КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584412 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233372
Пользователей - 107226

Впечатления

Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
pva2408 про Кокоулин: Бог-без-имени (Самиздат, сетевая литература)

Такая аннотация у автора на странице.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Azaris4 про lanpirot: Позывной «Хоттабыч» (Альтернативная история)

У этой книги должно быть возрастное ограничение 60+. Вроде описание мира нормальное, но вот подача такое себе. Бросил книгу прочитав от нее 2/3. Не советую.javascript:void(0)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
дохтор хто про Тримбл: Рапунцель (Сказки для детей)

Неплохая новеллизация мультфильма.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про Гримм: Гридень и Ратная школа! (Альтернативная история)

Мне понравилось. Весьма интересно мир описан.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Дивные времена [Любен Дилов] (fb2) читать онлайн

- Дивные времена (пер. Татьяна Митева, ...) (и.с. Библиотека «Золотые страницы») 4.08 Мб, 84с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Любен Дилов - Лиана Даскалова - Анастас Павлов - Николай Соколов - Йордан Радичков

Настройки текста:



ДИВНЫЕ ВРЕМЕНА Сказки

Предисловие

В одной своей сказке Андерсен говорит про Человека, Царицу сказок и Болотную ведьму… Жил некогда Человек, который знал бесчисленное множество сказок. Но вот случилось так, что он перестал рассказывать сказки. Царица сказок, которая прежде являлась к нему без приглашения, уже не заглядывала к нему, не стучалась в его дверь. Загрустил Человек и отправился искать её. Искал в лесу, в поле, на морском берегу, но нигде не мог найти…

Как-то вечером, когда Человек сидел один-одинёшенёк в своей комнате, смотрел на светлую луну и думал о Царице сказок, к нему явилась какая-то старуха.

Он поскорее спросил, не встречала ли она где-нибудь Царицу сказок.

— Эх ты, глупец! — крикнула старуха (это была Болотная ведьма, бабка самого дьявола). — Неужто тебе ещё не надоели сказки! По-моему, они давным-давно надоели всему свету! Теперь другие времена, и людям нужно другое. Даже дети больше не хотят сказок. Мальчикам подавай футбольный мяч, а девочкам — новые наряды, больше им ничего и не требуется.

На что тебе сказки?

Человек, который не мог найти Царицу сказок, задумался. Он-то всё время считал, что она где-то скрывается. Он дрожал при одной мысли о том, что она могла погибнуть в чёрные дни недавно прогремевшей войны. А вот Болотная ведьма утверждает, что Царица сказок всё равно уже никому не нужна! Он думал, тосковал и неизвестно почему все время твердил:

— Сказка никогда не умирает!

— Сказка не может умереть!

Испокон веку люди стремились к знаниям, к мудрости, тянулись к добру, к прекрасному, чувствовали потребность в мечте. Сказка, одно из чудес, сотворённых человеком, — это и знание, и мудрость, и стремление, и надежда, и мечта. Вот почему она бессмертна.

Каждое время создает свои сказки. И каждое время налагает на сказки собственный отпечаток. Волшебные чудеса прежних дней сегодня, в наш технический век, кажутся наивными. Завтра будут казаться наивными многие из нынешних чудес. Но тщетно болотные ведьмы во все времена предрекали смерть сказке! Человек никогда не остановится на полпути, никогда не перестанет мечтать и грезить, предвидеть, творить, ибо сказка — это порыв к творчеству. И какие бы изменения она ни претерпевала, она всегда будет с человеком в его стремлении к совершенству. И не только пойдёт рядом с ним, но и будет звать его вперёд. Братья Гримм пишут: «Настоящая сказка отличается тем, что никогда не прерывается её связь с жизнью, потому что сказка строится на ней и к ней же возвращается». А Горький утверждает: «Нет сказок лучше тех, которые рождены жизнью!»

Книга, которую вы держите в руках, содержит произведения современных болгарских сказочников. По содержанию и по духу это — новые сказки человека, ступившего на путь построения социалистического общества. Они излучают бодрость, жизнерадостность и негасимую веру в жизнь, во всемогущество человеческого разума.

Лучшие из тех сказок, что создаются в наши дни, продолжают и развивают далее этот древний жанр.

Это отражается и в подходе к теме, и в особенностях структуры и стиля, характеризующих поиски современных творцов-сказочников: слияние фантастики и действительности, усиление познавательного элемента, подчёркнутая романтичность, введение новых героев, утверждение новых понятий и, наконец, что также немаловажно, повышенная насыщенность действия, ритмичность фразы, лаконизм.

Новое время открывает дорогу новым сказкам…

Николай Янков


Эмилиян Станев Старики

Среди сельского луга, чуть припорошенного выпавшим ночью снежком, стоял одинокий и грустный старый аист.

Рядом паслись коровы и два-три коня.

Подальше, под оголёнными ивами, что склонились над рекой, пастух разложил костерок. Накинув на плечи бурку, он грел у огня замёрзшие руки. Едкий серый дымок поднимался в затянутое сумрачной пеленой небо. По равнине полз запах горящих сырых поленьев.

Аист стоял неподвижно, съёжившись от холода. Перья у него были грязные и мятые, а длинный клюв лежал на груди как большой красный орден. Он вздрагивал, посматривал на землю, будто хотел что-то клюнуть, и снова замирал.

С ивы поднялся в воздух ворон. Он заметил аиста и сел неподалёку.

Аист посмотрел на него и кивнул головой в знак приветствия.

— Что ты здесь делаешь один? — спросил ворон. — Почему не улетел с другими?

— Стар я стал! — грустно ответил аист.

Ворон обвёл взглядом коров, встряхнулся и дребезжащим голосом сказал:

— Я тоже стар. Прошлой весной мне стукнуло сто два года, но сила ещё есть. Сколько я перевидал всего за свою жизнь!..

— Ты всё время живёшь здесь, что ты видел! — отозвался аист, оживившись. — А вот я уже двадцать раз обогнул половину земного шара. Отсюда до Египта всё вдоль берега, вдоль берега моря. А там — по побережью океана до Капштадта. Каждый год туда и обратно, осенью и весной, — значит, сорок раз. Я видел людей с чёрной кожей, видел людей с узкими жёлтыми лицами, видел чудных птиц и чудные деревья. О, как тепло сейчас в тех краях! — сказал аист и вздохнул.

— Ты неправ, — возразил ворон, задетый его словами. — Я тоже немало видел и много пережил. Подумай только: мне сто два года! Верно, я не бывал в дальних и неведомых странах, но и здесь было что посмотреть…

— А как славно мы летели! — продолжал аист, не слушая собеседника, — как славно было улетать! Придёт конец августа, и на эти луга со всей округи собираются аисты. Из Железницы, из Годеча, из Еленицы… Молодые хорохорятся, им не терпится пуститься в путь… А мы, старики, даём советы, распекаем, напутствуем… Выберем вожаков, взмахнём крыльями и — прощайте, родные края! Летим, летим, через Балканы, через Родопы, к Эгейскому морю. Сядем на берегу. Берег, бывало, весь побелеет от аистов. А по дороге нагоняем других аистов и сбиваемся в одну стаю, пока нас соберётся столько, что не счесть!.. А какое на юге синее море, какое тёплое небо!..



— Гм, — отозвался ворон, — ты видел разные земли и моря, но никогда не видел зимы, настоящей зимы, когда морозный ветер режет как ножом, а стволы деревьев трескаются от холода. И потом, ты почти ничего не знаешь о прошлом этого края. Некогда эта равнина выглядела совсем иначе. Твои прадеды вили гнёзда вон там, на ивах. И земля была распахана хуже, а люди жили бедно. Они ютились в низеньких домишках, их дети часто умирали. Умирали и взрослые, дохла скотина. Теперь не так. Всё изменилось очень быстро — по вечерам в окрестных сёлах так ярко светят лампы, что нет сил смотреть. Днём в небе гудят самолёты, дороги стали широкие, гладкие и оживлённые. Да, теперь всё совсем другое! — заключил ворон и задумался, погрузившись в воспоминания.

— Ты по крайней мере долго жил, — помолчав, сказал аист, — а я прожил всего двадцать лет. Видно, дни мои сочтены.

— Но почему ты не улетел? Не хватило сил? — спросил ворон.

— У нас есть закон, — сказал аист. — Тот, кто состарился и ослабел, кто знает, что уже не сможет преодолеть огромное расстояние, не имеет права лететь со стаей. Да и зачем мне умирать в чужой стране? Здесь я родился, здесь растил детей, здесь и буду ждать конца.

А если бы я полетел с молодыми птицами, то отстал бы по дороге и был бы им помехой.

— А ты лети один, — посоветовал ворон.

— Нет, мы живём дружно, я не могу лететь отдельно от остальных. Если я полечу один, то пропаду в пути. Или орёл забьёт, или утону в море. — Аист посмотрел на реку, у которой дымился костёр, втянул под себя одну ногу и продолжал. — Если бы не было законов, которым мы подчиняемся, разве мы сумели бы по два раза в год пролетать огромные расстояния? Это ведь нелегко. Нас давно бы истребили хищные птицы, скажем, морские орлы, которые часто нападают на нас.

Ворон снова задумался и ничего не ответил.

С низкого неба начал сыпаться снег. Равнина посерела. Стайка диких уток пролетела невдалеке и скрылась за снежной завесой.

— Где ты проведёшь нынешнюю ночь? — сочувственно спросил ворон.

— Как где? На старой иве, возле села.

— Эх, судьба! — вздохнул ворон. — Я тоже отправляюсь в своё гнездо. А может, и под открытым небом пересплю, вон там, в ивняке.

Я привык к холоду.

— Я думаю не о себе, — сказал аист и встал на обе ноги, — а о своих товарищах. Где они теперь? Увидимся ли мы будущей весной? И всё-таки я могу спокойно умереть, знаю: они вернутся все вместе. Я живу думами о них, а вот у тебя никого нет, ты — совсем один.

— Да, ты прав. У нас каждый живёт сам по себе, и потому мы одиноки и несчастны.

Мне вот не к кому пойти, да никто и не станет заботиться обо мне.

Коровы поплелись куда-то одна за другой, казалось, им надоело пастись. Лошади пошли следом. От реки донёсся сердитый окрик, за густой сетью снежинок мелькнул силуэт пастуха, что бежал к лугу.

Ворон взмахнул крыльями. Аист тоже испугался и поднялся в воздух.

Ещё минута — и птицы скрылись за ивняком, что рос у села.


Ламар Дятел и бетонный столб

Когда ветви в лесу под тяжестью снега опустились до самой земли, дятел отправился в долину. Он пролетел над мельницами и, сев на большой орех, прижался к его стволу. Село утопало в зимней тишине.

Дятел знал все деревья и столбы в округе, но эти новые деревья он увидел впервые. Белые, стройные, без единой ветки. Как красиво!

И дятел подумал: «Видно, они выросли быстро, и под корой у них много крупных червей, а в сердцевине — много муравьёв».

Укрывшись за ветками ореха, дятел наблюдал за белыми деревьями, чутко вслушивался. Наконец он решился: стрелой слетел с ореха и сел на белый ствол. На его макушке висело три белых яблока, а от яблок до самого леса тянулись три струны. В струнах пел ветер.

Яблоки были белее снега и твёрже льда, а под ними виднелись три отверстия, которые вели к сердцевине белого дерева.

Дятел обрадовался и подумал: «Кто-то прежде меня продолбил кору, но не успел забраться внутрь. Я сильнее него!» Он заглянул в нижнее отверстие — оттуда пахло камнем и сладким папоротником. Дятел принялся долбить ствол клювом, чтобы расширить дыру. Никогда в жизни ему не попадалось такое твёрдое дерево. Тогда он посмотрел в отверстие и увидел, что внутри светло. Свет падал из той дырки, что была ещё выше. «Здесь какая-то тайна, — думал дятел, — но я её открою». Он сунул голову в верхнюю дыру и увидел, что дерево внутри полое. Он посмотрел на восток, посмотрел на запад и приступил к работе. В голове у дятла гудело от ударов, но с дерева не упало ни щепочки.

Из двора вышел чёрный кот, уставился на дятла и сказал:

— Добрый день!

Дятел глянул на него свысока, усмехнулся и не ответил.

— Добрый день! — повторил кот. — Слезай, я тебя съем!

— Тогда полезай ко мне на дерево! — отозвался дятел и хотел вновь приняться за дело.

— Будь это дерево, я бы залез, и из тебя полетели бы пух и перья. Но это бетонный столб для электричества, разве ты не видишь?

Дятел знал, что электричество живёт в облаках. Но ему было неизвестно, что человек овладел электричеством и теперь оно течёт по этим жёлтым проводам от белых яблок.

Он ещё раз стукнул клювом по столбу и полетел в монастырскую рощу.

Там на старом буке дятла ждал старший брат, который очень удивился, увидев, какой у него усталый вид.

— На каком дереве ты сегодня работал? — спросил он.

— Я работал на белом дереве с тремя дырками и тремя белыми яблоками.

— Разве чёрный кот не сказал тебе, что это бетонный столб?

— Сказал… Он хотел обманом заставить меня спуститься.

— Он и меня увещал слететь вниз… Как изменился мир! — промолвил старший брат, мудрый дятел.

— Что в этом хорошего! Вместо деревьев люди стали сажать камни.

— Камни пусть остаются людям, а для нас, птиц, хватит лесов, деревьев и веток.

Больше наш дятел не садится на белые гладкие деревья. Иногда при виде отверстий, что ведут к сердцевине столба, ему хочется заглянуть внутрь и проверить, не поселилась ли там какая-нибудь букашка, которую можно съесть. Только бетонные деревья ему не по душе, он говорит себе: «С ними человек пусть управляется сам, я лучше буду помогать ему в яблоневых садах!»


Эмил Коралов Щекотун

Однажды к человеку, известному своей мудростью, пришёл парень и сказал:

— Я хочу сделать доброе дело, чтобы прославиться. Скажи мне, что я должен сделать? Мудрый человек подумал и сказал:

— Возьми этот свисток. Выйди в поле и свистни в него. Из-под земли появится белый козёл с длинной бородой, длиннее моей. Возьми то, что висит у него на шее, и потом увидишь, что будет.

Парень взял свисток и вышел в поле. Свистнул. От свиста земля раскололась, и из трещины выскочил белый козёл с длинной бородой. Увидев человека, козёл пустился бежать. Парень бросился вдогонку за ним. Бежал, бежал, споткнулся и упал. А когда поднялся на ноги, козла и след простыл.

— Оставь его! Коли сразу не поймал, теперь уж не догонишь! — сказал ему мудрец, который откуда ни возьмись появился перед ним. — Козёл убежал в сад страшного великана. А с этим великаном лучше не знаться.

— Ничего, ты мне скажи, где он живёт?

Мудрец объяснил, как найти великана, и парень отправился в путь.

Шёл он, шёл и нашёл дом великана. Возле дома зеленел большой сад, обнесённый высокой железной оградой. Парень посмотрел сквозь прутья. На тучной поляне резвился белый козёл. У дверей дома стоял стражник.

— Эй, дядя! — позвал парень. — Как бы мне поймать козла?

— Поймать нетрудно, — ответил стражник.

— Но сначала надо победить великана, а ведь он очень силен и может погубить тебя. Или надо пощекотать нашему господину великану пятки в знак того, что ты ему покорился.

Тогда он сам отдаст тебе козла.

— Только-то? — воскликнул парень. — Да это проще простого! Пропусти меня к своему господину!

Стражник впустил парня. В доме его встретили слуги, маленькие, не больше карликов. Отвели парня к великану. Тот лежал на ложе, покрытом шкурами, и был страшно зол — чернее тучи.

— Иди скорей, — сказали слуги, — пощекочи нашему господину великану пятки и скажи «чу-чу, щекочу», пока он тебя не съел.

Парень подошёл к ложу.

— Чу-чу, щекочу! — выкрикнул он и начал щекотать.

Лицо великана прояснилось, и он тихонько засмеялся.

— Ещё! Ещё! — сказали слуги.

Парень снова принялся щекотать великана.



— Чу-чу, щекочу! — повторил он, сам не замечая, что с каждым словом уменьшается на пядь.

— Ха-ха-ха! — все громче смеялся великан.

— Ещё! Ещё! — покрикивали слуги.

— Чу-чу, щекочу! — твердил парень.

Наконец, великан устал смеяться.

— Ладно, — сказал он слугам, — дайте ему, чего пожелает.

Повели слуги парня в сад. Но когда он нагнулся к ручью, что струился вдоль тропинки, то глазам не поверил — на него смотрел не парень, а маленький, жалкий карлик, такой же, как и слуги.

— Почему это? — воскликнул он. — Что со мной случилось?

Слуги стали смеяться.

— Так-то, дружок! Кто захочет прожить за счёт «чу-чу, щекочу», становится карликом!

Подвели его к козлу. Дрожащими руками парень отвязал мешочек, что висел у козла на шее, и сунул в него руку. Но в мешочке была всего одна золотая монета.

— Неужто ради одной монетки мне пришлось стать уродом! — воскликнул парень. — Обманул меня мудрец!

Но делать было нечего, и он отправился восвояси мимо великанова дома. А в доме было подземелье. Туда бросали людей, которые не хотели щекотать великана. Они услышали слова парня и сказали ему:

— Мудрец не обманул тебя. Ты заработал монетку недостойным образом! Мы боролись с великаном за свою честь и свободу, а ты покорился ему и щекотал его! Потому ты и превратился в карлика! Шекотун, щекотун, брось монетку!

Но парень не послушался и пошёл дальше.

— Гу-гу! Гу-гу! — заворковали на деревьях голуби, завидев его. — Смотрите, идёт Щекотун, он за золотую монетку продал свою силу и свободу, а теперь не больше ящерицы!

Очень обидно стало парню, но монетку он не бросил, а пошёл дальше. Шёл он, шёл и подошёл к речке.

— Ква-ква! — заквакали лягушки. — Смотрите, это Щекотун! За золотую монетку он продал и силу, и красоту! Теперь он не больше лягушки!

Рассердился парень и швырнул монетку в реку. В тот же миг из реки выплыла маленькая рыбка и сказала ему:

— Спасибо тебе! Ты спас мне жизнь! Меня хотела укусить змея, но ты бросил в воду тяжелую монету и убил чудовище! Выбирай, чего ты хочешь: две горсти золота или железный посох?

Задумался Щекотун.

— Не хочу золота. Дай мне железный посох!

Рыбка нырнула на дно и вынесла ему железный посох. Схватил парень посох и пошел обратно к великану.

— Ты зачем явился? — спросили слуги.

— Щекотать нашего господина?

— Да.

— А посох зачем?

— Хожу, на посох опираюсь, — ноги у меня болят.

Привели парня к великану.

— Эй, великан! — сказал парень. — Я опозорился на весь свет и теперь пришёл к тебе, чтобы искупить свой стыд. Вставай, будем бороться! Лучше погибнуть со славой, чем быть твоим рабом, жалким карликом!

— Ах, вот как! — закричал великан и бросился на парня, но тот поднял железный посох.

Как пошёл гулять посох — бух-трах, бух-трах — и в одну минуту повалил великана на землю.

— Хватит! Пощади! — взмолился великан.

— Ещё! Ещё! Чу-чу, щекочу! — кричал парень. И до тех пор молотил великана, пока тот не испустил дух. Тогда из подземелья вышли пленники и с радостью обняли парня:

— Ты спас свою честь и вернул нам свободу! Так сбылись слова мудреца, а парень прославился по всему свету.


Марко Марчевский Батрак и медведица

За девятью горами, за девятью долами жила медведица. Много зла делала она людям. Увидит вола — съест, увидит коня — съест, увидит человека — и на него бросится. Тяжело пришлось людям. Не смеют ни в поле выйти, ни скотину выгнать на пастбище. И так думали, и этак прикидывали, — что делать, как от лютого зверя избавиться, — но придумать, ничего не могли. Поля опустели, виноградники заросли бурьяном, скотина по дворам начала с голоду дохнуть.

Пришёл в село батрак из иных краёв. Увидел он, что люди ходят понурые да невесёлые, и спрашивает:

— Что это вы, люди добрые, невеселы? Рассказали ему про страшную медведицу, а парень и говорит:

— Не бойтесь, я вас избавлю от лютого зверя! — Куда тебе! Только зря похваляешься! — сказали ему крестьяне. — У нас есть юнаки посильнее тебя, да никто не смеет выйти на медведицу.

— Здесь не одна только сила да юначество нужны, — говорит батрак. — Чтобы медведицу убить, требуется ещё кое-что. Даю слово живьём её поймать и в село привести.

Услышали люди это и говорят:

— Кто хвалится, не подавится! Сначала приведи медведицу, тогда и поверим.

— Дайте срок, приведу, — сказал парень и пошёл в лес медведицу искать.

А медведица жила в избушке вместе с малым медвежонком. Парень обошёл вокруг избушки, осмотрелся, понял, что медведицы дома нет, и постучал дубинкой о порог. Вышел из избушки медвежонок, видит — человек стоит. Удивился он такой смелости и спрашивает:

— Тебе что здесь надо? Разве ты мою маму не боишься?

— Боюсь, как не бояться, — отвечает батрак, — да что поделаешь! Я сирота, хожу по белу свету, на людей работаю, хлеб себе добываю.

Но теперь люди стали бояться твоей матери, сами в поле не ходят и работников не нанимают, вот я и пришёл к вам, буду вам служить, надо же мне кормиться. Известно, голод не тётка, заставит к врагу в дверь постучаться. Прошу тебя, как брата, дай поесть, с голоду помираю.

