КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400496 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170313
Пользователей - 91034
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про В: Год Белого Дракона (Альтернативная история)

Читал. Но не дочитал. Если первая книга и начало второй читаемы, на мой взгляд, то в оконцовке такая муть пошла! В общем, отложил и вряд ли вернусь к дочитке.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Для Stribog73 По твоему деду: первая война - 1939 год. Оккупация Польши. Вторая, судя по всему 1968 год. Оккупация Чехословакии. А фашизм и коммунизм - близнецы-братья. Поищи книгу с названием "Фашизм - коммунизм" и переведи с оригинала если совсем нечем заняться. Ну или материалы Нюрнбергского процесса, касаемые ОУН-УПА. Вердикт - национально-освободительное движение, в отличие от власовцев - пособников фашистов.
Нормальному человеку было бы стыдно хвастаться такими "подвигами" своего предка. Почитай https://www.svoboda.org/a/30089199.html

Рейтинг: -1 ( 3 за, 4 против).
Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 5 за, 3 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: -4 ( 3 за, 7 против).
Stribog73 про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Ребята, представляю вам на вычитку 65 % перевода Путей титанов Бердника.
Работа продолжается.
Критические замечания принимаются.

2 ZYRA
Ты себя к украинцам не относи - у подонков нет национальности.
Мой горячо любимый дедуля прошел две войны добровольцем, и таких как ты подонков всю жизнь изводил. И я продолжу его дело, и мои дети , и мои внуки. И мои друзья украинцы ненавидят таких ублюдков, как ты.

2 Гекк
Господа подонки украинские фашисты. Не приравнивайте к себе великого украинского писателя Олеся Бердника. Он до последних дней СССР оставался СОВЕТСКИМ писателем. Вы бы знали это, если бы вы его хотя бы читали.
А мой дедуля убивал фашистов, в том числе и украинских, а не писателей. Не приравнивайте себя и себе подобных к великим людям.

2 nga_rang
Первая война - Халхин-Гол.
Вторая война - ВОВ.
А ты, ублюдок, пососи у меня.

Рейтинг: +3 ( 7 за, 4 против).
ZYRA про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Начал читать, действительно рояль на рояле. НО! Дочитав до момента, когда освобожденный инженер-китаец дает пояснения по поводу того, что предлагаемый арбалет будет стрелять болтами на расстояние до 150 МЕТРОВ, задумался, может не читать дальше? Это в описываемое время 1326 года, притом что метр, как единица измерения, был принят только в семнадцатом веке. До 1660года его вообще не существовало. Логичней было бы определить расстояние какими нибудь локтями. В общем, не "асилил"! Книга ни о чем. Меня конечно сейчас забросают грязными носками, но это, на мой взгляд, такой собирательный образ еврейства, какой сложился в народе. Ничего не делать, получить все на дармовщинку, про успехи в сражениях не надо! Это как "белый господин" с ружьем среди индейцев. Ну и конечно еврейское кумовство, сиречь коррупция. " Отнеси подарок тому, а я с ним поговорю, чтобы он сделал все как надо". Ну и, опять повторюсь, какие могут быть метры в устах китайца 13-го столетия? Автор тупо поленился заглянуть в Вики. А мог бы быть великим прогрессором введя метричную систему мер.

Рейтинг: -3 ( 2 за, 5 против).
Stribog73 про Епплбом: Червоний Голод. Війна Сталіна проти України (История)

2 ZYRA & Гекк
Мой дед таких как вы ОУНовцев пачками убивал. Он в НКВД служил тоже, между войнами.
Я обязательно тоже буду вас убивать, когда придет время, как и мои украинские друзья.
И дети мои, и внуки, будут вас убивать, пока вы не исчезнете с лица Земли.

Рейтинг: +1 ( 6 за, 5 против).

Старая обсерватория (fb2)

- Старая обсерватория [СИ] (а.с. Свет освобождения-1) 907 Кб, 265с. (скачать fb2) - Александр Дроздов

Настройки текста:



Глава 1

Райк шёл с собрания, нервно озираясь по сторонам. Он не мог избавиться от ощущения, что за ним следят, но выискать преследователя в толпе, заполнившей трубу перехода между отсеками, не получалось. Преодолев два зашитых в металл коридора, он выскочил на площадь и резко подался влево, стараясь затаиться. Не рассчитав силы, он со всего маха налетел на девушку, чьи необычайно длинные, каштановые волосы взметнулись вверх, сопровождая их совместное падение на пол.

— Дурень, что ты творишь? — послышался возмущённый, знакомый голос.

— Прости, Элис, у меня чрезвычайная ситуация, — поднявшись и подав руку подруге, он жестом попросил её подождать и стал вглядываться в людской поток, выливавший на рыночную площадь.

— Да что с тобой? — взволнованно спросила девушка.

— За мной кто-то следит.

— Ты уверен?

— Нет, но… Я чувствую. От самого зала заседаний Правления кто-то меня ведёт.

— А мне кажется ты просто параноик. Помоги лучше мне, — махнула она рукой в сторону тележки, гружёной ящиками с пшеницей, — туристы на подлёте.

— Ты опять торгуешь мимо кассы? — с осуждением спросил Райк, но Элис лишь заговорщицки подмигнула и направила тележку в сторону центра площади. — Слушай, не зря ведь слухи ходят про этого человека, как-там его, патрона… — обречённо буркнул он.

— Патриция. Райк, я же сказала, у меня с ним всё на мази. Да, я должна денег, но я отрабатываю их. А мимо кассы я продаю совсем небольшие излишки, — Элис мягко сжала его руку. — Да успокойся уже, никто за тобой не следит. Ты лучше скажи, твою программу приняли?

— Нет! — яростно воскликнул Райк, — очередные сказки о том, что резервы энергии для чего-то там заняты. Можно подумать, нашей станции не нужны деньги, — он с тоской оглядел неопрятную рыночную площадь.

Здесь бок о бок, разложившись где попало, планетяне и космитяне торговали всякой всячиной. От продовольствия до редких примочек к браслету «АрмТек». Кто-то организовал приличный прилавок, а кто-то торговал прямо на полу. Разнообразия было в избытке, но до чего же здесь всё было не организованно! Площадь давно напрашивалась на капитальный ремонт. Райк общался с коллегами с других станций «Сх-О», и на большинстве не было такого запустения, как на их «217й». Эти космические станции строились по одной схеме, но после введения в эксплуатацию ответственность за них лежала на местном Правлении. И если председатель Правления некомпетентен, страдают от этого простые жители.

— Дурни они там. Эта твоя заправочная станция чудо как хороша, — сочувственно сказала Элис.

— Не просто заправочная станция, а дополнительный док для крупногабаритных судов, — поправил её Райк, — они ведь там и мелкий ремонт могли бы делать. А с нас требовалось то — всего ничего денег, да выделить энергии, которая всё равно ни для чего не используется.

— Может быть они хотят зажать тебе комиссионные, да сами сварганить этот док?

— Да даже если и так, я был бы рад, что «217я» обогатилась. Но, увы, этого не будет, — он горестно вздохнул, — прости, я зря просил тебя о помощи.

— И вовсе не зря, мне было интересно, — ласково ответила Элис, легонько коснувшись его руки.

— Хорошо если так, — чуть успокоившись ответил Райк и тут же добавил, — мне тоже нравится с тобой работать. — Остановившись, Райк снова затылком почувствовал взгляд. — Элис, посмотри внимательно, кто-нибудь пристально смотрит на меня?

— Да нет, я ничего такого не… — она осеклась, — …погоди-ка, кажется вижу. Пухлый тип какой-то. Иди в док, а я за ним прослежу, — скомандовала Элис.

У Райка учащённо забилось сердце. Что этому типу надо? Он пытался вспомнить, не было ли в последнее время трений с подозрительными клиентами, но ничего такого в голову не пришло. Если он брался за подряд, то выполнял его качественно и в срок.

— Райк! — окликнула его Элис. Он резко развернулся и побежал обратно, расталкивая недовольных людей.

Элис стояла возле входа на рынок, прижав к стене какого-то полного мужчину. Ещё издалека он его узнал. Билл Левинсон, один из членов Правления их станции «217-Сх-О». Он что-то говорил Элис и от волнения щёки его сильно тряслись в такт движениям головы. Дело клонилось к скандалу.

— Дядя Билл, Элис, что случилось? — тут же спросил он, мягко отстраняя подругу.

— Этот хомяк следил за тобой, как ты и говорил, — сверкнула зубками Элис, — ты его знаешь?

— Придержи язык, юная мисс, и прояви уважение! — возмущённо воскликнул Билл, передёрнув плечами.

— Это один из членов Правления, Элис, его не стоит оскорблять, — отчитал он её, — но дядя Билл, почему вы за мной следили?

— Я не следил, я просто неторопливо шёл к тебе, — важно выпрямив спину, он попытался обнять Райка за плечи, но тот отстранился.

— Следил, ещё как. Таился. Не ври, дядя, — упрёк Элис смутил его, но Билл тут же оправился, вздёрнул подбородок и важно заявил:

— У меня к тебе деловое предложение, мой мальчик, и я не хотел бы озвучивать его при свидетелях.

— Элис моя подруга, ей можно доверять, — решительно сказал Райк. Теперь, после того как она помогла, отсылать её было бы непорядочно. Билл оценивающим взглядом окинул девушку и обречённо вздохнул.

— Странную компанию ты себе выбираешь. Что же, хорошо. Отойдём? — предложил он, указывая на свободное пространство на рыночной площади. Здесь всё равно было шумно, но людской поток меньше задевал их и Билл, удовлетворенно оглянувшись, облизнул губы и сочувственно сказал, — я сожалею, что Правление не приняло твоё предложение. Даю слово, если бы мой голос что-то решал, я бы проголосовал за, но ты сам понимаешь, пять из шести, я просто не хотел выделяться.

— Не понимаю, — сухо ответил Райк.

— Ну брось, малыш, не держи зла. Я же всегда был на твоей стороне! — Райк криво улыбнулся. Так-то оно и было, только Билл, занимая сторону Райка в спорных вопросах, всегда оставался в приличном плюсе.

— Вы упомянули деловое предложение.

— Да. Так, — он вытер со лба несуществующий пот, — дело, в общем, как раз связанно с твоей заправочной станцией.

— Дополнительным доком, — поправил его Райк.

— Как скажешь. В общем здесь неподалёку дрейфует крупногабаритная яхта. У них барахлит топливный датчик, так что яхта осталась без топлива.

— Ну так пусть вызовут заправщиков с ближайшей станции, делов-то.

— Всё не так просто. Это частная яхта, — Билл сделал упор на слове «частная», словно это всё объясняло.

— Всё равно я не понимаю, что…

— Райк, не тупи, — перебила его Элис и, обращаясь уже к Биллу, спросила, — сколько?

— Сумма очень большая, я не уполномочен называть вам цифру, но даю слово, что она устроит Райка.

— За вычетом твоей доли? — Элис злобно сверкнула зубками, но на Билла это впечатление не произвело.

— Естественно. Пятьдесят на пятьдесят, по-честному.

— Шестьдесят на сорок, и мы мигом заправим это корыто, — продолжала давить она.

— Грабёж средь бела дня! — возмутился Билл. Он с надеждой взглянул на Райка, но тот занял выжидательную позицию. Похоже Элис лучше чувствовала ситуацию. — Ладно, по рукам. Вот, — Билл переслал со своего браслета координаты, — чем быстрее вы до них доберётесь, тем лучше.

Убедившись, что Райк получил данные, Билл кивнул напоследок и растворился в толпе. Элис, взяв Райка под локоть, буквально силком потащила его в док.

— Ну и что это было? — спросил он.

— Обычное дело. Какой-нибудь богатенький отпрыск прихватил папочкину яхту и не хочет, чтобы о его вояже остались записи, — пояснила Элис, — лёгкие деньги, странно что твой приятель сам туда не полетел.

— Возможно у него нет лётных прав, — пожал плечами Райк.

— Я составлю тебе компанию, а ты мне отстегнёшь десятую долю, идёт? Как-никак я помогла заключить сделку.

— Хорошо. Я всегда рад твоей компании, подруга. Ты уже участвовала в таких мероприятиях?

— Было дело разок, — загадочно улыбнулась Элис.

Райк вызвал свой корабль. Стыковочный компьютер, «осьминог» в простонародье, активировал щупальце, прикреплённое к «Ранкиту» и потащил корабль к свободному шлюзу. «Ранкит» — небольшой грузовик класса с-4, малогабаритный, но вполне способный взять на борт достаточно топлива даже для большой яхты.

Пока они загружали и заполняли цистерну, Райк всё гадал: когда это Элис доводилось участвовать в такой операции. Когда они только познакомились, Райк считал её простой фермершей. Не слишком умной, зато красивой. Но чем больше он её узнавал, тем острее понимал, насколько сильно заблуждался в своей оценке. За её хитрой улыбкой таилось много тайн. Например, он узнал что ферма, бывшая в ведении Элис, принадлежала какому-то бандиту, а Элис у него отрабатывает долги. Как этот долг образовался она не рассказывала, а Райк не настаивал. Ему нравилось общаться с Элис и не хотелось её лишний раз раздражать расспросами.

Завершив погрузку, Райк плюхнулся в видавшее виды кресло в рубке, надел пилотское кольцо и активировал интерограмму корабля: над бортовой панелью отобразилось прозрачное изображение «Ранкита» отсвечивавшее изумрудным светом. Коснувшись пальцами корабля в определённой точке, Райк активировал маневровые двигатели и обхватив другой рукой интерограмму «Ранкита», осторожно направил его прочь от станции. Стыковочный «осьминог» рисовал траекторию и Райк умело ей следовал. Он не был первоклассным пилотом, но свои лётные права получил заслуженно. Отдалившись на необходимые пять километров, Райк зацепил двумя пальцами корабль снизу и потянул на себя, увеличивая мощность маршевых двигателей.

«Ранкит» был дешёвым кораблём и системы искусственной гравитации на нём не было, так что при разгоне им пришлось перетерпеть небольшие перегрузки. Элис безмятежно рассматривала звёздное полотно, играя с пальцами с застёжкой браслета. Тишину она нарушила первой.

— Ты доверяешь этому типу?

— Да, вполне. Мы давно знакомы, они с папой дружили ещё до моего рождения. Да и с сыном его пару раз работал, хороший парень.

— Говоришь он член Правления?

— Да, один из шести. Странно что ты его не видела.

— Не интересовалась, как-то, — ухмыльнулась Элис, — не думала я что среди этих ребят есть такие ушлые типы, с которыми можно иметь дело.

— А тебе лишь бы с такими дела и иметь, да? Небось именно из-за таких знакомств ты и получила этот свой огромный долг?

— Райк, мы же договорились не поднимать эту тему, — ласково мурлыкнула она.

— Да-да, твоя секретная жизнь.

— Просто не хочу ворошить прошлое. Старые ошибки, горькие воспоминания…

Райк мысленно прикусил язык. И стоило ему поднимать эту тему в начале полёта? Какое-то время они летели молча. Корабль периодически порывался дать крен влево, но Райк поправлял траекторию парой аккуратных движений. Глянув на спутницу, он попытался придумать тему для разговора, но тишина была уютной и нарушать её не решился. Ему нравилось проводить с ней время, редко удавалось вот так куда-нибудь слетать вместе. Либо она была занята работой на ферме, либо у него был какой-нибудь заказ. Райк всегда принимал посильное участие в работе, будь то заказ на ремонт или установку дополнительного оборудования. Не то, чтобы он не доверял своей бригаде, ему нравилось контролировать процесс, чувствовать его. Хотя порой казалось, что он тратит на это время лишь затем, чтобы почувствовать свою значимость.

— Подлетаем, — сказал он, когда до цели оставалось два километра. Яхта уже светилась на сенсорах, а вскоре её можно было увидеть в иллюминатор.

Нежно голубой корпус яхты сильно выделялся на фоне беспросветной черноты космоса. Яхта была роскошной. Не меньше семидесяти метров, высокотехнологичная, собранная по индивидуальному заказу. О её стоимости можно было лишь догадываться. Райк направил запрос на установление связи.

— Говорит Райк Фар со станции «217-Сх-О», меня к вам направил для дозаправки Билл Левинсон.

— Рады вас видеть, Райк, стыкуйтесь.

Стыковка ему никогда не удавалась, так что Райк доверился бортовому компьютеру. Пока «Ранкит» выполнял сложный манёвр, Элис отстегнулась и перелетела в грузовой отсек, готовить цистерну к перемещению. Когда крепления грузового отсека намертво сцепились с корпусом яхты, Райк двинулся следом. С корабля их вышел встречать человек, совсем не похожий на «папенькиного сынка»: короткий армейский ёжик, напряжённый взгляд, простая одежда. Обычно на таких яхтах экипаж одевают в красивую форму, словно они были частью декораций.

— Гирос, — представился он, пожимая руки гостям, — спасибо что так быстро откликнулись.

— Нам сообщили что вы хорошо платите, поэтому мы и спешили, — Элис кокетливо подмигнула мужчине, но он лишь смерил её равнодушным взглядом.

Пока они перекачивали топливо в баки яхты, на гостей вышли взглянуть и другие члены экипажа. Один выглядел уместно на таком корабле: на нём была одежда из натуральных тканей, модная причёска, но взгляд… Он был такой же напряжённый, как у Гироса. Остальные были копией встретившего их: армейские ёжики, простая одежда. Они смотрели на Райка и Элис так, словно те были животными в зоопарке. Райк почувствовал себя очень неуютно и нервно ёрзал, мысленно подгоняя топливо по трубам. Опустошив цистерну, они с Элис, не сговариваясь, быстро двинулись обратно на «Ранкит». Гирос провожал их до самого шлюза.

— Ваша оплата, — он достал из кармана комбинезона финансовый квалем, а Райк активировал приём передачи на своём браслете.

Странно, что Гирос оплачивал топливо не со своего браслета. Финансовые квалемы обычно использовали не чистые на руку личности. Это устройство было дешёвым в производстве, и могло вместить в себя бесконечное количество данных. Но чем сильнее он загружен, тем дольше длился процесс дешифровки. Сейчас Райку пришлось прождать почти две минуты.

— Готово, — сказал Гирос и впервые расплылся в улыбке: — пусть озарит вас свет освобождения! Важно сказал он, отдавая честь. Райк, смутившись, отдал честь в ответ. Однако солдат молчал, чего-то ожидая. Райк бросил взгляд на Элис, но встретил лишь её вопросительный взгляд. Гирос смущённо вжал голову в плечи. И неуверенно буркнул, — прощайте.

Едва они с Элис разместились в рубке, Райк отстыковался от яхты и стал плавно повышать скорость, стремясь отлететь как можно дальше. Когда расстояние перевалило за пять километров, он немного снизил скорость.

— Ну и что это было? — требовательно спросил он у Элис.

— Ты у меня спрашиваешь?

— Ты же стреляный воробей, сама говорила что бывала на таких ходках.

— Райк, честное слово, я понятия не имею что имел ввиду этот тип. Фанатик небось, или просто псих, — она пожала плечами.

— Странный экипаж. Странная яхта. Ох уж дядя Билл, где он нашёл этих ребят, — задумчиво сказал Райк.

— Сколько оплатили то в итоге? — нетерпеливо спросила Элис. Райк так спешил улететь подальше, что совсем забыл про оплату. Открыв на браслете окно транзакций, он так и замер, раскрыв рот. — Ну, что там? — Элис придвинулась к нему, заглядывая в экран, — ёмаё.

Пару секунд они молча смотрели на цифру, пытаясь осознать, не ошибаются ли глаза, правильное ли количество нулей они посчитали. Сорок миллионов реф! Уму не постижимо. Да сама яхта стоила дешевле.

— Вот это поворот. Десятая доля, Райк, помнишь? — нервно хихикнула Элис, — четыре ляма за заправку, хо-хо, не подвела меня чуйка, не зря я бросила своё зерно на рынке.

— Элис, это… Почему так много? Это явно пахнет чем-то незаконным. Может быть они преступники? — сняв с пальца пилотское кольцо, Райк доверил управление кораблём автопилоту и обессиленно развалился на кресле.

— Ты чего? — изумилась Элис, — хорошие деньги за лёгкую работу. Радоваться надо, а на тебе лица нет.

— Хорошие? Да это колоссальные деньги! Элис, я никогда в жизни столько не видел! Ладно бы мы работу какую серьёзную сделали, но это? Это какой-то фарс.

— Успокойся, выдохни, — велела Элис, — у богатых свои причуды, какая разница почему они такие транжиры?

Райк замолчал, пытаясь осознать. Голова кружилась. Даже если бы его проект с дополнительным доком одобрили, он столько бы и за пять лет не заработал. Где дядя Билл их откопал? Теперь Райк понимал, почему тот так осторожничал — Биллу причитались невероятные комиссионные. Райк ещё раз открыл окно транзакций на браслете и провёл пальцем по цифре. Ему даже показалось что браслет стал тяжелее.

— Никак не могу осознать, — вздохнул Райк, — просто не верится, что это правда.

— Придётся поверить, — хихикнула Элис.

— Я могу на целый год взять отпуск и ничего не делать. Вообще ничего! Элис, а давай махнём в круиз на Землю? Всегда хотел там побывать.

— Ох Райк, как мило с твоей стороны, — промурлыкала Элис, кокетливо взмахнув ресницами, — но вынуждена отказать, у меня есть обязательства.

— Пфф, ерунда. Давай я покрою твой долг, — нервно предложил Райк. Ощущать себя богатым ему было крайне непривычно.

— Не хочу тебя расстраивать, но все эти деньжища даже половину моего долга не покроют.

— Чего? — изумился Райк. Эта новость была даже более потрясающей, чем их колоссальная оплата. — Ты что, взяла взаймы на постройку космической станции?

— Нет, но… Куш был бы ещё большим, я не могла не рискнуть, — Элис прикусила губу, отворачиваясь.

— Рискнуть? Да как ты вообще планируешь этот долг отработать на ферме?

— Прошу, Райк, давай не будем об этом. Не порти чудесный момент. Давай лучше отметим взятый куш? — предложила она, отстёгиваясь от кресла, — у тебя здесь есть что-нибудь алкогольное?

— Конечно, всегда держу бутылку земного виски на такой случай, — отшутился Райк, и уже серьёзно: — у меня есть синтетический тоник, сойдёт?

— Эх… — досадливо вздохнула Элис, — ладно, наливай. Лучше, чем ничего.

Перебравшись в грузовой отсек, они парили в невесомости глотая напиток большими каплями. Райк уже немного отошёл от шока и теперь хотелось просто смеяться. Но вместо этого он смотрел на Элис и улыбался. Такая красивая, загадочная. Они были так близки, но при этом невозможно далеки друг от друга. Каждый раз, когда ему казалось что он узнал об Элис больше, она умудрялась его удивлять. Может теперь, когда у него появились деньги, ситуация изменится? Он сможет сделать что-нибудь для неё. Заслужить большее внимание. Райк мечтательно прикрыл глаза, а Элис, весело засмеявшись, пихнула его, заставив закрутиться посреди грузового отсека. Не без труда остановив вращение, он продолжал искоса любовался ею.

— Почему ты носишь это старьё? — спросил он, разглядывая слегка мешковатый, словно на пару размеров больше, стандартный станционный комбинезон.

— А почему бы и нет?

— Вот вернёмся на станцию, куплю тебе новый, в обтяжку, — Элис была планетянкой, с Бореса, и даже под этим тряпьём угадывались изгибы её соблазнительного тела. Словно отвечая его мыслям, она завела руки за спину и натянула ткань, предоставляя Райку прекрасное зрелище.

— Если я буду носить комбинезон в обтяжку, мне отбоя от поклонников не будет. Надо оно мне? — хихикнула Элис, снова расправив мешковатый комбинезон.

— Ты бы надевала его на наши свидания, чтобы мне все завидовали, — решился сказать Райк. Элис неоднозначно улыбнулась, но ничего не ответила. И так всегда. Вероятно, она не хотела обижать Райка отказом, но и давать надежду не собиралась.

Их уютное уединение нарушил пронзительный сигнал коммуникатора.

— Небось Билл, — прыснул Райк. Он не следил за временем и совсем забыл про дядю Билла, который ожидал своей доли на станции. Раз не предупредил, так пускай теперь ждёт и нервничает, поделом.

— Ответь, мало ли что, — попросила Элис. Райк закрыл глаза и продолжал дрейфовать в невесомости, но Элис ловко пихнула его в сторону стены с коммуникатором. Улыбнувшись подруге, он всё же подлетел к панели коммуникатора и включил передачу.

— Экстренное сообщение. В системе Диода произошёл теракт. Станция, известная также как «Старая обсерватория» была уничтожена неизвестными. По данным, предоставленным Звёздным Следствием, в критической близости от станции детонировал корабль-брандер. На данный момент известно о двухстах-тридцати погибших, — сообщение сопровождалось видеофайлом и Райк встревоженно махнул рукой подруге.

— Давай в рубку, посмотрим, что там случилось.

Уже прицепившись к креслу, Райк активировал видеозапись, отправленную, судя по всему, со станции-обсерватории. Неизвестный корабль нырнул за один из «лучей» станции, но сердце Райка тревожно ёкнуло. Он уже видел этот нежно-голубой оттенок. Когда корабль снова показался в поле съёмки камеры, Райк стиснул зубы, вцепился в подлокотники кресла и напряжённо следил за тем, как взрывная волна сминает под собой корпус станции. Запись закончилась и в рубке повисла мертвая тишина.

— Райк… — тихо сказала Элис, — это ничего не значит.

— Не значит!? — крикнул он, — Элис, это та самая яхта! Мы их заправили, а они взорвали станцию. Двести погибших, Элис! — Райк почувствовал колоссальную усталость. Он смотрел на свои руки, — смерть этих людей на моих руках.

— Нет, — твёрдо воскликнула Элис, — они взорвали станцию, не мы. Мы выполнили функцию заправщика, больше ничего. Мы непричастны к этому ужасу.

— Да как же не причастны, Элис? Не зря они хотели топлива без записи, яхта наверняка угнанная! Вся начинённая взрывчаткой, а мы… а я…

— Что ты? — сердито спросила Элис, — провёл бы обыск на корабле? Сообщил бы в полицию? Сделанного не воротить, мы действительно их заправили, но на нашем месте мог оказаться кто угодно. И не было решительно никаких намёков на то, что они собираются совершить.

— Откуда ты знаешь? Может ты ещё в Следствии работала? — огрызнулся Райк.

— Оттуда и знаю. Даже если бы мы сообщили о них после того как закончили заправку, Следствие всё равно не успело бы перехватить корабль.

— Две сотни погибших, Элис! — Райк хотел заплакать из жалости к этим людям, но его разрывала ярость. Он злился на себя. Безмозглый, невнимательный, трусливый…

Элис прервала его мысленный монолог, подлетев ближе и сжав в объятиях. Его лицо погрузилось в её волосы, он не пытался вырваться, бессильно развалившись в кресле. Он чувствовал себя полностью разбитым. Этот день от отметки «прекрасно» в мгновение опустился до «хуже и быть не может». Слишком резкий контраст. Через пару минут Элис выпустила его из объятий и внимательно посмотрела прямо в глаза.

— Тебе нужно взять себя в руки. Этих людей уже не вернуть.

— Я понимаю, — тихо ответил он, — но мы можем… мы должны найти виновников. Наверняка у этих типов были сообщники. Мы сообщим Следствию, а они… Билл! Он знал, что они затевают, потому и нервничал!

— Не думаю. Твой приятель башковитый, он не стал бы участвовать в этом бессмысленном теракте. С этого не заработать.

— Не заработать… — буркнул Райк. Браслет буквально обжигал руку. Все эти деньги он заработал на массовом убийстве.

— Успокойся, дыши. У меня есть психо-стимулятор, хочешь?

— Нет, просто дай мне пару минут, — попросил Райк.

Райк медленно дышал, старался ни о чём не думать, пытался взять себя в руки, но добился лишь того, что от переживаний по всему телу пробежал лёгкий озноб. Его резко стало клонить в сон, веки медленно опускались…

— Никаких обмороков! — Элис сильно потрясла Райка, — нам нужно действовать.

— Да, ты права. Нужно лететь на станцию, я сообщу отцу, а он…

— Нет, — холодно сказала Элис. Райк удивлённо взглянул на неё. — Мы не полетим на станцию, Райк.

— Почему?

— Потому что нас казнят, как пособников теракта.

— Ты же сама только что убеждала что мы просто заправщики! — простонал Райк.

— Так-то оно и есть. Но Следствие… Оно не так работает. Найти причастных будет непросто, и общество будет лютовать. Следствию нужен агнец на заклание и им всё равно, виновны мы или нет.

— Но мы ведь и правда виновны. Как ни крути, Элис…

— У нас есть информация об этой яхте. Мы передадим её из безопасного места, но на станцию мы не полетим.

— Мало данных по яхте, мы должны рассказать, как всё было! Прямо сейчас!

— Так, послушай сюда, ты хочешь понести наказание вместо тех, кто организовал этот теракт?

— Нет, но мы…

— Даю слово, когда страсти поулягутся, когда виновных накажут, я вместе с тобой пойду к Следствию и дам показания, идёт? — в её словах была правда. Чего он добьётся, если примет на себя удар?

— Ну… И что нам делать сейчас? У меня здесь есть провизия. Если растянуть, то на месяц хватит, — задумчиво бормотал Райк, — мы можем затаится в поясе астероидов.

— Нет, дружище, мы будем сматывать удочки из этой системы. Следствие будет прочёсывать всё пространство вокруг, нас легко найдут.

— Теперь ты предлагаешь мне круиз? — нервно хихикнул Райк. Смешок плавно перетёк в истерику и Райк сотрясался от смеха, слёзы текли по его щекам. Ладонь Элис прижалась к его шее. Он попытался перехватить её руку, но не рассчитал силы и ощутимо ударил Элис по предплечью. В такие моменты, когда он терял контроль над своими эмоциями, его движения становились резкими, рывковатыми. И не успел он почувствовать стыд за то, что ударил подругу, как на него накатила такая волна усталости, что от истерики не осталось и следа.

— Извини, мне пришлось тебе его дать, — она помахала вскрытой упаковкой с круглыми пластырями, — это психо-стимулятор, он действует недолго, так что постарайся поскорее прийти в себя.

— Хорошо, — без каких-либо эмоций в голосе ответил Райк.

— Мы полетим в систему Юнкар. Там… — она откашлялась, — …практически безопасно.

— Это пиратская система? — лишь спросил Райк. Элис кивнула. — Хорошо.

— Вот и ладушки. У меня есть контакт, который поможет перебраться туда и сбыть твой корабль. Чёрный ящик оставим у него же на хранение. Он пригодится, когда будем давать показания, — Элис внимательно посмотрела на Райка. — Слышал? Я собираюсь продать твоего «Ранкита».

— Хорошо, если это нужно, — лишь вздохнул Райк.

— Вот красота! Ты такой покладистый под стимуляторами, загляденье, — на этот раз нервный смешок издала Элис, — кораблём управлять сможешь?

— Вряд ли, — Райк поднял руки, но сильная усталость и сонливость тут же вынудили его снова обмякнуть в кресле.

— Ладно, давай кольцо, — Райк послушно передал пилотское кольцо Элис и снова обмяк в кресле.

Уставившись вперёд, он смотрел как меняется обзор, чувствовал что корабль разворачивается. Элис умело направила «Ранкита» по одному ей известному курсу, но Райк не испытывал ничего, кроме равнодушия. Психо-стимулятор погасил все эмоции. Потеряв возможность страдать, Райк позволил себе окунуться в воспоминания.

Глава 2

Райку уже доводилось испытывать те же чувства, как сейчас. Тот день… Он помнил его до мельчайших деталей.

Ему едва стукнуло двенадцать, когда их станцию выбрал для дислокации военный корвет Флота Федерации «Проныра». Естественно, корабль стал центром внимания, особенно для местных ребятишек. Капитан Иван Старрет проявлял лояльность к интересу местной молодёжи и охотно проводил экскурсии. В некоторые части корабля, естественно, никого не пускали. Но ребятам было достаточно того, что им разрешили полазать по оружейному отсеку и заглянуть в боевую рубку.

Капитан не скрывал что они находятся здесь для поимки шайки пиратов, набедокуривших в солнечной системе, но детали операции не раскрывал чем вызывал жгучий интерес у Райка и нескольких его друзей. Райк был негласным лидером в их компании и разработанный им план ребята приняли без вопросов. У каждого была своя роль и когда дошло до дела, план был исполнен без сучка, без задоринки.

Ребятня отвлекала всех солдат, что могли помешать, а Райк, взяв на себя самую ответственную роль, спрятал допотопную рацию за металлической переборкой в боевой рубке. Такие рации давно не использовались и Райк решил, что её вряд ли быстро найдут. Ребята хотели включить рацию в тот же день, но Райк сказал, что они будут ждать подходящего момента. И вот, когда «Проныра» снялся с прикола, они собрались дома у Райка, взяли рацию — дублёр той, что спрятана на «Проныре» и включили передачу.

До чего же Райк испугался в этот момент! Непрекращающиеся потоки мата, сигнал боевой тревоги обрушился на них как буря.

— Капитан, система прицеливания барахлит, они каким-то образом глушат нас!

— Что значит глушат, Штуков? — яростно кричал в ответ капитан Старрет.

— Наводка каким-то образом сбивается, сэр.

— Генератор щитов на пределе, мы теряем мощность! — кричал другой солдат.

— Манёвр уклонения. Штуков, ищи причину помех, Гориц, подмени его. Сколько ещё прямых попаданий мы выдержим?

— Три, капитан! — Старрет в ответ лишь выругался. В этот момент что-то зашкрябало совсем рядом с рацией.

— Я нашёл причину помех, капитан! — крикнул капрал Штуков. И в этот момент передача прекратилась.

Дети молча смотрели на рацию, пытаясь осознать, что они сделали. Из-за своей шалости, они едва не убили капитана, который был так добр с ними! Они в панике стали придумывать, что делать, что сказать, как избежать наказания. Все боялись возвращаться домой. Оставаясь вместе, они как-бы разделяли ответственность за проступок на всех. А когда «Проныра» вернулся в док, изрядно потрёпанный, но целый, они радостно закричали.

Капитан Старрет, не без помощи отца Райка, вскоре нашёл их. Стоило ему войти в комнату к ребятам, как воцарилась тишина. Фигура капитана угрожающе нависала над ними. Он молча оглядывал каждого из присутствующих, остановив взгляд на Райке.

— Я знаю, что вы сделали. Осталось выяснить, чья это была задумка, — Райк в страхе сжал зубы. Он боялся смотреть в глаза капитану, но ещё больше боялся отвести взгляд. — Нужно набраться смелости принять ответственность за свой поступок. Раз уж была смелость его совершить.

— Это я придумал, — наконец тихо сказал Райк. Потупив взгляд, он изучал носки ботинок. Ему было не страшно, а стыдно.

— Ты осознаёшь, насколько серьёзен твой проступок? — спросил капитан. Райк не пытался придумать отмазку. Конечно он мог бы сказать, что понятия не имел о том, какое влияние окажет рация на системы корабля, но что бы это изменило?

— Да, я едва не испортил вам всю операцию. Я сделал глупость и совсем не думал о последствиях, — раскаивался Райк, — вы были так добры к нам, я вовсе не хотел, чтобы у вас были проблемы из-за меня…

— Хорошо, — капитан окинул взглядом всех присутствующих, — вас всех ждут родители. Они определят абсолютно подходящее наказание для каждого.

Капитан посторонился, освобождая выход и ребята, понурив головы, направились к выходу. Райк и так уже был дома, так что он присел на краешек дивана, сложив руки на коленях и ждал. Когда они остались наедине, капитан присел рядом.

— Я так боялся, что вас убьют! Я бы никогда себе этого не простил, — сокрушённо произнёс Райк и расплакался.

— Ну, будет тебе. Как видишь, я цел, — капитан откашлялся и продолжил, — на самом деле ты, можно сказать, нам даже помог.

— Как? — изумился Райк.

— Эти пираты абсолютно недооценили нашу систему прицеливания из-за помех. И когда капрал отключил рацию, мы практически сразу же взяли верх.

— П-правда?

— Правда. Это не повод для гордости, но, тем не менее, и не повод для вины. Ты понесёшь наказание, потому что у любого решения есть последствия. Но… я тебе благодарен, — Райк глубоко вздохнул, пытаясь прийти в себя. Показывать слёзы перед таким крутым воякой было стыдно. А Старрет продолжил. — На самом деле я впечатлён тем, как слаженно вы, ребятня, действовали. Ты руководил операцией?

— Да, — смущённо ответил Райк.

— Молодец. Возможно из тебя выйдет неплохой капитан. Вот, — достав из нагрудного кармана тонкий пластиковый квадратик, Старрет протянул его Райку, — это мои контакты. Я буду абсолютно рад видеть тебя в флотской академии и обязательно дам рекомендации. Что скажешь, увидимся на твоё шестнадцатилетие?

— Да! Спасибо большое, сэр!

— Пожалуйста, — капитан поднялся, но уже у выхода обернулся: — запомни сегодняшний день. Не бойся совершать ошибки, бойся вообще ничего не совершить.

И Райк помнил. Однако дальше, ситуация развивалась вовсе не так, как вообразил себе размечтавшийся мальчик. Отец армии не доверял. Он не хотел, чтобы Райк туда пошёл и запретил. А что Райк мог сделать? До восемнадцати лет он был под опекой родителей, и крыть бело нечем. Он даже думал о побеге, но испугался. Как он долетит до академии? Возьмут ли его? И куда ему податься если не возьмут, ведь обратного пути уже не будет. Иначе говоря, он просто струсил.

До восемнадцатилетия Райк самостоятельно обучался на управленческих курсах, благо доступ к образовательным программам был бесплатным. Он отказался от сельскохозяйственной программы, которую предложил ему отец. Перспектива стать ещё один фермером «217-Сх-О» совершенно его не привлекала.

К двадцатилетию Райк стал частным подрядчиком по ремонту станций. Его знаний хватало чтобы оценить проблему, найти нужных людей и организовать работу. Со временем у него собралась надёжная бригада, большую часть работ которая выполняла под руководством Райка.

Это увлечение отец одобрял и периодически подкидывал заказы. Рос авторитет, число клиентов. Выросли и амбиции Райка. В последние пару лет он особенно остро ощущал рамки, которые ему ставят. Когда Райк нашёл в отчётности по станции большой объём энергии, который расходуется впустую, у него сразу же возникло множество предложений, но на каждое он получил одинаковый ответ. «Предложение принято. Передано в отдел энергоснабжения». И ничего не происходило. Райк считал, что причина в том, что его идеи недостаточно проработаны и последние два месяца работал над планом по размещению дополнительного дока для крупногабаритных кораблей. Обычный док был занят мелкими грузовиками и места часто не хватало. Этот док окупился бы меньше чем за полгода. Он столько сил в него вложил, но в ответ лишь «Предложение принято. Передано в отдел энергоснабжения».

— Райк, ты спишь? — голос Элис пробудил его от печальных размышлений.

— Нет.

— Ну как, пришёл в себя?

— Вроде. Думал о дополнительном доке. Почему они мне отказали?

— Не знаю, Райк. Мне тоже обидно, столько времени с тобой зря высиживала. Но сейчас нам нужно решить более актуальную проблему, — она указала на астероидное поле прямо по курсу, — мы подлетаем к станции «Отпрысков Диода», это нелегальная группировка и мне нужно, чтобы ты вёл себя адекватно. Справишься?

— Да, можешь не переживать, — Райк пересел в кресле поудобнее и вызвал карту системы.

Они находились довольно далеко от «217-Сх-О». В этой части звёздной системы находился крупный газовый гигант, и к его поясу астероидов они сейчас подлетали. Раньше это место было куда популярнее. Тогда человечеству в огромном количестве требовались металлы для постройки космических станций. Добывать редкий на то время титан оказалось весьма прибыльным делом, так что за краткий срок старатели добыли его столько, что обрушили цены. С тех пор, частный промысел плавно сошёл на нет, а пояса астероидов снова опустели.

— Что ты хочешь тут найти? — спросил он Элис.

— Сейчас сам всё увидишь. Эти ребята умеют прятаться, их не найдёшь если не знаешь, что искать.

— А ты знаешь?

— Конечно. Всё просто: забиваешь в поиск диаметр вот этого астероида, — она указала на сканер, — и летишь в сторону гейзерного гиганта.

— И ты помнишь его наизусть? — удивился Райк.

— Да что там помнить, — отмахнулась Элис, — девять три, точка, девять три девять. Он тут такой один с красивым числом. А теперь нам нужно привлечь внимание патрульного, — она переправила со своего браслета аудиофайл в бортовой компьютер, — слушай.

К удивлению Райка, это был не просто набор звуков. Через динамики зазвучала незнакомая симфония, с первых нот приковавшая внимание. Яркая, экспрессивная, она звучала так хорошо, что глупая улыбка сама наползала на лицо.

— Ты раньше не слышал? — самодовольно спросила Элис, — эта мелодия из старой оперы «Кармен». Очень романтичная.

— Но почему она?

— Потому что в опере немаловажную роль играют контрабандисты, а они очень романтичный народ. Ну ты сам убедишься, — улыбка Элис под звуками симфонии приобретала ещё большее очарование. Райк чувствовал, что готов смотреть на неё целую вечность…

— Неизвестное судно. Назовите цель визита, — донёсся хриплый голос из динамиков.

— Торговля и перевозки, — так же сухо сообщила Элис.

— Возьмите на пятнадцать градусов ниже и удерживайте текущую скорость, вас встретят, — хозяин хриплого голоса зашёлся кашлем и отключил передатчик. Элис выполнила указания, а Райк напряжённо вглядывался в пространство перед кораблём пытаясь разглядеть хотя бы кого-нибудь.

— Не старайся. Пока они не захотят, ты их не увидишь. Мои знакомые используют для конвоирования переоборудованный корабль Следствия, маленькую «Ищейку».

— Ого. И сколько нам её ждать? — однако ответ не потребовался. Прямо перед ними материализовался маленький, окрашенный в багровый цвет корабль. Круто развернувшись, продемонстрировав увесистую пушку закреплённую на днище, корабль «пыхнул» маршевыми двигателями и направился к одному из астероидов. Элис направила корабль следом.

— Никогда ещё не видел вживую корабль с активным маскировочным полем. Это же безумно дорого!

— Конечно дорого. Но насколько мне известно, этот корабль оплатили чиновники Следствия. До того, как мои друзья его изъяли.

— И что это за группировка? Как ты сказала? Отпрыски?

— Угу. «Отпрыски Диода». Самая организованная шайка в этой звёздной системе, — авторитетно сообщила Элис.

— Звучит грандиозно, — усмехнулся Райк.

— Не смейся, я говорю как есть. Они славные ребята.

— Может и славные, но они преступники. И мы теперь такие же, — Райк всеми силами старался не думать о произошедшем, концентрироваться только на том, что нужно сделать. Его снова начинало накрывать чувством вины.

— Так, отставить тревогу! — командным тоном приказала Элис, — возьми себя в руки. Несколько часов, и мы будем в безопасном месте. Там, так и быть, можешь расклеиться.

Райку хотелось ворчать в ответ, но он прикусил язык. Раз уж он принял решение следовать за Элис, нужно идти до конца. А там… Последствия этого решения он примет, какими бы тяжёлыми они не оказались.

За очередным крупным астероидом им показался целый город! И хоть это было просто скопление мобильных жилых блоков, это всё равно был похоже на жилое поселение. Между крупных отсеков было пространство, вроде как улицы. Двигатели мобильных блоков были скрыты от глаз, направлены вниз, к астероиду. Эти блоки по своей сути являлись большими грузовыми кораблями специального назначения. Развёртываясь на поверхности, такой корабль становился многоярусным зданием, позволявшим вмещать от десяти, до двухсот человек. Райк изумлённо взирал на это креативное поселение. Ему доводилось видеть и даже проводить мелкий ремонт в таких мобильных блоках, но построить из них город? Изумительно!

На свободном пространстве астероида, чуть поодаль от этого своеобразного города, был намертво вбит в поверхность стыковочный «осьминог». Мощный компьютер, в тяжёлой титановой оболочке, контрастно выделялся на фоне поверхности астероида, а множество «щупалец», которыми он цеплялся за корабли, свободно дрейфовали в космосе. Каждое щупальце было оснащено небольшим двигателем, который короткими импульсами направлял его в нужное место. Райк первый раз видел этот механизм воплоти, на их «217-Сх-О» корпус «Осьминога» был зашит в станцию, а щупальца почти всегда были заняты.

Капитан «Ищейки» устремился прямо к «Осьминогу» и Элис направила корабль следом. Когда расстояние сократилось до одного километра, высветился запрос от «Осьминога», на принятие управлением стыковкой. Элис удовлетворила запрос, поднимаясь с кресла.

— Главное не веди себя как дурень. Будь вежлив, ты здесь по праву. Не оглядывайся лишний раз по сторонам, и не пялься на других посетителей базы, — инструктировала его Элис, — твоя легенда проста — тебе не дают простора на станции, и ты захотел вырваться из родительского гнезда, хочешь приключений.

— А твоя легенда?

— Мне легенда здесь не нужна, у меня есть репутация, — сверкнув зубками, Элис подмигнула Райку.

— Опять ты со своей загадочностью, — проворчал он.

— Не злись, просто я такая. Не люблю болтать о себе.

— Как скажешь… — отмахнулся Райк.

Когда «Осьминог» завершил манёвр стыковки, они вышли из стыковочного шлюза в небольшой док. В сравнении с его родной станцией, этот док был практически пустым. С трудом Райк насчитал двадцать человек. Их никто не встречал, но Элис знала куда идти, и Райк следовал за ней. Было прохладно. Соединительные туннели между модулями здесь были невообразимо короче привычных ему, станционных.

— Мы хотим продать наш корабль, — бодро заявила Элис, подходя к круглой стойке. Внутри сидел угрожающего вида мужчина. Шея у него, как будто бы, отсутствовала, уши были маленькими, нижняя челюсть слегка выступала вперёд. Он был похож на бульдога, всем своим видом демонстрируя желание разорвать их на части, но увидев Элис, этот субъект изобразил на лице что-то, что, вероятно, было улыбкой.

— Привет, милая Элли, — здоровяк поднялся со своего стула, нависая над ними угрожающей обвалится в любой момент, каменной глыбой. Не смотря на отпугивающую форму, он выглядел… Скованно?

— Рада тебя видеть, Губерт. Как семья? — пробежав пальцами по стойке, Элис по-хозяйски облокотилась на неё.

— Здравствуют и радуются жизни, благодарю. Кто твой спутник? — деловито пробасил он.

— Мой приятель со станции, башковитый парень, но знаешь, как это бывает с семейным бизнесом, устал он, приключений ищет.

— А имя? — здоровяк пошарил в нагрудном кармане комбинезона, одним чудом не лопавшегося под напором его мощного тела, и достал маленькие очки. Надев их, он снова уселся и взглянул на гостя.

— Меня зовут Райк, — удивляясь уверенности своего голоса, поведал он.

— Так и запишем. А корабль, выставленный на продажу?

— «Ранкит». Грузовик класса С4.

— В какой валюте собираетесь принимать оплату?

— Оставь деньги себе, старина, нам нужна услуга, — снова взяла инициативу Элис.

— Гм. И что же?

— Всего лишь безопасная дорога до Юнкара.

— Отлично, значит бартер. Как только кто-нибудь отзовётся на заявку, я дам знать. Пока можете отправиться в комнату отдыха.

— Что, уже прогоняешь меня? — не первый раз Райк видел, как Элис кокетливо строит глазки и вновь почувствовал обиду за то, что с ним она себя так не вела.

— Я бы рад поболтать, но слишком многое требует моего внимания. Но ты всегда можешь заглянуть позже, если пожелаешь, — мужчина снова поднялся, лишь для того, чтобы галантно поклониться.

— Можешь не пытаться, — фыркнула Элис, небрежно похлопав здоровяка по плечу, — надеюсь ты подыщешь для нас кого-нибудь надёжного.

Они на мгновение дольше, чем того требовали правила приличия, сцепились взглядами, словно обмениваясь мыслями и Райк ещё сильнее почувствовал себя чужим на этой базе.

Элис нырнула в один из безликих переходов и Райк поспешил за ней. Она шла так уверенно, словно выросла в этих стенах. Этот визит явно был не первым. Райку хотелось задать вопрос, слова чесались на языке, но он не хотел снова раздражать подругу расспросами. Захочет — расскажет сама.

Комната отдыха напоминала скорее бар. За длинной стойкой трудилось двое близнецов, похожих друг на друга как две капли воды. На ней стояло множество разнообразных бутылок, стаканов самой причудливой формы и переполненных пепельниц. Райк в некоторых фильмах видел курящих людей, но на его родной станции подобная слабость была под строгим запретом. Сигаретный дым негативно влиял на работу системы жизнеобеспечения, а фильтровать его было слишком дорого. Алкоголь, впрочем, запрещён не был. Здесь система жизнеобеспечения была скорее всего такой же. Однако людям, собравшимся в комнате отдыха, явно было на это наплевать.

Публика была разношёрстной. В углу за небольшим столиком, склонившись к центру, перешёптывались пёстро одетые, худощавые ребята, возрастом чуть старше райка. Судя по их телосложению, они, как и Райк, родились и выросли в условиях искусственной гравитации. За соседним столиком дожимал последние капли из бутылки крепкий, коренастый старик, чьи седые волосы контрастом лежали на плечах иссиня-чёрного подобия плаща. За стойкой сидел могучего телосложения мужчина, Рукава его комбинезона были обрезаны возле самых плеч, обнажая искусно выполненные татуировки, чья причудливая форма покорила внимание девушки, сидевшей рядом. Она была миловидной, но её торс… Черт, да она была вдвое шире Райка, и всё это были мускулы. Пока Райк изумлённо любовался дамой, Элис заняла место рядом с ней. Райк покорно сел на соседний стул.

— Привет Клод, дай нам два сока, — поздоровалась она с одним из барменов.

— Я Флойд. Каких?

— Извини Флойд. Любых, — Флойд, видимо привыкший к подобным ошибкам, равнодушно кивнул на извинение Элис и поставил перед ними два наполненных стакана. Элис, оглядевшись, спросила: — что новенького у вас?

— Конкретизируй пожалуйста. Здесь каждый день что-то происходит. Какого характера события тебя интересуют?

— Ну, что-нибудь интересное… — Элис даже не глядела в сторону Флойда. Она задавала вопрос словно бы из вежливости, а тот лишь равнодушно бубнил в ответ.

— Интерес может быть разным, кого-то интересуют любовные сплетни, кого-то истории успеха других, или…

— Ой, ладно, я поняла, забудь. Спасибо, — осушив бокал наполовину, Элис опустила фигурный пластик на стойку, а Флойд уже отошёл, возвращаясь к своим делам. — Ну и зануда, скажи? Он всегда такой, вот ведь… И что не понятного в моём вопросе?

— Ну, ничего наверное, — протянул Райк. Внутри него кипел вулкан не заданных вопросов, но Элис просила вести себя тихо. Он понимал что это необходимо, здесь было много чужих ушей, поэтому просто молча рассматривал интерьер.

Обычный пищевой блок чьими-то стараниями, превратился в выставку диковинных предметов. Не связанные единым смыслом картины висели на коврах ручной работы, занимавших всё пространство стен, кроме одной, на которой были установлены длинные полки. Книги, фигурки животных, кубки неизвестно за какие заслуги созданные — чего на этих полках только не было. Мягкий свет добавлял уюта в атмосферу этого бессмысленного музея.

Элис клевала носом уже над третьим стаканом, когда к ним подошёл совсем юный, лет на пять младше Райка, паренёк.

— Для вас нашёлся покупатель. Пройдите за мной для совершения бартера! — важно сообщил он и Элис, оплатив напитки, пихнула Райка в бок и пошла за пареньком. Вопреки его ожиданиям, путь их лежал в другую сторону от корабля. Три перехода привели их в просторное помещение, почти всё пространство которого, занимали ряды мягких сидений. На одном из них сидел, мужчина в лётном комбинезоне, вальяжно закинув ногу на ногу.

— Ваш покупатель — Альдо. — представил их паренёк. Услышав собственное имя, покупатель лениво повернулся и протянул руку так, словно каждое движение давалось ему с трудом. Райк замешкался, глядя на красивое, явно ручной работы, лётное кольцо, и на рукопожатие ответила Элис.

— Ты гарантируешь безопасную и быструю доставку в Юнкар? — сходу спросила Элис.

— Милая, я занимаюсь этим уже десять лет, — усмехнулся он одними лишь уголками губ, — спросите у начальника, сколько у меня было неудачных операций.

— Поверю на слово. Ты уже осмотрел корабль? Когда вылетаем? До куда будет произведён транзит? — в ответ на вопросы Элис, Альдо лишь небрежно протянул руку с браслетом.

— Осмотрел, сейчас, Кемаль, — коротко ответил он. — Пускай твой друг передаст мне права на корабль, и можем отправляться, остальные пассажиры уже ждут.

— Давай Райк, действуй, — Элис указала ему взглядом и Райк активировал браслет. Он почувствовал значимость этого момента. Если он сейчас продаст «Ранкит» и сядет в этот корабль, пути назад уже не будет. Бессмысленно снова взвешивать все «за» и «против». Решение уже было принято. Совершив транзакцию, Райк кивнул капитану и тот, поднявшись с сиденья в могучем порыве, подхватил какую-то тряпицу с соседнего кресла и махнул рукой.

— Идите за мной.

Тряпица оказалась потёртой кожаной курткой, которую он тут же надел. Бодрым шагом, Альдо направился в один из туннелей и Элис с Райком поспешили следом. Когда они дошли до стыковочного шлюза, Райк заметил, что здесь не было иллюминаторов. Он даже не может узнать, на каком корабле они собираются в путешествие. Пройдя через сканирующее устройство, Райк вспомнил что ничего не взял со своего корабля, никакого багажа. Машинально ощупав нагрудный карман, он лишь убедился что его талисман, визитка Капитана Старрета, на месте.

— Ты уже прыгал? — послышался голос Альдо за спиной. Капитан положил руку ему на плечо и Райк остановился, провожая взглядом Элис в шлюз корабля.

— Нет. Ещё нет.

— Ты вырос на станции? Ты знаешь, что большинство станционных крыс с трудом переживают перелёты между системами? Некоторые и вовсе не переживают.

— Я слышал об этом, — равнодушно отозвался Райк.

— В таком случае я хочу получить от тебя дополнительное согласие на то, что физические повреждения вследствие слабости организма, не являются моей ответственностью, — капитан протянул Райку свой браслет и тот прижал палец, оставляя отпечаток в качестве биометрической подписи. Сообщение о его возможной смерти не вызвало у Райка никаких потрясений, это были просто слухи. Он не верил, что действительно может умереть от того, что с лёгкостью переживали другие. Его задумчивый взгляд Альдо трактовал как вопросительный. — Подпись обязательна. У нас тоже есть кодекс и законники, пресекающие его нарушение, — пояснил он. Райк лишь пожал плечами.

Покончив с формальностями, Альдо поспешил к шлюзу и Райк последовал за ним. На мгновение, Райк увидел кабину пилота и поразился тому, как сильно она отличается от его «Ранкита»: большие экраны с различными данными, интерограммы разных частей корабля для более точного управления, визуальная демонстрация повреждений всех отсеков, уровни атмосферы, гравитации… Прикинув стоимость, Райк подумал было о том, что он тоже мог бы соорудить подобный апгрейд, но только сейчас осознал, что собственного корабля у него больше нет. Дверь скрыла рубку от его глаз и Райк, следуя указаниям капитана, направился в грузовой отсек.

Глава 3

Почти всё пространство грузового отсека занимал большой контейнер, сплошь покрытый сеткой проводов, назначение которых оставалось загадкой для Райка. Внутри находились несколько рядов сидений с более-менее приличными «ковшами» кресел и анти-перегрузочными ремнями. Райк занял место рядом с Элис. Остальные восемь попутчиков на Райка даже не взглянули.

— Элис, почему мы в ящике? — шепнул он ей.

— Дурила, он же с защитой от сканирования. Потом расскажу, — так же шёпотом ответила Элис.

Райк застегнул прочные ремни и когда те адаптировались под его тело, расслабился. Двигатели корабля активировались, Райк всем телом ощутил лёгкую вибрацию корпуса, словно ворчащего на людей что пробудили его ото сна. Маневровые двигатели работали на малой тяге и Райк пожалел, что в отсеке отсутствует иллюминатор. Он хотел взглянуть последний раз на это поселение, построенное из кораблей. И на звёзды. Где-то внутри свербело чувство, что он сюда больше не вернётся. Закрыв глаза, Райк отдался во власть воображения. В рубке он мельком видел интерограмму корабля, что позволило опознать его как грузовик С-3, причем наверняка модифицированный.

Когда заработали маршевые двигатели, Райк оценил перегрузку: она была сильнее чем при полётах на других грузовиках С-3, а, следовательно, и маршевые двигатели корабля были выше классом. Видимо сказывалась одна из тех модификаций. Было бы интересно изучить корабль подробнее, но о такой возможности Райк и не мечтал.

Тяга маршевых двигателей периодически уменьшалась, и Райк понимал, что пилот аккуратно лавирует между возможными препятствиями, такими как дрейфующие астероиды, бесполётные зоны местных армейских частей, исследовательские зонды и траектории пути других кораблей. Несмотря на то, что космос был огромен, он уже давно перестал вызывать ощущение одиночества.

Время текло медленно. Они направлялись к точке перехода в подпространство и Райк, пытаясь перебороть волнение, активировал экран браслета.

Эти браслеты производила компания «АрмТек». Устройство было обязательным для каждого человека, ставшее со временем «третьей рукой». На браслете хранились все данные о человеке: его биометрические данные, документы на собственность, документы, удостоверяющие личность, различные пропуска и, в том числе, денежные средства. На подконтрольных Галактической Федерации территориях была принята универсальная валюта — реф. «АрмТек» был подключён к единой межсистемной сети ФедЛайн, которая обеспечивала стабильный курс реф постоянным обновлением цен на всевозможные товары. Благодаря этому, покупая что-либо у себя на станции, Райк всегда мог свериться с ценами в других частях населённых систем. Его покупки регистрировались и были зафиксированы на браслете, взлом которого был опасной затеей. Любая, даже самая детская попытка взлома приводила к тому, что зашифрованное послание с его идентификационным номером отправлялось в ближайшее отделение Следствия. Один из приятелей Райка как-то решил побаловаться, потом его семье пришлось выплатить изрядный штраф.

Однако, не смотря на широту распространения сети ФедЛайн, использование её было строго лимитировано в связи с загруженностью канала внутри системы и сложностью передачи сигнала между системами. Ограничения не было только на данные, связанные с финансовыми операциями, данные государственных структур и военных частей. Остальные имели квоту на передачу и получение данных. Ограничения имелись и по дальности передачи и по объёму. Устроить видеоконференцию с друзьями с Бореса и Земли, к примеру, Райк не мог. Даже если бы эти друзья у него были. Доплачивая, можно было увеличивать квоту, но у Райка такой необходимости ни разу не появлялось.

Райк провёл пальцем по экрану браслета, вызывая подробности последней транзакции. В графе получателя, как обычно, был идентификационный номер браслета Альдо, однако невооружённым взглядом было заметно, что браслет взломанный — идентификационный номер был хаотичным, вместо имени владельца тоже была абракадабра. Райк никак не мог взять в голову, почему «АрмТек» до сих пор не придумала как избавиться от огромного числа взломанных браслетов, вываленных на рынок? Единственным объяснением было то, что самой компании это зачем-то нужно.

— Альдо экспресс сообщает! Погружение в подпространство ожидается через пять минут, приготовьте свои внутренности к перегрузкам, — насмешливый голос капитана вернул Райка к реальности. Он огляделся: никто из пассажиров не отреагировал на сообщение. Наверняка они уже не первый раз прыгают. Не переживала и Элис. Ну конечно, она же с Бореса, значит, как минимум, один прыжок она прошла.

— Ты как, Райк? — спросила она.

— Волнуюсь. А что если слухи правдивы и я не переживу прыжок? — тихо прошептал Райк подруге.

— Не ерунди, ничего такого не будет. Просто расслабься. Первый раз оно всегда странно и немного страшно.

К чему готовиться Райк не знал. Все описания погружения в подпространство были расплывчатыми, разнящимися от рассказчика к рассказчику. Единственное, в чём мнение сходилось, что подобный опыт невозможно описать, но стоит лишь испытать самому, как всё поймёшь. На всякий случай, Райк напряг мышцы живота и рук.

Это было ошибкой. Резкий рывок сильно вдавил его в кресло, и напряжённые мышцы отозвались безумной болью. Он тут же расслабился, но боль уже не отпускала его, цепко удерживая как сон — усталого человека. Он попытался повернуться, посмотреть на Элис, но перестал чувствовать свою голову. Он всё ещё видел, но картинка стала статичной, он видел только голову впереди сидящего человека, который совершенно не шевелился. Он попытался моргнуть, но век он тоже не чувствовал. Картинка перед его глазами была как открытка, которую он держал в руках. Статичная, постоянная и при этом настолько материальная, что хотелось провести пальцем по этому чёткому изображению затылка человека, почувствовать мягкость синтетической бумаги.

Райк попытался сглотнуть, но его желудок как будто бы отсутствовал. Слюна прошла через его горло и исчезла. Либо превратилась в ничто. Либо горло Райка растворилось в пространстве, или горло Райка стало принадлежать другой реальности. Реальность. Это слово Райку было сложно употребить для описания происходящего, он уже перестал понимать, что реально, а что нет. Он повернул голову. Или ему это только показалось? Однако картинка, всё ещё стоявшая перед его глазами, выгнулась в его сторону, словно кто-то сдавил открытку с двух сторон. Усилием воли он вернул голову (или только картинку?) в прежнее состояние и предпочёл не двигаться вообще. И не думать.

Он даже не заметил, когда всё закончилось. Не машинально, а послав усилием воли импульс в свою руку, он заставил её подняться и стал рассматривать свои пальцы. Они были такими же, как и раньше. Голова впереди сидящего мужчины пришла в движение. Попробовал подвигаться и Райк. И тут он разом ощутил всё своё тело, каждая молекула которого взвыла от боли. В его горле застыл крик, а сам он так сильно как мог втянул голову в плечи и зажмурился. Боль уходила медленно, словно гость не успевший перепробовать все блюда. Его настойчиво выпроваживали, но он находил оправдания чтобы остаться. Райк взглянул на подругу — лицо Элис было встревоженным, но стоило ему выпрямиться как она улыбнулась.

— Вот умник, справился. И живой. Здорово, правда? — она окинула его заботливым взглядом.

— Я пока не осознал что произошло, но это было… — Райк попытался подобрать подходящее слово, — …невероятно.

