КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402475 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171274
Пользователей - 91509

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Бердник: Камертон Дажбога (Социальная фантастика)

Ребята, почитатели украинской советской фантастики. Я хочу сделать некоторые замечания по поводу перевода этого романа моего любимого украинского писателя Олеся Бердника.
Я прочитал только несколько страниц, но к сожалению, не в обиду переводчику, хочу заметить, что данный вариант перевода пока-что плохой. Очень много ошибок. Начиная с названия и эпиграфа.
Насчет названия: на русском славянский бог Дажбог звучит как Даждбог или даже Даждьбог.
Эпиграфы и все стихи Бердника переведены дословно, безо всякой попытки построить рифму. В дословном переводе ошибки, вплоть до нечитаемости текста.
В общем, пока что, перевод является только черновиком перевода.
Я ни в коей мере не умаляю заслуги уважаемого мной BesZakona в переводе этого произведения, но над ним надо еще много работать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Шилин: Две гитары (Партитуры)

Добавлена еще одна вариация.
Кто скачал предыдущую версию - перекачайте.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Арсёнов: Взросление Сена (Боевая фантастика)

Я пока не читал эту серию, да и этого автора вообще, ждал завершения. На сайте АвторТудэй Илья, отвечая на вопросы читателей, конкретизировал, что серия «Сен» закончена. Пятая книга последняя. На будущее у него есть мысли написать что-то в этом же мире, но точно не прямое продолжение серии, и быстрой реализации он не обещает. 3, 4 и 5 книги, выложенные в настоящее время на АвторТудэй и на ЛитРес вроде вычитаны, а также частично, 4-я существенно, переработаны относительно старых самиздатовских вариантов. Что-то он там ещё доделывает по нецензурным версиям, но в целом это законченный цикл. Можно читать таким, как я, любителям завершённых произведений.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Матяев: Я встретил вас... (Партитуры)

Уважаемые гитаристы. Если у кого имеется "Есть только миг" в обработке Матяева - выложите, пожалуйста, на сайт. У меня была, но потерялась при переезде в другой город. Она даже лучше ореховской обработки.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Шилин: Две гитары (Партитуры)

Очень интересная обработка. Самая динамичная из тех, что у меня имеется (а их у меня четыре).

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: Бродяга (Партитуры)

Ребята, в аннотации ошибка - это ноты для 7-ми струнной гитары.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: В красной рубашеночке. Версия II (Переложение Ю.Зырянова) (Партитуры)

Всё, глюк с fdb исправлен. Можно спокойно качать. Спасибо админу.
У меня очень и очень много хороших нот для 6-ти и 7-ми струнных гитар. Собираю еще с советских времен. Так что ждите - буду периодически заливать.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
загрузка...

Разноликая магия (fb2)

- Разноликая магия 861 Кб, 219с. (скачать fb2) - Андрей Юрьевич Григоренко

Настройки текста:



Григоренко Андрей Юрьевич Разноликая магия

М., Советская Россия, 1987


--------------------------------------------------------------------

Рецензент Л. И. Митрохин, доктор философских наук

Художник Б. Л. Валит

© Издательство «Советская Россия», 1987 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Полночь. Все покрыто мраком. Призрачные фигуры с капюшонах, как у куклусклановцев, освещены светом только жертвенного огня, горящего в правом углу пещеры. В центре пещеры — задрапированный черным алтарь с телом обнаженной женщины. Рядом с алтарем на каменном столе, в окружении черных свечей, в зловещей улыбке скалится белесый человеческий череп. Верховная жрица, тоже вся в черном, сжимает в правой руке меч, лезвие которого, отбрасывая блики огня, кажется живым. Произнося заклинания, она вызывает магические силы Вселенной. Сверху на нее безмолвно и бесстрастно взирает рогатое божество.

Что это? Сцена из исторического кинофильма или фильма ужасов о дьяволе? Нет. Это одно из собраний американских поклонников черной магии. Сегодня в США почти в каждом крупном городе действуют каверны колдунов и пещеры сатанистов. Чародейство, волхвование, чернокнижие, колдовство, оккультизм — эти слова ныне не сходят со страниц западных журналов и газет. Наше общество, пишут буржуазные социологи, переживает ренессанс оккультизма и первобытного колдовства,

Чародейство, волхвование, чернокнижие, колдовство — все это синонимы магии. С магическими верованиями и обрядами читатель неоднократно сталкивался на страницах исторических романов и во время телепередач «Клуба кинопутешествий», посвященных жизни и быту племен и народов, и поныне ведущих первобытный образ жизни. Вера в магию, возникнув на заре человечества, не исчезла по мере его духовного и материального прогресса, а, волнуя незрелые умы мечтами о тайных средствах достижения власти, вечной молодости и прекрасной любви, вновь и вновь возрождалась, словно птица Феникс из пепла. На протяжении многих тысячелетий человек искал помощи сверхъестественных сил, творя в своем воображении образы волшебной палочки, лампы Аладдина, заветного меча-кладенца.

В век научно-технической революции зги образы отнюдь не канули в прошлое, но, напротив, обрели свое второе рождение. Десятки миллионов людей на Западе сегодня охвачены колдовским безрассудством [Только в США около 10 миллионов американцев хотя бы раз в жизни участвовали в мистических церемониях, колдовских обрядах, черных мессах и т.п.] Они совершают кровавые жертвоприношения языческим богам и богиням древности н чествуют ведьмовских королей и королев. В своей жизни они руководствуются не знанием и разумом, а поведением звезд на небосводе и тенями внутри магических кристаллов.

Откуда взялось это духовное поветрие? Почему магия сегодня проникла во все поры и щели массового буржуазного сознания? Что заставляет людей отворачиваться от своих старых богов и искать новую экзотическую веру, которая бы утешила их, придала бы их мировосприятию стройность и упорядоченность? Почему для этого они обращаются именно к магии? Что такое, наконец, магия и почему она не исчезла по мере развития науки и техники? Попыткой ответа на эти вопросы и служит настоящая книга.

Проблема магии давно привлекала внимание советских ученых. Из исследований, посвященных анализу магии и оказавших неоценимую помощь при подготовке настоящей книги, следует выделить такие работы, как «Сущность и происхождение магии» С. А. Токарева, «О черной и белой магии» В. Ф. Зыбковца, «Место магии в религиозном комплексе» И. А. Крывелева, «Трон Люцифера» Е. И. Парнова, «Фабриканты чудес» В. Е. Львова. Отдельные направления магии освещаются в книгах В. Л. Рабиновича «Алхимия как феномен средневековой культуры», Г. А. Гурова «История одного заблуждения». Психологические механизмы изготовления «чудес» и «чудотворцев» — предмет книг И. Н. Неманова, М. А. Рожповой, В. Е. Рожнова «Когда духи показывают когти» и В. Е. Рожнова «Пророки и чудотворцы». Некоторые аспекты происхождения магии и колдовства, общие причины возрождения в XX веке интереса к мистике, частью которой является магия, затрагиваются в работах Л. Н. Митрохина «Религии «Нового века», Д. М. Угриновича «Искусство и религия» и «Психология религии», М. И. Шахновича «Современная мистика в свете науки».

Свою задачу авторы этих работ понимали по-разному. Предметом исследования одних были вопросы классификации, определения и сущности магии, других интересовали отдельные направления и периоды магии и ее истории, третьи же свое внимание сосредоточивали преимущественно на изучении социальных факторов, порождающих интерес к магии и мистике. Концентрация внимания на строго очерченном круге вопросов способствовала более глубокому проникновению в избранный предмет исследования. Однако на этом пути неизбежны и потери. История магий лишается своей целостности, анализ социальных факторов возникновения и воспроизводства веры в магию оказывается оторванным от исследования житейской конкретности и специфики различных магических культов.

Исходя из этих соображений, автор настоящей книги и отважился на попытку написания работы, где бы история магии прослеживалась со времен первобытности до наших дней, где бы анализ социальных причин, порождающих веру в магию, сочетался с исследованием конкретной обстановки возникновения различных магических культов, где бы наконец рассказ о кудесниках прошлого и настоящего шел рука об руку с раскрытием социально-психологических факторов, способствующих росту их славы и числа приверженцев. Иначе говоря, в книге сделана попытка дать целостное описание магии как социально-культурного феномена, насчитывающего тысячелетия своей истории.

При реализации этой задачи автор стремился учесть предупреждению В. И. Ленина о том, что в атеистической литературе вместо «скучных, сухих, не иллюстрированных почти никакими умело подобранными фактами пересказов марксизма» необходимо давать «самый разнообразный материал по атеистической пропаганде, знакомить... с фактами из самых различных областей жизни...» (3, 45, 26) [Первое число - порядковый номер в списке литературы, далее номер тома и/или страницы]. С этой целью в работе широко используется конкретный фактический материал как из области археологии, этнографии, истории, так и из наблюдений буржуазных социологов за современными адептами магии.

Во тьме веков

ЧТО ТАКОЕ МАГИЯ, КОГДА И ПОЧЕМУ ОНА ВОЗНИКЛА?

Существуют различные определения магии. Однако все они неизменно отмечают одну ее особенность, а именно: в ее основе всегда лежит вера в сверхъестественные силы и в способность человека с помощью этих сил контролировать окружающий мир. «Магия,— говорится в Большой советской энциклопедии,— это обряды, связанные с верой в способность человека сверхъестественным путем воздействовать на людей, животных, явления природы, а также на воображаемых духов и богов» (9, 15, 152).

Магическое действие, как правило, состоит из следующих основных элементов: материальный предмет (вещество), то есть инструмент; словесное заклинание — просьба или требование, с которым обращаются к сверхъестественным силам; определенные действия и движения без слов — обряд (6, 224).

Время возникновения магии ученые относят к периоду первобытного общества, точнее — к эпохе каменного века. Имеются данные, что магические обряды и верования существовали уже у неандертальца, жившего 80—50 тысяч лет назад. Речь идет о захоронениях (складах) медвежьих костей в мустьерских пещерах Драхенлох (Швейцария), Петерсхеле (Германия), Регурду (Франция), которые рассматриваются как свидетельства охотничьей магии (пещерные медведи в то время были одним из главных объектов охоты людей). Первобытные люди, считают некоторые ученые, сохраняя медвежьи черепа и кости, надеялись, что это даст возможность убитым животным вернуться к жизни и тем самым умножит число этих животных. У многих племен, сохранивших первобытный уклад жизни еще в конце XIX века и имевших аналогичные обряды захоронения костей и черепов убитых животных, этим обрядам давалось именно такое объяснение.

Что касается обнаруженных в XIX—XX веках памятников верхнепалеолитического периода (поздний каменный век — 40—10 тысяч лет тому назад), то они, и в этом согласны практически все ученые, свидетельствуют о наличии у первобытного человека уже развитых магических представлений и обрядов. В 1879 году в Пиренейских горах (Испания) была открыта глубокая пещера, названная Альтамирой. На стенах и потолке этой пещеры рукой первобытного художника были изображены кабаны, зубры, олени и другие животные, на которых охотились люди того времени. В открытой вслед за Альтамирой уже во Франции пещере Монтеспан были обнаружены остатки трех скульптур, изображавших пещерных львов. На шее и груди одного льва отчетливо видны следы от дротиков и копий, бросавшихся первобытными людьми в эту скульптуру. Другие же две скульптуры полностью разбиты в результате частого в них попадания.

Наибольшей известностью среди подобных находок (а на сегодняшний день их насчитывается более 100) пользуется открытая в 1940 году знаменитая пещера Ляско. Свою известность эта пещера получила из-за богатства и обилия найденных здесь рисунков первобытных людей. Большая часть этих рисунков, а некоторые из них отличаются поистине гигантскими размерами, прекрасно сохранилась до наших дней. Во всех залах пещеры, в переходах между ними на стене и потолке первобытный художник изобразил в различных позах тех животных, которых он видел вокруг себя: оленей, медведей, кабанов и т. д. Все рисунки разноцветные: художник пользовался тремя красками — черной, желтой и красной. На тела животных и рядом с ними он нанес насечки, символизирующие полет дротика и ранение зверя. Многие рисунки носят следы от метания в них настоящих копий и дротиков. Рисунков так много, что местами они наползают друг на друга.

Зачем первобытные люди рисовали животных, на которых они охотились, в столь большом количестве? Только с чисто эстетической целью, получая удовольствие от самого творческого процесса? Но почему для творчества они выбрали столь неудобное, плохо освещенное, часто труднодоступное место — пещеры, их отдаленные коридоры и проходы? Зачем после окончания своей работы они не наслаждались ее лицезрением, а разрушали — метали в нее копья и дротики? Ответить на эти вопросы помогают этнографические наблюдения за народами, еще в XIX — XX веках сохранившими первобытный уклад жизни.

Известно, что австралийские аборигены перед началом охоты исполняли специальный обряд: рисовали на песке фигуру кенгуру и во время ритуального танца вонзали в изображенное животное свои боевые копья. При этом они полагали, что, попав в рисунок животного, попадут и в само животное во время охоты. Очевидно, так же полагал и первобытный человек: если он нарисует раненого зверя или попадет своим копьем в его изображение — рисунок, скульптуру, то это будет способствовать удаче во время реальной охоты. Здесь целесообразно привести слова К. Маркса о фетишизме: «Распаленная вожделением фантазия создает у фетишиста иллюзию, будто «бесчувственная вещь» может изменить свои собственные свойства для того только, чтобы удовлетворить его прихоть» (1, 1, 98). Аналогичная иллюзия создавалась и у первобытных участников магического ритуала, символизирующего смерть и убийство животного. «Распаленная вожделением фантазия» исполнителей этого ритуала превращала имитацию охоты в саму охоту, ритуально-магическое «убийство» животного в реальное убийство зверя.

Некоторые буржуазные ученые искали и ищут истинные источники веры в колдовство в особом «магическом сознании» первобытных людей, не позволявшем им, мол, мыслить логически, как это свойственно современным народам (см.: 80, 23; 87, 19). Однако подобные теории первобытного мышления, утверждающие, что древнейшие люди были мистиками, что их сознание было ориентировано преимущественно мистически, несостоятельны. Если бы сознание первобытных людей было магическим, ориентированным исключительно мистически, то они не научились бы строить жилища и плоты, шить одежду и лепить горшки, приручать диких животных и открывать съедобные растения. Оно, сознание людей каменного века, было ориентировано прежде всего практически и в определенной степени адекватно отражало действительность. Как писал В. И. Ленин, «человек не мог бы биологически приспособиться к среде, если бы его ощущения не давали ему объективно-правильного представления о ней» (3, 18, 185).

Действительные корни первобытной веры в магию следует искать не в особенностях сознания людей, а в материальных и общественных условиях их жизни. Каковы же были эти условия? Первобытное состояние человечества иногда изображается полным блаженства, когда люди как баловни природы получали от нее в виде даров все необходимое для жизни. В. И. Ленин по поводу подобных руссоистских (от имени французского философа XVIII века Ж.-Ж. Руссо, назвавшего первобытную эпоху «золотым веком» человечества) мифов писал: «Что первобытный человек получал необходимое, как свободный подарок природы,— это глупая побасенка... Никакого золотого века позади нас не было, и первобытный человек был совершенно подавлен трудностью существования, трудностью борьбы с природой» (3, 5, 103).

О трудностях существования первобытных людей, о суровых, подчас трагических условиях их жизни красноречиво говорят следующие цифры: почти 50 процентов неандертальцев не доживали до своего двадцатилетия. У кроманьонца средняя продолжительность жизни не превышала 20 лет. В наиболее тяжелом положении оказывались дети и женщины: 38 процентов неандертальцев умирало, не достигнув и 11 лет, почти никто из женщин не доживал до 25 лет. У питекантропов и синантропов смертность была еще выше: 68 процентов синантропов не достигало и 14 лет (см.: 10, 25).

Эти данные были получены учеными при изучении костных останков первобытных людей. Высокий уровень смертности чаще всего был результатом частых голодовок, смертельных ранений в ходе охоты на крупных животных, что было закономерным и естественным в силу неразвитости первобытных производительных сил, бедности и слабости первобытной техники. У людей той эпохи были лишь простейшие орудия труда, сделанные из камня, кости, дерева. Они были грубы и не могли обеспечить постоянные источники питания. Средства к существованию древнейшие люди добывали охотой, рыбной ловлей, собирательством. Однако первобытный охотник, несмотря на все свое умение к искусство, часто оставался без добычи, а рыболов без рыбы: зверь исчезал из леса, рыба покидала реки. Растительную же пищу можно было добывать лишь в определенные месяцы года.

Русский этнограф Л. Я. Штернберг, хорошо знавший жизнь и быт народов Крайнего Севера России, находившихся еще в конце XIX столетия на низших ступенях развития, писал: «Человеку необходимо кормиться, одеваться, защищаться от холода, дождя, от диких зверей, от болезней... Он применяет... свои изобретения — орудия... Но... все его гениальные изобретения недостаточны для борьбы с природой... С одинаковой заботливостью первобытный охотник изо дня в день ставит свой гениальный самострел на зверя. И вот сегодня один за другим хитрые звери приходят на его стрелу и становятся его верной добычей, но могут проходить дни и недели, когда он, давке многократно пробегая мимо самого его орудия, как бы смеясь, уходит неуловимый и невидимый... В одном случае он направляет стрелу в животное даже в самую плохую погоду и убивает его, а в другом случае при самых благоприятных условиях делает промах, стреляет и не попадает. В одном случае он может наловить рыбы в один день столько, что ее хватит надолго, а в другом случае могут пройти целые месяцы, и он не поймает ни одной рыбы... Одним словом, перед ним в борьбе за существование встает «его величество случай», то, что мы называем удачей, счастьем и т. д., явление для него совершенно непонятное, таинственное...» (77, 3, 4, 246, 247).

Трудовая деятельность первобытных людей, все усилия наших далеких предков, имевшие своей целью обеспечить себя и своих близких средствами к существованию, нередко заканчивались безрезультатно. Это вызывало у них состояние неуверенности в своих силах, неуверенности в будущем. Отсутствие реальных средств, гарантирующих надежные и постоянные результаты производственной деятельности, и явились основными причинами того, что человек каменного века обратился к поискам иллюзорных, иррациональных средств практического воздействия на природу. Этими иллюзорными, иррациональными, то есть мнимыми, средствами и были магические ритуалы и обряды (см.: 64, 53).

Так экономическая неразвитость, слабость первобытного человечества, выразившаяся в практическом бессилии человека перед природой, и явилась тем социальным фоном, на котором выросла вера в магию. «Слабость,— писал К. Маркс в работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта»,— всегда спасалась верой в чудеса, она считала врага побежденным, если ей удавалось одолеть его в своем воображении посредством заклинаний...» (1, 8, 123). В. И. Ленин, развивая Марксову мысль о социальных корнях веры в сверхъестественное, писал: «Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чудеса и т. п.» (3, 12, 142). Первобытные люди были убеждены, что посредством исполнения магических обрядов они вступают в контакт со сверхъестественной силой, могущей защитить их от стихий природы, от всех злых сил и существ, помочь в достижении той или иной практической цели, которую они не в состоянии достичь посредством реальных приемов и средств. Конкретные формы колдовства создавались каждым родом, племенем, общиной самостоятельно, результатом чего явилось бесчисленное многообразие магических ритуалов и обрядов. Ученые описали и систематизировали буквально тысячи колдовских ритуалов и верований, бытовавших у разных народов в разные времена.

МНОГООБРАЗИЕ МАГИИ

Существуют различные классификации магических обрядов и церемоний. Одной из наиболее полных типологий колдовских обрядов является классификация, разработанная крупным советским этнографом и религиоведом С. А. Токаревым в его известной работе «Сущность и происхождение магии» (см.: 61). С. А. Токарев предложил различать магические ритуалы по степени сложности, по направленности магического акта, по технике действия и, наконец, по сфере применения и по целям, которые данный ритуал преследует.

В зависимости от общей направленности магического действа С. А. Токарев различает две группы магии: агрессивные, или протрептические, и защитные, оборонительные, или профилактические. Если первые своей целью имеют перенесение тем или иным способом магической силы на объект, то вторые имеют обратную цель: отстранить, отогнать вредные магические влияния, защититься от их действия.

В составе этих двух крупных магических направлений ученый выделяет типы магии, которые отличаются друг от друга по технике передачи магической силы или защиты от нее.

Протрептичоская магия. Здесь простейшим способом передачи магической силы будет непосредственный контакт, соприкосновение источника, носителя этой сверхъестественной силы с объектом, на который направлено колдовство. При этом носитель магической силы бывает различным: это и неодушевленный предмет (амулет, талисман), и человек (например, сам колдун) и т. п. Характер контакта также может быть различным: ношение амулета, принятие колдовского снадобья внутрь или обтирание им тела, прикосновение руки волшебника и т. д. Этот вид протрептической магии называется контактной магией.

Более сложным с психологической точки зрения является так называемая инициальная (начинательная, трансмиссионная, инцепционная) магия. Суть ее остается, как и в предыдущем типе, той же: магическое действие направлено на сам объект колдовства. Однако ввиду недосягаемости этого объекта, например вследствие дальности расстояния, производится только начало желаемого действия, а само же его окончание и появление ожидаемого результата возлагается на магическую силу. Так, австралийские колдуны имели специальный магический снаряд, посредством которого они практиковали этот тип колдовства. Это была костяная палочка с заостренным концом. К ней привязывался шнурок, конец которого закапывался в землю. Саму же заостренную кость направляли в сторону врага с одновременным произнесением заклинаний, полагая при этом, что острие кости высосет из тела жертвы кровь и та через шнурок уйдет в землю.

В отличие от этих двух видов магии, в которых магическая сила действует непосредственно на объект колдовства (хотя бы и находящийся на расстоянии), следующие два вида протрептической магии характеризуются тем, что в них действие сверхъестественной силы направляется не непосредственно на объект, а на его заместителя, и только через него — на сам объект волшебства. В качестве заместителя может быть какая-нибудь часть объекта колдовства (отрезанные волосы, обрезки ногтей, испражнения, слюна и т. п.) или же просто предмет, побывавший с ним в контакте (остатки пищи, часть одежды, след ноги и т. п.). Этот тип магии называется парциальной (контагиозной) магией, основанной на вере, что часть замещает целое. В другом случае в качестве заместителя, посредством которого сверхъестественная сила будет действовать на объект, выступает подобие или изображение этого объекта. У многих народов колдуны изготовляли маленькие деревянные, глиняные, восковые и т. д. фигурки, изображавшие врагов, и пронзали их в сердце, голову стрелой, полагая, что то же самое постигнет и самих врагов. Часто фигурку заменяло изображение врага на песке, земле, над которым проделывалась такая же операция — в него втыкали стрелы в надежде поразить врага. Эти обряды относятся к имитативиой (гомеопатической, симпатической, симимильной) магии, основанной на вере, что подобное нарождает подобное. Сюда включаются магические действия, состоящие в подражании тому действию, которое необходимо вызвать: например, военные и охотничьи пляски, ряд обрядов вызывания дождя и т. п.

В оборонительной (профилактической) магии С. А. Токарев выделяет два вида.

Отгоняющая (апотрепеическая) магия. Ее суть сводится к желанию отогнать, отпугнуть враждебные силы и влияния. Для этого носят амулеты, талисманы, обереги; применяют различные жесты, звуки (звон металла, стрельба, огонь, дым, магические круги и линии, плевки, дутье) и т. д. Сюда же относятся действия, имеющие своей целью уклониться от контакта с враждебными силами, спрятаться от них (ритуальное закрывание головы, лица, избегание нечистых мест и т. п.).

Другой разновидностью профилактической магии являются обряды и ритуалы очищения от воображаемых злых влияний, проникших в тело человека, его жилище, скот и т. д. Очищения достигают разными приемами и способами: посредством ритуального омовения, окуривания, поста, употребления снадобий, кровопускания и т. д. Эта магия зовется катартической.

Независимо от классификации по технике действия магических обрядов (согласно которой устанавливается шесть основных типов магии), последние могут быть различаемы и по положительному или отрицательному характеру своих рецептов. Здесь выделяется магия положительная, которая предписывает, что необходимо делать, чтобы получить желаемый результат, и магия отрицательная (табу), которая указывает, чего нельзя делать, дабы не получить нежелательные последствия и результаты.

Примером последней, в частности, является запрещение у эскимосов мальчикам играть в игры с веревочкой из боязни того, что, когда они станут взрослыми охотниками, их руки могут запутаться в веревке гарпуна.

Что касается словесной (вербальной) магия — заклинания, заговоры и т. д., то, по мнению С. А. Токарева, она по сути своей не представляет самостоятельного тина магии, но является лишь словесным сопровождением совершаемого обряда. Однако часто, особенно на поздних этапах развития магии, заговор начинает выступать как самостоятельная магическая сила, и в этом плане он составляет отдельный тип магии.

В соответствии со сферой применения магии и целями, которые опа преследует, выделяют целый ряд ее видов.

Главным объектом внимания первобытных людей всегда было обеспечение средств к существованию. Естественно, что и значительная часть колдовских обрядов и церемоний была связана именно с этой сферой человеческой деятельности. Более того, можно считать, что хозяйственная, промысловая магия является и исторически первичным видом колдовства, ибо магия возникает как иллюзорное средство преодоления практической слабости первобытного человека. Мы уже описали некоторые колдовские ритуалы, существовавшие у людей каменного века, имевшие своей целью обеспечить удачный исход охоты. Аналогичные обряды этнографы нашли и у многих народов, еще в XIX веке ведших первобытный образ жизни. Один из таких обрядов у ительменов (камчадалов) описал русский путешественник С. П. Крашенинников. Этот обряд являлся частью осеннего промыслового праздника ительменов и состоял в том, что из съедобной травы и рыбы изготовлялась фигура кита, которая под звуки бубнов и барабанов была растерзана и съедена всеми участниками церемонии. Затем то же самое было сделано и со слепленной из сладкой травы фигурой волка, которую один из охотников застрелил из лука, а другие растерзали и съели. Крашенинников смысл этого обряда объяснил вполне верно: этот обряд имел целью, «чтобы им прямых (т. е. настоящих.— А. Г.) китов и волков промышлять и есть, как с травяными поступали» (27, 418).

Можно вспомнить и о «пляске бизонов» у североамериканских манданов: ее участники, обряженные в шкуры бизонов и с оружием в руках, игравшие роль охотников и дичи, верили, что пляска привлечет стада бизонов под удары их копий и стрел. Пляска продолжалась многие часы, нередко сутки.

С переходом к земледелию магические обряды исполняются, чтобы воздействовать на силы природы и добиться от земли хорошего урожая. Меланезийцы Тробриандовых островов, например, чтобы клубни выращиваемых ими земледельческих культур таро и ямса были большими и крепкими, зарывали на своих огородах камни, напоминающие по форме эти клубни, предварительно их заговорив. Еще в прошлом веке русские крестьянки в момент посадки капустной рассады туго обвязывали голову платком, чтобы и кочаны получались тугими и упругими. Часто обряды имели своей целью передачу земле силы человеческого плодородия: у многих народов мужчины и женщины во время полевых работ обнажались, исполняли эротические пляски, вступали на поле в половую связь. Иногда главным содержанием земледельческой магии было ритуальное убийство людей. Так, у индейского племени пауни был такой обряд: молодую обнаженную женщину ставили на пьедестал, вокруг которого находились вооруженные луками воины. В определенный момент все они вместе выпускали в девушку свои стрелы. После этого ее тело рубили на куски и зарывали их на поле, а кровью поливали посевы. У одного из племен Западной Африки существовал аналогичный обряд: ежегодно перед полевыми работами совершалось ритуальное убийство мужчины и женщины, после чего их тела закапывались на поле. Обряд совершался в надежде, что мужская и женская сила передастся земле и обеспечит ей плодородие.

Страшным бедствием для земледельцев были засуха, наводнение и другие стихийные бедствия. Вот почему появились многочисленные магические обряды, имевшие своей целью влиять на погоду и составившие отдельный вид магии: метеорологическую, или магию погоды. Здесь наиболее распространенными являлись обряды вызывания дождя. Вот как «вызывали» дождь колдуны центрально-австралийского племени вонконгуру. Двое «заклинателей дождя» по очереди зачерпывали заколдованную воду в деревянное корыто и разбрызгивали ее в разные стороны, производя при этом пучками перьев шум и шорох, имитируя тем самым звук падающих капель дождя.

Некоторые обряды метеорологической магии предназначены вызывать солнечный свет. Колдуны с острова Флорида, совершавшие этот обряд, привязывали листья и прутья определенной породы дерева к концу бамбукового шеста и держали его над огнем, раздувая его и произнося одновременно магическое заклинание, переходящее на огонь, а с него на листья. Затем шест укреплялся на верхушке дерева, ветер должен был сдуть с него чары и унести их вдаль, ожидалось, что после этого засияет солнце. В силу неразвитости первобытной практики и идеологии колдовские обряды сопровождали буквально каждый производственный процесс людей того времени, при этом магические верования тесно переплетались с верными наблюдениями над природой. Отсюда, однако, не следует, что магические верования и ритуалы были тождественны знанию, выполняли роль конденсатора рациональных приемов производства, лечения и т. п., как это утверждают некоторые буржуазные исследователи. Подобную точку зрения отстаивает, например, английский историк культуры лорд Рэглан в своей работе «Как возникла цивилизация?» (см.: 101), где пытается объяснить происхождение буквально всех предметов культуры потребностями религиозно-магического культа. По его словам, изобретение плуга явилось результатом поклонения людей фаллосу, а переход людей к скотоводству вызван тем, что люди, поклонявшиеся Луне, обнаружили ее сходство с рогами тура и коровы. Подобные взгляды Рэглана и других буржуазных ученых на происхождение земледелия и скотоводства, войны и государства, денег и обмена, искусства и науки из религиозных культов, по сути дела, ничем не отличаются от мифов, по которым Диана научила людей охоте, а Посейдон — коневодству.

Субъектом любого магического действия является колдун — профессионал или любитель. На самых ранних ступенях развития первобытного общества профессиональных колдунов еще не было. Магические обряды и ритуалы выполнялись любым из членов племени, чаще стариками, владевшими опытом исполнения необходимых церемоний. Впоследствии появились люди, которых считали наделенными особыми способностями, и прежде всего способностью общаться со сверхъестественным миром и его обитателями. У разных народов их называли по-разному — колдун, волхв, заклинатель, шаман и т. д. Но социальная функция в доклассовом обществе у них была одна: магическая практика, своей целью имеющая обеспечить первобытной общине покровительство сверхъестественных сил и защитить от колдовских происков со стороны недружелюбных племен и злых духов.

Авторитет их в первобытном коллективе был крайне высоким. Они обладали огромной властью над душами своих соплеменников: к ним шли за советом, они выступали в качестве судьи в спорных вопросах, заговаривали болезни, вызывали дожди, ну и, конечно, ограждали своих сородичей от злых духов и чар. Что же лежало в основе их авторитета и власти? Как добивались они славы сверхъестественных личностей, общающихся с миром теней? Об этом наш следующий рассказ.

ПЕРВОБЫТНЫЕ КОЛДУНЫ И ШАМАНЫ

Чувство страха — неотъемлемая черта первобытного мироощущения. Вот как описал известному путешественнику Кнуду Расмуссену душевное состояние своего народа эскимос Ауа: «Мы боимся! Мы боимся непогоды, с которой должны бороться, вырывая пищу у земли и у моря. Мы боимся нужды и голода в холодных снежных хижинах. Мы боимся болезни, которую ежедневно видим около себя... Мы боимся мертвых людей и душ зверей, убитых на ловле. Мы боимся духов земли и воздуха... боимся всего, чего не знаем. Боимся того, что видим вокруг себя, и боимся того, о чем говорят предания».

Боясь всего и не понимая подлинных причин происходящего вокруг него, человек стал наделять сверхъестественными возможностями природные явления. Все под контролем и властью сверхъестественных сил, все в мире несет отпечаток их всемогущества и всевластия, на всем лежит отпечаток их произвола. Человек беззащитен и бессилен перед могуществом этих вездесущих и непостижимых начал. И тут у него появляется защитник — колдун. Он гарантирует человеку покровительство добрых духов и защиту от произвола и происков духов злых.

Славу могучего, обладающего сверхъестественными способностями человека колдуны и шаманы обретали не случайно. Острая наблюдательность, глубокое знание духовного состояния своих соплеменников, умение использовать психотерапевтические приемы внушения при «лечении» и «заговоре» болезней, а нередко и искусное трюкачество способствовали их популярности. Остановимся подробнее па последнем, хотя и каждой другой из этих составляющих «искусство» колдуна также можно посвятить отдельный рассказ.

О внимании первобытных колдунов и шаманов к приемам иллюзионного искусства говорят многочисленные этнографические наблюдения. Так, известный русский этнограф В. Г. Богораз-Тан указывал, что у всех шаманов первобытных народов «замечательно соединены экстаз с самым хладнокровным обманом» (8, 126). Современный исследователь шаманизма В. Н. Басилов в книге «Избранники духов» подтверждает, что во время шаманских камланий всегда использовали трюки, «которые шаман совершал с целью показать присутствующим, на что он способен с помощью духов». (5, 129).

Для доказательства своих сверхъестественных способностей первобытные колдуны п шаманы чревовещали, изображая различные голоса духов и вообще всякие таинственные звуки, демонстрировали освобождение с помощью потусторонних помощников от веревок и ремней, устраивали настоящие представления, например таинственное исчезновение предметов и даже людей, в том числе самого колдуна, мгновенное залечивание ран, «пронзали» себя и своих помощников ножами, топорами и т. д. Все это требовало величайшего умения и мастерства, ибо однажды только неудавшийся трюк, минутное бессилие шамана приводили его к поражению: вера в его всемогущество исчезала, и на смену ему приходил новый игрок, которому также постоянно угрожали неудачи и позорное падение. Поэтому своему «профессиональному» росту, совершенствованию своего мастерства первобытные колдуны и шаманы уделяли огромное внимание. Профессиональные секреты передавались по наследству, из рук в руки, даже преподавались в специальных колдовских «школах». О своем обучении в такой «школе» одного из северозападных районов Канады рассказал некий вольнодумец Квесалид. Он, местный индеец, не верил в могущество колдунов и шаманов и, побуждаемый любопытством, желанием раскрыть и разоблачить их жульничество, стал бывать у них. Это продолжалось до тех пор, пока один из колдунов но предложил ему присоединиться к их группе, где Квесалид был бы «посвящен в тайну» и стал бы одним из своих. Квесалид не заставил себя долго упрашивать и вскоре стал проходить курс колдовских «наук». Это был экзотический коктейль из пантомимы, ловкости рук и эмпирических познаний. Под руководством наставников Квесалид учился симулировать обмороки, нервные припадки, петь магические гимны; изучал технику вызывания у себя рвоты; получил представление об аускультации (выслушивании) и акушерстве; научился использовать в своих интересах «видящих» — шпионов и доносчиков, в обязанности которых вменялось подслушивать частные разговоры и тайно сообщать колдуну сведения об источнике и симптомах болезней, поразивших того или иного сородича. «Великим искусством» и «тайной тайн» этой школы колдунов было обучение приемам пользования пучком пушинок, спрятанных шаманом в уголке его рта. В определенный момент знахарского сеанса колдун, прикусив язык или вызвав кровотечение из десны, выплевывал окровавленный комочек и торжественно преподносил его страдающему индейцу и присутствующим как болезнетворное тело, являвшееся причиной недуга и извлеченное благодаря его сверхъестественному искусству.

Этот рассказ был в свое время записан американским этнографом Францем Боасом непосредственно со слов самого Квесалида — разоблачителя шаманов и колдунов. Ф. Боас и сам неоднократно наблюдал трюки, к которым прибегали североамериканские колдуны и шаманы, дабы поддержать и усилить молву об их магических способностях. Популярен был у колдунов племени квакиутл трюк пробивания головы. Исполнитель (шаман) вначале показывает присутствующим при этом магическом сеансе клин, а затем незаметно меняет его на другой, сделанный из двух частей, соединенных деревянной перемычкой, покрытой волосами. Прижав этот клин к голове своей помощницы, шаман показывает, будто он этим орудием пробивает ей голову. Впечатление от спектакля усиливается и тем, что все лицо, рот помощницы залиты потоком крови, в действительности вытекавшей из спрятанных в волосах и во рту тюленьих пузырей с кровью. Помимо всего прочего, в волосах «пострадавшей» была искусно спрятана пара тюленьих глаз, которые в момент удара клином сползали на ее глаза, в результате чего зрители имели возможность убедиться, что глаза вылезли из орбит. Жертва колдовства обходила всех присутствующих, чтобы те могли удостовериться, что голова ее на самом деле пробита клином. Клин тут же вынимался, и помощница мага-иллюзиониста демонстрировала зрителям, что она цела и невредима, что от ран не осталось и следа.

В другом случае первобытный кудесник ударял помощницу по голове веслом, вонзая его в голову. Разумеется, в весле была выемка, соответствующая по форме и размерам голове помощницы. Этим псевдовеслом перед представлением заменяли настоящее весло.

Изюминкой сеансов первобытной магии был иллюзион с огнем. В число трюковой аппаратуры входил ящик с двойным дном, куда заранее прятался человеческий скелет. Помощница колдуна якобы забиралась в ящик, но в действительности она скрывалась в специально подготовленной яме. Ящик бросали в огонь. От ямы к центру очага была проведена трубка, в один из концов которой исполнительница начинала петь. Звук шел прямо из огня и показывал тем самым нечувствительность женщины к боли. Как только ящик сгорал полностью, из очага доставали кости скелета, чтобы зрители могли удостовериться: женщина сгорела. Кости торжественно возлагали на оленью шкуру, под которой было скрыто отверстие трубки. По истечении четырех суток шаман начинал петь над ними до тех пор, пока не раздавался голос сгоревшей женщины. После этого кости покрывались шкурой, помощница незаметно переползала подземным туннелем под нее. Когда же шкуру под звуки барабанов и бубнов срывали, то под ней оказывалась целая и невредимая «сгоревшая» женщина.

Африканские колдуны также славились своим иллюзионным искусством. Уроженец Южной Африки Л. Грин в своей книге «Последние тайны старой Африки» сообщает, что в годы своей молодости, которые пришлись на начало нашего столетия, он наблюдал, как колдун нигерийских тайных обществ, словно на сцене одного из знаменитых европейских цирков, во время магических сеансов набирал в рот воды из калебаса, а выплескивал изо рта дюжину живых рыбок, водящихся в окрестных болотах. В Конго колдун племени нкимба тер себе нос, и оттуда появлялась длинная вереница красных блестящих муравьев. В Сенегале колдуны вонзали себе в горло широкие ножи.

Не меньшими ловкостью, умением и сноровкой обладали и отечественные колдуны. В известном специалистам-этнографам указателе литературы по шаманству, автором которого является А. А. Попов, содержится множество упоминаний о трюках и фокусах колдунов и шаманов- различных народностей (алтайцев, якутов, лопарей, остяков, гиляков, бурят, казахов, киргизов, сойтов, ненцев и т. п.). Много рассказов о проделках шаманов содержится в исследованиях русских и советских этнографов.

Чукотские шаманы были, к примеру, большими специалистами в технике чревовещания. В. Г. Богораз-Тан, часто наблюдавший шаманские камлания местных колдунов, отмечал: «...чревовещание у чукчей развито до степени большого искусства, и можно с уверенностью сказать, что чукчи вышли бы победителями в состязании с артистами-иллюзионистами цивилизованных стран. У присутствующих на шаманском камлании создается полная иллюзия, что отдельные голоса приходят из различных концов полога... В трюках такого рода шаманы подражают крикам зверей и птиц и даже завыванию бури. Я слышал однажды голос, который был объявлен эхом. Он слабо повторял все звуки и слова, которые мы произносили, даже английские и русские фразы. Конечно, иностранные слова произносились им не вполне правильно, но все же дух обладал тонким слухом и быстро улавливал звуки незнакомого языка. Я слышал духов кузнечика, слепня и комара, причем их голоса были очень похожи на звуки, издаваемые этими насекомыми в обычное время» (8, 121).

Однообразие шаманского сеанса у чукчей (который наблюдал В. Г. Богораз-Тан), длившегося иногда несколько часов подряд, скрашивали различного рода трюки. Духи скреблись снаружи степ внутреннего полога, бегали вокруг по всем направлениям так, что было слышно топанье их ног. Часто злой дух неожиданно дергал шкуру, лежавшую на земле в центре полога, с такой силой, что все предметы, стоявшие на ней, разлетались во все стороны. Иногда невидимая рука схватывала полог за верхушку и трясла его с чудовищной силой или даже приподнимала его, впуская в него свет из наружного шатра. Нередко невидимая рука швыряла в полог комья снега, лила холодную воду и мочу и даже бросала куски дерева и камни, нередко попадая в кого-нибудь из присутствующих.

Излюбленным приемом среди камчадалских, якутских, гиляцких и других колдунов было прокалывание себя поясом. Этот трюк описан в работе В. М. Михайловского «Шаманство»: «Шаман берет в правую руку нож, а в левую топор п, отходя к дверям, где нет никакого освещения, наставляет нож на живот и бьет топором по черенку, покуда лезвие ножа не войдет во внутренность, после чего, обращаясь к зрителям, показывает, что острие вошло в живот. Все окружающие подходят к нему для освидетельствования и кто-нибудь берет за черенок и отрывает его от лезвия, которое, по словам шамана, осталось в желудке, а потом уже из себя его фокусник выпускает» (цит. по: 4, 188). Колдун для исполнения этого фокуса делал себе специальный нож с убирающимся в черенок лезвием. Вот как рассказывает финский этнограф М. Кастрон о фокусах сибирских шаманов: «Шаман садится на высушенной оленьей коже, разостланной посередине пола. Он дает присутствующим связать себе руки и йоги. Ставни закрываются, и шаман начинает призывать служащих ему духов. Внезапно в темном пространстве обнаруживается их таинственное присутствие. Раздаются с разных сторон голоса и внутри, и снаружи юрты, а на сухой оленьей коже слышится равномерный треск п барабанный бой. В комнате рычат медведи, шипят змеи, прыгают белки. Наконец, все это кончается, и присутствовавшие с нетерпением ждут результатов. Проходит несколько минут, и вот шаман, свободный и развязанный, входит снаружи в юрту. Никто не сомневается в том, что ревели, шипели и прыгали в юрте именно духи, что они освободили шамана от веревок и вывели его тайным путем из юрты» (цит. по: 61, 90).

С помощью подобных трюков и иллюзионов первобытный колдун приобретал у своих соплеменников славу могущественного человека, избранника духов. Магия возникает как иллюзорное средство компенсации практической слабости древнейших людей, служит суррогатом их трудовой деятельности. Одновременно она является и источником социальных привилегий для тех, кто монополизировал в первобытном коллективе роль посредника в общении со сверхъестественным миром.

Возникнув в первобытную эпоху человечества, магия не оставалась неизменной на протяжении веков, а принимала различные формы. Одной из ее развитых форм является оккультизм.

Оккультизм (от лат. occultus — тайный, сокровенный) — это общее название для учений, «теоретически» обосновывающих наличие магических (волшебных, сверх-натуральных) сил в человеке и космосе, недоступных для простых смертных, по доступных для «посвященных», прошедших особую инициацию и тренировку. В состав оккультизма входят такие «тайные» пауки, как астрология, мантика, или гадание (хиромантия, физиогномика и т. п.), спиритизм, герметическая (по имени легендарного основателя оккультизма — Гермеса Трисмегиста, образ которого явился результатом соединения образов египетского бога Тота и греческого бога Гермеса — вестника божественной мудрости) медицина и другие (см.: 39; 47; 73). Впервые речь об оккультизме заходит в эпоху поздней античности, когда в I — IV веках нашей эры в Александрии была создана обширная оккультная литература, получившая название герметической. С определенными изменениями оккультные науки дошли до наших дней, найдя в странах капитала в условиях духовного кризиса массу поклонников.

В основе оккультизма лежат «принципы» и «законы» первобытной магии. «Оккультисты лишь систематизировали древнейшие магические представления, основанные на ложном принципе: подобное вызывает подобное (симпатическая магия), часть замещает целое (контагиозная магия)» (73, 137). Изучение истории магии, ее древнейших, первобытных форм проливает свет на происхождение и сущность многих оккультных наук (см.: 16; 47; 73). (Подробнее об оккультизме мы поговорим позже)

С возникновением сложных высокоразвитых монотеистических религиозных систем типа христианства, иудаизма, ислама, буддизма магические ритуалы стали их неотъемлемым элементом. Причем «самая важная для массы верующих, самая притягательная сторона... религии... как раз и заключается в магическом значении ее обрядов» (61, 8). О том, как вошла магия в состав одной из «высших» религий — в христианство — стоит рассказать подробнее.

Магия в христианском культе

Как подчеркивал Ф. Энгельс, «раз возникнув, религия всегда сохраняет известный запас представлений, унаследованный от прежних времен» (1, 21, 315). Это относится и к христианской обрядности, которая включала в себя элементы обрядов и ритуалов других религий, предшествовавших христианству или же существовавших в ту же эпоху.

Конечно, при этом христианский культ ни в коей мере нельзя сводить только к заимствованиям из других религий. Как показал Ф. Энгельс в своих работах по раннему христианству, христианство — это религия, принципиально (по всей социальной сути, а значит, и содержанию символов) отличная от своих предшественников — языческих религий Древнего мира. Оно возникло как религиозный продукт социально-экономических, идеологических и политических отношений определенной исторической эпохи. «Христианству предшествовал полный крах античных «мировых порядков»... христианство было простым выражением этого краха» (1, 7, 211). Социальной сутью первоначального христианства и являлось то, что оно возникло как движение угнетенных. Христианство «выступало сначала как религия рабов и вольноотпущенников, бедняков и бесправных, покоренных или рассеянных Римом народов» (1, 22, 467), проповедовало «грядущее избавление от рабства и нищеты» и «искало этого избавления в посмертной потусторонней жизни на небе» (1, 22, 467).

В соответствии с основными принципами своего вероучения христианство переработало материал, заимствованный из других религий. Переработало и придало новый символический смысл и значение. Так, пишет Ф. Энгельс, всем древним религиям были присущи представления, согласно которым богов, оскорбленных людьми, можно было умилостивить жертвоприношениями. В христианстве же эти представления приобрели форму веры в то, что «одна великая добровольная жертва, принесенная посредником, искупила раз и навсегда грехи всех времен и всех людей» (1, 22, 477). Аналогичным образом новое звучание было придано и заимствованным христианством из языческих религий элементам обрядовой символики: они стали связываться с персоной новозаветного Иисуса Христа, божества, воплотившегося в образ земного страдальца и своей смертью искупившего все грехи человечества.

Выявление социальной сущности христианских обрядов и таинств на основе исследования социальной направленности их символического содержания, исследование того оригинального, что внесло своим появлением христианство в историю религии — важная задача марксистского религиоведения. Не менее важной, однако, остается и задача анализа тех элементов христианской обрядности, которые заимствованы из других религий, задача изучения их эволюции на различных этапах развития общества. Эта задача тем более актуальна, что в теологической литературе господствует идея о богодухновенной природе происхождения христианских обрядов и ритуалов. В католических богословских работах, например, утверждается, что христианские обряды и ритуалы были «божественно установлены Иисусом Христом» (см.: 81,12; 85, 84—85). Аналогично и православные богословы заявляют о «божественном» установлении христианских ритуалов и обрядов (см.: 33, 320; 57, 5; 58, 10). Тем же, кто не согласен с этой точкой зрения, тем, кто сомневается в богодухновенной природе христианских обрядов, церковь со времен Лионского собора угрожает анафемой.

Однако с историей трудно спорить. А она убедительно опровергает идею «божественного» установления христианской обрядности. Христианский культ имеет явную историческую связь с основанными на вере в магию языческими представлениями и ритуалами древних и первобытных народов.

