КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435246 томов
Объем библиотеки - 601 Гб.
Всего авторов - 205515
Пользователей - 97385

Впечатления

dr_Sushong про Осадчий: Терминатор 1965 (СИ) (Альтернативная история)

Автору спасибо, надеюсь продолжение будет.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Келлерман: Цикл романов "Алекс Делавэр". Компиляция. Книги 1-16 (Триллер)

Уважаемые книгоделы!
Сделайте пожалуйста для детей сборник писателя Свен Нурдквист и именно серию его книг о "Петсоне и Финдусе". Они все разбросаны и перепутаны, начать читать все книги с ребенком - проблема вечная.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: Волчье солнышко (Научная Фантастика)

В отличие от первого рассказа данного сборника («Континент»), этот производит впечатление некого черновика-клона... Почему клона? Потому что идея обоих рассказов почти идентична... Если в «Континенте» местом безумства и иррациональности становится некая «Зона отчуждения» (образовавшаяся неведомым образом), то здесь (в рассказе «Волчье солнышко») ГГ просто отправляется в параллельный мир, который практически ничем не отличается от персонажей «Континента» (разве что всяких демонических и мифических обитателей там поменьше). А в остальном... все тоже самое: дикая иррациональность всего и вся, тупая нелогичность происходящего, расстрелы и репрессии за неосторожное слово, невиданный маразм управленцев, засилье идеологий и опричнины... В общем — ничего нового.

И так же как в «Континенте», в жизни «попаданца» (а его так смело можно назвать)) происходит череда нелепых и дурацких событий, в которых он (конечно же) теряет свою (негаданно открытую) любовь, ценой разгадки некой тайны... и расплаты с главным злодеем (в финале).

Как и в «Континенте» ГГ просто мечтает вырваться «домой», туда где нет этой дикости и смешения эпох феодализма и межконтинентальных ядерных ракет. И ему все это (так же) кажется лишь дурным сном, галлюцинацией и бредом... И даже самые светлые минуты (близости «с ней») ГГ готов не раздумывая разменять «на разгадку этой гребанной тайны».

Самое забавное — что в обоих рассказах ГГ (чудом вырвавшийся наконец-то обратно) тут же осознает, что весь этот сумашедший мир был (совсем) не «мороком» (или дурным сном)... Этот мир действительно «был»... (или «есть») хоть он живет по каким-то извращенным законам и правилам... но все же эти правила (как оказалось) были не так уж безумны... по сравнению с логичностью и незыблемостью жизни «реального мира».

Единственным отличием финалов этих рассказов, является то что, (в этом) ГГ (полностью осознавший свою потерю) находит несколько «неудачный способ» навсегда покончить с прежней реальностью... Реальностью в которой он (как оказалось) больше не сможет жить — т.к «побывав в чуждом ему мире», он все же не смог, не стать его частью... А это значит что в своем «родном мире», ему отныне (просто) нету места.

В целом все так же печально... но после первого рассказа «Континент», все это видится (все же) несколько... приевшимся (что ли). И если «Континент» я перечитывал уже раза 3, то этот рассказ подобного впечатления (уже) не производит, хотя (повторюсь) только за саму идею «переноса попаданца в неизведанное» (написанную автором году аж в 1981-м) уже надо громко поаплодировать!))

P.s Совсем забыл — вот самый понравившийся отрывок))
«...Какой я? – подумал он. – А черт его знает, какой я. Я – опытный физик, неплохой инженер, который плыл по течению ТАМ, в том мире, потому что ничегошеньки не зависело там от Д. Батурина, канд. ф.-м. н.». А бороться за то, чтобы от него что-то зависело, казалось бессмысленным, и жизнь колыхалась, как обрывок газеты в зеленоватой стоячей воде, лениво и бесцельно. И здесь приходится плыть по течению, нас очень хорошо научили плыть по течению, расслабясь, мы делаем это уже без всякого протеста и ропота душевного, не забыв поблагодарить всех кого следует и лично…»

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Ефременко: Милосердие смерти (Медицина)

Какое-то очень уж грустное чтение... Сводится, в общем-то, к "как здорово, что я уехал из рашки в Германию - тут и свобода, и врачи, и медицина... а в России вы все сдохнете, там не врачи, а рвачи, которые вас в гроб загонят... Был один суперврач - я - да и тот уехал..."

