КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615408 томов
Объем библиотеки - 957 Гб.
Всего авторов - 243191
Пользователей - 112866

Впечатления

Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ясный: Целый осколок (Попаданцы)

Оценку поставил, прочитав пару страниц. Не моё. Написано от 3 лица. И две страницы потрачены на описание одежды. Я обычно не читаю женских романов за разницы менталитета с мужчинами. Эта книга похоже написана для них. Я пас.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Влад и мир про Форс: Т-Модус (Космическая фантастика)

Убогое и глупое произведение. Где вы видели общество с двумя видами работ - ловлей и чисткой рыбы? Всё остальное кто делает? Автор утверждает, что вся семья за год получает 600 и в тоже два пацана за месц покупают, то ли одну на двоих, то ли каждому игровую приставку, в виде камня, рядом с которой ГГ по многу суток не выходит из игры, выходит из неё не сушоной воблой, а накаченным аполлоном. Ну не бред ли? Не знаю, что употребляет автор, но я

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Йов. Призыв (СИ) [Wisinkala Wisinkala] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Йов. Призыв. Wisinkala



Пролог



Неудержимые раскаты грома били по черным одиноким стенам замка. Посреди непроглядной тьмы яркие вспышки молний тянули свои яркие руки к земле и беспощадно жгли и без того иссохшую траву, истеря от собственной ярости. Шквальный ветер, носящийся в темноте как испуганное дитя, пытался раскрошить каменную кладку, дабы пробиться и помочь своему хозяину. За огромными окнами башни царил хаос и мрак. Бушевали стихии, все грохотало и адски плача истошно от боли вопила земля, то и дело потряхивая величественный замок и мелко трескаясь, выпуская наружу свою огненную суть.

-Твои подопечные шалят-сладкий голос заполнил залу, и едкая ухмылка расплылась по лицу говорящего. Высокомерный тон статной фигуры в балахоне сразу давал понять о его высоком происхождении.

Молчаливый пленник лишь покосился за окно.

-Пойман! Загнан как дикий зверь! -торжествующе захохотал мучитель и, отвернувшись от огромного витражного окна, навис над своей жертвой. Окровавленный воин, закутанный в шипящую ерзающую по его телу зеленую нить, стоял на коленях.

-Ничтожество! Пес, рожденный чтобы быть верным. Как ты посмел!?- неожиданно заорал мучитель и, взмахнув когтистой рукой, оставил очередной кровавый след на изможденном лице пленника. Тот молча стерпел.

-Разве я для этого вложил в тебя столько сил!? Чтобы быть тобою преданным!?-фигура в балахоне занесла руку в очередном ударе и словно клинком оставила новую кровоточащую рану и без того на истерзанном лице. Бордовый ручеек неторопливо потек по щеке, присоединяясь к остальным кровавым потокам и заканчиваясь целым алым озером, что становилось все больше вокруг пленника. Но тот молчал.

- Ты был идеальным! - наслаждаясь собственными воспоминаниями, оскалилось в улыбке лицо под капюшоном. -Но ты все испортил! -ярость исказила мучителя-. Ты все испортил! Все испортил! Посмотри, что ты сделал со мной! - в бешенстве он взглянул на свои белые когтистые руки. Плечи говорящего медленно опустились, взяв себя в руки он снова потянул руку к пленнику, но в этот раз бережно и аккуратно для того, чтобы поднять голову своей жертвы за подбородок и заглянуть в глаза.

- Это было твоей ошибкой, предать меня!

- Это ты совершил ошибку-хрипло отозвался воин.

- И какую же?

Пленник наконец-то двинулся. Медленно, позволяя мучителю поднять свою голову он поднял кровавые черные глаза и его хриплый голос, подхваченный эхом грозы, бушующей за окном, прогромыхал:

- Ты создал меня, творец!

Глава 1



Очередной хмурый день разбудил Аиду. В нос ей ударил запах испорченной рыбы и разлагающегося крабового мяса. Вот уже несколько месяцев она идет к храму Старых Богов. Ей осталось только переплыть море. Корабль отходил через несколько часов. А значит она успеет перекусить и проглотить чашку рома. Пусть она и не боялась уже ничего на свете, но все же под ложечкой сосало при мысли, что она останется посреди открытой воды и жизнь ее будет зависеть от погоды и кучки пьяных матросов.

Она уже на удивление спокойно относилась к своей миссии и единственная мысль, что давала ей сил идти вперед, это что когда она взовет к нему, то наконец-то освободится. Наконец-то ее перестанут мучить видения смертей и крики умирающих в агонии. Она никогда не забудет тех криков, они каждую ночь убаюкивают ее и каждое утро пробуждают. Нескончаемые муки из воспоминаний и медленно убивающее ее чувство вины верно вели Аиду вперед, к ее свободе.

Ветер шалил и это настораживало девушку, между ней и ее целью осталось только море, сейчас она не может все испортить. Нужно сделать все точно и правильно, а значит все обязано получится.

Взойдя на корабль, она осмотрелась. Еще несколько месяцев назад ее бы вырвало от того, что она увидела, но сейчас ее нисколько не тронула картина происходящего. Пьяный матрос, развалившийся прямо посреди своей рвоты и испражнений, что-то кряхтел и пытался подняться, размазывая всю эту жижу по карме. Какой-то старик высмаркивался в море, грязно ругался на свою жизнь и этот вонючий корабль. Повсюду стояли бочки с соленой рыбой и маринованными овощами, испускающие едкий аромат. Она на секунду задержалась на лесенке и все же шагнула вперед.

Противный толстяк в драной замусоленной майке и широких штанах, называющий себя капитаном, завидев ее, недовольно хмыкнул и заорал во все горло своей отупевшей и пропитой команде:

- Поднять якорь

Матросы, не торопясь, задвигались по палубе, кто-то узлы развязывал, кто-то и вправду занялся якорем. И когда все наконец-то было сделано, паруса раскрылись и ветер наполнив их силой погнал корабль вперед.

Ветер. Антосария вдохнула полной грудью. Только ветер всегда рядом с ней. Она была рада ему любому и теплому, и ледяному. Он единственный кто никогда ее не бросает.

Никогда бы она не поплыла с подобным народцем на миссию всей ее жизни, если бы не огромная проблема. В город Старых Богов не ходят корабли. Только контрабандисты да пираты нашли там приют, а выбирая из тех и этих, корабль "Мануэль" оказался самым безопасным. Если так можно сказать.

Аида знала, что эти матросы везут какой-то товар в Фоэдо - грязный город, наполненный торговцами и менялами. Туда свозили весь товар что назывался "черным". Все, что нельзя было ни покупать, ни продавать, покупалось и продавалось именно в Фоэдо. И только этот город, некогда великая столица, а ныне черные проклятые развалины, стоял на землях Старых Богов.

Аида посмотрела на синее море, закрыла глаза и представила как расправив руки она обрела крылья и улетела прочь от этого ужаса и кошмара. Все вокруг шумело и дрожало, матросы орали друг на друга, не стесняясь в выражениях. В этой кутерьме ничего нельзя было разобрать. Аида осмотрелась и решила, что уже наслушалась. Она направилась в каюту, за которую заплатила не мало денег. Ну и пусть, лишь бы не видеть все эти рожи. Оказавшись на этаж ниже, сразу стало тише, однако снова какая-то вонь ударила в ноздри и странный звук пронзил тонкий слух. Аида завертела головой, запах явно не принадлежит ни рыбе, ни крабам. Эту вонь она наслушалась вдоволь. Это же совсем другой запах, знакомый.

Она осторожно двигалась на нюх и звуки похожие на скрип, когда с ужасом в глазах застыла напротив широкой квадратной клетки. В ней хрипел от передавленного ошейником горла СЛУГА- адское создание, принадлежащее демону, что правил миром. Сейчас оно выглядело как маленький волчонок, но эта тварь растет очень быстро. За своими размышлениями Аида не заметила подошедшего капитана и отпрыгнула от его противного голоса за спиной:

-Чего вам тут надо мадама!?-рявкнул он.

Оправившись от страха Аида вскинулась на него:

-Это же слуга!

-Так и есть-выпятив грудь и положив руку на нож за поясом, гордо кивнул жирный вонючий капитан.

-Все слуги от щенков до мертвых принадлежат ЕМУ! Этому чертовому демону, зовущему себя Богом! Если он узнает о краже, этот корабль потонет, так и не дойдя до старых земель! -возмущенно закричала Аида. -Да и к тому же какой дурак догадался оставить это быстро растущее создание внутри корабля, ошейник ему уже мал, а скоро он сломается под натиском береллизовой шеи, а потом и клеть ему станет мала и он сожрет нас всех! Его надо было в сети и за борт подвесить, так он хотя бы не представлял опасности для всех нас! А сейчас что делать будешь!?-словно в подтверждение ее слов, ошейник предательски треснул, и зверь затих.

-Что я буду делать? -капитан задумчиво почесал бородатый подбородок и вдруг счастливо ухмыльнулся, -не я, а ты! -и схватив Аиду за руки одним движением открыл клеть и закинул ее туда. Засов щелкнул и Аида уперлась лицом прямо в морду слуги. Девушка в застыла, перестав дышать.

Это было создание очень похожее на волка. Но взрослый слуга достигал в холке метров 15. К тому же его загривок украшал горб, что служил и щитом, и средством нападения. Когти были тверже алмаза, вечно наружу, скребущие под собой землю и камень. Морда ощетинившиеся верхними и нижними клыками подобно капкану, пугала даже самых бесстрашных воинов. Верные, беспрекословные идущие на смерть ради своего хозяина. За это люди и прозвали их слугами. Их боялись и ненавидели. И у них была единственная слабость - они не умели плавать. Береллизовая броня мгновенно утягивала их на дно.

Зверь, все еще похрипывая, медленно поднялся на лапы. Этот щенок уже в холке был около метра, а ведь ему пара дней от роду, чересчур крупный. Совершенной черный, сливающийся с темнотой клетки. Глаза и пасть все еще были завязаны тряпкой, обмотанной цепью, а вот оковы на лапах, как и на шее уже начали хрустеть.

-Давай! -захохотал капитан. - Свяжи его снова, а я сеть принесу из береллиза. Ты ведь такая умная, не сдохнешь тут! -последние слова он ненавистно прошипел, кидая ей толстые цепи, сквозь решетки клетки.

Он не вернется, Аида ясно осознавала риски, когда садилась на этот корабль и учла практически все, кроме возможности перевозки слуги на корабле. О таком идиотизме она просто и подумать не могла!

Беспомощно вздохнув, она посмотрела на цепи, что вовсю разгибались под натиском растущего создания.

Тот, почуяв ее, стал недоверчиво втягивать воздух и фыркать, ощущая незнакомый аромат. Загнанный звуком брошенных цепей в угол клетки он хрипел и сжимался, напугано подвывал и басисто кашлял.

Слуги бесстрашны, и с рождения рвут глотки врагам своего хозяина, совершенно не имея инстинкта самосохранения. А этот щенок боялся, явно боялся.

Сама не понимая отчего, но она пожалела его, слишком уж он не был похож на тех огромный убийц, что вырезали деревни своими когтями и клыками.

Шагнув вперед Аида очень медленно и безмерно осторожно протянула руку к созданию, что отчаянно забилось дальше в угол.

-Не бойся-еле слышно прошептала она и положила раскрытую ладонь на морду щенка. И в ту же секунду в голову ударила резкая боль, сотни картинок лентой понеслись по ее сознанию наполняя ее чужими воспоминаниями и чувствами.

-Аааа-закричала она и отпрянула назад, сжимая второй рукой себя за запястье, ей пришлось силой отрывать себя от вдруг взвывшего зверя. Аида тяжело дышала. Она умеет ощущать чужие переживания. А еще может исцелять раны.

Благодаря этим незамысловатым способностям она никогда ничего не забывала, но мало того, что ее голова была забита чужими мыслями, так еще и мысли ее предков порой возвращались к ней из-за этого глупого дара. Почему великая Богиня Айлахори не даровала ей способность управлять ветром, как прекраснейшей из прородительниц-Эйлоре, не даровала возможность говорить с животными и птицами как умнейшей Гаснии, почему у нее столь пассивный дар. Аида устало вздохнула, сколько раз в голове были эти мысли, а к ним примешаны ужасы и крики многих, кого она спасала или пыталась спасти, а теперь еще и воспоминания этого бедного создания. Аида больше не боялась его. Щенок помнил только морду своей мертвой матери, она явно что-то говорила ему, потом лицо капитана, крики, жалостливый испуганный визг, цепи, а теперь его переполнял ужас и страх. Ни ненависти, ни злобы.

Девушка снова поднесла ладонь к черной морде и неуверенно раскрыла ее полностью, разложив по шерсти зверя, исцеляя его раны и успокаивая душу, льющимся по ее венам светом.

-Все хорошо маленький, все хорошо-зверь понемногу переставал скулить и вжиматься в решетки, не ощущая угрозы он все еще с перевязанными глазами стал обнюхивать объект своего интереса и, не учуяв угрозы, расправился в клетке во весь свой уже почти полутораметровый рост. Наконец-то цепи на морде захрустели и, натужно высвобождая звенья, осыпались на пол. Аида медленно стянула тряпку с морды зверя уже заранее зная, что глаза его горят огнем, но ошарашенно уставилась на него, когда увидела перед собой взгляд двух ярко-синих глаз. Словно вечернее небо со звездами смотрели на нее два широко распахнутых ока слуги.

-Ты необычный-ласково улыбнулась Аида, почуяв как зверь напрягся от ее изменившегося настроения.

-Чуешь меня да? -она шагнула к нему и прижалась к большой черной морде своим лбом. - Мы с тобой одинаковые

Зверь недовольно фыркнул, но с места не двинулся.

-Насколько я знаю броня у вас на третьей неделе жизни появляется. У тебя она есть?

Зверь отрицательно мотнул головой.

Аида зарылась в увиденный от него воспоминания и поняла, что этому щенку как максимум неделя и устало покачала головой.

-Тогда вдвоем в этой клетке и поплывем, плыть еще пару недель, думаю ты как раз успеешь обрасти, чтобы уйти от них живым.

Зверь медленно улегся по собачьи, положив массивную морду на скрещенные лапы, из которых уже начали показываться береллизовые когти необычного синего цвета, а вот клыков почему-то не было видно.

Аида аккуратно присела рядом и прижалась спиной к теплому вздымающемся тихим дыханием боку зверя. Тот заворчал. Чувство настороженности, сменившееся на усталость, пронеслись в ее голове и исчезли.

-Устал? -она повернулась в сторону морды лежавшего слуги и улыбнулась. -Отдыхай.

А вот ей отдохнуть не удалось, прислушиваясь к каждому шороху и скрипу Аида с опаской и злостью ожидала, когда же наконец явится эта тварь, что зовет себя капитаном. Однако он все не шел и постепенно сон сморил уставшую девушку унеся ее в другой мир, где она в чужом наряде в чужой стране была невероятно счастлива и спокойна, он улыбался ей. Кто-то улыбался ей, и дарил своей улыбкой безграничную радость и любовь.

-Вставай!

Поток ледяной соленой воды быстро вернул Аиду в реальность.

-Ааа -вмиг она вскочила на ноги, зверь позади нее тоже стал подниматься на лапы, грозно рыча и оскаливая зубастую пасть.

-Живая-зло зашипел этот гадкий человечишка. -Да еще и псину приручила! Ведьма! -заорал он. -Я так и знал! Поганая ведьма!

Аида быстро соображала, ситуация не дарила никаких плюсов. Пока на щенке нет брони он совершенно уязвим, она не обладает никаким боевым даром, кроме как двух шэнбяо за поясом, но это сложно назвать плюсом. Возможно, их довезут так не открывая клетки. И вправду клетку открывать никто не хотел, и через секунду стало понятно почему:

-Сжечь их! -завизжал капитан своим прокуренным и пропитанным голосищем.

Аида с тоской посмотрела на слугу и ее лавиной накрыло чужими чувствами, страх, злость, ненависть к людям и жуткий ужас осознания собственной беспомощности, сменяющийся неуправляемым гневом и желанием умереть достойно.

Наконец она приняла решение. Глупое, опасное, но единственное возможное в этой ситуации.

-Ложись! - скомандовала она зверю. -Я буду твоим исцелением, а ты моей силой!

Взглянув в его лазурные очи, девушка замерла, ужас и надежда таились в этих детских щенячьих глазах, которые люди с рождения обрекали страдать и бояться. Разве мало этого чтобы потом ненавидеть их всех. Возможно, не демон делал их такими жестокими, возможно сами люди воспитали в них ненависть и гнев к себе.

-Я не брошу тебя-в мыслях прошептала Аида, уверенная, что пес ее понимает.

Тот лег, и уже с наездником за загривком выпрямился во весь свой благородный двухметровый рост, клетка была впритык и в принципе крути не крути, а не доплыли бы они в ней до земель Старых Богов.

Аида сосредоточилась, зачерпнула извне силы и золотым потоком, пропустив ее через собственные вены, окутала словно теплым пледом себя и щенка, медленно погладила по загривку, пригнулась, полностью скрываясь за ним и шепнула:

-Давай!

Один взмах когтистой лапы и решетки клетки разлетелись подобно щепкам. Щенок жалобно взвыл, пусть и береллиз, но когти еще не окрепли и лапа его теперь кровила, причиняя боль и мешая бежать. Однако пес несся, сталкивая собственными габаритами всех вокруг, бежал на верхнюю палубу, желая вдохнуть свежего воздуха. А Аида тем временем, закрыв глаза, тянула через себя золотые нити исцеления к истерзанной лапе зверя. Буквально врезавшись в дверь и тем самым разнеся ее в клочья, одним прыжком они оказались на верхней палубе под оранжевым небом и розовым рассветом. Пес жадно втянул воздух в легкие. Он уже почуял что лапа цела и это придало ему смелости. Наездник не подводит, обещанное выполняет. А значит и он должен.

На палубе все застыли в ужасе осознавая, что перед ними непобедимый и чудовищный слуга. Аида судорожно соображала. Как вдруг услышала в своей голове резкое и глухое:

-Прячься.

Невидимым обычному человеку движением он сорвался с места и кинулся к ближайшему из матросов. Сзади бежал капитан с яростным криком:

-Убить их. Скинуть в воду! В воду!

Команда с факелами пыталась их догнать, а Аида словно замедлилась и видела их так четко будто все замерло вокруг или же наоборот, они так быстро движутся, что остальные словно стоят.

А зверь несся, принося смерть всем на этом судне, вот в море полетела чья-то рука, что ковала его морду в цепь, вот чья-то нога, что пинала его, а вот и растерзанное тело улетело за борт и очередной матрос с криком ужаса сам уже кинулся в море лишь бы не попасть в пасть обезумевшему зверю. Факелы давно погашены, вся карма давно в крови и только капитан остался стоять, в ужасе оцепенев от увиденного. Аида все пуская новые и новые потоки исцеляющего света по зверю, держала его в тонусе и теперь она поняла почему клыков не было. Кровь-вот что провоцирует их рост. Сейчас возвышаясь над этим жирным и вонючим гадким человечком, зверь, тяжело дыша облизывал шершавым черным языком кровь с губ оцарапывая его на глазах растущими клыками. Наконец капитан вышел из оцепенения и схватив из-за пояса свой меч врезал им по отрастающему верхнему клыку, тот натужно хрустнул и наполовину осыпался. Зверь взвыл от ярости и мгновенно снес голову одним ударом лапы с плеч никчёмного капитана. Даже пасть марать не стал грязной кровью этой твари. Он фыркнул. Аида попыталась вылечить его клык, но не вышло.

-Что ж, - вздохнула она, -ты будешь единственным слугой, что умудрился сломать береллизовый клык.

Зверь покосился в ее сторону и снова фыркнул.

Они осмотрелись. Никого на корабле, только они, крики тонущих матросов, уносимых на глубину хищными тварями, давно затихли, ничего не было слышно кроме звуков моря и криков птиц в небе. Аида и зверь стояли посреди пустого корабля наслаждаясь спокойствием и тишиной. Жадно втянув морской воздух широкими ноздрями зверь тихо выдохнул и прикрыл глаза позволяя теплому ветру трепать его отросшую черную шерсть. Аида улыбнулась, почувствовав его умиротворение и последовав примеру, радостно прикрыла глаза. Пусть ветер ласкает ее кожу и нежно шепчет на ухо о свободе, скоро, уже очень скоро она получит ее.

Ночь выдалась длинная и тревожная, то-ли, потому что ей всюду мерещились и слышались посторонние звуки, то ли, потому что под боком ее сопел огромный беспощадный зверь. В любом случае у Аиды не было сил разбираться в этом и потому глядя на звезды она просто наслаждалась яркой синевой, ожидая, когда сон наконец то сморит ее.

В огромной зале, щедро освещенной факелами, скрытый туманной дымкой произносил какой-то речитатив человек, до боли манящий к себе. Его голос был знакомым и теплым, и в то же время властным и высокомерным. Его руки что-то иллюстрировали в воздухе перед сотнями склонившихся в уважительном поклоне самых разнообразных созданий. Аида никак не могла разобрать слова, она все пыталась вслушаться, пыталась подойти ближе, но ей не удавалась, невидимые цепи держали ее, не давая разобраться и разглядеть говорящего. До нее донеслись обрывки слов, потихоньку они стали складываться в целые предложения и наконец она смогла расслышать окончание речи.

- Отныне для жителей этого города будут иметь власть три непреложных постулата:

Первое- и звоном колокола озарился замок:

-Пока не осудим - невиновен!

-Второе-и новый звон раскатился по зале, призывая всех к вниманию:

- Что феодал, что крестьянин-все равны пред лицом правды!

-И третье-голос его вдруг стих, голова поникла, и он проговорил, горько глядя в толпу:

-Будьте верны мне, и я буду верен вам!

Не прозвучало третьего звона.

Пелена сна стала истончаться и растекаться по сознанию. Аида пыталась остановить это, пыталась ухватиться за того человека, пыталась заглянуть в его глаза, она не хотела уходить, она хотела остаться с ним, но веки непроизвольно открылись и вернули ее в реальность, где над головой все еще темное синее небо, а под боком огромный сопящий зверь.

Девушка вздохнула. Аида прекрасно понимала, пожелай зверь и ее не станет в ту же секунду. Но тот был спокоен. Почти все время спал, уложив свою огромную голову на лапы, а когда Аида предлагала ему снова соленую рыбу, тот криво морщился и одним замахом съедал бочку, оставляя всегда пару штук для Аиды, так они и плыли. За эти две недели пес вымахал почти вдвое и корабль заметно замедлился, Аида то и дело трепала его за загривок и недовольно ворчала, что рос бы он помедленнее пока они не потонули. Тот напряженно косился на нее, но молчал.

Аида понимала, что тот голос ей не показался, а значит щенок, а скорее уже взрослый слуга может мысленно говорить с ней. Но сколько она не просила и не спрашивала, тот больше ни словом не обмолвился.

В очередной раз потерпев в этом фиаско Аида прилегла к боку огромного зверя и прикрыла глаза. В очередной раз сон унес ее в другие земли, где она со счастливой улыбкой на устах. Этот сон был самым восхитительным, он дарил ей надежду и подпитывал новыми силами. Чудесный лес, яркие травы и цветы, деревья шелестят листьями в такт мелодичному женскому смеху, и чья-то заботливая рука ложится на ее плечо, нежная улыбка заставляет сердце биться чаще, а душу тоскливо затрепетать.

Аида проснулась, потерла заспанные глаза и невольно заплакала. Чье-то воспоминание не давало ей покоя, и каждый раз становилось все ярче и четче. В мириадах чужих мыслей и чувств она постепенно растворялась сама, не понимая, как до сих пор не сошла с ума. Слишком много ЧУЖОГО она носила в своей голове и избавиться от этого не могла. Спасибо дару вечной памяти. Аида шикнула сама на себя и поднялась. И вдруг ее голову снова придавил тот резкий и глухой голос, однако сильно погрубевший:

-Чую. Земля.

Причалили они со стороны какого-то леса и Аида недоуменно сходя на берег соображала, а где это они. Городом явно и не пахло. Куда это их занесло, с курса они сбились что-ли?

Зверь настороженно шевелил ушами и втягивал воздух, как вдруг грозно рыкнул и в голове Аиды раздался набат

-Мороки!

Дар всеведения сгодился и, закрыв глаза чтобы сконцентрироваться, Аида покрылась золотым свечением. Замерев в позе медитирующего манаха, она распахнула взор. К ним приближались черные дымящиеся тени, жаждущие сожрать или покалечить и без того покоцанное сознание девушки и зверя. Аида дернула плечами теряя сияние и, кинувшись к слуге прокричала:

-Я стану твоим исцелением, а ты будь моей силой!

Зверь зло дернул пастью, но все же лег на землю, позволяя Аиде спрятаться за своим широким горбатым загривком, и резко поднявшись кинулся вперед. Кажется другой тактики боя он не знал, биться до победы или смерти, вот и вся истина сражения этого создания.

Окутав их сияющим куполом для защиты, Аида пригнулась настолько низко, что в черной шерсти зверя ее стало невидно. Обросший практически полностью броней, слуга был неуязвим к ударам, но не к воздействию на мысли и страхи. Взвыв от боли при воспоминании о пережитых мучениях, он замедлил темп, однако только на секунду, а затем снова рьяно кинулся вперед, распихивая и затаптывая на своем пути всех теней, что присасывались к ним подобно вампирам, желающим получить как можно больше живительной пищи и мерзко вопили осознавая, что их огромная жертва практически ушла из рук.

Зверь бежал и бежал, его вело вперед желание жить. Он не может остановиться, не может проиграть.

-Стой! Стой! Все! Хватит! Нас больше не преследуют! -кричала Аида, пытаясь утихомирить разбушевавшегося слугу, и наконец собрав всю силу в кулак громом загрохотала в его голове:

-Остановись!

И тот наконец замер. Тяжело дыша, он завалился на бок. Аида еле успела убрать ногу из-под животного и устало уволилась рядом, взглянув на солнце и истерично захохотав.

-Живы! Мы снова живы!

И только мороки были свидетелем союза человека и зверя, что одарили всю безжизненную долину громким воплем и гулким воем.

Придя в себя, Аида поднялась и осмотрелась, сейчас стоя на вершине холма, она понимала куда они попали и многозначительно морщила лоб. Зверь просто перевернулся с бока на живот и уставился вперед. Медленно поднявшись, он втянул воздух и фыркнул.

-Мда, -только и выговорила Аида, - корабль причалил к берегам острова теней, что находился в видимости глаза от Фаэдо.

-Что ж, -она глянула на черного зверя, смотрящего вдаль, -придется пешком до города по лесным тропам идти. К вечеру доберемся, думаю.

-Имя! - вдруг прогромыхал в ее голове гулкий резкий голос.

-Что? -Аида непонимающе нахмурилась.

-Дай мне имя бессмертная, и сможешь воззвать ко мне в момент беды!

Аида удивленно вскинула брови.

-За твою помощь, наградой тебе будет моя верность. Выбери мне имя, и оно определит мою сущность! -гулкий голос эхом отзывался в голове Аиды.

Аида снова нахмурилась:

-В каком смысле сущность определит?

-Назови меня быстрым, и я побегу подобно ветру, назови меня птицей, и я смогу летать!

-Назову тебя ненавидящим людей, и ты возненавидишь их всем сердцем-ошарашенная открывшейся перед ней правдой Аида замерла. Горькие непрошенные слезы потекли по щекам:

-Так вот почему вы так ненавидите нас....... Эта черная тварь обрекает вас на это....

-Тогда, -она прижалась к морде зверя, я и вправду дам тебе имя, чтобы никто другой не посмел тебя использовать- она отодвинулась и заглянула в глаза зверя, невероятно синие, большие глаза.

- Я нарекаю тебя Иуза! -зверь дернулся. - Значит свободный!

Черный береллиз отливающий небесной синевой пополз от морды по телу зверя, растекаясь подобно воде. Он окутывал тело Иузы полностью скрывая под собой уязвимое мясо и шерсть, расползаясь от когтей и заканчиваясь на длинном гибком хвосте. Зверь выдохнул черным дымом и умиротворенно закрыл глаза.

- Вот ты какой-улыбнулась Аида- Иуза отличался от всех ему подобных, в момент атаки слуги были огненно-красными, их клыки, когти и даже глаза горели огнем алых переливов. А этот совсем другой. Около пяти метров в холке, этот статный зверь смотрел на нее сейчас умным вдумчивым взглядом:

-Признаешь ли ты меня своей сестрой? -вопросительно закричала она, чтобы вопрос был услышан, хотя это и было совершенно необязательно, хватило бы и мысли. Но зверь приклонил голову, уткнувшись своей огромной мордой в девушку и сняв броню прикрыл глаза:

-Признаю тебя бессмертная -гулким эхом пронеслось в ее голове.

Глава 2



Накинув на себя защитный купол, Аида шла по заросшей лесной тропинке, которую нашел для нее Иуза. Идти было недолго, а если бегом так и вовсе пара минут. Но она не торопилась. Страх засел в душе. Иузу пришлось пока оставить, за городской чертой с ним ей в город точно вход закрыт. Неизвестно что ее здесь ждет. Фоэдо не зря все морские суда обходят стороной. Этот город кишит ворами и пиратами, все кто не чист на руку собираются здесь. Местная власть, если так можно назвать зажравшегося вора, сидящего на чужом троне, следит лишь за тем, сколько денег падает к нему в казну. Как таковых жителей здесь нет, истинные патриоты своего государства, столицей которого некогда и был Фоэдо. Раньше тут стоял главный храм самой Айлохори. Чтобы попасть в него нужно было пройти несколько витков алой лестницы, в конце которой всегда находился зал с божеством. Только проведя там обряд ты мог пройти дальше. Таких залов было несколько, каждый для своего бога. Храм охраняли жрецы, они покланялись каждый своему божеству и лишь избранные могли войти в залу самой Айлохори.

Что-то брякнуло прямо рядом и Аиде срочно пришлось возвращаться в реальность, глухой стук повозки и голос стражников на воротах донеслись до ее ушей. Медленно и осторожно она ступила на городскую землю. Ночь укрывала ее, даря бесценные мгновения невидимости. Аида тихо, стараясь ничем не привлекать к себе внимания, двинулась вдоль высоких каменных стен. Вот кто-то покидает город, а вот повозка, что в него собирается въехать. Аида вжалась в стену насколько это было возможно. Ловко запрыгнув в мимо проезжающую повозку, она быстро осмотрелась и оцепенела. Рабы! Гунры! Как минимум 20, жавшихся друг к другу и связанных гунров в тесной повозке. Бесшумно выругавшись под оторопелые взгляды, она забилась в самый дальний угол замерла.

Вот полог повозки открыли, потыкали в близ сидящих измученных гунров дубиной и кивком разрешили проехать. Как только полог опустился, и повозка двинулась в ворота, Аида облегченно вздохнула и принялась быстро разрезать веревки своим шэнбяо, освобождая одного пленника за другим.

Гунры создания сильные и смелые. Совершенно разные и друг на друга непохожие, однако единые в своем стремлении жить в свободном мире. По общему виду схожи с людьми, но в зависимости от территории, на которой гунр родился и жил внешность их отличается. Горные гунры высокие и статные, обладали серой кожей и тонкими изящными рогами, длинными заостренными ушами и непередаваемым каменным взглядом.

Пустынные, были похожи на адовых созданий, черные с красными глазами и огненными рогами, их боялись все, но за их стойкость и выносливость рабами они были очень дорогими, и за то житья им никогда не было.

Равнинные гунры были самыми разнообразными, некоторые совершенно не отличались от людей не будь их кожа совершенно белой. В этом народе ценились девушки гунры, красивые и экзотичные их воровали в любом возрасте, чем загнали бедных гунров в норы, где они серели и все больше походили на демонов.

Аида зло выдохнула. Этим бедным созданиям не дают покоя. А все из-за чего? Из-за того, что люди решили будто они Боги на земле и все, кто на них не похож не заслуживают достойной жизни.

Разрезав последнюю веревку и спрятав свой шэнбяо обратно за пояс Аида мрачно осмотрела рабов. В основном пустынные гунры, пара горных и несколько белокожих девушек из степей. А в ее голове беспомощно метались мысли конструируя тысячу и два плана, один безумнее другого. Она не может вот так бросить их. После того как они прибудут....

- А куда кстати вас везут? -замерла Аида. Аккуратно заглянув в щель между пологом и повозкой, она мрачнела на глазах, слишком уж широкая и гладкая дорога. Очень чистая улица, в конце которой виден грязный замок главы Фоэдо. Аида знала об этом мерзком человеке достаточно, чтобы невольно ненавидеть его всей душой. Эта тварь, что именовала себя королем, загоняла сильных на рудники, а слабых себе под ноги или в кровать. Этакие ресурсы для его обогащения. ну помер один, не беда, еще пару дюжин привезут, гунров же как скотину ежемесячно поставляли на рынок. А эти видимо самые лучшие, раз их везут сразу в лапы королю. Аида судорожно сглотнула, этого нельзя допустить.

Они подъехали к дверям замка. Повозка остановилась. Аида решилась. Она вскочила, посмотрела на них и спросила только одно:

-Умереть достойно или жить как рабы?

И в единый голос:

-Мы не рабы!

Аида засветилась вся лучистым куполом, по венам растеклась золотая магия, глаза ее наполнились солнечным светом, и глубоко вдохнув, она закричала:

-Тогда я буду знаменем, что поведет вас! -и полог распахнулся.

Битва со стражей у дверей закончилась быстро. Никто в этом городе не ждал нападения на самого короля, а потому расхлябанные защитники оторопело падали, не успев и двух ударов нанести закаленным и воинственным гунрам. Аида вся в солнечном сеянии шептала тихие заклинания окропляя новыми силами своих вдруг приобретенных воинов. Те, почуяв что раны их заживают благоговейно взглянули на парящую над их головами девушку и с истовой яростью кинулись к замковым дверям. Те скоро пали под могучими ударами дубин в руках гунров и, устало захрустев, распахнулись, открывая нутро замка.