Христианский культ представляет собой совокупность иллюзорно-практических действий (обряды, ритуалы, таинства, богослужения, посты, молитвы и т. д.), с помощью которых верующие надеются достичь контакта со сверхъестественными силами, и используемых при этом материальных предметов — храмов, священных реликвий, утвари, одеяний и т. д. Наиболее очевидную связь с древнейшими верованиями и культами имеют христианские таинства.

ЧТО ТАКОЕ ТАИНСТВА?

«Таинства,— говорит архиепископ Макарий,— суть священнодействия, которые под видимым образом действительно сообщают верующим невидимую благодать божию,— суть орудия, которые необходимо действуют благодатию па приступающих к оным» (33, 315). К христианским таинствам относятся следующие виды священнодействий: причащение, крещение, миропомазание, елеосвящение, покаяние (исповедь), брак и священство.

Л. Н. Толстой, в своих работах глубоко вскрывший ханжество и лицемерие русской православной церкви, большое внимание уделял изучению истории христианских таинств. Он хорошо знал обряды нехристианских народов, внимательно проштудировал богословскую литературу по этому вопросу. В результате он пришел к следующему выводу: «Все эти обряды (христианские таинства.— А. Г.) не что иное, как различные приемы колдовства, приспособленные ко всем возможным случаям жизни. Для того, чтобы ребенок, если умрет, вошел в рай, нужно успеть помазать его маслом и выкупать с произнесением известных слов; для того, чтобы родительница перестала быть нечистою, нужно произнести известные заклинания; чтобы был успех в деле или спокойное житье в новом доме, для того, чтобы хорошо родился хлеб, прекратилась засуха, для того, чтобы путешествие было благополучным, для того, чтобы излечиться от болезни, для того, чтобы облегчилось положение умершего на том свете, для всего этого и тысячи других обстоятельств есть известные заклинания, которые в известном месте за известные приношения произносятся священником» (62, 247).

Действительно, христианские таинства мало чем отличаются по своей форме от первобытных магических церемоний. Конечно, смысл и значение, которое вкладывал в свои обряды первобытный колдун и которое придает своим действиям христианский священник,— различны. Но материал, из которого складывалась в первобытные времена и складывается сегодня церемония магического ритуала и христианского таинства, техника их исполнения, по существу, одинаковы. Религия немыслима без примитивных магических действий, и они проглядывают из-под самого утонченного богословского покрова.

В основе всех христианских таинств лежит вера в божественную благодать. Благодать, по определению христианских теологов, это «особенная сила, или особенное действие божие, сообщаемая нам ради заслуг нашего искупителя и совершающая наше освящение, т.е. с одной стороны, очищающая нас от грехов, обновляющая и оправдывающая перед богом, а с другой — утверждающая и возвращающая нас к добродетели для жизни вечной» (33, 250).

Это представление о благодати как силе, сообщающей человеку особые чудодейственные божественные свойства, восходит к первобытным временам. Первобытные люди верили в существование какой-то таинственной силы, исходящей от духов, богов, людей, животных и даже неодушевленных предметов, которая может быть усвоена человеком при помощи определенных обрядовых действий. У меланезийцев эта сила называлась «мана», у индейских племен ирокезов и алгонкинов — «оренда» и «маниту». Считалось, что в наибольшей степени этой силой обладают колдуны и вожди племен. Чтобы воспринять ее, надо было совершить специальные магические церемонии.

В Древнем мире язычники совершали различные тайные обряды (по-гречески — мистерии), с помощью которых можно было вступить в контакт с божествами и получить от них благодать, гарантирующую вечное загробное блаженство.

Особенно популярны стали мистерии незадолго до возникновения христианства. В Риме, Греции и особенно в Малой Азии, Сирии, Египте язычники совершали всевозможные окуривания, омовения, очищения, жертвоприношения и другие колдовские действия в надежде таким образом «очиститься», вступить в общение с божеством и самим стать божественными. Тот, кто был посвящен в тайны мистерии, приобретал право на вечное блаженство. «Благодаря этим прекрасным мистериям,— говорится в одной надписи в честь мистерии богини Деметры в древнегреческом городе Элевсине,— которые мы получили от богов, смерть для людей уже не зло, а благо».

Наибольшей известностью в эпоху зарождения христианства пользовались мистерии иранского бога Митры. Слава о нем благодаря римским солдатам разнеслась по различным краям земли. Митраистские памятники встречаются от Мавритании до Шотландии, от Вавилона до Франции. Во время этих мистерий посвящаемый в таинства Митры сначала подвергался различным испытаниям, нередко носящим изуверский характер. Затем он постепенно проходил семь ступеней посвящения: его крестили водой путем окропления или погружения в воду в зависимости от степени посвящения; он причащался хлебом, водой и вином и т. д. Считалось, что посвящаемый в тайны Митры на седьмой ступени приобретает сверхъестественную благодать, а также, наряду с телесной силой, приобретает духовную мудрость, силу и крепость в борьбе со злыми духами, бессмертие и другие бесценные дары.

Христианская церковь включила многие языческие церемонии в свой культ, переделав их на свой лад. Дав новое толкование языческим мистериям, окрестив древние представления о получении колдовской силы от духов «таинством нисхождения святого духа на людей», отцы церкви объявили, что их впервые установил сам Иисус Христос. А сходство христианских таинств с языческими обрядами они объясняли происками дьявола. Тертуллиан, например, так и писал: «Дьявол, стараясь извратить истину, подражает в языческих мистериях самим даже божественным таинствам: он и крестит некоторых, как своих последователей, обещая им очищение от грехов через купель, и запечатлевает потом на челе воинов своих, и торжественно совершает приношение хлеба... и даже поставляет верховного жреца при браке» (цит. по: 33, 485).

Первоначально христиане заимствовали из магических церемоний и языческих мистерий древности два таинства — причащение и крещение. Затем возникли другие — миропомазание, елеосвящение, исповедь, брак и священство. Рассмотрим их подробнее.

ТАИНСТВО ПРИЧАЩЕНИЯ

В таинстве причащения, или святой евхаристии (от греческого eucharistia — благодарственная жертва), причащающийся, вкушая под видом хлеба и вина плоть и кровь Христа, приобщается тем самым к богу и получает залог вечной жизни. По учению христианской церкви, причащение — самое священное из таинств, ибо если в других таинствах Христос сообщает верующим в пего те или иные дары своей благодати, то здесь он предлагает самого себя — свое тело и кровь. Тертуллиан так разъяснял смысл и значение евхаристии: «Плоть питается телом и кровью Христа, чтобы душа насытилась богом». Согласно христианскому катехизису, причащение есть таинство, в котором «мы приемлем самого Спасителя под видом хлеба и вина» (26, 55).

Таинство причащения, по христианскому вероучению, установлено самим Христом на тайной вечере. Тем самым он «воздал хвалу богу и отцу, благословил и освятил хлеб и вино и, приобщив своих учеников, закончил тайную вечерю молитвою о всех верующих». В память об этом событии церковь и поныне совершает таинство причащения. По существу, это языческие жертвоприношения. Священник берет просфиру и на жертвенном столе вырезает кубик, который зовется «агнец». При этом он произносит: «Яко овца на заклание ведется». Затем разрезает «агнца» на четыре части, произнося вслух слова: «Приносится в жертву агнец божий», прокалывает его копьем и говорит: «Примите, ядите, сие есть тело мое, и пейте от нее все, сия есть кровь моя».

Истоки этого таинства лежат в первобытных магических верованиях, согласно которым вкушение тела высшего существа-покровителя способно передать вкушающему совершенные свойства этого существа и что непосредственное вкушение его плоти и крови может быть заменено поеданием животного, растения, предмета и т. д., в котором это существо воплощено. Подобные представления были крайне распространены у первобытных народов. Этим объясняются и обычаи древнего людоедства. Каннибалы пили кровь убитого врага как носительницу его жизненной силы. Во всей Океании была распространена вера, что, съев печень убитого, приобретешь его силу и храбрость. Аналогичные сведения сообщали путешественники в XVII —XIX веках о туземцах Новой Каледонии, индейцах Южной Америки, коренных жителях многих районов Африки.

Индейцы запаро не ели тяжеловесных и неповоротливых тапиров и пекари, а предпочитали обезьян, птиц и других быстрых и ловких животных в надежде приобрести их ловкость и подвижность. Абипоны (Парагвай) ели мясо ягуаров, чтобы приобрести их храбрость, а индейцы декота перед боем съедали печень только что убитой собаки, чтобы к ним перешли ее упорство и ожесточенность в драке. Если же съедаемое животное почиталось как священное (тотем), то съедающий его становился ему подобным, так как ему передавалась часть святости этого животного.

Такие же верования существовали у древних греков и римлян, хотя они стояли на более высокой ступени, чем первобытные. Существует ряд свидетельств о наличии ритуала причащения сырым мясом божественного животного у эллинов. В мистериях земледельческого бога Диониса бог выступал то в виде человека, то в виде животного (быка, козла) или же в виде растения. Древний поэт Еврипид оставил описание того, как участницы дионисовых мистерий — вакханки бросались во время изображения «страстей» бога Диониса на коров и быков, раздирали их на куски и тотчас поедали их, считая, что так они проникались божественным естеством. Еще в III веке нашей эры римский писатель Арнобий наблюдал, как вакханки в состоянии экстаза раздирают коз и поедают их мясо сырым. Во всех этих случаях Дионис выступал в форме животного. Иногда он фигурировал в форме растения. По Плутарху, менады, чтобы проникнуться божественной сущностью этого бога, съедали его растительное воплощение — плющ, виноградную лозу и т. д. Ведь Дионис — это страдающий, умирающий и воскресающий юный бог виноделия. Интересно отметить, что и в Евангелии от Иоанна Иисус говорит о себе: «Я — виноградная лоза». А на православной иконе «Христос — виноградная лоза» мессия в венке из виноградных гроздьев и листьев запечатлен в образе Диониса.

Иногда Дионис изображался в виде бога-человека. Римский писатель Фирмик Матерн сообщает, что недалеко от Рима устраивались мистерии, в которых живого юношу Диониса раздирали на части, которые пожирались участниками этого таинства, а сердце доставалось богине Минерве.

Причащение телом человекоподобного бога — вообще обычный ритуал для Древнего мира. Особой жестокостью, например, отличалось причащение телом бога войны и солнца Тецкатлипока в Древней Мексике. Раз в год, в день этого божества назначали красивого юношу из знатной семьи, в котором должен был воплотиться бог. Ему воздавались всевозможные почести, его постоянно сопровождала почетная стража, ему предоставляли четырех жен. За некоторое время до празднества ему начинали поклоняться как богу. В день праздника жрецы поднимали юношу на вершину пирамиды-храма, где на каменном алтаре вспарывали острым ножом ему грудную клетку и вырывали сердце. Но тело убитого не сбрасывали вниз, как это делали с обычными жертвами, а резали на куски и раздавали для причащения участникам ритуала — знати и жрецам.

Постепенно кровавые жертвоприношения были заменены символическими жертвоприношениями. В этом случае роль жертвы выполняли фигурки из теста, зерен, злаков и т. д. В Индии из риса и зеленых злаков изготовляли изображение богини, имеющее форму усеченного конуса. Это изображение всячески украшали, делали ему подношения, приносили в жертву барана или козла. Затем участники обряда падали перед изображением на колени, после чего разбивали статую на куски и поедали ее. В Мексике два раза в год, в день весеннего и зимнего солнцестояния, из теста изготовлялась фигура бога Витцлипутцли (Уицилопочтли - OCR), которую сперва чествовали по-царски, а затем разбивали и съедали.

В Древней Греции и Риме существовало богоедство в форме вкушения хлеба и вина. Фригийский культ «великой матери» Кибелы и ее возлюбленного Аттиса практиковал причастие через вкушение священной пищи и питья. Такая же форма богоедства существовала еще в древней иранской религии — маздеизме. Там причастие совершалось хлебом и водой, смешанной с соком гаомы. Этот древнейший обряд перешел и в иранский культ Митры, только вместо сока редкого растения гаомы стали употреблять виноградное вино. Перед посвящаемым в таинства Митры ставили хлеб с вином и жрец произносил магические формулы. Имеются многочисленные изображения «тайной вечери» Митры перед его вознесением: за столом, на котором находится хлеб и чаша с вином, восседают Митра и Солнце, а рядом — другие участники таинства.

Христианские апологеты и отцы церкви видели это тождество митраистского и христианского таинств причащения, но объявляли его опять-таки происками дьявола. Юстин-мученик (около 150 г.) писал, что злые бесы в подражание Христу установили свою евхаристию в мистериях Митры: «Вы знаете или можете узнать, что и хлеб и чаша с водой подается в мистерии Митры с известными молитвенными формулами» (52, 61). Однако в действительности таинства Митры появились задолго до возникновения христианства. Не митраисты стали подражать христианам, а первые христиане митраистам.

Уничтожив в борьбе со своим конкурентом священные книги и храмы митраизма, христианская церковь одновременно многое переняла из него. Так, в Риме собор св. Петра воздвигнут на месте былого святилища Митры. В Ватикане имеется кресло первого епископа Рима — апостола Петра — с изображением 12 митраистских знаков зодиака. Это кресло в свое время принадлежало верховному митраистскому жрецу. Глава римско-католической церкви и поныне называется «папой», точно так же, как в свое время именовали верховного жреца Митры. Митраисты 25 декабря праздновали «рождество непобедимого» Митры, а христиане вслед за ними стали в этот день праздновать возрождение Христа. Сам Христос в древнейшей книге Нового завета — Откровении Иоанна — очень похож на Митру: небесный всадник на белом коне, со сверкающей диадемой на голове, с семью звездами в руках. Был перенят первыми христианскими общинами и церквами и митраистский обряд причащения.

Христианство заимствовало из митраизма и других религий того времени такие обряды или их элементы, которые пользовались популярностью среди населения Римской империи.

Конечно, христианские представления о единении человека с богом через теофагию (богоедство), проникнутые духом глубокого мистицизма и магии, нельзя рассматривать вне общего духовного фона эпохи. Чувства безысходности, апатии, неверия в силы человека, связанные с общей социально-политической обстановкой в Римской империи, и явились источником для возникновения веры в бессмертие, в возможность достижения счастливой загробной жизни, породили надежду на сверхъестественное спасение (что было характерной чертой и символических обрядов языческих мистерий) и привели в конечном счете к распространению магии и мистицизма. Те же мотивы и чувства лежали в основе возникновения и другого христианского таинства — крещения.

ТАИНСТВО КРЕЩЕНИЯ

Таинство крещения также играет в христианстве исключительно важную роль, так как оно — единственное таинство, признание которого является непременным условием принадлежности к христианской вере. Крещение означало прием нового члена в христианскую общину или в церковь. Значение крещения, однако, не сводится только к символу. Оно есть одновременно и мистический акт, который обеспечивает крещаемому ряд всевозможных земных и небесных благ.

Согласно христианскому катехизису, «видимая сторона» таинства, то есть сама процедура крещения, заключается в том, что младенца троекратно погружают в купель (у православных), обливают водой (у католиков), окропляют ею (у протестантов). При крещении у православных священник также читает три заклятия-запрещения, адресуя их дьяволу, дует в рот, лоб и грудь новорожденного, взывая к богу, дабы изгнать нечистого. Потом производится обряд «отречения от дьявола», во время которого священник и крестники новорожденного трижды плюют на пол — как бы на сатану. После крещения ребенка нарекают именем, чаще всего того святого, память которого отмечается в день крещения.

Священники утверждают, что обряд крещения, вся его процедура — от погружения в воду до надевания креста и миропомазания,— своей единственной целью имеет оградить новорожденного от «нечистой: силы» и обеспечить ему заступника. Крещение очищает новорожденного от греха его прародителей и отгоняет дьявола, вследствие чего человек рождается вновь и получает право на вечную жизнь в небесном царстве.

Теория «вторичного рождения» человека приписывается самому Иисусу Христу (см. Евангелие от Иоанна). В посланиях Павла подробно разъясняется смысл христианского учения о «втором рождении» человека посредством крещения: оно связывается с верой в воскресение, а само крещение рассматривается как смерть во Христе, которая гарантирует верующему одновременно и совместное с Христом воскресение в новую жизнь. Иначе говоря, крещение здесь, как это характерно для симпатической магии, воспроизводя «таинственно» смерть и воскресение мессии, гарантирует подлинное воскресение вместе с Христом. Потому-то новообращенный и называется неофитом, то есть новорожденным: «Кто во Христе, тот — новая тварь» (2 Кор., 5, 18).

Этот загадочный на первый взгляд христианский обряд смерти и возрождения имеет долгую предысторию. Еще у первобытных племен существовали многочисленные аналогичные обряды и представления. Они были неотъемлемой частью таинств посвящения первобытных народов. Прием в члены тайных союзов, вступление юноши, достигшего половой зрелости, в члены общины и т. д. сопровождались символическими обрядами мнимой смерти и нового рождения. «Смерть» и «новое рождение» при вступлении в полноправные члены первобытного коллектива ассоциировались с символическим умерщвлением юношей особыми духами. У австралийского племени кумбапгари посвящаемые «сжигались» духом, у племени вирадхутари посвящаемых «разрезали на куски» и сжигали, а затем из пепла создавали новую человеческую форму. Способы инсценировки «умерщвления» посвящаемых в первобытных коллективах были многообразными. Это «смертельный» удар бамбуковой палкой; падение «мертвых» тел по знаку одного из старейшин; шум и грохот в хижине, в которую ввели посвящаемых, а затем просовывание через отверстие окровавленного копья; «проглатывание» юношей животными, которых символизировали формы хижины или входа в нее и т. д. После своего «второго рождения» юноши по возвращении домой вели себя словно маленькие дети, притворялись, что не умеют правильно ходить, пить и есть, говорить, не «узнавали» своих близких. Ели пищу для детей, общались жестами и мычанием.

Идея «второго рождения» была распространенной и в Древнем мире. Многие языческие ритуалы включали в себя как свой составной элемент магические действия, символизирующие «второе рождение» человека. В этих мистериях «смерть» и «второе рождение» были связаны с идеей мистического приобщения к божеству посредством магического повторения подобных событий в его жизни. Ведь практически все боги древних мистерий были по своему происхождению божествами ежегодно «умирающей» и «воскресающей» растительности. В ритуалах и обрядах «смерти» и «воскресения» Древнего мира налицо сотериологическая направленность. Другими словами, эти обряды в языческих мистериях своей целью имели достижение религиозного «спасения» с помощью сверхъестественного спасителя — сотера. Эту-то идею, как и символизирующие ее обряды, и заимствовали впоследствии первые христиане, в качестве спасителя избрав персону Христа (см. 66, 32).

В культе фригийских божеств Кибелы и Аттиса, например, совершался акт, при котором верующего помещали в яму под пологом храма. Затем его орошали кровью жертвенного животного, закланного в самом храме над его головой. Это таинство имело значение вторичного рождения. Помещение верующего в яму символизировало его погребение: в этот момент присутствующие оплакивали смерть «старого» человека. Когда же он «возрождался» для новой жизни, то становился богоравным, и толпа благоговейно преклоняла перед ним колени. Возрожденным верующим в культе Кибелы давали, словно новорожденным, молоко.

Понятие о вторичном рождении встречается и в культе иранского бога Митры. В одной из митраистских литургий верующий произносил: «Если вам угодно вновь передать меня бессмертному рождению, чтобы я вновь родился через дух»,— и далее: «Я, человек, сын такой-то, родившийся из смертной утробы такой-то и семенной жидкости такого-то, ныне тобою вновь рождаемый... желаю тебе поклоняться» (см.: 66, 98).

Христианская процедура крещения представляет собой магическую церемонию. Троекратное погружение тела в воду, одевание младенца в чистую белую рубашку с целью сохранения чистоты его души и т. д.— все это пережитки гомеопатической магии, основанной на вере в то, что «подобное производит подобное», «следствие похоже на свою причину».

Обычай дуть на младенца, на воду, масло, чтобы придать им благодать и одновременно отогнать сатану, плевать на сатану во время крещения также есть пережиток древней веры — веры в то, что человеческое дыхание и слюна обладают особой колдовской силой. Первобытные люди верили, что дуновение, плевок способны как сообщить святость, так и отогнать зло. У племени баниора в Уганде, к примеру, жрец на третий день после рождения ребенка представлял его духам и просил у них всяческих благ для новорожденного, сопровождая каждую просьбу плевками.

По сути же, первобытным магическим обрядом является и Церемония «пострижения власов». Стрижка волос у ребенка при крещении и бросание их в купель есть пережиток древнего верования в то, что, возлагая к ногам божества одушевленную частицу своего тела, обладающую чудесным свойством роста, человек устанавливает с ним прочные отношения. В древности у многих народов существовал обычай жертвовать волосы богам. Так, в финикийских храмах Астарты была даже специальная должность — галаб-элим — божьего цирюльника. Статуи, изображающие богов в древних храмах, нередко бывали засыпаны мужскими и женскими волосами сверху донизу.

А главный элемент крещения — вода? Христианские теологи объясняют крещение водой тем, что Иисус Христос, мол, святил Иорданские воды, приняв первое крещение от Иоанна Крестителя. Однако магический обряд омовения водой в действительности гораздо старше Христа и христианства. За много столетий до возникновения христианства и рождения самого мессии древние египтяне окунали младенцев в воду, зороастрийцы из Ирана несли новорожденных в храм, где жрецы купали их в специальных сосудах с водой, римляне совершали омовение мальчика на девятый день после его появления на свет, а девочки — на восьмой. Обряды купания новорожденного в воде, окропления его водой известны у народов Древней Мексики, Китая, Японии, Тибета, Новой Зеландии, Африки и т. д. Практически во всех дохристианских религиях существовали обряды ритуального омовения новорожденного, своей целью имевшие очищение его от злых духов.

Центральную роль во всех этих обрядах играла вода, которой люди издавна приписывали волшебные качества. И это понятно. Вода, без которой невозможна жизнь на Земле, вполне закономерно представлялась людям благодетельной силой. Практически у всех народов и племен существовал культ воды. Вода необходима была человеку, по представлению древних, и в другом мире. На многих надгробных надписях Древнего Египта можно прочесть: «Да даст тебе Озирис холодную воду». По мнению древних греков, погружение в воды реки Леты давало теням умерших забвение земных печалей. Большинство народов приписывало воде волшебное свойство воскрешать умерших людей. Следы этой веры до наших дней донесли сказки о живой и мертвой воде. В глубокой древности считалось, что вода способна отгонять злые силы. Согласно древнеиндийским Ведам, если человек становился одержимым бесами или любой другой враждебной силой, то главным средством избавиться от них было обмывание водой. Древние вавилоняне верили, что вода разгоняет чары и колдовство, и поэтому широко применяли ее при заклинаниях. Колдовскую силу имела вода и в представлениях древних евреев. В первой книге Царств говорится, что, когда евреи молились о ниспослании им победы над филистимлянами, они «собирались в Массифу, и черпали воду, и проливали пред Господом» (Цар., 7, 6). На второй день нового года древние евреи шли с процессией к реке, чтобы очиститься там.

«Вера в чудодейственные способности воды отгонять враждебные силы явилась источником разнообразных, повсеместно распространенных культовых действий, в которых вода применяется для очищения, окропления, возлияния, колдовства. Применение в христианском таинстве крещения именно воды,— указывает известный советский историк христианства А. Б. Ранович,— основано на том же первобытном представлении об очистительном свойстве воды» (52, 76).

Равным образом к эпохе первобытности относятся истоки и других христианских таинств — миропомазания, елеосвящения, исповеди, брака и священства.

МИРОПОМАЗАНИЕ, ЕЛЕОСВЯЩЕНИЕ, ИСПОВЕДЬ, БРАК И СВЯЩЕНСТВО

Есть в христианстве два таинства, которые близки друг к другу как по технике исполнения, так и по материалу, который в них используется. Это миропомазание и елеосвящение.

«Миропомазание,— говорит архиепископ Макарий,— есть такое таинство, чрез которое преподается крестившемуся дух святой» (33, 348). В христианском катехизисе подробно разъясняется смысл помазания миром или елеем (то есть маслом или жиром) отдельных частей тела. Помазание «чела» означает освящение ума, помазание «персей» — освящение сердца или желаний, помазание очей, ушей и уст — освящение чувств, помазание рук и ног — освящение дел и всего поведения христианина.

Елеосвящение, согласно тому же катехизису, «есть таинство, в котором при помазании тела елеем призывается на больного благодать божия, исцеляющая немощи душевные и телесные». Это таинство предназначено для тяжело больных, находящихся при смерти.

Свою оценку этим таинствам в свое время дал Л. Н. Толстой. Он писал, что «как в елеосвящении, так и в миропомазании, нет ничего, кроме приемов грубого колдовства» (62, 249). Такой вывод он сделал после того, как ознакомился с работами, посвященными обрядам и верованиям «примитивных» племен.

Среди этих племен была распространена вера в то, что жир является седалищем души. Считалось, что жир, как вещество, в котором содержится жизненная сила животного, может передать человеку определенные качества этого животного. Для этого достаточно было съесть кусок жира с заключенной в нем волшебной силой или просто прикоснуться к нему, обмазаться им. Арабы Восточной Африки, например, мазались львиным жиром, чтобы стать храбрыми, как львы, а аборигены Андаманских островов при посвящении юношей выливали на них свиной жир, чтобы придать им крепость и силу. Индейцы Южной Америки надевали головы мертвецов на развилину дерева, разводили под ними огонь и ловили ртом падающие с голов капли жира: они надеялись таким образом получить силу и храбрость покойников.

Постепенно из магического передатчика свойств духа, обитающего в животном или человеке, жир превратился в вещество, обладающее само по себе волшебными качествами. С этого момента жир, масло — неотъемлемый элемент колдовства. В Индии существовало, к примеру, поверье, что мазь, изготовленная из жира убитых мальчиков, обладает сверхъестественными свойствами. В средневековой Европе свечи из трупного жира считались одним из главных элементов ведьмовского аксессуара.

Вера в волшебную силу жира привела и к тому, что заговоренным жиром стали «лечить» больных. Когда африканские басуто приносили жертву, чтобы исцелить больного, они, в момент смерти этой жертвы, вынимали у нее сальник и обкладывали им шею больного, а желчь выливали ему па голову. На острове Буру его жители мазали тело кокосовым маслом для защиты от бесов болезни.

Помимо помазания елеем с целью облегчения физических или душевных недугов, у первобытных и древних народов широко применялась и так называемая исповедь, то есть перечисление вслух своих грехов для «очищения» и избавления от них. Обычай этот и весьма древний, существовавший задолго до возникновения христианства. Как отмечает советский исследователь Д. М. Угринович в своей книге «Психология религии», институт исповеди впервые появляется у «народов, находившихся на ступени родо-племенных отношений. Исповедь там приобретала магическое значение...». Первобытные люди верили в то, что зло или грех, приставшие к человеку,— это не что иное, как нечистая сила, которую можно и должно отогнать или переложить на кого-нибудь и даже что-нибудь. Средством же, с помощью которого это можно было осуществить, являлось прежде всего слово. Первобытные люди наделяли слово особой, колдовской силой и поэтому, переведя свои грехи в слова, человек надеялся от них избавиться, переложить их на какой-нибудь предмет. Так, китоловы-малагаси, перед тем как выйти на промысел в море, принимали меры к устранению любых возможных влияний злых сил. Они очищались, воздерживаясь от напитков и половых сношений, и исповедовались друг перед другом в самых сокровенных грехах. Если кто-нибудь накопил слишком много грехов, ему не разрешали выходить в море.

У кафров в случае, когда больной находился при смерти, к нему приводили козла, все население исповедало над ним свои грехи, его окропляли несколькими каплями крови больного и угоняли его в пустыню, куда он уносил с собой и болезнь и грехи.

Сходный обычай очищения от грехов с помощью слова и козла существовал у древнееврейских племен. Раз в год все члены этих племен от мала до велика собирались в центре поселения, где первосвященник, подойдя к заранее подобранному черному козлу и возложив на него обе руки, начинал громко перечислять грехи и преступления своих соплеменников. По окончании этой процедуры козла прогоняли в пустыню, чтобы он унес с собой грехи и вместе с ними погиб там без воды и еды. Отсюда и пошла всем известная поговорка «козел отпущения». Красочное описание этого обряда приводится в Библии (Левит, 16, 7 — 11, 21—23). Вместо козла у других народов для аналогичных целей использовались самые различные животные: собаки, буйволы и т. д.

Получили распространение в исторические эпохи, предшествовавшие возникновению христианства, и различные обряды и ритуалы, сопровождающие вступление человека в брак. В той. или иной форме брак всегда «освящался». В христианском обряде венчания, в его «видимой стороне», нет ничего, что не имело бы соответствующих аналогов в языческих религиях. Обручение, обручальные кольца, свадебные дары, венки и т. п.— все это существовало в свадебных ритуалах первобытных и древних народов и имело своей целью обеспечить венчающихся мужчину и женщину сверхъестественной благодатью и плодовитостью.

Христианский обряд венчания, как и все другие христианские ритуалы и таинства, совершает особая священная персона — епископ или пресвитер, который распоряжается божественной благодатью и переносит ее на других лиц посредством определенных манипуляций, сопровождаемых молитвами-заклинаниями. Монополия христианского священства на сверхъестественную благодать обоснована и закреплена специальным богословским догматом и ритуальной практикой таинства священства.

«Под именем священства как таинства разумеется такое священнодействие, в котором через молитвенное возложение рук архиерейских на главу избранного лица низводится на это лицо божественная благодать, освящающая и поставляющая его на известную ступень церковной иерархии, и потом содействующая ему в прохождении его иерархических обязанностей. Называется еще это таинство рукоположением, таинственным рукоположением, возведением в священный сан, благословением пресвитерства, таинством святительским» (33, 494).

Это таинство, как и все остальные христианские таинства, имеет свою «видимую сторону», состоящую в том, что епископ, которому принадлежит монопольное право посвящения, возлагает руки на посвящаемого в духовный сан. Епископа посвящают другие епископы (см.: 33, 497).

Как способ передачи сверхъестественных волшебных свойств возложение рук применялось во многих дохристианских культах. Он был обычным у древних иудеев. Применялся он и в культе Митры. На клагенфурстском рельефе, на других митраистских памятниках Митра изображается в виде возлагающего руки на голову бога солнца. Магическая сила механически передавалась через руки. «Тогда возложили (Петр и Иоанн.— А. Г.) руки на них, и они приняли Духа Святого» (Деян., 8, 17), «и, когда Павел возложил на них руки, нисшел на них Дух Святой» (Деян., 19, 6).

В основе подобных представлений о передаче разного рода благодетельных свойств через руки лежит первобытное представление о самостоятельной силе рук и пальцев. Свидетельство тому — многочисленные памятники первобытной эпохи. Памятники палеолита донесли до нас культовые изображения человеческих рук, нередко с отсеченными пальцами. Целый комплекс верований, связанных с убеждением в магической силе рук и пальцев, имелся у народов, сохранивших первобытный уклад жизни в конце XIX века. Среди этих народов был распространен, например, обычай, согласно которому пальцы убитого врага, подвергшиеся специальной препарации, давали есть воинам, дабы придать им храбрости, смелости и доблести. У многих племен также считалось, что достаточно палец лишь пососать, чтобы получить от него чудодейственные свойства.

Эти-то верования и обычаи и были в специфической форме восприняты христианством. Первобытная вера в магическое значение руки нашла свое отражение в следующем библейском сказании: «И сделал Иисус, как сказал ему Моисей, и пошел сразиться с амаликитянами; а Моисей и Аарон и Ор взошли на вершину холма. И когда Моисей поднимал руки свои, одолевал Израиль, а когда опускал руки свои, одолевал Амалик; но руки Моисеевы отяжелели, и тогда взяли камень и подложили под него, и он сел на нем, Аарон же и Ор поддерживали руки его, один с одной, а другой — с другой стороны. И были руки его подняты до захождения солнца» (Исход, 17, 10—12). В библейских выражениях типа «это перст божий» (Исход, 8, 15) или же «и увидели израильтяне руку великую, которую явил господь над египтянами» (Исход, 14, 31) отражена вера древних иудеев в магическое действие руки на расстоянии.

Эту веру разделяли и первые христиане. Она нашла свое выражение и в таинстве священства.

На примере таинства священства, как и других христианских таинств, видно, что «на всех этапах своего развития, в любых модификациях христианство воспроизводит в завуалированной и искаженной форме исторические предпосылки своего происхождения — языческие верования и культы» (23, 33). На первых порах факт преемственности и связи язычества и христианства не вызывал возражений у ранних христиан и даже всячески ими подчеркивался, ибо способствовал притоку в христианские общины и церкви новых членов из числа поклонников языческих богов и богинь. По мере же развития христианства и особенно со времени превращения его в государственную религию Великой Римской империи отношение к этому факту меняется. Обнаружив в богах и богинях древности, в языческой обрядности конкурентов Христу и христианскому культу, отцы церкви сочли идею преемственности и исторической связи христианства и язычества опасной и предали ее забвению и анафеме. Изменилась и политика христианской церкви в отношении языческих религий: после кратковременного периода мирного сосуществования христианства и язычества началась длительная эпоха гонений и преследований язычников.

Однако полностью уничтожить популярность языческих верований и обрядов среди населения тех стран, где господствующей религией стало христианство, не удалось. Наибольшим интересом здесь пользовалось ушедшее, если так можно выразиться, в подполье языческое колдовство. Естественно потому, что борьба с всевозможными ведьмами, колдунами, чернокнижниками, волхвами и т. п. занимала значительное место в деятельности христианской церкви. Конкурентам христианской церкви — магам и чародеям прошлого и настоящего — и посвящены следующие главы книги.

Из истории колдовства, или чудеса без чудес

Эта глава посвящена прошлому магии, приключениям и похождениям тех, кого молва нарекла великими кудесниками и волшебниками. Она не претендует на полное освещение истории колдовства, ее цель иная: на примере отдельных страниц и моментов из истории магии показать «механизмы» производства чудес, раскрыть секреты кудесников древности, нового и новейшего времени, выяснить, какому богу они поклонялись, что способствовало их процветанию и преуспеванию. Начнем с рассказа о «чудесах», творимых жрецами в языческих храмах древности. Наибольшей славой в то время пользовались древнеегипетские жрецы.

СЕКРЕТЫ ЕГИПЕТСКИХ ЖРЕЦОВ

Преклонение перед чудесными способностями древнеегипетских жрецов стало обычным явлением в Западной Европе в XIX веке после выхода в свет целого ряда оккультных сочинений о далеком прошлом рода человеческого. В сочинениях французского мистика Салвета «Оккультная наука», французского оккультиста Боска «Разоблаченная Изида» и во многих других яркими красками живописалось, какими сверхъестественными познаниями и умениями обладали служители египетских храмов. Под влиянием этих книг в XX столетии было написано множество аналогичных сочинений с характерными названиями «Загадки науки», «Мистическая наука фараонов» и т. д., авторы которых довольно безапелляционно утверждали, что жрецы с берегов Нила обладали знанием тайных формул Вселенной, позволявшим их владельцам творить буквально чудеса.

В одной из таких книг, в сочинении английского оккультиста А. Кеннона «Тень судьбы. Власть кармы», в частности, обо всем этом говорится следующим образом. Магия есть знание законов гармонии, существующей повсюду в мире. В эпоху Атлантиды, которую по праву можно назвать золотым веком общества, человеческие существа обладали знанием, позволявшим им контролировать силы природы. После трагического катаклизма, который уничтожил континент и существовавшую на нем великую цивилизацию, несколько выдающихся атлантов, спасшихся благодаря своим чудесным способностям от гнева богов, переселились в близлежащие страны, пребывавшие в то время в состоянии дикости. Там они передали свое знание некоторым достойным людям и тем самым выполнили свою миссию — спасли от забвения великое искусство магии. Одной из таких стран был Египет, который благодаря магии атлантов вскоре превратился в великую державу. Египетские жрецы, наследники великих атлантов, в своих храмах демонстрировали мощь и силу магического искусства (см.: 79, 54 — 55).

Коллега Кеннона по оккультному ремеслу и его соотечественник, некий Эдвин Фелстис в статье, опубликованной в английском журнале «Лайт», пошел еще дальше, а именно — перечислил все «достижения» и «открытия» египтян, полученные с помощью магии.

Во-первых, это «телевидение», в основе которого лежали, однако, не. достижения электротехники, а магические способности египтян читать прошлое, настоящее и будущее на поверхности воды. На чистой, незамутненной водяной глади возникали реальные картины природы и общественной жизни.

Во-вторых, это способность проектировать свою астральную форму на любое расстояние для того, чтобы передать срочное послание жене, детям, другим родственникам.

В-третьих, это способность внезапно исчезать и появляться в помещении, на улице и т. д. Вероятно, именно к этому приему позднее прибег Иисус Христос, когда ему угрожали побитием камнями.

В-четвертых, способность наносить тот или иной ущерб своему противнику на расстоянии. Этим объясняются великие победы египетской армии в глубокой древности.

В-пятых, левитация (способность подниматься в воздух без помощи аппаратов). Все египетские пирамиды были воздвигнуты исключительно путем левитации.

В-шестых, средства связи с другими планетами. В качестве этих средств выступали души, которые, освободившись от своего физического тела в момент так называемой смерти, продолжали существовать в другом измерении и по воле мага совершали космические путешествия (см.: 92).

Традиция считать, что египетские жрецы обладали знанием вселенской «мудрости», а посему и сверхъестественными способностями, восходит еще ко временам Древней Греции. Греки, путешествуя по Египту, были свидетелями многочисленных «чудес», исполняемых служителями якобы посредством магии и колдовства. Понять жителей древних Афин или Милета на так уж и трудно. Представим на мгновение себя в их положении, перенесемся на тысячи лет назад, посмотрим на окружающее их глазами.

...Вот в темном зале величественного храма собирается толпа верующих. Идет ночная служба в честь бога Осириса. Раздаются неземные голоса, звучит небесная музыка. Воздух наполнен ароматическими запахами, от которых кружится голова. Наконец, появляется верховный жрец с таинственно мерцающим факелом в руке. Он останавливается около задней степы святилища и начинает заклинать божество снизойти в храм. Выкрикнув последние слова заклинания, жрец высоко поднимает руку с факелом, будто бы случайно касаясь стены. И чудо свершилось: во тьме ослепительно ярко вспыхивает фигура Осириса...

Египетские храмы славились чудесами, своим происхождением будто бы обязанными магическому искусству их служителей. В дошедшем до наших дней храме Абу-Симбел, вырубленном в скалах на берегу Нила, два раза в год (19 октября и 21 февраля) праздновалось великое событие — день рождения фараона Рамзеса, бога солнца, и годовщина его восшествия на престол. В эти дни верующим, собравшимся в темном зале храма в честь бога солнца Рамзеса, являлось чудо в виде светящейся фигуры самого бога-фараона.

В храмах Александрии на стенах близ алтаря появлялся, по требованию жрецов, лик божества. В других храмах демонстрировались аналогичные сверхъестественные чудеса: при вспышках молний, раскатах грома, дрожании земли и пола среди мрака святилищ появлялись в блестящей одежде и с лучезарными венцами боги; сами собой распахивались двери; скульптуры и статуи богов начинали двигаться, простирая к молящимся руки, плакать; сам по себе в зале вспыхивал жертвенный огонь; непонятно откуда раздавались таинственные звуки, небесная музыка и т. п.

Египетский народ, а вместе с ним и путешественники из Древней Греции не понимали природы этих чудес и приписывали их сверхъестественным способностям жрецов, их магическому искусству. Изумление и восхищение греков таинственными способностями древнеегипетских жрецов нашло свое отражение во многих античных трудах по истории, географии и даже философии. Нынешние же оккультисты щедро пользуются античными источниками, выискивая там описания египетских «чудес» и выдавая их за исторические свидетельства того, что древние благодаря знанию тайных сил Вселенной обладали сверхъестественным могуществом и властью над природой и богами. При этом авторы оккультных сочинений забывают поведать своим читателям то, что стало известно еще в середине XIX столетия, когда ученые разобрались в природе мнимых чудес древнеегипетских жрецов-магов.

Вот что, к примеру, писал в те годы о жреческих «чудесах» в книге «Рассказы о темных предметах, о волшебстве, натуральной магии, обманах чувств, суевериях, фокусничестве» русский ученый М. С. Хотииский: «История неоспоримо доказала нам, что языческие жрецы Древнего мира следовали обдуманной системе обманов, действовавших на суеверие народа, и извлекали из того выгоды, сообразные с скрытыми целями» (70, 178).

Хотинский отмечал: «Предмет натуральной магии чрезвычайно обширен, потому что жизнь древних... обществ была неразрывно связана с таинственными действиями и влияниями языческих жрецов или с суевериями, поддерживаемыми невежеством и личными выгодами немногих людей, знавших некоторые физические законы, недоступные толпе. Все тайны магии заключались в немногих механических, химических, физических и физиологических процессах» (70, 103).

Хотинского поддержали и другие ученые. В 1923 году, в то время как французы зачитывались оккультными сочинениями аббата Т. Море «Загадки науки» и «Мистическая паука фараонов», парижский ученый-химик Пьер Пиоб арендовал зал театра, который декорировал под египетский храм. Рекламные объявления взывали к парижанам: «Чудеса жреческой магии. Секреты египетских храмов!» На сцену ученый и его помощники-лаборанты вышли в жреческих одеяниях. Пьер Пиоб обратился к собравшимся (см.: 72, 171—174).

— В последние дни парижане только и говорят о волшебной науке Древнего Египта. Я хочу заверить вас, что ничего сверхъестественного в знаниях и искусствах служителей египетских храмов не было. А для этого воспроизведу те чудеса древних жрецов, которые некоторыми нечистоплотными авторами выдаются за некую тайную науку. Перед демонстрацией псевдочудес храмовой магии Древнего Египта Пиоб сообщил краткие сведения о химических познаниях египтян. Из его. слов явствовало, что египетские жрецы владели секретом получения целого ряда химических веществ, с помощью которых они и творили свои «чудеса». Так, им были известны методы получения несгораемых составов. Они умели посредством гамея и мышьяка получать из меди сплавы, внешне похожие на золото и серебро. Нередко открытые ими химические соединения посвящались божествам. Так, одно из известных нам соединений натрия — аммоний было названо по имени бога Амона. Египетские жрецы и ремесленники производили такие яркие и прочные краски, что они не потускнели за тысячелетия. Они открыли секрет мумифицирования трупов: слово.«мумия» свое начало берет от названия специального вещества «мум», которое помещалось внутри тела вместо изъятых из него внутренних органов.

Информировав публику о естественном характере химических познаний египетских жрецов, Пиоб перешел к демонстрации некоторых «чудес», о которых так много говорилось в оккультных романах. В частности, преподносилось как нечто сверхъестественное то, что люди, приносимые в жертву Амону во время праздника новолуния, никогда не издавали ни малейшего звука, стона. Пиоб воспроизвел это «чудо». Правда, эксперимент был поставлен не над человеком, а над овцой. На глазах у зрителей ученый разрезал живую овцу на куски, и та не оказала ни малейшего сопротивления, не издала ни малейшего звука. После этого Пиоб раскрыл секрет. Оказывается, незаметно для публики овца получила кусок сахара, облитого ядом кураре (изоциановой кислотой), что и вызвало у нее паралич нервов. Владея этим «секретом», храмовые служители и устраивали «безболезненные жертвоприношения». Известно, что соединение извести и серы образует многосернистый калий. Предмет, пропитанный этим веществом и затем выставленный на солнце, воспримет солнечные лучи и, перенесенный затем в темное помещение, начнет светиться. Около Асуана имелись значительные залежи извести, а также большое число сернистых рудников. Проделав нехитрую химическую реакцию, жрецы близлежащих храмов фабриковали свои чудеса, основанные на явлениях люминесценции (свечения). Во время торжественных празднеств на светящихся стенах святилищ возникали огромные тени богов.

Пиоб продемонстрировал это жреческое «чудо». Стена в глубине сцены засветилась разноцветными огоньками, а почти на уровне сцены заполыхал огонь. Повалил густой белый дым, вскоре окутавший весь зал. Его сменила полная тьма, и в это время стена на сцене окрасилась в зеленоватый цвет и на ней явственно обрисовалась огромная черная тень человека. Стена заранее была обработана смесью азотнокислых солей, сернистой сурьмой. Под воздействием специального состава, изготовленного Пиобом, сернистая сурьма давала красноватое свечение, а азотнокислый барий вспыхивал зеленым цветом. Синий огонь и белый дым явились результатом того, что помощники ученого рассыпали на полу около стены самовоспламеняющийся порошок. Затем в темноте зажигали бенгальский огонь, при свете которого стена, покрытая смесью, светилась. В то же время участок, не обработанный этой смесью, оставался темным. Это темное пятно и имитировало тень человека, которого жрецы именовали божеством. Существовало множество других способов вызывания богов. Надо было только нарисовать заранее на стене святилища асфальтовым или другим горючим веществом изображение бога. Затем помещение наполнялось верующими. Зал погружался во тьму. Мерцающий факел оставался только в руке жреца. Тот произносил заклинания, совершал другие магические действия и в заключение высоко поднимал факел, будто случайно касаясь им стены. И в тот же миг в святилище возникала огненная фигура бога. Так жрецы, например, вызывали бога Осириса в день празднования его смерти и воскрешения, о котором мы рассказали выше.

Для трюков с видениями божеств жрецы широко использовали оптические приспособления, посредством которых на стены храмов они проецировали заранее изготовленное живописное или скульптурное изображение бога. Такими видениями и прославились известные в древности александрийские храмы. На стене возле алтаря появлялось вначале небольшое цветное пятно, затем оно становилось все больше и ярче и, наконец, превращалось в святой лик. Фокус был элементарный. Исполнялся с помощью освещавшегося светом изображения, стоящего перед громадным зеркалом. Все это пряталось за алтарем и оттуда проецировалось на ближайшую стену. По существу, это было первое открытие волшебного фонаря, которым совсем еще недавно играли дети. На оптических трюках были основаны и многие другие храмовые «чудеса». Археолог Лайярд, например, обнаружил в развалинах Ниневии искусно отполированную хрустальную плоско-выпуклую линзу. Фокусное расстояние ее равнялось 10,7 см. Жрецы использовали ее для зажигания огня на алтаре. А регулировали время явления этого «чуда», как и других, по водяным часам, появившимся еще 35 столетий тому назад.

А вот еще одно хитрое изобретение древних жрецов, показанное Пиобом. Снова погас свет, и ученый вызвал на сцену танцовщиц, которые стали кружиться в медленном и торжественном танце. Их было хорошо видно и во мраке, так как одежда их мерцала странным блеском. Но периодически то одна, то другая, а то и все вместе они пропадали, хотя и были слышны их голоса, движения ног. Дело в том, что одежда танцовщиц, исполненная в форме египетских тупик, была покрыта раствором, содержащим большое количество бактерий, в темноте начинающих светиться. Этим и объясняется мерцающий свет одеяний балерин. Однако углекислый газ убивает бактерии, и поэтому танцовщицы, подойдя к тому месту сцены, где незаметно для зрителей были спрятаны емкости с этим газом, внезапно исчезали. На знании свойств бактерии, которыми был постоянно наполнен воздух сырой долины Нила, и основывался известный жреческий трюк, получивший название «хоровода духов-невидимок».

Самые различные области знания использовались древними жрецами для фабрикации «чудес». «Чудо» заклинания солнца в храме Абу-Симбел, о котором шла речь выше, было результатам астрономических расчетов архитекторов-жрецов, строивших храм. Он был спроектирован так, чтобы два раза в год, 19 октября и 21 февраля, первый луч солнца, поднимающегося из-за горы, что на другом берегу Нила, точно в рассчитанное время проникал в специальное отверстие в подземном храме и высвечивал каменную статую солнечного божества — Рамзеса.

