей лите­
ратуры, заберет в свои руки типографии, киоски, кинемато­
графы— все это с целью «подготовки выборов». Об этих своих
предположениях сам Хвостов рассказывает в своих показаниях,
данных в Следственной комиссии Временного правительства.
Но мы не будем много говорить об этих планах, так как в зна­
чительной степени все это представляет результат поздпейших

1 «Переписка Н. и А. Романовых», т. III, стр. 363, письмо от 17 сен­
тября 1915 г.
2 Так было указало А. Н. Хвостовым на допросе еще в Следственной
комиссии Временного правительства (допрос 2-й), см. «Падение царского
режима», т. VI, стр. 95.

измышлении с целью самооправдания: не подлежит сомнению, что,
за исключением разве каких-либо мелких подачек, отпущенных, ^
может-быть, «союзу русского народа», Хвостов всю сумму, в раз- j
мере около 1 миллиона 300 тысяч 'рублей, просто себе присвоил.1J
Б этом, собственно, п выразилась вся «деятельность» самого
Хвостова по «подготовке выборов» за время его кратко­
временного пребывания у власти (он был уволен 3 марта
1916 г.).
Однако, от этого времени осталась составленная в министер­
стве внутренних дел любойытпая записка, где дается сводка тех
данных, которые имелись в министерстве относительно выборных
перспектив в каждой отдельной губернии. В записке этой выска­
зываются и некоторые общие принципы для предстоявшей выбор­
ной кампании. В этом отношении министерство, прежде всего,
разрешает вопрос о том, представители каких именно партий
были бы желательны в Гос. Думе. Решение вопроса было такое:
«надлежит признать, — говорится в записке, — что допустимы
правые октябристы и желательны более консервативные эле­
менты».~
Итак, даже «правые октябристы» казались распутинской
власти элементом не вполне благонадежным: «допустимым», по
не более; «желательными» были, значит, члены «союза рус­
ского народа» и другие «правые».
С этой именно точки зреппя записка и анализирует выбор­
ные перспективы во всех губерниях. Естественно, что при этом
правительство везде рассчитывает опереться на крупных дворяпземлевладельцев; вместе с тем весьма характерно, что, помимо
помещичье-дворянских слоев, власть везде видит (и с большим
основанием) опору для себя в православном духовенстве, — при
Этом правительство имеет твердую уверенность, что оно найдет
в нем не только пассивную поддержку: правительство рассчиты­
вает, что духовенство, со всем усердием служителей креста, по­
служит делу защиты распутинского строя от «левых» (т.-е.,
1 Указать, в чем именно выразилась его деятельность, Хвостов
в Следственной комиссии не пожелал, ограничившись общими словами
о подкупе каких-то неназванных им газет и т. и. Никаких документов
в израсходовании полученных сумм Хвостов также представить не мог, со­
славшись на то, что они уничтожены. Предыдущие сведения основаны
на допросе (втором) Хвостова в Следственной комиссии Временного прави тельства.

собственно, от «левых октябристов» и «кадетов»). Так, напри­
мер, относительно Тверской губернии в записке говорится:
«Противопоставить левым и октябристам нужно будет опре­
деленно

правых

в

союзе

с духовенством,

во

главе

которого

стоит энергичный епископ СераФим».

Относительно Тамбовской губернии читаем:
«Обезвредить левые группы можпо только при помощи
духовенства. Оно мало падежно, но может быть взято в руки
архиереем, который должен поставить ему задачу — не пропускать
левых».
В общем, правительство рассчитывало, что почти во всех
губерниях в его пользу будут действовать соединенные силы —
крупных дворян-помещиков и духовенства.
,
Таким образом, эта записка выявляет, с т о ч к и з р е н и я
с а м о й п р а в я щ е й в л а с т и , ту социальную опору, которую
она хотела иметь.
Две другие, печатаемые здесь, небольшие записки отно­
сятся уже ко времени управления министерством внутрен­
них дел Штюрмера. Вполне понятно, что, став после Хвостова
министром, Ш тюрмер также заинтересовался этим делом, которое
обещало безотчетные миллионные кредиты.
Первая из приводимых здесь, составленных при Штюрмере,
записок (от 24 июня 1916 г.) представляет собой «заключения
совещания» по вопросу о выборах, состоявшего из трех лиц:
Штюрмера, его официального помощника гр. Бобринского и
неофициального руководителя, члена совета министра внутр. дел
Гурлянда. Записка эта, констатируя главные принципы будущей
кампании, указывает, вместе с тем, на необходимость не
только соблюдать при всей подготовительной работе «полную
тайну», но даже стараться прививать оппозиционным партиям
ту мысль, что правительство вовсе и не думает назначать во
время войны новые выборы, а собирается продлить полномочия
IV Думы.
Записка эта также подтверждает необходимость опираться на
духовенство:
«Правительству надлежит, — говорится в записке, — так же
как и в прошлую кампанию,— опереться на православное духо­
венство, что возможно лишь при условии, если епархиальные
архиереи проникнутся важностью возлагаемой на них государ­
ственной задачи».

Вторая записка (не имеющая даты) констатирует некоторые
решения, принятые «по соглашению с членами Государственной
Д ум ы ».1 Эти члены, — очевидно из компании Маркова 2-го н
Пуришкевича, — выработали вместе с правительством ряд меро­
приятий.
Намечались обычные приемы прежних выборных кампаний,
соответствующая «подготовка» правой печати, создание имуще­
ственных цензов для лиц, которых необходимо провести в Думу,
й т. п.
Новым, посколько нам известно, явлением в предстоящей
кампании было коллективное участие некоторых банков, выра­
зивших желание ассигновать на предвыборную кампанию два-три
миллиона рублей. Банки рассчитывали получить за это в Думе
от 50 — 70 мест. Это предложение было признано приемлемым,
но при условии, «чтобы в программу партии банков не вклю­
чались аграрные и прочие острые социальные вопросы». 1
2*
Последняя оговорка звучит в достаточной степени наивно:
как будто бы банки могли поставить эти «острые вопросы »!
Понятно, вместе с тем, что никакой особой «партии банков» и
не было бы, а их интересы выражали бы постоянные пред­
ставители буржуазии и ее присяжные защитники: Коноваловы,
Гучковы, Протопоповы и т. п.
Но
вместо

предполагавшемуся
Фальсифицированной

плану не пришлось осуществиться:
У

дворянско - поповской

Думы,

в качестве действительного представительства,— уже не буржуа­
зии, а широких

пролетарских масс, — явились советы

рабочих

депутатов.

Впрочем, как видно, уже в конце 1916 г. вопрос о подготовке
выборной кампании отошел как-то па задний план. Мы встречаем,
правда, в «сводках» докладов Штюрмера Николаю упоминание о том,
что ему сообщалось (9 октября 1916 г.) о деятельности А. Н. Х во­
стова, в связи с предвыборной кампанией.8 По возможно, что
это было только поводом для получения соответственных ассиг­
1 Как видно из доклада Штюрмера Николаю от 20 июня 1916 г.
(см. здесь, стр. 126), в ближайшие после этого дни правительство пред­
полагало уделить время переговорам с «некоторыми выдающимися деяте­
лями законодательных палат» по вопросу о будущих выборах. Результа­
том этих переговоров и была, очевидно, печатаемая записка.
2 Это последнее указание находится в печатаемой здесь записке от
24 июня, см. стр. 243.
8 См. выше, стр. 157.

новок. По крайней мере, ближайший к Штюрмеру человек, Мапасевич-Мануйлов, указывал, что, по имевшимся тогда сведениям,
Штюрмеру также удалось выхватить под этим предлогом немалую
сумму. 1 Но все это относится скорее уже к области уголовной,
а не политической.
Вопрос о выборах должен был заглохнуть по вполне есте­
ственным причинам. Влиятельные реакционные помещичьи круги,
представители которых особенно интенсивно тогда продвигались
к власти, замышляли в конце года новый государственный пере­
ворот, путем которого предполагалось «подавить» революцию
и, в связи с этим, превратить Думу в «законосовещательное»
: учреждение.1
2
Николай стоял на пути к осуществлению этой программыИ вопрос о Думе был заслонен, с одной стороны, быстро надви­
гавшейся революцией, а с другой — планами контр-революцион­
ного переворота, имевшего целью, при посредстве военной дикта­
туры, совершить невыполнимую задачу— двинуть историю вспять.

1.
З а п и ск а о п ер с п ек т и в а х в ы б о р о в в

V Г ос. Л ум у.

Рассматривая вопрос о возможности проведения выборной
кампании, необходимо прежде всего остановиться на вопросе —
представители каких партий могли бы быть желательны для
правительства. Отвечая на этот вопрос, надлежит признать, что
допустимы правые октябристы и желательны более консерватив­
ные группы. Левые октябристы настолько переплелись с про­
грессистами и кадетами, что найти иную, кроме наименования,
грань, отделяющую их друг от друга, почти невозможно.
Исходя из этих положений, и нужно делить все губернии
на такие, в которых возможно проведение благонамеренных эле­
ментов, и на такие, где оно или затруднительно или вовсе не­
возможно. Кроме того важно отдать себе отчет, на какие группы
населения может опираться правительство в каждой данной
губернии.
Губернией, безусловно обеспечивающей успех правого дела,
является К у р с к а я , где дворянство и земские деятели, объеди­
нившись в революционную годину для отпора левым партиям,
1 «Падение царского режима», т. II, стр. 43 — допрос МанасевичаМануйлова.
2 См. мою книгу «Политика Романовых», стр. 66 — 69.

ни на йоту не отошли от своей политической программы. Задачей
Курского губернатора является лишь оказание благожелатель­
ного содействия местным правым деятелям и борьба с кадетским
элементом, свившим себе гнездо в некоторых городах, в особен­
ности в г. Курске.
Следующий ряд губерний представляет вполне благоприятную
почву для правого дела. Заключая в себе правые и националисти­
ческие общественные силы, воспитанные на отстаивании русских
начал от инородческих, в особенности еврейских, посягательств,
и близкие к православному духовенству — губернии эти, при
известной 4 0 ле работы со стороны местной администрации, могут
дать членов Государственной Думы, преданных государю и чуждых
принципиальной критики всего, имеющего отношение к прави­
тельству.
Из этих губерний самая яркая в политическом отношении
В о л ы н с к а я , давно являющаяся оплотом русского правого дела
в юго-западном крае.
Правда, душою этого дела был высокопреосвященный Антоний,
ныне архиепископ Харьковский, но на Волыни остался его бли­
жайший энергичный помощник — архимандрит Виталий. Архиепи­
скоп Евлогий исповедует более умеренные политические убеждения,
но надо надеяться, что он пойдет навстречу правым организа­
циям. Вредным элементом Волынской губернии является так
называемая «земская партия», соблюдающая свои личные интересы
и раболепствующая перед поляками.
Во главе этой партии стоит зять бывшего киевского генералгубернатора Ф. Ф. Трепова, П. А. Демидов, составляет ее ряд
недавно уволенных предводителей дворянства (Прибыльский,
Журавский) и ровенский предводитель дворянства Андро. Серьез­
ными противниками их, кроме архимандрита Виталия, являются
губернский предводитель дворянства И. А. Папа-АФанасопуло,
Энергичный председатель губернской земской управы Б. Н. Лялевский, Г. Е. Рейн, Борисов, Пеликан и др. Губерния может дать
вполне правых депутатов, но, конечно, для этого требуется
известная работа. Необходим также большой такт со стороны
губернской администрации, для того, чтобы во-время улаживать
возникающие, к сожаленшо нередко, в правой среде раздоры
на личной почве.
К и е в с к а я губерния также находится в благоприятных усло­
виях, имея сплоченное духовенство и, в общем, удачный состав
предводителей дворянства, во главе с губернским предводителем
Ф. Н. Безаком.
Духовенство чтит маститого митрополита
Флавиана, руководился же епископом Чигиринским Никодимом,
открыто исповедующим правые убеждения.
Прошлые выборы, проводимые национальными организациями
при участии любимого в губернии губернатора А. Ф. Гирса, прошли
очень гладко. К сожалению, в члены Думы избраны были неко­
торые деятели, надевшие на себя маску правых, очень скоро обиа-

ружившие свое истинное лицо и теперь являющиеся главнейшими
деятелями прогрессивного блока. Настоящие русские киевляне
давно с негодованием отреклись от них, и на будущих выборах
кампания будет вестись, главным образом, против этих полити­
ческих перелетов. Новый губернатор граФ А. Н. Игнатьев также
знаком с деятельностью Савенко и Демченко,1 которые, между
прочим, усиленно просили бывшего министра кн. Н. Б. Щ ербатова
не назначать граФа киевским губернатором. Последний, при
участии Ф. Н. Безака, уездных предводителей дворянства и
раскинутых по губернии отделений Свято-Владимирского братства,
может провести депутатов с чистыми политическими убежде­
ниями. Трудными представляются выборы по г. Киеву, но, при
настойчивой работе и выставлении ярких кандидатов, можно и
там выиграть кампанию.
В П о д о л ь с к о й губернии выборами руководит определепнонациональный деятель П. Н. Балашов, и губернатору необходимо
лишь поддерживать его. Новый губернатор А. П. Мякинин вполне
правый, и на пего можно рассчитывать. Представителем оппозиции
в губернии является винницкий уездный предводитель дворян­
ства граф Гейден, но, за уходом его на войну, должность эта
замещена, и только важно не допускать его впредь к занятию
столь серьезной в этом краю должности.
Несколько сложнее, но столь же благодарна, политическая
работа в северо-западных губерниях. В них тоже существуют
национальные организации и боевое духовенство; после войны там
остро встанет польский вопрос, который заставит еще больше
объединиться русских людей. К сожалению, представители власти
на этих передовых позициях русской государственности не все
на высоте своего призвания.
В М и н с к о й губернии имеются вполне определенные нацио­
нальные деятели, которые сумеют провести выборную кампанию.
При прошлых выборах злым гением их был бывший губерна­
тор Эрдели; нынешний же, А. Ф. Гире, зарекомендовал себя
с наилучшей стороны верным служением исконно-русским началам.
Преосвященный МитроФан — очень стойкий деятель, знаком
с выборной кампанией и сможет объединить духовенство. К сожа­
лению, губернский предводитель дворянства А. С. Долгово-Сабуров
совсем малодеятелен, председатель же губернской земской управы
Б. Н. Самойленко значительно уклонился влево. Губерния тре­
бует работы, и тогда результаты обеспечены. .
В и т е б с к а я губерния имеет сплоченную русскую землевла­
дельческую группу, даже более многочисленную, чем польскую.
Группа эта прочно укрепилась в земстве и может в союзе с духо­
венством провести выборы. Большой знаток выборного дела,

1 Это именно те члены Думы от Киевской губ., которых автор
записки имеет в виду, когда говорит о «политических перелетах».

бывший вице-губернатор барон А. Ф. Розен, — зато губернатор
М. В. Арцимович, в лучшем случае, совершенно бесполезен для
русского дела. Губернский предводитель дворянства П. А. Ренгартен, с выборной точки зрения, является личностью вредной.
Он значительно левее своей губернии, и если занимает до сих
пор такую ответственную должность, то лишь благодаря хорошим
отношениям с Арцимовичем и заступничеству последнего перед
министром внутренних дел в те моменты, когда возникали пред­
положения о его ликвидации.
М о г и л е в с к а я губерния также обладает вполне достой­
ными политическими элементами, но, к сожалению, губернатор
A. И. Пильц совершенно не усвоил поставленную перед ним задачу.
На прошлых выборах он боролся с правым епископом Митрофа­
ном гомельским и настойчиво проводил октябриста Дрибинцева,
который благодаря ему и был избран. Губернский предводитель
дворянства Ф. В. Бондырев — правый. Вице-губернатор, князь
B. А. Друцкой-Соколинский— правый и знаток выборного дела.
Председатель губернской земской управы В. А. Судзиловский
также человек надежный. Выборы в губернии провести не трудно,
но необходим должный руководитель, усвоивший себе, в чем со ­
стоит обязанность администрации в этой сложной по племенному
составу губернии.
В Г р о д н е н с к о й губернии имеется сильная национальная
организация « Софийское братство», которой руководит такой вид­
ный русский деятель, как архиепископ Михаил. Русская земле­
владельческая группа не сильна, но, в союзе с духовенством и при
руководстве губернатора, может провести национальных деятелей.
Губернатору надлежит обратить серьезное внимание на крестьян­
ство, которое имеет значение на выборах: ранее случалось, что
поляки подкупали их голоса.
В К о в е н с к о й и В и л е н с к о й губерниях необходимо
принять лишь меры к тому, чтобы членами Государственной
Думы от русского населения были избраны действительно русские
люди. В Виленской губернии дело это поставлено прочно, можно
рассчитывать и на дальнейший успех, несмотря на то, что губерна­
тор П. В. Веревкин далек от идеала национального администра­
тора; в Ковенской же губернии, при участии правого губер­
натора Н. Д. Грязева, можно надеяться, что вместо октябриста
князя Васильчикова будет проведен деятель, который действи­
тельно отражал бы настроение русских в этой инородческой
губернии.
К западным губерниям близко подходят по своим политическим
настроениям южные губернии: Херсонская, Екатеринославская,
Бессарабская и Область Войска Донского. Они имеют и консерва­
тивное дворянство, и достойных пастырей церкви.
В Х е р с о н с к о й губернии имеются прочные правые и
национальные силы, — правда, значительно разгромленные губер­
натором бар. Н. А. Гревеницем, — но все же еще достаточные для

борьбы с октябристско-немецким блоком, руководимым ВарунСекретом п Люцем. На прошлых выборах бар. Н. А. Гревениц,
в угоду этому блоку, в последний момент выделил духовенство,
чем обеспечил победу левых. Духовенство вообще не пользовалось
его симпатией. Прав о-националистические деятели, группирую­
щиеся вокруг С. И. Келеповского, очень враждебно настроены
цротив губернатора, который, по их словам, выведал их план
кампании и затем предал их противникам. Если консервативные
деятели убедятся, что местная администрация не смотрит на них
как на изгоев, а, напротив, готова опираться на них, то они смогут,
в союзе с духовенством, сплотить достаточные силы для проведе­
ния желательных кандидатов. Главную опору октябристов-немцев
теперь легко можно разгромить. Печально, что губернский пред­
водитель дворянства Н. Ф. Сухомлинов сам октябрист и близок
к немецким банковским деятелям.
В Е к а т е р и н о с л а в с к о й губернии на прошлых выборах
образовался сильный право-националистический блок, но в послед­
ний момент, в угоду домогательствам Родзянко, Каменского и др.
октябристов, Харузин,1 при помощи Гурлянда, заставил покойного
губернатора Якунина выделить духовенство в наиболее опасных
для октябристов уездах; результатом этого явилось торжество
блока октябристов с немцами и социалистами. На будущих выборах
можно, бесспорно, создать правый блок. Губернатор В. А. Колобов—
вполне цравый и энергичный, губернский предводитель дворянства
князь Н. II. Урусов — решительный враг Родзянко, в особенности
после того, как не был избран членом Государственного Совета от
земства. Преосвященный Агапит, епископ екатеринославский, при­
нимал деятельное участие в прежней кампании и затем подвергался
всяческим оскорблениям со стороны Родзянко.
В Б е с с а р а б с к о й губернии выборное дело обстоит сложнее,
но, при умении и настойчивости администрации, можно провести
правое большинство. К сожалению, в губернии до последнего
времени главенствовала партия Крупепских, являющаяся типичной
представительницей политического оппортунизма.
Противником
партии Крупепских, именуемой «партией центра)), является «зем­
ская группа)), объединившая в себе и умеренных либералов и таких
правых, как член Государственного Совета от земства Д. Н. Семиградов. Правительство должно было бы, казалось, опираться на
эту последнюю партию, более желательную и определенную и
могущую дать, вместо колеблющихся сторонников Крупепских,
двух, трех либералов, но зато остальных консерваторов. Вопрос
Этот очень сложен, требует более подробного подсчета сил. Поли­
тический облик нового губернатора М. М. Вороновича не выри­
совался — в Одессе он не считался правым; вице-губернатор

1 А. II. Харузин, тов. мпп. вн. дел, руководивший в 1912 г. выборами
в IV Гос. Думу.

Б. К. Арсеньев 1 определенно правый, энергичный, достойно
отстаивал русские интересы в Румынии.
О б л а с т ь В о й с к а Д о н с к о г о дает левых депутатов, что
кажется столь несовместимым с общим духом казачества. Но пра­
вое дело там было испорчено разъяснением сената, привлекшим
домовладельцев окружных станиц к участию в съездах землевла­
дельцев; вследствие этого землевладельцы были задавлены левыми
горожанами. Крайне важно добиться в сенате нового разъяснения,
исключавшего бы горожан из курии землевладельцев. Необходимо
также умелое руководство выборами со стороны высшей област­
ной администрации; надо надеяться, что энергичный генерал
В. И. Покотило сумеет подтянуть станичные правления, которые,
при прежних выборах, в угоду левым, произвольно повышали
оценки. В области имеются правые силы, — очень энергичен
бывший губернский предводитель дворянства Леонов; в 1905 г.
он уклонялся влево, теперь же ведет определенно правую политику.
Правых депутатов может также дать город О д е с с а , при
условии, если сильные там правые организации окончательно не
перессорятся. Обязанность градоначальника должна состоять в том,
чтобы уметь разобраться, какая из организаций является наиболее
жизнеспособной и верной, поддерживать ее и привлечь к ней
другие правые силы.
Затем следует ряд, главным образом, центральных губерний,
которые имеют благодарную политическую почву для создания
правого и умеренно-правого большинства. Ведение в них выбор­
ной кампании труднее, чем в предыдущих,— они не спаяны нацио­
налистическим началом, духовенство этих губерний часто склонно
к радикализму и требует железной руки епархиального архиерея,—
но все же они имеют консервативное дворянство, которое всегда
может дать отпор левым. В тех уездах, где землевладельцы более
либеральны, им можно противопоставить голоса священников.
К числу этих губерирй относятся: Владимирская, Вологодская,
Казанская, Московская, Орловская, Пензенская, Псковская, Сим­
бирская, Рязанская, Тульская, Харьковская.
В л а д и м и р с к а я губерния имеет в большинстве своем
правое дворянство, во главе с губернским предводителем В. С. Хра­
повицким. Земство — скорее октябристское. При должном умении
и без обострения можно объединить правых землевладельцев,
духовенство и часть еще не развращенного купечества. В больших
посадах довольно успешно работает союз русского народа. К сожа­
лению, губернатор В. Н. Крейтон, вполне достойный, но, будучи
англиканского вероисповедания, вряд ли должным образом сумеет
найти пути сближения с духовенством.
В В о л о г о д с к о й губернии существует правая землевладель­
ческая группа, можно также рассчитывать на полное содействие
1 Это — бывший первый секретарь русской миссии в Румынии, доклад
которого Сазонову напечатан здесь на стр. 208 — 222.

преосвященного Александра. Прошлая кампания велась бывшим
губернатором Шрамченко, не сумевшим завоевать симпатии правых
общественных сил, вдохновлявшихся его предместником. Кампа­
ния велась как-то случайно, и если результаты оказались еще
сносными, то исключительно благодаря бывшему непременному
члену Б. В. Ппсаренкову, деятельность которого отмечал команди­
рованный в Вологду в разгаре кампании Б. А. Пеликан. При
должной работе губерния может дать правых депутатов, но трудно
сказать, сумеет ли губернатор В. А. Лопухин справиться с этой
задачей.
В К а з а н с к о й губернии имеется консервативное дворянство,
во главе с губернским предводителем С. С. Толстым-Милослав­
ским. Земство также вполне умеренное, и председатель губернской
земской управы Н. А. Мельппков пробовал даже выступать против
политических прерогатив земского союза. Очень вредны в губер­
нии члены Государственной Думы — И. В. Годнев и протоиерей
от. А. В. Смирнов. Последний, и при прежних выборах, влиял
на преосвященного Иакова, который, в сущности, скорее помогал
левым. Благодаря этому обстоятельству и слабости покойного
губернатора Стрижевского, приветствовавшего неестественный
блок (конечно, на деле пе осуществившийся) правых с октябристами,
последние выборы дали по Казанской губернии пестрый состав.
Можно надеяться, что энергичный губернатор П. М. Боярский,
поддерживающий хорошие отношения с дворянством и земством,
сумеет провестп более правых. Очень важно ныне же обратить
внимание на вредную в политическом отношении деятельность
епархиального архиерея.
В М о с к о в с к о й губернии можно в среде землевладельцев
найтп тот консервативный элемент, на который должно опереться.
Правые, в блоке с умеренными и духовенством, могут провести
своих кандидатов. На последних выборах этот блок имел боль­
шинство двадцати голосов, но, из-за отсутствия достаточной дис­
циплины п вследствие двух неудачных жеребьевок, выборы ока­
зались неудачными.
В О р л о в с к о й губернии очень вредна партия Стаховичей,
сумевшая одержать верх на последних дворянских выборах. Но
в губернии имеется много консервативных дворян, которые, в союзе
с духовенством, могут разбить левую партию.
В П е н з е н с к о й губернии представителем левых обще­
ственных течений является Вырубов, но партия его не очень
многочисленна. Большинство поместного дворянства настроено
консервативно, и поэтому вполне возможно, при посредстве губер­
натора, образование умеренно-правого большинства. Губернатор
А. А. Еврепнов — вполне правый. Преосвященный Владимир
(Путята) энергично знакомится с духовенством и может, вероятно,
оказать содействие. Вице-губернатор А. А. Толстой — октябрист.
В П с к о в с к о й губернии существует крепкое национали­
стическое ядро, состоящее из крупных землевладельцев болынин-

ства уездов и отчасти мелких собственников. Эта группа провела
в IV Государственную Думу националистов. Левыми является
группа общественных деятелей опочецкого и новоржевского
уездов, объединенная помещиком великолуцкого уезда А. Н. Брян­
чаниновым. Духовенство является малонадежным. При дружной
работе губернатора с местными деятелями, правыми и национа­
листами, можно рассчитывать на полный успех.
В Р я з а н с к о й губернии также не трудно образовать силь­
ную группу из правых и умеренных землевладельцев. Среди дво­
рянства много консерваторов, в их числе и губернский предво­
дитель дворянства В. И. Петрово-Соловово. Правда, имеют большое
значение и октябристы, преобладающие в земстве и выдвигаю­
щие из своих рядов статс-секретаря А. С. Ермолова, Еропкина,
Шумахера и др. Но им можно противопоставить консерватив­
ные силы дворянства и духовенства, во главе которого стоит
определенно правый епископ Дмитрий. Губернатор Н. Н. КпсельЗагорянский — правый.
С и м б и р с к а я губерния обладает сплоченным дворянством,
в массе своей консервативным. Губернатору надлежит только
провести правых выборщиков от духовенства и крестьян. Духо­
венство на прошлых выборах пользовалось большою антипатиею губернатора А. С. Ключарева, хотя последний должен
был в результате признать, что священпики имели решающее
влияние на конечный исход выборов и что, при намечании
кандидатов и при голосовании, духовенство выполнило свои обе­
щания, чем способствовало победе правых. А. С. Ключарев не
любим дворянством и не может быть объединяющим центром
при выборах.
Дворянство Т у л ь с к о й губернии непоколебимо в своей
верноподданнической преданности государю императору. Земство
в большинстве— правое, хотя на последних земских выборах
одержали победу более умеренные элементы. Губернатор А. Н.
Тройпицкий— определенно правый. При помощи правых обще­
ственных деятелей губернатору не трудно провести достойных
членов Государственной Думы.
В Х а р ь к о в с к о й губернии на прошлых выборах не сумели
использовать в должной мере имеющиеся в ней консервативные
силы. В виду скверных отношений бывшего губернатора М. К. Катеринича с покойным архиепискпом Арсением, духовенство было под
опасением, и его выделили. Ныне огромную пользу может принести
архиепископ Антоний, умеющий сплотить духовенство на истори­
ческих началах. Очень сомнительно только, чтобы губернатор
Н. В. Протасьев мог явиться руководителем правых общественных
сил. Между последними имеются энергичные лица, которые, при
должной помощи, могут вступить в борьбу с либеральной земской
партией, руководимой кн. А. Д. Голицыным. Губерния требует
большой работы, любовного отношения к правому делу, и тогда
могут получиться вполне благоприятные результаты.

