КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415356 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153542
Пользователей - 94613

Впечатления

Serg55 про Осинская: Хорошо забытое старое. Книга 3 (Космическая фантастика)

хорошая трилогия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Калинин: Начало (СИ) (Боевая фантастика)

как-то много роялей даже для альтернативки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Наложница для рига (Любовные детективы)

Предупреждение 18+ стоит , но ради интереса просто пролистнула после пяти страниц чтива, все остальное. Жесткое насилие над гг и остальными девами…... Это наверное , для мазохисток……Тебя насилуют во все места, да не один мужик, а много, а ты потом его и полюбишь. Ну по крайней мере обложка со страстным поцелуем наверное к этому предполагает.
Похоже аффторши таких «шедевров» заблокированных мечтают , что ли , чтобы их поимели во все места, куда имеют гг, а потом будет большая и чистая любофф. Гадость какая то .Удалила всю папку и довольна.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Подарки для блондинки. Свекровь для блондинки (Фэнтези)

Начав читать не эротику этого к слову сказаь аффтора, поняла . что читать про тупую блондинку с чуть менее тупым магом просто не в состоянии из-за непроходимой тупизны гг. Скушно , тоскливо и совершенно неинтересно.
Удалила всю папку с этими «шедеврами». И хорошо, что ЭТО заблокировано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варшавский: Человек, который видел антимир (Научно-фантастические рассказы) (Социальная фантастика)

Варшавский - любимый советский фантаст, а рассказ "Человек, который видел антимир" - это прямо про меня! :)

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Заклятая невеста (Фэнтези)

бытиё здорово определяет сознание. эти две курицы под одной непроизносимой фамилией сами не поняли, что написали. ну, кроме откровенных зверств без причин (я, что ли, должен догадываться и объяснять??! ну, тогда отстегните мне часть гонорара, курицы), дошёл я до подготовки к балу после которого будет свадьба.
и тут этой чумичке, которая героиня, РАСКАЛЁННОЙ иглой протыкают мочки, чтобы вдеть серьги. и с обжигающей болью - от проткнутых ушей, и - от тяжести серёг, эта чумичка должна идти на бал, который продлится ВСЮ НОЧЬ, а утром, без сна - свадьба. с болью этой непреходящей.
МИР - МАГИЧЕСКИЙ!!! вввашу маму. не пригласили в гости.
что МАГИЕЙ боль убрать НЕЛЬЗЯ???
бросил. ну что за дурдом-то?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Минаева: Я выбираю ненависть (СИ) (Любовная фантастика)

и вся эта галиматья из-за того, что когда-то, подростком, на каком-то проходном балу, героиня отказалась с героем танцевать и нахамила. принцесса - пятому сыну маркиза. и он так обиделся, так обиделся!
в общем, я понял почему на папке супругиной библиотеки стоит "не читать!!!".
лучше, действительно, не читать.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Забытые грехи (fb2)

- Забытые грехи [ЛП] (пер. Любительский перевод (народный)) (а.с. Грешные братья-1) 1.08 Мб, 280с. (скачать fb2) - Ребекка Занетти

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Ребекка Занетти Забытые грехи

Пролог

Южнее Холмов Теннеси. Двадцать лет назад


Шейн оперся о бетонную стену, уставившись в телевизор, работающий в другом конце комнаты, и изредка посматривал на темное окно. Близился рассвет, а ему с братьями придется сбежать из компьютерного центра. Их поступок карается избиением или лишением свободы. А может сразу и тем и другим. Но ночь, проведенная за просмотром шоу о семье, живущей в городе, стоила риска и возможности предоставить понимание мира, о котором он только мечтал. Пробраться в комнату с телевизором оказалось легко. Шейна поразило то, что солдаты обучали их скрытности и наблюдательности, но не ожидали, что парни смогут их применить. В отдалении послышался какой-то «бум!»… вероятно из угольной шахты. Но, чтобы убедиться, что они в безопасности, Шейн прислушался, склонив голову — его суперобостренный слух отлично работал. В миле отсюда рыскал волк, но добыча разбежалась. Человеческого дыхания по близости не было слышно, ну, кроме его трёх братьев, смотрящих шоу. Восьмая серия подошла к концу, счастливому концу с радостной музычкой.

— Что такое семья? — спросил Джори, младший брат.

Шейн заставил себя пожать плечами.

— Думаю, это люди, живущие вместе.

— Значит мы — семья? — прокаркал Джори.

Шейн кивнул, расправив плечи.

— Да, мы — семья.

— А что такое мама? — Джори почесал голову.

— Думаю, вон та леди. — Шейн указал на экран.

— Она выглядит… — задумчиво произнес Мэтт, старший из них, — нежной.

Они все кивнули.

— Почему у нас здесь нет мамы или какой-нибудь леди? — спросил Джори.

Шейн вновь пожал плечами. Вероятно, он не заслуживал мамы, но Джори точно заслуживал. Почему у него нет мамы?

— Может, у солдат нет мам?

— А. — Джори вернулся к просмотру шоу. — Она красивая.

Да, женщина и впрямь красива.

Натан подскочил.

— Пора уходить… солнце встает. — Как второй по старшинству, Натан обычно присматривал за Джори и Шейном, пока Мэтт учился выживать.

Встав, Шейн протянул руку Джори.

Он оттолкнул ее.

— Я хочу остаться.

— Пора, Джори. — Мэтт приоткрыл дверь, чтобы осмотреться. — Они уже начинают тренировку.

Джори встал и отряхнул брюки.

— Хорошо.

— Следуйте за мной, и старайтесь не выглядеть виноватыми. — Мэтт направился в промозглый рассвет, вместе с Натаном. Шейн подождал, пока Джори скрылся, затем захлопнул дверью и поспешил за Натаном на тренировку. Все вокруг тренировали рукопашный бой. Его брат ударил его в живот, и Шейн дал боли исчезнуть, прежде чем вмазал Нату в челюсть.

Солнечные лучи прорвались сквозь деревья, когда к тренировочной площадке шел Командир Филипс, с двумя солдатами, тащившими грязного, невысокого человека. Длинные волосы и бороду которого покрывали слизь и мусор. Руки заключенного, который о чем-то умолял на языке, который Шейн еще не выучил, были связаны за спиной. Кровь Шейна со свистом понеслась по венам, а легкие горели, прося вдохнуть в них воздух.

У ужаса был звук.

— Солдаты, — привлёк их внимание командир.

Они быстро встали в строй.

Высокий и самоуверенный командир всегда стригся коротко. У него были черные глаза. Шейн всегда старался сосредоточиться на чем-то ином, а не глазах командира, уверенный, что затеряется в этих темных глубинах и умрет.

Шейн и остальные мальчишки безучастно наблюдали за тем, как солдат поставил пленного на колени.

— Вы месяц изучали анатомию и болевые точки, — произнес командир. — Сегодня мы практикуем самый легкий и быстрый способ свернуть кому-то шею.

От живых демонстраций у Шейна всегда начинала болеть голова. Знал ли заключенный, что его ожидала смерть? Вероятно. Шейн выпрямился на случай, если сегодня его очередь. Пожалуйста, пусть сегодня будет не его очередь.

Командир помолчал, а затем крикнул:

— Кадет Шейн.

Когда Шейн встал перед пленным, Мэтт подался вперед, одновременно потянувшись к ножу, скрытому в ножнах на икре. Шейн едва заметно мотнул головой. Даже если Мэтт каким-то образом одолеет командира, бежать им некуда. Командир их всегда найдёт.

Мэтт выпрямился и напрягся. Как старший брат, он считал своим долгом как-то их защитить. Шейн встретился взглядом с Мэттом, в серых глазах которого был жар и отчаяние. Шейн хотел пожать плечами, но удалось лишь вздрогнуть. А его желудок свело от боли. Шейн надеялся, что не потеряет рассудок на несколько дней, как Мэтт, когда была его очередь. Он понимал, что это очередная тренировка, он достаточно вырос, чтобы убивать.

Ему только стукнуло десять.

Глава 1

Наши дни


Каблуки Джоси отстукивали стаккато по изношенной плитке, а от запаха хлорки ее тошнило. Голова кружилась. Ну, кто такое мог сделать? Должно быть это шутка.

Кто-то обклеил стены больницы улыбающимися тыквами в честь близящегося Хэллоуина. Что-то в контрасте ярких зубов тыкв и тусклых стен пугало Джоси. Даже будучи взрослой, она чувствовала беспомощность, словно ребенок в стенах больницы. Джоси напряглась всем телом, стараясь не закрыть нос от запаха антисептика.

Несколько медсестер стояли на посту, изучая график. Джоси не обратила на них внимания и поторопилась дальше по коридору. Она дошла до последней палаты с левой стороны и врезалась в полицейского. Отскочив назад, она старалась восстановить равновесие на шпильках, в которых ходила на работу. Ей позвонили после ужина, и она еще работала. Как обычно. Вакансия вице-президента была свободна, и Джоси собиралась им стать.

Полицейский оценивающе посмотрел на нее темными глазами.

— Мэм, с вами все в порядке?

— Да. — Желая схватиться за что-нибудь, Джоси сжала ремень сумочки. Она взрослая и уверенная в себе. — Мне звонил детектив Маллой. Я Джоси Дин. — Она запнулась на фамилии, которую вскоре сменит.

— Он внутри с мистером Дином.

— Майором Дином, — автоматически поправила она, отчего залилась румянцем. — В смысле, он привык к обращению майор. Хотя мог и получить повышение. — Господи, она лепечет как дурочка.

Из громкоговорителя донесся голос, объявивший о синем коде. Офицер выпрямился, вслушиваясь, а затем расслабился, когда назвали палату на третьем этаже.

— Входите. — Он кивнул на открытую дверь, а затем улыбнулся медсестре, которая вставляла медицинскую карту в держатель у палаты дальше по коридору.

Ага, входите. Проще сказать, чем сделать. Джоси глубоко вздохнула, собралась с силами и вошла в палату. Ее внимание тут же привлек мужчина, сидевший на больничной койке.

На несколько секунд время замерло. Воспоминания атаковали разум и тело Джоси, которая забыла, как дышать. Очень скоро, она едва могла сопротивляться желанию вылечить его. Откашлявшись, Джоси вдохнула и внимательно посмотрела на мужчину. На мускулистом торсе виднелось несколько повязок, а в районе виска образовался фиолетовый синяк. Длинные ноги Шейна были облачены в джинсы, сплошь заляпанные кровью, и он перекинул ногу за ногу, демонстрируя массивные сапоги. Он был голый по пояс, от чего на его груди отчетливо виднелись шрамы — напоминания о его боевой жизни. Новые раны точно не испортят картинку.

И каждый раз эти шрамы разбивали ей сердце.

От пронизывающего взгляда его серых глаз, ей захотелось сбежать. Боль утраты, одиночество и желание, вихрем закружились в её голове. Джоси бросило в жар. Черт, он отлично выглядел. Темно-каштановые волосы зачесаны назад с разбитого лица, грубые черты которого даже с синяками, говорили о силе и мужской красоте. Жестокий и опасный, как волк. Его волосы отросли до плеч, добавляя виду дикости и опасности.

У Джоси было слишком много граней, и казалось, что он нашел путь к каждой частице ее души, обеспечивая безопасность и потакая потребности быть любимой. Пока он ее не бросил. Джоси споткнулась и с силой сжала ремень сумочки, пока не почувствовала, что кожа режет руку.

Кто-то откашлялся.

— Миссис Дин?

— Джоси. — Она обратила свое внимание на человека в помятом коричневом костюме, который прислонился к плакату с изображением строения уха. Комната была небольшой — стол для осмотра, гладкий умывальник в углу и кресло на колесиках для врача. Тем не менее, она даже не обратила внимания на другого мужчину, пока он не окликнул ее. — Детектив Маллой?

— Да. — Пронзительным взглядом своих, под цвет костюма, глаз детектив изучал ее, после чего начал что-то записывать в блокноте. — Это ваш муж?

Успокаивающая сила присутствия Шейна вновь вернула внимание Джоси к нему. И даже спустя столько времени, он руководил ее телом. Шейн склонил голову, словно ждал ответа.

Она кивнула:

— Это Шейн Дин. — Этого просто не происходит. Джоси вновь накрыла беспомощность, которую она ощущала, когда была ребенком в больнице. От необходимости спастись бегством, ее колени начали дрожать. И чтобы не развалится, она сосредоточилась на ближайшем человеке, которого считала семьей. Это он, это и вправду Шейн. — Они сказали, что у тебя амнезия.

Шейн кратко кивнул.

— Я ни черта не помню.

Столь родной тембр голоса стал ударом в солнечное сплетение. Эмоции болью отозвались в теле. Два года. Прошло долгие два года с момента, как он ее бросил.

— Что произошло?

Детектив перестал записывать.

— Мы надеялись это выяснить у вас. Где ваш муж должен быть сегодня?

Она нервно хохотнула. Серьезно?

— Не имею малейшего представления. Мы расстались.

Шейн замер, и воздух стал густым от напряжения.

— Правда?

— Я не видела тебя два года. — У Джоси дрожал голос, она изо всех сил старалась не нервничать. Не может позволить Шейну влиять на нее. — Я даже не знала, что ты вернулся в страну.

— А в какой он должен быть стране? — спросил детектив.

Если бы она знала.

— Его база в Пендльтоне. Звоните туда. — Минуточку. — А как вы узнали, что звонить нужно мне, если не знаете, из какого он взвода? — Джоси отступила и посмотрела на своего мужа. — И что ты делаешь в Вашингтоне?

Шейн пожал плечами, и от этого движения бумаги на столе съехали.

— Не знаю. Вероятно, приехал из Орегона. У меня нашли водительские права штата Орегон и визитку с твоим именем и телефоном… вместе с нашим свидетельством о браке. Я из Орегона?

Её мысли завертелись.

— Да. То есть, я так думаю.

На его челюсти задергался нерв.

— Ты не знаешь?

— Нет, я вообще мало о тебе знаю, Шейн. Мы встретились в Калифорнии, где и поженились. — Через три недели после встречи — и это единственное спонтанное решение в жизни Джоси. И естественно, оно закончилось катастрофой. Она так сглупила. О чем вообще думала?

Детектив откашлялся.

— У вашего мужа не было при себе жетонов. Его нашли у реки, за многие мили от вашего дома. Он еще кого-нибудь знает в Сноувиле?

— Нет. — По крайней мере, она так думала. На западе Вашингтона живет более 100 000 человек. Шейн мог кого-то из них знать.

Колени у Джоси задрожали, и она заставила себя стоять ровно. Она впилась ногтями в ладони, чтобы не потянуться и погладить синяки на лице Шейна. Уже и без того ее романтическая натура, и желание заботиться о Шейне, чтобы показать, что любовь возможна, разбили ей сердце. И очень жестоко. Все кончено. Между ними все кончено. И ее телу стоит, блин, заучить это. Как и сердцу.

Шейн прищурился.

— Когда ты переехала в Вашингтон?

— Два года назад.

— Когда мы расстались.

— Да.

Он выгнул бровь, и Джоси так было знакомо это выражение.

— Я знал, что мы расстались?

По телу, прямо под кожей, Джоси прокатился жар.

— Ты стал инициатором расставания.

На самом деле, он даже не постарался официально расторгнуть брак, а просто исчез, оставив за собой обещание, которое явно не собирался сдерживать. Некоторым просто не суждено заводить семьи, и Джоси следовало вспомнить это, прежде чем довериться Шейну.

Детектив щелкнул ручкой, привлекая к себе внимание.

— Поясните, пожалуйста. Вот это расставание, оно, своего рода, какое-то религиозное движение?

Джоси склонила голову.

— Простите?

Маллой удобнее оперся о стену.

— Расставание, а не развод — религиозное течение?

Джоси выдохнула.

— Нет. Мы разводимся. Я считаю неправильным делать все заочно, так что ждала, пока Шейн подпишет бумаги. Казалось справедливым… — Джоси хотела встретиться с Шейном, чтобы все правильно закончить. Конечно, всегда оставался крошечный шанс, что он постарается ее вернуть, объяснить, почему бросил.

Но ни фига подобного.

Теперь же, Джоси устала ждать. Бумаги, как и она, уже готовы.

— Очень мило с твоей стороны подождать меня. — Голос Шейна был пропитан иронией, заставляя Джоси выпрямить спину.

— Да, мило. — Много раз она думала подать заявление о разводе, но так и не смогла себя пересилить и сделать всё без Шейна. Казалось неправильным разводиться с солдатом, который, скорее всего, воюет. Даже после всего, что он сделал, ранить его вот так было нечестным. — Я посылала бумаги о разводе на твою базу в Пендльтоне. Мог бы послать мне копии.

— Может, я не хотел разводиться. — Шейн стиснул челюсть так, как всегда происходило, когда он испытывал ее характер.

Она подавила гнев. Не станет она спорить в присутствии полицейского. Джоси уставилась на Шейна.

— Его ограбили?

Детектив вновь принялся что-то записывать.

— Мы не знаем. Если и так, то грабителю, вероятнее всего, тоже нужна медицинская помощь. — Он указал на окровавленные костяшки Шейна. — Он кого-то бил. — Детектив опять что-то начиркал в блокноте. — Миссис Дин, знаете ли вы кого-то, кто хотел бы навредить вашему мужу или убить его?

Кроме нее? Она знала, что он знал своих врагов, но сама она не знала.

— Нет. Но опять же, я годы не видела Шейна. Вам стоит связаться с его базой. Или Братьями.

Шейн вскинул голову.

— Братья?

— Да. Однажды ты проговорился, что у тебя есть братья. — Как он мог ничего не помнить? Для такого повернутого на контроле, как Шейн, это похоже на адские муки. — Хотя я не имею ни малейшего представления кто они.

Шейн выдохнул в отчаянии, блуждая взглядом по лицу Джоси, что было так знакомо и почти заставило ее вздохнуть.

— Похоже, я не слишком тебе доверял, голубоглазая.

— Ты никому не доверял. — Она ему все отдала, и все равно этого не хватило. На глаза начали наворачиваться слёзы, и Джоси безжалостно сморгнула их. Он не увидит ее слёз. До его отъезда была ночь, которая заставила Джоси думать, что они сблизились, что он, наконец, ее пустил ближе к себе. Но Шейн исчез.

В глазах Шейна появилось тепло, а на губах намек на улыбку. Напряжение совсем другого вида начало заполнять комнату. Джоси застегнула куртку, скрывая то, как предательски торчали ее соски. Она и забыла, как он легко мог волнение превратить в страсть. Будь проклят этот мужчина.

Шейн обернулся через оголенное правое плечо.

— У меня всегда было тату?

— Да. — Маллой склонился, чтобы лучше рассмотреть. — Красивый символ. Что он означает?

— Свободу, — проговорил Шейн, потирая плечо. Он повернулся и посмотрел на Джоси, выгнув брови. — Верно?

— Да. — Она сглотнула. — Когда мы встретились, у тебя уже была тату, и ты сказал, что она означает свободу.

— Я не помню, подписывал ли я их, но помню, что означает этот символ. — Шейн нахмурился, пропуская пальцы сквозь волосы.

Детектив прочистил горло.

— Так вы не знаете, кто мог напасть на вашего мужа, и не видели его два последних года. Э, миссис Дин, вы устраивали жизнь здесь, так?

— Да. — Хорошая жизнь, у которой есть основы. Конечно, Джоси одна, но без тревоги.

Детектив кивнул.

— С кем-то встречаетесь?

Джоси покраснела, а взгляд Шейна из резкого стал жестким. Она покачала головой.

— Это не ваше дело, детектив.

Шейн вздернул подбородок.

— Но мое дело, ангел.

Этот мужчина всегда угрожал самыми нежными словами. Она открыла было рот, чтобы послать его, когда последнее слово дошло до ее сознания.

— Ты помнишь. Ты всегда называл меня ангелом. — Он прозвал её так в первую их встречу в маленьком кафе Калифорнии.

Шейн покачал головой, слегка вздрогнул и снова замер.

— Нет, не помню. Но ты похожа на ангела: большие голубые глаза, легкие светлые волосы. Мой ангел.

— Больше не твой. — Она не могла позволить ему так с собой обращаться. Она потратила два года, чтобы избавится от боли и не могла вновь с ней столкнуться. Не важно, каким потерянным он выглядел или насколько она была одинокой. — Между нами все кончено.

— Джоси, с кем ты встречаешься? — И как обычно, Шейн пропустил ее слова мимо ушей, сконцентрировавшись на том, что интересовало его.

— Нам нужно знать, миссис Дин, — вмешался детектив Маллой, прежде чем Джоси послала ко всем чертям Шейна. — Чтобы, в случае непричастности, вычеркнуть его из списка подозреваемых.

Она вздохнула.

— Ни с кем не встречаюсь.

— Но кто-то пришел тебе на ум, — нежно, слишком нежно, проговорил Шейн.

По спине пробежал холодок, а сердце Джоси начало колотиться. Она стряхнула ощущение. Детектив прищурился. Оба мужчины ждали ответа.

Джоси глубоко вдохнула, призывая спокойствие.

— Я ни с кем не встречаюсь, но провожу время с Томом Маршем. Он занимается строительством, и ограбить кого-то — последнее, что он бы сделал. И мы просто друзья.

— Какие друзья? — Шейн сосредоточил все свое внимание на ней, словно детектива в палате и не было.

— Не твое дело. — Паника, бегущая по венам, раздражала.

Схватив мятую футболку с подушки, Шейн, морщась от боли, натянул ее через голову. Затем встал и направился к ней.

— А Марш знает, что ты занята?

Джоси охватило узнавание, стоило запаху Шейна — уникальной смеси мужчины и теплого кедра — окутать ее. Как она могла забыть, насколько Шейн высок? Намного выше ее пяти футов двух дюймов[1]. Она задрала голову, чтобы посмотреть ему в глаза.

— Том знает, что я в процессе развода.

— Уверена? — Шейн взял ее за руку и посмотрел на детектива. — Маллой, у вас есть мой номер, если я понадоблюсь. Я останусь у жены. Если что узнаете — звоните.

Уверенная хватка на ее бицепсе — но теплой и такой родной рукой — послала волну трепета по венам. Лишь одно прикосновение может вернуть прошлое. Шейн всегда был нереальным и важнее жизни. Но желание Джоси к этому мужчине однажды уже чуть не уничтожило ее. Больше такого не будет. Она втянула воздух.

— Разве врачи отпустили тебя?

— Ага. У меня сотрясение мозга, как только я поправлюсь, воспоминания вернутся. Хотя, — он понизил голос, — дорогая, сегодня тебе придется будить меня каждые два часа.

Акцент. Протяжный, южный акцент появлялся у Шейна каждый раз, когда он уставал или возбуждался, хотя обычно эту черту он прятал. И этот акцент воскресил в голове Джоси воспоминания о жарких ночах, и пронесся жаром к самой сердцевине ее тела. Такую близость не каждому человеку суждено познать, и от этого она чувствовала себя особенной. У Джоси пересохло во рту.

Под левым глазам детектива задергался нерв.

— Вас не отпускали, майор Дин.

Шейн улыбнулся.

Джоси не могла дышать, она знала эту улыбку. У детектива не было шансов.

Как и у нее.

Шейн понизил голос и заговорил самым сладким тоном, который ввел бы в заблуждение тех, у кого не хватает извилин.

— Маллой, на меня напали, да и я достаточно сотрудничал с вами. К сожалению, сейчас я не могу дать вам еще какую-то информацию. Если вы меня не арестовываете, я ухожу домой с женой. Если возникнут вопросы — звоните.

Акцент пропал.

Маллой щелкнул ручкой.

— Я мог бы задержать вас в качестве свидетеля.

— Попробуй. — Тембр стал еще нежнее.

Джоси сдерживала дрожь.

К чести Маллоя, он проигнорировал угрозу и обратил взгляд своих карих глаз на Джоси.

— Миссис Дин, есть ли кто-то, то хотел бы навредить вам?

Джоси втянула воздух.

— Вы считаете, что он угодил в это из-за меня?

Детектив пожал плечами.

— Не знаю. Все могло быть несчастным случаем, но мы должны учесть все возможности.

Она не видела мужа два года, и никак это нападение не могло быть связано с ней.

— Никто. Кроме того, большинство моих друзей не в курсе, что я вышла замуж.

Шейн напрягся, а дыхание Джоси сбилось.

Детектив кивнул, переводя взгляд с Джоси на Шейна и обратно.

— Уверены, что хотите, чтобы он пошел с вами?

Нет. Пора всё закончить.

— Конечно. Нам нужно поговорить, и Шейну подписать бумаги. Спасибо за беспокойство. — Ни на секунду Джоси не поверила, что Шейн останется здесь.

— Вы уверены, что будете в безопасности? Возможно, он опасен. — Детектив осмотрел их обоих без какого-либо выражения. Коп… Солдат. Такое выражение Джоси часто видела на лице мужа.

— Шейн чертовски опасен. — Когда они встретились, он спас ее от надоедливого придурка, и боевая подготовка очевидна у Шейна. Джоси заставила себя сухо улыбнуться. — Но он никогда не причинит мне боли. — По крайне мере, физически.

Маллой откашлялся.

— Майор Дин, а что по поводу вашей безопасности?

Шейн моргнул, потом еще раз, и хмыкнул.

— Ха. Вы подразумеваете в безопасности от этой смертоносной пикси, стоящей рядом ос мной?

— Вероятно. — Маллой не сводил взгляда с Джоси, хотя разговаривал с Шейном. — Вы исчезли, а у неё другая жизнь. По статистике, остается вероятность, что эта пикси наняла кого-то, чтобы вас убрать. — Он улыбнулся. — Без обид, мэм.

Джоси рассмеялась.

— Все в порядке детектив. Хотя уверяю, если бы хотела смерти Шейна, своими бы руками его придушила. — Шейн научил ее паре приёмов, во время их недолгого брака, но у Джоси так и не выпало шанса их применить.

Детектив сузил глаза.

Шейн вновь хмыкнул.

— Пойдем, ангел.

Она позволила ему вывести себя из палаты. Они прошли мимо, охранявшего вход, копа, потом минули множество палат. Огромное тело Шейна подчеркивало ее невысокий рост, напоминая насколько с ним безопасно — под защитой — и все же беззащитной. В голове всплыла забота детектива. Шейн и прежде был опасен, что если сейчас все стало хуже? Где он был два года? Она больше не знала его. Черт, да она никогда его не знала.

Может она не в безопасности.

И стоило в пределах видимости показаться выходу, как Джоси ускорила шаг, стараясь сбежать из больницы. Она оказалась тут первый раз в семь лет, ее привезли приемные родители, которые ее били. Второй раз в девять — ее привезли сюда, чтобы спасти. Разные причины, но итог был один. Каждый раз Джоси оставалась одна.

И вот она снова в больнице, и уходила с кем-то, кто вскоре тоже ее бросит. Он уже бросил ее однажды. И неважно, как быстро забилось ее сердце при виде Шейна или насколько он сейчас растерянный, он не останется.

Шейн не из тех, кто остается навсегда.

Он остановился возле раздвижных дверей, приподнял лицо Джоси за подбородок и повернул к себе. Широкие плечи, узкая талия, накаченные мышцы — все это говорило о его силе и опасности. До носа Джоси долетел аромат кедра, а тело окутало тепло Шейна.

— И так, жёнушка. Спишь ли ты со своим парнем?

Глава 2

Он сжимал в руке маленький бицепс своей жены, а её невероятные глаза потемнели до фиолетового, предав ее намерение сделать шаг назад. Шейн схватил ее за подбородок, чтобы удержать на месте, в поисках ответа, которого, он не был уверен, что заслужил.

Она бросила на него свирепый взгляд, и лёгкий румянец окрасил её скулы, но не достиг дерзкого носика, который Шей имел странное желание поцеловать.

— Моя половая жизнь не твое дело.

Он прикрыл веки.

— Ах, солнце, — выдохнул Шейн, — мы оба знаем, что это не так. Он отнял свою руку от подбородка Джоси, чтобы провести большим пальцем по её полной нижней губе. Шейн почувствовал укол наслаждения, когда девушка резко втянула воздух. Его мозг не мог вспомнить ее, но его тело жаждало выбить всю дурь из любого придурка, который посмел бы к ней прикоснуться.

Когда они остановились у стеклянных дверей больницы, на город уже опустились сумерки, и Шейн стал подмечать местность вокруг себя. На стоянке тридцать пять машин, а на другой стороне улицы три здания: одно — продуктовый магазин, второе — ломбард, где, возможно, может храниться оружие, и третье — магазин товаров первой необходимости. Существовал шанс, что возле стойки регистрации хранится припрятанный дробовик. Сверху над магазином располагался ряд жилых квартир, приблизительно три. По статистике, в одном из этих жилых помещений могло храниться огнестрельное оружие.

Откуда он это все знает? из-за внезапной клаустрофобии он практически казался нормальным, даже если стоял, склонив голову, словно пытался… что-то услышать… Что-нибудь. Но все звуки ощущались приглушенно, как будто его голова под водой.

Поэтому, Шейн сосредоточился на мягкой коже в своих огрубелых руках. У Джоси было классическое лицо, с тонкими чертами и ярко выраженными скулами. И все же ее подбородок выражал упрямство, что очень интриговало, и в своем роде, бросало ему вызов.

Джоси с силой стиснула зубы:

— Я не знаю, как сильно ты ушибся, но если ты сейчас же не отпустишь меня, то я надеру тебе зад.

Его улыбка выглядела неестественной, словно он слишком долго не использовал лицевые мышцы. Возможно, года два, с того момента, как она его бросила?

Пожав плечами, Шейн отпустил и отступил назад, выпрямляясь. Любое мимолетное движение вызывало в его черепушке сотни маленьких уколов боли. От боли в его глазах заплясали белые пятна.

— Мне нужно знать. Ты боишься меня?

Шейн и сам не знал точно. Сможет ли причинить ей боль? Мысль о том, что он может навредить такой крошечной беззащитной женщине, была словно удар в живот. Кем, черт возьми, он был?

Она деликатно выгнула одну бровь.

— Если ты спрашиваешь, можешь ли обидеть женщину, то ответ — нет. Если ты спрашиваешь, мудак ли ты, то мой ответ — да.

Шейн фыркнул, смеясь, и едва сдерживаясь от слепящей глаза агонии.

— Я ценю твою честность.

— Всегда, пожалуйста. — Она откинула белокурые локоны через плечо и распахнула двери выхода, впуская ночной холодный воздух. — Ты можешь вести себя так и дальше.

Он промолчал на ее высказывание, пользуясь моментом, чтобы как следует оценить ее стройное тело в мягком сером брючном костюме. У женщины была задница, которую он бы с удовольствием исследовал своими руками. Вспышка похоти прокатилось через него, оставляя неловкость. Шейн только что испугал ее, потом довольно резко угрожал ее бойфренду, ну а теперь он хотел ее полностью обнаженной. После короткого брака, он сам оставил Джоси. Что, если для этого имелись веские причины? Были ли серьезные основания для того, чтобы оставить его женщину незащищенной? Наверно нет.

Следуя за ней, он быстро ее догнал, при этом осматривая обширную парковку. Тихая, спокойная и хорошо освещенная в такой холодный вечер. От ветра немного шатались сосны, и летал в воздухе снег.

— Ты забираешь меня домой, мой ангел?

Шейн решил, что в итоге вынужден немного подлизаться к ней. Ему нужно было доползти до койки, пока голова не прекратит раскалываться от боли, а уж потом выяснить, кто с ним так поступил.

Полумрак и покой сейчас казались важнее, чем безопасность.

Джоси вздохнула, рывком доставая ключи из огромного кошелька, и продолжила шагать на своих остроносых туфельках к центру парковки.

— Нравится тебе или нет, но теперь я отвечаю за тебя. По крайней мере, пока ты не подпишешь бумаги. — Она остановилась и крутанулась так быстро, что ему пришлось придержать ее за руку, чтобы она не упала. Ее взгляд впился в его лицо. — Если, конечно, ты не в полном дерьме. Амнезия? Серьезно?

Она ощущалась чертовски хорошо в его руках. Не обращая внимания на свою мигрень, Шейн придвинулся к ней ближе, по-настоящему наслаждаясь вспышками понимания, а также проблеском раздражения на ее красивом лице.

— Я когда-нибудь обманывал тебя? — Вопрос был рискованным, учитывая, что он понятия не имел, врал ли когда-нибудь ей.

Раздражение уступило место злости, когда она прищурила свои глаза:

— Нет. Ты просто ничего мне не рассказывал.

О, но он причинил ей боль. Об этом говорили и сжатые в линию губы, и напряженные плечи, все говорило о том, что он причинил ей боль. Каким же ослом надо быть, чтобы обидеть такую нежную особу?

— Прости меня.

Она трижды моргнула и сделала шаг назад.

— Неважно.

— Я думаю наоборот. Какие бы ошибки я не совершил, очень сожалею.

Джоси была такая маленькая, что ее голова едва касалась его подбородка. Может, ему стоит избавить ее от груза собственной персоны — оставить в покое жизнь, которую она выстроила за последние два года.

Но он не мог. Он нуждался в тепле этой женщины, потому что внутри себя ощущал лишь холод. Когда-то она любила его. Возможно, сможет объяснить, за что.

Шумящий звук прорезал основание его черепа. Шейн поднял голову, чтобы осмотреть стоянку автомобилей, но спокойный вид внедорожников не внушал никаких тревог. Но, кто то наблюдал за ними, Шейн был в этом уверен.

Головная боль прошла, отодвинулась на задний план. В мозгу мелькнуло понимание того, что, возможно, ему не стоит так делать. Его пульс пришел в норму. Дыхание стало спокойным. Он притянул Джоси к себе с боку, не обращая внимания на боль при встрече ее плеча с его ушибленными ребрами, и поспешил вглубь парковки. Прохладный ветерок повеял ему в лицо, и на другом конце улицы Шейн заметил автофургон. Ага.

— Где твоя машина?

Женщина не смогла отделаться от его руки, сжимающей ее в защитном рефлексе.

— Прямо здесь. — Она указала брелоком на черную Тойоту Хайлендер, и звуковой сигнал открытия дверей разнесся эхом в тишине.

Его тело затопили волны адреналина, что подействовало на него более успокаивающие. Это не нормально. Надо ли ему больше опасаться себя самого, нежели своих преследователей?

— Ты должна была припарковаться под фонарем.

— Не читай мне нотаций.

— Тогда ты должна быть более осторожна. — У него возникло чувство, что он уже и раньше говорил ей такие слова. Затолкав воспоминания подальше, Шейн открыл дверь со стороны водителя, и Джоси забралась внутрь. Он последовал за ней, и, подхватив за тонкую талию, пересадил через центральную консоль машины, занимая водительское сиденье. Сомнения пытались потеснить его инстинкты, но его движения были грациозны, и хорошо обученные мышцы работали сложено, как будто отдельно от мозга. Боль начала давить ему на глаза, но Шейн отмахнулся от нее.

Джоси попыталась протестовать со своего места:

— Эй…

— Я поведу. — Шейн надавил на педаль тормоза и нажал на кнопку зажигания автомобиля. Паника скрутилась у него в животе, но он сильно и быстро сфокусировался, окружая себя спокойствием. Интересный трюк. — Советую пристегнуться.

— Нет…

— Сейчас.

Его голос понизился до командного шепота, взгляд врезался в нее так, что трудно было ему сопротивляться.

От удивления она выгнула брови. Закатив глаза с раздражением, Джоси дернула ремень безопасности. Нет. Она определенно его не боится.

Впервые с того момента, как он очнулся, Шейн ощущал свое тело знакомо. Спокойно, целеустремленно, сгруппировано. Угроза исходила от голубого автофургона. Он не усомнился в достоверности этого факта. Не сейчас, во всяком случае. Автомобиль стоял напротив одного из выездов с парковки, как будто терпеливо ждал кого то, вдали от освещения. Шейн посмотрел в зеркало заднего вида, где хорошо просматривался въезд на стоянку. Отлично.

Уверенным ходом внедорожник двинулся с места и начал маневрировать между рядов машин, приближаясь к выезду. Вдавив педаль газа в пол, Шейн резко сдал назад и проскочил через въезд парковки, заставляя шины визжать.

— Что за… — зашипела Джоси, прижимаясь руками к приборной панели машины, пока дежурный выскакивал из будки, размахивая руками.

Шейн развернул Тойоту вокруг на проезжей части, надавил на педаль газа и пронесся мимо нескольких автомобилей, прежде чем вывернуть руль и юркнуть в переулок, проехав так несколько кварталов.

— Какого хрена ты творишь? — прокричала Джоси.

Он поднял бровь, выезжая на улицу с односторонним движением, ведущую подальше от больницы.

— У тебя прекрасный рот, не правда ли, ангел?

— Боже, ты сумасшедший. У тебя сотрясение. Ты не должен садиться за руль.

Шейн глянул в зеркало заднего вида. Все чисто. Комок сомнений образовался у него в горле. Может быть, он и правда сошел с ума. Несмотря на это, мужчина больше не ощущал угрозы.

— Извини, я просто хотел немного развлечься. — Его вдруг осенило. У него не было не малейшего желания рассказывать ей об опасности. Интересно. Либо он не доверял ей, либо его инстинкты диктовали ему защитить ее. Тем не менее, Шейн решил поэкспериментировать, чтобы определить ее реакцию. Он прочистил горло: — Через дорогу от больницы в фургоне сидели люди, поджидающее одного из нас. Я почувствовал опасность.

Она медленно повернулась к нему.

— Что?

— Ты меня слышала. — Он сфокусировался на дороге, проезжая тихие витрины магазинов, и изучая периферическим зрением ее реакцию. У Джоси на шее затрепетала жилка, когда ее пульс стал ускоряться. Ее дыхание сбилось, и от нее повеяло запахом диких ягод. Каким же он был солдатом, раз имел такой уровень подготовки? Такие сверх развитые чувства? Его живот скрутило от страха.

Джоси покачала головой.

— Ты псих. Какой фургон? Там не было никакого фургона.

Таким образом, существовало два варианта. Либо, он не позволяет попасть ей в свой мир, либо она лжет. Стремление довериться ей застало его врасплох. Ну, блин. Ему нужно было перекантоваться с ней, пока к нему не вернется память.

Голосок в голове шептал, что это был самый подходящий предлог, как и любой другой, чтобы остаться с ней. Он свернул на главную улицу, минуя длинную линию автосалонов.

— В какую сторону мне ехать?

Тишину автомобиля нарушил ее вздох. Она посмотрела на бардачок.

— Выезжай на восточную федеральную трассу.

Интересно — он легко мог прочесть мысли, отражаемые на ее лице.

— В твоём бардачке есть оружие, дорогая?

Она подскочила, резко развернувшись к нему.

— М-м-м, да?

Шейн выгнул бровь.

— Пистолет?

— Да, миссис Смит. Ты научил меня стрелять и держать оружие поблизости.

Хорошо. Хотя он был бы очень благодарен, если бы она не стала использовать пистолет поблизости от него… по крайней мере, сейчас.

— Давай оставим его там, на месте, хорошо?

— Хорошо. — Она скрестила руки на груди.

Он влился в поток машин на федеральной трассе, следуя указателям, направился в Айдахо.

— Я благодарен тебе за то, что ты забрала меня домой, ангел. — Это прозвище. Если бы ее щечки порозовели, то он бы знал, что прозвище имело воздействие. Его периферическое зрение было отличным, также и его способность видеть в темноте — просто отменная. Кем или чем он был? Реальность начала накатывать на него.

— Я не уверен, что со мной случилось, но обещаю разобраться в этом.

— Уверена, твоя память вернется — ты самый сильный парень, которого я когда — либо встречала. — Слова Джоси об этом факте не звучали счастливо, и ее рука дрожала, когда она запустила пальцы в свои блондинистые волосы. — Слушай. Ты никого не знаешь в этом городе. Возможно, все что произошло, это простое ограбление. — Она повернулась к нему, смотря своими голубыми глазами, которые поблескивали от уличного освещения. — Ты можешь остаться со мной на несколько дней, пока к тебе не вернется память. Или, пока мы не разыщем твоих братьев.

Неуверенность. Она наморщила свой лоб. Женщина не хотела, чтобы он оставался с ней. Его сердце стучало тяжело. Его жена была доброй. Мягкой. Шейн взглянул на Джоси, тем самым давая понять, что смотрит на нее. На этот раз.

— Я сам себя сейчас не знаю, дорогая. Но точно уверен, что не отпущу тебя. — Ни в коем случаи он не поступит так глупо.

В ее опасных глазах полыхнул огонь.

— Ты бросил меня, дорогой.

Он удивился.

— Почему?

Ее взгляд дрогнул. Она повернулась на своем месте, смотря в сторону от него.

— Сверни на следующем выезде.

Ее красивые губки искривились от сомнений. Что она знала такого, чего не говорила ему? каким то образом, Шейн знал, как добиться от людей ответов — неважно, какой ценой. Холодок прокатился по его спине. Он не мог причинить боль кому то, как Джоси, или мог? Покачав головой, он включил сигнал поворота и съехал, следуя по дороге к маленькой тихой улочке.

— Езжай направо и в гору, возле Ньюкамер поверни налево, — указала она. — Мой дом четвертый справа.

Мягкий тембр ее голоса ласкал его кожу, обеспечивая комфорт и ощущение принадлежности.

Что-то подсказывало ему, что он не принадлежал ни одному месту. Шейн пристально рассматривал ухоженные дома по обе стороны улицы, многие из них были украшены тыквами, оранжевыми огнями и бумажными привидениями, свисающими с деревьев. Он также следил за огнями машин, которые следовали за ними. Еще важнее, он положился на свое чутье. Ничего. Никакой опасности, никакого страха. Хотя все-таки, что — то было не так с его слухом — как будто он ожидал услышать что — то еще. Что — то сверх меры. Что он упустил?

Он припарковался на подъездной дорожке, и перед его глазами возник белый дом — ранчо со смешными кустарниками, насаженными зеленной изгородью. Отделка была идеального темно — синего цвета. Беспокойство просочилось в его мысли. Он видел это место раньше. Приветное. Милое. Чистое.

— У тебя красивый дом.

Джоси вздрогнула, ее взгляд метнулся к нему.

Что? Он никогда не говорил комплименты? С рыком, Шейн нажал кнопку двери гаража на солнцезащитном козырьке и въехал внутрь. Чисто и опрятно, на стенах висели грабли, совки и различные инструменты с ручками розового цвета. От этого цвета в груди Шейна что-то защемило. Джоси не должна сама держать в руке молоток. Вообще никогда.

— Ты расскажешь мне всё, чтобы там не скрывала. — Он выпрыгнул из машины.

Она вышла из машины, захлопнула дверь, а затем ответила:

— Не скажу, что ты незаконно проник в мой дом. — Она постаралась пройти мимо него.

Он сместился, перегородив Джоси дорогу.

— Я не дал тебе выбора. — Он совершенно не хотел запугивать ее. Но сделал то, отчего она склонила голову и впилась в него взглядом.

От ярости Джоси уперла руки в бедра, а на ее скулах разлился румянец.

— Если думаешь, что можешь появиться спустя два года с долбаной амнезией и приказывать мне — лучше подумай еще раз!

Ладно. Она не испугалась. И когда Шейн расслабился, в его животе появился комок неловкости. Отчего Шейну пришлось скрыть улыбку, грозившую расцвести на губах.

— Я не уйду, пока все не вспомню.

Джоси глубоко вдохнула.

— Или уйди в сторону или станешь евнухом.

Невероятная женщина. В голову Шейна проникла нерешительность и удивление от того, насколько он хотел скооперироваться с Джоси. Хотел, чтобы она ему доверяла. Он отошел в сторону, пропуская ее, а затем вошел следом в аккуратную кухню с приборами из нержавеющей стали.

После чего закрыл и запер за ними дверь. Хороший ли Шейн или плохой?

— Я учил тебя драться? — Инстинкт твердил, что — пусть даже на короткое время — если он был с ней, то должен был научить.

— А может, это я тебя научила, — проговорила она, снимая пиджак, который кинула на стул с

антикварной вырезкой, точно такой же, как и на столе.

Шейн вздохнул. От уюта кухни он чувствовал себя так, словно был переросшим забиякой. На верхних полках стояли красивые вазы и стеклянные блюда, весьма эклектичное сочетание, но, как ни странно, умиротворяющее. Холодильник украшали магниты с цветами и фразами. Это и был настоящий дом.

— Милый дом.

— Спасибо. — Она посмотрела на автоответчик, стоящий на островке. На аппарате мигала цифра два.

— Джоси, проверь сообщения. — Он продолжал говорить мягким тоном, хотя горел желанием сам нажать эту кнопку. Звонил ли ее парень? От этой мысли по телу пронеслась волна гнева, пробуждая боль в затылке. Так скоро голова вновь начала болеть. Какой хрен будет встречаться с замужней женщиной? С женщиной Шейна?

* * *

Джоси развернулась, по спине пробежал холодок тревоги. Шейн был собственническим и защитным мужем. Она не возражала, в конечном счете, кто против чувства защищенности и безопасности? И так было до тех пор, пока Шейн ее не бросил. И чувство принадлежности исчезло вслед за Шейном.

— Так не пойдёт.

За три шага она преодолела расстояние до антикварного письменного стола, стоящего в углу. Она нашла его на гаражной распродаже прошлой весной и потратила часы на шлифовку и покраску, сразу после того, как закончила работу над кухонным столом. С первого дня, Джоси настроилась создать собственные семейные реликвии. Даже если ей суждено было жить одной.

Она вытащила бумаги из стола и бросила их на столешницу, рядом с глиняной тарелкой, на которой лежали яблоки. Стоящий напротив мужчина слишком соблазнял, и Джоси все еще влекло к нему. Защищать свое сердце ее работа, а не Шейна.

— Подпиши бумаги, а затем ты должен уйти.

Он поднял на нее взгляд своих серых глаз, которые могли быть цвета расплавленного металла от срасти, или льдистого от ярости. Но сейчас они были просто серыми.

— Нет.

От раздражения Джоси хотела закричать, и на сдерживание крика ушли все силы. Она хотела все правильно и уважительно сделать. Так, чтобы показать, что они друг для друга что-то значили. Даже если их браку пришел конец, даже если он уехал, она хотела закончить все правильно.

— У тебя нет выбора. — Она едва не вздернула подбородок, когда бросила ему его же слова.

В глазах Шейна появились искорки, когда он проследил взглядом ее тело сверху донизу, и обратно, делая лишь пару остановок.

В комнате сгустилась атмосфера.

Момент был словно ударом в под дых. Джоси представила Шейна в уютном доме, вот так смотрящего на нее.

Как было тогда, когда они жили вместе.

Ноги Джоси прилипли к полу. Она не могла отвести глаз от лица Шейна, от этих высоких скул, прямого носа и полных губ, которых она не касалась два года. Его густые волосы отрасли до плеч. У Джоси зачесались пальцы от желания провести по этим гладким локонам. Но внезапная мысль заставила ее нахмуриться. Разве военным разрешают такие длинные волосы?

Не разрывая зрительного контакта, Шейн, словно грациозная, дикая кошка, направился к ней. Медленно и уверенно, он сокращал между ними дистанцию, пока Джоси не окутал запах теплого кедра, а кожу не опалил жар. В животе проснулись бабочки.

Шейн приподнял голову Джоси костяшкой за подбородок. Ей следовало бы отступить. Но что-то… что-то заставило остаться. Может любопытство, может надежда, что она вновь ощутит тот пожар. Конечности отяжелели так, что она не могла ими даже пошевелить, а сердце забилось чаще.

Медленно, слишком медленно, словно на это ушла вечность, Шейн опустил голову. И прикоснулся губами к ее. Твердые, знакомые и такие горячие. Одно легкое касание, другое, третье.

В горле Джоси застрял стон.

Шейн шагнул еще ближе, положив руку ей на бедро, а другой еще выше запрокинул ей голову. Затем скользнул языком между ее губ, и прижал к своему огромному телу, которому так идеально подходили ее изгибы. Его налитый ствол уперся в её живот. От стремительного желания, Джоси вздрогнула. Ее сердцевина запульсировала, а соски затвердели.

Шейн убрал руку с подбородка и запутал ее в волосах Джоси, сминая ее губы. Такой родной вкус затронул сердце. Шейн оторвался от ее губ, и начал спускаться дорожкой влажных поцелуев по ее подбородку и шее.

Так быстро.

Жестко.

И требовательно.

Она вздохнула, в голове крутились мысли, колени ослабли. Шейн.

Он начал целовать ее ниже, спускаясь к вырезу рубашки, и раскрывая материал в стороны, чтобы прижаться губами к мягкости груди. Мужской рык одобрения, эхом отразился от её кожи. Джоси запутала пальцы в густых волосах Шейна, притягивая его ближе. По телу разливался жар, в ушах появился звон. Её тело ожило. Впервые за прошедшие два года, она воспылала желанием.

Шейн внезапно схватил ее за попку и поднял. Джоси ахнула, когда оторвалась от земли, и автоматически обняла его талию ногами.

Сумасшествие… но Джоси было плевать. Еще. Ей нужно больше.

Ее тело спало два года, а сейчас проснулось и ожило.

Шейн требовательно вжался стволом в ее сердцевину. И вновь впился в губы, прижимая ее крепче к себе. Он выше приподнял Джоси, и она, застонав начала тереться бёдрами о его пах. С невероятной страстью. Наконец, Шейн поднял голову.

Его поцелуй был жестче и настойчивее, чем прежде. В их совместной жизни, Шейн всегда был настолько нежным… аккуратным. Но сейчас он фонтанировал такими дикостью и новизной. В груди Джоси появилось трепетное волнение. На этот раз он относился к ней, как к равной, как к женщине, а не к хрупкой вазе.

Чувство собственничества. Оно мерцало в его серых глазах наряду с желанием. Страстью. Обещанием. Ей нужно думать. Правда, нужно?

— Джоси. Или скажи где спальня, или я возьму тебя на полу. — Низкий, почти грубый тон его голоса затронул все нервы, умоляя о ласке.

Ошеломленная, она открыла рот, чтобы сказать, где спальня, но звонок телефона ее перебил. Джоси покачала головой. Реальность. Где реальность? Звонок повторился.

Шейн прищурился и сильнее стиснул ее попку, прижимая к своему паху. Джоси застонала. Он пленил ее опасным взглядом.

Телефон снова зазвонил.

Затем её голос попросил абонента оставить сообщение.

И потом… Том:

— Привет, красавица. Как на счёт ужина сегодня вечером?

Глава 3

Температура воздуха упала до десяти градусов. Может ниже. Напряжение растеклось по некогда тихой кухне. Это было плохо. Просто катастрофа. Джоси выпустила волосы Шейна и уперлась ладонями в его грудь, пытаясь отодвинуться и освободить его бедра.

Он не позволил.

— Мне больно, — прошептала она. На самом деле это было не так, но слова могли заставить его, отпустить ее.

— Тогда не двигайся. — Ни единого намека на поблажку не отразилось на его лице.

Она несколько раз моргнула. Шок парализовал тело. Шейн, которого она знала, немедленно опустил бы ее на пол.

На заднем плане раздавался бубнящий голос — Том в деталях рассказывал о планах на ужин. Ей нужно было отключить автоответчик. Джоси вырывалась, стараясь оказаться на полу. Они с Шейном практически занялись сексом. Еще две секунды, и…

— Нет, — Шейн стиснул зубы. Глаза приобрели аспидно-серый оттенок.

Паника. Опасность. Жестокость. Джоси замерла, загипнотизированная гневом Шейна. Его так много. Легкие сжались. За все то время, что они провели вместе, она никогда его не боялась.

До этого момента.

Автоответчик отключился.

Секунда пролетала за секундой, в то время как ее сердце гулко билось о ребра. Они смотрели друг на друга. Ни одной эмоции не отразилось в его звериных чертах, ни единой искры в глазах. Она успокоила в себе дрожь. Кем был этот человек? Медленно, почти нежно Шейн опустил ее на пол, держа за плечи, пока она не почувствовала опору под ногами. Затем он отступил на пару шагов назад.

По коже пробежался холод, и трясущимися руками она растерла участки, на которых проступили мурашки. Как, черт возьми, она позволила этому случиться? Она даже не пыталась его остановить. Даже сейчас ее душа болела. Из-за Шейна. В этот раз он был другим. Не сдерживался, не скрывал своих чувств. Она открыла рот и хотела что-то сказать, но слова застряли в горле.

Шейн сунул руки в карманы джинсов. Он не будет к ней больше приставать?

— Ты не пойдешь на ужин.

Черта с два. Она прокашлялась.

— Я построила здесь новую жизнь, Шейн.

Она не позволит ему все разрушить. Не в этот раз. Больше никогда.

Возможно, повтори она слова, как мантру, поверила бы в них.

На его лице отразилось сожаление.

— Ты его любишь?

Она только-только начала узнавать Тома. Недавно развелся, прошел тот же путь, что и она, и за два месяца их знакомства был к ней весьма добр. Но любовь? Она отдала все, что имела, Шейну. В котором было все, кроме доброты.

— Это тебя не касается.

Шейн склонил голову.

— Ты, правда, так думаешь?

— Да.

Уголков его губ коснулась игривая улыбка.

— Еще пять минут, и я вошел бы в тебя. Жестко и быстро.

Желание разгорелось в нижней части живота, даже когда она с вызовом приподняла голову. Жестко и быстро. Один из многих способов, которые доставляли удовольствие Шейну в постели. А также медленно и нежно. Безумно и весело. Тем не менее, он всегда прекрасно себя контролировал.

Его улыбка стала шире, мягкая и опасная.

— И ты кричала бы мое имя, прося больше. Мы оба это знаем.

Было ли это воспоминанием? Или он был настолько в себе уверен? Она приподняла плечо.

— Секс у нас всегда был неплохим, Шейн.

Она едва сдержала смех от этой лжи. Секс был просто невероятным.

Он рассмеялся. Глубокая мужская усмешка. Одна из тех, которые она нечасто слышала.

— Хочешь, чтобы я доказал тебе, что он был куда лучше, чем «неплохой», дорогая?

Да.

Да, она хотела этого. Грудь горела желанием. Влечение нарастало. Интерес к нему с этой новой его стороны заставил огонь пронестись по венам. Надежда вновь вспыхнула, и она немедленно заглушила ее. Люди не меняются, он никогда не впустит ее в свой мир.

— Нет, черт возьми, — она резко подошла к столу, вытащила из сумочки сотовый телефон и быстро набросала сообщение Тому. Она слишком устала для ужина, позвонит ему завтра.

Отбросив свой телефон на кухонный стол, Джоси распахнула дверцу холодильника и вытащила остатки лазаньи. Рутина поможет ей прийти в себя. Всякий раз, когда проблемы наваливались на нее в огромном количестве, она бралась за какое-нибудь дело и заставляла себя собраться. Как ни странно, Шейн научил ее этому способу борьбы со стрессом. Сосредоточенность на какой-нибудь глупой мелочи, как, например, выбор цвета шкафа, успокаивала Джоси и позволяла ей взглянуть на мир под другим углом. Похоже, пришло время сделать это снова.

Готовка являлась еще одним методом, который помогал ей отвлечься. Джоси взяла в руки тарелку из синего стекла. Прошлым вечером она приготовила лазанью, и на сковороде осталось еще больше половины. Любимое блюдо Шейна. Ситуация не была лишена иронии.

За ней скрипнул стул, и она обернулась как раз в тот момент, когда Шейн опустился на него. Даже сидя, он как будто бы поглощал собой все пространство. Глубокие мешки залегли под его глазами, темные, как синяки на коже.

— Собираешься меня покормить?

— Да. Затем ты сможешь подписать бумаги и убраться.

Она оттолкнула всякое сочувствие, поставила блюдо в микроволновую печь и установила таймер, борясь с удовольствием от того, что ей снова приходилось для него готовить. Будучи с ним в браке, она чувствовала себя замужней, когда готовила. Как будто они были настоящей семьей. Приготовление теплой, здоровой пищи было единственным способом ее заботы о нем. Единственным, который он ей позволял. И она это обожала.

Даже сейчас она часами могла выбирать на рынке только правильные ингредиенты. Свежий шпинат, выращенные в домашних условиях помидоры. Как раз на прошлой неделе она потратила час на поиски правильного растения орегано для выращивания на подоконнике. На кухне, во время готовки, на короткое мгновение она позволяла себе притворяться, что они все еще были вместе. Что он мог на нее положиться. Что он доверял и нуждался в ней.

Но на самом деле этого никогда не было. До этого момента.

Как она могла выдворить его? Он понятия не имел, кем являлся. Если только не притворялся. Она взяла тарелки и газировку, как только паста приготовилась, положила блюдо в две тарелки и затем села. Пиво она не любила, а тот сорт, что ему нравился, Гиннес, был слишком для нее крепок. Поэтому ей нечего было предложить.

— Тебе нравится лазанья. По крайней мере, раньше нравилась.

Шейн кивнул, надкусив и проглотив пищу.

— Это до сих пор так, — уголки губ поползи вверх, пока он ел.

В ответ она почувствовала внутри заполняющее ее тепло.

Наконец, после того, как тарелка опустела, он протер глаза.

— Помоги мне заполнить пробелы. Как мы познакомились?

Воспоминания причинили знакомую боль.

— Мы встретились в кафе, — кажется, сто лет прошло. — Ко мне приставал какой-то парень, никак не хотел оставить меня в покое, и ты его прогнал.

Парень считал себя крутым, нацепил солнцезащитные очки «авиаторы» и притворялся военным. Он был одной комплекции с Шейном, но моментально ретировался.

— Мы поженились спустя три недели.

Как вихрь. Быстро, взрывоопасно и так чертовски сексуально. Полная противоположность ее планам на жизнь. О чем она вообще думала?

— Понятно, — взгляд Шейна потеплел. — Как долго мы были женаты? Ну, до того, как…

— Два месяца, — она вздохнула, почувствовав внезапную обиду. — Затем ты просто ушел.

— Не сказав ни слова? — Шейн прищурился.

Она пожала плечами.

— Зачем ты приехал в Вашингтон?

— Я задал тебе вопрос, — его голос довольно быстро стал жестким.

Этот тон был для нее в новинку. Тело расслабилось, в то время как в голове завертелись мысли. Заинтригованная, Джоси продолжала пристально смотреть на него. Так часто она попыталась подтолкнуть его, заставить потерять контроль. Заставить прекратить относиться к ней, как к пустышке. Стоит ли попробовать сейчас?

— Я слышала твой вопрос.

— Ответь. Помоги мне, — интонация осталась прежней, но отражение какой-то странной слабости отразилось в глазах. — Я должен знать, что случилось.

За долю секунды и впервые в жизни она увидела мальчишку, каким он, возможно, был прежде, чем стать военным. Ее сердце наполнилось теплом, а плечи расслабились. Она не смогла удержаться.

— Ты поцеловал меня на прощание утром, сказал, что любишь и вернешься, — после самой страстной ночи, которую они провели, будучи женаты. Та, о которой она не была готова ему рассказывать. — Ты не вернулся.

— Почему?

— Я не знаю.

Даже сейчас слова давались с трудом. Сколько раз она не могла уснуть ночью, одна, задавая себе этот самый вопрос? Почему он не вернулся? Он думал о ней? Она снова и снова прокручивала в памяти последнюю неделю, которую они провели вместе.

— Последняя неделя — она была ужасна.

Шейн ожесточился.

— Ужасна? Насколько?

Джоси выдохнула.

— Ты был сломлен. Очень опечален. За неделю до отъезда ты узнал, что один из твоих братьев погиб. Джори.

— Джори, — он нахмурился, потирая грудь. — Как он умер?

— Я не знаю, — гнев вернулся в момент. — До той недели я даже не знала, что у тебя были братья, — она изо всех сил старалась усидеть на месте, чтобы не вскочить и не отойти от него. У него была целая жизнь, семья, о которой он ей не рассказывал. — Как, по-твоему, почему ты здесь, спустя два года?

— Ты сказала, что отправила документы на развод на мою базу. Я подтверждаю, что получил их и приехал обсудить этот вопрос, — при последних словах его плечи распрямились.

Он собирался оспорить развод? Она почувствовала страх.

— Тогда где документы?

— Не знаю, — он сделал большой глоток содовой. — Ты прекрасно готовишь, Джоси.

Грудь наполнило удовольствие. Джоси научилась готовить в колледже… в надежде, что у нее когда-нибудь появится семья, о которой она будет заботиться. Так, как это делали матери в телевизионных сериалах. Но грусть сменила это удовольствие. Этого так и не случилось.

— Спасибо.

Он прищурился.

— Ты шеф?

— Нет, — ее заполнили воспоминания. Она практически рискнула и сменила профессию с главного бухгалтера на повара, когда второй год жила в Кал Стейт. Но ей не хватило смелости. Кроме того, в цифрах она разбиралась. Организация и вычисления. Она никогда не полагалась на одного человека или целую систему. — Я бухгалтер.

Его брови поползли вверх в удивлении.

— Это объясняет соблазнительный наряд.

Соблазнительный? И близко нет. Джоси сняла туфли на высоком каблуке и коснулась ступнями гладкой плитки пола. Она заплатила за эту плитку со своей второй зарплаты, которую получила на новой работе в местном филиале бухгалтерской фирмы. На поиск правильного цвета (теплый бежевый) ушли целые выходные.

— В бухгалтерской сфере безопасно.

— А-а, — в его низком голосе послышалось понимание. — Для тебя важна безопасность. Интересно, — он потер подбородок. — Что-то мне подсказывает, что со мной не так безопасно.

— Нет, — она улыбнулась сквозь тоску. — Ты был моим единственным риском, который я приняла. Мне это аукнулось.

— Прости.

Джоси пожала плечами.

— Не хочу об этом разговаривать.

Он изучал ее без каких-либо эмоций на лице.

— Хорошо. Ты сказала, у меня есть братья. Во множественном числе. Помимо Джори, что тебе известно?

— Ничего о твоих братьях, — она не хотела продолжать этот разговор. Либо она была плохой женой, либо ничего о нем не знала. — Но у тебя бывают кошмары. По крайней мере, раньше были.

Он замер.

— О чем?

В душе у нее возмутился гнев.

— Я не знаю. Ты бы не сказал мне.

Она бросила салфетку на тарелку с недоеденной пищей.

— Еще до того, как ты проснулся однажды ночью, выкрикивая имя Джори, кошмары сделали твой сон беспокойным, — она опустила взгляд на ее пальцы, которые уткнулись в изображение тыквы на салфетке. — В ту ночь ты был разбит. Я никогда тебя таким не видела, — холодок скользнул по ее плечам. Она так сильно хотела защитить его, чтобы помочь. Он не позволил бы ей.

— Прости, — грубый голос заставил сердце сжаться. — Тебе не следует иметь дело с подобным.

Она с раздражением кашлянула.

— Тебе должно быть жаль. Не за то, как ты повлиял на меня, но за то, что замкнулся, — за секунду до того, как он бесчувственно чуть ее не поцеловал, она подумала, что он изменился. Что сумел разглядеть ее настоящую. Женщину, которая может быть его парой.

Он отодвинулся от стола.

— Ты прекрасна, Джоси. Нежна и чувствительна. Тебя стоит защищать.

Ах. Загвоздка все-таки была. Она встряхнула головой.

— Ты меня не знаешь, Шейн. Никогда не знал.

Глава 4

Джоси скрестила ноги, борясь с желанием провести по лицу ладонью. Она сидела на кровати, а перед ней были разложены кипы бухгалтерских книг. После обеда она оставила Шейна, когда он направлялся в душевую для гостей. Сказала, что ей нужно поработать, прежде чем переоделась в удобные штаны и забрала волосы в хвост.

Но цифры в счетах перед ней не сходились. С некоторыми счетами, которые ей передали несколько месяцев назад, были проблемы. Либо она допустила ошибку, либо бухгалтер, от которого она переняла обязанности, напортачил. Не то, чтобы это стало большим сюрпризом, учитывая, что Билли пришлось отправиться в центр реабилитации для наркозависимых.

Она вернулась обратно к открытой главной папке компании «Похоронное бюро Холла». Числа замелькали перед ее взором. Она моргнула несколько раз, позволяя глазам отдохнуть.

Погодите-ка.

Дотянувшись до бухгалтерской книги с кредиторскими задолженностями, Джоси быстро просмотрела детали. Чувство триумфа чуть было не заставило ее расхохотаться. Конечно! Билли рассчитал продажи нескольких участков для одной семьи в качестве единовременной суммы, а не в качестве ежемесячного дохода. Продажа длилась несколько месяцев, а деньги выплачиваются до пятнадцатого числа каждого месяца. Но Билли рассчитал суммы до того, как деньги будут получены.

Слава Богу. Проблему можно было легко решить. Джоси сделала глубокий, расслабленный вдох. Возможно, во всех четырех проблемных счетах имелись одинаковые ошибки. Наркотики, по-видимому, сильно спутали мозги Билли. Хотя, чтобы себя обезопасить, ей стоит перепроверить все его файлы, даже те, которые казались в порядке, тем более что конкуренция в фирме на данный момент достаточно большая. Она посмотрела на другие файлы, которые лежали на кровати.