Продолжать разговор они не стали. Силы у Райка были, но настолько он был напуган этой нечеловеческой болью, что боялся разомкнуть губы. Слегка придя в себя, он согласился с каждым из описаний, прочитанных им ранее. Это было невероятно, невообразимо, неописуемо. Райк понимал лишь то, как двигатель взаимодействия с подпространством работает, его общие принципы. Подпространство, обнаруженное и исследованное человечеством пять сотен лет назад, люди описывали, как подземную реку. Сильная, бурная, она текла куда-то, откуда-то. Отправная точка и цель назначения была недоступна пониманию, но люди научились находить бреши в «скалах», места, где можно добраться до этой реки. Двигатель «ВсП» генерировал активное поле, покрывающее весь корабль. Край поля задевал подпространственную «реку», позволяя ей нести себя и свой груз до следующей «бреши», словно пузырь воздуха подо льдом. Бывали случаи, когда река не выбрасывала на «сушу» путешественника и тот дрейфовал по этой реке дальше. Куда — никто не знал. Что с таким человеком происходило, тоже было не понятно. Был ли он жив или мучительно умирал от перегрузок, и есть ли шанс на его возвращение. Таких случаев было ничтожно мало, но они были. Современные учёные продолжали изыскания, стараясь добраться до разгадки.

За размышлениями, Райк и не заметил, как прошло два часа. Маршевые двигатели ослабляли тягу, но вибрации корпуса лишь усиливались. Увеличивалась и перегрузка. С каждой минутой Райк чувствовал, как нарастает жжение в груди, всё больше слезятся глаза и труднее становиться дышать. Он посмотрел на Элис, и она ответила ему своей дежурной улыбкой.

— Ты чего напрягся? — и тут до неё дошло, — слушай, ты же никогда не был на планете?

— Не был.

— Чёртов дурень, ты не мог мне раньше сказать? Я бы попросила рейс до станции, здесь есть одна где… Ой, ладно, уже в любом случае поздно. Старайся дышать медленно, не части. Мы уже входим в атмосферу, скоро всё закончится.

Райк лишь промычал согласие сквозь сжатые зубы. Перегрузка увеличилась и он, поддаваясь нестерпимому желанию, закрыл глаза. Вопреки ожиданиям, перегрузки не исчезли вместе с картинкой, но казалось, что становится легче. Резкий, мощный удар выбил из него дух. Поймав себя на том, как он дышит, Райк стал растягивать каждый вдох. Это помогло ему избавиться от навязчивого звона в ушах.

— С прилётом вас, бравые космические волки, жадные торговцы, ворюги и прочие честные граждане! — раздался в динамиках голос Альдо, — вот мы и дома. Прошу проследовать к выходу!

— Давай Райк, пошли, — Элис явно нервничала, поглядывая на него. Райк неловко расстегнул ремень и резко оттолкнулся от подлокотников. Лишь поднявшись, он сообразил что вопреки его ожиданиям, он не плюхнулся на живот. Это резкое движение, непременно завершившееся бы падением на родной станции, сейчас было едва достаточным для того, чтобы подняться во весь рост.

Райк старался двигаться так, как привык на станции, осторожно передвигая ноги, но это стало невероятно трудной задачей. И тогда Райк дал себе волю и каждым шагом совершал рывок вперёд. Со стороны его походка наверняка выглядела комично, но сейчас это беспокоило меньше всего. Гравитация на планете была куда сильнее станционной. Райк думал, что уж на посадочной станции будет что-то вроде поддерживающей атмосферы для космитян, но, когда они с Элис добрались до шлюза, перед ними предстал вид сухой, безжизненной почвы, потрескавшейся от недостаточной влаги. Ни трапа, ни встречающих, никого. Они приземлились посреди пустынной площадки. Превозмогая боль в суставах, Райк шагнул вперёд, но не удержал равновесия и упал на землю, сильно ударившись головой.

— Дурень, куда ты летишь, подожди, дай себе привыкнуть! — Элис подхватила его под руку и помогла подняться, — ещё и бровь себе рассёк, красавчик. Давай, нам вон в то здание, — Элис повернула Райка на сто восемьдесят градусов, и он увидел небольшое, вряд ли превышающее размерами его бывший корабль, здание, от которого уходили рельсы. Настоящие титановые рельсы! Раньше Райк видел их лишь в энциклопедии, а сейчас… Сейчас, не смотря на тяжесть в груди, в плечах, боль от удара, ему очень захотелось посмотреть ближе.

— Элис, я должен… — Райк не узнал свой голос. Тон был тот же самый, но каждое слово звучало по-другому. Говорить было труднее, он словно выковывал каждое слово, прежде чем позволял ему свалиться тяжёлой ношей с языка, — …можно я посмотрю, на… рельсы?

— Какие рельсы, дурень? — Элис проследила его взгляд и раздражённо вздохнула, — да обычные рельсы, чего тебе с них?

— Я только в книгах и кино видел, а тут… — Райк устало замолчал.

Она поддерживала Райка за руку, и он с каждым шагом чувствовал себя всё более уверенно. Тяжесть никуда не делась, но справляться с ней становилось легче. Он словно учился заново ходить. И когда они дошли до здания, Райк сам, без помощи Элис, опустится на колено и положил руку на титановый рельс. Всего на мгновение, но этого было достаточно для того, чтобы вернуться в прошлое, в счастливый год его совершеннолетия, когда он всё свободное время посвящал энциклопедиям и обучающим фильмам. Рельсовая дорога сейчас была в реальном воплощении, прямо перед ним. Райк поднялся и вытер рукой пот со лба. Местная звезда, Юнкар, была в зените и жар от неё чувствовался всем телом. Внезапно подул ветер, и Райк дёрнулся с непривычки.

— Ты чего? — усмехнулась Элис.

— Если на станции на тебя сильно дует ветер, значит система жизнеобеспечения вышла из строя, и ты вот-вот задохнёшься, — просто объяснил он.

— Ужас какой, — Элис зевнула, — ты насмотрелся? Мы можем пойти купить билеты?

— Да. Я оплачу? — спросил он.

— Нет, давай пока не будем светить твой браслет. На мелкие расходы у меня деньги есть.

Элис чуть ли не за шкирку потащила его к зданию и Райк поплёлся за ней. Он старался концентрироваться на процессе ходьбы, думал о каждом шаге, который ему нужно совершить. Райк надеялся почувствовать облегчение, когда они зашли внутрь здания, но атмосфера там была такой же, как и снаружи. Их попутчики стояли в ожидании транспорта, стараясь не глядеть друг на друга. Элис подтащила Райка к автоматической инфо-стойке, подобной тем, что были установлены в доках на станции и, введя количество билетов на экране, прислонила браслет производя оплату.

Транзакция ещё не успела завершиться, как вдалеке послышался звонкий гудок. Райк не мог поверить своим ушам.

— Элис, это что, поезд?

— Да, — равнодушно ответила она, — мы находимся не в самой популярной точке планеты, поэтому магнитный монорельс сюда никто проводить не захотел. А электропоезд с титановыми рельсами ничего не стоит. Я думаю, её оплатил местный губернатор из своего кармана, просто, что бы у таких как мы не было выбора, куда ехать после посадки. Да и наш пилот наверняка имеет свою долю с тех денег, что мы потратим в городе.

Райк кивнул в ответ на её объяснения. Ему было удивительно всё, что происходило, но было и слишком тяжело, чтобы всё это осознать. Когда электропоезд, просвистев тормозами, остановился, они зашли в вагон и уже через пару минут покатили к пункту назначения. По мере того как скорость увеличивалась, Райк чувствовал некоторое облегчение. Беспечно глядя на проносящийся мимо пейзаж, он вдруг тихо, но отчётливо произнёс:

— Я на планете.

— Да! Она, кстати, называется Кемаль, третья планета от Юнкара, — похвастала знаниями Элис.

— Здесь так жарко. И гравитация. Не думаю, что смогу привыкнуть к такому, — печальные мысли снова нахлынули на него. — Сколько нам тут торчать? Когда можно будет вернуться домой?

— Райк, — она обхватила его плечи, повернув к себе и её улыбка словно осветила его лицо, — мы свободны, понимаешь? Свободны! Мы можем полететь куда захотим! Здесь есть космическая станция. Знатная помойка, но тебе там будет комфортнее.

— Элис, я чувствую… мне становится страшно, — Райк зябко поёжился и ощутил, как холод, не смотря на жаркую погоду, медленно ползёт по позвоночнику. В памяти возник образ яхты, взорвавшейся возле станции. Он представил сердитое лицо отца, суд, на который его отправят. Его начало потряхивать.

— Накрывает? — она взглянула на табло, где горела цифра двадцать, — ещё чуть меньше получаса, и мы будем на месте. Потерпишь?

— Да.

Райк прислонился к окну и старался ни о чём не думать. Он словно дрейфовал в астероидном поясе, а тень от планеты медленно, но неукоснительно наплывала на него, грозя погрузить во мрак. Райку не хотелось оказаться в этом мраке, он боялся, что не сможет найти дорогу домой. Элис снова взяла его за руку и ему стало чуточку теплее.

Когда электропоезд замер, они вышли на перрон. Райк осмотрелся: их окружали здания высотой от двух до пяти этажей. Разного размера, но все как один блестевшие титановым покрытием в лучах Юнкара. В некоторых не было ни единой щёлки, другие же изобиловали широкими, всевозможной формы окнами. Людей было немного. Элис вела его за руку, но Райк всё внимание уделил автомобилю, широкие колёса которого оставляли в пыли отчётливые следы. Как же ему хотелось рассмотреть поближе, пощупать, прокатиться на настоящем автомобиле! Но Элис вела его в другую сторону.

На одном из зданий висело табло, извещавшая прохожих надписью — «Есть свободные номера». Зайдя внутрь, Райк снова принялся глазеть во все стороны. Ему всё было в диковинку. Занавески на окнах. Райк всю жизнь мечтал иметь в своей комнате иллюминатор, но это было непозволительной роскошью. Ковры, застилавшие пол, были ветхими и грязными от частого использования. Мимо них прошёл мужчина в шортах и свободной рубашке, следуя к выходу. Подобную одежду на станции никто не носил. Они подошли к стойке, где им натянуто улыбнулась молодая девушка, чьё лицо было покрыто россыпью веснушек. Он едва не указал на неё пальцем — веснушки у девушек на станции не встречались вовсе.

— Приветствую вас в нашем скромном отеле. Вам одну комнату на двоих? — деловито осведомилась она.

— Да, с двумя кроватями.

— Вы надолго?

— Четырнадцать суток, — сказала Элис, протягивая свой браслет. Девушка, достала допотопный, потёртый, кассовый планшет с какой-то блеклой эмблемой, и подсунула его под руку Элис. После того как транзакция завершилась, девушка поманила Райка.

— Приложите браслет, я дам вам доступ к пятой комнате.

Райк послушно вытянул руку. На него наваливалась дремота. Чувствовалась такая сильная усталость, что он был готов повалиться на пол прямо здесь. Элис настойчиво тянула его за собой. Увидев лестницу, Райк едва не заплакал. Преодолев один пролёт, он дышал с таким трудом, что в ушах снова зазвенело. Элис перебросила его руку себе через плечо и буквально дотащила его до комнаты. Дважды махнув рукой возле двери, что бы старая система распознавания считала доступ, она помогла Райку протиснуться в дверь, добраться до кровати и сгрузила его, придерживая, что бы не упал.

— Всё, добрались. Теперь можешь расслабиться, — сказала она заперев дверь и подойдя к нему, — по-хорошему, тебе бы раздеться.

— Я попробую, — честно пообещал Райк, но сил его хватило лишь на то, чтобы отсоединить плотные высокие ботинки от комбинезона. Он лежал на кровати, которая оказалась не такой мягкой как его койка на станции, но сейчас даже эта рухлядь на пружинной основе была счастьем.

Находиться в горизонтальном положении было легче: давление сказывалось слабее и Райк, впервые с момента высадки, спокойно дышал. Элис, убедившись что он устроился, принялась деловито сновать по комнате. Она была как блик на стене, то здесь, то там. Райк и не заметил, когда Элис успела переодеться. Штаны из лёгкой ткани облегали её стройные ноги, а ниспадающая с плеч рубашка, застёгнутая всего на две пуговицы, почти не скрывала упругого живота. Райк внезапно отметил для себя что впервые видит обнажённое женское тело планетянки. Ему доводилось крутить романы со своими сверстницами на станции, но ни разу конституция их тела не вызывала такого жгучего желания. Райку захотелось увидеть больше, но Элис не успела встретить его взгляда.

Оглушительная волна паники обрушилась на него, в дребезги разрушая островок спокойствия. Рассыпался и Райк. Паника была словно холодом, поднимавшемся из живота, заполняя каждую его клетку. Холод был почти настоящим. Райк тут же свернулся в калачик, пытаясь удержать ту теплоту, что секунду назад согревала его, но было уже поздно. Он мелко подрагивал, во рту стало сухо, в горле стоял ком, а из глаз брызнули слёзы. Райк попытался крикнуть, но лишь открыл рот не произнеся ни звука.

Он закрыл глаза пытался сосредоточиться на каком-нибудь позитивном образе, но всё исчезло. Он был совершенно один в этой кромешной тьме. Не в силах выдержать этого, Райк открыл глаза, пытаясь взглядом найти Элис, но её не было рядом. Послышался шум воды. Райк хотел позвать её, но не мог произнести ни слова. В ушах звенело всё сильнее, пальцы побелели от того, с какой силой Райк сжал кулаки. Ему хотелось выплеснуть из себя боль, зарыдать, закричать, сделать хоть что-нибудь, но ничего не получалось.

Прошли считанные секунды, но для Райка они тянулись бесконечно. И тут его немного отпустило. Он распрямился и лёг на спину устремляя взгляд в потолок. Резкая боль в висках, чувство онемения в суставах пальцев поднималось вверх по его рукам, а оттуда по груди, прямо к сердцу. Снова Райк не мог пошевелиться и, хотя он старательно ни о чём не думал, каскад эмоций обрушился на него. Ничего подобного он раньше не испытывал. В нём одновременно загорелся панический, неконтролируемый страх, острое, словно бритва, чувство сожаления, тягучая и печальная тоска. Эмоции были настолько сильными, что Райк совершенно потерялся в них. Оглушённый и разбитый, он думал что уже не сможет выбраться из этой пропасти. Каждый удар сердца был как оглушительный грохот взрыва корабля, сминающего титановую оболочку станции. Райк не мог понять — это так медленно бьётся его сердце, или же время стало настолько вязким, что он едва пробивался через его гущу.

Но Райк всё же не был одинок посреди ужасающей бури, разверзшейся внутри него. Он почувствовал её прикосновение. Пальцы Элис сплелись с его пальцами, и она сжала его руку, садясь рядом. Неимоверных усилий ему стоило повернуть голову: он увидел сочувствие в её глазах и сконцентрировался на них, как на путеводном маяке.

— Шшш, потерпи, — ласково сказала Элис, — психо-стимуляторы отработали своё и теперь тебе придётся справляться самому, — она покрепче сжала его руку.

И тогда Райк почувствовал тепло. Буря не утихала, она разразилась с новой силой, но на этот раз сражение велось между ужасом, сковавшим Райка и радостью от того, что он испытал. Невероятное множество новых переживаний и ощущений, которые он испытал за последние часы, опьяняющее чувство свободы, которое он ещё не мог осознать и, конечно, лицо его спутницы, её ослепляющая улыбка и столь манящая, волнующая фигура…

— Элис, я ведь так и не поблагодарил тебя, — тихо сказал он, — всё это так трудно осознать, но ты не потеряла голову. Ты… — закончить фразу Райк так и не смог, отключившись от сознания.

Глава 4

Райк не знал сколько это продолжалось. Он не засыпал, но растворялся в своих эмоциях, испытывая острейшее похмелье, какое только мог себе вообразить. Тяжесть во всём теле никуда не делась и сил подняться у него не было. На улице было светло. Безумная жажда, иссушавшая его изнутри, твердила разуму что времени прошло много. Элис была рядом.

— На вот, попей страдалец, — проворчала она, хоть и беззлобно.

Вставив трубочку в бутылку, Элис помогла ему сделать несколько глотков, после чего едва ли не силком заставила проглотить немного питательной пасты из тюбика. У него не было сил поблагодарить Элис, он просто отключился.

Когда он снова очнулся, жажда вернулась. Тяжесть не исчезла совсем, но стала незначительной. Райк, словно выполняя предполётную подготовку систем корабля, стал шевелить всем телом и, почувствовав уверенность, попытался сесть. С первой попытки ему это не удалось. Пришлось сильно дёрнуться вперёд, чтобы преодолеть сопротивление. Встать было уже легче. Колени подкашивались, но он выпрямился во весь рост и потянулся. Тело отозвалось лёгкой, ломящей болью.

Принюхавшись, Райк сморщил нос от невыносимой вони. Когда он сообразил что сам является её источником, лицо тут же покрылось пунцовой краской. Элис рядом не было, так что он направился в уборную. Каждый шаг перестал быть для него испытанием. Он чувствовал тяжесть и лёгкую боль в мышцах, но как будто бы адаптировался. Ему даже удалось раздеться, и он поспешно сунул свой комбинезон и исподнее в незамысловатую, старой модели стиральную машину. Браслет он тоже отложил в сторону. Зайдя в душевую кабину, Райк включил воду и с первыми же каплями почувствовал наслаждение. Он тщательно смывал тот ужас, который был всей его реальностью последние часы.

Вода казалось другой. Она словно была чище чем привычная Райку, станционная. Точно определить в чём разница у него не получалось, но в ней чувствовалась жизнь. И именно вода стала триггером, запустившем в Райке процесс восстановления событий минувших дней. Он был в другой звёздной системе. Ему светила другая звезда, а под ногами была почва планеты. Было сложно вообразить расстояние, что отделяло его от небольшой комнаты на станции, которую он всю жизнь считал домом. Осознание пробудило эхо эмоций, бушевавших в нём.

Как это было возможно? Как всё могло повернуться так? Что с его семьёй? Только представив реакцию родителей, когда те поймут, что сын пропал без вести, у него возникло острое чувство тошноты. Он потерял контроль, упал на колени, его рвало. Опустошая желудок, Райк сотрясался от спазмов. Что они подумают? А если Следствие объявит его в розыск? Не в силах подняться, он сел прислонившись спиной к стене и попытался выбросить всё из головы. Так дальше нельзя, он совсем расклеился. Нужно взять себя в руки. Ценой неимоверных усилий, Райк заставил себя закончить водные процедуры, одеться в кем-то заботливо заготовленные просторные штаны и футболку и выйти из душа. Элис уже вернулась и сидела, задумчиво разглядывая что-то на экране браслета. Увидев Райка, она сочувственно улыбнулась ему.

— Ну как, полегчало?

— Немного. Всё это… Элис, я не знаю как быть дальше. Я же всё потерял. Вообще всё! У меня была работа, дом, я мог… что-то делать, был честным человеком, а потом… потом произошло вот это всё, — каждое слово давалось ему с трудом. Слова причиняли боль, но чем больше он говорил, тем легче становилось.

— Зато взгляни, что ты приобрёл, у тебя есть средства, есть свобода. Ты волен выбрать совершенно любой путь для себя. Перед тобой открыты все горизонты! — Элис говорила так вдохновенно, словно собиралась что-то ему предложить.

— Я уже выбрал. Мы должны найти тех подонков, которые сотворили это с обсерваторией, а после, принять последствия.

— Ты хочешь снова запереть себя в этой металлической коробке, набитой зерном? — в тоне голоса Элис чётко слышалось презрение.

— Это моя жизнь, Элис, — решительно сказал Райк, — да и как же моя бригада? Я взял ответственность за этих ребят и не могу просто выбросить их из своей жизни.

— Твоя жизнь не принадлежит одной станции. А твоя бригада найдёт нового бригадира. Лучше подумай вот о чём, — она хитро прищурилась, — что если вкус свободы придётся тебе по вкусу? — Райк лишь зло отмахнулся.

— Ты словно змий искуситель. Я уже принял решение. Давай лучше обсудим что делать дальше?

— Какое-то время нам придётся провести здесь, в системе Юнкар. Ты в технике шаришь, найдёшь здесь работу, башковитые всегда в цене. А не захочешь работать — можешь путешествовать. Достопримечательностей здесь не слишком много, но посмотреть есть на что.

— Иными словами наслаждаться жизнью, так? — он сурово смерил её взглядом, — пока семьи погибших оплакивают тех, в чьей смерти мы виновны?

— С меня хватит, — Элис резко встала, — я пытаюсь поддерживать в тебе оптимизм. Я глубоко убеждена, что ты не виноват в их смерти. Хочешь страдать — пожалуйста, но я в этом участвовать не буду.

Райк проводил её взглядом до двери, и когда она скрылась, резко поднялся отталкивая дешёвый пластиковый стул. В полной тишине тот с мягким стуком отлетел в стену. Какое она имеет право так говорить? Он злился на неё, но совесть осторожно нашёптывала, что Элис он должен благодарить. Так или иначе, но она заботилась о нём. Заботилась как умела. Должны они скрываться или нет — это уже другой вопрос, но помощь Элис была неоспорима. И Райк, выругавшись, бросился её догонять.

Они провели в этом городе уже шесть дней и Райк начинал сходить с ума от безделья. Элис постоянно повторяла просьбу быть аккуратным, ни с кем без повода не заговаривать и большую часть времени проводить в их апартаментах.

— Пойми, здесь народ не то что на твоей станции, они тебя живьём сожрут.

— Но почему ты уходишь одна и возвращаешься как ни в чём не бывало? — возмущался Райк, — Неужели ты менее привлекательная жертва для этих стервятников?

— Потому что я знаю правила поведения, знаю их повадки… Райк, давай просто не будем спорить. Подожди ещё несколько дней и мы поднимемся в космос, там будет намного проще, обещаю.

Ему приходилось верить ей на слово. Всю жизнь Райк провёл на станции и всё здесь было в диковинку. Живой воздух, бесплатная вода, хоть и не бесконечная. Кемаль — планета, которой необходимо терраформирование. Большую часть её поверхности занимают безжизненные пустыни, покрытые, словно оспинами, небольшими оазисами, возле одного из которых и был построен этот город.

В те редкие моменты, когда Элис выводила его на прогулку, он жадно огладывался по сторонам. Здесь не было зданий выше пятого этажа. Ни одного небоскрёба, которые Райк видел в энциклопедии.

— Всё просто, — объясняла Элис, — здесь столько незанятой площади, вот и выходит что дешевле строить маленькие домишки. А на Боресе и Земле за каждый метр грызутся строители, поэтому строят ввысь.

Привлекал внимание Райка также и транспорт. Здесь в ходу были вездеходы — автомобили с большими шинами и судна на воздушной подушке. Судя по их виду, ни одно из этих транспортных средств не сошло с конвейера, сплошной ручной труд. И не смотря на своё положение, на периодически случавшуюся жару, Райк чувствовал что ему здесь нравится.

В первый же день Элис заказала им взломанные браслеты, но в наличии в городе их не оказалось, так что приходилось ждать и расплачивалась везде Элис.

— Не стоит светить твой браслет лишний раз, — поясняла она, — вот переведём деньги и можно тратить на что угодно.

— Я могу купить себе такую штуку? — спросил Райк, указывая на маленький вездеход без единого окна, сдерживаемый лишь прочными рамами.

— Да хоть десять, — улыбнулась Элис, — ты теперь денежный мешок, можешь шиковать.

— На самом деле я хочу отдать эти деньги семьям погибших, — сказал Райк. Элис изумлённо посмотрела на него.

— Ты дурень что ли? Им положена выплата от государства, большая. Эти семьи не обидят, не разбазаривай свой капитал попусту.

— Но разве это не будет справедливо? Что ни говори — эти деньги мы не заработали.

— Это не… — она махнула рукой, — впрочем это твоё дело. Главное не забудь мне мою десятую часть отдать, я её выкидывать не собираюсь.

На третий день Райк высказал желание связаться с отцом.

— Нас мигом вычислят и отправят на плаху, этого ты хочешь? — всё чаще в её голосе слышались сердитые нотки. Райк не понимал причины недовольства, это решение было более чем логичным.

— Я хочу ввести его в курс дела. Да и он хорошо знаком с Биллом, он может поговорить с ним, возможно сообщить Следствию какие-нибудь подробности…

— Если ты соберёшься звонить папке, то можешь сэкономить Следствию бюджет и пойти сразу к ним в клетку, — зло гаркнула Элис, — только деньги мне оставь, тебя ведь там сразу же убьют, а ты не фараон.

— Кто? — удивился Райк.

— Фараон, ну. Правитель в древнем Египте, не читал курс истории что ли?

— А, ну да, — припомнил Райк, — они ещё пирамиды строили.

— И забирали с собой в могилу своё богатство, — также недовольно проворчала девушка.

— Ладно, Элис, я не буду связываться с отцом через браслет, — наконец сдался он, — но здесь же есть станции связи? Может быть мы можем заплатить, чтобы они зашифровали сигнал, отправить ему сообщение?

— Возможно. Я посмотрю, что можно сделать, — уклончиво пообещала она. Райк не стал настаивать. Раздражать спутницу лишний раз не хотелось, больно уж часто они спорили за последние дни.

На седьмой день они с Элис пошли за продуктами. Не то, чтобы ей требовалась помощь в покупках, но Райк упорно набивался в компанию, так что она сдалась. Элис добыла ему штаны и просторную рубашку с длинным рукавом, поскольку ощущать на коже жар от Юнкара хоть и было неожиданно приятно, но его кожа была бледной и быстро сгорала. А вот у Элис таких проблем не было. Она щеголяла в коротких шортиках и обтягивающей маечке, приковывая к себе взгляды случайных попутчиков. Кожа её быстро покрылась бронзовым загаром и Райк всё чаще ловил себя на том, что изнывает от желания глядя на девушку. Но любые, даже самые безобидные намёки она отметала с яростью убеждённой пуританки. И хоть Райку было обидно, по крайней мере повода для ревности она не давала, также отвергая приставания и местных жителей.

За эту неделю Райк адаптировался к атмосфере планеты. Ему уже не составляло труда бодро шагать, свободно дышать, лишь только лестницы представлялись ему серьёзным препятствием.

— Странно, обычно станционные крысы на планете страдают намного дольше. Намного! Месяцы, если не годы. Да и медикаментозное решение применяют почти каждый раз, укрепляя кости.

— Ну, может быть мне повезло? — предположил Райк.

— Не знаю.

— Но мне то что с этим делать теперь? Думаешь я монстр? — усмехнулся Райк.

— Просто говорю, что это странно, — Элис напряжённо смотрела на нескольких людей, стоявших возле входа в местный бар.

— Что там?

— Тссс. Давай сюда, — ухватив его за локоть, Элис свернула за дом.

— Кто-то знакомый? — спросил Райк. Она молчала, — следствие? Да кого ты увидела?

— Не важно. Просто человек, с которым лучше не встречаться.

— Он преступник?

— Прекрати, Райк, я же сказала: это не важно.

Раздражённо вздохнув, Райк проглотил это объяснение. Если на станции таинственность Элис была очаровательной, то здесь, в другой звёздной системе где так многое зависело от Элис, эта таинственность стала раздражать. Неужели она настолько ему не доверяет? Лишь когда они отдалились на приличное расстояние, Элис снова заговорила.

— Сегодня переночуешь один, мне нужно кое-что сделать.

— И ты, естественно, ни о чём мне рассказывать не собираешься? — сердито спросил Райк.

— Не дуйся, Райк, — ласково сказала Элис, на секунду прижавшись головой к его плечу, — на то есть причины.

— Мне хочется тебе помочь. Хочется делать что-нибудь! Я устал быть балластом, который ты тащишь за собой.

— Я же забочусь о тебе, дурень. В некоторые дела просто лучше не влезать, поверь.

— Ты можешь мне доверять! — в последней надежде сказал Райк, но Элис лишь благодарно кивнула.

Притащив продукты, она сразу же переоделась и ушла. До ночи Райк слонялся по комнате пытаясь перебороть волнение. Но с заходом Юнкара он крепко уснул, благо бессонницы у него не было. Утром, раньше чем обычно, его разбудила Элис торжественно демонстрируя два новеньких браслета в руке.

— Добыла! — гордо сообщила она.

— Ты бы хоть рассказала где, мне ведь просто по-человечески интересно, — попросил Райк.

— Как-нибудь я тебе даже покажу. На, держи, — она протянула один ему, — ты пока настрой его на себя.

Стащив с руки свой браслет, Райк надел новый. Процедура активации была простой: датчики в браслете сканировали руку, фиксировали маркеры в ДНК, навсегда привязываясь к владельцу. Обычно имя, личный код и прочие удостоверения личности брались из базы, но здесь данные уже были вбиты. Вместо имени в графе значилась непроизносимая абракадабра.

— Я ведь могу сюда свои библиотеки перенести?

— Нет, ты что! — ужаснулась Элис, — даже не вздумай. Эти браслеты не должны контачить между собой, иначе вся моя работа пойдёт насмарку.

— Ну… Хорошо.

— Не расстраивайся, закачаешь новые, — приободрила его Элис, — так, давай цепляй старый, перебросим твои деньги.

Она достала из кармашка финансовый квалем, точно такой же, каким пользовались террористы. Невольная ассоциация заставила Райка вздрогнуть. Но видимо, это была не такая уж и большая редкость. Не больше, чем взломанные браслеты.

Райк переправил все накопления до последнего рефа на квалем и стащил с руки старый браслет. В это мгновение ему казалось, что вместе с ним он снимает с себя старую кожу, словно перерождаясь. На мгновение Райк снова испытал чувство сожаления, тоску по своей старой, понятной жизни, но Элис вернула его к реальности, нежно сжав коленку. Она села совсем рядом с ним, так, что он мог ощущать жар её тела и аромат шампуня, исходящий от волос.

— Давай на браслеты перебросим по четыре ляма, остальное лучше пустим на инвестиции, а то мало ли что, — предложила Элис, — я знаю одну хорошую контору, доступ к деньгам будешь иметь ото всюду, даже здесь есть их представительство.

— Если ты считаешь, что это необходимо, то давай, — улыбнулся Райк. Он снова нацепил новый браслет и принял перевод на указанную сумму. Элис отпустила его колено и, как бы невзначай повернувшись, окунула Райка в свои волосы.

— Это ещё не все хорошие новости, — сказав это, Элис стала расстёгивать рубашку. У Райка аж перехватило дыхание. Совершенно не смущаясь, Элис стащила с себя шорты, оставшись абсолютно обнажённой. Но в этом её действии… Она раздевалась не для него, она просто переодевалась. И всё же для Райка это не имело значения. Видеть столь желанное тело так близко… Он пялился даже не пытаясь скрывать взгляд. — Я пошепталась с парой людей, и… в общем я организовала для тебя сеанс связи с папулей. Райк? Ты тут? — неторопливо застёгивая свежую рубашку, Элис смотрела прямо на него.

— Я, эээ… Да, спасибо Элис! — нашёлся он.

— Вот. Вечером приземлится связист. Придётся потерпеть задержку в пол минуты, зато этот тип использует такое количество ретрансляторов, что нас будет невозможно отследить. Придумал уже что скажешь?

— Нет… А надо? Я думал просто рассказать всё, как есть, — тело Элис окончательно скрылось за тканью, эротическое видение исчезло и Райк снова вернулся к реальности.

— Как хочешь, я просто спросила.

Время до вечера тянулось бесконечно долго. Райк так хотел поскорее связаться с отцом, что совершенно не думал о его реакции. Может Элис права и нужно выдавать информацию дозировано? Но как выбрать: что стоит сообщить, а что нет? Райк вывел в голове основные тезисы — он принимает свою вину, хочет помочь поимке, нужно допросить дядю Билла, вернётся, когда преступников найдут. Сообщать где он сейчас было небезопасно.

Когда Элис объявила «пора», Райк уже более-менее сформировал план разговора. Они арендовали вездеход у одного из местных, Элис позволила Райку заплатить. Браслет этого человека также был взломанным. Райк уже перестал удивляться. Элис села за руль и Райк в очередной раз изумился.

— Неужели ты и автомобили водить умеешь? — он наблюдал за тем, с какой ловкостью девушка вручную переключает передачи. Она явно делала это не впервые.

— Да брось, в этих колымагах нет ничего сложного, ты бы тоже освоился за пять минут. Но это в другой раз, сейчас мы спешим, — хитро улыбнувшись Райку, она добавила, — а на обратном пути можешь порулить, если хочешь.

— Спрашиваешь!

Они ехали преимущественно молча. Райк разглядывал необъятные просторы Кемаля. Странным было то, что у него не проявилось агорафобии — он вполне свободно себя чувствовал на открытом пространстве, хоть и провёл всю жизнь, как выражалась Элис, запертым в металлической коробке. Может это знак судьбы? Может жить на станции — не его будущее? Райк не хотел загадывать наперёд, нужно было решать задачи по мере их поступления. Но… Если, после того как они помогут найти преступников его не осудят, может быть он действительно отправится путешествовать? Даже без денег террористов, он вполне мог заработать себе на билет до Бореса. А если он поедет туда с Элис, может быть там, на родине, у него появится шанс построить с ней отношения? Райк повернулся к Элис, любовался её хищным профилем, но яркая вспышка слева от пути следования заставила сердце бешено стучать.

— Элис, это ещё что? — указал он.

— Не знаю, но это нехорошо. Держись.

Она прибавила скорости и направила вездеход прочь от света. Уже через несколько секунд стало ясно, что это свет фар крупного и судя по всему бронированного грузовика. Казалось бы, он должен быть неповоротливым, но он с лёгкостью сокращал разрыв дистанции, нагоняя их.

— Остановитесь, иначе мы откроем огонь, — голос из громкоговорителя разносился по пустыне, угрожающий и серьёзный.

— Элис, тормози! — нервно крикнул Райк, но она лишь сменила курс направляясь к горе, что возвышалась в нескольких километрах от них.

Послышались оглушительные выстрелы. Райк не мог поверить в то, что это происходит с ним, но когда один снаряд попал в шину их вездехода, машину закрутило, ремни сдавили грудь. По крайней мере, они не перевернулись. Элис отпустила педаль газа и вращение прекратилось. Грузовик приближался.

— Не лезь на рожон, попробуем откупиться, — приказным тоном сказала Элис. Райк лишь кивнул. Грузовик остановился и четверо планетян спрыгнули на землю. Все вооружённые, лица скрыты масками.

— Вышли, на колени, руки за голову, — приказал один из них. Элис вышла первой. Когда Райк опускался на колени, один из планетян ухватил её за подбородок и пристально рассмотрел лицо.

— Это она, хватаем, — тяжёлый приклад импульсного автомата опустился на голову Элис, она упала без сознания. Райк подавил крик.

— А с этим что? — указал планетянин на Райка.

— Оставь здесь, пускай подохнет. За него нам не заплатили, — ответил другой, прошив очередью из автомата двигатель вездехода.

Они погрузились в грузовик и, ослепив Райка яркими фарами, уехали прочь. Райк смотрел вдаль и сжимал кулаки от ярости.

— Подонки! — крикнул он им в след.

Нужно было что-то делать, он не может оставить Элис в беде. Если бы она так не секретничала, он смог бы предположить кто это такие. Судя по контексту, они искали именно её. Элис, милая, во что же ты ввязалась? Райк подошёл к вездеходу и попытался завезти его. Вездеход фыркнул и замолчал. Райк яростно ударил кулаками по рулю. Его колотило. Нужно было возвращаться в город. Они ехали больше часа, сколько он будет идти пешком? Открыв на браслете карту Кемаля, Райк прикинул направление и пошёл. Он шагал быстро, ярость наполняла его силами. Элис… Оставшись без неё, он ощутил себя беспомощным. Она бы наверняка придумала что делать.

Через двадцать минут Райк убавил скорости, он начинал выдыхаться. На плечи давила гравитация, дышалось тяжело. Райк позволил себе минуту постоять и продолжил путь. У него не было никаких вариантов, только идти вперёд. Альтернативой была смерть в этой безлюдной системе. От обезвоживания или от голода? Райк гадал, что быстрее сломит его. Периодически он кричал в тёмную пустоту, выбрасывая из себя бессильный гнев. Ведь всё так хорошо начиналось! А если до этого связиста идти меньше, чем до города? Почему Элис не дала ему координат? Райк злился на неё, но это казалось неправильным, она ведь оказалась в плену, а не он.

Мысли становились всё более хаотичными, он не сдерживал сухого рыдания, стонал, кряхтел. Вдалеке показались огни города, но его мысли были сосредоточены на Элис. Что они с ней делают? Пытают ли, или уже убили? Стало холодно. На руках появилась «гусиная кожа», и его стала бить дрожь. Желание спасти подругу открыло у него второе дыхание. Он старался идти быстрее чтобы согреться, но снова начинал выдыхаться. Спешка делу не поможет. Раз-да, раз-два. Он мысленно задавал себе ритм, говорить вслух у него уже не было сил. Он дошёл до первых зданий, шёл по улицам, надеясь что не заблудится и найдёт их отель. Нужное здание отыскалось. Лестница. Дверь в их комнату была сломана. Райк из последних сил дошёл до холодильника, опустошил одну из бутылок с водой и рухнул на кровать, отключившись от сознания.

Глава 5

Очнувшись, Райк огляделся: комната была разграблена. Все ящики перевёрнуты вверх дном, подушки вспороты. Что они искали? Райк стал приходить в себя. Избавившись от назойливого голода и умывшись, он почувствовал себя лучше. Надев старый комбинезон, Райк машинально ощупал нагрудный карман — пластиковый квадратик, визитка капитана Старрета, был на месте. Мышцы ныли после вчерашней прогулки, но он, скрипя зубами от боли, направился вниз. Девушка с веснушками стояла за стойкой, как ни в чём не бывало.

— Пока мы отсутствовали, комнату разграбили. Вы видели кого-нибудь?

— Нет. Разграбили? — оставив стойку, она сбегала наверх. Вернулась девушка крайне недовольная, — вам придётся заплатить за дверь и подушки.

— Но ведь нас ограбили! У вас тут что, охраны нет? — возмутился Райк.

— Вы заплатите, или мне вызвать подмогу? — спросила девушка. Она не выглядела испуганной, просто была недовольна нерадивым клиентом. Райк шумно выдохнул сквозь ноздри.

— Бери что полагается, — он протянул ей руку с браслетом.

Сообразив, что большая часть денег осталась на квалеме, Райк поспешил наверх. Он повторил путь грабителей, осмотрев всю комнату, но заветной пирамидки не было. Вот что они искали! Но откуда они могли знать? Райк прижал руку к браслету. У него оставалось четыре миллиона, почему тогда они не забрали и их? У Райка было много вопросов, но он даже не представлял, кто сможет дать на них ответы.

Ковыряя вилкой космо-паёк, Райк обдумывал что будет делать дальше. Спешить было нельзя, у него нет права на ошибку. Для начала стоило обзавестись информацией. Наверняка здесь, в анархической системе, подобные похищения не редкий случай. У них должен быть какой-то лидер, или место где люди хотя бы могли заплатить выкуп. Превозмогая боль в мышцах, он направился к выходу.

Чертыхаясь, Райк спускался по лестнице и на мгновение остановился перед покрытой пылью зеркальной поверхности стены. Протерев её рукавом, он с удивлением рассматривал своё отражение: на нём был тот же костюм что и раньше, да и сам он не изменился: не вырос, не растолстел. Почему же тогда ему казалось, что он смотрит на незнакомца?

— Где тут у вас справочная? — девушка с веснушками лишь удивлённо подняла бровь, — ну или правительство? Губернатор? Кто-нибудь, кто ответит на мои вопросы!

— Сходите в «Сухую настойку», все важные шишки там собираются, — теряя интерес ответила она. Райк не знал кого девушка имела ввиду под «важными шишками», но выбирать было не из чего.

Куда идти Райк знал. Элис показывала ему это заведение. Не то ресторан, не то клуб по интересам — там было просторно и довольно вкусно. Сейчас, переступив порог «Сухой настойки», Райк ощутил одиночество. Когда они с Элис заходили сюда, он смотрел преимущественно на неё, но сейчас стал оглядываться по сторонам. Народу было немного. Кто из них был нужен Райку? По одежде ничего нельзя было сказать, все были одеты просто, без каких-либо знаков отличия. Форму на Кемале, понятное дело, никто не носил.

Заняв свободный столик, Райк коснулся сенсорного экрана на столе, заказывая виски и вскоре появилась юная девица в коротенькой юбочке, бухнув перед ним стакан.

— Послушай, милая девушка, кто здесь из посетителей представляет закон?

— Закон? — усмехнулась она.

— У меня есть несколько вопросов про местные обычаи, банды. Я хочу кое-кого найти, но не знаю с чего начать.

— Не хочу расстраивать, но вряд ли кто-то из них захочет с тобой говорить, — с сожалением сказала она, — разве что один капитан. Он занял приватную кабинку, ищет пассажиров, разрешил к нему водить посетителей.

— Если ты меня к нему проводишь, это будет здорово! — обрадовался Райк. Девушка, как бы невзначай, протянула ему свой браслет и Райк, запоздало сообразив, перевёл ей пару сотен реф.

— Прошу за мной, — пригласила она, видимо сочтя оплату достаточной.

Изящно крутя бёдрами, девушка проводила его до неприметной пластиковой двери и направилась к другому клиенту. Райк же, глубоко вздохнув, толкнул дверь. Какого же было его удивление, когда он увидел развалившегося на низком диване знакомого капитана.

— Альдо! — не удержался он от восклицания.

— Тише ты, голова раскалывается, — отмахнулся от него капитан. Прищурившись, он оглядел гостя, — мы, кажется, виделись.

— Ты привёз меня сюда, из системы Диода. Восемь дней назад.

— Да ты проходи, садись, — похлопав по дивану пригласил Альдо. Сделав большой глоток, он поморщился, — крепкая зараза. Но от похмелья спасает. Не хочешь? — он протянул бокал Райку и тот отрицательно покачал головой, — твоё дело, — и залпом влил в себя жидкость.

— Альдо, мне нужна помощь, я…

— Я кажется вспомнил тебя. Станционная крыса, — капитан заглянул Райку за плечо, — а где твоя миловидная спутница?

— Похищена, — в голосе Райка звенела ярость, — я хочу найти тех подонков, что забрали её и…

— И что? Как ты планируешь их наказать? — с интересом спросил Альдо.

— Придумаю, — буркнул Райк.

— Ты хотя бы знаешь кто её похитил?

— За этим я и пришёл к тебе, ты здесь бывалый, скажи: кто это мог быть? — Райк подался вперёд крепко сжимая кулаки под столом.

— Ну скажу тебе, и дальше что? Нет, ты не подумай, я одобряю твоё стремление. Выручать друзей — это хорошо. Но дружище, ты ведь станционная крыса и здесь на Кемале ты впервые, это видно невооружённым взглядом.

— Объясни как здесь делаются дела, а я дальше разберусь, — сдерживая раздражение, ответил Райк.

— Хорошо. Ладно, — успокаивающе поднял руки капитан, — попробую помочь. Штуку реф за информацию потянешь? — Альдо спрашивал так, словно был готов предоставить скидку.

Райк удивился, с чего вдруг? Может быть капитан знает что он единственный знакомый Райка на всей планете и это проявление сочувствия? Как бы то ни было, Райк перевёл ему деньги. Лучшего источника информации ему явно не найти. Заполучив внимание капитана, Райк стал описывать как выглядел грузовик и бандиты.

— И один из них, разглядев лицо Элис, сказал «это она, хватаем её» или как-то так.

— А тебя просто отпустили? — изумился Альдо.

— Да, прострелили двигатель и оставили умирать в пустыне.

— И как ты добрался?

— Дошёл пешком.

— Ты ведь станционная крыса, как ты не подох там по дороге?

— Какое это имеет значение? Ты лучше скажи, знаешь что-нибудь про эту шайку?

— Да, и новости для тебя плачевные, — сделав небольшую паузу, Альдо таинственно прошептал, — это люди Патриция.

— И где я могу его найти? — спросил Райк. Альдо в ответ расхохотался.

— Дружище, это главная загадка нашей галактики. Знал бы ты сколько людей хотят его найти!

— Где я могу найти его людей? Узнать что-нибудь об Элис? Не работает же этот Патриций в одиночку! — и тут Райка осенило. Элис была должна ему денег! Это у него на ферме она работала на «217-Сх-о». Мозаика складывалась в единую картину.

— В Столице, где ж ещё? — встретив непонимающий взгляд Райка, капитан пояснил, — ну Столица. Самый крупный пиратский город, колыбель контрабандистов, шедевр градостроения! Неужели не слышал?

— Как ты уже подметил, я здесь впервые. Как туда попасть?

— Я тебя подвезу, — предложил он, бодро поднимаясь, — давай, ходу.

— Зачем это тебе? — изумился Райк, тем не менее следуя за капитаном к выходу из заведения.

— Мне страсть как интересно что с тобой случится в Столице. Раз уж ты пустыню пересёк, может ты и в Столице выживешь, — хихикнул он, — шансы у тебя, честно говоря, не большие. Я бы поставил от часа до двух.

— Ты пытаешься меня отговорить?

— Ни в коем случае. Я надеюсь, что ты найдёшь подругу и вы с ней будете жить долго и счастливо, просто рассказываю о том, что тебе предстоит. Столица гиблое место, без проводника там опасно, — Райк не стал отвечать.

У Альдо был собственный вездеход. Пристегнув ремни, они направились прочь из города. В их с Элис апартаментах у него не осталось никаких вещей, ничего за чем стоило бы вернуться. Всё, что у него осталось — это браслет с деньгами. Возможно он сможет нанять охрану? После слов капитана решимости у него поубавилось. Он всё ещё страстно хотел спасти Элис, но умирать ему тоже не хотелось.

— На меня что, прямо на въезде нападут? — нарушил он тишину.

— Нет, ты не понял. В Столице собрались самые отпетые негодяи. Один из них подловит тебя, разведёт на деньги и всадит нож под рёбра. Это город крыс и воров, они не действуют открыто.

— И там нет никакой власти?

— Только власть силы, — ностальгически улыбнулся Альдо, — а силы больше всего у Патриция. Вот его люди там и верховодят.

— Удачно, что именно их я и ищу, — вздохнул Райк.

— Послушай, — после некоторой паузы сказал Альдо, — если у тебя есть деньги, я могу отвезти тебя куда-нибудь. Хоть обратно в систему Диода. Ты сгинешь в столице.

— Спасибо, Альдо, но я не могу оставить Элис в беде, — решительно сказал Райк. Капитан лишь пожал плечами. Затем, ему пришла мысль, что он просто боялся остаться один, без Элис. Все проблемы, которые они с Элис вместе нажили, теперь стали только его заботой. Они уже час ехали по пустыне и Райк подумал, а что если Альдо тоже хочет его ограбить? Что, если он решит оставить Райка здесь, ради того чтобы посмотреть как он снова будет идти пешком через пустыню? Повторить подобный подвиг Райк не был готов, а перебороть планетянина в схватке… Это вряд ли ему удастся. И когда они остановились посреди пустыни, где на многие километры вокруг не было ни души, у Райка тревожно забилось сердце.

— И что здесь?

— Вход, — гордо заявил Альдо. Спрыгивая на землю, — сам бы ты ни в жизнь не нашёл. Вот, гляди.

Райк подошёл к нему и увидел ребристую металлическую поверхность, почти полностью присыпанную песком. Было похоже на контрабандистскую закладку. Райк постучал ногой по металлу, звук был глухой.

— Спустишься вниз, а там разберёшься, — нашарив ручку, капитан потянул вверх, открывая взгляду Райка лаз.

— И что там? — сердце бешено стучало. Может это просто погреб, где Альдо запрёт его? На вход совсем не было похоже.

— Слушай. Если бы я хотел тебе навредить, я бы просто забрал твой браслет по пути и выбросил бы тебя на пески, — усмехнулся Альдо.

— Не сердись, мне кажется это вполне адекватная реакция на происходящее от человека, который здесь впервые, — оправдывался Райк, — спасибо тебе за помощь.

— Сочтёмся ещё. Если, конечно, выживешь, — снова хихикнул Альдо. Эта его насмешливость звучала беззлобно и Райк серьёзно кивнул. Если у него появится такая возможность, он отплатит добром капитану.

Всё ещё испытывая тревогу, Райк нашарил лестницу вбитую в стену и стал спускаться. Гравитация сильно давила на плечи и мышцы отзывались ноющей болью. Он спустился на два метра вниз, когда сверху с оглушительным стуком обрушилась крышка, запечатывая его в ловушке. Но вместо страха он почувствовал спокойствие. Снова запертый в металлической коробке. В своей стихии. Включив фонарик на браслете, он продолжил спуск.

Вопреки предположению, внизу начинался длинный коридор. Райк решительно двинулся вперёд. Коридор вёл в просторное помещение, где посреди стояла инфо-стойка, подобная железнодорожным. Коснувшись экрана, Райк активировал её и яркая надпись «Крот-экспресс приветствует Вас!» заставила его застыть в немом изумлении.

Оглядевшись он нашарил глазами большую капсулу из пластика. Точно! Перед ним был транспорт, называвшийся пневмо-экспресс, перемещавший по системе трубопроводов капсулу с пассажирами на высокой скорости при помощи сжатого воздуха. Он читал про него, слышал, что подобное устройство пользуется популярностью на Земле. Но здесь? На той же планете, где использовали электропоезда?

Испытывая смесь волнения и интереса, Райк оплатил поездку и пластиковая капсула ожила, гостеприимно открывая дверь. Всего шесть пассажирских мест не отличавшихся особенной комфортабельностью, однако конструкция создавала впечатления надёжной. Он запер дверь и пристегнулся. Через несколько секунд капсула сорвалась с места. Давление резко возросло, но оно не доставляло дискомфорта. Он напряжённо сидел, мчась в неизвестность, пытаясь представить, что его ждёт в точке назначения.

Когда капсула замерла, Райк расстегнул ремни и поднялся с сиденья, открывая дверцу. Интерьер комнаты был копией той, на другом конце, за исключением двери, что была здесь вместо лестницы к выходу. Райк подошёл, провёл рукой возле ридера двери и створки плавно разъехалась в стороны. Сразу, в трёх метрах от него была стена. Осторожно шагнув на тесную улочку, он стал осматриваться. Неба не было видно. Над ним нависала плотная крыша. Может быть он в каком-нибудь торговом центре? Однако, долго стоять на одном месте не позволил людской поток: из-за угла показались двое и ему пришлось посторониться, пропуская их. Следом шли ещё люди, каждый спешил и Райк пошёл туда же, куда и все. С потоком, он добрался до лестницы, у подножья которой начиналась широкая улица. Спустившись, он поднял голову и так и остался стоять, разинув рот в изумлении. Это был не торговый центр. Вместо неба над головой Райка красовались крыши домов. Словно он парил в небе, а не шёл по твёрдой земле. На горизонте виднелись дома, основание которых было на стене. Выглядело это так, словно кто-то свернул землю в трубочку. Что это, избирательная гравитация? Райк шёл, задрав голову и глазел на эту безумную панораму, пока его путь не преградил лощёного вида парень, судя по всему, его ровесник.

— Впервые в Столице? — его голос звучал насмешливо и нахально. Он протянул руку ладонью вниз, словно для поцелуя, — меня зовут Нэд Хиллинг, живу здесь уже два года. Пойдём, покажу тебе местные достопримечательности.

— Спасибо, но не нужно, — Райк отстранился, собираясь обойти неожиданного собеседника, но тот снова возник перед его глазами.

— Как-это не нужно? Ты разве не знаешь, что город таит в себе множество опасностей, подстерегающих неопытного путника?

— Я как-нибудь справлюсь, — буркнул Райк, резко направляясь вперёд, но твёрдая рука Нэда преградила ему путь.

— Здесь нет полиции, нету добропорядочных граждан, что могут помочь тебе если какая-нибудь шайка нападёт. Ты сам не знаешь от чего отказываешься, — заискивающим тоном поведал ему Нэд.

— И какой твой в этом интерес?

— Заплатишь мне пару сотен реф. Для тебя это ничего не стоит, а у меня вечером в желудке не будет пусто, — собеседник улыбнулся, обнажая стройный ряд зубов. На передних, красовались маленькие экраны, на которых фигуристая девица с крыльями кружилась в безумном танце, размахивая каким-то жезлом. Райку не нравилась мода на такие имплантаты. Неужели огромная мощь науки должна быть направлена на изобретение таких вот способов самолюбования? Райк раздражённо отвёл взгляд.

— Только пару сотен? У меня нет лишних денег, — соврав, он развёл руки в стороны, подчёркивая свою напускную честность.

— Я большего не возьму, пойдём, — махнув рукой, Нэд круто развернулся, изменив подсветку высоких платформ ботинок с жёлтого на синий. Райк, глубоко вздохнув, последовал за ним.

Ему не хотелось идти за этим типом, но он был так навязчив… Может он сам отвяжется, когда отработает свои деньги? Райк не знал какие здесь обычаи, может он просто следует правилам? Хотелось бы ему поговорить сейчас с Элис чтобы узнать побольше об этом месте, она то наверняка знала. А проводник Райка всё прибавлял ходу. Его комбинезон, судя из хвастливых сообщений Нэда, был создан из шкуры какой-то дикой рыбы с Бореса. Наряд создавал впечатление, что вместо одежды парень покрыт чешуёй. Злые глаза, крючковатый нос и капризный рот ещё больше придавали сходства с рыбой.

— А здесь у нас станция связи. Такие точки есть в каждом районе, но их хозяева берут за свои услуги дорого. А вон там, — Нэд указал наверх, на овальную крышку свисающего, словно сталактит, здания, — находится центральный узел.

— А почему здесь здания расположены так, ну, необычно? — задал интересующий его вопрос Райк, — это искусственная гравитация?

— А ты приглядись, — хихикнул Нэд. Райк послушно стал смотреть наверх, — разве не видишь мостиков, между зданиями?

— Не вижу…

— Увидишь ещё, как поднимешься повыше. Никакой искусственной гравитации, просто чудная архитектура.

— Невероятно… А где мы? На поверхности, или…

— Под землёй. Невероятно, это правда. Столица единственная и неповторимая. Такой больше нет нигде в галактике.

— А как глубоко?

— Прилично. По крайней мере, равно далеко как от поверхности, так и от ядра.

— А пневмо-экспрессы, много их сюда ведёт?

— Хо-хо, глянь вон туда, — Нэд указал на здание, позади них. Начиная со ступеней, с которых Райк спустился, и вверх до самого потолка тянулся его остов, разделённый на несколько этажей. — Это станция прибытия, как думаешь, сколько там концов этих кротовьих труб? — Вопрос был риторическим, но Райк пытался прикинуть цифру. Сопоставив размеры комнаты, в которую он прибыл, с размерами здания, число в его голове близилась к тысяче.

Сюрреалистичное расположение зданий не позволяло ему точно определить площадь, которую занимала Столица. Сотен пять километров занимала только нижняя часть по которой они шли и где-то столько же в высоту. Это были лишь его прикидки, Райку очень хотелось посмотреть технические характеристики Столицы. Помимо того, ему было сложно представить что происходит на верхнем ярусе, как живут люди в зданиях, свисавших сверху.

— Но всё это так не эффективно!

— Зато это красиво, братан, — Нэд хлопнул Райка по плечу, надавливая, направляя его в боковой проход между зданиями, — здесь сократим.

Райк послушно повернулся вслед за ним. Блуждание по маленьким улицам, рассыпанным вокруг внушительного вида зданий и маленьких домиков, было утомительным. Ему не хотелось идти за этим парнем, он должен был искать Элис. Райку не хватило решительности отказать ему там, на площади, а сейчас он просто не знал, как это сделать. Убежать? Райк за последние сутки так вымотался, что не был уверен в своих силах. Позвать на помощь? Нанять охрану? Но где? Кто из этих людей, встречавшихся на их пути, надёжный, а кто предаст его при первой же возможности?

— Вот здесь хорошее место, — голос Нэда прервал его размышления. Он взглянул на своего спутника.

— Что за место?

— Место как место. Оно хорошо для нас. Здесь мы можем мило побеседовать, что бы никто не мешал, — Нэд плавно смещался, закрывая собой проход, через который они пришли. Они были в тупике, замкнутом со всех сторон. Райку потребовалась вся сила воли, чтобы не поддаться панике. Сжав себя в кулак, он спокойно взглянул в глаза Нэда.

— И о чём же ты хочешь поговорить?

— О том, как тяжело здесь живётся. Приходится каждый кусок хлеба выдирать из рук жадных торговцев… — Нэд прибеднялся, но судя по его виду, нельзя было сказать что деньги у него не водились. Райк сглотнул, намёк парня был более чем очевиден.

— Я же сказал, что заплачу тебе за услуги проводника, я не собирался обманывать и убегать. Пара сотен реф, — Райк попытался состроить из себя дурачка.

— Конечно, не обманешь. Ты же честный парень. И как честный человек, ты заплатишь мне немного больше того, чем собирался.

— Почему?

— Потому что я так сказал. Кончай юлить, раскошеливайся, — Нэд прижал руку к груди и, резко откинув её в сторону, выбросил из модифицированного браслета сорокасантиметровую металлическую трубу.

— Да хорошо, я заплачу тысячу, — Райк стал медленно поднимать руку, но Нэд, направив конец прута в лицо Райку, покачал головой.

— Нет, парень, этого недостаточно.

— Десять тысяч?

— Да ты совсем не умеешь торговаться, — расхохотался он, подходя к Райку вплотную, — ты отдашь все что есть, иначе я переломаю каждую твою косточку. Мне это не доставит удовольствия, я не садист, но если ты меня вынудишь, я заставлю тебя страдать, — продолжая улыбаться, говорил Нэд.

— Я не могу отдать всё, для меня это будет означать скорую смерть в любом случае! — Райк испытывал праведный гнев. Его раздражал этот тон, вид его спутника, а требование просто взбесило. Яростно пыхтя, он собирался продолжать диалог, но Нэд приставил прут к лицу Райка. Острые края полой трубки царапали кожу на щеке и он машинально дёрнулся, уткнувшись в холодную, безразличную стену.

— Даю тебе последний шанс, после чего начну ломать кости. Никто не отказывает Нэду Хиллингу! — на его лице блуждала гадкая ухмылка, словно созданная для того, чтобы демонстрировать зубы, на маленьких экранах которых тёмный силуэт девушки, на этот раз, угрожающе размахивал пистолетом.

Он давил всё сильнее и Райк сжал кулаки. Бандит не мог забрать его деньги без разрешения, он должен отдать их добровольно. Такое желание было просто невозможно у себя вызвать, ему хотелось раздавить этого наглеца. Как браслет определит, правильный ли химический состав крови в его организме, чтобы верифицировать транзакцию? Этот заводской блокировщик, вшитый в каждый браслет, был оплотом безопасности индивидуального пользования, препятствовал рэкету или воровству у бессознательного человека, всего лишь отслеживая определённые маркеры в крови человека. Но в такие моменты как сейчас, ситуация становилась сложнее. Если бы Нэд мог просто украсть его браслет, не было бы этого разговора и жизнь Райка не была бы под угрозой. Но вместо этого, браслет стал кандалами, приковывающими его к бандиту.

Райк пытался составить план действий. Драться? Какой смысл был в драке? Под очертаниями модного прикида угадывались сильные мышцы на руках. Ему было не одолеть его силой, бесполезен был и диалог. Райку хотелось сдаться, отдать ему деньги, которые всё равно не были заслуженно заработанными. Отвязаться от него, лишь бы это прекратилось. Ему до смерти надоело испытывать панику и беспомощность. Но была Элис. Что он сможет сделать для неё, если за душой не будет ни гроша? Он никого не сможет подкупить, не сможет купить информацию или нанять громил. Он даже не сможет отсюда уехать. С Элис будет покончено, а затем и с ним.

— Я переведу половину, — со слабой надеждой в голосе сказал Райк, но прут прижался к его щеке с ещё большей силой.

— Я сказал всё, до последнего рефа! — грубо выкрикнул Нэд и Райк не выдержал. Яростно закричав, он резко выбросил руку вперёд и мощным апперкотом врезал по челюсти бандита.

Райк слышал хруст и, переполненный отчаянной яростью, не сразу сообразил что хрустели не его кости. Ошарашенно глядя на Нэда, мешком упавшего на пол, он ощупал свою руку: повреждений не было. С опаской присев рядом, Райк коснулся двумя пальцами шеи Нэда, но тут же отдёрнул руку — тот не подавал никаких признаков жизни.

— Помогите! Человеку плохо! — крикнул он. Выбежав из тупика, он умоляюще смотрел на людей, крича: — Помогите! — но в ответ лишь удивлённые взгляды и никакой реакции.

— Ты чего верещишь? — послышался сзади сухой кашель. К нему подошёл старичок. Сухой, сморщенный, но с ясным взглядом.

— Там человек, он прижал меня, я его вырубил и, кажется, совсем… — растеряно сказал Райк.

— Здесь так не принято, вырубил так вырубил. Теперь текай отсюда, пока его дружки за тебя не взялись.

— И что, просто оставить его там умирать? — воскликнул он.

— Да. Пацан, ты в столице, чего ты ещё хотел? — оглянувшись, старичок спросил, — хочешь экскурсию?

— Именно с этого и началось моё знакомство с тем парнем, которого я вырубил, — без угрозы сказал Райк.

— Я не представляю для тебя угрозы, — старик развёл руками, — но мне нужны деньги, а тебе информация.

— Сколько ты возьмёшь?

— Пять тысяч реф, — Райк охнул.

— Не слишком ли дорого?

— Я назвал цену, не нравится — не соглашайся, твоё право.

Райк оглядел его, старичок и правда не выглядел угрожающе. Но он мог быть подсадной уткой. Мог заманить его куда-нибудь. Доверять после знакомства с Нэдом Райк не был готов. Но если его взяли в оборот уже прямо на входе, то что будет дальше? Альдо был прав, он здесь долго не протянет.

— Хорошо. Меня зовут…

— Никаких имён! — воскликнул старичок, зайдясь в кашле.

— Как скажешь, — незнакомец бодро направился прочь по улице и Райк, бросив последний взгляд на вход в закуток где лежал Нэд, последовал за ним.

Глава 6

Какое-то время они шли молча. Райк потирал руку, у него сильно болели костяшки пальцев — удар был мощным. Как он вообще смог вырубить его, планетянина? И что если он действительно убил Нэда? Райк сглотнул ком в горле. Ещё одна жертва к тем сотням, что погибли на обсерватории. И Элис… Может он винить себя в её похищении? Или она виновата сама?

— Здесь, тормози, — старичок указал на вывеску «Сильная духом». Рядом с названием красовался настолько красивый рисунок женщины, что Райк восторженно любовался им. Старичок толкнул дверь внутрь.

Внутри было тесно, но уютно. Несколько столиков были задрапированы белоснежными занавесками, создавая ощущение уединения для каждого посетителя. Старичок мягко опустился за один из столиков и Райк последовал его примеру.

— Деньги вперёд, — старичок протянул руку и Райк, вбив указанную сумму в окошке транзакций, провёл браслетом поверх руки незнакомца. — Отлично. Начну с самого главного. Никому не доверяй! Даже такому как я. Стоило мне пойти другим путём, и ты бы сейчас валялся где-нибудь в тёмном переулке без денег.