Следующие четыре губернии — Вятская, Нижегородская, Оло­
нецкая и Пермская, при серьезной работе, могут дать правых
депутатов. В них имеются те силы, на которые правительство
может опереться, и только необходимо со стороны местных
губернаторов доляшое старание и умение дать этим силам руко­
водящую роль при ведении выборной кампании.
В я т с к а я губерния имеет очень левое земство, сильный
третий элемент, считалась безнадежной в политическом отноше­
нии. Между тем бывший губернатор И. М. Страховский, при
помощи епископа (ныне не находящегося в Вятке), опираясь
на духовенство, провел исключительно правый состав депутатов.
Губернатор сумел также привлечь к делу чиновничество. Можно
рассчитывать, что, при умении губернатора, возможен успех и при
будущей кампании.
Удачное проведение выборной кампании в Н и ж е г о р о д ­
с к о й губернии представляется делом трудным, так как земские
деятели в большинстве своем являются либеральными и оказывают
значительное влияние на политическую жизнь губернии. Однако,
пример прошлой кампании, когда, в противовес сильным левым
группам, были организованы правые дворяне, горожане и духо­
венство, показал, что выиграть кампанию можно, если губернатор
окажется на высоте понимания возложенной на него задачи.
В О л о н е ц к о й губернии можно провести вполне благо­
желательные элементы, опираясь на духовенство, сплоченное
православным Карельским братством. Минувшие выборы дали
умеренных депутатов. Губернатор М. И. Зубовский интересуется
губернией и, будучи сам человеком вполне правым, сумеет орга­
низовать умеренно-правые силы.
П е р м с к а я губерния очень нелегка в выборном отношении,
так как местное земство является одним из самых левых в импе­
рии. Между тем минувшие выборы дали благоприятные резуль­
таты. Объясняется это участием в выборной кампании духовен­
ства, давшего правых выборщиков, а также энергичной работой
местного национального общества, руководившегося вице-губер­
натором В. И. Европеусом (ныне переведенным в Астрахань).
Можно надеяться, что губернатор М. А. Любич-Ярмолович-ЛозинаЛозинский, как вполне правый, сумеет также провести удачно
к а па ни ю. Вице-губернатор Н. Н. Максимов также правый.
Очень трудно провести удачно выборную кампанию в Воронеж­
ской, Калужской, Новгородской, Петроградской, Полтавской,
Самарской, Саратовской, Смоленской, Тамбовской, Тверской,
Черниговской и Ярославской губерниях. В этих губерниях прочно
укрепились октябристы, главным образом левого толка, которые,
в союзе с определенно левыми, могут победить умеренных и пра­
вых. Однако, считать их окончательно безнадежными нельзя.
В каждой из этих губерний можно найти благожелательные эле­
менты в различных общественных группах, и от умения губерна­
торов зависит образовать из них значительную политическую силу.

В В о р о н е ж с к о й губернии очень сильны октябристские
течения в дворянстве, и еще более левые в земстве; правые одиноки
и разбросаны по уездам. Духовенство настроено в левом духе.
Но все же можно попробовать провести кампанию именно на
духовенстве, если только епархиальный архиерей вдохновится
Этим делом и сумеет образовать заранее в уездах правые ячейки.
Губернатор Г. Б. Иеткевич— правый, в очень хороших отношениях
с духовенством, лево-настроенные общественные элементы его
недолюбливают. Вице-губернатор А. В. Козлов — очень неуравно­
вешенный, в скверных отношениях с губернатором.
К а л у ж с к а я губерния, считавшаяся ранее очень умеренной,
значительно полевела, что особенно ясно проявилось в избрании
левого, князя Е. Н. Трубецкого, членом Государственного Совета
от земства и выборщиком от дворянства. На последних выборах
октябристы вступили в соглашение с левыми и провели общих
кандидатов. Но нельзя, однако, считать губернию окончательно
потерянной для правого дела. Бывший губернатор князь С. Д. Гор­
чаков не отличался должным тактом, вооружил против себя лиц
различных лагерей, пе встречал поддержки со стороны епархиаль­
ного архиерея, среди своих же чиновников имел таких левых,
как непременного члена губернского по земским и городским
делам присутствия Козловского, которого приходилось искусственно
отстранять от участия в заседаниях комиссии по делам о выборах.
Новый губернатор Н. С. Ченыкаев — вполне правый, тактичный,
и поэтому можно надеяться, что, по получении должных указаний,
он сумеет наладить правое дело в губернии. Б. А. Оленин близок
к местным либеральным кругам.
В Н о в г о р о д с к о й губернии сильна партия октябристов,—
большое влияние имеет семья Тютрюмовых, представитель кото­
рой избран ныне членом Государственного Совета от земства.
На прошлых выборах духовенство действовало в правительствен­
ных видах. В соединении с ним можно на будущих выборах
несколько ослабить октябристский элемент. Губернатор М. В. Иславин в хороших отношениях с местными общественными силами,
политически не ярок.
В П е т р о г р а д с к о й губернии господствуют октябри­
сты и левые; первых несколько больше, но на прошлых
выборах они блокировались с левыми и получили всего одно
место. Совершенно разбить обе эти партии невозможно, — нужно
постараться сформировать правое крыло октябристов, которое
влияло бы в среде своей партии, и им же отдать голоса правых.
В П о л т а в с к о й губернии на выборах играют роль уме­
ренные, имеющие большое значение в землевладельческих кругах.
Теперь эти лица значительно полевели, и потому важно растворить
их правыми представителями духовенства, которые смогли бы
отвести более левых из умеренных. Задача эта очень не легка,
так как во главе духовенства стоит епископ ФеоФаи, чуждый
какой-либо политики. Губерния требует очень вдумчивой и

осторожной работы и тщательного подсчета сил. Губернатор
А. К. Багговут — вполне правый.
В С а м а р с к о й губернии очень сильна партия октябристов,
хотя среди дворяиства много и правых, во главе с губернским
предводителем дворянства А. Н. Наумовым. При умелом руководстве
и использовании духовенства, можно провести желательный состав
депутатов. Бывший губернатор Н. В. Протасьев очень озабочен
был «равномерным» распределением выборщиков, неодобрительно
относился к сплоченности духовенства, оставил без внимания
крестьянство и, невидимому, остался доволен выборами, давшими
лишь одного националиста, остальных же более левых. Можно
надеяться, что новый губернатор С. Д. Евреинов лучше проведет
кампанию; будучи вполне правым, он, как питомец духовной ака­
демии, найдет близкие точки соприкосновения с духовенством.
Вице-губернатор князь С. В. Горчаков в эпоху растерянности
не спустил Флага государственности.
В С а р а т о в с к о й губернии левые элементы очень сильны.
Имеются они в крестьянстве, заразили города, заняли прочные
позиции в земстве, существуют и среди предводителей дворянства.
Правда, на ряду с этим, в губернии есть определенно правые, как,
например, губернский предводитель дворянства В. Н. Ознобишин.
Однако, против последнего ведется усиленная кампания, и считают,
что на следующих дворянских выборах он будет заменен более
левым.
В земстве популярен значительно полевевший граф
Д. А. Олсуфьев. На выборах нужно в левых уездах мобилизовать
духовенство, которое, в союзе с более правыми уездами, должно
разбить левое крыло. Бывший губернатор князь А. А. Ш иринский-Ш ихматов был стойкий правый, сумел бы привлечь к выбор­
ному делу духовенство; о новом — С. Д. Тверском пока ничего
сказать нельзя.
С м о л е н с к а я губерния является, в подавляющем своем
большинстве, октябристской; общественные силы группируются
вокруг Хомякова и прогрессиста В. П. Энгельгардта (члена Госу­
дарственного Совета). Бесспорно, имеются и правые землевла­
дельцы, но они мало организованы. При огромной и осторояшой
работе, мояшо, вероятно, создать противовес левым октябристам
и провести умеренно-правых. Идейный правый работник — мест­
ный землевладелец, непременный член губернского присутствия
А. Е. Кубаровский. Необходимо лучше использовать духовенство.
Но рассчитывать на нового губернатора К. А. Ш умовского певозмояшо. Он прогрессист и прошел в выборщики от дворянства
Калужской губернии вместе с таким ярым либералом, как князь
Е. Н. Трубецкой. Вице-губернатор В. Ю . Фере близок к местным
общественным элементам.
В Т а м б о в с к о й губернии существуют вполне правые дея­
тели, но на ряду с этим и видные представители левого лагеря.
В последнее время губерния значительно полевела, показателем
чего является избрание земством членом Государственного Совета

вместо В. М. Андреевского (правый центр), видного октябриста
Комсина. Особенно вредными являются Моршанский и Темниковский уезды. Обезвредить левые группы можно только при
помощи духовенства. Оно мало падеяшо, но может быть взято
в руки архиереем, который должен поставить ему задачу— не про­
пускать левых. Оно обязано явиться Фильтром, через который
должны беспрепятственно пройти представители правого дворян­
ства. Губернатор А. А. Салтыков, можно думать, будет вполне
на высоте своего положения.
В Т в е р с к о й губернии, испокон левой, после революцион­
ной вакханалии образовалось сильное реакционное движение.
Правые и умеренные общественные силы завоевали крупные
позиции. На последних выборах умеренный блок имел большин­
ство, но не добился должных результатов вследствие несогласо­
ванности своих действий. При будущей кампании сформирование
блока будет очень трудно, так как некоторые из видных предста­
вителей его, как, например, В. И. Гурко, очень сильно полевели
и скорее вступят в соглашение с левыми. Противопоставить
левым и октябристам нужно будет определенно правых в союзе
с духовенством, во главе которого стоит энергичный архиепископ
СераФим. Если губернатору Н. Г. Бюнтингу заранее будет дано
Это задание, то он, вероятно, сможет выполнить его. Вице-губер­
натор Д. Ф. Гершельман — правый.
В Ч е р н и г о в с к о й губернии дворянство, в большинстве
своем, октябристское, земство, за малыми исключениями, просто
левое. Правительство может опираться на мелких землевладель­
цев, горожан в некоторых городах и, главным образом, на духо­
венство, которое находится на строгом учете у твердого епископа
Василия. Кампания должна вестись заранее. Губернатор Н. Н. Лавриновский вряд ли будет склонен вести определенную кампанию,
но у него имеются два определенных правых и идейных помощ­
ника: вице-губернатор Д. Н. Матвеев и непременный член
губернского по земским и городским делам присутствия Грингмут.
Требуется очень большая работа, но, как показал прошлый опыт,
возможны благоприятные результаты.
В Я р о с л а в с к о й губернии проведение выборов в желатель­
ном духе является делом очень нелегким, так как в ней силен про­
грессивный и лево-октябристский элемент, который на последних
выборах провел членом Государственного Совета от земства левого,
Н. Н. Глебова. Губернатору граФу Д. Н. Татищеву, при помощи
духовенства, удалось на прошлых выборах образовать умеренный
блок, который затем распался вследствие сильной агитации
бывшего губернского предводителя дворянства кн. Куракина и его
единомышленников, внесших различными средствами разлад среди
умеренных выборщиков. Можно надеяться, что опыт прошлой
кампании научит относиться осторожнее к кандидатам в выбор­
щики, избирая более устойчивых лиц. Работа требуется боль­
шая.

Левый элемент завоевал очень прочное положение в Астра­
ханской, Архангельской, Костромской, Оренбургской, Ставро­
польской, Таврической и У фимской губерниях. Левыми захва­
чены все важнейшие политические позиции и выбить их оттуда
почти невозможно. Из них самыми безнадежными являются
Костромская, Таврическая и Уфимская губернии, где левое дело
стоит па крепких основах.
В А с т р а х а н с к о й губернии сильпое влияние имеет кадет­
ская партия. В городах могут развить некоторую деятельность пра­
вые организации. Рассчитывать можно только иа духовенство. На
прошлых выборах в избирательном собрании левые блокировались
с умеренными, провели двух своих и двух, якобы, правых;
последние теперь значатся независимыми. Губернатор И. Н. Соко­
ловский враждует с патриотическими организациями. Новый
вице-губернатор В. И. Европеус хорош о знает выборное дело
по своей прежней службе в Пермской губернии, — там ои органи­
зовал национальное общество.
А р х а н г е л ь с к а я губерния дает только двух депутатов. Левые
политические течения сильны в губернии, однако, при искусной ра­
боте, вероятно, можно будет провести, при помощи духовенства,
правого крестьянина и правого священника по городской курии.
К о с т р о м с к а я губерния является одной из самых левых.
Дворянство там левое, за очень малыми исключениями, земство
еще левее. Опираться можно только иа духовенство, но и то
с малой надеждой на успех. Прошлые выборы проводил левый
губернатор Шпловскпй. Нынешный губернатор И. В. Хозиков —
правый, любим в губернии и, быть-может, сумеет организовать
более умеренное крыло.
В О р е н б у р г с к о й губернии нет тех политически прочных
Элементов, на которые могло бы опереться правительство. Дво­
рянство там правое, но малочисленное и мало деятельное. Земство
начало заражаться левизною, явным показателем чего является
избрание членом Государственного Совета прогрессиста Шмурло.
Уезды Челябинский и Троицкий носят па себе ясный отпечаток
сибирского радикального духа. Мусульманство в большинстве
развращено левыми. Бывший губернатор Н. А. Сухомлинов,
конечно, был неопытен в вопросах выборной кампании. Выборы
дали левых, он же остался ими доволен. Новый губернатор
генерал Тюлин интересуется этим делом, знакомым ему как
тверскому помещику, сражавшемуся с левыми, собирается подробно
изучить его и теперь же озаботиться подготовкою кадров правых.
В С т а в р о п о л ь с к о й губернии нет сильного землевладель­
ческого класса, большое значение имеют горожане, которые использовываются левыми. Вероятно, можно использовать крестьянскую
массу. Необходимо, чтобы новый губернатор князь С. Д. О бо­
ленский ныне же подробно ознакомился с политическими настрое­
ниями губернии и выяснил, совершенно ли безнадежной является
там выборная кампания.

Т а в р и ч е с к а я губерния — определенно левая. Сильпа там
была немецкая партия, блокировавшаяся с кадетами. Кампанию ,
нужно вести против немцев и при помощи духовенства. Трудно
сказать, сможет ли, при таких условиях, губернатор справиться
с этой очень нелегкой задачей. Губернатор С. С. Дьяченко —
не правый.
У ф и м с к а я губерния является одним из вернейших оплотов
левых общественных элементов. Земство почти всецело в их
руках. Только в Белебеевском уезде упорно сражается с левыми
председатель управы Бунин. Последний — идейный правый. Жела­
тельно всячески поддержать его, помогая ему образовывать правое
большинство. Епархиальный архиерей Апдрей (Ухтомский) хорош о
знает духовенство, может, при желании, объединить его. Буппн
считает архиерея правым. Мусульмане— левые, можно воздейство­
вать на муФтия. Губернатор П. П. Башилов все время ведет
упорпую борьбу с левым земством.
Совершенно безпадежпыми пужпосчитать сибирские губернии,
Кавказ, Польшу, Виленскую и Ковепскую губернии: в первых —
чрезвычайно сплочены левые, в остальных — русские не имеют
никакого зпачепия, и борьба идет вокруг местпых национальных
групп. В Литве желательно поддержать литовцев.
Столь же безнадежпым является проведепие умеренных чле­
нов Государств ешюй Думы от городов Москвы, Петрограда и Риги.
Варшава не может дать от русского населения депутата-нациопалиста.
Со времени последних выборов образовалась еще одна губер­
ния, которая до сих пор не включалась в положение о выборах.
Необходимо выработать в отношении ее такое положение, кото­
рое могло бы обеспечить избрание достойных представителей
этой окраины, являющейся русским островом среди польских
губерний. Холмский губернатор В. Д. Кашкаров вполне отдает
себе отчет в задачах русского дела в Х о л м с к о й губернии. Епи­
скоп Апастасий также предан нациопальиому делу. От губер­
наторов Холмского и Люблинского затребованы сведеппя, необхо­
димые для выработки положения, по, в виду военных обстоятельств,
данные эти не могли быть сообщены.

2.
Совершенно

доверительно.

З а к л ю ч ен и я с о в е щ а н и я 2 4 и ю н я

4946 г.

1

В ноябре месяце 1917 г. истекает срок полномочий чле­
нов Государственной Думы четвертого созыва и осенью того же
1
Наверху карандашом приписано: «Ш тюрмер, Бобринский, Гурлянд.
Резюме того, что принято».

года предстоят новые выборы. Создание в будущей Государ­
ственной Думе работоспособного и патриотически настроенного
большинства приобретает особую важность при вызванном войною
серьезном политическом положении.
Поэтому правительству
ныне же необходимо приступить к выработке основного плана
выборной кампании. Успех ее может быть достигнут при соблю­
дении двух главных условий: полной тайны, и единства действий
всех органов правительства, начиная с самых высших и кончая
мелкими провинциальными чиновниками.
Принятое правительством решение подготовляться теперь же
к кампании должно оставаться неизвестным для оппозиционных
партий, которым желательно прививать обратную мысль о том,
что правительство очень «словно продлить полномочия членов
IV Государственной Думы.
Продление это, столь желатель­
ное многим депутатам, на самом деле не должно быть допущено,
так как, при этой отсрочке, производство выборов совпало бы,
вероятно, с окончательной демобилизацией армии. Последняя же
в течение последних двух лет пользовалась особым политическим
вниманием левых партий, которые, работая в различных обществен­
ных организациях, старались дискредитировать действия прави­
тельства, развивая оппозиционное к нему отношение. Вместе с тем,
затрачивая широко деньги, они умели всячески подчеркивать
свою полезную деятельность, умалчивая, конечно, что средства на
содержание своих учреждений они получают от того же прави­
тельства.
Вторым важным условием успеха должно быть определенно
проведенное единство действий всех ведомств. Совершенно недо­
пустимо наблюдавшееся при прежних выборах явление, что
чиновники, во главе иногда с их начальниками, дружно работали
в рядах противоправительственных партий, часто, в особенности
в городах, составляя главную их силу. При будущих выборах
провинциальные чиновники должны получить определенные ука­
зания от подлежащих министров, в свою очередь объединенных
единством политических убеждений.
Нельзя не считаться с тем политическим положением, кото­
рое левые партии заняли в течение последних двух лет. Войдя,
в лице своих главнейших деятелей, в состав различных органи­
заций, работающих на нужды войны, они, при помощи обслужи­
вающей их печати, создали себе популярность и, широко раздавая
хорошо оплачиваемые должности, освобождающие к тому же
от действительной службы в рядах войск, сумели получить новые
кадры сторонников, которые, конечно, будут поддерживать их на
выборах.
Однако, и в этой известности оказалась теневая сторона.
В последнее время в широкие слои населения проникли слухи
о бесконтрольном расходовании средств этими общественными
деятелями, вызывая возмущение безнаказанным хищением народ­
ных денег. Подбор точных данных об этих злоупотреблениях

может оказаться в руках правительства сильным орудием для
борьбы с этими радикальными деятелями.1
В этом отношении значительную помощь может оказать пра­
вительству правая печать. Вообще же последняя, заслуживая
широкой поддержки, должна быть сильно развита. Необходимо
также издание политических памфлетов, изобличающих действия
отдельных партии и лпц.
Правительству надлежит, так же как и в прошлую кампанию,
опереться на православное духовенство, что возможно лишь при
условии, если епархиальные архиереи проникнутся важностью
возлагаемой па них государственной задачи. Духовенство при
этом должно быть использовано, главным образом, в качестве
выборщиков, в члены же Думы желательно избрание не более
80 священников (в среднем по одному на губернию).
Очень важно ныне же безотлагательно, с соблюдением годич­
ного срока, озаботиться созданием имущественных цензов для
тех лпц, присутствие которых в составе Думы признается прави­
тельством желательным.
Для широкого ознакомления центрального правительства
с политическим положением отдельных губерний и районов и для
установления связи на местах, представляется необходимым забла­
говременный их объезд доверенными лицами.
Ведение выборной кампании потребует, конечно, затраты
больших средств на предвыборную агитацию, поддержку печати,
издание памфлетов и приобретение цензов. Необходимо ассигно­
вать на этот предмет от соответствующего кредита1
2 из десяти­
миллионного Фонда. /Кроме того, представители некоторых банков
предполагают, по соглашению с правительством, израсходовать
на предвыборную агитацию 2 миллиона рублей, желая получить
от 50 до 70 м ест.3 Предложение это представлялось бы приемле­
мым, при условии, чтобы в программу партии банков не вклют
чались аграрные и прочие острые социальные вопросы.
24 июня 1916 г.

3

.

П л ан вы борн ой кам пании в

V Г ос. Д ум у.

По соглашению с членами Государственной Думы, обсужда­
вшими вопрос об организации будущих выборов в Государственную
1 С этой целью правительство тогда же решило публиковать в газе­
тах отчет о хозяйстве «общественных организаций» и количестве сумм,
отпущенных им из казны — об этом см. здесь в «сводках» Штюрмера,
стр. 152, 158, а также примечания— стр. 170 — 171.
2 Во второй (позднейшей) редакции этой бумаги, вместо слов «о т
соответствующего кредита», сказано «от 21/* до 3 миллионов рублей».
3 В печатаемой далее записке ассигнуемая банками сумма опреде­
лена в «2 — 3 миллиона».