Вот где их ждал сюрприз. Явно успевшие разобраться в происходящем, личные стражи короля, уже ждали их. Вооруженные до зубов и совсем не дубинами, а колющим и режущим, они, выстроившись в дугу стали сжимать края, выжимая противников обратно на улицу. Гунры под натиском большего числа противников начали пятиться. Стражей было больше и числом они превосходили знатно. Примерно 10 стражников на одного гунра. И пусть те, готовые биться до смерти, махали отобранными дубинами, однако численное превосходство давало о себе знать и зажимало их по одному в круге, навешивая на каждого чуть не по дюжине закованных в броню противников. Аида, оказавшаяся в центре, и спасающая себя от стрел лучников исцеляющим кругом, помогала на пределе своих возможностей воюющим под ее ногами гунрам. Те подобно диким зверям яростно рвались вперед, не желая оставлять позиций прямо у дверного проема. Их стали забивать как скотину, тут и там слышались рыки и болезненный стон. Гунров зажали в круг, медленно делая в них дыры и надрезы словно в грозном волке, которого загнала в угол сотня баранов с острыми рогами, только и мечтающих вонзиться в теплое мясо и обогриться алой кровью хищника. Голова Аиды стала наполняться болью, слишком тяжело. Нельзя их оставлять, нельзя. Если сейчас она их бросит, что с ними станет, но и она вот так здесь умереть не может! Им нужна помощь. Нужна сила!

И тут Аида взглянув в сторону оставленного ей на рассвете острова, тихо прошептала извинения и закричала, так чтобы ее услышали все:

-Взываю к тебе Иуза!

Волной безумной энергии всех их снесло вглубь замка как снежный ком, смешав своих и чужих, Аида не удержала купол и оказавшись в углу рухнула на землю. Пытаясь подняться, встала на четвереньки и тут почувствовала дрожь под ладонями. Он идет, ее зверь уже рядом! Она кинулась вперед, один яростный рывок или другого шанса не будет, сейчас пока все в шоке, пока пытаются разобраться в произошедшем. Быстрые частые шаги сопровождались стрелами вернувшихся на позиции лучников. Ее тело дрогнуло от близости пролетевшего над головой металла, но она не остановилась. Вот он! Иуза несся вперед, раскидывая бегущих на подмогу стражников. Вот он уцепился за ее взгляд, свирепо зарычал и с еще большей скоростью кинулся вперед. Зверь с боем прорывался к взывающей к нему Аиде. Отрывая головы и рубя лапами, он уже не обращал ни на кого внимания, въевшись взглядом в бегущую к нему девушку. Ей приходилось петлять и прыгать, чтобы увернуться от нечастых, но все же летящих в нее стрел, она уже совсем рядом, поворот не в ту сторону и металлическое острие все же вспарывает бок, вызывая вопль боли. Она умоляюще глядит на Иузу, запах крови впивается в его ноздри и в ярости со всего маху он кидается в дверной проем, на ходу ложась на живот, позволяя ей схватить его за загривок и спрятаться в броне береллизовых чешуек.

-РРРРР-раздалось величественный горловой рев распрямившегося во весь свой пугающий рост зверя. Синие глаза дымились чернотой. Ярость переполняла каждую его клетку. -Никто не смеет! -услышал каждый в этой комнате гулкий глас в голове.

В неистовой злобе черный зверь стал кидаться от одного стражника к другому, ведомый мыслями своей маленькой наездницы. Хватало пары махов лапой чтобы все, кто не пригнулся улетали восвояси. Гунры напугано стали пятиться к стенам, а Аида торопливо лечила свою рану, ругая демона правителя, как только могла. Наконец ее сияние успокоилось, она осмотрелась. Гунры сражались в отдалении с остатками стражи. Лапы Иузы были усеяны прибежавшими на подмогу стражниками, они кололи его своими мечами, не доставляя особого вреда, но жутко раздражая и приводя в еще большую ярость.

Аида знала он справится, теперь когда Иуза полностью преобразовался еще много лет он будет одним из сильнейших противников, позже же его клыки и когти распадутся как песок от старости и дряхлости, шерсть поседеет рост уменьшится и он станет похож на белого волка, подобно тем, что обитают в лесах Кахаона, но пока всяк и каждый трепещет пред ним.

Встряхнувшись, она поднялась на ноги, окутавшись защитным куполом, воспарила над загривком своего огромного защитника так, чтобы видеть каждого и каждый видел ее и медленно начала шептать, скорее для собственного успокоения нежели для надобности, она уже очень давно научилась творить магию молча, лишь подумав о том или ином заклинании. Однако сейчас, подсознательно, она ощущала, что гунрам нужно чудо, что-то что воодушевит их и придаст сил. И вот на огромном мерцающим береллизом загривке Иузы засияла солнцем ее маленькая миниатюрная фигурка. Золотой купол исцеляющей магии расправил свои лучи и потянулся ими к гунрам, возвращая силу и заживляя раны. Великое сияющее знамя вернуло веру в победу и заставило воспрять всех духом. Истово поверив в эту хрупкую, но сильную девушку гунры снова ринулись в атаку, пусть на все еще превосходящего числом, но уже ослабленного и до ужаса испуганного врага.

Иуза зарычал, и новая партия поломанных костей слетела с его лап. Повсюду стонали и кричали от боли израненные стражники, гунры меняли свои дубина на мечи и неслись вперед в безжалостном яростном запале, уничтожая противника и прорываясь в тронный зал. Наконец терпение Иузы лопнуло, ему надоело тереться в тесной комнате и резко взмахнув лапой, он разбил дверь вдребезги, оставляя зияющую дыру и открывая темные виды тронного зала замка. Гунры, уже успев сообразить, что огромный зверь их союзник, не боясь носились между его лап, и при нужде скрывались за мощным бронированным хвостом. Они кидались под его брюхо, спасаясь от очередного натиска противника и отбивая примерзкие утяжеленные арбалетные стрелы, что норовили ужалить зверя в морду. Новоиспеченная армия Аиды быстро приноровилась к соседству и делала успехи. Увидев пролом в стене, гунры с радостными криками кинулись вперед, оттесняя уставшую стражу и норовя как можно скорее добраться до короля.

Аида спешила следом, чтобы использовать дар исцеления ей нужно постоянно видеть своего подопечного, а потому подобно знамени она возникла в темном замке, осветив собой путь вперед. И гунры бежали, топтав на своем пути всех и вся. Старые мечи стражников поменялись на острые кинжалы и клинки личной королевской охраны.

Аида, паря посередине тронного зала, смотрела по сторонам, не позволяя никому умереть. И вот в плохо освещенном пространстве она увидела серокожего гунра, статью своей он сразу выделялся среди остальных. В полумраке гаснувших факелов он, уклоняясь от ударов противников, добрался до тронного места, заглянул в наполненные ужасом глаза короля и прошептав тихое, но уверенно: "За свободу! -взмахнул мечом. Секунда и король Фоэдо пал. Его голова, потерявшая под собой шею, покатилась по ступенькам и уткнувшись в ноги одного из стражников замерла. Тот, взглянув на мешавшуюся вещь под ногами застыл. Выражение ужаса на лице его короля, повергло воина в шок. Кровь струилась и растекалась под его ногами, тот в ужасе отшатнувшись уронил меч и зашептал что-то. Битва стала медленно угасать, одни останавливались от понимания что произошло, другие, наоборот, от непонимания. Все молча осматривались, до тех пор, пока не пришло общее осознание произошедшего. Кто-то был в ужасе, кто-то под действием собственного страха так осмелел, что никак не мог успокоиться. Аида выдохнула, собралась с силами и закричала:

-Ваш король мертв, склонитесь или умрите!

Все посмотрели наверх, в ее сторону и застыли, но этого оказалось мало и Иуза пророкотал свое грозное:

-РРРРР

Они пали ниц. Потерявшие веру и силу воины медленно стали падать на колени, отбрасывая в сторону оружие и склоняя головы. Разбойники, служившие за деньги, не собирались отдавать жизни за короля, который больше не сможет заплатить. Гунры быстро повязали их по рукам и ногам используя их же кнуты и плети.

Медленно, не касаясь земли, в золотом сеянии Аида ступала к тронному месту, а вокруг зажигались потухшие светильники и расступались в благоговейном поклоне гунры. Оказавшись у трона, она повернулась к такой разношерстной толпе и громко, так чтобы каждый ее услышал произнесла:

-Победа за нами! Теперь вы свободны!

Ликующие со слезами на глазах гунры побросали оружие и стали поздравлять друг друга. Многие находились в прострации, все еще не веря произошедшему. Девушки с кинжалами в руках радостно улыбались, мужчины крепко хлопали друг друга по плечам и хохотали от души. Иуза муркнул что-то довольное и, одарив девушку волной нежности, улегся у тронной лестницы.

-Спасибо-мысленно, от всей души поблагодарила его Аида.

Тот в ответ лишь прикрыл огромные синие глаза.

Наконец из гущи улюлюкающей толпы вышел тот самый серый статный гунр, убивший короля, и вскинул вверх руку. Все потихоньку замолкли. Дождавшись полной тишины, он повернулся к Аиде и, сев на колено, склонил голову в уважительном поклоне, медленно после нескольких переглядов, но все же с доверием, один за другим все гунры последовали его примеру принося благодарности и возвышая Аиду над собой.

-Поднимитесь-она прикрыла глаза и, расслабившись, позволила магии отпустить ее. Аида уперлась ногами в окровавленный пол и шагнула вперед:

- Мы равны. Воспользуйтесь этим шансом и превратите этот город во что-то прекрасное. ПРЕВРАТИТЕ ЕГО В СВОЙ НОВЫЙ ДОМ!

-Позволь узнать твое имя бесстрашная дева? - поднявшись с колен мелодичным приятным голосом спросил серый гунр.

-Меня зовут Аида.

-Этот город во веки будет принадлежать тебе! И по воле твоей мы укротим все сорняки и восстановим все цветы, даровав этой мертвой земле новую жизнь! В этом городе всегда тебя будет ждать тепло и уют настоящего дома! Отныне ты станешь знаменем и душою этого места! А мы силою и армией твоей! Избери же своего последователя, -серый гунр указал широким взмахом на всех стоящих позади него соратников и отошел в сторону, -дабы он главенствовал в ожидании тебя и не позволил этому городу снова окунуться в мрак.

Аида не ожидала такого поворота. Ей не нужен в ответственности целый город. И подчиненные ей тоже не нужны. Все что ей нужно это призвать спасителя и раствориться в просторах вселенной. Где-нибудь на краю света, где никто ее больше не потревожит.

-Бесстрашная дева? -осторожно прервал ее размышления статный серокожий.

Аида вскинула голову и сфокусировала взгляд на стоящих в ожидании ее решения. Все они такие разные и в то же время такие единые в общем рвении. Она восхищается ими: умные, сильные, каждый уникален и неповторим. Чисты душой и крепки характером, благородны и великодушны. В храме она жила спина к спине с множеством гунров и все они были прекрасны. да... именно были. Все они пали ради нее. Из-за нее.

Она должна отдать им все почести, покрыть хоть такой крохой свой неоплатный долг. Аида медленно, но уверенно кивнула.

-Да будет так. Я изберу наместника, что будет править от моего имени. И явится ко мне по моему зову. Сердца ваши чисты и благородны. Я знаю это, ведь я избранница дара Айлахори. И именно ты, -она указала рукой на того самого серокожего гунра, что выступил к ней с обращением, - станешь главой этого города.

В ее голове вдруг всплыл сон, что она видела на корабле и губы заговорили сами:

-Для жителей этого города будет лишь три непреложных правила! -и она озвучила их, гордым уверенным голосом, пытаясь быть достойной того, кто изначально произносил эти слова. Мечтая увидеть его и узнать, кто-же этот человек, что является ей во снах Аида тягостно вытягивала в струнку мысли. Она не знала кому принадлежит это воспоминание. Именно так. Это не ее сон, не ее человек. Свои воспоминания и сны Аиды видела всегда четко и разборчиво, спасибо вечной памяти. А вот чужие являлись ей расплывчатыми и туманными, разбавленные чужим желанием и волей. Однако этот незнакомый человек казался ей до боли родным и желанным. Но вряд ли она когда-нибудь что-то о нем узнает. Горько вздохнув, девушка улыбнулась:

-Да будет так!

Аида зло смотрела перед собой. Восстановление города и порядка заняли куда больше времени, чем она готова была отдать. В Фоэдо плотным потоком стали съезжаться бездомные и обескровленные беднотой гунры. Они занимали дома убитых стражников, сбежавших убийц, воров и разбойников. Как только весть о смерти короля и взятии замка разнеслась по городу, тот практически полностью опустел. Да еще и Иуза очень помог, разгуливающий по городу огромный зверь так пристально на всех смотрел, что каждый, кто чувствовал хоть малейший грешок за собой торопился убраться прочь из города.

Мало кто там действительно жил, основная часть либо приехала что-то продать, либо что-то купить. В следующие недели были захвачены оставшиеся семь графских замка и гунры, освобожденные от рабства, присоединились к общему движению. Аида удивлялась как быстро и четко серокожий гунр по имени Азтаил выстраивал порядок из хаоса, распределяя по нужным местам подходящих гунров, определяя должности и ранги, делегируя полномочия и освобождая время для восстановления живительных потоков города. Спустя три месяца в город заторопились караваны с провизией и товарами. Гунры торговцы и ремесленники. Торговые суда замаячили в порту. Лавки стали набиваться обычными товарами. А все то, что из рынка был изъято на решение госпожи сейчас и находилось пред ее глазами в тронном зале. Чего здесь только не было, самые разномастные животные, невиданные доселе и известные всем своими чудными свойствами магические камни, металлы драгоценные и бесценные, куча хлама о котором Аида ничего не знала, а посреди всего этого люди грязные, окутанные цепями и согнутые под тяжестью собственных тел. Гунры освободили из пут или наказали за предательство только себе подобных, людям они не доверяли, а потому решение оставили за своей главой.

Все это пора было заканчивать, а потому резко поднявшись с трона, Аида спустилась по тронным ступеням и подошла к куче хлама:

-С этим разберитесь сами, все нужное на склады. Все чему применения не найдете в топку.

Следующая куча из сбора самого разного металла привлекла внимание девушки черным, мерцающим синим сиянием металлом. Пластина размером с трехтонную плиту лежала перед ней и Аида недоуменно уставилась на нее:

-Азтаил, а как вы это сюда притащили? -она вопросительно уставилась на своего наместника.

-Моя госпожа, -мгновенно направился он к ней. Нагнувшись, ловко схватив плиту двумя руками и легко поднял в воздух. -Этот материал невероятно легкий. Наши кузнецы проверили, при своем необыкновенном весе прочность его невообразима, оттого он среди столь ценных материалов как береллиз и золото.

-Вот оно как, -задумчиво протянула Аида, -и как же он называется?

-К сожалению госпожа я не знаю. -Азтаил виновато опустил ресницы и шагнул назад, дабы не мешать мыслям своей королевы. Немного подумав, Аида взглянула в сторону дюжины рабов, закованных в цепи, и подошла к ним:

-Почему вы оказались в рабских путах? Чем вы так провинились в глазах убийц и наемников, что те посчитали вас недостойными?

Измученные и запуганные люди молчали. Но и Аида не торопилась, подождав несколько минут она выбрала мужчину, сидевшего на коленях позади всех и безучастно смотревшего в окно. Подхватив его своим куполом исцеляющей магией, она подтянула его к себе словно пушинку и уставившись в порозовевшее лицо, снова спросила:

-Ответь мне, но знай, что врать бесполезно. Я вижу твою душу и чувствую, как она трепещется, когда ей приходится лгать.

Мужчина поднял на нее свои глаза. Ярко-зеленые, обрамленные длинными ресницами. Расправил свои налившиеся силой плечи и произнес:

-Я кузнец, что отказался ковать оружие из того самого материала, который вас заинтересовал. Я житель этого города, рожденный и выращенный на землях Старых Богов как и эти несчастные, - кивнул он в сторону остальных рабов. - Мы отказались подчиняться их приказам и стали подобны скоту в сараях.

Аиду передернуло от его мыслей и веер чужих воспоминаний закрутился в голове. Кузнец у очага, улыбчивая девушка, кнут, стегающий по спине, женский крик, грязь и отстойники, скот и темнота повсюду. Цепи на шее, что все ближе и ближе тянут его к земле.

-Хм. И такие остались в этом городе, -посмотрела она на остальных. Аида направила указательный палец на огромную плиту и спросила:

-Что это?

Мужчина посмотрел на глыбу:

-Это этэрнум. Металл, залежи которого обнаружили под стенами старого храма.

Глаза Аиды загорелись истинным интересом:

-Старый храм? Ты там был?

-Да, я ковал алтари для храма, - ответил мужчина.

-Это хорошо! Как твое имя?

-Я Фенис - негромко произнес он, с опаской глядя на новоиспеченную королеву.

Аида счастливо улыбнулась:

-Я хочу знать все, что знаешь ты о храме! -и уверенно шагнув к нему, она прикоснулась к крепкому плечу и, закрыв глаза, всмотрелась. Видения замелькали. Он у алтаря преклоненный и молящийся, взывающий и ждущий. Он звал к ней, звал к Айлахори. Ждал ее помощи и надеялся на чудо. Но она не пришла. Он сам взял в руки топор, но та девушка вся в крови на земле, а он в цепях.

Аида видела коридоры и петляющие тропы храма, алтарь главной богини и ее прекраснейших святых. Золотые узоры на стенах и потолках, невероятная красота и уют храма, а потом тоска, нескончаемая тоска Фениса.

Девушка отошла, печально глядя в зеленые тоскливые глаза и кивком головы попросила одного из стражников разрубить цепи. Руки кузнеца освободились, и он ласково улыбнулся:

-Спасибо госпожа.

Это слово до сих пор резало слух. И не давало Аиде покоя, напоминая об ответственности, которую она возложила на себя. Тряхнув головой, отгоняя тяжелые мысли, она пошла между людьми, коснулась каждого и убедившись в их честности, все получили свою свободу и порцию исцеления. Люди распрямились и устало заозирались по сторонам. Аида глянула на Азтаила, пытаясь разобраться и в его чувствах. Этот гунр отличался своей проницательностью и спокойствием, умея не выдавать лишних эмоций и слов, но свою госпожу он обманывать не мог. Настороженно взглянув на освобожденных, он лишь покачал головой, соглашаясь ее решением. Аида набрала в легкие воздуха и, стараясь не выдавать дрожи в голосе, произнесла:

-Все, кто хотят могут остаться, все, кто хотят, могут уйти. Азтаил проследит и поможет вам во всем -тот кивнул, принимая указание своей королевы.

-Однако, - вот для чего она набиралась смелости, -если хоть один из вас нанесет осознанный вред гунру, он будет тут же наказан и это мои слова, слова человека и хозяйки этого города. - Здесь мы рады всем, кто просто хочет мирной жизни, -уже спокойнее добавила она, увидев краем глаза облегченный вздох своего наместника.

-Тогда этот город идеально мне подходит-пробормотала женщина, укутанная в серые одежды. Ее длинные волосы белой полосой спускались до самых пят, опутывая ее словно платком. Азтаил, взглянув на говорящую, на секунду замер, приподняв брови, но никто не заметил этого мимолетного жеста. Никто, кроме Аиды.

-Тогда добро пожаловать. -улыбнулась она и жестом указала на дверь, прося всех выйти, но прихватив за рукав Фениса. -С остальным, я разберусь позже. -Азтаил и стража остались недвижимы, два крайних война из ближнего круга охраны двинулись вперед, выводя людей за дверь

-Азтаил -Аида покосилась на стражников и те, мгновенно повиновавшиеся резкому кивку головой наместника на дверь, закрыли ее за собой. Она приподняла бровь, недоумевая почему он сам остался:

-Лучше убейте меня, потому как это единственный способ остаться вам наедине с этим незнакомцем, - отрезал тот и Аида, недовольно поджав губу, сдалась.

Когда в тронном зале остались только трое, Аида нетерпеливо обратилась к кузнецу:

-Мне нужно в храм!

Девушка покосилась на Азтаила, когтистая серая рука которого замерла на рукояти клинка.

- Я Аида, вместилище и продолжение учений великой Айлахори. Я ее длань животворящая. Я та, что призовет Йова.

Брови доселе невозмутимого Азтаила взлетели вверх, с губ сорвался удивленный выдох, а Фенис просто застыл на месте:

-Избранница самой Айлахори-грубо и обреченно прошептал он.

-Госпожа-первым в себя пришел серокожий гунр, он шагнул к ней и возбужденно дыша начал быстро говорить, -неужели вы оставите нас госпожа? Мы поможем вам в любом вашей цели, только прошу не покидайте нас королева!

Теперь пришла очередь Аиды застыть в удивлении, никогда прежде за эти полгода Аида не видела столько эмоций на лице этого статного, притягивающего многие женские взгляды, гунра.

-Я, -она осеклась на полуслове.

Что она хочет сказать? Что не бросит их? Но разве не именно это она собирается сделать? Она хочет призвать спасителя и сбежать. Разве не об этом она мечтала столько лет, столько долгих мучительных лет окрашенных в боль и кровь. а теперь она стоит на пороге своей свободы и не может шагнуть вперед. перед ней перекошенное от ужаса и паники лицо столь преданного наместника и советника, за ее спиной целый город, что под ее началом, истинно веря в ее силу, и идущем за ней как за знаменем только начал расцветать. Не испортит ли она все это оставив их одних, без своих сил и надежды.

В голове Аиды неслись мириады мыслей, желания боролись с логикой, сердце кричало и трепыхалось, не желая подчиняться разуму, оно обвиняло Аиду в расточительстве жизни, а голова тихо, но очень аргументированно приводила все новые и новые доводы успокаивая разъярившиеся чувства и призывая мятежную душу к порядку. Аида горько улыбнулась, перед глазами снова предстал тот незнакомец, что являлся к ней во снах и спасал ее тысячу раз от безумия своей любящей и ласковой улыбкой. С щеки скатилась соленая слеза. Аида уже осознала, какое решение приняла:

-Я вернусь. -ласково улыбнулась она Азтаилу. -Я обязательно вернусь домой.

Глава 3



После череды долгих размышлений как поступить лучше, все пришли к выводу, что Азтаил как наместник останется в городе, так как хотел он признавать или нет, а без него начнется хаос. Фенис останется при дворце. Ему была вручена книга в твердом переплете с волшебным пером, которую сделал рыжеволосый ювелир в дар освободительнице города, что запоминало и записывало все на страницах книги, отчего толщина ее менялась. Поручение у него было важное для того, чтобы люди не чувствовали себя брошенными хоть какое-то время, все вопросы, что Азтаил не сможет решить самостоятельно, будут переноситься на страницы этой книги и Аида по своему возвращению обязательно ими займется.

По возвращению... эти слава давили на Аиду как огромная гора на спину, она никак не могла освободиться от чувства, что никогда не сможет стать свободной. Темные мысли все лезли и лезли, мешая принимать правильные решения и наконец поняв, что время тратится впустую Аида махнула рукой.

-Все, хватит на сегодня. Мы обо всем, о чем могли подумали. Завтра соберем общий совет и на закате я отправлюсь, -после этих слов в глаза Азтаила закралась тоска, но разве он мог перечить своей госпоже в том, что для нее важнее жизни. Вырывая часть себя, он отпускал ее одну, не имея возможности ничем помочь. И пусть с ней идет Иуза, его сердце все равно тревожно билось каждый раз, когда Аида смотрела на дверь. Эта девушка за прошедшие полгода, стала ему как родная сестра. А за своих родных он готов был на все. Однако она напрочь отказалась брать его с собой. Да и город действительно нуждается в руководстве. Механизм не налажен, все звенья крутятся натужно, пытаясь сделать полный оборот и задвигаться самостоятельно. Порты еще не полны кораблями, а многие лавки и дома пусты. Пройдут годы, прежде чем он исполнит свое обещание и превратит этот город в цветущий сад, что уютом и домашним теплом согреет Аиду и успокоит ее беспокойное сердце.

Общий совет встретил Аиду уверенными, но тоскливыми взглядами. За овальным деревянным столом, украшенным искусной резьбой, собралось шесть разномастных фигур. Начиная справа от нее, первым сидел величественный Азтаил. За ним Гаферус-казначей, девушка гунр вся словно сотканная из солнца, так легка и прозрачна, за ней могучий Адаур, пустынный гунр, что участвовал в их битве за замок короля, огромный, похожий на самого дьявола, он внушал страх и благоговение у воинов. Дальше в центре сидел Фенис, он советник и летописец при замке, за ним старец из великих скалистых гор, тонкий как тростинка с большими выразительными серыми глазами-это Барлогат, призванный на службу своим предводителем Азтаилом из горного города, наместник послал за ним из-за невероятных умственных и аналитических способностей горного старца. И шестым, сразу слева от Аиды сидел маленький невысокий человек с курносым носом и прищуренным взглядом. Да, в совете кроме Фениса есть еще один человек-Катойли, так зовут этого непримечательного, но очень организованного и предприимчивого мужчину. Именно на него легла ответственность за создание в городе торговых отношений. Долго, очень долго они искали и выбирали тех, кто справится с поставленной задачей, поднять город с колен. На это ушли месяцы и каждый новый день Аида была готова просто кинуться прочь за ворота. Но она не могла, не имела права, оставить тех, кому сама дала надежду. Однако наконец все это закончилось. Совет собран. Удовлетворенно Аида кивнула. Осмотрев своих советников и глубоко вдохнув, она начала говорить речь, от слов которой уже никогда не сможет отказаться, так как это не просто напутствие - это клятва. Обещание-что она обязательно вернется. Что она не оставит их одних.

На закате, когда все дела и мелочи наконец были улажены, Аида укутавшись сама и укутав в купол сияния Иузу, помахала собравшимся на площади. В городе царило напряжение и страх. Гунры видя, как королева покидает их нервничали. Аида хотела просто уйти, но разве теперь она имеет право. Взмахнув рукой, она в своем золотом сиянии, поднялась над всем своим народом и, окрасив бордовое небо солнечным светом, использовала заклинание, что считала доселе бесполезным. Словно гром прогрохотал ее голос, так чтобы воодушевить и разогнать страх горожан:

-Я ваша душа и ваша вера! А вы моя истинная сила! Вместе мы единое целое! За свой народ я пойду до конца! Я сделаю все для того, чтобы никто больше не побеспокоил нас! Поэтому сейчас я должна вас покинуть, а вы должны меня отпустить! Ради общего успеха и личного счастья будьте сильными и дождитесь меня! Никогда! Слышите, никогда я не оставлю вас! Ибо я буду жить в ваших помыслах и сердцах! - и взмахнув руками, она рассеяла звездным дождем золотые лучи исцеляющего света, даря новую надежду и искру веры в будущее, своему народу. Устроилась на загривке Иузы и они прошли за ворота.

Под дружный рев толпы они покидали город, ворота закрывались за ними и прощанием ей был тоскливый взгляд Азтаила, стоящего по ту сторону порога.

Дорога оказалось длинной, заросшей лесом и кустарником. Они шли, не останавливаясь до самого рассвета. Аида кожей чувствовала опасность. Мороки? Демоны? Другие слуги, невесть как сюда попавшие? Аида не знала, что думать, но размышляя над тактикой похода, вариант вечернего выхода со всех сторон смотрелся выгоднее. Зверьё почти все спит, мороки, если добрались сюда с острова ночью растворяются без источника света и вреда нанести не могут. Слуги? Ну, а этих, когда не встретишь все плохо.

Мысли девушки прервал резко остановившийся Иуза. Аида со всей скорости вмазалась в его твердую берелизовую броню и застыла.

Зверь, жадно втягивая носом окружающие запахи, стал пригибаться к земле, готовясь к атаке. Аида дернулась, ледяной ветерок обдал ее тело заставляя поежиться и сжаться. Только сейчас остановившись, она поняла, что вокруг стоит нестерпимая тишина. Даже деревья не шумят, и она слышит, как стучит сердце ее большого друга.

Бум, тишина, бум.

И тут невероятный порыв ледяного ветра скинул ее с мерцающего загривка. Не понимая, что происходит, но слушая инстинкт самосохранения девушка вскочила на ноги и мгновенно укрыла себя щитом. Судорожно стала искать в темноте Иузу, но не могла. Она не могла найти его. А ветер все носился и носился, поднимая бурю и кружа в этом жутком танце все живое и неживое.

Нашла! Аида увидела поднятое в воздух мощное тело зверя- и накрыла его живительной пеленой исцеления. Тот встрепенулся, попытался освободиться из пут стихии. Ветер надрывался, словно сопротивляясь и плача, но не останавливался, превращая берелизовые пластины в измятые куски металла. Он медленно, но, верно, крошил щиты, которые Аида не успевала восстанавливать, дробил кости пока девушка судорожно пыталась исцелить и вытащить Иузу, но не выходило, не выходило! Стихия бушевала и рыдала, ветер с надрывом тянулся к очередному защитному щиту, Иуза взвыл. Ярость захлестнула зверя, его глаза засияли прекрасной синевой. Береллиз стал выпрямляться в лазурном сиянии, и зверь бешено дернулся, клацнув пастью. Ветер отчаянно завыл, и Иуза повалился на землю.

-Нет! - в ужасе закричала Аида, бросаясь вперёд и стараясь уже руками схватить своего собрата, того снова изогнуло и порывами ветра поднесло к Аиде, словно насмехаясь над ее беспомощностью. Девушка протянула руки, но стихия с грохотом и воплем подкинула его вверх и ударила о заледеневшую землю. Все утихло. Аида кинулась к зверю:

- Я помогу- шептала она, накидывая пелену исцеления снова и снова, снова и снова- Очнись, прошу! - на ее глазах появились слезы, -Прошу! Я умоляю тебя!!! - горько закричала Аида во все горло, гладя по морде своего мохнатого друга. Синие глаза распахнулись.

Аида выдохнула, подняла глаза и осмотрелась. Вокруг нее замершая земля, а на ней кости и мясо, размазанные и вбитые как молотом в наковальню. Здесь чья-то голова была разбита о лёд, то тут то там торчали кости, мясо, осколки камней, щепы разломанных деревьев. И Аида не могла с этим ничего поделать, ее магия не действует на мертвых. Но не одно побоище случилось на этой земле.

Ошеломленная, напуганная, она смотрела на появившуюся вокруг пустошь из изломанных стволов и ветвей и не понимала почему этот ветер не забрал ее. Кажется, это не предел, и она готова сдаться. Все ещё в истерии и ненависти к себе и всему миру она вскочила на ноги и что было сил закричала:

- Убей меня! Меня! Зачем ты трогаешь невинных!?

Но ответом ей была тишина. Аида всхлипнула, припала на колени поклонилась, коснувшись земли лбом и тихо прошептав виноватое «простите» ударила, что было сил ладонями по застывшей земле. Сначала все вокруг запарило, словно вода, вскипевшая на костре, а потом резко вспыхнуло и вокруг разразился пожар. Все горело в нем, и земля, и тела. Медленно, очень медленно поднявшись с колен, Аида взглянула на полыхающий костер и снова прошептала:

- Покойтесь с миром. - она коснулась лица ребром ладони, отдавая дар уважения павшим здесь и выдохнув накрыла себя и Иузу защитным куполом. Позади пылает пожар, впереди непроглядная тьма, и чтобы не напало на них, оно где - то там. Но выбирать не приходится и Аида кивнула Иузе, тот исцеленный поднялся на лапы, встряхнулся и недовольно фыркнул.

Как ни странно, но следующие сутки пути были совершенно спокойными, и одинокими. Аида не увидела ни одной живой души, даже птицы ни одной в небе не разглядела. Однако ее не покидало ощущение все той же опасности, да и прохладный ветерок, гуляющий по лесу, настораживал. Девушка начинала думать, что именно из-за него на пути ей не встретилось никакой живности. Из-за этого холода, летающего в воздухе, мурашки шли по телу. Но она уже привыкла к этому чувству и перестала обращать на него внимание.

Очередной резкий порыв заставил ее замереть. Однако дальше ничего не последовало. Девушка осторожно осмотрелась и застыла в своих раздумьях, она совсем забыла смотреть на дорогу и теперь удивленно высунулась из-за широкого загривка Иузы, когда тот неожиданно остановился. В нескольких шагах от них красовался резкий обрыв. Ветерок печально взвыл и унесся вперёд через пропасть. Аида ненавистного фыркнула и сойдя с опустившегося на землю зверя, подошла к кромке земли, аккуратно заглядывая за край. Метров тридцать вниз, упадешь с такой высоты и конец. Она глянула на Иузу, тот согласно кивнул.

Снова устроившись на его спине, Аида стала шептать красивые слова заклинания. Древний язык был сложен, но восхитительно прекрасен, из уст он лился словно песня, усыпляя и даря наслаждение. Не торопясь, вокруг девушки и зверя, стали разливаться магические лучи, мягкое золотое сияние появлялось то тут то там окутывая их своим теплом. Наконец она взмахнула руками и купол поднял их над землёй. Она не была уверена, что им хватит времени перелететь пропасть, но других вариантов перебраться на другую сторону не было. Летать она не умела, зато с годами научилась использовать дарованные ей умения очень хитро. Защитное заклинание купола позволяло левитировать над землёй, однако всего несколько десятков секунд, а вот затем она летела прямо вниз в этом самом защитном куполе исцеляющей магии. Оттого Аида вытянулась всем телом вперёд, предавая инерционной скорости шару и торопясь перебраться через глубокую пропасть. Они была на середине пути, когда купол начал оседать. Напугано, вскинув руки, она попыталась продлить левитацию. Падение их не убьет, но расшибутся она знатно, а к тому же неизвестно что за твари прячутся в темном нутре пропасти.

Аида торопливо зашептала, накладывая на себя и Иузу всевозможные защитные заклинания и у самого края земли они полетели вниз. Вот под ногами уже виднеется земля, Аида втягивает шею вжимается в Иузу, что предусмотрительно убрал берелизовые пластины с загривка, открыв для Аиды мягкую и теплую черную шерсть.

Сейчас! Но удара не последовало, вместо этого девушка почувствовала прохладный ветерок, который закружил несильным вихрем поднимая ее к земле.

-Нет! - Иуза рухнул на дно пропасти.

Твердая почва под ногами и Аида упала на колени. Она бросилась обратно к пропасти:

-Иуза!?-и услышала в ответ столь родной успокаивающий рык, -Иуза, -уже спокойно выдохнула она и уселась на землю.

Сомнений не оставалось, это не просто стихия, это что-то разумное. Что-то, что убило столько людей, но при этом сохранила жизнь ей. Аида горько вздохнула и, шикнув на кружащий вокруг ветерок, поднялась, отряхнулась и замерла.

-Вот он храм Старых Богов!

Ещё пару часов дороги и она ступит на его крыльцо. Она взовет и...девушка оглянулась, словно пытаясь увидеть закрытые ворота города и Азтаила с грустными глазами за ними. Она вернётся, она обязательно вернётся обратно.

Аида снова глянула вниз. Иузы не видно. А она не может колдовать на тех, кого не видит

-Пройдись по дну, вдруг я увижу твое сияние-прокричала она, снова забыв, что может просто подумать. Но сколько она не всматривалась в дно пропасти, так и не смогла разглядеть синего мерцания. Наконец она рухнула на спину и глубоко выдохнула:

-Что же нам делать Иуза? -прошептала она.

