КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395595 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167169
Пользователей - 89903
Загрузка...

Впечатления

Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Ренессанс (СИ) (fb2)

- Ренессанс (СИ) (а.с. Альфарим-5) 1.21 Мб, 355с. (скачать fb2) - (РосПер)

Настройки текста:



РосПер Альфарим 5: Ренессанс

Глава 1 Смертники

Плавное покачивание транспорта убаюкивало и давало небольшое чувство умиротворенности, несмотря на то, что этот транспорт вез нас в самое гиблое место Альфарима. Ну, точнее, гиблое только для пассажиров этого транспорта. Главнокомандующий СВФ, воссоздав с подачи Сердца штрафные подразделения для лиц, признанных виновными перед обществом, развернулся на полную катушку, выгребая тюрьмы и исправительные учреждения по максимуму.

С одной стороны, я его прекрасно понимаю, никому не хочется бросать в мясорубку своих людей, когда можно послать на убой преступные элементы. Но, с другой стороны, его подход к этому вопросу меня выводил из себя. Он не делал различий в статьях виновности и в одну группу пихал всех без разбору, лишь бы красный уровень присутствовал.

Вот даже взять пухленького мужичка, сидящего напротив меня, крайнего от выхода. Если судить по личному делу, это чиновник мелкого пошиба, стоявший на должности управляющего одного из районов восьмого уровня, решивший начать брать взятки только для того, чтобы дочери оплатить в медцентре вмешательство в геном для исправления врожденного дефекта.

Да, он преступник, это глупо отрицать. Да, он заслуживает соответствующего наказания, но запихивать его в штрафное подразделение СВФ – глупо и жестоко. Сдохнет, даже не успев принести пользы и хоть частично искупить свою вину. Я сомневаюсь, что он вообще умеет стрелять, его бы посадить под строгим контролем за документы, и пускай пашет по шестнадцать часов в сутки, вот там был бы толк.

Полной противоположностью ему был местный авторитет, сидящий, как он думает, на самом козырном месте, возле кабины транспорта. Рьяный рецидивист, множество ограблений, во время которых беспощадно убивал всех, кто попадется под руку. Является киборгом с двумя имплантами, зафиксированными в репликационном слепке. Это его уже пятая «ходка» как заключенного, только на этот раз его отправили не на исправительные работы в опасных для жизни производственных условиях с токсичными материалами, а в штрафное подразделение без права на репликацию.

Вроде бы подходящий кандидат, но, скорее всего, попытается сбежать при первой возможности, а пока такой возможности не появится – будет за счет страха и грубой силы заставлять остальных делать за себя грязную работу. Даже сейчас возле него сидит пятерка мужиков с достаточно серьезным бандитским прошлым. Судя по изредка бросаемым в мою сторону взглядам, они явно решили на месте устроить свои правила и воспринимают меня как угрозу их плану.

Ну или если совсем не дружат со средствами массовой информации, то я их первая цель, как единственный вооруженный в этом транспорте человек. Как бы это смешно ни выглядело со стороны, но мне действительно выдали пистолет с единственным магазином на шестнадцать патронов, ну и скинули досье на три десятка заключенных, видно, планируя меня сразу взводным над этим балаганом поставить. При этом даже брони не дали: штатный комплект полевой одежды СВФ, поясная кобура и пистолет со смешными характеристиками.

Пистолет «Люфа»

Боеприпас: 7.3х17

Прицельная дальность: 35 метров

Боевая скорострельность: 70

Режим стрельбы: Одиночный

Состояние: 65%

Вес: 0.68 кг

Магазин к пистолету «Люфа»

Боеприпас: 7.3х17

Количество патронов: 16

Состояние: 71%

Патрон нарезной «7.3х17»

Урон кинетический: 15-19

Урон проникающий: 21-27

Состояние: 100%

Вес патрона: 3.6 г

Вот с этим подобием на оружие мне и предлагали, в случае чего, обороняться. В очередной раз смотрю на характеристики и в очередной раз удивляюсь идиотизму: вроде и оружие дали, но при этом им только застрелиться можно, ну или этих попутчиков перестрелять, пока они амуницию не получили… Хм… А ведь я не рассматривал вариант, что мне пистолет дали с целью самообороны от коллег по несчастью, тогда да, это уже не насмешка надо мной, а реальное такое подспорье в вопросе конфликтных ситуаций.

– Слышь, вояка, – повернулся в мою сторону один из подручных местного «авторитета». – Греби сюда, у Картоса к тебе разговор есть.

– Так пускай оторвет задницу и подойдет, – ответил я, продолжая расслабленно наблюдать за ними из-под полуприкрытых век.

– Ты че, служивый, совсем с реальностью связь потерял? Борзометр, смотрю, зашкаливает, – начал приподниматься говорливый. – Взял пакли в клешни и погреб сюда, пока Картос добрый и приглашает на разговор!

Два паренька, сидящие между нами, напряглись и, развернувшись к бандитам, явно приготовились к драке. А вот пухленький мужичок напротив меня, наоборот, еще сильнее забился в угол. Пришлось положить руку на плечо приготовившемуся к драке парню возле меня и, когда тот обернулся, отрицательно покачать головой. Да, я понимаю, что эти двое готовы за меня броситься в бой не раздумывая, не зря же они участвовали в десантировании на девятый уровень.

Но хватит и того, что они и так получили красный уровень, не успев выйти из боя, когда я лишился должности, а новое командование не успело еще выдать новые приказы. Вот за эти пару минут они и накрыли группу противника перекрестным огнем, прекрасно понимая, что получат за это красный уровень. Если судить по списку личных дел, то таких ребят набиралось шестеро, вот только в этом транспорте было всего двое.

Именно поэтому я и остановил ребят, фиг его знает, что у этих бандюков в рукаве припрятано, а жизнь у нас на данный момент последняя. Смерив взглядом попытавшегося полностью выпрямиться бандита, у которого ничего не получилось из-за низкого потолка, закинул одну ногу на другую и, немного поелозив спиной по стене, устроился поудобней, снова прикрыв глаза.

– Да ты… – Он сделал два небольших шага ко мне.

Транспортный отсек и так был достаточно маленький, из-за чего мы сидели буквально плечом к плечу, по пять человек в два ряда. Так что, сделав эти два небольших шага, он оказался буквально в метре от меня. Ну, как говорится, сам виноват. Носок моего ботинка, врезавшись ему в пах, прервал на полуслове, заставив скрючиться бандита и схватиться за промежность.

Ногу назад, и подавшись всем телом вперед, бью ладонями по ушам, дезориентируя противника, и, не убирая рук, дергаю его голову на себя и вниз, выбрасывая навстречу колено. Хруст носа услышали, наверное, все, вот теперь наглый бандит явно на ближайшие пару минут не опасен. Пнув ногой уже заваливающееся на бок тело обратно к его дружкам, я снова умостился на своем месте и прикрыл глаза. Вот только теперь пистолет лежал у меня на коленях, прямо под рукой.

Несмотря на злые взгляды, больше поползновений в мою сторону не было, а пострадавшего достаточно быстро привели в себя. Ох и намучаюсь я с этим контингентом, если мои подозрения верны и предстоит командовать этой группой. Похоже, придется отращивать дополнительную пару глаз на затылке, чтобы не заработать выстрел в спину.

Минут через двадцать всеобщего напряжения и моего расслабленного отдыха, наш транспорт наконец-то остановился, откинув заднюю часть борта как аппарель с несильным звоном столкнувшегося металла, прекрасно показывая, что мы уже на уровнях канализации, раз пол металлический.

Рывком выскочив наружу, сразу же прижался к борту бронированного транспорта, чтобы видеть выход из транспорта и одновременно с этим осмотреться. Несмотря на то что, когда меня грузили для перевозки, машина была всего одна, сейчас в огромной трубе коллектора разгружалась колонна из более чем сотни подобных машин, и возле каждой стояло по бойцу в тяжелой пехотной броне с оружием наизготовку, по одному с каждой стороны машины.

– Построиться в колонну по два! – скорее рявкнул, чем сказал, ближайший ко мне боец слегка искаженным из-за динамиков голосом.

Дуло гибридного автоматного комплекса, смотревшего в мою сторону, не вызывало желания спорить. Пришлось быстро сместиться в сторону и вытянуться по стойке смирно, при этом оказавшись возле кабины вставшей за нами машины, не давая возможности строиться у меня за спиной. Двое ребят, которые хотели меня прикрыть еще в транспорте, тоже почти сразу сориентировались, запихнув пухленького мужичка ко мне вторым номером и встав передо мной этаким буфером между мной и бандитами.

Что творилось сзади, я мог судить только по доносившимся звукам, а вот впереди народ строили в такие же колонны с переменным успехом. Где хватало одной лишь команды, а где охране приходилось пускать в ход приклады и кулаки, чтобы выстроить особо непослушных. А вот сзади пару раз даже одиночные выстрелы прозвучали, и оставалось только гадать, стреляли поверх голов или у кого-то настолько отсутствуют мозги, чтобы бросаться на вооруженную, хорошо экипированную охрану с голыми руками.

Хотя наличие мозгов у большинства – это весьма спорное утверждение; через две машины от нас вообще вынесли три бесчувственных тела и сложили в нескольких метрах сбоку. Похоже, там внутренний конфликт в транспорте вышел намного серьезнее, чем у нас. Наш единственный пострадавший хоть и слегка пошатываясь, но самостоятельно держался на ногах. Несмотря на жгучее желание покрутить головой, решил этого не делать, не разобравшись полностью в текущем своем статусе. А ведь и спросить некого, почта все это время у меня была заблокирована, так что всех своих в последний раз я видел в зале суда.

Минут через пять, когда по всей длине колонны смогли добиться хоть какого-то порядка, нам скомандовали выдвигаться. Как я успел заметить, группы через одну повели с разных сторон транспорта, под конвоем тех же бойцов, что нас встречали на выходе. А вот когда мы прошли мимо крайней, впереди стоящей машины, нас начали соединять по две группы, перестраивая общее движение в колонну по четыре.

Блин, чувствую себя инвалидом с обрезанным функционалом интерфейса, даже не ожидал, что так сильно привыкну видеть уровни над головами других людей. Но уровни я хоть и не видел, но вот личную наблюдательность никто не отменял, так что успел заметить еще парочку человек с такими же, как у меня, пистолетами на боку. В среднем один такой человек на восемь или девять рядов колонны.

Если любые попытки выбиться из строя колонны жестко пресекались, как и робкие попытки разговорить конвоиров, то вот на легкий гул разговоров внутри колонны сопровождающим нас бойцам было глубоко плевать. На фоне того, что большинство, а наверное, даже абсолютно все штрафники оказались в информационном вакууме, предположения о том, куда нас ведут и что будет дальше, долетали до меня один другого хлеще. Вплоть до того, что нас бросят на убой как приманку, и пока монстры Администратора будут нас жрать, СВФ спокойно их перестреляет.

– Капитан Волпер, – повернул ко мне голову вполоборота один из ребят, старавшихся меня прикрыть, – может, вы знаете, чего нам ожидать? Не зря же вам оружие дали еще до посадки в транспорт.

– Во-первых, уже не капитан. Во-вторых, у меня информации не больше вашего. Прямо перед посадкой всунули в руки пистолет с кобурой и прямой передачей скинули файл с обрезанными личными делами на три десятка человек. Ни разъяснений, ни объяснения, зачем это мне. Так что есть только собственные мысли, ничем не подтвержденные.

Слух резанула быстро сформировавшаяся вокруг меня зона тишины, прерываемая лишь шепотками «Там Волпер идет! Да-да, тот самый, который Кровавый Скурфайфер» или вообще шиканьем на соседей по строю «Тихо, там бывший командир скурфов что-то говорит». В других условиях мне, скорее всего, было бы приятно такое внимание, но не сейчас. Особенно меня коробило от прозвища «Кровавый Скурфайфер», похоже, я скоро и в историю войду под таким прозвищем.

– Подозреваю, что нас ведут к зоне боевых действий, – продолжил я, видя немой вопрос на ближайших лицах. – Сначала обезопасят себя от возможности нашего побега. Потом, скорее всего, введут в курс дела и озвучат нам новые правила нашего существования, ну и как финал, выдадут оружие и вместе с ним задачу, которую мы должны выполнить. Вот только я пока не представляю, как они обезопасят себя от дружественного огня со стороны не очень благонадежных элементов. Но, думаю, и это в ближайшее время узнаем.

Такая версия народу понравилась, и пошло оживленное перешептывание с обсасыванием озвученного мной. Как я понял, особо им понравилось, что нас не будут бросать на убой без оружия. Вот только я умолчал о том, что ожидаю еще заградительные отряды, готовые расстрелять любого, попытавшегося сбежать, или еще какие сюрпризы в снаряжении для потенциальных дезертиров. Хотя, я просто предвзято отношусь к этому, и тут такие меры не используются.

В любом случае, прежде чем наша колонна остановилась, мы успели пройти три линии огневых рубежей, сформированных по всем правилам военного искусства. Лабиринты прочной стальной проволоки на уровне человеческого колена, мешающие продвижению нападающей пехоты, мины направленного действия с веерным подключением к пультам инженеров, укрепленные позиции тяжелой техники с возможностью отхода с позиции, пулеметные гнезда, на первый взгляд расположенные в слегка хаотичном порядке, но если присмотреться, понимаешь, что они могут работать блоками, ведя по одной зоне перекрестный огонь.

Выйдя в просторное помещение, этакий отстойник, куда выходило шесть коллекторов и столько же уходило дальше на противоположной стороне, используя подвернувшееся пространство, СВФ развернули тут полевую базу. Ничего особенного, только необходимый минимум, который в любой момент можно бросить, особо не жалея. Но при этом создавая бойцам хоть какую-то зону отдыха. Да и оперативный штаб, находящийся в относительной безопасности, но при этом недалеко от первой линии столкновения, чтобы своевременно реагировать на изменения в обстановке.

Нас выстроили посреди этого своеобразного лагеря на расчищенной территории, предназначенной, похоже, для разгрузки машин снабжения. Прямо перед нами, заложив руки за спину и сцепив их там в замок, прошелся офицер СВФ в чине капитана. Несмотря на легкую мобильную броню и висящую за спиной в магнитных захватах винтовку, он абсолютно пренебрег шлемом. Дойдя примерно до середины строя и развернувшись к нам лицом, тяжелым взглядом обвел штрафников и с первых же слов показал свое отношение к нам.

– Мне посрать, сколько из вас сдохнет! Абсолютно все из вас – это отбросы общества, способные только на то, чтобы гадить в собственном доме, а потом с радостью жить в этом дерьме. Так что запомните на всю свою короткую жизнь: тут вы смертники! Обычное, никому не нужное мясо, которому разрешили принести пользу остаткам нашего общества тем, что смогут сдохнуть, сделав хоть что-то полезное. Так что для вас, смертники, есть несколько простых правил. Попробуете пройти в любой из коллекторов за вашей спиной – вас встретят свинцом и плазмой. Любой, кто отдалится в тыл больше, чем на километр от линии боев, будет признан дезертиром и уничтожен. Единственная возможность для вас вернуться наверх – это полностью обнулить красный уровень. Каждый убитый монстр – это минус часть красного уровня. Каждое выполненное задание – это минус часть красного уровня для всего взвода. Каждый залет любого члена взвода – это залет всего взвода, увеличивающий ваше время пребывания в местном филиале ада. Сейчас всем вам выдадут недельный рацион питания, и мне посрать, сожрете вы его сразу или растянете на неделю. Но следующий паек вы получите только через семь дней. Снаряжение и оружие вам выдадут сразу после пайка, в интерфейс ваших взводных командиров Сердцем будет выведена кнопка активации оружия. Для тупых объясняю: взводные – это те из вас, кому выдали пистолет, пригодный, только чтобы застрелиться с горя. И мне снова-таки посрать, как вы определите, кто именно ваш взводный, это исключительно ваш личный геморрой! Да, чуть не забыл, задача на ближайшие два часа – сменить моих ребят на первой линии боев, задача на неделю – продвинуться вглубь канализации на пятнадцать километров. Да, вы правильно понимаете, мне действительно абсолютно посрать, как вы это сделаете, вы либо это делаете, либо дохните, чем просто снимете с меня лишнюю головную боль.

Развернувшись, он широким шагом направился к полевому командному пункту, напрочь игнорируя попытки некоторых что-то у него спросить или уточнить. Я, конечно, его немного понимаю, скинули на его голову проблему в виде толпы непонятных личностей, весьма далеких от дружбы с законом. Но, мать его так, это уже вообще ни в какие рамки не лезет. Что, так тяжело день-другой дать на банальное слаживание подразделений, ну или как минимум возможность приструнить зарвавшихся индивидуумов, или обучить тех, кто с оружием не в ладах?

Одно из двух: либо он нас всех за что-то ненавидит, либо это приказ сверху. Ну как-то не вяжется у меня достаточно толково организованная база, с заслонами, патрулями и всем необходимым, с таким наплевательским отношением пускай и к второсортным, но бойцам. Вышел, выдал минимальную информацию и ушел, оставив самостоятельно разбираться, что нам теперь делать.

Ладно, будем выкручиваться с учетом того, что имеем. Развернув на половине обзора личные дела всего взвода и наслоив файлы друг на друга так, чтобы были видны только имена и фотографии, начал спешно осматриваться по сторонам, подзывая к себе тех людей, ну и мутантов, которые были в моем списке.

– Картос! – обратил на себя внимание того авторитета, с которым ехал в одном транспорте. – Решай, ты продолжаешь тянуть на себя одеяло, но тогда мне становится плевать на тебя и твое окружение, выживайте, как хотите. Или слушаешь мои приказы, и тогда я ставлю тебя командиром отделения, и всеми силами стараюсь, чтобы мы все выжили.

– Какие гарантии, что ты просто не прикроешься мной и мужиками, если это будет тебе выгодно?

– А какие, по-твоему, могут быть гарантии в нашем положении? Могу только дать свое слово, тебя устроит?

– Слово «Кровавого Скурфа»?

– Да! – задавил я в себе злость, попытавшуюся вспыхнуть от надоевшего уже прозвища.

– Меня устроит! Я, Картос, готов пойти под руку Кровавого Скурфа до тех пор, пока он не нарушит кодекс, либо пока он не отпустит меня на вольные хлеба.

– Я услышал!

– Я услышал!

Одни и те же слова из более чем двух десятков голосов донеслись до меня с разных сторон того столпотворения, в которое превратился строй после ухода местного командующего. Я не совсем понял, что произошло, но, похоже, я только что влип в какой-то кодекс правил местных бандитов. А самое паршивое, что разбираться, как обычно, придется по ходу дела.

– Батя просил за тобой присмотреть, – подойдя ко мне почти вплотную, негромко проговорил Картос. – Он сказал, что ты правильный мужик и много для нашего брата сделал. Так что не по понятиям это, бросать правильных людей без поддержки.

– К чему тогда была та выходка в транспорте?

– Ну, то, что Батя за тебя слово держал на сходке, еще не значит, что тебя не стоило пощупать. А то вдруг Батя переоценил тебя, и прогнешься при первом же наезде.

Окинув взглядом собравшихся вокруг меня, заметил, что только единицы из всех прибывших рванули к расположившимся невдалеке открытым складам для получения снаряжения. А вот основная масса наблюдала за нашим с Картосом диалогом, и даже переговаривались шепотом, чтобы нам не мешать.

– Не криви извилины, бригадир, – заметив мой взгляд, с весельем в голосе Картос похлопал меня по плечу. – Это тебя в одиночке держали, а остальные уже давно успели перетереть за жизнь, кто чем дышит, под кем ходит, да и вообще правильные люди собрались или беспредельщики не по делу. Мутики, ну эти, мутанты там, псионы, вообще на тебя чуть ли не молятся, да и часть из них какой-то дед за тебя просил…

– Старый, – машинально поправил я его.

– Ага, он самый. Силовики тоже за тебя горой стоят, да и часть мужиков с дна к ним в бригаду присоединились, там какой-то отставной вояка мазу за тебя тянет. Есть еще какие-то непонятные вояки, держатся отдельно, но мы с ними перетерли, они за тобой вообще готовы в огонь и в воду, правда, сначала чуть на перо друг друга не взяли, они о каком-то Соколе слово держали, а оказалось – о тебе говорят.

– Хм… Получается, тут большинство без вопросов мои приказы выполнять будет?

– Ну, есть, конечно, залетные, типа того «Пончика», что с нами ехал, но они сами не знают, чего хотят. А всяких ренегатов и беспредельщиков еще на этапе на перо взяли, так что с этой стороны проблем не будет.

– М-да… Думал, придется мозг ломать да постоянно ждать удар в спину, а все так обернулось.

– Ну а что ты хотел, тебя же нынче любая крыса с дна знает, и что ты сам можешь, и к чему ты людей можешь привести, а жить каждому хочется. Да и влиятельных друзей у тебя оказалось очень много, настолько много, что даже местный начальник пеной исходит, ведь ему популярно объяснили, что если не хочет проблем, то лучше в сторонке постоять, а не командовать тут направо и налево.

Вот теперь пазл сложился в одну кучу. И раздражение местного командующего, и тела, вынесенные из транспорта, погибших, как оказалось, не в банальных разборках, а целенаправленно вырезанных как неблагонадежный элемент. В общем, друзья и соратники меня не бросили, а помогают по мере возможности, сейчас условно-надежным человеческим ресурсом, потом… Не знаю чем, но явно на этом не остановятся. Эх, придется еще разок станцевать вальс с костлявой, главное, что оркестр теперь мне подыгрывает.

Глава 2 Первая линия

Почти час из отведенного нам времени я потратил на формирование шести крупных подразделений по числу коллекторов уходящих из отстойника. Парочка самых шустрых бойцов метнулись туда на разведку и притащили неутешительные новости. Как оказалось, в уходящих от нас проходах стоят еще по пять заслонов, и три передовых должны перейти под наш контроль.

При том, что нам поголовно выдавали импульсные полуавтоматические винтовки, и по пять аккумуляторов к ним на две с половиной сотни выстрелов, я просто не представляю, как мы вообще будем выживать. Как вспомню наше столкновение с монстрами Администратора возле «нулевого горизонта», так совсем грустно становится.

Учитывая ширину прохода, на каждый рубеж можно будет разместить по взводу бойцов, подменяющих друг друга. Плюс взвод на смену, организовав вахту по шесть часов. Итого чуть больше тысячи бойцов на шесть направлений. Блин, а в атаку ходить, собственно говоря, и не с кем – тридцать шесть взводов, ровно столько и привезли сюда штрафников.

Ладно, придется по два взвода выделить исключительно на прорыв, бросив один из опорников, ближе всего расположенный к отстойнику. Бросать в бой бойцов с первой линии категорически нельзя, если попытка атаки захлебнется, и атакующему взводу нужно будет отходить, есть шанс, что монстры ворвутся на их плечах, прям в линию обороны, не дав отступающей группе закрепиться на позициях. Хотя… можно попробовать немного и по-другому.

– Так, слушаем сюда. – Обратился я к собравшимся вокруг меня командирам взводов. – Срочно проверьте составы своих взводов, мне нужно шесть групп, где процентное соотношение бойцов с реальным боевым опытом максимальное. Предупреждаю сразу, этим взводам нужно будет в ускоренном темпе сменить первую линию обороны СВФ. У нас время поджимает, так что решайте быстрее. Вторую и третью линию занимаем по остаточному принципу, сейчас главное удержать рубежи.

Пока вводил всех в курс дела, натягивал на себя принесенное мне снаряжение, настолько же убогое, как и оружие. Наборный нагрудник с небольшими пластинами брони и под ним демпферная прослойка, такие же наплечники, легкий открытый шлем и налокотники с наколенниками, в общем-то, это все что нам дали. Кинули как подачку, лишь бы не сдохли в первые же минуты.

– А как мы тогда сможем продвигаться вперед? Вы же слышали местного командующего: пятнадцать километров за неделю. Это и так практически нереально, а если будем сидеть в обороне, так тем более не выполним задачу.

– Как он там говорил… «Мне посрать» на то, что ему хочется, есть желание продвинуться вглубь, пускай своих бойцов посылает, у нас же нет для этого ни обученных людей, ни техники с оружием. Так что лучше мы заработаем ряд штрафов, чем как идиоты за пару дней всем составом сдохнем. Сейчас главное закрепиться на позициях, уточнить обстановку, сориентироваться на местности и начать ротацию между постами по одному отделению. Чтобы необстрелянные были под прикрытием опытных. А вот со снаряжением и оружием будем решать по ходу дела.

– Черт, а если там совсем задница? В смысле бои идут без остановки?

– Вот поэтому я и иду вместе с одной из групп, чтобы увидеть все собственными глазами, может весь план придется кроить на ходу. – Обрубил я его, принимая переданную мне импульсную винтовку и проверяя уровень заряда.

На боку чуть выше центра и ближе к прикладу, цифровое табло высветило значение «237». Вот засранцы даже на заряде аккумулятора сэкономили, полный блок питания должен двести пятьдесят давать. Передвинул подсумок с запасными элементами питания под левую руку и, накинув ремень на шею, уложив винтовку прикладом на сгиб правого локтя, стволом вниз, я вопросительно обвел взглядом остальных.

– Чего стоим? Кого ждем? Определились, кто первый пойдет щупать судьбу за вымя?

Десять минут и уже по взводу перед каждым коллектором, нервно проверяют амуницию. Нервозности добавляют приглушенные звуки стрельбы, доносящиеся до нас, то на пару секунд прекращающиеся, то вспыхивающие с новой силой. Странно, вроде дистанция небольшая, а ощущение что бой идет минимум за несколько километров от нас, я думал, что коллектор наоборот должен усиливать звуки, а оказалось, что нет.

Из двух центральных проходов я как настоящий мужчина выбрал тот, который был левее, ну а если не врать самому себе, то взвод тут подобрался самый слабый по количеству бойцов с боевым опытом. Единственный проход между оборонительными сооружениями перекрывал бронетранспортер, который по нашей просьбе отъехал в сторону, пропуская в глубину туннелей.

– Всем включить рации! Взводные, не забываем активировать оружие у подчиненных! Идем спокойно, доклад каждые сто метров.

Первые два рубежа обороны мы преодолели практически прогулочным шагом, бойцы СВФ на нас внимание практически не обращали, занимаясь своими делами, но при этом, держались постоянно возле пулеметных точек и техники, но с каждым пройденным заслоном становилось все муторнее. С одной стороны на мозги давило все ясней постоянно слышимая стрельба, с другой стороны, чем дальше мы углублялись, тем более усталыми выглядели вояки несущие тут службу.

Одного смертника пришлось даже успокаивать старым проверенным методом – кулаком в челюсть, когда с внешней стороны третьего заслона, который, по сути, был самым тыловым постом, где должны были встать штрафники, стали попадаться останки монстров и бойцов СВФ. Чем дальше мы двигались, тем больше вокруг было следов активных боев.

– Мужики, подождите! – Окликнул нас Сержант на предпоследнем посту. – Я понимаю, что капитану на вас плевать, но по-человечески советую внимательно осматривать стены и потолок.

– Спасибо! – Ну а что я еще мог ответить.

После такого предупреждения заставил всех бойцов включить подствольные фонари, встроенные в цевье винтовок и снизить вдвое скорость движения внимательно изучая все доступное пространство. Вроде оставшиеся сто метров ерунда, но последний пост располагался сразу за резким поворотом коллектора, и сейчас мы видели только сполохи стрельбы. А вот освещение на оставшемся участке было крайне отвратительным, оставляя очень много темных пятен.

Либо в этой части туннеля инженеры забыли навесить осветители, либо когда передовому подразделению приходится отступать, бросая позиции, нападающие монстры, уничтожают осветители, и их просто не успевают обновлять. Очень хочется, чтобы правильным был первый вариант, но я прекрасно понимаю, что вероятнее всего второй вариант правдивее, особенно если сделать скидку на покрывающие пол толстым слоем останки.

– НАВЕРХУ! – Заорал кто-то из бойцов.

На нервах среагировали практически все, открыв хаотичный огонь по потолку, где в лучах фонарей металась помесь паука и богомола. Этакий мутант кентавр, с головой отдаленно похожей на человеческую, туловищем и передними конечностями богомола, прикрепленную к паукообразному низу с шестью членистоногими лапами, которыми тот и держался за потолок.

Сбили этого диверсанта практически первыми же выстрелами, вот только еще секунд двадцать часть бойцов, лупила в потолок, не прекращая, пока подзатыльниками и тычками под ребра их не успокоили. Вроде всего восемь человек необстрелянных, а общей паники поддалось больше десятка человек.

Ладно, хрен с ним, главное чтоб друг друга не поубивали. Стоит прикрепить к каждому из необстрелянных по одному опытному бойцу и пускай работают парами прикрывая друг друга и заодно следя, чтобы набирались опыта, а не лезли сломя голову, куда не следует. Сразу же, как решил этот момент для себя дал задачу взводному, чтобы занялся этим. Заодно записал во встроенный в интерфейсе блокнот заметку самому себе, провести точно такое же в других группах.

Встретили нас со смесью радости и какого-то пофигизма. Вроде бы и рады, что их отсылают в тыл на отдых, но с другой стороны бойцы СВФ как-то отрешенно воспринимали это событие, продолжая рефлекторно каждые несколько секунд бросать взгляд в сторону подконтрольной противнику территории и изредка делать прострелы в темноту. Даже, несмотря на двигающиеся в хаотическом порядке лучи прожекторов, обшаривающие подступы.

– Кто тут за старшего? – Поймал я одного из СВФовцев.

– Булат, вон торчит за третьим пулеметом.

Проследив за кивком головы бойца, обнаружил местного командира наверху укреплений, которыми перегородили весь коллектор, на специальной площадке с установленным там одним из четырех тяжелых пулеметов, каждый из которых был отдельного типа урона. В данном случае это был старый добрый крупнокалиберный огнестрельный пулемет, с длиннющей лентой, спускающейся к огромному ящику внизу.

– Правая стена! Десяток со щитами! Шаман, снимай их! – Пока я пытался сориентироваться как к нему забраться, командир за пулеметом начал раздавать рубленные команды.

– Понял, принял, работаю! – Отозвался стрелок с крайнего левого пулемета.

Пяток коротких очередей по указанной цели тугими жгутами электрических разрядов, и дальше в бой вступают стрелки с ручным оружием, короткими скупыми очередями прицельно добивая противника. Абсолютно все действия выполнялись настолько отточено, что сразу становилось ясно – они уже не один десяток таких групп уничтожили.

– Здравия желаю! – Обратил я на себя внимание, поднявшись наверх, заодно окинув взглядом прилегающую территорию.

– А смертники… Вы вовремя, у меня всего полвзвода осталось.

– В курс дела введешь?

– Фух… – тяжело вздохнул он. – Санчес, подмени!

Когда подскочил боец и сменил командира у пулемета, начав выискивать прикрепленным прожектором цель, сержант, если судить по нашивкам, устало уселся буквально в метре и, облокотившись спиной о невысокую защиту, снял шлем. Мне открылось усталое молодое лицо, все в подтёках грязи, с мешками под глазами и кое-где проступающими синяками. Во взгляде плескалась лишь одна единственная эмоция – усталость. И это была не та усталость, которая возникает после нескольких часов тяжелой работы, а та страшная усталость, которая заполняет все сознание человека, который очень длительное время работает на износ и не может остановиться, ибо понимает, что стоит лишь на немного расслабиться и все может пойти прахом.

– Так, смотри сюда. Эти коллекторы находятся в самой заднице рубежей, так что таких серьезных атак на этом направлении можешь не ожидать, как на основных магистралях, где сейчас сплошная мясорубка. Но километров через двадцать, если судить по старым чертежам, есть выход на первый подземный уровень. Выход там небольшой серьезную технику не протащишь, только пехотные соединения, но командование решило, что при прорыве по основным направлениям, фланговый удар пехоты может помочь закрепиться. Вот поэтому нас тут и держат но как обычно из-за того что направление далеко не самое важное, ресурсов на нас и выделяют соответственно, по остаточному принципу. Если с едой и боеприпасами проблем нет, то вот ресурсов под репликации просто кот наплакал, на бригаду по слухам сотни полторы служебных репликаций осталось, а ресурсы на следующие выдадут только через неделю. А у нас на каждом направлении в сутки человек пять помирает, и если эти твари в атаку пойдут, так вообще за бой можем не досчитаться с сотню ребят. Вот капитан и бесится, да пытается вами все дырки заткнуть, надеясь, что вы эту неделю протянете.

– Понятно, безопасность своих бойцов намного важнее, чем какие-то там преступники.

– Смотрю, ты не сильно-то и злишься. – Удивленно поднял он брови.

– А смысл? Я бы на его месте поступил бы точно так же. Мы ему никто, а с вами он уже давно последний кусок пайка делит, да и думаю, неоднократно плечом к плечу сражались. Лучше расскажи, что у вас тут по боевой обстановке.

– Да тут и рассказывать-то особо нечего. На той стороне три вида монстров, в общей массе их не сильно много, не знаю с чем это связанно, может популяция маленькая, или тоже считают это направление неперспективным, но забаррикадировались они там знатно. Мы последний раз по этому коллектору полным батальоном пытались прорваться, так восемьдесят процентов состава положили! Они там настоящий лабиринт устроили. А в рукопашке я тебе скажу, они те еще твари, шинкуют наших ребят как детей. Думаю, давно бы уже слили это направление, но нас спасает то, что у них дальнобойных атак нет. Ну а мы приноровились каждую их группу по-своему уничтожать. Вот и идут позиционные бои. Они мелкими группами пытаются прорваться в тылы и устроить там диверсию, вырезав как можно больше народу. Мы пытаемся их сдержать на дальних подступах, но иногда недобитые группы глубже прорываются. В обратную сторону ситуация с точностью наоборот, дают нам зайти в лабиринт их укреплений и просто вырезают в ближнем бою…

– Муравьи вдоль левой стены! – Заорал боец в паре метров от нас, сразу же начав отсекать очереди с пулемета, по пять патронов каждая.

– Плазмой давите! ПЛАЗМОЙ, МАТЬ ВАШУ! – Заорал сержант, перекрикивая стрельбу пулемета, подскакивая и сразу же надевая шлем. – Шельма, работай! Едрить тебя в задницу!

– Энерговод подачи плазмы сдох! Если начну работать, всех нас к чертям плазмой залью.

– ***** твою душу мать! ПОДЪЕМ ТРУДЯГИ! Со всех стволов, работаем по готовности! Смертники, а вы чего столбом стоите? Присоединяйтесь к веселью, может сегодня и не сдохнем.

Схватившись за рацию, услышал в эфире отрывистые команды взводного, с бойцами которого я пришел, вперемешку с приказами других командиров, которые отправились по параллельным коллекторам. Черт, атака, похоже, сразу по всем направлениям, прав сержант, сейчас, похоже, только о выживании и остается думать.

«Муравьи» только отдаленно, по строению тела, напоминали реальных муравьев. То же удлиненное тельце, на четырех парах конечностей, вытянутая голова с жвалами и… и… и все. Ощущение было что этих «Муравьев» старались максимально забронировать, но при этом, не сильно увеличивая массу тела, почти с метр в высоту, по три пары глаз расположенные по бокам вдоль всей головы. Шипы по всему тельцу, которое ко всему прочему изгибалось под невероятными углами как будто это не муравей, а гусеница, да еще и зазубрены на лапках как у пилы. Все это только отдаляло сходство с муравьем, но последней каплей стало три то ли щупальца то ли хвоста, с уплотнениями на кончиках, раскрывающимися на манер трехлепестковой пасти, полной острейших зубов расположенных в несколько рядов.

Если бы я этих монстров увидел еще в то время когда считал Альфарим игрой, явно бы заподозрил разработчиков в употреблении тяжелых наркотических препаратов. Этих созданий обычное кинетическое оружие практически не брало, не знаю что у них за броня, но ощущение было, как будто по танку стреляем. Только два пулемета еще кое-как пробивали, точнее лазерный прожигал маленькиедырочки, а вот электрические разряды при попадании ненадолго выводили из строя «Муравья», оставляя его дергаться в конвульсиях.

Вот только пулеметы не особо помогали, эти твари лавировали между трупами предыдущих атаковавших, используя их как укрытия, и приближались рывками по тем направлениям, где наш огонь ослабевал. Пару раз даже заметил, что несколько муравьев по одному специально появляются на открытом пространстве, вызывая огонь на себя, чтобы в других местах группы по три-пять особей, смогли прорваться немного ближе к нам.

Прекратив стрелять, я окинул все пространство перед собой взглядом, и чуть было не начал материться. Вот тебе и показатель разумности монстров, непрерывные атаки малыми группами за последнее время, были не попытками диверсий. Они просто формировали укрытия для реальной атаки, практически все трупы были разбросаны в одних и тех же местах, формируя целый комплекс укрытий, благодаря которому эти твари смогут спокойно подобраться метров на двадцать практически без потерь, тут даже плазменный пулемет не поможет, слишком много прожигать придется. Стоп, плазма…

– Сержант, сколько плазмы в резервуаре осталось?

– Да какая разница, пулемет все равно не рабочий.

– Есть идея, но действовать нужно быстро! Сколько плазмы в резервуаре?

– Где-то треть…

– Отлично! – Не стал я слушать дальше и, развернувшись, спрыгнул с укреплений с внутренней стороны.

Спружинив ногами и уйдя в кувырок, погасив инерцию я, даже не успев полностью распрямиться, практически на четвереньках рванул к резервуару с плазмой. Стандартная емкость для установок плазменного огня, напоминала метровой высоты баллон, зажатый в двойной кожух. По сути, этот кожух был генератором силового поля внутри баллона, который и удерживал в сжатом состоянии плазму, а так же давал энергию для силового покрытия энерговода, подающего плазму в данном случае к пулемету.

Вот сейчас и возникла, судя по всему, проблема в генераторе силового поля на энерговоде. А без него этакий специфичный шланг в секунды прогорит, заливая всю округу вырвавшейся под давлением плазмой. Именно это я и хотел использовать против нескольких сотен прорывающихся к нам «Муравьев». Подскочив к технику, который в условиях надвигающегося ада, пытался восстановить подачу плазмы, заорал тому прямо в ухо.

– У меня приказ! Бегом отсоединяй энерговод, мне нужен сам резервуар.

Люблю военных, прям обожаю! Ни тебе глупых вопросов «А зачем?», не всяких там «А ты кто, да на каких правах командуешь?». Есть бой, недалеко командиры, вокруг условно свои, значит не стоит мешкать и нужно быстро выполнять поставленную задачу. Вот и техник без всяких вопросов за пять секунд отсоединил емкость от лишней детали. Я, тем временем найдя взглядом бухту синтетической веревки, и сорвав кусачки с пояса техника, отрезал пару метров.

Связав два конца, формируя кольцо из веревки, перекрутил его на «восьмерку» и обхватил им баллон примерно посередине. Просунув руки в образовавшиеся лямки и чертыхнувшись, потянул узел вперед, слишком много дал запаса, баллон неплотно к спине прилегает. Вот теперь он прижат плотно, но занята одна рука, не придумав ничего лучше, сунул узел в зубы и, повернув голову в противоположную сторону, по максимуму натянул. Положение неудобное, но выбора нет, руки мне нужны свободными.

Присев и подхватив руками баллон под низ, чтобы не съехал со спины, попытался рывком встать. Вроде треть баллона, это килограмм сорок, может пятьдесят, но вот самостоятельно подняться не получилось. Техник видно сообразил, что я пытаюсь сделать и, подскочив, помог мне подняться вместе с баллоном, взвалив его себе на спину чуть согнувшись вперед.

Благодарно буркнув в ответ что-то неразборчивое из-за зажатого узла в зубах, быстро зашагал снова на укрепления внимательно высматривая куда ставить ноги одни глазом из-за того что голова была повернута набок, и вторым глазом я мог взглянуть только себе за плечо. Полностью проигнорировав высказывания в мою сторону сержанта, не останавливаясь, перемахнул через укрытия и чуть не потерял равновесие при приземлении.

– Ты что удумал, псих недоделанный…?

Долетело мне в спину, но вот ответить ему мешал все тот же проклятый узел в зубах, который планомерно пытался либо выскользнуть из зубов, либо вывихнуть мне челюсть. И вообще, почему это сразу недоделанный? Вполне себе доделанный, квалифицированно обученный и имеющий соответствующую справку профессионального психа… ну в смысле военного.

Эх, сейчас бы пробежку метров на двести, сбросить груз и назад, а я плетусь как черепаха, выдавливая из себя под таким неудобным грузом максимум быстрый шаг. Двадцать метров, тридцать, а чувство что прошел метров пятьсот, еще и резервуар вечно норовит съехать набок. Пятьдесят метров, нижний край резервуара уже врезался в руки настолько, что я пальцы практически не чувствую. Так еще и судя по вылезшей иконке кровотечения, с руками не совсем все хорошо.

На восьмидесяти метрах меня чуть не располовинил вырвавшийся вперед «муравей», но я успел отшатнуться с грузом, а в следующую секунду вдоль всего туловища нападавшего, точечно прошлась лазерная очередь. И это меня еще психом называют?! А если бы по баку попали, от меня бы только горстка пепла осталась. Ну, или если учитывать температуру плазмы, то и его бы не было.

Дальше тянуть не было смысла, скинув емкость со спины, максимально быстро затолкал на верхушку небольшой горки из трупов. Сразу же пришлось сломя голову нестись назад, из-за открывшегося вида на подступавших сюда муравьев, основная масса которых от меня была уже в каких-то несчастных двадцати метрах.

Огонь велся в основном по бокам от меня, избегая даже шанса попасть по баллону пока я не уйду с зоны поражения. Когда оставалось с десяток метров до укреплений и я хаотически пытался придумать как быстро забраться наверх, сержант, командовавший бойцами СВФ, перемахнул через укрытие, и повиснув на одной руке с внешней стороны вторую протянул в мою сторону. Немного разогнавшись и подпрыгнув, я смог дотянуться до него, и тот рывком подкинул меня, давая возможность уже самому ухватиться за край. Перевалились через укрытие, мы считай одновременно.

– Ты псих долбанный, у вас же репликаций нет! И вообще, жизнь твою мать последняя!

– Так у меня до этого считай сто лет, жизнь была последняя, и ничего, бывал в передрягах и похлеще.

– Самоубийца… – Покачал он головой. – ВСЕМ В УКРЫТИЕ! Джастин, лазером по баллону!

Через секунду, яркая вспышкой у меня за спиной расцвел взрыв, докатившийся до нас сухой тепловой волной, да настолько жаркой, что любая попытка вдохнуть обжигала легкие с непередаваемыми болевыми ощущениями.

Глава 3 Разведка

Морщась от боли в руках, которые сейчас перебинтовывал штатный медик СВФ, я внимательно вслушивался в доклады по рации. Попытка атаки везде была ликвидирована, вот только мы потеряли чуть больше двух десятков штрафников, а эти потери на данный момент невосполнимые. Нужно срочно что-то решать, иначе с таким подходом через неделю тут останется только горстка трупов. И все предыдущие мои идеи можно смело засовывать куда поглубже, у меня просто нет ни времени, ни возможности воплотить их в жизнь.