Думу, признаны желательными следующие подготовительные м еры :
1) ревизия (если можно сенаторская) различных организаций,
в особенности земского и городского союзов, в целях дискредити­
рования их, 2) подготовка печати и 3) объединение министров.
В частном совещании выяснилось, что по вопросу о том,
нужно ли допустить новые выборы в Государственную Думу или
удобнее продлить полномочия нынешних избранников, следует
притти к заключению, что для правительства выгоднее осуще­
ствить выборы ныне же, во время войны, так как главные силы
третьего элемента участвуют в различных военных организациях,
где труд их хорошо оплачивается, и в большинстве случаев
не примут участия в выборах. После же окончания войны,
когда все крайние элементы будут снова свободны, новые выборы,
несомненно, дали бы весьма левый состав Думы. Поэтому, дабы
не дать нежелательному элементу возможности заранее соргани­
зоваться перед выборами, целесообразнее распространить мысль
о предположении правительства продлить полномочия народпых
представителей, — в действительности же правительству надлежит
усиленпо готовиться к предстоящим выборам.
Предлагаемая ревизия общественных организаций вряд ли
может быть осуществлена вообще, а тем более через сенаторов,
так как эти организации разбросаны по всему государству.
С другой стороны, они не закончили еще своей деятельности,
и, накопец, средоточием их деятельности является Фронт, куда,
при видимой благосклонности главпых военных начальников
(Ропжип, Эверт, Данилов, Янушкевич и др.) к учреждениям
земского и городского союзов, вряд ли удалось бы проникпуть
ревизорам, а тем более добиться там содействия и успеха. Вместе
с тем нельзя не заметить, что ревизия может и не дать осязатель­
ных результатов, ибо такие злоупотребления, как, например, неза­
конное освобождение евреев от воинской повинности, практикуемое
широкой рукой в учреждениях союзов земств и городов, вряд ли
могут быть с достаточной документальностью установлены. Во
всяком случае, ревизия общественных организаций могла бы
быть предпринята не иначе, как после тщательного выяснения
взгляда на сие ставки.
К более ощутительным последствиям, и с меньшими ослож­
нениями, в видах дискредитирования общественных организаций,
могла бы привести соответствующая деятельность правой прессы,
обнаруживая на местах все злоупотребления и недочеты, в особен­
ности если ей на помощь придет имеющий быть законом уста­
новленный правительственный контроль над денежною отчетностью
указанных организаций. Необходимые на это, а также на предвы­
борную агитацию, средства будут распределяться товарищем
министра, по соглашению с начальником главного управления
по делам печати, между правыми, националистами и отчасти
правыми октябристами. Потребуется около 5 000 000 рублей, из
коих 2 миллиона и даже свыше должно быть отпущено из казны

и 2 — 3 миллиона может быть получено от банков. За счет
этих средств должна быть организована и памФлетическая литера­
тура (по примеру прошлых изданий «Правда о кадетах» 1 и т. д.);
особенно желательно появление в свет брошюры «Желтый блок».
В числе подготовительных мер надлежит указать на необхо­
димость заготовления списков, с отметкой о тех лицах, коих
губернаторы не должны пропускать в следующую Думу, а также
новое издание «Положения о выборах в Государственную Думу»;
вместе с тем должна быть заранее установлена техника разделения
выборщиков на курии. Особую заботу правительства должен
составить вопрос о цензах для желательных кандидатов, о чем
подлежат запросу местные власти. Для преподания на местах
указаний от имени правительства доляшы быть посланыспецпальные эмиссары.
Состав будущей Думы должен быть приблизительно следую­
щий: 80 крестьян, 80 священников, до 50 мест для инород­
цев, для банков — 50 — 70 мест (здесь, под Флагом отделений
банков, пройдут и торгово-промышленные круги); остальные
(около 200 мест) придутся на интеллигенцию. Для доведения
числа священников до указанной нормы надлежит произвести
на духовенство сильный напор, как на избирателей, и войти
засим в соглашение относительно выборов.
Организацию выборов должны вести губернаторы, при чем
на помощь им желательно привлечь непременных членов по земским
и городским делам, о чем'надлежит сговориться с Н. Н. АнциФеровы м .1
2
В видах объединения министров в деле организации выбо­
ров представляется желательным, чтобы гг. министрам, каждому
в отдельности или всем вместе, было с высоты престола внушено,
что, в случае назначения новых выборов, всем министрам надлежит
быть заодно с председателем совета министров, который имеет
по сему предмету высочайшие указания.

1 Брошюра эта, изданная под псевдонимом «Васильев», была напи­
сана Гурляндом.
2 Нач. гл. управления по делам местного хозяйства.

К ИСТОРИИ НАСТУПЛЕНИЯ АРМИЙ
БРУСИЛОВА.
(1916 г.)
На возглавлявшееся генералом Брусиловым наступление
русских войск в Галиции, происходившее летом 1916 г., были
возложены все, к тому времени остававшиеся, надежды русской
буржуазии; казалось, что это, ознаменовавшееся крупными успе­
хами, наступление сможет, в конце концов, привести к той
решительной победе/ которая принудит Австрию и Германию
к необходимости просить мира.
Действительность не оправдала этих надежд, — тем не менее
это

наступление

является

крупным

Фактом,

не

только

чисто

военного, но и политического значения; достаточно упомянуть,
что даже такое важное событие,

как присоединение к «союзни­

кам» Румынии, было, в значительной степени, обусловлено успе­
хами брусиловского наступления.

Печатаемый здесь документ, представляющий доклад, от
13 мая 1916 г., Николаю И, как верховному главнокомандую­
щему, начальника его штаба, ген. Алексеева, касается первона­
чальной стадии этого наступления, — точнее сказать, собственно
тех условий, при которы х оно началось.
Для пояснения связанных с этим обстоятельств надо со ­
общить следующее.
План

общего летнего

наступления

русских армий,

в

том

числе и юго-западного их Фронта (главнокомандующим которого
являлся Брусилов), был разработан в ((ставке» на военном совете

1 апреля 1916 г.; согласно этому плану, утвержденному Нико­
лаем II, в наступление должны были перейти о д н о в р е м е н н о
армии

всех

трех

русских

Фронтов:

западного, ю го­

западного и северного, — при чем, как видно из печатаемого
здесь доклада, начало этой операции было намечено на конец
мая, или даже начало июня 1916 г.
Такой план и был бы, надо думать, выполнен в назначенный
срок, ко времени которого все армии должны были быть при­
готовлены к переходу в общее наступление.
Однако, в выполнение этого плана вмешалась та сила, кото­
рая не была учтена: это были «союзники», которые, привыкнув
постоянно смотреть па русскую армию лишь как на орудие
для осуществления их целей, стали теперь, в лице Италии,
т р е б о в а т ь , чтобы русская армия н е м е д л е н н о начала свое,
наступление. Это требование вызывалось тем, что австрийская
армия перешла в это время (6 мая) в наступление против
итальянцев, что ставило последних в трудное положение.
Печатаемый здесь доклад ген. Алексеева и касается непо­
средственно этих настояний итальянского командования, — при чем
сам ген. Алексеев подчеркивает их т р е б о в а т е л ь н ы й т о н . 1
Ген. Алексеев в своем докладе Николаю, обрисовывая в глав­
ных чертах положение этого дела, вместе с тем отмечает, к ка­
ким результатам может привести желание во что бы то ни
стало оказать поддержку Италии.
«Выполнение н е м е д л е н н о й атаки, — пишет Алексеев, —
согласно настояний итальянской главной квартиры, неподгото­
вленное и, при неустранимой пашей бедности в снарядах тяжелой
артиллерии, производимое только во имя отвлечения внимания
и сил австрийцев от итальянской армии, не обещает успеха.
Такое действие поведет только к р а с с т р о й с т в у н а ш е г о
плана во в с е м е г о о б ъе ме . »
Ген. Алексеев, не находя возможным итти на это, признавал,
одпако,

допустимым

несколько

приблизить

срок

выполнения

разработанного ранее плана; в связи с этим Алексеев спрашивал
у Николая разрешения
«если ход событий

начать

19

мая юго-западному

на итальянском

Фронту,

Фронте потребует этого»,

артиллерийскую подготовку к атаке.

Вокруг этого вопроса и концентрируется собственно печа­
таемый здесь доклад. Но к нему нелишне будет добавить неко­
1
Итальянский король Виктор-Эммануил также обращался по этому
повод}г к Николаю II (см. П л л е о л о г. «Царская Россия накануне револю­
ции», стр. 135, 137).

торые другие подробности из первоначальной истории этого
наступления, — поэтому мы несколько выйдем за пределы доклада
и отметим дальнейший ход дела. Сообщим об этом словами
ген. Брусилова, подтверждаемыми и другими данными.
«11 мая,1— пишет Брусилов, — я неожиданно получил теле­
грамму от ген. Алексеева, в которой он запрашивал меня, могу
ли я немедленно перейти в наступление, и тем оказать помощь
Италии, г р о з и в ш е й , в с л у ч а е о т к а з а , з а к л ю ч и т ь
сепаратный мир.1
2
3 Я ответил, что готов и, по условию,
через 8 дней перейду в наступление всеми армиями, т.-е. атакую
19 мая, но при непременном условии, чтобы Эверт,3 наноси­
вший главный удар и снабженный к тому же всеми средствами,
перешел в наступление одновременно со мной».
Брусилов сообщает далее, что 18 мая ему было сообщено
ген. Алексеевым, что армии геи. Эверта еще не готовы, а потому
было предложено отложить атаку до 22 мая.4 Вследствие этого
к указанному дню Брусилов изготовился к началу операции.
Однако, в ((ставке» созрело решение вновь изменить намеченный
план: 21 мая Алексеев сообщил Брусилову, что «главковерх
(т.-е. Николай II) желал бы отсрочить атаку недели на две, с тем,
чтобы ,— как пишет Брусилов,— переменить в корне систему моего
наступления, т.-е. чтобы все армии в бездействии стояли на своих
местах, атаку же произвела бы только одна 8 армия,5 напра­
вленная на Ковель, ибо для главковерха имеет в данное время
значение лишь Ковель».
Брусилов, ссылаясь на то, что подобная система действий
на одном только участке везде терпела неудачу, не соглашался на
отказ от первоначального плана. Вместе с тем он отказался отсро1 Печатаемый здесь доклад относится к 13 мая.
2 Подчеркнуто нами.
3 Главнокомандующий западным Фронтом.
4 В приказании Алексеева о начале этой операции (от 18 мая) ука­
зывалось, что продолжающаяся переброска войск на итальянский Фронт
н тяжелое положение, в котором находится итальянская армия, требуют
нанесения австрийцам сильного удара армиями юго-западного Фронта;
однако,' главный удар предписывалось нанести войсками западного Фронта.
При этом все же почин атаки был возложен на юго-западный Фронт,
который должен был ее начать 22 мая, а западный Фронт — 28 — 29 мая
(А. М. З а й о н ч к о в с к и й . «Стратегический очерк войны 1914— 1918 г.г.».
Издание Высшего Военного Ред. Совета. М. 1923 г., часть VI, стр, 20 и след.).
5 На юго-западном Фронте.

чить даже деш» наступления, «так как, — писал он, — в данное
время все войска находятся в исходном положении для атаки,
и вторая отмена наступления обескуражит войска, которые поте­
ряют доверие к моим распоряжениям».
«М. В* Алексеев, — пишет далее Брусилов, — мне возразил,
что в данное время главковерх1 лег спать (!) и его он будить не
может, и просил меня еще раз обдумать и взвесить мое реше­
ние. В этом ,— говорит Брусилов,— я ему решительно и наотрез
отказал, заявив, что ни в каком случае не уступлю и, если
мне не будут развязаны руки, то я настаиваю на моей смене.
Тогда Алексеев заявил, что он берет ответственность на себя
и, от имени главковерха, разрешает действовать по усмотрению.
Таким образом, с рассветом 22 мая, во всех армиях ю.-з. фронта
началась атака противника па всех подготовленных участках
для их прорыва». 1
2
Так, под храп спящего дарственного «главковерха» совер­
шилось начало этой операции,— не только, действительно, сиасшей
Италию от австрийского разгрома, но оказавшей самое суще­
ственное и для России влияние на дальнейший ход войны.
К э т о м у надо п ри бави ть, ч т о в п осл ед ую щ ем св о е м развитии
наступление армий ю го -за п а д н о го Ф ронта т есн о свя зан о с «п а ц и ­
ф и стск и м и » сов ета м и Р а сп у ти н а : ем у принадлеж ит так же и м ы сл ь
о том , ч т о б ы , в разрез с первоначально в ы р а б о та н н ы м планом, не
наступ ать «сл и ш к ом усиленно на с е в е р е » .3

В результате, наступление было произведено почти исклю­
чительно только армиями юго-западного Фронта, — и это было,
несомненно, одной из причин того, что оно не оправдало тех
надежд, какие на него возлагала русская буржуазия.
Весь этот эпизод очень характерен для оценки тех условий, при
которых приходилось действовать русской армии: во-первых, здесь
вновь обнаруживается та зависимость, в которой находилось рус­
ское командование от «союзного», заставлявшего под угрозой шан­
тажа (в данном случае —намек Италии на возможность заключения
сепаратного мира) выполнять такие директивы, которые были
в интересах не России, а лишь ее «союзников». Полное безличие
1 Николай II.
2 См. «Из записок А. А. Брусилова»— в московском журнале «Рос­
сия» 1924 г. № 3 (12), стр. 138— 139.
3 См. мою книгу «Политика Романовых», стр. 166—174, и приложения
стр. 236.

((верховного» — Николая II — было, вместе с тем, причиной,
с одной стороны, отсутствия какого-либо планомерного руковод­
ства армией, а с другой — вмешательства в эту область, помимо
«союзников», также и «божьего человека» — Распутина, име­
вшего, несомненно своих весьма подозрительных «руководителей».
Немудрено поэтому, что все жертвы приносились даром, не
оправдав даже своей непосредственной цели — служить делу тор­
жества русского империализма.

Д о к л а д геи. А л ек сеев а Н и к о л а ю I I .

П ервая итальянская армия, занимавш ая п ози ц и и на левом
Фланге о б щ е г о и тал ьян ск ого Фронта, в Трептпыо, и в о бщ ем
в течение года бездействовавш ая, 6 се го мая бы ла атакована
п р ев осх од н ы м и силами австрийцев, распол агавш их м н огочи сл ен ­
н ою тяж ел ою
артиллериею , и потерпела серьезн ую
неудачу.
А рм и я потеряла до 16 000 пл енны х и 80 орудий.
О перация п р оти в н и к ом ещ е развивается, и возм ож н ы е п ослед­
стви я дальнейш его наступления, пови дн м ом у, сильно тревож ат
в ы сш ее итальянское командование, к о то р о е , как ч ерез генерала
Ж оФФра 1 и наш его воен н ого агента в И талии полковника Энгеля,
так и н еп осред ствен н о, обр а ти л ось к нам с н а стой ч и в ы м и п р о сь ­
бам и
оказать сод ей стви е п у тем н е м е д л е н н о г о 8 перехода
в наступление п о крайней м ере армиям и ю г о -з а п а д н о г о Фронта.

Всеподданнейше докладываю вашему императорскому вели­
честву суть полученных мною телеграмм.
Уже 7 мая генерал Кадорна,1
3 вернувшись из Трентино,
2
ознакомив военных агентов с обстановкою, признал е е с е р ь е з ­
н о ю и т о г д а ж е высказал, ч т о :
1) не предвидит возможности осуществить установленную
общим планом действий атаку на Изонцо и
2) просит русскую армию помочь итальянцам, согласно усло­
вий, выработанных в Ш антильи.4*
Н о ещ е до э т о г о р а зговора генерал К адорна обра ти л ся к ген е­
ралу Ж оФФру с п р о с ь б о й п овлиять на р у сск о е в ы сш е е ком андо­
вание, ч т о б ы наш а армия переш ла в наступление
«в в о з ­
можно
н еп р од ол ж и тел ьн ом
времени».
О днако, генерал Ж оФФр ответил, ч т о п ри ч и н ы , п о к о т о р ы м
русская армия отср оч и л а начало с в о е г о наступления, слиш ком
1 Главнокомандующий Французской армией.
2 Здесь и далее набранпое разрядкой подчеркнуто в подлиннике.
3 Нач. Ш таба итальянской армии.
4 Конференция в Шантильи представителей союзных армий проис­
ходила, под председательством ген. ЖоФФра, 6 — 8 декабря 1915 г. Даль­
нейшие выноски принадлежат подлиннику доклада. В. С.

важны, чтобы были основания менять ныне установленный срок
для выполнения операции. 1
У знав из отв етов в оен н ы х агентов, р у сс к о г о и Ф ранцузского,
ч то начало наступления о т с р о ч е н о , прим ерно на м есяц , генерал
Кадорна у сп ок ои л ся , заявив, ч т о п р и . таких об с т о я т е л ь ст в а х он
вполне разделяет м н е н и е о с о в е р ш е н н о й н е ж е л а т е л ь ­
ности
наруш ения
об щ его
плана
сою зников,
с к о т о р ы м и
он б ол ее
ч е м к о г д а-л и б о
желает
дей ств ова ть
в полном единении.
О днако, генерал
Кадорна закончил п р о с ь б о ю н ы не же на наш ем Фронте п р ои з­
в ести возм ож н о сильное давление на австри й ц ев, д абы п ом еш ать
п ер ебр оск е им и в Тирол ь дальнейш их п од к р еп л ен и й .1
2

Таково было в общем настроение 7 мая высшего итальян­
ского командования, в общем соглашавшегося, что общий план
действий союзников не должен быть нарушен существенным
образом событиями на итальянском Фронте.
Принятые самими итальянцами меры после неудачи G мая
сводились к следующему:
1. Прпступлено к спешному укреплению позиции на линии
гора Кони — Пупия — Пазубио — Ксоно — Монте Чимоне —
Чеиджио — далее на север через гору Вереиа на Чима — Ундичи,
куда подвезено до 20 000 рабочих (вследствие небрежности коман­
дующего 1 -й армией, генерала Брузати, не были укреплены
надлежащим образом не только тыловые позиции, но и те, на
которых итальянская армия должна была принять б о й ).3
2. Из резерва главнокомандующего боевая линия армии
усилена 2 7 -й дивизией и X IY корпусом, 4 4 -я дивизия поставлена
в резерв.
Р
3. Начата перевозка X корпуса.
4. Из II и III армии берутся три корпуса для образования
повой р е з е р в н о й армии в районе Читаделла — Кастельфранко, на левом берегу Бренты, южнее Бассано.4
Полковник Энгель выразил мнение, что положение может
стать о п а с н ы м ,
если австрийцам удастся быстро сбить
итальянцев на их новой позиции. Наш военный агент выска­
зывал, однако, 8 мая надежду на благополучный оборот, осно­
вываясь на том, что части I армии заменены обстрелянными
войсками, в командование армией вступил генерал Пекорп, на
месте находится сам генерал Кадорна и, наконец, что у австрий­
цев невидимому нет достаточных сил для превращения неуспеха
итальянцев в катастрофу.
Надеждам этим не суждено было осуществиться. 8 мая
атакованные итальянцы, в силу тех или других причин, отошли
1 Сообщение генерала Лагшиа от 8
- Телеграмма, полковника Энгеля от
3 Телеграмма полковника Энгеля от
* Телеграмма полковника Энгеля от

мая 1916 г.
7 мая, № 530.
8 мая, № 331.
8 мая,
533.

с потерями на линию Чима Ундичи — Чима делла Кальдиера—
местечко Оспедалетто — гора Чпмоп Рава -— Чима д’А ста .1
Вечером 9 мая высшее итальянское командование сооб­
щило Французскому военному агенту, что положение еще ухуд­
шилось, так как X IV корпус очистил линию гора Верена — гора
Камполонго, на левом берегу Астико, что предполагается задер­
жаться на левом берегу долины Вал д’Асса, а в крайности,
отойти на линию местечко Вальстания, в долине Бренты, — гора
Монте Ченджио, в долине Астико. Резервную армию решено
усилить до 5 корпусов и атаковать ею дебуширующие колонны
австрийцев.
Вместе с тем Французскому агенту было поручено передать
генералу ЖоФФру просьбу п о в л и я т ь в с м ы с л е н е м е д л е н ­
ного перехода русской армии в наступление.

Полковник Энгель считал 10 мая положение в е с ь м а
с е р ь е з н ы м , вследствие обнаруженной войсками малой стой­
кости, при которой катастрофа может стать вопросом немногих
дней.*2
С 10 мая начинают поступать от полковника Ромеи (из
Петрограда) и через полковника Энгеля просьбы высшего итальян­
ского командования, по своему тону близкие к требованиям, о
немедленном наступлении нашей армии.
«Если давление австрийцев будет продолжаться с той же
силою» — говорит полковник Ромеи,— положение наше может
стать очень опасным н может заставить пас выбрать новую пози­
цию еще далее в тылу, что безусловно лишит нас возможности
перейти в наступление н^И зопцо одновременно с русской и дру­
гими союзными армиям»^ Е д и н с т в е н н ы м
средством
для п р е д о т в р а щ е н и я э т о й о п а с н о с т и я в л я е т с я
п р о и з в о д с т в о с е й ч а с ж е с и л ь н о г о д а в л е н и я на
австрийцев войсками южных русских армий. Подобные действия
России вполне соответствовали бы условиям, заключенным между
союзниками, согласно которым каждый-союзник, а в частности
Россия, обязаны произвести сильнейшее давление, как только
другой союзник будет атакован». 3
Еще более требовательный тон телеграммы полковника Ромеи
от 11 мая:
«И тальянская главная квартира [самым эн ер ги ч н ы м обра зом
настаи вает на то м , ч т о б ы р у с с к а я а р м и я н е м е д л е н н о
н а ч а л а н а с т у п л е н и е на а в стр и й ск ом Фронте, и у твер­
ж дает, ч т о н ы н еш н ее зати ш ье в д ей ств и я х р у сс к и х армий создает
весьм а серьезн у ю о п а сн ость для сою зн и к ов. Е сли эн ерги чн ое
наступление австрийцев прод ол ж и тся, т о не тол ьк о бу д ет искл ю ­
J Телеграмма полковника Энгеля от 9 мая, № 535.
2 Телеграмма полковника Энгеля от 10 мая, № 537.
3 Телеграмма полковника Ромеи от 10 мая. — (Ромеи — итальянский
военный агент в России. В. С.)

чена всякая в озм ож н ость наступления итальянцев на И зоп ц о, по
в недалеком будущ ем предвидится п е о б х о д и м о ст ь для итальян­
цев б ы т ь вы нуж денны м и оста в и ть э т у линию. Е сли Р осси я
будет продолж ать настаивать па том , ч т о она в н а стоя щ ее время
не м ож ет п ерей ти в реш ительное наступление, т о н еобх од и м о,
ч т о б ы она, п о крайней м ере, теп ерь же произвела дем он стр ати вн ое
наступление с целью удерж ать проти в се б я си л ы австри й ц ев и
о ття п у ть те силы , к о т о р ы е , вер оя тн о, н аход ятся в п у ти на
итальянский Ф р о н т » .1

В таком же смысле получил заявление и полковник Энгель,
с особым указанием на то, что настоящие события, если Россия
не окажет пемедлеппой помощи, повлекут за собою невозмож­
ность для итальянцев принять какое-либо серьезное участие
в последующем наступлении союзников.1
2
Содерж ание э т и х п ер егов ор ов указы вает на ра стеря н н ость
в ы с ш е г о итал ьян ск ого командования и о т с у т с т в и е г о т о в н о ст и ,
прежде в се г о в с в о и х средствах и скать в ы х о д а из созд а вш егося
полож ения, н есм отр я на т о , ч т о и в н астоя щ ее врем я п р ев ос­
х о д с т в о сил ост а е т ся на его стор оп е.
Только немедленны й
п ер еход в наступление р у сск ой армии сч и та ется единственны м
ср ед ством изм енить пол ож ен и е; не у ч и ты в а ется то , ч т о в бли­
ж айш ее врем я ав стр и й ц ы не м о г у т , по усл ови я м ж елезнодорож ны х
п ер евозок , серьезн о уси л и ть св ои вой ск а на итальянском Ф ронте,
даже при соверш ен н о у сп еш н ом х о д е наш ей атаки.

Вашему императорскому величеству благоугодно было соиз­
волить на определение времени начала нашей операции в конце
мая, даже в первых числах июня. Соответственно с этим выпол­
няется постепенное перемещение войск и распределение артилле­
рии, ведется устройство исходного положения для производства
атаки.
Выполнение н е м е д л е н н о й а т а к и ,
согласно насто­
яний итальянской главной квартиры, неподготовленное и, при
неустранимой нашей бедности в снарядах тяжелой артиллерии,
производимое только во имя отвлечения внимания и сил австрий­
цев от итальянской армии, не обещает успеха. Такое действие
поведет только к расстройству нашего плана во всем его объеме.
Можно с уверенностью теперь сказать, что итальянская
армия не способна уже принять участия в предстоящих общих
наступательных действиях союзников, что было высказано гене­
ралом Кадорна союзным военным агентам еще 7 мая, т.-е.
в самом начале операции, когда размеры неудачи не были столь
определенны, как в настоящее время. Между тем итальянская
армия имеет достаточные силы и средства, чтобы перемепою
плана и группировки войск парировать опасность и нанести
сильный удар австрийцам, наступающим из Трентино.
1 Телеграмма полковника Ромеи от И мая.
2 Телеграмма полковника Энгеля от 10 мая № 539.

Т ем не менее, я со о б щ и л 11 мая главноком андую щ им , ч т о
обста н ов к а п о т р е б у е т более с к о р о г о начала наш ей операции, чем
б ы л о установл ено на совещ ан и и 1 апреля, и п роси л генералад ъ ю та н та Б руси л ова со о б щ и т ь , к огда п о о б щ е м у пол ож ен и ю
дел на Ф ронте он м ож ет начать с в о ю атаку.

Главнокомандующий юго-западным Фронтом 1 известил, что
артиллерийскую подготовку он может начать 19 мая, просит под­
крепить его от других Фронтов о д н и м к о р п у с о м в о й с к
у П р о с к у р о в а и обильнее снабдить огнестрельными при­
пасами.
Н е к отор ое упреж дение в начале атаки не долж но, однако,
изм енять о б щ е г о плана н аш их действий, уж е н а м еч ен н ого и
од обр ен н ого на совещ ан ии 1 апреля. П о э т о м у назначение о т
т о г о или д р у г о г о Фронта к орп уса в ой ск в распоряж ение генералад ъ ю та н та Б руси лова не м ож ет б ы т ь д оп ущ ен о без у щ ер ба под­
го т о в к и удара на главнейш ем направлении. М ож но д о п у сти ть
одно — вы деление в неп осред ствен н ое распоряж ение ваш его им пе­
р а т о р ск о г о величества, к ром е гвардии, п о од н ом у к о р п у су на
северн ом и западном Ф ронтах для сп еш н ой п ер ебр оск и вп о­
сл ед стви и в район Р ов н о или П роск у р ова , для развития у сп ех а
атаки и расш ирения первоначальной задачи, возлож енной на ю г о западны й Фронт.
Т огда, б ы т ь -м о ж е т , м ож н о бу д ет нескол ько
огран и ч и ть разм ер оп ерации, нам еченной в Д винском районе, или
даже о гр а н и ч и ться зд есь сильны м и д ем он стр ати вн ы м и дей стви ям и .