Может, ей следует просто лечь спать и забыть о работе? Был только девятый час, но от усталости казалось, что голова потяжелела. Джоси взглянула на корзинку с вязанием в углу. Вязание. Точность, логичность и некое творчество. Миссис Лилли, одна из ее любимых приемных матерей, обучала ее, когда Джоси было одиннадцать. До того, как миссис Лилли тяжело заболела и не смогла заботиться о приемных детях. Совсем недавно старое хобби позволило Джоси завести друзей в незнакомом городе и показать ту сторону себя, которую она часто скрывала.

Улыбнувшись, Джоси заметила полосатую шляпу, лежавшую на туалетном столике, которую она недавно связала для своей секретарши. Нахальная, яркая и смелая, женщине понравится узор. Она так сильно отличалась от первых ужасных попыток Джоси что-либо связать. Теперь она могла просто представить себе конечный результат при покупке пряжи в специализированном магазине, располагавшейся на другом конце города. Местный хозяин знал ее, и, совершая покупки, Джоси стала частью чего-то. Частью общества людей, которые творили.

Времена были тяжелыми. Люди вязали, чтобы зарабатывать деньги, чтобы членам семьи было тепло. Женщины с очаровательными детьми искали уютные товары, и Джоси практически могла притвориться, что и у нее тоже есть семья. Что у нее тоже есть способность передать традицию следующему поколению и поделиться ею с кем-то другим.

С кем-то с глазами Шейна и ее носом.

Даже если всю жизнь она будет одинока, она могла творить. Что-то от нее могло бы остаться… так же, как долговечной остается нить пряжи.

Шейну нравилось, когда она вязала. Было в этом процессе что-то старомодное и женственное. Часть ее хотела вернуться в гостиную. Для того чтобы быть рядом с ним. Но на самом деле им не о чем говорить, за исключением необходимости в его подписи на документах. Что делать, если он не подпишет?

А что, если, наоборот, сделает это?

Зазвонил телефон, отвлекая ее от мыслей о Шейне.

— Миссис Дин, это детектив Маллой, — шуршание бумаги и звон телефонов на линии заглушили голос детектива.

— Здравствуйте, детектив, — в дверном проеме мелькнула тень. Джоси посмотрела на Шейна. Он практически заслонил собой проход, его большая фигура резко контрастировала с женскими тонами ее комнаты. Влажные волосы завивались на его затылке.

Детектив прокашлялся.

— У нас есть некоторые наработки в деле вашего мужа, миссис Дин.

Ею овладело беспокойство.

— Наработки?

— Да. Знаю, уже почти восемь вечера, но я хотел бы встретиться с вами и вашим мужем в участке через тридцать минут, — детектив повесил трубку.

Джоси отодвинула трубку от лица и уставилась на нее. Наработки? Маллою стоит подарить справочник по надлежащему этикету при телефонных разговорах. Она повесила трубку и направилась к двери.

— Милая? — Шейн прислонился к дверной раме, на нем были выцветшие джинсы и рваная футболка, обыденность контрастировала с пронзительным взглядом на его слишком бледном лице. Голова, наверное, жутко болела. Запах кедра донесся до нее, заполняя зону комфорта мужским ароматом.

— Детектив Маллой хотел бы поговорить с нами, — ее пальцы сдавили толстый шерстяной шарф с узором в виде тюльпанов. Она купила его по каталогу, нетерпеливо ожидая, когда вещь доставят, а уже затем выбрала настольные лампы, которые удовлетворяли заданному условию. Обычно Джоси считала каждую копейку, но на создании своего дома решила не экономить.

Гигантская кровать являлась еще одной привилегией.

Воспоминания о жарких ночах и радостных утрах, проведенных в другой постели в обнимку с Шейном, наполнили сознание. Он был большим парнем и нуждался в двуспальной кровати. Она постаралась скрыть румянец.

Бровь Шейна приподнялась, он прислонился к стене, которая была окрашена в мягкий бежевый цвет. Тень упала на его острый подбородок, придавая ему вид бунтаря.

— Что детективу от нас понадобилось?

Она пожала плечами.

— Я не знаю, — кровь окрашивала разорванную рубашку Шейна, свидетельствуя о насилии, которое шло за ним по пятам.

— Дай мне секунду, я переоденусь, и мы можем узнать, в чем дело.

Его взгляд потеплел.

— Помочь?

Тепло разлилось по телу.

— Нет.

Он отрывисто пожал плечами.

— Как хочешь.

— Ты в порядке? — непрошеное беспокойство напомнило ей об эмоциях, которые, как она думала, были давно забыты.

— Да. Просто голова болит, — он развернулся на босых ступнях и исчез из виду.

Да, вот Шейн, которого она помнила. Отстранялся от ее под предлогом защиты ее хрупкого внутреннего мира. Тупица.

Пришло время двигаться дальше и избавиться от влияния, которое он имел на нее. Эмоции, которые будил Шейн, были болезненными, опасными и такими глубокими. Она так и не сумела полностью вычеркнуть его из своего сердца.

Он был солдатом и озвучил свою позицию.

Чем раньше он уйдет, тем скорее Джоси сможет снова притвориться, что двигается дальше. Может быть, когда-нибудь это на самом деле будет так. Она опустила ноги на холодный деревянный пол. Коврик для спальни она ищет уже более года и когда-нибудь найдет идеальный.

Джоси надела удобные джинсы и голубой свитер, который оттенял цвет ее глаз. Не то, чтобы она пыталась произвести впечатление на Шейна. Ей просто нравился этот свитер.

Она закусила губу в нерешительности, когда, пожимая плечами, вытащила выцветшую мужскую футболку из нижнего ящика комода. В холодные или одинокие ночи она часто спала в одной из старых рубашек Шейна. Было бы неприлично с его стороны идти в полицейский участок в рваной одежде.

Джоси нашла его в кухне, доедающим остатки холодной лазаньи.

— Ты снова голоден?

Он дожевал.

— Мне нравится, как ты готовишь.

Она быстро бросила футболку на стол.

— У меня осталась одна их твоих старых рубашек. Чистая.

Он вытер рот салфеткой, его взгляд замер на рубашке.

— Я должен прочесть в этом какой-то подтекст? — глубокий и темный, его голос понизился до рокота, что ускорило биение сердца Джоси.

— Нет, — только то, что она еще не справилась со своими к нему чувствами. Вне зависимости от того, насколько сильно старалась не врать себе. — Некоторые из твоих вещей, вероятно, смешались с моими, когда я переехала.

Ничто не заставит ее признать, что у нее также хранилась рубашка, которую она отказывалась стирать, спрятанная в задней части шкафа. Даже спустя два года поношенный хлопок обладал уникальным мужским ароматом Шейна.

— Хорошо, — он скинул окровавленную рубашку и надел чистую. — Спасибо.

— Не за что, — один взгляд на его внушительную грудь, и она захотела ощупать его с головы до пят. Господи, ей нужно взять себя в руки. Она схватила куртку из небольшого шкафа рядом с дверью. Стена, воздвигнутая между ними, заставляла ее задыхаться, и ей нужно было выйти на улицу.

— Пора идти.

Шейн кивнул, отвернулся от кухонного стула и медленно и осторожно открыл дверь.

— Хорошо.

Беспокойство заставило ее остановиться.

— Все в порядке?

— Ага. Всего лишь головная боль. Я поведу.

Джоси хотела поспорить. Но зачем? В конечном итоге он все равно сядет за руль, и, честно говоря, вождение ночью не входило в список ее любимых занятий. Ей нравилось это в Шейне, когда они были женаты. Для него вождение было удовольствием, и она могла просто сидеть, сложа руки и расслабиться во время поездки.

— Как пожелаешь.

Она подождала, пока он не выехал на шоссе, прежде чем давать ему указания. Они ехали молча, пока не достигли города. Джоси рассеянно теребила бахрому на джинсах.

— Какие-то воспоминания всплыли?

Только упрямая воля заставляла ее не смотреть на умелые руки, державшие руль. Ей нравились эти руки.

— Нет, — Шейн снова посмотрел в зеркало заднего вида.

Джоси обернулась и посмотрела на машины позади.

— Что ты высматриваешь?

— Фургон, который следовал за нами сегодня чуть раньше.

Может быть, сотрясение было сильнее, чем они предполагали.

— Думаю, это всего лишь твое воображение. У тебя ведь черепно-мозговая травма.

— Возможно, — он еще раз оглянулся и проверил. Разочарование и сомнение скользнули по его лицу, но он замаскировал их приятной улыбкой. Той, которая не сумела ее обмануть. — Несмотря на это, сейчас я не чувствую никакой опасности.

Ага. До сих пор хранит свои секреты, не так ли? Джоси сконцентрировалась на ночных пейзажах за окном.

Шейн свернул с автострады, проехал милю и припарковал внедорожник перед трехэтажным кирпичным зданием. Яркие огни окружили станцию, прогоняя ночь. Выскочив из салона, он открыл дверь Джоси, прежде чем она схватилась за ручку. Сильные руки помогли ей выйти из машины, и осенний ветер обжег кожу.

— Джоси, может быть мне поговорить с детективом? — дверь закрылась с мягким щелчком, и Шейн жестом указал ей двигаться вперед.

— Зачем? — она вполне была способна отвечать на вопросы полиции. Она не только не сделала ничего плохого, но еще и выросла в приемной семье. В работе с властями и их допросами она не видела ничего нового.

Шейн открыл дверь.

— У меня есть ощущение, что Маллой что-то задумал. Мне не нравится, что он не рассказал тебе никаких подробностей о своих наработках.

Ее окружали манипуляторы, преследовавшие тайные цели, в том числе и Шейн. Даже если амнезия была реальной, он не всегда рассказывал правду.

В зале ожидания в полицейском участке имелось два кожаных дивана, множество живых растений, а также несколько широких оранжевых стульев. По-домашнему и с комфортом. Островок небольшого поселения в городе, который неожиданно вырос. Женщина сорока с чем-то лет с вульгарными красными волосами сидела за широким столом с перегородкой из толстого стекла и во время ночной смены напевала что-то удовлетворенно себе под нос. За ней располагалась стена с фотографиями, изображающими сотрудников полиции на различных церемониях награждения. Она улыбнулась и заговорила через динамик, ее голос прозвучал жестко.

— Я могу вам чем-нибудь помочь?

Шейн сделал шаг вперед, чтобы ответить, как послышался сигнал, и дверь рядом с перегородкой открылась. Маллой придержал ее одной рукой.

— Входите.

Джоси вошла в длинный, тихий коридор. Широкая рука Шейна коснулась ее спины, слегка надавив. Властный и защитный жест — полностью наготове. Она и забыла об этом его качестве.

Несколько закрытых дверей очертили зал, как только трое подошли к большой двойной двери, которая отделяла центр полицейского участка от общественности. Маллой распахнул поцарапанную металлическую дверь, впуская их в конференц-зал с толстым дубовым столом и кожаными креслами. Джоси опустилась в кресло, которое Шейн отодвинул для ее, и посмотрела на приятный пейзаж снежных гор, нарисованный акварелью и украшавший боковую стену.

— Где двустороннее зеркало? — поинтересовалась она.

Маллой фыркнул, обойдя вокруг стола, чтобы сесть и положить папки на полированную деревянную поверхность.

— Комнаты для допроса ближе к камерам. Это просто конференц-зал.

Шейн сел рядом с Джоси.

— Итак. К чему эта встреча, детектив?

Джоси откинулась на спинку кресла, не так комфортно, как рядом с Шейном.

Маллой потер подбородок, изучая их проницательными и уставшими глазами. Он отбросил помятый пиджак и старый галстук, закатав рукава рубашки, и это явило взору темные волосы вдоль его рук. Детектив сосредоточил свое внимание на Шейне.

— Какие-то воспоминания к вам вернулись?

— Нет, но вернутся, — Шейн проигнорировал то, что Джоси отстранилась, сев на расстоянии вытянутой руки. — Есть новости от Пендльтона?

— Нет, но будут, — детектив повторил тон Шейна. Посмотрел на Джоси. — Когда вы были женаты, ваш муж рассказывал о навыках, полученных в армии?

Рука на ее плече напряглась, но тело Шейна оставалось расслабленным, а выражение его лица — безразличным. Джоси замерла.

— Нет, Шейн не говорил о своем прошлом, о своем будущем, или же о своей работе, детектив. Я считаю, что мы это уже обсудили.

Признание факта, что ее брак — фальшивка, тяжелым грузом легло в душе. Она скрестила ноги.

— Почему вы спрашиваете?

Маллой глянул на Шейна и распахнул папку, вынимая оттуда три фотографии и размещая их на столе.

— Я спрашиваю, потому что пару часов назад вниз по течению реки мы нашли три трупа.

Джоси вдохнула, ее взгляд был прикован к фотографиям мертвых людей, лежащих на металлических плитах. Их тела были покрыты тонкой пленкой. Так же, как по телевизору. Из-за шока в ушах зазвенело.

— Кто это? — прохрипела она.

Маллой пожал плечами.

— Мы пока не знаем. Но предварительная экспертиза показала, что причиной смерти первых двух стал перелом шеи, — он постучал пальцем по третьей фотографии, человек с синяками и порезами, которые изуродовали его лицо. — Этого парня, вероятно, забили до смерти, перелом черепа — больше мы узнаем после завтрашнего вскрытия.

Детектив посмотрел на сбитые костяшки на руках Шейна, он опирался ими о стол.

— Что говорят судмедэксперты? — голос Шейна оставался приятным и безразличным.

— Экспертиза пока не проводилась. Но я уверен, что мы что-нибудь найдем, — Маллой приподнял бровь. — Кто-либо из вас двоих узнает этих людей?

Джоси изучала фотографии, в горле застрял ком. Шейн убил троих мужчин голыми руками? Был ли он способен на такое? Ее кольнуло осознание и новое чувство — чувство самосохранения. Она не знала человека, за которого вышла замуж.

— Я их не узнаю.

Рука Шейна опустилась ей на шею.

Она подпрыгнула.

Маллой прищурился.

Шейн помассировал ее шею круговыми движениями, но это не помогло.

— Я их не знаю.

— Рядом с одним из них обнаружили бейсбольную биту, — Маллой вытащил фотографию металлической биты. — Она была выброшена в реку, но мы найдем отпечатки на рукоятке.

Шейн пожал плечами.

— Мы оба знаем, что вы уже сняли отпечатки с биты, и если бы нашли, то так бы и сказали.

Джоси напряглась. Откуда он знает об этом?

Маллой посмотрел на ее.

— Вы уверены, что не узнаете никого из этих мужчин, миссис Дин?

— Уверена, — она постаралась говорить тихо, чтобы скрыть дрожь в голосе. — Почему Вы спрашиваете?

Маллой сунул руку во второй файл и вытащил оттуда пакет с уликами, в котором находился потрепанный листок бумаги.

— Потому что мы нашли вашу фотографию в кармане убитого человека.

Глава 5

Джоси протянула дрожащие пальцы и коснулась сморщенной бумаги. Картинка была с сайта ее фирмы и была распечатана на дешевой компьютерной бумаге. Ее колени задрожали, а воздух в легких показался холодным.

— Почему кому — то фотографировать меня?

Шейн покачал головой.

— Таким образом, ограбление не было случайным.

— Нет. — Маллой постукивал ручкой по столу. — Эти мужчины искали вас, миссис Дин.

— Зачем? — Джоси повернулась к Шейну. — Я не понимаю. Почему эти парни искали меня? И почему причинили тебе боль? — Реальность начала ускользать от нее так же, как и чувство безопасности. Страх в ее горле на вкус был, как кислота. — Как ты познакомился с ними? — Так много вопросов, а ответы остались запертыми в твердой голове Шейна.

Его челюсть напряглась. Он схватил фото, изучая улыбающееся лицо Джоси.

— Я не знаю. Но это картинка с интернета? — После ее кивка, он выдохнул. — Мы обсудим безопасность размещения твоего лица онлайн позже. — Шейн швырнул бумагу обратно. — Фото для того, чтобы опознать тебя. Я предполагал, что ищут меня, следуя из того, что кто — то ударил меня по голове. — Под ним заскрипел стул, когда он сел. — Конечно, нам нужно, где то тебя спрятать в безопасном месте, пока не разберемся во всем.

Неужели эти люди искали ее? Что, если бы они нашли? Не было ни одного шанса, что она смогла бы противостоять троим из них.

— Три парня с моей фоткой мертвы.

Возможно, от рук Шейна.

Он посмотрел на фотографию:

— За нами могут следить и другие.

— За тобой. — Или, возможно, за ней. Что же ей делать? — Может мне стоит взять отпуск. Самой.

Шейн перевел внимание, разглядывая ее лицо, игривая улыбка коснулась его губ.

— Ты застряла со мной тут, ангел. Смирись с этим фактом. — Улыбка не смогла замаскировать его решимость в твердой линии челюсти.

Маллой прочистил горло.

— Я могу поместить вас в безопасное место, миссис Дин. — Он вздохнул.

Джоси старалась не задохнуться от тестостерона, которым пропитался весь воздух.

— Мне нужна минутка наедине с собой, джентльмены.

Слова, вероятно, не относились напрямую ни к одному мужчине в комнате. Что же ей делать?

Прятаться было не вариантом… особенно бесконечно. Джоси не могла бросить работу, тем более ей нужно внести поправки в документы Билла, после чего заключить партнерство. Безопасность дала бы возможность расслабиться, но повышение на работе светит лишь в том случае, если Джоси не будет прятаться. По крайне мере, от фирмы.

— Есть ли другой вариант?

Маллой вздохнул.

— Я могу поставить патруль на день у дома, но людей на круглосуточную охрану у нас нет. Я постараюсь сделать максимум из возможного. — Сложив аккуратно бумаги, он убрал их в файл, и посмотрел на Шейна. — Предполагаю, вы с ней останетесь?

— Да.

Джоси несколько раз моргнула. Зачем она этим людям? Во что Шейн втянут? А что если они пришли за ней? Да, она помнила пару приемов самообороны, хотя очень смутно. Она специально решила заняться йогой вместо каратэ, чтобы оставаться в форме. Сделала противоположное тому, что велел ей Шейн.

Маллой встал.

— У меня больше нет к вам вопросов, но буду признателен, если вы будете держать меня в курсе вашего местоположения.

— Конечно. — Шейн встал и помог Джоси подняться. — Сообщите, если узнаете личность погибших.

— Хорошо. Хотя, думаю, вы вскоре их вспомните. — Детектив обошел стол. — Я провожу.

* * *

Далеко за полночь, когда за окном уже сгустилась тьма, Джоси закончила вязать шарф и разложила его на кровати, чтобы оценить. Пятнистый узор медного оттенка на шарфе должны были оттенить цвет глаз Тома. Всю неделю Джоси вязала ему шарф. Может ей стоило перезвонить Тому? Рассказать о том, что Шейн остался у нее? Они с Томом друзья, но в последнее время между ними было что-то серьезнее, да и Джоси нравился Том.

На год или два моложе ее, Том — отличный парень, строитель с грандиозными мечтами. И он верил в ее мечты. Конечно, самой большей мечтой Джоси в данный момент было возвращение к безопасной жизни.

Неужели она теперь в опасности? Пришли ли за ней те люди, или объясняло ли наличие у них ее фотографии, потому что они искали Шейна? Джоси и Шейн ушли из полицейского участка и направились в магазин одежды, чтобы купить новую пару джинс. Шейн всю дорогу хмурился и молчал, потерявшись в своих мыслях. Он не рассказывал ей о своих

размышлениях и не отвечал на вопросы, все как в прежние времена. Оказавшись дома, они оба направились в кровати.

По-мальчишески обаятельный, Том никогда не скрывал своих эмоций.

Прижав руку к животу, Джоси собрала мысли в кучу и сосредоточилась на дыхании, чтобы прогнать страх. Два года она медитировала и занималась йогой, чтобы восстановить спокойствие. Вероятно, ей следовало бы брать уроки стрельбы.

Джоси захватила с кухни нож, который теперь лежал на ее прикроватной тумбочке. Блестящее лезвие было достаточно длинным, чтобы разрезать индейку в двадцать фунтов. Он лежал тут просто на случай, если грабители решат вернуться… Джоси хотела иметь под рукой оружие.

Раздался звонок телефона, на экране высветилось имя Тома, и Джоси ответила.

— Ах, ну вот и ты, — начал Том. — Извини, что так поздно. Не мог уснуть.

— И я. — Они с Томом часто разговаривали по ночам, они не могли уснуть из-за переживаний дня. А в данный момент ей, как никогда нужно поговорить. Поделиться с тем, кому доверяла. С тем, кто понял бы и исправил весь вечер.

Джоси глубоко вдохнула.

— Помнишь, пару месяцев назад, я врезалась в тебя в лифте?

Том хихикнул.

— Когда мы ознакомились? Да. Ты опаздывала на встречу и споткнулась… но извинилась за неудобства.

Лишь узнав о возможности продвижения, Джоси превратилась в ходячую катастрофу. Том, чьи взлохмаченные волосы и волевой подбородок привлекли ее внимание, помог быстро собрать разлетевшиеся бумаги и сказал успокоиться. После чего улыбнулся и заверил, что никаких неудобств не принесла.

Вздохнув, Джоси откинулась на изголовье кровати.

— Я опять стала катастрофой. Ты не поверишь, какой вечер я пережила. — Том стал для Джоси задушевным собеседником, и она уже не могла остановиться. Сделав еще один глубокий вдох, она поведала Тому всю историю, начиная с телефонного звонка из больницы. Том с самого начала знал о Шейне и настаивал, чтобы Джоси подала на развод, не дожидаясь возвращения мужа. Ну, развод Тома сделал его предвзятым в этом вопросе, поэтому она не послушала друга.

И когда она вывалила всю историю, ее встретила мертвая тишина. Затылок начало покалывать от беспокойства.

— Том?

Он громко выдохнул.

— Ничего себе. — И вновь повисла тишина. — Не знаю, что и сказать. Ну, как бы, все это очень походит на сюжет «Закон и Порядок» со всеми этими мертвяками, амнезией и твоей фоткой у одного из напавших. Ты ведь понимаешь, что это плохо? — Беспокойство пронизало его глубокий голос. Когда Том замолчал, она услышала, как он захлопнул дверцу холодильника. Джоси практически видела, как Том вышагивал по недостроенному дому, прижимая телефон к уху. Хотя и жил в построенном крыле, пока ждал зарплаты на достройку оставшегося.

— Знаю, все звучит нереально. — Никаких рациональных объяснений тому, что она позволила Шейну спать в соседней комнате, не было. — Я бы хотела всё объяснить.

Том вздохнул.

— Ты не должна мне ничего объяснять. Я понимаю, ты замужем, а эта связь что-то, но предполагает, даже если ты хочешь развестись. И я точно знаю, как развод может поставить тебя на колени. — Том застал свою жену за изменой, она три года спала с их окулистом — богатеньким парнем с загородным домом в Бейлизе. Конечно, все началось, когда строительная фирма Тома обанкротилась и пришли трудные времена. Очень трудные в экономическом плане. Поэтому Том переехал из Техаса в Вашингтон и решил начать все с чистого листа.

От эмоций у Джоси слова застревали в горле. Дружба с Томом стала редкой постоянной в ее жизни, и Джоси полагалась на него.

— Я не могу передать, как я это ценю.

— Ну, на этой ноте, я могу заметить насколько мне неприятно, что твой «почти бывший» спит в соседней комнате.

Вот почему она могла положиться на Тома. Он говорил правду, рассказывал о чувствах, неважно плохих или хороших. Он доверял ей в том, что она достаточно сильная, чтобы справиться со всем на свете. Она расслабила плечи.

— Я знаю насколько.

— Мне очень тяжело ухаживать за тобой, когда у тебя в доме живет парень. — В его голосе слышались и юмор, и намек на серьезность. В основном юмор.

Джоси улыбнулась. Так Том собирался за ней ухаживать. Это удивило. Крошечная часть Джоси была рада отсрочки, учитывая, что она явно не собиралась отказываться от Шейна, если судить по их поцелую.

— Думаю, так и есть.

— Ну, всему свое время. Как на счет того, чтобы ты разрешила мне вытащить тебя оттуда? Прочь от опасности и мертвых людей? — Джоси услышала скрип кожи и представила, как Том садится в излюбленное кожаное кресло, которое зовет «мужским ложем», в пустой комнате, обитой гипсокартоном, в которую когда-нибудь он поставит бильярдный стол и плазму. Когда-нибудь, когда перестанет экономить. — Взяли бы выходные, пока все не утрясется. Никакого давления, никакого стресса, просто исчезнем, пока полиция все не утрясет. Пожалуйста.

От искренней мольбы в последнем слове Джоси закрыла глаза. Том, как и она, не могли сейчас брать выходные, но он все-таки предложил.

— Я ценю твое предложение, но пока давай подождем и посмотрим, что найдет полиция. — Какая-то странная часть Джоси, таившаяся глубоко под страхом, действительно не могла вообразить, что плохие парни пришли за ней. В этом не было смысла. — Ты слышал про девятый этаж?

— Нет. — Девятый этаж находился на реконструкции, и Том предложил помощь с этим. — Джоси, не меняй тему, тебе нужно убраться из города… ты впуталась во что-то опасное.

Джоси напряглась, хотя лежала на груде подушек. Эти подушки были знаком счастливого времени, и того, что Джоси считала должны иметь на кровати счастливые в браке муж и жена. У лучших приемных родителей, из всех, которые были у Джоси, Клер и Артура, было невероятное количество подушек. У Клер уходило минут пять, чтобы заправить кровать. Джоси помогала каждый день перед школой, обещая себе, что когда вырастет, у нее будет такая же постель.

Но сидя на этой замечательной кровати в окружении разноцветных подушек, Джоси ощущала лишь тяжесть в груди.

— Я не могу уехать, — ее голос стал хриплым.

— Понимаю. Если бы завтра на пороге моего дома оказалась моя жена и попросила еще одного шанса, не знаю смог бы я отказать. Ну, бывшая жена.

В груди Джоси потеплело.

— Женщина свихнулась, когда решила тебя бросить.

Том вздохнул.

— Спасибо. Я должен спросить, ты с Шейном в безопасности? Ну, как хорошо ты знаешь этого парня?

— Не очень хорошо, на самом деле. — Она еще раз рассмотрела предложение Тома увезти ее прочь от опасности, прочь от дикой страсти, которую чувствовала рядом с Шейном. От ироничности ситуации, Джоси почти рассмеялась. Она ищет укрытия от того, кто во время брака сконцентрировался на обеспечении ее безопасности. Где-то в глубине души, Джоси всегда надеялась, что Шейн ее вновь найдет.

И она оказалась права.

Том помолчал, вероятно, делая глоток пива. Он любил «Бад» в бутылках.

— Не пойми меня неправильно, но ты напоминаешь женщин из фильмов, которых бьют, но парня они не бросают, потому что любят.

Джоси дернулась, как от удара.

— Шейн меня никогда не бил.

— Знаю, но он оставил тебя без копейки денег… а сейчас спит в комнате для гостей.

— Ага, а ты ходил к психологу после того, как узнал, что твоя жена спит с парнем, который смотрел тебе в глаза.

Том фыркнул.

— Тонко подмечено. Мы отстойны… оба.

— Идеальная пара. — Она вытянула ноги под одеялом. — Мне нужны ответы. Нужно знать, где Шейн пропадал эти два года. Черт, я хочу, наконец — то знать за кого вышла замуж. — Может потом, она сможет двигаться дальше.

На несколько ударов сердца в трубке повисла тишина, а потом Том заговорил.

— Понимаю. Но обещай, если тебе понадобиться помощь, ты мне тут же позвонишь.

— Обещаю.

— Отлично. Постараюсь завтра заскочить к тебе в офис, чтобы поздороваться. Спокойной ночи. — Том повесил трубку.

Джоси положила телефон на прикроватную тумбочку и выключила ночник. Несмотря на то, что Джоси зевала, в голове продолжали крутиться мысли. Был ли Том прав? Походила ли она на жертву домашнего насилия? Шейн втерся к ней в доверие, а затем бросил ее. Он знал все о ее прошлом, знал, как именно она отреагирует на то, что он ее бросил и все равно ушел. Дала ли Джоси слабину, пустив его в свой дом?

Еще час в голове не утихали воспоминания, мысли, идеи. И когда уже прошло полночи в раздумьях, усталость взяла верх над Джоси, и она уснула. Но странный сон, будто она затерялась в незнакомом лесу, заставил проснуться на рассвете.

За стеной спальни послышалось низкое ворчание. Джоси села, ее сердце колотилось. Шейн. Ему больно. Он отказался принимать таблетки перед сном. Джоси взяла нож с тумбочки.

Шлепая босыми ногами по деревянному полу, Джоси направилась в спальню Шейна. Он лежал животом на кровати, вытянув загорелую руку, одеяло опустилось к его обнаженной талии, демонстрируя широкую, мускулистую спину. На которой были шрамы, некоторые совсем старые, свидетельствующие, что Шейн повидал немало боли. На левом плече была татуировка, изящными линиями темные чернила вырисовывали китайский иероглиф, означающий свободу. Шейн застонал.

Джоси приблизилась и положила руку на его горячую спину.

— Шейн? Ты в порядке?

Едва она договорила, как оказалась под огромным телом, а сильная рука сдавливала горло. Шейн опустился ниже, прижав губы к ее уху.

— Не в этот раз. Я уже говорил… больше никаких тренировок наподобие этого.

Джоси сопротивлялась. Тренировок?

— Шейн, я не могу дышать.

Он замер и распахнул глаза.

— Джоси? — Шейн убрал руку с ее горла и тряхнул головой. Темнота не скрывала новые синяки, покрывающие его лицо. — Что ты тут делаешь?

— Ты кричал. — Она сморгнула слезы. Кто может так быстро двигаться? — Я думала, у тебя голова болит.

— Теперь болит. — Он напрягся сильнее и устроился между ног Джоси. Брюки не скрывали его возбуждения. Тени танцевали на его жестком лице, придавая и красоту и загадочность. А глубокий голос стал почти грубым. — Хочешь унять боль, малышка?

Желание пронеслось по телу Джоси сразу вслед за страхом. Но победил инстинкт.

— Шейн, ты меня пугаешь.

Он слез с нее. Джоси всегда бесило это в нем. Он так легко манипулировал слабостями, страхами и нежностью. Но стоило столкнуться с ним напрямую, и он всегда ее бил. Не физически. К несчастью, настоящий Шейн возвращается.

— Господи, ты сводишь меня с ума.

— Извини, что напугал тебя. — Он провел руками по лицу.

Она не стала кричать, даже не пыталась. Поднявшись, она ударила его в живот, прижала колено к паху и подставила нож к горлу.

— Ну и кто теперь напуган?

В его глазах появился блеск, заставляя их сверкать в полутьме. Шейн напрягся всем телом, готовый к драке.

— Ангел, что ты творишь? — В его голосе были и любопытство и предостережение.

— Придурок, ты меня не знаешь. — Она сильнее стиснула рукоять ножа — Может, это я наняла тех людей. Может это я могла навредить тебе. Лишить памяти и отправить в больницу. — Она теснее прижала колено к его яйцам. Лишь раз ей необходимо увидеть настоящего Шейна, скрывающегося под личиной спокойствия. — И все же ты доверяешь мне. Так запросто. Почему?

— Потому что ты меньше меня вдвое и выглядишь, словно ангел.

— Чертовски глупо. — Одно быстрое движение, и она вскроет ему горло. И этому движению когда-то научил ее Шейн. — Если у тебя и есть слабое место, Шейн, так оно заключается в том, что ты доверяешь женщинам, которые выглядят невинно. И я не знаю почему.

Он нахмурился. Но на ее угрозу в нем не вспыхнула и доля беспокойства, так что Джоси еще приблизила колено. От его судорожного вздоха она улыбнулась.

— Джоси, убери ногу и слезь с меня, живо.

— Или что?

— Или я забуду о том, как ты выглядишь, и преподам тебе урок. — Южный говор Шейна пропал, хотя тон голоса оставался спокойным.

Наконец-то, его фасад треснул.

— Ну, давай, засранец.

Она оказалась в воздухе.

И ее вскрик эхом разнесся по комнате. Он поднял ноги и сбросил Джоси, даже не пошевелив руками. Когда она летела вниз, он схватил ее сильными руками и прижал спиной к своей груди, а нож оказался у яремной вены Джоси. Жар затопил ее тело. Шейн запустил кулак в ее волосы и потянул голову назад, открывая шею прохладному воздуху.

— Засранец?

Джоси ударила его в живот локтем. На что Шейн схватил обе ее руки одной своей и прижал к спине.

— Дорогая, я когда-нибудь тебя связывал?

По телу Джоси разлилось желание, словно жар от глотка дорогостоящего виски.

— Нет. — Она попыталась пошевелиться, освободить запястья.

— Как плохо. Меня возбуждает мысль связать тебя. — Опустив голову, он прижал рот к ее шее и уронил нож. — Если ты не хотела нежности, почему было не сказать мне прямо. — Развернув Джоси к себе лицом, он впился в ее губы поцелуем.

Она не хотела нежности. Хотела Шейна… всего Шейна. Джоси впилась в грудь Шейна ногтями и застонала. Наконец. Ох, после и страстной первой брачной ночи у нее были синяки, но это было потрясающе, но сейчас появилось что-то новое. Дикость Шейна, которую он обычно прятал, вырвалась на свободу, и Джоси ее почувствовала.

Его губы прижимались к ее, не нежно и не ласково. Дико, грубо, страстно.

Джоси вытянулась на носочках, прижимая член Шейна себе между ног. Боже, как же она его хотела.

Но Шейн замер.

Нет. Она притянула его теснее к себе.

За окном раздался шорох, а скрип эхом разнесся по дому.

Шейн отступил, взял Джоси за руки и повернулся к двери.

— Ангел, у тебя есть пистолет?

Пистолет? Она жадно втянула воздух. Чего?

Он встряхнул её.

— Пистолет где?

— Эм, я оставила его в бардачке машины. — Страх смыл остатки желания.

Внезапно окно разлетелось на осколки, и по полу что-то покатилось.

— Черт. — Шейн кинул Джоси на кровать, перекатился с ней на другую сторону и свалил их на пол, накрывая матрасом. Раздался хлопок.

Что? Воздух заполнил дым. Наэлектризовался. В голове Джоси помутнело, а перед глазами все поплыло. Она потянулась к Шейну, ища спасения… Но его не оказалось рядом. Где он?

Послышалось мужское ворчание, затем удар плоти о плоть. Джоси оттолкнула матрас, ухватилась за прикроватную тумбочку и встала на колени. Из-за дыма она плохо видела, в ушах стоял звон. Вокруг крутились клубы дыма.

Но от них ее отвлекло ворчание. Джоси увидела, как Шейн дерется с мужчиной, одетым во все черное, взмахи кулаками, повороты тел, хватки… В руке Шейна блеснуло лезвие ножа.

Брызги крови, и нападающий упал на пол, широко раскрыв мертвые глаза. Шейн повернулся к другому мужчине.

Джоси начала шарить по тумбочке. Телефон. Схватив его, она начала набирать номер, щурясь от дыма. В голове стоял шум, Джоси набрала 911 и уронила телефон, как раз в тот момент, когда в трубке раздался голос оператора.

Позади нее раздался мужской рев. Где она находилась?

Перед глазами все потемнело, хватка на тумбочке ослабла, и Джоси упала на мягкий ковер. А затем, пустота.

Глава 6

Щеку Шейна опалила боль, когда второй мужчина нанес удар. Перед глазами заплясали искры. Воспоминания. Шум, борьба, жестокая и смертельно опасная.

Он опустился на одно колено, рядом с мужчиной, которого только что убил. Нож был выбит из руки и закатился под кровать. В голове прозвучали взрывы. Перестрелка в Азии.

Тренировочная площадка с мертвецами, усыпавшими землю. Воспоминания, как вспышки. Размытые, громкие, сбивающие с толку; мысли били по голове похлеще любого отъявленного хулигана.

Что-то разорвало барабанные перепонки. Звуки… так много, так резко, заполняя все чувства. Звуки за пределами нормального. Сигналы автомобилей за несколько миль. Шипение дерущихся кошек за четыре квартала отсюда. Воспоминания о других автомобилях, других животных, закружились в его голове.

Шейн попытался вернуть внимание к настоящему, блокируя свое лицо от тяжелейших ударов. Его конечности, казалось, утяжелили огромными кирпичами.

Память ударила, словно кувалдой в грудь. Джори. Боль. Его нет.

Стекло треснуло, когда третий человек выпрыгнул через окно.

Боковым зрением Шейн поймал золотистый отблеск. Волосы Джоси. Ее красивые глаза подернулись, и она упала на землю в бессознательном состоянии.

Время остановилось. Боль отступила. Он сфокусировался столь быстро, словно его ударило, электрическим разрядом. Он успокоился. Сейчас имело значение одно, только одно.

Защитить его женщину.

Он подпрыгнул, обеими ногами захватывая горло нападающего. Сдвинув колени, Шейн отрезать поступление кислорода этому парню, когда они упали на землю. Сотрясения он не почувствовал. Быстро ударил локтем по виску нападающего и вырубил его. Перевернувшись, Шейн отпустил мужчину и снова встал на ноги.

Никаких вопросов, никаких сомнений. Не существовало ничего, кроме угрозы перед ним. Третий человек выхватил нож Шаркман из-за спины. Он находился на расстоянии около шести футов, собранный, с неживыми карими глазами.

— В ход пошли боевые ножи, неплохой выбор, — произнес Шейн. Как он мог определить вид ножа, не зная его названия? — Хотя я предпочитаю Блэк Фрог.

Парень улыбнулся, оголяя золотой зуб.

— Этот тоже хорош.

Шейн наклонился в сторону, удерживая свое тело между Джоси и оружием.

— Уходи, и я не убью тебя, — наверное, не совсем правдивое утверждение. Он мог двадцатью различными способами убить парня, не меняя текущей позиции. Кровь, текшая по венам парня, издавала мягкий звук. Звук, который Шейн не должен слышать. Он побеспокоиться об этом позже. Прямо сейчас он был полностью сконцентрирован.

Парень сделал выпад.

Шейн повернулся, ударив ладонью по запястью мужчины, и плавно выхватил нож. Два шага вперед — и он вонзил его в яремную вену парня.

Опускаясь на землю вслед за своей жертвой, он использовал обе руки, чтобы перерезать открытое горло мужчине, разрезая хрящ и кость. Он подумал, что, хоть это и трудно, задача оказалась проще, чем предполагалось. Его сила — это не нормально.

Вдали завыли сирены.

Он замер, уставившись на телефон на полу. Джоси позвонила 911.

В ушах запульсировала кровь, когда он ввязался в кровавую сцену. Он убил двух мужчин и вырубил третьего. Голос внутри шептал, что следует позаботиться о человеке без сознания. Убить его, чтобы он не сумел отомстить.

Шейн попытался сделать глубокий вдох и пожалел об этом, так как запах смерти заполнил его легкие. Боже, кто он, черт возьми? Почему мог творить такие удивительные вещи? Ни одно из воспоминаний не было хорошим — ни в одном он не вел достойную жизнь. Его голова раскалывалась, и его внутренности сжались сильнее, чем кулаки. Его окровавленные кулаки.

Но инстинкт приказал ему убить последнего мужчину. Поэтому он встал и сделал шаг к лежащей фигуре.

Джоси застонала.

Он замер, похолодев.

Впервые за эту ночь его руки затряслись. Его ангел лежала на полу, окруженная смертью и кровью. Каким же монстром он был?

Он оставил ее, а теперь принес опасность к ее порогу. Ее недоверие к нему ранее выводило его из себя, но теперь он вынужден был признать, что ее инстинкты, вероятно, были обоснованы. На этот раз. Стыд наполнил его за то, что он оставил ее одну. Зачем? Эти воспоминания должны были вернуться.

Маленькая, она лежала, свернувшись на боку, тонкие черты лица были бледны. Он должен был вытащить ее оттуда. Схватив наволочку, он быстро вытер кровь со своего лица и рук, бросив материал на пол. Наклонившись, он протянул руку, чтобы мягко поднять Джоси.

Двое полицейских встретили его в коридоре, молодые и серьёзные, с пистолетами, направленными на него.

Огонь прошелся вдоль его позвонков. Затем последовало абсолютное спокойствие. Движения, чтобы вырубить их, чтобы убить их, пронеслись в его голове столь быстро, что напряглись плечи.

Джоси дернулась в его руках.

Ближайший полицейский встал в стойку, целясь из своего пистолета Шейну в голову.

— Отпусти ее. — Парню, должно быть, было около двадцати.

Шейн сделал глубокий вдох.

— Нет.

Кадык полицейского дернулся.

— Я не хочу стрелять в тебя, мужик. — Его рука дрогнула, и пульс Шейна подскочил.

Шейн прислонился к стене в случае, если ему это потребуется для баланса и выпада.

— Позвоните детективу Маллою. Он знает, что происходит. Скажите ему, что кто-то вломился на дом Джоси Дин.

Другой полицейский, такой же молодой, как и первый, запрокинул голову и говорил в рацию, прикрепленную к плечу. Слушал, а затем выпрямился.

— Маллой уже слышал вызов — он в пути. И он был… разозлен.

— Да, думаю, так и есть, — согласился Шейн, сражаясь с каждым инстинктом, которые у него имелись, чтобы повернуться спиной к дулам пистолетов. — Я отнесу свою жену в ее комнату. Можете следовать за мной, но если вы снова направите пистолет в ее сторону, я заберу ваше оружие.

И он ни разу не сомневался, что сможет это сделать. Так много различных способов обезоружить полицейских мелькнуло в его голове, его череп начал болеть. Воспоминания о боях, о выбивании оружия, убийствах людей, которые он совершил, ворвались в сознание.

Кем или чем бы он ни был… он плохой.

Жаль.

* * *

Джоси разбудили мужские голоса. Она открыла глаза, не двигаясь, чтобы себя не выдать. Уловка, которой она научилась, живя с приемным отцом, который ее бил.

Один голос выделялся среди остальных. Голос Шейна. Безопасность.

Она села на кровати.

— Какого черта?

Шейн, сидевший рядом, схватил ее за руку. Как они попали обратно в комнату? Его взгляд пробежался по ее лицу. Такой серьезный. Такой обозленный.

Она пыталась справиться с дрожью.

— Что…

— Флэш-граната, — пробормотал он, вытирая кровь со лба тыльной стороной свободной руки. Рана над левым глазом открылась, а свежие синяки смешались с пожелтевшими, которые уже имелись на его сильном лице и вниз по всему голому телу. Он каким-то образом умудрился надеть джинсы.

Сколько синяков способно вынести тело?

Свет раннего солнца отражался от сверкающего деревянного пола. Полицейские в форме проходили мимо по коридору, помещая маркеры и фотографируя место преступления. Из комнаты для гостей доносились приглушенные голоса. От стены отделился силуэт, глубокие карие глаза были налиты кровью.

— Миссис Дин.

— Детектив Маллой? — Джоси бросила взгляд на свои голые ноги. Шейн взял одеяло с края кровати и накинул его на нее. — Что случилось?

— Что ж, миссис Дин, насколько мы можем судить, на вас и вашего мужа напали трое. Два тела в комнате для гостей, и один мужчина на пути в реанимацию.

Тела? Ее затошнило. Шейн убил двух мужчин? Выходит, за эту неделю счет убитых им увеличился до пяти?

— Кто они? — У нее надломился голос. Они ворвались в ее дом, в ее убежище. Может, безопасности и вовсе нет.

Шейн напрягся.

— Ангел, их еще не опознали. — Он опустил взгляд на ее дрожащие губы. — Держись, следующая скорая вот-вот подъедет.

— Не нужна мне скорая. — Она стиснула зубы, чтобы остановить дрожь. — Я не поеду опять в больницу. — Он страха у нее дрогнул голос, и ей пришлось, прочистить горло.

Он прищурился.

— Почему?

Он действительно не помнил или никогда не задавал этого вопроса. Она уже рассказывала ему о своем детстве, и рассказ его сильно разозлил. Она с трудом сдержала его, чтобы он не выследил ублюдка, который избивал ее. Она отвернулась, ища утешения в картинах Нормана Роквелла, висевших на стенах ее дома.

— Мне не нравятся больницы, как и большинству людей.

— Джоси. — В его низком, командном тоне не было и намека на пощаду.

Они не виделись два года, и все же ее тело отреагировало на этот тон, такой сексуальный и чисто мужской, сто по спине побежали мурашки. Джоси посмотрела на Шейна. В темно-серых глубинах его глаз, сверкало требование ответа, словно не было вокруг всех этих копов. Он пожала плечами, скидывая наваждение.

— Кто ищет тебя?

Он дважды моргнул и усилил хватку. Затем провел рукой по волосам.

— Не знаю. Мне жаль, что я привел их к тебе. — Он покачал головой. — Не думаю…

Маллой откашлялся.

— Я получил ответ от Пендльтона, Майор Дин. Вы были уволены более двух лет назад со всеми почестями.

В голове Джоси всё это не укладывалось. Она напрочь забыла о Маллое.

— Нет, нет, не так. Он оставался в рядах. Я всегда думала, что он на задании. — Что в один день он вернется к ней.

— Он был уволен первого июля более двух лет назад, миссис Дин. — Маллой внимательно смотрел на них обоих. На его бедре, под курткой, был заметен пистолет.

От предательства ее желудок скрутило. Шейн ушел в августе… спустя два месяца после увольнения в запас. Куда же он ходил каждый день, говоря, что на работу? Что за фрукт ее муж?

Шейн выдохнул, на его лице было не читаемое выражение.

— Есть хоть какое-то предположение, где я был два года?

— Нет. Командир сказал, что вы просто собрались и ушли. Хотя говорил, что до этого вы были героем, спасли множество жизней. — Голос Маллоя оставался ровным, как и должно офицеру полиции.

Джоси покачала головой. Она верила лжи, словно жертва домашнего насилия. Может Том прав? Может ей стоит уехать из города? Черт, может ей действительно попробовать с парнем, которому она доверяла… который не впутывает ее ни во что и не лжет?

— Шейн, ты мне солгал, — сказала она писклявым, слабым голосом.

Шейн вздохнул.

— Мы не знаем этого, милая. Давай выясним произошедшее. Может, я работал под прикрытием или что-то такое.

Перед глазами Джоси все поплыло, может из-за взрыва, у нее сотрясение? Она несколько раз моргнула, чтобы прояснить зрение.

Маллой что-то написал в своем потрепанном блокноте.

— Миссис Дин, пожалуйста, расскажите, что здесь сегодня произошло.

Глубоко вздохнув, Джоси вспомнила гранату и драку.

— Все было в тумане. Я так и не поняла, что произошло. — У нее дрожал голос из-за попытки не разрыдаться.

Шейн сильнее закутал ее в одеяло и прижал к своей обнаженной груди, которую украшали шрамы от пуль и ножевых ранений, но и они теперь прятались за новыми ранами. От Шейна исходило тепло, оазис в холодной комнате.

Она не доверяла ему и не должна сидеть у него на коленях, но теплая иллюзия безопасности слишком манила, чтобы сопротивляться… пока что. На этот момент она притворится, позволит ему защитить себя. Облизнув губы, она спросила:

— Сколько я была в отключке?

— Пятнадцать минут.

Он убил двоих меньше, чем за полчаса. Джоси задрожала, и Шейн теснее прижал ее к себе. Ее окружил знакомый аромат теплого кедра. Шейн убил, чтобы защитить ее, но, как бы то ни было, он оборвал жизни тех людей. И ее это пугало.

Маллой закрыл блокнот.

— Оставайтесь здесь. — И ушел в гостевую комнату.

Шейн усадил Джоси на кровать и встал и принялся осматривать комнату, каждый уголок и закоулок.

— Что так жужжит? — он замер и, казалось, полностью сконцентрировался на чем-то.

Джоси нахмурилась, без тепла Шейна ей вновь стало холодно. — Ничего.

У него опять сотрясение?

Наконец, с хмурым видом, он направился к телефонной базе на ее прикроватной тумбочке.

— В чем дело? — Джоси выше натянула одеяло.

Шейн покачал головой, поднял базу и нажал на кнопку. Внезапно, он поджал губы и часто задышал, отчего его ноздри раздувались, затем выдернул серебристый диск и швырнул его на пол.

— Что это?

Шейн схватил ее ковбойский сапог из шкафа и растоптал им диск.

— Чертов жучок.

Жучок? Кто-то прослушивал ее комнату?

— О чем ты говоришь?

— Они кинули гранату в комнату для гостей, где спал я. Откуда они знали? — Шейн, босой ногой, затолкал кусочки диска под комод. — Ничего не говори Маллою. Что-то произошло, когда меня ударили… У меня обострился слух. — Он подошел к ней, его глаза теперь стали цвета грозовой тучи. — Он у меня всегда был такой?

Она пожала плечами.

— Я не знаю. — Конечно, она не знала, откуда?

Он коротко кивнул.

— Тебе нужен доктор?

— Нет. — Лучше съежиться.

— Хорошо. Собери сумку. — Он посмотрел на свою грудь. — Проклятье. Не думаю, что они разрешат забрать мне футболку с места преступления.

Джоси покраснела, сползая с кровати.

— У меня, эм… есть другая из твоих рубашек в нижнем ящике комода.

Он не стал комментировать, просто открыл ящик и вытащил оттуда выцветшую футболку морского пехотинца.

— Спасибо.

Она запаниковала и быстро оделась. Если они собирались спорить, ей следовало быть полностью одетой.

— Я без тебя не уйду. — Подойдя к ее шкафу, он бросил свою одежду в сумку. — Ты в опасности… большей, чем я думал. Ты уходишь.

Он был серьезен. Он хотел бы попробовать взять ее с собой, вне зависимости от полицейских, находившихся в другой комнате. Шансы были, он бы смог. Что ей следует делать? Она не могла доверять ему, но он знал, как бороться и побеждать. Почему это ее не успокаивало?

— Полицейские откроют по тебе огонь.

Он пожал плечами и вздрогнул, посмотрев на торс.

— Меня и прежде ранили.

Она направилась в коридор.

Он схватил ее за руку, крепко сжимая.

— Джоси, я знаю, что все сложно. Но три убийцы просто ворвались в твой дом. Тебе требуется защита, и я лучше ее обеспечу, нежели полицейские.

Мысли медленно завертелись у нее в голове. Должна ли она остаться с ним? А что насчет полиции? Но он был прав — он сможет позаботиться об угрозе. Что с ней не так? Она не доверяет ему, но не может уйти. Ее легкие сжались. Если она не пойдет с ним, увидит ли его когда-нибудь снова? Может, нет, и она не могла так рисковать. Она должна была знать, кем он являлся — за кого она вышла замуж. И она хотела жить. На данный момент он был ее лучшим вариантом. Так много противоречивых эмоций всколыхнулось в ней, что скрутило живот.

Он повел ее в кухню.

Маллой встретил их у двери.

— И куда это вы?

У Шейна раздувались ноздри.

— В больницу. Скорая задерживается, а мне нужно отвезти жену провериться.

Маллой нахмурился.

— Я встречусь с вами там, когда закончим с местом преступления.

В голове Джоси воцарилась путаница, но инстинкт заставил ее идти. Быстро. Она сомневалась, когда Шейн привел ее в гараж и посадил во внедорожник.

— Пристегнись. — Он быстро сел и выехал из гаража.

— Почему ты не сказал Маллою о жучке? — Она положила ледяные руки себе на колени.

Уличные фонари играли бликами на лице Шейна.

— Детектив не готов узнать все то, что здесь происходит.

— А ты? — Ох, ей было до жути страшно.

— Я — да. — Он проехал квартал, вглядываясь в дома, пробуждающиеся вместе с рассветом. — В твоем районе есть пустой дом, для продажи или в котором жильцы уехали на длительный отпуск?

— Почему ты спрашиваешь?

— Потому что жучок допотопный. У него радиус максимум квартал.

— Откуда тебе это известно?

Шейн замер.

— Не знаю. — Он замедлился в конце квартала.

Джоси мотнула головой. Он знал то, что не должен, и даже не обучался этому. Не обучался никого убивать. Что делать, если вдруг она кажется на его пути? Холодок заскользили по ее спине.

— Джоси?

Она напряглась и указала на небольшое бунгало.

— Этот дом был выставлен на продажу. Я имею в виду, реклама исчезла, так что, возможно, они продали его.

Она знала, что у него была армейская подготовка, но какие навыки он получил? Его слух, должно быть, действительно превосходен, чтобы обнаружить жучок в ее телефоне. На что он действительно способен? Помимо рукопашного боя, который привел к смерти другого парня.

Шейн кивнул, заехал за угол и припарковался рядом с бельведером.

— Почему ты избегаешь больниц?

Из любви к Питу. Она знала, что он этого так не оставит.

— Я не думаю, что сейчас самое время говорить об этом.

— Мы не уйдем, пока не поговорим. — Мышцы на его челюсти дёрнулись.

Она рассказывала ему всю историю своей жизни раньше, и все же он не сказал ей ничего. В течение двух месяцев они делили дом, постель. И она не имела понятия, что он убийца. Их брак был ложью, той, в которую она погрузилась всем сердцем. Она любила человека, которого не существовало, и потеря этой мечты ранила ее грудь лезвием более острым, чем она могла себе представить.

Рядом с ней сидел незнакомец.

— Джоси, ответь мне на вопрос о больницах, — спокойно сказал он.

Она подпрыгнула. Утро вступало в свои права. Желание сходить в туалет заставило ее поерзать на сидении. Они не могли просто сидеть тут, и необходимость успокоить его прямо сейчас казалась мудрым решением.

— Хорошо. Я выросла в приемной семье. В одном таком доме жил пьяница, который меня бил. Он отвез меня в больницу, и я связываю запах этого места с, эм, болью.

Шейн стиснул руль так, что побелели костяшки пальцев.

— Я его убил?

— Нет. — Джоси откашлялась. — Хотя хотел.

— И все еще хочу. — Из-за ярости и боли Шейн стиснул зубы.

Ага, амнезия или нет, Шейн был Шейном. Если только всё это не обман.

— Закончилось все, на удивление, хорошо. Врачи сделали заключение, и я отправилась к Артуру и Клэр. Я была у них на патронаже, но они планировали удочерить меня. — Даже для нее, голос казался грустным. Когда она упала с велосипеда, с Артуром в больнице она чувствовала себя в безопасности.

— Почему не удочерили?

— Клэр умерла. — Джоси поёжилась от печали, при раздумьях, что же могло быть. — Эмболия. Она сгорела за день. — Артур начал пить, почти потерял бизнес. И соцслужбы опять ее забрали, так случилось бы даже, если Артур не впал в депрессию. Они не могли оставить ее с одиноким тоскующим мужчиной.

Слишком быстро ее лишили первого шанса на нормальную жизнь. Как и второго, с Шейном. Может некоторым людям суждено прожить в одиночестве? Боже, какая депрессивная мысль.

Шейн отпустил руль.

— Извини. — Он открыл дверь. — Что Клэр делала?

— Она была домохозяйкой, а Артур бухгалтером. Он очень любил цифры. — Джоси покосилась на окно, достаточно печальных воспоминаний. Жизнь не стоит на месте. — И что дальше?

Шейн выпрыгнул из машины.

— Сиди здесь.

Ни хрена подобного. Она могла или вернуться к полицейским, или пойти за Шейном в бунгало. Если кто-то прослушивал ее дом, она хотела знать кто и зачем. Она выскочила из машины и быстро догнала Шейна.

— Я же сказал оставаться в машине, — проговорил он, осматривая дорогу.

— Мне страшно. — Ей и вправду претило манипулировать Шейном. — Я не хочу оставаться одна в машине. — К тому же, каждый, кто смотрел ужастики, знал, тот, кто остался в машине — умрет. Она прибегла к последнему аргументу. — Пожалуйста, разреши остаться с тобой.

Он мешкал, раздумывая, а потом вздохнул.

— Ладно, но ты держишься за мной. — Он взял ее за руку и поторопился к заднему двору бунгало. Который был заросший сорняками, а воздух был затхлым из-за разлагающихся листьев. Шейн заглянул в окно кухни. — Пусто.

Оглядевшись вокруг, Шейн взял среднего размера камень и разбил раздвижные стеклянные двери рядом с ручкой. Джоси поежилась. Вдалеке залаяла собака. Но никто не двигался.

Шейн просунул руку внутрь и отодвинул задвижку, после чего распахнул дверь и вошел внутрь. Осмотревшись, он позвал Джоси следовать за ним. Она осторожно переступила через разбитое стекло, а в ушах стоял стук сердца. Что она делала? Это ведь незаконно.

Кухня оказалась пустой, даже стола не было. Они быстро прошли в столовую, звук их шагов эхом разносился по пустому, пыльному пространству, когда они подошли к гостиной.

Ноги Джоси отказались двигаться дальше.

На нее уставились ее глаза с одной из фотографий на стене. Ее поймали улыбающейся солнцу с дайкири в руке. Джоси перевела взгляд на другое фото во время бейсбольного матча. Вся стена была увешана ее фотографиями. Вот она идет с работы домой, вот в спортивный зал. А вот она в саду. Месяцы работы. И все они висят рядом со средствами наблюдения.

Шейн зарычал и подошел к технике.

— Какого черта?

Джоси нахмурилась, заметив свадебное фото. Профессиональная и стоящая в серебристой рамке. Та, которую Джоси оставила в старом доме, когда переехала в Вашингтон. На случай, если ему понадобятся воспоминания. Фотография находилась на краю стола. Джоси присмотрелась к фотографиям, на которых ее волосы были короче, светлее. Некоторые фото из Калифорнии, еще до встречи с Шейном, за три, может четыре года.

Она сделала шаг назад.

Пустая бутылка Гиннес стояла на прилавке.

Гиннес.

Фотография.

С тихим всхлипом, она побежала в спальню, где ее окутал запах теплого кедра. Кровать была застелена стеганым одеялом, у которого подогнуты углы. Еле волоча ногами, Джоси подошла к комоду и выдвинула ящик. Носки, идеально разложенные по цветовой гамме. Именно так, как складывал их Шейн. Его единственный бзик.

Она схватила футболку и понесла к носу. Одежда пахла Шейном. Джоси сильно стиснула футболку и обернулась.

Шейн стоял в дверях. Она отступила и распрямила плечи. Она не станет плакать.

Он нахмурился, глядя на футболку.

— В чем дело?

— Ни в чем. — Она кинула футболку на пол так, чтобы скрыть эмблему морских пехотинцев. Что теперь Джоси делать? Шейн ей врал… Он ее преследовал. Даже до встречи с ним, он за ней наблюдал. Предательство сводило внутренности, отчего Джоси затошнило. Она верила Шейну. От ярости ей хотелось вопить, но инстинкт самосохранения победил. Она не сможет побить его, но и освободиться у нее не было шанса. Поэтому она пожала плечами и пошла к нему.

— Просто мне противны взлом и проникновение. — Её голос дрожал. — Мы можем уйти?

Она прошла мимо него к двери.

Он схватил ее за руку. Его темные зрачки сузились, когда он вопросительно на нее посмотрел.

— Пока нет. Мне нужно еще проверить.

Она не жертва. Натянув улыбку, от которой стало больно, Джоси повернулась к Шейну.

— Ладно. — Внутри всё вопило от необходимости бежать. Собрав все имеющиеся у нее силы, она вмазала ему промеж ног.

Он округлил глаза от шока.

И с тихим ухом, опустился на пол, обхватив руками достоинство. Боже, боже, боже, боже мой. Руки Джоси дрожали, когда она решилась нанести следующий удар. Джоси развернулись, ударила его в висок и вырубила.

Затем вскрикнула, повернулась и побежала.

Стекло оцарапало руки, когда она выпрыгнула через разбитые двери, и понеслась к калитке. Позади раздался шорох, но Джоси бросилась через лужайку, на бегу крича детективу Маллоя. Коп поднял хмурый взгляд от крыльца. Джоси бежала так, словно сам дьявол гнался за ней, ее шаги стучали по асфальту.

— Проклятье, Джоси. Остановись! — выкрикнул Шейн.

Она побежала еще быстрее. Кто такой вообще этот Шейн Дин? Она добежала до Маллоя и практически упала в его объятия, но он успел ее поймать и удержать в вертикальном положении.

Обернувшись, она затаила дыхание от увиденного. Ничего. Темная, пустая улица.

Шейн ушел.

Глава 7

Кофе в участке отстойный. Нагнувшись над пластиковым стаканом с кофе, Джоси водила пальцем по надкусанной окантовке и гадала, как же она могла так ошибиться?

Но ведь и правда, что она знала о Шейне? Некоторые фотографии были сделаны еще до их знакомства. Он следил за ней? Если да, то почему бросил на два года?

В какую безумную игру он играл?

В комнате было жарко, но Джоси не могла согреться.

class='book'>Детектив Маллой сидел по другую сторону обшарпанного стола в допросной, под его глазами залегли тени.

— Мне жаль, миссис Дин. — Он постучал пальцем по фото, на котором она выходила из зала в Калифорнии, держа под мышкой тренажерный коврик.

— Если вы готовы продолжить, давайте посмотрим другие фото, которые офицеры забрали из того коттеджа, в котором проживал ваш муж. Вы помните эту фотографию?

Учитывая, что она не понимала, откуда взялась эта фотография, нет.

— Я не видела ее прежде. — Джоси старалась сдерживать дрожь от жуткости факта, что ее фотографировали без ее же ведома. — Когда это фото сделали, я еще даже с Шейном не была знакома.

— Вы уверены? — взгляд Маллоя стал резким.

— Да. Мой инструктор по Йоге в Калифорнии открыл свой зал, и я ушла к нему. В этот зал я перестала ходить за месяц до встречи с Шейном. — Она продолжала звать его так, не могла заставить себя назвать его мужем. Никогда вновь.

Маллой что-то записал в блокнот и протянул другую фотографию.

— На этой у вас длиннее волосы.

— Да. — Долгий момент Джоси просто смотрела на фото. На нем она выходила из офиса в Калифорнии, одетая в любимый зеленый, шелковый костюм. — Эта сделана до йоги. Думаю, что вскоре после того, как был сделан этот снимок, я постриглась.

От страха Джоси начала задыхаться.

— Вы работали в «Монтгомери и Ко»?

— Да, и перешла в местный отдел, когда я… ах, уехала от Шейна. — Видимо, инстинкты взяли верх.

— Почему Сноувиль? Ведь у вашей фирмы филиалы по всей стране.

— Не знаю. — Джоси потерла глаза. — Сноувиль — приличных размеров город, не мегаполис, в который приходят все четыре времени года, здесь есть озера и горы. Он показался отличным местом для дома. — И единственный друг детства похоронен на местном кладбище.

— Да, мне здесь тоже нравится. — Маллой стряхнул с фотографии пудру, которую используют в полиции для снятия отпечатков пальцев, и положил снимок пере ней. — Этот был сделан перед офисом в Сноувиле.

— Да. — На фото она улыбалась Тому, когда они выходили из офиса, и она положила руку на изгиб его руки. Вероятно, они шли на ужин или к кому-то домой, где они могли приготовить и сэкономить. Ей нужно предупредить Тома по поводу Шейна. — Пальто… я купила его на прошлой неделе.

Маллой вновь сделал заметку.

— Что самое интересное, нам не удается найти отпечатки пальцев. Весь дом обыскали сотрудник, но… ничего.

— Шейн делал снимки. — Это доказывали бутылка Гиннесса, скрученные носки, запах на футболке. Шейн наблюдал за ней, годами. От страха в комнате стало тяжело дышать. Где сейчас Шейн? он забрал ее машину и исчез.

Маллой сложил фотографии в стопку.

— Мне нужно вновь позвонить в Пендльтон, побольше узнать о майоре.

Запах пота, горелого кофе и страха кружил по комнате. Джоси хотелось чихать, осматривая грязные стены. От мысли, что за ней так долго следили, она казалась себе маленькой и беззащитной.

— Я ожидала увидеть двойное зеркало. — В этот раз Маллой увел ее дальше в участок, минуя рявкающих в телефоны и смотрящих в мониторы детективов.

Уголку губ Маллоя немного приподнялись.

— Двойное зеркало обычно в кино используют, миссис Дин. — Он постукивал ручкой о блокнот. — Как и герои, защищающие вас, и счастливый конец историй.

— Верно. — У Джоси даже глаза болели от предательства. — В этом нет смысла. Зачем Шейну следить за мной, а потом исчезнуть и вновь появиться?

Зачем притворяться, что любит ее? Зачем влюбил ее в себя?

— Не знаю. Может дело в самом преследовании? Может, Дину нравится сам процесс слежки, и так как в прошлый раз все удачно сложилось, он решил попробовать вновь. — Маллой пожал плечами. — Надеюсь, нам повезет, и мы сможем взглянуть на результат его психологического теста, и тогда выясним, почему два года назад, он оставил службу.

— Хотела бы я знать. — Джоси теребила заусенец на мизинце. — Он никогда не говорил о своем прошлом, о жизни до встречи со мной. Просто отмахивался тем, что он один, что семьи нет. — Она верила ему, Господи, какая же она глупая. — Я полагала, что его детство было ужасным, и он просто оставил все позади. Я понимаю это желание.

Маллой кивнул.

— Но все же, вы выяснили, что у него есть братья.