С целью внушения веры в чудеса египетские жрецы широко использовали и механические иллюзионы. Египетские боги, точнее, их механические подобия двигали руками, кивали головами, открывали и закрывали двери и т. д. В храмах нередко помещали механических птиц и змей, которые пели и шипели. Об устройстве этих иллюзионов знал еще греческий ученый Герон Александрийский (I. в. н. э.). Об одном из них он рассказал следующее. Во время богослужения храмовые двери распахивались сами по себе в тот момент, когда на алтаре разгоралось жаркое пламя. Это объяснялось вмешательством сверхъестественных сил. В действительности же в подножии алтаря была размещена пневматическая камера, соединенная трубой с закрытым со всех сторон котлом с водой, помещенным в подземелье храма. По мере того как воздух в пневматической камере под воздействием жара от огня расширялся и начинал давить на воду в котле, та выливалась в специальное ведро, присоединенное к нехитрой системе блоков. Как только вода наполняла ведро, оно, отягощенное весом влившейся в него жидкости, и открывало двери.

Хитроумные изобретения и иллюзионы применялись также и в храмах Древней Индии, Вавилона, Китая. Славилась, в частности, своими храмовыми иллюзионами Индия. Так, храм Виттала в городе Хампи в штате Карнатака имеет 56 гранитных колонн, подпирающих каменную крышу королевского зала без наружных стен. Эти колонны при ударе по ним рукой или каким-нибудь легким предметом издают звуки бубна, барабана, а также духовых и струнных музыкальных инструментов. Музыкальные звуки также издают колонны пещерного храма Махавира в Эллоре (штат Махараштра) и несколько колонн в грандиозном храме Минакши в городе Мадурай (штат Тамилнаду). Причем, чтобы получить звуковой эффект в храме Минакши, по его колоннам даже не нужно ударять, а достаточно их слегка погладить или надавить на них ладонью.

В Древнем Вавилоне в редком святилище верующих не благословляла статуя верховного божества, поднимавшая и опускавшая руки, в то время как на стоявшем рядом жертвеннике загорался жаркий огонь. И чем богаче было жертвоприношение, тем щедрее храмовые служители подливали масла в огонь. А чем жарче тот горел, тем благосклоннее становился бог, все чаще и быстрее взмахивая руками. Трюк был не сложен. Вверху над жертвенником располагался обычный, закрытый со всех сторон, котел с кипящей водой. Он соединялся посредством замаскированной трубки с поршнем цилиндра, помещенного в подземелье храма. Пар из котла по трубке попадал в цилиндр, приводя в действие его поршень. Тот же в свою очередь приводил в действие рычаги механизма, расположенного внутри металлической фигуры бога. Вода же в котле закипала от огня, горевшего на жертвеннике.

Нередко в древних храмах хитроумные жрецы размещали даже автоматы, которые, проглотив монету, выливали порцию святой воды. Другие автоматы тем, кто был не прочь отведать, помимо святой водицы, чего-либо покрепче, наливали различные опьяняющие напитки. Подобные автоматы, время создания которых — III век до и. э., были обнаружены на острове Фере. В древности такие автоматы пользовались большой популярностью. Например, широко в те времена был известен описанный Плинием фонтан на острове Андросе, из которого била вода попеременно с вином. А знаменитый фонтан в Древнем Риме во время триумфального шествия императора Августа после возвращения из сицилийского похода внезапно стал изливать не воду, а масло. В Эвлиде три каменные урны, посвященные Бахусу, в день празднества этого бога сами собой наливались вином, которое невозможно было вычерпать до конца.

Так при помощи вполне естественных знаний и умений египетские жрецы, как и их коллеги в Древнем Вавилоне, Китае, Индии, Греции и Риме, внушали веру в свое сверхъестественное могущество. Они добивались для своих храмов славы, а для себя — доходов.

Воспоминания о всесилии и виртуозности древнеегипетских жрецов не давали спать спокойно многим поколениям авантюристов и проходимцев. Наиболее колоритна фигура графа Калиостро.

ВЕЛИКИЙ КОПТ И ДРУГИЕ

Графа Калиостро среди прочих авантюристов прошлого отличают масштабность, артистичность и наглость. Наше повествование о громких «подвигах» великого сицилианского кудесника мы начнем с того момента, когда он появился во Франции и торжественно въехал в Страсбург (см.: 68, 3—37).

Это случилось 15 сентября 1780 года. С утра его ожидала огромная толпа. Все говорили только о нем, великом маге и кудеснике графе Калиостро. О происхождении графа шли самые разнородные толки. Рассказывали о его похождениях и путешествиях по миру, о несметных сокровищах, которые он добыл, превращая в золото неблагородные металлы. По мнению одних, он был святым, свыше вдохновленным пророком, божьей милостью наделенным даром творить чудеса. По мнению других, все им творимые чудеса объясняются его обширными познаниями. По словам же третьих, он не кто иной, как слуга дьявола, нечистая сила, посланная с миссией на землю.

Пока же шли эти слухи, человек, которого с нетерпением ожидали, прибыл к Кельнскому мосту, окруженный многочисленной свитой прислуги и лакеев в роскошных ливреях. То была царственная роскошь. Рядом с ним в открытой коляске ехала его жена Лоренция Феличиане, блистая богатыми одеждами, в сиянии молодости и красоты.

Въезд Калиостро в столицу Эльзаса был триумфальным. Триумф не был поколеблен даже незначительным инцидентом, случившимся на мосту. Растерянности Калиостро никто не заметил. А случилось вот что.

В момент, когда кортеж вступил на Кельнский мост, из толпы раздался вопль, и почти тут же перед лошадьми бросился старик и, остановив экипаж, закричал: «Это он. Хватайте его!» И гневно обратившись к самому Калиостро, старик затвердил: «Я узнал тебя. Где мои 60 унций золота? Мои 60 унций золота, мои 60 унций золота?»

Бледность и растерянность Калиостро, пот, проступивший на его лбу, никто не заметил. Замешательство графа было секундным. И хотя потрясение было глубоким, он быстро овладел собой и крикнул в толпу, чтобы этого безумца, одержимого нечистыми духами, убрали. Авторитет Калиостро был столь силен, а властный вид столь внушителен, что старика моментально схватили, надавали ему тумаков и отбросили в сторону. Теперь уже ничто не нарушало триумфального въезда Калиостро в ликующий город.

Радостные возгласы, благословения, перемежаемые, правда, и проклятиями, сопровождали графа до приготовленного заранее для него роскошного особняка, где в тот же день вечером великий кудесник продемонстрировал свои чудеса.

Зал, в котором Калиостро принимал высший свет Страсбурга, был обставлен с мрачной роскошью. Большое серебряное распятие в углу отбрасывало лучи прямо в публику. Стены задрапированы черным шелком. Помещение освещалось множеством свечей в массивных серебряных канделябрах, расположенных так, чтобы изображать магические формулы и символы. Стол был накрыт черной скатертью, на которой золотыми нитями были вышиты заклинания и магические эмблемы. На нем были расставлены белые человеческие черепа, фигуры египетских божеств, сосуды с эликсирами, в центре — таинственный стеклянный шар, наполненный хрустально-прозрачной водой.

Сам Калиостро был одет в костюм Великого копта, состоявший из черной шелковой одежды с вышитыми на ней красными иероглифами. На голове графа был египетский убор с повязками, собранными в складки, обхватывавшими его голову и затем спускавшимися на плечи. Повязки были из золотой парчи. На лбу их сдерживал обруч, осыпанный драгоценными камнями. На груди крестообразно повязана изумрудного цвета лента, покрытая изображениями скарабеев и разноцветными буквами, вырезанными из металлов. На поясе из красного шелка висел широкий рыцарский меч с рукояткой в форме креста.

Свои выступления граф начинал просто: очерчивал на полу «магический круг» — и тот светился таинственным зеленоватым светом. В присутствии пораженной публики увеличивал в размерах бриллианты, превращал пеньковую мешковину в драгоценные ткани. Он также демонстрировал сосуд с магической жидкостью и, опустив в него до половины большой железный гвоздь, поданный ему зрителем из кучи точно таких же гвоздей, прошептав десяток заклинаний, вынимал его. Та часть гвоздя, что была опущена в сосуд, превратилась в золотую. Зрители могли в этом убедиться сами, подержав гвоздь в своих руках. Помимо этого, Калиостро восстанавливал сожженные и разорванные письма, угадывал карту, читал запечатанные в конвертах записки от зрителей и т. д.

Магический сеанс продолжался несколько часов. Заключительной частью его были манипуляции с волшебным шаром. Калиостро произносил на непонятном для присутствующих языке магические заклинания, после чего его помощники-духи «входили» в шар, наполненный водой, и вода медленно мутнела. Калиостро подводил к шару прорицательницу — свою жену Лоренцию, та опускалась на колени и, пристально вглядываясь в мутную воду сосуда, сбивчиво и туманно, выказывая высшую степень усилий, сообщала о том, что видела внутри. Якобы владея даром пророчества и ясновидения, она рассказывала о событиях, будто бы происходивших в сию минуту в Лондоне и Петербурге, Вене и Риме. Затем гас свет в зале, шар начинал светиться изнутри, и зрители могли видеть мелькающие в нем человеческие фигуры, иероглифические надписи и т. п. И наконец шар темнел.

— Возьмитесь все за руки! — командовал Калиостро.— Сейчас вы познаете истинные тайны Вселенной. Будьте осторожней!

Как бы пытаясь уберечь присутствующих в зале от чего-то непостижимо опасного, граф велел двум сидящим по краям зрителям взяться одной рукой за распятие, а другой — за руку соседа. И в тот же момент все одновременно ощутили что-то вроде резкого укола и странную дрожь в теле. Тотчас засверкало зеркало, что висело над столом. Казалось, открылось окно в «иной мир». В зеркале виднелись силуэты человеческих фигур, а присутствующим при этом казалось, что они очень похожи на тех людей, которых кудесник в это время называл. В заключение стол и зеркало окутывались облаком белого дыма, и на его фоне отчетливо вырисовывалась фигура двигающегося человека. Внезапно блеснули молнии, раздались звуки грома, и наступила темнота. Когда свет вновь появился, все исчезло. Магический сеанс закончился.

Все увиденное привело в глубокий трепет присутствующих. И когда они потихоньку расходились по домам после сеанса магии, они были глубоко убеждены, что видели подлинные чудеса и что Калиостро — великий маг и волшебник. В течение почти трех лет, которые граф провел в Страсбурге, перед ним заискивали и его ласкали самые избранные из местной знати, судейства и духовенства. Из числа последних у мага появился и большой друг — кардинал до Роган.

Однако у Калиостро появились и противники. Медицинский факультет Страсбургского университета обследовал пациентов графа и установил, что граф «рискует жизнью многих людей», проводя с ними сеансы волшебного исцеления. Исследовав же чудодейственный эликсир «Борода Юпитера», сделанный якобы из философского камня и обещающий его покупателю вечную молодость, факультет установил: в его состав входят самые обычные органические вещества, растворенные в простой речной воде. Все больше и упорнее стали поговаривать, что граф обманывает легковерных. Все больше слушателей собиралось вокруг старика, который чуть не повредил триумфальному въезду Калиостро в город. Графа взяли под защиту кардинал и военный комендант города — большие поклонники его таланта. И тем не менее через некоторое время Калиостро, дабы избежать надоедливого критического внимания своих оппонентов, отправился вначале в Бордо, затем в Лион и 30 января 1785 года въехал в Париж.

Что заставляло графа Калиостро скитаться по городам Франции? Сам он в мемуарах туманно писал о каких-то преследованиях, о вышедших из ума людях, надоедавших ему бессмысленными претензиями. Очевидно, среди них был и уже знакомый нам по происшествию на Кельнском мосту старик, решивший добиться своего и потому не отстававший от великого копта в его странствиях.

В Париже Калиостро остановился в одном из самых аристократических районов города, на улице Сен-Клод, в фешенебельном особняке. И опять он выступает в роли волшебника и кудесника, великого мага. Слава его огромна: всякий желал быть свидетелем чудес Калиостро. Тот, кто не мог их видеть (за вход к графу взималось 100 луидоров), с упоением слушал рассказы о них. Сам король Людовик XVI издал указ, согласно которому посмевший нанести обиду или оскорбление Калиостро обвинялся в оскорблении самого королевского величества.

В ото же время Калиостро провозглашает себя основателем нового магического ордена египетского франкмасонства и устраивает тайные собрания, на которых посвящает в члены ордена самых избранных людей Франции. На этих собраниях самому Калиостро присваивают титул Великого копта ордена, и он принимается за пропаганду догматов нового масонского течения.

Пытаясь закрепить свое положение во Франции, Калиостро решил поставить свое «искусство» и «способности» на службу интересам своих хозяев — высших слоев французского общества. И вот кудесник объявляет, что на интимном ужине для шести знатных особ он вызовет с того света мертвецов, то есть духов. Ужин происходит на улице Сен-Клод, в особняке Калиостро.

В полночь все в сборе. В зале с неслыханной роскошью накрыт круглый стол. После того как подали ужин, слуги были отосланы под угрозой немедленной смерти, если они попытаются открыть двери прежде, чем их позовут. Гаснут свечи. Великий копт граф Калиостро начинает свое таинство. В зале появляются духи французских просветителей, чьи свободолюбивые произведения были в то время, как никогда, популярны во Франции...

По всему Парижу, а затем по всей Франции разнеслась молва о том, как вызванные божественным Калиостро призраки популярных в народе обличителей монархии и деспотизма, религии и суеверия — великих просветителей-энциклопедистов — отрекались от своих дерзких земных слов и дел. Вызванный с того света призрак философа-материалиста Дидро якобы произнес: «Я не был ученым, как меня считали; когда я писал, моя память подсказывала мне то, что я некогда читал, и я заимствовал то там, то сям. От этого происходит отсутствие связи в моих произведениях, которые через 50 лет будут забыты. Энциклопедия, которую удостаивают мне приписывать, мне не принадлежит. Роль редактора заключается в том, чтобы привести в порядок имеющийся материал. Тот, кто выказал более таланта в деле энциклопедии,— это составитель оглавления».

Другой выдающийся мыслитель, непримиримый обличитель монархии и ее слуг в мирской и церковной одежде, Вольтер устами своего призрака будто бы произнес: «Я сильно одобрял писание энциклопедии, так как считал его на руку моим философским воззрениям. Теперь же относительно своей философии точно знаю, что был не прав. После смерти мне пришлось узнать столько нового, столько удивительных вещей, что мои прежние взгляды полностью рухнули» (68, 18—19). Духи других французских философов-материалистов с помощью Калиостро аналогичным образом каялись в своем прошлом безверии, в своих прегрешениях против церкви, монархии, отрекались от своих взглядов и произведений.

Так волшебные силы, «подвластные» Калиостро, стали служить верой и правдой тем, кто был щедр к их хозяину...

И все же Великий копт по ночам нередко беспокойно ворочается в постели, проводя ночи без сна. Тревожные мысли одолевают его. Все чаще и чаще вспоминает он того старика, который бросился на него в день въезда в Страсбург и затем преследовал и в Бордо, и в Лионе. А ну как он появится и в Париже? И спасут ли Великого копта его покровители, которые сегодня клянутся в преданности? Не отвернутся ли они от него, когда узнают темное прошлое Калиостро?

Но кто же этот старик? Что в действительности произошло 15 сентября 1780 года па Кельнском мосту в Страсбурге? А в тот день произошла встреча преступника и его жертвы, которые не встречались около 20 лет и тем не менее сразу же узнали друг друга. Но чтобы все стало ясным, следует обратиться к годам молодости Калиостро, к его прошлому, которое он искусно скрывал.

Родился Калиостро 8 июня 1743 года в итальянском городе Палермо в бедной семье. Звали его Джузеппе Бальзамо. У него рано развилось воображение, склонность к фантазированию, а также тяга к плутовству, мошенничеству. Он распускал по Палермо слухи о своем знатном происхождении, о том, что его мать — азиатская княгиня. Рассказывал о том, что общается с потусторонними силами. И добился своего. По городу распространилась молва, будто бы молодой Джузеппе нередко встречается с ангелами, которые делятся с ним своими секретами.

В то же время в Палермо проживал золотых дел мастер по прозвищу Марано. Скупец, ростовщик, крайне суеверный человек, он верил всем сказкам о возможностях магии. Марано часто надували различные шарлатаны. Но значительные потери, которые он в результате своего суеверия понес, но слишком его исправили. И вот, прослышав о молодом человеке, который, как говорили, общается с существами «оттуда», он решился еще раз попытать счастья.

При встрече с Бальзамо золотых дел мастер обратился к тому с просьбой помочь посредством его сверхъестественных способностей вернуть деньги, потерянные им по милости фальшивых алхимиков, и по возможности их увеличить. Джузеппе Бальзамо любезно согласился.

На следующий день они встретились ни свет ни заря за городом и отправились к подземелью, расположенному в 15 милях от Палермо. Бальзамо, указав на подземный грот, сказал, что в нем находятся сокровища, к которым он не может прикоснуться, дабы не утратить своей святости и чистоты, но для другого человека они могут быть доступны. И хотя сокровища стерегут адские духи, ангелы-хранители Бальзамо помогут его получить.. И Бальзамо обратился к своим ангелам-хранителям, вопрошая, может ли Марано получить сокровище.

Из подземелья раздался глухой голос, который вещал:

— 60 унций жемчуга, 60 унций рубинов, 60 унций алмазов в кованом золотом ларце весом в 120 унций. Адские духи, стерегущие это сокровище, вручат его честному человеку, которого представил наш друг, если он имеет 50 лет, если он не христианин, если... если... если...

Закончилась речь последним условием:

— Если он при входе в грот, прежде чем в него вступить, сложит 60 унций золота в пользу сторожей.

Всем этим условиям Марано удовлетворял. Были у пего и деньги, которые он по совету Бальзамо захватил с собой. Обрадованный перспективой близкой наживы, Марано поспешил вынуть из-за пазухи мешок с деньгами и, отсчитав нужную сумму, сложил ее в определенном месте и вошел в грот. Он спускался все глубже и глубже... Внезапно перед ним выросли три огромные темные тени...

Марано смело двинулся мимо них: ведь адские духи должны быть заговорены ангелами Бальзамо. Однако, как только он поравнялся с ними, они набросились па него и стали вертеть и бросать, осыпая ударами рук и ног. Напрасно несчастный взывал к ангелам-хранителям Бальзамо, они оставались глухи, тогда как сила ударов, получаемых им, удваивалась. Наконец, избитый старик упал лицом на землю, и в этот момент отчетливый глухой голос приказал ему лежать неподвижно и молча, под угрозой, что ему наступит конец, если он шевельнется. Несчастный постарался не ослушаться.

Когда Марано пришел в себя и отсутствие всякого шума придало ему отваги поднять голову, он увидел, что вокруг никого нет, и пополз, как мог. Докарабкавшись до выхода из этой ужасной пещеры, он оглянулся вокруг. Никого! Ни души! Трех дьяволов, Бальзамо и золота как не бывало.

Читатель, конечно же, догадался, что это была ловкая проделка молодого Бальзамо и его друзей, которые решили разбогатеть на 60 унций золота, воспользовавшись суеверием старого Марано. Понял это в конце концов и сам золотых дел мастер и на другой день отправился в суд с жалобой, но Бальзамо уже покинул Палермо.

Волей случая Бальзамо оказался в египетской Александрии, где близко сошелся с уличными фокусниками. От них он узнал много интересного, впоследствии очень пригодившегося ему в его новых авантюрах. Он овладел приемами гипноза, изучил магические формулы, научился довольно сложным фокусам, собрал коллекцию экзотических предметов. Вернувшись в Европу, Бальзамо под разными именами (графа Гарата, маркиза де Анна, маркиза де Пелегрина, графа Фениче, Цисхиса и т. д.) продолжил свою опасную жизнь авантюриста. В Италии он свел знакомство с фальшивомонетчиками и оказался вместе со своей женой, столь же ловкой авантюристкой, как и он сам, в римской тюрьме. В Петербурге он пытается выдать себя за искусного лекаря, подменяя при этом взятого им для лечения годовалого младенца другим, здоровым. Подмена была раскрыта, и шарлатана принудили срочно покинуть северную Пальмиру. Оказавшись проездом в Варшаве, он выманил обманом у князя Понинского значительные средства. В Англии у мадам Фрей похитил дорогое бриллиантовое ожерелье и роскошный золотой ларец, убедив англичанку, что знает способы увеличить в размерах эти драгоценные изделия, предварительно закопав их в... землю. Когда же та обратилась в суд, британские присяжные вынуждены были оправдать мошенника из-за недостатка улик. Словом, шантаж, вымогательство, обман, кража, торговля поддельными завещаниями и патентами на титулы — вот основные занятия авантюриста. Он не останавливается в случае нужды даже перед торговлей собственной женой, вернее, ее телом, как это случилось в Швейцарии. Рим, Варшава, Барселона, Петербург, Вена, Женева — вот те города, где великий комбинатор ловко наживался на легковерии окружающих и откуда он должен был спешно бежать, дабы не завести слишком близкого знакомства со слугами закона.

Судьба его претерпела резкие изменения после того, как он во второй раз посетил Англию под именем Калиостро. Случилось это в 1776 году, когда он свел тесное знакомство с английскими масонами, учившими, что посредством магических церемоний и формул избранные богом люди могут управлять духами, вызывать тени покойников, превращать неблагородные металлы в золото. Трюки же Калиостро, связанные с превращением железных гвоздей в золотые, выращиванием бриллиантов и т. п., очень пришлись по душе английским масонам. Калиостро был принят в масонскую ложу. Его, в свою очередь, устраивало то, что старшие мастера в ложах не подвластны никому и никто не может контролировать их деятельность, их финансовые расходы. В срочном порядке изучив мистические ритуалы масонства, проштудировав оккультную литературу, проведя ревизию своего богатого репертуара фокусника-иллюзиониста и отобрав все наиболее подходящее для задуманного, Калиостро пустился в новую авантюру, сулящую ему золотые горы.

Он сам себя посвятил в круг «старших мастеров» франкмасонства и отправился в странствия по Европе. Везде он представлялся как инспектор масонов и одновременно как наследник древнеегипетских жрецов и их секретов, как адепт восточной магии и основатель нового, египетского ритуала. На своих магических сеансах он демонстрирует сверхъестественные чудеса, торгует эликсиром молодости. Доказывая эффективность последнего, Калиостро уверяет своих слушателей и зрителей, будто он столь стар, что был знаком с Александром Македонским, знал Иисуса Христа. Везде он собирает крупные суммы франков, фунтов, лир, значительная часть которых поступает в качестве взносов вступающих в основанную им ложу египетского франкмасонства.

И вот спустя 20 лет со дня первой в его жизни авантюры, в день въезда во Францию, Калиостро встретился со своей первой жертвой, которая его отнюдь не забыла. Не раскаяние, не сожаление о безрассудной молодости беспокоят Калиостро, когда он лежит без сна в своей спальне на улице Сен-Клод, в центре Парижа. Он боится, как бы обманутый им 25 лет назад Марано не обратился к парижским властям, а последние не занялись бы изучением его жизни. Ведь и во Франции до того, как превратиться в божественного Калиостро, он оставил следы своих отнюдь не законных деяний, за которые в свое время даже угодил за решетку. Как отнесутся к нему ого знатные покровители, когда узнают о его темном прошлом? Вот что беспокоит самозваного графа, заставляя его беспокойно ворочаться в постели, не давая уснуть.

Но зря беспокоился Калиостро. Старый Марано, испугавший его в Страсбурге, не дававший ему покоя в Бордо и Лионе, в Париже так и не появился. Очевидно, скончался или погиб. А погубила графа Калиостро его собственная жадность, бесконечная жажда наживы. Страсть к драгоценным камням и золоту толкнула его на участие в краже известного ожерелья Марии-Антуанетты. И вот уже офицер с саблей наголо и сопровождающие его жандармы внезапно появились в той комнате, где Калиостро занят подготовкой своего магического реквизита. Смелый авантюрист не растерялся и, не очень надеясь на свое сверхъестественное могущество, стал обороняться, вооружившись железным прутом.

Да, великому магу не помогли его сверхъестественные способности, духи и призраки, которыми он так недавно полновластно распоряжался на сеансах черной магии. В 1786 году вместе с главным организатором кражи кардиналом Роганом, давним, еще по Страсбургу, знакомцем Калиостро, Великий копт был заключен в Бастилию. Правда, пробыл он там недолго. Стараниями его знатных покровителей он был освобожден и вскоре пустился в новые скитания по Европе.

В 1789 году 27 сентября граф Калиостро отправился в Италию, в Рим. Это был очень неосторожный с его стороны шаг. Сразу же по прибытии в Рим он был арестован инквизицией, давно приглядывавшей за этим авантюристом, столь часто использовавшим в своих аферах имя господне. В 1791 году состоялось заседание инквизиционного трибунала. Калиостро был приговорен к смертной казни, впоследствии замененной пожизненным заключением. В крепости Сан Лео Калиостро и закончил свою жизнь. В 1793 году после продолжительной болезни он скончался в одном из казематов этого мрачного сооружения.

Таков был конец великого авантюриста XVIII столетия. А как же те чудеса, спросит читатель, которые Калиостро демонстрировал перед публикой? Что же, их не было вовсе? Да, дорогой читатель, сверхъестественных чудес действительно не было, а были чудеса ловкости человеческих рук и чудеса легковерия людей. Все, с чем сталкивались доверчивые простаки в XVIII веке, относится не к таинственным и сверхъестественным способностям Калиостро, а составляют область иллюзионизма, обычного шарлатанства и обмана.

Когда Калиостро очерчивал «магический круг», то он повторял фокусы древнеегипетских жрецов, основанные на явлении люминесценции, только те использовали примитивные средства, а Калиостро — фосфор. Когда он «на глазах у публики» увеличивал бриллианты, то в действительности подменял их путем манипуляций шлифованными стекляшками. Пеньковую мешковину превращал в шелк не только Калиостро, но и каждый бродячий фокусник того времени. Только загипнотизированная славой великого мага публика приписывала этому элементарному трюку сверхъестественное начало.

Все его «чудеса» из области вполне объяснимых трюков и иллюзионов, основанных на той технике, которая была известна многим иллюзионистам XVIII века. О приемах фокусника того времени рассказали А. Вадимов и М. Тривас в книге «От магов древности до иллюзионистов наших дней» (11, 50-52).

Превращение железного гвоздя в золотой посредством магической жидкости состояло в том, что этот гвоздь заранее был покрыт наполовину золотым колпачком. Сверху же весь гвоздь окрашивался толстым слоем краски, так что обе части выглядели совершенно одинаково. Когда же его окунали в магическую жидкость (в действительности раствор с кислотой), то краска моментально сходила и золотой колпачок начинал ярко блестеть.

Заклинания духов, появление видений на облаках дыма — все это, как мы уже видели, фабриковали еще египетские жрецы, когда они в своих храмах проецировали изображения богов на облако белого дыма. Колеблющаяся пелена выступала в качестве подвижного экрана, который создавал полную иллюзию движущегося человеческого тела или одного только лица. А проекцию заранее изготовленного живописного или скульптурного изображения человека на облако дыма было достаточно просто произвести посредством зеркал в эпоху древнеегипетских жрецов или с помощью волшебного фонаря во времена Калиостро. В процессе магических сеансов Великого копта проекционный фонарь, спрятанный под столом, посреди полной тьмы зала освещал вначале волшебный шар, затем экран, отражавшийся посредством зеркала в облаке дыма.

Что же касается духов, фигурок людей, надписей, появлявшихся во внезапно помутневшей воде волшебного шара, то секрет этого трюка заключался в специальном устройстве, размещенном в подножии магического сосуда. Последний стоял на толстой трубе, замаскированной под обычную подставку. Внутри же трубы, вдоль ее, словно пленка в киноаппарате, двигалась на роликах специальная лента с подсвеченными фигурами и словами. Движение ленты производилось простым нажатием педали, незаметным для зрителя.

Как и другие иллюзионисты, а также подобно многим масонам, Калиостро использовал в своих трюках и лейденские банки, которые вырабатывали слабый электрический ток. Подсоединенные к металлическому распятию, эти своеобразные электрические батареи и служили источником внезапного содрогания, внутреннего толчка, который ощущали зрители, касаясь рукой «проводника» — распятия.

Нельзя пе учитывать и определенных психологических моментов настроений участников магических сеансов, которыми искусно пользовался Калиостро, обладавший некоторыми гипнотическими свойствами.

Впрочем, в XVIII веке не один Калиостро прибегал к иллюзионной технике, к манипуляциям, к откровенному шарлатанству с тем, чтобы, вызывая с того света духов, устраивая вспышки молний и раскаты грома, собирать богатую дань со своих легковерных зрителей. XVIII век вообще был веком, щедрым на различного рода авантюристов и шарлатанов, которые с успехом выдавали себя за магов и чародеев. Это и мнимый граф Сен-Жермен, который пользовался славой великого мага и был близким другом самого Людовика XV; это и известная французская гадалка мадам Ленорман — ученица Калиостро; это и кельнер из Лейпцига Георг Шрёпфор — масон и кудесник, вызывавший духов посредством волшебного фонаря, электрофорной машины, лейденских банок и застрелившийся при уличении его в присвоении вступительных взносов в масонскую ложу. Это многие другие известные и мало известные пророки и чудотворцы.

Почему же XVIII век вошел в историю не только как век расцвета философии Просвещения, материализма и атеизма, первых успехов естествознания и первых буржуазных революций, но и как век великих авантюристов и шарлатанов, выдававших себя за кудесников?

Дело в том, что моральное, духовное и политическое разложение высших слоев феодальной Европы того времени явилось благоприятной питательной средой для колдовства, мистики, оккультизма. Рушились устои старого общества, на политической арене появились новые социальные силы, грозившие смести на свалку историй всех тех, кто до сего момента считал себя «солью земли». Духовное состояние представителей тех слоев феодальной Европы, будущее которых оказалось сомнительным, определялось прежде всего страхом перед грядущими социальными переменами, чувством собственной беспомощности, бессилия что-либо изменить в стремительном ходе событий, жаждой утешения и надеждой, что, может быть, существуют силы, пусть принадлежащие другому миру, но могущие прийти на помощь, остановить время, остановить историю. Естественно, что в такой обстановке процветали различного рода заклинатели, пророки, ясновидцы и маги, к чьим иллюзорным рецептам счастья и спасения прибегали те, многие из которых в скором времени сложили свои головы под ножом революционной гильотины. Именно поэтому двор последних Бурбонов был открыт для высокого рода проходимцев и шарлатанов типа Калиостро. По сходным причинам столетие спустя столь же благосклонным для всевозможных лжепророков, кликуш и мнимых магов был двор последних Романовых.

ЧУДОТВОРЦЫ ПРИ РУССКОМ ДВОРЕ

Исторической справедливости ради следует отметить, что отношение к чародейству, мистике, оккультизму в династии Романовых на протяжении столетий не оставалось одинаковым. Еще Петр I, открыв России путь не только к морям, по и к просвещению, объявил непримиримую войну всякого рода суевериям и чудесам. Примечательна в этом отношении одна история, случившаяся в годы царствовапия Петра I. Вот что рассказывает о ней в книге «Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России».

«Вдруг разнесся слух, что в одной церкви на Петербургской стороне большой образ богоматери проливает слезы. Народ начал в великом множестве туда собираться. Суеверие приплело к сему опасное толкование, что мать божий недовольна сею стороною и слезами своими возвещает несчастье новому городу и, может быть, всему государству. Петр I действовал решительно, ибо из своего опыта великий государь ведал, что и одна искра суеверия может произвести страшный пожар, ежели заблаговременно оная не будет затушена. Он тотчас же явился в церковь, где, подойдя к прославившейся иконе, обнаружил крохотные, совсем неприметные дырочки в глазах изображенной богоматери. Тогда Петр I оборотил доску, сорвал оклад, выломал переклад и после этих операций обнаружил источник обмана: в доске против глаз у образа сделаны ямки, в которые положено было немного густого масла и которые закрывались задним перекладом. Под воздействием тепла горевшей лампады, и свеч масло сие таяло и каплями стекало из глаз богоматери. Государь, разгневанный таким обманом и злобным толкованием подделанных слез, приказал разыскать и строго наказать виновных, а настоятелю церкви написал: «Приказываю, чтобы отныне богородицы не плакали. А если они еще раз заплачут маслом, то поповские зады заплачут кровью».

И до самой смерти Петра I иконы не плакали. А потом «чудеса» эти и многие другие вновь стали буднями русской действительности. Причем явственно прослеживалась закономерность: чем более неустойчивым являлось внутреннее положение в России, тем больше там сотворялось чудес, тем больше там появлялось пророков и чудотворцев. Большую тягу к чудесному, сверхъестественному в этой ситуации, теряя контроль над страной, проявляли сами русские самодержцы и их окружение.

Известно, например, что Александр I, взошедший па трон в 1801 году, после непродолжительной игры в либерализм вскоре встал на позиции самой черной реакции и вместе со своим любимцем Аракчеевым солдатским сапогом последнего давил всякие ростки свободомыслия. Во многом отходу Александра I от увлечений реформистскими, либеральными идеями в годы молодости способствовала его страсть к мистике, всему чудесному и таинственному, страсть к общению с различными пророками и чудотворцами. Особенно он интересовался теми, кто умеет «читать будущее. Оказавшись после победы над Наполеоном в захваченном русскими казаками Париже, Александр 1 не упустил возможности проконсультироваться у известной французской гадалки Ленорман. А с собой в Россию он вывез из Франции не менее известную прорицательницу и чернокнижницу мадам Крюденер.

Степень влияния мадам Крюденер на русского самодержца была столь велика, что некоторое время она из-за кулис руководила его действиями. Утверждали даже, что ею были продиктованы некоторые параграфы договора «Священного Союза», направленного на недопущение в Европе революций и укрепление на континенте легитимистских принципов.

До того как быть приглашенной русским императором на роль ближайшей советницы, мадам Крюденер была вхожа к австрийскому канцлеру Меттерниху. Полагали даже, что она была особо доверенной шпионкой австрийского правителя при русском дворе. Вероятно, именно последнее в конце концов и вынудило Александра I отправить. известную оккультистку того времени в изгнание, в Крым, в Кореиз, где она и скончалась уже в преклонном возрасте.

Однако свято место не пустует. И место мадам Крюденер вскоре заняла сестра Саломея, которая продержалась при русском дворе с 1819 по 1821 год. Она была членом французской религиозно-оккультной организации «Общество святого Иоанна». В России занималась кликушеством, пророчествами, время от времени колдуя и гадая. Саломея изготовляла талисманы и амулеты, обереги, предохраняющие от неудач и болезней, отгоняющие злых духов. Для самодержца она изготовила специальный волшебный талисман в форме сердца из чистого золота, на котором был выгравирован треугольник как символ Святой Троицы (78, 25; 84, 268-273).

По мере того как противоречия в Российской империи приобретали все большую остроту, а самодержавие все ярче обнаруживало неспособность найти форму их разрешения, правящие классы страны испытывали все большее искушение укрыться в миражах мистики и оккультизма от назревавших социальных перемен и революционных бурь. С целой вереницей отечественных и импортных пророков, кликуш, юродивых, медиумов, чародеев, заклинателей, астрологов, знахарей мы встретимся, перелистывая страницы истории правления последних четырех Романовых. Это английский заклинатель духов Юм, барон Лангсдорф, Иоанн Кронштадтский, Петр Александрович Бадмаев (бурятский шаман — крестник Александра III) и многие другие.

Всех русских самодержцев по части интереса к сверхъестественному миру перещеголял последний Романов. Царское окружение в то время находились под огромным влиянием модных в конце XIX — начале XX века мистических учений. Тибетское знахарство, прорицания доморощенных православных пророков, прогнозы заезжих медиумов-спиритов и т. п.— вот что больше всего интересовало царскую семью, не желавшую выглянуть из своего искусственного мирка, в котором она пребывала. Естественно, что в этой атмосфере, в обстановке страха и неуверенности перед будущим как рыба в воде чувствовали себя многочисленные авантюристы и проходимцы.

Страсть Николая II и Александры Федоровны к мистике и магии граничила с патологией. Они постоянно были окружены целой свитой из гадалок, астрологов, ясновидцев и других специалистов в области черной и белой магии. Помимо унаследованных от покойного царя — Александра III знахарей и предсказателей (П. Бадмаева, Иоанна Кронштадтского и других), Николай II и его супруга по всем уголкам России и Европы разыскивали и собирали новых магов, юродивых и кликуш.

Одним из приобретений царской четы был некий кудесник из Франции месье Филипп. Этот чародей, только появившись при русском дворе, сразу же, по существу, прибрал к своим рукам русского самодержца и его жену. Один из высокопоставленных государственных деятелей того времени А. А. Половцев писал: «Государь всецело под влиянием и обаянием вызванного из Лиона, именующего себя оккультистом некоего Филиппа. Этот проходимец... начал вызывать ему духов и, прежде всего, тень его отца Александра III, который диктует своему сыну приказания относительно того, как следует управлять нашим бедным отечеством... Руководствуясь исключительно сообщениями, назиданиями этого авантюриста, государь ни с кем ни о чем не советуется, дает только приказания, им импровизированные, без предварительного обсуждения и согласования с обстоятельствами, с потребностями, с целями, сколько-нибудь обдуманными».

Влияние Филиппа было столь велико, что он давал советы царю и относительно того, какую судьбу следует избрать для России. Так, он доверительно советовал Николаю II: «Не стоит давать русскому народу конституцию, так как это будет гибельно для России».

Мэтр Филипп, как его называли в царской семье, начал свою карьеру колбасником в Лионе. Однако быстро разочаровался в этой профессии, не сулившей больших доходов, и избрал себе новое поприще — черную и белую магию. Заодно он объявил себя провидцем, прорицателем и целителем. Во Франции новая карьера для месье Филиппа кончилась плачевно. Он угодил на скамью подсудимых за шарлатанство и знахарство. После суда мэтр решил попытать счастье в далекой России. И не прогадал. Благодаря содействию супруги великого князя Петра Николаевича черногорской принцессы Милицы, рьяной поклонницы всего оккультного, он проникает в царское окружение и становится незаменимым человеком для императорской четы. Дворцовому коменданту Гессе было приказано удовлетворять все бытовые, и другие прихоти этого проходимца.

Кроме вызывания духов умерших, о чем писал Половцев, Филипп пытался выступить и в роли знахаря. В этой области объектом его «экспериментов» была страстно жаждущая рождения сына — наследника трона Александра Федоровна, до сих пор рожавшая исключительно одних дочерей. «Путем гипнотизирования,— пишет все тот же Половцев,— Филипп уверил ее, что она беременна. Поддаваясь таким уверениям, она отказалась от свиданий со своими врачами, а в середине августа призвала лейб-акушера Отто лишь для того, чтобы посоветоваться, что она внезапно стала худеть. Отто тотчас заявил ей, что она ничуть не беременна... Лейб-акушер Отто был отстранен от наблюдения за здоровьем императрицы во время ее мнимой беременности, уступил место Филиппу, доведшему дело до постыдной во всех отношениях развязки».

Ну и наконец, помимо заклинания духов, знахарских сеансов, Филипп занимался первобытным колдовством и теургией. Императрице он подарил икону с колокольчиком, который обладал волшебными качествами: он должен был звенеть при приближении людей с недобрыми мыслями или намерениями. Николая II колбасник из Лиона одарил чудесной палкой, которая будто бы отводила несчастья. С этой волшебной палкой-талисманом император не расставался на протяжении ряда лет.

Филипп, будучи человеком проницательным, понимал, что испытывать судьбу долго нельзя, и, сославшись на какие-то обстоятельства, отправился на родину. Вознаградили Романовы французского колбасника щедро: ему присвоили равный генеральскому чин статского советника, выдали диплом доктора медицинских наук от Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, наградили многочисленными русскими орденами, ну и, конечно, одарили множеством богатых подарков.

После Филиппа в число приближенных к царской семье поочередно входили многочисленные отечественные и импортные чудотворцы, провидцы, предсказатели и кликуши: маг и оккультист Папюс, чародей Шенк, богомолка Дарья Осиповна, странник Антоний, ворожея Матрена-босоножка, гадалка Гриппа (Агриппина), юродивые Паша Дивеевская, Митя Козельский, иеромонах Илиодор и многие другие. Но всех их затмил неграмотный мужик из Восточной Сибири, сектант-хлыстовец, вор и конокрад Григорий Распутин. Авантюрист, объявивший себя наместником Христа на земле, чудотворцем из чудотворцев всех времен и народов, стал ближайшим советником и духовным отцом Николая II и его супруги.

Дело доходило до того, что русские император и императрица становились перед неграмотным, развратным, нечистоплотным мужиком на колени, молились на него, целовали ему руки и ноги (см.: 45, 179).

Первобытным колдовством и фетишизмом пронизана жизнь последних Романовых под сводами царскосельских и кремлевских дворцов. «С легкой руки старца здесь появился своеобразный ассортимент техники колдования,— пишет советский историк М. К. Касвинов в книге «Двадцать три ступени вниз», посвященной годам царствования Николая П.— Бьют бубны, предупреждают о недруге колокольчики, молитвенная скороговорка адресуется разным божкам: чурбанчикам, пенькам, мелкокалиберным идолам, лепным и резным истуканчикам, амулетам — палке с набалдашником в виде рыбьей головы, пояску с вмонтированными в него «священными» цитатами. Юродствующий фетишизм сочетается с внешним лоском европейской образованности, с изысканностью парадных выходов, с блеском балов и пиров. Шаманская юрта соседствует с тронным залом» (25, 203).

Надо сказать, однако, что в начале XX века в России увлечение первобытной магией, оккультизмом и мистикой было характерно не только для узкого круга царской семьи и придворной знати. После поражения первой русской революции наступил период торжества реакции. — «Царизм победил. Все революционные и опозиционные партии разбиты,— писал В. И. Ленин об этом времени.— Упадок, деморализация, расколы, разброд, ренегатство, порнография на место политики. Усиление тяги к философскому идеализму; мистицизм, как облачение контрреволюционных настроений» (3, 41,10). Именно в это время и появляются различного рода «мессии» и «пророки», к которым внезапно прониклись горячей любовью до тех пор числившие себя в материалистах и атеистах буржуазно-интеллигентские слои русского общества. После того как быть материалистом и атеистом стало опасно, среди этих слоев возникла новая мода — «мода,— как ее определил В. И. Ленин, — на мистицизм» (3, 20, 87). Наиболее популярным оккультно-мистическим учением в среде буржуазно-интеллигентских кругов того времени, круто поддавшихся вправо, стала теософия, основательницей которой была покойная уже к тому времени Е. П. Блаватская. Эта русская авантюристка в конце XIX века прославилась своими «чудесными» способностями и не менее «чудесными» приключениями. На них мы и остановимся в следующем нашем рассказе.

РАДДА-БАЙ, ИЛИ ЖРИЦА ИЗИДЫ

Лондон, 1891 год, туманный январский вечер. Елена Петровна Блаватская, тяжело больная, лежит на своей кровати. Ее некогда красивое и ловкое тело ныне раздуто до безобразия. Изменилось и само лицо, сделав Блаватскую просто неузнаваемой. С трудом в нем можно разглядеть прежние черты живой и предприимчивой женщины. Такой застал ее известный русский философ В. Соловьев. Визит был долгим. Будто предчувствуя свою смерть, Блаватская откровенничала, изливая свою душу, очищая ее от накопившихся за время странствий грехов. Словно в бреду она повторяла: «Махатма Кут Хуми — плод моего воображения... я все выдумала... феномены все были фокусами... Я дурачила людей... выставлю дюжины дураками... Это будет сатурналия человеческой нравственной порочности — моя исповедь» (59, 233).

Кто же такой махатма Кут Хуми, что это за феномен, кто такая Блаватская, почему и как она дурачила людей? Ответим на эти вопросы по порядку, обратившись к «Иллюстрированной истории суеверий и волшебства» известного шведского ученого А. Леманна, посвятившего биографии великой авантюристки конца XIX века ряд написанных с убийственной иронией страниц, а также к воспоминаниям В. Соловьева (см.: 31; 59).

Елена Петровна Блаватская родилась в 1831 году в южнорусском городе Екатеринославле, в семье артиллерийского полковника фон Ган-Роттенштерна. После смерти матери девочка была отдана на попечение своей няни, неграмотной, суеверной женщины, разбудившей неуемную фантазию и воображение будущей основательницы теософии страшными сказками о колдунах, ведьмах, нечистой силе. Кроме того, девочке внушали веру в то, что она, как «воскресное дитятко», должна быть особенно способной видеть духов и вступать с ними в контакт. Ребенок рос очень нервный, страдал галлюцинациями и истерическими припадками. Следствием всего этого было глубокое убеждение девочки, что она постоянно окружена духами и ангелами. Двоюродный брат Елены Петровны, министр финансов русского правительства С. Ю. Витте в своих мемуарах вспоминал, что та была явно психически ненормальна.

В 1848 году, в возрасте 17 лет, Елена Петровна выходит замуж за 60-летнего генерала Н. В. Блаватского, ереванского вице-губернатора. Однако уже через три месяца молодая жена покидает своего мужа и заодно Россию. Вплоть до 1870 года Блаватская скитается по странам Европы, Америки, Азии. Во время этих скитаний ей довелось, по ее собственным словам, пережить незабываемое приключение: путешествуя по Индии, она будто бы встретилась в Гималаях с некими сверхчеловеческими существами — Махатмами, у которых и провела целых семь лет (1863 — 1870). Эти мифические махатмы, о которых и по сей день пишут многие оккультисты и честь открытия которых принадлежит Блаватской, представляют, опять-таки со слов последней, общество мудрейших из мудрейших людей, проживающих в самых недоступных горных районах и своей святой жизнью и прилежным изучением тайн Вселенной достигших божественной прозорливости и сверхъестественной мощи. Махатмы якобы обладают способностью читать мысли и внушать свои другим людям, разлагать вещи на составные части и с помощью тайных сил перемещать эти части в любое место, чтобы там снова придать им их первоначальную форму. Махатмы могут приводить материальные тела в движение, не касаясь их, и напротив, с помощью невидимых сил препятствовать их перемещению в пространстве. Они способны понимать язык животных и растений, перевоплощаться, принимать любую материальную форму, в их власти материализовывать свои образы и мысли, перемещаться в пространстве и во времени, отделять на некоторое время душу от тела, посылая ее в любую точку времени и пространства, в том числе в самые далекие районы Вселенной.

Это мифическое братство сверхлюдей насчитывает многие тысячи лет своего существования и в течение всего этого времени неустанно печется о благе человечества, исподволь посредством таинственных сил направляя его в верное русло развития, предостерегая и предохраняя от всевозможных опасностей, в том числе опасности самоуничтожения.

При этом-то братстве и провела будто бы Блаватская семь лет своей жизни, во время которых была посвящена во все его тайны и тем самым стала первой махатмой женского рода. Ей же выпала честь первой известить человечество о тайне, до сих пор скрываемой Махатмами от людей. Приняв решение обнаружить свое существование, махатмы отправили челу-женщину, (или ученицу, то бишь Блаватскую) в мир, чтобы она до всех людей донесла «учение посвященных». С этой придуманной ею самой миссией посланница мифических махатм, или Радда-Бай, как себя окрестила Блаватская, и отправилась в дальнейшие странствия.

