КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 409795 томов
Объем библиотеки - 545 Гб.
Всего авторов - 149349
Пользователей - 93325

Впечатления

кирилл789 про Обская: Единственная, или Семь невест принца Эндрю (Детективная фантастика)

весело и ненапряжно. очень приятная вещь.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Обская: Единственный, или Семь принцев Анастасии (Любовная фантастика)

любовно-страдательно,) и без всяких пошлостей. конец немного скомкан на мой взгляд, но сути не меняет - очень читабельно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Van Levon про Онсу: Планировщики (Триллер)

Неспешное повествование о суровых буднях корейского наёмного убийцы. Юмора (чёрного), на мой взгляд, не так уж и много, но он очень интересный и качественный. Почему-то напомнило "Криптономикон", хоть там совсем и не об этом. И главное - я теперь совсем по другому смотрю на свою скромную коллекцию "Хенкельс" на кухне.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Обская: Дублёрша невесты, или Сюрприз для Лорда (Любовная фантастика)

милое повествование, закончившееся хорошим концом против которого нет никакого внутреннего протеста. оказывается даже без 100 раз за день спотыканий на ровном-ровном месте и падений, облизываний пальцев, без "тебе грозит смертельная опасность и как её избежать я расскажу когда-нибудь потом, может быть", без тупых безумных слёз, и прочей гнуси, прекрасно можно написать интересно. не вызывая у читателя белой пены на губах и кровавых слёз.
в общем, после этой первой моей книги мадам обской, буду читать её дальше.) чтение должно доставлять удовольствие.
остальным бы писулькам это помнить.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
robot24 про Башибузук: Конец дороги (Альтернативная история)

Думал новое...
Часть старого

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Леденцовская: Комендант некромантской общаги (СИ) (Юмористическая фантастика)

я не стал ставить оценку отлично, потому что вещь добротная на хорошо с плюсом. после кошмаров в.штаний любовей и какой-то янышевой отдохнул. то, что стоит часть №1 абсолютно не страшно, оборванного конца нет, вторая часть, если автор не передумает, должна быть ещё интереснее. я надеюсь.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Баковец: Создатель эхоров 4 [СИ] (Боевая фантастика)

да, мечта мужика: молодое тело, суперпотенция, куча бабс самрсадящихся на ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Раскол престола (fb2)

- Раскол престола [СИ] (а.с. Падение империи-1) 1.05 Мб, 269с. (скачать fb2) - Сергей Кольцов

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Сергей Кольцов Падение империи. Раскол престола

Пролог

С сосредоточенным видом вглядываясь в символы на двери, пытаясь разобраться, как открыть эти двери. За всё это время я сжег три факела, когда это мне надоело, просто зажег несколько светляков, расположив их под потолком этих руин.

— Это не артаарские письмена. — Задумчиво проговорила Мэя Дарра, из народа альтов, которых я называл про себя эльфами. — Эш, ну зачем мы полезли в эти руины? Артаарские руины — это не место для поиска приключений…

— Тайны прошлого, интересные находки древних магов… Ничего вы альты не понимаете в романтике, вам лишь бы мужчину красивее и богаче в постель и больше ничего не нужно.

— Зачем я сюда вообще влезла… — обиженно проговорила альта.

Сама виновата, нечего было шпионить за мной в моих же владениях… Что, решили, раз принц решил уехать из столицы на границу Империи то его можно охмурить и украсть, как бы ни так… Вы альты сами виноваты, что оказались в моей долине, так что теперь не нойте.

— Это лазский диалект, здесь написано: "Отворит дверь лишь тот, что держит в руках своих жемчужину небес", — скучающе проговорил я, — ясно, что здесь нужен метеорит или небесный камень, но куда его засовывать?

— А у тебя такой есть?

— В императорской сокровищнице взял, там их несколько десятков, магам их для изучения иногда выдают, хорошие накопители.

Достав из кармана граненый метеорит, украшенный артаарскими письменами, а затем внимательнее присмотревшись, обнаружил на вращающейся рукоятке дверей отверстие, а затем вложил туда камень, укатившийся куда-то в глубину, после чего раздался щелчок и я прокрутил ручку. Неожиданно, но в этот раз послышались щелчки замков от двери, а затем камень выпал прямо из рукояти, а створки ворот вдвое выше моего роста неспешно начали отворяться…

— Эш, а ты случаем не мудрец?

Это было просто, так как артаарский язык и его диалекты, на деле просто русский с некоторыми местными диалектами.

— Просто я в отличие от некоторых всегда стремлюсь к новым знаниям.

— Странно слышать это от мужчины лишь недавно ставшего половозрелым…

Проигнорировав шпильку от остроухой, я внимательно всматривался в темноту прохода, даже послал туда светляк… Малграф, метнул туда огненный шар, что тоже быстро потух.

О чем-то подобном я читал… Что-то знакомое.

Неожиданно, но темнота тоннеля рассеялась, в проходе вспыхнули магическим светом два глаза с вертикальными зрачками… Схватив замешкавшуюся альту за руку я решительно бросился за кусок стены за который уже ласточкой нырнул Мал, а затем из прохода вылетел поток пламени испепеляя растения возле входа.

— Это дракон, шарила маара! — закричала Мэя.

— Зачем ругаться, подумаешь, большая огнедышащая ящерица. — Скучающе проговорил я.

— Может, разберём на ингредиенты? Драконьи органы превосходно подходят как для создания зелий, так и артефактов. — Предложил Малграф, достав мечи из ножен.

— "Убивший дракона — займет его место". — Спокойно проговорил я, — хочешь обратиться в крылатую ящерицу, вперед, я тебя не держу. Духи очень не любят когда убивают их детей…

— Он нас съест! — сжалась в комок остроухая, когда из-за ворот вылетел второй поток пламени.

— Тише ты… — задумчиво проговорил я, — Мал, давай попробуем с ним поговорить…

— Иногда мне кажется, что вы блаженный… — тихо проговорил Мал.

— О, мне тоже иногда так кажется, но раз мы не можем с ним сразиться, единственное что остается — это поговорить. — Улыбнулся я…

Глава 1. Принц

Наблюдая с террасы за происходящим внизу в церемонном зале бал-маскарадом, я просто морщился от омерзения, ощущая эмоции праздно разодетых людей…

Ложь, фальшь, лицемерие и страсть… С каждым годом я все явственнее ощущаю эмоции людей императорского двора, каждый раз узнавая насколько ничтожными способны быть люди… Мне сейчас пятнадцать лет, впрочем, это только физический возраст. Впрочем, я с рождения здесь и забыл большую часть той жизни…

— Ваше высочество, вам необходимо спустится, Император будет гневаться, если не увидит вас на балу. — Подошел ко мне мэтр или учитель-маг, приставленный ко мне с семи лет.

— Кто я, Малграф? — не оборачиваясь, спросил я.

— Мой принц, ваше высочество. — Преклонил передо мной голову маг.

— Вот и пусть это так и остается. В любом случае там мне делать нечего, никто не любит меня из-за моего дара… Хотя правильнее будет сказать — меня боятся.

— Это так, мой…

— Малграф, мы не на официальной церемонии, обращайся ко мне как на занятиях, — у нас с тобой уговор.

— Эш, магов всегда опасаются, особенно не инициированных, таких как ты… Никто, не знает, к чему ты больше предрасположен; жизни, стихиям или смерти. Чтение эмоций — это лишь развиваемое умение доступное каждому магу…

— Ты прекрасно знаешь Мал, что я за маг… Инициация для меня равносильна смерти, — горько улыбнулся я, — кстати, что там насчет Вернадского баронства? В последнее время тихо что-то.

— Послание было доставлено сегодня утром, ваши наемники успели прибыть до начала штурма поместья, но барон Дорн Вернадский погиб, несмотря на их помощь. На данный момент отряд находится в пути, в столицу сопровождая несовершеннолетнюю дочь барона. Что вы задумали?

— Ноа Верданская должная прибыть в столицу приблизительно через пять дней, — задумчиво проговорил я, мой отец должен выбрать, как с ней поступить, он может назначить ей опекуна или жениха из членов двора из-за отсутствия у девушки близких кровных родственников.

— Вы планируете стать женихом этой, Ноа?

— А чем не вариант? Я принц, мне это дозволено. Посмотри на моих братьев, они так желают занять трон отца что даже тошно… А каждый их день похож на праздник, они развлекаются на дуэлях, балах… Проводя ночи в объятьях столичных высокопоставленных шлюх. Думаешь, мне по душе такая примитивная для принца жизнь? Нет, Малграф, это не мое, для меня лучше заняться чем-нибудь достойным.

— За свои взгляды вы и не пользуетесь уважением у своей семьи.

Думаешь, я считаю их своей семьей? Отца, постоянно занятого делами Империи? Его жен занимающихся интригами… Братьями, что постоянно грызутся между собой в надежде, что именно их изберут наследником…

— Пойдём Мал, погремим металлом, а то меня от всего, этого просто находясь рядом, тошнить начинает.

— Вы привыкнете, Эш, все маги к этому привыкают…

Сомневаюсь…

Стоя в заклинательной комнате в западном крыле дворца я волевым усилием двигал несколько булыжников в воздухе по кругу вокруг себя…

Одно дело родится одаренным, но совсем другое уметь контролировать свои силы… Малграф взялся за мое обучение с крайней неохотой и за действительно огромную сумму… Боевой маг первого круга, в качестве персонального учителя приглашенный самим Императором Дарием II для обучения своего четвертого сына. Впрочем, не мне жаловаться, здесь во дворце я со своим даром чем-то вроде белой вороны…

— Эшарион, не отвлекайся, ты начинаешь дробить камни. — Спокойно проговорил Малграф, сидя в кресле и спокойно читая книгу, — упражнения на контроль самые важные в жизни мага.

Бросив на него косой взгляд, после чего закрыв глаза и сосредоточившись, просто волевым усилием сжал камни, из-за чего они просто рассыпались мелким песком, после чего разделив песок на два круга я сосредоточенно гонял его по двум разным орбитам… Это было в разы сложнее, но именно так я мог быстрее отточить свой контроль…

Малграф даже встал с кресла и подошел ближе, чтобы понаблюдать за этим упражнением, я даже услышал его удовлетворенное хмыканье, ведь мне приходилось контролировать каждую песчинку, находящуюся в воздухе…

— Хватит! — неожиданно крикнул он.

Остановив движение, я открыл глаза и несколько удивленно посмотрел на мэтра что, закрывшись под куполом, наблюдал, смотрел на песок… Впрочем, это был уже не песок, а заряженная магией материя, что была способна пробить щит мага третьего круга.

— Опять перестарался… — демонстративно вздохнул я.

— Не то слово. — Кивнул Мал.

Сняв купол защиты, он опустился на корточки, острием кинжала, извлеченного из ножен, коснулся насыщенной матери, металл клинка, вступив в контакт, сначала почернел, а затем принялся плавиться… как впрочем, и каменное покрытие пола.

— Ладно, контроль у тебя улучшился, но ты по-прежнему неосознанно насыщаешь материю магической энергией… В это раз ты насыщал камень энергией со свойствами расщепления.

— Мой принц!

Обернувшись, мы увидели входящего в заклинательную комнату Арона, личного слугу Императора, что приблизившись к нам, склонился в поклоне адресованному мне, а затем после поприветствовал Малграфа кивком головы…

— Император просит пробыть к нему. — Озвучил он волю отца.

— Когда? — скучающе спросил я.

— Незамедлительно. Я буду вас сопровождать.

Кивнув Малграфу, я неспешно направился за слугой, что вел меня по коридорам дворцового комплекса… Мы вышли из восточной части южного крыла, где располагались наши с матерью покои, поднявшись на второй этаж, подошли к дверям кабинета…

Открыв передо мною двери, Арон поклонился моему отцу, что в одиночестве сидел во главе стола:

— Мой император, я выполнил вашу волю.

— Спасибо, Арон, можешь отдыхать.

— Благодарю, мой император. — Повторно склонившись в поклоне, Арон покинул двери кабинета.

Некоторое время смотря на обстановку кабинета, я обнаружил что ничего так и не изменилось… Однако что было самым странным, так это отсутствие тайно стражи что казалось бы всегда защищает жизнь императора… Похоже это будет интересный разговор, затрагивающий опасные темы…

— Присядь, ну мозоль глаза. — Несколько раздраженно проговорил император, после выполнения мной указания, он продолжил, — мне стали доступны сведения что ты, используя личный отряд наемников, вмешался в противостояние между бароном Вернадским и графом Савраса.

— Вмешался, потому что граф Савраса стал играть не по правилам, отравил жену барона Дорна, на дуэли убил его брата… В общем сделал так, чтобы Ноа осталась одна.

— И что теперь? В данный момент девочка направляется во дворец за тем, чтобы я назначил ей опекуна или жениха.

— Я надеюсь, что отец помнит, что я уже оказал ему услугу и не откажет в подобном своему сыну.

— Услугу… Ты публично отказался от своего права на престол, отдалившись от этого безумия. Да, это была просьба Эшарион и я не откажу тебе в подобном, но с одним условием… — устало улыбнувшись, проговорил отец.

— Не томи отец… Ты сам не любишь, когда кто-то просто так тянет время.

— Твоя мать будет тебя сопровождать.

— Все настолько плохо?.. — несколько удивленно спросил я.

Затем несколько расслабился и послал мощный ментальный импульс, придав ему образ сферы, что охватил весь дворцовый комплекс, затронув даже подземные уровни…

Да… Не знаю как мысли, но вот эмоциональный фон во дворце оставляет желать лучшего… Обеспокоенность, страх, какая-то злобная радость, удовольствие.

— Скоро во дворце станет очень неспокойно, твои братья не упустят возможности избавиться от тебя. Ты родился с уникальным даром, использовать магические системы всех народов Эрато.

— Меня просто боятся… — лаконично добавил я, — хорошо, отец, выполню твою просьбу, мама отправится со мной. Только ты сам должен ей это сказать.

— Постараюсь, — не слишком охотно ответил Дарий, — теперь о важном… Почему именно Вернадское баронство? Есть и более предпочтительные варианты… Хотя, если подумать территории баронства располагаются в горной долине с востока закрытые от Великого княжества альтов Альтал, на западе горы закрывают от холодных ветров Ледяного края… Впрочем, я думаю что опять артаарские руины.

— Возможно, — улыбнулся я.

— Ладно, ты почему вчера на балу не был?

— Не захотел. Мне не по душе подобные развлечения… Зато я научился драться двумя мечами, использовав время более полезным способом.

— Думаю что вопрос о финансах и прочем, мы решим перед вашим отправлением…

— Хорошо отец, я пойду?

— Иди.

Кивнув императору, я покинул кабинет и немного отойдя, свернул в непримечательный тупичок где, быстро оглядевшись, несильно дернул за светильник, что являлся рычагом. Часть стены просто ушла вперед и в сторону, открывая ход на тайные ходы в императорском дворцовом корпусе, вступив в который, я тут же нажал на пластину, и стена вернулась на свое место.

Многим известно о секретных проходах в императорском дворце, той же тайной страже, что активно пользуется этим, но даже они не знают всего. Честно говоря я обнаружил тайные ходы еще в пять лет и просто облазил весь дворцовый комплекс собирая на себя паутину и пыль, однако это стоило того… Я всегда любил историю и потому несколько удивился тому что весь дворцовый комплекс часто достраивался, это осуществлялось по ходу строительства и увеличению столицы… Сейчас мне известно о семи подземных уровнях, кроме двух известных где находится помещения для работников дворца, ниже же расположена оружейная, "галерея предков" и сокровищница. Еще ниже мною была обнаружены казематы, где когда-то держали пленников, от некоторых остались лишь кости.

У Империи Черного дракона длинная история полная взлетов и падений, вот во всем этом безобразии я и пытаюсь разобраться последние десять лет своей жизни… Почему десять, а не пятнадцать, так до пяти все что я мог это вживаться в роль принца… Пресловутого принца.

Сегодня мой путь лежал на минус пятый уровень катакомб императорского дворца… Там оставались залы где я еще не был, вот поэтому я собирался наконец туда заглянуть, правда существовала и опасность из-за которой я никогда не спускался на седьмой уровень. Да я прошелся по шестому уровню, даже видел лестницу вниз, но, у меня смелости не хватило начать спуск, слишком уж неприятной магией оттуда веяло. Впрочем, мне и на остальных уровнях хватало приключений, всегда находились тайные проходы, в которых можно было найти что угодно, начиная костяных игл, заканчивая артефактами артааров с самыми странными свойствами.

С задумчивым видом разглядывая большие двухстворчатые двери, я думал как их открыть… Конечно я могу выбить их и магией, но если сделаю это на магический источник соберутся все стражи катакомб. Так же поднимать пыль не стоит, здесь и так практически нет источников чистого воздуха, а дышать пылью с неизвестного состава я не хочу, один раз уже надышался, после этого слег на целую неделю, так что "проклятие пирамид" работает и в этом мире… Только это не грибы, нет, тут конечно есть и споры грибов, есть так же остатки ядов, что впитались в пыль, но не потеряли своих свойств, но самое главное…

Раздавшаяся тяжёлая поступь из-за спины заставила меня устало вздохнуть… Опять меня заметила нежить что является безмолвной стражей катакомб, а все потому что у меня зажжен светляк что своей магической природой притягивает их… Впрочем, как противник местная стража не очень, они слепы и глухи и их существование держится только на той магической энергии что питает их иссохшие тела.

А затем резко все стихло, и я услышал, как ко мне направляется нечто, звеня лезвием меча по мощенному камнем полу…

У нежити тоже есть своя квалификация. Если большинство стражей это просто солдаты что глухи и слепы, тот вот рыцарь это совсем другое… Этот уже видит и слышит посредством магии, помнится Мал говорил что зрение у рыцарей довольно слабое, но даже это делает их опасными противниками, ведь они способны еще и управлять простыми стражами…

Между тем на меня выскочило пять стражей, что представляли собой, кости связанные и приводимые в движение посредством магией. Закрывшись от них в куполе защиты, я лишь отмахнулся от них, метнув в них энергию расщепления, что прекрасно подходила для борьбы с этими созданиями.

Только вот откуда они взялись? Иногда нежить поднимается сама, чаще всего это происходит от повышенной магической насыщенности местности, иногда же их поднимают некроманты… тут же в катакомбах подобные стражи еще не самые опасные создания, ведь у них нет…

Огненный поток, ударивший в мою защиту, заставил ее прогнуться, а все это из-за количества энергии вложенной в заклинание, что находилась приблизительно на уровне мага второго круга.

Неплохо, магический рыцарь собственной персоной, впрочем ни одно из магических проявлений не опасно для меня, даже порождение некромагии.

Тем временем удерживая защиту, я сконцентрировался и метнул в магического рыцаря черную сферу некроэнергии… Разумеется я попал, ведь эта сфера бы ничьем иным как структурой заклинания по разрушению псевдожизни.

А затем я услышал, как с грохотом упали на каменный пол доспехи магического рыцаря, что прекратил свое существование… Вернув защиту в пассивное состояние, чтобы в случае нападения активировать, я приблизился к рыцарю и посмотрел на полный доспех в который он был облачен, а после внимательнее всмотрелся в гравировку на доспехе.

Понятно, значит магия крови и смерти, этого рыцаря обрекли на "веселое" посмертие, но он не был магом… Магия огня что он использовал, была лишь боевым артефактом, впрочем, ему он не нужен. Постойте, а что это за меч за такой? Интересно… Судя по гравировке он связан с доспехами и подпитывал их энергией, впрочем, оставлю их здесь, мне подобные кровавые артефакты эпохи старой империи в принципе ни к чему.

Так, дверь… Раз я пошумел, теперь ты точно откроешься.

Вывалившись из тайного хода возле входа в свои покои, я лицом к лицу столкнулся со своей матерью, что в компании Малграфа терпеливо ожидали меня…

Эшарион, как ты на этот раз прокомментируешь свой поступок? — бросила на меня властный взгляд жена императора.

— Ну, я заблудился, — весело улыбнулся я, — Мал, смотри я тут достал кучу артефактов, нашел там внизу старый тронный зал… Только вот кроме меча там ничего доброго не было.

— Моя императрица, ваш сын питает страсть ко всему древнему. Не стоит из-за этого на него злиться.

— Малграф, я его мать и мне просто стыдно осознавать, что в своих исследованиях мой сын становится похож на нищего бродягу… — Одним лишь взглядом, мать, заставила втянуть голову в шею боевого мага первого круга. — Эшарион, немедленно сложи все, что ты нашел в подземелье в свой сундук и иди мыться, ожидаю тебя к ужину в своих покоях.

— Я её боюсь… — тихо проговорил Малграф, — пусть она и младше меня, но есть в императрице что-то такое, что пугает даже магов.

— Мал, ты плохо её знаешь, — покачав головой, собрав выпавшие из тканого мешка монеты, потащил его к дверям своей комнаты, — Мал, меч, кстати, интересный, можешь разобраться какие у него свойства, я пока в гравировке не сильно силен.

— Мне это известно, — кивнул Мал, открыв двери, неспешно зашел в мою комнату, — только зачем ты опять туда полез?

— Мне потребуется золото… Много золота, а такого источника как императорский дворец у меня пока на примете нет. Пусть и приходится таскать тяжести, но каждый из обнаруженных артефактов иной раз стоит и баронства… пусть и без душ.

— Император уже дважды опечатывал подземелье. Это было сделано чтобы не допустить того чтобы были открыты тайные проходы в дворцовый комплекс… которые как ты рассказывал есть. Так же доступ туда имеют только члены императорской семьи и тайная стража… Вот только лазишь там в основном только ты.

— Моя мать говорила с императором?

— Она ожидала тебя сразу после визита к нему…

Эх, у моей матери сложные отношения с моим отцом… В отличие от других императриц моя мать лишена политических амбиций, пусть и основой для брака стала политическая основа. А вот любить императора… Она его не любит и никогда не любила, да уважает, но… Впрочем, в их отношения я никогда не лез. Пусть сами разбираются.

— Тебе нужно помыться. Уже закат, а значит скоро ужин…

— Ну вот, — принялся я сбрасывать с себя тренировочный костюм, что представлял собой просто жалкое зрелище, — придётся идти на личную аудиенцию к императрице… Помылят же мне шею.

— Тебе иногда полезно.

— Не жалеешь ты меня, наставник, не жалеешь… — сокрушённо опустив голову я неспешно направился в ванную комнату.

Нехотя добравшись до покоев своей матери, однако вошёл не через парадный, а через тайный ход, получив в ответ лишь улыбку и неодобрительное покачивание головой.

— Не хочу лишний раз беспокоить слуг. — Пояснил с неохотой. — Они и так, провожают, убирают, открывают, а в ответ кроме платы за работу получают и отвратительное отношение даже от членов императорской семьи.

— Эшарион, сядь за стол и попробуй еду, сегодня я готовила сама.

— У нас праздник? — посмотрев на богатое убранство стола, невольно проглотил слюну от запаха еды.

— Разве мать не может просто приготовить ужин своему сыну? Там где я родилась, не принято иметь дома слуг, всё делается своими руками.

Эйруэн Орнстейм из рода королей Регеста. Её брак с моим отцом, Дарием II, стал гарантом мира между Империей Чёрного дракона и королями Ледяного края. Миловидное лицо, симпатичные ямочки на щёках, чистый бархат кожи, несколько выделяющееся телосложение на фоне женщин империи, но это было естественно для людей с севера. Сила, ум и изящество, все эти качество прекрасно подходили моей матери, несмотря на свои тридцать пять зим, нисколько не уступала в красоте и привлекательности юным фавориткам.

— Прости, мама… — сев за стол, отвёл взгляд в сторону.

— За что ты извиняешься? — одарила она меня тёплой улыбкой. — Если ты про своё отречение, мы об этом уже разговаривали, а сейчас ешь.

Мне известно отношение к ней во дворце, до того как это произошло и сейчас. Однако она не подаёт виду и находит в себе силы, чтобы улыбаться мне сейчас. Только решение мной было принято не одномоментно…

— Слышала, ты защитил маленькую баронессу, узнав о бесчинствах графа.

— Вернад, баронство и город расположены слишком удобно со стратегической точки зрения. Пограничная территория. Граф Савроса имеет не безопасные контакты с альтами, давно покушающимися на это баронство. Если бы оно отошло к нему, альты бы получили прекрасный плацдарм для вторжения в восточные земли. Выбить потом их было бы проблематично, горные узкие тропы, скалистая местность… Империя потеряла три легиона, захватывая эти земли, и потеряет столько же в попытке вернуть их назад.

— Ты был бы лучшим принцем империи, чем твои братья. — Прокомментировала мама мои слова.

Не став ничего говорить, так как и всё и так было понятно, отстранился от всего и принялся вкушать яства.

Разрывая ночную тишину, ближе к концу ужина, раздались крики из-за пределов императорского города, заставили нас подойти к окну. Огонь был виден издалека, пожар охватил несколько особняков верхнего квартала города.

— Пожар… — тихо прошептала мама.

Похоже, кто-то не понял намёка, какая жалость. А капитан молодец, не растерялся, получив необходимые сведения, решил нанести визит. Надеюсь, он не забудет этот жест в будущем.

— Должны скоро потушить, правда магам после этого придётся хорошо заплатить.

— Эшарион…

— Доброй ночи, мама, — склонил перед ней голову и двинулся к выходу.

— Рион, будь осторожней.

Прости, мама, ты прекрасно знаешь, что мне невозможно быть осторожным. Всего семь дней, но за это время нужно подготовиться основательно. Покинув императорский город-дворец, я больше сюда не вернусь.

Нырнув в один из тайных коридоров, прошёл через центральное крыло, отметив, что наследник престола играет со своими приближенными лицами, однако не успел пройти буквально две комнаты, как услышал тихие всхлипы… Идя на звук, обнаружил в одой из тайных углов молодую девушку, однако проверив пульс только качнул головой, а после зажёг себе свет, принявшись изучать труп.

Младшая дочь какого-то графа, помимо перерезанного горла, вспороли живот, она была беременна, это видно по оставшейся плаценте… А плод похоже забрали для доказательств. Так же по кровавым отпечаткам на стенах видно, что её сюда затащили, хоть она и сопротивлялась.

Жаль Дарнира, ему нужно лучше прятать тех женщин, что он хочет наградить своим семенем. Жаль, мне пока недоступна тёмная магия, мне было бы интересно узнать, кто это сделал, вызвав дух этой девушки. Пусть теперь этим занимается тайная стража, найдут её, скорее всего только завтра. Жесть конечно, но как-то привык к такому… С волками жить — по-волчьи выть.

Вернувшись в своё крыло, что занимали мы с материю, специально обошёл его кругом, обновляя ловушки на тайных проходах, выискивая притаившихся убийц, но всё было спокойно, кроме одного…

Осторожно стянув одеяло с кровати, я обнаружил там спящую принцессу Эдиту, сладко спавшую в обнимку с мягкой игрушкой, которую я когда-то ей подарил. С улыбкой покачав головой, осторожно освободил её из платья, после чего сам утроился рядом и погасил свет.

Завтра и буду решать остальные вопросы, тем более, завтра ожидается интересный турнир…

Глава 2. Турнир

Утро для наследника престола Дарнира Пятого начиналось с восхода солнца и удара рассветного колокола, его личные слуги доставляли ему завтрак к столу ещё до того как он просыпался. Поднявшись на ноги, он набросил на себя плащ, подойдя к столику, где стоял его завтрак, принюхался к запаху и задумчиво пробормотал:

— Как странно, я не прошу утром мяса… А что это?

Выдернув записку из-под блюда, он пробежался по тексту, написанному магическим пером и лишь усмехнулся:

— "Следующего подам с соусом", как смешная шутка…

Подняв крышку, наследник замер видя перед собой то, что представляло собой блюдо, отшатнулся, отбросив от себя металлическую крышку.

Его растерянность продолжалась недолго, отворив двери, он вышел и крикнул слугам, собравшимся помочь ему одеться, и страже, стоящей на посту:

— Немедленно мага в мои покои! Найдите Эльвиру! Сейчас же!..

Проснувшись ранним утром чуть позже рассвета, я довольно потянулся и посмотрел, что мне мешает. Это оказалась спящая Эдита, устроившая голову у меня на груди и сейчас просыпаясь, сонно моргает своими большими голубыми глазами.

— Эш, ты вчера не рассказал мне сказку… — пробормотала она.

— Твоя мать снова будет ругаться, что ты сбежала ко мне из личных покоев. А ты меня не дождалась и уснула, кто здесь плохая принцесса? — весело улыбнувшись, схватил Эдиту и принялся щекотать.

Звонко смеясь, Чернокрылая принцесса пыталась выбраться, но у неё это не получалось, всё это продолжалось до тех пор пока она не начала икать. Отпустив её, предложил ей воды из кубка и ушёл приводить себя в порядок в туалетную комнату. Где быстро закончив свои дела, ушёл умываться. Сестра же сначала заглянула, проверяя, что я не смотрю в её сторону, а после быстро забежала в туалет.

— Леди Ди, ты причитала книгу, что я тебе дал?

— Невежливо беспокоить даму во время туалета. — Отозвалась она и вышла. — Это были сказки, а я уже взрослая для них.

— Никто и никогда не будет слишком взрослым для сказок. А ты стала слишком умной для своих двенадцати лет.

— Откуда ты взял "Леди Ди"?

— Придумал. Леди — это юная девушка, не связанная узами брака, в отличие от дамы, а Ди — сокращение твоего имени. Так что Леди Ди, не желаешь ли ты сейчас позавтракать?

— Вынуждена отказаться, мне нужно вернуться. — Грустно протянула принцесса.

— Только не забудь одеться, а то опять шокируешь всех. — Посоветовал сестре.

— А я не… — неуверенно пробормотала она, а после посмотрела в зеркало и лишь фыркнула, — ты опять меня раздел меня.

— Не имей привычки забираться в постель в одежде. Не усложняй работу слугам.

— Но они же слуги… Иногда я тебя не понимаю, брат. — Пожала она плечами и направилась к выходу, обернувшись весело добавила. — Но этим ты нравишься мне куда больше старших сестёр и глупого брата.

Однако не успела принцесса одеться, как прибыла её сестра, без стука войдя ко мне, одним лишь взглядом приказала ей следовать за собой. Уже выходя, она смерила меня презрительным взглядом, хотя по эмоциям я чувствовал, что от неё несёт страхом и ужасом.

— "Если снова увижу синяки у Эдиты, кому-то придётся заплатить". — Между делом заметил я, установив мысленную связь, заставляя её замереть.

— "Рада, что ты беспокоишься о состоянии моей сестры, Эшарион". — Даже мысли Калерии Чёрный снег были выкрашены в такие разные эмоциональные тона. — "Прости за беспокойство".

— В следующий раз стучись. Где твои манеры, дорогая сестра? — заметил ей со слабым кивком, разорвав мысленную связь.

— Ты не в курсе что случилось?

— А что случилось?

— Скоро узнаешь. — Многозначительно улыбнулась она, убрав руку с запястья Эдиты, взяла за руку, — пойдём сестра. Мама испугалась твоего исчезновения.

— Встретимся, Эдита. — Подмигнул младшей сестре.

Однако Чернокрылая только кивнула мне без лишних эмоций и была уведена старшей сестрой из моих покоев. А вот Калерия даже закрыла за собой двери…

Прекрасное отношение у них между собой… А Эдита в этом нисколько не виновата. Как ребёнок может быть виновным в грехах своих родителей?..

Утро в императорском дворце началось с того что кто-то убил фаворитку наследника короны Империи и приготовил из её не рождённого ребёнка завтрак для принца. Хорошая у кого-то фантазия для мести…

До обеда у меня было свободное время, что я занял самостоятельным изучением библиотечных полок и поиском фактов по драконьей крови, особенностью императорской династии. Изучения ни к чему не приводили, мне попадались книги, где содержалось описание ядов, не действующих на семью. Старые и страшные легенды, являющиеся не более чем слухами, про проявляющиеся драконьи особенности у некоторых носителей драконьей крови.

— А, старинные легенды о крови дракона, что течёт по венам императорской семьи… — заметил Малграф, — Эш, ты знаешь, что вызываешь подозрения своими действиями?

— Кого убили на этот раз? — не отрываясь от книги, неопределённо махнул рукой, — по дворцу уже ходят разные слухи. А я всегда держусь в стороне от подобного, это не никому не ново.

— Возможно, я многого просто не знаю, но это жутко даже для меня. Приготовить из нерождённого ребёнка завтрак…

— Не переживай, Малграф Дикий, это скоро кончится.

— Эш, я просил не называть меня так. Слышал о турнире?

— Да, турнир воительниц, устраиваемый Кристофом. Довольно интересное зрелище… Кажется я здесь слишком долго. — Услышав полуденный колокол, поставил закладку и захлопнул книгу. — Пора на обед.

— Встретимся на большой дворцовой арене. — Кивнул Малграф, двинувшись между книжных полок.

Учитывая суматоху девушку уже нашли, её звали Эльвира Ринг, дочь одного из барона с востока. Жаль, конечно, хотя в целом мне уже просто безразлично. Ровно до тех пор, пока всё это не касается меня и моих близких, коих даже во дворце можно пересчитать по пальцам одной руки. Ладно…

Если завтрак во дворце был делом сугубо личным, как в принципе и ужин, то вот обед всегда проходил в малом зале исключительно для императорской семьи. Такая традиция была введена ещё первым императором и никто за века не решился её отменить… А вот нарушать традицию без достойных причин не советовалось.

Подходя к малому залу, я почувствовал, как моего разума коснулись ментальным щупом, а на это я ответил быстрым болезненным ударом, только уничтожая защиту противника и не касаясь его даже самых поверхностных мыслей.

— Эшарион, вот и ты, — тепло улыбнулась мне мать, сидя на четвёртой по левую руку от отца, — садись.

Заняв место напротив, устроившись рядом с болезненно морщащимся Кристофом, потирающим голову, после чего тепло улыбнулся Эдите, сидевшей предпоследней напротив. Император, посмотрев на нас, только кивнул и первым взялся за суп. Стоило отметить, что сегодня не подавали жареного мяса.

Овальный императорский обеденный стол всегда имел двадцать мест, при этом император всегда сидел в его главе. По правую руку от императора всегда сидели сыновья и внуки по старшинству, а по левую жены и дочери. Сейчас же за столом было занято четыре место справа и восемь мест слева от императора, при этом между жёнами и принцессами пустовало два места для принцесс, для которых были приготовлены приборы, но никто к ним не притронется…

— Жаль, сегодня на столе нет жареного мяса, — внутренне посмеиваясь, что ощущалось мной, проговорил Кристоф.

— Слышал, среди альтов не приветствуется использовать в еде мясо. — Ответил ему Вильям, — зато в постели неприхотливы.

— Вильям, Кристоф, я не хочу слышать ваши перебирания по поводу случившегося за столом, — проговорила Инесса, первая жена императора, — проявите хоть немного сочувствия к своему старшему брату. Дарнир, куда ты?..

— Простите, — поднялся из-за стола первый принц с посеревшим лицом, так и не притронувшись к еде, — я не голоден.

— Ступай, постарайся отдохнуть до совета, — кивнул ему отец.

Кивнув наследник, покинул зал, а обед же тем временем продолжился. При этом я ловил на себе взгляд Глории Рошаль, второй жены императора и матери Эдиты и Калерии.

— Интересно, что же ищет Эшарион в своих прогулках по ночам? Может симпатичную гостью? Или очередную жертву? Хотя, Эшарион у нас всё ещё маленький мальчик.

— По крайней мере, мальчик знает, кто и кого трахает в этом дворце. — Ответил на укол в свой адрес. — А легкодоступные девушки вызывают опасения, можно получить приставку "Огрызок" к своему имени.

Милена, третья и старшая из принцесс, только весело рассмеялась над не самой приличной шуткой, случившейся с одним из принцев далёкого прошлого, славящегося своими сексуальными похождениями. В ответ её мать Глория прокашлялась, девушке пришлось замолчать и скромно потупившись уткнуться в тарелку.

— Хватит лишних разговоров. — Тихо проговорил отец.

После его слов с ним говорили лишь жёны. Говорили в основном о различных приёмах и встречах с различными дворянами, что должны будут прибыть во дворец в ближайшее время.

Между жёнами тоже было противостояние, но не столь явное, но гораздо более опасное…

После обеда прогулявшись по дворцу, отметив, что тайная стража перекрыла полностью несколько проходов неподалёку от места убийства и наконец, забрала тело девушки. Прибыв по тайным ходам на большую арену, устроился на одном из балконов, откуда открывался вид на арену и просто отмечал тех, кто сегодня пришёл.

Эта арена имеет историю, у неё есть и название — "Арена Близнецов". Кажется, это была четырнадцатая или пятнадцатая династия императоров, где случилось так, что старшими наследниками оказались братья-близнецы и ни один из них не хотел уступать другому. Они сражались здесь и оба погибли. Глупость, позволившая другим наследникам занять престол.

Арену тем временем начали наполнять гости, молодые наследники дворянских домов, родители которых трудились на благо Империи во дворце и многие другие кто пришли просто посмотреть на состязание.

Наконец появился Кристоф в дорогих одеждах шитых золотом и камнями, прочитав речь о том, что сильные женщины тоже служат, проливая свою кровь на благо Империи наравне с мужчинами. Собравшиеся гости ему рукоплескали, а я даже не стал вслушиваться в речь.

— Неплохое состязание, жаль, магов не пригласили, — заметил Малграф, появившись за моей спиной, — всё стало бы гораздо веселее.

— Веселее, — согласился с учителем, — но Кристоф далеко не глуп, чтобы приводить сюда столько магов. Слишком уж неопределённая вы сила, чтобы суметь заручиться поддержкой.

— Однако во всём этом есть какая-то неправильность… — задумчиво проговорил Малграф, — посмотри, благородные женщины сражаются на арене на потеху благородной публике.

— Это называется застоем. Когда у страны нет стимула для дальнейшего развития, подобное происходит часто. Если раньше, когда Империя усиливала своё влияние, захватывая южные, восточные, западные и северные земли принцы и принцессы гибли в битвах, то сейчас они умирают от стилета в сердце.

— Считаешь, Империи нужна война?

— Нет, не война. Хоть война и самый простой способ разогнать по полям сражений этих вот юнцов, дав выход их застоявшимся силам, которые сейчас некуда приложить, кроме плетения интриг. Нужно что-то грандиозное, как скажем открытие южных островов двадцатым императором. А дальше будет только хуже.

— В твоих словах есть мудрое зерно. Ах да, чуть не забыл. Капитан просил тебе передать. — Вытащив из кармана запечатанный печатью конверт, боевой маг передал его мне.

Вскрыв его, я обнаружил в послании только два слова: "Спасибо, отплачу". После чего улыбнулся и сжёг письмо магическим огнём.

— Смотри, что-то странное с этими двумя… — привлёк моё внимание Малграф к происходящему на арене.

В этот момент на арену ступили две воительницы примерно двадцати лет облачённые в броню. Светловолосая северянка, была вооружена мечом и щитом. Черноволосая воительница с ярким южным загаром сжимала в руках меч и длинное копье, на вершине которого был герб "Чёрное солнце", герцогского дома Мальт.

— Бейтесь! — бросил Кристоф, наблюдая за боем лишь украдкой, видя разговор с прелестной юной девой.

А воительницы тем временем сошлись, прекрасно орудуя копьём, южанка не давала приблизиться воительнице с севера, закрывающейся щитом. При этом они буквально танцевали по песку арены, пытаясь осторожными ударами пытаясь обнаружить брешь в обороне противника. Миг и промахнувшись ударом копья, южанка сделала лишний шаг, и её копье оказалось к песку площадке арены, а северянка сумела отрубить большую часть, заставив упасть герб. Однако бой на этом не закончился, как оказалось копье только сдерживало её. Она решительно пошла в атаку и благодаря более лёгким доспехам и отсутствию щита, начала теснить северянку, находя уязвимые места в обороне и даже несколько раз ранить. Северная воительница, отступив, отбросила щит, бросилась на противницу. Несколько раз мечи столкнулись в жёстком блоке, позволяя воительницам отвесить друг другу несколько ударов в ближнем бою.

Быстро спустившись вниз с балкона, я оказался ближе к сражающимся воительницам и принялся искать, откуда идёт вмешательство…

Бой между тем подходил к концу, получив несколько ранений воительницы, осыпали друг друга градом ударом, но меч в руках северянки не выдержал удара и сломался и изогнутый меч, разрубив броню, ударил по плечу. Со стоном упав на песок, северянка поползла к оставленному щиту, но из-за потери крови быстро растеряла оставшиеся силы…

— Смерть! — крикнул кто-то высоким голосом, а за ним начали скандировать и остальные, — Смерть! Смерть! Смерть!

Южанка растерялась и принялась искать взглядом поддержке и обратила свой взор на третьего принца Кристофа, на что он лишь улыбнулся, остановив взмахом руки гвалт толпы, приказал:

— Смерть.

Толпа снова подхватил этот клич, и южанка двинулась к противнице…Широкий замах меча над шеей противницы, а затем, разрезая воздух, лезвие меча устремилось вниз и неожиданно для всех рассыпалось металлической пылью. А затем смолкла, они увидели меня на верхних ступенях арены испускающего волны ментального страха, от которого до сих пор не придумали иной защиты, кроме тренированного разума.

Неспешно спускаясь по ступеням в гулкой тишине, я ступил на песок арены, подойдя к раненной северянке, наложил на ней целительские чары, после чего наложил их и на южанку.

— Это был прекрасный бой. Спасибо за чудесное зрелище. А сейчас целители исцелят ваши раны.

Махнув рукой, подозвал несколько слуг подбежали с носилками и унесли раненных воительниц, причём проделали это с завидной прытью, стараясь убраться от меня как можно дальше.

Выйдя на центр арены, я посмотрел на обмерших зрителей и убрал ментальное давление, после чего повернулся вокруг себя и посмотрел на принца:

— Почему честные воины Империи должны умирать на вашу потеху? Скажите мне, чем их жизни хуже или лучше ваших?

Взяв паузу, я осматривался по сторонам, выискивая взглядом хоть кого-то, кто может мне возразить, но получил в ответ лишь гробовую тишину и испуганные взгляды.

— Почему же в ответ я слышу тишину? Хорошо, вы хотите смерти, дайте мне того кто желает умереть?! А может мне выбрать самому? — недовольно оскалился я, чувствуя, как во мне разгорается ярость. — Тогда, я выберу сам. Третий принц, Кристоф. Что скажите? Жизнь или смерть?!

Над моей левой рукой начало разгораться чёрное пламя,

становясь с каждый разом всё больше и больше, даже первые ряды почувствовали его нестерпимый жар и дрогнули.

— Жизнь или смерть третьему принцу?! — повторил, зажигая второе пламя над правой рукой, смотря на Кристофа. — Почему я ничего не слышу?! Где же ваше мнение, что звучало здесь недавно?!

Однако в ответ мне тоже последовала тишина, вздохнув, я затушил пламя, так как уже не мог его больше усиливать, без страха потерять контроль, а после тихо проговорил:

— Турнир окончен. Все вон!

Ряды зрителей дрогнули, но никто не рискнул уйти первым, бросая взгляды на третьего принца.

— Вон недоумки!

А после этого началась давка, благородные дамы и господа бросились к выходам с арены, причём принц был в числе первых, кто покинул арену. Лишь рыцари Чёрного дракона не шевельнулись, оставаясь на своих местах.

— Не боишься, что тебе это припомнят? — спросил Малграф, спустившись на арену.

— Словно это первый раз, когда останавливаю это безумие. — Проговорил, и, склонившись, зачерпнул горсть песка, а после разровнял его большим пальцем ладони, повернувшись к учителю, — великие королевства, императоры, все они стали подобными песку разносимому ветрами безжалостного времени. Нас это тоже ждёт. Кого-то рано, а кого-то поздно. — Подбросил песок в воздух, я посмотрел, как его разнесло порывом ветра, — всё, что мы оставить — это лишь память в умах наших потомков, но можем выбрать, какая это будет память. Идём, Мал, нас ждёт тренировка.

— Да, юный и мудрый принц. — Кивнул он без улыбки.

Мне не нужна ни эта власть, ни эта война… Время рассудит, кто достоин — памяти, а кто — забвения.

Войдя в покои своего сына, принца Кристофа, Клэр огляделась по сторонам и наконец, посмотрела на него тяжёлым взглядом.

Прекрасная женщина лет тридцати нисколько не потерявшая, в замужестве и рождении детей, природной красоты, только внимательный взгляд мог определить, что Клэр является полуальтом, что отрицалось второй императрицей с момента брака. Разумеется, часть этой красоты досталась и ей сыну, чем он и пользовался особенно для привлечения внимания противоположного пола.

— Ты понимаешь, что сделал сегодня, Кристоф?

— А что я сделал? Был турнир, который испортил Эшарион, — процедил он сквозь зубы.

— Ты ничего не понял. — Ударила ментальным хлыстом Клэр, отчего её сын тихо прорычал от боли и ничком упал на пол от боли, пытаясь блокировать воздействие своей матери. — Сколько раз мне тебе объяснять, что наши способности нельзя демонстрировать. Ты хочешь, чтобы к тебе приставили учителя, что будет следить за тобой?

— Хватит меня… — с завидным трудом поднявшись на ноги Кристоф, сделала шаг к матери, и тут же получил звонкую пощёчину.

— Эшарион тебе ясно показал сегодня, что у тебя нет союзников среди приближенных, никто из них не крикнул "Жизнь".

— Ты смотрела… И не помогла?

— Да, я наблюдала за ходом турнира. — Ответила Клэр, развернулась и опустилась в кресло, чтобы налить себе из кувшина в кубок вина и пригубить. — Тебе нельзя считать Эшариона глупцом. Когда он на своё пятнадцатилетие заявил о том, что отказывается от претензий на престол, очень многие вздохнули с облегчением. Даже я вздохнула, потому что знаю, что этот мальчишка гораздо хитрей, чем пытается казаться… Ты знаешь про ночной пожар этой ночью?

— Какой пожар? — непонимающе переспросил принц, держа ментальный удар матери.

— Сегодня ночью группа заговорщиков попыталась похитить семьи командира императорских рыцарей Чёрного дракона, однако ничего не получилось. Их ждали. А после этого запылали поместья тех, кто участвовал в этом.

— Почему ты думаешь, что здесь замешан Эшарион?

— А потому что это мог быть только он. Ты забыл, что он сказал на обеде? Он знает, кто и с кем спит во дворце. А в постели даже самые тайные замыслы становятся явными, нужно лишь приложить немного усилий.

— Даже если и так, что такого в Эшарионе? — опустив руки на подлокотники, посмотрел Кристоф в глаза матери, но тут же отступил и схватился за голову.

— А ты знал, что его до пятнадцатилетия поддерживало абсолютное большинство дворянских домов? Благодаря его магическому дару ему симпатизировало множество магов? — поднявшись, склонилась Клэр к своему сыну и повторно отвесила пощёчину, — запомни, если с его матерью или им что-то случится, северные королевства разорвут с нами все дипломатические договоры. Забудь о мести, он скоро покинет дворец. Доброй ночи, сынок.

Погладив его по голове, Клэр грустно улыбнулась и покинула его покои. Некоторое время, пролежав на полу, он с трудом сел на кресло.

— Когда-нибудь ты заплатишь за эту боль, а пока платить придётся другой. — Пробормотал Кристоф и утёр кровь из разбитой губы, а затем гулко засмеялся.

Успокоившись, он мысленным приказом вызвал молодую девушку, показавшуюся из тайного прохода, пройдясь по комнате походкой куклы, она подошла к кровати и легла на неё грудью. Подойдя к ней сзади, он задрал ей платье и с силой вошёл в неё, довольно улыбнувшись от ощущений…

Глава 3. День Мильюз

Гуляя по тайным проходам дворцового комплекса, я протискивался в щели, собирая на себя паутину и грязь, между делом находя останки людей когда-то забредших сюда, рядом с ними порой находились различные книги и драгоценности, ну и золото…

Все уровня императорского дворца были построены в разные времена, по ним можно было судить о том, что происходило в то время. Например, стены пятого подземного уровня оплавлены магическим огнём, тогда ещё в императорской семье было много магов, сильным магов способных на равных противостоять Совету башен, а Башни были построены задолго до Империи.

Сами же Башни магов подчиняются Империи большей частностью номинально, являясь отдельной силой. При императоре всегда есть придворный маг, избираемый советом, сейчас это старик Блейт Зерг, что почти не выходит из восточной башни, появляясь только на торжествах, где обязан присутствовать, сопровождая императора.

С трудом провернув проржавевший рычаг, я выдавил дверь и вышел на площадку узкой извивающейся лестницы и вернув дверь в прежнее положение, осмотрелся.

Так… А вот это уже интересно, сейчас я нахожусь под восточной башней и ступени уходят вниз. Здесь необычно сухо и чувствуется, что есть приток свежего воздуха откуда-то снизу. Надо проверить, куда он ведёт, а после запечатать. Мне совсем не нравится то, что во дворце имеются тайные ходы доступные посторонним. Хоть я их и запечатываю при нахождении, но дворцовый комплекс огромен.

Спускаясь по ступеням, в этот раз я не ощутил той странной магии, что ощущал в прошлый раз на седьмом уровне под центром дворца. При этом отсутствовала пыль на ступенях, что говорило о том, что здесь кто-то часто ходит…

Спустившись ещё на несколько витков ниже, достигнув по ощущениям седьмого подземного уровня, я почувствовал, что кто-то близко начал использовать магию смерти. Этому умению научил меня Малграф, как в принципе и тому, как чувствовать эмоции, а так же их скрывать.

Потушив светляк, я спустился по ступеням и прошёл через арку двери, чтобы найти источник света в одном из проходов, куда и направился, сжав в руке рукоять короткого меча. Войдя, я осмотрелся и обнаружил заклинательный стол с лежащим на нём скелетом, возле которого обнаружил молодую девушку, одетую в чёрные одежды, старательно рассматривающую кости.

— Не знал, что ты увлекаешься некромантией, Олуэн.

В следующий момент девушка резко подняла на меня взгляд и тут же метнула огненный шар в меня, но встретил на пути магический щит, лизнув его волной пламени, опал несколькими искрами на каменный пол.

— Эшарион… — нервно посмотрела на меня девушка-маг.

— Ладно, не буду считать это покушением на свою жизнь, мне больше интересно, почему известная целительница изучает магию смерти? — спокойно приблизился я к заклинательному столу, — что ты изучаешь?

— Влияние магии смерти на ткани тела, я пытаюсь искать иные способы для лечения. — Нервно покусывая губы, ответила она. — Принц, я… Может, вы не помните, но двадцать лет назад по империи прокатилась эпидемия, унёсшая множество жизней.

— Да, я знаю, она унесла жизнь твоей матери. Ты же знаешь, что с тобой будет, если кто-то узнает об этом?

— Принц, милый принц, прошу, не губите… — упала она передо мной на колени, стараясь схватить мои руки, — умоляю, я брошу это занятие, но за это убьют не только меня, но и мой отец пострадает… Молю.

— Встань. — Сухо произнёс я в ответ.

— Да, мой принц. — Выпрямилась она и замерла, опустив взгляд в пол.

— Успокойся. Помимо имперских законов, касательно некромантов, есть внутренние распоряжения внутри башен, где вам разрешено использовать тела преступников для своих изысканий.

— Нет, мой принц, все тела что есть, я, нашла в этих подземельях. Здесь есть даже дикая нежить, которая лезет с десятого подземного этажа.

— Десятого этажа? Ты уверена?

— Да, мне пришлось запечатывать несколько проходов, когда я нашла это подземелье, один из входов в которое находится в моей комнате. Здесь бродило много нежити, так что мне пришлось упокоить её. — Более спокойно проговорила она. — Знаете что самое страшное? На нижних уровнях много дикой нежити детей.

— Слышала про Зал торжества чистой крови?

— Немного. Мне кажется где-то неподалёку от императорской сокровищницы.

— Нет, это один из залов внутри её. Там проходит ритуал пяти зим, где дети императора вкушают яд, способный убить человека, не имеющего драконьей крови. Если ребёнок умирает, его сбрасывают в бездну забвения посреди комнаты. За свою жизнь я был там трижды.

— Это ужасно.

— Такова одна из традиций императорской семьи. Слишком сильно наши предки ратовали за чистоту крови династии. Однако теперь ты знаешь, что бездна имеет дно.

— Что вы сделаете принц?

— Мне интересны твои исследования. Да и не похожа ты на магов крови, что пытают и мучают, доставляя своим жертвам жуткие страдания перед смертью, чтобы обратить их в жестоких изменённых тварей, жаждущих только смерти всему живому.

— Значит, вы хотите, чтобы я вам служила?

— А ты умна, да я бы хотел, чтобы ты кое-что сделала и кое за кем присмотрела. Как ты уже знаешь, скоро я покину дворец, чего желают очень многие.

— Принц, прошу, не уезжайте, вы же знаете что только ваше присутствие…

— Я знаю, Олуэн. Слишком хорошо знаю, что начнётся после моего отъезда. Поэтому и могу попросить только тебя, так сказать в обмен.

Отец стар, его наследники напротив молоды, а перед ними такая красивая корона дающая безграничную власть… Вот только они так до конца и не понимают какую ответственность они пытаются взять вместе с короной, а она так тяжела…

— Это — шантаж.

— Да, прости, я знаю, как это выглядит, но мне больше не к кому обратится за помощью.

— Вы можете рассказать мне о том, что мне нужно сделать?

— Сначала магический контракт о неразглашении, слишком уж неприятную правду тебе предстоит узнать…

— Как скажете, мой принц, — покорно согласилась девушка-маг, — надеюсь, вы мне отплатите за оказанную помощь?..

— Не сомневайся, я знаю многое из того чего не знают светлые умы магов… А для тебя подобные знания могут стать полезными в твоих исследованиях.

Не твоя магия меня испугала в тот раз, слишком уж ты труслива, чтобы использовать такое…

Осторожно войдя в личные покои императора, Эйруэн пробежала взглядом по полке над камином и, подойдя, сняла с ней горшок с кустиком с тонкими ветвями усыпанные мелкими белыми листьями с зелёными прожилками, и переставила его в тенистый угол.

— Снежные цветы не любят тепло. — Раздался хрипловатый низкий голос.

— Да, Дарий и ты как всегда это забываешь, удивительно, что этот куст всё ещё не погиб.

— Это был твой подарок, как я мог позволить ему погибнуть. — Проговорил император, сидя за столом. — Ты пришла поговорить…

— Эшарион скоро уйдёт из дворца.

— Да, мне это известно, он меня уже предупредил. И я попросил, чтобы он взял тебя с собой. Думаю, ты и сама не откажешься помочь своему единственному сыну.

— Он и твой сын.

— Да, он мой сын и принц Империи, которому хватило разума отказаться от этой бессмысленной борьбы за престол… Как его отец я никогда не отказывался от него.

— Если ты мне приказываешь — я подчинюсь.

— Эйруэн, прошу, не надо, — устало произнёс Дарий, и четвертая императрица несколько расслабилась, — ты гордая дочь севера, которую принудили выйти за меня. Это было единственным выходом прекратить распри.

— Дарий, что происходит?

— Моя болезнь сжигает меня. — Поднявшись, подошёл император к окну и тихо проговорил. — Мои наследники знают это и ждут, чтобы на меня быстрее надели похоронный балахон и уложили в усыпальницу императорской семьи.

— Смена власти всегда проходит именно так.

— А я никогда не думал, что подобное случится, — повернувшись в пол оборота, проговорил Дарий, — моя память хранит в себе, какими они были в детстве, но сейчас я не узнаю в них своих детей. Некоторые из них с удовольствием вонзили бы мне нож в сердце тёмной ночью. Как могут дети желать смерти своим родителям?

— Разве Имперская семья не всегда была такой? — спокойно спросила Эйруэн, подойдя к креслу напротив стола, и взялась за спинку руками, — может дело в том, что у твоего отца было лишь два сына, которые никогда не делили корону между собой.

— Горько это признавать, но ты права, Эйруэн, — устало ответил Дарий, и медленно подойдя к своему креслу тяжело в него сел, — мне будет не хватать редких споров с Эшарионом долгими зимними вечерами.

— Что ты дашь Эшариону? Он отправится на границу.

— Не волнуйся, я позаботился об этом. Без помощи он не останется.

Кивнув, императрица направилась к выходу из личных покоев, когда её догнал тихий вопрос императора:

— Ты когда-нибудь любила меня, Эйруэн?

— У нас прекрасный сын, Дарий. — Ответила ему жена и покинула покои, тихо прикрыв за собой двери.

— Этого и следовало ожидать, — тихо произнёс император и прикрыл глаза ладонью, — как можно полюбит того, кто не знает, как любить?..

Выбравшись из подземелья только ранним утром, я с трудом тащил плащ по коридору, в котором лежали золото и драгоценности, добытые на седьмом уровне. Правда, для этого потребовалось вести настоящий бой с нежитью, но с этим я прекрасно справился…

— Принц Эшарион! — неожиданно окликнули меня.

Посмотрев по сторонам, я быстро прошёлся взглядом по стенам в поисках тайного хода, а потом посмотрел на плащ, что сейчас исполнял функцию мешка и лишь угрюмо посмотрел на приближающуюся девушку.

— Принц, — остановилась северянка возле меня и приложила руку к груди.

— Поговорим в моём кабинете, — спокойно проговорил я и поволок дальше свой хабар, не обращая внимания на любопытные взгляды слуг.

— Как скажете. Вам помочь? — осторожно спросила светловолосая девушка, следуя за мной держась немного сбоку.

— Нет, спасибо.

Молча таща гремящий плащ по полу, я, наконец, дошёл до своих покоев и затащил его внутрь, чтобы подтащить к сундуку и оставить. Девушка, сложив руки по швам, вытянулась по струнке возле двери, терпеливо ожидая, пока я не закончу свои дела, лишь преследуя меня взглядом.

— У тебя есть какие-то вопросы воительница из графского дома Альтер? — подойдя к своему креслу, устало в него опустился.

— Флира Альтер, мой принц. — Представилась она, приложив руку к груди, отдавая честь. — Вы спасли мне жизнь, мой долг отплатить вам тем же.

— Прошу, присаживайся. А где твоя соперница?

— Она не решилась прийти, считает, что вы будете ей недовольны. Вы не оскорблены, мой принц.

— Нет, я привык к такому. — Наполнив два кубка виноградным соком, протянул один гостье и немного отпил. — Мне уже привычно, что меня многие боятся, как в принципе и всех сильных магов. Пей, не стесняйся. Это просто сок, я не люблю вино, слишком сильно оно пьянит.

— Этот привкус, мальт? — сделав осторожный глоток, облизала губы воительница.

— Да, плоды мальта не дают сокам скиснуть или забродить, это мне рассказал торговец привозящий фрукты с юга, они натирают плоды соком, чтобы они не испортились во время перевозки.

Воительница выпила кубок и поставила на стол, жестом предложив наполнить кубок, я получил осторожное согласие и, проделав это, просто наблюдал за ней. Воительница осторожно осмотрелась и коснулась маленькой ветряной мельницы, стоящей на моём столе и шевельнула крыло, удивлённо посмотрела, что жернова начали вращаться. После чего из любопытства он заставила крылья вращаться, наблюдая как всё это работает…

— Вижу, вам нравится эта игрушка ветряной мельницы, Флира.

— Простите принц, я… — растерянно посмотрела она на меня, но получила в ответ лишь улыбку. — Простите. Я пришла к вам, чтобы служить мечом и щитом.

— Предложишь стать моей фавориткой — выгоню.

Девушка посмотрела на меня волком, а я ощутил от неё волну праведного гнева, но она ничего не сказала, сумев сдержать себя от оскорблений. Задумчиво посмотрев на неё, я принялся рыться в бумагах, в поисках договора найма на службу рыцаря.

— Вы пытались меня оскорбить, принц?

— Нет, просто по твоим эмоциям я определил, честна ты или нет. — Ответил ей и, найдя искомое, протянул девушке через стол. — Прочти и если согласишься с условиями, подпиши.

— А зачем вы проверяли?

— Мне не нравятся фаворитки, поэтому у меня их нет, и никогда не было.

— Вы…

— Если ты о постели, то да, женщины у меня ещё не было. Да и кто захочет разделить постель со страшным принцем Эшарионом? По слухам, я разве что младенцев на завтрак не ем.

— Наверное, про всех магов подобное сочиняют. — Осторожно проговорила Флира. — Слухи — это просто слухи.

— Благодаря им меня боятся сильнее, чем пыточных дел мастеров из тайной стражи. — Задумчиво улыбнулся в ответ. — Кстати, а какой у нас сегодня день?

— День Мильюз, мой принц.

— А день духов воды, сегодня вечером снова будет праздник на главной дворцовой площади, а я думаю, почему во дворце так много гостей.

День духов воды, день танцующей воды, день… Этот праздник проводимый в империи в день середины лета называется многими именами. Сегодня на дворцовой площади снова, как сотни лет назад будут выступать танцующие с водой, жрицы духов. В Империи есть лишь одна религия, это поклонение духам, которые действительно существуют, доказательств тому множество, но самое известное — это проклятие убийцы дракона.

— Мой принц, можно мне подумать? — протянула она мне договор.

— Разумеется. Я не заставляю тебя служить мне.

В этот момент постучав, вошёл Малграф, посмотрев на меня, а после перевёл взгляд на гостью, проговорив:

— Утренняя тренировка, мой принц.

— Да, учитель Малграф. — Кивнул ему и поднялся, следом поднялась и воительница. — Флира Альтер, если вы передумаете, можете попытаться меня найти.

— Да, мой принц. — Поднялась она и, поправляя ножны с мечом, подошла к двери и, приложила руку к груди, покинула рабочий кабинет.

— Решил завести фаворитку?

— Мал, даже не пробуй шутить по этому поводу. — Устало ответил ему и указал на сегодняшний хабар. — Это то, что мне удалось собрать за ночь.

— Ты что, не спал? — спросил учитель, бросив на меня укоризненный взгляд.

— Гонялся за нежитью по подземелью, заодно отточил боевую магию. Значит, до прибытия Ноа остаётся всего три дня… — сложив руки на столе, подпёр подбородок.

— Твой старший брат нашёл себе невесту. Сегодня с утра только все об этом и говорят.

— Невесту? Интересно, значит, Дарнир закончил свой траур по убитой фаворитке. Как мало стоит жизнь в этом дворце. Кстати, а кто она?

— Говорят что южанка.

— Это и стоило ожидать, — жестом предложив магу выпить, на что он ответил отказом, устроившись в кресле, налил себе полный кубок, — северяне всё ещё помнят давние обиды, война с ними закончилась лишь двадцать лет назад. Островитяне на западе неохотно отдаёт своих невест, а на востоке у нас, к сожалению много полукровок альтов, которых во дворе не примут. Ведь именно они убили императора Освальда VII, моего деда.

— Эш, ты хорошо подумал, выбирая Вернадское баронство как свою будущую территорию. Помимо интересующих тебя руин, там опасно.

— Малграф, мы это уже обсуждали, ты знаешь все причины, почему мне нужно туда. — Ответил учителю и принялся жадно пить сок, а опустошив кубок довольно ухнул. — Ты завтракал? Я бы сейчас с удовольствием что-нибудь съел.

— Пойдём, Эш, поищем что-нибудь съестное. — Посмотрел на меня со снисходительно улыбкой боевой маг.

Поднявшись, мы направились по тайному проходу на кухню, где были частыми гостями. Однако мои мысли сейчас касались не еды, а как ни странно недавнего боя северянки.

Следы ментального контроля что остались в голове у Флиры не принадлежат Кристофу, слишком тонкий уровень… Жаль точнее пока я не сумел определить их авторство, а ведь ради этого и пришлось разозлить девушку.

Нервно мечась по своим покоям, второй принц разбил ударом ноги большую вазу, поскользнувшись на мокрой земле, повалился на спину и резко успокоился.