– Сержант, кстати, так и не узнал, как тебя зовут…

– Да зови как все – Зеленым.

– Кхм… – Не стал я спрашивать, почему именно зеленый, а не другой цвет, иногда у позывных весьма интересные истории. – Зеленый, можешь выполнить одну просьбу?

– Смотря какую.

– У нас запрет на письма, а мне нужно отправить одному человеку письмо.

– Хм… вроде как и не положено, но, думаю, сделаю исключение, после того что ты провернул. Но опять же, смотря кому и смотря что за текст.

– Да надо скинуть мои координаты жене и сказать, что у нас с снаряжением все туго.

– Ого, славноизвестный Волпер еще и женат… Что-то не попадалась мне эта информация. Кому же это так повезло… ну или не повезло захомутать самую неоднозначную легенду Альфарима?

– Блин, меня что, каждый встречный теперь знает?

– Подозреваю, что даже мясоеды в курсе о тебе, – хохотнул Сержант. – Ты колись давай, кого успел обрюхатить?

– Это у вас тут статус брака присваивают по залету, а мы еще до репликации поженились… Но это к сути не имеет отношения, записывай идентификатор… – И я ему продиктовал контакты Алены.

– Ты точно самоубийца!

– Не понял…

– Да я, мать его, кому расскажу, так посчитают, что меня контузило. Это же надо такое. «Кровавый Скурфайфер» Волпер женат на «Электрической Ведьме». Я точно при первой же возможности нажрусь до потери пульса!

– Тааак… что я пропустил?

– Точно, ты же все это время сидел под строгим присмотром! А я зато теперь понял, чего Ведьма чудит так не по-детски. В общем, слушай сюда, примерно через неделю после того, как тебе вынесли приговор при трансляции прямого эфира по всем видеоканалам, скурфы начали присылать нам на помощь подразделения своих контрактников, на особо тяжелых направлениях. И скажу тебе честно, эти бойцы конкретные такие звери. Хрен его знает, где их готовили, учитывая, что корпус скурфов всего год, как возродился, но работают настолько слаженно, как будто у каждого не один десяток лет за плечами совместных боевых операций. Нет, есть, конечно, и такие себе середнячки, особенно среди псионов, но вот те, которые называют себя десантниками и разведчиками, реально изменяют, казалось бы, абсолютно проигрышные ситуации. И вот среди этих групп есть одна под командованием Алены Игнатенко, которая, как оказывается, твоя жена. И скажу тебе так, эта группа вообще с мозгами не дружат. Чего только стоит, когда ее группа в одиночку вырезала стойбище рептилоидов, в котором почти пять сотен владеющих псионикой ящеров. Учитывая, что ее повсеместно свои называют Ведьмой… В общем, среди ребят, побывавших на передовой, тех, кто о ней хотя бы не слышал, думаю, не осталось.

С «десантниками» и «разведчиками» все понятно, это, похоже, наши кадровые военные, лишившись последних тормозов, делают то, что умеют лучше всего. Их и раньше возможность умереть не особо останавливала, а теперь, когда за плечами есть хотя бы парочка репликаций, ограничителей вообще не осталось. А вот какого черта Алена забыла на передовой – абсолютно непонятно. Так еще и подозреваю, что в ее группе, как минимум, Саргос с Тилорном, если вообще не все поголовно, за исключением разве что Кастры.

– Это все, конечно, интересно, но давай вернемся к сообщению.

– Ага, и что ты ей хочешь написать?

– Можешь передать ей мои координаты и написать, что с амуницией все очень грустно. Только уточни, что тебя попросил эти данные дать Сокол, она поймет.

– В общем-то, не проблема. – Слегка расфокусировал взгляд и через пару секунд уже продолжил: – Все, отправил! Ладно, первую помощь твоим оказали, там, по сути, только легкие ожоги из-за тепловой волны. Так что будем собираться и двигать в тыл, парни с девчатами уже ждут не дождутся отдыха.

– Последний вопрос: уборка трупов у вас как организована?

– Да особо никак, своих ребят сами выносим, а этих тварей только за второй линией убирают. О, ответ пришел, – резко сменил он тему. – Эта твоя Алена пишет, что ты снова тормозишь, она уже давно в пути, примерно через сутки обещает тебе задницу надрать. Хм… Еще просит тебя не лезть пока в бой, вроде как они с нашим начальством договорились, что дня три дадут на ознакомление с обстановкой.

– Ага, дали. Пара часов только как прибыли – сразу на убой кинули.

– М-да… Сочувствую вам, ребята. У нас капитан крайне не любит, когда на него давят, и, бывает, из принципа делает наоборот, поэтому до сих пор в капитанах и ходит, несмотря на то, что должность у него минимум на подполковника тянет. Все, заболтался я с тобой, пора двигать! Пулеметы и боекомплект к ним оставляю, они приписаны к позиции, а не к людям, остальное – извини, но забираю. Постараюсь выписать задним числом баллон-другой плазмы, но не обещаю. – развел он руками, после чего протянул мне правую для рукопожатия.

– Давай, Зеленый, даст Сердце, еще свидимся! – ответил я крепким рукопожатием.

Бойцы СФВ, под командованием Зеленого, достаточно быстро собрались и двинули в путь, «забыв» при этом с пяток комбинированных автоматических винтовок, за что я им был крайне благодарен, хоть и боекомплект там был маленький. Но, как бы то ни было, это показывало, что далеко не все среди СВФ к нам относятся как к третьему сорту.

Меня очень сильно напрягало отношение капитана к нам, как-то сомнительны все эти предположения о его мотивах, что я слышал. Поэтому, связавшись с остатками штрафников, отдал приказ равномерно распределить всех по коллекторам исходя из боевого потенциала и срочно выдвигаться. С тем оружием, что нам выдали, как оказалось, мы можем хоть что-то противопоставить только численным огневым превосходством.

Блин, давно я не оказывался в ситуации, когда идеи, одна за другой, рушатся, не успев полноценно сформироваться. Подхватив оставленный техником кофр с инструментами, нашел себе удобное место и приступил к тому, что всегда мне помогало собраться с мыслями: разборка и чистка оружия. В импульсную винтовку лезть не стал, там особо ухода и не нужно, а вот огнестрельный пистолет достаточно быстро разобрал, протер найденной ветошью и обратно собрал.

Двенадцать раз пришлось делать неполную разборку пистолета и снова его собирать, чуть ли не полируя ветошью все доступные детали, даже магазин разобрал и протер каждый патрон и пружину магазина. Только потом мысли улеглись по своим местам и сформировался хотя бы примерный план дальнейших действий.

Дождавшись прибытия подкреплений, сразу же отобрал десяток людей с наиболее развитыми техническими умениями и отослал их снимать вооружение со второй и третьей линии обороны, которые бойцы СВФ также оставили. Вся эта огневая мощь понадобится тут на случай очередной атаки. Оставшихся бойцов поделил на пять смен с двухчасовым обязательным дежурством в качестве наблюдателей на укреплении. Одна группа дежурит, одна отдыхает и три оставшиеся в срочном порядке должны были заняться уборкой территории от последствия боев, и в особенности от трупов, не хватало еще, чтобы через пару дней тут все провоняло трупным запахом, СВФовцам это было безразлично с их-то замкнутой системой дыхания в костюмах, а вот нам придется несладко.

Кстати, воздух. Я аж завис на одном месте от мелькнувшей в голове мысли. А ведь после взрыва плазмы со стороны противника явно потянуло хорошей такой струей свежего воздуха. Да, канализация состоит из сверхпрочных материалов, потенциально способных просуществовать без разрушения громаднейшее количество лет. К тому же первое время ее явно старались поддерживать в идеальном состоянии, но люди бросили эти места слишком давно, плюс всевозможные стоки пускай и в небольшом количестве, но попадали сюда, а значит, разрушения со временем все равно происходили, плюс концентрированный высокотемпературный взрыв, который и нас чуть не спалил к чертям, спасло только то, что основной тепловой удар и часть плазмы приняли на себя укрепления. А значит… значит, мать его, что нечего стоять столбом!

– Картос! – позвал я попавшегося на глаза бандита. – Срочно нужны четыре добровольца! Нужно сходить в разведку.

– Охренеть, тут босота подштанники не успевает менять, сидя в обороне, а тебе, бригадир, еще и добровольных самоубийц найти надо… Ладно, что-то придумаю!

Минут через пять передо мной стояли пять добровольцев. Те двое парней, которые ехали со мной в конвойном транспорте. Смуглая девчонка, лет двадцати на вид и седыми волосами, какой-то качок с покрытыми металлом кулаками, а возможно, и полностью имплантированными механическими руками, как-то под рукавами не видно было, насколько руки покрыты металлом. Ну и сам Картос.

– Я просил четырех, у нас в подарок от Зеленого только пять автоматов, – кивнул я в сторону «забытого» оружия.

– Мне нельзя технологичное оружие, – тихим и приятным голосом произнесла девушка.

– Пси? – Дождавшись от нее легкого кивка, решил уточнить: – Проявление?

– Уплотнение пространства. – Но сразу же объяснила, что она под этим подразумевает: – Могу многократно сжать небольшую часть пространства. К примеру, пол квадратного метра воздуха уплотнить до такого состояния, что лазерной пушкой не пробить.

– Хм… уплотнение имеет постоянный характер или только пока действует проявление?

– В смысле? – Вот теперь она не поняла.

– Ну, если уплотнишь кусок металла, то по прекращению воздействия у него сохранится плотность или вернется к исходной?

– Пространство возвращается к исходной, я не влияю на материал, а изменяю только пространство. Как бы правильней объяснить? – задумалась она. – Я не влияю на материю, а как бы создаю в определенной зоне множество копий этой же зоны, пока общая плотность не доходит до необходимого мне состояния, но при этом каждая копия существует в своем отдельном пространстве, не взаимодействуя с другими копиями, но взаимодействуя с внешним пространством. Ну, если грубо и на пальцах, то примерно так.

– Кто-то что-то понял? – первым спросил Картос.

– Можешь продемонстрировать? – Не стал я заострять на этом внимание, хотя и сам ни черта не понял.

Вскинув руку, она как будто схватилась пальцами за воздух и с небольшим усилием сжала его, а вот в паре метров от нее кусок пространства действительно уплотнился, искажаясь и становясь мутноватым. Сквозь эту аномалию хоть не очень четко, но было видно, хотя кусок пространства и явно отличался от окружающего. Подойдя к нему, внимательно осмотрел со всех сторон. Пятно диаметром сантиметров в двадцать и где-то с сантиметр толщиной.

– Можно? – уточнил я, прежде чем попытаться пальцем прикоснуться к этой аномалии.

Получив разрешение, сначала пальцем, а потому даже кулаком попробовал на пробиваемость данной пространственной фигни. Ощущение было, как будто об каменную стенку бью, хотя прекрасно видел, что в данной аномалии ничего, кроме воздуха, нет. Оружием не стал проверять, боясь случайного рикошета, но даже такая демонстрация меня весьма впечатлила.

– Одно проявление?

– Да, раньше шла в основном в качестве поддержки у свой группы рейдеров, обеспечивала точечную защиту, так намного экономней силы расходуются.

– Как же ты умудрилась в штрафники загреметь с небоевым умением? – опередил меня басистый голос киборга с имплантами на руках.

– А кто сказал, что оно не боевое?

Развеяв область, которая была в паре сантиметров от меня, она немного повернулась. Найдя взглядом кусок арматуры, выглядывающий из укрепления, так же схватилась пальцами за воздух, только на этот раз после сжатия сразу же слегка растопырила пальца, и у аномалии, появившейся впритык к арматуре, появились загнутые шипы на манер дисковой пилы. Легкое движение кисти по часовой стрелке – и от арматуры отваливается отпиленный кусок.

– С движущимися целями немного тяжелее, не всегда удается рассчитать направление движения, чтобы там сформировать пилу прямо перед целью и успеть закрутить.

– Кхм… – прочистил я горло, а вот остальные тяжело сглотнули. Похоже, я не один не горю желанием встретиться с таким умением в бою. – Хорошо, если вызвалась добровольцем, пойдешь с нами в разведку. Так, Картоса знаю, Эда и Георга тоже, а к вам двоим как обращаться?

– Джек, – прогудел своим басом киборг.

– Фелисити, можно просто Фел.

– Ладно, парни, разбирайте оружие. Выдвигаемся цепочкой, я двигаюсь первым, за мной Фел, работает на защиту, вдруг кто выскочит неожиданно. Следом Картос… Хотя стоп, у тебя же импланты… Тогда Фел прикрывает Эд, следом Георгий, Джек и Картос замыкают.

– Эх, не фартит мне сегодня, а то я бы прикрыл… – Сделав шаг назад, оценивающим взглядом прошелся Картос по фигурке девушки с тыла.

У него прямо перед лицом в горизонтальной плоскости, но немного под углом, чтобы ее было заметно, сформировалась небольшая аномалия, и ощетинившись такими же зубами, медленно начала проворачиваться вокруг своей оси. Намек Фелисити не оставлял двоякой трактовки, особенно на фоне того, что она, даже не поворачивая головы, указала пальцем вниз, чтобы Картос увидел и вторую аномалию, расположившуюся в районе его гениталий.

– Понял, не дурак! Руки не распускаю, за языком слежу!

Странно, так сразу и не скажешь, что у Картоса за плечами куча трупов. Хотя, если Чан, более известный в бандитской среде как «Батя», приставил такого человека ко мне, сомневаюсь, что это обычный кровожадный маньяк. Больше поверю, что ограбления были инсценировкой, чтобы прикрыть бандитские разборки, или показать определенным личностям, что они не так уж хорошо защищены, как думают. Короче, не мое это дело – копаться еще в грязном белье других. Главное – понимать, что на данный момент ждать удара в спину не стоит.

Найдя взглядом одного из двух взводных, оставил своих добровольцев разбираться с оружием, сам же утянув на приватный разговор одного из двух остающихся тут командиров. Выложив большую часть своей мысли и почему так срочно нужно сорваться в разведку, попросил его организовать пару бойцов, чтобы пробежались по остальным пяти коллекторам и организовали оборону по такому же принципу, как и тут.

– А чего по рации не передать команды?

– А ты думаешь, СВФ наши переговоры не слушают? Я как-то не горю желанием, чтобы нам еще свалился приказ, держать все три линии обороны, распыляя силы.

– Согласен. Не волнуйся, все организую! Сколько вашу группу ждать? – ненавязчиво он напомнил мне об ограниченности нашей связи и что репликаций у нас нет.

– Двенадцать часов, потом постарайтесь как-то обезопасить этот путь. И это… Если мы не вернемся, примерно через сутки сюда прибудет одна девушка, если что, объясни ей, что это был мой приказ.

– Хорошо.

Минут десять еще потратил на подбор всяких мелочей, которые могут понадобиться: веревки, кусачек и другой ерунды, которая прибавляет вес снаряжению, но далеко не факт, что может понадобиться. Только когда убедился, что в нашем положении больше нечего выдавить из полезностей, группа выдвинулась в нейтральную полосу между нашими укреплениями и позициями противника.

Все ближайшее пространство было укрыто пеплом и сплавившимися между собой элементами, которые не выгорели. Даже не представляю, какие части монстров могли выдержать такую температуру. Остановившись метрах в пятидесяти от укрепления, я перевернул один спекшийся элемент, и в лучах фонарей блеснули куски металла. Что это было раньше – определить не получалось, слишком деформировался кусок, но само наличие металла уже заставило еще сильнее остерегаться приспешников Администратора.

Разум, тактические решения, взаимодействия разных видов, а теперь и наличие металла, который раньше мог быть либо оружием, либо элементом брони. Все это вместе меня очень сильно напрягало. Если на верхних уровнях сохранились технологии и ресурсы, переработав которые можно что-то производить, то откуда это все на подземных уровнях? Или просто примитивная переработка сохранившихся там ресурсов? Снова вопросы даже без намека на ответы, опять чувство, что я ничего не понимаю, как в первые месяцы, когда только появился в Альфариме.

Добравшись до места взрыва, я убедился в своих подозрениях. В полу канализации проплавило достаточно большую дыру, а учитывая, что источника света поблизости не было, в лучах прожектора тяжело было разобрать, это образовалась дыра или просто большое оплавленное пятно. А самое главное, из дыры тянуло свежим воздухом, как будто где-то внизу стоял очиститель воздуха. Легкое головокружение, которое я списывал на последствие взрыва, и учащенное дыхание, возникшее, как я думал, из-за пробежки перед взрывом, ясно показывали, что кислорода стало чуть больше. Ненамного, буквально на несколько процентов, даже внимание бы не обратил, если бы не задумался о разрушениях, связанных со взрывом.

В Альфариме подобное я замечал только в пределах нескольких километров от станций очистки воздуха, ну еще, наверное, на шестнадцатом уровне, где свободно растущей зелени, вырабатывающей кислород, было достаточно много. Это все очень серьезный повод срочно сходить в разведку, даже рискуя не вернуться. Не должно тут быть работающего оборудования по очистке и обогащению кислородом воздуха, банально за столько лет просто вышло бы из строя даже самое надежное оборудование.

Улегшись на живот возле ближнего края, наполовину свесившись в дыру, медленно повел фонарем по кругу, пытаясь определить границы провала. Не везде луч света выхватывал стены, но даже того, что я увидел, хватило для понимания, что под нами достаточно большая… эм, даже не знаю, как правильней ее назвать… пещера… каверна… пузырь… В любом случае в пласте земли, которой была заполнена вся нижняя половина Альфарима, по непонятным причинам образовалась пустота.

Как бы то ни было, но поток свежего воздуха явно шел отсюда. Несмотря на мой скепсис по отношению к тому, что какое-то оборудование за столько лет могло сохраниться в рабочем состоянии, полностью отбрасывать такую возможность нельзя. А значит, есть все шансы, что эта пустота где-то соединяется с минус первым.

– Волпер, у нас гости! – раздался сзади меня голос Фел.

Высунувшись из дыры, практически сразу увидел «гостей». На первый взгляд они отдаленно были похожи на людей, но раза в полтора крупнее, с приплюснутой сверху головой треугольной формы, двумя парами рук, причем нижняя росла чуть выше пояса, а верхняя не из плеч, а чуть ниже, в районе ребер. Детальней рассмотреть не получалось как из-за дистанции, так и благодаря тому, что на голове у них было некое подобие защитного шлема. Больше похожий на обрезанный кусок металла, очень грубо подогнанный под размер головы и с прорезями для глаз. Плюс габаритный щит, наполовину закрывающий щитоносца.

Большинство было вооружено сразу несколькими кистенями с шипованным набалдашником, свисающим на кусках стальных тросов или цепей. Блин, Зеленый говорил же, что тут только насекомоподобные виды. А эти четырехрукие ну нифига не похожи на насекомых. Приближались они достаточно быстро, из-за чего у нас не было времени искать, к чему привязать веревку, даже несмотря на то, что я ее захватил с собой.

– Фел, можешь сформировать пару платформ на манер ступенек вниз?

– Не больше трех одновременно.

– Давай с разницей в два метра. До дна метров десять-двенадцать, оставшиеся пять-шесть метров так преодолеем. Картос, идешь первым!

Комбинированный автомат на ремне за спину, импульсную винтовку в руки, и прицелившись, сделал первый пробный выстрел, который расплескался по щиту ближайшего противника, а точнее, по энергетической пленке на щите. Черт, еще и псионы, ну вот какого хрена они забыли тут? Быстро оглянувшись, убедился, что Фел уже сформировала первые ступеньки и Картос начал спуск.

Слева от меня опустился на одно колено Джек для большей устойчивости и дал пробную очередь лазерными зарядами из автомата. Но те несколько выпущенных лучей тоже были приняты на щиты, без видимых последствий для приближающегося десятка уродцев. Ладно, а если так? Пока парни щупали оборону противника короткими очередями разноплановых боеприпасов, я выжидал, держа на прицеле одного из приближающихся. Эд прекратил стрельбу и спрыгнул вниз, и тут один из противников рванул вперед, и два кистеня в правой паре рук вспыхнули огнем, при этом он немного опустил щит, чего я и ждал.

Импульсный выстрел даже для меня весьма неожиданно разнес голову открывшегося монстра, но зато я нащупал их уязвимость. Повторный выстрел, но уже по ногам другого уродца, подтвердил это, спокойно прострелив незащищенную щитом часть тела. Быстро передав по рации, что защитное поле только на щитах, пускай стреляют по открытым участкам тела, слегка подтолкнул в спину Фелисити, единственную, кто еще остался возле меня.

– Прыгай, я пойду последним!

Давая ей пару секунд времени, начал выцеливать открытые части тела приближающихся монстров. Пальцы, сжимающие кистень, тебе, парень, будут лишними! Ага, а вот слегка высунулась голова другого. Черт, успел, гад, убрать. Еще пара выстрелов – и резко развернувшись, сразу же прыгнул в дыру, ощутив всю прелесть свободного полета, и почему-то не найдя опору спустя два метра падения.

Глава 4 Поход во тьму

Свет резанул по глазам, и в следующий миг неожиданно по ногам ударила опора, отозвавшись гулкой болью. От неожиданности не успел спружинить на ногах, больно ударившись коленом, и едва не слетел с небольшого аномального диска, сформированного силой Фел, буквально в последний момент успев выбросить руку вперед и упереть ее в край опоры, не дав произойти неконтролируемому кувырку после приземления.

Вспышка света над головой заставила меня моментально прыгнуть вперед практически вслепую, из неудобного положения переворачиваясь в воздухе вокруг своей оси и беря на прицел винтовки дыру в потолке. Я даже не пытался попасть, единственная задача, которую я ставил перед собой – не дать противнику прицельно приземлиться, размазав при этом тонким слоем членов моей группы.

Заградительный огонь открыла вся команда, стреляя на ходу, стараясь при этом уйти из зоны приземления противника. Вот только стрельбой они лишь показывали свое местоположение. Практически возле самой земли я как будто в какой-то кисель попал, буквально на секунду, но этого хватило, чтобы в следующий миг достаточно мягко соприкоснуться спиной с землей.

Перекат в сторону, и я уже на ногах, сразу же отщелкивая ремень винтовки и отбрасывая ее в сторону. На коротких дистанциях это далеко не самое удобное оружие, тут намного эффективней будет автомат, доставшийся «по наследству» от группы Зеленого, который я сразу же перетянул из-за спины и вслепую активировал первый попавшийся источник энергии для автоматической стрельбы.

Несмотря на более крупные размеры, четырехрукие приземлялись почти без проблем, а ведь мы себе бы ноги переломали, не будь с нами Фел. Вжав приклад в плечо, начал короткими очередями вгонять низкотемпературные криогенные заряды, меняя точку прицеливания между каждой очередью, стараясь не дать противнику высунуться из-за щита.

Рывком сократив дистанцию, не прекращая стрелять, чуть не поплатился за резкое сближение. Не знаю, как он… оно поняло, что я приблизился, но как только я оказался достаточно близко, из-за щита последовал сдвоенный боковой удар кистенями, полыхающими ярко-оранжевым пламенем с синеватыми краями. Если бы я этого не ожидал, на этом, наверное, и закончилось бы мое бренное существование.

Уже достаточно привычно для меня пикониты взяли под контроль мои ноги, действуя по алгоритму, завязанному на умении, и я уже скольжу на коленях, прогнувшись в спине, пропуская над собой буквально в сантиметре нижний кистень. Вот оно – открытый бок монстра, куда я выпускаю длинную очередь, пройдясь криогенными зарядами от бедра и практически до самой головы противника.

Выпустив рукоять автомата, продолжая сжимать его левой рукой за цевье, выхватил из кобуры пистолет и тремя быстрыми выстрелами расколол на куски промороженную часть тела мутанта, отчего тот, только начав выть на низкой ноте, больше похожей на рев раненого животного, сразу же замолчал, рухнув уже почти мертвой тушкой, и, пару раз дернувшись в конвульсиях, затих.

А системное сообщение оповестило о зачислении очередной порции опыта в мою личную копилку, вот только этот опыт теперь не повышал мне уровень, а наоборот, понижал. Радовало только то, что понижался красный, а не обычный, но все равно неприятный осадок остается от такой несправедливости. Вскочив на ноги, сразу же полоснул еще одного, подбирающегося к Джеку, очередью по спине.

– Фел, трамплин! – рявкнул я, надеясь, что девчонка сообразит.

Эх, как хорошо, что их кистеня ярко горят, все прекрасно видно вокруг даже без дополнительных источников света. Вот и сразу же заметил, что на Фел и прикрывающего ее Георгия насели сразу несколько противников, причем Георг уже успел пострадать, вся левая половина лица была в крови. Похоже, Фел не успевает реагировать своим уплотнением пространства на каждый из ударов.

Слава Сердцу, девчонка сообразила, что я от нее хочу, увидев меня, несшегося на полной скорости к ним, и в тот момент, как я подпрыгнул, создала мне еще одну точку опоры, оттолкнувшись от которой я, попутно делая сальто, перепрыгнул строй противника, еще в воздухе, щедро расходуя остатки энергии в криогенном элементе питания автомата, открыл огонь, как только увидел открытые участки тела противника, неприкрытые защитой.

Приземлившись у них за спиной, сразу же активировал «Триплстрайк», а затем «Дуплетную очередь», как только первое умение закончило свое действие. Быстро покрутив головой в затухающем освещении постепенно гаснущих ударников кистеней, убедился, что противников больше не осталось. Джек, едва заметно прихрамывая, направлялся к нам, нервно вскидывая автомат на любую подозрительную тень. Картос тоже обнаружился недалеко, весь покрытый кровью, что аж отплевывался, но, судя по достаточно бодрым движениям, кровь была не его.

– Все живы? Георгий, ты как?

– Пустяк, немного кожи на голове содрало, рана пустяковая, просто кровоточит сильно.

– Джек, что с ногой? – перевел я взгляд на другого пострадавшего.

– Оступился, ничего серьезного.

– Картос?

– Да чего мне будет, начальник? Я люблю чужую кровь пускать, а не свою.

– Так, а где Эд? – закрутил я головой, и только спустя секунду я сфокусировал взгляд на индикаторе группы, и с тяжелым вздохом выдавил из себя: – Нужно его найти!

Парня мы нашли недалеко, придавленного трупом монстра. Буквально в паре метров, не успев добраться до Эда, замер еще один четырехрукий. Вдвоем с Джеком мы смогли перевернуть труп монстра, в глазницы которого мертвой хваткой вцепился Эд начавшими коченеть пальцами, до последнего не отпуская врага и забрав его с собой на тот свет.

– Нужно снаряжение распределить, – отдал я приказ, извлекая из нагрудных карманов погибшего девять энергоячеек для автомата, по три на каждый из используемых типов урона.

Криогенные с синей маркировкой, лазерные с красной и с желтой стилизованной молнией оставшиеся три, символизируя электрический тип энергии. Прикрыл напоследок глаза ладонью, пока еще его не охватило трупное окоченение, и как только все снаряжения распределили по команде, двинулся вперед, внимательно изучая стены в луче фонаря, пытаясь найти проход, откуда тянет свежим воздухом.

Достаточно быстро удалось определить направление, в котором нам следовало двигаться, мало того что пол в ту сторону шел немного под наклоном вниз, так еще и движение воздуха явно указывало, что нам именно туда. Через пару минут я не выдержал и повернулся к Фел, которая, судя по дыханию, уже пару раз набирала в легкие воздуха что-то сказать, но все не решалась.

– Если хочешь что-то сказать, то не стоит держать в себе.

– Я… Я хотела извиниться, – отвела она взгляд. – Я растерялась и потеряла контроль над пространством, из-за чего пропали опоры, едва успела прямо под тобой новую сформировать.

– Забудь! – Повернувшись, я продолжил движение во главе группы. – Главное, что успела исправить свою ошибку, не дав мне переломать ноги.

Идя в полной темноте, разгоняемой лишь лучами фонарей, постоянно бегая взглядом по всем предметам, попадающим под луч света, стараясь вовремя обнаружить потенциальную опасность, пытался при этом прогнать от себя подозрительность и разыгравшуюся в этих условиях паранойю. Как-то не подумал я проверить ноги Эда, а ведь он прыгнул прямо передо мной. Что, если опоры уже не было в тот момент?

Парень тогда просто был бы обречен, скорее всего, сломав ноги, он не мог бы маневрировать, не давая противнику слишком сильно приблизиться. Положения трупов спокойно вписывалось в картину, нарисованную моей разыгравшейся подозрительностью. Единственное, что выбивалось из данного пазла, – это отсутствие криков о помощи. Как-то не похож он на того парня, который будет до последнего молчать и терпеть боль от сломанных ног. Да и остальные бы заметили, если бы он рухнул на пол с самого верха.

Несмотря на то, что в итоге я себя убедил, что это лишь совпадение, червячок подозрения поселился в глубине моего сознания, и нет-нет да иногда украдкой поглядывал назад, стараясь контролировать движение Фелисити. Ведь она и Джек были не из моего взвода, и их личных дел я не видел, так что даже непонятно, за что они попали в штрафники.

– Пост, я Волпер, на связь, – взялся я за рацию.

– Пост на связи.

– У меня минус один, в остальном порядок. Продолжаем разведку.

– Принял, Волпер, волновались за вас. Вся группа новых монстров сиганула вслед за вами, больше активности противник пока не проявляет.

– Понял, принял, два плюса! Спускаемся ниже, могут быть проблемы со связью.

– Приянл… и удачи!

– К черту! – зло буркнул я в рацию и выкрутил звук на минимум.

Ну вот кто их за язык тянул желать удачи в разведвыходе? Вот теперь точно найдем приключений на свою пятую точку, или вообще по возвращению нарвемся на какую-то хрень. Блин, теперь придется быть в два раза более осторожным, на моей памяти не было ни одного выхода без конкретных таких проблем, после того как кто-то пожелает удачи. Так, все, успокоиться, а то сейчас сам себя накручу так, что буду стрелять в любую тень.

Поздравляю! Вы обнаружили незарегистрированный проход на первый подземный уровень.

Награда: 450 000 опыта.

Все предыдущие приказы в рамках службы в штрафном подразделении СВФ отменяются!

Системная задача: Разведать трехкилометровую зону вокруг выхода на первый подземный уровень и передать данные группе прорыва.

Дополнительное задание: При возможности подготовить плацдарм для прибытия группы прорыва СВФ или штурмовой группы скурфайферов.

Вот! Вот, едрить его богу душу мать, что и следовало доказать! Стоит лишь пожелать разведке удачи, так обязательно нарвутся! Остановившись как вкопанный, пытался понять, где же этот выход, который я обнаружил, обычно нейроинтерфейс реагировал уже после того, как что-то случилось или было сделано, а я сейчас не вижу ни одного основания для выдачи мне такого достижения.

– Выключить фонари! – У меня мелькнула небольшая догадка.

Как только лишние источники света пропали, в паре метров сзади из-за одной из многочисленных складок стены пробился едва заметный свет. Если бы не системное оповещение, заставившее меня остановиться, мы бы прошли дальше, даже не заметив достаточно широкий проход, который не было видно из-за выступа, прикрывающего вход с той стороны, откуда мы двигались. Теперь все ясно, одно из двух: либо Сердце мне подыгрывает, либо издевается надо мной, показывая, что я, идиот, пропустил поворот.

Осталась только одна проблема: поток свежего воздуха идет с той стороны, куда мы шли, а судя по системке и едва заметному свету из ответвления, там выход на минус первый уровень. Дилемма мать его, вот только без права выбора. Раз Сердце выдало задание, его не стоит игнорировать, а то явно выйдет мне боком, также учитывая, что необходимо разведать и дождаться соответствующую группу, Сердце сам позаботится об их отправке сюда.

– Меняем маршрут! – развернувшись, направился я в обнаруженный проход.

– Что случилось? – встревожено зашептала Фел.

– Нам задание от Сердца свалилось.

Дальнейшие вопросы я просто проигнорировал, двигаясь вперед уже более внимательно, скользя лучом снова включенного фонаря по всем стенам и даже потолку, стараясь на этот раз не пропустить еще что-то важное. В начале проход был несильно широкий, как будто щель в горной породе, метра три в высоту и на уровне плеча, где-то полтора метра шириной. Но уже метров через пять проход расширился так, что можно было спокойно вдвоем идти плечом к плечу, без всяких стеснений, и даже запас остался бы.

Чем дальше мы двигались, тем становилось светлее, вплоть до того, что в какой-то момент смогли отключить фонари. Проход петлял как бешеный, то сужаясь, то снова расширяясь, в одном месте даже кусок плотной породы почти полностью перекрыл проход, оставив возле пола сантиметров сорок пространства, которое пришлось преодолевать ползком, хорошо хоть всего полметра.

– Ехтиндритский боевой крейсер мне в печень… – ошарашено уставился я на выход, вывернув из-за очередного поворота.

– Пресвятой писец! – раздалось у меня за спиной, причем это было самое мягкое из сказанного на разные голоса.

Пускай негромко, но высказались на разный манер абсолютно все, никто не остался равнодушным. Проход заканчивался резким обрывом вниз, без единой возможности спуска без специальных приспособлений, да и высота была существенная – метров пятьдесят. Только не это поразило нас всех, а зеленое море, колышущееся внизу и освещаемое множеством крупных ламп, встроенных в потолок уровня, с периодическим вкраплением ультрафиолетовых ламп.

– Откуда тут столько… столько растений?

– Я бы сказал, не просто растений, а полноценный такой себе лес, причем ближе всего к тропическим его аналогам, – задумчиво пробормотал я, рассматривая густые заросли внизу. – А я-то все думал, за счет чего выживают подчиненные Администратора, а тут, оказывается, прямо закрытая экосистема. Так что живут они, пожалуй, даже получше, чем люди наверху.

– Когда-то все это использовало человечество, – раздался обезличенный голос сбоку от меня, на который сразу же все среагировали, взяв на прицел появившуюся фигуру.

– Уберите оружие! – скомандовал я, опуская автомат и перетягивая его на ремне за спину к висящей там импульсной винтовке, и достаточно спокойно продолжил, уже обращаясь к Сердцу, который решил проявить перед нами свою проекцию. При этом я снова прикипел взглядом к летающему созданию, парящему вдалеке, пытаясь понять, насколько оно может быть опасным. – Пищевые плантации?

– Практически. Если быть точнее, изначально на подземных уровнях были расположены животноводческие фермы, растительные плантации, переработка отходов, очистители воды и воздуха… Да практически все, что было необходимо для поддержания нормального жизнеобеспечения Алфарима. Но Администратор, выдавив людей отсюда, приспособил это пространство под своих генетически созданных детищ, дав им возможность развиваться в условиях, приближенных к полноценному эволюционному ареалу. Каждый подземный уровень раньше имел свою специфику, что там творится сейчас – я не знаю, ко мне уже очень долго не поступают данные с этих уровней.

– Как же ты тогда узнал, что я пропустил проход?

– Так от ваших пиконитов мне информация-то поступает. Ты сам увидел этот проход, только диапазона восприятия твоего зрения не хватило, чтобы заметить изменения светового спектра в створе луча фонаря, пришлось тебя подтолкнуть.

– А если бы я просто порадовался системке да пошагал дальше?

– Не пытайся выглядеть более глупым, чем ты есть на самом деле. Не забывай, с кем разговариваешь. – Мне показалось или проекция Сердца улыбнулась… улыбнулся… улыбнулось… в общем, проявилась эмоция?

– И нахрен тогда тебе я понадобился? Неужели с Администратором больше некому разобраться?

– Есть кому, причем выбор очень большой. – Сердце даже на секунду замолчал, то ли раздумывая, то ли перекинув вычислительные мощности на что-то другое. – Но кроме Администратора есть проблема более важная, а вот в этом вопросе у тебя перед остальными неоспоримо большее преимущество.

– Это какое же? Вроде есть бойцы и получше меня, как и тактики… да любую сферу деятельности если взять, то, думаю, можно найти специалиста лучше меня.

– У них нет главного… смелости взять на себя ответственность за те действия, которые могут погубить миллиарды людей, а может, и вообще оборвать существование человечества как вида. А у меня программный запрет на такие решения.

– М-мать… Это что же ты задумал?

– Со временем узнаешь, а пока тебе стоит сосредоточиться на том, чтобы не умереть.

– Мог бы и не лишать репликаций.

– Увы, не мог. Закон один для всех, независимо от личных предпочтений и количества заслуг перед обществом. Мог бы и спасибо сказать, что не кремировали без права на репликацию и с удалением слепка.

– Кстати, о слепках…

– Нет! – оборвал он меня. – К тем слепкам, которые хранились в архиве Сервера у меня доступа не было, так что их не восстановить.

– Плохо… И что мне дальше делать? – попытался получить более конкретное направление своих следующих шагов.

– Ты же умный, придумаешь! – С этими словами его проекция исчезла.

– Эх… – вздохнул я тяжело. – Что-то говорливым Сердце стал, чует моя задница, не к добру это.

– Эм… Гражданин начальник… Ну ты, блин, даешь! Конкретно так взял, перетер с Сердцем, как будто с босотой какой, и в ус не дуешь. У меня тут моторчик уже в пятках чечетку отбивает, думаю, все, мля, приставился, раз Сердце перед собой вижу. А ты ему тут, как старому корешу, тему задвигаешь, мол, чем шпана дышит, по каким понятиям живут. Так, мля, он еще тебе и отвечает, все конкретно по полкам разложил, на дело подмазал, правда, мутное какое-то, но с таким бригадиром стремно было бы, если дело не мутное.

Обернувшись, застал достаточно веселую картину: вся группа спряталась за поворотом и только одни головы торчали. Только Картос стоял прямо возле поворота – или прикрыть остальных хотел, или самый смелый. Чего они вообще запаниковали при виде проекции Сердца? Тем более это была даже не голограмма, а проекция через нейроинтерфейс, которую видел только я и группа.

– Да мы пару месяцев назад вообще только в сказках слышали про Сердце и скурфов. – Похоже, последнюю мысль я высказал вслух, и Джек решил мне ответить. – А тут, оказывается, и сказки не совсем сказки, и Сервер рухнул, и все перевернулось с ног на голову. А тут ты так спокойно разговариваешь практически с высшим созданием, обитающем в Альфариме… В общем, думали, что нас отключат, если ты его разозлишь.

– В смысле отключат?

– Ну как бы… – замялся Джек.

– Да ходит одна уличная байка, не знаю сколько уже лет, но еще мой прадед с пацанячего возраста ее знает. – Пришел Джеку на помощь Георгий. – Что иногда на улицах можно встретить пожилого человека, которого сам Сервер слушается, и вот если его нечаянно разозлить, то Сервер тебя просто отключит. Раз – и все, лежит труп без видимых признаков смерти, и потом такой человек на репликацию не попадает.

– Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд, восемь рядов глубиной… Учитывая подчинение пиконитов системе, не важно Сердце это или Сервер, то теоретически есть возможность одной единственной командой уничтожить любого… Бррр… – Меня аж передернуло от такой мысли. – Не, народ, лучше о таком не думать, так что разворачиваемся и двигаем назад.

– А чего назад?

– Вы видите возможность спуститься? Или как-то по-другому выполнить поставленную задачу?

– Эм… нет. – Как-то смутились остальные.

– Разведку сделали, проход нашли, подтвердили возможность прохода в этом месте на минус первый без необходимости пробиваться через заслоны противника, дальше уже не наша работа, а подразделений прорыва. Так что кругом и шагом марш!

Бросив напоследок взгляд назад, на столь удивительный пейзаж, – как будто мы попали абсолютно в другой мир, – с трудом заставил себя отвернуться и зашагать обратно в темноту подземелий канализации. Черт побери, даже не думал, что так сильно соскучился за самым вроде бы обычным видом зеленого леса. Уже в печенках сидят нагромождения бетона и металла, которые постоянно окружали нас на верхних уровнях.

Добравшись до развилки, где мы свернули прошлый раз, передо мной стала дилемма. Остановившись на выходе из расщелины, повел фонарем в одну сторону, потом в другую, размышляя, куда пойти. Двинувшись в одну сторону, я с группой вернусь к нашим позициям с разведывательными данными, и сможем провести группу прорыва, которая должна скоро прибыть, что, скорее всего, позволит переломить эту затянувшуюся бойню в канализации и вырваться мобильным группам на простор, где уже можно будет развернуться во всю силу техники.

Но вот в противоположной стороне лежит неизвестность, от которой тянет свежим воздухом. Возможно, там еще один выход на первый уровень, а может, и что-то другое. Не зря же те четырехрукие так спешили нас остановить, да и Сердце что-то темнит. Еще раз посветил фонарем, закрепленным сбоку от стволов комбинированного автомата, сначала в одну сторону, потом в другую, не решаясь сделать выбор.

– Слышь, начальник, не томи душу, двигаем уже хоть куда-то, а то в этой темноте стоять на одном месте – аж пятки свербят, постоянно кажется, что вот-вот какая-то тварь выскочит.

– Да вот думаю, возвращаться в безопасность, – указал я лучом фонаря в одну сторону, – или идти дальше, искать приключения на наши задницы, – перевел я фонарь в противоположную.

– Да что тут думать, дело сделали, теперь можно пойти булки расслабить да пожрать! – влез Джек со своим мнением.

– Но ведь пустота в толще земли куда-то еще ведет, – весьма правильно заметила в ответ Фел. – А если там более удобный проход, или, может, вообще выход сразу на минус второй уровень?

– Если нам за нахождение прохода на первый отсыпали неплохо опыта, то за второй могут больше дать. – Это уже Георгий высказался.

– А мне вообще плевать, главное, не в тюряге сидеть, – пожал плечами Картос, увидев мой взгляд, обращенный в его сторону.

– Два за, один против и один воздержался, – подвел я итог. – Джек, остаешься возле входа и ждешь в течение пяти часов либо нашего возвращения, либо группу прорыва, по истечении времени пытаешься вернуться к нашим позициям. А остальная группа попробует сунуть голову в петлю и вовремя ее оттуда выдернуть.

Развернувшись спиной к проходу, ведущему назад к укреплениям штрафников, я зашагал дальше. Не знаю, может, на это намекал Сердце, а может, и нет, но в любом случае, разведчик я или где? Искать приключений на свою задницу – это моя профессиональная обязанность!

Глава 5 Догнали

Три часа монотонного движения практически в полной темноте, которую рассекали лишь конусы света от подствольных фонарей, и я уже почти был готов возвращаться назад, прекрасно понимая, что мы можем так бродить далеко не один день, а значит, лучше более основательно подготовиться. Но на нас выскочило приземистое безглазое чудо около метра высотой, отдаленно напоминающее какую-то крупную рыбину, у которой вместо плавников отросли ноги и руки, да еще и хвост отрубили. Не полностью, но до пола не дотягивает, да и хвостовой плавник не наблюдается.