-Иди-пронесся в голове рык зверя, -я приду позже.

Аида лежала на земле и не могла удержать слез. Неужели опять ей придется оставить друга, неужели снова придется бросить кого-то ради своей цели. Своей? Эта цель никогда не была ее, этот путь никогда не принадлежал ей. Но ей пришлось идти по нему, чтобы помочь хоть как-то, чтобы смерти старейшин и всех учеников при храме были не напрасны. Аида закрыла глаза: “ Красный огонь горел повсюду, он жрал крышу храма и нагло врывался в коридоры и спальни, старейшины метались в битве, но слуг было так много. Впервые за два десятка лет Аида видела так много этих чудовищ вместе. Огненные загривки, красные пламенные глаза, и ненавистный яростный рев, что слышался отовсюду, тут и там кричали о помощи ученики, и люди и гунры, все были здесь едины и счастливы, пока не пришли они. Никто не знал почему это случилось, но спастись не удалось никому.

В комнату Аиды ворвался старейшина и, закинув ее на плечо, понесся сквозь горящие коридоры, она кричала и вырывалась, она хотела помочь, хотела излечить, но тот не позволял, он нёсся быстрее ветра прочь от храма, бросив всех остальных умирать и Аида не понимала, что происходит. Наконец, остановившись на зеленой поляне под лунным сиянием, он схватил ее руку и прокричал:

-Ты единственная кто сможет! Только на твой зов он придет! А потому Аида пообещай, что явишься в храм Айлохори и призовешь к хранителю врат божественной цитадели. В нем наше спасение, и жизни всех, кто еще с нами. Взови к нему Аида! И пусть он нас простит! Мы не справились. - последние слова он горько прошептал со слезами на глазах.

После этого старейшина отправился обратно в храм, но, когда Аида наконец-то туда добралась, все было кончено. Только пепел и кости встретили ее гарью и запахом смерти. Она искала хоть кого-то живого, но даже сама земля в тех местах умерла... Как же Аида кричала, как же она ненавидела себя, старейшин и этих проклятых слуг. Всем сердцем ненавидела. Но Иуза....”

Она снова заглянула на дно пропасти:

-Если не придешь, я вернусь за тобой. Главное не умирай!

-Я тебе не муха какая-то! -услышала она яростный рев в голове и грозный рык пронесся по долине.

-Ладно, ладно. -Аида встала, отряхнулась и посмотрела вперед. -Ну что ж, в храм.

Идти пришлось по солнцепёку. Горячая земля жгла подошвы сапог, пот стекал по лицу и телу. Медленно, с каждой новой сотней метров с Аиды снимался и неуважительно бросался в сторону очередной предмет ее наряда. Вот нет черного тканевого плаща, пара десятков метров, вот и туники ярко алого цвета нет. Ещё несколько метров и Аида идёт практически в одном исподнем, прикрытая лишь тонким кружевом нательной кофты, что едва закрывала бедра. Ветерок помогал как мог, он витал вокруг девушки, не давая ей упасть в забытье.

Этой жаре причина явно не солнце, что-то демоническое нагревало воздух и жгло землю, поднимаясь то тут то там красными ручейками расплавленной лавы. И вот наконец ворота храма. А точнее то, что от них осталось. Крошево из камня и металла. Отсутствующие башни, проломы размером со взрослого слугу в стенах и повсюду, повсюду разлитая кипячёная лава. Аида замерла. Накинув на себя купол исцеления, девушка шагнула в лаву и тут же, болезненно закричав, отскочила обратно. От прикосновения к этой огненной дряни ее щит мгновенно рассыпался, и нога обгорела практически до кости, изнывая от дикой боли она упала на спину и торопливо стала исцелять свою изуродованную конечность. Секунда за секундой, слой за слоем и новое мясо наросло на обуглившуюся кость. Аида стонала, но терпела, вымученное тело легко простило ей очередную рану и подчинилось исцелению. Наконец новая кожа появилась, но обгоревшей ноге и та перестала болезненно жечь. Облегчённо девушка выдохнула и, взглянув на текучую жижу неизмеримо высокого градуса, принялась обдумывать варианты преодоления остатка пути. Лишь пара сотня метров отделяет ее от долгожданной цели.

Заклинание- ожог, другое заклинание- ожог, исцеления. Новое заклинание - ожог, ещё одно- ожог. Заклинание- ожог, ожог, ожог, снова ожог, снова, заклинание - ожог, ожог, ожог!

- Черт! - закричала от бессилия Аида. Наверное, в сотый раз кидающаяся с новым речитативом на оранжевые ручьи едкой лавы, ее руки и ноги снова и снова покрывались горящими ранами и осыпались черным пеплом исцеляющего заклинания. Девушка психовала, истерила, стоя на пороге своей дороги длиною в целую жизнь и не имея возможности наконец сделать последний шаг. Ветерок испуганно шуршал у порога, явно не имея возможности попасть внутрь, но безумно желая, чтобы это вышло у Аиды. То и дело он пытался остудить кипящую лаву, или приподнять над ней Аиду, но миг и он с воем исчезал в высоте. Однако девушке сейчас было не до того, все их неудачные попытки не прибежали ее к цели, но зато уверенно выводили из себя и заставляли снова чувствовать себя беспомощной. Не имея больше сил на эту бессмысленную борьбу, она завалилась на спину и распласталась по земле. Над головой палящее солнце, неба почти не видно из-за за слезящиеся и красных опухших глаз. Все тело жжет зажаренный песок.

- Чистилище, - устало выдохнула Аида, чувствуя, как кожа ее горит. Но сил не было даже подняться, слишком сильным потоком она черпала свою магию, и сейчас ее тяжёлая рука придавливала девушку к земле, совершенно лишая возможности собраться и встать. Тело начало жалобно шипеть. Аида словно мясо на сковороде, прилипла обожжённой спиной к песку и закрыла глаза. Вот такой конец ее ждёт? Неужели вот так она сдастся? Нужно встать и попробовать что-то ещё. Но что? Разве есть что то, что она не попробовала? Магия бессильна против этих струй огненной лавы. Глаза давно не видят, а нос и горло болят от вдыхаемый паров, все жжет, все горит. Видимо это и правда ад?

Кофта прожжена и разорвана, лоскутами висит на Аиде, она совсем не спасала от пекла, а только липла к коже припекаясь к ней и доставляя лишнюю боль, затуманенный рассудок хотел наконец избавиться от этих страданий и уводил свою хозяйку прочь от реальности, заставляя все больше и больше растворяться в забытье. Странный вой услышала она вдалеке, кто же может так плакать, наверное, тот самый ветерок. Ей вдруг стало нестерпимо больно, с диким воплем девушка резко распахнула глаза и пришла в себя. Тот самый ветерок в неистовой ярости разогнал себя до уровня стихии и оторвал-таки прицепившуюся всем телом Аиду от земли, оставив на ней часть ее пригоревшей кожи. И сейчас он как бережный родитель пеленал и укутывал девушку в своем свежем и прохладном дуновении. Появившейся посреди безжизненной пустыни вихрь кружил на месте приводя в чувства девушку, столь аккуратно и ласково баюкая ее в своих волнах. Медленно, но Аида пришла в себя, коснувшись спины и со стоном убрав руку, она сосредоточилась и начала шептать заклинание полного исцеления. Это особенное исцеление не только вернёт ей здоровое тело, но восстановит концентрацию и обтянет золотой кожей на некоторое время, что спасет ее тело от постоянного горения. Стихия, внимательно наблюдая за своей подопечной реагировала испуганными колебаниями на каждую сбитую кашлем попытку прочесть заклинание. Но наконец чудо свершилось, и светящаяся дева воспарила в нескольких сантиметрах от земли, отпущенная из объятий ветра.

Обречённо грустно она посмотрела на проход в храм и использовала свою последнюю надежду она громко крикнула вихрю, что кружил рядом:

- Приведи мне Иузу! - вот это и был ее план, практически безнадёжный, основанный лишь на догадке разумности стихии и ее мощи, но это был ее единственный план. Ветерок дрогнул и исчез. Аида парила над землей, отсчитывая секунды до конца заклинания. Наконец земля задрожала, он несся к ней, в своей иссяня-черной броне, рассекая кипящий воздух. Явившись из леса, он со всей своей адской скоростью и бешеным рыком кинулся к ней в ноги видя, как дева начала падать. Оказавшись на его мягком загривке, Аида блаженно выдохнула.

Зверь пристально смотрел на храм. Наконец Аида грустно вздохнув, спрыгнула и подошла к лавовому ручейку, поднесла к нему свою тонкую ручку, и та мгновенно зашипела, задымилась, превращаясь в пламя. Громко рыкнув Иуза мягко толкнул девушку лапой, заставляя прекратить. Аида подняла обгоревшую местами до кости руку, позволяя зверю ее рассмотреть. Очень осторожно Иуза присмотрелся и переведя взгляд на девушку оглушил ее своим гулким:

- Больно? - голос в голове заставил Аиду сначала зажмуриться, а потом радостно улыбнуться. Как давно она не слышала этот грозный глас зверя.

- Я уже сотню раз так сделала. Почти привыкла- мягко ответила она. Тот недовольно фыркнул и снова прорычал:

- Исцели

Аида торопливо зашептала, и ее рука налилась золотым сиянием. Когда зверь убедился в том, что она снова цела он медленно шагнул к храму и осторожно принюхиваясь закрыл глаза, он слушал. Однако тишина, царящая вокруг его не насторожила.

- Только избранная душа войдёт, - услышала она громогласное утверждение в своей голове, - меня не пустят. Никого, кроме тебя, дух защитник не пустит.

- Дух защитник? - Аида завертела головой, будь тут дух она увидела бы.

- Этот- рявкнул зверь, ткнув мордой в лавовый ручей.

- Огонь? - Аида нахмурила брови, и под глазами залегли черные тени тоски.

Зверь фыркнул и шагнул назад. Тут и девушка насторожилась, если даже слуга уступил, то ей и вовсе стоит поберечься. Однако ветерок думал иначе, и мягко подталкивал Аиду к развалинам храма. Та шикнула на него и посмотрела на лавовые реки, что сплетались в озера и разбредались вновь по залам и коридорам разрушенного храма.

-Сам войти не хочешь, а меня толкаешь! - ветерок заунывное всхлипнул, но не прекратил.

- Ладно! - рявкнула на него Аида - пойду я. Дай только придумать как!

Несколько минут они все просто стояли, смотря на развалины, наконец зверь резко развернулся и предстал перед Аидой во всей своей бронированной красе. Черный береллиз с переливами прекрасной синевы замерцал посреди окровавленной огнем белой пустыни. Иуза поднял голову, не спуская глаз с маленькой настороженной девушки, стоящей внизу и громко зарычал. От его рыка песок под ногами понесло в стороны, а ветерок, неистово взвизгнув, спрятался в небесной выси. Иуза прогромыхал, заставив Аиду рухнуть на колени, крича от боли, что нарастала в ее голове.

- Бессмертная дева! Я приношу тебе неведомый никому доселе дар-частицу своей брони. Пусть стопы твои отныне не знают ни боли, ни усталости, ибо с ними часть моей силы, а значит часть меня. Прими же!

Раздался душераздирающий вопль. Девушку изогнуло ровной дугой, ноги оторвались от земли и медленно обрастали черной сияющей броней. Миллиметр за миллиметром ее светлая нежная кожа покрывалась черным бераллизом, мерцающим звездным небом. Броня ползла, все выше, застилая ногу до самого колена, словно бераллизовый сапог, приросший как вторая кожа. А Аида кричала, вопила от боли, словно с нее живьём сдирали мясо, словно рвали жилы, но не давали впасть в беспамятство. Дар, который она все больше ненавидела и тут сыграл с ней злую шутку, не позволяя потерять сознание и исцеляя ее рассудок раз за разом. Наконец боль стала угасать. Затихая, подобно пожару под ливнем, она пульсацией отдавалась во всем девичьем теле. Аиду резко разогнуло, и девушка больно ударилась о землю, расшибив нос в кровь. Аида рыдала, рыдала навзрыд. Ничего, немного осталось. Нужно потерпеть. Ради всех, ради всех тех, кто погиб из-за нее. Давай себе немного времени она встала на четвереньки, ноги стали неимоверно тяжелыми и казалось, что поднять она их не сможет.

- Встань-прозвучал гулкий голос Иузы.

- Не могу-изнемогая от боли закричала Аида.

- Я бы не даровал тебе частицу своей силы, если бы не был уверен, что ты справишься с ней! Твой дар позволит использовать новые ноги. Встань!

Аида сжала губы в тугую нитку. Дар поможет? Этот дар позволил стольким невинным умереть! Она не умеет воскрешать из мертвых, а когда идет резня она не успевает спасти всех. Люди, гунры, сколько их полегло из-за ее беспомощности. Все из-за этого глупого дара!

Набрав воздуха в легкие, она заставила себя подняться и разогнуть спину:

- Ааааа- закричала Аида снова согнувшись в три погибели.

Зверь зарычал в ее голове. Иуза оскалил зубы и пророкотал:

- Распрямись! Будь достойна!

Аида зло сжала челюсти и выпрямилась в струнку, плечи ее вдруг стали невероятно лёгкими, тело налилась силой. Она почувствовала холодок под ногами и блаженно выдохнула. Смогла. Она аккуратно поклонилась Иузе и прошептала у себя в голове усталое, но искреннее:

- Спасибо.

Зверь довольно преклонил голову в ответ и гулко прорычал:

- Я буду ждать здесь. Вернись.

Аида с покрасневшими от слез глазами взглянула на своего Иузу и прижавшись к его черной морде благодарно зашептала:

- Я навеки стану твоим исцелением...

- А я твоей силой- услышала она хриплый голос в голове.

Ласково улыбнувшись, она взглянула на развалины и медленно шагнула внутрь.

Ноги не горели, но продвигаясь все глубже в храм, Аида начинала чувствовать жжение. Рысью Аида побежала по темным коридорам ведомая чьим-то неслышным зовом и когда боль стала нестерпимой наконец она увидела проклятый алтарь и поняла, где находится источник адской лавы. Из-под черного алтаря, в котором Аида узнала энотэрум.

Со всех сторон растекалась бурлящая, булькающая лава, она смердела едким дымом, застилающим глаза и заполняющим глотку, что заставляло девушку кашлять. Аида больше не мешкала. Закрыв глаза и начав читать исцеление она шагнула в кипящее огненное озеро. Вот лава коснулась ее колен, заклинание работало на ходу, пытаясь восстановить тело, но боль, адская боль нескончаемой муки сводила до хруста челюсти. Вот лава добралась до бедер девушки и заставила ее закричать. Тягучая горящая жижа не давала ей быстро идти, то и дело пытаясь затянуть поглубже. Но золотое сияние снова и снова наращивало испепеленную кожу и восстанавливало изуродованное тело. Медленно, уже инстинктивно и отрешённо она двигалась вперёд. Не чувствуя ни рук, ни ног, она погрузилась в кипящую жижу по пояс, но продолжала шептать исцеляющие слова.

Наконец речитатив сбился.

Огонь пожирал ее, перед глазами неслись счастливые годы, проведенные в храме. Игры с друзьями, весёлый смех ребят, гунры и люди, все радостны и бодры, и вот они уже лежат вниз лицом, окровавленные тела молодых и старых. Воздух смердит мертвыми. Адские горящие очи слуги, смотрящего прямо ей в глаза, он рычит и скалит на нее береллизовую пасть, подобно капкану она распахивается все вокруг замирает и вдруг до боли знакомый голос ласково шепчет ей:

- Вернись ко мне Аида.

Девушка в миг пришла в себя, сгорая по горло в кипящей лаве, с диким воплем она вытянула из нее обгоревшие руки и схватившись за черный край алтаря выдрала себя наружу. Ее тело мертво, оно сгорело до кости и лишь способность исцеления не дало ей обратиться в пепел. Она затянула длинный речитатив исцеляющего купола и золотое сияние ласково укутало ее в солнечный шар, кости ее обрастали мясом, мышцами, жилами и вот уже новое тело от колен до груди наградило Аиду живительным вдохом. Если бы не ноги, что дал ей Иуза она бы не устояла и голова, ее обратившись в пепел, убила бы тело навсегда. А пока цел разум, тело ее будет заживать хочет она того или нет. Заклинания, что она использует на себя лишь, усиливают этот эффект.

Девушка тяжело поднялась на ноги, нет ничего не мешало ей резво вскочить, но сознание цеплялись за пережитую боль и давило Аиду к земле. Расправив вдруг отяжелевшие плечи, она улыбнулась. Получилось!

Осмотрелась. Вокруг распластался черный ромб алтаря. В каждом его углу свободно поместится по человеку. Алтарь немного качался, но Аида совершенно этого не замечала, береллизовые ноги твердо держали ее. Она отмахнулась от всего, что ее отвлекало и наконец-то начала столь долгожданный обряд.

Медленные плавные движения руками в такт мелодичным словам заклинание стали творить чудо. Чтобы призвать хранителя врат, вызывающая, именно девушка, должна предложить ему три своих дара, которые, если он примет, то явится. Последние пять сотен лет, это создание, о котором Аида наслышана как о Спасителе или Вожде, не принял ни одного дара. И сейчас она была уверена, что он не явится. Именно так. Аида не обладала силой и мощью, героическим духом или великой стойкостью. Все что эти годы подстёгивает ее исполнить свое предназначение - это чувство вины за то, что в нее верили, и за эту веру погибли. Все чего она хотела - это позвать, а потом вернуться в Фоэдо и жить спокойно.

Она продолжала шептать и вот один из углов заняло по детски смеющееся лазурное сияние ее дара всеведения в облике веселой девчушки, следующий угол заняло золотое сияние дара исцеление с улыбающимся ликом молодой девы, а четвертый угол заняла статная женщина с грустным лицом, состоящая из разноцветного дыма и пепла. Цепь замкнулась, речитатив закончился, Аида вскинула голову и замерла, на глазах ее руки стали растворяться в золотом сеянии, все ее тело вдруг окутала такая легкость и безмятежность. Смотря как она обращается в свет, Аида с ужасом в глазах взглянула на свои дары спасителю, но тело ее не растаяло и не растворилось, а обратилось в золотую восхитительную птицу с великолепными сияющими крыльями и длинным прекрасным хвостом, высоко взмыв вверх птица резко ринулась вниз и ударившись со всего маху в алтарь умчалась в какие то неизвестные Аиде дали, оставив тело девы бессознательно лежать на алтаре в пустующем углу.

Стены до сих пор целой залы задрожали, лава зашипела, алтарь задергался в метаниях, духи силы исчезли, впитавшись в алтарь и разбредшись по его рунным писаниям, впитались в свою бессознательно лежащую хозяйку. Все громыхнуло.

Рядом с телом девушки появился мужчина, внимательно взглянул в ее лицо и болезненно выдохнул, глаза его наполнились слезами и из горла, молчащего веками, вырвалось горькое:

-Нет.

Он склонился над ней и бережно, как мать целует свое дитя, коснулся губами ее щеки:

-Вернись, - Аида медленно открыла глаза.

-Мой любимый- прошептали ее губы.

Глава 4



Мужчина  протянул к ней руку, как вдруг девушка закричала и вскочила. Напуганная, она шагнула на край алтаря, но он легко подхватил ее под локоть, не позволяя упасть. Она обрела твердую почву под ногами и в ужасе застыла:

  -Спаситель.

На нее смотрели бездонные, совершенно черные глаза. Ни белков, ни зрачков, только нескончаемая черная бездна.

Он стоял перед ней. Тот, ради кого был проделан столь долгий путь, тот кто должен спасти их всех. И тот, кто наконец принесет ей свободу.

Спаситель-хранитель врат божественной цитадели, могущественный воин, которому подчиняется сама природа.  Его сила, власть над всем животворящим в мире, его мощь непостижима, его дух непокорим. Около двух метров роста, широкие крепкие плечи, сильные руки, невероятная стать. В темных одеждах, поверх которых старый потрёпанный плащ.

Вокруг спасителя начал струиться легкий дым, подобный ночному небу в звездном сиянии. Он обволакивал его, переливаясь из синего в черный, витал вокруг, подобно порывам ветра, струился и наконец легко исчезал, возвращаясь вновь. Мужчина стоял перед ней недвижимо. Смуглая кожа, черные короткие волосы, красивое правильное лицо и взгляд полный ужаса и боли.

 По телу Аиды побежала дрожь, ее бросило в жар. Так знаком ей был взор этих глаз. Возможно, она видела его во снах. Осматривая каждый сантиметр его тела, Аида ловила себя на мысли, что знает наперед как он выглядит. И эти его глаза...почему они так смотрят на нее?

 Призванный спаситель застыл на месте, ничего не говоря. Он уже давно отпустил ее руку и теперь просто смотрел на нее сверху вниз.

Аида тоже молчала. Он пришел, она призвала его, и он пришел! Наконец справившись с волнением, она заговорила, стараясь произносить слова четко и ясно:

- Не во имя мира, а во имя войны!  Не во имя жертвы, а во имя победы!  Ты великий Гидеон! Владыка тысячи армий, хранитель врат цитадели был призван мной на эту сторону. Потому как Я - Взывающая из храма Айлохари,  от рождения нареченная..

-Аидой- раздался громкий, резкий, но восхитительно бархатный голос. Лицо мужчины на секунду исказилось выражением отчаяния и опустошенности, но быстро приобрело высокомерный вид. Он снял со своих плеч и накинул на ее серый потрепанный плащ.

-Откуда ты знаешь?-запнулась она, совершенно растерявшись, вспомнив, что стоит перед ним  обнаженной.

- А воздух в этом мире по-прежнему сладкий, - горько изрек он.-Что с храмом первородных?

-Его сравняли с землей слуги демона-Аиду передернуло от воспоминаний.

-Старейшины?

-Мертвы-ее голос дрогнул.

-Послание для меня? -он взглянул своими бездонными черными очами в ее изумрудные глаза, и девушка совсем растерялась:

”Пусть простит нас”-вспомнила Аида слова, что слышала уже так давно.

-Они просили у тебя прощение, за то, что не справились-тихо ответила она, скрывая покрасневшие глаза.

-Расскажи, как все произошло.

Она не стала сопротивляться или что-то скрывать, рассказала, как есть. Что четыре года назад никто не ждал нападения слуг. Храм первородных создателей находился в неимоверной глуши, куда даже ветер не всегда добирался. Они были не готовы. Слуги пожрали всех и сожгли храм. Главный старейшина, наделенный даром быстрого крыла, спас ее и взял обещание, что она призовет спасителя, и с тех пор она выживает как может дабы исполнить свою клятву.

-И теперь я наконец могу просто жить.

-Кулон?

Аида неосознанно сжала в руке деревянную птичку на шее.

-Ты снимала его?

-Никогда.

Мужчина удовлетворенно кивнул:

-Не снимай его. Этот кулон всегда должен быть с тобой.

Аида не знала, что сказать и лишь кивнула в ответ. И совсем растерялась, когда он молча прошёл мимо к выходу, шагая прямо по лаве и совершенно не обжигаясь. Нет, наоборот, огненные ручьи бережно припадали к его стопам, помогая идти плавно, не натыкаясь на камни. Так ведет себя истинный слуга перед лицом своего хозяина.

-Пора Игнис, ты совсем изучал Терию -сказал воин, и ручейки лавы вдруг замерли, а затем медленно стали стекаться, двигаясь следом за спасителем, и приобретая вид, огромного огненного демона, что явственно выглядел как пустынный гунр переросток.

-Хозяин-раздалось громыхание огненного великана. А тот изящным движением руки приказал следовать за ним.

..........................................................................................................................................

Гидеон открыл очередную тяжёлую дверь. Он уже давно ходил по подвалам цитадели. Если бы только он раньше знал об их существовании. Он нашел вход в подвал случайно, когда громил спальню Арадея. В клетках гнили чьи- то тела. Кости и скелеты прошлых пленников украшали стены и пол темниц. Вот куда девались люди, которых приводил Гидеон. Этот псих издевался над ними. Что он с ними творил даже представить страшно. Гидеон уже столько дверей открыл, он глубоко спустился и сейчас стоя на чьих-то костях, которыми был усыпан весь пол, он озирался по сторонам и не мог понять, почему он прежде не понял какое же он чудовище.

Чей - то тихий стон отвлёк его от раздумий. Он медленно направился к источнику звука. Его черные израненные крылья цеплялись за решётки клеток, нарушая тишину, царящую вокруг. Монстр, дикий зверь, он шел вдоль закрытых клетей. С его израненных рук капала почерневшая кровь, пустой взгляд и совершенное отсутствие желания жить. Еще вчера белоснежное создание, с мерцающей душой, а сегодня бездушное озверевшее чудовище.

Гниль ударила в нос, он замер напротив ржавой дверцы, на которой висела зелёная нить. С омерзением, одним рывком Гидеон оторвал ее и вышиб дверь. В темноте клетки он увидел подвешенных на колышках изможденных духов, окутанных все еще шипящими, подобно кислоте, путами времени.

- Демон- услышал он женский стон.

Гидеон молча подошёл и, сняв наручи, подставил голое запястье ко рту весящего духа. Два клыка вонзились в черную плоть и жадные губы, захлебываясь, втянули в себя первые ручейки крови. Гидеон смотрел на это несколько секунд, а потом отодвинул руку.

 Окровавленные губы умоляюще потянулись следом, но путы напомнили о себе и дух со стоном снова повис на стене.

- Пуст. - прошептал женский голос.- Йов.

-Однако ты все же ешь- Гидеон снова приблизил кровоточащее запястье к духу.

- Вкусно.

Вокруг загорелись четыре пары глаз. Невероятно зелёные, цвета радуги, голубые и оранжевые, подобные огню.

- Дай нам свою силу, и мы дадим тебе свою.

- Сожрёте меня- Гидеон потянул запястье к себе и дух потянувшись следом сквозь боль показал свое лицо в узком лучике солнца, что пробивалось сквозь щель в потолке.

Это была девушка серая как соленая земля с зелёными как трава волосами. Вся грязная и в шрамах она глянула на Гидеона:

- Без тебя мы умрем- и два острых клыка вновь вонзились в его руку.

Гидеон не торопился отпускать их, но и руки не убирал. Они дадут ему силу, а она ему очень нужна. За те дни, что он бродил по подвалу он решил, что раз Арадей не возвращается в цитадель значит он попросту ждёт, когда Гидеон выйдет из нее. А тогда он больше не сможет вернуться и верховный будет в безопасности.

Но его войска продолжают мучить землю, а до них он доберется и изничтожит, он убьет их всех. Однако для этого ему нужна сила.  Гидеон оторвал руку от жадно сосущей кровь духа:

-Предлогай.

-Твоя пустая оболочка жаждет наполниться. Твоя душа в чертогах тьмы. Ты никогда не сможешь вернуться к матери прародительнице. Но мы духи, что наполняем этот мир жизнью, мы сможем заполнить твою пустоту. Тело без души пожирается хаосом. Ее смерть изменила тебя, ведь так темный Гидеон?- дух внимательно и настороженно посмотрела в черные глаза демона, стоящего перед ней. А в них ничего. Только тьма, сплошная всепоглощающая тьма.

Гидеон лишь хмыкнул:

- Сотни лет пройдут пока такой как я попрощается с рассудком. А что же ты хочешь взамен?

- Твою кровь. В ней течет сила истинного бога. Пусть и павшего. Ты сын верховного правителя цитадели, и его путы не властны над собственной кровью, оттого только ты в силах одолеть его и снять с нас эту дрянь- дух злобно улыбнулся.

- Так ты жаждешь мести - Гидеон не боялся этих созданий, но в мир выпускать новых тварей не жаждал. - Эти, кто? - указал он по кругу на молчаливых слушателей, чьи горящие глаза напоминали о своем присутствии.

Зеленоволосый дух протяжно вздохнул и женский голос неторопливо изрек:

- Мы хранители земли. Мы первые кто выступили против Арадея! И вот как мы поплатились. Сотни лет в заточении, наши силы на исходе. Ведь те мелкие усилия, что могут предпринимать люди и гунры ничтожны, а молитвы их здесь почти не слышны.  Значит мы скоро исчезнем. И эти несчастные останутся одни. Тогда-то...

- Арадей явится людям и принесёт покой. Он хочет стать творцом- понимание мотивов верховного накрыло Гидеона волной ярости. - Эта тварь желает занять место Айлахори. Но ведь он начал этот хаос, люди никогда не примут его как творца! - рявкнул он, и тут его руки опустились:

- Ну, конечно.... Ведь это я вел войска... Их враг- я.

- Их враг светлокожий воин с белоснежными крыльями, - хитро улыбнулся дух.

-Что ж, - Гидеон снова протянул ей свое кровоточащее запястье, - думаю, мы сможем договориться. Если вы кое-что мне пообещаете.

......... ............................................................................................................................

Они молча пошли к выходу, наконец в глаза ударило ослепляющее солнце. Там, где наступал воин исчезал песок и появлялась ярко зеленая трава, он остановился взглянул себе под ноги и тихо поприветствовал:

-Здравствуй Терия! Иди ко мне! -  Земля встрепенулась, она стала раздвигаться и рассыпаться в прах, трава и пылинки, песчинки и все все закружилось в вихре, что, рассеявшись, открыл взору прекрасную молодую девушку, высокую и стройную. Изящна и грациозна, даже серая кожа не портили ее, восхитительные зеленые волосы спадали до самых пят. Гибкая лоза окутала ее тонкий стан, прикрыв оголенное серое тело.

 Спаситель взглянул на нее и протянул руку ладонью вверх. Зеленые лозы поползли из земли и осторожно коснулись руки воина. В его ладони они стали разрастаться и переплетаться, превращаясь в длинное двустороннее копье. Когда последняя лоза утихла, он позвал:

-Игнис-секунда и копье в его руке загорелось неистовым черным пламенем.

-Аквал! - копье потухло, а на нем остались капельки росы.

-Каэли прошу и тебя, -спаситель поднял копье над собой и маленький ветерок, торжественно смеясь, вихрем закружился вокруг оружия. Наконец воин опустил копье и воткнул его в землю, все задрожало вокруг, а с копья осыпалась пыль и гарь, и перед Аидой возникло невиданной красоты оружие, словно вода текла по черному древку, плавно перетекая в синий острый наконечник, а вокруг него черный дым, как от вечно горящего древа.

- Хозяин-раздался сладкий женский голос.

-Все здесь?

-Хозяин, - протянул сладкий женский голос, и дева, прикрытая лозой, опустилась на колено низко склонив голову.

-Хозяин, -проревел Игнис и рухнул в поклоне так, что земля дрогнула.

Из-под земли, с цветов и деревьев, стали стекаться прозрачные ручейки из которых возник высокий тонкий молодой человек. Его глаза и волосы переливались восхитительной лазурью.

-Каэли, -и Аида наконец увидела, как выглядит ледяной ветерок.

Маленькая феечка с шестью почти прозрачными крылышками, в которых переливалась вся радуга. Хрупкая и очень смешливая, она юрко вертелась на расправленной ладони воина.

-Хозяин! - ее тонкий голосок разливался эхом повсюду.- Наконец-то! Я не могла войти! Игнис изжег все внутри и не пускал меня!

-Ради твоего же блага-взревел на маленькую фею огромный огненный великан

-Так и есть Каэли, он, как всегда, бережет тебя, -легким движением кисти воин заставил феечку взлететь, и та удобно устроилась на его плече.

Он посмотрел перед собой, Аида все это время стоявшая позади начала медленно пятиться к Иузе, который почему-то застыл при взгляде на явившегося миру спасителя. Она добралась до своего огромного друга как раз в тот момент, когда услышала:

-А тебя вождь я оставлю в живых, за верность и преданность ей -девушку резко передернуло, перед глазами всплыл тот сон, где мужчина улыбался ей. Она отмахнулась от него, решив, что отмалчиваться хватит, шагнула вперед и дрожащим голосом спросила:

- Я теперь свободна?

Воин резко дернул рукой, словно, выкидывал невидимые никому карты из рукава и все вокруг остановилось. Одним твердым шагом он оказался рядом с ней и произнес, тихо заглянув прямо ей в глаза:

 -Я сделал все, чтобы ты была свободна. Но ты снова позвала.

Ноги Аиды налились тяжестью и плевать ей было, что они из береллиза, ее подкосило:

-Что?-в ужасе прошептала она.-О чем ты?

И вдруг спаситель громко закричал:

-Какого черта Аида ты снова рядом со мной!? Триста лет прошли даром!-он зло вскинул руками - Зачем ты призвала?

-Что бы ты спас этот мир- еле слышно пробормотала девушка, впавшая в ступор.

-Плевать мне на этот мир! Плевать на всех! Ты не должна была меня звать! -он в ярости метался по поляне и наконец замерев, взглянул на небо и прогромыхал:

-Вы обещали, что не допустите этого! Вы обещали! - это был рев куда громче и яростнее, чем рык самого страшного зверя на земле, ибо это был сам Гидеон.

Несколько минут он просто смотрел на застывшую девушку, медленно подошел и аккуратно, бережно, словно хрупкую бабочку, он поцеловал ее в губы. Он заметил слезинку, застывшую на ее щеке:

-На этот раз все будет по-другому Аида. Я обещаю.

И время растаяло, снова затрепыхался ветер, зачирикали птицы, невесть откуда появившиеся. Аида слышала каждый шорох, а главное гулкий стук своего сходящего с ума сердца. На зазеленевшую землю упала слеза.

-Идем- сказал он.

-Куда? -дрожащим голосом пробормотала Аида.

-В твой город.

Она оцепенела.

Гидеон остановился и оглянулся на нее:

-Мне нужно знать, зачем ты так упорно звала меня, не пожалев даже собственной души.

Он взглянул на синее небо. Вздохнул, чуть повел плечами и за его спиной распахнулись два огромных черных крыла, переливающихся прекрасной синью ночного неба. Не имея сил отвести взгляд, Аида завороженно уставилась на это восхитительное зрелище. Он словно звездная ночь посреди ясного солнечного дня. Гидеон повернул к Аиде голову, ожидая, что она подойдет, но девушка стояла как вкопанная. Как же он прекрасен. Он выделяется в этом мире, он его неведомая сторона!

-Аида, - ненавязчиво позвал он и девушка, сглотнув ком в горле, поторопилась к нему. Однако подойдя, она встала рядом и вопросительно взглянула на воина:

-Я не умею летать.