— Ну и чего ты разозлился? — спросила его Калерия Чёрный снег.

— План рухнул, не успев начаться. — Ответил сестре, принц.

— Придумай новый, ну не получилось у тебя достать капитана Ренда, достаточно и других высокопоставленных лицвосседающих в имперском совете.

— Мне интересно, кто всё это подстроил? Почему нас ждали? — недовольно проговорил Вильям, — слишком уж много подозреваемых вырисовывается. Сегодня ещё и этот праздник. Как вообще можно верить в то, что не видно человеческому глазу, скажи мне Калерия?!

— Просто ты не маг, мне вот со следующего года тоже приставят учителя магии.

— Калерия не забудь, о чём мы говорили.

— Ты про эту Ноа? Она просто глупая баронесса из пограничья. — Снисходительно улыбнулась принцесса, но затем её улыбка увяла. — А если Эшарион вмешается?

— Эшарион самая большая проблема в этом дворце. Ему даже отец ничего приказать не может, а он постоянно как какой-то бродяга ползает в подземельях. — Поморщился Вильям. — Где его честь и гордость принца?

— Твой младший брат умнее тебя, Вильям. — Улыбнулась Милена. — Да и хитрее, чего уж таить.

— Ты вообще, на чьей стороне? Ты не хочешь, чтобы твой брат стал императором? — бросил на старшую сестру недовольный взгляд Вильям. — Он и так слишком сильно сошёлся с Эдитой.

— С Эдитой он сошёлся, потому что ты отказывался с ней водиться, ты плохой брат для своей младшей сестры и тебе стоит это признать. — Проговорила Милена, направившись к выходу из покоев. — А как брат Эшарион заботлив и добр, чего тебе всегда не хватало.

Третья принцесса двинулась к своим покоям, куда уже должны были доставить наряд для праздника, пройдя мимо покоев Эдиты, откуда раздавались недовольные крики матери направленные на младшую дочь. Остановившись и немного послушав, Милена двинулась дальше, размышляя:

Глупый Вильям, ты можешь сколько угодно рассуждать о том, как станешь императором, но… Император может быть только один!

Слуги начали украшать площадь ещё с раннего утра, они развешивали магические фонари, расставляли живые цветы и чистили фонтаны… В честь праздника были выкачены бочки с вином, все-таки этот день был одним из немногих когда отворялись ворота верхнего города.

Наблюдая из окна за окончанием подготовки к торжеству, я отмечал перемещение тайной стражи, их разум был закрыт от проникновения специальным амулетом, при этом была скрыта и магия. Малграф их не замечал, но я со своим даром видел, как они, притворяясь тенями или простыми слугами, двигаются, нарушая магические потоки.

— Малграф, как думаешь, сегодня случится что-нибудь интересное?

— Не должно, Эш, слишком мало времени прошло с момента убийства той фаворитки. Тайная стража уже всё обыскала, но так и не смогла найти убийцу. При этом они не сумели вызвать дух девушки, словно его изгнали.

— Изгнали дух? Это возможно? — повернулся к нему и оправил воротник на костюме. — Мне казалось чтобы проделать это, нужно полностью уничтожить тело, скажем — сжечь, чтобы освободить его. Именно так поступают на севере, где тела слишком долго лежат в земле.

— Да, Ареванская башня в своё время за это и была уничтожена. Слишком уж они заигрались с псевдожизнью, возомнив себя повелителями немёртвых. А дух можно изгнать разными способами, самый простой — это специальный артефакт, типа такого. — Вытащил из ножен тонкий стилет боевой маг. — Применяется в основном на некромантов, исследующих свойство души, но сначала его нужно убить. Дух не покинет живое тело. Впрочем, между магами и жрецами давно идут споры о том, что можно, а что нельзя делать с духами.

— Вера — опасная сила особенно в неправильных руках. — Ответил с улыбкой, после чего развернулся. — Идём, Мал. Не стоит заставлять себя ждать.

— Сегодня ночью будет праздник, где я хочу погулять. Не желаешь со мной?

— Боюсь, моё присутствие разрушит его атмосферу. — Ответил ему, отмечая, как опустели коридоры дворца, освещаемые магическими светильниками. — Осторожно, Мал, вино обнажает не только чувства, но и срывает оковы даже с самых осторожных людей.

— Мне кажется осторожней нужно быть тебе. — Бросил он на меня косой взгляд. — Это же ты у нас — пепельный демон.

— Надо будет закрепить это прозвище в своём титуле: Эшарион I Непреклонный, Пепельный демон, Разрушитель башен…

— …Гроза фавориток и придворных шлюх. — Рассмеялся Малграф, а посмотрев на меня, осёкся, — простите, мой принц.

— Не было у меня фавориток, только не понимаю, откуда взялся слух, что я фавориток избиваю?

— Может потому что ты велел заткнуться придворным дамам, когда услышал, что они говорят о твоей матери? Я тогда был в стороне и слышал все.

— Думаешь из-за этого?

— Про твою постельную жизнь ничего неизвестно. — Проговорил Малграф. — А пустота должна быть заполнена, если не правдой — так ложью.

Оказавшись возле выхода из замка, где было столпотворение, мы прекратили наш разговор, после чего боевой маг двинулся за мной следом. Солнце уже скрылось в закате, и взошла полная луна заливающая столицу холодным белым светом, что нарушался только светом ярких магических светильников.

Приблизившись к трибуне, где восседали члены императорской семьи, я легко кивнул отцу и нашёл взглядом мать, сейчас переговаривающуюся с другими императрицами с дежурной улыбкой на губах.

Интриги никогда не заканчиваются. Только сейчас мне не до них, я готовлюсь к отъезду. Мои дела почти закончены, осталось совсем немного… А вот и они.

Ступая по гладким камням площади, наконец, появились жрицы духов, собравшиеся замерли без звука позволяя звенеть только колокольчикам в браслетах жриц, являющихся их единственной одеждой. Обратил я внимание так же и на молодую жрицу, что пришла на праздник впервые, её глаза были закрыты чёрной повязкой, что указывало на то, что она только прошла последние испытания на пост жрицы.

Встав в круг пятеро возле фонтанов жрицы спрятали самую младшую в середине его и замерли, ожидая… Так продолжалось несколько мгновений, а затем они совместно сделали совместный плавный жест словно касались морской волны и их танец начался. Потоки воды потекли к ним из фонтанов, светясь лунным светом, Плавные и быстрые движения жриц, сопровождаемые тихим перезвоном колокольчиков, и звенящими потоками затопили площадь, заставляя всех застыть, наблюдая действо.

Прекрасное зрелище, они показывают, какой может быть вода, тихой, обтекающей, сильной и яростной… Формы постоянно меняются и меняются, но основа остаётся единой и вот когда потоки воды объединились, жрицы явили нам морского змея созданного из воды. Жрицы замерли, а змей тем временем взглядом своих светящихся лунным светом глаз прошёлся по толпе и остановился на мне.

Почувствовав его чистую, незатуманенную ничем силу, а так же разум где сейчас было только узнавание, после чего он склонил, голову приветствуя меня, на что я ответил тем же. После чего он змей собрался в клубок и резко выстрелил головой вверх, чтобы уйти в чистое небо, а затем исчез. А на собравшихся зрителей обрушился светящийся лунным светом сильнейший ливень, сразу же вымочив одежды. Жрицы одновременно с его началом поклонились и, развернувшись, двинулись обратно, позволяя дождю омывать их обнажённые тела.

Провожая их взглядом, я неожиданно пересёкся взглядом с младшей из жриц снявшей свою повязку, закрывающую бездонные глаза холодного белого цвета. Она всё ещё была связана с этим змеем, и я почувствовал коктейль эмоций, которой не ожидал, а затем замер стремительно трезвея, почувствовал жажду смерти исходящую из толпы.

Коснувшись спрятавшегося в тени трибуны тайного стража, я громко прошептал:

— Покушение, предупреди.

Быстро мне, кивнув страж, бросился в сторону, а я поднялся по ступеням на трибуну и двинулся к матери, когда среди собравшихся послышался полный боли крик, началась паника, а из толпы раздались щелчки арбалетов и тихий свист болтов. А затем последовал удар магии, несколько магических клинков ударили по трибуне, но не достигли своей цели.

Вильям, оказавшийся прямо передо мной смотрел на остриё меча из магической энергии, что должен был пронзить его тело, но застрял в защите поднятой мной и ошеломлённо посмотрел мне в глаза.

— Родственников не выбирают. — Сухо проговорил я.

Рыцари Чёрного дракона тем временем принялись уводить императора и принцев, императрицы собирали принцесс, а мать, схватив Эдиту, искала меня взглядом. А криков с площади стало только больше, туда ворвалась тайная стража и начала бой с убийцами, покусившимися на императорскую семью.

— Эшарион, ты…

— Защита продержится недолго, возможно у них есть ещё люди, — тихо ответил ей, подхватив Эдиту на руки, — нужно уходить.

Быстро кивнув, она двинулась за мной к выходу, откуда-то из толпы вынырнул Малграф со знакомой мне особой и прикрывали наш отход.

Добравшись до дворцовых стен, мы вошли в числе первых, и сразу заметили лежащих на полу знатных особ которых не хватило место на трибуне и они получили ранения… На всё это смотрел даже мой отец, а после принялся помогать перевязать плечо молодому мальчишке которому задел меч из магии.

— Эдита! — неожиданно мне навстречу выскочила императрица Глория и встретилась со мной взглядом, — спасибо, Эшарион. Эдита…

— Мама, — только сейчас позволила себе заплакать юная принцесса.

— Мой принц, нужно помочь. Как я вас учил. — Отвлёк меня Малграф, проводив взглядом Олуэн уводящую мою мать в сторону.

— Да, учитель. — Кивнул я ему и направился на помощь, уже создавая целительские чары.

Не удивлюсь, если этот День Мильюз войдёт в историю как Кровавый…

Глава 4. Разговоры в ночи

Девушка лежала на белых одеялах кровати, изголовья которой были увиты живыми цветам. Высокая грудь вздымалась от тяжёлого дыхания, сопровождаемого редкими сладостными стонами, а тело дрожало от сладкой дрожи. Мельчайшие капельки пота катились по её обнажённой фарфоровой коже, оставляя за собой след…

— Получилось?

Повернув голову, девушка перевела взгляд на обнажённого мужчину лет двадцати, сидевшего в кресле за столом, а после поднесла к глазам руку, где на запястье был тонкий браслет, украшенный драгоценным камнем, и шепнула слова активации, но блеснув красным светом, он сразу потух.

— Нет, брат, ничего. — Тихо ответила ему девушка.

— Снова ничего, — несколько раздосадовано проговорил он, поднявшись с кресла, и прошёлся по комнате освещённой тусклым светом луны, — сколько раз ты уже пыталась?

— Больше сотни, но, похоже, я пустая. — Тихо ответила девушка, ради успокоения коснулась кончиков своих заострённых ушей.

А после некоторое время наблюдала, как её брат ходит по комнате, что-то тихо говоря себе под нос, давая выход эмоциям. После чего подхватив белую салфетку и утерев сперму, вытекающую из её лона, села и взяв расчёску, начала расчёсывать свои длинные золотистые волосы.

— Почему нашему народу так сложно заводить детей? Почему мы лишены того что имеют люди что плодятся словно зайцы в священном саду?

— Арно, перестань. Такова наша особенность. Скоро рассвет…

— Тебе нужно уходить Нэдия, зачем?

— Кто-то узнал о наших планах с мальчиком из Савроса, за это его схватили и сейчас тащат во дворец на суд, уже лишив каких либо прав на земли. Теперь нужно наладить новые связи. — Потянулась девушка и ядовито улыбнулась. — К тому же говорят, что непреклонный принц уходит из дворца.

— А это случайно не помог убрать графа?

— Выяснить это я и отправляюсь со своим отрядом. Постараюсь узнать больше, а потом вернусь.

— Ты дочь князя, не забывай об этом. Не позволяй себя схватить, ты знаешь, что делают имперцы с девушками из знатных родов. Освальд был подонком, отдавшим нашу тётю на утеху своим воинам, хорошо что после этого он прожил недолго.

— Не беспокойся, дорогой брат, живой я не дамся. — Исказила Нэдия губы в свирепой улыбке. — Думаю, совет князей будет рад, если я притащу им принца империи.

Между тем, девушка, одев поддоспешную одежду, при помощи брата принялась облачаться в чернёный доспех, поцеловала его в щеку и направилась по коридорам княжеских чертогов к выходу, бросая презрительные взгляды на слуг полу-альтов выполняющих свои дела.

— Майтре Нэдия. — В один голос отдал честь отряд из шести девушек, трое из которых носили меч, а трое лук и длинный кинжал.

— Слушайте меня: Лайпе и Краси — этот поход опасен, потому я предлагаю тем, кто сомневается, остаться.

— Мы с вами, Нэдия. Даже если потребуется лезть в пасть дракону. — Ответила ей Мэя Дарра, остальные же поддержали её слова, отдав честь: ударив рукой о нагрудник.

— В таком случае в путь. За мной. — Улыбнулась Нэдия, пройдясь взглядом по воодушевлённым лицам членов своего отряда.

— Да, Майтре!

* * *

Поднявшись на восточную башню после обеда, я, постучав в дверь, вошёл в кабинет придворного мага, который не обратил на меня внимания, рассматривая артефакт, лежащий перед ним на столе. Приблизившись, я принялся всматриваться в магические линии артефакта и прочитал надпись на артаарском языке древних.

— Интересный диалект, полагаю, этот артефакт доставили из Фарнада.

— Мой принц, — удивлённо посмотрел на меня придворный маг, захотевший было подняться, но сморщившийся от боли, — простите, не могу поприветствовать вас, как полагается.

— Магистр Блейт Зерг, не нужно извинений, позволите присесть? — спросил у стареющего мага.

— Да, мой принц, присаживайтесь, простите, что не обратил внимания, что вы вошли. — Указал она на кресло напротив стола, убирая артефакт с моих глаз. — Думаю, вас тревожит сложный вопрос, раз вы пришли ко мне, а не спросили своего учителя Малграфа.

— Меня волнуют дикие маги. Не буду ходить рядом и спрошу прямо: какая реакция будет у совета Башен, если я организую их обучение?

— Эшарион, эта тема слишком сложна для…

— Мне известно, как поступают маги Башен. Империя пережила уже три магических бунта, после чего какая-то часть диких магов стала обучаться в стенах академии, но этого недостаточно. Вы тоже это понимаете. Особенно учитывая напряжение между нами и Великим княжеством альтов.

— Мне всё это известно, но многие будут недовольны вашим способом решения проблемы. Слишком уж некоторые маги привыкли к тому, что являются элитой…

— Если бы эта элита не насиловала крестьянских девушек, проблемы бы не существовало. Как бы мы не хотели, но являются существенной силой. Империя дала вам нужные блага в обмен на то, что вы будете защищать её.

— Вы находите правильные слова Эшарион, только дело даже больше не самих магах башни, а именно в имперской магической аристократии. Многие из них поддерживали вас, но сейчас… Вы же понимаете что, отказавшись от престола, перестали быть значимым в глазах сильных магов.

— Магистр, лучше скажите, какая реакция последует от совета магов Башен, если предположить, что где-то на границах Империи возникнет небольшая школа магии?

— Всё будет зависеть от того, насколько тайным будет данное учебное заведение. Знаете, Эшарион, слишком многие были не рады предоставить вам учителя, но мне удалось убедить совет, что не обученным вы представляете слишком большую угрозу. Значит, после вашего ухода можно ожидать ожесточения ситуации во дворце?

— Вы это к чему ведёте, магистр?

— Во время празднования вашего десятилетия, было совершено покушение на вашего старшего брата, которое вы остановили и заявили, что будете пресекать все конфликты во дворце. После этого покушение было уже на вас и…

— Да, я убил более двадцати убийц, многие из которых были из высшей аристократии Империи, а после меня стали откровенно боятся.

— Вы забыли, как сделали это, Эшарион: тронный зал был залит кровью убийц, куски тела висели на люстрах, а вы стояли в кругу чёрного пламени посреди устроенной бойни. — Устало посмотрел магистр мне в глаза. — Как вы вообще узнали, что они решили вас убить?

— Долго рассказывать. — Невесело улыбнулся в ответ придворному магу и поднялся. — Спасибо за совет. Прошу прощения, что отвлёк вас от дел.

— Был бы рад беседовать с вами чаще, мой принц, — склонил голову магистр.

— До свидания, магистр. — Склонив голову из уважения к возрасту мага, я развернулся и покинул его кабинет, а после, спустившись по лестнице, пошёл по проходу в центральные зады дворцового комплекса.

В день Мильюз погибло более двухсот человек. Убийцы знали, что император и члены его семьи будут без защитных амулетов, что является одной из традиций праздника. Сейчас с телами убийц работают некроманты тайной стражи, но у меня есть сомнения, что они могут что-то найти, слишком уж хорошо подготовились нападающие. Подобные боевые и защитные амулеты сложно достать для рядовых убийц, даже не у всех членов тайной стражи найдётся такая коллекция…

Послав ментальную волну, я проверил, кто и где находится во дворце и уловил Малграфа в своём кабинете, куда он приходил, только когда это было нужно. После чего прошёлся взглядом по коридору и найдя нужное место, подошёл к стене и ударил ногой по неприметной нажимной плите, отчего стена ушла в сторону, открывая тайный ход, куда я быстро вошёл и нажал на рычаг на стене, возвратившему стену в начальное положение, а после неспешно пошёл по узкому коридору.

Чтобы попасть в южное крыло мне нужно было пройти через всю центральную часть дворца, поэтому использовать тайные ходы для меня лучшее решение. Не люблю это прогнившее общество, слишком мало здесь нормальных людей, но они хотя бы есть.

Проходя мимо одних из покоев, я остановился, услышав стоны, и из любопытства заглянул в смотровую щель и увидел, как Вильям наслаждался плотскими утехами с двумя молодыми аристократками, дарящие ласку не только принцу, но друг другу.

Покачав головой я выкинул увиденную картину из головы, чтобы не возбудиться ещё больше и двинулся дальше, вскоре оказавшись возле тайного прохода в свой кабинет.

— Эшарион, Мирас уже в столице. — Увидев меня, проговорил боевой маг. — Сейчас они двигаются по улицам города.

— Тогда я двинусь его встречать. Мал, попроси слуг приготовить гостевые покои рядом с покоями моей матери.

— Понял. Что-то ещё?

— Да и попроси кого-нибудь сходить за мастером Фабреаном. Девушка прибыла налегке, мне бы не хотелось, чтобы аристократы высмеяли её за наряд.

Кивнув мне, боевой маг покинул мой кабинет и удалился выполнять мою просьбу, а я переодев свой камзол на чистый и пошитый на заказ, бросил взгляд на отражение в зеркале, поправив меч на поясе, направился через тайный ход к главное входу во дворец. Выйдя к выходу на центральную площадь, я остановился и принялся ожидать прибытия Мираса и Ноа.

Придворный люд, видя меня ожидающего гостей, одаривал меня любопытными взглядами проходя мимо, но пересекаясь со мной взглядами старался быстрее скрыться, на что я только тихо посмеивался. А я просто стоял на мосту и смотрел на стаю водоплавающих птиц, своим ярким окрасом похожих на утку-мандаринку.

Я почувствовал процессию, когда они спешились с лошадей возле внутренних стен замка, а пройдя через главную площадь, ступили на мост. А в этот момент, наконец, я увидел Ноа Вернадскую, она была одета в кожаный доспех, подпоясанная широким

поясом на котором висели ножны с мечом, а в руке у неё был штандарт с гербом баронства Вернады.

Сама же она была небольшого роста, не впечатляла формами, но её лицо было довольно миловидным, особенно были заметны глубокие серые глаза и прямой взгляд. Этот взгляд коснулся и меня, вместе с лёгким любопытством, а после и лёгкой разочарованностью.

— Прошу прощения, Ноа, что разочаровал вас. — Дружелюбно улыбнулся ей. — Прошу, проходите, дорога, должно быть, была для вас долгой и тяжёлой? Приветствую и тебя Мирас, спокойной была дорога?

— Да, но мы спешили. Несколько лошадей загнали. — Ответил мне черноволосый воин пятидесяти лет с хищными чертами лица. — Разрешите людям отдохнуть?

— Да, Мирас, пусть отдыхают. Вы хорошо поработали. Только осторожней с выпивкой вечером.

— Разумеется, мой принц.

— Мой принц. — Склонила голову Ноа, опустив взгляд в пол. — Простите моё неуважение.

— Не нужно кланяться. — Шагнув к ней, коснулся её плеча и посмотрел в глаза. — Примите мои соболезнования, баронесса, а сейчас я покажу вам ваши покои.

— Спасибо, мой принц.

Отвесив мне неглубокий поклон, она продолжила изучать меня взглядом, а после сделала незаметный жест женщине в доспехах сопровождающей её, после чего она забрала штандарт из её рук.

А тем временем наша процессия, пройдя через главный вход, разделилась, большая часть отряда направилась в гостевое крыло, а я, сопровождая Ноа и Мираса, двигался в направлении южного крыла.

— Принц Эшарион, можно спросить? — обратилась ко мне баронесса

— Можно просто — Эшарион, да, я вас слушаю Ноа.

— Что будет с Вильямом, графом Савроса?

— Он уже схвачен и скоро будет доставлен на суд. Пока это всё что я могу сказать вам. Вы хотите ещё что-то спросить?

— Благодарю вас, но нет. Боюсь это не подходящее место для этого. — Ответила мне баронесса, отмечая, что рядом с нами посторонние. — Слишком их много.

— Думаю, мы найдём для них время в будущем. — Обернувшись к ней, добродушно улыбнулся в ответ, а после обратился мысленно:

— Мы всё обговорим, когда ты отдохнёшь, Ноа. Императорский дворец — опасное место особенно для тех, кто неосторожен и спешен.

— Понимаю, мой принц. — Ответила баронесса

Наконец достигнув пустых покоев рядом с покоями матери, открыв двери, я посмотрел на то, что они уже были подготовлены, а затем сделал пригласительный жест проследовать внутрь и проговорил:

— Отдохните, ужин вам доставят сюда. Об этом я распоряжусь. Да и баронесса, вы привезли с собой платье? У вас завтра аудиенция.

— Боюсь, что нет, мой принц, но мы…

— Позвольте этот вопрос решить мне. Всего доброго.

Оставив баронессу на попечение прибывшей с ней женщины-рыцаря, я кивнул стражам возле дверей, ответившими мне лёгкими поклонами, а после направился в направлении своего кабинета.

— Эшарион, ты не думаешь, что она что-то заподозрит? — спросил меня Мирас, когда мы вошли внутрь.

— Она уже заподозрила. — Улыбнулся я в ответ и обнял старого воина. — Ну, здравствуй командир, рад, что ты вернулся. Вален, Сарк, — обнял по очереди братьев северян, что ответили мне тем же ещё и похлопали по спине, — рад вас видеть тоже, вина не предложу, но найду чем вам можно промочить горло. Садитесь, знаю, что у вас было тяжёлое путешествие.

— Мы никого не потеряли, но не успели отбить замок от воинов графа. — Тихо ответил Сарк. — Простите, принц, мы не успели и не справились.

— В этом нет вашей вины, слишком поздно мне попала в руки та информация. Теперь же будем решать, что делать в текущей ситуации. Кстати, это вы помогли схватить графа Савроса?

— Нет, тайники сами справились. Мы уже были в полднях пути сюда, когда его схватили, а об этом узнали в таверне, где остановились на ночлег. Пьяный гонец рассказал.

— Понятно, — проверив печать на бочонке, принялся наполнять кубки соком, — значит, они сработали как нужно и это хорошо. Теперь мне важно перевести все свои накопления в векселя, это больше ста тысяч золотых империалов. Не тащить же мне их все с собой… Это мои проблема, а пока Мирас, вы отдыхайте, но осматривайтесь по сторонам. Все знают, что я покидаю дворец и уже начинают свои кровавые игры.

Раздав кубки, я сел за стол и достал бумаги, которые проверил, а после протянул Мирасу, вместе с векселем на две тысячи золота:

— Это чтобы обеспечить отряд всем необходимым.

— После того как вы вытащили наши головы из-под топора палача, мы так и не можем отплатить вам, мой принц.

— Мирас, вы мне нужны живыми и здоровыми, это лучше чем один раз умереть. Кстати, недавно было небольшое событие, возможно в отряде появятся новые члены. Пока ещё сам не знаю, насколько информация точна, но просто знайте.

— Хорошо, но тогда мы пойдём. Парней одних лучше не бросать, они могут натворить дел. — Проговорил Мирас поднявшись. — А вопрос с необходимым решим завтра.

— В таком случае, хорошо вам отдохнуть. А мне скоро на тренировку с Малграфом. Эх…

Воины понимающе переглянулись, а после покинули мой кабинет. А я, тем временем очистив кубки огнём, поставил их обратно на стойку возле бочонка и потёр лоб. А затем метнул несложный сигнальный конструкт в стену, где он исчез без следа…

* * *

Устроившись в покоях, Ноа Вернадская разделась и даже приняла ванну под внимательным присмотром рыцаря Брайаны Леер, после чего закуталась в свои не простое сменное платье и устало села на кровать.

— Брайана, тебе тоже нужно смыть дорожную пыль.

— А кто вас будет в это время защищать, моя госпожа? — грубоватым голосом спросила женщина, — вы не настолько хорошо владеете своим мечом, чтобы ранить даже меня.

— Ты права, но меня больше волнует этот странный принц. Он не такой, каким его делают слухи.

— Слухи — это просто инструмент для возвышения или наоборот уничтожения лица в глазах простых людей. Как я заметила, принца откровенно боятся. А боятся его аристократы, даже в глаза боятся посмотреть, а слуги напротив вежливо кланялись и улыбались.

— Мне страшно идти на аудиенцию. Близких кровных родственников у меня не осталось, а это значит, что меня выдадут замуж третьей или четвёртой женой за кого-то из самых дальних родственников, кровная связь с которыми уже не учитывается, а после заберут баронство.

— А мне показалось, что принц оказал вам достаточно внимания, чтобы вы всё поняли. — Слабо улыбнулась женщина-рыцарь.

— Брайана ты, должно быть, шутишь, он — принц, а я — баронесса из пограничных земель. Тем более у меня… — скептически посмотрела на свои формы баронесса. — Мне нечем состязаться с красавицами приближенными ко двору императора.

— Вы порой слишком сильно себя принижаете. А принц смотрел на вас очень внимательно, не оценивающе, но с интересом.

— Брайана, перестань, ты меня сейчас смутишь, а потом я не смогу даже посмотреть ему в лицо.

В этот момент в дверь уверенно постучали, поднявшись со своего места, женщина-рыцарь кивнула своей госпоже, на что она отступила за кровати и вытащила меч из ножен, а затем открыла дверь.

— Добрый вечер, — тепло улыбнулась четвёртая императрица, — можно мне войти?

— Прошу вас, госпожа Эйруэн, — отворила двери покоев Брайана немного растерявшись, — простите, нас за последнее время слишком часто пытались убить…

— Не нужно извинений, мне всё известно. — Улыбнулась императрица, а после посмотрела на Ноа. — Теперь мне понятно, что увидел в тебе Эшарион. Мне нравится этот прямой и бесстрашный взгляд…

— Простите, императрица. — Резко рухнула на колени баронесса.

— Встань, — властно сказала Эйруэн, — сейчас на это нет времени. Сейчас должен подойти мастер Фабреан, он снимет мерки для твоего платья для завтрашней аудиенции и вечера.

— Благодарю вас, императрица.

— Благодарить стоит не меня, а моего сына. Правда я бы об этом не узнала, если бы не перехватила его учителя. — Задумчиво улыбнулась императрица. — Скажи, что ты думаешь, о возможной помолвке с ним?..

* * *

Спустившись в подземелья под разрушенной Северной башней, я открыл потайную двери и вошёл в небогато обставленный кабинет, где меня уже ждали. Грузный человек в серых одеждах, под которым были скрыты магические доспехи, сидел за простым столом и перебирал разложенные на столе бумаги, внимательно посмотрел на меня и изрёк:

— Доброй ночи, Эшарион. Вижу, вы пока живы.

— Вам того же, глава. Есть успехи?

— Благодаря вам, мы сумели уничтожить сеть шпионов альтов в графстве Савроса и усилили охрану на границах. Предателей из членов пятого пограничного легиона, было решено казнить на месте.

— Хорошие новости. — Проговорил я и сел на простой стул. — Кстати, спасибо, что внедрили своего ученика в мой отряд, вы довольно предусмотрительны.

— Вы с ним прекрасно знакомы, мой принц. Да и я хочу исключить предательство от членов вашего отряда воинов. Меня больше волнует сейчас, что начнётся после вашего отбытия, вы больше не сможете сдерживать своих братьев и сестёр от начала борьбы за престол, ведь они — боятся только вас.

— Полагаю, дело в том, что и среди тайной стражи зреет раскол?

В ответ глава тайников смерил меня взглядов, поднявшись, прошёлся мимо меня по комнате, а после остановился у карты Империи, некоторое время изучал её взглядом, а после проговорил:

— Эшарион, как и многие, я жалею, что не вы наш будущий император. Мне понятны ваши причины для отказа, но…

— Мне нужны маги, хотя бы трое и лучше бы они были из самых бедных родов, Вацлав.

— Хорошо, мой принц, я найду их вам. — Тяжело вздохнул глава тайной стражи. — Подозреваю, что вы задумали, но думаю, это улучшит благосостояние Империи.

— Следите внимательнее за магами из Фарнадской башни, они что-то откопали в городе древних. Империи не нужен очередной прорыв Хаоса в её границах…

* * *

Крадясь по коридорам слуг по южному крылу дворцового комплекса, Калерия Чёрный снег, нервно сжимала в руках кинжал "изгнания духа", приближаясь всё ближе к покоям, где остановилась баронесса Ноа.

Неожиданно она почувствовала активацию магического конструкта, но не успела защититься и почувствовала, как её горла коснулось ледяное лезвие кинжала.

— Опасно красться в ночи по коридорам замка, сестра, — раздался тихий голос из-за спины.

— Эдита. — Узнала она младшую сестру.

— Ты идёшь убивать Ноа? Эшарион столько раз спасал тебе жизнь, а ты хочешь ему так отплатить? — медленно приблизилась пятая принцесса к сестре, и встав перед ней, удерживая магией кинжал, прошипела, — какая же ты тварь!

— Это ради блага семьи. — Нервно проглотила вставший поперёк горла ком, Калерия, чувствуя, как усилился нажим лезвия.

— Какой семьи? Императорской или Рошаль? Ты принцесса или шлюха, что ласкает себя, наблюдая как брат трахает придворных проституток?

— А чем ты лучше? Спишь со своим родным братом в одной кровати, а раньше даже позволяла ему мыть себя…

— Потому что я его люблю. А значит, не позволю, ни тебе, ни кому бы то ни было ещё, заставить его страдать. Ты плохо училась у матери в вопросах отношений мужчины и женщины… Мужчина не может предвидеть все, а значит, ему всегда нужна помощь мудрой женщины.

— Убери кинжал.

— Сейчас я могу перерезать тебе горло, сестра. А ты даже не успеешь воспользоваться своей магией, которой так хвалишься. — Улыбнулась Эдита и посмотрела на капельку крови прокатившуюся по шее сестры и услышав характерный шум. — Ну, так что?

— Клянусь своим даром, что не стану не причинять вред Эшариону и его близким… — тихо прошептала Калерия.

— Вот и молодец, — проговорила Эдита, а после вернула кинжал в свою ладонь, а её сестра упала на колени и зажала царапину на шее, — сейчас я иду спать к Эшариону.

— Кто он для тебя сестра? — тихо спросила принцесса Чёрный снег.

— Мужчина, которого я люблю. — Ответила ей сестра со смешком и добавила чуть тише. — По крайней мере он единственный человек из императорской семьи, который действительно любил меня все эти годы. А от вас я даже не помню и капельки доброты…

Калерия посмотрев ей в спину, а затем всхлипнула и только беззвучно заплакала, оставшись сидеть в луже из собственной мочи…

Глава 5. Аудиенция

Войдя в покои четвёртой императрицы, Малграф замер, проглотив вставший в горле ком, поймав холодный взгляд хозяйки, а после, оправив капюшон на своей мантии боевого мага, проговорил:

— Прошу прощения моя императрица, но у меня не получилось.

— Эшарион снова отказался от сексуальных похождений. Надеюсь, ты сумел найти ему хорошую партию?

— Магиня второго круга, целительница. Идеальный вариант для него, но… — отвернулся в сторону Малграф.

— Неважно насколько Эшарион умён и дальновиден для своих лет, есть у него и печальная сторона. — Понимающе вздохнула императрица, пройдясь в простом платье от рабочего стола к столику возле кровати, где стоял кувшин с соком, где наполнила себе кубок и села на кровать. — Ноа меня не разочаровала, сильная одарённая, только её до сих пор четырнадцать и до её дня рождения ещё половина года.

— Какой у неё круг?

— Сейчас она может претендовать на третий, но почти не обучена. А если они будут с Эшарионом, то возможно она сумеет получить при инициации и первый.

— Простите меня, императрица, но…

— Малграф не извиняйся, мне известно, что ты пытаешься научить, Эшариона, контролировать свою ужасающую силу, являющуюся "Проклятьем драконьей крови". Самая большая проблема в том что, чем старше будет Эшарион, тем больше шансов инициироваться, но это его убьёт.

— Последний член императорской семьи, что обладал подобным проклятьем, прожил до двадцати двух лет.

— Мне будет очень горько, если придётся хоронить Эшариона в такие юные годы, если учесть, что маги доживают и до ста пятидесяти зим. — Опустила голову Эйруэн и бросила взгляд исподлобья. — Что решили маги Башен, Малграф Дикий? Ты знаешь, что случится, если решишь пойти против меня.

— Не беспокойтесь, моя императрица, мы дружны с вашим сыном. Я не предам. Мне и самому не хочется хоронить его. — Тихо ответил Малграф.

— Мой сын уже мужчина, только избегает женщин которые ему просто необходимы… Придётся решать проблему лично, иначе он и вправду умрёт. А виной тому будет его упрямство. Спасибо, Малграф. Отдыхай.

— Благодарю, императрица. — Поклонился он и покинул комнату.

Императрица, посмотрев на закрытую дверь со вздохом поднялась, пройдясь по комнате, устроилась за столом, где немного подумав, достала чистый лист и быстро принялась писать послание. Это было недолго, после чего она, сделав жест, заставила появиться маленькому огоньку над металлом, а затем, обмакнув свою личную печать в него, поставила его нити, запечатывая письмо.

После чего достала колокольчик и потрясла им, однако ничего не услышала, так как этот звук был неуловим человеческим ухом. Спустя какое-то время под потолком комнаты раздался шорох, а затем из маленького отверстия, скрытого за тенью магической лампы спрыгнул силуэт и с кошачьей грацией приземлился на кровать.

— М — моя госпожа — м. — Растягивая слова, ответил ей гость.

Серая шерсть, острая мордочка, острые уши, сейчас прижатые к голове, глаза с вертикальным зрачком… При этом на теле этого существа были своеобразные доспехи из серой кожи, а так же на боку был маленький стилет, при этом рост были небольшим, всего чуть выше колена среднего мужчины. Перед четвёртой императрицей сейчас предстал воин из малочисленного племени уренов, тайно обитавшего в горах на западе.

— Маал Хан, — обратилась она к нему с улыбкой на губах, — мне нужно, чтобы ты отправился на север и передал сообщение Эвелин. Ты её помнишь?

— Сестра короля правящего Арниирмом.

— Да, ты правильно помнишь, мне нужно передал это сообщение ей прямо в руки, — протянула она ему запечатанное послание, — пусть она поспешит. Прости, что приходится просить тебя, но верных мне людей здесь просто нет.

— Вы меня спасли. Изгои моего народа долго не живут и становятся игрушками в руках магов. — Склонил свою голову Маал Хан. — Мне вернуться сразу, как передам сообщение?

— Нет, оставайся там и отдохни, а потом отправишься вместе с Эвелин.

— Так тому и быть, моя спасительница. — Кивнул ей боевой кот. — Путь на север будет долгим. Мне нужно собраться. Отправлюсь до рассвета…

* * *

Вернувшись после встречи с главой тайной стражи Империи, я забрался в кровать и, обновив защитные чары на своих покоях, уснул. Однако посреди ночи меня разбудила Эдита, вошедшая в мои покои в смешанных чувствах, а раздевшись, легла рядом со мной, тесно ко мне прижавшись. Пребывая в сонном состоянии, погладил её по спине, отчего она успокоилась, а после заснул.

В эту ночь мне снилось; что я бреду по заснеженным полям на направлении дыма, шёл я долго, чувствовал как замерзают на холодном ветру пальца, а затем поднявшись на холм неожиданно оказался так близко к источнику дыма… Горел город в ярком огне, люди кричали от боли. Неожиданно я перенёсся прямо в этот город и оказался посреди пылающего огня, чувствуя его нестерпимый жар. А затем мне навстречу вышла девушка лет шестнадцати на вид, прижимая к груди обгорелое тело младенца и посмотрев мне в глаза, тихо проговорила:

— Это твоя вина, принц Эшарион. Если бы не ты мой первенец и муж были бы живы… Живы!

Растерявшись с ответом, я отвёл глаза, чувствуя на себе этот полный боли взгляд и сделал шаг назад, но…

Открыв глаза, я, ошеломлённо посмотрев в белый потолок своей комнаты и тяжело вздохнув, утёр левой рукой пот. А после перевёл взгляд на сестру, что обхватив мою правую руку, устроив голову на плече как на подушке.

Попробовав освободить руку, я почувствовал, как сестра её сжала между ног, а сейчас всеми силами пыталась не улыбнуться, однако уголки её губ предательски подрагивали.

— Леди Ди, ты не надела амулет ментальной защиты, поэтому я чувствую, что ты не спишь.

— Давай немного так полежим, Эш, утренний колокол был недавно, он меня и разбудил. — Тихо мне ответила принцесса, а сама как я чувствовал, резко загрустила.

— Беспокоишься, что я скоро покину дворец? Буду тебе писать…

— Эш, ты не возьмёшь меня с собой? — грустно спросила Эдита, — да, я знаю, что этого не позволят, но…

— Прости, но здесь я бессилен.

— Знаю, потому мне так грустно. — Ответила она и улыбнулась. — Кстати, твоя невеста очень красива, видела её вчера, когда ты её вёл по дворцу. Жаль не смогла поговорить, мне постоянно нужно посещать уроки. Ты знаешь как это гадко? Постоянно говорят о традициях империи, законах, учат танцам и письму…

— А мне нравилось учиться.

Эдита в ответ насупилась и больно ущипнула меня за бок, показывая, что не разделяет моих взглядов, а после проговорила:

— Мне нравятся только уроки по владению мечом, ну и когда мама объясняет мне, как пользоваться магией. Это ты такой умный, что мог даже спорить с учителями по любому вопросу.

— Если не будешь учиться, останешься глупой. А глупых девушек замуж умные мужчины не берут.

— Ненавижу тебя.

Вздохнув, я попытался высвободить руку, потому что она начала неметь от неудобной позы, но Эдита мне это не позволила, так что мне пришлось задействовать вторую руку, сначала разжимать ноги, а пока я искал где Эдита ударила по мне целой волной эмоций связанных с возбуждённостью… А затем раздался неожиданный "ой" и моя правая рука была освобождена. Подняв её вверх я принялся перебирать пальцами чтобы разогнать застоявшуюся кровь, между тем спросив:

— Почему ты голая?

— Ты сам сказал, чтобы я раздевалась, когда ложусь в постель. — Посмотрела мне в глаза сестра с хитрой улыбкой на губах. — Тебе не понравилось?

— Глупый ребёнок. Знаешь, что будет, если сейчас зайдёт твоя мать и сорвёт с нас одеяло? — посмотрел ей в глаза с недовольством.

— Прости, Эш. — Залившись румянцем, произнесла Эдита, отведя взгляд. — Для тебя это будет неудобно, хоть ты и докажешь что не трогал меня. А если бы мне было пятнадцать?

— Ничего бы не изменилось.

— Вот почему ты такой? — надулась Леди Ди, — например взрослые подружки Калерии постоянно говорят о том что с удовольствием спят со своими братьями, ради того чтобы в будущем, при инициации, они стали сильнее.

— Мне это известно. Только принимают участием в этом ещё и отцы этих девушек; полные, постоянно пахнущие вином…

— Фу, Эшарион, даже думать противно, но для этих девушек это нормально, ведь чем сильнее маг — тем дольше он остаётся молодым и живым. — Улыбнулась Эдита и легла на мою грудь, а после посмотрела в глаза, а после облизнула губы. — А тебя бы хотели увидеть очень многие в своей постели, Эш…

— Пусть хотят, только не увидят. Меня полностью устраивает существующий порядок дел. — Снисходительно улыбнулся в ответ, на что сестра с недовольством на меня посмотрела. — Не забывай, отношения между императорской семьёй строго регламентированы: "Принцам и принцесса драконьей крови запрещено вступать в кровосмесительную связь, иначе их плод будет проклят духами".

— Северяне тоже внимательно следят за тем, чтобы их детей не прокляли духи, но они могут быть в одной постели, если носят амулеты безбрачия. Право на удовольствие в постели у них никто и ни с кем не ограничивает.

— Да, но всё это возможно только после того как северянин признаётся взрослым. Тебе рано думать о таких вещах. — Осторожно подхватив сестру, я положил её рядом, а сам встал с кровати, пользуясь тем, что стою спиной, поправил своё хозяйство в шортах из мягкой ткани, а после направился в туалетную комнату, но остановился возле дверей, посмотрел с улыбкой на Эдиту и проговорил:

— Ты всегда будешь моей сестрой, Леди Ди.

После чего вошёл в туалетную комнату, чувствуя как Эдита поняв меня правильно, стала эмоциональным фонтаном из недовольства, возмущения и тихой ярости… А затем пока я делал свои мокрые дела, успокоилась и спустя пару минут появилась в комнате уже надев нательное бельё, представляющее собой сорочку и проигнорировав меня зашла в туалет.

А я ведь знаю, что она уже успокоилась, в принципе Эдита из тех людей что вспыхивают, быстро горят и утихают. Так что и мной она со временем перегорит. Эх…

Сидя за столом библиотеки, я задумчиво просматривал текст книги, ведя поиски то чего хотел. Однако всё что рассказывалось в книге, это не более чем старые сплетни ставшие мифами. Захлопнув книгу, я подхватил её и понёс на её место, чтобы вернув зацепиться взглядом за объёмный том, на корешке которого было написано: "Традиции и законы Севера", после чего только нервно дёрнул щекой.

Для меня воспитанного в морали двадцатого века многое считается дикостью. А ведь придётся следовать, чтобы не стать "белой вороной". Пока спасает только статус принц, где всё регламентировано. А вот начиная с помолвки и дальше, всё будет сложнее… Хотя местные не замечают подобной сложности, для них это естественно.

— Эшарион. Брат, можно тебя отвлечь? — раздался голос Дарнира, и он показался в проходе между стеллажей императорской библиотеки, уверенно направляясь ко мне, — слышал, я нашёл себе невесту.

— Да, поздравляю, брат, — ответил ему, задумчиво скользя по корешкам книг указательным пальцем, — надолго ты убивался по своей фаворитке.

— Эшарион, она мертва, пусть её дух будет спокоен. — Спокойно ответил мне старший из сыновей, хотя я почувствовал его тихую боль. — Лучше скажи, эта Ноа…

— Она моя. — Тихо ответил ему.

— Понял. — Опасливо пробормотал Дарнир, откровенно испугавшись, а затем улыбнулся. — Поздравляю брат, говорят, она нежна и притягательна. Хороший выбор, а то многие уже начали думать, что ты из мужеложцев…

— Ты прекрасно знаешь о моём даре, знаешь и о том, как увеличивается потенциал магов, если они оказываются в одной постели с более одарённым будущим магом. — Сухо ответил я ему, а затем посмотрев в глаза. — Зачем ты пришёл, Дарнир?

— Мне нужна твоя помощь. Ты же знаешь что я по праву следующий наследник…

— Благодаря мне — ты наследник и ты жив последние пять лет. Чем я ещё должен помочь тебе, брат? Ты знаешь что, отказавшись от права наследования, я заставил очень многих отвернуться от себя. Сейчас у меня нет никакой власти.

— А если я прикажу.

— Обернись.

Обернувшись, Дарнир внимательно осмотрел стеллажи с составленными полками с книгами с корешками разных цветов, небольшие столики для читателей библиотеки и серо-чёрную стену дворца, выполненную, как может показаться из цельного камня, но это была лишь магия, объединившая отдельные каменные блоки, и наконец, проговорил:

— Вижу стену.

— Если не хочешь трахать эту стену, как лучшую любовницу за все прожитые годы, лучше не начинай подобный разговор. — Смотря ему в глаза, сухо проговорил в ответ. — Если ты не забыл, я отказался от престола не просто так. Давай вернёмся к праву наследования, мой дорогой брат. Есть право старшего, а есть право достойного, именно им пользуется император, если посчитает что один из сыновей больше других, достоин, занять престол. Ты прекрасно знаешь, что хотел отец. Так же ты знал, как поступите вы трое. А так же ты можешь догадываться, как пришлось бы мне поступить, если бы я действительно хотел получить корону и трон императора.

— Прости, Эшарион. Прости, брат. — Отвёл взгляд Дарнир, и устало сел на корточки, упёршись спиной на стеллаж. — Мне известно, что случилось бы потом, и я не могу сказать, что не попытался бы этого сделать.

— Дарнир, я сделал достаточно. Больше помощи не будет. — Ответил старшему наследнику и, развернувшись, направился в закрытую секцию библиотеки.

— Прости брат и спасибо. — Громко проговорил Дарнир мне в спину.

Ложь. Какая же мерзкая ложь брат. Ты с удовольствием снёс бы мне голову, если бы мог, а всё потому, что я защищал вас, братьев, от самих себя и вынашиваемых планов в отношении друг друга. Тьфу…

Итак, мне нужно несколько книг из секции, где хранятся в основном книги по магии нужные для моих изысканий. Так же нужно не забыть и забрать все свои тайные дневники, слишком много в них того что я вытащил из глубин своей памяти и могу применить для улучшения благосостояния Империи.

Думаю до полуденного колокола ещё достаточно времени, Ноа сейчас готовится к аудиенции что пройдёт в тронном зале, после того как императорская семья закончит обед. А на самой аудиенции мне необходимо присутствовать, это самое лучшее время для покушений на любых лиц империи. Всего пять лет назад, я ощутил это на себе.

Огромный тронный зал, где к трону выложена специальная дорожка из белого камня, на которую ступал вошедший через врата тот, кто пожелал аудиенцию и кто хочет задать вопросы императору. По краям дорожки стоят колоды из белого камня, они подпирают потолок, но так же они являются сложным магическим артефактом, защищающим просящего у императора. Именно по ней проходили когда-то дипломаты от князей альтов, королей севера, грозных правителей западных островов.

Сейчас на белой дорожке были двое, уже немолодые барон и герцог, объясняющие императору возникшую между ними проблему…

Сам император сидел на троне на трибуне из камня, справа располагался трон наследника, сейчас пустующий, а ниже по ступеням располагались малые троны для императриц, сейчас занятые все. Было, разумеется, и кресло придворного мага, располагающегося на третьей ступени, сейчас оно было занято.

Дети не присутствовали на аудиенциях, но старшие наследники спокойно это делали, сейчас они были среди придворной знати, разодетой в цветастые и богатые одежды, украшенные камнями и золотом. При этом от всех них пахло букетом ароматов, где человек мог задохнуться без очищающего воздух амулета. А ведь эти амулеты создали в тот момент, когда придумал использовать духи чтобы скрыть яд.

Спрятавшись от лишних глаз за деревом стоящим у окна усыпанного мелкими сладкими плодами, я терпеливо ожидал, когда закончится спор между бароном и герцогом, и наконец, дождался:

— Вы занимаете слишком много моего времени своими спорами. — Устало проговорил император Дарий. — Мы обсудим этот вопрос в рамках совета, я распоряжусь, чтобы мне предоставили информацию, по поводу спорного рудника.

— Как прикажите, мудрейший император. — Поклонился барон и отошёл, присоединившись к числу придворной знати.

— На всё ваша воля, мой император, — ответил герцог, смерив всех присутствующим, презрительным взглядом двинулся к выходу.

Не успел он выйти, как стража отворили двери перед баронессой Вернадской. Выглядела она более чем изумительно, белое платье, оголяющее плечи, высокая причёска и немного косметики превратили её в настоящую принцессу. Так же в руках девушка держала свёрток белой ткани.

Я даже ощутил зависть от Клэр и Милены, считающих себя самыми красивыми девушками во дворце. А вот мужчин собравшихся в зале нельзя было не прочитать, слишком уж много слишком много в них было желания. Как хорошо, что они носят амулеты ментальной защиты, иначе девушке было бы неприятно, ощутив такую гамму эмоций, но она всё равно видела их преисполненные желания взгляды, но сумела заставить себя не обращать внимания на них.

Пройдя по белой дорожке, баронесса подошла вплотную к ступеням и опустилась на одно колено, склонив голову.

— Поднимись. — Раздался спокойный голос отца. — И говорил.

— Я Ноа, дочь барона Дорна Вернадского, мой император — Поднявшись, уверенно проговорила девушка. — Пришла просить у вас защиты, от посягательств Вильяма, графа Савроса, убившего моего отца и дядю, обезглавив наш род.

— Мне известно это, Ноа Вернадская, дочь Дорна и Валерии. — Поднялся император с трона, а затем поклонился, продолжив. — Граф Савроса будет осуждён в соответствии с законами Империи. У тебя есть что добавить.

— Да, мой император, этим кинжалом был убит мой отец. — Развернув, протянула она вперёд кинжал, от которого разило магией.

Один из рыцарей Чёрного дракона подошёл, осторожно взяв кинжал и свёрток, после чего передал его Блейт Зергу, придворный маг недолго размышлял, а после поднялся, повернувшись лицом к императорской семье, проговорил:

— Работа и магия альтов, мой император.

— Мне уже доложили, что граф Савроса — предатель Империи, позволяющий альтам спокойно гулять по нашим землям. С этого момента, граф Савроса и члены его семьи лишаются права на свои земли, лишаются статуса графской семьи Империи, их дальнейшую судьбу решит суд. Это моё слово.

— Благодарю, мой император. — Снова поклонилась девушка. — Только что делать теперь мне?

— Мне ведомо, что вы лишились всех своих родных, юная баронесса Вернадская, да, теперь этот титул по праву ваш, но пока вы не стали взрослой вам потребуется защитник. Мой сын Эшарион уже вам знаком, а с этого момента он станет вашим женихом. Есть ли у вас что сказать, Ноа Вернадская?

— Я согласна. Но, при одном условии…

— Каком условии? — улыбнулся император такой неожиданной дерзости.

Придворные даже казалось, перестали дышать, так как слышать подобную наглость из уст столь юной девушки им ещё не приходилось.

— Он не лишит меня права владеть мечом, в знак того что я — дочь рыцаря Чёрного Дракона. — Гордо проговорила девушка, а после опасливо опустила взгляд.

— Эшарион, что скажешь на это ты? — окинув взглядом зал в моих происках, спросил отец.

— Принимаю условие юной баронессы, — ответил, выйдя я, из-за дерева, заставляя расступиться придворную знать, подошёл к баронессе, — прекрасно выглядите, многие, как и я, сражены вашей красотой.

— Благодарю вас за комплимент, мой принц. — Несколько растерянно ответила она.

Сняв с плеч плач с вышитым на нём личным гербом, я набросил его на плечи баронессы, а после застегнул на застёжку с выгравированным на ней головой дракона. Девушка осторожно коснулась застёжки, смутившись, а затем осторожно поцеловала меня в щеку, как и требовала такая короткая церемония. После этого с трибуны спустились мои отец и мать, после чего по очереди поцеловали нас в лоб.

— Мой младший сын обручён. Сегодня будет вечер в эту честь. А пока оставим молодых и вернёмся к делам Империи. — Поднявшись на трибуну, заявил он и опустился на трон.

— Идём, — шепнул я своей невесте, взяв её за руку, и повёл из тронного зала.

Покинув тронный зал, мы не став останавливаться для того чтобы получить поздравлений от людей что были за дверями, поспешили в коридор. Где свернув в тупик, я быстро огляделся, а повёл свою невесту проверенным тайным ходом прямиком в свой рабочий кабинет. Стоит отдать должное, девушка не кричала и не сопротивлялась, хоть ей и пришлось бежать за мной.

— Пожалуйста, садись, — указал я ей на кресло, и девушка беспрекословно подчинилась, принявшись осматриваться.

Отойдя к проёму в стене и приложив силу провернув его, открыл свой тайник с артефактами, из которых выбрал два, а после, подойдя, положил их перед Ноа на стол.

— Надень и влей свою энергию, постарайся не снимать их даже ночью. Эх, надо было вчера позаботиться о твоей защите, но я не проверил и забыл…

— Мой принц…

— Для тебя — Эшарион, Ноа.

— Это нормально для вас?

— У меня других титулов и нет, так что… — улыбнулся, посмотрев ей в глаза, — всё в порядке.

Ноа тем временем надела оба амулета и влила свою магию, на что они среагировали и активировались, заглушая её эмоции. Хотя для меня они оставались лишь немного приглушёнными, неважно, сколько бы амулетов ментальной защиты не надел на себя человек, его эмоции я почувствую.

— Только не ожидайте, что я буду согревать вашу постель до свадьбы. — Тихо проговорила девушка, не смотря мне в глаза. — Я благодарна, что вы спасли меня, но этим всё и ограничится…

Как приятно встретить человека что не боится меня, а вот девушка сурова… Ни капли страха, лишь голая решимость в своих словах, хотя нет, немного сомнения всё-таки присутствует, ну и благодарность, вперемешку с болью.

— Меня это устраивает. — Наполнив кубки соком, один из них предложил девушке, что его приняла с благодарной улыбкой и сделала несколько маленьких глотков, смачивая горло. — Поверь, если бы мне нужна была просто игрушка для постели, мне было бы несложно найти её здесь, во дворце.

— Эшарион, вы…

— Нет-нет, "Эшарион, ты…" — покачал пальцем с улыбкой, — хорошо?

— Не поверю, что ты в меня влюбился.

— Ты мне интересна, знаешь, я уже и забыл, что мог с кем-то вот так поговорить из девушек во дворце. Однако, ты права, — поднеся губок к губам, посмотрел на сок и грустно улыбнулся, — подобные вынужденные браки редко когда обрастают любовными чувствами. Все зависит только от нас с тобой…

Сделав несколько глотков, я послал волну проверить, что происходит во дворце и попал на тот момент, когда церемония только заканчивается и все расходятся…

— Мне непонятно, что теперь делать. — Тихо проговорила Ноа. — Люди в моём баронстве ждут меня, но…

— Неважно, что будет дальше, теперь я буду рядом с тобой, тебе сейчас просто необходима моя защита и поддержка. — Ответил ей со слабой улыбкой, а после, допив сок, прошёлся по кубку огнём и вернул его на стойку. — Не переживай, самое сложное впереди — это только вечер в честь помолвки…

— Где тебе нужно присутствовать, Эшарион, а не снова бродить по тайным ходам дворца. — Строго проговорила мама, войдя в мой кабинет. — Простите, если прервала.

— Нет, императрица! — вскочила с кресла девушка и, попытавшись низко поклонится, приложилась головой об стол. — Ай…

Баронесса плюхнулась на пол и принялась потирать ушибленный лоб, при этом, не проронив не слезинки. Опустившись рядом с ней, обеспокоенно посмотрев на неё, осторожно коснулся лба и наложил целебные чары. Девушка, посидев спокойно, дождавшись пока закончится лечение, а затем кивнула, выражая благодарность, сразу поднялась на ноги.

— Ты в порядке? — посмотрела на неё мама.

— Да, Эшарион, то есть…

— Ноа, перестань, всё в порядке. — Успокаивающе проговорила мама и тепло улыбнулась. — Зови меня — Эйруэн, как и полагается. Сейчас ты невеста моего сына, а значит вправе так меня называть, особенно когда мы наедине, как сейчас. Эшарион, ты её не запугивал?

— Мама…

— После твоего шестнадцатилетия не хочу слышать этого слова из твоих уст. Пора бы тебе уже повзрослеть окончательно, ты уже жених.

— Хорошо, мама, — кивнул головой в знак согласия, но только поджал губы, так как это был уже не первый подобный разговор с моего совершеннолетия. Ноа, а тебя попрошу пойти со мной, тебе нужно подготовиться к вечеру, обещаю, что верну тебя сыну вовремя.

— Да, им… Эйруэн. — Вышла из-за стола баронесса.

— Пойдём, твой рыцарь тебя потеряла по дороге сюда и ждёт за дверью…

— Эшарион, будь внимательнее на вечере. Если потребуется, можешь использовать всё что умеешь. — Проговорила мне мысленно императрица.

— Меня не нужно просить.

* * *

Выйдя из тронного зала, наследник неспешно направился в свои покои, чтобы подготовится к вечеру в честь помолвки его младшего брата. Сопровождаемый рыцарями и несколько тайными стражами, он добрался до покоев, войдя, активировал защиту, после чего замер, смотря на гостью, что сидела к нему спиной…

— Не стоило тебе приходить, Мелена. Да и как ты это сделала?

— Далеко не один Эшарион ходить по замку никем незамеченным. — Проговорила ему третья принцесса.

— Я помню, что видел тебя на…

— Это была моя служанка, а я ждала тебя здесь. — Поднялась с кресла и, подойдя, положила руки на плечи. — Ты решил завести невесту?

— Это было требование отца. — Отвёл взгляд Дарнир. — Мне пришлось подчиниться.

— Отец сильно болен, он хочет увидеть продолжение рода. Глупый отец, который совершенно не понимает своих детей и их желаний… — провела руками по груди принца, Милена, а затем отстранилась, — впрочем, это беда всех мужчин которые предвидят свой скорый конец.

— Что ты хочешь?

— Отпусти Эшариона, тебе с ним не сравнится, пусть хоть немного поживёт, с его проклятием его век будет очень недолог.

— Ради этого ты пришла сюда? Попросить за этого глупца?

— Эшарион гораздо умнее тебя, как бы ты не желал обратного. — Пройдясь по комнате, Милена поманила пальчиком наследника за собой и скрылась в туалетной комнате.

— Милена, это неправильно…

— Однако ты зашёл следом за мной, — проговорила девушка, раздеваясь, — знаешь, Дарнир, мне пришлось убить своего мужа в первую брачную ночь, чтобы никто не узнал, что ты был моим первым мужчиной…

— Милена… — протянул в ответ наследник, а затем отвёл взгляд, чтобы не созерцать обнажённое девичье тело, — мне это известно, но…

— Мой милый Дарнир… — подойдя к нему, расстегнула рубашку принцесса, а затем запустила руку в штаны, — ах, ты такой неумелый лжец, что просто обидно. Ты же знаешь, что ничего не случится…

— Хорошо, но только в этот раз, постройся приходить сюда не так часто.

— Ты меня ждал, признайся, — спустила его штаны, и крепко схватила его за член под корень Милена, а затем опустилась на колени, — так ты меня ждал?

— Это… Хух… Ай…

Облизнув член языком, Милена взяла головку в рот, немного прикусив её зубами, и подняла взгляд вверх, ожидая ответа.

— Да, ждал… — нехотя ответил Дарнир и схватил принцессу за волосы, заставляя взять его член в рот глубже.

Неожиданно остановившись, Милена отпрянула и выпрямилась, после чего улыбнулась и поманила наследника пальчиком, приглашая следовать за собой в ванну. Сняв штаны до конца, Дарнир запечатал вход в туалетную комнату магией и предвкушающе улыбнувшись, двинулся следом за своей любовницей…

Глава 6. Вечер

С тёмным капюшоном на голове, молодой мужчина, в сопровождении двух верных людей, двигался по улице верхнего города. Его путь пролегал мимо поместий знати, где ни одно сооружение при этом не было похожим на другое, это было своеобразным соревнованием между аристократией Империи. Добравшись до одной из башен, дальней от ворот, мужчина дождался, пока один из его сопровождающих обменяется с одним из стражников мешочком со звякнувшими монетами и наконец, путь был открыт.

Подобные проходы были почти во всех башнях связанных окольцовывающей стеной весь верхний город, они нужны были для того чтобы стража патрулирующая нижний город могла получить подкрепление из гарнизона верхнего города.

— Желаю насладиться этой ночью… — тихо проговорил молодому мужчине в спину немного пьяный стражник.

Ничего не ответив, молодой мужчина

только презрительно поморщился, а после уверенным шагом двинулся по узкой улочке, а затем резко оказался на освещаемой тусклыми светильниками широкой улочке, где быстро сориентировался и отправился прямо к неприметной двери. Открыв двери, он лишь обменялся взглядами с охранником, пропустившим его без слов, а после прошёл в небольшой зал.

— Какой сюрприз, нас посетил принц, — довольно улыбнулся сидящий диване обитой тканью, мужчина.

Принц не стал отвечать на приветствие, пройдя, опустился на такой же диванчик напротив, вперившийся в хозяина этого места внимательным взглядом. Мужчина лет тридцати, худощавого телосложения, встретив его взгляд, только поджал губы и коснулся волос юной девушки, ублажавшей его:

— Принеси мне чего-нибудь попить.

— Слушаюсь, хозяин. — Тихо ответила ему девушка.

— Пошла, — отвесил ей по попе смачный шлепок мужчина, довольно улыбаясь, — хороша егоза, столько страсти…

— Сколько ей лет? — спросил Вильям.

— Это неважно, мой принц. Жаль они быстро изнашиваются, постоянно нужно искать замену, а после учить. — Поднявшись, мужчина натянул на себя штаны и развалился на диване. — Слава духам, новые мотыльки есть всегда. Не желаете попробовать кое-что изысканное сегодня?

— Герберт, сначала разберёмся с делами. Почему сорвался план?

— Мне это неизвестно. — Прямо ответил ему Герберт. — Мои люди не позволили бы утечь информации о подготовке.

— А от этого пострадало сразу пять моих союзников! — повысил голос Вильям, вскочив, выхватил меч из ножен, направив его на хозяина заведения. — Ты знаешь, Герберт, как я не люблю, когда всё идёт не по плану… Кто передал информацию капитану?

— Мне. Это. Неизвестно. — Разделяя слова, повторил мужчина, спокойно смотря на кончик меча принца, а повернувшись, взял кубок наполненный вином предложенный юной девушкой, проговорив ей. — Отдыхай.

Вильям некоторое время смотрел в холодные глаза хозяина этого борделя и нехотя вложил меч в ножны, а после опустился обратно на диван. Герберт, довольно прихлёбывая из кубка, лишь демонстративно расслабился, наблюдая за принцем, однако его взгляд был колким.

— Сегодня во дворце торжественный вечер…

— Эшарион заполучил себе невесту, довольно симпатичную на мой вкус.

— Завидуете?

— Она возразила императору, поставив условия. — Губы второго принца изогнулись в слабой маниакальной улыбке. — Эшариону придётся помучится, таких сложно ломать… Только больше удовольствия доставляет не итог, а сам процесс. Жаль, что потом становится неинтересно.

— Да, непреклонного принца, уважают и ненавидят очень многие. Он похож на гремучее озеро. Тихая и спокойная водная гладь. — Проговорил Герберт, задумчиво заглянув в кубок, и щёлкнул по нему пальцем, отчего вино пошло волнами. — Однако потревожить этот покой и начинается опасная реакция, способная уничтожить всех кто окажется вокруг.

— Ты его боишься?

— Я хочу жить, мой принц, и желательно долго. — Указал хозяин борделя на принца. — Поэтому я вас и предостерегал вас от конфликта с четвёртым принцем с самого начала нашего союза. А опасаться Эшариона нужно. Возможно, именно он и сумел узнать наш план.

