КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398169 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169243
Пользователей - 90549
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Положий: Сабля пришельца (Научная Фантастика)

Хороший рассказ. И переводить его было интересно.
Еще раз перечитал.
Уж не знаю, насколько хорошим получился у меня перевод, но рассказ мне очень понравился.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Lord 1 про Бармин: Бестия (Фэнтези)

Книга почти как под копир напоминает: Зимала -охотники на редких животных(Богатов Павэль).EVE,нейросети,псионика...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Соловей: Вернуться или вернуть? (Альтернативная история)

Люблю читать про "заклепки", но, дочитав до:"Серега решил готовить целый ряд патентов по инверторам", как-то дальше читать расхотелось. Ну должна же быть какая-то логика! Помимо принципа действия инвертора нужно еще и об элементной базе построения оного упомянуть. А первые транзисторы были запатентованы в чуть ли не в 20-х годах 20-го века, не говоря уже о тиристорах и прочих составляющих. А это, как минимум, отдельная книга! Вспомним Дмитриева П. "Еще не поздно!" А повествование идет о 1880-х годах прошлого века. Чего уж там мелочиться, тогда лучше сразу компьютеры!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

Вот Вам еще одна книга о «подростковом-попаданчестве» (в самого себя -времен юности)... Что сказать? С одной стороны эта книга почти неотличима от ряда своихз собратьев (Здрав/Мыслин «Колхоз-дело добровольное», Королюк «Квинт Лециний», Арсеньев «Студентка, комсомолка, красавица», тот же автор Сапаров «Назад в юность», «Вовка-центровой», В.Сиголаев «Фатальное колесо» и многие прочие).

Эту первую часть я бы назвал (по аналогии с другими произведениями) «Инфильтрация»... т.к в ней ГГ «начинает заново» жить в своем прошлом и «переписывать его заново»...

Конечно кому-то конкретно этот «способ обрести известность» (при полном отсутствии плана на изменение истории) может и не понравиться, но по мне он все же лучше — чем воровство икон (и прочего антиквариата), а так же иных «движух по бизнесу или криманалу», часто встречающихся в подобных (СИ) книгах.

И вообще... часто ругая «тот или иной вариант» (за те или иные прегрешения) мы (похоже) забываем что основная «миссия этих книг», состоит отнюдь не в том, что бы поразить нас «лихостью переписывания истории» (отдельно взятым героем) - а в том, что бы «погрузить» читателя в давно забытую атмосферу прошлого и вернуть (тем самым) казалось бы утраченные чуства и воспоминания. Конкретно эта книга автора — с этим справилась однозначно! Как только увижу возможность «докупить на бумаге» - обязательно куплю и перечитаю.

Единственный (жирный) минус при «всем этом» - (как и всегда) это отсутствие продолжения СИ))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Михайловский: Вихри враждебные (Альтернативная история)

Случайно купив эту книгу (чисто из-за соотношения «цена и издательство»), я в последующем (чуть) не разочаровался...

Во-первых эта книга по хронологии была совсем не на 1-м месте (а на последнем), но поскольку я ранее (как оказалось читал данную СИ) и «бросил, ее как раз где-то рядом», то и впечатления в целом «не пострадали».

2-й момент — это общая «сижетная линия» повторяющаяся практически одинаково, фактически в разных временных вариантах... Т.е это «одни и теже герои» команды эскадры + соответствующие тому или иному времени персонажи...

3-й момент — это общий восторг «пришельцами» (описываемый авторами) со стороны «местных», а так же «полные штаны ужаса» у наших недругов... Конечно, понятно что и такое «возможно», но вот — товарищ Джугашвили «на побегушках» у попаданцев, королева (она же принцесса на тот момент) Англии восторгающаяся всем русским и «присматривающая» себе в мужья адмирала... Хмм.. В общем все «по Станиславскому».

Да и совсем забыл... Конкретно в этой книге (автор) в отличие от других частей «мучительно размышляет как бы ему отформатировать» матушку-Россию... при всех «заданных условиях». Поэтому в данной книге помимо чисто художественных событий идет разговор о ликвидации и образовании министерств, слиянии и выделении служб, ликвидации «кормушек» и возвышения тех «кто недавно был ничем»... в общем — сплошная чехарда предшествующая финалу «благих намерений»)), перетекающая уже из жанра (собственно) «попаданцы», в жанр «АИ». Так что... в целом для коллекции «неплохо», но остальные части этой и других (однообразных) СИ куплю наврядли... разве что опять «на распродаже остатков».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про серию АТОММАШ

Книга понравилась, рекомендую думающим людям.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Козлов: Бандеризация Украины - главная угроза для России (Политика)

"Эта особенность галицийских националистов закрепилась на генетическом уровне" - все, дальше можно не читать :) Очередные благородных кровей русские и генетически дефектные украинцы... пардон, каклы :) Забавно, что на Украине наци тоже кричат, что генетически ничего общего с русскими не имеют. Одни других стоят...

Все куда проще - демонстративно оттолкнув Украину в 1991, а в 2014 - и русских на Украине - Россия сама допустила ошибку - из тех, о которых говорят "это не преступление, а хуже - это ошибка". И сейчас, вместо того, чтобы искать пути выхода и примирения - увы, ищутся вот такие вот доказательства ущербности целых народов и оправдания своей глупой политики...

P.S. Забавно, серии "Враги России" мало, видимо - всех не вмещает - так нужна еще серия "Угрозы России" :) Да гляньте вы самокритично на себя - ну какие угрозы и враги? Пока что есть только одна страна, перекроившая послевоенные европейские границы в свою пользу, несмотря на подписанные договора о дружбе и нерушимости границ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Неласковый отбор для Золушки (СИ) (fb2)

- Неласковый отбор для Золушки (СИ) (а.с. Попала в сказку-1) 450 Кб, 126с. (скачать fb2) - Светлана Волкова

Настройки текста:



Неласковый отбор для Золушки Светлана Волкова

Цикл: Попала в сказку - 1

Глава 1

Резкий толчок. Под ногами лязгнуло и заскрежетало. А потом – тишина. Мертвая. Тишина всегда кажется мертвой в первые секунды, как глохнет трамвай или троллейбус. Я терпеливо наблюдала, как водитель вышел из кабины, обошел троллейбус, подергал рога. Ждала, что сейчас он залезет обратно, тишину вновь заполнит электрический гул, и мы двинемся вперед. Вместо этого двери в середине и в конце салона отворились. "Уважаемые пассажиры, по техническим причинам троллейбус дальше не идет, прошу покинуть салон".

Я ругнулась в сердцах. Пол-одиннадцатого вечера. Предпоследний рейс. Следующий через сорок минут. А телефон сел еще до репетиции, и как назло, ни у меня, ни у ребят не оказалось с собой зарядника.

Такси не вызвать. Попросить кондуктора позвонить? Один взгляд на совдеповскую морду кирпичом отбил желание обратиться за помощью. Топать пешком восемь остановок? Дойду за столько же, сколько ждать следующий рейс. Хорошо, что на ногах не шпильки, а удобные кроссовки.

Закинула за спину рюкзачок, по привычке втянула живот, зашагала вперед по маршруту троллейбуса. Через десять минут даже улучшилось настроение. На смену раздражению пришел азарт. Планы нарушились – что ж, будем играть по новым правилам!

Тишина, луна, теплая безветреная погода. Прогулка пешком, классная физическая разминка! Захотелось запеть – как будто и не выложилась полностью на репетиции. Музыка всегда и везде была моим неразлучным спутником, но в такие моменты – спонтанные, непредвиденные – вдохновение вспыхивало особенно ярко.

В голове заиграл бодрый энергичный мотив. Приду домой, наиграю на фортепьяно и запишу. Может, на завтрашней репетиции у нашего джаз-ансамбля родится новая композиция.

Увлеченная внутренней мелодией, я забыла обо всем на свете. Район, знакомый с детства, считался благополучным. Приключений на пятую точку я не ждала, расслабилась. Зря.

Когда за спиной зашуршали шаги, поначалу я не встревожилась.

- Подруга, закурить дашь?

Обернулась. В нескольких метрах шли трое парней не самого культурного вида. В свете фонарей на физиономиях светились неприятные ухмылки.

Вдохновение рухнуло камнем в пятки. В предчувствии проблем паршиво засосало под ложечкой. Вот надо же было так утратить бдительность, распеться едва ли не вслух!

Постаралась взять себя в руки, а ситуацию – под контроль. Улыбнулась как можно непринужденнее.

- Ребят, сорри, не балуюсь. Здоровье, все дела.

Умничать не стала – пусть за свою примут. Быстрее отстанут. Но не прокатило.

- Здоровье бережешь, небось рожать собираешься? Мож прям щас заделаем детишек, а? Сочная цыпочка! Давай, детка, сними тряпки! Покажи, что под ними!

Ну все, попала. Вежливо отшутиться, мирно разойтись – дохлый номер. Не стала и пробовать. Рванула с места наутек с воплями "Пожар, горим!" – пока отморозки не подошли ближе. Они аж опешили, как шустро я дала деру и как громко заорала. Это дало мне фору.

Бежала изо всех сил и благодарила все высшие силы за привычку одеваться удобно, по-спортивному везде, кроме сцены. Вот весело сейчас было бы удирать от этого отребья на шпильках и в узкой юбке!

Я надеялась – увидев мою скорость, гопники быстро отстанут. Тем более, орала я во всю мощь профессионально поставленного голоса. Кто-нибудь непременно услышит и придет на помощь. Как бы не так.

На улице ни души, а вслед несся топот тяжелых подошв по асфальту и выкрики: "А ну стой!" Припустила еще быстрее, хоть думала, быстрее уже нет сил.

Ох, мамочки! Вот вам и безопасный район! Никогда, ни в жизни больше не пройду здесь пешком ночью! Если эту ночь переживу.

Я бежала и бежала, теряя силы и дыхание. Мерзавцы не отставали.

Впереди показался высокий забор из чугунных прутьев. Один прут слегка согнут, и в заборе образовалась небольшая дыра. Худышка вроде меня протиснется, а здоровенный жлоб – нет. Правда, они могут перебраться через забор – но это дольше, и я получу еще фору.

Деваться некуда – на улице глухо и безлюдно, отморозки не отстают, бежать по прямой все труднее. За забором – заброшенный чугунолитейный завод, где я не раз лазила с компанией в детстве. Там можно спрятаться или запутать следы.

Нырнула между прутьев забора. Оглянулась наскоро. Гопники остановились, обсуждая громко и с матами, как перелезть через забор. Больше время не теряла – повернулась и побежала прочь. С другого края должна быть еще одна дырка, через которую мелкие шалопаи и пробирались сюда.

Собралась рвануть туда – но тут за спиной вновь раздались голоса преследователей. Недолго они справлялись с забором. Что за настырные выродки! Я бросилась внутрь здания. В лабиринтах цехов оторваться легче, чем на открытом пространстве.

Сквозь разбитые окна проникал лунный свет. Казалось, не я бежала, а огромные помещения, полные пыли и шлака, проносились навстречу. Топот и мат опять настигали меня. Я даже не смотрела, куда несусь. Страх того, что отморозки со мной сделают, если догонят, подхлестывал нещадно.

Сердце стучало как бешеное, дыхание стало перехватывать. Вдруг потемнело в глазах. Сознание помутнело. Я почувствовала, что теряю координацию и вот-вот упаду.

Что со мной?! Стресс, страх, неимоверно быстрый бег – тяжелая нагрузка. Но я молодая, здоровая, спортивная. Этого недостаточно, чтобы так подкосить меня.

Остановилась. Приложила руку к груди. Странно. Я бежала так, что сейчас пульс должен стучать и греметь в ушах. Но дыхание было ровным, будто я шла расслабленным вальяжным шагом. Голосов за спиной не слышно. Похоже, оторвалась от подонков. Есть пара секунд оглядеться и прикинуть, как отсюда выбраться.

Цех, где я очутилась, выглядел странно. Не квадратное помещение, а вытянутое, с покатым сводчатым потолком. Стены и пол – не цементные, а из грубой каменной кладки. Больше похоже на катакомбы из исторических фильмов, чем на советский завод. Или на старинный замок.

В конце этого длинного туннеля брезжил свет. Вот это и вовсе странно. Откуда освещение в заброшенном здании, где нет электричества?! И вообще свет больше походил на дневной, чем электрический.

Я пошла вперед, молясь не встретить своих "приятелей"-гопничков. Чем ближе  подходила, тем ярче сияло снаружи – как будто солнце светило прямо в дверной проем… А ведь на улице почти ночь.

С опаской высунулась наружу. В глаза ударило солнце. Я зажмурилась, а потом поднесла к лицу ладони и приоткрыла глаза сквозь растопыренные пальцы.

Больше никаких сомнений – на улице полдень, а солнце светит в глаза. Но как такое может быть?! Я упала в обморок, провалялась всю ночь и только что пришла в себя? Не помнила, как очнулась и встала, мне только показалось, что я бежала и бежала, не останавливаясь?!

Да, видимо, так и есть. Вот почему сердце билось так спокойно. Я лежала, а не бежала. Слава богу, гопники меня не нашли и утопали ни с чем. Теперь можно спокойно вернуться домой. И сразу в больницу – не дай бог, сотрясение. Вечером опять репетиция, я должна быть в форме. И больше никаких троллейбусов – сразу вызову такси.

С такими мыслями я сделала два шага вперед, отняв ладонь от лица. И с криком отшатнулась назад. Еще шаг – и я рухнула бы с высоты метров тридцать. Откуда она взялась на двухэтажном заводе, подумать не успела. Небо закрыла огромная тень, что-то царапнуло по плечу, а потом опрокинуло навзничь.

Глава 2

Пронзительный, нечеловеческий визг оглушил, едва не разорвав перепонки. Тень, сбившая меня с ног, пронеслась мимо, развернулась… и я увидела жуткую морду настоящего чудовища. За мордой – черное, блестящее, будто лакированное тело, похожее на коня... но только с огромными перепончатыми крыльями.

Мой тембр и певческая стилистика больше всего напоминали Эллу Фицжеральд. Но звуки, которые я издала, увидев черное крылатое чудище, вытянула бы только Мария Каллас… если бы вдруг запела, как Ольга Кормухина.*

*Элла Фицжеральд – джазовая певица с низким "бархатным" тембром. Мария Каллас – один из самых высоких оперных голосов в мире. Ольга Кормухина – рок-певица с техникой исполнения "расщепление", когда голос звучит хрипло и надрывно, как бы "подрыкивающе". Насладиться голосами всех упомянутых певиц можно в свежем посте моей группы ВК;)))

Монстр прянул ушами, втянул шею и зашипел. И тут я поняла, что наделала. Он ведь сам визжал точно так же. И теперь, наверно, принял меня за соперника, посягнувшего на его территорию.

В ужасе я поползла назад, прочь от жуткой уродливой морды. Подо мной что-то треснуло и расползлось. Вместо удобных джинсов на мне откуда-то взялось платье из тончайшего шелка. И оно не выдержало трения о грубый каменный пол. Последнее, что я могла сейчас сделать – заморочиться над этой несуразностью.

Чудище приземлилось на пол. Сделало шаг ко мне, и еще. Еле удержалась, чтобы опять не завопить. Пыталась отползти дальше от него – тщетно. А потом оно вдруг согнуло переднее ноги и опустилось на колени.

Не успела обалдеть, как с его спины спешился мужчина. И вперился в меня таким же жутким и яростным взглядом, как у его леденящей душу лошадки. В панике я и не замечала, что у монстра есть всадник. Зато теперь не заметить его было сложно.

Высоченный, широкоплечий, по пояс обнажен. От тяжелого дыхания грудь вздымалась; упругие мускулы перекатывались, блистая на солнце. А дышал он тяжело от злости – таким гневным и разъяренным был его взгляд. Ярко-синие глаза сверкали, как острия джедайских клинков. Готовые пронзить меня насквозь. Копна густых светло-русых волос в солнечных лучах отливала золотом.

В иное время, в иных обстоятельствах я бы потонула в восторгах, разглядывая такой совершенный образчик мужской красоты. Сейчас никакая красота меня, мягко говоря, не трогала.

- Кто ты и зачем вылезла сюда, пока я выгуливал своего илано?! – рассерженно спросил этот брутальный красавец звучным раскатистым баритоном.

В голове молнией прорезались встречные вопросы. Куда – сюда? Какого илано? Кто он сам и что это за зверь? И да – куда я вылезла?!

Я не вымолвила ни слова. Слишком непонятной была ситуация. И опасной. Неосторожными, необдуманными речами я легко могла подставить себя. Но молчание тоже могло быть опасным.

- Говори! – напирал атлетичный блондин.

Лазерные лучи в его глазах обшаривали мое тело, как намеченную жертву из оптического прицела. Но к желанию разорвать в клочья досадную помеху примешалось и другое… хорошо знакомое мне по сцене и мужским взглядам.

Тут до меня наконец дошло, что я не в плотных джинсах, а в тонюсеньких шелковых тряпочках! Лежу на боку, а они порвались и задрались вплоть до самого белья… Белья?!

К стыду и панике я вдруг осознала, что белья-то на мне и не было. Этот блондин видел не просто задравшееся платье. Он видел все!!!

Я задрыгала ногами, пытаясь подняться. Результат вышел плачевный. Я была обута в подобие греческих сандалий, но по бокам у них торчали странные отростки, вроде шпор. Из-за них я никак не могла упереть подошвы в пол.

Прекратила дрыгаться, одернула юбку. То есть, ее останки. Не ахти защита от алчного взгляда синих глаз. Ткань платья была не просто тонкой, а прозрачной. На бедрах и груди – узкие подкладки из хлопка, скрывающие самое интимное. А вот ложбинку между грудей глубокий вырез выставлял на всеобщее обозрение.  Ну а поскольку я еще валялась на боку, все это съехало набекрень, и мои усилия привести себя в пристойный вид выглядели комично.

Блондин даже не пытался отвести лазерный взгляд. Наоборот – направлял его на самые-самые неприличные места… которые никак не получалось от него укрыть.

Огонь залил лицо, расползся на шею, грудь и руки. Вот значит как оно – сгорать от стыда.

- Я жду.

Чтоб тебя! Ждет он. Кто его вообще воспитывал?! Так бесцеремонно пялиться на упавшую девушку – которую сам же и уронил! Мог бы помочь или хотя бы отвернуться!

Как бы то ни было, отмалчиваться дальше становилось опасно. Промямлила самое нейтральное, что пришло в голову:

- Простите… Я не знала, что вы выгуливаете своего илано.

- Не знала?!

От ярости у блондина чуть не повалил пар из ушей.

- Я гощу в замке лорда Вальдера третий день, и каждое утро выгуливаю илано в это время! Как ты могла не знать? Кто ты вообще такая, забери тебя хейос?!

У меня затряслись поджилки. Губы тоже задрожали. Зрелище то еще. Полураздетая девица, трясущаяся от страха. Можно больше ничего не говорить. Будет дальше напирать – грохнусь в обморок. И понаблюдаю, что будет происходить. Лишь бы не скинул с этой стены.

Тянуть время оказалось верным выходом. Пока я в ужасе трепетала перед властным господином, нависавшим сверху вниз надо мной, беспомощной и почти голой, к стене подлетел еще один крылатый монстр. Такой же жуткий и пугающий, но меньше размерами и светлее оттенком.

На этот раз я сразу разглядела всадника. Точнее, всадницу. Немолодая женщина в кожаных штанах и жакете смерила меня уничижительным взглядом, а затем обратилась к мужчине. Взгляд ее при этом стал приветливым, едва ли не заискивающим.

- Милорд Леон, простите мою падчерицу. Эта нахалка и грубиянка никого не слушает. За что едва не поплатилась жизнью. Рианна, попроси у милорда прощения и возвращайся к себе!

На последних словах она снова смотрела на меня, будто испепелить желала. Но мне было плевать на ее взгляд и презрение. Рианна – обратилась она ко мне. И назвала падчерицей. Почему?!

Меня звали Юлией и никаких мачех у меня отродясь не было. Хоть я и росла без матери. Папа не женился повторно, и ни одна из его подруг не назвала бы себя моей мачехой. Что за бред творится вокруг? Куда я угодила?!

В шоке и прострации я пыталась хоть как-то понять происходящее. Тем временем красавчик-блонди – "милорд Леон", если верить моей самозваной мачехе – обратил свой пышущий гневом взор на нее.

- У лорда Вальдера есть еще одна дочь? И почему он не поставил меня в известность?! Почему в отбор заявлены только ваши дочери, леди Шилла?

Глава 3

Настала очередь этой летающей амазонки трепетать и сжиматься от страха под убийственным взглядом атлета.

- Но, милорд… Ее мать – та самая Даина. Вы ведь знаете эту ужасную историю. Мой муж расторг брак с нею, но пощадил ребенка. Однако девушка с подобной наследственностью никак не стоит вашего внимания.

В ответ блондин прошипел так, что его апокалиптическая коняга могла позавидовать.

- Не стоит, леди Шилла? Вы считаете, хоть одна девка с вашей долины стоит моего внимания? Включая ваших дочерей! Будь моя воля, я послал бы к демонам хейоса этот отбор и ноги моей не было бы на вашей паскудной земле! Но Его Величество слушает, что напевает ему в уши Придворный Маг! Этот дерьмовый колдунишка увидел в своих трижды проклятых зеркалах, что я должен жениться на женщине с кровью Хозяек Гемайской долины! Король пошел на поводу, издал указ об отборе невест в ваших дерьмовых краях. И я, верный слуга короны, обязан подчиниться! Так что и ваши разлюбезные дочурки, и ваша бестолковая падчерица – забери хейос всех трех! – будут  участвовать в отборе! Как и остальные тринадцать девиц с вашей треклятой долины. И мне плевать, кто из них победит! Придворный Маг затеял отбор, ему и морочиться. А я заделаю ребенка той, кого выберет этот шарлатан, и дальше пусть он делает с этим отродьем, что пожелает. Я исполню верноподданический долг и буду свободен от обязательств!

Мою "мачеху" перекорежило от оскорбительной тирады Леона. Но как истинная леди, она мгновенно овладела собой.

- Все мы – верные подданные Его Величества. Государь приказывает, мы повинуемся. Если такова воля Его Величества и самого милорда, мой муж подготовит Рианну к участию в отборе. Но и вы, и лорд Придворный Маг зря потратите на нее время. В замке лорда Вальдера ходят слухи, что Даина пыталась приучить дочь к своим омерзительным ритуалам. Маги не нашли в ребенке следов порчи… но  все знают, что печать хейоса может проявиться в любой момент. Такая супруга и мать нежелательна для рода наместника. Кроме того, у Рианны отвратительные манеры и воспитание. Даже без дурной крови она не сумела бы пройти отбор.

- Манеры? Воспитание? Если кому и есть до них дело, только чванливым клушам вроде вас, леди Шилла! Невесту будут выбирать за магические способности, потому что Придворному Магу плевать на ее воспитание! С ее наследственностью и печатью он тоже разберется сам. А мне плевать, которая из шестнадцати девок пройдет отбор. А потому подготовьте эту вместе с вашими чадами. Я заберу их к себе во дворец сегодня же вечером. Хватит, сыт по горло вашим равнинным гостеприимством!

С этими словами Леон резко шагнул к своему драконоподобному коню, вспрыгнул в седло, еще раз смерил женщину уничижительным взглядом.

- А если вы, леди Шилла, еще раз посмеете высказываться в моем присутствии, что желательно и нет роду наместника, останетесь без языка.

Он вздернул поводья. Зверь взметнулся в воздух по дуге и скрылся из глаз на обратной стороне этого непонятного строения – замка?..

Женщина по имени Шилла, считавшая меня своей падчерицей, проводила его злобным взглядом. Похоже, этот милорд Леон, кем бы он ни был, не слишком-то дорожил женской симпатией. Ну почему так случается в жизни – за голливудской мордашкой и телом Аполлона скрывается вульгарный, злобствующий мужлан?!

Тут Шилла обратила внимание на меня, и мне тут же стало не до мужчин и вселенской несправедливости.

- Шлюха! – выплюнула она. – Добилась своего? Надеялась подвернуться на глаза наместнику? Соблазнить своими жалкими прелестями, чтобы он забрал тебя на отбор? Еще и тряпки одела, в таких куртизанкам стыдно показаться на людях. В вещах своей мамаши-шлюхи нашла? Только она бы и не постыдилась такое напялить!

Что несет эта истеричка? Что вообще происходит?

- Собирай барахло и готовься к отъезду, как Леон и приказал, - продолжала шипеть эта дамочка-змея. – Надеюсь, ты убедилась, что соблазнить его не получиться. Ему плевать и на тебя, и на всех невест в отборе. Не знаю, на что ты рассчитывала. Впрочем, такая тупица, как ты, не умеет ничего рассчитывать. Делает то, что взбредет в пустую голову. Одно учти, деточка. Если думаешь обойти в отборе Кенну или Алис, простись с этой мыслью сразу! Ты ничего не стоишь. А будешь вставлять нам палки в колеса… я сумею сквитаться с тобой, мразь!

Она развернула крылатого коня и исчезла из глаз, опустившись вниз. Я осталась одна, на этой то ли крыше, то ли широченном парапете. Теперь мне надо было выбраться отсюда и готовиться к отъезду, о котором говорили эти двое. Почему я должна к нему готовиться, чего от меня хотят и за кого принимают – оставалось за пределами понимания.

Я еще раз опустила глаза на бесстыже оголенную грудь. Шилла, какая ни есть мерзкая вздорная баба, права. В таком наряде даже куртизанки постыдятся расхаживать. Я бы не надела такое даже на выступлении, хотя сценический гардероб у меня был разнообразным, откровенных нарядов там хватало. Но не настолько откровенных.

Странное чувство постигло меня, когда я разглядывала себя. Что случилось с кожей? Я регулярно посещала солярий, а в летнее время обожала валяться на пляже. Откуда у меня такая бледная кожа вместо загорелой? Форма груди тоже была отличной от того, что я привыкла видеть.

Да что же происходит, черт возьми?! Что со мной творится? Откуда эти странные люди, которые говорят о странных вещах и называют меня не моим именем?! Откуда взялось чудовище илано? А главное, что с моим телом?!

От напряжения мозг был готов взорваться. Зеркало. Мне срочно нужно зеркало. Надо посмотреть, на что я похожа.

Тут из темного арочного проема на парапет вышел старик, всплеснул руками.

- Леди Рианна, что ж вы так! Заставили матушку и батюшку поволноваться! Миледи велела проводить вас в опочивальню, чтобы по дороге еще чего не случилось.

Проводить? Прекрасно. То, что доктор прописал. Я-то понятия не имела, в какую опочивальню мне надо проследовать. И есть ли она вообще. А в опочивальне точно будет зеркало.

Старик завел меня в тот самый "цех", из которого я вышла на парапет, прямо под ноги илано милорда Леона. Из "цеха" мы вышли в другое помещение – просторный зал с высокими стрельчатыми окнами. Сомнений не осталось – я в каком-то средневековом замке. Кроме этого, не прояснилось ничего.

Мы шли по залам и коридорам, и я ошеломленно озиралась по сторонам. Навстречу то и дело попадались люди. Некоторые не обращали внимания, некоторые почтительно кланялись мне. Другие, роскошно одетые, с высокомерными физиономиями, меряли презрительным взглядом и фыркали.

Да уж, чего еще ждать в такой одежде. Или дело не в ней… а во мне самой?.. Может, пройди я мимо в комбинезоне, наглухо застегнутом на все пуговицы, на меня смотрели бы точно так же?

Старик остановился у невысокой и узкой двери.

- На обед не выходите, леди Рианна. Скажу кухарке – пусть отправит еду вам в спальню. Лорд наместник в сильном гневе… И леди Шилла.

На имени мачехи он понизил тон, и я поняла, что ее гнев чреват для меня куда большими последствиями. Молча кивнула. Говорить вслух, не разобравшись в происходящем, стоило как можно реже. Да и меня слишком трясло от всего пережитого. Горло пересохло, слова не шли на язык.

Старик открыл дверь, жестом предложил заходить. Я повиновалась и вошла внутрь. Огляделась по сторонам в поисках зеркала. Найдя, бегом подскочила, взглянула в свое отражение…

Сердце пропустило удар. Все время, пока я шла по замку в сопровождении старика, я подспудно ожидала увидеть то, что сейчас предстало моим глазам. Но от этого шок не стал меньше. Кровь схлынула с лица, руки и ноги похолодели. Из амальгамы, отсвечивающей легким голубоватым оттенком, на меня с чужого лица смотрели чужие глаза.

Глава 4

 Я попятилась назад. Прочь от зеркала, которое показывало мне картину, способную свести с ума. Чужое лицо. Чужое тело. Чужой… мир? Со своими нравами, порядками и тварями вроде илано?

Как такое могло случиться? И что с моим настоящим телом? Осталось на заброшенном заводе? Лежит без чувств, в коме?.. А рядом шастают похотливые отморозки.

От этой мысли стало дурно. Ведь если я внезапно угодила в чужое тело… Точно так же в любой момент могла вернуться в свое. В каком виде, в каком состоянии оно окажется? Изнасиловано, изуродовано тремя маньяками?! Или… или еще хуже?..

Что, если они догнали меня, дали по голове или придушили? Если мое тело на Земле мертво… а сознание переместилось сюда, в тело Рианны?

Я рухнула в кресло, не в силах больше стоять на трясущихся ногах. Нет. Совершенно точно: нет! Я не совсем потеряла рассудок и точно помню, что по заводу шла на своих двоих, целая и относительно невредимая! Испуганная – но живая!

Какой прок, если сейчас я буду сидеть тут и рассусоливать, что случилось с моим телом на Земле? Я могу защитить его отсюда? Могу сказать – хочу вернуться обратно! – и вернуться? Да ни черта! Никто меня не спросил, хочу ли попасть в тело Рианны. Никто не вернет на Землю по щучьему велению, по моему хотению.

Мне надо выжить здесь и сейчас, в этом теле и в этом мире. Про который даже не знаю, как он называется. Зато прекрасно поняла: выжить здесь – та еще задачка! Один илано чего стоит. Прямо кадр из фильма ужасов. А с Леоном и Шиллой впридачу – уже полноценный сценарий!

Ну а сама Рианна? Тоже темная лошадка. Что там шипела Шилла о ее матери? Она приучала дочь к омерзительным ритуалам. Отец расторг брак, а ребенка – ПОЩАДИЛ! Что же это за ритуалы такие, что ребенка пришлось не любить, а пощадить?! И что такое - печать хейоса?..

Представляю, какой была ее жизнь в отцовском доме. С такой славой и с такой мачехой. Золушка, как есть золушка! Неудивительно, что она любой ценой захотела попасть на бал… то есть, на отбор, куда ее не пускала мачеха.

Феи-крестной у нее не было, пришлось колдовать самой. Надеть развратное платье и подвернуться на глаза прекрасному принцу на белом коне. То есть, мерзкому хаму на жуткой зверюге.