-Тебе и не нужно-только и сказал Гидеон, легко подхватив ее на руки и в миг оторвавшись от земли. Два сильных крыла загребли под себя ветер и подняли Гидеона и Аиду ввысь. Пыль вихрем закружилась под ними и рассеялась, оседая на уже ожившую и цветущую поляну.

Аида крепко вцепилась в спасителя и зажмурила глаза. А что, если сейчас он отпустит ее, и она разобьется вдребезги об исчезнувшую из взора землю. Еще покрепче схватившись за  Гидеона, она сжалась в комочек, боясь падения.

-Ты ведь не боишься высоты-не смотря на нее, произнес воин.

-Не боюсь-неуверенно кивнула Аида.

-Почему же так напугана?

-А вдруг ты меня отпустишь, -Аида раскрыла глаза и наткнулась на внимательный взгляд, Гидеона.

-Я никогда тебя не отпущу-слова прозвучали твердо, как клятва и в подтверждение их, воин еще крепче прижал к себе свою хрупкую ношу. Аида не знала почему, но она искренне поверила ему и, взяв себя в руки взглянула вниз. Небо, повсюду только бескрайнее синее небо.

-Красотаааа-восхищенно протянула девушка.

Он ничего на это не ответил, да Аида и не ждала. Все, больше расслабляясь в его крепких объятиях, она вертела головой и радостно смеялась, подобно звонкому колокольчику, когда в очередной раз теплый ветерок щекотал ее лицо.

-Каэли, наигралась? -голос воина был напряжен, медленно он снижался, кружась над пиками замка Фоэдо .- Ты осмотрелась?

-Все в порядке хозяин. Создания этого места считают взывающую своей богиней. Их мысли чисты и тревожатся лишь о ее благополучии.

-Терия? Аквал?

-Все спокойно хозяин. Воды чисты.

-Они ласкают мой взор, -отозвалась откуда-то Терия,-они растят сад и возводят пашни, прикармливают птиц и усмиряют зверье.

-Игнис, возводи стену.

-Слушаюсь хозяин- голоса духов звучали из ниоткуда и пропадали в никуда.

-Стену? -опомнилась Аида, придя в себя после этого странного разговора с невидимыми созданиями.

-Она защитит от незваных гостей-воин резко развернулся в воздухе и приземлился на ноги, заставив землю вздрогнуть. Однако Аида даже маленького толчка не почувствовала. Он осторожно поставил ее на землю и осмотрелся. Они приземлились прямо посреди центральной площади города, во всю шла стройка и уборка, гунры и кучка людей о чем-то беседовали, и именно они первыми увидели появившихся. Резким движением гунры схватились за оружие, отодвигая назад всех тех, кто не защищен и драться не умеет, плотной стенкой начиная окружать прибывших, но увидев свою королеву, они расслабились и радостно бросились к ней. Воин напрягся, он занес руку чтобы схватить копье, но Аида поспешно остановила его:

-Они не причинят тебе вреда!

-Я знаю-внимательно взглянул он ей в глаза.

Аида задумчиво посмотрела на него. Нужно во всем разобраться, обязательно. Но немного позже. Ласково улыбнувшись, она позволила всем своим обнять себя, по толпе пробежали золотые струйки исцеления и все радостно загомонили.

-Вы такие уставшие-покачала головой Аида.

-Мы стараемся ради вас, чтобы этот город радовал ваш взор-услышала она знакомый голос подошедшего Азтаила. Гунры и люди почтительно стали отходить, освобождая ему дорогу к вернувшейся госпоже.

-Я так рад, что вы живы и невредимы-искренне улыбнулся Азтаил и в знак истинного почтения преклонил колено перед своей королевой.

-Вставай Азтаил-радостно улыбнулась Аида, торопя статного наместника подняться. Она и сама не ожидала, но здесь среди всех этих разных созданий она почувствовала себя куда в большей безопасности чем где-либо.-Все хорошо? Долго меня не было?

Азтаил задумчиво взглянул на нее:

-Вас не было три месяца госпожа.

Аида дернулась от неожиданности, ее обдало холодным потом, и она переспросила:

-Сколько?

-Три месяца госпожа, за это время мы подготовили поля для посадок и высадили целый сад самых разных прекрасных цветов, построили несколько кузниц, ювелирных и ремесленных лавок, они уже готовы к работе. Конюхи приручили пару дюжин диких лошадей, и несколько соколов научены оповещать о близящейся опасности.

Аида слушала доклад своего наместника и никак не могла прийти в себя. Как она могла отсутствовать так долго, да ведь пара дней пути и сутки мучений у храма, а что же было в остальное время?

- Вы достигли своей цели госпожа?

-Да-Аида повернулась к призванному спасителю, стоящему рядом с ней - это великий Гидеон!-она сказала это имя, потому как именно оно было написано на его алтаре.

И все затихли. Даже  Азтаил замер и все внимание обратилось к могучему воину.  Королевская осанка и гордый взгляд многих заставляли потупить взоры и сжаться от холодной ауры исходящей от него.

Все смотрели неверующими глазами.

Воин вскинул голову и вонзил копье острием в землю и общему взору предстали четыре духа готовых кинуться в бой в любую секунду:

-Ко мне!-рявкнул он и духи взвились в небо, сливаясь в единый темный поток, они дикой птицей, расправившей свои единые крылья, впились в спину своего хозяина и растаяли в нем, одев господина в черный доспех, мерцающий синими переливами звездной ночи, голову покрыл шлем, полностью закрывший его лицо, но сквозь прорези, были видны лучезарные невероятной красоты голубые глаза.

-Я повелитель тысячи армий, владыка духов и хранитель врат цитадели! Я Гидеон! Склонитесь предо мной!

И все гунры как один пали ниц. Аида застыла на месте не понимая, что происходит. Люди, что остались стоять тоже крутили головами. Первым заговорил Азтаил. Голос серокожего гунра дрожал и Аида совершенно растерялась.

-Простите покровитель, мы не признали вас, не видя истинного лица. Молю накажите нас за наше упущение. Мы были преданны вам все эти столетия, и верно хранили ваш храм средь серых гор Арбаона. Он ждет вас, как и прежде!

Аида смотрела то на наместника, то на воина, и тут осознала. Гунры поклоняются своему Богу, воителю, что некогда спас их народ и привел к процветанию и миру. Она в ужасе повернулась к Гидеону:

-О Айлахори......

Глава 5



Аида ошарашенно смотрела на этого демона и никак не могла поверить, что он тот самый спаситель, Бог гунров. Почему ей кажется будто они встречались раньше. С первой же минуты как Гидеон оказался в городе, его духи разлетелись и город затрясло. И сейчас у королевы накопилось много вопросов. Но увидев темный силуэт Бога на земле, она не то, что заговорить, она двинуться не смогла. Просто стояла и смотрела, как эти черные крылья разливаются прекрасной синевой, неся своего обладателя, то ввысь, то к земле.

Отчего то его лицо казалось ей знакомым. Но она точно не могла знать Бога. Так чьи же это воспоминания? К кому она прикасалась, кто мог видеть его воочию?

Вдруг все стихло, дрожь покинула город и ветер замер, позволяя своему хозяину прислушаться.

- Найти его! - раздалось указание и явившиеся хозяину духи вновь с поклоном исчезли, а Гидеон посмотрел на девушку, и взмахнув крылами полетел ввысь.

И тут загромыхали колокола!

- Прислужники! Их два десятка!- прибежал испуганный Азтаил.

-Что? -Аида застыла в ужасе. Перед глазами всплыла картина из прошлого, эти чудовища, все в огне, повсюду боль, крики, разрушения.

Азтаил привел ее в чувства, громко выкрикнув:” Госпожа”- и оба они кинулись к стене, а Гидеон уже сыпал указаниями, и никто не смел ему противиться, воины носились, закрывая все ворота и амбразуры, люди и гунры запирали окна и двери. Гидеон навис над Азтаилом:

- Не выпускай ее- прошипел он, смотря ему прямо в глаза. Тот склонил голову, беспрекословно подчиняясь.

-Его здесь нет господин, только его слуги-вернулись духи, закружив вокруг своего хозяина.

-Вот как-Гидеон был совершенно спокоен. Взгляд его черных глаз был сосредоточен, голос был тверд.

-Вождь, явись-и прямо перед ним, из распахнувшего свои створки пространства, появился Иуза. Он шагнул вперед, и его морда преданно уткнулась в грудь Гидеона.

-  В бой. До победы.

Зверь оброс береллизом и кивнул.

Распахнув огромные черные крылья, Гидеон обернулся и посмотрел на застывшую от страха Аиду. Взмыл в воздух и исчез за стеной. Духи преданно кинулись, следом соединяясь на ходу в единое целое, перекручиваясь и сливаясь вихрем, обращаясь в полете в черную дымящуюся птицу с невероятно прекрасными голубыми глазами. Секунда и она ворвалась в Гидеона, слившись с ним в единое целое. Став его живым доспехом.

 Иуза нырнул в портал открытый Гидеоном и вынырнул по ту сторону ворот.

Перед ними открылся страшный вид. Двадцать горящих огнем слуг. Гидеон завис в небе на секунду и ринулся вниз.

Аида двинулась следом, а с ней охрана ближнего круга во главе с Азтаилом. Ее не пустили за ворота, и она поднялась на стену, отнекиваясь от всяческих возражений и уговоров. Взглянула и замерла. За воротами шло сражение.

Коршуном кружил Гидеон, то и дело насаживая на копье очередную лапу прислужника. Тот падал и Иуза перегрызал глотку себе подобному.

 Гидеон носился между огромными слугами, хватаясь руками за горящие загривки, втыкая копье в хребет и заставляя падать врагов на землю. Одно четкое движение и кровавая рана на шее убила очередного зверя.

Взвыл Иуза, ему в шею вцепился огненный слуга. Иуза скинул его вместе с частью своей плоти. Кровавая рана заставила зверя заскулить и приковала внимание Аиды. Она сосредоточилась на своем друге:

- Не смей! - заорал Гидеон и девушка замерла.

- Уведи ее отсюда! - прорычал, взвившийся над стеной воин. Азтаил торопливо поднял свою госпожу на руки и рысцой направился вниз.

 Большая часть слуг уже окружила Иузу. Но тот не боялся, в порыве воинственного бешенства он только рьянее кидался на врагов, оставляя на них глубокие драные раны от своих клыков и когтей

- Терия,- на ходу крикнул Гидеон и рядом с ним воспарила зеленоволосая красавица,- к нему.

Та не секунды не мешкая, кинулась к зверю, и, встав впереди него, распахнула свои руки, заставляя зеленые лозы поднять огромные глыбы земли и окружить их стеной.

Тем временем Гидеон добил очередного врага и рвнул к ним. Прыжок, распахнулись два крыла, и копье начало кромсать броню слуг. Алые брызги разлетелись по кругу, зверей осталось около десятка и все они ринулись в единой атаке на Гидеона.

- Игнис,- рев хозяина заставил явить демоническую силу и окрасил руки Гидеона в огонь. Пламя сорвалось с них и огненные волны сожгли глаза слуг, заставляя зверей потерять голову от ярости.

- Терия,- стена, скрывающая до сих пор дух земли и Иузу, растворилась и, обратившись в колья, насадила на себя ещё несколько неудачно прыгнувших к ним слуг.

Гидеон не прекращая битвы глянул на растянувшегося на земле вождя:

- В город- рявкнул он и, вытянув руку, открыл перед ним портал. Зверь еле поднявшись рухнул в него и пространство закрылось.

Гидеон дал себе секундную передышку, вспарив высоко в воздух. Осталось 6 прислужников.

- Начнем!- и он снова кинулся вниз. Взлетало копье, с рук срывалось пламя, воздух заворачивал слуг в вихри и резко бил о землю. Духи то растворялись в Гидеоне, то по призыву вырывались из него, нанося очередной болезненный удар противнику. Вот пал один, ещё один, ещё. А Гидеон все метался между ними на огромных скоростях, умело управляя своими помощниками, то разветвляя атаку, то соединяясь с ними в единый удар. Наконец последний слуга пал. Один взмах копья и дырявое горло заставило замолчать измученного зверя навсегда.

Гидеон закинул дымящееся оружие в захваты за спиной и выпрямился. Он осмотрел поле боя, устало выдохнул, но тут же резко взмыл в воздух и ринулся за стену. Аида уже излечила Иузу и тот прятал свои огромные синие глаза.

- Тебе нечего стыдиться- только и сказал Гидеон проходя мимо. Зверь виновато заскулил. Аида удивлённо вскинула брови, увидев подобное:

- Он считает себя недостаточно сильным?

- Если бы он был здесь один, вы бы все были мертвы, а город горел! - Гидеон сказал это спокойно, а Аиду передёрнуло.

- А ты не должна была лезть!

- Иуза, кровью истекал- закричала обиженная девушка, в ответ на его повышенный тон.

- Я бы не дал ему умереть! - рявкнул Гидеон.- Слуги всегда сначала убивают наиболее опасную цель. А кто больше, чем целитель может им помешать? Они бы почуяли тебя, снесли ворота и уже некого было спасать!

- Я не знала этого!- Аида растерянно озарилась по сторонам в поисках поддержки, но все стояли потупив глаза в пол. Гидеон приблизился к ней и гневно изрек:

- Дело не в том, что ты не знала. Дело в том, что ты не веришь мне! А ведь это не я тебя призвал! - глаза Гидеона  смотрели так разочарованно, что сердце Аиды сжалось в комок. Разочаровала? Она его разочаровала? Почему же так больно. Аида схватилась за кулон под рубашкой, не понимая, отчего же сердце так стучит. Гидеон вздохнул:

- Имя?

Девушка вопросительно глянула на него.

- Как ты нарекла его? - он кивнул в сторону виновато сгорбившегося зверя, -я чую, что он повязан.

- Иуза.

Гидеон развернулся к ещё больше потупившемуся псу:

- Ко мне! - тот мгновенно подчинился и опустил могучую голову к плечу Гидеона. Воин положил ладонь на морду Иузы и тихо заговорил:

- Больше не смотри назад, ибо там буду я!

Зверь кивнул:

- Я приду по первому зову темный хозяин!

Гидеон удовлетворенно прикрыл глаза.

Он воспорил над городом:

- Доведите дело до конца! Игнис- стена!Каэли- купол!Терия- земляные оковы и кладезь ресурсов. Аквал помоги Каэли!- при каждом новом приказе дух являлся  миру и часть брони исчезала с тела Гидеона, пока и вовсе не исчезла вся. К воину вернулся его обычный вид, а с ним и черные бездонные глаза.

 Огненный дух впитался в стену, и та начала плавиться и меняться, мириадами разных переливов замерцало небо. Земля снова начала дрожать, создавая огромный ров периметру города, что сразу заливался чистой прозрачной, как слеза, водой.

- Отныне, - загрохотал в небе Гидеон  и все испуганно подняли головы,- имя этому городу Зовущий. Ибо только вы и ваша кровь смогут теперь попасть сюда и жить здесь. Не будет больше дверей, только ваша душа будет открывать врата! По первому вашему зову город распахнет свои объятия, и никто не сможет больше вам- при этом он взглянул на Аиду- навредить.

И он исчез в небесах. А все стояли потрясенные и пытались понять, что произошло. Особенно Аида.

Гидеон не появлялся несколько дней. Но все это время в небе подобно светилу виднелся его темный силуэт, а за это время стена изменилась, земля перекроилась и даже небо стало голубее.

Все эти дни горожане вели себя крайне тихо, хоть Гидеона и не было видно, но парящий силуэт в небе не позволял забыть о нем. Однако это был не страх, нет, гунры в полноте своих чувств благоговели перед своим богом и не смели ни коим образом рассердить его. Пусть он и парил в небесах, но проходя под этим местом они низко склоняли головы, а прикладывая ладонь ребром ко лбу шептали что-то в его честь.

Аида наблюдала подобную реакцию с момента, как Гидеон оказался в городе. Гунры трепетали, видя его темную фигуру.  Стоя на круглой центральной площади и смотря на очередной поклон, Аида неожиданно для себя, улыбнулась.

Гидеон увидел ее внизу, замер ненадолго вглядываясь в столь любимые черты:

- Так больно родная.... Знать, что больше никогда тебя не увижу.

  - Простите - Гидеон дернулся, приходя в себя от воспоминаний и возвращаясь в реальность. Он уже давно сидел на каменной дорожке, не замечая ничего вокруг.  Перед ним стояла маленькая девочка гунр, персиковая кожа и огромные коричневые глаза, полные невинности и чистоты:

-  Вы ведь наш Гидеон?

Он молча кивнул.

-Мальчишки говорят, что вы умеете летать. А я, - от волнения она запнулась, - а я не видела. Не могли бы вы, - она теребила игрушку в своих маленьких ручках, белого кота, со странными длинными ушами, - не могли бы вы показать мне?- эти огромные глаза смотрели на него с такой надеждой.

Медленно он поднялся, выпрямился во весь свой могучий рост и за его спиной распахнулись два огромных черных крыла. Словно изломанные посередине, его крылья обладали причудливым изгибом, но от того только имели ещё больший устрашающий вид. Каждое перо было похоже на острый кинжал, готовый поразить любого противника. Невероятно широкие, они распахнулись на половину площади, заставив всех замереть на секунду.

Девочка застыла. Ошеломленно она глядела на него, не отводя глаз и даже не моргая.

- Ваара!- с криком бросилась на колени перед Гидеоном прибежавшая женщина и, прижав девочку к груди, слезно зашептала:

- Простите владыка, она ещё дитя, не знает своего места! Я молю, накажите меня, ибо я виновата в ее поведении, не усмотрела!

- Встань, - только и сказал Гидеон,- твоя дочь очень смелая, не отбирай этого у нее.

Гунара с огромными как у дочери глазами ошарашенно замерла перед своим богом:

- Да владыка- и выпустила девочку из крепких объятий. Та с улыбкой до ушей подбежала к нему и протянула руку к крыльям. Гидеон улыбнулся в ответ и присел перед ней, позволяя прикоснуться. Малышка счастливо завизжала:

- Вы как-будто птичка!

- Ваара- тихо осекла все ещё сидящая на коленях мать.

- А!?- девочка глянула на нее и торопливо поклонилась Гидеону:

- Спасибо владыка!

Тот не сдержал улыбки и потрепал девочку по забавным кудряшкам.

Счастливый детский визг растревожил город, и мама торопливо повела прочь свою маленькую героиню.

 Гидеон повернул голову к Аиде, что тайком подглядывала из-за угла. Он почуял ее:

- Хочешь?

- А?

- Полетать?- Гидеон протянул ей руку и что-то заставило её согласиться. Она просто не смогла ответить нет, рука сама потянулась в ответ и Аида торопливо зашагала к нему. Ещё метр и её ручка оказалась в его широкой горячей ладони. Взор чёрных глаз захватил девушку, и она утонула в этом бескрайнем омуте. Не выпуская из своей ладони её руки, второй он крепко обхватил тонкую девичью талию, и крылья сделали свой резкий взмах. Пыль закружилась под ними, провожая в небеса.

У Аиды дух перехватило, но вовсе не из-за полета. Он так смотрит на неё, и она не хочет отворачиваться, нет, пусть он вечно вот так обнимает её и не опускает глаз. Губы Гидеона растянулись в легкой почти незаметной улыбке, глаза весело сверкнули и очередной взмах понес их еще быстрее вверх. Два огромных крыла обняли их и закружили в танце с тёплым ветром. Аида смотрела вокруг и не могла перестать улыбаться, как же это прекрасно. Как же ей спокойно и легко смотреть на него. Как же он прекрасен.

- Гидеон-  это прозвучало так знакомо.

- Страшно?- насторожился он.

- Нет, - счастливо улыбнулась Аида,- совсем нет.

Темное лицо демона озарила все та же легкая улыбка. Как же она похожа на ту из сна:

- Я словно знаю тебя тысячу лет- Аида невольно потянула руку к его щеке, но та неуверенно замерла в миллиметре от нее.

- Так и есть - и он сам прильнул щекой к ее раскрытой ладони. Каскад ощущений и эмоций наполнил девушку, в ее глазах засияли чужие воспоминания. Смех, радость, долгие разговоры и полет, под самым солнцем, полет, прямо как сейчас.

Ошарашенно Аида отстранила руку.

- Что такое?

- Почему я вижу твои воспоминания такими разорванными клоками, и почему они, то есть, то их нет? Я ведь уже касалась тебя и ничего не видела. Это потому, что ты бог?

Гидеон расслабился и ласково улыбнулся, он уткнулся лицом в шелковые волосы Аиды:

- Это потому, что воспоминания не мои.

Он вновь расправил крылья и падение прекратилось практически над самой землей, встряхнув их обоих. Аида впилась ногтями в грудь Гидеона, а тот с улыбкой понес их снова вверх к небесной синеве.

Глава 6



Это был прекрасный полет, давно уже Аида так радостно не смеялась, давно на ее душе не было так легко. Крепкие объятия Гидеона вселяли уверенность и дарили наслаждение. Его чарующий взгляд будоражил само естество девушки и заставлял тянуться к нему с непреодолимой силой.

Она вошла в свою спальню и взгляд ее привлек висящий на спинке стула потрёпанный серый плащ, которым Гидеон прикрыл ее в храме. Аида торопливо кинулась к нему и прижав груди вдохнула аромат. Вереск, он пахнет фиолетовым цветущим вереском. Надо же, сама не понимая отчего, девушка улыбнулась и окунулась в него лицом.

“Я хочу семью с тобой”- эхом чьи-то воспоминания снова пронеслись в ее голове.

 Девушка недоверчиво покосилась на плащ. От Гидеона тоже пахнет   фиолетовым вереском. Неохотно она отстранила от себя вещь и снова поглядела на затертый плащ. Надо же какой поношенный. Аида задумчиво смотрела на вещицу и не могла избавиться от чувства, что раньше она уже где-то видела этот плащ.

- Нужно вернуть - решила девушка и пошла по направлению к выходу как в открытых дверях наткнулась на Азтаила. Тот виновато уставился на нее и торопливо преклонил голову:

- Простите госпожа- в его глазах метались какие-то новые чувства и это заставило Аиду спросить.

- Что-то случилось?

- О, нет госпожа! В городе все хорошо. Владыка уже на середине преобразований. Скоро мы...

- С тобой Азтаил- Аида ласково положила ладонь на плечо друга и заглянула в его растерянные глаза.

- Денария- со вздохом сдался наместник под цепким взглядом госпожи.

- Денария?

- Мне нравится. Нет. Я люблю ее. Но она - он запнулся.

Аида вопросительно уставилась на него.

- Она считает, что не место ей рядом с наместником. - он печально улыбнулся.- Считает что не достойна такой чести. Говорит, у нее нет права на меня.

- Что за глупости! - Аида надула щеки.

-Гунры всегда знали свое место- раздался гулкий голос за спиной и мурашки побежали по телу Аиды.

- Гидеон!- ее лицо озарила счастливая улыбка.-Гунры?-тут же нахмурилась девушка-Так Денария гунра? Гунр в толпе людей? -она задумалась.

Гидеон внимательно посмотрел на Аиду и уселся на прямо пол  в коридоре:

-Хочешь сделать её своей дай то, чего ей не хватает.

- Владыка- Азтаил выпрямился и поспешил поклониться.

- Дай ей власть- Гидеон смотрел в пустоту.

Азтаил напугано пробормотал:

- Назначить советницей?

-Хорошая идея. Когда она почувствует свою силу она покажет истинное лицо. Правда я не уверен, что это будет лицо влюбленной женщины- Гидеон наконец взглянул на погрустневшего Азтаила.

- Вы слышите ее молитвы Владыка.

-Я слышу голос каждого, кто взывает ко мне- Гидеон встал, а Аида замерла, судорожно вспоминая не думала ли она чего лишнего. Воин глянул на нее и вдруг засмеялся. Засмеялся! Он умеет смеяться! Аида замерла, наслаждаясь этим зрелищем и тут же напугано застыла:

-Неужели ты и мысли можешь читать?

Тот лишь неопределенно пожал плечами. Как красива его улыбка и этот бархатный смех, Аида не смогла сдержать эмоций и счастливо улыбнулась в ответ.

- Все почти готово- посерьёзнел Гидеон и глянул на посеревшего от тоски Азтаила, тот мгновенно встрепенулся.

- Владыка?

-Когда стена замкнётся, этот город превратится в защитный купол, в который смогут войти только те, что в момент ритуала будут внутри. Город примет их как своих детей. И только рождённые внутри стен и их кровные дети смогут жить под его защитой. Забудьте о дверях, их более не будет. Вашего желания станет достаточно, чтобы оказаться в нужном месте. Отовсюду этот город будет звать вас. Везде вы сможете услышать его голос. Поэтому хорошо подумайте, все ли достойны такого права. Не взрастите ли вы под своими стенами предателей.

Аида задумалась: “ А ведь он прав”.

- Ты можешь нам в этом помочь?- обратилась она к Гидеону.

- Пусть дадут клятву. И город сам покарает виновных.

-Покарает?-девушка в ужасе уставилась на него.

-Изгонит за стену-вздохнул Гидеон.

Аида, чувствуя себя не в своей тарелке, обратилась к наместнику:

- Азтаил завтра на закате совет. Собери всех. Нам есть что обсудить- распорядилась она.

Тот с поклоном удалился.

Аида замешкалась, глядя на чарующего ее воина, а тот задумчиво смотрел на огромное витражное окно.

-А!- вспомнила она о плаще, что все это время держала в руках,- спасибо.- девушка протянула серую потрёпанный вещь Гидеону. Тот поглядел на него:

-Пусть останется у тебя. Он твой.

- Пахнет вереском.

- Конечно- и Гидеон развернувшись исчез в пространственной дыре, созданной одним взмахом его руки.

- Но я никогда не видела вереск и не знаю его аромата- уже сама себе сказала Аида, уткнувшись вновь в столь отчего-то родную вещь.

Совет был в сборе. Аида вошла последней. Все преклонили головы и уселись по своим местам.

- Стена, что замыкается вокруг города сделает из него неприступную крепость- начал Азтаил.

- Или тюрьму- возразил Фенис.

- Темный владыка не причинит нам вреда! - все гунры из совета закивал головами.

- Откуда такая уверенность?- Фенис нахмурился. - Кто знает, что у него на уме.

- Кажется вы забыли юноша, - поднялся на ноги сероглазый старый Барлогат,- кто принес на эту землю мир.

- Но мы не можем ему верить! - Фенис  упёрся руками в стол.- Я считаю его нужно остановить. Мы не совладаем с ним если дадим волю творить все, что вздумается!  Им никто не может управлять, зато у него достаточно силы, чтобы убить нас всех разом!

- Да как ты смеешь! -закричал поднявшийся с места Адаур- Владыка вел войска на такие войны, которые тебе даже не снились! Он одерживал такие победы, которых тебе даже не вообразить! Великий Гидеон спустился с небес ради нас! Чтобы даровать нам жизнь в мире и процветании!

- Однако демон правитель на троне! И тирания по-прежнему цветет! Это ничего не доказывает. К тому же ваше поклонение ему, может быть частью его плана.

- Какого плана!?-резко поднялся  Азтаил.

-  Подлого и хитрого! - не унимался Фенис.- А вдруг Гидеон злодей и лжец!

- Он Бог!- Это была Аида. Ее голос зло дрожал. Руки сами сжались в кулаки. Но яростный крик услышали все и замолчали.

- Всем сесть!- снова рявкнула Аида.- Гидеон не интриган и не злодей! Как вообще повернулся твой грязный язык Фенис сказать такое о боге!

Тот попытался открыть рот, но взгляд Аиды заставил его молча сесть на стул.

- Я не потерплю недоверия и грязнословия в его адрес! Это я призвала его! Я ему верю! Я ваша королева! И если вы не верите ему, значит вы не верите мне! А посему отныне кто против него, тот против меня! - все молчали. - Стене быть! Зовущему городу быть! И клятве, - она окинула яростным взглядом всех сидящих, - быть!

- Вам госпожа я искренне верю. Но как ваш советник я должен сказать! Что будет если Гидеон пойдет против нас? Если он предаст и ВАС?-Фенис сказал это тихо, не отрывая глаз от своих рук.

Аида яростно фыркнула:

- Отчего же ты не веришь Иузе? И не говоришь, что и он вас всех поубивает? Он ведь тоже пришел со мной! Он ведь убийца до кончиков ушей!

 -Госпожа я...- голос Фениса предательски задрожал, но как советник он обязан был это сделать, продумать все возможные варианты.- Гидеон должен принести вам клятву верности. Тогда нам всем будет спокойнее.

-Ну тогда и Иузу попроси пред собой преклониться, - наконец встал все это время молчавший Катойли. Изрядно уставший советник посмотрел на летописца.-Ты забываешься   Фенис. Никогда бог не падет ниц пред человеком. Пусть даже, простите меня моя госпожа, это вы.

Аида смотрела на него, а видела перед собой голубоглазого мужчину с прекрасными белыми волосами, что стоял перед ней на коленях. Сердце ее бешено заколотилось, она по привычке сжала в ладони деревянный кулон.

“Только пред тобой”-новый осколок чужого воспоминания вонзился в ее голову.

Она пришла в себя, а вокруг царил хаос, новый скандал разрастался в стенах. Аида не стерпела, она прекрасно понимала, что люди не признают Гидеона, лишь потому, что она так сказала. Девушка подняла голову к небу, чью синеву скрывал потолок зала совета и позвала:

- Гидеон!

От услышанного имени гунры мгновенно замерли, Катойли сел на место, а Фенис недовольно хмыкнул. Он появился. Прямо за ее спиной. Огромные черные крылья заняли всю залу и две черные тени нависли над советом.

-Я здесь.

Аида оцепенела. Она чувствовала его. Ощущала вибрации его голоса, слышала стук его сердца. Ее руки задрожали, глаза покраснели от нахлынувших слез. Она знала, что должна делать, но чувство вины не давало открыть рот. Наконец на одном дыхании она выпалила:

- Прошу если ты верен мне, докажи это!

Крылья Гидеона исчезли, и он бесшумно коснулся ногами пола. Он сделал несколько шагов и встал сбоку от нее. Аида еле сдерживая слезы развернулась к нему. Медленно смотря прямо в ее изумрудные глаза  Гидеон преклонил одно колено к земле и склонил голову:

- Только пред тобой!

Глаза Аиды широко распахнулись, слезы ринулись по щекам:

- Прости- еле слышно, заливаясь слезами, прошептала она.

В мгновение ока он исчез. Все молчали, а Аида сползла на свой стул и подобно дикому разъяренному зверю заорала так, чтобы вся ее совесть и вина улетучились вместе с ее криком:

- Все вон!

Совет вскочил со своих мест. Они расходились молча, со страхом в глазах и дрожью в коленях. Фенис не мог поднять себя со стула. Его госпожа провожала всех холодным ненавистным взглядом, а Фениса она и тем обделила. Он не мог думать, что разочаровал ее, это приносило боль и муку.

- Госпожа.

- Иди прочь Фенис.

- Я был не прав. Я сомневался в вас.

- Ты сомневался в нем! Никто!Ты слышишь! Никто не имеет права сомневаться в моем Гидеоне! - слова сами сорвались с ее уст. Аида притихла, осознавая, что сказала. Это были не ее мысли, не ее слова. Неужели когда-то она встречала девушку, что любила Гидеона. Он говорит это ее воспоминания, но с ней ничего такого не происходило. Фенис давно ушел, а Аида все пыталась понять почему чужие чувства она испытывает как свои.

      Купол над городом разрастался, но можно было ещё разобрать, где сияет небо Каэли, а где небо, что создала природа.

      Ров все больше походил на море вокруг города.

      А стена была настолько высока, что края было не видно. Но это не делало город темным, нет, никогда ещё Фоэдо так не цвел.

       Гидеон явился к Аиде рано утром. Он появился прямо в спальне, застав Аиду в одной ночной рубашке. Девушка охнула и, закрывшись одеялом, кинула в воина подушку. Тот легко поймал ее.

-Да ты что?!

-Я уже видел тебя голой-совершенно спокойно ответил он. Аида совсем смутилась:

- Нельзя же без стука!

- Дверей больше нет- только и сказал Гидеон, гуляя взглядом по ее телу.

- Как нет?- девушка посмотрела в сторону, где раньше стояла дверь и снова охнула.- Уже...

- Пора решить кто останется, а кто уйдет. Ещё немного и стена замкнётся.

- Нужно всех собрать на площади! Ты говорил, что клятва поможет, а значит, - но она осеклась на полуслове. Все это время Гидеон смотрел на нее, однако вовсе не на лицо. Щеки Аиды залил румянец:

- Гидеон....

Его взор встретился с ее глазами.

- Чего ты так смотришь?

Он недолго молчал, а потом с тихим выдохом пошел к Аиде, сходу запустил широкую руку в ее волосы и, притянув к себе, прижался губами к ее губам. Девушка смотрела на него широко открытыми глазами.

- Аида- прошептал он, так нежно и вожделенно.

 Сердце девушки ёкнуло, непреодолимое желание быть ближе вытеснили всяческие сомнения. Она прижалась к нему в ответ, и сладко поцеловала. Его рука замерла возле нее, но уже через секунду Гидеон крепко обнял девушку за талию, прижав к себе как можно ближе. Поцелуи были теплыми, такими знакомыми, они грели тело, заполняли теплотой душу. Аида растворялась в его объятиях. Прикосновения становились все жарче. Но когда ее рука коснулась горячего мужского тела, она словно пришла в себя. Девушка замерла, медленно отодвинулась и глазами полными недоумения и ужаса уставилась на Гидеона. Тот молча стоял, он не пытался снова прижать ее к себе. Он просто замер вместе с ней. Под рукой Аида почувствовала рубец и аккуратно приподняв рубашку, в ужасе застыла. Шрамы.

Она резко стянула с него мешавшую вещь и закрыла ладонью вырывающийся крик. Он весь в шрамах! Нет ни кусочка кожи, не украшенного витиеватыми рубцами. Ужасающий узор, что оставила на нем неведомая сила.

 Боль окутала Аиду. Ее тело вдруг заломило. Грудь зажгло, за спиной стали разрастаться крылья, подобные солнечному сиянию. Глаза засветились и с громким резким криком она обратилась в птицу. Взмахнув крылами, ринулась вверх, но врезалась в потолок и от боли снова громко закричала. Она заметалась по комнате.

- Аида- позвал он.

Но птица носилась под потолком обивая об стены прекрасные крылья.

- Аида- снова позвал,но та не слышала.

- Аида! - Гидеон рявкнул так, что стены задрожали.

Птица замерла, приблизилась, зависла над ним, глядя прямо в глаза, взмахнула крылами и опустилась на пол Аидой.  Невидящем взглядом она смотрела на Гидеона и с ее уст сорвалось до боли родное:

- Любимый.