— Это правда?

— У меня есть и свои источники. Все люди слабы перед удовольствием что доставляет им красивая женщина, а им невозможно насытится… С каждым разом его хочется всё больше и больше. Поиск удовольствия всегда было бичом людей, а вкус запрета очень сладок.

В этот момент охранник ввёл в зал обнажённую девушку в подавляющем магию ошейнике, она была юна и соблазнительна даже по меркам альтов. Волнистые светлые волосы до пояса, приятные черты лица, нежный бархат кожи… Однако всё портил взгляд которым она смотрела на всех вокруг.

— Это подарок, мой принц. — Указал рукой на альту, Герберт. — Она невинна и строптива, думаю, вам понравится.

Подойдя к ней, Вильям погладил её по щеке кончиками пальцев, получив в ответ полный ненависти взгляд ясных голубых глаз, на что только улыбнулся и, обойдя её вокруг, коснулся кончиков ушей и вдохнул запах волос, спросив:

— Она нема?

— Нет, пришлось наложить чары немоты. Хотя те, кто её поймал, сначала хотели отрезать ей язык.

— Мне нравится, — коснулся кончиком пальца розового соска принц, — всем известно как чистокровные альты ненавидят людей. Что она чувствует?

— Ей страшно.

— Не бойся, альта, не бойся. — Ласково провёл рукой по щеке девушки Вильям. — Я считаю, что удовольствие, меняет людей и альтов гораздо сильнее, нежели боль. Тебе понравится…

* * *

Терпеливо ожидая свою невесту, встал в коридоре, ведущем в праздничный зал, мысленно наблюдая за собирающейся знатью, ощущая их эмоции и "громкие мысли" и лишь невесело ухмылялся.

Что я могу изменить в этом мире? Немного. Мне неизвестен секрет пороха или чего-то ещё из благ цивилизации, всё, на что я могу опираться это общее образование и разные мелочи, но и этого достаточно. Это немного, но и немало, тем не менее, я не хочу ничего менять. Пусть этот мир сам движется к цивилизации своим путём, а я просто и дальше буду жить в нём. Мне и без реформаторства проблем достаточно.

Уловив приближение Ноа, я вышел из угла к отдельному входу в зал и наблюдал, как она медленно приближается в белом платье, украшенном чёрными лентами, как это и было положено по церемониалу. Брайана Леер, не пришла с ней, ей полагалось войти вместе с остальными гостями, но я видел что ей пришлось надеть платье, было видно, что ей очень неудобно в таком виде, так как она нервно сжимала рукоять меча.

— Моя баронесса, — тепло улыбнулся Ноа, предложив руку, — вы готовы?

— Да, мой принц, — ответила она, сумев справиться со смущением, крепко сжав ей, — простите, мне немного не по себе от такого.

— Ты привыкнешь, Ноа. — Уверенно проговорил я и направился прямо к воротам, которые распахнула стража, впуская нас, немного склонился и шепнул ей. — Не отходи от меня и ничего не бойся.

— Эшарион, а тебе не страшно? — шёпотом спросила у меня моя невеста.

— Нет, мне нельзя бояться. — Ответил невесте мысленно, вызвав у неё удивление. — Тебе тоже не следует, иначе они почувствуют себя сильными и забудут бояться.

— А кого они боятся? — осторожно спросила Ноа

— Меня.

Прервав разговор, девушка воздвигла стены, защищающие её разум. Одобряюще улыбнувшись Ноа, мы неспешно спустились по лестнице в зал и двинулись ко столу за котором были гости из знати сидевшие за длинным столом, но их оказалось гораздо меньше, чем я ожидал. Подойдя к месту по главе стола, которое полагалось нам сегодня, отметил, что ближайшие места были заняты членами императорской семьи за исключением несовершеннолетних детей и Вильяма, что было странным, так как он никогда не пропускал подобные мероприятия. Усадив девушку за место во главе стола, а после сел сам. В этот момент поднялся мой отец, чувствуя его эмоции, я только незаметно поджал губы, но он лишь радостно улыбнулся и поднял кубок и проговорил, обратившись к нам:

— Сегодня счастливый день, мой младший сын нашёл себе невесту. Могу сказать многое, но просто пожелаю: будьте счастливы!

— Будьте счастливы, — сказали императрицы.

— Будьте счастливы, — повторили мои братья и сестра.

Однако моя мать не стала повторять эти церемониальные слова, поднявшись с кубком в руке, посмотрела на нас и проговорила:

— Найдите друг друга в снегах и никогда не отпускайте. Да хранят вас Таис и Олма. — Произнесла она нужные слова в соответствии с традициями северян, а после села.

Все гости тоже пожелали нам счастья, но вот слова северян повторили только двое из гостей…

— Эшарион, напомни, что такое Таис и Олма? — тихо попросила Ноа.

— Неразлучные звёзды. Среди северян считаются символом обручённой пары, готовящейся к свадьбе. — Ответил ей и добавил. — Перекуси немного, скоро придётся исполнить первый танец, а после принимать поздравления от гостей.

Ноа тихо вздохнула, показывая в этом вздохе как её всё это утомило. Накрыв её левую руку своей, я несильно её сжал и лишь кивнул. Девушка не смутилась и лишь вопросительно посмотрела на меня, а после слабо улыбнулась.

Немного перекусив за столом, мы вышли из-за него и немного отойдя, остановились. Мой отец, взяв мою мать за руку, повелительно махнул рукой. Музыканты переглянулись и начали играть медленную мелодию свадебного танца, исполняемые на арфе, скрипке, флейте и как не странно пятиструнной лютне, так похожей на гитару.

Посмотрев на неё задумчивым взглядом, так как впервые видел подобный инструмент во дворце, я вспомнил как учился играть вместе с приятелями, даже вроде были какие-то успехи, но не более того… Мне нужен инструмент только чтобы побаловаться и поностальгировать, не более.

Осторожно приобняв девушку, держащуюся несколько скованно, я уверенно повёл её в танце, отмечая, что ей приходилось тяжело танцевать, хотя она и умела. Когда мелодия закончилась я отвёл её к столу, а музыканты продолжили играть, даже вышла молодая жена герцога Адлера с заплетённой в волосы белой лентой в знак того что она считается второй и младшей женой и начала петь:

— Не пошиты брачные наряды,

Ещё не звенят колокола.

Лишь сердца двух бьются в ритме,

Полные, желаний и огня.

Бегите в ночь со счастливой вестью,

Отныне — вы семья…

Песня называется "Помолвка в Лореле", однако графиня спела только три куплета из неё, упустив часть про родителей невесты и первую ночь.

Мы стояли возле стола и просто перекусывали, многие из гостей тем временем танцевали, а к нам направился один из приглашённых дворян.

— Мой принц, позвольте вас поздравить у вас прелестная невеста, — подошёл ко мне граф Форнард, — примите моё искреннее восхищение, баронесса. Разрешите преподнести вам этот маленький подарок.

Граф извлёк из кармана маленькую шкатулку и протянул её баронессе, но я остановила Ноа, немного сжав руку и проговорил:

— Не разрешаю, граф Форнард, — мягко улыбнулся в ответ, — дарить подарки невесте — это моя обязанность.

Встретившись со мной взглядом, граф лишь прищурился и невесело улыбнулся:

— Похоже, что ваш характер не изменился, принц Эшарион. Ваша невеста будет страдать от этого.

— Легко осуждать, нося шило в сапоге. — Заметил я в ответ. — Простите меня, граф, вы получили, орден Заката?

— Вы редко бываете на вечерах, мой принц, я получил его за заслуги перед империей за захват одного из южных островов, теперь носящий имя моей жены, Лейле.

— Поздравляю, и много вы потеряли людей, захватывая остров?

— Более двух сотен, но это жертва была во благо Империи, мой принц.

— Да понимаю, только вот в Империи все становится объектом торга, продаётся все. Даже честь.

— Вы считаете, что честь можно купить, принц Эшарион?

— Настоящую — нет, но, граф Форнард, вам будет сложно продать то, чего нет. — Пригубил я вино с лёгкой улыбкой, смотря на его неизменившееся выражение лица, хотя внутри он лишь на миг был возмущён.

— Прошу меня простить, принц, мне нужно отойти.

Граф поклонился, развернулся и двинулся к небольшому коридору, ведущему в туалетную комнату, а я лишь проводил его колючим взглядом.

— Кажется, ты поступил несправедливо. Он просто хотел сделать подарок. — Проговорила Ноа, бросив на графа быстрый взгляд.

— Чтобы быть справедливым, нужно для начала быть добрым. А быть добрым — сложно, поэтому я отвечаю людям взаимностью. — С улыбкой проговорил я Ноа. — Его шкатулка содержала в себе подарок, способный смертельно удивить тебя.

— Даже так? — правильно всё поняла юная баронесса.

— Добро пожаловать в императорский дворец. — Шутливо улыбнулся в ответ.

После этого к нам подходили и поздравляли с помолвкой, говорили тёплые слова, а мне приходилось принимать их улыбаться в ответ. Ноа сначала держалась, а потом начала уставать от всего этого и подобрав момент я поднялся с ней по лестнице и проведя по небольшой коридору по которому мы и вошли в зал, завёл в комнату для отдыха, созданную как раз для того чтобы обручённые могли спрятаться от внимания дворян.

— Отдохни, Ноа, нужно ещё продержаться часть вечера.

— Теперь я понимаю, почему ты избегаешь такого. — Тяжело вздохнула она и осторожно опустилась в кресло, чтобы не помять платье.

— Кто рассказал?

— Служанка сегодня помогавшая убраться в комнате, точнее она меня немного отругала… — отвела взгляд девушка, — так же она сказала, что вы сами убираете свои покои и только отдаёте бельё. Это из-за того что ваша мать — северянка?

— Да, это первая причина, вторая заключается в том, что я не люблю жить в грязи. Мне противна мысли о том что меня как немощного старика будут не только обстирывать, но ещё и мыть… Впрочем, даже мои братья не разделяют подобных взглядов. Есть личные служанки нужные не только пошоркать спинку принцу.

Баронесса недоверчиво посмотрела на меня и лишь поджала губы проговорив:

— Ты меня обманываешь.

— Нет, но, похоже, что вечер закончится скоро. — Скучающе проговорил в ответ, проверив дворец ментальной волной. — Завтра мы, скорее всего не встретимся, мне нужно закончить дела и поэтому поговорим сейчас. Старайся держаться меня или моей матери, но будь осторожна с моими братьями и сёстрами.

— Всеми?

— Можешь общаться с Эдитой, но только наедине. Она хорошая девочка.

— Простите Эшарион, но не много ли у вас врагов?

— Врагов у меня мало, но лучше обсудить этот вопрос в более уединённом месте.

В этот момент из зала донеслись крики до нашей комнаты, орали мужчины, и ревела в голос одна девушка. Было прекрасно слышно суть конфликта: девушку снасильничали, хотя по эмоциям и громким мыслям мне было понятно, что всё далеко не так.

Ноа поднявшись, собралась вернуться в зал, но я лишь покачал головой и кивнул в сторону неприметного тайного хода, возле колонны, после чего открыв его, протянул ей свою руку с вопросом:

— Ты пойдёшь со мной?

— Пойду. — Ответила она, после недолгих раздумий и взяла за руку.

— Пойдём.

Уверенно утянув за собой девушку, я закрыл тайный ход и зажёг светляк чтобы, пройдя немного, выйти на небольшую площадку, скрытую от глаз, с которой открывался вид на открытую одну из малых дуэльных площадок дворца.

Ноа встала рядом со мной и немного дрожала, наблюдая, как дуэлянты встали напротив друг друга и готовятся к бою. Это был граф Форнард и старый барон со знакомым гербом, но имени я его не помнил…

— Эта дуэль нечестная. — Проговорила Ноа. — Граф собирается избить старика.

— Граф настолько же известный бабник, как и воин. Скольких дочерей и жён он опорочил — не счесть. Да, старику не повезло, граф один из боевых магов. Мне сложно назвать его сильным, но…

— Мой сын сегодня обручился, а вы решили испортить всё кровью. — Устало проговорил император и бросил белый платок. — Духи рассудят этот бой.

Все замерли в тишине, наблюдая за падение белого кусочка ткани… Лёгкое касание и граф замер с выдвинутым наполовину мечом из ножен, а затем упал набок и захрипел. Барон, спокойно подойдя к своему лежачему противнику, достал широкий меч из ножен, замахнувшись, отрубил ему голову, что вызвало у многих дам судорожный вздох. Рядом со мной Ноа только испытала испуг и отвела взгляд.

— Вспомнил, барон Барен. Они известные маги-менталисты. — Спокойно проговорил баронессе. — А это третья причина, по которой я ненавижу торжества во дворце. Ненавижу смотреть на бессмысленные смерти.

— Но, честь…

— Его дочь сама зашла к графу, когда он был в туалетной комнате. Можно сделать интересный вывод из всей этой ситуации…

— Какой вывод.

— Слабость женщины — это её оружие, но не следует забывать, интрига — губит своего создателя, рано или поздно. А теперь пойдём, тебе нужно отдохнуть.

— Мне не нужно… А ничего что мы уйдём?

— Если будут спрашивать, говори: Эшарион тебя связал, засунул в рот кляп и тащил на себе в покои.

— Мои слова могут неправильно понять, а у тебя могут возникнуть проблемы.

Весело улыбнувшись в ответ, я ничего не сказал и двинулся вперёд. Девушка немного испугалась моего веселья, даже не взяла меня за руку, но двигалась следом, рассматривая особенны архитектуры подземелий дворцового комплекса. Спустившись на два уровня ниже, я провёл её по узкому мостику над пятым уровнем, а она увидела скелета и уже откровенно испугалась, догнав меня, взяла за руку.

— Не бойся, они не опасны.

— Он здесь не один?

Многозначительно промолчав в ответ, остановился и принюхался к свежему воздуху, идущему откуда-то неподалёку, но не стал менять маршрут и спустя десять минут вывел нас в мой кабинет. После чего посмотрев на девушку, собравшую на себя паутину и пыль, применил бытовые чары, убирая грязь, а после почистил и себя.

Баронесса, будучи очищенной потоком тёплого воздуха, благодарно мне кивнула и устроилась в кресле напротив моего стола и принялась следить за мной взглядом. Подойдя к полке с книгами, я взял одну из них, открыв на нужной закладке, быстро пробежался взглядом по тексту, а после подойдя, протянул её невесте:

— Долина, где находятся владения, Вернадского баронства и графства Савроса, раньше называли Драконьей. Не расскажешь, почему так?

— Раньше говорили, что там живёт дракон, но это было лет триста назад, только долину местные так и называют Драконьей.

— Понятно, а что на счёт артаарских руин?

— Они есть, но никто не мог пройти через ворота. Даже мой отец ходил вместе с магами Башен, но ничего не получилось. — Развела руками девушка. — Они даже попробовали пробить гору, но несколько магов погибло после того как чары отразились обратно…

— Именно это я хотел услышать. — Облегчённо улыбнулся в ответ, а обойдя стол, устало опустился в кресло.

По крайней мере, эта часть плана исполнилась как надо, теперь осталось только добраться до руин. А там уже возникнут иные сложности, тем более эти двери, но больше меня волнует, что находится за ними.

— Эшарион, можно спросить?

— Конечно, Ноа, спрашивай и не проси разрешения.

— Я тебе нравлюсь, как девушка или для тебя это просто игра?

— Давай ты спросишь об этом через год, а за это время постараемся узнать друг друга лучше. Я страшный, не правда ли?

— Этого я не говорила. Но не могу сказать, чтобы ты мне нравишься или напротив, отвратителен. — Смотря мне в глаза, ответила баронесса. — Я хочу понять, чего ты хочешь от меня?

— Будь моей невестой, о большем просить не могу.

— Постараюсь.

— Тебе не нужно стараться, просто будь собой, баронесса Вернадская. Не хочешь поесть? Могу с кухни еды принести.

— Спасибо, Эшарион, я не голодна, но я бы хотела вернуться в свои покои.

— Перестань меня бояться. — Весело улыбнулся в ответ и покачал головой. — Давай провожу, мне всё равно подолгу не спится.

— А есть тайные ходы в мои покои? — осторожно спросила баронесса.

— Нет. Потому они и были предоставлены тебе. — Обходя стол, ответил ей и открыл двери. — Мне важно чтобы бы ты была в безопасности, пусть и в сам небезопасном месте Империи Чёрного Дракона.

Выведя девушку из кабинета, я обнаружил неподалёку от дверей в её покои её верного рыцаря всё ещё в вечернем платье. Увидев свою юную госпожу, она, было, шагнула навстречу, но увидев меня, осталась на месте и терпеливо ждала.

Подойдя, я вежливо улыбнулся Брайане, а после, пожелав ей и Ноа спокойной ночи, развернулся и пошёл в обратном направлении, послав ментальную волну, считывая кто и где находится во дворце. Многие уже спали, другие ко сну, несколько человек предавались страсти. Однако вечер закончился, сейчас в зале остались только император и императрицы, ужинающие за одним столом.

Однако принцы в данный момент находились в своих покоях, Дарнир за столом и его мысли касались государственных дел, Вильям чего-то ждал, однако его быстро меняющиеся мысли было тяжело считать, а Кристоф учился сидя за книгами по магии.

Надо проверить печать на одном из тайных выходах из дворца и запечатать заново, но уже более надёжно.

Спустившись вниз, я достаточно быстро спустился на шестой уровень, идя навстречу потоку свежего воздуха, вышел по узкому коридору, где было бы сложно пройти грузному человеку, наконец, достиг выхода и выглянул. Выход оказался расположен в верхнем городе, спрятанным за декоративной изгородью, но судя по моим следам больше здесь никто не проходил, а значит путь оставили для того чтобы кто-то вошёл. Вернувшись назад, я принялся ожидать, проверяя окрестности и вскоре, наконец, появились двое, один из которых нёс на себе ещё спящую девушку, видимо опоенную сонным зельем, иначе удивительно, как она не проснулась от такой бережной переноски.

Двое мужчин оказавшихся магами неспешно вошли в подземелье и выйдя на перекрёсток остановились, обмениваясь друг с другом мыслями:

— Ты помнишь маршрут?

— Нам нужно направо, а после только прямо, а на втором повороте свернуть налево и подняться по лестнице к выходу.

— Вильям спятил, приказав притащить её сюда.

— Это просто подарок. Причём очень дорогой, учитывая, сколько стоит чистокровная альта.

— Всегда приятно прийти туда, где тебя не ждут. — Негромко проговорил, обращаясь к магам. — Вам не кажется, что вы преступили законы Империи?

— Атакуем!

Один из них швырнул в меня метательный кинжал наполненный магией, но я лишь отмахнулся от него создав расщепление, одновременно с этим метнув в него разрыв, от которого он уклонился, метнувшись за колонну, которая взорвалась, обдав его каменными осколками. Второй, нёсший альту, тем временем положил девушку в небольшое углубление, чтобы её не затронула магическая битва, и метнул в меня два огненных шара, не достигнувшие меня, распались, залив всё вокруг огнём.

— Это, Эшарион.

— Если сможем убить — Вильям доплатит.

Подняв кокон защиты, спасаясь от подступающего огня, только краем глаза отметил, что они готовят что-то мощное и ударил чёрным огнём в своих противников, понадеявшихся на свои защитные амулеты, но диким воем сгорая заживо, уже ничего не успели сделать.

Подойдя к телам, на которых всё догорало чёрное пламя, я вдохнул запах палёной кожи и только тяжело вздохнул, а направил руку в сторону прохода, создав чары разрыва. Взрыв и этот узенький коридор перестал существовать до самого выхода на поверхность, оказавшись заваленным камнем и землёй. Мне в лицо лишь ударила пыль, а я лишь поднял тела слуг Вильяма и заключил их в сферы расщепления, где они стали распадаться на мельчайшие части, похожие на прах. А затем подошёл к альте, не задетой скоротечной битвой.

Итак, здесь чистокровная альта, ну или эльф, если судить по её заострённым ушам загнутым назад, а полукровок можно определить по ушам которое просто торчат вверх. Вот только что мне с ней делать? Убивать её глупо, но дворец — это последнее место, где ей можно быть. Ладно, разберусь…

Забросив девушку на плечо, я посмотрел на следы недавней битвы и только хмыкнул, отметив рассыпавшиеся прахом трупы, а после поспешил в направлении покоев Малграфа, но не в них, а рядом с ними, но спустился на третий уровень и занёс альту в небольшую комнату, где даже сохранилась кровать, и поспешил дальше.

Покои Малграфа я нашёл сразу, но не смог в них пройти, так как мой учитель как обычно повесил мощные защитные чары, что способен легко разрушить, но соблюдал приличия. Найдя его мысленно, при этом за довольно занятным занятием, пробил защиту его амулета ментальной защиты и осторожно проговорил:

— Малграф, прости что отвлекаю, но дело срочное.

— Эшарион, это… Хорошо. — Несколько недовольно отозвался боевой маг. — Сейчас буду.

Подождав некоторое время, кивнул Малграфу, вышедшему в халате на голое тело, но с мечами и комплектом защитных и боевых амулетов, а после повёл его в направлении комнаты, войдя, указал ему на спящую альту.

Боевой маг, подойдя к ней, осторожно осмотрел её и даже наложил исцеляющие чары, после чего потрогал ошейник на шее украшенный камнем и проговорил:

— Ошейник для магов-рабов. Неприятная штука. Она недавно была в постели с кем-то, сейчас немного подлечил. Что с ней делать?

— Не знаю. Мне альты не нужны, создают слишком много проблем. Убивать тоже не за что, поэтому думаю, продержим её здесь, а после вывезем из дворца и оставим на волю духам.

— Вывозить буду я, не так ли?

— Можешь её себе забрать, только непонятно что она вообще из себя представляет. Может, будет тебе помогать.

— Не буду я этого дела. Она не вещь, Эшарион.

— А я и не считаю её вещью, Мал, но мне как принцу нельзя связываться с альтами, тем более с чистокровными.

— Придумаю, как её вытащить из дворца. А ты не ходи посреди ночи… У меня тоже есть дела. Она ещё долго будет спать.

— Тогда желаю тебе стойкости, и спокойной ночи. — Укрыл девушку одеялом, что лежало здесь, и направился к выходу.

Немного подумав, я сменил маршрут и направился на кухню…

Беспокойно ворочаясь в постели Ноа не могла заснуть, а потом встала, услышав шаги за дверь, немного приоткрыла её и увидела, что мимо неё прошла Эйруэн Орнстейм, держа в руке ножны с мечом. Быстро схватив амулеты защиты, выполненные в форме браслетов, баронесса неспешно направилась за четвёртой императрицей, которая немного пройдя по коридору, спустилась по узкой лестнице на этаж ниже и вошла в какую-то комнату.

Ноа оглянулась и увидела рыцарей в чёрных доспехах, идущих к ней по главному коридору южного крыла и быстро спустившись по лестнице, вошла в дверь и быстро спряталась за манекеном.

Эйруэн тем временем отошла к противоположной стороне зала и выхватив меч наполнила его магией и с взмахом направила эту волну в защищённый магией манекен, только немного покачнувшийся от удара. Посмотрев на это женщина, только улыбнулась, не вкладывая силы в удар, принялась разминаться, постепенно увеличивая скорость движений.

Ноа замерла, наблюдая как императрица, имеющая вид двадцатилетней девушки, закрыв глаза, сражалась с невидимым противником, а затем остановилась и тяжело дыша, смахнула пот со лба и обернулась, проговорив с лёгкой улыбкой:

— Опасно гулять по ночам, Ноа, тем более во дворце.

— Простите императрица, просто мне не спалось.

— Ты же видела сегодняшнюю дуэль.

— Она не выходит у меня из головы.

— Тебе просто нужно к этому привыкнуть, как в своё время пришлось мне.

— Просто в здесь всё оказалось несколько иным, чем я ожидала… Столица меня удивила и испугала. — Растерянно проговорила баронесса.

— Да, Фейдраг сложный город, здесь переплелись красота, страх и кровь. Главное не забывать, что ты пока ещё жива и старайся сохранить это как можно дольше. — Проговорила императрица и села прямо на пол. — Кем бы ты ни был, куда бы ты не шёл, всегда есть тот, кто желает твоей смерти, а здесь их больше чем гнуса на северных топях.

— А сегодняшняя дуэль, был ли в ней смысл? Эшарион сказал, что девушка сама вошла в туалетную комнату к графу и… Его убили.

— Эшарион всегда знает гораздо больше, чем другие. Эта черта пугает очень многих в этом дворце и за это его всегда хотят убить. Он никогда не жалуется, это его отличительной чертой с самого раннего детства…

— А каким он был?

— Долго рассказывать, но все привыкли видеть его с книгой в руках. — Тепло улыбнулась Эйруэн. — Тебе никто не досаждает? Не запугивает?

— Нет, наоборот избегают, словно боятся, но не меня.

— Они опасаются, тени Эшариона за твоей спиной или не тени…

В этот момент в малый заклинательный зал вошёл четвёртый принц, неся на одной завёрнутый в ткань пирог, а во втором держал кувшин.

— Сегодня не до сна очень многим во дворце, вы не желаете перекусить? Пирог мясом только из печи и кувшин молока никогда не будут лишними…

Эйруэн переглянулась с Ноа и лишь улыбнулись, двинувшись столику, с которого принц смахнул на пол деревянные мечи, а после вытащил из ящика три кубка, наполнив их молоком…

* * *

Древний город артааров, располагался прямо внутри горы на западном побережье Империи. При зарождении Империи Чёрного Дракона многие маги осели здесь, построив Фарнадскую башню, чтобы исследовать древний город в поисках новых магических знаний. Однако пусть в него лежал через огромные врата, открыть которые маги не могли сотни лет, но сумели, расшифровав алфавит древней расы.

Молодой магистр Фарнадской башни, Айлек Риис, недавно разменявший столетний юбилей, неспешно поднялся по ступеням на самый верх и посмотрел на две огромные колоны, создающие неполную арку, и лишь торжествующе улыбнулся.

— Магистр Риис, посмотрите на это, — подошёл к нему один из учеников башни, имени которого он не знал, и протянул ему артефакт, однако магистр, осмотрев его, только вздохнул, магическая структура этого предмета была слишком сложна, — мы нашли его возле подземных врат, которые пока не можем открыть…

— Передай его на хранение и возвращайся к работе. — Сухо проговорил магистр. — Маг должен постоянно постигать новое, ученик.

— Магистр, а можно..?

— Возвращайся к работе. — Проговорил магистр.

Не доходя до арки, магистр посмотрел на группу магов башни, буквально излазившие странный артефакт, структурно связанный с аркой и выполненный из неизвестного метала с то зажигающимися, то исчезающими символами. Магистр задумчиво почесал, выбритую и выдубленную солёными ветрами, щеку и подойдя, коснулся одной из колон.

Ощутив огромное количество магической энергии внутри неё, магистр попытался осторожно коснуться одной из силовых линий, но тут же произошла реакция. Отвлёкшись на крики молодых магов принявшихся быстро записывать изменения, он увидел, как на странном устройстве вспыхнули разом все символы. А колонны неожиданно засветились, и от них разошлась прозрачная волна… Миг, все маги и ученики башни были объяты прозрачным пламенем, не успевая даже закричать, просто исчезли, рассыпавшись малым количеством пепла. Магистр, оказавшийся не затронутый этим, лишь проглотив вставший в горле ком, а после гулко рассмеялся…

Через некоторое время по лестнице на горы вбежал ещё один магистр, но уже более солидного возраста, что говорили его морщины и подбежал к уже успокоившемуся коллеге и спросил:

— Айлек, что случилось? Где маги исследователи.

— Вирднард, мой старый друг, я наконец-то понял, почему это не работает. Мы, слишком глупы, не зная как снять защиту.

— Айлек, какая защита?

— На этом артефакте, — махнул рукой вверх магистр, — установлена защита, подобная тому, что мы ставим на хранилище, чтобы они не стали добычей воров. Здесь она другая — от дураков.

— А кто эти дураки?

— Мы. А сейчас принеси мне загадку Заркама и дай трёх магов…

— Магистр!

Оба магистра обернулись и увидели молодую девушку-ученицу возле подъёма, которая тяжело дышала и кашляла, а затем добавила:

— Нижние врата открылись, вы должны это видеть!..

Глава 7. Отъезд

Появившись в небольшом обеденном зале южного крыла, где сейчас завтракали Ноа Вернадская и её рыцарь, принцессы Калерия и Эдита, подошли к столу и старшая из сестёр проговорила:

— Приятного аппетита, баронесса.

— Простите, принцессы, я… — начала подниматься Ноа.

Брайана Леер, поднялась из-за стола, но не успела сделать шага назад, чтобы отвесить поклон, как была остановлена повелительным жестом пятой принцессы.

— Не вставайте, поешь лучше, за едой нет места спешке. Так говорит Эшарион, — проговорила Эдита, устроившись рядом с ней, — его с тобой нет?

— Он с самого утра чем-то занят. — Ответила баронесса, рассматривая Эдиту. — А я решила погулять по дворцу, если конечно можно…

— Я тебе всё покажу, но сначала поешь, — дружелюбно улыбнулась Эдита.

— А вы не хотите?

— Думаю, найдётся место для парочки лакомств…

Принцессы устроились за столом, они вкусили несколько лакомств. После этого они все вместе направились в прогулку по дворцу, прошли по центральной галерее, где было выставлено двадцать пять статуй императоров династии Драконьей крови.

— Ты помнишь легенду об императоре Чёрном драконе, Ноа? — спросила Калерия, — остановившись перед статуей молодого мужчины лет тридцати с тяжёлым взглядом исподлобья запечатлённого в камне, — говорят, что он был рождён драконом, но стал человеком устав наблюдать за постоянными войнами между древними королевствами, которые раньше существовали на месте Империи.

— Да, я изучала историю Империи. — Задумчиво проговорила баронесса. — Насколько я помню, он был сильным магом, способным огнём сметать крепостные стены… Только мне непонятно одно, как он умер?

— Сейчас мы этого не узнаем, кто-то говорит, что его отравили, и он умер. Кто-то говорит, что он покинул дворец, оставив корону и трон своему единственному сыну, рождённому в браке с принцессой королевства Мальта. Некоторые же говорят, что он, закончив свою работу по восстановлению порядка, снова обратился драконом и скрылся в небесах… Кстати, Эшарион смотрит на всех так же когда злится. Пойдём, я покажу тебе кое-что.

Калерия уверенно повела за собой баронессу, которая несколько растерянно посмотрела на Эдиту, но принцесса в ответ лишь улыбнулась.

Пройдя по коридорам центрального дворца, они вышли через ворота северного крыла, открыв двери, оказались на каменном крытом мосту. Пройдя ещё немного, они оказались перед его окончанием.

Ноа подойдя немного посмотрела, куда указывала четвёртая принцесса с улыбкой, проговорив:

— Вот это происходит, когда Эшарион злится.

Баронесса посмотрела на расположенную внизу серую массу из расплавленного камня, только сглотнула, увидев, что камни моста были так же оплавлены. А после задумчиво посмотрела на Калерию, спросив:

— Что случилось?

— Эшарион разозлился и разрушил целую башню.

— Калерия перестань, ты зря её пугаешь. — Недовольно проговорила Эдита, смерив взглядом сестру и пояснила. — Тогда с нами жил дядя Бернард. Однажды созвал всех принцев и решил потренироваться с ними. Он ударил Эшариона и сломал ему руку. Эшарион не заплакал, нет, он ударил дядю магией с такой силой, что выбил им главные ворота, а затем в башне начался пожар…

— А чёрный огонь плавил даже камни, и это все что осталось от неё. — Махнула рукой Калерия, на каменную массу, довольно улыбаясь. — Так что будь с ним осторожней, Ноа, если разозлишь его, можешь повторить судьбу башни.

— Хватит её запугивать. — Тихо проговорила Эдита, посмотрев на сестру, которая услышав знакомые нотки, даже перестала улыбаться. — Не слушай её баронесса, когда-то она была довольно близка с братом, но её испортили. Сейчас ей есть дело лишь до красивых мальчиков с большими достоинствами.

— Ах ты…

— Почему вы опять ссоритесь? — тихо спросила подошедшая Аниса.

— Только не ты…

— Я помню, как он читал нам сказки в укромном месте библиотеки, где мы прятались от излишнего внимания наших матерей, а ты Калерия пряталась от учителей и даже просила найти истории про благородных героев и…

— Это было слишком давно.

— Эдита правильно сказала — ты испортилась.

— Вы ещё слишком маленькие чтобы всё понимать. — Смерила она младших сестёр высокомерным взглядом, подойдя к баронессе, смотря в её глаза проговорила. — Эшариона по праву называют — самым опасным человеком во дворце. А ведь ты уже знаешь, как он поступил с теми, кто хотел его убить… Мне пора, скоро у меня занятие по верховой езде.

Калерия двинулась обратно провожаемая взглядами младших принцесс и скоро скрылась за воротами, захлопнувшихся за её спиной с противным скрипом несмазанных плохо смазанных петель.

— Не обращай внимания на её слова, Ноа, — улыбнулась Эдита, — Эшарион гораздо добрее, чем все желают его выставить и во многом лучше жителей этого дворца.

— Только Эшарион не любит когда ему угрожают. — Добавила Аниса с грустной улыбкой.

— А вы общаетесь?

— Нет, Ноа, мне запретили делать это. Моя мать слишком сильно его боится. — Тихо ответила ей шестая принцесса и лишь качнула своими длинными волосами. — Хотя бояться нужно совсем других людей.

— А что случилось с дядей Бернардом? Эшарион же его не…

— Не убил. Лишь переломал много костей. После этого лежал у целителей почти месяц, а после покинул дворец и уплыл на южные острова…

— Давай покажем ей интересные части дворца, — предложила Эдита, с весёлой улыбкой, но с непониманием посмотрела на грустное лицо младшей сестры и спросила. — Что случилось?

— Ничего, Эдита. Просто мне грустно, что Эшарион уезжает…

— Мне тоже, но его невеста ничего не видела во дворце, так что пойдём и всё ей покажем. — Уверенно взяла она за руку сестру и баронессу и потянула за собой.

Девушки немного расслабились, через несколько секунд уже более весело обсуждая маршрут экскурсии для баронессы, прошли через отворившиеся посредством магии ворота и скрылись во дворце…

* * *

С самого раннего утра прибыли казначеи, принявшиеся считать мои трофеи, добытые в подземельях замка, при этом отдельно работал маг, проверяя их на подлинность, а так же изучал артефакты, что мне было попросту не нужны, а Малграфу не интересны. Дело шло медленно, но, тем не менее, шло, всё-таки у меня набралось пять больших сундуков забитых полностью. На мелкие расходы я оставил себе тысячу золотых империалом, а вот остальное забрали казначеи, предоставив мне два векселя на каждый из которых на сто тысяч золотых империалом, а маг ещё один на пятьдесят тысяч, что было выше моих ожиданий. Ведь как оказалось, некоторые предметы были ценны из-за своей исторической ценности, например, корона первой принцессы Василики, которую считали утерянной, обошлась императорской казне в пять тысяч золотых монет.

После этого я некоторое время собирал свои вещи, большую часть багажа составили мои дневники, куда я записывал не только то, что мог вытащить из глубин своей памяти, но и некоторые идеи которые планировал воплотить уже здесь.

Звон полуденного колокола заставил меня прерваться и отправится в малый зал, где сейчас собрались остальные члены императорской семьи. Войдя, лишь прошёлся взглядом по присутствующим и проговорил:

— Доброго дня.

После чего занял своё место и принялся ожидать, наблюдая за мысленным диалогом между Эдитой и Анисой, шестой принцессой выделяющейся из всех членов семьи вьющимися золотистыми волосами, но оттенком бледнее в отличие от матери, но обладающей такими же глубокими голубыми глазами.

— Эшарион, значит, ты скоро уезжаешь? — спросила меня Инесса Валенс, первая императрица, — прости, что вчера не поздравила вас с баронессой с помолвкой.

Первая императрица не выглядела старой, несмотря на свои сорок семь лет. Она выглядела по моим меркам молодой женщиной тридцати лет, обладающей густыми прямыми светлыми волосами и пронзительными карими глазами, вкупе с немного резкими чертами лица была волевой женщиной.

— Ничего. Вчерашний вечер омрачили дуэлью, поэтому я и покинул его. — Спокойно проговорил ей с дежурной улыбкой. — Что же до вопроса, мне же нужно помочь своей невесте в управлении баронством. Не стоит мужчине перекладывать такую ответственность на хрупкие девичьи плечи.

— Кажется, ты стал взрослее, неужели будешь просить меня дать тебе совет, как и где, гулять по ночам в поисках… — получив вежливое покашливание матери, Вильям прервался, смотря на меня с интересом.

— Ночные приключения слишком затратны, поэтому я предпочитаю их избегать. Мне достаточно и того что я имею сейчас, не думая что моя невеста будет рада слушать слухи о моих хождениях в ночи.

— Жаль, что ты так думаешь. Живём мы только раз, поэтому и стоит попробовать все удовольствия, что дарует нам жизнь.

— Если охота за удовольствием лишает человеческих черт, то такая охота бессмысленна и опасна, ведь кто-нибудь может посчитать охотника — диким зверем, а после и поступит с ним советующим образом.

— Нужно вести охоту с умом. Если поступать бездумно, многое можно потерять. — С прищуром посмотрел на меня второй принц, кончиками пальцев поглаживая кубок. — Терять добычу всегда неприятно.

— Верно, но осторожности тоже нужно учиться и осознавать, что другой охотник может быть гораздо опытнее, сильнее и опаснее. — Ответил ему, немного приподняв в улыбке правый уголок губ. — Не претендую на чужую добычу, главное чтобы мою не уводили.

— Добычу не стоит делить. —

Проговорил Кристоф сидевший молча. — А тем более, забирать.

Посмотрев на него, Вильям только кисло сморщился, но не успел ничего ответить, как вошёл отец с улыбкой на лице и опустился на своё место. Обведя взглядом свою семью, он, взяв ложку, первым попробовал подданный на стол суп, проговорив:

— Приятного аппетита. Эшарион, мы обсудили с лордами твои идеи касательно добычи шахтовым методом и пришли к заключению, что так уменьшим смертей среди шахтёров. Это была очень умная идея, откуда ты её подчерпнул?

— Я отразил в докладе как пришёл к этой идее, — проговорил в ответ отцу и нехотя добавил, — при этом ещё и сам постоянно ползаю в подземельях и кое-что додумал.

— Хорошая работа, Эшарион, — склонил голову отец, — я доволен.

Его слова не вызвали особого восторга среди членов семьи, особенно была не рада новости Инесса, она когда-то была моим самым опасным врагом, но сейчас быстро успокоилась и в её мыслях отразились лишь сухие слова: "Он не наследник и скоро умрёт, так что можно ничего не предпринимать". Этим словам я даже слабо улыбнулся, но ничего не сказал… Пусть воспринимают это как радость от похвалы отца.

Император больше не стал затрагивать тем государства, находясь в приподнятом настроении, дал несколько комментариев по поводу платьев младших дочерей.

В общем, обед прошёл спокойно, после чего я вернулся в свой кабинет, устроившись в кресле, только обвёл взглядом свой пустой кабинет, лишённый моих личных вещей.

Какое-то ощущение неправильности и пустоты… Вот за это я и не люблю переезды, тем более что мне неизвестно как там будет на новом месте.

Осторожный стук в дверь и в мой кабинет вошла Клэр Фультаар и озадаченно посмотрела по сторонам, после чего обратилась ко мне:

— Не думала, что всё будет так быстро, Эшарион.

— А мне казалось, что вы знаете об этом уже давно. — Откровенно ответил третьей императрице, даже не делая попыток подняться. — Что привело вас ко мне, Клэр? После того как вы запретили мне приближаться к своей дочери, вы перестали уделять мне внимания.

— Дело матери заботится о своей дочери, а ты забивал её голову глупыми мыслями и идеями…

— Единственная ли это причина?

— Зачем задавать вопрос, если уже знаешь всё нужные ответы. Сложила императрица руки на груди. — Лучше ответь на один вопрос.

— Клэр не надо пытаться со мной играть, вы знаете, чем это заканчивается.

— Кого ты считаешь достойным наследником, разумеется, кроме собственной кандидатуры?

— А я себя никогда достойным и не считал. Власть — это только возможности, как считают мои братья. — Лишь снисходительно фыркнул от поставленного вопроса. — Никого, Клэр. Достойных власти не существует. Надеюсь, такой ответ вас устроит.

— Рада это слышать. А сейчас прости, мне пора. Желаю удачно добраться до своих новых владений. Будь внимательней в дороге, есть много опасностей, которые могут подстерегать на ней.

Клэр направилась было к двери, но она лишь глухо щёлкнула магическими засовами встроенными внутри и замерла, опасливо посмотрев на меня.

— Это угроза? — тихо спросил, поднявшись из кресла и обходя стол начал приближаться к третьей императрице, замершей возле двери, обернувшись лицом ко мне, — мне кажется, ты начинаешь забывать, почему тебя выбрали женой императора, полукровка. Тебе напомнить о внутренних договорённостях?

— Не тебе говорить об этом… Ах.

Шагнув к ней вплотную, опёрся ладонью на створку двери, заставляя прижаться женщину к ней спиной, а затем коленом развёл её ноги, заставляя натянуться её платье, заглянул в глаза, спросив:

— Хочешь снова испытать на себе, что бывает, когда ты мне угрожаешь, Клэр? Забыла?

— Не смей…

— А я буду. Ты это прекрасно знаешь. — Недовольно ответил ей с ледяным взглядом и немного поднял колено вверх. — Если меня встретит опасность в дороге, созданная чужими руками, я буду знать, чью голову можно будет повесить на шпили императорского дворца. Ты слушаешь меня, Клэр? Не отводи взгляд.

— Ах, прекрати… — ответила она с недовольным взглядом, — я и не собиралась ничего делать.

— Как же я люблю слушать ложь, смотря в глаза… Особенно когда знаю правду. — Ответил, смотря в глаза императрицы, и получил в ответ откровенный страх, сделал шаг назад. — Тебе же лучше следить за своими детьми.

— Ты ничего не сделаешь им, Эшарион. Ты не посмеешь.

— Морэн (Поздно). — Ответил ей на языке альтов и направился обратно за стол, взмахом руки отперев засовы на двери.

Опустившись в кресло, посмотрел безразличным взглядом на трясущуюся от страха и бессильной злости императрицу, найдя среди бумаг чертёж, простой колонки для накачки воды, сжёг его в синем пламени.

— Что ты хотел этим сказать, Эшарион?! — Повысила голос третья императрица. — Что?!

— Я сказал достаточно. — Сухо ответил ей. — А теперь покинь мой кабинет, освободи меня от удовольствия слушать твои истерики, они мне надоели за прошедшие годы.

Выйдя из моего кабинета, императрица громко хлопнула дверью и двинулась по главному коридору, в сопровождении стражи, пребывая в очень смешанных чувствах. Лишь невесело усмехнувшись себе под нос, развернулся и наполнил себе кубок соком, мысленно жалея, что это не вино, и сделал несколько глотков. Как вошла моя мама и внимательно посмотрела на меня, спросив:

— Что ты сказал Клэр, что она так разозлилась?

— Дал важный совет, но она, похоже, поняла его по-своему. — Ответил матери, отставив кубок, принялся перебирать бумаги в столе, откладывая в сторону те, что мне ещё могут пригодиться. — Мама тебе что-то нужно?

— Нет, просто зашла проверить, что ты в порядке. Пойду, тоже собирать вещи. — Направилась мама к двери и остановилась. — Чуть не забыла, Дарий хочет тебя увидеть, он будет после ужина ждать в сокровищнице.

— Спасибо. Обязательно приду.

Посмотрев на меня, мама лишь с улыбкой покачала головой и вышла из кабинета, направившись в свои покои, возле которых её ожидала Ноа вместе со своим рыцарем, не отходившей от неё ни на шаг. А я только ощутил, как по моей спине пробежали мурашки, после громких мыслей матери.

Нет, мне определённо нужно иметь под рукой запас алкоголя…

После ужина в компании с матерью и невестой, я по тайным ходам спустился на второй уровень подземелья и вышел прямо перед сокровищницей, нисколько не удивив стражу, увидевшую меня выходящим из завалившегося коридора. Пройдя мимо них, вошёл в открытую дверь, пройдясь, обнаружил отца, стоящего перед стеной на которой висело различное оружие, а перед ними на подставке лежал полутораручный меч первого Чёрного дракона. Навершие рукояти в форме головы дракона, рукоять простая, обтянутая кожей, однако ножны были украшены золотом и кусочками драконьей чешуи.

Отец в задумчивости водил по ножнам кончиками и даже не обернулся когда я, обступая сундуки с золотом и драгоценными камнями, различными произведениями искусства, выполненные в камне или металле, приблизился к нему, лишь тихо проговорив:

— Скоро у этого меча будет новый хозяин, когда был в твоём возрасте, так же как и сейчас, я был здесь и касался этих ножен, но не думал, что это когда-нибудь случится…

— Естественный ход времени, а златое место пустым не бывает.

— Да, ты прав. Возьми что тебе нужно, Эшарион. Не могу же я тебя отпустить совсем без ничего.

— Золота мне хватит, но кое-что я возьму, — подойдя к висящим мечам, снял один из них и немного выдвинул из ножен, посмотрев на прозрачное лезвие внутри которого пробегали разряды магической энергии, — никогда не знаешь, что будет дальше.

— Лунная слеза, — произнёс отец имя меча, — ты уверен Эшарион, этот инструмент в умелых руках способен на многое.

— Пограничье всегда было местом, где слишком мало порядка, надеюсь, что мне не придётся использовать его по назначению. — Задвинув меч в ножны, повесил после молчаливого согласия отца на пояс. — Завтра покину столицу до обеда.

— Возьми это. Нельзя имперскому принцу, пусть и отказавшегося от престола, не иметь титула. — Протянул отец свиток с императорской печатью. — Копия будет завтра уже в имперской канцелярии.

Развернув свиток и пробежавшись по ровным строчкам текста, лишь невесело усмехнулся себе под нос:

— Графство Савроса значит. Неприятно будет выглядеть это назначение в глазах аристократов. Драконья долина — самый большой коридор для торговли с альтам.

— А так же самый большой канал для контрабанды. Вот им ты и займёшься. Теперь это твоя работа на будущие годы. Ведь кто-то же должен хранить Империю, пока остальные спорят о том кому сидеть на жёстком троне и носить такую тяжёлую корону.

— Благодарю отец, — слабо кивнул ему и улыбнулся, — полагаю на этом всё?

— Да. Не буду мучить тебя пустыми разговорами, тебе завтра в дорогу.

Оставив императора, который вновь вернулся к рассмотрению меча, я покинул сокровищницу и направился в свои покои.

В принципе мне в сокровищнице брать нечего, я давно уже взял всё, что мне нужно для своих исследований, единственно, что не мог взять без разрешения — это меч. Сегодня я исправил и эту проблему.

Войдя в свои покои, задумчиво обвёл их взглядом и посмотрел на приготовленные к завтрашнему дню кожаному доспехи с наклёпанными поверх пластинами, а затем положил свиток с указом к остальным бумагам и только недовольно пожевал губами, опустился на кровать и тихо спросил:

— Что случилось, Вацлав?

— Хочу поговорить, — создав чары против прослушивания и пройдя через комнату сев в кресло напротив меня, — мой принц, вы получили все данные о долине? Справитесь или вам помочь более…

— Спасибо, Вацлав, этого не потребуется. Мне известно, что в долине есть проблемы, помимо альтов, там ещё и пятый пограничный легион и ну и эти… Не помню как они себя называют.

— Мы пока ещё только собираем информацию, но с ними могут быть большие проблемы. Никогда не знаешь, чей кинжал вонзится в твою спину тихой ночью. Это пока всё что имеется, — перенёс мне по воздуху в руки тонкую книжку, — внимательно изучите, мой принц. А сейчас мне пора.

Поднявшись, глава тайной стражи Империи поднялся и направился к тайному ходу, но был остановлен мной:

— Вацлав…

— Да, мой принц.

— Будьте осторожны.

— Спасибо мой принц, вам тоже следует быть осторожным. Доброй ночи.

— Доброй ночи. — Ответил ему, ощутив, как он снял свои чары.

Немного подумав, принял ванну и вернулся в спальню, найдя в кровати притворяющуюся спящей Эдиту, после чего бытовыми чарами высушив себе волосы, лёг рядом и просто тихо уснул…

Утро началось для меня при ударе рассветного колокола, Эдита как не странно уже покинула мою спальню, а я быстро одевшись, пошёл в малый зал, где собрались остальные, медленно просыпаясь.

— Хорошо выглядишь, Эшарион, — оценила мой наряд мама, — напоминает одновременно одежды севера и юга, при этом лишённые парадных цветов.

— Нам предстоит дорога. Теперь пришла пора носить доспех. — Ответил ей и сел во главе стола, — доброго утра, Ноа, мэм Леер. Приятного аппетита. Как прошла вчерашняя прогулка, баронесса? Вы остались довольны?

— Да, мой… Эшарион. — Ответила мне баронесса и отвела взгляд.

— Да, ваш. Моя баронесса.

— Не дразни меня, — уколола она меня взглядом в ответ, добавив, — принцессы Эдита и Аниса рассказали мне многое о вас… За что я им благодарна. А после обеда они водили меня в центральную башню и показали… трубу для наблюдения за звёздами. Удивительно, но я не знала, что звёзды могут быть видны и днём.

— Телескоп, баронесса, это прекрасное зрелище. По крайней мере, я вижу, что вас предупредили не смотреть на солнце.

— Эдита сказала, что вы когда-то пошутили, что через него можно посмотреть на солнце только дважды. — Проговорила девушка. — Это несмешная шутка, Эшарион.

— Высмеивая смерть — не так страшно жить.

— Понимаю, что вам хочется познакомиться ближе, но давайте уже приступим к завтраку, нас ждёт дорога. — Спокойно проговорила Эйруэн.

Нехотя кивнув, улыбнулся невесте и приступил к завтраку более плотно. А после его окончания принялся следить за процессом переноса вещей из покоев и кабинет в дилижансы, украшенные гербом в виде головы чёрного дракона и восьми позолоченных звёзд, каждая из которых символизировала каждое королевство, включённое в состав Империи.

Между делом ко мне подошёл один из рыцарей Чёрного дракона, протянувший свиток, прочитав который я сразу же его сжёг. После чего нашёл Малграфа, который был в своих покоях и руководил процессом переноса своего скарба.

— Малграф, мы почти закончили.

— У меня тоже остались только эти два сундука. — Указал он на них, а после, увидев входящих слуг проговорил. — Здесь опасные алхимические реагенты, его нужно нести осторожно и поставить отдельно, иначе от вас и пепла не останется.

— Понятно, господин маг, так и поступим. — Ответил ему рослый мужчина, после чего они вдвоём взяли и медленно потащили сундук. — А он лёгкий…

— Поэтому и говорю что нужно аккуратней. — Добавил боевой маг, после чего обратился ко мне. — Как же я не люблю смену места жительства. Нам ещё и ехать две недели, если конечно нет желания бросить повозки.

— Ничего, все это лишь отнимает время и силы. Ты завтракал?

— Перекусил немного, пока не хочется. Сегодня свиные уши неплохо получились, довольно мягкие и приятные. Повара не переборщили со специями.

— Надо будет попробовать в дороге. — Кивнул ему в ответ. — Переменчивые ветра жизни, никогда не знаешь, куда с ними занесёт.

Малграф задумчиво посмотрел на меня, после чего вернувшиеся слуги забрали последний сундук, а он осмотревшись в пустых покоях и только тихо вздохнул… Похлопав его по плечу, я улыбнулся и направился к выходу, а он не спеша двинулся за мной.

Спустившись вместе с ним к главным воротам дворцового комплекса, я нашёл взглядом мать, а так же Ноа, беседующую с младшими принцессами. Так же здесь были и принцы…

— Вот мы и прощаемся Эшарион, — подошёл ко мне Дарнир, — или лучше называть тебя — Эшарион, граф Драконьей долины?

— За мной всё ещё статус имперского принца, если ты не забыл, Дарнир, — мягко улыбнулся ему в ответ, а после протянул руку, — надеюсь, ты станешь достойным престола.

— Я уже достоин. — Ответил мне наследник с самоуверенными нотками, но не пожал руку, развернувшись, удалился.

После отречения он и стал таким… Жалкое зрелище, как ни посмотри, а казалось наследный принц.

— Он тебе завидует и всегда завидовал, — заметил подошедший ко мне, Кристоф, — ты всегда был лучше, чем он. А Вильяма можешь не искать, он снова занят.

— А кроме желания обладать, ты чем-то от него отличаешься? — насмешливо улыбнулся третьему принцу, — впрочем, теперь это только ваше дело. Пока Кристоф, осторожнее по ночам, смерть — неприятная вещь.

— Я запомню, брат. — Ответил мне он, пожав руку. — Пусть духи хранят тебя в дороге.

Кристоф весело мне улыбнулся и ушёл во дворец, однако здесь всё ещё присутствовали все принцессы и императрицы, сейчас прощающиеся с матерью, причём выглядело это довольно тепло, как в принципе и чувствовалось…

— Эшарион, — улыбнулась мне Инесса, — жаль, что ты нас покидаешь. Но, это нормально птенцам покидать родительское гнездо.

— Рад, что вы так считаете, только бывают и птенцы-крикуны, жаль, что они никогда не взлетают, становясь паразитами, вечно нуждающимися в помощи родителей.

— Эшарион, перестань, — весело рассмеялась Милена, а затем быстро обняла меня и отстранилась, — буду скучать по колкому младшему брату. Калерия, иди сюда, попрощайся с братом.

— Глория… — повернулся ко второй императрице.

— Всё в порядке, принц, — тепло улыбнулась она, — ты хороший брат для своих сестёр.

В этот момент подошла Калерия вместе с младшими принцессами и баронессой. Приобняв сестру, которая была довольно прохладна по эмоциям, я только щёлкнул её по носу с весёлой улыбкой, отчего она нехотя улыбнулась, мыслями при этом находясь далеко от императорского дворца…

— Аниса, — положив руки на плечи, я лишь на краткий миг замер, а после поцеловал её в лоб, — сбереги себя и ничего не бойся.

— Брат, — несколько растерянно посмотрела она на меня, а после резко обняв, грустно проговорила, — не хочу, чтобы ты уезжал… Ноа пожила бы во дворце…

— Нужно принимать ответственность за собственные решения и напоминать о ней другим, какими бы порой ужасными не были они. — Погладил шестую принцессу по светлым вьющимся волосам и мягко отстранив, добавил. — Но порой стоит попросить помощи, чтобы принять решение.

— Эшарион?

— Всё будет хорошо, Аниса, — тепло улыбнулся ей, а после посмотрел на Эдиту.

Однако принцесса демонстративно смотрела от меня в сторону и ничего не говорила, отступив в сторону. Молча кивнув Клэр, которая лишь обеспокоенно смотрела на свою дочь и страхом на меня, я обратился к Мирасу:

— Капитан Альтар, мы можем выдвигаться.

Мама, услышав мои слова, окончила разговор с первой императрицей и подвела мне мою кобылу под узды, после чего оседлала свою и дождалась, пока это сделает Ноа при помощи Брайаны, выехала во главе нашего отряда. Малграф разместился на козлах вместе с молодым северянином.

Осмотревшись, я заметил, как вышел на балкон отец в сопровождении Арона, своего личного слуги, после чего сделал жест, принятый среди северян и приложил правую руку к левой стороне груди. Ответив ему таким же жестом, неспешно двинулся за последним дилижансом украшенным цветами императорской семьи…

— Эш! Эш!..

Остановившись, обернулся и поймал в свои объятья сестру и лишь принялся её успокаивающе поглаживать по спине, после чего отстранил от себя и присев на корточки тепло улыбнулся, осторожно смахивая слезинки со щёк, проговорил:

— Не нужно слёз, Леди Ди, мы ещё встретимся.

— Обещаешь?

— Тебе нужно быть сильной для этого, а сейчас я вижу маленькую девочка, что плачет от разлуки со старшим братом…

— Ты старше всего на три года. Но…

— Эдита Чернокрылая, пятая дочь двадцать пятого Чёрного

Дракона, слёзы это не всегда плохо, но для них должен быть повод, сейчас его нет. — Несколько строго ответил ей, а после осторожно обнял и громко прошептал. — Будь сильной, любимая сестра.

— Буду… Брат. — Смутившись, ответила она. — Но…

— Нельзя, Эдита. — Отстранил её от себя и ласково улыбнулся. — В моём кабинете в столе остались нерассказанные сказки. Обязательно почитай.

— Ты будешь мне писать?

— Буду, но письма нужно будет уничтожать.

— А сейчас утри слёзы, не стоит принцессе показывать их другим. — Погладив её по голове, запрыгнул в седло, пришпорил лошадь и поспешил по мосту на главную площадь, обернувшись, добавил:

— Мы встретимся снова, Леди Ди.

Догнав остальных двигающихся во главе отряда, получил вопрос от матери:

— Эшарион, ты чем-то озадачен?

— Жалею, чего изменить не могу. — Ответил ей, после чего обратился к Мирасу. — Двинемся по дороге на Эренхорм.

— Как скажите, мой принц.

Нет, я жалею, что упустил возможность…

Фейдраг мы покинули без каких-либо проблем и неспешно двигались по дороге, даже пообедали, не вылезая из сёдел.

Ближе к вечеру, мы вошли в небольшой лес, и нам навстречу выехал мужчина в простом доспехе и шлеме и подъехав ко мне, после моего приветственного взмаха. Подъехав ко мне, он снял шлем и показал своё светлое лицо, украшенное тремя мелкими шрамами, один из которых проходил через левую бровь, второй был на левой скуле, а третий был коротким, но грубым и разрывал правый уголок губ. Так же этот мужчина сорока лет был обладателем шикарных сросшихся бровей и не менее шикарной лысины.

— Мой принц, моя императрица, — по очереди склонил он перед нами головы, — у нас всё готово.

— Спасибо, капитан, не думал, что вы согласитесь на моё предложение.

— Вы мне помогли, мой принц, — склонил голову капитан Рыцарей Чёрного дракона, — теперь моё дело помочь вам. Не волнуйтесь, сейчас в лесу только верные мне люди, вы сможете нормально отдохнуть. Первый день путешествия всегда труден.

Согласно кивнув, мы вместе с обозом вошли в лес, где были приготовлены крытые повозки для перевозки вещей без цветов императорской семьи. После этого люди принялись переносить вещи и вскоре закончили, разместившись, уведя наши парадные дилижансы ближе к основной дороге.

— Сейчас мы двинемся через Эренхорм, — показал мне карту капитан, — потом свернём на Калинар, а потом уже достигнем крепости Восточных врат. Да хранят вас духи, мой принц. А сейчас мне нужно вернуться и продолжить путь.

— Спасибо, капитан и удачи. — Кивнул ему и он, развернув коня ускакал. — Мирас, поворачиваем на север, пойдём другой дорогой, теперь мы гораздо легче и нам не нужны мощённые камнем дороги.

Немолодой воин только кивнул головой. После этого он пересадил пять человек на козлы повозок, и наши караван двинулся по лесной дороге на север, чтобы спустя какое-то время остановится возле небольшой речушки, где мы и решили остановиться, устроив привал.

— Хорошая идея, но мог бы и со мной посоветоваться, — не слишком довольно проговорила мама, спешившись, принялась ухаживать за своим конём.

— Просто всё делалось в тайне, не хотел вовлекать лишних людей. — Ответил ей и тоже спешился, снял седло, привязав свою серую кобылу к дереву, оставил пастись.

— Не зови меня мамой, не забывай что с тобой северяне, — махнула рукой и направившись к баронессе и её рыцарю помогающей ей с конём.

Прощай дворцовая жизнь королевского дворца… Теперь передо мной другие условия и задачи. Эх, как же приятно вдохнуть столь приятный чистый воздух летнего леса…

* * *

Закрыв глаза, император Дарий сидел в своём кабинете, и устало закрыв глаза, вспоминал о события многолетней давности:

— Эшарион, не бойся, подойди. — Тепло улыбаясь, предложил он своему младшему сыну, который просто наблюдал за пустым тронным залом с возвышения трибуны, на которой стоял трон.

— Наверное, забавно наблюдать отсюда за придворными аристократами… — задумчиво проговорил Эшарион, держа в руках толстый том "Истории Империи".

— Лишь в первые годы, а потом становится скучно. — Улыбнулся Дарий, подхватив сына на руки, усадил на трон, а после сняв с головы корону, которую венчали шипы похожие на драконьи и водрузил ему на голову. — Скажи, что ты думаешь?

— Трон жёсткий и холодный, словно ты оказался в усыпальнице императорской семьи, а корона слишком тяжела и пахнет кровью… — тихо проговорил младший принц и снял её с головы, протянув отцу, спросив, — зачем нужна эта власть?

— Каждый находит в этом своё. — Приняв корону, Дарий водрузил её на свою голову, покрытую густыми чёрными волосами.

— Зачем она если нет общих требований к тому, кто сидит на этом троне и носит эту корону?..

— А разве можно что-то требовать у императора?

— Император — смертен, как и все. — Ответил ему принц и спрыгнул с трона и направился по ступеням вниз, остановившись внизу, топнув ногой добавил. — Если император может только смотреть на всех со скукой — зачем он Империи?

Не найдясь с ответом, Дарий только опустился на трон и проводил взглядом своего младшего сына, которому лишь недавно исполнилось шесть…

— Мой император, — раздался голос Арона, — вы спите?

— Нет, мой друг, это просто воспоминания…

— Мой император, мне приятно, что вы считаете меня своим другом, но…

— Арон, мы знаем друг друга с детства. Если бы не один случай, тебе бы пришлось носить сейчас герцогскую цепь, а не этот наряд…

— Вы сохранили мне жизнь, но…

— Проходи, Арон, — поднялся из кресла император, взяв лежащий на столе свиток, раскрыл его и пробежался по строкам, а после бросил в камин в жертву всепожирающему племени, — скажи, я плохой император?

— Вы, наш император…

— Когда-то я спросил у своего сына: А разве можно что-то требовать у императора? — усмехнулся себе под нос Дарий. — И знаешь, что он ответил?

— Я не присутствовал.

— Он сказал: Император — смертен, как и все. — Улыбнулся император. — Правильно говорят, юнцы бывают мудрее седых мудрецов. Эшарион всегда был таким… Жаль что я так и не смог его понять.

— О чём вы говорите, мой император.

— Я поступил глупо по отношению к нему, возжелав в минуты слабости передать трон как мне казалось более достойному… А он просто отказался от него. — Устало опираясь на стол, император опустился в кресло. — Как когда-то отказался подчиниться моему приказу. Сколько же я сделал ошибок…

— Вам нужен отдых, мой император, возможно летний дворец улучшит ваше здоровье…

— Да, море и солнце. Возможно, что мне это поможет лучше зелий, что немного унимают эту боль…

Глава 8. Дорога

Ночлег прошёл спокойно, только ближе к рассвету к ручью вышло стадо фархаров. Сильнее всего эти звери выделялись своим скелетом, а точнее шипами на спине, изгибающимися вперёд, а так же два рога, что закрывали енотоподобную голову. При всём при этом они напоминали больше яков из-за своих размеров и копыт, были всеядными, но никогда не охотились. Их шерсть ценилась магами-артефакторами, но она росла у них только на брюхе и была длинной и часто они теряли её во время весенней линьки… Один килограмм шерсти продавался по одинаковому весу золота. При этом их мясо не было пригодным в пищу, поэтому на них не охотились.

Позавтракав остатками от вчерашнего ужина, наш караван двинулся дальше. Всего в отряде Мираса было семнадцать воинов, трое из которых были женщинами, что было совершенно нормально среди северян…

— Эйруэн, — поравнялась с матерью и баронессой Хильда Фаренх, — как тебе дворец за эти годы?