— Я думал об этом, но у меня не было выбора.

— Во-вторых, не показывай своей слабости или уязвимых точек. Стоит только дать повод, как тебя живьём сожрут, — старичок говорил беззлобно, но в тоне его голоса звучала угроза. Чем он занимался в молодости Райк и представлять не хотел, — в-третьих, запомни: взаимовыручка здесь не в чести. Если тебе не предлагают оплату, никому не берись помогать. Вероятнее всего это замануха, чтобы тебя же развести на бабки.

— Звучит не слишком привлекательно, — проворчал Райк.

— Это столица, пацан, привыкай.

Старичок продолжил рассказывать. Лишь изредка Райк направлял его наводящими вопросами. Столица приобрела свой нынешний вид благодаря одному безумному архитектору, который задолжал крупную сумму одному из наиболее богатых пиратов в то время. Выплачивая долг, он построил это безумство. Изначально, Столица планировалась как небольшой порт для избранных. Место, где пираты смогут проводить время среди своих, не боясь встретить законников. Но вскоре здесь стали крутиться большие деньги и не честные на руку пилоты, профессиональные воры, наёмные убийцы, негодяи самых разных мастей стали стекаться сюда с потрясающей скоростью. Общим решением был избран губернатор, в чьи обязанности входила модернизация Столицы. Прибывавшие гости, и те кто «бросил якорь» в Столице охотно платили налоги, с которых Столица достраивалась. Заканчивая рассказ, Старичок очень лестно отозвался об одной гостинице, в паре кварталов от них.

— Это правда самое лучшее место, или тебе платят за приведённых клиентов? — криво ухмыльнулся Райк.

— А ты молодец, начинаешь разбираться, — хохотнул Старичок, — но мне платят во всех отелях, не важно куда я приведу клиента. Так что поверь, место действительно хорошее, — он взглянул на время, — у тебя ещё остались вопросы?

— Да. Где я могу найти кого-нибудь, кто поможет найти похищенного человека?

— Кто похититель? — деловито осведомился он.

— Патриций, — старичок вздрогнул.

— Ух. Не ввязывался бы ты в это, парень. Патриций просто так людей не дёргает.

— Для меня это вопрос жизни и смерти, я готов рискнуть.

— Ладно. Ты заплатил, поэтому я устрою тебе встречу. Есть один человек, бывший разведчик. Вопросов не задаёт, искать умеет. Берёт много, зато надёжный как скала, — скептически окинув Райка взглядом он добавил, — с твоей доверчивостью это наилучший вариант, поверь.

— Хорошо. Когда?

— Завтра, вот здесь, — старичок открыл карту Столицы и указал место, — там всего один угловой столик, он будет тебя ждать за ним. Переведи мне аванс за его работу, я ему передам. Таковы условия его работы. Десятку, — сумма была огромной, но Райк, имея даже всего десятую долю денег террористов мог позволить себе такие расходы.

— Хорошо, — сказал он, переводя положенную сумму, — а могу я купить у тебя эту карту? Я не видел такой в общем доступе.

— Не провоцируй меня, пацан, — хихикнул Старичок, — ты можешь её бесплатно взять в любом узле связи. Ох, давно я таких наивных балбесов не встречал. Ладно уж, держи, — он отправил пакет данных и Райк с благодарностью принял карту.

— Всё, я отработал деньги? — спросил старичок. Райку казалось, что он ещё не всё спросил, но мысли слишком хаотично роились у него в голове и сформировать новые вопросы не удалось.

— Да. Спасибо за помощь, — Райк поднялся из-за стола и кивнул старичку, тот кивнул в ответ.

Преодолев несколько замысловатых улочек, Райк добрался до нужного отеля и арендовал комнату. Простая, с одной кроватью и небольшой душевой кабиной. Приведя себя в порядок и утолив голод, Райк рухнул на кровать. День был переполнен событиями и от усталости он практически сразу же провалился в сон.

Следующим днём, он пришёл на встречу заранее, но угловой столик, про который рассказывал старичок, был занят каким-то алкоголиком, едва не обнимавшим бутылку. Несмело подойдя, Райк пихнул его в плечо.

— Не могли бы Вы освободить столик? — вежливо попросил он, но мужчина лишь отмахнулся, — не заставляйте меня применять силу!

— Давай, рискни здоровьем, — пробасил тот в ответ. Мужчина поднял голову, окидывая Райка взглядом, а Райк глядел в ответ. Что-то в его внешности было знакомым, словно он уже видел его прежде. Волевой подбородок, хищные брови, но эта борода… Представив человека без бороды, Райк охнул.

— Старрет? Капитан Иван Старрет?

— Кто спрашивает?

— Это Райк. Что с Вами случилось? Вы здесь на задании?

— Не твоё дело. Иди отсюда пока я тебе бока не намял, — крепко приложившись к бутылке, Иван снова растянул локти на столе, опустив на них голову.

— Капитан, мы с Вами знакомы, на станции «217-Сх-О» Вы дали мне свою визитку, вот, — Райк судорожно порылся в нагрудном кармане и протянул пластиковый квадратик капитану. Столько времени он хранил его как талисман! Невероятно, что он действительно ему пригодился. Но Иван, пробежав глазами по визитке, откинул её обратно Райку.

— Мало ли кому я давал свою визитку.

— Но капитан, Вы изменили мою жизнь, когда у меня опускались руки, я вспоминал Ваши слова и это придавало сил двигаться дальше. «Бойся вообще ничего не совершить», — процитировал он Ивана, — неужели это ничего не значит? Что с Вами стало?

— Ты абсолютно ничего не знаешь, щенок! — рявкнул капитан, замахнувшись на Райка.

Это была печальная картина. Райк испытывал горькую смесь сожаления и презрения. Видеть, как его кумир превратился в этого жалкого алкоголика? Да и как он попал сюда, неужели его турнули из армии? Насколько Райк знал, пьянство на флоте было под строжайшим запретом.

— Я запомнил Вас гордым, уверенным капитаном, — чётко прочеканил Райк, — мне больно видеть Вас таким. Лучше бы мы не встречались, — капитан никак не отреагировал и Райк вздохнул, — придётся мне искать другого сыщика.

— Э, осади пацан, так ты клиент? — оторвавшись от стола, Иван направил затуманенный взор на Райка.

— Да, но я не уверен, что Вы справитесь с работой. В таком вот виде, — Райк уже порывался уходить, но железной хваткой капитан удержал его за руку.

— Я профессионал и абсолютно никакого значения не имеет сколько я выпил. Старая развалина направил тебя ко мне, а значит полдела сделано, — капитан трясущейся рукой активировал свой браслет и продемонстрировал окно транзакций где значилась сумма перевода от старичка, — завтра приходи ко мне, решим все вопросы. Часам к десяти, — отправив Райку координаты, Старрет с трудом поднялся из-за стола и, покачиваясь, направился к выходу.

Райк молча провожал его взглядом. Он едва не в отчаянии, ведь того старичка он теперь вряд ли найдёт, а работать с этим… подобием капитана Старрета было мало того, что противно, так ещё и опасно. Искать другого исполнителя? Но что, если он встретит копию Нэда Хиллинга, который попробует отобрать у него все деньги? Райк раздражённо сжал кулаки. У него не было выхода.

Ночь была тревожной. По пути в отель Райку встретились двое верзил, провожавших его плотоядным взглядом. Каковы были их мотивы было очевидно, взгляд их был недобрым. Райк опасался, что они могли отследить его до отеля и теперь готовят облаву. И даже двое вооружённых охранников в фойе не прибавляли ощущения безопасности. Ему хотелось поскорее найти Элис и улететь отсюда. Его даже перестал радовать этот безумный вид города, словно скрученного в кольцо. Поэтому, на следующий день он пришёл к Старрету к назначенному часу и перестал сомневаться в правильности этого решения. Точкой назначения оказалась одна из высоток, почти касавшаяся вершиной одного из небоскрёбов, свисавших сверху. Правильно ли было называть их небоскрёбами? Ведь никакого неба в этом городе не было.

В сообщении Старрета значился девятнадцатый этаж. Благо здесь был лифт. Пока он поднимался наверх, в ушах сильно звенело. Задержавшись в коридоре немного, чтобы слух вернулся в норму, Райк нашёл нужную квартиру и решительно постучал. Дверь с шипением, мягко отъехала в сторону. Внутри комната была такой же простой, как и его номер в отеле. Вопреки ожиданиям, он не увидел здесь бардака, обилия пустых бутылок на полу и засохшей рвоты. Здесь было чисто и уютно. Капитан встретил его возле входа и вместо приветствия отвесил ощутимую затрещину.

— Никогда не плати авансом здесь, в Столице. Я легко мог тебя обмануть и больше бы ты меня на нашёл, — сурово сказал тот. Райк стерпел унизительный подзатыльник и молча кивнул. Начинать работу со ссоры ему не хотелось, — молодец что пришёл вовремя. Кофе будешь?

— Не откажусь, — проходя вслед за капитаном, он занял место за барной стойкой рядом и пригубил обжигающе горячий напиток.

— Ну, рассказывай кого мы ищем. И не скупись на детали. Чем больше подробностей, тем эффективнее я смогу действовать.

Райк вздохнул и снова повторил свой рассказ об их с Элис злоключениях. Он описал грузовик, описал людей, слова Альдо, не называя его имени, и краткую предысторию того, как они сюда попали. Райк упомянул лишь то, что они с Элис провернули одно около законное дельце и сбежали с родной станции. Про теракт упоминать не стал, к делу это не имело отношения. Ещё он вспомнил про то, что Элис отрабатывала долг Патрицию на его станции. Рассказывая о том пути, что он преодолел, пускай и в укороченном варианте, Райку становилось ощутимо легче. Капитан молча кивал, показывая себя хорошим слушателем. И тем не менее, когда Райк замолчал, капитан снова поднял руку, явно намереваясь дать ему новый подзатыльник. Вскипев, Райк резким рывком выбросил руку назад, ударяя капитана по предплечью.

— Никогда больше не делай так, иначе мы не сработаемся, — яростно прошипел он. А в ответ, сквозь бороду, на лице капитана расцвела улыбка.

— Вот, так уже лучше.

— В каком смысле?

— Решительный и собранный. Такой, каким я тебя запомнил.

— Так ты всё же помнишь меня? — растерянно спросил Райк. Эхо ярости ещё отдавалось ноющей болью в мышцах, но слишком уж неожиданной была реакция капитана.

— Абсолютно верно.

— Но почему вчера ты этого не сказал? — удивился Райк. Он и сам не заметил, как перешёл с капитаном на «ты».

— Я ведь тоже человек, — пожал плечами Иван, — и мне тоже может быть стыдно. Я совсем не рад, что ты застал меня в минуту слабости.

— Но теперь то ты расскажешь что произошло? Как очутился здесь? Ты всё ещё служишь на флоте?

— Нет, я дезертир. А как я очутился здесь… Это слишком долгая история, парень, и мне… — он отвёл взгляд, — …мне больно это вспоминать. У нас сейчас есть дела поважнее, чем слушать байки старого разведчика.

— Как скажешь.

— У меня вопрос о твоей подруге, этой Элис. Вы работали пятьдесят на пятьдесят?

— Нет, ей причиталась только десятая доля, — ответил Райк.

— В таком случае, затрещину ты всё же заслужил. Очевидно, что твоя подруга тебя развела.

— В смысле? — изумился Райк.

— Подозрительная девица. Сам посуди: ты знаешь лишь то, что она имеет дела с Патрицием. Абсолютно очевидно, что десятой доли ей было мало и она аккуратно изъяла у тебя твою долю.

— Она ведь планетянка, и довольно крепкая, — возразил Райк, — столько раз она могла меня ограбить! Да и просто попросить эти деньги, я бы отдал ей не задумываясь, ведь… — он прикусил язык.

— Ты что-то не договариваешь. Зачем тебе отдавать ей свои деньги?

— Мне неуютно с этими деньгами, — признался Райк, — и участвовать в том дельце… Меня пригласили обманом. До сих пор я испытываю стыд, что решился на это.

— Ладно, не важно, — отмахнулся Иван, — возможно ей не всё равно что ты о ней думаешь, вот она и придумала всю эту историю.

— Звучит слишком натянуто, — с сомнением произнёс Райк.

— Для тебя — возможно. Но я таких повидал с добрую сотню, я знаю как они думают и действуют.

— Давай всё же оставим догадки. Её похитили люди Патриция и мне нужно её найти.

— Хорошо. Будем считать это зацепкой, — активировав экран браслета, Иван набрал несколько сообщений, — я свяжусь с несколькими знакомыми, у них мы сможем купить записи с камер видеонаблюдения.

— Здесь есть камеры? — изумился Райк.

— По негласному правилу, съёмка на территории Столицы запрещена, — пояснил Старрет, — за соблюдением этого правила следят люди Патриция. Но кушать всем хочется, вот некоторые на свой страх и риск расставляют камеры, продавая потом записи таким как мы. Стоить это будет дорого и оплачивать их тебе. За просмотр одного дня пять тысяч реф, за изъем записи ещё пятёрка сверху. Потянешь?

— Да, — коротко ответил Райк, — это безопасно?

— В Столице нет абсолютно ничего безопасного, — лишь рассмеялся Иван.

Через час, они направились к одному из знакомых Старрета. В его логове были наспех прилеплены к стене несколько мониторов, на каждом из которых транслировалась площадь возле станции прибытия пневмо-капсул. Человек, встретивший их, нервно потирал руки и поглядывал на время. Судя по объёмной сумке, он собирался дать дёру отсюда, как только они закончат.

Их поиски увенчались успехом. Уже на второй час, он увидел Элис. Она шла через площадь, гордо распрямив спину. Рядом с ней шли те самые четверо верзил, обступив девушку со всех сторон, словно телохранители.

— Вот она! — указал Райк, — смотри, её конвоируют те самые верзилы.

— Не похожа она на пленницу… — с сомнением протянул Иван.

— Да брось, не будут же они её за волосы волочить, — раздражённо вздохнул Райк. Ликованию не было предела. Это была Элис, и она была невредима! Она здесь, так рядом с ним!

— Давай, Дюша, с разных ракурсов эту особу нам пришли, и мы пойдём, — попросил Иван у своего знакомого.

Оплатив названную сумму, Райк вышел вслед за разведчиком, который бодрым шагом двинулся прочь.

— Куда мы так спешим?

— Прости, — он замедлил шаг, — это азарт охотника. Лицо её мы нашли, теперь дело за малым. Есть здесь один тип, называет себя Всезнайка. Он знает практически всех жителей Столицы, словно живая энциклопедия местной фауны.

Райк заразился азартом Старрета. Сердце стучало быстрее, в мышцах чувствовалась энергия. Он больше не чувствовал себя станционной крысой, потерянной на планете. И когда Старрет указал на пятиэтажный обшитый металлом дом, Райк едва ли руки не потирал от предвкушения ответов.

Апартаменты Всезнайки были простыми, как и он сам. Невооружённым взглядом было видно, что человек был космитянином и Райк невольно проникся к нему уважением. Добиться авторитета здесь, среди планетян, было не просто.

— Ну, кого ищете? — нетерпеливо спросил он, не приглашая гостей присесть.

— Вот эту девушку, — Райк запустил на браслете отрывок с Элис. Всезнайка попросил пару раз повторить, пожевал губу и, наконец, покачал головой.

— Не знаю такой. Видимо гастролёр.

— Кто?

— Редкий гость в Столице, — пояснил Старрет, — что же, в таком случае и платить не за что?

— Именно так. Всего доброго, — всезнайка указал им на дверь и Старрет, подталкивая в спину Райка, вышел.

Райк порывался спросить у Ивана, почему они так быстро ушли и куда спешат теперь, но тот лишь отмахивался, чуть ли не силком волоча его за собой. И только через двадцать минут блуждания по узким улочкам, Старрет наконец остановился.

— Ну и что это было? — спросил у него Райк.

— Осторожность.

— Пояснишь?

— Охотно. Всезнайка узнал твою подругу. Но он солгал, что не знает её. Да и более того, он сильно испугался, увидев её на твоём браслете.

— И что это может значить?

— Только то, что твоя подруга куда более таинственная особа, чем ты мог предполагать, — усмехнулся Старрет, — судя по реакции Всезнайки, она либо одна из приближённых к Патрицию, либо под его защитой. В иных случаях он не стал бы её покрывать.

— Опять домыслы? — скривился Райк. Предположение Старрета ему совсем не понравилось, — да и как ты узнал, что он испугался? Я не заметил, чтобы у него дрожали руки или что-нибудь в этом духе.

— Не забывай парень, я отслужил в разведке не один десяток лет, — отмахнулся Старрет, — объяснять тебе про невербальные сигналы я не буду, хорошо?

— Ладно, но… Что нам делать дальше? Даже не думай, что я опущу руки.

— Об этом нет и речи. Но мы не можем взять в оборот Всезнайку, допросить его с пристрастием и выбить всё, что он знает об Элис.

— Почему? — решительно спросил Райк.

— Потому что это опасно для жизни. Он работает на Патриция, — просто ответил Иван.

— Здесь куда ни плюнь, везде люди этого Патриция, — сердился Райк.

— Что поделать парень, такова реальность. Но идти против него нельзя, это жестокий и беспринципный человек, с ним шутки плохи, — он сочувственно сжал плечо Райка, — я понимаю что подобные новости могут тебе не нравиться, чувствовать себя обманутым всегда неприятно.

— Я всё равно не верю, что Элис меня кинула.

— Как скажешь. По крайней мере, у нас ещё есть шанс кое-что узнать. Нужно залечь на дно. Всезнайка обязательно доложит наверх о нашем посещении, остаётся только ждать реакции. От того, какой она будет, станет ясно что из себя представляет Элис.

Отказываться от продолжения расследования было нелегко. Занимать выжидательную позицию, пока Элис, возможно, находится в опасности… Но ему пришлось довериться Старрету. Иван не был похож на труса и если он говорит, что продолжение поисков опасно для жизни, значит так оно и есть. Умирать Райку совсем не хотелось, даже ради Элис.

— Ты можешь пожить у меня, — предложил Старрет, — пока мы будем ждать реакции, лучше не разделяться. В отеле тебя найдут явно быстрее чем у меня.

— Ну раз уж приглашаешь, я согласен, — нашёл в себе силы улыбнуться Райк.

Отказываться он не видел смысла. Вспоминая ночь, наполненную тревогой, он верил что со Старретом ему будет спокойней. Да и в компании былого разведчика было приятно находиться. Он снова стал похож на того капитана, которым Райк его запомнил. Решительный, собранный, надёжный. Но что-то всё равно поменялось. Видимо, тому причина — пробелы в истории Старрета, о которых он отмалчивается.

Когда они проходили мимо ряда торговых автоматов, освещающих яркими вывесками узкую улочку, Старрет остановился возле одного. Сделав выбор, он небрежно махнул рукой оплачивая заказ и забрал четыре пластиковые баночки. Райк не слишком часто позволял себе выпивку, но сейчас залить горе алкоголем показалось сейчас хорошей идеей.

— Тебя не за алкоголь ли турнули с флота? — попробовал пошутить Райк. Старрет кисло улыбнулся в ответ.

— Хорошая попытка, парень, но нет. Я же сказал, что дезертировал.

— Значит теперь ты нагоняешь то, что не позволялось на флоте? — спросил Райк, заходя в лифт. Он потянулся к кнопке этажа, но Иван опередил его, вдавив кнопку последнего этажа.

— Неужели ты думаешь, что это правило соблюдается? — усмехнулся бывший разведчик, — на официальные парады пьяным никто не приходит, но что творится на каждом корабле проконтролировать невозможно.

— А я-то думал… — расстроено протянул Райк.

— Ты многого не знаешь, и веришь всему на слово, — покачал головой Иван, — завязывай, иначе долго ты в галактике не протянешь.

Створки лифта раскрылись и Райк потерял нить разговора, принявшись осматриваться. Перед ними открывался великолепный обзор. Райк с восхищением подошёл к ограждению и стал рассматривать панораму подземного города. Они были высоко, на самой крыше. Отсюда он видел россыпь домиков разного размера внизу, а верхние здания казались так близко, будто до них можно было дотянуться рукой. Теперь он смог разглядеть те самые мостики, протянутые вместо улиц вокруг верхних зданий. Виден был и ряд эскалаторов, перемещавших путников между зданиями боковой стены.

— Сверху Столица выглядит ещё более потрясающей, — потрясённо сказал Райк.

— Да. Тот парень, что это придумал, был абсолютным гением, — согласился Иван, плюхаясь на небольшой обветшалый диванчик, совершенно не к месту кем-то здесь оставленный.

— Интересно, почему здесь всё… именно так?

— Точно не знаю. Кто знает, чем вдохновлялся архитектор. Может быть сталактитами и сталагмитами в пещерах на Земле, а может быть древними космическими станциями, закрученными в трубочку. Спросить уже не у кого, мемуаров этот парень не оставил.

— И он построил это всё один? — спросил Райк.

— Нет, что ты. У него была уйма строителей. Профессионалы, должники, разорившиеся пираты. Но его идею никто не смел оспорить, он был абсолютным лидером этой стройки.

— Я слышал, что здесь есть губернатор. Неужели все эти люди честно платят налоги? — с сомнением глядя на сновавшие внизу человеческие фигурки, протянул Райк.

— Конечно, — криво усмехнулся Старрет, — губернатор в кармане у Патриция, а тот всегда заберёт всё, что ему причитается.

— Но зачем тогда проворачивать свои… делишки именно здесь?

— Потому что это Столица. Здесь можно найти кого угодно. Покупателя на любой товар.

— А Следствие? Неужели они не знают об этом месте?

— Ну ты даёшь! — расхохотался Старрет протягивая Райку одну из пластиковых баночек, — их агентов тут целая прорва. Да и много местных сидят у них на зарплате.

— И на них никто не охотится? — удивлялся Райк.

— Ты видел охрану при выходе из капсулы? Сканирующие устройства? — спрашивал Старрет. Райк отрицательно помотал головой, — вот то-то и оно. По большому счёту, всем плевать кто находится в Столице.

— Но я думал его построили, чтобы сделать свободным от закона… — Райк вскрыл упаковку и поморщился от резкого, пряного запаха. В ответ на его незаданный вопрос, Старрет поднял свою, словно делал тост.

— Лучшее виски на Кемале, местное. Тепличное, конечно же, — Старрет смотрел как Райк пригубил напиток, и как закашлялся от его вкуса, — крепче чем станционная бодяга, правда? — свою же порцию, Старрет осушил одним плавным движением. — Следствие здесь вынюхивает всё что может, но если суют нос туда куда не следует, им его отрезают. Официально, их здесь нет.

— Но если они знают о Столице, почему не зачистят её?

— Не хотят пачкать руки. Или видят в этом свою выгоду. Кто их знает, — Старрет опустошил следующую порцию так резко, словно хотел залить выпивкой воспоминания. — Так что там за дельце вы с подружкой состряпали в системе Диода? — как бы невзначай спросил Иван.

— Ну, я… Был один корабль, перевозил всякое. Технологии. И один человек сказал, что их надо… Снабдить кое чем. Я вызвался, а он на мой корабль посадил своих ребят, ну мы их там… — сочинял на ходу Райк. Старрет не дал ему договорить от души расхохотавшись. Громко, унизительно, но настолько естественно, что Райк и сам невольно растянулся в улыбке.

— Слушай парень, я за всю свою жизнь таких бездарных врунов не встречал. Честное слово, я бы и рад подыграть, но лучше не продолжай.

— Прости, просто…

— Ты боишься, что я всё ещё служу на флоте и пасу тебя, чтобы сдать властям? — он горько усмехнулся, — нет, парень, с моей службой покончено. Катится она ко всем чертям.

— Почему?

— Ты просишь меня об откровенности, когда сам и слова сказать лишнего боишься? Кому-то из нас придётся начать первому и уж поверь, это буду не я, — открывая последнюю баночку, Старрет устремил взгляд вперед, а Райк, пригубив свою порцию, решился.

Он стал рассказывать всё так, как обстояло на самом деле. К чему это приведёт, Райк не задумывался. В конечном итоге, что ему ещё оставалось делать? Старрет был единственным, кого он знал на всей планете, помимо Элис, чьи мотивы и местоположение оставались для него загадкой. И чем больше он говорил, тем легче ему становилось.

— Может быть запомнил какие-нибудь отличительные знаки? Особенности? Татуировки? — уточнил Иван.

— Нет, — с сожалением сказал Райк, — единственной странностью была фраза, которую он сказал нам напоследок. «Пусть озарит вас свет освобождения».

— Освобождения, говоришь? Знаю я одних ребят, что много болтают про освобождение, — на лице Старрета заиграли желваки, а выражение подавляемой ненависти исказили лицо, буквально на мгновение. — Ну, продолжай, что было дальше?

Райк возобновил рассказ. Старрет слушал внимательно, словно анализировал каждое слово. Проходя заново через пережитые события, Райку становилось то тошно, то стыдно. Он рассказал даже про парня, которого вырубил и оставил лежать, не оказав первой помощи. Закончил рассказ тем всплеском надежды, которая зажглась в нём, стоило увидеть лицо Старрета. На мгновение его собеседник отвернулся, словно пытаясь скрыть эмоции.

— Да уж, не знаю, что и сказать… — задумчиво протянул Старрет, — хотя нет, знаю. Ты, парень, самый… Нет, аб-со-лют-но, — он смаковал это слово, — самый наивный балбес, что мне встречался.

— Но… Почему? Что я сделал не так?

— Да всё с самого начала ты делал не так, — взглянув на собеседника, Райк заметил что глаза его стали печальными, взгляд сочувствующим и, сглотнув, попросил.

— Поясни пожалуйста, я должен понять. Хотя бы ради того, чтобы перестать быть посмешищем.

— Твой этот Билл, — после некоторой паузы начал он, — наверняка был координатором террористов. Думаешь они раздают свои контакты просто так? Он наверняка проделал работу и те сорок миллионов принадлежали ему. За информацию и бог весть ещё какие услуги.

— Зачем тогда ему было посылать меня для заправки? — недоумённо спросил Райк.

— Потому что он трусливый, бесхребетный хомяк. В случае, если бы тебя поймали, он бы выкрутился, а если тебя не ловят — он получает свои деньги. Очень удобная позиция.

— Ну, допустим, он меня использовал. Но тем не менее именно я помог кораблю с взрывчаткой добраться до станции и вина за теракт лежит также и на моих руках, — голос Райка был полон решимости, но это не произвело на Старрета впечатления.

— Благородно, но бессмысленно. Ты ведь разбираешься в устройстве станций. Сам сказал что занимался ремонтными работами у себя дома. Так какого, простите, хрена ты решил, что яхта, даже вдвое крупней, может подорвать такую громадину, как старая обсерватория?

— Что ты имеешь ввиду?

— То и имею. Ну ка, — Старрет активировал экран браслета и стал копаться в библиотеках данных. Найдя то, что искал, он переключил режим, и спроецировал в объёме интерограмму станции между ними. Райк завистливо облизнул губы, такой наворот от «АрмТек» он видел, но всегда считал слишком дорогим. — Посмотри вот сюда, — указывая пальцем на центральный шар станции, — это ядро. Здесь и основное оборудование, и генераторы, и прочая лабуда, — палец его проследовал до одного из лучей, отходящего от станции, — а здесь комнаты музея, стыковочные доки, склады. А теперь посмотри на картинку в целом.

— И что я должен увидеть? — Райк внимательно рассматривал модель. Станция была похожа на куцего ёжика с десятью иголками. Ширина каждой из иголок позволяла размещать на одном уровне два помещения и туннель для гостей.

— Уязвимую точку. Вот здесь, — Старрет указал на соединение луча с овалом станции, — допустим они активировали заряд здесь. Что встретится на пути взрывной волны? С технической точки зрения?

— Щиты, антигравитационное поле, внешняя обшивка, — тут же отозвался Райк.

— Насколько сильное поле у станции такого размера?

— Достаточное для того, чтобы выдержать удар астероида среднего размера.

— Допустим, сила взрыва превосходила это значение и хоть часть взрыва была поглощена защитными барьерами, другая часть затронула корпус станции. Что произойдёт дальше?

— Луч отвалится, — буркнул Райк, начиная понимать к чему он клонит.

— Именно! — введя команду на браслете, он коснулся пальцем основания у одного луча. Интерограмма пришла в движение, луч отделился от основной станции, деформируясь в процессе. — С чего вдруг остальной станции детонировать? Из солидарности?

— Но… — не находя слов, Райк потрясённо замолчал.

— Внутри у них были свои люди. Они заложили заряды по всей станции. Корабль был отвлекающим манёвром. Очевидно это было нужно, чтобы общественность не стало искать виноватых среди сотрудников станции.

— Получается что общество проглотило наживку? Я видел по ФедТВ репортаж, они показывали эпизод с взрывом и всё выглядело так натурально!

— Монтаж. Да и сами террористы наверняка неплохо поработали. Люди ведь простые. Они всегда будут поедать то, что им скормят официальные СМИ. Может Следствие уже и знает кто виноват, но отмалчивается, пока преступник не пойман. Либо не знают и их это пугает.

— Элис… она убедила меня в том, что нас сделают крайними, казнят для успокоения общественности, а потом уже займутся поисками настоящих преступников. Поэтому мы и сбежали.

— Неглупая деваха, — кивнул Старрет, — именно так они и поступают.

— А у тебя есть мысли, кто может стоять за этим взрывом?

— Лишь догадки, парень, лишь догадки…

— Меня всё равно терзает то, что я не сообщил Следствию сразу же, как только почуял неладное. Может с моей информацией они бы действовали эффективней.

— Знаешь, может статься что ты всё правильно сделал. Людям этим в любом случае хуже ты не сделал, а вот сам мог просунуть голову в петлю. Вместо того чтобы разрабатывать твою наводку, они могли бы погнаться за тобой, — презрительно скривившись, Старрет добавил: — да я более чем уверен, что именно так они бы и поступили.

— Я всегда считал Следствие чем-то надёжным, непоколебимым, а теперь выясняется… — Старрет махнул на него рукой.

— Пора взрослеть. Поверь моему слову, в этой конторе прилично гнили, — Старрет лениво потянулся, — так что хорошо, что эта девчонка тебя сюда притащила. Плохо правда, что она тебя бросила.

— Мне не хочется верить, что Элис такая… — Райк пригубил напиток из банки.

— Можешь не верить. Главное, чтобы это не мешало тебе принимать взвешенные решения и не было единственным твоим мотивом к действию.

Старрет не пытался задеть, но раздражение от его слов всё равно нахлынуло на Райка. А ведь может статься что он прав и Элис действительно не та, за кого себя выдавала. Думать об этом было очень больно. Нет. Элис фактически спасла его, а он так просто потеряет в неё веру? Пока тому не будет доказательств, он не станет считать Элис предательницей. Желая перевести тему, Райк мягко пихнул Ивана в плечо.

— Может всё же расскажешь что произошло, почему ты больше не служишь на флоте?

— Я не хочу вдаваться в подробности, но ты же всё равно не отстанешь, да? — печально улыбнулся он, — я поссорился с братом. Серьёзно поссорился и дальнейшее пребывание на службе стало невозможным.

— Он старше по званию?

— Не совсем так. Он в высоком чине, но не в моей системе координат, — его объяснения были путанными, но Райк боялся сбить его откровение и молча слушал, — когда-то наши взгляды на мир были едины, мы многого хотели достичь. Но он выбрал другой путь и вся моя служба превратилась в фарс. Я не мог сохранять и верность брату, и верность флоту Галактической Федерации, — лицо Старрета было искажено мукой, которая, очевидно, терзала его уже не первый год.

— Он отступник?

— Сам он так не считает. Но да, во флоте он больше со мной не служил. Я ещё продержался пару лет, но… я слишком много знал, чтобы спокойно получать удовольствие от службы, гордиться собой. И тогда я ушёл.

— Ты что-то не договариваешь.

— Абсолютно верно, но договаривать не буду. Меньше знаешь, лучше спишь, — увидев растерянную физиономию Райка, он засмеялся, — ну хорошо, я скажу только одно. Рано или поздно тот мир, что мы знаем, сотрясут перемены. Мой брат… Они хотят освободить человечество. А я не хочу участвовать в этом ни на одной из сторон, — Старрет решительно поставил точку, сминая банку из-под виски в руке и Райк, которому хоть и было жутко интересно, смирился и не стал допытываться подробностей.

Глава 7

Они ждали трое суток, но реакции так и не дождались. Иван то и дело сверялся со своими контактами, спрашивал, закидывал удочки, но всё было тщетно. Они много ходили по городу, и Иван показывал разные достопримечательности. В один день, чтобы скрасить скуку, Старрет предложил прогуляться до местного технического рынка, купить какую-нибудь примочку от «АрмТек». Они шли, беззаботно болтая о космических кораблях и Райк, поглощённый рассказом Старрета о его боевом корвете, припрятанном где-то здесь, на поверхности Кемаля, вдруг услышал знакомую фразу. Он замер. Мужчина, стоявший справа от улочки по которой они шли, сказал кому-то через передатчик браслета «Пусть озарит тебя свет освобождения». Райк тут же пихнул Старрета в живот и взглядом указал на человека. Старрет кивнул, показывая, что тоже услышал.

Не замедляя шага, они прошли мимо человека и когда вышли из его поля зрения, Старрет резко прижался к стене, прижимая к ней и Райка. Было поразительно видеть, как он преобразился всего за мгновение: только что рядом с ним шёл старый, побитый вояка, плевавший на всё и всех, но в одно мгновение он обратился в полностью собранного, готового к бою солдата. Мужчина направился в обратную от рынка сторону и Старрет, экономя каждое движение, направился вслед за ним. Мужчина не оборачивался, словно ему было всё равно следят за ним или нет. Он, казалось бы, ничего не скрывал, но они продолжали преследование.

Преодолев несколько улиц, мужчина зашёл в здание и Старрет, совершив безумный прыжок, перекатился к двери придержать её, поскольку кода-ключа в их браслетах не было. Райк тоже рванул за ним и когда дверь с мягким шипением закрылась позади, они стали осматриваться. Это были частные апартаменты: небольшая квартирка с двумя комнатами. Старрет затаился возле одной из комнат, прислушался и указал Райку на другую. Бесшумной ходьбе Райк обучен не был и когда он подкрался ко второй комнате, из неё вышел тот самый мужчина. Он ожидал чего угодно, был готов принять удар, преследовать убегающего, но когда хозяин апартаментов расплылся в улыбке и раскрыл рот, реальность перевернулась вверх дном.

— Пусть озарит тебя свет освобождения, Райк, — торжественно произнёс мужчина, приветственно поднимая руку. Взгляд был направлен на Райка и Старрет, бесшумно обходя его сзади, оставался вне поля зрения.

— Откуда вы знаете моё имя?

— Что за глупый вопрос? — изумился он, явно чего-то ожидая.

— Эээ… пусть озарит тебя свет освобождения, — растерянно повторил за ним Райк. Этого явно было недостаточно, мужчина ждал чего-то ещё. Возможно своего имени, но Райк его не знал. Он видел этого человека впервые. Мужчина плавно мрачнел и стал пятиться назад. Прямо в руки Старрета. Борьбы не было, старый солдат ловко скрутил его прижимая к стене с такой силой, что тот и пошевелиться не мог.

— Откуда освободители знают Райка? Что вы здесь делаете? — яростно спросил Старрет.

— Да кто вы такие?! — голос мужчины был искажён ужасом, настоящим животным страхом.

— Отвечай, иначе я сделаю тебе больно, — ласково пообещал былой разведчик.

Но было уже поздно. Резкий стон боли вырвался из горла мужчины, его била дрожь, глаза стали закатываться. Старрет развернул его лицом к себе и тут же отбросил в сторону. Изо рта мужчины пошла пена, всё его тело содрогалось в судорогах, а через несколько секунд он замер. Первым тишину нарушил Старрет.

— Что это за… не верю своим глазам, неужели они дошли до ТАКОГО. Нет, этого не может быть, но кто тогда… — поражённо шептал Старрет.

— Кто они? Что с ним? — Райку хотелось отвести взгляд, но он не мог отвести взгляд от мужчины, лежащего на полу без движения.

— Он умер, парень. Надо бы… осмотреться здесь что ли. Принеси какую-нибудь тряпку, накроем этот срам, — Старрет был растерян, но Райк не пошевелился.

— Он на самом деле умер? — ответом ему был короткий кивок, — но почему? Мы убили его?

— Нет, это яд. Он сам убил себя и я, чёрт подери, абсолютно не ожидал такого! Ну, поищи чем его накрыть, не стой так, — Райк послушно направился в одну из комнат, сорвал с кровати покрывало и понёс обратно. Он действовал машинально, шок от произошедшего ещё не отпустил его. Вернувшись в прихожую, Райк увидел, что Старрет поднимается от тела. Вместе они накрыли его и какое-то время стояли молча.

— Нашёл что-нибудь?

— Нет. Такой яд я впервые вижу. Давай осмотримся здесь, может что-нибудь найдётся, — безо всякого энтузиазма предложил Старрет.

Движение было лучше бездействия, так что они стали методично осматривать апартаменты усопшего. Квартира была обычной. Личных вещей было минимум: какие-то дешёвые предметы интерьера да обычная подписка на ФедТВ. Райк вышел из комнаты и заметил что Старрет снова опустился к телу и стаскивал с руки покойника браслет. Он пытался спрятать его от Райка, но было поздно.

— Думаешь, мы сможем вскрыть его?

— Слушай парень, я не хочу чтобы ты ввязывался во всё это. Сам видишь, дело становиться опасным.

— Тогда зачем ты в это ввязываешься?

— Это мой долг. Если я всё правильно понимаю, эти ублюдки перешли все границы, — осмотревшись, Старрет решительно направился к выходу, — пойдём отсюда, здесь больше делать нечего.

— И куда мы теперь? — спросил Райк, нагоняя товарища.

— К одному моему знакомому. Зададим ему пару вопросов.

Старрет был напряжён и Райк решил повременить с расспросами. Они пересекли площадь возле станции прибытия пневмо-капсул, миновали несколько улочек и, наконец, зашли в лавку с вывеской «Электротовары». Старрет без лишних разговоров ухватил стоящего за прилавком человека за грудки и вытащил на пол.

— Я хочу знать, с каких пор ваши люди взрывают станции и жрут яд? — рявкнул он.

— О чём ты, Ваня? — продавец был ошарашен.

— Не юли, я выбью из тебя ответы, ты знаешь это.

— Конечно знаю, я не стал бы тебе врать! — испуганно захныкал человек, — я первый раз слышу про какой-то яд и станцию никакую мы не взрывали!

— Доказательства?

— Да подумай сам, Ваня, какую это может принести нам выгоду? — взмолился человек. Старрет на мгновение замер.

— Вы перешли черту, и меня это не устраивает, — отпустив мужчину, Иван пошёл к выходу. Райк решил не отставать.

— Что происходит? — на ходу спросил Райк. Старрет раздражённо отмахнулся.

— Не до болтовни сейчас. Нужно узнать побольше об этой игрушке, — он помахал трофейным браслетом.

Шаг Старрета был широким и Райку приходилось сильно напрягаться, чтобы не отстать. Благо путь их лежал недалеко, в неприметный магазинчик, витрины которого были заставлены различными техническими примочками и в том числе браслетами «АрмТек». Старрет кивнул человеку внутри и бухнул браслет на прилавок.

— Вытащи отсюда всё что сможешь.

— Стандартный взлом будет стоить две тысячи реф, — пробурчал мужчина.

— Я заплачу четыре, если поспешишь.

— Неплохо, — вяло отозвался тот, оглядывая устройство, — только я вряд ли смогу что-либо сделать. Здесь стоит серьёзная защита, да ещё и неизвестная модификация. — Он провёл каким-то сканером возле браслета. — От него ещё и излучение необычное. Откуда эта штука у вас?

— Мне тоже хотелось бы узнать, кому она принадлежала. Возможно военному.

— Как бы то ни было, — лениво поворачиваясь в сторону Старрета, он протянул ему браслет, — ничего не могу сделать.

— Я заплачу четыре за любую информацию! — рявкнул Райк. Иван удивлённо повернулся к нему, но никак не прокомментировал. Взломщик, приложив какое-то устройство к экрану браслета, отложил его в сторону, протягивая руку.

— Я возьму четыре штуки за координаты, где этот браслет был до Столицы, — сухо потребовал он. Райк уже собирался переводить деньги, но взломщик, отодрав ногтем какую-то наклейку с тыльной стороны браслета продемонстрировал находку, — но за эту вещицу я готов скинуть половину.

— Нет, — сухо ответил Иван. Взломщик пожал плечами и положил наклейку на стол. Райк, оплатив работу, машинально сунул наклейку в карман комбинезона. Взломщик отправил заметку с несколькими цифрами.

— Здесь он чаще всего был активен. Большего, без риска для себя, я вытаскивать не стану.

— Спасибо, — буркнул Райк, отправляя полученные координаты Ивану. Взломщик недовольным взглядом проводил их до выхода.

— Не вмешивайся когда я веду расследование, — потребовал Старрет когда они оказались на улице.

— Хочешь ты того или нет, но мы партнёры и я буду вмешиваться, потому что могу помочь! Я хочу знать всё, что знаешь ты.

— Парень, мне приятна твоя компания, но повторяю: это опасно. Я не имею абсолютно никакого желания втягивать тебя в разборки между… — он осёкся, явно боясь сболтнуть лишнего.

— Ты уже меня втянул. Нас видели вместе, думаешь они поверят что я просто прогуливался рядом? — повысив голос, спросил Райк, — лишая информации, ты лишь усложняешь моё положение.

— Твоя правда, парень, — вздохнул Старрет. Его плечи поникли, он остановился и повернулся к спутнику, — мой брат, я рассказывал тебе про него. Эти люди и он, они… — Райк так сильно ждал этого рассказала, что не сразу сообразил, что произошло.

Несколько оглушительных выстрелов, ноги Старрета подкосились и он рухнул на пол, держась за живот. Кровь? Комбинезон скрывал ранение. Райк растерянно смотрел на распростёртое у ног тело и лишь голос капитана вернул его к реальности.

— Беги, — из последних сил велел он и выронил в сторону Райка трофейный браслет.

Райк поднял его, попытался взять Ивана за руку, но прогремели новые выстрелы и, бросив последний взгляд в глаза товарища, бросился прочь. Он успел разглядеть троих. Двое планетян и один космитянин, все в стандартных лётных комбинезонах. Они целились в него и Райк не успел среагировать: один патрон, сильным импульсом выброшенный в его сторону, задел руку по касательной обжигая дикой болью. Райк выронил браслет. Грохот импульсных выстрелов не позволял подобрать потерю и он продолжил бежать.

Райк петлял, нырял в арки, менял направление. Лёгкие горели, ноги начинало сводить и, выскочив на людную улицу, Райк замедлился до шага, стараясь раствориться в толпе. Была польза от поисков Элис — он начал ориентироваться в этом запутанном городе. Здесь было легко затеряться: архитектура словно бы создавалась именно для этого. Тайные переходы, узкие улочки, нагромождение зданий — всё это было похоже на лабиринт из металла и пластика. С каждым шагом Райк чувствовал как отчаяние подкрадывается к нему и старательно отгонял его. Он не должен думать о Старрете, только не сейчас. Но чем сильнее он избегал этой мысли, тем назойливее она становилась. Райк даже не заметил, когда начал плакать. Боль, жгучая боль от потери друга резала его душу.

В этом городе у него не осталось ничего. Пытаться найти убийц Старрета было самоубийством, найти Элис самостоятельно, штурмуя заведения контролируемые Патрицием… Райк не был супергероем. Он не был даже солдатом, у него не было шансов. Нужно было улетать отсюда.

Окольными путями он добрался до одного из баров, где проводят время капитаны кораблей и сел за свободный столик. Подключившись к серверу паба, он заказал чашку кофе. Нехотя, Райк ввёл на карте полученные от взломщика координаты. Цифры были ему знакомы, но сознание упорно отказывалось видеть правду. Только увидев на экране название своей станции, «Сх-О-217», он поверил. Его земляк? Кем был этот человек? Что за освободители? Почему он убил себя? Кто убил Старрета? Раскусить эту головоломку казалось невозможно. По крайней мере отсюда.

Официантка аккуратно поставила перед ним чашку, и он благодарно кивнул.

— Есть ещё просьба, у вас здесь есть медицинские пластыри?

— У Меня есть, — обворожительно улыбнулась она, протягивая браслет. Райк уже начинал привыкать к местным порядкам.

— Дам две сотни, если поможешь его наклеить, — предложил он. Девушка кивнула и, получив оплату, пригласила следовать за собой. Она была изящной, но совсем не казалась хрупкой. Однако на фоне бармена, стоявшего за барной стойкой, она выглядела совсем миниатюрной.

— Хьюго, дай пластырь, — попросила девушка. Не прекращая протирать стойку, широкоплечий бармен бросил ей нераспечатанную упаковку, не забыв смерить сердитым взглядом Райка.

— Вечно ты находишь раненных щенят, Хлоя, — проворчал он. Его торс прикрывала лишь майка, от чего он казался ещё более угрожающим.

Официантка Хлоя на выпад не отреагировала, помогая Райку расстегнуть рукав комбинезона. Рана была не серьёзной, но неприятно саднила и когда пластырь обезболил участки кожи которых касался, Райк позволил себе выдохнуть от облегчения.

Получив от Хлои обворожительную улыбку напоследок, Райк вернулся за столик и пригубил напиток, оглядываясь вокруг. Помещение паба было просторным: десять широких столиков и длинная стойка бара. Почти все места были заняты и потенциальных капитанов, которых он мог нанять, здесь было много. Но кто из них капитан? Кому можно верить? Он запоздало хотел позвать Хлою, но девушки нигде не было видно и Райк взглянул на бармена — тот задумчиво рассматривал посетителей, почёсывая рыжую, козлиную бородку. Допив свой кофе, он подошёл к стойке и махнул рукой.

— Чего тебе? — в этой ёмкой фразе поместились и угроза, и доброжелательность. Брови бармена были насуплены, но невинная улыбка при этом располагала к разговору.

— Мне нужна информация о местных капитанах, сколько заплатить? — сухо осведомился Райк.

— Если чего выпить надо, это можно, а лясы точить я не люблю. Подожди Хлою, — недовольно проворчал он.

— Я хотел лишь получить наводку, подсказку к кому обратится. Мне нужен надёжный капитан чтобы перелететь в другую систему. Ты наверняка знаешь кого-нибудь, — бармен, продолжал неторопливо протирать стойку глядя на Райка. Его затянувшееся молчание начинало раздражать.

— Ладно. Вон та девушка в углу, — он указал на низенькую брюнетку, бешено гогочущую со своими приятелями, — тот мужик, — палец бармена указал на массивного, с татуированным, похожим на кабанье, лицом человека, клевавшего носом над бутылкой, — и вот этот, — последним оказался среднего роста мужчина в плаще с ярко-алыми полосками.

— А кто из них надёжнее? — бармен пожал плечами.

— Мне то откуда знать? Я ж тут торчу всё время.

— Хорошо, спасибо, — буркнул Райк и бармен, потеряв интерес, вернулся к своему занятию.

Последний мужчина выглядел наиболее… безопасным и спокойным. У него на пальце хвастливо красовалось лётное кольцо в виде черепа, явно ручной работы, выдавая в нём бывалого пилота. Райк сделал выбор. Осторожно усевшись за соседний стул, он поздоровался.

— Чего тебе? — сухо спросил капитан.

— Нужен трансфер до Диода. Возьмёшься? — Райк старательно подражал местному диалекту.

— Сколько пассажиров?

— Один я.

— Не интересно, — презрительно бросил он. Райк неспешно поднимался из-за стола и в этот момент в бар кто-то зашёл. Райк резко оглянулся. Нет, на стрелявших посетители похожи не были, — постой-ка. За тобой погоня? — в голосе капитана послышалась заинтересованность.

— Да. Мне нужно как можно скорее улететь с Кемаля.

— Ну так это совсем другое дело! — хлопнул в ладоши капитан, — следствие? Вояки? Местные?

— Понятия не имею. На них не было формы. Они… — Райк осёкся. — …убили моего друга, и едва не пришибли меня.

— Интересно. Берусь! — громко объявил он. Райк вжал голову в плечи. Ему не хотелось, чтобы детали сделки стали достоянием общественности, но капитана это не смущало. — Я Гарольд Клессон. Но ты можешь звать меня просто Гарри.

— Райк, — коротко представился он, — во сколько мне обойдётся перелёт?

— Двадцатку отвалишь сейчас, и столько же по прибытию. Плюс расходы на топливо и всё прочее, что может понадобиться, — он протянул руку с браслетом и Райк перевёл указанную сумму.

— Когда вылетаем?

— Сейчас, допью только, — Гарри важно помахал стаканом с каким-то оранжевым напитком.

— А что, если кто-то из убийц сидит здесь? — Райк перешёл на шёпот, — я не знаю кто именно хочет меня убить.

— Дружище, если бы за тобой охотился кто-то из местных, ты был бы уже мёртв. Да Габриэла? — громко окликнул он капитана-брюнетку. Та лишь показала в ответ неприличный жест. Гарри расхохотался, — не трусь, я знаю всех здесь. Они не сунуться, тем более когда ты стал моим клиентом.

— Хорошо, — вздохнул Райк. Он отдал свою судьбу в руки этому человеку, и оставалось лишь уповать на его профессионализм.

— Сколько преследователей?

— Я видел троих, но вероятно их больше.

— Надеюсь что больше, — хищно улыбнувшись, Гарри лениво потянулся. Райк увидел на груди несколько разноцветных треугольников склеенных в мозаике и гордо прикреплённых к плащу.

Отставив стакан, Гарри наконец поднялся и Райк последовал за ним. Вопреки ожиданиям, Гарри двинулся в другую сторону от станции прибытия капсул. Райк хотел спросить почему, но его новый капитан шёл уверенно. Вероятно он знает, что нужно делать. Путь занял почти час, Гарри остановился в районе, где вместо зданий рядком стояли грузовые контейнеры.

— Это местный док, — ответил на удивлённый взгляд Гарри, — а вот это, — указал он на массивную, в несколько метров длинной, дверь, — наш билет отсюда.

— Что это?

— Лифт!

— Я не знал, что здесь есть лифт. И куда он ведёт?

— Как раз туда, куда нам нужно. В «Шёлковый пункт», единственный мегаполис на этой забытой богом планете, — Гарри направился к скучающему работнику, что сидел на электронном погрузчике.

— Клессон, опять ты? — воскликнул тот, едва завидел капитана.

— Именно, дружище!

— Послушай, если меня застукают за тем, что я тебя пропускаю, у меня будут серьёзные неприятности, — взмолился человек, но Гарри лишь отмахнулся рукой.

— Не наживай себе неприятности. Делай своё дело, получай деньги и пропивай их, как ты любишь, — Гарри махнул рукой Райку, — заплати этому человеку две штуки, — Райк молча подчинился.

— Только не говори наверху, как ты сюда проник, — нервно потирая руки сказал человек. Гарри раздражённо отмахнулся, — лифт через две минуты стартует, поспешите.

Гарри, резко пихнув Райка в спину, побежал в сторону массивной двери. Вся эта монолитная конструкция пришла в движение открывая совсем небольшую щёлку. Райк не отставал от капитана и когда массивная дверь стала двигаться в обратном направлении, они были уже внутри.

Не сказать, что здесь было просторно: ящики стояли плотно друг к другу, лишь между некоторыми оставалась небольшая брешь в пол метра, где Гарри с Райком и затаились. Вокруг была кромешная тьма, да к тому же пол под ними гулко вибрировал, а потом пришёл в движение, медленно поднимая их наверх.

— У тебя нет клаустрофобии? — на всякий случай спросил Гарри.

— Нет, я почти всю жизнь на станции прожил.

— Славно, — Гарри включил фонарь на браслете и свет, направленный снизу, придавал его лицу особенную мистичность: вытянутый подбородок, хищный взгляд, слегка крючковатый нос. Капитан изучающе смотрел на Райка и тот, чтобы скрасить неловкое молчание, сказал:

— Не знал, что из Столицы можно выбраться другим путём.

— Дружище, ты даже не представляешь сколько потаённых троп ведёт из Столицы на поверхность.

— Расскажешь?

— Эта информация будет стоить намного дороже, чем твой билет, — расхохотался Гарри, — такой ты простой. Вот расскажу тебе, а ты будешь мой хлеб отнимать.

— Разве я похож на человека который готов заняться твоим ремеслом? — буркнул Райк.

— Видишь это? — спросил Гарри, направив луч фонаря на мозаику у себя на груди. Я так долго прожил потому, что никогда не позволяю себе недооценивать человека, лишь из-за его внешности, — важно сказал Гарри, — кто знает, что кроется под этим комбинезоном, — он постучал Райка по груди, — может у тебя там экзо-скелет.

— А что это? — с интересом спросил Райк, глядя на украшение капитана.

— Это мои трофеи. Каждый осколок — это кусок обшивки кораблей, которые я взял на абордаж или уничтожил. Далеко не каждый может похвастаться подобным портфолио.

— Выглядит внушительно, — честно сказал Райк, — что же у тебя за корабль?

— Не разгоняй движок, дружище, скоро сам увидишь, — Райк, после некоторого молчания, снова спросил.

— А этим лифтом может пользоваться кто угодно?

— Конечно, только заплати Патрицию, и вози своё барахло сколько влезет.

— Неужели он здесь всё контролирует? — с некоторым раздражением спросил Райк.

— А что ты хотел? С такими-то возможностями как у него… — завистливо произнёс Гарри.

Дальше они ехали молча. Гарри, наконец-то, погасил фонарь и в кромешной тьме каждый сосредоточился на собственных мыслях. Не смотря на подавляющую близость капитана, Райк чувствовал себя невероятно одиноким на этой чужой планете. Яростно сжав кулаки, он тут же поник. Двое его друзей… Найдутся ли у него силы отомстить? Он должен. Райк дал себе обещание, пусть и не был уверен, что сможет его сдержать.

Глава 8

Лифт быстро ускорялся — неприятные ощущения внизу живота просигналили Райку об этом. Он не представлял, как устроен механизм торможения и до последней минуты боялся, что они просто вылетят из-под земли как пробка из бутылки с шампанским. Но совсем возле поверхности им пришлось испытать крайне неприятные пару минут, проведённые в дичайшей перегрузке.

— Там наверху человек. Выйдешь первым и сразу направо, понял? — спросил Гарри.

— Понял.

Едва массивная дверь пришла в движение, Райк юркнул наружу и, следуя указаниям капитана, юркнул вбок.

— Эй ты, сюда нельзя! — воскликнул охранник с планшетом в руке. Он потянулся к поясу за оружием и Райк на мгновение испытал дикий страх, но Гарри, внезапным точным ударом по голове, остановил стража. Охранник не потерял сознание, он злобно шипел, пытаясь подняться.

— Патриций узнает об этом, Клессон.

— Надеюсь на то! — хихикнул Гарри, вырубая его следующим ударом. И, повернувшись к Райку, сказал: — а ты хорош, не сдрейфил, — он указал направление, и они двинули к выходу из помещения.

Увидеть небо над головой было приятно, хоть и непривычно, после стольких-то дней, проведённых в Столице. Юнкар уже скрылся за горизонтом и поверхность освещал лишь отражённый от спутника Кемаля свет. Вокруг находилось несколько грузовых терминалов. Горстка людей что-то шумно обсуждали возле нескольких грузовиков. Райк пригляделся: грузовики не были похожи на тот, в котором похитители увезли Элис. Гарри направил Райка в сторону нескольких небоскрёбов, гордо возвышавшихся над пятью десятиэтажными зданиями. «Шёлковый пункт» не был похож на ультрасовременные города Бореса, которые Райк видел в энциклопедии. Этот город скорее напоминал аскетичные образы Земли, которая до сих пор выдерживала натиск строителей, не позволяя застраивать каждый метр поверхности.

— Глянь-ка назад, эти парни тебя преследовали? — шепнул Гарри, не снижая ход. Райк оглянулся через плечо: за ними следовало четверо человек в лётных комбинезонах и в шлемах, полностью скрывавших лица.

— Те были без шлемов, — так же тихо шепнул Райк.

— Тогда бежим на счёт три… два… один!

Голова ещё немного кружилась и Райк не поспевал за прытким капитаном. Это было не удивительно — Гарри был планетянином крепкого телосложения. Гарри грязно выругался, видя что Райк безнадёжно отстал и остановился, доставая из-за пазухи пистолет.

— Не тормози, беги! — рявкнул он.

Послышались выстрелы. Райк бросил взгляд назад: преследователи в шлемах стреляли в Гарри, но тот ловко уворачивался от импульсных снарядов, и исхитрился поразить одного из преследователей. Бросив в сторону незнакомцев какой-то металлический шар, он побежал за Райком. Сзади раздался гулкий вопль, наполненный болью и яростью. Снова оглянувшись, Райк увидел что все четверо лежат на земле без движения.

Они добежали до города и нырнули в одну из улиц, ведущую к самому высокому небоскрёбу. Гарри замедлил ход и Райк, тяжело дыша, пытался восстановить дыхание. Гарри лишь недовольно покачал головой, никак не выражая сочувствия. Он вёл Райка вперёд по безлюдной улице. Отсутствие людей в любое время суток было непривычным. На его станции такого никогда не случалось. Космитяне и планетяне жили в разных временных режимах, так что коридоры «Сх-О-217» всегда были кем-то заняты. Однако через полчаса напряжённой пешеходной прогулки, Райк увидел вездеход на широких колёсах. Его владелец с причудливой причёской на голове — торчащими в разные стороны шипами — едва завидев их, попытался завести двигатель, но Гарри его опередил.

— Ты знаешь кто я, — утверждал он. Человек кивнул, — в таком случае давай сюда ключи. Заберёшь у площадки «А-27».

— Не могу. У меня есть заказ, и я… — Гарри не дал ему договорить, обрушив кулак на голову. Человек пытался закрываться руками, но Гарри методично избивал его. После серии ударов, он вытащил беднягу из машины и вырубил сильным пинком.

— В следующий раз проявишь уважение, кретин! — бросил он безвольному телу.

— Зачем ты так? — едва скрывая испуг спросил Райк.

— У меня здесь отличная репутация, дружище. Я должен её поддерживать чтобы такие вот, — махнул он рукой в сторону человека, — не наглели.

— Но ты просто избил его!

— Да. А ты что-то имеешь против? — в тоне его голоса явственно чувствовалась угроза.

— Нет, — тут же ответил Райк. И, чтобы не выглядеть трусом, добавил, — просто подумал что вырубить его по-тихому было бы эффективней.

— Эффективней, но не так весело! — расхохотался Гарри садясь за руль. Райк забрался в машину следом. Гарри вдавил педаль газа и вереница фонарей по обе стороны улицы быстро замелькали, оставляя возможных преследователей далеко позади.

Райк крутил головой, разглядывая улицы. Чем ближе к центру они подъезжали, тем люднее становилось. Яркие вывески развлекательных заведений приглашали к себе, кто-то дрался, кто-то орал пьяные песни. Поведение местных совсем не было похоже на жителей Столицы, которые вечно оглядываясь по сторонам таясь в тени.

Поравнявшись с небоскрёбами, Гарри свернул на широкий проспект и прибавил газу. Далеко впереди виднелось несколько космических кораблей. Они зависали в воздухе и было не понятно, взлетают они или наоборот заходят на посадку. Оценить размеры местного космодрома было трудно: не было никаких стен, ворот, лишь очерченные яркими лампами посадочные площадки. Райк с опаской косился на своего капитана. Его поведение становилось всё более неадекватным, но менять что-либо было уже поздно. По крайней мере Гарри был профессионалом, что подтвердил той короткой стычкой.

— Те, в шлемах, они мертвы? — наконец решился спросить Райк.

— Один точно. Остальных я просто вырубил, — Райк прикусил губу, и Гарри заметил это: — да брось, эти подонки пришили твоего дружка, сам говорил.

— Да, но… Неприятно осознавать, что чья-то смерть доставляет мне удовольствие, — признался Райк.

— Это ты с непривычки, — хихикнул Гарри. Райк его веселья не разделял. Он осуждал себя за это чувство удовлетворения. Осуждал, но ничего не мог поделать.

Вскоре они достигли космодрома. Мимо проносились корабли самых разных мастей. Здесь были и корветы, и истребители, но большую часть площадок занимали грузовики. Многие были сильно потрёпаны. Райк даже заметил грузовик, у которого с корнем был вырван стыковочный шлюз.

— Что это с ним? — спросил Райк.

— На абордаж взяли, — пояснил Гарри и, сплюнув в окно добавил, — бездарная работа.

— И ворованный корабль просто стоит здесь? — спросил Райк.

— Под охраной, разумеется. Плати долю и всё будет тип-топ.

— А платить, естественно, нужно Патрицию? — буркнул он.

— Нет, за охрану на космодроме «Шёлкового пункта» платят Кейт Марджани.

— Надо же!

— А вот она уже платит Патрицию, — расхохотался Гарри.

Он лихо затормозил возле одной из пустых площадок. Огни вокруг мигали красным, оповещая что площадка занята.

— Куда дальше?

— Дык всё, пришли уже, — самодовольно улыбаясь, Гарри мазнул пальцем по экрану браслета, — знакомься: моя «Глефа».

Пространство перед глазами Райка замерцало. Он только и успел моргнуть, когда перед ними материализовался корабль. Он не был похож ни на одну стандартную модель: стройный корпус из необычного металлического сплава, переливающегося янтарным цветом, завершался хвостом, задранным к верху. По бокам, словно пистолеты у ковбоя, небрежно свисали многофункциональные орудия среднего калибра. Корабль был большим, около сотни метров в длину. «Ранкит» на фоне этого шедевра космостроя показался бы уродливым карликом.

— Шикарно, да? — Гарри видел неподдельное восхищение на лице Райка и ему это явно польстило.

— Из чего сделан корпус? Это какой-то редкий композит? А невидимость обеспечивается системой как у Ищеек? Я видел их в действии, но это же закрытые технологии, да и если бы они продавались на чёрном рынке, страшно представить цену… — Райк с наслаждением прикоснулся к корпусу корабля, изучая его неровную, покрытую выступающими бугорками, поверхность.

— Это, — Гарри хлопнул рукой по янтарной поверхности, — какая-то редкая разновидность ревальта. Лабораторные мыши несколько лет её разрабатывали, прежде чем любезно подарили мне. Я был польщён.

— Выглядит просто невероятно. Да это настоящий шедевр! — проигнорировав хвастливое признание в воровстве сказал Райк.

— Да, она такая, моя «Глефа», — Гарри любовно погладил корабль и махнул рукой, — я её собирал по частям, выбирал самые лучшие. За основу взял яхту одного богатого слюнтяя. Много работы и вот, встречай мой шедевр! Пускай я не дока в этих делах, но что-то понимаю, — Райк лишь восхищённо качал головой. Внезапно Гарри изменился в лице: — так, это уже ни в какие ворота. У тебя маяк? — рявкнул он.

— Нет, я не… — проследив за взглядом Гарри, он увидел несколько грузовиков, что мчались к ним.