Докладываю вашему императорскому величеству о последнем
только в виде предположения. Главнокомандующим же мпою со­
общено, что общий план действий остается и ныне неизменным,
почему юго-западный Фронт должен выполнить атаку с в о и м и
силами,
обеспечив соответствующею группировкою прево­
сходство на главном направлении, т.-е. в VIII армии, не рас­
считывая теперь на усиление его корпусом за счет других
Фронтов, — подготовка к атаке должна быть закончена 19 мая,
для начала же действий надлежит ожидать указаний от штаба вер­
ховного главнокомандующего; прочим Фронтам ускорить свою
подготовку, чтобы между началом атаки юго -западного и запад­
ного Фронтов не было большого промежутка времени.
Благоугодно ли будет вашему императорскому величеству
дать мне т е л е г р а м м о ю полномочия, начать юго-западным
Фронтом артиллерийскую подготовку к атаке 19 мая, если ход
событий на итальянском Фронте потребует этого, и сообразно
с этим вести нашу подготовку на всех Фронтах, — равно разре­
шить назначить по одному корпусу северного и западного Фроптов в ваше распоряжение.
Генерал-адъютант
13 мая 1916 г.

1 Брусилов.

Алексеев.

ПЛАН ВОЕННОЙ ДИКТАТУРЫ.
(1916 г.)
План об установлении единоличной диктатуры в тылу возник
в штабе верховного командования, у ген. Алексеева, в июне
1916 г. Официально желательность учреждения должности дикта­
тора, прикрытого званием «верховного министра государственной
обороны», мотивировалась Алексеевым, в печатаемом здесь до­
кладе его Николаю от 15 июня, необходимостью сосредото­
чить все силы для успеха того наступления, которое велось
в это время русской армией в Галиции. Такому «верховному ми­
нистру» намечалось поручить «объединять, руководить и напра­
влять единой волей деятельность всех министерств, государствен­
ных и общественных организаций, находящихся вне пределов
театра военных действий». Предполагалось, что это лицо, под­
чиненное лишь царю п обладающее «полнотой чрезвычайной
власти», сможет лучше, чем при существовавшем порядке, Прео­
долеть все проявления назревавшего грозного кризиса и, в пер­
вую очередь, наладить снабжение снарядами армий, терпевших
в них острый недостаток во время предпринятой наступательной
операции.
Однако, помимо недостатка снарядов, расстройства транс­
порта и других причин военного и хозяйственного характера,
которыми мотивировалась необходимость диктатуры, был для
этого и еще один весьма существенный мотив, но уже другого
порядка: э т о — усиление революционного движения рабочих масс.
«Забастовочное движение,— писал по этому поводу Але­
ксеев, — непрерывно растет, преступная пропаганда широко ведет
свое убпйствепное дел о...»

«Число рабочих,— говорил Алексеев далее,— все уменьшается,
а недостаток рабочих, в связи с пропагандой, служит причиной
недопустимо повышенных требований с пх стороны, результа­
том чего является непрекращаемый ряд забастовок, при наличии
которых невозможно дальнейшее развитие производительности
заводов».
Так писал Николаю Алексеев, и хотя рабочие волнепия
были только одним из мотивов для учреждения диктатуры, —
однако, уже из этого видно, что правящая власть стала прида­
вать рабочему движению весьма серьезное значение, усматривая,
и вполне справедливо, в нем одну из тех сил, которые, в конце
концов, смогут не только победить империалистскую войну, но
и взорвать все дворяпско-помещичьи государственные «основы».
Возбужденный Алексеевым план, предусматривавший, оче­
видно, диктатуру военпую, несмотря на всю его замапчпвость для
Николая, встретил, однако, на пути к своему осуществлению,
серьезпые возражения, которые шли, в общем, с трех сторон.
Прежде всего, против этого плана, грозившего совершенно
уничтожить самостоятельность власти гражданской, восстал совет
министров, в лице его председателя Штюрмсра, который решился
изложить царю по этому поводу «некоторые сомнепия, вызы­
ваемые соображениями практического характера».
Первым из этих соображений было то, что, при учреждении
намеченной должности, четыре министра— воеипый, земледелия,
торговли и промышленности, путей сообщ еиия— превращаются
из «руководителей вверенных им частей» только в «исполните­
лей, непосредственно подчиненных вновь назначенному верхов­
ному министру».
Другая трудность — по взгляду Штюрмера, — заключалась,
в необходимости, при введении этой меры, «немедленного упразд­
нения» состоявших при отдельных министрах четырех «особы х
совещаний».
^
^
.
«Между тем, — писал Ш тюрмер, — несомненно, что провести
такую меру через законодательные учреждения не представится
возможным, ибо Государственная Дума придает особым сове­
щаниям исключительное значение и никогда не согласится па их
упразднение. Если же правительство возьмет на себя проведение
этой меры ныне, во время перерыва занятий законодательных
учреждений, в цорядке статьи 87, т.-е. указа, то не позже, чем
через два месяца по открытии занятий Государственной Думы

( т )

(1 ноября сего года), этот указ, несомненно, будет ею отклонен,
и особы е совещания окажутся восстановленными. В их трудах,
между тем, принимают участие виднейшие представители обще­
ственных течений, в роде Гучкова, Коновалова и им подобных, и
все они уже привыкли к мысли, что сам закон призвал их к ответ­
ственной государственной работе. Нельзя не предвидеть серьезного
по такому случаю движения в политических и общественных кру­
гах, в заключение которого может выдвинуться вопрос и о за­
крытии Государственной Д ум ы ».1
Таковы были главные мотивы, выдвинутые Ш тюрмером
против намеченного мероприятия.
Но, помимо Ш тюрмера,— и по иным, чем он, мотивам,— про­
тив проекта высказалась также и А. Ф. Романова. Сообщая
Николаю о своем разговоре со Штюрмером, А. Ф. писала Нико­
лаю (23 шоия 1916 г.):
«Бедняга (Ш тюрмер) был очень расстроен слухами, кото­
рые ему передали от лид, бывших в Могилеве,1
2 а когда Род­
зянко на него набросился, он пришел в полное недоумение.
Будто бы предполагается^ военная диктатура с Сергеем М .3 во
главе, что министров также сменят и т. д.; и дурак Родз(янко)
налетел на него, спрашивая его мнения по этому вопросу и т. д.
Он ответил, что он ничего по этому делу не знает, и потому у него
не может быть никакого мнения. Я его утешила, сказав, что ты
мпе ничего об этом не писал, что я уверена, что ты никогда
бы не назначил на такое место великого князя, а меньше всего
С. М., у которого достаточно дел, которые он должен привести
в порядок».
Далее А. Ф., между прочим, указывала, что учреждение такой
должности «поставило (бы ) министров в нелепое положение»:4
Но, помимо этих соображений, для противодействия проекту
А. Ф. Романова имела еще одну, не высказанную ею, но весьма
серьезную причину: она заключается в том, что А. Ф. просто
1 Приводим эти цитаты из сохранившейся в бумагах Ш тюрмера
копии доклада; текст его не приведен нами в «Докладах Ш тюрмера»
(здесь, стр. 117 — 136), так как в целом он не представляет существен­
ного интереса.
2 Там помещалась «ставка».
8 Вел. кн. Сергей Михайлович. Ходили слухи, что он будет назначен
диктатором.
4 «Письма А. Ф.», т. II, стр. 127 — 128.

боялась этой меры, хорошо помня прецедент с в. кн. Николаем
Николаевичем, который, захватывая в качестве верховного главно­
командующего все больше и больше власти, стал, в копце кон­
цов, — по мнению ее и Распутина, — стремиться к тому, чтобы
свергнуть Николая I I .1
Однако, наиболее серьезные, в глазах Николая, доводы про­
тив этого проекта выставила даже не А. Ф., а третья, и притом
враждебная, сторона,— председатель Гос. Думы Родзянко. На до­
кладе Николаю он указал ему, что, если предположенный диктатор
будет лицом военным, то получится неясное положение в виду
наличия верховного главнокомандующего; «если же, — говорил
Родзянко, — будет назначено частное лицо из правящих классов,
то пример Юаншикая в Китае, провозгласившего себя президен­
том Китайской республики, может показаться довольно соблаз­
нительным для вновь испеченного диктатора».1
2*
Эти соображения, лично ущемлявшие Николая, хотя и пе
побудили его совершенно отказаться от этого плана, но напра­
вили дело по совсем иному руслу...
1 июля 1916 г. состоялось постановление совета министров
(утвержденное позднее Николаем) «о возложении на председателя
совета министров объединения мероприятий по снабжению
армии и Флота и организации ты л а ».8 По смыслу этого поста­
новления сам Ш тюрмер становился чем -то в роде «диктатора»;
но этот, уже впадавший в старческий маразм, человек, как изве­
стно, не претендовал на роль Юаншикая и находился в полнейшем
повиновении у Распутина.
Такова в общих чертах история этого проекта. О нем
бы, пожалуй, не стоило и говорить, как и о многих других
мертворожденных проектах борьбы с революционным движением,
если бы печатаемый здесь доклад ген. Алексеева не представлял
интереса по тем Фактическим данным, которые в-нем приводятся.
Важен пе самый проект, а те мотивы, которыми он был вызван.
Эти мотивы указывают на те причипы, которые, по мере своего
обострения, делали все более и более безнадежным дальнейшее
ведение войны.

1 См. мою книгу «Политика Романовых», стр. 92.
2 Воспоминания Родзянко — см. «Былое» 1924 г.
8 Берем это указание из «Особого журнала совета министров», от
1 июля 1916 г.

В последних наших операциях приходится почти все время
вести борьбу в условиях штурма сильно укреплепных позиций.
При прочности современных полевых укреплепий, во многих
местах, имеющих бетонные постройки, разрушение неприятель­
ских окопов и блипдажей может быть выполнено только бомбами
4 8 -лин., 6 -дм. и более крупных калибров.
Поэтому наличие в армиях достаточного количества тяжелой
артиллерии, обеспеченной боевыми припасами, получило еще
бдлыпее значение. За время текущей войны у нас Сформировано
много тяжелых батарей, и теперь мы имеем в армиях до 800 скоро­
стрельных 48-лин. гаубиц, около 350 скорострельных 6 -дм. гаубиц
и по 450-ти 6 - дм. пушек прежних образцов, не считая тяжелых
орудий других калибров.
(1£ сожалению, обеспечение тяжелой артиллерии снарядами
до сих пор не стоит на должной высоте. На северном Фронте
имеются лишь незначительные, самые необходимые запасы.
На западном Фронте боевых припасов для тяжелых орудий
хватит для ведения интенсивного боя, с прорывом тщательно укре­
пленной полосы неприятельского расположения, лишь на несколько
дней, после чего может наступить полное отсутствие тяжелых
выстрелов, заполнить которое невозможно сравнительно ничтож­
ной ежемесячной подачей от главного артиллерийского управлепи%)
Наконец, на юго-западном Фронте израсходовано за текущие
бои все, что там было; на пополнение расхода туда экстренпо
отправлено с северного Фронта, не без некоторого ущерба для
пего, 15 тыс. 6 - дм. и 10 тыс. 4 8 -лип. гаубичных выстрелов
и тысяча 6 -дм . выстрелов к пушкам Капэ; туда же исключи­
тельно высылаются все вновь снаряжаемые тяжелые парки.

В ноябре прошлого года ежемесячная потребность в боевых
припасах определялась— 6 -дм. гаубичных 110 тысяч выстрелов,
48-лин. гаубичных 200 тысяч выстрелов в месяц.
С тех пор в армиях прибавилось мпого 48-лин. и 6 -дм. орудий,
вследствие чего потребность в снарядах к этим орудиям значи­
тельно возросла. Принимая во внимание общее количество 48-лип.
и 6 -дм. орудий, состоящих на вооружении наших армий, а также
средппй расход выстрелов, определившийся по опыту последних
боевых операций, следует считать, что нам необходимо ежеме­
сячно получать
до 300 тысяч 48-лин. и до 225 тысяч 6 -дм.
выстрелов.
О необходимости увеличить подачу выстрелов для тяжелой
артиллерии, хотя бы до размеров, заявленных в ноябре прошлого
года, обращались многократные самые настойчивые просьбы
к военному министру и к начальнику главного артиллерийского
управления, по просьбы эти не привели к благоприятным резуль­
татам. Попрежнему 48-лин. гаубичных выстрелов мы получаем

лишь 90, в лучшем случае — 100 тысяч выстрелов в месяц,
а подача 6 -дм. выстрелов даже сократилась с 40 до 30 тысяч
выстрелов в последний месяц.
Наконец, в эти дни в армиях генерал-адъютанта Брусилова
обнаружился крайний недостаток в 3-лип. винтовочных и пуле­
метных патронах, отчасти сковавший развитие нашего насту­
пления.
Юго-западному Фронту необходимо дать единовременно
10— 15 милл. 3-л ин . патронов,— чтобы удовлетворить все по­
ступившие требования от армий и иметь маленький запас,—и, кроме
того, ежедневно высылать по 3 — 4 миллиона 3-лин. натронов.
В распоряжение генерала Брусилова направляются все выделывае­
мые нашими заводами 3-лин. патроны, что составляет ежедневно
от 37а до 4 миллионов; но больше взять неоткуда, так как запасы
северного и западного Фронтов ничтожны: сверх носимых и возимых
комплектов на северном Фронте имеется лишь 20, а па западном
до 35 миллионов 3-лин. патронов, и выделить из них 10 мил­
лионов патронов для юго-западного Фронта рискованно.
По отношению к прочим огнестрельным припасам наши
армии не испытывают столь острой нужды,— однако, ежемесячная
подача их, как видно из приведенной ниже таблицы, далеко ниже
того количества, какое необходимо было бы для полного разви­
тия наступательных операций на всех наших Фронтах.
М есячная п о ­
тр е б н о сть,
н ечислен ная
по данны м
1 н оября
1915 г.

Н а и м е н о в а н и е о гн е ­
стрельны х п р и п асо в.

Д е й с тв и те л ьн о

2 218775

930 000

1891060

| 960 000
100 000

150 000

30 000

140 000

25000

40 000

3-дм. лег- I шралнел.
них:
|гранат .

1 600 000

3-дм. F o p - 1 гранат .
ных
1 шрапнел.

65 000
135 000

103860

Японских полевых
А р и са к а ...............

___



42-лин. скоростр.
»

»

.

обр. 1877 г.

3-лин. винтовочных.

800000

50 000

250 000 000

М е с я ч н а я по­
тр е б н о с т ь,
и счислеп пая
по опы ту п о ­
с л е д н и х б оев н а
ю .-з. Ф ронте.

П р ед п о л о ж ен о
к п о д а ч е в о ен ­
ны м м ини стер­
ством в м ае
1910 г.

|

подано в м ае
1916 г.

54 000

264 000 000

2 000 000
2 000 000
150 000

45 000

50 000

110 000 000

250 000 000

П р и м е ч а н и е : За время с 1 января по 1 июня 1916 г. подано,
против количества огнестрельных припасов, обещанных военным
министерством, 3 - дм. легких и горных лишь 30%, остальных пушеч­
ных выстрелов и винтовочных патронов лишь около 40 — 50%*

При таких условиях подрываются надежды на успех начатой
тами операции.1 Необходимы экстренные исключительные меры
1 Говорится о наступлении армий Брусилова.

и полное чрезвычайное напряжение всех усилий, чтобы обеспе­
чить наши армии боевыми припасами.
Военный министр и генерал Маниковский 1 сообщили, что
ими все меры приняты и принимаются, но они далеко не дости­
гают результатов в той мере, как это необходимо, и что проис­
ходит это от целого ряда крайне серьезных затруднений, которые
лежат вне воли непосредственных работников, а именно:
1. Т р а н с п о р т .
( з переживаемое время нет ни одной области государственной
и общественной жизни, где бы не ощущались серьезные потря­
сения из-за неудовлетворения потребности в транспорте?
СДля заводов, работающих на оборону, транспорт предоста­
вляется с исключительным предпочтением и в несомненный
ущерб всему остальному. Тем не менее, даже особо покровитель­
ствуемые казенные заводы не получают всего необходимого им
топлива, металлов, предметов оборудования и п роч .,}ч то давно
ими заказано и изготовлено, но не может быть доставлено к заво­
дам и лежит месяцами в ожидании вывоза: «то нет вагонов», то
«дают вагоны, но нет направления», то «не хватает пропускной
способности данного участка пути».
(Н а теперешнюю производительность заводов артиллерийского
ведомства и Путиловского завода запасов топлива и металлов
может хватить лини» на несколько д н е ^ Генерал Маниковский
тщетно добивается предотвратить остановку Луганского патрон­
ного завода, которому необходимо немедленно подать, минималь­
ное хотя бы, количество неФти, купленной, готовой и ожидающей
очереди отправки из Баку. Обуховский завод морского ведомства
также крайне нуждается в подвозе топлива и металлов. Частные
же заводы поставлены в отношении получения топлива и мате­
риалов в несравненно худшие, прямо критические условия.
(JB среднем, заводы, работающие на оборону, удовлетворяются
транспортом всего лишь на 50 — 6 0 % своей потребности, а для
Петроградского района, вместо необходимых I 8 V2 миллионов
пудов, по заявлению министра путей сообщения, возможно пере­
везти лишь 8 миллионов*?
При таких условиях не только немыслимо увеличение произ­
водительности заводов, но придется сократить и теперешнюю
работу.

2. М е т а л л ы .
За последнее время ясно обозначился «металлический голод»
на мировом рынке.
(Все без исключения работающие на оборону заводы испыты­
вают нужду в металле, которого не хватает даже на текущую
потребность?) Кроме общих причин недостатка металла на миро1 Начальник главного артиллерийского управления.

вом рынке, исключительной трудности доставки его в Архангельск
и дальше по России, наступивший кризис объясняется неналаженностыо добычи металла в России.
У нас неисчерпаемые богатства руды, угля и флюсов . Н о,
вместо широкого развития добычи металлов, столь нам необхо­
димых, в Донецком районе из 62 домн уже потушено 17 и, как
оказывается, из-за того, что не могут подвезти угля, руды
и флюсов , — находящихся в том же районе,— и получить несколько
тысяч рабочих рук.
(^Министр торговли и промышленности заявил, что, при тепе­
решнем своем развитии, промышленность, работающая на оборону,
получит всего 5 0 % потребного ей металла^ При таком угрожаю­
щем, почти трагическом положении вопроса о металле, конечно,
нельзя рассчитывать на увеличение подачи снарядов и патронов.
По сообщению генерала Маниковского, Ижевский и па­
тронные заводы «дорабатывают последние Фунты инструмен­
тальной стали», а капсюльные заводы не в состояпии полу­
чить необходимый металл для изготовления капсюлей к 3-лин.
патронам.
Вопрос о металле очень озабочивает и особое совещание по
обороне и совет министров. Вопрос этот выделен в особый
«Металлический комитет» генерала Мышлаевского, на который
возложены заботы о заказе, учете и распределении металлов
между всеми заводами. Быть может, этот комитет объединит
и усилит заказы па металл, несколько упорядочит дело, но, как
всякое учреждение коллегиальное, едва ли принесет существенную
пользу в ближайшее время. (Военный министр полагает, что
«особы х надежд на благополучное разрешение вопроса о металле
пока не имеется».^
3. Р а б о ч и е .
([Заводы, работающие на оборону, переживают тяжелый кризис
с рабочими. Забастовочное движение непрерывно растет ^преступ­
ная пропаганда широко ведет свое убийственное дело, — главным
образом, на столь благодарной почве, как необеспеченность рабо­
чих предметами пропитания и дороговизна предметов первой
необходимости.
Число рабочих всё уменьшается, а недостаток рабочих,
в связи с пропагандой, служит причиной недопустимо повышен­
ных требований с их стороны, результатом чего является непрекращаемый ряд забастовок, при наличии которых невозможно
дальнейшее развитие производительности заводов.
\До мнению военного мипистра, надежным средством против
забастовок была бы милитаризация заводов, работающих на
оборону) Но, кроме того, крайне необходимо устранить основную
причину недовольства рабочих— обеспечить их дешевым пропи­
танием.
( Ж

)

4. З а г р а н и ч н ы е з а к а з ы и в а л ю т а .
На предметы артиллерийского снабжения даны давно много­
численные заказы за границей, но серьезные затруднения с транс­
портом (ралпяя и суровая зима в Белом море, запоздалая
навигация) сильно задержали прибытие в Архангельск наших
заграничных заказов, а часть из пих погибла на минах.
Неполучение по этим заказам заводского оборудования и
крупных прессов отразилось значительными опозданиями заводов,
изготовляющих тяжелые снаряды.
(Усилить заказы за границей крайне трудно за недостатком
валюты?)
_ (П
\

|

Отсутствие снарядов, непрнготовленность укреплений, сбив­
чивые, противоречивые действия относительно мирного населе­
ния — все это заронило сомнение в умах воинов, — как ОФидеров,
так и нижних чинов, — в способности высших начальников защи­
щать страну.

Со стесненным серддем узнали мы, государь, о том, что
свыше 1 200 000 русских воинов находятся в плену у врага.
И еще более были мы подавлены, когда узнали о позорной сдаче
Ковны, о том, что комендант крепости бежал,1 о том, что необу­
ченные и плохо вооруженные войска были поставлены на защиту
Этой столь важной крепости.
Тот же самый дух недоверия, недовольства и раздражения,
но еще в большей степени, стал замечаться и в среде самого
народа. Народ знает, что снарядов и пуль мало, он знает, что
к т о -т о в этом виноват, но он видит, что общественные круги
горячо принялись за исправление старых ошибок, стараются
наверстать потерянное и привлекают все силы на дело снаряже­
ния армии, — и не прошлые недочеты волнуют его в настоящее
время.
Народ не понимает, почему роют недостаточные окопы, и только
тогда, когда неприятель близко, почему при этом происходят
такие большие неурядиды, почему, собрав десятки тысяч людей,
их по несколько дней держат без работы или отсылают обратно
по домам.
Народ готов работать над защитой родины и с радостью
будет копать каждую пядь русской земли, чтобы закрыть ее не­
проходимой полосой укреплений, как сделали это наши союзники
Франдузы, у себя на родине. Народ просит для этого только руко­
водителей, только необходимые чертежи и незначительное число
военных инженеров, а все остальное мы сами, государь, мы — гра­
ждане, обыватели, при помощи земств, городов и гражданских
властей, выполним своими руками.
1
Ген. Григорьев, бежавший из крепости во время ее атаки 8 августа
1915 г.; за это Григорьев был предан суду и приговорен к 15-летней
каторге.

Народ не понимает, почему нс строят железных дорог, необ­
ходимых для обороны. Народ крепко опасается за судьбу сто­
личных военных заводов и не понимает, почему в глубине Росснп
не подготовляется теперь же всё необходимое на тот случаи,
если бы враг угрожал Петрограду.
Народ не понимает, почему такая безнадежная путаница про­
исходит с несчастными беженцами, почему они занимают дороги,
нужпые войскам, почему их не выселяют во-время, если их
нужно выселять, и почему земля, оставляемая врагу, то опусто­
шается до тла, то отдается нетронутой со всеми ее богатствами.
Народ не понимает, почему из Юго-Западного края и Бесса­
рабии, которые бог благословил урожаем в 300 миллионов пудов
пшеницы, почти все это огромное богатство не вывезено, и почему
Это произошло, — от нерадивости ли и беспорядка, или от невоз­
можности выполнить это дело.
Государь, долг наш, как ваших верноподданных, и горячая
любовь к отечеству побудили нас высказать все то, от чего
кровью обливается наше сердце и смущается ум, но мы верим,
что можно победить, можно сломить упорство врага, противопо­
ставивши ему старую русскую доблесть.
Мы не слышали от представителей народа, в самых скорб­
ных и горьких речах их, ни единого слова о заключении мира.
Неизведанные силы таятся в глубинах русского народа. Но нужно
устроение и направление этих сил по плодотворному руслу.
Ваше императорское величество! Приемлем смелость сказать
вам: понимая неизбежность обособления власти, стоящей во главе
армии, от власти, управляющей страной, мы твердо знаем, однако,
что без высшей власти, всё объединяющей, невозможно правиль­
ное направление дела обороны. Только непререкаемой царской
властью можно установить согласие между ставкой великого князя
верховного главнокомандующего и правительством.1
Царь может повелеть своим военоначалышкам и правителям
составить расчет будущих действий на продолжительное время,
с предвидением всей сложности и многообразности последствий
предпринятых решений, и положить конец беспорядочным дей-

1 Весь этот абзац и дальнейший текст доклада, развивающий ту мысль,
что « т о л ь к о н е п р е р е к а е м о й ц а р с к о й в л а с т ь ю можно уста­
новить согласие между ставкой великого князя верховного главнокоман­
дующего и правительством» совершенно ясно показывает, что члены
Думы, писавшие этот доклад, не сумели даже толково высказать» свои
мысли по этому вопросу. Они н е ж е л а л и , чтобы Николай II сменял
вел. кн. Николая Николаевича, между тем из приведенных слов доклада
Николай мог бы вполне логически сделать тот вывод, что именно он,
Николай, должен возглавить и командование армиями. Но Николаю та­
кого вывода делать не пришлось, так как соответствующее решение уже
было принято им ранее по настоянию Распутина и А. Ф. Романовой.

ствиям, рассчитанным на несколько дней и не имеющим основ­
ной, далеко хватающей мысли.
Царь может расширить рамки расчетов и соображений.
Царь может побудить, чтобы стремились не к робкому подража­
нию врагу, а к напряжению всех усилий огромной и мощной
страны, желающей победить ценою всяческих жертв, чтобы пре­
взойти врага и снаряжением и дальновидным расчетом.
Только царь может повелеть, чтобы на ответственные долж­
ности выбирались те, кто уже выказал свою доблесть в боях,
а не люди часто неспособные вести тяжкое дело войны. Царь
может призвать все силы великой России, чтобы создать те
неприступные преграды, которые одна за другой будут защищать
родину "до того предела, где провидению угодно будет даровать
нам окончательную победу над истощенным нашим упорством
врагом.
В эту победу мы верим, государь.
Вашего императорского величества верноподданные:
Председатель военно-морской
Думы А н д р е й Ш и н г а р е в .