— Прекрасная клетка, — откровенно ответила ей четвёртая императрица, — однако единственный выход из бесконечной череды кровавых битв между нами и Империей.

— Ты говоришь — "нами", но твой сын не носит косичек, он вообще северянин или трусливый имперский мальчик?

— Простите, Хильда, но что значит этот трусливый имперский мальчик? — вмешалась в диалог Ноа, немного охладив атмосферу.

— Мы все прекрасно знаем что магический дар растёт не только от тренировок, но и от того насколько сильный маг трахает тебя в постели. — Откровенно улыбнулась она, видя залившееся румянцем лицо баронессы. — Это же касается ритуала трёх ночей. Тебе его невозможно пройти, твоим первым мужчиной будет твой будущий муж.

— А этот ритуал…

— В Империи его не проводят, но он ознаменовывает то, что ребёнок стал взрослым. Он всегда проводится внутри семьи.

— Внутри семьи?

— Я тебе позже объясню, Ноа. — Проговорила Эйруэн.

— А знаешь, Ноа, меня больше всего поразило лицемерие, царящее среди аристократов Империи. — Улыбнулась Хильда, кивнув моей матери. — Ты же девственница?

— Да… — тихо ответила ей девушка.

— Это нормально, ты девушка, но пока ещё ребёнок. А вот ваши девушки чуть старше тебя с удовольствием уединяются с такими же мальчиками в тёмных уголках дворца, даже принцы делают это… Только знаешь что самое лицемерное во всём этом? Потом эти аристократки, найдя себе нормального партнёра в мужья, восстановят свою девственность за один золотой и войдут в храм духов в чистом белом платье девственно чистой невесты.

— Всё это связано с растущим магическим даром… — пробормотала в ответ Ноа.

— Да, мне это известно, но северяне поступают, как желают. Если хочешь — ляжешь с мужчиной ради удовольствий, хочешь — ради сильного магического дара, но в брак ты вступишь уже взрослой девушкой, а не девочкой за империал. Какой смысл в семье, если она начинается со лжи? Хотя возможно, имперцы с годами изменятся, вот Дарий же смог провести полноценный брачный ритуал северян. А какая проблема в твоём сыне?

— Он вообще никого не подпускает к себе. — Вздохнула Эйруэн.

— Драконья кровь… — задумчиво проговорила женщина, обернувшись ко мне, — а ты что скажешь, Эшарион?

— Ничего. А я удивлён, что с нами путешествует кто-то из королевской семьи Фаренх.

— Меня ничего не держит дома. Муж погиб на охоте, а свой дом я отдала дочери, когда сгорел её собственный, мои взрослые сыновья служат в армии, но пока не готовы к браку. Быть северянином — значит быть свободным, но не забывать свой долг перед семьёй и родной землёй.

Сидя на козлах, я неспешно правил повозкой Малграфа, который что-то искал по сундукам и не мог найти. Пейзаж менялась неспешно, было откровенно скучно, тем более что вокруг не было никого разумного. Услышав тихий стук, я сначала не понял, откуда он и даже остановил повозку, прислушавшись, перевёл взгляд на сундук…

— Что-то случилось? — подъехал к нам Мирас.

— Забыли о пассажире. — Проговорил, перебравшись внутрь фургона бросив колкий взгляд на Малграфа, который его не заметил, продолжая рыться в своём сундуке.

Открыв сундук альты, почувствовал острый запах мочи и получил полный обиды взгляд зелёных глаз, после чего девушка проворно выскочила из сундука, сбив меня с ног, побежала и спряталась за густым и раскидистым кустом, откуда через несколько секунд послышались отборные проклятья на языке альтов, заставившие смутится, всех кто её понял.

— Эшарион, откуда у тебя чистокровный альт? — недовольно посмотрела на меня Эйруэн, успев рассмотреть девушку.

— Её продали в бордель в рабском ошейнике, мне удалось её освободить и какое-то время пришлось прятать её в подземельях дворца. — Ответил битую о сундук голову. — Малграф, она вроде нормальная?

— Поела она спокойно, а после поблагодарила. Только вот одежды у меня на неё не было. Да, она её и просит… — постучал он пальцем по виску.

— Эшарион, ты ей ближе всего по росту, — заметила Эйруэн.

Мрачно пробормотав ругательства себе под нос, спрыгнул с повозки, забравшись в свой сундук на другой повозке, нашёл простые штаны и рубашку, после чего протянул их Хильде, которая отнесла их девушке, которая быстро переоделась за кустом и неспешно вышла, нисколько не обращая внимания на свои босые ноги и уверенно проговорила:

— Простите, что вам приходится терпеть меня.

— Как тебя зовут?

— Аэлис, императрица Эйруэн. — Ответила ей альта.

— Мы движемся в Драконью долину, Аэлис, если получится, мы передадим тебя твоему народу.

— Благодарю вас и клянусь бессмертными душами предков, что не желаю вам зла. — Поклонилась альта.

— Малграф, ты следишь за ней. — Добавила Эйруэн, бросив на боевого мага не самый приятный взгляд.

Нехотя кивнув, Малграф подозвал к себе девушку, обладающую светлыми волосами и миловидными чертами лица, а после, усадив в повозке, достал кое-что из своих припасов и принялся её кормить…

Снова сев за поводья, направил повозку дальше, время от времени ловя на себе взгляды членов отряда, что продолжалось до самой остановки на обед. Солнце как раз было в зените и было просто жарко, поэтому мы остановились в тенёчке под раскидистым старым дубом.

— Принц, а ты знаешь, как быть главным по котлу? — Поддел меня Фуран Бешеный бык, светловолосый воин с десятком мелких косичек в волосах, заплетённых по-разному, — или твои ручки слишком нежные, чтобы готовить?

— Фуран. — Одёрнул его Мирас.

— Командир, ты мой друг и я тебя уважаю. Я и пошёл за тобой из уважения, но за имперцем не пойду. А сейчас мне хочется увидеть, на что способен наш принц, если он северянин. Пока я только вижу молокососа, не способного ложечку без мамочки поднести ко рту.

— Мирас, не зли его.

— Страшный принц… — весело оскалился он, — слухи, они как девичьи фантазия о первой ночи, бывают сильно преувеличенны.

— Чего ты хочешь? Готовить не сложно.

— Хочу знать, вылезло ли у тебя что-нибудь из дырки между ног.

— Так бы и сказал что у тебя лишние зубы. — Стянув с себя доспех, поддоспешные одежды и лёгкую белую рубашку, оголившись до пояса.

Северяне были полны азарта, встав в круг, Мирас лишь бросил взгляд на Эйруэн, но та лишь демонстративно кивнула, понимая порядки северян, и удерживая Ноа, принялась наблюдать.

Сбросив себя одежды, оголившись до пояса, этот воин демонстративно потянулся, показывая своё поджарое тело с тонкими ниточками белых шрамов и начал демонстративно играть мускулами, проговорив:

— Дам тебе право ударить первым, молокосос.

Подхватив, мелкий кусочек земли и скучающе кинул его в северянина. Смахнув с себя сухую глину, он, наконец, использовал свою магическую энергию, создав на кожи прозрачный слой из энергии, и сорвался с места. Использовав, как и он, вторую кожу, легко ушёл в сторону, избегая захвата и первый же удар последовал в его ломаное ухо. Нисколько не потеряв скорости, он ударил наотмашь и пробил мне пресс, но не дал времени перевести дыхание, сразу же направил следующий удар в голову.

Наблюдая, как к моему лицу приближается кулак размером чуть меньше моей головы, извернулся в сторону, и мне только рассекло кожу на лбу, но не успел отшатнуться, как его руки сжали меня в железной хватке, прижимая правую руку к телу, а после оторвал от земли.

Сжав зубы чтобы не закричать, изогнулся и нанёс удар головой в нос северянину, услышав тихий хруст, этого мне хватило, чтобы вывернуться из хвата, а после нанёс полноценный удар в челюсть и заставил покачнуться воина, отступил назад. Утерев кровь, заливающую глаз, лишь нервно дёрнул губой, проговорив:

— Тебе уже хватит?

Фуран в ответ лишь шумно высморкался, орошая зелёную траву каплями тёмной крови, оскалившись, и с рёвом бешеного медведя бросился на меня. Не став убегать рванул ему навстречу, пропустив удар в скулу, ударил ему в челюсть…

Шум ударов сердца в ушах, горящее от силы тело, боль дарящая азарт и ярость, этот бой продолжался долго. Один мой глаз заплыл, губы были избиты и потрескавшиеся, а во рту стоял привкус крови… Повалив своего противника на землю просто бил его сбитыми в кровь руками, пока меня кто-то не сдёрнул с него и не окатил ледяной водой. Помотав головой, словно дикий зверь, посмотрел на остановившего бой чернобородого воина и узнал в нём Мираса.

— Бой окончен, принц. — Сухо проговорил он. — Вам нужно умыться.

Осмотрев себя и видя разбитые в кровь кулаки, вторая кожа давно спала, лишь рассмеялся, подойдя к северянину всё ещё лежащему на земле, но уже мотавшего головой получив свою порцию ледяной воды, а после наложил на него целебные чары и проговорил:

— Ну и что там вылезло из дырки, Фуран.

— Яйца, принц, есть и у женщин, только внутри. — Ответил он, а после закряхтел, почувствовав начавшийся процесс лечения. — Им даже проще, не так больно если ударят. Ладно, признаю, удар у тебя что надо, хоть и жил во дворце.

— Давай, вставай, — протянул ему руку и несколько напрягся, поднимая северянина на ноги.

Похлопав меня по плечу, он улыбнулся разбитыми губами, заживающими прямо на глазах, подвигав челюстью, залез пальцами в рот и вытащил зуб и сплюнул кровь, довольно рассматривая его, проговорил:

— Оставлю на память, как напоминание что имперский принц — тоже северянин.

Усмехнувшись, лишь качнул головой и отошёл, принявшись смывать кровь при помощи Эйруэн поливающей из фляжки, морщась от боли.

По-другому с северянами нельзя, либо ты для них свой и живёшь как они, либо ты чужой, такие они, грубые, но честные и живущие по собственным традициям.

— Ты как, Эшарион? — спросила мама с лёгким беспокойством.

— Хорошая драка, — потрогал заплывший глаз, после чего натянул рубаху, — всё в порядке, Эйруэн, спасибо за заботу.

Справившись с поддоспешной одеждой, сумел натянуть и клёпаный доспех, а после мама, подойдя со спины, поправила его, помогая застёжками на спине, а после и на плечах, а после коснулась кончиками пальцев моего лица и довольно улыбнулась:

— Ты уже мужчина, Эшарион. Рада это принять.

— Даже не думай — сбегу. — Ответил ей мысленно, смотря в глаза.

— Тебе придётся принять традиции севера. — Строго посмотрела она на меня, а после мягко улыбнулась. — Этого не нужно бояться, я не желаю делать тебе больно, но если будешь убегать — возьму сама.

— Поговорим об этом в более подходящем месте, Эйруэн. — Тихо проговорил в ответ, отметив, что все занялись своими делами, только баронесса смотрит в нашу сторону.

— Буду ждать, Рион, — ласково шепнула северянка и отошла к Брайане.

— Мы ранее договаривались, что решим этот вопрос ближе к моему шестнадцатилетию, оставив всё без изменений.

— Время пришло.

Нервно пожевав губы, лишь махнул рукой и ушёл в обратную сторону, нашёл свой походный рюкзак и сидя на повозке, принялся жевать вяленое мясо, ловя на себя взгляды альты, которая была спокойна не только внешне, но и внутренне, несмотря на то что с ней случилось.

Да, северные традиции можно только принять…

На пятый день путешествия, мы пересекли границы герцогства Лейнар, пройдя через небольшой городок Калер, где докупили припасов и сейчас двигались дальше на северо-восток.

Немного отстав от повозок, собрал два букета и нагнал основной отряд, притормозив возле повозки на котором сейчас ехала баронесса, решившая познакомится поближе с Аэлис, и немного притормозив лошадь, чтобы она шла с одинаковой скоростью с повозкой, и протянул букет с улыбкой:

— Это вам милая баронесса.

Ноа взяла букет в руки, и некоторое время его рассматривала, а бросив на меня возмущённый взгляд, ударила этим букетом по лицу и швырнула мне в грудь, процедив сквозь зубы:

— Не приближайся ко мне, Эшарион.

Несколько опешив от такого отношения, лишь недовольно цыкнул губой, обогнав повозку, нагнал мать и вручив ей букет:

— Это вам, Эйруэн.

— Благодарю, Эшарион. Мне приятно получить такие знаковые цветы. — Приняв подарок, одарила меня оценивающе-женским взглядом четвёртая императрица и обратила внимание на букет у меня на коленях. — А вот Ноа нужно немного подрасти, а тебе следовало изучить символизм цветов. Цветок страсти в центре букета всегда говорит только об одном…

— Простите Брайна, я не… — посмотрел на женщину-рыцаря, но она лишь тепло улыбнулась.

— Ничего, принц, мне слишком много лет чтобы получать цветы от столь молодых мужчин. Разрешите, объясню, почему юная госпожа так отреагировала, — протянула она руку, и я вложил в неё букет баронессы, — видите по центру красный цветок — это лайсир, цветок страсти, этого говорит, что вы желаете её, жёлтые мелкие цветки амиса — значат нежность, но оформление таково, что обещанная нежность будет в…

— Спасибо, леди Брайана, мне всё понятно.

— Мэм Брайна, — поправил она меня, — мне удобней, когда обо мне судят как о рыцаре, а не о светской даме. А если хотите подарить баронессе цветы, дарите только те, смысл, которых вам понятен.

— А мне очень приятно Эшарион. — Посмотрела на меня откровенно-интимным взглядом Эйруэн, вдохнув аромат цветов. — Ты единственный кто дарит мне цветы за последние годы. Воспользовавшись паузой, немного ускорился, догнав Мираса от которого чувствовалось напряжение, и принялся внимательно осматриваться по сторонам, но ничего кроме полей с пшеницей и леса впереди нас не увидел.

— Что-то случилось?

— Слишком тихо, — заметил Мирас своим басистым голосом, а после отдал команду, — всем приготовится!

— Никого разумного вокруг нет. — Заметил в ответ, после использования ментальной волны, двигаясь рядом с ним на лошади.

— Это и странно, деревня впереди, но нет запаха дыма в воздухе, хотя ветер дует на нас. — Сильнее насторожился Мирас. — Фуран, Олемар, проверьте что впереди.

— Мы тоже с Малграфом пойдём, опасно будет отправить только двоих, — кивнул Мирасу и постучал по виску, — если что подам сигнал.

— Хорошо, принц.

Кивнув остальным, мы ускорили своих лошадей и через какое-то время скрылись в лесу, где были видны следы жизни людей, ведь на одном из деревьев висела табличка с названием деревушки "Самел". Когда мы вчетвером, достигли деревни, то остановились и стали ходить среди рубленых домов, заглядывая в окна и распахнутые двери, однако нигде не было видно не только людей, но и загоны для скота были пусты, как и будки для сторожевых собак.

— Тихо как на мёртвых болотах, — пробормотал Фуран, — Эшарион, это странно…

— Да, странно, — ответил северянину.

Ощущая что-то странное повисшее в воздухе, вошёл в один из домов и оценил то, что стол был собран к плотному ужину, ничего не было тронуто, даже успевшее остыть мясо, которым

пировали мухи. Заглянув в спальню, тоже не обнаружил следов чего-то необычного, однако колыбель для ребёнка была растрёпана, но при этом не было следов крови. Выйдя из дома, направился к боевому магу, который замер возле крыльца самого большого дома в поселении и создавал какие-то чары, а после посмотрел на глубокие царапины которые не мог оставить хищник когтями и только тяжело вздохнул.

Малграф же закончив, вытянул из глубокой борозды белый клык из доски, подвесив перед собой в воздухе, принялся его внимательно изучать, а я лишь проговорил:

— Клык вырожденца, пропитанный энергией хаоса. Похоже рядом их колония, — сев на крыльцо тяжело вздохнул, — интересно, сколько ещё язв от прорыва Хаоса осталось на теле Империи?

— За это магов Башен боятся и ненавидят, а ведь до сих пор не могут навести порядок. — Добавил подошедший Олемар. — Когда-то выпустили в мир этих тварей…

— Олемар, вины Малграфа в этом нет. — Спокойно отметил Фуран, рассматривая клык. — Эта деревня уничтожена полностью, но у нас слишком мало людей чтобы атаковать колонию… Даже на севере мы берём минимум пять сотен воинов для этого.

— Не будем геройствовать, но герцогу и магам нужно знать об этой проблеме. — Заключил я и поднялся на ноги. — А пока нам нужно оказаться от этого места как можно дальше. По коням.

Быстро взяв своих лошадей, мы вернулись к остальному отряду, изложив, что нашли, сильно ускорились, быстро проскочив через пустую деревню и так же быстро поспешили дальше, покинув лес. Однако и последующие два селения, встретили нас запустением, а до ближайшего города было далеко, но нам пришлось остановиться на ночлег, так как солнце клонилось к закату, да и лошади устали.

Съехав в дороги в поле возле протекающего ручья, мы разбили лагерь, сделав круг из повозок, а внутри спрятали лошадей, напоив их и дав овса. И только после чего и сами начали готовить себе ужин, разведя костры.

— Эшарион, тебе просили передать, сейчас только вспомнил, — подойдя ко мне, проговорил Мирас, протянув мне свиток.

Благодарно кивнув, я открыл его и улыбнулся, прочитав извинения Флиры Альтер, которая была вынуждена вместе со своим отрядом, отправиться на юг, так как у одной из девушек умерла мать и… Впрочем, было слишком много извинений, но что я только улыбнулся.

— Флира… О ней я и говорил когда сообщил что отряд может увеличится.

— Это я уже понял, особенно когда она подошла ко мне с посланием, не сумев найти вас во дворце. Неплохое семейство, её отец один из генералов армии Орнстейма.

— Она знает, куда я направлюсь?

— О вашем назначении не слышал лишь глухой, мой принц. — Ответил Мирас, всматриваясь в просторы полей, — пусть мы и не открытой местности, но так хотя бы не попадём в западню этим тварям. Насколько силён твой дар, мой принц?

— Не знаю, но я сильнее магистра магии, пусть и не обучен.

— Понятно. — Кивнул мне воин и отошёл к одному из костров. — Ты пока будешь сторожить?

— Да, Мирас, отдыхайте.

Устроившись на повозке, я лишь внимательно всматривался в окружающее пространство, но не видел нигде следов энергии хаоса, остаточные следы которой видел в опустевших селениях.

Вырожденцы, мерзкие человекоподобные твари двух метров ростом, слепые, но очень сильны, а так же плотоядны. Владеют ментальной формой речи, при этом довольно примитивной. Колонии создают под землёй в труднодоступных местах, чаще всего под лесами и холмами. Главной в колонии является матка, хотя они все гермафродиты, численность потомства целиком зависит от количества пищи. Матка приносит приплод примерно раз в три-четыре месяц по пять-семь особей за раз. А вырастают они буквально за полгода до взрослого состояния.

— Малграф, почему маги не уничтожили всех тварей Хаоса?

— Портал был открыт три года, за это время маги понесли серьёзные потери, сражаясь с разумными видами, проходящими через портал, а уже после его закрытия обратили внимание на более примитивных тварей. Но они успели разбрестись по разным уголкам Империи, забравшись даже на север, а так же в княжество альтов. Ты и сам знаешь о корпусе боевых магов ответственных за отлов и уничтожение…

— Вот именно, отлов. — Прервал его и тяжело вздохнул. — Вот доиграются маги, притащат в этот мир кого-нибудь и не смогут справиться.

— Ты и сам прекрасно знаешь, что будет дальше, Эш. — Проговорил боевой маг сев рядом. — Как думаешь, где колония?

— Южнее, примерно в том направлении энергия хаоса становится плотнее. — Указал примерное направление рукой. — Мы достаточно отдалились, но ночью стоит быть внимательней.

— Не забывай, огонь против них бесполезен. — Проговорил Малграф.

— Кстати, Мал, а мы ведь будем проезжать через графство Файраль. Не хочешь увидеть своих сестёр? Они определённо будут рады.

— Не стоит. — Пробормотал Малграф и поднялся. — Не забывай о контроле, чем чаще ты выходишь за его пределы, тем ближе твоя инициация.

— Не могу дождаться. — Весело усмехнулся в ответ.

— Тебе только и смеяться смерти в лицо. — Тихо ответил Малграф, спустившись с фургона, ушёл к костру.

А что мне ещё остаётся, тем не менее, я хочу прожить достойную жизнь, как коротка бы она не была. Интересно, в артаарских руинах мне удастся найти ответы на вопросы?.. По имеющимся у меня данным там может быть информация не только по различным аспектам магии, но как отсрочить свою смерть. А я всё-таки попытаюсь изменить это.

Отбросив лишние эмоции, сконцентрировав свои мысли на более существенных проблемах, я сидел и следил за безопасностью, иногда создавая ментальные волны, проверяя наличие вокруг нас разумных, но было тихо.

Забравшись на повозку и тихо приблизившись ко мне, Ноа села на сундук за моей спиной и тихо проговорила:

— Твой подарок был противоположен сказанным до этого словам…

— Прости, Ноа, я мало уделял времени, чтобы изучать такие тонкости, большую часть времени у меня занимало изучение истории, законов, традиции и магии. А это ещё и с постоянными тренировками по верховой езде, фехтованию и основам этикета… Но основы этикета я чаще всего прогуливал, прятавшись от учителя Сандерса в закрытой секции библиотеки, где хранятся личные дневники прошлым императоров, книги по различным магическим системам…

— Хорошо, признаю, я не самая умная баронесса с пограничья… Хорошенькое лицо — это единственное что тебя интересует во мне, Эшарион.

— Рассказать тебе одну легенду? — Обернулся в баронессе с весёлой улыбкой.

— Мне слишком много лет для сказок. — Фыркнула баронесса. — Знаю, что я поступаю излишне прямолинейно и…

— Мне рассказать или не стоит, каков будет твой положительный ответ?

— Это… Ты вообще не оставляешь выбора. Это не честно. — Откровенно возмутилась она. — А фразу я запомню. А что за легенда?

— Интересная. Завтра расскажу.

— Да ты просто играешь со мной.

— А говорила что милое лицо — твоё единственное достоинство. — Тепло улыбнулся баронессе. — Какие цветы ты любишь?

— Мне не нравится, когда их срывают и дарят, чтобы потом я наслаждалась этой умирающей красотой… — не слишком уверенно ответила баронесса, — если хочешь сделать подарок, то лучше живые цветы, что не погибнут через несколько дней.

— Буду знать, что подарить в следующий раз. — Изучая взглядом лицо баронессы в цветах закатных сумерек, лишь тепло улыбнулся.

— Ты есть хочешь? Я тут немного пирога принесла…

— Правильно, мужчина зол, когда голоден, нужно его задобрить, тогда он становится мягким и покладистым. — Проговорила Кэролайн Снежная волчица, приблизившись к повозке. — Идите, поужинайте. Пока я посторожу.

Ноа несколько смутилась, но поднялась и ушла первой к костру, возле которого была Эйруэн с Брайаной и Малграф с Аэлис. Посмотрев ей вслед, я лишь улыбнулся и получил похлопывание по плечу от среброволосой воительницы, проговорившей:

— Быть мужем и женой — это важное умение, так же как и плотничество или кузнечное дело. Этому следует учиться постоянно, но самые первые уроки всегда самые важные и памятные. Главное не забывай об уважении и всё у вас сложится.

— Спасибо за совет, Кэролайн из рода Северных волчиц, — приложив пальцы к губам в знак благодарности.

— Рада, что согласилась пойти за Мирасом, ты достойный сын Орнстейма. Иди, Эшарион, после скачки всегда хочется есть.

Кивнув воительнице, спустился с повозки и подошёл к костру, где получил свою походную чашку с густой наваристей кашей с вяленым мясом и хороший ломоть мягкого хлеба, после чего устроился рядом со всеми.

Хлеб был мягкий и приятный, не крошился в руках, так как его принято было печь на молочных заквасках. Вообще хлеб здесь был знаковым блюдом, по праздникам, особенно в честь конца сбора урожая, пекли праздничный хлеб с добавлением мёда, яблок и других фруктов. Например, на стол молодожёнам подавали на медовой закваске, тем самым желая счастья…

— Императрица, а как проходит свадьба по северным традициям? — спросила Ноа.

— Вы сначала должны построить свой дом. — Ответила Эйруэн. — Только вы вдвоём должны своими руками выложить очаг, поставить стены и застелить крышу. Это должно показать вашим родным и роду что вы вместе можете перенести все жизненные трудности. После этого молодожёны уединяются вместе с матерями жениха и невесты на три дня и ночи.

— Зачем? — немного смутилась девушка.

— Чтобы убедиться, что молодые ничем не больны, что может отразиться на детях, а так же проверить, что муж и жена действительно могут любить друг друга. Если же муж захочет привести вторую жену до своего двадцатипятилетия, ему нужно сначала спросить разрешения на это у первой жены.

— А если муж старый, а невеста напротив молода…

— Такое среди северян не в почёте. Молодые должны жениться на молодых. Это нормально. Мы не имперцы, где за старого аристократа отдают молодую девушку.

— А если разлюбишь и…

— Зависит от наличия маленьких детей, если же их нет, старейшины обсудят причины с мужем и женой по отдельности, а после либо примирят их, либо разведут.

— А если война…

— Муж и жена имеют право носить меч, и отправится в бой, а детей, если они не совсем маленькие отдадут под защиту рода. Если даже оба родителя погибнут, род вырастит, обучит и отпустит их детей во взрослую жизнь.

— Этим вы северяне отличные люди, вы не любите лишних смертей и даже ваше бои за оскорбления заканчиваются только пущенной кровью.

— Вам альтам даже сложнее, сложность с деторождением заставляет представителей вашего народа родниться с людьми. Мы похожи тем, что держимся за свой род.

— А иначе просто не выжить. — Махнула рукойАэлис. — Мы и правда вступаем в брак со своими родственниками, но у нас просто не остаётся другого выхода, но за это нас порой и проклинают духи.

— Аэлис, мне вот что интересно, — посмотрел на освобождённую девушку, — если полукровка возьмёт в жены чистокровную альту, а…

— Только три поколения, принц Эшарион, затем снова начинаются прежние проблемы. Однако у нас как у людей не родятся уродцы, что было ранее распространено среди имперских аристократических домов, наши дети не рождаются вовсе. Мы просто не можем забеременеть.

— Расовые особенности, — понимающе кивнул в ответ. — Только от союза альты и полукровки рождается чаще всего именно чистокровный альт.

— Да. Это так, но случается и наоборот, рождается человек, не имеющий ничего общего с альтами кроме общих черт, которые тоже более человечны, а её дети так же будут самыми простыми людьми, пусть и с некоторыми отличиями, вроде цвета волос… — погладила альта себя по длинным светлым волосам.

Это я и так знал, ведь не просто так императрицу Клэр — полукровка… Альта просто озвучила малоизвестный факт.

— Например, жители южных островов — кастелья, как они себя называют, вообще не способны иметь общего потомства ни с имперцами, ни с северянами, ни с альтами. Многие целители из Башен ломают себе головы, но так и не пришли к заключению о причинах этого. Хотя они не сильно отличаются от южан…

— Простите, а ваша брачная церемония с императором…

— Какая ты любопытная, но это хорошо, если в меру. — Добродушно улыбнулась Эйруэн. — Мы провели церемонию в Орнстейме, при этом сами построили дом, а после наши матери засвидетельствовали наш брак. После этого состоялась церемония в Фейдраге.

— А…

— Это возмутило многих членов королевских родов, но мы пришли к компромиссу: я буду девочкой, если он согласится на брачную церемонию северян. Нормальная цена за долгожданный мир между Севером и Империей. Если тебе интересно, да Дарий сначала сопротивлялся, но императрица Селика была очень настойчива. — Весело улыбнулась мама. — Эшарион в этом на него слишком похож, но это легко исправить, он ведь тоже северянин.

Ноа посмотрела на меня, а после на Эйруэн, после снова на меня, на что я только нехотя кивнул, отчего девушка на некоторое время замерла, а после залилась густой краской, на это я лишь понимающе улыбнулся.

Прислушавшись к своим ощущениям, я отставил чашку и понялся на ноги, посмотрев в сторону юга, послал ментальную волну, пытаясь понять что происходит. А после заметил источник и ударил по нему ментальным хлыстом, сметая защиту и ворвавшись в разум, состоящий из примитивных ассоциаций, породил ощущение боли и ужаса, дополнительно послав это ощущение по найденному каналу к более сильному разуму, а после разорвал связь.

— Эшарион! — ударил по ушам крик Малграфа и обнаружил боевого мага перед собой опасающегося подойти, так как на моих ладонях горело чёрное пламя, видя что я пришёл в себя он спокойнее спросил, — что случилось?

— Вырожденец-разведчик, шёл к лагерю под землёй, сейчас ползёт обратно в гнездо. — Уняв свою магию, я спокойно вздохнул. — Долго я так простоял?

— Мы, кажется, обсуждали ментальный бой и как он может быть опасен, — строго проговорил Малграф, — не забывай, что матка может быть гораздо сильнее тебя. Сядь и отдохни. Мирас… — направился он к костру, где сидел командир отряда.

— Сколько меня не было? — повторил свой вопрос.

— Примерно минуту ты изображал статую. — Заметила Эйруэн. — Эшарион, в чужом разуме можно потерять себя, поэтому большинство магов предпочитают не атаковать, а просто защищаться.

— Во дворце я ощутил, как они защищаются. Неудивительно, что многие носят амулеты. — Потерев голову сел и быстро доедая ужин, создавая ментальные волны, опасаясь скорого нападения.

Наконец закончив с едой, помыл свою посуду, и некоторое время просто выжидал, пока остальные укладывались ко сну с оружием под рукой и немного подумав, подошёл к Мирасу:

— Отправь лишних людей спать, я останусь на посту всю ночь, а завтра могу выспаться в повозке.

— Не уснёшь?

— В глубинах подземелий дворца я порой проводил несколько дней, а там нежить не даёт заснуть. — Ответил ему, всматриваясь в темноту.

— Чем вы там занимались, мой принц?

— Золото добывал.

— Хорошо, тогда сейчас успокою людей и половину отправлю спать.

Махнул рукой и забрался на повозку и принялся, создав разряд, принялся гонять его между открытыми ладонями, полностью контролируя его и иногда прибавляя энергии. Это тоже было занятием на контроль энергии, причём довольно безвредное в отличия от удержания в воздухе какого-либо количества материи.

Люди немного успокоились, но меня заставляли улыбаться мысли баронессы, которая возвращалась к брачной церемонии между нами и нет-нет, да фантазировала на эту тему…

Несмотря ни на что ночь прошла спокойно, был ещё один разведчик, но он умер от мощного ментального удара, прежде чем успел приблизиться на полкилометра к лагерю. Несколько раз в ночи были слышны далёкие человеческие крики, некоторые от них просыпались, а я не мог дотянуться до их источника, чтобы понять что происходит.

Помимо меня осталось ещё двое часовых из северян, с которыми мы негромко перекрикивались, проверяя что никто не заснул на посту. Так и медленно проходила ночь…

Утро я начала с того что запалил костёр и принялся разогревать остатки вчерашнего ужина, а уже после этого начали неспешно просыпаться другие, кто-то взялся за завтрак, а кто-то за лошадей, напоив их и принялись впрягать в повозки.

— Как прошла ночь? — спросил Малграф.

— Был второй разведчик.

— Ты его отогнал?

— Убил ментальным страхом. — Ответил ему и принялся с аппетитом жевать кашу, а запив водой, добавил. — Здесь три матки. Чем быстрее мы отсюда уберёмся, тем лучше.

— Три?

— Да, Малграф — три матки, при этом достаточно сильные чтобы дотянуться до лагеря ментальной магией. Однако откровенно испугались, когда коснулись меня, а в основном всё было тихо.

— Иногда я сомневаюсь в здравости твоего разума.

— Умереть можно и дважды, Малграф.

— Не в этой жизни. — Поморщился боевой маг.

После завтрака мы продолжили наш путь в среднем темпе, я же устроился в повозке и дремал, просыпаясь только на сильных кочках, однако резко открыл глаза, когда повозка неожиданно остановилась, выглянув, увидел целую колонну всадников, ставшую причиной остановки. Тем не менее никто к нам не приближался…

Выпрыгнув из повозки, неспешно направился к ним навстречу, отметив герб герцогства, имеющий вид дикого кота с кинжальными клыками, выглядывающими, из пасти на фоне пламени, громко проговорив:

— Почему воины герцога Лейнара останавливают путников?

Присмотревшись к всадникам, я заметил, что у многих доспехи были покорёженными, некоторые были ранены и смотрели очень недобро.

— Вы сервенты?!

— А ваши маги разве чувствуют энергию Хаоса исходящую от нас?

— Расступитесь. Дорогу. — Раздался властный голос и вперёд всех выехал Абрам Лейнар, удивлённо посмотрев на меня узнавая. — Прошу прощения, что остановили вас, но мы подверглись нападению.

— Герцог Лейнар, рад вас видеть, спуститесь с коня и позвольте осмотреть ваши раны. Есть тяжело раненные воины?

— Нет. — Ответил он, спешившись, а после подошёл ко мне, и мы направились к моим людям, попутно я наложил на него исцеляющие чары. — Мой принц…

— Герцог, здесь колония вырожденцев под предводительством трёх маток, вы со своей горсткой воинов не справитесь. Вам нужна помощь боевых магов. Вы послали запрос в Эрванскую башню?

— Мой принц, это…

— Мы прошли через три пустующих селения и не встретили ни одного путника за эти двое суток пути, вы первые. Мне понятно ваше нежелание связываться с Башней, но здесь нужны боевые маги. Вашим воинам нужно лечение?

— Нет, мы имеем достаточно магов, сейчас они отдыхают. — Ответил он и увидел Эйруэн. — Моя императрица…

— Не нужно поклонов, герцог Лейнар, лучше последуйте совету принца.

— Какова численность вырожденцев, мой принц?

— Около пяти сотен, но скорее всего больше. Три матки это серьёзная угроза. Когда начались первые исчезновения людей?

— Примерно год назад в этих окрестностях начала пропадать дичь, об этом жаловались охотники, а зимой и люди, что мы связывали с морозами, но… — устало вздохнул герцог и потёр покрасневшие от недосыпа глаза, — мне впервые пришлось столкнуться с данной угрозой, подобные колонии возникают гораздо южнее.

— Раз вопрос решён, советую вам возвращаться и двигаться сюда с большим отрядом сразу, иначе спугнёте, и они сменят место расположения своего гнезда.

— Позвольте предложить вас…

— Спасибо, герцог, но я не могу принять ваш добрый жест. Мы уже сегодня должны достигнуть Галана и покинуть ваши земли.

— Понимаю, тогда не буду вас задерживать, мой принц. — Ответил он и направился обратно.

Проводив его взглядом и отметив, что он приказал своим воинам освободить дорогу, я забрался в повозку и махнул рукой командиру отряда, что можно двигаться дальше. После этого мы проехали мимо конницы герцога, которая взяла небольшую передышку, не став следовать сразу за нами.

Проезжая через селение, где были видны следы ночного боя, я лишь отметил смерть и чувство горя, разлитые в воздухе, отчего только тяжело вздохнул. А после все увидели двухметровую тушу слепого вырожденца прибитого пиками к дереву, возле которого стоял мальчик пяти лет и кромсал его ноги деревянным мечом с недетской яростью.

Да, мир никогда не меняется, неважно каким бы он ни был, везде есть смерть, грязь и детские слёзы…

Глава 9. Файраль

Предупреждение: продолжать чтение лицам с тонкой душевной организацией и т. д. и т. п.

— Принцесса Эдита, вы недостаточно элегантно выполняете этот жест, это похоже на манеры крестьянки. — Сухо проговорил учитель Сандерс, а после повернулся ко второй принцессе, оценив движения, довольно проговорил, — принцесса Аниса, превосходно, постарайтесь объяснить своей сестре правильность исполнения жеста. А на сегодня вы свободны. Всего доброго.

Учитель поклонился принцессам и вышел через небольшую дверь из небольшой учебной комнаты, где и проходили занятия для всех детей императорской семьи.

— Как же я его ненавижу… — зло прошептала себе под нос Эдита.

— Всё в порядке, сестра, — обняла её Аниса и улыбнулась, — давай постараемся завтра, а сейчас нам пора. На сегодня занятия закончены. Время перекусить.

— Да, пойдём. — Кивнул Эдита, слабо улыбнувшись в ответ на мягкую улыбку младшей сестры, с которой у них было меньше года разницы.

Однако покинув учебную комнату они наткнулись на третью императрицу и Аниса виновато улыбнулась и шепнув что присоединится скоро и пошла к ней, а пятая принцесса поклонилась и двинулась в малую гостиную где должны были накрыть стол для принцесс. Мать и дочь тем временем молча дошли до покоев принцессы и вошли внутрь. Клэр Фультаар внимательно осмотрела комнату дочери и не найди ничего подозрительного спросила:

— Сколько раз ты встречалась с Эшарионом до расставания?

— Только на обедах… — робко проговорила Аниса, — ты же сама мне запретила.

— Он ничего тебе не говорил? Не приглашал или…

— Нет, мама, — уверенно ответила ей дочь, — ничего не было. Хоть я и хотела снова послушать его сказки о летающих в небе железных птицах несущих на себе людей…

— Сказки. Именно этим запоминается Эшарион. Сказочник и лжец. — Несмотря на сказанные слова, Клэр, вздохнула с облегчением.

— Мне можно идти, я кушать хочу?.. — переминаясь с ноги на ногу, спросила Аниса, — а Эдита не начнёт без меня.

— Хорошо, иди. — Проговорила с улыбкой Клэр, любяще смотря на свою робкую, но любимую дочь. — Только долго по дворцу не гуляй, я всё ещё жду на ужин.

— Да, мама…

Принцесса вышла из комнаты, а третья императрица заперла двери и принялась рыться в её вещах в поисках чего угодно, что могло показаться странным… Хотя внутренне она надеялась что это было пустые слова.

* * *

Ничего не понимаю, вроде уже придуманы деревянные рессоры, но почему же повозку так трясёт? Даже специально деревья для этого выращивают… Хотя у кое-кого из дворян я уже видел на каретах металлические вставки, но не рессоры.

— Мой принц, мы подъезжаем к Файралю, куда двинемся?

— Файраль — небольшой город, поэтому будем искать ночлега ближе к центру города, но к графине не поедем. Не хочу привлекать внимание, а она, если мы появимся, организует вечер в нашу честь… Да и задержаться придётся, повозки нужно отремонтировать.

— Понял, тогда просто отдохнём. А завтра с утра найдём кузнеца. Ещё пять дней пути, и мы достигнем Крепости Восточных врат, откуда начинаются ваши владения.

Мирас вернулся в начало каравана. А я, бросив взгляд на следующего следом на повозке мрачного боевого мага, бросающего по сторонам настороженные взгляды, и только усмехнулся.

Графством Файраль правит графиня Миранда, точнее только исполняет обязанности графини, пока подрастает маленький граф Орнар. Вообще графская семья Файраль состоит из пяти сестёр и наследника, все они закончили Академию магии и занимаются управлением данных земель. При этом управляют очень даже хорошо. Малграф мрачен из-за того что он был воспитан в этой семье, где увидели его талант к магии.

— Эшарион, думаю, тебе лучше пересесть на лошадь. — Проговорила подъехавшая Эйруэн. — Так будет безопаснее.

— Понял. — Нехотя поднялся, отвязав поводья, запрыгнул на лошадь, следующую рядом с повозкой, и протянул ей мелкое яблоко из седельной сумки, которое она с аппетитом принялась жевать.

— Ты обеспокоен чем-то?

— Здесь может быть засада. Мирас знает и люди готовы.

— Что тебя так волнует?

— Не сейчас. — Покачал головой в ответ.

— Ты не меняешься. — Вздохнула Эйруэн, а затем, подстегнула коня и ускакала вперёд.

Меня волнует то что я не нашёл способа забрать с собой младших принцесс… Отцу осталось недолго, это я явственно ощутил в сокровищнице. Не знаю, что за болезнь его одолевает, но он пьёт болеутоляющие зелья, ароматы которых удушают, когда находишься рядом. С его смертью всё и начнётся… Своих братьев я знаю лучше, чем они подозревают.

Однако, конкретно сейчас меня больше волнует мама. Её активное заигрывание немного пугает. Это неправильно для меня. Хотя она северянка и такое для них естественно. Ведь эта традиция появилась после "Года скорби", когда было практически уничтожено королевство Орнстейм, погибли, как говорят историки, около миллиона северян, а легионы Империи дошла до Ярмохола, женщины Севера взялись за оружие и вернули прежние границы королевств… А после этого на долгие семьсот лет Севером правили женщины. Сейчас ситуация изменилось и вновь на престолы взошли короли, но женщины своего добились — стали равными мужчинам во всём.

— Эшарион, у меня вопросы по твоей легенде. Как вообще могут существовать летающие люди? Откуда у них крылья? Ведь… — несколько растерянно проговорила Ноа. — Дети не рождаются с крыльями, мы же не птицы.

— Их крылья состояли из плотной магической энергии и приводились в движение не мышцами на спине, а мысленно. Я подозреваю, их крылья — это такой же орган, пусть и магического происхождения.

— Одно непонятно: почему они улетели?

— Прости, но я не имею с собой артаарской библиотеки. А ведь они жили когда-то в Драконьей долине и на территориях Великого княжества альтов.

— Не знаю, как ты всё это можешь запоминать.

— Это несложно, главное чтобы знания были связанными друг с другом. Например, я знаю, что к северу от твоего баронства расположены руины одного из самых больших подгорных городов артааров. Знаешь, что мне интересно?

— Что? — осторожно переспросила Ноа, двигаясь на коне рядом со мной.

— Почему они строили свои селения только в горах. Должна быть на это какая-то важная причина. Так же как и причины и способ того как они исчезли.

Ноа внимательно посмотрела на меня и слабо улыбнулась, услышав её громкие мысли лишь тепло улыбнулся её в ответ, застав её смутится и насторожится…

Этим временем мы вошли в город, заплатив пошлину, он встретил нас запахом свежего хлеба и кислого вина. Дороги были мощены камнем, и на улицах было довольно чисто…

Двигаясь рядом с фургонами, я отметил, что меня просто не узнали, больше всего внимания уделялось северянам. Всё же невозможно за двадцать лет мира привыкнуть к тем с кем ты периодически воевал почти тысячу лет.

Приблизившись к постоялому двору, три этажа которого было сложены из камня и обнесены каменной стеной, я кивнул Мирасу, который нахваливал это заведение. Наличие же внутреннего двора, куда можно было загнать торговый караван, прилагался. Наш караван между тем вошёл в ворота. Было видно, что северян узнали и даже вышел немолодой хозяин, уверенно раздавший указания работникам.

— Мирас, рад видеть тебя снова. — Обратился он к чернобородому северянину. — Как прошло путешествие?

— Удачно. — Указал он взглядом на меня, а я тем временем спустился с лошади и принялся разбирать, что взять с собой, а что оставить в седельных сумках. — Ничего не случилось, Фален?

— Городок живёт своей жизнью, как и везде. — Ответил ему хозяин. — Комнаты я подготовлю, но вот для особ боюсь, у меня есть только две двухместных комнаты.

— Ничего. Потеснимся. — Ответила ему Эйруэн, которой Фален отвесил поклон. — Только распорядитесь подать неалкогольных напитков и нам нужен кузнец.

— Да, госпожа, я сам с севера и знаю порядки, а кузнец будет завтра утром. Сейчас уже поздно. Прошу вас, проходите, Сейчас распоряжусь подать что-нибудь перекусить, ужин будет позже.

Мы тем временем зашли внутрь этого постоялого двора, размерами немного уступающим дому бедного барона, после чего нас принялись размещать по комнатам, две большие комнаты в разных концах коридора на третьем этаже, меня поселили с Эйруэн, а Брайану с Ноа. Не став показывать своё недовольство, я тем временем просто перенёс свои вещи, оценив, что кровать только одна, но был солидный плюс в виде отдельной туалетной комнаты, которой я и воспользовался, так как терпел с момента входа в город.

Малграф же устроился в маленькой комнате и лишь махнул рукой на извинения хозяина, который его узнал. Задумчиво посмотрев на всё больше и больше мрачнеющего боевого мага, я подошёл к хозяину и проговорил:

— Не нужно сообщать графине, что мы здесь. Тем более о Малграфе.

— Мой принц, я не могу, она моя…

— Думаю, графиня будет спать спокойней, если не будет знать о нас. Так зачем давать ей повод для беспокойства? — неуловимым движением с этими словами я вложил мешочек с полусотней империалов ему в карман. — Мы просто путешественники, этого ей знать достаточно. Иначе я расстроюсь.

— Правильно, зачем же тревожить графиню. — Улыбнулся Фален, откровенно испугавшись, хоть и не подал вида.

— Да и затопите баню, люди устали после долгой дороги.

— Уже отдал распоряжение, мой принц. — Вполголоса проговорил он.

— Спасибо, Фален, но достаточно будет господина.

Понимающе кивнув, он откланялся и удалился.

Между тем все собрались за одним столом на первом этаже и приступили к трапезе. Присоединившись к ним, я устроился между Мирасом и Фураном Бешеным быком, сразу же приступив к трапезе, отметив взглядом негромко переговаривающихся между собой Эйруэн и Аэлис, затронувших тему нарядов, а вот Ноа сидела в задумчивости рядом с Брайаной и нехотя ковырялась в еде…

— Не будешь есть — грудь не вырастет. — Заметила Кэролайн Снежная волчица, сидящая напротив.

— Да не пугай ей, не волнуйся Ноа, она вырастет после родов, когда появится молоко. — Ободряюще улыбнулась юной девушке, Хильда Фаренх.

— А потом она снова уменьшится… — настояла на своём Кэролайн.

— Да, но не будет плоской.

— Вообще размер груди зависит от наследственности. — Осторожно проговорил я. — Если в роду были женщины с выдающимися формами — значит, они вырастут. Бывает и так что они вырастают только ближе к двадцати пяти.

— Да, ближе к двадцати пяти женщина повторно расцветает. — Поддержал меня Фуран, довольно улыбаясь. — А потом долгие годы цветёт и…

— Ты давно из дырки вылез, чтобы оценивать женщин? — спросила Гейра Сломай копьё, смерив взглядом северянина, который осёкся и недовольно засопел.

— Теперь это надолго. — Негромко проговорил Мирас. — Ничего странного не случилось?

— Пока нет, но я наблюдаю. Кстати, Мирас, будут сложности с размещением отряда…

— Не волнуйся. Проблему решим, когда она станет важной. Сейчас главное добраться до баронства. — Проговорил он и посмотрел на пустое место, где должен сидеть Малграф. — А что с ним?

— Он жил в этом графстве когда-то, но не хочет встречаться с местными. Наверное, на это есть причины.

— Скажи мне, Эшарион, почему ты не ругаешься? — спросил у меня Фуран. — Твои речи часто полны мёда, но этот мёд отравлен…

— Вежливость — самая приемлемая форма лицемерия. — Ответил я ему со слабой улыбкой. — Особенно когда ты живёшь среди людей со злыми языками и ядовитыми клыками.

— А так же не забывать о том, из какого ты рода, — добавила Хильда Фаренх, — одно дело, когда ты ругаешься среди своего рода, но совсем когда показываешь свою слабость чужим. Да, вежливость воспринимается как слабость, но эта слабость нужная. Некоторые крепости нельзя взять мечом или магией, но можно словом. А такие слова должны не только иметь силу, как рука, но и иметь вес, как меч. Какой смысл в грязных словах, если они звучат лишь как пьяная бравада юнцов?..

— Хорошие слова. — Проговорил Мирас своим басовитым голосом.

Тем временем мы закончили трапезу, каждый занялся своим делом, кто-то занялся своими доспехами, кто-то пошёл проверять готовность бани, несколько человек, как и я, отправились заниматься лошадьми, чистить их и кормить…

— Эшарион, почему на твоём лице никогда нет страха. Ты вообще ничего не боишься? — спросила Ноа. — Даже когда мы наткнулись на вырожденцев, все были испуганы тем, что их могут съесть заживо, но не ты. Ты напротив улыбался.

— Почему ты думаешь, что мне не бывает страшно? Да, я не боюсь смерти, но есть вещи, которые пугают и меня… — Задумчиво проговорил ей, а подойдя, добавил тихим голосом. — Я всегда напуган по утрам: я не знаю, где я и кто.

— А почему?

— На это есть определённые причины. Маги говорят: умереть можно дважды. Человек состоит из двух частей: души и тела. Когда умирает тело, наш дух устремляется к предкам чтобы после стать новой частью этого мира. Все боятся того чего не могут понять, например Хаос и его прислужники, они используют души во время своих ритуалов, а демоны пожирают их… Вот это действительно меня пугает.

— Твоё проклятье… — тихо проговорила Ноа.

— Прости меня за это. — Горько улыбнулся в ответ. — Мне неважно, сколько мне отпущено, но я действительно рад, что встретил тебя. Ты одна из немногих кто честен со мной, а для меня это очень ценно, потому что я устал от фальши дворцового общества.

— Надеюсь, когда-нибудь в Империи станет лучше…

— Это бессмысленно. — Покачал я головой. — Если сложить тёмное прошлое со светлым будущим, получится серое настоящее. Так было всегда.

— Но как жить без надежды на лучшее?

— Легко, представь, что бы могло случиться с тобой самое худшее, а потом сопоставь с тем, что есть, а после ответь.

— Не могу представить… — покачала головой Ноа.

— А я могу и потому несколько цинично отношусь к надежде на лучшее.

— Ну и что ты представил?

— Начиная от того что тебя могли убить люди графа, причём убить разными способами, заканчивая тем что на нас могли напасть на дороге, а после изнасиловали женщин, сдавшиеся в плен сыграли в смертельную игру…

— Какую игру?

— Раньше в Империи была одна игра, особенно часто в неё играли штурмовали замки: выпускали пленных воинов без оружия и доспехов, среди которых должен быть кто-то важный, чтобы они добрались до ворот крепости, а после били в спину магией или их добивала конница, если открывали ворота… Каждый из командующих проявлял фантазию для этого. — Ответил ей на поставленный вопрос и увидел на лица чистое отвращение. — Сейчас в такое не играют, ведь последние двадцать лет не случалось крупных войн. Спроси у северян, они расскажут тебе об игре в туманную смерть.

— Пожалуй, не буду. — Проглотила вставший ком в горле юная баронесса. — Как много ты знаешь?

— А я всегда стараюсь узнать больше, чем знаю. Благодаря этому я всё ещё живой. — Ответил ей без улыбки.

Ноа посмотрела на меня и вернулась к своему коню, принявшись чистить его щёткой… А я косо осмотрелся и лишь вздохнул.

Ужин прошёл спокойно, после чего мы с Эйруэн удалились в нашу комнату, по убранству больше напоминающую дворцовые покои.

Сняв с себя доспех, я отметил взглядом, что Эйруэн уже разделась полностью, оставив на себе только защитные браслеты на руках, сейчас задумчиво рассматривает своё обнажённое тело. Заметив мой взгляд, женщина довольно потянулась, демонстрируя мне высокую грудь с небольшими розовыми сосками, плоский живот с чистым лобком от волос, которые северяне удаляют с помощью воска, чтобы не подцепить паразитов, и красивые округлые бёдра… Которые были как у двадцатилетней полностью сформированной девушки.

— Раздевайся, я тебя хочу осмотреть, может какую болячку в пути подхватил. За это не люблю путешествовать, помыться негде.

— Это обязательно?

— Если не помоешься на кровать не пущу.

Нехотя сняв с себя поддоспешную одежду и нательное бельё, я замер и принялся наблюдать взглядом за Эйруэн, которая подойдя, принялась внимательно осматривать меня со всех сторон, заставив поднять руки вверх. Опустилась на корточки, она поиграла в руке яичками и провела рукой по члену, после чего удовлетворённо улыбнулась, зайдя за спину, осмотрела всё и с этой стороны, после чего замерла напротив меня и проговорила:

— Вроде ничего нет.

— Это было обязательно?

— А что не так? — потёрла она кончиками пальцев налитую кровью головку, спросила она, — ты рад этому…

— Нет, — сделав шаг назад.

В этот момент императрица повесила звукоизолирующие чары на комнату, набросившись на меня, схватила за руку и собиралась швырнуть на кровать, но я не позволил, вывернувшись и замер.

— Это уже не смешно.

— Тебя необходимо научить, как любить в постели. — Улыбнулась она, двинувшись по кругу. — Что будет, если ты повредишь что-нибудь своей юной невесте? Кого ты будешь потом винить в будущем за то, что она не сможет иметь детей?

— Эйруэн, ты — моя мать. — Принялся я двигаться, не позволяя зайти со спины.

— Не понимаю тебя. — Покачала она головой. — Да, Эшарион, ты был рождён мной, но я такая же женщина, как и все, так же получаю удовольствие. Именно доставлять удовольствие я и должна тебя научить.

— Не могу принять этого… Да и стоять он будет на любую красивую женщину.

— Спасибо. Значит я всё-таки женщина. — Резко рванула она вперёд и крепко схватила за член, отчего я, болезненно поморщившись, замер, добавив. — Ты считаешь, что я не видела, каким жаждущим взглядом ты разглядывал моё тело?

— Перестань. Ничего я не жажду. — Ответил ей, хотя член в её руке пульсировал от возбуждения.

Несильно шлёпнул её по руке, игравшейся с моим членом, но она только сильнее сжала его в руке, заставив меня болезненно поморщиться. В ответ я с демонстративным недовольством протянул руку к её груди и крепко сжал сосок, отчего она ойкнула и отпустила мой орган.

— Сколько можно сопротивляться?

Яркая вспышка ослепила меня и Эйруэн, схватила меня за шею и с короткого разворота швырнула как игрушку на кровать. Сразу же забравшись сверху, схватив правой рукой за член, а свободной рукой перехватила мою правую руку и прижала её к своей небольшой, но нежной груди, котораяпочти полностью помещалась в мою руку.

— Пора тебя научить, какой может быть в постели женщина… — пока я моргал, восстанавливая зрение, проговорила она, мягко потираясь губами влагалища о член. — Мягко и нежно, не так ли? Почему ты такой недовольный?

— Это для меня неправильно.

— Откуда у тебя эти мысли о неправильности? — вздохнула она без притворства, — что с тобой не так? Эшарион, я не понимаю.

— А ты пыталась?

— Нет, а сейчас я хочу тебя. — Облизнув губы, ответила она.

Придерживая член рукой, Эйруэн второй рукой опёрлась на мою грудь, введя головку, начала медленно опускаться, пропуская меня в своё тесное и нежное лоно. Дёрнувшись, я, собрался вскочить, но она сумела удержать меня и не удержалась сама и рывком оказалась насаженной на член, а после болезненно сморщилась и шмыгнула носом, а в уголках глаз появились слёзы:

— Больно…

— Не плач, — видя настолько жалкое выражение лица молодой девушки, прижал её к своей груди и принялся осторожно поглаживать по волосам, — тише… Тише, зачем же ты спешишь?.. Кажется учится собиралась.

Удивительно… Так узко и нежно, даже начинаю сомневаться что она моя мать… А сердце бьётся настолько быстро что сливается в один общий гул в ушах…

Эйруэн тяжело выдохнула и мелко задрожала, ощущая вливающуюся в неё дикую магическую силу. А после вцепилась в меня, царапая пальцами спину, стараясь прижаться сильнее. Ощутив её эмоции, я разобрал, что кроме слабой боли, здесь было и растерянность, страх и смущение…

— А по-другому ты не хочешь, Эшарион, но я… — наконец привыкнув к ощущениям, проговорила она с хрипловатыми нотками, немного отпрянув назад, коснулась ладонью моего лица и облизнула губы. — Прости, я уже стара и…

— Нет, это не так и это неправильно…

— Мы уже делаем это, твои эмоции говорят об

обратном, а дрожишь ты не от боли, — улыбнулась она и принялась осторожно двигать бёдрами, — если ты всё умеешь, докажи мне это.

— Доказать? — недовольно посмотрел ей в глаза, вызывая у неё растерянность и азарт и окончательно решился, — но, это будет единственный раз.

— Тебе всегда нужна женщина рядом, чтобы забирать излишки этой дикой силы, — улыбнулась она.

Удивительное ощущение, пусть это и странно, но секс между магами ярче чем обычный, помимо того что ты ощущаешь эмоции которые не можешь блокировать, а магия ещё и усиливает удовольствие…

Уверенно придерживая Эйруэн руками за бёдра, я подхватил её темп и принялся двигаться, а мы не останавливались, а я, ощущая, что подкатывает ощущение, нежно прошептал её имя на ухо, принявшись целовать шею. Она в ответ лишь улыбнулась и стала двигаться быстрее, а затем обхватила меня руками, не выпуская и заставив кончить внутрь…

— Слишком много силы, ха, дай передохнуть… — тяжело дыша, сумела проговорить она.

Сбросив её с себя, не давая времени ей начать борьбу, повалил её на спину и замер.

— Эшарион, постой…

— Ты не удовлетворена. — Склонившись к ней, подарив глубокий, но краткий поцелуй, вызвав у неё удивление.

После отстранился и нежно провёл кончиками пальцев от щеки до живота, а после уверенно развёл в стороны ей ноги и медленно вошёл, вызвав громкий сладостный стон у Эйруэн, ощутив как лоно затрепетало, принимая меня. Начав двигаться, уделяя внимание её груди, что лишь немного не помещалась в моих руках, лаская и посасывая розовые соски, что только сильнее возбуждало Эйруэн. Она извивалась, сжимая в руках покрывало, а после обхватила меня руками и заставила склониться к себе, жадно ища мои губы своими, а после, найдя, вся отдалась чувству наслаждения, захлёстываемому нас с каждой секундой всё сильнее и сильнее…

— Рион… Постой… — нервно дёрнувшись, отпустила она меня.

— Не бойся… Ты же хочешь этого.

Уверенно положив руку на её лобок, большим пальцем принялся играть с возбуждённой жемчужиной клитора, это заставило от неожиданности выгнуться с хриплым стоном…

— Рион, это… Фух… Не так…

— Ты так беззащитна и нежна, — шепнул ей на ухо.

Остановив стимуляцию, потому что это не нравилось Эйруэн, я ускорился, ощутив эмоционально и по стонам, что Эйруэн всё ближе и ближе подходит к точке оргазма, я принялся целовать её шею, что возбуждало её сейчас сильнее всего.

Звук соприкасающихся в сексуальном акте тел, возбуждённые стоны… Томительные секунды накатывающегося удовольствия и она громко застонала, схватив меня руками и ногами, тут же полностью покрывшись испариной, а лоно стало дрожать, отчего я не выдержал и излился в неё, отчего она только повторно простонала и распласталась на кровати, отдавшись чувству наслаждения.

Высвободившись, я лёг рядом с ней, тяжело дыша, наблюдая, как она наслаждалась ощущениями, распластавшись на спине, тяжело дыша, отчего вздымалась грудь с возбуждёнными сосками. Немного отдышавшись, Эйруэн принялась ласково перебирать мои пепельные волосы.

— Не переживай, Рион я всегда буду привычной для тебя Эйруэн. — Забросив ногу на мои бёдра, императрица устроила голову на моём плече и осторожно погладила меня по щеке, — знаешь, только сейчас я наконец почувствовала себя такой спокойной и свободной… Эти долгие шестнадцать лет жития императрицы наконец истекли. Дарию осталось недолго, болезнь убьёт его, а после я буду обречена на одиночество.

— Не говори так.

— Это так, Рион, ты знаешь это лучше меня. Как императрица я больше не могу выйти замуж, таковы законы Империи. Так же я не могу покидать границ Империи, если у меня нет разрешения действующего императора. Тем не менее, сейчас я, чувствуя себя свободной. Это так приятно. — Задумчиво проговорила она и погладила меня по груди. — Оказывается, ты обманывал всех, когда демонстративно сторонился женщин, отказывая от их внимания. Кто тебя этому научил?

— Книги.

— Перестань, ты и сам прекрасно знаешь, как ощущают себя женщины возле тебя. Ты словно яркий огонь в ночи, а все женщины ночные мотыльки.

— Данное ощущение легко блокируется ментальными амулетами, которые во дворце все носили не снимая. А я бы и так никого не подпустил.

— Тебе хоть понравилось?

— Это было восхитительно, — честно ответил ей и получил поцелуй в щеку.

— Мне тоже было неловко заниматься этим, — ответила она со звонким смешком как молодая девушка, снова устроившись на спине, — ты очень молод и… Я боялась, что ты меня просто не захочешь. Что у тебя просто не встанет.

— Сложно отказаться, когда у тебя было такое лицо.

— Перестань, — шутливо толкнула она меня в бок и расслабилась, — спасибо, Рион, мне этого не хватало.

Некоторое время мы так и лежали, я даже проявил смелость, поглаживая её живот кончиками пальцев. Эйруэн это нравилось, хотя она дрожала, легко смеясь, когда становилось щекотно.

— Может ещё раз? — спросила она с просящей улыбкой.

Я хотел уже ответить, но ощутил что-то медленно надвигающееся на город, словно покров, сотканный из страха и ужаса…

— Эйруэн.

— Что? — отпрянула она и села на кровати, услышав в моём голосе тревожные нотки.

— Сервент в городе и готовит ритуал "Кровавого безумия".

Вскочив с кровати, я быстро принялся одеваться, отметив, что Эйруэн не спешила вставать и смотрит на мои сборы с откровенным недовольством, хотя ощущался ещё и лёгкий липкий страх. Постепенно и она начала чувствовать присутствие магии хаоса, что заставило её тоже действовать, но сначала она оценила свой внешний вид и быстро сходила в ванну и смыла лишнее, а после сделала два больших глотка вина и тоже принялась одеваться. К тому моменты, когда я закончил с доспехом, она только надевала поддоспешные одежды…

— Стой, — уверенно проговорила она, отчего я замер возле дверей, после чего подойдя и поправив застёжки на доспехе, поцеловала меня, — будь осторожней, Эшарион и разбуди Малграфа.

— Разумеется. — Взявшись за рукоять Лунной слезы, покинул комнату.

Выскочив из комнаты, я спустился по лестнице вниз и оценив количество защиты на дверях комнаты Малграфа, выбил её плетением внутрь комнаты вместе с косяком… Боевой маг рывком вскочил с кровати в одних трусах на с защитным амулетом на шее и двумя мечами в руках.

— Малграф, сервент готовит ритуал. Догонишь.

— Не спеши, Эш. — Ответил он и бросился к одежде.

Я уже спустился бегом по лестнице, перепрыгивая через ступеньки и остановившись на первом этаже, увидев здесь Мираса всё ещё не спящего, занятого беседой с хозяином, они же увидев меня, подскочили из-за стола и схватились за мечи, а я проговорил:

— Мирас готовь круговую оборону, поставьте защиту от ритуала Хаоса.

— Во имя всех демонов бездны. Сервент. — Испуганно пробормотал он и активировал простой амулет, который сразу же разбудил остальных северян. — Куда ты?

— Если не успею, город исчезнет! — Крикнул ему и не став терять времени на отпирание дверей, ударил таранными чарами и добавил. — Малграф бежит где-то следом за мной!

Выскочив на ночную улицу я, сориентировавшись на ощущениях и наложив на себя чары ускорения и усиления, чему и обучают боевых магов, бросился бежать в направлении источника, чувствую усиливающуюся энергию Хаоса в этом направлении.