Этот Леон… грубиян и пугающий тип со своим чудищем илано. Наверное, его злость и грубость  отчасти можно понять. Мужчины  ненавидят, когда им что-то навязывают, тем более – женитьбу. Вот я ни капли не завидовала той, кто выиграет этот отбор… на ком Леон отыграется за королевское принуждение.

А вот Рианну это не останавливало. Неужели она всерьез рассчитывала ему приглянуться? Или просто пошла ва-банк от безысходности, пан или пропал? Наверно, она не ждала, что может быть хуже.

Шилла тоже ничуть не беспокоилась, мечтая урвать место супруги для одной из своих дочерей. Или обеих? Мало ли какие тут нравы, вдруг и многоженство в норме?

И главный вопрос – как теперь быть мне? В отбор хотела попасть Рианна, а попала я. И что мне с этим делать?

Думай, Юлька, думай. Тебя занесло не куда-нибудь, а в магический мир. А значит… тут могут быть средства, ритуалы, заклинания, черт знает что еще, чтобы управлять переселением душ. И вернуть меня обратно!

И где лучше всего искать?

На отбор невест приедет Придворный Маг – наверняка самый сильный маг этой страны. Невест будут испытывать магически. Наконец, отбор будет проходить во дворце наместника – там должна быть обширная библиотека. Разобьюсь в лепешку, но получу к ней доступ. Надеюсь, я смогу читать на местном языке, раз понимаю речь и разговариваю.

Жаль, что Леон так спешил. Возможно, здесь, в замке отца Рианны, я тоже нашла бы что-то полезное. Но сюда я всегда смогу вернуться – раз уж отец однажды "пощадил" свою дочь. А пока – отбору быть.

В финал рваться не буду. Титул наместницы нужен мне, как козе баян. Моя задача – как можно дольше продержаться во дворце Леона, рядом с Придворным Магом. А значит, буду изображать кандидатку, полную рвения. Пока не раздобуду нужную мне информацию.

Так-то легче. Какая-никакая цель. Где наша не пропадала! Хотелось бы сказать – и не из таких передряг выбирались! – но нет. Из таких – не выбирались. Но это ещё не значит, что не выберемся.

Ну а раз цель поставлена, можно продвигаться к ней мелкими шажочками. Чтобы разобраться в мире, куда меня занесло, надо для начала разобраться в том, что меня окружает.

Я оглядела опочивальню Рианны. Маленькая, темная. Окошко совсем крошечное, на такой высоте, что достать можно только на цыпочках. Девушку явно держали в черном теле. Чьими стараниями – думать не надо. Такая стерва, как Шилла, наверняка превратила в ад жизнь нелюбимой падчерицы.

Кое-где виднелись попытки внести хоть какой-то уют в эту мрачную каморку. Искусная вышивка на кресле и подушках, кровать заботливо укрыта покрывалом в цветочек. Интересно, Рианна шила все это своими руками?

Я начала подмерзать в тонком платье. Надо переодеться и переобуться во что-то менее откровенное и более теплое. Местное подобие гардероба стояло рядом с кроватью Рианны. Открыла, навскидку вытащила кое-что из содержимого, разложила на кровати.

Вкус моей предшественницы был весьма эклектичен. Откровенные, чтобы не сказать – развратные наряды соседствовали с наглухо закрытыми платьями из плотной ткани. Одно из таких я и отобрала себе. Достала сапожки из ткани, похожей на замшу, с низким отворотом, переобулась.

С ножками Рианне повезло – стройные, с грациозными щиколотками, узкими изящными стопами не больше тридцать седьмого размера. Я подошла к зеркалу, чтобы внимательнее оглядеть все остальное, что мне досталось от нее.

Смотреть на себя в зеркало и видеть совершенно не то, к чему привык за всю свою жизнь, было странно и непривычно. Поначалу я так и норовила отвести взгляд, словно подглядываю за чужим человеком. Отбросила это ощущение и пристально всмотрелась в отражение. Надо же знать, что видят другие при взгляде на меня.

Мы оказались довольно похожи – среднего роста, тонкие в кости. Грудь – небольшая и упругая. Узкая талия и плоский живот; бедра не полные, но довольно соблазнительные на мужской взгляд.

Длинная шея, лицо – чуть удлиненное, с высоким лбом и миловидно скругленным подбородком. Русые волосы почти до талии обрамляют четко очерченные скулы. Тонкий прямой нос почти идеальной формы. Огромные, на пол-лица глаза изумительного светло-карего оттенка. Его можно было бы назвать чайным или кошачьим. На Земле я ни разу не видела такого цвета глаз.

По земным меркам Рианна была красавицей. По местным… пожалуй, тоже, раз Шилла позаботилась утаить ее от наместника. Правда, незаметно, чтобы Леона очаровала ее красота. Но такие мужланы просто непрошибаемы и нечутки к любой красоте, а женщин воспринимают утилитарно. А так можно сказать, что с телом мне повезло.

Закончив осмотр, я наконец оделась в нормальное, закрытое и теплое платье. И вовремя. Не успела одернуть подол, как замок скрипнул, дверь распахнулась… и в спальню ворвались, подобно урагану, две женских особи с искореженными злобой и завистью лицами.

Глава 5

 - Ну что, тварь, добилась своего? – прошипела одна из них, тощая как жердь деваха в платье с пышными рюшами, которые должны создать иллюзию женственности. – Вырядилась как куртизанка и вылезла на глаза милорду Леону? Думаешь, теперь он спать не станет из-за твоих прелестей?

- Ты, сестричка, хитрая лиса, - пропела вторая. Эта была фигуристее и могла даже показаться симпатичной, если бы не уродливая гримаса зависти и презрения на хитрой физиономии. – Обвела вокруг пальца охрану, забралась на стену замка, предъявила себя милорду. Вот только забыла кое-что. Ты не стала невестой, дорогуша. Ты просто попала в отбор. Одна из шестнадцати. А шанс у тебя, милая моя, далеко не один из шестнадцати. Он нулевой, ты поняла, Рианночка? Дурёшечка наша блаженная! Не забудь, что я и Алис тоже участвуем в отборе. Мы все время будем рядом, ты не сделаешь ни шагу, чтобы мы не увидели… И не ответили. Бестолковая сестричка. Ты еще триста, нет, тысячу триста раз пожалеешь, что твоя затея удалась. Проклянешь этот день, когда лорд Леон заметил тебя и приказал ввести в отбор!

Этого еще не хватало. Шилла осчастливила ненаглядных дочурок новостью, и те явились порадоваться за меня. В смысле, за Рианну. А дочки под стать мамаше – такие же мерзкие, злобные, сочащиеся ядом как гадюки по весне.

И как мне отвечать им? Нет, я прекрасно умею окоротить зарвавшихся хамок. Но естественно ли это для Рианны? Я понятия не имела, была она забитой тихоней или не лезла за словом в карман. Навлекать на себя подозрения не хотелось, мало ли.

Но тут тощая Алис сделала то, на что я не могла не среагировать. Она подошла к кровати, сорвала аккуратно уложенную вышивку с подушки, презрительно помахала ею.

- Не вздумай тащить с собой! Опозоришь этой пошлостью отца. И нас. Во дворце лорда наместника будут думать, что все дочери лорда Вальдера так отвратительно вышивают!

Она швырнула вышивку на пол рисунком вниз и демонстративно потопталась ногами.

- Вот где ей место – ковриком для ног! И чтобы никто не видел твоих позорных цветочков!

Импульсивно я шагнула к ней и с силой толкнула, отпихивая в сторону. Подняла и отряхнула злополучную вышивку.

- Это ты опозоришь отца таким поведением. Во дворце наместника будут думать, что всех дочерей лорда Вальдера так отвратительно воспитывали, а не только дочерей леди Шиллы.

У жерди-Алис отвисла челюсть. Вторая сестрица, пухляшка, настороженно сощурилась. Я похолодела. Черт меня дернул полезть на рожон. Какое мне дело до вышивки Рианны, пусть Алис топчется на ней вдоволь. Мне своих проблем хватает.

Вдруг я себя выдала? Может, у них тут попаданки на каждом углу, и при малейших признаках человека тащат в межмировую миграционную службу или что-то в этом роде.

Так уж я устроена – не терплю, когда лапают без спроса мои вещи, и подавно – так с ними обращаются. Пусть вещи – Рианны, но раз уж я в ее теле, то пользуюсь ими я, а значит и вещи мои.

Переживала зря. У сестриц нашлось объяснение моему поведению. Пухляшка – забыла, как там ее – фыркнула:

- Почуяла силу, Ри? Решила, что можешь с нами так разговаривать? Зря. Еще пожалеешь, дорогая. Ой как пожалеешь. Пойдем, Алис. Глотнем свежего воздуху, что-то тут развонялось.

- И правда развонялось, - поддакнула я. – Идите, а я проветрю. Не уйдете, вообще не продохнуть станет!

Так им, пусть скушают! Раз решили, что я обнаглела из-за успеха своей авантюры, у меня развязаны руки. Как бы ни реагировала Рианна, я буду действовать по-своему. Не терплю хамство и никогда не оставляю безнаказанным.

Долговязая Алис смерила меня полуехидным, полуненавидящим взглядом с высоты своего роста и подошла к сестрице.

- Пойдем, Кенна. Пусть эта дрянь собирает тряпки к отъезду. Как только попадет в поместье лорда Леона, быстро поймет ошибку. Ее ведь не было на ужине с королевским посланником. Он рассказывал, как будет проходить отбор. А сестренка и не слышала. Так что понятия не имеет, что ее ждет.

Окатив меня ушатом презрения, обе язвы наконец выкатились за дверь. Не забыв хлопнуть, само собой. Да уж, жизнь у Рианны – как по сценарию. И мачеха-змея, и сводные сестрицы-гадины в комплекте. Как и положено Золушке.

Я хмыкнула, вспоминая внешность обеих девиц. Прямо банан и помидор. Неужели они с мамашей всерьез надеются, что Леон выберет одну из них? Только если остальные кандидатки – настоящие уродины!

Впрочем, он божился, что ему плевать, кто победит в отборе. И решать будет не он, а Придворный Маг… И что эти стервозницы говорили про королевского посланника? Что он им рассказывал об отборе?

В конце выживет только одна? Вряд ли тогда Шилла послала бы обеих дочерей. Но что такого ужасного несет этот отбор? Или гадюки-уродки просто хотели запугать более привлекательную сводную сестру, чтобы она передумала. Это более вероятно.

Не на ту напали. У меня есть цель – разведать о магии и переселении душ. Отбор мне в этом поможет. Отправляюсь туда, прислушиваюсь и принюхиваюсь. Две козы с их блеющими угрозами меня не остановят.

Вот только надо как-то собрать вещи. Но я не видела в спальне ничего, похожего на дорожный чемодан.

Не успела я подумать, как проблема обрела решение. Дверь открылась, и двое мужчин втащили сундук.

- Для вашего гардероба, леди Рианна. Вам следует поторопиться со сборами. Лорд наместник уже отбывает.

Чуть не присвистнула. Какой Леон шустрый! Как будто вожжа в одно место приложила. Чем ему так не угодил отец Рианны? Тем, что не доложил о ней? Или хочет избавиться от общества Шиллы?

Большой Босс приказывает – холопы слушаются. Я быстро покидала одежду Рианны в сундук. И скромные платья, и развратные. Мало ли что понадобится в отборе. Посмотрела на вышивки – и бросила их сверху. Рианна очень талантливо вышивала – что бы ни говорили ее ядовитые сестрички. Как бы еще проследить, чтобы они не подожгли мой багаж или не залили в сундук серную кислоту. С них станется.

Может, и постель собрать с кровати, закинуть туда же? Вдруг лорд Леон не намерен заботиться об уюте навязанных невест. Ну нет, уложить благородных леди на голые доски – уже перебор.

Два молодца, одинаковых с лица, выжидали, пока я заполню сундук. Когда захлопнула крышку, подошли, подхватили за петли и выволокли из комнаты, на ходу сказав мне:

- Следуйте за нами, леди.

Как же тут все быстро! Не успела оглянуться по сторонам – и вот уже меня тащат на выход! С вещами. Даже накормить не успели.

Пока мы шли по коридору, ко мне подскочил тот самый старичок, что провожал меня с крыши замка в спальню. И обещал обед.

- Вот, леди Рианна! – зашептал, суя в руки ароматно пахнущий узелок. – Леди Шилла не велела подавать вам обеда, мол, лорда Леона задержит. Мы с поварихой собрали, чтобы вам не голодать в дороге!

Ну конечно, кто бы догадался! Шилла не упускала шанс напакостить падчерице напоследок.

- Спасибо вам огромное! – растроганно шепнула в ответ.

Обняла старика и чмокнула в обе щеки, жалея, что не могу назвать по имени. Рианна явно не была такой дрянью, как сестрицы, раз слуги о ней позаботились. Чем-то она заслужила их любовь.

Вслед за носильщиками я вышла во двор. И чуть не уронила челюсть.

В середине просторного двора стоял… нет, не стоял. Парил в полуметре над землей – проще всего мне было назвать эту штуковину квадратный трехъярусный автобус без колес.

Я так и встала в проходе, пытаясь удержать отпавшую челюсть. Носильщики невозмутимо подошли к диковинному сооружению и принялись запихивать туда мой сундук. Рядом тем же самым занималась другая пара мужчин, а подле них стояли мерзкие Кенна и Алис, отдавая команды противными голосами.

Держи себя в руках, Юлька! Рианна наверняка видела этот транспорт и даже пользовалась. Подтянула челюсть на место, подошла ближе. Обратилась к носильщикам:

- Пожалуйста, поместите мои вещи с другой стороны.

Мужчины недоуменно покосились на меня, но приказ выполнили. Что их удивило – просьба или слово "пожалуйста"? Алис тут же среагировала:

- Да, уберите барахло сестрицы подальше, а то наши вещи провоняют!

- У тебя какие-то проблемы с обонянием, милая Алис, - ласково мурлыкнула я. – Тебе постоянно мерещится вонь. Не хочешь обратиться к лекарю? Представляю, как неприятно жить с постоянным ощущением неприятного запаха! А может, тебе стоит отдать свой наряд прачкам? Может, ты слишком сильно потеешь? Попробуй почаще мыться, дорогая сестренка!

Дылда позеленела. Открыла рот, от злости беспомощно хватала воздух, как рыба, выброшенная на песок. Если она собралась ответить, то не успела, а я не успела насладиться ее ядом.

К гигантскому летающему автобусу подошла еще одна пара носильщиков. А за ними шествовала… Шилла!

Раздался пронзительный вопль илано. Над автобусом, над его верхним ярусом, взметнулись черные крылья. Дьявольский жеребец взлетел и описал круг над нашими головами. Я втянула голову в плечи. Удар крылом твари по плечу был свеж в памяти. А еще, не дай бог, эта птичка вздумает опорожнить кишечник. Вот тогда Алис узнает, что такое вонь!

- Как это понимать, леди Шилла?! – вопросил наместник Леон громогласно и зло. – Ваши дочери забыли половину приданого? Или вы самолично решили поучаствовать в отборе невест? Даже если лорд Вальдер вас прогнал, для меня вы староваты. И безобразны, не сочтите за неучтивость.

Неучтивость?! Да ни за что. Какая неучтивость, тут хамство чистой воды!

- Ни в коем случае не претендую на титул леди наместницы, милорд. Но благородным леди положена дуэнья, помощница и наставница в отборе. Я решила, что кто, как не родная мать, справится с задачей лучше всех. Я еду в ваше поместье в качестве дуэньи и наставницы дочерей лорда Вальдера. Всех трех.

Глава 6

- Чегоооо? Как это – всех трех?! Пусть своих дочурок опекает, а я при чем? Не нужна мне никакая дуэнья и наставница! Да и отбор-то ваш не нужен. Что мне теперь делать, когда Шилла будет висеть над душой и вставлять палки в колеса?!

Леон обрадовался не больше моего. Даже стало жаль его. Потенциальная теща, контролирующая отбор невест, - тот еще экстрим! Но себя жальче. Леона защищает статус, а меня – никто и ничто. А ведь Шилла наверняка придумала ход с дуэньей, чтобы пакостить ненаглядной падчерице адресно. Боится, дочурки сами не справятся. У молоднячка яда не хватит отравить соперницу, надо добавить от матерой гадюки.

Леон опустился ниже. Дьявольское чудище вытянуло шею; морда илано с зубастой пастью, раскрытой во всю ширь, почти вплотную приблизилась к лицу Шиллы. Если бы на месте мачехи была я, уже рухнула бы в обморок. Или описалась. Он ведь клацнет – и нет щеки. И глаза. Не говоря уже про ухо.

Но Шилла оказалась крепким орешком. И бровью не повела. Смотрела Леону в глаза, напрочь игнорируя угрожающую морду драконолошади. Вымолвила негромко:

- Я внимательно изучила Кодекс Отбора Невест, милорд. Правила требуют, чтобы к каждой из кандидаток была приписана дуэнья благородного рода. И нигде не сказано, что ею не может быть родная мать. Род Альмор, как и Вальдер, отличается завидным благородством.

Нет, я поторопилась сравнить илано с драконами. Леон непременно скомандовал бы зверюге дыхнуть огнем на Шиллу, если бы тот мог. Наместник смотрел на потенциальную тещу так, будто желал испепелить ее самолично, без помощи всяких адских зверушек. А потом рявкнул:

- Значит так, леди Шилла. Хотите быть дуэньей – будьте, ради всех демонов хейоса. Занимайтесь своими девицами, готовьте их, учите, забивайте им головы какой угодно чушью. Мне на все это плевать. Кроме одного.

Он вздернул поводья, шея илано резко изогнулась и зверь прошипел. Тут самообладание Шиллы дрогнуло. Она попятилась назад.

- Не вздумайте командовать в моем доме. Помыкать моими слугами и домочадцами. Почувствуете себя хозяйкой – будете жалеть до конца отбора. Или своих дней – не знаю, что продлится дольше в случае вашей наглости. Знайте свое место, леди.

С этими словами он вновь рванул поводья илано и взмыл вверх, обратно на крышу "автобуса". Но перед этим бросил взгляд на меня. Режущий, оценивающий… и как будто слегка разочарованный.

 Похоже, лорд наместник решил, что старшая дочь лорда Вальдера всюду разгуливает в развратных нарядах. И на отбор поедет в таком же виде. А тут – пристойное платье из плотной ткани, с длинными рукавами, наглухо застегнутым воротником. Такой облом милорду.

 Может, с Рианны и стало бы повторно продемонстрировать Леону свои прелести. Чтобы уж точно не промахнулся с выбором. Вот только решала я, а не Рианна. И выбор наместника занимал меня примерно так же, как кота булыжник. Ни съесть, ни погонять. Только удрать, если вдруг полетит в тебя.

 Чувство стыда слега мазнуло меня, когда я почувствовала на себе раздевающий взгляд мужчины… и вспомнила, в какой позе он видел меня на стене замка. Барахтающейся на полу, бесстыдно раскрытой. Краска нахлынула на лицо.

 Стоп, сказала себе. Это не я. Не мое тело и не моя ответственность. Это была задумка Рианны – показаться ему в таком виде. И тело тоже ее. Я вообще не при делах. Что бы Леон ни увидел – в какой одежде, в каких позах – это была не я. Стыдиться нечего. Только расхлебывать последствия. Ведь теперь отвечать за любые авантюры Рианны придется мне.

 Из раздумий меня выдернул тычок острым локтем под ребра.

 - Замечталась? – прошипела Алис. – Нравится, как лорд наместник на тебя пялится? Показала прелести и думаешь теперь выиграть отбор? Наивная дурында! Если Леон захочет тебя поиметь, ему незачем жениться! Соблазнит тебя во дворце… или возьмет силой. Он такой, если чего хочет, ждать и упрашивать не станет! А потом тебя, утратившую честь, вышвырнут из отбора! Так что сестричка, за что боролась, на то и напоролась! Остерегайся теперь милорда!

 Она еще не сцедила весь яд и рвалась продолжать. Но ее перебил возглас мужчины со второго яруса:

 - Пожалуйте в селаир, леди! Отбываем!

Вот как у них называется эта штуковина – селаир. Я приподняла юбку, ступила на подножку, вошла внутрь и села на обитую кожей скамью подле своего сундука. Отходить от него далеко не собиралась. От таких инфантильных стервочек, как сестрички Рианны, стоит ожидать детских пакостей.

Похоже, они подумали так же обо мне, потому что злобно зыркнули и тоже уселись рядом со своим багажом. Шилла присоединилась. Втроем они не замедлили обмениваться язвительными репликами, призванными поддеть меня. То есть, Рианну.

Меня их колкости нисколько не трогали, хотя прислушивалась я внимательно. В их гадючьем шипении может проскользнуть полезная информация. Любая крупица знания об этом мире и моем положении сейчас на вес золота. Так что я навострила ушки.

Ну и сами они раскрывались в своих подначках. А мне не помешает лучше понять "противника". Из двух сестер Алис выглядела более злобной и агрессивной. Кенна, в отличие от нее, не норовила поддеть при каждом удобном и неудобном случае. Да и внешне казалась миловидной и добродушной.

Только я наблюдала за ней в спальне Рианны. Та еще хитрая лярва, долговязой сестренке до нее далеко. В отличие от Алис, Кенна умеет скрывать злоязычие и скверный характер. Такая и наместника способна окрутить при желании. При его желании, разумеется.

Ну а Шилла… Надо отдать ей должное – характер у нее стойкий и закаленный. Как она стояла перед разъяренным Леоном и его илано, не отводя глаз, заслуживало уважения. В своей жизни – в жизни землянки Юлии Чередник – я восхищалась сильными женщинами, "железными леди". Может, встреться мы на Земле, стали бы пусть не подругами, но добрыми знакомыми.

Но здесь от меня ничего не зависело. Шилла ненавидела Рианну. Считала помехой своим целям. А железные леди бескомпромиссны в отношении помех. Устранить без жалости и сомнений.

Она растолчет Рианну в ступке и смоет останки в унитаз, или что тут у них вместо него. А значит, и меня. Шилла – враг, вдесятеро опаснее своих дочерей-марионеток.

Отбор обещал быть веселым. А ведь есть еще сам Леон, который наверняка добавит перца навязанным, нежеланным невестам. Что, если Алис права? Вдруг он теперь не оставит меня в покое, посчитав легкой добычей? Как мне отшить его, чтобы при этом не вылететь из отбора?

Задачка не из легких. И не забыть про Придворного Мага, который затеял отбор. Он-то и был моей подлинной целью, наряду с гипотетической библиотекой во дворце наместника.

Об этом маге я пока не знала ничего. Но чуйка подсказывала – с ним тоже будет ой как непросто.

Тем временем селаир бесшумно поднимался выше над землей. Я высунула голову, нацепив маску невозмутимости и отстраненности, чтобы не выдать родственницам потрясение от полета над незнакомым миром.

Однажды в отпуске в Таллине я взяла экскурсию на воздушном шаре. Он медленно поднимался над городом, крыши домов и шпили башен становились все меньше, зато на горизонте их показывалось все больше.

Так и сейчас – замок лорда Вальдера уменьшался, и я наконец рассмотрела его с высоты. Мрачный и внушительный, он ощеривался наружу бойницами с торчащими дулами артиллерийских орудий. По периметру его окружал ров с водой. Это была настоящая военная крепость.

Селаир поднялся выше. Я увидела окрестности замка: деревни с одно- и двухэтажными домиками, зелеными садами и разделанными полями. Разрухи не было. Непохоже, чтобы этот край переживал немирное время. Но какая-то угроза все же нависала над ними, раз замок отца Рианны был готов к обороне…

Селаир продвигался на восток. Под нами расстилалась зеленая равнина с лугами, лесами, озерами и реками. Мы пролетели пару городов с невысокими домиками, длинными шпилями, остроконечными крышами из красной черепицы. И десяток замков, подобных крепости лорда Вальдера, окруженных ухоженными деревеньками.

С высоты птичьего полета эта земля казалась уютной и беззаботной. Лишь отдельные детали выбивались из мирного, приятного глазу антуража. Вроде рвов и бойниц в замке, острых частоколов вокруг деревень и сторожевых вышек на четыре стороны света.

Мы летели несколько часов. Сестрицы закемарили, и даже Шилла прикрыла глаза. Я вздохнула с облегчением, расслабила напряженную мимику и развязала узелок со снедью. В нем оказались хлеб, сыр, пара загадочных овощей, похожих на помидоры, и фляжка примерно на пол-литра с теплым травяным напитком.

С удовольствием подкрепившись, я продолжала разглядывать пейзажи за окном. Равнина сменилась холмистой местностью. Еще несколько городов и замков промелькнули под селаиром. А потом мы подлетели к обширному плато, в центре которого возвышался огромный, невероятно роскошный дворец. Селаир подлетел к нему и приземлился прямо у фасада из белоснежного мрамора.

- Леди, пожалуйте на выход! – раздался сверху тот же голос, что несколькими часами ранее приглашал в селаир. – Добро пожаловать во дворец наместников Гемайской Долины!

‍​

Глава 7

 Мачеха и сестрицы встрепенулись, просыпаясь. Причем Алис громко и вульгарно хрюкнула. Шилла метнула на нее испепеляющий взгляд. Я даже подумала, что сейчас она врежет дочурке в челюсть. Так пеклась о хороших манерах.

Едва слуга открыл дверь и откинул подножку, как я мигом выпрыгнула из селаира, подальше от родственничков. Огромный фасад дворца мгновенно приковал взгляд. На минуту я забыла обо всем на свете.

Беломраморный, с изящными колоннами и утонченной лепниной, он ничуть не походил на замок лорда Вальдера из черного камня. Но отчего-то этот дворец еще сильнее подавлял и угнетал, чем мрачная военная крепость… Размерами, неслыханной роскошью… или напоминанием о том, кому принадлежит эта громадина. Кто владеет ею… и судьбой наивных девиц, рвущихся к статусному браку.

Я обернулась назад и посмотрела на третий ярус селаира. Пусто. Леон и его монстр покинули нас до приземления. Эхом на мои мысли вдалеке прозвучал резкий вопль.

На горизонте мелькнул силуэт крылатого чудовища. Похоже, Леон выгуливал своего пегаса. Засмотревшись, я не заметила Алис, которая прошла мимо и не преминула пихнуть тощей граблей любимую сводную сестренку.

"Смотри куда идешь, кочерга ржавая!" – сорвалось было с языка. Но тут я заметила плотную, коренастую женскую фигуру, направлявшуюся к нам. Для верности прикусила язык.

- Добро пожаловать во дворец лорда-наместника Гемайской Долины, - проговорила дама грубоватым и мужеподобным голосом. – Я леди Валла Геур, распорядительница отбора невест. А вы – леди Кенна Вальдер, - не спросила, а утвердила она, глядя на пухляшку. – И леди Алис Вальдер, - обратилась почему-то ко мне.

Потом мазнула небрежным взглядом по Алис и Шилле.

- Ваши дуэньи отправятся в крыло для сопровождающих компаньонок. Им нужно немедленно принять участие в организационном собрании дуэний-наставниц. Вас же разместят в крыле невест, можете пока отдохнуть с дороги.

- Какие еще дуэньи, леди Геур? – ледяным тоном выдала Шилла. – Дуэнья одна – я! А это – леди Алис Вальдер. Немедленно извинитесь перед ней за оскорбление!

Я громко фыркнула, заработав внеочередной ненавидящий взгляд Алис.

- Прошу прощения, леди Вальдер. Значит, ваша дуэнья – эта леди? – распорядительница указала на меня. – Не слишком ли молода для достойной наставницы?

- Это моя падчерица Рианна Вальдер, - вновь вмешалась Шилла, не забыв подпустить презрения в голос. – Она тоже будет участвовать в отборе. Дуэнья для всех трех девиц – я, леди Шилла Вальдер.

У коренастой дамы округлились глаза.

- Старшая дочь лорда Вальдера? И Даины Вальдер? Меня никто не предупреждал, что она… что леди Рианна участвует в отборе.

- Все вопросы к милорду наместнику, - отчеканила Шилла. – Таково его самоличное решение.

- Что ж, леди Вальдер, еще раз приношу извинения за свою ошибку. Не ожидала, что леди Рианна включена в отбор… И что род Вальдеров не смог нанять наставниц для своих кандидаток, что самой хозяйке рода пришлось снизойти до роли дуэньи.

 Распорядительница Валла добавила ровно столько ехидцы в голос, сколько хватило Шилле, чтобы почувствовать унижение, но не доказать его. В ответ мачеха одарила Валлу прожигающим взглядом.

- Род Вальдеров предоставил своим кандидаткам лучшее, что мог найти, леди Геур. Ни к чему нанимать старых дев из обедневших родов. Чему научит юных невест та, кто сама не нашла себе достойного мужа? Разве что – как быть дуэньями. Или распорядительницами отборов. Но не супругами.

Валла вспыхнула. Мило же они тут уживаются друг с другом. Отбор обещает быть веселым.

- Прошу леди следовать за мной, - тявкнула она. – Сегодня у вас свободный день. Можете принять ванну, переодеться, отдохнуть с дороги и совершить прогулку по дворцу. Если заблудитесь, обращайтесь к слугам – вас проводят в крыло невест. Излишне упоминать, что остерегаться во дворце нечего – безопасность невест гарантирована.

И некого, забыла прибавить распорядительница. Например, лорда-наместника, если он изволит полюбоваться обнаженными прелестями одной неосторожной кандидатки.

Мы вошли во дворец. Я ошарашенно озиралась по сторонам. Такой роскоши я не видела даже во дворцах и музеях Москвы и Питера. Разве что во Дворце Музыки в Барселоне – с его гигантскими холлами, красочной мозаикой, богатой резьбой на колоннах.

- Закрой рот, не позорься! - шикнула за спиной Шилла.

Я вздрогнула. Потеряла контроль и выдала удивление! Но обернувшись, увидела, что мачеха возмущенно смотрит на Алис. Сестрички тоже пялились во все глаза, значит – ничего подозрительного.

Распорядительница обернулась с высокомерной усмешкой.

- Странно видеть невест, пораженных роскошью дворца наместников. Будущей леди наместнице предстоит управлять им, а не застывать с раскрытым ртом.

Шилла не замедлила парировать:

- А прислуге предстоит повиноваться той, которую выберет ее господин. Разговаривать с учтивостью и послушанием. Вижу, для будущей леди наместницы здесь найдется работа по воспитанию нерадивых слуг. И я с удовольствием обучу своих дочерей ставить на место зарвавшихся служанок. В поместье Вальдеров лучшие казематы для провинившихся. И позорные столбы.

Меня передернуло. Серьезно?! Я уже начала думать, что попала в почти цивилизованный мир… А тут в ходу позорные столбы. Только ли для слуг?.. Может, неугодивших благородных леди тоже к ним ставили?

Валла гневно зыркнула на Шиллу, но промолчала. Один ноль в пользу языкастой мачехи.

Мы поднялись по лестнице с позолоченными перилами, устланной ворсистым ковром. Распорядительница спровадила Шиллу в одну из высоких дубовых дверей, где шло собрание наставниц. А нас троих повели дальше. Я скрестила пальцы, чтобы не оказаться в одной комнате с сестренками. Кто знает, какие тут условия для невест.