комиссии

Государственной

Товарищ председателя В а с и л и й Ш у л ь г и н .
Товарищ председателя Н и к а н о р

Савич.

Члены комиссии: И в а н Е ф р е м о в .
Дмитрий Чихачев.
Дмитрий Сверчков.
Анатолий Добровольский.
Н и к о л а й М а р к о в 2 -й .

ГЕН. АЛЕКСЕЕВ И ГУ Ч К О В.
Письменные сношения Гучкова с начальником штаба армий
ген. Алексеевым (Фактическим верховным главнокомандующим)
были в глазах Романовых таким опасным обстоятельством, ко­
торое чрезвычайно компрометировало ген. Алексеева. Лидер уме­
ренной части буржуазии, октябрист Гучков казался Романовым
отъявленным революционером,— даже Милюков был, в предста­
влении Романовых, не настолько опасен. И это, может-быть,
потому, что Гучков, действительно, обладал большой активностью,
и потому совал свой непрошенный нос во многие дела, и, в част­
ности, в дела военного ведомства.
За пределами Гучкова-Милюкова Романовым рисовались
какие-то «анархисты»; но создать себе какое-либо понятие о них
было уже недоступно для умственного кругозора Романовых.
И потому естественно, что наибольшая их ненависть обрушилась
именно на таких «революционеров», как Гучков. Не было бранного
слова, которое не применяла бы А. Ф. Романова к этому
октябристу и от души желала, чтобы его удалось как-нибудь
«повесить»1 или, чтобы «тяжелое железнодорожное несчастье»
прекратило его дни.1
2
Романовы так и не узнали, очевидно, что никто так, как
Гучков, Милюков и К - 0, не заботились о спасении их «трона»,
что господа кадеты и октябристы просили только маленьких
«уступочек», и что Гучков, узнав, что вел. кн. Михаил отрекся
вслед за своим братом от престола, считал, что «Россия погибла
навсегда».
1 «Переписка Н. и А. Романовых» т. III, стр. 295, письмо от 2 сен­
тября 1915 г.
2 Там же, стр. 334, письмо от 11 сентября 1915 г.

Вопрос о корреспонденции Гучкова с Алексеевым имеет свою
историю.
9 октября 1916 г., как видно из напечатанных нами до­
кладов, Штюрмер представил Николаю копию письма Гучкова
к Алексееву, — с «наветами» на нескольких министров, и в том
числе на самого Штюрмера. Николай высказал при этом, что
у него уже есть копия письма, но что ген. Алексеев сообщил
ему, что он «никогда ни в какой переписке с Гучковым не со­
стоял ».1 Николай, тем не менее, — как он заявил Ш тюрмеру,—
указал Алексееву «на недопустимость такого рода переписки
с человеком, заведомо относящимся с полной ненавистью к мо­
нархии и к династии». 1
2
Этому докладу Штюрмера предшествовала оживленная подго­
товка Николая, веденная его женой.
В главных чертах эта подготовка заключалась в следующем.
28 сентября А. Ф. писала мужу:
«Теперь идет переписка между Алексеевым и этим негодяем
Гучковым, он его питает всякими гнусностями; предупреди
его 3 — тот такой умный негодяй, и Алексеев, наверное, увы,
будет также прислушиваться к разным нападкам на нашего Друга,4
а это не принесет ему счастья».5
В другом письме А. Ф. указывает, что Гучкова «подстре­
кает Поливанов» (бывший военный министр).6
Производя сыск об этой переписке, А. Ф., между прочим,
получила и копии писем.
«Я читала, — писала она мужу 21 сентября, — копию двух
писем Гучкова к Алексееву и попросила начисто переписать одно
из них, чтобы послать тебе; ты увидишь, какой он 7 негодяй.
Теперь я понимаю, почему Алексеев злобствует против всех ми­
нистров после каждого письма, — (видно, что их было много):
он расстраивает бедного Алексеева, и потом те Факты, которые
1 Из этого ответа Алексеева можно заключить, что собственно «пере­
писки» у него с Гучковым и не было вовсе; писал, очевидно, один Гуч­
ков, но генерал Алексеев даже и относительно получения этих писем
отозвался незнанием.
8 См. здесь, «Доклады Штюрмера Николаю II», стр. 159.
8 Алексеева.
4 Распутина.
6 «Письма А. Ф.», т. И, стр. 184.
® Там же, стр. 186, письмо от 20 сентября.
7 Гучков.

он приводит, очень часто умышленно извращены для Алексеева.
Все министры чувствуют е г о 1 антагонизм в ставке, и теперь
они понимают, откуда это. Когда я пошлю тебе письмо, ты
должен иметь серьезный разговор с Алексеевым, так как этот него­
дяй 1
2 подрывает всё правительство в глазах Алексеева»... 8
Посылая затем Николаю (22 сентября) копию письма Гучкова,
А. Ф. писала:
«Предостереги серьезно старика45 против этой переписки, ее
цель — энервировать его, и всё это его не касается, потому что
для армии всё будет сделало и ни в чем не будет недостатка».3
По мнению А. Ф., переписка с Гучковым «в глазах порядоч­
ных людей набрасывает глубокую тень на Алексеева».6
Таким образом, в представлении Романовых, вопрос этот
разросся в целое событие: сам ген. Алексеев от общения с Гуч­
ковым мог заразиться его духом: А. Ф. при этом чрезвычайно
боялась нежелательного воздействия на своего мужа Алексеева,
и тем более, что последний был определенным врагом Распутина.
Нужно, однако, сказать, что ген. Алексеев, хотя и был
настроен антираспутински, но был весьма далек даже от гучковского «октябризма»; в частности, например, относительно «сою­
зов», видным деятелем которых был Гучков, Алексеев придер­
живался того взгляда, что эти «союзы», несмотря на их по­
мощь для ведения войны, представляют собой организации,
«преследующие весьма вредные для жизни государства ц ел и ».7
Несмотря на такие взгляды Алексеева, после Февральской
революции, тот же Гучков, в качестве военного министра, выдви­
нул ген. Алексеева в верховные главнокомандующие; это назна­
чение, хотя и состоялось, но вызвало протест даже со стороны
Родзянко и руководимого им временного комитета Государ­
ственной Думы, указывавшего на крайнюю реакционность ген.
Алексеева. 8
1 Алексеева.
8 Гучков.
* «Письма А. Ф., т. II, стр. 189.
4 Алексеева.
5 «Письма А. Ф.», т. II, стр. 192. — Печатаемое ниже письмо Гуч­
кова воспроизводится с того самого экземпляра, который был представлен
А. Ф. Романовой Николаю.
8 Там же, стр. 208, письмо от 29 сентября.
7 «Красный Архив», 1923 г., т. IV, стр. 423 — 424.
8 «Красный Архив», 1922 г., т. II, стр. 283 — 285.

Что касается, собственно, текста печатаемого на этих стра­
ницах письма, то здесь более интересным представляются не
столько те обвинения, которые Гучков (уже тогда, очевидно,
метивший занять крупный пост в военном ведомстве) выдви­
гает против помощника военного министра ген. Беляева, вслед­
ствие отказа последнего от предложенной Англией доставки
партии винтовок,1 — сколько оценка Гучковым существовавшей
власти й характера борьбы с пей.
П и с ь м о Г у ч к о в а к ген. А л е к с ее в у .

Его высокопревосходительству М. В. Алексееву.
Глубокоуважаемый
Михаил Васильевич.
Я уже сообщал вам в последнем моем письме о предложе­
нии, сделанном со стороны английского правительства — поставить
до 1 января 1917 г. 500 000 винтовок, — предложении, отвергну­
том геи. Беляевым.
Позвольте рассказать вам ближайшие детали и дальнейшую
историю этого вопроса, имеющего и общий интерес.
Недели две тому назад М. В. Родзянко и я сделали вопрос
(в комиссии под председательством С. И. Тимашева), верны ли
дошедшие до нас сведения о сделанном предложении и о полу­
ченном отказе.
На другой день, уже в особом совещании, мы получили ответ
от председательствовавшего сенатора Гарина, который заявил
нам, что он, по поручению военного министра, опрашивал
ген. Беляева, и что ген. Беляев отрицает правильность наших
сведений: ему было сделано предложение всего на 200 тыс. винто­
вок, и то в неопределенные сроки — в течение 1917 г. и притом
неясно, — в начале или в конце года; это неопределенное пред­
ложение им было отклонено.
Я, однако, привык не доверять справкам ген. Беляева:
припомните хотя бы справку, данную им в закрытом заседании
комиссии Государственного Совета, 17г года тому назад, в самый
острый кризис винтовочного голода, со ссылкой на вас в качестве
главнокомандующего северо-западным Фронтом, что вы-де требуете
людей, а не винтовки. Поэтому я просил дать мне срок прове­
рить мои сведения по моим источникам. Через несколько дней
я получил из кругов, близких к английскому военному министер1 Ген. Беляев был летом 1916 г. командирован в Англию для выясне­
ния там вопросов, связанных с русскими военными заказами. Возраже­
ния Беляева относительно выдвигаемых против него Гучковым обвинений
см. в его показаниях в Следственной комиссии Врем, правительства.
«Падение царского режима», т. II, стр. 207—212.

ству, справку на английском языке, которую привожу вам в букваль­
ном переводе:
«В начале настоящего года ген. Гермониус1 заявил, что,
в дополнение к поставкам винтовок из Америки, необходимо
получить еще 2 700 000 винтовок до июля 1917 г. Английское пра­
вительство 3 марта 1916 г. предложило ему 2 000 000 англий­
ских винтовок английского калибра, при чем 500 000 доляшы были
быть доставлены в последнюю половину 1916 г., а 1 500 000—в пер­
вые 6 месяцев 1917 г., — вероятно, по 250 000 винтовок д* месяц.
«Это предложение было еще раз подтверждено ген. Эллершау
перед самым его отъездом в Россию с лордом Китченером.
«Ген. Беляев, однако, заявил в Лондоне, что, если все эти
винтовки не могут быть доставлены до начала будущего года,
то в них нет надобности. Ген. Гермониус и полковник Беляев 1
2
были также оба опрошены по поводу сделанного предложения,
и они подтвердили то, что было сказано ген. Беляевым, заявив,
что если 500 000 винтовок не могут быть доставлены до конца
1916 г., то они не нужпы.
«В настоящее время будет трудно получить эти винтовки,
так как английское военное министерство, в виду отказа ген. Бе­
ляева, заявило заводам о прекращении своих договоров по вин­
товкам. Ныне, однако, выясняется, чтб может быть поставлено
Англией, если вопрос о винтовках будет вновь возбужден».
Как видите, английское правительство предложило нам гораздо
больше того, что я думал, и совсем не то, что нам говорил
сенатор Гарин со слов ген. Беляева. Как видите также, в моей
справке имеется некоторое противоречие, мною подчеркнутое,
но в общем не меняющее дела.
В заседании особого совещания 10 августа М. В. Родзянко
вновь поднял вопрос об английском предложении, а я огласил
только-что полученную мною справку. Председательствовавший
сен. Гарин ничего не мог ответить. Ответ мы получили в послед­
нем заседании особого совещания 13 августа от самого военного
министра3, который заявил нам скороговоркой, что, действительно,
произошло некоторое недоразумение, но что оно ныне исправлено,
что им «сегодня» послана телеграмма в Лондон с принятием
предложения на 700 000 винтовок.
у
Из частных разговоров выяснилось, что Беляевым было,
действительно, отклонено предложение английского правительства,
но что этот отказ, пройдя мимо особого совещания, был санкцио­
нирован советом министров.
При чем тут совет министров?
Пусть он делал бы свое прямое дело!
1 Главный представитель военного министерства по военным заказам
в Англии и Америке.
3
Через полковника Беляева, служившего в главном штабе, прохо­
дили военные заказы.
8 Ген. Ш уваев.

При Этом выяснились два любопытных Факта.
Во-первых, как видно из текста постановления совета мини­
стров, он имел неверные данные относительно степени обеспечен­
ности армии винтовками: указывалось, что рост производства
на наших заводах идет успешно (на самом деле мы достигли в послед­
ний месяц до 105 000 винтовок и в состоянии достигнуть через
несколько месяцев крайнего предела— 120 000), и что на американ­
ских заводах дело вполне наладилось (на самом деле, американские
заводы запоздали началом поставки на 14 месяцев: поставили до сих
пор, вместо ожидавшихся миллионов, всего: Ремингтон— 19 000,
Вестингауз — 7 000 и Винчестер, мало удовлетворительная пере­
делка охотничьего ружья, — 200 000); к тому же прибывшие
партии от Ремингтона и Вестингауза, принятые нашими приемщи­
ками в Америке, дали, при испытании здесь в офицерской стрел­
ковой школе, порядочное количество брака. К тому же ген. Беляев
и покрывший его совет министров упустили из вида вопрос
о патронах, который никак не может у нас паладиться и до конца
войны будет показывать значительный дефицит: английское пред­
ложение — 2 000 000 английских винтовок с обильным снабже­
нием английскими патронами (ибо этот патрон, принятый в самой
английской армии) — выводило нас окончательно, на всю войну,
из винтовочного и патронного кризиса.
Второй Факт особенно характерен для хаоса многовластия
и, в результате — безвластия, которое водворилось в деле снабже­
ния за последнее время. Член Гос. Думы Н. В. Савич, один из
талантливейших и деятельнейших работников и в военной ко­
миссии Государственной Думы и в особом совещании, припомнил,
что английское предложение было еще в апреле на обсуждении
особого совещания, что оно было принято, утверждено военным
министром, но что оно просто не было приведено в исполне­
ние, а затем и Формально отменено — геп. Беляевым в Лондоне
и советом министров в Петрограде. Вы спросите, Михаил Ва­
сильевич, где же было особое совещание и где же был военный
министр? На первый вопрос я вам отвечу: н ас1 не осведомляют,
нас обманывают, с пами не считаются и нас не слушают. А на
второй вопрос я вам отвечу тем же вопросом: где был военный
министр, да и вообще есть ли у нас военный министр?
Как видите, история с винтовками кончилась как будто благо­
получно, или, по крайней мере, на Vs благополучно (700000 вме­
сто 2 000 000). Но я подробно рассказал вам всю эту историю,
чтобы вы видели, в каких ненормальных условиях идет теперь
все дело снабжения. Нормально ли, что случайное вмешательство
случайных людей, случайно осведомленных, дает благоприятный
поворот столь серьезному делу? И не чувствуете ли вы на расстоя­
нии, из Могилева, то же, что мы здесь испытываем при ежедневном
1 «Нас» — то есть представителей буржуазии, входивших в состав
«особы х совещаний».

и ежечасном соприкосновении с ведомством, да и со всей прави­
тельственной властью.
Ведь в тылу идет полный развал, ведь власть гниет на
корню. Ведь, как ни хорошо теперь на Фронте, но гниющий
тыл грозит еще раз, как было год тому назад, затянуть и ваш
доблестный Фронт и вашу талантливую стратегшо, да и всю
страну, в то невылазное болото, из которого мы когда-то
выкарабкались с смертельной опасностью. Ведь нельзя же ожи­
дать исправных цутей сообщения в заведывании г. Трепова, —
хорошей работы|йашей промышленности на попечении кн. Ш ахов­
ского, — процветания нашего сельского хозяйства и правильной
постановки продовольственного дела в руках гр. Бобринского.
А, если вы подумаете, что вся эта власть возглавляется
г. Ш тюрмером, у которого (и в армии, и в народе) прочная
репутация, если не готового уже предателя, то готового пре­
дать, 1 — что в руках этого человека ход дипломатических сно­
шений в настоящем и исход мирных переговоров в будущем, —
а, следовательно, и вся наша будущность, — то вы поймете,
Михаил Васильевич, какая смертельная тревога за судьбу нашей
родины охватила и общественную мысль и народные настроения.
Мы в тылу бессильны, или почти бессильны бороться с этим
злом. Наши способы борьбы обоюдоостры и, при повышенном
настроении народных масс, особенно рабочих масс, могут послу­
жить первой искрой пожара, размеры которого никто не может
пи предвидеть, ни локализовать. Я уже не говорю, что нас
ждет после войны — надвигается потоп, — а жалкая, дрянная, сля­
котная власть готовится встретить этот катаклизм теми мерами,
которыми ограждают себя от хорошего проливного дождя:
надевают галоши и раскрывают зонтик.
Можете ли вы что-нибудь сделать? Не знаю. Но будьте
уверены, что наша отвратительная политика (включая и нашу
отвратительную дипломатию) грозит пересечь линии вашей хорошей
стратегии в настоящем, и окончательно исказить ее плоды в буду­
щем. История, и в частности наша отечественная, знает тому
немало грозных примеров.
Простите мне настоящее письмо и не сетуйте на мою горяч­
ность.
'
Может быть, никогда еще я не был столь убежден в полной
основательности охватившей нас общественной тревоги, как
в настоящий грозный час.
Помогай вам господь.
15 августа 1916 г., №683.31
2
1 Любопытно, как реагировали на эти слова Николай и сам Ш тю рмер, представивший это письмо Николаю — см. здесь, «Доклад Ш тюрмера»,
стр. 160.
2 На копии, с которой печатается это письмо, подписи Гучкова нет.

НИКОЛАЙ II И ((ПРАВЫЕ».
( Одна из п о л и т и ч е с к и х

«записок»).

В отличие от своего старинного «друга», а в рассматриваемое
нами время — «личного врага», Вильгельма И, Николай II не
любил высказывать своих мыслей по текущим вопросам поли­
тики: поэтому, об его собственных взглядах,— поскольку таковые
вообще существовали, — мы можем судить, главным образом,
по его резолюциям на различных докладах, и особенно по его
отношению к тем политическим «запискам», которые ему пред­
ставлялись.
Усвоив себе твердо мысль о необходимости возвращения
«к прежнему спокойному течению законодательной деятельности» 1
(сообразно с «заветами» Александра III), Николай в очередных,
текущих вопросах почерпал свою политическую мудрость не только/
от своих ближайших советчиков, но и из указанных записок, пред-}
ставлявшихся ему «союзом русского народа» и другими иодоб-|
ными «правыми» организациями. Эти записки, равно как и посто-j
янпое чтение «Земщины», во многом способствовали выработк4
отношения царя ко всем текущим вопросам.
Среди большого числа различных бумаг, имевших па себе
царские резолюции, бумаг, которые нам приходилось видеть,
лишь очень немногие встречали к себе столь внимательное, столь
сочувственное отношение, как печатаемая здесь записка, пред­
ставленная Николаю II «православными русскими кругами
г. Киева»: Николай не только характеризовал ее, как «достой­
ную внимания», но многочисленными подчеркиваниями различ­
ных мест ее текста подтвердил свое полное согласие с выска­
занными здесь мыслями.
1 См. здесь— «Из переписки Николая II с министрами», стр. 9*2.

Записка была рассмотрена Николаем 17 января
г.,
т.-е. почти лишь за месяц до революции, и это придает печатае­
мому документу особый интерес.
Читая настоящую записку, нельзя не заметить, что она,
действительно, имела все основания, чтобы произвести на царя
сильное впечатление: она была обоснована весьма вескими дан­
ными, и притом почерпнутыми не только из текущей жизни,
по даже из области истории.
Как было, в самом деле, не признать «достойными внима­
ния» следующие, например, слова «записки»:
«История человечества, — таковы эти слова, — еще не знает
примера, чтобы городское самоуправление в какой-либо стране
стало в оппозицию к существующей государственной власти, чтобы
оно публично выражало недоверие к высшему правительству»...
История человечества! Вся эта история, начиная со времени
Адама, не знала таких примеров, — и вдруг теперь при нем,
Николае II, эти «самоуправления» решили свернуть со своих
тысячелетних путей и заговорить об «общественном доверии»...
Тут было от чего вознегодовать Николаю. И тем более
потому, что некоторые указания записки были подтверждены
«уроками истории», и вовсе не теми, которые Николаю могло бы
дать его собственное царствование,— а другими, самыми настоя­
щими «уроками истории», взятыми из читанных когда-то Нико­
лаем учебников Иловайского *.
Переходя ближе к содержанию этой «достойной внимания»
записки, мы видим, что она констатирует прежде всего тот
Факт, что «подавляющее большинство трудового населения сел
и местечек — крестьяне, мещане, сельское духовенство, мелкие
землевладельцы, чиновный класс и русские помещики», несмотря
на усиленную пропаганду, «по-прежнему твердо придерживаются
традиционных воззрений на самодержавие русских царей, как
на единственный источник предержащей власти в Русском госу­
дарстве».
Это было для Николая истиной бесспорной, а потому он и
не снабдил этого места никакими отметками.1
1 Таково было, например, указание на действия римского сената,
который, ради спасения государства, вышел навстречу Варрону, — в этом
записка видела «поразительный пример политического такта», и сопоста­
вляла с этим поведение Государственной Думы, осмеливавшейся подры­
вать «престиж власти».

основном своем тексте записка решительно ополчается
против Гос. Думы, против «союзов», городских дум, «еврейскокадетской печати» и проч.
Рекомендуя различные мероприятия для борьбы с отмечен­
ными явлениями, записка в результате поднимает вопрос о про­
изводстве выборов в У Думу.
«Необходимо, — говорится здесь, — по каждой губернии
выяснить и точно определить, при каком наличном составе
административных лиц и при каких условиях самой техники
выборов можно гарантировать благополучный исход выборного
дела в известный момент».
Этим вопросом, как мы видели, правительство уже занима­
лось, 1 — и киевские «православные русские круги» только под­
талкивали его к ббльшей энергии в этом деле.
Как видно из печатаемого здесь же доклада Николаю пред­
седателя совета министров кн. Голицына, возбужденные в этой
записке вопросы предполагалось подвергнуть «подробному обсу­
ждению» совета министров, один же из этих вопросов— отно­
сительна привлечения к ответственности городских голов за
допущение ими «противоправительственных речей» — уже получил
тогда я|е свое разрешение.
В общем, большинство высказанных в записке пожеланий
встретило полное сочувствие Николая II, — и, таким образом,
записка эта характеризует тот политический багаж, с которым
сошел со сцены последний русский царь.
I.
З а п и ск а п р у с с к и х к р у г о в » К и ев а . 2

На записке резолюция Николая II:

« З а п и ск а д о ст о й н а я в н и ­

м а н и я ».

Православно - русские круги г. Киева и Киевской губернии,
объединенные беззаветной преданностью своему государю и горя­
чей любовью к отечеству, по тщательном обсуждении внутрен­
него состояния России, пришли к мысли о необходимости, в силу
патриотического долга, представить высшей власти свои коллек1 См. выше — «Проект выборов в
8 Места, подчеркнутые Николаем,
мест отчеркнутых им сбоку, сделаны
видно из отметки председателя совета
была рассмотрена Николаем 17 января

У Думу», стр. 223 — 246.
набраны разрядкой; относительно
соответствующие оговорки. Как
министров кн. Голицына, записка
1917 г.