— Да. — Она никогда не забудет ту ночь. Она встретила Шейна в их квартире, после работы за ужином, и он… стал другим. Отстраненным и почти черствым. Он не смотрел ей в глаза. А когда они отправились в постель, он занялся с ней жестким и быстрым сексом.

Почти отчаянным. В ту ночь Джоси почти надеялась, что смогла прорваться через… преграду. И что Шейн, наконец, ей откроется, что позволит узнать себя.

— Я проснулась среди ночи от его крика. Он звал Джори.

— Джори?

— Да. — Тогда она разбудила Шейна, после чего он сел, упер локти в колени и опустил голову на руки с тихим всхлипом. В попытке утешить, она нежно прижала руки к его спине и спросила, кто такой Джори.

Шейн вздрогнул.

— Мой брат, Джори был одним из моих братьев. И он умер.

Два года спустя, сидя в промозглой допросной полицейского участка, Джоси все еще чувствовала боль, пронзившую тогда голос Шейна.

На следующий день, Шейн ушел.

Маллой поправил галстук.

— Я поработаю с именем Джори Дин.

Джоси прикусила губу. Существовал ли вообще Джори или это какой-то обман?

— Ни в чем нет смысла. То есть, ладно Шейн следил за мной, по какой бы то ни было причине, тогда при чем тут мертвые парни у реки? У них ведь тоже было мое фото.

Маллой нахмурился.

— Я бы сказал, что ваш муж впутался во что-то нехорошее. Кто-то преследует его, и этот кто-то, чтобы добраться до него, воспользуется и вами.

Отлично, теперь за ней охотятся и Шейн и неизвестные убийцы. От желания сбежать у Джори задергались нервные окончания в ногах. Схватив сумку, из которой вывалился клубок никто, она спросила:

— Мы закончили?

Маллой выдохнул.

— К чему нитки?

— Я вяжу. — Подняв клубок, она запихнула его в сумку.

— О. — Он потер подбородок, а в глазах появилось тепло. — Моя бабушка вязала.

— Я так расслабляюсь.

— Вероятно, вам необходимо расслабиться. — Встав, Маллой обошел стол и открыл дверь.

Пока Шейн не окажется за решеткой, расслабиться не выйдет. Джоси встала и направилась из комнаты, прошла через, удивительно тихий, участок в фойе.

Том, сидевший на отвратительно-оранжевом пластиковом стуле, бросил журнал на стол и встал. Слава Богу, больше никого не было.

Облегчение затопило Джоси. Она позвонила ранее Тому и попросила забрать ее. Она бросилась в его объятия, он пришел за ней. Она позвонила, и он бросил всё, чтобы ей помочь.

От Тома исходил чистый, мужской запах.

— Джоси. — Он немного отстранился, вглядываясь в нее карими глазами, которые контрастировали с голубой фланелевой рубашкой. — Никогда не думал, что буду забирать тебя из тюрьмы.

Джоси усмехнулась.

— Забавно. Очень забавно.

Том стоял и изучал лицо Джоси, а она изучала его. В карих глубинах глаз сверкало беспокойство, столь разнящееся с морщинками смеха в уголках. Полные губы изогнуты от волнения, а светло-каштановые волосы взъерошены, словно он сотню, раз провел по ним рукой.

Широкие плечи были обтянуты фланелевой рубашкой, а рваные джинсы тесно облегали мускулистые ноги. Смешно, но Джоси никогда не замечала, что Том так же высок, как Шейн. Она в таком дерьме, и от осознания этого задрожала.

— Ты замерзла. — Том осмотрел комнату, и приобнял Джоси за плечи, концентрируя внимание на Маллое. — Она может уйти?

— Детектив Коннелли закончил с вашим допросом? — спросил Маллой.

— Допросом? — Джоси посмотрела Тому в глаза.

— Да. — Том убрал волосы с ее лица. — Я пришел за тобой, и меня попросили ответить на несколько вопросов. Где я был несколько последних дней, как долго тебя знаю, есть ли у меня фотоаппарат. — На последних словах он усмехнулся.

Джоси повернулась к копу, тяжело дыша.

— Вы допрашивали моего друга?

Том дернул за сумку Джоси.

— Я считаю это нормальным, и ничего страшного, что я ответил на вопросы. Мы помогаем полиции.

Маллой кивнул.

— И мы ценим это.

Том повел Джоси на выход.

— Давай отвезем тебя куда-нибудь в безопасное место.

Безопасное? Это иллюзия. Она посмотрела на взъерошенные волосы и прямые черты лица Тома. Все так отличалось от Шейна. Она задрожала, и Том теснее прижал ее к себе.

— Я могу предоставить вам такое, миссис Дин, — произнес детектив Маллой.

— Тебе стоит разрешить полиции помочь. — Том погладил ее плечо.

— Я не стану прятаться. — У нее дрожал голос, но она выпрямилась. Она хотела ответов, она их заслужила.

Кроме того, угрюмый шепот в голове продолжал напевать, что полиция не сможет скрыть ее от Шейна. У него навыки, о которых многим лишь мечтать. И Джоси нужно быть готовой, когда он вновь объявится, и ей нужно предупредить Тома.

Маллой кивнул.

— У меня есть ваши контакты, миссис Дин. Я вам отзвонюсь.

Они торопливо покинули участок. Даже осеннему солнцу не удалось согреть Джоси, пока они шли к обшарпанному грузовику Тома. Поперек сидения стоял потертый ящик с инструментами, которые Том привез с собой из Техаса.

У Джоси на затылке волосы встали дыбом, она инстинктивно напряглась. Но, осмотрев стоянку, не нашла ничего необычного. За ней никто не следил. Но она со вздохом запрыгнула на переднее сидение и откинулась на спинку.

Том обошел машину спереди, сел на водительское место и завел двигатель.

— И. Вот же ерунда, да? — На его щеках появились ямочки.

Джоси покачала головой. В этом весь Том, он всегда пытался развеселить ее.

— Можно и так сказать.

— Как на счет того, чтобы уехать в безопасность? Куда захочешь. — Том поехал по шоссе в сторону своего загородного дома.

— Какое искушение, но я не могу, и ты об этом знаешь. На следующей неделе аудит. — В журналах были расхождения, и это ее угнетало. Один счет она исправила, оставалось еще несколько.

К тому же, она начала пробивать себе путь наверх карьерной лестницы здесь в Вашингтоне. Из нее отличный финансовый аналитик. Джоси ни за что не позволит вновь Шейну Дину лишить ее работы или разрушить жизнь. Кроме того, глубоко в душе, она знала, что он ее найдет. Неважно как.

Какое-то время они ехали в молчании. Том, наконец, свернул на восток, объезжая озеро на пути к своему дому.

— Осмелюсь предположить, что до того, как ты узнала, что Шейн преследователь, он не подписал бумаги о разводе. — Том с силой сдавил шершавыми от работы руками руль, но его голос оставался спокойным. Он подъехал к гаражу и нажал кнопку открывания двери.

Джоси с шумом выдохнула.

— Тогда жизнь стала бы проще. Мне жаль. — Все это так несправедливо по отношению к Тому. Он только вернулся в ее мир, а она чуть не переспала с ним. Три года назад он забрал ее сердце, и его уже не вернуть. — В этот раз, я реально вляпалась. Она не представляла на что готов Шейн, заем ему вообще за ней следить. Но даже сейчас, она немного надеялась, что этому всему было логическое объяснение. Она любила Шейна. — Я такая дура!

Том дождался, когда откроется гаражная дверь.

— Джоси, мы все выясним, обещаю.

Он говорил нежно и мягко, она и прежде слышала от него такой тон и усмехнулась.

— Ты говоришь со мной голосом а-ля «я разбираюсь с младшей сестренкой».

Он вздрогнул и посмотрел на нее глазами, в которых заплясали озорные огоньки.

— Я могу таким тоном разговаривать?

О да. Он старший брат и у него три сестры, так что такой тон у него был.

— Так ты разговариваешь с ними по телефону. В прошлом месяце, когда Сильвия хотела бросить бизнес ради керамических вазочек, ты так с ней разговаривал.

Том фыркнул.

— Сумасшествие. Слава Богу, что она передумала. По крайней мере, сейчас.

Каково это, расти с братьями и сестрами? С теми, кому есть дело до событий в твоей жизни? Джоси вздохнула и сфокусировалась на полу достроенном доме Тома.

Недостроенная часть, которая ждала денег и времени, была укрыта плотным брезентом. А достроенная часть была облицована кедровой дранкой. Идеальное место для настоящей семьи. Джоси знала, что Том хотел семью.

— Я не знаю что делать. Все кажется таким нереальным.

Том въехал в гараж и заглушил мотор. Затем накрыл ее ладонь своей теплой.

— Милая, жизнь подкидывает нам проблем. — Она посмотрела на его улыбку. — Но ты очень умная, и я не сомневаюсь, что ты выберешься отсюда.

На нее обрушились облегчение и благодарность, от которых к глазам подкатили слезы. Том в нее верил. Она умнее и жестче, чем кто-либо предполагал, и ей пора показать себя.

Напротив нее сидел отличный парень, который всегда был честен с ней и хотел от жизни того же, что и она — дом и любящую семью. Детей. Иногда, у Джоси болели руки от пустоты, ей так хотелось обнять малыша, укачивать его.

— Мне нужно тебя предупредить. Шейн опасен и может прийти за тобой.

В его доме нашли несколько фото, где мы с тобой вместе. — Если Шейн навредить Тому, она не сможет себя простить.

Посмотрев на нее, том кивнул.

— Знаю, полиция меня предупредила.

— Значит, я не должна быть здесь.

Но куда ей пойти?

— Именно здесь ты и должна быть. — Том заправил за ухо локон ее волос. — Вместе мы сильнее, и не беспокойся, я драться умею.

Ага, он рассказывал ей о тех днях, когда боксировал. Джоси вздохнула.

— Ты не видел, как он дерется… как убивал. У него дар, только не из лучших.

Кивнув, Том открыл дверь.

— Джоси, мы будем в безопасности. Пошли. Субботний вечер, давай побесимся и посмотрим фильм. — Он помог ей выйти из машины и притянул в теплые объятия. — Жизнь наладится, обещаю.

* * *

Шейн бежал по периметру, сжимая в руке пистолет, который забрал из бунгало. Теперь он знал, что это его бунгало. Зачем ему было шпионить за собственной женой?

Он скрывался за густыми елями. Как мило с твоей, Марш, стороны жить на краю леса, здесь столько мест, где можно укрыться. И если ублюдок не уберет руки с Джоси, то на этом краю и погибнет. Шейн убивал и прежде, и не только этим утром. Он убийца?

Постоянный или только в военных целях? А это важно? Раны на торсе и сломанные ребра уже исцелились. Слишком быстро.

В лесу было пусто и безопасно. Из-за неуверенности, Шейн помедлил. Он ведь бежать должен, убираться к чертям отсюда и оставить Джоси жить своей жизнью. А ему следовало бы найти братьев, которых не мог вспомнить.

Но от мысли уйти от Джоси, даже если это правильно, сдавило что-то в груди не давая вздохнуть. И в этом не было смысла, но он так отчаянно цеплялся за это, что сам себя боялся.

Он не помнил ее и определенно мог ей навредить, но не мог заставить себя вновь уйти от нее. Это размышления преследователя? Или, Господи, это может быть чем-то хорошим? Правильным?

Шансы на это невелики, но Шейн не уйдет, пока не убедится в обратном.

Взобравшись на дерево, он сел на верхней ветке и стал наблюдать за минималистической гостиной Марша. Этот мудак ел попкорн и смотрел фильм — звуки которого Шейн мог слышать так, словно сидел перед телевизором — с женой Шейна.

Может Шейну следует сделать МРТ на наличие имплантата или какого-то такого устройства в голове? У него ненормальный слух.

Когда Джоси рассмеялась над сценой фильма, на ее щеках заиграли ямочки. Она изящно двигала руками, пока вязала, кажется, это было похоже на шарф.

В груди Шейна разлилось тепло. Джоси надрала ему зад. Удара в пах стоило ожидать от такой крошечной женщины, защищающей себя. Но удар в голову? Ну, это было впечатляюще. Не колеблясь, без страха она нанесла ему удар в висок и почти вырубила. А потом убежала к полиции.

Шейн подумал было догнать ее, вырубить полицейских и забрать свою жену. Но в доме было слишком много людей, и ему не следует сражаться со всей полицией. По крайней мере, пока.

Шейн смотрел на бледную кожу и изящные черты своей женщины. Он размышлял над этим своим собственническим инстинктом. Он у него всегда был? Или он только появился, и Шейн цеплялся за него, потому что лишь это связывало его с той жизнью? С мужчиной, которым он был?

Но наблюдая за Джоси, он нашел ответ. Собственничество было присуще ему всегда. Джоси его. И хотя его мотивы неясны, выяснять их, разлучившись с ней, не станет. Ему нужно вернуть Джоси и как можно скорее.

Фильм закончился, и Джоси с Томом разошлись по разным спальням. Хорошо. Облегчение, которое он не заслужил, пронеслось по телу. Он вновь осмотрелся. Марш владел акрами земли, окружавшими с двух сторон дом.

Сосны, ели и тополя стояли молчаливыми часовыми, сторожащими дом. Естественный ход событий дикой природы. Все ошивающиеся поблизости хищники были четвероногими. На какое-то время Джоси была в безопасности.

Шейн слез и побежал через лес к спрятанному минивену, на который обменял машину Джоси. Внедорожник он оставил на видном месте, так как Джоси нужна ее машина.

Теперь ему нужно допросить парня в больнице и проверить дом Джоси на жучки. Сколько он поставил? Где и зачем? Шейн надеялся, что ему не придется вламываться в участок и проверять улики. Хотя если придется, он запросто это сделает. Хотя не представлял как, но понимал, что его поведут инстинкты, что они им управляют.

Ему нужно все вспомнить. Тьма и пустота в голове угнетали. Может так лучше для его же защиты, но не знать самого себя сводило с ума. Почему он преследовал Джоси?

Он сжимал и разжимал кулаки. Кто его братья? Он их тоже побил? Хотели ли они отомстить или нет? Ему нужно вспомнить прошлое. Может, несмотря на все ужасы прошлого, он смог бы все исправить?

Что-то подсказывало, что ему не понравится то, что он найдет о себе. Такие мысли угнетали, заставляя желчь подкатывать к горлу.

Сев в машину, он поехал по дороге, заставляя воспоминания вернуться. Но перед глазами возникал лишь чистый лист, а в голове черная, огромная пустая дыра. Разочарование опустилось камнем в желудке. Или это был страх. Если он не сможет выяснить кто он такой, как ему Джоси защитить?

Если у него были братья, разве они его искать не должны? От имени Джори, что-то сдавило в области солнечного сплетения, и стало трудно дышать.

Вскоре показались огни больницы. Шейн долго петлял по стоянке, выискивая удобное место на случай побега. Найдя такое у обочины, он вылез из машины и направился в больницу, словно у него были все права на это. Сейчас слишком рано обыскивать дом Джоси, так что он с пользой проведет время, прежде чем отправится раскрывать ее секреты, а может и свои заодно.

Медсестра в зеленой форме провела карточкой по ридеру, и Шейн открыл для нее дверь, возвращая посланную ему улыбку. Медсестра зашла внутрь и быстро направилась к длинному ресепшену справа.

Два шага внутрь и запах хлорки обрушился на обоняние Шейна. Перед глазами заплясали искорки. Он прислонился к стене, когда воспоминания начали пробиваться наружу.

Смутное изображение, как он сидит на больничной каталке, а мужчина что-то доставал из его ноги. Стены были полуразрушенными. В голени Шейна взорвалась боль. Пуля. Мужчина доставал из его ноги пулю.

Как в замедленной съемке, парень, улыбаясь, поднялся.

— Достал.

У парня были серые глаза, в точности, как у Шейна.

Тяжело дыша, Шейн вернулся в шумное настоящее. Господи Боже. Прислонившись к стене, он прикоснулся к шраму на левой ноге. Шейна начало тошнить.

Руки дрожали. Наконец, начали возвращаться воспоминания. Его подстрелили, а брат помог. От первого взгляда на семью, у Шейна закружилась голова. Сейчас не время.

Проклятье. У него дела.

Он споткнулся на первых шагах, но затем пошел обыденно.

«Сосредоточься. Забудь о прошлом и сфокусируйся».

Голос в голове был не его, но Шейн безоговорочно ему доверял. Он пошел по холлу, остановившись у комнаты, где находилось несколько компьютеров.

Нырнув внутрь, Шейн позволил телу руководить разумом, и начал что-то набирать на клавиатуре. Как занятно. Он знал, как печатать, причем быстро. Был не знаком с компьютерной программой, но знал, как ей пользоваться.

Несколько кодов и он вывел на экран новых поступивших в больницу, пролистав пару страниц, Шейн нашел, что нужно.

Мир вновь стал узким, и Шейн перестал что-либо чувствовать. Странный и пугающий талант.

В коридоре, когда Шейн вышел, было пусто. Он прошел к кладовке, где нашел синюю больничную пижаму и бинты.

Сосредоточившись, он отстранился от миллионов звуков, наполняющих больницу.

Схватив все необходимое, Шейн поторопился прочь из служебного крыла, к приемному отделению, и поднялся на лифте на нужный этаж. Найдя туалет, он зашел внутрь, чтобы переодеться.

Когда Шейн вышел, его ягодицы обдало холодным ветерком, заставляя заворчать.

В пустой палате стояла капельница с физраствором, Шейн захватил ее и якобы вставил иглу в вену на локте. Затем пошел по коридору, достигнув вскоре палаты 700. Сидевший у двери, коп мог высматривать парня в больничной униформе, но никак не пациента.

Не побитого, шатающегося, забинтованного пациента, тянувшего за собой капельницу. Когда Шейн проходил мимо, коп посмотрел на него и кивнул. Шейн состроил мину и поплелся дальше.

Он обошел этаж, и когда во второй раз подошел к палате 700, коп уже спал, сотрясая коридор храпом.

Шейн пробрался в палату, и щелчком закрыл за собой дверь. Пациент лежал на больничной койке, гораздо чище, чем та, которую недавно вспомнил Шейн.

Шейн отставил капельницу и подошел к койке, захватывая карточку. Парня звали Рэй. Шейн сломал ему пять ребер, одно из которых проткнуло легкое. Ауч.

Шейн почесал затылок. Он понимал записи врача, но что-то подсказывало, что сам он не врач.

Рэй заполнил собой всю койку. Вероятно 182 см роста и 110 кг веса, взъерошенные черные волосы, а под глазами залегли тени. Операция, похоже, была тяжелой. Шейн накрыл рот пациента ладонью. Рэй тут же распахнул глаза и начал вырываться, но потом замер.

— Извини за ребра. — Шейн ухмыльнулся.

Ответа не последовало.

— Ты понимаешь, что я за секунды могу тебя убить?

Кивок.

— Хорошо. — Шейн убрал руку. — Почему?

Рэй нахмурил лоб.

— Почему что? — прошептал он, молодец.

— Почему ты меня убить пытался?

Рэй пожал плечами.

— Хорошо оплачиваемая работа. Мы должны были вырубить вас обоих, а затем поджечь дом. Мне нужно платить алименты…

— Мне плевать. — Шейн наблюдал за медленным дыханием парня. Он под обезболивающими. — Вы наблюдали за мной из синего фургона?

— Ага. Должны были наблюдать… пока нам не приказали убить тебя.

— Кто вас нанял?

— Денни. — Взгляд Рэя стал жестким. — Тот, кого ты порезал.

— Я его не порезал, а вскрыл горло. — Существенная разница. И то, что Рэй в этом не разбирался, указывало, что он просто наемник. Дебил.

Определенно не так хорошо тренирован, чтобы выстоять против киллера. Шейн может и сомневался в своей личности, но, похоже, его враги точно знали кто он. Они не могли послать кого-то лучше?

— Кто нанял Денни?

— Чувак, я хрен его знаю. Каждому из нас заплатили десять кусков.

Десять. Жизнь Джоси для этого мудака не стоила больше десяти тысяч. Вероятно, на лице Шейна отразилась какая-то эмоция, так как Рэй округлил глаза, а его губы задрожали.

— Рэй, расскажи мне больше, иначе я прямо сейчас начну тебя очень болезненно убивать.

Страх затопил голубизну глаз Рэя.

— Ладно. То есть не убивай. Денни сказал, что мы должны убедить, что все в доме умерли, и что мы должны все спалить дотла.

Чтобы их не могли идентифицировать? Кто хотел стереть Шейна с лица земли? Он нахмурился.

— Какая фамилия у Денни?

— Клинтон. Денни Клинтон. Наемник букмекеров и любого просящего, ну…

Кому нужно кого-то убить. Не особо много полезного, хотя если Денни был местным, открываются возможности. Кто-то мог последовать за Шейном в Сноувиль и здесь уже найти грубую силу. Денни мог не работать на всех подряд.

— Сегодня я тебя не убью, Рей. — Хотя каждый инстинкт Шейна вопил, что это ошибка.

Но пока он не вернет свое прошлое, он не станет постоянно всех убивать, если у него был выбор. Но внутренний голос сказал, что когда он вспомнит прошлое, изменит эту теорию. Возможно, даже выследит и убьет старика Рея.

Однако, даже сейчас, когда его разум — чистый лист, Шейн без вопросов убьет за Джоси. Он наклонился вперед, нависнув над кроватью.

— Но если ты вновь пройдешь мимо моей жены, если я даже увижу тебя в одном с ней районе…

Рей поднял руки, ладонями вверх.

— Я понял, мужик. Понял.

Глава 8

Джоси натянула вежливую улыбку, позволяя приятному аромату жасмина, блуждающего в ее офисе, успокоить себя. Ночь она провела у Тома, и утром, после того, как она в очередной раз отвергла его предложение бежать из города, он привез ее на работу. Джоси ни за что не могла отказаться от жизни, которую выстраивала два года.

К тому же, ей необходимо разобраться с несоответствием в счетах. Числа и порядок привносили смысл. После ухода Шейна лишь работа помогала Джоси вставать с кровати, ведь не было ничего лучше, чем найти решение сложной задачи. Да, после того, как она отправила бумаги о разводе Шейну, она была отвлечена и могла, незаметно для себя, ошибиться в расчетах.

Она проводила клиента — гендиректора Трентон Индастриз — до двери своего офиса, где вновь пожала ему руку. Компания успешно занималась разработкой USB-флэшек.

Восьмидесятилетний Джо Трентон положил руку на плечо Джоси.

— Дорогая, меня ждет партия в гольф. Отличный аудит.

Ага, она часы провела за его расчетами. Профессиональная улыбка Джоси превратилась в расслабленную ухмылку.

— Удачи вам, мистер Трентон.

— Джоси, магия всегда относительная и непостоянна. Всегда. — Мужчина практически вприпрыжку отправился к лифту.

Наличие столько энергии в таком возрасте благословение. Джоси продолжала улыбаться, пока двери лифта не закрылись, а кабинка не увезла престарелого технологического гения подальше.

Посматривая на часы, Джоси открыла файл корпорации Ларсон, забавное название для местного магазинчика. Порхая пальчиками по клавишам калькулятора, Джоси подвела подсчеты и нахмурилась. В счете не хватало ровно тринадцать тысяч долларов. Несчастливое число.

Она вновь пересчитала.

Да, верно. Прибыль магазина была на тринадцать тысяч больше, чем по квитанциям… но наличных не было. Или ошибка в квитанции или деньги пропали?

На компьютере прозвенело приложение.

Пора было идти. Схватив голубую папку со стола, Джоси направилась в угловой офис босса на еженедельную летучку. Илай Джонстон уже ждал ее за своим столом из твердого вишневого дерева. Босс указал ей на единственное свободное место.

Джоси села, и ее сердце ушло в пятки, когда она увидела огромного мужчину, занимавшего соседнее место. Это значило, что ее собеседование на повышение будет проходить здесь. Только этого и не хватало.

— Привет, Дэниел.

Дэниел Миссион кивнул, поправив дизайнерские очки на носу. Как всегда, он казался собранным и невозмутимым, костюм от Армани идеально сидел на подтянутом теле, которое он натренировал игрой в баскетбол и ежедневными занятиями в тренажерном зале.

— Как дела у Трентона? — Джонстон вновь опустил свое впечатляющих размеров тело в кресло. Илаю было около пятидесяти, с редкими седеющими волосами, и чем-то он напоминал Джоси, питбуля.

— Великолепно. Аудит прошел просто фантастически, всё сошлось. — Они передали записи в налоговую, и у Трентона намечается еще один спокойный год. Почему, черт побери, Дэниел присутствовал на встрече? Предполагалось, что она пройдет в штатном режиме.

— Хорошо, хорошо. — Джонстон прищурил глаза-бусинки. — Ходят слухи, что на выходных ты побывала в полиции, после того, как в твоем доме погибло два человека.

К слову о том, что Джонстон не ходит вокруг да около.

— Эти слухи правдивы. — Она вышла замуж за солдата, убийцу. Того, кто, видимо, шпионил за ней уже какое-то время. Она покраснела от смущения из-за собственной глупости, а улыбка дрогнула. Джоси посмотрела на Дэниела.

Он пожал плечами, с ничего не выражающим взглядом карих глаз.

— У нас и без того хватает проблем. Хранить секреты — это всегда плохая идея. Дэниел вместе с Томом играл в баскетбол, и, судя по всему, неплохо между собой ладили. К сожалению, оба — и Дэниел, и Джоси — претендовали на должность вице-президента отделения, но Дэниел без проблем грязно играл. Должно быть, Том ему о чем-то рассказал.

Джонстон прочистил горло.

— Просто оставь это в стороне от дел, Джоси. Ты же знаешь, мы не можем позволить себе дурных откликов в прессе.

Да, об этом. Она постучала пальцем по папке.

— Я все еще занимаюсь проверкой, но думаю, есть несоответствия в счете корпорации Ларсон помимо других счетов.

Джонстон нахмурился:

— Какие другие счета?

— «Пекарня Дэвис», «Хозтовары Агерс» и «Похоронное бюро Холла».

Ноздри ее босса раздулись.

— Ладно. Что за несоответствия?

Джоси пожала плечами.

— Не уверена. Их активы не совпадают с отчетами по доходам. Думаю, Билли просто потерял парочку цифр, что-то незначительное. Я нашла один пункт в файлах Холла, в котором значилось про большую распродажу, которая длилась несколько месяцев. Легко исправить. — Она открыла папку с файлом. — Жаль, что Билли не оставил заметок, когда общался с ними. Тогда, уверена, все встало бы на свои места. — До прошлого месяца, Билли был их бухгалтером и главным контактным лицом со специализированным магазином, хотя Джоси ему помогала.

Дэниел наклонился вперед.

— Если тебе трудно, я мог бы заняться файлами. У тебя сейчас сложный период жизни.

Джоси проглотила резкий ответ. Этот мужчина был так красив и обаятелен. Клиенты обожали его. Она — нет.

— Спасибо, но я займусь ими.

Дэниел пожал плечами:

— Я занимаюсь файлами, которые привез из Солт Лейк Сити, но если нужно, могу взять еще.

Джоси заставила себя спокойно улыбнуться. Этот бухгалтер не скрывал причин, почему перевелся сюда три месяца назад — он метил на должность вице-президента.

— Все мои дела закончены. Хотя, ты всегда можешь поискать новых клиентов.

Медленная улыбка расползалась по его губам:

— Я только что нанялся в школу округа Сноувиль. Так что, возможно, это хорошая идея.

Черт побери! Отличный клиент. Она выдавила из себя смешок.

— Это просто потрясающе. Поздравляю!

Джонстон посмотрел на свои часы.

— Билли будет в реабилитационной клинике еще месяц. Возможно. Я слышал, что зависимость от метамфетамина тяжело победить. Ему, возможно, понадобиться больше времени. — Он сжал руку в кулак. — Вот поэтому, нам больше не нужна плохая реклама, миссис Дин.

Пожалуй, это правда. Неадекватное состояние Билли выставило их не в лучшем свете с несколькими крупными клиентами. Он пропустил отчисления, ошибся в цифрах с прибылью и даже умудрился поставить одного клиента в неприятную ситуацию с налоговой. Джоси всегда знала Билли как профессионала, но парень всегда был полон энергии.

— Ненавистно спрашивать такое, особенно учитывая, что мы с Билли друзья, но с этими проблемами с наркотиками, не думаете ли вы, что он мог украсть неучтенные деньги? — спросил Дэниел.

Джоси вперилась взглядом в холеного бухгалтера.

— Ты дружишь с Билли?

— Да. Мы почти пять лет работали вместе, в основном по скайпу или по средством электронной почты. — Дэниел склонил голову. — Он мог украсть?

— Возможно, и я всегда это ищу. Но, думаю, здесь, имеет место быть простой ошибке, которую мы должны в срок исправить. — Джоси видела, что наркотики могли, сотворит с людьми и полагала, что Билли просто плохо отработал. Вложив в работу время и самоотверженность, Джоси приведет в порядок файлы до того, как придет время отправить их в налоговую. — Не переживайте, я во всем разберусь.

— Если хочешь, я могу взять на себя файлы, — предложил Джонстон.

— Нет. — Джоси покачала головой. Хватит уже позволять мужчинам облегчать ее жизнь. Это всегда приводит к трудностям. — Я ценю твое предложение, но до возвращения Билли его дела — мои. — Если он еще вернется. Если она допустила ошибку или Билли под воздействием наркотиков, она все исправит. — Не волнуйтесь, я справлюсь.

Джонстон пожал плечами.

— Справедливо. Держи меня в курсе. Как я и говорил, нам не нужна антиреклама.

Джоси кивнула, встала и направилась на выход.

— Конечно.

Бедный Билли. Джоси росла в приемных семьях, и повидала немало детей, которые связались с наркотиками. Когда ей было десять, ей предложили «план», мет в двенадцать, а в пятнадцать кокаин. Но она всегда мечтала вырваться из системы, а наркотики этому не помогли бы. Наркотики — прямой путь от сироты к малолетнему правонарушителю. Поэтому Джоси всегда отказывалась употреблять наркотики. К сожалению, ее лучшая подруга подсела на кокаин и умерла от передозировки. Джоси нужно будет навестить ее на кладбище.

Наркотики убивают.

Сейчас же Джоси нужно сосредоточиться на настоящем, а не прошлом. Ситуация с Шейном может лишить ее повышения, которого она так жаждала.

Тихо выстукивая каблуками по темно синему ковру, Джоси направилась к главному ресепшену этажа. Несколько секретарей печатали что-то за своими столами, стоящими в центре, телефоны звонили, принтеры жужжали, в воздухе витали ароматы цветочных духов и ванильного кофе, а еще трель девичьего смеха и скрип кресел.

Джоси дошла до своего кабинета и быстро закрыла за собой дверь, отрезая шум. Ей некогда возиться с девочками… теперь встала необходимость поиска новых клиентов, чтобы соревноваться с долбаным Дэниелом.

Подойдя к столу, она посмотрела на ежедневник.

— Привет, ангел. — Позади, захлопнулась тяжелая дубовая дверь, закрываясь на замок.

Джоси замерла, затем, очень медленно, обернулась, с дрожащими руками.

— Сядь. — Шейн стоял, прислонившись к стене, и указывая на кожаное кресло светло-коричневого цвета, которое она так тщательно выбирала, стараясь воскресить кабинет Артура. Классический и стильный.

Телефон. Она могла бы до него дотянуться или громко закричать, но кто прибежит на ее крик? Секретарша Вики? Вики не справиться с Шейном. Дерьмо. Да лишь завидев Шейна, она сорвет с него одежду.

— Садись. — Он был одет в чистую черную футболку, джинсы и тяжелые ботинки сорок шестого размера.

— Милые ботинки. — Джоси бросила папку на стол и опустилась в кресло. Сегодня она надела туфли на семи сантиметровых шпильках, которые, при необходимости, можно использовать в качестве оружия.

— Оказывается, в доме я спрятал наличные. Сходил по магазинам. — Он опустился в такое же кресло, подъехал к ней и вытянул ноги так, что она оказалась между ними. — Скучала?

— Нет. — Она резко выпрямилась. То есть он признал, что следил за ней? Это хорошо или плохо? В любом случае, это ранило. — Как голова? — На левом виске красовался синяк от ее ботинка. Ее улыбка была злодейской.

— Превосходный пинок, ангел. — Он наклонился вперед и положил руки ей на колени. Запах подогретого кедра достиг носа Джоси. — Я отлично тебя обучил. — Он натянул солдатское, ничего не выражающее выражение лица, но глаза. Эти его темно-серые глаза были переполнены эмоциями. Обычно он их лучше скрывал.

У Джоси начало сводить живот… от опасности и чего-то еще страшнее. Женское влечение к нему все объясняло, но признаться ему, означало все изменить. Настоящее между ними лишь похоть, которая до сих пор ощущалась.

— Не заставляй меня вновь тебя бить.

Он медленно растянул губы в улыбке. Опасной улыбке.

— Ах, дорогая, мне бы понравилась твоя очередная попытка. — Он скользнул ей под юбку, задирая ее, и опаляя кожу прикосновением. — Прошлой ночью со мной кое-что произошло.

От прикосновений и воспоминаний на что способны эти руки, по телу Джоси прокатилась волна желания. Даже то, что он ей лгал не меняло того факта, что он сотряс ее жизнь. Она схватила Шейна за руки, останавливая, когда он подобрался слишком близко к тому, месту, которое начинало болеть от желания. Он знал ее тело и как именно нужно с ней играть. И от этой мысли Джоси ощутила и неловкость и интригу.

— Что же? — хрипло спросила она.

— Я был слишком снисходителен. — Он накрыл ее руки одной своей. — Осторожно с тобой обращался, не допускал в свою жизнь.

Она нахмурилась и закрыла глаза.

— Ты вспомнил.

— Нет, — выдохнул он, продвигая руку по ее бедру вверх. — Я думал над твоими словами. Ты смогла меня ударить в лицо. — Он скользнул к ее сердцевине и опустил взгляд на грудь Джоси. — Позволь мне тебя почувствовать, Джоси. — Тремя пальцами, он провел по ее трусикам. — Лишь один раз. Прежде чем все пойдет крахом. Детка, откройся для меня.

Его прикосновения были словно разрядом электричества, смешанными с расплавленной лавой. Тело опаляло пламя страсти, пока Джоси сопротивлялась прикосновениям. Она знала, какое удовольствие мог ей доставить Шейн, даже несмотря на всю боль, что последует потом, это удовольствие манило. Запросто потеряться в нем. Но иногда пламя страсти могло спалить тебя. Джоси сглотнула. Да ради Бога, они же в ее офисе. От искушения она задержала дыхание. Такой соблазн.

И все так неправильно.

На этот раз, огонь поглотит ее, и она это понимала. Поэтому она освободила руку, отъехала на кресле назад и одернула юбку.

— Держи руки при себе.

Шейн выпрямился, от желания на его скулах заиграл румянец.

— Никогда.

— Прекрати, Шейн. — Она одернула лацканы пиджака, закрывая ноющие и жаждущие прикосновения Шейна, груди. Да что с ней не так? — Тебя ищет полиция. Ты никак не сможешь вытащить меня из этого офиса.

Он скривился.

— Думаешь, я пришел, чтобы забрать тебя?

Ну, да. Она покраснела. Конечно, он пришел за ней. Шейн хотел ее, ведь так? В Джоси начало пробуждаться раздражение.

— Предполагаю, что большинство преследователей, в какой-то момент приходят, чтобы захватить жертву.

Шейн широко улыбнулся.

— Теперь ты моя жертва?

Ох, у большинства киношных убийц был этот шарм.

— Ты за мной наблюдал, преследовал меня. Многие фотографии в твоем домике были сделаны три с половиной года назад. — На последних словах, она повысила голос.

— Говори тише. — Он почесал подбородок. — Я не могу объяснить это. Не существует логической причины того, почему я тебя преследовал, и ты это знаешь. Ты была моей. — В его глазах появилось тепло. — И вновь будешь моей.

Тело омыла волна жара, спутав мысли. Шейн играл с ней, проклятье. Как и любая жертва, она это позволяла.

— Тогда откуда эти фото?

— Я выясню, хотя предполагаю, что я следил за тобой, чтобы обеспечить безопасность, если кто придет за тобой. — Он подался вперед, на его щеках была видна щетина, придавая ему вид пирата в поисках сокровища. — А теперь, Джоси, тебе нужно довериться себе. Прислушаться и верить своим инстинктам, или тому, что заставляет тебе верить мне. Дай мне шанс во всем разобраться, ангел. — В его глазах появилась мольба.

— Ни единого шанса. — Слова прозвучали слабее, чем Джоси хотела. Прав ли Том? Втянута ли она в водоворот лжи, где продолжает верить, вместо того, чтобы сбежать?

— С момента, как произнесли клятвы, ангел, мы стали семьей. — Шейн посмотрел на ее безымянный палец.

— Прямо по больному месту, да? — Типично для Шейна нанести удар прямо по сердцу. Сердцу ребенка, которого воспитали в приемных семьях, и который молил о семье. Но будучи в системе, Джоси развила отличные инстинкты, и вышла замуж, доверившись мужчине. А значит, что он был

лучшим, чем большинство хищников… гораздо лучше. Но раскусила она его, когда стало слишком поздно. Теперь пришло время действовать умнее.

— Я не пойду с тобой.

— Знаю.

То, что он так легко это воспринял, беспокоило. Джоси прикусила губу.

— Зачем ты пришел?

— Ангел, в твоем доме семь жучков.

Вот же мудак.

— Ты поставил семь жучков?

— Нет. Лишь три такие же, как в домике. — Он твердо смотрел на нее.

Она нахмурилась.

— Не понимаю.

— Остальные четыре установил кто-то другой… что подтверждает мою теорию, что за тобой нужно было следить ради твоей же безопасности. Я могу попытаться выяснить, кто установил жучки.

В голове зазвенели панические колокольчики.

— Кто, черт возьми, преследует тебя? — Она не видела мужа два года, кому нужны неприятности, устанавливая жучки в ее доме, на случай если он появится? Или это она вляпалась в неприятности? Хотя ее никто не преследовал. Да ради Бога, она бухгалтер. — По крайней мере, мы выяснили, почему те люди знали, куда бросят гранату. — Она прикусила губу и поерзала на кресле. — А в ванной жучки были?

Шейн рассмеялся.

— Нет, не было. — Он размял шею. — Несмотря на мою уверенность, что те люди пришли за мной, нужно убедиться, что они не преследуют тебя. Есть ли кто-то, кто хотел бы тебе навредить?

— Кроме тебя? — прошептала она.

Его глаза потемнели.

— Знаю, я придурок, но лучше отрублю себе руку, чем наврежу тебе.

Он не понял. Джоси покачала головой.

— Никто не хочет навредить мне.

— На работе все нормально?

— Да. — Она откинулась на спинку, отчего ее юбка полезла вверх. — У меня есть пара счетов, которые не сходятся, но ими занимался наркоман, который сейчас проходит реабилитацию в клинике.

Шейн подался вперед.

— Что за счета? Такие захотели бы скрыть?

— Нет. — Она поджала губы. — Ничего нелегального или опасного. В любом случае, им проще было бы подать иск против фирмы, чтобы выиграть деньги. Большинству нужны деньги. — Она выяснит где напортачил Билли, и, если он вернется после реабилитации, она помогла бы ему встать на ноги.

Шейн кивнул.

— Кто зависим?

— Билл Джонсон… бухгалтер, около двадцати лет, на вид приличный молодой человек.

— Так, ты его не очень хорошо знаешь?

Джоси закатила глаза.

— Нет, я лишь с профессиональной точки зрения его знаю. Я даже не подозревала о его зависимости, пока его не упекли в клинику, а мне не передали его файлы.

Шейн медленно кивнул.

— На всякий случай, мы его проверим. Пока же, я поговорил с тем, кто выжил после нападения в твоем доме. Его нанял кто-то по имени Денни, но он не знает зачем. Им приказали убить нас.

Живот скрутило от страха. Убить? Джоси прищурилась.

— Полиция позволила тебе поговорить с парнем в больнице?

— Не совсем.

В голове стучал страх, пока в ушах не начало звенеть.

— Ты его убил?

— Нет. — Шейн смотрел ей прямо в глаза.

Он лгал? Джоси не знала.

Она вспомнила день их свадьбы, когда он, вот так же смотря ей в глаза, давал клятву. Счастливейший момент в жизни Джоси. Как она могла полюбить того, чьи эмоции не могла прочитать? Шейн столь искусный лжец… и все же, она хотела ему верить, и это желание так раздражало, поэтому она не поверила. Голова начала болеть, и Джоси кинула взгляд на часы.

— Что же, спасибо за новую информацию.

— Я сказал, что не стану вынуждать тебя уехать со мной сейчас, но хотел бы, чтобы ты пошла добровольно. Туда, где безопасно, пока я не выясню, что же происходит. Пока не вспомню.

— Нет. — Любопытство очнулось, неужели он говорил правду? Он бы вынудил ее? А она хотела?

Шейн вздохнул.

— Сейчас в доме Марша безопасно, и я, периодически, могу продолжить наблюдать, но мне кое-что нужно выяснить. — Он встал и подошел к двери. — Сделаешь мне одолжение? Позвони детективу Маллою и спроси, нашел ли он что-то обо мне и моем прошлом.

— Позвоню после обеда.

— Нет, сейчас, Джоси… пожалуйста.

Она закатила глаза и набрала номер.

— Маллой.

Джоси вытерла вспотевшие ладони о юбку.

— Детектив, это Джоси Дин. Хотела узнать, нет ли у вас какой-либо информации.

— Ах, да, миссис Дин, могу сказать, что военные мало что говорят о вашем муже. Файлы закрытые. Он прослужил четыре года, но есть одна интересная деталь…

Она подняла взгляд на Шейна.

— Какая, детектив?

— Отряд вашего мужа работал исключительно в Соединенных Штатах. Когда он говорил вам, что летит в другие страны, ну… он не летал.

Джоси нахмурилась.

— Конечно же, летал. Пока мы были женаты, он несколько раз покидал страну.

— Учитывая данные, которые мне передал доверенный приятель, нет. Ваш муж работал только в стране. Хотя мне не раскрыли, чем именно он занимался. Он вам лгал.

— Понятно. — Это ее не удивило, и не должно было ранить, но Джоси словно получила под дых. — Есть догадки, где он? — Она посмотрела на молчаливого мужчину, стоявшего у двери. Одно слово, и Маллой узнает, где находится лживый ублюдок.

— Нет. Я предполагаю, что он скрылся. — В трубке послышался шорох бумаги.

Джоси вздохнула.

— Вы в это не верите.

Маллой откашлялся.

— Нет, полагаю. Он через много трудностей прошел, следя за вами, миссис Дин, и поставил в ваш дом жучки. Он приехал сюда ради вас, и я сомневаюсь, что он так легко сдастся. — Вновь шорох бумаг. — Я мог бы спрятать вас, если бы вы позволили.

Страх сжал желудок. Что она должна делать?

— Спасибо, детектив. Я сама о себе могу позаботиться. Если будет еще какая-то информация, пожалуйста, позвоните мне. — Она положила трубку и уставилась на своего мужа. — Ты солгал.

Он выгнул брови.

— Ты никогда не покидал страны. Никаких заграничных миссий. Всегда в штатах.

— Уверена?

Джоси пожала плечами.

— Маллой уверен. — От гнева у нее ускорился пульс. О чем еще Шейн соврал?

— Я проверю, хотя, начинаю вспоминать миссии за пределами страны. — Шейн открыл дверь.

— Может ты работал не только на нашу армию? — Мог ли он быть шпионом? Ее затошнило.

Он замер.

— Быть может.

Боже, да кто он такой?

— Не оставайся наедине, ангел. Всегда с кем-то и в безопасности.

Она была в безопасности, пока он не вернулся в ее жизнь, и они оба об этом знали. А сейчас, если бы только разуму или сердце дали намек. Следовало сказать Маллою правду, но что, если он ошибся? Военные всегда скрывают что-то, так? Без сомнений, Шейн — солдат, но и у него были секреты. Но семьи никогда не переживали секреты, и это Джоси знала не понаслышке.

— Прощай, Шейн.

Глава 9

Джоси прижимала букет цветов к груди, сладкий запах роз заставлял ее желудок сжиматься. Она откинулась на переднем сидение шевроле Тома, уставившись на дождливые сумерки снаружи.

— Спасибо, что подвез меня.

Том кивнул, концентрируя все свое внимание на мокрой дороге.

— Нет проблем. Между прочим, нет причин работать допоздна.

Может, ей стоит рассказать Тому о приходе Шейна в офис? Но зачем волновать друга? Великолепно. Теперь ей нужно лгать и скрывать факты от людей, чтобы защитить убийцу в лице ее мужа. Ее жизнь превращается в кино. И не очень хорошее.

— Нет работы, да?

Том поморщился и пожал плечами, затянутыми фланелевой рубашкой.

— Не так много. Мне странно работать одному. Я имею в виду, у меня была компания из шести человек, когда-то в Техасе. Когда я ушел, то думал, что, в конце концов, найму людей здесь, когда бизнес пойдет на подъем. Прошло немало времени, а я один.

— Строительный бизнес, наконец-то пошёл в гору. — В голове Джоси отодвинула свои проблемы на второй план. — Правильно?

— Да. — Том подарил ей очаровательную улыбку, и на его привлекательном лице вновь отразилось хорошее настроение. А из-за растрепанных волос он был похож на мальчишку. — Конечно, я бы хотел, чтобы ты увидела наши офисы и мою компанию, когда она была на высоте. И я, как говорится, держал удачу за хвост. — Он фыркнул, поворачивая назад на дорогу.

— Ты и сейчас можешь ее поймать.

А он мог. Красивый, умный, трудолюбивый, и даже лучше, он мог заставить ее смеяться. Поначалу, Джоси беспокоило то, что он на несколько лет ее моложе, но сейчас, она часто забывала об этом.

— Как думаешь, а тебя я смогу поймать? — С его лица пропала улыбка, а голос стал глубже, но он продолжал смотреть прямо перед собой.

Она напряглась.


— Я, эм, думаю, что ты отличный ловец.

Его плечи затряслись, и потом он, запрокинув голову, засмеялся, громко и низко. Не в силах сдержаться, Джоси присоединилась к нему.

— Я имею в виду, я… — Она задыхалась, пытаясь говорить. Ее плечи тряслись от смеха, впервые за несколько дней напряжение покинуло Джоси.

Том вытер слезу в уголке глаза.

— Ага, хорошо. Ты разберешься с почти бывшим мужем, а после я сделаю свой ход. — Он снова усмехнулся, а потом нахмурился. — Но если серьезно, ты в опасности, я могу тебя защитить. Я все-таки тягаю железо в зале.

Неужели это все из-за маленького роста, мужчины хотят успокаивать ее и стараются защитить? Она была одинока всю жизнь, и в данный момент тоже. Прекрасно справлялась с тем, чтобы защищать себя самостоятельно. Даже испугавшись, она могла думать и планировать.

— Спасибо.

Том кивнул.

— Ты и Дэниел все еще соперничаете между собой?

Джоси напряглась.

— Мы боремся за одну и ту же вакансию. Плюс, парень реальный придурок. — В ответ она получила снисходительный кивок. И тут чувство вины сковало ее тело. — Извини. Я знаю, что вы друзья.

Том просто пожал плечами.

— Вы бы понравились друг другу в иной ситуации.

— Не похоже.

Свет фар автомобиля осветил каменные столбы, которые указывали на вход кладбища.

— Поверни направо, когда проедешь ворота.

Джоси ненавидела тот факт, что ей пришлось попросить Тома о личной услуге, особенно с того момента, как Шейн захотел его смерти. Но без своей машины, она не смогла бы поехать на кладбище, чтобы посетить могилу Моны в годовщину смерти. Джоси была не самым хорошим другом в ее жизни… и она не хотела быть еще хуже в день смерти Моны также.

Том проехал через ворота, аккуратно маневрируя.

— Хорошо. Кого мы навещаем? — Он посмотрел на заросли.

Джоси сильнее сжала букет, шелестя оберткой.

— Подругу, ее звали Мона Вилсон. Мы вместе росли в приемной семье в Калифорнии. — Время редко излечивает все раны.

— Когда она умерла? — Том ехал по дороге, длинные ветки царапали кузов его грузовика.

— Когда нам было по семнадцать. — Джоси указала на развилку на дороге. — Поверни налево.

Том кивнул, объезжая несколько ям.

— Как именно?

Наркотики. Они убили ее.

— Когда нам было по шестнадцать, ее отправили сюда в Норт Ридж, реабилитационный центр для детей из малоимущих семей и тех, кто может платить. Через год она вышла оттуда и была отправлена в приемную семью тут. Она снова вернулась к наркотикам и умерла от передозировки.

Мона лечилась в том самом центре, в котором сейчас был Билли, потому что он считался лучшим на всем Северо-западном побережье.

«Надеюсь, у Билли все получиться и он победит наркотики».

Том остановил машину, когда каменная плита преградила дорогу.

— Это из-за Моны ты переехала в Сноувиль?

Джоси пожала плечами.

— Возможно, она была частью решения. — Каждый заслуживает цветы на могилке в годовщину смерти. — Как ты думаешь, детство определяет нашу взрослую жизнь?

— Конечно. Уверен на сто процентов… кем бы мы не были в детстве, такими формируемся, когда становимся взрослыми. — Лицо Тома отразило новую степень заинтересованности.

Джоси кивнула. В детстве она была одинока, и может, поэтому это был единственный способ, которым она пользовалась, живя сейчас. Ее плечи опустились при мысли об этом. Она открыла дверь и ступила на землю.

— Я вернусь через минуту.

Тихо закрыв дверь, Джоси переступила через грязь и пошла по траве.

Пройдя несколько надгробий, она оказалась около могилы Моны. Пошёл дождь, и волосы Джоси намокли, прилипнув к шее.

— Привет, Мона. — Аккуратно, Джоси положила цветы на облупившееся надгробие. — Я принесла красные розы в этот раз. Пусть этот день станет лучше.

В памяти Джоси всплыли воспоминания о высокой, кучерявой брюнетке. Они с Моной жили вместе в маленькой комнатке, принадлежащей леди по имени Джулия, которая работала на двух работах. Джулия была милой, но редко бывала дома. Джоси очень скучала по Артуру и Кларе, и Мона пыталась поднять ей настроение. Но Мона уже в то время сидела на наркотиках, и через три месяца ее отправили в Норт Ридж. Несмотря на это, во время их короткого времяпровождения вместе, они были связаны между собой, как сестры. — Я скучаю по тебе. — Подул ветер, осыпая опавшими сосновыми иголками розы. Джоси отряхнула их. — У меня есть еще один друг, у которого проблемы с наркотиками. Не переживай. Я помогу ему. — Так, как она должна была помочь Моне. Любым способом. Джоси прочистила горло: — Я действительно очень боюсь, Мона. — Произнесенные слова сделали реальность еще более суровой. В то время как она не могла принять правду о том, что жестокий мужчина хочет защитить ее, здесь она чувствовала себя в безопасности. — Я не уверена, кому доверять. Или кто преследует меня. Или Шейна. Все так запутано — и это пугает.

Маленький надгробный камень молча смотрел на нее в ответ. Джоси задрожала от холодного дождя. Было не слишком красиво заставлять Тома ждать в машине. Кроме того, ей нужно разобраться в своей жизни.

— Я не совсем уверена, где ты находишься, и слышишь ли ты меня. Но если это так, помоги, если не против? Я воспользуюсь любой помощью, которая у меня будет. Особенно, с каким мужчиной мне лучше быть. Том безопасный и доверяет мне, но я подвергаю его опасности. Шейн, ну… — Она не могла подобрать правильные слова. — Ты знаешь Шейна, если наблюдаешь за мной. И… передавай привет Кларе от меня. Я имею в виду, если рай работает так. Я еще вернусь.

Повернувшись на мокрой траве, Джоси побрела под дождем. Добравшись до машины, она погрузилась в тепло и безопасность, где ее окутывал чистый запах ирландского мыла Тома. Джоси улыбнулась ему.

— Сегодня я выбираю фильм.

* * *

Шейн расположился в спальном мешке, который укрывали толстые сосновые ветки, создавая навес. Сквозь облака иногда проглядывала луна. Вокруг Шейна гудела дикая природа. В лесу не было ничего более опасного, чем он сам. Он чувствовал правду нутром, даже если его мозг еще до конца ее не понял. После того, как он проснулся, очень хотел вернуть свои воспоминания. Теперь он не был уверен в этом. Новые — о прекрасной Джоси и ее сильном характере — лучше и правильнее. Но что, если его воспоминания докажут тот факт, что он использовал ее? Что если его «старое я» не любило ее? Потому что новый Шейн любил. То, как колотилось в груди его сердце должно означать что-то реальное — даже если это было в новинку. В данном случае, Шейн заметил сверхчувствительность своего тела. Слышать все, что происходит в радиусе нескольких миль, просто неприятно. Он взглянул на тихий дом Марша. Джоси пошла спать полчаса назад. Одна. Пока что, в безопасности. Хотя, он, наверно, должен увести ее из города.

Если Шейн все правильно продумает, они будут в безопасности, он уедет далеко и начнет все сначала с ней. Но кто бы ни следил за ним, они уже близко, и их можно побороть единственным способом — просто вспомнить, но именно это может привести к тому, что он потеряет Джоси.

Шейн хотел провести немного времени с ней, прежде чем жизнь полетит ко всем чертям. Он хотел, чтобы Джоси увидела его хорошую сторону, пусть даже новую и непостоянную. Лишь одно упоминание ее имени, заставляло сердце колотиться быстрее, а желанию проснуться. С момента ранения, у Шейна не было времени поспать, и, игнорируя свое беспокойство, глаза начали слипаться, а рука застыла на пистолете. Его мысли плавали туда-сюда, пока не сфокусировались на одном сне. Его рука болит. Он перевел взгляд на левую ладонь и заметил что- то черное. Его ладошка маленькая, даже детская. Ему не больше чем девять лет. Может восемь.

— Черт побери, Шейн.

Со своего места на кровати, он посмотрел на мальчика, высокого мальчика, который возвышался над ним. Румянец затопил его щеки.

— Это не моя вина, Мэтти.

Серые глаза Мэтта вспыхнули, когда другой мальчик, лет десяти, подбежал к кровати, огибая ее.

— Он сломал руку?

— Натан, Шейн сломал запястье. В спарринге с Эмери.

Мэтт присел на соседнюю кровать, одну из многих, разбросанных по комнате с бетонными стенами. Это был барак.

— Дерьмо, Мэтт.

Натан сел около Мэтта, его серые глаза серьезно осматривали крепление.

— А командир знает?

— Да.

По спине Шейна прокатился ужас. Запах пыли и соснового освежителя вызвал у него желание чихнуть.

— Он знает.

Он посмотрел на своих братьев, расправляя плечи.

— Все нормально. Поединок был хорошим, я тоже стукнул его пару раз. Они не заберут меня.

Возможно. На этот раз его оставили. Если конечно, он не позволит снова себя побить.

— Простите меня.

Братья перевели на него взгляд.

— Нам нужно придумать отвлекающий маневр, — пробормотал Натан. — Давно пора.

Мэтт посмотрел на большие часы, висящие над дверью.

— Джори взломает компьютер через две минуты.

Шейн расслабил плечи.

— Хорошо. Это займет командира.

— На этот раз.

Молодое лицо Мэтта стало суровым.

— Нам нужно составить собственный график тренировок.

— Мы тренируемся все время. — Шейн покачал головой.

— Ну, хватит уже.

— Делай то, что тебе сказали.

Глаза Натана стали темного серого цвета, означая, что ему очень хотелось ударить кого-то. Шейн посмотрел на старшего брата.

— Ты всегда поддерживаешь Мэтта.

Натан кивнул.

— Да. Потому что, если тебя покалечат…

— Ты просто исчезнешь, — закончил тихо Шейн. Страх и паника сковали его сердце и причиняли больше боли, чем его рука. — Ты прав. Я буду стараться лучше в следующий раз.

Внезапно Шейн очнулся ото сна. Что за черт? Бараки? И кто, черт побери, командир? И если это его братья, то где они теперь? Неожиданно послышался небольшой шорох в тишине леса, и он всмотрелся в кустарники. Какой-то небольшой зверек. Но в лесу стояла абсолютная тишина. Волосы у него на затылке встали дыбом. Выскользнув из спального мешка, Шейн натянул ботинки и засунул пистолет за пояс. Он подкрался к окраине леса, где спокойно располагался дом. Слишком спокойно. Какая-то тень промелькнула около гаража. Потом еще одна. Шейн осмотрелся вокруг, изучая цели. Они общались жестами — значит военные. Эти ребята были натренированы лучше предыдущих.

Он прислушался. Больше никого. Команда из двух человек. Очевидно, двоих было вполне достаточно для Марша и Джоси. Это они так думали. При мысли о том, что кто-то может охотиться на его жену, внутренности перевернулись. Шейн застыл и оттолкнул все эмоции прочь. Пока способности, которые не считались нормальными, можно использовать, Шейн решил попытаться спасти Джоси, а уж потом разбираться во всем этом. Тихо, как сама смерть, Шейн подполз вплотную. Он набросился на первого парня, врезав локтем по затылку. Мужчина упал на землю, потеряв сознание. Второй парень развернулся, выхватывая из-за пояса жилета пистолет. Шейн нанес удар по руке парня, и пистолет улетел в неизвестном направлении. Он попытался ударить его в лицо, но солдат вовремя блокировал удар, сделав вперед выпад, и смог повалить его на землю. Они упали с глухим стуком. Шейн почувствовал, как ему в спину впивается галька, лишая точки опоры. Плохой ход. Шейн перевернул нападавшего и тремя точными ударами по лицу отправил солдата в нокаут. Шейн вскочил на ноги. Ничего себе, даже не запыхался. По факту, все его тело было спокойным и расслабленным. Что, черт побери, с ним было не так?

Сейчас, наверно, не подходящее время, задумываться об этом.

Спрятав оружие напавших в лесу, Шейн бросился к входной двери. Потом он позвонил в звонок. Через несколько секунд вспыхнул свет, и скоро на пороге появился Марш, обнаженный по пояс и с хмурым перекошенным лицом. Его грудь и живот украшали мускулы. Парень часто работал на свежем воздухе — возможно, практикуется в махание кувалдой. Джоси спустилась, ступая по застеленным ковром ступенькам, она была одета в старую майку, ее волосы были растрепанными ото сна.

— Шейн? Какого черта?

Шейн повернулся к Маршу.

— Там около наружной части гаража двое мужчин. Они без сознания, возможно на минут тридцать. Вызови полицию.

Марш повел головой, осматривая Шейна.

— Я так не думаю, майор. — Он достал пистолет, который прятал за поясом, и направил его в грудь Шейна. — Я так и думал, что ты придешь. Большинство преследователей так делает.

Джоси побежала по голой плитке.

— Том! Опусти пистолет.

Шейн напрягся, его мышцы сгруппировались. Джоси подходила очень близко к пистолету.

— Отойди, ангел.

Марш встал в стойку.

— Вызови полицию, Джоси. Скажи им, что у нас тут майор.

Шейн расслабил свои плечи.

— Да, вызови полицию. Прежде чем мужчины на улице придут в себя.

Бледная, с подрагивающей губой, она кивнула и поспешила по отштукатуренному коридору, чтобы выполнить его поручение. Шейн смотрел прямо на строителя, параллельно осматривая обстановку холла. Стены были в основном голые, свежеокрашенные. Самую дальнюю стену украшали моющиеся обои с лесным пейзажем. Раму можно будет использовать, как хорошее оружие, если ему понадобиться. Шейн сосредоточил внимание на улице. Мужчины снаружи вели себя тихо, в лесу тоже все было спокойно. Он улыбнулся Маршу.

— Ты ведь хороший парень, Том?

— Да. — Одна бровь выгнулась дугой. — Получше тебя.

Возможно. Шейн кивнул, посматривая за спину Марша. Быстрый, словно ветер, он метнулся вперед, схватил пистолет и зацепил ногой колено мужчины. Они вдвоем рухнули на пол. Шейн захватом начал душить Марша за горло, пока тот отчаянно отбивался ногами в попытке поймать воздух. Наконец-то, Марш обмяк. Шейн испустил шипящий звук. Парень боролся дольше, чем на то рассчитывал он. Шейн вскочил на ноги и помчался через дом в сторону гаража. Дверь в гараж располагалась справа от холодильника, ведущая в большое, хорошо организованное пространство. Он схватил моток веревки около дальней стены и поспешил на двор, чтобы быстро связать бессознательных солдат. Нужно ли ему связывать Тома? Он бы хотел, но, наверно, в этом нет необходимости. Шейн смотал остаток веревки и вернулся к парадному входу. Где ждала его жена, в боевой стойке. Его взгляд медленно поднялся по гладким бедрам, плоскому животу и остановился на пистолете в ее руках. Его ангел уверенно держала оружие, направляя дуло прямо на него.

— Брось веревку, — спокойно сказала Джоси.

Глава 10

Бросив веревку, Шейн, размеренными шагами, зашел в дом, где встал рядом с бессознательным телом Тома.

— Назад, Шейн. — Джоси крепко держала пистолет. Для такой крошечной девушки, у нее слишком длинные, чертовски сексуальные ноги. Дьявол. Они у нее от ушей. Футболка едва доходила до середины бедра, оставляя открытой очень много обнаженной плоти. Ногти на пальчиках накрашены красным лаком. Цветом страсти.

— Мне нравятся твои пальчики.

Она поджала губы и встала в стойку.

— Я не хочу в тебя стрелять, но сделаю это. — Она посмотрела на Тома, а затем вновь на Шейна. — С ним все будет нормально?

— Да. — Блин, Шейн не стал бы вредить парню, пытающемуся защитить Джоси. Ну, не сильно. — Ангел, нам нужно идти. Отдай пистолет. — Он протянул руку и двинулся в ее сторону.

— Если ты навредил ему, я тебя не прощу. — Она отступила, нацеливая пистолет Шейну на лицо. — Мы дождемся полицию. Я тебя не знаю и не доверяю.

— И я тебя не виню. — Плохая идея, но иного способа защитить её, нет.

Ну, или он не хотел искать.

Шейн сделал еще шаг, и теперь Джоси была в пределах досягаемости. Теперь он никому не доверял. У него болела голова, в желудке все сводило, даже если он плохой, должен защитить Джоси. Это ведь прибавит ему пару пунктов?

Он покачал головой, вероятно, нет. Но, даже понимая это, Шейн поддался неизбежности, ничто не заставит в этот раз оставить Джоси.

— Мы уходим, Джоси. Спокойно или нет, но мы уходим.

У нее задрожали руки.

— Прошу, не заставляй стрелять в тебя.

— Не стану. — Он ударил Джоси по руке, выбивая пистолет, который ударился о стену. Послышались звуки сирен. Подавшись вперед, Шейн схватил Джоси за руку и закинул себе на плечо.

— Эй! — закричала она, пиная его под дых.

В животе взорвалась боль. Шейн крепче обнял Джоси за бедра и умчался в ночь. Джоси сопротивлялась, пока он маневрировал между деревьев и веток. Притормозив у импровизированной спальни, он схватил спальный мешок и продолжил бежать.

Внезапно Джоси напряглась, втянула воздух и завопила, что было мочи. Ее крик эхом разнесся по тихому лесу. Будь все проклято. Шейн спустил Джоси с плеча, прижал к стволу дерева и накрыл рот ладонью. Голубые глаза Джоси смотрели на него с яростью.

— Ангел, один шанс. — С визгом шин у дома остановилась машина. Джоси прикусила ладонь Шейна. — Джоси. — Он сильнее прижал руку, хотя знал, что убьет себя, если сделает ей больно. — Нам нужно убраться отсюда, — прошептал он, внутри просыпался гнев. — Либо ты меня слушаешь, либо я тебя вырублю, но в любом случае, мы уйдет вместе. — Он позволил каждой унции решимости и угрозы отразиться в глазах.

Она направила колено к его яйцам. О-о-о, нет, ни в этот раз. Он протиснул ногу между ее, обездвиживая Джоси. Если она хотела помериться силами, на здоровье. Он вжался бедрами, обтянутыми джинсой, к ее сердцевине, скрытой лишь легким хлопком белья.

— Уверена, что хочешь драться со мной?

Она нахмурилась.

— Не думаю, что ты меня вырубишь.

У него замерло сердце. Не этого он ожидал. Значило ли это, что она ему доверяла? На каком-то уровне?

— Ошибаешься. — Он сжал пальцы. — Ради того, чтобы увести тебя от опасности, спасти тебя, я пойду на все. — Он изо всех сил сохранял безразличие на лице.

Джоси улыбнулась.

— Тогда, вперед. — Набрав в легкие воздуха, она открыла рот, чтобы закричать.

Он прижался губами к ее, проглатывая крик и лишая воздуха. Затем скользнул в ее рот языком, приглашая ее язык на танец. В его теле пробудилась страсть. Член Шейна налился кровью, натянув ширинку джинс, желая вырваться на свободу и оказаться в Джоси. Немедленно.