К счастью, каждой полагались собственные апартаменты. Алис и Кенну разместили рядом, Валла передала каждую из сестриц на руки личным горничным, приписанным к невестам на время отбора. Освободившись от их общества, я облегченно вздохнула.

- Леди Рианна, вам не отведено покоев и горничной. Милорд не передавал распоряжений на ваш счет. Боюсь, достойного размещения дворец вам не предоставит.

Распорядительница разговаривала со мной не таким высокомерно-пренебрежительным тоном, как с мачехой и сестрами. Или мне померещилось?.. Вряд ли. Как певица и музыкант, я различала тончайшие оттенки в чужих голосах.

В голосе Валлы Геур я не услышала особой симпатии. Но и откровенного презрения не сквозило. Она лишь констатировала факт.

А если я попробую обратить ее нейтральность в сочувствие? Может, получится расположить распорядительницу к себе и обрести полезного союзника в этом дворце и в этом мире? Пока все здесь источало яд и враждебность – ко мне лично и не только. Не стоит поддаваться.

Ответила спокойно и учтиво:

- Я непривередлива, леди Геур. Наверняка в таком большом дворце сыщется маленькая комнатка, в которую можно поселить меня без ущерба для вашего хозяйства. В замке отца у меня было совсем крошечное жилище, его и покоями-то нельзя назвать. Поверьте, после него любое размещение покажется достойным. И я в состоянии обойтись без горничной. Привыкла обслуживать себя сама.

Валла задумчиво прищурилась. Мой твердый, но уважительный тон, похоже, произвел нужный эффект.

- Что ж, если и верно так неприхотливы, как говорите, я найду вам комнату. А потом справлюсь у милорда касательно распоряжений на ваш счет. Возможно, завтра для вас подготовят апартаменты, соответствующие статусу невесты. Уже после первого испытания вы заедете в них.

- Первого испытания?..

- Оно состоится завтра. Вас и об этом не предупредили?

- Нет… Мы даже не разговаривали с милордом Леоном. А леди Шилла и сестры ничего не говорили об испытаниях и отборе. Они очень недовольны решением милорда. Моя компания им не в радость.

Валла бросила на меня еще один задумчивый взгляд. Затем сунула руку между складок юбки и извлекла оттуда лист бумаги, свернутый подобно рекламному буклету.

- Возьмите. Это наставления для невест, как держать себя в отборе. Для примера тут разбирается испытание, которое будет проходить завтра. Оно полностью взято отсюда. Я сама составляла его. У вас будет шанс подготовиться наравне с сестрами и прочими кандидатками. При условии, что вы привезли с собой что-то из вашего рукоделия.

Рукоделия?..

Я не успела уточнить. Валла остановилась напротив маленькой невзрачной дверцы, толкнула ее и жестом предложила мне заходить.

- Ваше жилье на сегодня. Багаж сейчас доставят. Пока располагайтесь, изучайте наставления. Удачи в первом испытании, леди Рианна.

Глава 8

 Валла вышла, оставив меня одну. Я поздравила себя с успехом – получилось! Распорядительница прониклась симпатией и решила помочь. Похоже, я обзавелась союзником.

Я осмотрела комнату. Не больше чулана, который считался спальней Рианны в отцовском доме. Окошко такое же узкое, так же высоко. Пыли и мусора нет – убирались тут регулярно. Или поддерживали чистоту магией.

Кровати не было, только узкий топчан, застеленный шерстяным одеялом. В углу – груда стульев. Больше ничего. Похоже, комнатка использовалась как кладовка для стульев. Сняла парочку сверху, поставила на пол – сгодится вместо шкафа. Где наша не пропадала. А потом плюхнулась на топчан и развернула "буклетик" с наставлениями для невест.

В первый миг перед глазами промелькнули невнятные закорючки. Я похолодела. Неужели не смогу понимать местный алфавит?! Или может, Рианну не учили грамотности из-за ее мутного происхождения?

Но через несколько секунд все изменилось. Закорючки сложились в осмысленные слова, слова – в предложения. Облегченно выдохнула. Наверно, моему сознанию пришлось перестроиться на местный алфавит.

Наставления развеселили не на шутку. Веселье убавилось, когда сообразила, что придется самой исполнять все это. Например, "Невеста обязана испытывать величайшую радость, встречаясь с Господином Отбора и своим возможным будущим супругом. Всячески в ее жестах, походке, в глазах и на лице должна отражаться сия радость, чтобы Господин ублажился и чувствовал довольство".

Нет, вы только подумайте! Не жених, а Господин Отбора! Большими буквами. Я так и представила себе Леона, важно вышагивающего между нами, выстроившимися в два рядка невестушками. И вот мы всячески выражаем "величайшую радость", а Господин ублажается и чувствует довольство! Три ха-ха. Кому-кому, а ему как нельзя лучше подходил этот пафосный титул.

Я прочитала наставление дальше, наслаждаясь новыми перлами. Они напомнили знаменитый "баян" из нашего советского прошлого: "После совершения интимного акта с женой, вы должны позволить ей пойти в ванную, но следовать за ней не нужно, дайте ей побыть одной. Возможно, она захочет поплакать".

Среди наставлений, одно нелепее другого, я нашла разбор испытания. Если верить буклету – самого простого на отборе. Всего-то сделать жениху… пардон, Господину Отбора подарок. Исполненный невестой собственноручно… И это проверялось магией, не помогают ли ей искусные рукодельницы из родительского поместья.

У меня чуть не опустились руки. Вот тебе и самое простое испытание. У меня все шансы вылететь уже на нем. Я и так-то аховая рукодельница, а изготовить нечто для Господина за полдня в незнакомом месте, незнакомом мире – задачка непосильная.

Стоп. Для меня – непосильная. А для Рианны? Я ведь взяла с собой подушки и полотенца из ее спальни! В последний момент закинула в дорожный сундук, хотя вроде бы и незачем.

Стоило вспомнить, как распахнулась дверь и в нее втиснулась широкая мужская спина. За ней – мой сундук и второй носильщик. Поставив багаж, оба поклонились и вышли. А я открыла его и запустила дрожащие от нетерпения лапки.

Есть! Вот оно. Все на месте, никуда не делось. Затоптанное Алис полотно с цветочками сразу не годится. Слишком девчачье. Леон только посмеется. А вот одна из подушек…

Небольшая, чуть вытянутая, неплотно набитая – похожа на диванную думочку. Идеально сгодится под седло лошади. Или илано. Его-то и изображала вышивка на думке. Громадную фигуру черного чудища с грозным всадником на спине.

Идеально. Заглянула в наставление, еще раз пробежала глазами разбор испытания… И наткнулась на приписку, которой раньше не заметила.

"Подарок должен быть сделан невестой лично для жениха. Нельзя преподнести то, что было сделано с иной целью, нежели ублажить Господина Отбора. Честность невесты проверит магия".

В сердцах я шлепнула ладонью по думочке. Все-таки она мне не поможет. Черт бы побрал Валлу! Рано я записала ее в союзники. Изощренная издевка, ничего не скажешь!

И как теперь быть? Завтрашний день, первый день отбора, станет моим последним. Я вылечу с позором из дворца наместника. Прощай мои планы разведать что-то о местной магии, переселенцах из других миров и возвращении домой. Можно все бросить уже сейчас.

Вот только… если это мой последний и единственный день, может, провести его с пользой? Плюнуть на отбор, который все равно ничем не поможет мне, добраться до библиотеки… и поискать хоть что-нибудь о попаданцах?

Затея на уровне "миссия невыполнима". Но что мне остается? Сложить руки и ждать возвращения в замок Вальдера – оно и так неизбежно. Лучше попытаюсь как лягушка из притчи – барахтаться в молоке, сбить сметану и не утонуть.

Открыла дверь, смело шагнула в коридор. Ну и куда – направо, налево? Остановила спешащего мимо слугу, барским тоном потребовала отвести меня в библиотеку. Наглость города берет – раз я тут леди, надо вести себя как леди. Во дворце наместника пока никто не знает, что я бесправная Золушка.

В сопровождении слуги я двинулась по залам и переходам дворца. Как хорошо, что у Рианны были такие легкие и удобные сапожки! Иначе ноги отвалились бы. Если богатством и роскошью дворец походил на красочные музеи Барселоны, то размерами – на целый город! Я как будто прошла из центра на окраину, а не из спальни в библиотеку.

Мы спустились в цокольный этаж. Слуга подвел меня к огромным дверям, больше похожим на ворота, с усилием толкнул и поклонился, приглашая проходить. Я сделала шаг, другой… и застыла как вкопанная.

Дворец наместников уже поразил меня изысканными фресками, красочной мозаикой, богатой лепниной. Что могло потрясти после роскоши, которая ослепляла на каждом шагу?

Только царство книг с его неповторимой атмосферой тайны. Перешагнув порог библиотеки, я будто еще раз оказалась в другом, волшебном мире. Загадочно-притягательном… и опасном.

В библиотеке не было окон. Наверно, у архитектора дворца имелись резоны размещать ее в цоколе, без доступа к дневному свету. Освещали ее большие белые шары, крепившиеся к стене на высоте человеческого роста.

А выше царил полумрак. Огромные своды книжных стеллажей, казалось, уходили в темную бесконечность.

Как зачарованная, я шагнула вперед, в необозримое пространство между стеллажами. Смотрела на переплеты разбегающимися глазами.

Сколько их тут? Тысячи, десятки, сотни тысяч? Как отыскать то, что нужно мне? Я надеялась управиться за одну ночь? Или за весь срок отбора? Разницы никакой. Проще найти иголку в стоге сена.

Моя дурацкая авантюра провалилась. Чего я надеялась добиться этой вылазкой?

По венам разлилось леденящее отчаяние. Без всякой надежды, механически, я протянула руку, коснулась наугад одной из книг. Пальцы ощутили тепло кожаного переплета. Я взялась за корешок, хотела вытащить и раскрыть книгу…

И отдернула руку, услышав в отдалении голоса. Мужской и женский.

Глава 9

 Я не собиралась скрываться. В моих планах было обратиться к библиотекарю за помощью. Теперь и подавно стало ясно, что без помощи не обойтись, если я еще надеюсь что-то найти.

Но услышав голоса, я инстинктивно застыла на месте и затаила дыхание. Что-то заставило меня не выдать себя сразу же, а выждать – что будет происходить. Мужской голос – старческий и дребезжащий – был незнаком. Женский принадлежал распорядительнице Валле Геур.

- Милорд на месте? – спросила она.

- Как обычно, леди Валла, - проскрипел старик. – Проверяет магические щиты после своего отсутствия. Проходите, милорд вас ждет.

Зашуршали юбки – Валла двинулась вглубь библиотеки. Не раздумывая, я направилась на звук ее шагов, мягко и не слышно. Еще один повод порадоваться удобной обуви Рианны. Да темному платью, делавшему меня менее заметной.

Так я и брела за ней по соседней аллее стеллажей. Приподняв юбку и почти не дыша, чтобы не выдать себя звуками. Размерами библиотека была под стать всему дворцу – мы словно прогуливались по городскому парку. Точнее, я "вела" Валлу, как сыщик ведет  объект наблюдения.

Впереди замаячила стена. Шаги Валлы смолкли, скрипнула дверь.

- Приветствую, милорд, - послышалось приглушенно.

Мужской голос что-то буркнул в ответ. Слов я не разобрала, но презрительные и надменные интонации Леона узнала сразу. Я перешла в соседнюю аллею и увидела небольшую дверь, неплотно прикрытую.

Была не была. Подошла к ней и прислушалась.

- Мне подождать с докладом, чтобы не отвлекать вас?

- Говори. Я не в первый раз обновляю защиту, в состоянии заниматься этим и слушать твою чепуху.

Я еле удержалась, чтобы не фыркнуть. Оказывается, он со всеми так общается, не только с ненавистными невестами да тещами.

- Дочери лорда Вальдера размещены в отведенных апартаментах, милорд, - отрапортовала Валла. – Младшие дочери. Для старшей, леди Рианны, покои не были готовы, так как я не знала о ее прибытии. Временно разместила ее в одном из подсобных помещений, но апартаменты уже готовятся.

- Можешь не спешить, - хмыкнул Леон. – Пусть переночует там, куда ты ее запихнула. Меньше будет задирать нос. Надо сразу приучать этих куриц знать свое место. А то раскудахтаются. Вам, бабам, только дай волю.

Нет, вы только послушайте его! Тоже мне, петух раскукарекался! Его бы самого положить на топчан в захламленной подсобке! Я-то не надорвусь, и не в таких условиях доводилась спать во время гастролей. А вот Господину Отбора, хозяину жизни, не помешает.

Возмущение так и кипело во мне. Подавив его, я продолжала слушать. Леон спросил с нарочитой небрежностью:

- Кстати, что ты знаешь о ее матери? Диане или как там ее. Эта стерва Шилла Вальдер что-то говорила о темных ритуалах…

- Ритуалах поклонения хейосу, милорд, - ответила Валла помрачневшим голосом. – Леди Даину Вальдер разоблачили как адептку культа Кей Ла Мо.

Воцарилась тишина. Даже из-за двери я ощутила ее свинцовую тяжесть. Три незнакомых, непонятных мне слога слетели с языка Валлы, как лезвие гильотины.

Пауза не затянулась надолго. Леон небрежно обронил:

- Ах вот оно что. Не знал. Честно говоря, я думал, что Вальдер женился на своей сколопендре, овдовев.

Небрежность и скука в голосе прозвучали так, будто господин владыка милорд с трудом и неохотой вынуждал себя вдаваться в детали жизни простых смертных.

Но я расслышала за ними фальшь. Словно Леон всячески хотел произвести впечатление, что ему наплевать на историю Даины Вальдер и ее дочери… А на самом деле отчего-то был нехило в ней заинтересован. Так нехило, что пытался скрыть интерес.

- Нет, милорд. Леди Даину судили и приговорили к изгнанию… как всех разоблаченных адептов Кей Ла Мо. Наверняка она в итоге погибла от голода и нищеты … А может, от зубов и когтей тех самых демонов хейоса, которым поклонялась. Но это случилось, когда ее брак с лордом Вальдером уже был расторгнут.

- Такова справедливость Его Величества, - протянул он с теми же скучающими интонациями. – Потому он и не казнит ведьм Кей Ла Мо, а просто выдворяет из защищенных земель. Оставляет на милость хейоса, чтобы они увидели в последние минуты жизни, что хотели призвать в наш мир.

- Таков закон, - эхом откликнулась Валла. – Каждый верноподданный Его Величества Иона Седьмого обязан повиноваться.

Ее голос звучал сухо и нейтрально. Но мой натренированный музыкальный слух определил, что Валла фальшивит. Как Леон. Оба демонстрировали друг другу законопослушание и безразличие. Но за мнимой небрежностью Леона крылся интерес. А у Валлы рвались наружу горечь и боль.

- О да, - хохотнул Леон. – Мы все повинуемся воле государя. Я принял этот демонов отбор невест. Ты приняла суд и приговор твоей сестре. Ее ведь тоже изгнали, как ведьму Кей Ла Мо, Валла?

- Верно, милорд, - ответила она сухо и бесстрастно.

На этот раз бесстрастие было непритворным. Леон мог притворяться равнодушным к происхождению Рианны, но на семейные трагедии прислуги ему искренне было плевать. Валла не собиралась искать у него сочувствия.

- Я бы предпочел скормить демонам своих братиков и сестричек, чем жениться, - цинично фыркнул он, а затем резко сменил тему: - Сколько лет было этой Рианне, когда ее мать приговорили?

- Три года, милорд.

- Эта грымза Шилла говорила, что Даина обучала дочь своим ритуалам. Ты что-то знаешь об этом?

- Девочку подвергали магическому дознанию, милорд. Даина и верно проводила ритуалы в ее присутствии… Но обучала – громко сказано. Трехлетнего ребенка невозможно научить сложным ритуалам. Маги не обнаружили на девочке печатей хейоса. Она была незапятнана. Но… есть вероятность, что печати пробудятся позже. Так считается. Вальдеру предложили выбор – убить дочь, изгнать вместе с матерью – что равносильно смерти. Или пощадить и оставить себе, регулярно подвергая магическому обследованию. Вальдер не жесток. Он оставил ребенка себе и даже не лишил имени. Хотя ей наверняка приходилось нелегко.

- И часто ее обследовали на предмет проявления печати? – быстро спросил Леон.

- Совершенно точно – три года назад. После смерти брата лорда Дайнира. Она была сговорена за него… Дайнир потребовал проверки. Сами понимаете, юная девушка пойдет на все, чтобы избежать подобного брака. Печать могла пробудиться, чтобы спровоцировать смерть навязанного жениха. Считается, что ритуалы Кей Ла Мо способны управлять обстоятельствами…

- Это вряд ли, раз ведьмы не могут избежать суда и приговора, - хохотнул Леон. – Надо думать, девица прошла проверку, раз ее оставили в замке отца. А теперь участвует в отборе и имеет все шансы стать леди наместницей. Если Его Чародейшество Придворный Маг Элган посчитает ее самой достойной из кандидатур. Надеюсь, она не пожелает избавиться от меня настолько, что печати пробудятся. Раз уж не побоялась подставиться под когти моего илано, лишь бы я заметил ее и ввел в отбор.

Валла промолчала. А у меня засосало под ложечкой. Если Леон сочтет Рианну опасной для себя, то не упустит шанс исправить оплошность. И на завтрашнем испытании шанс ему представится.

- Кто будет контролировать завтрашнее испытание? Чародеи моего двора? Элган еще не прислал своих прихвостней?

- Его Чародейшество с учениками прибудет послезавтра, милорд.

- Прекрасно. Позаботься, чтобы ему отвели самые холодные, темные и неудобные покои в северном крыле дворца. Во дворце еще не закончилась реставрация к прибытию Его Величества со свитой. Вот пусть и длится подольше.

В голосе Леона послышалась неизменная издевка. Да лорд наместник, однако,  любитель потроллить. Прямо камень с души, что не я одна-единственная избранная мишень для его насмешек.

- Что касается завтрашнего испытания… - продолжил он, и мое сердце замерло. – Я буду крайне недоволен, если такая колоритная девица, как эта Рианна, вылетит из отбора так скоро. Намекни магам в жюри. Я с удовольствием полюбуюсь, как высокородные лорды Гемайской долины изойдутся на дерьмо, оттого что в отборе наравне с их дочерьми участвует такая кандидатка. Может, объявлю ее фавориткой.

Мамочки. Ну и дела. Проблема испытания решилась просто, и без малейших усилий с моей стороны. Лорд тролль желает видеть меня в отборе, чтобы позлить аристократов. Приказал жюри пойти на читерство,* лишь бы я осталась.

*Слово из жаргона компьютерных игроков – обман, жульничество.   

Но чем мне придется платить за его нежданную поддержку?.. Бесплатный сыр только в мышеловке, а Леон – не добрый дядюшка, а жирный кот, который обожает играть с добычей. Чтобы та извивалась в предсмертных корчах.

Похоже, эта участь и ждет меня. Развлекать тролля. Угодить в пекло зависти и ненависти местной аристократии. Леону плевать на последствия его развлечений для Рианны. Если бы отбор проходила она, а не я, и не прошла бы… ей потом жить среди этих людей. Троллил их Леон, а отыграются они на Рианне.

 Я хотела послушать еще, но чутье подсказывало – пора сматывать удочки. Если не хочу попасться и доставить Господину Отбора еще один повод для веселья.

Я повернулась и пошла прочь от двери, ступая быстро и неслышно. Дойдя до края стеллажей, осторожно заглянула в промежутки между полками. Библиотекарь то и дело уходил от своего рабочего стола в книжные ряды, возвращался обратно с книгами, что-то с ними делал, ставил на место и приносил новые.

Дождалась, пока он в очередной раз отойдет, метнулась в дверям, с силой толкнула их и выскочила в коридор, придержав, чтобы не хлопнули и не скрипнули. Огляделась по сторонам и побежала прочь от библиотеки, в том направлении, откуда меня привел слуга.

Глава 10

 Спасибо матушке-природе, родителям, господу богу за хорошую топографическую память. Любой на моем месте давно заблудился бы в этом гигантском дворце. Я шла почти интуитивно, выбирая, куда свернуть в роскошных коридорах.

Кое-как добралась до своей каморки, рухнула на топчан. Если Господин Отбора не передумает, сегодняшнюю ночь я проведу здесь. А поскольку за окнами давно смеркалось, можно считать, что ночь уже началась. И переварить информацию, подслушанную в библиотеке.

Рианна была не просто Золушкой, нелюбимой падчерицей. Дочерью ведьмы. Ее мать осудили и изгнали на верную смерть. От голода, холода или когтей демонов.

Что такое демоны в этом мире? Выдумки и предрассудки, как в нашем средневековье? Или, раз тут настоящая магия, то и демоны настоящие, и ведьмы?.. Даина Вальдер и сестра Валлы Геур на самом деле поклонялись им, призывали в этот мир?

Я вспомнила укрепленный замок Вальдера, сторожевые вышки и частоколы вокруг деревень, высокие стены городов. В этом мире обитала незаметная с первого взгляда угроза. Те самые демоны хейоса?

Угораздило же меня попасть. Надо как можно скорее разобраться в местной чертовщине. Но без библиотеки. У меня есть живой источник информации.

Теперь ясно, почему Валла так быстро прониклась симпатией. Это не заслуга моего вежливого обхождения. Я – то есть, Рианна, - напомнила ей о сгинувшей сестре. И она не издевалась, предлагая мне использовать рукоделие, а знала что-то, чего не знала я. Что могло помочь на отборе.

А сам отбор… Мне больше не стоит волноваться за завтрашнее испытание. Если Леону не шарахнет что-нибудь в наглую белобрысую башку, не развернет его интерес на 180 градусов, то я задержусь во дворце. Увижу Придворного Мага и получу возможность пообщаться с ним.

Но какова обратная сторона медали? Чем придется расплачиваться за нежданную поддержку Господина Отбора?..

Алис запугивала, что он может меня изнасиловать. Но надо ли оно ему?.. Наверняка полно желающих утолить похоть такого властного господина. И тем не менее, он настолько интересуется Рианной, что его не волнует опасность, исходящая от ведьминской дочери. Пресловутая печать хейоса. Как это объяснить? Он самовлюбленный безбашенный идиот, пренебрегающий опасностью?

Вряд ли. Возможно, он хочет производить такое впечатление… Но подслушанный разговор показал, что хитрости и расчета ему хватает с избытком.

Если демоны здесь действительно существуют, если ведьмы загадочного культа Кей Ла Мо и вправду настолько опасны, что их изгоняют на верную смерть… Если опасность пробуждения этой печати в Рианне реальна… Если ее подозревали в смерти жениха – и при всем при том Леон не боится заполучить такую супругу…

Кто из двоих опаснее в таком случае – Рианна или сам Леон?

А есть еще Придворный Маг, который прибывает во дворец послезавтра. Это он навязал Леону отбор невест. Они с наместником ненавидят друг дружку. А каково придется невестам?

Бояре дерутся, а у холопов чуб трещит. А я ощущала тут себя самой настоящей холопкой, даром что обращались ко мне "леди".

Больше размышлять о своем плачевном положении не было сил. Так много событий, так много угроз и подводных камней. А я как младенец, который учится ходить заново… по камням.

А еще за весь день я перекусила лишь раз, снедью от заботливых слуг. Интересно, невест тут собираются кормить, или они на самообеспечении? Может, это тоже часть отбора – прокормить себя во дворце наместника?

Полчаса спустя, под мелодичное урчание моего желудка, в каморку вошла служанка с подносом еды. Обрадовала новостью, что завтракать мне предстоит в парадной трапезной вместе с другими невестами. Вот ведь не было печали.

С одной стороны, возможность больше узнать, лучше освоиться. С другой – пристальное внимание конкуренток. Риск выдать себя. И если они тут все такие милые и деликатные, как Шилла и сестрички, то ударные дозы яда, от которых даже моя весьма устойчивая психика может завернуться в шаурму.

Была и по-настоящему радостная новость: после ужина меня проводят в купальню. Вот чего мне хотелось всей душой, несмотря на убийственные откровения о демонах и ведьмах. Полтора часа спустя, сытая и намытая, я вновь обессиленно упала на топчан, завернулась в одеяло и провалилась в сон.

Во сне от избытка впечатлений меня то и дело тревожили разные малоприятные фигуры. Злобно хохотала Шилла, высовывая между зубов раздвоенный змеиный язык. Алис превратилась в многорукого бога Шиву, каждая рука была спаяна из острых металлических прутьев, и эти прутья норовили истыкать меня во все ребра и мягкие места.

Кенна приняла обличье то ли огромного колобка, то ли мяча для фитбола. Мяч неслышно подкатывался ко мне, разворачивался в капюшон кобры, и из него к моему лицу поднималось длиннющее тело змеи с круглой мордой сводной сестрицы.

Но над всеми кошмарами господствовал облик лорда Леона, гигантского кентавра с мускулистым мужским торсом и черным крупом илано.

Вздыбившись на задние копыта, он держал в передних кнут, которым с размаху стегал обнаженную женскую фигуру у позорного столба.

Я дернулась во сне, ожидая удара. Но у столба была не я. Я реяла бесплотным духом в воздухе и наблюдала за происходящим со стороны. А девушка-жертва была Рианной? Другой невестой? Или… Даиной Вальдер?

Я попыталась приблизиться, рассмотреть получше несчастную, увидеть ее лицо… Но не смогла. Прямо передо мной выросла громадная фигура мужчины в черной мантии с капюшоном. Капюшон не закрывал лица, но я не могла различить его черты. Лишь ощущение смертельной угрозы накрыло меня с головой.

А потом он взглянул мне прямо в глаза. Я по-прежнему не могла его видеть, но знала, что он видит меня. Не Рианну – именно меня. Юлию Чередник, непрошеную гостью в этом мире.

От затопившего меня ужаса я заорала… и проснулась.

- Леди Вальдер… леди Вальдер! Пора собираться на завтрак.

Вчерашняя служанка, приносившая ужин, трясла меня за плечо. Спросонья я извинилась, на что она удивленно округлила глаза. Ну ладно, ладно, больше я так не облажаюсь. Никакой вежливости со слугами.

- Собираться на завтрак… Конечно.

Я продрала глаза, сползла с топчана.

- Как вас зовут? – спросила служанку.

- Сайна, миледи. Леди Валла назначила меня вашей личной горничной на время отбора.

- Я рада, Сайна. У меня к вам просьба. Помогите выбрать подходящее к завтраку платье. Вы видели, как одеваются другие невесты к завтраку? Я жила в глуши и плохо знаю, что сейчас модно…

Просьба ошарашила Сайну. Клещами вытянула из нее, что ни одно из моих нарядов нельзя было назвать модным. С грехом пополам мы отобрали одно из платьев. Сайна помогла мне облачиться, уложила прическу, нанесла пудру, румяна и блеск для губ, подвела глаза и брови.

В боевом раскрасе и немодном платье я пошла вслед за служанкой на завтрак. Предвкушая ядовитые дротики, которые будут метать в меня сестрички… и возможно, не только они.

Трапезная находилась в цокольном этаже, как и библиотека, но в противоположном крыле. Спустившись, мы прошли мимо тяжелых дверей, из-за которых я вчера спешно дала деру.

- Нам сюда? – невинно поинтересовалась я у Сайны.

- Нет, миледи, это библиотека. Трапезная дальше.

- О, я бы хотела сюда зайти при случае! Люблю библиотеки. Лорд Леон ведь не будет против, как думаете?

У Сайны вновь изумленно расширились глаза. Да уж, со мной ее ждут сплошные потрясения. Надеюсь, во дворце нет традиции спрашивать мнение слуг о невестах…

- Но, миледи, библиотека наместников закрыта от гостей магическим барьером! Лишь сам милорд и его избранные домочадцы могут посещать ее.

- Неужели? Надо поговорить с ним. Невеста и будущая леди наместница – это ведь избранный домочадец! Наверняка он разрешит.

Я беспечно щебетала, а внутри пробежал холодок. Если библиотека закрыта от простых смертных, то как я вчера пробралась в нее?! И почему тот слуга ничего не сказал, а молча повиновался, да еще спокойно открыл мне дверь?! Принял за избранного домочадца? Может, это была ловушка?.. Может, Леон знал, что я подслушивала его разговор о Даине Вальдер?..

От этой мысли меня бросило в холодный пот. Но поддаться панике я не успела. Сайна остановилась у других дверей – таких же огромных, как в библиотеку, но менее грозных, идеально белого цвета.

- Прошу проследовать в трапезную, леди Вальдер.

Она распахнула одну из створок, пропуская меня. Я шагнула через порог… и чуть не запнулась. Словно копья, заточенные к бою не на жизнь, а на смерть, на меня уставились пятнадцать пар глаз.

Глава 11

 Сайна проскочила мимо меня к столу, указала на свободный стул. Я машинально подошла и, прежде чем сесть, прокашлялась и громко сказала:

- Доброго утра и приятного аппетита, леди.

Ответом стало гробовое молчание. Застывшие, каменные лица обратились на меня с гримасами глубочайшего презрения. И почему я не удивлена. Опустила взгляд на сиденье стула, высматривая кнопку или мел. Убедившись, что невесты-соперницы ничего не подложили, села.

Одна из девиц, яркая брюнетка с огромными фиолетовыми глазами и полными губами, фыркнула.

- Оно разговаривает. А ты говорила, Алис, твоя сестричка слов связать не может.

- Она и не могла, Гелла. У нее со вчерашнего дня голос прорезался. Наверно, как подсунулась лорду Леону чуть ли не голышом, считает себя победительницей отбора.

- Подсунулась голышом? – спросила Гелла с наигранным ужасом. – Это как?

- Мы с Кенной рассказывали тебе вчера, но охотно напомним.

Алис торжествующе обвела взглядом соседок по столу, проверяя, все ли навострили ушки. Они с Геллой сговорились завести эту песню за завтраком, при всех?

- Сестрица Рианна вырядилась в развратное платье. Разрез чуть ли не до пупка. Вместо юбки – полосы прозрачной ткани. При ходьбе они открывали ноги вплоть до бедер, представляете, леди?! Говорят, такие платья сшила ее мать специально для своих ритуалов. Надевала их, чтобы предлагать себя демонам. Мама хотела сжечь все барахло Даины, но отец не позволил. Якобы, маги не нашли на них печатей хейоса. Как и на самой сестрице. Но я в это не верю ни на грош. Ведьма она, как и ее нечестивая мать. И вот мы почти двадцать лет терпим ее, под одной крышей. А теперь и вам всем придется.

Раздались охи и ахи. Да уж. Алис сделала меня звездой. Похоже, поесть мне спокойно не дадут. Ну уж нет, не дождутся. Любую травлю надо пресекать в зародыше, и лучший способ это сделать – продемонстрировать, что стрелы затравщиков отскакивают от намеченной жертвы, как резиновые мячи от стенки.