тпвные соображения о с о в р е м е н н о м п о л о ж е н и и с т р а н ы
и о тех мерах, осуществление которых усилило бы духовную
мощь России и дало бы ей полное внутреннее успокоение.
Прежде всего православные киевляне категорически утвер­
ждают, что подавляющее большинство трудового населения сел
и местечек — крестьяне, мещане, сельское духовенство, мелкие
землевладельцы, чиновный класс и русские помещики, — словом
всё, что представляет собой в юго-западпом крае коренной
русский парод, — несмотря на усиленную пропаганду революцион­
ных идей местной левой печатью, попрежнвхму остается глубоко
консервативным во всех областях своей политической, социаль­
но - общественной и религиозной жизни, попрежнему твердо при­
держивается традиционных воззрений на самодержавие русских
царей, как на единственный источник предержащей власти
в русском государстве.
В противоположность политическим идеалам коренного рус­
ского народа, местные кадетско - еврейские интеллигентные круги,
действуя по указке вожаков прогрессивного большинства Госу­
дарственной Думы и давно сорганизованной антигосударственной
лиги земцев, упорно и совершенно беззастенчиво дискредитируют
существующий государственный строй. Левая пресса, симулируя
общественное мнение и делая дерзкие выпады против высшей
власти, создает в крупных центрах чрезвычайно удушливую
атмосферу. Восхваляемая на всю Россию разрушительная работа
темных сил «прогрессивного» блока и вожаков «общественных»
организаций становится, наконец, опасной для спокойствия народ­
ных масс и требует к себе самого серьезного отношения со
стороны всех, кому дорога духовная мощь государства в столь
критический момент.1
Православные русские круги г. Киева, встревоженные полным
отсутствием строго обдуманного и правильно организованного
плана решительной борьбы с антигосударственными силами,
поднимающими в стране смуту и способствующими усилению
продовольственной разрухи, считают своим патриотическим
долгом обратить внимание правительства на следующие недо­
пустимые явления с точки зрения государственных интересов:
1.
Никакое учреждение, существующее в государстве, ника­
кие организации, преследующие общественные интересы, ни
отдельные лица, пи группы политических деятелей, — никто не
смеет расстраивать действующего государственного аппарата
в момент величайшей опасности для страны, когда враг пося­
гает на ее целость и даже на ее независимое существование.)
Всё несогласное, всё недовольное должно умолкнуть перед страш.ной угрозой русскому народу и его потомству. История дает
нам поразительный пример политического такта и партийного
терпения в лице римского сената, когда Ганнибал угрожал напе-

сти Риму сокрушительный удар. Римский сенат, веками при­
выкший к власти, во имя внутреннего спокойствия и спасения
государства сделал над собою величайшее усилие, когда вышел
навстречу выскочке - плебею, в самом худшем значепии этого
слова, Варрону, виновнику величайшего позора и неисчислимых
бедствий для Рима. А наша Г о с у д а р с т в е и н а я Д у м а, едва
только начавшая первый период своей жизни, объявляет бойкот
министрам, ^открыто подстрекает страну к активпому неповинове­
нию существу ющей власти. [(Вместо того, чтобы всеми силами
поддерживать и защищать то кормило правления, какое оказалось
в действии в самом начале военной бури, большинство Государ­
ственной Думы открыто выражает вслух всей России дерзкое
требование смены не только лпц, но и всей системы нашего
государственного строя. ^Разрушая с думской каФедры престиж власти, члены Государственной Думы, при молчаливом согласии
президиума последней, осмелились поносить и высших иерархов
русской церкви. Они действовали в этом случае вполне созна­
тельно, ибо помнят, что во все смутные эпохи на Руси святи­
тели церкви смело становились поперек дороги всяким «перелетам«
и изменникам народа. ) si
Русские православные люди, подлинная страна в лице мирно
трудящихся классов, устали, наконец, от беспрерывных угроз,
осуждений и брани по адресу высшей власти. Они начинают
роптать на Государственную Думу за явное нежелание ч естн о,
исполнить свой долг перед царем и отчизною. Они негодуют
па председателя Думы, сознательно низводящего думскую каФедру
на степень всероссийской революционной трибуны. Они стра­
стно желают внутреннего мира, полного единения всех классов
и сословий и дружного труда на армию и флот ради победы
над врагом. Всем мирным русским людям кажется странным
и непонятным то отношение правительства к бунтующему боль­
шинству Государственной Думы, каким, несомненно, умаляется
в глазах народа как центральная, так и провинциальная власть.1
/ft [Во имя блага отечества, во имя победы над врагом киев­
ские православные русские круги, обращая мысленные взоры
к державному хозяину русской земли, просят министров, окру­
жающих его трон, поставить Государственную Думу на ука^;
занное ей основными законами место и заставить ее президиум!
не допускать, по крайней мере до окончания войны, никаких1,
эксцессов, разрушающих мир в стране и подрывающих автори - }
тет существующей власти. ) } ) i
2.
История человечества еще не знает примера, чтобы
г о р о д с к о е с а м о у п р а в л е н и е в какой-либо стране стало
в оппозицию к существующей государственной власти, чтобы
оно публично выражало недоверие к высшему правительству в ту
самую пору, когда эта страна, истекая кровью в борьбе с лютым

врагом, больше всего нуждается в полном единении и в сильной
власти. А между тем московская городская дума на всех стог­
нах своего города печатно объявляла своим гражданам, что
«нынешнее» правительство не пользуется доверием страны.
Примеру Москвы последовали многие самоуправления провин­
циальных губернских городов. По почину Москвы и под руко­
водством ее «служилых» людей началась самая бессовестная
подделка под голос народа. Б нужные моменты, при нажатии
кнопок общегородского союза, сыплются в центр из периферий,
как из рога изобилия, тысячи телеграмм, так или иначе осуждаю­
щих центральную власть. Реально существующая инсценировка
общественного мнения приняла, благодаря еврейско - кадетской
печати, совершенно сказочный характер. Одних она пугает,
других вводит в заблуждение, а третьих втягивает в СФеру
своих темных влияний.1
^ Русские интеллигентные круги г. Киева, в интересах спокой­
ствия страны, находят необходимым просить правительство сде­
лать распоряжение о том, чтобы местные власти обязательно
привлекали городских голов к уголовной ответственности по
законам военного времени за все допущенные ими в собраниях
речи и постановления, подрывающие авторитет и доверие к суще­
ствующей власти и ко всей системе государственного управления.^
3.
Так называемые общественные организации, под которыми
разумеются о б щ е з е м с к и е и о б щ е г о р о д с к и е с о ю з ы ,
а также беженские комитеты, стяжали себе в народе и даже
в интеллигентных национальных кругах самую дурную славу.
Народ видит, что в эти организации ушло всё, что убоялось службы
на Фронте и что не мыслит добра России. Люди, отличавшиеся
на местах полным национальным индиФерентизмом, вдруг обла­
чились в полувоенные мундиры защитного цвета и стали почти
хозяевами края. Евреи и поляки, остававшиеся в тени до начала
военных действий, вместе с русскими людьми определенной
политической окраски наполнили «общественные» организации
и, ворочая колоссальными суммами казенных денег, оказались
на роли диктаторов уездов и целых губерний.
Простой народ никогда не забудет, как во время устройства
в нашем крае окопов агенты «общественных» организаций пла­
тили вдвое и втрое за все продукты, за подвозку материалов
и за поденные работы. В селах и местечках имеются тысячи
доказательств того, что «земские Офицеры» не жалели казенных
денег. Безумная трата денег во время окопных работ была пер­
вым этапом на пути к продовольственной разрухе. В дальнейшем,
в усилении этой разрухи виноваты те же «общественные» орга­
низации вместе с агентами министерства земледелия. Не они ли
в самом начале минувшего лета, когда цены на хлеб, на сало
и мясо были немного выше нормальных, совершенно неожиданно

и без всяких разумных оснований, сразу повысили таксу в виде
«твердых цен» на 30 — 50 процентов. Эти безумные выпады
в хозяйственной жизни края были вторым Фазисом в деле искус­
ственного развития продовольственной разрухи. Печальное поло­
жение ближайшего к Фронту тыла, в смысле продовольственной
разрухи, не может измениться к лучшему до тех пор, пока право
бесконтрольного распоряжения всеми продовольственными запа­
сами известной территории пе будет изъято из рук безответствен­
ных агентов «общественных организаций». В Киеве, например,
еврей С о л о м о н Ф р а н к ф у р т , оказавшийся в роли уполно­
моченного министерства земледелия по снабжению армии салом,
своими манипуляциями в области реквизиции и, особенно, тран­
зита жировых веществ по железным дорогам, довел всё население
края, частные лазареты и даже военный госпиталь (на 10 тысяч
кроватей) до такого состояния, за которым могут последовать
печальные эксцессы. Другой еврей Зельман Копель, агроном
киевского уездного земства, по распоряжению последнего, за
несколько дней до праздника Рождества Христова, реквизировал
приготовленный для населения бородяиской волости весь сахар.
Ропот и негодование населения, оставшегося на праздниках
без сахара, нисколько не беспокоит ни уездную земскую управу,
пи ее агента — еврея Копеля. Q o t i i h .яподобных авр^ев^..многие
агенты ^ jcpi®ej3TB^^
гдворд уже об у по лпо­
моченных^министерства земледелие— совершенно бесконтро
и так забронированы от запросов , jBMei нате льст ва и жалоб со
стороны населения края,. что^поощ|аему остается только молчать
'и страдать.. ,/Й а местах зарегистрировано огромное количество
Фактов, йиощих основание допустить существование сознательных
тенденций у «общественных» организаций— вносить расстройство
в жизнь тыла и создавать атмосферу всеобщего недовольства.
Общее мнение негодующего по этому случаю русского народа
таково: необходимо немедленно изменить систему отношений
правительства к общеземским и общегородским учреждениям,
в том смысле, что работа открытых ими учреждении должна
быть признана государственно-необходимой, обязательно про­
изводящейся только за государственный счет, но непременно от
имени правительства и под тщательным контролем его доверен­
ных лиц. План постепенной, но незамедлительной замены руко­
водящих лиц и реального хозяйственного контроля должен быть
разработан и осуществлен как можно решительнее и скорее^
Далее -г- все военнообязанные, находящиеся на службе во всех
«общественных»
организациях и уездных земских управах,
исключая председателей последних и руководителей отдельных
учреждений, непременно должны быть призваны на действи­
тельную военную службу. Этого требует народная совесть, не1
1 Следующий абзац до
отчеркнут сбоку Николаем.

слов «Все взятые

на военную службу,..»

желающая мириться с тем, что «общественные» организации
оказались какими-то нейтральными учреждениями, освобождаю­
щими русских граждан от воинской повиипности в столь крити­
ческий для России момент. Все взятые на военную службу
могут быть легко заменены женщинами, ветеранами и вообще
неспособными к действительной службе на Фронте. Наконец,
в отношении «общественных» организаций следует осуществить
еще одну безусловно необходимую меру. ^|Мы имеем и виду
то обстоятельство, что, вследствие полного' отсутствия прави­
тельственного контроля, в прошлом, когда зарождались «обще­
ственные» организации, последние установили для своих учре­
ждений бесконечные штаты, кошмарные сметы и безумно
разорительные для страны оклады содержания, подъемные;
суточные и разъездные. ^Агенты общественных организаций
сами удивляются баснословным размерам своего жалованья н
всяких добавочных, щедро отпускаемых начальством.1 Идеи
справедливости и интересы казны требуют того, чтобы штаты
и оклады содержания в «общественных» учреждениях, на всё
время их существования до окончания войны, были пересмотрены
и установлены в полном соответствии с учреждениями, ведаю­
щими аналогичные дела. Во всяком случае, огромное количество
мелких и крупных частей сложного аппарата общеземских и
общегородских организаций, созданных за счет государствен­
ного казначейства, немедленно должно быть передано в ведение
специального правительственного органа по продовольствен­
ному делу.1 Этого требует спокойствие России, это долг пра­
вительства как ответственного института за внутренний порядок
в стране и за планомерную работу на оборону.
4.
Продовольственное дело можно организовать очень просто
и не сложно. В этом деле необходимо строго разграничить
Функции исполнительные от руководящих. Первые принадлежат
городским и земским управам, а также всем мелким участковым
комитетам, которые на местах могут быть призваны к жизни,
при широком участии местного духовенства. Руководящие Функ­
ции принадлежат исключительно областным и губернским про­
довольственным советам, возглавляемым на местах высшими
властями. В эти советы должны входить по 4 представителя о т
уездных предводителей дворянства, от уездных городских голов,
от уездного духовенства, мировых посредников, н по одному
представителю от каждой уездной земской управы. Областным
и губернским советам вменяется в обязанность иметь самые
точные сведения о наличном запасе продуктов в своем районе
и своевременно разрабатывать плап продовольственного обеспе­
чения. Исполнение же этого плана лежит на обязанности город­
ских и земских управ, а также участковых комитетов. Для уре­
гулирования транзита, для правильного распределения недостаю­

щих па местах продуктов и координирования деятельности
губерпских советов по всей России необходимо создать высший
правительственный орган, о котором сказано раньше. Членами
Этого оргапа должны быть лица, избранные по одному от всех
губернских продовольственных советов.1
5.
Не менее беспокоит русских людей на местах и то состо­
яние ежедпевной п р е с с ы , какое паблюдается в настоящее время
во всей России. Вся она, за весьма незначительным исключе­
нием, поддерживает свое существование на еврейские и — более
того— на интернациональные капиталы, принадлежащие нерусским
банкам; не удивительно, что эта пресса с каждым днем усиливает
свой злостпый, антинациональный, противоправительственный и
противоцерковный характер.^Неудивительно, что ьадетсколеврейс!1и? и г а з е т ^
союзе с главарями общеземских
и общегородских организаций и действуя вполне солидарно
с лидерами большинства Государственной Думы, напрягают все
усилия к тему, что бы перевоспитать русское общество в духе
своих политических идеалов. Подхватывая на лету всё, что
так или иначе дискредитирует правящие круги и консервативные
Элемепты, эти газеты очень часто симулируют мнение страны,
чтобы сбить с толку умеренные круги, чтобы революционировать
огромные массы трудящегося люда. Осмеивая и забрасывая
грязыо патриотически-стойких людей и целые сословия, за кото­
рыми привыкло итти все многочисленное деревенское население
России, вожди и вдохновители революционной прессы, подобно
германцам, попирают все божеские и человеческие законы. Для
них не существует в России ни святынь, ни исторических прав,
пи национальных устоев. Ненавидя всё русское, всё национальноправославное, уходящее корнями в глубипу веков, они упорно
внушают читателям свою заветную мечту добиться о т в е т ­
с т в е н н о г о м и н и с т е р с т в а , как первого этапа по пути
к осуществлению республиканского трафарета.
Долг правительства немедленно осуществить следующие
две меры. Во-первых, необходимо издать на все время военных
действий закон, безусловно воспрещающий печатание речей,
резолюции и статей, направленных п р о т и в с и с т е м ы у п р а ­
в л е н и я и л и с у щ е с т в у ю щ е г о с т р о я , а также призываю­
щих к недоверию к правительству и о с у я; д а ю щ и х и е р а р ­
хов р усской церкви и тем см ущ аю щ и х со в е ст ь
народа.
Во - вторых, правительство обязано заполнить тот
печальный пробел в условиях интеллектуальной жизни широких
народных масс, какой является самым уязвимым местом для
всех враждебных и нерусских влиянии, — мы говорим о полном
отсутствии па м е с т а х р у с с к и х н а ц и о н а л ь н ы х г а з е т . 1
2
1 Весь следующий 5-й пункт отчеркпут сбоку Николаем.
2 С начала абзаца и до сих пор отчеркнуто сбоку Николаем двумя
линиями.

Народ вынужден читать кадетско - еврейскую прессу, выну­
жден знакомиться с жизнью России в ложном освещении ее
внутренних врагов. День за днем, слово за словом, ложь за
ложыо, — и революционная пресса верно идет к намеченной
цели. Было время, когда наше правительство, в лице покойного
Столыпина, сознало свой долг перед русским народом, когда
оно прежде, (хотя и) 1 очень несмело, создавало па местах за счет
государственного казначейства настоящие русские органы печати,
вполне отвечающие духу, воззрениям и чаяниям коренного
русского народа. Теперь, когда Россия, несомненно, переживает
величайший исторический момент своего существования, когда
рядом с опаснейшим натиском немцев идет внутри России самая
жестокая борьба за всё русское, искони святое, начиная с языка
и веры и кончая прерогативами царского престола, — теперь
правительство должно помочь русскому пароду иметь обще­
ственный язык, должно дать средства на издание дешевых
русских газет в нескольких крупных городских центрах. Напра­
вленные во все села, деревни и даже хутора, написанные
к тому же популярным языком, эти газеты будут. для народа
национально-политической школой.
Народ жаждет сведений
с поля битвы. Народ хочет иметь сведения о том, что делается
в России и с кем ему по дороге. Вот почему необходимо, как
можно скорее, начать и з д а н и е русских народных газет в таких
крупных городах, как Киев, Одесса, Харьков. Ростов-на-Дону,
Москва, Нижний - Новгород и Самара. Каждая газета должна
обслуживать несколько губерний. Например, киевская газета
может быть направлена, при самой срочной пересылке, во все
населенные пункты Киевской, Полтавской, Черниговской, Подоль­
ской и Волынской губерний. Затраченные на это просветитель­
ное дело казенные деньги принесут такую же пользу государ­
ству, какой мы ожидаем от пародпых школ и народных чита­
лен. Наконец, нельзя не учесть и того обстоятельства, что
армия, в буквальном смысле слова, наводняется левой прессой. Все
военные части юго-западного Фронта должны получать из Киева
национально-русские газеты и здоровую литературу. Наши куль­
турно-просветительные силы охотно принимают на себя издатель­
ские Ф ункции,если на э т о б у д у т о т п у щ е н ы с р е д с т в а . 1
2
6.
Русские национальные круги г. Киева крайне обеспокоены
отсутствием под готов птельных мер к выборам в У Государ­
ственную Думу. От состава и национальногоблока этой Думы
будет зависеть многое в грядущих судьбах России,
Не допуская и мысли о продлении полномочий нынешней
Государртвенпой Думы, по причине ее абсолютного нежелания
работать в условиях существующего государственного строя,
русские национальные круги г. Киева, на основании опыта преж1 Поставленное в скобках добавлено по смыслу.
2 Последняя Фраза отчеркнута Николаем сбоку двумя линиями.

нпх лет, находят безусловно необходимым немедленно присту­
пить прежде всего к детальной разработке плана выборов па
местах и затем уже к очень сложным работам в центре, от кото­
рых будет зависеть осуществление всего выборного проекта.
Подготовительные работы на местах потребуют для своего осу­
ществления значительных перемен, затраты средств и много
времени. Необходимо по каждой губернии выяснить и точно \
определить, при каком наличном составе административных лиц
и при каких условиях самой техники выборов можно гаранти­
ровать благополучный исход выборного дела в известный момент./
II.
Д о к л а д Н и к о л а ю 1 1 о за п и ск е « р у с с к и х к р у г о в » К и ев а п р ед сед а т ел я
совет а м и н и ст р о в к п . Г о л и ц ы н а .

Вашему императорскому велпчеству благоугодно было всемило­
стивейше препроводить ко мне представленную вашему вели­
честву председателем Государственного Совета1 записку с изло­
жением взглядов представителей русских общественных кругов
г. Киева по поводу современных запросов политической жизни.
На означенной записке вашим величеством собственноручно начер­
тано: « З а п и с к а д о с т о й н а я в н и м а н и я » .
Вследствие сего обязываюсь
всеподданнейше доложить
вашему императорскому величеству, что упомянутая записка
несомненно заслуживает внимательного соображения и, во испол­
нение высочайшего предуказания, затронутые в ней вопросы
будут подвергнуты подробному обсуждению в одном из ближай­
ших заседаний совета министров. В частности, долгом поставляю
отметить, что один из возбужденных составителями записки
вопросов— о необходимости обязательного привлечения к ответ­
ственности городских голов за допущенные ими в собраниях*
противоправительственные речи и постановления — уже получил]
свое разрешение: особым секретным циркуляром министра вну-7
тренних дел вменено губернаторам в обязанность привлекать
к законной ответственности председателей городских дум и зем­
ских собраний за допущение политических резолюций противо- *
правительственного содержания.
Князь Николай Голицын.
10 января 191^ г.

1 Щегловитовым, которому эта записка была
кругами» Киева.

передана «русскими

ПРИЛОЖ ЕНИЯ

I. ПОДЛИННИКИ ГЛАВНЕЙШИХ ИНОСТРАН­
НЫ Х ДОКУМЕНТОВ, НАПЕЧАТАННЫХ В ТЕК­
СТЕ КНИГИ В ПЕРЕВОДЕ.
L a l e t t r e d e М . P o i n c a r e , P r e s id e n t d e la R e p u b liq u e F r a n c a is e ,
а Г Е т р е г е и г N ic o la s I I .

PRESIDENCE
D E LA

REPUBLIQUE
Paris, le 25 avril 1916.

Cher et Grand ami,
Depuis le ddbut des hostilitds les membres du Gouvernement
de la Republique ont eu frequeinment l’occasion de se rendre soit
к Londres, soit к Rome, de т ё т е que les membres des Gouvernements Britannique et Italien sont venus к Paris pour conferer des
questions qui interessent les pays allies. La distance et les difficultds
des communications ont emp&che jusqu’ici les ministres francais
d’aller prdsenter leurs hommages к Yotre Majeste et s’entretenir
un peu avec leurs collegues russes. Seul, M. Bark a pu, il у a
plusieurs mois, passer queiques jours en France et en Angleterre.
Les entrevues qu’il a eues avec les Cabinets de Londres et de Paris,
les nombreuses rencontres que se sont mdnagdes les reprdsentants
des autres nations abides, les confdrences rdpdtdes qu’ils ont eues
entre eux, ont produit de si heureux effet que, malgrd la longueur
du voyage, le Gouvernement Francais a cru utile de confier к deux
de ses membres une mission du т ё т е genre аиргёз du Gouvernement
de Yotre Majestd Impdriale. Je remercie Yotre Majeste d’avoir
accueilli ce projet avec la bienveillance accoutumde.
L’intime collaboration des Gouvernements allies eut, comme
n’a cessd de penser Yotre Majeste, la condition ndeessaire de la
coordination et de la mdthode dans la conduite generate de la
guerre. Nous nous sommes promis les uns aux autres de ne ddposer
les armes que d’un commun accord et aprds la victoire ddfinitive.

Rous devons done jusque la concerter attentivement nos efforts,
confronter notre expdrience mutuelle et, dans la mesure du pos­
sible completer reciproquement nos moyens. Si Votre Majestd yeut
bien receyoir M. Viviani et M. Albert Thomas et les autoriser
h examiner avec leurs collegues russes les problemes dont il peut
etre utile de rechercher ensemble la solution, ces conversations
aboutiront, sans doute, beaucoup plus rapidement a des conclusions
pratiques que les correspondances postales ou telegraphiques. Votre
Majestd connait M. Viviani, aujourd’hui Garde des Sceaux et VicePrdsident du Conseil; il etait Ministre des affaires elrangeres et Prdsident du Conseil en 1914 et e’est en ces qualites qu’il m’a accompagnd en Russie, к une date ou Votre Majestd et moi, nous avions
encore confience en la solidite de la paix еигорёеппе; il а ё1ё тё1ё,
avant et depuis la guerre, & toutes les grandes questions d’ordre
politique et diplomatique et il est к т ё т е de les traiter au nom
du Gouvernement de la Rdpublique avec les Ministres de Votre
Majeste, M. Albert Thomas, Sous-Secretaire d’Etat, Ministre des
Munitions, a dirige en France, avec une remarquable intelligence et
avec un zele infatigable, la fabrication des pidees d’artillerie et des
obus. Il sait mieux que personne le rdle decisif que jouent, dans
la guerre actuelle, к c6td de l’artillerie de campagne, l’artillerie
lourde, l’artillerie a grande puissance et la quantitd des projectile
de gros calibres. Il a contribud a ddvelopper en France une pro­
duction qui etait et est encore malheureusement beaucoup trop
limitde chez tous les allids. Il a rassembld, к cet effet, dans une
action commune l’initiative de l’Etat et celle de I’industrie privde,
il s’est assurd le fiddle concours des patrons et des ouvriers; et depuis
de longs mois, toutes les forces productrices du pays sont employdes
к accroitre notre materiel de guerre, sans que, jamais d’ailleurs, nous
ayons encore atteint le niveau de plus en plus dlevd des besoins.
M. Albert Thomas pourra, je crois, donner к Votre Majestd et au
Gouvernement Impdrial de prdcieux renseignements sur les difficultds que nous avons rencontrdes, ainsi que la maniere dont nous
les avons surmontdes; et je serais heureux si le long apprentissage
que nous avons fait pouvait dpargner к la Russie quelques и ns des
mdcomptes que nous avons connus. Dans les opdrations combindes
que prdparent les Etats Majors allids, le succds ne ddpendra pas
seulement de la vaillance des troupes russes, anglaises, italiennes,
serbes, beiges et frangais; il tiendra, en grande partie, a la puissance
de Tartillerie et к la richesse en munitions. Il est d’autant plus
ndeessaire d’accdlerer chez tous les allids la fabrication des pidees
et des obus que e’est le seul moyen d’abrdger, pour la Russis et
pour la France, les souffrances de l’invasion, de limiter la durde
de la guerre et de donner aux batailles prochaines un caractdre
ddcisif. La France est aussi rdsolue que jamais a lutter jusqu’au
bout, mais les ruines effroyables amonceldes dans les provinces
envahies, les enormes charges financidres qu’elle supporte, les pertes
sanglantes qu’elle a dprouvdes et qu’elle dprouve tous les jours

dans une population nationale relatiyement faible, la disparition
graduelle d’une grande partie de la jeunesse, l^puisement progressif
de ses generations les plus robustes, tous ces lourds sacrifices qui
ne lassent pas son courage, l’obligent h souhaiter que rien ne soit
epargne par les allies pour avancer l’heure de la victoire. Je vois
que Yotre Majeste est Elle-meme pdnetree de la conviction que tout
doit 6 tr e tente pour arriver a ce resultat. J’ai done le ferme espoir
qu’Elle voudra bien reserver un accueil favorable a Mm. Yiviani
et Albert Thomas.
Je prie Yotre Majeste de recevoir, en т ё т е temps que mes
voeux ardents pour la grandeur de la Russie et la gloire de son
а гтёе, l’expression de т а fidele et constante amitie.
Raymond

Poincare.

Telegram from His Majesty the King to His Majesty the Emperor.
Information has reached me from more than one source inclu­
ding one undoubtedly well disposed neutral source, that german
agents in Russia have recently been making great efforts to sow
division between your country and mine by exciting mistrust and sprea­
ding false reports o f the intentions o f my government. In particular,
I hear that it is repeated and in some quarters believed, that
England meant to oppose the possession or retention o f Constanti­
nople by Russia. No suspicion of this sort can be entertained by
your government which knows that the Agreement o f March 1915
was made by my government with the concurrence o f the leaders
o f the opposition who were especially called into Council for the
purpose and who are now members o f the government.
Rut I am distressed to think that any doubts should exist any­
where in Russia as to British good faith and permanent intentions.
I and my government consider the possession o f Constantinople
and other territory as stipulated in the Agreement made by us
with Russia and France during this war to be one o f the cardinal
and permanent conditions of peace when the war has been carried
to a successful end.
I earnestly hope that, if in this or any other o f the matters
between us you think it desirable, you will at any time instruct
your Ministers to enter into the frankest explanations with my
government or will yourself communicate direct with me.
You know, my dear Nicky, how devoted 1 am to you, and
I can assure you that my government regards your country with
equally strong feelings o f friendship, and we are determined to stand
by the promises we have made as your allies. So do not allow
your people to be misled by the evil workings o f your enemies*
(signed)

Georgie.

Telegram from His Majesty the Emperor to His Majesty the King.
I thank you for the frank manner of explaining to me your
distress that doubts might exist in my country as to British good
faith.
I have written to you several times that 1 was happy to sec
how the feelings of deep friendship towards English were taking
more root among my people and my army and navy. Certainly
there are individuals who do not share this opinion, but I shall try
to cope with them. What 1 consider more serious to fight against
is the influence of some of our banks which were before the war
in German hands and whose influence makes itself strongly hut
invisibly felt, — especially so in the slow fulfilling o f the orders
for fabrication of war material and ammunition etc.
I have often drawn my Government’s attention to this fact.
I trust that M-r Bark will overcome this difficulty.
I feel sure that a short official communication made by My
Government stating that England and France consider the possession
o f Constantinople and the straits by Russia as a permanent condition
o f peace will quieten all spirits and disperse every mistrust.
(signed)

«Nicky».