Вооружено «чудо» было чем-то наподобие примитивного копья из балки и острого куска камня. Один выстрел в грудную клетку… ну, точнее, туда, где она, по идее, должна была находиться, и монстр уже дергается в предсмертных конвульсиях на полу. Легкость, с которой был убит этот монстр, сначала меня обнадежила, а потом очень подозрительно стало, что, помирая, существо не издало ни одного звука, хотя пасть у него открывалась в беззвучном крике.

– И как они общаются, если эта тварь даже не пискнула? – раздался шепот Картоса за спиной.

– Вариантов масса… – начал отвечать я, прочищая заложившее ухо, и тут встал как вкопанный. Черт, ультразвук! Точнее, перепад давления на ушную перепонку… – Все назад!

– Что случилось? – испуганно пискнула Фел.

– Они, похоже, общаются в звуковом диапазоне, не слышимом для нашего уха, а учитывая отсутствие глаз, то на слух они ориентируются очень хорошо. А эта тварь орала во все горло, раз создала такой перепад давления, что у меня даже уши заложило.

– Но у меня уши не заложило…

– И не у тебя одной, только у меня восприятие зашкаливает и слух получше вашего, – огрызнулся я, попутно подгоняя их назад. – Сейчас сюда сбегутся все его дружки и, возможно, со всей многочисленной родней.

Это подстегнуло остальных и они резко ускорились, насколько это было позволительно при неровностях пола и скудном освещении. Выиграло это нам всего лишь около семи минут, ну и мы смогли добраться до достаточно узкого места, где существам придется пробираться всего лишь по двое или трое.

– Занять оборону! – скомандовал я, когда, посветив фонарем назад, обнаружил выскакивающих монстров из-за поворота в сотне метров от нас.

Разворот, вскинуть винтовку, и начинаю беглым огнем отстреливать вырвавшихся вперед монстров. Но их соратники не особо обращают на это внимание, практически не останавливаясь, перепрыгивают тела павших. Один из них успел даже копье метнуть. Да с такой силой, что оно, пролетев по прямой, как пуля, чиркнуло по шлему и срикошетило в стену.

– Картос, прикрывай!

Не разгибаясь и стараясь согнуться как можно ниже, чтобы не перекрывать обзор Картосу, небольшим рывком добежал до уже ведущего огонь бандита, юркнул ему за спину, привычно хлопнув по спине, давая сигнал, что я прошел. Пробежал еще метров десять и, развернувшись, выпрямился, чтобы продолжить стрелять. Но Картос так и продолжал огонь в полный рост.

– Картос, на колено, уйди из зоны огня!

Только после моего окрика он сообразил, что надо делать. А вот Георгий сразу показал, что как минимум базовый курс молодого бойца получил, и сориентировавшись в ситуации, подскочил сначала ко мне и, похлопав по спине, скороговоркой проговорил:

– Работаю третьим номером! Фел ушла искать более удобное место.

И закрутилась стрелковая карусель. Как только Картос пробежал мимо меня, после того как сделал десяток выстрелов, сразу же опустился на колено, быстро отстрелял свою партию, и опять пробежка, оставляя Георгия первым номером. Пяток секунд отдышаться, и, как только мимо меня промчался Георгий, снова веду огонь поверх головы Картоса.

С каждым витком карусели расстояние между нами и монстрами уменьшалось, но совсем понемногу, намного медленнее, чем если бы мы просто убегали. Комбинированные автоматы применять я запретил, вовремя заметив, что Георгий вместо того, чтобы перезарядить импульсную винтовку, потянул из-за спины автомат. Да, скорострельность выше, но и урон у них тоже намного выше, как и расход боеприпаса. Так что лучше бы оставить его на крайний случай.

Не знаю, сколько времени мы безостановочно так крутились, как-то не додумался засечь время, когда это все началось, но у меня подходил к концу уже третий элемент питания, а это, считай, цифра зарядов уверенно к девяти сотням подбирается. Да сколько же тут этих тварей? У меня уже палец болит на спусковой крючок нажимать, не говоря про общую усталость и то, что все трое истекаем кровью из множества незначительных, но оттого не менее болезненных ран от копий, которые эти гады иногда метают. Нас спасала только броня, пускай и несильно хорошая.

Ко всему прочему еще и эта Фелисити так подставила! Подозревал ведь, что с ней не все чисто, вот и получил по заслугам. Похоже, девчонка не искать удобное для обороны место пошла, а во весь опор помчалась на выход, пока нас тут не задавили численным перевесом. Блин, сюда бы с десяток гранат, месиво можно было бы знатное устроить.

– Быстрее сюда! У меня уже все готово! – из темноты за спиной донесся голос Фел.

Похоже, зря я наговаривал на девчонку, уставшая, растрепанная, она стояла в очень узком проходе, где можно было протиснуться только боком. Странно… не припоминаю настолько узкого места… Блин, вот чего она так долго! Похоже, используя свое псионическое проявление, она большими кусками нарезала окружающую плотную породу и создала завал, оставив только небольшой проход, чтобы мы смогли протиснуться.

Пара минут, и мы уже были на той стороне, чуть было при этом не потеряв Картоса, который отходил последним, а огневой мощи уже не хватало, чтобы удерживать противника на более-менее безопасном расстоянии. Так что вывалился он из прохода с тремя торчащими в нем копьями, и пришлось автоматным огнем давить попытку прорыва практически наступающих ему на пятки монстров, пока Фел не поставила щит на весь проход.

– Выдержу минут пять, – с трудом выдавила она из себя.

– Понял! – обозначил я, что услышал.

Склонившись над Картосом, схватился за древко одного из копий, зашедших встык между пластин, закрывающих спину и наплечник. Рванув без предупреждения, получил порцию матерных оборотов в свою сторону, но, не обращая на них внимания, схватился уже за другое копье, торчащее чуть ниже спины.

– Бригадир, кому расскажешь о таком позоре, не посмотрю, что ты нормальный мужик, закопаю наглухо! Уууййй… – вырвалось у него, когда я рванул второе копье.

Избавив его от всех инородных предметов, включая и тот, который торчал в ноге, помог скинуть броню и перевязал куском штанины. Георгий к тому времени уже успел и сам справиться со своими ранами, так что перевязку меня проводили уже в четыре руки, потратив на все про все минуты три, вот только остались в изодранной амуниции, как безнадежные бездомные.

– Фел?

– Минута… может, полторы. – Ее голос был уже едва слышен, хоть на созданный ей пространственный щит особо и не бросались, но, похоже, силы отбирало одно только его удержание в активном состоянии.

– Нам срочно нужны идеи!

– Завалить проход, и пока они будут откапываться, уйти подальше.

– Картос, у нас нет взрывчатки, а дестабилизировать источники питания я без оборудования не смогу. Был бы тут Кварц, может, что-то и придумал бы.

Георгий на вопросительный взгляд в свою сторону только отрицательно покачал головой, показывая, что идей у него нет. Раскрыв интерфейс, я начал хаотично листать свои умения, надеясь натолкнуться на что-то, что может нас вытащить отсюда, но хоть большинство и было применимо в данных условиях, однако ни одно не могло кардинально переломить этот бой.

– Командир, – позвал меня Георгий и кивком указал на проход, где пространственный щит Фел уже начал постепенно пропадать.

– Мало того что уроды, так еще и каннибалы. – Сплюнул я в сторону, наблюдая, как монстры оттаскивают погибших и практически сразу начинают их пожирать. – Георгий, автомат наизготовку, работаем по очереди, боеприпасы не жалеть. Будем заваливать проход трупами, пока можем.

Приготовились уже открывать огонь, как только пропадет защита, выставленная Фелисити, как сзади раздался хруст мелкой щебенки, покрывшей тонким слоем пол вокруг, пока Фел делала завал. Скрутившись тугой пружиной, разворачиваясь в противоположную сторону и сразу припадая на колено, вскинув автомат, готов был уже абсолютно ко всему, начиная с того, что монстры нашли обходные пути, заканчивая встречей с еще одним новым видом, выведенным Администратором.

Вот только я обнаружил там бойца в полной броне, с кучей навешенных на неё приблуд, начиная от навороченного прибора ночного видения с регулятором восприятия, раз его не ослепил яркий луч света моего фонаря, светивший прямо в объектив. И заканчивая миниатюрной турелью на левом плече и двигавшейся синхронно повороту шлема, да небольшим разведывательным дроном, зависшим над правым плечом.

– Блин, командир, тебя реально нельзя оставлять одного! – раздался знакомый мне голос. – Права была Алена, говоря, что ты даже в заднице мира найдешь приключения. Так, а ну подвинься, поставлю пару игрушек, а то эта барышня, похоже, держится исключительно на силе воли.

Протиснувшись мимо меня, Кварц за пару секунд развернул три турели, закрепив их на разной высоте, чтобы не мешали друг другу стрелять, и в последний момент успел подхватить оседающую на пол Фел, которая, похоже, потеряла сознание от перенапряжения.

– Кварц, чудо ты кучерявое, я вообще-то всегда права!

Вот теперь можно и расслабиться. При появлении Кварца, а точнее, как только понял, что это он, я выдохнул с облегчением. Тем более на нем было уже более технологичное, а значит, более качественное снаряжение, и эти уродцы ему чем-то угрожать не смогут. А установленные турели вообще в считанные секунды выкосили всех в зоне прямого выстрела, но, несмотря на это, практически не прекращали стрельбу, работая поочередно, видно, противник продолжал лезть, несмотря на резко увеличившиеся потери.

– Ты же сказала, что через сутки будешь, – обнимая жену и улыбаясь в тридцать два зуба, пробормотал я.

– А ты, значит, решил, пока меня нет, по всем злачным местам пройтись.

– Ууу… – согнулся я от удара под ребра.

– Я за него волнуюсь, прошу не лезть никуда… И где я тебя нахожу? В самом глубоком закоулке задницы, так еще и буквально в десятке минут от того, чтобы сдохнуть… – Как только я выровнялся, она уткнулась носом мне в грудь, едва сдерживая слезы. – Ты что, специально издеваешься надо мной? От одной только мысли, что я снова тебя потеряю, у меня начинается паника.

– Ну, солнышко, не начинай опять. Сама неоднократно заставляла меня седеть раньше времени.

– Так я же волнуюсь!

– А я, по-твоему, не волнуюсь? Ага, абсолютно было фиолетово, когда ты улетала на задания и по три, а то и четыре месяца я о твоей группе ни черта не слышал, одна только дежурная фраза: «Информация засекречена до завершения операции».

– Кхм-кхм, – прокашлялся Кварц, привлекая внимание. – Я, конечно, все понимаю, да и уже немного привык к вашим выходкам, но у нас тут девушка без сознания, да раненые разной степени тяжести. А Тилорн в паре километров отсюда застрял в проходе… Так что давайте что-то решать, пока аккумуляторы в турелях не сели.

– Вы еще и Тилорна притащили? Стоп, как это застрял? Самое узкое место, какое нам встретилось, было метра полтора в ширину…

– Ооооо… Ты не видел новое снаряжения этого ходячего мини-танка! Так что Саргос с Иралой там пытаются рассчитать силу зарядов и место подрыва, чтобы дать ему возможность пройти, но при этом не обрушить весь проход.

– Тааак… Мне, конечно, приятно, что вы догнали меня, да еще и так вовремя, – начал я, продолжая прижимать к себе Алену, несмотря на то, что я ее еле мог обхватить из-за брони. – Но мне так и не ответили, как это вы так быстро оказались тут?

– Мы же рассчитывали своим ходом добираться, тут, не зная условий, тяжело на технике рассекать, – пожал плечами Кварц. – А тут мимо нас на всех парах мобильная колонна группы прорыва несется, ну и оказалось, что она направляется на помощь штрафникам, обнаружившим проход на минус первый. И у всех задания, напрямую от Сердца, в максимально сжатые сроки прибыть и закрепиться, ну мы, само собой, сразу же сообразили, что тут без тебя не обошлось. Вот они нас и подкинули, ну а там сначала нам штрафники нажаловались, что ты решил самое вкусное отобрать, а потом еще и боец на повороте к выходу на первый уровень голову пеплом посыпал, выговаривая, что командир у него злой, не дает в бой ходить… В общем, так тебя и нашли.

– Сказочник, – буркнула Алена. – Да, нас подкинули на транспорте сюда, когда спустились вниз в поисках тебя, Ирала выдала, что эта полость, скорее всего, промоина. Видно, где-то выше по канализации был прорыв, когда тут еще было достаточно много воды, вот она и вымыла мягкие податливые породы, постепенно спускаясь все ниже. Так что если дойдем до конца, есть большой шанс выбраться где-то намного глубже по уровням. А это такой потенциал для диверсионных работ или прорыва бригадной группы сразу в тылы противника, что сразу может переломить ход боев.

– Вот так и знал, что не за мной вы шли, а искали задницу поглубже, – хохотнул я в ответ. – Кстати, а что на тебе за броня? Ты же вроде с электроникой не дружишь, псионика там, все дела…

– Так тут электроники нет! Все по старинке, дедовские, так сказать, технологии, помноженные на возможности Марты. Исключительно одна лишь механика и гидравлика, только с темнотой проблема, приходится подсвечивать себе, поэтому Кварц и пошел первым, у него хоть прибор ночного видения встроен, не так заметен.

– Понятно… Какие дальше планы?

– В приказном порядке возьму тебя и твою группу под свое управление, – кивнула она на Фелисити и парней, – и будем дальше обследовать эту полость. Ну, точнее, как только они придут в порядок.

Ее прервала серия мелких взрывов, преодолевших даже шум работающих турелей, которые продолжали перемалывать пытающихся добраться до нас монстров – просто удивительно, сколько их тут. Вот только не пойму, у них что, напрочь отсутствует инстинкт самосохранения? Пусть даже Администратор создал подобных уродцев в качестве какого-то эксперимента, но они в естественных условиях с таким подходом все равно не должны были выжить.

– Все остатки группы освободились, минут через пятнадцать будут тут. Есть пока время примерить подарки.

Из небольшого ранца он начал выкладывать вещи, объемом значительно крупнее самого ранца. Георгий смотрел на появляющиеся вещи расширенными от удивления глазами. Похоже, парень первый раз столкнулся с рюкзаками, в которых вшита система миниатюризации.

– В общем, смотри сюда, – не отвлекался Кварц, попутно комментируя появляющееся перед ним снаряжение, – что-то настолько же серьезное, как «Серафим», но подходящее тебе под текущие ограничения, найти, а тем более создать не удалось, несмотря на то, что мы даже ДиЛайна умудрились достать своими просьбами. Но вот легкий подвижный костюм со средним значением брони в сорок три единицы у нас раздобыть получилось. Ожидая, что ты можешь быть далеко не один, захватили с собой еще десяток комплектов чуть ниже класса, но достаточно неплохих. Вот только они у Иралы в рюкзаке, так что пока выдать не могу.

– Оружие?

– Четыре ручных компактных пистолет-пулемета, каждый из которых под свой тип урона. Два огнестрельных с безгильзовыми патронами и небольшим реактивными зарядом, разгоняющим пулю до девятисот метров в секунду. Реактивный заряд срабатывает сразу после отрыва пули от ствола, так что повышенного износа ствола удалось избежать. Для них в костюм встроил набедренные крепления. Еще два крепления на поясе сзади для лазерного и импульсного пистолет-пулеметов. А то эти твари часто защищены от определенного типа урона, приходится иногда импровизировать. Еще взял разборную плазменную винтовку. Собирается она в три движения, но зато в транспортном варианте занимает очень мало места. Основной боекомплект загрузил Тилорну, и там его столько, что нам хватит уничтожить пару нехилых армий… Так, что еще? Ага, система жизнеобеспечения, естественно, замкнутая, можно хоть под воду, хоть в космос, но ненадолго, запаса воздуха хватит минут на двадцать, хоть очистка и идет, но емкости слишком маленькие, тут в основном все свободное пространство ушло на защитные элементы. Ну и зная твою любовь к ножам, прихватил два крупных клинка, подобранные для тебя Аленой, и десятка два мелких метательных ножей.

– А гранаты?

– Тьфу ты, совсем забыл у кого Саргос перенял любовь ко всему взрывающемуся… Да взял я гранаты, взял! Не смотри на меня, как отец на блудного сына. Вот, держи, у пояса по кругу восемь подсумков, в каждом свой тип гранат, встроенная система миниатюризации позволила в каждый подсумок запихать по двенадцать гранат. Но сразу несколько достать не получится, автоматическое восстановление гранат до нормальных размеров только по одной.

– Прибор ночного видения? Активные наушники, баллистический калькулятор в дисплее шлема?..

– Рррр… Волпер, ты что обо мне думаешь? Я, вообще-то, со всем старанием для родного командира комплектовал. Естественно, все нафаршировано по полному разряду! По количеству приблуд даже «Серафим» этот костюмчик переплюнет. Это, конечно, понятно, там же был адаптированный вариант для использования очищенной и переработанной псионической энергии. Кстати, технари на «Нулевом горизонте» до сих пор не разобрались, как этого удалось древним инженерам добиться…

– Кварц, тебя опять заносит! – весьма спокойно вклинилась Алена.

– Пардон, волнуюсь. Всё думаю, что там с Кастрой, а написать не решаюсь, могу начать сильно отвлекаться.

– Да что с ней будет-то? Там вокруг нее толпа нянек бегает, – отмахнулась Алена.

– Хм, что я такого пропустил? – поинтересовался я, уже начав скидывать с себя всю одежду, чтобы надеть принесенный Кварцем комплект.

– Да Андрей всю нашу родню, которую он смог насильно загнать в Альфарим еще до начала боевых действий, решил разместить на «Нулевом горизонте», так еще и Альфред с радостью воспринял эту идею. Вот теперь представь, что там произошло, когда Башня после всех событий привез Кастру туда же…

– Эмили дубль два… – Я аж глаза прикрыл от представившейся картины.

– Ага, только Эмили приехала тогда всего на два праздничных дня, а Кастра попала в их руки на два месяца.

– А что плохого в том, что эта Кастра попала в руки ваших родственников? – подал голос отошедший от шокового состояния Георгий.

– Понимаешь, парень… – замялась Алена, развернувшись к бойцу. – Плохого, по идее, в этом ничего нет, но получилось так, что мы своих детей воспитали крайне любвеобильными к тем, кого считают причастными к нашему семейству. Ну а те, соответственно, воспитали в том же ключе и наших внуков. В итоге все семейство, являющееся нашими прямыми потомками, очень заботливое по отношению к, так сказать, семейному кругу и тем, кого приняли в семью. Особенно заботливы они к беременным девушкам, ведь это будущий член семьи или как минимум друг семьи.

– Но так это же хорошо! – Так и не понял он проблемы.

– Алена, ты как обычно мямлишь, когда говоришь про семью. – Решил я более коротко описать проблему: – В общем, парень, это хорошо, когда о тебе пытаются заботиться несколько человек. Но когда это полсотни людей самых разных возрастов, да если еще они и не согласовывают свои действия друг с другом… Через пару часов уже начинаешь искать тихий уголок, чтобы тебя не нашли и дали отдохнуть хотя бы пять минут.

– Все равно не понимаю, это же хорошо, когда есть любящая родня! – нахмурился он, я бы даже сказал, набычился.

– Да, Георгий, это хорошо, и их забота очень приятна, просто периодически немного раздражает обилие этой заботы. Мы же не говорим, что они плохие, – улыбнулась в ответ Алена.

– Это все, конечно, мило, но вас не смущает, что в десятке метров толпа кровожадных монстров хочет откусить нам задницы и, несмотря на огромные потери, желающих нами полакомиться не становится меньше, – подал голос до сих пор лежащий на полу Картос.

– Ага, есть такое, – достаточно спокойно отозвался я. – У меня даже есть теория, что у этого вида тактика – измотать противника всякими там стариками и больными, прежде чем полноценные воины вступят в бой.

– С чего бы это?

– Ну, если ты немного подвинешься и выглянешь в проход, увидишь возле ближайшего поворота иногда выглядывающих монстров раза в полтора крупнее, со слабым подобием брони, и к которым оттаскивают останки павших сородичей. Так что пока есть время, дожидаемся отставших членов команды, одеваем вас и готовимся к более серьезному бою. Есть у меня подозрение, что это не единственная неожиданность.

Картос не нашел, что сказать в ответ, или просто задумался над моими словами, не важно. Натянув шлем и активировав режим ночного видения, с облегчением и удовольствием покрутил головой, осматривая окружающую обстановку, пускай и в зеленом цвете, но более четко, чем с фонарями. Быстро разместив по своим местам оружие, хмыкнул, рассматривая два крупных ножа, чем-то похожих на древние ножи Боуи. Сразу видно, что Алена подбирала, мне больше нравятся чуть более короткие армейские образцы, а вот эти больше подошли бы ей. Ладно, и такими работать обучен, так что разницы особо не замечу.

– Раз-раз… проверка связи!

– ВОЛПЕР!!! – раздался в эфире радостный возглас Тилорна. – Они все-таки добрались до тебя.

– И я рад тебя слышать, дружище! Вы там поторопитесь немного, а то тут заварушка намечается. Вы же потом обидитесь, что без вас разобрались…

Глава 6 И куда нас занесло?

Перекат влево, подрубаю коленные сухожилия монстру и, сразу же выпрямившись, бью ногой в грудь другому, откидывая от себя. В следующее мгновение приходится ловить прыгнувшего сверху третьего монстра, и перекинув через себя, приземляю его спиной о пол и делаю быстрый колющий удар куда-то в район шеи. И, даже несмотря на результат, кручу головой, выискивая очередную жертву.

Мои подозрения оказались верны, первые пару часов нас пытались штурмовать только всяким сбродом, без псипроявлений и намного слабее реальных воинов данного вида. А вот потом начались проблемы. Оказывается, нормальные представители мало того, что раза в полтора крупнее, так еще и окружены каким-то полем, которое блокирует любой быстролетящий заряд. Приходится сначала сделать пятнадцать, а то и двадцать выстрелов, прежде чем у них заканчивалась псионическая энергия. Только после этого монстры умирали от одного единственного удачного выстрела.

Кроме того, боевые особи еще и копья свои метали не один на десяток, а практически каждый, да и намного сильнее. Мы чуть было Георгия не потеряли, думая, что бросок копья не пробьет полноценный боевой костюм, но повезло, что Тилорн в последний момент рефлекторно оттолкнул парня с траектории полета копья, прикрываясь в то же время щитом с другого направления. Какое же было наше удивление, когда копье вспороло броню на плече, как обычную ткань, игнорируя то, что показатели брони от кинетического урона там достигали тридцати единиц.

Вот и пришлось идти врукопашную, против которой их защита не работала. Как оказалось, у Алены с ребятами тактика против монстров с подобной защитой давно отработана. Тилорн, который, несмотря на свой и так немаленький рост, еще и натянул боевой роботизированный доспех с встроенным экзоскелетом, делающим его в полтора раза крупнее, просто разгонялся при помощи рывковых двигателей за спиной и, выставив перед собой щит как рассекатель, врезался в толпу, дезориентируя противника и раскидывая его во все стороны.

Всё было бы ничего, если бы он при этом еще не кричал «Страйк!», а на огромных наплечниках в белом круге не был выведен старый добрый красный крест. Монстрам, конечно, было все равно, что там нарисовано, но вот лично мне было жутковато смотреть на такой мини-танк с символикой миролюбивых медиков, который машет массивным молотом, плюща в кровавую кашу все, до чего дотянется.

В любом случае мы уже третий час продвигаемся с постоянными боями и, похоже, наконец-то вышли к эм… ну, не знаю, как правильно назвать большую пещеру с множеством небольших дырок в стенах, в которых эти создания жили.

– Тилорн, на три часа!

– Понял!

Сделав молотом полукруг перед собой, включив при этом дюзу ускорителя на обратной стороне от ударной поверхности, он по инерции вслед за молотом прокрутился на одном месте. И как только оказался лицом в нужном направлении, запустил рывковые двигатели, на ходу формируя щит перед собой. Секунда – и вот он снова врезается в толпу монстров, выскочивших из бокового прохода.

Я тем временем без перерыва машу двумя клинками, подрезая конечности, не заботясь о подранках, добивать их – забота Фелисити и Георгия, которые держатся у меня за спиной. А вот Алена разошлась не на шутку. Почти в самом центре пещеры, сверкая во все стороны молниями так, что даже Ирала опасалась приближаться к ней, чтобы ее не переклинило от случайно попавшей псионической энергии. Хотя Ирале, похоже, было проще всего, ее реакции и кибернетизированному телу не составляло труда уходить от атак, а каждый удар кулаком делал монстров как минимум неспособными продолжать бой инвалидами.

Тяжелее всего приходилось Кварцу с Саргосом, которые абсолютно не были заточены под ближний бой. Кварца хотя бы выручали две механических руки, закрепленные под рюкзаком, а вот Сарогосу приходилось обходиться микробомбами, метая их в противника и подрывая после преодоления барьера. Хорошо хоть скорость полета брошенной бомбочки была ниже, чем скорость, при которой срабатывает барьер. Но в любом случае Картоса пришлось отправить им на прикрытие.

На окончательную зачистку ушло минут двадцать, и мы за последние часы наконец-то смогли нормально отдохнуть. Ну, точнее, сначала мне с Саргосом пришлось заминировать десятка два непонятно куда ведущих прохода, при этом даже не надеясь, что это остановит очередную волну монстров, а просто в сигнальных целях. И только вернувшись, я направился к остальным, а точнее, к Тилорну, вокруг габаритной тушки которого остальные расположились на отдых.

– Как-то я раньше не замечал за тобой такой кровожадности, – присаживаясь возле него, поднял я взволновавшую меня тему.

– Так заметно? – с тяжелым вздохом спросил Тилорн.

– Естественно, сколько мы вместе прошли, но никогда ты не бросался вот так в самую гущу, абсолютно забывая про остальную группу. Я помню Тилорна, который всеми силами старался в первую очередь прикрыть нас. А сейчас наблюдаю мини-танка, который пытается как можно больше кишок на гусеницы намотать, наплевав на всех остальных. Дружище, что с тобой происходит? – попытался я вытянуть его на разговор. Он замялся, немного растерянно поведя головой по сторонам. – Если хочешь, отойдем в сторонку, поговорим.

– Нет, – спустя пару секунд выдавил он из себя и с тихим шипением сброса воздуха отсоединил шлем. – Не надо приватных разговоров, это ведь и остальных касается. Понимаешь Волпер, эти четыре месяца, которые мы провели без тебя, оказались очень тяжелыми, по крайней мере, для меня. Когда ты был рядом, как-то успевал следить за всем вокруг, и буквально несколькими командами менял тактику боя, держа в относительной безопасности всех нас…

– Не понял! Алена же не хуже меня умеет командовать.

– Ага, вот только я с ними всего три недели. Альфред не хотел меня отпускать с должности, а «группа Тилорна» по опыту и навыкам не дотягивала, чтобы попасть в мои подразделения.

– *****! – смачно выматерился я, поняв всю глубину задницы, в которую попал Тилорн после моего ареста.

– Мягко сказано, – покачал головой Тилорн. – Наше подразделение летучих хомячков ведь никто не расформировывал, только Кастра в декретном отпуске, а мы продолжали служить согласно контракту со скуррфайферами. Ну и естественно, выполнять боевые задачи, только уже под моим командованием. Как ни тяжело это признавать, не вытягиваю я в качестве командира. Раз пять чуть всю группу не загубил. Я… я… я просто боюсь, что из-за меня остальные погибнут.

– Понятно, поэтому и бросаешься в бой, стараясь успеть устранить все угрозы до того, как остальные втянутся в бой… Не буду читать тебе нотации, ты уже давно не мальчик. НО, МАТЬ ВАШУ, КАКОГО ХРЕНА? – резко заорал я на него. – Ты что, совсем в детство впал? Думаешь, я до старости тебя за ручку водить буду и все неприятности решу? Или, может, ты считаешь, что я не ошибаюсь?! Так вот разочарую тебя. Я столько ошибок наделал за последний год, что странно становится, что я до сих пор жив. А вы куда смотрели? – развернулся я к Кварцу с Саргосом. – Ваш друг занимается самокопанием, а вы, вместо того чтобы помочь, просто делаете вид, что все в порядке. Ирала… – развернулся я к последнему члену команды.

– А что Ирала? Я вообще не человек, а кто будет слушать, что говорит вещь?

– А, кхм… Чего? Это кто, интересно, настолько с головой не дружит, чтобы вещью тебя назвать?

– Да так, слышала пару разговоров.

– Тааак. Похоже, разговор у нас будет долгим… – Но меня прервал взрыв гранаты в одном из множества проходов. – Черт! Всем приготовиться к бою!

Группу из десятка монстров мы разделали в считанные минуты. Уже приноровившись к их возможностям, это не составляло труда. Но вот только серьезно поговорить уже не вышло, для этого нужно было время, которое нам, похоже, монстры решили не давать, ведь буквально через пару минут уже в другом проходе раздался очередной взрыв.

Минут сорок беготни между разными коридорами начали бесить очень сильно. Даже разделившись на три группы, времени на отдых почти не оставалось. Хорошо хоть почти сразу Кварц предложил ставить сигнальные лазеры с датчиком движения, и минут за пять, развернув небольшой пульт управления с подключенными к нему беспроводными датчиками, мы перестали впустую расходовать гранаты на растяжки.

В итоге Алене пришлось выходить на связь со скурфами и запрашивать группу прикрытия. А заодно и утилизаторов, жалко как-то было бросать столько биологического материала, который можно было спокойно переработать как минимум на биомассу для репликаторов. Даже несмотря на то, что мы явно понимали, в какой проход нам дальше идти, пришлось застрять в этой пещере, чтобы своевременно вырезать новые группы монстров.

Следующие сутки превратились в монотонную и грязную работу по своевременному реагированию на новую группу монстров и срочной ликвидации этой группы. Спали мы урывками, да и то всего по несколько часов, и кто бы знал с каким облегчением и частично злостью мы встретили прибывшее подкрепление, тонкой цепочкой выходящее из прохода со стороны основных сил. Если бы Алена регулярно не успокаивала меня, скорее всего, я бы сорвался и набил морду командиру прибывшего сводного батальона, усиленного остатками смертников той группы, из которой я прибыл.

Хорошо, что не набил, иначе пришлось бы потом извиняться. Как оказалось, группа прорыва чуть не провалила свою задачу, практически в полном составе отправившись на репликацию. Противнику не хватило буквально десятка минут, чтобы закупорить проход, позволяющий зайти им в тылы. Так что последние сутки там происходит настоящая мясорубка, на ножи которой обе стороны регулярно подкидывают свежее мясо, пытаясь удержать местность под своим контролем банальным превосходством в живой силе.

– В той бойне уже две бригады погибли, а это тысяч десять человек, – сокрушался командующий прибывшей группы. – Все как с цепи сорвались, командование гонит бойцов вперед, даже без поддержки техники. Инженеры просто зашиваются, пытаясь при этом расширить проходы, чтобы дать пройти хотя бы оружейным платформам. В общем, мы едва прорвались в вашу сторону. И то только потому, что командование СВФ не может нам приказывать, а они, поверьте, пытались неоднократно.

– Ясно, занимайте оборону, – начала командовать Алена, несмотря на то, что молодой скурф, командовавший батальоном, явно был выше ее по званию. – На каждый проход выделите по два отделения. Как только они закрепятся, одно отделение в разведку вглубь тоннеля, второе в обороне. Бойцы пускай не рискуют, если видят, что не справятся, пускай сразу отступают.

– Принял.

– Еще учтите, что монстры защищены полем от стрелкового оружия, чем-то похожим на псиполе ящеров. Только не коллективное, а индивидуальное, и судя по всему, держит определенное количество попаданий, независимо от мощности оружия. Мы пока отдохнем и потом двинемся в разведку вон того прохода, – указала она на проем, откуда тянуло свежим воздухом.

– Эм… простите, а можно вопрос? – остановил собравшуюся уйти Алену молодой комбат.

– Да.

– Ходят слухи, что вы жена Командора Волпера… – замялся он. – Поймите, для многих из нас он стал символом возрождения Альфарима. Человеком, который смог пожертвовать всем, что у него было, ради нас. И, может, вам известно, все ли с ним в порядке? А то о нем уже несколько месяцев абсолютно никакой информации. Я понимаю, что не вовремя со своим вопросом, но все же…

Я не верил своим ушам! Хорошо хоть в комплекте, который притащил для меня Кварц, был полностью закрытый шлем, а то распугал бы всех перекошенным от удивления лицом. Хотя странно, вроде он, как скурф, должен был видеть мой красный уровень, и я как-то сомневаюсь, что в Альфариме есть еще один человек с таким бешеным значением. Или я что-то не понимаю в своем текущем статусе?

– Не волнуйся, думаю, он не даст себя в обиду, раз даже Сервер не смог его остановить.

Вот ехидная засранка, даже бровью не повела, что я рядом. Но, с другой стороны, умничка, не хватало мне еще фанатами обзаводиться. Так что отдыхать, и снова вглубь проходов. Мне уже не терпится узнать, куда нас выведет этот проход. Ну не верю я, что он закончится тупиком.

– Алена, – позвал я жену, когда мы отошли от основного скопления. – Он что, мой уровень не видел?

– Нет. В целях равнозначной реабилитации всех штрафников точное значение красного уровня не показывается. Ты что, сам этого не заметил?

– Заметил, но подумал, что это только для других штрафников так отображается.

– Нет, даже имя не высвечивается, только номер заключенного.

Уместились всей группой в одном из закоулков на специальных пенных подстилках, несколько рулонов которой хранились у запасливой Иралы. Пока располагались, я рассматривал прибывших, снова ловя себя на мысли, что в очередной раз за грехи предков приходится отвечать молодому поколению. Если в рядах СВФ в основной массе были уже зрелые мужики и девушки, а тут в батальоне на одного скурфа – командира сотен пять молодых парней и девушек, лет по двадцать. Хотя во всех движениях и сквозила неопытность, присущая молодежи, но вот глаза явно показывали, что они успели с лихвой хлебнуть горечи войны.

Отдохнув и немного отоспавшись, обнаружили небольшой городок в пещере. Полевая кухня, медблок, небольшой уголок, отгороженный для командира. О побоище, царившем тут не так давно, уже ничего не напоминало, штрафники, как муравьи, руками вытащили все останки к тому месту, где инженеры уже расчистили подходы для техники.

– Ну что, не передумали идти с нами? – дал я последний шанс Картосу, Георгию и Фел вернуться к остальным штрафникам. – Тут шансов погибнуть намного меньше.

– Слышь, бригадир, за всех мазу тянуть не буду, но по мне, так с тобой намного фартовей ходить. Я себе уже почти четверть срока скостил, а всего меньше двух суток прошло, после того как по этапу привезли. Так что с недельку вместе с тобой пошарюсь, да уйду на свободу. А Бате так и скажу, пока на нарах чалился, присмотрел за Бугром, по всем понятиям.

– Остальные тоже считают, что со мной быстрее от красного уровня избавиться? – перевел я взгляд на Георга и Фел.

– Вполне себе вариант, – пожал плечами Георг. – Тем более нас снарягой снабдили по высшему разряду, так почему бы и не повоевать?

– А я тут никого кроме вас не знаю, так что менять одно на другое не вижу смысла, – отказалась остаться Фел.

Вот и двинулись мы дальше обследовать заинтересовавший нас проход практически полным отделением. Несмотря на множество ответвлений, которые после большой пещеры начали попадаться каждые пару сотен метров, мы даже не сомневались в выборе направления. Ирала спокойно указывала нужное направление, ориентируясь на данные, получаемые со встроенных датчиков. Единственное, что нас задерживало, – это минирование ответвлений и установка указателей для группы, которая должна была выдвинуться через несколько часов, когда еще одна партия бойцов подкрепления придет.

Несмотря на то, что поначалу в пещере казалось мало места для усиленного батальона, из-за разветвлённой системы проходов, сформировавшейся на выходе из пещеры, людей начало не хватать. А оставлять за спиной непроверенные места могла позволить себе всего пара групп, не считая нашей. А дробить группы меньше, чем по четыре человека, не позволяла банальная техника безопасности, и так три группы умудрились потерять, не справившись с неожиданно обнаруженным противником.

Петляли мы часов шесть, если судить по встроенным в нейроинтерфейс часам, спускаясь все ниже и ниже. Если судить по данным Иралы, мы уже должны были спуститься примерно до минус пятого уровня, только после этого мы увидели свет в конце туннеля, как бы это ни двусмысленно звучало. Тусклый, едва видимый свет вывел нас к почти напрочь заросшему каким-то ползучим растением входу.

– Подожди, – придержал я за плечо Тилорна, собравшегося с разгона проделать дыру. – Ирала, возьми образец, надо проверить сначала на токсины.

Несмотря на мою паранойю, растения не были опасными. Есть их, конечно, не стоило, не пригодны они были к пище, но и опасного в них ничего не было. Проделав руками небольшую дыру в зарослях, выпустили Кварцевого дрона – разведчика, и только получив от него подтверждение о безопасности выхода, медленно двинулись наружу, аккуратно срезая ветки растения, формируя практически минимальный проход для движения, оставив пока Тилорна сзади.

Небольшое высохшее русло ручья, идущее от входа, только подтверждало предположение Иралы о том, что эти проходы сформировались благодаря прорвавшейся где-то воде, еще бог его знает в какой древности. Оставалось только понять, куда делась такая масса воды, которая смогла вымыть столько земли.

Вокруг был достаточно редкий подлесок, просматриваемый метров на двести, но хорошо хоть с достаточно высокой травой, где-то по колено. Один минус – у нас все снаряжение было в серых тонах, камуфлированное под городские условия, где процветали цвета стали и бетона, а никак не зелени.

– Так, есть проблема, – начал я, вернувшись обратно в темноту прохода. – Работе в полевых и лесных условиях из всей группы обучены только два человека, а я даже не представляю, с чем там можно столкнуться, а значит, в любой момент могут понадобиться силы всей группы. Мысли, предложения, варианты?

– Веерный поиск «на привязи»? – сразу же выдала вариант моя жена.

Я задумался над предложением Алены. Вроде бы вполне себе вариант, и нам подходит. Такой метод мы использовали при десантировании без информации по обстановке и местности. Но проблема в том, что обычно выгружалась мобильная рота на технике, готовая в любой момент поддержать ушедших в поиск разведчиков и вытащить их из любой задницы. Это и называлось «на привязи», когда за каждым разведчиком была закреплена группа прикрытия, готовая сорваться по первому его сигналу на выручку.

– Не подойдет. Подлесок редкий, просматривается метров на двести, может, триста, значит, отрыв от основной группы минимум пятьсот метров, а то и километр. Задержка реагирования от двух до пяти минут, да нас раз десять грохнут за это время.

– Тогда челночная разведка, других вариантов не вижу, – предложила она другой вариант.

– Согласен, – спустя пару секунд принял я ее вариант. – Для тех, кто не в курсе, что это такое и с чем его едят, объясняю. Мы с Аленой уходим в разведку в разных направлениях. Зона углубления – один километр, после чего возвращаемся назад и, убедившись, что все в порядке, отправляемся в другом направлении снова на километр, это и есть челночный метод разведки. Крайне медленный и с минимальной эффективностью, но этот метод позволяет, в случае необходимости, быстро прийти на помощь оставшейся группе, зная точное направление, в какую сторону двигаться. Плюс мы точно будем знать, что дорога назад безопасна, ведь мы уже прошли по ней в одну сторону.

– М-да, так себе метод. Это же сколько вам побегать придется? – Явно был не в восторге Кварц.

– Главное, убедиться, что на ближайшей местности безопасно и у нас есть хоть пара часов, чтобы дать вам азы передвижений в подобных местностях, ну и естественно, на практике убедиться, что вы усвоили это все. Кварц, подвесь над входом две-три камеры, всегда остается шанс, что кто-то придет со стороны, где мы еще не провели разведку, а я хочу обнаружить любого, кто сюда попытается сунуться раньше, чем он обнаружит нас.

– Принял! – завозился Кварц, доставая необходимых дронов.

– Саргос, подготовь паутинку, чтобы можно было ее развернуть в кратчайшие сроки после приказа, слишком беззащитным чувствую себя на чужой территории.

– Не волнуйся, подготовлю, – спокойно ответил Саргос, сопроводив свои слова кивком.

– Тилорн, на тебе, если что, командование обороной.

– Справлюсь. – Ну, хоть он в этом уверен.

– Ирала, выйдешь с нами, мы тебе определим лежку и замаскируем. Ты, наверное, единственная, кто сможет лежать абсолютно без движения. Если что, будешь козырем в случае неприятностей.

– А мы? – Фел явно высказалась за всю оставшуюся троицу.

– А вы помогаете остальным! В чем конкретно вы хороши, я понятия не имею, так что оказываем посильную помощь.

Не слушая ответа, я выскользнул из пещеры и сразу же юркнул под ближайший куст. Так, на всякий случай. Минут двадцать пришлось потратить на маскировку Иралы, причем большую часть времени на сокрытие собственных следов деятельности, только после этого мы с Аленой разошлись в две разные стороны от входа.

Стараясь мягко ступать, я замирал возле каждого дерева и внимательно осматривался, выбирая себе траекторию движения так, чтобы не потревожить ничего, что может меня выдать, но при этом стараясь не загнать самого себя в ситуацию, когда тихого прохода дальше просто нет, и либо отходить назад к предыдущему месту, либо рисковать нашуметь.

Каждый шаг я делал максимально плавно, стараясь держать все тело на одном уровне по отношению к земле, ведь любой человек, да и большинство известных нам животных, настораживаются при горизонтальном движении, поэтому оно должно быть максимально плавным. Это к вертикальному все привыкли. Падающие листья, капли дождя, абсолютно все, что может упасть, двигается вертикально по отношению к поверхности земли, и только живые существа двигаются горизонтально.

С меня, например, еще в далекой юности выбили привычку прыгать сразу за укрытие, ведь не факт, что стреляют по тебе, а вот после твоего прыжка намного больше шансов, что следующая очередь будет уже направлена конкретно в тебя. Так что лучше замереть и медленно опуститься вниз, так меньше шансов привлечь чье-то внимание.

Не знаю, что именно мне помогло, может, даже банальное везение, но, выглянув из-за ствола очередного дерева, возле которого я остановился, чтобы проверить дальнейший маршрут, обнаружил блики, как будто от поверхности озера, пробивающиеся сквозь мешающую обзору листву. Но напрягло меня не потенциальное озеро, а человекоподобная фигура на берегу этого водоема. Взглянув на фигуру через прицел, я чуть было судорожно не начал нажимать курок, но вовремя себя остановил.

– Алена, – зашептал я в рацию, – срочно вызывай сюда всех, кого можешь! Пускай бросают все и со всех ног несутся к нам.

– Что случилось? – донесся взволнованный шепот из динамика рации.

– Наблюдаю в прицел Администратора. И очень сомневаюсь, что мы с тобой справимся вдвоем.