В Каире неудачей заканчиваются ее попытки сколотить группу своих последователей. Столь же плачевны ее результаты в Европе. И только в Америке, в то время переживавшей массовое увлечение спиритизмом, ей совместно с ревностным поклонником спиритизма и магнетизма полковником Генри Олкоттом удается собрать небольшую кучку поклонников восточной магии. Так в 1875 году родилось Теософское общество, религиозно-оккультная организация, поставившая перед собой, по словам ее учредителей, три цели.

Во-первых, заложить основание всеобщего братства, которое обнимало бы собой все человечество без различия пола, народности, цвета и веры. Во-вторых, содействовать изучению арийских и других учений и сочинений но религии и науке, прежде всего древней азиатской, и главным образом брахманской, буддийской и зороастрийской, философии. В-третьих, исследовать сокровенные тайны Вселенной, особенно же психические силы, дремлющие в человеке.

Наглостью, обманом и лестью Блаватской и Олькотту удалось привлечь в организацию ряд состоятельных людей, на деньги которых (например, барона де Пальми) они отправились в Индию, где в предместье Мадраса — Адеяре основали штаб-квартиру Теософского общества. Первым президентом его стал полковник Олкотт.

Спустя некоторое время, в 1877 году, Блаватская, главный теоретик общества, опубликовала в Бостоне свой основной труд «Раскрытая Изида». В нем она пыталась доказать, что теософия есть не что иное, как внутренняя сущность религиозных и философских систем древности, магии, спиритизма и т. д. Другими словами, она представляет своего рода экстракт из самых лучших учений прошлого. Тому, кто отважится отведать этот экстракт, Блаватская обещала после периода ученичества достижение сверхъестественных способностей и приобщение к вечному и священному. К тому же, рекламировала она свой опус, книга эта возникла вовсе не естественным путем: большая часть ее страниц будто бы исходит от самих махатм с Востока, души которых посещали автора, а точнее, его рабочий кабинет по ночам. Когда Блаватская утром вставала и подходила к столу в кабинете, она всегда находила там огромное число написанных но ее почерком листов, значительно больше того, что она могла бы написать за то же время.

Дабы никто не мог усомниться в принадлежности основательницы теософской организации к обществу избранных боголюдей и в истинности проповедуемого ею учения, Блаватская организовала демонстрацию сверхъестественных деяний и чудес. По ее знаку непонятно откуда в помещениях раздавались звуки колокольчиков, звучали гитары, присутствующих на «магических сеансах» хватала за нос невидимая рука, слуга Блаватской, некий Рудольв, связанный по рукам и ногам крепчайшими веревками и оставленный в одиночестве, освобождался от уз посредством одних только сверхъестественных сил. С потолка комнаты, где находилась Блаватская, падали письма от ее друзей махатм, чаще всего от ее учителя Кута Хуми. В них содержались подробные ответы на те вопросы, речь о которых только что шла в этой комнате. Предметы, которые главная теософка держала только что в руке, исчезали и оказывались в карманах у других людей. Брошка, потерянная одной якобы совершенно неизвестной ранее ей особой и будто бы совсем в другом месте, явилась по желанию Блаватской к ней в дом и оказалась в подушке, произвольно избранной среди множества других ее подушек. В астральной своей форме являлся сам Кут Хуми, которого могли видеть все, кто присутствовал в это время. Был у Блаватской и «магический ковчег», некий «священный шкаф», которым она очень гордилась. Разбитые предметы, разорванные книги, сломанные расчески, помещенные в него, исчезали и заменялись новыми того же рода. Точно так же в шкафу исчезали письма, содержащие вопросы к Махатмам, а через некоторое время на их месте оказывались пространные ответы на них и т. д.

Все эти сверхъестественные деяния и чудеса возбудили большой интерес к Блаватской и ее организации. Но, пожалуй, самый пик общественного интереса к Теософскому обществу и ее главе начался после опубликования в 1881 году английским литератором Саннетом мастерски состряпанной книги «Сокровенный мир», в которой в искусной и тревожащей воображение форме были расписаны вышеназванные «феномены».

Надо отметить, что среди тех, кто увлекся произведениями новоявленного пророка, были люди, занимавшие высокое положение в обществе, получившие хорошее образование и считавшие себя до знакомства с Блаватской и се трудами дая«е вольнодумцами и атеистами. В частности, ставшая после смерти Блаватской президентом Теософского общества А. Безант до момента вступления в общество была активной деятельницей английского буржуазного движения свободомыслящих. В молодости она написала даже ряд атеистических брошюр: «О природе и существовании бога», «Евангелие атеизма», «Почему я не верю в бога», «Жизнь, смерть и бессмертие» и т. д. Но после личного знакомства с Блаватской и ее взглядами на мир Безант порвала с атеизмом и стала активной деятельницей Теософского общества.

В чем же причины такого разительного перехода от атеизма к теософии, в чем вообще причины популярности идей Блаватской среди западной интеллигенции конца XIX века?

Прежде всего нужно отметить, что критика религии, которая была характерна для А. Безант и других представителей буржуазной интеллигенции, не отличалась последовательностью, основывалась не на глубоком научно-материалистическом мировоззрении, а на эмоциях и чувствах. «Я не верю в бога,— писала Безант,— потому что мое сердце протестует против этого призрака, который равнодушно относится к страданиям людей». Будучи идеалисткой, А. Безант, как и многие другие буржуазные интеллигенты, в конечном итоге и пришла к разрыву с атеизмом. Отход от атеизма привел, однако, не к обветшалым догмам христианского вероучения, а к поискам более утонченных и эффективных религиозных верований. Таковыми и явились идеи Блаватской. Как писала Безант в брошюре «О значении теософии», «множество людей отвернулось от церкви, так как сообщаемые им учения оскорбляли их ум и возмущали их чувство».

Необходимо также учитывать и то, что отход от атеизма многих представителей буржуазной интеллигенции протекал в условиях значительных изменений в общественном сознании буржуазного общества, вызванных общей социально-политической и идеологической обстановкой того времени. В XVIII — начале XIX века буржуазии была присуща вера в прогрессивное развитие общества. Она была убеждена в том, что человечество развивается от простейших, элементарных форм ко все более и более сложным и совершенным, верила в силу и мощь человеческого разума, способного преодолевать все трудности и сложности на пути прогресса. Будущее она рисовала в радужном свете, полагая венцом исторического развития некое общество всеобщего благоденствия, в котором будут царить идеальные нравы и порядки — буржуазная мораль и демократия. Буржуазные идеологи были настроены оптимистически и без страха смотрели в будущее, уверенные в своем праве на место в этом будущем.

Этот оптимизм, эта уверенность были, однако, вскоре поколеблены, когда на исторической сцене появилось новое действующее лицо — пролетариат. Его идеологи — Маркс и Энгельс — доказали, что капитализм вовсе не высшая и заключительная стадия развития общества, что он неизбежно будет заменен новой общественной формацией — коммунистической.

Столкнувшись с новыми социальными явлениями — возникновением и ростом рабочего класса, созданием марксистского учения, невиданными ранее формами классовой борьбы, буржуазные идеологи оказались в состоянии растерянности. Они были бессильны осмыслить и объяснить происходящее. Будущее внезапно предстало перед ними смутным и зловещим. Теперь уже не в нем искали они совершенные формы общества, а в прошлом. Место веры в прогресс заняла проповедь гибели цивилизации. Вместо культа науки и знания буржуазные идеологи пришли к неверию в силы человеческого разума. Так произошел разрыв буржуазии со своим былым свободомыслием. Растерянность же идеологов буржуазии перед лицом новых факторов в социальной действительности, отказ от свободомыслия на уровне обыденного сознания буржуазного общества свое выражение нашли в тяге членов этого общества к религии, но не традиционной, а новой, более утонченной. Этим объясняется популярность в конце XIX столетия среди буржуазной интеллигенции мистики, магии, оккультизма. В них люди стремились найти ответ на те вопросы, перед которыми оказались бессильны буржуазные теоретики. Искали они его и в теософских идеях, предложенных Блаватской, слава которой в то время благодаря ее «феноменам» была крайне велика.

Вскоре, однако, выяснилось, что все сверхъестественные «феномены» — просто-напросто утонченный, обман.' Популярность Блаватской быстро пошла на убыль. А началось все с того, что скаредные Блаватская и Олькотт поссорились со своими ближайшими помощниками — супругами Кулом. А те, обиженные на двух главных теософов, опубликовали письмо по поводу так называемых «чудес». В этом письме они рассказали, как вместе с двумя индийскими факирами участвовали в устройстве якобы сверхъестественных «феноменов».

Все это возбудило столь большой интерес, что лондонское «Общество психических исследований» (организация мистиков, претендующая на объективность своих методов изучения сверхъестественного мира) послало одного из самых «выдающихся» своих членов мистера Ходжсона непосредственно в Индию, чтобы он во всем разобрался на месте и не дал возможности и дальше компрометировать саму идею общения с духами. Опытный специалист в различного рода мистификациях, Ходжсон легко разобрался в механике трюков Блаватской. О результатах своей инспекционной поездки он рассказал в отчете, опубликованном в трудах «Общества», которое с радостью расправилось со своим опасным конкурентом.

Ходжсон по прибытии в Индию начал прежде всего с мнимых посланий махатм, собрав их и сравнив с письмами, написанными Блаватской. Его вывод, подтвержденный позднее лондонской графологической экспертизой, был следующим: послания махатм написаны рукой мадам Блаватской. Затем Ходжсон установил, что демонстрация астральной формы махатмы Кут Хуми, то есть его души, была результатом манипуляций с чучелом, сделанным механиком Куломом. Последний изготовил и «магический ковчег», представлявший собой элементарный иллюзионный прибор с выдвижной задней стенкой. В шкаф-ковчег можно было проникнуть через потайную дверь, находившуюся в стене спальни Блаватской.

Остальные «чудеса» были того же рода. Мелодичные сигналы, которые Блаватской подавал ее наставник Кут Хуми, исходили из маленького серебряного колокольчика, спрятанного у главной теософки в накидке. Когда она поправляла рукой прическу, раздавались поражающие всех звуки эоловой арфы. Письма, которые падали сверху, попадали в комнату через специальные отверстия в потолке и стенах.

Ходжсон, посвятив подробному анализу трюков Блаватской 200 печатных страниц своего отчета, заключил его следующим образом: «Госпожа Блаватская самая образованная, остроумная и интересная обманщица, какую только знает история, так что ее имя заслуживает по этой причине быть переданным потомству».

Более короткую, но не менее образную оценку личности Блаватской дал русский философ В. Соловьев. Он о ней говорил так, это «ужасная и опасная воровка душ». И на то имел основания, ибо, откровенничая с ним, Блаватская неоднократно признавалась, что нагло обманывает людей, пользуется их легковерием. Объясняя причины и мотивы, побуждающие ее к этому, она говорила: «Что же делать, когда для того, чтобы владеть людьми, необходимо их обманывать, когда для того, чтобы их увлечь и заставить гнаться за чем бы то ни было, нужно им обещать и показать игрушечки... Ведь будь мои книги и «Теософист» в тысячу раз интересное и серьезнее, разве я имела бы где бы то ни было и какой бы то ни было успех, если бы за всем этим не стояли «феномены»? Ровно ничего бы не добилась и давным-давно поколела бы с голоду. Раздавили бы меня... и даже никто не стал бы задумываться, что водь я тоже существо живое, тоже ведь нить-есть хочу... Но я давно уж, давно поняла этих душек — людей, и глупость их доставляет мне громадное удовольствие» (59, 211).

Этим признанием Блаватской мы и закончим наш рассказ о некоторых фрагментах истории магии и колдовства. У читателя может возникнуть вопрос: а стоило ли ворошить далекое прошлое? Стоило, ибо фигуры великих кудесников и магов, творивших свои чудеса тысячи, сотни лет тому назад, принадлежат не только прошлому. Привидения ведь иногда возвращаются. Вызываемые оккультистами из мрака небытия, они — по воле своих заклинателей, за неимением лучшего и духов бесплотных берущих в помощь,— вспоминают о своей былой славе, о своих былых деяниях. Был вызван с того света и призрак Блаватской. В XX веке вновь был возрожден культ этой авантюристки. Нынешние теософы заявляют, что Блаватская, эта сверхъестественная личность, ныне обитает в Гималаях, в обществе восточных махатм.

Вызываются из мглы небытия авторами оккультных романов, во множестве сегодня выходящих на Западе, и призраки других чудотворцев прошлого. Вызываются, дабы с их помощью обосновать реальность тайного знания — залог власти над миром. Авторы этих романов утверждают, что своей славой чародеи и кудесники, которых давно уже поглотила Лета, были обязаны не суеверию и невежеству окружавшей их толпы, но исключительно своим сверхъестественным способностям, позволявшим им творить чудеса, непосильные для простых смертных. Так, французские оккультисты Луи Повельс и Жак Бержье в книге «Утро магов» сочиняют сказку о «чудесах» древних жрецов (см.: 99). Американский оккультист Р. Вальдис в своем сочинении «Четвертое измерение» всех выдающихся кудесников прошлого считает выходцами из некоего мифического четвертого измерения, населенного такими же, как и мы, существами, только значительно обогнавшими нас в техническом и духовном отношении. Апполоний из Тианы, Сен-Жермен, Калиостро и другие «маги» и «кудесники» прошлого, пишет он, творили свои «чудеса» благодаря неиссякаемому источнику неземной энергии, находящемуся в ином пространстве-времени (см.: 110, 17, 33).

Знание того, что же в действительности представляли собой кудесники прошлого, позволяет проникнуть в те механизмы и секреты чудотворцев, в ту кухню изготовления и производства «чудес», которые в течение многих веков играли роковую роль в массовом одурманивании, оглуплении людей и которые до сих пор активно используются «ловцами душ».

Средневековье в XX веке

МАГИЯ И ОККУЛЬТИЗМ НА СЛУЖБЕ ФАШИЗМА

Волна первобытно-колдовских суеверий захлестнула капиталистические страны с самого начала XX столетия. На связь разгула духовной реакции и развития империализма указывал В, И. Ленин в статье «Отсталая Европа и передовая Азия» (1913): «В цивилизованной и передовой Европе, с ее блестящей развитой техникой, с ее богатой, всесторонней культурой и конституцией, наступил такой исторический момент, когда командующая буржуазия, из страха перед растущим и крепнущим пролетариатом, поддерживает все отсталое, отмирающее, средневековое. Отживающая буржуазия соединяется со всеми отжившими и отживающими силами, чтобы сохранить колеблющееся наемное рабство» (3, 23, 166). В условиях обострившегося кризиса буржуазного общества эксплуататорские классы стали проявлять необычайную тягу ко всему сверхъестественному, причем, заинтересованные в одурманивании трудящихся, всеми средствами насаждали веру в сверхъестественное и среди масс. Как грибы после дождя начали расти в странах Запада различные оккультные организации, тайные общества, занимавшиеся изучением магических «наук» и ритуалов. По Европе из страны в страну кочевали многочисленные отряды всевозможных звездочетов, магов, хиромантов и заклинателей. Общеевропейским центром магии и оккультизма в начале XX столетия стали Австро-Венгерская империя и ее столица — Вена. Там действовали десятки оккультных групп, обществ, орденов, издававших поток мистической макулатуры.

Однако после первой мировой войны центр оккультизма и полутайных магических обществ и орденов переместился в Германию. «Между двумя мировыми войнами в мире, пожалуй, не было ни одной такой страны, где бы фабриковалось так много чудес, где бы действовала столь многочисленная армия звездочетов, магнетизеров, знахарей, заклинателей духов. Подлинная мания суеверия охватила страну, и тот, кто выбрал источником средств к существованию эксплуатацию человеческой глупости, вполне справедливо мог считать, что золотой век наступил» (90, 43).

Цитаделью первобытных суеверий стал Третий рейх. Гитлеровский фашизм был крайне заинтересован в насаждении среди населения Германии дичайших верований. Духовную обстановку в Германии хорошо изобразил в своем романе «Братья Лаутензак» известный немецкий писатель Л. Фейхтвангер: «Пауль Крамер (один из героев романа, писатель-антифашист.— А. Г.) работал над статьей о возрождении эпохи мистицизма. Господствующие классы, пояснял он, заинтересованы в том, чтобы стимулировать его развитие... Насаждение магии и мистики — самый легкий способ удержать массы от нежелательных размышлений».

А вот оценка устами еще одного героя романа: «Сегодня берлинцы и слышать не хотят никаких ученых разглагольствований, они знать не желают ни логики, ни прочих умствований. Подавай им мистику, подавай чудо!»

В Третьем рейхе оккультизм и магия стали официальной доктриной. Десятки оккультных журналов, 50 000 (на 1940 г.) профессиональных чудотворцев и кудесников, 12400 знахарей, объединенных в «Союз целителей силами природы». Вот некоторые характерные детали немецкой действительности тех лет. В 1939 году в Германии даже был принят специальный закон, который взял под защиту государства всех шарлатанов от медицины. В нем говорилось: «Все те, кто чувствует в себе призвание к лечению природой, допускаются к медицинской практике без высшего образования и экзамена» (73, 46).

Поддержкой властей Третьего рейха пользовались и немецкие звездочеты, которые в свою очередь всячески способствовали поддержанию авторитета своих нацистских покровителей. Так, в 1936 году в городе Дюссельдорфе немецкие звездочеты собрались на всемирную конференцию астрологов, где общими усилиями по расположению звезд, установили, что миссия Гитлера носит «божественный характер и посему фашистские лидеры — несомненные любимцы небесных светил». О том, как использовали нацисты в своих целях проходимцев, выдававших себя за астрологов, прорицателей и чудотворцев, говорит такой факт. В 1941 году генерал фон Манштейн, командующий 11-й армией, издал приказ № 2603/21, где с целью поднятия боевого духа солдат и офицеров приказывал всем пророкам и предсказателям будущего пророчить скорейшее и победоносное для Германии окончание войны (см.: 73, 48).

Неудивительно, что в такой обстановке среди населения Третьего рейха, его солдат и офицеров были распространены всевозможные суеверия и предрассудки. Многие немецкие солдаты носили на теле «охранные грамоты», талисманы, обереги и амулеты, должные уберечь их владельцев от вражеской пули. Среди гражданского населения популяризировались пророчества гадалок и ясновидцев о ближайшем окончании войны, о победе в ней Германии и т. п.

Тон задавала нацистская верхушка. Нацистские вожди не только насаждали чудовищную мистику среди населения, но и сами придерживались первобытно-колдовских суеверий.

Сегодня на Западе выходят многочисленные исследования, посвященные анализу сращения нацистской идеологии с мистикой и оккультизмом, приверженности фашистских вождей ко всему чудесному и сверхъестественному. Среди них работа двух братьев Жана и Мишеля Анджебер «Оккультизм и Третий рейх», сочинение американской исследовательницы Дастли Скляр «Боги и бестии: нацизм и оккультизм» и многие другие, написанные на основе фашистских архивов, захваченных американскими и английскими войсками в 1945 году. И хотя в этих работах нередко совершается подмена причины следствием, социально-исторический анализ происхождения нацизма заменяется исследованием загадочной души Гитлера и его сподручных, тем не менее приводимый их авторами материал заслуживает того, чтобы стать достоянием советских читателей. Познакомимся с интересными фактами и материалами по связи нацизма с магией и оккультизмом, подобранными редакторами своеобразной антологии мистики, оккультизма и эзотеризма, вышедшей в Нью-Йорке в 1974 году под названием «За гранью видимого. Социология оккультизма и эзотеризма» (98, 169—176).

В основе мировоззрения высшей элиты Третьего рейха лежало своеобразное, граничащее с психическим расстройством восприятие мира и общества. Земля, согласно взглядам Гитлера и его приближенных, в действительности полая. Люди живут внутри нее. Звезды — это глыбы льда. В прошлом у Земли было много луп; часть из них упала на нашу планету. В этот момент на Земле происходили грандиозные изменения.

Ход истории человечества определяется борьбой между льдом и огнем. Процесс формирования человека еще не закончился. Нынешнее состояние человека — это лишь преддверие грандиозного изменения в его природе. Этот скачок должен даровать ему те силы и ту мощь, которые древние приписывали своим богам. Однако несколько образчиков Нового Человека находится среди нас; они пришли из беспределия пространства и времени. С ними можно заключить союз. Те, кто договорится с ними — подлинными хозяевами Вселенной, будут в состоянии изменить поверхность Земли, указать человеку новый смысл жизни и предназначение, которое озарит его развитие на тысячи лет вперед.

С этими Хозяевами Мира, оказывается, был в «контакте» сам Гитлер. Своему приближенному, правителю Данцига Раушнингу Гитлер как-то признался: «Новый Человек живет среди нас сейчас. Он здесь. Разве этого не достаточно для вас? Я скажу вам по секрету, что видел его. Он отважен и жесток. Я боюсь его и горжусь им». Произнося эти слова, Гитлер, как вспоминает Раушнинг, весь дрожал, словно в экстазе.

Гитлер считал, что Хозяева Мира возложили на него ответственную задачу. Он мечтал о новом акте творения, равном божественному,— о биологической мутации, которая приведет к невиданному взлету человечества и «появлению новой расы героев, полубогов и богов-людей». Первым шагом в этом «акте», по мнению Гитлера, должно было стать уничтожение неполноценных людей и народов.

Такими же шизофреническими образами и категориями мыслили и сподручные Гитлера. Рудольф Гесс еще с юных лет погрузился в мир магии и колдовства. Он увлекался астрологией, алхимией, хиромантией и всеми другими формами мантики, интересовался знахарством, и прежде всего траволечением как приложением оккультной теории «вселенских соответствий». Другой сподвижник Гитлера, Гиммлер, сочетал интерес к магии, оккультизму и мистике с расизмом. Свои расистские взгляды он пытался подкрепить утверждением, будто каждый человек обладает лично-фамильным бессмертием и после кончины перевоплощается в потомков. Свою родословную Гиммлер вел от саксонского короля Генриха Птицелова, жившего 1000 лет тому назад. Гиммлер был убежден, что находится в постоянной магической связи с духом этого завоевателя славянских земель. Каждый год для более интимного общения с этим духом Гиммлер совершал паломничество к гробу Генриха Птицелова в Кветлинбург. Там он шел в собор, где покоились останки Генриха I, и ровно в полночь спускался в склеп под алтарем, где и «беседовал» с призраком. Гиммлер утверждал, что обладает способностью общаться с духами людей, умерших не менее 100 лет назад.

В своих эсэсовцах Гиммлер видел орден божественных героев, борющихся с сатанинским заговором. Он придумал им целый ряд оккультных праздников. Одним из любимых праздников Гиммлера и его эсэсовцев был день «зимнего солнцестояния». Каждый из участников этого праздника получал керамический светильник на 12 свечей. По команде все участники ритуала зажигали свои светильники и произносили соответствующие заклинания. Не менее важным считался и «праздник солнцеворота» (день весеннего равноденствия), который символизировал победу света над тьмой.

Где нахватались этих диких представлений и образов Гитлер и его приспешники? В оккультной литературе, которой был наполнен книжный рынок Австрии и Германии после 1918 года, в многочисленных оккультных обществах и группах по изучению «тайн» магии. «По тем отрывочным данным, которыми мы располагаем,— пишут Д. Мельников и Л. Черная в книге «Преступник № 1»,— Гитлер читал в Вене много, но крайне беспорядочно. Читал книги по оккультизму, астрологии...» (37, 18). Идеи, проповедуемые этой литературой, становились духовной программой всевозможных оккультных организаций. Так, до прихода к власти Гитлера в Германии существовала одна экзотическая группа под названием «Блистающая ложа». Ее программным документом стала книга «Грядущая раса» английского писателя XIX века Э. Бульвер-Литтона. В книге повествовалось о расе людей, во всех отношениях превосходящих современников писателя. Эта раса достигла контроля над собой и над миром вещей, что сделало ее равной богам. В настоящий момент, говорилось в этом произведении, представители этой расы скрылись и обитают в кавернах в центре Земли. В скором времени они вновь выйдут на поверхность планеты и станут нашими господами.

Члены этой ложи верили, что они обладают секретными познаниями, которые позволят им изменить свою природу и посредством этого уравняют их с теми, кто сейчас находится глубоко под Землей. Эта берлинская группа также именовалась «Обществом Вриля». В центре ее учения лежала идея о некоей сверхнормалыюй энергии, из которой люди сейчас используют лишь ничтожную ее часть. Эта энергия, называемая Врилем, представляет собой нервный центр нашей потенциальной божественности. Тот, кто станет хозяином Вриля, тот и будет хозяином и повелителем человечества, всего мира. Вриль, обладание им и должно стать единственной целью германской расы. Для этого надо изучать секреты древних магов и жрецов. Все остальное — психология, мораль, религия, наука — ничего не стоящая вздорная болтовня. Мир ожидают грандиозные изменения: из центра планеты выйдут подлинные хозяева Земли. И до тех пор пока мы не заключим с ними союза, мы будем принадлежать к той навозной куче, которая послужит удобрением для Новых Людей.

С «Обществом Вриля», или «Блистающей ложей», была тесно связана аналогичная оккультная организация под названием «Группа Тулэ». В основе учения этой группы также лежала идея о существовании расы сверхлюдей, обладающих хранилищем сверхъестественных сил. Эти сверхлюди и окажут свою помощь Германии, сделав из нее провозвестницу будущего сверхчеловечества. В 20-х годах активным членом этой группы был сам Гитлер. Впоследствии ее патроном стал рейхсфюрер CG Гиммлер; она была поставлена на финансирование в СС, ее посещали многие видные нацисты.

После прихода Гитлера к власти было создано общество «Аненэрбе» («Наследие предков»). Его целью было содействовать посредством черной и белой магии росту мощи Третьего рейха. Эта организация, как и «Группа Тулэ», находилась под покровительством главы немецких эсэсовцев Гиммлера. В ней трудилась целая армия всевозможных магов, чародеев и т. д. Они должны были изучать опыт древних чудотворцев, дабы использовать его на пользу «Великой Германии». В различные уголки Земли рассылались экспедиции с целью собирания и изучения «тайного знания» шаманов и жрецов. Наиболее крупной была экспедиция, отправленная в поисках древних богов-магов в Гималаи на гору Нанга Пурбат.

Естественно, что в такой обстановке интеллектуального разложения и духовного маразма как рыба в воде чувствовали себя различного рода шарлатаны, выдававшие себя за ясновидцев, пророков, колдунов и чародеев. Каждый из них пытался сыграть роль Калиостро при дворе фюрера. Еще до прихода Гитлера к власти его ближайшее окружение кишело астрологами, алхимиками, прорицателями и т. п. шарлатанами. С 1931 года всех их оттесняет ловкий авантюрист Эрих Ян Гануссен.

Эрих Гануссен, он же Гершман Штейишнейдер, до переезда в Германию долгое время проживал в Австрии. Самые различные способы заработка он испробовал: был актером, фокусником-иллюзионистом, астрологом, ясновидцем и т. д. Не чурался темных афер, из-за одной из которых и вступил в конфликт с австрийской полицией, и вынужден был перебраться в Германию. Приехав в эту страну, он нашел широкие возможности для приложения своего таланта комбинатора и авантюриста. Гануссен стал устраивать сеансы ясновидения, читать лекции по звездочетству, которые привлекали большую аудиторию, особенно после того, как оп в число своих пророчеств включил и политические вопросы. Вскоре Гануссон разбогател, основал свою астрологическую газету, специализирующуюся на политических проблемах, вступил в фашистскую партию и стал в качестве ясновидца и звездочета агитировать в пользу нацистских лидеров. Он подделывает свой паспорт (прибавляя частицу «ван» и превращаясь из галицийского еврея в арийца) и, приняв христианство, вступает в ряды штурмовиков, где и заводит близкое знакомство с рядом нацистских вельмож. Особенно дружен оп с руководителем штурмовиков графом Гельдорфом и с подручным Гиммлера Гейдрихом. Через последнего Гануссен" знакомится сначала с Гиммлером, а затем и с самим Гитлером. С этого момента он — большой друг фюрера, его доверенное лицо и духовный наставник, между ними обнаружилось тесное духовное родство.

Карьера Гануссена была ошеломляющей, но недолговечной. В одном из немецких университетов ему присваивают звание профессора оккультных паук. Он строит «Дворец оккультизма» со сложной трюковой техникой, а уже осенью 1933 года его убирают со сцены.

Близкие отношения ясновидца с фюрером вызвали у других сподвижников Гитлера лютую зависть и ненависть. Было принято решение скомпрометировать Гануссена перед Гитлером, чтобы затем безнаказанно расправиться с ним. Почувствовав опасность, Гануссен решает бежать в Прагу. О намерениях Гануссена узнал Гейдрих, и это ускорило падение личного мага фюрера. Гануссен был убит штурмовиками.

Освободившееся место личного мага фюрера вскоре занял другой авантюрист — Карл Крафт. Во время второй мировой войны Крафт по поручению фашистских лидеров был занят тем, что составлял гороскопы немецких и союзных командующих. (Интересно отметить, что британская разведка, узнав об этом, в свою очередь также пригласила астрологов, чтобы знать, какие же советы, руководствуясь звездами, дает Крафт фюреру и его приспешникам.) Ему также была поручена пропагандистская обработка стихов средневекового астролога Нострадамуса в духе пророчества скорейшей победы Германии. Крафту, несмотря на его «чудесные» способности, также не удалось избежать участи первого пророка Гитлера — Гануссена. Он проявил неосторожность и заявил, что гороскоп генерала Монтгомери сильнее гороскопа генерала Роммеля, за что был арестован, водворен в концлагерь и в 1944 году погиб от истощения (86, 137—138).

Как мы видим, пророки, ясновидцы и чудотворцы не принесли удачи ни себе, ни Гитлеру. В 1945 году фашистская Германия капитулировала. Однако фашизм не исчез с лица Земли, как не осталось лишь в прошлом и первобытное колдовство, магия, оккультизм. Уцелевшие нацисты нашли себе покровителей среди самых реакционных сил империализма. Усилиями последних выращено и нынешнее поколение неофашистов. Их же покровительством пользуются и сохранившиеся до наших дней фашистские режимы, диктатуры, правящая клика которых своим духовным отцом считает Гитлера. И как фюрер нацистской Германии, так и эти «фюреры» в различных частях света исповедуют человеконенавистничество, а вместе с ним самые отвратительные формы мракобесия, в том числе магию и оккультизм. В них они ищут для себя духовную опору, а для населения своих стран — дурман.

Поклонником Гитлера, Ницше и Шопенгауэра был один из диктаторов Сальвадора генерал Максимиллиано Эрнандес Мартинес, послуживший прототипом главного героя романа Габриэля Гарсиа Маркеса «Осень патриарха». Этот поклонник Гитлера был одновременно и поклонником оккультизма и магии. Он устраивал сеансы заклинания духов прямо в президентском дворце, строил свою личную жизнь и жизнь всей страны в соответствии со своими извращенными склонностями. Временами, рассказывает американская журналистка Джоан Дидион в своей обличительной книге «Сальвадор», диктатор использовал радио, чтобы поведать оставшимся в живых гражданам о том, что его заботит: «Хорошо, что дети ходят босиком. Таким образом они получают дополнительную энергию от планет, им передается земная вибрация. Растения и животные не нуждаются в обуви...» Или: «Биологами открыто только пять чувств. Но в действительности их десять. Голод, жажда, продолжение рода, мочеиспускание и испражнение не включены в список, составленный биологами».

Путеводитель по Сальвадору, изданный правительственным издательством США и предназначенный для военного и иного американского персонала в этой стране, сообщает помимо многих других фактов и такие: у Мартинеса «имелись бутылки с водой, окрашенной в разные цвета, которые предназначались для лечения всех недугов, включая болезни сердца и рак; для решения же национальных проблем он использовал сложные магические формулы... Во время эпидемии оспы в столице генерал предпринял попытку пресечь распространение болезни с помощью цветных электрогирлянд, которые развесили по всему городу».

Сосед генерала Мартинеса по западному континенту, покойный ныне президент Гаити Франсуа Дювалье, превративший страну в фашистский застенок, проводил дни и часы в состоянии транса, пытаясь управлять страной с помощью магии африканских негров, вывезенных в -Америку,— вуду. Сэр Эрик Гейри, премьер-министр острова Гренада, ставленник американского империализма, выкинутый народом с территории страны в 1979 году, сам о себе говорил: «Я — мистик». Оккультизм, магия, мистика — вот основные черты его мировоззрения, Сам он регулярно общался с нечистой силой при помощи колдовства.

Подобным же образом еще совсем недавно диктаторские режимы в Камбодже, Лаосе, Южном Вьетнаме (а в Южной Корее и ныне) представляли собой благодатную почву для всех бацилл духовного разложения. Там в обстановке общей неуверенности в завтрашнем дне действовала огромная армия восточных магов, чародеев, предсказателей судьбы, хиромантов и звездочетов. Их клиентами были солидные коммерсанты, разбогатевшие спекулянты и крупные политические деятели. Марионеточный правитель Камбоджи Лон-Нол, например, содержал в своей свите полсотни советников-астрологов, пользовавшихся различного рода «волшебными» приборами для чтения судьбы своего хозяина.

Эти и многие другие факты свидетельствуют о том, что проблема неизбежного сращения нацистской идеологии с магией и оккультизмом остается до сего дня актуальной. Это сращение объясняется тем, что представители фашистской идеологии и адепты оккультизма и магии ставят перед собой одни и те же цели: борьбу с силами разума, а значит, и с силами социального прогресса. Вот почему фашизм ищет себе союзников в стане шарлатанов и проходимцев, выдающих себя за магов и чародеев, а последние в свою очередь находят себе опору в лагере фашистов. Вот почему тот бум оккультизма и магии, который переживает сегодня Запад,— тревожный симптом. Но это — тема следующего рассказа.

В ПЛЕНУ СУЕВЕРИЙ

Более чем через 40 лет после разгрома фашистской Германии бациллы воинствующего иррационализма в его наиболее примитивной форме — форме первобытно-колдовских обрядов и суеверий — поразили западное общество. Так, в США 12 процентов взрослого населения страны увлекается магией и колдовством, 32 миллиона американцев в возрасте от 17 до 60 лет рассматривают астрологию как науку, около 700 тысяч — являются прихожанами спиритических церквей и организаций. В нашем обществе, указывает американский публицист Чарлз Купер, «колдовство существует и работает. Я видел страх, который оно внушает даже студентам больших университетов и колледжей. Этот страх нередко переходит в клиническую паранойю, что влечет за собой самый трагический исход» (100, 79). Робер Вэлч, проводивший социологические исследования верований жителей северо-западных штатов Америки, сообщает, что миллионы людей «буквально охвачены страхом перед колдовством» (103, 214).

Аналогичная картина наблюдается и в других капиталистических странах. В ФРГ одиннадцать из ста жителей убеждены в реальности существования ведьм и колдунов, 58 из ста немцев регулярно пользуются гороскопами. В Италии 70 процентов населения утверждают, что магия и колдовство — это реальная сила. Во Франции в той или иной степени на оккультные науки полагается треть населения страны, 60 процентов французов верит в астрологию. Только в 1984 году 8 миллионов французов обратились как минимум один раз к колдунам, ясновидцам, заклинателям духов, астрологам. До сих пор, оценивая эти факты, пишет американский ученый Ганс Сиболд, в западных странах над умами людей властвуют средневековые химеры и чудовища. До сих пор там в сознании многих людей господствует «средневековое теологическое мышление» (103, 178).

Его мнение разделяют многие другие специалисты. «Характернейшей чертой современной жизни нашего общества,— утверждает Венеция Ньювэлл в своей «Энциклопедии колдовства и магии»,— стал все возрастающий интерес к теории и практике колдовства» (97, 123). Гамбургский исследователь Иоганнес Крузе, который десятки лет изучает суеверия западных немцев, вынужден был отправить послание в адрес ЮНЕСКО, в котором писал: «Помогите нам!.. дичайшее колдовское безумие имеет место не в джунглях Африки, не среди племен Южной Америки, а в самом сердце Европы, в Федеративной Германии».

Растущий интерес к магии и оккультизму характерен для всех социальных слоев буржуазного общества. Оккультизм и магия пустили глубокие корни и в университетских городах. В 1984 году, например, в Эдинбургском университете (Англия) была открыта первая в стране кафедра для изучения, мягко говоря, сверхъестественных явлений. В США курсы и семинары по белой и черной магии, астрологии, каббале читаются во многих университетах и колледжах, слушателями являются учащиеся, а преподавателями — практикующие ведьмы и колдуны. Американский публицист В. Петерсен называет 68 высших учебных заведений Америки, где имеются подобные курсы и семинары. В студенческих кампусах работают электронные гадалки и гороскопы.

В ФРГ в ряде университетов также обучают студентов, по их желанию, искусству колдовства, заклинания духов и т. п. Прямо у входа на юридический факультет в Дюссельдорфский университет висит объявление: «Всех желающих приглашаем на факультативный курс «Как вызывать духов?» С кафедры большой аудитории, наполненной любопытствующими студентами, молодой еще профессор психологии вещает: «Коллеги, тем из вас, кто стремится познать истину в созерцании, предлагаю подойти ко мне и опуститься в кресло. Расслабьтесь, дотроньтесь до пульта, смотрите, не отрываясь, на экран. Сейчас из его недр выплывет ваш усопший родственник». В газете «Дер морген» деканат университета поместил следующее объявление: «Деканат Дюссельдорфского университета приглашает студентов посещать факультатив «Как вызывать духов» для обучения вызову призраков из потустороннего мира».

Растущий интерес обывателя к колдовству во всех его формах был моментально замечен различного рода проходимцами и шарлатанами, бизнесменами, не упустившими случая нажиться на суеверии своих сограждан. В магазинах, торгующих колдовскими аксессуарами, вам предлагаются всевозможные зелья и эликсиры, змеиная кожа, живые совы, черные коты, большой ассортимент черепов, свечи чистого воска, котлы для варки волшебного зелья и т. д. Около прилавков всегда оживленно, хотя часть клиентов предпочитают приобретать все то, что выставлено на витрине этих магазинов, пользуясь рекламными каталогами, по почтовым заказам.

Существуют и специальные фирмы, торгующие чертовщиной по почте. Их владельцы также не жалуются на недостаток клиентов. Только фирмы небольшого английского города Лидса имеют более 20 тысяч постоянных заказчиков. И это при населении в несколько сот тысяч жителей. Еще больше постоянных клиентов у фирмы Криса Брея, самого известного в Великобритании торговца дьявольщиной, в целях рекламы к тому же объявившего себя и колдуном. Этот торговец-колдун всем желающим предлагает колдовские наборы для лечения больных, успешной карьеры на службе, удачной сдачи экзаменов, достижения взаимности в любви и т. д. В эти наборы входят традиционные магические принадлежности: волшебные мази и масла, восковые фигурки, магические чернила, ну и, конечно, подробные инструкции колдовских церемоний и ритуалов. Например, как соединить двух кукол, чтобы люди, которых они олицетворяют, оказались связанными в действительности (см.: 13, 15).

Торговлей колдовскими инструкциями занимаются и книжные магазины, специализирующиеся на продаже справочников и пособий по колдовству. На полках этих магазинов выставлены книги сотни наименований, которые могут повергнуть в изумление любого из неподготовленных посетителей: «Чудеса, видения и магия», «Магия, камней», семитомная «Энциклопедия магии и чудес», «Колдовство сегодня» и множество других. Во Франции центральным магазином по продаже колдовской литературы является «Книжная лавка дьявола» в Париже. В этой «лавке» продавцы с университетскими дипломами не только подберут посетителю требуемую литературу, но и «докажут» реальность колдовства. В США наиболее известным магазином по продаже оккультно-магическои литературы является книжная секция «Метафизического центра» в Сан-Франциско. Там же можно получить и инструктаж по вопросам гадания, переселения душ, астральной проекции, числовой магии и каббале (см.: 107, 50).

Оценивая обстановку на оккультно-магическом рынке в странах Запада, редактор одного из ведущих западных оккультных журналов «Предикшн» («Предсказание») Джо Логэн, в частности, заявил журналистам: «Люди все больше интересуются магией. Это растущий рынок и, по всей вероятности, сегодня единственный не пораженный спадом. Большие сдвиги наблюдаются в последние десять лет» (13, 15). И он имел право сделать такой вывод. Ведь доходы бизнесменов от магии из года в год растут: во Франции их годовой доход составляет 5 — 6 миллиардов франков, в Италии — 420 миллиардов лир, в США — 850 миллионов долларов.

Спрашивается, как могут сосуществовать первобытные суеверия и замечательные достижения науки и техники, например космические корабли «Аполлон»? Этот вопрос заслуживает особого внимания.

СТРАХ ПЕРЕД БУДУЩИМ

Нередко в литературе можно встретить утверждения, что корни растущего интереса западного обывателя к магии, мистике, оккультизму кроются в той беспрецедентной магомании, которая характерна для буржуазных средств массовой информации, выполняющих социальный заказ сильных мира капитала — любыми средствами вести пропаганду веры в сверхъестественное;, дабы отвлечь внимание людей от важнейших проблем современности. Так, Ю. Платов пишет, что «идеологической надстройке капиталистического общества объективно, органически присуща заинтересованность господствующего класса не только в удержании эксплуатируемых слоев общества, то есть огромной, подавляющей его массы, на том уровне невежества, который обеспечивал бы верхним слоям их материальное и политическое господство и благополучие, но и в поддержании и углублении социальной пассивности масс, в частности и путем сознательного распространения сенсаций, суеверий и т. п.» (48, 10).

Бесспорно, власть имущие в мире капитала заинтересованы в привитии трудящимся социальной апатии и пассивности. Несомненные надежды в этом плане они возлагают и на веру в сверхъестественное. Профессор Д. Винстон, например, обнаружил в магии стимулятор социальной стабильности и порядка, отличное «средство против напряжений и стрессов, присущих любой социальной системе». По его мнению, люди благодаря своему увлечению магией гораздо спокойнее встречают неприятности в жизни, «встречают с мужеством примитивного шамана» (112, 302).

Не менее бесспорно и то, что средства массовой информации в капиталистических странах активно содействуют широкому распространению первобытных и средневековых суеверий. Только в США пропагандой, например, астрологических суеверий занимаются 1250 массовых газет, а 90 процентов западногерманских периодических изданий регулярно публикуют репортажи своих журналистов из колдовских пещер, помещают рекламные объявления самих колдунов, интервью с ними, их фотографии и т. д.

Ограничиться, однако, при ответе на вопрос о причинах воспроизводства религиозно-магических суеверий в странах Запада одной только заинтересованностью господствующих классов «в поддержании и углублении социальной пассивности масс» путем распространения и пропаганды веры в сверхъестественное через каналы средств массовой информации — значит оказаться в плену теории, согласно которой «религия возникает тогда, когда первый обманщик встречает первого дурака». В действительности же у нынешнего бума вокруг магии, мистики, оккультизма на Западе имеются более глубокие корни. Как пишет Ю. А. Левада в книге «Социальная природа религии», «самые нелепые и внутренне противоречивые мифологические конструкции, самые «дикие» ритуальные действия нередко представляются людям нужными, поскольку существует независимая от их воли и сознания общественная потребность в данном типе религии» (30, 67).

Причины воспроизводства иллюзорно-фантастических верований в классово-антагонистическом обществе связаны прежде всего с социально-экономическими, социально-политическими условиями жизни людей, общества в целом. Именно в них кроются и подлинные корни нынешнего расцвета веры в сверхъестественное, в судьбу, мистику, магию в целом, корни тяги людей к иррациональному. Именно в этом контексте и следует рассматривать нынешний интерес западного обывателя к магии и оккультизму.

Ведущей чертой современного капитализма продолжает оставаться стихийность развития частнособственнического общества, причем ныне это господство стихии отличается особо катастрофическим характером. Ход событий, от которых зависит жизнь миллионов людей, их счастье, здоровье, спокойствие и благополучие, все более и более становится неуправляемым, иррациональным. «Страх перед будущим» — этими словами охарактеризовали французские социологи результаты недавней массовой анкеты о том, что ждет их соотечественников в ближайшие два десятилетия. 49 процентов опрошенных ответили, что они ожидают дальнейшего понижения жизненного уровня, 70 процентов уверены, что безработица примет катастрофические масштабы, 83 процента считают, что ближайшие два десятилетия принесут стране рост преступности и наркомании.

Иррациональность развития капиталистического общества, пронизывая все сферы общественной жизни, подавляет человека. Основной формой проявления несвободы здесь выступает повседневное господство над людьми товарно-денежных отношений. В капиталистическом обществе человек перестает быть самоцелью и становится лишь средством для обеспечения экономических интересов другого человека или безличной гигантской экономической машины. Дарования, способности, мускулы, даже сам мозг производителя становятся товаром, купля и продажа которого полностью оказываются зависимыми от стихий капиталистического производства. «В современном буржуазном обществе,— пишет Ф. Энгельс,— над людьми господствуют, как какая-то чуждая им сила, ими же самими созданные экономические отношения, ими же самими произведенные средства производства» (1, 20, 329).

Господство товарно-денежных отношений над человеком в условиях капиталистического общества проявляется и в бессилии его изменить принудительный характер труда, низводящего его, по выражению Ф. Энгельса, до состояния животного (см.: 1, 2, 352). Труд в условиях капитализма лишен творческого элемента, человек-труженик превращен в «винтик» производства. Уделом производителя в условиях частнособственнической экономики является состояние придатка производственного процесса, а само производство выступает прежде всего в качестве потребления рабочей силы капиталом. Следствием такого положения является «то, что многие люди утрачивают сознание своей индивидуальности и самоценности... и вместо последних у них остается лишь сознание собственной неполноценности и чувство самоунижения... Это, естественно, очень часто переживается человеком как внутренняя трагедия, порождая самые болезненные явления, самые разрушительные последствия для его личности» (19, 202).

К этому добавляется то, что техника и наука в условиях частнособственнической экономики направлены против человека. Современная научно-техническая революция в условиях капитализма превращает человека в раба автоматизированных линий массового производства. Техника, основанная на новейших открытиях науки, вместо того, чтобы служить человеку-труженику, в условиях капитализма подавляет, духовно и физически изматывает людей, рождая у них страх и отчаяние. Результаты применения в мире капитала современной техники приводят к резкому обострению экономических кризисов и росту безработицы. В глазах труженика она выступает в роли некоей демонической иррациональной силы. Буржуазные социологи указывают, что автоматизация производства у рабочих вызывает панический страх. Как свидетельствуют данные опроса, проведенного институтом Гэллапа, страх перед научно-технической революцией, боязнь безработицы стоят па втором месте после страха перед ядерной катастрофой.

В докладе о социальных и психологических последствиях безработицы, опубликованном недавно в брюссельской штаб-квартире «Общего рынка», отмечается, что люди, оказавшиеся безработными, переживают острейшее потрясение: «Безработные не только считают себя одинокими, таковыми они являются и на деле. Чувство одиночества прямо пропорционально продолжительности бездеятельности. Для большинства же это чувство — постоянное состояние духа. Результатом являются — депрессия, фатализм, мучительное ощущение собственного ничтожества, комплекс вины перед семьей, безнадежность, тяга к мистицизму».

Нестабильность существования людей в условиях частнособственнической экономики усугубляется обострением глобальных проблем современности. При этом «современный человек, живущий в развитом индустриальном обществе... гораздо сильнее, чем человек прошлых веков, в частности человек XIX века, ощущает свою зависимость, зависимость своей индивидуальной судьбы от судьбы того общества, в котором он живет. Личные проблемы все отчетливее выступают как проблемы социально-политические. Эти проблемы оказываются проблемами общегосударственной и даже международной политики» (19, 208). Коррупция, политические скандалы, разгул ультраправых, милитаристских, фашистских сил, непрекращающиеся локальные войны, вспышки терроризма, политические перевороты и путчи, наконец, опасность термоядерной катастрофы — вот те явления современности, которые вызвали болезненные состояния идеологии и психологии нынешнего капиталистического общества и наряду с нестабильностью существования людей в условиях капиталистической конкуренции подготовили почву для обращения части населения стран Запада к магии, мистике, оккультизму (см.: 17, 149; 40, 10).