Шейн собирался овладеть Джоси, вкусить ее, дразнить, почувствовать, как она дрожит в его руках. Углубив поцелуй, он смаковал её вкус, ища ответы и освобождения. Освобождения от дикого желания к этой маленькой женщине, так похожей на ангела и пробуждающей в нем дьявола. В глубине души, несмотря на то хороший он парень или плохой, Шейн знал, если он один раз займется сексом с Джоси, больше не сможет ее отпустить. Внезапно, ему стало все равно хороший он или плохой.

Крики, донесшиеся из дома, вернули в реальность. Их окружала опасность.

Шейн поднял голову.

— У нас нет времени на это. — Просунув палец в дырочку на футболке, Шейн потянул, отрывая ткань.

Джоси нахмурилась.

— Эй…

Лоскутом ткани он связал ей руки.

Джоси начала вырываться, ударила Шейна по колену. Он оторвал еще лоскут и связал ей рот. В ее глазах отразилось удивление, а затем они заблестели от неприкрытого, чистого гнева.

Шейн вновь закинул Джоси себя на плечо, она брыкалась, выбивая из него тихие охи. Храбрая женщина. Она вновь его пнула, и Шейн укусил ее за бедро, во рту взорвался вкус клубники.

— Прекрати. — Он крепко обхватил ноги Джоси, чтобы она его больше не ударила.

Кляп приглушил ее ответ, но тон сочился яростью.

Захватив спальный мешок, Шейн направился вглубь леса в сторону старой лесовозной дороги, на которой ждал, угнанный ранее, грузовик.

Джоси продолжала брыкаться, мыча через кляп проклятия. И пару угроз смерти.

Женщины. С ними тяжело иметь дела. В голове всплыли воспоминания. Голос женщины: «Если имеешь дело с женщиной, одетой или голой, обольщение самый верный способ. Получишь информацию и доверие». Обольщение? У Шейна возникло неприятное ощущение, что его обучали не только рукопашному бою.

Он немного ослабил хватку. Применял ли он этот способ на жене? Была ли Джоси просто очередным заданием? Она сильно пнула его в живот.

Шейн почти согнулся от боли. Вероятно, лучше бы её вырубить.

* * *

— Ты пожалеешь, что я в сознании. — Джоси, как рыба, ворочалась на кровати, пытаясь вырваться из спального мешка. Ублюдочный Шейн связал ее, а затем засунул в мешок и пристегнул на заднем сидении Форда, на котором они ехали два часа. Он привез её в задрипанный мотель за три округа.

Она скинула и отпихнула мешок, не заботясь о том, что ее ноги голые.

— Ты мне футболку порвал.

Достав из сумки футболку, Шейн кинул ее на голову Джоси.

— Можешь взять мою. — Он повернулся и окинул взглядом ее оголенные ноги. Его ноздри начали раздуваться, а напряжение в комнате возросло. За два шага он преодолел расстояние до кровати, повернул Джоси и быстро развязал ей руки, прежде чем вновь повернуть. — Вот как мы поступим. Ты слушаешь меня, не кричишь, не убегаешь и я не стану тебя связывать и затыкать рот кляпом. — Он наклонился к ней, упершись руками, по обе стороны от Джоси, в кровать, застеленную безвкусным покрывалом.

От его тела исходило тепло, согревающее ее. Номер был маленьким и уютным, и запах мужчины искушал её чувства. Мужчины, который с такой легкостью нес её на плече, не задумываясь, лишив контроля. Она глубоко вдохнула, а Шейн опустил взгляд на ее грудь.

— Не единого шанса, Шейн. — Ее голос оказался более хриплым, чем она надеялась. — Ты не можешь держать меня здесь.

Он наклонился к ней еще ниже.

— Проведешь меня, ангел, и пожалеешь.

Все тепло ушло из его глаз, выражения лица стало жестче, а на челюсти задергался нерв. Может еще один удар в живот взбесит его? Джоси задрожала, таким она никогда не видела Шейна, и она, впервые, по-настоящему, задумалась, а знала ли она истинного Шейна.

— Просто отпусти меня.

— Нет. — Он выпрямился и отошел. — Все происходящее по моей вине. Я привел их сюда… к тебе. — Он схватил пистолет с другой кровати и проверил обойму. — В дом Марша они пришли не за мной, а за тобой.

— Зачем? — Джоси ненавидела дрожь в своем голосе.

Шейн пожал плечами.

— Полагаю, чтобы добраться до меня. — Он пронзил ее жестоким взглядом серых глаз. — Я не позволю чему-либо с тобой случиться. Ты можешь не доверять мне, но поверь этому. Ты в безопасности.

В безопасности? Она одна в чертовом мотеле с убийцей, разбившем ей сердце. Как это можно считать безопасностью? Даже если он ее не убьет, чему она верила, как она могла выжить рядом с ним? Ни за что на свете он ее больше не поцелует, и ни за что она его не станет останавливать. Между ними столько огня.

Страсть — опаснейший наркотик.

Ей это было известно из первых рук.

Она два года провела на «реабилитации».

Шейн указал на кровать.

— Поспи, на рассвете мы вновь уедем.

— Нет. У тебя были мои фото, за годы до знакомства с тобой. — Гнев подавил любой страх. — Ты обещал всё объяснить.

Он покачал головой.

— Я все еще разбираюсь в этом. Джоси, подумай логически.

Логически? Мужик напрашивался на еще один удар по голове. Но ей необходимы объяснения этих фото. Жизнь со страхом несла в себе много потерь. Страх должен уйти. Она может еще быть глупее?

— Что ты хочешь сказать?

— Не я делал эти снимки. В этом просто нет смысла. — Он яростно провел рукой по волосам. — Зачем их хранить? Зачем мне уходить от тебя, если я какой-то безумный преследователь и женился на тебе?

Она тоже об этом думала. Надежда была чертовски разрушительной штукой.

— Если не ты меня фотографировал, то кто?

— Не знаю, но думаю те, кто установил жучки в твоем доме. — Он уставился на нее мрачным взглядом. — Мне нужно твое доверие, ангел. Ты все, что у меня есть.

Уязвимость такого сильного мужчины искушала. Шейн, которого, как считала, она знала, преследовал бы тех, кто ей угрожал с удвоенной силой, сравниться с которой могла лишь остервенелость хищника. Но он никогда не показал бы ей уязвимость.

— Что ты от меня хочешь? — слабым голосом спросила она. Усталость накатила на всё тело.

— Доверься мне. — Он засунул руки в карманы. — Доверься себе и положись на инстинкты, говорящие тебе прислушаться ко мне. Дай мне шанс во всем разобраться.

Шейн — единственная семья, которую Джоси когда-либо знала. Единственный, кого она любила. Как она могла не дать ему шанса? К тому же, она не могла от него сбежать, он слишком хорош. Казалось мудрым успокоить его.

— Я подумаю над этим.

Его глаза победно заблестели.

— Этого достаточно. Утром мы вновь уедем.

Она вскочила на ноги, морщась, когда босые ступни оказались на грубом ковре. Кто знал, что скрывалось в грязно-оранжевом безобразии?

— Мне нужно ходить на работу. У меня два проекта. — Он должен ей поверить. Как бы ей ни было неприятно признавать, но она сама не сможет сбежать. — Мне нравится моя жизни. — Ну, обычно нравилась. Она скучала по Шейну. Сильно. Но работа помогала.

Он потер руками лицо.

— Ты в опасности.

— Плевать. — Она надрала ему задницу, правда? — Я хочу тебе помочь, правда. Но не желаю опять из-за тебя рушить жизнь. — Неважно, что произойдет, Шейн вновь уйдет. Чтобы догнать преследователя, ему придется уйти. Сейчас он тут, но все изменится.

Он уронил руки.

— Опять?

Она выдохнула.

— Да. Твой уход сильно меня подкосил, мне тоже пришлось уехать. Я не могла оставаться там, где мы жили вместе, смотреть на то, чем мы делились. — Ее голос надломился, а глаза обожгли слезы. Джоси слишком устала, чтобы скрывать правду.

Его взгляд смягчился.

— Мне так жаль. Хотел бы я вспомнить, что произошло.

— Произошло то, что тебе понадобилось большее. Больше меня. Что-то иное, чтобы не останавливаться. — Он всегда был, как гонщик. Искал опасности и мчался за… чем-то. — Я тебя недостаточно знаю, и никогда не знала.

Как жены, у нее должны быть ответы, в которых он сейчас нуждался. Но у нее их не было.

— Я не смогу это повторить, Шейн. — Начинать все с начала слишком тяжело. Джоси отдала ему все, а он ушел… Как Артур. И Клер. И Мона.

Все уходят.

Она бы не смогла вновь настроить себя на жизнь. Тогда она думала, что Шейн другой, а когда он ее бросил, это оказалось больнее, чем все потери вместе взятые. С нее хватит.

В тишине было слышно, как тикали часы на прикроватной тумбочке.

— На работе есть пара счетов — новых — с расхождениями, и мне нужно с ними разобраться. — Что-то в ней хотело заставить Артура гордиться. Конечно, она не увидит его снова, но он удивительный бухгалтер; никогда не ошибался — по крайней мере, до тех пор, пока смерть Клер его не подкосила — и он привил ей любовь к цифрам. К тому же, ей нужно спасти Билли. Она не смогла спасти Мону, но Билли здесь и сейчас, и она, помогая ему, могла бы заслужить прощение.

— Прошу, Шейн. — Она выдержала его взгляд, ища способ убедить. — Ты хочешь, чтобы я доверяла тебе, но ты должен заслужить доверие. Ты не можешь выдернуть меня из моей жизни. Я буду сопротивляться на каждом шагу, а тебе нужно сосредоточиться на тех, кто за тобой охотится.

Он с сомнением покачал головой.

— Я не хочу этого сопротивления. — Он втянул воздух и сел на соседнюю кровать. Минуты шли. — И не могу прятаться. Ладно. Я отвезу тебя на работу и заберу оттуда. Не покидай здания ни по какой причине. Тебе нужно придумать, что сказать детективу Маллою. Почему я тебя отпустил.

— Придумаю. — Она зажмурилась, чтобы успокоиться. Шейн ей доверял. Не просто, чтобы обезопасить себя, но и защитить ее. В Джоси вспыхнула надежда, вместе с настороженностью. Ей вновь нужно защитить себя от разбитого сердца. Хотя, разбитость в глазах Шейна была в новинку. — Ты изменился.

— Прошло два года. Думаю, мы оба изменились. — Он растянулся на кровати и закрыл глаза. — Спи. Уже скоро утро.

Прошло меньше минуты, и дыхание Шейна выровнялось. Джоси улыбнулась, он всегда быстро засыпал, словно мог контролировать сон. Словно он отдыхал тогда, когда это было возможно.

Улыбка померкла.

Когда они встретились, их объединяло отсутствие семьи. Джоси думала, что он, как она, воспитывался в разных приемных семьях, никогда никому не нужный. А затем случился тот кошмар, после которого раскрылась правда. У Шейна были братья, с которыми она никогда не встречалась. Когда она о них спрашивала, он всегда закрывался, и менял тему.

Ей следовало надавить, чтобы он рассказал. Но все, что знала Джоси, это как быть одной, заботится сама о себе. Вероятно, ни он один скрывал правду. Вероятно, доверие завоевывают доверием. Бросьте двух сломленных людей, незнающих, как жить друг с другом, в пекло семейной жизни и познаете боль. Катастрофа.

Мягкий свет, просачивающийся сквозь дешевые занавески, ласкал жесткие черты лица Шейна. Прямой нос, точеные скулы и полные губы. Но главное в нем глаза, хранящие в серых глубинах столько жизни и огня. Она все еще видели его глаза во снах.

Благодаря амнезии, в Шейне проснулось больше его истиной натуры. Те части, которые он скрывал от Джоси. Существовала ли вероятность, что он впустил ее в свою жизнь? На самом деле, он даже ей доверял. Но… что произойдет, когда его воспоминания вернутся? Уйдёт ли он вновь, разбивая во второй раз ей сердце? Или останется?

Он скорчился и застонал. Но боль заглушила звук.

Ее сердце заколотилось, а мысли завертелись.

За время их брака, она научилась справляться с его кошмарами, успокоить и заставить спокойно спать. Это было легко: обнять и нежно шептать успокоительные слова. Неважно кто такой Шейн, она может быть собой. Если ему больно, она не могла просто сидеть и смотреть на это. Не хотела такой быть.

Из его груди вырвался рык.

Ох, плохая затея. Она прошла вперед и села на его кровать. Затем подползла к боку Шейна и положила голову на его вытянутую руку. Запах теплого кедра наполнил легкие. Она положила руку ему на грудь, прямо над сердцем.

— Все хорошо, Шейн. Это просто плохой сон, — прошептала она. С тихим вздохом, она позволила сну окутать себя.

* * *

Шейн сохранял дыхание глубоким, даже тогда, когда его тело расслабилось. Сердце билось о руку Джоси. Он проснулся, услышав ее тихие шаги. Шейн думал, что она направится к двери, но она легла к нему. Женщина несла в себе опасность, даря ему успокоение. Безопасность. Любовь.

Его сердце затопило теплом, а потом сжалось от боли. Уязвимость и желание, сопровождаемые решимостью, одолели им. Шейн не знал, почему оставил Джоси, но неважно, что или кто его на это толкнул, он ни за что не бросит ее опять.

По дороге проехал грузовик, и Шейн рассчитал вес, длину и скорость. За окном застрекотал сверчок, и Шейн определил его вид. Он смог даже узнать скорость пульса лежащей рядом женщины. И все это лишь благодаря слуху.

Он знал миллион способов убить человека, которые без колебаний применит. На самом деле, казалось ему вообще не свойственно колебаться. Что за монстр ничего не чувствует, убивая? Люди должны бояться монстров. Но Шейна ничто не пугало… и никто не мог остановить. Он закрыл глаза, прячась от реальности. Что, если он испугается себя, когда вернутся воспоминания?

Джоси вздохнула рядом с ним, и он мог слышать, как ее легкие расширяются.

Господи, да кто он такой?

name=t12>

Глава 11

Джоси чертыхалась себе под нос, склонившись над фигурками, стоящими на ее столе. Голова болела, стоит поставить в офис регулятор освещения. Ее офис был идеальным, стол из твердых пород дерева, подходящие к нему кресла, на стенах картины с известными западными пейзажами.

Хотя она потратила весь день и выпила несколько кружек кофе, но нашла проблему в счетах корпорации Ларсона: ошибка в доходах. Как вышло, что Билли, весь прошлый год уже сидя на наркотиках, продолжал заполнять доходы? Явная халатность и ошибки в отчислениях. Вскоре ей нужно встретиться с клиентом.

Она разгладила серую юбку. Хорошо, что на работе у нее была сменная одежда и косметичка.

В проеме показалась светловолосая голова.

— Босс, я домой.

Джоси с улыбкой посмотрела на свою секретаршу.

— Домой или веселиться?

Усмехнувшись, Вики зашла в офис. Она сняла синюю куртку, чтобы продемонстрировать изящное черное платье.

— Повеселиться. Хочешь присоединиться?

И через миллион лет, нет. Они может и одного с Вики возраста, но Джоси чувствовала себя лет на десять старше.

— Нет, спасибо. — Ее должен забрать Шейн. Хоть она ему и не доверяла, он мог обезопасить ее от тех, кто следил за ним… и тем самым обезопасить Тома. Те двое, что подкрались к дому Тома, могли его убить, Джоси не могла такого допустить. Она сосредоточилась на секретаре. — Думаю, что буду допоздна работать.

Вики пожала одним изящным плечом.

— Ясно. — Затем она округлила ярко накрашенные глаза. — Коп, что приходил утром, был безумен или что?

— Это преуменьшение. — Детектив Маллой не дурак. Ее история, что она сама ушла с Шейном даже для нее звучала смехотворно, но детектив ничего не мог сделать, не арестовав ее. Но ему не за что было ее арестовывать. Хотя она не удивилась, что теперь за ней наблюдают. У полицейского были еще вопросы о двух людях, которых Шейн оставил на полицию. Потому что те не работали на Маллоя.

Вики нахмурилась, в ее глазах появились искорки беспокойства.

— Значит, ты остаешься у Тома Марша? Ну, то есть, даже после того, как твой муж вернулся в город?

Джоси поерзала в кресле.

— Я никому не рассказывала о муже, потому что развожусь с ним. — Вот ей только не хватало чувствовать себя виноватой перед секретаршей. — Знаешь, казалось хорошей идеей начать все с чистого листа.

Вики кивнула.

— Ага, понимаю. Но рискованно оставаться у Тома, босс.

Джоси закатила глаза.

— Ты подслушала детектива?

Вики захихикала.

— Он кричал, сложно было не подслушать.

Да, Джоси лгала детективу. Это противозаконно? Нужно погуглить. Вроде уголовным преступлением считалась дача ложных показаний лишь федеральным агентам, а не рядовым детективам.

— Я не останусь у Тома. Веселись, Вики.

Счастливой охоты.

Вики кивнула и посмотрела в бок.

— Привет, Том. — Она подмигнула Джоси и направилась к лифту.

Том рассеянно кивнул, прошел в офис и опустился в кресло для гостей. Распоротый шов портил вид рабочей рубашки, так великолепно сидящей на нём. Парень с долей фанатизма посещал тренажерный зал.

— Уверена, что все в порядке?

Джоси кивнула. Они уже несколько раз за прошедший день разговаривали по телефону.

— Да, я же сказала тебе, Шейн уехал из города. — Ложь легко слетела с языка. Взрослея в приемных семьях, Джоси рано научилась хорошо лгать, просто чтобы люди были счастливы. — Детектив Маллой настаивает поселить меня в безопасное место, пока они не узнают точно. — Очередная ложь.

Том вытянул ноги, скрестив их в лодыжках.

— Почему ты на работе?

— Я не могу прятаться, к тому же нужно сделать перерасчеты.

Улыбка Тома озарила офис.

— Уверен, ты напролом идешь через цифры.

Джоси рассмеялась, впервые за день расслабившись.

— Точно подмечено. Я думала ты выше бухгалтерских шуток.

Он пожал плечами.

— Она не злая. Мне жаль, что я не мог прийти раньше, тяжелый день. Работаю за троих.

— Я знаю, каков у тебя тяжелый день.

Том посмотрел на часы и нахмурился.

— Том, тебе идти надо?

Ему необходимо уйти, скоро придет Шейн.

Том поморщился.

— У меня встреча с «занозой в заднице»… прости, с клиентом, который хочет построить ресторан быстрого питания, но я не хочу оставлять тебя одну.

— Почему он заноза? — Джоси размяла шею.

Том покраснел.

— Она.

— Ой. — Джоси подавила ухмылку. — Она с тобой флиртует?

— Да. — Он откашлялся. — Женщина во всех смыслах слова.

— Она тебе нравится?

— Возможно. — Его глаза смягчились. — Хотя я ждал тебя.

Джоси пожала плечами, по спине пробежал холодок беспокойства.

— Я настолько замороченная. Не упусти никого из-за меня.

Заменяя веселье, в его глазах появилось сожаление.

— Пойдёт. Когда приедет Маллой?

— Он уже едет. — Джоси ненавидела лгать. — К тому же, офис Джонстона, который работает допоздна, прямо по коридору. — Практически, правда. Но сегодня Джонстон уехал раньше на встречу с директором крупного банка. Заполучить в клиенты бухгалтерской фирмы банк это великолепно.

Зазвонил телефон, Том достал его из кармана, посмотрел на монитор и нахмурился.

— Ладно, мне пора. Позвони мне, чтобы я был уверен в твоей безопасности. — Улыбка не тронула его глаз.

Проклятье. Она так испортила ему жизнь. Вчера его вырубили. Джоси вздохнула, вот почему ее не угораздило влюбиться в хорошего парня, такого как Том?

— Позвоню. Удачи с клиентом.

Кивнув, он направился к двери, где столкнулся с Дэниелом.

— Привет. Я как раз поднимался к тебе на этаж спросить, не хочешь выпить? — спросил Дэниел. Он снял модное пальто, закатал рукава дизайнерской рубашки и расслабил галстук в полоску барберри.

Том покачал головой.

— У меня встреча с клиентом, тем более, у нас завтра игра в баскетбол.

Дэниел закатил глаза.

— Пара бокалов не испортит мои навыки игры, Салли.

Том фыркнул.

— Увидимся завтра. — И заторопился по коридору.

Дэниел потер свой гладко выбритый подбородок и посмотрел на Джоси.

— Ты задержалась.

Она пожала плечом.

— Пытаюсь угнаться за тобой. Ходят слухи, что ты, играя в гольф, заполучил счет образовательного учреждения. — По-видимому, играть с руководителями учреждения очень помогает бизнесу.

— Да. Много сделок заключается во время игр в гольф. — Он нахмурился.

— Я не играю в гольф. — Особенно с мужчинами. Жизнь отстой.

Дэниел выдохнул, на секунду его глаза заволокла пелена усталости.

— Ты не играешь в гольф с парнями, ладно. Но в округе много женщин со своим бизнесом, присоединяйся к торговой палате или к женским движениям и пообщайся с ними, используй свои знания, Джоси.

Зачем Дэн подкидывает ей идеи? Она выгнула брови.

— Хороший совет.

Он пожал плечами.

— Мне нравится ровное поле. Вот и всё.

Он развернулся на каблуках своих итальянских мокасин и скрылся из виду.

Интересно. Может, Дэн не так плох, как она думала. Джоси взяла калькулятор и принялась складывать и вычитать цифры, указанные на документах «Хозтоваров Агерс», разложенных перед ней на столе. Почему числа не сходятся? Прикусив губу, она достала оставшиеся файлы со дна ящика.

Дверь в её кабинет хлопнула.

Зашипев, она подпрыгнула в кресле.

— Шейн, я тебя не услышала.

Он пожал плечами.

— Хорошо. Надеюсь, и другие не услышали. — Щелчок двери эхом разнесся по офису, Шейн запер дверь. Быстро подойдя к Джоси, он принялся разминать ей шею. — Снаружи патрульная машина, явно по мою душу.

Джоси опустила подбородок на груди. Как же хорошо. У Шейна волшебные пальцы, ей бы нужно отстраниться.

— Ага. Детектив не купился на мой рассказ. — Она едва сдерживала стон, когда Шейн надавливал на нужные точки на ее шее.

Она начала расслабляться.

А к животу прилил жар.

Прочистив горло, она отодвинулась и развернула кресло к нему.

— И что теперь?

Шейн засунул руки в джинсы, так хорошо сидящие на нем. Широкую грудь обтягивала темная футболка, оттеняя серый цвет глаз.

— Теперь мне нужно позаимствовать у тебя компьютер.

Пожав плечами, Джоси встала и перетащила записи на другой край стола.

— Что ищешь?

Шейн сел и принялся что-то печатать.

— Для начала, хочу влезть в свои записи в армии. Затем, найти братьев. — Он нахмурился и переел на нее мрачный взгляд. — Мне кое-что снилось. Я их видел. Мэтта и Натана… мне показалось, что они старше меня. Мы были в каком-то лагере… может военном.

От интриги у Джоси ускорился пульс. Она не знала их имен.

— Сколько вам было?

Шейн пожал плечами.

— Не знаю. Может восемь.

Джоси сморщила носик.

— Военный лагерь для восьмилеток? Не рановато ли. — Она откашлялась. — Когда тебе приснился кошмар из-за потери брата, ты кричал его имя. Джори.

Шейн стиснул зубы.

— Джори. Да. Мэтти упоминал его имя во сне. — Шейн потер грудь. — Джори. — И вновь вернул внимание к монитору.

А Джоси к записям, работая над файлами лаборатории Фуллера. Любимый клиент. Всегда платили вовремя, всегда все под записями. Так как филиалы лаборатории были разбросаны по всем штатам, Джоси после переезда в Вашингтон, смогла забрать этого клиента с собой. Почему бы не всем быть такими?

Она заказала пиццу, встретила разносчика у лифта и вернулась, неся коробку, и закрыв дверь офиса.

Шейн поднял голову и улыбнулся.

— Мне нравится пицца?

Как странно ничего не помнить. Джоси улыбнулась в ответ, поставила коробку на стол и открыла ее.

— Да, тебе нравится пицца с пепперони и ананасами.

Шейн нахмурился, уставившись на пиццу.

— Серьезно?

От его удивления, Джоси развеселилась.

— Ну, не совсем. Тебе нравится пицца с пепперони, а мне с ананасами, так что в первый год нашей совместной жизни, мы нашли компромисс, и стали заказывать такую. — Она протянула ему кусочек.

— Спасибо. — Он откусил, медленно прожевал, а затем улыбнулся. — Ладно, смесь меня интригует.

— Я помню. — Она тоже откусила. Они были счастливыми молодоженами. Джоси переехала к Шейну, перекрасила стены дома в желтовато-коричневый, с белыми полосками. Они жили вдали от базы, в уютном гнездышке. — Мы поженились в Лас-Вегасе.

Он прищурился с улыбкой на лице.

— Были только мы?

— Да. — Она вновь откусила от куска пиццы, ананас смягчал остроту пепперони. Уже два года она не наслаждалась этим вкусом. — Ты был в отпуске, а я новый бухгалтер в фирме с одним выходным. — В голове пронеслись воспоминания, принося с собой и удовольствие, и боль потери. — Ты купил мне платье. — Уже тогда он пленил ее сердце, но белое платье покорило душу. Белый шелк был прекрасен, даже лучше, чем в ее мечтах.

Шейн выдохнул.

— Не могу дождаться, чтобы вспомнить тот день. Несмотря на то, что разум затуманен, эмоции все помнят, Джоси. Я знаю, что любил тебя.

Сердце начало покалывать, а потом и всю грудь. Джоси задвинула чувства. Он не мог о таком заявлять, ничего не помня. И неважно, как сильно она хотела бы ему верить. Даже если она научиться верить ему, что он ее любит, он все равно уйдет от нее. Она откашлялась.

— Как проходит поиск?

Он кивнул, позволяя сменить тему.

— Не очень хорошо. Но я нашел, что искал.

— Хорошо. — Им нужны ответы до следующего нападения. Джоси отодвинула коробку из-под пиццы и взяла файлы хозтоваров, небольшой магазин, владельцы которого вели учет не так хорошо, как ее другие клиенты. Замечательно, что она знала свою работу. Джоси нашла вычеты, чтобы молодая пара платила меньше налогов.

Шейн вновь начал что-то печатать на клавиатуре. Шли часы и, наконец, Шейн поднял голову на Джоси и нахмурился.

У неё на лице паста от пиццы?

— Что?

Он изучал ее, и его глаза приобрели цвет штормового неба. Не шевелясь, он полностью сфокусировался на Джоси, словно она единственная вещь на всем свете. От напряжения воздух чуть ли не искрил, а хищная неподвижность Шейна была предупреждением о скором нападении.

Джоси одолевали воспоминания, она уже и забыла, как это чувствовать себя единственной на свете. Пульс ускорился, а по венам растекалось тепло, как после глотка отличного виски. Внутренности свело от желания. Всего один взгляд Шейна и заряд страсти пронесся по телу, скапливая искры между ног.

У него затрепетали ноздри.

— Я вспомнил тебя.

Глава 12

Джоси изо всех сил пыталась сохранить спокойствие, уставившись на Шейна.

— Помнишь?

Он сильнее нахмурился и покачался в кресле.

— Да. В кофейне. Ты была одета в синие штаны для йоги, которые офигенно подчёркивали твою задницу.

Джоси рассмеялась.

— Тогда мы встретились.

— Да. — Шейн смотрел прямо на неё, а когда заговорил, его южный акцент стал сильнее. — Тебя донимал какой-то парень, и я спросил, не помочь ли тебе.

— Я ответила «да», — Джоси сморщила носик. — Я чувствовала себя слабачкой, но ты помог. — Её герой. С самого первого взгляда. Шейн вмешался, выволок придурка на улицу, затем вернулся и купил ей кофе со льдом. — Ты сказал, что я умная и не слабачка.

— Помню. — Он обвел взглядом ее лицо. — Ты была загорелая, а волосы короче.

— Это было в Калифорнии. Ты тоже был загорелым. — А еще у него были бицепсы, в которые она хотела впиться зубами. Сейчас же он мог объяснить, почему преследовал ее. Она откашлялась. — Ещё что-то вспомнил?

— Пока нет.

Но вспомнит. А что потом?

— Нашел что-то из своего прошлого?

Шейн откинулся на спинку кресла, заслоняя серую кожу.

— На самом деле нет. Военные записи отличные, много благополучных миссий на благо государства, пару предотвращенных биологических атак. — Он нахмурился. — Но там должно быть что-то еще, я это знаю. Но у меня нет доступа.

— А что на счет братьев?

Выражение его лица стало каменным.

Джоси изучала Шейна. Он хотел казаться бесчувственным ублюдком, но не был таким. Он излучал жар, храня лёд в себе, чтобы держать всё под контролем. Как же раньше Джоси хотела разрушить тот контроль. Полностью. И чтобы только с ней он забывал о контроле.

Джоси облизнула губы.

В глазах Шейна засверкали озорные искорки, и он опустил взгляд на её грудь.

Под его взглядом ее соски затвердели, и ей вновь пришлось облизнуть губы, а затем сглотнуть. Нервы натянулись. Боже, плохая идея.

— Шейн, сосредоточься, — хрипло сказала она.

— Этот тон, я его помню. — Он понизил голос, который стал похож на жидкий шелк, обволакивающий сердце Джоси. — Чертовски сексуальный. Будто ты шепчешь, и твое дыхание опаляет мой член.

Господи. То, как он говорит этим хриплым, звериным рыком, так он всегда шептал ей на ухо ее имя во время оргазма. Словно, Джоси единственный якорь в его жизнь, всё, что ему когда-либо было нужно.

Желание сошло на нет. Нет, не всё. Он ведь ушёл.

— Хватит! Этого не будет. — Лгунья. Слово эхом билось в ее голове. Она такая лгунья.

— Будет. — Его глаза потемнели до почти черного цвета. — Может не сейчас, я подожду, пока мы со всем разберемся. — Он наклонился вперед, положив локти на стол. — Не ври себе, это точно произойдет.

Ее лоно пульсировало.

— Что ты выяснил о своих братьях?

— Ничего. Вообще. — Он стиснул зубы. — Я нашел несколько военных академий, посмотрел их фото, но ни одно не подходит под то, что я видел во снах. Я искал их по именам, своему, записям больниц, даже свидетельствам о смерти. — На последних словах в его глазах появилась тревога. — Ничего. — Шейн бросил ручку на стол. — Но это еще не всё. — Он встал, схватил тяжелый, дубовый стол и поднял его на несколько сантиметров от пола. — Я очень сильный.

Джоси, чье сердце колотилось о ребра, встала. Никто не мог быть настолько сильным, чтобы так легко поднимать столы.

— Я вижу.

С тихим стуком, он опустил стол.

— Это ты обо мне знала?

Она попыталась беззаботно пожать плечами.

— Я знала, что ты силен, но не так. — Видимо, Шейн скрывал куда большее, чем прошлое с ней. Да кто он, черт возьми? По венам начал растекаться гнев. О чём она думала, решив снова ему доверять?

— Закрой глаза. Что ты слышишь?

Она оставила их открытыми и прислушалась.

— Гул обогревателя. — И ничего, кроме тишины ночи, эхом разнесшейся по зданию.

Шейн тряхнул головой.

— В квартале отсюда пара спорит из-за оставленных чаевых. — Он обошел стол и направился к ней. — Пару часов назад лифт поднялся на двадцать третий этаж, а двадцать семь минут назад спустился на первый. — Он положил руки ей на предплечье. — Отсюда до лифта тридцать три шага. В здании есть три выхода, через которые я выйду незамеченным. — Его взгляд скользнул на её шею. — У тебя ускорился пульс, когда я взял тебя за руку, и я слышу его. — Его большие руки сжались на её бицепсах. — И ты лгунья. Ты соврала, когда сказала, что такое не произойдёт.

Он притянул ее к невероятно твердому, жаркому телу.

Его рука нарочито медленно скользнула на ее шею, а затем запуталась в волосах. Шейн пригвоздил Джоси к месту, изучая ее из-под полуприкрытых век.

Её кожа покрылась мурашками. Настороженность схлестнулась с желанием. Джоси попыталась отстраниться… Но хватка Шейна была крепкой. Он держал ее там, где хотел, не позволяя двигаться. По телу пронесся шок, но через мгновение его заменили языки пламени страсти.

Шейн прижался к ее губам в жестком, требовательном поцелуе. Между ног Джоси стало влажно. Шейн застонал, выгибая ей спину, его голод передался ей.

Отчего у Джоси закружилась голова. Шейн не спрашивал. Забота, которую он всегда проявлял к ней, исчезла, ее заменила чистая, грубая страсть.

Разгоревшееся в Джоси желание расплавило все остальное. Хотя Шейн всегда был страстным, сейчас все было в новинку. Напряженная и опасная его хватка не знала пощады.

Он резко толкнул её к столу, и сильнее сжал затылок, продолжая целовать. Резкий шлепок заставил её открыть рот в знак протеста, и Шейн тут же скользнул в него языком, прижимая Джоси к столу всем телом.

По ее венам растекся голод. Его язык сплетался с ее.

Стол впился в спину Джоси, и она напряглась. Шейн поднял ее и усадил на стол, заставив обнять ногами за талию. Её юбка задралась, между ног было влажно и жарко, когда Шейн прижался твёрдой длиной к ее сердцевине.

— Видишь, что ты со мной делаешь, — проговорил он у ее губ, давая возможность сделать вдох. — С первой секунды, как я увидел тебя в кофейне, ты делаешь это со мной.

Джоси вцепилась в предплечья Шейна, и когда он поднял голову, чтобы впиться в нее взглядом, на кончике её языка вертелся протест. Она видела опасность в его темных глазах, вместе с одержимостью и обещанием. А его обветренные щеки окрасил румянец.

— Скажи «да», Джоси.

— Да, — произнесла она, прежде чем смогла подумать.

Шейн не стал ждать оговорок, хотя в ее голове такой и не могло сформироваться. Он скинул файлы и папки, лежащие за ней на столе, затем схватил ее за запястья и уложил на стол, заведя руки ей за голову:

— Держи руки здесь.

Она впилась ногтями в свои ладони.

Он уставился на пуговицы ее блузки, после чего быстро их расстегнул и развел полы, открывая простой хлопковый бюстгальтер. В глазах Шейна блестел голод.

Джози потеряла дар речи, и едва соображала.

— Ах, Джоси. — Он расстегнул застежку, и материал разъехался в стороны. — Наконец, я хоть что-то помню. Тебя, и нас. Это. Самые прекрасные розовые соски в мире. — Он прижал ее руки к дубовой столешнице и опустил голову к ее груди.

Жар. Шейн втянул один сосок в рот, опаляя кожу. Джоси закрыла глаза и прижалась теснее к нему. Она забыла. Как она вообще смогла забыть каков Шейн? А жар его рта? Нереальный. Как и сила Шейна. Джоси обвила ногами талию Шейна и уперлась пятками в его задницу, теснее прижимая его к себе. Руки ныли от желания коснуться его, и она попыталась поднять их.

Он удержал ее на месте.

Он провел языком под грудью, а затем принялся дразнить другой сосок. Низкий стон Шейна прошелестел по коже Джоси.

— Шейн, — простонала она, ёрзая под ним.

— Дай мне поиграть. — Он проложил дорожку поцелуев от ее груди к шее. — Если я правильно помню… оно именно здесь… — Он провел языком по основанию шеи, задевая нужную точку, отчего Джоси задрожала. — Да. Правильно помню. — Он накрыл эту точку губами и втянул в рот кожу.

Его игры всегда превращали ее в желе самым лучшим образом. Его южный акцент задел каждое нервное окончание в теле Джоси.

— Прошу, отпусти мои руки. — Непрошеная мольба слетела с ее губ. Джоси жаждала прикоснуться к Шейну.

— В этот раз, — проговорил он у ее шеи, освобождая ей руки. После чего быстро поднял Джоси, раздел, оставив лишь трусики, затем обхватил ее груди руками и втянул в рот мочку уха.

Джоси схватилась за низ футболки Шейна и сдернула с него через голову, желая коснуться ладонями мускулистой груди. Столько силы скрыто в его теле, и как Джоси скучала по нему, по его телу. Она закусила губу. Внутри нарастала сила, не только Шейн вспоминает.

Она провела пальцем по шраму на животе Шейна, наслаждаясь тем, как мышцы сократились под ее прикосновением. Затем завела руки за спину Шейна, лаская поясницу прямо над копчиком. Он застонал. О да, она помнит эту точку. Джоси скользнула руками в джинсы Шейна, точно, ничего не меняется, ее мужчина так и не носил нижнего белья.

Шейн скинул ботинки, быстро расстегнул пуговицу и молнию на джинсах и стянул их. После чего разорвал на две половинки ее трусики, подхватил под попку и прижался головкой члена к входу в ее тело.

— Джоси, — выдохнул он и одним резким движением вошел в нее на всю длину.

Джоси сжала его стержень и выгнула спину. Боже, она и забыла насколько он большой.

Он прижался губами к ее, подавляя и требуя, а руками дразнил груди, пощипывая соски. И от этого словно пожар разгорелся там, где они с Шейном были соединены. Она уперлась пятками в задницу Шейна и начала ёрзать.

— Подожди, — прошипел он ей в губы. — Погоди минуту. Ты не готова.

Каждую клетку тела пронзила страсть. Лоно уже было увлажнено, а клитор пульсировал, и всё это было настолько потрясающим, что Джоси готова была заплакать.

— Готова. Боже, так готова. Двигайся или я убью тебя.

Шейн одной рукой поднял ее и прижал к себе, а второй обхватил за шею, удерживая на месте и не давая возможности двинуться.

Немного выйдя, он вновь толкнулся в ее тело. И вновь вышел, медленно, будто прощупывая почву. Но толкнулся в нее жестче. Джоси выкрикнула его имя, когда огонь зажег каждый нерв в ее теле.

— Быстрее.

Он начал толкаться быстрее.

Жестче, двигаясь вперед и назад, при этом поглощая всё в комнате, даже воздух. Джоси не могла дышать, и ей было плевать. Она сильнее упиралась в его ягодицы, крепко обнимая ногами за талию. Ногтями она впилась в его плечи, пока он целовал ее, двигая языком в одном ритме с телом. Много, всего было слишком много.

Сердце её переполнено. Нет, нет, нет, не сердце. Джоси сконцентрировалась на спираль, закручивающуюся внутри ее. Физический, подавляющий жар.

Шейн изменил угол проникновения, чтобы скользить членом по клитору.

И Джини кончила.

Её рот открылся для грубого крика, но Шейн накрыл ее губы своими, вбирая его в себя. Мышцы всего тела начали сокращаться под волнами оргазма, пока Шейн продолжал двигаться. Теперь еще быстрее и жестче, его толчки были наполнены яростью и страстью. С хриплым рыком Шейн кончил, заполняя тело Джоси теплым семенем.

На нее грозились обрушиться воспоминания, но под натиском второго оргазма, спровоцированного наслаждением Шейна, они улетучились. Джоси запрокинула голову, в ушах был слышен гул крови, а бедра сильнее сдавливали Шейна.

Удовольствие — такое глубокое и жесткое — начало испаряться.

Тело расслабилось, и Джоси тихо выдохнула, отпуская его бедра, затем опустила ноги. Она задыхалась и никак не могла наполнить легкие воздухом. И вокруг губ пульсировала боль.

Захваченная.

Джоси облизала губы.

Размякшая.

Как и все ее тело.

Дрожащая.

Но, черт побери, просто великолепно себя чувствовавшая.

Паника сменила блаженство. Отчасти. У Джоси не было сил впасть в панику. Слишком существенно для ее сердца. Она полюбила Шейна с момента, как взгляд его серых глаз упал на нее когда — то в кофейне. Шейн спас ее, словно герой любовного романа. Словно они уже были парой. Когда Джоси давала клятвы, именно их она и имела в виду. В своей одинокой, затворнической жизни она могла лишь раз отдать свое сердце и навсегда.

И никогда уже его не вернет.

Глава 13

На другом конце штата, телефонный звонок выдернул Мэтта из сна, в котором он, наконец, нашел безопасность для своих братьев. У них было лишь три месяца в запасе, теперь же пришло время ударить.

— Что? — рявкнул он в трубку.

— Мэтт, у нас проблема, — ответил Натан, в голосе которого появился южный акцент, так раздражающий Мэтта. Они все усердно стирали этот говор из себя, но он вырывался тогда, когда что-то действительно шло не так.

— Нашёл женщину? — Чертовски вовремя.

— Нет. А ты?

— Нет, но я близок. — Он стал федеральным маршалом, чтобы отыскать маленькую свидетельницу, которую они не могли найти. Мэтт встал с кровати и потянулся за джинсами. Тихий сиэттловский дождь барабанил в окно. У Мэтта неприятно покалывало в затылке почти неделю, предупреждая о надвигающихся проблемах. — В чём дело?

— Всё плохо, — протянул Натан, на заднем фоне слышались щелчки клавиатуры, по которой он барабанил. — Прошлой ночью сработали сигналы, что кто-то искал тебя, Шейна, меня и, эх, Джори, в сети, а так же военные академии для детей.

И кто же так очевидно действует? Мэтт натянул джинсы и открыл ящик комода, достать пушку, игнорируя боль в животе при упоминании Джори.

Натан откашлялся.

— Думаю, это был Шейн.

Мэтт замер.

— Шейн? Не может быть. — Шейн — гений, он не станет вот так подставлять Мэтта. — Где он?

— По-видимому, месяц назад он разрушил своё прикрытие.

— Месяц? — Почему? Где, черт побери, его брат? Шейн не стал бы скидывать прикрытие. Ни за что. — Где он был?

— Пытаюсь узнать. Как я понял, он разоблачил себя, не предупредив никого из нас… и не должен был отчитывать еще неделю. Но сейчас, Шейн почему-то в Сноувиле.

— В Сноувиле?

— Согласно ориентировке, он в Сноувиле.

Мэтт сел на кровать.

— Ориентировке?

— Ну, ориентировки на Шейна Дина. Это он. — Нат прочистил горло. — Судя по больничным записям, в субботу с травмой головы, повлекшей легкую форму амнезии, в Госпиталь Мерси был доставлен Шейн Дин.

Страх сжал внутренности Мэтта.

— Хочешь сказать, что кто-то так близко подобрался к Шейну, что ранил его? — У Шейна даже на затылке глаза. — И теперь, потеряв память, он пытается найти кто же он такой? — Хуже некуда. — Он просто указал командиру на себя.

— Именно, — сказал Натан. — Шейн похитил Джоси Дин, отсюда и ориентировка.

— Джоси? — С каждой минутой всё хуже. — Я его на хрен убью.

Южный акцент Натана стал ещё заметнее.

— Я предупреждал тебя, что он не закончил с ней. И ни за что не покончит.

Мэтт заткнул гнев подальше, чтобы сосредоточиться. Ему нужно подумать.

— Ты летишь в Сноувиль. Напиши мне номер рейса и когда прилетаешь, я встречу тебя в аэропорту, в который приеду на автомобиле. — Мэтт натянул через голову футболку. Его братья. Над головами каждого висит бомба, отсчитывающая время, которого осталось совсем мало. — А, да, захвати, на всякий случай, лицензию адвоката.

— Мэтт? — обычно шутливый тон Натана сейчас был полон серьезности. — Ты можешь уйти? Ты почти год там пробыл.

— У меня есть время. Составлю план на чрезвычайную ситуацию. — Что сейчас и было, черт возьми. — У тебя есть приказы.

Он положил трубку. Злость и решимость сжимали нутро, пока Мэтт едва мог дышать. Успеет ли он добраться до Шейна раньше командира?

Он не мог потерять ещё одного брата.

* * *

Вдалеке завыл волк. Дождь и ветер сотрясали стекло единственного окна. Джоси сильнее съёжилась под потрёпанным одеялом в номере дешевого мотеля. Тепло тела Шейна окутало ее. Ради всего Святого, чем она думала, когда опять с ним переспала?

Переспала? Да они просто трахались, по жесткому трахались! Этот мужчина точно знал, как надо. Может его разум ещё наверстывает упущенное, но тело всё помнило, вплоть до самых мелочей, как доставить Джоси удовольствие.

Хорошо, что она принимает противозачаточные.

Во время их непродолжительного брака, они всегда предохранялись, не желая пока детей. Конечно, она хотела их в будущем, но Шейн ушёл. Никаких детей.

От идеи завести ребёнка, у неё кружилась голова. Она всегда хотела большую семью… и много любви. Но в глубине души её мучили страхи. Что, если она умрёт? Её до смерти пугала вероятность, что она оставит детей одних. Что, если они тоже окажутся в приёмных семьях?

Она не была готова к такому.

Красный свет от цифр на часах освещал файлы, лежащие на прикроватной тумбочке. Может Джоси встать и поработать?

— Ты слишком усердно думаешь, — проговорил Шейн ей в ухо и провел своей рукой по её, вызывая мурашки.

— Шейн, я всегда думаю. — Ещё одна вещь, которую он забыл о ней.

Он кивнул.

— Без шуток. Я хотел спросить… Я не должен, ведь мы расстались, но я должен знать.

— Знать что?

— Ты спала с Маршем?

Вопрос её не удивил, она слишком хорошо помнила насколько Шейн собственник. Ему нужно знать правду.

Естественно, она ни с кем не спала с момента, как вышла за Шейна.

— Нет, с Томом я не спала. — Шейн был для неё единственным.

Он расслабился.

— Что меня радует.

Она вздохнула, во главе её списка дел стоит отнюдь не обрадовать Шейна.

— Как здорово.

Он хмыкнул.

— Так, расскажи то, что я не помню о тебе.

Чего? Господи, она так ненавидела разговоры в кровати. В словесной близости она была ужасна. Уже просто лежать рядом с Шейном обнаженной делало её уязвимой, а теперь он хочет, чтобы она ему и душу открыла? Джоси никто не учил, как делиться горестями, как доверять.

Она опять вздохнула.

— Ты уже знаешь, что я росла в приемной семье… семьях. — Дождь за окном усилился. — Моё детство было вполне нормальным. Вокруг были лишь добрые люди, но все они чужие.

Он выдохнул, отчего ее волосы сдвинулись.

— Пока ты не встретила меня.

— Да. А потом и ты ушёл. — От боли в груди, Джоси едва могла дышать. Почему его уход до сих пор причинял столько боли?

Он нежно прикоснулся губами к ее макушке.

— Мне жаль.

Слишком много эмоций обрушилось на неё, и сдерживать их сил больше не осталось.

— В моём офисе, мы не предохранялись.

Он замер.

— Да. — Крепче обняв ее за талию, Шейн прижал её теснее к себе. Его эрегированный член прижался к ее попке. — Я не думаю, что возможно… а-а-а, э-э-э…

— Не смешно. — Жар разливался в центре ее тела. Джоси пыталась дышать равномерно, чтобы скрыть возбуждение, и расслабить диафрагму. — Хотя я на таблетках… гормональных.

— Ох. Думаю, это нормально. А вот на счёт детей, мы ведь женаты.

— Мы собираемся развестись. — Он не помнит себя.

— Нет. — Он лизнул нежную кожу за её ухом, а затем прикусил мочку.

Она задрожала в ответ.

— Да.

— Нет. — Он прижал горячую ладонь к ее животу. — Я может и налажал, и мы выясним причину, но я не желаю вновь причинять тебе боль. Ты мой, ангел. Единственное важное в моей жизни. — В его голосе слышалось отчаяние.

Кончики его пальцев задели низ груди, и Джоси пришлось подавить стон.

— Я — единственное, что ты сейчас помнишь, остальное вернется со временем. — Тогда она станет не такой важной. Из-за чего-нибудь он опять уйдёт, разрушив ее до основания. В прошлый раз, она с трудом пережила, ещё раз не сможет.

— Я не сомневаюсь в том, что чётко помню. Я люблю тебя, ангел — Его южный акцент стал заметнее. — И не отпущу.

— Прошу, Шейн. — Она больше не может верить обещаниям. — Это просто секс.

Он хмыкнул ей на ухо, после чего перевернул ее на спину и накрыл своим телом, которое сковало напряжение.

— Похоже на приглашение.

Сердце сжало тисками, а по венам растёкся жар. Но вместе с желанием пришла и настороженность.

— Это не было предложением.

Он прижал головку члена к стыку ее бедер.

— Моя ошибка. — Грубые волоски на его бедрах щекотали кожу ног Джоси. Шейн опустил голову и проложил дорожку обжигающих поцелуев по ее шее, одновременно с этим скользнув рукой под Джоси и сминая ладонью попку. — Уверена, что не предлагала?

Упрямая гордость сражалась с примитивным желанием. С отчаянным желанием, полностью удовлетворить которое мог лишь один мужчина.

— Да.

— Да, не предлагала? Или да, уверена? — протяжный говор усилился. Он втянул в рот ее сосок, боль и удовольствие прострелили тело. А Шейн теснее прижимал к себе Джоси.

Дыхание замерло в горле. Джоси подняла голову и увидела, что Шейн смотрит прямо ей в глаза. Не на тело, а в глаза. Наблюдал за ней, ее реакцией. Раскрывал секреты, изучал, не позволяя ничего скрывать.

От осознания этого внутри нее что-то раскрылось. Что-то порочное и дерзкое.

Шейн продолжал играть с ее сосками, пощипывая и оттягивая их пальцами, пока она не начала умолять. Все эти ощущения практически послали её за край. Упругое тело Шейна на ней, его пульсирующая длина, требовательные пальцы… и этот понимающий взгляд. Словно она оказалась абсолютно голой перед Шейном.

Центр ее тела ныл от желания, которое невозможно было подавить. Джоси запутала пальцы в волосы Шейна, потянула его голову к себе и облизнула его нижнюю губу. В темноте глаза Шейна блестели расплавленным серебром, и в них было столько голода, что Джоси почувствовала, будто они её сейчас поглотят. Шейн вновь подразнил её сосок, затем намотал ее волосы на руку и потянул голову назад.

— Скажи это, Джоси.

Он её обездвижил, сплетя все конечности. Если бы Джоси могла двигаться, она перевернула бы Шейна на спину, оседлала и трахнула… жёстко и быстро. Ведь боялась, что скажет намного больше, чем он требовал.

— Это всего лишь секс.

— Ни это я хотел услышать. — Он с силой сжал её ягодицу, от его пальцев точно останутся следы. Его следы. — Ты упомянула предложение. Так предложи мне.

— Ненавижу это в тебе, — прошипела она, хотя всем телом тёрлась об него. Так много ощущений, что они приносили боль.

Его улыбке не хватало доброты.

— Не правда. Тебе нравится, ты жаждешь этого. — Он сильнее потянул её волосы, вызывая эротическую боль. — Я не позволю тебе скрыться, не отпущу тебя.

В его глазах было слишком много знаний. Вспомнил ли он или просто с лёгкостью её читал? Сердце болезненно сдавило, хотя тело требовало удовольствия.

— Шейн…

— Здесь твоё место, малышка, смирись. — Он поцеловал её в уголок губ, затем скользнул к другому, а после впился в центр, углубляя поцелуй. Скользнул языком в ее рот, удерживая тело неподвижно. Держал ее так, как хотел.

Шейн поднял голову.

— Предложи.

Да будь он проклят. Джоси прикусила губу, зная, что проиграет эту битву.

— Ладно.

— Не достаточно. — Он прижался ртом к изгибу ее шеи. Джоси застонала, а Шейн поднял голову и пригвоздил ее взглядом серых глаз.

— Хорошо. Предлагаю секс. — Ох, пусть этого будет достаточно. Господи. Пусть у неё что-нибудь останется.

— Не достаточно.

Она вновь толкнула его. И вновь ничего.

— Тогда чего ты, блин, хочешь?

Он выгнул брови. Превосходный контроль, но Джоси хотела, чтобы он опять его лишился.

— Всё, Джоси, ты ведь знаешь ответ.

Да, знала с той секунды, как позволила трахнуть себя в офисе. Рисковала ли она опять своим сердцем? Лови волну, пока она не прошла. Тело Джоси жаждало, сердце ныло. А что если?.. Если в этот раз у них всё получиться?

— Доверься мне. Прошу. — Его глаза потемнели, и теперь стали далеки даже от темно-серого цвета.

Кое-что было неизбежно. Сейчас Джоси стояла на перепутье между самой большой своей надеждой и абсолютным разрушением. Но она себя знала, ради Шейна, и только ради него, она сделала шаг. Такой огромный риск, наградой которому было лишь одно, но полностью его достойное. У Джоси никогда не было шанса против Шейна.

— Хорошо. Оно твоё.

Всё равно, её сердце всегда принадлежало, и будет принадлежать лишь ему. Зачем скрывать очевидное?

Он триумфально поднял голову и прижался к ее губам своими, показывая все переживаемые в этот момент эмоции. У Джоси на глаза навернулись слёзы. Чересчур медленно, он вошёл в неё. Его тело слилось с её, забирая и защищая.

Джоси начала быстрее двигать бёдрами, впиваясь ногтями в плечи Шейна. Он ускорился, толкаясь в неё с идеальным контролем.

«Без вариантов, приятель».

Она прижала ладони к ягодицам Шейна, надавила на них и встретила его бёдра на полпути, одновременно кусая его за грудь. Она оставила на нём свою метку.

Он замер на полпути.

Она разжала зубы и опустила голову на подушку.

На шее Шейна пульсировала вена, по щекам разлился румянец, опасные глаза потемнели до цвета полуночи. Мышцы на руках бугрились, как у жеребца перед забегом, а член налился в теле Джоси.

У неё перехватило дыхание, прежде, она ещё никогда не видела его так близко подошедшего к краю. Точно зная, что делает, Джоси растянула губы в вызывающей улыбке.

Его контроль улетучился.

Шейн еще сильнее сжал её задницу и начал быстро толкаться в её тело. По Джоси разнеслось пламя, зажигая каждый нерв. Она вскрикнула, выгнулась под ним и уставилась на него широко раскрытыми глазами.

Шейн задыхался, его ноздри раздувались, а глаза блестели, пока он скользил в неё и с силой толкался обратно. Его рука так и сжимала её волосы, удерживая Джоси на месте. Изголовье кровати стучалось о стену.

Шейн двигался жестко и быстро, унося их обоих в дали удовольствия, в которые прежде он не позволял себе уходить. В теле Джоси начал образовываться огромный шар огня. Между ними сейчас происходило больше, чем секс, не просто соитие мужчины и женщины, а полное и безоговорочное единение двух душ./Это было больше чем секс — больше, чем мужчина с женщиной. Этот берущий её мужчина был всем. От осознания этого у Джоси заколотилось сердце, и она скрестила ноги за спиной Шейна.

Близко, она была так близка. От электричества, пронзающего всё тело, Джоси закрыла глаза, вскрикнула и кончила, плывя на волнах оргазма.

Шейн еще несколько раз грубо толкнулся, а затем замер и кончил, бормоча, с сильнейшим южным акцентом, её имя ей на ухо.

Джоси расслабилась, её голову переполняли мысли. Шейн потерял контроль. Темнота скрыла дрожь её губ. Может всё на самом деле будет иначе? Хотя, в момент, когда её сердце сбавило ритм, а реальность вернулась, Джоси задумалась, а хорошо ли это?

Глава 14

Если Джоси не хватало беспорядка в личной жизни, то на следующее утро случился «бум» в профессиональной сфере. В офисе словно пронесся торнадо. Джоси глубоко дышала, голова раскалывалась.

— Как это произошло? — На полу лежали

изрезанные бумаги. Папки разодраны, книги бухучёта разорваны пополам. Шкафы были пусты и перевернуты. Все сломано… разбито. Джоси наклонилась и подобрала осколок керамической вазы, которую она сделала во время одной из прогулок с Викки. Да, Викки отправилась в студию, чтобы пофлиртовать с ее владельцем, но Джоси наслаждалась созданием и раскрашиванием вазы.

Она обошла стол. Что она позволила Шейну делать с ней на этом столе…

— Я не знаю. Несколько часов назад тут уже побывала полиция, они всё проверили и сняли отпечатки. — Шелия наклонилась и подняла бумаги. — Они сказали, что теперь мы можем убраться.

Джоси посмотрела за спину Викки. Весь десятый этаж выглядел не лучше. Кто бы ни ворвался в офис их компании, потрудился на славу.

— Спасибо, что позвонила. — Она сегодня была в «Трентон Индастриз», проверяла файлы.

Джонстон шёл по коридору, его привычно умиротворённое выражение сменилось жестким.

— Что-нибудь пропало?

Джоси пожала плечами.

— Ещё не знаю.

Он покачал головой, а на его челюсти заходили желваки.

— У нас хранятся финансовые отчёты важнейших корпораций страны. Если они станут доступны общественности…

— Но они закрыты, да? — Джоси нахмурилась. Это похоже на вандализм.

Её босс выдохнул.

— Они проникли везде. Хранилище, компьютеры… даже забрали три ноутбука. — Он кивнул кому-то позади Джоси. — Детектив.

Ой, да ладно. Не может быть. Джоси повернулась с фальшивой улыбкой.

— Детектив Маллой. Приятно видеть вас.

Детектив выгнул густую бровь.

— Миссис Дин. — Он указал на маленькую переговорную. — Лишь с вами я ещё не поговорил. Пройдёмте?

Джоси разгладила персикового цвета шелковый пиджак и пошла следом за Маллоем в переговорную. Слава Богу, её муж был мастером взлома и проникновения. Этим утром он достал ей одежду из её дома. Может вообще пора вернуться домой. Маллой закрыл дверь, подождал, пока Джоси устроится в роскошном кожаном кресле, затем сел в такое же напротив.

— Вы обнаружили какую-нибудь пропажу? — Он положил свой потрепанный блокнот на отполированный стол.

— Нет. — Джоси изучала полицейского. Сколько ему? За сорок? Сегодня он надел очередной мятый коричневый галстук, только уже в розовую полоску. — Мне нравится ваш галстук.

Он поднял взгляд, а его щеки окрасил слабый румянец.

— Спасибо. Это подарок. — Под глазами детектива пролегли тёмные круги, и Джоси сопротивлялась чувству вины. Парень не досыпал, гоняясь за Шейном. Но не найдёт его.

— Ну, цвет очень милый. — Она положила руки на стол. — Так, к-хм, вы расследуете каждое преступление в городе?

— Нет. Только те, что имеют отношение к вам. — Улыбке Маллоя не хватало очарования.

Ну, разве, это не здорово?

— Это никак не относится к Шейну.

— Посмотрим, да? — Маллой стучал ручкой о блокнот.

Ага, посмотрят. Джоси скрестила ноги.

— Босс сказал, что компьютеры и хранилища взломаны.

— Да. Тот, кто это сделал, что-то искал. — Карие глаза с интеллигентным взглядом прожигали её. — Есть идеи что именно?

— Нет. — Джоси пожала плечами. — У нас хранилась финансовая информация банков, корпораций, некоммерческих организаций… Вы мне скажите. Думаю, они искали что-то из этого.

— А я думаю, что это связано с вашим мужем.

По телу Джоси пронесся холодок.

— Я не вижу связи.

Да, время выбрано неудачно, но Шейн никогда не был связан с её работой.

— Я бы сам в этом хотел убедиться.

Она округлила глаза, пытаясь выглядеть невинно, хотя, скорее, походила на клоуна.

— Детектив, Шейн ушёл. Предполагаю, он вернулся к приятелям солдатам. — Часы вели тихий отсчёт до момента, когда разъярённые клиенты начнут требовать ответов. Джоси надеялась, что Шейн непричастен к этому. Или она. — Если я могу чем-то помочь, помогу. Кроме того, он меня не похищал и не нарушал закона. — Она улыбнулась дрожащими губами.

— Майор Дин подписал бракоразводный документ?

С улицы донесся раскат грома. Джоси глубоко вдохнула.

— Нет, не подписал. Я сама этим займусь. — Но станет ли она этим заниматься? Что, если в этот раз у них всё сложится? Она прикусила губу. А что если совершает огромную ошибку? В животе появился узел. Что если всё это дело рук Шейна? Джоси несколько раз сглотнула.

— Понятно. — Детектив оттолкнулся от массивного стола и встал. — Был бы признателен, если бы вы связались со мной, когда узнаете точно, какие файлы пропали. — Он сделал три шага до двери. — Или, если услышите что-нибудь про своего мужа.

— Конечно. — Джоси встала, у неё дрожали ноги, но она все равно мило улыбалась. Эта способность много раз помогала ей в приёмных семьях. В голове роились мысли в поисках ответа. Это простая случайность. Должна быть ею. Но появление Шейна в городе и начавшиеся беспорядки казались странным совпадением.

Она успела сделать лишь шаг по коридору, когда её окликнул мистер Джонстон.

— Джоси, доктор Филлипс из лаборатории Фуллера и его коллега ждут тебя в большом зале для совещаний.

Джоси кивнула, развернулась и направилась по западному коридору. Зайдя в совещательную, она улыбнулась и протянула руку пятидесятилетнему ученому. Он пожал её, пока в его зеленых глазах сверкали искорки.

— М-да, вам нужна новая экономка.

Джоси рассмеялась, садясь во главе стола с мраморной столешницей, и перевела взгляд на женщину, сидящую рядом с доктором Филлипсом.

— Здравствуйте, я Джоси Дин.

— Доктор Медисон. — Тихий и культурный тон голоса намекал на принадлежность к Лиге Плюща. Ей за сорок, но не больше пятидесяти, фарфоровая кожа, тёмные волосы и глаза глубокого синего цвета. Умный взгляд изучил Джоси от макушки до пяток. — Я в городе от Вашингтонского отделения.

Доктор Филлипс со вздохом опустился в кресло.

Джоси заправила волосы за ухо.

— Боюсь, кто-то рылся в наших офисах, ища информацию одних из наших клиентов.

Доктор Медисон фыркнула.

— Это мы понимаем. И вы можете представить, как мы беспокоимся о конфиденциальности клиента.

— Да. — Джоси вспоминала материалы. Лаборатория занималась всем от репродуктивной технологии до исследования клеток генетических заболеваний. — Но вся информация имеет лишь финансовую подоплеку. У нас нет доступа к именам пациентов, медицинским данным или тому, что защищает новый закон о конфиденциальности. Лишь заявки на грант, платежи и финансовый итог.

— То есть платежи от клиентов тоже анонимны? — Доктор Медисон наморщила лоб, вздернула подбородок, а её культурный тон пронзала снисходительность.

Джоси подавила раздражение.

— Да. Организация присваивает вашему пациенту номер и в файлах мы лишь указываем цифру. — Доктор не была знакома с этим процессом. — С вашего позволения, в какой области вы работаете в Лаборатории Фуллера?

Она выгнула тонкую бровь.

— Я клинический нейропсихолог в сфере психонейроиммунологии.

Ого. Такое трудно произнести.

— Ага. Мозг. Психология. Взаимодействие центральной нервной системы, психологические процессы иммунной системой организма. — Не только доктор ходила в институт.

Медисон улыбнулась, сверкнув рядом идеальных, белых зубов.

— Проще говоря, да.

От раздражения в висках Джоси застучало, но она шире улыбнулась.

— Звучит интригующе. — Наглая, сопливая всезнайка. Она встретилась с доктором взглядом, позволив веселью и уверенности отразиться на лице. Годы общения с людьми, которые ставили себя выше потерянного ребенка, отлично помогали в разговоре с задирами. — Удивлена, что у вас есть время копаться в бухгалтерских файлах.

На лице доктора появилась улыбка.

— В то время как моя работа важнее каких-то там цифр, я бы хотела защитить интересы своих клиентов. — Она смахнула несуществующие пылинки со своего костюма. — Поэтому я очень обеспокоена нарушением протокола.

Джоси заставила себя сохранять спокойствие.

— Нарушение?

— Да. — Медисон цокнула языком. — Мы ожидаем, что информация о наших финансах защищена и находится в безопасности. Видимо, ваша фирма не справилась с этой задачей.

Доктор Филлипс похлопал большой морщинистой рукой по кукольно-фарфоровым ладоням Медисон.

— Ну-ну, доктор Медисон, не будем торопиться. — Он откашлялся. — Уверен наши записи в безопасности.

Джоси кивнула, переключая внимание на него.

— Конечно. Начнём с того, что как таковой информации о клиентах не было, значит и утечки случиться не могло. К тому же, я уверена, что полиция найдёт того, кто вломился в наш офис. — Что-то подначивало Джоси кинуть это в самодовольную женщину. Но хоть один раз… Ну, может, два.

Донёсся шёпот из коридора, а затем в приоткрытую дверь Дэниел просунул голову.

— Простите. Мне нужен конференц-зал, когда вы закончите. — Его каштановые волосы были немного взъерошены, но вид спокойный.

Доктор Медисон подалась вперёд.

— Вы Дэниел Мишн.

Дэн нахмурился, зашёл в зал и пригладил красный галстук, который великолепно контрастировал с синим пиджаком.

— Да, э-э-э…

— Доктор Медисон из Лаборатории Фуллера. — Женщина улыбнулась. — Вы работаете над счетами Дженевьевы Трогарт, моей подруги.

Узнавание смягчило выражение лица Дэна.

— Да. «Трогарт Корпорэйшн» уже пару лет мои клиенты. — Он очаровательно улыбнулся. — На самом деле, я только что разговаривал с Дженни… она беспокоилась по поводу взлома.

Доктор Медисон округлила глаза.