Глава 7 Бой с Администратором

У меня было устойчивое ощущение, что происходящее нереально. Каков шанс встретить Администратора, если он не сам пришел на встречу? По идее, при доступных ему технологиях он должен стремиться к нулю. А добавить в условие встречу сразу после выхода из промытого водой прохода на пятом уровне… Не буду вдаваться в математику, но, думаю, шанс примерно такой же, как оказаться самому себе генетическим дедушкой.

Но и повода не верить собственным глазам у меня не было. Поэтому, скользнув на землю, я начал медленно подползать, стараясь даже траву не шевелить. Вытянуть вперед руки на пару сантиметров и, упершись носками ботинок в землю, медленно продвинуть тело вперед. Несмотря на то что это был, считай, самый медленный способ передвижения ползком, но заодно он был и самым скрытным.

Все время, пока я полз, старался держать в поле видимости Администратора, который стоял ко мне в полоборота и что-то делал руками перед собой. Спустя минут пять, когда я прополз пару метров, смог наконец-то увидеть, чем он занят. Прямо из земли торчал небольшой выступ, который, судя по комьям грязи и остаткам травы, до прихода Администратора был спрятан под землей. А вот над этим выступом висела голографическая панель управления с множеством данных, ползунками-регуляторами и огромным количеством аварийно-красных отметок на трехмерной карте.

– Шамаас-саате! – явно выругался Администратор на непонятном языке. – Атлантское качество технологий, десятки тысяч лет гарантируемой работоспособности… Стоит только чуток гарантийный срок превысить – и все ломается. Ну ладно, не чуток, но что, нельзя было немного крепче сделать? Тьфу, блин, задолбало! Надо было сразу вырезать людишек и не мучать себе мозг экспериментами над ними… Хотя, тогда у меня не было бы данных по псионике, а ведь в базах данных атлантов есть упоминание только про телепатию и телекинез, а тут целый спектр всевозможных проявлений и манипуляций энергией. И даже пространством и временем. Кстати, время… А что, если?..

Раскрыв перед собой еще одно дополнительное голограммное окно, начал быстро заносить туда цепочки формул, что-то очень тихо бурча себе под нос. М-да… Диалог в голос с самим с собой – это первый признак психологического расстройства, по крайней мере, так заявляют психологи.

Хорошо, что он был так увлечен, это позволяло мне постепенно подбираться к нему все ближе, замирая каждый раз, когда он хоть немного разворачивался в мою сторону. Пару раз чуть было не сорвался с места и не начал атаковать, когда Администратор начал ходить из стороны в сторону, что-то бурча себе под нос. Очень боялся его упустить, даже пришлось рацию поставить на самый минимум.

Если бы не ограничения моего нейроинтерфейса, вообще перешел бы на текстовый чат, но, увы, он у меня заблокирован, как и письма. Хорошо хоть отметки группы на карте оставались доступны, и я прекрасно видел, как Алена по одному выводит и размещает нашу команду широкой дугой вокруг Администратора, практически на пределе видимости, не рискуя приближаться ближе с необученными скрытному передвижению ребятами.

– Долго нам еще ждать? – На самой грани слышимости разобрал я слова Кварца, который шепотом вещал через рацию. – Уйдет же, гад! Мы уже два часа тут торчим. Волпер, может, попробуем атаковать?

– Не отвлекай его! – зло зашипела в ответ Алена. – Любой шум может выдать Волпера. А атаковать не будем, пока не убедимся, что сможем справиться. У Администратора явно целый веер козырей в рукаве припрятан. Сюда уже со всех ног несутся все ближайшие боевые подразделения как скурфов, так и СВФ. Минут через сорок тут будут первые бойцы.

За два с половиной часа, прошедших с момента, как я заметил Администратора, успел проползти чуть больше сотни метров, и теперь мне до него оставалось метров восемьдесят. Ближе подбираться не рисковал, слишком открытое на этом отрезке было пространство. Аккуратно уместившись и взяв его на прицел, принялся выжидать, попутно размышляя, что же он такого тут делает с этими внешними интерфейсами. Ну как-то не верится, что это обычные блокнотики и он пришел сюда сделать запись в личный дневник.

Вот тут меня прошиб холодный пот. Ведь при самой первой встрече, еще в торговом центре ДиЛайн, у Администратора был приборчик, определяющий местонахождение практически всех. Тогда, как я понял, он на меня наткнулся только потому, что прибор не учитывал скурфов, которым я на тот момент уже был. А что, если из-за подобной особенности Сердце и загнал меня в штрафники?

Так… Мог ли Сердце просчитать вероятность нашей встречи в условиях, когда у меня будет возможность подобраться к Администратору скрытно? Вполне! Учитывая аналитические мощности Сердца, это ему вообще должно быть настолько же легко, как мне раз сплюнуть. Если отталкиваться от такой возможности, то у этого приборчика должна быть определённая зона действия.

Так, ребята сейчас, если судить по карте, чуть больше чем в трехстах метрах от него и не обнаружены, хотя и сами ориентируются только по моим данным, не имея прямого зрительного контакта. Максимум, что они видят, – это силуэт, иногда мелькающий сквозь растения. Черт, как их теперь предупредить, чтобы ближе не приближались? Хотя поздно, вон уже на карте начали появляться союзные отметки прибывающих войск.

– ***** эти ***** в край **** – со всей доступной злостью зашипела Алена. – Прибыли передовые силы СВФ и игнорируют мои приказы, решили сразу же атаковать. Вова, я батальону скурфов, расположившемуся возле прохода, отдаю приказ поддержать СВФ. Все равно эти ***** все испортили.

Ясно, значит, полноценно окружить не удастся. Хотя, если судить по движению двух отделившихся групп, они стараются охватить его с флангов и, возможно, замкнуть кольцо окружения. Только сомневаюсь, что у них что-то получится. Тем не менее осторожно из подсумка вытянул пару гранат и положил возле себя, чтобы их можно было сразу схватить. Как только первый из бойцов, двигающихся перебежками между деревьями, достиг отметки в двести пятьдесят метров от Администратора, тот вскинул голову и широко улыбнулся.

– Ого, у меня гости, да еще и много. Не ждал, честно, не ждал! Вы же, людишки, только на минус первый вроде бы прорвались. Ну ладно, придется вас немного наказать.

У него прямо в руке сформировалось что-то, отдаленно напоминающее пистолет, только с раструбом дула сантиметров десять. Я, как завороженный, наблюдал за мельчайшими деталями, формирующимися из его браслета, которые, как конструктор, за считанные секунды в руке собрали оружие. Три секунды – и он, вскинув руку в направлении наступающих бойцов, сделал задержку в полторы секунды, формируя энергетическую высокотемпературную сферу на кончике ствола, и она, сорвавшись с дула, отправляется в полет, выжигая все, к чему прикасается, полностью игнорируя стволы деревьев и любые помехи на своем пути.

Попав в одного из бойцов, она взорвалась и, резко расширившись, прихватила еще парочку ребят из СВФ на тот свет, оставляя лишь выгоревший пепел не только от тел, но и всего снаряжения, только некоторые, особо прочные элементы, как шрапнель, разлетелись расплавленными каплями. Похоже, я был неправ, с Администратором будет еще сложнее, чем я думал.

Поняв, что их заметили, бойцы открыли огонь из всего, что было, обрушив на Администратора град свинца, море плазмы, лазеров, электрических разрядов, импульсных ударов… Под сотню стволов различного калибра и типа палили в направлении Администратора, и это только передовой отряд, ведь, судя по карте, бойцы подступали практически полноводной рекой, по два-три бойца выскакивая из прохода, с разницей между ними не больше секунды.

– В бой не вступать! Всем рассредоточиться, и старайтесь держаться подальше от скопления этих идиотов.

Несмотря на огромное желание поддержать атакующих, мне пришлось отдать такой приказ своим, прекрасно видя, как абсолютно все, чем стреляли в Администратора, бессильно разбивалось об окутавший его энергетический кокон. А вот его выстрелам этот кокон совершенно не мешал, так этот гад еще и во второй руке сформировал точно такой же пистолет и теперь стрелял в разных направлениях попеременно: то с одной, то с другой руки.

Пара минут боя, и местность уже напоминает один сплошной филиал ада, где в радиусе нескольких сотен метров от Администратора все горит, а тот даже и не думал куда-то убегать, вертелся практически на одном месте, пропуская мимо себя большую часть выстрелов.

– Он не выходит из зоны в два десятка метров. Еще задержка у каждого пистолета между выстрелами примерно семь секунд, – передал я информацию Алене.

Продолжая лежать неподвижно, успел покрыться толстым слоем пепла, который сформировал надо мной холмик. Благо температуры обычного горения не хватало, чтобы повредить броню, только слегка нагрело ее. Был бы я экипирован в «Серафим», скорее всего, попробовал ввязаться в бой, но сейчас я прекрасно понимал, что мне остается лишь наблюдать и собирать информацию, пробить его защиту мне просто нечем, а один единственный выстрел – и меня спалит к чертям. Там явно как минимум пара сотен термального урона в каждом выстреле.

Алена, похоже, сразу же скорректировала атакующих, несмотря на то, что войска СВФ продолжали маневрировать и обстреливать Администратора, стараясь не попадаться под его выстрелы, но все равно теряя десятками людей. Наконец, в бой вступили подразделения скурфов. Даже подозреваю, что это батальон того молодого скурфа, которого мы оставили в пещере, им ведь было ближе всего.

Несколько кусков твердой каменной породы с острыми краями, выскочившие из-под земли, заставили Администратора отскочить на пару метров и сразу же прогнуться в поясе, проскальзывая под воронкой, сильно напоминающей миниатюрную черную дыру. Попытка выстрелить в сторону псионов была перехвачена маленьким порталом, появившимся прямо перед стволом и поглотившим энергетическую сферу, вынеся ее далеко вверху, отправив навесом куда-то в глубину уровня.

Тончайшие нити, которые можно было заметить лишь по бликам на свету, попытались сковать противника, но, крутнувшись вокруг своей оси, Администратор без особых усилий разорвал формирующийся на нем кокон нитей, сразу же небрежным движением руки гася два серпа из уплотненного воздуха. Улучив момент между атаками псионов, он еще и умудрился выстрелом сжечь группу стрелков, слишком плотно расположившихся для стрельбы.

Вспышка реактивных дюз слева чуть не заставила меня моментально превратиться в седого. Уже было подумал, что Тилорн решил вступить в бой. Но это оказался тот молодой скурфайфер, рванувший в бой, сжимая в руках двуручную секиру, напитанную пси-энергией, видно, в ветке развития тоже выбрал усиление костюма псионикой. Вот только он был в тяжелом скурфовском комплекте, у которого защитные крылья не предусматривались.

Когда Администратор направил на него перезарядившийся пистолет, я уже подумал, что все, допрыгался парень, не успеет сменить траекторию движения при набранной скорости, но в момент выстрела скурф исчез, провалившись в портал, раскрывшийся перед ним, и появился в паре метров над землей, прямо над Администратором.

Грохот удара чуть не оглушил меня, несмотря на защиту ушей шлемом, а поднявшийся столб пыли не давал рассмотреть, что же творится на месте столкновения. Видны только едва различимые тени, танцующие в пыли, и вспышки сталкивающейся энергии, которые однозначно показали, что удар был либо заблокирован, либо этот гад смог увернуться.

Спустя пару секунд, когда пыль немного осела, я скрипнул зубами. Хотя энергетического кокона на Администраторе не было, но он теперь был полностью покрыт броней, внешне кажущейся практически литой, без всяких стыков или подвижных элементов, как будто это вылитая из металла статуя. Но это совершенно не мешало ему двигаться, такое ощущение, что броня сидела на нем, как эластичный комбинезон.

Пытавшийся атаковать его скурфайфер крутанул секиру, нанося косой удар сверху вниз, и сразу же припал на колено, ударив с разворота параллельно земле, и столкнувшись с мечом в руке Администратора, в который, похоже, трансформировался один из пистолетов, обратным движением рубанул уже с противоположной стороны.

Скурф практически порхал вокруг Администратора, нанося удары с различных сторон и иногда даже с крайне неожиданных и неудобных позиций. А судя по сиянию кромки лезвия, он в топор вложил практически всю доступную энергию. К сожалению, этого не хватало, если пропущенные удары мимо прорубали огромные канавы в земле, то от принятых на блок ударов Администратор ни разу даже не пошатнулся.

Псионы, которые так и не появились в зоне моей видимости, прекратили атаковать Администратора, боясь, похоже, зацепить скурфа. Слишком уж быстро менялся рисунок боя. А вот разноплановые стрелки оживились, бегом занимая более удобные позиции, пока их не отстреливают, как дичь. Да и инженеры, похоже, тоже решили подсобить, накидывая везде, где только можно, мобильные барьеры, турели и даже парочка групп собирала в отдалении что-то весьма серьезное, по запчастям притащенное на собственном горбу и в рюкзаках с миниатюризацией.

Вот только не дали бойцам свободно подготовиться ко второму раунду, пока скурф отвлекает Администратора на себя. С правого фланга практически в спины ребятам выскочила сборная солянка разнообразных монстров, с ходу выбив почти весь фланг. Только тяжелая пехота с ручными мини-пушками и в сильно бронированных боевых костюмах смогла хоть как-то противостоять зверушкам Администратора.

Опыт канализационных боев дал им выстоять, но весь правый фланг разбился на мелкие локальные бои, полностью лишив огневой поддержки с той стороны. Так еще и часть прибывающих войск сразу оттягивалась в ту сторону, ослабляя помощь, оказываемую скурфайферу.

Десять минут, ровно столько смог продержаться молодой скурф против Администратора, и то только благодаря постоянной помощи огромного количества бойцов, в особенности тех, кто бросался в рукопашную, практически заваливая трупами поле боя, но это давало те доли секунд, которые были необходимы скурфу, чтобы не умереть. С полсотни трупов вокруг них, разрубленных мимолетным движением этого чудовища, лучше всяких слов показывали, чего стоили скурфу эти десять минут.

Несмотря на его достаточно неплохую подготовку и снаряжение, в один прекрасный момент кончик клинка Администратора показался из спины скурфа, поставив жирную кровавую точку в их противостоянии. А на Администраторе до сих пор не было ни единой царапины.

– Вова, нам надо пятнадцать минут. Пятерка скурфов с Альфредом во главе и Крилл со своей группой уже на подходе, нельзя дать ему уйти! Разреши мне с ребятами его задержать.

– Работаем! – тут же выдал я по рации.

Пятнадцать метров, всего каких-то пятнадцать метров разделяли Администратора и меня, изображающего из себя холмик земли, засыпанный пеплом, кусками земли и даже несколькими кусками тел, бросавшихся в рукопашную бойцов. Может, со стороны это и выглядело эпично – подымающийся из праха боец, сразу же катнувший с двух рук криогенные гранаты прямо под ноги Администратору, но у меня на душе сейчас было давным-давно забытое чувство, темным маслянистым пятном распространяющееся по всему телу – страх… нет, не так, УЖАС! Первобытный, мать его, ужас.

Я так не боялся, наверное, со времен первых десантных операций. Но сейчас и выбора-то особого нет, Альфред и Крилл со своими группами просто обязаны его разделать, это на данный момент, наверное, два самых сильных отряда во всем Альфариме. Но им надо дать время добраться сюда, Алена с ребятами далеко от Администратора, и он за эти пару десятков секунд, что им необходимы на преодоление трехсот метров, может спокойно улизнуть. Надеюсь, мое время умирать еще не пришло…

Как только активированные гранаты покинули мои руки, сразу же прыгнул в сторону, выхватывая пистолет-пулеметы и еще в воздухе открывая огонь. Приземление, перекат, и сразу же прижимаюсь к земле, пропуская над собой ледяную волну от взрыва гранат, тут же подскакиваю, выпуская длинными очередями в сторону Администратора все заряды на максимальной, доступной оружию скорострельности. Вот только подскочив, я практически носом упираюсь в раструб его пистолета.

– Ба-ба-ба! Какие люди… да еще и без охраны…

С этими словами он вжимает спусковой крючок пистолета, а я пытаюсь успеть отвести голову влево, но понимаю, что катастрофически не успеваю. Но тут крупнокалиберная пуля врезается ему в руку, уводя выстрел в сторону, только немного оплавив мне правую сторону шлема. Хотя этого хватило, чтобы вывести из строя визуальные датчики и практически ослепить меня.

Вслепую ныряю вперед, чуть левее того места, где стоял Администратор и, сделав кувырок через плечо, отбрасываю в сторону один пистолет-пулемет, чтобы отстегнуть крепежи шлема. Но сорвать его с головы уже не успеваю, так как, получив сильнейший удар в бок, закувыркался по земле. К моменту, когда мое тело перестало вертеть по земле, шлем успел самостоятельно слететь с головы, и я обнаружил Администратора метрах в тридцати от меня.

Хорошо он меня приложил, аж в ребрах что-то затрещало, но хорошо хоть основной удар принял на себя костюм. Поднявшись и стиснув зубы, я из-под нахмуренных бровей уставился на шагающего в мою сторону Администратора, который практически игнорировал направленные в него выстрелы, затухающие в снова проявившемся коконе силового щита.

– Я поражаюсь твоему умению мешаться у меня под ногами. Тысячелетия труда просто пошли прахом из-за того, что в них сунул свой нос какой-то никому не известный Волпер. Точно, я оставлю от тебя пару кусочков на исследования, может, в твоем геноме что-то этакое есть…

Отвечать я ему не стал. Несмотря на то, что его следует задержать, он слишком опасен, чтобы вступать с ним в разговор. Выхватив запасной комплект пистолет-пулеметов, без лишних слов открыл огонь с обеих рук, стараясь целиться в район глаз, тем временем, выжимая из себя максимальную скорость, двинулся по кругу, стараясь развернуть Администратора спиной к ребятам.

На сборные военные силы я уже перестал рассчитывать, навал монстров, выскакивающих из леса, увеличивался быстрее, чем прибывали наши бойцы. Все вокруг уже успело смешаться в одну массовую бойню, где в ход уже шли даже зубы, причем не только у монстров. Его рывок ко мне я ожидал, поэтому успел среагировать и подогнул одну ногу, проехавшись на правом бедре, однако всё равно едва успел разминуться с лезвием его клинка.

А вот скрытого за лезвием пистолета я не увидел, тут же оказавшись на мушке, но выстрел исчез во вспышке портала. Спасибо тебе неизвестный псион, как и твоим друзьям, которые начали точечно атаковать Администратора, давая мне возможность уходить с траектории ударов и выстрелов. Но все их атаки максимум могли немного его отвлечь, даже подлетевший Тилорн со своим коронным таранным ударом отлетел метров на пять от встречного удара Администратора.

– Трамплин! – издалека заорала Фел.

Не раздумывая, я подпрыгнул, даже не успев удивиться, почувствовал под ногой опору и сразу оттолкнулся от нее, совершая точно такой же прыжок, как совсем недавно с четверорукими монстрами. За доли секунды, что длился прыжок, успел заметить, как в то же время между ног Администратора в низком подкате проскальзывает Алена, сверкая молниями на клинках, и пытается подрезать ноги Администратору.

Приземлившись и погасив инерцию, сразу же меняю траекторию и продолжаю щипать его скоростным огнем, пытаясь вспышками столкновения зарядов с силовым коконом хоть немного ослепить его. Как только Алена отскочила, не оставив даже маленькой царапины, на это неубиваемое чудо навалился Кварц, как мельница работая четырьмя клинками, зажатыми в манипуляторах, торчащих у него из-за спины, создавая сходство с пауком, при этом раз за разом разряжая заряды дробовика, зажатого в руках.

Зарычав, Администратор поймал рукой один из манипуляторов и, подтянув к себе Кварца, разорвал его практически напополам, отправив на репликацию. И даже крупнокалиберные выстрелы Иралы в попытке сбить ему атаку ничего не дали. В ту долю секунды, которую он оказался совсем один, из-под земли выскочило множество дронов и облепило его со всех сторон, сразу же сдетонировав. Смазанный рывок из облака взрыва – и Саргос уже трепыхается, схваченный за горло.

Прыгнувшую на Администратора Алену, попытавшуюся спасти подрывника, он ударом откинул в сторону. Легкое движение кисти, и подрывник падает со сломанной шеей, несмотря на защищавшую горло броню. Следующий рывок, но уже ко мне, перехватила Ирала, практически смазавшись в воздухе и превратившись в стальной веер, ведомый синтетическими мышцами и расцветая всполохами импульсных выстрелов.

Отскочила Ирала буквально за миг до врезавшегося молота Тилорна, который вложил туда не только ускорение дюзы, но и импульсный удар скомбинировал с каким-то из своих умений. Но Администратор от этого лишь полметра проехал по земле, даже не потеряв равновесия, зато попал в веер молний Алены, которая, мазнув серией ударов, резко отступила, давая мне проскользнуть под рукой противника и выпустить пару очередей практически впритык, на дистанции, где силовой кокон не срабатывал.

И снова Ирала возле него проводит серию мощнейших ударов, пытаясь прямо в лицо разрядить хоть один импульсник. Один за другим, постоянно меняясь, мы, как свора собак, прыгали на этого «носорога». И шкуру не прокусить, но и оставить не можем. Но свою задачу мы выполняли, связав Администратора боем.

Не знаю, сколько времени прошло, может, десяток секунд, а может, и десяток минут, но мы начали допускать ошибки. Сначала Администратор подловил Тилорна и кулаком пробил ему грудину, оставив крупную сквозную дыру. А потом не успела вовремя отскочить Ирала и лишилась сразу обеих рук. Бой она продолжила, нанося удары ногами, но этого хватило ненадолго, и ее изломанное тело было отброшено в сторону.

Алена под конец не выдержала и пошла на поводу у эмоций – когда Администратор поймал меня за горло и поднял на вытянутой руке перед собой, она бросилась в атаку, пытаясь высвободить меня, за что и поплатилась разбитой вдребезги головой.

– На что ты надеялся, Волпер? Пока ты был скурфом, у тебя еще оставался шанс справиться со мной, через десяток, может, другой лет, когда ты освоил бы все возможности доспеха. Но сейчас, в твоем состоянии и в этом… – презрительно осмотрел он мое снаряжение, – в этом хламе, ты можешь меня только рассмешить. Чего молчишь? Твоих войск уже не осталось, мои питомцы добивают остатки людишек. Ты слаб и у тебя нечего мне противопоставить!

– Зато у меня достаточно много друзей, – едва прохрипел я, наблюдая за десятком отметок, появившихся на карте.

В следующую секунду я упал на землю метрах в десяти от противника, несмотря на то, что пальцы Администратора продолжали сжимать мое горло. Вот только эти пальцы уже не были продолжением его руки. Замерший между нами Крилл все больше нагонял энергии в свои клинки.

Глава 8 Что дальше?

Не успел я полностью осознать изменение обстановки как перед моими глазами сомкнулись крылья «Серафима», отсекая меня от потенциальной опасности со стороны Администратора. Сразу же чьи-то руки обхватили меня вокруг груди, рывок и земля начала отдаляться из-за мощного прыжка назад, вынося меня с места боя.

С высоты усиленного энергией прыжка я смогу видеть всю картину боя целиком. Несмотря на то, что все ближайшее пространство было под контролем разнообразных монстров, и остатки сил СВФ совместно с выжившими бойцами батальона скурфов удерживали последние рубежи перед проходом, в глаза сразу бросились четыре пары, которые словно лазерный луч прожигали скопление монстров, пробиваясь к Криллу и Администратору.

В каждой двойке ведущим был скурфайфер в специализированном комплекте, и вторым номером псион как минимум с двумя боевыми проявлениями. Похоже, Альфред и Крилл успели согласовать свои действия и на ходу проработали максимально эффективные двойки. А значит, скурф вытащивший меня с места боя был в паре с Криллом и тот остался сейчас без прикрытия.

Только я об этом подумал как с того места откуда меня выдернули пару секунд назад разошлась ударная волна от столкновения Крилла с Администратором. Последний уже успел каким-то образом восстановить себе руку и успешно противостоял нападению, оставляя под вопросом как Крилл смог перед этим отрубить ему часть руки, если сейчас не получалось пробиться сквозь защиту.

В пару крупных скачков, безбожно расходуя псиэнергию, сбрасывая ее с крыльев для увеличения мощности прыжка, мы добрались до остатков наших войск. Хотя остатками, их тяжело было назвать, учитывая постоянно прибывающее подкрепление. Но та скорость, с которой гибли бойцы, начинала нагонять панику.

– Вот как ты умудряешься находить задницу там, где ее нет? – Приземлившись в тылах наших и отпустив, сходу наехал на меня скурф, за открывшимся шлемом которого показалось уставшее лицо Альфреда. – Огромная куча сил была вложена лишь бы отправить тебя в самое спокойное место из всей канализации, а ты, мать его, и тут нашел приключений на свою задницу, да еще и каких.

– Значит, засунуть меня в задницу мира, к командиру который просто бросил всех штрафников на убой это, по-твоему, «отправить в самое спокойное место»? – Меня прям зацепили его слова.

– Да не бросил он на убой… – Вырвалось у Альфреда, но он сразу же замолчал. – Хотя уже без разницы. Почти все штрафники, попавшие к тебе в конвой, были специально сформированными командами, предоставленными союзными группами. Мы специально на два месяца задержали твою отправку, подтасовывая состав группы куда вошли люди Бати, псионы бывшего Сопротивления, ребята Карфаера, мои люди… Да много кто старался чтобы подобрать людей к тебе в группу. А местный командир СВФ имел прямой приказ обеспечить максимально быстрый набор опыта, чтобы скостить тебе как можно больше красного уровня.

– Ага, поэтому дал убогие импульсные винтовки, и одну только видимость брони. – Я практически шипел на Альфреда, переполняемый злобой.

– Да, чтобы получали максимум опыта. Только ты не учел, что вас посадили на заранее оборудованные позиции, и в постоянной боевой готовности стояла рота специального назначения СВФ готовая в любую секунду вам помочь. Так нет, ты как всегда решил погеройствовать, потом вообще полез непонятно куда, вместо того чтобы сидеть на заднице ровно и с максимальной эффективностью сокращать красный уровень. Да еще и жена твоя полезла, куда не просили и начала своевольничать…

Договорить я ему не дал, врезав со всей дури по лицу, благо шлем так и оставался открытым. В текущем состоянии у меня не хватило сил даже сбить его с ног, но нос я ему разбить смог, а в следующую секунду меня скрутили ближайшие бойцы.

– НЕ СМЕЙ ГОВОРИТЬ ПЛОХО ОБ АЛЕНЕ! – Зарычал я, когда меня уткнули лицом в землю.

– Отпустите его. – Скомандовал Альфред, утирая кровь. – Волпер, приди в себя, я понимаю, что вся твоя группа погибла у тебя на глазах, но они скоро появятся в репликаторе. А погибли не только они, весь передовой отряд СВФ бросился в бой только чтобы тебя вытянуть из-под удара.

– Не все. – С грустью ответил я. – Штрафники, которые были со мной, такой возможности не имеют, как и Ирала.

– Штрафники успели закрыть свой долг перед обществом, так что попадут в репликатор. Ну а Иралу, думаю, восстановишь сам. – И он протянул мне кусок микросхемы со вставленным в слот носителем информации Иралы. – Успел выдрать, перед тем как тебя эвакуировать.

– Не понимаю. – Беря в руки то, с чем я мог воссоздать андроида, посмотрел в глаза Альфреду. – Зачем вам всем такие сложности со мной, я же свою роль сыграл, теперь остался лишь как отработанный материал, которого ненавидит почти весь Альфарим.

– Ты не прав. Несмотря на достаточно большое количество негативно настроенных людей, для большинства ты стал символом возрождения, так что твои старания сделать символ из меня или других пошли прахом. Да и в сети появилось очень много реальной информации о тебе, так что большинство считает тебя героем, а не преступником. Ладно, мне надо помочь остальным, а то что-то не справляются они с этим гадом.

Закрыв шлем, он развернулся и, не давая мне даже слово сказать, рванул обратно, туда, где вовсю шло сражение с Администратором. Мда… давно меня так не выбивало из колеи, но на этот раз мне хоть не стыдно перед Альфредом, получил он за дело. Мог бы поставить Алену в известность об их планах, и тогда бы она сразу просчитывала свои действия согласно имеющейся информации, так что нечего теперь валить вину на других.

Бой в отдалении только разгорался, сопровождаясь вспышками, взрывами, электрическими разрядами и многочисленной стрельбой. Если бы Альфред меня оттуда не вытащил, уже однозначно бы умер от любого шального разряда. Осмотревшись по сторонам, обнаружил десяток бойцов, часть из которых меня только что возила лицом по земле. То, что они стояли все в полоборота ко мне, полностью взяв меня при этом в кольцо, лучше всяких слов объясняло их задачу.

– Конвой?

– Никак нет! Охрана от внешних угроз.

– Нормальная такая охрана, которая не стесняется охраняемое лицо этим самым лицом по земле елозить.

– Виноват! Но в сложившейся ситуации быстрее было вас успокоить, предотвратив нарастающий конфликт.

– Передвижение свободное?

– Так точно!

– Тогда за мной!

Отстегнув крепежи брони, засунул под нее информационное хранилище Иралы, широким шагом направился к скоплению что-то обсуждающих бойцов уже достаточно долго маячивших в тылу, а значит являющихся местным командованием. Пора, как говориться, брать управление в свои руки, раз Альфред говорит, что чуть ли не все кто имеет власть, пытаются мне помочь.

Так, собственно говоря, и оказалось. Под моим напором офицерский состав быстро сдался и передал командование в мои руки, что только укрепило меня в своих подозрениях. Слишком сильно меня опекают, да и практически во всем, что сейчас творится вокруг меня, просматриваются интересы сразу нескольких группировок.

Взяв на себя командование, на всякий случай проверил свой текущий уровень и, убедившись, что за короткий период успел срезать аж одиннадцать красных уровней, поймав кучу бонусного опыта. И за нахождение проходов на минусовые уровни, и за зачистку прохода от мешающего свободному движению вида монстров, да и за обнаружение Администратора нехило так капнуло. Ну что же, раз я им всем зачем-то нужен с очищенной репутацией, посмотрим, что же они все задумали, и Сердце в том числе.

– Поступающих бойцов в бой не бросаем. – Начал я командовать. – Формируем полукруг на удалении тридцати метров от выхода. Позиции занимаем елочкой, пулеметчики лежа, автоматчики на колено и стоя, вторая линия – тяжелое вооружение способное бить навесом…

– А как же бойцы, которые сейчас в первой линии?

– Ими придется пожертвовать, чтобы успеть выстроить нормальную линию обороны, и чем больше глупых вопросов задаете, тем меньше у нас времени сделать все, чтобы их смерти не были напрасны…

Продолжая оставаться в тылу, я полностью начал перестраивать тактику боя. Да, потери были большие… Да какой там большие?! Можно сказать огромные! Считай, почти все кто прибыл сюда до моей эвакуации Альфредом, погибли, пытаясь удержать огромное количество монстров пришедших на помощь Администратору, и продолжающих прибывать из глубин уровня.

Но в какой-то момент мы смогли сначала остановить их метрах в пятидесяти от входа, а потом постепенно начать отвоевывать потерянные позиции обратно. Постоянный приток бойцов позволял не останавливать огонь, и бойцы, которым нужно было перезарядить оружие, освобождали место свежему стрелку, стоящему за спиной и готовому в любой момент открыть огонь. Уже уйдя в тыл, там спокойно перезаряжались и занимали место за рядами ведущих огонь бойцов.

Очень сильно помогали псионы с боевыми и условно боевыми проявлениями. Расположившись на втором рубеже обороны, они своими псионическими способностями били на максимальном удалении от первой линии наших бойцов, и тем самым снижали плотность наступающих монстров совместно с артиллеристами и гранатометчиками, которые практически вслепую били навесом, но при этом каждый их выстрел был результативным из-за высокой плотности рядов наступающего противника.

Туго стало, только когда к противнику прибыло подкрепление, тоже обладающее псиспособностями, но потери из-за этого были все равно ниже, чем поток прибывающего подкрепления. Благодаря этому через полтора часа, чуть ли не по щиколотки в крови, мы смогли добраться до места сражения десятка самых сильных бойцов Альфарима и Администратора.

К тому моменту в живых оставался только Альфред и Крилл, из последних сил пытающиеся покончить с угрозой в лице Администратора. Их противник тоже был далеко не первой свежести, вот только на человека как раньше он уже совсем не был похож, какие-то костяные наросты непропорциональное тело и зияющие прорехи в броне, которая уже прекратила самостоятельно восстанавливаться. Похоже, он вход пустил все имеющиеся козыри вплоть до того что применил на себя то ли мутагены, то ли еще какую фигню.

– Третья пулеметная рота, огонь по Администратору! – Улучив момент, когда Альфред с Криллом отскочили от Администратора, скомандовал я.

Огонь из сотни различных пулеметов врезался в энергетический кокон Администратора и тот замерцал, явно находясь на последнем издыхании, но выдержал.

– Третий, Двенадцатый, Семнадцатый Пси-взвод, щиты у него за спиной!

Пришлось оставить бойцов без псионической защиты и перекинуть все типы щитов ему за спину, чтобы не смог уйти. Это сразу же отразилось на потерях резко их увеличив, но если ему дать уйти у нас больше может не представится случая с ним разобраться.

– Артиллерия… – Начал было стоящий рядом со мной офицер.

– Отставить артиллерию! – Резко оборвал я его, не хватало ещё, чтобы пылевым облаком перекрыло нам обзор. – Все свободные стрелки перенести огонь на Администратора!

Полторы минуты. Этот гад выдержал полторы минуты стрельбы по нему из всего доступного ручного оружия. Зажатый со всех сторон множеством слоев разноплановых псищитов, как коробкой без одной стенки, через которую по нему и стреляли. Уже псионы держащие щиты один за другим начали валиться от перенапряжения а он все не умирал, раз за разом пытаясь вырваться из сформированной ловушки. И вот в какой-то момент его защита последний раз мигнула и пропала, а самого Администратора просто разорвало на мельчайшие частицы, настолько мощный огонь со всех стволов вели по нему.

– ВОССТАНОВИТЬ ПОЗИЦИИ! ЗАКРЕПИТЬСЯ НА РУБЕЖАХ! – Заорал я сразу же, боясь прорыва.

Но это было уже лишним, монстры практически сразу потеряли свой боевой настрой и начали постепенно практически по нарастающей, бежать с поля боя. Так что весь последующий огонь велся в основном по спинам отступающего противника. А из меня как будто вырвали стержень, так и осел на том месте, где стоял. Неужели все?

– Вовремя ты. Думал, уже не справимся, и он уйдет.

Подошедший ко мне Альфред, при этом подволакивая раненую ногу, уселся рядом, а потом и вообще расслабившись, откинулся на спину, улегшись на остатки крыльев, часть из которых были вырваны у основания. С другой стороны сел Крилл, подобрав под себя ноги, придерживая культю руки, оторванную чуть выше локтя, другой рукой. А я тем временем уже в третий раз пробегался глазами по жирной системке.

Поздравляю! Администратор уничтожен, попасть на репликацию я ему не дам, теперь на людей никто не может влиять со стороны.

Согласно защитному протоколу я так же теряю возможность как-либо влиять на действия людей. На мне остается только функция поддержки нейроинтерфейса и архива слепков для репликаций.

Как бонус я полностью снимаю с тебя и тех, кто участвовал в восстании красный уровень, ведь не смотря на уничтоженные слепки в архиве Сервера, у меня есть их более ранние версии, загруженные еще до запуска проекта виртуальной симуляции.

Ну и маленький совет напоследок: очень рекомендую покопаться на минусовых уровнях, тут достаточно многое осталось нетронутым еще от Атлантов.

С Уважением, Сердце

– И что теперь?

– Ты о чем? – Поинтересовался Альфред, приподнимаясь и принимая сидячее положение, чтобы прибежавшим медикам легче было обрабатывать раны.

– Да так… – Решил я не перебрасывать системку Сердца. Раз оно прислало ее только мне, думаю, не стоит остальным показывать. – Думаю, как вы будете меня уговаривать… Как я понимаю, на данный момент я единственная кандидатура, на которую готовы пусть и со скрипом, но согласиться все стороны.

Крилл аж в конвульсиях задергался… А нет это он просто смеется. Отсмеявшись и выровнявшись, он протянул целую руку в сторону Альфреда и потер пальцами в характерном «денежном» жесте.

– Да-да, отсылаю твой выигрыш, ты был прав, что он сам догадается. – Неопределенный взмах рукой Крилла вызвал еще один ответ Альфреда. – Хорошо, сейчас настрою внешние динамики.

– Вот, теперь можно и поговорить нормально.

Раздался механический голос со стороны Альфреда, но я уже понял, что это Крилл, через встроенный в шлем «Серафима» телепатический канал, решил со мной пообщаться, не рискуя лезть ко мне напрямую в мозг, несмотря на то, что я Разум с тех времен успел уже немного поднять.

– Раз ты сам все понял, может, озвучишь тогда свои условия? – Влез Альфред.

– Ну не совсем я все понял, просто очень подозрительно было, что вы меня так оберегали. Так что рассказывайте сначала, что у вас там произошло.

А еще меня очень сильно волновали действия Сердца, о чем я не стал говорить. Допустим, красный уровень нужен мне был для выпадения из зоны видимости Администратора, ведь я практически единственный кто смог достаточно близко подобраться к нему, оставшись незамеченным. Но на фига такие сложности, зачем выставлять меня преступником, убившим миллиарды, если более ранние слепки хранятся у Сердца? Да, это будут уже не те люди, но они не оказались полностью уничтожены, они даже знать не будут, что участвовали в виртуальной симуляции.

Но Сердце почему-то позволило развернуть на этом фоне показательное заседание суда, но ему этого показалось мало и оно еще и самостоятельно якобы вытянуло меня из задницы, в последний момент. Стоп, а ведь Альфред говорил, что многие данные обо мне всплыли в местной сети. Черт побери, манипулятор искусственный, похоже, просчитал потенциальную реакцию людей на ряд событий и сделал так, как ему нужно было.

– Хреново все там. Каждый тянет одеяло на себя, минимальный состав совета должен быть из семи человек, максимальный из тридцати трех. Это ограничение выставленное Сердцем. Решили по три представителя от четырех основных группировок, особенно на фоне того что внутри группировок тоже произошел небольшой раскол. Проблема возникла в том, кто будет иметь решающий голос. Абсолютно все выдвигаемые кандидатуры не упираются в несогласие как минимум двух группировок, единственный на кого согласны десять из двенадцати советников – это ты. Но пока у тебя был красный уровень, вход в совет тебе был запрещен, поэтому и был разработан план по максимально быстрому избавлению тебя от красного уровня. Планировали года за два исправить.

– Ты забыл упомянуть, что помогать мы ему не могли. – Решил дополнить Крилл. – Помощь в любой форме уменьшала бы количество получаемого опыта, а вот осложнения наоборот. Только ты в первые же сутки раскурочил весь план, который составлялся почти месяц до мельчайших деталей.

– Ага, придется теперь еще и Карфаеру его выигрыш отдавать.

– Так, погодите… Вы решили, вы разработали… Значит вы оба в составе нового совета?

– Ну, как бы, да. – Как-то с неохотой признал Альфред. – Я представляю Силовой блок вместе с Карфаером и Сальфади…

– Этот тот генерал, который был у меня на суде?

– Да, кстати нормальный мужик! Достаточно быстро сообразил, откуда и куда дует ветер и именно благодаря его своевременному приказу СВФ сделало марш-бросок на первый уровень и приняло на себя основной удар монстров Администратора.

– Понятно, псионы значит, тоже получили три места советников?

– Да. – Проскрипел Крилл с динамиков Альфреда. – Я, Старый и МакМилан

– Остальные кто?

– Представители гражданских – Чан, Корнев, Джейсон. Ну и от Корпорации три человека ДиЛайн, Эдисон и Карпенко

– Так Чана и ДиЛайна я знаю, остальные четверо без понятия кто такие.

– Да, по сути, только Эдисон и Карпенко выступали против тебя, остальные по тем или иным причинам поддерживают.

– Значит, все спланировали, просчитали, подготовили, заручились поддержкой. Оставалось только дождаться, пока я не избавлюсь от красного уровня?

– Примерно так. – Согласился Альфред.

– И что от меня будет необходимо на этом посту?

– Да практически ничего, в основном только право решающего голоса, ну и право заблокировать любое продвигаемое решение. Так сказать элемент, уравновешивающий наши амбиции, если таковые будут слишком сильно проявляться. А, чуть не забыл, блокировать можешь только решения где есть хоть один голос против, не считая твоего.

– Прям молодцы, нечего сказать. Только Альфред, ты ничего не забыл обо мне?

– Эм… что?

– Я не люблю, когда решают за меня. Так что придется вам ребятки искать другую кандидатуру.

– В смысле? – Не осознал главнокомандующий скурфов.

– В прямом! – За меня ответил Крилл. – Я же говорил, что ничего не получится, хотя это и был бы идеальный вариант.

– Да подожди ты, не лезь. – Отмахнулся Альфред от псиона. – Волпер, как это искать другую кандидатуру? Ты хоть представляешь, сколько мы ресурсов и сил вложили в расчете на тебя? Ты подумал о жителях Альфарима? Ведь благодаря тебе что-то смогли изменить, и ты хочешь все бросить на полпути?

– Нет, Альфред, я тут почти не причем. Вся моя роль во всем этом лишь как катализатора. У вас все давно было готово: псионы, готовые что-то изменить и сформировавшие «сопротивление», люди Чана, он же Батя, которые несмотря на статус бандитов самостоятельно начали наводить хоть какой-то порядок на нижних уровнях. Также СВФ, которые были практически готовы самостоятельно поднять восстание. Ведь если бы это было не так, они бы еще очень долго раскачивались и сомневались, да и в итоге, скорее всего, даже помогли бы тому правительству в защите Сервера. Или ты думаешь, форпост Карфаера в котором самый заурядный охранник имел за плечами отличную боевую подготовку смог бы так долго существовать без контроля корпораций? Уверен, что нет, и скорее всего он спонсировался из бюджета СВФ, при этом плотно сотрудничая с сопротивлением. Или может, ты думаешь, что Волкодав еще долго бы просидел на нулевом, не вмешиваясь в творящееся на верхних уровнях? Вся моя заслуга лишь в том, что я стал искрой в забитом порохом подвале, из-за чего все и рвануло. Так что с меня хватит, дальше все зависит только от вас, а я хочу наконец-то просто пожить в собственное удовольствие.

– Но… но… – А потом он прищурился, явно придумав что-то нехорошее. – Да, ты теперь не связан со скурфайферами, но ведь те, кто тебе дорог, продолжают оставаться связанными контрактом…

– Альфред, даже не думай! – Несмотря на механически преобразованный голос Крилла, но даже так в нем ясно сквозила угроза, причем далеко не мне.

– Я сам. – С благодарностью положил руку на плечо Крилла, успокаивая его. – Альфред, прежде чем ты продолжишь нести чушь, хорошо подумай. Действительно ли ты готов, чтобы я записал тебя в свои враги?