Я громко подхватила, в тон Алис:

- Да, леди, вам всем придется терпеть. Терпеть мою любимую сестру Алис с ее золотым сердцем и ласковым языком. Терпеть – и помогать избавляться от яда. В ней его так много, что она сама себя отравит, если не будет сцеживать. Простите, леди, что вам пришлось послужить тазиками для слива ядовитой желчи. Но вы ведь любите мою сестру, вы не хотите, чтобы она загнулась в мучительных корчах, и в нашем отборе стало одной замечательной кандидаткой меньше. Поэтому терпите, дорогие леди. Больше слушайте сестрицу Алис. От этого ей становится легче жить. Еще раз приятного аппетита.

С этими словами я взяла ложку и наконец зачерпнула восхитительно-ароматный суп. Пока опешившие невесты подбирали челюсти, я спокойно без помех проглотила пол-тарелки. А затем слева от меня раздался голос – довольно приятный и совсем беззлобный:

- Вы и верно бойкая на язык, леди Рианна. Совсем не такая, какой я вас запомнила три года назад.

Стараясь сдержать участившиеся сердцебиение, я повернулась. По левую руку сидела русоволосая девушка лет двадцати. Без гримасы отвращения на миловидном лице, что не могло не удивить.

Она знала Рианну. И уже начала соотносить несовпадения в ее тогдашнем поведении и нынешнем.  Спасибо сестрице Алис – она собственноручно растиражировала мое алиби. Рианна обнаглела, втиснувшись в отбор. Вот пусть все так и думают.

Я улыбнулась.

- Жизнь не стоит на месте, леди. Люди меняются.

Она подняла бровь. Похоже, моя манера речи в корне отличалась от той, что она помнила в Рианне.

- Вы правы. Не желаете навестить меня после завтрака?

- С удовольствием, но не опоздаем ли мы подготовиться к первому испытанию?

Соседка усмехнулась.

- Мы уже готовы к нему, разве вы забыли? А привести себя в порядок успеем – испытание вечером.

- Как мне вас найти?

И вновь она удивленно покосилась на меня.

- Просто попросите прислугу проводить ко мне.

Как мило. Ко мне. К кому – мне?! Если я спрошу очаровательную соседку еще и об этом, спалюсь бесповоротно. Если у Рианны помимо возросшей уверенности появится еще и амнезия. Я выдавила смешок.

- Вдруг они забыли, кого куда поселили, и отправят меня прямиком к сестрам.

- О, на этот счет не беспокойтесь! – тихо засмеялась незнакомка. – Кто-кто, а лорд наместник и наш жених не потерпит нерадивую прислугу!

Против воли я широко улыбнулась.

- Точно, наш Господин Отбора спуску не даст!

- Вы тоже читали этот уморительный памфлет? Подумать только, когда-то невесты исполняли все, что там предписано.

- Я думала, нам и сейчас придется все исполнять… для ублажения Господина Отбора.

- Милуй хейос! Наш отбор обещает быть весьма либеральным. Лорд Леон не большой почитатель традиций.

Хаха, я успела заметить. Хамство и троллинг плохо сочетаются с уважением к традициям.

- Что ж, леди Рианна, жду вас, как закончите с завтраком.

Соседка отложила приборы, встала из-за стола, любезно поклонилась всем.

- Увидимся за обедом, леди. Всем хорошего дня и настроения перед первым испытанием.

"И вам, леди Киара", - раздалось со всех сторон. Уфф, теперь я знаю ее имя, уже меньше риск сдать себя со всеми потрохами. Еще бы как-то разведать, где она пересеклась с Рианной три года назад.

Про себя я отметила, что физиономии конкуренток стали куда приветливее, когда они прощались с Киарой. Значит, не все они тут готовы перегрызть друг дружке глотки. По крайней мере, не так явно, как мне. Мой статус дочери ведьмы развязывал им руки и ядовитые языки.

С уходом соседки я доела суп с легкими, восхитительно обжаренными гренками, выпила пахучий чай с воздушным пирожным. Гелла и Алис попытались еще пошипеть, но я демонстративно игнорировала их и сосредоточилась на еде. Во дворце наместника была превосходная кухня, легкая еда идеально насытила.

Покончив с десертом, я тоже встала из-за стола с любезным пожеланием приятного аппетита и хорошего дня. Никто не ответил мне, и я ничуть не расстроилась по этому поводу. Куда сильнее меня волновало, где найти Сайну.

Проблема решилась мгновенно: она  поджидала у дверей.

- Проводите меня в покои леди Киары, - попросила я.

- Леди Киары Дайнир? – живо переспросила служанка. – Или леди Киары Меогар?

Приехали. И как тут выкручиваться? С притворным раздражением топнула ногой.

- Вы что, не видели, кто сидел за столом рядом со мной?

Не в моих привычках наезжать на обслуживающий персонал. Да и настраивать против себя прислугу – не лучший выход. Но другого выхода из положения я не видела.

- Леди Дайнир, миледи. Прошу прощения, что не догадалась. Извольте следовать за мной, пожалуйста.

У Сайны оказалась отличная выдержка. В первый миг ее губы обиженно дрогнули, но она моментально овладела собой. Я коснулась ее руки.

- Не обижайтесь, Сайна. Я не хотела на вас сердиться. Просто невесты очень недружелюбно встретили меня… Я немного взвинчена после завтрака… и сорвалась на вас.

- Что вы, миледи, я не посмела бы обидеться!

Фраза была дежурной, но горничная явно расслабилась.

- Лишь леди Дайнир была добра. Скажите, Сайна, во дворце не ходит слухов… что она – фаворитка отбора? Наверняка у рода Дайнир множество привилегий.

Судя по заискиванию невест, Киара обладала высоким статусом. А значит, я не ткнула пальцем в небо насчет привилегий. Сайна закивала.

- Это верно, миледи. Дайниры очень влиятельны. Леди Киара приехала сюда с личной горничной и даже охраной, и ей это дозволили вопреки правилам Отбора. Но в самом отборе привилегий нет ни у кого. Лорд Придворный Маг будет выбирать беспристрастно, не оглядываясь на положение семьи невесты.

- Лорд Придворный Маг? Разве не лорд наместник?

Сайна запнулась.

- П-прошу прощения, миледи. Я оговорилась, конечно же, лорд наместник.

- Все в порядке, Сайна. Ни для кого не секрет, что отбор проходит благодаря лорду Элгану.

Служанка вздрогнула. На какой-то миг мне показалось, что она перекрестится. Что же это за маг такой, если слуги шарахаются от одного его имени?..

Мы прошли по запутанным коридорам дворца и остановились у высокой и широкой двери. Сайна дернула позолоченный колокольчик, и через минуту навстречу выбежала служанка.

- Леди Рианна Вальдер к леди Киаре Дайнир, - чопорно сообщила ей Сайна.

Глава 12

 Меня провели в апартаменты соседки по столу. Киара сидела бочком в огромном кресле, небрежно перевесив ноги через подлокотник. Платья на ней не было – лишь короткая туника до середины бедер.

- А если бы вошел Господин Отбора? – усмехнулась я.

- Реда задержала бы его, пока я переоденусь, - в тон ответила она. – Присаживайтесь куда пожелаете, дорогая Рианна!

- Благодарю, Киара. – Я расположилась на уютном диванчике. – Позвольте спросить… Вы не рискуете заработать неодобрение других невест, общаясь со мной? Они меня недолюбливают.

Аристократка небрежно передернула плечами.

- Это их проблема. Чужое одобрение меня не волнует. Кроме того, мы с вами сейчас были бы родственницами… если бы мой дядюшка не скончался через два месяца после вашей помолвки.

Дядюшка?! Нашей помолвки?

В следующий миг меня стукнуло обухом по голове: Дайнир! За ночь у меня напрочь вылетела из головы фамилия жениха Рианны. Несостоявшегося по причине своевременной кончины.

А Киара, выходит, его племянница. Можно сказать, мне повезло. Шанс пролить свет на прошлое Рианны. Или не повезло – риск выдать себя.

- Ужасное горе… - вздохнула я. – До сих пор не могу отойти.

Киара пристально вгляделась в меня.

- Рианна, я не тот человек, перед которым стоит притворяться. Я прекрасно помню ваше лицо на помолвке. Это она была для вас ужасным горем, а не смерть моего дяди. Три года назад вы намного хуже скрывали эмоции.

Упс. Попалась. А ведь Валла и Леон упоминали, что Рианна не рвалась замуж. Настолько, что ей даже устроили магическую проверку после гибели жениха.

Я развела руками, будто снимая маску лицемерия перед проницательной Киарой.

- Должна же я соблюсти приличия перед вами. Удивительно, что ваша семья вообще решилась на брак с той, в ком в любой момент могла проявиться печать хейоса. Ваш дядюшка сильно рисковал.

Киара расхохоталась.

- В семьдесят четыре года можно и рискнуть ради молодой аппетитной жены! Дядюшка сам потребовал этого брака, хотя дед был готов лечь костьми, чтобы не допустить его.

Вот теперь все стало на места. Дядюшка, похоже, был братом деда, а не отца Киары. И не погиб, а просто скончался от старости. Я перевела разговор, не рискуя продолжать и дальше обсуждать прошлое Рианны и несостоявшееся родство с Дайнирами:

- Киара… Вы сказали, что мы давно готовы к сегодняшнему испытанию. Невесты знали заранее, каким оно будет? Просто я совсем ничего не знаю об отборе. Мачеха не хотела допускать меня к нему. Меня даже не позвали на обед с королевским посланником, когда он рассказывал об отборе. О сегодняшнем испытании я узнала лишь вчера от леди Валлы.

Киара округлила глаза. И перескочила на "ты" от удивления.

- Вот как?.. Но тогда ты не сможешь пройти испытание! Все кандидатки были предупреждены за месяц. У нас было время приготовить подарок милорду. А у тебя такого нет…

На миг Киара опустила глаза, а потом воскликнула, подняв палец:

- Тебе нужно сделать его прямо сейчас! Хочешь, помогу? Я привезла с собой материалы для шитья, могу поделиться!

- А почему ты хочешь помочь? Мы же конкурентки.

Ее лицо застыло. Приветливость слетела с него, улыбчивые глаза настороженно прищурились.

- Ты и правда сильно изменилась, Рианна. Три года назад у меня сложилось о тебе впечатление, что ты веришь в любовь. Способна ее понять. Признаться, я разочарована настолько ошибиться.

Штирлиц еще ни разу не был так близок к провалу. Мой слетевший с языка вопрос – довольно очевидный и естественный в нашей ситуации – стал тем, что на Земле называется "пукнуть в лужу".

Да уж, Киара – это не мачеха и не сестрицы Рианны. Им плевать на нее, на перемены в ее характере, в выражении чувств. Они нашли объяснение – обнаглела, почувствовала силу. И не копают дальше.

Киара же обладала острым умом и наблюдательностью. С ней я чувствовала себя канатоходцем, который сосредоточенно шагает по тонкой, колеблющейся нити. Один неверный шаг – и разобьется насмерть.

Я вплетала крупицы полученных знаний в свое невежество, создавая ощущение непринужденной и заинтересованной беседы. Вот только не всегда это могло помочь.

Где я прокололась сейчас, в чем?

Скорее всего, у Киары есть возлюбленный. Их оторвали друг от друга ради отбора… И она этому не рада. А я только что потеряла возможную союзницу… или даже подругу.

Я подобралась изнутри. Думай, Юлька, думай. Ситуацию нужно срочно исправить. У меня слишком мало опоры в этом мире. Нельзя разбрасываться теми, кто может ею стать.

Я встала с дивана, подошла к Киаре, коснулась ее плеча.

- Прости меня, пожалуйста. Знаешь, наверно, я провела слишком много времени с леди Шиллой и сестрами. Они не могли не подействовать на меня. Алис и Кенна так рвутся в этот отбор, что я и правда уже не могу представить, как можно желать другого. А я сама… ты ведь знаешь, что для меня это шанс вырваться от них. Изменить хоть что-то в моей судьбе. Чтобы ко мне относились не как к дочери ведьмы, а уважали хотя бы как жену наместника.

Врать Киаре было не слишком приятно. Но для Рианны это было правдой, а раскрыться ей как попаданка Юля я не могла. Моя искренность была компромиссной.

- Мне жаль, что у тебя все так произошло, клянусь тебе. Если бы я как-то могла помочь тебе… вам обоим.

Несколько секунд Киара смотрела на меня все тем же напряженным, прищуренным взглядом. А потом на ее глазах выступили слезы. Она накрыла мою руку своей.

- Выиграй этот демонов отбор, Рианна. Выиграй его, вырвись из дома, стань леди наместницей… чтобы я вернулась домой… к Бену. Потому что если не ты… то фавориткой отбора стану я. В Дайнирах сильна Первая Кровь. И только у тебя как у дочери адептки Кей Ла Мо она может оказаться сильнее.

Мне стало искренне жаль Киару. Она мечтала, чтобы Рианна прикрыла ее собой в отборе… и  верила, что так лучше для обеих. Я сама только что убедила ее в этом. На миг кольнуло чувство вины. Я лгу ей, притворяясь, что хочу выиграть отбор… А на самом деле хочу слинять в свой мир до того, как он закончится…

Вот только хотеть и слинять – две большие разницы. И что со мной станет, если я не смогу найти способ вернуться… Что очень и очень вероятно.

Думать об этом сейчас не было ни возможности, ни сил. Я спросила:

- Если так, то зачем нужен этот отбор? Почему лорд Леон не женится сразу на тебе?

Киара пожала плечами.

- Элган хочет убедиться, что невеста окажется самой достойной. Вдруг среди других родов Гемайской Долины есть те, в ком Первая Кровь еще сильнее.

- Как же тогда Элган допустил, чтобы мачеха не пустила меня в отбор?..

- Он мог просто не знать о тебе. Мы далеко от столицы. Наши новости редко доходят туда. А Элган еще и довольно молод. С тех пор, как осудили леди Даину, прошло девятнадцать лет… А Элган стал Придворным Магом лишь восемь лет назад.

Выходит, Рианне сейчас двадцать два года. А Кенна и Алис не старше восемнадцати, кто бы подумал. Скверный характер старит.

Киара продолжала:

- Тогда многие удивлялись, что Его Величество назначил Придворным Магом почти юношу. Отец рассказывал… в столице маги пытались интриговать против него… А затем с многими из них произошли несчастные случаи. Кто-то насмерть поранился при сотворении безобидного заклятья… Чей-то селаир рухнул на землю и разбился. После этого никто не смел оспаривать право Элгана занимать такую должность…

Я поежилась. Похоже, этот Элган грозит стать  такой головной болью, что Леон по сравнению с ним покажется волонтером из приюта для бездомных котиков. Канат подо мной станет еще тоньше, а под ним появятся зазубренные колья. Оступлюсь – и не просто шмякнусь головой, а проткну сердце, глаз или живот. Как повезет.

- Будь очень аккуратна с Его Чародейшеством, Рианна, - проговорила Киара. – Он не тот, кем кажется. Я встречалась с ним однажды. Он невероятно привлекателен. Женщины вьются вокруг него, отдавая сердце за одну ласковую улыбку. Но когда ему нужно достичь своей цели… и устранить препятствия на пути, он безжалостен и смертельно опасен. Я не позволила себе увлечься им… помня те истории о его недругах.

Да уж. И с этим человеком я хотела пообщаться о возвращении на Землю? Да я теперь слова ему не скажу. Буду сидеть тише воды ниже травы в его присутствии. Лишь бы он сам не обратил на меня внимания. И не выдал замуж за Леона без всякого отбора.

- Так что будешь делать с подарком для лорда Леона? – напомнила Киара. – Попробуешь сшить что-нибудь прямо сейчас? Конечно, твой подарок будет смотреться скромно на фоне давно заготовленных, но формально ты пройдешь испытание.

Формально я его в любом случае пройду. Но другим невестам знать это необязательно. Но мучиться с шитьем для Леона – этого еще не хватало!

Вот смастерить куклу вуду для высокомерного Господина Отбора – другое дело. Воткнуть иголку в зад и преподнести, пояснив, что это древние секретные традиции Гемайской Долины. Или обряд Кей Ла Мо для укрепления мужской силы.

- Вообще-то у меня есть подарок, - призналась я, потупив взгляд. – Я вышивала лорда Леона на подушке. Верхом на илано. Никогда не думала дарить ее… хотела оставить себе. Но теперь придется.

Киара хихикнула.

- А я-то за тебя переживала! Неужели ты в него влюблена, Ри?! Позволишь так тебя называть? А меня зови Ки.

- Конечно, Ки! А лорд Леон… - Я небрежно пожала плечами. – Была влюблена когда-то. До того, как узнала, какой он… - хам и грубиян, хотела сказать, но поправилась: - неласковый.

- Да, наш лорд жених хорош и лицом, и статью. Только характер у него трудный.

Тролльский у него характер. Препаскудный.

- Скажи, Киара… А как будут проходить основные испытания?

- Этого посланник не сообщал. Элган держит их в тайне, сообщает разве что Его Величеству. Мы будем узнавать о них накануне. Может, прямо в самом начале испытания. Ходят слухи… что некоторые испытания довольно неприятны… и даже болезненны.

- Болезненны?!

Киара равнодушно пожала плечами. Похоже, ее это не сильно беспокоило.

- Нас ведь будут проверять на магические способности. И если способностей недостаточно, может быть больно.

Ясно, почему она не тревожилась. У нее явно было все в порядке с магией. У Рианны из-за ее происхождения, видимо, тоже… Ну а те бедняжки, у кого может не оказаться способностей?! Им что, терпеть?!

Мне стоило громадного труда сдержаться, чтобы не высказать новообретенной подруге все, что я думаю об этом Отборе и его организаторах. Начиная с грозного Придворного Мага. Меня удержала вошедшая служанка.

- Миледи, распорядительница Геур просила передать леди Рианне Вальдер, что для нее подготовлены новые апартаменты. Багаж леди Вальдер уже доставлен туда.

Киара поблагодарила и отпустила горничную одним небрежным кивком. Я намотала на ус, как высокородная аристократка здесь должна держаться с прислугой.

- Что ж, Ри, не смею тебя больше задерживать. Спасибо, что приняла мое приглашение.

- Это тебе спасибо за него, Ки. С удовольствием приглашаю тебя в ответ. Буду рада видеть в любое время. Удачи на испытании не пожелаю – ведь все, что ты хочешь, провалить этот отбор.

Расхохотавшись, Киара вскочила с кресла, порывисто обняла меня и чмокнула в щеку.

- Мне нравится, какой ты стала, Ри! Я не особо интересовалась тобой, просто хотела помочь в отборе… в надежде, что его выиграешь ты, а не я. Но узнав тебя получше, хочу, чтобы мы стали подругами.

- Я тоже этого хочу, Ки.

Мы снова обняли друг друга, и я покинула апартаменты леди Дайнир. Сайна повела меня в новом направлении. Глупо, но я горела нетерпением увидеть, будет ли мое новое жилище таким же изысканным и роскошным, как покои Киары… Или же новый чулан для Золушки, чуть более приличный.

Но когда Сайна распахнула передо мной дверь и я вошла, то враз забыла об убранстве нового жилья. Взгляд приковала могучая фигура, заполонившая собой все пространство комнаты. Сам лорд наместник и Господин Отбора поджидал меня на новом месте.‍​

Глава 13

 Он был одет в местное подобие облегающего трико – черное, элегантное, расшитое золотой нитью. Роскошная мускулатура была очерчена так рельефно, как если бы он был обнажен. Против воли у меня вновь захватило дух от такого совершенного образчика мужской красоты.

Я ощутила волнение в груди и внизу живота… Черт. Этого еще не хватало. Юлька, ты не похотливая коза, чтобы размякать при виде всяких козлов… какими бы красавцами они ни были. Важна не внешняя оболочка, а душа. У Леона она явно была препакостнейшей.

Я неподвижно застыла, не зная, чего от него ждать. Зачем он явился?! Неужели Алис с ее глупой угрозой была права – он сейчас может напасть на меня?

Леон молча смотрел на меня в упор. Алчным и слегка разочарованным взглядом. Опять недоволен, что я в скромном и закрытом платье?

Я невольно попятилась назад. Чуть не сбила с ног Сайну – и лишь тогда перевела дыхание. Мы не одни. Но остановит ли его присутствие служанки? Или просто прикажет ей убраться, и я останусь в его полной власти?

Будто в подтверждение моих страхов, он повелительно бросил Сайне:

- Вон.

Поклонившись, девушка выскочила за дверь. Я вся напряглась. Будто вновь оказалась в своем городе ночью перед компанией гопников. Только тут и бежать некуда, в лабиринтах дворца. И противник стократ опаснее, чем гопники.

А Леон, пока я вся сжалась внутри от страха, наконец заговорил. И меня настигла вторая волна шока и потрясения: так вежливо и обходительно звучал его голос.

- Доброго утра, леди Вальдер. Я до сих пор не имел времени приветствовать вас во дворце наместников. Хочу исправить оплошность. Как вам отдыхалось? Довольны ли завтраком?

Господи. Что за муха его укусила?! Или это не Леон, а его брат-близнец?

Натянула улыбку на окаменевшую физию и проговорила так же слащаво и учтиво:

- Доброго утра, милорд Леон. Я растрогана вашим вниманием. Отдыхалось мне хорошо, благодарю за интерес. Вчерашний день был очень насыщен событиями, я очень крепко спала. Завтрак тоже великолепен.

В отличие от соседок по столу, но Леон наверняка имел в виду не их. Хотя кто его знает, этого тролля.

- Прекрасно, милая Рианна. Я доволен, что вам понравилось во дворце.

Нет, вы только посмотрите на этого лицемера. Если бы я не слышала собственными ушами, как вчера он самолично велел Валле оставить меня на ночь в тесной каморке, я бы сейчас купилась на его любезности.

- Скажите… вы ведь не готовились к отбору до того как, кхм… мы с вами встретились на стене замка Вальдер?

При этом он пробежался по мне с головы до пят все тем же алчущим взглядом. Наверно, вспоминал тогдашнее одеяние Рианны. Нет уж, милорд Господин Отбора, не дождетесь.

- Если милорд про первое испытание, то к нему я готова, - прощебетала я, улыбнувшись и потупившись в пол.

- Вот как? Чудесно. Я беспокоился за вас.

- Я польщена, милорд!

- Вы весьма благовоспитанны, леди Рианна. Ваша мачеха говорила напраслину, когда обвиняла в отсутствии манер.

Я кокетливо наморщила носик.

- Леди Шилла везде видит собственное отражение, милорд.

Леон довольно ухмыльнулся. Оба-на. Неужели я ухитрилась расположить его, подколов ненавистную потенциальную тещу?..

- Не повезло вам с мачехой, леди Рианна.

- Вам тоже не повезет, милорд… если одна из моих сестер победит в отборе… или я… Тогда она тоже будет считаться вашей тещей.

- Я найду на нее управу, поверьте мне, милая леди. Лучше скажите… могу ли сделать для вас что-нибудь, чтобы вам стало еще удобнее во дворце?

Не знаю, каких усилий мне стоило не уронить челюсть до пола. Что же на него нашло?! Забоялся ведьминской дочери и печати хейоса?..

Что ж, Чередник, вот он, твой шанс. Не упусти.

Глядя Леону прямо в глаза, я прощебетала:

- Милорд, если будет дозволено, я бы хотела посещать библиотеку. Мне всегда хотелось читать… а в таком большом дворце наверняка очень большая библиотека.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍На миг с Леона слетела притворная любезность. В глазах промелькнуло ошарашенное непонимание. Он тут же овладел собой, но мне хватило, чтобы убедиться: лорд не знает о моем непрошеном визите.

- Библиотека наместников – непростое место, леди Рианна. Не каждому дается позволение посещать ее.

- Но вы ведь не откажете одной из невест, правда, милорд?

Опять кокетливо стрельнула глазками. Леон усмехнулся.

- Как вам отказать! Хорошо, я отдам приказ хранителю, что двери для вас открыты.

Вот так просто? И без подвохов? Ох, хочется верить, да не можется… Что-то Леон задумал, какую-то игру… которую мне ни в жисть не раскусить, в силу незнания этого мира.

Дальше хлеще. Леону мало было шокировать меня любезностью и уступчивостью.

- Если у вас сейчас есть время, могу немедленно проводить вас в библиотеку и представить хранителю.

- Почему бы нет, милорд! Ведь испытание вечером.

- Да, и вам не стоит о нем тревожиться. Прошу, дорогая леди Рианна.

Сердце колошматилось как у зайца. Что, боже мой, что он задумал?! Это какая-то западня? Ждет, что я в чем-то выдам себя? Но в чем? В тех печатях хейоса? Или в самозванстве?

Внешне волнения не выдала. Вспомнила себя на сцене. В каком-нибудь самом пафосном ресторане города, где для посетителей-толстосумов ты – лабух*, который по их капризу споет хоть Мурку, хоть арию Плавы Лагуны из Пятого Элемента, хоть Квинов с We Will Rock You. А ты при этом обольстительно улыбаешься и поешь все, что он изволил затребовать.

*От слова "лабать" – профессиональный музыкант, который исполняет не то, что хотел бы сам, а что требует заказчик.

Обольстительно улыбнулась Леону, представляя его местечковым олигархом в нашей губернской столице. Ему бы пошла эта роль.

То ли улыбка сработала, то ли коварный интриган продолжал вести собственную партию в игре – предложил мне руку. Я замешкалась, прежде чем опереться на нее. Словно вдруг испугалась задрожать от прикосновения к Леону…

Господи, Юлька, что с тобой творится? Это просто мужик. Невероятно красивый и сексуальный, но притом тот еще стервец.

Я же видела, какой он. Слышала. Никогда, ни за какие коврижки я не пожелаю оказаться в центре внимания такого властного мачо, каким бы притягательным он ни был. Но мое тело, кажется, настроилось по-другому.

Едва я оперлась на руку, как снизу живота поднялась теплая волна… Как будто касание Леона зажгло невидимое пламя внутри меня…

Этого еще не хватало. Может, это какая-то магия? У Господина Отбора есть особые чары, которые вот так действуют на невест, отшибают мозг и бросают в жар? Или я плохо себя знаю, я способна впадать в экстаз от тесного контакта вот с такими зловредными и двуличными притворщиками?!

Кое-как взяла себя в руки, и мы вышли в коридор. По лицу Леона невозможно было сказать, раскусил ли он мое взбудораженное состояние. Пока мы шли, я почти обуздала жар и дрожь во всем теле. Здравый рассудок вновь вернулся ко мне.

Встречные придворные раболепно кланялись Леону и заискивающе улыбались мне, а взгляды при том – холодные и оценивающие. Похоже, меня записали в фаворитки отбора.

Вот и раскрылась интрига лорда наместника – он же хотел потроллить местную знать. Потому и любезничал со мной. Что-то теперь будет… Стоит ли ждать за совместными завтраками яда в чай, помимо ударной дозы в мозг и уши…

Я опять чуть не прокололась. Едва мы сошли в цокольный этаж, как я уверенно шагнула в направлении библиотеки. Это не ускользнуло от сапфирно-льдистого взгляда Леона.

- А вы хорошо освоились во дворце, леди Рианна. Уже знаете, где библиотека.

Сердце пропустило удар, но я быстро сориентировалась.

- Имела удовольствие, милорд! Сайна сказала сегодня по пути в трапезную. Именно потому я и воодушевилась попросить у вас разрешения!

- Что ж, леди Рианна, звезды расположены к вам! Прошу.

Он толкнул двери и галантным жестом предложил войти. Я шагнула через порог, стараясь не прикусить губу от волнения. Что сейчас случится? Как работает магическая защита, которая пропускает лишь избранных и которая вчера почему-то пропустила меня?..

Глава 14

 Ничего не произошло. Лишь навстречу вышел седой дядечка и поздоровался хорошо знакомым по вчерашнему вечеру голосом. Леон сказал ему:

- Аллас, это леди Рианна Вальдер. Я дарую ей право посещать библиотеку и пользоваться любыми книгами, которыми она пожелает. Разумеется, кроме Запретного Списка – как и предписано Магическим Надзором Его Величества.

Магический Надзор. Вот как, значит, называется местная инквизиция. Сердце сжалось вновь. Наверняка они и были теми, кто осудил на смерть мать Рианны и сестру Валлы. И кто запросто сделает то же со мной, если им покажется, что печати пробудились.

Не выдавая промелькнувшего страха, учтиво кивнула библиотекарю. Он поклонился в ответ.

- К вашим услугам, леди Рианна. Что-то желаете выбрать немедленно?

- Если можно, какие-нибудь солидные источники о Первой Крови. По-настоящему солидные, не упрощенные пересказы.

Постаралась сказать как можно небрежнее. Но Леон все равно вскинул бровь.

- Откуда такой интерес у прелестной леди? Зачем забивать голову такими сложными материями?

Ну конечно, и тут у властных лордов предрассудки относительно красивых девушек. Меньше знаний в прелестную головушку – проще замуж выйти.

- Я участница отбора, милорд, - с улыбкой напомнила ему. Если вдруг забыл и уже готовит свадьбу со мной на потеху другим лордам. – Хочу лучше узнать, за что нас отобрали.

Он со вздохом покачал головой, выражая мужское пренебрежение к женской тяге к знаниям. Такое удручающе одинаковое во всех мирах.

- Что ж, если это вас развлечет… Аллас, раздобудь книги для леди. И отправь носильщика, чтобы ей не пришлось надрываться самой. А я вынужден оставить вас, леди Рианна. Дела требуют моего присутствия.

Галантно поклонившись, он прошествовал вглубь библиотеки. Наверно, в тот кабинет, где вчера я подслушала разговор с Валлой… Что это за место, и что за дела там у Леона, любопытно?.. И как ему удается быть настолько двуличным. Наглый хам в замке Вальдер – и сама вежливость во дворце.

Библиотекарь удалился вслед за ним в ряды стеллажей и через несколько минут вернулся с парой толстых томов. Позвонил в колокольчик, висевший на стене. Тут же прибежал слуга и Аллас указал ему на тяжелые книги.

- Проводи леди Вальдер в ее покои. Буду рад вновь помочь вам, леди!

Вот так. И никаких читательских формуляров, никаких предупреждений о штрафах за просроченный возврат.

Поблагодарив библиотекаря, я вышла вместе со слугой. В моих новых покоях он положил книги на стол и тихо исчез. Сайна посмотрела на книги в священном ужасе.

- Я же говорила, что невестам можно все! – ухмыльнулась я. – Можешь сейчас быть свободна, а я почитаю.

Сайна удалилась в свою комнату. Новые апартаменты состояли аж из четырех помещений – не чета предыдущему чулану! Два из них были громадными, что-то вроде гостиных. Непонятно, зачем их две – разве что для роскоши. Маленькая комнатка для прислуги – но больше той каморки, где Рианна жила в родительском замке. И наконец, уютная спаленка средних размеров. Средних для дворца наместника. Как пара комнат в какой-нибудь сталинке в моем городе.

Вся мебель позолочена и обита мягким, приятным на ощупь сукном или бархатом. А кровать размером с целую спаленку в хрущевке. На нее-то я и завалилась с книжками, стянув сапожки.