В обыденном сознании человека западного общества «возникают представления об иррациональных силах, вышедших из-под контроля людей и безжалостно распоряжающихся их судьбой» (40, 10). Ни естественные науки, ни науки об обществе, но мнению обывателя, не дают знания о природе этих сил и стихий. Чтобы познать их характер и природу, необходимо обратиться к эзотерическому знанию, к иррациональным средствам контроля над миром. К их числу и относятся магия и оккультизм.

Осознание того факта, что вора в мир сверхъестественного и попытки уйти в него — это реакция тех людей, которые утратили, потеряли контроль над своей жизнью и судьбой, ныне все чаще происходит и в головах западных исследователей. Если, указывает Ганс Сиболд в книге «Колдовство. Наследие ереси», в прошлом, в древности и средние века, к колдовству прибегали для преодоления физической нищеты, то сегодня, в условиях индустриального общества, к нему прибегают в надежде избавиться от духовной нищеты (см.: 103, 169). Английский социолог Мзрион Тайсоу по этому поводу пишет: «Когда безличные силы политики стискивают личность, когда, как бы тяжело и старательно вы ни работали, силы рынка делают вас безработным, когда будущее человека становится неопределенным, магия дает ощущение силы».

Используя методику длительных наблюдений, психологических тестов и интервью, профессор Белфастского университета Э. Муди пришел к аналогичному выводу: для современных поклонников колдовства и оккультизма характерно прежде всего ощущение неустойчивости своего положения в обществе. Свой вывод Э. Муди подкрепляет социологическими исследованиями современных адептов магии.

Эдвард Муди в течение 15 лет изучает современных поклонников магии, из них два с половиной года он даже являлся членом одной из их организаций. В работах «Магическая терапия: антропологическое исследование современного сатанизма» и «Городские ведьмы» (см.: 94; 95) он подробно описал путь в болото мистики и оккультизма, который проходит тот, кто оказался лишним в обществе всеобщего благоденствия.

К контакту с миром магии склонны те, кто ощущает общество как чуждую и непонятную им силу, господствующую над ними, отвергающую их, не допускающую их в общественную жизнь. Задумываясь о причинах этого, потенциальные члены колдовских лож приходят к выводу о существовании загадочных сил, оказывающих свое влияние как на людей, так и на мир в целом. Существующий хаотический мир, в котором для индивида нет надежды, в котором все непредсказуемо, оказывается для личности слишком грозным. И тогда будущий маг стремится придать этому грозному миру более подходящую для пребывания в нем форму, систематизировать действующие в нем стихийные загадочные силы, превратить их в ручных и постоянных, привычных и обыденных и потому понятных. Потенциальный колдун пытается дать название этим безымянным силам, которые влияют на его жизнь, и тем самым найти объяснение своим затруднениям, решение всех своих проблем, возникающих в результате его контакта с обществом.

Увлечение астрологией, гаданием по картам, чтением судьбы по магическим кристаллам, другими формами мантики, таков, пишет Муди, первый шаг в мир колдовства. Некоторые удовлетворяются только этим. Они благодарны, например, астрологии за «знание» того, что не личные недостатки являются причиной их неудач, а великие и загадочные силы, имя которым — Судьба и Воля Звезд. Для других же, чтобы снять их внутреннее напряжение, в основе которого конфликт личности и общества, такого обращения к мантике явно недостаточно.

Они убеждены, что раз поведение этих сил предсказуемо, то, значит, можно овладеть ключом не только к познанию их поведения, то есть того, что зовется судьбой, но и к овладению ими, контролю над их поведением и соответственно над своей судьбой. Так человек делает свой следующий шаг в мир магии, полагая практическое колдовство наилучшим средством для контроля над своей судьбой, для достижения успеха в обществе, для власти над силами враждебного ему мира. Искусству практического колдовства он обучается в сообществе ему подобных под руководством опытных профессиональных ведьм и колдунов.

ВЕДЬМЫ И КОЛДУНЫ XX ВЕКА

«Оккультизм — на подъеме,— пишет французский журнал «Экспресс».— Сегодня колдунов больше, чем их было в средние века. И не только в Калифорнии, где колдовство идет об руку с сексуальным «освобождением». В буржуазных кварталах Лондона на оскверненных престолах горят черные свечи, при свете которых голый пророк приносит в жертву черного петуха на теле девственницы. В моду вошли колдуньи Патриция Кроутер, Элеонора Бон и леди Ольвин. Мадлен Монтальбан руководит курсами заочного обучения черной магии... XX век становится великой эпохой оккультизма так же, как им был XVI век».

В средние века ведьмы и колдуны, считались людьми, продавшими свою Душу дьяволу. Заключая со своим будущим адептом договор, Сатана сначала крестил ведьму (колдуна), затем налагал на нее особый знак: касался руки, лба, места за ухом или иных частей тела и всюду, куда бы он ни положил свою руку, наступала нечувствительность к боли; эти места якобы можно было колоть, щипать, даже жечь и резать, не вызывая ни капли крови. Называлось это «печатью Сатаны».

В договоре дьявол записывал свои обязательства и обязанности ведьмы и колдуна. Договор подписывался собственной кровью обращенного. Со своей стороны, и дьявол подписывался под договором, прикладывая к нему свою печать — след от копыта. Согласно договору, ведьма или колдун обязывались всячески вредить людям и богу, а дьявол обещал им за то свое покровительство.

Одной из обязанностей ведьм и колдунов было участие в шабашах. Эти оргии ведьм и колдунов совместно с чертями чаще всего по времени совпадали с христианскими праздниками — пасхой, троицей, Ивановым днем, рождеством, а также случались в мае на Вальпургиеву ночь. Более скромные шабаши справлялись нередко и в будни, раз в неделю. Местом сходок ведьм и колдунов служили горы, равнины, перекрестки, кладбища, развалины замков и даже городские погреба.

На шабаш ведьмы летят верхом на метле или кочерге, предварительно намазавшись волшебной мазью. Из дома они вылетают через дымовую трубу. Иногда же добираются до места собрания по земле, превратившись в собаку, кошку или зайца.

Участие в шабаше было обязательным для всех ведьм и колдунов, так как на нем происходило поклонение царю тьмы и князю ада — Сатане, а также совершались акты богохульства. Сам Сатана в начале шабаша сидит на троне, а окружившие его ведьмы падают перед ним наземь, затем поочередно подходят к нему и отвешивают низкий поклон, повернувшись спиной, и целуют затем ему левую руку, левую ногу и зад. Они отрекаются от бога, богородицы и святых и посвящают себя Сатане, называя его господином, творцом и богом. После этого все собираются в круг и начинают плясать, повернувшись друг к другу спиной, так как на шабаше все делается наоборот. Ведьмовской хоровод сопровождается самыми дикими оргиями, во время которых Сатана предается блуду с каждой из ведьм. В полночь начинается пир. Самая старая и уродливая ведьма — царица шабаша садится рядом с Сатаной и дает знак приступить к пиршеству. Трапеза включает множество прелестных лакомств: блюда из жаб, трупов, печенок и сердец детей, умерших некрещенными и т. д. После трапезы пляски вновь возобновляются.

Под утро справлялась черная обедня. Дьявол, облаченный в черную рясу, выходил на алтарь и пародировал христианскую обедню, повернувшись спиной к дарохранительнице. В момент возложения святых даров он предлагал для поклонения красную свеклу или морковь. Все остальные христианские обряды также подвергались осмеянию и пародированию. Вновь обращенных Сатана крестил кровью и серой, а те в свою очередь целовали князя тьмы в зад. Все присутствующие при этом ведьмы и колдуны всячески богохульствовали и отплясывали на кресте и гостии.

Шабаш продолжался до самой зари, и с пением петуха все исчезало и разлеталось по домам. Во время полета домой ведьмы и колдуны разбрасывали волшебные мази и порошки на поля, людей, скот, сея повсюду порчу и пагубу. Нередко они принимали вид животных, дабы их никто не заметил.

Так рисовала народная фантазия шабаш ведьм и колдунов. Церковь же всячески поддерживала эти суеверия, пытками заставляя невинных женщин, реже — мужчин, сознаваться в том, что они — ведьмы и колдуны. Прослыть тогда ведьмой или колдуном означало верную смерть под пытками инквизиторов или на костре.

Сегодня, в конце XX столетия, все изменилось. В наши дни быть ведьмой на Западе не только не опасно и постыдно, но вполне почетно и выгодно. Колдуны ныне там в моде, Они уже не прячутся по ночам в темных уголках и подвалах, на лесных полянах, а всячески рекламируют свою деятельность, охотно дают интервью журналистам.

Во время съемок в Англии фильма «Око дьявола» в качестве экспертов были приглашены Алекс Сандерс — «король ведьм», как он себя именует, и его жена Мексайн Морис, также известная в стране ведьма. Последняя, отвечая на вопрос журналистов, чем отличаются современные ведьмы от средневековых, сказала:

— Тогда наши коллеги скрывали свою деятельность. За это ведь святая инквизиция отправляла на костер. Сегодня мы не боимся света рампы. Охотно приглашаем представителей печати и фоторепортеров. Пусть фотографируют, как мы варим любовные напитки, до которых есть немало охотников, как общаемся с духами, заклинаем погоду, чаруем людей, работаем метлой — очень важной принадлежностью нашей профессии.

— А можете ли вы полететь на метле?

— Могу, хотя это публично не делаю. Это запрещено нашим новым уставом.

В условиях повышенного спроса на колдовство и магию со стороны обывателя профессия ведьмы и колдуна, превратившаяся в экзотическую даже среди некогда отстававших в своем развитии народов Азии, Африки, Латинской Америки, в развитых капиталистических странах стала массовой и неоригинальной. Так, в конце XX века в Западной Германии насчитывается более 10 тысяч только профессиональных ведьм и колдунов, не считая тех, кто занимается магией и колдовством по совместительству со своей основной работой. Та же картина наблюдается и в других странах Запада. Во Франции на ниве черной и белой магии трудится около 13 тысяч ведьм и колдунов; только в одном Париже в 1985 году практиковало около 2 тысяч «африканских» колдунов. В Италии профессиональных ведьм и колдунов насчитывается около 12 тысяч, в США — примерно 15 тысяч, в Англии — 30 тысяч.

Портрет современных ведьм и колдунов опытной рукой набросал американский ученый М. Труцци в своей работе «К вопросу о социологии оккультизма: заметки о современном колдовстве» (см.: 108, 628 — 664). Ведьмы и колдуны XX века, оказывается, во всем следуют традициям своих предшественников. Как и сотни, тысячи лет тому назад, они делятся на две большие группы. В первую входят колдуны и ведьмы, творящие магию белую. Во вторую — колдуны и ведьмы, практикующие магию черную. В свою очередь и каждая из этих двух больших групп не является однородной.

Среди белых ведьм и колдунов выделяются обычно два типа. К первому относятся ведьмы, действующие в одиночку и изучающие магические формулы и ритуалы самостоятельно: по учебникам для начинающих, в музеях колдовства (есть на Западе и такие), по старинным фолиантам в публичных библиотеках. Хотя на сегодняшний день такие ведьмы и составляют большую часть этой древней профессии, тем не менее они не считаются настоящими колдуньями. Во всяком случае таковыми их не считают «традиционные» ведьмы, которые были посвящены в секреты магии или своими родственниками, являющимися представителями целой ведовской династии, или же посредством принятия в какую-либо; уважаемую общину (ковен) нынешних колдунов и колдуний.

Однако всех белых ведьм, несмотря на те различия, которые между ними существуют, объединяет общее отношение к магии и ее источнику. По их словам, белая магия восходит к благодетельным силам природы и поэтому может использоваться исключительно в целях благотворных — для исцеления больных, разрешения жизненных проблем и сложных ситуаций, достижения добра для других. Такая благотворная магия может включать и оборонительные ритуалы и заклинания, направленные против представителей черной магии.

Среди белых ведьм наибольшей известностью на Западе пользуется некая Сибилла Лик. Каждый год 30 октября, в день традиционного шабаша, эта, уже в возрасте (ей 64 года) ведьма отправляется в близлежащий лес, где вместе со своими подругами в числе двенадцати варит на костре волшебное зелье и исполняет магические ритуалы. По словам Лик, в настоящее время в Америке существует около 400 тайных ковенов (кланов, общин), состоящих из 12 колдуний и жрицы или жреца. Периодически они собираются в лесу и устраивают там пляски у костра, поклоняясь четырем стихиям природы — огню, воздуху, земле и воде. Лик утверждает, что их культ ничего общего не имеет со злым колдовством, то есть с черной магией и служением дьяволу во вред людям. Свое ремесло поэтому она даже предпочитает называть древним англосаксонским словом «wicca» («вицца»), что, очевидно, означает своего рода средневекового знахаря-лекаря. По ее словам, «вицца» сегодня символизирует жизнь, и именно поэтому белая магия направлена на пользу живых, есть религия, предназначенная для поддержания жизни, тогда как черная магия, сатанизм есть смерть.

Родилась Сибилла в 1924 году в Англии. Там она под руководством своей бабушки (известной в то время колдуньи, чья родословная насчитывала более 10 поколений ведьм и восходила к 1134 году) была впервые приобщена к секретам магии. В Англии Сибилла Лик получила широкую известность как опытная целительница и, несмотря на свою молодость, в 1949 году заняла пост высшей жрицы ведьмовского ковена в Нью-Форесте (графство Хэмпшир). При непосредственном участии Сибиллы Лик в 1956 году в Англии состоялся 2-й международный конгресс ведьм и колдунов. Лик возглавляла британскую делегацию.

С 1969 года Сибилла Лик проживает в Америке. Поселилась она во Флориде в маленьком, но уютном и комфортабельном особнячке. Здесь она освоила и вторую специальность — астрологию. Благодаря своей традиционной — ведьмовской профессии и новой — астрологической, Сибилла быстро завоевала популярность и в Америке. Удачно торгуя своим колдовским товаром (выпуская книги по магии, помещая астрологические прогнозы в газетах и журналах, выступая с лекциями и интервью, собирая вступительные взносы с учеников), она в скором времени заработала немалые деньги — более миллиона долларов.

В самой Америке, однако, Сибилла Лик пальму первенства по причине возраста уступила некоему Эйдэну Келли, возглавляющему шабаш белых ведьм в зоне сан-францисского залива. Ему 47 лет, он полон энергии, жажды действия и власти. Ранее он был фанатичным католиком, затем увлекся парапсихологией. Но однажды познакомился с работой «Колдовство сегодня» отца колдовских вакханалий XX столетия англичанина Джеральда Гарднера, прозванного британской прессой «королем садомазохистов». Это и определило дальнейшую судьбу Келли: с сего момента он рьяный поклонник колдовства и магии. Пройдя курс обучения, он основывает гарднеровский клан ведьм и колдунов со штаб-квартирой в Окленде.

Собираются на свой ежемесячный шабаш члены ковена Колли накануне полнолуния, за час до полуночи. Освободившись от своей мирской одежды, они начинают свой традиционный колдовской танец. Вначале их движения носят неорганизованный, хаотический характер. Постепенно в хаосе прыгающих и скачущих голых ведьм и колдунов начинает проглядывать какая-то система: ведьмы и колдуны берутся за руки и образуют цепочку, которая кружится вокруг верховной жрицы. Цепочка то сворачивается в спираль, то замыкается в круг. В определенный момент жрица выходит из круга и заворачивает цепочку в двойную спираль. В этот момент она целует ведомого ею мужчину-колдуна, который в свою очередь передает поцелуй стоящему за ним.

Этот древний, насчитывающий будто бы 6000 лет, танец, по словам Келли, представляет собой таинственный символ человеческого перевоплощения. В ходе танца происходит отделение астрального тела от физического, и ведьмы и колдуны вступают в контакт со сверхъестественными силами. Обязательным элементом ритуального танца является отсутствие всякой одежды. На его участниках всего лишь разноцветные пояски и волшебные ножи отаме. Как утверждает Келли, человеческое тело обладает колоссальными запасами энергии, но одежда может их погасить.

Заканчивается танец всеобщей оргией, что, однако, тоже имеет сверхъестественное значение. Соитие ведьм и колдунов, оказывается, является «великим ритуалом» белой магии и означает соединение главных сил природы: воды, воздуха, огня и земли. В этот момент, по словам Келли, колдуны и ведьмы входят в контакт со стихиями природы и «подзаряжаются» их магической энергией.

Вот, в сущности, и все секреты американских колдунов. Подобным же образом «колдуют» и другие заокеанские ведьмы и колдуны, среди которых наибольшей известностью пользуются супруги Буклэнд — жрец и жрица 20 ковенов от Бостона до Сан-Франциско, Луиза Хюбнер — официально признанная властями Лос-Анджелеса в качестве «городской ведьмы», Лаура Кабот, объявленная местными властями официальной ведьмой штата Массачусетс и ведущая в городе Сэйлем (где когда-то линчевали несколько десятков женщин и девочек по обвинению в колдовстве) класс колдовского искусства, читающая лекции в здании библиотеки, выступающая в радио — и телешоу, а также многие другие.

Многочисленный отряд белых ведьм и колдунов расположился и по эту сторону океана — в Англии, ФРГ, Италии, Франции и других странах Западной Европы. В Великобритании широкой популярностью пользуются, часто выступая с интервью по теле- и радиоканалам Би-би-си, в солидных буржуазных газетах и журналах, такие ведьмы, как президент британского общества колдовства мисс Пэк, пресс-секретарь этого общества Элеонора Бон, мисс Мексайн Моррис, претендующая на звание королевы английских ведьм, и ее конкурентка миссис Пэт Кроутэр. В список своих многочисленных заслуг они включают и участие в борьбе против Гитлера во время второй мировой войны. По их словам, летом 1940 года британские ведьмы, собравшись в лесу графства Хэмпшир, исполнили магический ритуал и сосредоточили весь свой магический заряд против фюрера, парализовав его волю и не дав ему вторгнуться в Англию (111, 14).

Славой пользуются ведьмы и в Федеративной Германии. Неподалеку от Мангейма проживает «белая ведьма Ганца». Она колдует, используя при этом человеческую кровь. Во Франкфурте-на-Майне члены братства «Сатурн» вызывают с помощью магического меча волшебные силы этой планеты. Большой успех в ФРГ у «ведьмы Ротенбурга», как себя называет некая Улла фон Бернус. Она преподает всем желающим курс маго-тибетской йоги, посредством которой можно приобрести «власть над людьми». Весь курс обучения можно пройти за 3 тысячи марок.

Таковы белые ведьмы и колдуны сегодня. Представители черной магии группируются вокруг Сатаны. Сатанисты утверждают, что нет альтруистической, то есть белой магии, вся магия — черная, злая. Тот, кто прибегает к колдовству, всегда стремится извлечь из этого выгоду только для себя; даже стараясь для другого, он все равно не забывает себя. И потому, с точки зрения сатанистов, все претензии представителей белой магии есть или лицемерие, или наивность — два главных порока среди дьяволопоклонников.

Сегодня только на территории США действует несколько десятков объединений и клубов поклонников черной магии, или, как их еще называют, дьяволопоклонников, сатанистов. Они объединяют тысячи и тысячи человек.

Собрание одной из сатанинских групп в Америке журнал «Тайм» описал следующим образом.

Каждую пятницу незадолго до полуночи к комфортабельному, в несколько этажей, особнячку, расположенному в уединенном местечке возле Луисвилля, один за другим припарковываются автомобили. Из них выходят ничем не примечательные люди. В дневное время это учителя, аптекари, бизнесмены, клерки. Ночью же — они члены сатанинской ложи. Все вместе они заходят в дом и спускаются вниз по лестнице в подвальное помещение. Дверь, скрывающая от взгляда постороннего все, что там происходит, украшена ярко-оранжевой эмблемой, на которой изображены черные вилы.

Вошедшие в святилище окружают стоящий в центре чернодрапироваиный алтарь с обнаженным телом молодой девственницы. Остальные тоже сбрасывают с себя одежду и начинают исполнять сатанинские ритуалы, произносить магические заклинания. Они просят свое рогатое божество даровать им милость в форме телесного наслаждения, чувственной радости.

Ровно в полночь начинается главный ритуал — черная месса, представляющая собой пародию на христианскую обрядность. Во время черной мессы распятия переворачиваются вниз головой; участники мессы причащаются кровью жертвенных животных, смешанной с вином, наркотиками, мочой и т. п.; накинув на себя монашескую одежду, поют христианские гимны с переставленными словами, а также исполняют свои песнопения, в которых всячески богохульствуют и прославляют Сатану. Кульминационный момент мессы наступает тогда, когда присутствующие здесь сатанистки сбрасывают с себя одежду монахинь и на ней же, как бы оскверняя тем самым одеяние «дев христовых», отдаются своим партнерам-сатанистам. Так заканчивается ночное собрание дьяволопоклонников XX века.

Главной и наиболее крупной организацией американских дьяволопоклонников является Первая церковь Сатаны в Сан-Франциско, открытая в конце 60-х годов с благословления тогдашнего губернатора штата Калифорния (ныне президента Америки) Рональда Рейгана неким Энтони Лавеем. Биографию Черного папы, как называют главу Церкви Сатаны западные журналисты, сообщает корреспондент французского еженедельника «Пари-матч» Джек Гарофало.

Энтони Лавею больше пятидесяти. Он женат. У него двое детей. Старшая — Карла, юрист по образованию, помогает отцу в руководстве организацией.

Энтони Лавей уже в 5 лет читал исключительно романы ужасов, журналы, специализирующиеся на оккультных темах и сюжетах. В 16 лет он бросил лицей и поступил вторым гобоем в оркестр «Балет С. Ф.» Потом вообще сбежал из родительского дома. За время странствий сменил много профессий: был дрессировщиком зверей в цирковой труппе, затем аккомпаниатором на органе и пианино в ночных клубах и стриптизах, фотографом в полицейском участке Сан-Франциско. И везде он неустанно обогащал свои «знания» в области магии и оккультизма, считая колдовство (бабушка его -якобы происходит из цыганского рода в Трансильвании, славящегося своими ведьмовскими традициями) своим наследственным призванием. Наконец наступил момент, когда Энтони Лавей решил, что его время пришло — он готов к исполнению роли верховного жреца ада.

Так возникла Первая церковь Сатаны. Она имеет жесткую централизацию и иерархию. Во главе ее Совет девяти, старшим в котором является сам Лавей — верховный жрец церкви. Всего в церкви 5 ступеней: ученики-послушники, рядовые волшебники и ведьмы, колдуны и колдуньи и сам Черный папа. Совет девяти принимает решения о приеме новичков, назначает руководителей местных отделений церкви — так называемых гроттов (от английского слова «гротто» — пещера). «Пещеры Лавея сегодня имеются во всех крупных городах США — в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Детройте, Чикаго, в штатах Кентукки, Нью-Мексико, Миссисипи. Число сатанистов держится в глубокой тайне, однако известно, что только в Сан-Франциско их более 8 тысяч.

Священной книгой паствы Черного папы является «Сатанинская Библия», написанная самим Лавеем. Первый ее тираж в 125 тысяч экземпляров разошелся в считанные дни, а недавно вышло уже третье ее издание. Верховный жрец ада издал и пособие для начинающих сатанистов. Кроме этого, он из своей штаб-квартиры в Сан-Франциско издает послания членам своей церкви, отвечает через местные газеты на вопросы, присланные ему интересующимися проблемами современного дьяволопоклонничества, выступает по радио и телевидению.

Изложенное в «Сатанинской Библии» вероучение церкви представляет собой проповедь крайнего эгоизма и индивидуализма, отрицания каких-либо духовных начал, ответственности перед обществом, гимн силе и культу насилия в форме вывернутого наизнанку христианства. Вот некоторые из сатанинских заповедей, противостоящие известным десяти заповедям христиан: «Да будут благословенны сильные, ибо им принадлежит мир», «Если тебя ударят по щеке, ударь в то же место с большей силой» и т. д.

Церковь Сатаны зарегистрирована властями штата Калифорния как легальная религиозная организация и на основании этого освобождена от налогов.

Организации дьяволопоклонников в наши дни существуют не только в Америке, но и в других капиталистических странах, где средствами массовой информации воспитывается культ вседозволенности, грубой силы и насилия. Руководителями этих организаций являются разного масштаба авантюристы и шарлатаны.

Глава нового общества западногерманских дьяволопоклонников под названием «Телема» Михаэль Эшнер начинал свою карьеру с профессии электромеханика. Убедившись, что это занятие не принесет ему большого дохода, он решил заняться магией и оккультизмом. Сейчас он посвящает в «тайны мироздания» молодежь, которая клюет на его рекламу. К чему она сводится? К проповеди вседозволенности, к культу аморализма. Эшнер всегда откровенен и не скрывает своего сатанинского кредо:

— Мы совершаем магические обряды, организуем выставки смерти, ритуалы экстаза, чтение оракулов. Мы хотим преодолеть границы дозволенного, нарушить все «табу», хотим уничтожить мораль.

Такова программа современного сатанизма. На первый взгляд она достаточно ясна и проста. Однако социальный смысл современного сатанизма совсем не тривиален, весьма серьезен, ибо отражает в специфической, иллюзорно-фантастической форме изменения, которые происходят в массовом сознании буржуазного общества. Эти изменения связаны с тем глобальным кризисом, который сегодня охватывает все стороны общественной жизни капиталистических стран.

Особенность современного этапа кризиса буржуазного общества состоит в том, что он протекает в условиях государственно-монополистического капитализма с характерным для него обострением конфликта между опирающимися на индивидуалистическую традицию ценностными ориентациями личности, ее надеждами и чаяниями и социальной реальностью. Это означает, что такие традиционные буржуазно-индивидуалистические ценности, как богатство, деньги., частная собственность, власть, по-прежнему оставаясь для миллионов людей первым и универсальным символом жизненного успеха человека, в действительности оказываются для них все более и более недосягаемыми. Личность же, чье сознание находится в плену традиций буржуазного индивидуализма, конфликт ожиданий и реальности переживает очень болезненно, обвиняя в своих неудачах себя самого, страдая комплексом неполноценности. Как пишет в книге «Американская мечта об успехе» социолог Л. Ченовез, в современной Америке в случае неудачи при реализации поставленных целей человек, принимающий традиционную идеологию, проникается мыслью, что он зря потратил свою жизнь, его одолевает ощущение жизненной катастрофы в соединении с чувством «собственной вины» (см.: 20, 47—48). Его охватывает чувство депрессии, сознание бесцельности и ненужности существования, ощущение своей собственной беспомощности, неуверенности, настроения одиночества, пессимизма и даже отчаяния.

Далеко не все способны понять подлинные причины своего трагического состояния, вырваться из плена традиций буржуазно-индивидуалистической идеологии и найти выход из создавшегося положения в борьбе с диктатурой капитала. У многих же конфликт между ожидаемым и реальностью порождает анархический протест против вся и всех. Свое внутреннее возмущение социальной несправедливостью люди, продолжающие упрямо верить в обещания и лозунги традиционного индивидуализма, зачастую «выражают в виде нигилизма по отношению ко всем и всяким дисциплинарным нормам и организационным формам общественной жизни» (20, 63).

Нигилизм выступает в различных формах — социальной, этической, религиозной и т. д. Специфической формой нигилистического сознания, является современный сатанизм, объявивший войну морали, которая на Западе традиционно выражается десятью библейскими заповедями. В буржуазном обществе, где честная собственность получает благословение с кафедр христианских соборов, где церковь сама является крупнейшим владельцем частной собственности, протест против аморализма господства крупного капитала обращается не против самого капитала, но принимает форму протеста против Христа, против христианских заповедей. Символом этого протеста становится традиционный христианский образ искусителя. Дьявол в сектах сатанистов XX века -— это «олицетворение темных страстей и животных инстинктов, которые буржуазный индивидуалист противопоставляет тоталитарной власти общества, пытаясь спастись от «самоотчуждения» (71, 87). Такова суть современного сатанизма — непосредственного порождения духовно-идеологического и морального кризиса буржуазного общества.

ГАДАЛКИ ЗА РАБОТОЙ

Не меньшей популярностью, чем культ Сатаны, сегодня на Западе пользуются всевозможные пророки и гадалки, к которым ныне в капиталистических странах обращаются миллионы людей. Гадание, или мантика, есть иллюзорное, воображаемое «искусство», «умение» чтения прошлого, настоящего а будущего. Гадание возникло практически одновременно с магией и неразрывно с этого момента с ней связано. В глубокой древности существовали самые многообразные способы и средства гадания. В целом их можно разделить на две большие группы: гадание по материальным предметам, признакам я гадание по внутренним ощущениям, так называемое ясновидение (см.: 22, 164). К первой группе относятся такие виды гадании, как пиромантия (гадание по огню), рапсодомантия (по стихам), гаруспиция (по внутренностям животных), морфоскопия и физиогномика -(по строению человеческого тела), хиромантия (по строению руки) и т. д. В эту же группу включается гадание на кофейной гуще, на игральных картах, монетах и т. п. Ко второй группе принадлежат такие виды гаданий, как чтение снов (онейроскопия и онейрокритика), мистическое откровение (хресмология, ясновидение) и т. п.

Своими корнями гадание уходит в первобытную магию, основавшуюся на ложных принципах и ассоциациях типа «подобное вызывает подобное» и «часть замещает целое». Например, две дамы на картах означают дружбу, четыре дамы — сплетни, четыре валета — драку и т. п. Пророчества хиромантов основаны на той же магической аналогии: если «линия жизни» па ладони длинная, то и жизнь окажется продолжительной, если «линия жизни» неожиданно прерывается, то и жизнь будет насильственно прервана. Подобным образом рассуждают и графологи, утверждая, что крупные буквы символизируют стремление человека к преувеличению, прямые строчки означают честность, змеевидные — коварство и т. д. Гадание по снам, как и любой другой вид гадания, также основано на вере в прямое или обратное толкование по принципу подобия: потерял во сне зуб — потеряешь друга, плакал во сне — жди радости (см.; 63, 67; 73, 72),

Сегодня на Западе широко распространена вера в предопределение судьбы, действует многотысячная армия шарлатанов-гадалок, и буквально каждый вид древней мантики представлен своими «специалистами».

К вере в гадание склонны обычно люди, чье участие в жизни общества, чьи социальные отношения приобретают мистифицированный характер — характер отношений межличностных. Таковы, к примеру, отношения между мелким торговцем и торговцем-оптовиком, инженером и управляющим, клерком и директором банка. У таких людей складывается впечатление, будто классовые отношения и различия исчезают и появляется большой соблазн выставить на передний план личные симпатии и антипатии. Вот почему главными клиентами прорицателей являются обычно представители средних слоев населения, мелкой буржуазии, которых неуверенность в завтрашнем дне, страх конкуренции толкают к торговцам иллюзиями. «Рабочие, ведущие борьбу с реальными видами эксплуатации, испытывающие на себе всю жестокость объективных законов капитализма,— пишет прогрессивный французский социолог Жак Мэтр,— обычно равнодушны к небесным предзнаменованиям». И это понятно; трудно представить профсоюзных деятелей, основывающих свое решение начать забастовку на основе гороскопа патрона (см. 53, 21).

Хорошо разбираясь в психологии этих неуверенных в себе и в своем будущем обывателей, зная об их остром желании найти, пусть даже за плату, средства снять напряжение и беспокойство, торговцы надеждами и иллюзиями подсовывают клиентам свой товар. Вот портрет одного такого беззастенчивого торговца иллюзиями, который был приведен в 1980 году во французском журнале «Монд дипломатии».

— Ужасно, как одиноки люди! Они погибают от нехватки эмоций,— говорит мадам Клеманс.

Эта 60-летняя дородная женщина подкупает своим обхождением: улыбаясь, она берет посетителя под руку, называя его «мой новый друг», и вводит в скромно обставленную маленькую квартиру в 16-м округе Парижа. На столе две свечки, хрустальный шар, игральные карты, гадальные карты.

— Снимите левой рукой. Вытащите пять карт.— Мадам Клеманс мрачнеет: короли, дамы, валеты — все черной масти.— Возьмите еще.— Опять черные карты.— Не болен ли кто-нибудь из ваших близких? Обычно я избегаю говорить о несчастьях. Но,— добавляет она с понимающим видом,— когда имеешь дело с интеллигентным человеком...

Для каждого у нее находится ласковое слово. Успокаиваясь, клиент начинает говорить. Он и не требует большего — он пришел исповедаться. Рассказать о своей жизни. И эта жизнь — сырой материал, которому мастер придаст форму. Тайна, которую специалист наконец-то разгадает.

— Я объясняю им, что они собой представляют, на что надеются, чего хотят,— говорит мадам Клеманс. — Я пытаюсь сделать их сильнее.,

Во всяком случае, ей удается сделать их более зависимыми.

— Большинство побывавших у меня часто звонят, приходят снова, присылают новых клиентов. Как видите, образуется большая семья.

Семья, которая приносит немалые доходы: ежемесячно гадалка получает около 30 тысяч франков.

И такие, как мадам Клеманс, в сегодняшней Франции исчисляются отнюдь не единицами. Как сообщает французская пресса, сейчас во Франции практикует более 50 тысяч прорицателей. Многие из них — «профессионалы», другие же гадают от случая к случаю. Только в одном Париже властями официально зарегистрировано 3 700 кабинетов и контор, где можно получить предсказание за любую цену — от 10 до 2 500 франков.

Аналогичная картина и в других странах Запада. В ФРГ, например, сегодня насчитывается более 4 тысяч профессиональных гадалок и провидцев будущего. Первая в списке западногерманских гадалок — «боннская Кассандра» фрау Бухела, которая получила известность благодаря своим политическим прогнозам. Плата за сеанс у нее значительная — 600 марок. На втором месте — прорицательница Мария Эрика, которая регулярно прорицает судьбу знаменитостям на страницах воскресной газеты «Бильд ам зонтаг». Накануне 1986 года она нагадала Ф.-И. Штраусу — лидеру ХСС — «покушение на его персону без опасных для жизни последствий», Н. Блюму — министру труда — «новые трудности и новые предложения по борьбе с безработицей», известному футболисту Ф. Беккенбауэру — «удачу по крайней мере в трех матчах». Страницы западногерманских газет пестрят рекламными объявлениями местных гадалок. Фрау Магда из Зингена обещает помощь брошенным супругам и гадание на картах; мадам Дуран помогает женщинам узнать свою судьбу посредством волшебного шара — стеклянного шара на трехногой подставке; маг из Ольденбурга обещает прочитать вашу судьбу но волшебной книге Моисея.

Гадалкам-одиночкам в эпоху монополий выжить трудно, и поэтому они часто объединяются в крупные «фирмы». Так, в штате американской «фирмы», принадлежащей некой Ширли Энн Табатнек, трудится 300 гадалок. В составе «фирмы» другой придприимчивой американки, решившей делать бизнес на суеверии, некой Шейлы Курц, насчитывается более сотни гадалок-графологов. Услугами этой «фирмы» пользуются как частные лица, так и монополии. Только за 1983 год ее услугами воспользовались 200 фирм и компаний. Дело в том, что нанятые миссис Курц «специалисты» гадают по образцам почерков анкет, заполненных при поступлении на работу. Потратив от 3 до 10 часов на «изучение» одного дела, они выдают «параметры» личности и делают для заказчика заключение, не окажется ли претендент на работу смутьяном или бунтарем.

Доходы владельцев этих фирм, кабинетов, контор и т. п. неуклонно растут, ибо только за последние 10 лет, по подсчетам социологов, количество их клиентов выросло в 5 раз. Французы, к примеру, выплачивают, по утверждению журнала «Пари-матч», гадалкам денег больше, чем их затрачивает правительство на научные исследования. Жители Италии выплачивают прорицателям судьбы сумму, равную одной трети затрат в стране на медицинское обслуживание.

Успех прорицателей судьбы, рост их доходов показывает, насколько далеко современное капиталистическое общество от того, чтобы удовлетворять основные чаяния своих членов. Общаться с людьми, искать и находить смысл в происходящем вокруг, быть уверенным в будущем — словом, быть хозяином своей судьбы — ни одну из этих естественных человеческих потребностей буржуазное общество не удовлетворяет. Это в равной степени относится как к тем, кто «внизу», так и к тем, кто «наверху», ибо в мире, где царят законы капиталистической конкуренции, не может быть спокоен за свое будущее никто. Вот почему среди клиентов гадалок, правда, самого высшего разряда, можно встретить и представителей самых знаменитых родов Запада.

— В числе моих постоянных клиентов,— рассказывает гадалка Маримен Верложен, обосновавшаяся в Париже,— баронесса, живущая в США, государственные чиновники, часто посылающие ко мне своих жен, один монах.

К услугам гадалок сегодня прибегают и видные политические деятели современности, столпы «свободного мира»,— крупные, предприниматели и банкиры. Так, гадалка Э. Тессье предсказывает будущее председателю СВДП в ФРГ Г.-Д. Геншеру, семейство Крупп занимается сеансами ясновидения посредством спиритизма, покойный ныне король немецкой прессы А. Шпрингер содержал в своем штате профессионального ясновидца-телепата, биржевик Курт Браун советуется с гадалкой Урсулой Кардос и т. д. (см. 12, 130; 21, 24). По поводу увлечения власть имущих в мире капитала всевозможными формами гадания писал еще в 30-е годы М. Горький: «Буржуа охотней обращаются за «утешением» не к философам и «мыслителям», а к шарлатанам, предсказывающим будущее. Газеты Европы испещрены объявлениями хиромантов, астрологов, сочиняющих гороскопы, факиров, ясновидящих, графологов, спиритов и прочих фокусников, еще более невежественных, чем сама буржуазия» (15, 337).

СОВРЕМЕННЫЕ АСТРОЛОГИ

К иллюзорным способам чтения будущего относится и астрологическая мантика — гадание по небесным телам. В наши дни в капиталистических странах, как отмечают буржуазные социологи, наблюдается подлинный астрологический бум. Десятки миллионов американцев, французов, западных немцев в поисках средств жизненной ориентации обращают свой взор к небу, а точнее — идут к астрологам, якобы умеющим читать прошлое, настоящее и будущее по звездам. Астрология сегодня в большом почете у западного обывателя.

[Определение астрологии как ложного, иллюзорного учения не означает, конечно же, вообще отрицание связи между Землей и Космосом. Влияние Космоса на происходящие на Земле физические и биологические процессы и явления несомненно и до конца еще не познано. Однако из этого вовсе не следует, что небесные светила определяют ход всех событий в личной и общественной жизни людей, в истории целых стран и народов. К астрологии вполне применимы слова В. И. Ленина, отметившего, что «всякую истину, если се сделать «чрезмерной» (как говорил Дицген-отец), если ее преувеличить, если ее распространить за пределы ее применимости, можно довести до абсурда, и она даже неизбежно, при указанных условиях, превращается в абсурд» (3,41,46). Верно подмеченная древними астрологами связь Космоса и жизни на Земле (например, совпадение сроков охоты, рыболовства, посева и жатвы урожая, отела скота с ясно различимым движением небесных светил по небосводу в течение суток и года) была неверно интерпретирована в духе предопределения всех событий на Земле траекторией и расположением звезд и планет и тем самым приняла форму абсурда.]

Астрология возникла в седой древности. Исследователи обнаружили следы астрологических верований еще в первобытном обществе. По мнению многих ученых, «происхождение астрологических заблуждений восходит к древней магии. Именно этим можно объяснить возникновение астрологического символизма, например отождествления Солнца со львом, быком, петухом и золотом, астрологических аналогий, существующих только в воображении, но принимаемых за действительную связь, например ребенок, рожденный под знаком Весы, будет уравновешенным, рожденный под знаком Рака недалеко уйдет в жизни, рожденный под Водолеем должен утонуть и т. д. Изучение симпатической магии, основанной на принципе «подобное вызывает подобное», проливает свет на астрологическую мантику» (16, 161).

Дальнейшее развитие астрология как иллюзорное провидение будущего людей получила в эпоху Древнего мира. Жрецы Древнего Египта, Вавилона, Китая и Индии пытались «прочесть» будущее человека по расположению планет среди созвездий в момент его рождения. В это время и был изобретен гороскоп, то есть запись положения планет относительно знаков Зодиака (созвездий) в момент появления ребенка на свет. От этого положения якобы и зависела его дальнейшая судьба.

Как же осуществлялось влияние звезд и планет на человека с точки зрения астрологов? Считалось (и поныне считается), что всякий младенец в мгновение своего рождения составляет центр магического круга, внутри которого каждое небесное светило занимает определенное положение. Общее влияние всех светил устремляется на новорожденного как на центр взаимодействия планет, и светила таинственными своими эманациями (истечениями) придают младенцу особое своеобразие, обусловливающее все будущее развитие, характер, судьбу. Таким образом, участь новорожденного и все его как добрые, так и дурные качества и поступки мгновенно определяются планетарными влияниями: причем каждая планета действует сообразно своему характеру и пребыванию в том или ином созвездии. Уверяли, что рожденный под влиянием созвездия Овна будет богат стадами, под влиянием Тельца будет иметь гневный и неистовый прав; созвездие Девы определяет склонность к щегольству, волокитству, трусости; Козерог сулит несчастные супружества. Кто оказался под влиянием Меркурия, будет торговцем, под влиянием Венеры — будет любим женщинами и т. п.

Уже в Древнем мире астрологи были в большой моде и почете. Они выступали в роли самых доверенных советников при царях, полководцах, тиранах. Без расчета гороскопа не предпринималось ни одно деяние, будь то небольшая торговая сделка или крупное сражение, государственный переворот или развлекательное путешествие. Римские императоры, например, ничего не предпринимали важного, не посоветовавшись со звездами, и выбивали медали с изображением созвездий, господствовавших на небосводе в момент их рождения.

При каждом правителе европейских государств в эпоху Средневековья часто состояло множество звездочетов, влияние которых на политику внутреннюю и внешнюю нередко было значительным. Каждый знатный человек того времени также считал своей необходимостью иметь личного астролога. У придворных дам Марии Медичи были свои звездочеты, носившие титулы баронов. Папа Павел III наградил своего астролога епископатством. Кардиналы, во всем подражая папам, также заводили своих звездочетов. Решения Мазарини и Ришелье нередко определялись советами их астрологов. Долгое время в царствование Людовика XIV астролог Жан-Батист Морень получал пенсию размером в 2 тысячи франков в год, назначенную ему Мазарини за умелое составление гороскопов.

О сверхзанятости наиболее известных звездочетов того времени можно судить по тому, каков был спрос на одного из них — астролога Турнейзена. Как только в какой-нибудь знатной фамилии в Венгрии, Англии, Австрии, Германии и т. д. происходило важное событие — рождение ребенка, к звездочету сию же минуту отправляли гонца, чтобы сообщить составителю гороскопов точное время рождения младенца. Нередко в один день к нему одновременно прибывало более десяти нарочных. Звездочет стал захлебываться в делах и вынужден был нанять помощников.

Вместе с эрой научной астрономии, рождение которой связано с именами Галилея, Коперника, Ньютона, должен был наступить и конец астрологии. Галилео Галилей доказал, что планеты представляют собой отдельные миры, но никак не божества. Коперник открыл законы действительного движения планет, основываясь на ньютоновском законе всемирного тяготения. Он же построил и убедительную гелиоцентрическую теорию, объяснившую причины смены дня и ночи на Земле, ежегодных сезонов и т.д. Все это подрывало основы астрологии, раскрывало ее несостоятельность.

Но тем не менее звездочетство сохранилось и в наши дни. По-прежнему велика роль составителей гороскопов в тех странах и среди тех народов, которые волею истории на длительное время оказались изолированными от общего русла человеческой культуры и просвещения, от социального прогресса.

Так, звездочеты и в наши дни играют важную роль в жизни непальцев от бедного кули до богатого купца или знатного сановника. Участие священослужителя, или звездочета (в Непале эти две социальные роли объединены в одном лице), в жизни непальца начинается с момента рождения младенца. Священнослужитель регистрирует не только день, час, но и мгновение появления на свет нового человека. Тут же им составляется гороскоп новорожденного. Он также дает имя младенцу. Впоследствии гороскоп невесты обязательно показывается духовному наставнику жениха. Последний внимательно сопоставляет оба гороскопа и в том случае, если но найдет в них никаких несоответствий, дает свое согласие на брак. Когда человек расстается с этим миром, он уносит с собой и свой гороскоп. Его помещают под голову покойника, после чего труп сжигается. Жизнь непальца также строго регламентируется звездами. Ни на один поступок он не решится, предварительно не посоветовавшись со своим звездочетом. Так, перед тем как совершить покупку земли или дома, он непременно возьмет кусочек земли, щепотку штукатурки или щепку и отнесет астрологу, который «вычислит», принесет ли покупка счастье или нет. Решения астрологов во многом обязательны и для монарха. Король Непала Бирендра — десятый монарх правящей династии Шахов, имеет целый штат своих личных звездочетов. В 1972 году скончался его отец король Махендра, и трон перешел по наследству от отца к старшему сыну, по коронация состоялась только спустя три года, ибо, по непальскому обычаю, после смерти монарха траур соблюдается в течение года. Ко всему прочему, по мнению королевских астрологов, 1973 и 1974 годы оказались весьма неблагоприятными для проведения коронации. Вот почему это событие произошло только в 1975 году (см.: 35, 130).

Однако в конце XX века не только монархи отставших в развитии стран и государств связывают свою коронацию со звездами и вообще живут согласно предписаниям астрологов, по и некоторые государственные деятели самых передовых в техническом отношении стран Запада строят свою жизнь и управляют своим народом, опираясь на советы гороскопа. Западная печать сообщает, что нынешний президент Америки Рейган живет с оглядкой на гороскоп вот уже минимум полвека. В свое время многих удивил тот факт, что официальную церемонию вступления в должность губернатора штата Калифорния он назначил на четвертую минуту после полуночи. Не удивилась только Линда Гудман, автор «лучших в США гороскопов». Она тут же, по ее словам, сообразила, что к чему: «счастливая минута» была вычислена Рейганом по ее «произведениям» (49, 5).

Сегодня увлечение звездочетством в странах капитала приняло характер повальной эпидемии. «Наше время — эра запуска кораблей к другим планетам и в то же время это самый счастливый период для астрологии со времени ее расцвета в Вавилоне,— с грустью замечает в своей известной книге «Бизнесмены от магии» американский публицист, член Комитета по изучению паранормальных явлений, член Исследовательского центра психиатрии Милбурн Кристофер.— Составляется больше гороскопов, делается больше предсказаний, печатается и продается неизмеримо больше всяких популярных руководств, чем когда бы то ни было. Современные астрологи предсказывают повышение и понижение курса акций, анализируют влияние звезд на кошек и собак, составляют астрологические карты, определяющие судьбы торговых фирм, учреждений и целых стран. Знаки Зодиака используются для рекламы косметических средств, автомобилей, одежды, страховых полисов, сыров и безалкогольных напитков. Художники создают новые современные варианты Овна, Тельца, Рака и других символов астрального влияния. Читатели теперь с большей жадностью набрасываются в газетах на персональные астрологические предсказания, чем на комиксы или кроссворды. Ежемесячные журналы подробно расписывают, каким образом звезды помогли различным знаменитостям занять выдающееся положение. Гигантская электронно-вычислительная машина, которая установлена на Центральном вокзале в Нью-Йорке, выдает персональные описания личности и руководства-прогнозы на предстоящие шесть месяцев. Эта вычислительная машина может отвечать на трех языках: английском, испанском, французском...»