— Не говорите, что файлы Трогарта пропали.

— Нет. — Дэн помотал головой. — Я храню файлы на носители, который всегда держу при себе. Ни на бумагах, ни в ноутбуке, которые стоят на работе, естественно.

От раздражения Джоси сжала кулаки.

— Это не по правилам компании.

— Но сейчас, как нельзя, лучшее решение, да? — протянула доктор Медисон, не сводя взгляда с Дэна. — Держу пари, ваши клиенты сейчас просто счастливы.

— Да. — Дэн с восхищением взирал на неё. — Был рад с вами познакомиться. — Кивнув Джоси, он развернулся и вышел.

Доктор Филлипс встал и помог подняться Медисон.

— Нам нужно идти. Не переживай, Джоси, уверен, преступников найдут. Прошу, держи нас в курсе.

Джоси встала, из-за раздражения и расстройства она ссутулилась.

— Ну, надеюсь, мне удалось вас немного успокоить. Мы, конечно же, сообщим, если узнаем, что что-то пропало.

Доктор Медисон направилась к двери.

— Надеюсь. А до этого, вынуждена сообщить, что я внесу на рассмотрение совета директоров альтернативные фирмы. Или может, другого бухгалтера. — Она пошла по коридору к лифту.

— Не обращай на неё внимания, — прошептал доктор Филлипс и подмигнул Джоси. — Она вернётся в Вашингтон в любой момент. — Он тепло пожал Джоси руку.

Джоси проводила его до лифта. Если Дэн уведет у неё клиента, она сильно его побьёт. А он, если такое произойдёт, получит премию. В голове зародились сомнения. Теперь многие в их фирме потеряют клиентов… каждый, кроме Дэниела. Она покачала головой, теперь ей везде мерещатся заговоры.

Выдохнув, она вернулась к себе в офис, где Викки продолжала всё убирать.

— Джоси, — произнес Том, направляясь к ней от ресепшена. — Ты в порядке?

— Да. — Она посмотрела на его хмурое выражение. — В порядке. Они разрушили весь этаж. — А она, вероятно, только что отдала его другу по баскетболу своего крупнейшего клиента.

Том отступил и провел рукой по густым волосам.

— Я только что узнал. Полиция приходила на мой этаж и спрашивала, видел ли я что-то подозрительное. — Он выдохнул, от него пахло мятой. — Я работал прошлой ночью и боялся…

— Нет, нет. — Она схватила его за руку. — Я уже давно ушла. Правда. Со мной всё хорошо. — Он такой хороший. Почему она не чувствовала к нему сильную симпатию? — Но я ценю твою заботу.

Он кивнул и прищурился.

— Как ты добралась до работы? Тебя полиция привезла?

— Нет. — Ей было ненавистно лгать ему. — Полиция нашла мою машину и вернула мне.

Он отступил.

— Ты же говорила, что Дин угнал твою машину.

По её щекам разлился горячий румянец.

— Нет. Я сказала, что дала ему на время.

— Джоси. — Том покачал головой, поджав губы. — Дин опасен. И ты это знаешь. Избавься от него, пока не стало слишком поздно. — От напряжения вокруг его губ появились морщины.

Джоси заставила себя улыбнуться.

— Уже. Он ушёл. — Ложь едва не застряла у неё в горле, и теперь Джоси ещё яснее сознавала, что у неё нет будущего с Томом. Хорошо это или плохо, но она всегда будет любить Шейна.

Том вздохнул и провел пальцами по её щеке.

— Я позабочусь о тебе, лишь позволь мне это.

Том. Такой надёжный и сильный. На этот раз отступила Джоси.

— Я плохая девочка. Спасибо за заботу, для меня это многое значит.

— Эй, босс, — прервала их Викки, держа в руках трубку. — У тебя тридцать сообщений. Про инцидент многие узнали, и клиентов нужно успокоить.

Джоси кивнула.

— Том, мне надо идти.

Его улыбка была окрашена печалью.

— Знаю. Пока, Джоси

* * *

К семи часам вечера, у Джоси раскалывалась голова, ноги ныли от усталости, а ногти были сгрызены. Ей нужно сделать маникюр. Она встретилась ещё с пятью клиентами и ещё больших заверила по телефону, что информация в безопасности. Как она надеялась.

Он сильнее стиснула трубку.

— Я понимаю мистер Ларсон. — Сначала Билли облажался с просчётами, а теперь это. — Но и вы поймите меня, прошлой ночью ваши файлы были со мной. Те, кто разворотил офис не получили информацию о вашей фирме.

— Ты уверенна? — Из-за нервов мужчина тараторил.

— Конечно. — Джоси вздохнула. — Думаю, нам надо встретиться на следующей неделе и сверить документы. — Существует большая вероятность, что Ларсон подаст в суд на фирму Джоси из-за ошибок Билли, и, вполне возможно, выиграет дело. — Я позвоню, когда узнают точно, когда встретимся. — После напряжённого прощания, она повесила трубку.

И схватила файлы «Пруда» — местного бара, который надеялась удержать, как клиента. Владелец очень разволновался на счёт взлома, и Джоси минут пятнадцать заверяла его по телефону, что всё нормально. А ещё она пообещала завести заметки по поводу льгот клиентам, которые набросала.

Мобильник завибрировал, и Джоси взглянула на экран. Шейн ждал снаружи. Время идти. Он заверил её, что они лишь на пару дней останутся в мотеле, а затем она вернётся домой. Видимо, он думал, что сможет узнать, кто его преследует. Захочет ли он остаться у неё дома? А хочет ли этого она? Вопрос стоял в том, доверяла ли она ему, и хотел ли Шейн второго шанса? Как они могли начать всё с начала, если он ничего не помнил? Голова разболелась сильнее.

Схватив файлы и сумочку, она поспешила к лифту, на ходу махнув Джонстону, сидевшему в своём кабинете. Боже, он был просто в бешенстве. Никто не связывался с его клиентами. Лифт плавно спустил Джоси на нижний этаж. Она вышла в промозглый вечер, сильнее кутаясь в пальто. Джоси глубоко втянула в легкие запах увядающих листьев, который ярко контрастировал с ярким оранжевым оттенком листьев, оставшихся на ветвях деревьев. И запах смерти.

Она не смогла сдержать дрожь, сотрясшую плечи. Внезапно, мир стал слишком тихим. Джоси напряглась, но заставила себя двинуться к парковке, хотя волосы на затылке вставали дыбом. Шейн где-то тут, наблюдал за ней. Её тело отреагировало лишь на его близость. Кто знал, что настороженность и страсть могли смешаться?

От стены отделилась тень, и Джоси схватили за руку. Он вскрикнула и дёрнулась.

— Том. Что ты творишь?

Он нахмурился.

— Джоси, извини. Мне очень жаль. — Ветер ещё сильнее растрепал его волосы. Том усилил хватку и потащил Джоси к главному входу.

Дэниел только открыл дверь и замер, выгнув брови.

Джоси упёрлась.

— Что происходит? Отпусти меня.

— Отпущу через минуту, — прошипел Том, активнее таща её. — Клянусь, ты такая же, как моя сестра. Вы, девчонки, вообще думаете?

Из тени вышла другая фигура.

— Отпусти её, Марш.

Шейн. Слава Богу. Том спрятал её себе за спину.

Она споткнулась и вынуждена была схватиться за рубашку Тома, чтобы не упасть.

— Стоять! — Раздался голос мужчины, выскочившего из тени и одетого в черный бронежилет с надписью «Спецназ». На парковку въехали машины с проблесковыми маячками и вопящими сиренами.

Из простой машины темного цвета вышел Маллой и направил пистолет на Шейна.

— Майор Дин, вы арестованы.

Шейн смотрел на детектива, а на него самого смотрели дула множества пистолетов.

— Отличная огневая поддержка, Маллой.

— Ага, точно. Я видел, что бывает с людьми, которые переходят тебе дорогу, — указал Маллой. — Повернись и руки на стену.

Джоси отпихнула Тома.

— Детектив! Я же сказала, что Шейн не похищал меня, вам не за что его арестовывать.

Том повернулся к ней.

— Я подал на него в полицию. Он вломился ко мне в дом и напал на меня, прежде чем похитить тебя. Это преступление.

Шейн зарычал.

— Придурок, ты на меня пистолет наставил.

Том пожал плечами.

— Ты нарушил границу моего дома. У меня было право защитить Джоси.

Из-за паники Джоси стало труднее дышать.

— Том, не делай этого. Прошу. — У неё кружилась голова. Что ей делать?

— Мне жаль. — Его глаза потемнели, он стиснул челюсть и заговорил тоном, с которым разговаривал с младшей сестрой. — Ты не понимаешь, что делаешь. Не трезво мыслишь.

Сукин сын. Маллой быстро обыскал Шейна, развернул и надел на него наручники. Но это лишь потому, что Шейн позволил. Слава Богу, муж Джоси не стал сопротивляться. Пока, по крайней мере. Маллой склонил голову, смотря прямо в глаза Джоси.

— Миссис Дин, вероятно, вы, сможете вытащить его через несколько часов. — И потащил Шейна к патрульной машине.

— Джоси. — Шейн посмотрел на неё глазами, полными серого гнева. — Иди домой и чаще оборачивайся. Не уходи, пока я не позвоню. — Маллой пригнул Шейну голову, прежде чем запихнуть в салон.

Спустя несколько секунд они уехали. Команда спецназа последовала за ними и на парковке воцарилась тишина.

Том схватил Джоси за руку и повернул её к себе лицом.

— Пойдем со мной домой. Я смогу тебя защитить.

На неё обрушилась ярость, и Джоси ударила коленом Тома в пах.

Том согнулся с тихим стоном и упал на колени.

— Проклятье.

Она повернулась и посмотрела на Дэниела, который всё так же неподвижно стоял у дверей.

Он покачал головой.

— Ты разрушишь свою карьеру.

Не оглядываясь, она развернулась и побежала к «тойоте», села в машину, завела её и умчалась с парковки. Шейн сказал чаще оборачиваться и идти домой. Вероятно в тот захудалый мотель. Она знала, что в его огромной сумке спрятаны деньги. Ей нужны деньги, чтоб внести залог. Из сумки выскользнули файлы. Она, наверняка, потеряет бар, как клиента, если не привезет их, как и обещала. Ладно. Новый план. Она завезет файлы и направится в мотель, чтобы взять деньги, а затем в участок, забрать Шейна. Чтобы обработать его, полиции же надо время, так? Джоси прикусила губу. Какова процедура внесения залога? Ей нужно явиться в полицию? Господи, она понятия не имела.

Глава 15

Джоси постоянно смотрела в зеркало заднего вида, пока ехала по городу. Шейн сказал чаще оборачиваться. Неужели за ней на самом деле кто-то мог следить? За ней тянулись машины, вероятно, люди ехали по домам после трудного дня. Она тоже должна так же ехать. Но нет. Сначала ей нужно успокоить разозленного клиента, а затем вытащить мужа из тюрьмы. Она стала походить на девиц из сериалов, которые вытаскивают парней из тюрем. Она хихикнула так, словно была на грани истерики.

Джоси припарковалась напротив «Пруда» и засунула бумаги в папку. Над головой раздался раскат грома. Первая зимняя буря вот-вот разверзнется.

Войдя в клуб, на неё обрушились басы хэви-метала, а в нос ударил едкий запах пота, смешанного с духами и сигаретным дымом. Под светомузыку на танцполе извивались тела. Слишком много народу для восьми вечера вторника. Осмотревшись, она прошла к бармену, стоящему за огромной мраморной стойкой.

Он улыбнулся, и свет отразился в золотом зубе.

— Привет, сладкая. Чего желаешь?

— Я принесла кое-какие бумагу Полу, — Джоси пришлось перекрикивать музыку.

— Он на встрече. — Бармен кивнул на стул у стойки. Его голос отлично подходил к фигуре. — Садись, выпей. Он скоро закончит.

У неё не было времени, но и выбора тоже. Она точно не могла потерять ещё клиента. Пожав плечом, она скользнула на стул.

— «Роллинг Рок»[2], пожалуйста.

Парень заставил бутылку проскользнуть по стойке.

— За счёт заведения. — Он усмехнулся.

— Спасибо. — Она сделала большой глоток. Пиво было легким со сладким послевкусием, и Джоси позволила себе расслабиться. Бармен направился в другой конец стойки, чтобы обслужить двух девиц в обтягивающих топах и коротких юбках. Очень коротких юбках.

Дверь на улицу открылась и закрылась. Холодный ветерок пробежал по коже Джоси, и у неё на затылке волосы встали дыбом. Она обернулась к двери.

В клуб вошёл крупный мужчина. Плавной и грациозной походкой он направился к ближайшему к двери столику. Он двигался, как пантера на охоте. Тёмная футболка натянулась на широкой груди, а на бёдрах низко сидели потёртые джинсы. На плечи мужчины ниспадали тёмные волосы. Вид плохиша, подчёркивали байкерские бутсы.

Две официантки чуть не столкнулись, спеша обслужить его. Пышногрудая блондинка успела первой и, принимая заказ, она виляла задом.

Этому парню здесь не место. По венам Джоси потёк адреналин. Клуб ориентирован на молодежь, гуляк, любящих потанцевать. Парень, сидящий на той стороне клуба совсем не гуляка. И сильнее тревожило то, что он не скрывал, что не вписывался. Высокомерие и пофигизм вертелись в воздухе вокруг него в смертельной, пугающей комбинации.

Он посмотрел на Джоси и кровь начала ускорять ритм бега. Когда официантка поставила перед ним бутылку, с удлинённым горлышком, пива, он отвел взгляд. Девушка вприпрыжку ушла от парня.

У Джоси спёрло дыхание. Чувство настороженности заставило её перевести взгляд от мужчины на запасной выход у туалетов. Ещё один мужчина, такой же крупный, как первый, прислонился там к стене с пивом в руке. Он смотрел на неё. Без какого бы то ни было выражения. Просто смотрел.

Опасность. Из-за этих мужчин в помещении клуба просто несло опасностью.

Джоси поёжилась. Они следили за ней? И кто они, чёрт побери? Они не только не показывали вида, что знали друг друга, но и не вписывались в атмосферу клуба.

Она оставила пистолет в бардачке. А он ей, без сомнения, сейчас пригодился бы. Быть может, эти парни преследовали Шейна. Или, вероятно, она сошла с ума, и ребята просто пришли развлечься.

Не-а. Тот, кто проигнорировал едва одетую распутницу, не сводил глаз с Джоси, не пришёл сюда, чтобы развлечься. Девчонка надула губу и поплелась обратно на танцпол.

— Эй, Пол освободился, — прокричал бармен, открывая дверь за стойкой. Джоси подпрыгнула, едва не разлив пиво.

— Спасибо. — Она шмыгнула мимо бармена, чуть ли не пробежав по коридору к офисам. Обернувшись, она увидела лишь коридор. Глубоко вздохнув, чтобы успокоить нервы, Джоси постучалась.

— Входите, — послышался мужской голос.

Спокойствие. Ей нужно успокоиться. Открыв дверь, она улыбнулась и вошла в офис.

— Здравствуй, Пол. Я прихватила соцпакет для твоих сотрудников. — Она опустилась в кресло из дерматина и посмотрела на своего клиента чрез мраморный стол.

Пол подался вперёд.

— Великолепно. — Едва Полу стукнуло двадцать, он унаследовал деньги своего отца и быстро построил клуб своей мечты. И ему хватило ума нанять аудиторскую фирму для помощи. Пол убрал локон густых светлых волос за ухо. — Извини, раньше я наговорил много грубостей. Просто не хотел, чтобы кто-то знал о моих финансах.

Джоси кивнула. Особенно, чтобы не знал брат-наркодиллер, который разозлился, когда Пол получил все деньги. Она сделала пометку в голове, что стоит рассказать Маллою о брате Пола. Может он устроил погром в офисах.

— Знаю, И заверяю тебя, мы делаем всё возможное, чтобы выяснить, что и кто забрал.

Пол кивнул.

— Знаю. И что ты мне принесла?

Джоси протянула ему файлы.

— Первое: план премий работникам, и второе: ведомость удержаний на год. — Сейчас у нее были более насущные проблемы. Находились ли ещё те двое в баре? Она надеялась, что нет. — Вычеты должны сэкономить около десяти тысяч долларов в квартал.

— Круто. — Пол посмотрел на часы. — Давай, я сегодня ночью всё это прочитаю и позвоню тебе завтра? У меня, э-э-э, свидание.

Улыбнувшись, Джоси встала.

— Без проблем. — Она почувствовала облегчение. Пол не планировал нанимать другую фирму. Замечательно.

Она проследовала за ним к бару. Сжав руки в кулаки, она насторожилась. Парня у стены не было, а тот, что за столиком, всё ещё сидел там и, стоило Джоси выйти, сразу уставился на неё. Злость и страх смешались. Она проигнорировала чувства. Выдохнув, она схватила пиво со стойки, где его оставила.

Задрав подбородок, она направилась к парню и со стуком опустила бутылку на стол. Жидкость выплеснулась на стол. Бармен и двое вышибал рядом, и могут её услышать.

— Что вам нужно?

Парень выгнул бровь и отпил из бутылки.

— Вообще или сейчас?

Казалось, он говорил обыденно, но на его щеке дёргался нерв. У его реплики мог бы быть двойной смысл, но в ней не читался сексуальный подтекст.

— Вообще.

В его тёмных глазах вспыхнуло удивление. Здесь было темно, чтобы рассмотреть цвет глаз.

— Спокойной жизни. — Он поставил бутылку. — А вы чего хотите?

Она пожала плечами.

— Что случилось с твоим приятелем на том конце клуба?

Уголок его губ приподнялся. Какое знакомое движение. Вообще в этом парне что-то было знакомо. Он клиент её фирмы?

— Каким приятелем?

— Неважно. — Она закатила глаза. — У меня был долгий день и не хочу этих игр. Оставьте меня в покое или пожалеете.

— Куколка, ты подошла ко мне.

Ей нужно добраться до мотеля, а потом забрать Шейна.

— Моя ошибка. — Она развернулась и принялась искать возможность безопасного отхода. Нацепив самую кокетливую улыбку, Джоси подошла к бармену. — Эй, не могли бы оказать мне услугу?

Он широко улыбнулся.

— В любой момент, леди.

— За столиком позади меня сидит парень, крупный такой. Не задержите его, когда я уйду?

Бармен посмотрел ей через плечо.

— Какой парень?

Джоси обернулась. Парень ушёл. Лишь две бутылки пива стояли на столике. От беспокойства Джоси стало трудно дышать.

— Ну, тогда как на счёт того, чтобы проводить меня до машины? Просто на всякий случай.

Бармен перепрыгнул через стойку и протянул руку.

— С удовольствием.

Выйдя на улицу, они попали под ливень. Джоси проверила заднее сидение, прежде чем сесть в машину. Пусто. Махнув своему пятиминутному герою, она выехала на трассу, продолжая неустанно смотреть в зеркала.

Когда она проезжала по проселочным дорогам, кружа не в том направлении, опустилась ночь. Никто за ней не следовал. По крайней мере, она таковых не заметила.

Наконец, она приехала в мотель и припарковалась далеко от своего номера. Она ждала и наблюдала. Движения не было. Джоси взяла пистолет из бардачка и засунула за пояс. Оружие казалось тяжелым, как и сумочка, пока Джоси шла через парковку. Она открыла дверь в номер.

Тишина.

Слава Богу. Она вошла внутрь и заперла за собой дверь, включив свет.

Пусто.

Какой ужасный день. Она зашла в ванную, и умылась, на минуту дав себе расслабиться. Что ей нужно сделать?

Вытащить Шейна из тюрьмы. Вот что. Он может и вырубил Тома, но всего лишь защищал Джоси. Тем более, те двое парней в баре шли за ней. Она не могла справиться с ними, а они что-то хотят от Шейна. Джоси могла бы рассказать о них полиции, но они же ещё ничего не сделали, и она понятия не имела кто они.

Шейн мог бы разобраться с этими парнями. Каждый инстинкт Джоси вопил, что эти двое вернутся. Она может и не доверяет Шейну, но он — лучшая возможность выжить в происходящем хаосе. Затем она разберется с тем, как жить с Шейном. По одной проблеме за раз.

Хорошо. Отличный план. Она вышла из ванной.

И замерла. От страха её сердце бешено колотилось о рёбра. В ушах загудело. Адреналин понесся по венам.

На потрепанном диване сидели двое мужчин, и оба сосредоточили взгляды серых глаз на ней.

Глава 16

Джоси достала пистолет и поставила ноги ровно. Ей нужно направить дуло на кого-то одного или между ними? Между.

Оба парня не дрогнули. Даже не шевельнулись. Шатен, который в баре стоял у стены, выгнул бровь.

— Ты знал, что у неё есть пистолет? — Он склонил голову на бок, задумчиво нахмурившись.

— Не-а. — Брюнет вытянул длинные ноги. — Она бросила сумочку на кровать.

Знакомые. Что-то в этих двух было ей знакомо.

— Кто вы, чёрт побери?

Первый парень почесал затылок, косясь на другого.

— Ну?

С быстрым кивком головы второй заговорил.

— Я Мэтт, он — Натан. — Он склонил голову. — Братья Шейна.

Братья Шейна. По Джоси пронеслась волна шока, но она нацепила выражение, которое всегда использовала в приёмных семьях.

— Ну, это объясняет цвет глаз. — Серые. Чистые. Как и у Шейна. — Как вы меня нашли?

— Проследили от работы до бара, и от бара сюда, — ответил Мэтт, расслабив своё огромное тело.

— Нет. Я проверяла.

Он улыбнулся.

— Знаю. И отлично проверяла. Ты почти сбежала от нас на Пайн стрит.

Почти, не значит отлично. Джоси не смогла бы одолеть их обоих. Каждый более шести футов[3] роста, накаченный и, как и Шейн, умеют неподвижно сидеть. Они столь огромны, как Шейн и, вероятно, такие же опасны.

— Зачем следить за мной? Почему бы не вытащить брата из тюрьмы?

— Вытащим. Сейчас Шейн в безопасности, а ты нет, — сказал Натан, потирая подбородок.

Она направила на него пистолет.

— Это угроза?

Он смущенно сморщил нос.

— К-хм, нет. Я никогда не стал бы угрожать такому нежному существу. Разве это было похоже на угрозу? — Он выгнул бровь на брата.

Мэтт отрицательно мотнул головой.

— Не думаю. Думаю, это просто констатация факта.

Она выпрямилась.

— Слушайте, Лорел и Харди[4], кончайте! Вы хоть немного обеспокоены тем, что я вас застрелить могу.

На губах Мэтта заиграла улыбка.

— Милая, он на предохранителе.

Проклятье. Она пальцем сняла пистолет с предохранителя.

— Теперь нет.

Его улыбка стала шире.

— Шейн был прав. Она нечто.

По телу пронеслась волна удовлетворения. Он рассказывал о ней братьям? Хорошее рассказывал? А затем вновь проснулась досада.

— Он никогда о вас не упоминал. Ни единого слова.

Взгляд Натана стал мягче.

— Джоси, он не мог. Поверь.

— Я не верю ни одному из вас. — Печально, но, правда. Даже Шейну. Кто они вообще такие?

— Умница, — проговорил Мэтт. — Так, ну, может, ты объяснишь нам, в чём обвиняют Шейна? Я знаю, что на него разослали ориентировку за похищение, но сегодня полиция отменила розыск.

Джоси стиснула зубы.

— Я целюсь в тебя. — Насколько эти парни глупы? — Выметайтесь. — Домой. Она соберется и вернется домой. Если Шейн будет держаться подальше, она будет в безопасности. Будет жить своей жизнью. Долгой, скучной, одинокой жизнью.

— На самом деле, ты целишься в Натана, — заметил Мэтт. — В него уже стреляли. Так, что, давай.

— Ну ты и придурок, — пробормотал Натан.

Их разговор был с толикой юмора, но в воздухе висело напряжение и опасность.

— Не могли бы вы уйти? — Почему она их просит? У неё пистолет.

Теперь и взгляд Мэтта смягчился.

— Нет. Шейн точно хотел, чтобы ты была в безопасности. И мы её тебе обеспечим.

— Насколько? Пока он вновь не бросит меня? — у неё надломился голос.

— Ах, Джоси. — Мэтт подался вперёд с серьёзным выражением. — У него не было выбора. Джори убили, и нам пришлось уехать. Бросить тебя, было единственным способом обеспечить безопасность и сделать то, что требовалось Шейну.

Джоси закипела.

— Вздор! Извини Мэтт, но старая песня «Я раню тебя ради твоей же безопасности» больше не прокатит. — Она направила пистолет на него. — Как умер Джори? — Она прекрасно знала, что рисковала, задавая этот вопрос.

Оба застыли. И без того жестокость на их лицах стала ещё заметнее. Мэтт смотрел на Джоси, а Натан в пол. В воздухе почувствовалась боль.

Мэтт откашлялся.

— Нам нужно вытащить Шейна. Ты поможешь?

Ладно. Значит, они, как и Шейн «очень любят» делиться информацией.

— Если помогу, вы уйдёте? Все вы?

Мэтт поморщился.

— Мы с Натом уйдём. А с Шейном вы разберётесь сами.

— Шейн уйдёт, — возразил Натан.

Мэтт посмотрел на него.

— Нат…

— Шейн уйдёт, — отрезал Натан. — Я уже похоронил одного брата, а все, кто близок к нам — погибают. Шейн уйдёт. Даже, если ради этого мне придётся избить его до полусмерти. — Он громко вздохнул. — Извини, Джоси, но ты должна обойтись малой кровью и двигаться дальше. С любым из нас будущего не будет.

Она уже это знала, но от произнесенных вслух этих слов, по её спине побежал холодок. Джоси опустила пистолет. Рука болела, но она всё равно крепко сжимала оружие.

— Сколько вас вообще братьев?

Мэтт смотрел на неё.

— Четверо.

На лице Натана отразилось удивление. Видимо, Мэтт обычно так не поступает. Натан прочистил горло.

— Четверо, включая Джори.

Три брата всё ещё живы. Настоящая семья.

— Шейн может вас не помнить.

Диван скрипнул, когда Мэтт немного сместился.

— Знаем. У нас есть медицинские записи. — Он размял шею. — Почему Шейна арестовали?

Джоси даже не считала нужным спросить, как они достали медицинские записи.

— Я решила переночевать у друга, а двое парней попытались пробраться в дом. Шейн их остановил и вырубил моего друга, а затем… э-э-э, забрал меня.

Натан вытянул ноги.

— Том Марш?

Эти парни могут достать любую информацию, да?

— Да. Том наставил на Шейна пистолет, и Шейн защищался. А Том выдвинул обвинение.

Натан усмехнулся.

— Как интересно, ты защищаешь своего мужчину.

— Это правда. — Она сморщилась. Он так привычно говорил. Словно копия Шейна. «Её мужчина». Временно.

— Так, я могу показать значок? — Натан вытащил из заднего кармана портмоне и открыл его.

Удостоверение ФБР?

— Нет. — Мэтт полез в папку, которая лежала на диване рядом, и достал портмоне, которое бросил своему брату. — Ты — Натан Джонс, адвокат. Поздравляю.

Джоси кашлянула.

— Агент ФБР больше бы подошёл. Мог приехать, чтобы забрать Шейна в федеральную тюрьму.

Натан уставился на неё.

— Мне нравится ход твоих мыслей… и ты на самом деле похожа на ангела.

Она замерла. Его ласковое прозвище. Шейн обсуждал её с братьями. И что же он сказал?

— Спасибо.

Мэтт покачал головой.

— Удостоверение подлинное. Я бы не хотел, чтобы сейчас выявили связь между Натаном и Шейном.

— Почему? — У Джоси сводило руку. Ей нужно убрать оружие в сумочку, но, кажется, это неразумно.

Мэтт пожал плечами и встал. Так он казался даже выше Шейна, рост которого шесть футов три дюйма[5].

Она посмотрела на Натана.

— Ты на самом деле из ФБР?

— Нет. — Натан вытащил водительское удостоверение Калифорнии и принялся изучать карточку.

— Не понимаю. Почему у вас так много поддельных документов? — В голове начали звенеть тревожные колокольчики. Кто вообще эти парни?

Натан вытащил пистолет из-за пояса и отдал его Мэтту.

— Я не должен быть вооружен.

Мэтт положил его на обшарпанный столик, на котором стоял телевизор.

— Мы не можем объяснить. Шейн тебе доверяет, поэтому мы так много рассказываем. Но чем меньше ты знаешь, тем безопаснее Шейну. — Он обернулся к Натану. — Удачи.

Натан кивнул.

— В машине лежит костюм. — Подмигнув Джоси, он направился к двери.

Тишина. Оставшись наедине с Мэттом, Джоси осмотрела его.

— Так ты Мэтти.

Он скрестил руки на широкой груди.

— Это я.

— Шейн любит меня или что?

* * *

Шейн распознал запахи в комнате допросов. Антисептик. Страх. Кровь. Он положил руки, в наручниках, на металлический стол, прикрученный к полу болтами. Он снял бы их меньше чем за минуту.

Грязно-зелёные стены давили на него, и он снова принялся отсчитывать, сколько раз лампа над ним моргнула. В потолок были вмонтированы две камеры, и они испускали звук на низких частотах.

Воспоминания.

Комната наподобие этой. Огромный мужик с короткой стрижкой и мертвыми глазами. Он говорил, что Шейн опять проиграл и отправляется в другой лагерь. Исчезнет, как и другие дети.

Тренировочное поле. Пыльное и плотно утрамбованное. Мальчишки, его возраста, дерутся врукопашную. С ножами.

Бараки. Кровати для подростков. Его брат Мэтт учит, как блокировать удар.

Дверь резко распахнулась, возвращая Шейна в настоящее. В комнату вошёл Маллой, а за ним ещё один мужчина, одетый в темно-синий костюм и эффектный галстук.

Маллой кивнул на него.

— Ваш адвокат, майор Дин.

Шейн выгнул бровь, но сохранил безучастный вид. Живот сильно скрутило. В голову, словно осколки, начали врезаться воспоминания. Его брат не адвокат. Но его брат здесь.

Брат прошёл мимо детектива и сел рядом с Шейном.

— Что бы ни сказал мой клиент без адвоката, не относится к делу.

Маллой, жуя жвачку, фыркнул. Он наклонился и расстегнул наручники, махая ими в воздухе.

— Не беспокойтесь, советник. Ваш клиент не произнес и писка с тех пор, как три часа назад, мы его сюда привезли. — Замок защелкнулся, когда он вышел и закрыл дверь.

Шейн повернулся к мужчине. Прошлое врезалось в него. Его брат. Внезапно, стало тяжело дышать.

— Натан.

Натан кивнул.

— Да. Натан Джонс, твой адвокат. — Он приблизился. — Майор Дин, как голова?

Воспоминания наводняли разум Шейна — много и очень быстро. И триггером стал брат. Он пробудил воспоминания.

— Отлично. — Натан учил его вскрывать замки. Они вместе росли, дрались на ножах, пускали друг другу кровь. На секунду Шейн задумался, можно ли доверять Натану. Инстинкт и воспоминания перемешались в отчаянное «да». Он мог лишь братьям доверять. — Воспоминания быстро возвращаются.

У Натана засверкали глаза.

— Хорошо. — Он осмотрел комнату. — И. Я посмотрел на стойке регистрации. Тебя ещё официально не оформили.

Шейн кивнул. Учитывая, что им придётся забрать отпечатки, которые сняли с Шейна. Голова начала болеть от водоворота воспоминаний о жизни.

— Предполагаю, что это вопрос времени?

— Нет. — Натан вытащил телефон и посмотрел на экран. — Моя фирма общается с прокуратурой. У них нет дела, так что тебя должны вскоре отпустить.

— Думаешь?

Натан убрал

телефон.

— Ну, ты спас мистера Марша и миссис Дин от двух преступников. Защищал жену, когда забирал пистолет у мистера Марша и был вынуждены лишить его сознания. Временно, конечно.

— Конечно. — Опять воспоминания. Натан всегда лучше всех умел играть словами. В груди Шейна разлилось тепло, когда он вспомнил брата. Его жизнь возвращается. — Где моя жена?

Натан откинулся на стуле, и начал постукивать пальцем по подлокотнику.

— Извини. Ничего не знаю о твоей жене.

Шейн сосредоточился на стуке. Азбука Морзе. Джоси в безопасности с Мэттом.

Мэтт?

Да. Мэтт. Его старший брат, который научил его драться. Шейн с шумом выдохнул и часто заморгал. К глазам подступили слёзы. Он вспомнил. Он не одинок.

Он прочистил горло, желая так же легко очистить голову.

— Ну, в общем, я полагаю, что она меня бросит. После этого ареста и всего прочего. — Он расслабился и слегка пожал плечом. Женщине лучше даже не пытаться о таком думать. Она — его жизнь, и он ни за что её не оставит.

Натан прищурился, прекратив постукивать.

— Да, что же, вероятно, это к лучшему. Учитывая, в какую опасность ты её втянул.

Если Шейн умел посылать улыбкой, он это сделал с братом.

— К слову об этом, почему меня преследует опасность?

— Нет, к сожалению. — Натан тоже послал Шейна улыбкой. — Конечно, я лишь адвокат. Ты мне всего не рассказывал. — Дверь открылась, и Натан откашлялся и выпрямился при виде высокой женщины в сексуальном красном платье, цокающей шпильками по полу.

Она села напротив них.

— Джентльмены. — Её черные волосы были собраны в узел, открывая бледное лицо, усеянное веснушками. — Я — Синтия Миллер, прокурор. Начальник полиции вытащил меня с чёртовой вечеринки.

Натан пригладил галстук.

— Натан Джонс адвокат майора Дина. Приношу извинения, мисс Миллер. Нашего клиента, ну, должны отпустить. Или выдвинуть обвинения. — Натан растянул губы в широкую и дерзкую улыбку.

Вошёл Маллой и сел рядом с прокурором.

— У меня есть жертва, готовая предъявить обвинения.

Натан цыкнул.

— У вас есть отвергнутый парень, у которого зуб на моего клиента из-за того, что тот, спасая девушку, уложил Марша на его же зад. — Он откашлялся. — Прошу прощения, мисс.

В зелёных глазах вспыхнул огонёк.

— Я знаю, значение слова «зад». — Судя по её голосу, она хотела засунуть туда голову Натана. Она прочистила горло. — Предполагаю, что женщина готова давать показания?

Натан сел впереди.

— Она готова рассказать о том, как Том направил пистолет на Шейна, который лишь защищал себя. После чего, она по собственной воле пошла с ним.

Синтия прищурилась на Шейна.

— Майор?

Он прочистил горло.

— Те двое парней собирались напасть. Я их не убивал, а связал, чтобы полиция их забрала. — Он с жестокостью посмотрел на Маллоя. — Марш достал пистолет. Джоси стояла близко к линии огня, и я подумал, что она могла бы пострадать. Я разоружил Марша, он начал драться, поэтому я вырубил его. Без повреждений, даже синяка не осталось.

Синтия вздохнула.

— Детектив, здесь нет никакого дела. — Она встала и посмотрела на антикварные часы на своем тонком запястье. — Отпустите его.

— Но… — Маллой встал, отчего его стул со скрипом отъехал.

— Но ничего. — Она открыла дверь. — Вы хотите отправить под суд солдата, который защищал свою жену от двух нападавших и отвергнутого парня с пистолетом. Если всплывёт что-то ещё, засадите его. Сейчас же, предъявить ему нечего. Отпускайте.

Маллой перевел гневный взгляд на Шейна.

— Похоже, тебе опять повезло, Дин. — Он похлопал папкой по своей ладони. — Уезжай из города. Хоть раз, будь хорошим и оставь девушку в покое. Без тебя ей будет лучше. — Он стиснул челюсть.

Выпрямив плечи, Шейн встал.

— Я её никогда не отпущу, Маллой. — Он развернулся и пошёл за братом.

Глава 17

Джоси сопротивлялась желанию удариться головой об стену, пока убеждала троих огромных ослов, что ей нужно на работу. В её жизни стало чересчур много тестостерона.

Хорошая новость в том, что Шейн теперь был свободен и мог подвести её на работу. Больше никаких тайн и пряток. И это отлично, потому что Джоси претило лгать коллегам. Но плохая, состояла в том, что мужчина, развалившийся в кресле для посетителей, сосредоточил взгляд серых глаз лишь на ней.

— Шейн, тебе лучше уйти, чтобы я могла немного поработать. — Или же она усадит его шикарный зад на стол и начнёт работать над своим мужем. Опять.

Он сцепил руки под подбородком.

— Как я понимаю, у вас с Мэтти был разговор?

К её лицу прилил жар.

— У меня были вопросы. — Она подалась вперед, положив локти на стол. — А ты вспомнил свою жизнь?

— Да. — Его глаза абсолютно ничего не выражали. — Пробелов ещё много, но они постепенно заполняются… и мои братья кое-что объяснили.

Джоси так хорошо помнила эти завуалированные объяснения. Видимо, прежний Шейн вернулся… прежний Шейн, который не мог доверить ей факты и правду. Джоси пришлось подавить обиженный вздох.

— Они всё объяснили?

— Ещё нет. Мы спорим, но скоро я их прижму.

Она кивнула.

— Ты собираешься ещё раз пойти к врачу?

— Нет. — Он вытянул ноги и скрестил их в лодыжках. — О чём ты разговаривала с Мэттом?

— Я спрашивала, любишь ли ты меня и почему ушёл. — Джоси не сомневалась, что Мэтт ему уже всё рассказал, да и у неё не было причин лгать.

— Я же говорил, что люблю тебя.

— Ты много чего говорил.

Он выдохнул, коротко кивнув головой.

— Да.

— Ещё Мэтт сказал, что ты — плохая ставка, что вы все такие. — И сказал он это с грустью и сквозь зубы.

— Так и есть. — Шейн положил руки на бёдра. — Но это не значит, что ты не можешь сменить игру, ангел.

— Извини?

— В этот раз, я тебя не отпущу. — Его голос оставался твёрдым и уверенным, а зубы стиснуты.

Сердце Джоси сильно забилось о рёбра.

— Тогда, почему ты бросил меня? Почему солгал, что возвращаешься в армию?

Шейн вздохнул.

— Не уверен. Но, обещаю, что выясню всю правду.

Всем её телом завладела боль, пронизывая до сердца.

— Почему ты мне не доверяешь? Почему просто не расскажешь?

— Я доверяю тебе, и расскажу, как только воспоминания вернутся. — В глубинах его опасных глаз блеснула решимость. Воздух заполнил запах мужчины и свежего кедра. Шейн вздохнул. — Ты разозлишься, поэтому я хочу тебе сказать сейчас, я люблю тебя. Влюбился с той секунды, как ты перевела на меня взгляд своих голубых глаз.

Ох, как же плохо это прозвучало.

— Я уже на тебя злюсь. — Джоси закрыла папку с документами, над которыми претворялась, что работала. — Что ты хочешь сказать?

Он откашлялся.

— Я хочу, чтобы ты бросила работу и переехала в наш, э-э-э, головной офис. Там я смогу тебя защитить.

— И где же располагается ваш офис?

— Не могу сказать.

От неверия, Джоси задохнулась.

— Ты не доверяешь мне, чтобы рассказать, что происходит, но хочешь, чтобы я собрала вещи и переехала туда, не знаю куда? — Гнев боролся с искушением, в чём она ни за что не признается. Он хотел забрать её с собой. Как легко будет отказаться от реальности и поехать с ним? — Я хочу попробовать и довериться тебе, Шейн, очень хочу. — Она с такой силой сжала ручку, что костяшки побелели. — Но я тебя не знаю. Ты меня не подпускаешь. — В последние два года она усердно работала, и ни за что не откажется от этой жизни, особенно если не будет всё знать.

— Ты знаешь достаточно. — Он упёрся локтями в колени и подался вперёд. — Ты для меня всё, и я обеспечу твою безопасность. Обещаю.

Он не понимал.

— Мне не нужна безопасность.

Шейн озадаченно нахмурился.

— Конечно, нужна. Такой женщине, как ты необходима безопасность. И я могу её сейчас обеспечить. — Он потер подбородок. — Ну, или вскоре смогу.

— Такой женщине, как я? — На ком он, чёрт побери, думает женат? Конечно, Джоси хотела безопасности, но она не была напуганной жертвой.

— Да. Нежная, умная, сексуальная. — Он облизнулся. — Хрупкая.

Хрупкая? Не в этой жизни. Откуда такое искаженное восприятие женщин?

— Шейн, какой была твоя мама?

— А, уверен, у меня её не было, — выпалил он.

— Как и братьев? Или честно не было?

Он легко мог увернуться от ответа, но произнёс:

— Не было. Я вроде как хотел иметь мать, но не получил.

— Отец?

— Не-а.

Это может быть правдой, и Шейн, как и она, сирота.

— У тебя есть братья, кто же мог содержать четырёх мальчишек?

Шейн отрицательно мотнул головой.

— Эту историю я не готов поведать. — Он положил ладони на стол. — Но расскажу, обещаю. Когда ты окажешься в безопасном месте, и я всё вспомню. — Он вновь нахмурился. — Некоторые воспоминания ещё туманны.

К нему возвращается память, и когда полностью восстановится, то возможно он снова уйдёт.

— Ты вспомнил, почему бросил меня? — В венах Джоси струился огонь. Под стать тому, который зажегся в глазах Шейна.

— Извини. Знаю лишь, что умер Джори. Может я ушёл, потому что не хотел, чтобы и с тобой такое случилось. Мэтт сказал, что я бросил своё прикрытие, чтобы узнать, что случилось с Джори.

Так много вопросов.

— Каким образом умер Джори?

Он размял шею, глубоко вздыхая.

— Мы всё ещё выясняем, ангел. Я два года работал под прикрытием, но воспоминания об этих двух годах ещё не вернулись, к несчастью.

— Думаешь, ты выяснил, кто его убил?

— Уверен, что да, учитывая, что за мной охотятся. Кто-то многое про меня узнал, раз прослушивали твой дом.

Шейн встал и подался вперёд, упираясь руками в стол.

— Мы с Мэттом позже встретимся и пройдёмся по файлам, чтобы осмыслить всю ситуацию. Видимо, я так глубоко ушёл в прикрытие, что даже не мог выйти на связь. Мэтт не может знать больше меня. — Шейн наклонился ещё ближе. — Но, очевидно, они узнали про тебя, так что держаться подальше от тебя больше не нужно. Ты в опасности от того, кто бы ни охотился за мной. У меня такое ощущение, что они с лёгкостью используют тебя, чтобы добраться до меня. Я сделаю всё необходимое, чтобы обеспечить тебе безопасность.

А что на счёт её сердца? Ему безопасность он обеспечить не сможет.

Шейн возвышался над Джоси и, несмотря на стол, стоящий между ними, она почувствовала обещание смерти. От которого задрожала.

— Я отказываюсь принимать решение, которое относится к моей жизни, не зная всех фактов. — Да ради Бога, она бухгалтер. Чего ещё он от неё ожидал?

— Понимаю, и всё тебе расскажу. — Он выпрямился и всунул руки в карманы джинс. — Тем не менее, хочешь ты того или нет, безопасностью ты будешь обеспечена.

От ярости в голове зазвенело.

— Если опять попытаешься забрать меня силой, я подам на тебя заявление о похищении. — Она встала, уперлась ладонями в стол и подалась вперёд. — Интересно, как ты сможешь обезопасить меня от тюрьмы?

Он изогнул губы.

— Ты такая милая, когда угрожаешь.

Злость кипела всё сильнее, пока Джоси не начала опасаться, что у неё взорвётся голова.

— Убери свою снисходительность. Вчера я одним ударом уложила хорошо накаченного придурка. И легко такое повторю.

Он выгнул брови.

— Ты была в опасности? Кого именно ты уложила? — В воздухе повисло напряжение.

Джоси прочистила горло, не обращая внимания на неловкость, завладевающую её телом. Ей нельзя отступать. Детектив Маллой уже увёз Шейна, когда она одним ударом заставила яйца Тома подпрыгнуть к горлу.

— Я не собираюсь обсуждать это с тобой. — Посмотрим, как ему понравиться не иметь права слышать правду.

Он наклонил голову и прикрыл глаза.

— Хочешь поиграть со мной, ангел?

К слову о запугивании. Джоси выпрямилась.

— Попробуй, майор.

— Не разумно, малышка. — Он улыбнулся, демонстрируя ямочки на щеках, а в его глазах появились странные искорки. — Я знаю правила таких игр, о которых ты никогда не слышала. Обещаю.

Волнение ознобом промчалось по её спине. Только гордость удерживала её на месте.

— Обещаешь? Интересно. — За те два года, что они были не вместе, что-то произошло. Или за то время, пока он был лишен памяти. Шейн изменился, наконец, начал раскрывать себя. Джоси так хотела узнать его ещё лучше. — И где же ты научился таким играм?

— Ох, детка, — выдохнул он. — От идей, которые крутятся в моей голове, ты бы до смерти перепугалась. — Он покачал головой, скривив губы от сожаления. — Джоси, лучше тебе не бросать мне вызов. Ты не победишь.

Разве? Её манило искушение, посмотреть, куда же всё это приведёт. А от чувства опасности проснулось возбуждение.

— И какие же мысли роятся в твоей голове?

— Не надо. — Он облизнул губы, от чего она чуть не застонала, затем достал телефон и посмотрел на экран. — Милая, эту дискуссию мы закончим позже.

Почему это похоже на угрозу?

— Думаешь?

Он убрал телефон и вперил взгляд в Джоси.

— Гарантирую. — За два шага он преодолел расстояние до двери, распахнул её и натолкнулся на Викки. Женщина уставилась на него с открытым ртом. Шейн отступил.

Джоси подавила фырканье.

— Шейн, это моя секретарша, Викки.

Викки протянула руку, хлопая ресницами.

— Вы, должно быть, муж.

— Да. — Шейн быстро пожал ей руку и повернулся боком к двери, уступая Викки дорогу. Оказавшись вне досягаемости секретарши, он посмотрел поверх её головы на Джоси. — Оставайся в офисе, пока я не вернусь. У тебя есть время до конца недели, чтобы разобраться с делами. Я закончу со своими, и мы уедем. — Он ушёл, прежде чем она ответила.

Джоси опустилась в кресло, у неё дрожали руки. Что с ней делал этот мужчина.

Викки выпятила свою пышную грудь.

— Этот мужчина офигенно горяч.

Джоси фыркнула.

— Это преуменьшение. — Она оттолкнулась от стола. — В чём дело?

— Звонил Том Марш. — Она закатила глаза. — Я тебя не виню за игнор, учитывая, что вернулся греховно сексуальный муж.

— Спасибо, Викки. — Джоси закусила губу. — Я перезвоню Тому.

Викки кивнула и заторопилась назад к своему столу, надувая по дороге пузырь из жвачки.

Джоси поправила бумаги, лежащие на столе, а в животе поселилась вина. Том с самого появления Джоси в городе был ей хорошим другом. Хотя и был не прав в отношении Шейна, он поступил так ради её безопасности. Просто хотел помочь.

Она посмотрела на часы. Может, ей стоит сбегать в кафе внизу, купить им обоим по капучино в качестве извинений. Сбежать из офиса, хотя бы даже за кофе, звучало так привлекательно.

Она останется в здании, так что Шейн не расстроится, но ей необходим кофеин, как и возможность, исправить положение с Томом.

По дороге к лифту она разминала икры. Она уже давно не бегала. Во время замужества, она бегали вместе с Шейном, и наслаждалась пробежками.

Она взяла кофе на учётную карту, и вновь направилась к лифту. Злился ли на неё Том? Она ведь его ударила.

Этаж Тома делили несколько небольших компаний. Легко удерживая подставку с кофе в руке, Джоси улыбнулась секретарше. Молодая брюнетка что-то сказала в трубку и улыбнулась Джоси.

— Том сказал, что ждёт тебя.

Ну, по крайней мере, он её хочет видеть. Джоси кивнула, прошла по почти пустому коридору к двери небольшого офиса Тома. В который вошла без стука.

— Я принесла тебе кофе. — Джоси осторожно поставила один стакан на стол перед Томом, а другой перед собой и села.

Том сидел за обшарпанным столом, закатав рукава фланелевой рубашки, открыв взору накаченные предплечья. На дальней стене висели строительные схемы, а на боковой много старинных инструментов.

— В качестве извинений? — Каштановые волосы были спутаны, словно он множество, раз проводил по ним рукой. На столе были разбросаны бумаги. Тендерные договора.

Джоси старалась не раскраснеться, сосредотачиваясь на друге, а не на потрясающем виде на горы за окном.

— Да, извини, что ударила тебя, хотя ты и был не прав, натравив полицию на Шейна.

На губах Тома заиграла улыбка.

— Несмотря на это, тебе не стоило пытаться превратить меня в евнуха.

Она откашлялась.

— Ну, с тобой всё в порядке? — Она не желала обсуждать его яйца. Он, конечно, сексуален и бесспорно красив, но её сердце отдано другому.

— Со мной все нормально. Отличный удар… надеюсь, моим сёстрам тоже такой известен. — Он отпил кофе, делая глоток, его кадык дёрнулся. Такое чисто мужское движение.

Облегчение заполнило Джоси. У неё не так много друзей и определенно не стоило ими разбрасываться.

— Мне жаль. Правда.

Том поставил стакан на стол.

— Я могу чем-нибудь тебе помочь?

— Нет. — Она сделала глоток. — Я сама со всем разберусь. Правда. — Получиться ли у неё?

Том покачал головой.

— Надеюсь. — Он откинулся на спинку, и Джоси вновь поразилась правильным чертам его лица. Прямой нос, высокие скулы, полные губы.

— Том, ты красавец-мужчина.

Он закатил карие глаза.

— Спасибо. — Его внимание привлекли цифры на мониторе компьютера. Через секунду он вновь посмотрел на Джоси. — Есть новости о том, кто перевернул ваши офисы?

— Нет.

— Так странно. — Он опять посмотрел на монитор и перевел взгляд на неё. — Они что-то искали. Как думаешь, что?

— Не имею понятия. Возможно, финансовую информацию крупных клиентов. Кто знает. — Цифры на экране засветились жёлтым. — Чем ты занимаешься?

Том пожал плечами.

— Округ делает ставки на три проекта, и те, кто заключил субподрядный договор, переживают.

— Надеюсь, ты получишь пару клиентов. — Тому было чем заняться, а она его отвлекала, так что она встала. — В любом случае, спасибо за понимание всей ситуации в целом. Я дорожу твоей дружбой.

Он подался вперёд, оценивающе смотря на неё тёмными глазами.

— Я хочу большего.

Она открыла рот, но не знала, что ответить на это. Откашлявшись, она начала:

— Знаю…

— Нет, не думаю, что знаешь. — Цифры на мониторе вновь вспыхнули жёлтым, но в этот раз Том не обратил на них внимания. — Я не дам тебе разрушить свою жизнь.

Она начала уходить.

— Я, э-э-э, не рушу свою жизнь.

— Пока что. — Из-за упрямства он выпятил подбородок.

В Джоси вновь проснулось раздражение. С неё достаточно властных мужиков.

— Я тебе ничего не обещала.

— Да? — Он склонил голову на бок. — Это спорный вопрос. Так или иначе, я скоро выясню, что не так с твоим бывшим мужем. Не только у него есть связи в полиции.

Это плохо. Шейну нужно сидеть ниже травы, тише воды, как и его братьям.

— Я была бы признательна, если ты дашь мне самой во всём разобраться.

Том посмотрел на монитор.

— Спасибо за кофе.

Отличное «пока». Развернувшись на каблуках, Джоси направилась к лифту. Как Тому пришло в голову, что она ему что-то обещала? Проснулось чувство вины. Джоси обсуждала с ним развод.

В голове была каша, когда она вошла в переполненный лифт. Круто. Теперь ещё вечность добираться на свой этаж. Спустя несколько остановок, большинство людей вышло. Джоси посмотрела на часы. В кабинке остались она и ещё один человек, и он выйдет первым.

Двери раскрылись на девятом этаже. Джоси толкнули на выход.

— Эй, — возмутилась она, обернувшись.

Мужчина выталкивал её из лифта своей массивной фигурой. Двери закрылись за ним.

И воцарилась тишина.

Джоси осмотрелась. Весь девятый этаж высотки переделывали для юридической фирмы, которая должна въехать лишь в конце года. На самом деле, ремонтировал его Том. На полу, усыпанному опилками, лежали различные инструменты.

Джоси вновь посмотрела на того, кто её толкнул. Около 180 см роста, широкоплеч и явно несколько раз сломанный нос.

— К-хм…

— Миссис Дин, предлагаю сотрудничать со мной. — В хриплом и грубом голосе слышалось обещание боли.

Из-за паники, Джоси стало трудно дышать. Парень знал её имя. Быстрыми вспышками в голове всплывали воспоминания о приёмах самообороны, которым её научил Шейн. И к Джоси вернулась храбрость.

— Что вам нужно?

Мужчина осмотрел её с головы до ног и обратно.

Страх сдавливал горло.

Парень вздохнул и пожал плечами.

— К несчастью, не то, о чём ты подумала. Во всяком случае, не в этот раз. — Он схватил её за запястье и потащил в, частично оформленную, комнату. — Прошу, присаживайтесь. — Хотя слова были вежливыми, то, как он усадил её на раскладной стул, больше походило на едва контролируемое желание насилия.

Она тяжело села на металлический стул, стараясь не упасть.

— Ч-что вам надо? — Она оправила юбку, обдумывая план действий.

Он присел перед ней, положив руки ей на колени.

— Вот тебе, голубоглазка, сделка. Мы тут посидим, пока не закроется твоя конторка, а затем поднимемся и возьмём кое-какие файлы.

Сквозь туман страха до неё дошли его слова.

— Вы перевернули мой офис.

Он сильно стиснул её ноги.

— Не я, а мой босс, ища нужные файлы.

Джоси отдернула ноги в сторону, убирая его руки и пытаясь бороться со страхом.

— Какие файлы?

Парень оскалился, показав большую щель между передними зубами.

— Ох, не переживай, мы их найдём, когда позже поднимемся в офис.

— Я не понимаю, что происходит? — Искал ли уже её Шейн? Хотя, зачем ему проверять пустой девятый этаж.

Мужчина встал и взял в руки электропилу.

— Будь я на твоём месте, миссис Дин, не стал бы задавать так много вопросов. Люди, слишком много знающие, быстро умирают.

Угроза смерти. На этаже царила тишина. Сегодня нерабочий день, так что или парень обладал властью, чтобы отослать строителей или знал их расписание.

Чьи файлы они искали? Её или Даниэля? Убьёт ли этот парень её, как только заполучит файлы? Может ей стоит его заговорить?

— Расскажи, о каких файлах речь, и я могу прямо сейчас тебе дать информацию.

— Нет. — Он ударял шиной пилы по ладони, облизываясь и пялясь на ноги Джоси. — Кстати, можешь звать меня Джорджем.

Вероятно, парень — киллер. Её сердце колотилось с такой силой, что могло оставить синяки на груди. Может ли она отобрать у него пилу? Если инструмент включен в сеть, Джоси может нанести серьёзный урон. Был ли у неё такой шанс?

— Тебя так зовут?

— Конечно. — Он повернул руку, чтобы посмотреть на часы. — У нас есть два часа. — Вновь улыбка. — Потом заберём бумаги, и ты будешь дальше жить весёлой жизнью.

Он лгал. Если его так на самом деле зовут, то он её ни за что не отпустит. Она заставила себя вновь натянуть улыбку, которую использовала для приёмных родителей.

— По мне, звучит отлично. Твой босс мой клиент?

Он пожал плечами.

— Не думаю.

Если она продолжит с ним разговаривать, сможет отвлечь. Неужели она вляпалась в это из-за привычки Денни хранить все файлы на флешке, которую он носил с собой?

— Он клиент Дэниела Мишна?

— Нет. Ему просто нужны твои записи… и ничьи больше. Так что заткнись и жди конца рабочего дня.

Босс хотел её записи, а не записи Даниэля. Вероятно, те записи, которые она забрала с собой в ту ночь. Четыре счёта. Четыре клиента. Билли втянул себя во что-то незаконное? Если да, то во что?

— Зачем забирать ноутбуки?

— Мы заложили их на соседней улице. После того, как вычистили всю инфу.

На задворках разума, скрытых страхом, очнулось облегчение. Выросшая в приёмных семьях, практически на улице, она едва ли кому доверяла. Сейчас она знала секреты и никому их не раскрывала. А это важно. Информация её клиентов была в безопасности, и это её удовлетворяло.

— Конечно, сразу после того, как мы сделали копии. — Джордж фыркнул. — У моего босса есть приятель, который разбирается во всём этом. Может, мы подзаработаем ещё деньжат. — Он выгнул кустистую бровь. — Не думаю, что ты учишь своих клиентов скрывать доходы от налоговой.

— Нет. Я учу их, как вести правовые вычеты, чтобы не оказаться в тюрьме. — Она вздёрнула подбородок. — Джордж, ты был в тюрьме?

В уголках его губ пролегли глубокие складки.

— Отмотал десятку. — Джордж подался к ней, и Джоси почувствовала исходящий от него запах тако. — И уясни, миссис Дин, я лучше убью, чем вновь туда вернусь.

У неё задрожали колени.

— Видимо, ты не желаешь покончить с криминалом.

Он оскалился.

— Ага. Иногда эта жизнь затягивает и уже не отпускает. Ты тот, кто ты есть. — Говоря всё это, он махал пилой.

Для этого парня, убийство служило философией. Паника сдавила горло, лишая легкие воздуха… Ей нужно сбежать прежде, чем Джордж её убьёт. На станке, рядом с ней, лежал огромный болторез.

А на полу перед ней — дрель. Джордж держал пилу. Пока он разглагольствовал, махая инструментом — он что, ткнул им в неё? — Джоси, дрожа, сняла туфли на семисантиметровых каблуках. Она напрягала мышцы, рассчитывая, как лучше ей напасть на Джорджа и повалить. Всё казалось неподходящим.

Но или сейчас, или никогда. Выпрямившись, она попыталась сконцентрировать силы. Затем кинулась вперёд, схватила болторез и замахнулась им в Джорджа.

Но парень успел отскочить в сторону.

Металл оказался тяжелым и, когда гравитация взяла своё, конец инструмента ударился об пол. Джоси тяжело выдохнула.

Джордж покачал головой.

— Теперь мне придётся преподать тебе урок. А я так не хотел делать тебе больно. — Судя по его улыбке, он врал. — Миссис Дин опустите болторез.

— Ни за что, мудак. — Из-за паники у неё помутнело перед глазами. Этот мужик убьёт её. В голове роились идеи, когда она заметила лифт.

— Ладно. — Он прыгнул к ней с пилой в руке.

Джоси вскрикнула и вновь попыталась поднять тяжелый инструмент, но безуспешно. Джордж сделал ещё шаг к ней, но запутался в проводе от пилы и упал. Пол заскрипел под ним.

Закричав, Джоси ударила болторезом Джорджа по голове.

Хрясь.

На пол полилась тёмная кровь.

— Сука. — Кровь лилась по виску Джорджа, когда он вырвал инструмент из её рук и отбросил его. — Я убью тебя. — Он нагнулся, чтобы распутать ноги.

Беги. Джоси увернулась в сторону и побежала.

Господи.

Глава 18

Колготки цеплялись за половицу, пока Джоси бежала к лифту. Щепки и осколки впивались в стопы. Всхлипывая, она нажала кнопки и вниз и вверх.

Позади неё что-то ударилось в стену. Джордж кинул пилу.

— Скорей, скорей, скорей, — причитала Джоси, надавливая на кнопки. В ушах шумела кровь. Колени дрожали. Она взглянула на импровизированный офис. Джордж развязал ноги и встал, чтобы броситься за ней.

Времени не было. Джоси развернулась и побежала к лестнице. Ноги скользили по новой мраморной плитке. Вскрикнув, она дёрнула дверь на себя и выбежала.

Чёрт, это была не лестница. Джоси оказалась в комнате с огромным шкафом. Кладовая уборщицы. Рядом с дверью располагались ряды металлических полок, на которых явно нужно бы навести порядок.

Сзади послышались шаги. Рациональные мысли вылетели из головы, Джоси от паники начала задыхаться. Сейчас главное выжить. Она захлопнула дверь и закрыла её на замок. Был ли у Джорджа ключ?

Слава Богу, что свет забыли выключить. Она придвинула к двери стеллаж, затем ещё один. У дальней стены стояли стопки плиток. Дрожащими руками Джоси взяла парочку и положила между стеллажами. Она сломала ногти и поранила пальцы о неровные края.

Джордж ломился в дверь.

— Сучка, я убью тебя.

Она сдержала всхлип и продолжила складывать плитки. Одну за другой, вновь и вновь, пока они все не оказались между стеллажами. Теперь, даже если у Джорджа был ключ, он не смог бы открыть дверь.

Задыхаясь, она отбежала от двери. И что теперь? Как ей передать сообщение Шейну?

Джоси всхлипнула, слёзы жгли глаза.

Джордж продолжал барабанить.

Она осмотрела комнату на предмет оружия. Там. Около плиток. Большой канцелярский нож. Она схватила его и направила лезвие на дверь. Руки дрожали. Кровь из израненных пальцев капала на пол.

Джордж продолжал ломиться.

У него не было ключа. Надо сосредоточиться.

Какая здесь вонь! Новая плитка воняет тухлыми помидорами? Джоси вновь осмотрелась. С другой стороны к стене были приставлены доски. Она подошла к ним. Неужели за ними лежит дохлая крыса?

Зажав нос, она взяла одну доску и заглянула за неё.

И тут же закричала. За ней на спине лежал Билли с широко раскрытыми, мутными глазами, смотрящими в потолок, а между глаз кровавая дыра. Руки связаны, запястья стёрты в мясо.

Он мёртв.

Кашляя, Джоси пыталась сглотнуть желчь. От внезапного головокружения, она чуть не упала. Почему он не в реабилитационном центре?

Джоси покачала головой. Сосредоточься. Ей нужно сконцентрироваться. Они убили Билли.

В дверь перестали колотить.

Джоси, чьё сердце готово было выпрыгнуть из груди, медленно обернулась вокруг своей оси, затем посмотрела на потолок. Где вентиляция? В стене под самым потолком. Она ни за что туда не заберется.

Она собиралась с мыслями.

Что-то врезалось в стену с другой стороны. Сильно. Джоси закричала, отпрыгивая вперёд. Прямо к Билли.

— Да, девочка, я иду, — завопил Джордж. Что-то вновь ударилось в стену, с которой посыпалась пыль.

Он собирался пробить стену. Может, он зацепит провода и поджарится. Такое возможно?

Джоси нужно думать.

«Думай, чёрт возьми, думай».

Пальцы болели, дышать было тяжело. Она посмотрела на Билли.

Вновь раздался удар, щепки гипсокартона полетели на Джоси. Паника не давала думать. Джордж скоро ворвётся внутрь. Почему она два года занималась не каратэ, а йогой?

Убрав лезвие ножа, она убрала его в карман. Сглотнув желчь, она опустилась на колени и начала шарить по карманам Билли, в надежде найти оружие.

В передних ничего.

Закрыв глаза и дыша через нос, она перевернула Билли, чтобы поискать в задних карманах.

Телефон!

Она схватила его и дрожащими пальцами набрала номер офиса. Джоси надеялась, что Шейн там. Если нет, то трубку поднимет Викки. Билли упал обратно с тошнотворным шлепком.

— Что? — рыкнул Шейн в трубку.

— Шейн! — зашипела Джоси, стараясь говорить тихо.

— Джоси. Где ты, чёрт побери? Откуда звонишь? Я в твоём офисе…

— Слушай, я на девятом этаже, где идёт ремонт. Билли мёртв. Джордж хочет меня убить…

Через стену возле двери появилась кувалда. Джоси закричала и отпрыгнула назад, споткнулась о Билли и упала на пол, больно ударившись задницей. Из окровавленной руки вылетел телефон и пролетел через комнату.

Фу-у-у. Джоси оттолкнулась от ног Билли, уползая подальше от трупа. Оставляя кровавые отпечатки, Джоси опиралась на стену, чтобы встать на дрожащие ноги.

Она достала нож из кармана, выдвигая трясущимися руками лезвие. Окровавленные пальцы скользили по ножу, нервы натянуты до боли. Держа резак двумя руками, она, наконец, смогла выдвинуть лезвие.

Джордж сделал дыру в стене шире, разбивая её кувалдой. В воздухе летала пыль. Он протолкнул в дыру ногу, сбивая ботинком остатки стены. Затем руками расширил отверстие до размера человеческого роста.

Он вошёл в кладовую, по его лицу текла кровь, а в широко раскрытых карих глаза блестело сумасшествие.

По спине скатился холод. Джоси подняла на Джорджа нож.

— Я позвала на помощь. — Её голос дрожал сильнее рук. — Тебе следует бежать. Живо.

Он скривился и посмотрел на её «недооружие».

— Ты не могла ни кого позвать.

Джоси затолкала страх в глубину разума. Думай. Сосредоточься. В голове всплыли слова Шейна, сказанные так давно. «Прими то, что на тебя напали, дыши и смотри правде в лицо». Она встала ровнее.