Раскрыла книгу. Шрифт был крупнее, чем в наставлении для невест, но тяжелее для чтения. Страницы так и пестрели завитушками, вензелями, и другими письменными украшениями. Смысл понимать оказалось еще сложнее. Но осилив три десятка страниц, я все-таки кое-что усвоила.

Мир, куда я попала, назывался Веравин. Вообще-то, так называли лишь один континент. Который сейчас полностью подчинялся королевству под властью монарха Иона Восьмого. Королевство тоже носило имя Веравин. О других континентах я пока ничего не узнала.

Семьсот лет назад Веравин пребывал в постоянной битве с нашествием демонов. Они являлись из хейоса – то ли иного мира, то ли таинственного измерения, соединяющего миры.

Главной силой людей в этой войне была особая раса. Ее называли Первая Кровь. Я пока не разобралась, были они людьми с особыми способностями – или совсем чужим, нечеловеческим видом.

Мужчин этой расы называли Багряные Стражи Веравина. А женщин – Хозяйки Гемайской Долины. Особенностью Первой Крови было то, что они не вступали в брачный союз между собой. Только с людьми. И от этих союзов всегда рождались существа Первой Крови. Которых с детства готовили к одной цели: борьба с хейосом.

Я вспомнила слова Киары: "В Дайнирах сильна Первая Кровь. Лишь у тебя как у дочери адептки Кей Ла Мо она может быть сильнее".

Как эта Первая Кровь могла быть сильна в человеческом роду, если порождала лишь себе подобных, люди в таких браках не рождались? И как с ними связаны Кей Ла Мо?

Прочитанные страницы не ответили на эти вопросы. Больше я прочитать не успела: Сайна принесла перекусить. Слава богу, никакого помпезного обеда в присутствии пятнадцати ядовитых змеюк. Четырнадцати, за вычетом Киары.

Хотя после испытания нам все равно предстоял торжественный ужин в полном сборе, да еще и в обществе самого Господина Отбора. Та еще веселуха будет.

После небольшого, но сытного обеда Сайна принялась снаряжать меня к испытанию. Она приготовила мне ванну, вымыла волосы с душистым мылом, расчесала и уложила элегантными, свивающимися в пышные завитки прядями.

Мы подобрали платье – не такое чопорное, как то, в чем я прибыла во дворец. Но и не развратное, в котором Рианна встретила Леона на стене замка. Облегающее, ярко-алого цвета, оно пышно расходилось чуть выше бедер до самого пола. Пышные русые локоны ниспадали на обнаженные плечи. Глаза необычного чайного цвета сияли топазовым блеском.

- Вы такая красавица, леди Рианна! – восхищенно выдохнула Сайна.

А я любовалась изящным телом Рианны и вспоминала себя, свое спортивное, подтянутое тело с пышными темными волосами, плоским животиком, упругой грудью, гладкими бедрами и ровным загаром, полученным в соляриях и на диких пляжах окрестностей нашего города.

Где же теперь это тело, которое я так заботливо лелеяла, гордилась и ухаживала за ним?.. Что с ним стало, живо ли оно на Земле? Возможно ли такое, если мое сознание, моя душа – в чужом теле?

Я вспомнила написанное в книге о хейосе. Если так жители Веравина называли другие миры… или соединяющее их измерение, может, через него и переместилось  мое сознание в тело Рианны?

Нужно разузнать как можно больше о хейосе. Вот только это может оказаться сложнее. Дочь ведьмы и еретички Кей Ла Мо, которая интересуется хейосом – это очень и очень подозрительно.

Вдруг этого окажется достаточно, чтобы обвинить меня в пробуждении печатей… и изгнать, в лапы тех самых демонов хейоса?

Как выглядели демоны, как они приходили в наш мир сейчас, семьсот лет спустя, и  как люди от них защищались – до этого я пока не добралась в книге.

Предстоящее испытание совсем не тревожило меня. Все мысли были о том, как бы поскорее освободиться от него и читать книгу дальше. Продолжить знакомство с Веравином, отыскать крупицы знания, которое помогло бы мне вернуться домой.

Доставая подушку с вышивкой из дорожного сундука, я сообразила, что не мешало бы ее во что-то упаковать. Не стоит показывать конкуренткам свой подарок Господину Отбора. Мало ли. Плюнут ядом, Леончик отравится, а меня обвинят и выбросят демонам.

Я послала Сайну к Киаре, с просьбой подобрать подходящую к подарку материю. Служанка вернулась с щедрым отрезом зеленого бархата и кружевной тесьмой. Вдвоем мы с ней обернули и перевязали думочку.

Когда в мои покои вошел лакей в роскошной позолоченной форме, я встретила его во всеоружии. Он провел меня через коридоры и лестницы в бальную залу. Размерами она могла сравняться с небольшим стадионом.

Войдя, я утонула в толпе пышно одетых людей, музыке и гомоне. На миг потерялась. На сцене я привыкла быть перед толпой, а не внутри нее. Но лакей чинно и уверенно шествовал впереди меня. Заразилась его примером, выпрямила спину и продефилировала за ним.

В центре зала на небольшом возвышении стояли уже знакомые мне девицы. Каждая в сопровождении женщины лет сорока. Не все невесты собрались. Но сестрицы и мачеха были уже здесь.

Я решительно направилась на самый дальний от них пятачок трибуны невест. Но лакей безжалостно указал на родственниц.

- Леди Вальдер, дуэньям положено располагаться подле невест. Дуэнья Вальдер и ее подопечные ждут вас.

Я остановилась, прищурилась. Спросила недобрым тоном:

- Уточни, милейший. Дуэнье положено располагаться подле невест – или невесте подле дуэньи?

- Дуэнье, миледи.

- Прекрасно. Дуэнья Вальдер может расположиться подле меня – как ей предписывают правила отбора. А я могу расположиться где желаю. И желаю остаться в этом месте. Спасибо, что проводил меня. Я дам знать, если твои услуги потребуются.

Натянув на физиономию надменную гримасу аристократки, я ступила на возвышение и встала там, где собиралась. Лакей поклонился и отошел с неизменно услужливым выражением, как и положено вышколенному слуге.

А я бросила взгляд искоса на позеленевшую мачеху и сестричек. Переглянувшись, они направились в мою сторону. Но не успели подойти, как я походкой от бедра прошествовала на тот край, откуда они только что ушли.

Давай, Шилла, поскачи за мной по подиуму. Как болонка или обезьянка. Повесели придворных.

Так мы играли в пятнашки несколько минут. Я останавливалась в одном месте, делала вид, что изучаю вид зала из этой точки. Шилла и сестрицы с разъяренными физиями шли в мою сторону. И чуть только приближались – я с невозмутимой моськой отходила в другую сторону.

"Стой где стоишь!" – шипела мачеха, но я притворялась оглохшей.

Наша забава прекратилась с появлением Валлы Геур и трех последних невест, среди которых была и Киара. Девушка улыбнулась мне и помахала рукой. Несколько невест, заметив ее жест, тут же обернулись в мою сторону с дружелюбными лыбами до ушей. От Шиллы с дочурками разом отвернулись. Похоже, подлизаться к невесте из рода Дайнир было престижнее, чем держать коалицию с родом Вальдер.

- Дуэнья Шилла Вальдер! – окликнула мачеху Валла. – Немедленно займите место подле ваших воспитанниц.

- Я на своем месте, распорядительница, - высокомерно ответила Шилла. – Подле моих воспитанниц.

- У вас три воспитанницы. И если вы не можете скоординироваться со всеми тремя, то не стоило возлагать на себя подобную обязанность. Дальше вам будет еще сложнее.

Взгляд Шиллы стрельнул в распорядительницу как свинец из дула револьвера. Валла невозмутимо глядела ей в глаза, ожидая исполнения распоряжения. Похоже, во всех процедурах отбора она была главной и дуэньи обязывались подчиняться.

Шилла вновь подошла ко мне, Алис и Кенна плелись в хвосте. Я не стала убегать в присутствии Валлы – лишь отодвинулась подальше от родственниц и отвернулась. Незачем глядеть в их искореженные злостью рыльца. Хватало и гневно-тяжелого дыхания в затылок.

Все невесты  собрались на подиуме. Откуда-то возвестил невидимый глашатай, и его голос разнесся над огромным залом, словно через усилитель:

- Господин Отбора идет! Чествуйте Господина Отбора!

Глава 15

 Еле сдержалась, чтобы не прыснуть. Чествуйте Господина Отбора – это надо же до такого додуматься! Интересно, как? Пасть ниц и лобызать стопы? С Леона сталось бы!

Мои непочтительные мысли заглушил взрыв аплодисментов. Я увидела у дверей высокую могучую фигуру нашего жениха. Аплодисменты нарастали, пока он приближался к нам.

И когда он поравнялся с подиумом, невесты тоже захлопали. И загалдели, выкрикивая одновременно:

- Род Меогар чествует лорда наместника Гемайской Долины! Род Кайрел чествует лорда наместника Гемайской Долины! Род Дайнир чествует…

И так далее. Алис и Кенна за спиной заорали про род Вальдер, и я присоединилась. Вот только хлопать не могла. Думочка, завернутая в бархат Киары, была у меня в руках. Только сейчас я разглядела, что у других невест подарки держали дуэньи. Руки были свободны для аплодисментов.

Шилла ни за что не помогла бы мне, да я и сама не отдала бы ей подарок. Так я и держала его в руках, когда Леон, обходя по кругу подиум и одаривая невест небрежными кивками, остановился напротив меня.

- Леди Рианна Вальдер… Вы не желаете чествовать вашего жениха?

Ухмылка в голосе. Да такая, что по телу против воли разлились мурашки. Ну что за гад такой! Почему он так на меня действует? Ведь я ни капли, ну вот ни чуточки не нахожу его привлекательным для себя. И тем не менее растекаюсь как мартовская кошка. Разве что вопить не начала.

- Прошу прощения, милорд. Я с удовольствием чествовала бы вас. Но мои руки заняты… в вашем распоряжении лишь мой голос.

И он даже не подозревает, какая это для него честь!

Леон сощурился, глядя мне через плечо. В багровую физиономию Шиллы, полагаю.

- Обязанность вашей дуэньи – обеспечить, чтобы вы могли исполнять все, что должно невесте в отборе. В том числе, чествовать жениха. Леди Геур, назначьте леди Вальдер штраф за халатность.

- Но, милорд… - запротестовала Шилла, но тот махнул рукой, и сверху грянул торжественный марш.

Возмущение Шиллы захлебнулось в громкой музыке. А Леон протянул ладонь, коснулся думочки и вырвал ее из моих рук.

- Я жду, леди Вальдер.

Чего он ждет? Аплодисментов? Вот же павлин распушенный!

Деваться некуда. Захлопала со всей дури и повторила:

- Род Вальдер чествует лорда наместника Гемайской Долины! Ура! Ура!

Выглядела я со стороны наверняка идиотически. Но Леон расплылся в самодовольной улыбке. Похоже, как раз его уровень! Хоть он и был хитрецом и коварным троллем, это не мешало ему быть самовлюбленным павлином.

Он отошел от подиума. С моей подушкой в руках. И что теперь делать? Заорать – лорд Леон, верните ваш подарок? Позволить ему утащить его? А ведь наверняка заготовлена особая церемония вручения…

Впрочем, почему меня это должно заботить. Леон самолично дал команду "экзаменационной комиссии" не "валить" нерадивого студента. Не стоит нервничать. Зачет у меня в кармане. Можно расслабиться и наблюдать за происходящим со стороны. Как в зоопарке.

Леон расселся в кресле, больше похожем на трон. Кивнул Валле, и она подала знак дуэнье Киары. Та взяла под руку свою подопечную невесту, подвела к креслу Великого и Ужасного Господина Отбора.

Киара принялась толкать невероятно пафосную речь. Не слушай я ее откровения после завтрака, ни капли сомнения не возникло бы, что она всей душой жаждет выиграть отбор и стать леди наместницей.

Пока она восхваляла Господина Отбора, я разглядывала ее дуэнью. Высокая, худощавая женщина лет сорока, она отчего-то притягивала взгляд. Узкое лицо с темными глазами и высокими скулами выглядело экзотично, выделяясь среди светловолосых обитателей зала. Иноземка? Интересно. Надо расспросить Киару о ее дуэнье. Хотя зачем оно мне надо, непонятно. Но имею же я право на банальное любопытство.

В конце пафосной речи Киары экзотичная дуэнья выступила вперед, подошла к креслу и с поклоном возложила подарок у подножия. Затем обе вернулись на подиум.

За ними последовала другая парочка, и так по очереди невесты вручали свои дары. Рубахи, расшитые жемчугом и золотыми нитями, чехлы для оружейных ножен и дорожных фляг, уздечки и попоны для лошадей… Все разукрашено богатым искусным шитьем. А Киара хотела, чтобы я слепила какую-то поделку за пару часов. Тут даже моя подушечка, то есть, Рианны, смотрелась скромно и чуть ли не бедно.

Вот только мой скромный небогатый подарок Леон держал на коленях все время, пока дары других невест ложились к его ногам. Еще и периодически клал на подушку локоть, будто уже начал пользоваться.

План по доведению благородных лордов до белого каления работал на всю катушку. Невесты с яростью косились на меня. И некоторые придворные в зале тоже. Наверняка их родители.

В какой-то момент мы с Киарой оказались рядом. Я шепнула:

- А ты говорила, лорд наместник либерален.

Девушка фыркнула.

- Еще как. По полным правилам отбора невеста должна при вручении подарка целовать руку Господина.

Ни ведра себе! Оказывается, я не совсем в молочко попала с предположением про лобызания стоп. Пусть не стоп, но все же. Хорошие у них тут правила. Нет, в таком случае с Леоном нам и верно повезло! Пусть ходит павлином и взирает свысока, но хоть публичным целованием рук не унижает!

- А когда маги будут проверять наши подарки? – спросила я.

- Они уже проверяют их. В тот самый момент, когда невеста – точнее, ее дуэнья – вручает дар. Вон они.

Киара указала на группку мужчин в фиолетовых мантиях, стоявших поодаль от трона, пардон, кресла наместника. Они не сводили глаз с невест и их дуэний, когда те подходили к Леону и с высокопарными речами передавали ему дар.

Хитрец Леон. Решил перестраховаться, чтобы его маги не забыли о поручении или не перепутали меня с другой невестой. Забрал подушку, и мне не пришлось вручать подарок по процедуре, проходя магическую проверку.

Шилла отвела дочурок предпоследней. Все три родственницы не могли утаить недовольства, что их столько промариновали. Видимо, последовательность дарения зависела от статуса невесты… и Шилла не ожидала, что славный род Вальдер получит почетное второе место с хвоста.

Последней выступила какая-то невеста, одетая совсем бедно и неказисто, а ее дуэньей была семидесятилетняя бабушка-одуванчик, которая еле видела, куда идет. Вручая подарок Леону, она чуть не возложила его прямо на сапоги Господина Отбора. Тот вовремя отставил ноги в сторону, потом небрежно сдвинул каблуком подарок, чтобы не мешал ему восседать.

Когда вручение завершилось, Валла вопросительно взглянула на Леона, и тот утвердительно кивнул. Валла заговорила:

- Уважаемые невесты. Первое испытание завершено. Каждая из вас прошла его достойно. От имени Господина Отбора выражаю признательность за искренность и рвение в желании порадовать вашего жениха подобающим подарком. Следующее испытание состоится через три дня. Проводить его будет лорд Придворный Маг Элган. Мне поручено Его Чародейшеством донести до вас суть испытания и начать подготовку.

Невесты затаили дыхание, ожидая заветной информации. Если Киара говорила верно, никто не знал, что их ждет дальше. Лишь смутная угроза, что испытания могут нести… физический дискомфорт, скажем так. Потому слушать внимательно всем нам было жизненно важно.

Я сосредоточилась, напряженная, как тетива. Когда Валла произнесла следующую фразу, сердце чуть не выпрыгнуло из груди.

- На грядущем испытании вы должны исполнить в честь Господина Отбора песнь. Как и сегодняшние дары, она должна быть составлена вами лично. Поскольку у вас лишь три дня на подготовку, песнь может быть недлинной. Аккомпанировать на испытании вам будет придворная труппа музыкантов. График репетиций будет вывешен на двери трапезной за завтраком. Проходить репетиции будут в малом оркестровом зале – ваши горничные проводят вас туда в отведенное время.

Мать моя женщина. Отец мой партизан. Я реально слышу все это собственными ушами?! Сочинить песню? Репетиции?! Может, я не заметила, как свершилось чудо и я вернулась на Землю? И вокруг меня – не придворные да невесты с дуэньями, а ребята из нашего джаз-бэнда, и мы просто обсуждаем новую "песнь", а я прикемарила и вижу всякую лабуду?!.

Стоило подумать про сон, как тут же слева прилетел чувствительный тычок в бочок. Скосила глаза – ну конечно. Алис тут как тут, распустила грабли будто бы ненароком. Дождется она у меня.

А проснуться не проснулась. Зря надеялась. И холодом пронзила мысль… Это у меня распетый диапазон почти три октавы. А что с голосом и слухом у Рианны?! Вдруг я не смогу пропеть "В лесу родилась елочка", не сфальшивив?!

Ошалев от новости, я напрочь ушла в себя и не заметила, как Валла провозгласила окончание первого испытания и объявила предстоящий ужин невест с Господином Отбора. Одна за другой невесты с дуэньями покидали подиум.

Сзади меня грубо толкнули.

- Что встала? – шепотом рявкнула Шилла. – Слышала, что сказала распорядительница? Все на ужин.

- Спасибо, матушка, - приторно ответила я в ответ. – Без вас ни за что не расслышала бы. Что бы я без вас делала на отборе. Вы так помогли мне на испытании. Прирожденная дуэнья. Вам нужно было выбрать эту карьеру, а не выходить замуж за батюшку. Вот в чем ваше истинное призвание.

Мачеха нехорошо прищурилась.

- Поговори у меня. Быстро иди на ужин со всеми. И держи свой невоспитанный язык за зубами. Не позорь род Вальдеров.

- Ни в коем случае. Ваши чудесные дочки успешно справляются. Не буду отнимать у них лавры.

С этими словами я сошла с подиума, любуясь побагровевшей мордой мачехи. Вслед за вереницей невест я проследовала на выход из зала, а Шилла и сестры шли сзади.

Расслабленная после фейковой победы во вручении даров, ошарашенная предстоящим музыкальным испытанием, я не думала в тот момент, что оставлять за спиной поверженного, но недобитого врага может быть смертельно опасно.

Глава 16

 Нас провели в уже знакомую трапезную в цокольном этаже. Леон уселся во главе стола. Меня, к моему ужасу, усадили по правую руку от него. Троллинг Господина Отбора не закончился.

С другой стороны от Леона сидела Валла. Сестричкам вновь досталось почетное место в хвосте – то бишь в конце стола. Злющая и сердитая Шилла сидела рядом. Дуэньи тоже присутствовали на торжественном ужине. Вот только на сей раз никто не требовал от нее держаться подле всех воспитанниц разом.

Я поискала взглядом Киару с ее загадочной смуглой наставницей. Они сидели в середине левого ряда. Дуэнья моей несостоявшейся родственницы выделялась и здесь – экзотической внешностью и на удивление расслабленной осанкой. Невесты и наставницы сидели прямые как палки. Даже Киара. А ее дуэнья расположилась с непринужденной грацией, чужеродной этому напряженному пространству.

Пока я разглядывала необычную женщину, Леон обратился к невестам вальяжно, с хорошо знакомыми небрежными нотками:

- Что ж, невесты мои. Поздравляю с дебютным испытанием. Все прошли его успешно, ни одна не лишилась удовольствия и дальше лицезреть меня и радовать своей красотой.

Воу-воу, полегче, парниша. Уместно добавить – сомнительного удовольствия лицезреть пафосного, самовлюбленного и двуличного Господина Отбора.

- Леди Кевман. Довольны ли вы началом отбора?

Он обратился к невесте, которая вышла одаривать его самой последней, с дряхлой бабушкой-дуэньей. Робкая, бедно одетая девушка чуть не захлебнулась от внезапного внимания лорда.

- Милорд… я… да, конечно, я довольна, благодарю вас... Все замечательно, я просто в восторге.

- Я рад, леди Кевман, - снисходительно кивнул он. И повернулся ко мне. – А вы, леди Рианна, как себя чувствуете после успешного дебюта?

- Восхитительно, милорд!

Постаралась, чтобы мой голосок звучал так слащаво, как пятилитровая канистра меда. Свежайшего, чтоб аж язык от сласти сводило.

- Не представляю, как я лишилась бы удовольствия лицезреть вас. Наверно, не пережила бы такого несчастья!

- Да вы очаровательная льстица, милая леди! – промурлыкал Леон.

А затем вдруг взял мою руку и приложил к своим губам. Меня так и тряхнуло изнутри. Какой-то взрывной смесью чувств. Хотелось хлобыстнуть его по щеке за такую провокацию. И в то же время кожа покрылась мурашками, а снизу живота опять поднялась знакомая волна. Что за дикость со мной творится?! Почему он так на меня действует?

Не успела я вымолвить и слова, как Леон выпустил мою кисть и насмешливо спросил:

- Ну а вы, леди Шилла? Довольны успехом своих воспитанниц?

- Весьма, милорд, - процедила Шилла сквозь зубы.

Леон ухмыльнулся.

- Я наблюдал, сколь ревностно вы исполняли обязанности наставницы. Все-таки три подопечных – огромный труд. Но вы блестяще расставили приоритеты. Как думаете, Рианна, откуда у вашей достопочтенной матушки такой талант?

Я быстро собралась и невинно хлопнула ресницами.

- Полагаю, врожденный, милорд. По крайней мере, я знаю леди Шиллу такой с тех пор, как впервые увидела. Ну и воспитание моих замечательных сестер не прошло даром. Такой труд отточил ее мастерство наставничества.

Киара откровенно улыбалась, услышав мою неприкрытую издевку. Остальные невесты сидели с каменными физиономиями. Ухмылка Леона стала еще шире.

- О да, вижу, что у леди Шиллы был превосходный материал для практики. За вас, леди Вальдер! – Леон поднял кубок с вином и осушил его. – Сегодня у вас двойной повод для торжества. Все три ваши воспитанницы справились с первым испытанием… впрочем, как и остальные участницы. Правда, вы заработали штраф… Нельзя же быть совершенством! Тем не менее – поздравляю. И одну из воспитанниц я провозглашаю фавориткой отбора! Леди Рианна, вашу руку.

Я стиснула зубы. Хоть и ожидала подобное из подслушанного разговора, и все равно стало неприятно. Троллить мачеху, которая и так меня ненавидит и ставит подножки на каждом шагу – это одно… А возбуждать зависть всех невест и их родичей – похуже будет. Но Леон меня не спрашивал.

Вытянула руку, и Леон натянул мне платиновый браслет, инкрустированный россыпями рубинов.

- Благодарю невесту за дар и счастлив отдарить в ответ! Носите его, не снимая, леди. Пусть все видят, что отныне вы – фаворитка Отбора.

Вот уж не было забот у бабы, так подарили порося. Впрочем, браслет с рубинами и платиной – вещь практичная. В отличие от порося, в смысле, Господина Отбора. Если придется уносить ноги с этого дворца, оно пригодится.

До конца ужина Леон отсыпал еще немало шпилек в адрес нескольких невест – как я догадалась, из самых знатных и влиятельных семей. И полюбезничал с парой небогато одетых – видимо, из бедных и захудалых родов. И не раз еще проехался по Шилле.

По физиономии мачехи было видно, что она уже триста раз пожалела, что сунулась на отбор. Ничего полезного для дочек не сделала, а вот публичных унижений от наместника огребла по колено. Правда, у нее впереди был весь отбор…

Я еле дождалась окончания, хотя еда была невероятно вкусной, и при том легкой, в самый раз для ужина. Когда Сайна привела меня "домой" – в мои новые апаратаменты, я предупредила, чтобы она ничему не удивлялась: я начинаю готовиться к новому испытанию.

Горничная закивала и убежала готовить ванну. А я сделала то, о чем предупреждала.

У меня не было при себе камертона, так что "ля" первой октавы я вывела, вспомнив одну из композиций нашего джаз-бэнда в тональности ля-мажор. Подхватив тонику, я начала распеваться.

У Рианы оказался приятный вокальный тембр. Связки, конечно, не натренированные, но вполне пригодные к работе. Что ж, надеюсь, от невест не ждут колоратуру в третьей октаве или зажигательный йодль*.  Для хвалебной элегии Господину Отбора вполне хватит полутора октав, с которыми голос Рианны прекрасно справлялся. А большего Леон не заслужил.

*Колоратура в третьей октаве – очень высокое пение в академическом вокале. Йодль – предельно сложная техника тирольского пения, распространенная в европейском фолке и американском кантри

Сайна выглянула из ванной несколько ошалевшая. Ндя, кажется, подобный метод распевок в Веравине не в ходу. Прежде чем начать репетиции, надо послушать, как работают другие невесты. Не то просемафорю всем яркой вспышкой: попаданка здесь!

- Сайна, ты что-то знаешь о правилах следующего испытания? Невестам можно будет посещать репетиции друг друга?

- Сомневаюсь, миледи… Вдруг кто-то приготовит особенную песнь, а другая послушает и сделает так же… Нехорошо получится. Поди потом докажи, кто придумал особенное.

Да уж. Проблема плагиата в этом мире стоит так же остро, как на Земле. Надо найти способ ознакомиться с образцами музыкальных композиций Веравина прежде, чем выдавать свой шедевр во славу Господина Отбора. Я слышала музыкантов на первом испытании – но то были не песни, а ненавязчивый инструментал. Как же теперь исхитриться и заставить кого-нибудь спеть при мне?..

Киара! Осенило меня. Она не просто покажет, еще и поможет сочинить что-то по-настоящему достойное. Что поможет мне пройти и это испытание.

Найдя решение, я со спокойной душой приняла ванну и улеглась спать. Бояться грядущего испытания мне не стоило. Ничего шить и вязать не придется. Хвалебную песнь я могу сочинить хоть за полчаса. Поддержка Киары мне обеспечена.

Утром я проснулась, чувствуя себя легко и свободно. На ближайшие три дня тревожиться почти не о чем. До завтрака успела еще немного почитать библиотечную книгу о Веравине и людях Первой Крови. Затем вошла Сайна, причесала меня, одела и повела в трапезную.

В отличие от прошлого завтрака, сестрички вели себя тише воды, ниже травы. А девицы, окружавшие их вчера, сидели на других концах стола и даже не смотрели в их сторону. Нещадный чмор Господином Отбора не прошел зря.

Меня никто не задирал, но тепла и дружелюбия тоже не прибавилось. Радовало лишь, что теперь холодные косые взгляды я делила с сестрицами. Нынче все члены семьи Вальдер оказались в положении изгоев. Хорошо, что у меня была Киара.

Первым делом я огляделась в поисках расписания репетиций. Удача благоволила мне – Киара стояла раньше меня. А еще место рядом с ней сейчас было свободно – повезло вдвойне.

- Ки, можно мне послушать твою репетицию? – шепнула я, усаживаясь рядом. – Боюсь выглядеть деревенщиной на испытании.

- Конечно, Ри. У меня прямо перед обедом, ты видела?

Я кивнула.

- Только придется закончить пораньше, чтобы подготовиться к обеду. Ты ведь уже слышала новость?

- Какую?

- Лорд Придворный Маг Элган прибывает сегодня. Ровно к обеду. Нам предстоит разделить трапезу с ним.

Глава 17

Дыхание захолонуло. Вот я и увижу наконец мага, на которого возлагала надежды. Правда, надежды приказали долго жить… А вот страх и опасность разоблачения расцвели во всей красе.

Что принесет эта встреча? Не распознает ли могущественный колдун во мне самозванку, пришелицу из другого мира?

Ладно, чему бывать, того не миновать. Я уже решила, что буду держать себя тише воды, ниже травы. Жаль, происхождение Рианны не даст затаиться. Так или иначе, я привлеку его внимание. Могу лишь постараться, чтобы он счел меня никчемной пустышкой, не стоящей интереса. Так и буду действовать.

Мы договорились с Киарой встретиться в ее покоях перед началом репетиции и пойти в малый оркестровый зал – мы обе понятия не имели, где он находится, но горничные должны быть в курсе.

До этого времени я вернулась к себе и продолжила изучать вчерашнюю добычу из библиотеки. Наконец разобралась, куда же делись люди Первой Крови.

Семьсот лет назад они запечатали хейос. Отдали всю свою силу, чтобы отрезать Веравин от иного пространства. Но печать была не вечна. Ее хватило на полтысячелетия… а затем демоны вновь начали прорываться в этот мир. Чем дальше, тем чаще и агрессивнее.

А что же стало с Первой Кровью? С загадочной расой, чье название, несмотря на весь свой пафос, упорно напоминало мне обозначение первых месячных!

Пожертвовав собственную силу на запечатывание хейоса, они лишились всех способностей. Стали обычными людьми, и от их союзов стали рождаться простые люди. Однако их предводители – капитан Багряных Стражей и Верховная Хозяйка – предрекли, что однажды Первая Кровь возродится.

В час, когда Веравин вновь окажется в опасности, и демоны хейоса возобновят вторжение… Тогда среди простых смертных начнутся всплески Первой Крови. У обычных людей будут рождаться дети с необычными способностями. И это будет означать, что в их роду есть Первая Кровь. Им предстоит дать новый бой демонам хейоса.

Еще Капитан и Хозяйка сказали, что у них останутся преемники. Они будут тайно надзирать за грядущим пробуждением Первой Крови. Чтобы пробудившиеся не остались без помощи и наставничества.

И не только за пробуждением – но и за теми, кто может использовать печать хейоса с нечистыми намерениями. Всегда находятся люди, мечтающие нажиться на чужом несчастье. Они не понимают, что демоны угрожают целому миру разом. Надеются найти способ управлять ими.  Управлять их вторжением, чтобы уничтожить неугодных. Тех, кто мешает добиваться власти и наживы.

На этом месте я стала читать внимательнее. Важно понять – Магический Надзор, который упоминал Леон, это и есть надзор преемников Капитана или Хозяйки? Но дальше стало ясно, что надзор Первой Крови останется скрытым. Никто не будет знать о нем, он не подчиняется ни королевской власти, ни магам, ни аристократам. Никто не поймет, как наследники будут наблюдать за пробуждением Первой Крови. Лишь когда родятся первые потомки с нечеловеческими способностями – лишь тогда Первая Кровь заявит о себе миру.

Я не могла сказать, что разобралась в диковинной мифологии Веравина. В книге ничего не говорилось о самих способностях Первой Крови. Какими они были, как проявлялись? Этого я не поняла совершенно. Как определить, что эта самая кровь пробудилась?

Как преемники будут наблюдать за пробуждением Первой Крови, если о них в мире никто не знает, и они от всех прячутся?

Может, ничего этого не объяснялось, потому что обитателям Веравина понятно само по себе. А может, относилось к некому запретному знанию, из списка инквизиции… ой, то есть, Магического Надзора.