— Ну же, ищи! Эти подонки не могли отследить нас иначе! — Райк растеряно хлопал себя по карманам и достал на свет ту самую наклейку — единственное напоминание о браслете самоубийцы.

— Я совсем забыл про это, один из… — Гарри вырвал наклейку из рук Райка и бросил её в сторону.

— Давай на борт, живо!

Они взлетели внутрь едва лишь трап коснулся поверхности. Времени осматриваться не было — Гарри толкнул его в сторону кресла с анти-перегрузочными ремнями. Сам же капитан побежал дальше. Райк пристегнулся и замер. Сердце бешено стучало, он был так близок к побегу! Если им не дадут взлететь, то… Он не знал чего хотят эти люди. Они сразу его убьют или сначала будут пытать? Но, к облегчению Райка, эти размышления остались позади когда весь корпус гулко завибрировал и почувствовался резкий толчок. За ним последовала сильная перегрузка. Грудь сдавило, было невозможно сделать хоть малейший вдох, в ушах звенело. Райк зажмурился, но стало лишь хуже. А когда перегрузка ослабла, так же резко, как и началась, его вырвало на пол. Он тяжело дышал пытаясь прийти в себя. Полёт на грузовике Альдо был куда более щадящим.

— Только попал на корабль и уже засрал. Ну что ты за человек? — сердито спросил Гарри.

— Я всё уберу, — простонал Райк, — дай только прийти в себя.

— Ладно, приходи в рубку как очухаешься, — махнул рукой Гарри, оставляя его одного.

Когда стало чуть полегче, Райк отстегнулся от кресла и изумлённо поднялся во весь рост. Система искусственной гравитации здесь была не хуже, чем на его родной станции. Он свободно прошёлся, распрямил плечи. Оказавшись вне планеты, он чувствовал себя не просто в своей стихии, он как будто стал сильнее. Высоко подпрыгнув, он даже нервно хихикнул.

Найдя в стыковочном шлюзе пылесос, он убрал свидетельства своего тяжёлого состояния и, восхищённо оглядываясь, пошёл искать капитана. Райк изучал каждую деталь, ему безумно было интересно, как на этом корабле всё сделано.

— Мы оторвались? — спросил Райк, заходя в рубку.

— Естественно, — обиженно ответил капитан, — если на Кемале у этих бедолаг ещё были какие-то шансы, то в открытом космосе они бессильны перед моей «Глефой».

— Твоя «Глефа» прекрасна. Я осмотрелся немного. Это ведь не стандартная модель? — Гарри кивнул, — ты сам её собрал?

— Да ты что, конечно нет, — рассмеялся Гарри, — зачем что-то делать самому, когда есть чудесный «Консорциум».

— И тебя туда пускают? — изумился Райк.

— Там десятки верфей, они держатся обособленно от правительства и им всё равно из чего и кому делать, главное чтобы заплатили. А уж заплатил я им целое состояние, — в голосе Гарри чувствовалась гордость и Райк заметил, что начинает испытывать к нему симпатию. В конечном итоге, эта звёздная система была во власти анархии. Ему мог попасться более безумный капитан.

— Честно тебе скажу, этот корабль — лучшее, что я видел в своей жизни. Всё бы отдал, лишь бы покопаться внутри, посмотреть, что из чего сделано, — мечтательно протянул он и Гарри пожал плечами.

— Почему бы и нет? — мазнув несколько раз по экрану браслета, Гарри торжественно объявил: — всё, «Глефа» тебя запомнила, можешь развлекаться.

— Серьёзно? Ты вот так просто дал мне доступ к системам корабля?

— Почему нет? Если вздумаешь убить меня, корабль всё равно не получишь, умрёшь запертым в мёртвой металлической коробке, — расхохотался капитан, — можешь рыскать где захочешь. Естественно, лишь пока я нахожусь на борту.

— Спасибо! — сердечно поблагодарил его Райк. Гарри активировал автопилот и поднялся из кресла.

— Пойдём, покажу тебе свою красавицу.

Он начал экскурсию с демонстрации боевой мощи. На каждое орудие «Глефы» было предусмотрено отдельное место для стрелка, хотя насколько Райк знал, орудиями можно было управлять и из рубки. Показав огромный грузовой отсек и оружейную, Гарри привёл его в капитанскую каюту. Здесь было неожиданно уютно.

— Обожаю это место. Жаль, что почти не бываю здесь, — вздохнул Гарри.

— Почему?

— Потому что всегда торчу в рубке, — пожал плечами Гарри, — мне пилота толкового бы найти, тогда сидел бы тут и командовал, — погасив свет, он повёл Райка в соседний отсек. Там рядами стояло несколько двухэтажных кроватей.

— А зачем столько коек? — удивился Райк. Гарри на мгновение отвёл взгляд.

— Да пускай будут. Вдруг возьму пачку пассажиров, надо же их куда-то определить.

Последним отсеком оказался инженерный. Просторный, с множеством панелей, датчиков, тумблеров. Настоящий рай для технаря. Здесь капитан и оставил Райка.

Оказавшись посреди механизмов, гудящих двигателей мерцающих разноцветными сигналами систем, он почувствовал себя спокойнее. На мгновение, Райк представил, что он находится у себя на станции, дома. Словно не было этих событий, не было смертей… И вот он сейчас вернётся с заказа и Элис будет улыбаться ему, неся ящик с зерном на продажу. Открыв глаза, он вернулся к реальности и смахнул предательскую слезу, катившуюся по щеке. Он был бессилен, события прошлого уже неизменны. Несколько принятых решений привели сего сюда, а Старрет… Райку хотелось бы думать, что он не виновен в смерти старого разведчика, что они оба виноваты, но какая была разница? Для Ивана это всё уже не имеет значение. Райк прикоснулся к кармашку на груди, где покоился квадратик-талисман.

Принимая участие практически во всех подрядах, Райк набрался опыта у своей бригады. И теперь он уверенно нащупал пальцами отщёлкивающий механизм и достал панель ручного управления системами. Подключив свой браслет, он стал изучать схему корабля. Вспомнив про перегрузку при взлёте, он запустил диагностику. Прогоняя один тест за другим, Райк задумался о родителях. Он совершенно выбросил их из головы пока был в Столице. А ведь наверняка там были люди, которые могли обеспечить безопасный канал связи. А теперь прошло столько времени… Мама поймёт, но сможет ли отец принять его поступок? Поверить, что у него были серьёзные мотивы сбежать, ничего не сообщив?

Всю надежду Райк возлагал на прошлое отца. Хоть тот и родился на станции, далеко не всю жизнь прожил на ней. С совершеннолетия и до тридцати лет он был исследователем-первопроходцем. Одним из тех сорвиголов, которые ныряли в неизведанные бреши подпространства, выясняя, куда они могут привести. Он пять лет занимался этим, бывал в системах, где кроме него никого не было. Ни одного человека на невообразимые сотни световых лет вокруг! И каждый раз ему везло, каждое его путешествие Дэвид возвращался в центральную обсерваторию, сдавая ценные данные. Однажды, он встретил будущую жену и вернулся на родную станцию. Вскоре появился Райк.

Отец не часто рассказывал истории о своих путешествиях, но маленький Райк был настойчив и выпытывал из него каждую мелочь, каждую особенность, будь то причудливый астероидный пояс, зафиксированный на сканерах, или особенный оттенок звезды. Но что-то всё равно не складывалось. Чем старше становился Райк, тем больше он видел разницу между историями о бравом исследователе и реальностью, в которой брюзжащий и дотошный человек эти истории ему рассказывал. Отец сильно изменился. В чём была причина, он так и не узнал, а потом решил что это просто возраст, что отец постарел и дух свободы выветрился из него, как запах шампуня. Но всё же, Райк надеялся, что какая-то часть бывалого путешественника ещё была жива. Что человек, готовый к новым открытиям, готовый к риску, ещё может пробудиться от многолетнего сна.

Райк завершил, как оказалось, не сложный ремонт и задвинул ящик обратно. Совершенно незаметно пролетело три часа и он поспешил обратно к Гарри, похвастаться своим достижением. Войдя в рубку, он удивлённо отметил что Гарри успел переодеться в чёрный лётный комбинезон, на плечах которого красовалось два белых черепа.

— У тебя сбоили антигравы, поэтому так трясло на взлёте, — небрежно бросил Райк.

— Сбоили?

— Ага. Я подлатал, ничего сложного, — Райк, как смог, оскалился в улыбке, стараясь не сверлить взглядом черепа.

— Серьёзно? Ох, как ты хорош, ну ка гляну, — аккуратно ковыряя пальцами проекцию корабля, капитан задумчиво хмыкал и, найдя то, что искал, он поднял взгляд, — а ты серьёзный парень. Я и не знал, что взял на борт инженера.

— Я не совсем инженер, — отмахнулся Райк, — у себя дома организовывал ремонт, ну и нахватался всякого у техников.

— Как бы то ни было, спасибо! — благодарно кивнул Гарри.

— Рад помочь! — довольный собой, Райк плюхнулся в кресло второго пилота и только тогда увидел красный огонёк, настойчиво мигавший на сенсорах ближнего действия.

— Нас преследуют? — встревоженно спросил он.

— Наоборот, МЫ преследуем! — восторженно заявил Гарри.

— Кого? Зачем?

— Будешь смеяться: каких-то бедолаг, которые вздумали что здесь безопасная зона для полётов.

— Ну и что с того?

— Как что? — всплеснул руками Гарри, — ты посмотри только, у них даже аварийных капсул нет! — Гарри нетерпеливо ёрзал в кресле, его глаза горели азартом, а сам он был весь собран и так сосредоточен на погоне, что в серьёзности намерений не стоило и сомневаться.

— Да пусть себе летят, ты не забыл, что мне нужно как можно скорее попасть на станцию в другой системе?

— Не забыл, конечно! Но такое нельзя упускать, это мой долг, как пирата.

— Если вопрос в деньгах то я доплачу.

— Дружище, как же ты не понимаешь, — с горечью в голосе начал Гарри, — это дело принципа, а не денег. Мы в системе Юнкара и если всякие вот подобные торгаши решат что здесь безопасно летать — они обрушат нам экономику. Зачем нужны перевозчики, если можно слетать самому?

— Да это же всего один случай! — беспомощно воскликнул Райк.

— Каждый. Должен. Вносить. Свою. Лепту, — чётко выговаривая каждое слово сказал Гарри. Голос его был напряжённым и столь серьёзным, что Райк решил прекратить уговоры, не то ещё настроит капитана против себя. Он взглянул на индикаторы преследуемого корабля. Грузовик класса С-3, крупнее его «Ранкита», но столь же беспомощный перед такой махиной как «Глефа».

— Ты же не собираешься его уничтожать?

— Какое там. Мы пойдём на абордаж! — Гарри довольно захихикал.

— Мы? — ошарашенно переспросил он.

— Конечно. Я же могу на тебя положиться? — вопрос звучал небрежно, но Райк чувствовал, что висит на волоске.

— Конечно, абордаж так абордаж, — его ответ звучал максимально равнодушно. Гарри расслабился.

Но чем ближе они подлетали к кораблю, тем сильнее переживал Райк. Вспомнился эпизод на Кемале. Он не должен допустить человеческие жертвы. Но как удержать безумного капитана? Он не должен также лишиться его расположения, чтобы добраться до дома. Удержать равновесие между этими целями было сложно. Когда в смотровом окне показался грузовик, напряжение накалило Райка до предела: он с такой силой сдавил подлокотники кресла, что ощущал сильную боль каждой фалангой пальца.

С грохотом, орудия «Глефы» выпустили импульсные заряды в грузовик, и вокруг него замерцало поле щита, переливаясь, словно бензиновый пузырь. Ещё один выстрел и поле погасло. «Глефа» резво рванулась вперёд, разрезая пространство корпусом. Мощный импульс передних маневровых двигателей остановил их и Гарри, переключив режим стрельбы, зажал гашетку. Сгустки, мерцавшие синеватым светом, обрушились на двигатели грузовика, сжигая их в горячей плазме. Райк почувствовал тошноту стоило лишь представить ад, творящийся на борту атакованного корабля.

— Если вы не хотите, чтобы я поджарил вас в собственном соку, сложите оружие, постройтесь в грузовом отсеке, дайте мне доступ. У вас есть минута, — приказал Гарри через бортовой коммуникатор. Ответа не последовало и пауза становилась напряжённой.

— Что они делают?

— Смотри: — палец капитана указал на экран сканера и Райк увидел, как скопление красных и жёлтых сигнатур разделяется на две кучки.

— Цветовые сигнатуры оружия и людей? — предположил Райк. Гарри кивнул.

— Именно. У большинства местных под рукой есть ящик, который не пробивает сканер. Оружие держат там. Так что не зевай, нас могут встретить огнём.

— И ты каждый раз так рискуешь? — изумился Райк.

— О да, дружище. Каждый проклятый раз! — оскалившись в самодовольной ухмылке, Гарри включил автостыковщик и выскочил из рубки. У Райка не было выбора, он последовал за ним.

Гарри мерял шагами стыковочный отсек. Каждый шаг раздавался гулким эхом из-за активированных магнитов на подошвах. В каком состоянии система искусственной гравитации на абордируемом корабле было не ясно, так что они решили подстраховаться. Из-за уничтоженных двигателей грузовика стыковка затягивалась: подстроиться под траекторию абордируемого корабля было сложно. Они экипировались в отсеке, обозначенном как «оружейная комната». Райк с надеждой бросил взгляд на боевой экзо-скелет, но его ждало разочарование: костюм был сильно повреждён и не функционировал. Так что в стыковочный шлюз они пришли в тех же комбинезонах, только вооружённые. Гулкий стук шагов Гарри раздражал Райка. Стискивая в руках тяжёлую винтовку, он с опаской разглядывал её дуло. Никогда раньше ему не доводилось держать в руках предмет, с такой лёгкостью сеющий смерть. Прикладывая палец к спусковому крючку, он тут же его убирал, словно опасался что нечаянное движение может оживить оружие.

Больше книг на сайте - Knigoed.net

— Волнуешься? — спросил Гарри. Райк коротко кивнул, — это нормально, у меня всегда в этот момент трясутся поджилки.

— Я думал это проходит с…. - он слегка замешкался, — …с опытом.

— Не проходит. Да и зачем? Мне нравится нервничать! — хохотнул Гарри беспечно размахивая винтовкой, — ради этого я здесь.

— Я думал, что тебя ведёт жажда наживы.

— Да брось, я нигде больше не испытываю такого драйва. Словно адреналин течёт по моим венам вместо крови. Я рвусь вперёд, я готов рвать и кусать как бойцовая собака с этих жестоких соревнований, всё ещё проводимых на Земле.

— Ты был на Земле? — Райк не скрывал изумления.

— Я много где бывал, дружище. А Земля… Деньги открывают любые двери и даже пирату-рецидивисту будут приветливо улыбаться эти надменные снобы, — Райк молча сверлил его взглядом, — что, не веришь? Думаешь, я только и торчу возле Юнкара, грабя беззащитных бедолаг да таскаю парней вроде тебя туда-сюда?

— Была такая мысль, — честно признался Райк.

— Ты об этом не забыл? — спросил Гарри, постучав пальцем по своей трофейной ленте на груди.

— Не забыл, но… если у тебя достаточно денег чтобы попасть куда захочешь, зачем тебе заниматься этим? — спросил Райк, указав на стыковочный шлюз.

— Мне нравится использовать свою свободу сполна, наполнять ею флягу и раз за разом осушать до дна, делать что захочу, летать куда глаза глядят… Но я никогда не откажусь от своей пиратской жизни, это, — он развёл руки в стороны, — моё ремесло.

— Ты достаточно привлекательно рассказываешь, про это своё ремесло, — попытался отшутиться Райк, но тут же, на всякий случай, добавил, — но мне этого не понять.

— Понять ты и не сможешь, пока не попробуешь, — хитро прищурившись он спросил, — а что, может к чертям эту твою станцию? Присоединяйся ко мне!

— К тебе? Но… Зачем?

— Затем что это весело! Я конечно беру иногда попутчиков вроде тебя, но это обычные головорезы, либо трусливые подонки, и с ними даже говорить не о чем. Одни смотрят на меня со страхом, а вторые хотят убить и забрать мою красавицу, — Гарри любовно прикоснулся к металлической обшивке корабля. — Но ты не такой. Ты не боишься меня. Да и неприятностей от тебя, уж прости, не жду.

— Почему?

— Дружище, ты совсем не торгуешься, а значит к деньгам ты явно равнодушен. Я дал тебе доступ к кораблю, как ты этим воспользовался? Ты починил его мне, хотя я и не просил. Обычные прохвосты, с которыми я имею дело, так себя не ведут, — Гарри улыбался и тон его голоса был тёплым. Райк чувствовал, что он говорит искренне. — Так что давай, раз уж так нужно, слетаем на эту твою станцию, сделаешь свои дела и присоединишься ко мне вторым пилотом. Будешь заниматься всеми техническими вопросами, а то я эти шуры-муры не понимаю и понимать не хочу.

— Ты не забыл, что меня преследуют?

— Да я ради своего второго пилота их в порошок сотру! — угрожающе рыкнул капитан.

Гарри говорил беспечно, равнодушно, но Райку удалось рассмотреть за этой маской одиночество, похоже причинявшее ему боль. Уверенный в себе, беспринципный, смелый пират на шикарном, высокотехнологичном корабле попросту страдал от нехватки компании.

Райк внезапно увидел всю картину, понял то, как живут люди подобные Гарри. Им нельзя кому-либо доверять. Они как хищники: сильный пожирает слабого. В бесконечной гонке за большее богатство, такие люди как Гарри остаются одни на самостоятельно возведённом ими олимпе. И впервые за время знакомства, Райк заметил что сочувствовал ему. Может ещё есть шанс направить энергию Гарри на добрые дела? Может всё, что ему нужно — это друг?

А ведь если подумать, что Райка ждёт на станции? Трибунал и хорошо если оставят в живых. А на таком корабле он может сам найти тех, кто ответственен за теракт на Обсерватории, убийц Ивана, похитителей Элис… Гарри был достаточно рисковым, возьмётся он противостоять Патрицию? А там… Шальной снаряд и, если он к тому времени станет полноправным партнёром, он станет владельцем «Глефы». Райку до дрожи была приятна эта мысль, он безумно желал получить в своё собственное пользование оружие, с которым больше никто не сможет причинить ему боль. Он бы набрал команду, решил все свои проблемы… Райк горько усмехнулся, понимая, что скорее он умрёт первым, чем такой опытный капитан как Гарри.

— Хорошая мысль, — улыбнулся наконец Райк, — надо будет обмозговать это на досуге.

— Если переживём абордаж! — расхохотался Гарри.

В помещении снова воцарилась тишина. Время тянулось бесконечно долго. Райк покачивал винтовку в руке. На какой-то момент ему показалось, что всё это лишь игра, симуляция: сейчас они победят виртуальных соперников и продолжат жить дальше. Резкий сигнал стыковочного отсека вернул его к реальности. Там, за дверью, живые люди, чьи жизни они с Гарри собираются основательно испортить. Сердце бешено стучало, а руки сводил лёгкий тремор. Датчик двери просигналил второй раз и Гарри мгновенно собрался.

— Так, сосредоточились. Оружие держи наготове. Я стреляю — ты стреляешь. Переговоры буду вести я, ты главное прикрывай мне спину.

— Понял! — с готовностью отозвался Райк.

— Дружище, ты хоть с предохранителя винтовку сними, не позорь меня, — прыснул Гарри, показывая Райку на рычажок, — и рожу жуткую сострой, — Райк тут же скривился в злобной гримасе, но Гарри лишь рассмеялся. — Отбой, обойдёмся без страшных рож, — он нацепил на лицо тактический визор, который выглядел как очки с одной сплошной линзой и, поднеся браслет к ридеру двери, воскликнул: — вперёд, за добычей!

Глава 9

За дверью их встретила неприветливая чернота покрытых копотью стен, яркое мерцание аварийных ламп и стойкий запах кипящего металла. Быстрым шагом, насколько позволяли магнитные подошвы, они преодолели шлюзовой отсек и стали методично осматривать каждое помещение. Тактический визор фиксировал любые аномалии, но вопреки опасениям, никаких ловушек они не обнаружили. Под конец они ворвались в грузовой отсек, где их встретило шесть пар напряжённых глаз. Увидев воочию жертв нападения, Райка кольнула было совесть, но он тут же прогнал её. Естественный ход событий шёл своим чередом, а он лишь сторонний наблюдатель. Он не виноват в том, что грузовик попался на их пути. Он сделал всё, чтобы отговорить Гарри. Но всё ли?

Гарри убедился, что Райк держит пленников на прицеле и довольно оскалился.

— Такс, такс, такс. Что мы тут имеем? — он оглянул пленников, — две крысы, три землеройки и принцесса, — на мгновение дольше Гарри задержал взгляд на миниатюрной брюнетке, смело встретившей его взгляд, — ну и чем вы меня порадуете?

— У нас нет ценного груза, — спокойно сказал один из планетян.

— И какого лешего вы попёрлись сюда? Разве не слыхали, что пространство вокруг Юнкара принадлежит пиратам?

— В путеводителе об этом ни слова ни сказано, — иронично ответил тот, — меня зовут Родвард. Мы можем заплатить выкуп и трансфер до безопасного порта?

— Юморишь? Что-то ты слишком борзый для пленника, — Гарри в резком выпаде ударил Родварда под дых и тот сложился пополам. Райк скривился так, словно ударили его. Как же он надеялся что обойдётся без драки!

— Вы пираты, вы здесь ради наживы, — сказал другой планетянин. Райк пригляделся и заметил, что он очень похож на Родварда. Если изменить причёску, то они будут вообще не различимы.

— Что-то больно быстро вы перешли к торгу. А ну-ка поведайте зачем прибыли сюда, и тогда уже поторгуемся, — Гарри прилепил винтовку к магнитной кобуре на спине и размял руки.

— Мы учёные! — воскликнул Родвард.

— Ага, особенно этот солдатик, — показал Гарри на второго близнеца, что стоял в армейской стойке. Почувствовался опыт капитана, Райк бы и внимания не обратил. — Ты мне зубы то не заговаривай, а не то своих не досчитаешься.

Сильно замахнувшись, Гарри обрушил кулак на лицо Родварда и Райк непроизвольно дёрнулся вперёд, а с его уст сорвался крик, вместивший в себя «нет» и «стой». Гарри повернулся и смерил его столь яростным взглядом, что Райк попятился. Он вернулся туда где стоял уже жалея об этой вспышке. Политика устрашения. Наверняка именно поэтому он нанёс удар, убеждал себя Райк. Он поймал на себе удивлённый взгляд черноволосой пленницы. До чего же она была красива! Маленькая, на голову ниже Райка. Чёрные, как смоль, волосы едва достигали плеч. Аккуратный, с вставками лазурного цвета, военный комбинезон без знаков различия облегал стройное, мускулистое тело. Но больше всего внимание Райка привлёк её яростный взгляд. В этих ярких, голубых глазах бушевала буря: вся она была напряжена словно ожидая момента для атаки. И смотрела на Райка с удивлением и… надеждой. Райк со стыдом отвёл взгляд.

— Раз не хотите по-хорошему, значит будем по-плохому, — достав из кармана комбинезона несколько наручников «змеек», он стал цеплять их на руки пленникам. Близнец, которого Райк окрестил «солдатом» дёрнулся и Гарри сильно ударил того по затылку.

— Хватит! — крикнул Райк, — если ты продолжишь их бить, они нам ничего не скажут.

— Так, дружище, — раздражённо начал Гарри, — сходи-ка прогуляйся по кораблю, поищи заначки, а я тут с ними поболтаю по-свойски, идёт? — Райк чувствовал напряжение, повисшее в воздухе. Он снова встретил взгляд брюнетки, она смотрела на него с мольбой, словно просила не оставлять их наедине с жестоким капитаном. Но… Терять расположение Гарри Райк не мог.

— Только не избивай их, ладно?

— Как скажешь, партнёр, — с явным сарказмом в голосе ответил Гарри, — если эти хомяки не дадут мне повода, я их и пальцем не трону. А вы, — обратился он к пленникам, постучав пальцем по визору, — не забывайте, что я в любой момент могу сжечь всех нас вместе.

Райк повернулся уже к выходу, когда снова бросил взгляд на брюнетку. Она больше не смотрела на него с надеждой, в её взгляде читалась ненависть. И, к ужасу Райка, не Гарри был объектом её ярости. Ненавидящий взгляд был прикован именно к нему. К его винтовке, которую вопреки своей воле Райк всё время направлял именно на неё. До чего же ему хотелось поговорить с ней, объяснить что он не пират, что это всё большая ошибка и он совершенно не хотел быть участником бессмысленного нападения, но что ей эти объяснения? Как он выглядел со стороны?

Испытывая горечь сожаления и стыд, Райк поспешил покинуть грузовой отсек. Он боялся, что совершает непоправимую ошибку, что когда он вернётся, один из пленников будет сильно избит или вообще мёртв. «Хоть бы не эта девушка!» промелькнуло в его голове. Райк ещё сильнее устыдился: он ведь ничего не сделал, чтобы им помочь. Какое он имел право думать о ней? Но образ напряжённой, словно натянутая струна, пленницы никак не покидал воображение.

Его браслет просигналил о новых подключённых устройствах и Райк увидел шесть «змеек» наручников, управление которыми было привязано к системам «Глефы». Ну конечно, Гарри же выдал ему доступ. Думая о скованных пленниках, Райк прибавил ходу. Если он найдёт хоть что-нибудь, то сможет прекратить этот фарс. Осмотрев кабину пилота, Райк заглянул в пассажирскую каюту. Тускло освещённый отсек вмещал в себя шесть смятых матрасов, пару сумок с личными вещами, за отсутствием мебели брошенных прямо на пол, но ничего представляющего интереса для пирата. Он уже собирался идти обратно, когда случайно брошенный взгляд в сторону машинного отделения заставил его замереть. Перед глазами Райка была картинка, в которой одна деталь явно была не на своём месте. Чувствуя одновременно и укол совести за то, что отнимает ценный груз у невинных людей, и азарт охотника, вышедшего на след, он подошёл к небольшому отсеку, дальняя стена которого, вместо металлической обшивки, была покрыта панелями управления.

Запах плавленого металла здесь был сильнее, индикаторы состояния показывали отметку «критическое», но Райк смотрел не на них, а на одну из панелей с кучей тумблеров, заменившую кусок металлической обшивки на боковой стене. Кто её сюда установил? Он видел стандартное оснащение подобных грузовиков и знал, что этой панели здесь быть не должно. Безрезультатно оглядевшись в поиске отвёртки, Райк пнул панель по нижней её части и, к его изумлению, она тут же повалилась, обнажая скрытого за ней, скрючившегося человека.

— Что Вы здесь делаете?

— Прячусь, как ты мог догадаться, — раздражённо ответил человек.

— Но Вы… Вы важный пассажир? — смущённо спросил Райк. Человек, видимо почувствовав его неуверенность, выбрался из укрытия и поднялся во весь рост. Он больше чем на голову был выше Райка.

— Мы все важные пассажиры. Почему вы напали на нас? Ни груза, ни каких-либо ценностей у нас нет, — голос человека был требовательным, он ожидал ответа. Райк замялся.

— Дело в том, что… я сам не пират. Просто пассажир пирата, попавший в эту передрягу вместе с вами, — нервничая ответил Райк.

— Только ты по ту сторону винтовки, — взглядом, человек указал на ствол.

— Сути дела это не меняет. Я отговаривал капитана от нападения.

— Не слишком то успешно, — недовольно покачал головой человек. Райк виновато развёл руки в стороны. Этот человек… На вид ему было не больше сорока, у него был сосредоточенный взгляд, аристократичное лицо, а волосы серебрились на висках, подчёркивая возраст. Было что-то неправильное в том, что такая фигура оказалась в системе Юнкара.

— Что вы здесь делаете? — спросил Райк, — это опасная звёздная система, а у вас ни защиты, ни даже эвакуационных капсул.

— Если я расскажу, ты поможешь нам? — спросил человек. Без мольбы в голосе, просто выясняя факт.

— В зависимости от того, что Вы скажете. Если сочту нужным, сделаю всё, что возможно, — Райк запоздало вспомнил про визор Гарри. Видит ли капитан на сенсорах что появилась новая человеческая сигнатура? Ведь он может разозлиться, что Райк не притащил человека сразу же к остальным.

— Мы беглецы. Единственные выжившие со Старой обсерватории. И уж поверь, я осознаю риск полёта возле Юнкара. Выбора у нас не было. Эта система подходит для нашего исследования и… для нас здесь безопасней чем в Диоде. А это корыто, — человек развёл руками, — всё, что у нас осталось.

Райк потрясённо отшатнулся. Он не мог поверить своим ушам. Внутри него с новой силой загорелся огонь стыда. Он сглотнул, но слюна не потушила пожар. Словно капля бензина она лишь сделала его ярче. Это были они. Жертвы, пострадавшие от его действий, от его беспечности. Слова Старрета о том, что теракт состоялся бы и без его вмешательства потонули в потоке самобичевания. Перед ним стоял человек, живший на станции, к уничтожению которой он был причастен. Райк и не рассчитывал воочию увидеть свою непреднамеренную жертву, но теперь тупая боль вернулась. Он не мог вернуть самообладание, винтовка качалась в его руках.

— Я… Я попробую договориться с Гарри, он нормальный, просто… — так и не закончив фразу, Райк побежал в сторону грузового отсека.

Сердце его бешено колотилось, когда он ворвался туда и увидел как Гарри, сидя на груди одного из братьев, методично наносит удар за ударом.

— Прекрати! — истошно завопил он, целясь в своего капитана.

— Прекращу, когда захочу, — зло буркнул Гарри.

— Они важные пассажиры, дай мне объяснить! — воскликнул Райк, но Гарри вошёл во вкус и с удовольствием наносил удар за ударом по голове планетянина.

Винтовка дрожала в руках Райка. Он держал палец на спусковом крючке, но не мог выстрелить. Пускай он винил себя в многих смертях, сам он ни в кого даже не стрелял и сделать это сейчас, даже ради спасения этих пленников… Райк с сожалением опустил винтовку. Снова взгляд брюнетки. Ярость полыхала в её глазах. Она, хоть и скованная, напряглась, готовясь к прыжку. Райк не мог больше выносить напряжения и принял решение. Коснувшись браслета, он отключил сразу все «змейки» наручников.

Всё произошло настолько быстро, что Райк не успел отреагировать. Резко вырвав винтовку из его рук, девушка заехала прикладом Райку по голове и помчалась на выручку товарищу. Райк, повалившись на спину, прижал ладони к лицу. Переносицу жгло от тупой боли, в глазах всё поплыло фиолетовыми кругами. Он не видел что происходит и звон в ушах не позволял ему разобрать отдельные слова. Через пару минут Райк начал приходить в себя и осмотрелся. Гарри лежал без сознания возле стены, экипаж грузовика был освобождён. Маленькая девушка осматривала избитого, а остальные расползались по кораблю. Деятельность кипела и Райк снова оказался во власти ощущения, что ничего от него не зависит. Он боялся подниматься. Боялся привлекать к себе внимание.

— У нас нет на это времени, мы должны взять контроль над судном. Клайд, это возможно? — услышал Райк голос того самого спрятавшегося человека.

— Не уверен, что он даст нам доступ, — задумчиво протянул тощий космитянин.

— Другие варианты? Повторяю, у нас нет времени на то, чтобы разбирать корабль по частям.

— Дайте мне полчаса, я заставлю его подчиниться, — решительно заявила брюнетка, поднимаясь от раненного планетянина. Райку понравился её голос: он был грудным, глубоким, но не слишком низким.

— Ещё чего. Он может запустить команду на самоуничтожение. Мы не можем этого допустить. Пусть пока побудет без сознания.

— Простите, я, хм… — Райк попытался привлечь внимание, но его как будто бы не слышали. Он крикнул: — Я могу помочь! У меня есть доступ к кораблю!

— У тебя? Ты же сказал, что только пассажир? — на лице седовласого мужчины застыла маска недоверия.

— Долго рассказывать, но… Я хочу помочь, мне стыдно за… за то, что вы из-за меня натерпелись, — Райк с надеждой смотрел на них. Как ему хотелось, чтобы седой мужчина подал ему руку, поблагодарил его, а эта удивительная девушка изменила полярность своего отношения. Но она даже не удостоила его взглядом.

— Если он говорит правду, то это лучший вариант. Оставим этого, — она махнула в сторону Гарри, — здесь, воздуха ему ещё часов на шесть хватит.

— Нет! Он нужен! — воскликнул Райк. Страх стать причиной смерти Гарри, который доверился ему… Райк и так уже его предал, — мой доступ завязан на его браслет. Пока он находится на борту, у меня есть доступ к системам корабля, — скороговоркой пояснил он.

— Хорошо. Мари́, оттащи его на корабль, найди место, свяжи и проследи, чтобы действие снотворного не заканчивалось ещё часов десять. Перестраховка не помешает. А ты, — мужчина повернулся к Райку, — пойдёшь с ней. Твоё имя?

— Райк, — коротко представился он, поднимаясь на ноги.

— Добро пожаловать в команду, — сухо сказал человек и резким шагом направился в сторону шлюзового отсека.

Оставшись наедине с этой маленькой, но опасной девушкой, Райк так сильно застеснялся, что не знал куда деть руки. Боль от удара всё ещё эхом отзывалась в его голове, но он не сердился на неё. В конечном счёте, он это заслужил. Он хотел, чтобы этот инцидент прошёл, забылся. Чтобы между ними всё было чисто, чтобы они были квиты. Ему хотелось познакомиться с ней так, словно ничего не было, но реальность не собиралась считаться с его желаниями. Мари́ ухватила Гарри за руки и стала поднимать. Райк, всё ещё мешкая, шагнул было вперёд чтобы помочь, но тут она повернулась к нему и буквально приковала взглядом к месту.

— Не подходи ко мне. Будешь идти впереди, показывать дорогу, — холодно приказала она.

— Но я могу помочь, он же тяжёлый…

— Будешь идти впереди так, чтобы я тебя видела, это ясно? — её тон не допускал возражений.

— Хорошо, — Райк увидел как напряглись мышцы на её шее, когда она забросила себе на спину обездвиженного Гарри, испытал стыд, что не имеет возможности помочь. От бессилия он горестно вздохнул, повернулся и пошёл в сторону шлюза.

Они шли молча. Райк показывал дорогу то и дело оглядываясь, чтобы убедиться что с его спутницей всё в порядке. Её щёки слегка порозовели от напряжения, когда они оказались под действием искусственной гравитации «Глефы», но она шла уверенно и не отставала от него. Райк вёл её в пассажирскую каюту, но когда они проходили мимо двери технического помещения, где хранился пылесос и другие полезные гаджеты, она остановилась.

— Что здесь?

— Кладовка.

— Сойдёт. Открывай, — приказала она. Райк повиновался. Проведя браслетом возле двери, он отошёл в сторону, пропуская девушку с тяжёлой ношей. Мари сбросила Гарри с плеч и, присев на корточки, сняла с него всё оружие, браслет и тактический визор, затем достала из нагрудного кармана шприц с дозатором. Короткий выстрел иглой в шею и она снова поднялась.

— С ним всё будет в порядке? — спросил Райк, но она словно не услышала его вопроса. Заперев дверь, она холодно приказала.

— В каюту капитана, — Райк не сдвинулся с места.

— Почему ты мне не отвечаешь? Я же правда хочу помочь! — в сердцах воскликнул он. Мари резко ухватила его за грудки и с силой шлёпнула об стену.

— Ты хочешь помочь? Ты стоял и безразлично смотрел как моих друзей избивают, а теперь думаешь, что все об этом забудут? — она выпустила его, смерив презрительным взглядом. — Ты можешь быть полезен, но не думай что от этого перестанешь быть врагом.

— Но я вам не враг! — истерично крикнул Райк. Мари лишь жестом приказала ему идти и Райк, понурив голову, направился к каюте капитана.

Все поворачивалось совсем не так, как он ожидал. Но чего он ожидал? Эти люди ещё даже не знают, что он помог взорвать их станцию. От одной только мысли о том, что правду рано или поздно придётся открыть, у него ком подкатывал к горлу. Как им об этом рассказать? Куда они летят? Райк задумался о том, что вообще не представляет, что с ним будет дальше. Ему казалось, что он действовал правильно. Гарри был жесток, но он собирался доставить его домой. Захотят ли спасённые доставлять его туда?

Пока он размышлял, они добрались до каюты капитана. Райк вспомнил слова Гарри о том, что он здесь бывает редко и совесть снова кольнула его. Сейчас здесь поместилось восемь человек, включая Райка.

— Итак, коллеги, теперь, когда все собрались, можно приступить к обсуждению, — он обвёл взглядом каюту капитана, оглядывая каждого члена экипажа. — Мы сильно задержались, но этот корабль может лететь быстрее, так что разницу мы нагоним. Ганс и Райк займутся этим вопросом. Мари, Джовес и Родвард, — два брата одинаково резко шагнули вперёд, отчего их сходство ещё сильнее выделялось, — на вас обеспечение безопасности. Следите за сканерами. Мы с Гаспаром, — он положил руку на плечо сутулому брюнету, чей рост явно был больше, чем казался из-за сгорбленного состояния, — продолжим заниматься дешифровкой. Клайд, попробуй поколдовать с браслетом пленённого капитана, нам нужно получить полный доступ, — Райк даже не увидел, он почувствовал, как после этих слов все члены команды стрельнули взглядом на него, — а пока, Райк, выдаст всем членам экипажа максимальный доступ, который возможен. Ну, за дело.

Разделившись на пары и тройки, команда разошлась выполнять свои задачи. Закреплённый за Райком Ганс был пилотом. Коренастый, приветливо улыбающийся, он сразу ему понравился. Копна тёмных, кудрявых волос придавала его голове сходство с брокколи. На пальце красовалось самое обыкновенное лётное кольцо. К ним подошёл седовласый мужчина, смерив Райка холодным взглядом.

— Как ты уже наверное понял, я руковожу нашим коллективом, поэтому по всем вопросам идёшь напрямую ко мне. Меня зовут Филимон, — он протянул руку и Райк ответил на рукопожатие. Филимон вышел из каюты и Райк немного расслабился. Конечно, он всё ещё был чужим среди этих людей, но то, что их руководитель дал ему задание, признал его членом команды, позволило надеяться что некоторый запас доверия у Райка ещё остался.

— Ну что, пора за дело? — доброжелательно сказал Ганс, жестом приглашая идти. Райк послушно последовал за ним. По дороге в рубку, пилот зачарованно осматривал интерьер «Глефы». Присвистнув, он довольно сказал: — неплохой кораблик мы отхватили.

— Он всё ещё принадлежит капитану Гарри, — холодно ответил Райк. И, снова испытывая стыд добавил, — Гарри очень любил свой корабль.

— В наших руках этот кораблик принесёт больше пользы, — прыснул Ганс.

— И тем не менее, он принадлежит Гарри, — Ганс и его наглые заявления начинали раздражать Райка, но тот успокаивающе поднял руки.

— Да брось, я лишь хотел разрядить обстановку.

— Не удачно, — буркнул тот в ответ.

— Моя вина, признаю, — бросив взгляд на Райка, пилот в сердцах сказал. — Я благодарен тебе за спасение. Честно сказать, я сильно струхнул когда увидел этого злобного пирата. Думал что живыми из этой передряги нам уже не выбраться.

— Я не мог поступить иначе, — честно сказал Райк, — мне было неприятно оказаться в этой ситуации, а капитан был неконтролируемым, — они проходили оружейные отсек и что Мари, что оба брата недобрым взглядом проводили Райка, — жаль что вы не верите, что я оказался здесь случайно.

— Я верю.

— Правда?

— Конечно! Ты не похож на пирата, это сразу видно, — Ганс добродушно улыбался и Райк улыбнулся в ответ.

— Спасибо, — эта капля признания заставила губы Райка дрогнуть. Последний час он провёл в сильном стрессе и самоконтроль начинал давать сбои.

Заняв кресло второго пилота, Райк активировал бортовой компьютер и вывел список присутствующих на борту браслетов «АрмТек». Полный доступ был зарегистрирован только у хозяина корабля, Гарри, но Райк смог зарегистрировать разрешения для каждого члена экипажа на управление, и на частичное изменение систем корабля. Он попытался лишить доступа Гарри, но система не подчинилась. Ганс, занимая кресло пилота, до хруста разомнул пальцы. Вызвав перед собой интерограмму корабля, он будто массировал её, совершая предполётную проверку систем. Когда «Глефа» со скрежетом отцепилась от бесполезного грузовика, Ганс направил корабль прочь.

— Куда мы летим? — решился спросить Райк.

— На местную обсерваторию, — заметив вопросительный взгляд Райка, пилот виновато улыбнулся: — больше рассказать не могу, у меня нет таких полномочий. А ты? Как очутился на борту пирата?

— Я тоже пока повременю с историей. Если уж рассказывать, то всем вместе. Если меня, конечно, захотят выслушать.

— Не волнуйся, рано или поздно обида забудется и ты получишь право голоса, — утешил его Ганс.

— Надеюсь на то…

Ганс показался Райку приятным человеком. Возможно благодаря контрастному, по сравнению с остальной командой, отношению к произошедшему, но лишь в его компании Райк впервые за последние часы смог расслабиться. Пока его компаньон был занят маневрированием, Райк размышлял. Он не был их пленником, но также не был и полноправным членом команды. Пилот и командир относились к нему положительно. По крайней мене нейтрально. Есть ли у него шансы добраться домой в кратчайшие сроки? Надежда на это была невелика. Отпустят ли они его вообще? Райк едва сдержался от того, чтобы не выругаться вслух. Все его планы катились коту под хвост.

Вскоре на сенсорах ближнего действия появилась сигнатура крупного технологичного объекта и Райк принялся всматриваться в космическое пространство. Прямо по курсу приближался крупный астероид напоминавший яйцо, половина которого была зашита в титановую оболочку.

— Говорит Ганс, мы приближаемся к объекту, — его голос транслировался по всем отсекам корабля, — активирую автостыковку, до приземления примерно час, — махнув пальцем возле экрана, закрывая канал общей связи, Ганс обратился уже к Райку. — Пойдём, может Фил найдёт для нас какое-нибудь занятие.

Пока «Глефа» выравнивала скорость вращения со скоростью вращения астероида, они с Гансом проводили инвентаризацию корабля. Гарри оказался запасливым: провизии и топлива в дополнительных было в избытке, да и оружия хватило всем членам экипажа. Судя по всему, Гарри всё же надеялся когда-нибудь сколотить банду.

Закончив с инвентаризацией, они направились в стыковочный шлюз. Там висел большой экран, на который Райк вывел изображение с внешней камеры. Центральный компьютер обсерватории уже подсветил место для посадки. Площадка была огромной, на ней поместилось бы даже две «Глефы», стоявших рядом. И тем не менее, корабль максимально близко жался к небольшому металлическому возвышению, с выступающим круглым дулом стыковочного туннеля. Внешние камеры передавали качественную картинку и можно было разглядеть, с каким трудом механизмы приходят в движение после долгого простоя. «Глефа» прочно зафиксировалась на поверхности и, словно подзорная труба, стыковочный туннель выдвигался, пока не соединился с шлюзом корабля.

Они с Гансом сошли первыми. Искусственная гравитация работала исправно, так что необходимости в магнитных подошвах не возникло. Помещение, выполнявшее функцию доков на станции, было пустынным, будто мёртвым. Атмосферные системы, судя по всему, находились в состоянии ожидания до тех пор, пока центральный компьютер станции не получил запрос о стыковке. Пыли не было, но каждая деталь интерьера, будь то пластиковые стулья или полочки, с аккуратно герметизированными упаковками комбинезонов, казались безжизненными.

Закончив беглый осмотр, они присоединились к остальной команде и следующие два часа обустраивались на станции. Мари с Джовесом стали обустраивать Гарри в медицинской комнате, подключая к системе искусственного поддержания жизни. Из слов Фила Райк понял, что капитана собираются держать в искусственной коме. Это было безвредно, да и явно лучше, чем смерть, но Райк всё равно ощутил острый укол стыда. Остальные приводили в порядок жилой блок. Затем, Фил направил общие усилия на проверку исследовательского оборудования станции. Чего здесь только не было: сканеры, локаторы, системы дешифровки, станция была оснащена не самым современным оборудованием, но тем не менее комплектация была полной.

— Удивительно, что коллеги твоего капитана не разграбили это место, — не удержался от комментария Ганс.

— Не удивлюсь, если это место под защитой Патриция, — пожав плечами ответил Райк.

Удовлетворившись проверкой, Филимон объявил общий сбор в комнате отдыха, и они снова нырнули в путаницу металлических коридоров. Большое помещение с высокими потолками напоминало скорее гостиницу из какого-нибудь старого фильма, нежели стандартный жилой модуль. Мягкие диваны по углам, небольшие столики из пластика возле них. У одной стены длинный металлический стол, обшитый синтетикой, стилизованной под дерево, и несколько стульев возле него. Всю противоположную стену занял большой экран и крохотная дверца сбоку от него, ведущая к жилым комнатам.

Вся команда уже собралась здесь и Райк на мгновение встретился взглядом с Мари. Она явно была недовольна его присутствием. Тем не менее, все лица были обращены к Филимону, который начал брифинг с совершенно неожиданного для Райка заявления.

— Для начала, я хочу ввести в курс дела Райка.

— Ты свихнулся?! — воскликнула Мари, — ему нельзя доверять!

— На данный момент, Райк не проявлял враждебности, только нерешительность. Но кто из нас не ошибался?

— Я считаю, что это ошибка, и она дорого нам обойдётся.

— Не забывай, что общим голосованием именно я стал лидером нашего коллектива, — решительно сказал он, — и таково моё решение. Так или иначе, мы повязаны с Райком кораблём, и чтобы эффективно продолжать нашу миссию, его нужно ввести в курс дела.

— Как скажешь… — Мари недовольно отвернулась. Больше никто возражений не высказал.

— Итак, мы все работали на Старой Обсерватории. Объект, который, по общественному мнению давно прекратил функционировать и превратился в музей. В действительности же, обсерватория продолжала работать в штатном режиме. Я и трое моих коллег изучали новые способы передачи и приёма данных. Мы разработали устройство, и, судя по первым тестам, оно работало исправно. Что-то вроде высокочастотного приёмника. В теории, мы могли бы модернизировать с его помощью принцип связи браслетов «АрмТек», существенно расширив его диапазон, увеличив объём данных, которые можно будет передавать…

— Фил, ближе к делу, пожалуйста, — нетерпеливо попросила Мари.

— Да, хорошо. Так вот. В процессе полевых испытаний, мы получили сигналы неизвестной сигнатуры. Подобного рода частоты не используются ни правительством, ни военными, ни частными корпорациями. Через наше устройство мы приняли несколько объёмных пакетов данных, которые оказались зашифрованными. Обсерватория гудела, к работе привлекали всех, кого только можно. Никто не скрывал открытия, — досадно крякнув он прибавил, — возможно, это была наша ошибка.

— А я ведь предупреждал о последствиях, — проворчал Джовес, тот брат-близнец, которого Гарри окрестил солдатиком.

— Да-да, ты оказался прав. Так вот. Когда частично расшифровали первый пакет данных, мы получили координаты в системе Диода. На сканерах это была просто точка посреди космоса. Всей командой мы отправились проверять координаты. Там ничего не было, пустота. А когда мы собрались вернуться на обсерваторию, оказалось, что возвращаться уже было некуда, — он на мгновение замолчал, словно бы отдавал дань памяти погибшим. — Как можно представить, количество мусора в космическом пространстве вокруг было огромным. Мы летали несколько дней, собирая осколки нашего прошлого, пытались выискать что-то ценное. Джовес и Гаспар провели анализ и пришли к единогласному решению, что станция была взорвана изнутри, а значит среди нас были предатели. Как и зачем они это сделали, мы понятия не имеем. Вскоре стали появляться мародёры и ищейки Следствия. Продолжать поиск стало затруднительно, а оставаться в системе Диода, не зная кто стоял за взрывом — не безопасно. Тогда, мы приняли решение лететь в систему Юнкара, чтобы исследовать местное пространство на предмет наличия этих неизвестных сигналов. Затем мы встретили вас.

Райк слушал рассказ Филимона и боролся с самим собой. У него была информация, которая может быть полезна этим людям, но тогда ему придётся признаться в том, что он сделал. Филимон сказал, что они знают, что это был саботаж, но тем не менее, предугадать их реакцию на правдивый рассказ Райк не мог. Филимон закончил рассказ и времени на размышления у Райка совсем не осталось. Ему было страшно, но строить отношения на лжи было неправильно. Если он хочет заслужить расположение этих людей, он должен быть честен. Райк поднялся, прокашлялся и нерешительно взял слово.

— Я благодарю вас за доверие и взамен хотел бы открыться вам. Скажу сразу, до сих пор я испытываю безумную горечь сожаления за ту беспечность, с которой я принял участие в процессе… — Филимон нетерпеливо поморщился и Райк, сглотнув, перешёл к конкретике. — Вы знаете о том, что обсерватория была взорвана изнутри, но также вы должны знать о том корабле, яхте что по мнению следствия послужила причиной взрыва.

— Да, отвлекающий манёвр, — подтвердил Джовес.

— Так вот. Этот корабль застыл без топлива, и тогда меня наняли чтобы его дозаправить. О цели, которую преследует экипаж этого судна, я не имел ни малейшего понятия, но, как оказалось, я поспособствовал их миссии, — Райк сделал паузу, наблюдая за реакцией. Все молча ждали продолжения. — Описывать события, которые последовали за этим, будет слишком долго, но мне кажется, что я знаю кто за этим стоит. Взрыв совершили те, кто следует за освободителями. А они…

— НЕТ! — крикнул Ганс вскочив с места. — Заткни свой рот!

— Ганс, ты чего? — изумлённо спросила Мари.

Но тот никого не слушал. Никто не успел среагировать. Пилот резко выхватил пистолет с магнитной кобуры и выстрелил в Райка. Мир свернулся в трубочку, дикая боль пронзила живот, он повалился на пол прижимая к ране руку. Неужели это конец? Снаряд пробил комбинезон и он увидел кровь. Свою кровь. Последнее что Райк запомнил, перед тем как потерять сознание — взволнованное лицо Мари, сидевшей над ним.

Глава 10

Когда Райк пришёл в себя, яркий свет ламп ударил в глаза. Он с трудом поднялся на локтях и увидел на своём голом животе медицинский пластырь. Пощупал — болит, но уже не так сильно. Он оглянулся: кто-то принёс его в исследовательскую лабораторию и разметил прямо на столе. А на соседнем… Райк вскрикнул от ужаса. Там лежало тело Ганса, с белой пеной у рта. Такой же как у самоубийцы с Кемаля.

— Как себя чувствуешь? — услышал он голос Филимона.

— Плохо, — честно ответил Райк, — что произошло?

— Мы бы и сами были не прочь получить ответ на этот вопрос, — помогая Райку сесть, он горестно вздохнул. — Ганс с какого-то перепугу выстрелил в тебя, а когда Мари его скрутила, начал действовать какой-то яд и как видишь, — он махнул рукой в сторону тела, — теперь он мёртв.

— Я… Я уже видел такое, — сказал Райк. Он попытался встать, но от боли едва не повалился на пол.

— Не спеши, дай лекарству подействовать, — заботливо сказал Филимон, протягивая Райку его браслет, — небольшая проверка, — лишь ответил он на вопросительный взгляд.

Застегнув браслет, Райк сосредоточился на дыхании приходя в себя. Когда боль чуть отступила, Филимон помог ему застегнуть комбинезон и позвал Джовеса. Солдат взял Райка на руки, не смотря на возражения раненого. Вернувшись в комнату отдыха, Райк моментально оказался в центре внимания. Даже Мари смотрела на него взволнованно и совсем не злобно. Джовес осторожно опустил Райка в кресло.

— Мы бы хотели, чтобы ты закончил рассказ, так дико прерванный, — попросил Филимон.

— Да, я… — Райк с трудом собрал мысли в кучу, — говорил об освободителях, когда Ганс выстрелил. Один из членов экипажа той яхты, что взорвалась возле Старой Обсерватории, он сказал: «Пусть озарит вас свет освобождения».

Райк стал в подробностях описывать события, последовавшие за этим. И о деньгах, что террористы заплатили ему, и об их с Элис побеге. Говорить было легко, шесть пар глаз были прикованы к нему. Он боялся утаить хоть что-нибудь, другого шанса стать своим в этом коллективе у него не будет. Когда рассказ коснулся Старрета, Райк не смог сдержать дрожи в голосе.

— Он спросил у того самоубийцы, что освободителям нужно от меня. Но ответа мы не получили, на него подействовал тот же яд, что и на Ганса, — Райк отвёл взгляд, — по крайней мере выглядел он точно также. А после, он нашёл какого-то человека в этом городе, кричал что они далеко зашли. Судя по всему, Иван знал, кто такие освободители, но… Уже через час они нашли нас и убили его.

— Соболезную, — тихо сказала Мари. Райк благодарно кивнул.

— Мы успели показать его браслет взломщику, тот попытался выкупить у нас какую-то наклейку с тыльной стороны браслета и сообщил координаты, где этот браслет появлялся чаще всего. На станции «Сх-О-217». Моей родной станции.

— Такую наклейку? — спросил Гаспар. Райк впервые услышал его голос. Он бросил взгляд и кивнул.

— Да, в ней имеется маячок, поэтому держать её здесь опасно.

Райк описал дальнейшие события — знакомство с Гарри и их побег с Кемаля. Чем больше он рассказывал, тем сильнее мрачнели лица команды. Когда Райк завершил историю, Родвард резюмировал.

— Судя по всему, мы имеем дело с организацией или даже сектой. Осталось понять, чем им не угодила наша станция.

— Это очевидно, — сказал Фил, — сигналы, которые мы отследили. Что-то с ними не так. Вероятно, их обнаружение и стало причиной гибели наших товарищей.

— А что вы узнали об этих сигналах? У вас сохранились какие-нибудь данные? — с надеждой спросил Райк.

— Нам удалось спасти несколько квалемов с данными. Часть не поддаётся дешифровке, но с остальных Гаспар выудил три точки координат, соответствующих траектории сельскохозяйственных станций «Сх-О-84», «Сх-О-204» и «Сх-О-173».

— А та точка в пространстве, к которой вы летали?

— Те координаты оказались просто ошибкой в вычислениях, — холодно сказал Гаспар, — мы выжили благодаря этой ошибке.

— Ты сказал, что один из них знал твоё имя, — снова взял слово Филимон, — ты уверен что никогда не встречался с ними раньше?

— Только на корабле-брандере. Возможно Билл, что подрядил меня на это задание, может знать больше. Мы можем слетать на «217ю» и допросить его! — с надеждой предложил Райк, но Джовес отмахнулся.

— Это глупо. Имея такие ресурсы, им не составит труда избавиться от нас. От этого Билла стоит держаться подальше, по крайней мере пока, — рассуждала Мари.

— Мы можем обратиться к Следствию! — предложил Райк.

— Нет, не можем, — сказал Филимон, — ты связан с кораблём смертников, а мы единственные выжившие. Обе позиции подозрительны с точки зрения Следствия. Нам придётся действовать самостоятельно.

— Но что мы можем сделать? — вопрос Райка повис в воздухе. Филимон, тщательно всё обдумав, вынес вердикт:

— Будем придерживаться плана. Мы собирались исследовать местное пространство на предмет этих сигналов, — он жестом прервал возражение Мари, — если их здесь не обнаружится, значит полетим на «Консорциум».

— А что там? — поинтересовался Райк.

— Там у Ганса во владении апартаменты. Глупо надеяться найти там какую-нибудь подсказку, раз уж он столько времени скрывал от нас свою причастность к преступной группировке, но это лучше, чем ничего. На этом предлагаю свернуть дискуссию. Отдохнём два часа, после чего начнём работу.

Коллектив стал расходится по койкам. Не смотря на тревожную обстановку, в коллективе чувствовалась усталость: Родвард отчаянно зевал, Клайд постоянно клевал носом. Райк не знал, сколько они уже бодрствуют, но и сам не отказался бы от пары часов сна.

— У тебя есть какая-нибудь квалификация? — спросил Гаспар, неслышно подойдя сзади.

— Дома я руководил технической бригадой, мы выполняли разные ремонтные работы.

— Значит с калибровкой сканера справишься, включу тебя в расписание, — задумчиво пробубнив что-то себе под нос, Гаспар сильно ссутулился и сосредоточился на содержимом экрана браслета.

— Тебе помочь? — спросил Джовес. Райк поднялся, прислушался к ощущениям и покачал головой.

— Мне уже лучше, спасибо.

Заняв койку в одной из комнат, Райк свернулся калачиком, сжимался в маленький комок. Событий последних дней было слишком много для него. Через полчаса усталость взяла своё и он, наконец, отключился.

Его разбудил Гаспар. Осторожно прикоснувшись двумя пальцами, он тут же отдёрнул руку, стоило Райку пошевелится.

— Твоё рабочее место готово, — важно объявил он и, убедившись что услышан, стремительно развернулся и вышел из отсека. Каждый шаг Гаспара был аккуратным, словно он с точностью вымерял усилие, необходимое для его совершения.

Протерев глаза, Райк пошёл следом. Боль в животе почти не чувствовалось, зато голод на него накатил зверский. Прихватив с собой упаковку с стандартным пайком, Райк занял указанный Гаспаром терминал и, выслушав инструкции, взялся за работу. Все переживания, волнующие обстоятельства, размышления о том, что могло бы случиться, что случилось и что будет дальше перестали быть актуальны, поскольку Райк начал действовать. Работа полностью поглотила его. Обрабатывая полученные данные, калибруя системы сканера он и не заметил как прошло несколько часов. Он хотел перекусить и заглянул в комнату отдыха, где застал Мари, в одиночестве сидевшую за столиком. Она прижимала ладони к лицу и тихонько всхлипывала. Конечно она слышала Райка, но никак не отреагировала. Возможно ей хотелось, чтобы он молча ушёл, но Райк, превозмогая смущение, подошёл к ней и сел рядом.

— Сочувствую твоему горю, — тихо сказал он. Мари не ответила, — я понимаю через что тебе пришлось пройти, такого никому не пожелаешь…

— Понимаешь? — в её голосе сквозила боль, — что ты можешь понимать? Ты хоть представляешь, СКОЛЬКО друзей я потеряла за последнее время? Представляешь, какого мне стало после предательства Ганса? После его смерти? Я с ним знакома столько лет, мы часто болтали, он учил меня летать. Но вот, — она щёлкнула пальцами, — в одно мгновение он превратился в убийцу. Да и выходит так, что он один из предателей, — девушка горестно опустила голову. Несмотря на то, что лицо Мари́ было красным от слёз, она всё равно была красивой. Было в ней что-то аристократическое: аккуратные черты лица, выраженные скулы, ниспадающие на плечи чёрные волосы… Райк, хоть ему и было стыдно, исподтишка любовался ею.

— Ты можешь мне не верить, но я действительно понимаю. Я ведь всю жизнь прожил на станции. Никто из моих знакомых никогда даже серьёзно не болел. А потом я обрёл друга. Всего через неделю после этого, он умер. Умер на моих глазах! — Райку было сложно говорить, но он увидел, что Мари повернулась к нему, что она внимательно слушала и это подстегнуло его, — мне казалось, что я перестал чувствовать в тот момент. Нужно было действовать, чтобы… чтобы его смерть не была напрасной, и я заставлял себя не думать о нём. Я не отдал никакой дани памяти ему, действовал механически, как робот, — Райк яростно сжал кулаки, — и больше всего меня сводит с ума то, что погиб он из-за меня. Если бы не я, он бы жил себе спокойно в Столице и в ус не дул.

Райк рассказывал ей о Старрете, об их первой встрече. Мари внимательно слушала. От её горя не осталось и следа. А когда Райк договорил, они просто молча сидели рядом.

— Я ведь тоже солдат, — нарушила тишину Мари, — и я уверена, что ему было приятно снова оказаться в своей стихии.

— Надеюсь на то, — Райк пожевал губу и решился задать вопрос, который беспокоил его больше всего. — Мари, я даже не представляю, как ты ко мне относишься, ведь ещё два дня назад ты была готова меня испепелить, а потом… зная, что я был причастен к взрыву Старой Обсерватории… — Райк смущённо уставился в пол, — как ты относишься теперь ко мне?

— Испепелять тебя точно не стану, — криво улыбнулась она, вытирая слёзы тыльной стороной ладони, — я думаю, что ты хороший человек и когда-нибудь ты станешь частью нашего коллектива, если захочешь. Но сейчас мне нужно время, чтобы примириться со всем этим. Я просто не готова снова доверять людям. По крайней мере пока.

— Спасибо за честный ответ, — Райк взял из холодильника два стандартных пайка и предложил один Мари, — надо подкрепиться и снова за работу.

Ели они молча, но тишина была умиротворяющей, не напряжённой. Райк неохотно ковырял вилкой стандартный паёк. Это была самая дешёвая еда, которую можно было найти во всей галактике, да и срок годности был воистину грандиозным. И пускай у этой порции был вкус любимой Райком лазании, он бы сейчас не отказался от натуральной каши с их фермы.

А потом они вернулись к работе. Бесконечная вереница цифр, координат, слабое мерцание экрана. Райк работал за двоих. Он выматывал себя нарочно, чтобы вечером спокойно уснуть. И всё равно ему это не удавалось. Он ворочался и, стоило закрыть глаза, в воображении всплывали лица Старрета, Элис, того самоубийцы, Ганса и Гарри. Ухмыляющийся пират, предлагающий стать его партнёром. Он открылся Райку, предложил дружбу, и что получил в ответ? Предательство. По вине Райка Гарри теперь безвольный овощ, без корабля и… Райк перевернулся на другой бок, отгоняя от себя мучительные размышления.

Следующий день был однообразен до безумия. Гаспар руководил процессом и вывел на большой экран в оперативном центре обсерватории график выполненных задач. Не смотря на кажущуюся робость, он превратился в настоящего тирана, пресекая любые разговоры не по теме и отчитывая отстающих от графика. В подчинении Гаспара был не весь коллектив. У Клайда была своя задача, а Филимон держался обособлено, проверяя полученные данные по своему алгоритму.

Через день работа, наконец, подошла к концу. Калибровка была проведена и весь коллектив собрался в комнате отдыха, ожидая результатов сканирования. Райк сидел рядом с Мари, когда Филимон устало опустился за их столик.

— Мари, окажешь старику услугу? Поищи на этой станции какой-нибудь алкоголь.

— Старику? — вопросительно хмыкнула она.

— Вся эта чертовщина прибавила мне пару десятков лет, — откровенно устало проворчал Фил, — ладно, забудь. Не думаю, что сейчас лучшее время для попойки.

— Не лучшее. Но я всё же поищу, — сочувственно сжав плечо учёного, Мари вышла из комнаты.