Дважды я встречал простых людей, они не были защищены амулетами, один из них старик был уже мёртв, не выдержал ощущения страха, второй же забился в тёмный угол и дико выл, разбудив людей в нескольких домах…

Наконец достигнув источника, я остановился, так как он находился в храме духов, обнажив меч, отдышался, но не решился послать ментальную волну, так как с помощью неё меня можно было обнаружить, если сервент маг-менталист или владеет специальным амулетом, реагирующим на подобную магию.

Войдя, я наложил кошачий глаз и огляделся и увидел лежащих на полу служителей духов огня, носящие красные мантии и сейчас эти мантии были обагрены тёмной кровью, но тем не мене они были ещё живы…

Прислушавшись, я услышал невнятное бормотание и осторожно двинулся вперёд по коридору, а после убрал чары ночного зрения, потому что впереди был источник яркого, но кровавого света.

— Ayrannag his furang. Carronis vir saren. Mirantakfirnachag! — последние слова сервент громко крикнул.

Ощутив волну энергии Хаоса, я только сжал зубы, ощущая как сердце сжалось в страхе и присмотревшись увидел как весь алтарь духу огня залит кровью служителя, а сервент смахнул с кинжала кровь которая засветилась в воздухе и упала на пол в виде символа от которого пробежали кровавые трещины, создавая идеальный круг…

— Драконья кровь, так ты пришёл. — Раздался мягкий голос сервента, и он обернулся ко мне, показав своё молодое лицо. — Меня предупредили, что ты можешь сменить маршрут и остановишься именно в этом городе, а ведь тебя ждали на основном тракте, но ты думал, что будешь в безопасности в родном городе своего учителя. А если я начну ритуал, ты решишь вмешаться. Ты предсказуем!

— Так это ты притворялся стариком возле ворот, когда мы въезжали в город. А я думал, мне показалось, что кто-то был под иллюзией. — Выйдя в зал из коридора, я начал обходить сервента не переступая границ круга их символов Хаоса. — Твоих сил не хватит на ритуал, даже если ты выпотрошишь всех служителей…

В ответ сервент только рассмеялся и надрезал свою ладонь, растёр кровь по лезвию и рукояти ножа и вонзил его в камень, словно нож в масло, принявшись вполголоса читать слова ритуала.

Он безумен. Только кинжал непростой, ручка его сделана из человеческой кости и… Это невозможно!

Задумчиво посмотрев на защиту даваемую кругом, я посмотрел на всё ещё живых служителей, зная, что этот круг закрывает этого молодого сервента от любой структурированной магии. Сосредоточившись, я принялся вливать свою магию в меч, который начал светится внутренним светом. А наполнив его полностью, ударил ближайший символ Хаоса, рассекая его, отчего круг замерцал, но устоял, однако меч высвободил всю энергию, потребовавшуюся на преодоление защиты, а после принялся наполнять меч заново.

Продавить защиту можно только чистой стихией, но я недостаточно подготовился для этого… Тогда единственное что остаётся это убить его самого. Посмотрим, насколько ты силён ментально.

Закрыв глаза, я создал ментальную плеть, представляемую как щуп, идущий из моей головы, спокойно преодолел защиту круга и ударил ею защиту разума сервента. Он сбился, болезненно поморщившись, принялся читать заново, одновременно с этим ударил меня в ответ. Делая вид, что потерял защиту, немного сбавил напор плети и подпустил его с небольшими задержками в свой разум и тут он наткнулся на кокон разума сложнейшую защиту, созданную мной ради защиты своего разума, и откровенно испугался, понимая, что не сумеет это преодолеть. Этой брешью я и воспользовался, создав сотни копий, что пробили его защиту и разорвали его разум, из-за чего он сбился окончательно и завыл не своим голосом от ментальной боли, что я оставил, уничтожив его разум. В конце концов, он замер, лёжа на каменном полу обильно заливая её слюной и кровью от откушенного языка…

Открыв глаза, я, чувствуя, как пот стекает по всему моему телу, выпрямился и осмотрел на то, как затухают кровавые символы на каменном полу лишённые подпитки…

Не понимаю я этих глупцов, ведь его изорванная душа уже почти поглощена Хаосом, берущего плату за эту даруемую силу…

В этот момент в храм вбежал Малграф в сопровождении четырёх магов, которые, сразу же направились по коридору в главный зал, где и нашли меня возле тела сервента, которого язык не повернётся назвать живым…

— Эш, это ещё ты?

— Малграф, ты, когда спешишь куда-то, можешь не отвлекаться? — осторожно поднял я магией кинжал, ощущая идущую от него энергию Хаоса, — интересный кинжал, больше всего интересно как он вообще был создан…

— Мой принц? — обратилась ко мне молодая девушка.

— Я не знаю, кто за этим стоит, но они знают, что Драконья кровь — это не только символ императорской семьи Империи… Помогите раненым.

* * *

— Мой принц, не торопите меня… — отпрянула девушка.

— А мне казалось, тебе это нравится. — Заметил Вильям, держа молодую аристократку за волосы.

— Нравится когда не больно. — Ответила она, снова склонившись над членом второго принца, взяв его в рот, принялась двигаться, понемногу забирая всё большую и большую длину в свой рот.

— Да, вот так… — довольно выдохнул Вильям, придерживая любовницу за волосы руками.

Действуя неспешно, девушка уверенно скользила по всей длине члена губами, а выпуская его изо рта, пыталась высосать. Почувствовав приближение пика, Вильям принялся сам трахать в рот не обращая внимания на возмущённые стоны и тщетные попытки вырваться, а после, войдя глубоко обильно кончил и сделал ещё несколько фикций, после чего вышел и удовлетворённо расслабился сидя на выточенной из камня скамье. Девушка же отпрянув, закашлялась, выплёвывая остатки спермы на каменный пол, возмущённо смотря на принца.

— Кажется, я сказала… — возмутилась она и шагнула вперёд замахнувшись.

— Тише, — легко поймав её руку, Вильям притянул её к себе и поцеловал в губы, — неплохой вкус, тебе даже ужинать не надо… Буду ждать тебя после ужина у себя.

— Я не приду. — Возмущённо ответила она, вырвавшись, принялась поправлять своё платье и нательное бельё ушла, ворча себе под нос.

— Придёшь, тебе же это нравится… Это именно то что не даёт тебе твой жалкий муж.

Вильям довольно улыбнулся и устроился на балконе, поправив белую рубашку, и посмотрел через окошко на защищённую скалами прибрежную бухту, куда не заходили корабли.

Он прибыл в летний императорский дворец на берегу моря три дня назад и сейчас просто отдыхали, давая Двадцать пятому дракону поправить своё здоровье, вдали от многочисленной знати и дел…

Наверное стоило остаться во дворце… Там бы не пришлось прятаться и мне хочется узнать, куда пропали мои люди и подарок… Кто мог это сделать? Эшарион? Дарнир? Кристоф? А может другие аристократы, которые и сами не прочь натянуть свиноухих альтов?..

Тем временем он поправил одежду на себе, и собрался было уходить, как услышал приглушенные голоса этажом выше, замерев возле каменного проёма, где раньше было окно замер…

— Дарий, я не могу…

— Инесса, прошу.

— Нет, Дарий. Ты должен быть императором. Сильным императором ради своих детей.

— И это говоришь ты? Ты, та кто возненавидела Эшариона, стоило мне приблизить его к себе. Ты, та кто стояла за большей частью покушений на его жизнь до того как он отказался от престола…

— Не пытайся меня разозлить.

— А помнишь нашу первую встречу? — немного оживился Дарий, — мы встретились именно на этом балконе, ты тогда плакала, потому что заблудилась, а слуги не заходят в эту часть дворца…

— Да, а потом ты меня взял прямо здесь, успокоив таким способом, а ведь я не была девочкой на тот момент. — Раздался весёлый голос Инессы. — Да, я была с тобой с самого начала, как же было тогда хорошо…

— Да, эти годы были длинными. — Проговорил император опустошённым голосом. — Да…

В следующий момент Вильям услышал звуки слабой борьбы и неожиданно мимо открытого окна, где он и подслушивал разговор на балконе, пронеслось тело седого мужчины и устремилось вниз, ударившись о каменный выступ, рухнуло в воды бухты. А на поверхность всплыл лишь плащ с чёрным драконом на гербе…

Отец. Она убила его. Столкнула… Надо уходит, тихо и быстро.

— Человек в воде! — раздался крик одного из стражей.

Вильям же стараясь не ступать громко, быстро собрал свои вещи и двинулся по неприметной лестнице в обход этого участка, стараясь убраться отсюда подальше.

Инесса убила отца, чтобы дать трон Дарниру. Это мы ещё посмотрим…

Глава 10. Драконья долина

Двести тридцать два человека погибло в эту ночь, в основном старики и дети. Но больше всего было детей, не способных сопротивляться удушающему чувству страха… Город застыл в горечи и плаче. Этот горький привкус горя укутал город как толстое одеяло и давил на всех.

Сидя за столом в таверне я задумчиво смотрел на своих спутников сидящих вместе со мной, затем облокотившись на стол, только закрыл ладонью глаза.

— Твоей вины в этом нет. — Проговорила Эйруэн.

— Тем не менее, этот сервент приходил за мной.

Я ожидал нападения, но никак не сервента. Этих поклонников Хаоса на самом деле немного, но, тем не менее, достаточно чтобы портить жизнь всем. Только мне непонятно кто же снюхался с ними… Тем более что в памяти у этого недоучки было только обучение в академии магии и какой-то неизвестный посредник, скрывавший своё лицо за иллюзией. А ведь он заплатил всего тысячу империалов… Годовой доход баронства. Дёшево стоят жизни жителей целого города в Империи.

— Когда отправимся дальше? — спросил Мирас.

— Завтра утром, сегодня просто не получится. Мы не спали всю ночь, да и отправляться сейчас как-то… Пусть и повозки восстановили.

— Хорошо. В таком случае можно спокойно отдохнуть. — Кивнул мне старый воин.

Неспешно все стали расходится, а я, поднявшись на третий этаж, вышел на открытый балкон и оценил открывающийся вид на город, здесь уже не так остро ощущалось горе людей.

— Ты в порядке, Эшарион? — выйдя ко мне, спросила Ноа.

— Не волнуйся. Завтра снова буду прежним.

— Мне кажется, ты зря переживаешь. — Проговорила баронесса, встав в шаге от меня и посмотрев на город с высоты. — Ты же сам говорил, что порой всё может быть гораздо хуже, чем случилось. Вчерашняя ночь как раз и была такой. Если бы не ты, умерло бы гораздо больше людей.

— Признаю, проиграл.

— Мы, кажется, не спорили. — Улыбнулась мне Ноа. — Тем более что ты сразу же принялся помогать людям, особенно будут благодарны служители духов огня.

— Благодарны… — усмехнулся себе под нос, — тем не менее, покушения на меня будут случаться. Слишком долго я контролировал ситуацию в столице. Кажется, скоро прибудет графиня. Пойдём? — протянул я девушке руку.

— Да, конечно. — Несколько растерянно взялась она за неё. — Зачем это?

— Чтобы показать, что я уже занят. Графиня, как и её сёстры, живут вне брака. — Проговорил я мысленно баронессе, отчего она вздрогнула. — Не волнуйся, подобное общение для тебя неопасно. Ведь я наложил специальную защиту на твой разум, её мало кто сумеет разрушить.

— Мог бы и предупредить. — Ответила она с обиженным видом. — Эшарион, а про брачную церемонию твоя мама была серьёзна?

— Да, нам придётся следовать некоторым северным традициям. Это не так уж и плохо как кажется.

— А мне бы не хотелось чтобы кто-то наблюдал за нами во время соития… Если оно конечно будет и ты не откажешься, когда мне исполнится пятнадцать.

— Не откажусь. Мне нравится, что ты настолько прямолинейна.

Баронесса смутилась, передав мне свои мысли чего не хотела и самостоятельно закрыла свой разум, показывая, что разговор пока закончен.

Спустившись вниз вместе, мы вышли прямо к графине Файраль и её сёстрам, которые бросали взгляды на сидящего в углу комнаты боевого мага, делавшего вид, что не знает их, между тем беседуя с императрицей Эйруэн.

— Спасибо за помощь, — проговорила Миранда Файраль и приложила открытую ладонь к груди с лёгким наклоном головы. Три её сестры повторили этот жест. — Мы можем поговорить? Здесь есть место…

— Да, конечно. Это моя невеста, Ноа Вернадская.

— Здравствуй, Ноа. Мне жаль, что случилось с твоим отцом. Он был хорошим рыцарем. Следуйте за мной, пожалуйста.

Поднявшись по лестнице, она первой прошла в богато уставленную комнату на втором этаже, где, по всей видимости, проходили встречи с высокопоставленными гостями. Войдя, она устроилась на мягком кресле, принявшись ожидать, когда соберутся все. Войдя следом за ней, мы устроились на мягком диванчике, а затем к нам присоединилась Эйруэн, войдя вместе с сёстрами. Последним вошёл Малграф и запер двери, наложив на комнату звукоизолирующие чары.

— Мой принц, радует, что вы наш новый сосед. — Проговорила Миранда. — Вы же знаете, с какими проблемами вам предстоит столкнуться на новом месте?

— О проблемах мне известно, графиня. Именно поэтому я здесь.

— Пусть мы и не встречались ранее, но вы довольно известны, хоть и покидали имперскую столицу лишь трижды за всю жизнь. Сейчас же меня больше волнуют сервенты и альты, от последних нас отделают лишь ваши земли и мне бы хотелось, чтобы так оставалось и впредь. Поэтому я вам помогу.

— Какого рода будет эта помощь? — спросила Эйруэн, — насколько я помню графство Файраль, как и графство Савроса не принадлежат ни к одному из герцогств, так как являются пограничными землями.

— Моя императрица, вы северянка и вам лучше знать, насколько сложны взаимоотношения между Империей и Севером. — Ответила матери сестра и улыбнулась. — Прошу прошения, я Анжела Файраль, вторая дочь.

— Спасибо за напоминание, Анжела, но северяне устали от войны.

— А вы и ваш сын являетесь гарантом мира между нами. — Проговорила третья сестра и посмотрела на свою сестру-близнеца, — Дамира, хватит уже пытаться достучаться до Малграфа. Он не хочет с нами разговаривать…

— Мариса, но что мы ему сделали?

— Малграф? — выразительно изогнула бровь Миранда, отчего на лбу появилась глубокая складка, — может хватить делать вид что ты нас не знаешь?

Посмотрев на сестёр, отличающихся между собой несильно, так как были магами и выглядели заметно моложе своих лет и на боевого мага, который демонстративно закрыл свой разум и отвернулся в сторону от них…

— Прошу прощения, мы жили вместе, а при последней встрече между нами возникло некоторое недопонимание. Когда вы отправитесь дальше? Я хотела предложить вам сопровождение, но вижу, что вы и сами можете обезопасить себя. Не желаете посетить наше поместье?

— Вынуждены отказаться. — Ответила Эйруэн. — Нам лучше не привлекать лишнего внимания, учитывая случившееся.

— А сейчас мы вынуждены вас оставить. — Поднялась Миранда, а следом и её сёстры. — Нам нужно вернуться к людям. Малграф, надеюсь, ты когда-нибудь захочешь поговорить с нами.

— Будем рады как-нибудь навестить вас, когда вы немного освоитесь на новом месте, мой принц, мой императрица. — По очереди поклонились сёстры-близнецы. — Сегодня мы усилим ночную стражу. Поэтому можете отдохнуть спокойно.

— Благодарю. — Кивнула Эйруэн.

После этого сестры Файраль покинули комнату, вскоре её покинули и мы, разойдясь по своим делам. Я чтобы не терять время, нашёл в сундуке свои дневники и принялся освежать в памяти всё связанное с артаарскими руинами, таким образом, убивая время до ужина…

Время приблизилось к закату, когда ко мне подошла Аэлис, забравшись на повозку села на соседний сундук и наблюдала, как я изучаю свои записи по древним руинам, а после не сдержалась и поинтересовалась:

— Ты планируешь отправить меня через границу?

— Как только прибудем, отправлю тебя с сопровождением. Ты хочешь обсудить иной выход из положения?

— Если позволишь, я хочу остаться, могу исполнять обязанности целителя. Тем более что в долине живёт достаточно полукровок альтов. Мне известно, что случилось с прошлым императором, но это не повод ненавидеть всех альтов.

— А, похоже, чтобы я ненавидел тебя?

— Ты не разговариваешь со мной и относишься довольно холодно.

— Аэлис, ответь честно: чего ты добиваешься? — вздохнув, спросил я у неё.

— Не допустить войны между Империей и Великим княжеством. — Уверенно посмотрела она мне в глаза. — Я связана кровью с княжеским домом Аленсил, поэтому многие альты прислушаются к моим словам.

— Ну и как чистокровная альта княжеских кровей оказалась под вторым принцем в центре Империи?

— Меня продали в борделе, а до этого везли через всю Империю в ящике, куда изредка давали воду и еду, а… — опустив взгляд, отрешённо проговорила Аэлис, — мне нельзя возвращаться. Ты же знаешь, как относятся к…

— Восстанови свою девственность и возвращайся. Проблемы нет.

— Это будет замечено, большая часть моей семьи целители и они всё поймут, особенно когда меня доставят к границе люди принца. Ты знаешь, каково это жить, постоянно получая презрение от тех, кто тебя окружает?

— Знаю. — Спокойно посмотрел ей в глаза, а после нехотя достал из сундука и протянул ей. — Если хочешь пойти ко мне в услужение, тебе придётся принять это.

— Магический договор? Ты в своём уме?

— Доверия я не питаю ни к кому. В противном случае княжество тебя ждёт. — Проговорил я, убрав дневник в сундук и закрыв его, наложил охранные чары. — Ужин готов. Подумай, всегда приходится чем-то жертвовать, чтобы добиться большего.

Аэлис ничего мне не ответила и осталась сидеть на сундуке и изучать взглядом магический контракт, который был куда серьёзнее, чем договор, который я давал северянке…

Войдя в общий зал, я отметил, что все уже приступили к ужину и тоже присоединился. Разговоров за столом в этот раз не звучало, все были напряжены и нуждались в отдыхе, бессонная ночь сыграла на настроении.

— Если мы не хотим лишних проблем, через крепость Восточных врат, где располагается пятый пограничный легион нужно пройти максимально спокойно. Без конфликтов. — Обвёл я взглядом северян. — Там нас должны встретить те люди, что двигались по торговому тракту.

— Думаешь, могут быть проблемы? — спросил меня Мирас.

— Легионеры плохо организованы, тем более что недавно схватили командиров за измену Империи. Разумеется, командование пришлёт замену, но новым командирами придётся сложно сразу установить порядок, учитывая каких людей, отправляют в пограничные легионы.

Меня не стали переспрашивать и потому мы, закончив с ужином, разошлись по комнатам. Помывшись, я устроился в кровати, спустя какое-то время рядом со мной легла Эйруэн и заметила:

— Мы давно не спали вместе. Ты слишком рано стал самостоятельным. — Кстати, как тебе Ноа? Нравится?

— Мне отчитаться?

— Нет, просто у меня сложилось собственное мнение о твоей юной невесте и возможно ты захочешь спросить у меня совета… Один я дам сейчас: не спеши её соблазнять, этим ты можешь разрушить отношения что создал до этого. Она довольно невинна и её придётся кое-чему научить до того как она станет твоей женой.

— Научить? — переспросил я с подозрением.

— Поделюсь своим опытом с ней. Думаю, это позволит лучше понять тебя. Хотя даже я не понимаю тебя в некоторых вещах, ты всегда отличался собственным взглядом на всё. Хотя научить тебя этому было некому. Это всё книги?

— Да, книги. — Вздохнул я с закрытыми глазами.

— Отдыхай, Рион, завтра снова в путь. — Запустила она пальцы в волосы, и я ощутил совсем не материнскую нежность от неё. — Знай, что я горжусь тем, что ты не испугался и выступил против сервента. Ты действительно взрослый мужчина.

Ничего не ответив, я лишь поудобней устроил голову на подушке и начал медленно погружаться в сон…

Путь от Файраля до Крепости Восточных врат прошёл без проблем. Единственное что бросалось в глаза, так это то что вокруг каждого селения ближе к пограничным территориям появились стены и стражники постоянно несущие пост на воротах… В одной из такой деревень мы и останавливались.

Подъезжая к крепости, я обратил внимание, что крепости вместо штандартов легиона на лёгком летнем ветре развивается чёрный флаг.

— День начался с чёрного флага, — проговорил басом Мирас, а затем повернулся ко мне, — мы же не будем останавливаться здесь на ночь?

— Мы успеем добраться до Савроса. Не стоит беспокоить легионеров нашим излишне долгим присутствием. — После чего повернулся к боевому магу правящему повозкой. — Малграф, ты знаешь что делать.

Боевой маг кивнул мне и наложил скрывающие чары на свой сундук, куда мы при подъезде вернули Аэлис, которая пусть и не выразила недовольства, но была очень не рада этому факту.

Проходя через ворота, мы были остановлены стражей, преградившей нам путь:

— Куда идёт данный караван?

— Возвращается на свои территории. — Протянул я ему копию указа.

Страж пробежался взглядом по свитку и поднял на меня испуганный взгляд, после чего вернул мне его обратно в руки и проговорил:

— Добро пожаловать в Крепость Восточных врат. Проезжайте.

Дежурно улыбнувшись стражнику, который командовал превратным отрядом стражи, я уверенно прошёл через крепкие двухстворчатые ворота крепости и наконец, оказался за двухметровыми стенами, сразу же оценив то, что первые, а кое-где и вторые этажи города сделаны из камня. Гладким камнем были вымощены и дороги.

Найдя с помощью ментальной волны капитана Рыцарей Чёрного Дракона, я направил лошадь по главной улице города, где-то рядом шумел рынок, где перекликались как на имперском, так и общем альтском языках.

Вообще у остроухого народа было два языка, один общий с помощью которого они говорили, второй внутренний, использующийся в основном только между чистокровными альтами. При желании можно научиться обеим, что я и сделал, благодаря Вацлаву.

Похоже, что не все добрались до крепости, обнаружил я всего два экипажа с цветами императорской семьи, стоящие во дворе постоялого двора, причём в них были болты от арбалетов, а один и вовсе был частично обгоревшим. Остановившись, я задумчиво посмотрел на них, а Мирас только тихо выругался себе под нос, звук же при этом получился похожим на глухое рычание…

Спешившись с лошади, я повязал её возле столба и вошёл на постоялый двор, сразу же отметив, что его полностью заняли Рыцари Чёрного Дракона, которые вытянулись при виде меня, даже самые израненные.

— Капитан Ренд Орнагальд?

— Он ранен, мой принц. — Шепнул мне довольно молодой парень, поведя за собой, кивнул последовавшему за мной Мирасу, поднявшись по лестнице на второй этаж. Мы потеряли семерых, а половина отряда оказалась ранена. Было совершено восемь нападений, вас определённо не хотели оставлять в живых.

Открыв перед нами дверь в комнату, откуда сразу же ударил в нос запах болеутоляющих и кроветворных зелий, имеющих сладковато-кислый аромат, рыцаря пропустил нас вперёд и вошёл, следом закрыв двери.

— Принц Эшарион…

— Простите, что так получилось, капитан Ренд. Как вы себя чувствуете?

— Неплохо, учитывая, что я не потерял рук и ног, а шрамы красят рыцарей. — Оскалился он и поморщился от боли.

Подойдя я оценил плотные окровавленные бинты на груди и наложил исцеляющие чара, которые немного усилили эффект от зелий и лицо у капитана даже немного порозовело, да и дышать он стал лучше.

— А как вы добрались?

— Было спокойно, если не считать нападение сервента и вырожденцев, которые разорили несколько селений в графстве Лейнар, но на нас не напали.

— Видимо сервента послали после того как поняли что вы изменили маршрут и по тракту движутся пустые экипажи. — Сев он посмотрел мне в глаза. — Император Дарий II умер. Это случилось в летнем дворце. Он упал в залив.

— Да, я понял это по чёрным флагам. — Тихо вздохнул я и опустил взгляд. — Жаль.

— Куда вы сейчас?

— В Саврос, я не собираюсь здесь останавливаться. А вы капитан?

— Как только смогу вернусь с отрядом в столицу. Спасибо за семью, принц. Я этого не забуду. — Протянул он мне руку. — Даже не смейте платить, я делаю это не ради золота.

— Да, капитан. Даже немного жаль отпускать вас обратно, таких рыцарей как вы осталось так мало. — Пожал я крепкую мозолистую руку воина. — Вы узнали, кто стоял за этим?

— Брюс, отчёты. — Кивнул он рыцарю, стоящему у двери. — Как думаете, случайна ли смерть императора?

— Вы сами ответили на свой вопрос, капитан. Наложу ещё раз чары, вам это хорошо помогает. — Проговорил я, создавая сложные чары и накладывая на рыцаря наблюдая как под бинтами ткани его тела, начинают срастаться.

— Так уже лучше, — удовлетворённо улыбнулся он без боли, — надеюсь, мы ещё встретимся.

— Возможно, капитан, — отметил я боковым зрением, как Брюс снял копии с листов бумаги и передал мне, — спасибо за листы допроса, буду знать, кто желает моей смерти даже после отречения.

— Отречение, причину которого многие не поняли…

— Скоро вы поймёте эти причины, капитан. Это всё что я могу сказать. Выздоравливайте, Ренд. Да хранят вас духи.

— Вас тоже, мой принц. — Кивнул он и крепко задумался.

Покинув комнату, я свернул и убрали бумаги в тубус на поясе, после чего мы спустились вниз с Мирасом, выйдя, отметил то, что северяне купили себе припасов, чтобы поесть в пути и забрался на лошадь, проговорил:

— Отправляемся. На ночлег остановимся в Савросе.

Наш караван снова двинулся и без малейших проблем покинул город. Выехав, я остановился и посмотрел на широкую реку, текущую по краю долины, расположенное между двумя горными хребтами, вершины самых высоких гор которого были заснеженными, но здесь внизу всё утопали в зелени. Так же было много леса, им были покрыты всего горы и сейчас его сплавляли по реке… Вдохнув свежий гордый воздух, я задумчиво улыбнулся.

— Эшарион, император мёртв. Что нам делать? — остановилась коня возле меня баронесса.

— Ничего. — Посмотрел я в глаза Ноа. — Иногда сложнее всего — ничего не делать. Я не хочу участвовать в этой безумной войне за престол, где каждая тварь пытается получить свой кусочек власти. — Тяжело вздохнув, добавил. — Быть правителем — значит быть одному. Всегда.

— Ты боишься?

— Да, боюсь. Что стану одной из тварей, что населяют дворец. А ведь мне предлагалось их возглавить. — Горько улыбнулся в ответ.

— Они не все такие…

— Каждый из них взобравшийся так высоко в совершенстве овладел искусствами лести и обмана. Ты даже не представляешь, что будет сейчас. Это начало конца.

— Ты меня обманываешь…

— Всё может быть гораздо хуже, чем даже я могу себе это представить…

Наша колонна добралась до Савроса ближе к тому моменту, когда солнце начало скрываться за горами. Сам город оказался небольшим, но довольно серьёзно защищённым, имея помимо городской стены, стену так же вокруг и графского замка. Однако в целом город встретил нас запустением, слишком уж мало было в нём людей, да и сама атмосфера не располагала к веселью.

Добравшись до замка, мы вошли в открытые ворота, отметив, что здесь не было стражи как на городских вратах, ведь граф прибыл в столицу на суд в тот день, когда мы отправились, а члены его семьи, после допроса тайной стражи решили отправиться к своим родственникам, ведь их лишили герба.

— Как тихо, раньше здесь было гораздо оживлённее… — проговорила Ноа осматриваясь.

— Лишение дворянства происходит редко, но когда такое происходит — остаются лишь опустевшие замки. Хотя он не пуст. Ведь этих же кто-то повесил здесь. — Кивнул я на четырёх висельников в тени стены покачивающихся от лёгкого ветра под своим весом.

— Мародёры, — отметил Олемар, — так поступает только тайная стража. Легионеры бы ещё и с луков постреляли, чтобы не мучились. А простая стража отрубила бы головы и повесила на пиках над воротами. Нас встречают.

Узнав встречающего нас человека, я спешился и направился ему навстречу. За мной пошли и остальные, Ноа же бросала взгляды на висельников и чувствовала себя неуютно, но была поддержана Эйруэн

— Кристиан Перейн, мой принц. — Коротко поклонился мне член тайной стражи. — Прошу вас за мной, замок полностью в вашем расположении. Наше расследование всё ещё не окончено, поэтому некоторое время нам придётся побыть здесь, если вы не против этого.

— Нисколько, мэтр Кристиан, — ответил ему, двинувшись за ним, — мы планируем задержаться здесь только на ночь, а после добраться до баронства.

— Правильное решение, мой принц, сначала следует укрепить тылы. Особенно когда альты ходят за тобой по пятам. — Бросил он короткий взгляд через плечо на Аэлис.

— Она была выкуплена мной, когда её едва не продали в бордель. Теперь хочу вернуть её на родину.

— Довольно благородно, впрочем, чего ещё ожидать от принца. Редко можно встретить в наше время благородство как добродетель. Чаще — это просто показное лицемерие. — Ответил он мне со слабой усмешкой. — Командир сказал, что вы будете заинтересованы бумагами, часть из них мы передадим вам сейчас, остальные только после проверки. Нам важно расследовать всех кто был связан с альтами и нарушил законы Империи.

— Это ваша работа, Кристиан, она необходима. Особенно когда она выполняется правильно.

— Вас ожидает тоже важная работа — хранить границы Империи, а тайная стража вам в этом поможет.

Проведя внутрь замка, он подозвал слуг, которые при виде меня откровенно пугались, даже гораздо сильнее, чем императрицу, они направились показывать, где могут провести ночь, а мне проводили в покои, известив, что ужин будет готов уже скоро, после чего со мной осталась молодая девушка, вошедшая за мной в комнату.

Вопросительно посмотрев на неё, я оценил довольно миловидное лицо девушки лет двадцати, крепкую фигуру для женщины.

— Мой принц, позвольте вам помочь…

— Благодарю, но я привык самостоятельно раздеваться и одеваться. Да и ночью мне не нужна помощь, — добавил я и услышал тихий облегчённый вздох, — как тебя зовут?

— Мила, мой принц, — не поднимая головы, ответила она, — скажите, что вы желаете.

— Спасибо. Покажи мне, где был кабинет графа, я хочу взглянуть на документы. — Оставив личные вещи в комнате, я наложил защитные чары.

— Прошу вас следовать за мной. — После поклона, она отворила двери, давая мне пройти, отошла в сторону, а закрыв двери, быстрым шагом обогнала меня, двинувшись впереди, показывая направление.

Задумчиво осматриваясь по пути, я оценил то, что сам замок был построен в стиле альтов, пусть те и редко строили свои города из камня, предпочитая использовать для этого дерево. Впрочем, поместье было богатым: картины, изображавшие каждого члена этой графской семьи; резные статуи населяющих этот мир животных; доспели отполированные до зеркального блеска…

— Если вам что-то потребуется, только кликните, я буду рядом. — Открыв передо мной двери кабинета, проговорила она.

— Спасибо, Мила, но сейчас я хочу только поработать. — Ответил я ей.

Пройдя внутрь довольно просторного кабинета, где помимо рабочего стола и стеллажом во всю стену, полностью заставленную книгами, был довольно неплохой диванчик из кожи, от которого пахло женскими духами. Самое главное здесь всё оказалось в целости, видимо сюда не дошёл бой, что было видно в других частях замка.

Интересно, а библиотека у бывшего графа была интересно, некоторые книги написаны даже на внутреннем языке альтов, содержащие в себе историю этого народа. Так же была парочка научных трудов магов Башен разбирающихся с тварями Хаоса и способами их уничтожения, отдельная книга была о сервентах. "Хаос и Магия. Наставление" под авторство Ника Хаморона. Книга содержала в себе описание того как можно почувствовать энергию Хаоса, а так же способы защитится от неё. Так же содержала в себе исследования Башен о том что происходит с магом после того как он впустит Хаос в себя, как он разрушает не только дух, но разум и тело с довольно неплохими иллюстрациями.

— Ожидаемо увидеть тебя здесь, — вошла в кабинет Эйруэн, пройдя села на диван и принюхалась, сразу всё поняв, — ты не умеешь оставлять свои дела незавершёнными.

— Не вижу смысла откладывать важные дела. Мне здесь жить. — Вернув книгу на полку, я устроился в кресле графа, взяв книгу по финансовым делам графства, открыл её, принялся скользить по строчкам. — Соболезную, твой муж умер.

— Вообще-то он твой отец и ты должен быть расстроен. Впрочем, какое тебе может быть дело до того что испытываю я… — наложила она на комнату звукоизолирующие чары. — Какое тебе дело до того что я потеряла, пусть нелюбимого, но близкого человека рядом с которым прожила шестнадцать лет.

— Эйруэн, не надо. Я тогда сказал тебе ясно: та ночь будет единственной, когда я буду с тобой как мужчина. — Отложив книгу, я поднялся, обойдя диван, положил свои руки ей на плечи. — Ты моя мать и не забывай, что у меня есть молодая невеста. Я не твой мужчина.

— Я не стану препятствием между вами. Но, как и всем мне хочется чувствовать себя нужной, любимой хоть кем-то. — Опустила голову Эйруэн. — Я устала быть обузой. Устала быть одна в большом замке. Устала быть замужней женщиной, не имеющей мужа. Устала быть пленницей во имя мира, в котором я безразлична всем. Зачем мне этот мир, где приходится жертвовать всем?

— Ты не одна. И я всегда буду любить тебя.

class='book'>— Слабое утешение. Впрочем, оно хотя бы существует. — Накрыла Эйруэн мою руку своей ладонью. — Спасибо, Эшарион…

Ничего не сказав в ответ, я только замер молча слушая её тихий плач и посмотрев в окно, обнаружил, что и небо начало лить свои слёзы, вторя овдовевшей императрице.

* * *

Пройдясь по коридорам королевского дворца Ромнара, одного из двух королевств вошедшего в состав Империи Чёрного Дракона добровольно, мужчина лет тридцати с венчающей голову походной короной и уверенно открыл двери.

— Мой королевский друг. Рад видеть тебя. — Вошёл в рабочий кабинет, молодо выглядящий король Лиарина.

— Алан, рад тебя видеть, — тяжело поднялся из кресла король Ромнара, — как прошла дорога?

— Никто не способен чинить препятствий королю, Норн. — Обнялись они как старые друзья. — Дарий умер. Именно поэтому я и выдвинулся в столицу. Не ожидал, что ты будешь здесь.

— Вместо меня поехал сын, он мой наследник, пусть привыкает к императорскому дворцу. Мне в этом году исполняется уже восемьдесят, но я чувствую что силы оставляют меня.

— Разве ничего изменить нельзя?

— К сожалению, я лишь маг третьего круга, мой отец в своё время запретил мне приближаться к обществу прекрасных дам до инициации. Это сыграло свою роль. — Коснулся король своих глубоких морщин на лице. — Впрочем, тебе через два года сорок, а выглядишь как недавно возмужавший юноша. Это сейчас неважно, меня больше волнует то, что столица сейчас превратится в поле боя трёх принцев.

— Согласен, раньше их хотя бы сдерживал Эшарион, но он уехал на границу с альтами. Даже не знаю, почему ты раньше его поддерживал, даже ничего не сказал, когда он отказался от престола. Многие тогда разочаровались в принце, посчитали, что он струсил.

— Эшарион не трус и не глупец, — слабо улыбнулся старик в ответ, — но ему было сложно отказаться от престола и дело даже не в том, что ради его получения пришлось бы уничтожить своих братьев.

— Не думаю что он бы смог стать братоубийцей.

— Смог бы, ты с ним мало общался в отличие от меня. Лучше подумай: кто бы дал северянину взойти на престол Империи? Ты бы видел это сборище крыс, что разбегались от четвёртого принца, когда стало ясно, что император может назначить его наследником. Видел бы лица представителей древних военных родов, некоторые из которых служили династии Чёрных Драконов… Да и если бы Эшарион не отказался — это бы заставило объединится его братьев ради его уничтожения.

— Хочешь сказать, что Эшарион не допустил бойни?

— Принц оказался умнее и не вверг Империю в хаос братоубийственной войны. Невозможно быть Императором сидя на троне из костей посреди моря крови.

— Тогда четвёртый принц только отсрочил эту бойню. — Смотря, как Норн наполняет кубки вином, проговорил король Лиарина. — Ведь никто из принцев не отступит.

— Тем не менее, Эшарион показал очень многим, чем может быть опасно такое положение дел в Империи. Многие просто не захотят участвовать в этой войне, не поддержав ни одну из сторон. — Протянул король Алану кубок полный вина. — Попробуй, мои виноделы постарались разнообразить мой стол, создавая новые сорта вин.

Отпив немного, Алан Лиарин сначала поморщился, а распробовав вино, погоняв его по рту, распробовав вкус и довольно улыбнулся, а после сделал несколько больших глотков, осушая кубок, ударил им по столу, проговорив с довольной улыбкой:

— А всё-таки отличное вино научились делать. Раньше подобное можно было попробовать только на императорском столе. Почему король не получает таких же яств на собственном столе?

— Наши предки сами решили быть частью Империи, мы не способны переписать древние договоры. — Ответил ему Норн Ромнар, сделав большой глоток из кубка. — Ты всё ещё слишком юн Алан, горячая кровь всё ещё управляет тобой. Был бы ты старше, знал, принимать решения нужно с холодной головой. Так ты создашь гораздо меньше проблем, особенно себе.

Молодой король хотел вскочить, но ему на это не хватило ни сил ни возможностей, его тело перестало его слушаться и он посмотрел на старого короля сидящего напротив и только сумел произнести три слова, до того как его губы перестали ему повиноваться:

— Что ты сделал?

— Алан, ты слишком глупый король. Тратя своё время охоте и пирам, ты не уделяешь внимания собственным жителям, позволяя своему дворянству делать, что они пожелают. А моё тело слишком старо чтобы это исправить.

В этот момент за-за неприметной двери вышел человек в чёрном плаще с капюшоном и оскалился чистыми белыми зубами молодому королю, которого пробил холодный пот от страха, он собирался использовать магию, но чувствовал, что она перестала ему подчиняться.

— Магистр Карсдар, начинайте. Мы готовы…

— Да, мой король. Уже начал…

В последний миг король Алан увидел, как в его грудь вошла рука из некроэнергии и почувствовал страшную боль, но не смог закричать так как перестал чувствовать своё тело…

Глава 11. Вернадское баронство

Уверенно ступая по коридорам дворца, крепкая женщина лет сорока-пятидесяти направлялась в центральный зал со следующими за ней двумя молодыми мужчинами-слугами, одетыми в дорогие костюмы, которые не могли позволить и некоторые дворяне. Стража увидев её приближение, распахнула ворота и молча пропустила внутрь…

— Императрица Селика, — пробежал по толпе придворных шепоток, наблюдающих как женщина уверенно направляется к открытому гробу, стоящему возле трибуны.

В одиночестве подойдя к изукрашенному гравировками каменному гробу, женщина, осторожно коснулась холодного лица и опустила голову, чтобы скрыть, как её губы прошептали просьбу духов найти душе её единственного сына достойное место в мире. После этого она подняла взгляд и посмотрела на трёх императриц сидящих на своих тронах, а так же на принцев что стояли двумя ступенями ниже трона своего отца, который сейчас пустовал.

Протянув руки вперёд, женщина мысленно подозвала к себе самых младших принцесс, взяв их за руки, повела в полной тишине из зала, а после, пользуясь отсутствием любопытных глаз, обняла их, проговорив:

— Эдита, Аниса, вы так выросли за эти три года.

— Бабушка Селика, — негромко проговорила Эдита, а Аниса просто расплакалась, обнимая бывшую императрицу.

— Пойдёмте отсюда, думаю, мои покои никто не занял. Принесите нам перекусить что-нибудь лёгкого и вкусного. — Последние слова она адресовала своим молодым слугам, которые молча поклонились и быстро удалились.

Неспешно дойдя до покоев бывшей императрицы, принцессы были усажены за стол, а Селика устроилась за столом и тихо проговорила:

— Смерть вашего отца изменит многое… Они, что вас заставляли всё это время стоять так?

— Ну… — протянула Аниса.

— Иногда мне хочется как следует проучить ваших матерей, но не могу. — Проговорила Селика и добродушно улыбнулась. — Лучше расскажите, как вы здесь?

— Мы в порядке. — Прохладно ответила Эдита. — Бабушка Селика, а что с Эшарионом?

— Я слышала, что на его экипаж было совершено несколько нападений, но он добрался до крепости Восточных Врат. — Ответила бывшая императрица. — Мне неизвестно выжил он или нет.

— Понятно… — опустила голову Эдита.

— Не волнуйся, Эшарион никогда не был простым человеком, могу сказать точно, что он умнее ваших старших братьев… — проговорила Селика и в этот момент вошли её двое слуг, — о, наконец-то мы вкусно перекусим.

Молодые мужчины расставили на столе разнообразные сладости, а так же наполнили кубки принцесс и бывшей императрицы вином, причём последняя пила в отличии от молодых девушек не молодое, а уже выдержанное вино…

— Как успехи в обучении?

— Мне плохо даётся этикет, слишком много условностей… — тихо проговорила Эдита.

— Она фехтует хорошо. — Добавила Аниса и робко улыбнулась сестре. — Я слабее…

— А я вам подарки привезла, — проговорила бывшая императрица, — вы уже взрослые девочки, поэтому сможете их оценить.

Слуги молча поклонились и вышли, чтобы спустя какое-то время вернуться с резными шкатулками, которые поставили перед принцессами.

— Откройте, смелее, если попробуют отобрать, сразу мне жалуйтесь. — Улыбнулась бывшая императрица.

Переглянувшись, принцессы открыли подарочные шкатулки, Эдита достала лёгкий кинжал в белых ножнах в две ладони длинной, немного выдвинув его из ножен, рассмотрела сложные чары на клинке, после чего задвинула обратно, хотела было подняться, но была остановлена жестом бабушки, кивнувшей ей с серьёзным лицом. Аниса же достала довольно тяжёлый браслет и осторожно направила в него магическую энергию, отчего он немного нагрелся…

— Взрослые подарки для взрослых времён, надеюсь, вам не придётся ими воспользоваться, но они помогут защитить ваши жизни…

* * *

Верхом на лошади выехав на холм, я окинул взглядом город Вернад и его окрестности, отметил взглядом две небольшие речушки, сливающиеся перед баронским поместьем, заполняя ров, а уже из него протекали через город, унося свои воды в княжество альтов. Само поместье было небольшим и имело лишь один ряд стен, второй ряд окружающий дворовые постройки был начат, но были построены только главные ворота.

— Неплохо, — довольно улыбнулся я.

— Мой отец не успел закончить второй ряд стен, — проговорила Ноа, остановившись рядом со мной, — это и стало причиной нашего поражения в битве. Если бы мы только успели…

— Не вини себя, Ноа. Теперь всё будет иначе. Надо успеть добраться до поместья до заката. Кто у тебя был управляющим?

— Лэр Вварен. Только я его не видела с момента нападения. — Приложила баронесса руку к подбородку. — А что ты хочешь предпринять?

— Расскажу тебе об этом подробно, но позже, когда ты отдохнёшь с дороги. — Задумчиво ответил я. — Если я не ошибаюсь, пограничные баронства и графства не платят налог в казну Империи, взамен на создание собственных боевых отрядов. Это удобно.

— Чем?

— Постоянный источник бюджета.

— Да, сейчас ты граф и барон.

— А ты станешь моей графиней. — Весело улыбнулся я баронессе и добавил на её холодный взгляд. — Разумеется только после свадьбы. Я всегда помню о своих обещаниях.

— Рада это слышать. — Ответив мне с отрешённым видом, баронесса тронула коня и двинулась к остальным.

Ноа с утра не в духе… Она вернулась домой, но можно ли называть так место, где нет уже близких тебе людей? А ещё на неё давит помолвка, хоть она и понимает, что это был лучший выход из ситуации, но… Читая её эмоции я ощущаю страх за своё будущее. Тем не менее, я понимаю чувства и переживания юной баронессы.

Тронув лошадь, я нагнал наш отряд и двинулся в конце, позволяя лошади идти шагом, давая отдых.

Сейчас меня волнуют альты, особенно те, кто стоял за убийством барона Дорна. Они ведь не успокоятся, так что стоит ожидать новой диверсии в ближайшее время, не воспользоваться неопытностью своего противника будет попросту глупо… Только вот нападать на меня ещё большая глупость.

Немного в стороне от нас пролегал тракт, по которому сейчас шёл караван, направляющийся из Драконьей долины к торговому городу Калинар, являющийся основным торговым узлом Империи. Там продавались товары альтов, а это большей частью ткани и пряности, реже можно было встретить различные травы и ингредиенты для алхимии. Оружие и доспехи альты не продавали никому. Так же в Калинар приходили торговые караваны из северного королевства Хортул, привозя мёд и меха, а так же доставляя множество разных инструментов и поделок, например, пользовались спросом резные фигурки из дерева и камня.

— О чём задумался, Эшарион?

— О торговле, Малграф, — ответил боевому магу, сидящему на козлах рядом с Аэлис, правящей повозкой, — освежаю в памяти, что тут считается контрабандными товарами, а так же налоги на тот или иной товар.

— Алхимические ингредиенты здесь хорошо покупать, не так дорого как они поставляются в столицу. — Проговорил Малграф. — Да, кстати, я тут вспомнил, что ты обсуждал со мной природу "Чёрного солнца", а так же "Слияния лун". Так вот: перед нашим отправлением пришло сообщение из Кариванской башни, их астрологи подтвердили твою теорию официально.

— Малграф, ты что, отправил им послание?

— Просто из головы не выходило, вот и направил мэтру Оресту послание, попросив это проверить. — Несколько растерянно проговорил боевой маг.

— Мог бы и сам воспользоваться этим знанием, поднял бы свою репутацию как маг. — Снисходительно улыбнулся в ответ. — А сейчас вся слава перейдёт какому-то мэтру Оресту.

— Боюсь, моё слово мало что значит среди магов Башен. — Вздохнул Малграф. — Родословной не вышел.

— Главное не то кем мы рождаемся, а кем становимся.

— Сказал принц. — Ухмыльнулся Малграф.

— Могу назвать десяток примеров как никчёмных, так и великих принцев существовавших в истории. Родословная задаёт лишь начальные условия, в которых приходится существовать, остальное ты уже выбираешь сам. Жизнь человека или альта построена на борьбе, разняться лишь цели зависимые от амбиций и желаний.

— Мой принц, а вы гораздо умней, чем кажитесь.

— Не надо лишней лести, Аэлис. — Ответил я с холодной улыбкой, а вот посмотрел на неё с беззвучным вопросом и не получив его, добавил. — Мы наконец-то добрались.

Наш караван тем временем уже входил в ворота, первой въехала баронесса, её приветствовали люди служащие в поместье, однако их крики стали тише, когда въехала Эйруэн в доспехах с наброшенным поверх них лёгким чёрным плащом в знак траура по императору. Я въехал вместе с Малграфом и осмотрелся на этом острове, оценив что здесь собрались оставшиеся воины барона… А вот меня встретила гулкая тишина, похоже сюда уже дошли слухи о том кто пожаловал сюда.

— Да здравствует принц! — разорвав гулкую тишину, прокричал молодой воин, стоящий на воротах, — да здравствует императрица! Да здравствует баронесса!

Этими криками он разрядил обстановку, а я, спешившись, прочитав какие мысли витают в толпе, подошёл к баронессе стоящей рядом с Эйруэн, уверенно, но мягко взяв за руку:

— Пойдём. Тебе нужно отдохнуть. — Тепло улыбнулся Ноа. — Покажешь мне поместье?

Ноа сильно смутилась, но кивнула и осторожно повела меня в сторону главного входа, а я кивнул Мирасу, что тот принял правильно и направил повозки к заднему входу в поместье, через него было проще разместить наши вещи по комнатам поместья благодаря его ширине.

Идя вместе с баронессой, я отмечал взглядом следы недавнего сражения, кое-где кровь впиталась в камень, стены были в слабых прогарах и копоти от попадания огненных чар, одно место было проморожено настолько, что камень пошёл мелкими трещинами, сейчас на этом месте работали люди, усиливая его новым камнем.

Само поместье больше напоминало замок, первый этаж был лишён окон, а вот на втором и третьем они были, но узкими и напоминали бойницы, а вот на третьем этаже были уже нормальные окна… Крыша поместья крыта глиняной черепицей красно-коричневого оттенка, некоторые участки были уже заменены.

Войдя я оценил что обстановка была не самой богатой, но и не спартанской, даже чувствовалась женская рука как в украшениях в виде цветных лент и живых цветов и кустарниках в деревянных кадках (горшках).

— Первый этаж отдан под хозяйственные нужды, подвал только для хранения вещей. Второй этаж имеет собственную небольшую кухню рядом со столовой, а так же жилые комнаты. На третьем этаже находятся гостевые покои и зал для приёмов. — Проговорила мне Ноа. — Куда пойдём?

— На второй этаж, ты же дашь мне комнату?

— Ты сейчас шутишь? — одарила баронесса меня косым взглядом, а увидев лёгкую улыбку на моих губах, нехотя проговорила, — пойдём, покажу твою комнату.

— А здесь интересно. — Поднимаясь вместе с ней по лестнице заметил, оглядевшись. — Суровый военный стиль встречается с изяществом и мягкостью стиля женщины из Силии. Это заметно по вьющимся цветам, украшающим потолок… Не зря же у этих земель некогда бывших королевством на гербе был изображён серебряный меч с обвивающим его розовым кустом украшенным крупными алыми цветами.

— Это баронство изначально принадлежало какому-то старику, из императорской семьи. После его смерти оно некоторое время пустовало, а после его передали моему отцу за то, что он проявил доблесть на Южных островах в одной из битв. После того как мои родители приехали сюда, им пришлось приложить много сил чтобы привести это поместье в подобный вид….

— Если тебе сложно — не говори. — Проговорил я ей, несильно сжав руку.

— Нет, всё в порядке, я уже свыклась. — Ответила мне Ноа с грустным выражением лица, хотя её эмоции были натянуты подобно струне, ведя меня по широкому коридору, а после остановилась возле дверей, указав на них свободной рукой. — Можешь использовать эту комнату, здесь никто не жил, лишь изредка останавливались гостьи, которым не хватило места наверху.

— Посмотрим… — выпустив её руку, я открыл двери и вошёл.

Простое убранство, но широкий стол мне уже нравится как и шкаф, да и кровать неплоха… Нет отдельной туалетной комнаты, но это не беда.

— Туалетная комната в конце коридора. — Проговорила Ноа, войдя за мной. — Наверное, тебе непривычно…

— Всё в порядке. Не сказать, чтобы я ожидал худшего, но точно не таких же покоев как у меня в императорском дворце. Единственное что мне потребуется, так это большой книжный шкаф, чтобы поместить книги из своей личной библиотеки. Ну и так по мелочи… А где твоя комната, Ноа?

Девушка в ответ указала на двери своей комнаты расположенной напротив, после чего прошлась по комнате, обогнув меня и села на кровать, а после простыми чарами закрыла двери и спросила:

— Что будет теперь? Эшарион, это моё поместье и эти люди постоянно окружали меня с самого детства, сейчас вся власть перешла в твои руки и… Я не знаю. Отец учил меня основам управления, но…

— Ты зря боишься. — Ответил я баронессе, устроившись за столом и поёрзал в неудобном маленьком кресле, пытаясь, устроится поудобнее, но что у меня, разумеется, не получилось, а после повесил на комнату звукоизолирующие чары. — Сейчас я планирую решить вопрос с нашей безопасностью, а так же разобраться в делах баронства и графства, благо здесь немного деревень, но довольно большая территория, а так же торговый тракт и альты… Впрочем, работы мне будет достаточно.

— Тебе? А я значит буду просто… — неопределённо махнула рукой в воздухе баронесса одарив меня ледяным взглядом, — я кое-что понимаю в управлении и уже не маленькая чтобы не понимать как важно чтобы все работы выполнялись строго по времени иначе…

— Не волнуйся, я уже знаю, что тебе предложить, но не торопись. Всё и сразу охватить невозможно. Дай мне тоже для начала ознакомится с нынешними делами.

— Хорошо, тогда не буду мешать.

Поднявшись, она покинула мою комнату, распахнув двери, а после некоторое время, постояв, размышляя о том, что хотела сказать и скрылась в собственной комнате, заперев двери на засов. А после некоторое время косилась на дверь, в голове представляя, как я выбиваю дверь и набрасываюсь на неё…

А девочки определённо взрослеют быстрее мальчиков. Ладно, сейчас у меня другие дела. Мэтр Кристиан передал мне целую кучу бумаг по состоянию графства… Один плюс что в графстве кроме Восточных Врат и Савроса только семь поселений и только одно из них достаточно крупное. А в этом баронстве помимо города только три деревни… Нужно брать ситуацию под контроль.

Спустившись вниз, я заметил, что люди начали разгрузку и подошёл к Мирасу общающегося со старым воином в легионерских доспехах декана, того же десятника.

— Мой принц, Лион Марц, бывший декан восьмого легиона. Командую отрядом барона или точнее тем, что от него осталось. — Представил воин и склонил голову. — Искренне рад, что вы приехали сюда.

— Вы командовали отрядом барона, если я правильно помню, давайте пройдёмся вокруг этой крепости и посмотрим, что мы можем исправить на текущий момент.

— А вы сразу к делу. — Довольно ухмыльнулся Лион. — Идёмте.

Выведя нас из поместья, командир показал нам внутреннюю стену, ограждающую само поместье, её состояние было плачевным, так как её пробили в пяти местах при штурме, а всё по причине отсутствия магической защиты. Второй стены не было, кроме ворот на которых постоянно находилось трое стражников, мы поднялись и сюда. Лион сетовал, что им просто не хватило времени, чтобы построить защитные укрепления и денег, чтобы нанять хорошего мага.

Окинув взглядом пространство вокруг крепости, я задумчиво потёр подбородок и прикидывал в уме как лучше поступить. А потом создал иллюзию острова и провёл чёрточку ворот…

— Вы что-то придумали, мой принц?

— Да, помимо ворот мы поставим башни с тяжёлыми баллистами наверху. Здесь и здесь будут размещены башни, это позволит нам прикрыть тыл поместья. Стены нужно отремонтироваться, магической защитой займусь вместе со своим учителем. — Сделал на иллюзорной карте два кружка с башнями, указав ему направление. — Под нами естественная скала, поэтому башни встанут основательно. Мирас, ты можешь добавить что-то?

— Основной удар будет приходиться на ворота, это единственный вход. Нужно поставить башни, чтобы прикрыть ворота с обеих сторон, видишь, ворота находятся немного в глубине от прямой линии. — Указал она линию острова, что была немного выступающей с обеих сторон и немного большее расстояние до воды. — Мост можно и разрушить, но вот ворота лучше сделать подъёмными, здесь даже зимой ров не промерзает. Даже если маг и заморозит поверхность воды, чары молний пробивают её и превращают воду в смертельную ловушку, где даже лучшая защита от магии защищает недолго.

— Да, штурмовать крепости северян благодаря этой тактике было сложно, особенно если не было рядом достаточно леса или магов чтобы прикрывать. — Кивнул Лион Марц. — Мой принц, у меня осталось лишь двадцать четыре человека из отряда в сотню человек, пять совсем юные и их придётся учить, остальные опытные воины, но не легионеры.

— Вам нужно моё разрешение на увеличение отряда?

— Никто не идёт, я пойму, если вы решите распустить нас.

— Отпустить воинов? Декан, вы считаете, что воин привыкший зарабатывать себе на жизнь изберёт более мирную профессию? Да и мы на границе с постоянно нависшей угрозой в виде вторжения альтов. Если люди не идут, тогда имеет смысл в хороших тренировках и обучении. Даже стрелять с баллисты нужно уметь. Один умелый легионер всегда лучше пяти новичков.

— Понял, мой принц. Когда мне пригласить камнетёсов?

— Начинайте завтра, ближайшее время я буду разбираться только с состояние дел в баронстве и графстве без лишних разъездов. А где управляющий?

— Сбежал, прихватив векселя на три тысячи империалов, а так же пятьсот империалов на нужды баронства.

— Не проблема, объявим его в розыск. — Проговорил я, посмотрев, как солнце опускается к верхушкам гор, а затем повернулся к черноволосому северянину. — Мирас, отряд уже разместился?

— Да, нам хватило комнат. Сейчас поужинаем и в баню, часовые уже назначены. — Угрюмо проговорил он в бороду и острым взглядом окинул дома на окраине Вернад. — Мы мишени для альтов-лучников.

— Ладно, на сегодня достаточно, завтра будет новый день. — Направился я, к узкой каменной лестнице спускаясь с ворот. — Лион, если вам что-то интересно — спрашивайте.

— Не совсем понимаю, зачем вы прибыли сюда, но это не моё дело. Мне больше волнует, что будет с Ноа? Я обещал старому другу защищать её.

— Барон Дорн вырастил прекрасную дочь, я жалею, что не узнал о ситуации здесь ранее. — Выйдя из укрепления ворот, остановился я проговорив старому декану. — Не волнуйтесь Лион, вопреки слухам, я не причиню ей вреда. Она поразила меня тем, что поставила условие перед императором о праве на меч.

— Ноа в своих словах довольно часто, словно меч — прямолинейная девочка, это её достоинство и недостаток. Она и побить может… — добавил он и ухмыльнулся. — Даже не посмотрит что вы принц.

— Это я уже знаю. — Проговорил я, видя настороженное выражение лица декана, двинувшись дальше. — Она мне неправильно собранным букетом дала пощёчину.

— А, цветы… — понимающе кивнул он, — женщины слишком много придают им значения.

Мирас приложив руку к груди, оставил нас, отправившись к своему отряду. А мы вернулись в поместье, где шли приготовления к вечеру, а так же таскали сундуки с нашим скарбом. Как я заметил, Эйруэн поселилась в бывших покоях барона, на этом настояла сама баронесса, сетуя про себя о том, что императрица не захотела поселиться в гостевых покоях, а других подобных здесь нет и…

Малграф же поселился на первом этаже, заняв две комнаты, а вот Аэлис поселили в маленькую комнату, следующей от моих новых покоев, где она сейчас выхаживала…

Общий же настрой в поместье был странный: все радовались тому, что вернулась баронесса, но были несколько растеряны прибытием принца и вдовствующей императрицы. При этом с опаской и недоверием отнеслись к чистокровной девушке-альту. А вот северяне были приняты здесь более чем положительно, ведь они спасли их во время нападения… А ведь кое-кому уже перепала более весомая благодарность.

А здесь довольно интересно, многие из работников владеют самым минимумом магии, при этом среди них есть и те кто имеет кровь альтов… Впрочем, альты не сильно ушли от людей, но они редко убивают друг друга.

Лион ушёл от меня распоряжаться по вопросам ужина для своих воинов, а я вернулся в комнату, заставленную не только сундуками, но и уже принесённым большим книжным шкафом, установленным возле стены, отчего задумчиво улыбнулся.

Сняв, наконец, с себя броню, я вздохнул, поёжившись от прохлады, надел свои обычные вещи, после чего прошёлся по поместью, детально изучая его убранство. Прошёлся по третьему этажу и остался удовлетворённым внутренним убранством гостевых покоев. Самое интересное что коридор заканчивался стеной, где под иллюзией была дверь в небольшую комнату, где из мебели были лишь кресло, диван и столик с лежащими на нём книгами… При этом всё было увито красивыми вьющимися цветами. Опустившись на кресло, я расслабился, а после почувствовал осторожный ментальный контакт и окунулся в него, выставив защиту.

Оказавшись в чужом воспоминании, я безмолвным наблюдателем посмотрел на женщину, устроившуюся на диване полулёжа и читающую книгу девочке, в которой я узнаю Ноа, только несколько младше и с причёской больше подходящей мальчику.

— …А после девочка села на спину дракона, и они улетели в своё королевство в облаках.

— Мама, но почему девочка выбрала дракона, а не принца? Ведь он был сильнее и сильно ранил дракона, похитившего девушку?

— Жалость меняет чувство выбора… Да и дракон ни разу не требовал от девушки чего-то, в отличие от принца приказывающего идти с ним, это и стало причиной окончательного выбора.

— Принц в любом случае богаче, он может купить всё, что пожелает.

— Ноа, ты ещё такая маленькая. — Весело улыбнулась женщина, обняв дочь, принялась её щекотать, отчего она звонко рассмеялась. — Золото — это просто металл, но за него не купить многого. Никогда не суди людей по их золоту в их карманах. Что куплено однажды может быть куплено снова.

— Тогда кто лучше дракон или принц?

— Ноа, ты должна сама понять это… Я уже дала тебе много подсказок. — Улыбнулась женщина и вздохнула. — Какой красивый закат сегодня…

Выскользнув из воспоминания, я задумчиво посмотрел на открывающийся вид залитый цветами заката, а после поднялся, проверяя комнату, на наличие магии нашёл в кресле интересный кристалл, но не стал его доставать. Такой кристалл я мог создать и сам, но сам процесс создания относится одновременно к магии крови и менталистике. Так же были обнаружены бытовые чары, что поддерживали уровень влажности в горошках с цветами.

Анжела, мать Ноа, была мудрой женщиной, жаль что она прожила так мало… Это место было оставлено ею для дочери, но сюда похоже никто не заходил уже долгое время.

Выйдя из комнаты не тронув иллюзию, я двинулся в столовую где сейчас собрались все, за исключением северян и воинов барона, куда войдя, я поймал взгляд баронессы и императрицы и лишь улыбнулся их мыслям полным облегчения…

— Мой принц, вы опять ищите тайные ходы? — спросил Малграф сидящий на краю стола напротив Аэлис.

— Уже нашёл. — Обойдя стол, я сел в его главе, как это и было нужно. — Желаю приятного аппетита. — Проговорив это, я первым попробовал наваристый суп с добавлением кукурузы и птицы, он оказался немного сладковатым, но при этом приятным и наваристым.

Мы неспешно вкушали еду, а я тем временем наблюдал за баронессой, мысли которой бродили далеко от этого места, задумчиво улыбаясь.

— Аэлис ты нас скоро покинешь? — спросила Эйруэн повернувшись к чистокровной альте, — или ты хочешь остаться?

— Не знаю, мне нужно подумать. — Ответила она, бросив на меня короткий взгляд. — Малграф, а ты что думаешь?

— Моё дело — обучение принца Эшариона. Но, если честно мне нужны кое-какие советы альтского целителя в некоторых сложных вопросах.

— Малграф, между мной и Аэлис существует договорённость.

— Понимаю… — ухмыльнулся он в ответ, заставив отразиться возмущению на лице остроухой девушки. — Кстати, если альты решат перейти границу, что мы предпримем?

— Альты по своей природе физически слабее людей, но компенсируют это своими магическими способностями, которые есть пусть и слабые, абсолютно у каждого альта, но опять же среди них нет ни одного магистра, и не было уже, по меньшей мере, лет пятьсот.

— Магия усиления тела? — спросила Ноа

— Да баронесса, простая магия усиления тела которую изучают боевые маги. Благодаря ей альты могут оказать сопротивление человеку, но лишив их ей, — взяв варёное яйцо, я одним ударом сделал трещину, а потом несильно сжал, раздавливая его в руке прикрытой второй кожей, — и их можно удавить голыми руками.

— Но сначала нужно защиту снять, — добавил Малграф.

— Проще всего это сделать с помочью чар использующих чистую стихию, но нужно время на подготовку… А под стрелами альстких лучников его чаще всего не хватает.

— Вы сейчас рассуждаете о том, как убивать альтов? — нахмурившись, посмотрела на нас Аэлис, — вы считаете, что это смешно?