Джордж прыгнул вперёд, схватил её за запястья и пришпилил руки к стене. Разбитые костяшки ударились о гипсокартон, и Джоси вскрикнула, выронив нож. Она хотела пнуть Джорджа, но он отпрыгнул и ударил её по щеке.

По лицу разлилась боль, Джоси упала.

Он схватил её за волосы и вытащил через дырку из кладовой. Боль прострелила всю голову.

Джоси ударила Джорджа под колено. Он завопил, разжал руку и повернулся к ней. Когда он поднял ее на ноги, она ударила его ногой в пах.

Кто-то оттащил Джорджа, и он отпустил Джоси, протестующе крича.

Она упала на пол, перед глазами всё плыло, а в ушах звенело.

— Ангел, — выдохнул Шейн, усаживая её ровнее и поднимая лицо за подбородок. — Милая, что болит? — В его глазах светились ярость и сосредоточенность.

Джоси задрожала.

— Руки. — Дрожь усилилась. — Челюсть. — Куда делся Джордж? Она в ужасе осмотрелась.

Дыхание замерло в горле. Мэтт держал Джорджа у стены, приставив обоюдоострый нож к горлу. Джордж широко распахнул глаза и не рыпался. Сбоку от Мэтта стоял Натан, целясь из пистолета в Джорджа. Они все пришли ей на помощь.

Как настоящая семья.

Шейн осмотрел её лицо и закрыл глаза. Встав в полный рост, он развернулся и ударил Джорджа в челюсть. Раздался тошнотворный хруст и Джордж обмяк. Мэтт отпустил его, и тот повалился на пол. Шейн наступил на ладонь Джорджа. Тишину разрушил ужасный хруст ломающихся костей. Шейн двинулся к другой руке.

— Погоди. — Мэтт поднял руку.

Шейн обходил Джорджа, словно хищник добычу.

— Нет. Он её ударил.

— Знаю. — Натан встал между Шейном и Джорджем, не обращая внимания на предупреждающий рык брата. — Шейн, нам нужны ответы. — Он посмотрел на Джоси и его взгляд смягчился. — Солнышко, как сильно ты ранена?

Она встала.

— Не очень. Я в порядке. — У неё болела челюсть, и от необходимости двигать ею, чтобы говорить, на глаза навернулись слёзы. Джоси подавила их.

Натан приподнял уголок губ.

— Хорошо. — Он выгнул бровь. — Зачем он тебя схватил? Он знает о Шейне.

Джоси нахмурилась, растирая окровавленные пальцы.

— Нет. Его босс приказал перерыть наши офисы, ища какие-то записи.

Шейн нахмурился.

— Какие записи?

Джоси пожала плечами, пытаясь восстановить дыхание.

— Джордж не сказал. Должно быть, один из четырёх файлов, которые я вчера забрала с собой. Они их здесь не нашли.

Джордж застонал, перекатываясь на бок.

Шейн схватил Джоси за запястья и развернул к себе ладони.

— Какого хрена случилось с твоими руками?

— Я накидывала плитку, чтобы заблокировать дверь. — Ей опять пришлось сдерживать слёзы. Теперь, когда опасность миновала, страх схватил за горло. Не плакать. Ей нельзя плакать.

— Умница, — пробормотал Шейн, грея её ладони в своих. — Ангел, иди с Мэттом. Мы скоро придём. — Он аккуратно подтолкнул её к Мэтту, который успокаивающе обнял её за плечи.

— Ох, но… — Реальность вернулась. — Билли мёртв. Его тело в подсобке.

Бедолага Билли.

Натан выгнул бровь и прошёл сквозь дыру в стене, спустя пару секунд вышел обратно.

— Тридцать пятый. Один выстрел в голову. В упор.

У неё подогнулись колени. Джордж мог её убить.

— Все четыре файла, которые я брала домой, были первыми клиентами Билли. — Хорошими клиентами. Что Джордж надеялся узнать, получив информацию о финансах? Или он пытался скрыть ошибки Билли? Билли крал у компаний? Если да, то для кого?

Выражение лица Шейна стало жестоким.

— Что же, нам нужно выяснить, что искал парень, так? — В его низком голосе слышались угроза и обещание смерти. — Мэтт, прошу, забери отсюда мою жену. Мы позже с вами встретимся.

Джоси задрожала.

— Нет, Шейн. Думаю, нужно вызвать полицию.

Улыбку, которую он посла ей, она прежде не видела на его лице. Жестокая и страшная.

— Вызовем. После того, как я получу ответы. — Он кивнул Мэтту. — Полиция уже видела и меня и Натана… давай избавим тебя от них. Увези её отсюда.

— Я могу это узнать из бумаг, нам не нужен этот парень. — Она отбивалась от Мэтта.

Шейн покачал головой.

— Нет, нам нужны ответы сейчас.

Она споткнулась.

— Но, я хотела сказать, а что, если он тебе не скажет? — Шейн же не станет убивать Джорджа, да?

Шейн перестал улыбаться, на его лицо легла печаль.

— Скажет. Обещаю.

Мэтт утянул Джоси к лифту, аккуратно, но настойчиво.

Джоси спотыкалась, постоянно оборачиваясь на мужа.

— Шейн, ты знаешь, как это сделать? Ну, допрашивать?

В его глазах появилась сталь.

— Знаю, ангел, знаю.

Она начала вырываться из хватки Мэтта.

Шейн опустил взгляд на корчившегося на полу мужчину.

— Живей, Мэтт.

Не говоря ни слова, Мэтт обнял её. Джоси окутал запах мужчины с нотками специй. Она вырывалась, хотя Мэтт тащил её к дальнему углу, громко стуча ботинками по плитке. Джоси пинала локтями Мэтта в живот, и яростно вырывалась.

Мэтт сильнее сжал её и склонил голову.

— Хватит. Ты расстроишь Шейна, если я ненароком раню тебя. — Он открыл дверь и вышел на лестничную площадку.

Джоси сильно расстроилась. Как Шейн мог позволить брату просто её вынести? Мэтт очень сильный, она не смогла бы вырваться.

— Отпусти меня.

— Нет.

— Мэтт, Шейн убьёт Джорджа.

Мэтт пожал плечами.

— Милая, мне всё равно, если Шейн убьёт того, кто напал на тебя. Но он сказал тебе, что не убьёт, так оно и будет. — Они прошли пять лестничных пролётов, и Мэтт открыл дверь наружу. Ветер швырнул в них ледяные капли дождя, поэтому Мэтт встал перед Джоси, загораживая собой. Они быстро добежали до её машины, Мэтт усадил её на пассажирское сиденье и пристегнул. После чего сел за руль и выехал с парковки.

Мэтт очень быстро проехал через город, и выехал неизвестным Джоси маршрутом на шоссе. Мимо пролетали предприятия, затем дома, а после сменились деревьями и полями. Дождь колотил по окнам Тойоты, Джоси съежилась на сиденье.

— Не следовало оставлять Шейна пытать парня.

Мэтт стиснул зубы.

— С Шейном всё будет хорошо.

Тогда почему в салоне висело такое напряжение? Джоси вздохнула. Мэтт не развернётся, и она никак не сможет помочь Шейну. Но могла помочь своим клиентами.

— Мне нужно вернуться в офис и доделать те файлы.

Мэтт продолжал смотреть на дорогу, спокойно сжимая руль.

— Тебя сильно ударили, видимо. Сегодня пятница, а по пятницам ты, иногда, уходишь раньше.

Этот Геракл не дал ей и шанса сопротивляться, просто вывел из здания и всё.

— Почему я тебе не нравлюсь?

Он повернулся к ней и глубоко вдохнул, отчего его грудь расширилась.

— Ты мне нравишься.

— Нет.

На щеке появилась ямочка, точно, как у Шейна.

— Конечно, да. — Он посмотрел на её ушибленный подбородок, а затем вновь повернулся к дороге. — Поэтому и считаю, что тебе не место в нашем мире. Ты слишком…

— Мягка, — выдохнула она. — Вы трое постоянно это повторяете. — Хотя она не понимала. — Может, вы ошибаетесь. Что бы вы там не надумали себе о женщинах… может, вы ошибаетесь. — Окна начали запотевать, поэтому Джоси потянулась и включила кондиционер. — Я могу быть жесткой.

— Знаю. — Он кивнул. — Без сомнений, ты жестокая.

Почему это прозвучало так, словно он согласен?

— Ты ничего не знаешь обо мне.

Мэтт хмыкнул.

— Я всё о тебе знаю.

— Да? И что же ты знаешь?

Он

вздохнул.

— Милая, я читал твоё досье. Медицинские записи, школьные и все отчёты соцработника. Все твои школьные доклады, каждое письмо электронной почты. Документы Артура и Клер Бомонд на удочерение.

Что? Он проверял её?

— Удочерения так и не случилось.

Мэтт посмотрел на зеркало заднего вида, расслабил плечи и вновь повернул.

— Знаю. Клер умерла, а Артуру потребовались полгода, чтобы начать жить дальше.

От удивления, Джоси сжала кулаки.

— Полгода? Что значит начать жить дальше?

Мэтт посмотрел на неё, выгнув брови.

— Ай. Ну, он попытался продвинуть дело об удочерении тебя. Писал письма, даже просил помощи у губернатора. Но чиновники не позволили вдовцу, одинокому мужчине, удочерить тебя.

Удивление, тепло и печаль окутали Джоси. Артур хотел её удочерить, он приложил все усилия, чтобы её вернуть.

— Я думала, он забыл про меня. — Может, ей стило бы найти его… Для неё он был самым близким к тому, кем считался отец.

— Нет. Он хотел, чтобы ты была с ним, милая. — Мэтт потёр подбородок, другой рукой сжимая руль. — Около десяти лет назад Артур снова женился. Жена родила ему троих детей, и он хорошо живёт. Если нужно, я дам тебе его номер.

— Может. — Ей нужно об этом подумать. А для начала привести жизнь в порядок. — Значит, ты знаешь всё о моём детстве. А Шейн вспомнил вас всех мальчишками в каком-то лагере. В военном лагере.

Мэтт сильнее сдавил руль.

— Да. Мы бывали в военном лагере. — Он переключил скорость работы дворников. — Что Шейн рассказал тебе?

— Всё. — Смогла бы она выудить информацию из брата Шейна?

— А. — Мэтт включил дальний свет, как только они въехали на дорогу через лес. Они ехали в неизвестность. — Понятно.

Ладно. Значит, он не закусил наживку и не станет ей ничего рассказывать.

— Куда мы едем?

Мэтт пожал плечами.

— Мы сняли домик. Там безопасно и хорошо следить за подъездными путями.

— Я бы предпочла поехать к себе домой. — Хватит прятаться. — То есть, всё происходящее происходит из-за меня, а не Шейна, да? — Она думала об этом. Вероятно, Билли что-то нашёл или знал, поэтому его и убили. И Джоси должна ещё раз взглянуть на те файлы. — Меня прослушивали из-за клиентов, а не прошлого Шейна.

— Я начну копать в этом направлении. — Мэтт свернул на едва различимую, грязную дорогу. — Знаешь, хотя бы приблизительно, о каком клиенте идёт речь? Или почему?

— Возможно. Цифры в нескольких счетах были неправильными, но я еще не выяснила, куда пропали деньги. Мне нужно посмотреть записи еще раз.

— Думаешь, кто-то украл деньги? Или отмыл?

— Не знаю. — Ответ вырвался ещё до того, как она сумела его обдумать. — Думаю, Билли мог воровать и тратить деньги на наркотики. — Джоси нужно проверить ещё двадцать записей, которые она забрала у Билли. Были шансы, что он хорошо замаскировал кражу, но, вероятно, налажал так же, как и с этими. Небрежность и злоупотребление должностными обязанностями наркомана. Тойота подскочила на ухабе. — Мы у чёрта на куличках.

— Типа того.

Ей следует испугаться? Мэтт, почему-то, казался безопасным и предоставляющим спокойствие.

— Ты знаешь, я всё ещё замужем за Шейном.

— Знаю.

— Выходит, что ты мой брат.

Мэтт напрягся, на секунду закрыл глаза, а затем поднял голову и открыл их. — Да, выходит так.

Даже движения, как у Шейна. Необходимость защищать текла по венам.

— Я всегда хотела брата. — Она не обратила внимания на громкий вздох Мэтта. — Я всегда была одной в приёмных семьях, иногда напуганная, но всегда одна. Я молилась, чтобы у меня появился брат. — Это правда. Она так часто надеялась, что появится брат и станет её защищать. Любить. И быть самым родным.

— Ты меня убиваешь. — У Мэтта голос стал на пару октав ниже, и походил теперь на голос Шейна.

— Знаю, — прошептала она. Они пришли ей на помощь тогда, когда она оказалась в опасности. Джоси хотела семью, и неважен багаж, который эта семья за собой тащит. — Но на этот раз я его не отпущу. И ты тоже можешь прыгнуть в нашу лодку. — Признание истины вслух придало Джоси уверенности. — Я хочу семью на всю жизнь. И теперь она у меня есть. — Кто бы они ни были, чтобы не натворили, они — её семья. Хорошо это или плохо, но она их удержит. — И ты, Мэтт, член этой семьи.

Он издал звук, очень похожий на стон. Сдавленный стон.

— Ты не понимаешь, что говоришь.

— Конечно, понимаю. Опасность миновала. Мы знаем, что один из моих клиентов прослушивал мой дом. Дело не в Шейне. Он в безопасности.

— Ах, дорогая, Шейн никогда не будет в безопасности. Если мы знаем о нём, то…

— То?

Мэтт откашлялся.

— Господи. Ты хороша. — Он повернул между двумя голубыми елями на заросшую тропу. Тойота подпрыгнула и закачалась на неровной дороге. — Ты должна понять, у нас есть враги, и они, вероятно, знают, где Шейн.

— Ты можешь ему помочь.

Мэтт кивнул.

— Да. Я увезу его в безопасное место… нравится ему или нет.

От облегчения Джоси расслабилась.

— Спасибо. А теперь расскажи мне о военном лагере, в котором вы все были детьми. Похоже, всё было плохо.

— Нет. — Мэтт прищурился.

— Ладно. Расскажи о себе. Чем занимаешься?

— К-хм, я — федеральный маршал.

Теперь, она совсем перестала всё понимать. Тогда, он бы позвонил копам и не позволил Шейну пытать Джорджа ради информации.

— Нет.

Мэтт улыбнулся.

— Да. По крайней мере, сейчас.

— Почему? — Она начинала чувствовать себя приставучей младшей сестрой. В груди разлилось тепло, смешиваясь с любопытством. — Я буду приставать, пока ты не ответишь.

Он закатил глаза.

— Мне нужно кое-кого найти, а маршалы находят.

— Кого ищешь?

— Женщину, у которой есть ответы на мои вопросы. — Он стиснул зубы.

— Кажется, тебе она не нравится. — Джоси задрожала. Мэтт в роли врага — вселяло ужас.

— Не нравится. Скажем, она не такая милая, как ты.

Джоси расстроилась.

— Скажи-ка мне, что вы имеете против милых женщин? Почему вы считаете, что большинство из нас не могут противостоять этому миру?

— Ах, Джоси. Не всё в этом мире тебе известно, я хочу, чтобы так и оставалось. — Он покачал головой. — Что важнее, я не хочу, чтобы ты пострадала от тех, кто хочет добраться до Шейна. Есть те, кто с радостью тебя помучает.

На плечах Мэтта лежит столько ответственности и решений.

— Ты старший, да?

— Да.

— Ответственный за всех?

— Да.

— Это тяжелое бремя, Мэтт. Ты ответственен за трёх братьев.

Он повернул к большой хижине, заглушил мотор и повернулся к ней.

— За двух. А теперь и за сестру.

Глава 19

Шейн вышел из внедорожника и посмотрел на тихий домик. После допроса, он был весь в крови. Спала ли уже Джоси?

— Мне нужна минутка.

Закрыв дверь, Натан бросил ему фляжку.

— Выпей. — Под светом луны, Натан подошёл к капоту джипа и оперся на него, скрестив руки. Огромный и опасный, даже прислонившись к решётке радиатора, он не казался расслабленным. Шейн отвинтил крышку и выпил бурбона. Жидкость обожгла пищевод до самого желудка. — А теперь, рассказывай. — Натан даже не шелохнулся.

Шейн переместил вес на другую ногу и бросил флягу обратно.

— Это ты рассказывай. Мне нужно знать своё прошлое.

Натан обернулся, пригвоздив его взглядом тёмных глаз.

— Как живот? Голова? Ноги?

Живот болел, голова кружилась, ноги дрожали.

— Нормально. А что?

— Шейн, если придётся, я тебя ударю, но предпочитаю не бить. — Натан отпил бурбона. Шейн запрокинул голову.

— Меня тошнит. — Сейчас. Но когда допрашивал Джорджа, был спокоен, как удав. — Я точно знал, как выбить из придурка ответы. — Откровенно говоря, он сам себя пугал. Ну, потом пугал. А во время допроса, не чувствовал ничего.

Натан утёр нижнюю губу.

— Нас отлично тренировали.

— Мы ненормальные. — Ни за что они не могли быть самыми простыми людьми. Господи. То, на что он был способен… что он делал… Он, блядь, отвратителен.

— Даже не близко.

— Расскажи. — Шейн подготовился к худшему.

— Прими душ, смой кровь, а затем мы с Мэттом расскажем тебе всё. — Натан спрятал фляжку. — Думаю, ты захочешь побыть с женой, прежде чем снова её бросишь.

По телу пронесся жар.

— Нет, я не уйду от неё.

— Да, уйдёшь. — Нат покачал головой. — Наша война только начинается, и твою жену убьют. Тогда ты вообще ни на что не будешь способен.

Шейн откашлялся.

— Ну, война не может же длится вечно?

Нат вздохнул и посмотрел на свои ботинки.

— Думаю, может… и считаю, что ты не можешь вечно полагаться на удачу.

— А я считаю, что не может, — тихо возразил Шейн. Но какой ценой? Его преследуют ублюдки, которые с лёгкостью убьют Джоси. А его братья? — Мы всегда были вчетвером?

— За исключением краткого промежутка времени, да. — Натан оттолкнулся от джипа. — Мы дрались друг за друга, и умрём друг за друга. Мгновения, всё, что у тебя есть.

Шейн поднял голову, когда его мысли, наконец, прояснились.

— Если она умрёт, я ослабну и подставлю всех под угрозу. — Они были друг для друга слабостью. И так было всегда.

— Да.

— Поэтому я ушёл от неё? — От мысли вновь уйти от Джоси, Шейн захотел ударить по джипу. Со всей силы.

— Нет. Ты ушёл, чтобы узнать, что случилось с Джори. — Натан повернулся в сторону домика. — Нам нужно вернуть твои воспоминания, чтобы узнать, что ты выяснил.

— Натан, ты ведь не думаешь, что я могу вновь её бросить.

— У тебя нет выбора, — не оборачиваясь, сказал его старший брат.

Шейн на мгновение закрыл глаза. Живот заболел сильнее, чем после пыток Джорджа. Распрямив плечи, он открыл глаза и пошёл за братом в домик.

* * *

Дождь барабанил в окно спальни, и Джоси сильнее съёжилась под одеялом. Они с Мэттом быстро поели, затем несколько часов собирали впечатляющий набор компьютеров и мониторов для видеонаблюдения. Конечно, сначала Мэтт перевязал Джоси пальцы. Дом был роскошен, и совсем не походил на деревенский. Пять спален, каждая с ванной и огромная игровая комната. Джоси хотелось сыграть партию в пул, но сон был предпочтительнее. Челюсть всё ещё болела.

Она услышала, как где-то в доме открылась и закрылась дверь, затем голос Мэтта, за которым последовали голоса Натана и Шейна. Пару минут длился разговор с Мэттом, затем раздались тяжелые шаги по коридору. Ближе и ближе. После открылась дверь.

Джоси села.

— Привет.

Шейн закрыл дверь и скинул обувь.

— Привет, — бросил он и направился в ванную, где включил душ.

В груди Джоси всё сжалось. Зачем ему принимать душ? Она вылезла из кровати и направилась в ванную. Скользнув в комнату, она принялась рассматривать одежду Шейна, валявшуюся на коврике. Чёрная футболка оказалась в порядке, но на джинсах были видны темные пятна. Кровь.

Она распахнула дверь кабинки, вдоль которой внутри находились огромные камни. Шейн стоял к ней спиной, упёршись рукой в стену и опустив голову, вода падала ему на шею.

— Или присоединяйся, или закрой за собой дверь.

Никакой теплоты и доброты в деловом тоне. По телу пробежала дрожь, но Джоси проигнорировала страх, переступив через одежду.

— Ты убил Джорджа?

— Нет.

— Хорошо. Ты вызвал полицию?

— Нет. — Шейн не шевельнулся.

Им нужно было вызвать копов. Кто-то — вероятно Джордж — убил Билли.

— Тогда я вызову. — Она развернулась и закрыла дверь душа, которая тут же распахнулась, Шейн схватил её сильными руками и прижал к мокрой груди. После чего опустил голову к её уху.

— Никаких копов.

Джоси взбрыкнула и повернулась к нему. На его каменном выражении лица не было видно ни единой эмоции, а глаза словно лёд.

— Что ты сделал? — прохрипела она, стараясь отступить, но он удержал её.

— То, что должен был. — Ни единой эмоции, ни какого подтекста в голосе. И безразличие к наготе.

— Ты убил его? — она должна это знать. Неужели Шейн хладнокровный убийца?

Он вздохнул.

— Нет, не убил. — Он принялся поглаживать её руки подушечками пальцев. — Мы его отпустили.

Она нахмурилась.

— Брехня. — Пятна крови на одежде говорили о другом. — На твоей одежде кровь.

Улыбке Шейна не хватало тепла.

— Я же не говорил, что он цел и невредим. — Шейн поднял руку и провёл костяшками по её больной челюсти. — Лишь за это он заслужил потерять немало крови.

Джоси задрожала.

— Не понимаю. — Страсть пробуждалась, несмотря на страх.

— Знаю. — Позади Шейна струи душа продолжали бить в пол, а от пара запотело зеркало над раковиной. — Милая, пытки — это не игра. А очень личное… даже интимное действо. Поверь. Джордж рассказал всё, что знал. Поэтому я его отпустил.

Джоси затошнило. Кто стоял перед ней? Она покачала головой.

— Я не верю, что ты отпустил Джорджа. Причин так поступить у тебя не было.

Шейн шагнул еще ближе, почти касаясь её тела своим.

— Я обещал, что не убью его, и сдержал обещание. Отпустил его, потому что он видел Натана — моего, так называемого, адвоката. И Мэтти. Если бы мы вызвали полицию, пришлось бы объяснить, они бы всё записали, а нам не нужны сейчас записи полиции.

— Что на счёт Билли?

— Его найдут.

— Кто ты, Шейн? — Он стоял перед ней. Голый, сильный и уверенный. Она заявила Мэтту, что не бросит Шейна. Но как можно жить с тем, кого не знаешь? Она опять стояла на обочине и всматривалась в невероятно мрачный мир Шейна.

— Ангел, тот мужчина за кого ты замуж вышла. Который любит тебя. — Он прижался к её губам. Нежно, обольстительно, так сексуально. Шейн дразнил и соблазнял. Отчужденность заменила страсть. Когда он поднял голову, в его глазах плескался голод.

Она тряхнула головой, чтобы скинуть наваждение. В горле застрял страстный стон.

— Но Джордж убил Билли.

— Нет. — Шейн опустил взгляд на её припухшие губы. — Он, как и ты, был шокирован трупом.

— Шейн, он тебе солгал.

— Нет. Поверь, он сказал правду. — Слова Шейна окрасила смертельная уверенность. — Милая, допрос — моя специализация.

У неё вспотели ладошки.

— И кто же убил Билли?

— Джорджа нанял какой-то Макс. Мои братья пытаются узнать кто такой этот Макс. Вероятно, он и убил Билли. Обещаю, я его найду.

— Какой файл нужен был Джорджу? — В голове роились мысли, и Джоси не могла найти ответ.

— Он не знал, какой именно файл. Джордж должен был позвонить боссу, когда ты окажешься у него, для дальнейших распоряжений.

Чёрт возьми. Ей никак не удавалось выяснить, какой именно файл все так ищут. Голова начала болеть сильнее.

— Мне нужно это узнать.

— Я поищу.

— Нет. Я. — Она начала складывать в уме все факты. — Значит, Джордж провалил дело.

Шейн прищурился.

— Джордж должен был весь день ездить в лифте, пытаясь поймать тебя. Ты предоставила ему такую возможность. — Шейн стиснул зубы. — В следующий раз, когда я говорю, оставаться в одном месте, тебе лучше так и поступить.

— Или что?

Шейн вскинул голову, в его взгляде читалось удивление.

— Извини?

— Ты постоянно говоришь мне что делать, Шейн. Я устала от этого. — Она вывернулась из его хватки. Хорошо или плохо, но она дала ему клятву. Его мир был мрачен, но она надеялась, что могла бы привнести в него свет. Хотя бы лучик. — Я устала, что ты продолжаешь считать меня хрупкой. Что я не могу справиться сама.

— То есть, ты можешь постоять за себя, да? — в его глубоком голосе послышались нотки предупреждения.

По всему телу Джоси ощутила лёгкие уколы, на очевидную ловушку безобидных слов Шейна. Но утвердительно кивнула.

— Да, могу.

— Хорошо. — В его улыбке не было и тени доброты. — Давай посмотрим, как ты справишься. — Он схватил её за руки, перекинул через плечо и внёс в душ.

— Эй!.. — запротестовала она, когда он опустил её, заставив скользнуть всем телом по его и задрать пижаму. Он повернулся, и душ ударил ей в спину. В животе начался пожар. Она задрожала. — Проклятье, Шейн. — Он хотел увидеть, на что она способна? Ладно. Сжав раненные пальцы в кулак, она ударила его по горлу.

Шейн уклонился, и удар прошёл вскользь.

— Впечатляет. — Обняв её рукой за талию, он стянул с неё майку. Грудь теперь была не прикрыта, а соски затвердели от желания. Джоси пришлось сопротивляться и Шейну и страсти, она ударила его по плечу. Боль тут же прострелила руку до плеча.

— Если ты поранишься, я разозлюсь. — И стянул с неё шорты и трусики, приподняв её одной рукой. Ох, она не должна была так возбуждаться. Дыхание участилось. Сердце застучало сильнее. Характер противостоял желанию. Тело с разумом. Упрямство с податливостью.

— Кто ты такой, чёрт подери? — Может, ей по колену ему ударить. Искушение надрать ему задницу, хотя бы раз, сосредоточило её внимание на упрямстве.

— Твой муж. — Он дёрнул Джоси на себя, прижимая к твёрдому телу. Впившись в её губы поцелуем, он протиснул между ними язык, приказывая ответить. Джоси подавила стон. Шейн намотал на руку её волосы, наклоняя голову Джоси так, как хотел, и углубил поцелуй. Его губы клеймили, язык правил танцем собственника. Но в поцелуе чувствовался привкус отчаяния.

Шейн резко развернул Джоси и положил её руки на плитку, после чего провёл языком по её уху.

— Как подбородок? — От грубого, хриплого голоса между бёдер Джоси стало жарко.

— Отлично. — Она подалась назад, прижимаясь обнажёнными ягодицами к его налитому стволу, и прикрыла глаза.

Шейн обхватил её за бёдра, удерживая на месте. Затем одной рукой он скользнул по её животу, вверх по груди к горлу, опаляя кожу прикосновением. Положив пальцы на здоровую щеку, он потянул голову Джоси назад, растягивая шею.

— Не убирай руки со стены.

Шейн обездвижил её, положил голову себе на плечо и прижался губами к яремной вене, сжал тёплой ладонью шею, удерживая там, где хотел и впился зубами на стыке шеи и плеча. Отмечая Джоси. Она дрожала. Внизу живота закручивалась спираль страсти, заставившая Джоси вновь повести бедрами. Но она вскрикнула, когда Шейн шлёпнул её по заднице.

— Стой смирно.

Джоси напряглась, она испытывала слишком много эмоций, чтобы сосредоточиться на чём-то одном. С Шейном всегда существовал предел, особенно в спальне. Но сейчас, словно рухнула стена, выпуская дикость и тьму, которые — как она подразумевала — он таил. Его воспоминания возвращались, но он не отгородился той стеной. Может, в этот раз, всё будет иначе. Он прикусил мочку её уха, обхватывая руками груди и щипая соски. От этого по коже побежали мурашки удовольствия. Шейн начал опускать руку по её животу. Добравшись до стыка бёдер, он раздвинул пальцами складки и проник в её тело.

— Ты такая горячая.

У Джоси подогнулись колени. Она сильнее прижала ладони к плитке, стараясь удержать равновесие. Сохранить контроль. Он сместил руку, чтобы задеть основанием ладони клитор. Джоси вскрикнула. Это уже чересчур. Он нужен ей. Шейн усмехнулся — порочно и высокомерно — опалив горячим дыханием ухо Джоси.

— Мы останавливались в крохотном отеле с бассейном, да?

Она сжала его пальцы внутренними мышцами.

— Да. Ты вспомнил?

— Вода, ты, пар… воспоминания возвращаются. — Его член дёрнулся у её попки. Шейн продолжал дразнить её пальцами, двигая ими внутри её тела. А другой рукой дразнил грудь, перекатывая пальцами попеременно то один, то другой сосок. — Мы отлично повеселились в том бассейне. Ты выкрикивала моё имя, выжимая из меня семя.

Да, но тогда он был нежен, а она не хотела нежности. Хотела его всего. В голове вспыхнули воспоминания, подчёркивая, насколько тогда он был другим. Господи, но Джоси хотела его такого, какой он сейчас.

— Шейн, прошу.

— Ах, ангел, я так люблю, когда ты молишь. — Он скользнул рукой вниз от груди, провёл по бедру и подхватил Джоси под колено, поставив ногу на узкую скамейку. Вокруг пальцев её мышцы начали сокращаться. Шейн убрал руку, и Джоси зашипела, протестуя.

— Пока нет, — проговорил он. — Сначала, нам нужно кое-что начать улаживать.

Джоси попыталась сосредоточиться. Голова кружилась, а тело ныло.

— О чём ты?

— Ты в опасности, и должна позволить мне разобраться с этим. — Он прижался к входу в её тело, медленно, очень медленно двигаясь вперёд. Джоси подалась назад, закричала и широко распахнула глаза, когда он вошёл в неё на всю длину.

Мышцы плеч начали дрожать, когда она выпрямила руки, глубже принимая Шейна.

Он застонал ей в ухо, заслонив своим телом от горячих струй душа.

— Миссис Дин, а вы опасная женщина.

Её смех получился задушенным.

— Вас понял, майор Дин. — Она наклонилась вперёд, а затем резко назад.

Шейн схватил её за бёдра, останавливая.

— Медленней, дорогая.

— Нет. — Она дёрнулась в его руках, вызывая искры чистого удовольствия, пульсирующие по мышцам, которые держали Шейна в плену.

Он втянул воздух через стиснутые зубы, заставив Джоси победоносно улыбнуться. Она вновь начала вырываться.

— Проклятье, Джоси. Я хочу поговорить. — Но он сам толкнулся вперёд и назад.

Джоси закрыла глаза, и под веками словно горел раскалённый добела огонь. Упершись в стену, Джоси откинула голову на плечо Шейну, кусая губы. Шейн клацнул зубами, после чего с рыком, впился пальцами ей в бедра и дёрнул на себя. Затем начал двигаться быстрее и яростнее, чем когда-либо прежде. С яростью он прижал губы к шее Джоси. Наконец, он был собой, наконец, трахал так, как нравилось ей. Впервые, Джоси чувствовала, что он принадлежал ей — целиком и полностью. Весь Шейн Дин принадлежал ей и только ей. Она закричала, восхитительные ощущения от толчков Шейна превращали её выдохи в крики и распространяли по всему телу удовольствие. Желание граничило с болью, ведя к вершине, которую Джоси должна была преодолеть, либо умереть. Шейн опустил руку и коснулся её клитора. По нервам растёкся огонь. Джоси взорвалась, открыв рот в беззвучном крике и выгибаясь, пока удовольствие проносилось по всему телу. Она простонала имя Шейна. Крепче обхватив Джоси, он сильнее стал вколачиваться в неё. И через секунды напрягся всем телом, кончая. Наконец, он замер, но не вышел из неё. Джоси спиной ощущала тяжёлые удары сердца Шейна.

— Ангел, я люблю тебя.

Тихие слова.

Собственнический тон.

Абсолютное обещание.

* * *

Шейн лежал на огромной кровати, блуждая между сном и явью. Его разум расслабился, и воспоминания начали наводнять его.

Два года назад, Шейн насвистывал мелодию, идя из булочной к своей женщине. К Джоси. Сомнения еще одолевали его, но, возможно, у него был шанс на нормальную жизнь. Да, у Натана случилась трагедия, и когда его предала Одри, он едва не умер. Но Нат никогда не рассказывал всей истории. Там случилось что-то еще, и он не хотел обсуждать это. Но сейчас, Шейн мог бы найти лучший выход. Волосы на затылке Шейна встали дыбом. Он взял свежеиспеченные багеты в другую руку, вытащив нож из заднего кармана.

— Не стоит, — донесся голос из переулка. Шейн расслабился, нырнул в проулок, чтобы встретиться с братьями.

— Мэтт, Нат. Почему мы в переулке? — Шейн улыбнулся. Мэтт ненавидел драмы, а Нат когда-то жил ради неё. Когда он жил ради чего-то. Мэтт не улыбнулся в ответ, просто не сводил с него взгляда темно-серых глаз. Страх прошелестел в груди Шейна, от чего начали болеть рёбра. Нет. 

— Что?

— Джори мёртв.

Даже сейчас эти слова заставили Шейна сесть в кровати, живот и тело свело от боли. Джори. Младший брат, самый младший, который старался гораздо сильнее всех их. Пока не вырос и не надрал всем задницы. Шейн вздохнул, глядя на спящую рядом Джоси. Она такая крошечная, свернулась во сне, как котенок. Спала, приоткрыв рот, и он, наблюдая за ней, как много раз прежде, предался воспоминаниям. В душе он хотел поговорить, показать, кто главный. Но она обезоружила его. Завладела его телом, так же, как сердцем. Господи. Он не смог защитить брата. Как сможет обеспечить безопасность Джоси? Хотя воспоминания немного возвращались, пробелов было ещё много. Он сказал Джоси, что не бросит её, а что, если подписал ей смертный приговор? Может любить её и означало отпустить? Но мог ли он? Дрожащей рукой, он убрал локон волос с её лица. Кожа Джоси казалась лучшей из шелков. Хотя, расцветший синяк на подбородке, пробуждал желание прикончить Джорджа.

Почему он так хорошо видел в темноте?

Пора получить ответы.

Он перекатился и встал с кровати, натянул джинсы и босым прошёл в гостиную.

Натан посмотрел на него из-за стола, на котором собирал сканер. Влажные волосы спадали на шею.

— Придурок, ты всю горячую воду истратил.

— Извини. — Он провёл рукой по волосам. — Почему я так хорошо вижу в темноте? Откуда знаю скорость, с которой едет машина, хотя едет она в тридцати от меня милях? Бляха, как я вообще мог услышать машину с такого расстояния? — В голове шла борьба гнева с мотивом для такого командования. — Откуда я знал, как допрашивать этого ублюдка?

Натан откинулся на стуле с тяжелым взглядом.

— Что ты помнишь?

Шейн заворчал под нос ругательства, прошёл на кухню и взял из холодильника два пива. Гиннес. Протянув одну бутылку Натану, он опустился в кожаное кресло.

— Помню, военную академию, где сломал руку. Затем то, как Мэтт говорит, что Джори умер. — Даже сейчас боль сдавливала горло. — Вспышки воспоминаний, краткие сцены о том, о сём. Я начинаю всё вспоминать о Джоси. — Шейн прищурился, силясь вспомнить. — Я знаю, у нас не было родителей. Не знаю, откуда я это знаю, просто помню желание иметь родителей.

— Старше меня на два года, Мэтт самый близкий нам человек, — тихо сказал Натан, потирая подбородок. — Может быть проще не знать. Но ты прав, родителей у нас нет.

— Почему?

Натан вздохнул.

— Мы эксперименты, Шейн. Генетические, психологические, родом из пробирки.

Глава 20

Шейн вытянул ноги. Чем больше он работал головой, тем больше его тело расслаблялось. Интересная реакция.

— Из пробирки?

— Да. — Натан сделал большой глоток тёмного пива. — Мы — эксперимент армии. С самого рождения нас обучали драться и убивать.

Из коридора донеслись лёгкие шаги. Шейн склонил голову, прислушиваясь. К ним подкралась Джоси. Маленькая любительница подслушивать. Он мог бы отвести её обратно в постель или дать услышать всё. Пришло время выложить все карты на стол, поэтому он вперил в брата взгляд.

— Так, мы не братья?

Натан посмотрел на коридор, а затем обратно на Шейна. Пожав плечами, он мотнул головой.

— Братья. Часть эксперимента заключалась в том, чтобы посмотреть, как мы налаживаем контакты, тренируемся, что нас мотивирует. — В его глазах появились предостерегающие искры. — Мы не единственная команда. Таких несколько. — Он кивнул на коридор.

Не стоит ей знать всю правду.

— Это объясняет цвет глаз.

Натан стиснул зубы, но продолжил.

— Да. Один отец. Какой-то суперсолдат, судя по тому, что Джори смог узнать. Прибавь к этому гены матери-гения, пару генетических разработок, и они создали нас.

— Женщины разные?

Натан пожал плечами.

— Да. Мы надеемся, что все ДНК — человеческие, но кто знает. Если документы об этом и существуют, найти мы их не смогли.

— Джоси считает, что я падок на добрых женщин.

— Ага. — Натан сделал ещё один большой глоток. — Мы знали лишь хладнокровных солдаток или безэмоциональных учёных. В основном. — Он опустил глаза в пол.

У Шейна волосы на затылке встали дыбом.

— В основном?

— Да, э-э-э, — Натан откашлялся, — скажем так, когда мы были подростками, к нам подослали других женщин. — На его щеке заходили желваки. — Мы тогда не смыслили в сексуальных манипуляциях.

Господи. Шейн потёр глаза ладонями.

— Я помню бараки. Мы в них жили?

— Да. Разные группы в разных подразделениях, все созданные с аналогичной ДНК. Братья.

— Девочек не было?

— Чёрт, нет. — Натан выдохнул. — До Одри.

Имя что-то всколыхнуло в памяти Шейна.

— Одри. Твоя Одри? — Что-то болезненное.

— Да. Она дочь главного врача. Они хотели, чтобы я научил её самообороне.

— Зачем? — Перед глазами Шейна всплыло воспоминание о притворно невинных голубых глазах и длинных тёмных волосах.

Натан зарычал.

— Не знаю. По мне, так очередной эксперимент. Но я поддался, потому что так сильно хотел нормальной жизни.

— Тебя предали. — Уверенность тяжёлым грузом осела на сердце Шейна. — Я помню. Она, ах, не встала на нашу сторону? — Тогда Натан сломался… его это едва не уничтожило.

— Да. Они избили меня и… убили нескольких дорогих нам людей. Наши друзья умирают. — Натан говорил в тёмный коридор. — Тогда мы решили сбежать.

В памяти всплыл взрыв. Шейн устроил взрыв. Огонь полыхал ярко и сильно… умирающие кричали, а затем… всё стихло.

— Мы всё взорвали.

— Ага. Мы должны были уйти от тех людей, чтобы отомстить. Мы снесли всё к чертям и разделились. Почти на пять лет. — Натан посмотрел на телефон. — Мы знали, что им потребуется пять лет, чтобы перегруппироваться и начать нас выслеживать.

— Перегруппироваться?

— Я уверен, мы первая волна экспериментов. И нам нужно было время, чтобы собрать силы и убить всех. — В глазах Ната появился стальной блеск. — Конечно, мы рассчитывали, что добьёмся гораздо большего, чем сейчас… учитывая, что нам осталось жить три месяца.

Шейн замер.

— Извини?

В улыбке Ната не было и толики юмора.

— Ты ведь не думал, что эти гении умны настолько, чтобы разработать генетические эксперименты, но не продумать меры предосторожности?

Шейн посмотрел на свои руки. По спине пробежал знакомый, но позабытый холодок страха.

— Полагаю, нет. И какие меры?

— Уничтожить чип у тебя в спине. — Натан хрустнул шеей. — Каждые пять лет его нужно перепрограммировать или… пуф…

— Пуф?

— Он взорвётся, а ты умрёшь. — Натан принялся выдёргивать нитки из шва на джинсах. — Если мы попробуем его удалить…

— Пуф. — Шейн посмотрел на коридор. Стоило отослать её обратно в постель. — И каков план?

— Джори искал код или способ удалить чип, Мэтт тоже. Но сейчас нам нужно сосредоточиться на насущном.

— Мэтт говорил, что он федеральный маршал, — проговорил Шейн.

— Да. А я управляю охранным предприятием «Грехи», принадлежащей нам четверым… троим. — Натан нахмурился. — Мы телохранители, охранники и тому подобное при необходимости. Мы укрепляли ресурсы для нападения, которое должно вскоре произойти.

— В каком подразделении морпехов я служил?

— В специальном отряде по борьбе с биотерроризмом.

Биотерроризм?

— Это как-то связано с нашим детством?

— Нас создали несколько лучших учёных страны. Мы охотились на них.

— Я ушёл, когда умер Джори. — Не вопрос, утверждение. Он знал, что ушёл из армии.

— Да. Мы считаем, что он очень близко подобрался к командиру.

От этого слова под кожей Шейна, волной опаляющей всё на своём пути прокатился гнев.

— Я его помню. Он должен сдохнуть.

— Должен, — повторил Мэтт, входя в комнату.

Шейн почесал затылок.

— Откуда у меня суперслух и зрение?

Мэтт пожал плечами.

— Наряду с аномальными силой и рефлексами, мы все обладаем какими-то способностями. Может передано по наследству, а может из пробирки, а может от вместе взятого. У нас у всех гиперчувства, но твои лучшие.

— А у тебя какая? — спросил Шейн.

Уже у дивана, Мэтт обернулся и посмотрел в коридор.

— Твоя женщина подслушивает, — одними губами проговорил он.

— Знаю. — Шейн потянулся. — Способность?

— Я знаю о движении за момент до того, как оно произойдёт. Может, экстрасенсорная способность, может чутьё, или я просто замечаю движение воздуха. Никто не мог объяснить. — Мэтт опять посмотрел на коридор.

— Должно быть, удобно во время драки. — Шейн кивнул на Натана.

— Я могу прочитать любого человека. Выражения лица, движения, всё. Я ходячий детектор лжи, — Натан порочно улыбнулся. — Очень удобно с женщинами.

Мэтт тихо проговорил:

— Джоси не нужно всё это знать.

Шейн кивнул.

— Я обсужу с ней этот вопрос, а потом мы с тобой перейдём к смерти Джори. Может, выясним, где я был последние два года.

— Хорошо. И как только решим её проблему, нужно валить из города. — Натан схватил телефон. — Мои контакты должны передать новые сведения.

Шейн кивнул, потянул шею и направился в коридор. Перед тем, как он открыл в него дверь, услышал шорох. Ах, ангел, хорошая попытка.

* * *

У Джоси колотилось сердце. Она смотрела на тёмную дверь, которая открылась, пропуская в спальню свет из коридора. В этом тусклом свете она увидела силуэт Шейна.

Джоси задержала дыхание.

«Лежи смирно».

— Всё, что хотела, услышала? — проговорил он, заходя в комнату и закрывая за собой дверь. Послышался шорох, когда он стянул джинсы, а затем забрался под одеяло.

До носа Джоси долетел запах тёплого кедра и мужчины, распаляя тело.

Шейн прижал её попку к своему паху, обнимая за талию.

— Ну?

Она пожала плечами, обдумывая всё услышанное.

— У тебя было хреновое детство.

Его смех всколыхнул её волосы.

— Угу, похоже на то. — Он вздохнул. — Хотя, генетические эксперименты похожи на правду. Учитывая мои необычные чувства.

— Очень необычные. — Она поёрзала, удобнее устраиваясь. — Думаешь, Натан прав? Ты через три месяца умрёшь? — Из-за боли в груди эти слова было трудно произнести.

— Думаю, Нат прав в том, что у меня в спине есть чип, но умирать я не собираюсь. Мы разберёмся. — В его голосе было слишком много уверенности.

Это обещание он выполнить не мог. Он казался таким несокрушимым… как он мог умереть? На глаза навернулись слёзы, и Джоси постаралась подавить их. Слёзы делу не помогут.

— Как вообще возможны генетические эксперименты? Я понимаю, как взяли сперму у солдат и заделали детей, но как объяснить усиленные слух и зрение? А ещё нечеловеческую силу?

— Не знаю. — Он провёл пальцами по её руке, вызывая мурашки. — Мы можем клонировать коров. В зародыше лечим генетические заболевания. Думаю, вполне вероятно, что при нескольких манипуляциях можно генетически увеличить силу и обострить чувства.

— Особенно, если всё финансируется государством. Подумай, сколько это стоит.

— Ага. Денег много. — Он напрягся. — Знаешь, одно дело быть уверенным в том, что я могу убить, потому что меня этому обучали. Но обнаружить, что меня создали в пробирке, чтобы вырастить убийцей, ну-у-у… — Он говорил твердо и старался скрыть эмоции, но боль всё равно сквозила в голосе.

Джоси опечалилась, а её сердце сжалось от необходимости утешить Шейна, стереть эту боль. Он, должно быть, был таким напуганным мальчишкой, но вырос в такого жестокого мужчину.

— Ты этого не знаешь наверняка. Да, тебя обучали, но ты к тому же невероятно умный. Может, тебя создали для великой цели. Найти лекарство для неизлечимой болезни. Исправить положение в экономике. — Она обернулась к нему, но увидела лишь глубокое сияние его необычных глаз. — Ты сам должен решить, что делать с помощью своих способностей.

Шейн выдохнул.

— Прямо сейчас, я очень хочу найти того, кто убил моего брата. И ещё хочу его вспомнить. — Шейн прижал ладонь между лопаток Джоси, теснее притягивая её к себе. К сердцевине прижалась головка его налитого члена. — После того, как разберусь с твоими проблемами.

Он поцеловал её в висок, отчего внутри Джоси всколыхнулось столько эмоций. Она сжала пальцами его плечи, как раз когда он накрыл её губы в поцелуе.

Безопасность — иллюзия, которую Джоси не хотела… и в которую не верила. Она хотела этого. И верила в Шейна. Вздохнув, Джоси ответила на поцелуй.

* * *

Несколько часов спустя Натан кинул взгляд на Мэтта.

— Думаешь, он вернётся?

— А ты бы вернулся? — Мэтт, кипящий от раздражения, раскрыл файл.

— Вероятно, нет. — Натан вновь уткнулся в лэптоп. — Мэтт, он потерян и не понимает, что должен её отпустить.

— Скорее всего, в этот раз она его не отпустит, — парировал Мэтт. За что он не мог её винить. Когда он вновь просмотрел ее файл, понял, что ей нужна семья. Хоть над его детством висел дух смерти, по крайней мере, у него были братья. Семья. Чёрт, они сражались друг за друга. Маленькая Джоси же была совсем одна.

— Вероятно. А может, узнав всю правду, она сама его выгонит. — Натан схватил полупустую упаковку чипсов.

— Ага. — Мэтт откинулся на диване. Он так чертовски устал, но сон стал роскошью. — Тебе удалось взломать её рабочие файлы? Нам нужно узнать, кто её прослушивал.

— Думаешь, это как-то связано с командиром?

— Нет, думаю связано с её работой. Не с нами. Но она — семья, и нужно выяснить, кто за ней охотится.

Натан замер и уставился на старшего брата.

— Ого! Она и тебя захомутала.

Ага. Голубоглазая плутовка пробралась в тот маленький круг людей, о котором Мэтт так заботился. Он подавил рык.

— Она — жена Шейна. Нравится нам это или нет, но два года назад мы подставили её под удар, и сейчас всё усугубилось. Шейн мог предупредить командира, гугля своё прошлое.

— Угу. Я нутром чую, он идёт за нами. — Натан почесал щеку. — Командир близко. Я прямо чувствую его присутствие. — Он откашлялся. — Думаешь, Шейн узнал, кто убил Джори?

Мэтт вздохнул, гоня прочь вину. На данный момент.

— Надеюсь. — В теле кричала жажда крови. — Не надо было разрешать Джори уходить.

— У тебя не было выбора. Джори был хорош в своём деле и занимался тем, чем надо. Если у него появилась зацепка, никто не мог его остановить. — Натан хмуро посмотрел на телефон. — Как и тебя, Мэтти.

Насыщенный вкус зарубежного пива не смыл желчь из горла Мэтта.

— Я его подвёл.

— Нет. Я должен был следить за вами тремя… Я его подвёл. — Натан взял в руки бумагу со списком клиентов Джоси.

Винить кого-то, было бесполезной тратой драгоценного времени. Мэтт положил файл на кофейный столик. Читать смысла не было… Он наизусть выучил всю жизнь Джоси, когда она вышла за Шейна.

— Шейн нормально воспринял новость о неминуемой смерти.

— А какой у него был выбор? — Нат вздохнул. — Мы найдём доктора. Обещаю.

— Желательно, как можно скорее. — Мэтт тряхнул головой. Очень загадочно, как этой женщине удавалось так долго от него скрываться.

Компьютер издал писк, и Натан ввёл пароль.

— Результаты таковы. Я взломал офис коронера и нашёл отчет о вскрытии трёх убитых у реки мужчин. На телах ни одной улики.

— Как они умерли? — спросил Мэтт.

— У всех были синяки и раны от драки, а умерли, потому что им сломали шеи. — Натан выгнул бровь. — Как по-военному. Копы нашли биту у тел, но вода смыла всю ДНК.

Господи. Мэтт со свистом выдохнул. Трое парней кинулись на Шейна с битой.

— Как им удалось подобраться к нему?

— По моим самым смелым предположениям, наш брат отвлёкся. — Выражения лица Натана, как обычно, оставалось бесстрастным. По крайней мере, Мэтт не мог его прочитать. Господи, упаси их всех, когда Нат сорвётся. — Я отследил движения Шейна и взломал файлы пары его старых контактов. А ещё подтвердил его теорию, что он прослушивал дом Джоси.

class='book'>— Зачем? — Ни за что Шейн не поставил бы прослушку лишь потому, что Джоси встречалась с каким-то строителем. Он скорее пробрался бы к тому в дом и избил хозяина.

— Я считаю, что он нашёл чужие жучки и подумал, что их установил командир, чтобы следить за Джоси. Зная Шейна, я думаю, он хотел выследить ублюдка. — Нат съел чипс. — И каков план?

— Сначала, мы выясним, кто преследует Джоси, пока Шейн восстанавливает память. Что должно произойти быстрее, учитывая, что мы застряли здесь. Я предполагаю, что он попытается отправить Джоси в участок с тобой, пока мы разберемся с убийцами Джори.

Нат заметно дёрнулся.

— Он не удержит её, Мэтти. Не сможет.

— Знаю. И он тоже вскоре это поймёт. — Мэтт старался сдержать ничего не выражающую маску на лице и пожал плечами. — Завтра ты летишь домой в Монтану.

Натан бросил файл.

— Я не уйду.

Как Мэтт и ожидал. Он натянул строгое выражение старшего брата.

— Ты летишь. Мы не знаем, сколько уйдёт времени на то, чтобы Шейн вернул память, и мне, чёрт побери, не нужна помощь, чтобы найти преследователя Джоси. Возвращайся домой и делай свою работу.

Шейн босиком вошёл в комнату и скинул футболку, оставаясь в одних только рваных джинсах и расслабленном состоянии. Ублюдок.

Он осмотрел на Мэтта.

— Мне нужно восполнить пробелы. Сейчас же.

Мэтт кивнул.

— Тогда приступим.

Глава 21

Ранним утром Джоси зачёсывала влажные волосы и наносила блеск на губы. Шейн взял из её дома одежду и принадлежности, слава богу, но всё же, изоляция напрягала. Джоси нужно вернуться на работу. Теперь это дело стало важнее.

Благодаря толстым носкам, она тихо прошла по коридору на запах кофе.

Но в гостиной резко остановилась.

Мэтт и Шейн сидели на диване и читали файлы, а Натан стоял у двери. На нём были надеты бейсболка и солнцезащитные очки.

Сердце Джоси начало колотиться.

— Отличные очки.

Натан пожал плечами.

— Ага. Помогают скрыться от камер видеонаблюдения. Я так всегда путешествую.

У неё перехватило дыхание.

Шейн посмотрел на неё и нахмурился.

— Ангел?

В голове в ускоренном режиме всплывали воспоминания. Джоси отступила, вытаращившись на Натана.

— Ты.

Он склонил голову.

— Я что?

Она начала задыхаться.

— В кофейне. Бейсболка. Очки. — Она посмотрела на Шейна, потом вновь на Натана. — Это был ты. — Он был ей так знаком. Живот скрутили страх и гнев.

Шейн вскочил на ноги, смотря то на Натана, то на неё.

— Милая, многие носят такие очки.

Чистая ненависть прожигала лёгкие, не давая вдохнуть полной грудью.

— Не лги мне. Того же роста и телосложения. — Она повернулась к Натану. — Там был ты. Тот мудак из кофейни.

Боль стала ледяным ушатом для ярости. Джоси повернулась к Шейну.

— Ты не спасал меня, а обманул. — Два года назад, когда Шейн стал для неё героем и всё началось. Они спланировали это. Неудивительно, что тот козёл так быстро ретировался. Ведь им был Натан.

Который выстрелил взглядом в Шейна.

Джоси кинулась к столу, на котором лежал пистолет, схватила оружие и сняла с предохранителя.

— Теперь-то всё верно, да, Мэтт? — съязвила она, целясь в трёх мужчин. У неё дрожали руки.

Мэтт так и продолжил спокойно сидеть на диване.

— Знаешь, сестрёнка, уже второй раз за неделю ты целишься в меня. — Он откашлялся. — Если бы кто-то из этих двух такое провернул, я бы уже сломал им руки.

— Попробуй, — в унисон проговорили Шейн и Натан, смотря на Джоси.

Мэтт склонил голову.

— Джоси, опусти пистолет, и давай поговорим.

На кофейном столике лежали ключи от «Тойоты».

— Мэтт, кинь мне ключи.

Шейн встал между столиком и Джоси.

— Нет. А теперь, прежде чем ты меня сильно разозлила, опусти пистолет.

Она шире расставила ноги и нацелилась прямо в центр груди Шейна.

— Ну, генетически усовершенствованный мальчик, пулю остановишь?

— Нет. — В его глазах появились всполохи гнева. — Опускай, Джоси.

— Я ведь правду говорю, да? Ты меня обманул?

— Да. — Он не сводил с неё глаз, но не смотрел на пистолет.

— Всё это — наше знакомство, свадьба — всё подстава! — Она сильнее стиснула рукоять.

— Нет. — Он сделал шаг к ней. — Знакомство обман. А остальное было по-настоящему.

— Брехня. — Она опустила дуло на его колени. Какой же дурой она была. — Ещё шаг и будешь всю оставшуюся жизнь хромать, Шейн. Если тебя и вправду так зовут.

— Да, — ответил Натан. — Всю жизнь его так звали.

Она начала поверхностно дышать.

— Дай сюда ключи. — Ей нужно уехать отсюда. В голове была сплошная каша.

— Нет, — сказал Шейн.

Он только что ещё приблизился?

Джоси отступала, пока не натолкнулась спиной на стену.

— Почему? Почему я? — Ему нужно было прикрытие на пару месяцев? Если да, то почему он вернулся?

— У тебя было кое-что нужное мне. — Он обвёл взглядом её тело, и на его губах заиграла слабая улыбка.

Несмотря на страх и злость, её тело отреагировало на эту улыбку. По телу пронёсся жар и трепет. Джоси вздёрнула подбородок.

— Что тебе было нужно?

Он выгнул бровь.

— Отдай пистолет, и мы всё обсудим.

Натан направился к двери.

— Предоставлю вам во всём разобраться. Шейн, удачи. — Он вышел наружу, насвистывая «Ready to Run» Dixie Chicks.

Джоси ахнула, переводя прицел на дверь, но затем вновь нацелилась на Шейна.

Он улыбнулся, изучая её.

— Мэтт, уйди, ладно? Мне нужно поговорить с женой. — Он чётко проговорил слово жена, привлекая всё внимание на себя.

Она не сводила взгляда со своего мужа. Предательство, словно пепел, горчило на языке.

— Мэтт, двинешься, и я выстрелю в него. Понял.

Мэтт поднялся на ноги.

— Ладно. Он, вероятно, этого заслуживает. — Мэтт открыл дверь. — Мне нужно пробежаться. Увидимся позже. — И закрыл за собой дверь.

Джоси едва сдержала крик возмущения. Эти парни ни капли не испугались пистолета.

Шейн выдохнул.

— Джоси… — быстрее кнута, он оказался возле неё, запирая в клетке своего тела и прижимая руку к стене. — Опусти пистолет.

Она закусила губу, цепляясь за каждую, имеющуюся в запасе, унцию упрямства.

Рыча, Шейн выдернул из её руки пистолет, отступил и вновь поставил пистолет на предохранитель.

— Ангел, нужно разобраться с твоим неповиновением.

Ярость. Чистая, грубая и сильная мчалась по телу, прожигая вены. На глаза упала красная пелена. Прыгнув вперёд, Джоси со всей силы ударила ногой Шейну в живот. Он парировал удар легким взмахом руки и выгнул бровь.

— Сядь, или я усажу тебя.

Этот тон. Низкий, опасный и приказной. Шейн никогда прежде с ней так не разговаривал. Никогда. Она вздрогнула и посмотрела на диван.

Ну, не помешало бы услышать правду. Наконец.

— Я выслушаю тебя, а после — уйду. — Она раздражённо села.

— Ты никуда не пойдёшь. — Он подошёл к одному из навесных кухонных шкафчиков из тёмного дерева и убрал пистолет на него. Там она его достать не сможет. Затем вернулся. — Хочешь, чтобы я перестал относиться к тебе как к слабой? Убедись, что понимаешь, о чём просишь. — Он сел рядом, обнял Джоси и поднял с дивана.

Она вскрикнула и принялась колотить руками по его широкой груди.

— Прекрати. — Он усадил её себе на колени, заставив смотреть прямо в глаза и обхватить его ногами. Затем обнял так, чтобы руки были по швам. — Хочешь правды — сиди и держись крепче… за «поручень».

От ярости его глаза стали цвета грозового неба. Джоси чувствовала каждый сантиметр его твёрдых бёдер своими.

Желание, непрошенное и нежелательное, проснулось в теле.

— Ладно, доставай… грязное бельё. — Не только он умел играть словами.

— Ты стала нашей целью из-за лаборатории Фуллера.

Она замерла. И за миллион лет, она не ждала, чтобы Шейн ответил.

— Почему?

— Ученые лаборатории Фуллера работали с командиром. Мы так думаем. Некоторые из исследований касаются генной инженерии.

Джоси прокрутила слова в голове.

— Кто такой командир?

— Изверг, тренировавший нас с рождения. Человек, ответственный за нашу программу.

— Ты вспомнил?

— Да, всё, за исключением последних двух лет.

Ужасное детство наложило свой отпечаток на Шейне, но уже вырос, когда решил использовать её… и причинил боль. Теперь же ей нужно забыть о мечте счастливого конца.

— И ты воспользовался мной, чтобы добраться до их записей?

— Да. — Шейн продолжал говорить твёрдым голосом. — Я следил за их счетами до нашего замужества и во время.

Будто ей нож всадили в живот. Лишь из-за силы воли она не развалилась прямо там. Но слёзы всё равно жгли глаза.

— Погоди. Все эти проблемы с компьютером, которые ты помог решить…

Он поёрзал.

— Да. Я подпортил твой компьютер, чтобы получить доступ к файлам.

Неудивительно, что её комп вечно ломался. А она так была благодарна Шейну за решение проблемы. Мудак наоборот создавал эти проблемы.

В ушах послышался рёв бегущей крови, а голову наводнили воспоминания. Те дни, когда он допоздна задерживался на работе… Где он на самом деле был? Небольшие перестановки папок в её офисе подсказали.

— Ты и в мой офис вламывался?

— Да.

Она покачала головой.

— Как? Там ведь камеры стоят.

— Я о них позаботился. По-видимому, никто их не проверял, потому что жалоб не поступало.

Жалоб не было, потому что ничего не крали. Не было предупреждений.

От ещё одного воспоминания она едва сдержалась, чтобы не выцарапать ему глаза.

— А тот момент, когда мы пошли забирать папки, о которых, я думала, что забыла, и упала в обморок? — Она никогда не падала в обморок… и была уверена, что забрала папки.

Он сильно покраснел.

— Я спрятал папки, чтобы мы смогли вернуться в офис, и ты не падала в обморок.

Она очнулась на диване в офисе, а Шейн был сама забота и нежность.

— Ты меня вырубил?

— Да. — Его глаза потемнели. — Извини.

Он, блин, извинялся? Из-за ярости, перед глазами всё двоилось, а тело сжимала боль.

— Ну и мудак ты. Зачем ты вообще женился на мне? — Она едва сдержалась, чтобы у неё не задрожали губы. — Почему просто не продолжить обманывать?

Шейн кратко кивнул.

— Свадьба не входила в план и так разозлила братьев. — Его голос был полон эмоций. — Я хотел тебя, Джоси. И до сих пор хочу. Всем своим существом. — Он прижал её ближе. От боли его глаза мерцали, а губы скривились. — Знаю, я не должен был жениться на тебе, понимал, насколько это опасно, но убедил себя, что смогу обезопасить тебя.

Такие красивые слова.

— Ты лгал мне. Всё время.

— Да, а ещё бросил, думая, что так ты будешь в безопасности. — Он поднял взгляд и покачал головой. — Я не знал, что тебе будет так больно, и мне жаль. — Его голос стал хриплым от боли.

Комната поплыла. Джоси отвела взгляд, стараясь избавиться от раны в груди. Она не должна его успокаивать.

— Я не верю, что ты хотел меня по-настоящему. Ты просто закончил работу и ушёл. А меня выбросил, как старое, ненужное пальто.

— Не правда. Джори умер, и у нас было мало времени, чтобы собрать информацию. Мне нужно было идти и как можно скорее. — Он крепче её обнял. — Я не думал, что на это уйдёт два года. Я планировал вернуться, не смог бы вечно держаться в стороне.

Из-за неверия Джоси задохнулась, а гнев унял боль.

— Погоди-ка. Ты получил бумаги о разводе, но вместо того, чтобы постучать в дверь со словами: «Привет, дорогая, я дома!», ты ставишь в моём доме жучки?

— Ну… это я ещё не вспомнил, но полагаю, что проверил твой дом, нашел жучки и решил выяснить, что происходит. — Из-за сомнений он нахмурился, но тут же сменил выражение.

— То есть ты меня как приманку использовал. На случай, если меня нашёл командир. — Вернулась боль. Джоси не могла в это поверить.

— Нет. Я может, и не помню, но тебя как приманку я бы никогда не стал использовать. — Он сжал пальцы на её бедрах. — Судя по фотографиям, найденным в том доме, я следил за тобой… но у меня была сумка с твоими вещами.

— И что? — Если она не уложит всё это сумасшествие по полочкам, голова просто взорвётся. — То есть меня могли похитить?

— Конечно.

Реальность обрушилась на неё.

— Нет. Мы начали со лжи, ложью и закончим. — Она посмотрела прямо ему в глаза и ни разу не дрогнула. — Между нами всё кончено.

Его взгляд смягчился.

— Солнце, я знаю, что ранил тебя и мне жаль.

— Ты меня не удержишь.

Он слабо хмыкнул, и на его лице отразилась усталость.

— Ангел, ты не представляешь, что я могу. И что сделаю, чтобы сохранить тебя и обеспечить безопасность.

— Отлично представляю, как глубоко ты падёшь, — отрезала она. — Меня ничем не удивишь. — Джоси попыталась встать, но Шейн её удержал, гнев вновь вспыхнул. — Отпусти меня.

Из-за отвращения к себе он скривился.

— Не могу. — Жар пронёсся по её телу. — Сейчас нам необходимо узнать, кому нужны твои документы, и обеспечить тебе безопасность. — Он рисовал круги на её бёдрах.

Даже сейчас, когда её телом управляли гнев и боль, она жаждала того, что только он мог ей дать. Но Джоси и без того слишком долго давала сердцу ею руководить. Она — умная женщина и пора включить мозг.

— Нет. Между нами всё кончено.

В его глазах вспыхнуло удивление.

У неё прояснилось перед глазами.

— Ты всерьёз считал, что я позволю тебе так со мной обращаться? Что ты такой неотразимый, и я не уйду? — Она немного опустила голову. — Посмотри на меня. — Целеустремлённость придала сил расправить плечи, высокомерно выпрямиться. Да, она сглупила, даже подумав, что снова может доверять Шейну, и теперь платила за это. Но с неё хватит.

— Я ушёл, потому что знал, что ты в безопасности. По крайней мере, я так считал.