Согласно данным американского еженедельника «Юнайтэд Стэйтс Ньюс энд Уорлд Рипорт», в США «трудится» около 100 тысяч профессиональных звездочетов и 175 тысяч астрологов, занимающихся гаданием по звездам по совместительству с основной своей профессией. Деятельностью как профессиональных астрологов, так и звездочетов-любителей руководит Всеамериканская федерация астрологов. Дипломированных звездочетов XX века в Америке готовят, в 30 специальных учебных заведениях. Во многих университетах и колледжах страны читаются академические курсы астрологии. В стране выходят десятки специальных астрологических журналов (см.: 109).

Кроме этого, астрологические прогнозы регулярно публикуются практически во всех американских газетах. К услугам звездочетов радио и телевидение. В США имеется несколько специальных компьютеров, которые работают круглосуточно и выдают ежедневно тысячи гороскопов. В магазинах можно купить и домашние астрокомпьютеры. В целом же астрологический бум приносит современным звездочетам более 200 миллионов долларов ежегодно (см.: 109, 74). Самый известный в США астролог Карл Райтер уже свыше 50 лет составляет гороскопы кинозвездам, миллионерам и политикам. «Работает» этот знаменитый звездочет и для «масс». Миллионы неуверенных в завтрашнем дне американцев ежедневно внимательно изучают составленный «папашей» Райтером гороскоп, который публикуется почти в 400 газетах. У него, по существу, целая астрологическая фирма, в которой занят большой штат служащих. Ведь только одних писем ежедневно в адрес Райтера приходит несколько сотен тысяч. Помимо многочисленных секретарей, в штате фирмы и несколько дипломированных математиков. Фирма приносит звездочету огромные доходы.

Западная Европа по размерам массового увлечения людей звездочетством нисколько не уступает Соединенным Штатам. Огромной популярностью пользуются во Франции астрологические прогнозы мадам Солей. В обстановке все более сгущающихся над горизонтом страны туч безработицы, инфляции мадам Солей работает «с огромной нагрузкой». В ее небольшой, уютной парижской квартире, напоминающей кабинет преуспевающего адвоката или врача, всегда толпятся клиенты. Заплатив в среднем около 400 франков за «консультацию», к ней на прием нескончаемым потоком идут любопытные обыватели, предприниматели, банкиры и даже главы некоторых иностранных государств.

По словам журнала «Экспресс», мадам Солей консультировала таких известных политических деятелей Франции, как президент В. Жискар д'Эстэн, премьер-министр Р. Барр и т. д.

Самые важные клиенты мадам приходят к ней на прием в темных очках, жмутся к стенке, чувствуя себя очень неуверенно. А нередко и вовсе посылают вместо себя своих представителей, чаще всего жен или любовниц. Такой эмиссар приносит с собой какой-нибудь предмет клиента (носовой платок, портсигар, фотографию) и точные сведения с указанием дня, часа и места рождений, список родственников и т. д. К мадам Солей обращаются даже священнослужители.

— Видите, вот у меня их письма,— указывает рукой Солей на горы конвертов.— Один из них, священник, просит слезно, чтобы я сделала его церкви рекламу, пообещала, что дела моих клиентов пойдут лучше, если они во всем положатся па бога.

Крупная коммерческая радиовещательная фирма «Европа-1» предложила ей вести постоянные передачи, выделив в ее распоряжение 25 телефонных линий. Семь почтальонов работают только на мадам, ежемесячно доставляя ей 150 тысяч писем от слушателей, в которых они, сообщая все данные о себе, просят выступить во время очередной передачи с их гороскопом.

Известный французский журнал «Сьянс э ви» («Наука и жизнь»), заинтересовавшись «феноменом Солей», решил провести свое психологическое и социологическое исследование причин популярности гадалки. Его проводили французские ученые Элиае де Массард и Мишель Гоклен. Вот что они выяснили.

Гадалка стремится произвести впечатление одновременно таинственное и умиротворяющее. Ее внешность — олицетворение респектабельности и здравого смысла — начисто исключает какое-либо предположение об обмане. Уже самим голосом и тоном, исполненным многозначительности и одновременно категоричности, гадалка незаметно подготавливает клиента к «приговору звезд». Используя наукообразную терминологию конца XX века, Солей умело жонглирует всякого рода жизненными сентенциями, полусказками, полулегендами и полуправдами, чтобы увести сознание человека от действительности. «Все может случиться»— вот ее главный рефрен.

Клиенты гадалки обычно хотят услышать от нее лишь подтверждение своих надежд, подсознательно рассчитывая па успокаивающие ответы. Это и учитывает Солей, разыгрывая спектакль, который заканчивается своего рода катарсисом — очищением, облегчением. Во всем и всегда мадам придерживается тактики сбалансированности между «предназначением» и «свободой воли». Таковы некоторые приемы этой знаменитой французской гадалки (см.: 43, 83).

Нередко предсказания астрологов звучат так, будто они выполняют социальный заказ своего правительства. Например, отвечая на вопрос журналистов, что говорят звезды о будущем ФРГ в 1986 году, известный в Западной Германии звездочет Хозе ван Аксен заявил следующее: «Внутриполитическая ситуация, которая создалась еще в 1983 году с приходом к власти кабинета Г. Коля, стабилизируется». Астрология сегодня стала на Западе не только весьма доходной, пишет Ю. Жуков, но и весьма мощной «отраслью» идеологической обработки населения», приучающей рядовых жителей «свободного мира» к социальной пассивности, апатии и инертности. Открываешь страницу с гороскопами в любом западном журнале, газете — и получаешь все жизненно необходимые советы и рекомендации: как себя вести, с кем и как говорить, кого и чего остерегаться. Все, оказывается, давным-давно предрешено — там, наверху, в мире планет и звезд... Не обращайте внимания на рост безработицы и инфляции, наркомании и преступности, на коррупцию в правительстве — вашей заботой является исключительно мирное сосуществование с патроном, сослуживцами, с самим собой. Вот к чему призывают душеспасительные гороскопы, выполняющие вполне определенный социальный заказ, определенную социальную роль.

Сюда относится и оправдание агрессивной политики империализма. Астрологи своими гороскопами и указаниями звезд пытаются запугать людей, обещая угрозу со стороны Советов, и тем самым обосновать необходимость дальнейшей гонки вооружений. Целый отряд звездочетов специализируется по политическим прогнозам-пророчествам, в которых содержатся злостные измышления относительно политики Советского Союза и других социалистических стран. Нынешние звездочеты в подкрепление своих пророчеств обращаются к авторитету пророков прошлых веков.

Одной из таких фигур является Мишель Нострадамус. Этот астролог и врач XVI века, живший при дворе супруги Генриха II Екатерины Медичи, составил 942 иносказательных четверостишия, будто бы содержащих чудодейственное предвидение будущего. Эти без малого 5 тысяч стихотворных строк оказались настоящим кладом для многих поколений колдунов, астрологов, хиромантов. За минувшие 420 лет прах средневекового ясновидца потревожили не раз. 6 тысяч различных толкований даны были одним и тем же куплетам. Сын Нострадамуса, тоже Мишель, дабы завоевать себе славу астролога, напророчил на основании стишков своего отца гибель французского города Пусэна от огня. Когда все сроки исполнения этого пророчества истекали, он, дабы доказать верность своего прорицания, сам поджег город, был пойман на месте преступления и казнен.

Но особенно оживает интерес к Нострадамусу всякий раз, как в Европе назревает социально-экономический кризис. Так в августе 1914 года известный немецкий звездочет Книпф опубликовал в печати следующие вирши Нострадамуса:


Когда послышится голос чудной птицы,
Как звук органа,
Тогда мера пшеницы
Будет так дорога,
Что люди станут поедать друг друга.

Книпф этот стих интерпретировал в милитаристско-шовинистическом духе германского империализма. Чудесную птицу он увидел в дирижабле, в шуме пропеллеров услышал органный звук; мера пшеницы — знак Франции, где распространен белый хлеб. Последняя строчка символизирует войну. Ну а в совокупности толкование этого стиха Книпфом сводилось к одному. Нострадамус еще в XVI веке предвидел первую мировую войну и победу Германии в ней. Правда, французская печать опубликовала другое четверостишие, указывавшее будто бы на разгром Германии. А в 1942 году немецкий астролог Крафт по поручению Геббельса занялся расшифровкой стихов Нострадамуса в целях фашистской пропаганды (см.: 73, 87).

Сегодня Нострадамуса хозяева западной пропагандистской машины, по существу, зачислили в штатные антисоветчики. Литератор из Парижа Жан-Шарль де Фонбрюн выпустил в начале 80-х годов двухтомное сочинение «Нострадамус: историк и пророк», которое моментально было переведено на многие европейские языки.

Фонбрюн, перемешав и осовременив пророчества Нострадамуса, вычитывает у него: Россия —- извечный враг католической Европы — в недалеком будущем развяжет третью мировую войну. Сначала вспыхнет пороховой погреб на Ближнем Востоке, ну а вслед за этим начнется и вселенский пожар. Фонбрюн описывает его так: «Кремль развернет грандиозное наступление на двух военных театрах: в Европе и па Юге — в Персидском заливе, Ближнем Востоке и Африке... На европейском театре Союз введет в сражение несметные наземные и воздушные силы, в том числе 20 танковых и механизированных дивизий, три тысячи единиц тактической авиации с атомными бомбами на борту...»

Но Жан-Шарль де Фонбрюн — литератор и свой антисоветизм изливает на бумаге. Военные же любят воевать или хотя бы играть в войну. Сыграли они в войну и по Нострадамусу...

В семистах км. от французского городка Сен-Реми де-Прованс, вдали от любопытных журналистских глаз, шли штабные учения, проводимые в Центре по изучению стратегических вопросов. Электронная машина центра печатала рифмованные строки Нострадамуса, выискивая в них географические названия районов, где развернутся боевые действия. По книге Фонбрюна — Нострадамуса с помощью ЭВМ и была вычерчена карта будущей войны.

Учения проходили в два этапа: сначала по пророчествам Нострадамуса был составлен сценарий третьей мировой войны, а затем была определена стратегия для отражения удара противника. В кресле начальника учений восседал сам руководитель центра полковник Мишель Гардер (см.: 56, 15),

Только во Франции книгу Фонбрюна приобрело полмиллиона читателей. Еще большим тиражом разошлись французские журналы, в которых сообщалось, несмотря на всю их «секретность», о штабных учениях в Сен-Реми де-Прованс. Так была совершена явная политическая провокация, организаторы которой, разумеется, утаили от населения, что содержащиеся в книге Фонбрюна — Нострадамуса пророчества-измышления об угрозе Советского Союза всеобщему миру не имеют ничего общего с действительностью, точно так же, как не имели ничего общего с подлинной историей человечества пророчества многих других звездочетов. Примеров тому множество.

Только по предсказаниям астрологов, интерпретировавших одни и те же стишки Нострадамуса, Париж лишь за последние три столетия должен был быть неоднократно снесен с лица земли. Точно так же «ошиблись» в толковании небесных знамений те провидцы, которые в своих гороскопах предсказывали наступление конца света. Воды морей и океанов должны были смыть человечество с лица земли в 1186 году, однако 1 января 1187 года люди встретили как обычно. Предсказывали звездочеты и великий потоп в Италии в 1500 году. Двадцать лет спустя уточнили: потоп следует ожидать в 1524 году. Но и на этот раз вышла осечка: лишь кое-где в Европе наблюдались весенние половодья. Только в XX столетии конец мира предсказывали несколько раз: в 1949 году немецкие астрологи, в 1962 году — индийские, в 1969 году — американские.

За всю историю звездочетства астрологам не удалось предсказать ни одного исторического события. Знаменитый астролог Томас Менее в 1934 году предсказывал скорое поражение фашизма в Испании, смещение Гитлера в результате гражданской войны в Германии, свержение в 1937 году Муссолини в Италии. Ни одно из этих пророчеств не исполнилось.

Согласно гороскопу фюрера, составленному его личными звездочетами, рассказывает в своей книге «Последние дни Гитлера» Тревор-Ропер, следовало ожидать, что после сокрушительного поражения в начале 1945 года немецкая армия в конце апреля перейдет в крупномасштабное наступление и одержит решающие победы на всех фронтах, а в августе уже вынудит противника капитулировать. И конечно же, в расположении звезд не было и намека на 9 мая 1945 года и скорую смерть самого Гитлера.

Можно было бы привести множество обескураживающих провалов составителей гороскопов, которые, например, пророчили в 1959 году государственному секретарю США Д. Ф. Даллесу за несколько дней до его смерти крепкое здоровье и многолетнюю политическую деятельность. Роберту Кеннеди в 1965-м, незадолго до рокового выстрела наемного убийцы, обещали избрание на должность президента и т. п. и т. д. Ученые неоднократно показывали всю несостоятельность претензий звездочетов. Французский социолог М. Гоклен, автор книги «Сны и ложь астрологии», чтобы раскрыть всю вздорность затеи с гадательным компьютером «Астрофлэш», находящимся в офисе астрофирмы в Париже на Елисейских полях, предпринял интересный эксперимент. Он заложил в компьютер все требуемые данные и получил ответ: «Вы в силу только своей природы вполне соответствуете обязательным нормам морали. Вы добрый, честный и веселый француз». Что веселый, то это вполне возможно. Но что касается честности и доброты... Дело в том, что Гоклен подсунул компьютеру данные на некоего месье Петио, известного в свое время под кличкой «Дьявол»,— убийцу 63 человек, казненного в 1947 году.

Несмотря на провалы астрологов, их клиентура не убывает. Миллионы немцев, французов, американцев хотят знать, когда лучше назначить встречу с другом, когда лучше обратиться к боссу с просьбой о повышении зарплаты, когда сделать предложение любимой... За ответом они обращаются к астрологам, а также к их коллегам по магии — «специалистам» в деле общения с миром духов.

СОВРЕМЕННЫЕ ЗАКЛИНАТЕЛИ ДУХОВ

Вера в духов, в бесплотные сверхъестественные существа, якобы заключенные в людях, животных, растениях, вещах, явлениях природы и управляющих всеми предметами и явлениями материального и нематериального мира, возникла в первобытном обществе. С этой верой связано и представление о нематериальной человеческой душе, которая обитает в живом человеке, но покидает его в момент смерти и отправляется в потустороннее царство бесплотных душ и духов.

Эти верования возникли на основе неразвитости человеческого сознания, непонимания многих явлений природы и общественной жизни, ограниченности общественной практики. Случайные сцепления событий, их случайная последовательность могли вызвать неправомерные умозаключения, ложные выводы. В частности, непонимание природы дневных и ночных теней, то появляющихся, то исчезающих, то удлиняющихся, то укорачивающихся, во всем неотступно следующих за человеком, повторяющих все его движения, привело к появлению представлений о наличии у человека его невидимого двойника — души. Вот почему во многих древних и примитивных языках понятия «тень» и «душа» обозначались одним и тем же словом. У тасманийцев одно и то же слово употреблялось для обозначения тени и души. Индейцы алгонкинского племени душу называли «отахчук», что значило «его тень».

Многочисленны поверья, запрещающие наступать на тень человека, ибо тем самым можно причинить ущерб его душе. Члены племени Басуто не только называли душу словом «серите» (тень), но и считали, что, когда человек ходит по берегу реки, крокодил может схватить его тень в воде и утащить в воду. Во многих сказках различных народов злые колдуны для того, чтобы погубить тело и душу человека, похищали его тень. Всем известны выражения «мир теней», «царство теней», «загробная тень».

Большую роль в возникновении веры в душу сыграли сновидения. Первобытные люди не понимали природы сна. Они не делали никаких различий между сновидениями и действительностью. Люди видели во сне, что они ловят рыбу, охотятся, танцуют, посещают родственников и друзей, а когда просыпались, обнаруживали себя на том же месте. В результате появились представления, что душа ночью освобождается на время из телесной тюрьмы и отправляется в далекие и близкие странствия, а затем вновь возвращается в тело. Пережитки этого суеверия бытовали в Европе еще несколько столетий тому назад. Легенда о короле Гунтраме — один из примеров языческих верований предков европейских народов. Гунтрам спал в лесу, положив голову на колени своего оруженосца. Внезапно последний увидел, как изо рта его господина выползла змея и побежала к ручью, но не могла переплыть его. Тогда слуга положил свой меч через ручей, змея перебежала через пего и скрылась в горе. Некоторое время спустя она вернулась и вошла опять в рот спящего короля, который, проснувшись, рассказал, что видел во сне, как он переходил по железному мосту через реку к горе, полной золота. У многих племен даже существовало поверье, что нельзя внезапно будить спящего: душа его может не успеть вернуться оттуда, где она сейчас блуждает, и человек умрет. Нельзя также переворачивать спящего, переносить его с места на место, разрисовывать его лицо, так как душа в момент ее возвращения может не найти или не узнать своего владельца (см.: 63, 272).

Нередко первобытные люди видели во сне своих умерших друзей и родственников. Известный английский этнограф Э. Тэйлор приводит рассказ о старой индианке Британской Колумбии, которая просила знахаря отогнать мертвецов, приходящих к ней во сне каждую ночь. Другой этнограф, Вильсон, мировоззрение негров южной Гвинеи описывает так: «Все их сны объясняются посещением душ умерших друзей. Предостережения, замечания и указания, которые они получают таким образом, принимаются с величайшим уважением и служат им руководством в их поступках». Первобытные люди на эти образы умерших, являющиеся во сне и видениях, смотрели как на души этих умерших, оставшиеся в живых. Такое понимание сновидений во многом объясняет распространенное верование в продолжение существования души после смерти тела. Представления же о бессмертии души появились потому, что, раз признав ее существование, первобытные люди никак не могли придумать, куда же она может деться после смерти тела (см.: 1. 20, 282).

Вера в душу и в ее бессмертие привела к возникновению многочисленных суеверий. Сформировалось представление о том, что души умерших находятся постоянно где-то рядом с живыми, вмешиваются в их жизнь. Возникло и мнение о том, что с добрыми духами можно и нужно общаться, чтобы использовать в своих интересах их сверхъестественные возможности. Что же касается злых духов, то с ними нужно бороться всеми возможными способами, дабы они не могли повредить людям. Так появляются заклинатели духов, которые посредством колдовства, магических манипуляций ищут покровительства добрых духов и отгоняют злых.

Один из самых древних способов общения с духами — шаманское камлание. Очевидцем его неоднократно бывал русский этнограф В. Г. Богораз-Тан. Выкурив целую трубку крепчайшего табака (он употреблялся чукотскими и тунгусскими шаманами как сильное наркотическое средство), шаман приступал к камланию. Все происходило в полном мраке, огонь в яранге был заранее затушен. Шаман бьет в бубен и исполняет различные напевы. Сначала очень тихо, постепенно он начинает петь все громче и громче и скоро наполняет все помещение дикими криками. Это он призывает духов — келет. Проходит час, другой — шаман в изнеможении, зрители тоже устали. И вдруг духи являются. Они на разные голоса что-то кричат, поют, верещат, как животные. В страшном изнеможении шаман валится наземь и засыпает. Сеанс окончен. Но все сидят и ждут пробуждения заклинателя, чтобы от него узнать волю духов келет. Очнувшись, шаман рассказывает, о чем же кричали, пели духи (8, 119 — 120).

Вера в самостоятельное существование души после смерти тела, в возможность живых общаться с ней широко распространилась в эпоху Древнего мира. В Древнем Египте, Вавилоне, Индии, Китае, Греции и Риме возникают развитые и сложные системы представлений о загробном царстве и похождениях в нем душ умерших, образуется целый отряд людей, специализирующихся на общении с духами (позднее, в XIX в., они получат название медиумов — от лат. medium — посредник). В это же время отрабатывается техника общения с душами и духами.

Древние римляне, по свидетельству отца церкви Тертуллиана, общались с духами и читали их волю с помощью наклона ножек стола. В Древнем Китае было изобретено письменное общение с духами. Когда у китайца возникала потребность спросить духов о чем-либо, он посылал за профессиональным медиумом. Вместе они ставили на стол свечи и курение и, в виде подношения, чай или фольговые деньги. На другом столе помещался продолговатый лоток с сухим песком. Туда втыкали пишущий «инструмент»— «заостренную палку с двумя ручками». Два человека брали этот «инструмент», каждый за одну из ручек, а острый конец оставался в песке. Необходимые в этом деле заклинания призывали духа показать свое присутствие движением конца «инструмента» в песке. Таким способом получали ответ, ну а затем оставалось только несколько затруднительная задача его понять.

Первобытные верования в возможность заклинания духов мертвых и общения с ними сохранились до наших дней. Начало развития «новейшего» спиритизма относится к середине прошлого века и связано с именами двух американских сестер Фокс.

В небольшом, расположенном в глухой провинции американском городке Гейдевилле (штат Нью-Йорк) летом 1848 года случилось чудо. Две девочки, Кэтрин и Маргарита Фокс, соответственно 6 и 8 лет, вступили в контакт с духом убитого в их доме 20 лет тому назад парикмахера Ч. Динуотера. Как много позднее призналась перед смертью на исповеди ставшая фанатичной христианкой одна из сестер, Маргарита, девочки сначала просто играли. Перед сном они развлекались тем, что, привязав к веревке яблоко, катали его по полу. Когда же к ним спешила привлеченная странными звуками мать, девочки прятали яблоко под подушку. Мать посетовала на загадочные звуки соседям, и вскоре по городку пошли разговоры о таинственных событиях в доме Фоксов. Мнение было единодушным: по дому бродит тень покойного Динуотера. И, конечно же, никому в голову не пришла мысля, что «таинственные события» — всего-навсего проделки двух девочек.

Вскоре о необыкновенных девочках узнали далеко за пределами Гейдевилля. Их старшая замужняя сестра увидела в этих слухах возможность заработать, и вскоре была организована целая фирма «Фокс и духи». Девочки продолжали «общаться» с тенью Динуотера, но делали это уже более изощренно. Последовали приглашения из разных городов Америки. Родители стали разъезжать с девочками по всей стране, показывая сеансы общения с духами. Их старшая дочь вместе с мужем выполняли роль антрепренеров. Шли годы: банковский счет семейной фирмы рос быстрыми темпами, а по стране прокатилась настоящая волна безумия, связанная с увлечением встречами с духами.

Впрочем, для этого были вполне земные причины. Недавно закончилась гражданская война (1861 — 1865), тысячи американцев потеряли своих родных и близких. Естественно, они с интересом восприняли весть, что «найдено» средство общения с миром теней, где сейчас пребывают их сыновья, мужья, отцы. Один из первых затяжных промышленно-финансовых кризисов, пришедшийся на те годы и охвативший практически все районы Америки, также способствовал пробуждению интереса к возможностям контакта с жителями потустороннего мира. Люди лихорадочно пытались найти какой-нибудь выход из создавшегося положения. Их взоры обращались к религии, но не прежней, которая не оправдала себя, а к «новой», предлагающей покровительство добрых духов. Способствовало росту интереса к «новой» религии, наконец, и некритическое отношение ряда буржуазных ученых к спиритическим «феноменам». [Спиритическими «феноменами» считались явления так называемого «физического медиумизма» — движения, удары различных бытовых предметов (чаще всего столоверчение), звуки музыкальных инструментов и даже «материализация», то есть возникновение и исчезновение отдельных частей тела (рук, лица) и т. п.]

Причины того, почему в обстановке повального в то время увлечения спиритизмом многие ученые не только не выступили против этого массового суеверия, но и сами отдали ему дань, вскрыл еще в конце XIX века Ф. Энгельс в работе «Естествознание в мире духов» (см.: 1, 20, 373 — 383). Он отмечал, что для буржуазных ученых «самый верный путь от естествознания к мистицизму» — это пренебрежение теоретическим мышлением, увлечение «ползучим эмпиризмом», «плоской эмпирией». «Чистые эмпирики» — А. Уоллес, В. Крукс, Ф. Цельнер и другие — с презрением отвергали теорию, признавали только «чистый», то есть, субъективный, опыт — и стали жертвами обмана со стороны спиритов. А ведь, как показал В. И. Ленин в работе «Материализм и эмпириокритицизм», «чистый опыт» не может служить верной гарантией в деле различения объективной действительности и ощущений реальных вещей от галлюцинаций и обмана чувств.

Новейший спиритизм, по своей природе тождественный спиритизму древнему, отличался, однако, от последнего рядом моментов. Если в далеком прошлом контакты с миром духов являлись монополией немногих прошедших специальное посвящение людей — магов, жрецов, прорицателей типа греческих пифий и римских сивилл, а способы и средства этих контактов держались в глубокой тайне, то современный спиритизм принял форму массового мистического течения. К 1888 году, когда Маргарита Фокс сделала свое предсмертное признание в том, что она вместе с сестрой только дурачила доверчивую публику, спиритизм нашел широкое распространение и возникла даже профессия медиумов — заклинателей духов. В конце XIX века в Англии насчитывалось несколько миллионов спиритов — прихожан спиритических церквей и обществ, в США — более 10 миллионов; повсюду возникали новые организации и ассоциации спиритов, издавались многочисленные спиритические газеты и журналы. В России наиболее известным был журнал «Ребус», существовавший вплоть до Октябрьской революции. Появились у новейшего спиритизма и свои теоретики — американец А. Дж. Дейвис (1826-1910) и француз А. Кардек (1804-1869). Благожелательно к новоявленным любителям общаться с духами отнеслась и церковь. Да и как же иначе: ведь посредством спиритических фокусов подтверждался христианский догмат о бессмертии души и существовании загробного мира. А фокусы эти по своей сложности и трюковой технике давно превзошли нехитрые уловки первозачинателей этого дела — сестер Фокс.

Духи, вызываемые из небытия медиумами, являлись перед присутствующими на спиритических сеансах во всей своей красе. Они заставляли ходить ходуном и даже летать под потолком находящуюся в помещении мебель, хватали зрителей за нос, оставляли свои отпечатки на расплавленном парафине, звонили в колокольчики и даже охотно фотографировались.

Одним из известных заклинателей духов в конце XIX века был медиум Генри Слэйд, побывавший со своими спиритическими сеансами во многих странах. Свою славу он завоевал благодаря чудесным манипуляциям с веревкой. Появившись на сцене, Слэйд вызывал из публики двух добровольных помощников. Те, поднявшись к медиуму, крепко связывали его по рукам и ногам длинной веревкой и под конец запечатывали многочисленные узлы восковой печатью. Затем они возвращались на места, а Генри Слэйд оставался лежать связанным на сцене. Внезапно над залом повисала полутьма, раздавалась дробная музыка... Когда свет снова становился ярким, зрители могли видеть медиума уже стоявшим на ногах и протягивающим публике снятую веревку с целыми печатями. По словам Слайда, освободили его от пут, не тронув ни одного узла, ни одной печати, славные и верные его помощники — духи с того света (см.: 32, 41).

Этот фокус Слэйд, очевидно, заимствовал из репертуара первобытных колдунов и шаманов, разработавших чрезвычайно изощренную технику иллюзионного искусства. Вот что пишет но поводу сеансов Слэйда и ему подобных медиумов Тэйлор: «Фокус с развязыванием, проделываемый у дикарей, так похож на фокус наших шарлатанов, что мы, видя североамериканских фокусников выполняющими как этот, так и обыкновенный фокус вдыхания огня, не в состоянии решить, наследовали ли они это от своих диких предков или заимствовали от белых. Главное, впрочем, не в самом выполнении фокуса развязывания, а в том, что оно приписывается помощи духовных существ. Это воззрение вполне сродни дикой культуре. Об этом свидетельствуют эскимосские рассказы, относящиеся к началу XVIII века. Кранц так описывает гренландского ангекока (колдуна.— А. Г.), отправляющегося в мистическое путешествие на небо и в преисподнюю. После того как он побарабанил несколько времени и проделал всевозможные кривляний, один из его учеников связал его ремнем таким образом, что голова оказалась между ног, а руки были связаны за спиной. Все огни в доме были погашены, и окна закрыты, потому что никто не должен был видеть его во время общения с духом. Никто не должен был шевельнуться пли даже почесать в голове, чтобы не помешать духу или, как говорит миссионер, чтобы никто не мог подстеречь его плутовства. Наконец, после странного шума и после того, как колдун получил или отдал визит торнгаку, или духу, он снова появился развязанный, но бледный и взволнованный, и отдал отчет о своих приключениях» (63, 90).

Эти и многие другие трюки заклинателей духов XIX века неоднократно разоблачали известные артисты-иллюзионисты Дэви, Робине, Маскелин, Бишоп, Гуден, Даннингер, Эзе, Гудини и многие другие. Они воспроизводили «медиумические феномены» непосредственно перед зрителями. Наибольшей известностью в то время пользовался «король фокусников», артист цирка Гарри Гудини, который посвятил борьбе с заклинателями духов всю свою жизнь. За тридцать с лишним лет он разоблачил почти тысячу медиумов. Его держали за руки и ноги, окружали кольцом людей, связывали цепями, ремнями, веревками, заключали в кандалы, заковывали в наручники, закрывали в сундуки, при этом раздавались «сверхъестественные» звуки, поднимались в воздух столы, звонили колокольчики под столом, летали гитары, на аспидной доске, лежавшей на полу, появлялись не совсем скромные надписи, а сам Гудини освобождался от всех пут и оков. Сторонники спиритизма даже объявили, что он сам является медиумом, но лишь не желает признать этого. Однако Гудини всегда в конце своего представления, на котором развенчивал того или иного спирита, повторяя все его трюки, подробно объяснял зрителям технику исполнения этих фокусов. Эту технику Гудини подробно описал в своей книге «Маги среди духов», посвященной разоблачению современных ему медиумов.

В России в конце XIX века исследованием фокусов медиумов была занята специальная комиссия прогрессивных русских ученых и общественных деятелей во главе с Д. И. Менделеевым. В процессе работы комиссии по выбору самих медиумов был подвергнут объективному обследованию целый ряд медиумических «чудес». Результатом работы комиссии явилось полное разоблачение и развенчание претензий спиритов и их проделок. Водяные капли, которые якобы выделялись духами и которые действительно появлялась на бумаге перед медиумом по своему химическому составу оказались тождественными слюне медиума. Было и перемещение клетки в воздухе и звон в ней колокольчика, но лишь до тех пор, пока между рукой медиума и клеткой с колокольчиком не была размещена ловушка. Столы действительно двигались и шатались, но опять-таки лишь до тех пор, пока не были заменены столами особой конфигурации, исключающими применение физических усилий медиума (см.: 38, 205—206, 210, 213). Члены комиссии пришли к следующему выводу: «Спиритические явления происходят от бессознательных движений или от сознательного обмана, а спиритическое учение есть суеверие» (38, 215).

К сожалению, комиссия Менделеева не достигла своей цели: предохранить людей от легковерия и суеверия. Напуганный грядущими социальными катаклизмами обыватель в России и на Западе искал средство найти укрытие от действительности, которое и нашел в призраках и миражах спиритизма. Медиумизм вскоре стал всеобщим салонным увлечением, чему во многом способствовало совершенствование спиритической техники. Раньше традиционная процедура общения с духами посредством стола (столоверчения) требовала значительного времени и энергии: чтобы получить послание от стола-духа, приходилось проговаривать весь алфавит, а наклон стола указывал нужную букву, после чего алфавит снова повторялся и новый наклон указывал на вторую букву и так до окончательного составления слова или предложения. Теперь же изобрели более совершенные «инструменты» — спиритическую планшетку и «доску уия».

«Доска уия» (название получается в результате соединения французского и немецкого утвердительных слов «ouj» и «ja»), например, представляет собой обычную доску, на которой написан весь алфавит, десять цифр и слова «да», «нет», «до свидания», а также размещен небольшой индикатор, легко скользящий по ее поверхности. Два любителя общения с духами кладут кончики пальцев на индикатор и получают ответ «да» или «нет». В случае необходимости более полных инструкций с того света надо было следить за буквами или цифрами, на которые указывал индикатор. Механизм действия индикаторов «доски уия», как и двигающихся столов, блюдец, планшеток,— везде один и тот же: сознательное или бессознательное давление кончиков пальцев, рук, ног. Бессознательное давление на спиритический «прибор» обусловлено так называемыми идеомоторными актами (автоматическими движениями). Идеомоторные акты, или реакции, связаны с тем, что возникновение в сознании человека яркого представления о движении сопровождается подсознательной посылкой импульсов возбуждения в мышцы, вызывающих сокращение последних. Результатом этих импульсов и непроизвольного сокращения мышц и является идеомоторная реакция, движение пальцев, рук, ног и т. д.

Общение с духами посредством всей этой спиритической техники остается популярным занятием среди ряда слоев населения западных стран и сегодня, в конце XX столетия. У «доски уия» люди в странах капитала ищут ответа на все случаи жизни. Ежегодно только в США эта «доска» покупается несколькими миллионами любителей общаться с миром теней. Нередко эти игры с духами заканчиваются трагично. Министерство внутренних дел Великобритании даже было вынуждено запретить продажу этой «забавы» в магазинах. Поводом для такого решения послужило возмущение общественности участившимися случаями массовой истерии, убийств и самоубийств вследствие увлечения играми на «доске уия».

Однако и поныне, несмотря на запреты английских властей, эту «игрушку» можно приобрести в магазине или выписать по почте. Вот только одно из последних сообщений британских газет: «Пятнадцатилетняя девочка пыталась покончить с собой, не в силах вынести занятия своего отца черной магией. По ночам он заставлял ее участвовать в разговорах с помощью «уия» с ее покойной матерью и слушать пленки с записью черной мессы».

Пользуясь попустительством властей, а то и их защитой и покровительством (бизнес есть бизнес вне зависимости от его источников), различного рода шарлатаны, наживающие капитал на эксплуатации суеверности людей, организуют массовое производство и продажу средств для общения с миром теней, устраивают театрализованные представления заклинания духов. О своих впечатлениях от одного из таких представлений в столице Великобритании советский журналист С. Воловец рассказал следующее:

— Театр «Доминион» располагает одним из самых больших залов в Лондоне, почти 2,5 тысячи мест. Поэтому здесь часто гастролируют приезжие знаменитости. Но никогда я не слышал, чтобы у его дверей, глядящих на Оксфорд-стрит, люди спрашивали билеты. В этот дождливый вечер спрашивали. К театру вела галерея из раскрытых зонтиков — по обе стороны тротуара стояли люди в надежде на счастливый случай и чудо. То, что они жаждали увидеть, располагало к вере в сверхъестественное. На сцене «Доминиона» выступала Дорис Стоукс, самый знаменитый в Англии медиум, посредница в общении живых с мертвыми.

Живые сидели в освещенном зале, чтобы Дорис могла их видеть, а сама она в розовом шелковом хитоне расположилась на сцене у журнального столика с букетом пионов на нем, в тон ее одеянию.

— Ну, дорогие мои,— сказала она,— смелее. Кто боится смерти? Это пустое. Я придумала для себя маленькую молитву. Господи, если моя карта выпала сегодня, пусть это будет что-нибудь быстренькое, например аневризма.

В зале неуверенно захихикали.

— Кто такой Джимми? — построже спросила Дорис.

— Мой сын,— раздался голос из зала.

Помощник медиума спустился со сцены и вручил микрофон женщине, лет пятидесяти.

— Он ушел от нас не так давно, верно?

— Уже четыре года, Дорис.

— Он болел очень недолго, верно?

— 6 месяцев.

— Я хочу сказать, что в самом конце он болел недолго. Он умер от рака, дорогая?

— Да.

— Ну что ж. Он выглядит теперь совсем по-другому, чем перед смертью. Волосы снова отросли, и он опять симпатичный юноша.

Ну, это первый блин, думаю я. Скоро узнаем что-нибудь живописное о жизни на том свете и услышим голоса издалека. Иначе гастроли Дорис закончатся, как шахматный матч в Васюках. Ничего подобного. Дорис вела представление по накатанным рельсам, перемежая разговоры, подобные приведенным, новыми старыми анекдотами, избегая задавать конкретные вопросы тем, кто был виден ее внутренним оком и слышим внутренним ухом, но щедро заверяя живых собеседников, что дела их умерших родных и знакомых идут совсем неплохо и нет причин для грусти и тоски.

Когда часа через два толпа медленно покидала «Доминион» по двухмаршевой лестнице, я попытался осторожно узнать у соседей, что их поразило больше: неприличный загробный оптимизм или открытое нахальное надувательство? Единственное критическое замечание, которое я услышал, было таким:

— Я думаю, что духи иногда неохотно говорят с Дорис, потому что все происходит перед большой аудиторией. А ведь это дело интимное (13, 15).

...Наш рассказ о средневековье в XX веке подошел к концу. Однако не всегда средневековье выступает во всей своей наглядности. Нередко оно примеряет на себя самые различные одеяния, дабы замаскировать свое содержание. В век научно-технической революции излюбленным нарядом средневековья является ткань, сотканная из околонаучной терминологии, псевдотехнического жаргона и прикрывающая дикарскую сущность первобытной магии. О попытках придать первобытной вере в духов и волшебные силы, управляющие миром, статус естествознания будущего и пойдет речь в следующей главе.

Магия под маской науки

В век научно-технической революции в мире все меньше остается места для чудесного, сверхъестественного. «Мир, который был нам до сих пор так чужд,— писал Ф. Энгельс,— природа, скрытые силы которой пугали нас, как привидения,— как родственны, как близки стали они нам теперь» (2, 443). С этим приходится считаться и нынешним апологетам колдовства. Вот почему они не прекращают попыток замаскировать противоположность своих взглядов научному познанию, выдать их за саму науку, представить магию в качестве естествознания будущего (73, 128).

Подобные попытки и составляют содержание современного оккультизма. Сами оккультисты предмет своей «науки» определяют как совокупность воззрений и знаний о таинственных свойствах и силах природы и человека. По их словам, оккультизм гораздо ближе к материалистической науке, чем к религии и мистике. С естествознанием оккультизм будто бы сближает стремление проникнуть в самую суть вещей, познать самые сокровенные тайны Вселенной и человека, а также выработать стройное и логичное мировоззрение. Для того чтобы создать видимость, будто оккультизм вовсе не отрицает науку, а, напротив, тесно с ней связан, апологеты новейшей магии пишут, что оккультизм начисто отвергает идею сверхъестественного в мире, пытаются придать первобытно-колдовским верованиям вид естественных наук, изучающих природные, но пока еще остающиеся вне поля зрения научного познания, силы.

Для реализации своих замыслов оккультисты стремятся показать, будто они не отказываются от общепринятых методов научного познания (эксперимента, дедукции, индукции и т. п.), широко используют научную терминологию. Они берут обрывки всем знакомых физических, химических, биологических выражений и жонглируют ими. Изобретают они и свой, околонаучный жаргон, не имеющий, конечно же, к науке никакого отношения, но зато скрывающий родство современного оккультизма первобытному колдовству и магии. У оккультистов ныне в моде понятия вроде: «четвертое измерение», «индукция тока», «биополе», «биоплазма» и т. п.

Сближая оккультизм с наукой, мистики чаще всего пользуются методом аналогии, который, как всем известно, отличается значительной неточностью и большой долей субъективизма, но зато предоставляет широкие возможности для полета отнюдь не научной фантазии. Вот, к примеру, как рассуждает председатель союза западногерманских радиоэстезистов (носителей волшебной палочки): «Что есть собственно магия? Очевидно, это воздействие процессов и явлений, скрытых от нас, обыкновенных людей. Маг может нечто, что мы не можем. Он может воспринимать игру причин и следствий вне сферы нормального. Однако, поскольку и в мире сверхчувственного ничто не происходит без причины или без какого-либо материального носителя энергии (как бы ни была эта материя тонка), то и так называемый магический процесс нуждается в носителе энергии или посреднике, медиуме. Я имею в виду не спиритического медиума, а нечто тонко-вещественное. Этот носитель энергии есть, по моему мнению, не что иное, как магнитное поле со своим электрическим и гравитационным компонентами. Так как в слове «магнетизм» также имеется корень «маг» слова «магия», не так уж трудно найти или хотя бы почувствовать внутреннюю связь между магией и магнетизмом, т.е. магнитным полем земли и другими отдельными магнитными, а также биологическими и психическими полями. Так как наше современное исследование жезлов и звездных маятников весьма много занимается исследованием влияния магнитных полей на жезлоносителей, то это уже близко к магии. Слово «магия» следует употреблять здесь не в одиозном оккультном смысле, но в высшей степени современном или, лучше сказать, в трансфизическом смысле» (цит. по: 36, 22).

Журналы и сочинения нынешних магов-оккультистов пестрят именами таких виднейших ученых современности, как Бор, Эйнштейн, Резерфорд и т. д., ссылками на новейшие открытия в области квантовой механики, теории относительности, психологии и биологии. Так, Л. Лешан в своей книге «Медиумизм, мистика и физика», ловко жонглируя именами выдающихся ученых, около научной терминологией, доказывает связь и родство спиритизма, религии, мистики и современной физики. А. Стьюдент издает подобного же рода опус, само название которого уже говорит о его содержании: «Оккультный и паранормальный мир. Область, где физика и парафизика, наука и религия встречаются и сливаются» (91; 105). Авторы этих и других аналогичных сочинений пытаются истолковать мистические фантазии о душе, экстазах, видениях то в свете квантовой механики, то в свете теории относительности, то в свете голографии и т. д.

Претендуя на научность, оккультисты одновременно утверждают, будто естествознание по самой своей природе способно лишь на описание внешних параметров вещей и явлений. Проникновение же в суть, внутреннюю сущность явлений и вещей доступно только оккультным наукам. Другими словами, оккультисты пользуются всеми возможностями, чтобы дискредитировать научное познание. Французские оккультисты Л. Повель и Ж. Бержье в книге «Утро магов» пишут: «Современная наука показывает, что экспериментальные методы, на крайнем уровне их совершенства, создают для нее границы. Например, достаточно мощный микроскоп будет использовать такой сильный источник света, что он будет перемещать наблюдаемый электрон, делая наблюдение невозможным. Мы не можем познать то, что находится внутри ядра, бомбардируя его: оно оказывается измененным. Но... возможно, мы будем располагать «псионическими микроскопами, псионическими телескопами», прямо показывающими нам, что находится внутри далекой звезды или внутри атомного ядра» (цит. по: 45, 190).

Современные оккультисты не стесняются даже обвинять науку в консерватизме и догматизме. Себя же они объявляют новаторами, революционерами в познании. При этом под пышными п цветастыми одеяниями оккультизма скрывается все та же первобытная вера в магию и волшебные силы.

АЛХИМИЯ ДРЕВНЯЯ И СОВРЕМЕННАЯ

В наши дни древняя герметическая «наука» алхимия переживает свое второе рождение. Курс алхимии, наряду с другими видами чернокнижия, читается в различных учебных заведениях США и Канады. Так, теоретический и прикладной курс «философского камня» внесен в расписание колледжа прикладного искусства и технологии в Торонто (Канада). Одно за другим выходят на Западе сочинения алхимиков, как древних, так и современных. Регулярно проводятся съезды, конференции современных алхимиков. В частности, на 2-й международной конгресс алхимиков, проходивший в 1973 году, в западногерманском городе Штутгарте, съехалось 140 представителей этой древней «профессии» из Западной Европы, Австралии и США. Они собрались на горе Киллесберг, чтобы, как заявил один из распорядителей конгресса, «рассеять вульгарные представления об алхимии и обосновать ее научный характер». Основной рефрен всех выступлений сводился к одному: алхимия — наука не только прошлого, но и будущего.

В работах некоторых буржуазных ученых вопрос о сущности алхимии запутывается. По их мнению, «алхимия, хотя и было доказано, что она являлась ошибочной теорией, тем не менее не может быть судима как суеверное заблуждение человеческого разума, точно так нее, как и другие ошибочные теории вроде вихревой теории Декарта, теории истечения света Ньютона, теории флогистона или теории теплорода. Путь науки идет от ошибки к истине, или, точнее, каждая предыдущая фаза науки является ошибкой по сравнению с позднейшей истиной» (93, 35).

Однако история свидетельствует о другом. Своими корнями алхимия уходит в религиозно-магические верования и культы первобытных людей. Можно сказать, что в ее основе лежат три большие группы древних иллюзорно-фантастических представлений и действий. Это первобытный анимизм как одухотворение всего сущего — камня, дерева, скалы, светил и т. д. Согласно анимистическим верованиям, все живет, у всего есть душа, воля. Во-вторых, это первобытный дуализм — признание во все сущем наличия мужского и женского начала. В соответствии с этими дуалистическими представлениями все предметы возникают в процессе полового воспроизводства, так как в основе связи между природными силами лежат отношения между полами, а сами силы природы, олицетворенные в образах духов, считаются способными вступать в брак, иметь детей. В-третьих, значительное место в мировоззрении первобытного человека занимала магия (см.: 74; 75).

Возникнув еще в первобытном обществе, анимистические, дуалистические и магические верования и культы прошли длительный путь развития, видоизменяясь, приобретая новую форму выражения, вошли в качестве неотъемлемого элемента в развитые религии.

Первобытный анимизм, дуализм, магия, будучи элементами религий Древнего мира, явились одновременно и тем источником, откуда черпали идеи и приемы своего «искусства» адепты алхимии. Алхимики всерьез рассуждали в своих трактатах об одушевленности элементов, о их принадлежности мужскому или женскому полу, о брачных сочетаниях между ними и о порождениях этих мистических союзов. Большое внимание они уделяли изучению приемов первобытной магии, с помощью которой надеялись обрести сверхъестественную власть над миром.

Появление алхимии было вызвано рядом причин как социального, так и идеологического характера. К их числу прежде всего следует отнести увеличение спроса на благородные металлы, вызванное расширением торгового обмена и частичным снижением продуктивности старых золотоносных месторождений. Непрерывный рост спроса на золото в эпоху эллинизма, характеризующуюся ростом товарообмена между странами, подталкивал наиболее предприимчивых представителей практической химии и металлургии к поискам приемов превращения веществ, элементов, металлов. У этих практиков к тому же не существовало недостатка в эмпирических наблюдениях, якобы подтверждающих возможность превращения неблагородных металлов в благородные. Древние химики и металлурги считали, что качества металла определяются его внешним видом. И стоит только придать, скажем, железу желтизну, блеск и тяжесть, как оно станет золотом. Ведь еще до нашей эры египетские ремесленники, нередко обнаруживая золото в медных рудах, считали, что оно возникает из меди. И вот в начале нашей эры, комбинируя металлы, добавляя к ним все, что под руку попадалось, люди пытались получить золото. Но золото так и не появлялось. И тогда обратились за помощью к высшим силам, к колдовству и магии.

Алхимики создали множество магических рисунков-символов, должных принудить служить им духов огня, воды, земли и воздуха. Имелась у алхимиков и специальная одежда, которой приписывалось магическое значение. Субстанция, которая посредством своих магических свойств должна была помочь появлению золота на свет, была названа философским камнем. Философский камень у алхимиков имел и другие наименования: «красный лев», «великий магнистериум» и т. д.

Обращению алхимиков к магии способствовала значительная популярность в эллинистическом мире того времени идей неоплатонизма — религиозно-философского учения, проникнутого духом восточного мистицизма, некоторые представители которого считали возможным общение посредством колдовства с потусторонними силами, управляющими природой. Так, неоплатоник III — IV веков нашей эры Ямвлих прямо проповедовал магию, давал наставления в том, как вызывать божества и демонов, уверял, что сам творил чудеса. Учение неоплатонизма оказало огромное влияние на рождение алхимии. «Ведь алхимик ставил перед собой задачу невозможную и неосуществимую... и самая жалкая неудача была обычным венцом его трудов и стараний. Он и сознавал свою немощность, и веровал, что если бы пособником ему явился какой-нибудь могучий дух, будь то хоть сам нечистый, то его мечтания, силою этого пособника, мигом осуществились бы. Как же было ему не прилепиться к учению, которое давало ему в руки средства и способы войти в сношения с такими сотрудниками, в особенности если ему при этом улыбалась возможность подчинить их своей воле и заставить их на себя работать» (46, 3).