— Мы размышляем о том, как противостоять альтам в случае их нападения. Я не собираюсь начинать войну, мне и без этого хватает дел. — Твёрдо посмотрел я на девушку княжеских кровей. — Лучше ненадёжный мир, чем хорошая война.

— Эшарион, сегодня должны начаться похороны императора… — проговорила Эйруэн.

— Да, я знаю, но боюсь, что до конца этого лета умрёт ещё кто-нибудь из императорской семьи… — задумчиво проговорил я, взяв кубок с вином, сделал несколько глубоких глотков, осушив его наполовину, добавив, — сегодня утром пришло сообщение о том, что были отравлены короли Лиарина и Ромнара. Старик Норн, к сожалению, не выжил.

— Жаль, он был хорошим королём. — Проговорила Эйруэн, печально посмотрев на меня. — Он был одним из тех, кто поддерживал тебя до самого конца.

— Да, старика будет не хватать…

А ведь кроме него у меня останется лишь три человека, которые обладают достаточным влиянием, чтобы немного повлиять ситуацию в столице… Пока что стоит заняться так несвоевременно прибывшими гостями.

* * *

Вацлав, глава тайной стражи прошёлся по залу, переступая через тела молодых мужчин и женщин в дорогих одеждах, только поморщившись от запаха начинающегося разложения тел, к которому не мог привыкнуть до сих пор.

— Глава, все они были отравлены, — подошёл к нему молодой агент-некромант с нашивкой в виде костяной головы дракона, — выжило лишь трое.

— Драконья кровь. — Понимающе кивнул Вацлав. — Понятно. Убери за собой и надо бы оповестить родственников умерших… В чью честь был пир?

— Это были сторонники принца Дарнира, при этом принц не смог присутствовать на торжестве, потому что начало вечера совпало с прибытием тела императора. Удивительно, но среди них нет более зрелых аристократов. Глава, неужели они научились думать?

— Нет, принц Эшарион отказался от престола лишь полгода назад. Они просто помнят, что едва не произошло и осторожничают. Начинайте работать…

— Понял, глава.

Вацлав прошёлся по залу и остановился перед беременной девушкой, лежащей в луже собственных испражнений и отошедших вод, лишь покачал головой…

Есть ли смысл в этой власти, если ради неё должны гибнуть невинные? Вы ведь предвидели это, Эшарион?

Глава 12. Покушение

Работы по возведения стены полностью закрывающей поместье начались с раннего утра, Лион Марц уже успел отправить людей, чтобы они доставили в поместье рабочих. Даже доставили первые партии камня и работа закипела.

Устроившись в своей комнате за столом, я перебирал бумаги и делал для себя пометки там, где что-то не сходилось. Объём получился внушительным, голова буквально пухла от имён и чисел, но всё же работал.

Раздался робкий стук в дверь и в комнату осторожно заглянула чистокровная альта, получив от меня кивок на кресло напротив стола, осторожно прошла и опустилась в него, принявшись взглядом осматриваться по сторонам пока я заканчивал шуршать бумажками, заканчивая отчёт о налогах за весенние месяцы.

Моя комната несколько преобразилась, я полностью разобрал сундуки с книгами, частично разобрал сундуки с одеждой, а оставшиеся сдвинул в угол комнаты, чтобы не мешались. На это я затратил часть вечера и ночи, потому что было сложно уснуть на новом месте, зато после этого нехитрого труда хорошо поспал до утреннего колокола.

— Внимательно тебя слушаю, Аэлис. — Отложил я бумаги и сделал несколько пометок в свою записную книгу. — Ты, наверное, по вопросу своего будущего?

— Мой принц, вам меня нисколько не жаль?

— Мне многих жаль, но смысла в моей жалости нет. — Посмотрел я в её холодные голубые глаза. — Пойми, твоё нахождение рядом со мной вызывает проблемы, особенно в том виде, котором оно находится сейчас.

— Это из-за смерти императора Освальда. — Понимающе вздохнула Аэлис и опустила голову. — Но, я не могу принять договор и не могу вернуться…

— По крайней мере, среди своего народа ты будешь в безопасности. — Равнодушно ответил я ей. — Малграф уже сказал мне, что ты не понесла. Только слёз не надо, не поверю.

— Да что ты понимаешь, имперский принц? — подняла она на меня презрительный взгляд.

— Осторожней, — пригрозил я пальчиком, — соответствуй своей княжеской крови.

— Дай мне договор. — Переведя дыхание, девушка несколько остыла. — Раз ты так хочешь, я буду тебе служить. Надеюсь, условия будут хорошими.

— Не слышу вежливости в твоей речи. Пойми, что это я делаю тебе одолжение, принимая на службу, никак не наоборот.

В ответ Аэлис молча уставилась мне в глаза, практически не моргая, отвечая ей спокойным взглядом, я сложил руки перед собой на столе.

— Прошу прошения за недостойное поведение, принц Эшарион. Мы можем заключить договор?

— Разумеется, Аэлис. Буду рад опытному целителю. — Протянул с этими словами магический договор. — Вы же не против дальше работать с Малграфом?

Быстро проверив строчки договора, девушка довольно кивнула, а после ответила:

— Нет, принц Эшарион. — Приложила она свою ладонь к договору и немного поморщилась от того ментальных чар наложенных на её разум. — Это всё?

— Есть какие-то пожелания?

— Мне нужна одежда, а то…

— Это вам на покупку всего необходимого для вашего труда. — Положил я перед ней на стол мешочек с полусотней золотых империалов. — Аэлис, прошу, придумай что-нибудь, чтобы скрыть свою чистокровность.

— Конечно. — Кивнула она мне, хотя я, читая её мысли, обнаружил, что она несказанно рада тому, что может купить себе хорошую одежду. — Можно я пойду?

— Иди, но если собралась в Вернад, возьми с собой охрану.

— Тогда я начну работать с завтрашнего дня, принц Эшарион. Спасибо вам за всё. — Кивнув мне, альта, направилась к двери.

— Аэлис. — Окликнул я девушку.

— Да, принц Эшарион?

— Ты ведь не считаешь себя жертвой?

— Нет, принц. — Ответила она мне, а внутренне напряглась.

— Хорошо, тогда ступай. — Задумчиво улыбнулся я, а когда она вышла, вздохнул и облокотился на стол.

Итак, значит, альты хотят поиграть в игру… Хорошо, давайте сыграем, но я тоже подготовлюсь и немного изменю правила игры.

— Малграф, внимательнее, гости. — Обратился я к боевому магу.

— Уже заметил, Эш. Что будем делать?

— Ничего. Они не собираются никого убивать, у них иная цель. Помоги мне после обеда с защитой внутренней стены.

— Хорошо, тогда подготовлю ошейники.

— Спасибо, Мал.

Итак, дела баронства не так плохи, как я думал. Да, воровство и контрабанда имеются, но не в таких жутких объёмах как я представлял. Меня больше волнует, почему целый отряд альтов сумел пройти через границу незаметно. Пятый пограничный легион плохо выполняет поставленные перед ним задачи, хотя на границе у них размещена первая трибуна или тысяча воинов закрывающая проход к землям альтов.

Поднявшись, я, ощущая чувство голода, так как начал свой день без завтрака, направился на кухню в поисках чего-нибудь съестного. По пути я вежливо здоровался со слугами поместья, отмечая, что они благодаря слухам откровенно меня побаиваются. Однако спустившись на первый этаж, я без проблем попросил у повара, который оказался весьма грузным мужчиной чашку наваристой каши и хлеба с молоком и позавтракал сидя за небольшим столиком. При мне сюда заглянула Эйруэн и поинтересовалась, что нужно закупить для кухни, обговорила с поваром о тех, кто занимается поставками продовольствия, а проверив винный погреб, удалилась, не заметив меня.

Поблагодарив за поздний завтрак, я вышел из кухни и прошёлся по территории внутри внутренних стен поместья, внимательно осмотрел постройки баронской бани, конюшен, а так же небольшой тренировочной площадки, где стояли манекены. Посмотрев туда где должна была располагаться тайная комната матери баронессы, я обнаружил каменную стену, хотя там должны быть окна, при этом не почувствовал магической энергии.

Интересно… С такой магией я не сталкивался до этих пор. Не похоже на магическую систему, преподаваемую в Академии, не Императорскую магическую школу, не говоря уже о магии альтов.

— Мой принц, разрешите обратиться? — подошёл ко мне мужчина в летах с седой головой и поклонился.

— Разрешаю.

— Меня зовут Аргус Зоран, я как вы поняли архитектор. Спасибо что вы пригласили нас, мы уже давно без работы, потому что стены и башни крепости Варнад не обновлялись уже три года, вот мы и…

— Прошу помедленнее. — Поднял я руку, а после указал на скамью. — Присядьте. А почему случилось так?

— Понимаете, барона Дорна с самого начала невзлюбили. — Тяжело опустился он на скамью. — Легату Норану и графу Савроса не нравилось, что он пытается организовать оборону этого участка границы, заставлял патрулировать дальние перевалы. Именно он построил на свои деньги дозорные башни, но этого никто не оценил…

— А он при этом не просил о помощи. — Вздохнул я и понимающе кивнул. — Не волнуйтесь, Аргус. Мы это исправим, но потребуется время.

— Спасибо что вы прибыли, мой принц. Когда ваши люди отбили нападение на поместье все поняли что баронство теперь под защитой… А после вашей помолвки с госпожой баронессой даже последние жители перестали сомневаться.

— Вы, кажется архитектор, что скажите по срокам строительства?

— Мы сложим хорошие стены и башни, но это будет не быстро, даже если будем работать и по ночам. Моим людям теперь есть на что кормить свои семьи. Мы за последнее время построили только два дома для городских торговцев.

— Спасибо за ваши сведенья, думаю, скоро у вас появится много работы.

— Спасибо, мой принц, именно это я и ожидал услышать. — Поднявшись, мужчина поклонился мне. — Могу я идти? Просто если людей оставить на некоторое время они могут начать и халтурить.

— Да, ступайте. — Кивнул я ему.

Мужчина развернулся и отравился обратно к рабочим и уже через некоторое время я услышал его громкие команды. На что только улыбнулся и пошёл дальше…

А этот архитектор пусть не врал, хотя я, ощущая его мысли, понимаю, что он старался не для себя. Однако при этом он много и не рассказал. Ладно, баронство не такое уж и большое, так что проблем здесь немного… Сначала решу спорные ситуации здесь, а после займусь графством, не растащат же его под носом тайной стражи которая собираются расследовать всё дело с предательством Империи максимально

досконально.

— Эшарион, ты пропадаешь целый день. — Возмущённо поприветствовала меня Ноа, появившись в компании рыцаря Брайаны, вежливо склонившей свою голову в знак приветствия, — ты обещал вчера, что будешь учить меня управлению баронством.

— Я тоже рад тебя видеть моя милая невеста. Именно вопросами управления баронством я и занимаюсь с самого утра. Хорошо, пойдём в мою комнату, покажу тебе самую неприятную и нужную часть управления, а именно: управление казной. — Весело улыбнувшись, щёлкнул пальцем перед носом баронессы. — Позволите взять вас за руку?

— Не позволю, Эшарион, вы не выполняете свои обещаний.

— Прошу меня простить, но вы были слишком вымотаны дорогой и потому я решил дать вам отдохнуть. — Парировал я с лёгкой улыбкой.

В ответ Ноа смерила меня внимательным взглядом и сама взяла за руку с видом великого одолжения, но я, читая её мысли, лишь мысленно посмеивался. Когда мы вернулись в поместье и добрались до моих покоев, где баронесса устроилась в кресле и принялась ожидать, пока я разберу бумаги.

— Смотри Ноа, как формируется казна баронства, возьмём например весенние месяцы: доход в казну поместья составил: семьсот тридцать шесть золотых империалов и один полуимпериал, семь арриалов (серебряных монет) и десять реалов (медная монета). Баронство затратило на ремонт дорог и других объектов собственности, а так же на жалования работникам городской управы — триста сорок золотым империалов. После этого были выплачены жалования личному отряду барона и работникам поместья на сто тридцать восемь империалов и девять арриалов. Сколько поступило в казну баронства средств?

— Двести… двести тридцать империалов.

— Сто семьдесят три империала, четыре арриала и два риала.

— Но почему? Дай мне посчитать.

— Пожалуйста. — Протянул я баронессе записную книгу, вытащив её из кожаного чехла и открыв на нужной странице.

Баронесса изучала некоторое время мои записи с внимательным видом, тоже не понимая, почему сумму так сильно расходятся, а я лишь улыбался, наблюдая за её быстрыми расчётами, но у неё тоже не сходилось.

— Ноа, есть такая вещь — непредвиденные расходы. Смотри, кто-то сломал меч, упал участок стены или даже просто увеличился расход продовольствия… и траты появляются. Ваш прошлый управляющий, конечно, подворовывал, но не мог свести как раз эти непредвиденные расходы. Деньги выделялись, но записи отсутствуют. Однако во всём этом есть ещё один неприятный момент. Подумай.

— Эшарион, хватит играть в загадки, я уже поняла, что ты умнее.

— Ты скорее соглашаешься с тем, что ты глупее, чем можешь быть, — щёлкнул я её по лбу, получив в ответ возмущённую мордашку, — городская управа получает непомерно много. Триста золотых империалов — большая сумма, а учитывая что за последнее время не было заказов на ремонт стен, слишком уж она странная… Кто отвечает за городскую стражу?

— Капитан Игран Вольц.

— Пожалуйста, пригласи его завтра, хочу с ним побеседовать о том, что творится в городе. — Улыбнулся я баронессе.

— А почему сам не отправишь за ним?

— Ты здесь полноправная хозяйка. Хоть и личной власти у меня больше, но, я хочу, чтобы ты тоже участвовала в управлении. Тебе не помешают эти навыки в будущем. Эйруэн с тобой ещё не говорила по поводу обучения?

— Какого обучения? — подозрительно прищурилась баронесса Вернадская глядя на меня.

— Значит, не говорила. Это ты узнаешь от неё лично. — Проговорил я, а после мысленно добавил. — Сегодня после ужина запрись в спальне и никуда не выходи. Это моя просьба. Позже всё объясню.

— Мне не нравится это.

— Вот смотри, лето скоро уже закончится, сейчас я проверю, что поступило в казну. Потом и видно будет.

— А нам хватит денег на начатое тобой строительство?

— Не волнуйся. — Тепло улыбнулся баронессе и подмигнул. — Завтра хочу тебе кое-что показать. Напомни мне об этом ближе к ужину или во время него, если я забуду.

— Хорошо. Дай мне что-нибудь, чтобы я могла учиться управлению. — Протянула баронесса с требовательным взглядом.

Улыбнувшись, я протянул ей один из последних отчётов и протянул ей вторую ручку, на которую баронесса посмотрела с особым интересом, обнаружив маленький шарик на конце, осторожно коснулась его кончиком пальца и удивлённо посмотрела на оставленный тонкий след чернил.

— Это лучше чем перьевая ручка. — Проговорил я и взялся за налоговые отчёты баронства.

— Ты их создал?

— Их создали артаары. Сейчас такие шариковые ручки выполняют только на заказ, их стоимость превышает сотню золотых. — Не отвлекаясь от работы, ответил я баронессе.

Некоторое время, понаблюдав за мной, баронесса приступила к работе и попросила чистый лист бумаги, куда принялась выписывать свои вычисления. А после несколько раз обращалась с вопросами по налогам, а так же за новыми листами отчётов… Именно за подробными обсуждениями непонятных девушке моментов, я и провёл всё время до обеда сумев увидеть где край моей работы по отчётам.

Обед прошёл в обыденной обстановке, только за столом кроме нас троих и Малграфа присутствовала Хильда Фаренх и Мирас обсуждающих план поместья и то какие дополнительные меры защиты стоит использовать… Не отвлекая их я наблюдал за служанками обслуживающими нас и лишь задумчиво поглаживал подбородок.

— Эшарион, борода мешает? — спросила баронесса.

— Нет, просто размышляю. — Ответил я баронессе с лёгкой улыбкой, убрав руку. — Ноа, скажи, за последнее время до нападения не происходило ничего странного, скажем: неожиданно не исчезали люди или где-то что-то не рушилось по непонятным причинам?

— Такого я не помню. — Покачала головой баронесса.

— Эшарион, ты что-то подозреваешь? — спросила Эйруэн.

— Методом исключения пытаюсь выявить уязвимые места и устранить их. Это необходимо для того что я запланировал. — Проговорил я и

— Эйруэн, вечером будет жарко…

Вдовствующая императрица буквально обожгла меня эмоциями, на что я добавил:

— … Я не об этом. Будет бой.

— Будь осторожен. — С лёгким разочарованием ответила она, проводив взглядом служанку. — Я помогу.

Обед к тому времени закончился, и я с Малграфом вышли, чтобы восстановить внутреннюю стену и дополнительно усилить её магической защитой. Сначала мы восстанавливали прорехи в стене, причём боевой маг совместил это с уроком по работе со стихией земли, показав мне несколько способов наложить защиту. Одним я и воспользовался, сначала объединяя все камни стены в одно неоднородное целое, что было лучше, так как некоторые камни удерживали магическую энергию…

В Империи Чёрного дракона существует несколько магических систем, система магии Эраванская Академия магии при Эрванской же Башне, являющейся центральной. Помимо неё существует Имперская школа магии, но сейчас ей обучают только внутри императорской семьи, она сложная, но эффективная. Многие маги отдают предпочтение Академической системе, так как она проще в понимании. Так же существует отдельная магическая система, которую изучают магистры Башен, мне про неё известно достаточно, но она по большей части создана в попытке понять систему магии древних артааров, что довольно сложно сделать, не зная их языка…

— Эшарион, контролируй свою энергию, а то создашь не защиту, а не пойми что…

— Будет обычная активная защита, обжигающая магической энергией тех, кто её коснётся. — Ответил я боевому магу, но выровнял свой поток энергии. — Хотя нет, это не будет обжиганием… Здесь нужны чары совсем иного круга. Можно конечно добавить сюда ещё и огненной стихии, но объединять эти разные чары придётся долго.

— Эш, ты уверен по поводу магической школы?

— А я похож на того кто только говорит, Мал? — закончив объединять камни в одно целое и взялся за наложение чар, соединяя их воедино, — в Империи нужно менять подход к образованию, да это рискованно, но все магические бунты начинались по вине нашей имперской аристократии. Они слишком долго и слишком много имеют власть…

— Не совсем понимаю, зачем тебе это.

— Разделяй и властвуй, Мал, разделяй и властвуй. Даже среди аристократии уже давно назревает конфликт, ты и сам знаешь какой. Ведь то, что ты был воспитан в семье графа — это последствия. Если так продолжится и дальше, в Империи через десяток поколений не останется сильных магов вроде тебя.

— Почему ты так решил?

— Ты знаешь, сколько сейчас магистров, а не можешь мне сказать, сколько их было ещё столетие назад? Да, Мал, имперские рода тоже начали вырождаться, среди них стали появляться те, кто вообще не способен к манипуляции магической энергии, это коснулось даже императорской семьи. Империи нужна новая кровь.

— А может всё дело в близкородственных браках?

— Да, частично это так. Аристократические семьи не подчиняются регламенту императорской семьи. Однако, самое важное это то, что в Академии сильных магов теперь стараются именно обучать, а не позволять им вступать в случайные связи с другими студентами.

— А ты изящно умеешь сказать, но они запрещают снимать проституток, покупающих секс за увеличение магического дара. — Фыркнул Малграф. — Да, Эш, нравы в академии довольно сложные… Если бы ты оказался там, за тебя были бы бои, возможно даже насмерть. — Насмешливо усмехнулся он.

— Мне нельзя тратить пять лет на обучение в Академии, не с моим даром. — Закончил я наложение чар, а после остановился в проёме в стене, где от ворот остались только колоны с петлями и задумчиво почесал затылок. — Может энергетический барьер здесь поставить?

— Давай я сам, тут осталось немного. А то ты опять контроль утрачиваешь, — указал мне на голову Малграф, незаметно протянув мне магический ошейник.

Убрав ошейник в карман, я, смахнув с волос прозрачное пламя, остановился и принялся восстанавливать свой контроль над своим даром…

Восстановив свой контроль, мы закончили с защитой внутренней стены и разошлись по своим делам. Я продолжил и дальше заниматься отчётами, практически закончив работу…

Перед ужином выйдя на тренировочную площадку, я на некоторое время замер в глубокой тени здания, наблюдая за юной баронессой отрабатывающей удары по невидимому противнику тренировочным мечом…

А Ноа хорошо учили, причём самому простому и надёжному стилю фехтования. Правда такой стиль подходит только в бою один на один, но слишком много огрехов, настоящего боя она не выдержит.

Перехватил контроль над свободным тренировочным мечом, я уверенно направил его в сторону баронессы и обрушил удар на правое плечо. Баронесса заметила меч боковым зрением, отразив удар, отскочила в сторону, стараясь удержать меч в поле зрения, стараясь понять какой удар, последует в следующий момент, сразу же поняв, что это моя работа.

Следующий удар был прямым уколом направленным ей в грудь, но она и его сумела отразить и отвела корпус, в сторону сразу же ударив по рукояти, рассудив, что этим сумеет нарушить контроль, но промахнулась и почувствовала слабый удар по своей попе, сразу же вспыхнув от обиды. А я в ответ ускорил бой, заставив девушку уйти в глухую оборону и пропускать слабые, но обидные удары…

— Эшарион если решил потренироваться со мной, так может, начнём? — предложила баронесса, воспользовавшись паузой чтобы утереть пот со лба.

Притянув тренировочный меч себе в руку я вышел и отсалютовал баронессе, как это и положено в дуэлях и шагнул вперёд, начиная с косого удара в плечо от которого Ноа пришлось уклониться, в сторону и попытаться задеть мою ногу, но резко развернувшись на месте я провёл три быстрых тычка по корпусу отмечая места нанесения ударов, после чего баронесса отступила назад и нахмурившись, притянула себе в руку тренировочный короткий меч, взяв его в левую руку обратным хватом. Двигаясь по не очерченному кругу боковыми шагами, мы обменилась взглядами, при этом каждый думал, как лучше нанести удар…

Резкий шаг вперёд и Ноа уверенно направила меч в грудь, второй рукой приготовившись отклонять мой меч, но я в последний момент сделал шаг, в сторону уходя от удара и стремительного разворота. Лёгкий камешек прилетел ей по попе, что заставило её вспыхнуть, ответив мне градом ударов, от которых мне пришлось по большей части уклоняться, а другие быстро парировать, заставляя деревянные мечи сталкиваться с глухим стуком.

Отметив, что Ноа загоняет меня к стене, я лишь улыбнулся и позволил сделать ей это, упёршись в стену отражая удары…

— Этот бой за мной, — победно улыбнулась девушка с залитым потом лицом и немного растрёпанными волосами.

— Я так не считаю. — Улыбнулся я и указал пальцем над её головой.

Непонимающе посмотрев на палец, баронесса обернулась и замерла под двумя десятками тренировочных мечей поднятых в воздух и сейчас направленных на неё, а после посмотрела на меня с возмущением:

— Это нечестно!

— В бою не будет честных приёмов, — проговорил я со слабой улыбкой, а подойдя, осторожно поправив длинный локон, убрав его за ухо, — не волнуйся, я научу тебя всему.

— Что? — отшатнулась от меня, Ноа направила на меня тренировочное оружие.

Лукаво улыбнувшись, я лёгким жестом поблагодарил её за этот тренировочный бой, а после неспешно направился к чёрному входу в поместье. Проводив взглядом тренировочное оружие, Ноа, вернув мечи на место, неспешно двинулась следом за мной, перебирая в голове то, что я могу с ней сделать, а некоторое варианты смущали даже меня…

Вернувшись в поместье, я сразу же прошёл в столовую, где принялся ожидать к столу остальных… Вскоре появилась Эйруэн, а за ней и Малграф с Аэлис, последней пришла Ноа переодевшись в чистую одежду, а с ней и Брайана. Мирас в этот раз не пришёл, предпочёл остаться со своими воинами, причём они не доверяли слугам и готовили для себя сами.

Ужин прошёл в спокойной атмосфере, было видно, что все несколько вымотались за день. После него мы сразу же направились по своим комнатам, я, войдя, принюхался к сладковатому аромату в комнате, который неплохо расслаблял и устроился в кровать, прикрыв глаза.

Надо сейчас разобраться с бумагами и попробовать попасть в артаарские руины, мне нужны кое-какие ответы, появившиеся при изучении магии. А тут конечно есть местные проблемы, но для меня это проще, чем жизнь во дворце…

Спустя примерно час после того как все поместье погрузилось в сон, я услышал моё сознание начало опутывать паутиной ментальной магии, даря расслабление и лёгкое удовольствие. А я услышал тихий шорох отодвигаемого засова, в мою комнату ступила альта с тихим скрипом двери, засов же был возвращён на место, а ментальное воздействие стало сильнее. Теперь это воздействие не расслабляло, но и помимо удовольствия, туманило мой разум заставляя потерять грань реальности и сна… С тихим шорохом с девушки упала прозрачная накидка и она стянув с меня одеяло оказалась сверху, осторожно водя кончиками пальцев по моей груди, а после губами коснулась сосков… Открыв глаза, я посмотрел на неё и увидел идеальную женщину чертами лица и формами тела.

— Это лишь сон, принц Эшарион…

— Ты дух?

— Да, просто дух, что уймёт твоё разгорячённое тело… — уверенно стянула она с меня трусы и ласково улыбнулась.

— Поцелуй меня… — тихо прошептал я, раскрыв объятья.

— Да, маленький принц…

Девушка прильнула ко мне всем телом, а после мы начали поцелуй, причём девушка была очень опытной и охотно принимала мой поцелуй и лёгкие прикосновения рук к своему телу, а после я завёл руки под подушку…

— Мой принц… — простонала она мне на ухо, отстранившись на секунду, чтобы снова вернуться к глубокому поцелую.

С глухим щелчком ошейник для диких магов застегнулся на её шее и ментальное воздействие прервалось и на мне сейчас сидела красивая обнажённая альта, не сразу понявшая что случилась и коснувшись ошейника, посмотрела на меня со страхом на лице…

Когда пытаешься соблазнить кого-то, не представляй как разделываешь его, отрезая от его тела по кусочку.

Сбросив девушку с себя, прижимая грудью к кровати и притянув в руки верёвку, принялся спутывать правую руку и левую ногу, не обращая внимания на слабое сопротивление.

Вот поэтому я и не заводил фавориток, ведь каждая при встрече со мной размышляла о том, что может получить, если сумеет затащить меня в кровать…

Альта, будучи обнажённой, лежала на кровати, бросая на меня испуганно-яростный взгляд и морщась от неприятной боли. Шлёпнув по аппетитной попе, я поднялся, неспешно оделся и обратился к Малграфу:

— Начинаем. Двое внизу. Двое на втором этаже. Двое во дворе, готовят повозку.

— Понял.

Взяв короткий меч, больше подходящий для боя в узких коридорах, я открыл двери и ещё не появившись, ударил одну из отряда альтов ментальным кнутом в полную силу, ошеломив и пробив её защиту, заставил сжаться в комок под действием удушающего чувства страха. Выскочив из комнаты, я сразу же набросился на вторую альту выхватившую длинный кинжал и мы, ускорив своё восприятие, сошлись в короткой схватке, где успели пять раз обменяться ударами, прежде чем её в спину не ударили чистой магической энергией, приложив лицом о стену. Эйруэн выйдя из коридора, только кивнула мне в направлении конца коридор, оканчивающегося лестницей и принялась опутывать ошеломлённую альту магическими цепями к стене, а подойдя, выбила одним ударом плашмя кинжал из её рук, сразу же нацепив на запуганную альту магический ошейник…

А я уже бежал вниз на помощь боевому магу завязавшим магический бой сразу с двумя профессиональными лайпе (владеющая мечом). Ударив с хода сферой чёрного пламени, я заставил одну из девушек обратить на меня внимание и на её лице появился яростный оскал, с которым она и атаковала меня на скорости нисколько не уступающей боевому магу. Двигаясь, так же как и она, я избегал сойтись с ней ближе, видя наш разрыв в опыте и подгадав момент, отшвырнул её от себя голой магической энергией, заставив её хорошо приложиться о стену. Малграф в свою очередь, оставшись один на один, развлекался со своей противницей, так же как и он воображённой двумя мечами, а видя, что я закончил довольно быстро, выбил один меч, ранив альту в руку, а после, просто сумев подловить её, и прижал клинок к шее. Альта видя такой исход, бросила меч и позволила надеть на себя магический ошейник, видя, что я с мечом направился к её соратнице и тихо произнесла:

— Не убивай, мы пришли сюда не за этим.

— Да, я знаю. — Ответил я альте, добавив. — Малграф.

Боевой маг метнул мне ошейник, который я застегнул на шее приходящей в себя моей противнице и задумчиво огляделся. Часть мебели мы разрушили, а так же разбудили слуг, что сейчас откровенно паниковали, но не рисковали выходить из своих комнат, но была часть что вооружились и готовились встретить свою смерть с оружием в руках…

— Похоже, Мирас справился, — задумчиво проговорил я, оценив данные от ментальной волны, — давай их в подземелье, там было две комнаты. Ту, что в моей комнате нужно посадить отдельно.

— Понял. — Ответил Малграф, смерив взглядом альту.

Отперев главные ворота, я вышел во двор и обнаружил последних двух нападавших, обезоруженных, в магических ошейниках и в кольце из семи воинов-северян…

— Как всё прошло? Есть раненые? — спустился я по ступеням.

— Успели двоих ранить, но легко, яда на оружии не было. — Ответил мне Мирас. — Что с ними делать?

— Посидят в подвале, может, расскажут, зачем вообще нужно было это покушение. — Сухо проговорил я, наблюдая как девушек уводят. — А ведь они действовали не одни.

— Это понятно. Ведь им ещё нужно было уйти через границу. — Кивнул Мирас, бросив взгляд в направлении огней Вернада. — Думаешь, могут повторить?

— Могут, теперь ещё и постараются этих вызволить. — Вздохнул я и сел на ступени. — Вот и первые большие проблемы. Теперь вот не усну, придётся с бумагами сидеть.

Мирас в ответ только похлопал меня по плечу и отдал короткие приказы жестами чтобы часовые вернулись на свои посты… А я бросив взгляд на город послал мощную ментальную волну и обнаружил что в непосредственной близости от поместья больше нет никого, кто бы от неё защищался и лишь недовольно пожевал губами.

Ранним утром я терпеливо ожидал пока очнётся наша главная гостья, которой приложила Эйруэн, когда вошла в мою комнату, причём слишком сильно для альта… Вот лежит обнажённая с синяком на половину лица, нога на цепи прикованной к стене. Покушение — удалось.

Медленно, но альта приходила в себя и сев на деревянной лавке заменяющей кровать, помотала головой и поёжилась от холода.

— Не дёргайся, — приблизившись, я коснулся рукой её побитого лица и наложил лечебные чары, — через три дня пройдёт.

— Нужна мне твоя жалость, — часто моргая, привыкая к тусклому магическому свету, проговорила она, — все вы члены императорской семьи ублюдки, не знающие о понятиях чести и личного достоинства!

— Можешь покричать, чтобы тебя лучше было слышно, Нэдия Филотхион. — Сев на лавку напротив я холодно посмотрел ей в глаза. — Ну и что теперь?

— А ты будешь пытать, насиловать, избивать… Ты ведь только и умеешь делать.

— Будешь так просить, возможно, что-то и сделаю. — Вздохнул я и покачал головой. — Ты вообще понимаешь, что натворила?

— Ну, так убей меня, что же ты сразу этого не сделал.

— Живой ты для меня гораздо нужнее, чем мёртвой. Однако, ты не совсем понимаешь что сейчас происходит в Империи, давай я объясню: вчера ты дала повод Империи вторгнуться в Великое Княжество Альтов.

— У вас сейчас нет императора…

— Да, пока нет, но ты дала повод, чтобы начать войну так необходимую Империи сейчас, когда идёт борьба за престол. Тот, кто победит в этой войне и станет — Двадцать шестым Чёрным Драконом. Теперь ты оценила масштаб того что натворила?

Альта мне ничего не ответила, а я лишь покачал головой и направился к железной двери, которую мне открыл Олемар.

— Что теперь, принц Эшарион? — спросил он.

— Не знаю, но нельзя, чтобы во дворце узнали об этом. С альтами вопрос буду решать самостоятельно. На счастье альтам они никого не убили, а если бы было иначе… — моё лицо превратилось в маску холодной ненависти, — однако убийца барона должен получить своё. Это преступление я не оставлю без внимания.

— Их не кормить?

— Они заключённые, будут получать пайку как заключённые. Олемар, как думаешь, что сейчас будут делать альты?

— Могут направить сюда несколько амралов (тысяча воинов) чтобы вызволить её. — Кивнул он головой в сторону двери каменной темницы. — Это приведёт к полномасштабной войне…

— Сейчас только войны Империи не хватало. — Нервно облизнул я губы. — Тогда поступим иначе…

* * *

Размышляя над новым рецептом зелья Эвелин Арниирм почувствовала, как какое-то существо проникло в её покои через открытое окно и неспешно направляется к ней, а обернувшись, увидела урена, кошкоподобного воина, которого она не ожидала здесь увидеть.

— Маал Хан, что-то случилось?

— Эйруэн послала вам письмо, госпожа Эйрвелин — протянул он её завязанный свиток.

— Прошу отдохни, сейчас я распоряжусь, чтобы тебе принесли еды. Ты не ранен?

— Нет, госпожа, мой путь был благословлён духами луны и ветра… — склонил он голову.

— Отдохни в той комнате. — Указала она двери в комнату, в которой жила её ученица.

Эвелин мысленно передала своей личной служанке, что ей нужно, а после сломала печать и погрузилась в текст письма, содержание же его ей не сильно понравилось и она начала потирать правый висок кончиками пальцев…

Через некоторое время прибыла её служанка, принеся запечённую дичь, молока и хлеба, которые забрала Эвелин и поблагодарив, спросила у неё, не видела ли она её дочь, на что она лишь покачала головой.

— Поешь и отдохни, Маал Хан. Твой путь был долог.

— Благодарю, госпожа, — кивнул ей маленький воин. — Я буду сопровождать вас, как и просила моя спасительница.

Благодарно склонив голову Эвелин, немного подумала и покинула свои покои, направившись на поиски своей дочери, как обычно не предупредившей никого о том куда направляется…

Выйдя из дворца, она окинула взглядом его серые стены, а после направилась по внутренней крепости, а ментально уловил что-то интересное с сеновала расположенного за конюшней, ухмыльнулась и заглянула внутрь и в тени увидела парочку слившуюся воедино на сене…

— Фис, Лора, для этого придумали постель, поверьте там удобней. Вы мою дочь не видели?

Парочка замерла и посмотрела на вошедшую девушку лет двадцати пяти на вид, хотя на самом деле ей было тридцать семь лет. А после они рассмеялись, а девушка спрятала лицо на груди у парня…

— Кажется, она была на западной башне.

— Спасибо, Фис, да и… попробуй пососать грудь, думая Лоре это понравится. — Ответила она с игривой улыбкой.

Развернулась, Эвелин вышла с сеновала и направилась в сторону башни, услышав громкий вскрик девушки, лишь покачала головой, пробормотав себе под нос:

— Неопытные люди так забавны…

Приветствуя простых людей и стражей, что встречались ей на пути, Эвелин дошла до башни и начала подниматься на самый верх, где и нашла свою дочь. Молодая девушка в простом платье с развивающимися на тёплом летнем ветре красными волосами стояла опёршись на каменную кладку и смотрела в сторону западных гор, за которыми было море.

— Эвелин, что с нашей жизнью? — обратилась к ней молодая девушка, — мы рождаемся, взрослеем, проживаем свои жизни, в течение которых рожаем и хороним тех, кто рядом с нами, а после и сами умираем, а наши гора становятся пеплом. Как-то странно.

— Это обычный порядок вещей, Соня, мы не способны его изменить. Мы лишь выбираем, что делать с тем временем, что нам отпущено.

— Спасибо за эти слова. Зачем ты меня искала?

— Эйруэн просит помощи, проблема в её сыне. Он…

— Рождён с проклятием драконьей крови, я знаю. — Проговорила девушка с волосами цвета свежей крови. — Он, кажется, отбыл на границу с какой-то юной баронессой…

— Да, Эшарион получил титул графа и отправился в Драконью долину на границе с альтами. Ему нужна помощь с его проклятым даром…

— Предлагаешь мне стать его женой? — посмотрела на мать Соня, — зачем мне муж, что не доживёт до двадцати пяти лет?

— Даже если и не женой, но что ты скажешь о возможности стать магистром? — Задумчиво улыбнулась ей Эвелин, а после посмотрела в сторону заката и добавила. — Если бы у меня был тот же выбор что и у тебя, я бы согласилась.

— Я — не ты. — Ответила ей дочь со сталью в голосе. — А что Эйруэн? Ведь главное вытягивать излишки энергии.

— Он не хочет её как женщину. А баронесса станет совершеннолетней только после праздника середины зимы. А почему Эшарион такой, ты и сама знаешь, даже здесь порой появляются слухи об этом имперском принце.

— Дай мне подумать. — Со вздохом ответила Соня.

Эвелин ничего не сказала, но улыбнулась, примерно представляя себе, о чём думает её взрослая дочь…

Глава 13. Цена

Герцог Ален Гран прошёлся по опустевшему с приходом ночи тронному залу дворца и опустился на первую ступеньку постамента, не рискую подниматься выше и потёр нос.

— Странно видеть вас без доспехов и щита, герцог. — Раздался голос сверху.

— Мой принц, — вскочив, обернулся герцог, — прошу прощения. Я вас ожидал…

— Не стоит извиняться, легат Ален Гран, командующий Белым легионом, сейчас здесь никого нет, а я могу занять это место. Что моё по праву рождения. — Проговорил Дарнир, похлопав по ручке трона наследника, а после посмотрел на герцога стоящего перед трибуной, поднявшись, начал спускаться. — Как вы уже знаете, сегодня мой отец занял своё место среди других Чёрных драконов в усыпальнице, но уже мы начали терять союзников…

— Многие считают, что смерть императора Дария не была случайной. — Проговорил герцог. — Многие сделали вывод, что это вы убили своего отца в надежде занять трон.

— Зачем мне убивать отца, если он и так был болен? — нахмурился Дарнир остановившись на первой ступеньке, — отец был пьян и сорвался с балкона. Не стоит доверять тем, кто разносит подобные слухи.

— Простите меня за это слова, мой принц, но чем сильнее шатается трон под наследником, тем меньше желающих его поддержать.

— А вы легат? Вы поддерживаете меня?

— Я всегда поддерживал вас, мой принц. Белый легион был готов взять штурмом столицу, лишь бы не допустить Эшариона к статусу наследника, — опустился на одно колено герцог Гран и склонил голову, — империей должен править достойнейший.

— Благодарю за эти слова, легат Ален, но пока это просто слова. — Прошёл мимо него принц. — Эшарион ушёл в добровольное изгнание и теперь сторожит границы Империи, он больше не представляет для нас угрозы. Чего не скажешь о моих братьях…

— Вы предлагаете?..

— Нет, если сейчас с ними что-то случится, всё сразу поймут, кто стоит за этим. Те, кто близок к трону должны понимать, что жажду власти нужно подавлять, чтобы не наделать ошибок. Слишком многие считают, что смута — это возможность взобраться по ступеням как можно выше. Однако эти ступени давно сгнили и могут рассыпаться от неосторожного касания…

— В нашем деле важна осторожность, мой принц.

— Да и потому, прошу за мной. — Проговорил Дарнир. — Поговорим в моём кабинете.

Мужчины скрылись из угла зала, скрытого за пышным кустом выбралась Калерия и осторожно покинула тронный зал, чтобы затем, крадясь по коридорам слуг возвращалась в свою комнату, как неожиданно в полной темноте увидела перед собой тень и быстро посмотрев по сторонам не нашла куда отступить и выхватил кинжал…

— А это ты, Калерия, — вышла из темноты принцесса Эдита, сонно потирая глаза.

— Это лишь ты, — облегчённо вздохнула Калерия и убрала кинжал в ножны, — куда идёшь так поздно ночью?

— Ела на кухне, теперь возвращаюсь к себе.

— Давай я тебя провожу.

— Как хочешь, — фыркнула принцесса и двинулась дальше, а сестра последовала за ней, — тебе скоро пятнадцать, ты знаешь, что тебя ждёт?

— Знаю. А ещё мне выберут жениха удобного Империи. Одно хорошо — я буду его первой женой, а не второй и последующей…

— На твоём месте я бы не рассчитывала, что тебя выдадут кому-то молодому. — Ухмыльнулась Эдита. — Представляю большой живот, толстые и короткие руки и ноги, овальное лицо покрытое прыщами…

— Такого я сама прикончу… — пробормотала Калерия, представив описанного её будущего жениха, что совсем не сходилось с её настоящими желаниями.

— А сможешь? — бросила Эдита на неё короткий взгляд, повернув голову, — ты же так сильно плакала, когда твоего щенка переехали…

— Хватит, это неподобающее поведение, Леди Ди.

— Не смей так называть меня. — Резко развернувшись к ней, исподлобья посмотрела пятая принцесса на старшую сестру, сжав зубы в оскале. — Это право Эшариона, но не твоё.

— Эшарион далеко. — Напомнила Калерия, смотря на младшую сестру. — А у него есть милая и юная баронесса.

— Да, я знаю, но в отличие от тебя я могу уступить кое-где, чтобы получить желаемое… Этим мы различаемся сестра, ты слишком эгоистична и всегда будешь действовать до конца, даже если будет грозить тебе глупой погибелью.

Развернувшись, принцесса Эдита, поспешила в свои покои, а её старшая сестра остановилась на месте, обдумывая сказанные ей слова, а после поспешила за ней…

Ранним утром, императрица Глория Рошаль сидела в своём рабочем кабинете и перебирала пришедшие письма, нервно постукивая пальцем по столу. Вести были неприятными, на западных островах произошла аномалия в виде заморозка, что было странным… Так же экспедиция в туманному острову снова провалилась, половину кораблей экспедиции затопил огромный морской дракон, который отличался от своих собратьев отсутствием крыльев и более вытянутой формой с более мощным хвостом и невосприимчивостью к магии…

— Голода заморозки не вызовут, островитяне привыкли жить тем что даёт им море. Только вот хлеб снова вырастет в цене… Нужно решить этот вопрос с имперским советом… — задумчиво проговорила она вслух, — да и последний банкет в…

В этот момент двери её кабинета открылись, вошла бывшая императрица. Поднявшись из-за стола, Глория Рошаль отвесила приветственный поклон, проговорив:

— Прошу, присаживайтесь Селика. В вашем возрасте, наверное, тяжело так много ходить.

— Я привыкла к этим стенам, все императрицы привыкают. — Ответила ей хрипловатым голосом старая женщина, устраиваясь в кресло. — Они так не похожи на те, что мы оставляем, покидая родные дома.

— Да, так не похожи. — Согласно кивнула ей Глория. — Может вина?

— Начинать день с вина — удел пьяниц. — Махнула рукой дама. — Значит, сейчас наследник не определён, но праву старшего — им станет Дарнир. У Вильяма нет шансов, Глория, ты это и сама понимаешь.

— А кто говорит о шансах? — посмотрела она с прищуром на Селику.

— Я знаю всё, Глория, не пытайся играть со мной. Я участвовала в этих играх задолго до твоего рождения и кое-что умею. — Улыбнулась бывшая императрица и тяжело вздохнула, показывая свой истинный возраст. — Мне просто больно смотреть на то, как мои внуки готовы вцепиться в глотки друг друга лишь бы заполучить эту власть. Но, когда кто-то из них обретёт её, как он с ней поступит? Знает ли он что это такое власть императора?

— И что дальше, Селика? — ответила пристальным взглядом Глория.

— Я просто старая женщина, похоронившая своего единственного сына. — Сухо проговорила она. — Тебе повезёт если ты не узнаешь каково это.

В этот момент двери открылись, вошла Эдита, потирающая заспанные глаза и, остановившись в растерянности, посмотрел на мать и бабушку.

— Прошу прощения, я не вовремя… — пробормотала девушка.

— Всё в порядке, милая, мы уже закончили. — Ответила ей Селика, а после посмотрела в глаза её матери усталым, горьким взглядом и, поднявшись, направилась к выходу, мимоходом потрепав по голове свою внучку.

Глория молча проводила взглядом старую императрицу, откинувшись на спинку кресла, закрыв глаза, принялась массировать виски, после чего, наконец, открыла глаза и посмотрела на свою младшую дочь:

— Ты что-то хотела?..

— Мама, завтрак…

— А, завтрак. Спасибо, Эдита.

Значит, вот так ты рассматриваешь всю эту ситуацию, императрица Селика…

* * *

Сидя у себя в покоях, я прикидывал в уме с чего мне стоит начать, пока не раздался стук в дверь и не вошёл мужчина лет пятидесяти, обладающий шикарной шевелюрой с проседью, но самым запоминающимся было его лицо, точнее уродующие его шрамы, которых было два в уголках губ…

— Разрешите, мой принц?

— Вы уже зашли, Улыбающийся Рыцарь. Присаживайтесь. Не думал, что увижу вас на такой простой должности, хотя в своё время вы были очень знамениты.

— Я тоже не ожидал увидеть вас в приграничье, Эшарион Непреклонный. — Склонился он в поклоне и, пройдя, опустился в кресло. — А должность неплохая… Спокойная.

— Учитывая, сколько вы себе врагов нажили, участвуя в дуэлях, это более чем разумное решение. Какова ситуация в городе?

— После убийства барона, люди косятся на альтов и полукровок, но до нападений не доходит, но напряжение есть. Барона уважали. А что до моей службы… У меня только кражи и бытовые дела: муж жену побьёт или… Простые дела.

— Да, понимаю, а остальным заведует легион. По крайней мере, контроль над торговцами, поставляющими товары из княжества, а так же безопасностью границы. — Поднявшись, я подошёл к карте Драконьей долины и принялся задумчиво рассматривать её. — Если альты нападут, откуда будет нанесён основной удар, как думаете Улыбающийся рыцарь.

— Я больше в дуэлях и балах разбираюсь, — проговорил он поднявшись и указал на Вернад, — я бы пошёл через главные проход… По перевалам не пройти, они скоро снова будут закрыты снегами и станут непроходимы.

— Значит, Вернад, неплохо. — Задумчиво пробормотал я. — Если они атакуют силами в пяти тысяч человек город не простоит и дня. Легион отступит, чтобы дождаться основных сил…

— Почему вы думаете, что они атакуют?

— Я рассматриваю подобный вариант как один из возможных.

Понимающе кивнув, Игран Вольц, вернулся на кресло и несколько расслабился, спросив:

— Знаете, принц Эшарион, ваше прибытие сюда выглядит как ссылка. Может для вас вырваться из дворца и к лучшему… Слишком уж вы не подходите к тому что там происходит каждый день.

— Возможно, вы и правы, Улыбающийся Рыцарь. — Вернулся я на своё место. — Кто сейчас командует легионом?

— Легат ещё не прибыл. В любом случае он должен будет представиться перед вами, лордом этих земель. Мой принц, это всё?

— Да, Улыбающийся Рыцарь, можете идти.

— Мой принц, а ночью у вас ничего не случилось? — спросил он поднявшись.

— А что должно было случиться?

— Просто вы здесь с горсткой людей… Может, вам помощь нужна?

— Вы поможете мне, исполняя свои обязанности, рыцарь Вольц.

— Во славу Империи. — Отдал он честь, приложив руку к груди. — Доброго дня, мой принц.

Рыцарь покинул мои покои, а я откинулся в кресле, взяв несколько отчётов, где не сходились серьёзные цифры, усмехнулся.

Игран, определённо наблюдателен, впрочем, местный персонал поместья не будет болтать лишнего, они все связаны контрактом с баронессой.

В этот момент вошла Эйруэн и задумчиво осмотрелась в моих покоях, после чего устроилась в кресле напротив и пристально на меня смотря, ожидала ответа, повесив на комнату звукоизолирующие чары.

— Пришла отругать за мягкость? — спросил я с тяжёлым вздохом.

— Нет, просто хочу понять, что ты задумал.

— Эйруэн, не надо… Я сам не рад сложившейся ситуации. Тем не менее альты пришли не убивать, иначе они бы поступили совершенно иначе.

— Эшарион, они пришли за тобой. Если бы тебя взяли в плен… Ты же сам знаешь, как они пытают своих пленников.

— Предлагаешь их убить? Эйруэн, убивать в нашем мире слишком просто. Ты Даже не задумываешься о целесообразности этого. Я хочу использовать это положение, чтобы заключить мир с альтами.

— Мир? Словно они будут тебя слушать.

— Будут. Им придётся это делать. Иначе я буду вынужден принудить их к этому. Именно поэтому я и дал приказ не распространяться о случившемся.

— Делай что хочешь, ты хозяин этих земель. — Махнула она рукой и отвернулась, принявшись изучать полку с книгами.

Сложно читать мысли Эйруэн… Блин, после случившегося даже мамой язык не поворачивается её назвать, да и она сама рассердится. Только вот я вижу, что она серьёзно беспокоится за меня…

— Эйруэн если всё получится, то можно будет…

— Не поняла, это ты так со мной торгуешься? Считаешь что всё так просто? Рион, ты как что-то начинаешь делать, так начинаются большие проблемы…

— Большие проблемы начинаются и без моего вмешательства или невмешательства. Это ещё как посмотреть. Сейчас мне важно создать в этой долине максимально безопасную территорию.

— Ты не выбросил из своей головы создание магической школы. — Задумчиво посмотрела на меня Эйруэн. — Хорошо, раз ты знаешь, как поступить — мешать не буду. Лучше займусь твоей молодой невестой. Не забудь прийти на обед.

Эйруэн ушла, а я некоторое время посидел, листая бумаги, прошёлся по комнате, взяв свои дневники, принялся их скучающе листать…

Вацлав в последний раз писал мне давно, если всё получится, то будет хорошо. Однако, если не получится… Ладно, мне нужно заниматься местными делами. Маги нужные мне для обучения всё ещё не прибыли, но думаю это лишь вопрос времени. Итак…

Спустившись к Малграфу, войдя в его комнату, я застал интересную сценку:

— …А я говорю, что добавление корня илмарина угнетающе влияет на мозг.

— Да, он расслабляет и погружает в лечебный сон. Это нужно при ранениях.

— Только не в тех случаях, когда задета голова. Как ты собираешься оценивать состояние раненого если… — повернула голову Аэлис в мою сторону и осеклась, а после склонилась в лёгком поклоне. — Мой принц.

— Продолжайте обсуждение, я не мешаю. — Проговорил я и огляделся в покоях мага, который уже полностью устроился на новом месте и разложил нужные ему вещи.

Малграф и Аэлис продолжили свой спор, хотя он был уже не так жарок. Я же взяв том по целительству из личной библиотеки боевого мага открыл его на нужной странице и посмотрел на альту. Аэлис, как я и просил, поправила себе внешность, несколько укоротив волосы, создав парочку глубоких морщин на лбу и щёках, а так же след от шрама на голове, но самое главное изменила форму ушей, немного загнув их

назад и сейчас в ней было не узнать чистокровную альту.

Спор между тем закончился тем, что оба участника остались при своём мнении, замолчав. Кто знает, чем бы закончился подобный спор, если бы я не пришёл.

— Аэлис, — подошёл я к девушке и протянул книгу, — вы обладаете возможностями в восстановлении конечностей?

— Частично, — посмотрев в книгу, протянула она книгу обратно мне в руки, — можем восстановить кусочек носа или уха, но вот пальцы и что-то более сложное — невозможно. Я слышала, имперские маги проверяют возможность пересадки не только конечностей, но и органов…

— Такие опыты ведутся, отрицать не буду. — Захлопнув книгу, я вернул её обратно на полку. — Только вот они действуют неправильно. Например, человеческая кровь, даже между мной и Малграфом отличается, помимо этого есть ещё другие факторы, что осложняют поиски совместимых людей для пересадки.

— Постой, ты хочешь сказать, что кровь у людей не одинакова?

— Это же объясняет то, что все опыты оказались провальными, Малграф. Если у меня будут нужные алхимические реагенты, я докажу это, но потом, а сейчас нужно решить что делать с отрядом альтов.

— Они не хотели убивать, скорее… — пробормотала Аэлис.

— Знаю. Аэлис, я дам им право выбора. Идёмте.

— Я пойду с вами…

— Тогда подыграй мне. — Задумчиво улыбнулся я в ответ и направился на выход.

— Малграф… — испуганно пробормотала она.

— Идём. Не задавай вопросов. — Подтолкнул её боевой маг следом и добавил уже тише. — Он не такой кровожадный… Надеюсь.

Спустившись вниз, я кивнул Орнару, который скучая в карауле начал читать книгу по бытовой магии:

— Всё спокойно?

— Сидят тихо. — Ответил он. — К кому?

— Будем решать вопрос с отрядом этих вот… — кивнул я на дальнюю дверь, где располагался женский отряд. — Открывай.

Отперев дверь, он пропустил нас троих внутрь, а после закрыл её. Задумчиво посмотрев на альток оставшихся только в поддоспешных одеждах, я взял простой деревянный табурет, установив его посреди комнаты, сел и быстро пробежался взглядом по шестёрке альток и улыбнулся:

— Вы остались довольны завтраком? Прошу прощения, это конечно не пир, но вы и не испытываете физических нагрузок сидя в одной комнате.

— Что вам от нас нужно, принц Эшарион? — обратилась ко мне красноволосая альта, держащаяся увереннее остальных, а на мой вопросительный взгляд представилась, — Мэя Дарра, заместитель командира. Лайпе.

— Нужно? Честно говоря, вы в таком состоянии мне не нужны. Вот и размышляю над тем, что делать с вами, могу отдать своему целителю на опыты, могу отправить на каменный рудник или продать в бордель, а то и просто скормить свиньям. Вы же видели, какие здесь хрюшки. — Довольно улыбнулся я. — Но я довольно милосерден и даже могу простить покушение на меня, если вы окажетесь полезны. Что скажите?

Только что-то никто не разделяет мысли о моём милосердии… Даже Малграф считает что это слишком. Вот не понимают они юмора.

— А как мы должны быть полезны? — спросила Мэя Дарра.

— Это уже зависит от того что вы умеете. Отпускать вас я не собираюсь, слишком уж редко подобные вам отряды попадают в плен.

— Это добровольное рабство. — Тихо пробормотала Мэя.

— Нет, я бы не называл это рабством, скорее — цена за жизнь. Вы, альты, сильно цепляетесь за собственное существование, пусть и живёте немногим дольше людей. Даю вам времени на размышления до завтрашнего вечера, потом я хочу услышать ответ. И лучше бы ему быть положительным.

— А иначе? — внимательно посмотрела мне в глаза Мэя.

Расплывшись в многозначительной улыбке, я сосредоточился и послал мощный ментальный импульс, наполнив его разнообразными нелицеприятными образами истязаний:

— Иначе вы познаете на себе глубины моей фантазии.

Поднявшись, я прошёлся по лицам альток с лукавой улыбкой и поднявшись направился на выход, следом за мной вышли и Малграф с Аэлис, причём их мысли на счёт всего этого были далеки от тех что я ожидал.

— С врагами так и надо, — одобрительно кивнул мне северянин, ставший свидетелем этого разговора, — пусть не расслабляются. Их кормить?

— Разумеется. Они пленники до того как не определятся с тем что будет с ними дальше. — Кивнул я ему и заглянул в камеру к Нэдии, отметив, что она даже не притронулась к завтраку, послал ментальный посыл:

— Не будешь есть — накормлю насильно.

— Тварь. — Огрызнулась она в ответ, но, тем не менее, зашевелилась и взяла завтрак и сев в углу камеры принялась есть.

— А ты умеешь запугивать. — Тихо заметила Аэлис. — Впрочем, чего ещё ожидать от принца?

— Запугивать? Милая Аэлис, если бы я хотел запугать, я бы поступил совершенно иначе. Хочешь, продемонстрирую?

— Откажусь, если вы позволите.

Тяжело вздохнув я посмотрел на Малграфа, но он в ответ лишь пожал плечами… Переведя взгляд на альту я лишь поморщился и проговорил:

— Идём обедать… Хватит на сегодня.

Ближе к закату я вошёл в баню и вдохнув прогретый воздух довольно ухнул, ощутив пробежавший по спине холодок, а после смочив голову поддал пару плеснув воды на разогретые камни…

Ситуация в столице разворачивается не лучшим образом. Судя по сообщениям, гибнут дворяне, поддерживающие Дарнира и Вильяма. А вот Кристоф, как ни странно, сидит тише воды, ниже травы…

Надо выбираться к артаарским руинам, а то что-то закопался в местные проблемы. Ладно, день-два и можно выдвигаться… Твою же!..

В этот момент открылись двери, вошла Ноа, а следом за ней и Эйруэн. При этом обе были обнажёнными, я даже оценил небольшую, но приятную грудь баронессы и её округлые бёдра. Баронесса, увидев меня, не закричала, но тут же прикрыла руками свою грудь и лоно, и направилась было назад, но была остановлена северянкой…

— Эйруэн, что ты делаешь? — недовольно поинтересовался я.

— Обучаю. Чем раньше привыкните видеть друг друга обнажёнными, тем для вас же будет лучше. — Уверенно заявила она и повела Ноа к полку и усадила рядом со мной, а сама устроилась с другой стороны, взяв деревянный ковш, поддала жару. — Не стесняйтесь. Эшарион открой глаза.

— Ноа слишком сильно стесняется.

— Никто ещё не умер от стеснения. — Проговорила в ответ Эйруэн, расплетая свою косу. — Тем более что баня это не место для постельных игр.

— Можешь… открыть глаза Эшарион. — Сбиваясь от смущения, проговорила Ноа. — Только не смотри пристально…

Открыв глаза, я отметил краем глаза. Она убрала руки от груди и тоже распутала свою косу, а после вылила себе на голову два ковша тёплой воды, а когда Эйруэн поддала жару, упёрлась руками в полок и подняла ноги вверх, давая им прогреться. Смахнув пот со лба, я тяжело вздохнул…

Попробуй расслабиться, когда с обеих сторон сидят девушки… А ведь хотелось просто помыться. Да ещё и член встал. Это уже заметили…

— А здесь определённо лучше, чем во дворце. — Заметила Эйруэн, опершись спиной на стену. — Ну, а ты Ноа рада возвращению домой?

— Можно и так сказать, — ответила баронесса, косясь на меня, — Эйруэн, а как происходит у вас ритуал трёх ночей? Это обязательно…

— Обязательно. Так мы хотя бы знаем, что наши дети подготовлены к взрослой жизни. А если ты о том как он проводится… В каждом случае индивидуально. Не ко всем дочерям подпускают их отцов.

— А почему?

— Чаще всего это дело в размере, — указала она на мой член, — мужчины в зрелом возрасте порой обладают слишком большими размерами, а для молодой девушки это будет сомнительным удовольствием. Он больше среднего.

— Понятно, — пробормотала Ноа, отводя взгляд от налившегося кровью хозяйства. — А это не больно, нет?

— Всё зависит от того насколько опытен и осторожен будет твой муж. — Провела Эйруэн рукой по моим мокрым волосам. — Эшарион вроде кое-что умеет.

— Вы…

— Ну да, мы провели ритуал, но в сильно сокращённой форме. — Спокойно посмотрела на Ноа вдовствующая императрица. — Видишь, я ничего не скрываю. Да и Эшарион сопротивлялся. Тебе придётся с ним сложно…

— Эйруэн, хватит.

— Это ты не начинай. — Шлёпнула меня по плечу северянка. — Знаешь, Ноа, ты ещё молода… Да и слишком уж далеко Драконья долина от столицы.

Ноа в ответ только поджала губы, но ничего не сказала… Эйруэн бросив на неё короткий взгляд лишь грустно улыбнулась, но тоже не стала продолжать.

Помывшись в довольно прохладной атмосфере, но при этом баронесса подпустила меня пошоркать ей спину, после чего я проделал тоже самое и с Эйруэн, которая тихо охала, подразнивая, чем вгоняла юную девушку в краску…

Ужин прошёл в уже более спокойной обстановке, после его окончания я терпеливо дожидался баронессу возле выхода, наблюдая за тем, как работали люди и между делом размышлял, как создать защиту самого поместья…

— Я пришла. Ты не забыл.

— Пойдём, Ноа. — Оторвавшись от размышлений, улыбнулся девушке, посмотрев на скрещённые ею на груди руки, двинулся вперёд. — Ужин был выше всяких похвал… Мне понравилось жаркое из кабана.

— А что ты хочешь мне показать?

— Ты не любишь сюрпризы?

— Отношусь к ним настороженно. — Проворчала она себе под нос. Особенно после бани.

— Северяне имеют свой подход к воспитанию детей… У них например вся семья моется совместно, так что для Эйруэн это абсолютно нормально. В маленьких селеньях далеко на севере например вообще одна большая баня на всех, там есть проблема с лесом, вот и приходится мыться нескольким семьям одновременно.

— Это странно…

— Альты ушли ещё дальше.

— Нет, мне хватит традиций на сегодня. — Замахала руками Ноа и вздохнула, ступив на лестницу на третий этаж. — Лучше скажи, когда ты сможешь научить меня боевой магии?

— Начнём завтра. Приходи после ужина.

— Так сразу?

— Начнём с основ, а когда догонишь, будешь учиться совместно со мной у Малграфа. Боевого мага я не хочу дёргать по пустякам, он и так сейчас занят.

— А чем?

— Готовится отправиться кое-куда со мной.

— Это важно?

— Да, Ноа, мне это важно.

Поднявшись на третий этаж, мы прошли по коридору, а после остановились возле тупика. Улыбнувшись девушке, я не на разрушая иллюзии открыл дверь и пригласил её войти… Несколько растерявшись, Ноа зажмурилась и прошла через иллюзию стены, а после выдохнула оказавшись в комнате.

— Я точно помню это место… — тихо проговорила она медленно пройдясь по комнате и коснувшись книг лежащих на столе, а после коснулась рукой прозрачного стекла… Замерев я залюбовался её силуэтом на фоне гор окрашенных в цвета заката, а когда она обернулась ко мне отвёл взгляд…

— Как ты нашёл это место?

— Исследовал поместье, ты же знаешь, я люблю искать разные скрытые места. Да, присядь в кресло, только не сопротивляйся…

Ноа посмотрела на меня с подозрением, а после опустилась в кресло и дёрнулась, ощутив ментальное прикосновение, а я в ответ только кивнул, после чего она расслабилась и закрыла глаза, погрузившись в оставленное ей матерью воспоминание.

Задумчиво подойдя к окнам, я посмотрел на свет в окнах домов Вернада и тяжело вздохнул, а после устроился на диване и просто расслабился…

Ноа некоторое время сидела неподвижно, а после открыла глаза и принялась утирать слёзы. Посмотрев на неё с улыбкой, я получил от неё полный благодарности взгляд и наконец громко шмыгнув баронесса полностью успокоилась и глубоко вздохнула.

— Эшарион, ты спал с собственной матерью и я не знаю… — покачала Ноа головой.

— Это была лишь дань традиции северян, которым я должен подчиняться.

— Но почему? Ты же принц?

— Ноа, я принц Империи, но я так же и член королевской семьи Орнстейм. Я символ мира между Империей и Королевствами Севера. Если же я не буду подчиняться традициям и укладу северян, от меня просто отвернутся и первыми это сделают люди Мираса, которые не позволят командовать собой имперцу, а после них отвернутся и королевства. Если я не буду подчиняться традициям северян — они могут разорвать пакт о ненападения и весь север опять захлестнёт война. Я заложник собственного положения.

— Почему всё так?..

— В жизни часто приходится делать то, чего ты не хотим, вопреки своим желаниям и принципам. Например, я могу понять Эйруэн.

— А я нет. — Холодно отозвалась Ноа, отвернувшись меня.