Медвежонок пожалел парня и накормил его.

А батрак знал много сказок. Наелся он и давай медвежонку сказки рассказывать, одну другой лучше. Дошёл до самой интересной сказки, остановился на полуслове и говорит медвежонку:

— Знаешь, пожалуй, мне пора идти, не то вернётся твоя мать и съест меня.

Не хотелось медвежонку расставаться с гостем, очень уж он ему понравился. Стал он батрака просить, чтобы тот досказал ему последнюю сказку.

— Ладно, — говорит парень, — но только обещай, что, когда твоя мать вернётся, ты её упросишь пощадить меня. И тогда я останусь у вас, будем вместе жить-поживать, буду я тебе по целым дням сказки рассказывать.

Я пока на чердаке спрячусь, а если твоя мать пообещает не делать мне зла, тогда спущусь и докончу сказку.

Забрался батрак на чердак и притаился там. Вернулась домой медведица, медвежонок и ну её просить:

— Мама, сегодня был у меня гость и такие интересные сказки рассказывал, что мне не хотелось его отпускать. Но он побоялся, как бы ты его не съела. Прошу тебя, мама, не ешь его, если он опять придёт, пусть он у нас живёт. Я по целым дням сижу в избушке один. А поселится он у нас, мы будем с ним играть и сказки рассказывать.



— Ладно, не стану его есть, — говорит медведица. — Раз он интересные сказки знает, я тоже буду слушать.

Услышал это батрак, спустился с чердака и принялся рассказывать сказки. Кончил одну — начинает вторую, потом третью… Медведица слушает, а сама знай исподлобья поглядывает на батрака. Всю ночь парень рассказывал сказки, одну другой лучше. А потом остался в медвежьей избушке. Только медведица всё остерегается его, всё ему не верит.

День прошёл, другой прошёл, живёт парень в медвежьей избушке, сказки рассказывает, а сам всё об одном думает: как бы ему медведицу поймать. Наконец придумал. Проделал он в крыше дыру. Ночью пошёл дождь, вода потекла в дыру — сухого места в избушке не осталось. Рассердилась медведица, рычит от злости, да что с дождём поделаешь!

А батрак говорит:

— Не тревожься, хозяйка, завтра я тебе новую избушку срублю!

Наутро взял батрак топор, взял гвозди и срубил избушку — не избушку, а большой сундук на колесах. Прошёл день — два, опять полил сильный дождь. Парень и говорит медведице: полезай в новую избушку, дождь переждать. Влезла медведица в сундук, батрак щеколду задвинул и потащил сундук в село. Медведица ревёт — лес дрожит, а парень знай тащит сундук да посвистывает.

Услышали в селе рёв, попрятались кто куда. Батрак ходит от дома к дому, стучит в ворота, людей зовёт.

Вскоре всё село собралось на площади.

Увидели люди медведицу, запертую в сундуке, и давай батрака спрашивать: откуда у него столько юнацкой силы? А тот знай посмеивается:

— Я же вам говорил: чтобы медведицу поймать, нужны не только сила да юначество, а ещё кое-что. А что ещё— догадайтесь сами.


Николай Соколов Сказка про печные трубы

Первой начинала говорить труба по прозвищу Морское горло. Мастер, который сложил её, решил пошутить и увенчал трубу широкой круглой шапкой. Мастера-печники — большие чудаки, всегда что-нибудь придумывают. Верхнюю часть трубы, что под самой шапкой, он сделал широкой, и она стала похожа на трубу корабля.

— Чем не Морское горло! — сказал мастер, когда спустился с крыши на землю и оглядел свою работу.

И Морское горло ревело во всю мочь так, что рёбра трещали. Оно воображало, будто стоит на пиратском судне.

— У-у-у! Вижу гавань! Вижу гавань!

Другие трубы слушали и не говорили ни слова. Они знали, что Морское горло любит хвастать, как трещотка на ярмарке. Кроме того, они ждали Северный ветер. Прилетая, он всегда останавливался в первую очередь у Морского горла. Прилетит Северный ветер, поговорит с Морским горлом, а потом и к ним подойдёт. Тогда они спросят его, о какой гавани речь, и вместе посмеются над весёлыми выдумками Морского горла.

Но Северный ветер на этот раз опоздал, а когда явился, был озабочен и не спешил здороваться с остальными трубами, что стояли на большой крыше.

Никто не понимал, в чём дело. Если пришла пора туманов, которые Северный ветер приводит с вершины серых гор, то это не бог весть какое событие. Все знают, что у ветра душа нараспашку. Каждую осень в урочный час он сбегает с гор по верхушкам поредевших лесов, распахивает свой тулуп и обеими руками кидает на землю туманы, будто ненужные вздохи.

Наверное, есть другая причина. Трубы стояли начеку и сгорали от любопытства. О чём это так долго шепчутся Морское горло и Северный ветер?

Наконец, не выдержала Флейта. Так называли трубу, что стояла на самом краю крыши.

— Пойду послушаю! — сказала Флейта. — Я не я буду, если не узнаю, о чём они там шепчутся.

Так ведь и лопнуть можно от зависти.

— Глупое существо! — отозвался Длинный рог. — Ты думаешь, что можешь ходить по крыше, как кошка? Только шевельнись, и ты кубарем покатишься на землю! Разве печная труба может гулять по крыше, как лунатик?

Флейта посмотрела на Длинный рог и потупила глаза. Её сосед был старой и мудрой трубой.

Его плечи вынесли не одну бурю.

— Не могу больше ждать! — твердила своё Флейта. — Позвольте мне хотя бы нагнуться, только немножечко!

Но до этого дело не дошло. Морское горло затрубило во всю мочь, как слон. И на этот раз все услышали в его голосе радостные нотки.

— О-о-о! — ревело Морское горло. — Вот это новость, вот это новость!

— Что случилось, Морское горло! — в один голос спросили другие трубы. — Чему ты так радуешься?

Северный ветер прополз по краешку крыши и шепнул несколько слов на ухо каждой трубе.

И тогда все узнали, что на крыше прячется человек, которого власти боятся и которого преследуют.

— Береги его от холода! — строго сказал Длинный рог. — Может, он ранен! Если с ним что-нибудь случится, я тебя выпотрошу, как козий мех, так и знай!

— Не смеши народ, старикан! — ответило Морское горло. — Ему так хорошо возле моей горячей спины. Сейчас он спит и видит сны, а когда проснётся, я спрошу его, не ранен ли он.

— Ой, как романтично! — пискнула Флейта. — Наверное, он целый день боролся со свирепыми львами и потому теперь отдыхает.

Длинный рог укоризненно посмотрел на нее.

— У него другая судьба, — сказал он.

— Его преследуют за дела, которые нам, печным трубам, непонятны.

Северный ветер обошёл всю крышу и спустился во двор. Деревья махали ему вслед ветвями и кланялись до земли.

Трубы умолкли, потому что без ветра они не могли разговаривать.

Человек проснулся утром. Всю ночь он спал на крыше, а когда открыл глаза, то увидел над собой яркое солнце. Преодолевая боль, потихоньку выпрямился и посмотрел на город, который расстилался далеко внизу, окутанный пеленой тумана и дыма. Человек долго не отрывал от него глаз, потом угрожающе сжал кулаки и погрозил ими чёрному чудовищу (так он называл большой город).

— Придёт день, — и я вернусь! — прошептал он. — Тогда ты сполна заплатишь мне за все муки людей!

Трубы всё видели и слышали. Они смотрели на человека с любовью, с восхищением слушали его слова. Длинный рог хотел что-то сказать Морскому горлу, но, как мы знаем, без Северного ветра он был бессилен.

В сумерки берёза, что стояла во дворе, затрепетала, с её ветвей посыпались листья цвета старого золота.

— Ого-о-о! — заревело Морское горло.

— Буря идёт, бу-у-ря!

— Будет тебе молоть! — отозвался Старый рог. — Что делает человек?

— Перевязывает раны, — сказало Морское горло.

— Хочет спуститься на землю.

— Не пускай его! — велел Старый рог.

— Если он пойдёт в город, его там убьют.

— Ах, как романтично! — пропищала Флейта.

— Этот человек безумно храбр, я готова в него влюбиться!

Длинный рог привстал на цыпочки и огляделся.

К вилле подходила кучка полицейских, впереди, высунув язык, бежала собака.

— Здесь он! — ухмыльнулся тот, что вёл собаку. — Теперь никуда не денется!

— Берегись! — отозвался другой. — Этот бандит, чего доброго, перестреляет нас тут, как зайцев! У подпольщиков всегда есть оружие!

Собака начала царапать передними лапами стену виллы и залилась лаем.

— Ло-жись! — послышалась команда. Полицейские залегли и приготовились стрелять.

Человек увидел их ещё тогда, когда они подходили к вилле. Он пополз по крыше и спрятался за спину Длинного рога. Труба почувствовала, как тяжело дышит человек, увидела, как блестят его глаза. В них светилось чувство, которое взволновало старую трубу.

Страха в них не было. Внизу на земле лежали полицейские, как синие тени, ветер со злостью осыпал их ржавой листвой.

«Только бы они его не заметили, — думал Длинный рог. — Если заметят, я подниму тревогу».

— Эй, Морское горло! — крикнул он. — Приготовься, надвигается что-то страшное! Клянусь старой ведьмой (так старик называл землю), я дорого продам свою старую шкуру, но человека спасу во что бы то ни стало! Смотри, Флейта, сейчас ты увидишь, на что способен Длинный рог!

— Сдавайся! — закричали снизу. — Дом окружён!

Человек молчал. Трубы слышали его тяжёлое дыхание. Собака заливалась лаем и царапала стену дома.

Тогда один полицейский взобрался на берёзу и выстрелил. Пуля царапнула плечо Длинного рога, подняла облачко пыли, по черепице застучали комочки штукатурки. Длинный рог вздохнул, хотя боли не почувствовал.

— Я тебе покажу, синяя ищейка! — сказал он и почесал в затылке.

— Ах, я боюсь! — пискнула Флейта. — Сердце моё вот-вот разорвётся! Ох, я умру от страха!

— Держись, Флейта! Мы с тобой видели бури пострашнее этой!

Человек выглянул из-за трубы и увидел полицейского. Тот сидел в ветвях берёзы, будто огромный синий жук. Человек осторожно выставил из-за трубы правую руку и выстрелил. Огромное насекомое мешком свалилось с дерева.

— О-о-о! Отлично! — крикнуло Морское горло. — Двадцатидюймовыми по палубе! Ур-ра!

— Что ты корчишь из себя моряка! Теперь не до выдумок — человек в опасности!

Стрельба разгоралась. Полицейские палили наперебой, пули обжигали крышу, как разъярённые осы.



Несколько пуль сразу попало в тонкую шею Флейты. Она пошатнулась.

— Умираю! — крикнула Флейта. — Я больше не боюсь. Прощайте!

Она покатилась по крыше, кувыркнулась и упала прямо на голову собаке. Пёс взвизгнул и сдох.

— Бедняжка! — сказал Длинный рог. — Я этого не ожидал от слабой и хрупкой Флейты.

Без её пения будет скучно. — Он повёл плечами, потому что очередной залп попал ему в голову.

— Держись и не показывайся, потому что эти злодеи не шутят! А за мою голову не беспокойся. Длинный рог и не такое видывал!

Но человек не ответил. Длинный рог сердцем почувствовал, что он мёртв. Обернулся и увидел, что человек лежит навзничь. На губах у него расцвела алая роза.

Снизу стреляли. А на крыше Северный ветер играл фонтанчиками пыли, которую поднимали разъярённые пули.

— Ду-ду-ду! Морское горло, ты слышишь? Человек умер!

— О-о-о! — отозвалось Морское горло.

— Смерть — для сильных, смерть — для сильных!

— Помянем его отважную душу песней! — сказал Длинный рог. — Приготовься, друг! Споём человеку реквием! Ты знаешь, что это за человек погиб?

И трубы запели, как никогда ещё не пели за всю свою долгую жизнь, полную бурь. Их мощные глотки издавали сильные, скорбные звуки, словно протестовали против смерти убитого.

— Ду-ду-ду! — стонал Длинный рог. — Жил на свете бедный паренёк, он боролся за счастье всех людей. Он работал по двенадцать часов в день и был страшно беден. Ду-ду-ду! Он был отважен, разбрасывал по городу листовки и ночевал на крышах домов. Ду-ду-ду! Он погиб! Он погиб! Его убили у подножия гор!

Когда Длинный рог умолкал, чтобы перевести дух, слышался голос Морского горла:

— О-о-о! Слушайте! Слушайте! Слушай и ты, старый бродяга, Северный ветер! Этот человек был мечтателем! Он хотел свободы для всех, хлеба для всех… Он был счастлив тем, что умеет любить и жертвовать собой для других… О-о-о-о! Слава сильным, слава сильным!

Может быть, Морское горло сказало бы ещё что-нибудь об убитом, но тут сильный залп сотряс тело трубы. Она зашаталась, рассыпалась на куски и рухнула, подняв чёрное облако пыли и сажи.

Длинный рог остался один. Он видел гибель товарища. Длинный рог оглянулся на человека, посмотрел на алую розу на его губах, тяжело качнулся и широкими шагами пошёл по крыше.

— Берегись! — закричали внизу.

Полицейские бросились кто куда.

— Ду-ду-ду! — крикнул им вослед Длинный рог и ринулся вниз.

Берёза, которая всё видела, от страха закрыла глаза.


Здравко Сребров Серна художника и три луны

В глубине комнаты, на буфете, напротив широких окон, стояла серна. Зеленоватый мох покрывал её шею и живот. На стене висела большая картина, изображавшая хризантемы, а рядом красовалась пёстрая глиняная ваза.

В вазе стояли живые цветы. А хризантемы на картине нарисовал художник.

Чуть поодаль в хрустальной вазе лежали яблоки. На стене висела лампа из кованого железа, её розовый шёлковый абажур напоминал шапку персидского шаха.

Когда лампу зажигали, яблоки становились ещё краснее и блестели, а зеленоватый мох на шее серны золотился.

Серна наставляла ушки, грациозно вытягивала шею и смотрела в тёмные окна. Её тонкие ноги вздрагивали от нетерпения — она была готова в любую минуту спрыгнуть с буфета и умчаться в темноту. Её кожа, покрытая золотистым мохом на шее и животе, тоже вздрагивала, а белые зеркальца возле хвоста становились больше.

— Где лес? — спрашивала серна и вглядывалась в тёмные окна. — Почему луна не одна, а целых три?

Серна знала одну луну и множество звёзд — крупных, как лесные орехи, только они были не зелёные, а золотые; попадались звёзды и поменьше, как брусника, тоже золотые, а были совсем маленькие, будто кто-то рассыпал просяные зёрнышки вдоль Млечного пути.

Луна всходила над большим лесом, что тянулся до самой Чёрной скалы и вечерами был тёмный и страшный. Вершины деревьев начинали серебриться. Свет луны проникал в глубь леса, серебрил жёлуди, малину, землянику, и лес был уже не страшный, а праздничный, разукрашенный звёздами.

Здесь же, в доме художника, было много разных вещей, но леса не было.

— Где же лес? — спрашивала серна и всё смотрела в тёмные окна. — И почему луна не одна? Почему три луны?

Возле радиоприёмника сидела девочка и слушала сказку про вождя краснокожих и бледнолицую красавицу в золотых серёжках с драгоценными голубыми камешками.



Она не вытерпела и сказала:

— Эх, глупышка! Это вовсе не три луны.

Это люстра с тремя абажурами. И почему ты всё время спрашиваешь про лес? Неужели тебе так хочется туда? Смотри, какой снег идёт на улице, в лесу бродят волки, они большие и страшные, у них шерсть стоит дыбом. Волки тебя съедят. Я читала в книжке, что они любят мясо серны. И в лесу всё время нужно оглядываться по сторонам — это не очень приятно! Он весь в снегу, а с веток свисают сосульки. Сейчас там холодно! Лучше стой себе на буфете. Когда кончится сказка про вождя и бледнолицую красавицу, я принесу тебе поесть. Здесь тепло и нет волков.

— Где же лес? — спрашивала серна и смотрела в тёмные окна. — И почему три луны?

Серна родилась в горах, в большом старом лесу, что взбирался до самой Чёрной скалы.

Она любила лес. Там было всё — зелёная листва, трава, брусника и много-много воды в родниках, которые текли с вершины среди мха и зарослей ежевики. Серна любила пить прямо из родника. В воде резвилась серебристая рыбёшка. Ниже по склону лежали россыпи морен, как каменные реки, среди камней пробивалась дикая герань, и весь лес благоухал свежестью.

На деревьях пели птицы: синие с жёлтыми шейками, чёрные с красными клювами в белых галстучках, пёстрые с хохолками и широкими хвостами. На опушке стучал дятел, в глубине леса перекликались горлицы. Там были пчёлы и божьи коровки, над ручьями летали стрекозы, в кустах прыгали зайцы с длинными ушами и куцыми хвостами.

Наверху, на крутых скалах, жил дикий козёл — выше всех, под самыми облаками, под самыми звёздами.

Лес был родиной серны. Она любила его и тосковала по нему.

— Где лес? — спрашивала серна. — И почему луна не одна? Почему три луны?

Но девочка уже не слушала её. Сказка о вожде краснокожих и бледнолицей красавице в золотых серёжках с голубыми драгоценными камешками подходила к концу.

А конец в каждой сказке — самое интересное.

Серне хотелось одним прыжком выскочить на улицу. Но она не могла и шевельнуться.

Она была сделана из бронзы, а её ноги припаяны к железной пластинке.

Художник, который нарисовал большую картину с хризантемами, поставил серну на буфет, чтобы она напоминала ему о лесе.

Он тоже родился в горах, у большого старого леса, что взбирается до самой Чёрной скалы, и часто тосковал по нему.

— Где же лес? — часто спрашивал он, глядя по вечерам в тёмное окно. — И почему здесь не одна луна, а три?

Ему хотелось, чтоб луна была одна, зато настоящая. И чтобы всходила она над горами, над Чёрной скалой, над опушкой старого леса, где он родился.

Но это было так давно, что он забыл дорогу туда.

Девочку, что слушала по радио сказку про вождя краснокожих и бледнолицую красавицу звали Здравка. Это была внучка художника. Когда сказка кончилась, она выбежала в прихожую, оделась, обулась, натянула варежки и побежала на улицу. Там уже играли её подружки, их голоса далеко разносились в морозном воздухе. Они расчищали тротуары от снега, играли в снежки лепили снежную бабу.

А серна осталась одна на буфете, стоявшем в глубине комнаты, напротив широких окон. Она никуда не могла убежать, потому что её ноги были припаяны к пластинке. Кроме того, она была из бронзы!

Наверное, ей стало грустно. Она посмотрела в окно полными слёз глазами и больше ни о чём не спросила.


Йордан Радичков О чём кричат лягушки

Один головастик жил в чудесной луже.

Целыми днями он плавал, нырял и резвился в воде. Там было множество лягушек, они всё время спорили и старались перекричать друг друга, но головастик не обращал на них внимания. К тому же он был слишком мал, чтобы слушать, о чём спорят лягушки. «Пускай себе ссорятся! У меня есть чудесная лужа и очень красивый хвост. Что мне за дело до лягушечьих ссор!» Так думал головастик, плавая в воде.

Однажды он решил выбраться на берег.

У него уже выросли лапки, и он мог передвигаться по суше. Как только головастик выбрался на берег, он посмотрел на своё отражение в луже и увидел, что хвоста-то у него нет!

— Где мой хвост? — спросил головастик.

Но лягушки ничего ему не ответили, они только и знали, что нырять на дно лужи да переругиваться. Иные же совершали с берега такие прыжки, что просто голова кружилась.

Головастик так и не понял, куда девался его хвост. Он не знал, что уже вырос и стал лягушкой, а у лягушек хвостов не бывает. Как же так, раньше хвост был, а теперь нету? Наверное, он в луже остался!

Решив, что хвост остался в луже, лягушонок прыгнул в воду. Он плавал по всей луже, нырял, добрался до самого дна, стал раскапывать тину, но ничего не нашёл. Все другие лягушки тоже барахтались в луже, выскакивали на поверхность, чтобы глотнуть воздуха, и опять ныряли. Они так замутили воду, что ничего не было видно. Наш лягушонок ужасно рассердился и начал ругать других лягушек, чтоб не мутили воду, но когда прислушался, то понял, что другие лягушки кричат о том же, каждая кричала в самое ухо соседке, чтобы та не мутила воду в луже, потому что ничего не видно и она не может найти свой хвост.

Лягушки ссорились до самого вечера, они вконец охрипли, но ни одна не унималась. Каждой хотелось найти свой хвост, и каждая думала, что хвост остался в луже. Все они хорошо помнили, какие красивые у них были раньше хвосты.



На следующий день ссора разгорелась с новой силой. Лягушки квакали всю ночь и никому не дали уснуть. Они не умолкли и на следующий день, и на следующую ночь. Потом опять надрывались весь день и всю ночь. Так продолжается по сей день. И если вы пройдёте мимо лужи, то сами убедитесь, какой там стоит крик, и увидите, как лягушки копошатся в луже, ищут свои хвосты.

Говорят, они делают это по глупости.

Но подумайте сами, если бы у нас с вами были хвосты и мы потеряли их, разве мы не стали бы их искать? Наверное, стали бы, и даже подняли бы крик почище, чем лягушки.