Коллектив погрузился в обсуждение какой-то общей знакомой, которая тоже не была на станции в момент взрыва. Райк старался анализировать команду так, словно он снова был бригадиром и собирался нанять их: Родвард был самоуверенным, он много жестикулировал, смеялся, раздавал комплименты. Казалось, что он был душой компании, но периодически выключался из обсуждения, сосредотачиваясь на своём браслете. Что он там делал, было не ясно. Фил был очевидным лидером. От секундной слабости не осталось и следа. Сейчас он активно включался беседу, но держался статно, с достоинством.

Гаспара Райк понимал меньше всего. Сгорбившись, он, молча взирая на своих коллег, делал вид что участвует в беседе, но ничего не комментировал, а на лице застыла маска равнодушия. Периодически он бросал взгляды по сторонам, чему-то напряжённо хмурился. По отношению к Райку, Гаспар не выражал никаких эмоций. Он не был ни враждебен, ни дружелюбен. Казалось, его вообще ничего не интересовало кроме их миссии. Райк перевёл было изучающий взгляд на тщедушного космитянина, но его грубо прервали:

— Мы получили все данные, — внезапно объявил Гаспар громким, звонким голосом, заставив остальных вздрогнуть от неожиданности. Он прервал разговор своих коллег на полуслове, но те отнеслись к этому с пониманием. Так, словно они и не говорили вовсе.

— И естественно, мы ничего не нашли? — спросила Мари, заходя в комнату. Она плюхнула перед Филом две пластиковые баночки и уселась обратно на своё место, закидывая ногу на ногу. Случайно она коснулась колена Райка, но ногу убирать не стала, а Райк вообще боялся пошевелиться, лишь бы не спугнуть её.

— Совершенно верно. Сигналов, которые мы обнаружили в системе Диода, здесь нет, — спокойно сказал Гаспар, втягивая голову в плечи. Казалось бы, он воспринял это сообщение как свою личную неудачу.

— Значит, изначальная теория оказалась верной, — резюмировал Фил, — эти сигналы связаны со станциями «Сх-О». Что это вообще за станции, у кого-нибудь есть схема? — Райк взял слово.

— Это стандартные сельскохозяйственные станции четвертого класса, население колеблется в районе пяти тысяч человек. Воссоздаются по единой модели для упрощённого обслуживания. Схемы… — он растерянно потёр свой новый браслет, — …отсутствуют.

— Какой тип энергоснабжения задействован? — спросил Клайд, на которого Райк мысленно повесил ярлык «земляк».

— Стандартный, централизованный, — ответил Райк. Клайд самодовольно ухмыльнулся, но от комментариев воздержался.

— Известно о каких-нибудь аномалиях на этих станциях? Гравитационных, энергетических, хоть что-нибудь? — Клайд и Райк отрицательно покачали головой.

— Хорошо, — задумался Фил, — теперь обсудим Ганса. Я обследовал его тело и не нашёл ничего интересного, кроме яда. Подобных ранее мне не встречалось, похоже на то, что он программируемый.

— Что это значит? — спросил Джовес.

— Он уничтожил спинной мозг и выжег несколько областей в головном мозге. Я собрал образцы, их необходимо показать специалисту. Клайд, ты что-нибудь смог вытащить из его браслета?

— Больше всего вопросов вызывает этот апгрейд на внутренней части браслета. Честно скажу, раньше я такого не встречал. В нём вмещается и передатчик, и память для хранения данных и устройство самоуничтожения и, конечно же, капсула с ядом, — Клайд отвёл взгляд в сторону и добавил: — опустошённая.

— Похоже, что эта организация, освободители, пользуются новейшими разработками, — задумчиво протянул Фил, — а про самого Ганса что-нибудь подозрительное нашёл?

— Он постоянно летал на станцию «Консорциум».

— Но это мы и так знали, — разочарованно протянул Фил.

— Тем не менее, нам стоит слетать туда. Возможно, управляющие «Консорциума» помогут пролить свет на то, чем он там занимался, — предложила Мари.

— На корабле привязанному к овощу нам там делать нечего, — сухо сказал Родвард, — станция «Консорциум» не государственная корпорация, там уважают частную собственность. Сейчас у нас статус воров.

— И ты не сможешь договориться с администрацией? — изумился Фил.

— Мой контакт там очень лоялен к учёным и исследователям, но принципами они не поступятся, — с неожиданной гордостью ответил он.

— Что же, тогда нам нужно решить этот вопрос. Клайд, ты сможешь отвязать корабль от браслета нашего гостя?

— Нет, я не умею обходить протоколы «АрмТек», — печально ответил он, устало пожимая худыми плечами, — такое возможно, я знаю. Пираты часто отнимают корабли у законных владельцев, но я не знаю как именно.

— Значит, нам нужно обратиться к специалистам, — внезапно предложил Райк, до этого предпочтительно молчавший, — в системе Диода есть станция, вроде базы для незаконной деятельности. Я был там, знаю как туда попасть. Мы можем обратиться, к ним. Вероятно, это дорого, но денег… — он запнулся — …от тех людей у меня достаточно.

— Ты уверен в том, что это безопасно? — холодно спросил Джовес.

— Процентов на семьдесят. Но это единственный шанс. Вы же понимаете, что подобные услуги в безопасных гаванях не получить.

— Итого, мы имеем две ниточки, — подвёл итог Филимон, — одна ведёт на станции «Сх-О», вторая на «Консорциум». Проголосуем? Кто за «Консорциум»? — все, кроме Райка и Мари подняли руки. — Большинством голосов решено. Летим на «Консорциум». Кто имеет опыт пилотирования? — спросил Фил. Мари, Джо и Райк подняли руки, — а кто проводил корабль через подпространство? — на этот раз руки не поднял никто.

— У меня есть теоретическая подготовка, — нерешительно сказал Джовес, — нас обучали этому.

— Ты учился на лётчика? — спросил Райк.

— Нет, я учился в десантном подразделении, но общую программу можно было расширить, вот и взял пилотирование. Просто чтобы не умереть, если основной пилот погибнет.

— Тогда тебе и лететь. Мари, Райк, составите ему компанию, — Фил обвёл взглядом присутствующих, — вернувшись в систему Диода, мы снова подвергнемся опасности. Если кто-то хочет остаться в системе Юнкара, мы сделаем остановку на одной из станций. Есть желающие? — никто не проронил ни слова, — в таком случае собираем вещи и вылетаем. Райк, Гаспар, Джо, помогите мне перетащить на корабль модифицированный сканер, что-то мне подсказывает что он ещё пригодится. Мари, Род, транспортируйте нашего пленника. Ну, начали.

Следующие три часа прошли в дикой суматохе. Никто не торопился, но нервное возбуждение витало в воздухе. Виной тому, скорее всего, была предстоящая опасность, но Райк видел решимость в этих людях и заряжался энергетикой. Они действовали слажено, целенаправленно.

Сканер разместили в грузовом отсеке, а медицинскую койку Гарри с аппаратом поддержания искусственной комы в инженерном отсеке, чтобы лишний раз не видеть. Общими усилиями, команда собирала всё, что могло пригодиться: всевозможные технические устройства, генераторы, лабораторное оснащение, запасную одежду, провизию… Багажа у них стало намного больше, чем когда они прилетели на эту обсерваторию. Особо тщательно Гаспар размещал ящики с уликами, доставшимися от Ганса — анализами его физиологических показателей и браслетом с загадочной наклейкой. Через три часа Фил дал добро на взлёт.

Процесс расстыковки проводил автопилот. Джо, Райк и Мари шумно обсуждали более насущный вопрос: вход в подпространство. Вкратце, Джо рассказал о том, что знал.

— Но в чём тогда заключается сложность, если всё что нам нужно сделать — это оказаться в нужной точке и активировать систему?

— Синхронизировать полётный маршрут с вратами возле бреши и оказаться там в нужное время.

— Как вообще работают эти врата? — с интересом спросила Мари.

— Также, как и на любой станции. Контролируют поток кораблей, чтобы никто не столкнулся. В общем-то всё, — пожал плечами Джо.

— То есть в теории, мы можем прыгнуть и без врат?

— Исследовали же как-то эти бреши до того, как построили врата, — сказал Райк и, с гордостью, прибавил, — мой отец был одним из таких исследователей, прыгал в неизвестную систему чтобы собрать данные.

— Не хочу драматизировать, но ведь бывали случаи, когда из подпространства не возвращались? — спросила Мари.

— Слишком редкие, не стоит переживаний, — отмахнулся Джо, — до точки входа ещё несколько часов, отдохните пока.

— Не думаю, что это хорошая идея, — покачала головой Мари, — всё же мы в системе Юнкара, лучше быть бдительными. Райк, может пока проверим стрелковые гнёзда?

— Думаешь они могут нам пригодится? — спросил Райк, но всё же согласно кивнул.

Стрелковых гнёзд на «Глефе» было две, на каждое орудие, поэтому они с Мари разделились. Координируя действия, они сделали несколько холостых выстрелов, проверяя работоспособность системы. О том, что из этих орудий были сожжены двигатели их грузовика ни Мари, ни Джо не припомнили.

А когда они приблизились к точке входа в подпространство, Джо позвал их обратно в рубку. Разглядеть эту «брешь» в «скале», открывающей доступ к «подводной реке» было возможно лишь благодаря автономному объекту, выглядевшим как коридор из отдельно стоявших колец, за последним из которых и находилась точка входа.

— Так, синхронизация прошла успешно. Мы получили добро на сближение. Система готова. Всё что нам осталось это подождать три… две… одну… — движением пальца, Джо пронзил интерограмму корабля в том месте, где располагался двигатель ВСП.

Уже знакомое Райку ощущение на этот раз было ожидаемо. Он знал, что произойдёт, думал что готов, но ошибся. К такому нельзя было подготовиться ни морально, ни физически. Его тело стало чем-то метафизическим, распространённым по всему пространству. Ему казалось, что он чувствует корабль как часть тела, что кресло под ним является ногами, нетвёрдо стоящими на поверхности пола. Вестибулярный аппарат кричал о том, что он падает и Райк тщетно пытался поймать равновесие в этом загадочном пространстве, где не существовало ни веса, ни его ног, ни этого падения. Дыхание было сбито, сам он потерялся, снова. Знакомая уже застывшая открытка, вместо живого пространства перед ним, маячила перед глазами, вызывая и панику, и восхищение одновременно. Пространство то искривлялось, то распрямлялось словно простыня, растягиваемая в разные стороны.

А когда это закончилось, Райк не услышал, почувствовал громкий звук — это был крик Мари. Панический, предостерегающий вопль ужаса. Джо немедленно среагировал. Напряжёнными, но застывшими руками он пустил корабль в крутое пике уходя от столкновения с грузовым кораблём, чей тяжёлый исцарапанный космической пылью корпус возник прямо перед ними. Одним лишь чудом им удалось избежать столкновения и только когда грузовик отдалился от них больше чем на километр, Джо, дезактивировав лётное кольцо, обессиленно опустил руки на подлокотники кресла. Его трясло.

— Какого чёрта он полез не пропустив нас? — возмущённо воскликнул Джовес.

— Ты слишком замешкался на выходе, нужно было сразу дать дёру от «бреши», — предположила Мари.

— Тебе то просто со стороны замечания делать, — обиженно ответил он, — примите управление, у меня руки трясутся. Мари? — она покачала головой, и он перевёл взгляд на Райка.

— Да, конечно, — Райк сел в кресло пилота и, приняв лётное кольцо, сосредоточился на интерограмме корабля, — сходи, передохни, мы тут и сами справимся.

Джо что-то недовольно буркнул и явно неохотно вышел, оставляя Райка наедине с Мари. Райк уверенно вёл корабль в сторону того пояса астероидов, в который ранее его направляла Элис. Он лишь вздохнул, осознавая, насколько он рядом с домом, но продолжал уверенно направлять корабль прочь. Теперь на нём была ответственность за команду, и он был полностью сосредоточен на выполнении задачи. В голове сохранилась цифра, которую называла Элис. Девять три, точка, девять три девять. Лишь бы он ничего не перепутал! Блуждать по поясу астероидов, в надежде наткнуться на станцию «Отпрысков Диода» совсем не хотелось.

Визуально, астероид был похож на тот, что он пролетал вместе с Элис. Он направил траекторию корабля в сторону гейзерного гиганта и спохватился.

— Мари, найди, пожалуйста запись оперы «Кармен» и загрузи на бортовой компьютер.

— Тебе захотелось послушать музыки? Нашёл время, — она скрестила руки на груди.

— Да нет же, это необходимо чтобы нас приняли в этом поселении. Такой у них кодовый сигнал.

— Ты не шутишь? Опера? — Райк скосил взгляд и заметил, что Мари недоверчиво нахмурилась.

— Никаких шуток. Моя подруга говорила: контрабандисты романтичный народ, — Райк попытался сказать это так, словно он стреляный воробей и уже давно бороздит космос, но заслужил от Мари лишь недовольный взгляд, — я не шучу.

— Хорошо, я загружу, — без энтузиазма в голосе ответила Мари.

Пока она сосредоточенно занималась поисками, «Глефа» уже плыла по поясу астероидов. Райк почувствовал эффект дежавю. Он скосил взгляд направо, но вместо самодовольной улыбки Элис, он увидел напряжённую полоску губ Мари. Сложно было понять о чём она думает. Желваки на её скулах периодически играли, словно она напрягала лицевые мышцы, вкладывая в них свой гнев, но глаза ничего не выражали, губы были слегка приоткрыты, а плечи расслаблены. Он так залюбовался ею, что едва успел изменить курс, дабы не столкнутся с астероидом, дрейфовавшим на их траектории.

— Загрузила. Включать? — спросила она.

— Давай.

Уже знакомые Райку звуки заполнили общий эфирный канал. Мелодия звучала так, будто это был победоносный гимн, словно они возвращались с войны, торжествуя и радостно восхваляя свои подвиги. Райк обратил внимание, что его рука над интерограммой корабля сильно напряжена и ему стоило больших усилий плавно замедлить корабль, не дёргая скорость. В сравнении с его «Ранкитом», «Глефа» была куда отзывчивей. Она слушалась каждого движения пальца и, казалось, достаточно одной лишь мысли, чтобы направить корабль на другую траекторию. Райк внезапно ощутил страх, что он совершил ошибку. А вдруг всё же цифра не та?

Вся команда рассчитывает на него, он не имел права на ошибку. И чем дольше они ждали, тем сильнее ответственность давила на его плечи. Райк не избегал её, он и раньше брал на себя ответственность за жизни людей, за будущее своей бригады, но сейчас всё стало по-другому. У него появилось новое чувство, объяснения которому не находил.

— Смотри, ищейка! — воскликнула Мари. Её рука машинально опустилась на панель управления оружейными системами.

— Что тут у нас? — Джовес бесшумно возник у них за спинами, всматриваясь в пространство впереди.

— Ищейка Следствия, — холодно повторила Мари, — похоже у нас проблемы.

— Не нервничай. У местных ребят есть своя ищейка, они выкрали её, отняли или я уж не знаю, что сделали. Это хороший знак, сейчас нас отконвоируют на станцию, — Райк убеждал скорее самого себя. Слишком долго появлялся корабль и, что было удивительнее, никаких эффектных появлений из-под маскирующего поля. Не было и радиосвязи.

— Что происходит, чего мы ждём? — голос Джовеса напоминал лязг металлической струны, натянутой до упора.

— Сейчас… сейчас… — тихо повторял Райк, всматриваясь в едва различимый на фоне астероидного поля треугольный корпус маленького корабля.

И когда Райк уже собирался сам связаться с кораблём, пилот ищейки открыл огонь. Два заряда импульсных орудий попали в энергетический щит «Глефы», сотрясая корабль. Мари с филигранной точностью, экономными движениями водила пальцами по дополнительной интерограмме корабля, переводя всю доступную энергию на щиты, попутно активируя бортовые пушки.

— Нет! — предостерегающе крикнул Райк, — не атакуй! Тогда всё будет потеряно!

— Щит долго не выдержит, мы не можем ждать, — прорычал Джо, помчавшись в оружейный отсек, готовясь принять ручное управление.

— Прекратите атаку, мы прилетели для получения услуг. Прекратите атаку! — Райк передавал сигнал на бортовой компьютер атакующего их корабля, но ответа не было, — наш экипаж прибыл с мирной миссией для получения услуг на станции, меня зовут Райк, я был здесь, прекратите атаку!

— Я готов, Мари, дай мне доступ, я размажу его, — потребовал Джо через коммуникатор.

— Нет, не вздумай! — в голосе Райка уже не было истеричных ноток, он властно отдал приказ. Снова открыв канал связи с атакующим кораблём, он потребовал: — прекратите атаку, сообщите Губерту, что меня зовут Райк. Он меня видел, я был вместе с Элис, — и, как ни странно, атака прекратилась. Райк не знал какое из имён возымело эффект. На корабле, после безумной тряски, чувствовалась давящая, гнетущая тишина. Мари напряжённо сверлила взглядом ищейку и наконец из динамиков раздался хриплый голос.

— Вы прибыли для получения услуг? На «Глефе»?

— Да, у нас нет злого умысла, мы не собираемся вступать в бой, — Райк отвечал спокойно, но рука всё ещё напряжённо сжималась над интерограммой корабля.

— «Глефа» принадлежит персоне-нон-грата, Гарольду Клессону. У меня приказ не допускать вас на станцию.

— Гарри? Да, он здесь! — лишь на мгновение Райк позволил своему голосу выдать волнение, но тут же опомнился, — здесь в смысле в плену, в искусственной коме, — на этот раз из передатчика долго не было ответа.

— Я не ослышался? Вы сказали в коме? — казалось хриплый капитан изумлён.

— Да. Мы аннексировали это судно и теперь оно под нашим управлением. Мы независимые исследователи, с Гарольдом раньше дел не имели. Были атакованы и взяты на абордаж, выиграли бой. Меня зовут Райк, Губерт меня видел.

— Ожидайте, — прохрипел голос из передатчика.

На этот раз молчание длилось долго. Райк хотел взглянуть на Мари. Ему ужасно хотелось увидеть, как она отреагировала на его поведение, но боялся лишиться заданного темпа.

— Мы приняли решение, вам разрешается стыковка. Будете под нашим конвоем. Одно неверное движение и атака будет продолжена. На двадцать градусов левее и на минимальной тяге вперёд, — приказал хриплый конвоир.

Райк едва согнул палец, увеличивая тягу маршевых двигателей и они поплыли в пространстве. В вышколенном пируэте, с обеих боков к ним пристроилось ещё два корабля: боевые истребители, украшенные подсвеченным лиловым светом символом на борту, напоминавшим корни растения, растущие от шара. Мари молчала. Джо всё ещё не было. Где была остальная команда, Райк не знал. Всё его сознание, весь он сейчас был сосредоточен на действии рук, от которых зависели жизни всего экипажа.

Вскоре показались жилые модули, причудливо выстроенные в виде города, и лишь короткий изумлённый вздох Мари нарушил тишину. Когда показалось щупальце стыковочного «осьминога», на экране загорелся запрос на передачу управления стыковочному компьютеру. Райк одобрил запрос и лишь почувствовав что корабль больше не в его власти, позволил себе расслабить мышцы оседая в кресле.

— Я соберу остальных, — напряжённо сказала Мари, поднимаясь с кресла. Райк не нашёл в себе сил, либо желания ей ответить. Он не отводил взгляда от станции, приближавшейся каждую секунду.

Только когда щупальце «осьминога» плотно зафиксировалось на корпусе «Глефы», Райк резко поднялся из кресла и решительным шагом направился в стыковочный шлюз. Вся команда уже была там. Шесть пар глаз смотрели на него. Райк увидел в руках у каждого винтовки, позаимствованные из арсенала Гарри.

— Что мы теперь будем делать? — спросил Фил и в голосе звучали необычные для него признаки волнения.

— Я проведу переговоры от нашего имени, — решительно заявил Райк. Открытых возражений не было, однако одобрения тоже никто не высказал, — главное, без резких движений, — попросил он.

Двери стыковочного шлюза зашипели и плавно разъехались в стороны. На борт поднялось четверо вооружённых громил, держа экипаж «Глефы» на прицеле. Один из них вышел вперёд.

— Мы пришли забрать преступника, чтобы он расплатился за нанесённый ущерб, — сухо сообщил мужчина, — вы собираетесь нам его выдать?

— Да, но взамен мы хотим получить услугу, — Райк вышел вперёд и дула винтовок направились прямо ему в лицо. Подавляя в себе всякий страх, он продолжал: — мы столкнулись с агрессией от этого человека и хотим получить возмещение. Гарри уничтожил корабль, принадлежавший нашей команде и взамен мы хотим забрать «Глефу». Вы отвяжете корабль от его браслета и спокойно его заберёте. Идёт? — он протянул руку мужчине и тот, взглянув на тусклый экран браслета, скрепил с ним рукопожатие.

— Хорошо. Я вызову специалиста.

Следующие несколько минут были напряжёнными. Никто не опускал оружия, но и не держал пальца на курке. Казалось бы, эта сцена была данью уважения традиции, а не несла в себе угрозу. А когда высокий, улыбчивый блондин поднялся на борт, с небольшой коробочкой в руках, Райк, Гаспар и Клайд пошли в инженерный отсек, где держали пленника. Двое громил следовали за ними, замыкая процессию. Блондин не представился. Он подошёл к прикованному на раскладной койке, бессознательному телу Гарри и бесцеремонно поднял его руку с браслетом. Коробку он положил ему на грудь, протянув от неё небольшую трубку с иглой, которую отточенным движением вонзил в плечо Гарри.

— Кому передавать доступ? — только спросил он. Клайд и Гаспар бросили взгляд на Райка и тот протянул руку.

Активировав устройство, блондин поднял руку Гарри, держа его палец словно карандаш и когда бирюзовая жидкость потекла по трубкам в кровеносные сосуды жертвы, принялся водить пальцем Гарри по экрану его же браслета. Райк увидел запрос на передачу прав на своём браслете и принял его. Блондин также небрежно бросил руку и, свернув трубку, взял коробочку под мышку и направился к выходу. Заметив удивлённый взгляд команды, он хохотнул.

— Просто да? Но дорого до одури, этот вот чудесный коктейль, — он похлопал по своей коробочке, — обманывает защитные механизмы «АрмТек», создаёт видимость естественного состояния хозяина, добрую волю в совершение операции.

— Тебя не лекцию читать вызывали, — сухо рыкнул громила и перевёл взгляд на Райка, — теперь мы его забираем, — не то спрашивал, не то приказывал он и Райк кивнул.

Тележка, наподобие тех что сотнями возили по его родной станции, сейчас несла на себе груз одного тела. Человека, чьи закрытые веки словно бы не мешали глазам смотреть на Райка с укоризной. Он поспешно отвернулся от тела. В напряжённом молчании процессия двигалась до шлюза, и лишь когда бывший хозяин корабля скрылся в коридорах станции, громилы опустили оружие и пошли следом.

— Что теперь? — спросила Мари. Она была готова подчиниться его решению. Это было одновременно и приятно и наводило страх. Страх подвести её доверие.

— Корабль наш, можем улететь, если только не… — словно бы следуя начатой мысли, к ним медленно подошёл паренёк, уже знакомый Райку.

— Начальство желает вас видеть! — он указал пальцем на Райка, — вас.

— Хорошо. Мари, пойдёшь со мной, — приказал он и та молча шагнула вперёд.

— Я тоже пойду, — Джовес встал позади Райка, у которого не было желания спорить. Он коротко кивнул ему.

Глава 11

Они пошли за пареньком и Райк чувствовал, что Мари с Джовесом шепчутся за его спиной. Пускай. Он не оглядывался, шёл уверенно и смотрел только вперёд, словно бы один косой взгляд может всё испортить, сорвать удавшуюся сделку. Страх, волнение — всё исчезло, словно бы на него снова подействовал психо-стимулятор. Прислушиваясь к своим ощущениям, Райк понимал, что продолжает испытывать негативные эмоции, просто страх перестал доминировать над рассудительностью и готовностью к действию.

— А вот и гости! — послышался громогласный голос. Его обладатель поднялся во весь рост, распрямляя угрожающе широкие плечи. К изумлению Райка, он стал аплодировать ему, — поздравляю. Так как ты, меня уже давно не удивляли.

— Привет Губерт, — поздоровался Райк, подходя к его круглой стойке, — ты про Гарри?

— Именно. Привести этого засранца Клессона на его же корабле, да ещё и в виде овоща… Как ты умудрился с ним совладать? — в голосе Губерта слышался откровенный интерес и Райк едва удержал желание отвести взгляд. Рассказывать о предательстве, о том что Гарри сам подставил спину… Райку было стыдно. Но врать было ещё хуже.

— Удачный тактический манёвр, — как можно более нейтрально ответил он.

— Ясно. В любом случае, я благодарен за возвращение Клессона домой. Этот подонок сильно мне задолжал.

— Он тебя ограбил? — поинтересовался Райк.

— Не только. Денег он мне должен порядочно, но куда больше меня выводит из себя то, что он поставил под сомнение мой авторитет! — руки Губерта сжались в кулаки, и Райк был готов поклясться, что видел, как дорогая ткань его простого комбинезона трещала под вздувавшейся грудью и напряжёнными бицепсами. На несколько мгновений Губерт закрыл глаза, заставляя себя успокоится и, уже ровным тоном, продолжил. — Он задолжал мне извинения, обещания в вечной верности, муштру местных законов… В общем список большой.

— И он пойдёт на это?

— Куда же он денется? — на этот раз Губерт оскалился в улыбке, — я умею убеждать, — Райк нервно сглотнул, стараясь ничем не выдать волнения. Он конечно догадывался, что Гарри в логове пиратов не станут сажать в камеру, но одно дело догадываться, и совсем другое знать наверняка.

— Ладно, я рад что смог помочь, — сказал Райк, но Губерт жестом попросил дать ему слово.

— И тем не менее, не смотря на мою благодарность, я хочу утрясти финансовый вопрос. Мы произвели взаимовыгодный обмен, корабль твоя добыча, у меня нет притязаний на «Глефу», так что сделка была честной. Однако пришлось включить в уравнение посредника. Я оплачу услуги взломщика, а ты оплатишь стоимость препарата, — движением пальца, Губерт предложил транзакцию и Райк, взглянув на цифру в пятьдесят тысяч реф, присвистнул, чтобы не выглядеть транжирой, и одобрил перевод средств.

— Не дешёвое удовольствие.

— Даю слово, если ты расскажешь, как проделать этот фокус дешевле, я тут же прогоню взашей этого белобрысого паршивца и возьму тебя в долю, — серьёзно сказал Губерт, хоть и глазами он улыбался.

— Приму к сведению.

— Как, кстати, прошла поездка с Элис? — его маленькие, но суровые глаза сверлили взглядом Мари, — я смотрю, ты нашёл себе новую подружку?

— Мы с Элис… разделились. А Мари член команды, — Райк боялся смотреть на Мари, видеть, что выражает её лицо, после того, как начальник станции возвёл её в ранг любовницы.

— Значит она не с тобой? — когда Райк покачал головой, Губерт состроил печальную гримасу, — жаль. С ней всё в порядке? — но ответить Райку он не дал, словно переключившись, — впрочем не отвечай, мне всё равно. Я хочу предложить твоей команде работу.

— Какого характера? — ровным голосом спросил Райк.

— Ничего криминального, — оглянув троицу ответил здоровяк, и тут же добавил: — почти.

— Райк, у нас нет на это времени, — шепнула ему Мари.

— Какого характера работа? — спросил он, отмахнувшись от девушки.

— Трансфер нескольких пассажиров на станцию «Консорциум». Проблем на таможне не будет, я спрячу их в контейнер с активным маскировочным полем. Для внешних сканеров это будет лишь часть корабля, а сигнатуры моих ребят видны не будут, гарантирую, — размахивая мощными руками, он продолжал: — на «Консорциуме» они сойдут, и в этот момент работа будет выполнена. Если будешь точно следовать плану, никто не узнает о твоём участии.

— И что они собираются делать на «Консорциуме»? — едва сдерживая ярость, спросил Джовес. Райк жестом заставил его замолчать.

— Какова оплата?

— Я могу предложить бартер. Заберёте себе контейнер, на чёрном рынке он достаточно высоко ценится.

— Хорошо, мы доставим твоих ребят, — Губерт удивлённо поднял бровь, но тут же расплылся в довольной улыбке.

— Я рад, что мне не пришлось тебя уговаривать. В качестве благодарности я дам парочку советов. Во-первых, смени название корабля и опознавательные сигнатуры. В противном случае, тебя много где будет ждать тёплый приём. «Глефу» всё равно легко узнать, но у тебя, по крайней мере, будет время чтобы представиться, — Райк кивнул, — во-вторых, дважды подумай прежде чем прилетать на эту станцию снова.

— Почему?

— Не подумай, я буду рад снова тебя видеть, но не Гарольд. Он способный юноша и я уверен, что быстро сможет покрыть долг, после чего захочет вернуть то, что принадлежало ему. И если здесь, на станции, вы встретитесь, я не стану встревать.

— Так на чём, говоришь, они сюда прилетят? — послышался сзади насмешливый, до боли знакомый голос, — твои молодцы явно не собираются просто сидеть в ящике, ожидая доставки, — Райк повернулся и увидел, как вальяжной походкой к ним подходит знакомый капитан.

— Альдо! — воскликнул Райк, — рад тебя видеть.

— И я тебя, парень. Смотрю ты решил что на той девице свет клином не сошёлся? — его оценивающий взгляд пробежался по телу Мари. Райк сглотнул, лишь представив, что она ему за это выскажет.

— Мари член команды! — он сделал акцент на последнем слове, но Альдо продолжал улыбаться.

— Как скажешь. Ну так что, Губерт? Не стыдно облапошивать новичков?

— Туше! — Губерт картинно поднял свои мощные руки вверх, словно бы сдаваясь. Он улыбался и Райк подумал, что он снова шутит.

— У тебя очень специфический юмор, — буркнул он.

— Да он и не шутит. Совершенно серьёзно хотел отобрать вашу посудину, — Альдо улыбался, но глаза его опасно сверкнули.

— Попутный доход, ничего личного, — лишь пожал плечами Губерт. По его виду нельзя было сказать, что он раскаивается или чувствует стыд.

— Это нехорошо. Почему ты решил нас обмануть? — Райк давил в себе растерянность, продолжая изображать уверенного капитана.

— Я деловой человек, не могу упустить выгоды, — лишь пожал плечами здоровяк.

— Заплати мне, и я прослежу чтобы у них не было ни единого шанса выбраться из своего ящика, — предложил Альдо.

— У тебя нет сейчас рейса? — взгляд бравого капитана поник.

— У меня сейчас нет корабля, — сухо сказал он.

— Что случилось?

— Меня перехватили две ищейки и конфисковали его со всем… — он на мгновение замолчал, словно бы подбирал слово, — …грузом.

— А тебя отпустили?

— Губерт помог. Но, впрочем, это не важно. Работы мне теперь не найти. Кому нужен контрабандист, не способный избавиться от преследования? — в голосе его звучала боль, боль потерявшего цель человека.

— Мы наймём тебя. Нам нужен пилот, — Райк старался говорить спокойно, не выдавая волнения, но какая же это была удача!

— Только для начала придётся погасить его должок, — сухим голосом бухгалтера сказал Губерт, одевая свои маленькие очки, — сто двадцать с половиной тысяч реф.

— Если ты согласен, я оплачу твой штраф, — Райк посмотрел Альдо прямо в глаза и увидел в них проблеск надежды.

— Я согласен, — Альдо улыбнулся и Райк провёл транзакцию. Губерту достал из-под стойки квалем, протягивая его Райку.

— Здесь расположение ящика, спецификация, в общем вся информация по заданию. На подготовку уйдёт час, можешь пока пропустить рюмку в нашем баре, — гостеприимно развёл руки начальник станции, но Райк покачал головой.

— Мы подождём на корабле.

— Как знаешь, — Губерт властно взмахнул рукой, словно выпроваживая их.

Делегация из четырёх человек медленно направились в сторону стыковочных шлюзов и Губерт ещё какое-то время смотрел им в спину, прежде чем переключился на работу, погружаясь в содержимое окружающих его экранов. Они шли молча. Даже Альдо, слегка отставая от них, ничего не говорил. Райк чувствовал напряжение, витавшее в воздухе. Он твердил себе «иди прямо, не расслабляйся, не подавай виду что ты нервничаешь», а нервничал он сильно. И только лишь двери стыковочного шлюза мягко сомкнулись за ними, Райк расслаблено выдохнул.

— Какого черта ты взял эту работу? — Гневно воскликнул Джовес, перестав себя сдерживать. Он ухватил Райка за грудки и сильно стукнул об металлическую стенку корабля, — Кто дал тебе право решать, что мы будем делать? Как ты посмел не посоветоваться с нами?

— У нас не было выбора, мы должны были взять эту работу! — срываясь на фальцет крикнул Райк, — Мы и так здесь на птичьих правах, ещё не хватало диктовать свои условия. Корабль наш, Гарри больше не мешается. Сделаем работу и продолжим миссию.

— Если не окажемся за решёткой из-за твоей наглости! — Джовес ещё раз, несильно пихнул его об стенку и выпустил. Казалось бы, логичные доводы Райка доходили до него, но чувства ещё не прошли.

— Если была бы хоть малейшая возможность провести совещание и проголосовать, я бы с радостью предложил это, — жёстко заговорил Райк, — но не было времени даже на размышления. Если бы мы продемонстрировали слабость, дали повод облапошить нас, он бы это сделал. Это преступники, Джо, у них свой кодекс! — не смотря на логические доводы, Джовес гневно, шумно дыша, словно разъярённый дракон, мерил шагами шлюз.

— Он прав, — вставил слово Альдо, — зря ты так с ним, дружище.

— Ты вообще молчи! — словно штык, Джо направил палец прямо Альдо в лицо, — кто ты такой? Безработный контрабандист!

— А ты кто? — улыбнулся в ответ Альдо.

— Я учёный, — разъярённо сказал Джовес. Мари не выдержала и засмеялась. Её глаза, как это было ни странно, довольно блестели, а улыбка была искренней, — ну ладно. Я солдат на службе науки, — буркнул Джо.

— Ребята, о чём вы сейчас спорите? Какая разница кто принял решение, которое было единственным выходом из ситуации? — Мари, вытянув руку, обняла Джо за талию, — я рада что ты заботишься о своей команде, но прояви уважение к Райку, который помог нам обзавестись собственным кораблём. И к Альдо, который теперь будет нашим пилотом, — повернувшись к нему, Мари продолжила говорить, и голос её источал доброжелательность. — я надеюсь у тебя достаточно опыта, чтобы в критической ситуации не запаниковать и достаточно совести, чтобы не предать нас.

— Спасибо за признание, милочка… Мари, да? Так вот, Мари. За всё время своей карьеры я ни разу не нарушил договора. Я беру много, но работу всегда выполняю качественно. Ни одного неудачного погружения, столкновения или чего-нибудь в этом духе.

— Но тебя всё же поймали? — вопрос Райка повис в воздухе. Собравшись с мыслями, Альдо ответил.

— Да. Мне нечем себя оправдать, я был плох. Но в остальном, вряд ли вы найдёте к чему придраться, я летаю уже больше двадцати лет, — в его голосе слышалась мольба, — я не могу без космоса, торчать на этой станции для меня настоящая пытка. Я бы согласился даже водить грузовик, а за возможность управлять этой красавицей, — он развёл руки, словно пытаясь охватить ими весь корпус корабля, — я готов отдать жизнь. Буквально.

— Вот этого как раз не нужно. Вполне достаточно, чтобы ты хорошо делал своё дело, — сказала Мари. Окружавшие её мужчины молча переглядывались. В воздухе повисло молчание, словно густое желе заставившее их замереть в одной позе.

— Ладно, нужно рассказать остальным результаты переговоров и представить нового пилота, — наконец нарушил тишину Джовес. Мари кивнула и направилась в сторону каюты капитана. Райк, имея наконец возможность, изменил её название в спецификации на кают-кампанию, раз уж они взяли за правило собираться именно там. Альдо последовал за ней. Райк только было шагнул, как Джо придержал его за руку, останавливая, — слушай, Райк, извини. Я не должен был так тебя… — слова явно давались ему с трудом, — …в общем, надеюсь ты не в обиде.

— Всё в порядке, я понимаю твои чувства, — Райк протянул ему руку и Джовес пожал её.

Когда Джо с Райком зашли, Мари уже начала рассказывать об их переговорах. Фил, конечно же, всем своим видом выражал неодобрение. Остальные глядели с интересом, особенно на нового члена команды.

— Я возил людей между системами, возил товары в солнечную систему, моя специфика — контрабандный груз. Но это не значит, что я плох в гражданских рейсах. Если вы хотите вальяжную прогулку по самым красивым местам системы Диода, я могу это обеспечить, — самодовольно улыбался Альдо.

— Нет, у нас будет… Другая задача. Для начала довезёшь нас до «Консорциума», а там видно будет, — сухо сказал Фил и Альдо серьёзно кивнул.

— Нам нужно освободить место в грузовом отсеке для нового… груза. Гаспар, Клайд, займитесь этим, — скомандовал Фил, — Джо и Альдо, проследите за тем, чтобы всё было надёжно, и эти люди не смогли покинуть своего… Отсека.

Райк покорно принял командование Фила, он был бесспорным лидером. Но Альдо и Джо, перед тем как двинуться в грузовой отсек, взглянули на него, словно ожидая подтверждения. Он тихо кивнул, надеясь что Фил этого не заметит. Ему не хотелось соперничать с ним за власть. Фил был решительным и властным человеком и лидером был по праву.

Но позже, когда Райк остался один, он стал думать о том, как вёл себя на станции. Он перебирал в памяти слова, которые говорил, как держался. Он хотел выглядеть настоящим капитаном корабля, лидером. Но был ли он действительно лидером? Он думал об этом, глядя на часы. Минуты едва сменяли друг друга, приближая момент погрузки. Он не волновался. Почему-то Райк был уверен, что с Альдо у них не возникнет проблем. Ему нравился этот человек, и встретить его на станции было настоящим подарком. От одной только мысли о том, что Губерт смог бы обвести их вокруг пальца, Райку становилось тошно. Он взглянул ещё раз на время и прикрыл глаза, давая себе возможность передохнуть.

Когда началась погрузка, Райк присоединился к команде и стал глядеть через иллюминатор за работой манипуляторов, перемещавших объёмный контейнер в освобождённое для него место в грузовом отсеке «Глефы». Мощная механическая рука осторожно, словно бы несла чашку с горячим чаем, аккуратно разворачиваясь, готовилась к сложному процессу размещения груза в корабле. Джо и Альдо шумно обсуждали какие-то протоколы безопасности. Райк слушал их в пол уха, мысли его были далеко отсюда, на Кемале, где он последний раз видел Элис. Поддавшись желанию, Райк направился в сторону комнаты начальника станции. Слабый шанс получить хоть какую-нибудь информацию о ней подгонял его вперёд. Губерт, всё же, общался так, словно они давно знакомы. Он терпеливо подождал, пока двое верзил с поникшими взглядами отойдут в сторону от стойки, и подошёл сам.

— Ужас какой-то, платёжеспособных людей становится всё меньше, — недовольно крякнул Губерт, провожая их взглядом. Усевшись на стул, он спросил, — погрузка проходит нормально?

— Да, с этим проблем нет. Я хотел задать личный вопрос, — Губерт вопросительно поднял бровь и Райк откашлялся, — хотел спросить, не слышал ли ты чего про Элис?

— Что, соскучился уже? — Губерт осклабился в уродливой улыбке, но тут же посерьёзнел, — а что с ней?

— Мы… разминулись.

— Где ты её видел в последний раз?

— На Кемале. Она собиралась в Столицу, судя по всему, — скупо ответил он.

— И чего не поехал с ней? Я бы не отказался от возможности лишний раз посетить этот шедевр безумной архитектуры.

— Я и поехал, но у неё появились свои, эээ… неотложные дела.

— А на чём вы расстались? — Райк смотрел на Губерта и не мог к чему он клонит. Он выглядел серьёзно, но в его глазах откровенно светилась хитрость.

— Ну… — он на мгновение замолчал, — …ничего серьёзного.

— Так уж ничего? — Губерт ему явно не верил, но он махнул рукой, — можешь поискать её на «Метрополии» в солнечной системе.

— Она там работает? — удивился он. Независимая торговая станция. Райк подумал, что это прекрасное место для крупного бизнесмена. Может именно там базируется этот загадочный Патриций, в чьём владении оказалась Элис? По выражению лица Губерта ничего нельзя было прочитать.

— Может и работает. Это её тайны, а я и так уже сболтнул лишнего.

— Спасибо и на том. Если она появится здесь, передай ей что я… — подбирая слово, Райк очень боялся выдать свои чувства, но всё же сказал, — …соскучился по ней.

— Обязательно передам, будь уверен в этом! — Губерт словно бы сдерживал смех, и Райку было не понятно, почему он так отреагировал, но расспрашивать не стал. Кивнул этому быкоподобному здоровяку и пошёл в сторону корабля.

Когда он поднялся на борт, погрузка уже завершилась и Джо с Альдо кружили вокруг большого контейнера, проверяя датчиками каждый сантиметр на предмет каких-нибудь аномалий.

— Хватит пялиться! Следи за своим датчиком, — недовольно буркнул Джо, поглядывая на коллегу.

— Что я могу поделать если гравировка такая шикарная? Ну ты хотя бы глянь, — Альдо положил ладонь на рисунок, уже отпечатавшийся в памяти Райка, когда тот видел его на борту атаковавшей «Глефу» Ищейке.

— Я сюда не на картинки глазеть пришёл. У нас есть задание и я несу ответственность за его выполнение, — Джо говорил раздражённо, но Альдо как будто не слышал его тона.

— Представляешь, сколько поколений флибустьеров проливали кровь, что бы этот символ обрёл силу?

— Какое красивое название. Небось себя ещё космическим волком зовёшь? — едко спросил Джо. Не дожидаясь ответа, он добавил: — знаешь, я тут вспомнил кое-что.

— Свой армейский устав? — хохотнул Альдо.

— Моя тётка живёт возле спутника Бореса, промышляла ловлей всякого мусора, пока не вышла на пенсию…

— Очень интересная история. Продолжай, — Альдо в притворной заинтересованности повернулся к собеседнику.

— Так вот у неё есть небольшое корыто. Помойка на движках прошлого поколения. Работать она уже перестала и переписала кораблик на моё имя, — Джо сделал паузу, а Альдо нахмурил брови, — так что получается у меня есть корабль. А у тебя?

— Да ты небось и взлететь не сможешь, — отмахнулся Альдо, но было видно, что Джо попал по больному месту.

Райк, решив не вмешиваться, тихонько вышел из отсека. Недовольные восклицания Джо ещё слышались позади.

Расположившись в рубке, Райк изучал возможности выдачи доступа. Сначала он хотел открыть его всей команде, но что-то остановило его. Если доступ будет у Фила, почему бы тому не лишить Райка полномочий? Во время переговоров он вёл себя как полноправный капитан, но уверенность медленно улетучивалась, и сомнения в том, примет ли его команда вновь доминировали в его сознании. Если полный доступ будет только у него, так или иначе остальной команде придётся считаться с мнением владельца судна. Поэтому Райк выборочно, наделяя каждого необходимыми ему полномочиями, раздал доступ к кораблю. Меньше всего прав было у Альдо, больше всего у Мари. Даже не потому, что ей это было нужно, Райку хотелось, чтобы она увидела эту разницу, подумала, что ей он доверяет больше всего. Он просто хотел сделать ей приятно.

На браслете высветилось сообщение от Фила, который просил зайти в инженерный отсек. Или приказывал? Райк пытался разглядеть эту грань, но в сухом тексте ничего, кроме информации о месте, не было. Вместе с Филом в отсеке был Клайд. Он ковырялся в панели управления двигателем.

— Вот смотри, сейчас пилот запустит маршевые двигатели и… — на экране один из индикаторов загорелся красным, — …вот! Это надо будет починить, иначе перегрузка может вырубить системы корабля в самый неподходящий момент, — Фил недовольно кивнул Клайду и улыбнулся, повернувшись к двери.

— Райк, отлично, — Фил жестом пригласил его подойти к экрану, — мы тут смотрим, какие системы требуются в починке. Всё же мы летим на «Консорциум», нельзя упускать такой возможности.

— И что уже решили? — деловито осведомился он.

— Нам нужно установить наш сканер. Небольшие усовершенствования внедрить для бортового компьютера. Ну и мелкий ремонт, вроде этого, — Фил указал на экран и Райк увидел на лице Клайда негодующее выражение.

— Мелкий? Я же только что сказал, что мы из-за этого скачка напряжения можем потерять корабль! — взвился Клайд. Райк ожидал что Филимон поставит на место зарвавшегося техника, но он лишь успокаивающе поднял руки.

— Я имел ввиду лишь то, что ремонт этой неполадки не будет стоить дорого, — сказал Фил и Клайд кивнул.

— Нужно ещё изменить опознавательные сигнатуры корабля и название, — сказал Райк, — не хотелось бы нарваться на такой-же тёплый приём, что нам оказали здесь.

— Да, хорошая мысль. Но это мы тоже сможем сделать только на «Консорциуме».

— Почему? — удивился Райк.

— Лицензирование, — коротко отмахнулся Клайд, будто это всё объясняло.

— Ладно. Я оплачу все расходы по ремонту, — сказал Райк. Спорить никто не стал. Вероятно, они принимали это как должное, учитывая что эти деньги были получены за смерть их товарищей. А Райк радовался тому, что деньги идут на благое дело. Но где-то в подсознании, он понимал что прежде всего не хочет терять контроль над кораблём. Если он будет оплачивать его ремонт, в их разуме укоренится то, что он принадлежит ему, Райку. Устыдившись, он отогнал эти мысли, возвращаясь к разговору.

— Надо будет выбрать название. У вас есть идеи? — cпросил Фил, молчание было ему ответом, — ну, время ещё есть, подумайте над этим.

Обсуждать было больше нечего, и Райк вышел из отсека. Он стоял в проходе, пространно глядя на металлическую стену корабля и стал думать о Мари. Он не видел её с переговоров, и казалось правильным найти её и извиниться за то, что её расценивали в качестве любовницы. Или не извиняться? Он был совсем не против, чтобы это оказалось правдой, но как к этому отнесётся Мари?

Корабль поддерживал крейсерскую скорость, но система искусственной гравитации позволяла вальяжно расхаживать по палубе. Он неторопливо заглядывал во все отсеки подряд, но её нигде не было. Словно оттягивая момент встречи, Райк заглянул в кают-кампанию, ожидая увидеть её там. Он был уверен, что она там, даже готовился снова утешать её, но в каюте сидели Родвард с Гаспаром, безобидно болтая о своём. Райк не стал прислушиваться и направился в единственный отсек, где ещё не побывал — жилой. Он был настолько тесным, что кроме как спать, заняться там было нечем. Двухъярусные кровати экономили место, но между ними едва можно было пройти одному человеку вытянувшись во весь рост.

— Мари, ты здесь? — тихонько спросил он, заходя в отсек, но то, что Райк увидел, повергло его в шок. Болезненный укол ревности пронзил его сердце, и он тут же, старательно делая вид, что ничего не видел, ничего не слышал, покинул комнату. Мари была там, но она была не одна. Вместе с ней был Джо, бесстыдно покрывая страстными поцелуями тело Мари.

Райк почувствовал глубокое омерзение к самому себе. Как он мог рассчитывать на то, что она воспримет его, космитянина, как потенциального сексуального партнёра? Райк бессильно сжимал кулаки. Он глядел на своё размывчатое отражение на металлической стене корабля. Хилые руки, хилый торс. Мог ли он вообще быть для неё привлекательным? На станции, планетяне практически никогда не жили постоянно, поэтому к подобным мыслям он не приходил. Соперничество за руку и сердце дамы происходило между такими же как он, космитянами. Но Джовес был крепок, могучее телосложение выдавало его армейскую подготовку, которую он, в общем, и не особенно скрывал. Райк, не в силах сдерживать ярость, ударил кулаком о стену. Нет! Почему он должен думать о том, что он второсортный? Он был умён, он был смелым, он мог руководить ими всеми! Он спас жизнь Мари! Но какое это имело значение, если свою жизнь она не собиралась посвящать ему?

Райк зашёл в грузовой отсек, где компанию ему составлял лишь безмолвный контейнер, внутри которого пряталось двадцать человек, нашёл какой-то крепкий ящик и уселся на него. Он пытался найти какую-нибудь интересную схему на своём браслете, чтобы хоть ненадолго переключить внимание, но в голове у него стояла одна картина, кадр из жилого отсека, сексуальное, нежное и, одновременно с этим, сильное бедро Мари. Горько усмехнувшись, Райк отметил, что уже вторая девушка, которая ему нравилась, оказалась вне зоны досягаемости. Элис… «надеюсь сейчас у тебя всё хорошо» мысленно сказал он ей.

Глава 12

Райк не знал, сколько он просидел на этом ящике, бесцельно пялясь вперёд. Он услышал шаги, а затем голос Мари:

— Райк, ты здесь! Я обыскалась, — она подошла к нему вплотную и прямо, без угрызений совести, смотрела в его глаза, — пойдём, нужно ещё кое-что сделать.

— Что же? — неохотно поднимаясь, спросил Райк.

— Мы летим в систему Бореса, там сканирующие кольца повсюду, нужно замаскировать наши физиологические показатели, а твоё лицо…

— Что с ним?

— Нас особо никто не ищет, кроме этих загадочных освободителей. Но ты сбежал со станции, тебя могли объявить в розыск. Сам понимаешь, лишнее внимание крайне нежелательно.

— И что мне делать? Сойти здесь? — зло буркнул он, а Мари лишь рассмеялась.

— Ага, прямо в космос! — но увидев, что Райк не смеётся, тут же поправилась, — конечно же нет, просто нужно изменить твоё лицо, изменить опознавательные данные в браслете.

— Как?

— С лицом поможет Фил, он установит тебе имплантат. Сможешь сам выбрать себе внешность посимпатичнее, — улыбнулась она. Мари говорила это без злого умысла, но Райку было очень обидно слышать её слова. Посимпатичнее, значит сейчас его лицо представляет собой воплощение уродства. Он лишь на мгновение прикрыл глаза, «проглатывая» это оскорбление.

— Выбери лучше ты, а то мало ли какую рожу я нацеплю, будешь потом смеяться…

— А с чего ты решил, что я специально не выберу тебе что-нибудь ужасно смешное? — Мари расхохоталась. Райк отметил, что настроение у неё было отличным.

— Я доверяю тебе, — натянуто улыбнулся и вдруг спросил, — слушай, лицевой имплантат — это же незаконная технология, да и довольно сложная. Где Фил обучился этому?

— Он раньше так подрабатывал, помогал ребятам изменить внешность, за которыми гналось Следствие, — спокойно ответила она, — ты же не думал, что он сидел в лаборатории круглые сутки, пялясь в приборы и расхаживая с важным видом?

— Вообще то, именно так я себе это и представлял.

— Когда-то так и было. Они с Гаспаром даже получили какую-то награду за свою публикацию. Что-то страшно научное, — хихикнув, она посерьёзнела, — а потом Старую Обсерваторию забросили. Фил не был готов отпустить её и стал поддерживать практически единолично.

— Гаспар ему не помогал? — удивился Райк.

— Вот уж Гаспар то точно учёный до мозга костей. А Фил собирал деньги на поддержание станции всеми доступными способами. В том числе не законными. Гаспару это не нравилось, но без Фила у него не было бы возможности заниматься наукой, так что он закрывал глаза.

— С трудом себе представляю Филимона, занимающегося незаконными делишками… — честно сказал Райк.

— О, это ты зря. Иногда мне кажется, что он себя сдерживает. Его бы воля, возглавил бы какой-нибудь синдикат, — заметив встревоженное лицо Райка, Мари расхохоталась, — да выброси из головы, я просто болтаю.

Мари веселилась и беззаботно щебетала. Райк чувствовал, как тяжесть медленно уходит. Пускай причиной её хорошего настроения был не он, главное что она улыбается. А когда они пришли к Филимону, тот уже настраивал оборудование. Мари поколдовала с ним, загружая изображение будущего лица. Филимон же, указав Райку на кресло, зажал его голову между ладоней и аккуратно накренил назад.

— Будет немного больно, — предупредил Фил, и стал опускать на лицо Райка что-то, напоминающее ткань. Она мягко легла, приятно холодя лицо, но уже через мгновение — словно тысяча иголок вонзились в кожу! Казалось по всей поверхности этой необычной материи находились небольшие челюсти, смыкавшиеся на его лице. Это продлилось не долго, несколько секунд, но Райк тяжело дышал когда процедура завершилась.

— Ну вот, совсем другой человек, — усмехнулся Фил.

— Что, можно вставать?

— Да, посмотрись в зеркало, — приглашающим жестом, он указал на небольшой санузел, находившийся в кают-кампании. Райк, осторожно трогая щёки пальцами, направился туда. Превозмогая страх, он заглянул в зеркало и увидел совершенно незнакомого человека. Выраженные скулы, тонкие, светлые брови, полные губы и голубые глаза. Это был эталон красоты для Мари? Или просто злая шутка? Райк вернулся, но не услышал её заливистого смеха, чего боялся до жути. Но и влюблённого взгляда он тоже не увидел.

— Теперь браслет. Он конечно взломанный, но сканирующие кольца не обманет. У Клайда есть одна интересная программка, которая шифрует телеметрию. Пойдём к нему, Фил?

— Да, конечно, — рассеяно ответил седой учёный.

Клайд временно расположился в каюте капитана со своим оборудованием. Он как раз закончил с браслетом Родварда и сразу же взялся за новых клиентов. Мари уступила Райку очередь. Везде, где требовался доступ, Райк подтверждал его прикосновением пальца. Клайд установил программное обеспечение, в реальном времени изменяющее характерные отпечатки его ДНК на новые. На этот раз никакой боли.

— В качестве родной станции я вписал «Сх-О-164», — и чуть погодя прибавил: — это моя родная станция, так что теперь ты, можно сказать, мой земляк. Это поможет избежать неудобных вопросов, в случае чего.

— Спасибо, Клайд. Отличная работа! — похвалил он его и космитянин, гордый собой, смущённо зарделся.

Оставив Мари с Филом проходить процедуру, Райк решил проведать пилота. Как оказалось, компанию Альдо составил Джовес и, вопреки ожиданиям Райка, они не собачились, а вполне дружелюбно болтали, словно были знакомы уже много лет.

— …и в самый последний момент, я почувствовал, что у меня мышцы превратились в камень, до того напряжён был. И вот, надо вставать, а я не могу, чувствую, что мышцы не работают. Меня приятель за руку дёрнул, так я упал на пол, — отчаянно жестикулируя рассказывал Джовес, а Альдо хохотал. Райк тщетно пытался найти в лице Джо что-нибудь отрицательное, что-то, за что он может зацепится в своей неприязни, но его попытки были тщетны и это ещё больше его раздражало.

— Мы тут свои первые погружения вспоминаем. Давай Райк, присоединяйся! — весело предложил Джо.

— Я не думаю, что… — Райк хотел уйти, ему не хотелось разговаривать с ними, но он одёрнул себя: что, теперь постоянно избегать Джо из-за того, что он видел? мало того что не профессионально, это просто глупо. Он, сел по другую руку от пилота и начал рассказ. — Первый раз я был в подпространстве на корабле Альдо, — он, шутя, поклонился в его сторону, — летел с подругой, которая уже прыгала до этого. Я вам рассказывал про неё, про Элис.

— Ага, весьма миловидная особа, — вставил Альдо, — должен признаться, я и сам был не прочь с ней подружиться, — переглянувшись с Джовесом, он заговорщицки ухмыльнулся.

— Она говорила, что всё будет в порядке, но вы можете представить, в каком нервно-психическом напряжении я был после… — он на мгновение замялся, — после тех событий. Поэтому Элис заботливо вколола мне порцию психо-стимулятора и напрягся я уже тогда, когда Альдо спрятал меня в ящике.

— Что-то вроде той коробки, что мы сейчас тащим, — пояснил пилот.

— Ага. Прибавило нервов ещё то, что прежде чем пустить в корабль, Альдо подошёл ко мне, потравил баек что такие как я не переживают погружения и, тоном бухгалтера, попросил подписать бумаги, что не несёт ответственности за мою жизнь.

— Да ты сама любезность, — расхохотался Джо, дружески пихнув пилота в плечо.

— Вообще то, это действительно было необходимо. Я, знаешь ли, не часто принимаю на борт космитян. Но ты пережил полёт куда лучше остальных.

— А что с ними случалось?

— Сильные кровотечения, прокусанные губы, инфаркты. Всякое бывало, — туманно отмахнулся Альдо.

— Неужели всё так плохо? — Райк был шокирован.

— Физиология, друг мой. Я слышал, что бывает и хуже. По некоторым слухам, были даже смерти, но это всё болтовня, я не верю. Тем не менее, крысы редко вылезают со своих станций, чтобы посмотреть мир.

— А Клайд? Он же летает с вами? — удивлённо спросил Райк у Джо, — да и я слышал про космитян, много путешествующих по звёздным системам. Да хоть бы те-же исследователи…

— У Клайда можешь сам спросить, он тебе покажет своё чудо устройство. Выглядит как шлем с привязанным рюкзаком, небольшой такой, но стоит как отличный корабль эдак второго класса, — рассказывал Джо, беззаботно глядя вперёд, в космическое пространство.

— Ничего себе! Что в нём такого, что оправдывало бы такую цену?

— С его помощью Клайд избавляет себя от неприятных переживаний во время погружения в подпространство. Устройство погружает его в сон, автоматически поддерживая жизненно важные функции организма, и впрыскивает какой-то лёгкий стимулятор. В результате ни головных болей, ни крови из носа, ни других неприятных последствий.

— Я видел такую штуку в действии, — добавил Альдо, — ваш паренёк явно из богатой семьи.

— Я бы так не сказал, — ухмыльнулся Джовес, — он сам себе заработал на неё.

— Серьёзно? Где он сколотил такой капитал?

— Что, Аль, завидуешь? — хохотнул Джо, — парень выиграл грант за рационализаторское предложение, связанное с энергоснабжением станций типа «Сх-О», сельскохозяйственных. Про детали, прошу, не спрашивай, я в этом не разбираюсь.

— Серьёзно? — на этот раз зависть звучала в голосе Райка. Ему доступа к системам энергоснабжения так и не дали.

— Именно. Получив деньги, Клайд сразу же купил себе это устройство, прыжковую защиту. И это очень не понравилось его семье.

— В смысле?

— Они думали, что он вложит деньги в семейную ферму, но, когда узнали, как эгоистично Клайд поступил с грантом, выгнали его из дома сказав напоследок что-то вроде «вот и прыгай один по системам».

— Сурово, — вздохнул Альдо и, какое-то время, они молчали.

— Клайд улетел на другую станцию, где проживал оставшиеся деньги. Там он разместил объявление о работе, на которое наткнулся Фил. И он, оценив послужной список парня, сразу же пригласил на нашу обсерваторию.

— Всё сложилось не так плохо. А что насчёт остальных? Все они покупали это дорогое устройство? — с интересом спросил Райк.

— Про остальных я не знаю, — пожал плечами Фил, переводя взгляд на Альдо.

— Исследователям-первопроходцам эту систему оплачивает президент из своего кармана. Всё же они помогают расширить границы Федерации. А среди простого люда… Кто-то прыгает с устройством, кто-то без. Не знаю, куда и зачем они летят, но таких путешественников редко встретишь, уж поверь моему опыту.

— Но почему? — не мог успокоится Райк.

— А ты сам подумай. Ты же вырос на станции, разве не замечал апатию, безразличие и стремление к оседлости у своих земляков? — спросил Джо. Райк недовольно сверлил его взглядом. Он не мог не согласится, хоть и не хотелось признавать, что его земляки в чём-то уступают планетянам.

— Еда есть, работа есть, зачем им куда-то лететь? Так что ты, мой друг, один из уникальных случаев, — похвалил его Альдо, — но ты то как с такой лёгкостью переживаешь прыжки? Да и на планете ты был вполне уверен в себе, чего стоит твоё героическое паломничество, — ухмыльнулся он.

— Героическое? — переспросил Джо.

— Ну не то чтобы, но… Мне довольно долго пришлось идти пешком, после того как люди Патриция нас облапошили…

— Дружище, да ты пол пустыни вымахал! Не прибедняйся. Давай уж, рассказывай, как тебе, космической крысе, это удалось?

— Я… Не знаю.

— Никаких препаратов? Специальных тренировок? — удивился Джовес.

— Ну, я, конечно, таскал разные тяжести, не гнушался ручного труда, особенно в детстве. до того, как стал бригадиром, но не думаю, что это как-то повлияло на конституцию моего тела.

— Как знать! — важно заявил Джо, — ручной труд укрепляет мышцы, организм привыкает к нагрузкам. В академии у нас была парочка станционных крыс, которые проходили дополнительную физподготовку. Я слышал о хороших результатах, многие даже сражались на равных с нами.

— Что сказать, может и так, — отмахнулся Райк. Ему не хотелось развивать тему. Джовес и Альдо не хотели его задеть, но Райк всё равно расслышал нотку презрения. Такое отношение к космитянам проявлялось везде, словно бы он и его земляки отпочковались в отдельный класс людей, причём людей низшего качества. Он представил космитянина, который марширует по планете рядом с планетянами и призадумался.

— Ты, наверное, переборщил, Джо, — сказал Альдо, неправильно трактовав возникшую паузу — не стоит предаваться станцизму.

— Прости Райк, я просто… привык так говорить. Сам знаешь, как к твоим землякам относятся на планетах.

— Да брось, я понимаю. Я раздражаюсь чисто рефлекторно, — он вымучил улыбку, — на самом деле я думал о том, что есть у меня одна особенность. Когда я попадаю в стрессовую ситуацию, я немного теряю контроль над собой, движения становятся резкими. В детстве бывало, что меня задирали ребята, и я один раз не рассчитал силы и сломал челюсть одному парню. А нам по двенадцать лет было! — Джо уважительно присвистнул, — а на Кемале я… — Райк запнулся, — там один планетянин докопался до меня, ну я его и вырубил. Одним ударом, понимаете? Как у меня это получилось?

— Это ты нам ответь, — ухмыльнулся Джо.

— Не знаю ребята, — он снова замолчал.

— Странно, конечно. Может у тебя есть какая-нибудь физиологическая аномалия? — без особого интереса, лишь бы поддержать разговор вставил Джовес. Райк лишь пожал плечами.

— Ладно, не будем об этом, — печально вздохнул.

— А ты чего приуныл? — с интересом спросил Джовес.

— Да так, вспомнилось, — Альдо попытался отмахнуться, но Райк дружески пихнул его в плечо.

— Расскажи, раз уж у нас тут вечер откровений.

— Да ты про детство сказал, на меня и накатило немного.

— Тоже шпыняли? — улыбнулся Джо, но Альдо печально покачал головой.