Наконец, почему Валла и Леон в библиотеке говорили о печати хейоса как о какой-то демонической отметине… а в книге печать – запор, который сдерживает вторжение демонов. Противоречие.

Ну а самое важное, что я так и не поняла, как эта история с хейосом, демонами и печатями поможет мне вернуться домой. Из книжицы следовало, что хейос – обычный ад, населенный злобными голодными демонами.

Лишь в начале упоминалось, что он может быть своеобразным "перекрестком миров"… Но дальше говорилось лишь о нападениях демонов и борьбе людей с ними. Неужели мои надежды напрасны? Все, что есть в этом мире – жуткая преисподняя с чертями, куда суются только больные идиоты? Или я просто на ложном пути? Стоит  искать в другом направлении, без хейоса и Первой Крови?

Вот только как узнать, в каком. Зловещего Придворного Мага лучше не спрашивать – это Киара донесла до меня. Тогда как? И что делать, если станет окончательно ясно, что домой мне не вернуться?

Участвовать в отборе до конца, надеяться стать женой Леона? Бррр. Вернуться домой, в объятья мягкотелого и равнодушного отца, под власть Шиллы? Еще лучше.

Может, попросить Киару взять под крыло? Вдруг она не откажется от компаньонки. Вот только Леон – то есть, Элган – должен выбрать кого-то другого, не ее. И не меня.

Что ж, задача плана Бэ обозначена. Заручиться покровительством Киары. Найти  подходящую жертву и перевести на нее стрелки. Чтобы мы обе с Киарой перестали быть главными кандидатурами в фаворитки отбора.

Проговорив все это про себя, я переоделась в самую скромную и невзрачную одежду для обеда с Придворным Магом. Нельзя выделяться и привлекать внимание. И в таком виде пошла с Сайной к Киаре, чтобы посмотреть ее репетицию.

У подруги я попросила бумагу и грифель – делать заметки по ходу занятия. В своих покоях я не нашла письменных принадлежностей. Киара охотно снабдила меня из своих бездонных запасов, и мы в сопровождении горничных направились в малый оркестровый зал.

Девушка отдала музыкантам бумажку с текстом и промурлыкала бесхитростный мотивчик. Придворные "лабухи" переглянулись.

- Миледи, если позволите, в четвертой строке можно переделать мелодический рисунок, чтобы ваша песнь зазвучала ярче…

- Нет-нет. Оставьте как есть. Это мое творение в честь Господина Отбора, именно так наш лорд жених вдохновляет меня. Менять ничего нельзя. А вот леди Рианне подскажете, когда придет ее черед репетировать.

Про себя я усмехнулась. Вот уж в чем я не нуждалась, так это в подсказках, как сделать песню ярче. Но от помощи местных музыкантов отказываться не стану – чтобы мое детище не звучало чужеродно.

Пока Киара отрабатывала выступление, я расчертила тетрадь на пять нотных линеечек, начертила скрипичный ключ, поставила размер ¾. И принялась выписывать мелодию, которая показалась мне удобной для предстоящей миссии. За основу взяла знаменитое Summertime Джорджа Гершвина в исполнении моей любимой Эллы Фицжеральд.

Колыбельная для младенчика, у которого богатый папа и красавица-мать, - самое то нашему Господину Отбора! Ему тоже легко живется. Ни забот, ни хлопот, как у счастливого мажорика.

*Cтроки песни Summertime: "Лето… Жить легко. /…/ У тебя богатый папа и красавица-мать… Так тише, мой малыш, не плачь!"

Киара закончила пораньше, чтобы успеть подготовиться к обеду. Мне готовиться было не нужно: скромное невзрачное платье уже на мне. Я осталась в репетиционном зале и быстро переделала текст Summertime в восхваление Леона на языке Веравина.

Когда до обеда осталось несколько минут, Сайна явилась утащить меня из зала в трапезную. Невесты уже собрались там.

Разнообразия ради, меня не встретил фонтан холодных косых взглядов. Девицы оживленно переговаривались друг с другом, глаза у всех сияли.  Им было не до меня.

Накрашены, причесаны и расфуфырены ничуть не меньше, чем на испытании. За завтраками они выглядели куда скромнее. Неужели вырядились ради придворного мага?.. Его репутация неслыханного красавчика так действовала на них? Или власть и могущество, которые красят даже самого непривлекательного мужчину?

Моя затея не выделяться провалилась. В своем блеклом закрытом платье я выглядела как раз белой вороной. Место рядом с Киарой пустовало, но я не стала в этой раз садиться к подруге. Прошла в конец стола и села рядом с леди Кевман. Она единственная за столом была одета беднее меня. С ней я буду меньше выделяться.

Прошло несколько минут, невесты взбудораженно обсуждали сплетни о Придворном Маге. А потом гомон резко стих. Я подняла глаза на дверь.

В трапезную вошли двое мужчин. И я поняла, что так будоражило невест.

Леон был чертовски красивым мужчиной. Высоченный блондин атлетичного телосложения, с породистыми чертами лица. В Голливуде ему давали бы главные роли героя-любовника.

Мужчина рядом с ним был на голову ниже. Длинная черная мантия скрывала его от алчных взоров невест. Но при ходьбе полы разлетались, и мы могли увидеть его тело в облегающих штанах и рубахе во всей красе.

Его сложение уступало могучему торсу Леона, но было крепким и мускулистым. А еще гибким и пластичным. Движения гостя завораживали кошачьей грацией.

Капюшон мантии был поднят и затенял глубоко посаженные глаза – то ли черные, то ли карие. Из-за этого казалось, будто сама бездна вглядывается в вас, а не человек…

- Мои разлюбезные невесты! – возвестил Леон. – Позвольте представить вам Придворного Мага Элгана – истинного Господина Отбора! Приветствуйте Его Чародейшество и поблагодарите за остроумную идею нашего отбора: выбирает один мужчина, а женится другой. Где еще вы встретили бы такое развлечение!

Придворный Маг проигнорировал неприкрытую язвительность в голосе Леона. Откинув капюшон, он невозмутимо ответил:

- Рад встрече с вами, благородные леди. Благодарности за остроумие направляйте сразу милорду Леону. Он их достоин и более меня нуждается в них – как будущий супруг одной из вас. А я лишь подожду, пока милорд соизволит представить вас мне. Если он будет столь же остроумен, нас и верно ждет занимательное развлечение.

Обмен колкостями, как ударами шпаг, не оставлял сомнений: эти двое – враги. Даже если бы я не подслушала в библиотеке, как Леон не терпит Придворного Мага, сейчас безошибочно поняла бы: и я, и все невесты застряли между двумя мужчинами, как между молотом и наковальней.

Голос мага, несмотря на едкий, острый тон, завораживал. Гипнотизировал, приковывал слух и поглощал все внимание… будто вокруг не осталось никого, лишь он один.

Сама не заметила, как уставилась на Элгана во все глаза, забыв о Леоне, забыв о других невестах. Откинутый капюшон дал возможность рассмотреть мужчину во всей красе.

В отличие от светловолосых и светлокожих жителей долины, Элган был смуглым. Темные волосы обрамляли лицо с правильными и мужественными чертами. Кустистые черные брови усиливали эффектность, породистость мужчины. И придавали его взгляду смутную, неразличимую угрозу…

Я одернула себя – нельзя пялиться на мага, как влюбленная семиклассница на старшеклассника. Нельзя привлекать внимание.

Отвела взгляд, посмотрела на остальных… И поняла, что вновь просчиталась. Девушки, как одна, очарованно таращились на гостя. А я отличилась. Но уже ничего не могла с собой поделать. При одной только мысли поднять на него глаза, встретиться с его темным взглядом, сковывал страх и по телу пробегала дрожь.

Леон прошел во главу стола, уселся. Элган сел на противоположном краю. Почти рядом со мной. Лишь бедно одетая леди Кевман разделяла нас. В очередной раз мой план быть как можно незаметнее провалился.

Мужчины скрестили взгляды. Я ждала новой вспышки враждебного обмена уколами. Но недруги сдержались.

Одну за другой Леон начал представлять невест Элгану. Придворный Маг вежливо приветствовал каждую, отпуская легкий и непринужденный комплимент. Когда дошла очередь до меня, пришлось поднять взгляд и посмотреть на гостя.

И в этот миг время для меня застыло. Я не смогла вымолвить ни слова, чтобы приветствовать Элгана. Будто попала во вчерашний сон, когда меня настиг жуткий, всевидящий взгляд из-под капюшона.

Я не помнила лица того, кто смотрел на меня во сне. Не помнила его взгляд. Но враз узнала зловещее, вымораживающее до мурашек ощущение. Элган смотрел на меня точь-в-точь как невидимый призрак из моего кошмара.

Глава 18

 Я сама не поняла, как ухитрилась задеть локтем бокал для освежающего напитка. Смахнула на пол, как Василиса Прекрасная рукавом. Осколки с треском рассыпались по полу. Это разлетелась вдребезги иллюзорная надежда не привлечь внимание Придворного Мага.

Элган с любопытством наклонил голову, наблюдая за моей неуклюжестью.

- Кажется, вы произвели впечатление на леди Вальдер, Ваше Чародейшество, - иронично прокомментировал Леон. – Однако учтите – эту невесту я так просто не уступлю. Я изволил назначить ее фавориткой отбора.  Вздумаете положить на нее глаз – придется побороться!

В этот миг я была готова расцеловать Леона. Своей подколкой он снял мое напряжение. Я расслабилась, ожидая, как мужчины продолжат пикировку.

Ни одной черточки не изменилось в лице Придворного Мага.

- Вы – единоличный претендент на всех невест Отбора, милорд. Никто не посмеет посягнуть на них… до окончания отбора. А после окончания судьбу выбывших решать не нам с вами, а их семьям.

Он говорил холодно и равнодушно. Ни тени подначки или пошлости: мол, вот закончится отбор, тут-то и разгуляюсь. Соблазнительный голос мага звучал по-деловому безлико. Все мы для него – лишь работа. Расходный материал. Кто победит – отправится делать свое дело… Исполнять обязанности леди наместницы и рожать детей лорду наместнику. Остальные – за борт.

- Я буду рад взглянуть на подарок леди Рианны, - внезапно прибавил Его Чародейшество. – Любопытно, что принесло миледи звание фаворитки Отбора.

- Будьте скромнее, лорд Элган! – ухмыльнулся Леон. – Подарок невесты жениху – дело интимное. Не стоит эту интимность нарушать.

Элган поднял бровь.

- Настолько интимное, что подарок вручался на глазах у сотен зрителей? Сомневаюсь, что один скромный советник Его Величества порушит вашу интимность после всего Гемайского двора. Жду аудиенции после обеда, лорд наместник.

Ого! Неужели кто-то может вот так легко поставить на место самого Господина Отбора?! Внезапная приятность. И что, Леон вот так просто скушает подобную реплику? Жду аудиенции – и без вариантов. Да это же неприкрытый ультиматум! Элган явно вознамерился припереть наместника к стенке.

Леон изобразил небрежную ухмылку, но вышла она кривенькой.

- Спасибо и на том, что не на ночь, Ваше Чародейшество. Не имею обыкновения принимать мужчин по ночам в своих покоях, а именно там находятся подарки невест. Упаси хейос, кто-нибудь решит, что вы просто изыскивали благовидный предлог пробраться в мою спальню.

И вновь на лице Элгана не дрогнул ни один мускул.

- Если милорд наместник так опасается за свое мужское целомудрие пониже спины, не буду возражать, чтобы аудиенция прошла в официальной обстановке. Меня интересует лишь подарок леди Рианны. Прочие могут остаться в вашей спальне как подтверждение вашей мужественности и непорочности там, где мужчина должен быть непорочен. Да и я сам хотел бы поберечь репутацию и воздержаться от визитов в ваши личные покои.

Однако… Вот он, троллинг восьмидесятого левела. Да Леон – зеленый сосунок в этом деле по сравнению с Его Чародейшеством. Что он на это скажет, каким станет контрудар Господина-уже-не-самого-крутого-тролля-в-радиусе-десяти-километров?

Ответный ход меня не порадовал. Зря я расслабилась, засев в окопе с пачкой попкорна. Недолго мне дозволили оставаться зрителем.

- Леди Рианна, - обратился Леон ко мне, и ехидная улыбка заиграла на смазливой голливудской физиономии. – Предлагаю вам разрешить наш спор. Желает ли дарительница, чтобы ее дар жениху и Господину Отбора демонстрировался чужим мужчинам?

Сглотнула. Все, Чередник. В окопе не отсидеться. Вэлкам на сцену.

Но я понимала, куда клонит Леон. Моя думочка не предназначалась ему в дар. Элган – не домашний маг Леона. Если он проверит подарок, то разоблачит читерство наместника. И мое.

Леон предложил мне самой отбиться от Его Чародейшества, раз уж сам не справился прикрывать мою задницу. Принять вызов – в моих же интересах.

- Дар невесты жениху – дело интимное! – заявила твердо. – Пусть в миг вручения его видели сотни людей. Но после он принадлежит Господину Отбора и только ему. Лорд Леон прав – не дело демонстрировать дар чужим мужчинам.

Элган откинулся на спинку стула, не сводя с меня чародейских черных глаз под смоляными кустистыми бровями. Вновь, как во сне, я ощутила себя голой под его взглядом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Не физически. Не так, как под раздевающим взглядом Леона. Намного хуже. Маг раздевал мою душу. Будто выволакивал наружу мое чужеродное, попаданское нутро.

Тем страшнее мне стало за свой подарок. Если он вообще сумеет уловить магией, что подарок делала не я, не Юлия Чередник?

Элган заговорил, и его голос зазвучал на тон ниже. В нем появились проникновенные нотки, пробравшие меня до мурашей.

- Удивительная принципиальность и преданность жениху и Господину. Примите мое восхищение, леди Рианна. Женщины, подобные вам, в наше время – редкость. Лорд Леон, позвольте принести поздравления и вам. Вы не ошиблись в выборе, избрав такую леди фавориткой Отбора. Пожалуй, с этого момента леди Рианна станет и моей фавориткой.

Глупо, но от этих слов что-то потеплело внутри меня. Хотя я понимала, что слова Элгана – формальные комплименты… и все равно чувствовала себя котенком, которого погладили. Хотелось мурчать и прыгать от счастья.

Тихо, Чередник, тихо. Не ведись. Этот чародей – прохвост похлеще Леона. Он не разбрасывается комплиментами. Каждое его слово – тактический ход в игре. Просчет, как лучше ударить, чтобы поразить противника.

И точно. Слава богу, я сумела согнать дурман вспорхнувших бабочек в животе, собраться и взять себя в руки. Потому что в следующую секунду Элган нанес удар, который я подспудно ждала.

- Но, милорд, если вы избрали миледи фавориткой, вы должны были преподнести ей ответный дар. Если я поинтересуюсь, что вы изволили ей подарить, это не нарушит интимность между вами? Ведь невеста обязана носить дар жениха повсюду, демонстрируя его внимание к ней. А я, нижайше прошу меня простить, глядя на леди Рианну, просто не могу понять, какая деталь ее туалета может быть вашим даром, милорд. Уверен, я просто не могу его обнаружить. Столь преданная и принципиальная леди не может игнорировать правила Отбора и дар Господина.

И коварный гад изобразил растерянность, оглядывая меня с макушки до пят… точнее, до талии, ибо остальное было скрыто под столом.

Посмотрел на меня и Леон. На мое запястье. Не увидев там браслета, глаза сузились от злости.

Ну я и влипла. Все с этим обедом пошло не так. Облажалась на каждом шагу. Выбрала неудачную одежду. Забила на браслет Леона. И в голову не пришло, что носить дар жениха должно быть священной обязанностью фаворитки. Еще и бокал разбила. А все из-за этого треклятущего мага.

 - Простите, милорды… - постаралась вымолвить уверенно, но вышло жалкое лепетание. – Браслет лорда Леона не подходит к платью… На ужин я надену его с более подходящим нарядом.

 Элган смотрел на меня из-под прищуренных век.

 - Я бы ожидал от столь принципиальной леди, что она наденет платье к подарку Господина, а не наоборот.

 - А вы знаток дамского туалета, Ваше Чародейшество! – ехидно ввернул Леон. –Мне точно не стоит опасаться вашего ночного визита в свою спальню? И никому из лордов гостей?

 На этот раз Элган просто-напросто проигнорировал подколку. Лишь по лицу скользнула устало-брезгливая гримаса, как будто бы маг говорил: "Как же ты меня достал, петушок".

 Мне, по правде говоря, тоже надоело быть холопом, у которого чуб трещит, пока господа дерутся. Хотелось, чтобы обед поскорее закончился, и оба лорда продолжили свои голубоватые разборки где-нибудь подальше от меня.

 Напряжение от встречи с Элганом, от его пристального взгляда изматывало. Он словно бы видел мою попаданческую сущность, как в том сне. Я ощущала себя уже не канатоходцем, а бегущим по лезвию бритвы.

 Но сбежать не получится. Встань я сейчас из-за стола – и Элган точно заподозрит неладное. Пока ничто в его поведении не выдавало, что он знает мой опасный секрет.

 Наверно, я не смогла удержать мимику, и лицо выдало мой страх и напряжение. Элган внимательно смотрел на меня, а затем вдруг сказал смягчившимся тоном:

 - Буду счастлив увидеть вас за ужином в… более подходящем наряде, леди Рианна. Не стану дальше спорить с женщиной о ее одежде. Приятного аппетита.

Глава 19

 И с чего это мы вдруг подобрели?.. Чародейшество пожалел бедную холопку, передумал впутывать в барские разборки с Леоном? Как великодушно с его стороны. Молю бога, чтобы до конца обеда он не передумал.

К моему счастью, дальше мужчины продолжали пикироваться напрямую. Не перекидывая меня, как воланчик для бадминтона, друг другу на языки.

Как на иголках, я дождалась конца обеда. Нервозно и неохотно ковыряла блюда – кусок еле шел в горло. Вкусный медовый десерт чуть тронула – и сразу отбросила, как только невесты начали вставать из-за стола.

Вместе с ними вышла, стараясь затеряться в середине кучки. После обеда у меня по расписанию репетиция. Киара обещала прийти поддержать.

Но когда я вошла в зал для репетиций, меня ждал неприятный сюрприз.

Вместо Киары по залу расхаживала Шилла. Разносила в пух и прах музыкантов. Духовые плохо начищены. На струнных грязные струны. Где-то на подставке ей померещилась пыль. Труппа отделывалась вежливыми отговорками, но Шилла продолжала наседать. И тогда дирижер заявил, что дело дуэньи – заниматься своей подопечной, а не указывать музыкантам на их работу.

Мачеха подбоченилась, готовясь выдать дирижеру по первое число. И тут увидела меня.

- Явилась! Тебя уже все заждались. Что же так быстро пришла, пошла бы еще вздремнуть после обеда, ты же королевна, все должны ждать, пока ты свои прихоти исполнишь!

Челюсть у меня отвисла до пола. Вот ведь неугомонная тетка. И как понимать эту ее эскападу? Надеется деморализовать меня перед испытанием? Добить после Элгана с Леоном? Ну так зря. У Шиллы не тот калибр. Ей меня на зуб не взять, в отличие от этих двух хищников.

- По-моему, матушка, прихотями только что разбрасывался кое-кто другой. Доставал честных профессионалов, делающих свое дело. А ведь лорд Леон предупреждал, чтобы вы не командовали в его доме. Думаете, милорду понравится, если он узнает о ваших приставаниях к его труппе? Вам лучше попросить прощения у многоуважаемых музыкантов за придирки.

Глаза Шиллы сузились в две яростные щелочки.

- Не забывайся, нахалка. Может, здесь ты невеста и фаворитка. Чувствуешь себя королевой. Но если не пройдешь отбор, вернешься домой. И там я сумею устроить тебе ласковую жизнь. Проси прощения, пока не поздно, дрянь.

Я пожала плечами.

- Засуньте ваше прощение себе под юбку, матушка. И уходите прочь. Помогите лучше сестричкам сочинить песню.

- Я – твоя дуэнья! Я имею право присутствовать на подготовке к испытанию. Даже твой лорд не отнимет у меня это право. Так что тебе придется смириться с моим присутствием.

Я закатила глаза к потолку.

- Тогда сидите тихо и извольте не мешать, матушка. В противном случае я пожалуюсь лорду Леону. У вас уже есть штраф. Уверена, милорд и леди Геур с удовольствием вкатят вам новый.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Отвернулась, чтобы не видеть позеленевшую рожу Шиллы. Как раз вошла Киара. Я радостно улыбнулась ей. Достала из кармана в складках юбки листочек с нотной записью, напела музыкантам вокальный мотив, мелодии для ведущих струнной, струнно-смычковой и клавишной партий.

Ребята с удивлением и сомнением покосились на меня. Но грамотно воспроизвели все, что я им изобразила. Остальные партии с ходу встроились в общую гармонию. Пятнадцать минут – и композиция Summertime зазвучала в аранжировке на веравинский лад.

Текст на веравинском, как и в английском оригинале, был коротким. Перевод означал примерно следующее:

"Ты живешь без забот и хлопот, наш царь и бог. Твое слово невестам закон. Широкой дланью укрываешь нас, пряча от бренного мира. Не отец и не мать, не король – Господин Отбора!

Вьемся вокруг тебя, честь и хвалу воздаем. Господин Отбора! Владыка нашей жизни и судьбы. Беззаботно-счастливый наш повелитель, в достатке и покое! Пусть снизойдет на меня твоя милость, о мой возлюбленный жених!"

Последняя фраза повторялась трижды, страстно и проникновенно. Я от души надеялась, что моя лыба до ушей на ней будет выглядеть как счастливое блаженство от присутствия Господина и надежд на его милость.

Интересно, распознает ли такой тролль, как Леон, что его самого скрыто троллят? Если и так, вряд ли ему будет дело. Рианна интересовала его только как дочь ведьмы. Ее  восторги и песнопения простая формальность. А на формальности нашему Господину положить с прибором. Большим и господским.

А Элган… Вот уж кто должен догадаться, в чем суть моей хвалебной песни… Но уж он только порадуется.

- Что это за безобразие?! – взвизгнула Шилла. – Как ты поешь? Что за непристойные вихляния задом?! Ты невеста отбора или бордельная шлюха?

Упс. Слегка забылась при исполнении, включила привычную эстрадно-ресторанную манеру. Увлеклась. Надо следить за собой.

- Спасибо, матушка. Я буду скромнее.

Поблагодарила Шиллу сдержанно и почти сердечно. Важное замечание сделала.

- Матушка?! Да как ты смеешь так меня называть? Твоя мать – шлюха и ведьма, сгинула в пасти демона хейоса, чего и заслужила! А ты – ее развратное отродье!

Я со вздохом переглянулась с Киарой. Не обращая внимания на вопли Шиллы, вышла в коридор, подозвала Сайну, которая поджидала меня под дверью.

- Найди леди Геур. Скажи, что я прошу ее прийти, желательно со стражниками. Передай, что у леди Рианну жалоба на дуэнью. Она саботирует обязанности, а полномочия дуэньи использует, чтобы мешать подготовке к отбору. Скажи, я прошу срочно принять меры.

Сайна с поклоном умчалась. А я вернулась в зал, сохраняя абсолютно спокойное и безразличное выражение на моське. Шилла набросилась на меня с утроенной злостью. Ничего, пусть верещит. Земной мир научил меня одному полезному, сберегающему нервы правилу. Всегда искать вышестоящую инстанцию.

Найдется и на мачеху управа. А запугивать меня тем, что она отыграется на мне после окончания отбора, бессмысленно. Я ведь не собиралась возвращаться в отчий дом Рианны.

В ожидании Валлы я села на скамеечку рядом с Киарой, подала знак музыкантам отдыхать. Шилла не преминула среагировать:

- Чего расселась? Работай, раз уж пришла сюда!

- Голова разболелась от ваших криков, леди Шилла. Подожду, пока приду в себя.

Шилла фыркнула и уселась напротив, скрестив руки. Физиономию искривила злорадная гримаса. Похоже, именно этого она и добивалась – сделать так, чтобы я не могла заниматься. Добившись цели, мачеха угомонилась. Ничего. Хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Несколько минут спустя дверь распахнулась, и вошла распорядительница в сопровождении трех дюжих мужчин в форме дворцовой стражи. Кивнула по очереди каждой из нас.

- Леди Вальдер. Леди Вальдер. Леди Дайнир. Что произошло?

- Леди Геур, моя дуэнья сегодня в плохой форме. Дает мне дельные рекомендации, но так громко и крикливо, что ни я, ни многоуважаемая труппа не можем продолжать работу. Хочу попросить сопроводить леди Шиллу на отдых. Я продолжу без дуэньи.

- Что за глупость ты несешь?! Это ты непристойными вихляниями порочишь честь своего жениха и господина! А я делаю тебе справедливый укор!

Валла смерила взглядами нас обеих. Затем повернулась к Киаре.

- Леди Дайнир, как незаинтересованное лицо, вы поможете мне разобраться, что происходит?

Киара вежливо молвила:

- Боюсь, леди Шилла Вальдер и верно не слишком хорошо себя чувствует. Я наблюдала похожее поведение у моей тети, перед тем как ее хватил сердечный удар. Настоятельно рекомендовала бы проводить леди Вальдер в ее апартаменты и обеспечить полный покой, чтобы избежать неприятностей на отборе.

Валла кивнула стражникам, и те окружили Шиллу.

- Проводите леди в ее покои. Проследите, чтобы сегодня она больше не обременяла себя обязанностями дуэньи своей падчерицы.

Два бугая подхватили Шиллу под руки, третий едва не мацнул сзади под увесистые ягодицы. Та заверещала:

- Уберите руки, холопы! Как вы смеете прикасаться к благородной леди?!

- Для вашего же блага, леди Вальдер, - спокойно ответила Валла.

Шилла одарила злобным взглядом и ее, и меня.

- Ты пожалеешь, выскочка. И ты, мразь, - это уже мне.

И затопала к двери с горделиво поднятой головой. Стражники прошествовали следом на почтительном расстоянии, но не отставая. Когда за ними закрылась дверь, я благодарно обратилась к Валле:

- Леди Геур, у меня не хватает слов, чтобы выразить признательность.

- Не стоит, леди Вальдер. Моя обязанность – следить, чтобы невесты готовились к испытаниям беспрепятственно и наилучшим образом.

- И все же, я хотела бы отблагодарить вас, чем могу. Позвольте пригласить на чай в мои апартаменты, если правила отбора не запрещают этого.

Женщина удивленно воззрилась на меня. Я смотрела ей прямо в глаза, умоляя взглядом принять приглашение. Мне был нужен разговор с Валлой наедине. Она – единственный человек, от кого я могу разузнать открыто о матери Рианны. О Кей Ла Мо.

То ли Валла поняла мой взгляд. То ли просто считала эту мольбу и не осталась равнодушной. Она кивнула.

- Я смогу зайти к вам через два часа, леди Рианна.

- Прекрасно, леди Валла! Благодарю вас и буду ждать!

Распорядительница удалилась, а я продолжила репетицию – с легким и радостным сердцем. От Шиллы избавилась. С Валлой договорилась. Надо спросить у Киары, нет ли в ее боярских закромах каких-нибудь диковинных сладостей, чтобы порадовать распорядительницу и подмазаться к ней.

Если бы я только знала, что в это время готовила Шилла, радоваться бы не сумела. Ее надо было выставить сразу же, с первой минуты репетиции. Найти любой способ. Но я понятия не имела, что задумала злобная мачеха.

Киара охотно согласилась снабдить меня угощением для Валлы. По окончании репетиции мы заглянули к ней, и девушка отсыпала мне засахаренных сухофруктов и печенек с восхитительным экзотичным ароматом. С этой добычей я направилась в свои покои.

Едва я закрыла за собой дверь спальни, как чьи-то руки схватили меня за горло и зажали рот. Еще одна пара клешней цепко сжала запястья, чтобы я не могла вырваться.

- Попалась, тварь! – услышала я шипение Алис. – Пожалеешь, что так обращалась с матушкой!

Глава 20

 Жесткие костлявые пальцы душили, сдавливая горло. Я со всей силы пнула захватчицу. В ответ раздалось шипенье с отборной бранью.

- Держи эту сучару, растяпа!

- Сама держи, не видишь, я занята! – рявкнул голос Кенны.

Я лягнула сильнее, не видя, которую из двух змеюк. И согнулась от боли, получив удар в живот.

- Ах ты мерзавка! Ну погоди, сейчас получишь у меня! Ты пожалеешь, что опозорила нас с матушкой!

Слезы брызнули из глаз. Пока я пыталась отдышаться, Алис вцепилась мне в волосы. Изловчившись, боднула ее лбом в челюсть. Драчунья опешила от моего выпада, и я воспользовалась моментом. Пнула коленом в нос Кенну, которая пыталась обхватить меня за талию, почему-то согнувшись, будто обнюхивая.

В следующий миг мерзкие сестры навалились на меня с двух сторон. Я ухватила Алис за жидкие космы. Та стиснула мне запястья, пытаясь отодрать от себя. Кенна продолжала шариться по мне, как будто хотела облапить. У сестрички непорядок не только с головой, но и с ориентацией?

Все закончилось так же внезапно, как началось. Кенна взвизгнула и выпустила меня. Схватила за руку Алис, и сестры стремглав выскочили из комнаты. Я осталась одна, ошарашенно осматривая порванное платье и синяки на теле.

Сласти, которыми снабдила Киара, рассыпались по полу. Я подобрала порванный мешочек, принялась подбирать конфеты и сухофрукты, складывать на тряпочку. Не идти же к Киаре заново. Что упало у студента, то упало на газету, вспомнился лозунг вечно голодной братии. Тем более, пол в апартаментах драили на совесть каждое утро.

И пока я негигиенично подбирала упавшие лакомства, собираясь все же потчевать ими Валлу, дверь вдруг скрипнула.

Я вскочила на ноги, сжала кулаки, выронив все, что держала в руках. Не дам тварям приблизятся ни на шаг!

Валла Геур округлила глаза и отступила назад. Я закашлялась.

- Леди Геур… прошу прощения. Не думала, что это вы.

- Что с вами, леди Рианна?

- Сестры напали на меня. Хотели отомстить, что я выставила Шиллу с репетиции.

Валла нахмурилась.

- Я не оставлю их проступок без наказания. А вам пришлю дворцового медика.

Я отнекивалась, заверяя, что все цело. Но Валла настояла на своем. Через несколько минут подошел врач, осмотрел меня и дал мазь, которая должна была заживить синяки. А потом явилась сама Валла, мрачнее некуда.

- Сожалею, леди Рианна. Ваши сестры сказали, что не покидали покоев после обеда. Мачеха заявила, что присоединилась к ним, как только вы отказались от ее помощи. Еще несколько слуг подтвердили их слова. Про вас леди Шилла сказала, якобы у вас случился припадок, которым вы страдали в детстве. Я спросила доктора, могут ли следы на вашем теле остаться от ушибов во время припадка… и он согласился. Увы, против ваших сестер нет улик.

Вот ведь гадины. Алиби себе организовали с фальшивыми свидетелями. А меня оговорили. И ведь возразить нечего. Понятия не имею, страдала Рианна в детстве припадками или нет. С такой семейкой – запросто.