Resume o f conversations with the Emperor and Reichskanzler
of Germany respectively.
In continuation o f previous efforts and at the desire o f His
Majesty I proceeded to Berlin on 16-th o f March last. On the next
day I had a conversation with Reichskanzler v. Bethmann-Holweg,
whom I stated the motives that had made the King o f Denmark
offer his services in the cause of a general peace.
The Chancellor responded by expressing his gratitude toward
the King o f Denmark who, he fully understood, had altered his
meditation only in the interest of a general peace.
It was apparent that the Chancellor held a strong and unshaken
conviction that Germany had in self-defence been forced into the
war. He was emphatic in saying that Germany had not entered
into the war with any intention o f boundary extension, but merely
for the purpose o f securing a lasting peace and a peaceful develop­
ment o f her world’s trade. But the subsequent course o f events had
been such that brought Germany no compensation for its great
sacrifices, and he feared that the Belgian question would be fraught
with great difficulties, and the German people difficult to console
for the wrongs it had suffered especially on the part o f the British
nation.
According to a telegram from the Emperor o f Germany I pro­
ceeded the next evening in the company o f the Reichskanzler to
the General Head Quarters, where we arrived about 5 o’clock the

following afternoon. The Emperor received me immediately after
our arrival exclaiming: — «W hat calamities have come on the
world since 1 saw you last 1»
Having conveyed the King o f Denmark’s greetings I briefly
stated the sentiment that had been guiding His Majesty in offering
his services in the interest o f peace. And in conformity with His
Majesty’s desire I asked the Emperor not to interpret this as
undue interference, but as an outcome o f the King’s sincere wish
to contribute what lies in his power towards restoring the blessings
o f peace to the world. His Majesty beside being on friendly terms
with the Emperor was closely related to the Emperor o f Russia
and the King o f England, and this fact coupled with the said ardent
desire was His Majesty’s excuse for offering mediation. The
Emperor replied: — «Only a King can mediate in the present
affray, and o f all Kings none is in a better position to do so than
King Christian o f Denmark. Please convey to the King my warm
thanks for his highminded offer».
The Emperor said that on the occasion o f his visit to Russia
during the Russian-Japanese war and afterwards at Reval the
Emperor o f Russia had promised that Russia would never draw
sword against Germany. England had only shown contempt for
Germany and had systematically endeavoured to isolate her in order
to check her peaceful world’s trade. On one o f his (the Emperor’s)
visits to England Sir Edward Grey had on one occasion been pre­
sent for the purpose o f exchanging views with him, but during
half an hour’s conversation had hardly touched politics. On another
occasion his son had had a conversation with Sir Edward Grey
for the same object — and with the same result. He (the Emperor)
was half English and his dear Grandmother had died in his arms.
Had she still been alive, there would have been no war between
Germany and Great Britain.
I observed that I had the impression that the Emperor o f Russia held
the opinion that the mobilisation had been forced upon Russia by Austria,
and that Russia had only drawn her sword in selfdefence upon the
declaration o f war by Germany. From my conversations with Sir
Edward Grey I had further received the impression that England
had sincerely striven to come to an understanding with Germany and
that for that purpose Lord Haldane had undertaken the journey to Ger­
many. And I added that it appeared to me that the war had been
brought about by sheer misunderstanding, and were the present
sentiments further cultivated, peace would still be far away, and
if the nations o f war had the resources in men and material as
allied, Europe might outlive another Seven Years war.
The Emperor said I must have received the impression that
Germany had a financially and military excellent position, and
in spite o f all endeavours, the German army was still deep in
France. French soil at the back o f the German armies was being
cultivated with German implements and under German supervision

for future supply, for the German people and armies. The land
I had passed through to-day was undergoing a «wirtschaftliche
Germanisierung». The manner in which he had been treated pre­
vented him from approaching his foes, but he was open to listen
to any proposals they might wish to submit through the King o f
Denmark. He was quite aware that the King could not interest
himself in a separate peace, but in spite o f all that happened, he
still believed that the best road to peace went through the good
heart of the Czar, but had no objection to England’s leading or
following. — And th6 Emperor added verbatim: — «Aber der kom mende Friede muss ein dauernder Friede sein, geschlossen auf einer
dem deutschen Yolke und seinen Opfern wiirdigen Basis».
1 referred to a conversation about 10 years ago at Bernstorff,
when the Emperor had said that a United Europe was the best
protection against the yellow peril, and added that in my opinion it
would be the best protection also against green envy. The Emperor
said that Great Britain, not he, had inaugurated the system of the
«balance o f power» in Europe. I suggested that a United Europe
would be the «balance o f power» in the world, to which the
Emperor uttered: — «Yes, facilitate that». The Emperor concluded
by requesting me to convey his greetings and sincere gratitude to
the King of Denmark for his kindhearted exertions in the inte­
rest o f peace, and added that he wished from the bottom o f his
heart that they would lead to the result the King desired.

In the evening before I left the Beichskanzler handed me
a note from the Emperor reading as follows:
«Inliegend Zahlen die Andersen eventuel zur Information des
Czaren gebrauchen kOnnte.
Das «Genfer Rote Kreuz» hat folgende Zahlen verOffentlicht:
Tote, Yerwundete, Gefangene, Dienstuntaugliche bis zum 1 Februar 1915.
I. Deutschland u. O esterreich.................. 2 751 000 Mann
D r e iv e rb a n d ............................................ 6 567 000 »
also 1 : 2 . 5 . I.
II. Hierbei sind die Yerluste der Russen in der Massuren-Schlacht
und der Franzosen in der Ghampagner - Schlacht n i c h t
einbegriffen, diese betragen gegen mehr als V* Million.
In Deutschland sind 10 000 Offiziere j,78 000 Mann gefangen.
III. Frankreich hat den Jahrgang 1916 bereits eingestellt.
Russland muss ihn d e n 1 A p r i l e i n s t e l l e n .
Deutschland wird den Jahrgang 1915 erst am gesetzlichen
Termin am 1 October 1915 einstellen.

The letters of the King of Sweden Gustaf V to Nicolai 11.
Stockholm. Febr. 16-th 1915.

1.
My dear Nicky,
Having heard that there is a question o f exchange o f wounded
prisoners o f war between Russia and Germany — Austria, I hasten
to send you these lines. 1 want to assure you that it would he
a great satisfaction to me if I could be of any use in this matter
and I am most willing to do what I can to facilitate this trans­
action and to give necessary instructions to my authorities for the
fulfilment o f this charitable purpose.
You can well understand, dear Nicky, how deeply impressed
I am by all the horrors o f this terrible war. And it is only
natural that my thoughts should dwell upon the possible means o f
soon bringing this dreadful menslaughter to an end. I am not
able to judge when this may be attainable, but my conscience
bids me to tell you, that I would at any moment that might,
sooner or later, seem convenient to you be ready to offer you
my services.
If you find my suggestions worthy a thought I would feel
very happy, and at all events I hope you will kindly send me a few
words, so that I may hear ^our opinion on this matter.
In remembrance o f our old friendship I feel convinced that
you will not misunderstand my adressing these lines to you.
W ith much love to you and Alix, ever, dear Nicky, your
affectionate cousin and friend

Gustaf.

2.
Stockholm. May 29-th 1916.

My dear Nicky,
As you have permitted me that I always could write to you
quite openly if I have something upon my heart I now send you
these lines.
First o f all I wish to thank you for your kind message
through your minister on his return from Petrograd some time
ago. I appreciate very much your assurances of friendship and good
neighbourly relations, which I heartily reciprocate.
I remember with sincere gratitude that in 1908 the thest
pending delicate question regarding the Aland Islands was satis­
factorily arranged by your kind personal intervention. Now, not
less than at that time both houses o f the Swedish parliament have

unanimously expressed their opinion that this question is a vital
one for Sweden. I hope therefore that you will also now manifest
your friendly interest in facilitating the negociations which, from
one point of view, it is desirable should take place soon.
My earnest wishes are that they will conclude in mutual
understanding and so contribute to strengthen the good relations
between our two countries.
With my best love to you and Alix I am, dear Nicky, your
affectionate cousin and old friend.
G u s t a f.
The letter of Nicolai 11 to the King of Sweden Gustaf V.
My dear Gustaf,
Let me thank you for your letter as well as for your assurance
o f friendship and good neighbourly relations, which gave me much
pleasure.
I remember the negociations o f 1908 concerning the Aland
Islands.
Russia took then very much to heart the careful handling
and settling of the question to Sweden’s satisfaction.
When this terrible war broke out we were forced to take
precautionary measures in those islands, the imperative necessity
o f which, I am sure, you quite well understand. At the same time
as those steps were been applied my Gov - nl, on its own initia­
tive, eighteen months ago, warned the Swedish Gov - nt about them
and gave it frank and quietening explanations concerning the real
meaning of those defence works on some o f the Aland isles.
Not long ago, by special order, my minister at Stockholm
repeated the same assurances. Therefore, l think, there is no reason
for apprehension about this question in your country.
If nevertheless you think it advisable that the Swedish Gov - nt
should enter into new negociations with mine, I give my consent.
But it is o f vital importance that they are carried on both
sides in the same conciliatory spirit; only on the ground o f real
reciprocity on safeguard mutual interests for the strengthening o f
good neighbourly relations.
Ц. Ставка,
4 июня 1916 г.

II. ПЕРЕЧЕНЬ ДОКУМЕНТОВ, НАПЕЧАТАННЫХ
В НАСТОЯЩЕЙ КНИГЕ.
Перечень этот имеет целью представить некоторые, самые необходи­
мые, сведения относительно напечатанных документов, а именно:
а) отметить, печатается ли докумепт с подлинника, или с копии;
б) если документ напечатан в тексте книги в переводе, то указать,
на каком языке написан подлинник;
в) если документ принадлежит не к архиву Николая II, а сохранился
в бумагах Штюрмера (или — в одном случае — Маклакова), то также это
отметить.
В настоящее время все напечатанные в книге документы хранятся
в особом отделе Архива Октябрьской Революции РСФСР.
Указывая соответствующие страницы книги, приводим вышеозначен­
ные сведения.1
Стр. 8 — 10. Письмо Пуанкарэ к Николаю И. С подлинника. По­
длинник на Французском языке (см. стр. 294 — 296).
Стр. 12— И . Телеграмма английского короля Георга У Николаю П.
С экземпляра, представленного последнему. На английском языке (см.
стр. 296).
Телеграмма Николая II Георгу. С копии окончательного текста отпра­
вленной телеграммы, сохранившейся в бумагах Штюрмера. Из сличения
этого текста с сохранившимся в архиве Николая II написанным им чер­
новиком этой телеграммы видно, что небольшие изменения, сделанные
в нем А. Ф. Романовой (см. выноску на стр. 13), были Николаем приняты
во внимание. Оригинал на английском языке (стр. 298).
Секретная телеграмма английского посла Бьюкенена Николаю И; на
экземпляре, хранившемся в бумагах последнего, отмечено, что это — к о п и я
телеграммы. Оригинал на английском языке.
Две телеграммы посла в Лондоне Бенкендорфа к Ш тюрмеру — с копий,
на английском языке, сохранившихся в бумагах Штюрмера. Вторая
телеграмма имеется также в русском переводе; по этому переводу она
здесь и печатается (но с небольшими стилистическими поправками).
Телеграмма Ш тюрмера Бенкендорфу — с копии, сохранившейся в бума­
гах Штюрмера.
Стр. 27— 29. «Резюме беседы с императором и рейхсканцлером»
(Андерсена) — с подлинника, на английском языке; приложенная к «резюме»
записка Бильгельма II — на немецком языке. Подлинный текст напечатан
на сту. 297 — 299.
Стр. 55— 54. Два письма короля шведского Густава У к Николаю II—
с подлинника, на английском языке (подлинный текст па стр. 300).
1 Следует отметить, что з а г о л о в к и напечатанных в т е к с т е
книги документов, если они набраны разрядкой — принадлежат подлин­
нику, если курсивом — редакции.

Письмо Николая И к Густаву — с предварительного текста, написан
ного Николаем, на английском языке; текст не имеет поправок (см. стр. 301).
Стр. 58— 40. Письмо сербского королевича Александра к в. к. Нико­
лаю Николаевичу — с копии (на пишущей машинке), на Французском
языке.
Письмо в. к. Николая Николаевича к королевичу Александру — с ко­
пии (па пишущей машинке).
Стр. 44. Секретпая телеграмма посла в Париже Извольского, от
12/25 августа 1916 г. — с копии (бумаги Штюрмера).
Стр. 45 — 50. Два письма принца греческого Николая к Ш тюрмеру—
с копии (на пишущей машинке), на Французском языке.
Стр. 55— 57. Две записки относительно возможности откола Болга­
рии от Германии — с подлинников, без подписей и дат.
Стр. 67 — 85. Доклад министра иностранных дел Покровского Нико­
лаю И «о работах союзнической копФереиции в Петрограде» — с подлин­
ника.
Записка лорда Мильнера — с подлинника, на английском языке. Под­
писи автора записки нет, по на подлинном экземпляре Николаем II на­
верху карандашом написано: ((Записка лорда Мильнера».
Стр. 94 — 405. Все письма министров к Николаю II напечатаны
с подлинников. Письма Николая к Ш тюрмеру сохранились в бумагах
последнего, письма Николая к Маклакову были отобраны у пего после
Февральской революции.
Стр. 447— 462. Доклады Штюрмера Николаю II, все, кроме №Na 1,
9, 12 и 13, печатаются с подлинников, сохранившихся частью в бумагах
Николая II, частью Ш тюрмера. Доклады за J\?№ 1, 9 и 12 — по копиям
(в бумагах Ш тюрмера); доклад № 13 — по черновому тексту, им самим
написанному (там же).
«Сводки» личных докладов Ш тюрмера Николаю (стр. 136 — 162)
печатаются с подлинников, написанных на пишущей машинке (в бумагах
Штюрмера).
Стр. 485— 497. Все документы по польскому вопросу напечатаны
с подлинников.
Стр. 208 — 222. Письмо Арсеньева к Сазонову — с копии.
Стр. 228 — 245. Все три записки о выборах в У Государственную
Думу — с подлинников. Из бумаг Штюрмера.
Стр. 250 — 254. Доклад ген. Алексеева Николаю II об ускорении
наступления Брусилова, от 13 мая 1916 г.,— с подлинника.
Стр. 259 — 266. Доклад ген. Алексеева Николаю II об учреждении
военной диктатуры, от 15 июня 1916 г , — с подлинника.
Стр. 270 — 275. Доклад Николаю II членов военно-морской комиссии
Государственной Думы — с подлинника.
Стр. 279 — 282. Письмо Гучкова к ген. Алексееву — с копии, доста­
вленной Николаю II Александрой Федоровной (см. письмо ее, от 22 сен­
тября 1916 г., — «Письма А. Ф.», т. II, стр. 192).
Стр. 285 — 295. Записка «православно-русских кругов» Киева—
с подлинника.
Доклад Николаю по поводу этой записки кн. Голицына — с подлин­
ника.

УКАЗАТЕЛЬ ЛИЧНЫХ ИМЕН. 1
А г а п и т, еписк. екатериносд. — 232.
А к и м о в , М. Г., предо. Г. С. — 162.
А к с е н о в , Л. Д., чл. сов. м -р а пут.
с. — 145.
А л е к с а н д р , еписк.вологодск.—234.
А л е к с а н д р (Карагеоргиевич), ко­
ролевич сербский— 35— 39,148,149.
А л е к с а н д р а, английская короле­
ва — 23.
А л е к с е е в , М. В., ген,-адъют., нач.
шт. верх, главноком. — VII, 109, 136,
142, 144, 146, 147, 150 — 153, 158 —
160, 246 — 250, 254 — 256, 259, 266,
276 — 279, 281, 282.
А н а с т а с и й, еп. холомск. губ.— 241.
А н г е л е с к о , румынок, м -р — 213.
А н д е р с е н , дир. Воет. - Аз. паро­
ходства— 22 — 27, 29, 31.
А н д р е е в с к и й , В. М „ чл. Г. С.—
239.
А н д р е й (к н. У х т о м с к и й), еписк.
уфимский — 241.
А н д р о, ровенск. предв. дв. — 229.
А н д р о н и к о в , М. М., кн. — 111,
163, 224.
А н т о н и й ( Х р а п о в и ц к и й ) , архиеп. харьковский — 235.
А н ц и Ф в р о в , Н. Н., нач. гл. упр.
местн. х о з .— 245.
А р с е н и й, б. архиеп. харьковский—
235.
А р с е н ь е в , Б. К., первый секр.
русск. миссии в Румынии, затем
бессарабск. в.- губ. — 198, 200 — 205,
207, 208, 222, 233.
А р ц и м о в и ч , М. В., Витебск, губ.—
232.
Б а г г о в у т, А. К., полтавск. губ. —
238.
Б а г р а т и о н , ген.-м. — 158.

Б а д м а е в , П. А., тибетский «врач»—
110, 112, 169.
Б а л а ш о в, П. Н. чл. Г. Д. — 230.
Б а л ь ф у р,
англ.
ст. - секр.
по
иностр. д. — 60.
Б а л ь ц , В. А. тов. м -ра вн. д. — 154.
Б а р а т о в , Н. Н. ген. — 142.
Б а р к , П. Л., м - р ф и н . — 8, 13, 100,
129, 164.
Б а т ю ш и н , Н. С., ген.-м., предс.
ком. по расследов. деят. банков—
142 — 144.
Б а ш и л о в , П. П., У ф и м с к . г у б .—
241.
Б е з а к, Ф. Н., киевск. предв. дв. —
229, 230.
Б е л о ц к и й, С. П., директ. департ.
полиции, тов. м-ра вн. д. — 98,
107, 116
Б е л я е в , полк. — 280.
Б е л я е в , М. В., ген., нач. ген. шт.,
пом. воен. м-ра, потом воен. м -р —
130, 137, 145, 157, 159, 279 — 281.
Б о н к е н д о р Ф , А. К., гр., русск. по­
сол в Лондоне— 11,14,15,17,19,168.
Б е т м а н - Г о л ь в е г, герм, канц­
лер— 22, 24, 26, 27, 66, 67, 183.
Б л о н д е л ь, Фр. поел, в Румынии—
204, 205, 213.
Б о б р и н с к и й , А. А., гр., чл. Г. С.,
тов. м-ра вн. д., потом м-р. землед.—
118, 159, 226, 241, 282.
Б о н д ы р е в , Ф. В., могил, предв.
дв. — 231.
Б о р и с , княжич болгарск.— 52,53,149.
Б о р и с о в , П. И., предс. острожек,
земск. управы — 229.
Б о т к и н , П. С., русск. поел, в Пор­
тугалии— 18, 142, 150, 169.
Б о я р с к и й , П. М., казанск. губ.—
234.

1 Фамилии авторов, цитируемых в книге изданий, в Указатель не включены.

Б р а т и а но, предо, румынок кабин,
м-ров — 59, 68, 199, 204, 205, 208 —
210, 212 — 214, 217, 218, 221.
Б р и а н , Ф р а н ц , премьер-м-р и м-р
нностр. д. — 44, 176, 191.
Б р у з а т и, итальянок, ген. — 251.
Б р у с и л о в , А. А., ген.-адъют., главноком. юго-зап. Фронтом — 246, 248,
249, 254, 260.
Б р я н ч а н и н о в , А. Н., гласный
поковок, губ. земства — 235.
Б у л а ц е л ь, П. Ф., «союзник», изд.
«Российского Гражданина» — 149,
167.
Б у н и н, В. И., предс. белебеевск.
уездн. земск. у п р .— 241.
Б у р ж у а , Л., Франц, полит, деят.,
лидер «радикалов» — 183.
Б у р ь я н о в, А. Ф., чл. Г. Д., с-д,
менын. — 163.
Б ь ю к е н е н , англ, посол в России—
И , 13, 14, 17— 19, 43, 59, 64, 66, 68,
86, 149, 150, 167, 168, 169.
Б ю н т и н г, Н. Г., твсрск. гу б .—
239.
В а р у н - С е к р е т, С. Т., чл. Г. Д.—
232.
В а с и л и й , еписк. черниг.— 239.
В а с и л ь ч и к о в а, М. А., фрей­
лина— 23, 24, 31.
В е л е п о л ь с к и й , В., гр., ф л и г .адъют. — 147, 178, 180, 181.
В е л е п о л ь с к и й, С., гр., чл. Г. С.,
предс. «польского коло» — 172, 173,
174.
В е н и з е л о с , греч. полит, деятель,
предс. салоникского правит-ва—
40 — 42, 47, 48, 62, 142.
В е р е в к и н , П . В., виленск. губ.—
В е с е л к и н , М. М., калит. 1 ранга,
Флиг.-адъют., нач. экспед. «осо­
бого назнач.»
на Дунае — 207,

220.
Вивиани,
в-предс. Франц, каб.
м-ров — УП, 3, 5, 7 — 9, 176, 177.
В и к т о р - Э м м а н у и л , итальянск.
король — 247.
В и к т о р и я , англ, королева — 28.
В и л ь г е л ь м II ( Г о г е н ц о л л е р н ) ,
герм, император — 22 — 29, 31, 41,
198, 283.
В и л ь с о н , англ. ген. — 68.
В и т а л и й , архимандрит — 229.
В и т т е , С. Ю., гр., б. предс. Сов.
м-ров — 22, 25, 86 — 89, 99, 100, 101,
104, 107, 108.
В л а д и м и р (П у т я т а), еп. пензенск. — 234.

В о й н о в с к и й - К р и г е р, тов. м-ра
п. с. — 145, 159.
В о л ж и н , А. Н., об.-нрокур. си­
нода— 141.
В о р о н о в и ч , М. М., бессар. губ.—
232.
В ы р у б о в В. В., гласи, пензенск. губ.
земск. собр. — 234.
В ы р у б о в а (Танеева),
А. А.,
Фрейлина — 116, 170.
Г а р д и н г , лорд, англ. гос. деят.,
ст.-секр. по нностр. д. — 17, 18, 169.
Г а р и н , Н. П., сенатор, пом. воен.
м-ра — 69, 147, 279, 280.
Г е if д е н, гр.,винницк.предв.дв.—230.
Г е н н а д и е в , болгар, полит, деят.—
57.
Г е о р г I, король греч. — 41.
Г е о р г У , англ, король — 11 — 13,
19 — 20, 23.
Г е р м о н и у с, Э. К., гон., главк,
представ, по воен. заказам в Англии
и Америке— 137, 263, 280.
Гершельман,
Д. Ф., — тверск.
в. - губ. — 239.
Г е ш о в, болгарск. полит, деят., лидер
партии «народников» — 57.
Г л е б о в , Н. Н., чл. Г. С .— 239.
Г и л ь м е н, Ф р а н ц , поел, в Греции—
47.
Г и п п и у с . А. И., ген., Ферганск.
губ. — 140, 165.
Г и р е , А. Ф., минский губ. — 230.
Г о д н е е , И. В., чл. Г. Д .— 234.
Г о л и ц ы н , А. Д., кн., земец— 235.
Г о л и ц ы н , Н. Д., чл. Г. С., предс.
сов. м-ров — 118, 285, 293.
Г о р е м ы к и н , И. Л., предс. Сов.
м-ров — 100, 104, 108, 175, 186.
Г о р ч а к о в , С. В., кн., самарск. в.губ. — 238.
Г о р ч а к о в , С. Д., кн., б. калужск.
г у б .— 237.
Г р е в е н и ц, Н. А., бар., херсонск.
губ. — 231, 232.
Г р е й , Э., лорд, англ, ст.-секр. по
иностр. д. — 16, 26, 28, 149.
Г р и г о р о в и ч , И. К., адм., морской
м-р — 134, 162.
Г р и г о р ь е в , В. Н., ген., коменд.
креп. Ковно — 273.
Г р и н г м у т , Е. Д., непромен. член
черниг. губ. по земск. и гор. дел.
присутствия — 239.
Г р я з е в , Н. Д., ковенск. губ. — 231.
Г у л ь к е в и ч, К. И., нач. 2 полит,
отд. мин. иностр. д. — 216, 219.
Г у р к о , ген., и. д. нач. шт. верх.
гДавноком.— 68.