– Прости. – Одумался Альфред, спустя пару секунд. – Просто я теперь даже не представляю, что теперь делать. Столько усилий прахом…

– Ничего, такое бывает. Главное, что ты осознал и не стал делать глупостей.

– Раз ты отказался от нашего предложения то, что планируешь делать дальше?

– Ну, для начала дождусь своих. – Откинувшись на спину, заложив руки за спину, уставился на осветительный шар, зависший под потолком, и похоже являющийся одним из оставшихся работоспособным устройств Атлантов. – Потом выберусь наверх, найду Лекшу или того кто сможет сделать новое тело для Иралы. Потом, наверное, нагряну в гости к своему многочисленному семейству, которых Андрей успел так сказать эвакуировать с виртуальной Земли. Ну и напоследок уйду в недельный запой.

– И все?

– А мне пока большего и не надо. Если совсем уже скучно станет, вернусь сюда и займусь поиском наследия Атлантов. Ведь тут масса пространства не обследованного, да и под нами еще с десяток уровней, работы хватит не на одну сотню лет.

Не знаю, может Крилл телепатически ему мозги вправил, может еще что, но дальнейший разговор как-то сам собой прекратился. Посидев еще пару минут возле меня, они, попрощавшись, отправились по своим служебным делам. А я, подобрав чудом сохранившуюся травинку, всунул ее себе в зубы и с улыбкой наблюдал за парящим вверху шаром имитирующим локальное солнце, ожидая пока моя команда реплицируется и доберется сюда, чтобы вместе решить что же в действительности дальше делать.

Глава 9 Сам себе нашел приключений

Я еще минут десять валялся на земле, любуясь красотами, раскинувшимися вдалеке, стараясь не переводить взгляд на ближнее окружение, заполненное выжженной землей, и останками, как людей, так и монстров, с редкими вкраплениями остатков травы чудом умудрившейся пережить развернувшуюся тут бойню.

Так двенадцать часов на репликацию, плюс часов десять в лучшем случае чтобы добраться ребятам сюда, и что мне делать почти сутки, это в лучшем случае, а то и двое, если им придется опять шагать пешком. Секундочку, а где тот терминал, с которым работал Администратор, перед тем как начался бой?

Резко поднявшись, начал осматриваться, стараясь определить, где стоял Администратор перед боем или хотя бы где была моя лежка. Местность полностью поменялась, учитывая, что все ориентиры хоть немного выступающие над поверхностью земли в ходе боя были уничтожены, пришлось ориентироваться исключительно по карте встроенной в интерфейс.

Так… ага, вон проход… вот тут заняли позицию ребята… Значит, по идее, я должен был лежать вон там, а Администратор… Ага, вот в этой точке. Поднявшись, зашагал на то место где, по сути, все и началось, и как только добрался, пошел по расширяющейся спирали наворачивать круги, внимательно изучая землю вокруг себя.

На четвертом витке мне повезло – небольшой металлический уголок темно-синего цвета, который я на предыдущем круге принял за отлетевший кусок чьей-то брони, на этот раз привлек мое внимание сильнее тем, что это была не краска, а цвет самого метала. Убрав руками лишнюю землю, обнаружил под ней металлический квадрат сантиметров пятнадцать. Хотя нет, квадратной была только верхняя поверхность, а основное тело предмета уходило глубоко в землю.

Откопать я смог сантиметров двадцать, прежде чем плюнул на это дело, напоследок попробовав выковырять эту непонятную штуковину, просто расшатав, но та сидела мертво, даже не шелохнулась. Вся доступная для обзора поверхность была покрыта затейливым узором, который мог, как означать что-то, так и быть просто украшением. В любом случае такие я видел первый раз.

И как он активировал эту штуковину? Я же четко видел, что он работал с голографическим интерфейсом, висящим над этим местом. Минут двадцать я пробовал нажимать в различные места, пытался сместить углы, даже проходился в разном порядке по цепочке узора надеясь подобрать комбинацию правильных касаний в определенных местах. Но эта штуковина была глуха ко всем моим стараниям. А самое обидное, что я сейчас выглядел как идиот, вон даже шастающие мимо бойцы уже косятся.

Ладно, у меня есть запасной план! Отправив письмо, уселся на эту вредную штуковину, которая не хотела запускаться, как на табурет и принялся ждать. Если задуматься, то нужно признать, что Администратор не тот чело… существо, который будет копаться в какой-то фигне. А это означает, что разобраться с этим мне просто необходимо, ибо эта штука явно в потенциале крайне полезная. Так что теперь есть на что время убить пока мои сюда доберутся, а потом можно будет и наверх двигать…Эм, правда, есть еще потерянный разведчик Андрея… Ладно, быстро сгоняем туда узнаем, что с ним, и потом наверх отдыхать. Координаты в почте у меня остались искать долго не нужно, так что быстро справимся.

– Решил передумать и дать положительный ответ? – Еще на подходе начал Альфред.

– Не дождешься! У меня тут проблема вылезла. – Небрежно ткнул я под себя рукой, намекая на устройство, которое я сейчас использовал вместо стула.

– Что геморрой вылез? Прости мужик, но это не ко мне, тут медиков надо звать.

– Смешно! Прям как в танке после попадания в его салон плазменного заряда. Нет, тут фигня посерьезней. Когда мы обнаружили Администратора, он копался в голографическом интерфейсе расположенным над вот этой штуковиной. – Встав, сделал пару шагов в сторону, чтобы Альфред мог рассмотреть мою находку.

– Я смотрю тебя одного вообще нельзя оставлять! Чего сразу не сказал, что Администратор тут что-то делал? – Подойдя, Альфред присел, рассматривая это… Эм… устройство. – Запустить пытался?

– Естественно, а ты думаешь, почему я тебя позвал.

– Значит, не получилось. Исследовательская группа прибудет часов через шесть, а пока я поставлю оцепление.

– Тьфу, блин. – Сплюнул я в сторону, благо новым шлемом я пока не обзавелся, и это было легко сделать.

Когда частички слюны попали на «устройство» по нему пробежалась легкая рябь, заставившая нас с Альфредом переглянуться. В голове за секунду пронеслась куча вариантов начиная с того что этому устройству просто не понравилось что брызги плевка его зацепили и заканчивая массой различных вариантов активации.

– Сенсорный контакт или генная активация? – Сделал два предположения сразу Альфред.

– Скорее сенсорный, как на планшетных устройствах, там тоже при попадании жидкости иногда некорректно работает. Тем более если была бы генная, то он уже активировался.

Сняв перчатку, я открытой ладонью провел по верхней поверхности, и сразу на высоте чуть больше метра раскрылся голографический интерфейс. Вот оказывается как просто все, нужен был лишь прямой контакт с кожей, а я дурак в перчатках минут двадцать его ковырял. Так, ладно, что тут у нас? Ландшафтная карта местности с цветовой разметкой пока что непонятного назначения. Множество различных отметок, большинство из которых моргали тревожным красным цветом и большая поясняющая надпись на самом верху, наверное, для таких дураков как я.

Аграрная карта местности 11 сектора, 5 технического уровня.

Внимание! Имеется ряд критических показателей, работоспособность аграрного сектора составляет 13%.

Водоснабжение работает на 11%.

Аграрных дроидов в работоспособном состоянии 0%.

Минеральный состав земли 23% от необходимой концентрации.

– Ну, по крайне мере стало ясно, что мы сейчас находимся в аграрном секторе. – Заглядывая мне через плечо начал бормотать Альфред. – Похоже, раньше тут выращивали продукты для Альфарима, но земля крайне истощена, нормального полива нет, сломались основные системы, ремонтные дроны тоже, я не говорю уже о технике, которая должна была следить за ростом пищи… В общем одна сплошная разруха. Тут дел хватит на десятилетия, чтобы восстановить работоспособность этого аграрного участка.

– Откуда такие познания?

– Я когда в молодости еще только учился чтобы в будущем скурфом стать, нам преподавали это. Не знаю зачем, но это было в обязательном курсе. Вот никогда не думал, что пригодится… Черт, а ведь специалистов которые реально разбираются в этом вопросе, у нас почти что, и нет.

– А в теплицах?

– Да там все автоматизировано и с этим объемом работы тот абсолютно несопоставим. Надо сначала рассчитать соотношение полезных элементов в земле, всяких там пестицидов и нитратов. Потом решить вопрос с водой, и в конечном итоге рассчитать сезонность продуктов, которые тут можно выращивать, чтобы и почва подходила, и можно было максимально загрузить свободную площадь, при этом, не превратив ее через пару тысяч лет в песок.

– Понятно, а что вот это за два символа, отмеченные желтым?

– Эм… не знаю, ничего подобного не помню. – Задумался Альфред. – Проверишь? Или мне разведгруппу организовывать?

– Снаряжением если обеспечишь, схожу, посмотрю что там. Репликация в запасе уже есть, а моих ждать еще долго.

– Пошли тогда подберем тебе что-нибудь. На многое не рассчитывай, нормальный склад организовать за ближайшие сутки не получится, но и с пустыми руками не отпустим. В крайнем случае, у СВФ выпросим пару игрушек.

– Кстати о СВФ, как уживаетесь? – Озвучил я давно интересовавший меня вопрос.

– Не без проблем. Не привыкли они, что над ними есть начальство, не принадлежащее к их структуре. Но пока справляемся с конфликтными ситуациями. Сердце жестко выставило оповещение, что они возвращаются под наше командование.

– Недовольных, наверное, тьма было. – Хмыкнул я.

– Ну а как без этого? Но пару недель плотных боев, заставили их уважать нашего брата. Я же на передовую бросал только бойцов с «Нулевого горизонта», да разбавленных теми, кто побывал в самых жарких местах восстания. В соотношении три опытных бойца на одного без опыта, чтобы опыта набирался, а остальные на полигонах сидят. Всё! Вон техники бегут, сейчас выдам им задачу по этому «терминалу», и будем тебя снаряжать.

Прибежавших техников Альфред загрузил по самое не могу. Мало того что им необходимо было подробно изучить информацию с самого терминала, так еще и подготовить все необходимое к прибытию исследовательской группы для изучения самого блока. Заставил вызвать инженерную группу, дляустановки укреплений вокруг терминала и заминировали подходы. Напоследок пообещав прислать группу охраны минут через десять.

– Зачем такие сложности? – Не удержался я от вопроса, когда мы с ним двинулись в сторону прохода, через который проникли на этот уровень.

– Так это технологии Атлантов! – Как-то даже удивился он.

– И?

– Ну как бы тебе объяснить. На верхних уровнях из технологий атлантов остался только центральный лифт, купол над Альфаримом, система миниатюризации, система репликации, ну и Сердце. Всё. Больше ничего из их наследства не осталось. Более того, большинство устройств давным-давно перестали работать и как ремонтировать их никто не знает. А нет, совсем забыл, еще уровневые генераторы энергии. А тут управляющая система, даже частичные данные, которые можно с нее вытянуть могут очень многое нам дать.

– Судя по твоему ажиотажу, наверху все плохо…

– Ты даже не представляешь насколько. Несмотря даже на сильно снизившееся количество жителей по отношению к тому, сколько тут жило в самом начале, ресурсов все равно катастрофически не хватает. На первый взгляд это вроде не ресурсы первой необходимости как еда или вода, но все завязано на технологические линии, которые эти ресурсы постепенно потребляют. Да, все отходы перерабатываются, но есть небольшой процент потери ресурсов, да и отходы, не подлежащие переработке, понемногу накапливаются. Судя по архивам, в самом начале ресурсы добывались где-то вне Альфарима, туда же уходили все отходы, которые уже нельзя было переработать…

– Сколько нам осталось? – Поняв основное, что постепенно Альфарим идет к полному опустошению, спросил я.

– С текущей численностью населения и потреблением – чуть больше сотни лет, потом появятся первые признаки нехватки ресурсов. Дальше придется начинать вводить более жесткие технологические ограничения. Деградирование в технологиях начнется через пару тысяч лет, примерно в то же время начнутся проблемы с пищей и водой. Про репликации к тому моменту уже можно будет забыть, не будет хватать биоматериала достаточного качества. Дальше уже лавинообразно, по предварительным прогнозам, через десяток тысяч лет тут будут только дикие племена, поклоняющиеся остаткам технологических элементов, с процветающим каннибализмом и тому подобной фигней.

– А как же доступ к минусовым уровням? На минус первом, так вообще джунгли растут. – Уже после своего вопроса я сам понял, что чепуху сказал, но дал Альфреду высказаться.

– А ты сам не видел в терминале? Заложенная в Альфарим еще, наверное, при его создании истощена напрочь. Администратор для своих генетических экспериментов вытянул все, что только можно. Большинство монстров являются вредителями, без возможности адекватно встроиться в экосистему, и поддерживать баланс. Слишком долго во всем Альфариме шло чистое потребление.

– Хм… понятно… Если я тебя правильно понял это как в фермерстве: если на одном и том же участке земли постоянно выращивать один и тот же продукт, при этом не подпитывая удобрениями и всем необходимым, то постепенно начнет уменьшаться урожай, до тех пор пока через пару сотен сезонов в ней вообще не перестанет расти хоть что-то.

– Примерно так. – Согласился Альфред. – Только у нас не пара сотен сезонов, а пара десятков тысяч таких сезонов, так что выдавили абсолютно все, что только можно было.

– Уже придумали что делать?

– Пока нет. – Отрицательно покачал головой Альфред. – Но уже сформировали отдельный корпус из всяких ученных и бросили их знания на решение этой проблемы.

– Поэтому и вцепились в этот остаток технологий Атлантов?

– Да, есть шанс, что удастся выудить с него полезные нам данные, да и сама технология крайне любопытная. Кстати, мы пришли.

Он указал на огороженный участок, куда со всех сторон сносили остатки амуниции погибших бойцов, да и до сих пор прибывающие люди первым делом выгружали сюда принесенное с собой оборудование. Ну а что? Вполне себе выход из положения – пока техника сюда добраться не может, грузить бойцов, отправляющихся сюда под завязку не только личным снаряжением, но и тем, что может пригодиться тем, кто уже сюда прибыл.

Внутри огороженного участка пара сотен людей безостановочно сортировали, распределяли и подготавливали места хранения. Только один приземистый мужичок бегал между ними да раздавал указания периодически замирая на одном месте на пару секунд, видно изучая что-то в своем нейроинтерфейсе и потом срывался бегом и, раздавая новые указания что-то принять, другое отправить. При этом как-то умудрялся подмечать работу всех своих подчиненных.

– Алекс, клинический ты идиот, кто плазменные энергоблоки сует к мобильным барьерам? Да мне начхать, что по форме они похожи для кого, мясоед тебя задери, маркировку на ящике наносили? – И даже не проверяя, внял ли подчиненный, переключился на другую задачу. – Лена, «шитаку» тебе в постель, я кому сказал отправить во вторую роту, семнадцатого батальона СФВ энергоячейки для импульсных пулеметов. Там взвод пулеметчиков аж три минуты назад запросы отправил! Да мне глубоко фиолетово, что некому доставить, не можешь найти, как отправить, сама беги и относи!

– Дядя Жора! – Поймал Альфред его на одном из маневров, когда тот бежал отчитывать кого-то еще из своих подчиненных.

– Альфред? Ладно, даю полминуты, работы по горло.

– Нужно Волпера экипировать, по высшему разряду!

– А мне надо хреновой туче батальонов организовать поставку боеприпасов, снаряжения, описать трофеи, отделить битый хлам от работающего еще снаряжения. Пускай запрос через командира своего подразделения оформляет!

– Надо сейчас, быстро и позарез как!

– Блин, не был бы ты начальством, на хрен бы послал! – Развернувшись, он заорал. – ЛЕРА! – Как только девушка подбежала, сразу нагрузил ее работу. – Вот этого бойца в темпе экипировать под необходимую задачу. Накладную не забудь оформить, отправителем запроса укажи главнокомандующего скурфайферов Альфреда.

Нарезав фронт работ Лере, дядя Жора развернулся и побежал устраивать нагоняй очередному подчиненному, да нарезать фронт работ всем встретившимся по пути. Девушка молча развернула голограммный планшет перед собой и со скоростью стенографистки начала заполнять кучу бланков, и только секунд через пятнадцать заговорила.

– Бланки подготовила, по какому допуску подбирать снаряжение?

– Полный! – Сразу отреагировал Альфред.

– Приняла, подпишете сразу или потом после подбора предоставить список на утверждение?

– Давай сразу, а то мне уже бежать надо, а с Волпером сами решите, что он возьмет. – Отослав электронную подпись, он развернулся уже ко мне. – Может тебе хоть пару бойцов выделить?

– Кто-то из разведчиков Андрея есть?

– Увы, никого, они на другом рубеже работают. Да и как бы это сказать… Ощущение такое, что у них не все хорошо с психикой.

– Чего это? – Я аж удивился.

– Нет, бойцы они конечно превосходные, во всех боевых вопросах это можно сказать лучшие подразделения. Но вот меня смущает что в самом пекле боев они частенько бросаются вперед не жалея себя выкрикивая при этом странную фразу «Смерти нет!»

– А, ну так это нормально, – улыбнулся я, – это можно считать боевым кличем.

– Да как-то меня смущает такое отношение к репликации, ведь безрассудная смерть негативно бьет по запасам ресурсов уходящих на репликацию.

– Альфред, это не безрассудство, это часть девиза войск, где я раньше служил. Состоит из двух частей и была нанесена на эмблему войск сверху слова «Смерти нет, есть только честь!», а снизу как дополнение «Потеря чести, страшнее смерти!» и поверь, смерть их действительно не страшит. Раньше они спокойно шли в бой даже с полной уверенностью, что не выживут, а ведь у нас «там» не было репликаций, и каждая смерть считалась окончательной.

– Понятно, если посмотреть с этой стороны, то придется признать, что я ошибался. В общем, я убежал, если что держи в курсе, в крайнем случае, вышлю группу эвакуации.

– Хорошо. – Пожав руку Альфреду и проводив взглядом его удаляющуюся спину, развернулся к ждущей девушке. – Ну что, приступим?

Она, наверное, прокляла этот день и меня в частности. Полтора часа мы лазили с ней по всей территории склада, на нас уже раз пятнадцать орал местный начальник склада. Но я не сдавался и отыскивал максимально полезные мне в предстоящем рейде вещи. Жаль, конечно, что у них рюкзаков с компенсацией веса не нашлось, да даже с системой миниатюризации, но и на том спасибо, что дали покопаться в местных закромах.

– Все? – Устало спросила Лера, при этом оглядываясь по сторонам, не приближается ли начальник.

– Вроде да… – Заметив небольшую стопку курток с неглубоким капюшоном цвета ржавого металла, резко сменил свое мнение. – Нет, еще куртку допиши из вон той стопки…

– Так это же обычная ткань, мы их и сложили отдельно, потому как никому не нужны. Кто-то наверху сдуру прислал пару сотен единиц, причем в основном больших размеров.

– Видать опытный кладовщик наверху попался, для разведки самое то! Мне еще нужна будет толстая нитка и не менее толстая иголка, найдешь такое?

– Найду. Если скажете зачем. – Ох уж это женское любопытство.

– Лучше покажу! Но только в том случае, если через час выйдешь вон к тем деревьям. – Указал я в сторону сохранившейся после боев зеленной зоны.

– Договорились! На этом все?

– Вроде бы все.

Подхватив снаряжение, которое набрал, отправился подальше от любопытных глаз, все в ту же «зеленку» только чуть глубже от края.

Так, что тут у нас? Импульсный пистолет с завитым спиралью стволом, который судя по описанию должен такой же самой спиралью закручивать пучок энергии, приобретая более высокую бронебойную способность за счет того, что вкручивается в броню, но и дальность стрельбы снизилась до двадцати метров. А мне, по сути, большего и не надо, пускай и низкий параметр кинетического урона, зато проникающий зашкаливает.

Как основное оружие откопал компактную винтовку с практически бесшумным режимом стрельбы. В городских условиях я бы ее ни за что не взял, слишком долго заряжается для выстрела, на самой слабой мощности почти секунду. Но в данных условиях она практически идеальна, семь целых и три десятых секунды для максимальной мощности заряда, которые съедает десять процентов источника питания, но при этом энергетический пучок пробивает легкобронированную технику навылет. Правда тут опять же минус, стрельба только до пятисот метров, дальше энергия рассеивается, и на пятьсот двадцати противник может стоять в полный рост, не волнуясь, что ему что-то сделают.

Ну и практически гордость моих поисков, боевой нож с подвижной режущей кромкой. Покрытые алмазным напылением семь слоев кромки двигаются вперед-назад в противоположном от соседнего слоя направлении. Единственная проблема в источнике питания встроенном в рукоять, его хватает на два часа беспрерывной работы, и если он истощится, то нож можно выбрасывать, поэтому взял и обычный пехотный клинок с молекулярной заточкой, так, сказать на всякий случай.

Мультитул с кусачками, леска, легкий синтетический трос… И куча разнообразного хлама, который возможно понадобится, а возможно и нет. Дольше всего искал систему маскировки, но так ничего себе и не подобрал, и очки ночного видения, вот в этом случае мне повезло, нашел достаточно компактные, чем-то напоминающие стрелковую маску на полигонах, но с двумя мощными инфракрасными фонарями, расположенными на висках и смотрящие вперед.

Куртка, взятая последней, при отсутствии оптического камуфляжа, пришлась как нельзя кстати. Спасибо тебе Бабай за науку, век буду помнить тебя добрым словом, что при наличии огромного количества технических средств маскировки заставил изучить и «дедовские» варианты. Вооружившись иглой и толстой ниткой начал обшивать куртку снаружи не заботясь о внешнем виде и стараясь нашить как можно больше ячеек поверх куртки.

В итоге по всему капюшону, спине и рукавам образовалась сетка их ниточных квадратиков сантиметра по три каждый. Так, теперь наступает второй этап – надергав травы, немного сухих листьев и веток, начал вязать на эту импровизированную сетку, сантиметр за сантиметром покрывая всю куртку кроме груди подходящими по цвету элементами. Натянув на себя куртку с этой всей импровизацией, притаился у корней деревьев, пришло время проверять новую маскировку.

Как я и ожидал, женское любопытство притащило Леру минут на десять раньше. Но, слава богу, моя маскировка не подкачала – за все десять минут, что она бродила недалеко от меня, так и не заметила, что я тут притаился. Самое смешное было, когда она в итоге уселась под тем же деревом, где я спрятался. Не стал сильно долго девушку мучать, да и ноги начали затекать, их-то я не маскировал, так что пришлось подтянуть под себя и все это время быть в крайне неудобной позе.

– Ты бы еще мне на голову уселась. – Не выдержав решил пошутить.

– Ааааа!!! – Как ужаленная подскочила Лера, едва успел ее схватить за руку, чтобы успокоить. – Тьфу, это ты… Зачем так пугать?

– Проверяю, насколько хороша куртка. – Улыбнулся я.

– Ого, так вот зачем она тебе нужна была. Как ты вообще до такого додумался?

– Опыт! Ладно, как и обещал, я тебе показал, зачем она, теперь нужно идти.

Глава 10 А ведь можно не только стрелять

Уже часа полтора я наблюдал за небольшим поселением монстров, которые построили примитивные жилища, прям на том месте, где на карте указывала необходимая мне отметка. Стены состояли из относительно ровных веток с палец толщиной, связанных между собой травяными веревками и расположенных по кругу, формировали единственное помещение высотой метра полтора. Плоская травяная крыша, краями выходящая далеко за стены, создавала сходство этих построек с грибами-переростками.

Чуть больше двух десятков эти построек были расположены кольцами вокруг какого-то технологического сооружения, но из-за множества всяких костей, примитивных украшений и разных плодов и корений разобрать, что находится в центре, не представлялось возможным. Почти уверен, что именно это сооружение мне и нужно, осталось только определиться, как туда подобраться.

А проблема была достаточно серьезная в качестве жителей этого поселения. Причем тут обитало сразу два вида, ну или самцы и самки настолько сильно различались. Более крупные монстры на глаз достигали роста в метр, может метр двадцать, с такой крайне сильно развитой мышечной массой, что в ширину не сильно уступали своему росту. А из-за непропорционально коротких ног они передвигались, опираясь на руки как гориллы.

Только в отличие от горилл эти существа были абсолютно лысые, имели костяные шипы на локтевых сгибах и костяной гребень вдоль всего позвоночника, от которого к бокам расходились костяные наросты, формирующие этакую броню на спине. Сначала я думал, что на руках у них обычные пальцы, но после длительного наблюдения заметил, как одно из этих существ выпускает изогнутые когти, которые прятались между пальцами и при сжатии кулака они проступали на манер изогнутых кастетов.

По затылку и шее спускался чешуйчатый воротник телесного цвета, не мешая повороту головы, но при этом создавая дополнительную защиту. Нос отсутствовал как таковой, только две узкие параллельные щелочки между пастью, усыпанной двумя рядами треугольных зубов, и выпуклыми глазами с вертикальным зрачком. Причем при необходимости они их как-то могли втягивать, закрывая роговыми пластинами как веками, но это только в крайней необходимости, так как обычно они пользовались мутноватыми полупрозрачными веками, увлажняя роговицу.

А вот второй вид сильно отличался. Для начала я отметил, что в основной массе они были сантиметров на пятнадцать выше, более пропорционально сложены, я бы сказал даже по-змеиному худые из-за чего спокойно передвигались на задних конечностях. Мышечной массы почти не было, из-за чего находясь рядом с первым видом, выглядели как жердины. Костяной гребень вдоль позвоночника был едва заметен, а у некоторых индивидуумов проглядывало только небольшое утолщение позвонков, проступающее сквозь кожу, но не сформировавшееся в гребень. Тонкие длинные пальцы в отличие от первого вида, позволяли очень ловко взаимодействовать с мелкими деталями.

На мысль что эти так сильно разнящиеся по габаритам существа могут принадлежать к одному виду, меня натолкнула общая схожесть строения головы, только у «худого» вида было более округлое лицо и более мелкие зубы, плюс чешуйчатый «воротник», только у второго вида он еще формировал подобие короны на затылке. Ну и самое главное, что детеныши обоих видов были очень сильно похожи между собой, и чем мельче детеныши, тем больше они походили друг на друга.

В общем, для себя я решил пока считать что «худые» прямоходящие более гибкие особи это самки, а вот массивные горы мышц это самцы. Как они спаривались, если самец превосходил самку по массе раза в три, я даже не хочу себе представлять, я не ксенобиолог какой-то чтобы меня волновали эти извращения. Сейчас важнее решить, что мне дальше делать с этим поселением.

Вариант первый – полностью зачистить это поселение. Технически я могу и в одиночку с этим справиться, подготовить себе путь отхода, расставив там растяжки, слава Сердцу всяких разных гранат я с собой таскаю с запасом. После этого останется только выбрать укрытие на максимальном удалении стрельбы винтовки без потери точности. К тому моменту как они поймут откуда исходит опасность, можно очень сильно проредить их количество. А если еще и мозги подключить к выбору целей максимально оттягивая сроки обнаружения что их что-то убивает, то есть все шансы даже без смены позиции зачистить все поселение.

С другой стороны, можно у Альфреда запросить группу зачистки, да придется подождать, пока они прибудут, но в этом варианте вообще ничего мудрить не надо будет. Безопасный маршрут я им скину, с отметками, где необходимо повышенное внимание при движении, так что это больших проблем не доставит. А вот когда выполнят всю грязную работу, можно будет спокойно изучить ту постройку в центре.

Второй вариант, это скрытное проникновение. Конечно, это сделать будет намного тяжелее. Придется ждать условной ночи, когда освещение будет намного слабее и большинство, а в идеале все существа, разбредётся спать по своим жилищам, в которых они ютятся по десятку-полтора особей.

Но тут возникает вопрос, а действительно ли они в это время разбредутся спать? Оставят ли дозорных, и если да то сколько? Опять же не стоит забывать что, во-первых, они могут владеть псионикой, ведь достаточно много видов созданных Администратором имели такие проявления, и вдруг они среагируют на приближение ментального образа другого существа, или поднимут тревогу, учуяв мой запах. А ведь вырваться из поселения будет трудно если меня там зажмут, как минимум более крупный вид может развить весьма существенную скорость, так что, не имея запаса расстояния, я не убегу. А в рукопашку сходиться с ними не горю желанием, не знаю, насколько силен их удар, но судя по телосложению, должен быть существенным, и я как-то не горю желанием проверять на себе выдержит ли моя броня.

Еще, конечно, был вариант попробовать напугать их, чтобы убрались из поселения хоть на часик, и теоретически я могу это сделать шумовыми гранатами и дымовухами, но по факту, я даже потенциально не могу спрогнозировать их поведение. Может они вообще от этого станут еще более агрессивные. Как бы ни хотелось избежать силовых методов но, похоже, самый актуальный в данном случае только вариант с полной зачисткой.

Блин, вроде все основные угрозы убрали, пора уже начать возрождать Альфарим, стабилизировать уровень жизни, социальные взаимодействия… А приходится снова и снова заниматься одним и тем же – кровавой работой мясника, уничтожая любую потенциальную угрозу. Как же мне все это надоело! Всё, возвращаются ребята и посылаем нафиг все эти бои. Если не врать самому себе, то даже этих существ отстреливать не охота… Одно из двух, либо я устал от крови, либо уже перенасытился ею настолько, что даже воротит.

Стоп… ухватил я ускользающую мысль буквально за краешек, а почему бы, собственно говоря, и нет? Да, нужно будет провести достаточно серьезные подготовительные работы, так сказать на всякий случай, но ведь не мог Администратор не оставить такой возможности! А значит, есть все шансы на успех моей задумки. Осталось только решить, как именно воплотить это все в жизнь, чтобы при этом самому ненароком не отправиться на репликацию.

Почти три часа убил на подготовку двух путей отхода, в случае если все пойдет не по плану. Старался не повторяться при установке всевозможных сюрпризов, чтобы потенциальные преследователи, столкнувшись с первым сюрпризом, не смогли обойти последующие. Так, вроде все подготовил… растяжки… небольшие замаскированные ямки, не для того чтобы покалечить, а чтобы просто сбить с ног при попадании конечности в такую ямку. Даже успел одну лежку оборудовать, если повезет смогу в ней укрыться. Пора переходить к основному плану.

Медленно ползком подбирался к поселку, пытаясь поймать момент, когда попаду в слепую зону, которую никто из существ не видит, но при этом, стараясь оказаться посередине между поселком и ближайшими укрытиями, оставшимися за спиной. Если все-таки сформируется погоня, то нужно чтобы как можно больше существ за мной увязалось, значит показаться и сразу же пропасть из видимости не вариант, могут послать несколько особей проверить, а остальные останутся на месте, причем уже настороженные.

Фух, наконец-то удалось. Прикрывшись от основной массы одной из построек и дождавшись пока бродящие по своим делам особи, не окажутся вне зоны видимости, поднялся во весь рост и, скинув капюшон, замер в ожидании, опустив винтовку стволом вниз, дав ей при этом повиснуть на ремне. Ну что же посмотрим, как эти существа отреагируют на появление кого-то, не относящегося к их виду.

Первым меня заметили несколько детенышей, и сразу же с визгом бросились в сторону ближайшего скопления взрослых. А вот дальше существа меня немного удивили, думал первыми в мою сторону выдвинуться более массивные особи, но те начали сгонять малышню к центру поселения, прикрывая собой. А вот в мою сторону выдвинулись «худые», причем все вместе, сохраняя подобие шеренги, из которой никто не вырывался вперед.

Как только они отдалились на десяток метров от крайней хижины, я поднял руку с раскрытой ладонью в их сторону, отчего те резко остановились и вокруг них начали подниматься куски камней. Твою дивизию, они, оказывается, владеют телекинезом! Ну, по крайней мере, их женский состав, а вот самцы у них почему-то держаться во второй линии, да и то большая часть осталась с детенышами.

Я продолжал стоять с вытянутой вперед раскрытой ладонью, стараясь при этом абсолютно не шевелиться, но в то же время готовый в любой момент перекатом уйти в сторону, если твердые предметы, поднятые в воздух, начнут движение в мою сторону. Так и простояли мы почти минуту, внимательно следя друг за другом. С одной стороны я, с другой десятка три самок в первой линии и с десяток самцов во второй. Остальные охраняли детенышей и готовились к обороне своего поселения.

Но тут одна из самок жестом приказала остальным успокоиться, и медленно начала приближаться в одиночку ко мне. Я облегченно выдохнул, заодно заметив что, оказывается, задержал дыхание от напряжения. Так, первая часть проходит более-менее по тому варианту, который меня устраивает.

Медленно, стараясь не делать резких движений, снял вторую ладонь с рукоятки винтовки и осторожно поднял ее вверх, так же показывая открытую ладонь. Вроде бы это подействовало, и существо немного успокоилось, и уже более смелее зашагало ко мне, тоже развернув ладони ко мне, повторяя мой жест.

– Иссаа ассенон итаак? – Обратилось оно ко мне, остановившись метрах в пяти. Черт возьми, а я надеялся, что они человеческий язык знают, раз Администратор как-то общался с ними.

– Я тебя не понимаю, но я пришел с миром.

Медленно проговорил я. Понимаю, что для этого существа это, скорее всего, прозвучала как непонятная тарабарщина, но мне нужно было хотя бы пара лишних секунд времени, чтобы придумать, способ как с ними общаться.

– Ты говоиить на языке боога? – Жутко путая ударения и абсолютно не выговаривая букву «р», прервало существо своей фразой мои размышления.

– Ты меня понимаешь?

– Моя жииец, моя обязаан знать язык боога! Или боог пеекаатит говоиить с моя наоод!

Охренеть и не встать, мало того что Администратор выставил себя богом, так еще и похоже целый культ создал со жрецами и тому подобной чепухой. Хотя да, это вполне логичный выход. Если человеческий язык знают только жрецы, которые в бой не вступают, а остаются вот в таких или в более крупных поселениях, то и возможности вступить в контакт с ними на поле боя, нет. Плюс сразу выстраивает религиозную вертикаль власти.

– Ты говоиить идти с мииоом. Но зачем ты вообще идти сюда? – И тут существо видно что-то себе придумав, начало трястись, подозреваю что от страха. – Моя наоод снова гневить боога? Моолю не убиваай мой наоод. – Упал он на колени. – Мы уйдет от теепоота пускай тут живут более сиильные виды. Пускай мы лиишимся пищи боога, но у нас будет шаанс выжить.

Я стоял и охреневал. Получается, существо меня приняло за посланника Администратора, который их, по идее, должен уничтожить за то, что они теоретически могли его разгневать. Секунду, «мой народ снова гневить бога?» значит, что-то подобное уже случалось. Больше всего меня смутили слова, про пищу и про «теепот». Телепорт что ли? Так-так… Значит, получается более сильные виды, которые не гневят свое божество в лице Администратора, из вот таких телепортов получают пищу бога. Чем дальше, тем веселее, мать его.

– Встань, я никого убивать не собираюсь, если только вы не проявите агрессию в мою сторону. И я не посланник вашего бога, мне просто нужно пройти к вон тому строению и изучить его.

– Кто же ты тоогда, если не посланник боога? Неужеели… неужеели посланник темной сущности «доолбаный исиин»?

– Кого-кого? – Я даже свои ушам не поверил.

– Доолбаный исиин…

– В смысле, долбаный искин?

– Да, именно так темную суущность называал боог…

Так, не смеяться, только не смеяться. Тут сейчас не та ситуация, где можно от души поржать над тем, что Сердце тут считается темной сущностью под названием «Долбаный искин». Только меня смущает, что это существо уже второй раз вычленяет не самое важное из фразы и кардинально меняет нить разговора.

Пришлось дробить разговор на ряд сегментов, раз за разом возвращаясь к одному и тому же вопросу. Чуть больше часа у меня ушло на то чтобы добыть основную информацию, но мне так и не далось убедить жреца пустить меня к строению внутри поселка, которое оказалось телепортом. Совершенно непонятно было, куда он ведет и можно ли его перенастроить, но, похоже, сеть телепортов существует по всем нижним уровням, и большинство из них Администратор использовал для поставок пищи для своих монстров.

Полученную информацию о том, что обозначают те отметки на карте, и что возле них стоит ждать больших скоплений монстров, я сразу же перебросил Альфреду. Это мне повезло наткнуться на крошечное поселение изгоев, которые пытались восстановить благосклонность Администратора. Если я правильно понял жреца, который к моему ужасу оказался самцом, а вот те крупные представители вида в действительности были самками, то этот вид попал в опалу именно из-за нас.

По приказу Администратора, почти весь вид, включая детенышей, которые уже могли сражаться, отправился на священную войну. Но никто не вернулся, из-за чего их вид был изгнан из своего предыдущего места обитания, где у них был уже небольшой город на пару десятков тысяч жителей, сформированный на развалинах исчезнувшей цивилизации.

Второй раз они посчитали, что прогневили своего бога, когда почти неделю не было поставок пищи через телепорт. Пускай их нынешний телепорт и был очень маленькой грузоподъёмности, но возле него регулярно раз в три дня появлялось определённое количество «пищи бога», как я подозреваю синтетического пищевого концентрата.

Эта информация меня натолкнула и на причины, почему я обнаружил Администратора недалеко отсюда. Похоже, он пытался разобраться с системой телепортов и найти причину их сбоя. В любом случае поставки провизии так и не возобновились. И по небольшой оговорке жреца предполагаю, что пищи у них осталось недели на две. Что-то выращивать или заниматься собирательством, эти существа не приучены, а всех кого можно было поймать и съесть они уже успели выбить из данной местности.

Отлучения от телепорта, через которые производились поставки для них буквально смерти подобно. Причем, похоже, были прецеденты, но с другими видами, однако, несмотря на это жрец готов был отдать свою жизнь, чтобы остальных оставили жить, пускай им и пришлось бы постоянно кочевать с места на места в поисках пищи, и практически забыть о возможности выращивать потомство.

Вот и подтверждение словам Альфреда, что Администратор истощил все ресурсы на минусовых уровнях, раз большинство видов так зависимы от поставок пищи. С другой стороны он мог это специально сделать, чтобы иметь еще один безотказный способ влияния на выведенных существ. Как бы то ни было, выяснив это все, сразу же отправил Альфреду информацию, пускай там с умными головами посидит и посчитает, что выгоднее по ресурсам – воевать или заключить с некоторыми видами договор о поставках пищи, получив в ответ рабочую силу на нижних уровнях.

– Так вы пустите меня к телепорту? – Я в очередной раз вернулся к вопросу доступа.

– Заачем тебе туда? Боог гневается на наас, он больше не пиисылает пищу.

– Нужно обследовать телепорт, возможно, я смогу снова восстановить вам поставки пищи без вашего бога.

– Хоошо, я поопущу тебя к святыне, но мне нужно обезопаасить детенышей. Жди тут, я позову.

Да неужели?! Спустя кучу времени и тонны пустого разговора, ну не совсем пустого, я достаточно много информации получил но, тем не менее, несмотря на кучу потраченного времени, я получил доступ к объекту без единого выстрела. А самое главное я прояснил два момента: первый, с существами Администратора можно договориться, ну и второе я снова смог повысить себе параметр, о чем говорит соответствующее оповещение, которое висит перед глазами.

Поздравляю! Ваш параметр «Разум» достиг нового значения! Продолжайте тренировать свой мозг для дальнейшего прогресса и возможно Вы когда-то начнете думать, прежде чем что-то сделать.

Кстати, что-то я давненько не заглядывал в свои параметры, как-то обходился без этого. Помнится, по первому времени регулярно лез в интерфейс проверять свой прогресс, а потом как-то забегался, голова была забита другими проблемами… Черт, а ведь по сути пикониты просто считывают мои данные, ну и могут частично перестроить организм, чтобы повысить какой-то параметр. Но ведь они могут тогда и просесть. Вроде даже с кем-то разговаривал на эту тему, но это было так давно что точно и не вспомню. Так, срочно проверить свои данные пока есть пара минут свободного времени!

Имя: Волпер

Уровень: 84

Броня (средний показатель): 27

Жизни: 70/70

Голод: 56/140

Жажда: 74/140

Усталость: 28/70

Переносимый вес: 34.3/70

Характеристики:

Сила: 7

Ловкость: 9

Выносливость: 7

Восприятие: 9

Интеллект: 6

Разум: 4

Удача: 8

Харизма: 5

Блин, надо было за служебные очки поднять немного параметры, пока была такая возможность, а теперь все, поезд ушел. Хотя чего сам себе-то вру? Не было на это времени, да и как-то вообще об этом не думал, а теперь остается только грызть локти об упущенной возможности. Закладка профессий и служебная с заданиями, обе иконки теперь безжизненно серые и не откликаются на попытки мысленного нажатия.

Так, что тут у меня вообще осталось после восстановления моего статуса законопослушного гражданина? Достижения, навыки и умения, само собой миникарта и возможность писать письма. И… и… и, блин, все. Как-то, даже грустно, как будто прошлый год взяли и вытерли из моей истории. Ладно, прорвемся, что у меня там по достижениям?… Отставить, вон жрец уже плетется в мою сторону, значит, отложу пока изучение своего внутреннего мира.

– Идем, ты хотел виидеть теепот. – Махнул он мне лапой.

Придерживая одной рукой винтовку, чтобы она не мешала при движении, двинулся вслед за своим проводником сквозь расступившихся защитников, которым жрец раздавал команды на своем языке, содержащем множество «с» и вечно тянущиеся гласные. Детенышей они действительно убрали от греха подальше, точнее, отвели на противоположный край поселения.

Но, даже не смотря на такие меры предосторожности, на всем протяжении моего пути находились настороженные существа, готовые в случае чего броситься на меня. Одна самка вообще даже дернулась ко мне, но резкий окрик жреца остановил ее. А я едва успел остановить себя, чтобы не взять ее на прицел.

Подведя меня к телепорту, жрец отступил в сторону, позволяя мне самостоятельно подойти, ну и заодно рассмотреть, как оказалось некое подобие стеллы, с шестью кольцевыми площадками по краям. Обойдя по кругу, заметил с одной стороны, что площадки с этой стороны расположены друг к другу неплотно, оставляя проход метра полтора шириной.

Пришлось немного разгрести наваленный мусор, прежде чем я добрался до терминала управления с такими же узорами, как были на той платформе, возле которой крутился Администратор. Так что, не пытаясь выдумывать велосипед, стянул с руки перчатку и провел ладонью по казавшейся безжизненной поверхности. К моему удивлению, тут управляющий интерфейс был не голографический, а самый обычный экран.

Проверка уровня доступа.

Уровень доступа: Пользовательский.

Внимание! Телепортационный терминал ТС-06, является малым телепортационным элементом сети. При пользовательском доступе, возможна отправка или получение не более трех грузов или живых существ, габаритами, помещающимися в транспортировочную площадку и высотой не более трех метров, с массой не более шестисот килограмм на одну транспортировочную площадку.