Из интересного - ихтамнет - не Донбасское изобретение, когда в Сербию военврачи ехали - "Мы были никем. В случае попадания живыми в руки врагов сценарий был следующим. Мы были уже давно уволены из армии, вычеркнуты из списков частей и подразделений и находились на гражданской службе. Мы просто решили заработать шальных денег, поработать наемниками."

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Терников: Завоевание 2.0 (Альтернативная история)

Ну что сказать... Почему-то вспомнилось у О.Генри: "иду на перекресток, зацепляю фермера крючком за подтяжку, выкладываю ему механическим голосом программу моей плутни, бегло проглядываю его имущество, отдаю назад ключ, оселок и бумаги, имеющие цену для него одного, и спокойно удаляюсь прочь, не задавая никаких вопросов" - вот такое же механическое описание истории испанских открытий в Новом Свете, обрывающееся - хотелось бы сказать, на самом интересном месте, но - увы! - интересных мест не наблюдается.

Дотянул с трудом, скорее из принципа...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про Михайлов: Низший-10 (Боевая фантастика)

Цикл завершён!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Молитвин: Рэй брэдбери — грани творчества и легенда о жизни (Эссе, очерк, этюд, набросок)

С одной стороны — писать «аннотацию на аннотацию», как-то стремно, но с другой стороны — а почему бы и нет)).

Честно говоря, сначала я подумал что ее наличие объясняется старой-старой советской привычкой, в конце книги писать всякие размышления и умствования «по поводу и без». Что-то вроде признака цензуры — мол книга действительно «правильная» и к прочтению товарищей признана годной!))

Однако все мои худшие ожидания все же не оправдались, П.Молитвин (сам как довольно известный автор) поведает нам: как и чем жил Р.Бредбери «до и после». В этой статье нет места заумствованиям или «прочим восторгам». Перед нами (лишь на минутку) «пролетит» жизнь автора, его удачи, его помыслы и его стремления...

В целом — данная статья является вполне достойным завершением данного сборника, который я начал читаь примерно в феврале 2019-го)) И вот так — рассказик, за рассказиком и... )) И старался читать их с утра (перед выходом на работу). Как ни странно, но если читать что либо подобное (перед тем, как погрузиться в нервотрепку и проблемы) создается некий «буфер» в котором вполне возможно «выживать» и во время этой самой... бррр! (работы))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Некоторые отношения (fb2)

- Некоторые отношения 17 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - SilverVolf

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:




SilverVolf НЕКОТОРЫЕ ОТНОШЕНИЯ


 — Дочка,  — сказал папа. И помолчал.

— Ну что? — ответила дочь, внимательно изучая еинковский текст.

Они спали вместе уже не первую ночь. Однако секса никакого между ними не было, инцеста и прочего разврата, так уж не подумайте чего-нибудь. Просто так получилось.

Девушки в таком возрасте вроде бы должны спать в эротических полупрозрачных сорочках, а Катя, как неполовозрелый плодросток, спала, да и ходила дома в  совдеповских темно-синих трусах да в белой футболке.

Отца-извращенца сие немало возбуждало.

А как все это получилось? Почему, собственно, дочь оказалась в постели страждущего отца? О, конечно он очень стыдился своих похабных мыслей. Но дочь очень любил…

— Катерина!

Она вздохнула. Похоже,  знала, чем кончится сегодняшняя история.

Вторая комната была внезапно завалена библиотекой не вовремя свалившего в этот дурацкий Пиндостан дяди. Количество книг зашло за грань идиотии. Катя очень любила читать, но это безумие, по ее мнению, перешло все пределы. Книги пришлось взгромоздить и туда, и сюда, и еще раз туда и сюда, так, что девушке пришлось перебраться на ночь к отцу. Как бы посмотрела на это мать, интересно? Но она была в командировке. Искала какие-то загадочные соссюры.

Конечно, отец и дочь спали как отец и дочь. Только под утро Катерина поймала себя на том, что, как оказалось, что-то (или как-то) она прижалась спиной к спине отца. Ну так уж получилось.