Хорошо, что у нас нет хвостов!


Лучезар Станчев Лесная сказка

Жил у леса над рекой мельник, дедушка седой. Все его отлично знали, все любили, уважали — и в деревне бедняки, и пичужки, и зверьки.

Ночь. Мороз по лесу кружит. Как спастись от лютой стужи? И со всех концов идёт к старику лесной народ: Заяц с Ланью боязливой, Чижик с Белкой шаловливой. Догоняя молодёжь, ковыляет сонный Еж. Знают все — в мороз и ночь не прогонит мельник прочь!

С каждым гостем он поладит, у огня он всех усадит.

На огне котёл кипит, мельник трубочкой дымит и заводит сказки, песни, что одна другой чудесней.

Как-то раз, хоть был он стар, дед собрался на базар.

— У меня ты, Длинноухий, вместо внука и старухи, испеки, брат, каравай да муку смели. Прощай!..

Только вышел он из двери, как о том узнали звери.

Первым Ёж приковылял.

— Здравствуй, — Зайцу он сказал. — Хоть я парень и невидный, но работник всё ж солидный, и тебе без дальних слов я всегда помочь готов!

— Принимайся-ка за дело, только дело чтоб кипело!

— Будь спокоен: нам, ежам, лодырничать просто срам! Ловко Ёж метлу хватает и каморку подметает.

Заяц тоже — раз и два! — запускает жернова.

Отличиться им охота — и пошла у них работа.

Час, другой прошёл — не боле, жернова муку смололи, Ёж дровишек притащил, Заяц тесто замесил.

Глядь, к обеду всё готово, испечён пирог подовый, и завёрнут он в рушник. То-то будет рад старик.

Услыхала тут Лиса про такие чудеса, на разбой зовёт соседей — Кума Волка и Медведя:

— Мы на мельницу пойдём, всю мучицу отберём, с Зайцем справимся в два счёта, ждёт нас лёгкая охота!

Только птицы их быстрее — весть несут о злой затее.

Заяц плачет:

— Ой, боюсь!

— Ничего, косой, не трусь: я, да ты, да мы с тобою справимся с любой бедою!..

И со всех ежиных ног мчится Ёжик на порог.

— Ах вы, гости дорогие, кто из вас, отцы родные, будет мельницей владеть?

— Я! — в ответ рычит Медведь.

Ссоры тут пошли и споры. Ёжик им:

— К чему раздоры? Услужить я всем готов, всем тут хватит жерновов. Вот, любые выбирайте, знак подам — вы с них сигайте: кто подальше сиганёт, тот и мельницу возьмёт!

И Лиса и Волк с Медведем — все уверены в победе. Каждый занял жёрнов свой.

Ёж кричит:

— Давай, косой!

Завертелись жернова, закружилась голова у Лисы, Медведя, Волка. От круженья мало толка! И со страху, кто как мог, все пустились наутёк, на бревне заторопились и… в реке вдруг очутились…

Вновь в лесу и тишь, и лад. Заяц рад, и Ёжик рад. Дед, вернувшись, похвалил их, караваем оделил их, и пошла тут до утра развесёлая игра.



Йордан Радичков Если хочешь иметь друзей

Не так уж трудно приобрести друзей!

Одно дерево одиноко стояло у дороги и грустило, потому что у него не было друзей. Равнина была пуста, по полю бродили ветры, но никто не останавливался рядом с деревом; в небе пролетали птицы, но ни одна не садилась на его ветки, потому что они были голые. Неподалёку текла речка, но и она ни разу не остановилась у дерева поболтать с ним. Она спешила слиться с другой рекой, чтобы веселее было бежать к морю.

Конечно, по дороге ходили люди, но у каждого были свои дела, и никто не останавливался у дерева. Порой оно думало, что лучше всего ему уйти куда глаза глядят.

Но деревья не могут ходить, они не могут убежать даже тогда, когда видят, что к ним идут люди с топорами.

Так было до весны. Как только наступила весна, дерево покрылось листвой, надело красивую зелёную шапку. Но всё равно осталось одиноким.

Однажды дерево увидело, что ястреб гонится за воробьём. Воробей кричал со страху.

Не зная, куда деться, он шмыгнул в зелёную листву дерева.

Дерево было довольно. Всю ночь оно шепталось с воробьем, а наутро птичка свила на нём гнездо и села выводить птенцов.

Однажды возле дерева остановилась телега. Возница распряг коней, бросил им сена, а сам лёг вздремнуть. Ехали мимо другие люди, увидели густую тень и тоже решили отдохнуть. Проезжие уселись в тени и стали рассказывать друг другу разные истории, а дерево слушало и радовалось, что оно уже не одиноко. Оно старалось погуще положить тень, не то люди решат, что тень плохая, и уйдут.

С тех пор каждый, кто шёл по дороге, останавливался отдохнуть под деревом. Верно, дерево не может идти в ногу с человеком по дороге, но зато оно может укрывать его в пути своей тенью!

Так у дерева появились друзья. Оно поняло, что, если хочешь иметь друзей, нужно укрывать их своей тенью.


Цветан Ангелов Жучок Зум

Маленький Зум, чернокрылый жучок, вернулся домой, под сосновый сучок. Выпил водицы, на лавку упал, укрылся листочком и зарыдал:

— Меня так обидели, мама, в лесу! Обижен на белку я и на лису. Обидел меня старый крот и куницы, и малые птички, и взрослые птицы, и Гу-почтальон, и дятел-кузнец, и Ежко-портной, и Горчо-скворец…

Я встретил Елицу — весёлую пчёлку с белой кастрюлькой и жёлтой метёлкой. Вчера целый день мы летали с ней рядом над речкой, над лесом, над полем и садом. И хоть далеко мы летали от дома, встречали повсюду мы много знакомых: беззлобных и хищных, косматых, пернатых… Хоть каждый из них торопился куда-то — со мной им здороваться было не лень, и каждый кивал мне, мол, Зум, добрый день!

На что уж суров ворон Грак, но и он с высокой сосны мне отвесил поклон…

Но что изменилось с вчерашнего дня?

Сегодня все будто не видят меня!

Я утром над лесом летал без конца, но не дождался кивка от скворца. И, что-то прокаркав рассеянно. Грак, не взглянув на меня, улетел за овраг. И Гу — белый голубь куда-то исчез… Я, может, ошибся? Другой это лес?

Спрятала белка на ветке бельчат.

Лиса и куница сердито ворчат. Сверчок замолчал, не гудит стрекоза, ёж, ощетинившись, щурит глаза. Крот на меня не желает смотреть… Мамочка, что же случилось? Ответь!

Топнул жучок в нетерпенье ногою:

— Мама, да разве бывает такое?

Мама по имени Жим помолчала и со слезами в глазах пробурчала:

— Детка, лети по полям, по лесам — должен во всём разобраться ты сам!..

И удивляется маленький Зум: где у родителей опыт и ум? Жум, его старый отец, так богат! Жум, старый жук, так чудесно рогат! И у оленей подобных рогов нет и не будет во веки веков. Есть у него ещё крылья в полоску, лодка и красная чудо-повозка.

Может ли отпрыск такого отца обиды терпеть от других без конца?! Куда же, скажите, бедняжке деваться, коль стали букашки над ним издеваться?

Маленький Зум грустно вышел из дома и полетел над тропинкой знакомой. Вот показался вдали старый лес — сосны и ёлки стоят до небес.

Первой ему повстречалась Куница — мягкие лапки, шерстка лоснится. Зум, опустившись поспешно на тропку, спросил у Куницы негромко и робко:

— Вчера ты в лесу мне при встрече кивнула, сегодня же ты на меня не взглянула. Скажи, почему? Будь настолько любезна!

Куница ни слова в ответ. И исчезла.

А вот и другая куница у пня. Зум к ней: Снежка, стой, ты послушай меня! Вчера ты в лесу мне при встрече кивнула, сегодня же ты на меня не взглянула. Ответь, почему? Будь настолько любезна!

Но Снежка ни слова в ответ. И исчезла.

А вот и Лисана сидит под кустом, любуясь своим же пушистым хвостом. И маленький Зум рядом с нею садится: сейчас ему тайну откроет лисица!

— Лиса, ты вчера мне при встрече кивнула, сегодня же ты на меня не взглянула. Скажи, почему? Будь настолько любезна!

Лисана ни слова в ответ. И исчезла.

И думает Зум: как же так? Почему? Сегодня никто не кивает ему: ни рыжие белки, ни крот, ни куница, ни малые птички, ни взрослые птицы, ни Гу-почтальон, ни дятел-кузнец, ни Ежко-портной, ни Горчо-скворец…

«Ни в поле, ни в рощице, ни над рекой никто мне сегодня не машет рукой! Все будто и не замечают меня… Ну что изменилось с вчерашнего дня?..»

Но вот, наконец, и тропинка лосиная между берёзами, между осинами. Зум на сучок опустился без сил, крылышком голову грустно накрыл — и покатились из глаз его слёзы на свежую травку, на корни берёзы.

Да как же скажите, не плакать бедняжке?

Уж так ему грустно! Так ему тяжко!

А в это же время спокойно и тихо по тропке лосиной ползла муравьиха — баба Житана:

— Скажите на милость! Жучок горько плачет… Эй, Зум, что случилось?

Маленький Зум ушам не поверил.

Его утешают? Его пожалели?

Есть ещё добрые души на свете!

И, вытерев слёзы, он грустно ответил:

— Я встретил Елицу — весёлую пчёлку с белой кастрюлькой и жёлтой метёлкой. Вчера целый день мы летали с ней рядом над речкой, над лесом, над полем и садом. И хоть далеко мы летали от дома, встречали повсюду мы много знакомых: беззлобных и хищных, косматых, пернатых… Хоть каждый из них торопился куда-то — со мной им здороваться было не лень, и каждый кивал мне: мол, Зум, добрый день! Вчера меня звери с поклоном встречали, сегодня как будто и не замечают. Они меня просто доводят до слёз, ответить на мой не желая вопрос.



Смеются они и меня сторонятся. Давно уж пора мне домой возвращаться! Весь день я скитался, но нет мне покоя… Скажи, муравьиха, что ж это такое?

И молвила мудрая баба Житана:

— Мой мальчик, тебя утешать я не стану. Вчера ты с Елицей летал, и едва ли тебе улыбались, махали, кивали. Здоровались звери, здоровались птицы, увы, не с тобой, а с усердной Елицей: она целый день и в трудах, и в заботах…

Тут Зум удивился:

— С Елицей? Да что ты!

И вновь зарыдал: «Жу-жу-жу, жу-жу-жу! Отцу я сегодня о них расскажу! И раз они стали моими врагами, пускай он проткнет их своими рогами. Ведь должен отец заступиться за сына? Боятся его и леса, и долины. Не только букашки, но даже олени падают в страхе пред ним на колени!..»

Но баба Житана сказала:

— Постой-ка. Сейчас говоришь ты, дружочек, пустое. Жум, твой папаша, — отличный работник, столяр знаменитый, и токарь, и плотник. Но, честное слово, никто и не видел, чтоб в нашем лесу он кого-то обидел! А сын у него неразумный, хвастливый, к тому же — ленивый, ленивый, ленивый!

Житана его за крыло потрепала и ласковым голосом тихо сказала:

— Тут горевать, слёзы лить не годится.

Всё очень просто: ты должен трудиться.

С лентяем дружить никому неохота. Иди-ка домой и берись за работу! Мать твоя плачет с утра и до ночи: сын её милый трудиться не хочет. А может ли что-нибудь быть тяжелей? Берись-ка за дело и мать пожалей!

Маленький Зум, чернокрылый жучок, вернулся домой, под сосновый сучок. Взял он топор и дров наколол. Потом за водою на речку пошёл. Посеял укроп. Посадил деревцо. Подмёл очень чисто и двор, и крыльцо. Старательно выкрасил старые двери.

И мама глядит и не может поверить!

Куницы примчались. Явилась лисица.

Смотрят на Зума и звери, и птицы. Смотрят, смеются, толпясь у ограды. Все они счастливы, все они рады!

Баба Житана косыночкой белой машет герою: — Ты понял, в чем дело?

Как не понять! Ведь со смехом и шумом птицы и звери приветствуют Зума!


Леда Милева Быстроножка и Серая Одёжка

В одном лесочке жили зайки средь старых буков на лужайке. Один был Серая Одежка, другого звали Быстроножка. И в дождь, и в солнечные дни на чистом воздухе они скакали, бегали, резвились, а спать под кустиком ложились. Сильней всего любили детки родной свой лес, густые ветки, и запах ягодок душистых, и пенье птичек голосистых.

Но вот лукавая Лисица в леске решила поселиться. Пришла раз ночью и к утру неслышно вырыла нору на берегу лесной реки… Проснувшись, ахнули зверьки:

— Беда! В лесочке дух лисичий! — Умолк весёлый гомон птичий, и, словно ветер шелестящий, промчалась весть над тихой чащей: — Опасный враг проник в лесок! Заприте норки на крючок!

— Что ж делать, Серая Одёжка?

— Куда нам деться, Быстроножка? Я так боюсь зубов соседки, дрожу при каждом хрусте ветки!

— И я, дружок мой, сам не свой! Ведь это наш лесок родной, мы знаем тропки и овражки, и всё равно бегут мурашки, когда шелохнет где-то за кустом! А что же ночью будет с нами? Да разве, братец, мы уснём, раз так боимся даже днём!

Уже в лесочке вечерело, когда решение созрело, что зайки завтра спозаранку сучков натащат на полянку и под развесистым кустом построят за день крепкий дом. Сплетут из веток тёплый кров, к дверям приделают засов, и пусть попробует Лисица незваным гостем заявиться, ни с чем уйти придётся ей…

Прошла бы только ночь скорей!

На небо месяц вышел ясный, и все зверьки во тьме опасной залезли в норки, под кусты, поджали лапки и хвосты. Никто не спит. В лесу — ни звука.

А высоко, средь веток бука, два глаза, словно фонари, всю ночь горели до зари. То филин, зоркий часовой, берёг зверят во тьме ночной. Лиса же, прячась до поры, в ту ночь не вышла из норы.

Проснулись чащи и опушки, запели на ветвях пичужки, и Быстроножка с травки встал.

«Ох-ох, я, кажется, проспал! Но нет, трава ещё сырая. Тогда, минутки не теряя, в лучах приветливой зари начну зарядку: раз-два-три, прыжки на месте, бег по кругу… Ну, а теперь отправлюсь к другу. До ночки слаженным трудом мы с ним построим крепкий дом».

— Давай возьмёмся, друг, за дело! Уже, как видишь, посветлело! — кричит весёлый Быстроножка.

Но сонный Серая Одёжка глаза сердито протирает и неохотно отвечает:

— Тебе легко вставать чуть свет, а Бурый Мишка, мой сосед, всю ночку так храпел, кряхтел, что мне сегодня не до дел. Хочу поспать хотя бы днём, а строить завтра мы начнём.

Опять лучи зари румяной зажглись над зайкиной поляной, и Быстроножка, как вчера, пришёл к товарищу с утра. А у того унылый вид.

— Дружок, я болен, — говорит, — хотел проделать я зарядку, да занозил колючкой пятку. Покличь-ка дятла ты с берёзы, не то умру я от занозы!.. Наверно, за день всё пройдёт, а дом до завтра подождёт.

Назавтра шустрый Быстроножка размялся утречком немножко и в третий раз пошёл опять дружка на стройку приглашать. И снова тот вставать не хочет.

— Боюсь, что дождик нас промочит. Вот-вот он может разразиться, а ты ведь знаешь, что Лисица не ходит в дождик на охоту. Начнём-ка завтра мы работу. И я даю, братишка, слово: всё будет завтра же готово!

Настало утро в свой черёд, и шустрый зайка вновь идёт звать друга браться за труды.

Вдруг видит свежие следы, и травка пахнет неприятно… Вздохнул зайчишка: всё понятно.

— Лиса, дождавшись тёмной ночки, гуляла нынче в их лесочке. И у зайчишки, как росинки, из глаз закапали слезинки.

— Один остался я теперь, братишку съел лукавый зверь!

— Не плачь, не плачь! Я тут, живой! — раздался голос за листвой.

И показался на дорожке братишка в порванной одёжке — нос красный, что твоя черешня.

Лисой ободран он, конечно. Ему пришлось, как видно, туго, и Быстроножка молвит другу:

— Тебе сейчас не до работы, начнём уж завтра…

— Что ты, что ты! Сейчас же будем строить дом, не оставляя «на потом».

Нашли пенёк они повыше, набрали в зарослях для крыши зелёных листьев и ветвей, гвоздей — колючек поострей. И тут же дружно и умело зайчишки принялись за дело.



Камней наклали на пенёк, сложили печь, и теремок под вечер был уже готов.

Друзья задвинули засов и, застелив кроватки мхом, уснули оба сладким сном.

Лиса ж, голодная и злая, той ночью вышла, рассуждая: «Зайчишке утром повезло, я промахнулась, как назло, но уж сейчас его схвачу я!..»

И, свежий след зайчишки чуя, спешит вперёд. Но вдалеке вдруг видит домик на пеньке. Крадётся ближе. Вот беда — никак войти нельзя туда! Устав ломиться и стучать, ушла голодная опять.

Плутовка скрылась с той поры за девять рек, за три горы, за тёмный лес, в глухие дали, с тех пор её мы не видали. А там, в леске, меж трав душистых, где щебет птичек голосистых ещё таится, как грибок, зайчишек крепкий теремок.

К ним ходят добрые зверюшки, жучки, кузнечики, пичужки. Они находят там приют, когда дожди подолгу льют, там сказки слушают весной и пьют в морозы чай лесной.


Лиана Даскалова Сказка про чудеса

На свете бывает много чудес.

Вот, например, жил на нашей улице мальчик, который ну никак не любил арифметики. В первом классе он еле-еле научился считать до десяти, а во втором классе и вовсе остался на второй год. Его не могли перевести в третий класс, зато пересадили на третью парту — для разнообразия. Этот мальчик так ненавидел арифметику, что стоило ему услышать букву «з», как он начинал плакать, потому что с буквы «з» начинается слово «задача».

Однажды мальчик сказал себе:

«Зачем ходить в школу, когда можно прекрасно прожить безо всяких задач! Пойду-ка я лучше куда-нибудь работать, вот и кончатся мои мученья!»

Он вырвал лист из тетради и написал маме записку:

«Не хачу учить Орифметику!»

Кто увидит записку, сразу поймёт, что и с правописанием у него было неважно.

И мальчик отправился в путь. Сначала он обошёл наш город. И, конечно, проголодался.

Остановился возле кондитерской.

«Вот куда я пойду работать, — решил он.

А вместо платы пусть мне дают пирожное на завтрак и пахлаву на ужин!»

И вошёл в кондитерскую.

— Что тебе, мальчик? — спросил его кондитер.

Хочу у вас работать! — ответил мальчик.

— Понятно! Ну, а документ об образовании у тебя есть?

— Нне-ет… я… я его потерял, — пробормотал мальчик и бегом бросился на улицу.

Шёл он, шёл и вышел за город. В сумерки он очутился в густом тёмном лесу. Ох, как там было страшно! Под каждым кустом ему мерещились волки, медведи и даже тигры, потому что мальчик и географию знал не лучше арифметики и думал, что в наших лесах водятся тигры.

Внезапно в темноте вспыхнул огонёк.

Мальчик пошёл на огонёк и увидел домик.

У окошка сидел старик с длинной бородой и читал книгу.

«Попроситься к нему на ночлег или нет? — думал мальчик. — Кто его знает, что он за человек. Может быть, добрый, а может, и злодей! Нет, раз он читает книги, значит, всё-таки добрый!»

Тут старик открыл окно, высунул свой длинный нос и крикнул:

Я — дед Тонконос,
Ты, прохожий, будь мне гость!
Ну-ка, дверь! Раз-два-три!
Обе створки отвори!
В ту же минуту дверь — скрип — и открылась. Мальчик вошёл в домик, да так и ахнул. Посреди комнаты стоял стол, накрытый на двоих. Он сел ужинать со стариком и наелся вдоволь. Потом старик хлопнул в ладоши и сказал:

Вилки, миски,
Ну-ка, р-раз!
Все скачите
Прямо в таз!
Прыг-скок, прыг-скок, вилки и миски попрыгали со стола прямо в таз с водой и принялись плескаться, как утята в пруду.

«Видно, этот старик — волшебник! — решил мальчик — Вот так-так! Что же теперь со мной будет?»

Мальчик задрожал не то от страха, не то от холода, потому что в домике было прохладно. Хозяин заметил, что мальчик ёжится.

— Тебе холодно? — спросил он. — Ничего, сейчас мы разведём огонь, и ты согреешься.

Но старик не стал вставать с места, чтобы принести дров, и даже не полез в карман за спичками. Он хлопнул в ладоши и сказал:

Огонёк золотоглазый,
Запылай в камине сразу.
Нас скорее обогрей,
Видишь, дождик на дворе.
И тут же в камине вспыхнули и заплясали золотые языки пламени.

Мальчик протянул руки к огню и быстро согрелся.

«Чудной старик! — думал он. — Да какой лентяй! Ничегошеньки не делает, пальцем не шевельнёт, а живёт — лучше некуда!»

Старик же смотрел на себя в зеркало.

Потом хлопнул в ладоши, и вдруг откуда ни возьмись появились большие ножницы и чик-чик — начали подстригать его длинную седую бороду.