Выберите пункт назначения:

Центральная телепортационная станция (вне зоны доступа)

Телепортационный терминал ТС-012, сектор П5-15-07 (доступно)

Телепортационный терминал ТС-06, сектор П5-15-24 (вне сети, рекомендуется подать запрос технической станции обслуживания)

Телепортационный терминал ТС-08, сектор П5-12-09 (вне сети, рекомендуется подать запрос технической станции обслуживания)

Всего я насчитал с полсотни пунктов, из которых доступны были только шесть. Но если телепорт рабочий, то почему тогда Администратор прекратил поставки продуктов этому виду… Или не прекратил?

– Боог говоиить, что могут пиийти демоны и пытаться сломиить наш аазум. Но у тебя, демон, ничего не поолучилось! – Раздалось у меня за спиной, ставя все на свои места.

Глава 11 Телепорт

Вот так всегда, только хочется сделать что-то хорошее, например, договориться с монстрами, создать союз, чтобы меньше воевать и не терять людей и ресурсы. А тут на тебе, практически удар в спину. Пускай я не к такому готовился, но несколько вариантов плохого развития событий прорабатывал, так что практически готов и к такому развитию событий.

Скользнул рукой к плечу, где висели две гранаты – световая и дымовуха. Сорвав первую, сразу же пальцем активирую и подбрасываю над собой, наклонив при этом голову вниз, чтобы меня самого не ослепило. Обратным движением руки сдернул уже дымовую и, активировав, выронил себе под ноги в тот же момент, когда световая граната расцвела ярким солнцем у меня над головой.

Левой ногой делаю шаг назад, в слепую зону, надеясь, что под стопу ничего лишнего не попадется, и я не подверну себе ногу. Повезло, встал на твердую поверхность и сразу же развернувшись, припадаю на правое колено, вскидывая выхваченный пистолет, и открываю огонь по ослепленным монстрам, которые до вспышки плотной толпой двигались ко мне, решив видно поужинать забредшим путником.

Сделал пару выстрелов по ближайшим противникам, в число которых вошел и жрец, оказавшийся буквально в паре метров от меня. Каково же было мое удивление, когда импульсный заряд с пистолета, оставляющий сквозную дыру в стволе дерева полметра диаметром, этим монстрам даже шкуру не пробил! Хотя нет, вру, шкуру пробил, но не глубоко, так, небольшие кровоточащие ранки.

Офигеть и не встать, это у них что, такое пассивное псионическое проявление или действительно настолько прочная шкура? Увы, над этим нет времени размышлять, поняв, что пистолетом я тут не навоюю, развернувшись, подпрыгнул, уцепившись за край крыши телепортационной станции, и одним рывком закинул себя наверх, где первым делом осмотрелся по сторонам, пытаясь спланировать свой путь отхода.

Из-за того, что я замер на секунду, вертя головой по сторонам, чуть не получил увесистым камнем по голове, который просвистел мимо меня со скоростью пули. Я даже не успел особо среагировать, повезло, что тот, кто его запустил, был не сильно метким. Чертовы монстры с чертовым телекинезом, обложили демоны по всем направлениям! Причем даже детенышей подключили, один из которых и промахнулся мимо меня.

Пришлось прыгать обратно в дымовую завесу, Буквально за секунду до того, как более увесистые камни не застучали по крыше, рикошетя в разные стороны. Ну что же, облажался я на этот раз, и остается только один выход. Развернувшись к панели управления, я практически в слепую начал тыкать пальцем в сенсорную панель, раз за разом вызывая отрицательный писк, пока, наконец-то, гудок с яркими большими цифрами обратного отсчета не засветился на экране вместе с изображением транспортной платформы, откуда будет отправка.

Пара выстрелов в почти пришедших в себя самцов, чтобы и не думали чем-то в меня бросаться своим телекинезом. Проскользнуть мимо одной особо активной самки, и вот я уже в необходимом транспортном круге. Только вскинул пистолет, чтобы сделать еще пару выстрелов, как в глазах потемнело, а в следующую секунду я оказался в помещении, освещенном красным аварийным светом.

Сразу же соскочив с транспортного круга, прижался к стене и, выставив перед собой пистолет, начал осматриваться, держа при этом в зоне видимости телепортер, вдруг те монстры решат за мной последовать. Я оказался явно в какой-то технологичной постройке. Кроме аварийного света на это указывали еще и обшитые металлом стены, ну или полностью состоящие из него, не проверив, не смогу точно определить.

Из небольшого круглого помещения, где я оказался, вел всего лишь один коридор, который метров через пять заканчивался, судя по обрисованному контуру, плотно пригнанной дверью. Подозреваю, что она либо поднимается, либо уходит в бок, скрываясь в стене в момент открытия, потому что петель или любого другого элемента, несущего на себе дверное полотно, не просматривалось. Хотя могу и ошибаться, при таком скудном освещении многого не рассмотришь, тем более если крепежи окажутся скрытыми, чтобы их не могли срезать с одной из сторон двери.

В общем, как я ни всматривался в окружающую меня обстановку кроме, на первый взгляд, бесшовного полотна металла по стенам, двери и шести телепортационных площадок со станцией между ними, рассмотреть ничего не получилось. Ну не было больше ничего, за что мог глаз зацепиться. Хорошо хоть догадался посмотреть на системные сообщения, на которые я последнее время снова забываю посматривать. Вот тут было уже намного больше информации.

Внимание! Вы телепортировались в биоинженерную лабораторию закрытого типа. Если вы не обладаете надлежащим допуском, настоятельно рекомендуем в кратчайшие сроки покинуть лабораторию.

ЗАПРЕЩЕНО! Покидать телепортационный зал всем, кто не обладает допуском в лабораторию!

Вот тебе и причины, почему тут ничего нет, и этот зал отделен от основной части. Интересно, а насколько серьезная система защиты в этой лаборатории? Стоп! Отставить! Ну его нафиг, в одиночку соваться в потенциально нашпигованную кучей защитных элементов лабораторию. Я же вроде еще не совсем из ума выжил… не, ну немножко есть, конечно же, но не настолько же!

Простояв так минут пять и, убедившись, что гостей через телепорт пока не предвидится. Скорее всего, либо не умеют им пользоваться, либо он настроен только на людей, ну и Атлантов соответственно, раз Администратор им может пользоваться. Ведь он явно не человеческой расы, столько прожить без репликаций, которую могло бы заблокировать Сердце, нам людям недоступно, хотя если поддерживать состояние внутренних органов благодаря пиконитам и регенерационным капсулам все может быть.

Ладно, что-то я отвлекся. Первым делом установить растяжку недалеко от двери, но не приближаться к ней ближе, чем на два-три метра. А то мало ли что, вдруг встроено автоматическое открытие при приближении и там посчитают, что я пытаюсь вторгнуться на территорию лаборатории. Потом связаться с Альфредом, и может с кем-то из своих, они вроде бы уже должны начать выходить из репликатора, если серьезных задержек не было. Ну и потом отдыхать, естественно сначала обезопасив себя от сюрпризов из телепорта.

Так и поступил, пришлось, правда, помучаться с растяжками, не к чему было крепить их, но кусок магнитного захвата, снятый с брони, решил эту проблему, хорошо хоть верхняя пластина не требовала подачи тока для работы, как нижняя, главное потом не забыть вернуть на место. Забившись в дальний угол за устройством телепортации так, чтобы площадки были либо скрыты от меня самим устройством, а значит, и я скрыт от глаз тех, кто там может появиться, либо были в зоне моей видимости, чтобы я мог сразу среагировать. Положив на колени винтовку, а пистолет рядом с собой, принялся отправлять письма.

Получатель: Альфред Исовик

Текст письма:

Дипломатия не удалась, полученную ранее информацию стоит перепроверить, сомневаюсь, что мне лили дезу, но шанс остается. Учти, что наш язык знают только жрецы или как они там называются, в общем, служители «бога» Администратора. Учитывая провалившуюся попытку дипломатии, предлагаю точку зачистить, у меня это не получается, крайне бронированная кожа у местного вида, импульсник не берет. Ушел телепортом в неизвестном направлении, попал в биоинженерную лабораторию, получил предупреждение от системы, что допуск только по пропуску, жду подкрепления или ценных указаний.

Так, с этим вроде разобрался, теперь более сложное письмо, моей дорогой жене. Чует моя пятая точка, которая любит находить на себя неприятности, она после репликации будет в крайне плохом настроении. Так, чем бы ее успокоить, чтобы не сразу начала разносить все вдребезги? О, придумал!

Получатель: Алена Игнатенко (Ведьма)

Текст письма:

Да-да, Солнышко, бросила меня тут одного среди толпы прибывших на выручку девчонок. Теперь сижу и думаю, по девкам пойти, или лучше поискать приключений на свою пятую точку? Хотя нет, девки отменяются, приключений я себе уже нашел. Так что жду, люблю, целую… ну и отстреливаюсь постепенно от нашествия всяких самок, пытаясь сохранить тебе верность, так что только от твоей скорости зависит, выдержу я или нет.

Буга-га-га! Вот теперь точно не будет срываться на остальных и окружении, придержит всю злость до того момента, как доберется до меня. Ну а к тому времени я что-то, да придумаю, в первый раз что ли выкручиваться… О, вот и Альфред ответил! Быстро он, похоже, ждал от меня письмо с новой информацией.

Отправитель: Альфред Исовик

Текст письма:

Подкрепление высылаю, будут на месте через пару часов. Скинь маршрут и как тебя искать.

Как искать… легко сказать! Так, следуя логике, тут шесть телепортационных площадок, как и на той, откуда я прибыл. Если я правильно уловил мысль тех, кто их настраивал, то у обеих должна быть маркировка «ТС-06». Раз так маркировалась та станция, возле которой я был и еще целый комплект таких же в виде списка, разница у них только в секторе, где они находятся, не зря же в скобках указывалось для уточнения.

Значит, скидываю маршрут с пометками ловушек, которые я наставил, создавая пути отхода, а то не хочется, чтобы они пострадали под, так сказать, дружественным огнем. И примечание, что пускай ищут телепорт с пометкой «ТС-06» и либо пишут, чтобы я двигал на выход, или ныряют сюда, будем исследовать лабораторию. А что, я же не какой-то там «герой», чтобы сдуру в одиночку идти исследовать столь опасное место, если есть возможность, подождав пару часов, получить подкрепление.

Кстати, это уже третья лаборатория на моем пути за последние два года и снова биологического направления. В первой я нашел Иралу, во второй ту долбаную зверушку-телепата, с которой справился только благодаря комплекту «Серафим», что же будет ожидать меня в этой? И стоит ли вообще туда лезть? Ладно, прибудет подкрепление, разберусь.

Следующие несколько часов, пытался найти себе развлечение в совершенно пустой комнате. Сначала перебрал и перечистил все снаряжение, этого хватило минут на сорок, не так уж и сильно я успел запустить амуницию. Прошелся вдоль всех стен, пытаясь найти скрытые панели, вентиляционные отверстия или что-то подобное. Только не нашел даже куда иголку можно просунуть, несмотря на то, что свежий воздух явно поступал в комнату, только не понятно откуда.

В итоге я завис возле терминала управления телепортом, пытаясь выудить хоть крупицу дополнительной информации. При детальном осмотре, когда в спину не дышат всякие разные не сильно дружелюбно настроенные гуманоиды, обнаружил… что больше нечего обнаруживать. Ни, разъемов, ни съемных панелей для технического обслуживания. Остается вариант, что допуск только через терминал, но клацанье по всем доступным кнопкам ни к чему не привели. Учитывая, что меня сразу определили как человека с пользовательским доступом, то вероятнее всего тут проблема в допуске по ДНК или через пиконитов.

Блин, сюда бы Иралу в ее полном облике, смогли бы взломать, а так, даже при наличии Кварца под рукой, который может сделать нужный переходник, то этот переходник просто некуда вставлять. Но совсем без информации я не остался, как минимум смог определить, что «ТС» это точно аббревиатура, не знаю, что она означает, «телепортационная станция» или «транспортная сеть», а может вообще что-то третье. В любом случае эти две буквы присутствовали абсолютно у всех станций в списке, независимо оттого доступны они или нет.

Хотя если хорошенько поразмыслить то, скорее всего, должна быть причина, почему им закрепили аббревиатуру. Только как одну из гипотез можно взять, что если есть «Телепортационная станция», то может быть еще какой-то «ТМ» он же «Телепорт мобильный» или вообще «временный». Да вариантов масса! Просто из-за большого количества времени, прошедшего с последнего техобслуживания, все, кроме станций, успело прийти в негодность.

А вот цифра отличается и на основе двух увиденных мной станций, можно судить, что цифра обозначает количество площадок. Эх, нам бы такие технологии, когда я мотался по «земле» из части в часть, цены бы им не было. Нет, телепорты мы тоже успели «изобрести», но только жрали они такую прорву энергии, что экономически обоснованно было только крупные космические суда через них отправлять, чтобы не лететь десятилетиями или вообще столетиями из одной системы в другую. Хотя там тоже хватало своих ограничений с дальностью прыжка, завязанных на размер отправного портала. Чем он был больше, тем дальше можно было прыгнуть, а потом упиралось в некий предел, после которого количество необходимой энергии начинало стремиться в бесконечность.

Тут, похоже, была схожая проблема, ведь в отличие от первого телепорта в этом было доступно семь пунктов назначения, причем мне кажется, что три из них я не видел на том телепорте, а это означает, что у этого в зоне доступа появились новые, но пропали несколько старых. Так же на это все намекает надпись возле центральной станции «Вне зоны доступа», значит, нужно собирать группу и прыгать по порталам, пока с одного из них нельзя будет добраться до центральной станции. Уверен, там возможность прыгать будет если не по всему Альфариму, то по уровню точно, а это многого стоит.

Опять же возникает вопрос, почему Администратор не использовал эту систему для переброски своих войск. Хотя чего это я, конечно же, использовал! Иначе как бы он так быстро нагнал бы столько монстров в канализацию, что при достаточно массированной огневой мощи мы не могли прорваться через живой заслон?

Ну и последний вывод, который я смог сделать по доступной мне информации. Телепорты, как и биоинженерная лаборатория, были построены задолго до начала упадка уровня технологий в Альфариме. Даже есть все основания полагать, что это наследие Атлантов, созданное еще тогда, когда город только строился. Иначе столь качественная продукция, не развалившаяся спустя столько лет, встречалась бы периодически и на верхних уровнях, но я даже краем уха не слышал о таких вещах. Хотя тут нужно опять же вспомнить о серебряной гвардии, как-то же эти ребята умудрялись достаточно быстро перемещаться по обжитым уровням? В общем, больше вопросов, чем ответов, как это ни прискорбно.

Хм… вроде бы подкрепление уже должно было появиться, два часа давно прошло, а их все нет. Я, конечно, могу неподвижно на одном месте просидеть или полежать хоть сутки, но это скучно. О, точно! Я же не успел все изменения просмотреть. Так на чем я остановился… ага, вот навыки.

Навыки:

Владение огнестрельными одноручными пистолетами – 97%

Владение огнестрельными пистолетами-пулеметами – 100% (Ваш навык достиг лимита, теперь даже в трудных для стрельбы условиях пикониты будут делать доводку выстрела, чтобы соответствовать указанным заводским характеристикам оружия по точности. Внимание! Возможно увеличенное накопление жажды в зависимости от количества вмешательств пиконитов.)

Специализация: одноручные пистолеты-пулеметы – 3%

Владение огнестрельными дробовиками – 45%

Владение огнестрельными автоматическими винтовками – 75%

Владение огнестрельными винтовками – 93%

Владение энергетическими одноручными пистолетами – 98%

Владение энергетическими пистолетами-пулеметами – 100% (Ваш навык достиг лимита, теперь даже в трудных для стрельбы условиях пикониты будут делать доводку выстрела, чтобы соответствовать указанным заводским характеристикам оружия по точности. Внимание! Возможно увеличенное накопление жажды в зависимости от количества вмешательств пиконитов.)

Специализация: одноручные пистолеты-пулеметы – 16%

Владение энергетическими дробовиками – 29%

Владение энергетическими автоматическими винтовками – 77%

Владение энергетическими винтовками – 100% (Ваш навык достиг лимита, теперь даже в трудных для стрельбы условиях пикониты будут делать доводку выстрела, чтобы соответствовать указанным заводским характеристикам оружия по точности. Внимание! Возможно увеличенное накопление жажды в зависимости от количества вмешательств пиконитов.)

Специализация: Снайперские винтовки – 17%

Владение импульсными одноручными пистолетами – 89%

Владение импульсными пистолетами-пулеметами – 100% (Ваш навык достиг лимита, теперь даже в трудных для стрельбы условиях пикониты будут делать доводку выстрела, чтобы соответствовать указанным заводским характеристикам оружия по точности. Внимание! Возможно увеличенное накопление жажды в зависимости от количества вмешательств пиконитов.)

Специализация: одноручные пистолеты-пулеметы – 12%

Владение импульсными дробовиками – 67%

Владение импульсными автоматическими винтовками – 69%

Владение импульсными винтовками – 100%

(Ваш навык достиг лимита, теперь даже в трудных для стрельбы условиях пикониты будут делать доводку выстрела, чтобы соответствовать указанным заводским характеристикам оружия по точности. Внимание! Возможно увеличенное накопление жажды в зависимости от количества вмешательств пиконитов.)

Специализация: Снайперские винтовки – 19%

Владение термальными одноручными пистолетами – 49%

Владение термальными пистолетами-пулеметами – 100% (Ваш навык достиг лимита, теперь даже в трудных для стрельбы условиях пикониты будут делать доводку выстрела, чтобы соответствовать указанным заводским характеристикам оружия по точности. Внимание! Возможно увеличенное накопление жажды в зависимости от количества вмешательств пиконитов.)

Специализация: одноручные пистолеты-пулеметы – 21%

Владение термальными дробовиками – 62%

Владение термальными автоматическими винтовками – 27%

Владение термальными винтовками – 82%

Владение ножами/кинжалами – 100% (Ваш навык достиг лимита, теперь пикониты будут корректировать Ваш удар по отношению к помеченному опасным существу, стараясь в допустимых пределах приблизить удар к критической точке, если о таковой есть информация.)

Специализация: Длинные кинжалы – 12%

Владение энергетическими ножами/кинжалами – 98%

Владение мечом – 7%

Владение короткими мечами – 56%

Метание гранат – 99%

Стрельба с двух рук – 99%

Акробатика – 63%

Гибкость – 45%

Саперное дело – 94%

Взрывчатка – 62%

Ловушки – 71%

Оптические прицельные приспособления – 95%

Цифровые прицельные приспособления – 99%

Перевязка ран в полевых условиях – 27%

Быстрая перезарядка ручного автоматического оружия – 83%

Тихое передвижение – 78%

Поиск тайников – 32%

Механический взлом замков – 47%

Регенерация – 56%

Торговля – 35%

Пытки – 32%

Вивисекция – 32%

Допрос – 32%

Запугивание – 32%

Нанесение увечий – 43%

Профессии: Скурфайфер (Профессия заблокирована)

Достижения:

Мученик – Вы осознанно преступили закон, осознавая, что за Ваши поступки Вас будут ненавидеть. Но сделали это ради тех, кто теперь, возможно, Вас ненавидит. Достижение дает право Сердцу по своему усмотрению раскрыть истинную информацию о Вас.

Кровавый командир – по вашему приказу было окончательно уничтожено больше миллиарда людей. Многие знают, что у вас не было другого выбора, но большинство считает вас маньяком. Достижение нельзя убрать/скрыть.

Шаг за грань – Вы заглянули в лицо самой Смерти. Кто Вы? Везунчик или Неудачник? Ведь не только Вы заглянули в глаза Смерти, но и она заглянула в Ваши.

Палач – нет тех, кто молчит при любых условиях, их просто плохо спрашивают. Вы доказали, что при необходимости, можете разговорить любого.

Отец андроида – Вы тот, кто возродил первого представителя расы андроидов за долгое время. Будьте осторожны, не каждому понравится то, что вы сделали.

Награды:

Нагрудный знак «Воля к жизни» – треугольный знак с изображенной на нем рукой, сжимающей в кулаке окровавленное сердце. Каждый настоящий воин, увидев этот нагрудный знак, будет с уважением к Вам относиться, за ваше стремление выжить. Ведь главный приказ – это выжить, чтобы выполнить остальные приказы.

Значки классификации: [Развернуть]

Убито владельцев нейросетей:

Преступников: 184

Опасных для общества личностей: 347

По лицензии – 217

Гражданских – 14 897 438 127

Личный счет: 29 325 485 кр

Почти пятнадцать, мать его, миллиардов гражданских… Да я не кровавый командир, а самый настоящий создатель геноцида! Зато теперь точно знаю, что только часть людей была слепками, еще в два раза больше населения, разбросанного по планетам, просто неписи. Вот если бы информация разблокировалась до того, как Сердце меня оповестило, что у него есть резервные копии, сомневаюсь, что смог бы выдержать столько скелетов в своем шкафу. Не уверен насчет суицида, но спился бы точно.

Еще достаточно интересная информация появилась на полностью закрытых навыках, где я специализацию уже взял, раньше приписки в скобках не было. Но теперь понятно, как навыки работают, если даже у меня рука дрогнет перед выстрелом, пикониты своевременно отредактируют положение руки, чтобы выстрел не ушел за погрешность стрельбы. Если, к примеру, у ствола по заводским характеристика разлет пули половина угловой минуты, то пикониты не дадут выйти из этого круга. Ну а дальше все зависит от того насколько я правильно взял упреждение, и будет ли цель находиться там, где мне надо или нет. В любом случае по неподвижной цели я точно попаду.

Мои размышления прервало легкое гудение, и едва я успел вскинуть пистолет, как передо мной появился боец и, заметив меня, рефлекторно сделал жест «Не стреляйте». Убедившись, что я опустил пистолет, доложил.

– Младший сержант контрактной службы скурфайферов Литвиненко. Подкрепление прибыло, сейчас телепортируется командир.

Вот только когда боец отошел с транспортного кольца, с легким гудением и небольшой вспышкой появился кошка-монстр, а точнее «Шитаку» – один из самых опасных видов, обитающих на минусовом уровне. Я чуть с перепугу не шмальнул по ней. Хорошо, что успел взять себя в руки, видя спокойствие бойца. Одна за другой пять штук появилось из телепорта, и как только они убеждались, что вокруг безопасно, подходили и начинали тереться мне об ноги. А я уже прекрасно знал, кого я увижу следующим.

– Привет, Раста! – поприветствовал я хозяина кошек, как только он появился из телепорта.

– А я-то думаю чего тут так удовольствием фонит, а малыши, оказывается, тебя помнят.

– Фууух. – Выдохнул Литвиненко. – А я уже думал, что у кошек крыша поехала, никогда не видел, чтобы они так себя вели.

– Это просто при тебе мы не встречались с теми, кто был в группе нашедшей их, пока мы пробирались на пятый, они же эмпаты и прекрасно помнят всех, кто о них беспокоился тогда. – И, уже развернувшись ко мне, выходя из транспортного кольца, добавил. – Ну что, командир, принимай командование. Со мной еще пять бойцов, ну и эти малыши.

Глава 12 Зачистка

Присев и почесав за ушами «кошек», слушал рассказ Расты про его жизнь после того, как разошлись на пятом уровне. Я понимал, что мое почесывание через броню питомцев сенсора, ими вообще не ощущается, но мне так было привычней, а для них главное, какие я эмоции при этом транслирую. Так что, излучая спокойствие, легкую расслабленность и удовольствие от встречи со старым боевым товарищем, я внимательно слушал.

– Только мы прорвались в их укрепления, потеряв при этом почти восемьдесят процентов состава, но все же закрепились на новых позициях. – Активно жестикулируя, Раста уже рассказывал, как они попали сюда. – Как моя группа получает приказ в срочном порядке выдвигаться на минус пятый. Я сначала подумал, что, мол, за бред, мы еще крайний уровень канализации не прошли, а тут сразу минус пятый! Но пришедший на карту маршрут не оставлял сомнений, что мы действительно идем на минус пятый. В общем, спешили как могли, но прибыли сюда уже когда все закончилось. Естественно разочаровались в такой несправедливости, но тут Альфред, увидев нас, радостно потер руки, заявил: «О, я знаю, кого к нему отправлю!», и придал нам два взвода бойцов, один с лазерным оружием, а другой с плазмой для зачистки местной деревеньки. Вот так мы сюда и попали, а оба взвода сейчас оборудуют позиции вокруг телепорта. Скоро научники должны подойти, им нужно обеспечить безопасный доступ к порталу.

– Не боишься с такими похождениями кого-то из котят потерять? – удивился я его постоянным поискам неприятностей.

– Нет, я же их к репликатору привязал. Конечно, придется расплачиваться собственными репликациями, но «шитаку» – крайне живучие особи, я итак благодаря им уже почти десяток репликаций в запас заработал.

– Итак. Значит, у тебя в группе два силовика, заточенных выступать танками, со всем необходимым оборудованием: щитами, силовыми полями и прочей дребеденью, работающих только на ближних дистанциях с дробовиками. Сапер с пистолетом-пулеметом, технарь со штурмовой винтовкой и гранатометчик.

– Ага. Наши задачи, в основном, разведывательные или зачистка, основная ударная мощь на котятах. Вот и подбирал группу в основном вспомогательного назначения, когда дали младшего сержанта и поставили командовать.

– Ясно, какие-то указания Альфред еще давал? – решил я уточнить, уже погрузившись в размышления, как лучше распорядиться данной группой.

– Нет, только приказал прибыть под твое командование.

– Хм… А бойцов из взвода поддержки привлечь можно будет?

– Нет, у них свой приказ, причем заверенный через Интерфейс, так что при всем желании они даже тебя не послушают.

– Понятно… понятно, что Альфред засранец. – Ухмыльнулся я. – Ладно, значит, будем чистить лабораторию. Оставлять такой вкусный кусок информации, а заодно и возможно склад чего-то полезного – просто преступление. Только дайте мне немного подумать.

Отрешившись от окружающего, я окончательно погрузился в свои мысли, продолжая при этом машинально чесать попеременно всех кошек шитак. И так, и этак я крутил разные схемы построения и движения, но, учитывая специфику работы в узких пространствах коридоров, все сводилось к одному единственному варианту с небольшой поправкой – насколько широкий будет проход.

– Раста, насколько хороший у тебя контроль над зверинцем? И, кстати, как они так быстро выросли?

– Чего это быстро? Им уже по полгода! Они в месяц уже достигают боевых размеров, дальше с возрастом только крупнее становятся. Кстати, они уже даже полового возраста достигли, но я пока удерживаю их, жду решение ксенобиологов, не скажется ли плохо, если потомство будет у особей одного приплода. В идеале хочу отдельное подразделение вывести бойцов с шитаку в паре. А контроль полный – у нас установилась не только эмоциональная, но и частично телепатическая связь, подозреваю, что тут сработало то, что я подкармливал их своей кровью.

– Отлично! Тогда двигаемся на зачистку. Кстати, Раста, если с шитаку у тебя все получится, скинь мне сообщения, постараюсь замолвить словечко. У нас пусть и в виртуальной, но истории очень неплохо себя показывала кинологическая служба.

Поднявшись, прошел мимо бойцов, которые нас молча слушали и не вмешивались и, сняв растяжку на проходе к двери, вернул магнитную пластину на место и махнул рукой, давая сигнал остальным следовать за собой. Автоматического открытия на двери не оказалось, только небольшая пластина магнитного считывателя, сливавшаяся цветом с самой дверью.

– У тебя какой позывной? – обратился я к технарю.

– Седой. – Я бы удивился, если бы был другой: у него из-под открытого шлема выбивались полностью седые волосы, видно какая-то генетическая мутация, ведь сам он выглядел очень молодо.

– Ну что, Седой, справишься? – кивнул я на магнитный считыватель.

– Попробую. – Не стал он обещать, не убедившись, что сможет управиться с местной системой.

– Подожди. – Остановил я уже двинувшегося к панели технаря. – Так, братцы-кролики. – Посмотрел я на двух силовиков. – Занимаем позицию перед дверью, чтобы даже если за ней сама смерть окажется, то благодаря вам она не смогла ни до кого больше добраться.

Первым делом уточнил у всех их позывные и вступил в их группу. Один из силовиков был Маркусом, спокойно отзывавшийся на сокращение Марк, а вот вторая оказалась Лилия, которую я, не слушая возражений, быстро сократил до Лил. Гранатометчик тоже оказался девушкой Леной. Чертовы закрытые шлемы у всех, кроме Расты и Седого плюс броня, скрывавшая фигуру! Не могли, как у Кастры в свое время броню носить, чтобы только подчеркивала женственность, хоть смотреть приятно чисто с эстетической стороны вопроса. Хорошо хоть Сапер был мужиком, отзывающийся на простое Ник, хотя я так и не понял: имя это или позывной.

Когда силовики заняли позиции, сначала по флангам расставил оставшихся, включая себя и только после этого, дал добро технарю приступать к работе. Вскрыв панель, он вытянул провода и отсоединил их. Зачистив, достал набор разъемов и, выбрав один из них, что-то бурча себе под нос, зафиксировал их в нужной детали. Когда подготовительные работы были закончены, уже рабочий разъем, он подсоединил к выуженному из кармана планшету в противоударном корпусе.

Минут пятнадцать мы прождали почти в полной тишине, только неразборчивое бормотание технаря, который, похоже, уже начал злиться, разбавляло полную тишину. Я уже хотел предложить подключить Иралу, если у него не получится, но раздавшееся шелест открывающейся двери сообщил мне, что это уже не нужно.

– ТРЕВОГА! – где-то в глубине заорали динамики. – НЕСАНКЦИОНИРОВАННОЕ ПРОНИКНОВЕНИЕ НА ОБЪЕКТ! ЗАПУЩЕН РЕЖИМ ОБОРОНЫ! ВСЕМУ ПЕРСОНАЛУ НЕМЕДЛЕННО ПРОЙТИ В БЕЗОПАСНЫЕ ЗОНЫ!

Дальше сообщения стали повторяться по кругу. Но нам было уже не до них, поток пламени врезался в силовиков, выплескиваясь из открывшейся ячейки прямо напротив двери. Теперь понятно, почему в телепортационной не было абсолютно ничего, чтобы пожара в подобной ситуации не возникло. Активировав «рикошетный заброс», выбрав точкой преломления броска потолок, а конечной проем, откуда шел поток пламени, выхватил криогенную гранату и отдал тело в надежные руки пиконитов для совершения точного броска.

Миниатюрные роботы в теле не подвели, дозированно управляя моими мышцами и точечно распределяя их сокращение, отправили гранту точно по проложенной траектории. Вот, кстати, тоже странность Атлантов – имея технологии создания настолько миниатюрных роботов, они почему-то решили использовать их так топорно. Хотя, похоже, я как обычно не владею полной информацией, ведь все, что до этого я считал странным, в большинстве случаев при детальном рассмотрении оказалось логичным и близким к оптимальному решением.

Блин, как же много может пронестись в сознании, пока смотришь за полетом гранаты, которая с тихим звоном, пробившемся сквозь гудение пламени, срикошетила от потолка и рванула прям перед соплом, из которого вырывалась горючая смесь, превратив ее частично в лед прямо в стволе огнемета. От такого обращения огнемет на секунду затих, а потом с приглушенным хлопком взорвался.

– Черт побери, это было… близко! – немного испуганным голосом выдавила из себя гранатометчица.

– Что неужели штаны придется менять? – хохотнула Лил.

– Интересно, как бы я смогла их обделать, если пикониты все отходы для своей энергии перерабатывают?

– То, что с ними нет необходимости ходить в этот… как его… а, вспомнила – «туалет», еще не значит, что нельзя обделаться! Я сама парочку ребят знаю, которые умудрились это сделать.

А вот мне вспомнился тот бандит в первые дни моего пребывания здесь, который тоже обделался, а я этому тогда как-то не придал значения. И ведь действительно, если пикониты перерабатывают отходы организма, то они должны делать это в какой-то момент пути пищи, скорее всего, уже в самой последней стадии, тогда физиологически действительно есть возможность неосознанно обгадиться, к примеру, от испуга.

– Дроны есть? – попутно с размышлениями о физиологии уточнил я у технаря.

– Нет… а зачем? – запоздало поинтересовался он в ответ.

– Да разведать надо, что справа и слева находится, а я как обычно забыл не то что тактический угловой прицел на винтовку, даже банальное зеркальце не взял с собой, а дронами у меня Кварц заведовал.

– Есть камера на гибком штативе. Может, подойдет?

– Хм, анахронизм, но не настолько сильный, как тактический угол или зеркальце, так что давай сюда свою камеру!

Подсоединив шнуром камеру все к тому же планшету, он передал мне гибкий штатив, а сам развернул ко мне экран на вытянутой руке, чтобы и не мешать, и мне голову не приходилось поворачивать. Так, справа у нас коридор на первый взгляд абсолютно безопасный, по ширине два человека спокойно может уместиться, так что второй вариант движения группы все еще в силе. Черт, и слева коридор, на вид такой же безопасный, значит, второй вариант все-таки отменяется.

– Похоже, придется зеркалить, – пробурчал я сам себе под нос. – Так, сладкая парочка. – Обратился я к двойке силовиков. – При входе занимаем позицию спина к спине, один защитой вправо другой влево, возможен огонь с двух направлений. Внимательно слушаем команды и быстро, а самое главное – четко выполняем, все ясно? – даже не поворачивая головы от изображения, проинструктировал я.

– Так точно! – донеслось сзади.

– Откуда он узнал? – едва слышный шепот Лил донесся от меня.

– Понятия не имею. – Почти таким же шепотом ответил Марк. – Я о наших отношениях никому не говорил.

– Отставить ля-ля, работаем! – опять одно и то же, даже эти болтают в критических ситуациях.

Но надо отдать должное – заминки после моей команды не было, шаг в коридор и синхронный разворот в противоположные стороны, подставляя силовые щиты под лазерную очередь с одной стороны и импульсные заряды с противоположной. Слава Сердцу, что Расте пришло в голову взять два танка на ножках. Теперь можем отрабатывать в двух направлениях без всякого челночного бега.

– Лен, сможешь снять турели, используя Марка как укрытие? Только быстро надо, а то под таким шквалом у них секунд тридцать.

– Сделаю.

Она перехватила поудобней тридцатимиллиметровый автоматический гранатомет с длинным магазином, в котором, я уверен, еще и система миниатюризации вшита. Короткая пробежка, на секунду выглянула сбоку от Марка, и я через камеру наблюдаю, как расцветают три плазменных вспышки: по одной на стенах и на потолке.

– Отходите!

После моей команды сначала Лена, а потом и Марк с Лил вернулись к основной группе. Я, повернув камеру, сначала в одну сторону заметил, как импульсные турели убираются в свои ниши, полностью освобождая коридор, с противоположной стороны все тоже было скрыто, только три подпалины с белыми чистыми квадратами в середине показывали места, где раньше были турели.

– Сколько вам надо времени, чтобы повторить выход?

– Минут пять. – Отозвался за обоих силовиков Марк.

– Лена?

– Я умение на три цели использовала, откат шесть часов, а сама так точно не смогу, у меня получилось так всего один раз, и сразу умение заработала.

– Понял, тогда готовимся и ждём, нам придется делать еще пару таких выходов.

Так и оказалось, вторую партию турелей уничтожили только за четыре ходки, благо силовики энергоблоками для силовых щитов были затарены под завязку. Первые два выхода вообще холостыми оказались. Лена, сразу видно, переволновалась и вообще ни одной турели не зацепила. Зато потом приноровилась, и на крайний раз сняла две оставшиеся одной серией выстрелов.

– Что же они такое охраняют, раз прям на входе такая жесткая оборона? – почесал затылок удивленный Раста, когда разобрались с первой линией обороны лаборатории.

– Это еще не жесткая. – Вспомнился мне один из штурмов базы террористов на укрепленном планетоиде. – В любом случае, пока не дойдем – не узнаем.

Сделав проверочный выход, не появится ли еще какая неожиданность, силовики замерли спина к спине посередине прохода. Выждав секунд двадцать, отдал команду сделать шаг в направлении взгляда. Снова немного выждал и еще один шаг, пять таких команд и снова ничего. Вот тут стал самый сложный вопрос: в какую теперь сторону двигаться?

– Марк, Лил, кому из вас будет удобней двигаться спиной вперед?

– Наверное, мне. – Не очень уверено ответила Лил. – У меня на единицу Ловкости и Восприятия больше, чем у Марка, а они, как я понимаю, при таком движении играют немалую роль.

– Принял, значит, двигаемся вправо. Первым Марк, за ним Лена, я, Раста, котята, Седой, ну и замыкает Ник с Лил. Марк, двигаешься медленно и максимально осторожно, при возникновении абсолютно любой непонятности сразу тормози. Как-то не верится мне, что при такой встрече на входе мы далеко уйдем без сюрпризов.

– Принял.

– Лена, на тебе турели. Если вылезут, только учти – если видишь, что не справляемся, сразу хватай Марка за пояс и отходим назад. – Продолжил я раздавать указания.

– Раста, твои котята, если что, с металлом справятся?

– Ну, если это не бронесталь, то нашинкуют. – Отозвался сенсор.

– Тогда в случае наземных целей, дроидов или другой роботизированной фигни, высылаешь их по флангам. Ник, страхуешь Лил, если что, будь готов выдвинуться вперед на разминирование. Лил, двигаешься спиной назад, у нас за спиной остается неразведанный коридор, не хочу сюрпризов с тыла, в случае столкновения по правому флангу двигаешься на помощь Марку, остальные на колено, в этом случае Ник страхует тыл. Вопросы?

– Кто ловушки будет обнаруживать? – подал голос Ник. – Марк может заметить только большую тарелку еды, а не мины или ловушку.

– Существенное замечание. Лена, у тебя как дела с этим?

– Что-то явное увижу, но сомневаюсь, что тут будет что-то открыто стоять, учитывая, как хорошо замаскированы турели. – Покачала из стороны в сторону головой Лена.

– Ясно, значит, перестановка, я с Леной меняемся местами, остальное оставляем так же. Еще вопросы?

На этот раз вопросов не оказалось, и мы гуськом двинулись занимать свои места в колонне. Тяжелее всего было с котятами, несмотря на заверение Расты, что он ими отлично управляет, идти смирно внутри колонны они не хотели – молодые ведь, кровь бурлит, хочется побегать, развлечься, а тут вредные человеки заставляют идти смирно. Но я поставил Расту перед выбором либо они держаться своего места в колонне, либо оставляем их в телепортационном зале.

Не знаю, как Раста смог добиться от них смирности, или они через него поняли, что я сказал, в любом случае удалось добиться от них, чтобы шли смирно, да еще и с нужной нам скоростью. Заняв свое место за спиной Марка, и еще раз внимательно осмотрев ближайшие несколько метров перед нами, ничего подозрительного не заметив, положил руку на плечо силовика и, сжимая во второй импульсный пистолет, скомандовал выдвигаться.

Медленно и не спеша мы продвигались по коридору, внимательно высматривая возможные ловушки. Но ни через десять, ни через тридцать метров абсолютно ничего не произошло, только увидели конец коридора, скрытый от нас до этого изгибом стены. Он упирался в достаточно простую на первый взгляд металлизированную дверь.

Вот тут нас ждали еще две навесные турели, расположенные с обеих сторон от двери, одна из них сразу открыла огонь, как только мы появились на открытой линии огня, видно автоматика была запрограммирована, чтобы при стрельбе не цеплять стену. Попытка сбить турель из гранатомета разбилась о силовой купол.

Отойдя всей группой назад, попробовал провести разведку при помощи все той же камеры, но успел только заметить вторую турель, как чуть не лишился средства заглядывания за угол. Хорошо хоть успел убрать камеру, когда турель дернулась в эту сторону. Так, тут будет посложнее, ведь если первые были настроены, похоже, на крупные объекты, то эти реагируют на движение, да еще и защищены силовым куполом.

– Идеи? – с надеждой спросил я, но ответом мне была тишина.

Отмотав видео на планшете назад, начал просматривать покадрово заснятое. Итак, что у меня получается? Во-первых, стрельба начинается, если траектория полета заряда проходит в пятнадцати сантиметрах от стены. Вроде бы мелочь, но будь у меня один из дронов Кварца, проблему бы уже решили, но его, увы, нет, так что думаем дальше.

Странно, что по конструкции турели, она может стрелять прям на порог двери. Опасались, что кто-то мог пытаться прорваться с той стороны? Учитывая направленность лаборатории, то вполне возможно, что у нас тут еще и провода закрыты бронированным кожухом, так что вывести ее из строя обычным точным выстрелом не получится, да и силовой купол не даст.

Кстати, насчет купола, отмотав туда, где хорошо была видна турель, максимально увеличил изображение и начал искать по стене выступающий элемент, который бы формировал силовую защиту. Но как я ни ломал себе глаза, так и не смог обнаружить его. И тут облом, как же тебя, гадость, взломать? Ну не верю я в идеальную защиту. Вариант просто просадить энергию щита я даже не рассматриваю, никакого боекомплекта не хватит, если он запитан от основного источника энергии лаборатории.

Так, стоп, в момент выстрела Лены, турель вроде бы на секунду замолчала, а это дает шанс, что силовой купол не односторонний, значит, в момент включения турель не стреляет. Если я не ошибся, это даст вариант, как решить проблему. Высунув буквально на пару сантиметров камеру, чтобы не дай бог на нее не среагировала турель, убедился, что она заняла исходное положение. Кстати, еще одна странность, почему эти турели навесные и не прячутся в специальные ниши, как первые, но с этим вопросом можно разобраться и потом.

– Лена, сможешь быстро высунуться и выстрелить по турели так, чтобы уйти с зоны стрельбы до того, как пулемет наделает в тебе дырок? Или лучше Лил попросить тебя подстраховать, пока Марк приводит себя в готовность?

– Лучше подстраховать. – Не стала геройствовать гранатометчица.

– Тогда работаем, мне нужен один точный выстрел, но без умений. – В последний момент спохватился я. – Лучше повторим, чем полезное умение уйдет в откат.

– Поняла.

Я практически прилип глазами к планшету, где шла запись уже нового видео. Вот выдвинулась Лил, принимая на энергетический щит пулеметную очередь, за ней сразу же сунулась Лена и, выставив из-за живого укрытия ствол гранатомета, засандалила тридцатимиллиметровой реактивной гранатой по турели. Вот вспыхнул силовой купол, принимая на себя удар и последующую детонацию гранаты. Вот девочки уже на месте целые и невредимые.

А я снова покадрово прокручиваю видео. Ага, вот у гранаты осталось метров пять полета, вспыхивает купол, ловя снаряд, а пулемет замолкает. Кадр за кадром иду дальше, ловя момент, когда за облаком взрыва исчезнет силовое поле, и только через полторы секунды после его исчезновения, вылетает первый заряд из турели. Значит, мне нужно вложиться в полторы секунды. Осталось только уточнить один момент.

– Седой, сколько минимум нужно силовому щиту после выключения, чтобы снова запуститься?

– В зависимости от размеров и мощности: от двух до семи секунд.

– Замечательно!

Так, ширина моей винтовки около пяти сантиметров, самая толстая часть это оптика, пятьдесят два миллиметра, плюс плечо будет торчать на пару сантиметров, ну до пяти, так что вкладываюсь в рамки пятнадцати сантиметров, главное локоть не оттопыривать.