Колени воина подогнулись, дрожь захватила его руки. Медленно он потянулся к ней и прильнул к ее горячим терпким губам.

Глава 7



-Мое дитя! -восхищенный голос, подобный самой прекрасной песне, раздался над ухом младенца. Пухлый малыш спокойно спал, пригревшись на изящных руках.-Ты прекрасен!

Высокая фигура молодого мужчины настолько статная и притягательная, что взгляд не оторвать. Худощав и прелестен, кожа его по королевски бледна, тонкие кисти и лодыжки. Весь его стан грациозен и идеален. Шелковые волосы снежного цвета, прихваченные белой алмазной заколкой, блистали на солнце, что пробивалось сквозь окно замка. Даже зубы, обрамленные острыми клыками и заострённые уши, украшали этого безмерно красивого господина.

Он влюбленно смотрел на мальчика, лежавшего в его руках. Белоснежный халат, скрывающий нежную кожу, весь ушитый драгоценными благородными камнями сверкал и переливался, озаряя комнату детской спальни разноцветными переливами. Но он не видел ничего вокруг, только этот младенец, это дитя волновало его. Этот ребенок станет его гордостью, станет его оружием и даром этой проклятой земле!

-Первый господин, -в светлой комнате, озаренной солнцем, появилась не менее прекрасная длинноволосая дева с острыми ушами и восхитительной фигурой, прикрытой тонким золотым шелком, -дитя, пора кормить.

-Да Алея, он не должен знать нужды-бережно мужчина передал ребенка в заботливые женские руки.

-Господин, -в комнате с поклоном появился один из прислуживающих во дворце, -новый приплод псов.

Арадей, не поворачиваясь к нему, а лишь скосив взгляд резко спросил:

-Сколько каких?

-8 красных и один синий господин.

-Красных наречь безвольными, синего убить, клыки и когти мне, береллиз кузнецу.

-Да господин-с поклоном исчез из комнаты прислужник.

Арадей глянул на женщину, что держала на руках его дитя, однако ни мускул ни дрогнул на ее лице, ровно до той поры пока за ним не закрылась дверь. Дева сразу поникла, плечи ее опустились и разгоряченно она зашептала малышу, заливая его розовые щечки своими горькими слезами:

-Прости мой мальчик. Прости, что обрекла тебя на это. Прости любимый....Я обязательно, обязательно искуплю свою вину.

А ребенок, почувствовав мамин запах, жадно припал к ее груди, наслаждаясь молоком и мило почмокивая.

Время текло, мальчик рос, он был похож на отца. Однако от матери ему достались прекрасные синие глаза и золотые волосы. Его белая кожа выдавала его происхождение и заставляла всех вокруг склонять голову. Ребенок родился в семье высших богов. Арадея-первого господина, главного из богов и Алеи его прекрасной и доброй жены. Эти двое были долгое время единой семьей, но единым целым никогда не были.

Арадей был жесток и высокомерен, гордыня и властолюбие затмевали все доброе, что жило в нем. Истинный тиран, восседающий на троне четырех богов. Крылатый трон, состоящий из четырех седалищ, был сделан из золота и украшен сотнями драгоценных камней. На троне, что стоял к нему прислонившись спинкой, и смотрел вправо, сидела его жена Алея, полная противоположность своего мужа. Мила и великодушна, милосерда и благочестива. Выданная замуж насильно под натиском Арадея и страха за собственную жизнь. Ему нужно было дитя. Дитя для продолжения своего рода, для наследия, что первый господин хотел преподнести миру.

 Хаос и мрак, вот о чем грезил Арадей, всей душой ненавидевший людей и духов, и презирающий их смешанных детей, что звались гунрами. Алея же, жаждала общего счастья, тепла и уюта для каждого. Спиной к трону верховного и сбоку от нее сидел брат Алеи- Мавитори, прекрасный хладнокровный убийца, продавшийся за силу и бесконечную жизнь Арадею, а между ними спиной к Алеи и слева от Арадея, сидел- Газай- белокожий мудрец, что был главным советником верховного и во всем беспрекословно подчинялся ему. Когда-то они пришли в этот мир, чтобы оберегать людей. Но Арадей увидел этих созданий и разочаровался в них, ему было скучно и тоскливо, вот тогда он и стал разжигать недовольства. Войны вспыхивали повсюду, все с большей силой разгораясь и превращаясь в извечное сражение. Жившие когда-то в мире люди, гунры и духи стали убивать друг друга переполненные ненавистью и злобой. А Арадей засмеялся, наконец-то он хохотал от чистого сердца наблюдая за бессмысленными битвами и невероятным количеством жертв, что делали его еще безумнее.

 Алея сходила с ума, миллионы просителей застилали ее уши, реки крови заливали ее глаза. Она рыдала, но поделать ничего не могла. Только старательно помогала всем, кому может, спускаясь на землю, обращаясь в прекрасную белую гунру. Она делала это тайком от всех ,и однажды в очередной раз собираясь вниз, Арадей увидел это и заставил выбирать или она канет в забытье и ее милые подданные пойдут следом или станет его женой. Нет он не любил ее, он сразу оговорил, что ему нужно только дитя. Арадей даже от мысли о кровосмешении приходил в ярость. И с тех пор жизнь Алеи превратилась в еще больший ад. Она сидела нескончаемыми днями и ночами в золотой богатой зале и ждала, как рабыня на заклании, своего верховного бога. Она ненавидела его всем сердцем, всем сердцем, но была слаба. Слаба, потому что не смогла выбрать собственную смерть. Алея выбрала людей а за это поплатился ее возлюбленный сын.

Она забеременела и родила. Своего мальчика богиня полюбила больше жизни и лелеяла мысли о его свободе. Однако он рос под строгим надзором отца. Мавитори учил его убивать, а Газай долгими часами говорил с ним о чем-то, о чем Алея и не знала, да и не полагалось ей. Как только сына оторвали от груди ей запретили говорить с ним, она просто наблюдала со стороны все время плача, видя, во что боги превращают ее мальчика. Тем временем ребенка нареченного Гидеоном взращивали как воина непобедимого и безжалостного. Арадей даровал ему копье из священного черного береллиза, металла что создали сами боги. За эти годы молодой Гидеон уже одержал немыслимое число побед в битвах с людьми и гунрами. Снес с лица земли десятки городов, полностью сравняв с их землей. Арадей смотрел на него и с гордостью шептал:

-Мой сын!

А Алея все больше приближалась к границам безумия. Этот выродок убивал в ее сыне все прекрасное, все нежное. Давил в зародыше все чувства, кроме ненависти и злобы, он истончал, выводил, забирал и выбивал из сына все, что было похоже на добро. Прекрасное лицо молодого мужчины было изрезано рубцами и шрамами, новые битвы оставляли на нем все новые кровавые следы, некогда столь ласковый и добрый малыш обрастал угрюмостью и высокомерием. Жестокость, что так уверенно пропагандировали ему брала верх и некогда прелестное дитя уже было не узнать. Столетиями видевший только резню и боль, он забыл, что такое сочувствие. А Арадей счастливо хохотал! Он создал истинного монстра! И это чудовище убьет каждого кто встанет у него на пути!

Гидеон не умел плакать, нет возможно когда-то из его глаз и текли слезы, но он этого времени не помнил. Битвы яростно вышибали из памяти улыбку матери и ее любящие глаза. Где-то глубоко в душе, он цеплялся за эти воспоминания, не желая обращаться в создание хаоса. Он не был бессмертным, да его век в тысячи лет длиннее земного, но и его можно было сразить мечом и навеки растворить в небытие. Все чаще эти мысли посещали его, все чаще он обращал взор на постаревшую мать. Богиня, чьи волосы из яркого песка стали седыми, чьи глаза посерели от тоски, а кожа потеряла сияющий блеск, походила на человека. Все больше он смотрел на отца, что расцветал на глазах, принимая его очередную победу и жаждая все большей и большей крови. Гидеон с детства лишенный материнской ласки думал, что жизнь состоит только из битв и смертей. Но отчего то взгляд матери, въевшийся в его память, давил на плечи непосильной ношей и придавливал его к земле.

 Он восседал на коне посреди очередного сражения и отстранённо витал в своих мыслях, пока его верные полководцы добивали оставшихся противников. Назвать этих созданий врагами у Гидеона язык не поворачивался. Слишком уж слабы они пред его лицом. Воин вздохнул и поднял голову, глаза в миг засекли угрозу. Он увидел копье, летящее к нему. Нужно просто вытянуть руку и схватить, нужно...нужно? Тело непобедимого воина дернулось в болезненной судороге.

- Кто?- спокойно спросил он, а кровь предательски вырвалась из горла. Невдалеке с дрожащими руками стоял его оруженосец.

 “Надо же”, -блаженно подумал Гидеон,-”И он считает меня чудовищем”.

Тело потяжелело, кровь окрасила седло в синий мерцающий цвет, а за ним обагрила и землю. Упав с коня, Гидеон вновь поднялся, он не собирался умирать на коленях. Его молодой оруженосец в ужасе ждал своей смерти. Но нет. Великий бесстрашный воин, непоколебимой рукой выдернул из своей груди копье. Игла для него, но и она может убить если подождать. Он отбросил его в сторону и шагнул к человеку, что с ума сходил от страха, а  Гидеон счастливо улыбнулся и от всего своего сердца произнес  искреннее:

- Благодарю.

Тело его содрогнулась, мышцы натянуто расслабились и великий, непобедимый Гидеон упал на землю. Он завалился набок и замолк. Секунда немой тишины и дикий не верящий вопль победы его рыжего оруженосца озарил все вокруг:

- Гидеон мертв!

Арадей прибывал в ярости. Небо громыхало, оно ревело и рыдало, черные тучи предвещали бурю. Бешенству верховного не было предела. Его прекрасного воина убил человек!? А хуже того тело его исчезло! Сожгли? Четвертовали? Или же нет? Арадей быстро нашел виновного и мучил его, выпытывая, что он сделал, но сколько тот не кричал, что он просто ударил Гидеона копьем Арадей не верил. Его Гидеон не позволил бы, не дал бы, он воин, которому нет равных! Тем более равных на земле!

Небеса рокотали и только Алея знала, она точно знала, что ее сын жив. И материнское сердце не обманывало ее.

Гидеон очнулся. Уловив разнообразные незнакомые ароматы, он приоткрыл глаза. Спиной к нему стояла дева и что-то мешала в миске напевая мурлыкающую мелодию.

“ Копья нет!”

Он резко встал и пророкотал:

- Кто ты?!- дева подпрыгнула от неожиданности и повернулась к нему.

Гидеон удивлённо нахмурился. Перед ним стояла молодая девушка с темными волосами, заплетенными в длинную толстую косу. С совершенно неидеальным лицом. Широко распахнутые золотые глаза, словно два солнышка смотрели на него. Пушистые ресницы замерли от испуга. Пухлые губы немного приоткрыты от вздоха, что сорвался с них. Совершенно неправильные черты, но почему же Гидеону они так по нраву. Такая тоненькая, такая маленькая. Он - двухметровый широкоплечий воин, закованный в белоснежную броню, смотрелся рядом с ней как великан.

Но тут взор его отвлекли синие пятна на его одеждах. Гидеон тоскливо посмотрел на свою грудь и дыру  белотканных одежд и грубо выругался. Он громко, не сдерживая эмоций, проклинал весь мир, а в первую очередь ее- эту девицу.

- Я Аида- заговорила девушка, отвлекая его от собственных мыслей. Я увидела, как в тебя вонзили копье и накрыла куполом исцеления. Я не знала можно ли верить тем, кто бежал к тебе, ведь убил тебя свой же, поэтому сюда и принесла.

- Зря - только и сказал он, увидев в углу свое копье. Он сжал черное древко в ладони и оно, обратившись в дым исчезло:

- Арадей придет сюда.

- Пока на тебе этот кулон, никто тебя не сможет отыскать, даже сам Арадей.

   Гидеон замер. Он увидел на груди деревянную маленькую птичку, с распахнутыми крыльями что висела на его широкой шее на обычной верёвочке.

- Ты ведьма?-  он внимательно изучал  кулон.

-Нет- улыбнулась девушка, заставив воина оторвать взгляд от вещицы. Гидеон внимательно посмотрел на изгибы уголков ее рта и не смог отвести глаз.

- Я целитель.

Гидеон медленно распахнул ладонь, в котором стало появляться копье.

-Убить меня решил?

Рука его остановилась, пристально он снова взглянул в ее золотые глаза, сжал ладонь в кулак и дым рассеялся.

-Зря ты меня спасла. Я скорее всего все равно тебя убью, не сегодня так завтра. Не специально так случайно.

-И ладно, -грустно улыбнулась она, - всех моих родных погубила эта вечная битва. Они создали барьер в этом месте, чтобы защитить нас. Они хотели помочь и многих спасли, уйдя на войну, а себя не смогли. И вот осталась только я.-на ее ярких лучистых глазах заблестели слезы.

Кольнуло в груди. Гидеон задумчиво коснулся кулона. Странное чувство. Жалость?

-Битва говоришь.... Тогда виной их смертям я. Пусть и это тебя мучит.

-Я знаю кто ты! - с вызовом ответила девушка. Время вокруг вдруг замедлилось, потекло плавнее и спокойнее, зато глаза Гидеона наполнились яростью, один резкий шаг и его широкая рука оказалась на ее тонкой шее:

-Использовать меня решила человечишка!? Я тебе ничего не должен!

В ее глазах были только слезы. Ни страха, ни ненависти. Она прерывисто прохрипела, даже не пытаясь вырваться:

-Убей меня.

Лицо Гидеона исказила гримаса ярости. Рука ослабила хватку и его резкий голос рявкнул:

-Ты меня жить оставила, поэтому и я тебя не убью - он отпустил ее, и девушка рухнула на колени. Медленно ее тихие всхлипы стали превращаться в громкие рыдания:

-Я не могу сама себя убить. Что только я не пробовала, под чьи копья не бросалась, прыгала с гор, вешалась, протыкала себя клинками сотни раз, но я всегда просыпаюсь снова. А, они, все кого я любила, они все умерли! - в истерике закричала она, вскакивая и кидаясь на Гидеона.-Убей меня! Ведь ты Бог! Только Божественная рана заставит мое тело умереть!

А Гидеон смотрел на ее отчаяние и позволял ее маленьким кулачкам молотить по своей груди. Как же он понимает ее, как же понимает.

-Успокойся!-резко бросил он и оттолкнул ее от себя.-Сама решай свои проблемы.

Он направился к двери, а она кинулась за ним и, схватив его за талию, прижалась к его широкой спине. Снова сердце екнуло. Воин замер.

-Ты ведь тоже смерти ищешь! Иначе это копье не сразило бы самого Гидеона! Поэтому ты злишься, что я не дала тебе умереть?

Он повернулся к ней и, смотря прямо в глаза, подобно разъяренной змее прошипел:

-Теперь ты тоже будешь жить и вечность думать о том, что совершила ошибку, исцелив меня. Ибо я продолжу убивать всех, кто тебе дорог.

Глаза девушки вновь наполнились слезами, но она не сдвинулась с места:

-Ты больше не хочешь убивать, иначе не кинулся под копье!

Он отцепил ее от себя, грубо ударив по рукам и снова направился к двери.

И вдруг, тихий успокаивающий, до боли знакомый шелест. Гидеон резко кинулся в бок и увидел воткнувшуюся в деревянный косяк стрелу. Повернулся и накинулся на несчастную лучницу. Одним ударом сбив с ног, он завалил девушку упасть на пол и приставил к ее тонкой шее острый береллизовый наконечник копья, что мгновенно появилось в его руке.

Она молчала, а ее лучистые глаза снова засверкали солеными слезами. Гидеон зло выругался и пошел прочь. Однако на крыльце остановился. Осмотрелся и пришел в еще большую ярость. Вокруг одна вересковая пустошь, да при чем нереальная!

-Ты куда меня притащила!?-рявкнул он, заходя обратно и за воротник платья, поднимая девушку над полом. Но вместо того, чтобы ее удержать, платье с треском порвалось, и обнаженная девушка рухнула на пол. В глазах ее вспыхнул ужас, она сжалась в комок, и прижав колени к груди заорала, яростное:

-Отвернись!

 Гадкое желание проснулась в Гидеоне, жадно смотря на девушку, одним резким движением он поднял ее за волосы с пола, заставляя предстать перед собой в полной наготе. Коса и до того расползающаяся на локоны сдалась и рассыпалась веером густых шелковистых волос по плечам словно помогая и скрывая все до чего смогла дотянуться. Аида не поднимала головы, но и отпустить не умоляла.

- Значит так ты решил меня наказать-только и сказала она.

Перед глазами Гидеона вдруг предстала мать. На лице женщины, что родила его сияла кровавая рана, рваные шелковые одежды и первая седая прядь в прекрасных волосах. Он не помнил отчего это воспоминание так мучило его, но он часто видел его во снах и слышал ее крик, в котором она измученно хрипела его имя. Гидеон отпустил ее волосы и кинув валяющееся на полу платье прямо в Аиду рявкнул:

-Оденься дура! Меня не влечет к таким как ты!

Девушка подняла на него свои глаза и с невероятной скоростью запахнула разорванное платье как халат:

-Мне надо переодеться.

-Чего!?

-Мне надо переодеться!-разгоряченно крикнула она.-Выйди!

Гидеон не долго думал, один взмах руки и хлесткая пощечина оставила мгновенно посиневший след на нежной девичьей щеке:

-Не зарывайся-зло пророкотал он.

Медленно Аида повернула к нему голову, и звонкая пощечина раздалась в ответ. Гидеон потрясенно застыл:

-Я не стану убивать, но вот долго и медленно мучить мне ничто не помешает.

-И пусть,-только и прошептала девушка.- Я ни о чем не жалею.

Несколько секунд они оба молчали.

-Как отсюда уйти?

-Нужно убить меня, -подняла Аида голову и взглянула в его глаза. - Это барьер, и он исчезнет, если исчезну я.

-Или если ты пожелаешь- ехидно ухмыльнулся Гидеон, та лишь в ответ пожала плечами.

-Я не сниму его. Делай что хочешь.

Воин кинул по ее телу свой голодный взгляд и жестоко улыбнулся:

-Тогда пусть пытки будут для меня приятны!

Сильная рука рывком скинула не так давно запахнутое платье и, схватив девушку за волосы, он заставил ее посмотреть на себя:

-Как много раз тебя использовали человечешка?

Ее лучистые золотые глаза, теплые словно два солнышка посмотрели на него:

-Ты будешь единственным.

-Да Арадей тебя подери! - в очередной раз отшвырнул он девушку на пол и вылетел из дома.

Гидеон быстро пошел вперед, перешел на рысь, разогнался и понесся вперед. Он бежал и бежал, стараясь избавиться от эмоций, нахлынувших на него. Злость, ненависть, брезгливость, похоть, тоска и бесконечное отчаяние. Он летел вперед подобно вихрю, наконец заметил тонкую пелену купола и, не останавливаясь, со всего размаха врезался в него, заставляя растрескаться и рассыпаться золотистые стены барьера. Мгновенно распахнув белоснежные крылья, воин взмыл ввысь и исчез в небесах.

Он оказался у ворот божественной цитадели и те мгновенно раскрылись перед ним, повинуясь воле младшего господина. Аккуратно Гидеон снял кулон с шеи, он сжал его в кулаке, но почему-то не смог заставить себя его сломать. Выдохнув, аккуратно привязал его к своему копью и вошел в тронный зал. И тут же раздалось громогласное:

-Мой сын!

 Гидеон  заставил себя взглянуть на отца, взмахнул крыльями и склонил голову в поклоне:

-Я вернулся мой господин.

-Я знал, что какое-то копье не убьет моего великого воина! -Арадей сладко улыбнулся и прижал к себе Гидеона.-Я так рад что ты цел. Битва на севере в разгаре, а полководца нет. Это не дело мой сын. Тебе нужно поскорее возглавить войска!

«Как же все это осточертело»

-Непременно “отец”.

Сменив доспехи, Гидеон тоскливо взглянул на стоящую поодаль мать и сделал то, что могла понять только она. Коснулся торцом ладони лба, сделав вид будто просто его потер. Но давно потускневшие глаза матери вспыхнули новым блеском надежды. Она не забыла. Это движение значащее у людей уважение и благосклонность, именно она показала его Гидеону, когда тот был совсем мал и еще мог держать свою мать за руку.

Как давно в нем засело чувство отчаяния? Как давно он понял, что он лишь пёс для Арадея. И только для этой осунувшийся, некогда прекрасной богини, он значит что-то большее.

Распахнув белоснежные крылья, Гидеон ринулся вниз. Обратно на землю и встреченный приветственными криками своих полководцев, возглавил северное войско. Его копье снова проливало новую кровь за того, кого он уже всем сердцем ненавидел. Очередная битва была закончена и Гидеон  покосился на кулон, висевший на копье. Множество ударов он не нанес, натыкаясь взглядом на эту вещицу. Многих отпустил живыми и пленных не брал.

А все из-за этой девицы, что почему-то растревожила его разум. Ее золотые глаза, в них совсем не было ненависти. Недовольно фыркнув, он взялся за седло поставив ногу в стремя своего горделивого белого коня, но остановился. Наконец разозлившись сам на себя, стянул кулон и надел себе на шею, аура исцеления окутала его, принося блаженство и спокойствие, вдыхая в тело новые силы и растворяя боль и усталость в небытие. Он покрутил в гибких пальцах деревянную птичку и задумчиво нахмурился. Занятная вещица, в который раз отметил Гидеон. Оставил лошадь и медленно побрел по полю брани. Тут и там мертвые тела, кровь самых разных отливов, куски мяса, поверженные люди, стонущие души. Вот и мертвый гунр, а рядом с ним серый измазанные кровью и грязью плащ. Гидеон уважительно посмотрел на недвижимую руку павшего воина, что до сих пор сжимала меч, и поднял плащ с земли. Встряхнул, очистив его одним резким движением, горько усмехнулся и одел на широкие плечи бога. Накинул капюшон на голову, и пошел по направлению к тому дому из которого пару дней назад так быстро сбежал. Да, как ни странно, ему было признавать, но он именно сбежал, почему-то он не хотел навредить этой вредной, упрямой, наглой девице, с глазами...теплыми как солнышко.

Протянув руку вперед, он раскрыл пространственную дорогу и в момент оказался перед тем самым небольшим деревянным домом. Вереск шелестел под теплым ветерком, покачиваясь в своем медленном плавном танце. Солнце ласково грело. Он открыл дверь и шагнул внутрь. Она сидела на стуле напевая все ту же песенку и вышивая узор на тканном полотне. Увидев вошедшего, гордо поднялась:

- Вернулся значит!

Воин не понимал ее и себя не понимал, но эти два солнышка, что смотрели на него дарили тепло. Шагнув к ней, он медленно протянул руку к ее щеке и замер, пожелтевший синяк напомнил о его деянии и заставил ненавидеть себя сильнее чем убийство сотен тысяч созданий. Она хмуро посмотрела на него:

- Надеюсь тебе стыдно!

- Стыд, - Гидеон аккуратно провел пальцами по синяку, - мне не ведомо это чувство. Почему не исцелила? - рявкнул он, вытянувшись над ней во весь рост.

- Не захотела! - крикнула она в ответ. С вызовом поглядев в его голубые глаза.

Гидеон недовольно сжал губы и, скинув с себя плащ, хмыкнул:

- Смелая или глупая?

- Ты как-то уже назвал меня дурой! - кинула Аида.

Гидеон снова почувствовал укол вины:

- Хватит! - зло рявкнул он.- Ты решила испытать мое терпение!?

- Я решила тебя чаем напоить-девушка сунула со всего маху в его руки чашку с ароматной водой.

Та расплескалась и Гидеон от ярости громко выругался.

- Не ори в моем доме!

Он разъярённо навис над хрупкой девой и процедил:

- Если я захочу этот дом пополам сложится. Так что не смей мне указывать! - последние слова он громом прогрохотал. Из ушей Аиды потекли две алые струйки, недоуменно она коснулась их пальцами и, увидев кровь, нахмурилась. Гидеон оторопел. Какая же она хрупкая.

- Аида, - прошептал он и потянулся к красной дорожке, - я... Он не знал, что сказать. Не хотел? Нет, он хотел потому и орал. Он хотел, чтобы она отнеслась к нему с почтением, но с чего бы?  Даже при его белых волосах и голубых глазах, при его бледной коже его прозвали «Темный». Так с чего бы ей подчиняться ему.

Он устало опустил руку. Шепнул что-то и исчез в портале. А Аида с тоской посмотрела ему в след. Она подняла с пола, так небрежно брошенный им серый плащ и бережно прижала  к груди.

Глава 8



Гидеон уверенно шел к покоям матери. Сегодня он поговорит с ней, нравится это Арадею или нет. Занес кулак над дверью и замер.

Стоит ли подвергать мать опасности? В свое время Гидеону ясно дали понять, что будет с матерью если он не оставит ее. И с тех пор мальчик перестал проситься к ней и  звать ночами.

Немного подумав он развернулся и пошел прочь, он шел все быстрее и быстрее и вот, выбежав наружу, распахнул крылья и  ринулся вниз.  В полёте одевая деревянный кулон, он влетел в открывшуюся пространственную дорогу. Миг и он снова на той же вересковой пустоши. Его не было здесь несколько дней. Сильно ли она ненавидит его? Стоило ли вообще возвращаться?

- Это ты!- вдруг услышал он счастливый голос за спиной. Обернулся.

- А я думала ты обиделся, и больше  не придёшь.

Гидеон  нахмурился:

- При первой нашей встрече ты сказала, что эта вещица делает меня невидимым для божьих глаз- указал он на на птичку, что висела на шее.

- Кулон? Да, так и есть. На нем чары. Никакая сущность не сможет увидеть тебя. Даже сама Айлахори!

- А если, - Гидеон медлил. Можно ли верить ей? Он совсем не был проницателен, однако гниль за милю чуял. А у этой девушки чистая душа. Наконец заговорил снова:

- Если я приведу на землю бога, твой кулон надолго укроет его?

- Тут дело вот в чем,- задумчиво протянула девушка,- целители питают свои силы энергией самой земли, но магия привязана отдельно к каждому. Тот кулон что я дала тебе, я зачаровала и пока я жива он работает. Но я не бессмертна, а бог...- она грустно взглянула на вдруг осунувшегося Гидеона.

 - Но я могу вложить в кулон что- то, что вберет мою силу и будет хранить ее вечно.

- Например?

- Например душу- тоска затуманила девичий взгляд.

- А что будет с тобой после подобного обряда?

Девушка печально улыбнулась.

Гидеон фыркнул:

- Обойдусь- гневно бросил он и протянул руку, чтобы открыть портал. Тот засиял невероятной чистотой и заоблачными далями.

- Останься- ее тихий робкий голос жарким ветром обжёг его грудь. Он стоял между ней и дорогой домой, взмахнул рукой и портал исчез:

- Ненадолго- Гидеон взглянул на Аиду, ее ласковый взгляд давил на грудь незнакомым теплом и уютом, и сердце бога впервые истинно захотело жить.

Они пили чай, она рассказывала о людях и гунрах, о том и об этом, они говорили часами. Точнее говорила только она, а Гидеон  молча смотрел на нее. Он приходил все чаще и чаще. Время между встречами от нескольких дней сокращалось до часов. Он распахнул для нее небо, унося с собой в полет над облаками, он показал ей солнце, и яркие переливы радуги после дождя. Она всем сердцем полюбила ветер, ведь он нес его крылья и тогда вдвоем они были свободны. Перед каждым его уходом она с надеждой спрашивала придет ли он вновь, но тот лишь молчал. Знала бы только она с каким трепетом он каждый раз ждал от нее этого вопроса.

- Ты вернешься? - тоскливо прошептала она. А в его сердце заликовала искренняя радость. Эта девушка стала его раем во всем этом аду, его кусочком мира среди вечной войны. Но разве мог он что-то ей обещать?

- Значит тебя мучает совесть?- спросил Гидеон, сидя на деревянном крылечке ее дома и смотря вдаль на танцующий с ветром фиолетовый вереск.

- Понимаешь целитель всегда должен выбирать спасти себя или другого. Вот какое проклятие у этого дара. Я не смогла спасти никого из них. Мама, папа, сестрёнка. Все они гибли на войне, уходя каждый раз добровольно, лишь бы не трогали их маленькую Аиду. Они совсем не переживали за себя. Боялись и волновались лишь обо мне. А я даже тела их не нашла. Я виновата,- слезы покатились по девичьим щекам,-я так виновата перед ними!- она закрыла лицо руками и разрыдалась.

- Ты и вправду виновата,- задумчиво протянул Гидеон,- они жизни за тебя отдали, а ты пыталась так бездарно расходовать их подарок. Смерти искала. Разве если бы ты умерла, их жертва не была бы напрасной?

 Аида перестала всхлипывать и, утирая глаза, посмотрела на Гидеона:

- Что...

- Раз хочешь вернуть им долг,-он нежно взглянул на нее,- просто живи. Ради них.

 Аида со взглядом полными непонятных, но будоражащих его чувств вдруг потянулась к нему, все его тело напряглось. Мышцы натянулись в тугую струну. Гидеон застыл недвижимой статуей и ее горячие губы обожгли воина страстным чувственным поцелуем.

- Дура!- он резко поднялся, отстраняя ее от себя.- Забыла к кому прикоснуться хочешь. Я сын владыки хаоса! Я темный Гидеон!

Ее глаза наполнились ужасом и он замолк. Не мог он видеть такого взгляда.

- Глупая- болезненно вытянул он.

Медленно, смотря в ее лучистые глаза, он преклонил перед девушкой оба колена и опустив голову тихо произнес:

- Только пред тобой я готов преклониться. И только твоим я готов быть рабом.

- Гидеон!- ее ошеломленный возглас растворил все преграды и девушка счастливо прижалась к его сильной груди. Он не ожидал, оторопел, такая хрупкая, он так боится навредить ей, так боится сделать больно, и словно тончайший хрусталь,  бережно сжал ее в своих объятиях.

- Аида,- прошептал он, нежно прижимая ее к себе,- моя Аида.

Ее ласковый взгляд согрел его лучше всякого солнца, уютно устроившись в его объятиях, она замурлыкала ту же песенку, что и всегда, и Гидеон сам того не замечая улыбнулся. Сейчас ,рядом с ней, здесь, он был счастлив. Впервые, наверное, в своей жизни.

   - Мой сын вернулся!- встретил его ехидной загадочной улыбкой отец.

Гидеон лишь зло блеснул глазами и немного склонил голову:

- Хм- недовольно глянул Арадей на него. Поднятая бровь и высокомерный тон все сказали Гидеону, он проявил неуважение. Раньше бы он незамедлительно склонился ниже с извинениями, но сейчас! Его спина просто отказывалась гнуться!

- Пред тобой верховный Бог! Склонись!- зло оскалился Арадей.

- А я думал предо мной отец-ответил Гидеон и пошел прочь. Однако он знал, что ему далеко не уйти, зелёные путы, путы времени, оковы созданные из крови верховного бога и величайшей магии Алеи. Она создавала их не подозревая как Арадей их использует. Тело Гидеона онемело, стало невыносимо тяжёлым и он рухнул на пол. От кончиков пальцев до корней волос, все зажгло, каждая клетка тела загорелась и завопил а от боли, пытаясь разорваться на части, только бы не страдать. Но Гидеон молчал. Никому, никому он больше не будет слугой. Он все решил.

- Проси прощения жалкое создание!- в ярости проорал Арадей.

 А Гидеон захохотал, от боли от обиды, от злости. Вот кто он! Жалкое создание! Как мало понадобилось отцу, чтобы сделать из сына всего лишь раба. Путы сжались сильнее и Гидеон сжал кулаки. Адская боль сковала все тело, под зелёными нитями кожа зашипела словно под кислотой, обнажая мясо и выпуская мерцающую синюю кровь.

- Моли о прощении гадкий пёс!

- Лучше я умру- процедил Гидеон.

Арадей зло смотрел на него, прекрасное лицо исказила гримаса ярости. Он скинул путы и вдруг улыбнулся:

- Истинный сын Богов! Не дело сыну самого Арадея умолять!

Гидеон, сжимая от бешенства челюсть до хруста зубов, поднялся с пола весь окровавленный. Шрамы, от этих ран даже на его теле останутся, они не дадут мне позабыть...отец.

 Белая арка пространственной дороги оповестила Аиду, что сейчас она увидит своего Гидеона. Его не было несколько дней. Ужасно длинными и пустыми кажутся часы без него. Что же заставило его не приходить так долго. А вот и он! Аида зажала руками рот, сдерживая крик ужаса. Гидеон! Ее прекрасный Гидеон! Шрамы, словно всполохи молний украшали его лицо, шею и руки. Она кинулась к нему:

- Что? Что с тобой случилось? Кто это сделал?- Аида торопливо начала читать заклинание, но Гидеон остановил ее, одним резким движением прижав к себе. Обняв обоими руками, он сжал ее так крепко, что дышать стало тяжело. Аида испуганно прошептала:

- Я исцелю.

- Не нужно,- тихо ответил он- просто побудь со мной. Или такой я тебе не нравлюсь?- он отстранил ее от себя, позволяя рассмотреть адский узор шрамов от правого глаза, что через все лицо уходил по шее дальше. Посеревшие глаза и седая серая прядь украсили некогда белоснежные волосы.

- Мне все равно как выглядит твое лицо. Но мне больно, от того, что больно тебе- бережно она коснулась рукой узорчатого рубца.

Гидеон улыбнулся:

- Не болит, поэтому успокойся. Однако я хочу попросить тебя, сделать кулон для моей матери. Пусть твои силы спрячут вас настолько, насколько это возможно.

-Что-то случилось?- страх расползался по телу девушки, руки похолодели и Гидеон настороженно взглянул на ее маленькие ладошки в своих руках:

- Я хочу убить Арадея.

Аида панически ахнула. Ее взгляд умоляюще впился в него:

- Не надо! Ведь он верховный бог! А если он убьет тебя!?

- Поэтому мне и нужно, чтобы вы были в безопасности. Тогда я умру не зря.

- Но почему бы просто не открыть дорогу, как ты всегда являешься ко мне.

- В цитадели только Арадей может открывать врата. Цитадель его дитя, что послушно ему во всем, а потому оттуда не сбежать. Нужно непременно выйти за врата. А посему у меня будет совсем мало времени, чтобы освободить мать.