— Давай вернёмся к этому разговору через какое-то время после нашей свадьбы.

— Но, мне не по себе от того что она будет присутствовать во время… — залившись краской Ноа не закончила свои слова, — конечно, мне неприятно считать себя единственной невестой принца, а после может оказаться что мой будущий муж будет делить нашу постель ещё с кем-то.

— Ревность?

— Это неуважение ко мне, принц Эшарион. Я вообще не думала о том чтобы… — повернулась она ко мне своим раскрасневшимся от смущения и гнева лицом.

— Прости. — Посмотрел я на девушку с грустной улыбкой. — А ты не думала, что у меня может быть больше одной жены?

— Тебе нужно на это моё согласие или моё мнение для тебя ничего не стоит? — одарила меня кинжальным взглядом Ноа, — Эйруэн сказала, что тебе каждую ночь нужна женщина, но ты не…

— Как видишь, я ценю твоё мнение и никого не подпускаю к себе. Эйруэн не в счёт, там всё произошло без моего согласия.

— Но тебе понравилось… Понравилось же?

— Отрицать не буду. А по поводу женщин всё гораздо серьёзней, Ноа, хотя я и не хочу этого. — Поднявшись, я подошёл к окну, за которым догорал закат. — Если я не буду заниматься сексом, то вскоре мой дар станет неподконтролен, нестабилен… Я не пытаюсь оправдаться…

— Не продолжай, Эшарион, не надо. Мне всё известно. — Тихо проговорила Ноа, прервав меня и поднявшись, подошла ко мне и осторожно взяла за руку. — Если я могу…

— Думаешь, я боюсь? — посмотрел я не неё с улыбкой, чем сильно удивил, а после уверенно обхватил девушку и прижав спиной к груди обвил руками пояс, — смерти я боюсь меньше всего… Не надо меня жалеть.

— Ты слишком хитрый. — Возмутилась Ноа. — Сначала сделал вид, что тебе больно и стыдно…

— Какая ты милая и честная, никому не отдам такую девушку. — Ласково улыбаясь, я склонился и носом закопался в её каштановые волосы пахнущие летними травами.

— Не нюхай меня… — тихо возмутилась баронесса, — Ты обещал, что до свадьбы не будешь…

— А только что ты, кажется, говорила, что можешь сделать что-то для меня?

— Вы слишком хитры для принца, принц Эшарион. — Отозвалась она холодным тоном.

Убрав руки, чем воспользовалась Ноа, уверенно развернувшись ко мне, я, улыбаясь, посмотрел на её милое лицо со следами румянца и осторожно провёл кончиками пальцев щеки, а после резко сделал шаг назад…

— Думаю на сегодня достаточно. Доброй ночи, баронесса Вернадская.

— Эшарион…

— Я не обиделся. — Весело улыбнулся в ответ и широко зевнул. — Только спать хочу… Может пойдём? — предложил я ей руку.

— Не играй со мной. — Проворчала она под нос, но взяла меня за руку.

— Мне это определённо нравится.

— Вот знаешь кто ты?

— Мысли свои контролируй, ты без амулета. — Лукаво улыбнулся я баронессе, а тем временем, мы покинули эту тайную комнату, направившись по своим спальням…

После завтрака я совместно с Малграфом двинулся осматриваться в городе, Мирас отправился с нами и следовал с пятёркой северян на значительном расстоянии тоже решив осмотреться здесь для себя…

Мы прошли через окраину города, а после ступили в торговый квартал города, где торговали очень и очень многим, ведь сюда прибывали так же и имперские торговцы в надежде на более выгодные условия покупки и продажи товаров. При этом здесь было много легионеров контролирующих порядок. А где постоянно слышен мягкий звон золотых монет, находится место и для других вещей: трактиров, постоялых дворов, борделей…

— Знаешь, это уже пятый бордель, что я вижу. — Задумчиво проговорил я боевому магу. — Причём этот выглядит ещё более менее…

— Здесь в борделе есть слабый маг, который проверяет клиентов и ночных мотыльков, поэтому это считается элитным заведением.

— Откуда знаешь?

— Там написано. — Кивнул головой в сторону деревянную вывеску возле входа. — Ты что-то опять придумал?

— Размышляю над этим. — Уклончиво ответил я ему. — Ведь известно: не можешь победить — возглавь.

— Опять ты ищешь проблем…

— Мал, я ищу способы для решения проблем сложившихся поколениями. Оглянись, думаешь, кто-то из этих разумных задумывается о том, что всё может быть немного иначе?

— Не думаю, но тебе стоило бы задуматься над другими вещами.

— Какими?

— Например: собрать союзников…

— А потом сидеть и думать, куда направить энергию этих союзников. — Остановившись, поправил я капюшон на голове, сощурившись, улыбнулся тёплому летнему солнцу. — Мне достаточно власти и имеющихся с этим проблем.

— Думаешь, тебя оставят в покое?

— Не оставят. — Согласно кивнул я боевому магу. — Только я не собираюсь на данный момент вообще выбираться из этой долины. Последую воле своего отца. Возможно, у меня получится то, чего он не смог…

— Интересно будет посмотреть на то, как ты это сделаешь.

— Самому интересно…

Между тем мы дошли до главной стены города, которая возвышалась над узкой долиной с текущей по её краю быстрой горной речушкой. Поднявшись, я, перегнувшись через зубья, внимательно посмотрел на тракт связывающие нас с Великим княжеством альтов.

— Здесь метров сорок…

— Всего тридцать пять, — поправил боевого мага, — однако стены не защищены от магии никак. Чувствуется, что раньше здесь была магическая защита якорного типа, но якорей уже давно нет. Это неприятно.

— И всё же, ты ожидаешь нападения.

— Арно Филотхион имеет длинный зуб на императорскую семью, частью которой я являюсь. Если он приведёт войско — будет катастрофа. Мне бы хотелось этого избежать. Мне не нужны легионы в моей долине.

— Если ты предложишь мне найти его и… Возможно я справлюсь.

— Нет, Мал, о таком я просить тебя не буду. Мы же оба знаем, почему именно ты стал моим учителем.

— Я отказался от этого приказа…

— Да, я знаю, но потребовалось время, чтобы ты отказался от моего убийства. Скажи, моя бывшая невеста действительно настолько меня ненавидит?

— Она разочарованна.

— Её можно понять… Но, что сделано, то сделано. Кстати, если хочешь, могу помочь тебе с решением вопроса отцовства.

— Нет, — опёрся он на стену рядом со мной, — сомневаюсь, что я смогу дать своему сыну достойное будущее. Пусть всё останется как есть. Может в будущем ему и стоит рассказать…

— Ладно, пойдём, купим что-нибудь интересное. — Выпрямившись, я довольно потянулся.

— Пойдём Эш, — кивнул мне боевой маг. — Только давай не как в столице… В прошлый раз мы сильно нашумели.

— Ты же меня знаешь.

— Вот об этом и говорю…

* * *

Магистр Айлек Риис, наблюдая за вратами, неспешно касался символов на магической панели оставленной древними артаарами, вводя сложную комбинацию из двадцати одного символа, но едва последний символ оказался введён, раздался только низкий гул и ничего не произошло…

— Почему опять не получилось?

— Магистр Риис, смотрите, — продемонстрировал ему один из учеников старую табличку, на которой были выгравирована последовательность символов, — каждая последовательность начинается с этого знака и заканчивается этим, но похоже, что кроме этого мы не вводили вот эти три символа, похоже они используются для других задач…

— Постой, мы вчера расшифровывали эти символы, кажется, они нужны для создания отражения, копии на той стороне, куда мы планируем попасть. — Задумчиво проговорил магистр. — Как тебя зовут?

— Ученик Мит, магистр Риис.

— Скажи мне Мит, как думаешь, если использовать эти два символа в начале, что может получиться?

— Не знаю.

— Тогда попробуем использовать их с самого начала. — Уверенно заключил магистр и приложил руку, направляя магическую энергию в символы.

Столпы, которые и были вратами издали низкий гул и по ним пробежали линии, что становились всё ярче и ярче. Магистр, видя это, принялся вводить символы, едва был введён двадцать первый, как воздух вокруг них дрогнул и магические волны, переливающиеся разными цветами, ударившие из врат слились по центру, приняли однородный серый цвет. Маги Фарнадской башни принялись быстро поднимать на себе защиту, приблизились к вратам, наблюдая за новым всё ещё неизученным явлением…

— Магистр у нас получилось.

— Да, но куда открылись вра…

В следующий миг серая пелена врат дрогнула и из неё неожиданно для всех появилась огромная туманная длань, протянувшаяся к магам, не успели те отступить, прошла сквозь них. В гулкой тишине магистр наблюдал, как молодой ученик сделал шаг назад и обернулся к нему и его лицо на глазах начало сереть и буквально за секунду он превратился в дряхлого старика, а после, как и все упал, рассыпаясь прахом…

Секундная растерянность и магистр влил свою магическую силу сразу в три символа и метнул в эту руку заряд чистой молнии, но она просто впиталась в неё и тут же серая пелена врат резко исчезла, отсекая длань неведомого существа…

— Что это было магистр? Это было быстро и ужасно… — тихо пробормотал Мит.

— Не знаю, но опыты нужно пока приостановить. — Безжизненно произнёс магистр, посмотрев на уцелевших учеников и адептов. — Мы должны разобраться с тем как работают эти врата, прежде чем будем способны их открыть…

Глава 14. Послание и бал смерти

Большая триумфальная процессия из южных земель прошла через ворота верхнего города. Глаза городских зевак рябило от красок и начищенных парадных доспехов стражей сопровождавших её, когда они проходили через главную площадь чтобы в конечном итоге пересечь мост в императорский дворцовый комплекс.

Выйдя из экипажа, молодая девушка в платье цвета морской волны и иссиня-чёрным волосами, свободно распущенными на спине, огляделась по сторонам, увидев идущего навстречу наследного принца, склонилась в поклоне:

— Мой принц…

— Моя дорогая, ваше прибытие подобно первым лучам весеннего солнца после долгой и холодной зимы, — подойдя к девушке, склонил голову Дарнир.

— Вы излишне любезны, мой принц. Сожалею вашей потере. Император Дарий был великим человеком, жаль, что его жизнь закончилась так.

— Юлина Арцергер, ваши покои будут рядом с моими. — Проговорил Дарнир. — Так будет безопасней для вас…

— Да, мой принц. Сейчас неспокойно.

— Я это исправлю. — Уверенно проговорил Дарнир.

Наследный принц и его невеста между тем двинулись по дворцовому комплексу, а за девушкой неспешно шагали её три служанки уже в летах, лица которых были скрыты под вуалями.

Неожиданно Дарнир остановился на перекрёстке, остановив всю процессию, а после посмотрел на остановившегося Вильяма, вышедшего из правого коридора связанного с западным крылом, которого на данный момент сопровождала пятёрка немолодых дворян…

— Брат, а мы как раз обсуждали твою помолвку, — разорвал неловкую паузу, Вильям сделал лёгкий жест, отпуская мужчин, подойдя к брату, — как я вижу слухи о вашей красоте, Юлина не лгали. Хотя на мой вкус, баронесса Вернадская имеет собственный, непередаваемый, невинный шарм.

— Мой принц, — склонилась девушка в неловком поклоне второму принцу, — думаю, я могу посоперничать с невестой принца Эшариона.

— Сомневаюсь в этом…

— Вильям, что тебе нужно? — двинулся дальше Дарнир.

— Обсуждали с благородными мужами проблемы с продовольствием, возникшими на островах. — Последовал рядом с ним его младший брат. Вот и пришёл поговорить с тобой в решении данного вопроса, ты же лучше меня способен решить эту проблему.

— Я решу эту проблему, но только на заседании имперского совета. Ты отсутствовал на последнем, что было этому причиной?

— Думаю, ты и сам скоро начнёшь это понимать. — Бросил Вильям взгляд с лукавой улыбкой на юную невесту брата. — Но не слишком ли она юна для тебя?

— Это совершенно неважно, принц Вильям. — Ответила Юлина. — Я готова стать невестой наследному принцу…

— Наследному принцу… — подразнивая, повторил второй принц, — всего полгода назад было десятки как ты готовых стать "невестами наследному принцу"…

— Вильям. — Холодно процедил сквозь зубы Дарнир.

— Не сердись брат, но я знаю женщин лучше тебя, особенно их непостоянство. — Спокойно ответил ему младший брат. — Кстати, слухи о смерти Эшариона не подтвердились. Он устроился с комфортом в Вернадском баронстве.

— Рад это слышать. — Равнодушно ответил наследный принц.

— По твоему виду не сказать, что ты рад это слышать? Неужели желал обратного?

— Вильям, глупость порой бывает опасна…

— А император не способный подтереть свою задницу без помощи слуг — бесполезен. — Улыбнулся Вильям. — Интересно, постель теперь тоже доверишь слугам, раз сам не способен?

В этот момент принц Вильям увидел на другой стороне зала императрицу Глория в сопровождении дочери, принцессы Калерии, сделав отточенный жест брату и его невесте, показываю свою всецелое одобрение и покинул их компанию…

— Порой мой брат бывает слишком беззаботен.

— А про слуг и… это правда? — осторожно спросила Юлина и получила в ответ тяжёлый взгляд наследного принца.

— Это… Был небольшой конфуз. Ничего примечательного. — Нашёл он нужные слова. — Мой младший брат всегда остёр на язык…

— А я слышала, что принц Эшарион был одним из самых умных юношей…

— Какой смысл в уме, если не хватает храбрости взять то, чего желаешь?

— А может в том и смысл, что умнее будет не брать желаемое?

— Возможно.

Надеюсь что не получу ответа на данный вопрос из его уст — пронеслась в голове Дарнира тревожная мысль, — особенно если он захочет вернуться сюда….

* * *

— … Соединяя структуру чар подобным образом, ты себе голову взорвёшь. Ноа, боевая магия требует внимательности и точности исполнения. — Прокомментировал я то, как баронесса создавала огненную сферу, а затем, создав её поделку, направил её в деревянный манекен.

Даже не достигнув цели, сфера потеряла свою стабильности и взорвалась волной пламени, Ноа вскрикнула и потеряла контроль над собственной сферой и закрылась руками, но я прикрыл её защитной стеной, а её сфера была выполнена без достаточного количества энергии и потому просто распалась искрами…

— Никогда не теряй контроля над своей магией, она может уничтожить тебя. — Прокомментировал я, смотря на её испуганное лицо. — А в магическом бою это сделает твой враг. Закончим с магией на сегодня. — Кивнул я подошедшей Брайане, занимающейся с баронессой фехтованием. — Встретимся за ужином.

— Хорошо, Эшарион… — пробормотала баронесса, мысленно ругая себя за этот испуг.

Задумчиво посмотрев на склоняющееся к закату солнце, я вошёл в поместье, кивнув нескольким слугам занятым приготовлением ужина. Свернув в небольшой коридор, оканчивающийся узкой каменной лестницей и спустившись по ней вниз, подошёл к камерам.

— Всё спокойно, Фуран?

— Сидят, а что им ещё делать? — Махнул рукой северянин. — А они ничего так, но, сколько бы раз не видел альтов, задаюсь вопросом: что все находят красивого в этой тощей красоте? Женщина — она должна быть сильная с объёмными формами, а эти… Трахать жалко.

— Каждый имеет свои вкусы…

— Вкусы? Женщина что еда, чтобы была вкусной? Главное чтобы характер и стать была. Жена северянка — это верный друг и добрая жена, Эшарион. Баронесса конечно хороша, но характер у неё мягковат. Волевая жена тебе нужна, которая и приласкать может и пинка даст, чтобы не расклеивался.

— Я подумаю, Фуран.

— Много вы молодые думаете… — проворчал он под нос, а после махнул рукой. — Твоя жизнь — тебе решать.

Открыв двери камеры с пленными альтками, я вошёл внутрь и в полной тишине взял стул, поставив его посреди камеры сел и молча принялся ожидать ответа, переводя взгляд с одной остроухой девушки на другую.

— Малграф, спустись, пожалуйста, к альтам.

— Сейчас подойду.

Альтки принялись обмениваться взглядами, мысли их становились тревожней с каждой секундой и наконец, сняв молчаливое напряжение, Мэя спросила:

— Зачем мы вам, принц Эшарион?

— И правда… Зачем? — задумчиво переспросил я, — мне интересны ваши навыки, неважно какие, главное чтобы они имелись. Я найду применение каждой, а со своей стороны могу обещать ночлег и еду. Разумеется, это возможно только в том случае если вы подчинитесь.

— Это звучит уже лучше, особенно после сказанного вами вчера.

— А ты смелая, мне это нравится. Остальные даже боятся встретиться со мной взглядом. Неужели и до альтов дошли слухи обо мне? — добродушно улыбнулся я Мэе.

Девушка в ответ лишь поджала губы, а кончики её ушей задрожали, но она так и не смогла сказать о том, что думала, старательно возводя защиту вокруг своего разума…

— Хорошо, я принимаю ваше предложение, — проговорила Мэя Дарра.

— Вот и хорошо. Ваше оружие вам вернут после, а пока время для магических контрактов. — Вытащил я свёрнутые в трубку листы, а так же зажёг светляка, а после протянул их Мэи.

Девушки разобрали листы магического контракта и принялись их внимательно изучать, я даже услышал облегчённые вздохи от того что они прочитали в условиях. Вообще это был стандартный договор найма с пометками о неразглашении и недопустимости вреда некоторым лицам, а не рабский контракт.

Малграф спустился как раз в то время, когда девушки закончили и после моего кивка ослабил воздействия ошейников, чтобы они смогли принять контракт. Альтки заключили контракт без каких-либо проблем, а когда боевой маг снял с них ошейники, девушки заметно повеселели.

— Итак, ужинать, и ночевать будете в здании стражи. Завтра вам вернут ваше оружие. Так же мне нужны двое для одного важного задания. За работу я плачу, вы здесь не рабы, пусть мне и приходится связать вас условиями контакта.

— Что за задание?

— Очень важно, особенно для вас. Нужно доставить послание.

— Готова отправиться немедленно. — Уверенно проговорила молодая девушка, поднявшись на ноги. — Аэлен Милас.

— Готова сопровождать. Люмисана Ронарилэфар. — Следом поднялась вторая, представившись.

— Сегодня отдыхайте, — отрицательно покачал я головой, — Малграф, когда у нашего целителя будет достаточно времени?

— Думаю, завтра можно будет побеспокоить её. — Ответил мне Малграф. — Не думаю, что некоторые лица обрадуются увидеть подле вас чистокровных альтов.

— В таком случае сейчас позову кого-нибудь, чтобы вас сопроводить. — Кивнул я, поднявшись, кивнул Фурану, который только бросил взгляд на дверь темницы, за которой была Нэдия и устало вздохнул.

Поднявшись, я вышел за внутреннюю стену поместья, а после направился к Мирасу, который наблюдал за работой строителей возводящих основание башен. Увидев меня, он приосанился и пригладил свои растрёпанные на ветру волосы.

— Опасно вам ходить без охраны, принц.

— Если на территории поместья опасно то, что будет дальше. — Остановился я рядом с ним. — С гостями вопрос решён, но…

— Понятно. — Кивнул он.

— Не знаю, Мирас, но Аэлис поменяет им внешность. Полукровок здесь более чем достаточно.

— А что с этой альтой? Ты ей доверяешь?

— Нет, Мирас, Аэлис я никогда не доверюсь, но сейчас она сама хочет быть здесь.

— Значит, причина в тебе. — Многозначительно хмыкнул он, бросив взгляд на поместье. — Хорошо, сейчас отправлю парней, чтобы они сопроводили их.

— Спасибо, Мирас. — Проговорил я и бросил задумчивый взгляд на верхушки гор на севере. — Ты много знаешь о тех, кто здесь живёт в горах?

— Не много, но слухи разные ходят.

— Слухи я тоже разные слышал, только вот знаний о них мало. А ведь больше всего мы все боимся именно неизвестного. Неудивительно, что на севере, близ гор, нет ни одного селения.

— Думаешь, с ними стоит встретиться?

— Наоборот, лучше бы не встречаться. Здесь в горах есть кое-что интересное и лишнее внимание мне ни к чему.

Мирас задумчиво на меня посмотрел и тряхнул головой, после чего хлопнул меня по плечу и пошёл в направлении здания стражи, которые заняли северяне. Поморщившись, я потёр плечо, а после медленно развернулся к востоку, всмотревшись вдаль, поверх вод рва и долины, на лес из пихтовых деревьев и лишь многозначительно усмехнулся…

Поздней ночью, выйдя из поместья, я, удерживая в руках мощный магический накопитель, заполненный под завязку, принялся за основную защиту поместья, создавая наполненные магической энергией метки до самой крыши, создавая общий магический каркас. Работа шла неспешно, я больше отвлекался на восстановление того или иного участка стены, так как кое-где находились слабые места в виде раскрошившихся камней кладки или небольших пустот, которые меня совершенно не устраивали…

Альты, кажется, немного успокоились. Интересная они раса, свою жизнь ценят больше чем свободу. С другой стороны, абсолютное рабство они физически не переносят. Если бы я предложил им рабский контакт, часть из них пошла бы на смерть, а так хоть какая-то иллюзия свободы у них осталась.

Наконец обойдя поместье по кругу, я вернулся в ворота и войдя, запер их, после чего направился на в подвал, а на второй этаж, где остановившись возле голого участка стены, надавил один из камней отпирая тайный проход, а после выдавив дверь, вошёл внутрь закрыв её за собой и принялся спускаться по узкой лестнице.

Воздух был застоявшийся, но плесенью не пахло, я даже наступил на крысу в темноте, которая в ответ попыталась прокусить мой кожаный башмак, но потерпела неудачу. После этого я зажёг светляка, спустившись до конца, оказался в довольно просторном коридоре и направил второй светляк по нему. Светляк, заливая всё белым светом, распугивая крыс и мелких насекомых, пролетел по коридору, ударил в стену, высветив ещё один спуск.

Это чёрный ход из поместья… Нужно будет сейчас закончить с якорем защиты и заняться изучением, куда он ведёт, не хотелось бы, чтобы через него в одну прекрасную ночь нас посетили незваные гости.

Выйдя примерно на центр по отношению ко всему поместью, я положил на пол накопитель и принялся соединять его с общим каркасом, проводя нужные силовые линии.

Основной круг: защита от стихий и их производных, второй круг: отторжение хаоса… Защиту от физических атак сделаю активируемой, она всегда использует колоссальное количество энергии, да и мне не надо чтобы, например, отталкивало птиц, которые живут на крыше. А при активном состоянии, снаряд из того же требушета выдержит. Однако такая защита слаба против снаряда с магическим зарядом… А объединить слои защиты не получится, разные магические системы.

Закончив, я посмотрел на всю получившуюся структуру и довольно покивал головой, после чего создал защитную сферу вокруг якоря. После чего с зажжённым светляком направился дальше по тоннелю, где спустившись вниз, прошёл какое-то расстояние и остановился, так как туннель разделялся надвое…

Что-то мне совсем не хочется проверять, что там дальше, особенно в левом туннеле, он уходит ниже и его длина за пределами моего восприятия. Правый же туннель уходит наоборот вверх, судя по сырости, он проходит где-то близко под дном рва. Поставлю здесь защиту, но пока туда не полезу… Я вторые сутки на ногах и надо бы уже поспать.

Поставив пятислойную защиту, которую незаметно не снимет даже магистр из Башен, я некоторое время созерцал итоги своей работы, а после развернулся, позёвывая, направился в свои покои…

Следующим днём, прочитав доставленную гонцом почту, я сидел и в задумчивости постукивал пальцем по столу…

Попытка похищения младших принцесс провалилась благодаря неожиданно прибывшему в столицу Белому легиону. Сейчас они взяли на себя функции хранителей правопорядка до того как на престол не взойдёт новый император… Только это будет возможно спустя десять дней после похорон. При этом выбирать императора будем уже имперский совет. Впрочем, всем ясно кого они изберут.

Это было самое важное в письме… В остальном же были сообщения о смерти представителей имперской аристократии… Меч, магия, яды… Борьба за престол идёт ожесточённо, но пока только между имперскими родами. Когда в борьбу включатся легионы и личные армии…

— Принц Эшарион, вы сильно заняты? — постучавшись, обратилась молодая служанка.

— Нет. Входи, пожалуйста.

— Пожаловали маги, принц Эшарион, просят вас. — Войдя, поклонилась мне девушка.

— Я их как раз ждал. Пожалуйста, подготовьте гостевые комнаты для наших гостей. Их трое?

— Четверо, мой принц. С ними прибыл ещё и странствующий сказитель. Попросил еды и ночлега. Что нам делать?

— Ну, не прогонять же. Спасибо. Можешь идти.

Дождавшись, когда девушка поклонится и выйдет, убрал письма в ящик стола, запечатав его охранными чарами, поднялся и направился встречать прибывших магов. Спустившись на первый этаж, я прошёл через парадный вход, спустившись, посмотрел на троих прибывших магов.

Одна девушка, молодая, судить о возрасте магов по внешнему виду не стоит, но определённо молодая, даже тридцати нет. При этом целитель второго круга. При этом одежды и защитные амулеты простые… Второй маг, а это был заклинатель бурь, слабый стихийник третьего круга, ничего примечательного, если бы не одно но: почти незаметно, но от него ощущается магия смерти. А вот третий, крепкий мужчина зрелых лет, полностью лысый в рваном плаще был магом универсалом и при этом оглядывался внимательным, цепким взглядом с полуулыбкой на губах.

— Мой принц, — первым увидел он меня и склонился в полупоклоне, за ним поспешили поклониться двое других, отвлёкшись от своего ментального спора, — меня сильно удивило ваше назначение.

— Это государственные дела, прошу, проходите, вам должны подготовить комнаты, а до этого приглашаю вас к разговору. — Внимательно посмотрел я на них в поисках четвёртого. — А где ваш спутник?

— Его возле ворот ребятня поймала. — Улыбнулась молодая девушка. — Сейчас рассказывает им древние легенды и сказки.

— В таком случае прошу за мной. — Проговорил я, отметив, что вещей у магов с собой немного.

Поднявшись на третий этаж, мы вошли в небольшую гостиную, предназначенную как раз для таких встреч. Устроившись в кресле возле окна, я рассмотрел собравшихся на противоположной стороне рва детей различных возрастов окруживших мужчину лет пятидесяти в поношенных одеждах…

— Вы хотите создать школу магии, принц Эшарион?

— Простите, но я не знаю, как к вам обращаться.

— Прошу прощения, мой принц, Ганвар Олин, маг-универсал второго круга. Долгое время был литератором, работающим при академии магии.

— Мэтр Олин, рад видеть такого человека как вы здесь. Да, я планирую создать магическую школу, но она будет сильно отличаться от академии магии Империи.

— Чем же? — спросила девушка и прервалась, бросив взгляд на вошедшего Малграфа, молча кивнувшего всем присутствующим. — Люсина Мил, мой принц.

— Рад знакомству, мэтра Люсина. Школа предоставит свободный доступ к знаниям в первую очередь. Мне известна политика Башен касающаяся магических знаний. Думаю, вы все ощутили на себе подобное отношение.

— Такой подход опасен мой принц. Если вы предоставите знания не тем людям…

— Мэтр Олин, как много вы знаете магов первого круга не подчиняющихся Башням? — внимательно посмотрел я на лысого мужчину. — Как много магов второго круга?

— Есть единицы. Однако они вышли по собственным соображениям. Я не совсем понимаю, зачем вам это нужно? Полгода назад вы были в совершенно иных взаимоотношениях с Советом Башен и…

— Давайте не будем обсуждать мою прошлую помолвку, она была только на словах и исчезла, стоило мне отказаться от наследования. — Горько улыбнулся я магу-универсалу, читая его обеспокоенные мысли. — Меня сейчас больше волнует то, что в академии как таковой дают слишком поверхностные знания о природе магии, её законах и прочем. Поэтому многие выпускники оказываются не соответствующими своей квалификации. Исключения составляют естественно представители "золотой группы" набираемой из наиболее титулованных студентов. В остальном же всё плачевно…

— Понимаю вас,

мой принц, — облегчённо вздохнул Олин, — только в академии не видят смысла обучать тех, кто не имеют к этому ярко выраженного таланта.

— Ярко выраженного таланта? — ухмыльнувшись, я поднялся, обойдя вокруг стола и тыльной стороной руки провёл по светлым волосам Люсины, отчего она испуганно вздрогнула и настороженно посмотрела на меня, но я уже отошёл, — проблема не в таланте, а в том, что преподаватели академии избирают тех, кто им удобен. Мы же все взрослые люди и прекрасно знаем, как усиливается магический талант.

— Мой принц, это мы знаем. Я через это прошёл. — Наконец заговорил третий маг. — Сомит Им, мой принц. Маг-стихийник третьего круга. Заклинатель бурь. Я простой гражданин Империи, не дворянин, но в академию меня приняли. Однако, о том что там происходило я не могу вам рассказать. Магический контракт. Меня волнует лишь одно: что вы желаете нам предложить?

— Имперская магическая школа, точнее в последние годы скорее императорская в большей части. — Сделав два круга вокруг стола, я вернулся в кресло. — Не думаю, что маги Башен обладают значительными знаниями в этой магической системе. Сразу оговорюсь: разделы магии смерти и крови, а так же ментальной магии я не открою. Большая часть этих структур этих направлений не просто противозаконна, но и просто бесчеловечна.

— Сколько вы изучали её? — настороженно посмотрел на меня мэтр Олин.

— Достаточно долго. Остальное могу рассказать только после того как вы заключите со мной магический контракт. — Сложил я руки перед собой. — Мне надоело наблюдать, как магия, сосредоточенная в руках лишь Совета Башен становится делом только избранных лиц, не готовых делиться знаниями о ней.

— Совет Башен будет недоволен. — Заметила Люсина Мил.

— А меня предложение заинтересовало, — ответил ей Сомит Им, — готов уже сейчас заключить с вами контакт.

— Всё же оставлю вам время на размышления. Мне нужно кое-куда съездить и решить проблему, а по возвращению вы поделитесь со мной собственным мнением.

— А вы не боитесь, что… всё может пойти не так, как вы желаете того, принц Эшарион?

— Мэтр Олин, если бы я боялся, этой встречи бы не было. Вы и сами это понимаете. Учитывая, от кого, вы получили свои приглашения.

Маги некоторое время переглядывались, а я обменялся взглядом с Малграфом, он же в свою очередь посмотрев на собравшихся магов одобрительно кивнул…

После робкого стука в дверь в комнату вошла немолодая служанка и после поклона проговорила:

— Мой принц, мэтры, обед подан.

— Спасибо, Сюзи. Сейчас подойдём. — Кивнул я женщине.

— Мой принц, — вежливо склонила она голову и вышла.

Взгляды прибывших магов сошлись на мне, а я лишь коснулся пальцем кончика носа и протянул раскрытую ладонь руки в их сторону, задавая безмолвный вопрос.

— Вы хорошо относитесь к слугам, принц Эшарион.

— А почему я должен к ним плохо относиться? Они делают мою жизнь намного легче, выполняя свою работу. Они заслуживают моей благодарности.

— Им за это платят. — Нахмурившись, заметила Люсина Мил.

— Сразу видно, что вы родом из дворянской семьи, где мало ценят чужой труд. Только уважение не купить за деньги. — Поднявшись, я оправил свою лёгкую рубашку. — Думаю, на этом мы закончим наш разговор. Прошу к столу.

Двинувшись первым в столовую, читая мысли только улыбнулся…

Спасибо, Вацлав, ты прислал интересных магов, думаю, мы сработаемся.

Обед прошёл спокойно, после этого маги отправились отдыхать, а я попросил приготовить им баню, чтобы они могли помыться с дороги. После этого я вышел из поместья, подойдя к сказителю, сидящему на камне и смотрящего в сторону заката, и присел рядом.

— Честно говоря, я совсем не ожидал вас увидеть, Арон Раймон.

— А я рад вас видеть живым и здоровым, мой принц. Прошло немного времени, но всё изменилось…

— А разве так было не всегда? Такое положение дел естественно, особенно когда умирают Чёрные Драконы Империи.

— В прошлый раз всё было иначе. Был один наследник, и не было таких страстей о том… — вздохнул личный слуга императора.

— Мы можем лишь то, на что способны сейчас. Когда-то именно вы мне об этом сказали, Арон.

— А вы умеете слушать, мой принц. — На его заросшем бородой лице появилась улыбка. — Вы же меня не прогоните?

— Ваша верность проверена годами службы. Если бы всё было несколько иначе…

— Давайте не будем об этом, принц. Прошлое не вернуть, его можно принять и никогда… не жить им. Арон Раймон, маг-универсал первого круга к вашим услугам, мой принц.

— Вам подготовили покои. Скоро будет готова баня.

— Я ещё посижу, принц Эшарион, а потом уже сам разберусь. Здесь так тихо, даже необычно.

— Дышится здесь однозначно спокойней. — Покивал я головой и поднялся. — Рад, что прибыли, думаю, я найду подходящее для вас занятие.

— Благодарю, принц Эшарион.

Бросив на него короткой взгляд, я не стал больше беспокоить старика и двинулся по территории. Пройдясь ментальной волной, отметил, что Аэлис занялась альтками, поправляя им внешность. Мирас и Лион Марц, неспешно прогуливаясь по территории, переговаривались о важных моментах в укреплении поместья…

Итак, оборона поместья неплохая, но всё же у меня мало воинов, слишком мало чтобы быть значимой силой. Однако и взять их неоткуда. Ладно, буду использовать то, что имею на данный момент.

После ужина, терпеливо ожидая прихода альток и раздавшийся стук в дверь, заставил смахнуть дремоту, я негромко проговорил, сразу же навешивая на комнату звукоизолирующие чары:

— Входите.

Девушки вошли в мои покои, одетые в полные кожаные доспехи, подойдя к столу, остановились, переминаясь с ноги на ногу.

— Итак, вам вернули оружие, вы поужинали и получили необходимые припасы. Мне нужно чтобы вы доставили это послание в руки Великого князя Тайтриха Хельталис.

— Постараемся.

— Нет, вам придётся сильно постараться. Если это послание не попадёт князю или попадёт в иные руки, начнётся война. Вы сами заварили всю эту кашу. Вы меня понимаете?

— Да, принц Эшарион.

— Итак, сколько вам потребуется дней, чтобы добраться до Хельтаса?

— Около пяти, но нам же нужно будет получить послание от князя? — опасливо смотря, куда-то выше уровня моих глаз, спросила, Люмисана Ронарилэфар.

— Это будет зависеть только от него. Однако если вас попросят рассказать о том, как вы сюда прибыли и с какими целями — вы расскажите правду.

— Да, принц Эшарион. — Ответила Аэлен Милас без особого энтузиазма.

— Тогда ступайте, да хранят вас духи предков в вашем пути. — Кивнул я альтками и слабо улыбнулся.

Поклонившись, они развернулись и направились на выход из моих покоев. В задумчивости, отследив, когда они покинут территорию острова, я несколько расслабленно вздохнул.

Итак, одно маленькое дело завершено, теперь меня ожидает другое… Сейчас главное не спешить. Альты меньше имперцев желают войны, главное теперь подтолкнуть их к правильному и нужному решению.

Нужно ложиться спать… Завтра будет тяжёлый денёк. Только…

Дверь в мои покои открылась и неспешно вошла Эйруэн в одной тонкой ночнушке подчёркивающей изгибы ей определённо сексуального тела.

— Ноа осталась довольно проведённым тобой уроком. Даже сейчас читает книгу, что ты ей дал…

— Учится никогда не рано и никогда не поздно. Эйруэн, время позднее…

— Да, позднее. — Лукаво улыбнулась она, устроившись в кресле напротив, положила ногу на ногу. — Я рада была увидеть прибывшего Арона. Он один из тех людей с кем мне можно поговорить.

— Такой человек незаменим.

— Эшарион, зачем ты носишься с этим альтам? Ты знаешь как они поступают со своими пленниками… Это даже хуже смерти.

— Я хочу мира. Мира. Понимаешь? — устало посмотрел я на Эйруэн, а увидев понимание в её глазах, тяжело вздохнул и опустился в кресло. — Война — опасная игра, она затягивает и ты уже не можешь вырваться из неё… Даже мыслить начинаешь иначе.

— Рион…

— Эйруэн, если бы я хотел убить альтов — сделал бы это с самого начала. — Провёл я рукой по голове. — Мои братья не успокоятся в своей погоне за властью, но так они поставят Империю на грань самоуничтожения… Если ещё и я ничего не предприму то, это уже не сделает никто.

— Ты говоришь обо всех принцах, но Кристоф не похож на того кто жаждет власти.

— Плохо ты знаешь Кристофа, — невесело усмехнулся я в ответ. — Завтра мы выдвигаемся к артаарским руинам. Больше я не вижу смысла откладывать это.

— Надеюсь, ты найдёшь там что ищешь. — Вздохнула Эйруэн, даже не пытаясь меня отговаривать, понимая, что это бесполезно. — Я присмотрю за поместьем и твоей баронессой…

— Нежнее с ней. Постараюсь закончить дело быстрее, но всё зависит от того что сумею найти там.

— Я не собираюсь с ней спать, но…

— Эйруэн.

— Спокойной ночи, Эшарион. — Поднялась она с кресла с тихим вздохом.

Вдовствующая императрица, не снимающая одежд траурных цветов, покинула мои покои, а я, сняв кожаные башмаки, положил ноги на стол и принялся их растирать…

Утро следующего дня началось с последних сборов, а после завтрака мы, наконец, собрались во дворе поместья. Вместе со мной и Малграфом отправились пятеро северян и Мэя Дарра.

Проверяя седельные сумки с необходимыми припасами и предметами что мне понадобятся в исследовании, я отметил взглядом стоящих в стороне Эйруэн и Ноа, тихо переговаривающихся между собой.

— Надеюсь это действительно нужно для тебя. — Проговорил Мирас.

— Да, нужно. — Погладил я лошадь по морде и протянул морковку, позволив ей взять с рук. — Мы ненадолго. Просто сначала разведаю, что там внутри, а потом уже будет видно.

— Внутрь даже маги Башен не входили, мне уже не по себе от того что придётся лезть в эти руины. — Тихо проговорил Фуран.

— Пора выдвигаться. По коням. — Между тем проговорил Малграф, а после посмотрел на меня, спросив мысленно, — ты готов?

— По коням. Нам скакать до места полдня. — Согласно кивнул в ответ.

Между тем ко мне неспешно подошла Эйруэн и обняв, отстранилась и положив руки на плечи поцеловала в лоб со словами:

— Да хранит тебя Северная звезда, Эшарион.

— Эйруэн. Мы же не на войну едем. Будьте осторожней.

— Разумеется. — Кивнула она, развернувшись, двинулась обратно в поместье, кивнув по пути баронессе не решавшейся подойти.

— Ты надолго?

— Не волнуйся, постараюсь закончить с делом быстро. Изучай пока то, что я тебе дал. Вернусь — проверю. О, смотри… — указал я рукой в сторону.

Баронесса повернулась в сторону, а я быстро склонившись, поцеловал её в щеку и так же резко отпрянул, уклоняясь от пощёчины…

— Ты, — смутившись, пробормотала Ноа, а затем высокомерно фыркнула и резко развернувшись, отправилась следом за Эйруэн.

— Женщина интересные существа… — пробормотал Фуран.

Запрыгнув в седло, я перехватил поводья, посмотрев на всех кивнул, и первым направил лошадь шагом в сторону ворот…

* * *

Поздним вечером Эдита прокралась по коридорам и наконец, достигнув тренировочной комнаты, где возле стен стояли манекены, некоторые были простыми, некоторыми же в простых и зачарованных магией доспехах…

А посреди зала стоял одинокий мужчина средних лет, которого принцесса и ожидала увидеть, сейчас он упражнялся с копьём. Сделав несколько быстрых выпадов вперёд, боевой маг третьего круга подбросил его в воздух, а после, ловко перехватив его в воздухе не дав острию коснуться каменного пола… При этом всё это он проделывал одной лишь левой рукой, так как вторая отсутствовала у него полностью.

— Учитель Савос Арель.

— Опасное время вы выбираете для прогулок принцесса Эдита. — Тихим, хриплым голосом проговорил боевой маг. — Время занятий окончено, что вас привело сюда?

— Я хочу потренироваться…

— Вы и так слишком много тренируетесь в последнее время. А знаете… Возможно именно это для вас сейчас и необходимо. — Проговорив это, он притянул топор со стойки в свою руку и принялся задумчиво его разглядывать.

— Мне…

— Топор прекрасное оружие, он есть у каждого крестьянина, им легко рубить деревья, но и крушить шлема… — перехватив топор за рукоять, боевой маг метнул его с короткого замаха в манекен, вогнав его в деревянную голову. — Разумеется, только если у тебя достаточно силы чтобы метнуть его.

— Я хочу быть сильной.

— А зачем сила тебе, девушке? Женщина от природы слабее мужчины, вам никогда не… — осёкся учитель Савос Арель, видя как под действием магии десятки мечей, алебард и копий поднятые в воздух оказались направлены на него, — хорошо, признаю, кое-что ты умеешь. Кто тебя этому научили?

— Принц Эшарион, только я раньше не могла поднять больше пяти мечей… — ответила принцесса и со вздохом прекратила удерживать поднятое в воздух оружие, которое с громким звоном посыпалось на каменный пол тренировочного зала.

— Хорошо, я выделю время на дополнительные тренировки для вас принцесса, только они будут отличаться от того к чему вы привыкли…

— Чем отличаться?

— Буду обучать вас своему искусству, не красиво сражаться, а убивать. Максимально быстро, эффективно и любыми подручными средствами, как и требуется от боевых магов. Жду вас на тренировку завтра здесь после заката, а сейчас верните, пожалуйста, оружие на свои места. Этого на сегодня будет достаточно. Вас дождаться и проводить?

— Нет, я сама.

— Как пожелаете, моя принцесса. — Склонился в поклоне учитель и покинул зал через одну из дверей.

Принцесса Эдита посмотрев на разбросанное оружие по залу, лишь вздохнула и принялась его собирать и возвращать на свои места, активно помогая себе магией. Закончила с работой она как раз к удару полуночного колокола, после чего неспешно направилась обратно в свои покои…

В последние дня в городе случается слишком много смертей, даже мама и Калерия сильно этим обеспокоены… А Вильяму кажется вообще безразлично всё происходящее, только обговорит что-то с мамой и снова отправляется на поиски доступных девушек…

Проходя мимо фонтана, Эдита остановилась и принюхавшись к витавшему в воздухе терпкому аромату и видя что-то непонятное в фонтане, подошла ближе и замерла, закрыв себе рот чтобы не закричать…

В водах фонтана окрашенной в кровь лежали тела изрубленных на части людей… Голова одного из них покачивалась на бьющей струе, неожиданно повернувшись лицом к принцессе, резко распахнула свои затянутые желтоватым налётом глаза, рот распахнулся и…

— Опасно ходить ночью, моя принцесса. — Легла на плечо Эдиты рука боевого мага. — Идёмте, не стоит вам видеть такое…

— Это не я… — испуганно прошептала девушка, бросив взгляд на покачивающуюся на струе цвета крови голову, но её глаза и рот были закрыты.

— Вы на подобное не способны, я знаю. Идёмте, — уверенно подтолкнул её в спину учитель Савос, — завтра я буду ждать вас у выхода из западного крыла… Теперь даже в императорском дворце балом правит смерть.

Глава 15. Артаарские руины

Императорский дворцовый комплекс на один день убрал траурные флаги в честь обручения наследного принца. Повсюду ходили нарядные дворяне, распевали песни и просто веселились.

Вильям стоял на краю зала немного отдалившись от празднующих гостей и наблюдал как его старшего брата поздравляют разные люди прибывшие изо всех уголков Империи… Присутствовали даже маги из совета Башен стоящие в уединении…

— В столице траур по мёртвым, а во дворце пир… — протянул подошедший к нему Кристоф, находившийся уже в порядочном подпитии с кубком наполненным вином, — если ещё и завтра все будут праздновать — Дарнир потеряет многих людей, они просто отвернутся от него.

— Словно тебе есть дело до этого…

— Нет, но кое-кому этот праздник только на руку, он даже не стал снимать траурных одежд, — усмехнулся Кристоф под нос, посмотрев на брата одетого в праздничный наряд, но выполненный из чёрного и белого — траурных цветов Империи. — А симпатичная невеста у Дарнира…

— Не в моём вкусе, но девушка что согревает его одинокими ночами уже который год, мне кажется интересней. — Ответил Вильям и улыбнулся. — Гораздо интересней.

— Раньше ты предпочитал золотоволосых девушек. — Цыкнул под нос Кристоф.

— Не начинай…

— Думаешь, я забуду то, что ты сделал, Вильям? Нет, не ожидай от меня такого великодушия.

— Словно ты что-то можешь… — смерил взглядом младшего брата второй принц. — Ты всю свою жизнь провёл в тени своей матери, всегда оберегающей тебя.

— Оберегающей? Меня? Ты, оказывается, плохо знаешь, что происходит даже внутри императорской семьи, а при этом желаешь стать императором…

— Императора выбирает свита. А у тебя её нет.

— Это ненадолго. — Уверенно ткнул в грудь Вильяма третий принц, но попал лишь по магической защите и усмехнулся. — В отличие от тебя, я дрожу жалкой шлюхой каждую ночь, навесив на себя кучу защитных амулетов.

Вильям и Кристоф без слов принялись прожигать друг друга взглядом…

— Опять вы спорите, словно вам заняться другим нечем.

— Это не спор, Эдита, — смерил взглядом Вильям третьего принца, — а где Калерия?

— Ушла с подругами, мы с Анисой вдвоём гуляем. — Ответила Леди Ди, держа за руку младшую сестру, которая в ответ улыбнулась и кивнула.

— Потом поговорим. Идём, Аниса!

— Клэр сказала ей быть со мной, — твёрдо посмотрела на третьего принца Эдита.

— Эшариона здесь нет, никто не будет терпеть твою дерзость. — Склонившись к лицу пятой принцессы, сквозь зубы прошептал Кристоф, а после выпрямился и попытался схватить Анису за свободную руку…

Короткий пас рукой и Кристоф оказался отброшен на десять метров с замерцавшей защитой заблокировавший основной удар по телу и рухнул прямо на гостей, создав переполох. Эдита лишь фыркнула, посмотрев, как он поднялся, одарив её взбешённым взглядом, расправил и направился к выходу из зала, игнорируя всех.

Аниса же испуганно сжимая руку старшей сестры, только благодарно улыбнулась в ответ…

— Осторожней, Эдита. Кристоф злопамятный человек. — Тихо проговорил Вильям. — Ну, ладно, пойдёмте во внутренний двор, говорят там будет выступление странствующих артистов… Вы же хотели его увидеть?

Принцессы быстро закивали, и Вильям лишь улыбнулся и жестом предложил им следовать за собой…

* * *

Путь к горам оказался неблизким, при этом дороги до них не было пришлось скакать практически напрямик, периодически давая отдых лошадям, переводя их на медленный шаг…

Обедали мы в таверне деревни Старый Дед, располагающуюся ближе всего к горам и к северо-восточному краю долины. Как говорили местные охотники, там часто пропадали молодые мальчики, бывало и молодые охотники тоже…

Деревня, обнесённая пятиметровым частоколом, была средней почти на сорок дворов с собственной кузницей и небольшой лесопилкой, так же стоял небольшой храм для жрецов, сейчас здесь обитал жрец огня…

Задерживаться в деревне я не стал, лишь выслушал жалобы от местного старосты и записал их в свою записную книгу…

После этого мы продолжили свой путь.

— Эш, а ты не боишься, что если ты слишком сильно сблизишься с альтами, за тобой может прибыть Белый легион? Они никого не щадят.

— Белый легион? Вы о карательном легионе говорите? — спросил Фуран.

— Да, о нём. Нулевой легион всегда и везде, поддерживает только императора, ну или того кто по мнению его командующего достоин им быть. Все восстания и бунты подавляются только им, несмотря на это, многие юные дворяне желают вступить в него. — Проговорил я без улыбки, достав подзорную трубу, рассмотрел впереди артаарские руины заросшие лесом. — Мы почти доехали, остановимся на ночлег в руинах. Внутрь пойдём завтра.

— Почему служить ублюдком, убивающим голодающих детей, престижно? Что с Империей не так? — спросил Фуран, — я сходился в битве с этим легионом Белого грифона в молодости. Они грабят, насилуют и убивают ради потехи.

— Они оправдывают тем, что это во благо Империи. — Вздохнул я в ответ. — Слишком много мерзкого, Фуран, делается во благо чего-либо, неважно, веры, государства или личных устремлений.

— Тогда, скажи мне принц Империи, почему это происходит так?

— Это людская природа, а она плохо поддаётся изменению, Фуран.

— Но, альты, Эш. — Негромко проговорил Малграф.

— Если получится заключить мир на достойных условиях, Империя от этого только выиграет. А пока стоит сосредоточиться на других проблемах, их достаточно.

— Хотелось бы мне парочку этих легионеров своими руками… — тихо пробормотал себе под нос Фуран Бешеный бык.

Въехав в лес, мы углубились в развалины и двинулись по неожиданно появившейся каменной дороге прямо к входу в один из артаарских городов, скрытых в толщах гор.

— Странное место… — негромко проговорил Фуран.

— Ничего странного, магический фон перенасыщен. — Ответил Малграф. — Таких мест на территории Империи мало, но все руины артааров мы находим только благодаря магическому фону.

— Только слишком уж хорошо древние защитили свои опустевшие города, маги Башен находят лишь единичные артефакты. — Ответил я боевому магу.

А древний город близ Фарнадской башни уже сумели открыть и сейчас активно исследуют, только вот слишком уж часто у них там маги исчезают. Артаары хорошо продумали защиту своих городов, которая работает и спустя тысячелетия после их исчезновения. Единственное что меня настораживает — это найденные магами пространственные врата…

— Интересные магические структуры, — спешившись, ведя лошадь на поводу, внимательно смотрел я по сторонам, — наверное, это возможно восстановить.

— А ты понимаешь её? — спросил Малграф, двигаясь пешим ходом рядом со мной.

— Примерно половину, остальные можно узнать только опытным путём. Возможно, исследуя эти руины, мы сможем ответить на вопрос, что случилось с этой, безусловно, развитой цивилизацией существовавшей до нас. Остановимся вон там, — указал я на сохранившиеся здания стоящие вплотную к скалам. — Кстати, Малграф, ты заметил, здесь нет крупной живности, ни хищников, ни…

— Это странно, такие места магические звери часто выбирают местом своего логова. — Кивнул боевой маг, смотря по сторонам. — А здесь только мелкая живность, неинтересная крупным хищникам.

— Городок бы здесь построить, место удачное, да и подземные источники бьют из-под скал, — заметил Олемар, спешившись и немного пройдя, поднял с земли монетку, отбросившую золотой блик, — маги стояли лагерем, даже кое-что оставили.

— Разбиваем лагерь, спим по очереди. — Между тем спешился Фуран. — Принц, ты готовишь ужин.

— Неплохо, хоть поедим нормально… — раздался громкий шёпот от северян.

Невесело усмехнувшись, я проверил дом, а найдя полуразвалившейся очаг, принялся очищать его и создал место для готовки, а северяне тем временем натаскали хвороста и припасов для ужина…

Устроившись на посту, забравшись на крышу полуразрушенного здания, я всматривался в темноту окружающую лагерь, посреди которого горел большой магический костёр, поддерживаемый мной. Ночную тишину нарушали только всхрапывание и ржание лошадей, храп спящих северян и шум звенящего ключа с чистой водой. Подняв глаза к безлунному звёздному небу, я только еле слышно вздохнул:

— А небо здесь чужое.

— Ты что-то сказал? — переспросил Малграф, забравшись на крышу и сел рядом со мной.

— Небо, говорю, звёздное.

— Да, это так. В детстве я редко видел небо, его постоянно закрывали надстройки в квартале ночных мотыльков…

— Многое изменилось, не так ли, Малграф?

— Слишком многое, но я никогда не забуду ту жизнь что была у меня до того как меня приняли в графскую семью. Хоть и прошло уже очень много лет. Теперь я учитель магии имперского принца.

— Жизнь — это сплошная ирония.

— Возможно. Эш, ты не знаешь, почему, когда говорят о королевских семьях Северных королевств, называют род, а не всю семью?

— Королевская семья на севере одна, но разделена на пять родов, которые и правят отдельными королевствами. Ты что уроки истории прогуливал?

— Я изучал магию, это было мне гораздо интересней. — Поморщился в ответ боевой маг. — Теперь мне понятно, почему Империя не желает воевать с Севером. Кстати, ты не думаешь, что за тебя могут посватать кого-нибудь из северянок, помимо баронессы?

— Это вполне возможно, но не каждая девушка согласится выходить за того кто не доживёт до двадцати пяти лет. Стать вдовой в таком юном возрасте то ещё удовольствие.

— Наверное, ты прав как всегда. — Хмыкнул себе под нос Малграф. — Что ты хочешь найти здесь?

— Что-нибудь что может помочь мне в данной ситуации. Ты и сам видишь наше положение, оно висит на волоске над гигантской пропастью, а волосок потрескивает от веса…

— Ты слишком драматизируешь, Эш.

— Нет, Малграф, дальше будет только хуже. События пока остаются в шатком равновесии, а скоро, то что уравновешивает их, исчезнет…

— Снова ты говоришь загадками. Тебе что, так нравится выглядеть умнее и загадочней?

— От многих знаний — многие печали. — Поморщился я в ответ. — Думаю, завтра мы прольём свет на тайны древних артааров.

— Эшарион, топай спать, я сменяю… Гроза кажется, завтра будет. — Проговорил Фуран, поднявшись и глухо поговорил. — Не тот возраст чтобы спать на камнях…

Всмотревшись в небо на востоке, я увидел далёкие отблески молний и лишь многозначительно хмыкнул, а после кивнул Малграфу и ловко спрыгнул с крыши и с переката вскочил на ноги.

Пора отдохнуть…

Одетая в выбеленные лёгкие ткани, баронесса пошла посреди ночи к дверям в покои императрицы и робко постучав, вошла:

— Вы звали меня, госпожа?

Ноа, для тебя — Эйруэн. — Ответила вдовствующая императрица, одетая в полупрозрачные ночные одежды, облегающие её тело и притягивая взгляд.

— Мне раздеться?

— Нет, Ноа, мы будем просто разговаривать, я уже не в том возрасте, чтобы заниматься откровенными играми, тем более с такими юными девушками.

— А вы занимались?

— Оставим этот вопрос. — Ответила Эйруэн и со вздохом поднялась. — Я хочу научить тебя правильно относиться к мужчинам. Твоя неопытность может стать большой проблемой для тебя и для окружающих. Твоя пощёчина породила недопонимание, уже появились слухи о том, что у принца не всё так гладко с тобой…

— Просто, я… — несколько растерялась баронесса, отведя взгляд.

— Ничего, это мы исправим. — Взяла её Эйруэн за руку, подведя к кровати, усадила, а после и села рядом. — А в чём проблема?

— Не хочу чтобы нас видели… Смущает.

— Это нормально. Думаю, проблема незначительна и тебе просто стоит обсудить её с Эшарионом.

— Было неожиданно…

— Просто ты ему нравишься. А такое проявление чувств от Эшариона я вижу редко.

— Это меня пугает. Я не совсем уверена, что люблю его или… Я странная?

— А ты думаешь, много браков заключается по любви? Нет, Ноа, если право на любовь есть у обычных людей, то мы дворяне лишены его полностью. Я вышла замуж тоже не по любви…

— Вы были с Эшарионом. — Выдавила шёпотом баронесса.

— Я тоже женщина. — Губы Эйруэн тронула лёгкая мечтательная улыбка. — Мне это и для здоровья нужно и…

— А почему вы не можете быть с другим мужчиной?

— Почему? — поднялась женщина, подойдя к столику, принялась наполнять кубки вином, — а ты сама подумай, что случается, когда женщина, имеющая определённую власть над кем-то стоящим выше, начинает спать с тем кто, находится гораздо ниже?..

— Не подчинятся?..

— Да, если я начну спать с кем-то, это пошатнёт положение Эшариона среди его людей. Он здесь хозяин и ему решать большинство проблем, а создавать их ему я не хочу. — Протянула Эйруэн полный кубок баронесса, которая его приняла и сделала осторожный глоток. А четвёртая императрица опустилась обратно на кровать и вздохнула. — Эшарион всегда был сложным. Порой я и сама его не понимаю…

— А каким он был?

— Ну… Он всегда знал что сказать тому или иному человеку, а когда слов оказывалось мало — действовал силой. Юноша с вежливой улыбкой просто одна из масок, которые постоянно носит Эшарион…

— А какой он настоящий?

— Он редко показывает своё настоящее лицо, но ничего приятного в этом нет. — Вздохнула Эйруэн, сделав маленький глоток, облизала губы. — Но, даже несмотря на это он сильно дорожит близкими людьми.

Ноа тем временем уже допила кубок вина и заметно опьянела, её лицо покрылось лёгким румянцем, а на устах заиграла лёгкая улыбка. Эйруэн бросив на неё лукавый взгляд, допила вино в два глотка, резко повернувшись к баронессе, повалила её на кровать и получив в ответ испуганно-возмущённый взгляд и задрожавшие губы…

— Ноа, так не пойдёт. — Вздохнула четвёртая императрица, сев на низ живота девушки. — С таким взглядом ты проиграешь… Запомни: в постели мужчина и женщина совместно устанавливают правила игры… Если же ты не сможешь устанавливать их, то ты ничем не будешь отличаться от девки из борделя.

— Но… Это удовольствие странное…

— Поверь, тебе понравится, — улыбнувшись Эйруэн, обхватила руками бока баронессы и принялась щекотать её.

Ноа громко смеясь, дёргала своим телом пытаясь высвободиться, но силы были не равны… Эйруэн прекратила эту пытку щекоткой лишь, когда девушка не смогла сдержать прыснувшие из глаз слезы, а после, наконец, отсмеявшись, расслабилась тяжело дыша.

— Мужчины возбуждаются быстрее женщин, но, в постели их нужно контролировать… — Уверенно двинула Эйруэн бёдрами. — Эта поза позволяет тебе контролировать, как и насколько глубоко в тебя будет входить член… Смотри, двигать нужно таким образом, но нужно быть осторожной и резко выгибаться назад опасно, так можно и травмировать мужской отросток.

— Это обязательно показывать так? — смущённо спросила залившаяся румянцем баронесса, скрестив руки на груди в защитном жесте.

— Нужно что-то сделать с твоим постоянным смущением… Ты сама должна знать чего ты вообще хочешь от мужчины в своей постели. Признавайся, ты трогала себя? — озорно улыбнулась Эйруэн.

— Не-ет… — отвела взгляд Ноа.

— Врать ты не умеешь. — Вздохнула Эйруэн и слезла с девушки, после чего легла рядом. — Знаешь, Ноа, я тоже была растеряна, когда меня выдали замуж, но тогда мне было почти двадцать лет и мне было определённо проще. Если ты хочешь совета — не стесняйся обратиться ко мне за помощью, я всегда тебя выслушаю. Ладно, давай покажу тебе все удобные позы, раз мы начали…

Получив утром в бок от такого же не выспавшегося Малграфа, я нехотя поднялся, отойдя к ручью, зачерпнул полные ладони холодной и чистой воды, а затем умыл своё заспанное лицо…

— Мэя, ты идёшь с нами. Мне потребуется острый слух и ночное зрение альта в подземелье. — Обратился я к девушке, которая напряглась, но нехотя кивнула.

— А ты бодр с утра пораньше, что нам здесь делать? — спросил Фуран.

— Охраняйте вход, если что подавайте ментальный сигнал, мы сразу же вернёмся. — Проговорил я, присаживаясь к костру и принявшись накладывать себе кашу из котла. — Малграф, Мэя, возьмите с собой провизии, обедать мы будем внутри.

Завтрак прошёл быстро, больше времени мы потратили на сборы необходимого в рюкзаки, а после зажгли факелы и двинулись в тёмный зёв подземного города…

Двигались мы не быстро, я шёл впереди и водя факелом из стороны в сторону всматривался куда ступить, потому как ожидал ловушек, как физической, так и магической природы. Малграф шёл следом за мной и был готов в любой момент поднять защиту, чтобы защитить нас от удара, а замыкала шествие альта, опасливо оглядываясь по сторонам…

— Стены до сих пор защищены мощной магической защитой, — заметил Малграф, — Эш, тебе не кажется, что так сильно прятать вход в свой город — это глупо?

— Мы не знаем, кому противостояли артаары, чтобы так серьёзно защитить свои города. Мэя, среди вашего народа много знаний о существовавшей ранее крылатой расе?

— Не много, но кое-что мы находим, время от времени.

— А конкретней? — бросил я не неё косой взгляд.

— Я этим не занимаюсь. Выпытывать не надо. — Ответила альта с тяжёлым взглядом.

Не нравится им что я использую их как источник информации, но ничего поделать не могут… Тем не менее, они уже предоставили мне информацию о действующей на территории Драконьей долины агентурной сети, выделив несколько ключевых членов…

Коридор между тем закончился, мы вышли в большой зал с большими металлическими воротами примерно шесть метров в высоту, и пять в ширину. Помимо врат, были постройки, нисколько не пострадавшие от действия времени, и фонтан, как ни странно действующий…

— Магических ловушек я не замечаю… Теперь же нужно разобраться с вратами. Мэя, Малграф, осмотритесь пока… — проговорил я и направился к вратам, которые стали непроходимой преградой для магов Башен.

С сосредоточенным видом вглядываясь в символы, я пытался разобраться, как открыть эти двери. При этом сжёг уже три факела, когда это мне надоело, просто зажёг несколько светляков, что расположил под потолком этих руин…

— Это не артаарские письмена. — Задумчиво проговорила Мэя Дарра, из народа альтов, которых я называл про себя эльфами. — Принц Эшарион, зачем мы полезли в эти руины? Артаарские руины — это не место для поиска приключений…

— Тайны прошлого, интересные находки древних магов… Ничего вы альты не понимаете в романтике, вам лишь бы мужчину красивее и богаче в постель и больше ничего не нужно.

— Зачем я сюда вообще влезла… — обиженно проговорила альта.

Сама виновата, нечего было шпионить за мной в моих же владениях… Что, решили, раз принц решил уехать из столицы на границу Империи то его можно охмурить и украсть, как бы ни так… Вы альты сами виноваты, что оказались в моей долине, так что теперь не нойте.

— Это лазский диалект, здесь написано: "Отворит дверь лишь тот, что держит в руках своих жемчужину небес", — скучающе проговорил я, — ясно, что здесь нужен метеорит или небесный камень, но куда его засовывать?

— А у тебя такой есть?

— В императорской сокровищнице взял, там их несколько десятков, магам их для изучения иногда выдают, хорошие накопители.

Достав из кармана гранёный метеорит, украшенный артаарскими письменами, а затем внимательнее присмотревшись, обнаружил на вращающейся рукоятке дверей отверстие, а затем вложил туда камень, укатившийся куда-то в глубину, после чего раздался щелчок и я прокрутил ручку. Неожиданно, но в этот раз послышались щелчки замков от двери, а затем камень выпал прямо из рукояти, а створки ворот вдвое выше моего роста неспешно начали отворяться…

— Эш, а ты случаем не мудрец?

Это было просто, так как артаарский язык и его диалекты, на деле просто русский с некоторыми местными диалектами.

— Просто я в отличие от некоторых всегда стремлюсь к новым знаниям.

— Странно слышать это от мужчины лишь недавно ставшего половозрелым…

Проигнорировав шпильку от остроухой, я внимательно всматривался в темноту прохода, даже послал туда светляк… Малграф, метнул туда огненный шар, что тоже быстро потух.

О чем-то подобном я читал… Что-то знакомое.