- Но как они прошли в мои покои?! Неужели их никто не видел? Кто их впустил? Вы же говорили, невестам гарантирована безопасность!

- Покои невест не охраняются стражей. Они ограждены магическим барьером. Никто не может проникнуть без разрешения хозяйки. Но у дуэний есть ключ к барьеру. Они могут свободно проходить к своим подопечным… Или же те, кому дуэнья передаст ключ.

Да уж. Подстава подстав. Шилла вручила дочкам этот загадочный ключ, и они прокрались ко мне.

- А можно проверить их слова магией?

Валла покачала головой.

- Правила запрещают применять к невестам магию без веских причин. У ваших сестер алиби. Ваша мачеха и дуэнья предоставила исчерпывающее объяснение вашим травмам. Леди Шилла еще и прибавила, что во время припадков вы забывали их причину и постоянно говорили, что на вас напали сестры. Я ничего не смогу сделать, леди Рианна. Простите.

Злость разобрала, что мерзавки останутся безнаказанными. Но надо держать себя в руках. Мало ли как Валла отнесется к моим неконтролируемым эмоциям.

- Что вы, леди Геур. Вы очень много сделали для меня. Устроили в первую ночь во дворце. Прислали доктора. Наконец, пришли по моему приглашению. Правда, угостить вас чаем теперь не получится.

- Не беда, леди Рианна. Мы можем просто поговорить. Вы ведь хотели о чем-то поговорить со мной, не так ли?

Ух. Вот и шанс. Она сама завела речь о том, что меня интересовало. Правда, скорее всего, она думает, меня интересуют подковерные интриги отбора. А я вновь обескуражила Валлу, спросив:

- Я хотела бы побольше знать о матери, леди Валла. Точнее, о том, что разлучило меня с ней. О Кей Ла Мо.

Валла вздрогнула.

- Почему вы обращаетесь с этим ко мне, леди Рианна? Я не знала вашу мать.

- Но вы наверняка слышали ее историю. И вы добры ко мне. Мне просто больше некого спросить. В доме отца от меня утаивали все, что с ней связано. Я пытаюсь найти хотя бы крупицы истины о ней. Моя мать и верно была исчадием зла, как о ней все говорили? Она хотела призвать демонов хейоса, чтобы они разрушили Веравин?

Вздохнув, Валла опустилась на кровать рядом со мной. Лицо Распорядительницы Отбора из строгого стало печальным… и в то же время будто смягчилось.

- Так утверждают чародеи Магического Надзора. Ведьмы и ведьмаки, исповедующие запретный культ Кей Ла Мо, желают разрушить Веравин, открыв демонам свободную дорогу. Как это было тысячу лет назад, когда лишь воители Первой Крови сдерживали натиск темной силы.

- А что говорят сами адепты культа? – прошептала я. – Те самые ведьмы и ведьмаки, которые живут среди простых людей… у кого есть дети… родители, братья и сестры. Они не спорят, что хотят гибели своим родным и близким?

Распорядительница вздохнула.

- Они не могут спорить. У них нет голоса. Никто не станет их слушать. Но близким они говорят… что хейос – не обитель демонов. Демоны лишь одна часть всего, что таится в том загадочном пространстве. Оно может наделить людей невиданной силой. Запредельным здоровьем, небывалыми способностями… даже умением любить всей душой. Именно это ищут адепты Кей Ла Мо. Способ сделать человечество лучше. Если им верить, конечно. Но им отказывают в доверии. Осужденным и приговоренным изгоям.

Боль в голосе Валлы поразила меня в самое сердце. Вот значит как. Не злодеи, рвущиеся уничтожить мир. Романтики-утописты, мечтающие сделать его лучше. Валла любила сестру и верила ей. Вопреки репрессиям местной инквизиции – Магического Надзора.

- Но почему их никто не слушает?! Неужели маги не в силах понять, правдив человек или лжет?

Плечи Валлы горестно поникли.

- Маги говорят, что печать хейоса искривляет сознание адептов. Якобы магия бессильна распознать их мысли и намерения. Можно лишь определить печать… и с того момента человек приговорен.

- Это несправедливо! А если они все невиновны?! Моя мать, ваша сестра – если они просто желали миру добра, и за то поплатились?!

Валла вздрогнула и приложила палец к губам.

- Тише, леди Рианна. Никогда не говорите так… особенно во дворце наместника. Не смейте сомневаться в правоте Магического Надзора. Ведь тогда вы сомневаетесь в правоте самого Его Величества… и Его Чародейшества Элгана – главы Магического Надзора.

О как. Он еще и местный Торквемада*. И почему я не удивлена, ну вот ни граммулечки.

*Томас де Торквемада — основатель испанской инквизиции, первый великий инквизитор Испании. Отличался особой жестокостью.  

- Леди Валла, - вспомнила я еще кое-что. – Почему вы позавчера сказали мне, что я легко пройду первое испытание, если захватила с собой рукоделие? Ведь я не готовилась к отбору, даже не знала, каким будет испытание. Откуда у меня мог быть дар для лорда Леона?

Валла посмотрела на меня, будто думая, стоит говорить или не стоит. Я молчала, понимая ее предыдущий намек. И у стен могут быть уши. Лишь умоляюще смотрела в глаза. И женщина медленно вымолвила:

- Древние создатели культа Кей Ла Мо обладали магией высшего порядка, леди Рианна. Та магия, которой мы владеем сейчас, может воздействовать на материю. Видоизменять ее или постигать скрытые свойства, которыми можно воспользоваться. Некогда магия была могущественнее. Она могла воздействовать на само течение жизни.

- Воздействовать на течение жизни?..

Понимать Валлу было сложно. Все же я певица, а не философ. Но общий смысл улавливала.

- Формировать обстоятельства, сочетать события так, чтобы они приводили к заданному магом исходу. Проще говоря – управлять судьбой. Нынче эта часть магии утрачена. Осужденные адепты Кей Ла Мо пытались ее возродить. Создавали вещи, в которые вкладывали частичку собственной силы, магической энергии, полученной из ритуалов.

- Вы говорите о вышивке Риа…

Я осеклась, сглотнула. Схватка с сестрами совсем доконала меня. Контролировать себя стало тяжко. Надеюсь, Валла не придала значения моей оговорке.

- Вы же не хотите сказать, что моя вышивка управляет судьбой! Это немыслимо.

- Конечно, нет, леди Рианна. Вещи, которые создавали адепты, не управляли обстоятельствами, как у древних Кей Ла Мо. Но они могли принести удачу. Чуть-чуть повысить вероятность благоприятного исхода. Как талисманы. По крайней мере, адепты в это верили.

- Но я не адепт Кей Ла Мо! Я не могла создать даже такого талисмана!

Валла улыбнулась уголком рта.

- Конечно, не могли, леди Рианна. Я просто хотела вселить в вас уверенность в собственных силах. Так или иначе, испытание вы прошли. Равно как и попали в отбор. А значит, удача на вашей стороне.

Распорядительница явно не собиралась рисковать прямой и доверительной беседой. Я не стала развивать тему талисманов, опасную для нас обеих. Как знать, что обнаружит Магический Надзор, проверив вышивку Рианны… и одежду ее матери. Может, Рианна надела ее платье в расчете на удачу Кей Ла Мо, а не для совращения Леона?

- Скажите, леди Геур, эти древние Кей Ла Мо принадлежали Первой Крови?

- Нет. Люди Первой Крови появились много позже. Когда из хейоса стали являться лишь демоны, а не чудеса. Кей Ла Мо существовали в незапамятные времена, от которых сохранились лишь смутные предания. Никто не знает, кем они были.

Женщина ласково коснулась моей руки.

- Мне пора, леди Рианна. Обязанности распорядительницы не ждут. Простите, что не в моих силах наказать ваших обидчиц. Они все продумали. Но я заменю ключ к вашим покоям. Леди Шилла и сестры больше не причинят вам вреда.

Я кивнула, понимая, что Валла сказала многим больше, чем стоило бы ради своей, да и моей, безопасности. Допытывать ее дальше бессмысленно и рискованно.

- Примите мою безмерную благодарность, леди Геур. И… я скорблю вместе с вами.

Она не ответила. Тоже молча кивнула в знак признательности и вышла. Я осталась одна.

Взгляд упал на книги на столе. Утром я оставила их, аккуратно сложенными на краю стола. Сейчас они были разбросаны по разным краям, заголовками кверху. Тварюги-сестрицы порылись.

Это чем-нибудь грозит мне? Змеищи не обратят против меня интерес к Первой Крови? Насколько для Рианны естественно читать подобные книги?

Вновь ощутила себя слепым котенком на оживленном перекрестке мегаполиса. В любой миг тебя может раздавить железная колымага, которая просто неслась своей дорогой… а ты даже не увидишь ее. Не увидишь, откуда примчалась опасность… и возможно, смерть.

Я взяла книги и опять положила их одну на другую, в аккуратную стопку. И вздрогнула, услышав мужской голос, мягко-вкрадчивый, и оттого пугающий:

 - Интересуетесь древними сказаниями, леди Рианна?

Захотелось вжать голову в плечи. А лучше зарыться ею в песок, как страус. Но песка не было. А зарывая голову, страус подставляет зад. Всем желающим ощипать ему хвост.

Этого незваный гость от меня не дождется.

Я подняла голову и произнесла с напускной храбростью, глядя прямо в глаза непрошеному визитеру:

- Немного, Ваше Чародейшество.

Глава 21

 Сердце колотилось, как отбойный молот. По виску скатилась ледяная градина пота. Этот колдун с сокрушительной харизмой заметил ее? Он слышит, как молотится мой пульс?

Вот каким ветром его сюда принесло?! Сначала Леон, теперь он. А между этими двумя секс-символами – злобствующие сестрички. В этом месте невозможно чувствовать себя в безопасности. Даром что магическая защита типа. Толку-то от нее, если от самых опасных личностей в этом замке она не укрывает.

- И как вам сочинения мэтра Эонеска? – проговорил Элган своим гипнотизирующим голосом.

Вновь я начала таять при звуках этого голоса, под магнетическим взглядом черных глаз. Да что же это за напасть такая?! Он колдует?

Как пить дать. Иначе мое млеющее состояние не объяснить. Врешь, не возьмешь. В голове всплыла частушка, которую вычитала пару лет назад в какой-то книжке про попаданку:

"Колдовство, астрал, ментал – да в гробу я их видал! Раз со мной мой верный лазер, никому меня не сглазить!"*

*Цитируется по книге Натальи Мазовой "Исповедь зеленого пламени". Оригинальный источник стишка автору неизвестен)

- Леди Рианна?

В обворожительном голосе прорезались тревожно-недоумевающие нотки. Мое залипание и внутренние монологи не прошли незамеченными.

- А… мэтра Эонеска… Он, бесспорно, талантлив. Очень нравится, как он излагает историю Первой Крови. Профессиональный язык.. . стиль…

Элган загадочно усмехнулся.

- Стиль, говорите?

- Д-да… чувствуется рука мастера.

При этом взгляд невольно скользнул к ладоням самого Элгана. Широким и смуглым. Только сейчас я заметила, что маг отнюдь не был тонок в кости, несмотря на чарующую кошачью грацию.

Он поймал мой взгляд. На губах заиграла усмешка. Все, Чередник. Попалась. Теперь он внесет тебя в список девок, что стелились у его ног от одного взгляда. Господи, ну и стыдобища.

Чтобы скрыть невольное любование частями тела Его Чародейшества, я торопливо продолжила нахваливать веравинского историка:

- Не каждый автор сможет так красочно излагать содержание текста. Мэтр Эонеску потрясающе владеет пером.

- Эонеску?

Вот черт. На автомате произнесла местное имя как румынскую фамилию. Попадос за попадосом.

- Да, мэтра Эонеска можно назвать выдающимся умельцем своего дела.

Проговорила фамилию невнятно, пусть думает, что я просто мямлила.

- Впервые встречаю леди, увлеченную его творчеством. Вы и верно удивительны, леди Рианна.

Смущенно опустила очи долу.

- Вы так добры, милорд Элган.... я хотела сказать, Ваше Чародейшество. Простите.

- Не извиняйтесь, леди Рианна. Мне приятно слышать свое имя из ваших очаровательных уст.

И снова эта двусмысленность, размытость. Когда Элган говорил комплименты, было невозможно понять, это простая галантность… или его особенное отношение к тебе. Самая опасная разновидность мужского шарма.

- Вы хотели увидеть подарок лорда Леона, моего жениха?

Не помешает бы намекнуть, что я порядочная невеста.

- Нет, миледи. Полагаю, что увижу его за обедом. И он не столь важен мне. Знак вашей принадлежности лорду Леону.

Он пренебрежительно скривился на этих словах. Будто хотел сказать, куда он эту принадлежность имел. Я даже не сомневалась, если бы этот мужчина захотел вдруг разложить меня прямо здесь, прямо в эту минуту – меня или любую другую женщину – никакая принадлежность его бы не остановила. Останавливало другое. У него был некий план. И порушить его ради желания обладать женщиной – никогда и ни за что.

Черт. Опять мои мысли унесло не в те степи. Какая разница, кого разложит или нет Элган. Главное, это буду не я. Чур меня, чур, храни нас пуще всех печалей.

Пока я блуждала в мыслях, Элган продолжал:

- Я пришел по другому поводу. Мне доложили о неприятном инциденте.

Встрепенувшись, я подняла взгляд. Его лицо стало серьезным, без тени сарказма или презрения.

- Сестры действительно напали на вас?

Кивнула. Черный взгляд пронизывал меня, как рентгеном.

- Вы не лжете. Значит, лгали три других леди Вальдер.

- Вы проверили меня магией?!

- Да, леди Рианна. Я в курсе, что к невестам нельзя применять магию без веских  оснований. Но это не единственное нарушение правил, что я намерен сейчас позволить себе.

Он шагнул ближе. Прямо вплотную ко мне. Не успела я ахнуть, как Элган протянул руку к моей груди. Еще доля мгновения – и широкая ладонь накрыла обнаженную вырезом кожу.

Обжигающий рой мурашек завихрился там, где наши тела коснулись друг друга. Вспыхнуло и внутри меня, в груди и внизу живота. Не так, как с Леоном. Иначе. Жестче. Всеохватнее. Этому чувству я не могла сопротивляться.

Если волнение от близости Леона вызывало недоумение и желание освободиться… то сейчас хотелось идти дальше. Глубже. Погрузиться в прикосновение Элгана с головой. Утонуть и раствориться в нем.

Разум, который всегда был настороже, сейчас оказался бессилен. Откуда-то издалека он вопил: это непристойно! Опасно! Нельзя позволять этому мужику лапать за грудь! Но вопли здравого смысла доносились меня, словно сквозь толщу воды. Глухо и бессильно.

А тем временем вторая рука мужчины легла мне сзади на шею. И внезапно пугающее, мощное, всепоглощающее возбуждение сменилось волной покоя, облегчения и умиротворения.

Руки Элгана продолжали касаться меня в других местах. А я, как только схлынуло сумасшедшее вожделение, вдруг ощутила, что болезненные следы, оставленные сестрами, уходят без остатка.

Он просто меня лечил! Без всяких похотливых намерений. А я…

Мамочка. Боже, пусть он не слышал моих мыслей во время лечения. Тогда я опозорилась окончательно и бесповоротно. Элган сочтет меня никем иным, как беспутной девкой. Он лечил меня… а я едва не кончила. Стыд и срам!

Пять минут нестерпимого позора – и маг отнял руки от моего пылающего тела.

- Как ваше самочувствие, леди Рианна?

Чего?! Он еще имеет совесть спрашивать! Паскудно мое самочувствие, Ваше Чародейшество. Препаскуднейше. Из-за моральных терзаний, кои вы изволили причинить своим, кхм, лечением. Да лучше бы я синяки потерпела, чем это!

Вслух промямлила:

- Кажется, мне полегчало… Благодарю, милорд Эл… Ваше Чародейшество!

Усмехнулся.

- Эл? Необычно, но мне нравится. Разрешаю так и называть меня, когда мы наедине. Я рад, что вам полегчало. Завтра на испытании вы должны быть в идеальной форме. Ни малейшего дискомфорта. Ничто не должно отвлекать вас от выступления.

Интересно, он так за всех невест переживает? Хотя сказал же за обедом, что я отныне его фаворитка, и он болеет за меня.

- Благодарю, милорд.

Без имени. Перебьется. Никакой фамильярности. Строжайший официоз. Я не дам ему ни малейшего повода счесть меня развратницей. Я порядочная невеста… хоть замуж за жениха и не собираюсь.

- Что до ваших родственниц… - его лицо помрачнело. – Официально поводов наказать их нет. Вас я проверил и вылечил в нарушение порядков. С ними я так поступить не могу. Но есть масса других способов дать понять леди Шилле, что она перешла черту. И я не премину это сделать, будьте уверены.

Он хищно осклабился. Его лицо даже слегка заострилось. Мне померещилось – сейчас и клыки вырастут, цапнуть зарвавшуюся Шиллу.

- Милорд, право, не стоит. С вашим лечением я спокойно пройду испытание. Леди Геур обещала обновить магическую защиту на моих покоях. Забрать у мачехи ключ, положенный дуэньям. Больше леди Шилла меня не потревожит. Не стоит поднимать шум вокруг этой ситуации.

- Кто сказал о шуме, моя прелестная леди Рианна? Поверьте, не будет не то что шума – шороха.

По лицу мага пробежала полуулыбка, полугримаса жесткости и непримиримости к недругам. Тем, кто неосторожно взялся чинить помехи замыслам Его Чародейшества.

- Ни о чем не тревожьтесь. Просто положитесь на меня. Мачеха и сестры больше вас не побеспокоят.

На этих словах меня накрыло чувство "каменной стены". Хотя разум продолжал вопить из-под воды, что оно иллюзорно. Точнее даже так. Если Элган и станет для меня каменной стеной… то не той, которая убережет и защитит женщину. А той, которая безжалостно сомкнется вокруг нее, лишит свободы, всех надежд и ожиданий… Запрет в плену хищного и беспощадного владельца. Оставит жалкой и беззащитной в его полной власти.

- Мне пора возвращаться.

Спокойный голос Элгана вернул меня на землю из темной бездны страхов и опасений. Маг пристально смотрел на меня. Губы сложились в дружелюбную, участливую улыбку. Но я не спешила расслабляться. На дне черных глаз таился колючий холод.

И я верно держалась настороже. Чародей не желал расставаться без прощальной подлянки.

- Я глубоко заинтригован, леди Рианна. Что такого захватывающего и колоритного вы нашли в стиле мэтра Эонеска? Вы производите впечатление умной, грамотной женщины. Тонко различающей оттенки смысла и стиля. Все до одного исследователи этого автора называют его главным достоинством достоверность детальное знание предмета. Мэтр крайне ответственно, я бы сказал – дотошно подходил к своей работе. Его работы признаны наиболее подробными и наименее искажающими факты. Но вот его авторский стиль…

Он посмотрел мне в глаза. Коленки подкосились от недоброго предчувствия. И я не ошиблась. Следующей репликой он убил меня наповал.

- Стиль Эонеска считается образцом скучного, бесцветного, занудного письма. Помню, школьный учитель отчитывал некоторых ребят, что они пишут как Эонеск. Скучно и без души. Вы – первый и единственный читатель, который нашел его стиль красочным. В очередной раз убеждаюсь, что вы весьма и весьма своеобразная личность.

Я беспомощно открыла рот, пытаясь что-то сказать в оправдание. И закрыла, не находя слов. Чуть не открыла вновь – но удержалась, чтобы не позориться. Что тут можно сказать.

Чародейшество усмехнулся.

- До встречи за ужином, леди Рианна.

И вышел из моей спальни.

Глава 22.

Я осталась одна, изможденная и опустошенная. Даже мысли о том, как я влипла в очередной раз, больше не посещали. Слишком устала.

Каждый день в Веравине оказывался тяжелее и напряженнее предыдущего. События сменяли друг друга сумасшедшей чехардой. Ссоры, драки, постоянный страх разоблачения – все это вымотало меня до предела.

Только что Элган вернул мне покой целебным прикосновением… И тут же поверг обратно в пучину тревоги своим чертовым Эонеском. Я не знала, чего ждать в следующую минуту. Я устала трястись и бояться.

К ужину смело надела одно из платьев Рианны – не такое откровенное как то, что обеспечило ей отбор. И не такое обворожительное, как красное, которое я надела на первое испытание.

Изумрудно-зеленое, с низким овальным вырезом и рукавами до середины локтя, оно прекрасно смотрелось с дареным браслетом. Я нарядилась, Сайна обновила мне укладку, и мы отправились на ужин.

Я больше не надеялась остаться незаметной. Прекрасно понимала, что от меня ждут бенефиса. И до смерти не хотела выходить на сцену. Если бы могла найти лазейку, никуда не пошла бы, забилась в спальню, как в норку. Плевать, что останусь без ужина.

Но никто не собирался давать мне лазейку или быть милосердным. Твой выход, July Cherry, Июльская Вишенка.

*Игра слов и созвучий: Юлия Чередник – July Cherry (Июльская вишня) 

Всплыв в памяти, мой земной сценический псевдоним потянул за собой иные воспоминания. Лихорадочная суета не оставляла мне ни одной свободной минуты подумать о близких, кто остался на Земле.

А сейчас я, кажется, перешла невидимую критическую черту, за которой многое становится безразлично. Сознание отпустило необходимость выживать… и вернулось к утраченным привязанностям.

Папа и бабушка – как они там? Узнали что-то о моем исчезновении? Каково им сейчас приходится? Что им известно, что они чувствуют? Сбились с ног в поисках? Рыдают над моим мертвым телом? Неужели я никогда их больше не увижу?

А ребята из нашего джаз-бэнда? Как поступят, если я не приду на репу? Быстро найдут мне замену или приостановят выступления, в надежде дождаться меня?

Хотела ли я, чтобы весь мир замер с моим исчезновением? Чтобы Земля перестала вращаться?

Конечно же, я желала им всем быть счастливыми и идти по своему пути. Что бы ни ожидало меня впереди. Если случится чудо и я вернусь на Землю – нас всех ждет счастливый сюрприз. Но если я застряну в Веравине надолго… возможно, на всю жизнь… тогда пусть мои родные и друзья живут своей жизнью. Не останавливаются ради меня.

В таком минорном настрое я вошла в трапезную. Но к моему удивлению, ужин протекал относительно спокойно. Шилла и сестры бросали на меня победно-презрительные взгляды. Остальные невесты продолжали обливать напускным ледяным безразличием. Но и только.

Элган и Леон держались на удивление мирно. Я ждала, что маг продолжит развивать тему подарков, одежды и занудных писателей, но он не выдал ни единой подколки в мой адрес. Наверно, пожалел побитую.

А Леон искоса бросал на меня озабоченные взгляды. Неужели ему донесли о побоях, и он поверил мне, а не сестрицам?!

Под конец трапезы Элган поднялся.

- Леди невесты, леди дуэньи. У меня для вас короткое объявление.

Напряглась и похолодела. Что еще заготовил коварный дьявол?!

- Во-первых, мне донесли, что на вчерашнем испытании одна из дуэний получила штраф. Я ознакомился с ситуацией и пришел к выводу, что у этой дуэньи возникла непосильная  нагрузка. Она взяла сразу трех воспитанниц. Это не запрещено правилами Отбора. Тем не менее я считаю такое положение вещей недопустимым.

Он повернулся к мачехе.

- Леди Шилла Вальдер. Властью, данной мне Его Величеством Ионом Восьмым, освобождаю вас от обязанностей дуэньи Рианны Вальдер. На вашем попечении остаются две воспитанницы вместо трех. Наставницей леди Рианны назначаю леди Федайру Лаш.

Вот это сюрпризец! Я с наслаждением наблюдала, как позеленело лицо Шиллы. Она-то рассчитывала и дальше пользоваться положением моей дуэньи, чтобы делать пакости. И тут Элган нехило ее обломал.

Но Федайра Лаш?.. Кто это? Откуда взялась и почему маг ее назначил?

Маг продолжал, и до меня дошло, кто это.

- Леди Дайнир не возражает, чтобы ее дуэнья взяла вторую воспитанницу. Сама леди Лаш охотно приняла мое предложение. Предлагаю ей и леди Рианне познакомиться поближе после ужина и с завтрашнего дня приступить к совместной подготовке к испытанию.

Экзотичная смуглянка Киары, вот кто такая эта Федайра. Я до сих пор не поинтересовалась у подруги именем ее дуэньи. Оно оказалось таким же диковинным, как внешность женщины.

Хочется верить, что она так же умна и адекватна, как сама Киара. Неужели я наконец получу реальную помощь, которая так нужна?!

- Второе объявление касается всех невест. Завтрашний день – последний перед испытанием. Мы с лордом Леоном и леди Геур решили, что невесты нуждаются в более интенсивной тренировке. И увеличили время занятий за счет публичных трапез. Из-за этого расписание чуть сдвинулось. У некоторых невест репетиции накладываются на время нашего совместного завтрака, обеда и ужина. Прошу их не беспокоиться – голодным никто не останется. Вам накроют стол в личных покоях до или после репетиций, на ваше усмотрение. Ознакомьтесь с обновленным расписанием по окончании ужина. Всем хорошего вечера, спокойной ночи и продуктивного рабочего дня завтра!

Он любезно поклонился и вышел из-за стола. Когда он проходил мимо меня, я ощутила странный ветерок за спиной. Как будто овеял меня снаружи и заполз под кожу…

А потом мне примерещился насмешливый шепот прямо в голове: "Это для начала…" Я мотнула головой. Будто надеялась вытряхнуть того, кто непостижимо вторгся мне прямо в мозг. Неужели Элган способен разговаривать мысленно?! Или у меня здесь начинается шизофрения?

Едва он вышел, как Леон тоже покинул нас. Попрощался коротко и сквозь зубы, не утруждая себя любезностью. С уходом мужчин невесты повскакали с мест и кинулись к расписанию.

Я тоже попыталась пробиться туда, в надежде, что именно моя репетиция совпадет с публичной трапезой. Я была бы счастлива. Но перед образовавшейся толкучкой отступила.

Зато сестрицы распихали всех. Я удовлетворенно отметила, что не только мне достается от мослатых локотков Алис. Оценив расписание, сестрица-каланча пробилас сквозь толпу прямо ко мне.

- Тварь! Это из-за тебя! Не думай, что легко отделалась! Мы тебя еще достанем!

Кенна подскочила к ней сзади, шикнула, зыркая глазьями на других невест. Подхватила Алис под угловатый локоть и потащила из трапезной. А я подошла к расписанию.

Возле него стало посвободнее. Невесты, одна за другой, облегченно вздыхали и отходили. Изучив "табло", я поняла ярость Алис.

У обеих сестер репетиции полностью покрывали обед и ужин. А Шилле придется натаскивать обеих, так что она останется без того и без другого.

Это только для меня наложение стало бы облегчением. А для нормальных невест лицезреть светлый лик Господина Отбора, слушать его пошлые низкопробные шутки – "щастье", которого лишиться нельзя. А сестриц с мачехой отлучили от блаженства вкушать сей нектар. Подобная избирательность попахивала скрытым бойкотом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Будь на их месте кто-то другой, предложила бы поменяться. С родственницами, само собой, связываться не собиралась. Лучше разберусь со своими делами. А именно – с новой наставницей. Элган предложил нам познакомиться после ужина – вот и займусь исполнением воли Его Чародейшества. Вполне разумной, надо сказать.

Поискала глазами темненькую дуэнью Киары. Нашлась она легко – стояла чуть поодаль, явно поджидая меня. Самой Киары в трапезной не было. Подруга ушла сразу после мужчин, не интересуясь расписанием.

Заметив мой взгляд, брюнетка приветливо кивнула и направилась ко мне и к освободившемуся расписанию.

- Леди Лаш, примите мою признательность за готовность помочь! Я очень нуждаюсь в приличной дуэнье.

Леди Федайра улыбнулась уголком рта.

- Благодарите мою госпожу, миледи. Когда мы с вами сможем поговорить?

- Сейчас же. Приглашаю вас к себе. Если, конечно, Киара не нуждается в ваших услугах.

- Все в порядке, леди Рианна. Госпожа рада вам помочь.

Федайра бросила взгляд на расписание, и мы отправились из столовой ко мне. В апартаментах я усадила гостью в кресло и попросила Сайну подать нам чай. Без вкусняшек. Угощать сладостями Киары ее же дуэнью смысла нет.

Поблагодарив, женщина сделала глоток. Молча. Я выжидающе смотрела на нее, но она не спешила заводить разговор. Просто смотрела доброжелательно, но при этом оценивающе.

- С чего мы начнем, леди Федайра?

- Возможно, вы хотите узнать меня лучше, леди Рианна. Готова ответить на ваши вопросы.

- Откуда вы родом? Вы не похожи на большинство обитателей и гостей дворца.

Она улыбнулась.

- Мне казалось, моя внешность выдает меня с головой. Я из Тангри.

И ничего не прибавила. Ну да, Рианна наверняка должна была знать без пояснений, что это за Тангри такое. Ну а я добавила себе квест – порыться в местных картах и географических справочниках. Надо расширять знания о Веравине. Мало ли, когда и как они пригодятся…

- И как вы там жили? Как попали в услужение Киаре?

- Я не попала в услужение леди Дайнир, - вновь улыбнулась Федайра. – Не всегда дуэнья находится при воспитаннице с детства, занимаясь только ее воспитанием. Я служила наставницей в Келуанской гимназии для молодых леди. Лорд Дайнир прислал мне приглашение перед отбором. Он предложил достойное вознаграждение за подготовку внучки и сопровождение на отборе. Я посчитала разумным принять его.

 - Но… боюсь, мне нечем будет вознаградить вас, леди Лаш… У меня ничего нет, а семья вряд ли оплатит решение лорда Элгана.

 - Это и не должно вас беспокоить, миледи. Его Чародейшество взял оплату моих услуг на себя.

 Я онемела. Этого еще не хватало – быть обязанной магику-совратителю деньгами! Вот кто его просил? Я бы и сама справилась с Шиллой. Не такой ценой!

 Федайра внимательно посмотрела на мою помрачневшую физиономию.

 - Таков порядок – кто делает предложение, тот и платит. Либо глава рода невесты, либо любое заинтересованное лицо. Вам не о чем тревожиться.

 - По-вашему, мне не придется с ним расплачиваться впоследствии? – буркнула я.

 - С первым чародеем королевства? Вряд ли он нуждается в вашей расплате. Да и он первый заинтересован в выборе наилучшей кандидатки.

 - А почему вы считаете, что я – лучшая кандидатка? Леди Шилла наоборот убеждала лорда Леона, что с таким происхождением меня нельзя допускать к отбору.

 Нарочно сформулировала вопрос так, чтобы Федайра сказала что-нибудь о происхождении Рианны. Помогла мне еще чуть-чуть приоткрыть завесу. Но женщина не поддержала тему.