- Не неси ерунды!- закричала девушка, оттолкнувшись от него.- Не смей! Не смей! Ты слышишь! Ты должен быть счастливым! Ты должен жить! Ты должен жить ...со мной!

Она так яростно кричала, а Гидеон смотрел и улыбался. Он дорог ей. И это грело его душу и именно поэтому он не имеет права бездействовать. Он столько натворил, столько боли и страданий принес, сколько крови им пролито и сколько судеб разбито. Он не может все исправить, но он может положить этому конец. Ради женщин которые в него верят. «Простите меня»

- Аида,- с улыбкой он потянулся к ней и снова прижал к себе,- ну чего ты так кричишь?

- Да потому, что ты дурак!-он всего лишь радостно хмыкнул, а она продолжала бушевать, стуча кулачками по его широкой груди.- Как ты можешь оставить меня!- ее удары стали стихать, а всхлипы становились все тише,- как же ты.....не оставляй меня Гидеон!- она заглянула в его посеревшие глаза.- Я умоляю.

- Глупая- ласково погладил он ее по щеке,- разве я покину тебя пока я в твоём сердце?

Слезы потекли из глаз Аиды, тело задрожало от плача. Она вжалась в Гидеона и рыдала, не зная, что ещё ему сказать.

- Ты прав,- наконец утихли ее всхлипы,- ты вечно будешь жив в веках пока твоя душа не встретится с моей! И пусть сама прародительница Айлахори будет тому свидетелем! Моя душа переродится! И даже если пройдут сотни лет, обещай мне любимый, что ты придёшь, как только я взову!

Гидеон мягко улыбнулся. Ее глаза, как солнышко, к которому так тянется его сердце, он и без этой клятвы пойдет за ней хоть в пекло:

- Я клянусь любимая. Я буду ждать тебя. Вечно.

Аида улыбнулась. Пусть улыбка была грустной, но все же душа наконец-то нашла покой в этих потускневших любимых глазах.

Гидеон медленно наклонился и на секунду замер у самых ее губ, а после впился в них безоговорочно влюбленным поцелуем.

 Он  ласково потерся щекой о ее шелковые волосы и блаженно замурчал. Аида весело засмеялась, ее звонкий смех радовал уши и Гидеон заулыбался в ответ. Нежно прижал, усадил к себе на колени, пристроившись на деревянном крылечке. Так они и сидели, смотря на цветущее фиолетовое  поле вереска.

-Аида,- вдруг тихо прошептал он ей на ушко,- я хочу, чтобы ты сберегла себя и мою мать своей магией.

- Конечно- поспешила ответить девушка,- конечно любимый! Я сделаю ей кулон! И никто, никто нас не найдет!

Он счастливо посмотрел на нее:

- Ты заставила меня желать другой жизни Аида. Я хочу семью с тобой. Чтобы мы были всегда вместе. Чтобы у нас были дети. Чтобы они бегали среди этого вереска и  звонко, подобно колокольчикам, смеялись. У них обязательно будут твои глаза. Лучистые и теплые как солнце. Чтобы только радость и тепло были их соседями. А мы с тобой, смотря как они растут, вместе состаримся. Я буду делиться с тобой своей силой и мы проживаем жизнь полную счастья, в мире не знающем войны.

Глазами полными надежды она смотрела на него.

- Я люблю тебя Аида.

Глава 9



Аида проснулась с жуткой головной болью. Все тело трясло. Она не чувствовала собственных ног. Береллиз неподъёмным грузом лежал на кровати.

Мысли путались, в голове все перемешалось, непонятные воспоминания, свое чужое - полный хаос охватил Аиду. Образы незнакомых людей, незнакомых мест. Незнакомые чувства бились в висках. Это все незнакомо ей! Незнакомо или позабыто?

Что-то поменялось, она чувствовала, но не могла понять что. Стащив ноги с кровати, девушка наткнулась взглядом на стену вместо двери и зашлась рекой бранных слов. Наконец после нескольких заклинаний она поднялась, хоть ее все еще и шатало. Оделась негнущимися руками и сосредоточилась:

-Хочу попасть на центральную площадь! -миг и она оказалась прямо на ней, рядом с Азтаилом. Тот уважительно поклонился и продолжил контролировать сбор жителей на площади.

      Гидеон взлетел над толпой прислушался и отправил несколько воинов за теми, кто решил спрятаться. Когда на площади были абсолютно все, Гидеон встал рядом с Аидой и прогромыхал:

-Отныне для жителей этого города будут иметь власть только три правила. Три непреложных постулата!

Аиду передёрнуло. Она уставилась на Гидеона размытым взглядом:” Эти слова она уже слышала!”

-Первое: пока не осудим невиновен!-и колокол прогромыхал.

-Второе: что феодал, что крестьянин-все равны пред лицом правды!-и снова звон.

-И третье: будьте верны своей госпоже и город будет верен вам!-колокол снова загромыхал.

-Все кто с этим согласен преклоните колени и примите ваш новый мир!

 Загромыхала стена, что, добравшись до своего начала, стала сливаться с ним воедино.  И каждый стал опускаться на колени пока весь народ не предстал перед Аидой ниц.

     Девушка смотрела на эту картину. Лучи заходящего солнца освещали опущенные головы. Теперь она истинная госпожа этого города и всех его жителей.

- Во имя королевы! Во имя мира! Во имя себя и своего дома! -  закричал Гидеон, выхватив из-за спины копье и подняв его над своей головой. И Гунры и люди поднимаясь с колен и поднимая вверх руки закричали вместе с ним.

 А Аида смотрела на него осознавая, что перед ней стоит герой сновидений, что уже много лет сопровождал ее своей улыбкой.

      Стена замкнулась. Купол схлопнулся. Небо засияло мириадами звёзд. Ров вокруг оказался настолько огромным, что город, казалось, застыл на воде. Окончание преобразований ознаменовало себя звоном колокола и разноцветными лучами, упавшими с небес. И все стихло.

Гидеон поднялся над толпой, распахнул свои объятия и духи с разных сторон слетелись к нему, сливаясь с его телом и одевая его в свой истинный доспех. Земля под ногами горожан стала чернеть и дымиться, все в ужасе затолкались на месте, но тут прозвучал его голос:

-Это дорога домой! И она останется с каждым, кто чист душой и искренен в своей клятве! Сейчас и более никогда поклянитесь предо мной и городом в верности своей королеве!

И народ грянул:

-Клянусь!

Тьма из-под ног жителей, коснулась пят каждого и растворилась в них,создавая нерушимую связь. Горожане выдохнул и успокоились, кроме нескольких жителей.

-Денария-Азтаил в ужасе застыл, глядя как под его любимой закипела бездна и утянула ее в свои глубины. Он оторопело смотрел туда, где она только что стояла и не мог ни слова вымолвить. Гидеон лишь грустно вздохнул и опустился на землю:

-Отныне в этом городе, вам ничего не угрожает! Стены защитят вас от любой опасности!

Мелкая земная дрожь, что все это время сотрясала город успокоилась. Ветер перестал поднимать пыль и теперь тихо шелестел, лаская горожан своей приятной прохладой. Солнце перестало беспощадно жарить и теперь аккуратно пригревало землю, что зеленела и расцветала на глазах.

За несколько дней город преобразился до неузнаваемости. Цветущий сад, иначе и не назовешь.

   Гидеон и его духи возвели в городе реолу. Место, где лечат больных. Входом в нее служил барьер из черной резной арки. Войти могли все, а выйти только здоровые. Аида как-то спросила у него, зачем она, ведь есть я. А Гидеон лишь грустно глянул на нее и ответил, что никто не вечен и ей не стоит разменивать свой дар по мелочам. Простуду и знахарь вылечить сможет.

Она не протестовала против его действий. Сама не зная почему, она полностью доверилась этому мужчине, находя покой и уют лишь в его глазах. Несколько недель прошло с тех пор, как она призвала Гидеона и с того времени не было ни секунды без мысли о нем. Этот воин, закованный в черную броню, являлся по первому зову и подчинялся только ей. Неслышимой тенью он всегда был рядом, присматривая и оберегая.  Чтобы не случалось великий и могучий Гидеон появлялся за ее спиной, возвышаясь и пугая любого, кто посмеет расстроить ее. Вездесущий и всемогущий. Он всегда был рядом с ней. Но в то же время держался на расстоянии.   И чем больше расцветал Зовущий город, тем вернее Аида осознавала, что ей не нужно это место, если в нем не будет его.

“Гидеон”,- неуверенно протянула она к нему руку. Он повернулся, его лицо изранено. Он весь в синих пятнах,весь в кровоточащих рубцах. Воин смотрит на нее, смотрит с такой любовью,смотрит с таким отчаянием. Он шепчет: «Аида» ещё чуть-чуть и она коснется его, но она растворяется, исчезает, покидает его.- “Нет!”

Девушка проснулась вся в поту. Этот сон недавно начал сниться ей. Один и тот же кошмар, преследующий ее каждую ночь.

- Так больше не может продолжаться!

           С утра она первым делом пошла искать Гидеона. Теперь, когда дверей не было она перемещалась по замку и городу, лишь представив себе место, куда хочет попасть.

Все вокруг кипело жизнью, горожане готовились к празднику в честь окончания перерождения города и спокойствия, которое им сулила эта стена. Первое время многие боялись перемещаться за ее пределы, но хватило одного смельчака и страха как не бывало. Осознание того, что город - это не клетка, а истинное убежище, привело всех жителей в восторг. Именно поэтому сейчас все носились, украшая город, тут и там сыпалась цветная пыль, ветер носил ароматы самых разнообразных вкуснейших угощений. Повсюду смех и гудение разговоров. А посреди всего этого веселья Аида с горестным выражением на лице.

Гидеона она разглядела как всегда в небе, его темный силуэт парил над городом.

-Госпожа-рядом оказался верный наместник.

-Азтаил,-улыбнулась она, - как ты?

-Все хорошо.

-Теперь, когда о безопасности других можно не беспокоиться, может ты подумаешь о себе? -Аида видела тоску, съедающую этого статного гунра и боялась, что когда- нибудь она поглотит его полностью.

-Этот город неотъемлемая часть меня госпожа, заботясь о нем, я забочусь и о себе.

-Мне очень жаль. Я о Денарии.

-Не нужно жалеть о ней госпожа. Она лишь казалось невинной, а внутри нее таилось зло. Оттого город и наказал ее.

После церемонии клятвы, некоторые не нашли своих родных и близких, несколько мужчин и женщин, среди которых была Денария, оказались за стеной без возможности вернуться назад. Поговаривали, что они пошли в горы, и там строят себе новый дом.

-Он знал -Аида, не веря собственным словам, посмотрела на темный силуэт в небе.

-Владыка знает все, моя госпожа- печально улыбнулся наместник.-Когда гунров почти не осталось, когда белокрылые воины забили остатки нашего народа в самые замшелые уголки мира, явился воин, что назвал себя Темным Гидеоном и повел ничтожную армию в бой за свободу! Он сражался ради нашего народа в сотнях битв и в каждой побеждал! Он даровал нам земли и новую жизнь! И до конца наших веков мы будем благодарны и верны ему, ибо без него не было бы и нас! Великий покровитель! Спаситель, что является демоном и демон что является богом. У него два лика и каждый смотрящий видит свой!

Некоторое время они оба просто молчали, но Аида прервала тишину неуверенно спросив:

-Скажи Азтаил, ты никогда не задумывался почему какая-то ученица храма, посмела призвать самого БОГА! Почему такое ничтожество как я смогла призвать Темного Гидеона?-она вопросительно взглянула на своего наместника. Тот задумчиво потер серый подбородок:

-Возможно, потому что вы особенная, моя госпожа-наконец ответил он.

Она так и не решилась поговорить с Гидеоном. Не нашла подходящих слов и теперь просто сидела за столом, наблюдая как народ веселится.

-Я сделал все необходимое для твоей безопасности.

Она подскочила от его неожиданного голоса за спиной:

-Да, спасибо огромное-растерянно пролепетала Аида.

-Мне пора.

-Чтоо?-она воскликнула это слишком громко, так что многие перестали танцевать. Но ее отмашка успокоила их и праздник продолжался.

  -Когда ты собираешься нас покинуть?

- Завтра. До захода солнца.

 Аида решительно шагнула к нему:

- Я пойду с тобой!

Ни мускул ни дрогнул на лице Гидеона, а в ответ прозвучало лишь холодное:

- Нет.

- Я не спрашивала! Я ..

- Нет!- рявкнул Гидеон.

Но Аида не собиралась отступать:

- Я тебя призвала, и я не оставлю тебя!

- Я сказал нет!-  гулким эхом его резкий голос отозвался от городских стен.

Все замерли, а он схватил ее и рывком взлетел в небеса. Несколько минут полета и они оказались на холме над городом. Они смотрели друг на друга не в силах больше вести этот диалог, но выражение лица Гидеона говорило само за себя. Медленно его окутывало темное сияние, прямо как то, когда она призвала его. Это гнев?

- Ты глупое создание! - начал тихо, но зло Гидеон.- Я потратил столько времени, отстраивая этот город, для того, чтобы ты решила его бросить!?

- Нет, я...- но он не обращал никакого внимания, на ее попытки оправдаться. Голос его нарастал с каждым словом пока не превратился в громыхающий рык:

- Здесь ты в безопасности!

- Да, и мы все тебе благодарны. Горожане....

-Да мне плевать! Я создал этот город для тебя!

Аида замолчала.  Поджав губы, она не отводила взгляда от него. Глаза предательски краснели, в руках забилась дрожь:

-Ты нужен мне-прошептала она, не в силах сдерживать слез.-Я люблю тебя. Я вижу воспоминания, в которых ты говоришь мне, что я твоя!

        Губы Гидеона плотно сжались, его взгляд замерцал синевой:

- Ты Аида! НО НЕ МОЯ! - последнее он выдавил из себя с болью и тоской в голосе. Губы снова сжались в тугую нить:

- Моя Аида - это твоя душа, но не ты! Не ты! - он резко взлетел и исчез в темноте ночи, а сердце девушки забыло, как биться. В груди защемило. Слезы потекли из глаз.

- Если не я твоя Аида, то отчего же больно именно мне? - прошептала она, всхлипывая, сжав кулон в виде маленькой деревянной птички.

Она внимательно взглянула на нее. Гидеон сказал никогда не снимать кулон. А что, если снимет? Отчего он вообще спросил про этот кулон, ей и старейшины запретили его даже трогать, говорили он бережет ее от злых духов. Она повертела его на веревочке и потянула со своей шеи, как вдруг ее руку остановила горячая ладонь Гидеона:

-Не смей!

-Ты ведь уходишь. Какое тебе теперь дело до меня?

-Разве ты позвала меня для себя? Разве ты так старательно взывала не ради убийства тирана? А теперь, когда я хочу выполнить свой долг ты останавливаешь меня?

Аида замешкалась, но кулон отпустила:

-Ты сказал я не та, -неуверенно начала она, - значит я не ошиблась, и в моих снах действительно ты? Но почему же в них ты другой?

..........................................................................................................................................

-Вернулся значит,-Арадей встретил его холодной ухмылкой и гадким хитрым взглядом,-не подскажешь мой сын какие дела вечно мучат тебя на земле? Я помогу тебе с ними, не сомневайся.

-Там я справлюсь сам!-Гидеон расправил плечи.

-Знаешь, до меня дошли слухи,-Арадей изящно встал с трона, -что на земле ты развлекаешься с теми грязными созданиями, что кличут себя женщинами?

-Так и есть,-Гидеон ни на секунду не медлил, Арадей чует вранье и проницателен до бешенства,- никто не запрещал мне этого.

-Так и есть, - задумчиво протянул Арадей, буравя взглядом Гидеона,-так и есть. И как? - он подошел к сыну, -хороши?

Воина передернуло. Ладони поневоле сжались в кулаки, лицо исказила гримаса ненависти:

-Сравнить мне не с кем. Богинь для меня нет.

-Да, ты много потерял. Алея прекрасна в постели... Была когда-то-хмыкнул Арадей.

Гидеона передернуло от злости, он уперся взглядом в пол, если сейчас он посмотрит на эту сволочь, то явно ударит. Надо подождать. Он уведет отсюда мать. А там уж Гидеон найдет способ убить Арадея.

-Ты знаешь, -улыбнулся верховный бог, оскалив острые зубы, -я, наверное, тоже испробую землянку.

Гидеона затрясло:

-Да как пожелаешь отец- и резко развернувшись он пошел прочь. Скорее, нужно действовать скорее, он что-то знает. Пора.

Гидеон шел не торопясь, но как только коридор скрыл его из виду, побежал со всех ног.  Он постучал в покои богини Алеи. Дверь не торопились открывать, он тихо позвал, но в ответ снова тишина:

-Да что б тебя Арадей,-Гидеон ударил со всего маху дверь плечом и та, сломав свои золотые замки распахнулась пред ним.

- Мама-он застыл на месте. Растерзанная Алея, вся в шрамах, оставленных зелеными путами, лежала на полу. Платье превратилось в лохмотья, ее кожа посерела и покрылась уродливыми завитушками рубцов. Потухшими очами она увидела его:

- Мой мальчик- ее полные слез глаза, засветились счастьем. Алея потянула к нему свою слабую руку, Гидеон кинулся к ней и замер, стоя на коленях. Дрожа, измученная богиня коснулась его шрама на руке.

-Он ...он....Мама- Гидеона затрясло от злости, небесно-голубые глаза наливались темнотой. Тонкие черные ручейки,подобно воде испачкалипрекрасную синь.

Богиня дернулась, тон сына сразу обо всем ей рассказал:

- Наша матерь, - Алея болезненно вздохнула-, она отреклась от своих детей. Мы должны были стать опорой для земли, а стали ее пожаром. Мы обрекли земных созданий на вечную муку и истовый ад. Под нашими ногами пепелище, на нашей совести неисчислимое количество смертей. Так разве мы боги мой мальчик? - Алея закрыла лицо дрожащими руками, скрывая от сына муку, и вдруг одна из ее ладоней осыпалась, словно песок. Золотые песчинки разлетелись по полу, раздуваемые ветром, что влетел в открытое окно.

-Мама!

-Тот жест, -едва заметно улыбаясь, прошептала Алея, -дал мне сил! Я рада мой мальчик, что ты пришел ко мне. Арадей само зло, мой возлюбленный сын, но ты, - она рассыпающейся золотым песком рукой коснулась его щеки, - ты опора. Ты единственный, Гидеон, у кого есть не только сила, но и храбрость спасти этот разрушенный нами мир. Укротить этот вечный хаос.

-Ты ненавидишь меня? Презираешь за то что оставил тебя мама? -он смотрел на нее и не мог поверить, что снова теряет.

-Я люблю тебя мой мальчик. Только ты заставлял меня жить. Я всегда верила, что ты выстоишь. Ты радость моя, Гидеон, и единственное в этом мире счастье- в глазах матери застыло благоговение и спокойствие.-Прошу тебя мой мальчик, прости меня...-и она рассыпалась золотым песком в его руках.

 По белоснежным плитам полетел золотые песчинки. Чернь исчезла из глаз Гидеона, а мерцающие слезы потекли по его щекам.

  Медленно он поднялся с пола. Тело дрожало от отчаяния, от беспомощности, от гнева.

И тут раздался жуткий вопль.

-Неееееет!- услышал он до боли знакомый крик.

-Аида!?- в ужасе, позабыв обо всем, он кинулся на звук. Коридор, коридор, крылья царапали стены и нежную плитку пока он летел к ней, а нежный голосок срывался от воплей и переходил на хрип. Еще, еще немного, вот она!

Не останавливаясь, он кинулся на Арадея.

-Глупец!

-Не смей!

 Зелёные путы окутали его, сжимая крылья и заставляя упасть у самых ног верховного, а Гидеон смотрел на нее. Два воина, некогда служившие ему, держали его возлюбленную за руки, не позволяя упасть. На лице Аиды, на ее тонкой шее, на хрупком теле, повсюду кровавые следы когтистой руки Арадея.

Бешенство! Ярость! Неутолимая боль и всепоглощающая злоба! Путы разорвались и копье взлетело над головой верховного, но Арадей ускользнул. Его глаза засветились изумлением и гордостью.

 Гидеон снова кинулся вперед, удар удар. Снова, снова, уклоняется и снова бьёт. Его тело послушно как никогда копье лёгкое и податливое, он сияет подобно истинному богу. Раны начинают заживать шрамы исчезают с его лица,крылья вновь могут летать. Аида!

Но Гидеон сосредоточился на битве. Нельзя расслабляться ни на секунду,  нужно нападать без остановки. Наконец береллизовый наконечник коснулся Арадея, оставляя синюю взвесь его крови в воздухе.

Верховный бог завопил от боли:

-Неужели ты думал, что скроешь это от меня? -заорал он, уклоняясь от очередных атак Гидеона.-Неужели думал я прощу тебе это!

-О тебе творец, я вообще не думал! Тебя я только ненавидел!-заорал в бешенстве сын, замахиваясь копьем на отца.

Бой слишком быстрый для смертной девы. Она видит только ускользающие силуэты. Они кружат по комнате в танце сражения. Вот белый луч кинжала, вот черный след копья. Запах крови щекочет ноздри Аиды, ее любимый слабеет. Он полон боли, изувечен. Его мысли начинают путаться, рассудок затуманен яростью. Его раны доставляют ей страдания, так крепко они связаны между собой. Ей не нужно его видеть, подобно собаке она чует его душу, его страхи, его боль .

 Закрыла глаза, расслабилась, улыбнулась: - “Я исцелю тебя любимый”.

 Золотое сияние засветилось в ее груди и потекло по венам, солнечные лучи потянулись к Гидеону, обошли отступающего Арадея, и заботливо коснулись напряжённого лица воина.

- Остановить ее! - услышала она дикий вопль верховного. Двое воинов,что до этого отпустили ее,снова направили на нее свои мечи.

Улыбнулась. Так нельзя. Так магия не работает. Целитель всегда обязан выбирать защитить чью-то жизнь или спасти свою. Такая вот цена за этот бесценный дар.

Арадей резал своим клинком белое тело Гидеона,  душил его своими зелёными путами. Однако даже это надолго не удерживало великого воина. То и дело он расправлялся с оковами и кидался на кровоточащего бога, однако и одежды Гидеона синели от крови, но он этого не замечал.

Он убьет, убьет Арадея! Злость придавала ему решимости. И хоть Арадей самый сильный из богов, Гидеону было плевать. Ведь он СЫН этого самого сильного бога.

Копье полоснуло по прекрасному лицу Арадея,и тот яростно взвыл. Он схватился за свою изувеченную щеку и оторопел, смотря на окровавленные ладони:

- Что ты натворил!?- взмах руки и  Арадей открыл портал, Гидеон молниеносно кинулся к нему, но секунда и между ним и верховным оказался Мавитори.

- Нет- выдохнул Гидеон , но он уже летел на острые мечи, выставленные, его наставником.

Аида все это время, спасающаяся от натиска воинов исцеляющим куполом, мгновенно изменила тактику и, открыв себя полностью для противника, протянув руку к Гидеону прокричала:

- Камутэнем! - рука мгновенно оказалась на полу от меча одного из воинов, а две широкие раны, появившиеся на ее груди, пустили кровавые ручьи, превратив светлые одежды в алое тряпье.

Гидеон пронесшийся сквозь Мавитори и не поранившись, ошарашенно осмотрелся и тут же все понял. Его Аида...вся в крови...рука...дыры в груди....

-Ги...-из ее рта вырвался алый поток, заставляя девушку захлебываться собственной кровью. Кашель и багровые брызги окропили пол, смешавшись с божественным синим. Медленно, смотря на него с улыбкой, она падала на пол.

- Аида- на секунду он застыл, в глазах его потекли ручейки черноты. - Аидааа- и в следующий миг с диким ревом он рванулся к ней, но Мавитори снова преградил путь. Мечи и копье смешались в битве, Гидеон ничего не видел кроме окровавленного тела любимой. Чёрное древко хрустело под ударами темного воина. Под его натиском Мавитори стал отступать. Недавно улыбающееся лицо испуганно напряглось. А ярость несла Гидеона, не видя пред собой преград, он легко подставлялся под один удар, чтобы нанести другой. Боги закружились под потолком в диком танце сражения. Копье, мечи, лязг металла, яростный рев Гидеона и ошарашенный вопль Мавитори.  Копье пригвоздило бога к полу, пройдя через его грудь и воткнувшись в белокаменный пол. Гидеон  ринулся к нему и вырвал оружие, вызывая поток синих брызг.

- Раз дыра! - заорал он и снова воткнул копье в грудь бога рядом с кровоточащей раной. - Два дыра!

Он наступил ему на кисть и воткнул копье в сустав, Мавитори взвыл от боли.

- Ты хотел, чтобы я стал сильнее тебя учитель, - прошипел Гидеон, стоя над павшим богом, - так гордись! Твое желание исполнилось! - и с этим криком он воткнул копье в белую шею, оторвав от нее голову. Та, совершив полет, упала у ног Аиды.

Девушка лежала на полу в озерце собственной крови. Воины, что должны были убить ее, испуганно смотрели на своего господина, они так и не смогли занести меч в последний раз. А Аида шептала, медленно, то и дело сбиваясь, но шептала заклинание исцеления. Кровь из руки уже не шла, но раны на груди так и кровоточили.

 Гидеон взмахнул копьем, и пошел к Аиде, воины сделали шаг назад, бросили на пол мечи и опустили головы в поклоне. Взмах и их обезглавленные тела рухнули на пол, разливая красные реки крови.

 Он наклонился над ней и ласково коснулся ее щеки:

-Излечи себя любимая. Больше никто тебе не помешает.

Она натянуто улыбнулась:

-Эти раны я не могу залечить.

- Что? - голос Гидеона дрогнул. Он видел, видел свет ее исцеления.

- Божьи клинки, - кашель окропил рот девушки новыми ручейками крови, - эти раны ничто не залечит.

- Нет.... Нет! - Гидеон судорожно искал выход, способ все исправить, но не находил и все больше погружался в панику.

- Все же я человек....

- Ты не умрешь! -его истерия пожирала разум и заливала глаза новыми черными ручьями..

- Гидеон.

- Не умрешь! -он видел лишь ее кровь, ее тело, истекающее кровью.

- Гидеон!- наконец докричалась она до него и громко закашляла.

 Аида положила на его лицо свою синеющую руку, заставляя посмотреть себе в глаза.

- Нееет.- он уставился на нее невидящим взглядом, - нет.

-Эти раны, -она покосилась на два огромных красных пятна, расползающихся по груди, - эти раны не исцелить. Аида посмотрела на него с улыбкой, а два солнышка в ее глазах, что так грели душу Гидеона  медленно затухали.

-  С тобой, любимый, я снова захотела жить, - он смотрел на нее, охваченный страхом. - Помнишь ты говорил, что хочешь, чтобы у наших детей были глаза как у меня?

- Да- он беспомощно прикладывал ладони то к одной, то к другой кровавой ране.

- А я, - она вновь заставила его остановиться, схватив за широкую ладонь, - мечтаю, чтобы наши дети были во всем похожи на тебя! - он застыл.- Мы  будем счастливы...не в этой жизни, так в другой...- ее ладонь становилась все холоднее, -я люблю тебя Гидеон,- она с трудом улыбнулась,- я буду ждать...

Тонкая ручка безвольно рухнула на пол, измученное тело расслабилось. И два солнышка, согревающих его сердце, погасли.

Гидеон не двигался. Он оцепенел, смотря в ее застывшие глаза. Раздался радостный хохот Арадея, а Гидеон молчал.

-Ты никогда не сможешь быть счастливым! Этот мир создан для того, чтобы быть игрушкой в моих руках! - хохотал верховный, а Гидеон молчал.-Я никогда не позволю тебе забыть о твоей ошибке! Но он молчал.

Наконец все стихло. Замолкло небо, остановился ветер и посреди этой пронзительной тишины раздался оглушительный рев Гидеона. Он прижал к своей груди изможденное тело Аиды. Сжал его так бережно, как только мог и, уложив на колени кричал, покачивая в своих объятиях. Он сходил с ума. Он тонул во тьме. Кем бы он не был, он любил эту девушку, он любил ее всем сердцем ...и не сберег!

 Боль утраты рокотали в груди, подобно грому, яростно ревущему в темном небе. Прижав к себе ее хрупкое тельце, он, плача молил простить его, с ужасом смотрел в ее серое безжизненное лицо и снова  исходился в диком крике.

А черные ручейки все больше разливались темными озерами, заливая своей мглой, некогда лучезарное небо, скрывающееся в глазах бога.

  Медленно Гидеон падал. Руки его опускались, он рухнул на залитый кровью пол. Гидеон прижал ее к себе, дабы не причинить ей еще больше боли. Он перестал осознавать, что он чувствует и потерялся в мучительной агонии отчаяния.

Все его тело задрожало в бешеной муке.  Миллиметр за миллиметром его белая кожа запекалась, покрываясь темной коркой. Он терпел сколько мог, но наконец громкий наполненный болью звериный рык разнёсся по замку. Ненависть, злоба, отчаянье, боль, отвращение и полная беспомощность рвали его изнутри, выворачивая и превращая во что-то иное.  Его крылья замарала чернота и поползла, скрывая некогда восхитительную белизну. Гидеон кричал. Он схватился за голову и кричал, пытаясь унять эту дикую боль. Он словно горел. И внутри, и снаружи.

     Распахнулись два черных крыла. Раскрылись два черных глаза, потемневшая кожа и почерневшая кровь. Гидеон замолк. Тяжело дыша, он снова глядел на нее. Когтистые руки потянулись к ней и замерли.

 Он больше не был богом. Демон во плоти. Поистине Темный Гидеон! Та тьма, что столетиями копилась в нем, наконец вырвалась наружу, открыв его искореженную душу.

Он смотрел на нее:

-  Родная, - он снова погладил по холодной щеке свою любимую Аиду, - я верну тебя.

Гидеон поднял голову и взглянув наверх взревел:

-Айлахори!

Над цитаделью нависли тяжёлые тучи, сверкнули молнии и небо прогромыхало в ответ.

- Моя жизнь в обмен на жизнь Аиды!

Но небеса промолчали.

- Поменяй! - снова взревел Гидеон.

Тишина....

 Влюбленным вымученным взглядом он посмотрел на до боли родное девичье лицо:

- Моя Аида достойна жизни.

Зажгло.

Резкая боль в груди, заставила Гидеона зарычать подобно раненому зверю, и дернуться, как от удара молнии. С диким воплем, раздирая броню, он увидел, как пламенеет его грудь.

- У тебя больше нет души! Тебе нечего дать мне взамен!- услышал он раскаты небесного грома.

 Гидеон захохотал, он истерично хохотал, всё громче и громче, заливаясь горькими слезами. Он даже душу отдать за нее не может!

-Не так все должно быть... Не так! -его голос нарастал.- Это я  должен  был умереть!- он поднялся на ноги, смотря невидящим глазами на ее труп.- Это я!- заорал он,- должен был умереть!

В его руке появилось копье и в ход пошло все: столы, стулья, факелы, книги, камин, статуи. Он бил и бил, черное древко копья натужно вибрировало и извивалось в его руках, обушивая стены, наконец копье не стерпело и с хрустом разлетелось пополам.

- Ааааа- в бешенстве заорал Гидеон, выкинув предавшую его вещь.

- Значит так Айлахори!?- заорал он. - Вот мое наказание за мои грехи!? А чего ж ты своего любимого первенца не наказала тогда! Почему, почему? - он орал, швыряя в стороны все подряд, разбивая кулаками каменные плиты стен.

Небеса загромыхали, но Гидеону было наплевать, он лишь со злобным оскалом глянул вверх:

- Не нравится тебе!? Правда глаза жжет!? Это ты создала монстра! А страдают невинные!

Гром раздался в небесах. И тонкие струи дождя ринулись сквозь потолок, заливая девичье тело.

- Нет- испуганно Гидеон кинулся к ней, но потоки бережно обхватили тонкую фигурку и белое сияние окутало залу. Тело растворялось в этих серебристых струях, обретая новые очертания, пока на его месте не осталась изящная птица, сияющая подобно солнцу. Птица вспорхнула, подлетела к Гидеону и два солнышка заглянули в его черные глаза.

-Аида- еле слышно сорвалось с его губ. Он потянул к ней руку, но та взмахнула крылами и понеслась в высь.

-НЕТ!

Гидеон кинулся за ней. Но серебряные потоки не позволили. Они заволокли и остановили его между небом и землёй. Тоскливым взглядом он провожал золотое сияние.

А дождь шуршал, все больше разливаясь по зале и касаясь каждого кто пал в этой битве, тела их светились и исчезали в его потоках. Айлахори забирала своих детей домой. Несколько минут и зала опустела, водяные руки отпустили Гидеона и он остался стоять посреди комнаты совсем один.

-Она взовет!-прогромыхали небеса.

И эти слова засели в его голове как молитва.

....................................................................................................................................................

Гидеон смотрел на нее и не мог ни слова сказать. Громко выругавшись, он пошел прочь

-Не трогай кулон!

-Мне все равно как ты выглядишь!-не выдержала Аида.-Мне все равно что ты говоришь! И пусть эти сны не мои! И пусть в них даже не ты! Но Я люблю ТЕБЯ! - он остановился,- и если ты оставишь меня, я сниму этот чертов кулон и порублю его на мелкие кусочки!

Гидеон резко повернулся, один взмах крыльев и он оказался так близко, что она почувствовала его дыхание на своем лице:

-Если ты снимешь его, то умрешь.

-А мне плевать! -и это было правдой. Прощание с ним теперь пугало ее куда сильнее чем смерть.

-Дура! -рявкнул он, но злость его быстро выветрилась, как только Гидеон посмотрел на нее:

-У тебя другие глаза.

-Что?

-Зеленые, как трава.

-Ну да-она неосознанно коснулась своих глаз.

-А у моей Аиды они желтые, как солнышко. И так было в каждой ее жизни.-он смотрел на нее взглядом полным отчаяния, -не снимай кулон, я прошу. Взамен я останусь ненадолго.

Девушка потерянно глядела в пространство, осознавая сказанное им и все, что смогла сделать это согласно кивнуть головой:

“Так я не она?”

Глава 10



-Я хочу, чтобы за городом было вересковое поле. Фиолетовый вереск, который цветет круглый год.

-Госпожа могу ли я сказать?

-Конечно-она внимательно смотрела на серокожего гунра, который полностью погрузился в хлопоты по городу и сейчас, получив новое поручение, кажется, готов был повеситься. Но на лице его осталось все то же спокойное выражение.