— Ну что ж, давай побеседуем, — сказал хозяин. — Скажи мне, что ты любишь больше всего на свете? Только хорошенько подумай!

— Чего тут думать! — буркнул мальчик. — Больше всего на свете я люблю пирожные.

— А что больше всего ненавидишь?

— Больше всего я ненавижу задачи. Как только услышу, что кто-то сказал «задача», так и кажется, что где-то рядом шипит ядовитая змея.

— Понятно, понятно, — засмеялся дед Тонконос. — Теперь ложись спать, а завтра познакомимся поближе. Спокойной ночи!

— Где же я лягу, на полу, что ли? — удивился мальчик.

— Ох, какой я стал рассеянный! — воскликнул дед Тонконос. — Сию минуту будет тебе постель!

Он хлопнул в ладоши:

Всходит на небо луна,
Наступило время сна.
Пусть-ка явятся сейчас
Одеяло и кровать,
И пуховая подушка
Ляжет гостю под ушко.
Заиграла тихая музыка, глаза у мальчика стали слипаться. Сквозь ресницы он увидел мягкую белую постель, которая так и манила ко сну…

Утром мальчик проснулся от плеска голубиных крыльев.

— Вставай, дорогой гость! Пора кормить голубей! Это и будет твоя работа!

— Чудесно! — обрадовался мальчик.

— Я всегда говорил, что можно жить и без арифметики! Давай, дед, корзинку с зерном!

— У меня 16 235 голубей. Каждому полагается на завтрак по 20 пшеничных и по 20 просяных зёрен. Вот и подсчитай, сколько тебе нужно зёрен, а потом мы вместе пойдём в амбар за зерном.

— У-у-у-у! — завопил мальчик. — Да ведь это задача! Дед Тонконос, я же сказал тебе вчера, что больше всего на свете ненавижу задачи! Нет, не хочу кормить голубей!

Дай мне другую работу!

— Ладно, — усмехнулся дед Тонконос.

— Будь по-твоему. Бери лопату и мотыгу, будешь вскапывать сад.

Мальчик так и подпрыгнул от радости.

— Такая работа по мне! Не надо ни числа считать, ни задачи решать!

— Но только смотри! Чтобы сад получился красивый, сначала раздели его на четыре квадрата и два прямоугольника. В середине сделай круг, весной засадим его фиалками. Стороны каждого квадрата должны равняться пяти метрам, а у прямоу…



Тут мальчик закричал сквозь слёзы:

— Дед Тонконос, ты опять задал мне задачу! Не могу и не хочу решать задачи! Мне за эти квадраты и прямоугольники и так поставили двойку! Как ты не понимаешь, я хочу работать, а ты мне вместо этого всё время задачи задаёшь!

— Ах ты, глупыш! — сказал дед Тонконос и погладил мальчика по взлохмаченной голове. — Пойми, наконец, что любая работа, любое дело, какое только существует на белом свете, — это всё задачи, и люди должны уметь их решать. Взять хотя бы мой дом! Это тоже задача, но уже решённая. Сначала архитектор начертал на бумаге план, потом инженер подсчитал, сколько нужно для постройки железа и дерева, на какую глубину рыть фундамент; потом техники подсчитали, сколько нужно взять кирпичей и сколько извести и песка, на сколько дней звать каменщиков и, наконец, сколько будет стоить вся работа.

— Ага! — крикнул мальчик сквозь слёзы.

— А я своими глазами видел, что ты живёшь в этом доме без забот, без хлопот. Пальцем не шевельнёшь! Только хлопнешь в ладоши — и пожалуйста: стол сам собой накрыт, огонь в камине сам собой загорелся, ножницы сами тебя стригут. Я тоже хочу так жить: пусть вместо меня работают вещи!

— Ах ты, лентяй! Да ведь это — самая сложная задача! Над ней-то я и тружусь! Я хочу, чтобы машины делали за человека всю тяжёлую работу. Огонь, который зажигается сам собой, — тоже задача, которую я решил при помощи физики и математики. Но я не хлопаю в ладоши, а нажимаю маленькую кнопку, а ты и не заметил А ну-ка, скажи, за кого ты меня принял?

— За волшебника, за кого же ещё?

— Вот видишь! Я — учёный физик. Я не творю чудеса, а всю жизнь решаю разные задачи, одну другой интереснее.

Много задач решил я сам, много задач ещё до меня решили другие учёные. Поэтому в наши дни жизнь легче, приятнее, лучше, чем много лет назад. Но чтобы она стала ещё лучше, надо решить ещё много трудных задач… Поверь, от задач ты не уйдёшь, не спрячешься даже на краю света! Послушайся меня, бери ноги в руки, ступай домой! И садись за учебники! Учись, мой мальчик, учись до тех пор, пока волосы не поседеют и борода не вырастет до самой земли, как у меня!

И мальчик с нашей улицы в самом деле вернулся домой.

Теперь он с удовольствием ходит в школу, решает задачи из любого сборника и получает только отличные отметки. И потому я в самом начале сказала вам, что на свете много чудес. А сколько новых чудес нам придётся увидеть, когда мальчик и его друзья вырастут и начнут решать трудные задачи, которые до сих пор ещё никто не решил!


Анастас Павлов Разноцветный человечек

Пока не появился на свете разноцветный человечек, даже чёрные кошки были серы, а про серых и говорить нечего, — они-то и вовсе были серые-серые, но зато воображали о себе невесть что.

А человечек стоял посреди дороги и не знал, куда идти, — всё вокруг такое серое, что ничего не видно. Прямо лежит серая дорога, она ведёт через серые поля и серые леса, но разве поймёшь, поля это или болота!

— Эй, разноцветный человечек! — услышал он тонкий голосок.

— Кто меня зовёт?

— Это я, пичужка!

— Где ты?

— Я здесь! Разноцветный человечек, дай мне, пожалуйста, немножко коричневой краски для крылышек! И немножко красной — для хвоста!

И совсем чуть-чуть жёлтой — для клюва!

— Хорошо! Бери, сколько нужно!

Человечек дал пичужке красок, и она полетела в небо, всё выше и выше. Потом вдруг послышалось громкое «бумм!», и маленькая пёстрая птичка упала на землю.

— Ох, разноцветный человечек, смотри, какую я себе набила шишку! Я ударилась о солнце! Пожалуйста, человечек, дай небу немножко голубой краски, а солнцу немножко золотой, ведь так ничего не видно…

— Почему «немножко»? — удивился человечек. — Немножко голубой краски берут, например, для того, чтобы сделать голубыми глаза, а для неба нужно больше. — И разноцветный человечек отдал всю голубую и золотую краску, какая у него была. Тогда нёбо поднялось высоко-высоко, а на нём засияло золотое солнце.

Тут к человечку робко подошла серна.

— Разноцветный человечек, скажи мне, пожалуйста, где тут трава, а где — камни?

Никак не могу различить, того и гляди зубы сломаю или с голоду умру.

— Это очень плохо! — покачал головой человечек.

Он оглядел себя и сказал:

— Голубой у меня больше нет, золотой тоже нет. Но у меня осталось много других красок. Отдам-ка я траве зелёную краску.

Разноцветный человечек был очень добр.

Он сам раскрасил цветы в красный, жёлтый и лиловый цвета, а звери и птицы приходили к нему и брали краски, какая кому нравилась.

Прилетел попугай и взял понемножку каждой краски, глядя на него, все другие попугаи сделали то же самое.

— Я хочу одеться в белое, — сказала зебра и взяла себе белую краску. — Или нет, пожалуй, мне больше пойдёт чёрное!

Белое — чёрное, белое — чёрное, — и стала зебра полосатой.

Разноцветный человечек шёл по свету, и весь свет становился ярким и радостным.

Ему повстречалась маленькая девочка.

— Разноцветный человечек, дай мне понемножку разных красок! — попросила она.



Но у доброго человечка осталось очень мало красок, больше всего было розовой.

— Бери себе все краски! — сказал человечек и… исчез.

Розовая девочка заплясала от радости.

А потом вспомнила про доброго человечка и решила поблагодарить его.

— Разноцветный человечек! Где ты, разноцветный человечек?

Но человечка не было.

Она побежала к цветам:

— Милые цветики, вы не видели здесь разноцветного человечка?

— Он фиолетовый, как я? — спросила фиалка.

— Он красный, как я? — спросила роза.

— Нет, он голубой! — сказало небо.

— Нет.

— Нет, он золотой! — сказало солнце.

А человечка не было.

Девочка загрустила, а потом испугалась: вдруг без доброго человечка весь свет опять станет серым?

Не грусти и не бойся, розовая девочка! Если весь свет опять станет серым, придёт новый разноцветный человечек и отдаст ему все свои краски!


Асен Босев Весенняя сказка

Ветер прилетел с высот и запел:

— Весна идёт!

Услыхал его подснежник — и расцвел улыбкой нежной. А орешник у дорожки новые надел серёжки. И с улыбкою счастливой пастуху сказала ива:

— Знать, весна уж где-то рядом! Песней ты её порадуй!

И над лугом зазвучала песня старого кавала. Ручеёк бежит, клокочет, и резвится, и хохочет. Подхватил он на бегу чудо-песню на лугу. И бесхитростная песня полетела в поднебесье.

Эта песенка в лесу разбудила птиц, лису, и — представьте! — в тот же час все они пустились в пляс.

Посмотрите, как лисица лихо пляшет рученицу! Мишка вылез из берлоги — и у мишки пляшут ноги. Появился зайка вдруг и вскочил с разбега в круг. Рядом с ним танцует ласка — по душе ей эта пляска! Пляшет белка под кустом, машет весело хвостом.

И кипит-бурлит веселье в самый первый день весенний.

Машут ветками кусты, из-под них глядят цветы. Собрались под вязами фиалки темноглазые. Пришли из-за овражка красавицы-ромашки.

Зеленеют кочки. Набухают почки. С каждой ивы и сосны птичьи песенки слышны.

Так, как смотрят непоседы на веселье у соседа, — смотрит солнце из-за гор на весёлый птичий хор, как танцуют звери, птицы то хоро, то рученицу. Смотрит, удивляется и тут же отправляется новых приглашать гостей, чтобы было веселей!

Как всегда, в гнездо родное аист прилетел весною. Вот уже у крыш мелькает ласточек проворных стая: вверх и вниз — легки, как стрелы… Да, у них так много дела!

Вновь доносятся с опушки причитания кукушки. Ей взволнованно и бойко что-то отвечает сойка. Распевает средь ветвей беззаботный соловей, и весь день слышны из сада вдохновенные рулады.

На полях, под вешним светом — маков пышные букеты. И земля, и даже небо обещают много хлеба!


Эмил Коралов Чавдаркина белочка

Заглянуло в спящий лес утром солнышко с с небес. Осторожно тронул лучик белку на сосне колючей. Белка сладко потянулась, повздыхала и проснулась. Собрала росу в скорлупку, ушки вымыла и шубку, причесала хвост и шкурку и пошла будить дочурку:

— Солнце смотрит через ветки. Хватит спать! Ты слышишь, детка?

Но сказала дочка:

— Что ты! Мне поспать ещё охота…

— Нет, лениться не годится. Все проснулись: звери, птицы. Лес шумит, гудит, поёт. Нас с тобой работа ждёт!

— Мама, рано… Подожди…

— Скоро в лес придут дожди. Дуб наряд свой сбросил, наступает осень. Будет дождик плакать глухо…

— А у нас в домишке сухо! Что нам ветер?

Что нам снег?

— Но у нас орехов нет! Ночью ветер налетает и с деревьев их сбивает. Мы с тобой пойдём сейчас делать на зиму запас. Будем мы зимою сыты… Пусть тогда ворчит сердито вьюга днём и вечером — нам бояться нечего!

И помчались мама с дочкой мимо старых гнёзд сорочьих, мимо тропок муравьиных, по берёзам и осинам. И резвятся, и играют, и орехи собирают, и мелькают средь листвы их чудесные хвосты.

По стволам сухим и чёрным дочка прыгает проворно, вдруг под ёлкой скроется — мама беспокоится:

— Дочка, не скачи без толку, так и до беды недолго. Может страшный лютый зверь подстеречь тебя, поверь. Так носиться разве можно?

Нужно быть поосторожней! Всё случается в лесу… как же я тебя спасу?..

Но сказала дочь упрямо:

— Ты всего боишься, мама! Кто из птиц или зверей скачет ловче и быстрей? Кто, как я, скакать не может, пусть и будет осторожен!

И опять, махнув хвостом, белка скрылась за кустом. И в неистовом веселье понеслась к далёкой ели. Позабыла про орехи! Машет лапкой для потехи. Вверх и вниз, вперёд, назад — только веточки хрустят. Снова вверх и снова вниз…

Только вдруг раздался писк. Это около пенька чья-то сильная рука под тревожный шум берёз хвать проказницу за хвост!

Из-за дальнего овражка слышно, как кричит бедняжка:

— Помогите! Западня! Мамочка, спаси меня!.. Только что тут может сделать белка даже с сердцем смелым, если каждый из людей в двадцать раз её сильней? Белка по деревьям скачет, белка горько-горько плачет и не утирает слёзы…

В это время у берёзы трое радостных ребят возбуждённо говорят:

— Ай да Васко! Ай да Саша! Повезло нам, белка наша! И в засаде, в самом деле, не напрасно мы сидели!

— Что за шкурка!

— Что за глазки!

— О такой читал я в сказке!

— Хвостик золотистый! И какой пушистый!

— А с каким весёлым нравом!

— И с усами! — крикнул Слава. — Отнесём её домой, у меня рюкзак пустой.

Вот домой они идут, за спиной рюкзак несут. Галки на опушке смотрят: чьи там ушки?

Вертит сойка головой: что, рюкзак у них живой?

И бегут ребята вскачь — ведь сегодня день удач! А за ними вслед упрямо скачет, скачет белка-мама. Каждый знает: нелегко, если дочка далеко. И узнать ей нужно точно, где искать глупышку-дочку…

Время близилось к закату — и пришли в село ребята. Белый домик. Груши. Сливы. Дворик чистый и красивый. Клумбы и цветы кругом…

Вот вошли ребята в дом. Белка-мать сидит на ветке, смотрит в двери: как там детка?..

Как бы дочке знак подать: «Здесь тебя я буду ждать!..»

Ну, а в доме — тишина. И лежит там у окна, и скучая, и вздыхая, девочка совсем больная… Только вдруг раздались крики:

— Посмотри-ка! Посмотри-ка! Мы весь день в лесу гуляли, мы там белочку поймали, маленькую, юркую, с рыженькою шкуркою. С ней играй и забавляйся и скорее поправляйся!

И сказала девочка:

— Ой, какая белочка! Как дрожит она, бедняжка… Ей, наверно, очень страшно. Для неё в лесу раздолье — жить ей хочется на воле! Будет ей тоскливо с нами. Мы её отпустим к маме в лес её родной сосновый… Ну, а я уже здорова!

И она окно открыла и на волю отпустила в сад, шумящий сливами, пленницу пугливую.

Мама к ней:

— Дочурка, ты ли?! Отпустили?..

— Отпустили!

Что за счастье, что за чудо!

— Будешь слушаться?

— Да… буду…

Мимо дома, горд и строг, шёл куда-то петушок. Белка-мать его спросила:

— Ты ответь нам, Петя, милый! Как зовут ту девочку, что пожалела белочку? Я найду орех в лесу, ей в подарок принесу.

Помолчал, подумал Петя и с достоинством ответил:

— Нет, не нужно ей подарка! Эта девочка — Чавдарка, друг животных, друг зверей — не найти её добрей! Через десять дней она пионеркой стать должна. В день осенний, тёплый, ясный ей повяжут галстук красный. Знают все, что пионеры служат для других примером. Выручат они всегда тех, к кому пришла беда!



Эмилиян Станев Домик под снегом

Пришла осень. Дожди зарядили. Ветры налетели. Надоело зайцу мёрзнуть. Захотелось ему жить под крышей. Пошёл он по лесу искать себе жильё.

Увидел заяц старый дуб. Постучал по стволу раз, постучал другой и спрашивает:

— Есть здесь кто-нибудь? Я жильё ищу! Дверца отворилась, головка показалась. Белочка! Подумала она и говорит:

— Сделай себе дом в дубе. Будешь мне соседом, будем с тобой рядом жить да дружить!

Послушал её косой. Лапами скребёт, зубами грызёт — нору надо продолбить, чтобы в дубе жить.

Но тут прилетела Сойка. Зайца увидала, во весь голос закричала. Сто сорок собрала и косого прогнала.

Идёт Заяц по лесу, а сам невесел. Видно, в дубе не прожить, надо другой дом нажить.

В укромном месте, подальше от зверей, подальше от врагов. Шёл Заяц, шёл и к домику пришёл. Постучал он раз, постучал другой и спрашивает:

— Есть здесь кто-нибудь? Я себе жильё ищу.

Вылез из домика Ёж. Приглашает Зайца в дом — пусть осмотрит всё кругом.

Внутри тепло, уютно. Ветер не дует, дождь не мочит. Сладко спать в таком домике! Постели Мягкие, коврики тёплые.

Ёж Зайца попотчевал, а потом предложил:

— Оставайся у меня. Будем жить с тобой в мире, по-братски!

Остался Заяц у Ежа. Живут они день, второй и третий. А на четвёртый день явилась Лиса. Дверь с петель сорвала, стену напрочь снесла…

Ёж свернулся в клубок, иголки во все стороны выставил. А Заяц вскочил — и давай бог ноги!

Бежит по лесу, а сам думает:

«Нет, такое жильё не по мне! Надо искать прочный дом, в укромном месте, подальше от зверей, подальше от врагов».

Видит — пещера темнеет. Постучал он по скале раз, постучал другой и спрашивает:

— Есть здесь кто-нибудь? Я жильё ищу!

А из пещеры кто-то отзывается:

— Входи, не спрашивай! Гостем будешь!

Вошёл Заяц в пещеру, а там сидит лесная Сова. Смотрит на гостя одним глазом, а другой закрыла. Выслушала Сова Зайца и говорит:

— Живи у меня! Я здесь по целым дням сижу! Остался Заяц в пещере. Живёт день, второй и третий. На четвертый день явился Медведь. Ревёт, лапами машет, головой мотает. Выгнал и Зайца, и Сову, а сам завалился в пещере спать.

Понял Заяц — в пещере тоже не жильё.

Надо свой дом строить. В укромном месте, подальше от зверей, подальше от врагов.

Шёл Заяц, шёл. Всю ночь его дождь поливал. Наутро оказался он в долине. Смотрит — в стене оврага крепкий дом.

Постучал он по стенке раз, постучал другой и спрашивает:

— Есть здесь кто-нибудь? Я себе жильё ищу! Показался толстый-претолстый хозяин.

Выслушал Зайца. Почесал в затылке и сказал:

— Не входи ко мне — грязи натащишь! Лучше я тебе дам совет. Вон там, в стенке оврага, устрой себе дом. Вырой нору, сложи фундамент, вбей подпорки и строй стену за стеной!

Послушался Заяц барсучьего совета. Взялся за работу. Вырыл нору. Проделал в стене окошко. Печку сложил. Потолок досками обшил. Посередине поставил старый гриб вместо стола. Стулья сколотил и дом обжил. Паук сплёл ему занавеску. Лесная мышка-подкоренница ковёр соткала. Дятел сделал вешалку, продолбил замочную скважину.



Зажил Заяц счастливо. Живёт неделю, другую и третью. А на четвёртую случилась беда. Забрался к нему Хорь, старый разбойник. Поднял Зайца с постели. Сон ему прервал, пол-уха оторвал.

Шкуру Заяц уберёг, дом не устерёг. Опять побежал в лес. Бежит, сам с собой рассуждает: «Хорошо ещё, что Хорь явился, а не Лиса… Надо мне для жилья укромное место искать, подальше от зверей, подальше от врагов». Прибежал Заяц на окраину села.

Забрался Заяц под плетень, в сухое место. Смотрит — за плетнём домик стоит, из досок сшит. И красивый, и прочный. Постучал он в дверь раз, постучал другой и спрашивает: — Есть здесь кто-нибудь?

Хозяин как зарычит, как залает! Да как кинется на Зайца! Гонит его по горам, гонит его по долам. Наконец, надоело ему за Зайцем гоняться, и вернулся он в село.

Пришла зима, выпал снег. Всё кругом побелело. Остался Заяц без крова над головой. Под колючим кустом в чистом поле лежит, от холода дрожит и думает:

«А теперь куда деваться? Всюду звери, всюду враги!.. Видно, умирать придётся!»

Поплакал Заяц, поплакал, да и заснул с горя.

Всю ночь шёл снег. Засыпал леса, засыпал поля. Всё кругом устлал и куст замёл. Проснулся Заяц, видит — лежит он в белом домике. Стены белые, потолок белый, никто его не обшивал, не делал. Ни стола, ни печки, дверцы — и той нет. Но зато внутри тепло, светло. Ветер не дует, сквозняком не тянет.

Обрадовался Заяц. Принялся хлопотать.

Сделал под снегом ход. В крыше выдолбил отдушину. Стёкла изо льда смастерил, ничего не забыл. И устроился в новом жилье.

По ночам рыщет, еду ищет, а к утру домой возвращается. Следы свои заметает, чтоб никто домик не открыл. Так и дожил Заяц до весны в укромном месте, далеко от зверей, далеко от врагов…


Здравко Сребров Про чёрную птичку, блестящее семечко и молодую грушу

I
Чёрная птичка с жёлтым клювом и жёлтыми лапками, не очень большая и не очень маленькая, подлетела к старому грушёвому дереву.