Она не думала о том, легко ли отцу выдерживать пост. Сама она была не то что бы чрезмерно эротичной; наблюдая себя в зеркале на манер подруг, она не видела в себе ничего особенно замечательного. Тем не менее ее самооценка была достаточно высока. Ее нельзя назвать яркой; скорее, аппетитной. Фу ты, блин, какая пошлятина. Шатенка с короткой стрижкой, на носу и щеках очень бледные, почти незаметные веснушки. Немного смущала пара-тройка лишних килограммов; если бы Катя была меньше подвержена чужому мнению, то нашла бы эти килограммы вовсе не лишними. А грудь! Грудью Катя гордилась. Большая (но в меру), круглая и притом упругая. Жаль, некому ее помять. Девушка сама, бывало, стоя перед зеркалом и критически осматривая себя, поглаживала ее, что приятно возбуждало. 


Но папаша наконец-то выдал. Да, ждала…

Денис Васильевич читал бумажную книгу. Или делал вид, что читает? Прикидывается; интересно, он идиот, или действительно понимает суть епаба?

Отца, похоже, утомило. Он выключил бра, повернулся на бок и надумал захрапеть.

Не получилось.

Кате тоже не спалось. Она думала.

Думала о том, какие же у нее замечательные родители. Мать, по сути, раздведчица. Разведчица недр. Отец — хоть у него и не такая уж героическая профессия — тем не менее, знаете ли, стоит на своем посту. И знает, что нужно делать.

Удовлетворившись этой мыслью, Катя решила заснуть. Теплая попа папы не делала ничего, так же как и ее попа , но они, тем не менее, находились в каком-то непостижимом контакте с ее теплым задком. Странно довольно-таки. Есть поняти in/out. Да много чего есть. Состыковаться попами? Нет, это ведь вам не разъем.

Сегодня девица немного разочаровалась в жизни. Фигня это — жизнь. Но, однако, кое-что она получила.

Ей было приятно ощущать отцовское нечто (вот ведь извращенка!), в конце концов она села на постели, не в силах более пытаться спать.

Отцу тоже не спалось. Создав сайт, он хотел заснуть с чувством выполненого долга, но что-то мешало ему. Что? Катькины ноги. Очень уж они были стройны и красивы.

Денис Васильевич завозился в некоторм подобии сна.

Катей надоело. Рывком сдернула половину одеяла (папа якобы спал) и уселась торчком, пялясь в воображаемое небо.

Звезд не было.

Катя зажгла ночник и, пытаясь в очередной раз заснуть, стала рассматривать пол, потолок и обои. Ерунда какая-то…

— Вот что, — сказал в конце концов отец. — Я очень устал. Да и ты, видимо, тоже. Сейчас мы сделаем друг другу приятное и уснем. Как тебе нравится идея? Пойми меня хорошо, я не склоняю тебя к инцесту. Матери твоей я изменять не собираюсь. Сейчас я сделаю так, что ты просто расслабишься, хорошо, дочь?

Откинув одеяло, он залюбовался стройными ногами дочери. В меру полные, но и не тощие. Не требующие, разумеется, бритвы. Очень красивые голенькие ножки.

С темно-красным педикюром. Белая ночная рубашка, похожая на узкий сарафан…

Конечно же, долго это продолжаться не могло. Подобное зрелище заканчивается быстро. Денис Васильевич только подумал — нет, даже не успел подумать — а голая девичья  жопка исчезла под подолом сорочки.

— Доченька, а ты уже себя потргоала? Я хочу сказать, ты уже испытала некоторое удовольствие?

— Папа! Зачем ты выражаешься эвфеместически? Ну да, почти потрогала. То есть собиралась сделать это…

Дочь отернула на себя половину одеяла, повернувшись на бок.

Бедная девушка, подумал Денис Васильевич. Молодой горячий организм требует оргазма, и я мог бы этому организму помочь, но эти идиотские критерии запрещают действовать. Я бы мог погладить эти ноги, сделать приятное их владелице…

— А знаешь что? Ну-ка, давай сюда свои голенькие ножки (Катя уже почти кончала). — Мужчина несколько извернулся и схватил ступни дочери. ­— Мне нравится их трогать… гладить…Вот что я сейчас сделаю! Дай-ка пальчики. Твои чудесные нежные пальчики. Позволь поцеловать их (девушка млела). Вот еще сюда, твои ноженьки… А не хочешь ли ты приласкать ими слегка своего отца? (Катя стала водить правой босой ногой по пенису Дениса Васильевича). Дай-ка ножку… Поцелую…

Только теперь Катя поняла, что между ног у нее не просто мокро, а очень мокро.  И горячо. Ей уже было плевать на эти так называемые моральные критерии — точно так же, как было на них плевать Д. В. Она почувствовала, что еще немного — и ей станет стыдно от того, что она обкончалась, как восьмиклассница, впервые испытавшая сексуальное удовольствие, и от нее пахнет уже не столько соками возбуждения, сколько по́том. Но папке-то все это нравилось. Он хотел ее трогать, гладить, тискать, целовать, как тогда, когда ей было три или четыре года. Став старше она, увы, столкнулась перед запретом.  К сожалению, в этом возрасте отцы уже не имеют права купать дочерей, раздевать их и одевать, да попросту делать приятное. А Катя хотела позволить делать отцу это.