Г у р к о , В. И., чл. Г. С. — 239.
Г у р л я н д, И. Я., чл. сов. м-ра вн.
д. — 142 — 144, 226, 232, 241, 245.
Г у с е в а , Хиония — 105.
Г у с т а в У, шведский король — 30,
32 — 34.
Г у ч к о в , А. И., чл. Г. С., лидер
«октябристов» — VII, 95, 135, 136,
159, 160, 257, 276 — 279, 282.
Д а н и л о ( Н е г о ш), королевич чер­
ногорок. — 148, 149.
Д а р и л о в , Г. Н., ген. — 244.
Де й т р и х, В. Ф., чл. Г. С. — 138,
145, 153.
Д е м и д о в , Е. П., русск. послан,
в Греции — 45, 47, 63.
Д е м и д о в , II. А., волынск. губ. предв.
дв. — 229.
Д е м ч е н к о , В. Я., чл. Г. Д .— 230.
Д е р у с с и, румынск. послан, в Бол­
гарии— 51, 56.
Д ж у н к о в с к и й , В. Ф., ген., тов.
м-ра вн. д. — 102, 103, 108.
Д м и т р и й , еп. рязанск. — 235.
Д о б р о в о л ь с к и й, А. А., чл. Г. Д.—
275.
Д о л г о в о - С а б у р о в , минск. предв.
дв. — 230.
Д р и б и н ц е в, В. С., чл. Г. Д. — 231.
Д р у ц к о й - С о к о л и н с к и й, В. А.,
кн., могил, в .-г у б . — 231.
Д у м е р г, Франц, м-р колоний (ныне
презид. республики) — 58, 60, 64,
68, 69, 73.
Д у с м а н и с , греч. ген., нач. штаба—
44, 48.
Д ь я ч е н к о , С. С., таврич. губ.—241.
Е в л о г и й, архиеп. волынск. — 229.
Е в р е и н о в, А. А., пензенск. губ.—
234.
Е в р е и и о в , С. Д., самарск. губ.—
238.
Е в р о п в у с, В. И., Астрах, в. - губ.—
236, 240.
Е р м о л о в , А. С., чл. Г. С., ст.-секр.—
235.
Е р о п к и н земск. деятель — 235.
Е р о Ф е е в , ген., и. д. туркест. ген.губ. — 140.
Е ф р е м о в , И. Н., чл. Г. Д. — 275.
Ж е в а х о в, Н. Д., кн., тов. об.-прок.
синода — 141.
Ж о ф ф р, ген., главноком. Франц,
армией — 250, 252.
Ж у р а в с к и й , б. уездн. предв. дв.
старо - констант, уезда Волынск,
губ. — 229.

З а й м и с , предс. греч. каб. м-ров—
43, 46, 48.
3 а й о н ч к о в с к и й, Н. Ч.. тов. об.прок. синода — 141.
3 а м о й с к и й, А., гр., Флиг.-адъют.—
173, 180.
3 е й н, Ф. А., ф и н л . ген.-губ. — 157.
Зорка
(К а р а г е о р г и е в и ч ),
жена Петра Карагеоргиевича, позд­
нее короля сербского— 39.
З у б о в с к и й , М. И., олонецк. губ.—
236.
И а к о в , еписк. казанск. — 234.
И г н а т ь е в, А. Н., гр., киевск. губ.—
230.
И з в о л ь с к и й , А. П., русск. посол
в Париже, 6. м-р иностр. д. — 16,
44, 176 — 178, 191, 192, 194.
И л и о д о р (Т р у ф а н о в), иеромо­
нах — 105.
И л о в а й с к и й , Д, И., историк— 285.
И с л а в и н, М. В., Новгор. губ.— 237.
К а д о р н а, ген., нач. шт. итальянск.
армии — 250, 251, 253.
К а м е н с к и й , П. В., чл. Г. Д. — 232.
К а р л (Г о г е и ц о л л е р н), румын­
ский король — 198— 200,209, 213,
217.
К а р л о т т и - ди - Рипа рб е л. ла ,
маркиз, итальян. посол в России—

.

68

К а р о л ь , принц румынский — 199.
К а с т е л ь н о , Франц, ген. — 68, 73.
К а т е р и н и ч, М. К., 6. Харьковск.
губ. — 235.
К а ш к а р о в, Б. Д., холмск., а затем
псковск. губ. — 241.
К е л е п о в с к и й, С. И., елисаветградск. уездн. предвод. дв. — 232.
К е м п н е р — 195.
К е р е н с к и й , А. Ф., чл. Г. Д.—
123.
К и с е л ь - З а г о р я н с к и й , Н. Н.,
рязанск. губ. — 235.
К и т ч е н е р , лорд, англ. воен. м-р—
7, 20, 280.
К л и м о в и ч , дир. деп. полиции —
142, 143, 144, 154, 155.
К л ю ч а р е в , А. С., симб. губ.—235.
К н я з е в , Л. М., Иркутск, ген.-губ.—
98.
К о з е л л - П о к л е в с к и й , см. Поклевский-Козелл.
К о з л о в , А. В., воронежск., затем
полоцкий в. - губ. — 237.
К о з л о в с к и й А. П., непремен. член
калужск. губ. по земск. и город,
дел. прис. — 237.

К о к о в ц о в , В. Н., гр., чл. Г. С.,
б. предо. Сов.м -ров — 94, 100, 104,
108, 115, 124, 162.
К о л о б о в , В. А., екатериносл. губ.—
232.
К о м е и н, С. И., Г. С. сов. по вы­
борам, а рапее чл. III Г. Д.— 239.
К о н о в а л о в , А. И., чл. Г. Д., промышлен. — 257.
К о н с т а н т и н , греческий король —
40 — 45, 47, 61, 62, 98, 107.
Константинеско,
румынский
м-р — 210, 213.
К о п е ль, 3., служ. в киевск. уездн.
земск. упр. — 289.
К о с т и н е с к о , румынск. м-р — 213,
218.
К р е й т о н , В. Н., владим. губ.—233.
К р и в о ш е и н, А. В., главноупр.
землед. и землеустр. — 94, 103, 104,
108.
К р у п е н с к и й , П. Н., чл. Г. Д.,
(«националист») камергер, секретн.
сотр. деп. полиции— 116, 131.
К р ы ж а н о в с к и й, С. Е., гос. се­
кретарь— 141.
К у б а р о в с к и й, А. Е., непрем. чл.
смол. губ. прис. — 238.
К у л о м з и н, А. Н., предс. Г. С., ст.секр. — 125, 148, 162.
К у р а к и н, кн., б. яросл. г\ б. иредв.
д в .— 239.
К у р л о в, II. Г., ген.-л., б. тов. м-ра
вн. дел и к-дир корп. жанд. — 157.
К у р о п а т к и н, ген. адъю г. — 140.

М а к л а к о в , Н. А., м-р вн. д., чл.
Г. С. — У, 86, 88, 98,105 — 107, 114.
М а к с и м о в , Н. Н., перм. в.-губ.—
236.
М а н а с е в и ч -М а н у й л о в, И. Ф.—
109, 133, 228.
М а н и к о в с к и й , А. А., ген., нач.
гл. арт. управл.— 261, 262.
М а р г а р и т а , принцесса шведская—
31.
М а р и я , принцесса датская — 22.
М а р к о в 2-й, Н. Е., чл. Г. Д., «пра­
в ы й »— УН, 227, 275.
М а т в е е в , Д. Н., черниг. в.-губ. —
239.
М е л ь н и к о в , Н. А., предс. казанск.
земск. упр. — 234.
М е н д е л ь с о н , банкир — 100.
М е щ е р с к и й , В. П., кн., изд. «Гра­
жданина»— 90, 99, 108.
М и л а н , король сербский — 53.
М и л ь е р а н, Франц, воен. м-р — 7.
М и л ь н е р , виконт, чл. англ. каб.
м-ров — 59, 64 — 66, 69, 77.
М и л ю к о в , П. Н., чл. Г. Д., лидер
«кадетов» — VIII, 21, 117, 133, 150,
162, 276.
М и р к о ( Н е г о ш), кн. черногорск.—
167.
М и т р о Ф а н , еписк. гомельский—230,
231.
М и х а и л , архиеп. гродненск. — 231.
М у р а в ь е в , предс. чрезв. следств.
комиссии — III.
М у р а т о в , Н. П., чл. Г. С. — 138,
i45, 153.
М ы ш л а е в с к и й , А. 3. ген., предс.
«Металлич. комитета» — 136, 137,
144, 262.
М я к и н и н , А. П., Подольск, губ.—
230.

Л а в р и и о в с к и й, Н. Н., черниг.
губ. — 239.
Л а г и ш , Франц, ген. — 251.
Л а м з д о р ф , В. Н., гр., б. м-р иностр.
д. — 25.
Л е м п и ц к и й, М. М. чл. Г. Д. — 195.
Л е о н о в , донской предв. дв. — 233.
Л л о й д - Д ж о р д ж, англ. воен. м-р —
67.
Л о п у х и н , В. А., вологодск. губ.—
234.
Л ь в о в , Г. Е., кн., предс. союза
земств и городов — 95.
Л ю б и ч - Я р м о л о в и ч,
М.
А.,
перм. губ. — 236.
Л ю б о м и р е к и й, С., кн. — 173,177—
179, 194 — 196.
Л ю ц , Л. Г., чл. Г. Д. — 232.
Л я л е в с к и й, Б. Н., предс. вологодск.
губ. земск. упр. — 229.

Н а р ы ш к и н , Л. К. — 87, 88, 101.
Н а у м о в , А. Н., самарск. губ. предв.
дв. — 238.
Н е к л ю д о в , А. В., русск. послан,
в Стокгольме — 32, 33.
Н е р а т о в, А. А., тов. м-ра иностр.
д. чл. Г. С. — 68.
Н и к о д и м , еписк. чигиринск. — 229.
Н и к о л а й ( Н е г о ш ) , король чер­
ногорск.— 39, 148, 149, 166, 167.
Н и к о л а й , принц греч. — 41 — 46,
50.
Н о л ь д е , Б. Э., бар., дир. деп. мин.
ин. д. — 150.

М а к а р о в , А. А., м-р юст. — 137,
155.
М а к е н з е н , герм. ген. — 37.

О б о л е н с к и й , Н. Л., кн.,— 139,144
О б о л е н с к и й , С. Д., кн., ставроп.
губ. — 240.

О з е р о в , чл. Г. С. — 143.
О з н о б и ш и н , В. И., сарат. губ.
предв. дв. — 238.
О л е н и н , Б. А. — 237.
О л с у Ф ь е в , Д. А., гр., чл. Г. С.—
238.
О л ь г а К о н с т а н т и н о в н а , коро­
лева греч. — 41.
О л ь д е н б у р г с к и й , А. П., принц,
верх. нач. саиит. части — 139, 153,
166.
О р л о в , В. Н., кн., ген., пом. намести,
кавк. — 139, 165.
П а л е о л о г , Франц.посол в России—
3 — 6, 58, 60, 61, 68, 87, 176, 177,
179, 247.
П а п а - А ф а н а с о п у л о, И. А., волынский губ. предв. дв. — 229.
П а р ч е в с к и й, А. И., чл. Г. Д.—
195.
Н а т е к , адвокат — 195.
П а у к ер , инженер-— 159.
П е к о р и, итальянск. ген. — 251.
П е л и к а н Б. А., член союза р. н.—
229, 234.
П е т к е . в и ч , Г. Б., ворон, губ.—237.
П е т р I (К а р а г е о р г и е в и ч), ко. роль сербский — 39, 149.
П е т р о в о - С о л о в о в о, Б. М., ген.,
рязанск. губ. предв. дв. — 235.
П и л ь ц, А. И., могилевск. губ. — 231.
Эразм
(Piltz), польский
Пильц,
публицист, чл. партий «реали­
стов» — 147.
П и с а р е н к о в , Б. В., непюем. член
вологодск. губ. п ри с.— 234.
П и т и р и м, митроп. петрогр. — 1,41.
II л а н с о н, Г, А., рус. послан,
в Сиаме — 142.
Поклевский-Козелл,
С.
А.,
русск. послан, в Румынии — 56,
199 — 202, 204, 206, 208, 209, 211,
213 — 215, 218, 219, 221.
П о к о т и л о, В. И., ген., наказн.
атам. Донск. обд. — 233.
П о к р о в с к и й , Н. Н., госуд. кон­
тролер, потом м-р иностр. д. — 60,
62, 64, 67, 68, 77, 98, 107.
П о л и в а н о в , А. А., ген., воен.
м-р — 114, 119, 120,162, 164, 268,
П р и б ы л ь с к и й , Д. А., дубенский
вол. губ. уездн. предв. дв. — 229.
Протасьев,
Н. В., харьковск.
губ. — 235, 238.
П р о т о п о п о в , А. Д., м-р внутр.
д.—97, 110— 112, 156, 169— 171.
П у а н к а р э , презид. Франц, рёсп.—
VI — VIII 3 — 5, 8, 10, 42.

II у р и ш к е в и ч, В. М., чл. Г. Д.,
«правый» — 227.
Р а д о с л а в о в , предс. болгарск/каб.
м-ров — 50, 51, 56, 57.
Р а е в , Н. П., чл. сов. м-ра нар. пр.,
потом об.-прок. синода — 141, 148.
Р а с п у т и н , Г. Е. — I ll — IV, VI
и VII, 20, 21, 86, 92, 105, 106, 108—
114,116, 142,162,163, 169 — 171, 224,
249, 258, 269, 274, 277, 279.
Р е в е л ь с т о к , лорд, апгл. полном,
м-р — 68.
Р е й н , Г. Е., чл. Г. С., лейб-хирург—
153, 159, 165, 166, 229.
Р е н г а р т е н , П. А., витеб. предв.
дв. — 231.
Р о д з я н к о , М. В., предс. Г. Д.— 91,
95, 96, 106, 109, ИЗ, 115, 116, 133,
136,154,171,232, 257, 258, 278 — 280.
Р о з е н, А. Ф., бар., Витебск, в.-губ.—
231.
Романовы:
А л е к с а н д р I, имп. — 176, 186, 187.
Александр Щ Александро­
в и ч , имп.— 166, 207, 283.
А л е к с а н д р а Ф е д о р о в н а , импца — 6, 13, 20, 21, 24, 31, 34, 41, 42,
86, 1 0 8 -1 1 2 , 114— 116, 133, 163,
169, 170, 171, 179 — 181, 223, 257,
258, 274, 276 — 278.
А л е к с е й Н и к о л а е в и ч , в. к.,
наследник — 181.
А н а с т а с и я Н и к о л а е в н а, в. к.—
39.
А н н а И о а н н о в н а — 89.
Екатерина
II
Алексеевна
имп-ца — 186.
Й а р и я Ф е д о р о в н а , имп - ца—
23 — 24, 41, 138.
Михаил
А л е к с а н д р о в и ч , в.
к. — 277.
Н и к о л а й I, имп. — 176, 185, 187.
Н и к о л а й II, — III, V — VIII, 3 — 13,
17 — 25, 30 — 34, 40 — 45,49, 51, 52,
58 — 60, 64, 66, 67, 76, 77, 86 — 93,
97 — 117, 119, 121, 122, 1 2 4 ^ 1 2 6 ,
129, 130, 136, 137, 162, 165 — 166,
169 — 171, 173, 175— 183, 191, 194,
196 —202, 207, 224,227, 247 — 250,
255, 256, 258, 259, 265, 267 — 270.
274, 276 — 278,285 — 287, 290 — 293.
Н и к о л а й М и х а й л о в и ч , в. к.—
198.
Н и к о л а й Н и к о л а е в и ч , в. к.,
верховн. главноком., потом— намест­
ник кавказский — 35 — 40, 165, 172,
174, 200, 201, 222, 258, 268, 269, 274.
П е т р I А л е к с е е в й ч, имп. — 141.

С е р г е й М и х а й л о в и ч , в. к., ген.инсп. артилл. при верховн. главно ком. — 68, 69, 257.
Т а т ь я н а Н и к о л а е в н а , в. к.—
199.
Р о м е н , полк., итальянск. воен. агент
в России — 252, 253.
Р о н ж и и , С. А., ген. нач.воен. сообщ.
на театре воен. действ. — 159, 244.
Р у б и н ш т е й н , Д. Л., банкир, ди­
ректор Рус. - Франц. банка — 111,
142 — 144.
Р уд ж е р и-Л аде р ни, гр., итальянск.
ген. — 68.
Р у з с к и й , Н. В., ген.-адъют., главноком. сев.-зап. Фронтом — 155.
Р у м а н о в , А. В., журналист — 143.
Р у с и н , А. И., &дм., нач. морск.
штаба верх, главноком. — 68.
Р у х л о в , С. В., чл. Г. С., б. мии.
п. с. — 162.
С а б л е р, В. К., об.-прок. синода—
94, 102, 108.
С а в е н к о, А. И., чл. Г. Д. — 230.
С а в и ч , Н. В., чл. Г. Д. — 275, 281.
С а з о н о в , С. Д., м-р иностр. д., чл.
Г. С. — 4, 5, 11, 13 — 15, 17, 18, 21,
66 — 68, 73, 105,108, 109, 162, 175 —
179, 183,187,191,192,194,198 — 204,
206, 208, 214, 218.
С а л т ы к о в , А. А., тамбовск. губ.—
239.
С а м о й л с н к о, Б. Н., предс. Минск,
губ. земск. упр. — 230.
С а р р а й л ь, Франц, ген., главноком.
салоникской армией — 41, 42, 71.
С в е р ч к о в , Д. Н., чл. Г. Д .— 275.
С е м и г р а д о в, Д. Н., чл. Г. С.—232.
С е р а Ф и м , архиеп. Смоленск. — 226,
239.
С к о б е л е в , М. И., чл. Г. Д., с.-д.
меньш. — 163, 164.
С м и р н о в , А. В., чл. Г. Д., про­
тоиерей — 234.
С о к о л о в с к и й, И. Н., астрах, губ.—
240.
С о ф и я , королева греч. — 41.
С т а х о в и ч, М. А., член Г. С. по
выборам — 234.
С т е п а н о в , А. В., тов. мин. вн.
д. — 158.
С т и ш и н с к и й , А. С., чл. Г. С.— 144.
С т о л ы п и н , П. А., б. предс. Сов.
м-ров — 88, 89, 104, 143.
С т р а х о в с к и й , И. М., б. вятский
г у б .— 236.
С т р е м о у х о в, П. П., варшав. губ.—

С т р и ж е в с к и й, М. В., б. казанск.
губ. — 234.
С т р у в е , П. Б., экономист — 150.
С т у р д з а, румынск. журналист —
220, 221 .
С у в о р и н , А. С., издатель «Нового
Времени» — 99.
С у д з и л о в с к и й, В. А., предс. могилевск. земск. упр. — 231.
С у х о м л и н о в , В. А., б. воен. м-р—
111, 133.
С у х о м л и н о в , Н. А., ген., б. оренб.
губ. — 240.
С у х о м л и н о в , Н. Ф., чл. Г. С.,
херсонск. предв. д в .— 232.
Т а н е е в , А. С., главноуир. «собствен­
ной е. и. в. канцелярией» — 119.
Т а т а р и н о в , полк., военный агент
в Румынии — 51, 55— 57.
Т а т и щ е в, Д. Н., гр., ген., комапдир корпуса жандармов, а ранее
Яросл. губ. — 157, 239.
Т в е р с к о й, С. Д., саратовск. губ.—
238.
Т и м а ш е в , С. И., чл. Г. С., б. м-р
торг, и пром. — 279.
Т о д о р о в, болгарск. полит, деят., ли­
дер «народников» — 51, 56, 57.
Т о л с т о й , А. А., пензенск. в.-губ. —
234.
Т о л с т о й - М п л о с л а в с к и й, С. С.,
казан, предв. дв. — 234. .
Т о м а, А., Франц, полит, деят., м-р
воен. снабж. и помощи, госуд.
секрет. — VII, 3 — 10, 163, 176, 177.
Т р е п о в, А. Ф., м-р пут. сообщ., за­
тем — предс. Сов. м -ров— 21, 159,
282.
Т р е п о в, Ф. Ф., ген.-адъют., чл. Г. С.,
б. киевск. гон.-губ. — 229.
Т р о й ы и ц к и й, А. Н., тульск. губ.—
235.
Т р у б е ц к о й , Г. Н., кн., нач. ближневосточн. отд. мин. ин. д. — 216.
Т р у б е ц к о й , Е. Н., кн., чл. Г. С.—
237, 238.
Т ю л и н, М. С. ген., оренб. губ. — 240.
У р у с о в , Н. П., кн., сенат., екатериносл. предв. дв. — 148, 232.
Ф е о ф а н, ениск. полтавск. — 237.
Ф е р д и н а н д ( К о б у р г), болгар­
ский царь — 50, 52, 53, 55 — 57, 149.
Ф е р д и н а н д (Г о г е н ц о л л е р н),
румынский король — 217.
Ф е р е, В. К)., смолен, в.-губ. — 238.
Ф и л и п п, «доктор» — 87.
Ф и л и п п е с к о, румынский госуд.
деят., б. воен. м-р — 210, 213.

Ф л а в и а н, митроп. киевский — 229.
Ф о г е л ь , Евг. С., нач. отд. канц. Сов.
м-ров — 158.
Ф р а н к ф у р т , С., уполномоч. м-ва
землед. — 289.
Ф р о л о в, П. А., ген., пом. воен. м-ра—
130, 136, 137, 140.
Х а р и т о н о в , П. А., госуд. контро­
лер — 98.
X а р у з и н, А. Н., б. тов. м-ра вн.
д. — 232.
Х а у с т о в, В. И., чл. Г. Д., с-д.
менып. — 164.
Х в о с т о в , А. А., м-р юст., затем—
м-р вн. д. — 143, 144, 154, 179.
Х в о с т о в , А. Н., м-р вн. д., чл.
Г. Д. — 116, 143, 154, 157, 162, 163,
166, 223 — 227.
X о з и к о в, И. В., костромск. губ. —
240.
Х о л д э н , лорд, англ, госуд. деят.,
б. воен. м-р — 26, 28.
Х о м я к о в , Н. А., чл. Г. Д. — 238.
Х р а п о в и ц к и й , В. С., владим. губ.
предв. дв. — 233.
Х р и с т и а н IX, датский король—23.
Х р и с т и а н X, датский король—
22, 23, 28.
Ч е н ы к а е в , Н. С., калужск. губ.—
237.
Ч и х а ч £ в , Д. Н., чл. Г. Д. — 275.
Ч х е и д з е , Н. С., чл. Г. Д., с.-д.
менып. — 118, 162, 163.
Ш а л о й я, чл. итальянок, каб. м-ров—
68, 69, 71.
Ш а т е л е н, С. А. тов. м-ра ф и н .— 68.
Ш а х о в с к о й , В. Н., кн., м-р торг,
и пром. — 159, 282.
Ш в е д о в , Н. К. ген., — 141.
Ш е б е к о, Н. Н., б. русский посол
в Австро-Венгрии — 216.
Ш и д л о в с к и й , С. И., чл. Г. Д.—
162, 164.
Ш и л о в с к и й , П. П., б. костромск.
губ. — 240.
Ш и н г а р е в, А. И., чл. Г. Д. — 269,
275.
Ш и р и н с к и й - Ш а х м а т о в, А. А.,
кн., б. сарат. губ. — 238.
Ш м у р л о, Г. Ф., чл. Г. С. по выб.—
240.

Ш р а м ч е н к о , М. Н., б. вологодск.
губ. — 234.
Ш т ю р м е р , Б. В., предс. Сов. м-ров
(с января по ноябрь 1916 г.), м-р
вн. д. (с марта по июль), м-р ин.
д. (июля по ноябрь) — III — ТУ,
5 — 7, И , 13 — 15, 17 — 19, 21, 42,
43 — 45, 51, 52, 98, 99, 107 — 117,
119 — 122, 124 — 126, 130, 132, 134,
136, 137, 155, 160, 162 — 164, 167,
169 — 171, 176, 178 — 182, 191, 194,
197, 226 — 228, 241, 243, 256, 258,
277, 282.
Ш у в а е в , Д. С., ген., воен. м - р 134, 145, 161, 280.
Ш у л ь г и н , В. В., чл. Г. Д. — 275.
Ш у м а х е р , А. Д., чл. Гос. Сов. по
выб. — 235.
Шумовский,
К. А., Смоленск,
губ. — 238.
Щ е г л о в и т о в, И. Г., м-р юст., чл.
Г. С. (потом его председатель) —
101 — 103, 108, 162, 293.
Щ е р б а т о в , Н. Б., кн., м-р вн. д.—
102, 103, 230.
Э в е р т , А. Е., ген., главноком. зап.
Фронтом — 159, 244, 248.
Э д у а р д VII, англ, король — 26.
Э л л е р ш а у , англ. ген. — 280.
Э л л и о т , англ, послан, в Греции—
47, 48.
Э н г е л ь , полк., русск. воен. агент
в Италии 250 — 253.
Э н г е л ь г а р д т , В. П., чл. Г. С. —
238.
Э р д е л и, Я. Е., б. минский губ.—
230.
Э р е н т а л ь , австр. м-р ин. д. — 16.
Э,р н с т - Л ю д в и г, в. герцог Гессен­
ский — 31.
Э р ц б е р г е р , герм, полит, деят.—
62, 53.
Э т т е р, II. С., русск. послан, в Пер­
сии — 142.
10 а н щ и к а й, — 258.
Ю с у п о в , Ф. Ф., кн. — 106.
Я к у н и н , В. В., б. екатеринославск.
губ. — 232.
Я н у ш к е в и ч , Н. Н., ген., пом. на­
мести. кавказск. — 244.

СТР.

Предисловие

.........................................................................................................

Ш

Миссия Альбера Тома (Письмо Пуанкарэ к Николаю II) ......................
3
Русско - английские трения 1916 г....................................................................
11
Мирное посредничество датского короля......................................................
22
Переписка Николая II с королем шведским Густавом V .....................
30
Из области русской политики на Балканах:
I. Россия и С е р б и я ...........................................................................
35
II. Россия и Г р е ц и я ..............................................................................
40
III. Россия и Болгария...............................................
50
Конференция «союзников» в Петрограде 1917 г.........................................
58
Из переписки Николая П с министрами......................................................
86
Доклады Ш тюрмера Николаю П ........................................................................ 109
Польский в о п р о с ...................................................................................................... 172
К истории выступления Румынии («Измена» русского посланника). . 198
Проект выборов в У Гос. д ум у ............ ........................................................... 223
К истории наступления армий Б руси л ова...................................................... 246
План военной диктатуры (1916 г .) ................................
255
Государственная дума и военные поражения 1915 г................................... 267
Ген. Алексеев и Г у ч к ов ..........................................................................................276
Николай П и «правы е»..........................................................................................283
Приложения:
I. Подлинники главнейших иностранных документов, напеча­
танных в тексте книги в переводе............................................. 294
И. Перечень документов, напечатанных в настоящей книге.. . 302
Указатель личных имен...................................... * ............................................ 304