Дереву было ровно сто лет и один год. Плоды с него собрали ещё летом. Осталась только одна груша, жёлтая, как цветок ноготка, — она спряталась в листве.

Чёрная птичка запрыгала с ветки на ветку, повернулась в одну сторону, в другую, растопырила хвостик-метёлку. В глаза ей брызнуло жёлтыми огоньками осеннее солнышко.

Птичка весело запела:

— Фью-фью, чик-чирик, трю-люлю, чи-чи-чи!

Она заметила в ветках старого дерева жёлтую грушу и обрадовалась ещё больше. Птичка стала клевать сладкий плод. Светлые капли сока потекли по перьям. Птичка отряхнулась, взяла в клюв кусочек груши и полетела к грабовой роще. На её опушке в траве лежал поросший мхом камень. Чёрная птичка села на камень и положила перед собой кусочек груши.

— Фью-фью-фью, чик-чирик, чи-чи, — ещё веселее пропела она. Повернулась в одну сторону, в другую, повертела хвостиком-метёлкой и принялась быстро и ловко клевать вкусную мякоть.

Верно, она боялась, что кто-нибудь отнимет у неё лакомство.

Блестящее коричневое семечко выпало на камень и скользнуло в ямку, — след, который оставило в мягкой земле копыто какого-то лесного жителя. След был глубокий, после дождей в нём застаивалась вода.

Птичка то ли не заметила семечко, то ли не обратила на него внимания. Она наелась, вытерла клюв о крыло, ещё раз отряхнулась и пропела:

— Фью-фью, чик-чирик…

Потом стремительно, будто камень из пращи, взвилась высоко в небо и пропала из виду.

*
А блестящее коричневое семечко так и осталось лежать в ямке. К вечеру на рощу пролился тихий дождик. Вдоль опушки потёк мутный ручеек, потащил за собой комки земли, палую листву.

Ямка наполнилась водой, листвой, землёй, маленькое семечко под толстым покровом притихло и затаилось.

*
Пришла долгая, долгая зима, укрыла рощу снежным покрывалом.

Исхудавшая белка спустилась по стволу на землю к тому месту, где осенью упало в ямку коричневое семечко.

Белка продрогла и проголодалась. Она не любила зимы. Орехи и жёлуди, которые она натаскала осенью в своё дупло, кончились.

Белка опустилась вниз, обнюхала землю и стала разрывать снег, поднимая фонтанчики снежной пыли. Снег слепил ей глаза. Ледяные иголочки кололи шею, снежная пыль облепила мордочку. Белка вздрогнула, поджала верхнюю губку, обнажив передние зубы, блестящие и острые, как тёсла. Семечка она так и не нашла. Оно осталось в ямке под толстым снежным одеялом, в тепле, в мягкой постельке.

Голодная белка живо вскарабкалась по стволу, со ствола на ветку и запрыгала с дерева на дерево, длинным пушистым хвостом сбивая снег с веток. Ледяная сосулька величиной с хороший сучок сорвалась с ветки и ухнула вниз. Она угодила прямо в двух зайцев, которые лежали под кустом, прижавшись друг к другу. Зайцы грелись и рассказывали друг другу разные небылицы, стараясь переврать друг друга. Испугавшись сосульки, они вскочили как ошпаренные и бросились в разные стороны: один на восток, другой — на запад. Сорока-белобока, насмешница, завертела хвостом и закричала им вслед.

— Бегите, бегите! Белые великаны лес валят! Триста волков мраморный камень грызут, зубы точат, вас съесть хотят!

*
С юга из-за гор прилетел добрый старый ветер. Небо прояснилось, ветки засветились, на рощу глянуло весеннее солнышко. Снег начал таять, во все стороны потекли мутные ручьи. Роща зашумела, сто молодых добрых ветров зашептались в ней.

День за днём роща выгоняла почки, раскрывала листья. Орешник развесил серёжки, мягкие, как кошачьи лапки. Расцвели цветы, выросла молодая трава. Певчие птицы заполнили рощу. Загудели мохноногие, мохнобрюхие шмели. Выползли жуки, запорхали бабочки, зажужжала мошкара. У подножья холма, над рекой, сновали стрекозы на крылышках из тонкого шёлка…

В роще куковала кукушка.

Три старушки шли в рощу за молодой крапивой и, остановившись на припёке у опушки, принялись слушать да считать на пальцах, сколько им жить осталось. Считали, считали и сбились. Заслушались кукушку!

Пришёл апрель и в Зелёные горы, и в Синие.

В роще ворковали горлицы.

*
Тёплым днём на том месте, где осенью блестящее коричневое семечко упало в ямку от большого копыта, из-под мягкой земли, из-под прелой листвы пробился к свету молодой побег. Он вырос из коричневого блестящего семечка, вдалеке от матери — раскидистой, крепкой, стройной старой груши.

Это чёрная птичка с жёлтым клювом и жёлтыми лапками, сама того не зная, посадила на опушке рощи молодую грушу. Не успели окрестные деревья опомниться, как она вытянулась в стройное, будто девушка, деревце с зелёным гладким стволом, с кудрявыми ветками, убранными круглыми листочками.

Ах, как хорошо началась жизнь молодой грушки на опушке грабовой рощи ранней весной! Добрый старый ветер стал прилетать и шелестеть в её свежей кроне с утра до вечера, и сто молодых ветров играли в её ветвях на ста серебряных дудках…

Что же было дальше с молодой грушкой?

Об этом вы узнаете из следующей сказки.

II
Снова пришёл апрель на опушку рощи, где когда-то чёрная птичка с жёлтым клювом и жёлтыми лапками съела кусочек сладкой груши. Вы, конечно, помните, что случилось с коричневым блестящим семечком, которое упало в ямку от большого копыта лесного жителя? Из него выросло молодое деревце. Сколько вёсен, лет, зим прошло с тех пор? Много: одна, две… больше!

Деревце выросло стройное, красивое, со множеством блестящих молодых веток, с кудрявой кроной, в которой с утра до вечера шелестел добрый старый ветер, а сто молодых ветров играли на ста серебряных дудках.

*
Ночь была тихая. Горы спали. На небе светили звезды. Спал в большой пещере и добрый старый ветер. Только внизу, у подножия горы, негромко пела горная речка, шумела по камням, спускаясь ниже, ниже, — торопилась на равнину. Надо было напоить хлеба, люцерну, яблоневые сады, виноградники, бахчу…

Рано утром закуковала кукушка на ветке старого бука — разбудила горы. Проснулся добрый старый ветер, потянулся от одной опушки леса до другой, глубоко вздохнул.

Начал спускаться с гор по папоротнику и зелёной герани к рощице, где стояла молодая грушка. В небе сияло золотое солнце. Два белых голубя летели от села, возвращались в рощу.

Согрелись ветви груши, раскрылись густые гроздья бутонов. Молодая груша покрылась белыми цветами, стала похожа на облачко. Тогда груша поняла, что она красавица. Осмотрела рощу, — нигде вокруг не видно деревца в таком красивом наряде. И так ей стало радостно, что захотелось заговорить.

В этом нет ничего удивительного. Все деревья, травы, цветы, птицы, букашки, пчелки, муравьи испокон веку умеют говорить — каждый на своём языке. Понимают они друг друга или нет, я не знаю. Но добрый старый ветер понимает их. Он останавливается возле каждого, слушает, кто о чём говорит, о чём мечтает, чего боится. Иногда прошепчет ласковое слово, а то укорит или даст мудрый совет. Все знают его, любят и побаиваются. Когда ветер разгневается и начнёт бушевать, — удержу ему нет.

Молодой груше захотелось говорить, и она заговорила.

Ветер послушал её, шепнул ласковое слово, погладил — понял деревце.

Что же сказала ему груша?

Я сидел на камне у опушки и смотрел на цветущее деревце. Оно стояло в белом наряде, как девочка, одетая на праздник: в белой блузке, белой юбочке, белой шапочке, белых варежках. Смотрел и радовался. Тут прилетел ветер и шепнул мне на ухо, что сказала ему молодая грушка:

— Она хочет вырасти ещё выше, выше рощи, чтобы все, и прежде всего солнце, увидели, как она красива. Она хочет стать ещё наряднее, хочет, чтобы на ней расцвели белые цветы, такие, каких нигде на свете больше нет.

И чтобы эти цветы светили днем и ночью, как звёзды. Ярче, больше, сильнее звёзд!

Чтобы все дивились, радовались ей, любили её, чтобы краше неё не было во всей роще, во всех горах, на всей земле, от востока до запада, от севера до юга…

Добрый старый ветер решил выполнить желание груши. Поднялся над рощей — на локоть, на два локтя, на сто локтей. Посмотрел в одну сторону, в другую. Пошел гулять от одного конца гор до другого, от Зелёных гор до Синих гор. Поползли тут серые туманы и чёрные тучи. Потянуло холодом. Листья зашептались. Птицы смолкли. Букашки попрятались под листья. Два белых голубя притаились под стрехой крайнего дома в селе, что стояло у подножия гор. И пошёл дождь. Он шёл день и ночь, роща отсырела, как губка, намокли птичьи крылья, промокли букашки, одним муравьям было сухо — они сидели в муравьиных домиках из сухих иголок.

А как же груша?

Её ветки поникли от дождя, цветы закрылись, съёжились. Испугалась груша, заплакала.

С цветов, с листьев, с веток потекли крупные слёзы: одна… две… тысяча…

— Что же теперь будет со мной! — плакала груша. — Где мой белый наряд? Я вся промокла!

А слёзы текли ручьями по блестящей коре, сбегали к корням, уходили в землю.

— Ох, я скоро захлебнусь! Пропала я, пропала моя красота! — горевала молодая груша.

На её ветке пряталась от дождя голубая синичка с жёлтой шейкой и чёрным хвостиком. Жалко стало синичке грушу.

— Тинь-тинь-тинь! Чего плачешь, чего плачешь?

— Погибаю, синичка! Как мне жить без наряда, без красоты! Лучше умереть, лучше покинуть жестокий мир…

Добрый старый ветер был поблизости, он гулял по роще, бродил по мокрым травам, по намокшим мхам. Ветер услышал жалобы груши. Улыбнулся и сказал самому себе:

— Молодо-зелено… всего боится, даже собственной тени!

Потянулся добрый старый ветер — от одного конца гор до другого, от Зелёных гор до Синих гор. Начал дуть во всю мочь, разогнал тучи. Убежали они за Зелёные горы, за Синие горы. Показалось чистое небо — высокое, голубое-голубое — голубее и глубже горного озера. Солнце согрело горы, рощицу, молодую грушу. Стало тепло. В лесу запели птицы.

Два белых голубя поднялись высоко в небо. Букашки и муравьишки снова выползли на белый свет.

— Как хорошо! — засмеялась сквозь слёзы молодая груша. — Как светло, как тепло!

Её бутоны раскрылись. Крупные белые цветы засверкали на солнце — они были светлее звёзд, крупнее звёзд, как и хотела груша. Её белая крона поднялась выше рощи. Посмотрела груша вверх, посмотрела вниз. Поглядела на солнце. Ах, как она выросла — на целую пядь, на целые две пяди!

— Что это? — воскликнула молодая груша.

— Я стала и выше, и красивее! От одного конца гор до другого, от Зеленых гор до Синих гор нет дерева краше меня! На всей земле нет меня краше!

А старый добрый ветер, довольный, что порадовал молодую грушу, снова зашептался с её белой кроной, а с гор спустились сто молодых ветров, зашептались с её цветами, заиграли во сто серебряных дудок с медовыми голосами…


Анастас Стоянов Тыковка

Жили-были пятеро братьев. Четверо старших были рослые и статные, а пятый — невеличка, ростом с тыковку. Вот его и прозвали Тыковкой. И так ему это прозвище подошло, что никто и не помнил, какое у него имя.

Однажды старшие братья сказали:

— Нас ждёт долгий путь. В пути нам встретится много людей. Зачем нам Тыковка, из-за него нас все поднимут на смех. Оставим его дома и пойдём вчетвером — мы друг другу под стать.

И не взяли младшего брата.

Шли они, шли и подошли к глубокой реке. Старший брат усмехнулся и говорит:

— Вот видите, будь с нами Тыковка, пришлось бы переносить его на руках.

На следующий вечер вошли они в густой лес. Второй брат сказал:

— Будь с нами сейчас Тыковка, он бы заплутался в чаще. Долгая дорога — удел рослых да сильных.

Кончился лес, стали они взбираться в гору по большим валунам. Третий брат не выдержал и говорит:

— Хорошо, что Тыковка остался дома. Не то пришлось бы нам его на спине тащить через валуны.

Шли они дальше, шли и сбились с дороги. Вокруг — широкое поле. Всюду, докуда глаз хватает, только трава колышется да кусты шелестят. Ни холмика, ни высотки, с которой можно оглядеть окрестности. Стоит среди поля тонкое деревце, но ни один из братьев не смог залезть на него: взберётся до середины, деревце прогнётся, и он свалится. Тогда четвёртый брат сказал:

— Этому деревцу не выдержать рослого да сильного. Только Тыковка мог бы забраться на его вершину и отыскать дорогу. Надо было взять его с собой. Неправильно мы поступили!

— Неправильно мы поступили! — ответили остальные братья и виновато опустили головы.




Камен Калчев Сказка про солнце

Девочка Марийка заболела. Целыми днями лежала в кровати и даже в окно не смотрела. Долго болела Марийка. Соскучилась по деревьям по жёлтым тюльпанам и пёстрым бабочкам и заплакала. Увидело её слёзы солнце — солнце ведь с высоты всё видит. Спустилось к дому и постучало в окошко.

— Кто стучит?

— Это я, — ответило солнце.

— Что ты хочешь?

— Пусти меня к себе.

— Зачем?

— Станем с тобой разговаривать. Открой окно!

— Мама будет ругаться!

— Не будет, она мне разрешила.

Толкнуло солнце раму, вошло в комнату, заблестело, засияло. Село на подушку рядом с Марийкой и рассмеялось радостно.

— А как мы будем разговаривать? — спросила девочка.

— Дай я тебя поглажу по головке.

— Ты меня обожжёшь.

— Не обожгу, не бойся.

И солнце погладило её по головке.

— А теперь дай поглажу щёчки.

И погладило девочке щёчки. Тогда Марийка попросила его:

— Скажи мне что-нибудь!

Солнце стало серьёзным и сказало:

— Ты знаешь, цветы сердятся на меня.

— Правда?

— Да. И бабочки сердятся.

— За что?

— Они говорят, будто я не хочу тебя вылечить.

— А разве ты можешь?

— Конечно.

— А как?

— Очень просто. Пускай меня каждый день к себе в окошко. Я буду тебе рассказывать про то, что я видело в далёких путешествиях.

— А вдруг не вылечишь?

— Тогда я больше не взойду на небо.

И солнце принялось рассказывать чудесные истории. Марийка опустила длинные ресницы и слушала. Солнце говорило про синие горы, про бурные моря, про людей и животных, которых встречало в пути…

Марийка уснула.

Она спала долго. А когда проснулась, то была уже здорова.

За окном кивали головками цветы, порхали бабочки. Они говорили:

— Слава солнцу! Слава солнцу! Оно вылечило нашу Марийку! Слава!


Леда Милева Синяя сказка

Подул южный ветер.

Два цветочных семечка поняли, что весна близка — и пустили два тонких ростка.

Первый цветок увидел синего неба кусок, и цветочки его сразу синими стали.

Второй цветок с шейкою гибкой увидел солнышка золотую улыбку и надел золотую корону. И, умывшись туманом, он заявил, встав посредине поляны:

— Всё, что красиво — запомните это! — золотистого цвета! Пшеничное зёрнышко — золотое. Ясное солнышко — золотое. И хотя называюсь Одуванчиком я, золотом отливает корона моя. Я золотой — не то что этот синий цветок! А тебя как зовут, скажи нам, дружок?

— Не знаю… Мне никто не сказал…

Вечером к ним пришел Муравей:

— Ох, как я устал… Как мне ползти нелегко… А муравейник мой так далеко!

Ползти в темноте по корням не хочу я.

Можно я у вас заночую?

Золотой одуванчик сделал вид, что не слышит. А синий цветок прошептал:

— Ночь на небе уже зажигает огни…

Оставайся со мной, отдохни!..

И уснул Муравей под синим цветком. Это было чудесно! Звёзды горели синим огнём.

И всю ночь ему снились синие сны.

Снилось ему, что он в синем потоке купается и поток ему улыбается — синий поток. Снилось ему, что плывет он на синем листке по глубокой реке — по синей реке. Снилось ему, будто в синей ракете летит он к далёкой планете — к синей планете.

Утром сказал Муравей, что не сможет забыть эту ночь и что будет он рад как можно скорее вернуться назад.

Улыбнулся цветок:

— Загляни к нам хотя б на минутку. Прощай, Муравей!..

— Прощай, Незабудка!

Так синий цветок узнал своё имя.

Но Одуванчику не понравилось это.

Он начал расти и стал совсем золотистого цвета.

И однажды снова пришёл Муравей и Незабудку спросил удивлённо:

— А где же твой друг с золотою короной?

— Нет его больше… Он всегда говорил так неохотно со мной и раздувался от спеси, что весь золотой. Что случилось потом?

На это мне трудно ответить… Он вдруг побелел, стал лёгким — и сдул его южный порывистый ветер!.. Он ничего даже крикнуть не смог. Вот, остался на месте его лишь сухой стебелёк…

И сказал Муравей:

— Плохо тебе, Незабудка, одной. Если хочешь, я останусь с тобой. Днём я буду трудиться — мне иначе нельзя. А утром, как только открою глаза, я буду тебе рассказывать свои синие сны — они, как сказки, тайны полны…

— Чудесно! — И Незабудка, от счастья сама не своя, листочком погладила верного друга — умного Муравья.


Георгий Мишев Как петухи научились кричать по утрам

Когда-то петухи были тихими, степенными птицами. На закате молча ложились спать, с восходом солнца молча просыпались, жили тихо и спокойно. Если бы не яркие гребни и пышные хвосты, их бы не отличить от кур.

Однажды в окрестностях птичьего царства появился ловкий вор. Это был смертньй враг куриного племени, а звали его странным именем — Кукареку.

Первым узнал про вора молодой петушок, который любил бродить по самым далёким уголкам куриного царства. И потому как-то ночью, когда он услышал сквозь сон крадущиеся шаги, петушок встрепенулся и закричал что было силы: — Кукареку-у-у-у!

Его крик перебудил всех соседей.

— Что случилось? — спросили они. — Что это тебя прихватило среди ночи? Ты почему горло дерёшь?

— Кукареку где-то близко. Я слышал его шаги.

— Ах ты, подлётыш, — заворчали старые петухи. — Раз тебе что-то приснилось, нечего всех зря будить.

И стали ругать петушка:

— Спи и другим не мешай, не то утром выщиплем тебе весь хвост!

В эту ночь Кукареку не посмел забраться в курятник. Он только ходил вокруг и высматривал, как бы пробраться к курам. На другую ночь пришёл на то же место. Петушок снова услышал его шаги сквозь сон и разбудил криком весь курятник:

— Кукареку-у-у-у! Берегитесь, братья! Кукареку ходит близко.

— Кто-кто-кто позволил этому мальчишке нарушать наш сон? — возмутились петухи.

— Завтра же вызовем в совет старейшин и хорошенько оттреплем за гребень!

— Почему вы мне не верите? — опечалился петушок. — Ведь может случиться беда!

— Какая ещё беда! Да тебе ли учить нас уму-разуму? Ты сам только вчера из яйца вылупился!

Вор услышал, что птицы не спят, и снова ушел несолоно хлебавши.

На третью ночь петушок, у которого был очень острый слух, снова услышал, что Кукареку крадётся к курятнику, и изо всех сил закричал. Петухи и куры слышали его крик, но сделали вид, что спят. «И зачем надрывается, — думали они в полусне. — Молодо-зелено, только и знает, что озорничать да шум поднимать».

И снова уснули.

Подождал Кукареку, пока всё стихнет, залез в курятник с огромным мешком и давай хватать сонных птиц. Свернёт шею — и в мешок, — птица даже крякнуть не успевает.

Петушок не знал, что делать, как разбудить своих братьев и сестер. Начал он хлопать крыльями и кричать. Захлопает крыльями и крикнет: «Кукареку!» Опять захлопает и опять крикнет: «Кукареку!»

Наконец, петухи проснулись, захлопали крыльями и закричали про вора. Поднялся страшный шум.



Видит Кукареку: плохи его дела, весь курятник всполошился, схватил свой мешок и был таков!

А наутро обитатели курятника увидели, что половины из них нет. В глубокий мешок вора Кукареку угодил весь совет старейшин.

Сошлись петухи и куры выбирать новый совет. Молодого петушка хотели выбрать председателем, но он отказался, — ему больше нравилось бродить где придётся по просторному птичьему царству, чем заседать в совете.

Однако в его честь новый совет принял решение: каждую ночь все петухи должны просыпаться по три раза, рассказывать друг другу, что видели во сне, хлопать крыльями и кричать звонкими голосами:

— Ку-ка-ре-ку-у-у!

И по сей день так делают.