— Детства, как такового, у меня вообще не было. Я был нежеланным ребёнком, пятым по счёту, если верить моему отчиму, — Альдо говорил спокойно, но рука его непроизвольно напряглась, словно он сдерживал ярость, — и меня решили продать на органы. Натуральный продукт, дорого стоит между прочим. И тот самый скупщик, взявшийся за совершение сделки, сжалился над бедным младенцем, единственной виной которого было то, что он родился пятым. И он воспитал меня. Дал образование, какое смог, кормил, научил своему ремеслу. Он не был хорошим пилотом, но основы знал, которые я впитывал как губка, — Альдо замолчал.

— И где он сейчас? — спросил Джовес.

— В могиле. Пиратское ремесло не самое безопасное, — пожал плечами Альдо, — мне было уже пятнадцать, так что я смог сам зарабатывать себе на хлеб. Сначала вторым пилотом, потом наёмным, основным, а затем уже смог купить свой корабль, — снова в кабине воцарилась тишина. Альдо усмехнулся, — да ладно вам, такие рожи скорчили будто на похоронах. Что было то прошло.

— Аль, а ты пробовал найти своих биологических родителей? — осторожно спросил Джовес.

— Я их нашёл. Знаю где они живут, знаю где работают их дети, мои биологические братишки и сестрёнки. Мне очень хотелось причинить им боль, наказать, но… — он заёрзал на кресле, — …вот, например, мой старший брат, работает клерком на Боресе. Две сестрёнки работают в бухгалтерии на Боресе. Младший тоже работает клерком на Боресе. Я подумал, если бы они не решили заработать на мне, я бы тоже сейчас был клерком на Боресе. Но вместо этого я стал матёрым контрабандистом, бороздящим космическое пространство. И у меня возникло извращённое чувство благодарности к этим людям, — он встряхнул головой, — ну ладно, не люблю копаться в прошлом. Джо, а ты что молчишь? Признавайся, у тебя с младенчества этот армейский ёжик на голове не менялся? — все трое расхохотались и Джо, с добродушной улыбкой, шутливо пихнул Альдо в плечо.

— Не так уж я и помешан на военной службе, как ты возомнил. Но рассказывать мне особенно нечего. Я рос на планете, учился в академии, служил во флоте. Разочаровался, не захотел убивать людей из-за прихоти высшего командования, ушёл на гражданку, в службу безопасности обсерватории.

— Простая жизнь, простого солдата. Другого я и не ждал, — усмехнулся Альдо.

Они перебрасывались шутливыми оскорблениями, и время летело быстро и незаметно. Райк заметил, что Джовес вызывает у него лишь положительные чувства. Он ещё немного ревновал, но… Мари выбрала Джо, и он должен был смириться с этим. Джо был хорошим парнем. Злиться на него было глупо.

Началось погружение. Вновь то невероятное чувство потери пространственной ориентации. Райк отметил, что на этот раз погружение для него стало проще, словно его организм привыкал к этому. Всего лишь пара минут после погружения, и он уже чувствовал себя хорошо.

— Схожу посмотрю, как там ребята, — сказал Джо, выходя из рубки. Райк, же, любовался ярким, оранжевым светом звезды Мартон. Где-то в космической темноте скрывалась планета Борес, на которой родилась Элис. Может сейчас она там и тоже смотрит на эту звезду. Райк попытался представить её сейчас, в лёгкой рубашке, не скрывающей талии. Думает ли она о нём? Помнит ли его вообще?

— Кстати, Аль, а что ты сделал с моим «Ранкитом»?

— Продал, при первой же возможности. Прости, шеф, деньги я не могу вернуть, только отработать. Я ведь не думал, что всё так повернётся, да и тем более…

— Не нужно, забудь. Это был честный бартер. Просто было интересно.

— Скучаешь по своему кораблю? — участливо спросил он.

— Не то, чтобы скучаю, просто он долго был частью моей жизни. Впрочем, всё это уже в прошлом, — поспешил добавить он.

— Кстати, — с интересом спросил Альдо, — как тебе Столица?

— Она невероятная, — Райк не смог подобрать другого слова, — я был в настоящем шоке когда увидел эту причудливую архитектуру. Тот, кто придумал и создал всё это… он настоящий гений.

— Я тоже так думаю. Когда-то я считал её своим домом так, как многие относятся к Земле. Но теперь, — Альдо заговорщицки улыбался, — я ведь уже не пират?

— Нет, Аль, не пират. Мы… — Райк задумался, — мы команда исследователей.

— А по подробнее?

— Давай в другой раз, хорошо? — Райку неловко было отказывать пилоту в информации, но жизнь научила его проверять людей, прежде чем доверяться, — нужно чтобы вся команда одобрила, как никак у нас общее дело, сам понимаешь.

— А я думал, что ты здесь капитан, — лишь пожал плечами он, — ну а подругу то как, нашёл?

— Не нашёл. Видимо, мы разминулись, — стараясь не выдать своих эмоций, ответил Райк, — я нашёл там проводника, мы поискали её, но либо она скрывалась, либо её скрывали. Не знаю, если честно. Я сделал всё что смог.

— Не расстраивайся, судя по её виду, она вполне может позаботиться о себе сама, — лицо Альдо ничего не выражало и Райк не мог понять, действительно ли он так считает, или просто утешает его. Но спрашивать не стал, — слушай, а как ты встретил остальных? Как вы захватили корабль Гарольда? — и, несколько обиженным тоном прибавил: — это-то можешь рассказать?

Райк, мысленно прикинув какие детали стоит придержать, стал рассказывать историю Альдо. Как он встретил Гарри, как он предал его, и как впоследствии они прибыли на станцию «Отпрысков Диода».

— Это конечно знатная история. Доставить самого ужасного Гарольда на его родную станцию, на его же корабле… Для него это серьёзный удар по самолюбию. Да ещё и предательство… Я тебя не виню, Райк, ты всё сделал правильно. Этот подонок и сам многих предал. Но, если честно, я считаю что зря вы его не убили, он будет мстить.

— Я не убийца, — тихо сказал Райк.

— Как скажешь, шеф. Смотри, мы подлетаем, — он указал вперёд и Райк уставился в иллюминатор.

Зрелище открывшееся перед ним восхищало. Райк был поражён человеческим разумом, благодаря которому это причудливое сооружение стало реальностью. Он и раньше видел схемы «Консорциума», видел в объёме эту станцию на школьном интерограммном проекторе, но в реальности это всё равно подвергало в шок.

Станция была огромной, больше тысячи километров в диаметре. Её структура была сложной: основной частью станции являлось ядро, около пяти сотен километров в диаметре. От ядра строились остальные части станции. Геометрически правильной формы отсеки наслаивались на центральное ядро как кирпичики. В их сложной структуре было сложно разобраться, какой «кирпичик» с каким соединён. Сложность заключалась в том, что они постоянно были в движении. Словно многогранный кубик Рубика, неправильной формы, с острыми углами и выступающими деталями.

Станция была ярко освещена и походила на металлическое, но живое, ритмично бьющееся сердце. А корабли, вереницей кружившие вокруг её оси, были кровеносными потоками, поддерживающими жизнь в этом сложном организме. Вокруг станции по орбите кружились огромные кольца, представлявшие собой сканирующие врата. Подобные устанавливались в шлюзовых дверях на его родной станции, размером чуть выше человека. Эти кольца позволили бы пролететь сквозь себя кораблю и вдвое шире «Глефы». Альдо направил корабль к одному из них.

— Через час будем в зоне доступа к стыковочному компьютеру. Сходи узнай, к какому крылу мы летим, — попросил Альдо и Райк направился к остальной команде.

Гаспар, Фил, Клайд и Родвард были в кают-кампании. Мари и Джо не было и Райк прикусил губу от обиды, подумав о том, где они могут быть. Команда обсуждала предстоящую посадку.

— И для чего нам нужно будет терять время на этом манёвре? — недовольно спросил Фил.

— Терять время? — возмутился Родвард, — я, между прочим, забочусь о благополучии нашей миссии. И мой связной на станции… Я не хотел бы устраивать ей проблем. Поэтому сначала мы сгрузим наш багаж в пятом крыле, затем перелетим для ремонта и модификации корабля в третье. Там же и находятся апартаменты Ганса.

— И ты думаешь, что нам позволят подобный фортель? Ничего не заподозрив? — прищурив глаза спросил Гаспар.

— Положитесь на меня, я всё же пять лет здесь работал, — в голосе Родварда звучала гордость.

— Мы направляемся к сканирующему кольцу. Клайд, ты уверен, что проблем не возникнет? — спросил Райк.

— Да. Не беспокойся, моё программное обеспечение надёжно, — Клайд подмигнул ему.

Райк видел, что все нервничают. Все кроме Родварда. Он излучал спокойствие, важно улыбался, а пальцы его скакали по экрану браслета, набирая какое-то сообщение. Перед экраном на стене была выведена схематичная интерограмма их положения в пространстве относительно станции и Райк заворожённо любовался красивой траекторией, которую заложил Альдо. Он ничего не почувствовал когда они преодолели кольцо, однако знал, что данные со всех их браслетов отправились в центральный компьютер на ядре станции. Он лишь надеялся, что Губерт не обманул, и контейнер, груженный двадцатью бойцами, остался невидим для сканера.

— Альдо, заходи к пятому крылу, дай запрос на посадку, я сейчас подойду, — передал Родвард через бортовой коммуникатор и стремительным шагом покинул каюту. Райк пошёл следом. Когда они вошли, Альдо жестом указал на панель бортового компьютера, где красным, горел индикатор вызова. Родвард опустил палец на панель.

— Вас приветствует экипаж корабля «Глефа», в количестве восьми человек, запрашиваем посадку, — его голос звучал уверенно.

— Всё в порядке, «Глефа», можете садиться, — пробасили им в ответ, — цель посадки?

— Хотим оставить груз на хранение, — он подмигнул Райку, словно они были заговорщиками.

— Мы пришлём инспектора для оценки, — шипение коммуникатора прекратилось и экран погас.

— Ну, что дальше? — спросил Альдо, когда стыковочный компьютер станции взял управление кораблём на себя.

— Просто ждём. Я разберусь с инспектором. Райк, пойдём со мной, — просто сказал Родвард. Не приказал, не попросил, сказал так, словно это было очевидно. Но Райк, запоздало сообразив что корабль записан на него, молча подчинился.

Они сидели рядом на откидных стульях, вмонтированных в стену грузового отсека. Райк, не скрываясь, смотрел на Родварда, который уставился в экран браслета и глупо хихикал, набирая одно сообщение за другим. Время шло, процесс стыковки был сложным из-за того, что стыковочные площадки станции находились в постоянном движении. Прошло чуть больше часа, прежде чем манёвр завершился.

— Приготовьтесь, я открываю грузовой отсек, — послышался голос Альдо через динамики.

Родвард поднялся со скамьи первым, направляясь к люку грузового отсека. Райк, же встал возле ящика, небрежно облокотившись на него плечом. На базе «Отпрысков», Райк совсем не представлял этот момент, но сейчас страх проснулся. Если ящик с нелегалами вскроют, им несдобровать. Джовес знал об этом, и потому так разозлился.

С шипением, створки люка грузового отсека плавно направились вверх, и перед их глазами предстал вид на частный портовой «причал»: пустой, с грязными серыми стенами он не производил впечатление сверхсовременной станции. Но это был всего лишь один портовой причал из множества. Из одной стены выступала механическая рука, уже активированная, направленная в сторону грузового отсека «Глефы». Рядом с ней стоял невысокий мужчина, глядя на них как на старых знакомых. Он напомнил Райку дядю Билла: копна сальных длинных волос, требовательно оттопыренная губа и выраженный, пивной живот.

— Доброго здравия, уважаемые клиенты, — важно заявил он, протягивая руку, — с чем прибыли к нам, на «Консорциум»?

— И вам доброго, — Родвард ответил на рукопожатие, — у нас всего один контейнер, хотим его сдать по стандартной таксе, до востребования.

— Это можно, конечно можно, — потирая руки, прогундосил он, — а что в контейнере? Ценные металлы? Редкая техника?

— Согласно правилу номер двенадцать, пункт три «а», мы имеем право не раскрывать содержимого груза, если проверяющий инспектор не сочтёт за необходимость провести проверку груза, — Родвард самодовольно улыбался, и Райк не мог понять причины. Он же словно уговаривал инспектора проверить их груз!

— Вы правы, есть такое правило, — нахмурился инспектор, — я смотрю, Вы подкованы в наших законах.

— А то! — снова ухмыльнулся Родвард.

— Но что же должно убедить меня не проводить проверку? — спросил инспектор. Этот же вопрос мучал и Райка. Не слишком ли агрессивно Родвард начал переговоры?

— Седьмую поправку к пятому закону ведь ещё не отменили? — спросил Родвард. Инспектор понимающе ухмыльнулся и излишне торопливо, отрицательно покачал головой, — в таком случае, наше право внести дополнительную плату за качественно проведённую инспекцию никто не сможет оспорить. А если Вы подскажете заинтересованное физическое лицо, через которого мы сможем провести данную операцию… Возможно Джек всё ещё стоит у таможенного руля?

— Вы знаете Джека Криспи? — взволнованно переспросил инспектор.

— О да, он мой хороший приятель. Вы можете обратиться к нему, — предложил Родвард и пальцы инспектора забегали по экрану браслета.

Дальнейший разговор протекал на профессиональных терминах, трактовках местных законов и Райку было всё сложнее уловить суть. Родвард мастерски жонглировал этими волшебными поправками. Инспектор охотно ему подыгрывал и уже через несколько минут они обо всём договорились.

— Райк, нужны твои деньги, — обратился к нему Род, — вот этому замечательному человеку, — с экрана его браслета улыбался какой-то кудрявый мужчина. Пожав плечами, Райк перевёл ему указанную сумму. Инспектор, пожав руки им обоим, рассыпался в благодарностях.

— Я направлю к вам погрузчик через пару минут, — добавил он.

— В этом нет необходимости. Наш багаж сам себя разгрузит, — улыбнулся Родвард.

— Что же, тем лучше, — ухмыльнулся в ответ инспектор и скрылся за створками люка грузового отсека.

— Ты хочешь сказать, что это всё? Вся инспекция? — Райк не мог поверить своим глазам.

— Именно. Каждый инспектор на станции продаётся. У каждого своя цена. Но никто не хочет быть уличённым в даче взятки, здесь к этому крайне строго относится. Но мы с ним оба понимаем тонкости процесса безопасной передачи взятки, так что, — Род картинно развёл руками, — проблем не возникло, — прикоснувшись к сенсорной панели отсека, Родвард активировал коммуникатор, — Альдо, разгружай наших ребят.

— Но таким образом можно провезти что угодно, хоть тонну взрывчатки! Или целый взвод! — Райк был шокирован. В детстве, он всегда заглядывался на эту высокотехнологичную станцию и был уверен, что безопасность здесь поддерживается на высшем уровне.

— Станция балансирует на грани уже не первое десятилетие, — Родвард жестом пригласил Райка идти в кабину пилота, — но ни разу не было терактов на её территории.

— Но почему?

— Потому что её существование выгодно всем без исключения. Правительство и, соответственно, Следствие получают налоги со всех транзакций, производимых на станции. Пираты и контрабандисты здесь могут купить, починить или модифицировать корабль, который является их насущным хлебом. Даже анархисты, просто безумцы одиночки, получают выгоду с этой станции, потому что им тоже нужно где-то ремонтировать свои корыта.

— То есть кто угодно может взять кого-нибудь вроде тебя консультантом и устроить диверсию на станции, но никто этого не делает, потому что не выгодно?

— Ну не совсем, всё же разумной предосторожности местные инспекторы придерживаются. Но в общем и целом контроля нет, да. Так и живём, — Родвард улыбнулся, — когда я только устроился сюда на работу, я тоже был шокирован.

— А чем ты занимался?

— Финансами, — коротко ответил он, — бухгалтерия, инвестирование, всякое такое. Так, Альдо, — сказал он пилоту, когда они зашли в кабину, — что с разгрузкой?

— В процессе, шеф, — он шутливо отдал честь, — Джо и Фил контролируют процесс.

— Тогда подождём.

— Много содрали с вас? — с интересом спросил пилот.

— Легко отделались, всего пятнадцать тысяч реф. Ну, оплата наверняка покрывала эти расходы? — вопрос Родварда поставил Райка в тупик.

— Не знаю, если честно. Губерт сказал, что в качестве оплаты мы можем забрать ящик, но… — Альдо прервал его, рассмеявшись.

— Ящик столько не стоит, дружище.

— Значит, нас подрядили на бесплатную работу, — вздохнул Райк.

— Да уж, дела ты вести явно не умеешь, — Родвард недовольно покачал головой, — в следующий раз бери меня с собой на переговоры. Я помогу не упустить прибыль.

— Хорошо, я запомню, — Райк кивнул и потупил взгляд, пряча покрасневшие щёки.

Райк понятия не имел, куда направятся люди Губерта, но они явно не в первый раз путешествовали подобным образом, поэтому вся операция заняла не больше пятнадцати минут. Родвард принял входящий сигнал, поданный на их бортовой компьютер.

— Ваш груз успешно прошёл таможню, всем хорошего! — послышался голос инспектора.

— И вам, и вам, любезнейший, — елейным голосом пропел Родвард и, отключив его, повернулся к Альдо, — можешь взлетать.

— Слышала, малышка? — шутливо пропел Альдо интерограмме корабля, мягко касаясь пальцем области активации стыковочного компьютера, — можешь взлетать.

Райк сел в кресло по правую руку от Альдо, а Родвард по левую. Три пары глаз провожали высокотехнологичную посадочную площадку из дорогого металлического сплава, стремительно отдалявшуюся от корабля. Когда они отлетели от станции на положенные два километра, Альдо направил корабль по орбите вокруг станции, к третьему крылу. Ради Райка, он повернул «Глефу» вверх тормашками и тот смог через смотровое окно любоваться невероятной структурой станции. Каждый отсек куда-то перемещался над ними, часть станции кружилась вокруг, словно великан крутил кольцо на пальце, несколько металлических отсеков поднимались вверх, на десятки метров, и снова опускались, пропуская видимо другие отсеки, перемещавшиеся внутри, вне видимости. Управлять кораблём в такой близи от станции было невероятно трудно, мимо них постоянно пролетали другие корабли, но Альдо, не без помощи стыковочного компьютера «Консорциума» уверенно лавировал между ними, следуя своему курсу.

Райк видел и небольшие грузовики, вроде его «Ранкита», грузовики побольше и один совсем огромный, больше двух сотен метров в длину. Раскрыв рот от изумления, он наблюдал за тем, как части станции под этим грузовиком раздвигаются в стороны, перемещаясь чьей-то волей, обнажая огромных размеров посадочную площадку. Были здесь и истребители без прыжковых двигателей, боевые корветы вроде того, на котором летал Старрет, корабли большей мощи — фрегаты и два великолепных линкора с опознавательными знаками Флота Галактической Федерации, поражавших как своими размерами, так и боевой мощью представленной целым рядом орудий торчащих сбоку. Похожие на два здоровенных кита, они важно пролетели мимо «Глефы», направляясь в сторону от станции.

Наблюдать за всем этим великолепием было по настоящему интересно. Но как бы не потрясал «Консорциум», где-то в глубине этой высокотехнологичной станции таились ответы на столь многие вопросы. Хотя бы одна ниточка… Райк устал от путаницы, он жаждал взять ситуацию под контроль, чтобы… Он ещё не решил, чего жаждет больше: мести или справедливости. Решив для себя, что разберётся с этим позднее, когда личности его врагов станут известны, Райк снова принялся пялиться в смотровое окно.

Глава 13

Пока Райк глазел, время летело незаметно. Они уже подлетали к третьему крылу и Родвард дал запрос на посадку.

— Сообщите цель визита, — послышался приятный, женский голос.

— Произведение ремонта и модернизация корабля, — важно сообщил Родвард.

— Я направлю вас к ремонтному модулю номер сто шестнадцать. Внесите авансовый платёж, — после её слов, на экране бортового компьютера загорелась сумма в пятьдесят тысяч реф. Родвард скосил глаз на Райка и тот, запоздало дёрнувшись, опустил ладонь на экран, подтверждая транзакцию, — благодарим вас за содействие, запрос на посадку одобрен!

— Что за авансовый платёж? — поинтересовался Райк, когда девушка отключилась.

— Это обязательная сумма, которую нам нужно будет потратить на ремонт. Что бы мы, не имея денег, не занимали ремонтный модуль, нужный для кого-нибудь ещё. Естественно, чем больше корабль — тем дороже авансовый платёж. «Глефа», — в голосе Родварда прозвучало уважение, — большой корабль.

— Ясно. Альдо, не зевай, — Райк указал ему на экран, где уже мигал сигнал запроса от станции. Тот подтвердил запрос и стыковочный компьютер, продержав их почти десять минут в очереди, направил «Глефу» к станции. Два модуля разъехались в стороны, обнажая гладкую металлическую поверхность посадочной площадки. Аккуратный манёвр, лёгкий толчок и затухающий звук двигателей «Глефы».

— Ну всё, двигаем на выход! — скомандовал Родвард. Они втроём вышли из кабины пилота и присоединились к остальной команде, столпившейся в шлюзовом отсеке и, не смотря на его вместительность, здесь было по-настоящему тесно. Рукав станционного шлюза соединился с кораблём и Родвард, открыв дверь, повёл вереницу людей по небольшому коридору.

Райк слышал, что у каждой посадочной площадки есть свой, полностью оснащённый гостевой отсек, откуда можно руководить ремонтом корабля, но не думал, что он выглядит столь совершенно: стены, украшенные картинками на настоящих холстах, скульптуры, судя по всему из мрамора, посреди зала большой круглый стол с дорогим интерограмным проектором посередине. Райк заметил что не он один изумлённо озирается по сторонам, лишь Родвард самодовольно ухмылялся. Через мгновение, в комнату зашла девушка, чей стандартный комбинезон был украшен длинной тканью, создававшей образ разрезанного надвое платья.

— Приветствую вас на станции «Консорциум»! Меня зовут Джулия Карнстайн, и я буду вашим личным помощником, — её полные, ярко накрашенные губы сложились в улыбке, а фиалковые глаза бегали от одного гостя к другому. Продефилировав к ним, она вытянула руку, попутно демонстрируя аккуратный маникюр, блестевший бриллиантовым напылением.

— Ну, здравствуй, малышка, — сказал ей Родвард, аккуратно взяв за руку и притянул к себе. Он любовно поцеловал её в губы, чем изрядно удивил остальную команду. Первым нашёлся Фил.

— Так значит это и есть твоя загадочная подруга? — спросил он. Джулия покивала, радостно хлопая глазками, — я, признаться, и забыл, что она здесь работает. Весьма наслышан о вас, Джулия, рад знакомству, — Родвард отошёл в сторону и Фил, галантно поклонившись, поцеловал руку девушки.

— Только в очередь не становитесь, — Родвард шутливо притянул подругу к себе.

— Прошу вас, рассаживайтесь и приступим к обсуждению, — она мягко оттолкнула Родварда и грациозно присела на свободное кресло за столом. Во всех её движениях была поразительная чуткость, грация, однако Райк, то и дело, косил глаз на Мари, пытаясь прочитать по её поведению что-нибудь, что указало бы на недавнюю близость с Джовесом. Его попытки были тщетны.

— Итак, — начал Родвард, активируя со своего браслета интерограмму «Глефы», — для начала нам нужно изменить название корабля и его опознавательные сигнатуры. Какие будут предложения? — он говорил, точно руководитель аукциона.

— Орёл! — воскликнул Джовес, — или Кондор!

— Может Сокровище? — предложил Клайд.

— Роза! — все удивлённо повернулись к Гаспару и тот вжал голову в плечи, явно жалея о проявленной инициативе.

— Томагавк! — снова воскликнул Джовес. Альдо, молчавший до этого, расхохотался.

— Ты хочешь сменить пол корабля? — прыснула Мари.

— Если говорить о птицах, может всё же Сова? Птица, выражающая мудрость, а мы, всё же, учёные, — предложил Фил и тут же поправился, — по крайней мере большинство.

— «Глефа» это холодное оружие, — сказала Мари, — так может назовём корабль Гипотеза? Это вполне себе оружие науки.

— Мне нравится! — громко сказал Райк и тут же стыдливо огляделся: не слишком ли подхалимски это прозвучало.

— Мне тоже. Гипотеза? Все согласны? — экипаж довольно, либо обречённо покивали головами.

— Один пункт есть. Изменение корабля и опознавательных сигнатур, — деловито объявила Джулия.

— Далее. Нам нужно установить собственный сканер и интегрировать его в системы корабля. Спецификации… — Фил пальцем перебросил пакет данных со своего браслета Джулии, — …я передал.

— Модификация сканера, принято! — тут же отметила Джулия.

— Различный ремонт систем корабля, отправляю данные, — на этот раз «смахнул» данные с браслета Клайд. Джулия, изучая какое-то время перечень, объявила.

— Список утверждён.

— Что ещё? — спросил Родвард, но команда молчала, — что, больше ничего нам не нужно?

— А сколько у нас осталось на балансе?

— Семнадцать, с копейками, тысяч, — тут же объявила Джулия.

— У нас есть некоторое исследовательское оборудование, можно смонтировать с его помощью исследовательский отсек. В помещении, помеченным как оружейный отсек, — подал голос Гаспар.

— Какого характера оборудование? — спросила Джулия и Гаспар повернулся к Райку. Тот кивнул.

— Я предоставлю список, — Гаспар стал перебрасывать со своего браслета на экран различные наименования, сокращения которых Райку было сложно расшифровать. Список был приличным.

— Итого, общая стоимость обслуживания составит пятьдесят шесть тысяч, семьсот реф, — объявила она, — на вашем счету не хватает средств.

Райк тут же инициировал трансфер на браслет Джулии.

— Принято! — объявила Джулия, отправляя платёж куда-то вглубь сложной бюрократической системы «Консорциума». — Что-нибудь ещё? — команда молча пожимала плечами. Все смотрели на Райка. Он отрицательно покачал головой.

— Значит всё? Закончили? — казалось бы нетерпеливо спросил Джовес.

— Да, — Родвард опустил руку на плечо Джулии, — любимая, сколько времени потребуется на ремонт?

— Шесть с половиной часов, — тут же ответила она Родварду, — я направлю ваш корабль на лучшую незанятую верфь. Вас же, приглашаю посетить один из наших клубов отдыха на Ядре. Вы можете выбрать любое заведение.

— А какое ты нам посоветуешь? — тут же спросил Родвард.

— Осиновый лист, — Джулия лучезарно улыбнулась, — его основал землянин. Всегда ответственно подходит к досугу гостей, удовлетворяет самые изысканные желания. Одно из лучших заведений и вполне демократичное по ценам.

— Значит туда и направимся. Ну, друзья, прошу за нами, — Родвард, галантно предложив Джулии руку, направился к челночной станции.

Перемещение между модульными частями станции производилось при помощи специального челнока, цеплявшегося то за одну длинную магнитную рельсу, закреплённую на внешней обшивке их ремонтного модуля, то, резко меняя направление, перехватывал другую на соседнем модуле, который, как раз, двигался в сторону ядра. Модуль остановился, и их челнок, зацепившись за магнитную поверхность, направился резко вправо. Райк заметил, что не он один пялится на сложный механизм «Консорциума» через панорамные окна. Вся команда наблюдала за тем, как прочный корпус их челнока бросает из стороны в сторону, как они продвигаются вглубь станции, модульные отсеки которой раздвигаются словно разбегающаяся толпа, пропуская их вперёд.

Дорога заняла чуть меньше часа. Сфера Ядра была скрыта передвигаемыми модулями, не позволявшими оценить её поистине огромный размер. Когда челнок боком закрепился на поверхности Ядра, Джулия открыла дверь и жестом пригласила следовать за собой. Интерьер станции напоминал кладовку перфекциониста: каждый сантиметр был посчитан и употреблён ради достижения максимальной эффективности. Интригующие рекламные заставки, глядевшие на них с небольших прямоугольных зданий, стоящих друг на друге словно кирпичики, освещали узкую дорожку, по которой лишь двое могли пройти рядом. Поверх их голов висел решётчатый мостик второго этажа, за ним такой же для третьего и дальше, ввысь. Некоторые кирпичики отсутствовали, вместо них был коридор, резко уходящий в сторону. Эту структура больше напоминала склад, чем жилую станцию.

Райк разглядывал вывески: «Запчасти Грегора», «Приборы и детали», «Боевые снасти». Большинство названий, так или иначе, было связано с техническим оснащением или покупкой корабля. Но чем ближе они приближались к центру, тем разнообразней становились вывески. Райк видел магазины «Магнолия», «Четырнадцать бриллиантов» предлагающие различные новинки женской моды. Много было косметических салонов, парикмахерских. Разнообразие поражало воображение. А когда они проходили фирменный магазин «АрмТек», здание, выполненное в фирменном, холодном жёлтом цвете, он едва удержался от того, чтобы потратить часть своих незаработанных денег. Остановило его только то, что сейчас он был здесь инкогнито. При покупке нового браслета, программа Клайда может перестать работать и ему придётся предстать перед законом. Поэтому, горестно вздохнув, он прошёл мимо.

Чем ближе они подходили к площади, тем более явно характер заведений менялся в сторону развлечений: игровой центр, являющий собой нечто вроде зала виртуальной реальности, салоны красоты и массажа, отели. Глазу было за что зацепиться. Наконец, они подошли к центру. Площадью это назвать можно было лишь с большой натяжкой: улица выросла всего в два раза в ширину, мостик над ними начинался через три модуля вверх, а некоторые здания состояли из двух, четырёх и даже шести объединённых, рядом стоящих модульных кирпичиков. Простора, который подразумевает собой слово «площадь» здесь не было. С крупной вывески одного из зданий обнажённые девушки принимали самые откровенные позы, на другом здании пестрили пересыпающиеся словно крупа игральные фишки. Рестораны и бары, магазины для любителей роскоши и здесь же, спрятавшись посреди развлекательного безобразия, находились административные здания: узел дальней связи, здание биржи, банк и отделение Следствия, мимо которого Райк прошёл задержав дыхание.

Если бы они пошли дальше, то рано или поздно, упёрлись бы в металлическую стену, скрывающую внутреннее ядро станции. Туда доступ был закрыт для посетителей. Но Джулия с Родвардом остановились куда раньше возле большого, двухэтажного четырёхмодульного здания с огромным экраном, на котором название «Осиновый лист» постоянно меняло свою форму: от геометрически простого, до каллиграфически совершенного.

Внутри было шумно. Первый этаж представлял собой ресторан с широкой сценой возле одной из стен, на которой три девушки, чья нагота была скрыта лишь кружевным бельём, искусно танцевали под смесь джаза и техно. Вместо некоторых обеденных столов стояли столы для азартных игр. Официанты, словно роботы, безмолвно сновали между столиков, ловко уворачиваясь от вскинутых в восхищении рук посетителей. Джулия повернула направо, к узкой лестнице на второй этаж. Экипаж гуськом последовал за ней. Второй этаж был разделён на частные кабинки, в одну из которых они и зашли. Размером чуть больше чем кают-кампания на их корабле, комната была оснащена всем необходимым: мягкие диваны, столик посередине, большой экран на стене с встроенным интерограмным проектором. Здесь их встречал услужливо улыбающийся мужчина, чей невысокий рост прекрасно гармонировал с полосатым костюмом и заискивающей ухмылкой.

— Приветствую вас в «Осиновом листе»! — важно объявил он, — эта комната ваша настолько, насколько она вам понадобится. Напитки, еда, девочки, мы предоставляем всё, что угодно и я, Луиджи Серра, владелец этого заведения, лично буду обслуживать вас, — сообщил он с такой важностью, словно сам не понял, с чего вдруг снизошёл до такой работы.

— Благодарю вас, — Райк постарался улыбнуться ему как можно радушнее, — мы определимся с желаниями и дадим вам знать, хорошо?

— Беспрекословно подчиняюсь и удаляюсь! — отвесив шутовской поклон, Луиджи вышел из комнаты.

Расположившись на диванах, команда переглянулась. Взгляды были направленны в сторону Джулии. Родвард понял намёк и, взяв за руку возлюбленную, спросил:

— Милая, нам нужно разузнать об одном члене нашего экипажа. Как думаешь, мои бывшие коллеги расщедрятся на информацию?

— Можно попробовать. Но стоит спросить лично, — пожала плечами она.

— Конечно. Мы скоро вернёмся, — махнув рукой команде, Родвард скрылся в дверном проёме со своей возлюбленной.

— Тут наверняка есть прослушка, — нарушил тишину Джовес, — но нам нужно решить, с чего начнём.

— Нужно осмотреть апартаменты Ганса. Всем идти не имеет смысла, только лишнее внимание привлечём. Кто-то хочет вызваться?

— Я пойду, — решительно сказала Мари.

— Я составлю компанию, — тут же вызвался Райк и, чуть погодя, виновато добавил: — на «Консорциуме» я ни разу не был, не хочу упустить возможности осмотреться.

— Хорошо. Идите с Мари, — махнул рукой Филимон, — мы будем ждать вашего доклада, чтобы определить дальнейшие действия, — Мари бодро направилась к выходу и Райк почувствовал облегчение двинувшись следом. Ему нравилась команда, но возможность оказаться с Мари наедине было куда приятнее.

Очутившись на улице, Райк остановился, осознав что не знает, куда идти.

— Иди за мной, — Мари потянула его за рукав, — я знаю где Ганс живёт.

— Ты была у него в гостях?

— Конечно, и не один раз! — в её голосе звучала печаль, — мы ведь с ним были друзьями. Он учил меня летать… — бегая глазами по вывескам, Мари нашла, за что зацепиться: — смотри-ка, новый магазин. Видимо открылся недавно. Когда я была в прошлый раз, здесь была прекрасная пекарня, можешь себе представить? Не знаю, что стало с владельцем, но дела у него шли хорошо. А здесь я всегда покупала себе костюмы, — Райк послушно посмотрел на вывеску, которая гласила «Горностай и товарищи».

— Это фамилия владельца? — поддержал беседу Райк.

— Имя, — Мари весело сверкнула ровными зубками, — родители у него были шутниками.

— Оно и видно. Мари, а ты бывала здесь только с командой? — она отрицательно покачала головой, — просто все ведут себя довольно уверенно, я думал, что может быть вы уже…

— Не все сидят на станции круглый год. Место то популярное, здесь самые качественные работы по кораблю можно выполнить. Фил наверняка гонял обсерваторские грузовики, Клайд уж не знаю, Джо был здесь в увольнительной как и я.

— Расскажешь об этом? — Мари́ взглянула на него, словно убеждаясь, что ему это действительно интересно и спросила.

— Что конкретно ты хочешь знать?

— Всё! Как ты оказалась в обсерватории? Где выросла? — Райк всё время отводил взгляд, разглядывал вывески, старясь создать вид что это праздный интерес, а не самая ценная информация, которую он хочет получить.

— Позже. Мы пришли, — Мари указала жестом на один из «кирпичиков», ничем не отличавшийся от своих соседей.

— И что дальше? Просто постучим?

— Клайд немного поколдовал с браслетом Ганса, — Мари вытащила из кармана небольшую пластину и прислонила к ридеру двери. Дверь послушно открылась.

— Так просто? Я думал взломать системы «АрмТек» невозможно! — изумился Райк.

— Фактически, он ничего не взламывал. Просто здесь на апартаментах слабая защита, — Мари зашла первой и стала осматриваться. Райк обратил внимание, что она мгновенно собралась, словно готовясь к прыжку.

Полчаса они обыскивали каждый уголок комнаты Ганса. Здесь совсем не было личных вещей. Складывалось впечатление, что помещение было готово для сдачи следующему жильцу.

— Фили, мы закончили, — отчиталась Мари через браслет, — тут ничего нет.

— Зато у Родварда есть кое-что, — послышался голос седовласого учёного, — неподалёку от вас, уровнем выше, находится комната, где Ганс часто бывал. Попробуйте последить, может что-нибудь выясните.

— Хорошо. Что-нибудь ещё? — Мари недовольно пожевала губу.

— Джо с Клайдом пройдутся по магазинам, которые Ганс посещал.

— Ладно. Надеюсь этого будет достаточно, чтобы получить хоть какие-то ответы, — махнув рукой Райку, Мари направилась к выходу.

— Так что, ты расскажешь о своей бурной молодости? — как можно более бесстрастно спросил Райк.

— Если тебе правда интересно… — на мгновение задумавшись, Мари стала рассказывать, — я родилась и училась на Земле. Да, прямо в столице нашей федерации, — усмехнулась она, заметив удивлённый взгляд, — мои родители… они были высокопоставленными дипломатами и мне пророчили такое же будущее. Знаешь, эти бесконечные рауты, расшаркивания, подхалимский тон… Я терпеть не могла вечера, когда родители брали меня с собой на званые ужины. Они демонстрировали меня так, словно я цветок, который они вырастили и собираются посадить в собственном саду, — её голос приобрёл живой, яростный оттенок, — я знала, что выбора у меня нет, что всё предрешено, но однажды они превзошли сами себя. На Земле, как ты наверное знаешь, весьма серьёзные проблемы с перенаселением и просто вступить в брак и заводить детей нельзя, нужно доказать, что твой ребёнок будет нужен обществу, что ваш семейный союз будет полезен для Земли.

— Ты серьёзно? — изумился Райк.

— Да. Ты правда не слышал? На Земле дела с этим обстоят хуже всего, скоро и на Боресе будут подобные проблемы, я слышала они перевалили за десять миллиардов населения, а планета то размером поменьше Земли. В общем, на Земле считается невероятной удачей, если тебе разрешили вступить в брак в юности. Но мне было пятнадцать лет, я даже жизни вдохнуть не успела. А родители… Однажды, они привели домой напыщенного здоровенного парня, лет на пять меня старше. В его манерах, взгляде было столько самодовольства, что хватило бы на целую планету. И можешь себе представить, они объявили, что это мой будущий жених! Сказали, что уже всё решено, что разрешение от брачного комитета получено и осталось лишь дождаться, когда мне исполниться шестнадцать лет. А этот… сидел и смотрел на меня так, словно я уже его собственность. Как будто он смотрит на новый браслет в магазине, зная, что уже заплатил за него и осталось дождаться, пока завернут в красивую упаковку.

— Это был Джовес? — осторожно спросил Райк, боясь услышать ответ.

— Что? Нет! Ты что! — расхохоталась Мари, — ну даёшь Райк, почему ты так подумал?

— Ну я… Да не важно, ты продолжай рассказ лучше, — густо покраснев попросил он.

— В общем я закатила родителям скандал. Грозилась уйти из дома, а они, можешь себе представить, просто смеялись! Говорили, что мои угрозы безумный бред, что они даже и обсуждать это не хотят. От лучшего будущего не отказываются, говорили они.

— И ты сбежала?

— Именно. Карманных денег у меня было не много, так что пришлось взять кое какие мамины драгоценности и отправиться в порт. В платье! У меня просто не было другой одежды.

— Хотел бы я увидеть тебя в платье, — честно вздохнул Райк.

— Правда? — в её глазах искрилось кокетство. Такой взгляд сильно приободрил Райка. Он помнил, как Элис смотрела так на других мужчин, когда ей что-то было нужно. Но Мари не нужно было ничего, к сожалению Райка.

— Конечно! У тебя не осталось снимков?

— Нет. Всё моё прошлое осталось на Земле. Я же не видела родителей уже много лет. Да и вряд ли они захотят меня видеть. Им пришлось проходить обратный процесс разрыва брачного договора. Платить штрафы, выслушивать упрёки и насмешки. А для аристократов, которыми они себя считали это жуткий позор. Но я считаю, что они получили то, что заслуживали.

— Так как ты сбежала?

— В платье и с небольшой сумочкой, набитой драгоценностями, я села в ближайшую капсулу до центрального вокзала и всю дорогу плакала. Естественно, когда я добралась, лицо у меня было весьма несчастное. Каждый человек считал своим долгом подойти и спросить, что случилось. Они думали, что я потерялась. Предлагали отвезти домой. Представляешь, как меня доконали? Единственный человек, который не навязывал мне свою помощь, был пожилым охранником. Я и рассказала ему, что собираюсь сбежать. Он не стал отговаривать меня. Не стал говорить, что это ошибка или что я глупая. Он посоветовал мне лететь на «Метрополию» ближайшим челноком и там поступить в академию флота. Можешь себе это представить? Девочка, которая каждые выходные танцевала на балах, наряжалась в платье и, вдруг, флот? Я согласилась с его предложением только потому, что мне показалось это безумно забавным. Представить лицо родителей, когда те узнают, что их крохотка раздаёт врагам федерации по башке, — она хищно оскалилась.

— Ты пошла служить просто им назло? — изумлённо улыбнулся Райк.

— Да, — буркнула Мари, но тут же улыбнулась, — хоть и звучит нелепо, но в ином случае я вряд ли бы решилась. Тот охранник помог мне. Он договорился со своим знакомым, который отвёз меня на станцию. Сказал к кому обратится, чтобы продать награбленное. Я боялась, что меня сдадут полиции, но «Метрополия» — это удивительное место. Девушка, в ломбард которой я пришла, не спрашивала ничего. Забрала у меня все побрякушки, честно их оценила. Когда узнала, что у меня нет своего браслета, помогла купить один взломанный, перевела на него оплату… Для меня всё это было так, словно я очутилась в сказке. Я принцесса и все помогают мне, а вскоре появится мой жених и я стану его королевой, — Мари, с едва различимой болью в голосе, усмехнулась, — реальность оказалась суровее. Не сильно, но суровее. У меня были деньги, был свой личный браслет. Но мне было пятнадцать, во флот принимают только с шестнадцати. Жить на станции, не работая при этом, было запрещено. Поэтому я стала искать работу. Я не жаловалась, не плакала. Меня двигала вперёд злость на родителей, решивших что я их собственность. Я жаждала доказать им обратное.

— И у тебя получилось? — спросил Райк, когда Мари ненадолго замолчала, предаваясь воспоминаниям.

— О да. Я устроилась продавщицей в лавку. Хозяин продавал разные гаджеты и механизмы, уже отработавшие свой срок, но с его помощью возвращённые к жизни. Много грязи, повсюду масленые пятна… Моё платье в первый же день превратилось в старую тряпку и тогда я купила свой первый комбинезон. Простой, без радиационной защиты. Я честно работала, из недели в неделю. А на втором месяце пребывания на станции по новостям передали объявление о том, что мои родители предлагают вознаграждение за любую информацию обо мне. В тот же день я обстригла волосы и честно рассказала своему нанимателю о сложившейся ситуации. Он один видел меня постоянно и мог выдать.

— И что он сказал?

— Сказал, что вознаграждение слишком большое, чтобы отказываться от него. Но я ему нравилась. Говорил, что я честно работаю, не ленюсь и… сейчас я уже понимаю, что он пылал страстью ко мне и лишь возраст сдерживал его похоть. В общем… Он сказал, что если я смогу его убедить то не пойдёт к Следствию. Наверняка он думал о сексе, но я предложила ему деньги. Всё что у меня было, около шестисот тысяч реф, — Мари вдруг рассмеялась, — он не поверил мне, а когда я показала ему счёт, выглядел ТАК несчастно… Весь его магазин стоил меньше. Я сказала, что за эти деньги хочу купить его молчание и помощь в поступлении на Флот.

— Но тебя же искало Следствие, как так получилось, что они тебя не нашли?

— След оборвался на том ломбарде, хозяйка которого меня прикрыла. Она стала моей первой настоящей подругой, потом, когда я вернулась из армии… — на мгновение задумавшись, Мари продолжила, — по внешности меня мало кто мог опознать. Камеры слежения, конечно, были на станции, но я всегда прятала лицо. Старалась скрываться в толпе, в общем… Не знаю, наверное мне просто повезло, — сказала она, пожав плечами, — а когда мой бывший работодатель заплатил взятку рекрутёру, я стала официально числиться студентом. Оказавшись в академии, я почувствовала себя в безопасности. У Следствия нету полномочий изымать сбежавших девчонок оттуда.

— Как? Я думал Следствие… оно всесильно.

— Если бы за мной числились преступления, так бы оно и было. Но я была чиста перед законом. Почти. В общем, поступила я на три месяца раньше, чем было положено. Поначалу у преподавателей возникали вопросы, но вскоре об этом позабыли. Я была одной из лучших учениц.

— Не сомневаюсь, — подхалимским тоном поддакнул Райк.

— Зря. Я ведь была белоручкой. А в академии мне пришлось по-настоящему страдать. Ежедневные физические тренировки, бесконечные теоретические уроки, вечное соперничество с другими студентами… Там же как: если ты в числе лучших, то и назначение для тебя будет лучшим. Никто не хотел оказаться на каких-нибудь дряхлых снабженцах на краю обжитой галактики. Но я утёрла нос всем им. К пятому году обучения, я была седьмой в рейтинге. Из нескольких тысяч. Можешь себе представить, как я гордилась?

— Представляю! — восхищённо сказал Райк, — а родители? Они пробовали тебя увидеть?

— О да. Когда родители узнали где я, они дважды прилетали, трясли бумагами с подписью важных людей, но им дали от ворот поворот. Тогда они прекратили попытки и больше я о них не слышала.

— Тебе нравилось в академии? — вновь после недолгого молчания, спросил Райк.

— Поначалу очень не нравилось. Но чем больших успехов я достигала, тем больше стала их ценить. Я получала то, что заслужила. Сама. И поскольку получала я много, самооценка поднялась до небывалых высот. Конечно мне постоянно приказывали что делать, но то, что я сознательно решила подчиняться этим приказам отличало их от навязанных приказов родителей. Так, мы пришли, — вдруг воскликнула Мари, указывая на очередной модульный «кирпичик». На этот раз он был двухэтажным.

— И как же мы попадём внутрь? — с сомнением оглядев дверь, Райк с надеждой посмотрел на Мари.

— Никак. Время у нас есть, давай сядем где-нибудь рядом и подождём, — Мари указала на неприметный бар с панорамными окнами. «Сила и власть» гласила вывеска, — вот здесь хорошо.

Райк, пожав плечами, согласился и они зашли внутрь. Романтический полумрак с лёгким красным оттенком подсветки не вязался с названием, но искать другое заведение им уже не хотелось. Выбрав столик в углу, они заказали по синтетическому молочному коктейлю и Райк спросил.

— А куда тебя назначили после академии?

— На линкор «Герцогиня Каргар». Я была в десантном подразделении и в первый год службы мы не делали практически ничего. Кроме регулярных тренировок, разумеется. А потом вспыхнуло восстание на одной алмазно-добывающей колонии и нас отправили его гасить.

— Хрустальное восстание? — шёпотом переспросил Райк. Мари кивнула, — ты была там? Серьёзно?

— Да. Раз ты слышал о восстании, то слышал и о жестокости, с которой это восстание погасили. Это ведь был мой первый бой, Райк. И в первый же день высадки, я убила семерых человек. Окончательно и бесповоротно. Я была в полубессознательном состоянии, словно… — она пихнула его руку, — …ты знаешь, что это такое, эти стимуляторы. Поэтому во время боя меня ничего не беспокоило, но после… Я долго не могла прийти в себя. Все мои сослуживцы наперебой хвастались тем, скольких человек они убили. Они смеясь пересказывали друг другу стычки, оружие, с которым на них наступали враги. Ручные лазерные буры, электро-кирки и тому подобное. Я не могла понять, почему они так спокойно говорят об этом. Я спрашивала, но мне отвечали так просто, словно это было само собой разумеющимся. Это враги. И всё! Кем были эти люди, почему они стали нашими врагами их не интересовало. Никого, кроме одного человека: Джо, — Райк почувствовал одновременно и интерес, и желание закрыть уши. Весь этот час он был наедине с прошлым Мари, но теперь в нём возник Джовес и Райк откровенно завидовал.

— Он тоже не хотел их убивать?

— Да. Он смог меня утешить. У нас не было выбора. Нам даже некуда было бежать, мы были в бесконечно пустом космосе наедине с этой безатмосферной планетой. Мы, и величественный корпус «Герцогини Каргар». А за отказ подчиняться приказам, следовала немедленная казнь.

— Это… жестоко.

— Да, — Мари сжимала кулаки, но не от злости, от той боли, что причиняли воспоминания, — мы снова принимали стимуляторы и шли в бой. Каждый день, на протяжении недели. Восставшие держались героически. Но героями, после, назвали нас. Мы все получили медали за храбрость. И все счастливо улыбались, принимая награду от адмирала на базе нашей дислокации. Все, кроме меня и Джовеса. А затем мы запросили перевод на гражданскую службу. Уйти с флота совсем было нельзя, у нас был контракт на три года. Не знаю, как ему это удалось, но Джовес смог выбить нам два места, в качестве представителей от Флота в службе охраны Старой Обсерватории. Наверняка ему помог брат. Уж не знаю кому они заплатили и сколько это стоило, но мы оказались свободны, — Мари замолчала и Райк лишь через пару минут решился спросить.

— Ты смогла забыть о той неделе?

— Нет. До сих пор я вспоминаю лица своих жертв. Они преследуют меня в кошмарах, и я… Я не думаю, что когда-нибудь это закончится.

— Сочувствую тебе. Даже представить не могу, что за ноша у тебя на плечах… — Райк устыдился своего рассказа о путешествии на Кемаль. Он представлял ей себя как жертву, но что это была за жертва по сравнению с тем, что пережила сама Мари?

— Спасибо. В общем Джо вытащил меня. Вскоре на станцию устроился и Род. Поначалу мы держались обособленно, но вскоре сдружились с учёными. Они оказались хорошими ребятами, я многому у них научилась. Было приятно изучать что-то, помимо военного ремесла, — встряхнув головой, словно бы сбрасывая нахлынувшие воспоминания, Мари улыбнулась, — вот так принцесса стала чудовищем.

— Мари, не говори так, ты вовсе не чудовище! Ты прекрасна, по-настоящему женственна и… — пока Райк подбирал слова, Мари резко переменилась в лице. Резко подорвавшись с сиденья, она махнула рукой и выскочила на улицу.

Райк увидел то же, что и Мари — человек стоял возле той самой двери, разговаривая с курьером. Закончив беседу, курьер скрылся в лабиринте проходов, а человек, махнув рукой возле ридера двери, зашёл внутрь здания. Мари ускорила шаг и, когда человек скрылся внутри, в диком пируэте подскочила к двери, едва успев придержать её кончиками пальцев. На одно мгновение он вернулся в прошлое, когда Старрет точно таким же движением… Нет. На этот раз всё будет иначе, он не позволит убить Мари. Райк подскочил к ней и только поравнялся как Мари мягко толкнула металлическую дверь внутрь. Они попали в пустующий холл и, оглядываясь, пошли дальше. С лёгким щелчком дверь закрылась за ними, заставив Райка вздрогнуть. Послышались шаги в комнате справа от входа и Мари, беззвучно ступая, подбежала к ней.

Дверь не была заперта, так что она зашла. Райк крался следом, но, когда он добрался до двери, Мари уже подкрадывалась к человеку, стоящему спиной к дверному проёму. Он был выше, но Мари быстро исправила это недоразумение, прыгнув и крепко схватив человека за шею. Второй рукой она ловко ухватилась за застёжку, стаскивая браслет с руки человека. Она с такой силой сдавливала его горло, что тот мог лишь хрипеть. Райк увидел, как свободной рукой он стал шарить по бедру, явно нащупывая оружие, и немедля ухватил его за руку, срывая замаскированный под ремень шоковый прут. Человек ещё какое-то время сопротивлялся, но вскоре обмяк. Мари, аккуратно ссадив его на пол, достала из нагрудного кармана змейку наручников и защёлкнула механизм на его руках. Райк пытался разглядеть что-то подозрительное в его лице, но он был совершенно обыкновенным.

— Проверь, есть ли ещё кто, — указала она на датчик движения, возле стены. Райк, подключив браслет, вызвал схему дома. Человеческие сигнатуры были только в этой комнате.

— Чисто, — отрапортовав, он подошёл к Мари, — что дальше? Будем допрашивать?

— Да. Учти — это незаконно, применять «жидкую правду» на гражданских. Если окажется, что человек невиновен — будут последствия.

— «Жидкую правду»?

— Армейская заначка, — Мари показала ему небольшую ампулу, — воздействует на синоптические каналы жертвы, вызывая бесконтрольный страх и причиняя невыносимую боль, вздумай тот лгать, — желваки на её скулах заиграли, и она яростно прошипела, — кем бы он не был, он это заслужил. Держи ноги, пока я буду допрашивать.

Райк уселся пленнику на лодыжки, крепко сжимая руками, а Мари, переступив через ноги пленника, наклонилась к шее. Райк сглотнул: прямо перед глазами материал комбинезона натянулся на попе Мари, подчёркивая округлости. Он не мог отвести глаз. Пленник застонал, возвращая к себе внимание Райка.

— Кто вы? — измученным голосом прогундосил он, пытаясь пошевелить руками, — почему я связан?

— Мы подозреваем, что ты принадлежишь к террористической группе, и собираемся вести допрос, — честно ответила Мари́, - твоё имя? Что ты делаешь здесь, на станции?

— Меня зовут Маркус и я… — Он запнулся. Испуганно взглянув на Мари, на Райка, снова на Мари, он открыл рот, но ничего не сказал. Руки дёрнулись, сам он весь подался вперёд, но Райк удержал его на месте, — я делаю вид, что занимаюсь делами на этой станции! — воскликнул он. В глазах была видна боль, сам он весь сжался, испугавшись того, что сказал.

— Зачем ты делаешь вид, что занимаешься делами?

— Потому что мне приказали это делать.

— Кто тебе приказал это делать?

— Освободители, — слово сорвалось с его губ, и он уже ничего не мог с этим поделать. Его скрючило от боли, он пытался сжимать губы и Райку пришлось поднапрячься, чтобы удержать его на месте.

— Кто такие освободители?

— Освободители, — после небольшой паузы повторил он. Мари выругалась.

— Сколько их здесь?

— Много.

— Чего хотят освободители?

— Освободить нас, — в глазах его заплясал яростный огонёк. Судороги стали слабее.

— Кто входит в понятие «нас» в твоём предложении? — спросила она.

— Всё человечество, — они с Райком молча смотрели на него. Ужас прошёл, пленник кипел от злости и яростно сверлил их взглядом, словно бы пытаясь навредить. Мари, неохотно, словно не желая слышать ответ, спросила:

— От чего освободители хотят освободить человечество?

— От того, что мы называем жизнью, — презрительно процедил пленник и замолчал.

— Как освободители хотят освободить человечество от нашей жизни?

— Поработив нас.

— Как освободители поработят человечество?

— Пошли вы… — выругался он, но уже через мгновение, непроизвольно сказал, — грубой силой, — пленник попытался улыбнуться, но у него вышла лишь жуткая гримаса.

— Действие сыворотки проходит слишком быстро, он как-то борется с ней. У нас нет времени на обычный цикл допроса! — взволновано сказала Мари Райку и снова повернулась к пленнику: — когда освободители начнут освобождать человечество? Через сколько времени? — на этот раз он боролся дольше. Всё тело его било судорога, но сыворотка взяла верх, и он сквозь сжатые зубы процедил:

— Через сорок суток.

— Как найти освободителей? — он молчал, — я спросила, как найти освободителей!

— Засунь свой вопрос себе… — начал было говорить мужчина, но глазами стрельнул к двери.

— Они здесь? — на этот раз ответом было молчание, но глаза снова непроизвольно дёрнулись в сторону двери.

— Ты уверен, что здесь никого? — коротко спросила Мари Райка.

— Проверю ещё раз.

— Нет, держи его, я сама, — лёгким, словно бы танцующим движением, Мари направилась к двери, а Райк тряхнул пленника.

— Здесь есть оружие? — пленник сильно сжимал губы, но глаза всё равно дёрнулись в сторону стоявшего рядом комода.

Райк, отпустив одну руку, потянулся к комоду и нащупал электронную щеколду. Открыв дверцу, он достал два импульсных пистолета. Тишину пронзил крик Мари из соседней комнаты. Это не было криком ярости, Мари вопила от ужаса. Уже через мгновение, Райк, подскочив с пола, нёсся по направлению источника звука. Дверь в помещение по другую сторону холла была приоткрыта, и он пинком толкнул её, врываясь внутрь. На пару мгновений Райк и сам застыл в ужасе. Такого он не ожидал. Мари стояла посреди комнаты, скованная ужасом, застывшая в шаге и не спускающая глаз с лица стоявшего перед ней… человека? Он был одет в стандартный комбинезон, обычное телосложение, но его лицо… Оно было неестественно, светло-синего оттенка, сплошь изъеденное оспинами. У него были маленькие глазки, глубоко посаженные посреди этого безобразия и неаккуратный рот, обрамлённый посиневшими губами.

Одним своим видом он вызывал ужас, словно заражённый страшной болезнью, но в его руке был импульсный пистолет. Райк почти опередил его, выстрелив навскидку. Патрон, направленный сильным импульсом, прошил живот существа, но было поздно: тот успел выстрелить и поразил Мари в ногу. То ли глухой звук падения его тела, то ли открытая рана привели Мари в чувство. Она крикнула ему «Райк!» и он бросил ей второй пистолет, из которого Мари подстрелила связанного по рукам пленника, забегавшего в комнату на выручку своему… подопечному? Товарищу? Превозмогая страх, Райк подошёл ближе и выстрелил ещё раз, прямо в уродливую голову. Они оба замерли, но больше никаких звуков, никакого движения.

— Что это? — спросил Райк, со страхом глядя на подстреленного человека.

— Я не знаю… — Мари села на пол, она вся дрожала, — я никогда не испытывала ничего подобного. Когда он посмотрел на меня, мною завладел страх. Бесконтрольный, всепоглощающий ужас, — Райк заметил, что Мари до сих пор избегала смотреть в сторону существа. Она дрожала.

— Он похож на человека, но его кожа, — присев на корточки он осторожно прикоснулся пальцем, — как будто бы он чем-то болен. Мари, он до сих пор жив! — вдруг воскликнул он, нацеливая на него пистолет. Существо тихонько гудело. По крайней мере гудела его голова.

— Он отвратителен, — резюмировала она, присев рядом с ним. Её всё ещё колотило, но она нашла в себе силы взглянуть в глаза страху.

— Ещё как. Но что с ним? И как он воздействовал на тебя? И почему он сидел здесь, пока мы допрашивали его… друга.

— Не хотел светиться? Не знаю. Судя по всему, мы нашли одного из освободителей. И, в общем, ничего хорошего, — достав складной нож, Мари вонзила его существу промеж глаз. Его голова продолжала гудеть.

— Жуткое зрелище, — Райк непроизвольно сглотнул, — почему он не умирает?

— Я не знаю. Нужно показать его Филу.

— Как можно скорее. Послушай, Мари, но если это заразная болезнь, почему его до сих пор никто не арестовал?

— Взгляни на его комбинезон, у него есть встроенный капюшон с маской. Он просто надевает его, скрывая свой… недостаток. И я не уверена, что это именно болезнь, — Мари задумчиво провела пальцами по своему браслету, — мы не можем оставить их здесь.

— Но и через станцию тащить два мёртвых тела нельзя.

— Ты прав.

— Вызовем наших через браслет? — предложил Райк. Мари отрицательно покачала головой.

— Он сказал, что здесь много этих Освободителей, они могут перехватить наш сигнал. Нужно действовать осторожно, — она попыталась подняться, но её лицо исказила мука., рука дёрнулась в сторону бедра.

— Мари, ты ранена! — воскликнул Райк, заметив на её бедре кровоточащую рану.

— Царапина, — отмахнулась она, — дай мне только… — совершив ещё одну попытку подняться, она обессиленно рухнула на пол.

— Ты не можешь идти в таком состоянии. Тебе нужна медицинская помощь!

— У нас нет на это времени, мы должны поставить людей в известность. Сорок суток, Райк, потом может быть поздно!

— Но Мари, ты можешь умереть! — в ужасе воскликнул он.

— Не умру. Первую медицинскую помощь я способна сама себе оказать. Останусь я, ты иди за ребятами, — он взволнованно подскочил, — подожди, — Райк замер. Она вытащила нож и, придавив голову человека к полу, стала резать. От такой жестокости он опешил, но больше его удивляла решимость Мари. Что это, месть? Острое лезвие легко рассекало кожу и вскоре у Мари в руках оказался приличный кусок его плоти. Оглядевшись по сторонам, она указала в сторону шкафчика. — Здесь должны быть герметичные пакеты, их во все отели поставляют, посмотри, — Райк, подойдя к шкафу, увидел несколько.

— Вот, держи, — она аккуратно сложила материю в протянутый пакет и стала осматривать его. Стащив с его руки перчатку, она снова охнула, указывая пальцем: один из пальцев этого… существа сплошь состоял из мерзких усиков, словно локон волос. Мари придавила к полу его руку и несколькими сильными движениями отрезала кисть целиком, опуская в другой пакет.

— Попроси Фила с Гаспаром заняться их изучением немедля, остальных приведи с собой. Я пока сделаю несколько снимков этого… существа, — сказала она, и Райк спрятал пакеты за пазуху. Начав говорить снова, она лишь к концу фразы подняла глаза на него, — ты уже второй раз спас мне жизнь, — её голос был наполнен благодарностью.

— Я сделал бы это ещё тысячу раз, если бы только мог, — искренне произнёс он и Мари, внимательно глядя ему прямо в глаза, кивнула. Разглядела она там те чувства, что он питал к ней или нет — Райк не знал. Он направился к выходу.

Глава 14

На улице было также людно, как и несколько минут назад. Людской поток тонким ручейком тёк в разных направлениях и Райк на мгновение остановился, пытаясь разглядеть кого-нибудь подозрительного. Попытка была неудачной. Каждый человек, чей взгляд он ловил, казался ему врагом. Он боялся оставить Мари одну, но не мог и медлить. Каждая минута вытекала, словно кровь из её раны. Вызвав на ближайшем здании экран с картой, Райк сориентировался и потрусил в сторону «Осинового листа». Он крепко прижимал оттопыренный материал комбинезона к груди, стараясь не привлекать внимания. Повернув на боковую улицу, Райк увидел то, что искал. Группа лиц в одинаковых чёрных комбинезонах направлялась в сторону здания с Мари. Едва сдержав крик ужаса, он побежал обратно. Опережая их всего на несколько секунд, Райк вбежал в здание и только увидев живую Мари с вопрошающим взглядом, позволил себе выдохнуть.

— Что случилось?

— Враги. Идут, — дав себе секунду чтобы перевести дыхание, он рывком подхватил Мари и прижал её к себе, словно младенца. Она была тяжёлой, мышцы заныли от боли, но он удержал её. Не думая о том куда бежит, Райк выскочил на улицу и потрусил вместе с ней по свободной улице. Он задевал ногами Мари́ прохожих, вызывая недовольное ворчание, но на извинения не было времени, он бежал. Через несколько секунд позади послышался взрыв. Райк продолжал бежать. Руки, казалось, вот-вот ослабнут, но он не мог уронить её. Рывком подняв её повыше, Райк зарычал от боли и продолжил бежать. То, что им навстречу вышел Джовес было чудом.

— Что с ней? — тут же спросил он, принимая Мари из рук Райка.

— Долго. Нужно к остальным, — запыхаясь ответил Райк, пытаясь подтолкнуть его, но Джо махнул в другую сторону.