Алхимики утверждали, что неудачи в производстве искусственного золота постигают их прежде всего: из-за «несоблюдения необходимых правил общения с подлинными хозяевами природы». Под «необходимыми правилами» они имели в виду не что иное, как уходящие в глубь веков религиозно-магические ритуалы. Алхимики соединили эти ритуалы и верования с мистическим учением о сверхъестественной сущности природных сил, упорядочили их в стройную, «логичную» магическую систему, получившую название «алхимии»....

В этой системе первобытные духи, населявшие материальные вещи, были заменены неоплатоническими религиозно-философскими категориями типа «энергетических энтелехий», «эманации алхимического Единого» и т. д. Принцип первобытной магии «подобное производит подобное» также приобрел видоизмененную, «отвлеченную» форму: «Все вещи, богатые известными свойствами (качествами), например теплом, холодом, смелостью, страхом, печалью, гневом, любовью или какой-нибудь иной страстью, тяготеют к вещам с подобными же свойствам ми (качествами) и вызывают в них подобные же встречные силы». Так писал маг и алхимик Агриппа Корнелий Неттесгеймский.

Однако неоплатоническая «рационализация» магических операций и взглядов, пишет В. Рабинович в книге «Алхимия как феномен культуры», не отменяла в первобытной магии ритуально-словесного действия мага, а, наоборот, превозносила его, отбрасывая собственно химические знания и навыки. Для алхимика нужны бы7 ли не объективные знания и приемы, а совсем другое: владение магическим словом и действием, материализующимся в конкретном магическом инструменте и подчиняющим стихии воле алхимика (см.: 51, 256). Впрочем, следует отметить, что воодушевляемые мечтой о философском камне алхимики в своих многочисленных поисках наталкивались на подлинные открытия новых составов, веществ и т. д. Сейчас мы знаем, сколь много таких открытий было совершено древними и средневековыми алхимиками. Знаем и то, что химия в процессе своего становления использовала эти открытия точно так же, как астрономия на начальных этапах своего развития опиралась на собранные древними астрологами наблюдения над движением небесных светил. Вопрос о связи знания и суеверия в прошлом, конечно, не прост. Их взаимопереплетенность, взаимопроникновение друг в друга в эпохи, ушедшие в далекое прошлое, несомненны. Однако это не должно заслонять того факта, что и астрология, и алхимия, хотя и сыграли свою роль в формировании опытного естествознания, всегда покоились на вере в сверхъестественное и потому всегда выступали не в роли научных, пусть даже и ошибочных, теорий, но в роли религиозной идеологии.

ВИНОВАТО ЛИ СОЛНЦЕ В БЕЗРАБОТИЦЕ?

«Институт космопсихобиологии. Д-р Л. Зандинга. Прием но понедельникам, средам и четвергам с 14 до 18 часов». Такое объявление вывешено на дверях кабинета самого выдающегося в Португалии предсказателя будущего. Кабинет португальского провидца полон экзотических статуэток и рисунков. Стены увешаны дипломами, полученными «доктором акупунктуры, натуризма и психоанализа, мастером парапсихологии и дактилодиагностики» в США, Англии, Италии и Бразилии. Предсказания Зандинга постоянно печатаются в главных португальских газетах и журналах. По поведению звезд он предвидит страшные землетрясения, будущие научные открытия, спортивные рекорды и т. п. При всем этом доктор Зандинга уверяет, что его методы чтения будущего по звездам далеки от допотопных астрологических гороскопов, и потому просит ни в коем случае не путать представляемую им науку — космопсихобиологию — с традиционной астрологией. Доктор Зандинга совсем не одинок. Сегодня наиболее беззастенчивые дельцы, рьяно открещиваясь от астрологии традиционной, то есть «коммерческой», занятой производством и продажей гороскопов, «все чаще облекают свои воззрения в форму научных гипотез, причем в поисках аргументов часто прибегают к экспериментальным методам» (65, 17). Одновременно представители этой, «научной», по их словам, астрологии бросают в адрес «официальной» науки обвинения в консерватизме и догматизме.

Имеются у этой, «научной», астрологии и свои признанные теоретики. К числу последних принадлежат и двое англичан — Г. Айзенк и Д. Найес,—- недавно выпустивших в свет свое новое исследование под названием «Астрология: наука или суеверие?» (см.: 86). Авторы этой книги на первых же страницах заявляют о том, что они, как и весь остальной ученый мир, осуждают «коммерческую», «традиционную» астрологию за ее вольные методы и фантастические аналогии, за сумасбродные претензии и домогательства. Ничего общего с этими торговцами гороскопами два гордых британца иметь не хотят. Они хлопочут лишь об одном: об утверждении в правах новой экспериментальной, естественнонаучной дисциплины — космобиологии.

Что же это за новая наука — космобиология, родителями которой объявляют себя Айзенк и Найес? Вот как определяют ее предмет они сами: исследование связей, существующих между жизнью на Земле, главным образом человека и общества, и такими внеземными феноменами, как расположения планет, космические эманации звезд, рождение «новых» и «сверхновых» и т. п. Утверждение авторов данной книги, будто космобиология есть новейшая наука, противоположная по своей сути астрологии, оставим на их собственной совести, отнеся его на счет их некомпетентности. Они, очевидно, забыли, что исконными разделами «традиционной» астрологии были и есть учения о влиянии небесных светил и эманации на человеческое тело (астромедицина), на животных (астрозоология), растения (астроботаника), минералы (астроминералогия) и т. п. Есть даже астрологоморфоскопия, определяющая зависимость внешнего вида органов человеческого тела от звездных влияний. Родившийся, допустим, под знаком Быка, будет иметь круглую и лобастую голову, большой нос, толстые губы. Есть и учение с вычурным названием «космопсихического коррелятивизма», устанавливающее связь между пульсацией космоса и психикой человека.

Не будем, однако, корить Айзенка и Найеса за эту странную некомпетентность и забывчивость, посмотрим лучше, какими методами и приемами они пользуются, доказывая наличие связи между жизнью человека и общества и влиянием звезд. Вот один из их приемов. Взяв группу людей, состоящую из 1553 выдающихся спортсменов, они обнаруживают, что большая часть их родилась под знаком Марса. Физики и представители других точных наук, оказывается, «предпочитают» знак Сатурна, тогда как гуманитарии, писатели, художники и артисты его избегают. Вывод: уже в генетическом коде зародыша заложено знание определенного знака Зодиака, которое и приводит к появлению младенца на свет в строго определенное время — в момент «господства» того или иного созвездия, планеты.

Британские «специалисты» проявили куда большую сметливость и, бесспорно, во многом превзошли представителей древней астрологии: не звезда выбирает и определяет судьбу человека, а сам человек выбирает себе звезду, а заодно и свою судьбу, характер, способности и т. д.

Подобную методику «исследований» зависимости положения человека в той или иной области социальной деятельности (музыка, спорт, наука и т. д.) от расположения созвездий в небе в момент рождения проанализировал еще французский ученый Поль Кудер, который показал, что результаты этих «исследований» просто-напросто соответствуют законам случайного распределения (83, 2). Налицо только статистическая случайность. Знаки Зодиака, расположение планет, которые приходятся на момент рождения человека, никоим образом, как это ни пытаются доказать авторы книги «Астрология: наука или суеверие?», но связаны с его характером, способностями и будущей профессией.

Аналогичный анализ подобной методики проводили и другие ученые, в частности Хантингтон. В результате такого анализа была вскрыта полная несостоятельность манипуляций не слишком щепетильных авторов со статистическими данными. Оказалось, что месяцы рождения людей распределяются неравномерно в течение года (на 15 процентов рождений больше в феврале, январе, сентябре, чем в мае, июне, ноябре), и этой закономерности подчиняется рождение представителей всех профессий, следовательно, все они «попадают под покровительство» соответствующих созвездий. Именно эту закономерность авторы книги «Астрология: наука или суеверие?» сознательно утаивают от своих читателей и преподносят им искусно подтасованные статистические данные.

Апелляция к статистическим методам вообще характерна для представителей «научной» астрологии. И это вовсе не новинка. Еще в 1896 году немецкий профессор Р. Мевес выпустил книгу «Военные и мирные периоды человечества». В книге приведены таблицы важных исторических событий вплоть до конца XIX века, на основании которых делается вывод, что на каждые 111 лет и 4 месяца приходится два военных и два мирных периода. Затем сравниваются таблицы засух и многоводий, а в результате добывается важнейшая мысль: период мира — это время многоводья, а период войн — время засух. Так законы метеорологии были распространены на законы социально-общественного развития. В первой половине XX века бурным потоком стали выходить сочинения уже астрологов, в которых экономические и социальные процессы в жизни общества объяснялись событиями в космосе: вращением Венеры вокруг Солнца, солнечными протуберанцами и т. п. Так, в 1927 году в Германии вышла книга Г. Клеклера «Астрология как опытная наука», где была разработана методика таких «исследований». Во второй половине нашего столетия на основе методики Клеклера написано множество работ, объясняющих социальные явления воздействием космоса: от звезд будто бы зависит распределение людей по классам, по профессиям и т. п. На регулярных конгрессах «научных» звездочетов в повестку дня включаются такие доклады, как «Об эволюции цен на золото в связи с поведением Солнца», «О связи астрологии и мировых катаклизмов» и т. д. (см.: 16, 24).

Не отвергая статистическую методику исследований связи явлений космоса и Земли, следует решительно осудить попытки сопоставления тех явлений, между которыми нет никакой внутренней связи. Это все равно что искать соответствие между ростом производства подводных лодок и увеличением поголовья дельфинов. Графики, диаграммы, кривые, которые используются для доказательства такой взаимосвязи, кажутся убедительными только на первый взгляд. Дело здесь в самой природе статистической обработки информации, которая ни в коей мере не может заменить единственно верный метод научного познания — изучения причинно-следственных связей между явлениями. Ведь статистический анализ в равной степени может быть использован при сопоставлении явлений, имеющих между собой внутреннюю связь (допустим, зависимость рождаемости от годов мирных и военных) и не имеющих (рост производства самолетов и рождение комаров). Именно в силу этой особенности статистических методов апологеты «научной» астрологии и увязывают воедино то, что в действительности никоим образом не связано. Вот почему статистические методы исследования могут носить только вспомогательный характер, будучи дополнением к причинно-следственному анализу. Астрологи же «научные» поступают наоборот, то есть делают акцент именно на статистических данных.

К чему это приводит, рассказал в своей книге «Наше солнце» известный американский астрофизик Д. Мензел. Какое-то время тому назад некий «исследователь» провел статистический эксперимент с участием ЭВМ и выяснил: в ясные дни уровень рождаемости превышает уровень рождаемости в дни пасмурные. В действительности, однако, оказалось, что данные, на которых проводился эксперимент, содержали не записи рождений, а даты регистрации счастливыми родителями новорожденных. Статистический эксперимент выяснил лишь то, что люди избегают выходить из дома в плохую погоду, откладывая дела на более приятные дни.

Обеспокоен растущей популярностью астрологических суеверий среди французского населения профессор Колледж до Франс Ж.-К. Пекер и потому уделяет борьбе с современным звездочетством большое внимание. «Давайте порассуждаем немного,— приглашает он своих соотечественников.— Какова бы ни была физическая природа влияния планет, надо допустить, что это влияние или зависит в большей или меньшей степени от расстояния, или не зависит. Если влияние планет уменьшается по закону 1/r2 (как если бы оно было простым гравитационным), тогда необходимо принимать во внимание и влияние других близких масс. Следовательно, можно учитывать и Дефанс (пригород Парижа.— А. Г.) с его сооружениями и т. д., расположенными километрах в десяти от парижан. Эти сооружения имеют массу примерно 109 тонн. Масса Марса составляет 6 х 1020 тонн, то есть в 1011 раз больше. Но Марс находится в 1,5 х 107 раз дальше от парижан, чем Дефанс. Так что на парижанина Дефанс имеет гораздо большее влияние, чем Марс».

А вот еще интересные факты, приведенные Ж.-К. Пекером в ходе полемики со звездочетами, утверждающими, будто их учение о влиянии звезд на жизнь, судьбу и характер человека подтверждается якобы новейшими открытиями в астрономии: открытием электромагнитных излучений от планет, космических лучей, достигающих Земли из самых далеких уголков Вселенной и т. д. Оказывается, земной поверхности достигает ничтожная часть всех излучений далеких звезд и космической радиации. Так, электромагнитное излучение Юпитера составляет на земной поверхности всего-навсего одну триллионную долю той энергии, которая на тех же частотах излучается радиостанциями Земли. Что касается мутаций от космических лучей, то они так же составляют ничтожный вклад по сравнению с мутациями, порождаемыми земной радиоактивностью.

Сегодня многие ученые мира в тревоге за умственное состояние своих соотечественников, поддавшихся моде на звездочетство. В 1976 году 183 выдающихся ученых, из них 18 лауреатов Нобелевской премии, опубликовали даже специальное обращение ко всем людям, в котором содержалась сокрушительная критика астрологии. Со специальным обращением выступила ЮНЕСКО, призвав ученых всего мира бороться с астрологией как с крайне опасным суеверием, отучающим людей самостоятельно мыслить, воспитывающим у них пассивность и апатию, привычку во всем полагаться на советы звездочетов и газетных гороскопов.

ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА, РАБДОМАНТИЯ И РАДИОЭСТЕЗИЯ

Сегодня на Западе вновь стали популярными волшебная палочка и магический маятник. Культ волшебной палочки и магического маятника восходит к колдовским верованиям и ритуалам первобытных людей. У многих племен и народов существовал целый ряд магических обрядов, в которых использовали раздвоенный прут или подвешенный на нитке груз. Новозеландский колдун подносил волшебный жезл, сделанный из дерева, к телу своего пациента и определял, где находится злой дух, вызвавший болезнь. В Юго-Восточиой Азии карены-сгау в целях колдовства и гадания подвешивали на нитке над медной чашей браслет или металлическое кольцо. В северо-восточной Индии у племен бодо и дгималь заклинатель, чтобы узнать, какое божество вошло в тело пациента, дабы наказать последнего болезнью за какой-нибудь проступок, раскладывал вокруг больного 13 листьев по числу богов и держал над ними маятник, привязанный шнурком к большому пальцу. Считалось, что причастный к болезни бог откроет себя и заставит маятник качнуться в направлении представляющего его листа. Тэйлор так пишет об этой разновидности магии: «Действия знаменитого гадатель-ного жезла с его курьезной способностью вращаться в присутствии воды, кладов или воров связаны либо с ловким обманом, либо с бессознательным управлением со стороны применяющего этот жезл» (63, 75).

Несмотря на всю свою «курьезность», данная разновидность колдовства, появившись еще в первобытном обществе, сохранила свою популярность и в эпоху Древнего мира. В Древнем Риме она составила содержание так называемой дактиломантии. У Марцелиса есть рассказ о процессе заговорщиков Патриция и Гилария, хотевших этим приемом узнать, кто должен был заменить императора Валента. Но краям круглого стола разместили буквы алфавита, а над самим столом под звуки заклинаний подвесили кольцо на нитке. Качание или остановка кольца перед определенными буквами должно было явиться ответом оракула. Нередко для этой цели в Древнем Риме и Греции использовали «оракул решета и ножниц». Решето в данном случае, привязанное на веревке, вначале висело неподвижно, а затем поворачивалось на 180 градусов, начинало покачиваться или даже падало в момент объявления имени вора. Иногда решето висело не на веревке, а на остриях ножниц, воткнутых в его края.

Культ волшебной палочки и магического маятника был популярным и в эпоху средневековья. Волшебный жезл, изготовленный в строгом соответствии с рецептами «тайных» книг, чаще всего из орехового или ясеневого дерева, в то время применяли для поисков подземных источников воды, месторождений угля и руды, скрывшихся преступников, спрятанных трупов, а также зарытых в землю кладов. Во время тридцатилетней войны при помощи магического маятника искали ответа на вопрос, живы ли не вернувшиеся с поля битвы воины. Использовался маятник и для так называемого «суда божьего», который заключался в чтении Библии и вращении ключа на стержне. При чтении 49-го псалма, в момент произнесения слов «Видя вора, соглашаешься с ним», этот магический инструмент должен был будто бы повернуться к виновному в преступлении.

Вот как изображен жезлоноситель в одной из средневековых хроник. Он неторопливо шагает по заросшему зеленой травой полю, а в руках крепко сжимает за два ее конца вытянутую горизонтально длинную рогульку из ореха. Раздвоенный прут пока замер в ожидании. Но вдруг он ожил, затрепетал в руках волшебника, словно подбитая птица, закрутился как волчок. И вот маг, остановившись, уже дает указание шагавшей позади толпе: копать здесь до такой-то глубины. Исполнив его указания, землекопы вырывают огромную яму и чаще всего ничего не находят.

В начале XVIII века жезлоносители окрестили свои занятия звучным латинским словом «рабдомантия» [от греческого «рабдос» — прут и «мантейя» — гадание], а себя соответственно переименовали в рабдомантов. До наших дней дошли имена таких «величайших» мастеров этого чудесного искусства, как люксембургский подданный Эймар, австриец Цейдлер и другие. Цейдлер, например, в качестве волшебного жезла использовал все, что под руку попадало: перевернутый книжный пресс, щипцы для снятия нагара, ножницы, воткнутые одна в другую курительные трубки, согнутую полукругом копченую колбасу, которая в случае положительного ответа лопалась. В своих книгах он рекомендовал применять жезл для таких целей, как: отыскание подземных источников; выяснение, обитаемы ли звезды; определение места затопления испанской флотилии; выяснение, не был ли сдвинут межевой камень; определение времени, подходящих женихов и невест, пола будущего ребенка и т. д. (см.: 36, 68).

Часто волшебные жезлы и маятники использовались в уголовном следствии. Историкам, например, известен судебный процесс, во время которого из-за наговора люксембургского чародея-жезлоносителя Эймара был казнен невинный человек.

Не исчезли лозоходцы и исследователи магического маятника и в XX веко. Однако деятельность их претерпела коренные изменения. Прежде всего эти перемены коснулись названия той «специальности», к которой они себя отнесли. В эпоху открытия электрона и радиоактивности, не желая отставать от духа времени, эти шарлатаны окрестили себя вполне солидным наименованием — радиоэстезисты. Изобретателем этого термина был французский оккультист Булив (1927 г.).

С этого времени некогда неорганизованные, кочующие по Европе, словно цыгане, радиоэстезисты начинают объединяться в общества, выпускать свои периодические издания, рекламирующие «успехи» величайшей из наук XX века. Центром радиоэстезии стала фашистская Германия, нацистская идеология которой была благодатной почвой для различного рода средневековых суеверий. Фашистский режим, по существу, возвел радиоэстезию, как и оккультизм и магию в целом, в ранг государственной науки. Во время второй мировой войны в Берлине было создано специальное официальное учреждение, которое пользовалось волшебным маятником с той же целью, что и первобытные колдуны. В это учреждение обращались люди, жаждущие ответа на вопрос: живы ли их родственники, пропавшие без вести на фронте? Оракулы, работающие в нем и носящие офицерские погоны, повертев маятник над фотографией человека, давали затем свое заключение. Но были у этого учреждения и более важные, государственного масштаба, задачи. Относясь к военному ведомству, оно и занималось по преимуществу военными делами. Здесь посредством «изучения» колебаний маятника над фотографией соответствующего корабля, помещенной в определенной точке морской карты, определяли правильность сведений о потоплении вражеских кораблей. Пытались по колебаниям маятника определить и маршруты вражеских подводных лодок.

Не меньший спрос в фашистской Германии был и на жезлоносителей, работавших с волшебной рогаткой. Их использовали при розыске старинных кладов и немецких святынь. В Дипольдском лесу искали клад Наполеона, в Нижней Австрии — римские золотые прииски. Но главные усилия немецких радиоэстезистов были направлены на поиски священной чаши — Грааля и других несметных сокровищ мифических Нибелунгов в Монсегюре. Экспедиция радиоэстезистов проработала в Монсегюре с июня 1943-го по июнь 1944 года, когда «археологам» пришлось спешно уносить ноги после высадки англо-американских войск в Нормандии.

Главой фашистских радиоэстезистов был Гануссен, личный маг фюрера. В своей книге «Мой жизненный путь» он писал: «Многие тысячи водных и нефтяных бассейнов, залежей угля и руды были найдены с помощью жезла. В Абиссинии особо одаренные дети приучены к розыску преступников. Их инструмент «волшебный» жезл. Ребенок берется за оба конца жезла и бежит до тех пор, пока с пеной у рта не останавливается перед каким-нибудь домом или человеком. Здесь «волшебный» жезл дал толчок. В 99 случаях из 100 этот человек — разыскиваемый преступник. Среди племени, живущего на озере Тоба, также встречаются способные к ясновидению люди, которые находят преступников с помощью жезла» (цит. по: 36, 68).

Немудрено поэтому, что к немецким войскам во время второй мировой войны прикомандировывались жезлоносители (особенно в Африке), а специальный референт СС но вопросам наследия национальной культуры в Мюнхене проводил испытания жезлоносителей, о чем выдавал соответствующий диплом.

После разгрома фашистской Германии жезлоносители-радиоэстезисты перебазировались в другие страны. Трудные послевоенные годы для этих магов, напротив, оказались очень благоприятными. В это время был образован международный союз мастеров по обращению с раздвоенной рогаткой и грузиком на нитке, объединивший более 20 тысяч человек. В Англии, Франции и ФРГ появились национальные общества радиоэстезистов, выпускающие свои периодические издания. В эти же годы совершается новое крещение этой чудесной «науки» — отныне она зовется радиопикой (но аналогии с бурно развивающейся в то время электроникой). Расширяется круг обязанностей и возможностей ее мастеров и подмастерий: ныне не обязательно выходить на местность для отыскания клада или залежей угля, нефти — достаточно лишь повертеть жезл или маятник над картой, чтобы найти все требуемое. Берутся определить пол еще не родившегося ребенка, для чего надо опустить жезл в мочу для беременной матери (см.: 84, 294-299).

Включили в сферу своей деятельности радиоэстезисты-радионики и медицину. Они обследуют больного посредством болтающейся на нитке гирьки, колебания которой будто бы позволяют им распознать и вылечить болезнь. Часто маятник раскачивают не над больным, а над его фотографией, каплей крови, несколькими строчками письма и т. д. (см.: 88).

Адепты волшебного жезла и магического маятника сегодня разделились на две группы. Одни пытаются объяснить источник их «дара» посредством ссылок на некие «тайны духа», на непостижимые силы природы, концентрирующиеся на кончике раздвоенной рогатки или гирьки маятника. Эти выдумщики считают свой «дар» чудом, дарованным им свыше, а радиоэстезию — божественной наукой. К первым радиоэстезистам они относят жрецов Древнего мира, получивших знание тайн волшебной палочки и маятника непосредственно от самого божества. В число первых радиоэстезистов включается и Соломон, в руках которого маятник служил каналом связи между двумя уровнями сознания — человеческим и божественным. Точно так же и сегодня наше «шестое чувство», или dowsing sense, остается божественным по своему источнику, а маятник с жезлом — основным средством для беседы бога с людьми. Ведь без воли божьей ни один жезл не завертится (см.: 105, 8—9).

Другая группа, пытаясь идти в ногу со временем, объясняет чудо жезла и маятника ссылками на естественные силы в природе. Среди этих радиоэстезистов в ходу такие термины, как «земной магнетизм», «магнитное излучение», «разность потенциалов», «частота и длина волн», «излучение Солнца», «космические эманации» и т. д. Они любят повторять слова Гануссена, объяснявшего секрет радиоэстезии следующим образом: вибрация волшебной палочки — это результат «космического атомного распада». Большое внимание уделяют они и внешнему оформлению волшебной палочки и маятника, их дальнейшей модификации. Магическую рогатку, например, теперь предпочитают делать из пластмассы, эбонита, китового уса, металлов, обмотанных проводами с различным сопротивлением (см.: 36, 65—66).

Однако ни жезлоносители с простой деревянной рогаткой, ни «операторы» со стальной вилкообразной веткой в проволочной обмотке — никто из них ни разу не выдержал проверки со стороны ученых. Профессор, доктор медицинских наук, директор Института судебной медицины в Берлине О. Прокоп в работе «О «волшебном» жезле», профессор, директор Института судебной медицины в Дрездене В. Рейнман в своем исследовании «Звездный маятник» приводят многочисленные разоблачающие носителей жезла и исследователей магического маятника факты.

Так, в конце 50-х годов французский ученый Пенду в Лионе назначил награду в 1000 франков тому, кто смог бы в 8 случаях из 10 правильно определить, в какой из 10 комнат находится 850 г. серебра. Аббат Мермет, тогдашний президент Обществ друзей радиоэстезии, принял эти условия. Были проведены испытания радиоэстезистов, в которых приняли участие 86 жезлоносителей и исследователей маятника. Каждые три дня серебро переносилось в новую комнату. Всего же было проделано 860 определений, из которых правильными оказались 86. Этот результат в точности соответствовал вычисленной вероятности 1:10, означающей, что вероятность угадать правильно равняется одной десятой. Этот процент правильных ответов сохранился и тогда, когда испытанию подверглись 10 человек, вовсе не претендовавших на способности радиоэстезиста, а попросту наугад определявших место хранения серебра.

Почти в то же время немецкий ученый Кахот проверил маятниковые диагнозы по фотографиям и историям болезней. По фотографиям четырех совершенно здоровых людей исследователи маятника поставили следующие диагнозы: 1. болезнь печени и туберкулез; 2. заболевание желудка, предрасположение к раку; 3. сифилис, гипофункция печени; 4. болезнь сердца и почек. По историям болезней маятник «установил» гинекологические нарушения у молодых солдат. И этот же исследователь маятника пытался определить место костного перелома у 10 солдат. Он ошибся ровно 10 раз из 10.

В начале 60-х годов по решению суда был подвергнут экспертизе сотрудниками университетской психиатрической клиники другой исследователь маятника некий Кесслер из Фрейбурга. Исследователя проверяла специальная комиссия во главе с директором клиники профессором Кюпперсом. Было отобрано 17 больных психиатрической и дерматологической клиник; затем на листе бумаги с полной подписью больного ставились маятниковые диагнозы. В то же время врачи поставили каждому больному письменный диагноз, который хранился в особом запечатанном конверте. При этом ни профессор Кюпперс, ни исследователь маятника об этих врачебных диагнозах ничего не знали. В конце экспертизы конверт был вскрыт и сравнили врачебные диагнозы с маятниковыми. Причем по желанию исследователя маятника 12 последних случаев он диагностировал в полном одиночестве и записал свои диагнозы самостоятельно. В результате оказалось: на 17 больных было поставлено 34 врачебных диагноза, то есть по 2 диагноза в среднем на одного больного, тогда как маятник тем же больным поставил 784 диагноза, то есть по 46 на каждого. Профессор Кюпперс в справке суду сделал уничтожающий вывод по поводу «способностей» Кесслера. Профессор указал, что число правильных диагнозов приблизительно равняется тому, которое мы получим, если будем выбирать диагнозы путем метода лотереи, то есть совершенно случайно. И если учесть, что из нескольких сотен диагнозов, содержащихся в книге, которую использовал Кесслер при диагнозировании, на каждого больного в среднем приходилось по 46 диагнозов, то есть 1/10 или 1/12 общего их числа, то совершенно несомненно, что среди этих 46 диагнозов непременно окажется 5—10 процентов диагнозов правильных.

«Чудесные» способности лозоискателей были подвергнуты проверке и со стороны советских ученых. Совсем недавно в качестве объекта исследования избрали лозоискательство в Институте интроскопии АН СССР. Работу по проверке «способностей» лозоискателей вели старший научный сотрудник Б. В. Туробов, доктор технических наук, профессор Ю. И. Иориш. Полученные результаты были аналогичны результатам проверок, проведенных западноевропейскими учеными (см.: 44, 24—28).

Ученые показали явную несостоятельность претензий радиоэстезии называться наукой, разоблачили деятельность целого ряда шарлатанов. Читатель, однако, может спросить: отчего же все-таки происходит толчок волшебной рогатки?

Причина колебаний жезла и маятника имеет вполне естественный характер. Она — в идеомоторных реакциях человеческого организма (коротко мы уже об этом говорили). Ученые-физиологи выяснили, что двигательные представления сопровождаются токами в соответствующих мышцах, причем сознание здесь может вовсе и не участвовать. Характерным примером служит начинающий велосипедист. Он едет на велосипеде с полным напряжением воли, а не автоматически, без участия высших мозговых центров. Он боится канавы, камней, других препятствий и в случае встречи с ними, несмотря на все свои попытки свернуть, объехать, наезжает на камень, падает в канаву. Страх, опасение канавы или камня посредством идеомоторных реакций и приводит к падению. Читатель может даже поставить небольшой эксперимент. Для этого надо привязать к нитке небольшой груз и держать его в вытянутой руке, одновременно представляя себе, как вы его раскачиваете. Через некоторое время самодельный маятник действительно начнет раскачиваться. Точно так же и волшебник-жезлоноситель, возможно, и бессознательно для себя посредством зрительных образов подает команды в центры, управляющие мышцами, после чего последние начинают вертеть жезл. Бессознательно лозоходец воспринимает такие образы-сигналы, как рельеф местности, вид почвы, влажность, запах и т. п. Ученые знают, например, что по цвету и наклону стеблей различных растений, их густоте можно с достаточной вероятностью определять, имеются ли в данном районе подземные воды или нет. Как только один из таких признаков воспринят находящимся в напряжении «поискового» состояния лозоходцем, его нервные сигналы соответственно реагируют и кисть наклоняется, а рамка (лоза, маятник) поворачивается. Однако реакция лозоискателя на признаки, соответствующие, допустим, залеганию подземных вод, настолько субъективна, малодостоверна, что, отмечает профессор Ю. И. Иориш, пытаться использовать лозоискательство, пусть и освобожденное от мистики, вместо геофизических методов поиска полезных ископаемых просто-напросто неэкономично.

МЕДИЦИНСКИЙ ОККУЛЬТИЗМ

В странах Запада сегодня действует целая армия шарлатанов, спекулирующих на несчастьях людей, страдающих от различных недугов. Знахарство не только не умерло, но, напротив, переживает как бы свое второе рождение. «Знахарство,— пишет советский ученый М. И. Шахнович,— лечение средствами и способами, не основанными на данных медицинской науки, чаще всего представляет смесь колдовства с народной медициной. Знахарство когда-то не отделялось от народной медицины, паразитировало на эмпирических сведениях и практической деятельности, направленной на предупреждение и лечение болезней средствами, найденными самим народом. Знахарство состоит из различных магических действий; нашептывания, заговоров, опрыскивания наговорной водой, окуривания, ограждения амулетами, введения в больной организм настоек или порошков из трав и животных продуктов, применения «симпатических средств» воздействия части на целое, подобного на подобное, передачи «влияния жизненных сил одного человека другому», и и т. д.» (73, 142).

Знахарство — наследие древней магии, принципы которой не меняются, а лишь приобретают различные оттенки в зависимости от времени и места. Магия не обращает внимания на результат: в случае отсутствия ожидаемого от магических действий эффекта знахарь и не собирается учесть этот момент и внести изменения в процесс своего лечения. По его мнению, виноват в отсутствии результата не таинственный метод, а сам результат или же причиной неудачи является другой колдун, посредством своей магии противодействующий лечению. Часто знахарь вообще отрицает, что эффект отсутствует. Вопреки всему он уверяет пациента, что тот исцелился. В случае сложной болезни он доказывает, что результат наступит в будущем: через год, несколько лет.

Знахарство, в отличие от медицины, в основе которой лежат научные данные и экспериментальные наблюдения, опирается на ложные фантастические аналогии и допущения. По существу, в основе любого знахарского снадобия и приема лежат первобытные колдовские верования, относящиеся к гомеопатической магии (исходившей из принципа «сходное производит сходное») и контагиозной магии (воображающей, будто часть сохраняет свойства целого). В первом случае, например, считалось, что желтуху можно излечить наваром из желтых цветов. Во втором — полагали, будто, съев сердце здорового ребенка, можно излечиться от любой болезни. Еще в XVII веке венгерская графиня Елизавета Батори каждое утро совершала магическую процедуру, умываясь свежей человеческой кровью, ибо верила, что от этого она останется навсегда молодой. В течение нескольких лет она таким образом убила 650 крепостных девушек.

Современное знахарство мало чем отличается от знахарства древнего. Профессор Жаклин Рено в недавно вышедшем тематическом номере французского журнала «Сьянс э ви», посвященном полностью проблемам «параллельной» медицины, делит современное знахарство на две группы.

Это, во-первых, знахарство в его чистой, ничем не приукрашенной форме — в форме первобытного колдовства. А во-вторых, это знахарство, представители которого уверяют, что они отрицают магию и опираются исключительно на науку, хотя в действительности дикарская, первобытно-магическая суть их приемов, закамуфлированных наукообразным жаргоном, осталась незыблемой. Их «теории» и «методы» по-прежнему, как и в первобытные времена, опираются на магические -законы аналогии. В качестве представителя человеческого организма, всех его органов, даже умственного и нравственного развития современные знахари избирают, например, небольшой орган или часть тела, точно так же, как в первобытной магии в качестве представителя человека, на которого направляются колдовские чары, выступает глиняная или восковая кукла. Были сделаны попытки для диагностики и терапии использовать ступни ног и ладони рук. Линии на них, утверждают нынешние знахари,— это зеркало наших болезней, на котором отражается состояние всех органов, нервов, сосудов и т. д.

«Магические спектакли конца XX в.,— пишет о подобных лжеучениях Жаклин Рено,— приобрели, правда, некоторую псевдонаучную форму, но общий закон магии — действие по аналогии — остается в силе. И логики здесь нет — внешнее сходство магия считает доказательством. Например, при карточном гадании карты пиковой масти обычно символизируют смерть («удар пикой»), а червонная масть («сердечки») —любовь».

Главными действующими лицами «магических спектаклей конца XX века», о которых пишет Жаклин Репо, являются многочисленные дельцы, занимающиеся чудесным исцелением больных. Во Франции, например, на 30 000 врачей приходится 60 000 знахарей. Ежегодно французы выплачивают им 200 миллионов долларов. Целая армия знахарей трудится сегодня и в ФРГ. Западногерманские знахари своими чудодейственными средствами вроде «ведовского порошка», «экскрементов дьявола» и т. п. лечат все недуги тела, разума и сердца. К их услугам даже специальные аптеки и «химико-фармацевтические лаборатории», выпускающие и торгующие магическими веществами, планетарными курительными порошками, флюидными конденсаторами и т. д.

Но подлинным Эльдорадо жуликов стали Соединенные Штаты Америки. В процессе исследования, проведенного подкомиссией палаты представителей США, было выяснено, что шарлатаны и мошенники, выдающие себя за исцелителей, ежегодно выманивают у американцев по меньшей мере 10 миллиардов долларов. Причем многие; из этих шарлатанов прикрываются дипломами врачей. Выборочная проверка установила, что у половины из подвергшихся ей 3000 врачей дипломы фальшивые. Торговля подделанными дипломами врачей — весьма прибыльное дело. Один делец продал фальшивые подделки 165 лицам, изъявившим, по его словам, желание заняться медицинской практикой. Выручка — 1,5 миллиона долларов.

Исцелители-эскулапы страждущих артритом пользуют такими волшебными средствами, как лунная пыль, в действительности оказавшаяся простым песком, припарками из коровьего помета, вытяжками из зеленогубого новозеландского моллюска и т. п. Среди чудодейственных снадобий, которые выдаются за лекарства от рака, были обнаружены алмазный порошок, змеиное мясо, сок белой лилии и толченые лошадиные бородавки, настоянные на кислом молоке. Три четверти всех снадобий, поставляемых американскими знахарями жаждущим исцеления людям, не только не приносят им облегчения, но, как отмечает «Интернэшнл геральд трибюн», просто опасны для здоровья, а подчас и для жизни.

Власти города Сент-Луис (штат Миссури) даже открыли национальный музей медицинского знахарства. В нем побывал репортер итальянского журнала «Эуропео». В экспозиции музея выставлены, в частности, аппарат, обладающий (так, по крайней мере, утверждал его изобретатель) чудесными качествами исцелять психические расстройства и заболевания неких мифических «желез личности»; «аккумулятор», с помощью которого можно подзарядиться некоей «органической энергией», якобы стимулирующей защитную реакцию организма и ограждающей его от болезней; «спектрохром», исцеляющий посредством разноцветных фильтров и электрической лампы в 1000 ватт от таких болезней, как рак, сахарный диабет, сердечная недостаточность и т. д.

Экспонаты в музее разбиты но отделам. Очень богат, к примеру, отдел, посвященный средствам борьбы с ожирением. В нем центральное место занимает аппарат «Релакс-А», на рынке стоивший 500 долларов. Совсем недавно он пользовался огромной популярностью. Этот «чудо-прибор», как утверждал его создатель, должен был помогать толстякам худеть посредством упражнений, не требующих никаких усилий, то есть стимулируя сокращения мышц действием небольших электродов. Аппарат этот вряд ли способствовал похудению, зато, как указано в судебных протоколах, испускаемые им слабые электрические импульсы могли причинить вред здоровью.

Кроме подобной аппаратуры, в экспозиции музея демонстрируются и фальсифицированные медикаменты.

Современные знахари, подобно врачам, регулярно собираются на свои съезды и конференции. Один из последних таких съездов состоялся в 1983 году в тирольском селе Альпбах.

Знахарство в конце XX века нередко выступает и от имени народной медицины. Сегодня на Западе полно дельцов, решивших использовать в своих интересах популярную ныне ностальгию по утраченному единству с природой. На фоне многочисленных призывов «назад, к природе» современные знахари, спекулируя на сложностях развития научной медицины, под видом народной мудрости пытаются всучить своим легковерным пациентам самые невообразимые средства и снадобья, нередко опасные для здоровья, а часто попросту бесполезные, хотя и безвредные.

О деятельности подобных шарлатанов от медицины в Великобритании рассказывает английский врач Р. Игл. Одним из отрядов английских натуропатов (так называют сегодня знахарей, объединившихся вокруг лозунга «назад, к природе» и лечащих больных настойками из смеси трав, металлов, магической грязи, святой воды и заговоров) являются так называемые хакимы, выдающие себя за представителей традиционной азиатской медицины. Хакимы используют диагностические приемы, которые, по существу, аналогичны приемам врачей в средневековой Европе. Средневековые лекари, щупая пульс у пациента, определяли состояние («теплое», «холодное», «сырое», «сухое») четырех основных «соков» его организма. К «сокам» относили: кровь, флегму, желтую желчь и черную желчь. От того, какой именно «сок» преобладает в организме, и зависели, как считалось тогда, здоровье и темперамент (соответственно сангвинический, флегматический, холерический и меланхолический) человека. Сегодняшние хакимы лечат больного, прописывая ему лекарства, будто бы восстанавливающие равновесие между его «жизненными соками». Так, диабет, характеризуемый, по их мнению, как «холодное», «сырое» состояние, следует лечить куркумой, дающей «тепло» и «сухость». Главная опасность хакимов, указывает Р. Игл, в их «склонности» прописывать вещества, содержащие токсичные тяжелые металлы, такие, например, как золото, свинец, мышьяк и серебро. В Брэдфорде, к примеру, служащие министерства здравоохранения обнаружили детей, страдающих от свинцового отравления, вызванного тем, что их глаза лечили порошком, составленным на основе свинца, называемым «сурма». Хакимы рекомендуют эту «сурму» как чудотворное средство от дурного глаза, а также вообще для того, чтобы глаза были здоровыми. После другого случая свинцового отравления министерство здравоохранения вынуждено было запретить одно тонизирующее средство для детей. Это был небольшой комочек какого-то вещества из лекарственных трав с прилагавшейся свинцовой ложечкой. Когда же мать разбавляла это вещество в горячей воде, а потом давала ребенку пить его из этой ложечки, свинец из нее выщелачивался и проникал вместо с водой в организм ребенка. В тонизирующие же средства для взрослых хакимы в обязательном порядке вводят тяжелые металлы и широко распространяют эти волшебные снадобья.

И при всем при том к ответственности за мошенничество в последние годы был привлечен только один знахарь родом из Азии, лечивший «травами». Он торговал по 15 фунтов за флакон продуктом под названием «Магсол», который будто бы излечивал от всех болезней, но в котором не было ничего, кроме песка и сахара. Шарлатан отделался довольно легко: его оштрафовали на 100 фунтов. Почему же так вольготно живется знахарям в Англии? Ответ но мудрен: превыше всего свобода бизнеса, а потом все остальное, в том числе здоровье людей.

Интересами бизнеса, очевидно, объясняется и тот факт, что деятельность хакимов рекламируется даже на страницах солидных британских журналов и газет. Там же помещена и реклама так называемой «хирургии без ножа» как альтернатива медицинской хирургии, медицине вообще.

«Хирургией без ножа» занимаются выходцы и коренные жители Юго-Восточной Азии. Западная печать представляет эту «хирургию» как последнее чудо XX века, а людей, ею занимающихся, как истинных чудотворцев, обладающих сверхъестественным даром исцелять самые тяжелые заболевания. Эти знахари будто бы голыми руками, совершенно безболезненно и бескровно выполняют сложнейшие операции. Руки знахаря якобы обладают способностью резать, раздвигать живую ткань, а потом соединять место разрыва так, что не остается ни шва, ни шрама. В качестве доказательства успешной «операции» эти «хирурги» своим пациентам предлагают удаленные пораженные болезнью ткани и органы человеческого тела в виде кусочков мяса, мышц и т. д. Желающих попасть в руки этих чудо-хирургов (штаб-квартирой которых являются Филиппины) оказалось так много, что авиакомпании даже организовали спецрейсы в Манилу, дабы все желающие могли воспользоваться «помощью» чудотворцев, владеющих сверхъестественными способностями чудесного исцеления.

Сами филиппинские лекари, или, как их называют, хилеры, всячески открещиваются от связи со сверхъестественными силами. Зная, сколь высок в глазах обывателя сегодня престиж науки и техники, они пытаются подтвердить свою научную узаконенность и авторитетность. Для этого они, объясняя свои чудесные силы и способности, широко используют псевдонаучную терминологию вроде «космической энергии», концентрирующейся в «кончиках пальцев» хилеров, «биополя», «магнитной аномалии» и т. д.

В действительности же филиппинские лекари-хилеры являются непосредственными преемниками знахарского «искусства» первобытных колдунов и шаманов. Этнографам давно известны те приемы «хирургии без ножа», открытие которых филиппинские лекари присвоили себе. Шаманы и колдуны американских индейцев, африканских племен, северных народностей России давным-давно открыли «способы» бескровного и безболезненного «лечения» своих пациентов. В его основе лежат довольно простые приемы обмана зрителей. В первой главе мы уже рассказывали о том «священном искусстве», которое преподавалось в одной из североамериканских «школ» индейских шаманов и которое состояло в умении извлекать из тела больного различного рода материальные элементы, должные олицетворять причину недуга. Приведем еще несколько свидетельств. Вот как известный английский ученый Джон Леббок в середине XIX века в своей знаменитой книге «Начало цивилизации и первобытное состояние человека» описывал знахарские методы парагвайских «целителей». «Они лечат всякие болезни одним и тем же средством,— пишет Леббок.— Что же это за система лечения? Они прикладывают губы к больному члену и сосут, сплевывая время от времени. Затем набирают как можно больше воздуха в грудь и дуют на больное место. Это дутье и сосанье повторяются поочередно... Этот способ в ходу между всеми дикарями Парагвая и другими... Себионы, еще менее развитые, воображают, что сосанье и дутье могут извлечь из тела все, что ему причиняет боль или неудобство. Это верование постоянно поддерживается новыми фокусами знахарей. Когда они приготовляются сосать больного человека, они заранее набирают в рот червей, терновых игл, жуков и, приложив ненадолго рот к больному месту, выплевывают их и говорят, указывая больному на иглу или на червяка,— «Вот причина твоей болезни». Тогда, конечно, больной приободряется, воображая, что наконец избавился от терзавшего его врага» (29, 24).

А теперь об отечественных целителях — колдунах и шаманах. Они также претендовали на сверхъестественные способности исцелять своих сородичей от любых болезней и недугов. А для поддержания своей славы пускались на всевозможные ухищрения, разыгрывая подчас театрализованные представления совсем в духе нынешних шарлатанов-знахарей с Филиппин. Вот рассказ В. Богораза-Тана о главном действующем лице такого представления, шаманке-эскимоске Упунге: «Она, положив навзничь своего сына, обнажила ему живот... взяла нож и, пропустив лезвие между собственных пальцев по обычному шаманскому приему, сделала длинный продольный разрез и тотчас же вставила в его концы свои толстые пальцы. Мальчик слегка простонал. Кровь хлынула в обе стороны и залила пол. Упунге нагнулась еще ниже и стала зализывать рану. Через минуту на животе пе было никаких следов, кроме кровяных пятен и обычной грязи». Оказывается, техника этого трюка была такова: «Упунге во все время опыта показывала знаками, что ей очень жарко. Две дочери, еще девочки, брали из кадки с водой комочки мокрого снега и подносили ей, и она глотала их по обычаю туземцев. В комочках была закатана свежая кровь тюленя... Упунге распускала снег во рту и потом, низко склонившись к предполагаемой «ране», выпускала кровь на живот мальчика. Видимость раны была произведена искусным нажимом больших пальцев шаманки» (8, 126).

Знахарское «искусство» первобытных шаманов и колдунов и возродили так называемые филиппинские хилеры. Ученые-специалисты провели ряд исследований «феномена» филиппинских хилеров, в ходе которых убедительно доказали всю беспочвенность их претензий именовать себя «хирургами без ножа».

Одно из таких исследований провели французские специалисты по заданию редакции журнала «Сьянс э ви». В репортаже А. Леду сообщалось:

«Хирург Роджер Урбито проверяет меня «рентгеновскими лучами»: простой лист бумаги прикладывается к коже, предварительно смазанной маслом. В результате — «рентгенограмма»: на ней знахарь «видит», что у меня «нечистая кровь». Затем следует операция.

Пока знахарь выбирает участок, на котором он будет оперировать, ассистенты приносят большой клок ваты. Начинаются манипуляции на коже. И мало-помалу между плотно сжатыми пальцами (ладонь не видна, операционное поле тоже не видно) появляется кровь и кусочки тканей, которые тотчас же выбрасываются... Примитивный фокус — все это было заранее спрятано в пучках ваты (первобытные колдуны за неимением ваты прятали кости, кусочки мяса, червей у себя за щекой.— А. Г.)... В процессе операции нет никакой возможности видеть операционную рану. Внимательно наблюдая, можно видеть лишь согнутые пальцы «хирурга», упирающиеся в кожу. Когда тебя «оперируют», постоянно чувствуешь давление пальцев на кожу. Как поверить в то, что в этот момент «рука шарит по желудку», как об этом рассказывали в одном из французских еженедельников? Иногда можно даже заметить на теле после операции царапины от ногтей. Как же в таком случае объяснить отсутствие следов от разрыва тканей, якобы бывшего на месте операции?...» Свой отчет о визите к филиппинским знахарям А. Леду заканчивает данными о результатах анализа тех кусочков мяса и тканей, которые хилеры извлекали из тела больных и которые французскому ученому удалось вывезти в Европу. В научных лабораториях было выяснено: все они. принадлежат не человеку, а экзотическому для Европы, но распространенному в Индийском океане и на Филиппинах животному — дюгони из рода сиреневых.

Подобные исследования были также проведены английскими врачами П. Дж. Линкольном и Н. Дж. Вудом, сотрудниками госпиталя при Лондонском медицинском колледже, которые доложили на VIII Международном конгрессе судебных гематологов и гемогенетиков, что исследованные ими пробы крови, полученные от пациентов хилеров, в действительности принадлежали свинье, быку и петуху и в некоторых случаях человеку, но совершенно не той группы, что у лежавшего на столе пациента.