– Девчонки, по моей команде нужно будет повторить.

– Хорошо. – Ответила кто-то из них, но я уже был занят своими мыслями, так что не понял, кто из них ответил.

Сняв шлем, я максимально удобно уселся, подобрав под себя одну ногу, приложившись к винтовке, начал заваливать корпус буквально по сантиметру, пока в прицеле не показался край турели. Замерев в настолько неудобном положении и стараясь даже дышать через раз, сиплым от напряжения голосом скомандовал.

– Работаем!

Девочки выполнили свою роль на «отлично», и я за пару секунд до расчетного времени исчезновения силового купола вжал триггер, начиная заряд выстрела. В последнюю секунду наклонил тело еще на пару сантиметров и, едва не пропустив момент исчезновения щита турели, в последний миг отпустил триггер, выпуская набравший мощь заряд, сразу же завалившись в противоположную сторону, скривившись от тянущей боли спазма мышц в боку. Взрыв и судорожное повизгивание приводов в глубине коридора оповестило меня, что я не просчитался.

– Седой, проверь камерой. – Скомандовал я, пытаясь расстегнуть броню, чтобы промассировать мышцы.

– Принял. – Отозвался техник и через пару секунд добавил. – Готова засранка, почти вдребезги. – И, немного помолчав, спросил. – Командир, это чего получается, ты в двухсекундный зазор перезапуска щита попал?

– Да, схалтурили местные технари, надо было два контура попеременных ставить, тогда закрыли бы зазор, а так я обратил внимание, что рикошетные осколки иногда до турели долетают. – Подтвердил я его догадку. – Ладно, десять минут перерыва и возьмемся за вторую.

Наконец-то добравшись до тела под броней, кое-как промассировал себе бок. Со второй турелью разобрались по той же схеме, и на этот раз даже спазма не было. Так что буквально спустя пару минут мы уже стояли возле двери в конце коридора, а Седой копался в магнитной панели.

– Хм… странно. – Прервалось его бурчание себе под нос.

– Что?

– Да на этой двери вообще примитивный замок, требующий просто определенный магнитный поток, который, по сути, только коротит две клеммы…

– Ну, так открывай, раз примитивный. – Влез Марк. – Я готов принимать. – И перекрыл большую часть двери энергетическим щитом.

Дождавшись моего кивка, что уже начало радовать, Седой вскрыл двери, сразу же уйдя в сторону, чтобы рикошетом не зацепило. Но стрельбы не последовало, внутри помещения, оказавшегося за дверью, просто зажегся свет, открывавший нашему взгляду ряды шкафчиков. Черт побери, да не может быть! Отодвинув Марка в сторону, я смело шагнул в помещение. Да так и есть, развернувшись к остальным, я снял шлем и развел руки в стороны.

– Поздравляю, господа и дамы, мы пробились в самое главное место всей лаборатории. В раздевалку! Мало того, что в раздевалку так тут еще и санузел имеется! Чтобы не было глупых вопросов о пулеметах вон голо-плакат висит.

Действительно, на боковой стене крупное голографическое изображение пулемета и надпись «Администрация лаборатории заботится о безопасности вещей своих работников!»

Глава 13 Воссоединение

Мда… облажались мы с этой раздевалкой знатно, но кто мог знать, что местное начальство настолько параноики, чтобы даже возле раздевалки ставить турели. Зато теперь понятно, почему техники не заморачивались с двойным контуром силовых щитов – какой здравомыслящий человек вообще будет пробиваться с боем в раздевалку? Я уже собрался давать команду, чтобы выдвигаться обратно к входу для проверки второго направления, как Седой, который остановился возле голограммы, привлек мое внимание.

– Командир, может я и ошибаюсь, но тут вроде надпись не только по-нашему.

– В смысле? – резко развернулся я к нему, почуяв потенциально важную информацию.

– Да вот эти вензеля над текстом, имеют столько же блоков, как и текст. Сначала думал, что это просто орнамент-украшение, но его куски повторяются с разной последовательностью и в разных блоках. Короче, я думаю, что это какой-то другой язык, тем более вон на дверях тоже дублируется, и есть все те же признаки. – Махнул он рукой на дверь с надписью «Душевая», где действительно над текстом был свой орнамент.

– Та-а-ак… – Протянул я. – Всем разойтись по помещению, передвигаться осторожно. Хоть это и раздевалка, но учитывая турели на входе, не хочу новых неожиданностей. Задача: поиск новых надписей, которые сопровождаются подобным орнаментом, ну или сам орнамент отдельно, все найденные места показывать Седому. Ну, а ты пофотографируй надпись на голограмме и постарайся разбить на повторы, составив алфавит этого языка, ну и естественно какой блок-слово, что означает.

Загрузив всех пусть и не большой, но работой, сам присел на небольшую полимерную лавочку, которую, похоже, использовали, чтобы удобней было обуваться, и задумался. Точно такие же рисунки я видел и на том блоке в земле, но просто не сложил одно с другим, значит, это может быть только письменность Атлантов. Я, конечно, уверен, что много созданных Администратором видов существ давно придумали свою письменность, но очень сомнительно, что они достигли технологического уровня добавления надписей в голографический плакат.

Отсюда вытекает целый ряд очень интересных утверждений. Для начала: лаборатория построена Атлантами, а значит, возраст у нее такой же, как у Альфарима. Хотя остается шанс, что строители лаборатории просто по привычке использовали двойные надписи, но сомнительно, что данная практика долго бы продержалась при отсутствии тех, для кого эти надписи предназначались.

Идем дальше по логической цепочке. Имея рабочее утверждение, что эта лаборатория построена Атлантами, придется крайне аккуратно вести бои, иначе инженеры меня проклянут семиэтажным матом. Ведь, скорее всего, тут куча технологий, оказавшихся недоступными для современных альфаримовцев, из-за смерти всех владельцев данных технологий, а Сердце и Сервер не выдают их из своих архивов. Точнее по отношению Сервера правильней было бы употреблять: «не выдавал».

Спорное решение, но логику Атлантов тоже можно понять. Если умудрились потерять технологию, то каким правом обладаете, чтобы просто так получить ее обратно? С другой стороны, возможны какие-то новые технические решения, при повторных разработках тех же самых технологий. Но что-то у меня мысли в сторону ушли, вернемся к нашим баранам, а точнее к лаборатории.

Если тут, как я предполагаю, сохранилось максимально качественное оборудование, то есть все шансы не только получить чертежи всех приборов из архивов Сердца, но есть основания предполагать, что этой лабораторией мог пользоваться Администратор, а значит, тут могут быть данные по его генетическим разработкам и рабочие записи. А это намного ценнее даже восстановления технологий.

Несмотря на его крайне маниакальное использование своих знаний, у него получилось создать стабильные виды, способные размножаться и поддерживать свою популяцию. Если применить эти наработки в животноводческом направлении, будет возможность обеспечить жителей Альфарима полноценным источником белка. Да, есть проблемы с обеспечением питания для животных, но если подключить аграрную зону, то надеюсь, можно будет найти выход из ситуации.

– Командир, все сфотографировано и структурированно, как алфавит и как потенциальный набор слов. – Отвлек меня Седой. – Вот только там работы выше крыши. Если судить по уже имеющимся данным, у них формирование предложения идет совершенно по другой схеме, да еще и в противоположную сторону, чем то, как мы привыкли читать.

– С чего ты так решил? – я даже немного удивился, что он так быстро смог это все определить.

– Таблички на шкафчиках с фамилиями и инициалами. На этом вычурном языке они просто повторяются по буквам, вот только полностью в обратном порядке.

– Ясно, нужно отправить данные научному отделу, который работает на месте прохода к минус пятому.

– Эм… у меня нет контактов никого оттуда. – Замялся Седой.

– Блин, записывай мои данные, перешлешь мне, а я разберусь…

Дальше я ему быстро продиктовал мой идентификатор и, дождавшись от него письма с вложенными данными, переслал сразу же Альфреду с примечанием о том, что это для ученых. Не успел я отправить письмо, как тут же получил ответ.

Отправитель: Альфред Исовик

Текст письма:

Я смотрю, ты не можешь спокойно сидеть на месте. Куда ты опять сунулся?

И все? А где спасибо за информацию, мол, ты дал очень полезные данные и тому подобное? Но тут почтовый конвертик снова мигнул, показывая, что прибыло еще одно сообщение и снова от Альфреда.

Отправитель: Альфред Исовик

Текст письма:

Спасибо за данные, думаю, будут очень полезными. Тем более что в расшифровке этой вязи ты умудрился продвинуться дальше, чем исследовательский взвод, надо им, наверное, штраф прописать.

Кстати, твои люди пару минут назад пронеслись мимо меня, уточнили, где тебя искать, и рванули в твою сторону. Ведьма почему-то очень злая, так что либо быстро прячься, либо думай, как будешь ее успокаивать. Могу тебе взвод поддержки послать вслед за ними, только маякни, если нужно.

P.S. Взвод не для того, чтобы прикрыться бойцами от Ведьмы. Он на случай, если есть необходимость подкрепления там, где ты лазишь.

Подкрепление – вещь, конечно, интересная, но пришлось от него отказаться. Когда мои прибудут, то и так наберется толпа народу, а коридоры имеют свойство быть узкими для слишком большого количества людей. Но все равно Альфред, гаденыш, нет, чтобы предупредить сразу, как увидел Алену, так еще и сдал мое местоположение. А если я тут с девками развлекаюсь? Посмотрев на Лил, а потом на Лену, начал беспокоиться за свое здоровье, ведь действительно с девками и того… «развлекаюсь», а ведь Алене будет безразлично, что мы тут вообще-то прорываемся сквозь оборону и эти девки просто бойцы.

– Ладно. – Я тяжело вздохнул. – Возвращаемся к входу и ждем подкрепления. Скоро должна Ведьма с хомяками подойти.

– Сама Ведьма? – присвистнула Лил.

– Это те хомяки, которые летучие? – оживился Ник. – Где еще медик со щитом командует?

– Ага. – Ответил обоим.

– Говорят, у хомяков один из лучших боевых саперов. – Ник аж глаза закатил от предвкушения. – Если так и дальше у него пойдет, лет через двадцать сможет стать лучшим сапером Альфарима…

– А я бы хотел пообщаться с Кварцем и Иралой. – Вклинился Седой. – Да там вообще каждый сплошная легенда!

– Это чего они успели уже учудить, пока меня не было? – это я уже к Расте обратился.

– Да ничего они не чудили, просто группа, где все бойцы с условно «мирными» профессиями, отлично показывает себя в любых боевых условиях. Отсюда и возникают легенды об их похождениях, половина из которых придумана. Ведь вспомогательных войск очень много и там масса технарей, саперов, медиков. Вот многие из них и мечтают оказаться в бою, но при этом понятия не имеют, как применить свои навыки в такой ситуации, а тут на тебе – живой пример.

– Ясно. – Ухмыльнулся я и решил не портить репутацию ребят рассказами о том, как оно в действительности. – Встретитесь со своими кумирами и пообщаетесь. Нам еще вместе лабораторию зачищать. Все, поболтали, и хватит. Выдвигаемся!

До портальной комнаты мы добрались без событий, только обнаружили над местом, где стоял огнемет две надписи на Атлантском, Седой даже предположил, что они указывают направление, причем, одна из них явно должна переводиться, как «Раздевалка». Прикинув время до прихода Алены и ребят, отдал команду на привал.

Группа Расты как будто только и ждала от меня этой команды, Седой выудил из рюкзака портативную печку. У Лены обнаружился пятилитровый котелок, приплюснутый по бокам и с высокими стенками. Остальные начали доставать сухой паек, какие-то куски мяса. В общем, всё, чем богаты, причем, как я понял, каждый отвечал за свою зону продуктов. А кашеваром у них был Седой, который, ловко нарезая и кроша все по очереди, в определенный момент пустил в котелок, что уже был на две трети заполнен водой.

– Командир, присоединяйся! – позвал меня Седой, когда закончил колдовать над котелком.

Сев возле них и получив свою порцию специфического супа, я внимательно всмотрелся в эти лица, среди которых проскакивала суровость и горечь. Мда… успели ребятки хлебнуть горя войны. Вроде, веселые внешне, и я бы сказал яркие. Они, как та вспышка световой гранаты, сияют для всех, но внутри они в действительности совершенно другие. Ладно, не буду лезть им в душу: чего-то катастрофического у них внутри я пока не вижу, а с остальным Раста и сам как командир справится.

– Раста, а чего все шитаку в углу отдельно уместились? – обратил я внимание, что кошки как-то в стороне держаться.

– Обиделись. – Пожал он плечами и, прожевав очередную ложку супа, продолжил. – Они как сюда прибыли еще ни разу в бой не вступили, вот и обижаются.

– Ничего и им работа, думаю, найдется. – Получив ответ на мучавший меня вопрос, я успокоился и сосредоточился на еде.

К моменту прибытия Алены мы успели не только поесть, но и немного поболтать практически ни о чем да убраться за собой. Первой через телепорт прошла Алена и сразу же широким шагом направилась ко мне. Несмотря на маленькие молнии, пробегающие по ее новому комплекту снаряжения, которые явно указывали на ее плохое настроение, я своей женой прям залюбовался. Когда между нами остались пару метров, и она попыталась что-то сказать, я сделал быстрый шаг вперед, поцеловал ее и, отступив назад, развел руки в стороны.

– Вот теперь, если хочешь, можешь бить. – После этих слов я замер в ожидании ее реакции.

– Ты… Ты… Сволочь! За что спрашивается, я тебя вообще люблю?

Молнии вокруг нее практически сразу исчезли, и она, приблизившись вплотную, прижалась ко мне и обняла. Мне осталось только свести руки на ее спине, обнимая Алену и сильнее прижимая к себе.

– Наверное, за то, что я самая обаятельная сволочь из всех тебе известных сволочей. – Чмокнул я ее в лоб прямо возле края кевларового капюшона.

Пока я тут успокаивал Алену, из телепорта успели появиться и остальные, все уже в новой амуниции, причем, похоже, взяли лучшее из того, что им было доступно. Кварц щеголял в полном легком бронекостюме с закрытым шлемом, небольшая плазменная пушка была прикреплена на правом плече и поворачивалась синхронно с поворотом шлема. Из-за левого плеча выглядывал какой-то механизм, зная Кварца, подозреваю, что это механическая рука-манипулятор. Ну и над ним висели два дрона.

Саргос наоборот щеголял открытым шлемом с кучей приблуд на внешних крепежах шлема. Какие-то увеличительные стекла, пара приборов, похоже, для обнаружения противника в разных световых диапазонах, такие как, к примеру, инфракрасный луч, который обычным глазом не видно. Полная броня корпуса, но ноги и руки были защищены только в самых уязвимых местах. Весь пояс и грудная пластина были увешаны небольшими подсумками. Уверен, там сплошняком набиты детонаторы, взрывчатка, плазменные и криогенные капсулы, ну и естественно всякие лески, кусачки, щупы и остальное необходимое саперу.

А вот Тилорн практически ничего не изменил в экипировке: все та же большая бронированная тушка с опознавательными знаками медика на груди и плечах с закрепленными на спине маневровыми дюзами. Только брони на нем как на небольшом танке: ни одного просвета и соответственно шанса добраться противнику до его тела. Да и вооружен уже привычным щитом и молотом… Эм… А где его любимая кувалда? Так из-за спины ничего не выглядывает, а на внешней стороне предплечья правой руки закреплена какая-то конструкция.

– Тилорн, вот только не говори мне, что ты отказался от молота ради этого… как бы выразиться… этого, не понять чего. – Выпустил я из объятий Алену и указал рукой на отсутствовавшую раньше конструкцию.

– А, это? – Помахал он своей лапой. – Инженеры нашли чертеж в архивах Марты и дали мне на испытание. Трансформационный гибридный комплекс среднего и ближнего боя. В текущем режиме представляет из себя импульсную картечницу с импульсом игольчатого типа. – Указал он на импульсное сопло, разместившееся возле кулака. – В режиме ближнего боя трансформируется в гибрид молота с топором, причем, ударная часть молота может раскрываться и выбрасывать все тот же импульс-выстрел картечью.

Он встряхнул рукой, как будто пытался избавиться от прилипшей к пальцам грязи, и вся конструкция съехала вниз, попутно трансформируясь и перестраивая свои элементы, чтобы сформировать оружие ближнего боя. Полсекунды и Тилорн уже сжимает в руках внушительную кувалду со сплюснутым противоположным концом от ударной поверхности и силовым клином, формирующим режущую кромку.

– Мда… я один среди вас теперь выгляжу, как бедный родственник. – Скривился я, немного завидуя ребятам.

– О дружище, это поправимо! – Дернул рукой Тилорн с небольшим поворотом кисти, возвращая устройство в режим картечницы. – Саргос, доставай!

Саргос скинул рюкзак и выудил из него кейс размерами полметра на полметра и сантиметров двадцать толщиной. Положив кейс передо мной на плоскую поверхность, отступил на два шага, махнув приглашающе на него рукой. Судя по двум отпечаткам ног на верхней поверхности, мне предлагали на него встать.

– Только эту броню сними. – Шепнула Алена и, поцеловав, отодвинулась от меня.

Ладно, послушаем этих скрытников, явно же задумали какой-то сюрприз, так что не будем ломать им ожидания. Сняв текущий комплект брони, и оставшись лишь в футболке и штанах, встал на кейс, который, пару раз мигнув зеленым индикатором, начал трансформироваться, в считаные секунды забираясь мне по ногам маленькими кубическими элементами, формируя по всему телу снизу вверх литую броню. Нечто подобное я видел тогда у Дилайна, только там был обычный на вид браслет, а тут изначальная масса снаряжения явно больше.

Вот, кстати, интересный вопрос, откуда берется лишняя масса? Пока всё окружающее меня воспринималось условно, как игра, я особо не задавался этим вопросом. Хотя при наличии системы миниатюризации и других технологий Атлантов, которые работают по непонятным мне принципам, условно возможно практически все. А учитывая, что такие экземпляры не то что редки, а можно сказать, единичны, то и производство их крайне проблематично.

– И где вы достали такую красоту? – поинтересовался я, когда формирование брони окончилось.

– Совет от нас ей откупился. – Улыбнулась Алена. – Мы их достали попытками попасть на склады Серебряной Гвардии и умыкнуть как минимум для тебя их комплект, а в идеале для всей группы. Вот и всучили нам практически кота в мешке.

– В смысле?

– Да проблема в том, что далеко не каждый может активировать комплект второго поколения элигированной брони.

– Я же говорил, что у него получится, так что моя теория получила еще одно косвенное подтверждение. – Влез Тилорн.

– Так, а вот тут поподробнее прошу. – Заинтересовался я, Тилорн мужик умный и его теории могут быть весьма полезны и интересны.

– Да я пытался понять, почему репликанты, то есть мы, в основной массе намного более приспосабливаемые: быстрее обучаемся и даже физические параметры выше среднего показателя, чем у остальных жителей этого мира. В свободное время я пытался сравнить геном жителей Альфарима и репликантов. И у меня есть теория, что наш геном намного, так сказать, чище, вот на основе этого и того, что наши слепки пролежали в архивах очень давно у меня появилась мысль, что мы можем быть слепками еще первых жителей Альфарима, но из-за множественного стирания памяти и того, что мы подключились прям из виртуальной Земли, у нас не осталось воспоминаний с тех времен.

– Теория, конечно, интересная, но что нам это дает? – не совсем его понял я.

– Ну, для начала шанс активации подобного снаряжения или устройств на основе ДНК у нас не то что на проценты, а в десятки раз выше. Плюс остаточная память помогает нам быстрее сообразить, как себя вести с тем или иным устройством. Ну, или куда лучше пойти, чтобы найти более ценные остатки былого величия.

– Ты хочешь сказать, что мое тотальное везение находить себе приключения на пятую точку может быть связано с остаточной памятью моего предыдущего воплощения, которое было одним из первых жителей Альфарима? – я немного был в шоке от такого.

– Да, весьма возможно, и активация элига второго поколения это только подтверждает. Ведь только те, кто максимально близок к местному эталону человека, мог его активировать.

– Хм… надо будет поразмыслить над этим на досуге. Но сейчас нужно зачистить лабораторию у меня за спиной и, наконец-то, отправиться наверх отдыхать, а то я уже давным-давно не видел свое многочисленное семейство.

– Ага, заодно вырвать Кастру из лап этих живодеров, помешенных на заботе и опеке. – Буркнул Кварц, уже добравшийся до шитаку и чесавший в данный момент одной из них пузо.

– Хотя, нет, отставить, тут кроме Расты со своим зверинцем есть еще целая толпа ваших поклонников, жаждущих пообщаться, так что даю двадцать минут на болтологию, потом идем катком по всем местным системам обороны.

Как по команде группа Расты, молчавшая все это время, разделилась по предпочтениям и завалила ребят вопросами. Я же тем временем решил изучить новую броню, все равно на Алену с вопросами насела Лил, так что я остался в одиночестве. Сжал кулак, покрутил рукой, пару раз присел и даже попрыгал на месте. Вес брони практически не ощущался. Даже не так, броня сидела как влитая, в ней не было ни холодно, ни жарко, максимально комфортно, считай, почти вторая кожа. Так, а что у нас тогда система скажет о ней?

Комплект элигионарной брони «Черный страж М-II»

Броня:

Кинетическая: 86

Проникающая: 67

Термальная: 38

Описание: Комплект брони, разработанный для глубинных ресурсных рейдов в условиях повышенной агрессивности. Имеет ДНК-определитель для исключения попадания брони в руки противника. Трансформационные возможности комплекта позволяют транспортировать его в максимально компактном состоянии.

Дополнительное свойство 1: Закрытая система жизнеобеспечения, рассчитанная на 72 часа активной работы при полном заряде источника питания.

Дополнительное свойство 2: Кибернетические мышцы добавляют мышечное усиление согласно стандартной классификации «Силы» в пять единиц.

Дополнительное свойство 3: Координационная стабилизация автоматически выравнивает возможные отклонения в стабильности положения тела в пространстве согласно стандартной классификации «Ловкость» в три единицы.

Дополнительное свойство 4: дополнительные внешние сенсоры повышает охват окружающего пространства в визуальном и слуховом диапазоне согласно стандартной классификации «Восприятие» на одну единицу.

Дополнительное свойство 5: Климат-контроль обеспечивает комфортное состояние бойца при внешних температурных условиях от минус пятидесяти до плюс сорока градусов.

Дополнительное свойство 6: Самовосстановление запаса энергии. В режиме движения постепенно восстанавливает энергию, в режиме транспортировки скорость восстановления увеличена вдвое, имеются разъемы для внешних источников энергии.

Дополнительное свойство 7: Встроенный вибронож в поясной зоне спины расположен рукоятью на внешнюю сторону. Входит в элемент брони и имеет специальную магнитную частоту для самостоятельного возврата в ножны.

Дополнительное свойство 8: Ручная силовая пушка встроена в левую руку с режимом трансформации для скрытого ношения.

Дополнительное свойство 9: Шлем закрытого типа может работать на большинстве частот для подключения оружейных модулей.

Состояние: 92%

Вес: 15.3 кг

Вот это я понимаю, позаботились о командире! Среднее значение брони больше шестидесяти единиц, естественно не дотягивает до показателей «Серафима» с псионическим усилением, но выше базовых его значений. Думаю более высокие значения брони можно получить только у комплекта Серебряной гвардии, либо у кого-то из тяжелой пехоты, которые под весом брони еле передвигаются, так еще и пушка, встроенная в левое предплечье, плюс вибронож под правую руку. В общем, самодостаточный костюм, но пистолет и винтовку я прихвачу со старого комплекта, а то ручная пушка это дистанция только до пятидесяти метров.

– Так, ребятки и девчонки… ну и всеми любимые питомцы. Поболтали, и хватит, пора идти чистить эту лабораторию.

Глава 14 Наследие

Еще одна дверь-переборка скользнула в сторону, пропуская Тилорна вперед и следующего за ним как привязанного Кварца, который на ходу менял элементы питания, расположенные в районе поясницы. Следом скользнули Марк и Лил, разошедшиеся по флангам, формируя треугольник щитов с вершиной Тилорном в направлении оборонных средств лаборатории.

Лена и Саргос так же парой проскочили сразу за ними с небольшой заминкой у Лены, которая поверх головы Тилорна запустила реактивную гранату по ближайшей потолочной турели. Которая уже активно просаживала энергетический слой щита нашего медика, пока Саргос делал двойной выстрел из своих подобий револьверов, которыми он, похоже, запасся с лихвой, разница была лишь в модификациях. Все пять шитак молниями пронеслись вперед, просочившись вдоль стен мимо щитоносцев, сразу же набрав разгон и всей массой прыгая на появляющихся из боковых дверей антропоморфных дроидов, превращая их в груду безопасного железа.

Как бы мне ни было жаль терять такие образцы, но пускай лучше технари потом из пяти разорванных одного смогут собрать, чем мы снова столкнемся с той массой проблем, которые они могут нам доставить. Уже опытным путем успели выяснить, что тактический режим у них включается только тогда, когда они фиксируют появление противника в зоне прямой видимости, поэтому у шитак и стоит задача ликвидировать их еще на выходе из помещений, иначе потом становится проблематично в них попасть, а их лазерные пистолеты очень существенно бьют.

Оставшаяся пятерка, включая меня, зашла, когда передовая группа успела углубиться на десяток метров и замерла на месте, постепенно уничтожая все агрессивно настроенные средства обороны. Раста с техником и сапером сразу двинулся к правой двери, оставшейся за спинами передового отряда, а я с Аленой соответственно к левой.

– Три, два, один. – Перекрикивая шум боя, я вел отсчет. – Входим!

Приоткрыв дверь, забрасываю световую гранату без шумового эффекта, чтобы выжечь видео-сенсоры у дроидов. Отсчитав время на детонацию, снова распахнул, пропуская вперед Алену, не из-за культуры моего воспитания, а как более сильного бойца ближнего боя. И не зря: прям возле входа она столкнулась с дроидом, потерявшим возможность обнаружения нас, и парой точечных ударов, сопровождаемых разрядом молнии, отправила его в загробный мир для дроидов.

– Чисто. – Скользнула она в правую половину помещения.

– Контролю. – Замер я в дверях, осматривая помещение через прицел винтовки.

– Плюс.

Она достаточно ловко стала обходить помещение по кругу в поисках затаившихся дронов, когда мы увидели, что уже парочка паукообразных красавцев неожиданно выходит к нам в тыл, честно сказать мы заметили их лишь в последний момент. От потерь нас спасли Лаки и Чистюля, две кошки-шитаки, которые отдыхали возле Расты, пока третья самка и два самца разбирались впереди в узком проходе, где все пять не поместились бы. Вот эти две красавицы и успели перехватить дронов, одного уже в прыжке в голову Расты, а второго, чточуть отстал, ударом лапы сбили со стены, по которой тот передвигался.

– Все чисто. – Закончила Алена обход помещения с кучей столов и множеством пробирок на них.

– Я ко второй группе!

Шаг вперед, чтобы видеть, куда ставлю ногу, опустив ствол в направлении пола, разворачиваюсь на носочках и следующим шагом опять оказываюсь в коридоре. Быстрый зрительный контроль того как обстоят дела у передовой группы и, убедившись что все в порядке, слегка приподняв ствол винтовки, быстрыми шагами добрался до противоположной двери, возле которой замер Седой, высматривая что-то внутри через дверной проем.

– Чего так долго?

Сразу же спросил у него, их ведь трое – должны были быстрее, чем мы, справиться с проверкой помещения, а стрельбы, которая могла бы сообщить о возникновении осложнений, с их стороны не было. Развернувшись лицом ко мне, он своим ошарашенным лицом чуть не заставил меня бегом рвануть в помещение, хорошо, что вовремя сообразил, если бы что-то случилось, то Седой был бы скорее злой или расстроенный, чем ошарашенный.

– Командир, тут такое дело… – Замялся он. – В общем, там того, девка голая.

Винтовку за спину, на одной руке активирую встроенное оружие, второй отодвигаю Седого и вхожу в комнату, сразу же положив невооруженную руку на рукоять пистолета, чтобы иметь возможность мигом выхватить оружие. Беглый взгляд по помещению не обнаружил посторонних людей, только Раста и Ник стояли зависшие возле огромной колбы с мутноватой жидкостью зеленого цвета. Только повторно осмотревшись, задержал взгляд на колбе, где четко виднелись контуры женского тела. В третий раз пробежавшись глазами по помещению, убедился, что опасности действительно нет, и пошел этим кадрам прописывать втык.

– Раста, Ник! Анальным отверстием насадить вас на дуло танкового ствола и восемнадцать раз провернуть против часовой стрелки по левой резьбе! Какого хрена вы, трижды контуженные гранатой без запала, зависли? – разошелся я, видя такое наплевательство. – В коридоре ваши товарищи бой ведут, а вы тут херней страдаете. Так, один остается для контроля, второй хватает за шкирку Седого и со всех копыт несется им помогать!

Раздав пару подзатыльников я, не ожидая ответной реакции, развернулся и направился на выход, деактивируя на ходу встроенное в броню оружие и перетягивая из-за спины винтовку. Хорошо хоть в коридоре все было в порядке, группа Тилорна уже успела добраться до второй пары дверей, и щитовики остановились, не доходя пару шагов до них.

– Работаем! – отдал я команду и все сразу зашевелились.

Небольшой рывок, и двери в стенах остались позади силовой группы, Алена сразу же заняла позицию возле одной двери, а ко второй мимо меня со всех ног пронеслись Раста и Седой. Вся зачистка прошла на этот раз штатно, разве что на этот раз ребятам досталось два дрона: один антропоморфный и паучок. А вот у меня с Аленой помещение оказалось пустое, что и не удивительно: перед входом валялись останки трех дронов, уже успешно разобранных пятеркой шитаку.

Только когда мы закончили зачистку третьей пары помещений, а силовая группа дошла до дверей в следующую зону лаборатории, я объявил перерыв. Вот только отдыхать никто не захотел, все уже были в курсе о новой находке, так что считай, полным составом мы набились в комнату с девушкой, плавающей в огромной колбе.

– Седой, вон рабочие терминалы, – указал я на планшетный стол с сенсорной поверхностью. – Займись, мне нужна информация! Кварц, хватай Саргоса и обследуйте эту колбу, хочу быть уверенным, что там не заложена пара сюрпризов. – Раздав первичные команды, повернулся к нашему медику. – Тилорн, есть мысли о том, кто это может быть и откуда она в лаборатории, построенной Атлантами?

– Я могу ошибаться, но это, скорее всего, синтетик…

– Кто? – одновременно спросили я и влезшая в разговор Лена, но сразу же замолчавшая, увидев мой взгляд.

– Синтетический человек. Не знаю, как тут, но у нас одно время пытались их вывести. Полностью идентичные обычному живому человеку вот только в отличие от клонов эти полностью смоделированные до самой последней хромосомы с заменителем крови, текущим по венам. Так сказать идеальный человек. Единственный их минус в том, что у них нет разума. Каким-то примитивным функциям обучить получалось, но не более, мозг человека до сих пор недостаточно изучен, чтобы полноценно его смоделировать. Пытались даже подключать искусственные интеллекты, но, по сути, получали обычных биороботов, только цена производства зарубила на корню все подобные проекты. Легче и дешевле было делать таких роботов из металла.

– Ага! Вот, значит, откуда ноги растут у того проекта. – Вспомнилась мне провальная попытка ввести в армию биороботов. – Да, действительно, эти ребята сбоят, если попадают в нестандартную ситуацию. Что еще можешь сказать?

– Да пока все… И то это только на уровне предположений. Хотя могу еще добавить, что этой лабораторией пользовались достаточно активно в последнее время.

– Командир. – Окликнул меня Ник – Тут, похоже, пытались создать Андроидов. – Указал он на стол, возле которого стоял.

Подойдя к Нику и внимательно осмотрев находку, вынужден был признать, что парень прав. На столе лежало одиннадцать точно таких же, как у Иралы, информационных носителей. Не знаю, насколько они сформировавшиеся в сравнении с нашей девочкой, но сам факт наталкивал на ряд неприятных мыслей.

– Думаешь, тут Администратор постарался? – подкралась сзади Алена

– Больше некому. А еще я теперь не уверен, что Ирала появилась за счет случайного стечения обстоятельств.

– Учитывая найденное, возможно ты и прав. Он мог заложить некое количество искусственных интеллектов с открытым кодом и просто подождать, получится с них заготовка для андроида или нет. – Согласилась со мной Алена.

– Ну да, особенно на фоне того, что у Администратора могла сохраниться технология их создания.

– Командир, я взломал местную электронику! – донесся голос Седого. – Вот только я ни черта не пойму, о чем тут говорится, какие-то геномы, хромосомы…

– Тилорн, разберешься?

– Попробую, я хоть и медик, но не генетик. Но общее представления получу точно.

– Давай работай тогда, а мы тебя подождем. – И, повернувшись к колбе, уточнил. – Кварц, Саргос, что у вас.

– Все чисто! – откликнулся Саргос.

– Так чего застряли?

– Пытаемся понять, откуда это устройство тянет питательный раствор.

Тилорн и ребята копались каждый в своем деле несколько часов, мы же не теряя времени, успели поесть и даже немного вздремнуть в качестве послеобеденного сна, естественно выставив часового, которым самостоятельно вызвался побыть Раста. Когда я вынырнул из дремоты, в которую погрузился разморенный сытным обедом в исполнении Седого, Раста стоял возле колбы, приложив к ней руку и закрыв глаза. Я собирался уже отругать его, но заметил, что шикаты ходят по коридору, патрулируя, а одна из них вообще сидит на входе как статуя, одни лишь уши шевелятся, улавливая любой даже самый малейший шум.

– Я ее не чувствую, – не открывая глаз, оповестил Раста, видно каким-то своим чутьем определив что я проснулся. – Совсем не чувствую, только вблизи ощущается размеренное сердцебиение и все: ни эмоций, ни желания. Вообще ничего. Каждое живое существо, которое мне встречалось, обладало какими-то эмоциями, даже ваша Ирала слабо, но ощущалась, даже охранных дроидов на расстоянии метра я ощущал! Холодные безвкусные, но ощущения, а тут сплошная пустота.

– Потому что она не живая, точнее псевдоживая. – Ответил Тилорн. Похоже, Раста не ко мне обращался, а к нему.

– В смысле псевдоживая? – Поднявшись и начав скручивать каремат, на котором до этого дремал, решил уточнить не совсем понятное высказывание Тилорна.

– Да в прямом! Она в текущем состоянии вне этой капсулы не выживет. У нее вместо мозга только небольшой придаток, отвечающий за дыхание и сердцебиение, больше ничего.

– Ты хочешь сказать, что у нее черепушка пустая?

– Ну, не пустая, там вживлен силовой каркас для установки информационного носителя. Она – абсолютно новое слово в мире генетики и биоинженерии. Сеть проводников вместо нервной системы, сверхпрочный скелет со строго расположенными нанокапиллярами, мышцы усилены синтетическими волокнами…

Дальше его понесло в формате восхищения столь сложно устроенной дамой. Но меня это уже не волновало, главное я уловил – это действительно была заготовка для андроида. И не менее значимым оказалось то, что эта заготовка была ничем не отличимая от человека, даже репродуктивные функции человека сохранены. Не знаю, зачем Администратор ее создавал, но я найду достойное применение этой заготовке.

– Тилорн, хватит слюной захлебываться, лучше скажи, сможешь установить ей информационный носитель?

– Это очень сложная хирургическая операция, но на имеющемся тут оборудовании есть шанс, что у меня получится. Но неужели ты хочешь один из этих носителей установить или… – Запнулся он. – Или ты смог вытащить носитель Иралы? Фух… – Выдохнул он, поняв что-то для себя из моего выражения лица. – А я прям боялся спросить об этом из-за страха услышать, что в той мясорубке ее не удалось спасти. Для нее я постараюсь изо всех сил, только вот есть одна проблема. Ты уверен, что она хотела бы себе такое тело? – похоже, не только он боялся, остальные так же ни разу о ней не упомянули, тоже видать боялись услышать негативный ответ.

– У меня как-то не было возможности спросить. – Пожал я плечами.

– Волпер, так это фигня вопрос. – Влез в наш диалог Кварц. – Дай пару минут я сварганю переходник, и подсоединим ее к планшету Седого.

Сказано – сделано, через пять минут мы уже всем старым составом команды как идиоты пялились в экран на спину отвернувшейся от нас Иралы, которая выбрала себе изображение предыдущего тела. А еще она как истинная женщина игнорировала все наши вопросы и своей спиной излучала море обиды. Осталось теперь понять, на что она обижается. Вот только в понимании этого нам даже Алена не могла помочь.

– Ирала, ну вот какого хрена? Мы тут из кожи вон лезем, находим тебе новое тело, а ты изображаешь из себя обиженку. Так ведь если бы действительно обиделась, то не стала бы проецировать свое изображение, чтобы просто постоять спиной к нам. – Уже не выдержал я, за что получил тихое шипение Алены и неодобрительный взгляд остальных.

– Правда, новое тело? – наконец-то отреагировала она, хоть и не на то был расчет. – Хотя какая разница, я вам все равно не нужна. – И снова замолчала, так и не повернувшись лицом к нам.

– Ох уж эти женщины… Иралочка, дорогая, ты нам нужна! И мы действительно не понимаем, на что ты обижаешься. И да, мы нашли тебе новое тело, в котором ты сможешь стать полноценным человеком…

– Даже сексом заниматься и детей рожать… Ай!

Влез Кварц, но сразу же получил подзатыльник от Алены, а ко мне прям ностальгией потянуло, было ведь время, когда Кварц традиционно с завидной регулярностью получал подзатыльники от меня и Кастры. Блин, всего лишь два года прошло, а успели столько пережить все вместе, что это нас сроднило, наверное, даже крепче кровных уз. Ладно, сейчас не время отвлекаться.

– Так вот, почти полностью человеческое тело, только искусственно созданное и адаптировано под информационный носитель твоего типа.

– Правда, я вам нужна? – снова ухватилась она не за тот кусок моих слов. – Тогда почему почти двое суток вы не выходили на связь? Знаете, как мне было страшно в полной темноте на минимальной мощности для сбережения энергии во встроенном аккумуляторе? Я ведь думала, что Администратор всех убил, только поэтому вы не выходите на связь. А это значит, я валяюсь где-то там, на том поле, или еще хуже, пылюсь где-то в закромах Администратора, пока он не придумает, что со мной сделать… Кстати, а где вы успели раздобыть такое биологическое тело для меня? – резко сменила она тему. – Всего лишь чуть меньше двух суток прошло. А ведь, насколько мне известно, мало того, что нужно очень хорошее оборудование, так еще и кучу времени надо, чтобы это тело вырастить.

– Мне кажется, или с каждым месяцем она становится все более человечной, точнее даже женственной. – Задумчиво пробормотал Саргос.

– Тссс! – тсыкнула на него Алена.

– Так, а ну покажите мне тело, а то я не хочу попасть в какую-нибудь анорексичку, что стыдно будет на людях без брони показаться. – Ирала сделала вид, что не услышала Саргоса, хотя это весьма сомнительно.

Спорить никто не решился, так что пришлось тащить планшет к «капсуле» как выразился Тилорн, хотя по мне так это была, самая что ни на есть колба. Минуть пять, Ирала командовала нами, как держать планшет, чтобы ей виднее было, и внимательно изучала тело. Даже попросила Тилорна показать биометрические данные на сенсорном столе. В итоге выдала свое заключение.

– Грудь, конечно, маловата, всего лишь третий размер, особенно на фоне открывшихся возможностей по соблазнению мужчин. Но фигура компенсирует этот небольшой минус, так что я согласна на это тело.

– Ирала, прекрати, это уже начинает раздражать, когда ты пытаешься строить из себя дурочку. – Не выдержал я.

– Прости! Я просто действительно испугалась первый раз за свое существование, и это очень странное состояние, когда даже исходный код начинает сбоить, и вылезают непонятные ошибки. Вы же для меня стали как привычная для человека семья, которой у меня никогда не было. Ты папа, так сказать мой родитель, что дал мне реальное понимание мира и тело, в котором я могла жить и радоваться. Алена, как твоя жена, стала мамой, которая мне и Кастре объяснила целый ряд женских хитростей, а лично мне показала, как быть женщиной, сильной, независимой, но горячо любимой и любящей женщиной. Тилорн, как дядя, который всегда поможет, поддержит и если надо прикроет своим щитом. Ну, а остальные братишки и сестренка, с которыми можно поболтать на разные темы, а иногда и даже просто подурачиться без всякого просчета своих действий и какой-то определенной цели. А тут вылез шанс очень далекий от нуля, что я могла вас потерять. Еще раз прости меня, и можете приступать к помещению меня в новое тело.

После этих слов она сразу же отключилась, но я успел заметить, как на ее цифровом изображении по щеке потекла слеза. Сомневаюсь, что она это специально спроектировала ее, а значит, она действительно уже почти как человек, осталось только ее цифровую душу поместить в подходящее тело. Жестом, дав сигнал Кварцу отсоединять информационный носитель Иралы, дождался, пока он это сделает, и заговорил:

– Тилорн, хоть наизнанку вывернись, но проведи операцию так, чтобы все прошло удачно!

– Постараюсь!

– Еще одно, объясни мне, почему Администратор не сделал полноценный мозг? У него же есть разработки Атлантов, они, думаю, успели достаточно его изучить.

– Скорее всего, по той же причине, что и наши… как бы это объяснить… Легче всего просто скопировать человека, чуть сложнее внести определенный ряд изменений, но полноценно создать новое мыслящее существо практически нереально.

– Но он же создал множество разновидностей. – Обратил я внимание на противоречие.

– Да, но какой у них технологический уровень? А все потому, что он использовал практически единственный вариант. Нет, давай я тебе всё по порядку объясню, пока подготавливаю оборудование к операции. – Замелькали его пальцы над сенсорной панелью. – Проблема создания нового мыслящего существа в том, что в какой-то момент обязательно вылезает критическая ошибка, которая сведет это существо с ума. При самых детальных расчетах сотней искусственных интеллектов на протяжении десятка лет ученые выдали разработку, у которой имелось всего два десятка шансов на ошибку в работе мозга, и по их проекту шанс каждой из них не превышал одной миллионной части процента. Было создано сто опытных образцов. В итоге за семь лет все сто экземпляров сошли с ума, и самое смешное, что ни одной из совокупности событий для запуска этих двух десятков ошибок, так и не произошло. Везде сработали события, которые ИскИнами не были учтены как варианты, которые могут произойти с триллионными долями вероятности. Администратор же пошел другим способом – методом эволюционной цепочки. У нас эти разработки имели только теоретическую базу, чтобы ее проверить на практике, необходимо было иметь пару тысяч лет в запасе. У Администратора они были, вот он и создавал существо с минимальным мыслительным процессом, но с большим потенциалом развития, и ставил его в условия ускоренной эволюции. А дальше природа самостоятельно из поколения в поколение ставила заплатки в слабых местах, улучшая изначальную структуру мозга. Уверен, что выжило при этом не больше половины видов, но все равно это намного больше, чем сразу создавать.