— Сюда, здесь ближе, — он присоединился к гонке, и они бежали уже вдвоём. Райк смотрел на Мари. Она явно ослабла, но глаза её зорко следили за тем, чтобы их никто не преследовал, а пистолет, спрятанный между бёдер, был наготове.

Десять минут безостановочной гонки лишили Райка последних сил. Остатки он выжимал из себя, поднимаясь по лестнице на второй этаж «Осинового листа». В заведении гудело веселье, пёстро одетые девушки привлекали внимание зрителей, и никто не смотрел на них. В их комнате были уже все, включая Клайда. Увидев Мари, Фил подскочил.

— Помоги ей, — попросил Джовес, осторожно опуская девушку на диван и повернувшись к Райку спросил, — что с вами стряслось?

— Мы… — он бросил взгляд на обеспокоенную Джулию. Родвард шагнул вперёд.

— Она моя невеста, ей можно доверять.

— Мы встретили одного из этих освободителей. Кем бы они не были, — достав пакеты из-за пазухи, Райк шлёпнул их на стол, посреди пустых тарелок. Вкратце он пересказал события минувшего часа, наплевав на возможную прослушку.

— Не похоже, что это болезнь. Больше похоже на естественные образования. Возможно, внеземного происхождения, — сказал Гаспар, рассматривая кисть существа, — это надо изучить более детально. Мне нужно попасть на корабль.

— Ремонт уже завершён, — вставила слово Джулия, — но всех проверяют. Без проверки взлететь не разрешат. Был взрыв… — Она потупила взгляд, словно это была её вина.

— Можно взлететь и без разрешения, — вставил слово Альдо, но Райк смерил его строгим взглядом. Только проблем с местной администрацией им не хватало.

— Как Мари? — спросил он.

— В норме, — коротко ответил Фил. Он обрабатывал её рану каким-то раствором, — но ей тоже нужно оказаться на корабле как можно скорее. Либо нести в местный госпиталь.

— Исключено. Улететь отсюда, как можно скорее, — сквозь боль прошипела Мари.

— Род, сделай что-нибудь! — взмолился Райк.

— У всех есть алиби кроме Джо, Райка и Мари. За нас управляющий «Осинового листа» поручится.

— Я торчал в армейском магазине и только вышел оттуда, когда услышал объявление о взрыве.

— Какое объявление? — спросил Райк. Родвард молча включил зацикленную запись.

«На станции совершена диверсия. Настоятельно просим всех оставаться на своих местах для прохождения проверки. Сектор А47 оцеплен и недоступен для посещения»

— Шесть модулей повреждены. Команда зачистки уже отправлена, — дополнила картину Джулия.

— Там был этот пришелец, они избавляются от следов! — воскликнул Райк.

— Кто они?

— Агенты освободителей. Они могут быть в местном управлении, в охране и команде зачистки. Мы понятия не имеем сколько их, — Райк тихонько выругался.

— Это всё объясняет, — сказала Джулия, — кто-то вывел из строя систему видеонаблюдения. Это был кто-то из своих в Ядре.

— Значит, нас не видели? — спросил Джовес.

— Да. Поэтому и требуют прохождения проверки.

— Райк, у меня есть идея. Ты в состоянии правдоподобно врать? — полюбопытствовал Род.

— Я попробую, — он принялся сосредоточенно вдыхать, пытаясь восстановить равномерное дыхание и унять бешеный стук сердца.

— Пошли со мной, — резко поднявшись, Родвард направился к двери и Райк последовал за ним. Уже в коридоре он пояснил, — скажем Луиджи что ты предавался плотским утехам с Мари в неположенном месте. Дадим ему взятку. Должно сработать.

Внизу, они нашли хозяина заведения за одним из игральных столов. Родвард, махнув ему рукой, жестом позвал к ним. Услужливо кивая, Луиджи подошёл.

— Чем могу помочь?

— Понимаете, — сдерживая фальшивый смех начал Родвард, — мы попали в презабавнейшую ситуацию. Но забавная она только для меня и, конечно, будет для вас.

— Я вас внимательно слушаю, — заговорщицки улыбнувшись, Луиджи подмигнул им.

— Мой друг Райк, — он легонько тряхнул Райка за плечо, — да не трясись ты так, Луиджи свой человек, он поймёт.

— Извини, — Райк выдал самую убедительную фальшивую улыбку, на которую только был способен.

— В общем, он решил пошалить со своей подружкой. Вы видели её, невысокая такая, черноволосая, — Луиджи важно кивнул, — им мало было просто снять комнату, эти шалопаи забрались в техническую камеру возле ядра. Их никто не видел, но… Сами понимаете, с этими проверками выясниться и… помимо штрафа вы знаете, перед сколькими официальными лицами им предстоит сгореть от стыда, — когда Родвард закончил, Луиджи хохотал.

— Ну вы даёте!

— Вот и я о том же, — Родвард хитро улыбнулся, — я ему сказал: Райк, надо рассказать Луиджи. Он человек бывалый, всякое повидал, поймёт.

— Конечно! — надулся от гордости хозяин заведения.

— И конечно же ему достанет мудрости не отказаться помочь, скрыть эту маленькую шалость, — Родвард подмигнул ему.

— Ну, я… — веселье начало улетучиваться с его физиономии, но Родвард не дал ему опомниться.

— Естественно штраф должен быть оплачен. Сорок штук, если память мне не изменяет. Другой вопрос — кому заплатить этот штраф. Суровым бюрократам, или любезнейшему человеку, что не оставил в беде романтическую парочку? — стоило упомянуть деньги как глаза Луиджи заблестели.

— Конечно, конечно! Я позабочусь о том чтобы штраф был направлен в нужное русло… А остальным незачем знать, чем занимались ребята. Я скажу, что вы были здесь всё это время, — он уже снова улыбался, и когда Райк завершил перевод денег пихнул его локтем, — в следующий раз заглядывай ко мне Райк, с удовольствием послушаю о твоих приключениях.

— Обязательно! — воодушевлённый успешными переговорами, Райк улыбался почти искренне, — спасибо, мистер Луиджи!

На обратной дороге Родвард тихо ворчал, а Райк почувствовал, как сильно у него болела голова: сказывался стресс. Махнув рукой команде, они снова стали спускаться по лестнице. На этот раз несколько любопытных взглядов всё же остановились на них, но артистка, особенно высоко задрав ногу в танцевальном па, снова переключила на себя внимание зевак.

Они шли молча, внимательно оглядываясь по сторонам. Впереди колонны шли Джулия с Родвардом. Джовес нёс Мари на руках и она, как могла, растерянно улыбалась невольным встречным, которым приходилось прижиматься к стенам, чтобы пропустить их. Они остановились возле медицинского магазина и Фил купил ей сдерживающий корсет на бедро. Кольцо плотной ткани застегнули на её ноге и Джо осторожно опустил Мари на землю. Сделав пару неуверенных шагов, она прибавила ходу, и процессия снова продолжила движение, подстраиваясь под её скорость. То и дело срезая путь, проходя через некоторые здания насквозь, они стремительно приближались к свободному стыковочному шлюзу, который для них забронировала Джулия.

Внезапно процессия остановилась и Райк, обеспокоенно глядя вперёд, заметил что Родвард с Джулией спорят о чём-то. Он подошёл к ним.

— Но это четвёртое крыло! Мы ссадили их в пятом! — сурово говорил он.

— Что случилось? — они замолчали, и Джулия показала ему экран своего браслета. Там высветилось короткое сообщение «Вооружённые стычки в четвёртом крыле. Усилить периметры безопасности».

— Ты думаешь что администрация стала бы поднимать такую бучу из-за жалких двадцати человек? — вполголоса спросил Родвард.

— Не из-за двадцати. Их может быть больше. Вы не одни могли доставлять бойцов.

— В пятое крыло, милая.

— Но… Если окажется что вы замешаны в этом деле, Следствие начнёт охоту, и я попаду под раздачу. Понимаешь? — она сухо констатировала факт, однако в фиалковых глазах застыл страх.

— Тогда я заберу тебя отсюда.

— Сбежать? Это ещё хуже.

— Не сбежать. Воспользуемся шестой поправкой, — он улыбнулся.

— Ты делаешь мне предложение? — изумилась она и тут же улыбнулась, — я согласна!

— Лучший день в моей жизни! — воскликнул Родвард и повернувшись к команде скороговоркой объяснил: — Райк, дальше ведёшь ты. Здесь прямо. На четвёртой развилке налево и до конца. Там шлюзовой отсек. Мы будем через двадцать минут, — взяв за руку подругу, Родвард помчался в обратную сторону, и Джулия, в своих неудобных туфельках, удивительно ловко побежала за ним. Изумлённо проводив взглядом парочку, Райк повернулся к своей группе. Будущих молодожёнов все провожали взглядами.

— Нам надо идти, ходу! — громко приказал он и пошёл впереди.

Первая развилка, за ней вторая. Он старательно держал цифры в голове, чтобы не промахнуться. Он был уверен, что одна лишняя мысль может сбить его и они свернут не туда, а каждая минута была на счету. Преследовали ли их? Обнаружить это было невозможно, да и их группа сейчас была слишком приметной. Кем были те бойцы? Неужели он своим единоличным решением начал восстание на станции? Всего двадцать бойцов… Неужели всё действительно так плохо? Третья развилка. Осталась одна. На ней повернуть. Райк повторял это как мантру. Наконец нужный поворот и уже через триста метров показалась дверь стыковочного шлюза. Ридер, верифицировав браслет Райка, раскрыл двери, и вся команда дружно ввалилась в пустое помещение, совершенно не похожее на тот роскошный холл где они обсуждали ремонт: гладкие металлические стены, скупо светившие потолочные лампы и несколько стульев, беспорядочно расставленные по пустой комнате. Мари тут же опустилась на один из них.

— Держишься? — спросил у неё Джовес. Она кивнула, — стимулятор у меня с собой, только скажи.

— Нет, — её голос был твёрд.

Райк подошёл к управляющему компьютеру возле одной из стен и уже собирался было запросить корабль, но модульная система, с постоянными перемещениями отсеков остановила его. Он испугался что Родвард уже не сможет попасть сюда. Долгие десять минут он бродил возле экрана, поглядывая на дверь и когда та открылась, сердце его на мгновение застыло: сюда могли ворваться бойцы освободителей, или бойцы Губерта. Или Следствие. Они были слишком легкодоступны, слишком привлекательной мишенью, но знакомое лицо позволило ему облегчённо вздохнуть. Родвард и Джулия счастливо улыбались, однако действовали быстро, не забывая о том, что заставило их поспешить с браком.

— Спасибо что подождал, — сказал Родвард, глядя на неподтверждённый запрос.

Активировав процедуру стыковки, они почувствовали лёгкий толчок: отсек пришёл в движение. Где-то посреди головоломки из металлических стен и механизмов навстречу им с математической точностью двигался взлётный модуль с отремонтированным кораблём. Они уже не стояли на месте, двигались по направлению безопасности, но Райк всё равно не мог устоять на одной точке, меряя шагами комнату.

— Да не семени ты, — наконец не выдержал Фил.

— Извини, — он остановился и, пытаясь занять себя хоть чем-то, сообразил, что не поздравил молодожёнов. Повернувшись к Родварду, он увидел как они тихонько шепчутся о своём стоя возле одной из стен. Подойдя он сказал: — простите что был бестактен. Поздравляю вас!

— Спасибо, — нежно сказала Джулия, — но ты не должен извиняться. Я понимаю, что ситуация экстренная, да и то, что вы пережили… В моих девичьих фантазиях свадьба выглядела не так, но я переживу, — полные губы девушки расплылись в понимающей улыбке.

— Не говори так, милая. Мы ещё успеем отпраздновать. Всё будет так, как в твоих мечтах, — Родвард обнял её за плечи и взглянул на Райка, — я давно уже хотел сделать предложение, но Джулия не хотела уходить с работы, а тут… Выбора не было.

— И тебя просто отпустили? — спросил он у девушки.

— Не так уж и просто. Когда мы зарегистрировали брак, Род получил возможность досрочно «запросить меня» у станции. Главное, чтобы было кому меня заменить на оставшуюся смену. Я попросила одну подругу и вот я здесь. Безработная, но счастливая, — она улыбалась. Райку хотелось испытывать раздражение, злиться на них за то, что они такие счастливые, тогда как столь мрачные события преследовали его. Но он не смог. Это было правильно. Они могут улыбаться друг другу, несмотря на то, что ждёт их в будущем и это прекрасно. Ради таких моментов для дорогих ему людей Райк был готов бороться до последней капли крови.

— Кстати, а почему этот отсек такой…

— Обычный? — Джулия пожала плечами, — я забронировала первый же, что был свободен. К вашему прилёту я подготовила особый. В нём обычно встречают высокопоставленных чиновников, крупных предпринимателей. Или друзей моего мужа, — она чмокнула Родварда в щёку.

С гулким стуком их отсек замер. Пока механизмы скрепляли стыковочный шлюз между взлётным модулем и их комнатой, Родвард сделал запрос на взлёт.

— Экипаж «Гипотезы», — Райку резануло слух новое название корабля, — в связи с чрезвычайными обстоятельствами, просим доложить о перемещениях каждого члена экипажа, во время пребывания на станции, — сухим тоном потребовал представитель администрации.

Каждый стал подходить по очереди, прикладывать руку к панели, после чего вводить место пребывания. Райк обратил внимание что Клайд посетил четыре разных магазина, один из которых назывался «Рог Изобилия». Хотелось бы знать, что там продают, но он тактично придержал свой интерес.

— Мы получили подтверждение, можете взлетать. Хорошего полёта! — сухо сказала девушка из динамиков таким тоном, словно бы желала им разбиться о первый же астероид.

— Почему они просто не сняли телеметрию с наших браслетов? — спросил Райк, когда связь прервалась.

— Для этого им нужно делать запрос в Следствие, а это долго, дорого… В общем действуют тут по старинке, — небрежно пожав плечами ответил Родвард.

Поднимаясь на борт корабля, Райк пытался обнаружить какие-нибудь изменения, но все они были скрыты металлическими панелями. Фил, Мари и Джовес отправились в кают-кампанию. Гаспар и Клайд в новый оборудованный исследовательский отсек. Родвард с Джулией, несмотря на то, что объединили себя узами брака, вместо того чтобы уединиться последовали за Гаспаром. Райк и Альдо пошли в рубку. Альдо сел в кресло пилота и дал команду на взлёт. Корпус завибрировал, отстыковываясь от станции, и корабль зашёл в аккуратный, но стремительный вираж.

— Отлети пока куда-нибудь в безопасное место. Лучше подальше от станции, — попросил Райк. Он смотрел на Альдо. Насмешливо скучающее выражение лица, бывшее его визитной карточкой, сейчас отсутствовало. Он беспокойно оглядывался, направляя корабль в безопасную точку. Райк подумал о том, какого ему. После того что он видел, скрывать их историю больше не было смысла.

— Пока мы летим, я введу тебя в курс дела, — сухо начал он, — я всё ещё не знаю можно ли тебе доверять. Ты хороший парень, ты помог мне, но всё же ты контрабандист.

— Ты хочешь, чтобы я извинился за это? — усмехнулся Альдо, после повисшей паузы.

— Нет, просто хотел расставить всё по своим местам. Так вот, — Райк собрался с духом, и стал рассказывать ему о последних событиях. Кратко, сухо. Рассказал про самоубийцу на Кемале. Про инцидент с Гансом. Про их предположения и про сигнал, пойманный командой Фила.

— Ну и дела, — только и ответил Альдо, после некоторой паузы.

— Пока всё складывается в неприятную картину. Это существо, на которое мы с Мари наткнулись… Кем бы оно не было, оно или они опасны. Мы должны действовать, должны опередить их, — Райк выдержал паузу, переводя дух, и спросил, — теперь, когда ты знаешь цель нашей миссии, не хочешь ли сойти с корабля? — Альдо повернулся и на лице у него застыло изумление.

— Ты с ума сошёл? Да я ни за что не пропущу такое! Пришельцы, взрывы, война, а у меня место в первом ряду! — он улыбался, но глаза обмануть Райка не могли, он был испуган. Тем не менее, пилот был преисполнен решимости.

— Спасибо. Я схожу, проведаю остальных, — Райк, поднявшись с кресла, внимательно посмотрел на Альдо ещё раз. Чутьё ему подсказывало, что на него можно положиться. Окончательно уверовав в лояльность своего пилота, Райк оставил его одного.

От Альдо многое зависело. То место, что он выберет для их безопасной стоянки сейчас могло бы оказаться ловушкой. Он мог продать их секрет тому же Губерту, но Райку казалось, что он этого не сделает. Он должен доверять ему. Но всё же, Райк продолжал обдумывать это заходя в исследовательский отсек. Работа там кипела. Даже Джулии нашли занятие: она следила за датчиками аппарата, перегонявшего какие-то химикаты.

— Что-нибудь удалось узнать?

— Ничего, в прямом смысле слова, — холодно сказал Гаспар, — данный образец, — он указал на распотрошённую руку, — обладает неизвестной ДНК. В разведанном человечеством космосе такого ДНК не встречалось. А значит, мы встретили совершенно новый вид. Конечно, мы могли быть не первыми. Но я не решусь отправлять полученные данные через дальний канал связи. Если дело обстоит так, как нам представляется, то адепты этого… культа могут быть везде. Нам нужно передать образцы лично, в лабораторию Леварго на Земле, — решительный тон голоса смущал, это было не характерно для скованного Гаспара.

— Значит летим на Землю? — спросил Райк, Гаспар кивнул. Он повернулся к Джулии, — ты теперь с нами?

— Да, ребята ввели меня в курс дела.

— А что со станцией, есть вести?

— Всё по-прежнему, — ответил Родвард, — кто-то организовал вооружённое нападение. Кто и зачем не ясно: на выяснение и на то, чтобы погасить очаг восстания уйдёт много времени, мы уже будем в другой системе. Но я не думаю, что это люди Губерта. Они вряд ли успели бы перебраться в четвёртое крыло.

— Тогда остаётся надеяться, что служба безопасности сможет разобраться с ними, — вздохнул Райк.

— Местные капитаны, что сейчас на станции, тоже помогут. Никому не выгодно падение «Консорциума», я тебе говорил об этом. Вот увидишь, народное ополчение быстро сформируется.

— Хорошо. Так. Гаспар, ты будешь продолжать изучение? — он отрицательно покачал головой.

— Слишком опасно. Я не хочу испортить образец. В лаборатории на Земле это сделают лучше.

— Понял. Тогда сохраните копии всех собранных данных. До прыжка в солнечную систему несколько часов, передохните пока, — присутствующие кивнули, — а я схожу, проведаю Мари.

Он вышел из отсека и направился в кают-кампанию. Мари сидела, вытянув ногу на небольшую табуретку. Над её бедром склонился Фил, зашивая рану при помощи электронного аппарата, внешне напоминавшего молоток. Мари стоически молчала, но её лицо сквозило от боли.

— Я не вовремя? — спросил Райк.

— Уже почти всё, — пробормотал Фил и, проведя «молоточком» ещё раз, поднялся, — вот теперь всё. Мари, рекомендации ты запомнила, — он утверждал, а не спрашивал, — а я пойду к Гаспару, хочу получить отчёт. Райк проследи что бы она заснула, — небрежно вытерев руки синтетической салфеткой, он скомкал её и стремительно направился к двери.

— Ну как ты? — участливо спросил Райк у девушки.

— Я больше психологически пострадала, нежели физически. Не знаю, что со мной произошло…

— Да брось Мари, всё позади. К следующей встрече с этими существами мы подготовимся, — он попробовал утешить её, положил руку на плечо, но она зло её отбросила.

— Я чуть не подвергла опасности всю нашу команду. Я должна обеспечивать безопасность, а не трусить при первой же встрече с неизведанным.

— Но я тоже испугался! — осторожно заметил Райк.

— Ты сохранил контроль над своими действиями, а не впал в ступор, — казалось бы от попытки утешения её голос стал только горше, — со мной никогда такого не было, клянусь тебе. Страх поглотил всю меня, не оставив ничего от моей хвалёной решительности. А ты, — в её глаза заблестели слёзы, — ты спас меня. Снова.

— Наверное, — после недолгого молчания начал Райк, — желание спасти тебя не дало мне поддаться страху. Я ведь даже не думал, что со мной будет, я видел лишь что это существо собирается выстрелить в тебя, — он замолчал, боясь встречаться взглядом с Мари. Ему казалось, что он сболтнул лишнего, боялся открывать перед ней свои чувства. Боялся, что она не ответит взаимностью. Но девушка лишь зажала его ладонь между своих и крепко сжала, физически выражая свою благодарность. Прошло несколько мгновений, прежде чем Райк заговорил.

— Тебе нужно поспать. Мы летим на Землю, показать образцы в каком-то исследовательском центре. До погружения несколько часов, — он осторожно отнял у неё свою руку и стал осматриваться в поисках одеяла. На глаза попался лишь плед из дешёвой синтетики.

— Разбуди меня если я понадоблюсь, — попросила она и Райк, накрывая её, кивнул.

Когда он вышел из каюты, сердце бешено стучало. Эмоции разных оттенков бушевали в нём: страх за Мари, всё ещё не выветрившейся после переделки, радость от того что он стал в её глазах героем, презрение к самому себе за то, что не решился сказать ей о своих чувствах и обида на неё за то, что не спросила о них сама. Он ведь спас её, проявил уже достаточно смелости, да и намёк его был вполне прозрачен. Почему она не отреагировала? Райк встряхнул головой, прогоняя эти мысли. Он уже подходил к рубке, когда Клайд его окликнул.

— У тебя есть минутка? — он нервно потирал руки и сам выглядел довольно растерянным.

— Конечно. Что случилось?

— Планета, вот что случилось. Райк, ты знаешь, что я с трудом переношу проход через подпространство. Я наслышан что тебе это удаётся куда проще, но всё же надеюсь ты можешь меня понять.

— Могу, — Райк понимал к чему он клонит, но предоставил ему возможность высказаться самому.

— Но планета… Я не переживу такой гравитации, вернее мои кости не выдержат. Для меня посадка — это смерть, — он бросил беглый взгляд на Райка, — я понимаю, наша миссия очень важна. Мы несём весть об экспансии пришельцев, на наших плечах лежит безопасность всего мира. Я всё это понимаю, но, — его голос сорвался на истеричной нотке, — я не хочу умирать. А каждая минута на пути к Земле неотвратимо приближает меня к смерти.

— Клайд, но почему ты сразу не сказал? Я просто… просто забыл об этом.

— Мне показалось, что это будет неуместно. Такая эгоистичная попытка сбежать с корабля. Ведь потребуется время, чтобы высадить меня, несколько часов. А ты уже принял решение и… — на долю секунды Райк потерял нить разговора. Он снова почувствовал опьяняющее чувство власти. Клайд пришёл к нему, а не к Филу.

— Я обсужу с остальными, скорее всего мы просто пересадим тебя на другой корабль, который летит на какую-нибудь станцию, — он увидел в глазах Клайда облегчение, — наша миссия важна, но ты не должен платить за неё жизнью. Ты член команды, дружище, — Райк ободряюще похлопал его по плечу, — иди в исследовательский отсек, я скоро подойду.

Райк зашёл в кабину пилота и, сев рядом с Альдо, рассказал про ситуацию с Клайдом.

— Попробуй высматривать грузовики поприличнее, чтобы нам пересадить его.

— Может, учитывая сложившуюся ситуацию, нанять кого-нибудь из моих коллег? В этом секторе есть база «Отпрысков Диода», нам почти по пути, — предложил Альдо, но Райк покачал головой.

— Не будем рисковать. Губерт предупреждал что мне не стоит показываться «Отпрыскам», поскольку Гарри, возможно, будет меня ждать.

— Как скажешь, шеф, — лишь пожал плечами Альдо.

Когда Райк зашёл в исследовательский отсек, там уже шло жаркое обсуждение. Среди спорящих особенно громко говорили Клайд и Фил.

— Это будет полезно для нашей миссии! Я смогу выяснить что там происходит, собрать данные и…

— Это слишком опасно! — небрежно взмахнув рукой, сказал Фил.

— Но ведь я рискую, а не ты!

— О чём речь? — вмешался Райк в разговор.

— Я хочу полететь на одну из станций «Сх-О» из нашего списка, чтобы провести там разведку, узнать, чем они может быть примечательна. А Фил считает, что там меня достанут агенты Освободителей.

— Как ты сам считаешь, риск оправдан? Ты знаешь, как устроены станции, знаешь, как не выделяться среди местных? — Клайд согласно кивнул, — в таком случае, если Фил поможет тебе с новым лицом, ты сможешь устроиться техником и не высовываться, пока мы прилетим, подспудно собирая информацию.

— Именно это я и хотел сделать! — улыбнулся Клайд, — у нас всё равно нет времени на посадку. Вам нужно лететь на землю.

— Вы правы, — задумчиво почесав щёку, Фил горестно вздохнул и, наконец, кивнул, — хорошо, я согласен.

— Прежде чем я покину корабль, Райк, — обратился он к капитану, — на случай если ты решишь вернуться к своему настоящему имени, просто запусти эту программу.

— Спасибо. Весьма предусмотрительно, — обрадовался Райк, принимая на браслет файл, — Альдо уже подыскивает для тебя транспорт. Фил, займёшься новой внешностью для него? — в голосе Райка не было повелительных ноток, но тот, чьё лидерство он считал очевидным, спокойно кивнул и отправился выполнять задание.

Райк чувствовал, что начинает получать удовольствие от роли командующего. Здесь не было Правления, не было и отца, которых ему всю жизнь приходилось слушать. Он был предоставлен сам себе. Но власть не опьяняла его. От мысли о том, что будь Клайд чуть менее решительным, он, как командир, приговорил бы его к верной смерти Райк задрожал. А Земля? Что их ждёт там? Стоило ли соглашаться на посещение этой лаборатории? Вопросы, мучавшие его, казались страшным чудовищем из древних притч — гидрой, чью голову отсекая — порождаешь две новые. Раньше его это выбивало из колеи, но сейчас Райк впервые почувствовал азарт охотника. Возможно потому, что обретает контроль над собой, над происходящим. Он больше не несётся как лист по ветру, а сам выбирает направление движения. И он был не один. Эта мысль особенно грела его душу.

Следующие два часа были наполнены постоянными переговорами с капитанами кораблей, что шли встречным курсом. Наконец нашёлся грузовик, летевший на станцию «Сх-О-84». Эта станция была в списке Филимона, чьи координаты были связанны с неизвестными сигналами. Большой удача. За поисками последовали недолгие переговоры, которые проводил Родвард. Райк назначил именно его, так как был уверен, что он лучше других разбирается в экономических вопросах и когда цена была объявлена, Райк оплатил её. Двадцать тысяч реф. Он потерял чувство ценности денег. Всю жизнь до недавних событий он тщательно экономил, копил средства, покупал то, что ему хотелось. Сейчас же, имея в своём браслете ту огромную сумму, что оставила ему Элис, он разбрасывался рефами так, словно приучен к этому с рождения. А средства таяли с каждым днём. Однако других поводов понервничать хватало, так что беспокойство о своём кошельке Райк пинками загнал в самый дальний угол сознания.

Сцена прощания была недолгой, но довольно трогательной. После трагического предательства и последующей за ней смертью Ганса, перспектива расставаться с ещё одним членом команды была тягостной. Клайд крепко пожал руки всем, кроме Фила, которого по сыновьи обнял. Даже Мари ненадолго разбудили, чтобы дать возможность попрощаться с другом. А когда Альдо выкрутил тягу маршевых до максимума, Райк поймал себя на том, что следит за сигналом грузовика на сенсорах. Он очень надеялся, что это решение не было ошибочным.

Глава 15

До перехода в солнечную систему, по расчётам пилота, оставалось восемь часов. Команда находилась в напряжении и Райк, который с удовольствием погрузился бы в апатию, не смог сейчас себе этого позволить. Ему хотелось быть лидером, ему нравилась эта роль. И он понимал, что именно сейчас должен проявить себя. Должен поднять настроение своему экипажу. И Райк превзошёл свои самые смелые ожидания.

Заглянув в рубку, он поразился тому, как неутомимые в своей болтовне Джовес и Альдо молча сидели рядом. Он шутил, подкалывал их, рассказывал всякие небылицы и истории из детства. Он подталкивал их к разговору и прямо на глазах мрачность, словно лёд, таяла, уступая место непринуждённости. Ловко упомянув, что оба они участвовали в стычках, Райк предоставил им возможность меряться своими достижениями, и направился в исследовательский отсек.

Там, несмотря на то что в тесном помещении Филимон, Гаспар, Родвард и Джулия тесно сидели вокруг стола, казалось, что в комнате пусто, они лишь изредка перебрасывались какими-то теориями, относительно Освободителей или бунтовщиков с «Консорциума». Аккуратно прощупывая почву, Райк стал вовлекать их в непринуждённый разговор. Слова лились из него так просто! Он часто наблюдал как Элис разговаривает с клиентами, но всегда был уверен, что сам так не сможет. И вот — он доказал обратное. Когда он собрался выходить из отсека, Родвард с Филом с жаром спорили: что одержит верх в азартных играх: торговая жилка, или научный склад ума. Они собирались выяснить это за игрой в покер.

Райк улыбался, выходя из отсека. Но улыбка его растаяла, стоило лишь подумать о Мари. Она должна была спать, чтобы даже малейшее воспоминание о ране к их прилёту на Землю исчезло из её сознания. Но как ему хотелось разбудить её, поговорить с ней или, хотя бы, просто заглянуть в глаза, подержать за руку, коснуться чёрных волос. Ноги сами несли его в кают-кампанию. Скрепя сердце, он заглянул в каюту и Мари, до этого тихо лежавшая на диване, сразу же стала подниматься. Райк чертыхнулся: всё же разбудил.

— Мари, я просто проверил что всё хорошо, спи, — он говорил тихо, ласково, но она отмахнулась, поднимаясь с кушетки.

— Достаточно уже. Ногу нужно разминать, а то толку от лечения не будет, — она стала прохаживаться по каюте, бросая на Райка беглые взгляды, — как там ребята? Всё хорошо?

— Все на взводе, но мне удалось переключить их внимание с тревожных дум. Толку от них всё равно мало, а так… Скажи лучше, как твоя нога?

— Значительно лучше. Слушай, ты не занят? Мне бы ногу расходить, составишь компанию? — направляясь к двери, она жестом пригласила Райка идти с ней, и он тут же подскочил, галантно предоставив ей локоть. В груди у него потеплело, когда Мари ухватилась за него.

Они неторопливо прохаживались по коридору между отсеками, преимущественно молча. Рядом с ней, Райку удалось выбросить из головы все свои страхи. Всё равно, сейчас он сделал всё что мог. Но вскоре Мари нарушила тишину.

— Знаешь, а мне ведь немного стыдно, — призналась она, свободной рукой касаясь металлических стен коридора, — я хотела тебя убить. Там, в первую встречу.

— Да что уж, я могу понять твои чувства. Я бы и сам на себя злился.

— Нет, ты не понимаешь, я ведь действительно была готова к этому. Не Гарри, а тебя, — Райк поёжился, услышав серьёзность её тона.

— Почему?

— Гарри ублюдок, он делает то, что делает. Но ты… Я видела, что ты сомневаешься, что хочешь вмешаться и не делаешь это. Видела, как мои друзья получают увечья, а ты, способный помочь, не вмешиваешься. Я ненавидела тебя за это всей душой.

— И даже когда я тебя освободил, ты хотела меня убить? — Райк старался говорить спокойно.

— Ещё да, какое-то время. Но теперь я понимаю, как ошибалась. Мне стыдно. Ты думал о куда более серьёзных вещах, нежели жизнь одного человека. А потом ты меня спас. И не один раз. Я была неправа, — Райк подбирал слова благодарности, но Мари, жестом отперев дверь в инженерный отсек, мимо которого они проходили, силой втянула его туда за собой.

— Мари, что… — договорить она ему не дала. Стиснув в объятиях, Мари прильнула к нему в поцелуе. Её глаза были как никогда близко, и Райк тонул в них, растворялся в сладости её губ. От счастья он не сразу нашёлся, но всё же и сам обнял её. Райк дал волю рукам, а Мари словно ждала этого, всем телом отвечая на его прикосновения.

Дверь с мягким шипением закрылась, оставляя их наедине друг с другом. Мари мягко отстранила его и, томно улыбнувшись, стала расстёгивать магнитные клипсы своего комбинезона. Райк смотрел на неё одновременно со страхом и предвкушением долгожданного наслаждения. Однако маленькая, но весьма навязчивая мысль разрушила этот сладостный миг. Райк взял Мари за руки, останавливая её.

— Если ты это делаешь из благодарности, то…

— Я хочу этого, — в её глазах была решимость и Райк отдался во власть страсти.

Возобновив поцелуи, Райк прижал к себе Мари. Стискивая в объятиях, он целовал её шею, губы и она охотно отвечала на поцелуи. Она ловко снимала с себя комбинезон и Райк, не обладавший подобной прытью, едва поспевал. Он не думал сейчас о том, как выглядело его тело в её глазах, глазах планетянки. Её же тело было великолепно. Под гладкой кожей чувствовался рельеф мышц, она была одновременно и твёрдой, и нежной. Райк действовал неловко, не умело и их похоть направлялась движениями более опытной Мари. Рывком, от которого напряглись мышцы, Райк поднял её и усадил на выступающую из стены неровность. Они слились воедино. Мари двигалась яростно, с силой вдавливая пальцы в его спину. Райка немного пугал такой напор, но всё же каждой клеткой своего тела он пребывал в эйфории. Обоих накрывал жар страсти. И наконец они оба достигли пика.

Райк никогда так хорошо себя не чувствовал. Дыхание было тяжёлым, все мышцы горели огнём, но это была приятная боль. Рядом, неторопливо надевая комбинезон, улыбалась Мари.

— Я давно этого хотела. Ещё на заброшенной обсерватории. Я хотела, но подавляла в себе желание, мне казалось это предательством, недопустимой вольностью.

— А я хотел тебя с тех пор, как увидел в плену у Гарри. Я влюбился в твои глаза. Полюбил с первого взгляда и когда… — он замолчал, видя как на её лице отобразилось смущение.

— Райк, но… я думала между нами страсть. Но любовь… — смущённо потирая локоть, она отвела взгляд, — я же совсем тебя не знаю, мы знакомы то меньше месяца.

— Но разве это имеет значение? Я видел тебя и этого казалось достаточно. Видел тебя в действии, в заботе о близких. В том, какую боль ты перенесла и как стойко её выдерживаешь. Мари, мне не нужно время что бы понять это, — он лишь на мгновение остановился, собираясь с силами и пошёл ва-банк, — я люблю тебя. Влюбился бездумно, безвозвратно. Я думал, что у меня нет ни малейшего шанса, особенно когда застал тебя с Джо, но сейчас ты сделала меня счастливым, — видя виноватое выражение лица Мари, Райк не смог сдержать одиноко отправившеюся в путь по щеке слезу.

— Извини Райк. Я не знала, что… — её голос был полон растерянности. Она отвела взгляд, а потом и вовсе выскочила из отсека, совершенно смутив Райка.

Совсем не так он представлял себе их первый секс. Застегивая комбинезон, он присмотрелся к отражению в гладкой, полированной стене. На что он рассчитывал? Она вручила ему дар, он должен быть счастлив, но своей реакцией Мари ещё отчётливее обозначила пропасть между ними. Она не любит его. Райк, собрав всю волю в кулак, выбросил из головы печальные мысли и направился к выходу.

Голос Альдо звенел через динамики во всех отсеках корабля.

— Уважаемые пассажиры Гипотезы. Соберитесь, настройтесь и будьте готовы к головокружительному спуску в неизведанные дебри подпространства. Мы начинаем погружение. Пристегнитесь, поцелуйте своих любимых, подумайте о чём-нибудь приятном. Джо, к тебе это не относится, не трать зря ресурсы, — Райк не удержался от улыбки. Альдо говорил всякую чепуху, скрашивая последние минуты перед входом в подпространство. Процесс подготовки занял больше времени чем обычно. Столичная система охранялась лучше других, поскольку там находилось правительство, база федеративного флота и, конечно, Земля. Атмосферой, пригодностью для жизни и размером Борес не уступал Земле. Но именно Земля была символом, она была колыбелью человечества, родным домом каждого, даже если свой первый крик они издали в металлической коробке посреди космического пространства. К Земле многие питали необъяснимую любовь, её считали родиной, священным местом, раем. Вспомнился рассказ Мари о правилах на женитьбу. О состоятельности её родителей. Наверняка Земля вовсе не такое славное место, каким представляется в воображении большинству людей.

Снова Мари. Райк безуспешно пытался выбросить её из головы, но раз за разом её образ, запах её волос, упругость её кожи возвращалась в памяти, оживая так ярко и живо, что его настоящая реальность казалась фальшивкой. Он сидел по правую руку от Альдо. Слева от пилота сидел Фил. Он неодобрительно качал головой, в ответ на шутливое сообщение Альдо, но ничего не сказал. Мудрые серые глаза были направлены вперёд, на огромное металлическое кольцо, которым, как казалось со стороны, небольшая планета могла себя опоясать.

Сканирующее кольцо было заодно и охранной системой. По всему её периметру были установлены самые новейшие разработки в области вооружения. При подлёте к кольцу капитаны были вынуждены делать запрос и, если им не разрешался прыжок, сразу же разворачивались и улетали. Попытайся нерадивый капитан продолжить свой полёт, как за мгновения будет стёрт в космическую пыль. С подобной проблемой им столкнуться не пришлось, за это стоило благодарить Гаспара. Именно он отправил запрос в исследовательский центр на Земле. У него были знакомые, которые подтвердили личность. И разрешение, продираясь словно через астероидный пояс, отскакивая от медленно зависших в невесомости астероидов-бюрократов, наконец было получено на бортовой компьютер «Гипотезы». И всё равно, глядя на этот шедевр инженерной мысли — кольцо, в центре которого находилась точка входа в подпространство, Райк невольно испытывал страх.

Альдо активировал двигатель ВСП и реальность изменилась. Райк лишь отметил то, что для него это становилось привычной рутиной. В это было сложно поверить, но ещё несколько недель назад он впервые испытал подобное, а теперь просто безразлично ждал, когда они вынырнут. Возможность вдохнуть была сигналом, что они снова в обычном пространстве. Райк не мог понять, куда делось его восторженное отношение к неизведанному? Он не считал, что уже «изведал» подпространство, это было попросту невозможно. Невозможно. Снова в памяти всплыла Мари. Кто он для неё? Кукла. Тренажёр. Отдушина. Он не знал, каким термином себя назвать. Раньше он испытывал к Джовесу неприязнь из-за того, чему стал свидетелем. Но сейчас злость прошла. Наверняка у них тоже не было никаких ярких эмоций, никакой любви. Способна ли Мари на любовь вообще, или секс для неё просто способ снять напряжение? Райк сильно сжал кулаки, но тут же расслабился. Конечно способна. Она оплакивала своих друзей. Она была нежна с ним. Братская любовь. Наверное, это всё, что он может от неё ожидать.

— Райк, мы можем поговорить? — услышал он голос. Её голос. Это была фантазия или реальность? Райк кивнул и поднялся из кресла. Выйдя за ней из рубки, он хотел было остановиться чтобы выслушать её, но сильная рука нашла его ладонь, её пальцы сплелись с его пальцами и Мари потащила его за собой.

— Ты снова хочешь…? — тихо прошептал он.

— Нет, но я не хочу, чтобы кто-нибудь прервал нашу беседу.

Райк покорился. В нём бушевало противоречие. Говорить с ней, да ещё и наедине, смотреть на её лицо было прекрасно, но недоступность и боль от безответной любви ощущавшаяся почти физически навязчиво направляла его назад, словно он шёл в ловушку. Зайдя в инженерный отсек, Мари выпустила его руку и встала перед ним.

— Мне стыдно за то, что я так сбежала, — Райк открыл было рот, но она предупреждающе подняла руку, — дай мне договорить. Ослеплённая страстью я совсем не ожидала что… Что ты любишь меня. Я не знаю, как к этому относится, я… я не заслуживаю этого. Нет, подожди! — Мари прижалась к Райку, не позволяя ему сказать ни слова, — ты мой друг. Я не стала бы разбрасываться этим словом, уж поверь. Ты стал мне очень близок. Но мне надо переварить всё это и я не хотела бы, чтобы между нами выросла стена. Я просто не знаю, что с этим делать. Но я разберусь, обещаю… — взяв его за руку она сказала, словно подписывая приговор — …мой друг.

— Спасибо что сказала мне это, — обречённо ответил Райк. Ему многое хотелось сказать ей, но слова проворно ускользали, никак не желая складываться в предложения. Набравшись смелости, он обнял её и прижался так сильно, словно желая в последний раз ощутить гибкость её тела, запомнить запах её волос.

— Ну чего ты, — мягко оттолкнув, Мари пристально посмотрела ему в глаза, — ты ведёшь себя так, словно мы прощаемся. Это не так. Нас впереди многое ждёт, наша история только начинается!

— Наверное ты права. Просто мне нужно свыкнуться с этим.

— Тебе лучше бы сделать это побыстрее, — хихикнула Мари, — скоро мы окажемся на земле и тебе снова придётся командовать, — встретив его удивлённый взгляд, она ободряюще положила руку ему на плечо, — я признаю в тебе лидера. И ребята тоже признают. Пускай ты чужой, но ты взял ответственность за нас, помог добраться до истины. А ещё, ты спас мне жизнь. И, конечно, «Гипотеза». У нас никогда не было бы такого шикарного корабля, если бы не ты, — она погладила рукой металлическую стену, — и ещё у нас появилась гипотеза относительно освободителей. И всё благодаря тебе, — её слова бесконечно льстили Райку. Лидер… Мари считает, что он справится и он не имеет права её подвести. Но избавиться от неуверенности было не так просто.

— Мари, спасибо тебе за эти слова. Но это такая большая ответственность! Я не думал, что… Я думал, что лидер в нашей компании Фил, а я просто помогаю ему, как заместитель.

— Фил? Да брось. Он же учёный. Он может руководить лаборантами, поскольку с высоты опыта, чаще всего именно он знает, что и когда нужно сделать. Сейчас мы столкнулись с неизвестным и Фил также слеп, как остальные. И он тоже видит в тебе лидера.

— Ты говорила с ним об этом? — нервно спросил Райк.

— Нет, но я достаточно наблюдательна, чтобы сделать выводы. Райк, прекрати нервничать. Ты справишься. А если что, я буду готова тебя поддержать… — сделав паузу, она добавила с лёгким, возбуждённым придыханием, — …в любом качестве.

— Нет! — вскрикнул Райк. Мари недовольно посмотрела на него, — прости, но я не смогу, зная, что… — он боялся слов, словно произнеся их, словно заклинание, он сделает их реальностью. Но они уже ею были — …моя любовь безответна.

— Я понимаю, — обняв его за талию, Мари поцеловала Райка в щёку и направилась к выходу из отсека, — остаётся надеяться, что я хороша не только в постели. Может смогу ещё как-нибудь пригодится, — она хихикала и Райк, не выдержав, улыбнулся в ответ.

— Ты самая сильная девушка, которую я встречал, — ему хотелось сделать ей ещё комплимент, но не удавалось подобрать слова.

Она подмигнула ему, и вышла. Райк пошёл следом. По его просьбе, Мари собрала всю команду в кают-кампании. Всех, включая Альдо, который доверил управление Гипотезой бортовому компьютеру. Райк пришёл последним. Он долго собирался с мыслями, думал о том, что должен сказать им. А когда двери каюты мягко закрылись за ним, в помещении воцарилось молчание. Команда смотрела на него. Сейчас или никогда: он закрепит за собой лидерство.

— Итак, всего несколько часов отделяют нас от Земли, поэтому нужно определить все наши последующие действия, шаг за шагом. Возможно, на Земле у нас не будет времени на обсуждения, — он сделал паузу, на случай если кто-то захочет прокомментировать, но команда молча смотрела на него, — мы столкнулись с неизведанным. Возможно, с угрозой всему человечеству. На нас лежит ответственность за то, будет ли готово человечество к возможному вторжению. Гаспар, ты сказал, что у тебя есть связной в исследовательском центре, ему можно доверять?

— Ну как сказать связной, он управляет центром Леварго. Майкл Флавиус, все зовут его просто Директор, — тихо ответил он.

— Он примет нас?

— Непременно. Более чистого стремления к науке я ещё не встречал. Непреклонный человек, — в голосе Гаспара звучало уважение, — у него есть влияние, в том числе и за пределами центра, так что мы можем быть уверены в том, что наше сообщение услышат все, кому нужно.

— В том числе военная комиссия? — подозрительно спросил Джовес.

— Да. Не переживай, тебя не будут считать дезертиром, Джо. Обсерватория взорвана, однако ты продолжаешь защищать нас, — с сочувствием сказал Гаспар, — официально, твоя служба продолжается.

— Хотелось бы верить, — буркнул Джо.

— А что с военной комиссией? Мы будем с ними контактировать? — спросил Райк.

— Мне придётся предстать перед ними с полным отчётом. Выбирать тут не приходится, — проворчал Джо, — Мари, тебя это тоже касается.

— Да, конечно.

— Мы, с Филом и Гаспаром отправимся в центр Леварго, — продолжал Райк.

— Вам нужна будет защита, — сказала Мари.

— Значит запросим вооружённый конвой от корабля к центру. Если не доверять правительству, то всё, так или иначе, обречено на провал. Мы не сможем прорываться с боем.

— А что делать нам? — Джулия была полна решимости, но Райк надеялся, что ей понравится то, что он скажет.

— Я бы хотел, чтобы вы с Родвардом провели время вместе так, как это полагается новобрачным, — резко подняв руку он остановил их возражения, — посильную помощь вы оказать всё равно не можете. Идти просто за компанию не имеет смысла. Без вас обоих мы бы пропали на «Консорциуме» и ты, Джулия, пожертвовала работой ради нашей миссии. Вы заслужили этот отдых.

— Дело говорит. Не спорь, — добавил Фил. Остальные закивали головами. Родвард позволил себе слабую улыбку.

— Спасибо Райк. И вам, ребята.

— А мне что делать? — Альдо, молчавший до этого момента, почувствовал себя обделённым вниманием.

— Тебе нужно остаться на корабле и держать его в предполётной готовности. В любой момент нам может потребоваться срочный вылет, — положив руку на плечо пилоту, Райк добавил, — если ты хотел погулять по Земле — извини, но ты нужен нам здесь. «Гипотеза» твоя вотчина и я доверяю тебе самую важную миссию: вывести нас целыми и невредимыми.

— Хорошо, шеф, я понял, — Альдо серьёзно кивнул.

— Теперь отдохните. За час до начала посадки я всех разбужу и будем готовиться к приземлению.

Райк не удивился, когда Джо отдал честь. Для него это был естественный жест, приставить руку к голове. Но до чего же было приятно то, что никто из команды не удивился. Для них это тоже было естественно. Он лидер. Райк всеми силами подавил самодовольную улыбку. Вереницей, команда направилась в жилой отсек. Краем глаза он видел, как Джовес попытался ухватить Мари за талию, но та отстранила его, отрицательно покачав головой. Райк снова подавил улыбку, на этот раз наполненную местью и превосходством над Джо. Тут же, он мысленно сделал себе выговор. Он не должен так думать, Джо часть его команды.

Отдохнуть как следует всё же не удалось. Несмотря на то, что Райк поспал несколько часов, он часто просыпался от кошмаров. Все эти смерти… Забросив попытки выспаться, Райк направился в рубку. Альдо дремал, готовый при первых же признаках опасности перехватить управление у автопилота. Но это была солнечная система. Каждый астероид здесь был посчитан, а популярные маршруты пройдены множество раз. Подогрев на складе две баночки с синтетическим кофе, Райк вручил одну пилоту. Тот с благодарностью пригубил горячий напиток.

— Не думал я, что так всё повернётся. Честно сказать, я не был уверен, что ты выберешься из Столицы. Ты сделал куда больше, чем я мог предположить, — он сделал большой глоток, — и отдельно хочу сказать спасибо за то, что сделал меня частью всего этого. Частью команды. Ты знал, что я всегда был одиночкой?

— А как же «Отпрыски Диода»?

— Не более чем база для заправки. Я никогда толком не считал себя одним из них. Думал, что мне это не нужно. Бесцельно зарабатывал деньги, а теперь… Теперь я делаю что-то по-настоящему важное. Спасибо, дружище. И за это тоже, — он протянул ему пустую банку.

— Как думаешь, что нас ждёт на Земле? — спросил Райк.

— Куча бюрократической волокиты. Скука, на самом деле, смертная. Думаю, обойдётся без приключений.

— Надеюсь на это. Слушай, а ты раньше встречал Элис? — Райку показалось, что Альдо вздрогнул.

— Видел пару раз на станции где ты меня нанял. А что?

— Я беспокоюсь за неё. Старрет уверял что она обычная вертихвостка и забрала у меня деньги, но… Мне кажется, что не всё так просто, — он устало уставился на свой браслет, единственное напоминание о ней.

— Элис может о себе позаботится, — сказал он и поспешно добавил, — по крайней мере она производила впечатление опытного путешественника, — Райк посмотрел на пилота. Тот явно хотел что-то сказать. Что-то ещё. Слова как будто жгли его язык, но он встряхнул головой и указал на иллюминатор, — гляди!

Райк послушно повернул голову и открыл рот в изумлении. С правого борта мимо них пролетал настоящий исполин. Было удивительным то, как он раньше его не заметил. Корпус этого корабля Райк не мог объять взглядом. Даже те линкоры, что встретились им возле «Консорциума», могли бы штабелями уместиться внутри этого гиганта. С его боков, словно жабры, светили маневровые двигатели. Их было безумно много — Райку не удалось сосчитать. Он встречал описание подобных кораблей, но в интерограммной библиотеке не было объёмной модели. Возможно потому, что просканировать это чудо инженерной мысли было непосильным трудом.

— Реформатор. Самый большой корабль в флоте Галактической Федерации, единственный и неповторимый. Надо же! — Альдо был неподдельно изумлён.

— Интересно, куда он направляется?

— Спросим на Земле. Думаю, что он летит в Редус. Ходят слухи, что там хотят подвергнуть терраформированию две планеты, — Райк присвистнул. Редус был известен богатыми залежами полезных ископаемых. Жить на планете в такой системе будет явно очень дорого. Но не так дорого, как на Земле, конечно же.

К теме Элис они больше не возвращались. Альдо попросил последить за приборами пока он ещё немного подремлет. Райк не отказал. Пролетающие мимо корабли, светящиеся вдали звёзды и стремительно увеличивающийся в размерах голубой шар — центральная планета Галактической Федерации были его компанией. Приборы показывали час до входа в атмосферу. Он растормошил пилота и пошёл будить остальных. Конечно, можно было передать сообщение через динамики, но ему хотелось размять ноги и проявить личную заботу. Почти все уже проснулись приходя в себя, только Джовес храпел, лёжа на спине, и Джулия сладко сопело в плечо Родварду.

Перекусив стандартным пайком, каждый стал собирать вещи, необходимые на планете. Учёный состав паковал квалемы с данными. Несмотря на то, что один квалем был практически неограниченным вместилищем данных, чаще использовали несколько, чтобы быстрее дешифровать информацию.

Райк помог аккуратно переместить конечность и часть головы пришельца в переносной ящик, защищённый от влияния извне. Снова видеть плоть того ужасного существа было неприятно, но рука не дрогнула.

Самому же райку брать было нечего: всё, что принадлежало ему на этом корабле — его браслет. И конечно сам корабль, по крайней мере юридически. Когда «Гипотеза» вошла в атмосферу, Райк был в кабине пилота вместе с Мари. Ещё издалека вид планеты поражал своей девственной чистотой. В эпоху технократии, планета, не усеянная спутниками, не опоясанная космическими лифтами и прочими чудесами инженерной мысли, казалась чем-то удивительным. Райк вспомнил Кемаль, но ему сложно было считать обжитой планету, на которой, в своих феодальных наделах, царствовали губернаторы, чьи вотчины были разделены бесплодными пустынями.

Он видел изображения Бореса. Планета частично была скрыта различными металлическими устройствами. Как, например, гигантская батарея, заряжающаяся энергией звезды и питавшая всю планету. Космические лифты на орбитальные центры развлечений, вмещавшие в себя ночные клубы, рестораны, гостиницы. Число спутников, было огромным. Казалось вся планета жила развлечениями. Но Земля была не такой. Она была аскетичной, даже аристократичной. Пять орбитальных взлётных полей на всю планету. До удалённых уголков нужно было добираться наземным транспортом.

— Никогда не мог понять, как им удалось продвинуть «бесполётный» закон, — нарушил тишину Альдо.

— О, эти чиновники и не на такое способны, когда считают, что им что-то угрожает, — усмехнулась Мари.

— Да, теракт был что надо, — хохотнул в ответ Альдо. Мари смерила его недовольным взглядом, — не подумай что я оправдываю их действия. Но согласись, какова задумка, а? Когда кругом множество технологий, бесчисленное количество различного вооружения, просто взять и пойти на таран?

— Вы о чём? — с интересом спросил Райк.

— Ты разве не изучал историю? — спросил Альдо. Райк лишь отрешённо пожал плечами, — ну ты серость! Прошлого президента убили, свалив на него корабль прямо во время светского раута.

— Как это допустили? — изумился Райк.

— Саботаж, не иначе. Корабль был обычным рекламщиком. Немного отклонился от курса, набрал ускорение с помощью модификации двигателя и размазал всю президентскую вечеринку по земле.

— Пять лет они продвигали этот закон, и ещё пять внедряли, — подхватила Мари, — большинство состоятельных людей очень довольны текущим положением дел.

— Я думал что бесполётная зона — просто дань моде, — покачал головой Райк.

Он, конечно, знал, что три десятилетия назад были запрещены любые полёты над поверхностью Земли, но только сейчас узнал почему. Были, конечно, «воздушные туннели» для трансфера на множество космопортов, но их траектории были чётко выверены. Нарушишь траекторию — тебя оштрафуют, или того хуже: взорвут вместе с кораблём прямо на месте. С материка на материк жители перебирались на высокоскоростных кораблях, парящих над водой, но не поднимавшихся выше нескольких метров над её уровнем. По суше передвигались, преимущественно, с помощью электрокаров. Ну и, конечно, пневмо-экспресс. Капсулы переносили человека на огромное расстояние. Сотни километров. Требовались, конечно, пересадки, но этот вид транспорта считали наиболее безопасным. Туннели для капсул соединяли почти все популярные точки планеты. По слухам, компьютер, занимающийся вычислениями маршрутов и графиком движения капсул, был самым дорогим в мире и уступал только центральному компьютеру «АрмТек».

За воспоминаниями Райк не заметил как они уже преодолели большую часть пути. Сильное давление, боль в висках и тяжесть в грудной клетке он осознал не сразу. Теперь, вперив взгляд в стремительно приближающуюся поверхность, Райк вжался в кресло и старался часто и мелко дышать. Они садились на солнечной стороне, поэтому, когда они снизились до десяти километров, Райк уставился в иллюминатор.

Обширная россыпь красивых зданий, небольшие зелёные островки растительности, и голубые — воды. Живая вода в таком количестве даже пугала. За свою жизнь он уже привык к тому небольшому запасу, что обеспечивал циркуляцию по каналам станции. Ему внезапно захотелось посмотреть всё поближе. Ещё более изумлённо он смотрел на величественные здания, стрелой устремившиеся вверх. Их причудливые формы были изогнуты то в виде знака бесконечности, то в виде распустившегося цветка из стекла и бетона. Когда они подлетели ближе, стали заметны трубы пневмо-экспресса, аккуратно, словно лианы, опоясывавшие здания, протянутые высоко наверху и резко спускавшиеся под землю или воду.

Следуя выверенной траектории, «Гипотеза» пролетела по свободному пространству стремительно приближаясь к заполненной жизнью широкой площадке: несметное количество ангаров; свободно стоявших кораблей, словно припаркованных ненадолго; невероятного количества людей, сновавших между ними, с высоты казавшихся невероятно маленькими. Это было величественное зрелище.

Когда корабль, лавируя между высокими смотровыми вышками, аккуратно приземлился, к ним со всех сторон побежали вооружённые люди. Райк на мгновение почувствовал сомнение в правильности решения лететь на Землю.

— Не дёргайся, шеф. Это конвой. Ты же просил сделать запрос, — пояснил Альдо. Райк так увлечённо разглядывал планету, что не обращал внимания на действия пилота.

— Ага, понятно. Просто уж очень угрожающе выглядит, — солдаты, словно услышав его слова, выстроились в шеренгу, закидывая крупные импульсные винтовки на плечо.

— Элитная пехота. Здесь других не держат, — подмигнув Райку, он прибавил, — не переживай, я не отдам им «Гипотезу». Мои документы чисты.

— Спасибо Альдо. Нам пора.

— Пойдём, я провожу вас.

Выходя из рубки, Райк ещё испытывал страх перед грядущим, но с каждым шагом он наполнялся уверенностью. Альдо спешил сзади.

Глава 16

В стыковочном шлюзе собрались не все и Райк, недовольным взглядом, смерил Мари.

— Он уже идёт, — пояснила она. Послышались широкие шаги и из-за поворота вывернул Джовес в полном параде: зелёный комбинезон с коричневыми полосами, две награды на груди и погоны на плечах. С гордо поднятым козырьком берета он выглядел серьёзным, настоящим солдатом. Альдо, не удержавшись, прыснул.

— Прости, друг, — он похлопал его по плечу, — не ожидал тебя увидеть в форме. Очень непривычное зрелище.

— Смейся сколько влезет. Я не трясусь за честь формы, — тем не менее, вид его был серьёзным и Альдо, пристыженно, замолчал.

— Райк, как ты себя чувствуешь? — участливо спросил Фил, — земная гравитация беспощадна с непривычки.

— Тяжело дышится, но в целом нормально. Наверное, я привык, — беспечно ответил он. Фил лишь удивлённо хмыкнул.

— Не может организм так быстро адаптироваться, ты принимал какие-то таблетки? — Райк покачал головой. Фил собирался было продолжить расспрос, но. Люк стыковочного отсека стал опускаться, превращаясь в металлический трап.

Ступив на планету, Райк снова почувствовал, как тяжело даётся ему каждый шаг. Однако стоило лишь вдохнуть местного воздуха, как он не смог сдержать улыбки. Такое обилие запахов, свежести он не нюхал даже на Кемале. Что уж говорить о станциях. Он шёл впереди, за ним, стройным армейским шагом, следовали Мари с Джовесом. Фил и Гаспар шли чуть поодаль, везя на ручной тележке ценный груз, а замыкали строй Родвард с Джулией, держась за руки и счастливо озираясь по сторонам. Навстречу им выдвинулся один из солдат.

— Приветствуем вас от имени Федерации! — солдат отдал честь и Мари с Джовесом соответственно ответили ему, — я уполномочен сопроводить вас до центра Леварго. Идёт вся группа? — он окинул взглядом экипаж корабля.

— Только я и двое учёных, — сухо ответил Райк. Джовес отошёл, уступая место Гаспару, катившему тележку.

— В таком случае двигаем, — солдат махнул рукой в сторону невысокого, шестиколёсного электромобиля. Покрытие наверняка было бронированным.

Переглянувшись с остальными, Райк направился за капитаном стражи, Фил и Гаспар за ним. Остальные солдаты обступили их плотным кольцом и, пристально следя за периметром, двигались в такт скорости. Идти было тяжело, но чем дальше, тем больше Райк привыкал к гравитации. Возможно его тренировки действительно оказались такими эффективными, какими их считал Джо. По крайней мере дышал Райк почти полной грудью.

С высоты, здания возле орбитального взлётного поля казались большими. Но сейчас они выглядели просто огромными. Райк пытался по количеству окон посчитать этажи, но сбился со счёта на сотне. Не смотря на декоративный вид зданий, похоже, что это был жилой квартал, где жили сотрудники, обслуживающие посадочное поле. Автомобиль тоже был крупнее чем издалека. По размерам он почти сравнялся с «Ранкитом». Внутри легко поместилась тележка с грузом, трое пассажиров и пятнадцать солдат в полном обмундировании. С лёгким шумом работающего электродвигателя, автомобиль начал движение. Скорость то повышалась, то снижалась почти до нуля. Окон не было и Райк не имел возможности смотреть по сторонам, хотя очень хотел. Они ехали больше часа и когда двигатель заглох окончательно, солдаты стали покидать кабину. Ещё через четыре минуты капитан отряда махнул рукой, разрешая выходить.

Райк огляделся. Казалось они попали в парк: лужайки, сочно отливавшие салатовыми оттенками, невысокие деревья, журчание фонтана посреди пруда в ста метрах от них. Впереди красовалось овальное здание с двумя высокими вышками, чьи вершины были украшены разнообразными сканирующими антеннами. Здание было настолько белоснежным, что глазу было непривычно смотреть. Лужайку пронизывала нитка дорожки, по которой капитан и двинулся, призывая следовать за ним. Петляя по извилистому пути, Райк слушал щебетание птиц. Ему даже показалось что он увидел одну. Настоящая птица! Не симулятор птичьего пения. Ему хотелось выгадать для себя несколько минут, чтобы сполна насладиться преимуществами жизни на Земле, но стремительный шаг вскоре вызвал боли в коленях, ломоту в плечах и беспокойство в сердце.

Уже возле здания, их встретила делегация из пяти человек. Четверо были в форменных белых костюмах с большой буквой «Л» на плече, а пятый, невысокого роста старичок, был одет в мешковатую рубашку из какой-то дешёвой, синтетической ткани, да помятые штаны. Райк понял кто это лишь тогда, когда Гаспар, чуть ли не подобострастно, бросился пожимать его руку.

— Рад вас видеть, Директор. Позвольте представить моих коллег: Филимон, учёный со старой Обсерватории и Райк, капитан нашего исследовательского судна, — старичок неспешно пожал руки обоим представленным гостям. Райку было приятно официально выступать в качестве капитана.

— Приветствую в нашем центре, уважаемые гости, — голос Директора шелестел на ветру, — мы получили тревожные вести и хотели бы сразу приступить к изучению материалов, минуя необходимые церемонии и расшаркивания. Я не хочу выглядеть негостеприимным хозяином, но, если обстоятельства именно таковы как Гаспар описал в отчёте, нам лучше не терять ни минуты, — Райк, Фил и Гаспар одновременно кивнули. Лишь один человек из свиты Директора недовольно нахмурил брови.

— Может быть мы сами изучим материал, а гости пока передохнут с дороги?

— Осади, Валентин. Они видели больше нашего, нам нечего от них скрывать, — тот попытался было что-то сказать, но Директор резко поднял сухую ладонь, поднеся её чуть ли не к лицу коллеги, — Шшш! — и, уже повернувшись к гостям, — следуйте за мной.