Ценные результаты и наблюдения за действиями прославленных и самых знаменитых филиппинских хилеров вроде Марчелино, Тони Агпаоа и других привез известный советский врач и ученый, профессор, доктор медицинских наук М. Л. Гершанович, побывавший на Филиппинах в составе делегации, сопровождавшей чемпиона мира А. Карпова на шахматном матче в Багио. Он и ряд других членов делегации посетили этих чудо-лекарей. Вот что об этом визите рассказывает сам М. Л. Гершанович:

«Перед тем как самому лечь на стол, я стал внимательно наблюдать за работой хилера. Он положил на стол женщину, и объявил, что сейчас удалит у нее желчный пузырь. Мы очень близко стояли и фотографировали... и я увидел картину, даже для подготовленного зрителя непостижимую: руки хилера погружены в живот, там что-то чавкает, показывается кровь (правда, не очень много). Затем хилер вынимает руки, вытирает место «операции» тампоном. Ощущение такое, будто на наших глазах и в самом деле произошло вмешательство без ножа. Я не упрекаю тех, кто после взахлеб рассказывал, что точно видел операцию,— так это убедительно выглядело. Но должен сказать: я внимательно, наклонившись до предела, буквально до расстояния десять сантиметров от «операционного поля», пытался разглядеть рану — и ничего не увидел. Раны не было. Ни открытой брюшной полости, ни разверстых тканей, органов, кишечника, мышц —- ничего! А впечатление такое, будто руки находятся в утробе и где-то там, в глубине, копошатся пальцы «хирурга». Но это была лишь искусно сформированная кожная складка-карман (наподобие кожной складки у шаманки Упунге.— А. Г.), в которой, словно в полость, хилер погрузил пальцы. И каким-то образом производимый — вероятно, той же самой кожной складкой — чавкающий звук...

Потом на свет божий извлекается кусок «тканей», и «рана» заглаживается рукой без следа (как мы потом убедились, тканью был ватный тампон, якобы пропитанный кровью).

Теперь, после всего увиденного, могу дать присягу: хирургии не было. Был искусный иллюзион...

Но вот наступила моя очередь. Я попросил убрать опухоль под левым глазом... и варикозный узел на ноге (кстати, весьма удобный для демонстрации — было бы сразу видно, удалили его или нет). Хилер охотно согласился, предупредив, однако, что должен помолиться надо мной, призвать духов, дабы почувствовать в себе силу (только в случае обретения ее он примется за операцию)... Наконец хилер сказал, что дух явился и он готов приступить. Он долго надо мной трудился, больно тискал опухоль железными, цепкими, как клещи, пальцами — ничего не получилось...»

Побывав у другого, самого знаменитого филиппинского хилера Марчелино, М. Л. Гершанович попросил удалить желчный пузырь. Однако и после операции желчный пузырь Гершановича остался на месте.

Раздуваемая западными средствами массовой информации сенсация лопнула. И не стоило бы, наверное, тратить на нее столько времени и места, если бы не те причины, которые лежали в ее основе, которые ее породили.

Прежде всего следует иметь в виду, что в наши дни наблюдается явный разрыв, контраст между поражающими воображение обывателя достижениями в области технических наук и изобретений (высадка людей на Луну, полеты космических станций к Венере и т. д.) и выглядящими на этом фоне более скромными успехами медицины в лечении даже распространенных заболеваний вроде гриппа, ревматизма и т. п. Освоение ядерной энергии, космические полеты человека, робототехника приучили людей к мысли, что для человека нет ничего невозможного, к чуду. И этого чуда они ждут не только в технике, но и во всех остальных областях своей жизни, в том числе и в области охраны здоровья, в области лечения. А здесь, хотя и есть впечатляющие достижения (пересадка сердца, легких, печени и т. д.), но незначителен прогресс в борьбе против рака, сердечно-сосудистых заболеваний, полиартрита и других недугов. Ну а спрос, как говорится, рождает предложение. Торговлей «чудом» и занялись современные чудотворцы вроде филиппинских хилеров.

У них, как, впрочем, и у других представителей современного знахарства, в сравнении с врачом есть большое преимущество. Пациент не требует от них объяснить ему причины болезни, механизм ее лечения и т. д. От врача требуют знания, действие же знахаря принимают на веру. А в результате облегчают последнему его работу.

Оказывает значительное влияние на воображение современного обывателя и псевдонаучная терминология — «космическая энергия», «биополе» и т. д. Если человек все же почувствовал облегчение после визита к знахарю, как правило, это всего лишь действие внушения, подкрепленного верой. Это и есть вторая причина моды на знахарей. Многочисленные случаи неудачи забываются, а вот их редкие успехи усиленно рекламируются самими же больными.

В медицине давно известен «эффект плацебо», или, как его еще называют, «эффект пустышки». Вот как определяет его известный советский психиатр, профессор Б. Карвасарский: «Представьте, больному говорят: появилось новое средство, очень дефицитное, с трудом достали одну упаковку. Ему дают таблетку, не содержащую никаких лечебных компонентов. И — помогает. То есть помогает не сама таблетка, а разговоры о ней...» (24, 13).

Роль таблетки-пустышки могут выполнять и слухи о чудесных способностях знахаря, многозначительная его речь, загадочные движения и жесты. Слава, которая окружает имя знахаря, его облик, манера поведения, техника «лечения» — все это действует на воображение человека, его психику. А ведь давно известно, что переживание боли определяется двумя компонентами: физиологическим и психологическим. Так вот знахарь своей личностью или же своими, не содержащими никаких лечебных ингредиентов, таблетками, мазями и снимает психический компонент боли. Страдающий от боли человек просто перестает ее ощущать. Хотя медикам это давно известно, в глазах обывателя это выглядит как чудо. Но чуда здесь нет, а есть обычная психотерапия, внушение, во время которого вовсе не надо погружаться в гипнотический сон. Внушение возможно и в обычном состоянии.

Это означает, указывает Б. Карвасарский, что механизм «чудес» современных знахарей, как и их предшественников — первобытных колдунов и шаманов — не в их сверхъестественных способностях, а в самом пациенте. В степени его внушаемости, в степени его веры. С верой мы сталкиваемся и в такой оккультной науке, как парапсихология.

МАГИЯ МЫСЛИ

«Современное развитие естествознания,— писал А. Леманн в своей известной «Иллюстрированной истории суеверий и волшебства»,— делает весьма мало вероятным предположение о существовании каких-то еще неизвестных сил, неизменно действующих на каждом спиритическом сеансе, но тщательно избегающих проявить свое действие в лаборатории ученого» (31, 375).

Это было написано в конце XIX века. Уже в то время открытия в области физики, химии, астрономии и других естественных наук убедительно свидетельствовали об абсурдности и полнейшей несостоятельности представлений о неких сверхприродных, таинственных субстанциях, скрытых сверхъестественных силах, высших бестелесных существах. В XX веке благодаря массированному наступлению ученых буквально всех областей естествознания па тайны Вселенной в основном построена связная и цельная картина мира, в которой не оказалось ни одного уголка, где бы могли затаиться сверхприродные силы и агенты, до сих пор в классическом оккультизме считавшиеся источником чудесной магии.

Вот почему оккультисты предметом своих спекуляций избрали наиболее трудный для научного познания объект — человеческий мозг, психику. Человеческий мозг — самое сложное во Вселенной материальное образование. Достаточно только вспомнить, что в коре головного мозга имеется около 14 миллиардов нервных клеток (нейронов), образующих в процессе мышления столько же межнейронных связей, сколько в Солнечной системе имеется атомов (1056), как сразу же станут ясными все те затруднения, что лежат на пути ученых, пытающихся разобраться в природе человеческой психики.

Спекулируя на остающихся еще непознанными загадочных явлениях человеческой психики, современные оккультисты пытаются построить теорию новейшей магии — магии мысли (magic of mind), как они говорят.

Перед автором лежит недавно вышедшая на Западе книга некоей Д. Вэйлинт «Натуральная магия» (см.: 111). Суперобложка рекламирует книгу как в своем роде уникальный путеводитель по необъятному миру древнего и современного колдовства, написанный к тому же практикующей колдуньей, вот уже в течение 20 лет изучающей тайны магии.

Первая глава книги называется «Магия мысли». Британская ведьма в этой главе отмечает, что большинство старинных книг по колдовству, передаваемых из рук в руки и тщательно сохраняемых в укромных уголках, рассказывают своим читателям об аксессуарах магических ритуалов, о составе волшебных снадобий и зелий, о секретных формулах заклинания духов. «Однако величайшие адепты магического искусства,— пишет она,— всегда считали все это лишь внешней атрибутикой магии. Подлинную суть колдовства они видели в сверхъестественной мощи человеческого разума».

Свою позицию Вэйлинт пытается укрепить посредством экскурса в прошлое, во время которого вытаскивает из мглы небытия призраков великих магов и чародеев. Вот оживленный британской ведьмой призрак великого кудесника и чародея Ренессанса Корнелия Агриппы Неттесгеймского. Он устами колдуньи наших дней вещает: «Все необыкновенное великое, что рассказывают, читают и пишут о непобедимой силе магического искусства, о чудесных картинах астрологов и проч., окажется ничтожным, выдуманным и фальшивым, если понимать эт, о буквально... Однако знай, что мы не должны искать причины столь великих действий вне нас самих; внутри нас живет деятельное существо, могущее без оскорбления Божества и религии выполнить все, что обещают астрологи, магики, алхимики и некроманты. Я утверждаю: в нас самих живет начало, творящее чудеса».

Призрак великого Агриппы сменяют фигуры учителей и наставников известного оккультного общества «Орден Золотой Зари», основанного еще в XVIII веке. «Сознание человека,— вещают они,— обладает способностью материализовывать свои видения в астральном и даже более высоком плане. И эта материализованная человеческим сознанием астральная или другая форма столь же реальна и объективна для нас, что и наше обыденное окружение. Именно на этом пути достигаются самые чудесные магические результаты... Вот почему одно только сознание есть магическая формообразующая сила».

Опираясь на авторитет своих выдающихся предшественников, британская колдунья рассуждает дальше: «Магия и мистерия человеческого сознания и его тайные силы интриговали философов на протяжении всей истории человечества, начиная от Древнего Египта и кончая современными лабораториями парапсихологов. Парапсихология — это современное обозначение того, что древние называли magic of mind — магия мысли. Оба эти понятия, по существу, относятся к одному и тому же — к таинственной магической силе человеческой мысли, недоступной научному познанию... Именно эта сила является величайшим инструментом истинного колдовства».

Доказательству этого тезиса и посвящена вся первая глава книги «Натуральная магия». В ней подробно и со знанием дела повествуется о тех кудесниках XX века, которые силой одной только мысли творили чудеса: разгоняли облака, ломали вилки и ложки, гнули металлические трубы, отклоняли азимутную стрелку в компасе, ускоряли скорость распада атомного ядра и т. д.

Книга британской ведьмы встретила благожелательный прием в западной прессе. Единственно, кто высказал недовольство в связи с ее выходом в свет, были парапсихологи. Что, впрочем, легко понять и объяснить. Ведь британская ведьма своей излишней откровенностью сорвала с них ту маску, за которой они скрывались, выдавая себя за людей, занимающихся научным исследованием неких сверхчувственных феноменов человеческой психики. Психокинез, прекогниция, биоинформатика — сколько труда и изобретательности вложили парапсихологи в создание своего наукообразного жаргона!

Вообще-то не стоило уж так сильно обижаться на бедную колдунью, впервые взявшуюся за перо и потому не привыкшую еще к осмотрительности и сдержанности в выражениях. Ведь и до и помимо нее парапсихологию нередко относили к разряду не науки, но магии. Канадский ученый из Йоркского университета в городе Торонто Дж. Алкок в своей книге «Парапсихология: наука или магия?» указывает, что парапсихологию нельзя отнести не то что к науке, но и даже к протонауке. Она относится к области псевдонауки. Особенностями псевдонауки являются субъективистская теория познания, доступная лишь избранным, посвященным: неслыханно бедный аппарат формализации знаний, исключающий математику и логику. В основе псевдонауки лежат непроверяемые или ложные допущения и гипотезы, противостоящие всему остальному объему знаний о мире. Результаты же ее не проверяются другими, так сказать, альтернативными методами. В ее структуре значительное место принадлежит вере, где научные вопросы трактуются посредством аналогий, не разделяющих субъективное и объективное. В число объектов ее «исследований» входят нематериальные ипостаси вроде мысли, оторванной от материи. Все это относится непосредственно к парапсихологии, что и позволило Дж. Алкоку сформулировать свое заключение: парапсихология никогда не была и никогда не станет в будущем частью науки, так как она представляет собой область магии, оккультной псевдонауки (см.: 17, 233).

[Осуждение претензий парапсихологов на познание неких сверхчувственных феноменов не означает отрицание поистине безграничных способностей и возможностей человеческого мозга и психики, многие из которых остаются еще не разгаданными наукой. Речь идет лишь о попытках спекуляции на неких «чудесных» способностях избранных лиц (экстрасенсов) в целях обоснования существования двух миров — мира физических реальностей и мира реальностей сверхчувственных, нематериальных (вроде мысли вне и без материального носителя)].

«А не выдумка ли вообще все эти парапсихологические феномены и медиумы? — задается вопросом американский профессор Дэвид Майерс в одном из номеров журнала «Сайенс дайджест».— Есть ли в мире хоть один человек, который может узнавать содержание запечатанного пакета, двигать предметы на расстоянии или читать мысли других людей?»

Если бы такой человек нашелся, указывает профессор, то это очень бы удивило известного американского артиста-иллюзиониста Дж. Рэнди. Удивило бы и одновременно уменьшило бы его счет в банке на 10 тысяч долларов. Именно эта сумма составляет награду, которую вот уже 20 лет Рэнди предлагает тому, кто на его глазах смог бы совершить хотя бы одно из выше перечисленных чудес. Никто, однако, еще ни разу не претендовал на нее.

Не жаждут парапсихологи участвовать в проводимых учеными экспериментах но проверке их «чудесных» способностей. Отказывался участвовать в таких экспериментах и недавняя «звезда» парапсихологов, имя которой Ури Геллер. Об этом уместно рассказать подробнее.

О чудесных способностях выходца из Израиля Ури Геллера совсем недавно шумели средства массовой информации буквально всех западных стран. Сам же Ури Геллер утверждал, что обладает даром на расстоянии воздействовать на предметы посредством одной только мысли, что его «волшебные» силы ниспосланы на него некими «интеллигибельными энергиями», странствующими в пространствах Вселеyной на своих космических кораблях, известных на Земле под названием НЛО. В беседах с журналистами он заявлял, что был избран представителями космических цивилизаций, во всех отношениях превосходящих человечество, как некий космический канал для той силы, которая в будущем должна будет преобразить род людской (см.: 104, 273—278). Демонстрируя свои «чудесные» способности, этот «кудесник» на публичных сеансах «посредством одной только мысли» сгибал ключи, передвигал игральные кости, пускал остановившиеся часы и т. п. С целью развенчания этого представителя высших цивилизаций американский Комитет по изучению паранормальных явлений обратился к нему с предложением. Ему было послано следующее письмо (см.: 89, 15-19).


11.06.76.

Ури Геллеру.

В связи со всеобщим вниманием к предполагаемым чудесным психическим силам Ури Геллера мы полагаем, что проверка объективными наблюдателями этих сил была бы полезна и интересна как широкой публике, так и ученым. Изучение способностей Ури Геллера тем более необходимо, что проводившиеся до сих пор испытания не являлись, с нашей точки зрения, объективными. Поэтому мы выражаем желание разобраться, что же скрывается за предполагаемыми способностями мистера Геллера. Мы надеемся, что мистер Геллер и сам проявит интерес к нашему предложению, ибо оно позволило бы ему, в случае удачного для него испытания, ссылаться на авторитет Комитета по изучению паранормального, в который входят представители различных областей науки. Именно поэтому мы предлагаем следующее.

В случае, если Ури Геллер под контролем представителей Комитета и при условиях, разработанных членами этого Комитета, воспроизведет свои излюбленные «паранормальные» феномены, мы согласны опубликовать заявление, в котором признаем, что мистер Ури Геллер обладает «паранормальными» или любыми другими необъяснимыми с точки зрения науки силами и способностями.

Мы также заявляем, что подробный отчет о проверке «чудесных» способностей Геллера будет опубликован безотносительно от результатов испытания.

Мы обращаемся к мистеру Геллеру с просьбой продемонстрировать членам Комитета следующие «паранормальные» явления: 1. заставить сгибаться или ломаться ложки и вилки без использования обычных методов деформации предметов; 2. то же самые действия произвести с обычным дверным ключом при тех же условиях; 3. заставить иглу компаса отклониться без употребления специальных средств или приборов посредством только «паранормальных» сил; 4. пустить в ход остановившиеся часы и передвинуть часовую стрелку после того, как они начнут ходить, в любом направлении без применения каких-либо средств кроме своих психических сил; 5. определить содержание запечатанного конверта, предложенного Комитетом, опять-таки без применения каких-либо других сил, кроме как «психических»; 6. организовать демонстрацию, под строго научным контролем, любого, по усмотрению самого Ури Геллера, феномена, в котором общепризнанные законы природы были бы нарушены и объяснить который можно было бы только путем предположения о существовании «паранормальных психических сил» Ури Геллера.

Комитет ждет ответа от мистера Геллера или лиц, его представляющих, в течение 45 суток. В этом ответе должно быть зафиксировано согласно или отказ участвовать в предложенном выше эксперименте. Мы согласны оплачивать мистеру Геллеру по 100 долларов в день в период проверки его способностей, а также оплатить все понесенные им во время испытания расходы, включая дорогу, проживание и т. п. Время контрольного испытания может быть определено с учетом интересов обеих сторон.

Если в течение 45 суток ответа пе будет, то мы сочтем, что такое молчание означает отказ от участия в проведении испытаний способностей мистера Геллера, и проинформируем об этом средства массовой информации.

Комитет по научному изучению паранормального.

Подписано от Комитета: профессор М. Труцци, социолог, А. Азимов, химик и др. Всего 15 подписей».


Мистер Ури Геллер на предложение не откликнулся и на испытание не явился. Ведь он хорошо знал об участи своих предшественников во время таких проверок. Незадолго до этого ученые Йоркского университета аналогичное предложение сделали 600 другим «выдающимся» парапсихологам — обладателям сверхнормальных способностей. Согласились, однако, на него только 57 из них. И все они, как один, с треском провалились на этих университетских экзаменах.

Столь плачевно для парапсихологов закончились не только эти испытания. Все эксперименты по проверке способностей экстрасенсов, проводившиеся в научных лабораториях, заканчивались с аналогичным результатом. Скептическое мнение подавляющего большинства ученых к подобным способностям человека выразил английский психолог Ханзел:

— За сто лет исследования не удалось обнаружить ни одного индивидуума, который бы смог продемонстрировать экстрасенсорное восприятие так, чтобы оно удовлетворило и убедило непредубежденных, серьезных исследователей.

Это же вынужден был признать и сам Джон Белофф, бывший президент Всемирной ассоциации парапсихологии. «Ни один эксперимент,— заявил он как-то журналистам,— продемонстрировавший существование паранормальных явлений у нас, не был повторен другими исследователями в других лабораториях».

Что же касается того, как проходит «демонстрация существования паранормальных явлений» в самих парапсихологических лабораториях, то об этом можно судить по материалам состоявшегося в 1982 году в стенах Буффальского университета (штат Нью-Йорк, США) двухдневного коллоквиума на тему «Наука, скептицизм и парапсихология». Вниманию участников этого коллоквиума был предложен доклад об интересном и любопытном исследовании.

О предыстории этого исследования рассказали французские журналисты Энри Брош и Мишель Рузе в журнале «Сьянс э ви». В 1979 году Вашингтонскому университету президентом известной авиационной компании «Макдоннелл-Дуглас» было пожертвовано полмиллиона долларов на открытие и оснащение лаборатории парапсихологических исследований. Директором этой лаборатории был назначен профессор физики, рьяный поклонник герметических наук, Питер Филлипс. Он разработал программу исследований, которую окрестил «проект Альфа». Начал профессор с того, что поместил в газетах объявления с приглашением молодых медиумов попытать успеха в конкурсе на право участвовать в проводимых им исследованиях. Почему молодых? Потому что, как считают парапсихологи, паранормальные силы наиболее ярко проявляются у людей в детстве и юности. Два кандидата заявили о своих медиумических способностях: восемнадцатилетний служащий одного из вашингтонских отелей Стив Шоу и семнадцатилетний студент Майкл Эдварс.

Начались исследования. Перед Стивом Шоу и Майклом Эдварсом поставили стол с различными металлическими предметами. Молодые медиумы «пассировали» над столом, после чего предметы были подвергнуты обследованию. Если они будут иметь следы деформации, то, значит, паранормальная сила проявилась. И она проявилась.

В серии экспериментов по телепатии одному из молодых медиумов вручили запечатанный конверт с вложенным в него рисунком. Юный экстрасенс, будучи на короткое время оставлен наедине с конвертом, должен был посредством своих паранормальных способностей определить содержание запечатанного рисунка. После чего конверт передавался сотрудникам лаборатории, и те, проверив его нетронутость, извлекали рисунок и сравнивали с ответом медиума. Точность совпадений была исключительно велика.

Другой эксперимент состоял в том, что Стива Шоу подводили к столу, на котором лежал пластмассовый брусок, имевший в своей бороздке металлический стержень длиной в несколько сантиметров. Чтобы извлечь этот стержень, брусок надо было либо перевернуть, либо применить какой-нибудь инструмент. Шоу же было предложено без помощи каких-либо инструментов, не переворачивая и не передвигая брусок, лишь посредством сосредоточения в пальцах «пси-силы» (паранормальной силы) деформировать стержень. И сотрудники лаборатории увидели, как конец стержня вылез из своего гнезда и изогнулся дугой.

Еще один эксперимент был проведен с применением электроцепи с легкоплавким проводником. Сила тока постепенно увеличивалась, и, пока проводник не расплавился окончательно, все приборы отмечали проводимость. Когда же проводник сгорал, показания приборов регистрировались. Молодым экстрасенсам было предложено посредством одной только своей «пси-силы» ускорить сгорание проводника. И они блестяще выполнили задание: как только цепь замыкалась, оказывалось, что проводник уже расплавился.

Дошла очередь и до электроники. В опытах стали использовать видеомагнитофон, на котором Стив Шоу должен был испытать свои паранормальные силы. Находясь в 5 метрах от камеры, он, не отрываясь, глядел в объектив, одновременно пассируя перед ним руками. Изображение дважды меркло и появлялось вновь. Результаты были зафиксированы официальной комиссией на пленку.

Другой эксперимент проводился в домашних условиях. Медиумам выдали прозрачные пластмассовые коробки с запертыми внутри предметами. Коробки были обвязаны и запечатаны восковыми печатями. В одной из коробок находился прикрепленный к стенке легкоплавкий предохранитель в пробковой оболочке. Один из концов предохранителя выходил наружу. Наутро, проверив целость печатей, лаборанты извлекли предохранитель. И что же? Он был пробит точно посередине.

Наиболее любимым детищем директора лаборатории Питера Филлипса был перевернутый аквариум на массивной подставке, внутри которого располагались гвозди, ложки, вилки, ножи, железные стержни и т. д. Дно же «аквариума» было покрыто слоем кофейной гущи, по которой раскладывались маленькие пластмассовые кубики. Аквариум запирался на ночь в специальной комнате надежным запором. Ключи хранились у самого Питера Филлипса. Это гарантировало стопроцентную чистоту опытов. Утром сотрудники находили искореженные, разбросанные в беспорядке и разорванные паранормальной силой двух медиумов предметы. На дне явственно были видны следы от перемещения кубиков. Они, эти следы, имели форму оккультных символов.

Проводились и другие эксперименты. И все они свидетельствовали о том, что Стив Шоу и Майкл Эдварс — настоящие экстрасенсы, владеющие огромным потенциалом «пси-силы». О том, что же на деле представляла эта «пси-сила», и услышали участники коллоквиума в Буффальском университете из доклада уже упоминавшегося артиста-иллюзиониста Дж. Рэнда.

Дж. Рэнди не только артист, но и активный член Комитета по изучению паранормальных явлений. В свое время Рэнди, прочтя объявление Филлипса, послал ему письмо с предложением участвовать в экспериментах и советом соблюдать определенные меры предосторожности при исследовании пси-способностей экстрасенсов. Филлипс игнорировал это письмо, а Рэнди же умолчал в нем, что двое медиумов, нанятых директором новой парапсихологической лаборатории,— его друзья и ученики. Рэнди уговорил их откликнуться на объявление и провести вместе с ним ответное исследование, где исследователями будут не сотрудники лаборатории, а они сами, объектом же исследования станет лаборатория. О том, как велось это ответное исследование, каким силам обязаны были демонстрируемые в лаборатории чудеса, и поведал Рэнди на коллоквиуме.

Оказалось, что все вышеописанные чудеса — всего-навсего трюки иллюзионистов. Так, конверт с рисунками был «запечатан» обычными канцелярскими скобками. Не составляло труда их разогнуть, рассмотреть рисунок и вновь запечатать. Что касается бруска с металлическим стержнем, то молодой медиум Стив Шоу, ученик Рэнди, обнаружил, что палец в прижатом к бороздке состоянии достает стержень. И ему удалось приподнять один конец и незаметно согнуть его; после этого нажимая на бороздку, Стив поворачивал стержень и изогнутый конец постепенно поднимался, создавая у лаборантов впечатление, что металл гнется у них на глазах. Трюк, хорошо известный иллюзионистам, «гнущим» металлические предметы.

Трюк с проводником. Оказалось, что юным экстрасенсам позволили самим собрать приспособление для эксперимента, и они подменили целый проводник подготовленным заранее сгоревшим проводником. Еще проще был иллюзион с видеомагнитофоном. Шоу просто-напросто крутил настройку резкости на пульте.

Перед тем как отнести пластмассовые коробки с легкоплавким проводником, Рэнди предпринимал следующее: «Чтобы не возиться с печатями, я просунул в ящик спицы и подвел их к концам сопротивления. Осталось только сбегать к машине и принести аккумулятор. «Жучок» сгорел с первого раза...»

И последнее. «Аквариум» с оккультными знаками. Если бы директор лаборатории Питер Филлипс и его сотрудники видели, как накануне ночью два юных медиума лезли в комнату через окно с обычным набором инструментов вора-взломщика, то они не хвалились бы результатами этого эксперимента столь громко.

Обо всем этом поведал Рэнди на коллоквиуме под названием «Наука, скептицизм и парапсихология». В мире парапсихологов его выступление произвело эффект разорвавшейся бомбы. И, однако, вера в паранормальные явления на Западе сегодня продолжает носить массовый характер.

Почему? Почему 58 процентов американцев утверждают, что они «на основании собственного опыта» убеждены в реальности экстрасенсорного восприятия и экстрасенсов? Отвечая на эти вопросы, трудно выделить какую-нибудь одну причину. Феномен повального интереса к парапсихологии можно объяснить только с учетом целого ряда факторов как психологического, так и социально-идеологического характера. Во многом массовая вера людей в экстрасенсорное восприятие базируется на поражающих их воображение эпизодах и происшествиях. Это подтверждают многочисленные эксперименты, проведенные учеными-психологами. Один из них был поставлен сотрудниками Калифорнийского университета. Они пригласили артиста цирка в студенческий клуб, где тот демонстрировал трюки, имитирующие экстрасенсорное восприятие. Студенты были заранее, предупреждены, что их ожидает лишь иллюзион чтения мыслей и прочих парапсихологических феноменов. И несмотря на это предупреждение, большая часть учащейся молодежи после циркового представления уверовала в то, что артист-фокусник в действительности был настоящим экстрасенсом. Необходимо учитывать и тот факт, что в подавляющем своем большинстве люди не замечают случайного характера событий и явлений. Многие из них верят в реальность экстрасенсорного восприятия потому, что относятся к самым естественным и обычным инцидентам и происшествиям как к чему-то необыкновенному, экстраординарному. Чтобы лучше это представить, проделайте самостоятельный эксперимент. Задайте своему другу, соседу вопрос о том, какова степень вероятности того, что в группе в 30 человек у двоих совпадут дни их рождения. Большинство из опрошенных наверняка ответит, что процент вероятности такого совпадения незначителен. И если же подобное случится, то наверняка увидят в этом нечто поразительное. А ведь учеными, занимающимися теорией вероятности, было давно доказано, что в огромной доле случаев двое таких непременно найдутся.

В окружающем человека мире ежедневно и ежечасно совершаются миллиарды различных событий. Число же их сочетаний достигает вообще немыслимой цифры. Именно в силу этого вытекает неизбежность и закономерность тех странных и любопытных совпадений, казалось бы, ничем не связанных событий. Большинство этих совпадений обычно проходит никем не замеченным, ну а другие составляют основное содержание «копилки» парапсихологов, доказывающих существование всевозможных чудес.

Так, среди многих сотен предсказаний экстрасенсов, которых власти Атланты в США собрали со всей Америки, дабы найти маньяка — убийцу детей и подростков, некоторые, конечно же, должны были хоть в чем-то оказаться близкими к истине. В частности, один из американских экстрасенсов предположил, что убийца использовал дробовик. Когда же следствие установило, что тот на самом деле был применен в ряде случаев насилия, сообщение об этом совпадении моментально попало во все газеты и журналы, о нем вещало радио и телевидение. А ведь с точки зрения теории вероятности, это было всего-навсего случайное совпадение. Ничего больше.

К числу факторов, способствующих возникновению веры в экстрасенсорное восприятие, относится и предвзятость, субъективизм индивидуального человеческого восприятия мира. Широко известно, насколько сильно наша интерпретация мира зависит от сложившихся заранее мнений, насколько пристрастна и избирательна человеческая память.

Предрассудки и суеверия, или, как их называл великий английский философ Ф. Бэкон, «идолы», подчас заставляют людей видеть и вспоминать то, что они заранее были готовы увидеть. «Наблюдая совершенно случайные события,— пишет американский ученый Дэвид Майерс,— люди легко поддаются внушению о существовании знаменательных связей между ними — когда они ждут и хотят таких связей и совпадений. И потом помнят их всю жизнь. А вот несбывшиеся предсказания легко забываются».

Но это все причины, так сказать, психологического порядка. И на тот интерес, который проявляют американцы, равно как и западные европейцы, к парапсихологии, повлияли и факторы социально-идеологического плана. Прежде всего необходимо учитывать, что в результате идеологического кризиса традиционной религиозности в мировоззрении западного обывателя образовался вакуум, пустота, брешь, которую требовалось заполнить. Вместо оказавшейся теоретически несостоятельной в век научно-технической революции религиозной идеологии парапсихологи предложили новую наукообразную упаковку все с тем же, однако, товаром — верой в сверхъестественное. Р. Л. Мур в книге «Поиски белых ворон. Спиритизм, парапсихология и американская культура» делает вывод, что парапсихология в условиях массовой секуляризации общества выполняет роль посредника, предлагающего «разумное» решение проблемы того, как примирить религиозные и научные интересы в эпоху научно-технической революции (см.: 96, XII). Своих целей не скрывают и сами парапсихологи. Как отмечал «отец» американской парапсихологии Дж. Райн в книге «Богатство духа», «обосновав подлинность телепатии, мы сможем тем самым и сформулировать догматы религии на языке экспериментальной парапсихологии. Мы сможем доказать, что жизнь после смерти — это лишь логический вывод из на парапсихологических исследований» (102, 41).

Свою роль в росте интереса к парапсихологии, к мистике и иррационализму в целом, сыграло и определенное разочарование значительной части населении капиталистических стран к знании, науке, разуме. Антигуманное использование результатов научно-технического прогресса в условиях частнособственнической экономики у многих людей, преимущественно молодых, наиболее чутко реагирующих на социальную несправедливость, сформировало открыто неприязненное отношение к науке и технике. В знании, науке, технике они увидели источник всех бед капиталистического общества, обнаружили корень социального зла, опору официального истэблишмента. Разочаровавшись в разуме и его верном оружии — науке, они обратились к иррационалистическим, мистическим концепциям, к поискам вненаучного внеинтеллектуального, особого знания.

Наряду с дзеном, йогой, колдовством и т. п. молодые люди в число путей, ведущих к такому знанию, включили и парапсихологию. По словам молодых апологетов парапсихологии, для обретения душевного покоя и подлинных ценностей человек должен опираться не на сухие, обезличенные научные теории (знание, считают они,— символ власти человека над человеком), а на мистическое прозрение, интуицию, экстаз, ясновидение, откровение и т. д. Все это им и предоставляет парапсихология. Как пишет Р. Л. Мур, «юные студенты, вообразившие себя в состоянии войны с современной рациональной технологией и в состоянии оппозиции по отношению к социальной системе Запада, провозгласили телепатию и ясновидение как доказательство того, что человеческие существа познают истину скорее интуитивно, чем посредством логического анализа...» (96, 223).

Вора части молодого поколения Америки в телепатию, телекинез, парапсихологию всех видов была столь велика, что мотивировала во многих случаях поведение молодых людей (см.: 18, 74). В общине американских хиппи — Хейт-Эшбери и других аналогичных общинах, в храмах. и ашрамах мистиков-неохристиан и поклонников индуистских богов, куда собирались юные оппозиционеры, недовольные окружающим их обществом, парапсихологические сеансы стали характерной деталью местной жизни и быта.

Увлечение молодежи парапсихологией оказалось заразительным. Вслед за своими сыновьями и дочерьми проявить экстрасенсорное восприятие поспешили и их отцы.

Парапсихология наряду с другими оккультными «науками» — спиритизмом, магией, астрологией и т. д.— прочно вошла в быт буржуазного общества.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Завершилось наше непродолжительное путешествие в экзотический мир магии.

Ограниченность и слабость средств практического воздействия на окружающую природу, неспособность постичь реальные связи и отношения заставляли первобытного человека при необходимости преодолеть господство природных стихий, искать иные пути, прибегать к средствам иллюзорным, мнимым — к магическим ритуалам и обрядам.

Пеструю картину представляет многотысячелетняя история магии. Ее формы, конкретные выражения менялись в разные эпохи и в разных странах, но тем не менее сохранились до наших дней.

С возникновением классового общества в качестве причины сохранения и воспроизводства магических верований выступает прежде всего ограниченность общественных отношений. Стихийность общественного развития, нередко принимающая катастрофический характер,— вот главный фактор, который лежит в основе обращения членов классового общества к миру сверхъестественного. Развитие событий, от которых зависит жизнь людей, их счастье, здоровье, покой и благополучие, в условиях антагонистических формаций является неуправляемым, стихийным, иррациональным. В результате в сознании человека возникает представление о существовании каких-то неведомых таинственных сил, вышедших из-под контроля людей и безжалостно распоряжающихся их судьбами и жизнями. Чтобы познать характер и природу этих сверхъестественных сил, надо обратиться не к повседневному опыту и знанию, а к опыту и знанию особому — эзотерическому, тайному, доступному только избранным. С помощью этого «тайного» знания люди и надеются поставить под свой контроль господствующие над ними силы, которые в их глазах приняли неземной, сверхъестественный облик. Знание этих сил, средство контроля над ними и обещает им магия, ее адепты.

В условиях принимающего поистине апокалипсический характер господства над людьми стихийных иррациональных сил капиталистической экономики все большее и большее число людей в поисках объяснения своего трагического положения и выхода из него обращаются к магии и оккультизму, ко всевозможным пророкам и чудотворцам. «Страх создал богов,— писал В. И. Ленин.— Страх перед слепой силой капитала, которая слепа, ибо не может быть предусмотрена массами народа, которая на каждом шагу жизни пролетария и мелкого хозяйчика грозит ему и приносит «внезапное», «неожиданное», «случайное», разорение, гибель, превращение в нищего, в паупера, в проститутку, голодную смерть,— вот тот корень современной религии, который прежде всего и больше всего должен иметь в виду материалист, если он не хочет оставаться материалистом приготовительного класса» (3, 17, 419).

Нынешний бум магии и оккультизма, наблюдаемый в капиталистических странах, есть, таким образом, лишь отражение тех болезненных процессов, которые происходить в современном буржуазном обществе, тех патологических изменений, которые появились в массовой психологии и идеологии стран Запада и которые порождены определенными социально-экономическими причинами. И поскольку природа капитализма остается неизменной, постольку такие духовные образования, как магия и оккультизм, наряду с другими иллюзорно-фантастическими верованиями, будут там вновь и вновь появляться и процветать.

ЛИТЕРАТУРА

1. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд.-М., 1954-1982.

2. Маркс К. и Энгельс Ф. Из ранних произведений.—М., 1956.

3. Ленин В. И. Поли. собр. соч. — М., 1958-1965.

4. Авдеев А. Д. Происхождение театра. — М., 1959.

5. Басилов В. И. Избранники духов.— М., 1984.

6. Берндт Р. М., Берндт К. X. Мир первых австралийцев.— М., 1981.

7. Библия. — М., 1979.

8. Богораз /Тан/ В. Г. Чукчи. - Т. 2. - Л., 1939.

9. Большая советская энциклопедия.— Т. 15. — М., 1974.

10. Бутинова М. С. Как возникла религия.—М., 1977.

11. Вадимов А., Тривас М. От магов древности до иллюзионистов наших дней.— М., 1979.

12. Великович Л. Н. Современный капитализм и религия.— М., 1984.

13. Воловец С. Плоды просвещения//Лит. газ.— 1985.—30 янв.

14. Гсршанович М. Л. Я испытал это на себе//Лит. газ.— 1985.— 30 янв.

15. Горький М. О литературе.— М., 1961.

16. Гуров Г. А. История одного заблуждения. — Л., 1970.

17. Гуревич П. С. Возрожден ли мистицизм? — М., 1984.

18. Давыдов Ю. Н., Роднянская И. Б. Социология контркультуры. — М., 1980.

19. Замошкин Ю. А. Кризис буржуазного индивидуализма и личность.— М., 1966.

20. Замошкин Ю. А. Личность в современной Америке.— М., 1980.

21. За рубежом. — 1982. — № 44.

22. Зыбковец В. Ф. О черной и белой магии.— М., 1965.

23. Капустин Н. С. Особенности эволюции религии.—М., 1984.

24. Карвасарский Б. Интервью//Лит. газ.— 1986.— 21 мая.

25. Касвинов М. К. Двадцать три ступени вниз.— М., 1982.

26. Катехизис — Спб., 1876.

27. Крашенинников С. П. Описание земли Камчатки.— М.-Л., 1949.

28. Крывелев И. Л. Место магии в религиозном комплексе — М., 1973.

29. Леббок Дж. Начало цивилизации и первобытное состояние человека.— Спб., 1871.

30. Левада Ю. А. Социальная природа религии.— М., 1965.

31. Леманн А. Иллюстрированная история суеверий и волшебства.— М., 1900.

32. Львов В. Фабриканты чудес. — Л., 1974.

33. Макарий Д. Б. Православно-догматическое богословие. Т. 2.— Спб., 1868.

34. Макарий Д. Б. Догматическое богословие.—Т. 2.— Спб., 1897.

35. Манвелов В. И. В стране заоблачных вершин.— М., 1982.

36. Медицинский оккультизм.— М., 1971.

37. Мельников Д., Черная Л. Преступник № 1.— М., 1981.

38. Менделеев Д. И. Соч.-Т. XXIV.-М., 1954.

39. Миловидов В. Ф. Критика современной мистики//Вопр. науч. атеизма. — Вып. 32. — М., 1985.

40. Митрохин Л. Н. Религии «Нового века».—М., 1985.

41. Наука и жизнь. — 1977. — № 7.

42. Наука и жизнь. — 1985. — № 12.

43. Наука и религия.— 1973.— № 8.

44. Наука и религия.— 1986. — № 1.

45. Неманов И. Н., Рожнова М. А., Рожнов В. Е. Когда духи показывают когти.— М., 1969.

46. Орлов М. А. Алхимия. - Пг., 1917.

47. Парнов Е. И. Трон Люцифера.— М., 1985.

48. Платов Ю. Предисловие //Хефлинг Г. Все чудеса в одной книге. — М., 1983.

49. Правда. — 1984. — 6 янв.

50. Правда. — 1986. — 29 окт.

51. Рабинович В. Л. Алхимия как феномен средневековой культуры. — М., 1979.

52. Ранович А. Б. Происхождение христианских таинств.— М.-Л., 1931.

53. Ровесник. — 1980. — № 12.

54. Ровесник.— 1985.— № 4.

55. Рожнов В. Е. Пророки и чудотворцы.— М., 1977.

56. Сабов А. Рецепт большого страха по Нострадамусу//Лит. газ.— 1981. — 25 нояб.

57. Смирнов И. Краткий очерк истории христианского богослужения до VII вселенского собора.— Пенза, 1873.

58. Смирнов Ф. Происхождение и литургический характер таинств.— Киев, 1875.

59. Соловьев В. Современная жрица Изиды.— Спб., 1893.

60. Соц. индустрия.— 1986.— 11 янв.

61. Токарев С. Л. Сущность и происхождение магии//Исследования и материалы по вопросам первобытных религиозных верований.— М., 1959.

62. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. — Т. 34. — М., 1952.

63. Тэйлор Э. Первобытная культура.— М., 1939.

64. Угринович Д. М. Искусство и религия.— М., 1983.

65. Уокоп Р. Затонувшие материки и тайны исчезнувших племен.— М., 1966.

66. Федосик В. А. Таинства без тайн. Возникновение и социальная сущность первых христианских таинств.— Минск, 1979.

67. Фейхтвангер Л. Собр. соч.: В 12 т. — Т. 9. — М., 1966.

68. Фигье Л. История чудесного в новое и новейшее время.— Ч. 1,— Спб., 1895.

69. Фрэзер Дж. Золотая ветвь.— М., 1980.

70. Хотинский М. С. Рассказы о темных предметах, о волшебстве, натуральной магии, обманах чувств, суевериях, фокусничестве, колдунах, ведьмах и т. п.— Спб., 1861.

71. Xршановский В. Три ипостаси дьявола//Наука и религия.— 1976. — № 11.

72. Шахнович М. И. От суеверий к науке.—Л., 1948.

73. Шахнович М. И. Современная мистика в свете науки.— М.; Л., 1965.

74. Шахнович М. И. Первобытная мифология и философия.—Л., 1971.

75. Шахнович М. И. Происхождение философии и атеизм.—Л., 1973.

76. Шахнович М. И. Приметы верные и суеверные.—Л., 1984.

77. Штернберг Л. Я. Первобытная религия в свете этнографии.— Л., 1936.

78. Вriсand I. Le mysticisme a la Cour de Russie.— P., 1921.

79. Cannon A. The shadow of destiny. The power of Karma.— L, 1970.

80. Carveth R. M. A. The origin of man and his superstitions.— Cambridge, 1920.

81. The Catholic Encuclopedia. Vol. 10. — N.-Y., 1911.

82. Cavendish R. A history of magic- N.-Y., 1977.

83. Coudorc P. Le astrologie. — P., 1963.

84. Crow W. B. A history of magic, witchcraft and occultism.— L., 1969.

85. Сullmann O. Les sacraments dans L'Evangile Tohanniques.-P., 1951.

86. Eуsenсk N. Т., Nias D. К. В. Astrology: science or superstition? — L., 1982.

87. Fushs S. The origin of man and his culture.—Bombey, 1962.

88. Guоn R. The chain of life. — L., 1982.

89. Humanist. — 1976. — July/August.

90. Humanist.— 1978.— January/February.

91. Leshan L. The medium, the mystic and the physicist.— N.-Y., 1965.

92. Light. — 1934. — August, 17th.

93. Lindsay T. The origins of alchemy in Graeco-Roman Egypt.— N.-Y., 1970.

94. Moody E. T. Magical therapu: an anthropological investigation of contemporary satanism /In: Religions movements in contemporary America.— Princeton, 1974.

95. Mооdу Е. Т. Urban witches/In: On the margin of the vissible: sociology, the esoleric, and the occult.— N.-Y., 1974.

96. Moor R. L. In search of white crows, Spiritualism, parapsychology and American culture.— N.-Y., 1977.

97. Newall V. The encuclopedia of witchcraft and magic—L., 1974.

98. On the margin of the visible: sociology, the esoteric, and the occult.— N.-Y., 1974.

99. Pauwels L., Bergier T. The morning of the magicians.— N.-Y., 1968.

100. Petersen W. T. Those curious new cults.— New Canaan (Conn.) Keats, 1975.

101. Raglan, Lord. How came civilisation? — L., 1936.

102. Rhine Т. В. The rich of the mind. — N.-Y., 1962.

103. Sebоld H. The heritage of a heresy.— N.-Y., 1978.

104. Smith S. The power of mind. — Radaor (Pa), 1975.

105. Student A. The occult, and paranormal world: an area where physics and paraphysics, science and religion meet and merge.— Bognor Regis, 1982.

106. Time. — 1970 — 14 September.

107. Time. — 1972 — 19 June.

108. Truzzi M. Towards a sociology of the occult/In: Religions movements in contemporary America.— Princeton, 1974.

109. U. S. News and World Report.— 1976 — 24 May.

110. Waldes Ramon G. The fourth demension. — N.-Y., 1971.

111. Valient D. Natiral magic. — N.-Y., 1975.

112. Winston D. Dojo. Magic and exorcism in modern Japan.— Stanford, 1980.



Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • Во тьме веков
  •   ЧТО ТАКОЕ МАГИЯ, КОГДА И ПОЧЕМУ ОНА ВОЗНИКЛА?
  •   МНОГООБРАЗИЕ МАГИИ
  •   ПЕРВОБЫТНЫЕ КОЛДУНЫ И ШАМАНЫ
  • Магия в христианском культе
  •   ЧТО ТАКОЕ ТАИНСТВА?
  •   ТАИНСТВО ПРИЧАЩЕНИЯ
  •   ТАИНСТВО КРЕЩЕНИЯ
  •   МИРОПОМАЗАНИЕ, ЕЛЕОСВЯЩЕНИЕ, ИСПОВЕДЬ, БРАК И СВЯЩЕНСТВО
  • Из истории колдовства, или чудеса без чудес
  •   СЕКРЕТЫ ЕГИПЕТСКИХ ЖРЕЦОВ
  •   ВЕЛИКИЙ КОПТ И ДРУГИЕ
  •   ЧУДОТВОРЦЫ ПРИ РУССКОМ ДВОРЕ
  •   РАДДА-БАЙ, ИЛИ ЖРИЦА ИЗИДЫ
  • Средневековье в XX веке
  •   МАГИЯ И ОККУЛЬТИЗМ НА СЛУЖБЕ ФАШИЗМА
  •   В ПЛЕНУ СУЕВЕРИЙ
  •   СТРАХ ПЕРЕД БУДУЩИМ
  •   ВЕДЬМЫ И КОЛДУНЫ XX ВЕКА
  •   ГАДАЛКИ ЗА РАБОТОЙ
  •   СОВРЕМЕННЫЕ АСТРОЛОГИ
  •   СОВРЕМЕННЫЕ ЗАКЛИНАТЕЛИ ДУХОВ
  • Магия под маской науки
  •   АЛХИМИЯ ДРЕВНЯЯ И СОВРЕМЕННАЯ
  •   ВИНОВАТО ЛИ СОЛНЦЕ В БЕЗРАБОТИЦЕ?
  •   ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА, РАБДОМАНТИЯ И РАДИОЭСТЕЗИЯ
  •   МЕДИЦИНСКИЙ ОККУЛЬТИЗМ
  •   МАГИЯ МЫСЛИ
  • ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  • ЛИТЕРАТУРА