-К сожалению у нас нет таких семян. Вереск, о котором вы говорите уже многие столетия как выродился. Сейчас мы сможем высадить лишь обычный. -он не спрашивал зачем ей это, не говорил, что она сошла с ума, а действительно искал выход и хотел ей помочь. Аида грустно вздохнула:

-Я знаю Азтаил, что это глупое поручение.

-Нет моя королева. Если ваше сердце чего-то жаждет, разве можно считать это глупостью?

Она улыбнулась:

-Ты, как всегда, говоришь правильные вещи. Тогда что же мне делать? Я хочу высадить это поле для Гидеона. Для него оно много значит, я точно знаю. Я уверена.

-Тогда может стоит попросить о помощи духа Терию?

Аида воспряла духом и радостно посмотрела на своего наместника:

-Точно! -и тут же снова загрустила.-И как же мне ее попросить?

-Ну здесь, кажется, нет вариантов, -посмотрел Азтаил на окно, в котором виднелся Гидеон-Нужно попросить его. Владыка никому не отказывает в помощи!

-Да. - но Аида не торопилась.

После их разговора прошла пара дней, а она так и не смогла с ним больше заговорить. Только она хотела к нему подойти, как в памяти всплывали его слова. Судя по всему, Гидеон любит женщину и каждое ее новое перерождение, что совершенно не отличаются друг от друга.

Но Аида другая. И как это вышло она объяснить не могла. Однако одно она точно знала, она искренне и всем сердцем любит его. И она сделает все возможное, чтобы и он ее полюбил. Да это полнейшее хамство добиваться любви бога, но отступать она не собиралась. Ей снились самые разные сны, в них почти всегда было вересковое поле, оно цвело фиолетовыми цветами и аромат был так сладок и знаком. Именно поэтому она и решила сотворить его снова. Может Гидеону понравится, и он улыбнется.

-Ладно-собралась она с духом и, уверенно прошагав мимо Азтаила направилась прямо... к стене:

-Арадей тебя подери!-выругалась она и исчезла из комнаты.

-Арадей?-Азтаил вопросительно посмотрел вслед своей королеве.

Гидеон стоял у замка, оперевшись спиной на колонну и просто смотрел как развлекается народ. Жизнь в этом городе налаживалась, и сейчас довольные и счастливые жители сбивались в кучки, что-то обсуждали, смеялись. Дети резвились, бегая по площади, они догоняли друг друга, щекотали и заливались смехом словно колокольчики. Птицы насвистывали приятные мелодии, а теплый ветерок щекотал лицо. Гидеон улыбнулся: “Хорошо, что хотя бы им он смог принести спокойствие”.

-Добрый день! -ее голос заставил его напрячься.

-Добрый, -повернул Гидеон к ней голову.-Что-то случилось?

-Нет. А где твои духи?

-Они спят в стенах города, пусть отдыхают, пока есть возможность.-он скрестил руки на груди и снова отвернулся от нее.

-Я бы хотела поговорить с Терией. Можно?

-Можно, если скажешь зачем.

- Это из-за семян. Я хочу посадить растения, которые давно уже нигде не растут-неуверенно пробормотала она.

Гидеон нахмурился, немного помолчал, а потом развернулся к ней всем телом и шагнул, прижав тем самым к стене:

-Вереск сажать собралась!

-Ты подслушивал!

Его глаза округлились:

-Так ты и правда... -он запнулся.-С ума сошла?

-Это с чего бы вдруг! -она тоже повысила голос, но тут же затихла. Он так близко. Как же ей хочется прикоснуться к нему, к его волосам, щеке... к губам. Ее взгляд застыл на нем, не в силах оторваться, А Гидеон смотрел на нее. Черный взор блуждал по лицу и замер на глазах. Он вздохнул и отошел:

-Фиолетовый вереск давно не растет и не нужно его высаживать. Если этот город станет единственным местом с подобными цветами, сюда опять начнут собираться всякие олухи в надежде наживы. Так что забудь!

-Я лишь хотела...

-Я знаю, чего ты хотела!-Гидеон внимательно смотрел на нее.-И об этом тоже забудь.

Тут уж Аида не стерпела:

-Да сейчас! Размечтался! -закричала она и пошла прочь, пока у нее еще были силы уйти достойно.

Гидеон покачал головой и вздохнул:

-Вот же упрямая девица-но все же не сдержался и улыбнулся.

А Аида оказавшись в своих покоях рухнула на кровать и уткнулась лицом в подушку:

-Кажется это невозможно-пробурчала она сама себе и на глаза ей попался серый плащ, что висел на спинке стула. Она, не поднимаясь, стянула его и прильнув к нему, вдохнула приятный аромат вереска.

-Нужно еще что-нибудь попробовать.

Но череда долгих разговоров на совете отбила всяческое желание даже двигаться и теперь Аида стояла на балконе, наслаждаясь прохладным ветерком.

Шорох и пред ее глазами появился Гидеон. Аиду обдало потоком воздуха от взмахов его широких крыльев.

 -Хочешь? - он протянул ей руку.

-Да!-и Аида, не думая вложила в нее свою ладонь.

Он потянул ее к себе и, подняв как пушинку, понесся в самую высь. А Аида не могла поверить, что сейчас она в его объятиях. Счастливо улыбаясь, она смотрела на его сосредоточенное лицо. Он закрыл глаза, наслаждаясь полетом и она последовала его примеру.

 Тишина, только ветер играет с волосами и нежно касается оголенной кожи. На душе спокойно, хочется, чтобы так было всегда. Нет, хочется, чтобы он был рядом всегда. Где-нибудь на краю города, в маленьком домике, чтобы она готовила ему еду и заваривала чай. А еще непременно, пусть вокруг дома будет тот самый фиолетовый вереск, и тогда они смогут сидеть на небольшом деревянном крылечке, пить чай и наслаждаться ароматом цветов. Аида мечтательно улыбнулась. Так хорошо стало на сердце лишь от этих мыслей, что же будет если, они станут реальностью? Она распахнула свои зеленые глаза и посмотрела на него. Она знает, что будет, она будет счастлива.

-Страшно? -уловил он ее внимательный взгляд.

-Нет, нисколько.

-Ты такая задумчивая и тихая, тебя что-то еще тревожит?

Аида улыбнулась. Так все же он наблюдает за ней.

-Я бы тоже хотела летать. По-настоящему. Чтобы чувствовать какого это, когда ветер подхватывает тебя и несет! Наверное, это прекрасно? Что ты чувствуешь Гидеон, когда летишь?

-Свободу.

-Я тоже хочу, -прошептала она, -тоже хочу быть свободной. Если я прыгну, ты поймаешь меня?

-Непременно.

-Тогда можно? -с надеждой попросила она.

Крылья резко взмахнули и замерли. Гидеон аккуратно разжал руки:

-Лети...

Аида улыбнулась и отпустила его шею. Ветер резко ударил в лицо, но в тот же миг подхватил и окутал своей живительной прохладой. Аида распахнула руки и счастливо засмеялась. Она словно птица! Она умеет летать! И сейчас, в этом ночном небе, падая вниз, она была свободной!

Он дал ей насладиться моментом, улыбнулся и сложив крылья, кинулся вниз.

Аида раскрыла глаза! Это невероятное ощущение полета! Его ни с чем не сравнить! Она уже видит землю, дома быстро приближаются, город поистине прекрасен. Весь в свете мерцающего песка, что горожане рассыпали по всем улицам в честь начала новой жизни. Кажется, еще пара секунд и она коснется земли, но она улыбнулась и закрыла глаза.

 Его руки подхватывают ее и крепко прижимают к себе.

-Я думал ты будешь кричать о помощи.

А она, счастливо улыбаясь обняла его:

-Я знала, что ты не опоздаешь.

Гидеон вздрогнул. Его настроение мгновенно изменилось и он, холодно отстранил ее от себя:

-Пора возвращаться.

Аида не понимала в чем дело, она расстроилась и когда он опустил ее на балкон схватила его руку:

-Ты совсем совсем ничего не чувствуешь ко мне? Я знаю, ты сказал, что я не та, но может, -она с надеждой заглянула в его глаза,-может в этой жизни ты сможешь полюбить именно меня?

Выражение его лица не изменилось, он парил в воздухе, тихо взмахивая крыльями, и тоскливым взглядом смотрел на Аиду:

- Это не важно.-улыбнулся Гидеон.-Главное, чтобы ты была цела. -и выдернул свою широкую руку из ее маленькой ладони.

Аида больше не понимала, что происходит, да и надежда таяла с каждым днем. А скоро он улетит отсюда и вряд ли она когда-нибудь снова его увидит. Она не помнит чего-то важного и это мешает ему снова полюбить ее, как ту Аиду, душа которой покоится в ее теле. Девушка сжала в руке кулон:

-Но разве моя душа это не часть меня?

Ночь была длинной и бессонной. Аида так и не смогла сомкнуть глаз. С утра она попросила Азтаила не беспокоить ее и просто сидела в комнате, смотря через окно на Гидеона. Он, как всегда, стоял оперевшись на стену, и наблюдал за горожанами.

Гидеон появился в комнате королевы. Ее весь день не было видно, и он забеспокоился, не случилось ли чего. Она сидела за тонким тюлем, вышивая что-то на тканном полотне и напевала.

Гидеона словно оглушило. Эта мелодия, эта та самая мелодия!

-Аида...

Она, услышав его голос, поднялась и положив на стол шитье вышла из-за шторки.

Гидеон смотрел на нее, словно впервые видел. Девушка напугано остановилась. Но он подошел сам и прильнул к ее губам. Бережно,но требовательно, не давая ни шанса на отступление.

На секунду она замерла, но губы ее раскрылись в ответ на его поцелуй. Аида прильнула к нему еще ближе, и мечтая, чтобы этот момент никогда не заканчивался.

Он медленно отодвинулся, все еще держа ладонь на ее щеке и посмотрел в глаза:

-Зеленые как трава.

-Да, -грустно прошептала она и опустила голову, -я не знаю почему в этой жизни у меня зеленые глаза.

-Не важно, -вдруг ответил он.-Ты это ты.

Аида не ушам своим не поверила, взглянув на него она замерла. Это он сказал?! Ей не послышалось?!

-Откуда ты знаешь эту мелодию?

-А? Какую мелодию?

-Которую ты напевала, когда шила.

-Да я не знаю, -пожала плечами Аида.-Я не помню если честно, с детства ее пою. Она просто мне нравится. А что?

-Ничего-он ласково погладил ее по щеке и Аида закрыла глаза, наслаждаясь его нежными прикосновениями. Гидеон снова коснулся ее губ, и она потерялась в этих ощущениях, чувства переполняли ее. Пусть он станет ближе, еще ближе.

Его руки прикасались так бережно, его губы шептали так много ласковых слов, она сходила с ума в его объятиях. Хлопковые простыни холодили разгорячённые тела. Никогда прежде Аида не чувствовала себя такой счастливой.

Гидеон обнимал ее, крепко прижимая к себе. Его большие руки гуляли по ее хрупкому телу и она, положив голову ему на грудь вдыхала аромат вереска, которым он пах.

-Пообещай мне Аида, -вдруг тихо произнес он, -что, когда я уйду, ты не выйдешь за стену.

Ее сердце болезненно дрогнуло, она еще крепче прижалась к Гидеону и кивнула:

-Обещаю. Я сделаю все что ты скажешь, только пожалуйста-умоляюще она посмотрела в его глаза, -вернись ко мне.

Он поцеловал ее:

-Я не могу пообещать тебе этого, но ты должна знать, что я сделаю все возможное.

-Правда? Ты не исчезнешь бесследно?

-Глупая, -он ласково улыбнулся и погладил ее по волосам, -я всю жизнь положил на то, чтобы быть с тобой. Как же я могу исчезнуть.

Аида грустно улыбнулась:

-Я так хочу вспомнить все, что было раньше, но со мной остались лишь обрывочные воспоминания, что являются во снах.

Гидеон внимательно слушал ее:

-Удивительно, что ты вообще хоть что-то помнишь, -наконец вздохнул он.-Слишком много раз ты возвращалась ко мне. Твоя душа являлась этому миру каждые сто лет. И каждый раз в таком же образе-он поглядел на нее.

-Только глаза были желтые-грустно прошептала Аида.

-Да-улыбнулся он и поцеловал, -но мне все равно как выглядит твое лицо. Просто ты всегда с первого взгляда узнавала меня. Это сбило с толку. Я совсем позабыл, что это уже девятое твое рождение. Последнее Аида, -обреченно выдохнул он.-Больше у меня не будет шанса спасти тебя. Сидя в клетке, я много об этом думал, так что не бойся, в этот раз я непременно одержу победу над Арадеем. Ведь теперь у меня есть шанс вернуться к цитадели, Вождь проведет меня.

-Иуза?-Аида вопросительно уставилась на Гидеона.

-Да. Иуза необычный слуга, он вожак стаи. Истинный предводитель и хозяин красных. Синий вождь рождается раз в триста лет. Его отличает от остальных цвет береллиза, он такой оттого, что кровь его, как и божья синего цвета.

-А? У Иузы кровь как у богов?

-По сути Иуза божество, что имеет власть над животными.

Аида изумленно ахнула:”. Это что все это время рядом с ней ходило божество?”

-Именно поэтому Арадей убивал каждого рожденного вожака. Он знал, что их власть над стаей куда сильнее чем его. Но Иуза... Сама судьба привела его к тебе-улыбнулся Гидеон.

-Точнее меня к нему-фыркнула Аида, вспоминая того толстого вонючего капитана. Ну что ж, как ни крути, а она должна сказать ему спасибо, хоть и посмертно.

Гидеон снова притянул ее к себе и поцеловал.

Несколько дней они были поглощены только друг другом, его черные глаза не видели никого вокруг, а королева и вовсе растворилась в их сиянии. Никто не смел им мешать, Азтаил бдел, как сторожевой пес, чтобы ничто не отвлекало их. Коли так должно быть, госпожа и владыка заслужили свою минуту счастья и спокойствия.

Вечером Гидеон как обычно протянул ей свою руку и спросил:

-Хочешь?

Они летали в синеве небес, теряясь во взглядах друг друга, и казалось будто весь мир притих лишь бы не мешать их единению.

Наконец ноги коснулись земли и Аида широко распахнула глаза от удивления. Они стояли на том самом холме, на котором не так давно ругались, а сейчас это было поле, все застланное цветущим фиолетовым вереском.

-Гидеон!-выдохнула она, не веря своим глазам.-Это же тот самый!

Он счастливо кивнул:

-Такой когда-то рос у твоего дома-и обнял ее, подойдя со спины.

-И мы сидели на деревянном крылечке и пили чай-грустно улыбнулась Аида.

-Так и есть родная, так и есть.

Они немного постояли молча, просто любуясь как высокие стебли колышутся на ветру.

-Знаешь, каждый новый раз я находил тебя и уже знал, что люблю.  Но только в этой жизни мне выпал шанс влюбиться в тебя снова-тихо прошептал он.

- И мне- Аида чувствовала его тело, чувствовала его дыхание и понимала, что она любит именно эти чёрные глаза, именно эти чёрные волосы.  И пусть её душа ей не принадлежит, но она принадлежит ему.  А это её полностью устраивает. Ничего другого ей и не нужно.

       Аида повернулась и уткнулась в крепкую грудь своего спасителя.

Он вздрогнул.  Его рука бережно охватила узкую спинку и наконец сдавшись с тоскливым вздохом он прижал её к себе всем телом.  Уткнувшись лицом в её тёмные волосы, он вдохнул полной грудь столь знакомый аромат цветов.

      Невероятная тишина воцарилась вокруг.  Ветерок, что прежде ласково играл в траве замер, птицы притихли на ветвях и звезды на небе потухли. Гидеон заставил себя оторваться от неё и его бархатный голос, наполненный болью и злостью, пробился в этой тишине:

- Это последний раз любимая.  Девятый.  Столько раз и все из-за меня. А я не умею жить без тебя.  Прости меня за это- тёмный  Гидеон коснулся коленями земли.

-Знаешь, -Аида припала на колени перед ним, -если бы мне пришлось выбирать, умереть самой или видеть твою смерть, я предпочла бы первое. Неужели ты не понимаешь мой Гидеон, что жизнь без тебя - это и есть смерть.

-Я так и не смог спасти тебя, -    его руки крепко обняли её. - Я больше не я Аида. Теперь я только Йов. Создание без души. Демон.

- И пусть, - она улыбнулась ему и поцеловала его ладонь- что же в этом плохого? Будучи бездушным демоном, ты сотворил столько добра, сколько ни каждому богу под силу.

-Но сначала я сотворил столько зла...

-И пусть. Мне все равно.

   Его губы немедленно прижались к ее. Сладкий, терпкий поцелуй унес обоих в забытье, подальше от этого мира, в котором им не суждено было быть вместе.

    Они долго сидели на холме в объятиях друг друга, наслаждаясь близостью и уютом, когда Гидеон ласково улыбнулся, взял ее лицо в свои ладони и попросил:

- Аида отпусти меня.

Она тоскливо посмотрела на него, глаза наполнились слезами и уголки губ потянулись вниз. Она не могла больше сдерживать слез, они солеными ручейками кинулись по ее щекам.

- Лю..би..мая- Гидеон растерялся. Его голос дрогнул, сердце сжалось от боли он прижал ее к себе, так крепко как только могло позволить ее хрупкое тело.- Не плачь!

- Ведь ты не вернёшься ко мне? - вцепилась она в него.-Вернешься?

 И вдруг сладкий голос прорезал ее рыдания:

- Не вернётся!

Гидеон мгновенно напрягся. Он отвлекся. Как он мог. Секунда и Аида оказалась за его спиной.

- Как мило!-улыбнулось спрятанное в капюшон лицо.- Ну здравствуй мой сын! - перед ними стоял Арадей.

-Ко мне! - взревел Гидеон и в мгновение ока облачился в черный доспех. Средь узких прорезей шлема засветились невероятной синевой те самые глаза, что она постоянно видела в своих снах.

-Я и не думал, что она вспомнит тебя! - Арадей злобно клацнул челюстью.  Тонкая статная фигура в белоснежном балахоне потянулась к Аиде и тут же Гидеон отскочил с ней еще дальше.

-Даже спустя столько веков, её душа все ещё верна тебе! - взгляд прекрасных фиалковых глаз пал на Аиду и холодок пробежал по ее спине.

- Это ведь твоё последнее перерождение, да? -ехидный оскал снова озарил бледное лицо.-Человеческая душа не может возвращаться на землю больше восьми раз, но великая мать-последнее слово он бросил, смотря в небо с яростью и злобой, -даровала тебе свое рождение. К счастью, большего она подарить тебе не может, а то сама ненароком помрет-Арадей счастливо улыбнулся. -А ты помнишь свои прошлые жизни? - он вопросительно поглядел на девушку что стояла за спиной  Гидеона .-У нас с тобой раньше разговоров не получалось.  Слишком торопился тебя убить.  Но сейчас, мне кажется, очень удачный момент. Я восемь раз тебя отбирал у него. Ты помнишь как это было?

Глава 11



Бой был в самом разгаре. Сражение длилось уже несколько дней. Сначала изнурительная осада, но, когда король увидел полыхающий амбары, выбор стал очевиден. Он послал свою потрёпанный изнуренную армию на смерть, не ради собственного спасения. Нет, чтобы выиграть время для жителей, которые подземными путями убегали в соседнее дружественное государство. И во главе них шла его дочь, его прекрасная Аида. Он же как положено истинному правителю возглавил войско и, перекрестившись, направил своих воинов в бой. С победным воплем они кинулись вперёд осознавая, что это их последнее сражение. Но у каждого за закрывшимися воротами остались дорогие сердцу люди, любимые дети, ласковые жены и уважаемые всем сердцем родители.

        Бой, а скорее резня держался лишь на воле солдат Колорано. Король уже не раз порезанный, окровавленный все ещё восседал на коне.

- Пока жив король, жива армия! -  и армия, вторя ему неслась из последних сил насаживаясь на сияющие мечи воинов с белоснежными крыльями.

     Король видел приближающийся конец, стрела, что пронзила его грудь, он благоговейно поднял голову к небу и произнес:

- Великий создатель благослови мою душу и прими в свои чертоги!

- Рано тебе ещё туда- вдруг услышал он резкий грубый голос. Высокая крепкая фигура в сером потрёпанной плаще прошла мимо него прямо в центр сражения. И подобно грому раздалось:

- Не до конца! До победы!

Чёрное копье коснулось земли и четверо великих духов закружились над фигурой. Сливаясь в единый поток, они ворвались в его тело, укутав в черный доспех. Сквозь тонкий изящный шлем видно было только два прекрасных голубых глаза.

   И он начал крушить. Копье его окропило белоснежные одеяния алой кровью. Крылатые воины стали падать, вот их уже столько же сколько и королевских стражников. Ещё сотня молниеносных ударов и они уступают количеством. Ошарашенный царь, ухватившись за своего верного коня держится на лошади из последних сил, наблюдая как появляется надежда на победу.

   “Кем бы ты ни был, спасибо тебе”.

    Стражники Колорано воодушевлённые силой и смелостью незнакомца в черных доспехах кинулись в атаку. Среди их вяло поднимающихся клинков то и дело виднелось разящее чёрное копье. Несколько минут и все было закончено.

       Темная фигура под ликующие крики воинов, счастливо обезумевших от невероятной победы, снял с лошади полуживого короля и, раскрыв два черных крыла, скрылся с ним из виду за городской стеной.

       Город был пуст, не считая девушки, что стояла посреди площади, к ногам которой незнакомец и положил короля.

- Отец- кинулась она к еле живому седовласому старцу. Ее заклинание было быстрым и мелодичным, звук чарующего голоса на минуту задержал воина, но все же он развернулся и пошел прочь. Его поступь была так медленна и тяжела, словно он нес ужасную ношу, что пригибала его к земле

- Постой! - девушка с темными волосами и желтыми глазами кинулась следом, оставляя на земле исцеленного спящего отца. Незнакомец остановился.

- Огромное спасибо за твою помощь! Останься! Дай нам возможность чествовать тебя и твою храбрость!

- Мне достаточно твоей благодарности, -только и ответил незнакомец.

- Прошу- тонкая ручка легла на сильное плечо воина. Тот вздрогнул, и она поспешила ее убрать. Медленно он повернулся к ней, взмахнул копьем и доспехи растаяли на нем как дым. Оставшись в сером потрёпанном плаще, он поднял голову и девушку парализовал его взгляд. Она неуверенно, дрожащими пальцами потянулась к его голове, намереваясь снять капюшон, и незнакомец склонил к ней голову. Черные волосы и смуглая кожа, а главное глаза, совершенно черные, подобные бездне. Всепоглощающий взгляд затмил сознание девушки, и они замерли друг перед другом, созерцая и не смея прикоснуться.

- Гидеон- прошептала она

- Аида...

Она ждала его с охоты. Ее муж, ее король. Уже три года как она связана узами с самым прекрасным мужчиной на свете. И пусть лицо его другое, но он нисколько не изменился. Ее возлюбленный, ее Гидеон. Она нежно погладила живот. Их дитя, нет на свете женщины счастливее нее. За окном блеснула молния. девушка нахмурила брови. Что-то в ее сознании сжалось от страха. Она отодвинулась от витражей, отступив на середину комнаты. А вот и ворота раскрылись, ее муж с отцом приехали с охоты, они весело переговаривались, обсуждая добытого оленя.

Аида взглянула на него. И сквозь окно и расстояние он почуял ее взгляд и почуял ее страх.  В сером небе явился Арадей, Распахнулись огромные крылья, полет что был подобен самому быстрому ветру и молния несущаяся к ней. Аида читала заклинание, защитный купол уже облачал ее в свое золотое сияние. Ему не хватило всего секунды...  Тонкая ветвистая плеть успела коснуться ее щеки, в дрожании боли она видела как ее любимый врывается в окно, осколки... но его крепких рук она уже не чувствует:

- Приди- шепчет она, касаясь его щеки. И дикий рев  Гидеона проводил ее и их дитя к Айлахори.

Мирида шлялась по улицам, воруя все что плохо лежало. Ей нужно кормить своих детей. Дочь уже взрослая, а вот сынишка совсем мал. Посеревшее лицо женщины сразу выдавало бедняка. Потрёпанный коричневые грязные лохмотья, что были ее одеждой дурно пахли и отталкивали всех мимо проходящих людей.

На глаза попался бутыль с молоком. Ее сыну оно очень нужно. Аккуратно пробравшись сквозь толпу, она дождалась пока продавец отвлечется и, схватив бутыль, засунула его под одежды. Торопливо посеменила прочь, петляя и теряясь из виду.

 Вернувшись домой, она услышала недовольное:

- Тсс- от своей старшей дочери, что укачивала брата.

Мирида виновато кивнула и выложила на стол добытую сегодня еду. Пару картофелин, помидор, булочка и бутыль молока:

- Сегодня праздник!- прошептала она.

Дочка ласково улыбнулась. Аккуратно уложив ребенка, годом отроду в пастель, она отставила молоко и булочку в темный угол. А они с матерью отужинали двумя картофельными и помидором.

- Завтра я пойду мама. Ты уже совсем без сил- заботливо прошептала девушка, укрывая засыпающую мать дырявым пледом.

- Спасибо Аида- сквозь сон прошептала женщина.

 Утро выдалось серым и холодным. Девушка, укутавшись в серый платок поверх черного пошарканного платья, брела вдоль узких торговых улочек, высматривая сегодняшний обед. Наконец увидев горячую булку, только что выставленную пекарем, она с улыбкой заскользила между прилавками, хватая то там то тут мелкую добычу. Руки давно уже знали свою работу, и никто не замечал ее действий. Наконец и булка исчезла с прилавка. Аида радостно вдохнула аромат, заструившийся из-под накидки, и побежала домой. Но край накидки зацепился за край лавки и слетел с нее. Наворованное рассыпалось вокруг девушки, торговцы замерли и тут раздалось:

-Воровка! Лови ее!

Аида побежала. Она понеслась через грязные переулки, но городские стражники уже бежали за ней. И какой бы верткой и шустрой она не была, они оказались быстрее. Ее схватили и под руки привели на заклание к наместнику.

Крепкий мужчина сидел на изящном троне, украшенном десятками драгоценных камней. Его ноги стояли на шелковом алом ковре, что красным ручьем спускался по ступеням вниз. Увидев девушку, он брезгливо поморщился.

-Уличная воровка - кратко доложил стражник.

-Уличная-король отхлебнул питье из стакана, что поднесла зашуганная служанка.-Ну так руку прочь.

Аида сжала кулаки. Она прекрасно знала наказание за воровство. Их наместник был жесток и не приемлил нарушений порядка, он не разбирался в подробностях. Пусть даже ты камень из чужого двора унес, ты вор и наказание тебе лишение руки, а то и двух, а то и ног, а если он был не в лучшем расположении духа, то и голова может с плеч слететь.

Стражник кротко кивнул и потащил Аиду к палачу. Невысокий толстый дядька в коротком плаще посмотрел на нее и слюняво облизнулся. Аиду перекорежило. Ее кинули на заляпанный засохшей кровью пол и положили руку на заляпанную чужой кровью плаху. Девушку трясло, она обещала принести еды, а сама теперь станет совершенно бесполезной. Лучше уж ей умереть прямо здесь, тогда матери будет проще прокормить брата.

Палач захохотал и занес топор над правой рукой Аиды, она смотрела на заточенное лезвие и не могла поверить, что все это правда. Острие понеслось вниз и когда между ним и рукой девушки оставалось всего ничего, оно замерло, наткнувшись на древко чёрного дымящегося копья.

Аида оторвала взгляд от застывшего оружия и взглянула на его владельца. Мужчина в сером потрепанном плаще, его лица было не видно, только красивые губы, расплывающиеся в радостной улыбке:

-Бегите-только и сказал он, а за его спиной распахнулись два огромных черных крыла.

- Это же Темный Гидеон! - заорал палач и, бросая топор, понесся во дворец. - Демон! -кричал он, - здесь темный демон! - его крики прекратила стрела, что пустил сам наместник.

-Испугался какого-то демона, ничтожество - он переступил через своего палача и пошел прямо к воину, что даже не смотрел на него.

-Игнис-прошептал незнакомец и между ними и королем возник дух огня, являющий собой живое пламя. Между тем незнакомец протянул Аиде руку, помогая подняться, и она благодарно ее приняла:

-Спасибо - девушка была очарована этим мужчиной, неизвестно от чего, но он манил ее. В памяти понеслись невероятные воспоминания, и наконец она поняла:

-Любимый!

Любящая женская душа никогда не подводила Гидеона, Аида всегда вспоминала его. И пусть даже он был совсем не похож на себя прежнего, она всегда узнавала в его черных глазах, те самые, похожие на небо. Однако от века к веку, ее душа теряла частички себя, и он становился для нее все незнакомее.

Ее восьмое рождение явило собой прекрасную дочь кузнеца, что украл у него степной король и Гидеон конечно ее спас, он всегда был рядом духи искали ее каждое ее новое рождение. Он выигрывал целые воины и перестраивал настоящие государства ради ее блага. Год за годом, век за веком он истреблял белокрылых воинов Арадея и те пали все до одного, оставляя наконец мир в покое. Сколько тысяч армий он вел, Гидеон уже не мог сосчитать. Слишком часто металось копье, слишком много крови пролилось. Но гунры и люди покланялись ему, темному демону что спасал их от белокрылых врагов.

И вот сейчас маленькая девочка спала в его руках, пока он летел над небом Рахии-маленького королевства на краю света. Именно там в этот раз возродилась его Аида.

Днем назад она смотрела на него вся в слезах. Ее солнечные глаза были такими родными и полными страданий. Тоскливо она всхлипывала, не имея сил успокоиться. А он, молча смотрел на нее и не знал, что сказать, чтобы она поняла. В который раз все повторяется, сколько же раз он переживал эту сцену. Ее новое перерождение. То же лицо, те же глаза, и все тоже чувство.

Сначала он был счастлив что каждое перерождение Аиды любило его, но после очередной смерти он начинал ненавидеть  сильнее себя и это чувство, которое из столетия в столетие, заставляло его любимую страдать.

Она дитя, и она его не помнит. И решение пришло само собой. Он оставит ее и тогда его Аида будет жить в мире, что он сотворил для нее. Она наконец то будет счастлива. Ведь больше ее не будет мучить видения о нем. А Арадей не учует ее без него. Гидеон позволил поймать себя, привести в цитадель как пленника и посадить под замок.

Но он ошибся. Девочка запомнила своего спасителя и всю жизнь, ведомая лишь желанием увидеть его вновь, оказалась в лапах Арадея. Тот хохотал и скалил свои зубы насаживая любимую Гидеона на его собственное копье. А он слышал ее крики, но выйти из клетки не мог. Только призыв чистой души мог спасти его из этого места. Но он больше был никому не нужен, ведь в мире наконец то наступил мир.

Он метался, кричал, ревел подобно дикому зверю, а духи, что не смогли остаться с ним ярились у его алтаря, что воздвигли благородные гунры и бушевали, не имея возможности помочь своему хозяину.

Арадей притащил бездыханное тело девушки и оставил гнить в клетке Гидеона. Тот снял с нее кулон, намотал на свое запястье, прижал любимую к себе и начал медленно сходить с ума. Глаза забыли, что значит свет, то, сердце истерлось в пыль во мраке, он навеки потерял ту частичку себя, по которой Аида всегда его узнавала.

Он был готов сдаться. Ему стало плевать на весь мир и на Арадея. Пусть он убьет их всех, пусть сотрет весь этот мир. Пусть все они гниют в недрах земли. Он баюкал ее в своих руках и больше не думал о том мире, который так старательно спасал, лишь бы ей было хорошо жить. А теперь, когда ее больше нет. Нет совсем он забыл о свете, которым грело его земное солнце. Нет, для него единственным светом были ее глаза. Два солнышка, что согревали его пустую грудь.

И тогда явилась Айлахори, небеса воззвали к Гидеону и сотворили чудо. Она даровала последнее рождение возлюбленной бога, оторвав частицу своего сердца. Небесные волны забрали его любимую, окутали своими руками, золотая душа вспорхнула и в его руках появился младенец. Гидеон глядел на нее и плакал. Айлахори освободила его из уз ровно на один день, дабы он смог спрятать свою Аиду подальше от глаз Арадея, чтобы она все же смогла прожить счастливую и ДОЛГУЮ жизнь.

Он унес ее в забытый всеми храм Старых богов. Он явился как великий Темный Гидеон. Бережно передал девочку старейшине и наказал беречь ее, так как она единственное что бережет этот мир от разрушения. А еще он взял с них обещание, что они уберегут ее и одев на маленькую шейку кулон с деревянной птичкой, поцеловал маленькую ручку и вернулся в клеть. Арадей не должен был узнать об этом. Но он узнал...И она воззвала...

Аида молчала, крепко сжимая в руках плечо Гидеона.  Наконец богу надоело ждать ответа, и он перевёл взгляд на своего сына.

- А ты! Думал умнее меня?! Этот чертов кулон! А теперь и стена!

Аида машинально сжала деревянную птичку в руке.

- Однако тебя я прекрасно чую! -  острые зубы показались из-под капюшона.

- А ты- он обратился к Аиде- глупое создание! Твое девятое перерождение должно было забыть его! Так долго даже души не умеют любить! - эти слова он выдавил из себя, смотря на девушку с ненавистью и брезгливостью.

- Аида, - Гидеон стоял впереди нее, закрывая собой, - немедленно в город.- он сказал это тихо, но тоном пререканий не допускающим.

Аида медленно кивнула, однако вернуться не могла. Почему-то душа словно застыла в теле и не откликалась на ее зов.

- Аида- Гидеон упрямо требовал.

- Я не могу- виновато прошептала она.

Гидеон стоял к ней спиной, и она не видела ужас, что залил его бездонные черные глаза.

Арадей захохотал:

- Твоя дева слаба! Она никогда не проживет долгой и счастливой жизни, сколько бы ты не старался!- и с этими словами он обнажил два  клинка, переливающихся сотнями полутонов и кинулся на Аиду. Гидеон, не отходя от нее, уворачивался от ударов верховного оберегая свою возлюбленную.

- За стеною города тебе ее не спасти!- закричал Арадей, накидываясь с новой атакой.- Я правлю пространством! Оно мое!

    Мгновенно открылся портал перед Арадеем и вспыхнул прямо за спиной Аиды. Она оглянулась, клинок, тянущийся к ней, рука Гидеона.и на лицо Аиды брызнула черная кровь. В миг ее душа отозвалась. Взгляд полный отчаяния коснулся его, маленькая ручка крепко сжала его широкую ладонь, а Гидеон ласково улыбнулся в ответ и отпустил ее руку. Аида исчезла и скрылись за стенами Зовущего города.