Он стал сосать пальчики стройных босых ног Катеньки. Девушка, всхлипнув, кончила от поцелуев и стала засыпать. Очень уж тяжелым выдался день.


*  *  *

Утром Денис Васильевич не смог отказать себе в удовольствии в наблюдении за оргазмирующей дочерью. Девушка сама себя довела до пика. Да, Денису Васильевичу оставалось только наблюдать.

Катя, усевшись верхом на подушку, терлась о ее верхний уголок влажными губками. Верх ткани исчез. Почему же, подумал человек, дочь пренебрегла его инструментом? Неужели все дело только лишь в морали?

Денис Васильевич вынул совершенно мокрый кончик наволочки из лона дочери, что ей не очень-то понравилось. Потеря была, однако, невелика, поскольку пальцы отца очень умело приласкали влажные губы дочери, и она была вынуждена кончить еще раз.

— Здравствуй, дочь. Доброе утро.

Катя была прекрасна в свете начинающейся зари.

— Доброе утро, папа. Извини, я подрочила… Я мастурбировала вчера весь вечер, и сейчас… Папа, наверное, ты хочешь кончить?

Ох уж этот женский тип мышления! Да… Нет… Ну может быть…

Катя мягко заглотнула головку пениса отца, но он ее отстранил.

— Катя, хватит заниматься онанизмом. Сейчас я буду тебя ебать.

— Но как, папенька? Ведь это же будет инцест.

— А то, чем ты сейчас передо мной занимаешься, а? Тоже, знаешь ли, довольно-таки развратно.

— Но, папа, я просто дрочу. Я вынуждена заниматься этим. Никто ведь меня не ебет. Я еще девочка.

— Вот теперь-то ты станешь женщиной.

Денис Васильевич обхватил Катьку за бедра и насадил на свой торчащий хуй. У Кати не было сил сопротивляться. Целка лопнула. Крови, однако, не было, девушка получила лишь удовольствие. Но мужчина не стал кончать.

Слегка приподняв обалдевшую девушку над собой, Денис Васильевич прицелился заветным Катиным отверстием и насадил дочку попой. Это был решительный и быстрый натиск. Катюха взвизгнула, но ей в конце концов просто пришлось сесть на папкин хуй попой. Обняв девочку, Д. В. спустил в попку дочери. Он чувствовал, как струйки спермы одна за другой начинают жить своей жизнью в тугом девичьем анусе.

— Девочка моя, тебе хорошо?

Он ласково погладил ее лицо, потрогал волосы.

— Вот так, любимая, тебе нравится хуй в попе?

— Да, папочка, да…

— Тебе нравится ебаться с папенькой?

Девочка кивнула.

— А теперь ты сделаешь папе приятное?

Жест был понятен.

— Но сначала скажи мне, — пальцы папиной руки прошлись по выступающему сквозь кожу позвоночничку, — девочка моя любимая, ты испытала оргазм?

— Да, папенька, — горячо зашептала Катька, — я теперь согласна на все-все-все!

— Вот что теперь ты сделаешь, — продолжал отец развращать свою юную дочь (хотя, казалось бы, ну куда уж еще? Э…), сейчас ты немного напряжешь попку и кончишь еще раз, ладно?

— А зачем, папа?

— Мне это будет очень приятно. И тебе тоже.

Катя сосредоточилась. Поиграла мускулами. Хотя какие там мускулы в анусе — он один.

— Спускаю, папа, — доложила дочь.

— Ну вот и славненько, доченька. Понравилось тебе, как я тебя поебал?

— Спасибо, пап! Это было просто прекрасно!

Отец и дочь полежали еще немного, затем поднялись. Впереди был обычный трудовой день, понедельник.

Как всегда.