 - В отборе собрали кандидаток различного происхождения, леди Рианна. У каждой есть шанс проявить себя с лучшей стороны. Для этого Его Чародейшество и нанял меня. Чтобы дуэнья помогала, а не препятствовала вам.

 Я пробормотала, как я признательна Его Чародейшеству и самой леди Лаш.

 - Этим и займемся на репетициях завтра. Леди Киара еще не предупредила вас, что уступает свою репетицию? Так что завтра мы с вами поработаем дважды.

 Я прибавила благодарность еще и Киаре. Вдруг я ощутила себя Золушкой, на которую началось нашествие крестных фей. Казалось, каждый наперегонки рвался облагодетельствовать меня – Элган, Валла, Киара, ее дуэнья (правда, за деньги Элгана), даже сам Леон!

 Впору надеть короны принцессы вместо бесправной Золушки. Вот только я отчего-то чувствовала себя не принцессой… а дичью, которую умелые и хитрые загонщики ловко направляли прямиком в яму с остро заточенными кольями. То есть, в постель лорда Леона…  С одним колом, но наверняка ооооочень острым.

 Все мои благодетели, невольные феи-крестные, хотели видеть меня леди наместницей. Что они сделают, чем обернется их нынешнее расположение и добрые намерения, если они узнают правду?‍​

Глава 23

 Следующий день встретил сюрпризом. Я нигде не нашла листок с нотной записью песни. Попыталась вспомнить, где видела бумажку в последний раз. Оказалось, что в зале для репетиций. Когда начала заниматься при Шилле, а она меня доконала и я вызвала Валлу.

Листок с нотами сунула в карман юбки. А сегодня его там не было. Может, он выпал во время драки с сестрами? А потом уборщица смела его в мусор?

Или не выпал? Вспомнила, как подозрительно шарились по телу руки Кенны… Я еще подумала, что у сестрицы что-то с ориентацией, захотелось облапить красивую девушку. А сама она крикнула Алис – мол, я занята…

Может, Шилла дала им задание украсть у меня запись песни? Наивно. Как будто я не восстановлю по памяти и мелодию, и текст. Исполнить мое произведение сами не смогут – музыканты и Киара видели, кто первый его репетировал. Да и вряд ли вообще разберут мои закорючки.

Пожав плечами, я взяла другой листок и набросала мелодию заново. Еще и украсила парочкой вокализов в характерной манере Веравина, перенятой во время репетиции Киары.

Подруга пришла на оба моих занятия вместе с Федайрой. Объяснила музыкантам, что в ее время они должны заниматься со мной. Те не перечили и даже не совещались с Валлой. Никто не запрещал невесте уступить репетицию конкурентке или вообще прогулять – это было ее дело и ее дуэньи.

Все вместе – мы втроем и музыканты – довели "шыдевр" моего выступления до ума. И Киара, и Федайра горячо убеждали меня, что испытание я пройду с пол-пинка. А седовласый лютнист на этих словах с усмешкой кивнул.

Небрежный жест профессионала убедил меня сильнее самых горячих слов подруги и нашей общей дуэньи. Я окончательно расслабилась и дальше занималась просто в свое удовольствие. Наслаждалась звучанием голоса – пусть непривычного мне и нераспетого, но приятного и с большим потенциалом.

Обкатать голос Рианны с моими вокальными знаниями и техническими приемами – это был вызов. Наподобие того, как в онлайн-играх матерые игроки продают своего прокачанного персонажа, а сами начинают развивать нового, с нуля.

Вечером я решила расслабиться от трудов праведных за чтением. Надо вообще больше читать местной литературы. Разобраться получше в эстетике и стиле местной прозы, чтобы больше не влипать впросак. С ценителями вроде Его Чародейшества.

Из библиотеки я вынесла географический атлас Веравина в большом роскошном переплете. Нашла на карте Тангри, откуда происходила родом Федайра Лаш. Это оказался большой город на юго-востоке материка.

Гемайская долина, которой управлял Леон, находилась на западе. Федайра и правда была настоящей чужеземкой, хотя формально – из того же королевства. Я несколько раз перечитала о Тангри все, что написано в справочнике.

Город был удивительно либерален по сравнению с Гемайской долиной. В нем запрещались отборы невест. Никто из родственников не имел права указывать женщине, за кого выходить замуж. Жены и мужья выбирали друг друга сами, по обоюдной симпатии. А если женщина замуж не рвалась – никто ей не мешал заниматься карьерой и жить свободно.

Я внимательно изучила дорогу от дворца наместника до Тангри. Выписала города, через которые она пролегала. Если я потерплю поражение с возвращением на Землю – а все к тому и шло – вот место в Веравине, где я желала бы обосноваться. Мой запасной вариант.

Надо потихоньку выведать у Федайры побольше о ее родине. По сравнению с милыми традициями Веравина – тем же отбором невест – Тангри казался раем обетованным.

Любой ценой надо выбраться из дворца и добраться до того города. Там, с моим вокальным мастерством, я наверняка найду себе применение. Лишь бы там певиц не приравнивали к проституткам. Но это вряд ли, судя по прочитанному в атласе. И по воспитанию леди Федайры. Город производил впечатление цивилизованного.

Спать я легла, почти расслабившись от невыносимого напряжения последних дней. Успех на репетициях воодушевил. Тангри как запасной вариант обнадежил. Отсутствие Шиллы за обедом и ужином потешило злорадную сторону моей натуры.

Утром проснулась с легким и спокойным настроением. В победе была уверена. За испытание не переживала. Меня ждет выход на публику, а я успела по ней соскучиться.

За завтраком невесты были молчаливы и, в отличие от меня, напряжены. Федайра предупредила, что грядущее испытание – не формальность, как первое. На нем кандидатки реально могли отсеяться.

У меня не очень укладывалось в голове, почему вокальный конкурс был столь серьезен. Если Элгана интересовали только гены Первой Крови. Или умение петь – одно из ее проявлений?

Тогда мне стоит точить лыжи в Тангри уже сейчас… Чтобы Элган не оженил нас с Леоном сразу после выступления. Или запороть выступление. Или надеяться, что среди невест найдется более талантливая.

Его Чародейшество и Господин Отбора не почтили нас своим обществом. Похоже, без ложной скромности решили, что невестам надо не заглядываться на блистательных мужчин, а сосредоточиться на грядущем испытании. И правильно сделали.

Соперницы и дуэньи все погрузились в себя. Даже склочничать не пытались. Сестрицы и те бросали на меня в несколько раз меньше злобных взглядов, чем в предыдущие дни.

После завтрака разошлись так же гладко, в состоянии холодного перемирия. Каждая понимала: испытание покажет, кого есть смысл гнобить дальше, а на кого уже не стоит тратить драгоценные силы.

Киара предложила мне зайти к ней и еще раз позаниматься, но я отказалась. Репетировать в последний момент перед выходом бессмысленно. Нервы натянуты, связки напряжены, можно сделать лишь хуже.

Я собиралась расслабиться и отвлечься. То же самое посоветовала Киаре с Федайрой. Мы сделали что могли – теперь будь что будет.

Вернувшись к себе, я взялась усиленно штудировать атлас. Не только про Тангри, который вчера виртуально изъездила вдоль и поперек – только гугл-карты не хватило… Но и про весь Веравин, его города и регионы, их культурные особенности.

Наша Гемайская долина оказалась самым патриархальным местечком на всем материке. Эк меня угораздило попасть. Так что если не Тангри – где угодно будет проще, чем под крылышком Леона.

А что лежало за пределами Веравина, за окружавшими его океанами, я так и не смогла узнать. Неужели другие материки лежали так далеко, а кораблестроение было так неразвито, что местные обитатели просто не доплывали до них?.. Или с ними связана тайна? Может быть, опасность?.. Ответа я нигде не прочитала.

Время испытания подкралось незаметно. Когда осталась пара часов, Сайна явилась прихорашивать меня. Вымыла, умастила тело и волосы – будто готовила к первой брачной ночи, а не к выступлению на сцене!

Нарядила в платье, которое мы выбирали вчера все вчетвером: с ней, Киарой и Федайрой. Нежно-бирюзового оттенка, с пышными оборками на груди, рукава, подоле юбке. Оборки подчеркивали тонкую талию, шею, запястья Рианны. Облегающий покрой демонстрировал длинные стройные ноги, хотя тело было целомудренно скрыто под тканью.

На запястье сиял рубинами дареный браслет Леона. Гордо и пафосно. Под стать дарителю. В дополнение Киара выделила мне потрясающий набор рубиновых украшений: диадема с тремя огромными камнями, крупные серьги и ожерелье из трех широких нитей.

Сайна взялась было укладывать мне прическу, но я запретила. Велела оставить распущенными длинные роскошные волосы Рианны. Такую красоту прятать нельзя.

Так, в небесно-голубом платье, с развевающимися ниже пояса русыми локонами, сверкая платиной и рубинами, я выдвинулась на испытание. Ожидала от него триумфа и признания, к которым так привыкла в своем мире и успела соскучиться в Веравине.

Глава 24

 Я почти не нервничала, входя в торжественную залу для испытаний. Во второй раз все оказалось знакомым и почти привычным. Роскошные наряды, блестящий антураж, пафос слуг и гостей. К тому же, в этот раз я шла не одна.

Мы с Киарой шествовали рядышком: ведь у нас была одна дуэнья. Я не собиралась устраивать Федайре проблем, в отличие от Шиллы, и чинно вышагивала подле нее и Киары.

Наконец, предстоящий выход на сцену и пение – мое родное и любимое занятие. Дело, по которому я скучала. Не испытание, а отдушина.

Все страхи и волнения отступили перед предвкушением. Я спою. Выступлю перед публикой. О победе можно было не беспокоиться. Киара и Федайра в голос мурлыкали, как замечательно я пою. А музыканты одобрительно кивали. В их глазах я видела блеск артистов, когда им по-настоящему интересно. Ребята искренне наслаждались, исполняя мой номер.

Мы поднялись на тот же подиум, где стояли в прошлый раз. Он напоминал мне загон для овечек. Сбили нас в кучку, выводят по одной, поблеять восхваления Господину Отбора. На первом испытании – поблеять прозой, сегодня – песенками.

Текст песни и ее предназначение – единственное, что отравляло мне азарт выступления. Куда с большим удовольствием я исполнила бы оригинал. Но увы, придется наслаждаться иронично-пафосным гимном собственного сочинения.

Интересно, хоть кто-нибудь раскусит подвох? От Элгана наверняка стоит ожидать. Но кто-кто, а он точно не будет против.

Я поискала глазами Его Коварно-Обольстительное Чародейшество. Красавчик стоял сбоку от трона Леона, с группой проверяющих магов. Помимо самого Элгана, я заметила там новые лица.

В прошлый раз мне запомнились пресные вытянутые фейсы с седыми усами и длинными бородами. В этот раз их разредили более молодые лица. Более хищные и целеустремленные. Похоже, Элган привез с собой учеников. И чем-то они походили на него самого. Не стоит попадаться им на глаза и тем более – вставать на пути…

После нас подошли еще три невесты, и Валла подала знак герольдам. Торжественно затрубили фанфары, герольды загорланили уже знакомое:

- Господин Отбора идет! Чествуйте Господина Отбора!

Мы захлопали и завопили приветствия. Леон вышагивал, одаряя нас снисходительными кивками. Искоса я посмотрела на Элгана. Маг не скрывал усмешки. Сама невольно улыбнулась… и ровно в этот миг он устремил взгляд на меня.

Я попыталась опустить очи долу, но не смогла. Он будто бы удерживал мои глаза прикованными к его лицу. А потом сделал то, что потрясло меня сильнее непредсказуемого сна с его участием. Подмигнул.

Встряхнула головой, сбрасывая наваждение. Элган не переставал ухмыляться, зыркая на меня черным взглядом хищной птицы.

Тем временем Леон уселся в кресло. Гвалт в зале смолк. Воцарилась выжидающая тишина. Невесты, дуэньи, гости готовились внимать речи Господина Отбора. Вальяжно развалившись, он заговорил:

- Итак, мои дражжайшие ласточки-соловушки. Настал очередной шанс для вас осчастливить меня своей красотой и талантами. Сегодня вы будете услаждать не только мой взор, но и слух.

Я едва сдержалась, чтобы не прыснуть. Краем глаза отметила, что Элган тоже ухмылялся. Леон забавлял нас обоих… и это обстоятельство причудливо сблизило нас. Как парой дней раньше сблизила меня и Леона необходимость дать отпор Чародейшеству.

- К моему величайшему сожалению, не все пройдет гладко на сегодняшнем испытании, - продолжал Леон. – Три кандидатки отсеются. Возможно и больше, если так решит многоуважаемое жюри.

Он небрежно махнул рукой в угол, где стояли чародеи.

- Видит хейос, будь моя воля, я бы не выгонял ни одну из вас, пташечки мои сладкоголосые. Но правила есть правила. Господа магики и леди Геур пристально следят за мной… ээээ, за порядком Отбора. Так что после сегодняшнего конкурса вас останется тринадцать.

Невесты скуксились и посмурнели. Леон явно изгалялся – я ведь своими ушами слышала, что ему плевать, кто победит. Неужели девушки приняли его издевательские тирады за чистую монету, поверили, что он переживает за них?

Исподтишка бросила взгляд на сестриц. Вот бы они вылетели вместе с Шиллой! Жаль, не осталось памяти Рианны об их вокальных способностях. Вульгарный неприятный тембр Алис наверняка не даст ей шансов. Первая кандидатка на вылет. У Кенны голосок приятнее, она может и остаться. Тогда останется и Шилла, но без Алис дышать все равно станет легче.

Я разглядывала других невест, делая ставки, кого "съедят". А Леон, закончив стебаться над "сладкоголосыми пташками", махнул рукой Валле Геур.

- Господин Отбора изволит объявить начало второго испытания! – провозгласила она. – И первой его пройдет леди Лиама Галхер!

Рыжеволосая невеста в белом платье вздрогнула, подобрала юбку и спустилась с подиума со своей дуэньей. Взошла на возвышение, где стоял трон Леона. Поодаль сидели музыканты с инструментами.

Невеста остановилась впереди них, оказавшись сбоку от Господина. Леон что-то нажал на подлокотнике, и кресло развернулось вокруг оси так, что он теперь сидел лицом к выступающей и боком к нам.

У кого-то из соседок вырвался вздох восхищения при взгляде на профиль наместника. Эх, ну какой же он все-таки красавчик! И почему природа его наградила столь мерзким характером?

 Лиама поклонилась ему. Он с усмешкой наклонил голову в ответ. Дуэнья девушки кивнула дирижеру, тот взмахнул рукой, и музыканты заиграли.

Мелодия звучала легко и приятно. Вокал вступил через три такта. У Лиамы оказался звонкий высокий голос. Интонировала она чистенько, текст оказался неглупым. Девушка не перебарщивала с восторгами Господину, весьма адекватно, в хороших стихах расхваливала его красоту и ответственное положение наместника. Вроде и не соврала ни в чем.

У меня промелькнула мысль, что это хороший громоотвод. Вот бы отбор выиграла она, а я и Киара смогли вздохнуть свободно. Закончив, певица сорвала бурный взрыв аплодисментов. Я громко хлопала вместе со всеми, не обращая внимания на окончательно скисшие рожи соседок.

Вслед за Лиамой пригласили Киару. Ее исполнение по сравнению с предыдущим прозвучало бесцветно и безлико – она старалась сделать его таким, - но технически придраться было не к чему. Подруга нигде не сфальшивила, выдерживала милую улыбку на протяжении всего выступления. Хлопали ей не так бурно, но вполне искренне.

Следом прозвучало еще пять вполне достойных номеров. Среди них оказалась и Кенна. Я угадала верно – у сестрицы оказался чистый и приятный голос. Да уж, природа любит пошутить, наделяя противных личностей вроде Леона и Кенны неплохими физическими данными и даже талантом.

Затем пошла серия откровенно провальных выступлений. Серая мышка леди Кевман жалко и слабосильно блеяла, едва раскрывая рот. Текст и мелодия звучали по-детски беспомощно.

Жиденькие аплодисменты обозначили фаворитку на вылет. Я постаралась хлопать ей как можно громче. А когда девушка вернулась на подиум, подобралась к ней ближе, улыбнулась и прошептала:

- Вы очень милы, леди Кевман. По сравнению с некоторыми напыщенными курицами. Не обращайте на них внимания. Вот увидите, ваша жизнь сложится намного счастливее, чем у них.

Я не стала врать ни о скрытом вокальном таланте, ни о том, что девушка пройдет испытание. Нет ничего хуже, чем обнадеживать людей впустую. Тем более, когда ложь во благо будет разоблачена через часок-другой.

Просто пара честных ободряющих фраз. Иногда человеку достаточно ощутить, что не все считают его чмо и неудачником. Тогда он почувствует себя увереннее… и жизнь действительно может выехать на рельсы удачи.

И девушка чуть-чуть воспрянула духом. Робко улыбнулась в ответ.

- Спасибо, леди Вальдер. Вы так не похожи на сестер…

Продолжить она не успела. Валла грозно посмотрела на меня, потом на Федайру. Дуэнья опередила замечание распорядительницы. Ловко проскользнула ко мне, сжала за локоть и приложила палец к губам.

Я взяла руку леди Кевман, с улыбкой крепко пожала и позволила Федайре увести меня. А на сцену вышла Алис. И тут-то я всей душой прониклась "тем самым чувством, когда твоя теща летит в пропасть на твоей новехонькой Ауди".

Зрелище Алис, хрипло каркающей мимо нот, компенсировало мне все ее тычки и оскорбления. Такого публичного позора не пожелаешь и врагу. Сестрица определенно вытеснила леди Кевман с места фаворитки на вылет.

Но видит бог – выносить подобное пение моему слуху было хлеще любой пытки. Если Элган пожелает расколоть меня, достаточно подсадить в камеру Алис и заставить ее выть свои жуткие музыкальные шедевры.

Судя по страдальческим гримасам гостей, не я одна изнывала. Леон и тот мученически корчился, не считая нужным прятать выражение голливудской физиономии от Алис.

Над залом пронесся единодушный вздох облегчения, когда сестрица наконец заткнулась. Сама она словно и не замечала, какое неизгладимое впечатление производит ее пение. Поклонилась зрителям, как заправская звезда эстрады, и продефилировала на место с гордо выпрямленной спиной.

Есть же категория безухих безголосых людей, которые обожают петь в караоке барах. Всей душой они верят, что их пение доставляет такое же удовольствие слушателям, как им самим. Походу, сестричка относилась к этой категории.

То-то для нее будет шок, когда жюри огласит вердикт. Что Алис вылетит – я не сомневалась. А вот Кенну с Шиллой, похоже, придется терпеть дальше…

Больше половины невест уже отстрелялись. Мой выход еще не объявляли. Несмотря на свой концертный опыт и выдержку, я начинала нервничать. Интересно, почему невестам не полагалось знать порядок выходов заранее? Правила Отбора или изощренный садизм Господина?

Чем меньше оставалось невыступивших кандидаток, тем приятнее становились голоса и исполнение. Похоже, Валла просто использовала "эффект края": поставила талантливых певиц в начале и в конце, а бездарей запихнула в середку.

Когда до конца испытания оставалось лишь три невесты, включая меня, я наконец услышала свое имя. То есть, имя Рианны. Киара коснулась моей ладони, на миг сплела пальцы с моими. Шепнула:

- Удачи, Ри! Порви их всех!

Нет, она сказала иначе. Мягче и культурнее. Но мое возбужденное сознание услышало привычное пожелание товарищей по группе, когда они приходили болеть за меня на разных вокальных конкурсах.

Федайра взяла меня под руку и повела к сцене. Я взошла, улыбнулась музыкантам. Сделала зрителям изысканный книксен на веравинский лад. Взглядом показала Федайре, что готова. Дуэнья подала знак дирижеру, тот взмахнул, и зазвучал первый такт веравинской аранжировки Summertime.

Ну, Июльская Вишенка, погнали наши городских!

Глава 25

Федайра хорошо позаботилась о моей манере исполнения. Я пела не как землянка, и от любимой Эллы Фицжеральд в моем пении не осталось ничего. Хотя, когда я исполняла Summertime на Земле, знатоки изумлялись и предлагали мне поучаствовать с ней в шоу "Один в один". Вымазав лицо ваксой, разумеется.

И тем не менее сейчас, запевая гимн Господину Отбора, внутри я слышала ее бархатное переливистое звучание.

Однажды, когда я была подростком, в одной книге мне попалась фраза… Она потрясла меня и перевернула взгляд на жизнь. Книга, кстати, про попаданца.

Женщины – сумасшедшие птицы, гласила та фраза. Но почему-то не учатся летать. Только вить гнезда.

*Макс Фрай, "Лабиринты Ехо"(эта же серия неоднократно поминается героиней "Невесты Кристального Дракона")

Именно после той книжки я попросила папу отдать меня в эстрадно-джазовую студию. Чтобы научиться летать.

У меня не было полной семьи. Отец-одиночка и бабушка. Но я видела, как "вьют гнезда" матери моих друзей. Вкладывают душу и силы в семью, в обустройство дома. Отказываются от личных интересов, сужают круг общения, чтобы с головой утонуть в муже и детях. Иногда бросают работу.

А потом узнавали о любовницах мужей, которые не тяготились бытовухой, а приятно и необременительно проводили время с чужими благоверными. Командировки, задержки на работе…

У пары ребят отцы и вовсе ушли из семьи к другим женщинам. А мамы остались с поломанным гнездом, собственным одиночеством и нереализованностью.

Та фразочка про сумасшедших птиц как будто сложила кусочки паззлика у меня в голове. Я приняла решение, что в моей собственной жизни всегда найдется место полету. И полетом стала музыка.

Когда бы я ни выходила на сцену, где бы ни выходила – даже в самом захудалом ресторанчике с безвкусным репертуаром, - что бы ни пела – даже "Муси-пуси" или "Зайка моя", я всегда выпускала из груди свою сумасшедшую птицу.

Так и сейчас. Перед напыщенным Господином Отбора, перед хитропопым чародеем Элганом, перед пятнадцатью соперницами-невестами с их хищными дуэньями, перед сотнями гостей, делавшими ставки, которую из невест съедят первой, я пела так, словно дарила им свою птицу.

Пусть птица пела не моим голосом, а Рианны, но направляла его я. Летел он, повинуясь моей воле и моему мастерству.

В какой-то миг я ощутила, что попала в запредельное пространство. Ни стен, ни потолков – никаких ограничений. А те, кто внимали мне там, не имели ни лиц, ни статусов, ни коварных планов. Никто не плел подковерных интриг. Все наслаждались полетом вместе со мной. Чисто. Честно.

Когда я смолкла, в зале воцарилась тишина. Никто даже не аплодировал. Несколько секунд слушатели будто не могли прийти в себя. Вернуться из поднебесья, куда я вознеслась пением и помогла вознестись им.

Я сама с трудом чувствовала твердый пол под ногами, не понимая, что произошло. Такое со мной случилось в первый раз. Я любила свое дело. Отдавалась ему искренне, всей душой. Но чтобы вот так улететь в заоблачные выси – никогда…

А через пару мгновений меня оглушил взрыв аплодисментов. Кто-то восхищенно свистел и топал ногами. В оглушительном шуме я поймала взгляд Элгана. Ошарашенный, потрясенный. Мое пение, похоже, пришибло Лорда-Коварного-Обольстителя.

Кое-как собралась с мыслями. Поклонилась зрителям, поблагодарила музыкантов и сошла со сцены. Федайра мигом подала руку, чтобы я оперлась. Благодарности моей не было предела. Без поддержки я бы не дошла до места, свалившись на пол.

 Выступление двух оставшихся невест почти никто не слушал. Хотя пели девушки очень даже неплохо. Когда последняя невеста сошла со сцены, Леон поблагодарил всех и сделал знак Валле.

- Лорды и леди! – объявила распорядительница. – Второе испытание завершено. Жюри удаляется подводить итоги. Ожидайте и наслаждайтесь игрой придворной труппы!

Группа магов во главе с Элганом удалились в боковую дверь залы. Музыканты заиграли бодренький инструментал. Вот изверги, могли бы и отпустить ребят. Они и так выложились на славу. Аккомпанировать шестнадцати вокалисткам, не все из которых попадают в такт – та еще работка.

Я расслабленно ожидала возвращения жюри, выслушивая восторги и поздравления Киары и Федайры. Дуэнья изумленно вопрошала:

- Как вы это сделали, леди Рианна?! Я неплохо вас подготовила, но вы спели не просто неплохо. И даже не блестяще. Это было… нечто невообразимое. На репетициях даже близко не подходили к такому. Что это было?

- Желание угодить Господину, - отшутилась я. – На меня снизошло вдохновение.

Жюри не задержалось надолго. Не прошло и десяти минут, как почтенная процессия в черных плащах, похожая на стаю стервятников, прошествовала на свое место возле трона Леона.

- Ну, господа магики, кого вы у меня забираете? – ухмыльнулся наместник.

Элган ответил, взаимно ухмыляясь:

- Понимаю ваше нетерпение, милорд. Вы хотели бы оставить себе весь прелестный цветник. Однако вам придется ограничиться лишь одной розой из него. Испытание за испытанием, мы отыщем для вас эту розу… И вот первый шаг к ней. Позвольте огласить баллы, которые заработали невесты за это испытание.

Вновь настала тишина, как после моего выступления. Элган развернул перед собой свиток и начал оглашать имена и цифры. Наверно, те самые баллы. Шли они по возрастающей. Мое имя прозвучало тринадцатым. Передо мной – Лиама Галхер, выступавшая первой. А перед ней – Киара. Стало быть, мы втроем завоевали золото, серебро и бронзу.

Имена сестер до сих пор не прозвучали. Ни Алис, ни Кенны. Я затаила дыхание, опасаясь поверить. Неужели я избавлюсь от них?! Будто в ответ на мои мысли – и наверняка не только мои – Элган театрально

 вздохнул.

 - Лорды, леди. Вы не услышали трех имен. Как ни прискорбно признавать, три невесты не прошли испытание. Отбор для них сегодня закончен. Увы, таков порядок. Все уже поняли, кто сегодня покинет дворец наместника. И тем не менее я назову эти имена. С глубочайшим сочувствием к бывшим участницам отбора. Леди Герела Кевман. Леди Кенна Вальдер. Леди Алис Вальдер. Вы можете посетить торжественный  ужин невест или отказаться от него – на ваше усмотрение. Никто не осудит, если вы не пожелаете разделить радость победителей. Но мы будем рады видеть вас.

 Я посмотрела на всех проигравших. Леди Кевман воспрянула духом. Она была тут чужой и понимала, что ее ничего не ждет, кроме неприятностей и унижений. Вылет из отбора принес ей облегчение и свободу. Как принес бы мне, если бы я знала, как вернуться на Землю.

 Побелевшие сестры смотрели только на Шиллу. Будто никто кроме нее одной во дворце не мог их защитить. А с той в один момент слетел весь гонор. По крайней мере, так мне показалось.

 Подняв голову, мачеха пролепетала дрожащими губами:

 - Ваше Чародейшество… Милорд наместник… Будет ли дозволено мне высказаться?.. Как дуэнье всех моих воспитанниц… пускай и не всех вместе до конца сегодняшнего испытания.

 Элган одарил мачеху свинцовым взглядом. Будто и не распинался только что о глубоком сочувствии к выбывшим. Ни крохи сочувствия у него не было и быть не могло.

Теперь понятно, почему жюри выбрало жертв так быстро. Придворный Маг заранее знал, кто должен выбыть, и просто озвучил решение. Он ведь сказал тогда мне мысленным голосом – "Это лишь начало". Ну а теперь настал финал.

- У вас две минуты, леди Вальдер.

Набрав в грудь воздуху, Шилла заговорила:

- Лорды, леди. Этот день должен бы стать днем торжества для семейства Вальдер. Хоть мои дочери и выбыли из отбора – не понимаю, правда, почему обе! – один член нашего рода остался. И не просто остался – набрал больше всего баллов. Падчерица, которая до вчерашнего дня была моей подопечной. Фаворитка Господина Отбора.

У меня отчего-то похолодели пальцы ног. Казалось бы, что такого сейчас могла сказать или сделать Шилла. Ее унизили все, у кого во дворце и отборе была власть. Элган, Леон, Валла. Она рухнула в пропасть. А я наоборот вознеслась.

Вот только душа трепетала, предчувствуя угрозу.

Шилла продолжала:

- Лорд наместник. Ваше Чародейшество. Я знаю свою падчерицу с малых лет. Я заменяла ей мать. Сегодня ее пение потрясло и зачаровало вас и всех гостей. Рианна получила больше всего баллов и вновь завоевала ваше расположение. Но если бы вы видели ее раньше так близко, как видела я… вы подивились бы не меньше моего.

- Ваше время проходит, леди Вальдер, - бросил Элган скучающе. – Ближе к делу.

- Ваше Чародейшество, - скороговоркой заговорила Шилла. – Я дивилась, как изменилась моя падчерица после того, как лорд Леон явился в наш замок и приказал ей явиться на отбор. Она стала дерзить мне и моим дочерям – а ведь раньше была скромницей и тихоней. Она иначе двигается. Иначе говорит. Мы с дочерьми решили, она осмелела и считает себя победительницей отбора. Но изменения слишком велики.

Я перестала дышать. Все еще отказываясь верить разумом, сердцем я чуяла, к чему клонит мачеха.

- Вы можете считать меня мнительной, лорды и леди. Можете думать, я облыжно оговариваю падчерицу из любви к родным дочерям. Но я не голословна! Моя  младшая дочь нашла у Рианны это.

Шилла извлекла из кармана листок бумаги, подошла к Элгану и протянула ему. Мне не надо было смотреть, чтобы понимать, что это. Нотная запись песни.

- Посмотрите, Ваше Чародейшество. Вам знакомы эти знаки и символы? Мне – нет. Сомневаюсь, что хотя бы одному из присутствующих они знакомы. Рианна смотрела на это, когда репетировала песню. Как вы думаете, почему все слушали ее как завороженные? Почему забыли обо всем, когда она пела? Такое происходило, пока пела  хоть одна другая невеста? Такое происходило с вами, когда вы слушали другие песни раньше?!

Зал безмолвствовал. Элган пристально изучал злополучную нотную запись. Затем поднял глаза и посмотрел на меня холодным прищуренным взором.

А Шилла вновь раскрыла рот, и каждое ее слово рассекало воздух, словно новый гвоздь в крышку моего гроба:

- Лорды, леди. Все мы любим красивое пение. Но пение – это лишь пение. Моя падчерица… а вернее – то, что кроется в ее обличье, не просто пело. Нас зачаровала иная, нечеловеческая сила. Знаки, которые чертила рука Рианны, заключают в себе черную магию. А ее пение было проклятым ритуалом.

Она вытянула руку и ткнула в мою сторону указательным пальцем.

- Это не Рианна Вальдер. Это демон хейоса в ее теле!


КОНЕЦ ПЕРВОГО ТОМА



Оглавление

  • Неласковый отбор для Золушки Светлана Волкова
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22.
  •   Глава 23
  •   Глава 24
  •   Глава 25

  • загрузка...