Неожиданно, но темнота тоннеля рассеялась, в проходе вспыхнули магическим светом два огромных глаза с вертикальными зрачками… Схватив замешкавшуюся альту за руку я решительно бросился за кусок стены за который уже ласточкой нырнул Мал, а затем из прохода вылетел поток пламени испепеляя растения возле входа.

— Это дракон, шарила маара! — закричала Мэя.

— Зачем ругаться, подумаешь — большая огнедышащая ящерица. — Скучающе проговорил я.

— Может, разберём на ингредиенты? Драконьи органы превосходно подходят как для создания зелий, так и артефактов. — Предложил Малграф, достав мечи из ножен.

— "Убивший дракона — займёт его место". — Спокойно проговорил я, — хочешь обратиться в крылатую ящерицу, вперёд, я тебя не держу. Духи очень не любят когда убивают их детей…

— Он нас съест! — сжалась в комок остроухая, когда из-за ворот вылетел второй поток пламени.

— Тише ты… — задумчиво проговорил я, — Мал, давай попробуем с ним поговорить.

— Иногда мне кажется, что вы блаженный… — тихо проговорил боевой маг.

— О, мне тоже иногда так кажется, но раз мы не можем с ним сразиться, единственное что остаётся — это поговорить. — Улыбнулся я.

— А он вообще разумный?

— Он дитя духов, да и я ощущаю его разум. — Задумчиво проговорил я в ответ альте, сосредоточившись, потянулся к фонтану, собирая частицы чистой энергии, а после на основе них создал сложнейшую структуру чистой стихии, придав ей форму купола полностью закрывающую меня.

— Разве, драконья кровь даёт неуязвимость к огню?

— Нет, это бред, драконье пламя — это чистая стихия. Вот если бы я слился с огненной стихией, став элементалем — тогда да, стал бы неуязвим. Поэтому мне и нужен этот щит. — Ответил я Мэи и кивнул боевому магу.

— Чешуйчатый, может, поговорим? — обратился я к дракону.

— О чём нам разговаривать, смертный? Это моё убежище, где меня никто не трогает уже пятую сотню лет.

— Мне нужно попасть в город артааров.

— Проходи, я собираюсь спать.

Поддерживая купол из чистой водной энергии, я прошёл в ворота и, пройдя по проходу, оказался в небольшом зале, пол был усыпан жжёными костями, тихо похрустывающих под ногами, а в углу комнаты я увидел тушу дракона с чёрной поглощающей свет чешуёй. Его голову и спину венчали короткие белые костяные шипы…

Медленно повернув в мою сторону свою голову, он открыл свои глаза и внимательно посмотрел на меня и шумно втянул воздух, а после выпустил его вместе с язычком пламени, ментально проговорив:

— Драконья кровь… Ты принц Империи.

— Да, я Эшарион. Как ты попал сюда?

— Ты видишь лишь часть города, проход слева от меня. Древние умели строить, но здесь пусто.

Пройдя через зал, я вышел через проход и оказался на обычной улице, но с многоэтажными домами, а после увидев справа башню на которой горел магический огонь бросился к ней бегом и взбежав по каменной лестнице на самый верх, замер окинув взглядом город лежащий передо мной залитый светом магических светильников, а где-то в стороне был виден разлом в потолке через который сюда попадал и солнечный свет…

Жилая часть города, где я сейчас и находился, была застроена пятиэтажными домами, так же были видны несколько парков с растущими здесь деревьями и цветами, а в воздухе был слышны птичье пение и щебет…

В центре города было множество зданий, стоящих раздельно в окружении зелени, самое высокое было примерно в двадцать этажей и соединялось с каменным потолком…

— Эшарион! — крикнул Малграф, выскочив на улицу в компании альты, а я в ответ помахал рукой.

Боевой маг и альта поднялись на башню и окинули взглядом город. Малграф расплылся в довольной улыбке, а Мэя бросив на меня короткий взгляд, только подумала обо всём этом с весьма неприятными нотками…

— Перед вами артаарский город — Дальнас, а за ним и столица артаарского государства — Арангар.

— А перевод? — бросил на меня скептический взгляд боевой маг.

— Нет его, города названы в честь основателей.

— Откуда ты это знаешь? — внимательно посмотрела на меня Мэя Дарра.

— Долго рассказывать. — Махнул я рукой и уверенно двинулся вниз, после чего пошёл по пустынной улице к центру, внимательно смотря по сторонам в поисках ловушек.

Выйдя в прежнем порядке на площадь, я остановился перед сложным магическим артефактом являющегося схемой нашей солнечной системы, вот Эрато с вращающимися вокруг неё двумя лунами имеющими собственным орбиты… При ближнем рассмотрении, я нашёл похожий по очертаниям континент на котором находились мы, однако помимо этого было ещё пять больших континентов…

— Эшарион, ты оказался прав… Наша планета круглая и вращается вокруг Солнца. А луны действительно… — озадаченно проговорил Малграф.

— Разберёмся с этим позже, — проговорил я и уверенно направился в башню соединённую с потолком.

Магический фон становится всё сильнее, даже мои светляки потеряли свою стабильной и просто распались… Что же находится в этой башне раз магический фон уже начинает влиять на амулеты защиты?

— Эшарион…

— Не бойся, Малграф, я тебя не дам в обиду. — Ответил я боевому магу, а после уверенно открыл двери.

Внутренне помещение башни встретили нам запахом старого пергамента и чего-то странного… сладковатого. Осторожно пройдя мимо стеллажей заставленными книгами, защищённых магией, я прошёл немного вперёд, пройдя под винтовой лестницей уходящей вверх, приблизился к сфере, воздух возле которой дрожал от магической силы…

Магическая силу буквально исходит из этого предмета, а вот символы, выгравированные на этой сфере, висящей в воздухе, мне неизвестны… Что же это такое и с какой целью было создано? Тем более что подобная сфера далеко не одна в этой башне… Далеко вверху я вижу ещё одну подобную ей.

— Эшарион, посмотри на это, — позвал меня Малграф.

Двинувшись к нему, я прошёл мимо стеллажей и прошёл в небольшую комнату, где на полу лежали странные овальные сферы двух метров в длину и метра в ширину, припорошённые пылью…

Мэя Дарра стёрла пыль с одного из этих овальных предметов и коротко вскрикнув отшатнулась, Малграф поймал её и приобнял, тем самым успокоив… А я подойдя внимательно всмотрелся в эту овальную сферу и увидел лицо девушки…

— Это гроб… — тихо проговорила альта.

— Нет, — повернулся я к ней, — ты не поверишь, но она живая.

— Что?

— Живая…

* * *

Оказавшись в своих покоях на следующий день после официального обручения, Юлина рухнула лицом на кровать и распласталась в вольной форме…

Этот день был выматывающим. Меня поздравляли все те, кто не успел сделать этого вчера. А при этом некоторые ещё и пытались дарить дорогие подарки от которых приходилось отказываться… Хоть они мне и нравились. Мне здесь совсем не рады…

Пребывая в подобных мыслях, Юлина, встала и немного пройдясь по своим покоям, ушла в туалетную комнату и внимательно присмотрела к стене, запустив простейшие чары по выявлению физических ловушек, обнаружила за стеной туалетной комнаты пустоту, а присмотревшись к каменной кладке, нажала на неотличимую для простого мага клавишу и тайный ход открылся.

Мама не соврала, здесь действительно был тайный ход… Только откуда она о нём знала?

Создав светляк, невеста наследного принца вошла в туннель, закрыв за собой ход, неспешно двинулась по узкому проходу, отметив лишь то, что в нём было довольно чисто…

Путь узкого тайного хода пролегал мимо комнату центрального крыла, где располагались союзники принца Дарнира и сейчас, часть из них обсуждала планы, другая часть спала, а немногие предавались страсти с многочисленными гостьями дворца. Однако это нисколько не смутило Юлину, лишь вызвало снисходительную улыбку.

В доме моего отца меня научили многому, местные суки даже не знают, как правильно доставлять удовольствие мужчинам.

Короткий спуск и подъём, она оказалась на противоположной стороне коридора, где находилась комната и принца, куда она и направлялась…

Однако приблизившись к смотровым щелям, Юлина увидела там то, чего не ожидала… Её жених, повалив на стол свою сестру, принцессу Милену, с удовольствием её трахал… Хоть Юлина и не слышала стонов, из-за действия звукоизолирующих чар, она прекрасно прочитала эмоции по лицам.

Значит, слухи не врали… Мой будущий муж действительно имел во дворце фаворитку, но никто бы и не подумал, что это будет его родная сестра. Даже если их и поймают, проблем не возникнет… Только вот это знание для меня опасно…

Развернувшись, юная невеста быстро вернулась в свои покои, сбросив с себя платье, быстро подогрела воду в ванной и забралась в неё.

Шантажировать Милену нельзя, но можно найти союзников, которые с удовольствием перегрызут ей горло, освободив мне дорогу к трону… Я даже знаю что предпринять, благо мой брат всё ещё остаётся в столице.

Глава 16. Закат и рассвет

В столице Великого Княжества Альтал проходило экстренное собрание глав княжеских домой, устроившихся в большом заде дворца.

Многие альты были на взводе дошедшими до столицы сведениями о пленении Нэдии Филотхион принцем Эшарионом устроившимся в Драконьей долине. Особенно это касалось молодых членов домов…

— Империя первой нарушила перемирие, они всё ещё не заплатили за смерть Осии Филотхион. — Уверенно заявил молодой глава дом Радрана, Вирд.

— Мы все соболезнуем дому Филотхион, но мы так и не знаем, почему она оказалась в самом центре Империи с пятью воинами в охране. — Спокойно проговорил, глава дома Вален Аленсил выделяющийся своим рваным шрамом от переносицы до щеки. — Так же непонятно почему Нэдия оказалась на территории Империи. Ты можешь это пояснить, Арно?

— Да, могу, Нэдия отправилась в Империю, чтобы заключить новые договорённости с принцем Эшарионом, так как он стал единственным правителем Драконьей долины. Она планировала встретиться с ним официально для того чтобы договорится о дальнейшем мирном сосуществовании…

— Этот принц Эшарион просто подонок! — Крикнул Вирд Радран.

— Принц Эшарион, если бы не внутренние распри между имперскими принцами, мог бы стать новым Чёрным Драконом, — задумчиво проговорил, пожёвывая губу, старый глава дома Адмир, Тиаэр. — Он далеко не глуп, чтобы брать в плен кого-то из княжеского дома…

— Но моя сестра сейчас у него и нам неизвестно что он с ней делает. — Одарил тяжёлым взглядом старика Арно.

— Я соберу войска!..

— Это безумие!

Тайтрих Хельталис, глава дом и Великий князь альтов молча наблюдал за ходом всё сильнее и сильнее разгорающихся страстей на совете и наконец, прокашлялся, взяв слово:

— Император Дарий не был глупцом назначая своего сына лордом Драконьей долины… Если мы даже нападём и возможно убьём принца последствия этого станут катастрофичными для всего нашего народа.

— Я согласен с вами Великий князь. — Проговорил Тиаэр. — Нам дорого стоила месть императору Освальду VII, после неё наших братьев и сестёр начали преследовать по всей Империи и уничтожать. А сколько полукровок попало в руки жаждущих мести, мы даже сейчас не можем подсчитать…

— У нас достаточно воинов чтобы дать отпор легионам Империи, если мы объединимся…

— Если мы убьём принца Эшариона, Империя и Север объединятся лишь с одной целью — уничтожить наш народ. — Сухо проговорил Великий князь. — Кто-то готов пожертвовать своими подданными ради мести основанной на лжи?

— Что это значит, Великий князь? — вскочив, ударил по столу ладонями Арно.

— Прошу впустить. — Кивнул великий князь стражнику возле небольшой двери.

Страж открыл двери и вошли две альты и поклонились совету князей, после чего следую жесту Великого князя встали напротив стола.

— Говорите.

— Майтре Нэдия приказала нам собраться и…

Девушки по очереди рассказывали свою историю о том как они пересекали границу, пробирались в поместье, а после и рассказали о бое с северянами.

— Зачем Нэдия отправилась к принцу Эшариону?

— Она хотела пленить его и привезти сюда.

— О договорах разговор был?

— Не было. Мы проникли в поместье и попытались его схватить, но он обнаружил нас раньше и взял всех в плен. Больше ничего рассказать не можем. Магический контракт.

— Почему совет должен поверить вашим словам? — спросил Вален.

— Нам приказано говорить только правду.

— Вы свободны. — Кивнул Великий князь, девушки поклонившись, удалились из зала.

Взгляды членов совета сошлись на Арно и он, вскочив отступил к двери выхватив меч…

— Взять князя Арно под арест. Его дальнейшую судьбу решит совет… Похоже дому Филотхион пришёл закат.

* * *

Устроившись в одном из пустующих домов, мы зажгли очаг и принялись готовить себе ужин… Малграф и Мэя сидели в разных сторонах и размышляли над тем, что нам удалось найти.

— Эш, ты можешь вытащить эту девушку из… даже не знаю, как правильно назвать это устройство?..

— Честно? — задумчиво посмотрел я на него стоя у плиты и помешиваю кашу, а после присмотрелся к котелку и дёрнул плечами, — представления не имею, как это реализовать.

— Но ты же говорил…

— Малграф, я понимаю лишь половину магии артааров. Магическая структура лежащая на этом гробу в разы сложнее того что я видел до этого. Подобная магия даже по меркам этой древней расы была сложной.

— Мы же не оставим её здесь?

— С ней ничего не случится. Гроб защищён отличной защитной магией, даже магистр не сможет поцарапать его. Странно то, что гробов с артаарами всего семь…

— А ты уверен, что это артаары?

— Малграф, чтобы ответить на этот вопрос сначала нужно её вытащить из этого… Конечно мне интересно будет, что она расскажет, но так же мне интересны и функции данного артефакта. Следует заметить, тело девушки погружено в жидкость внутри данного артефакта.

— Сообщать о находке будешь?

— Нет. — Ответил я Малграфу, бросив на него короткий тяжёлый взгляд,

Зачерпнув каши и подув на ней, остужая, попробовал и удовлетворённо кивнув, принялся накладывать её в чашки. Мэя тем временем видя, что ужин готов, принялась мне помогать, нарезая хлеб и наполняя кубки лёгким вином с пряностями…

Устроившись за столом, мы принялись молча ужинать, а я тем временем ментально дотянулся до Мираса:

— Вошли в подземный город. Всё в порядке. Остаёмся на ночь.

— Понял. У нас всё спокойно. Что это был за рёв?

— Здесь дракон живёт. Он разумный.

— Ты там осторожней принц — Ответил мне северянин, погасив несколько матерных мыслей.

— Хорошо, Мирас. Завтра ближе к вечеру выйдем. Припасов у нас немного.

— Вы сейчас с кем-то разговаривали? — внимательно посмотрела на меня Мэя, — разве для ментальной связи не нужен зрительный контакт?

— Нет. Достаточно потянутся до разума собеседника.

— Вы…

— Мэя, хватит этого чрезмерно вежливого обращения. Особенно когда мы практически наедине. — Спокойно проговорил я и сел за каменный стол и принялся за кашу.

При этом почувствовал, как холодный камень стула подомной начал постепенно нагреваться до комфортной температуры под действием сложной структуры. Малграф же тоже устроившись на стуле, даже поднялся и прикладывал ладонь, чтобы понять, не кажется ли это ему…

— А артаары были довольно интересной расой. Даже стулья с подогревом придумали. Кстати, тут даже можно помыться…

— Да, я тоже уже посмотрел, что здесь есть душ. — Ответил Малграф, вновь устроившись за столом. — Что нам нужно взять?

— Нужно взять книги по магии, это пока основное направление наших исследований. Позже будем уже разбираться с артефактами и прочими находками. А ведь это только первый город…

— Да, я тоже видел схему. Кроме этого города и столицы есть ещё три города, так же сокрытых в глубинах гор… Хватило бы нам времени чтобы суметь хотя бы просто осмотреть всё это.

— Хватит. — Уверенно кивнул я. — Значит, сейчас ужинаем и возвращаемся в эту башню, будем искать книги по магии, магическая защита, что лежит на библиотеке довольно простая…

— Откуда ты знаешь язык артааров? — спросила альта.

— Долго рассказывать.

Малграф посмотрел на девушку и лишь весело усмехнулся…

Когда мы вернулись назад в башню, я в первую очередь снял защиту с книжных полок, и мы принялись выбирать те книги, что нам нужны. Сам же я вёл поиски по книгам по целительству, способам избавлениям от лучшей энергии и прочим в этом же духе…

— Эта книга подходит? — спросила Мэя, протянув мне небольшой том.

— Посмотрим. — Открыв его, я прошёлся взглядом по страницам и удовлетворённо кивнул. — Да, подходит, это учебник магии. Если ещё увидишь подобное, сразу показывай мне. Чтобы понять что-то сложное, нужно начинать с основ.

— Только переучиться на другую магическую систему бессмысленно. Все магические системы по-разному используют магическую энергию…

— Распространённая ошибка магов разделять магическую энергию на системы. Магия как таковая — единая частица энергии, присевающая везде и во всём.

— Да, тогда объясни мне, почему альтские маги не способны использовать магические чары людей?

— Мне больше интересно, почему я могу использовать любую магическую систему, когда остальные имеют с этим сложности. Может, думаю как-то иначе? То, что магические системы не совместимы — это мне известно, но это вопрос решаемый.

— Можешь использовать магическую систему альтов? Ты?

— Здесь высокая концентрация магической энергии, так что смотри… — сосредоточившись, я создал три вида различных магических светляков, визуально практически неотличимых друг от друга, но созданных по разным магическим системам, — попробуй найти тот, что создан по альтской магической системе.

— Вот этот, — уверенно указала на один из светляков, Мэя.

— Да, ты права, а вот два других созданы по имперской и академической системам магии. Принципы свечения у всех различны.

— Что ты хочешь сказать?

— На основе магии альтов вы заставляете гореть ману, что даёт свет. Светляк имперской школы даёт свет из-за чрезвычайно уплотнённой магической энергии. А вот академическая система магии заставляет магическую энергию очень быстро двигаться в замкнутом пространстве, где частицы магии сталкиваются с огромной скоростью. Мы не увидим скорость столкновения этих частиц, даже альтской взгляд на подобное не способен.

— Всё зависит от конструктивных связей магических систем. — Задумчиво проговорил Малграф. — Мы изучали это в академии, но только в теории, мало магов занимается изучением данного вопроса.

— Если всё так… Значит всё зависит от того как правильно учить магии, точнее какую систему для этого использовать. А если правильней, то нужно использовать все системы, но…

— Да, комплексное обучение магии решит эту проблему, но боюсь, что пока что это будет очень сложно реализовать. А теперь посмотрите на это. — Сосредоточившись, я долгое время создавал сложнейшую структуру и наконец, наполнил её энергией и в воздухе появился четвёртый светляк. — Что скажите?

— Интересно, это же артаарская система, — внимательно присмотрелся к нему Малграф, — только какой принцип он использует?

— Даже я пока в этом не разобрался, так как конструкция, казалось бы, обычного светляка, используемая древними гораздо сложнее, чем наши аналоги. — Весело улыбнулся я и потушил все светляки. — Ладно, думаю, хватит обсуждения о теории магии… Поговорим о другом: вы заметили сколько здесь золота?

— Того что я видел, хватит чтобы отстроить столицу, — проговорил Малграф, — только в большинстве это артефакты, а не простой металл.

— А если переплавить? — спросила альта.

— Да, попробовали как-то такое сделать. Пришлось кузницу отстраивать заново и плавильщиков хоронить, точнее то, что от них осталось. — Ухмыльнулся Малграф. — Эш, давай заканчивать. Спать хочется.

— Мне тоже, — ответил я и зевнул, — завтра нужно будет выбрать, что же из книг мы возьмём с собой, а что придётся оставить для следующего раза.

После этого мы собрались и неспешно направились к занятому нами дому, альта при этом ушла спать на второй этаж, где устроилась в комнате с кроватью, а мы с Малграфом расположились внизу, просто устроившись на плащах.

Жаль, что в доме не было больше кроватей, а так же отсутствовали многие необходимые предметы вроде одеял и подушек… Всё рассыпалось пылью под гнётом безжалостного времени. Хорошо хоть о книгах они позаботились… Только непонятно зачем им было оставлять свои знания?

— Эш, а ты, кажется, не беспокоишься об убийцах, что атаковали Рыцарей Чёрного Дракона.

— Почему же, Мал? Об этом позаботится мой давний знакомый.

— Ты ему доверяешь?

— Буку? Ни за что.

— Бук из Лавета? Ты сошёл с ума, связываясь с этим… Он не человек и не альт.

— Да, я знаю, но он не отказал мне и решит проблему по-своему. — Невесело усмехнулся я. — Как он говорит: минимум трупов — максимум пользы. А ты откуда о нём знаешь?

— Он был моим заказом, я как раз проходил квалификационный экзамен на боевого мага первого круга… Он меня обманул и сбежал, прихватив мои вещи. Оставил с одним золотым на распутье в чём мать родила…

— Весёлый он. А как ты выбрался из той ситуации?

— Потом расскажу. — Поморщился боевой маг и отвернулся от меня, устроившись на боку. — Если вообще захочу.

Плохое у меня предчувствие что-то… Даже не знаю почему. Тем не менее, поиски дали результаты, большего пока сказать просто не могу…

Следующим утром поднявшись, мы какую-то часть времени ещё разбирали книги, ведь даже тех, что были отобраны, получилось излишне много, поэтому часть мы оставляли и возвращали обратно на полки.

Как итог мы сложили три больших рюкзака и перенесли их в дом, чтобы вечером просто взять их и отправится в обратный путь, а пока решили осмотреться в башне, исследовав её, так как исследовать другие не менее важные строения, у нас просто не было времени…

Даже и так мы нашли рабочие кабинеты артаарских магов, так же были найдены небольшие склады с различными артефактами, как боевого применения, так и нет. Малграф ходил и разглядывал всё это разнообразие с горящими глазами, но ничего не взял, так как не смог снять защитных чар. А я, прикинув их сложность, лишь покачал головой, тут работы было минимум на день…

— Мы ещё вернёмся?

— Размышляю, как сделать лучше. — Кивнул я боевому магу.

— Главное чтобы маги Башен не прознали об этом месте. Они ведь могут и захватить это место силой.

— Мы можем рассуждать об этом бесконечно, но не стоит забывать о нашем страже…

— Ты о драконе? Но он же…

— Малграф, он разумный и это его логово. Просто так он никого сюда не пустит, а мериться с ним силой способны только магистры.

Между тем осмотревшись по сторонам я не нашёл нашу альту и неспешно двинулся в направлении где ощущал её разум… Малграф двинулся со мной и мы поднявшись на следующий этаж, нашли девушку зажатой между упавшими полками.

— Я застряла! Помогите! — сдавленно прокричала Мэя, услышав нас.

— Сейчас поможем… — подойдя, я присмотрелся к дёргающейся из стороны в сторону попке девушке в обтягивающих кожаных доспехах и уверенно взялся за них.

— Что вы делаете?! — возмущённо, но с нотками страха крикнула альта.

— Малграф, что ты делаешь? — бросил я весёлый взгляд на боевого мага, а после провёл по попке и несильно шлёпнул, — нехорошо пользоваться девушкой в подобном беззащитном положении.

Альта стала сильнее дёргаться, поэтому я отошёл в сторону и принялся внимательно изучать статую женщины делая вид что мне это интересно… Раздался треск ткани и девушка наконец вылезла из дыры и с полным возмущения и злости видом начала наступать на боевого мага, который невозмутимо посмотрел ей в глаза и тихо проговорил:

— Это не я.

Мэя обернулась ко мне, расправив растрёпанные волосы, спросила:

— Вы желаете меня, принц?

— Желаю? — оценивающе посмотрел я на фигуру девушки, на что она только нервно дёрнула губой, а после с улыбкой добавил, — я уже утолил свою жажду прекрасного, большего мне не надо.

— Я не совсем понимаю…

— Прошу прощения, это просто дурачество. — Весело фыркнул я. — Далеко не все люди самоутверждаются путём насилия над теми, кто слабее. Я же довольно миролюбивый человек…

— Ты-то? Скромности тебе не занимать. — Поморщился Малграф.

— Я же не убиваю только потому, что хочу это сделать…

— Ты убиваешь лишь в тех случаях, когда иного исхода из ситуации нет.

— Меня умиляют люди, вы всю свою жизнь пытаетесь доказать что вы лучше чем кажитесь. — Тихо прокомментировала Мэя наш короткий спор.

— Словно альты чем-то лучше… — усмехнулся я в ответ.

— Мы не убиваем.

— Да, вы превращаете своих врагов в растения лишённых разума. Зато не убиваете…

— Мы не проливаем лишней крови. — Холодно ответила Мэя.

— Кровь людей вы льёте с удовольствием, не надо себя оправдывать. — Улыбнулся я в ответ. — "Плач по дома Арован", "Чёрные лоры Миравеля"… Мне продолжить?

— Это не самые приятные моменты в нашей истории…

— Тем не менее, ты говоришь, что только люди любят кровавые забавы… Альты с их уничтожением под корень княжескими домами ничем не лучше.

— Вы хорошо знаете нашу историю.

— Потому что я заинтересован в этом. История сама по себе циклична и…

Альта замолчала и лишь следила за мной задумчивым взглядом…

Местные эльфы довольно лицемерны во многих вопросах, однако свою историю переписать не могут. Раньше, до того как их раса оказалась под угрозой полного вырождения, были у них и кровавые забавы в виде уничтожения неугодных княжеских домов. Особенно важно как они это делали: женщин забирали в собственность других домов, где они были рабынями без права голоса, часто лишённые языка и способностей к ментальной магии, если им повезло… А если не везло то их как и многих мужчин использовали в виде подопытных при испытании магии. Дети же… Даже не хочу вспоминать чему они их подвергали. Впрочем, всё как всегда.

Добравшись тем временем до самого верха башни в потолке пещеры, мы оказались в широком коридоре. Несколько комнат выходящих дверями в коридор оказались чем-то вроде больших спален с несколькими кроватями. Так же здесь была найдена большая столовая и прилегающая к ней кухня. Отдельно стоит упомянуть библиотеку, представляющую собой жалкое зрелище, потому что все книги рассыпались пыль и от них сохранились лишь части обложек выполненных из металла…

— Немного обидно, — выудив часть обложки выполненной из золота.

— Мне кажется, что внизу хранилище, а здесь основные помещения школы или что там было…

— Принц, вам надо это увидеть. — Быстрым шагом вошла в библиотеку альта.

— Веди, — проговорил я и направился за любопытной девушкой.

Приведя нас в кабинет какого-то важного человека где всё было закрыто защитными чарам девушка приблизилась к столу и неожиданно для нас появилась фигура мужчины…

— Это иллюзия?

— Нет, проекция. Тихо. — Ответил я девушке.

Далеко не молодой мужчина в мантии тем временем разгладил бороду и устроился за столом и проговорил:

— Я грандмагистр Яр Омерон, это моё обращение к тем, кто вернётся на эту планету. Надеюсь, ваше путешествие в другие миры принесёт успех. — Я заморозил своих учеников в надежде на то, что они смогут дождаться вас. Процесс пробуждения начнётся автоматически, если приложить мой посох… Прошу вас позаботится о них. Мне не хватило времени и сил, чтобы создать себе усыпальницу. — В руках старика появился короткий жезл и тут же исчез, а он слабо улыбнулся и проекция пропала.

Интересно, куда же ушла вся раса артааров… Впрочем, короткий я вижу, так что можно попробовать разбудить эту девушку. Однако я сомневаюсь по поводу остальных. Я не ощущаю от них мыслей, как от девушки находящейся в глубоком сне.

— Ты понял, что он сказал?

— Да, понял. Артааров можно разбудить. Вот этим. — Подойдя, я взял жезл со стойки и почувствовал, как он начал вытягивать из меня магическую энергию. — Альты ушли из этого мира, по крайней мере, так было сказано.

— Как ушли?

— Не знаю, но думаю, мы это выясним. — Задумчиво проговорил я, отметив, что жезл впитал четвёртую часть моего магического резерва и остановил поглощение. — Давайте возвращаться.

— Ты собираешься разбудить эту артаарку? Эш, это опасно…

— Да, я понимаю, но и оставлять её здесь неправильно.

— Только она имеет мысли… — тихо добавила Мэя.

— Да, я тоже это заметил.

— Хорошо, давай попробуем её разбудить. — Сдался Малграф.

Вернувшись вниз по винтовой лестнице между сфер, от которых расходилась магическая энергия, мы некоторое время переглядывались, а после я приложил жезл к этому гробу. А после началось светопреставление, по всей площади прошли, пробежали энергетические линии и гроб раскрылся. Девушка что лежала внутри полностью обнажённой резко села и её начало рвать той жидкостью, что был заполнен гроб, хотя, наверное, правильнее называть это капсулой…

— Кто вы? Какой сейчас год? — спросила она, восстановив дыхание.

— Не знаю, какой сейчас год по романскому календарю, но у нас сейчас идёт две тысячи триста пятьдесят восьмой год от основания Империи.

— Империи? Ты бредишь?!

— Ты была в усыпальнице слишком долго. — Ответил я с тяжёлым вздохом.

Девушка же напряглась, и я ощутил, как её ментальный импульс пронзил защиту моего разума, отчего я от неожиданности рухнул на колени, а за спиной упала Мэя, и услышал как Малграф выругался, схватившись за полку, осел на пол…

Отразив удар, я восстанавливая защиту ударил в ответ и неожиданно получил в ответ удивление от того насколько примитивными способами пользуюсь… А затем в ход пошли мои собственные наработки.

Миг и девушка отшвырнув нас бросилась к двери и выскочила наружу… Восстановив защиту разума, я поднялся с колен и осторожно пошевелил девушку, но она просто лишилась чувств и я запустил простые чары что вернули её в сознание…

— Плохая была идея… Ты же видишь — она сильнее нас. — Проговорил Малграф, утирая идущую из носа кровь.

— Это мы ещё посмотрим. — Уверенно ответил я и выпрямился. — Присмотри за Мэей, а я пойду за этой…

Выскочив наружу, я послал ментальную волну и нашёл девушку в состоянии полёта к центру города…

Она ещё и летать умеет… Вот и бегай теперь за ней…

* * *

Последнее утро уходящего лета… Ласковые, но не обжигающие лучи рассветного солнца заглядывают в витражи дворцового комплекса, распадаясь за разноцветные лучики…

Несясь по коридору в направлении восточной башни, шестая принцесса слишком резво вошла в поворот и не заметила за ним двоих молодых мужчин, которых сбила с ног, но и покатилась сама…

— Что за сука?!.. — возмутился один из них, присмотревшись, мгновенно поправился, — принцесса…

Аниса ничего не ответила, только испуганно обернулась, найдя обронённый флакончик, схватила его в кулак и бросилась бежать дальше, свободной рукой смахнув пот со лба…

Заскочив на лестницу, принцесса бросилась наверх, перепрыгивая ступеньки, сбиваясь и едва не падая…

— Стой, дура!.. — раздался глухой окрик ей в спину.

Испуганно вздрогнув, Аниса только быстрее начала взбиваться наверх и наконец, оказавшись на верхней площадке, оказалась перед чрезвычайно удивлённым Рыцарем Чёрных Драконов, не ожидавшим её здесь увидеть. Воспользовавшись тем, что он растерян, принцесса быстро прошмыгнула мимо него на узкую каменную лестницу, выбив крышку магическим импульсом, выбралась на крышу…

Отдышавшись, Аниса всхлипнула, на секунду замявшись и со слабым хлопком вытащив пробку, влила в свой рот красноватую жидкость, поморщившись от вкуса, быстро проглотила её и в следующий момент отбросила пустой флакон в сторону, который ударился о крышу со слабым звоном, полетев вниз. Уверенно двинулась вперёд к краю крыши Аниса вышла на наблюдательную площадку над большим двором и замерла…

Внизу тем временем началась суматоха, несколько рыцарей увидев младшую принцессу на краю крыши, бросились к башне…

— Принцесса Аниса!.. — выбрался на крышу рыцарь, — прошу вас…

Обернувшись к нему, принцесса посмотрела на него полным боли взглядом и глубоко вздохнув, сделала уверенный шаг вниз… Рыцарь, попытался подхватить принцессу, но его чары не смогли пробить чар защитного амулета и в бессилии громко выругался…

Принцесса сделала судорожный вздох, но не смогла уже вскрикнуть, слыша лишь в ушах, и лишилась чувств…

Рыцари попытавшиеся сделать это внизу тоже потерпели неудачу и только выбежавший на шум придворный маг сумел создать несколько сложных чар, спрессовавших воздушные потоки и остановила падение принцессы… Подхватил маленькую принцессу на руки рыцарь прислушался, но не услышал дыхания… Второй рыцарь бросил на камни площади свой плащ, после чего принцессу уложили…

— С дороги! — растолкал всех маг с нашивкой целителя и несколько раз качнул грудь и попробовал сделать искусственное дыхание, но сразу сплюнул. — Яд…

Попытавшись запустить чарами сердце, он потерпел неудачу, а после принялся использовать весь свой запас лечебных чар, ругаясь себе под нос…

— Остановись, её дух покинул тело. — Незаметно подойдя сзади, положил ему на плечо руку агент тайной стражи.

— Ты… — увидел целитель нашивку некроманта и глубоко вздохнул, а после кончиками пальцев закрыл серо-голубые глаза шестой принцессы. — Мертва…

В этот момент из главных врат выскочила третья императрица, не обращая внимания на толпу, расступающуюся перед ней, подошла к целителю, преградившему ей путь…

— Моя императрица….

— Аниса… — мёртвым голосом прошептала Клэр.

Целитель в ответ только покачал головой, отводя взгляд, и отступил в сторону…

Клэр сделала шаг к дочери, упала на колени, подползя на них, нежно обхватив её, прижала к груди, перебирая пальцами волосы цвета тусклого золота, вдыхая их аромат…

— Моя Аниса… Моё маленькое солнышко… Маленькая… — всхлипывая, говорила она, а затем начала просто бессвязно выть, прижимая к себе постепенно холодеющее тело любимой дочери.

Ментальные волны полные боля и отчаяния матери потерявшей ребёнка прокатились по всей столице…

Глава 17. Штиль — предвестник бури

В соответствии с традициями похороны самоубийцы проходили в день на следующий день после его смерти. Считалось что, так дух пожелавшего покинуть своё смертное тело быстрее найдёт себе лучшее место в этом мире…

Уже на рассвете доставили каменный гроб, куда и уложили маленькое тело шестой принцессы и поставили посреди тронного зала, чтобы все желающие могли проститься.

Рядом с гробом неподвижной статуей в чёрных одеждах замерла Клэр Фультаар, все придворные, подходя, говорили ей слова в знак соболезнования, но она даже не реагировала…

— Пойдём милая, пойдём, — подойдя к ней, обняла её Инесса, первая императрица, отведя в сторону от гроба, жестом подозвав слугу с вином, вложила в руки убитой горем женщины кубок и властно проговорила, — пей. Так будет не так больно…

— Моя маленькая… — сорвался с губ третьей императрицы шёпот.

— Клэр, пей, — перехватив её руку, уверенно подвела к губам кубок и стукнула им о зубы, на что Фультаар пришлось отреагировать и пригубить вино, а после уже самостоятельно опорожнить кубок большими глотками.

— Инесса…

— Я похоронила двух дочерей, знаю насколько это больно. — Шёпотом проговорила первая императрица и уверенно повела её в сторону ото всех, кинжальным взглядом отрезая попытки придворных, приблизится к ним.

Кристоф посмотрев, что его мать была уведена из тронного зала, нехотя приблизился к гробу и принялся принимать слова соболезнования от придворных, как это и было необходимо.

— Примите мои соболезнования, принц Кристоф. Принцесса была тем тёплым лучиком нежности и надежды, что навсегда покинул этот дворец. — Тихо проговорила Юлина, встав рядом с принцем.

— Да, мне тоже больно, что моя сестра покончила с собой, — печально произнёс третий принц.

— Вы можете знать, почему такое случилось? — внимательно посмотрела на румяное лицо принцессы, Юлина лишь отвела взгляд.

— Видимо на неё сильно подействовала смерть отца… — предположил он и, повернувшись, обнаружив рядом с гробом Эдиту с заплаканным лицом осторожно погладившую сестру по щеке, — как ты?

— Отстать, Кристоф, — громко шмыгнула в ответ пятая принцесса, резко развернувшись, быстрым шагом направилась к выходу из тронного зала.

— Она груба…

— Они были очень близки. Сейчас важно проследить чтобы и Эдита не совершила какую-нибудь глупость… — громким шёпотом ответил он.

— Не знаешь где сейчас Дарнир?

— На имперском совете. Слишком много приходится решать после смерти отца. Так мы на "ты"?

— Если ты так хочешь. — Слабо улыбнулась Юлина.

— Только с удовольствием… — ответил Кристоф.

— Я хочу встретиться завтра, моя служанка доставит записку о месте. — Как бы, между прочим, проговорила невеста первого принца и удалилась.

Кристоф проводив её взглядом, лишь мысленно усмехнулся: — "А всё складывается более чем удачно…", а после вздохнул и нервно дёрнул щекой, принимая очередные слова соболезнования…

* * *

Набросив на себя чары ускорения и усиления, я бежал по улицам города за обнажённой артааркой, двигающейся куда-то к северо-востоку в направлении столицы… Чтобы не потерять её я несколько раз использовал ментальную волну, которую она гасила, но тем не менее выдавала своё примерное местоположение…

— Эшарион, ты с ней не справишься. Зачем ты вообще её разбудил?

— Мал, давай не будем.

— Нет, принц, будем. Ты прекрасно понимал, что она сильнее нас … Как ты собираешься с ней разговаривать?

— Буду импровизировать.

— Тьфу…

На этом наша связь прервалась, так как Малграф просто не сумел до меня дотянуться… А я всё бежал. Наконец, девушка уменьшила скорость полёта, подлетев к длинному зданию, видимо какого-то учреждения, войдя внутрь. Подбежав к зданию, я остановился, прислонившись к магическому фонарю, и некоторое время просто стоял и восстанавливал дыхание…

Я тоже хочу летать с подобной скоростью… Так никакой выносливости не хватит чтобы догнать. Ну и что она здесь планирует найти… Странное здание.

Осторожно войдя внутрь проверяя пространство вокруг себя, я обнаружил что-то вроде цеха по созданию капсул для длительного пребывания, где было много специального оборудования магической природы…

Резкий ментальный удар от девушки был заблокирован, ответив ей тем же, отметил, что она находится в дальнем углу от входа и неспешно пошёл на сближение. Второй ментальный удар подобный буру пробил первый слой кокона разума и распался, а я ответил ментальной плетью, заставив защиту девушки прогнуться…

— А ты не так примитивен как те двое… Даже защита разума на совершенно ином уровне. — Донёсся до меня её голос. — Только не совсем понимаю, почему ты, дикарь разбудил меня… Хотя ты наверное меня и не понимаешь.

— Прекрасно тебя понимаю и полагаю что я единственный, кто способен на это.

— Надолго ли? — нервно ответила она, — ты освободил неизвестного тебе мага цивилизации, превосходящего над вами минимум на порядок.

— Откуда такой вывод?

— Вы до сих пор используете шкуры животных в качестве одежды. Может, вы ещё и каннибалы?

— Нет, каннибалов среди нас нет.

— Рада это слышать. — Спокойно проговорила она и наконец, вышла мне навстречу. — Давай поговорим…

Девушка была около полутора метров ростом с приятным смуглым оттенком кожи, аккуратной грудью и…

— Может, хватит меня разглядывать? — спросила она, переплетя руки на груди, — зачем ты меня разбудил?

— Потому что только у тебя сохранялась мысленная активность в отличие от остальных. Может это особенности механизма этих усыпальниц, я не знаю…

В следующий момент девушка уже бежала в сторону выхода и бросившись за ней следом я только отметил что она вновь полетела в сторону башни… Однако в этот раз я не стал её преследовать и лишь проговорил Малграфу:

— Она возвращается, покиньте башню.

— Понял, ждём тебя в доме. — Ответил мне боевой маг с явным облегчением.

Между тем я прошёлся по помещению и задумчиво осмотрел магическое оборудование, но не решился ничего трогать…

Она здесь что-то искала и не нашла… Похоже я повесил новую проблему на собственную шею. Впрочем, лучше уж пусть она будет живой… Оставлять её в беспомощном состоянии здесь посреди руин, пусть и хорошо сохранившихся было бы просто бесчеловечно. Ладно, возвращаюсь, всё равно тут ничего нет.

Вернувшись в дом, войдя я отметил что Мэя сидит и держится за голову, а Малграф пытается её вылечить… Посмотрев на всё это, я лишь вздохнул и создав двое чар направил на них.

— Спасибо… Ты дрался с ней?

— Я не ожидал удара, тоже получил, но это было довольно мягко…

— При этом ты и стоял ближе всех. — Проговорил Малграф. — Скоро будем собираться?

— Да, скоро. Книги мы уже собрали, так что немного передохнём и в обратный путь. — Опустился я за стол. — Как поступить с этой?

— Не знаю. — Недовольно проговорил Малграф. — Ты её разбудил, теперь это твоя ответственность… Учти, она пробила даже твою ментальную защиту и на что она может быть способна, я не представляю.

— Не оставлять же её здесь…

— Будь ты мудрее — оставил бы. Ты и так знаешь их язык и имеешь представление о магической системе древних. Зачем она тебе?

— Просто… — проговорил я и поднялся, смотря на дверь.

Дверь в дом между тем открылась и вошла артаарка, посмотрев на нас проговорила:

— Семь тысяч лет О нас забыли. — Проговорила девушка с болью в голосе. — Они все мертвы… Иван тоже.

Поднявшись, я взял свой рюкзак и найдя рубашку, подойдя протянул девушке замершей на пороге. Взяв её из моих рук, она надела её и принялась застёгивать…

— Спасибо, Эшарион…

— Ты запомнила моё имя, а я твоё не знаю.

— Валерия Гройскам. — Тихо ответила она и посмотрела на боевого мага и альту сидящих за столом в сильном напряжении. — Они меня не понимают… Скажи что я извиняюсь за то что сделала. Это было грубо с моей стороны.

Переведя её слова, я получил в ответ лишь невнятное ворчание боевого мага и снисходительный кивок от альты. После чего девушка устроилась на каменном сиденье в стороне от нас и о чём-то размышляла, а мы тем временем сидели и решали какие книги брать с собой, а какие не стоит, так как принесли сюда слишком много…

— Слишком много книг, ты уверен, что сможешь их все перевести? — спросил Малграф.

— Постараюсь, но кое-что сложно для моего понимания. Например, многие конструктивные связи плетений или… Мне нужно только время, не знаю, как вообще дело будет обстоять с переводом. Многие из этих знаний я бы не рискнул доверить магам Башен.

— Ты им и собственные знания не доверил.

— Да, не доверил бы. Мне бы в голову не пришло скрещивать человека и вырожденца… — поморщился я в ответ.

— Просто зашли слишком далеко в экспериментах…

— Тебя послушать, Мал, так покажется, что ты их оправдываешь.

— Не оправдываю. — Холодно ответил боевой маг. — Однако могу понять ради чего они это делали… Заметь невинные не пострадали.

— Забыли. — Отмахнулся я, укладывая очередную книгу в рюкзак. — Мэя, тебе уже лучше?

— Голова прошла. Страдает только моя гордость. Меня ещё никто настолько легко не побеждал.

Закончив к тому времени с книгами, мы достать наши остатки провизии и вскипятив чаю, просто сидели все вместе и неспешно ужинали. Валерия подсела к нам и осторожно пробовала вяленое мясо, сыр и хлеб, только после детального осмотра решалась их съесть…

— Значит, артаары ушли, но куда?

— Мы называем себя русами, — поправила меня Валерия, — это место просто одна из небольших и отдалённых колоний полная жизни. Я сейчас не вспомню, но в один прекрасный день портальная связь между нами и остальной цивилизацией прервалась. Те, кто имели возможности и корабли, покинули эту планету, а мы остались, нас постепенно становилось всё меньше и меньше…

— Почему?

— Генетические мутации. Ты, наверное, не поймёшь…

— Пойму. Вы вносили изменения, не так ли.

— Да, именно для этого как мы впоследствии и узнали, создавалась эта колония. Это привело к внутренним распрям. Я была ребёнком, когда начались столкновения и… Всё это плохо закончилось.

— Понятно, значит, кораблей на планете не осталось. А портальные врата?

— Основные врата находятся далеко к юго-западу отсюда. А резервные были в столице, только они не функционировали ещё до того как меня поместили в капсулу. А теперь ответь: кто ты такой?

— Долго рассказывать.

— Хорошо, а сейчас я бы хотела попросить тебя поделится знания о языке.

— Об одном или нескольких.

— Одного. Самого распространённого.

— Тогда общий, он используется и в Империи и на Севере, пусть и существует несколько десятков диалектов, ты сможешь понимать всех. Только как ты собираешься это сделать?

— Самый простой способ перенять иной

язык — это перенести в разум его основу, состоящую из общих понятий. А понимая основные определения уже можно понять что говорят… Только вот научиться говорить будет сложно в первое время. Самое главное в этом скопировать библиотеку ассоциаций: кошка — это кошка, человек — это человек… Надеюсь, я объясняю понятно?

— То есть ты копируешь основу знаний о языке, перенося их в собственный разум, а после подгоняешь под собственные ассоциации.

— Нет, ассоциации я тоже копирую, чтобы у меня не было путаницы. Понимаешь в каждом языке есть слова, которые невозможно перенести в другой с тем же смыслом. Впрочем, нюансов очень много.

— Да… Особенно сложно будет привыкнуть к игре слов.

— Поверь, сейчас это меня волнует меньше всего. Достаточно будет того чтобы я понимала окружающих. Позволишь?

— В память не лезь, иначе сразу выкину.

— Не волнуйся, риск для тебя минимален, разве что я потеряю контроль и растворюсь в твоём разуме, лишившись собственной личности. — Нервно покусывая губы, проговорила Валерия.

— Ладно, давай попробуем. — Кивнул я ей, а после обратился к боевому магу. — Малграф, мы проведём простенький магический эксперимент, не беспокой нас.

— Осторожней. — Недовольно проговорил он, мысленно сетуя на то, что меня невозможно образумить, если я что-то решил.

— Не волнуйся.

— А знания о магии можно перенести подобным образом?

— Можно, но практически не имеет смысла, ведь каждый чувствует собственную ману, я тебе потом покажу, как это происходит. Ладно, начнём, только не ставь защиту, так ты меня убьёшь.

— Знаю.

Конечно это не самая приятная процедура, но я знаю аналоги того что собирается использовать девушка. Для меня это и правда, не опасно, чего не скажешь о ней…

Опустившись на пол, подстелив под себя плащ, я дождался, когда девушка сядет рядом, а соприкоснувшись лбами, она вошла в мой разум, сразу же принявшись искать знания по имперскому языку. Иногда она касалась края воспоминаний, поэтому мне приходилось одёргивать её…

Осторожно касаясь моих знаний, Валерия и вправду создавала их копии и присоединяла к собственным знаниям, я ощущал это как лёгкое почти незаметное касание холодного ветерка. Наконец закончив, она вышла из моего сознания…

— Эшарион, ты в порядке? — спросил Малграф, стоило мне открыть глаза.

— Да, всё в норме. — Ответил я, отстранившись от девушки, и пересел за стол. — Валерию пока лучше не шевелить. Пусть она разберётся со знаниями языка.

— А она не сойдёт с ума, перенося столько знаний за один раз? — спросила Мэя, — опыты с разумом опасны… Немало альтов лишились рассудка экспериментируя с ним.

— Да, среди наших магов тоже было много экспериментаторов, пока, наконец, Башни не установили правило обучать ментальной магии только тех, кто способен защитить свой разум.

— Так просто? — Мэя в недоумении посмотрела на боевого мага, — мы учимся годами простой ментальной речи и защите собственного разума и хорошо, если одного из сотни допустят до знаний как атаковать чужой разум.

— Отбор среди человеческих магов тоже строг. — Ответил я альте. — Например, даже среди боевых магов менталистов мало, а для них это обязательная дисциплина.

— Понятно. Только я не представляю, на что способен один из древних магов. — Бросила она косой взгляд на Валерию.

Мне вот тоже интересно, учитывая, что ей навыки контроля и защиты разума не позволяют мне читать её даже самые поверхностные мысли… А ведь она сильно испугалась увидев нас, это я ощутил. Сейчас мне главное правильно расположить её к себе, мне важны многие знания древних артааров. На долину у меня большие планы…

Валерия между тем со стоном открыла глаза и схватилась за голову, после чего с трудом поднялась и села за стол…

— Ты в порядке?

— Большой объём информации, скоро пройдёт.

— Нужно собираться, время близится к закату. — Поднялся из-за стола Малграф. — Сегодня у нас первый день осени.

— Быстро лето прошло. Даже не заметил… — Вздохнул я и тоже поднявшись, подхватил рюкзак и забросил на спину.

— А её нести придётся… — заметила Мэя.

— Нет. — Ломано ответила Валерия и взлетела над полом.

— Нужно будет тебе одежду по прибытии подобрать, прости, но у нас с собой ничего нет.

— У меня в седельных сумках лёгкие штаны остались. — Проговорила Мэя, тоже забросив рюкзак на спину.

— Спасибо.

Альта задумчиво посмотрела на девушку в одной рубашке и кивнула.

Между тем выйдя из дома мы быстрым шагом направились к выходу из подгорного города… Дорога была ровной поэтому мы не сильно устали когда дошли до логова чёрного дракона, который до этого дремал, но стоило нам ступить на его территорию открыл свои глаза.

— Уходишь, принц Эшарион.

— Ухожу, но ещё вернусь. Как твоё имя?

— Сейчас это не важно. Если встретимся вновь, я представлюсь.

— А этот дракон очень молод. — Заметила Валерия когда мы прошли по проходу к воротам. — Чешуйки возле морды, всё ещё белые, а у старых драконов этого цвета они тёмные.

— Много знаешь о них?

— Одна из разумных рас этого мира, по крайней мере, на тот момент когда мы здесь оказались. — Пожала плечами артаарка. — Мы с ними никогда не конфликтовали…

— Боялись проклятья духов?

— Скажи мне, Эшарион, как нематериальное существо может породить материальное? Нет, то, что вы называете духами, если я правильно понимаю, нечто более сложное. — Проговорила она и едва мы вышли, взмахом руки заставила захлопнуться ворота и на мой вопросительный взгляд, пояснила. — Не хочу, чтобы кто-то посторонний попал внутрь… Это место видело лучшие времена.

Одобрительно кивнув ей, во главе группы направился вперёд …

— Слишком тихо… — заметил Малграф, когда мы приблизились к выходу.

— Что бы дальше не случилось, никому не атаковать. — Спокойно проговорил я.

— Как же мне это не нравится. — Сквозь зубы проговорил боевой маг.

Выйдя из тоннеля, мы оказались на ступенях, сразу же в глаза бросился абсолютно пустой лагерь, хотя и было видно, что северяне были здесь недавно. Костёр всё ещё потрескивал, а над ним был походный котелок полный каши, от которой шёл приятный аромат…

— Не нравится мне это… — проворчал Малграф, взглядом пытаясь определить, где притаился враг.

— Выходите. Я вас чувствую. — Громко проговорил я и тут же услышал скрип натягиваемой тетивы.

Резкий бросок вперёд со всех сторон и мы оказались в кругу из воительниц с обнажённым оружием. Ничего не предпринимая, я почувствовал, как моя защита расползается под действием наложенных на меч чар. Малграф тоже оказался зажат с двух сторон и его держали двое, однако так и не решились коснуться его мечей. Мэя подняла руки вверх и лишь вздохнула, а вот Валерия подняла вокруг себя защитный купол и лишь скрестила руки на груди…

— Демоновы выродки… — пробормотал сквозь зубы Малграф, откровенно испугавшись.

— Не ругайся, боевой маг. — Попросили его сдерживающие воительницы.

— А ты не боишься нас… — глядя мне в глаза проговорила воительница держащая меч возле моего горла.

Звериные глаза с вертикальным зрачком, немного выпирающие верхние клыки, однако при этом приятные, пусть и немного хищные черты лица… А вот фигурки тоже неплохи, впрочем для тех кто выживает в горах.

— А я обязан? — спокойно ответил я ей, — опустите оружие.

— Ты не в той ситуации чтобы ставить условия, принц Эшарион. — Тем не менее, убрала меч в ножны воительница. — Наша королева желает говорить с тобой. Отказ не принимается.

— Хорошо, я пойду на условии, если воины, сопровождающие нас, не пострадали и…

— И?

— Второй условие исходит из первого. Озвучу его позже.

— А ты не труслив в отличие от тех северян. — Приблизившись вплотную к моему лицу, проговорила девушка, а после лизнула мою щеку. — Да, ни капли страха. Ведите их в лагерь. А ты, — обратилась она к Валерии, — даже не думай использовать магию, иначе они умрут.

Валерия нехотя кивнула, после того как обменявшись со мной взглядами, после чего нас провели через руины и увели на запад, где они и разбили свой лагерь… Десяток шатров стоял на опушке леса, скрытый от любопытных взглядов стволами деревьев и плотными зарослями кустарников.

Вот мы и встретились с этим горным народом… Слишком рано как ни посмотри, но я планировал это сделать в любом случае. Чувствую что с северянами всё в порядке, по крайней мере, все живы и не чувствуют боли…

— Слишком просто сдался принц, мы ожидали сопротивления. — Вышла к нам навстречу воительница с татуировкой в виде пентаграммы на щеке.

— Привести две сотни воинов только чтобы схватить принца с горсткой воинов. Я слышал, что ваша королева желает меня видеть…

— Да, желает, и мы доставим вас к ней.

— Так она не здесь. Жаль. — Многозначительно хмыкнул я. — Где мои люди?

— За мной. Они оказали сопротивление, поэтому пришлось их немного побить. — Повела нас в сторону отдельного шатра воительница. — Сейчас мы их лечим…

— Поразительная забота о своих врагах.

— Вы нам не враг, принц Эшарион, скорее… принуждённый гость. — С улыбкой ответила мне девушка.

Войдя в палатку, я обнаружил северян, которых и вправду лечили от неглубоких царапин и сейчас они сидели связанными со странными браслетами на руках.

— Рад, что вы живы.

— Эшарион, скажи этой чтобы перестала на меня пялиться и скалить клыки… — покосившись на разглядывающую его воительницу, проговорил Фуран. — Она же не съест меня?

— Кому ты нужен, старый.

— Я ещё не старый, мне только шестьдесят.

— Ты их не боишься, Фуран, поэтому они на тебя так и реагируют. — Пояснил я северянину. — Итак, и что теперь? Вы же не собираетесь отвести всех нас к своей королеве?

— Ну и какое твоё второе условие?

— Отпустите троих из моих людей. Пусть они вернутся в баронство и расскажут обо всём. Иначе на мои поиски отправят легион.

— Троих? Хорошо.

— Ты как хочешь Эшарион, а мы с тобой пойдём. — Проговорил Фуран, северяне одобрительно закивали на его слова.

— Я тоже иду. — Тихо проговорил Малграф.

— В обратный путь отправятся Олемар, Мэя и Валерия. Расскажите, что меня пригласили на встречу с горной королевой.

— Пусть будет так, развяжите этого и отдайте лошадей этим троим. Остальным собирать лагерь с закатом уходим… — уверенно распорядилась воительница с пентаграммой на лице. — А вы довольно разумны для принца…

А я никогда и не был глупым, тем более что я могу сделать сейчас против отряда в две с половиной сотни воинов, среди которых пять магов по силе равных магистрам…

* * *

Получив сообщение о месте встречи от служанки, чьё лицо было скрыто под вуалью, Кристоф в назначенный час стоял, прислонившись спиной к статуе Двадцатого Чёрного Дракона, Вильяма III и услышав лёгкий шаг, повернул голову в сторону приближающейся по коридору невесты первого принца.

— Вижу, ты заинтересован в том, что желаешь, принц Кристоф.

— Как и ты. — Ответил ей третий принц. — Скажи, Юлина, тебе не кажется, что противостояние между принцами проходит слишком гладко…

— Сейчас достаточно и того что умирают поддерживающие их люди. — Улыбнулась невеста, и они неспешно двинулись по коридору. — А ты растерял всех своих союзников…

— Они не были моими союзниками, а когда это стало ясно, присоединились к противостоянию моих братьев. Остались только самые преданные мне люди… Пусть и их немного.

— Ты считаешь, что тебе удастся стать императором?

— А ты считаешь, что не смогу?

— Многие желали видеть на троне принца Эшариона, но он отказался в последний момент, не желая погрузить Империю в хаос. Теперь за него это делают другие…

— Он просто трус.

— Скорее более разумный, чем твои братья, но сейчас речь о тебе… Ты хочешь стать императором?

— А ты знаешь, как это сделать?

— Да, знаю и даже помогу в этом. Ты ведь не забыл Калису?

— Не забыл. — Тихо ответил Кристоф, отведя взгляд в сторону. — Она предала меня…

— Калиса не предавала, но не могла поступить иначе в той ситуации. Она рассказала мне обо всём прежде чем вскрыла себе вены… Мы пришли. — Остановилась возле дверей, Юлина, достала ключ и открыла скрипящий замок, после чего прошла внутрь.

Кристоф войдя, отметил, что эта комната была приведена в порядок недавно… Помимо кровати здесь так же был и столик с вином и кое-какой едой…

— Закрой дверь, Кристоф. — Сказала Юлина и присела за столик.

Третий принц выполнил эту просьбу и, пройдя, опустился напротив неё…

— Значит, ты выполняешь волю Калисы?

— Нет, Кристоф, я выполняю волю тех, кому не нужны слишком неудобные принцы на императорском троне. Мы даже знаем, как изменить существующие положение дел… Достаточно одного толчка и это хрупкое равновесие будет разрушено. Ты слушаешь?

— Да, конечно… — ответил Кристоф, одёрнув себя от разглядывания бюста девушки.

Лукаво улыбнувшись, Юлина, несколько ослабила завязки платья на груди и пододвинула к принцу пустой бокал:

— Я бы немного выпила…

— Да, разумеется.

Наполнив кубки, Кристоф поставил бутыль на стол и поднял кубок:

— За что пьём?

— За исполнение желаний. — Уверенно улыбнулась Юлина, уверенно чокнулась кубками, а после пригубила сладкое, но немного терпкое вино с приятным послевкусием.

Кристоф молча кивнул, сделав глоток, принялся внимательно разглядывать дочь из графского дома Арцергер и хитро улыбнулся…

— У меня что-то на лице или… ты просто горишь желанием?

— А разве до свадьбы…

— Отказываться от секса до свадьбы глупо, да и никто не говорил, что для этого нужно быть девственницей. Да и есть ли удовольствие спать со стариком?

Поднявшись из-за столика, девушка ловко ослабила завязки, и платье упало с её плеч на пол и она отбросила его в сторону ногой. Оставшись в прозрачной ночнушке, Юлина подошла к третьему принцу и положив руки ему на плечи уверенно села на колени. Облизнув губы, она горячо прошептала:

— Меня не волнует Дарнир… Только ты.

— Если предашь…

— Не предам. — Уверенно глядя в глаза ответила Юлина и тут же закрыла губы третьего принца поцелуем.

Эпилог

Тишину императорской усыпальницы нарушил звук шагов, молодая девушка с золотистыми волосами быстро подошла к установленному сегодня днём каменному гробу и проложила к нему руку и безмолвно заплакала…

— Императрица Клэр Фультаар, вам не следует проходить сюда так поздно ночью. Здесь не место для живых…

— Моя маленькая дочь лежит сейчас в бархате в закрытом каменном гробу… — мёртвым голосом ответила третья императрица, зажмурившись, когда неизвестный зажёг светляк. — Вы глава тайной стражи… Вильям?

— Вацлав. — Спокойно поправил её мужчина, одетый в серые одежды, лицо которого было скрыто капюшоном. — Примите мои соболезнования, моя императрица.

— К чему эти пустые слова, мою дочь уже не вернуть. Почему вы не защитили её?

— Мы узнали обо всём слишком поздно.

— Что вы узнали?

— Она была изнасилована. Неоднократно. — Достав из кармана свиток, глава тайной стражи протянул его Клэр. — Это заключение нашего некроманта.

Клэр выхватила свиток и пронялась быстро читать строчки заключения о смерти, глава тайной стражи приблизил светляк, чтобы ей было проще.

Углубляясь в текст, руки императрицы начали дрожать и наконец, закончив, она замерла…

— Кто мог сделать с ней это? — упавшим голосом спросила она.

— Полагаю, вы знаете ответ на этот вопрос. — Спокойно проговорил Вацлав и протянул руку вперёд, раскрыв ладонь. — Заключение придётся вернуть.

— Зачем вы мне об этом рассказали? — слабо кивнув, положила она свиток на ладонь.

— Я не мог скрыть от вас причину самоубийства принцессы, вы её мать. Так же мы хотели избежать лишних слухов, это бы сильно испортило репутацию императорской семьи.

— Спасибо, Вацлав. Я этого не забуду. — Тихо проговорила императрица и утёрла слёзы.

Нежно проведя раскрытой рукой по каменной плите, императрица сжала руку в кулак, пронзив ногтями ладонь, и посмотрев на алые капли крови, резко развернувшись, направилась на выход из императорской усыпальницы.

Надеюсь, вы всё сделаете правильно, — смотря ей, вслед подумал Вацлав, развернувшись, двинулся к тайному ходу, — теперь остаётся лишь ждать удобного случая, иначе и в этот раз всё пойдёт прахом…

Ворвавшись в свои покои, императрица принялась быстро собирать необходимые бумаги, а стоило появиться служанкам, распорядилась:

— Собирайте только самые необходимые вещи, мы покинем столицу до рассвета. Платья и украшения не брать.

— Да, госпожа. — Быстро проговорили служанки и две из них остались, чтобы помочь со сборами, а ещё три быстро покинули покои, чтобы привлечь других слуг.

Сборы затягивались и когда всё уже переносили на улицу в экипажи, Клэр опустилась на кровать и замерла…

— Ты уезжаешь? — вошёл в покои Кристоф в растрёпанных одеждах.

— У меня появились неотложные дела. А ты по-прежнему не можешь даже проследить за тем, что ты одеваешь…

— Личных слуг у меня нет. — Развёл руками третий принц. — Ты сама мне не позволяешь…

— С этого момента позволяю. Оставь меня.

Кристоф посмотрел на её лицо, на котором застыла маска боли и ненависти, не заставил себя просить дважды и удалился в свои покои.

Только он сильнее меня… Да, тем более что он подозрительно обнимал Анису… Это он… — метались в голове Клэр быстрые мысли, — когда он угрожал, всё было известно… Аниса не выдержала и… Я уничтожу тебя Эшарион, даже если мне суждено сдохнуть!

— Госпожа, экипаж готов. — Войдя, поклонившись, проговорила служанка.

— Желания и времени оставаться здесь дольше у меня нет… Отправляемся!

Выйдя из императорского дворцового комплекса, Клэр Фультаар посмотрела на три экипажа, поморщившись, проговорила, запрыгнув в седло:

— Экипажи двигаются самостоятельно, остальные верхом… Отправляемся в герцогство Фультаар!


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. Принц
  • Глава 2. Турнир
  • Глава 3. День Мильюз
  • Глава 4. Разговоры в ночи
  • Глава 5. Аудиенция
  • Глава 6. Вечер
  • Глава 7. Отъезд
  • Глава 8. Дорога
  • Глава 9. Файраль
  • Глава 10. Драконья долина
  • Глава 11. Вернадское баронство
  • Глава 12. Покушение
  • Глава 13. Цена
  • Глава 14. Послание и бал смерти
  • Глава 15. Артаарские руины
  • Глава 16. Закат и рассвет
  • Глава 17. Штиль — предвестник бури
  • Эпилог