“Теперь она в безопасности”.

   Черный демон с огромными крыльями оскалился в довольной улыбке. Арадей застыл напротив него.

- Обдумываешь остаться или сбежать?

Верховный убрал клинки в ножны под балахоном и распрямился.

- Ты думаешь я боюсь тебя?

- Нет отец, - Гидеон выдавил из себя это слово с отвращением и ненавистью.-Я ЭТО ЗНАЮ!

Арадей брезгливо сморщился и исчез в портале, из которого в следующее мгновение появилось четверо воинов.

- Мои полководцы-Гидеон грустно посмотрел на некогда своих соратников. Четыре воина в белоснежных доспехах с мечами в ножнах склонили головы пред своим главнокомандующим.

Он кивнул в ответ и вскинул копье. Мечи взлетели, вдыхая блаженный запах свободы.

- До конца повелитель- прорычал тот, что стоял впереди всех.

- До победы- тоскливо отозвался Гидеон.

Копье встретило меч врага. Острие так и металось уворачиваясь и нанося удары. Черный свет струился вокруг своего господина, то скрывая, то полностью показывая его синие свечение, разливающееся по его телу.

Музыка лютующих лезвий согревала душу Гидеона. Никогда прежде ему не было так спокойно как сейчас. Честный бой, вот чего ему не хватало.

Копье разило врагов, резало и кололо. Грациозная фигура взлетала и вновь кидалась вниз.

    На закате, на цветущем вересковом холме, окутанная черным сиянием фигура убила своих последних белокрылых врагов.  Они пали. Четверо великих воинов, в окровавленных белоснежных доспехах лежали у ног Гидеона, а солнце взмахнув напоследок ярко-красным заревом исчезло за горизонтом, оповещая о том, что его время закончилось.

Аида оказалась в городе и осмотрелась. Вокруг царила тишина и покой, все безмятежно спали, спокойные за свои жизни. Даже Азтаила не было. Стражники, что бдели за порядком внутри города, больше для вида чем для дела, сейчас дремали, оперевшись на огромную стену, выстроенную вокруг.

 Ноги Аиды подвели ее, и она рухнула на каменную кладку центральной площади. Даже береллиз бессилен против ее отчаяния. Перед глазами летели картины из прошлого, его крики, его яростный рев. Она чувствовала его дикую боль, каждый раз, когда покидала его. Так болит. Девушка сжала кулон на груди и глянула на эту вещицу. И вдруг ее осенила прекрасная мысль:

-Я сделаю для Гидеона такой же!

Он появился в ее спальне, когда она зачаровывала кулон, который подарил ей ювелир. Два черных крыла из этэрнума.

- Вот! -радостно она одела его на шею Гидеона.-Он скроет тебя так же, как и этот меня! -она указала на свой кулон.

-Не скроет,-Гидеон грустно улыбнулся, но кулон не снял,-Арадей чует не меня. Он чует духов, что всегда со мной.

Улыбка сползла с девичьего счастливого лица, она обреченно глянула на него и рухнула на кровать:

-Теперь это кажется бессмысленным.

-Поверь любимая, с ними я или без них, в кулоне или без него. Он всегда находит нас. По тем, кто дорог нам, по тем, кого мы бережем, по моим духам, по магии, по твоим братьям, по нашему ребенку-он запнулся и замолчал.

Она не знала, что ответить, не знала как утешить, она помнила, но не все и не так ярко, как он. Аида не понимала, как успокоить его и поэтому просто отдалась на волю чувств, что обуяли ее. Девушка притянула его к себе и прижалась к горячим губам, неуверенно неумело, но искренне и трепетно. Этой ночью были только они и больше ничего.

Аида проснулась от голоса Азтаила в голове:

-Госпожа, позволите войти?

-Мм?-она повернулась на кровати и замерла. Рядом спал Гидеон. Ее лицо расплылось в улыбке. Возлюбленный почувствовал и открыл глаза, ласковый взгляд коснулся ее и девичьи щеки покраснели от воспоминаний вчерашней ночи.

-Что такое? -улыбнулся Гидеон,  прижимая девушку к своей груди.-Ты смущаешься?

-Еще бы-пробормотала Аида, прячась в его объятиях

-Не стоит-Гидеон потянул ее за подбородок, заставляя взглянуть на себя, -ты так прекрасна. Сколько бы я не смотрел на тебя, мне мало. Сколько бы не прикасался, хочу еще больше. Твои теплые губы, твои жаркие объятия. Мне всегда мало их любимая, -последние слова он договаривал уже целуя ее. А где-то там снова что-то сказал Азтаил, но Аида уж не в силах была ответить ему и в мгновение ока забыло обо всем, кроме Гидеона и его страстных объятий.

Дни летели и Аида сходила с ума от счастья. Сейчас она стояла перед зеркалом и смотрела на себя, сегодня она выбирала наряд особенно тщательно. Гидеон сказал, что её ждёт подарок в тронном зале.  Осмотрев себя ещё раз и оценив свой наряд, она довольно цикнула и, закрыв глаза, перенеслась.

-Аида-он протянул к ней руку, и она торопливо вложила свою ладонь в его.  Нежный поцелуй сгорел её макушку, и он повернул её перед собой.

В центре зала стоял огромный чёрный трон.  Точнее четыре трона.  Они стояли на общем пьедестале, что переливался огненным потоками. Тронные места стояли спинками друг к другу, три из них являли собой сложенные чёрные крылья и лишь одна была похожа на два распахнул крыла Гидеона.

-Этот трон из моего алтаря. Вечный трон.

Аида замерла от восхищения. невероятно красивая работа. Каждое перо этих крыльев было словно настоящее. Подлокотники главного кресла украшали две когтистые птичьи лапы. Тонкими синими и красными переливами мерцало это великолепное творение

-Это Фенис сотворил для тебя-улыбнулся Гидеон.

-Я был лишь руками, создавшими этот трон. Владыка же стал душой, придумавшей его-и он в уважении склонил голову перед ним. Тот кивнул в ответ и впервые за все это время Аида одобрила теплым взглядом своего советника.  Тот радостно улыбнулся и поспешил оставить их наедине.

-Любимая-Гидеон взял Аиду за предплечья и заглянул в ее глаза- этот трон, брат близнец трона в цитадели, только черный. Я хочу, чтобы ты никогда не забывала ради чего тебе нужно жить. Ты будешь править новым городом, создашь поистине неприступное государство, в котором все самые разные создания будут жить в мире и единстве. Ты станешь великой королевой, о которой будут слагать легенды, как о той, что чтила равенство и не прощала предательств.

Она непонимающе смотрела на него, уж слишком его речь напоминала прощание.

-И когда придет время, этот город будет слушать тебя и чувствовать настроение, будет достаточно слез, чтобы пролился дождь и хватит капли гнева, чтобы разыгралась буря, а посему помни родная. Всегда! Всегда тебе нужно держать свои эмоции под замком, и только этот трон будет твоим пристанищем. Ты будешь защищать город от засух и невзгод, а этот трон будет защищать город от тебя. Он заберет все твои горести и печали лишь ты коснешься его.

Все страшнее становилось Аиде.

-Арадей начал травить озера вокруг города, Аквал кричит от боли. А вскоре и Терия застонет, ведь и ее земли полыхают огнем. Если я останусь еще, у меня не будет шанса тебя спасти. Когда-нибудь он все равно заставит тебя выйти и убьет, а я больше не могу этого допустить!-Гидеон крепко прижал Аиду к себе, а она подобно тряпичной кукле не могла двигаться. Ее ноги подкосило. Она повисла на его руках.

Аида смотрела на него глазами полными слез:

- Но ведь ты не можешь попасть в цитадель!

Его виноватый, но уверенный голос медленно огласил:

-Иуза может.

Аида не верила своим ушам. Он все-таки пойдет к нему, и Иуза пойдет, это какое-то сумасшествие:

-Не надо...

Он молча смотрел на нее.

-Я больше не увижу тебя?

Гидеон молчал.

- Я не могу без тебя!- закричала она.- Пойми же! Пойми меня!

- Я понимаю Аида, - его рука нежно легла на ее щеку.-Я понимаю лучше кого-либо, но не надо. Ты ведь видела, что происходит, когда ты рядом со мной.

-Так давай будем вместе внутри городских стен!

-Нет. Арадей изведет духов, и они ослабнут. И я снова не смогу тебя защитить. У меня не много вариантов против верховного бога. Только когда я и мои души полны сил мы способны его одолеть. Чем дольше я тяну, тем меньше эта возможность. Понимаешь? В этот раз у меня нет права на ошибку.

-Раньше мы были хоть недолго, но вместе! А сейчас ты лишаешь меня даже этого!

-Ты готова пожертвовать целой жизнью, ради пары лет?-Гидеон ошарашенно застыл.

-Даже ради пары часов с тобой! Я умоляю,  любимый, не оставляй меня!

Вот он тот самый момент, с которого всегда и начинался конец.

 Он прижал ее к себе как можно бережнее:

-Восемь раз ты просила меня остаться Аида и каждый раз я соглашался. И восемь раз я терял тебя. Знаешь почему я позволял себе эту глупую слабость?

-Потому что надеялся защитить меня-посмотрела в его глаза Аида.

-Не только, -горько усмехнулся он.-Каждый раз я знал, что смогу увидеть тебя снова. И потому как истинный сын Арадея, так эгоистично раз за разом позволял тебе страдать.

Из глаз Аиды потекли новые ручьи слез:

-Мой глупый, глупый Гидеон! Когда же ты наконец поймешь. Моя душа ведь помнила все раз за разом и все равно всегда шла за тобой, ты никогда не думал отчего? Все оттого, что ты и есть моя жизнь! И когда нет тебя-я мертва!

-Когда нет тебя, нет меня-прошептал он, заправляя за ее ухо выбившуюся темную прядь шелковых волос. Не торопясь, он коснулся ее теплых губ, и они потерялись в омуте чувств.

Утро приветствовало ярким солнцем и теплым ветром. Радостно шуршал ветерок за окном и весело заливались трелями птицы. А Аида лежала на кровати вся в слезах.  Ее красные глаза никак не хотели успокоиться и все горели от боли и соленых рек. Она не шевелилась, она сходила с ума от ужаса и тоски.

Гидеона не было рядом. Наконец она заставила себя сесть и посмотреть на пустое место рядом. Сложенный пополам лист, поверх которого лежит его кулон, два черных крыла на длинной тонкой цепочке. Дрожащими руками она развернула бумагу и невидящим взглядом посмотрела на ровные красивые строчки, в которых так коротко прописана его рукой ее судьба:

“Когда небо заплачет зелеными слезами, знай, что ты свободна. Будь счастлива. Я люблю тебя Аида”

А в углу маленькими витиеватыми буквами “Навеки твой Йов”.

Руки дрожали, слезы текли ручьями, она больше не могла сдерживать эмоций и душераздирающий крик коснулся ушей Гидеона.

Он, стоя за воротами не мог шагнуть вперед. Аида кричит, так горько плачет, он слышит, он чувствует ее. Вернуться и утешить, прижать к себе чтобы больше никогда не видеть ее слез?

Его темная рука сжала древко копья, так, что,  то заскрипело и заныло. Впервые он уходит от нее без надежды вернуться и увидеть вновь. Темный Гидеон, могучий демон распахнул крылья и рванул ввысь, а по его щекам текли соленые слезы.


Глава 12



Когда небытие было всем и вся, посреди кромешной тьмы появился он.  Созданный лишь тьмой и пустотой он мог творить все, чему не нужно дышать и забирать дыхание у тех, кто им обладал. Имя ему Хаон - прародитель всего мертвого.

 Он осмотрелся вокруг и не увидел ничего. Хаон не мог двинуться и потому сотворил твердь под ногами, и тогда смог ходить. Однако царящая вокруг тьма не давала ничего разглядеть и тогда он создал небо и солнце, чтобы взлететь и увидеть, что творится вокруг, но свет, озаривший черную землю, и был всем тем, что существовало здесь.

Нахмурился Хаон, как тихо повсюду, и создал он тогда ветер, чтобы тот вился и пел песню, не давая тосковать.

Когда прародитель устал, он позволил темноте на время вернуться, но создал мерцающие звезды, чтобы помнила тьма, что не властна она более здесь.

Однако тосковала земля и небо, было им одиноко и явилась миру Айлахори-прародительница всего живого. Как созданная желанием жить, она могла творить все, чему нужно дышать и дарить это дыхание всему сущему.

 Дабы земля не твердела и не превращалась в камень, подарила Айлахори ей цветущую зелень и прекрасные деревья, невиданных доселе птиц и самое разнообразное зверье. Мир зацвел и запел, наконец обретши жизнь.

 И тогда явились хранители, что оберегали эти красоты, от тьмы, которая пыталась вернуться назад. Прекрасная зеленоволосая Терия, изящный Аквал,  могучий Игнис и маленькая прелестная Каэли. Поселились они каждый в своих угодьях и из века в век следили, дабы ничто не нарушало гармонию этого прекрасного нового бытия.

И длилось бы это вечно, не отдай  Айлахори свое сердце Хаону. Любовь творцов была безмятежной и всепоглощающей, пока миру не явился их общий сын Арадей. Столь восхитительного создания прежде не видела Айлахори, все ее существо трепетало, когда она прижимала к груди крохотного малыша. Однако Хаон разглядел в душе ребенка тьму и хотел коснуться его дланью, умертвляющей своей, дабы не принес он хаос и бурю в этот прекрасный мир. Но Айлахори не смогла...

Чтобы уберечь свое дитя, она создала для него новый мир вне взора своего возлюбленного. Она создала цитадель между небом и землей, тем самым спрятав свое дитя от глаз Хаона. Она позволила Арадею ходить всюду, кроме небес творцов. Взяв у Игниса немного солнечных капель, она создала из них великих слуг, что пылали огнем, но слова Хаона не давали ей покоя и тогда, пока он спал, Айлахори сорвала с темного синего неба мерцающую звезду и создала из нее прекрасное могучее создание, что наделила силой и властью над остальными слугами. Она назвала его вождем и поставила во главе врат цитадели.

Чтобы ее дитя не было одиноко, она создала мудреца, дабы тот жил и просвещал Арадея, даровала ему жену и верного друга. И даже тех, кого он мог беречь и кому должен был помогать, чтобы сердце его помнило об истинном предназначении бога. Ох как же сильно она была счастлива, и как же сильно она пожалела о содеянном....

Хаон бился в ярости, когда узнал о свершенном ею деянии, небо окрасилось кровавым заревом, все засохло и на землю опустился холод. Увядшие травы заснули под коркой белого снега. Солнце перестало греть как прежде и даже вода обратилась в лед. А Хаон в ярости разбивал небо своими кулаками. Не имея сил сдерживать злость, он кинулся к своей возлюбленной и закричал:

-За что! За что ты предала меня Айлахори!?

А она, склонившись перед ним на коленях, рыдала, закрыв лицо руками:

-Прости меня любимый, но он наше дитя!

-Ты создала целый мир!  Даровала жизнь стольким созданиям, чтобы они страдали? -его ярости не было предела. Великий и милосердный Хаон не мог утолить своего отчаяния и исходился в истерии от беспомощности.

-Я хотела, чтобы он научился любить! Я подарила ему самую нежную и добрую возлюбленную! Я подарила ему безгранично добрый мир!

-Нет, глупое создание, ты подарила льву овец и теперь ты будешь смотреть и сожалеть о свершенном, сотни и сотни лет.

Но она не поверила его словам и любовалась своим сыном с небес. Он рос и с улыбкой на устах творил свои злодеяния. С годами он все больше превращался в чудовище и слова Хаона съедали Айлахори изнутри, она металась в небе от отчаяния и утопала в собственных слезах.

 Она смотрела на своего любимого глазами полного раскаяния, но было поздно. Хаон не смог простить ей такой ошибки и не смог позабыть ее предательства:

-Из-за своей слабости ты обрекла стольких живых на смерть. Из-за своего сына, ты обрекла на погибель тысячи чужих сыновей! И даже дитя самого Арадея ты обрекла на вечные муки Айлахори! А посему, как перворожденный, я приговариваю тебя к нескончаемым страданиям. Ты будешь принимать в свою обитель души всех тех, кто благодаря тебе лишился дыхания. Ты будешь утешать их и даровать им новую возможность прожить счастливую жизнь, дабы хоть как-то искупить свою вину. Восемь раз, я даю тебе восемь попыток сделать этот мир лучше. Иначе сама лишишься дыхания! Ты скрыла его от моих глаз, унесла и теперь я не могу забрать его из мира живых. Там я не властен над чужими судьбами, однако кое-чем я могу помочь!

Хаон отправил четырех хранителей к людям, чтобы те возрождали землю и небо и не позволяли живым падать духом. А сам он сел на огромный каменный трон и посреди белоснежной зимы наблюдал как там, внизу, страдают невинные создания.

Он возненавидел Айлахори и навсегда запер ее в обители душ.

Глаза его искали средь остальных лучик надежды и пристально следил за землей, ожидая, что явится тот, кто станет солнцем для погрязших во тьме людей. И продолжалось это долго, целые столетия...пока Гидеон не восстал!

Несколько дней полета и он оказался на столь знакомой лесной поляне. Именно здесь когда- то его и поразило копье бесстрашного оруженосца. Гидеон осмотрелся. Сейчас здесь цветущий лес, а раньше серая, пропитанная кровью земля.

-Хозяин это наша последняя битва?-Терия грустно взглянула на Гидеона.

-Так и есть, вы помните, что обещали мне?

-Да хозяин! -ответил за всех Игнис, сидящий на уже обгоревшей под ним до камня земле.

-Хорошо-Гидеон посмотрел в темное звездное небо:

           - Не до конца - начал он.

-До победы - тихо закончили они.

       -Иуза пора-рявкнул Гидеон и вскинул руку, открывая пространственную дорогу. Из него появился величавый могучий зверь с синими мерцающими клыками, один из которых был обломан.

             Гидеон подошел к нему и протянул руку к широкой черной морде:

-Кто бы мог подумать Вождь, что и ты будешь рядом с ней. В этот раз сами небеса помогают мне, подарив тебя в союзники. Я столько искал тебя!

-Прости меня хозяин, -услышал он резкий голос в голове. - Я не слышал твоего зова раньше.

-Ты нашел их?

Зверь кивнул.

-Тебя они будут слушать даже против воли их самонареченного хозяина. К тому же всем слугам открыт вход в цитадель. Эта сволочь теперь использует их вместо воинов. А ведь когда-то он переводил огненные шкуры на материалы, взращивая слуг, как ювелир взращивает свои кристаллы. Видишь это копье? Его наконечник, это клык вождя, закаленный в огне Игниса - он вытащил из захватов чёрное орудие, покрутил его в руке и воткнул в землю.

-Да, -вздохнул зверь-с этим клыком мне не везет ни в одной из жизней.

Они посмотрели друг другу в глаза и, уткнувшись лбами замолчали, осознавая, что близится конец.

Каэли  уселась на плечо Гидеона:

-Они идут хозяин-нашептал ему ветерок.

Гидеон посмотрел на ощетинившегося броней Иузу и взлетел в небо.

Послышался топот, земля задрожала, огненная орда, неслась по лесу. Слуги! С горящими глазами и острыми клыками, все в береллизе, мечтающие найти и убить любого, кто встанет у них на пути.

И тут на весь лес раздался рык Иузы. Он встал на задние лапы и призывно завыл на луну. Его береллизовая броня мерцала синевой, сливаясь со звездным небом и делая его особенным в глазах сородичей. Первые головы монстров показались сквозь еще не вырванные деревья, услышав зов вождя они начали мешкать и останавливаться, натыкаясь и сбивая друг друга с мощных лап. Наконец все они выстроились вокруг Иузы и, еле сдерживаясь от нападения, рычали и клацали острыми зубами.

Зверь стоял один посреди оскалов своих собратьев. И снова весь лес озарился раскатистым рыком, призывая всех слуг к послушанию. Глаза одного за другим стали тухнуть, броня тут и там сползала с них. Все они внимательно смотрели на Иузу, спрятав острые улыбки прочь, а Иуза ждал.

Гидеон наблюдал с неба, паря повыше, дабы не мешать своему союзнику и страхуя его от смерти. Наконец из стаи прибежавших слуг вышел белый, хромой пес. Его глаза стали разгораться огнем и чешуйки брони сошлись на огромном теле, он закружил вокруг Иузы. Слуга кинулся, вождь отбил его прыжок своей массивной лапой и бой начался. Летели клочья брони, слуга скулил, а Иуза молча сносил все раны. Он знал, стая не пойдет за слабым вожаком. Красноглазый схватил его за бок, оторвав черно-синий кусок брони и тут же острые клыки впились в оголившуюся кожу. Иуза заревел, его глаза засияли синевой, когти и клыки разлились звездным мерцанием и в ярости он кинулся на врага. По-другому он не умеет. Не до конца, до победы!

Недолго длился этой бой. В бешенстве Иуза кромсал врага, не жалея ни клыков, ни когтей, вот он укусил его за шею, вот захрустела крепкая кость и голова белого слуги отлетела в сторону.

Вождь в ярости зарычал, призывая остальных подчиниться или принять бой.  Головы слуг опустились, и над долиной раздался рев стаи, обретшего нового вожака.

“На рассвете мы убьем того, кто поработил нас”-отдал приказ Иуза взвыв на луну, и его звери вторили ему.

Приказ вернуться домой заставил слуг проснуться и поднять голову к небесам. Иуза поднялся на свои могучие лапы и пошел вперед. Каждый из псов поднимался и шел следом за своим вожаком, оставляя за собой выжженную дорогу. Стая собралась и пред ней раскрылся дорога к цитадели.

 Вождь остановился, посмотрел наверх, яростно заревел и вошел в портал. Гидеон спрятал крылья и ринулся вниз, пройдя вместе с последним входящим слугой. И оказавшись по другую сторону мгновенно взлетел ввысь и скрылся в серых тучах.

Стая обернулась, но громкий рык вожака заставил их оставить это без внимания.

Ворота медленно открылись и Иуза во главе стаи двинулся по длинной дороге, вымощенной из белого камня. Она вела прямо к дверям цитадели. Вождь остановился на пол пути, потому что на другом конце стоял Арадей.

-Грязные псы! Вы думаете, можете предать меня?! Бога?! Вы пожалеете! Я приказываю вам-закричал Арадей своим слугам, -убейте Вождя!

Звери сделали шаг вперед, но тут же заскулили и сделали два назад. Иуза стоял к ним спиной. Но они чуяли его силу и власть кожей. Он зарычал и медленно пошел вперед.

Арадей захохотал и ветвь молнии засияла в небе, затрещало электричество и кинулось на Иузу. Зверь лишь фыркнул, когда она отскочила от его брони.

-Кажется ты забыл бог, почему ты так меня боялся!

И Иуза побежал, его широкие когтистые лапы подминали под собой камень небесной дороги. Арадей яростно закричал и огромный электрический шар понесся прямо на зверя.

“Нужно разбить двери”-звучал набатом в ушах Иузы приказ хозяина.

Электрический шар несся прямо к зверю, а Гидеон к Арадею. И в единый миг они столкнулись, двери цитадели рухнули, и бог со своим сыном влетели в образовавшуюся дыру. Мгновение и черное копье взлетело над головой верховного.

-Как ты узнал о дверях? -прокричал Арадей уворачиваясь.

-Газай рассказал-заорал Гидеон и снова кинулся в атаку.

-Газай?-у Арадея глаза от удивления расширились, он захохотал,-Кто бы мог подумать, что у него хватит смелости предать меня!

- У него хватило смелости помочь мне. Ты использовал меня как цепного пса! А мне всего-то и нужно было, чтобы оставил меня в покое! Чтобы ты меня любил!-Гидеон громыхал, нанося удары и носясь подобно молнии, желая разорвать Арадея на куски.

-Собаку нужно дрессировать! Воля портит ее! Она забывает о верности! -закричал верховный.-Ей нужно указывать на ее место раз за разом, пока она не сдастся!

-Я тебе не собака!-Гидеон кинулся на отца, копье взлетело и Арадей не успел увернуться. Еще секунда.....

Хаон счастливо засмеялся:

-Наконец наступил долгожданный момент! Я ждал этого целую 1000 лет! Ты видишь Айлахори? Скоро тому, что ты зовешь своим сыном, придет конец!

Сияющая переливами неба прародительница опустила взгляд:

-Арадей...

Копье неслось к богу, он с ужасом смотрел на синее острие и тут пред ним явилась его мать. Черное перо проткнуло мягкую грудь и золотое сияние осветило залу.

Все замерло. Время остановилось, а вместе с ним и рука Гидеона. Он увидел виноватый взгляд сияющей девы, что закрыла своим тело напуганного Арадея. Глаза верховного были наполнены ужасом, руки прикрыли лицо, с которого спал капюшон и открыл уродливый шрам, оставленный много веков назад Гидеоном.

Но отчего же он не может шевелиться? Что произошло? И эта дева перед ним. Раз Арадей назвал ее матерью, значит сама Айлахори спустилась с небес, чтобы защитить его?

Вдруг все поплыло перед глазами Гидеона и неведомо откуда, словно отовсюду сразу, послышался незнакомый ему голос:

- Здравствуй!

- Кто это?

 Сознание покинуло тело и оказалось пред огромным каменным троном, на котором восседал мужественный и прекрасный Хаон. Его белоснежные волосы спускались по плечам до самых стоп, его изящная фигура словно была соткана из тончайшей сияющей паутины. А глаза невероятно синие, как небо.

- Я рад, что наконец-то мы смогли встретиться.

- Кто ты? - снова повторил Гидеон, внимательно осматриваясь по сторонам. Куда не глянь, повсюду белый снег. Зима и холод. Мороз и лед.

- Меня зовут Хаон. Я перворожденных творец. Я создан из небытия и потому я вечен.

- Это ты остановил время?

- Так и есть- грациозно кивнул он головой.

- А там внизу Айлахори?

- И это верно.

- Что все это значит? Зачем она делает это? Зачем спасает?

- Арадей наше с ней дитя.

У Гидеона вся жизнь полетела перед глазами и все слова что говорил ему отец:

«Этот мир создан для меня!”

“Это лишь моя игрушка!»

“Я истинный бог!”

- Айлахори так и не смогла понять, что мы создали чудовище- Хаон говорил так мелодично и красиво, словно пел песню. Голос его был сладок, подобно меду и лился из его уст будто вода. - И потому я готов помочь тебе всем, чем могу.

-Помочь? Ты мне помочь?-взревел Гидеон.- Тогда почему ты не приходил раньше!? Я столько звал, я так кричал, смотря в небеса над собой! Но ты так и не пришел на помощь! - он зло сжал кулаки.

-Ах знал бы ты как я хотел! Но только нога моя ступит на землю и этот мир падет, он обратится в тьму. Я не могу прикасаться ко всему, что создала моя любимая. Ведь все оно живо. А я несу лишь смерть.

Но я помогал как мог мой мальчик. Я даровал долгую жизнь духам, ибо они дождались тебя в клети и сумели стать твоей силой. Я позволил Айлахори украсть звезду с неба, так как знал, что Вождь непременно найдет тебя. Ты должен знать! Все эти сотни лет ты был не один! Каждое ее новое рождение и каждую ее новую смерть я оплакивал вместе с тобой! И твою душу Гидеон,- внимательно посмотрел он на демона перед собой,- я сберег.

Перворожденный указал рукой и Гидеон обернулся. Перед ним в цепях появилась белоснежная птица. Увидев его, она подняла свои прекрасные синие глаза.

- Как интересно правда? - улыбнулся Хаон.- Ведь эти очи достались тебе от меня. Мне нравится этот цвет и оттого я создал небо, подобным ему.

- Чего ты хочешь?-Гидеон не знал чего ждать. Впервые он видел творца. Никогда прежде он не слышал о нем и не знал можно ли доверять его словам.

- Вопрос не в этом. Важно чего хочешь ты.

- Я желаю только одного, убить Арадея! И хохотать, смотря как он мучается и сходит с ума в предсмертной агонии. Так что, Хаон, если ты искал героя, то это явно не я.

- Отчего же- улыбнулся творец. - Именно ты. Ведь каждый герой, что рубил голову дракона, готов был умереть сам и лишить жизни другого. Каждый герой, Гидеон, это тот же злодей. Он тоже приносит смерть и тоже губит чужие души. Разница только в цели, которую они преследует. Веками я наблюдал за миром и веками лицезрел, как живые создания сами создают чудовищ, а потом прячутся за спины других чудовищ, что решили их защитить. Возможно, это все оттого, что я сам несу смерть. Но мне всегда было жаль тех, кого люди звали злодеями. И даже Арадея... Он просто, так и не встретил того, кого ему хотелось бы защитить.- Хаон грустно улыбнулся.- Все чего я хотел, это предупредить тебя. Коли убьешь Айлахори, души более не смогут перерождаться. Смерть станет единственным концом всего живого. Пропадет и дыхание тех, кто зовётся богами. Не станет более не Газая, ни Арадея, ни даже тебя. Твое бессмертие пропадет вместе с ней. Готов ли ты к подобному исходу?

- Так значит останешься только ты?

- Только я. И ты должен помнить, что никогда я не смогу спуститься на землю. Люди останутся наедине со своими бедами и не явится к ним больше никогда спаситель. Лишь их собственный свет будет вести их.

Гидеон смотрел на душу, что трепыхалась в обледеневших цепях, чувствовал холод, но не чувствовал собственного дыхания.

- Все, кто сейчас живы, увидят новый мир и расскажут о нем своим детям. А те своим детям, так разве смерть будет их концом? Тех, кто любят всегда будут помнить и имена их не исчезнут из этого мира. И даже мое, останется в веках.

А что касается спасителя. Коли ты говоришь правду и люди сами создают злодеев, значит непременно на каждого злодея найдется свой герой.

- Вот как ты решил, - улыбнулся Хаон. - Так пусть будет, по-твоему.

И вновь перед глазами предстала Айлахори и вновь ее сияние ослепило. Но он, глядя прямо в ее очи толкнул копьё вперёд и то прошло насквозь обоих. Прародительница и бог. Мать и  сын. Любовь и ненависть.

Гидеон резко дёрнул черное древко назад и белоснежные одежды его жертв окрасились синими пятнами. Арадей рухнул на пол, схватившись за грудь. Айлахори из последних сил потянулась к нему и крепко прижала к груди:

- Сынок! Прости сынок! Прости меня!

Он смотрел в ее прекрасные глаза и прошептал:

- Я просто хотел, чтобы вы всегда смотрели на меня...мне было так одиноко тут...так одиноко без вас...мама- и его фиалковые очи закрылись. Божье сердце стукнуло и остановилась. А прекрасная белоснежная птица с огромным черным пятном вместо груди выпорхнула из его тела, взглянула последний раз на Гидеона и растаяла как дым.

-И ты прости меня, - прошептала прародительница, глядя на Гидеона.- И Аида пусть простит-по ее щекам катились мерцающие слезы, одну руку она прижимала к рваной груди, а вторую положила на белесую голову своего сына. Ее тело засияло ещё ярче, свет становился все невыносимые и невыносимые, и наконец невероятная вспышка заполнила собой все небо.

 Секунда и цитадель задрожала, стены ее двинулись с места и начали падать. Гидеон распахнул пространственные врата для Иузы. В  глазах Вождя страх и тревога...

А на лице Гидеона была лишь улыбка. Наконец, за целую эпоху он не чувствовал ни страха, ни злобы. Нет. Наоборот, ему вдруг стало жаль и Айлахори и даже Арадея.

“Не встретил того, кого захотел бы защищать”-вспомнил он слова творца:

- А ведь он прав.

Зверь несся к нему со всех ног. Иуза ревел и звал своего хозяина, но  Гидеон упал, глаза его закрылись, а с ними и дорога в Зовущий город.

 Хаон улыбнулся и , чуть подняв свою почти неосязаемую руку, разорвал цепи, что держали душу героя и белоснежная птица вырвалась наружу.

Аида сидела за столом совета, когда капли дождя застучали по окнам. Она хмуро повернулась и застыла. Зелёный дождь лил с небес. Аида вскочила и, оказавшись на круглой площади, стала искать его, искать своего Гидеона. Но нигде его не было, лишь дождь и все.

- Нет!Нет!- закричала она, упав на колени.- Прошу, Айлахори, не забирай его у меня и в этот раз!

- Она больше не слышит твоих молитв дитя, -прогромыхали небеса в ответ.-  Но не бойся, я верну тебе твоего возлюбленного. И пусть ваш сын станет новой надеждой этого мира!

Аида вздрогнула и посмотрела вверх, яркие синие глаза улыбнулись ей и рассеялись средь белых облаков.

- Чего же ты сидишь на земле?

Девушка опустила глаза и заплакала. Перед ней стоял Гидеон из ее снов. Прекрасный беловолосый мужчина, со светлой кожей и восхитительными очами цвета неба.

По ее щекам потекли слезы:

- Любимый! Ты вернулся ко мне!- вскочила она и бросилась в его объятия.

- Моя Аида.

Как же он  счастлив, как же он  рад. Наконец-то его сердце успокоилось и душа обрела покой.

Когда слезы утихли, и они наконец отпустили друг друга из объятий, Аида огляделась:

- А Иуза?

- Не бойся, с ним все хорошо. Он ушел со своей стаей. Он вождь и его место среди них. Но если он будет нужен, то непременно придет, будь уверена- ласково улыбнулся ей Гидеон и Аида согласно кивнула.

Он поднял глаза к небу:

«Спасибо.»

Королева снова кричала. Уже несколько часов их ребенок пытался родиться на свет. Гидеон носился в коридоре, нервно сгрызая ногти по самые локти, и наконец дворцовые стены услышали детский плач.

- Родился!

Тут же толпа служанок вбежала в спальню с тазиками и маслами, а через некоторое время и короля впустили в комнату.

Аида уставшая, но счастливая лежала на кровати, а рядом с ней маленький комочек, закутанный в пеленку. Гидеон медленно подошёл, поцеловал жену и аккуратно поднял на руки ребенка:

- Это мальчик!

- Сын! -прошептал Гидеон. -Мы назовем тебя Афес- поглядел он в прекрасные солнечные глаза малыша и  не сдержал слез.

- Все как ты хотел любимый- улыбнулась Аида, - у него мои глаза.

- Да- заплакал он от счастья, - так и есть любовь моя!

И тут прекрасное солнце детских очей заволокла беспросветная черная бездна. Гидеон застыл:

«О создатель!»

А малыш зачмокал и спокойно уснул, ещё не зная, что ждёт его впереди.


Оглавление

  • Йов. Призыв. Wisinkala