Лада Галина Дорожный указатель, который хотел путешествовать

Все три дороги сходились у белого каменного источника с обомшелыми каменными корытами. Самая дальняя дорога шла издалека. Она была чёрная, асфальтовая и после летнего дождя блестела как зеркало. Над ней трепетали тени пролетающих птиц и облаков, а у обочин росли тополя и осины, сплетая зелёные ветви.

Вторая дорога была вымощена белым камнем и вела к сёлам. Конские копыта высекали из камней мелкие искры. Вдоль канавок стояли яблони с запылённой листвой.

Третья дорога терялась в полях. Она сплошь заросла спорышом и подорожником.

Над её тёмными колеями покачивались золотые колоски, голубые васильки и алые маки.

Кусты ежевики по сторонам были ободраны тележными колёсами. По этой дороге люди увозили с полей урожай. Они останавливались у каменного источника набрать воды в кувшины и напоить скот, опускали в корыта, полные прохладной тени, большие полосатые арбузы, чтобы остудились.

Рядом с источником стоял дорожный указатель — молчаливый и одноногий. Одна его рука указывала на белую каменную дорогу, а другая — на чёрную асфальтовую. Та, что указывала на дальний путь, была длиннее.

А к дороге, что вела в поле, указатель стоял спиной, но здешние жители и без него знали каждую пядь земли у себя на равнине.

Указатель был известным молчуном. Вот почему говорливый источник удивился, когда тот, глухо вздохнув, заговорил:

— Ух! Прямо в глазах потемнело! Мало того, что я стою на одном месте, как прикованный, так ещё и обиды должен терпеть!

— Кто тебя обидел! Кто он? Кто он? — запел источник. — Поделись со мной своей бедой, и тебе станет легче — вода любую обиду унесёт.

— Помнишь синюю машину, что остановилась рядом с тобой час назад? В ней сидели люди, а с ними был мальчик. Ему дали горбушку белого хлеба, а он швырнул её в пыль.

Не постыдился жнецов, что не разгибая спины работают под солнцем! Поле даже зёрна стало ронять — заплакало. А потом мальчик подошёл ко мне и принялся рубить меня саблей. Смотри, я весь в ранах!

— По какой дороге поехала синяя машина? — спросил источник.

— По асфальтовой. Я же её и показал.

Уж такая у меня работа — показывать дорогу и добрым, и злым.

— Жалко, что меня здесь не было. Я бы клюнул этого мальчишку как следует.



Серый полевой воробей, который прилетел к источнику напиться, распушил пёрышки, нахохлился.

— Раз ты такой храбрый, догони его и клюнь! — засмеялась быстрокрылая ласточка. Она сидела на дорожном указателе и вертела головкой, хвастаясь красным платочком.

— По-твоему, я не могу быстро летать? — пыжился воробей-забияка. — Догоню в два счёта и ка-ак клюну озорника в шею! Но как узнать, куда они повернули?

— Да, дорог на свете много, — согласилась ласточка. Она не любила спорить с воробьями.

— А есть ли на дорогах такие, как я? — спросил указатель.

— Да сколько хочешь, и у каждого по три-четыре руки. А у тебя две руки, и если надеть тебе на голову рваную соломенную шляпу, ты станешь похож на огородное чучело, — ответил воробей, который терпеть не мог огородные чучела.

— На любой дороге есть указатели, — отозвалась ласточка. — Асфальтовая дорога ведёт к морю. Там, на берегу, где она кончается, начинаются морские пути. Их прокладывают пароходы, оставляя на воде светлый след.

— Неужели в море тоже стоят указатели вроде него? — удивился воробей. — Да ведь он и в деревенском пруду утонет, а не то что в море!

— В море указателями служат компасы и маяки. Когда наша стая летит в тёплые страны, мы находим верный путь и по другим знакам — здесь скалистый островок в море, там пристань на берегу.

— Интересно, когда люди отправятся на Луну, поставят они указатель на краю Земли или нет? Должен же кто-то указать им обратную дорогу, — тихо сказала мудрая черепаха.

Она тоже приползла к источнику и, высунув голову из пёстрого панциря, смотрела на присутствующих. Черепаха была самая учёная во всей округе. Если люди выбрасывали газету на обочину у источника, она подбирала обрывки, утаскивала в кусты и прочитывала от корки до корки. Поэтому черепаха знала обо всём, что происходит на земле. Она первой сообщила новость о том, что люди собираются на Луну. Но ей, конечно, никто не поверил, даже птицы.

Дорожный указатель хотел спросить её о чём-то, но черепаха подобрала клочок газеты и медленно уползла в кусты.

После этого разговора указатель долго молчал. Он всё думал о дальних краях и подрагивал от волнения. Мимо него проносились машины, проходили пешеходы. То весёлая свадьба промчится на разукрашенных повозках, то озабоченные люди остановятся у источника. Указателю очень хотелось знать, выздоровела ли маленькая девочка, которую увезли в город, выиграл ли заезд гонщик в жёлтой майке, который летел впереди колонны, но никто ничего не мог сказать ему.

— Все уходят, все уезжают, один я стою на месте, как прикованный! Тяжёлая у меня работа! Махнуть бы на неё рукой и отправиться путешествовать.

— Как только подуют большие ветры, отправляйся, отправляйся, — отвечала говорливая вода. Она принимала решения быстро и думала недолго.

Пробежали летние дни. В каменных корытах источника плавали виноградины. С поля поднимались струйки дыма — подпаски разводили на стерне костры и варили кукурузу.

Однажды ранним утром к указателю прилетела ласточка. Она села на его левую руку, где любила отдыхать.

— Я прилетела попрощаться. Заморозки сковали поле. Мы улетаем в тёплые страны.

Наша стая готовится в дальний путь.

— Передавай привет моим морским братьям-маякам, — сказал указатель.

— Весной вернусь и расскажу тебе про маяки и про морские пути, — чирикнула ласточка.

— Как долго придётся ждать весны! Как сильно я буду скучать по родному гнезду!

«Может быть, весной меня здесь уже не будет», — хотел сказать указатель, но побоялся опечалить ласточку.

Улетели ласточки, улетели аисты и журавли. Мокрые, взъерошенные воробьи прятались под широкими листьями тыквы. В плохую погоду листья были им вместо зонтов. Вода застаивалась в колеях дороги, что шла с полей. Тополя вдоль асфальтовой ленты стали похожи на высокие жёлтые свечи.

— Идут большие ветры, идут, идут! — пела вода в источнике.

Указатель вздрагивал и думал: какой путь выбрать, чёрный или белый? Лучше всего чёрный.

Он идёт до самого моря.

Скоро налетели большие ветры, засвистели широкими крыльями, завыли. Деревья гнулись под их напором. Указатель понатужился раз, другой, хотел сойти с места, но земля крепко держала его. Ветры засвистели сильнее, и он почувствовал, что летит. Его поволокло по чёрному асфальту, ударило, перевернуло.

Он уткнулся головой в глинистую канаву.

На этом и кончилось его путешествие по широкому миру.

Подъехал доверху нагружённый грузовик, шофёр огляделся, но поскольку указателя не было, свернул не на ту дорогу. Подъезжали и другие машины и тоже не могли попасть куда нужно. Люди возвращались на перекрёсток и сердито ворчали: «Неужели трудно поставить на перекрёстке указатель!» А указатель лежал неподалёку в канаве не в силах подняться и сгорал от стыда.

На следующий день дорожный обходчик нашёл указатель, поднял его, отнёс на место и врыл поглубже в землю. И снова встал указатель как вкопанный. Краска на нём облупилась, но зато сам он стал умнее.

Источник весело приветствовал его:

— Вернулся, вернулся! Куда ни ходи, на своём месте лучше!

— Одни уезжают, другие приезжают, а моя работа — показывать дорогу!

На этом указатель замолчал. Он стоял на месте и слушал болтовню белокаменного источника.


Эмилиян Станев Медвежонок-лакомка

Когда подошло время появиться на свет медвежатам, старая медведица перевалила хребет и стала спускаться по его северному склону. Тут лес был густой и непроходимый, кое-где торчали скалы.

Медведица помнила укромное место, где не раз отдыхала во время долгих осенних скитаний. Оно находилось над крутым обрывом у узкой долины, из которой утрами и вечерами выползали голубоватые туманы. Там, среди невысоких скал, поросших геранью и папоротником, была маленькая пещера.

Когда медведица добралась до пещеры, красное мартовское солнце уже садилось, и его алый свет заливал коричневую стену леса.

Через три дня ветреной ночью довольная медведица лежала в пещере, а в её косматых объятьях копошилось двое медвежат. Они были маленькие, слепые и тонули в густой шерсти, покрывавшей грудь матери.

Мать выходила из пещеры только затем, чтобы найти пищу, и торопилась вернуться к малышам. Когда у медвежат открылись глаза, а сами они подросли и окрепли, она стала выводить их на укромную полянку. Медведица ложилась в траву, а медвежата карабкались по её крутому лохматому боку, кувыркались и играли. Медведица настороженно ловила каждый звук, каждый шорох, в глазах её светилось беспокойство и свирепая готовность к борьбе.

Как только сошёл снег и обнажил землю, медведица начала водить медвежат к муравейникам, учила их есть крупных горных муравьёв.

Она сбивала верхушку муравейника, совала лапу поглубже и ждала, когда всю её облепят растревоженные муравьи. Потом облизывала лапу своим шершавым языком. Медвежата старались подражать ей, но были неуклюжи. Они падали в муравейник, и обозлённые муравьи безжалостно набрасывались на них. От жадности медвежата кусали лапы вместо того, чтобы облизывать их.

Иногда мать водила их к пенистому горному ручью с прозрачными и глубокими заводями. Старая медведица купала медвежат и учила их плавать. Она любила барахтаться в воде, ловить раков, особенно по ночам, когда они вылезали на берег. Наевшись, вся семья отправлялась к пещере. По дороге старая медведица выворачивала каждый камень и каждый пень — искала мышей, которых медвежата охотно съедали, хотя животы у них и без того были тугие, как барабаны.

Однажды в летние сумерки старая медведица нашла диких пчёл, которые жили в дупле высокой липы. Почуяв запах мёда, медведи начали облизываться, ходить вокруг дерева и вставать на задние лапы. Медведица попробовала залезть на дерево. Дупло было высоко, а ствол — прямой и гладкий.

Тяжёлое, неповоротливое тело мешало медведице, и ей пришлось отказаться от своей затеи. Медведица недовольно зарычала.

Один медвежонок, большой лакомка, ловко и быстро взобрался на липу. Мать взревела и толкнула ствол обеими лапами, чтобы заставить его слезть. Но медвежонок чуял мёд и не обращал внимания на мать.

Он сунул лапу в дупло и тут же страшно завизжал. Тихие сумерки огласило разъярённое жужжание. Пчёлы вылетали из дупла и набрасывались на медвежонка.

Десяток пчелиных жал вонзился в его мордочку. Целый рой мохнатых насекомых словно шапка облепил голову медвежонка. Он принялся скулить и корчиться от боли.

Внизу мать обеими лапами толкала ствол.

Она хотела, чтобы сын как можно скорее слез с дерева. Но медвежонок ничего не соображал.

Он скулил и корчился, пока не скатился на землю.

Пчелиный рой налетел на всю семью.

Старая медведица не испугалась. Пригнув огромную голову, чтобы уберечь глаза, она схватила за шиворот искусанного медвежонка и с рычанием помчалась к ручью. Медведица с берега швырнула медвежонка в заводь, столкнула туда же его брата, а потом и сама погрузилась в воду.

Пчёлы, облепившие малыша, поплыли в воде. Холодная вода привела его в чувство. Но морда у него отекла и так распухла, что глаза почти совсем закрылись.

Когда пчёлы вернулись в дупло, медвежья семья вылезла из воды и побрела к своей пещере. Впереди шла старая медведица и сердито ворчала. Следом плёлся, прихрамывая, пострадавший медвежонок. Он всё ещё скулил.

Пёстрая сойка проводила их до самой пещеры. Она перепархивала с дерева на дерево и насмешливо кричала, а дятел — он тоже всё видел — долго смеялся: хи-хи-хи!


Йордан Радичков Осёл и его тень

Шёл осёл по дороге, и настроение у него было скверное, потому что солнце припекало и нигде не было тени, чтобы укрыться и отдохнуть. Осёл без устали махал хвостом, чтобы освежиться, да много ли проку от хвоста в такую жару. Конечно, он и ушами хлопал, но, как ни велики ослиные уши, они всё равно не спасут от зноя.

Шёл осёл, шёл и увидел, что рядом идёт тень и всё время передразнивает его.

Он махнёт хвостом — и она махнёт, он дёрнет ухом — и тень дёрнет ухом.

— Ах, так! — сказал осёл. — Ну, погоди, я тебе покажу!

Вы знаете: что осёл надумает, непременно сделает.

Осёл подумал, что, если он побежит, тень останется на дороге. Пускай валяется, пускай задохнётся в горячей пыли! Бежал он, бежал, остановился перевести дух. Только обернулся, глядь, а тень рядом. Стоит и тяжело дышит как живая. Осёл топнул ногой, чтобы спугнуть её, но тень не испугалась, а сама топнула на него ногой.

— А, ты вот как! — сказал осёл. — Значит, я тебя от солнца загораживаю, от жары спасаю, а ты дразниться вздумала! Это тебе так не пройдёт!

И прихлопнул хвостом надоедливую муху. Возле тени никакой мухи не было, осёл это ясно видел, но она тоже хлопнула себя хвостом по спине, будто убила муху. Насмехалась над ним, видно.

В поле, неподалёку от дороги, осёл увидел терновник. Ему пришла в голову одна мысль, и он пошёл к колючим кустам. Оглянулся — тень тоже шагает прямо на колючки.

— Сейчас тебя проучу! — сказал осёл.

И лёг в колючий куст. Тень не успела удрать, — видно, не догадалась, — и осталась внизу, под ослом. Шипы больно кололи его и даже расцарапали ему кожу, но осёл лежал терпеливо и крепко стискивая зубы, он знал, что тени тоже больно и тяжело лежать под ним. «Так ей и надо, этой строптивой тени, — думал осёл, — пускай шипы как следует исколют её, увидим, как она после этого будет насмешничать и дразниться».

Решив, что хорошо проучил тень, осёл вылез из терновника и встал среди поля. Стал отряхивать с себя листву да колючки и тут же увидел тень: она стояла рядышком и тоже отряхивалась:

— Поди теперь, покривляйся! — засмеялся осёл и махнул хвостом.

Тень тоже махнула хвостом.

— Ах, так! — сказал осёл. — Ну, я тебе покажу.

И он пустился бежать. Осёл бежал так быстро, что тень еле поспевала за ним. Долго бежал он. Прибежал к берегу. Внизу синел омут.

— Я тебя утоплю! — сказал осёл тени.

Что осёл задумает, то и сделает.

Разбежался осёл и прыгнул в воду. Омут был глубокий, он еле выбрался на другой берег, в ушах у него было полно воды. Он присел на песок, чтобы вытряхнуть воду из ушей, и тут у него прямо горло перехватило: рядом на песке сидела тень и вытряхивала воду из ушей.

— Ах, так! — сказал осёл и задумался.

Думал он долго, у него даже голова заболела. Вы знаете, если осёл сел думать, он что-нибудь да придумает. Например, осёл придумал, как есть терновник, чтоб шипы не кололи язык, и надо сказать, что в этом деле он мастак.

Он решил, что, раз тень его разозлила, он должен разозлить её в отместку. Осёл направился к воде. Теперь тень шла впереди, и длинноухий посмеивался над ней. Она в воду — осёл за ней. Добрались до берега, но берег был крутой, и тени пришлось поплавать. Она села на берегу и начала вытряхивать воду из ушей, а осёл делал то же самое. Он даже корчил ей рожи и так смеялся, что слышно было в селе Черказка.

Потом тень побрела на луг, а осёл шёл следом и кривлялся. Как только она стала щипать траву, он тоже начал щипать траву. Набив животы, тень и осёл пошли к селу. Тень трусила впереди, осёл наступал ей на пятки, а вы знаете, как это плохо, когда вам наступают на пятки, особенно на бегу.

— Я из тебя душу вытряхну! — пообещал длинноухий.

И он шёл за ней по пятам, ни на одну минутку не давая остановиться. Осла ничуть не интересовало, что тень устала, что у неё болят ноги. Он ведь и сам устал, и у него болели ноги, но уж если осёл решит отплатить за обиду обидой, он всё вытерпит.

По дороге им повстречался старый крестьянин.

Тень остановилась и о чём-то спросила старика, а осёл сказал человеку:

— Почему ты не побьёшь свою тень? Разве не видишь, что она плетется следом и передразнивает тебя!



— Зачем её бить, — отозвался старик.

— Не я её несу, сама идёт.

— Да, но если тень тебя обижает и передразнивает, этого терпеть нельзя! Так считаем мы, ослы!

— Это дело твоё, — отвечал человек.

— Тень твоя, поступай, как знаешь.

— Я из неё душу выну, — сказал осёл.

— Целый день ходит рядом и дразнится. Мы, ослы, ужасно чувствительный народ.

И он погнал тень дальше.

Скоро он почувствовал, что в груди как будто что-то оборвалось, что он больше не может гнаться за тенью. Тень тоже еле держалась на ногах и скоро на всём скаку рухнула в придорожную канаву. Осёл упал рядом с ней. Он чувствовал, что умирает.

— То-то! — сказал осёл. — Я умру, но тень тоже умрёт.

И умер.

Потому что он был осёл, а вы знаете: уж если осёл что-нибудь заберёт в голову — непременно сделает.


Пламен Цонев Сплетённые рога

Там, где джунгли и пампасы, где шакалы воют басом, где сплелись лесные тропы — две прекрасных антилопы с очень длинными ногами и с ветвистыми рогами спор затеяли однажды: «Кто трусливый? Кто отважный?» Только спор довольно скоро перешёл в большую ссору…

Обе хмурятся сердито и о землю бьют копытом! Смотрят с веток птицы робко: разошлись враги на тропке, от обиды запыхтели, друг на друга посмотрели неподвижными глазами и— ударились рогами! Всё решится в ходе боя!.. Только что это такое? Бой затих неистовый — сплелись рога ветвистые. И ни туда, и ни сюда… Вот несчастье! Вот беда!

Не распутаться никак… День прошёл, спустился мрак. Хоть трясутся от испуга, но не смотрят друг на друга — не свели, как видно, счёты…

Только плохо: есть охота! По тропинкам бродят вместе… Тут уж, ясно, не до мести.

Значит, нужно помириться…

— Ох, устала я, сестрица! Всё. куда-то мы идём… Лучше ляжем, отдохнём!

— У тебя одна забота! Ну, а мне поесть охота. Лучше, милая, нагнись — вон трава, давай пастись!

— Я нагнусь, но ты сперва согласись, что я права!..

Хоть обеих голод гложет, уступить никто не может. Ходят, бедные, по кругу и не смотрят друг на друга. Что тут делать? Как тут быть? Ох, как хочется им пить! И, конечно, знает каждый, как нещадно мучит жажда.

— Пожалей меня, сестрица! Наклонись…

Хочу напиться…

— Я нагнусь, но ты сперва согласись, что я права!

— Нет!..

— Просить не стану дважды. Умирай тогда от жажды!

Хоть обеих жажда точит, уступить никто не хочет. Ходят, бедные, по кругу и не смотрят друг на друга…

Но однажды, в день прекрасный — тихий, солнечный и ясный, прилетел к ним попугай и заохал:

— Ай-ай-ай! Что за ужас! Что за страх! Кто-то прячется в кустах!.. Ах, скандал, скандал, скандал! Караулит вас шакал в самой гуще, в самой чаще, как разбойник настоящий. Ох, наделает он бед — съест вас, видно, на обед!



— Р-р-р… Что за звуки, что за топот!

У-у-у, как пахнет антилопой! Не напрасно ждал я, нет! Чудный ждёт меня обед! Я поесть всегда готов…

Тут он вылез из кустов:

— Не одна, а две? Удача! Долго сыт я буду, значит, — аж до самого заката… Жаль, немного худоваты.

Ах, как страшно! В чём спасенье?..

…В то же самое мгновенье антилопы разбежались, тесно спинами прижались и направили рога прямо в страшного врага! «Бу-у-ух!» — от гнева фыркнув глухо, распороли ему брюхо! Загудела мошкара:

— Молодцы! Ура! Ура! Вместо вкусного обеда негодяй рогов отведал!

Как случается порою, вдохновил успех героев. И они, собравшись с силой, «бу-у-ух!» — рога освободили!

И живут себе доныне под высоким небом синим, где сплелись лесные тропы, две прекрасных антилопы, с очень длинными ногами и с ветвистыми рогами. И живут они с тех пор в дружбе, и не зная ссор, и друг другу помогая.

Где одна — там и другая. Всюду вместе — пьют, едят, рядышком в траве лежат и вдвоём встречают зори. Вместе в радости и в горе.

Хоть распутали рога, вместе бьют они врага.

А теперь они, дружочек, поселились между строчек. И бояться им не надо ни стихии, ни засады. И пока они дружны, им угрозы не страшны!


Любен Дилов Что недосказано

Один крестьянин очень хотел, чтобы его сын стал старостой села. Разве плохо управлять целым селом? А как приятно, если тебя спросят, кто ты, ответить: «Я — отец старосты!»

Но как вывести сына в старосты?

Надо иметь много денег. Или много земли.

И, конечно, кое-что и в голове иметь.

Деньги можно нажить. Землю можно купить. Но как узнать, есть ли что в голове у сына?