Услышать скрежет автоматических дверей было неожиданно. Казалось они были неисправны, но никто не обращал на это внимания. Они зашли в большой холл с высокими потолками. Обстановка здесь была в духе минимализма: два длинных дивана по бокам, информационная стойка, возле которой стояла опрятная девушка, плечо которой украшала большая «Л» и белоснежные стены, которые были единственным элементом декора, украшающим холл. Процессия направлялась к лифтовым дверям, в противоположной от них стене. Массивные двери разошлись в сторону и лифт, напоминавший скорее небольшую комнату, вместив в себя всех участников процессии, мягко поплыл ввысь. Они поднимались в почти полной тишине, лишь Директор тяжело вздыхал, словно у него была одышка после пробежки. Когда двери открылись, перед ними предстал длинный коридор с целой вереницей закрытых дверей, каждая из которых, наверняка скрывала в себе какие-нибудь тайны. Они долго шли, пока не достигли самого конца коридора. Массивные ворота из укреплённого титана не открылись при их приближении. Директор взмахнул рукой с браслетом возле скрытого в стене ридера и лишь тогда ворота двинулись вверх. Ровный, приглушённый свет осветил помещение. Здесь было множество приборов и станков разной формы и размеров. Были капсулы с жидкостями, целые ряды аккуратно выложенных инструментов. Примерно так Райк себе и представлял настоящую лабораторию.

Директор, приглашающим жестом, указал на свободное место возле стены, куда Гаспар с Филом поставили тележку. Директор первым взял закрытую капсулу, за непроницаемыми стенками которой скрывалась плоть пришельца. Прикосновением пальца, Фил разблокировал запирающий механизм и Директор, ловким движением, словно доставал кролика из шляпы, снял крышку.

— Невероятно, — голос директора стал ещё тише. Его помощники встревоженно зашептались. Один из них принял ценный экспонат и вместе с коллегой принялся за работу. Они положили капсулу на небольшой столик снабжённый сканерами и маленькими механическими руками. Вскоре рядом занял своё место второй «экспонат», часть лицевой ткани пришельца. Два других лаборанта принялись за разбор данных с одного из квалемов, привезённых командой Райка с собой. Гаспар и Фил тут же были включены в дело. Директор ловко командовал, размахивая сухенькими руками. В его движениях была уверенность, Но Райк, когда встретил его взгляд, увидел в его глазах тщательно скрываемый страх.

Процесс начался так стремительно, что Райк вскоре потерял нить рассуждения. Он был не в силах расшифровать научные термины, которыми сыпали эти люди. Они будто пытались засеять информационное поле. Тем не менее, вскоре появились первые «ростки». На большом экране, занимавшем практическую всю поверхность одной из стен, появилось смоделированное туловище пришельца. Райк едва не потерял равновесие.

— Точно так и он и выглядел! — воскликнул он. Учёные одобрительно и важно закивали, продолжая изыскания. Но ему не хотелось быть в стороне. Сейчас он имел возможность задать важный вопрос, который его беспокоил, — послушайте, Директор, когда мы встретились с этим существом, член моей команды, девушка, почувствовала панический ужас и не смогла с ним справиться. Она была буквально парализована, я с такой проблемой не столкнулся.

— Спасибо что сказал, мы обязательно изучим этот вопрос. Пока, ответов у нас нет, — не отводя глаз от столбцов с данными ответил он.

— А сколько это займёт времени?

— Неизвестно. Но дело не одного дня точно.

— Но… — браслет Райка просигналил о входящем звонке.

— Райк, что там у вас? — послышался голос Мари.

— Мы передали данные, исследование займёт несколько дней. Как у вас с докладом?

— Я уже отчиталась, Джовес сейчас беседует с адмиралом. Мне кажется они захотят выслушать и тебя. Вместе с Гаспаром и Филом.

— Нас хотят в чём-то обвинить? — встревоженно спросил Райк.

— Не знаю. Честно… Я очень надеюсь, что это не так. До связи!

Райк потревожил седовласого учёного, сообщив о последних вестях. Новость о том, что нужно будет прекратить исследование Гаспар воспринял в штыки.

— Это неприемлемо, я нужен здесь.

— Всё в порядке, юноша, я разберусь с этим, — успокоил его Директор, — а вы поезжайте. Филимон, возвращайтесь при… возможности. Ваш опыт придётся здесь к месту.

Райк ждал, что такое же предложение поступит и ему, но Директор лишь попрощался с ним кивком.

Обменявшись с Гаспаром взглядом, Фил по-отечески обнял его и, резко развернувшись на каблуках, стремительно направился к выходу. Райк молча последовал за ним. В лифте они также хранили тишину и лишь в холле Райк осмелился задать вопрос.

— Ты попрощался с ним так, будто вы никогда не увидитесь.

— Кто знает, что нас ждёт дальше. А Гаспар… Он много для меня значит, я не хотел бы умирать, не попрощавшись, — его голос был печальным, но говоря о возможной смерти, Фил не выглядел испуганным. Неужели он ожидает казни, как преступник?

На улице уже было темно. Солдаты снова взяли их под конвой и молча разглядывали гостей внутри бронированного автомобиля. Райк не спрашивал куда они едут, адрес ему ничего бы не сказал. Но чем больше проходило времени, тем мрачнее он становился. Когда машина наконец остановилась, он поднимался вместе с сильной тревогой внутри. Они остановились перед высоким, этажей в пятьдесят, геометрически ровным прямоугольным зданием. У входа стояли часовые в тяжёлой броне. Отдав честь командиру, сопровождавшему Райка с Филом, их пропустили внутрь. Холл был совсем маленьким и лишь два стационарных пулемёта, установленных в кресле на шарнирах украшали его. Солдаты за оружием молча провожали взглядом гостей к лифту.

Вопреки ожиданию Райка, лифт резко поехал вниз. Он пытался предположить насколько глубоко, но табло с этажами не было. Дышать становилось труднее, но Райк старался не придавать этому значения. Не грохнется же он в обморок, в конце то концов. Лифт замер, и они вышли в коридор, интерьер которого смущал своей обстановкой: путь освещали устаревшие лампы свисавшие с потолка на тонких проводах, на стене в произвольных местах висели проводные телефоны, а из мебели были лишь деревянные стулья, чей возраст Райк не взялся бы определить. Где они взяли эту рухлядь? Когда они зашли в большой освещённый зал, их проводили к простым, деревянным табуретам, копиям тех, в коридоре. Удивительный парадокс: мебель выглядела старой и дешёвой, но сам материал… Он ощупал стул — это было настоящее дерево. Пластик был намного дешевле и служил дольше. Показная роскошь? Демонстрация верности традициям? Знакомый голос прервал его размышления.

— Ребята! — из двери в другом конце зала вышли Джо и Мари. Она приветливо махнула им рукой. Их конвоировал всего один человек. Лицо Джовеса было мрачным.

— Как у вас прошло, всё в порядке? — спросил Райк, когда они сели рядом.

— Можно сказать и так, — буркнул Джо, — но они хотят нас назначить в другую часть. Я не знаю куда, не знаю зачем. Тем не менее, возможно нас разделят.

— Мари, и тебя тоже? — d ужасе спросил Райк. Она печально кивнула, а в глазах у неё заблестели слёзы. Райк сжал кулаки. Они не имеют права! Они вместе нашли ценную информацию и должны продолжать работать вместе. Это было попросту нечестно. Однако вслух Райк этого высказывать не стал. Они были на чужой территории и сейчас, возможно, решится их судьба.

Они сидели напротив небольшой сцены, на которой стояло семь роскошных, велюровых кресел. Они пустовали. В зале могло спокойно поместится человек пятьдесят, но не считая охраны их было здесь всего четверо. Фил рассказал ребятам про Гаспара. Мари расстроенно прошептала, что тоже хотела бы с ним попрощаться. Джовес что-то проворчал, но вид у него явно был расстроенный.

— Ещё раз приветствую вас, — услышали они скрипучий голос Директора, который неторопливо вошёл в помещение.

— Вы здесь? — удивился Райк, — но почему не поехали с нами?

— Я не имел права сообщать, что буду в составе комиссии, — коротко ответил Директор. За ним в помещение стали входить какие-то люди, которых Райк видел впервые. Двое были в военной форме, остальные в гражданском. Лишь последнего человека он узнал. Его узнал бы любой житель обжитой галактики. Сам президент Нильс Бреган. Материал его костюма выглядел просто, но сидел идеально, явно сшитый на заказ. Он был широкоплечим. Волевой подбородок удивительно гармонично сочетался с выступающими как у хомяка щеками. Взгляд светло голубых глаз излучал силу, а голос был наполнен энергией. Не зря его речи народ всегда слушал с восхищением.

— Не вставайте, — махнул он рукой Райку и остальным, — встреча не официальная. Считается, что меня здесь вообще нет, — приветливо улыбаясь, он со своей группой подошёл к Райку. Президент протянул руку и Райк с почтением пожал её. Также он поздоровался и с остальными.

— Позвольте представить, это адмирал Хантье, представляющий Федеральный флот и адмирал Горсток, представляющий Следствие, — услышав свои имена они кивнули, — а также министр финансов Дик Ландерстон, — высокий, лысый, больше похожий на военного своей мускулатурой мужчина кивнул, — мой заместитель и секретарь Джоан Строленс, — на этот раз кивнула строго одетая женщина, шатенка среднего роста. Судя по морщинам на её лице и сединой в волосах, она была куда старше Райка, — и первый вице-президент компании «АрмТек», Хонар Сталье, — темнокожий мужчина приветливо улыбнулся, демонстрируя ровный ряд белоснежных зубов.

— Для нас большая честь познакомиться с вами! — только и смог ответить Райк, поражённый столь высокопоставленными участниками диспута, в котором они собирались участвовать.

— Могу себя представить на вашем месте, — с лёгким намёком на улыбку сказал президент, — жаль, что повод для встречи столь тревожен.

Они стали подниматься на сцену, словно труппа артистов. Делегация заняла кресла и президент Бреган махнул рукой в сторону Райка, приглашая выйти вперёд. Борясь с волнением, Райк встал перед ними, собираясь с мыслями. Казалось невидимая рука давит ему на плечи — сказывалась непривычная телу тяжёлая гравитация.

— Итак, когда я услышал первые донесения, я подумал, что это чушь, провокация моих политических противников. Но вы предоставили исчерпывающие доказательства существования враждебной силы, а господин директор подтвердил, что происхождение этого существа не из наших звёздных систем. Однако у меня остались сомнения, относительно готовящейся интервенции. Возможно это только наблюдатели? Что вы можете сказать по этому поводу?

— Мистер президент, сэр, эта раса уже проявила агрессию по отношению к человечеству. Они прячутся среди нас, захватывают в плен и перепрограммируют наших людей, разве этого недостаточно?

— Увы, нет.

— В рапорте указано, что они модифицировали браслет. Это правда? — спросил Хонар.

— Да, всё верно. К браслету было прикреплено устройство слежения, а также средство для инъекции быстродействующего яда, неизвестного ранее.

— То есть это внешнее устройство? Сам браслет не подвергся изменениям? — Райк, переглянувшись с Филом, ответил, — насколько мы знаем, нет.

— Значит они проникли не так глубоко, — президент задумчиво почесал подбородок, — в докладе указано что ты, Райк, известен пришельцам, и они пытались оказать тебе посильную помощь. Из чего сложилось подобное желание, позволь узнать?

— Видимо, я могу быть для них чем-то полезен. Никто из них не говорил ничего конкретного, — тут же сказал Райк.

— Такс, такс… — задумчиво скребя подбородок бормотал президент, — может ли эта раса, которая несомненно существует здесь у меня нет претензий, быть дружественной? А агрессию проявляет, будучи спровоцированная тобой и твоей командой?

— Это невозможно, сэр! — Райк остро почувствовал недоверие, повисшее в воздухе. Высокопоставленные члены комиссии, сидящие перед ним явно не могли связать «а» с «б» и вызвали их ради этого. Неосознанно наморщив лоб, Райк сжал губы, силясь сделать то, что должно. Он должен рискнуть своей свободой, подставиться ради того, чтобы доказать существование угрозы. Он должен действовать. Повернувшись к Филу, он тихо попросил, — сними маску.

— Райк, но… ты же знаешь, что за этим может последовать? — также тихо переспросил он. Краем глаза они оба видели, как президент нетерпеливо покашливает, ожидая ответа на свой вопрос.

— У меня нет выбора. Давай, — Фил кивнул и, встав рядом, прижал пальцы к его подбородку. Он продолжал надавливать, пока часть его кожи не поддалась, расслаиваясь. Фил ловко просунул пальцы под маску и стал вести эту складку ровно вверх, стягивая личину Билла. Райк мужественно сдерживал крик боли: ему казалось, что с него сдирают кожу. В каком-то смысле так оно и было. Когда процесс был завершён, Райк уже со своим лицом снова повернулся к комиссии. На лице президента читался испуг, Адмиралы слегка покраснели от гнева, остальные выражали лишь удивление. Райк понимал, что времени у него мало, его в любой момент могут арестовать и закрыть рот.

— Я предстал перед вами под другой личиной потому что совершил неправомерный поступок. Необходимость сделать всё ради безопасности человечества вынудила меня пойти на обман, — он сделал паузу, никто его не перебивал. Охрана возле дверей стояла по стойке смирно. Райк вздохнул и продолжил, — моё полное имя Райк Фар. Как вы возможно знаете, я был причастен к террористическому акту в системе Диода. Уничтожение «Старой обсерватории». И хоть моё участие было косвенным и станция взорвалась бы в любом случае, я нисколько не хочу преуменьшить своей вины. Я родом с соседней станции «Сх-О-217» и получил неофициальный заказ на дозаправку корабля. Заказ получил от Билла Левинсона, проживающего на этой же станции. Заказчиком оказалась крупногабаритная частная яхта. Мною была произведена дозаправка, после чего я впервые услышал фразу, имеющуюся у вас в отчёте «Пусть озарит вас свет освобождения». Тогда я не почуял неладного, однако вскоре, именно этот корабль взорвался в непосредственной близости от «Старой обсерватории». Могу предположить, что Билл каким-то образом был причастен, поскольку оплата за работу составила сорок миллионов Реф, — Дик, высокий министр финансов лихо присвистнул, — я был испуган и бежал в другую систему, где объединился со своей командой. Дальнейшие события соответствуют отчёту, — Райк замолчал. Ноги подкашивались, его всего била мелкая дрожь.

— Стало быть под другой личность вы предстали, надеясь избежать наказания? — прищурился адмирал Горсток.

— Нет. Я только хотел донести имеющуюся у меня информацию до того, как буду арестован, — Райк чувствовал, как предательски задрожали веки, как стали болеть глаза. Адмирал что-то шепнул президенту и тот важно кивнул.

— В таком случае, картина становится действительно неприятной, — задумчиво сказал президент своему секретарю, — Следствие подтверждает причастность этого молодого человека к инциденту в системе Диода. Также, у меня есть отчёт Директора, новый тип сигнала действительно мог быть получен извне. Адмирал Хантье, могут ли пришельцы прощупывать пространство, прежде чем начинать экспансию?

— Полагаю, именно этим они и занимаются.

— И попытка сокрыть обнаруженные сигналы также может быть стратегическим ходом?

— Абсолютно верно, — кивнул адмирал.

— Что же, мы услышали всё, что необходимо. Однако, я бы не хотел, чтобы вы улетали с Земли. По крайней мере пока. Вам предоставят частный дом в своё пользование, всей команде. К вам приставят охрану, ради вашей же безопасности, — увидев волнение на лице Райка, президент тут же махнул рукой, — мы следовали вашим рекомендациям и проверили браслет каждого солдата, на предмет модификаций. Выражаю вам свою благодарность, вы хорошо послужили нашей Федерации.

— Мы лишь хотим предотвратить угрозу, сэр, — ответил Райк.

— Вот это слова настоящего гражданина Галактической Федерации, — благодарно кивнул президент, — если ваша команда продолжит в том же духе, я лично представлю каждого из вас к высочайшей награде, — махнув рукой, он подозвал солдат, те указали Райку и остальным следовать за собой. Президент же повернулся к остальным членам комиссии, — а мы можем побаловаться лобстерами в соседнем помещении, до заседания ещё полчаса, — шумно обсуждая повестку дня, люди стали подниматься, направляясь в другую от компании Райка сторону.

— Президент, сэр, двум членам моего экипажа пророчат другое назначение, это обязательно?

— Зачем? — изумился Нильс Бреган, повернувшись к Адмиралу Хантье. Тот лишь пожал плечами, — конечно это не обязательно. Вас не станут разделять без вашего желания, — решительно заявил президент, выходя из зала.

Райк молча ликовал. Пока они двигались к выходу, он оглядывал помещение. Столько стульев, наверняка здесь соберут высокопоставленных людей, чтобы обсудить насущный вопрос. Дело получило ход.

Он несмело оглядывался. Ему хотелось спросить, что будет с ним дальше, ведь он признался в преступлении. Почему его никто не арестовывает? Тем не менее, ворошить улей не решился.

Они шли по однообразным коридорам в сторону лифта и всю дорогу Райк пытался успокоить нервы. Он думал о словах президента. Думал и о том, будет ли теперь всё в порядке. Всё же под управлением правительства была невероятно большая мощь, они наверняка успеют мобилизовать флот, и отправят интервенцев туда, откуда они собирались прийти. Но сомнение терзало его душу. Казалось, что с этой встречей что-то не так. Слишком всё прошло просто, даже театрально. Почему президент лично решил с ними поговорить? Убедится в их правдивости? Ведь существует масса способов вызнать правду, та же «жидкая правда». Нет. Здесь что-то другое. Райк поглядывал на своих спутников, волнения на их лицах он не заметил.

Поднявшись по лифту, они снова прошли защищённый холл, и взгляды солдат провожали их на всём протяжении пути. На этот раз в бронированный электрокар они погрузились все. И снова всю дорогу царило молчание. Мари, то и дело, подавалась вперёд, словно что-то хотела сказать, но глядя на конвоиров замолкала. Когда они остановились, Райк первым вышел из автомобиля, после солдат, конечно же. Увидев куда их привезли, он охнул: это было похоже скорее на дворец, нежели на частный дом. Трёхэтажное здание, отделанное в сером камне, было украшено барельефами, статуями в виде животных, установленных на крыше. Вдоль дорожки, ведущей к парадному входу, протянулась цепочка мраморных колонн, поддерживающих широкую террасу. Вокруг было много зелени, а кусты были искусно подстрижены. Возле дома их ждал солдат с лейтенантскими нашивками. Райк тут же направился к нему.

— И здесь мы будем жить только мы? — изумлённо спросил он

— Да. Вокруг будет выставлена охрана. Если вам что-то понадобится, вызовите меня. Меня зовут Сильвио, — он отправил запрос на обмен контактами и Райк, принял его.

— Благодарю, — он кивнул, и солдаты расступились. В здание за ними никто не последовал.

Мари́ рассеянно улыбалась, оглядывая экстерьер их временного дома. Джовес смотрел с неодобрением. Фил со скучающим видом изучал носки ботинок. Однако стоило им закрыть за собой массивные двери, на которых был установлен допотопный, механический двигатель, вся команда расслабилась.

— Ну и ну, — сказал Фил, то ли комментируя шикарное убранство дома, то ли пережитые события.

— Что скажете? Как всё прошло? — Райк обращался сразу ко всем.

— Ты сильно рисковал, когда открыл им свою личность. Я удивлён, что тебе не предъявили обвинений, хотя бы формальных, — Джовес нахмурился, — вообще мне показалось, что никто не удивился твоему откровению, как будто они знали уже кто ты.

— Почему ты так решил?

— Я ведь служил на флоте, и нам постоянно приходилось встречаться с политиками, желавшими покровительствовать военным. Я был неумелым актёром, но видел, как мои сослуживцы наигранно изумляются щедрости политиков и их напутственным словам. И сейчас, реакция этих людей… мне показалось, что они были не откровенны.

— Возможно дело в том, что они уже привыкли так себя вести, может быть у них это что-то вроде условного рефлекса? — предположил Фил.

— Меня тоже терзают сомнения, по поводу этой встречи, — сказал Райк.

— Не стоит делать поспешных выводов. Мы на одной стороне, — нахмурилась Мари.

— Я просто сказал то, что увидел. Конечно, я могу ошибаться, но… — договорить Джо не успел. Входная дверь открылась и улыбающиеся, счастливые лица Родварда и Джулии показались за ней.

— А вы уже тут? Как здорово! — проворковала она.

— Вас сюда силком притащили? — Джовес подозрительно сузил глаза.

— Как членам команды, нам настоятельно рекомендовали пожить какое-то время здесь. По крайней мере, пока руководство не решит, что мы можем быть свободны, — пожал плечами Родвард, — так что да, притащили силком.

— Сожалею, — сказал Райк, — я хотел, чтобы у вас была возможность провести время вместе и…

— Брось, кэп, здесь отлично! Шикарное здание, я такие только издалека видел, отличное место для медового месяца, — отмахнулся Родвард.

— А я выросла в похожем, — внезапно сказала Мари́, - подобные здания держать очень дорого. Обычно их сносят при первой же возможности и строят дома в более современном стиле. Странно, что так недалеко от центра сохранилась эта развалина, — голос Мари сквозил от раздражения, за что она получила неодобрительный взгляд Джулии.

— Нам оказали честь, мы должны быть благодарны за такой роскошный приём.

— Я бы предпочла обычную койку в порту, — буркнула Мари. Джулия лишь покачала головой.

— Вы не связывались с Альдо? — спросил Райк. Джулия отрицательно покачала головой и Райк, через браслет, вызвал пилота.

— Привет! Как там у вас? — голос Альдо был бодр и весел, как всегда.

— Пока всё идёт неплохо, но нам запретили вылет с Земли на ближайшее время. Поселили в доме всех вместе, тебя не просили проехать к нам?

— Просили, но я произвожу ремонт, так что имею право не покидать корабль, — помолчав немного, он добавил, — Знаешь, у меня остро развит нюх. И от этих ребят, что приходили ко мне, пахнет палёным. Мне кажется они хотят забрать «Гипотезу». Тихо и без шума. Так что пока мне это позволяют, я буду на корабле.

— Спасибо, Альдо, — чувственно произнёс Райк, — при личной встрече я тебе расскажу всё в подробностях.

— Конечно. До связи.

Следующий час они обустраивались. Обойдя дом, каждый выбрал себе отдельную комнату. Все кроме Родварда и Джулии, которые заняли апартаменты на двоих. Фил предложил Гаспару присоединиться, но тот сказал, что у него много работы и если сможет заглянуть, то только через пару дней. Райк услышал часть разговора, Гаспар обещал снабжать Фила самыми свежими данными об их исследовании. Мари́ с Джо в столовой сплетничали о своих сослуживцах, параллельно ковыряя вилками какие-то морепродукты, загодя приготовленные для гостей. Только Райк не мог найти себе место.

Он смотрел в окна: солдаты строевым шагом патрулировали окрестности, создавая ощущение защищённости. Но Райк расценивал их присутствие иначе. Пускай официально его за решётку не посадили и не обвинили, но всё равно он был пленником. Прокручивая в голове разговор с первым лицом государства, Райк пытался анализировать, найти какой-нибудь подвох. Увы, разговор длился слишком недолго, у президента просто не было возможности как-то себя скомпрометировать. Он вспоминал, всё ли им рассказал, но отчёт был полным, он ничего не упустил. Освободители. Смогут ли они предугадать такой шаг, готовы ли к этому? Сколько на Земле их агентов и есть ли они вообще. Вице-президент «АрмТек» казался уверенным в себе, наверняка он окажет техническую поддержку в выявлении модификаций. Райк должен был чувствовать себя в безопасности, но у него не получалось.

Пол ночи Райк ломал голову, пытаясь предугадать, как именно Освободители будут вторгаться в человеческое пространство. С трудом ему удалось уснуть.

Глава 17

Следующие дни были похожи один на другой. Предаваясь праздности, Райк изнывал от желания действовать. Он перешерстил все Земные СМИ. Нашлись репортажи и про Обсерваторию, где он, с удивлением, не обнаружил своего лица. Видимо президент отдал распоряжение не выносить в общественность его причастность. Он пытался найти хоть какие-нибудь подозрительные вести о пришельцах, но ни единого упоминания.

— Ты и не найдёшь. В правительстве не дураки сидят, они не хотят паники. Управляя такой огромной территорией, им нужно быть аккуратными, давать только ту информацию, что не повредит целостности федерации. Вторжение пришельцев не из их числа.

— Мне кажется это неправильно. Люди имеют право знать, — Райк бессильно сжимал кулаки, — ведь если начнётся война, люди будут беззащитны.

— Райк, у нас очень сильный флот, — мягко сказал Джо, — ты даже не представляешь насколько он большой.

— Такие огромные территории невозможно контролировать постоянно, Освободители могут вырезать население на нескольких станциях до того, как самый быстрый корабль успеет примчаться на выручку.

— Жертвуя малым, спасать большее, — пожал плечами Джовес, — мне тоже это не нравится, но с этим ничего не поделать.

— Мы можем поделать. Почему мы должны молчать?

— Ты сам знаешь почему. Стоит только нам открыть рот, как тут же лишимся головы, — Джо выразительно провёл пальцем по шее.

— А СМИ? Мы можем дать интервью, у нас же остались доказательства на Гипотезе, копии и всё прочее, если…

— Ты шутишь? — Родвард ухмыльнулся, — все хоть что-нибудь значащие СМИ принадлежат подконтрольным правительству компаниям. Они и слова не скажут без одобрения президента или его помощников.

— Ну хорошо, значит мы должны просто сидеть здесь и бездельничать? Я не могу так! — он почувствовал руку на плече. Мари легонько обняла его.

— Нам всем это не нравится, но мы должны довериться. Флот справится с экспансией. А если наши подозрения верны, то вскоре нас закружит в водовороте событий с новой силой. Почему бы не отдохнуть? Не набраться сил?

Спорить Райк не стал. Не спорил он и следующие два дня, похожие один на другой, не наполненные хоть каким-то смыслом. Они вели бесполезные разговоры, смотрели какие-то передачи, бродили по саду, окружённые пристальными взглядами солдат. Райк регулярно связывался с Альдо. Пилот в шутку проклинал их за то, что он заперт в металлической коробке, пока они там нежатся во дворце, но покинуть корабль не был готов ни при каких условиях. Он начал несуществующий долгосрочный ремонт и выгнать его из корабля управляющие посадочной площадкой не имели права. Простой и занимаемое место оплачивалось из правительственного кошелька.

Остальная команда, в отличии от Райка, нашла себе занятие. Родвард с Джулией путешествовали по окрестностям, наслаждаясь друг другом. Джовес всё больше времени проводил на тренировочном полигоне для элитной пехоты. Благодаря тому положению, которое их команда занимала, его допустили до тренировок.

— К чему ты так усердно готовишься? — спросил его как-то Филимон, — думаешь боевые действия будут в условиях Земной гравитации?

— Не знаю, но… Что бы нас не ожидало впереди, я хочу быть готов ко всему.

Он предлагал Мари к нему присоединиться, но она отказалась, предпочтя общество Райка, чему тот был бесконечно рад. Они гуляли по ухоженному саду, или выходили в город. В сопровождении солдат разумеется. Мари любовалась тем, как Райк с изумлением провожает взглядом птиц, дрожит с непривычки на ветру или жмурится от солнца. Райк в ответ любовался ею.

— Ты здесь выглядишь на своём месте, — как-то сказал он во время прогулки. — Как будто бы чувствую, что ты с Земли.

— Не могу сказать, что для меня это комплимент, — скривилась Мари.

— Ты так сильно не любишь это место?

— Я люблю Землю. Это самая красивая планета, но называть её своим домом я не могу. Слишком много плохих воспоминаний.

— Понимаю… Мари, возможно такая просьба будет тебе неприятной, но нам всё равно нужна какая-то цель для прогулки. Может быть ты покажешь дом, где родилась?

— Если ты правда этого хочешь…

Они договорились посетить это памятное место завтра и Райк предвкушал ещё один день наедине с Мари. Он был счастлив каждую минуту рядом с ней, хоть и чувствовал боль от того, что Мари не испытывает подобных чувств. И когда Родвард с Джулией напросились к ним в компанию, он раздражённо ворчал, но запрещать ехать с ними не стал.

Все вместе они погрузились в бронированный фургон вместе с несколькими солдатами. Сильвио, капитан стражи, отправился вместе с ними. Райк исподлобья наблюдал за ним, пытаясь определить: он охраняет команду от угроз, или держит их под стражей. Внезапно, их фургон замедлил ход, затем вовсе остановился.

— Что-то случилось? — с тревогой спросил Райк.

— Нет. Мы въезжаем в привилегированный район, нужно подождать разрешения на въезд, — Райк бросил взгляд на Мари, но та лишь пожала плечами.

С разрешения Сильвио, они опустили защитные пластины обнажая бронированные стёкла, через которые открывался просто фантастический вид. Они двигались по дороге, вдоль которой расположились настолько роскошные здания, насколько хватало воображения у их архитекторов. К каждому прилагалась обширная территория: сады, небольшие водопады, пруды, даже настоящий лес!

— Сколько же стоит здесь земля? — изумлённо спросил Родвард.

— Очень дорого, — без излишнего пиетета ответил Сильвио.

— Многим местным домовладельцем земля досталась за бесценок, а уже потом они взвинтили стоимость, — в голосе Мари слышалось неодобрение.

— Всё равно это указывает на потрясающую деловую хватку, — Родвард сжал в ладони ручку Джулии, продолжая пялиться в окно.

Когда они остановились, первыми из фургона высыпали солдаты. Райк, спустившись на дорогу, распрямил плечи. Они остановились неподалёку от пятиэтажного здания больше похожего на музеи с тех интерограмм, что он изучал в детстве.

— Этот стиль называется барокко, — сказала Мари, вставая рядом с Райком.

— И ты здесь выросла? — изумилась Джулия.

— Да, — Мари сплюнула на землю, — не думала, что когда-нибудь сюда вернусь.

— Но здесь же так… Потрясающе! Как можно отказаться от такой жизни?

— Ты даже не представляешь, что значит жить здесь, — Мари отвернулась от здания и отошла в сторонку. Райк подошёл к ней.

— Извини, что притащил тебя сюда, — Мари лишь отмахнулась, — ты не хочешь повидать родителей?

— Нет. Наша родственная связь оборвалась навсегда.

Райк прикусил губу. Он жалел о своей просьбе, но уже ничего не мог поделать. Вместе с Родвардом и Джулией они побродили по окрестностям, после чего погрузились обратно в фургон и поехали обратно. Всю дорогу Джулия с Родвардом обсуждали примерную стоимость участков, цену на услуги архитекторов, но Мари в диалог с ними не вступала и Райк молча поддерживал её.

А через неделю объявился Гаспар. Он вошёл без предупреждения и скованно, но тепло приветствовал команду.

— У меня есть разрешения взять тебя и Филимона в центр Леварго, — сказал он Райку. И, извиняющимся тоном добавил, — лишь вас двоих.

— Ничего, поезжайте. Потом расскажете, — пожала плечами Мари, — мы тут найдём чем заняться, — словно издеваясь над Райком, она взяла Джо под руку и повела на второй этаж. Райк шумно вздохнул, и последовал за Гаспаром на выход.

Дорога заняла меньше часа. Поднимаясь в уже знакомом лифте, Райк испытывал волнение. Когда они вошли в лабораторию, Директор сразу двинулся ему навстречу. Он страстно пожал руку Райку и пригласил к большому экрану, где ранее Райк видел смоделированную фигуру пришельца.

— Долгой тебе жизни, юноша! — скрипучим голосом начал он, — благодаря тебе и твоей команде мы совершили потрясающее открытие. Мы действительно не одиноки во вселенной: — на экране высветилась фигура. — Этот вид куда интереснее, чем может показаться изначально. Но что более удивительно, мы обнаружили две разные цепочки ДНК.

— То есть? — не понял Райк.

— То существо, что вы встретили, является симбиозом двух разных видов. Один из них, — на экране высветилась фигура, похожая на человека за некоторыми исключениями, вроде аномально широко посаженных глаз и утопленного носа, — гуманоид. Если верить теории панспермии, этот гуманоид может быть представителем расы похожей на нашу, произошедшей от одного источника.

— То есть это наши дальние родственники? — изумился Райк.

— Похоже на то, — хихикнул Директор, — а вот вторая цепочка ДНК указывает на паразита, укоренившегося в спинном и головном мозге этого гуманоида. Пока это только гипотеза, но мы считаем, что данный паразит способен порабощать и человеческие тела.

— Мы детально изучили образцы, взятые с Ганса, — взял слово Гаспар, — и обнаружили те же маркеры, что присутствуют в изменённом пришельце.

— То есть…?

— Да, Ганс был заражён. Метаморфоза была в зачаточной стадии, поэтому внешних признаков не было, — резюмировал Директор, — на данный момент это всё, что нам удалось выяснить. Однако, мы диагностировали причину, по которой член вашей команды, Мари, подверглась неконтролируемому страху. Причина заключается в ферментах, что источает существо-паразит. Мы также разработали средство защиты. Здесь, — Директор протянул Райку небольшой кейс, — два комплекта защитных масок для всей вашей команды.

— Спасибо, — Райк с благодарностью принял кейс. — И что нам с этим делать? — вопрос повис в воздухе.

— Решение за президентом. Наше дело изучить материал, — кротко пожал плечами Директор, — у нас ещё достаточно работы. Взять хотя бы этот его палец, — директор указал на странный отросток, больше напоминавший локон волос, заменивший собой один из пальцев пришельца, — мы всё голову ломаем, каково его назначение. Так что… Будем изучать дальше, — директор вернулся к работе, а Райк встретился взглядом с Филимоном. Тот, потирая ладони, пожирал глазами изображение на экране.

— Из этого выйдет неплохое оружие, как считаешь? Гуманное подавление восстаний. Если бы не угроза интервенции, мы могли бы неплохо заработать на этом.

— Даже не думай об этом, — холодно сказал Гаспар, внезапно появившись позади них.

— Это просто размышления, не более, — виновато улыбнулся Фил. Гаспар осуждающе сковал его взглядом и седой учёный, рассеянно махнув рукой, пошёл побеседовать с коллегами. Райк тоже смотрел на изображение врага. Врага? Он был уверен, что ничего хорошего от этих пришельцев ждать не приходится. Но сколько их? Как их найти? Он ведь не солдат, что он может противопоставить внешней угрозе? Его размышления прервал Гаспар.

— Я останусь здесь.

— Я так и предполагал, — кивнул Райк.

— Я имею ввиду что я выхожу из команды. Если вы куда-то отправитесь, то без меня, — Гаспар говорил бесстрастно, но вид у него при этом, почему-то, был виноватым.

— Здесь ты можешь реализовать свой потенциал, я понимаю. Важнее этой работы сейчас, вероятно, нету ничего.

— Именно. Я не уверен, что Директор одобрит, но я хочу, чтобы… — он протянул два квалема с данными, — здесь всё, что нам удалось узнать. Ну, прощай, — Гаспар сердечно пожал руку Райка и вернулся за своё рабочее место.

Когда они с Филом вернулись в их апартаменты, вся команда кроме Альдо, собралась послушать. Райк рассказал всё в деталях. Он рассказал и о том, почему Мари подверглась влиянию пришельца, а Райк нет. Дело было в маске, скрывающей его истинное лицо, именно она защитила его. Фил помог команде нацепить защитные маски. Но что было делать дальше, никто не понимал.

— Мы ведь не можем вечность здесь провести. Если пленник, которого допрашивала Мари, прав, то осталось меньше тридцати суток до предполагаемой интервенции. А мы даже не знаем, в какой форме она произойдёт.

— Если какие-то слухи появятся во флоте, я их услышу, — сказал Джо, — но пока тихо. Мы должны ждать.

Ждать. Райк ненавидел это пустое ожидание. Он жаждал действия, но был бессилен что-либо изменить. Они много времени проводили с Мари и через пару дней, оставшись в доме вдвоём, они снова предались сексуальной близости. И снова Райк поражался тому, насколько она яростна в постели. То, что он изначально принял за страсть теперь казалось ему откровенной агрессией, словно она сражалась с ним, а не разделяла ложе.

А ещё через день к ним приехала с личным визитом Джоан Строленс. После того как та выслушала от Джулии то, какая это честь для них, Джоан собрала их в обеденном зале, и её помощница выдала каждому пакет с документами.

— Человечество снова нуждается в вас, — важно объявила она, — президент просит вас взять на себя исследования Гемикрона, звёздной системы, что находится по соседству с системой Диода. Есть большая вероятность, что там будут обнаружены признаки сигналов эксплойтеров.

— Эксплойтеров? — переспросил Райк.

— Термин, которым учёные из центра Леварго назвали враждебную расу, — пояснила Джоан, — разрешения на взлёт выданы всем, кроме Гаспара, который останется в центре Леварго.

— Когда мы вылетаем? — лишь спросил Джо.

— Завтра. По возвращению, ваш доклад примет лично Адмирал Хантье. Чем скорее вы проведёте разведку, тем лучше, — Джоан оглянула всех присутствующих. — Удачи нам всем.

Сообщение о том, что у них новое задание вся команда восприняла с радостью. Даже Джулия и Родвард не расстроились, что улетают с Земли.

— Свадебное путешествие должно быть путешествием, иначе какой в этом смысл? — улыбался Родвард. Однако глаза его были серьёзны. Собрав вещи, команда распределилась по комнатам чтобы хорошенько выспаться перед грядущим отбытием. Однако Райку не спалось.

За то время, что они провели в этом дворце, Райк научился засыпать без тревоги. Состояние повышенной готовности к бегству прошло, он доверился солдатам, охраняющим их покой. Но этим вечером спать ему не хотелось. Глядя на заходящее солнце, Райк понял наконец почему всё человечество живёт по единому времени, почему Земные сутки являются стандартом на всём космическом пространстве, за исключением других планет. Видеть это светило здесь, где зародилось человечество… Не удивительно, что эта мера оставалась стандартной.

Однако всматриваясь в покрытый полумраком сад, Райк внезапно застыл. Не было солдат. Кругом была тишина, никакого дежурства. Куда все подевались? Поднявшись с постели, он на цыпочках подкрался к двери и выглянул наружу. Тишина. И вдруг резкий щелчок где-то внизу. Отчётливо слыша бешеный стук собственного сердца, Райк направился к комнате, которую занимала Мари. Мягко толкнув дверь в её комнату, он кошкой подскочил к ней и разбудил, прикоснувшись к бедру. Она сонно приоткрыла веки. Он приложил палец к губам и махнул рукой. В одном лишь нижнем белье, Мари поднялась с кровати и вопросительно подняла бровь.

— Кто-то чужой внизу. Солдат на улице не видно, — прошептал он. Мари кивнула, и, нашарив в прикроватной тумбочке два импульсных пистолета, протянула один Райку и они направились к лестнице, ведущей вниз.

Райк пропустил Мари вперёд. Сейчас не время было разыгрывать джентльмена, у неё была лучшая подготовка. Мари, держа перед собой пистолет, крадучись спускалась по лестнице. Райк не отставал. Холл первого этажа пустовал, но двери в двух комнатах были открыты. Она указала на них рукой. Осторожно, они подошли к двери и Мари вошла первой. Там было пусто. И в этот самый момент Райк почувствовал, как к его затылку прикоснулось дуло пистолета. Он замер.

— Мари, — обречённо позвал он. Повернувшись, она охнула. Оценив обстановку, Мари бросила пистолет на пол и подняла руки вверх, за голову. Райк повторил её движение. Он перестал чувствовать касание дула пистолета и медленно повернулся. Перед ними стояло существо, как две капли воды похожее на то, что они убили на «Консорциуме». Мысленно Райк благодарил Гаспара за своевременную помощь с защитой от психотропной атаки этих существ.

— Кто ты? — спросил Райк.

— Я пришёл без злого умысла, нам нужно поговорить, — его голос был ровным, совсем человеческим, но он сопровождался тревожной вибрацией, похожей на гудение механизма.

— О чём ты хочешь поговорить? — Райку было страшно смотреть на него, но он не должен был дать понять пришельцу, что напуган. Через силу он заставлял себя смотреть прямо в эти широко посаженные глаза.

— Вы служите не тому вождю! — указав пистолетом на диван, существо мягко подтолкнуло Райка вперёд. Сумев, наконец, отвести взгляд от его лица, Райк пошёл вперёд и сел рядом с Мари. Они оба уставились на гостя.

— О чём ты говоришь? Какой вождь?

— Ваш президент, — чуть повернув голову он яростно процедил: — предатель Нильс Бреган. — голос его звенел от ненависти.

— Кого он предал?

— Вас. Человечество. Каждого человека, — эксплойтер держал пистолет уверенно, и Райк краем глаза видел, как Мари оценивала его, как она упёрлась пятками в пол, готовясь к прыжку. Он положил руку на её бедро, останавливая этот порыв.

— Ты пришёл нам помочь? Дать информацию? — гость кивнул, — что ты хочешь взамен?

— Безопасное убежище. Это малая плата за то, что вы останетесь живы. Думаете я сам пробрался в вашу обитель?

— Тебя прислали? — деревянным голосом спросил Райк. Он боялся услышать ответ.

— Именно. Президент Нильс Бреган устроил эту встречу, — спокойно ответил гость.

— Почему мы должны тебе верить?

— Потому что у вас нет выбора, — эксплойтер подошёл к одиноко стоящему креслу напротив пленников и сел, закинув ногу на ногу. В его движениях было так много человеческого и Райк ломал голову, пытаясь понять: действительно ли он похож на людей, или это лишь маскировка.

— Ты хочешь сбежать? Тебе тоже угрожает опасность?

— Будет угрожать если я исчезну вместе с вами.

— Если убьёшь нас?

— Если встану на вашу сторону, — пришелец махнул рукой в сторону улицы, — они хотят застать нас вместе. Подставить вас. Выставить подстилками пришельцев, — аккуратно сцеживая слова, говорил эксплойтер. Райк поймал тревожный взгляд Мари.

— Но ты сказал, что президент предал нас. Зачем ему это? Откуда он тебя знает? — Райк тщетно морщил лоб, пытаясь распутать клубок информации.

— Нильс давно нашёл нас. Он призвал нас в человеческое пространство. Он хочет устрашить своих подданных с нашей помощью. Но он совершил ошибку. Нужно бежать, пока солдаты не застали нас здесь вместе, — Райк едва смог отвести взгляд от усиков на пальце эксплойтера, что колыхались словно в такт порывам ветра.

— Ты сказал у нас нет выбора. Но он у нас есть. Что если ты пудришь нам мозги, чтобы увести из безопасного места?

— Останься здесь и увидишь всё сам, глупец! — маленькие глазки злобно сверкнули, — тебя обвинят в предательстве.

— Мари, мы можем уйти с ним. Если что, вернём его адмиралу Хантье вместе с докладом.

— Ты поверил ему? Этому существу? Ты забыл, что оно сделало с нашими друзьями? — её голос полыхал от гнева.

— Я не враг вам, — поднявшись, эксплойтер отложил в сторону оружие и подошёл к ним вплотную, — я всего лишь хочу предотвратить кошмарное количество смертей для обоих наших рас, — Мари, ловкой подсечкой, уронила пришельца и, бросившись вперёд, схватила пистолет, наведя его на существо.

— Стой Мари! Не вздумай убивать его! — её палец на спусковом крючке задрожал и Райк крикнул, — я приказываю тебе опустить оружие! — Мари смерила его недовольным взглядом, но пистолет всё же опустила.

— Вы должны меня выслушать. Мы теряем время! — зло покосившись в сторону Мари, пришелец снова направил взгляд маленьких глаз на Райка.

— Мы должны обсудить это с командой. Мари, разбуди остальных, — под её недовольным взглядом, он взял в руки пистолет и направил на эксплойтера, — ты довольна?

— Как бы не пришлось потом об этом пожалеть, — буркнула она и вышла из комнаты. Райк мгновение подумал, подбирая вопрос.

— По твоим словам нас хотят подставить, я правильно понял? Показать, что мы имеем дело с Освободителями как союзники?

— Верно.

— И что ты предлагаешь делать?

— Не дать им того, чего они хотят. Мы должны бежать.

— Ты хочешь бежать с нами? — пришелец согласно кивнул.

— Я тоже предатель. Моя раса меня не поймёт.

— Как ты их предал?

— Они хотят получить то, что Нильс Бреган им обещал. Своими усилиями. Я знаю, к чему это может привести, это будет бойня… — Райк вопросительно поднял брови.

— Но почему именно с нами?

— Потому что вы слепое пятно как в планах Нильса, так и в планах моей расы, — спокойно ответил он.

— Звучит не слишком убедительно, — честно сказал Райк. Пришелец раздражённо загудел, его глаза на короткий миг закатились. Он снова посмотрел на Райка. Голос его звучал иначе. Приглушённое гудение исчезло.

— Если ты не можешь довериться ему, доверься мне, — сказало существо.

— Кому тебе? — пришелец усмехнулся и отдал честь.

— Капитан Брэдли Джонсон. Личный номер 157639. Космодесантник, — встретив удивлённый взгляд Райка, он тут же подавил улыбку, — я был таким же человеком, как и ты, Райк, но обстоятельства изменились.

— Он поработил тебя? — Райк не мог поверить своим ушам.

— Не поработил. Взял в партнёрство, если можно так выразиться. Добровольно. Это был непростой выбор, но мы должны были сделать то что нужно, чтобы предотвратить множество смертей. Кто если не я?

— И вы вдвоём занимаете одно тело?

— Можно сказать и так. Но… нам нелегко разделять друг друга. Это… больно. Сейчас крайний случай. Пожалуйста, Райк, доверься мне. С ними можно иметь дело.

— Но… как?.. Что…

— Много вопросов, я всё расскажу, когда мы окажемся в безопасном месте. Нужно улететь с Земли, — неприятный гул из головы пришельца вернулся.

— Но куда?

— Подальше от этой планеты. У нас совсем нет времени, — прогудело существо. Был ли это снова пришелец? Куда делся капитан Брэдли? Что, если пришелец просто водил его за нос? Нужно было срочно принимать решение. И Райк, наконец, кивнул.

— Мы возьмём тебя с собой.

Он указал существу на лестницу в холл и пошёл следом за ним. Остальная команда, отчаянно зевая, уже спускалась по лестнице. Джовес замер, глядя на существо которого конвоировал Райк. Джулия вскрикнула от ужаса. На всех были лицевые имплантаты, защищающие от психотропного воздействия существа, но внешний вид всё равно наводил ужас на команду. Райк успокаивающе поднял руки.

— Он под контролем. Ребята, времени очень мало, нам предстоит трудное решение. Мы должны бежать.

— Куда? Что ты от него узнал?

— В безопасное место, подальше от этого дома, — Райк махнул рукой в сторону улицы, — охрану вокруг нашего дома сняли. Эксплойтер говорит, что ему позволили прийти сюда лишь затем, чтобы подставить нас. Больше информации получим от него на корабле, когда взлетим.

— Я вызову Альдо, — вызвался Джо. Райк кивнул, и повернулся к существу. Маленькие глазки того прыгали по лицам всей команды по очереди, — у тебя есть имя?

— Анария, — прогудело существо. Райк изумлённо раскрыл глаза.

— Так ты… самка? — существо злобно шикнуло.

— Нельзя мерить нашу расу вашими понятиями о поле.

— Хорошо, — Райк подавил в себе интерес, на расспросы не было времени, — тебе есть чем скрыть голову? — Анария кивнул, натягивая капюшон от комбинезона, — так будет лучше, нам ни к чему лишнее внимание. Мари, у нас здесь есть ещё оружие? — она кивнула, — вооружи всех. Джулия, ты умеешь стрелять? — он сочувственно посмотрел на неё, но в глазах девушки сверкала яростная решимость. Она коротко кивнула. В этот момент он осознал, что одобряет выбор Родварда.

— Может быть скажешь хотя бы в чём дело? — хотя голос Родварда и был заспанным, он лихорадочно оглядывался, пытаясь понять, что происходит.

— Нас предали. Президент нас предал. Подробности нам сообщит Анария, когда мы попадём в безопасное место.

— Ты поверил Анарии на слово? — скривился Род.

— Если всё обстоит так как он… она говорит, то у нас каждая минута на счету, в любой момент сюда может завалиться рота солдат и повязать нас.

— Так почему бы нам не опередить их? Сказать, что мы захватили Эксплойтера в плен и сдать его властям?

— Потому что я так решил, — жёстко сказал Райк. Он постарался вложить всю имеющуюся у него силу в голос. Он должен был убедить их беспрекословно подчиниться. На обсуждение нет времени. К счастью, Родвард спорить не стал. Остальные молча стояли возле Мари, принимая от неё импульсные пистолеты.

— Альдо не отвечает. Такое ощущение, что нас глушат, — сообщил Джо. Новость была тревожной. Всё происходило слишком медленно. Интуиция подсказывала Райку что они опаздывают и интуиция его не подвела. С улицы послышался клёкот двигателя бронефургона и топот множества ног.

— В подвал, живо, там можно выйти! — рявкнула Мари.

Джо и Райк заняли место у лестницы ведущей в подвал, остальные торопливо спускались. Вскоре показались они. Облачённые в чёрную, тяжёлую броню солдаты ворвались в здание, выбив тяжёлую деревянную дверь. Их было шестеро. На руке одного была красная повязка. Джо занял выгодную позицию просматривая холл снизу, оставаясь при этом невидимым для солдат. Если солдаты последуют за ними, шансов сбежать нет. Если проход не прикрывают с улицы, команда может успеть скрыться вместе с эксплойтером. Мари с Филом справятся, они получат ответы. Райк глянул на Джовеса и тот кивнул, словно бы прочитав мысли товарища.

— Мари, выводи всех, мы догоним если получится. Двигайтесь прочь от дома, пока не сможете вызвать Альдо, — скомандовал Райк достаточно громко, чтобы она услышала. Мари не стала спорить. Его голос услышал один из солдат, подавая знак остальным.

— Стреляй по ногам. Только там есть шанс нанести им повреждения. Броня слишком крепкая для нашего оружия, — шепнул Джо. Райк прицелился. Солдаты, пристально оглядывая каждый уголок, добрались до лестницы, — почему они не пускают газ или дронов? — прошептал Джовес, спрашивая у самого себя.

Когда двое солдат приблизились, Джо с Райком были готовы открыть огонь. Ещё один шаг и они выстрелят. Райк старательно целился. Руки у него дрожали, но прижав локти к небольшой тумбочке, он смог унять дрожь. Он не промахнётся. Тяжёлое дыхание Джовеса было поддержкой. Джо был солдатом, он знал что делать. Попасть в ноги. Райк уже надавил на спусковой крючок, как мир вокруг превратился в ад.

Оглушительный грохот, безумный жар. Райк не сразу сообразил, что это прогремел взрыв. Одна стена раскрошилась, осыпая его каменной крошкой. Часть потолка обвалилась. Райка чудом не засыпало. В ушах звенело, сердце едва не замерло. В ноздри ударил резкий запах озона. С трудом найдя в себе силы, он повернул голову. Джо лежал без сознания, а из его плеча торчал небольшой, но острый кусок камня. Постепенно приходя в себя, Райк провёл рукой по голове — волосы были в каменной крошке, но он был цел. Райк с трудом поднялся. Рёбра болели так, будто несколько было сломано. Солдаты лежали. Один из них стонал. Он был в сознании.

Прогремел ещё один взрыв, за ним ещё один. Они слышались где-то рядом, но били определённо не по их зданию. Райк огляделся: часть стен превратилась в каменную крошку, но потолок над головой уцелел. С улицы веяло жаром. Нужно было уходить пока не поздно. Отстегнув от магнитной кобуры импульсный пистолет, Райк нашёл в себе силы подняться. Не сдерживая стонов боли, он вытянулся во весь рост и держась за стену для равновесия пошёл к солдату. Тот был оглушён, но броня выдержала удар. По крайней мере внешних повреждений не было. Потратив пару секунд на то, чтобы разобраться в неизвестной конструкции, Райк снял с него шлем и направил дуло пистолета ему прямо в лицо.

— Зачем вы здесь? Кто вас послал? Кто взорвал здание? — Райк ожидал увидеть злой взгляд, солдатскую безмятежность, да хотя бы наркотический блеск глаз, вызванный стимулятором, но мужчина перед ним был испуган.

— Я ничего тебе не скажу.

— Ты ведь понимаешь, что здание было взорвано не случайно? На ваших костюмах велась видеозапись? — Райк сверлил взглядом солдата. Тот нехотя кивнул, — вы должны были застукать нас за разговором с подосланным пришельцем. Получив запись, они собирались взорвать всех нас чтобы не оставлять свидетелей. Ты просто пешка, солдат.

— Ты заговариваешь мне зубы, щенок, — тон его голоса был агрессивным, — командование не стало бы нас подставлять.

— Райк! — услышал он крик Мари. Она вернулась за ним.

— Говори, кто вас послал! — Райк с силой ударил солдата в грудь, но тот лишь скорчил презрительную гримасу. Райк ударил снова, затем ещё раз.

— Райк, оставь его, бежим! — Мари силой оттащила его в сторону и дала сильную оплеуху. Это привело его в чувство. Он заметил, что Родвард, встревоженно осматривая Джовеса, пытается его поднять, — нужно уходить, быстрее! — послышался ещё один взрыв, на этот раз где-то далеко.

Райк подскочил к Родварду и помог поднять Джо. Мари достала маленький инъектор и вонзила его Джо в бедро. Через пару секунд Джо пришёл в чувство. Он сильно хромал, но они всё же смогли выбраться на улицу. Там творился настоящий ад. Казалось со всех сторон слышатся крики о помощи, плач, сирена. Куда не глянь, везде полыхали пожары. Райк не знал в какой стороне космодром. Он попробовал вызвать Альдо, но сигнал всё ещё глушили. Мари указала на другой конец улицы и побежала первой, остальная команда последовала за ней. Райк хотел окликнуть девушку, но она, отважно держа пистолет перед собой, стремглав неслась вперёд, даже не думая об опасности, которая может там её поджидать. Однако бег её был не долгим.

Через несколько метров, возле поваленного дерева, они остановились. Там, на земле, лежал распростёртый солдат в тяжёлой боевой броне. Райк видел это лицо, один из их охранников. Шлем лежал рядом, из головы сочилась кровь, но он был в сознании.

— Что произошло? — прокричал Райк, склоняясь над ним.

— Нас предали. Расстреляли снайперы. Свои… — он зажмурился от боли.

— Райк, у нас нет на это времени, Джо теряет много крови! — взмолилась Мари.

— Вашего ранили? — спросил солдат.

— Взрывом задело. Плечо распорото.

— Возьмите мою броню, я всё равно уже не жилец, — с трудом подняв руку, солдат коснулся груди и пластины брони стали разъезжаться в стороны, обнажая крепкое, но почти безжизненное тело солдата.

— Как тебя зовут солдат? — спросила Мари, помогая ему подняться.

— Леонард, — прислонившись спиной к дереву, он опустил руку на браслет, — если вы выберетесь с Земли, передайте моё сообщение Саю, — солдат направил запрос на обмен контактами.

— Саю? — переспросил Райк.

— Контр-адмирал Сай Клаудфилд. Я служил под его началом пока не перевёлся на Землю. Он должен знать, что кто-то из высших чинов мутит воду. Этот дом для «випов» под протекцией президента, отправить сюда солдат могут лишь немногие, — Леонард передал Райку заранее записанный голосовой файл. Предсмертная записка. Райк поёжился, глядя на умирающего человека.

— Но где его искать?

— Я слышал он базируется на «Метрополии», — из последних сил Леонард схватил Райка за руку, — прошу вас, я не хочу умирать напрасно!

— Даю слово, я передам ему твоё сообщение, — Леонард благодарно кивнул и, закрыв глаза, прислонился к дереву.

Мари, тем временем, помогала Джовесу укладываться в броню. Когда тот расположился в чаше, Мари активировала механизм закрытия и осторожно вытащила осколок из плеча Джо. Рукав сомкнулся вокруг плеча. Джо неожиданно бодро поднялся, развёл усиленными бронёй руками и махнул рукой, предлагая продолжить ход. Бросив последний взгляд на Леонарда, он присоединился к колонне. Райк каждые тридцать секунд пытался связаться с Альдо, но всё было тщетно.

— Может быть стоит связаться с администрацией президента? — спросил Родвард.

— Мы не можем им доверять. Альдо единственный выход. Связавшись с правительством, мы подпишем себе смертный приговор, — Райк в очередной раз попытался установить контакт с пилотом. На этот раз на браслете загорелся сигнал «принято», — Аль. Альдо, ты нас слышишь?

— Слышу капитан, мне нужны координаты.

— Нам нужна эвакуация, ты сможешь взлететь?

— Я уже в воздухе. Координаты! — рявкнул пилот. Райк тут же сверился с местной картой и отправил маячок Альдо. Махнув рукой остальным, он указал на небольшое здание, вроде летнего кафетерия. Они укрылись под шаткими навесами. Это было лучше чем стоять посреди улицы или прятаться в здании вроде того, что едва не погребло их под собой.

Пока Альдо летел, они оглядывались. Земля полыхала. Много зданий стояли уцелевшими, но они выглядели такими уязвимыми! Опасность витала в воздухе, кто бы это не устроил он готовился месяцами. Оглядывая небо, Райк не видел кораблей. Это определённо был теракт. В паре километров от них взорвалось ещё одно здание. Во все стороны разлетались волнами пыль, стекло и каменная крошка. Здесь, в районе где древние здания превалировали над небоскрёбами, это было ужасающе красивое зрелище. С трудом отведя взгляд, Райк подошёл к Анарии и коротко спросил, едва сдерживая ярость.

— Это ваших рук дело?

— Нет, у моей расы нет таких ресурсов на Земле, — честно признался он. Райку не хотелось верить, но спорить сейчас было не время. И, тем не менее, его сковывал ужас перед тем неизвестным врагом, который устроил подобный масштабный теракт. Безумная догадка закралась в его голову. Что если это дело рук президента? Как следует обдумать эту мысль ему не дал Фил. Положив руку на плечо Райка, словно ища поддержки, Филимон сказал:

— Гаспар мёртв. Весь центр Леварго лежит в руинах, — Райк сжал кулаки.

— Они за это заплатят. Кем бы они не были, я… — сверху послышался оглушительный рёв. Все как один пригнулись ожидая удара, но это была не бомба. Знакомый корпус корабля не оставлял возможности для ошибки: это была «Гипотеза». Сделав полукруг, Альдо начал снижаться, попутно открывая грузовой отсек.

Когда до земли оставалось пять метров, Райк дал отмашку, и они побежали. Мари бежала последней, прикрывая спину. И только она запрыгнула на трап, Альдо стал набирать высоту.

— Мари, расположи гостя, Фил, позаботься о Джо, — скомандовал Райк и побежал в сторону рубки. «Гипотеза» плавно набирала высоту и бежать становилось трудно. Держась за стену, Райк добрался до рубки вовремя. Альдо уже держал пальцы возле дросселя маршевых двигателей.

— Давай кэп, садись, — Альдо, дождавшись пока Райк застегнёт ремни, активировал передатчик, — команда, переходим на полную тягу, держитесь там.

Выждав несколько секунд, Альдо филигранным движением перевёл корабль из горизонтального положения в вертикальное и увеличил тягу маршевых двигателей до максимальной отметки. Их с силой вжало в кресла, корпус «Гипотезы» завибрировал от нагрузки. Райк смог повернуть голову вправо. В смотровом окне ещё можно было увидеть поверхность Земли, постепенно удалявшуюся. Яркие пятна пожаров, дым, яркие вспышки. Что-то ужасное произошло и Райк чувствовал, как страх медленно обволакивает его сознание. Что был взрыв на Обсерватории в сравнении с этим? Одним лишь чудом им удалось выжить. Почти всем. Лицо Гаспара возникло перед его взором. Удержать предательскую слезу, быстро катившуюся по его щеке он не смог. Он подумал, что, хотя бы, успел с ним попрощаться.

Повернувшись к пилоту, Райк следил за его действами. Альдо сосредоточено направлял корабль по допустимой траектории. Множество кораблей неслись мимо них в сторону Земли, вероятно на помощь. Много военных кораблей снабжения. Райк почувствовал укол совести, они ведь тоже могли помочь. Встряхнув головой, он отбросил эту мысль. У них была более важная миссия. Нужно было получить ответы от Анарии, и он их получит.

Когда перегрузка ослабла и бортовой компьютер известил об активации искусственной гравитации, Райк задал вопрос, мучавший его с момента посадки на «Гипотезу».

— Альдо, почему нас не сбили? Как тебе позволили взлететь?

— Станции орбитальной обороны выведены из строя, все с ума посходили. Все корабли, что были на космодромах привлекли спасать раненых.

— И тебя тоже?

— Да. Мне пришлось взять задание, чтобы дёрнуть вас.

— Но получается, что те, к кому тебя направили не получат помощи? — спросил Райк, не желая слышать ответ.

— Да. Мне пришлось выбирать. Либо они, либо вы. Ужасный выбор. Кто мог совершить такое?

— Мы это выясним. Держи курс на «Метрополию», нам нужно передать сообщение одному человеку.

— Мы будем садиться?

— Нет. Попробуем передать сообщение удалённо, рисковать ни к чему. Кто бы не устроил эти взрывы на земле, «Метрополия» не менее уязвима.

— Принято. А кто наш гость?

— Это я сейчас собираюсь выяснить, — Райк собрался подняться, но всё же не мог не задать вопрос, — Альдо, насколько всё плохо?

— Точной информации у меня нет, но… Я достаточно увидел, чтобы понять, что всё очень плохо. Кто-бы это не устроил, он знал, что делать. Взорваны узлы связи, административные здания, я уж не знаю, что ещё. Я удивлён лишь что космопорт не тронули. Жертвы… Их много.

— Центр «Леварго» тоже в руинах, вместе с Гаспаром.

— Мне жаль, кэп, — сочувственно сказал пилот.

— Ладно, — Райк подавил в себе все эмоции от услышанного. Сейчас было не время, — лети осторожно, избегай встречных кораблей, нам не нужны неприятности.

— Не переживай, капитан, я опытный контрабандист, — серьёзно ответил пилот. Кивнув, Райк вышел из кабины.

У него совсем не осталось сил думать, планировать. Всё пошло не по плану. Совсем не по плану. Чёрт… Что-то с президентом было не ладно. Неужели пришелец не врёт? А если врёт, то он, своим решением, сделал всю команду «Гипотезы» отступниками. Подписал смертный приговор. Поёжившись, Райк привалился к стенке. Пару минут у него ушло на то, чтобы справиться с паникой. С силой сжав кулаки, он нашарил в сознании остатки решимости и взял себя в руки. Решение принято, теперь нужно действовать исходя из имеющихся данных. Ошибся он или нет… Это определится позднее. Чёткий план действий был лучше бессмысленного пространного размышления о правильности решений. Разговорить Анарию, передать сообщение Саю. Там будет видно. Окончательно придя в себя, Райк двинулся в сторону кают-компании. И с каждым шагом он двигался всё более решительно. «Гипотеза» стремительно пожирала пространство отдаляясь от Земли. Атакованной, беззащитной Земли…

Больше книг на сайте - Knigoed.net


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17

  • загрузка...