— А мне плевать. — Гнев просочился в его глаза, но ей было все равно. — Неважно, почему ты солгал или почему ушёл. Важен сам факт того, что ты это сделал. Как ты не понимаешь?

— Ты любишь меня. — Он поджал губы. — Для хорошей и нежной женщины это значит всё.

Она стиснула зубы, почти радуясь, что заработал мозг. Когда вернулось сосредоточенность, боль ушла.

— Я люблю тебя, Шейн. — От того как она нахмурилась, даже лбу стало больно. — Но, серьёзно, только ты что ли можешь уйти? Ты был прав, когда ушёл. Так лучше. — Она выдохнула. — Я тоже могу уйти.

Из-за сочувствия, она почти смолчала. Почти. Он на самом деле не понимал. Бедный парень рос без матери и создал себе какой-то идеализированный взгляд на то, какими должны быть женщины. Джоси всю жизнь была одна. Даже во время брака. И то, что она за последнюю неделю увидела настоящего Шейна, лишь подтвердило истину. Она подалась к нему, останавливаясь в миллиметре.

— Я. Могу. Уйти. От. Тебя. И уйду.

И он её отпустит.

* * *

Мэтт специально громко топал по крыльцу, на случай, если его брат занят. Он надеялся, что Шейн выберет верный путь, который ведёт прочь от Джоси. Хотя Мэтт его понимал. С юных лет они воображали, какими должны быть семьи, и гадали, что такого они сделали, что вынуждены страдать в одиночестве. Может, то, что их создал человек, а не Бог, всему виной? Глубоко в душе, он был в этом уверен.

Он открыл дверь и зашёл внутрь.

Шейн сидел на диване, держа в руке блокнот и не моргая смотря в стену.

— Эй, а где Джоси? — Мэтт стянул футболку и вытер её лоб. Хорошо было пробежаться по лесу на холоде осени. Слушая дыхание природы и наслаждаясь последними тёплыми лучами солнца.

— В спальне. — Шейн посмотрел на него пустым взглядом. — Думаю, она только что бросила меня. — На его щеках появился румянец неверия.

Мэтт выгнул бровь.

— Бросила? — Какое странное слово. — Бросила, как какого-то обычного парня?

— Ага. — Шейн хмуро посмотрел в пустой коридор.

— Ха. — Мэтт снял ботинки. — Не думаю, что нас когда-то бросали. — Да, были любовницы, которые пытались их убить, но никогда не… бросали. — И… что ты будешь делать?

Шейн пожал плечами.

— Без понятия.

Может, так даже лучше. Хотя, хмурый вид Шейна смел эту мысль.

— Шейн, лучшие психологи мира научил нас манипулировать людьми. Ты можешь её вернуть.

— Нет. — Его брат кинул блокнот на диван. — Это на самом деле, а не уроки.

Ну, да. Верно. Мэтт потёр подбородок.

— Я с ней поговорю.

Шейн фыркнул.

— Ты не можешь исправить всё. — Он встал и размял шею. — Я, может, и не помню всё детство, но тебя помню. Всегда рядом, всегда стараешься защитить. — Его глаза потемнели. — Спасибо.

Мэтт покачал головой. Он не заслужил благодарности. Натан больше принимал участия в воспитании Шейна и Джори, чем он. Кроме того, если бы он сделал, что должен, Джори был бы жив.

— Пойду в душ.

Шейн встал и направился к двери.

— Мне нужно на воздух.

Мэтт вздохнул.

— Нам нужно убираться отсюда. Твоей жене завтра нужно вернуть файлы на работу.

Шейн, не оборачиваясь, кивнул.

— Вернёт.

Глава 22

Шейн сидел на ступеньке крыльца и кидал камешки вперёд, обдумывая всё произошедшее. Грянувший гром отлично подходил настроению. Джоси не отступилась от своих слов… Она на самом деле его бросила, может, оно и к лучшему?

От мысли потерять её сердце рвалось на части… а от идеи предать братьев становилось только хуже. Почему его брак — предательство братьев? Потому что это — огромная опасность, особенно для него. Они всегда были слабыми местами друг друга. Шейн мотнул головой. Всё это такая хрень.

Наконец, хлынул дождь.

Из леса вышел Натан, бродивший там весь день.

Шейн вытянул ноги. Тело разъедало раздражение.

— Где тебя черти носили?

— Гулял, — Натан посмотрел на тучи. — У меня рейс через час, думал захватить ноутбук.

— Хорошая идея, — отрезал Шейн.

Натан выгнул бровь.

— Ты что-то хочешь мне сказать?

— Нет. — Шейн сжал кулаки.

Натан потопал ботинками, сбивая грязь и хлюпая влажными листьями.

— Говори начистоту, Шейн.

Шейн встал прямо в лужу.

— Я ещё не всё вспомнил, но ты всегда был властным ублюдком, да?

Натан округлил глаза и медленно опустил подбородок.

— Следи за языком, младший брат. Из-за травмы головы ты можешь позволить себе говорить более открыто, но не сильно.

— Да иди ты. — Ему нужно было выплеснуть негатив, и он увидел отличную возможность.

Натан медленно снял куртку, сложил её и положил на машину, не сводя взгляда с Шейна. Дождь намочил волосы Ната.

— Что за проблема, а? — из-за любопытства, но не злости, его голос стал выше.

Шейн вперил в брата взгляд.

— О, ты так чертовски спокоен, так равнодушен, да? — Вспышка в глаза Натана обрадовала Шейна. Инстинкт подсказывал куда давить. — Ты не смог удержать женщину, значит, никто не может? Так?

Улыбнувшись, Натан нанёс удар.

Правый боковой удар откинул Шейна на перила. И вместе с болью тело пронзило удовлетворение.

— Я так и думал. — Он пригнулся и бросился на брата, впечатывая их в джип, металл которого заскрипел от столкновения.

Шейн сильно ударил Ната в челюсть.

Нат запрокинул голову, но смог перекатиться, оседлав Шейна. В шею впивались еловые иголки, а после двух сильных ударов в челюсть, перед глазами Шейна появились звёзды.

Проклятье.

Он стряхнул Ната и встал, пиная брата в грудь. Натан перекатился и тоже вскочил.

Шейн отошёл и принял стойку.

Нат стёр кровь с губ.

— Неважно, как сильно ты бьёшь или как сильно бью я, боль не уйдёт. Смирись.

Из-за правдивости этих слов на глаза Шейна упала красная пелена. Он кинулся на брата, но Натан упал навзничь и через голову перекинул Шейна. Который кувыркнулся, развернулся и опять кинулся в драку, только чтобы столкнуться с Мэттом.

Лицо Мэтта не выражало никаких эмоций. Натан сплюнул кровь на влажные листья.

Шейн отступил. Дождь промочил всю его одежду.

— Уходи прочь.

Мэтт выгнул брови.

— Зачем? Ты же на себя злишься, а не Ната.

Натан шагнул в сторону.

— Всё нормально, Мэтти, я не возражаю вразумить придурка.

Мэтт кинул злобный взгляд на Ната.

— Завались.

Натан расслабился и кивнул.

— Ладно.

Шейн рыкнул:

— Как всегда, послушный солдат.

Удар в челюсть, прилетевший от Мэтта, стал сюрпризом, и чертовски болезненным.

— Я сказал, завались. — Мэтт повернулся к Нату. — Собери вещи и вали в аэропорт.

Нат посмотрел на Шейна.

— Мы не закончили.

— Разберётесь с этим позже, сейчас есть дела важнее. — Мэтт обернулся к Шейну. — Шевелись, Нат.

Натан, ворча, развернулся и пошёл в дом.

Шейн сделал шаг в сторону, ему нужно донести до брата причину.

— Нат? Ты знаешь, что всё получится.

Натан медленно обернулся, огромный мужик под дождём, чьи глаза потемнели от сожаления.

— Шейн, нас ждёт война. Таков был план всегда. — Он провёл рукой по волосам, разбрызгивая капли.

— Знаю, и мы одержим победу, — сказал Шейн.

Натан покачал головой.

— Война будет кровавой и с печальным концом. Мне жаль. — Он вошёл в дом.

Шейн нахмурился.

— Он прав?

Мэтт пнул камень.

— Вероятно.

— Он всегда делает то, что ты скажешь? — Нат больше солдат или брат?

Мэтт вздохнул, под натиском эмоций его глаза потемнели.

— Детство сильно повлияло на нас. Нат узнал, что приказы важны, и что очень многое заканчивается печально и кроваво.

— Однажды, тебе придётся мне всё объяснить.

Мэтт вперил в Шейна жёсткий взгляд.

— Драка друг с другом ничем не поможет.

Шейн встал.

— Он первым начал.

Мэтт прыснул со смеху.

— Мы не дети. Ты дерёшься, потому что не можешь понять свою жизнь. А если ты ещё стоишь, значит, Нат серьёзно сдерживался.

Как и Шейн.

— Знаю. — У него болела грудь. Шейн опустил взгляд на побитые костяшки. — Думаешь, он прав? Джоси делает меня слабым?

— Да. — Мэтт спрятал руки в карманы, капли дождя безжалостно хлестали по нему. — И нет.

— И как это понимать, чёрт возьми?

— Те, кто тебе дорог — слабость, которую может использовать командир. Так они нас очень долго и держали… угрожали братьям. — Мэтт смахнул капли с глаз. — Они станут использовать Джоси.

Отчаяние напоминало ножи, которые резали Шейна изнутри.

— Я могу обеспечить её безопасность.

— Возможно. А если через три месяца чипы активируются? — Мэтт устало поднялся по лестнице. — Или, когда мы их, наконец, найдём и умрём, вынув их?

Шейн замер.

— Думаешь, мы не успеем?

Мэтт обернулся.

— Нет. Что тогда будет с Джоси? — Он покачал головой. — Отпусти её, заставь поверить её и всех остальных, что ты её отпустил. Если ты любишь Джоси, дашь ей шанс на спокойную жизнь. — Он открыл дверь. — А сейчас, нужно вернуться к работе. — Он зашёл внутрь и закрыл дверь.

Шейн стоял под дождём, а в голове роились мысли. Что же ему делать?

* * *

Он отстал от неё, дал пространства. Пока она спала на огромной кровати, Шейн работал с Мэттом за компьютером, пытаясь выяснить, где пропадал последние два года. Им что и спать не надо? Джоси постукивала ногой по полу своей Тойоты, отказываясь смотреть на мужа, сидящего за рулём. Ну, да, разве он может допустить, чтобы она сама повела свою машину?

Он сильно поджал губы, а затем проговорил:

— Ангел, мы просто зайдём, заберём файлы и уйдём.

Джоси, внутри которой всё словно онемело, продолжала изучать деревья за окном.

— Нет, Шейн. У меня тридцать клиентов. Мне нужно работать. — Особенно теперь, когда у неё будет жизнь без Шейна.

Внедорожник подскочил на огромной выбоине.

— Это всё не просто так. — Он не обратил внимания на её недоверчивое фырканье. — Я понимаю, что тебе нужно работать, и раз надо закончить с клиентами, мы что-нибудь придумаем. — Глубокий, искренний и полный компромисса голос Шейна разозлил её.

— Нечего тут придумывать. — Как только он уйдёт, у неё всё наладится… и она останется совсем одна. Джоси растёрла замёрзшие руки.

— Слушай, я пытаюсь найти компромисс. Если бы всё шло так, как хочу я, в эту секунду, ты сидела бы в безопасности дома. Ты сказала, что нужно закончить дела на работе, и я пошёл против инстинктов, согласившись. — После этого, он включил печку и откашлялся. — Я вспомнил детство. Полностью.

Она замерла.

— Как?

Он выдохнул в тишине салона.

— Мэтт. Как только он начал рассказывать, воспоминания диким потоком нахлынули на меня. — Он сильнее стиснул руль. — Моим первым делом был наркоторговец из Нью-Йорка.

У неё перехватило дыхание. Она и впрямь хотела это слышать?

— Сколько тебе было?

— Двенадцать. — Его интонация не изменилась.

Такой маленький. Джоси расправила плечи. Она не должна его жалеть.

— Ты?..

— Да.

Детали она знать не желала.

— Ох. Ты хочешь поговорить об этом?

— Чёрт, нет. — Он заговорил мягче. — Кое-что тебе не следует знать. От этого я могу тебя защитить, если ты позволишь.

Просьба такого сильного мужчины искушала. Хотя, Джоси не попалась в ловушку, в которую он её заманивал.

— Я не могу быть беспомощной девчонкой, которую ты вечно прячешь. — И план действий ему тоже не нужен. — Извини.

Он вздохнул.

— Я обучал тебя драться. Конечно, ты не беспомощная, дорогуша. — Он ещё сильнее стиснул руль. — К слову о… почему ты не продолжила тренироваться?

— Не хотела. — Она хотела мира, и времени на всё не хватало. Пришлось выбирать йога или карате… и она выбрала спокойствие.

— Завтра ты вернёшься к тренировкам.

— Нет. — Он больше не мог диктовать ей, что делать. Джоси сложила руки на коленях. — Ты вспомнил, где провёл последние два года?

Он вытянул накаченную, с твёрдым бицепсом руку.

— Нет. Сегодня Мэтт хочет проверить на мне метод глубокой релаксации.

Глубокая релаксация?

— Ты о гипнозе говоришь? — Мэтт психолог?

— Да, что-то по типу того. Нас обучали не только по средству боли вести допросы. — Шейн выехал на асфальтированную дорогу. — Мы знаем, как добыть информацию не только у врагов, но и друзей.

Она откашлялась.

— Так значит, допросы — твоя специализация? — Чёрт бы побрал её любопытство. Сама мысль была за пределами сферы её жизненного опыта и, почему-то, даже если этим не стоило гордиться, жестокость Шейна так интриговала Джоси.

Он покачал головой.

— Не придавай этому налёт романтизма. — Раскат грома прокатился в воздухе. — «Допрос — это военный эвфемизм пытке». — Он вздохнул. — И да, я в этом хорош.

— Почему ты на мне женился? — Джоси стало тяжело дышать, не стоило задавать этот вопрос.

Шейн не сводил взгляда с пустой дороги.

— Ты заставила поверить, что у меня может быть жизнь. Хорошая жизнь. Когда-нибудь. — Он посмотрел на неё, и глаза его стали цвета грозовых туч. — Сама мысль не жениться на тебе причиняла боль сильнее, чем всё, что я когда-то пережил. — Он вновь перевёл взгляд на дорогу, и Джоси залюбовалась высеченным профилем. — Я не думаю, милая, что ты слабая, а думаю, что добрая… и хорошая. — Он поёрзал.

В его словах было столько тоски. Что-то в Джоси надломилось. Вчера она хотела ранить его словами, знать, что может ранить его, что она важна для него. Как же всё запутано.

— Не думаю, что смогу попробовать вновь.

Он скривился.

— Знаю. Но всегда помни, малышка, что ты сильнее, чем думаешь. — Он выехал на федеральное шоссе. — Сталь, завёрнутая в лепестки цветов.

Его признание, даже такими мягкими словами, ранило. Жаль, что слова произнесены так поздно. К тому же, он не вкладывал в них смысла.

— Тогда почему ты всегда меня заслоняешь?

Он повернулся к ней, всё ещё удерживая руль и не сбрасывая скорости.

— Потому что ты моя. — Его тёмные волосы взъерошились, когда он мотнул головой. — У меня в жизни не так много своего, но всё то немногое я защищаю. — Он опять повернулся к дороге. — Даже если мы не вместе.

Твою же мать. Он согласился её отпустить. От боли Джоси едва не сложилась пополам… даже несмотря на то, что так хотела расстаться. Она покачала головой. Слишком со многим надо разобраться.

Шейн свернул на дорогу к центру города и офису Джоси. Когда он въехал на парковку и заглушил двигатель, произнёс:

— Какие правила?

Как же это бесит.

— Не говори со мной так, будто я на тебя работаю.

Он облизал губы и провёл по ним пальцами.

Внутри Джоси нарастал жар, и она еле подавила стон.

Шейн вперил в неё жёсткий взгляд.

— Ты не работаешь на меня, но если не станешь делать по моему, мы возвращаемся в домик в лесу.

— Не угрожай мне. — Она схватила ручку, но затормозила, когда Шейн схватил её за предплечье.

И перетянул через сидение к себе на колени.

— Сделаем всё по моему и никак иначе. — Он крепче сжал её руку, а в голосе слышалась сталь. — Согласись, или мы уезжаем. — Он вновь говорил с протяжным южным акцентом. Другую руку он положил ей на щеку, всё ещё удерживая Джоси у себя на коленях.

Воздух салона искрился от солдатской закалки. Джоси посмотрела Шейну в глаза и закусила губу, чтобы не говорить. У него было столько же терпения, как у любого хищника, и он ждал. Она знала, что он мог прожать так весь день. Сопротивление бесполезно.

— Хорошо.

Он скривился, словно улыбался.

— Какие на сегодня правила?

Он сводил её с ума. Джоси закатила глаза.

— Идём ко мне в офис. Я встречаюсь с клиентами у себя в офисе и не выхожу из него без тебя.

— Где буду я?

— Либо у меня в кабинете, либо в комнате ожиданий, если я встречаюсь с клиентом.

— Хорошо. — Его акцент стал ещё заметнее. — Что случится, если ты нарушишь любое из этих правил?

С неё хватит.

— Ну, в последний раз, когда я действовала по-своему, закончила в комнате с трупом, а через стену долбился урод. Так что я предпочитаю не думать об этом.

Шейн погладил пальцем её скулу.

— Ах, Джоси, это такая ерунда, по сравнению с тем, что устрою я, если ты вновь подвергнешь себя опасности.

Джоси задрожала от желания. Угроза от любого другого мужчины прозвучала бы глупо, но не от Шейна. Его угрозы… звучали сексуально. И будь она проклята, если бельё не стало влажным.

— Буду помнить.

Он выпустил её со стороны водителя и до самого лифта крепко прижимал к себе. Уже на нужном этаже, он проводил её до офиса и сел в кресло для посетителей.

— Почему бы тебе не передать мне все файлы лаборатории Фуллера?

Опустившись в кресло, Джоси побледнела.

— Не могу я дать тебе их в своём офисе. — Он хочет, чтобы её уволили? Она согласилась помочь выяснить, что случилось с его братом, и тогда он уйдёт от неё навсегда. — Я имею в виду, что даже выносить их из офиса не имею права. Лаборатория — клиент фирмы и имеет право на конфиденциальность.

— Мне плевать.

Из-за раздражения Джоси сильно стиснула ручку.

— Знаю. А что если ты ошибаешься? — Она поджала губы. — За всё время, что ты предавал меня и следил за лабораторией, нашёл что-то?

Он стиснул зубы.

— Нет, я тебя не предавал.

— Точно. — Она включила компьютер. — Я привезу их вечером, и вы их посмотрите. Но это всё.

Вики просунула голову в офис.

— Босс, у нас сегодня плотный график. — И улыбнулась. — Можно сказать это ежеквартальным отчетам для налоговой? — Она окинула взглядом Шейна, а затем вновь на Джоси. — Офицеры Хансон Индастриз первые, и они принесли с собой три папки квитанций. — Она сморщилась. — Они даже стриптиз хотят списать.

Джоси вздохнула.

— О, нет, только не снова.

Шейн кивнул, вставая.

— Это моя реплика. Я буду в приёмной. Помни о нашем разговоре.

О каком именно? И вновь, все её мысли занимал Шейн Дин.

* * *

Картофельный суп, съеденный на обед, грузом лёг в животе. Джоси размяла шею, ожидая ещё одного клиента. Как же она устала, и хмурые взгляды мужа не облегчали работу с клиентами, когда он по нескольку раз заглядывал в офис и смотрел на всех. Когда этот день подойдёт к концу, она его убьёт.

Дэниел проходил мимо, но остановился и опёрся о косяк.

— Тяжёлый день?

Она слишком устала, чтобы препираться.

— Да.

Он кивнул с серьёзным видом.

— Я, правда, предлагал помощь, если тебе нужно. Веришь или нет, но я понимаю концепт командной работы. — Он слабо улыбнулся.

Джоси усмехнулась.

— Приятно знать. Хотя, я всё ещё хочу повышения.

Он кивнул и шире улыбнулся.

— Как и я. Но, в любом случае, я всегда могу помочь.

— Спасибо. — Может, он не такой уж и плохой.

— В любое время. — Он развернулся и, насвистывая, пошёл к себе.

Джоси откинулась на спинку и открыла файл похоронного бюро Холла. Что-то было слишком гладко и просто в записях, и Джоси не могла выяснить что именно. Клиент приобрел несколько различных гробов у разных поставщиков, и вся информация записана не туда, куда надо.

Она аккуратно внесла всё как нужно, а затем вычла траты из бюджета. Она хотела сделать это несколько дней назад, но так как решила, что уже нашла проблему, сосредоточилась на другом. Да и трупы, нападения и похищения немного отвлекли.

На калькуляторе высветилось число. Избыток в тринадцать тысяч долларов.

Ровно.

И эта же сумма пропала из корпорации Ларсон. Сукин сын. Она дважды проверила, и в голове завертелись мысли. Ага, Чёртова дюжина. Билли отмывал деньги на нескольких предприятиях. Она не думала сравнивать счета различных компаний друг с другом. От волнения она чаще задышала. Она может решить это.

Вики вошла в офис вместе с молодой женщиной.

— Миссис Агер из «Хозтовары Агерс».

Джоси глубоко вдохнула, она позже разберётся с этим.

Встав, она искренне улыбнулась и понадеялась, что Билли не воровал у Агер. Но шансы были малы. Стоило ли ей для начала рассказать всё клиенту или подождать, когда всё выяснит? Она, определённо, обязана всё донести до клиента. Господи, на её фирму в суд подадут.

— Мэдж, рада тебя видеть.

Мэдж тоже улыбнулась, пригладила руками джинсы и села.

— Спасибо, что встретилась со мной. Не уверена по поводу налогов и возможности списания поездки на запад? — Она собрала длинные тёмные волосы в высокий хвост, открывая лицо без единой капли макияжа. Её муж — Сэм — и его брат два года назад унаследовали бизнес. — Ты знаешь, мы всё делали по правилам, потому что брат Сэма прокурор. — Она посмотрела на стены, и Джоси заметила, что у неё глаза покраснели. — Ох, мне нравится твои картины лошадей.

— Спасибо. — Джоси всегда нравился арт в стиле вестернов. — Ты принесла чеки?

— Да. — Мэдж достала из огромного рюкзака помятые чеки. — Ой, они не в порядке.

— Всё нормально. — По сравнению с рваными клочками бумаги из стриптиз-клуба, эти были нормальными. Джоси собрала их в кучу, пытаясь найти слова, чтобы рассказать Мэдж о расхождениях в суммах.

— Так… — Мэдж подалась вперёд, — Я, к-хм, у меня к тебе странный вопрос.

Если этот вопрос никак не связан со стриптизом или спасением гольф-клуба, странного ничего нет.

— Выкладывай!

Мэдж откашлялась.

— Гипотетически, если мы с Сэмом разведёмся, я получу половину бизнеса?

Джоси выпрямилась под бой антикварных часов.

— Ох, Мэдж, всё в порядке?

— Да. — Мэдж скрестила ноги и откинулась на спинку. — Но девочки всегда должны продумывать всё наперёд.

Она правду ведь говорила. Джоси убрала волосы с лица.

— Ну, короткий ответ: нет. В Вашингтоне делят только совместно нажитое имущество, а наследство не совместное, а личное. И так как Сэм получил половину бизнеса в наследство, технически тебе там ничего не принадлежит.

Мэдж скривилась.

— Да, ясно. — Она осмотрелась. — Уже выяснили, кто проник к вам?

— Пока нет, — Джоси ждала звонка или визита полиции. Кто-то уже должен был найти Билли. Тело же когда-то начинает вонять. Завонял ли уже Билли?

Джоси сосредоточилась на Мэдж, пытаясь выкинуть из головы ужасный день.

— Но, заверяю тебя, твой файл и мой ноутбук в тот день были при мне, так что никто не добрался до твоих счетов.

— Слава Богу. — Мэдж выдохнула. — Между Сэмом и его братом накалились отношения, представляешь? Ну, если бы какой-то из счетов обнародовался, были бы проблемы.

Джоси нахмурилась.

— Так ты в курсе, что с вашими счетами проблемы.

Мэдж кивнула и полезла в рюкзак.

— Ну, да. Вот почему я здесь. — Она достала серебряный пистолет и сморщила носик. — Мне очень жаль. — Она уперлась локтем себе в живот, скрывая пистолет ото всех, кто бы в коридоре.

Страх скрутил живот Джоси. Она откинулась назад, подальше от оружия.

— Какого чёрта?

У Мэдж загорелись глаза.

— Ну, мы работали с Билли, и всё было хорошо, пока он не отправился на реабилитацию. — Она поджала губы. — Думаю, он вспомнил о религии… а может о совести или о чём-то ещё. — Она топнула ногой и рассмеялась. — Идиот.

Джоси покачала головой.

— Не понимаю.

— Ну, в общем… До того, как Сэм унаследовал магазин, мы, вроде как, помогали парню по имени Макс Пентон в его деле. — В глазах Мэдж появился блеск безумия.

— В каком? — Джоси могла закричать и нырнуть под стол, но пристрелит ли Мэдж Вики, которая прибежит на шум? Или Шейна?

— Он продавал мет. И много. — Мэдж поправила манжету куртки на руке, которой сжимала пистолет. — Но не детям. Никогда детям.

Эта женщина под чем-то? Джоси подавила гнев. Ей нужно сосредоточиться. Шейн не станет волноваться из-за миловидной, пухлой Мэдж и не придёт её проверять.

— Значит, Билли помог тебе нарушить закон?

Мэдж немного махнула пистолетом.

— Да. Ради метамфетамина парень согласился бы на всё. На самом деле, это он показал нам, как можно проводить прибыль от дел с Максом через магазин, и чтобы никто не догадался. Так мы могли не показывать деньги брату Сэма, — отрезала она. — Ты не представляешь, каково это пахать, как ишак каждый день, а все деньги идут брату. Любимцу… прокурору. Придурку.

Сумасшедшая. Эта женщина свихнулась.

— И Билли показал, как отмывать деньги. — Насколько сильно Мэдж обижена на деверя?

— Да. У Билли была дополнительная книга учёта, и мы отдавали брату правильные чеки. А дополнительную прибыль прятали на оффшорных счетах… и Билли пользовался счетами других клиентов, без их ведома. — Мэдж шипела, а в уголках её губ собиралась слюна. — Но затем Билли отправили на реабилитацию, а счета передали тебе. — Металлический ствол пистолета отразил свет, когда Мэдж им махнула. — Это мои деньги, я их заслужила.

Джоси напряглась, готовясь упасть на пол. Спицы из её ящика ничто против пистолета, нужно как-то иначе урезонить

сумасшедшую.

— Ты ведь знаешь, что Билли мёртв?

— Ага. Его Макс застрелил. Затем Джордж должен был забрать у тебя файлы, но провалился. — Она склонила голову и направила пистолет в грудь Джоси. Тёмные круги от пота заляпали её цветастую блузку. — А что случилось с Джорджем?

В груди Джоси колотилось сердце.

— Я сама толком не уверена, что случилось с Джорджем. — Она посмотрела в коридор. — Какой у тебя план?

Мэдж вздохнула и натянула на лицо фальшивое сожаление.

— Я ведь хорошая, понимаешь.

— По моему опыту, люди, которые стараются убедить других в том, что они хорошие, на самом деле пытаются убедить себя. — Где Шейн? — Ты знаешь, что ты плохая.

Мэдж вскинула голову, широко раскрыв безумные глаза.

— Это мы ещё посмотрим! Отдай документы.

Джоси толкнула их ей вместе с бухгалтерией.

— Спасибо. — Она убрала это всё в рюкзак. — А дальше вот что: я тебя пристрелю. — И добавила уже жёстче: — Правда, пристрелю.

Джоси ей верила.

— Не получится.

— Уверена, всё получится. Поднимаемся, идём к конференц-залу сзади и спускаемся по восточной лестнице. — Мэдж усмехнулась и встала.

Джоси сглотнула.

— А что потом?

— Там встретим Макса и вручим ему документы. Он сам разберётся. — Мэдж указала Джоси встать.

— Он меня убьёт, ты это понимаешь? — Джоси обошла стол, не сводя взгляда с пистолета. Мэдж выше её сантиметров на пятнадцать и тяжелее килограммов на восемнадцать.

— Может, нет. Может, нам удастся убедить его, что ты ничего и никому не расскажешь.

Если Мэдж выведет её из здания, она — труп.

— Ладно. — Джоси направилась к двери.

Мэдж схватила рюкзак.

— Я буду держать пистолет под рюкзаком и пристрелю тебя при необходимости.

— Знаю. — Джоси вышла в коридор и осмотрелась. Господи, пусть Шейн будет наготове.

Шейн сидел, вытянув ноги и держа в руке блокнот, и поднял на неё глаза.

Она кивнула на Мэдж и повернулась.

Вики подняла взгляд от компьютера.

— Как идут дела?

— Здорово. — Джоси продолжила идти, потому что не могла подвергнуть риску Вики. — Мы с Мэдж пройдём в конференц-зал.

— Джоси, — позвал её Шейн, тут же оказавшись рядом.

Она подпрыгнула, немного обернувшись.

— Привет, Шейн. — Она, не дыша, указала на Мэдж. — Это Мэдж, моя клиентка, мы в конференц-зал идём.

Шейн улыбнулся во все тридцать два зуба и протянул руку.

— Мэдж, рад знакомству.

Мэдж взглянула на Джоси, а потом на Шейна. С шипением она бросила рюкзак и направила пистолет на Шейна.

— Проклятие, — она повела плечом и вперила взгляд в Шейна. — Ты кажешься опасным.

— Спасибо. — Шейн встал в стойку, словно ягуар перед прыжком.

Мэдж встала ровнее.

— Ага, и есть лишь один способ справиться с таким, как ты.

О, Господи! Она собиралась выстрелить. Джоси без раздумья ударила по руке Мэдж.

Прогремел выстрел.

Шейн согнулся и прижал руку к животу. Сквозь пальцы потекла кровь.

— Шейн! — она ахнула.

Он округлил глаза.

Мэдж схватила Джоси и прижала пистолет к ее шее.

— Ты следующая.

Она потянула Джоси к лифту, подальше от Шейна и Вики, которая стояла с широко распахнутыми глазами. Бухгалтеры и секретари выглядывали из своих офисов, некоторые из них с мобильными телефонами у ушей. Джоси надеялась, что они вызывали полицию.

— Отпусти ее, и я тебя не убью, — проскрежетал Шейн сквозь стиснутые зубы. Он побледнел, но стоял ровно, всё ещё прижимая руку к ране.

Его подстрелили. Насколько всё плохо? Джоси старалась замедлить их, но Мэдж сильнее надавила пистолет, заставляя поморщиться.

Мэдж нажала на кнопку.

— Если кто приблизиться, я ее пристрелю, будьте уверены.

Двери лифта открылись, и Мэдж затолкнула Джоси внутрь.

Джоси закусила губу. Шейн стоял у двери, стиснув зубы и с убийственным блеском в глазах. Через футболку продолжала сочиться кровь. Как сильно он ранен? Джоси старалась сосредоточиться, но так и не смогла понять.

Дверь закрылась.

Глава 23

— Не стоило тебе в него стрелять. — Джоси старалась как можно дальше отодвинуться от холодного дула, упирающегося в ярёмную вену. Из-за гнева перед глазами плясали звёздочки.

Мэдж пожала плечами.

— Нет, стоило. По одному взгляду на парня можно сказать, что он… охотник. Он начнёт преследовать. Кстати, отличный удар. Кем ты себя возомнила? Рембо? — Она впилась острыми ногтями в руку Джоси, ее высокий рост помогал.

Джоси быстро заморгала. Её удар ничем не помог. Может, Шейн прав, и она слишком мягкая. Под гневом проснулся страх. Что если пуля попала в важный орган? Что если Шейн серьёзно ранен? Без сомнения, он не будет обращаться за медицинской помощью, пока какая-то сумасшедшая держала Джоси в заложниках. Он пойдёт за ней.

Так поступает семья.

Двери разъехались, и двое охранников направили на них пистолеты.

Мэдж потянула Джоси к выходу.

— Шевельнётесь, мальчики, и я прострелю ей шею.

Они не двигались, но по лицу ближайшего к ним мужчины тёк пот.

Джоси старалась не отставать от длинных шагов Мэдж в сторону выхода. Снаружи шёл дождь, из-за которого щипали царапины от дула. Джоси старалась не думать об этом. Если Мэдж споткнётся…

Вдалеке послышался вой сирен.

— Скорее. — Мэдж закусила губу, остановившись за выцветшим белым фургоном. Она открыла задние двери и затолкала внутрь Джоси, затем залезла сама и захлопнула дверь. Отпихнув Джоси к дальней стене, Мэдж села и направила на неё пистолет. — Вперёд.

Её муж повернулся к ней, его глаза были налиты кровью.

— Господи, Мэдж, что ты натворила?

Джоси вжалась в пушистое сиденье.

— Похищение, покушение на убийство, побои… это всё только начало. — Она посмотрела на лысеющего двадцатипятилетнего мужчину, которому пыталась помочь. Может, она могла бы договориться с ним? — Всё плохо, Сэм. Очень плохо.

Сэм выехал с парковки на дорогу.

— Мэдж? — Он посмотрел в зеркало заднего вида.

Мэдж пожала плечами.

— Мне надо было выбраться оттуда, и я думала, что смогу. Но затем все увидели меня с пистолетом, и я запаниковала.

Джоси посмотрела на дуло. Вонь от пота и отчаяния обрушилась на чувства. Они убьют её?

— Полиция уже едет.

Сэм завернул в проулок и резко остановился в узком гараже. Он быстро вышел из фургона и открыл заднюю дверь.

Джоси готовилась напасть, но застыла, увидев, как Сэм направил на неё глок. По крайней мере, он походил на глок по размеру и форме. Из такого Шейн пару лет назад учил её стрелять.

— Выходи. — Сэм схватил Джоси за волосы и потащил к старому кадиллаку. Боль разлилась по голове. — Мэдж, достань верёвку.

Джоси вырывалась, желая вразумить Сэма.

— Макс убьёт тебя, ты в курсе?

Сэм ударил её тыльной стороной ладони по щеке, в которой взорвалась боль, а голова закружилась. Господи. Она вообще, оказывается, не знала Сэма. Он её на самом деле убьёт. Он махнул пистолетом на Мэдж и развернул Джоси. Верёвка больно врезалась в запястья, когда Сэм туго её связал.

Джоси поморщилась. Что если у неё получиться сбежать?

— Все знают, что это вы. Они видели Мэдж с пистолетом. На самом деле, она моего мужа подстрелила.

Сэм развернул её и приблизил своё молодое, красивое лицо с причудливой бородкой, которая всегда очаровывала Джоси.

— Значит, мы на время уедем из города. Мы нужны Максу. Он ни за что нас не убьёт. — Сэм схватил Джоси за предплечье с такой силой, что точно оставил синяки. — Ты, совсем другое дело…

Сэм быстро схватил её и засунул в багажник кадиллака. Через пару секунд взревел двигатель, и они снова тронулись. Они поменяли машины. Кто-то наставлял Мэдж и Сэма.

Грубое ковровое покрытие багажника царапало щеку. Заплесневелое, вонючее покрытие. Она чихнула.

Нужно сбежать прежде, чем они привезут её к Максу. Она ведь в прошлом году смотрела передачу, как выбраться из багажника, но слушала невнимательно. Машина подпрыгнула на кочке, и Джоси затошнило.

Она перевернулась на спину и поджала ноги. Вокруг сплошная темнота. Даже лучик света не проникал. Сколько у неё воздуха в запасе? Руки болели. Джоси вновь перевернулась на бок, подтянула ноги к груди и постаралась перетащить руки вперёд. Плечи протестующе заныли.

Ей нужна помощь. Ей нужен Шейн.

Она поджала пальцы и дёрнула руки вверх по щиколоткам и бёдрам. Слава Богу. Джоси облегчённо выдохнула и расслабила плечи. Дергая за веревки, она нахмурилась и поднесла связанные руки ко рту, не обращая внимания, что на старой верёвке безумное количество микробов. Она впилась зубами в узел, пытаясь его ослабить.

Не вышло.

Она не может развязать верёвку зубами. Машина вновь подскочила, и Джоси тоже подпрыгнула, ударяясь одним боком о металлическую крышку, а другим о ковровое покрытие. На рёбрах, бёдрах и плечах начали формироваться синяки.

Джоси не думала, что многих женщин берут в заложницы. Она родилась под несчастливой звездой?

Отодвинувшись к заднему сиденью, Джоси со всей силы пнула то место, где по идее должна находиться задняя фара. Пятка попала в металл, и по ноге разлилась боль.

Джоси откинула голову на покрытие, волосы цеплялись за всё. Она ещё раз пнула, но стало только ещё больнее.

«Думай!»

Ей нужно думать, но из-за страха в голове всё мутнело. Если она выбьет заднее сиденье, то наткнётся на Сэма и Мэдж с оружием. Если будет ждать, когда они откроют багажник, наткнётся на то же самое.

Машина повернула, и Джоси откатилась глубже в багажник. Маленькое пространство заполняли лишь шум её дыхания. Ей хватит воздуха? Сколько она ещё сможет дышать? Может, они просто оставят её тут умирать. На глаза навернулись слёзы, Джоси шмыгнула и подавила всхлип. Почему она не послушала Шейна и не осталась дома?

Очередной всхлип. Как сильно Шейн ранен? Почему она сказала ему, что шансов у них больше нет? Мысль жить без него была больнее идеи начать всё заново. Но могли ли они? Господи, она в таком дерьме.

Машина остановилась с визгом. Джоси прокатилась вперёд, а затем назад, оцарапав о жёсткое покрытие руки. Она упёрлась плечом в пол и повернулась так, чтобы ноги оказались за спиной.

Двери хлопнули.

Багажник открыли, и Джоси нанесла удар ногой, часто моргая из-за яркого света.

Сэм тощей рукой оттолкнул её ступню и схватил за связанные запястья, чтобы вытащить наружу.

Ржавый металл оцарапал живот Джоси.

Сэм поднял её и поставил на ноги.

В нос ударил запах скисшего молока и испорченной еды. Она оказалась в тёмном и сыром переулке между обшарпанными кирпичными зданиями. Джоси нахмурилась. Где она, чёрт подери?

Мэдж распахнула тяжёлую фиолетовую дверь. Изнутри донеслась музыка.

— Шевелись, — Сэм потянул Джоси в узкий коридор.

Не может быть.

— «Пруд»? — Ещё один клиент Билли, не зря она подозревала брата наркодилера. — Пол тоже в этом замешан?

— Ага. — Сэм открыл дверь в офис Пола и втолкнул туда Джоси.

Пол стоял по другую сторону огромного стола. Вьющиеся волосы Пола были в полном беспорядке, а глаза широко распахнуты.

— Что она здесь делает?

Сэм усадил её в кресло.

— Она узнала про дела Билли.

— Я думал, он исправил все счета.

— Не-а, не успел.

— Ну, мой он поправил, прежде чем отправиться на реабилитацию. — Пол сел в кресло. — Стоило убедиться, что и твои документы он исправил.

Сэм пожал плечами.

— Мне не представился шанс, да и Макс был зол.

Пол побледнел.

— Где Билли?

Джоси выпрямилась.

— Мёртв. Получил пулю в лоб. Дела с парнями, как Макс, вас всех до смерти доведут. — Она предполагала, ведь с Максом не встречалась, но всё выглядело именно так. — Отпусти меня, Пол. Я могу помочь тебе получить защиту полиции.

Сэм фыркнул.

— Ага, точно.

Злость кипела в Джоси.

— Ладно. Тогда отпустите меня, или мой муж голыми руками сдерёт с вас шкуру. — Она подалась вперёд и выплёвывала слова. — Вы его не знаете и не представляете, как он натренирован. Если со мной что-то случиться, он будет медленно вас убивать. — От этих слов она сама задрожала, потому что говорила правду.

Пол побледнел ещё сильнее, отчего стали заметнее небольшие веснушки.

Мэдж село в соседнее кресло.

— Не-а, я же его подстрелила.

Джоси замотала головой.

— Шейна не остановит одна пуля. Поверь.

Сзади раздался шорох, а затем дверь захлопнулась.

— Меня не волнует раненный мужчина, миссис Дин. — Низкий, глубокий голос с акцентом наполнил воздух.

Джоси повернулась и наткнулась на высокого мужчину, чёрные волосы которого были зачёсаны назад, открывая лицо с оливкового цвета кожей и странные ярко-голубые глаза. Он был одет в чёрный шёлковый костюм и красный в полоску галстук. Джоси втянула воздух.

— Ты, должно быть, наркодиллер.

Он улыбнулся, демонстрируя ровные белые зубы.

— Нет. Брат Пола наркодиллер, а я просто… бизнесмен.

— Ты убил Билли?

— Да. — Макс посмотрел на Сэма, который судорожно сглотнул. — Билли стоило знать, что глупо идти в обход меня. — Он стряхнул невидимые пылинки с лацкана. — Я, естественно, не понимал, что строительная бригада на этой неделе приступит к ремонту. — Он изогнул полные губы. — Предполагаю, что Билли уже воняет, и его скоро найдут.

Внутри Джоси раскручивалась спираль страха. Признание от сумасшедшего преступника, значит, он не планировал её отпускать. В ушах появился звон от ужаса, а руки задрожали. Как она выберется? Она повернулась к сотрясающемуся Полу.

— Вы всерьёз планируете меня убить?

Пол втянул воздух и поднял взгляд на Макса.

— Ты ведь не планировал её убить? Она же хорошая.

Макс одобрительно ей кивнул.

— И умная. — Затем обратился к Полу: — Она знает о твоём бизнесе, о том, как мы не просто продаем мет, но и проводим доходы через другие предприятия, чтобы всё было чисто. Отмывание денег — федеральное преступление. Она тебя на всю жизнь засадит.

Джоси расправила плечи.

— Это ничто по сравнению с тем, что Шейн сделает с тобой. Поверь.

Руки Пола, лежащие на столе, задрожали.

Макс вздохнул.

— Сэм, Мэдж садитесь в кадиллак и езжайте к дому. Ждите меня там. Нам нужно увести вас из города на время. — Он вытащил телефон из внутреннего кармана. — Я привезу деньги.

У Мэдж загорелись глаза, она кинула взгляд на Джоси и вышла за дверь, а Сэм тихо последовал за ней, не оборачиваясь.

Через пару секунд за ними захлопнулась дверь.

Макс нажал на вызов и приложил телефон к уху.

— Привет. Через тридцать минут в дом прибудут две проблемы, разберись с ними. — И он убрал телефон.

Пол встал.

— Ты и их убьёшь? — его голос стал выше на октаву.

Макс скривил губы.

— Конечно. Свидетели видели, как они стреляли в мужчину, а потом похитили эту милую леди. — Он погладил Джоси по волосам.

Страх не давал говорить, и она просто отстранилась от него. А потом нашла в себе силы прошипеть:

— Тронешь меня снова и останешься без руки.

Он приблизился, уперся руками в подлокотники и склонился вперёд, запирая Джоси в ловушке. После чего приблизил своё лицо к её.

— Тебе бы лучше сменить тон, миссис Дин. — Он опустил взгляд на её грудь. — Или я передумаю. — Он подался ещё ближе. — Как же нам будет весело вместе.

От паники её затошнило, и она решила сменить тему.

— Ты поставил мой дом на прослушку?

— Да. — Макс достал из кармана платок и вытер руки. — Когда Билли попал в реабилитационную клинику, мы поняли, что он не закончил подделывать все документы. И их забрала ты, так что я поставил тебе жучки, чтобы убедиться, что ты не разберёшься в счетах.

От того, что кто-то прослушивал её жизнь, Джоси затошнило. Она изо всех сил сдерживала рвоту.

— Все те люди, с которыми Шейн разобрался, были твоими?

Макс раздражённо выдохнул.

— Да. Хотя я не в курсе всей истории. Я послал их дождаться тебя в твоём доме, чтобы поговорить. А потом узнал, что они все в морге.

— Я уже говорила, что переходить дорогу Шейну самая безумная идея. — Значит все проблемы из-за неё, а не из-за прошлого Шейна. И как серьёзно ранен её муж? Он должен поправиться.

— Посмотрим. — Макс достал пистолет из наплечной кобуры.

Пол вскочил из-за стола, ножки кресла заскрежетали по полу.

— Ты не можешь убить её здесь.

Господи, её и впрямь застрелят. Джоси посмотрела на пистолет. Если она пнёт Макса между ног, он выронит оружие?

Макс улыбнулся.

— Я её не убью.

Джоси облегченно, как и Пол, выдохнула.

Макс сделал ещё шаг.

— Ты, Пол, это сделаешь.

Глава 24

Пол вскочил на ноги.

— Что? Ни за что. Почему я должен её убивать? — Он судорожно переводил взгляд с Джоси на Макса и обратно. — Я не убийца.

Макс поднял пистолет.

— Мне показалось, что все риски взял на себя я, а если ты решишь меня сдать, спокойно заключишь сделку, учитывая, что Билли я убил. — Он пожал плечами в идеально отутюженном пиджаке. — Поэтому её убьёшь ты, — и, окинув взглядом владельца бара, добавил, — или я убью тебя. В любом случае, больше, я не стану об этом переживать.

Пол громко сглотнул.

— Мы не можем просто отпустить её и уехать из города?

Джоси села на край кресла. Басы музыки, сотрясающие стены, теперь казались зловещими.

— Отпустите меня. — На столе Пола лежали степлер, ручки и стоял компьютер. Ничего такого, что сгодилось бы за оружие.

Макс рассмеялся, низко и опасно, отчего у Джоси поползли мурашки. Он достал из кармана серебристый цилиндр, который прикрутил к дулу пистолета.

— Миссис Дин, вы мне нравитесь.

Глушитель. Джоси уставилась на крошечное отверстие в нём и никак не могла отвести взгляда.

— И как ты планируешь вынести отсюда моё тело? — она адресовала вопрос Полу, ощутив слабое удовлетворение, когда он ахнул.

С губ Макса сорвался раздраженный вздох с лёгким свистом.

— Через черный вход, естественно. — Быстрым движением Макс подошёл к Полу и выдернул его из-за стола.

Затем вложил пистолет в его дрожащую руку и направил на Джоси.

— Тут потом будет немного грязно, но мне всё равно.

Пол попятился, пока не наткнулся на стол. В его глазах появились слёзы, а рука так дрожала, что он мог и случайно нажать на курок.

У Джоси перехватило дыхание, а комната сузилась до дула пистолета.

Макс отошёл от Пола.

— Пол, пристрели её.

— Прости. — Пол закрыл глаза и нажал на курок.

Джоси наклонилась и бросилась вперёд, ударяя Пола в живот. Пол ударился спиной о стол и выстрелил в картину, затем сложился пополам и с шипением выдохнул, а Джоси обхватила потными руками холодный пистолет.

Макс схватил Джоси за плечо. Она закричала и с разворота ударила ему локтем в пах. Макс издал сдавленный крик, напоминающий визжание свиньи и скрип ногтей по доске, затем согнулся, но продолжил тянуться рукой к пистолету.

Господи. Этого не произойдет. Джоси сильнее стиснула пистолет и перекатилась к дальней стене, где встала. Запах пороха и жжёного дерева наполнил воздух. Джоси направила дуло на Макса, так как Пол, весь в слезах и соплях, стоял на коленях.

Макс, чьё лицо побагровело, выпрямился, прижимая руку к низу живота.

— Сука! Ладно, я тебя убью.

Джоси встала ровнее. Она на самом деле забрала у Пола пистолет, и, в отличие от него, у неё не дрожали руки. В голове появился туман, последствия действия адреналина. Казалось, в комнате клубился сюрреалистический туман, но Джоси не сводила взгляда с угрозы.

— Мудак, пистолет у меня.

Он улыбнулся, как чудище на Хэллоуин.

— Ты в меня не выстрелишь, и мы оба это знаем. — Он сделал два шага к ней.

Джоси нажала на курок.

Выстрел прогремел с эхом, громче первого. Макса откинуло на стену. Из его плеча брызнула кровь, а когда он прижал ладонь к ране, сквозь пальцы потекло ещё больше красной жидкости.

— Ты в меня выстрелила. — Он в неверии широко распахнул глаза.

— Конечно. — Джоси изо всех сил старалась не дрожать. — Тебе повезло, что я промахнулась, ведь целилась в грудь. — Твою мать. Она и вправду его подстрелила. — Думал, что я позволю убить себя? Что не стану стрелять? — Невероятно. Изо дня в день ей удавалось выживать. По-видимому, первое впечатление действительно обманчиво.

Дверь распахнулась.

Внутрь ворвался Шейн, за которым шёл Мэтт, оба с полуавтоматами. Шейн окинул взглядом комнату.

— Ангел. — Он смотрел то на неё, то на двух поверженных мужчин. — Ты в порядке?

— Да. — Хотя теперь, когда угроза миновала, колени стали ватными, а в затылке началась пульсирующая боль. Долбанный адреналин. — А ты? — Она посмотрела на кровь на его футболке.

Он кивнул, и на бледном лице появилось напряжение.

— Да. Пуля добралась до верхнего слоя брюшных мышц. Крови много, но опасности нет.

Послышался вой сирен.

Мэтт засунул оружие за пояс штанов.

— Кажется, ты тут со всем разобралась. — Улыбка коснулась его глаз. — Дорогуша, ты нечто.

Джоси попыталась улыбнуться в ответ, но её губы отказывались подчиняться. Она выстрелила в человека.

Шейн встал между Максом и Джоси, целясь Максу в сердце.

— Спасибо за помощь. Увидимся позже.

Мэтт ещё раз окинул комнату, кивнул и поспешил прочь.

Макс втянул воздух.

— У меня есть деньги, и много.

Шейн даже не шелохнулся.

— Мне они на хрен не нужны. На самом деле, я сейчас спорю с самим с собой пристрелить тебя или нет.

Пол, свернувшись в калачик на полу, громко всхлипнул.

Шейн посмотрел вниз и напряг спину.

— Встань, придурок.

Макс тут же выхватил из-за пояса пистолет, направил его на Шейна и нажал на курок. Звук выстрела сотряс комнату.

Шейн начал падать, Джоси подхватила его и аккуратно опустилась с ним на пол. Увидев кровь, она округлила глаза и ахнула.

— Шейн.

Эхом раздался топот, после чего три полицейских офицера ворвались в кабинет с пистолетами наизготове.

— Брось пистолет, — закричал первый.

Макс выронил пистолет и поднял руки.

Шейн с трудом встал на колени, почти упав, но всё же загородив собой Джоси.

Джоси схватила его за руку.

— Насколько всё плохо? — из его живота текла кровь.

— Очень плохо. — Шейн стал белее снега. — Плохо до операции.

Страх сжал горло. Джоси посмотрела вверх.

— Нужна скорая.

— Уже едет, — произнёс коп. — Что произошло?

— Меня зовут Джоси Дин, а эти парни меня похитили. — Она указала на Макса. — Он собирался меня убить, но я отобрала у него пистолет. — Она отдала оружие полицейскому. — Я его ранила.

Коп кивнул, забирая пистолет.

— Ясно. Вас ищут все полицейские города. — Он кивнул двум напарникам. — Наденьте на них наручники. — Двое копов заторопились сковать Макса и Пола. — Сперва раненного в больницу завезите.

Джоси сильнее сжала руку Шейна. Сирены раздались ближе.

Шейн откашлялся.

— Нашли тех двух связанных в автомобиле?

— Да. — Офицер посмотрел на Макса, затем вновь на Шейна. — Им не терпится рассказать про Макса — знаменитого наркодилера.

— Хорошо. — Шейн тяжело вздохнул. — Мне их помог связать другой человек, но я не знаю, кто это был.

Джоси старалась сохранять беспристрастное выражение лица. Никто не должен знать про Мэтта. Несмотря на звон в ушах и дрожь в руках, она подыграла.

— Мы возьмём показания у вас обоих. — Во время разговора густые усы полицейского шевелились. — Миссис Дин, вы можете ответить на вопросы в больнице.

* * *

Джоси откинулась на бледно-розовую стену. Кто придумал покрасить стены больницы в розовый? Она поёрзала на жёстком стуле и опять принялась ждать. Ожидание ненавистно. Шейна уже час, а может дольше, оперировали.

Мэтт время от времени заходил и узнавал, есть ли новости, но в основном держался в тени. Но даже его присутствие в больнице придавало Джоси спокойствие. Она глубоко вздохнула. Хватит непродуманных планов на будущее. С Шейном она видела, как худшее, так и лучшее. Пора принять решение и следовать по намеченному пути, несмотря ни на что. Угроза смерти меняет приоритеты, правда?

Она могла идти по своему пути и выстроить прекрасную жизнь. Может, найти хорошего мужчину и родить пару детей.

Но всегда будет чего-то недоставать. Она всегда будет мечтать о Шейне и о том, что у них могло быть. Ему не так много осталось жить, но у него всё же есть время. И Джоси хотела стать частью этого остаточного промежутка… чтобы насладиться всем, что им отведено. Может, они даже победят и смогут прожить счастливую жизнь. Но она никогда не хотела бы жить, постоянно оглядываясь в прошлое, и гадать: «А что было бы, если бы?». Решение, которое она примет в ужасной больнице, будет окончательным.

Впервые у неё есть её человек. Чувство владения пересилило чувство принадлежности, которое она всегда так сильно желала. Неудивительно, что люди умирали и убивали за семью. Ничто не могло сравниться с ощущением привязанности и того, что ты не одинок. Правильно это или нет, но она чувствовала себя в безопасности.

Она выбрала Шейна. Риск того стоил. От принятого решения ее тело накрыло волной тепла.

Врач, всё ещё в хирургической форме, направлялся к ней по коридору, выгнув кустистые брови над очками.

— Миссис Дин?

— Да. — Она выпрямилась и поморщилась из-за ушибов и новых синяков.

— Ваш муж хорошо перенёс операцию.

Она со свистом выдохнула, хотя не осознавала, что задерживала дыхание. Лёгкие горели от нехватки кислорода, так что она глубоко вдохнула.

— Он в порядке?

— Вполне. — Доктор скривил полные губы. — Он в прекрасной форме, хотя на сегодня я хотел бы его оставить и понаблюдать, чтобы удостовериться, что нет внутреннего кровотечения. — Он кивнул мимо проходящему врачу. — Ваш муж должен прийти в себя примерно через полчаса, тогда вы сможете его увидеть.

Слёзы жгли глаза. С Шейном всё хорошо.

— Спасибо, доктор.

С отстранённым видом он кивнул и поторопился за коллегой.

Из-за угла появился детектив Маллой.

Джоси вздохнула.

— Есть ли случаи в городе, на которые вас не вызывают?

Маллой усмехнулся, крутя зубочистку во рту.

— Много. Но вы, миссис Дин, и ваш муж… ну, вы мои. Где бы ни послышались ваши имена, я тут как тут.

— Вот везёт же, — выдохнула Джоси, убирая волосы со лба. — Полагаю, вы уже всё слышали?

— Ага. — Маллой сел на стул рядом с Джоси. Сиденье издало шипящий звук. — С майором всё будет хорошо. Рад слышать. — Он вытащил потрепанный блокнот. — Итак, изложите, что произошло.

Джоси выдала всё, кроме факта нахождения тела Билли, но скрыла имя Мэтта. Она подробно объяснила, кем был Билли и что сделал для своих клиентов. Потом вздохнула.

— Макс, наркодилер, сказал, что убил Билли на девятом этаже нашего офисного здания. Вам следует его проверить.

Маллой выгнул бровь, вытащил телефон и отдал приказ:

— Я послал двух офицеров посмотреть. — Он сел прямо. — Так, расскажите мне о загадочном мужчине, который помог вашему мужу.

Джоси устало потёрла глаза.

— Не могу. Шейн сказал, что встретил того в переулке, и что мужчина помог ему на улице. Может, он бывший военный или что-то в этом роде. Эти парни всегда помогают друг другу, знаете.

Маллой кивнул, медленно растянув губу в улыбку.

— Просто любопытства ради, насколько глупым вы меня считаете?

— Я вообще так не считаю. — Так и было. Джоси понимала, что детектив не купится на историю Шейна о Мэтте. Но также знала, что Маллой не в силах доказать лживость этой истории. Если они с Шейном будут придерживать это линии — хоть и лживой — сюжета, Маллой ничего не сможет с этим поделать. — Что сказала Агерс?

— Это не относится к делу. — Впервые Маллой позволил раздражению отразиться на лице. — Опишите человека.

Она пожала плечами.

— Я его не рассмотрела. Я выстрелила в Макса, появился Шейн, Макс в него стрелял… всё так быстро.

— Попытайтесь.

— Ну, думаю, среднего роста. Светло-каштановые волосы и, не знаю, вроде, карие глаза. — Она подалась вперёд, бегая взглядом по сверкающему полу коридора. — Я видела его уголком глаза. Всё внимание сосредоточила на пистолетах.

— У таинственного парня был пистолет?

— Наверно, я не уверена. — Она нацепила своё лучшее невинное выражение, прежде чем повернуться к детективу. Джоси научилась этому в детстве. — Я была бы рада помочь, но всё это похищение стало испытанием, и в голове сплошной туман.

Маллой прищурил покрасневшие глаза.

— Миссис Дин, вам нужна медицинская помощь?

— Нет, — на выдохе отказалась она, вновь откидывая голову на стену. — У меня пара синяков и жуткая усталость, детектив. — От мысли, что Шейн мог не пережить операцию у неё сжималось сердце. Хотя даже тогда верила, что он выживет. Шейн — истинный борец, немного доработанный. Простая пуля его не убьёт… Правда, оставался чип в спине с обратным отсчётом.

Джоси покачала головой на свою наивность. Конечно, Шейн мог умереть. Но если и существовало что-то невероятное, то это точно Шейн.

— Мы закончили?

— Даже не начинали. — Детектив открыл блокнот. — Полагаю, ваша история куда занятнее.

— Не-а. — Упс, она не учла тот факт, что Макс верил, будто Шейн убил наёмников, ждущих её в доме. — Вам лучше спросить Шейна, когда он отойдёт после операции. Может он что добавит.

— Конечно, спрошу. — Маллой встал и размял шею.

Медсестра в ярко-фиолетовой форме появилась из-за угла.

— Миссис Дин, вы можете увидеть мужа.

Маллой сел в кресло.

— Я подожду, пока мы не сможем продолжить беседу.

Джоси встала.

— Я думала, мы закончили.

— Даже близко, нет. — Детектив улыбнулся.

Глава 25

Шейн впитал тишину, дал ей просочиться через поры до самого мозга. Обезболивающие. Он их ненавидел. Боль без проблем пробуждает чувства. В тишине он разобрал тиканье часов; снаружи тихие шаги по плитке; пиканье аппарата и, наконец, дыхание. Тихие, сексуальные вздохи, которые ему были так хорошо знакомы. Шейн открыл глаза.

Джоси.

В груди разлилось тепло, а решимость выпрямила спину. Ангел. Его и только его.

— Привет, сладкая. — Он охрип.

Джоси тут же подошла ближе к кровати и взяла его за руку.

— Привет. — Под ошеломляющими глазами нежную кожу омрачали тёмные круги. На щеке был синяк. Волосы беспорядочными прядями падали на лицо. Даже губы стали бледнее.

Проклятье, она прекрасна.

Он заставил голосовые связки работать.

— Сегодня ты меня чертовски впечатлила.

От улыбки уголки её губ приподнялись.

— Я всего лишь использовала приёмы, которым ты меня научил. — Она хихикнула. — Хотя, ты должен был видеть Макса, почти рухнувшего на пол.

Опасность. Шейн не защитил от неё Джоси. Но она справилась сама. Его окатило волной гордости, смешанной с решимостью. Больше Джоси никогда не останется один на один с опасностью. Он не позволит. Его мир — Джоси и точка. Больше никаких «если бы да кабы», он чётко осознавал путь.

— Я горжусь тобой.

На её лице появился милый румянец.

— Спасибо. Я была рада, когда ты пришёл. — Она нахмурилась. — Прости, что тебя подстрелили… дважды за сегодня — И закусила нижнюю губу.

— Ты не виновата. — Он посмотрел на низ кровати. — Передашь мне медкарту?

Она кивнула и передала ему карту. Он быстро просмотрел записи доктора и произнёс:

— Я в порядке, — после чего решительно откинул простыню.

Джоси его остановила.

— О, нет. Сегодня ты остаёшься здесь. Точка. — Она поджала губы.

Шейн выгнул бровь.

— Кто сказал?

— Я и доктор.

Шейн тряхнул головой отчего его затошнило. Чем они его напичкали?

— Если останусь я, то останешься и ты. — Он потянул Джоси на койку, пока сам сдвигался к краю.

Она округлила прекрасные голубые глаза, в которых плескались искушение и желание. По сердце прокатилась уязвимость, едва не расколов его пополам.

Шейн вздохнул. Внутренний мальчишка, который в одиночестве и смятении плакал, гадая, почему должен сражаться и умереть, теперь плакал с надеждой. Из-за Джоси Дин. За те два месяца их брака, впервые в жизни он ощущал себя полноценным.

Он всецело и безоговорочно любит братьев и умрёт за них. Он убивал за них и убьёт вновь. Но он рискнёт с Джоси, даже если им придётся жить отдельно от братьев. Они любят его и поймут.

Он крепче ухватился за надежду.

— Милая, твоё место здесь. Ложись.

Джоси сглотнула, кивнула и забралась к нему. Она прижалась к его боку и положила голову ему на плечо.

— Я могу уснуть.

Он откинулся.

— Ты говорила с полицией?

Она зевнула.

— Да. Маллой с нетерпением ждал возможности поговорить со мной.

— Маллой? Мы что? Его излюбленный проект? — Коп казался отличным парнем. Шейн не хотел бы его избивать.

— Наверное. — В голосе Джоси слышалась усталость. — Он очень хочет узнать про того, кто тебе помог. Я прикинулась дурочкой.

— Пока мы придерживаемся одной истории, всё нормально. — Ни за что Шейн не затащит Мэтта в ту катастрофу, в которую сам же превратил свою жизнь. Им, наконец, удалось скрыть Мэтта в безопасности Сиэтла. Пока что. Командир очень хотел вернуть его, и они это прекрасно знали. В опьянённом обезболивающими мозгу Шейна всколыхнулось воспоминание. Джори. Что-то связанное с ним. Шейн напрягся.

— В чём дело? — пробормотала Джоси.

— Ни в чём. — Он не мог ухватиться за мысль, но она была там. Может, когда организм очистится от обезболивающих, последние два года, наконец, вернутся. Прежде чем отправиться за теми, кто убил его брата, нужно обезопасить Джоси. Но он точно выследит каждого ублюдка.

Он отбросил эти мысли в сторону, позволяя подсознанию вести его.

— Помнишь ту шапку, которую ты связала мне на Рождество? — Его первый подарок, сделанный своими руками, прямо как в семейных комедиях. Чёрно-серая с узором, которая отлично согревала его на отдыхе в горнолыжных курортах.

Джоси хихикнула.

— Ага. Мне приходилось тайком ночью выбираться из постели и вязать.

Он знал, что она уходила и для чего.

— Она всё ещё у меня.

Она замерла.

— Серьёзно?

— Да. Шапка и твоё фото хранятся в депозитной ячейка банка Калифорнии. Самые дорогие для меня вещи. — Он прямо сейчас хотел вернуть ту шапку. Желал вновь почувствовать любовь и заботу, которые Джоси в неё вложила.

— Мило. — У неё задрожал голос. — Серебряная цепочка с ангелом, что ты подарил мне… нужно забрать её из дома.

— Заберём. — Он не должен спрашивать. Не должен. — Где твоё обручальное кольцо? — Его лежало там же, где и шапка.

— В той же шкатулке для украшений.

Ну, по крайней мере, она его сохранила. Позже Шейн найдёт время, чтобы уговорить её вновь надеть его на палец.


— Ты продолжила вязать?

— Да, — она улыбнулась. — Я создала свою страничку на eBay и иногда кое-что продавала.

Он так ей возгордился. Джоси особенная.

— Я помню, что ты мечтала об этом. Бросить все эти учёты и продавать свои творения.

— Это всего лишь мечта. Бухгалтерия помогает платить по счетам.

— Джоси, у меня есть деньги. — Намного больше, чем он ожидал иметь. Нат — финансовый гений в области инвестиций прибыли Службы безопасности «Грехи» — вероятно, потому что ему по большому счёту было по фиг, и он любил риск. — Ты можешь делать, что пожелаешь. Живи своей мечтой. — «С ним. Господи, прошу, пусть она останется с ним».

— А что насчёт тебя Шейн? О чём ты мечтаешь?

Он вздохнул.

— Ангел, ты моя мечта. Лишь ты. — Её запах — лесных ягод — заполнял его обоняние, пока сама Джоси заполняла его сердце и душу. Если у Шейна и была душа, то она принадлежала Джоси. Созданный из пробирки, наученный убивать, он часто сомневался в наличии души, но когда рядом лежала Джоси, он чувствовал, что она есть, пусть и запятнанная.