Крестьянин решил взять его с собой на мельницу. В те времена на мельницу съезжалось много народу. Жернова вертелись медленно, и, чтобы смолоть муку, иногда приходилось ждать не один день. Целыми днями помольщики сидели во дворе, говорили о том, о сём.

— Слушай хорошенько, что будут говорить люди, а потом растолкуешь мне их слова! — наказал отец сыну.

В тот день на мельнице они застали только одного старика. Он сидел на солнышке и курил глиняную трубочку. Усы у него были жёлтые от табачного дыма.

— Тебе хорошо… — сказал старик крестьянину. — У тебя вон помощник есть. Одно время я вот так же ездил с отцом на мельницу.

Как обмолотим весь ток, нагрузим телегу, впряжём волов и целую неделю домой не возвращаемся.

Скоро подъехал ещё один помольщик. Он подсел к ним и начал нахваливать свою жену: и работящая она, и хозяйка такая, что всё в доме блестит, а стряпает — пальчики оближешь.

Тут явился третий помольщик. За его телегой шёл на привязи красивый гнедой конь. Не успел человек подсесть к остальным, а уже принялся рассказывать, как купил этого коня у одного барышника — как они торговались, как барышник хотел его надуть, но потом они ударили по рукам, тут он отсчитал деньги и взял коня.

Вечером крестьянин спросил сына:

— Ну, говори, что ты узнал сегодня?

— Много, отец! Сначала узнал от старика, что когда-то ездили на мельницу после того, как обмолотят весь ток. Узнал ещё, что, когда надумаю жениться, надо искать работящую жену, у которой всё в доме блестит, и чтобы стряпала она — пальчики оближешь!

— А ещё что?

— А ещё узнал, что, когда покупаешь коня, надо долго торговаться и глядеть в оба, чтобы барышник не надул.

Крестьянин вздохнул, помолчал и сказал:

— Не получится из тебя старосты! Ничего ты не понял…

— Почему же, отец? Я весь день слушал, слова не проронил.

— Этого мало, сынок. Староста должен понимать не только то, что сказано, но и то, что недосказано… Когда старик с трубочкой сказал мне: «Тебе хорошо, у тебя помощник есть» и стал вспоминать, как ездил с отцом на мельницу, он хотел поделиться своим горем: у него нет детей. А у кого чего нет, тот о том и говорит.

— Как же, отец, ведь у второго жена есть, почему же он всё время о ней говорил?

— Он не просто говорил. Он её нахваливал, хотел показать, как крепко её любит. Наверное, сам-то он уже понял, что больше не любит жену, вот и хвалит её, чтобы люди об этом не догадались…

— Сказать, по правде, отец, не понимаю я, как это получается.

— Станешь старше — поймёшь.

— А что ты скажешь про третьего, про того, что привёл на мельницу коня?

— Тут дело и вовсе ясное, — сказал отец.

— Конь краденый.

— Не может быть! Он же рассказывал, как долго торговался, как барышник хотел его обмануть, но потом ударили по рукам, он отсчитал деньги и взял коня.

— Это-то и подозрительно! Слишком много он слов наговорил, видно, затем, чтобы скрыть истину.

Не успел отец договорить, как на площади перед мельницей послышался конский топот.

Это приехали стражники и арестовали конокрада.


Георгий Мишев Заколдованный браслет

В одном городе жила девочка. У нее были чёрные волосы и глаза как вишни. Девочка очень любила красивые безделушки, и у неё был шкаф, в котором лежали гипсовые кошечки, фарфоровые собачки, пушистые обезьянки и зайчики, ярко раскрашенные гномики в островерхих шапках и всякая всячина. Девочка целыми днями играла в свои игрушки и могла часами ласкать фарфоровую собачку или разговаривать с деревянными гномиками. Но стоило ей встретить на улице живого щенка или котёнка, как она бросала в него камнями или била палкой. Она била и детей и страшно завидовала, если видела у кого-нибудь красивую игрушку или нарядное платье.

Девочка часто гуляла по главной улице города, где в витринах больших магазинов было выставлено много дорогих и красивых вещиц.

Она останавливалась то перед одной, то перед другой витриной, долго стояла, не сводя с них глаз. Ей очень хотелось, чтобы все эти вещицы принадлежали ей. Девочка думала, что станет счастливой, если будет владеть всем тем, что выставлено в витрине.

Однажды, гуляя по городу, она остановилась перед ювелирным магазином.

В его витрине красовался тяжёлый золотой браслет, усыпанный крупными драгоценными камнями. Девочка замерла. Она стояла перед витриной как вкопанная, не в силах оторвать взгляд от чудесного браслета, который весь сиял и переливался. Люди проходили мимо магазина, останавливались, восхищались мастерством ювелира, который создал такую красивую вещь, и шли дальше. А девочка не трогалась с места.

Через некоторое время она заметила, что позади неё стоит человек высокого роста. Она обернулась. У незнакомца была густая рыжая борода. Он смотрел на неё светлыми глазами, в которых то и дело вспыхивали холодные зеленоватые огоньки.

— Нравится тебе этот браслет? — спросил человек.

— Очень! — воскликнула девочка.

— Я могу подарить его тебе. Но знай, что драгоценные вещи очень опасны. Они…

— Ах! — перебила его девочка. — Они приносят богатство и счастье!

Человек засмеялся:

— Раз так, я сделаю тебя богатой и счастливой!

Он вошёл в магазин. Сквозь стекло девочка видела, как чья-то рука протянулась к витрине и взяла браслет. Она прижала руки к груди, от волнения было трудно дышать. Человек с рыжей бородой вышел на улицу и протянул девочке бархатную коробочку, в которой лежал золотой браслет, сверкая драгоценными камнями.

Девочка не знала, как ей благодарить незнакомца.

— Я так богат, что для меня это сущий пустяк, — успокоил её рыжебородый, — Но если ты действительно хочешь доказать свою признательность, ты никогда не должна жалеть, что приняла от меня этот подарок.

Он загадочно улыбнулся и пошёл прочь. Девочка посмотрела ему вслед и подумала:

«Вот чудак! Разве можно пожалеть о таком подарке!» И поскорее надела браслет на руку.

Как ловко сидел браслет на её руке! Как ослепительно сверкали на нём бриллианты, изумруды и рубины!

— Какая я счастливая! — воскликнула девочка и хотела бежать домой, показать всем чудесный подарок. Но от браслета по её руке поползли невидимые нити, они быстро проникли в самое сердце и окутали его холодной липкой сетью.

Девочка чувствовала, что её сердце охватил холод, но не могла оторвать глаз от дорогого подарка. Она забыла, что должна вернуться домой. Вместо этого она догнала рыжебородого человека и пошла за ним, как собачка за хозяином.

Они шли долго. Незнакомец молчал. Вышли за город, вступили в сумрачный густой лес.

Девочка увидела огромный замок. Его башни упирались в облака и были сделаны из чистого горного хрусталя, а стены сложены из редчайшего белого мрамора с золотыми прожилками.

Незнакомец ввёл девочку в замок. Они поднялись на самый верхний этаж, он отпер дверь большой комнаты. Девочка онемела от восхищения: в ней было множество прекрасных картин и статуй, груды роскошных нарядов и драгоценностей.

— Всё это твоё! — сказал рыжебородый.

— Входи и будь счастлива!



Девочка бросилась к ларцам с драгоценностями и по локоть погрузила руки в россыпи камней. Рыжебородый запер за собой тяжёлую дверь. С лестницы донёсся его злобный смех.

Но девочка ничего не слышала. Она стояла на коленях перед ларцом и перебирала одну вещь за другой. Потом стала осматривать комнату и любоваться всем, что в ней было. Она рассматривала картины и статуи, трогала дорогие бархатные занавеси, брала в руки то одну, то другую вещицу, протирала её, старалась найти для неё подходящее место в комнате. Потом занялась нарядами, примеряла одно платье за другим, надевала на себя ожерелья, браслеты, кольца, диадемы…

Так прошли недели, месяцы, годы… Девочка давным-давно рассмотрела всё, что было в роскошной комнате, давно привыкла к дорогим и ценным вещам и украшениям. Она каждый день протирала их, расставляла и раскладывала по местам. Серебро, золото и редкие камни излучали яркий, но холодный свет, который наполнял комнату могильным холодом.

Этот холод пронизывал сердце девочки, и она начала вспоминать солнце, весёлый огонь в печке родного дома, тёплые руки матери…

Лицо её стало печальным, она не раз подумывала о том, как избавиться от холодной колдовской власти замка. Но дверь её комнаты была крепко заперта, а окно — высоко, под самым потолком, и добраться до него было невозможно. Ни разу за все годы рука человека не открыла тяжёлую дверь, ни разу солнечный луч не проник в окно комнаты. Девочка поняла, что она навеки погребена среди ледяной бездушной роскоши, и заплакала. Горячие слёзы потекли по её щекам. Она подставила под них одеревеневшие ладони, потому что кроме слёз ничего тёплого в комнате не было. Но слёзы скатывались с её ладоней на пол и превращались в холодные жемчужины, которые блестели, как глаза хищного зверька.

Девочка плакала и тосковала. Ей хотелось хотя бы издалека увидеть живой цветок, колеблемый ветром, зелёный луг, муравьишку, который ползёт по травинке, человека…

Однажды, когда у неё было особенно тяжело на сердце, она собрала в кучу все вещи, какие были в комнате, и, взобравшись наверх, приникла к окну. Какое страшное разочарование!

Замок был окружен мёртвым лесом из каменных деревьев. В его бесплодной каменной чаще было пусто и безжизненно. И всё же девочка день за днём простаивала у окна в надежде, что когда-нибудь среди мёртвых каменных стволов покажется живое существо.

Годы шли. Девочка стала взрослой.

Глаза-вишни потускнели, а в чёрных волосах появились белые пряди. Подходила старость, а избавления всё не было. И однажды, совсем неожиданно, когда бедняжка уже примирилась со своей безрадостной участью, она увидела в окно человека с рыжей бородой. Он вёл к замку девочку — такую, какой была когда-то она сама. Гнев и жалость поднялись в её остывшем сердце, к глазам подступили слёзы.

Это были новые слёзы — слёзы сострадания к маленькой глупышке, которая готова обречь себя на страшную жизнь среди ледяной роскоши. Женщина разбила окно, и две слёзы упали на голову девочки.

Пленница замка решила любой ценой спасти девочку, предупредить об опасности, которая подстерегает её в замке. Как только слёзы упали на голову девочки, та вздрогнула, словно пробудилась от кошмарного сна, и бросилась прочь.

Рыжебородый пытался догнать девочку, но напрасно: он уже не имел над ней власти.

Тогда он вернулся в замок. Женщина услышала, как ключ поворачивается в двери. На пороге стоял рыжебородый. Он был мрачнее тучи.

— Уходи! — крикнул он. — Ты свободна.

— Свободна? — женщина не верила своим ушам.

— Да! Ты заплакала от жалости о другом человеке, и это сняло с тебя чары. Теперь ты можешь вернуться к людям…

Пленница бросилась бежать. На пороге замка в лицо ей пахнуло теплом весеннего дня.

Она обернулась — и замок, и каменный лес исчезли, будто их и не было. Вокруг шумел зелёной листвой настоящий лес.

Белки прыгали с ветки на ветку. Зайцы бегали в кустах. Птицы распевали звонкие песни о солнце и о свободе, а ветер нашёптывал молодым побегам сказку, которую я вам рассказал.


Эмилиян Станев Сказка про хитрую сороку

Сорока нашла голубое стёклышко и обрадовалась: «Отнесу его в гнездо, будет мне вместо зеркала!»

Взяла стекло в клюв и полетела домой.

Над рекой взмыл ястреб. Сорока испугалась, выпустила стёклышко и шмыгнула в заросли ивы. Страх прошёл, и ей стало жалко, что стёклышко упало прямо в омут.

Прошла зима, лёд в реке растаял, и водяной дрозд Курлыка, прилетев с горного ручья, уселся на берегу под ивами.

Вода весело шумела на быстрине и пенилась у камней. Ветки ивы были ещё голые, но почки уже набухали. Курлыка влез в воду и пошёл по дну как заправский водолаз. Он осматривал каждый камешек, склёвывал личинок и водяных блох. Вылез сухой из воды, вспорхнул на камешек и негромко запел:

«Лей, водолей! Лей, водолей!»

Любопытная Сорока всё видела и удивлялась: что это за птица? Под водой пешком ходит, не тонет, не мокнет. Да ещё и поёт. Решила она провести Курлыку и полакомиться рыбкой.

— Добро пожаловать в наши края, дорогой гость! — сказала она. — Увидела я, как ты пешком под водой ходишь, и решила попросить тебя об одолжении. Вчера я уронила в реку своё зеркальце. Не мог бы ты достать его?

Курлыка согласился, нырнул в речку и начал искать сорочье зеркало. Под берегом он увидел большую водомоину. В ней висели корни, будто стариковские бороды. Среди корней дремала серебристая рыбёшка.

— Нет там твоего зеркала, Сорока, — сказал он, выходя на берег.

— Ох, родненький, пожалуйста, — затрещала Сорока, — поищи в другом месте. А что ты видел под водой?

— Видел рыбок.

— Ах, если бы я могла нырять так, как ты!

Я бы обязательно нашла своё зеркальце! Пожалуйста, поищи ещё!

Курлыка согласился. Он нырнул в омут и увидел ещё одну водомоину. Заглянул поглубже и оторопел: под берегом сидела старая Выдра, щурила злые глаза и била хвостом о песок.

Курлыка испугался и выскочил на берег.

— Нет твоего зеркальца, Сорока!

Сорока вздохнула:

— Ах, скоро весна придёт… Во что я буду смотреться, перед чем прихорашиваться? Пропадёт моя красота! Милая птичка, нырни ещё раз, поищи моё зеркальце!

— Боюсь я нырять, Сорока! Под берегом сидит старая Выдра.

— Не бойся, она тебя не заметит. Ты в другом месте поищи!

Нырнул Курлыка ещё раз и увидел нору.

В ней лежал усатый Сом. Он тяжело дышал и пыхтел, словно ему было очень жарко.

— Нет твоего зеркальца! — сказал Курлыка, в третий раз вылезая на берег. — Искал я его. Искал и набрёл на Сома. Боюсь, как бы он меня не съел.

— Умей я ходить по дну, как по берегу, уж я бы полакомилась сомом. Поищи, птичка поищи моё зеркальце! Оно, наверное, в другом месте!

Добряк Курлыка снова нырнул в воду.

На этот раз он попал в настоящую подводную пещеру. В ней собрались раки. Увидев Курлыку, они стали шевелить усами и вытягивать страшные клешни. Испугался Курлыка и поспешил на берег.

— Нет твоего зеркала, Сорока!

— А что ты видел? — спросила любопытная Сорока.

— Видел раков со страшными усами и огромными клешнями.

— Ай-ай-ай! — Сорока даже головой покачала.

— Если бы я могла нырнуть в воду, вот бы отведала вкусных раковых шеек! Милая птичка, пожалуйста, нырни ещё разок!

Курлыка опять полез в воду. Нырял, нырял, вылез на берег и говорит Сороке:

— Не буду больше искать! Нет там никакого зеркальца! Одни лягушки сидят в тине.

Сорока призадумалась, потом приняла грустный вид и сказала:

— Милая птичка, полезай в воду, ступай к Выдре и скажи ей:

«Под берегом лежит Сом!» А Сому скажи:

«В большой пещере собрались раки!» А ракам скажи: «В тине прячутся лягушки!» Ступай, ступай, я тебе когда-нибудь добром отплачу! Курлыка отправился к Выдре и сказал ей:

— Бабка Выдра, под берегом лежит большой Сом! Выдра облизнулась и поплыла искать Сома, А Курлыка поспешил к Сому и сказал ему:

— В пещере собрались раки и сонные рыбы!

Сом бросился искать раков, а Курлыка обогнал его, кричит:

— Эй, усачи, вон там в тине прячутся лягушки!

Зашевелились раки, поползли искать лягушек. И тут началось такое! Выдра гонится за Сомом, Сом — за раками, а раки — за лягушками.

Курлыка вылез на берег и рассказал Сороке, что делается под водой.

— Ах, как жалко! — сказала Сорока.

— Ты меня ужасно расстроил! Теперь раки съедят лягушек, а Сом съест раков. Выдра съест Сома. Кто же мне скажет, где моё зеркальце?

Тут к Курлыке подлетел синий куличок, который слушал весь их разговор, и говорит:

— Не слушай Сороку, она всё врёт! Никакого зеркальца она в речку не роняла, а уронила стёклышко от бутылки!

Сорока захихикала:

— Погодите, глупыши! Вот увидите, Выдра достанет моё зеркальце! — Она махнула хвостом и закричала во весь голос:

— Слетайтесь, братья и сёстры! Слетайтесь скорей на большой пир!

Курлыка посмотрел на реку. Выдра тащила на берег Сома. Сом метался во все стороны и бил хвостом о песок.

Крики разбудили голодную Лису, которая спала неподалёку в кустах ракитника. Поняв, в чём дело, Лиса бросилась на Выдру и стала отнимать у неё Сома. А пока они боролись, Сом поднатужился и прыгнул в воду. Даже не попрощался.

Выдре удалось вырваться. А Лисица, увидев, что Сом тоже сбежал, схватила хитрую Сороку, отнесла её в сторонку и съела до последнего пёрышка.


Асен Босев Кот и большие звери

Там, где по утрам плывёт туман, в голубой долине среди гор, мишка, волк зубастый и кабан завели однажды разговор:

— Мне вчера сказал знакомый крот, что сильнее нас домашний кот!

— Не напрасно, видно, слух идёт, что смелее нас домашний кот!

И друзья не стали спорить долго, а проверить слух послали волка:

— Говорят об этом неспроста… Приведи-ка из села кота. А чтоб было ясно, что и как — ты издалека подай нам знак. Если кот силён, умён, не прост — ты, дружище, подожми свой хвост. Если же труслив он — не мудри, просто хвост повыше задери!

Рано утром, только рассвело, серый волк отправился в село. В садике у дома, под кустом, наконец он встретился с котом. Осмотрев кота со всех сторон, волк был несказанно удивлён:

— Зря нелепый слух такой пустили! Даже мне кот уступает в силе!

Волк к своим друзьям ведёт кота. Вот уже знакомые места: сваленное дерево и мост. Радостно он задирает хвост — мол, не бойтесь, мы сильней, друзья!..

В этот миг два глупых воробья у ручья затеяли игру… Мы вам скажем прямо, не к добру!

Замер кот… Мгновение… Прыжок!

— Мяу! Фырр! Попался ты, дружок!..

Воробей чирикнул и умолк.

«Он сильнее нас, — подумал волк. — Мы не можем с ним, увы, сравниться, ведь его боятся даже птицы!»

Серый волк от страха задрожал и трусливо серый хвост поджал.

Ой-ой-ой… Медведь, увидев друга, заревел, затрясся от испуга. Он стремглав вскарабкался на бук и стучит зубами «тук-тук-тук»…

И кабан, увидев суматоху, сразу же решил, что дело плохо. Под сухой берёзою кривой он в листву зарылся головой — на виду торчит одно лишь ухо…

Вдруг на это ухо села муха — ухо сразу дёрнулось… А кот удивился: «Мышка! Мне везёт! И её я тоже обману!..» И вцепился в ухо кабану.

— Это же разбойник настоящий! — завопил кабан и скрылся в чаще.

Кот мяукнул и на бук взлетел, где медведь испуганный сидел.

— Лучше бы я спрятался под ёлку! — крикнул мишка и упал на волка.

Хоть трусливы оба — но, однако, началась у них большая драка.

Так уж были друг на друга злы, что упали оба со скалы!


Анастас Стоянов Кто глуп, кто умён

Пришёл в село чужой человек.

Остановился среди села на площади и давай кричать:

— Кто хочет узнать, умный он или глупый, подходи! Каждого осмотрю, каждому скажу! Потом сел в тенёк под дерево и стал ждать. Первым прибежал к нему поп. Сам-то он твёрдо знал, что умнее его никого нет, но ему захотелось услышать это от другого человека. Погладил поп бороду и говорит:

— Ну-ка, осмотри меня!

Чужак смерил его взглядом с головы до пят, пощупал попову голову и как ножом отрезал: — Глуп ты, батюшка!

Поп рассердился, но ругаться не стал, чтобы люди не услышали, и пошёл домой в огорчении.

Явился староста. Ему чужак с одного взгляда сказал:

— Ты, староста, тоже умом не богат! Разгневался староста, но и он не посмел поднимать шум и тихонько убрался восвояси.



Один за другим приходили крестьяне, и каждый уходил, повесив голову. Одному незнакомец сказал, что у него в голове пусто, другому — что он ума не нажил, третьему — что у него вместо головы тыква на плечах.

Шёл с поля крестьянин. Увидел, что на площади толпится народ, и подошёл узнать, в чём дело. Постоял, послушал, а потом и говорит:

— Я сам себе цену знаю. Но скажи мне, добрый человек, как ты узнал, что люди, которые к тебе подходили, — все до одного дураки?

— Очень просто, — ответил чужак. — Разве умный человек бросит работу, чтобы заниматься пустым делом?

Взвалил на плечо котомку и пошёл в другое село.


Михаил Лыкатник Коль поверил ты глупцу — быть печальному концу

Со двора в рассветный час вывез старый Сребровлас удобренья на поля — чтоб щедрей была земля, чтоб дарила больше хлеба… Белый пар поднялся к небу. Дед же, сделав самокрутку, отдохнуть решил минутку, покурил, поразмышлял и коней домой погнал.