Джоси задышала ровнее и уснула.

Закрыв глаза, он прислушался к ритму её вдохов, хотя на задворках разума замечал каждый шум за пределами палаты, дальше по коридору и на улице. Но в этот момент мир заполнил его сердце.

В палате раздались знакомые шаги. Шейн открыл глаза, усмехнувшись над видом брата. Мэтту удалось раздобыть выцветшую врачебную форму, усы и даже очки в толстой красной оправе.

— Доктор.

Взгляд Мэтта смягчился при виде Джоси, затем его брат схватил карточку Шейна.

— Пуля не задела жизненно важных органов. Ты в порядке.

— Знаю.

Мэтт повесил карточку на изножье кровати.

— Шейн, она нечто. Одолела тех двух. — Мэтт почесал подбородок.

Да, так и было. Он понимал, какой риск брал на себя, и то, что разлука с братьями будет, словно ножом по сердцу. Но это его риск, и он обеспечит им безопасность. Он выбрал Джоси, ей он нужен сильнее, чем им. Жизнь без неё ничего не стоила.

— Мэтти, я хочу остаться с ней.

— Этого я и боялся, младший брат. — Мэтт обошёл кровать и сел в кресло для посетителей. — Вся эта чушь про «долго и счастливо» в семье невозможна. Она знает, ну, я имею в виду, ах…

— Мэтт, у нас могут быть дети. — Если он не сможет иметь детей, а Джоси захочет, они могли бы усыновить. Возможно. Когда-нибудь, когда он избавится от опасности.

Мэтт нахмурился.

— Шейн, они пытались. Ученые пытались создать детей из пробирки с нашим генетическим материалом. Ты это знаешь. И у них ни разу не вышло.

— Может, генетические эксперименты не подходят для наших детей.

— Может. — Мэтт подался вперёд и размял шею. — Скорее всего, они испортили ДНК, чтобы мы не могли иметь детей. — Его тихие слова были переполнены гневом. — Есть над чем подумать.

Он подумает.

— Кроме того, сейчас мы не совсем в безопасности, Мэтт. И не будем, пока командир и его лучшие ученые не окажутся погребены. — И это случится, когда они выяснят, как деактивировать чипы. Будь Шейн хорошим человеком, он бы рассмотрел вариант, упечь тех людей за решётку. Но он таким не был. Единственный способ обезопасить его семью — уничтожить его создателей. Точка.

— Верно. — Мэтт посмотрел на Джоси. — Я провёл день, взламывая базу данных местной полиции. Судя по всему, жучки в доме Джоси установили люди Макса.

— Да, знаю. — Шейн глубоко вздохнул. — Я нашёл их, думал, что командир добрался до Джоси, и поставил свои жучки. А когда узнал, что эти жучки не относятся ко мне, выследил ушлёпков, поджидающих Джоси. — Конечно, тогда он не планировал получить битой по голове.

— Затем, ты начал искать в интернете, и это могло вывести на нас. Слава Богу, этого не случилось. В этот раз нам повезло. Теперь, мы встречаемся с Натом раз в неделю, так что ничего подобного больше не вытворяй. — Послышались шаги, и Мэтт замер. Но когда медсестра прошла мимо, расслабился. — Хотя, безопасности ради, нам нужно уехать из города.

— Да. Нужно отвезти Джоси на ранчо… по крайней мере, на следующие три месяца. Если мы раскодируем чипы, я увезу её

в другое место для безопасности всех. — Ранчо в сто акров располагалось в горах Монтаны, там Нат создал защищенное место для них всех.

— Шейн, нам нужно держаться вместе.

— Нет, если так мы будем в большей опасности. — Шейн покачал головой.

— Мы не разделимся.

— Я не смогу вновь оставить её и не позволю своим решениям свести тебя в могилу. — Шейн поморщился от тошноты. — Мне жаль, Мэтт.

— Не стоит. — Старший брат откинулся с серьёзным видом. — Я всегда хотел для тебя хорошей жизни. Если ты думаешь, что она возможна, я помогу всем, чем смогу.

Благодарность и любовь сотрясли Шейна.

— Я не могу позволить тебе так рисковать.

— В этом споре ты не победишь… да и спор для другого раза. — Мэтт подпёр рукой подбородок. — Воспоминания возвращаются?

— Да. — Шейн порылся в чертогах разума, где что-то разносилось эхом. — Почти всё вспомнил. Чувствую память, но она ещё ускользает. — Может он просто не хотел вспоминать, что случилось с братом? — Расскажи, что ты знаешь.

Мэтт стиснул зубы.

— Мы отправили Джори в компанию Миления Инвестментс.

— Помню. Компания приложила руку ко всему от военных контрактов до генетических лабораторий и производства наркотиков. — Шейн притворился исследователем, чтобы быстрее пробраться в компанию. — Джори был компьютерным гением, да?

— Да. — Мэтт вздохнул, опустил руки на колени и вытянул ноги. — Из-за высокого IQ Джори и смог выжить в детстве.

В голове всплыли воспоминания о тощем мальчишке с огромными ступнями.

— Помню. Ты помогал ему выживать.

— Нет. — Мэтт покачал головой. — IQ Джори был невероятно высок. Слишком высок, чтобы измерить. Поэтому он выживал, пока не встал на ноги. — Он хмыкнул. — А затем, помнишь, он стал невероятно опасным.

— Да. — Шейн кивнул. Джори дрался с холодной, жесткой логикой. Никаких эмоций, никакого гнева. Отлично натренированные конечности подчинялись великому разуму Джори. Обычно, Джори побеждал. — А что, если бы он не стал таким? Ты когда-нибудь задумывался, что на самом деле случилось с детьми, которые покинули лагерь?

Мэтт замер.

— Ты никогда прежде меня не спрашивал.

Может, Шейн не хотел знать.

— Ты знаешь?

— Нет. Полагаю, их отправляли в другой лагерь. — В глазах Мэтта полыхнула неприкрытая боль, но через секунду, он её замаскировал. Мэтт лгал, без сомнений, он что-то скрывал. — В любом случае, сейчас нам надо узнать, что произошло с Джори.

Шейн опустил тему боли. На данный момент.

— Значит, Джори работал под прикрытием, чтобы узнать наложили ли руку командир и его учёные на Милению.

— Нет, мы уже знали, что так и было. Джори отправился туда, чтобы найти командира и узнать имена других инвесторов. Люди играют в Бога. — Мэтт стиснул зубы.

Шейн выдохнул.

— Это да. Что он нашёл?

Мэтт заговорил тише, смотря на Джоси.

— Не знаю. Полгода спустя мы получили от него сообщение, что его раскрыли и что он уезжает.

Живот Шейна скрутило от боли. Сильной. И ранения тут ни при чём.

— Мэтти, что дальше?

Мэтт опустил взгляд, в чертах лица стали заметны напряжённые линии.

— Нат хакнул их сервис, и мы нашли видеофайл, где была запись пыток Джори.

— Командиром?

— Не знаю. Там был только Джори.

Шейн не помнил записи.

— Я видел видео?

— Нет. Мы с Натом просмотрели за мгновение до того, как вирус сожрал его систему. Такой кошмар. — Он втянул воздух, который был буквально пропитан болью. — Я видел смерть Джори. Точнее, видео его смерти.

— Уверен? — прошептал Шейн. Видео можно сфальсифицировать.

— Да. Женщина выстрелила ему прямо в сердце.

— Женщина? — Боль наполняла тело Шейна, впитываясь из воздуха. — Одним выстрелом?

— Нет. Несколькими. — Мэтт потёр лицо. — Я видел, как он упал, как его глаза потускнели. — Он закашлялся и закрыл глаза. — Я его потерял.

— Ты не виноват. — Шейн поёрзал, скрывая дрожь от боли. — Поэтому, я отправился туда под прикрытием, чтобы узнать, кто его убил… и что он нашёл перед смертью. Я отчитывался?

— Да, но не передавал информацию, а просто сообщал Нату раз в месяц, что ты жив. Пока месяц назад ты не скрылся, не сказав и слова. Мы даже не знали, что ты раскрыл своё прикрытие, пока ты не принялся рыскать в интернете.

Шейн вздохнул, голова начинала болеть. Где-то там… скрывались воспоминания. Реальность — жестоко и ярко — пронеслась перед глазами.

— Я направлялся в Сиэтл, к тебе, Мэтт. — Он вспомнил, что сходил на старую базу за почтой и получил бумаги о разводе. — И остановился здесь, чтобы разобраться с разводом. — Он ждал Джоси у неё в доме, но писк жучков навёл на мысль, что она в опасности. — Посчитав, что до неё добрался командир, я поставил свои жучки, а на следующий день столкнулся с людьми Макса. — Закончилось всё амнезией. — Но я ехал к тебе. Что-то произошло, я что-то узнал. — Он схватился за голову, что же он узнал?

— Нам нужно узнать, что ты выяснил. — Мэтт заговорил тише. — Закрой глаза и расслабься.

Шейн закрыл глаза, замедлил сердцебиение и выровнял дыхание. Такой физический контроль он получил от учёных. Перед глазами случился взрыв.

— Господи.

— Что?

— Вспомнил, как пять лет назад взорвал объект. — Он открыл глаза. — Мы сбежали. Бараки, база… мы взорвали всё и сбежали. — То ужасное место, где они выросли, где их тренировали убивать… Они его уничтожили. Им было легко взорвать всё к чертям собачьим. Но они оставались в безопасности из-за Джори. Он понял, как взломать их компьютерную систему, где хранилось большинство записей, и из-за чего братьев труднее отследить и ещё труднее найти. Джори был самым умным.

— Может, тебе лучше поспать. Возможно, память вернётся во сне. — Мэтт понизил голос до хриплого шёпота.

Похоже, отличная идея.

— Каков план? — спросил Шейн.

— Я буду наблюдать за тобой, пока воспоминания не вернуться, и мы узнаем, что ты обнаружил.

Из-за сомнений Шейн закашлялся.

— Ты можешь больше не работать? — Очередное воспоминание… Мэтт искал свидетеля. — Ты кого-то искал?

— Да. — Мэтт встал. В профиль лицо Мэтта казалось более суровым. В два шага он оказался у двери. — Шейн, поспи. Я приду завтра.

Его брат. Тот, кто так усердно его тренировал, помогал драться. Чтобы он выжил в детстве.

Но они больше не дети. Пришло время, чтобы кто-то защитил Мэтта. Шейн пригладил шелковистые волосы Джоси. Его отлично тренировали, и он знал, как выжить. Выжить и его братьям и Джоси. Так что, он должен удостовериться в победе. Неважно, какой ценой, но они обязаны победить.

Глава 26

Джоси проснулась на больничной койке, уткнувшись в плечо Шейну. Он размеренно дышал, отчего вздымалась и опадала его широкая грудь, когда Джоси встала. Она обулась и посмотрела на него. Даже во сне напряжение не покидало его лица.

Даже сейчас не было в нём мягкости.

Она впервые увидела его спящим. Шейн всегда был на страже, готовый ринуться в бой прямо с кровати. Доктор, вероятно, прописал сильные успокоительные.

Сквозь жалюзи просачивались лучи раннего солнца, в которых летала пыль. Воздух наполняли запахи отбеливателя и свежевыстиранного белья. Из коридора доносились приглушённые голоса.

У Джоси болело сердце. Любовь не должна приносить боль, но Джоси понимала, что не любовь повинна в боли. Она шла от неуверенности. Джоси стояла рядом с солдатом, в спине которого чип, несущий ему смерть. Правда ли, что Шейн мог умереть из-за этого чипа?

От аромата кофе, приплывшего из коридора, у неё заурчал желудок.

Взяв телефон с прикроватной тумбочки, она засунула его в задний карман, причесала пальцами волосы и на цыпочках вышла в коридор, где направилась к торговому автомату.

— Миссис Дин. — Детектив Маллой поднял голову от блокнота, в котором что-то писал, сидя на изношенном стуле. — Хорошо спалось?

Джоси мешкала с ответом.

— Да, спасибо. — Какого дьявола он тут делал?

— Хорошо. — Маллой встал и убрал блокнот во внутренний карман куртки. — Необходимо проехать в участок и закончить с бумажной работой.

Медсестра кинула монеты в приемник, и батончик упал в слот выдачи. Схватив его, она ушла к большой стойке. Джоси посмотрела ей вслед, затем обернулась к Маллою.

— Зачем? Я уже написала заявление.

— Знаю. — Маллой указал на лифт. — Вы не только стреляли в человека. В вашей истории полно пробелов, после которых начальство скажет, что мне нужно вернуться в академию. Мне нужен ещё один допрос, чтобы закрыть все пробелы.

— Но мой муж… — Джоси направилась к лифту.

— С ним всё будет хорошо. — Маллой нажал кнопку и смягчил выражение лица. — Я говорил с его врачом. Мы вернём вас ещё до того, как он проснётся.

Двери разъехались, и Джоси, вздохнув, вошла.

— Моя история не изменится.

Маллой выгнул густую бровь и нажал на кнопку подземной парковки. Его серый костюм выглядел старомодным и помятым, но ярко-зелёный галстук украшал вид. Правда, ничего не скрашивало угрюмость его лица.

— Вы вообще спите? — Джоси нахмурилась.

— Как только мы подадим документы о происшествии, возьму отпуск. Благодаря вам, мы раскрыли большое дело, и я заслужил отдых. — Дверь открылись, и он жестом указал Джоси на коричневый невзрачный автомобиль.

Она подошла к нему.

Маллой открыл пассажирскую дверь.

— Там чисто.

Она села и ждала, пока Маллой обойдёт машину и уместиться на водительском сиденье.

— Вы в отпуск один поедите?

Он улыбнулся, отчего сразу стал выглядеть на несколько лет моложе.

— Нет. — Заведя мотор, он тронулся и выехал с парковки, смотря вперёд. — Но в одиночестве нет ничего плохого.

Запах мяты и табака пронесся по салону, странным образом утешая.

— Вы мне что-то пытаетесь сказать? — Она пристегнулась.

— Типа того. Вы мне нравитесь. — Он выехал на главную дорогу. — Вы умная и смелая в своей милой манере. — Он повернул налево к полицейскому участку.

Почему больница так близко с участком? Джоси поёрзала.

— Хм, спасибо?

— Всегда, пожалуйста. — Он вернул внимание к траффику, едва объезжая красный спортивный автомобиль. — Женщины редко прислушиваются к моим советам, но я всё равно считаю необходимым их давать. Думаю, вам стоит оставить прошлое в прошлом… и двигаться дальше. Прочь от опасности.

Огромный медведь старался её защитить.

— Вы очень милы.

— Нет. — Детектив фыркнул.

— Да. — Этот мужчина не догадывался, что рядом с Шейном и его братьями ей безопаснее всего. Джоси любила и доверяла Шейну больше, чем считала возможным. И понимание этого вело её прямо по курсу. Неважно, что они сделали или кто они, она хотел быть с ними. Они ей нужны. Семья важна, и Джоси, наконец, обрела семью. — Прошу, детектив Маллой, не беспокойтесь обо мне. Обещаю, я понимаю, что делаю.

Он кивнул.

— Справедливо. Вы кажетесь умной. Закончим с бумагами, и я постараюсь убедиться, чтобы вы вернулись в больницу. Но если вам когда-нибудь что-то понадобится, обещайте, что позвоните.

— Обещаю. — Она наблюдала за ним уголком глаза. — Отличный галстук. Подарок?

На усталом лице детектива мелькнула улыбка.

— Да.

— Правда? От кого?

Маллой покраснел.

Они въехали на парковку кирпичного двухэтажного здания.

— Пойдёмте внутрь, миссис Дин.

Она вышла из машины и пошла следом за Маллоем, мимо нескольких молодых офицеров в тот же конференц-зал, где проходил прошлый допрос. Холодные металлический стул тут же охладил ягодицы.

— В прошлый раз вы предлагали кофе.

Маллой улыбнулся.

— Администратор принесёт после того, как закончит телефонный разговор. — Он положил блокнот на стол и со скрипом отодвинул стул, после чего опустил на него своё грузное тело и вперил тяжёлые взгляд карих глаз в Джоси. — Итак. Прошу, поясните, как ваши отпечатки оказались на трупе Билли Джонса.

* * *

Шейн изо всех сил пытался проснуться. Воздух был переполнен запахом отбеливателя и медикаментов. Лекарств. Пульс медленно бился, а в голове был туман. Доктора его накачали, вероятно, сильнейшими обезболивающими. Но что-то на задворках разума настаивало на том, чтобы он очнулся. Он обязан проснуться.

Но лекарства вновь тянули в сон, и Шейн поддался, ныряя в вернувшиеся воспоминания.

В этом сне он был взрослым и сидел у ствола старой сосны, вытянув ноги и уставившись на тренировочное, пыльное поле. Здесь он учился драться, учился убивать. Рядом сидели Мэтт и Джори, и они смотрели на то, как Натан выбивал дерьмо из другого солдата.

Он всадил ему кулаком, разбрызгивая кровь, которая окрасила пыль в красный. 

— Мы уверены, что Одри работала с командиром? — спросил Джори, вытирая кровь с подбородка после тренировки.

Мэтт кивнул.

— Да. Нат нашёл доказательства… и она это подтвердила незадолго до того, как уничтожили нескольких из синей команды. — Некоторые из тех людей был хорошими друзьями… особенно для Ната. Джори сорвал одинокую травинку с прибитой земли.

— Нужно уходить. Сейчас. — Он напрягся, смотря, как Натан кинул солдата на шесть футов.

Ярость и боль, казалось навек, запечатлелись в грубых чертах Натана.

— Что-то нехорошее грядёт, мы все это чувствуем.

— Впервые за многие годы мы собрались здесь все.

Впервые чёртов командир и его учёные не могли заставить их убивать, чтобы сохранить жизнь братьям. Обычно, как минимум двое были на заданиях. Шейн посмотрел на братьев. Из них всех Джори и Мэтт больше всего походили на братьев. Хотя у всех них были странные серые глаза, лишь у Джори и Мэтта были чёрные волосы.

Он опять задумался, не одна ли у них мать. И вообще есть ли у них такая. Затем сосредоточился на Джори.

— Ты сможешь? 

— Да. — Джори поднялся и топнул своим 46 размером, загораживая широкими плечами солнце. Тот тощий умник, которого Шейн так давно защищал, вымахал в не дюжую детину. — Я разберусь с компьютерами, если ты сможешь взорвать здесь всё. 

— Командир пойдёт за нами. — Мэтт тоже встал, пристально наблюдая за мужчиной в форме, смотрящим на Натана. — Я разберусь с командиром, но что насчёт Эмери? 

Внутри Шейна проснулось опасение.

— Ты убьёшь командира?

Мог ли Мэтт убить человека, который их тренировал? Даже сейчас, будучи взрослым и сам убив многих людей, Шейн всё ещё иногда считал командира непобедимым. Чистым злом.

— Да.

Джори покачал головой. 

— Эмери заслужил шанс. Он тоже вырос в этой дыре.

Шейн прикоснулся к шраму на предплечье, который оставила сломанная скрепка Эмери, когда Шейну было шесть. На два года старше и подлее, кареглазый Эмери был любимцем командира. 

— Эмери чёртов псих и зло. Его мы тоже убьём.

— Нет.

Как всегда, Джори был сама справедливость. 

— Никому из нас не дали выбора. Мы сражаемся или наши братья умирают. — Он посмотрел на компьютерный центр и ближайший барак. — Эмери заслужил шанс на свободу для себя и братьев.

Мэтт пожал плечами. 

— Вероятно, это ошибка, но я согласен. Позволим Эмери жить.

— Пока что, — добавил Шейн. — Вы ведь понимаете, что они станут нас преследовать? 

Мэтт повернулся к нему с упрямым выражением на — и без того вечно упрямом — лице:

— Тогда они сглупили, когда так хорошо нас тренировали, правда? — От предвкушения у него заискрились глаза.

— Господи. — Шейн встал. — Ты всерьёз считаешь, что один из нас может убить командира? 

Мэтти вздёрнул подбородок. 

— Я с двенадцати лет планировал его убийство. — Не говоря больше ни слова, он отвернулся и пошёл к Натану, чтобы остановить его от убийства очередного солдата.

Шейн проснулся на больничной койке с ужасной головной болью. Джори. Такой умный, какого чёрта он умер?

Запах лесных ягод донёсся до его носа. Джоси. Он осмотрел палату. Сквозь жалюзи ярко светили солнечные лучи, очевидно, уже полдень. Из коридора доносился скрежет носилок. Куда ушла Джоси?

* * *

Джоси прочистила горло и размяла шею.

— Откуда у вас мои отпечатки, детектив? — В голове роились вопросы. И что теперь? Ей нужно попросить адвоката? Натан уже улетел из города. Хоть он и не настоящий адвокат.

Детектив Маллой откинулся на спинку.

— Снял с кофейной чашки, когда вы были здесь в прошлый раз.

— К-хм, это незаконно.

— Конечно, законно. — Он подался к ней, щелкая ручкой по блокноту. — Миссис Дин, я знаю, что вы не убивали Билли. Я уже давно работаю в полиции и вижу, что вы хорошая. Просто, поговорите со мной, хорошо? Позвольте разобраться с этим беспорядком.

Джоси посмотрела в его искренние глаза и глубоко вдохнула. Где она могла оставить отпечатки? На телефоне, но Шейн его забрал. На поясе Билли, когда переворачивала его? Возможно.

— Где же были найдены отпечатки?

Маллой вздохнул.

— Не важно. Просто расскажите, что там случилось, чтобы я смог вытащить вас отсюда и сохранить свою работу.

— Хорошо. Мужик по имени Джордж отвёз меня на девятый этаж. Он работал на Макса Пентона и хотел забрать файлы. Я убежала и спряталась в комнате, где и нашла тело Билли. — Джоси вдохнула. — А когда он меня догнал, я ударила его и сбежала. — Ни за что она не приплетёт сюда Шейна и его братьев.

Детектив обдумал её слова.

— Вы в порядке?

Его забота пришлась ей по душе.

— Да.

— Почему вы не заявили о похищении и трупе?

— Я была напугана. — Может у Маллоя есть тот же инстинкт помогать людям, как и у Шейна. Почему бы не попробовать. — Я убежала, но знала, что Джордж начнёт меня искать, и думала, что Шейн уже уехал. Детектив, я одинока. — Она посмотрела Маллою прямо в глаза, продолжая лгать. — Вы с первого дня преследуете моего мужа. Я посчитала, что Билли найдёт строительная бригада, а я смогу остаться вне всего этого.

Маллой расстроено выдохнул.

— Ваш муж был с вами на девятом этаже тот день?

— Нет. Шейн тут вообще ни при чём, детектив.

— Господи, да дайте же вам помочь. — Маллой оскалился. — Да, что же, Билли явно отмывал деньги для наркоторговца, и, как вы и сказали, Макс признался, что убил парня. — В дверь постучали. — Войдите.

Администратор — женщина лет сорока с рыжими волосами и округлыми бёдрами, затянутыми в юбку-карандаш — зашла в комнату и поставила кружку с кофе, затем вытащила из-под мышки файл.

— Детектив Маллой, вот файлы, о которые вы просили.

Запах духов смешивался с ароматом кофе.

Маллой выпрямился, взял файл и поправил галстук, а на его лице расцвёл лёгкий румянец.

— Спасибо, мисс Смит.

— Всегда, пожалуйста. — Она похлопала его по плечу, развернулась на своих семисантиметровых каблуках и вышла, прикрыв за собой дверь с громким щелчком.

Маллой открыл файл.

Занятно. Джоси откинулась и улыбнулась.

— Мисс Смит милая.

Маллой тряхнул головой, а затем посмотрела на неё.

— Хм-м, не заметил. — После чего опустил взгляд на бумаги.

Ох, какой он милый.

— Лжец. Она отлично разбирается в галстуках.

Маллой выгнул бровь и широко улыбнулся.

— Она отлично разбирается в мужчинах.

— Точно, — согласилась Джоси.

— Не думаете ли вы, что цепляетесь за жизнь, которой не существует? Я имею в виду, бросаете всё ради мужчины, который уничтожит вас? — Взгляд детектива смягчился.

Доля истины в его словах глубоко ранила Джоси.

— Вы собираетесь стать плохим полицейским, детектив Маллой?

Он не изменился в лице, но стиснул зубы. Ах. Ему это не понравилось. Но не только он мог забраться под кожу. Джоси в одиночку в детстве путешествовала в страшном мире.

— Определённо, нет. Я не стану для вас, миссис Дин, плохим полицейским. — Маллой упёрся локтями в стол и тяжело вздохнул. — Я на самом деле хочу защитить вас. И я могу это, только позвольте.

— Как?

— Скажите мне правду, был ли ваш муж с вами в тот день?

Она пожала плечами.

— Нет. Джордж пришёл за мной из-за файлов Макса и сказал, что Макс убил Билли. Я ему поверила.

— Как вам удалось сбежать от убийцы?

Она печально улыбнулась.

— Детектив, я выжила и сбежала так же, как и в случае с Максом.

Маллой кратко кивнул.

— Расскажите о своём муже.

— Вы знаете столько же, сколько и я. — Джоси посмотрела на часы. — Шейн был морпехом и исчез два года назад. — Она не расскажет детективу правду о жизни Шейна или о той опасности, что его преследует. — И я не знаю куда. — По иронии судьбы, и Шейн не знает. Пока ещё. Она к тому же ясно дала понять Мэтту, что они — семья. Концепция её слов при различных обстоятельствах будет менять окрас, но она защитит и его, и Натана, и не раскроет их личности. — Мне нечего добавить.

Маллой долгую минуту смотрел на неё, покачал головой и встал, скрипнув ножками стула о бетон.

— Хорошо. Уверены, что хотите вернуться в больницу? Могу попросить патрульных отвезти вас куда угодно.

— Уверена. — Она широко улыбнулась, чтобы заверить его. — Поверьте, я справлюсь. — Так оно и будет. Едва не потеряв его из-за ранений, она поняла, что будет бороться за него и за их будущее. Они найдут способ разобраться с чипом и будут жить дальше. Пришло время укрепить отношения с мужем и прояснить их будущее. Он станет доверять ей, а она любить его. Всю оставшуюся жизнь.

Всё вот так просто.

Глава 27

Решимость вела Джоси через участок к комнате ожидания, где она резко остановилась.

Том вскочил с оранжевого стела. А Дэниел медленно встал.

Джоси покачала головой.

— Том? Дэн? Что вы тут делаете?

Том посмотрел на детектива.

— Мы заехали в больницу, повидаться с тобой, а медсестра сказала, что ты уехала с детективом. — Открылась входная дверь и пышная женщина в твидовом костюме и туфлях от Джимми Чу подошла к ним. — Ах, а вот и мой адвокат, — с удовлетворением закончил он.

Адвокатша встала перед Маллоем.

— Дженнифер Дейли из «Таймс, Уиттерспун и Крафт». — Она переступила с ноги на ногу, протягивая ему бежевую визитку. — Вы зачитали моей клиентке права?

— Нет. — Маллой убрал визитку в карман. — Она не была арестована и могла уйти в любой момент.

Джоси замерла.

— Мне не нужен адвокат, мы просто закончили с бумагами.

Маллой улыбнулся адвокату.

— Ага. Прошу прощения, что отняли у вас время, мэм.

Том обнял Джоси за плечи.

— Джоси, я отвезу тебя домой. — Он потянул её к двери.

— Миссис Дин, если вам что-то понадобится, позвоните, — сказал им вслед Маллой.

Тепло его заботы согревало Джоси изнутри, когда они вышли под полуденное солнце. Свежо и солнечно. Джоси гадала, что Тому и Дэниелу понадобилось в больнице? Или они тоже хотели спасти её от самой себя? Она уже взрослая женщина и точно знала, чего хотела. Кроме того, она может при необходимости защитить себя.

— Как вы могли позволить себе адвоката?

Том улыбнулся.

— Она моя клиентка, желающая вложиться в сеть ресторанов быстрого питания. И она адвокат.

— Ах. Женщина с восхитительными руками. Я так понимаю, ты флиртовал?

Том пожал плечами.

— Я всё ещё жду тебя.

Джоси охватила печаль из-за осознания, что лишает из возможного будущего. Том хороший парень, который тяжело работал и который отдал бы всего себя отношениям. Он был бы потрясающим мужем и отличным отцом… и с ним безопасно. За ним по пятам не ходит опасность. Но её сердце принадлежало другому. Она улыбнулась.

— Спасибо, что приехали.

Том подвёл её к грузовичку и открыл дверь.

— Не за что, мне жаль, что не смогли заехать раньше.

Джоси помешкала, а затем забралась в машину.

Дэниел сел рядом, и она оказалась посередине.

Том обошёл машину и сел за руль.

— Ты ела?

— Нет. Я хотела вернуться в больницу. Отвезёте? — Она понимала, о чём просила.

Он завёл машину и выехал с парковки.

— Нет.

— Игра через час, — Дэниел потянул шею. — Если она хочет поехать в больницу, нас следует её отвезти.

Джоси с удивлением обернулась к нему.

Он пожал плечами.

— Когда-то и я был влюблён. Да, всё закончилось плохо. Но какое-то время было прикольно. — Он улыбнулся. — На небольшой отрезок времени я даже расслабился.

— Ага, точно, — пробормотал Том.

Джоси вздохнула.

— Том, ты не можешь спасти меня от меня же самой, неважно как сильно ты того хочешь. — Слова звучали глупо, какими и были на самом деле. Но правда есть правда.

Том нахмурился, смотря в зеркало заднего вида.

— Конечно, могу.

Джоси обернулась.

— На что ты смотришь?

— На чёрный фургон, который выехал за нами с парковки. — Том пожал плечами. — Теперь я воображаю шпионские страсти.

Дэниел нахмурился, смотря в боковое зеркало.

— Он едет с такой же скоростью, что и мы.

Фургон ехал следом, а у Джоси от страха перехватило дыхание.

* * *

Шейн сопротивлялся боли, шагая к джипу Мэтта по больничной парковке.

— Ты забрал анализы крови?

Мэтт кивнул и сел в машину.

— Да, как и все записи. После тебя здесь не останется следов.

— Отлично. — Шейн сел в машину и сложил руки на больном животе. Хотя пули не нанесли особого вреда, было больно. На самом деле, болело всё тело. — Мне нужен отдых.

Мэтт фыркнул.

— Ты весь прошедший день провалялся в постели. Большего не жди. — Он завёл машину и выехал с парковки. — Память вернулась?

— Да, за исключением последних двух лет. Воспоминания о них должны вернуться следующими. — Шейн смотрел на дорогу. — Медсестра сказала, что Джоси уехала с детективом Маллоем? — Он несколько раз звонил ей, но она не отвечала. Он надеялся, что Джоси просто забыла включить звук. По нему прокатились беспокойство и гнев.

— Да, но тебе не стоит винить парня. У него многое не складывается.

— У него не складывается лишь то, что связано со мной. — Шейн хмыкнул. — Бедный детектив.

Мэтт нахмурился.

— Ты же не думаешь, что Джоси расскажет ему о нас?

— Нет. — Его жена преданная, но ей не следовало один на один встречаться с копом. Чёрт, она вообще ни с чем не должна была встречаться один на один.

— Как и я. — Мэтт включил поворотник и сменил полосу. — И мне не нравится, что Маллой утащил её в участок на допрос.

— Как и мне. Хотя, он на вид довольно приличный парень. Думаю, он хотел дать ей шанс избавиться от меня. — Шейн напрягся от внезапной боли. — Я сегодня увезу её на ранчо в Монтану.

— Ты можешь приехать в Сиэтл, если хочешь.

Его брат нарушает каждое созданное правило.

— Нет. Не без причины мы все живём в разных городах, Мэтт. И ты это знаешь. — Время утекало. Они сделали ход, вывели из строя командира и пару его учёных. — Честно говоря, я удивлён, что тебе удалось четыре года удерживать Ната на ранчо.

Мэтт пожал плечами.

— Я ему выбора не оставил. Конечно, я не сомневался, он искал Одри и её ненормальную мать.

Точно. Его возлюбленная и учёная, которая их создала.

— Откуда ты знаешь, что он уже их не нашёл?

Мэтт кинул на Шейна взгляд.

— Потому что они были бы мертвы.

— Так ты хочешь, чтобы он остался на ранчо?

— Нет. Он хочет вернуться в дело. Если ты уедешь с Джоси в Монтану, сможешь заниматься разведкой оставшиеся три месяца. — Мэтт вновь перестроился.

Нат заслужил активного участия в делах. Шейн откашлялся, пока Мэтт был сосредоточен на дороге.

— Есть кое-что, о чём я никогда не спрашивал.

— Тогда и не стоит.

Его брат был очень прямолинеен. Но пришло время для ответов.

— Ты, правда, думаешь, что Одри выдала Натана голубой команде? Она казалась чересчур доброй, чтобы организовать столько смертей.

— Думаю, да. — Мэтт сильнее стиснул руль.

— Зачем? Зачем им это всё вообще?

Мэтт пожал плечами.

— Потому что могла? Чтобы вернуть Натана? Всех нас вернуть? Может, показать, что нам не светит нормальная жизнь, что мы никогда не будем по-настоящему свободны?

— Они понимали, что будет ответный удар.

Здания пролетали мимо, когда Мэтт набрал скорость.

— Я предполагаю, они думали, что Нат нападёт на командира и попытается сбежать… Что даст им повод его убить.

Поэтому все они находились в базовом лагере одновременно.

— Они хотели мотивировать остальных. Показать нам последствия. — Как бы извращенно это ни звучало, но казалось правдоподобным. — Они просчитались.

— Чертовски.

Шейн чуть сместился.

— Нат живёт поиском Одри. Что случится, когда он найдёт её и командира?

— Не хочу об этом думать. — Мэтт завернул и припарковался у магазина. — Об этом мы будем волноваться в другой день. Иди за женой, я подожду здесь.

Шейн кивнул и выпрыгнул из джипа.

* * *

Сложив руки вместе, Джоси смотрела в зеркало заднего вида.

— Они все ещё у нас на хвосте.

Том стиснул зубы.

— Ладно. Замедлимся и посмотрим на них.

Паника сдавила Джоси горло. Эти двое не обучены. Бухгалтер и строитель… они не могли драться с людьми, с которыми имел дело Шейн. Из-за неё умрут её друзья.

— Нет. Просто езжай на шоссе и скорее. — Командир нашёл её?

Дэниел покачал головой.

— Нужно посмотреть, кто это.

Том кивнул.

— Поверь мне. — Он перестроился правее и сбросил скорость.

Фургон помедлил, а затем ускорился и поравнялся с их машиной.

Джоси съежилась на сиденье с широко раскрытыми глазами. Фургон вёл подросток, болтая по телефону. Он проехал мимо, сверкая логотипом местной пекарни на боку машины.

— Да вы издеваетесь. — Джоси хохотнула и село ровно. — Чувствую себя дурочкой.

— Видишь, что Дин с тобой сделал? — Том мотнул головой.

— Да. — Хотя в том, чтобы быть немного параноиком, нет ничего плохого. Так никто не сможет к ней подкрасться. И она сомневалась, что любой из этих двоих это оценит. — Пожалуйста, отвези меня в больницу.

— Тебе стоит переосмыслить привязанность к Шейну, — выдохну Том. — Есть ли шанс, что ты согласишься на обед, прежде чем проведешь весь день в больнице?

— Нет. — Она печально улыбнулась ему. Том — хороший парень… ей следовало найти такого же. — Знаю, ты не понимаешь, но мне, правда, нужно сейчас быть с Шейном.

— Джоси, я понимаю. — Том засунул руку под сиденье.

Блеснуло серебро.

Джоси было больно, когда Том пристегнул её наручниками к перегородке их сидений.

— Какого чёрта? — Джоси начала дергать руками, вызывая адскую боль. — Ты шутишь? — Сначала, он натравил копов на Шейна, теперь приковал её? — Слушай, придурок, я останусь с мужем. — Она откинулась назад и топнула ногой, едва не вывихнув плечо. — Отпусти меня.

— Не могу, — проскрежетал сквозь стиснутые зубы Том.

— Эй, какого дьявола, мужик? — Дэниел, широко распахнув глаза, протянул руку ей через ноги и дёрнул наручники. — Отпусти её на хрен.

Джоси вылупилась на него. Слышать такие слова из уст милого бухгалтера поражало почти так же, как наручники. Почти. Она глубоко вдохнула. Ладно.

— Я ценю, что ты пытаешься спасти меня, — она говорила спокойно. — Но я не подвергаю себя опасности и знаю, что делаю.

Том сверкнул зубами в пародии на улыбку.

— Ты тупая сука.

Сердце Джоси забилось быстрее, разгоняя адреналин по венам.

— Извини?

— Эй, погоди-ка. Хватит, — прошипел Дэниел. — Отпусти её.

— Нет. — Том потянулся в карман двери, достал пистолет и направил его на Дэниела. — Заткнись к чертям, Денни. Мне твоё дерьмо вообще ни к чему.

Дэниел выдохнул.

— Да ладно. Мы согласились, что не станем ей вредить. Отпусти её.

Они согласились? Она посмотрела на Дэниела.

— Что происходит?

Он пожал плечами и отвернулся к окну.

Джоси вновь повернулась к Тому. Может, она его не так поняла. Может, Том свихнулся?

— Отпусти меня и убирайся из города, прежде чем тебя схватит полиция.

Он хмыкнул.

— Не-а.

Ладно. Тогда она попробует его вразумить.

— Я думала, мы друзья.

От его взгляда в жилах кровь застыла.

— Нет. Мы никогда не были друзьями. Не пойми меня неправильно. — Он перестроился, посмотрел в зеркало, а затем сосредоточился на дороге впереди. — Я не возражал бы трахнуть тебя. — Том пожал плечами. — Хотя всё ещё могу.

Дэниел низко застонал.

— Только не опять. Отвали уже от неё.

Ага. Она должна от него избавиться. Джоси откинулась назад и пнула Тома в лицо.

— Хватит. — Том, даже не выпустив руль, схватил её за ноги и опустил их. — Или я тебя вырублю. И даже ни на секунду в этом не сомневайся.

Джоси прикусила губу. В голове всё перемешалось.

— Не понимаю. Что ты вообразил между нами?

Он шумно выдохнул.

— Знаешь, впервые тебя увидев, я посчитал тебя тупой блондинкой. Впоследствии, моя догадка подтвердилась. — Он набрал скорость, выезжая на автомагистраль. — Думаешь, я тебя всё время хотел? Что я парень, не понимающий слова «нет» и пытающийся вновь и вновь тебя добиться?

На его руках, когда он сильнее сжал руль, бугрились мышцы. Почему она не замечала, какой он сильный? Какой огромный?

— Нет. Я считала нас друзьями. Милым парнем из офиса, который наслаждался моей компанией.

А кто же он на самом деле?

— Проклятье, Джоси. — Он посмотрел в зеркало и выехал на скоростную полосу. — Я не милый парень… и не друг тебе.

Она замерла от ощущения опасности.

— Кто ты?

Том повернулся к ней, прищурился и усмехнулся.

— Солдат, дорогуша, который так долго искал твоего мужа.

Она ахнула и прижалась к Дэниелу.

Том рассмеялся, и его смех заполнил салон.

— Он тоже. Старый, добрый Денни один из моих братьев, солнце. Думаешь, только Серые братья могут работать под прикрытием?

Джоси медленно повернулась к Дену.

Он скривился и кивнул.

— Извини.

Она покачала головой. Её поймали в ловушке двух тел в грузовике.

— Вы оба наблюдали за мной? То есть ждали, когда придёт Шейн?

Дэниел медленно кивнул.

— Мы нашли тебя около пяти месяцев назад, и наши люди, как можно скорее, приставили к тебе нас с Томом. Мы знали, что Шейн придёт к тебе. По крайне мере, надеялись.

— Зачем? — шёпотом спросила она.

— Чтобы вернуть его домой, — тихо ответил Дэниел. — У нас есть работа.

— Или убить, — отрезал Том, после чего вскинул руку и ударил её по щеке.

Перед глазами появились звёзды, а затем её поглотила тьма.

Глава 28

От головной боли, Джоси застонала и распахнула веки. Свет ударил по глазам, отчего она повернула голову на бок, зажмурилась и глубоко вдохнула. В нос ударил сильный запах хлорки. Джоси вновь открыла глаза.

Она лежала на кожаном кресле в какой-то смотровой. Перед ней был длинный стол персикового цвета, на котором лежали ватные тампоны, шпателя и жгут.

У Джоси болела рука. Посмотрев на неё, она ахнула, увидев ватный тампон, прикрепленный к изгибу локтя. Ей что-то ввели?

Открылась дверь и внутрь вошла женщина в туфлях на семисантиметровых каблуках, которые звонко стучали по белой плитке. В руках женщина держала папку-файл.

— Ты очнулась.

Джоси нахмурилась… Это же та стерва, что держала её за дурочку в конференц-зале после взлома офиса. Как же её…

— Доктор Медисон?

Доктор, одетая в белый халат и убравшая волосы в строгий пучок, окинула её проницательным взглядом голубых глаз.

— Да.

— Что вы мне ввели? — хрипло спросила Джоси.

Медисон свела идеальные брови.

— Ничего. Я лишь вязла кровь, чтобы посмотреть, не вынашиваешь ли ты ребёнка моего Шейна.

От собственнического тона у Джоси скрутило живот.

— Я не беременна.

Медисон закрыла дверь.

— К несчастью, нет, не беременна. — Она пожала плечами. — У нас никак не выходить продолжить их род.

— Как печально. — Перед глазами Джоси всё поплыло, щека болела. — Так что отпустите меня.

— Нет. Ты станешь ещё одной из многочисленных жертв науки.

— Будто ты когда-то чем-то жертвовала, — Джоси сглотнула и ощутила привкус крови.

— Жертвовала, — отрезала Медисон. — Я отдала им единственного ребёнка… чтобы Натан временно ей попользовался. Моя бедная Одри.

— Одри? — В голове Джоси сложились факты. Возлюбленная Натана? — Погодите-ка… главный исследователь — мать Одри? Это ты?

— Да.

— Ты психопатка. Что насчёт чипов? — Может, это не правда?

Медисон хохотнула.

— Я гадала, беспокоятся ли они о них. Чип уничтожит их месяца через три, да? — Она покачала головой. — Тебе не кажется, что им действительно лучше помириться с нами?

Гнев, страх и шок смешались в Джоси.

— Ты чудовище.

Доктор помотала головой.

— Не глупи. Наверное, ты уже догадалась, что, раз не беременна, в списке моих дел не значится сохранять тебе жизнь. — Она подошла к столу.

Джоси села, опустив ноги на пол. У нее не было возможности обыскать ящики на предмет оружия.

— Ты зло. — Если бы она смогла отвлечь Медисон, то попыталась бы сбежать.

Голубые глаза доктора заискрились.

— Не драматизируй. — Она улыбнулась, демонстрируя ряд ровных белых зубов.

Джоси посмотрела в пол.

— Док, ходят слухи, что Одри подставила Натана.

Медисон поджала губы.

— Так они считают? Хм-м-м, интересно. — Она прищурилась. — Очевидно, мой Шейн тебе доверился. Я его не этому учила.

— Ты знаешь Шейна? — Ей завладела печаль из-за того, что мужа воспитала психопатка-учёная, которой даже на собственную дочь было плевать. Неудивительно, что у Шейна были проблемы с женщинами.

— Не жеманничай, дорогая. Тебе это не идёт. — Медисон окинула взглядом Джоси. — Честно говоря, я представляла тебя совершенно иначе.

— Почему? — Ей нужно было найти какое-то оружие. Джоси решила, что может справиться с докторшей, но поблизости должен ошиваться идиот Том. Или Дэниел. Может Джоси сможет уговорить Дэниела помочь?

Её улыбка стала злобной.

— Шейн научил. Темнота в моём Шейне даже меня удивила, — она едва ли не мурлыкала. — Я на самом деле не понимаю, что мой мальчик нашёл в таком слабом человеке, как ты.

— Ревнуешь? — Джоси понизила голос. — Из того, что я слышала, ты была отчаявшейся течной сукой. Всегда наблюдала, всегда хотела. — Это был голый просчёт и удар вслепую, но что-то в тоне докторши навело Джоси на эту мысль. Она подняла взгляд на Медисон. — Но они никогда не отвечали тем же желанием, да?

В глазах докторши промелькнул огонь, всего на секунду,

прежде чем она вновь скрыла эмоции.

— Значит, ты так считаешь.

— Нет. — Удовлетворенная от прямого попадания в цель Джоси вздёрнула подбородок. — Они хотели твою милую дочурку. Невинную, сладкую, молодую дочь.

Медисон ухмыльнулась.

— Ну, да. Натан хотел Одри. И получил ненадолго… правда, она была не такой невинной, как он считал. — Она прошлась по комнате и положила файл на стол. — Но всё плохо кончилось, правда, ведь?

— Они убьют тебя.

— Сомневаюсь. Поверь, для парочки из них я слишком много значу. — Медисон удовлетворённо улыбнулась.

Джоси едва сдержала тошноту. Шейн ни за что бы не переспал с этой тварью. И она надеялась, что ни один из его братьев не попадал в ловушки докторши.

— Кроме того, — Медисон шумно вздохнула, — я самое близкое понятие матери для этих парней. Они может, и хотят меня убить, но моя смерть их уничтожит.

Но они убьют. Друг ради друга, при первой же возможности, они убьют доктора. И ни один не оправится после этого. Джоси расправила плечи.

— Ты права. Тогда, полагаю, тебя убью я. — Джоси в упор уставилась на эту гадину. Чтобы защитить Шейна и его братьев, она пойдёт на убийство. На самом деле, она уже стреляла в наркодилера.

Медисон опять улыбнулась.

— Знаешь, ты начинаешь мне нравиться. — За дверью послышались тяжёлые шаги. — Думаю, предоставлю-ка я Тому шанс оплодотворить тебя… или дать его Денни? Его, вроде как, разозлило, что Том тебя ударил. Интересно, смогу ли я заполучить ультрасолдат?

У Джоси скрутило живот от страха и отвращения, но она не показала виду.

— Ты дура.

Цыкнув, докторша мотнула головой.

— Мы не обзываемся. — Она посмотрела на руку Джоси. — Я тебе ничего не вводила, но легко могу это исправить, если не будешь со мной сотрудничать. С кем из братьев ты виделась?

Джоси закатила глаза.

— Ни с одним. Шейн рассказал мне о тебе и твоей дочери, и на этом всё.

Медисон щелкнула языком.

— Для такой простушки ты неплохо лжёшь.

— Спасибо. Для врача с высшим образованием в области клинической нейропсихологии и психонейроиммунологии, ты — глупа, если думаешь, что выживешь после того, как навредишь мне.

Девчачий смех Медисон эхом отразился от стен.

— Теперь я вижу, что Шейн в тебе нашёл.

— Чтобы иметь такую степень, ты должна быть умной. — Джоси склонила голову, изучая женщину.

— Да. — На безупречном лице расцвела довольная улыбка.

— Зачем использовать такие знания, чтобы вредить мальчишкам? — Она пыталась понять, как могли такие твари жить среди людей?

— Вредить? — Медисон нахмурилась. — Нет, мы им не вредили, а улучшили. Сотворили из них превосходных мужчин, совершенных солдат. — В её глазах танцевали искры. — Я сделала их невероятными.

От ярости Джоси стиснула зубы.

— Ты экспериментировала на них, как на лабораторных крысах.

Медисон пожала плечами.

— Естественно экспериментировала. Мы смешали идеальные генетические образцы и улучшили их. А затем использовали поведенческие методы, чтобы вырастить и обучить мальчиков.

— Ты не боишься? — Джоси нахмурилась, на самом деле пытаясь понять сбрендившую докторшу.

— Боюсь? Что они придут за мной? Не понимания? — Медисон покачала головой.

— Нет. Не боишься ли, что Бог разозлится на то, что ты хочешь быть Им. — Воспитание в приёмных семьях дало фундаментальное представление о вере в Бога и смерти, но она верила в это. — Как учёный, ты должна быть открыта для возможностей, просчитывать все что и если. Что если Бог существует и серьёзно разозлился на тебя?

Медисон вскинула голову.

— Если Бог существует, ему придется подвинуться.

Ладно, эта девка реально ненормальная. Вразумить её не выйдет, значит, пора действовать. Джоси вскочила и ударила Медисон в низ живота.

Докторша развернулась и легко ударила локтем Джоси по спине. По телу прокатилась боль, заставляя Джоси упасть на колено. В голове гудело, а по нервным окончаниям проносился ток.

Дверь раскрылась.

— Какого чёрта? — Внутрь вошёл огромный солдат и схватил Джоси за руки, оттаскивая обратно к креслу. Она подпрыгнула на сидушке от броска и села под звон в ушах.

Медисон захихикала, как маленькая девочка.

— Последние тридцать лет я живу среди солдат, дорогуша, и умею драться.

Мужчина отступил и осмотрел Джоси.

— Это женщина Шейна?

— Да.

Он вновь осмотрел её с головы до ног, и Джоси подавила дрожь. В каштановых, коротко стриженых волосах виднелась седина, рост под сто девяносто сантиметров, и под солдатской формой отлично выделялись мышцы.

Джоси глубоко вдохнула.

— Полагаю, вы командир?

Он выгнул седые брови над почти чёрными глазами.

— Ты обо мне слышала.

— Ага, мой муж планирует тебя убить. — За этими слишком тёмными глазами ничего не было. Ни эмоций, ни какой-то искры. Чистое зло.

— С нетерпением жду его попытки. — Командир стоял по стойке смирно, смотря прямо Джоси на грудь. Через пару секунд он поднял взгляд. — Как считаешь, Шейн стал слабее, или под этим милым личиком кроется дикарка в постели?

Медисон хохотнула.

— Думаю, Шейн какое-то время перебивался тем, что дали. Хотя, она для тебя может стать милым развлечением. — Она ему хитро улыбнулась. — А я понаблюдала бы.

К горлу Джоси подкатила желчь.

— Меня от вас тошнит.

Медисон, не обратив внимания на реплику Джоси, взяла командира под руку.

— Надо записать её пребывание здесь, чтобы потом показать Шейну. Думаю, так мы сможем его сломить.

Командир кивнул.

— Отличная идея. — И посмотрел на часы. — Надо его первым схватить. — Подойдя ближе, командир мозолистыми руками схватил Джоси за подбородок и склонил её голову. — Кто с Шейном?

Она дёрнула голову назад, боль прострелила челюсть.

— Иди ты.

Он сильнее сжал её, вызывая агонию, но Джоси не отводила взгляда.

Он медленно растянул губы в усмешке.

— Ломать тебя будет так же весело, как и Шейна. — Вновь стиснув её подбородок, отчего перед глазами заблестели звёзды, командир её отпустил. И в этот момент в дверь постучали.

Командир открыл тяжёлую металлическую дверь и впустил Тома.

— Спрячь её, и встретимся в пункте управления, чтобы позвонить Шейну. — Не оборачиваясь, он ушёл.

Том, успевший переодеться в прямые коричневые брюки из шёлка, итальянские мокасины и тёмную рубашку от Армани, а ещё прилизавший волосы назад, встал по стойке смирно.

— Я могу ей заделать ребёнка или нет?

Медисон пожала плечами.

— Да. Мне не повезло ни с твоим генетическим материалом, ни с материалом серых братьев, но какого чёрта. Дадим тебе шанс. — Она схватила папку и направилась к двери. — Запри её, и через пятнадцать минут встретимся в кабинете командира. — Медисон улыбнулась Джоси. — Нам нужно позвонить твоему мужу. — И закрыла за собой дверь.

Джоси посмотрела на Тома.

— Кто ты, чёрт возьми?

Он пожал плечами.

— Член семьи кареглазых братьев.

Значит, они использовали цвет глаз в роли генетического маркера.

— Почему Шейн тебя не узнал?

— Некоторых из нас обучали в другом месте. Но Шейн знает моего брата, Эмери. — Том хмыкнул. — На самом деле, думаю, что Эмери хотел бы поиметь тебя сразу после меня.

Как Джоси упустила из виду зло в Томе? Он её дурачил.

— А Дэниел?

— Мой младший брат. Сводный.

— Где он? — Дэниел её лучший союзник в этом сумасшествии.

Том улыбнулся, а его глаза загорелись.

— Командир отослал его на дело, так как ты его зацепила. Старый, добрый Денни едет в Уганду. Скатертью ему дорога.

От разочарования у Джоси подкосились ноги.

— Ты меня обманул.

— Угу. — Том опустил взгляд ей на грудь. — Мы пять месяцев тебя пасли… и, наконец, постоянный анализ военных баз дал свои результаты. Мы нашли нескольких солдат, похожих на Шейна… и начали за ними следить, сужая область поиска. Когда из этого ничего не вышло, командир решил, что Шейн рано или поздно, но к тебе вернётся. Нам оставалось лишь наблюдать за тобой.

— А недавний развод и банкротство?

— Ни одна сука не развелась бы со мной, такая мразь была бы похоронена. Я всё выдумал, чтобы сблизиться с тобой. — Улыбка Тома была устрашающей. — И нет никакой сестры. Господи, это же тактика, чтобы привлечь твоё внимание. И ведь сработало. Бедняжка Том.

Да, сработало.

— Они воспитали тебя в военной обстановке, всегда угрожая смертью, да? Как и Шейна?

В глазах Тома искрился свет.

— Да, я совершенный солдат. — Он облизнулся. — Хотя я научился кое-чему, чем ты позже будешь наслаждаться.

Она выгнула брови.

— Я всегда считала тебя скучным. Думаю, я оказалась права.

Он схватил её за руку и дёрнул, заставляя встать.

— Почему-то мне кажется, что ты недолго будешь считать меня скучным.

Она скользила по плитке, безуспешно упираясь и стараясь остановить Тома. Он просто вытянул её в коридор и потащил вдоль закрытых дверей.

Она сопротивлялась, живот скрутил страх.

— Стоит отметить, что мне ты больше нравился во фланелевых рубашках и джинсах.

Он хмыкнул.

— Господи, как мне было противно в это одеваться. Прекрасно, что всё кончено.

— Но морщины в уголках твоих глаз… это я не поминаю. — У плохих парней не бывает морщин от смеха.

— Скажем так, я очень люблю свою работу. — Он понизил голос до опасного тона.

По спине пробежали мурашки от страха. Парень чокнутый.

— Отпусти меня.

— Нет. — Длинными ногами он быстро шел по бетонному полу, отчего Джоси спотыкалась.

Их шаги эхом раздавались в пустом коридоре. За дверьми была мёртвая тишина.

— Почему здесь так тихо? — спросила она. — Где все?

— Это новое здание лаборатории Фуллера. Ты же знаешь.

О, да. Джоси нашла оплаты по кредиту за возведение современного, энергосберегающего здания.

— До следующего месяца штат укомплектовывать не будут. — Значит, она на севере города. Полезно знать.

— Точно. Теперь у нас есть солдаты. Спорю, в твоих документах этого не было.

— Нет, я не видела бумаг о том, что лаборатория Фуллера занимается противозаконными генетическими экспериментами по созданию суперсолдат.

— Противозаконными? — Он остановился у лифта, а когда двери открылись, втащил в кабину. — Тебе лучше знать. Быть может правительство и не вовлечено, но многие высокопоставленные лица государства нас финансируют.

Они поехали вверх. Должен же быть способ, которым она могла бы достучаться до его совести.

— Том, ты не такой. Ты не должен быть тем, кого они из тебя сделали… ты можешь быть, кем захочешь. — Когда двери раскрылись, она попыталась отойти от него.

Он рассмеялся, потащив её по тёмному коридору, точно такому же, который был внизу.

— Я нравлюсь себе таким. Я знаю, как драться и как убивать. У меня IQ зашкаливает. Нормальность не для меня. — Он остановился у огромной тёмно-бордовой двери с кодовым замком.

Джоси откашлялась.

— О. И какие у тебя особые способности?

— Я тебе только что о них рассказал. — Он ввёл код на панели и впихнул Джоси в небольшую квартиру-студию с местом для гостиной, спальни и небольшой кухни.

Значит, у Тома не было суперспособностей, как у Шейна и его братьев. Считался ли он аномалией? Или только генетический эксперимент с серыми братьями вышел с такими аномалиями? Неудивительно, что командир так хотел их вернуть.

Том указал на дубовую дверь рядом с кроватью.

— Там ванная.

Она выдернула руку из его хватки и отстранилась.

Он смотрел на неё с высоты своего роста.

— Я должен встретиться с командиром, но скоро вернусь. — Его глаза стали ещё темнее. — Думаю, тебе стоит подумать, как меня осчастливить.

Джоси сдержала дрожь. Были ли у Тома хоть какие-то к ней чувства? Конечно, такой парень, как он, не хотел бы, чтобы солдат старше по званию встал у него на пути. Может, она смогла бы заставить Тома помочь.

— Ты не понимаешь. Командир сказал, что хочет меня забрать.

Том улыбнулся.

— Тогда, это будет впервые, когда мы с командиром разделим женщину. Кто знает, может к нам присоединиться Эмери. — Выйдя в коридор, он закрыл дверь. По пустой квартире эхом разнёсся щелчок замка.

От страха ноги ослабли, лишь упрямство не давало ей упасть.

Что теперь?

Глава 29

Шейн вновь набрал номер Джоси, пока Мэтт, нарушая скоростной режим, мчал обратно в дом.

— Маллой сказал, она уехала с Маршем. Она должна была взять телефон. — Боль в животе должна быть из-за операции. Не могла Джоси быть в опасности. Чёрт. Вероятно, она вернулась в больницу и искала его.

Мэтт крепко сжимал руль, вытягивая шею.

— Тогда почему у меня волосы на затылке стоят дыбом?

Отличный вопрос. Гудки прекратились, и в трубке повисла тишина. Тяжелая тишина в ожидании. Кто-то слушал, раздавались тихие вдохи. Выгнув бровь, Шейн включил громкую связь и положил телефон на приборную панель.

— Джоси?

Раздался громкий вздох.

— Шейн, мальчик мой. — Тихий и сексуальный голосок с поддельной лаской.

От ярости все мышцы Шейна напряглись.

— Доктор Медисон. А я надеялся, что ты мертва.

Мэтт напрягся.

— Ох, Шейн. Ты всегда был таким непослушным. — Шейна чуть не вырвало от девичьего тона психопатки.

Мэтт открыл было рот, чтобы заговорить, но Шейн замотал головой и прищурился на брата. Есть вероятность, что они не знают о Мэтте, а им необходимо каждое преимущество.

— Где моя жена?

— Прямо сейчас, в безопасности. Хотя, я должна признаться, мой Том немного в неё влюблён. Думает, что может заделать ей ребёнка и подарить мне маленьких солдат. — Доктор пискляво хихикнула.

Какого дьявола? Том? Как Шейн это упустил? Том отлично играл.

От ярости все тело Шейна покалывало. Он сосредоточился на том, чтобы успокоиться, хотя его конечности требовали действий, но эмоции нужно подавить. Он весь обратился в слух, пытаясь определить местоположение. На заднем плане не было звуков.

— Передай Тому, что я буду медленно его убивать, если он её коснётся.

— О, жду с нетерпением, придурок. — Судя по голосу, Том переступил черту. — Меня крайне взбесило, что ты вырубил меня в моём же доме. Не могу дождаться реванша. — Он хохотнул. — Сразу после того, как отымею твою жену, конечно же. Ещё раз.

— Мудак, ты не был с моей женой. — Шейн понизил голос. — Хотя пытался, да? Два месяца старался, когда она думала, что со мной всё кончено. Но не удалось. Кто тебя вообще обучал?

— А ты уверен? — спросил Том. — Она милая лгунья. Ты уверен, что она говорила о нас правду?

— Да, — отрезал Шейн. — Ты в младшей лиге. Ни на секунду не сомневайся, что психованная сучка рядом с тобой перережет тебе горло, чтобы добраться до меня и одного из моих братьев.

— Знаешь, — выдохнул Том, — думаю, твоя жена будет звать меня Джори, пока я сегодня буду её трахать.

Слепая ярость угрожала разрушить образ спокойствия Шейна.

— Я могу убить тебя такими способами, какими ты и вообразить не сумеешь. — Шейн сжал кулаки, смутно замечая, что Мэтт что-то печатал на своем телефоне. Наверное, сказал Натану отследить звонок.

Том вновь рассмеялся.

— Правда? А я сомневаюсь. Нас одинаково тренировали.

Даже близко нет. Мэтт позаботился о том, чтобы его тренировки превосходили всё, что мог придумать командир. Иногда Шейн действительно ненавидел старшего брата. Сейчас же благодарил Бога за то, что Мэтт так безжалостно обучал его выживанию.

— Ты скоро выяснишь, как ошибся. — Ему нужно продолжать разговор, чтобы Нат смог отследить.

— В чём дело, Шейн? — вставила Медисон. — Насколько помню, ты всегда делил женщину и ни с одним братом.

— Сумасшедшие шлюхи, которых ты нам подкидывала, в счёт не идут. — Он кивнул, когда Мэтт показал продолжить разговор. — Их мы хотели так же сильно, как тебя. И мы видели, как сильно тебе нужны были мы. Как ты нас хотела. Но ты никогда нас не получала, да? Сука. — Хотя он не сомневался, что сумасшедшая женщина поимела нескольких стажеров за эти годы.

— Уверен? — она понизила голос, отчего у Шейна поползли мурашки. — Перепроверь это у своих братьев.

Шейн покачал головой. Если один из его братьев пал жертвой этой сумасшедшей, он не желал этого знать.

— Какой у тебя план, сука?

— Сквернословие? Оно больше присуще Натану, а не тебе. — Послышался шорох бумаг. — А как поживает старина Натан? Не убил себя от горя?

Шейн тихо вздохнул, не обращая внимания на швы. Пряча боль в дальний ящик, он спокойно ответил:

— Натан женился на милой медсестре, которая родила ему двух детишек. Медисон, он двинулся дальше. Извини, что разочаровал.

— Ты всегда отлично лгал, — пробормотала Медисон. — Думаю, вы просто потеряли связь. И с кем же ты сейчас? Мой Мэтт с тобой?

— Почему бы тебе не прийти и не узнать?

— Ладно. — Внезапно раздался грубый голос в трубке. — Тебе хватило времени отследить звонок.

Мэтт одновременно с Шейном уставился на телефон. Чёртов командир. Он там.

— Командир. Чувак. А я думал, дьявол уже баюкает тебя. — Шейн заставил себя говорить с юмором, хотя руки и ноги дрожали. — Только не говори, что ты ещё спишь с этим тощим подобием доктора. — Однажды, он застукал их в оружейной: Медисон склонилась над столом, на котором лежали АК-47, и кричала, кончая. После этого его ещё несколько месяцев мучили кошмары.

— На самом деле, — командир говорил тем же тоном, что и Шейн, — я тут подумываю трахнуть твою жёнушку. Ну, после того, как Том и Эмери её оприходуют. Если предположить, что после этого от неё что-то останется.

Шейн подался вперёд, всё тело заиндевело. Мэтт ударил его по спине, покачал головой и ткнул пальцем в висок Шейна. Да, точно. Командир играл его разумом. И эффективно. Шейн кивнул.

— Знаешь, старик, пришло время убить тебя.

— Захвати Мэтти, — произнёс командир. — У нас с ним незаконченное дело. Ох, и, — он помолчал, — у тебя тридцать минут, или я поближе познакомлюсь с блондинкой, на которой ты женился. Надо заметить, я удивлён, что ты женился на той, кого так легко заставить кричать.

В трубке разлилась тишина.

Боже. Шейн знал эту тварь всю жизнь — его ничто не остановит, чтобы добиться желаемого результата. Чистое зло. Дьявол во плоти.

Мэтт выдохнул.

— Не обращай на него внимания. Он ей не навредит.

— Знаю. — Шейн медленно повернулся к брату, внутри бушевали эмоции. Мэтт — идеальный образ отца для Шейна, дающий силы сопротивляться играм командира. — Спасибо, — прошептал он.

— Не за что.

— Нет. — Шейн схватил Мэтта за руку. — Спасибо за всё. Я не понимал…

Мэтт выгнул бровь.

— Шейн, сейчас не время для девчачьих откровений.

Шейн сглотнул.

— Нат был прав. Я не могу подвергать тебя и Джоси опасности. Спасём её, и я отвезу её в безопасное место.

Мэтт нахмурился, его глаза потемнели, когда он повернулся к Шейну.

— Мы вместе несмотря ни на что. Если ты сказал, что Джоси с нами, она с нами. Точка.

От эмоций на глаза Шейна навернулись слёзы. Они позже с этим разберутся. Он схватил телефон. Командир с удовольствием сделает больно Джоси.

— Давай вытащим мою жену.

Мэтт остановился у домика.

— Отличный план. Нужно вооружиться.

Шейн вышел из машины и посмотрел на распахнувшуюся входную дверь. Из дома вышел Натан, одетый в чёрную униформу, бронежилет и тяжелые ботинки.

От нахлынувших эмоций Шейн едва мог вдохнуть. Натан. Семья.

— Что ты тут делаешь? — Южный говор заполнил его голос. Натан ясно выразил свою точку зрения… и оказался прав.

Натан хитро улыбнулся.

— Ты же не думал, что я позволю тебе самому спасать дев