В это время возле речки появился, как всегда, глупый Селезень беспечный и, увидев пар над речкой, завопил:

— Беда! Беда! Тут земля горит! Беда! Разбегайся кто куда!..

В страхе он к воде шагнул, сильно крыльями взмахнул, через речку, через камни, как стрела перемахнул. Только перевёл он дух — подбежал к нему Петух:

— Кукаре-еку! Что такое? Что случилось за рекою?

— Там земля горит! Беда! Разбегайся кто куда!

Петя новость услыхал и от страха задрожал и за Селезнем вдогонку что есть мочи побежал. Глупый Селезень бежит — аж земля под ним дрожит. И от страха слеп и глух вслед за ним бежит Петух.

Возле дерева с дуплом встретились они с Ослом:

— Подождите! Не спешите! Вы куда это бежите?

— Там земля горит! Беда! Разбегайся кто куда!

Бедный Ослик задрожал, уши в ужасе прижал и за глупыми друзьями, причитая, побежал. Глупый Селезень бежит — аж земля под ним дрожит. И от страха слеп и глух, вслед за ним бежит Петух. А за этой глупой парой вскачь Осёл несётся старый. Где-то около села встретили они Козла:

— Подождите! Не спешите! Вы куда это бежите?

— Там земля горит! Беда! Разбегайся кто куда!..

Хоть Козёл был стар и сед, побежал за ними вслед. Перепуганной гурьбою мчатся бедные герои и полями, и лесами, а куда — не знают сами, обгоняют даже ветер…

В чаще их Зайчишка встретил:

— Подождите! Не спешите! Вы куда это бежите?

— Там земля горит! Беда! Разбегайся кто куда!

Тут уж право не до шуток! Потерял Косой рассудок, и от страха задрожал, и за ними побежал.

Вот бегут они гурьбой — Селезень, Петух рябой, старый сгорбленный Осёл, глупый блеющий Козёл, а за ними Заяц скачет, будто круглый серый мячик. Все трясутся от испуга, обогнать хотят друг друга.

Что же делать? Как тут быть? Как же их остановить? У леска за поворотом показалось вдруг болото. Селезень остановился, оглянулся, удивился: ну и ну! Его дружки мчатся наперегонки, а за ними пыль клубится…

— Караул! Земля дымится! Посмотрите! Всюду дым! Мы сгорим сейчас! Сгорим!

На глазах всего народа смело кинулся он в воду, а за ним вослед Петух, а потом Зайчишка — бух! А потом седой Козёл, а потом глухой Осёл. И мгновенно, — вот беда! — поглотила их вода.

Только Селезень плывёт по зеркальной глади вод и никак понять не может: что случилось, где народ?

— Утонули? Неужели?! Значит, плавать не умели! А зачем тогда — бог весть! — без раздумий в воду лезть?

Но ему ответил строгий мудрый Аист длинноногий:

— Если глубины не мерить, а на слово дурню верить, — то всегда, дружочек мой, дело кончится бедой. Коль поверил ты глупцу — быть печальному концу.


Лучезар Станчев Резиновый человечек

Пятилетняя Румяна встала утром рано-рано.

Что такое? На кровати и на стульях — кофты, платья? На столе коробки, мыло?.. Ах, она совсем забыла о вчерашнем разговоре!

— Уезжаем мы на море! Вон два толстых чемодана…

Пригорюнилась Румяна:

— Уезжаю… Это значит, мы должны расстаться, Ачо, мой резиновый дружочек.

Мама брать тебя не хочет. Мы не можем ехать вместе: в чемодане мало места…

Ачо, клоун из резины, подал голос из корзины:

— Ты послушай-ка, Румяна, горевать об этом рано! Посмотри, стоит на кухне чемодан. Лежат в нем туфли. В туфель спрячь меня — и вскоре будем вместе мы на море!

Вот придумал этот Ачо — клоун хитрый, клоун смелый! И Румяна друга прячет в мамин новый туфель белый. Рада девочка, что друг вместе с ней увидит юг, что они услышат вместе моря ласковую песню…

Но сказал, подумав, папа:

— Изменить придётся план! Вынем туфли, вынем шляпу, чтоб закрылся чемодан.

Мама так и сделала — зачем ей туфли белые? Обойдётся и без них… И поехала в других.

…Ах, какая неудача! Южный берег незнакомый не увидит клоун Ачо — ждать ему придётся дома.

Едет в поезде Румяна, глаз не сводит с чемодана. Если б знали все вокруг, кто в нём едет — лучший друг!

Путь окончен. Вот и море!

Ай-ай-ай! Какое горе! Бедная Румяна плачет:

— Где же друг мой, клоун Ачо? Потерялся он в пути! Как его теперь найти?

И тогда сказала мама:

— Ачо твой такой упрямый! Раз решил увидеть море — здесь появится он вскоре.

…Ну, а дома тишина. Туфли дремлют у окна.

В туфле Ачо спит, бедняжка, и во сне вздыхает тяжко. Тихо. Грустно. Вдруг сквозь сон скрип дверей услышал он. Кто-то сдвинул табуретку… Ах, да это же соседка, что живёт в квартире рядом, навести пришла порядок. Старый фикус полила, туфли белые взяла и, чтоб не было в них пыли, их в окошке потрясла. Зацепившись за карниз, полетел наш Ачо вниз:

— Помогите, ради бога! Я сейчас сломаю ногу!

В это время под балконом ехал с грохотом и звоном цирк весёлый, цирк бродячий. И никто не слышал Ачо. Слон шагал неторопливо, и медведь ворчал лениво, на узлах и чемоданах кувыркалась обезьяна. И свалился в этот миг на тяжёлый грузовик бедный, невезучий клоун — перепуган и взволнован.

Удивилась обезьяна:

— Ты откуда взялся? Странно! Прямо с неба, не иначе. Как зовут тебя?

— Я — Ачо, человечек из резины. Родом я из магазина. Я скучаю о подруге — ведь она сейчас на юге. А зовут ее Румяна.

— Так, — сказала обезьяна. — Поезжай, дружочек, с нами. Будем мы тебе друзьями. Вместе встретим где-нибудь мы Румяну.

В добрый путь!

…Час прошел, и два, и три.

— Ачо, речка! Посмотри!

Едет к речке грузовик. Шум и шутки, радость, крик. Тормоза скрипят. Привал. Наконец-то! Цирк устал. Старый слон к реке идёт — расступается народ. Коль не дашь слону дороги, попадёшь ему под ноги — будь ты зверем, будь ты птицей — с жизнью можешь распроститься! И, представьте, только Ачо смело бродит у воды. Цирк испуган, озадачен: как бы не было беды.

Слон рассержен, недоволен:

— Я нахалов не люблю! Ты меня не видишь, что ли? На тебя я наступлю! Я не знаю жалости!

— Наступай, пожалуйста! Я нисколько не боюсь, над тобой я посмеюсь!

Слон от злости завопил и на Ачо наступил. Звери замерли у речки — жалко, жалко человечка! Обезьянка чуть не плачет:

— Глупый Ачо! Бедный Ачо!

Поднял ногу старый слон, и глазам не верит он. — Ачо, цел и невредим, потешается над ним:

— Ты пойди, поешь скорее, может, станешь тяжелее!..

Головою слон мотнул и ногою Ачо пнул.

И смешного человечка понесла с журчаньем речка. Ачо закричал слону:

— И в воде я не тону! Я ведь клоун из резины, родом я из магазина. До свидания, друзья! Отправляюсь к морю я!

По волнам плывёт он зыбким, рядом стаей вьются рыбки. Берега — как в изумрудах. Вот доплыл он до запруды. Встретил карп его зеркальный, недовольный и печальный.

— Стой! И дальше не плыви! Ну-ка, визу предъяви! Что молчишь! Ты, может, нем? Визы нет — тебя я съем. Без тебя полно забот…

Толстый карп разинул рот.

— Фу, какой ты неудобный! Может быть, ты несъедобный?

— Глупый карп, я из резины, родом я из магазина. Вовсе мне не нужно виз!

И поплыл наш Ачо вниз. Крикнул карп ему вослед:

— Осторожней, мой совет. Там внизу стоят машины — очень страшные, большие.

Сотворили они чудо — ночью свет зажгли повсюду. Ты, наверно, будешь против, коль они тебя проглотят?

Но ответил карпу Ачо:

— Я резиновый, а значит — если я проглочен буду, сразу свет погаснет всюду! Ну, прощай! Довольно спорить. Поплыву я дальше — к морю! Там меня Румяна ждёт…

…Снова Ачо наш плывёт. Видит пастбища и нивы, видит яблони и сливы, видит крыши вдалеке… Вдруг застрял он в тростнике.

— Ах, беда, беда, беда! Здесь останусь навсегда… Помогите!

В тот же миг аист прилетел на крик:

— Что за странная лягушка?

— Не лягушка, а игрушка! Если хочешь поиграть…

Аист Ачо клювом — хвать! Видно, съесть его хотел, но не смог… И полетел. Так они летели долго над горой, над нивой жёлтой.

Наш герой поёт, кричит, только аист всё молчит. Понимает, что иначе сразу выронит он Ачо.

Было ясно и туманно, было поздно, было рано. Пел им ветер на просторе. Вдруг увидел Ачо море! Разбивались волны с шумом…

«Что же делать? Ах, придумал!»

— Аист, ты меня послушай! Сколько ты поймал лягушек? — крикнул Ачо улыбаясь.

— Пять! — ответил глупый аист. Не подумав, клюв разжал…

Хитрый Ачо вниз упал и воскликнул радостно:

— Не сердись, пожалуйста! Я же вовсе не лягушка, а обычная игрушка. Там на берегу туманном ждёт давно меня Румяна. И считаю я минуты… Мне не нужно парашюта!..

…Тихий жаркий день. На пляже видим мы знакомых наших. Возле моря загорают, камешки перебирают. Но сказала мама:

— Странно! День и ночь грустит Румяна.

Не смеётся, не шалит. Солнце весело палит, море ласково ворчит, а она весь день молчит. Что с ней делать? Просто горе!..

Бродит девочка у моря и, вздыхая, смотрит в даль… До чего ей друга жаль — ведь она с ним не простилась!..

В это время накатилась на сырой песок волна, принесла с собой она не дощечку, не ракушку, а какую-то игрушку…

— Как же так? Что это значит? Как меня нашёл ты, Ачо? От тебя ждала я вести.

А теперь мы будем вместе на волнах качаться, на песке валяться!

И опять сказала мама:

— Ачо твой такой упрямый — он не мог в пути пропасть, раз решил поплавать всласть.

И теперь повсюду вместе наши славные герои. Вместе вдвое интересней замки из ракушек строить! Рассказал Румяне Ачо про весёлый цирк бродячий, рассказал про приключенья, радости и огорченья, про дороги и пути, что пришлось ему пройти…



Лиана Даскалова Сказка

Жил-был на свете старый писатель.

Не знаю, сколько ему было лет, но волосы у него были совсем седые и пушистые, как у Деда Мороза. Он жил недалеко от леса в маленьком белёном домике с зелёными ставнями.

Однажды летним вечером писатель сидел за своим рабочим столом у открытого окна и писал сказку. На улице озорничал лёгкий ветерок, он качал занавеску на окне, ворошил мягкие волосы писателя, приносил в комнату сладкий запах роз, которые цвели в палисаднике перед окном. Вы подумаете, что ветер погасил свечу на столе писателя? Нет, ветер не мог этого сделать, потому что писатель писал не при свече, а при зелёном свете электрической лампы, которая стояла у него на столе как огромный гриб. Ветер не мог стряхнуть чернила с пера писателя, ни одной капельки, потому что писатель пользовался не скрипучим гусиным пером, как дедушка Андерсен, — он стучал на пишущей машинке. Словом, этот писатель живёт в наше время, мы можем встретить его на улице, поздороваться, спросить, как идут дела, и даже попросить его написать новую сказку.

Но озорник ветер очень хотел устроить какую-нибудь каверзу. И поэтому, как только усталый писатель отстучал на машинке последнее слово и положил лист со сказкой поверх стопки исписанных листов, ветер подкрался и незаметно унёс только что написанную сказку.

И сказка отправилась в путь.

Ветер покружил между кустами роз в палисаднике, промчался над полянкой, что была за домом, и ворвался в лес. Но в лесу не разгуляешься. Каждое дерево — препятствие, каждая ветка отнимает капельку силы. Наш озорник хотел было прошмыгнуть между деревьями, но, сам того не желая, налетел на сосну, по стволу которой стекала струйка золотистой смолы. И лист со сказкой прилип к дереву. Смола приклеила его к сосне, как клей приклеивает к тумбе первомайские плакаты и театральные афиши. Ветер кружился и так и этак, но сделать ничего не смог.

Лист так хорошо и гладко приклеился к стволу, хоть садись и читай сказку с начала и до конца!

Напротив смолистой сосны, в огромном дупле векового дуба жила семья медведей.

Медведица как раз укладывала спать своих трёх медвежат. Но самый маленький и самый шаловливый медвежонок никак не хотел засыпать, он закрывал один глаз, а другим посматривал, что происходит на улице.

— Мама, мама, посмотри! На сосне что-то белеет! — крикнул он.

— Помолчи! — сердито рявкнула медведица и разбудила остальных медвежат. — Это камень! Спите!

— Мама, мама, на дереве что-то белеет! — запищали медвежата и повыбегали на улицу. Медведица заковыляла вслед за ними.

— И верно, — сказала она, — это не камень, а лист бумаги. Интересно, что там написано?

Достала медведица очки, надела на нос и начала рассматривать лист. Но уже наступили сумерки, а в лесу было и вовсе темно, — ведь в лесу темнеет раньше, чем в поле. Тут пришли на помощь светлячки, — они зажгли свои фонарики и окружили лист светлой гирляндой.

Медведица стала читать:

«Сказка. Жила-была в лесу добрая старая медведица с тремя озорными медвежатами…»Услышали лесные жители, что кто-то читает сказку, и собрались возле смолистой сосны послушать. Тут были и зайцы, и лисы, и ежи, и белки… Сидят, не шелохнутся, — совсем как малыши, которым бабушка читает любимую сказку.



— Очень хорошая сказка! — сказала наконец медведица и отёрла глаза кончиком косынки.

— Чудесная сказка! — заявила лиса.

— Про меня в ней написано, что я вовсе не плохая, а умница, только немножко лакомка. Так оно и есть!

— И про меня всё правильно написано! — пискнул зайчонок.

— Интересно, как попала к нам эта сказка? — спросила медведица и оглядела всех лесных зверей.

— Это я принёс, это я принёс, — гордо зашумел ветер. — Я взял её в домике, что стоит возле леса. Наверное, старый писатель с седой головой ищет её! Пусть поищет, ха-ха-ха!

— Так ты украл сказку! — сердито фыркнула лиса. — А про меня-то все говорят, будто я воровка, будто кур таскаю! Вот я тебе покажу, похититель сказок!

Но ветер не испугался лисы. Что она может сделать? Озорник был очень доволен своей проделкой и от восторга принялся раскачивать вершины деревьев, так что весь лес зашумел и заволновался, как море.

Медведица задумчиво сказала:

— Мы должны вернуть сказку писателю.

Он так хорошо всё написал, мы и посмеялись, и поплакали немножко. Теперь нужно отблагодарить его за это.

Медведица нагнулась и принялась лизать своим теплым влажным языком края бумажного листа. Наверное, у другого зверя ничего бы не получилось, но медвежья слюна — особенная, чуть ли не волшебная, это все знают. И лист отклеился от сосны, целый и невредимый. Тогда лесные звери выстроились в цепочку и во главе с медведицей отправились к домику, что стоял недалеко от леса. Уже наступила ночь, тропинку освещала луна. Звери открыли деревянную калитку, прошли между кустами роз и остановились под окном с зелёными ставнями. Медведица встала на цыпочки и тихонько положила лист со сказкой на стопку других листов. А чтобы ветер опять не унёс его, поставила сверху лукошко, до краёв полное лесной малины.

Писатель в это время спал и ничего не заметил. А утром проснулся и увидел, что на его рабочем столе всё в порядке, все листы на месте, а сверху стоит лукошко малины.

— Наверное, приходил лесник! — сказал писатель и сел за работу.

О приключениях своей сказки он так и не узнал. И кто принёс ему малину, тоже не узнал, потому что есть вещи, которых даже писатели не знают.

Зато мы с вами услышали сказку, которой не знает писатель с седой головой.


Йордан Радичков Разбойник

Пришла пора собирать виноград. Крестьянин наполнил виноградом бочку, привёз её домой и ну давить суковатым поленом виноград, пока не получилось много сока.

Дети принесли кружку и стали пить сладкий сок. Он был такой сладкий, что у них слипались губы. Прилетели пчёлы из сада, облепили бочку и тоже принялись пить сладкий сок. Явился жук, тяжёлый и неуклюжий, понюхал сок и нагнулся, чтобы напиться, но он был очень тяжёлый и свалился прямо в бочку. Крестьянин вытащил его и бросил курам.

— Пускай его куры склюют, — сказал крестьянин. — Пчёлы, напившись соку, дадут мёд, а от жука никакого толку.

Куры склевали жука, пчёлы вернулись в свои ульи, а крестьянин перелил сок в другую бочку. Это была большая и крепкая дубовая бочка, она стояла в погребе, где было темно и холодно, и крестьянин думал, что лучше этой бочки для вина не сыскать.

Виноградный сок постоял-постоял в погребе, где было темно и холодно, и начал сердиться: зачем его заперли в этой темнице! Дети пришли в подвал и увидели, что сок сердится, пенится и толкает стенки бочки, — вот-вот выскочит. Конечно, выскочить сок не мог, потому что бочка была стянута широкими и прочными железными обручами. Крестьянин сказал детям, чтобы не боялись: сок посердится и успокоится.

Через несколько дней он закупорил бочку, и внутри стало темнее, чем в пещере Али-Бабы и сорока разбойников. Когда пришла зима, крестьянин спустился в погреб с глиняным кувшином, открыл кран и нацедил полный кувшин вина. Первый глоток показался ему горьким, но потом стало тепло и приятно, и он опорожнил весь кувшин. И так ему понравилось вино, что он нацедил второй кувшин и тоже выпил.

Крестьянин встал на ноги, чтобы выйти из погреба, но тут кто-то толкнул его в спину.

Он обернулся, но позади никого не было.

Он сделал шаг, но тот, кто прятался в погребе, подставил ему ножку, и крестьянин чуть не упал. Он опёрся о стену и стал осматривать тёмный погреб. Однако в погребе никого не было — только пузатая бочка темнела рядом.

— Ну и ну! — сказал крестьянин. — Видно, в погреб забрался разбойник! То толкается, то ножку подставляет!

И он позвал на помощь жену.

Жена принесла лампу, они осмотрели все закоулки, даже под бочку-заглянули, но никакого разбойника не нашли. Тогда женщина сказала мужу:

— Разбойник в бочке. Ты пил вино, а нет разбойника хуже вина.

— Ну да? — удивился крестьянин. — Если так, то я ему покажу, этому разбойнику!



Он нацедил ещё кувшин и осушил до дна.

Тут ему стало очень весело, и он пошёл во двор. Он шёл, а разбойник подталкивал его сзади и подставлял ему ножку, но крестьянин не обращал на него внимания, пел песни и махал шапкой.

— Вот видишь, — сказал он жене, — вино вовсе не разбойник, а весёлый песельник!

И пошёл дальше. Разбойник был коварен, он всё хотел повалить крестьянина и не давал ему идти. Зато крестьянин перехитрил его: он улёгся во дворе у самых ворот и сказал жене, что уж теперь-то его никто не повалит на землю.






Оглавление

  • Предисловие
  • Эмилиян Станев Старики
  • Ламар Дятел и бетонный столб
  • Эмил Коралов Щекотун
  • Марко Марчевский Батрак и медведица
  • Николай Соколов Сказка про печные трубы
  • Здравко Сребров Серна художника и три луны
  • Йордан Радичков О чём кричат лягушки
  • Лучезар Станчев Лесная сказка
  • Йордан Радичков Если хочешь иметь друзей
  • Цветан Ангелов Жучок Зум
  • Леда Милева Быстроножка и Серая Одёжка
  • Лиана Даскалова Сказка про чудеса
  • Анастас Павлов Разноцветный человечек
  • Асен Босев Весенняя сказка
  • Эмил Коралов Чавдаркина белочка
  • Эмилиян Станев Домик под снегом
  • Здравко Сребров Про чёрную птичку, блестящее семечко и молодую грушу
  • Анастас Стоянов Тыковка
  • Камен Калчев Сказка про солнце
  • Леда Милева Синяя сказка
  • Георгий Мишев Как петухи научились кричать по утрам
  • Лада Галина Дорожный указатель, который хотел путешествовать
  • Эмилиян Станев Медвежонок-лакомка
  • Йордан Радичков Осёл и его тень
  • Пламен Цонев Сплетённые рога
  • Любен Дилов Что недосказано
  • Георгий Мишев Заколдованный браслет
  • Эмилиян Станев Сказка про хитрую сороку
  • Асен Босев Кот и большие звери
  • Анастас Стоянов Кто глуп, кто умён
  • Михаил Лыкатник Коль поверил ты глупцу — быть печальному концу
  • Лучезар Станчев Резиновый человечек
  • Лиана Даскалова Сказка
  • Йордан Радичков Разбойник