– Значит, мы просто сработали на опережение? – от такого я был немного в шоке.

– Да, думаю еще пара сотен лет, и они бы уже бегали с огнестрельным и энергетическим оружием.

– Это что же получается? И нас могли точно так же в свое время создать? – высказал интересную мысль Кварц.

– Ходит такая теория в определенных кругах, как и та, что вся жизнь на первоначальной Земле искусственно создана. Но нет данных, которые могут полноценно подтвердить или опровергнуть данную теорию. – Согласился Тилорн. – Особенно на фоне того, что спустя такой огромный период времени человечество продолжает развиваться, а не впало в стабильную стагнацию… Хотя при условии того, что наш мир действительно был искусственным, а Альфарим настоящим, я уже и не знаю, что думать, а с местными разработками в этом направлении и теориями я пока еще слабо знаком.

– Народ, это, конечно, все архиинтересно. – Подал голос Раста. – Но я не понял, та снайперша, которая была в вашей группе, оказывается была андроидом?

– А ты что только сейчас это понял?

– Ну, как бы, да. Ведь несмотря на немного приглушенные, но я ощущал ее чувства. Думал просто высокое псионическое сопротивление…

– Вот еще одно подтверждение, что Ирала почти человек и обладает, пускай и цифровой, но душой. – Подвел я итог этому высказыванию Расты.

– Согласен! – Поддержал меня Тилорн – Поэтому все выметайтесь, мне надо пару часов на операцию, и даже не думайте заглядывать сюда до ее завершения!

Глава 15 Не всегда стоит бросаться в бой

Уложив рюкзак на пол, и усевшись сверху, я облокотился на стенку, одной рукой обняв жену, а второй придерживая винтовку на коленях. Находясь в состоянии полудремы, попутно пытался проанализировать имеющуюся информацию. Все равно за два с половиной часа мы уже успели привести все снаряжение в порядок, и оставалось только спать или пытаться найти себе развлечение.

Алена выбрала первый вариант и спокойно посапывала, прижавшись к моему боку. Саргос с Кварцем практически на коленке что-то пытались сообразить с боеприпасами для револьверов сапера. Седой погрузился в свой планшет и если первый час внимательно что-то изучал, то сейчас, похоже, увлеченно режется в какую-то игрушку. Лена с Лилией о чем-то битый час увлеченно шушукаются, а остальные последовали примеру Алены и дрыхли без задних ног.

Предложение пойти дальше на зачистку я отмел напрочь: без нашего основного «танка» – это только риск кого-то потерять, а если, не дай Сердце, упустим дроида, который проберется к Тилорну… Можем потерять новое тело для Иралы. Итак шанс на успех далек от ста процентов, иначе медик столько не возился бы с этой операцией. Прям любопытство разъедает, долго ли еще, но и отвлекать не хочется.

В любом случае поразмыслить тоже есть о чем. Мы прошли уже одиннадцать секций этой лаборатории. Несмотря на то, что для себя полезного ничего не обнаружили, уже можно сказать, что сходили не зря. Множество разнообразного оборудования, хирургические комплексы, вакуумная вирусная лаборатория, пара помещений, оборудованных для работы с геномом, емкости для выращивания, загоны для содержания генно-модифицированных организмов и куча всякого научного оборудования.

Если верить моей команде и технарю Расты, то всё оборудование тут офигенно высокого качества, причем, большинство образцов никто из них ни разу в глаза не видел и даже не слышал о таком. Хотя это не показатель, но дает шанс надеяться, что мы не что-то примитивное на уровне велосипеда нашли. Но даже если в действительности это окажется хламом, можно с уверенностью утверждать, что этой лабораторией очень много и часто пользовались. А значит, Администратор явно тут бывал частенько, осталось только понять, что именно он тут делал. Это я и пытался в данный момент проанализировать.

К сожалению, ни черта у меня не получалось. Единственное, что я смог для себя однозначно определить, что местный проект Администратора явно был как-то связан с андроидами или так называемыми «синтетиками». Но даже предположение, которое ненадолго у меня возникло, что он планировал внедрить таким образом к нам диверсантов, развалилось, даже не успев окончательно сформироваться. Сердце с его контролем информации и каждого подключенного к интерфейсу человека просто не позволило бы долго скрываться таким диверсантам.

– Всем привет! – раздался мягкий, но немного охрипший голос.

Рефлекторно ухватившись за винтовку, так и не поднял ее. В открывшейся двери помещения, где Тилорн проводил операцию, стояла молодая девушка, закутавшаяся в медицинскую простынь, и слегка пошатывалась. Видно еще не полностью контролировала координацию после операции. Длинные русые волосы, спадающие почти до колен, были забраны за маленькие аккуратные ушки, открывая практически правильный овал лица.

– Ирала? – задал я глупый вопрос.

– Ждал кого-то другого? – улыбнулась она.

– Да вот не ожидал, что ты теперь будешь самой маленькой в группе.

– Прости, размеры закончились, пришлось брать по скидке последний костюмчик, а он, как на зло, метр шестьдесят пять оказался. Хорошо, что хоть в груди не сильно жмет, а то еще и плоской как доска оказаться, вообще желания нет. – Пошутила она.

– А ну иди сюда, мелкая засранка! – сгребла ее в охапку подскочившая Алена.

– Сама ты мелкая, я вообще-то постарше тебя буду. – Буркнула Ирала, но с видимым удовольствием прижалась к Алене. – Как же я по вам соскучилась! Вроде пара суток, но как будто вечность не видела.

– Эм… А где Тилорн? – наблюдая за оживившейся командой, которая начала Иралу засыпать поздравлениями и вопросами, вклинил я свой вопрос.

– Сидит за сенсорной панелью, он там что-то важное нашел.

– Рад, что ты опять с нами! – проходя мимо, потрепал я ей волосы, заодно успев заметить аккуратный свежий шрам, мелькнувший среди волос на затылке. – Пойду, проверю, как там Тилорн.

Оставив ребят поздравлять Иралу с получением нового тела, зашел в комнату, где проводилась операция, и как-то даже не сразу ее узнал. Колба, в которой хранилось тело, куда-то успела исчезнуть, а середину помещения занимала горизонтально расположенная хирургическая капсула с операционным медботом над ней. Если тут столько оборудования спряталось в стенах, полу и потолке, то сколько же еще оборудования мы пропустили в уже проверенных помещениях?

– Тилорн, ты чего там завис? – позвал я друга, что-то листавшего на сенсорной панели.

– А, Волпер. Ты-то мне и нужен, иди сюда быстрей. – И когда я подошел, вывел на экран схематическое изображение человека с множеством данных. – Смотри, оказывается тело, доставшееся Ирале, рассчитано было не под условия Альфарима.

– Если бы я еще понял, куда смотреть.

– Прости, вечно забываюсь. Тогда лучше объясню своими словами. В Альфариме сила притяжения, содержание кислорода, атмосферное давление и еще масса параметров максимально точно подстроены под условия привычной нам планеты Земля. Это вполне логично, если принимать во внимание, что эта планета колыбель человечества и ее показатели лучше всего подходят для нашего вида. Но у тела Иралы есть целый ряд отклонений.

– А вот тут поподробней, что это за отклонения и каким боком они могут вылезти? – вклинился я в паузу между его словами.

– Не волнуйся, ничего серьезного. Просто во время операции я столкнулся с немного нестандартным количеством тромбоцитов… Клеток, отвечающих за свертывание крови, и решил более детально поднять информацию по этому телу. Чтобы не загружать тебя медицинскими терминами, скажу так: у нее все основные положительные проявления тридцати двух наций.

– Подожди, ты сейчас про колониальное ожерелье?

– Именно! Тридцать две планеты, ставшие основными центрами жизни по освоенной части космоса, каждая из которых имеет свои особенности. – Подтвердил мои мысли Тилорн.

– Отсюда и рост метр шестьдесят пять. Специфика трех планет с немного более высоким тяготением. Тогда получается, что Администратор проектировал синтетиков для работы на этих планетах, а не внутри Альфарима?

– Скорее всего.

– Хорошо, давай тогда логически мыслить. Администратор, владея доступом к намного более широкому спектру технологий, оставшихся от Атлантов, явно понимал, что Альфарим крайне сильно ресурсно истощен. – Присел я на край хирургической капсулы. – Вместо попытки сохранения ресурсов, он создает целое полчище всевозможных видов и проектирует синтетиков, способных в одинаковой мере работать на любой из планет, входящих в колониальное ожерелье.

– Значит, у него есть доступ к внешнему миру, или он знает… знал, как такой доступ получить. – Дополнил Тилорн, пока я задумался.

– Именно! Учитывая наличие портальных систем и центрального портального зала, я склоняюсь к варианту, что доступ именно через них. Ну и если еще учитывать, что сам Альфарим, скорее всего, миниатюризирован…

– Я бы сделал ставку на подпространственный карман. Не забывай, что в Альфариме на данный момент нет предметов с миниатюризацией, в который можно было бы поместить еще один предмет с миниатюризацией. Происходит конфликт. – Поправил меня медик.

– Согласен замечание существенное, но не по сути. Я пытаюсь понять, почему обладая доступом во внешний мир, он не стал там разводить своих зверушек.

– Нужна условно-безопасная среда для максимально быстрого эволюционного созревания вида. А как обстоят дела снаружи, неизвестно.

– Тоже верно. – Согласился я. – Заодно уничтожил лишних потребителей ресурсов в нашем лице, выдавив людей аж до шестого уровня. Сохранив при этом популяцию, скорее всего, для того, чтобы сохранилась технологическая линия для последующей экспроприации уже его ручными зверушками.

– Вполне логично. Тем более на фоне наших скудных знаний о Некроносах, вполне логично встраивается идея делать синтетиков-разведчиков с определенно заданным поведением, которые приносили бы ему данные о состоянии снаружи. – Добавил он немного рассуждений.

– Отсюда выходит, что где-то недалеко должен быть склад со снаряжением для синтетиков и либо в конце нас ждет еще один телепортационный зал, либо тот телепорт, через который мы прибыли в пару скачков, должен привести нас на главную телепортационную станцию, или откуда там есть возможность попасть наружу… Тилорн, а может ну его нахрен?

– В смысле? – не понял меня медик.

– Ну, вот это все! – неопределенно обвел я рукой. – Просто передадим скурфам или СВФ добытую информацию, пускай сами дочищают эту лабу, а сами вернемся на верхние уровни. Меня там ждет большое семейство, осядем где-то уровне на пятом-шестом, откроем тебе больничку, Кварцу и Саргосу мастерскую, да будем спокойно себе жить.

– Кхм… – Прокашлялся он. – Ты сам-то веришь, что мы сможем спокойно жить? Или, может, думаешь, что сможешь усидеть на месте после открывшейся информации?

– Уел! Уже не смогу спокойно сидеть на одном месте. Адреналин он же, как наркотик, чем больше получаешь, тем больше хочется. Ладно, копируй информацию, пойду, попрошу Иралу вместе с Кварцем и Седым посмотреть эти одиннадцать информационных носителей, чтобы быть уверенным в том, что это будущие андроиды или болванки для синтетиков.

Выйдя из комнаты, я застал картину, как в дальнем углу женский коллектив пытается подобрать вещи из своих запасов, подходящие Ирале, а строго в противоположном углу мужская половина группы усиленно пытается не коситься в их сторону. В итоге Иралу одели, что называется «с мира по нитке». Ни черта не подходило по размерам, но хоть не придется ей голяком шляться.

Пришлось задержаться в этой зоне еще на полсуток, пока проверили уже пройденные помещения на скрытое оборудование, что с возможностями по взлому информационных систем Иралы было проделать намного проще. Пока проверили информационные носители на предмет их отношения к андроидам, и обнаружив, что это всего лишь искины с фиксированным поведенческим модулем для синтетиков, уже и настало время для отдыха. Так что, дав стандартные восемь часов на сон, я перенес дальнейшую зачистку на завтра.

А вот утро принесло Ирале неожиданный сюрприз. Оказывается, новое тельце кушать хочет. Узнав это, мне так и хотелось пошутить, что люди в Альфариме в туалет не ходят, а андроиду придется, но не стал поднимать сортирный вопрос, тем более подозреваю, что там тоже как-то все перерабатывается без остатка.

– Так, Ирала, двигаешься сейчас в тылах, никуда не лезешь.

– Почему? Ты же знаешь мои боевые качества… – Начала она.

– Отставить! К телу ты еще не привыкла, оружия подходящего нет, броней не экипирована. А то, что на тебе сейчас, больше будет мешать, чем защищать. Еще вопросы?

– Нет.

На том и порешили. Единственное, что я еще дополнил, так это попросил Расту держать возле Иралы одну или две из своих шитаку. Так, на всякий случай. Следующие три сектора мы зачистили почти без происшествий, только нам все чаще начали попадаться комнаты с колбами, как та, в которой нашли тело для Иралы. Вот только почти все синтетики были как под копирку: мужская и женская модель. Я даже немного обрадовался этому, не хотелось бы, чтобы наша андроид обижалась на меня, что я поспешил с выбором, если бы в итоге оказалось, что есть из чего выбрать.

А вот четвертый встретил нас достаточно крупным ангарным помещением, причем смена планировки была настолько резкой, что от неожиданности силовая группа немного замешкалась, сформировав этакую пробку в дверях. Это возможно нас и спасло, не дав автоматическим оборонным системам открыть огонь с трех сторон.

– Пирамиду! Отходим под счет! Техники, все внимание на энергию силовиков! – моментально разнеслись мои команды. – Три, два, один, шаг!

Слитные движения синхронно с моими командами дали нам отступить без потерь, несмотря на то, что шесть разноплановых турелей поливали плотным огнем энергетические щиты силовиков, оставляя многоцветные всплески по силовому слою. Едва переборка закрылась, отрезая нас от неожиданной встречи, Седой ужом протиснулся между силовиками и бросился к приборной панели блокировать переборку.

– Расслабились, однако! – нарушил я напряженную тишину, когда убедился, что Седой заблокировал проход.

– Четыре аккумулятора за десяток секунд. – Устало опустился на колено Тилорн, при этом продолжая сверлить взглядом закрытую переборку, готовый в любой момент вскочить на ноги. – Думал все, уже не выстою.

– Так, хватит рефлексировать, включаем мозги, анализируем то, что успели заметить, и выдвигаем предположения, как будем действовать дальше. Тилорн?

– Шесть турелей с одиннадцати до часу расположены на первый взгляд в немного хаотическом порядке. Если считать по вертикали, по часам, то на четыре часа будет лазерная, на пять тридцати – крупнокалиберная огнестрельная, на полседьмого, может, на семь часов – электрический разрядник, на девять тридцать – плазменная, на одиннадцать – импульсная, и на полвторого что-то энергетическое в зеленоватом цветовом диапазоне. Раньше ничего подобного не видел, но от нее щит сильнее всего проседал. Удаление разное от двадцати до пятидесяти метров, но со стабильным интервалом, как будто по спирали закручено. На максимальном удалении что-то еще успело вылезти на шесть часов, но так и не успело выстрелить.

– Лил, что по правому флангу? – продолжил я собирать информацию.

– Три автоматические турели точно, успела заметить торчащие элементы, еще что-то под потолком в самом углу, в зону видимости не попало, но сантиметров пять дверного проема оплавило. Когда отходили, еще выкатилось пяток шарообразных дроидов, и тройка дронов зависла под потолком.

– Еще восемь подобных дроидов по левому флангу, а вот дронов я там не заметил. – Сразу же продолжил Марк, как только Лил замолчала.

– Еще что-то? – обвел я взглядом группу.

– Ширина помещения идентична предыдущим с учетом боковых комнат. – Взял слово Кварц, видя, что остальные молчат. – Внутри размещено восемь стеллажей в ширину, они защищены энергетическим барьером, благодаря чему оборонные системы не стесняются палить во все стороны. Метров через тридцать в глубину разрыв между стеллажами, скорее всего, перпендикулярный проход. Я успел насчитать три таких прохода. Потолочная турель, указанная Тилорном, находится строго на перекрестке проходов и, если судить по станине, может вести огонь во все четыре стороны. Так что можем ожидать подобные на каждом перекрестке.

– Подведу тогда итог. – Задумчиво проговорил я. – Текущими силами нам не вытянуть. Ну, по крайне мере, не разнеся половину помещения.

– Можно устроить пробежку… – Начала было Алена.

– А смысл? Время не поджимает, сверхважной цели там нет, чтобы так рисковать. Тем более пробежку сделать сможем только ты, я, да шитаку, маловато.

– Согласна, погорячилась.

– А что за пробежка? – спросила Лена.

– Берется основная группа, которая отвлекает на себя огонь. – Начала объяснять Ирала. – В то же время самые мобильные члены группы на максимально доступной им скорости начинают лавировать по флангам, стараясь повредить, как можно больше огневых точек противника, не замедляя движение и оставляя недобитых на остальную группу. Потому и пробежка, что нужно опередить огонь противника, успев нанести достаточно вреда, иначе бегунов превратят в фарш.

– Жестко!

– Поэтому пробежку никто делать не будет, сейчас отправим запрос Альфреду или Криллу, пускай высылают тяжелую пехоту, без них нам тут не справиться, а смысла рисковать я не вижу.

Прекратив все обсуждение на данном этапе, принялся за переписку с Альфредом, так как что-то скрывать я не видел смысла, пришлось достаточно долго с ним переписываться, но в итоге получил в свое расположение роту тяжелой пехоты и комбинированную роту из технарей и научников плюс взвод прикрытия. А потом мне пришлось почти все то же самое повторять Криллу, у которого я выбил для себя еще два отделения псиоников.

Теперь осталось самое тяжелое: дождаться всю эту толпу, которая доберется к нам только через двое суток. Зато, наконец-то, есть время потренироваться, поэтому отведя всю группу практически в самое начало, мы за эти двое суток успели сделать четыре полных прохода, меняя каждый раз учебные условия. Погонял я их неплохо, но зато теперь уверен, что группа будет лучше работать в подобных условиях.

На пятый заход пойти не получилось. Когда мы проснулись со мной на связь вышел командир тяжелых пехотинцев и сообщил, что через полчаса они начнут переход через телепорт вместе с псиониками и техниками. Пришлось срочно нестись встречать подкрепление, чтобы не заблудились, в сторону раздевалки.

Тушка появившегося пехотинца была крупнее меня раза в полтора из-за навешенной на него брони. Учитывая, что щита у него с собой не было, то мне прислали бойцов с личными силовыми коконами, хоть держат урона они меньше из-за ограниченных аккумуляторов, встроенных в броню, но и огневая мощь у них существенно выше. Вот только эмблемы скурфов я на них не наблюдал, зато СФВ присутствовала.

Ну как бы Альфред упоминал, что они вернулись в подчинение к скурфам. Но я думал, что это исключительно номинально пока. В любом случае боец, сойдя с телепортационного круга, сразу же отстегнув шлем и сняв его, выровнялся по стойке смирно, поставив возле себя ручной пулемет.

– Командующий Волпер, лейтенант тяжелой пехоты Леррой с подконтрольной мне группой прибыл в ваше распоряжение.

– Отставить! Давай по-простому, Леррой, тем более меня всех регалий лишили. Тебя в курс дела ввели? – попутно наблюдая за появляющимися из телепорта бойцами, поинтересовался я.

– Выдали маршрут и сказали, что Вам нужен живой щит, подробностей не сообщили.

– Вот Альфред засранец! Седой, дай планшет.

Открыв схематическое изображение места предстоящего штурма, согласно тому, что мы запомнили, передал планшет лейтенанту, повесив на Тилорна и Алену заботы о распределении прибывающего подкрепления, а то все сразу в телепортационном зале явно не поместятся. Увлекая офицера за собой в коридор, попутно начал вводить в курс дела.

– Смотри, лейтенант, это схематическое изображение того сектора, куда мы не смогли прорваться, точно известно о семи точках пулеметного огня. – Указал я на места, где располагались турели. – Так же считаем, что могут быть автоматические системы вот тут и тут. Огонь крайне интенсивный, а мы, как видишь, больше специализируемся на мобильных боях, чем на силовом сопротивлении. Плюс не стоит забывать, что кроме автоматических систем, там еще куча дронов и дроидов, как минимум единиц двадцать точно есть – это лишь те, которые были визуально подтверждены.

– Что у нас находится вот тут и тут? – указал он на изображение стеллажей.

– Скорее всего, оружейные и амуниционные стеллажи. Защищены своим отдельным силовым барьером, думаю, в крайнем случае, можно использовать, как укрытия, но не рекомендуется злоупотреблять. Учитывая окружающую нас технологическую начинку, там и снаряга должна быть похлеще нашей, так что если не хочешь, чтобы технари сожрали нас с потрохами, надо постараться не повредить.

– Принял! Пожелания по тактике?

– Ты своих бойцов лучше знаешь, так что на твое усмотрение. При необходимости можем поддержать огнем.

– Хм… и правду говорят. – Едва слышно буркнул он себе под нос, но мое задранное восприятие уловило его слова.

– Что?

– Да что вы нормальный командир и не лезете раздавать приказы только потому, что можете это делать.

– Видел бы смысл – полез бы. Но пока выбор как вам работать за тобой.

– Принял! Разрешите выполнять?

– Давай!

– Сантос, Кривой! Берите свои отделения и переходите в режим «бастиона», мне нужны стрелковые позиции под усиленным огнем противника. Лепириди, выдергивай из отделений стрелков на свое усмотрение и бери под командование, на тебе огневой рубеж… – Начал раздавать команды своим бойцам лейтенант, сразу показывая, что погоны получил не за красивые глаза, и знает толк в своих бойцах.

В итоге, так и оказалось. Когда подошли к заблокированному шлюзу, два отделения бойцов перевооружились и сплошной линией выставили щиты на манер «черепахи», оставив лишь узкую стрелковую щель между верхним и нижним рядом щитов. Загнали вовнутрь пятерку технарей, которые установили общий силовой каркас, выведя высоковольтные кабеля к основным силам, и запитали их от крупных источников энергии. Еще одно отделение заняло удобные позиции возле оставленной щели и приготовилось вести ответный огонь.

– Работаем «елочкой». Развертывание по флангам согласно штатным номерам. Псионы, работаем только после полного развертывания. – И уже обращаясь ко мне. – Командующий, мы готовы, можете открывать врата ада!

Глава 16 Проблемы только назревают

Накаркал лейтенант, ой накаркал… Действительно такое ощущение, что открыли двери в ад. Система безопасности не стала возвращаться в исходную позицию для ожидания момента, когда это мы надумаем в очередной раз заглянуть на огонек. А загодя выстроила свою линию обороны из дронов и дроидов при поддержке стационарно зафиксированных турелей.

Практически моментально силовые щиты расцвелиразноцветными сполохами, да такой яркости, что только благодаря световым фильтрам мы не ослепли в первые же секунды. Лейтенант же, молодец, сразу оценил обстановку, несмотря на то, что в эфире все его команды дублировались, орал благим матом, перекрикивая шум боя и раздавая команды.

– Седьмое отделение, воздух! – из наплечников бойцов выдвинулись миниатюрные ракетницы по три заряда в каждой и первый залп в два десятка ракет устремился поверх щитов, закрывающих от ответного огня, к зависшим в воздухе дронам. – Двенадцатый на эвакуацию с тринадцатого по восемнадцатый на перевооружение, работаете на подмене со щитами! Псионы, на вас турели. Одиннадцатый, в эвакуационную группу…!

Несмотря на то, что проход был узкий, три сотни человек умудрялись перестраиваться согласно поступающим командам, оперативно реагируя на изменение обстановки боя. Пока дальние отделения спешно меняли вооружение на щиты, чтобы сменить раненых бойцов на первой линии или тех, у кого просели аккумуляторы, седьмое отделение отстреляло весь комплект ракет и вдоль стены двинулись вперед, выискивая позиции, с которых можно достать дронов со стрелкового оружия.

В тыл потекли первые раненые, кто сам, а кого в прямом смысле передавали с рук в руки. Особо яркая вспышка с линии столкновения чуть было не изменила весь ход боя, но щитовики успели среагировать и закрыли брешь практически моментально.

– Пятеро в минусе плюс трое раненых… – Вычленил я из эфира доклад командира отделения с первой линии.

– Псионы, мать вашу, достаньте ту пушку, что прям перед нами! – зарычал лейтенант. Вот, похоже, и показала себя не успевшая по нам выстрелить турель, о которой говорил Тилорн.

– Тилорн, дюзы! – уцепился я за его маневровую систему на спине так, чтобы меня не опалило выхлопом дюз. – Лейтеха, проход на двенадцать!

Пришлось рисковать, слишком плотный огонь нас встретил, и далеко не факт, что мы выстоим, если дать той пушке еще хоть один или два раза выстрелить. В общем, все как обычно: несмотря на построенные планы штурма этого помещения, в первые же секунды все полетело к чертям.

Рывок Тилорна вперед на полной мощности маневровой системы чуть не выдернул мне руки, но я умудрился удержаться. Первая турель была снесена таранным ударом щита, которым закрылся Тилорн, так он еще крутанувшись вокруг своей оси, помогая себе дюзами, обратным движением добавил молотом, чтобы наверняка ее вырубить.

В тот момент, когда он крутился и оказался на секунду спиной к моей цели я, оттолкнувшись ногами от его спины, рыбкой нырнул дальше по проходу. При этом успев заметить, что в брешь, которую нам предоставили, успели скользнуть еще и шитаку, набравшие скорость и заскочившие на стены, вцепившись в боковые турели.

Сразу за ними десяток щитовиков, успевших перевооружиться, проскочили опасную зону, простреливаемую справа и слева, закупорили проход, перегородив его собой, а остатки первой линии перестроились, блокируя правый и левый проход, давая большему количеству бойцов выйти на оперативный простор.

Выстрел из встроенной в броню пушки поглотил силовой щит турели. Так что пришлось выхватывать клинок и когда меня протянуло инерцией по полу, вонзил клинок в силовой щит одновременно с тем, как меня всем телом приложило об него. Перекат поверх силового купола, продолжая при этом пытаться его пробить, и я оказываюсь в условно-безопасной зоне, при этом освобождая место успевшему подоспеть Тилорну, который со всей дури опустил молот на турель сверху вниз, вкладывая всю свою мощь, усиленную броней, а так же ускоритель, встроенный в сам молот. Но и этого не хватило, так еще с моей стороны начали из пола и потолка появляться новые оборонительные пушки и пулеметы.

Вокруг все заволокло дымом, и мне в шлем прилетел кусок дула, бывший когда-то частью какого-то пулемета. Сразу же из дыма выскочил Саргос и в низком выпаде ногами вперед, при этом скользя на спине, разрядил по появившимся турелям полные барабаны своих монструозных револьверов и, вывернувшись, крутнулся на коленях, выбрасывая барабаны в стороны и резким движением фиксируя новые, специально закрепленные на поясе. Сразу же, вскочив на ноги, начал отступать спиной вперед, продолжая стрелять по турелям.

И когда только успел? Вроде только шитаку за нами успели выскочить, ан нет, и Саргос подоспел, и вовремя! Хотя не только он. Отгораживая меня от пулеметов с гудением, сомкнули энергетические щиты Марк и Лил, успев пропустить мимо себя Саргоса.

– Подрыв! – предупредил Саргос, и сразу вслед за этим весь коридор дальше по движению расцвел взрывами.

Все это время Тилорн и я со всех сил кромсали силовой купол пушки, и только после подрыва купол мигнул в последний раз, давая нам доступ к механическим внутренностям, чем мы сразу же воспользовались, превращая оружие в кучу металлолома.

– Отходим! – моментально скомандовал я, так как выполнили основную задачу.

Тилорн встал на месте как вкопанный, закрывшись щитом, пока мы все не проскочили мимо него, и только потом двинулся спиной вперед, прикрываясь щитом. А по бокам пристроились Марк и Лил, расширяя защитный контур. Проскочив задымленную зону, сразу же оказались прикрыты щитовиками тяжелой пехоты и уже вместе с ними срочно отступили.

Отступление было настолько же молниеносным, как и неожиданный для нас самих прорыв вперед. Как только все бойцы вместе с ранеными и погибшими вернулись на исходную, технари снова заблокировали дверь, давая возможность всем передохнуть. Пара минут боя, а такое чувство, что в рейде пробыли несколько суток. Половина состава тяжелой пехоты мгновенно, как получили отбой, попадали там, где и стояли.

– Командор, прости, не ожидал. – Сразу же начал оправдываться лейтенант.

– Успокойся, я сам не ожидал, что оборонные системы поменяют тактику. – Отмахнулся я, стараясь отдышаться. – Много потерял?

– Одиннадцать убитых и почти два десятка раненых. Но последних минут за двадцать приведут в порядок. И это, спасибо за пушку, а то ее залп ни один щит не выдерживал.

– Да потому я спонтанно и ломанулся вперед, иначе совсем задница была бы. Ты лучше думай, как дальше действовать будем, а то, чувствую, нас ждет еще минимум пара сюрпризов.

– Принял, сейчас подготовимся, через тридцать минут будем готовы на второй заход, думаю, уже полегче будет. – После чего он отправился раздавать команды, готовя своих подчиненных.

Останки погибших унесли куда-то в сторону телепорта, с которого мы прибыли, а вот ранеными занимались прям на месте. Пока штатные медики латали тела бойцов, технари в срочном порядке разложили мобильную ремонтную мастерскую, приводя в рабочее состояние поврежденную броню.

– Тебя бить больно или очень больно? – подкралась ко мне Алена.

– За что?

– Кто специально вызвал подкрепление, чтобы лишний раз не рисковать?

– Ну… я.

– А кто рванул в самую гущу боя при первой возможности?

– Ну… так там вариантов особо не было…

– Вова, я тебя когда-нибудь прибью, вот честное слово даю!

– Ну, а что мне нужно было ждать, пока перезарядится пушка, которая первым же выстрелом пробила щиты у пяти бойцов?

– Нет, просто отступить и перестроиться. А ты опять полез в самую гущу боя. Когда ты уже привыкнешь, что тут люди возрождаются через двенадцать часов?

– Вот только перенаселения, так и не случилось, и количество репликаций для каждого весьма индивидуально. Тебе не кажется, что это неспроста?

– Так, родной, а вот тут давай подробнее. – Присела рядом со мной Алена.

– Сначала я списывал это все на недостаток информации. – Начал я сводить в кучу все свои мысли и подозрения. – Но сейчас я все больше убеждаюсь, что не все так просто. Есть небольшая тенденция – чем чаще человек умирает, тем меньше его общая продолжительность жизни. Возьмем, к примеру, всяких ученых, директоров корпораций и кучу остальных у кого репликаций больше нормы. По идее если они такие полезные, то и Сердце, и Сервер должны были давать им практически бесконечную жизнь, но этого почему-то не случается, я никого из них не видел, у кого в итоге было бы больше десятка репликаций, и общего срока жизни более пятисот-семисот лет.

– Возможно, ты прав, но может это ограничение Сердца, чтобы генофонд развивался? – Задумалась она.

– Я тоже так думал одно время. Но обратил внимание, что ещё у рядовых бойцов СВФ количество репликаций доходит до полусотни. Только при этом общая продолжительность жизни редко больше сотни-другой лет.

– Странно. – Согласилась Она. – Качественно обученный боец весьма важен, особенно в наших условиях.

– Ага. А вот тебе еще информация для размышления. Бойцы, у которых много репликаций, редко выбираются из сержантского состава, а в большинстве случаев вообще остаются рядовыми.

– Хочешь сказать, репликации как-то влияют на умственные возможности?

– Ну не зря же навыки падают с каждой репликацией. Так может быть и вообще с разумом этакое, как бы правильней выразиться, «затухание» сознания. Хотя это исключительно мои домыслы, и только косвенные доказательства.

– Мда… Если это правда, то репликации это просто отсрочка, такое вот медленное умирание.

– Ага, это меня периодически и вгоняет в депрессию. – Согласился я. – Ладно, пошел я, посмотрю, что там у научного отдела созрело, может быть отрыли что-то полезное.

Поднявшись, я направился в начало лаборатории, пока тяжелая пехота готовилась к очередной попытке зачистки. Сомневаюсь, что ученые успели за столь короткое время что-то узнать, но просто хочется отвлечься от столь неприятных мыслей. А то моя теория, что за продолжительность жизни люди расплачиваются своими мозгами, как-то очень унылая.

Так и оказалось, ученые пока только ходили вокруг да около, пытаясь понять, как правильно подступиться к свалившемуся на них счастью. Зато инженеры уже вовсю описывали и изучали оборудование. Но, по их же словам, работы у них тут на пару месяцев, если не выделят дополнительные подразделения. Со всех сторон засада, тяжелая пехота потеряла чуть больше десятка бойцов практически на ровном месте, просто не ожидая, что оборонный искин примет превентивные меры. Хотя я тоже этого не ожидал, ведь обычно, как только угроза пропадает, все оборонные системы переводятся в режим ожидания и возвращаются на исходные позиции.

Вернувшись, я застал бойцов тяжелой пехоты, выстроившихся для очередного штурма. На этот раз лейтенант решил под прикрытием щитов выпускать мобильные группы с тяжелым ручным оружием, которые должны будут массированным огнем подавлять огневые точки, надеясь только на личную мобильность и индивидуальные силовые коконы. После чего сразу же уходить под прикрытие основной защиты, освобождая боевое пространство для очередной подобной группы.

Я хотел сделать пару замечаний, но в итоге решил не вмешиваться. Я не знаю всех возможностей бойцов, так что мои советы могут только помешать. Пришлось свою группу сразу же проинструктировать на несколько вариантов развития событий, чтобы в случае чего и под ногами не мешаться и помощь оказать. А вот псионы были вполне спокойны, переформировались тройками, где ведущий был основной ударной силой, а остальные вспомогательными или усиливающими элементами. И распределились по мобильным группам тяжелой пехоты для работы в связке с ними.

На этот раз все пошло как по маслу. Самая опасная оборонная часть была уничтожена при первом скоротечном бое и, снова вскрыв двери, тяжелая пехота, не встретив каких-то неожиданностей, начала медленно углубляться в помещения, особо не рискуя и аккуратно зачищая каждые пару метров проходов, часто останавливаясь и высылая вперед саперных дронов для обнаружения заминированных зон.

Даже отсутствие заминированных участков не дало пехотинцам расслабиться до самого последнего момента, и они скрупулезно проверяли все пространство аж до самых дверей в следующий отсек. При этом, шаг за шагом провоцируя мобильными группами проявление очередных пушек и турелей, встроенных в несущие поверхности помещения, после чего концентрированным, массированным огнем подавляли раньше, чем те успевали начать стрелять.

– Пятнадцать минут на отдых! – объявил лейтенант, снимая шлем, когда убедились, что это помещение зачищено. – Дальше работает вторая рота.

Только после этого я расслабился и начал изучать окружающую обстановку. Как оказалось, наши предположения были верны: вдоль проходов были расположены стойки для снаряжения и оружия, причем в строгом порядке слева направо, сначала боевые костюмы, по контурам напоминающие элиги, пока не взломали систему энергетических экранов, точнее рассмотреть не удавалось, дальше два ряда со всевозможными навесными системами на эти боевые костюмы.

– Кварц, Седой, справитесь? – уточнил я у своих технарей, кивком показывая на силовое поле, закрывающее снаряжение.

– Попробуем. – Не стал сразу обещать Кварц, доставая из рюкзака различное оборудование. – Главное, понять, как тут вообще устроена разблокировка этого всего, а то я пока не наблюдаю точки доступа ни для сенсорного открытия, ни для ввода паролей. Так что возможно придется искать центральный пульт.

Последнюю фразу он произнес, уже проходя по стыку стенда и пола специальным щупом, пытаясь что-то обнаружить. Прикинув количество стендов и количество комплектов брони в каждом стенде, при помощи простейшей математики понял, что тут снаряжения примерно на полтысячи бойцов. Зачем спрашивается Администратору столько снаряжения, если у него всего десяток лабораторий был занят производством синтетиков?

– Седой, скинь Кварцу составленный алфавит: пускай ищет похожие символы. Не стоит забывать, что лаборатория построена Атлантами, а значит, снаряжение может быть еще ими заложено, а не Администратором. Ирала, поможешь им, если что? – посмотрел я на девушку.

– Да! – откинув волосы, она показала разъем в районе седьмого позвонка. – Главное, найти, где подключиться.

– Тогда занимайтесь, а я с остальными пойду за пехотинцами дальше обследовать.

Следующее помещение было практически точной копией того, которое мы успели зачистить, вместе с оборонным комплексом, который нас с нетерпением ждал. Но уже наученные горьким опытом пехотинцы отвлекли на себя основной удар, дав псионикам добраться до самых проблемных мест обороны и достаточно быстро разобраться с угрозой. Потеряли на этот раз всего двух бойцов и то только потому, что они сами неосторожно подставились.

Всего таких складов было три, а потом пошли целые ангары, где две сотни человек уже полностью разворачивались в боевое построение без особых помех. А я наоборот становился все более грустным и раздражительным. Алена, постоянно державшаяся возле меня, вообще последний час не разговаривала, прекрасно без слов понимая мое состояние, ведь с ее опытом было настолько же очевидно, что нас ждет, как и с моим.

А вот пехота только все больше оживала, видя огромные богатства, как они думали, вокруг себя. Я же помалкивал, не желая понижать выросший боевой дух бойцов. Но лейтенант что-то заметил, и после зачистки пятого по счету большого ангара не выдержал и попросил уделить ему пару минут.

– Командор, я не понимаю. Если поначалу вы были рады нашей помощи, но чем дальше, тем тяжелее на вас смотреть.

– Леррой, что, по-твоему, находится вокруг нас?

– Эм… – Покрутив головой и еще раз осмотревшись, неуверенно протянул. – Склад техники?

– Правильно. А какой техники?

– Я не понимаю вопроса… – Окончательно стушевался он.

– Ну, вот давай подойдем к вот этому боксу. – Указал я на ближайший пилон с закрепленной там техникой, закрытый силовым щитом, но сквозь который просматривались очертания. – Вот на твой взгляд, чем это может оказаться?

– Судя по отсутствующим очертаниям колесной базы и немного изогнутым очертаниям углов, то, скорее всего, летательный аппарат… – Через пару минут внимательного осмотра выдал он свое мнение.

– В этом и проблема! Поверь моему опыту: очертания явно принадлежат летательному аппарату, рассчитанному на очень большие скорости. Вон видишь два серьезных утолщения в задней части? Ставлю свою руку на отсечение, что это основные двигатели, которые должны позволять этому аппарату развивать максимальную скорость. А теперь подумай, где в Альфариме можно применить устройство таких размеров явно боевого назначения на скорости намного выше скорости звука?

– Эм… Ааа… Не знаю, разве что на минусовых уровнях, потому что наверху слишком плотная застройка, разобьется в первые же пару минут не вписавшись в поворот, ну или снесет десяток другой зданий, если запас прочности достаточно высокий.

– Правильно, он на своих скоростях просто не будет успевать маневрировать между зданий. – Подтвердил я его догадки.

– Судя по габаритам и косвенным признакам. – Вмешалась Алена. – Наверное, это системный истребитель. Весьма возможно рассчитанный и для боев в атмосфере планет. А вон тот чуть более крупный образец напоминает либо малый десантный шаттл, либо штурмовик, из-за искажения энергетического поля точнее не могу сказать. А вон в крайнем ряду большие махины уже точно десантные шаттлы десятка на два, а может и три бойцов.

– Но откуда вы знаете? В Альфариме я ничего подобного не видел.

– Независимо от технологических решений и даже того, какая раса делает устройства, боевые самолеты обладают общими элементами. А мы за свою жизнь, на какие только не насмотрелись, пока были в симуляции Земли. – Отмахнулся, уже рассматривая более приземистый аппарат на двух широких подвижных элементах. – А вот это, скорее всего, какая-то бронированная наземная техника, причем на гусеничном ходу, который в условии отсутствия бездорожья так же не применим в наших условиях. Вероятно, это резервная система, а основное это антиграв или еще какая фигня, но в любом случае техника опять не для Альфарима.

– Но… Но для чего тогда вся эта техника?! Да и снаряжение, оставшееся в первых комнатах? – У лейтенанта на лице начала проступать паника.

– Возможно, для ведения боя на планетах вне Альфарима или для боевой поддержки при добыче ресурсов.

– Так это же хорошо! Значит, где-то есть выход во внешний мир, и мы в действительности не замкнуты в Альфариме…

– Лейтенант, а ты не думал, почему Администратор сам не начал добывать ресурсы или проводить экспансию с захватом внешних территорий?

– Ну, наверное, по каким-то причинам не мог…

– Слышь, вояка, ты реально тормоз. – Влез Раста, все это время, молча слушавший нас. – Если Админ не мог справиться с той угрозой теми силами, которые у него были, то и для нас там будет сплошная задница!

– Твою Сердце, душу мать… – Выругался лейтенант, до которого наконец-то дошло. – Это что же получается, мы прям сейчас суем свою голову очень глубоко в задницу абсолютно без надежды, что сможем из нее выбраться?

– Ты смотри-ка до него дошло. – С каким-то пренебрежением выдавил из себя Ник.

– Не паясничай. – Осадил я его. – Сам всего пару часов назад ходил в таком же недоумении, пока мы вам не разжевали все.

– Прости, виноват. – Поднял он руки вверх, показывая, что признает свою ошибку.

– Лейтенант! – подбежал один из бойцов. – Мы вскрыли очередную дверь, огромное и совершенно пустое помещение, только большая арка по центру.

– Веди! – сориентировался я быстрее Лерроя.

Вслед за бойцом мы добрались до очередной двери-перегородки, достаточно крупных размеров, чтобы пропустить любую из найденной нами техники. Зал за этими дверями был еще больше, чем я мог себе представить, только одна телепортационная арка, расположенная посередине на поворотной платформе, была метров пятнадцать в высоту и метров сорок в ширину. А поражало то, что она занимала едва лишь двадцатую часть пространства круглого зала, в который выводило десятка два ворот. Причем, наши были почти самыми маленькими.

Бойцы заняли позиции полукругом возле наших ворот и не рисковали дальше продвигаться без команды. Как только появилось командование в нашем лице, добровольцы разведчики, получив подтверждение, двинулись вдоль стен, ожидая в любой момент срабатывания оборонных систем. А я тем временем внимательно с расстояния изучал поворотную платформу, на которой находилась телепортационная арка.

– Это не лаборатория. – В итоге выдал я. – Это целый лабораторно-производственный комплекс. – И решил пояснить для тех, кто уставился на меня, не понимая, почему я так решил. – У поворотной платформы ровно столько же позиций, сколько и ворот, уверен, разведчики скоро доложат, что возле каждой двери есть подпись, к какой зоне она ведет. Подозреваю, что тут будут практически все основные исследовательские лаборатории, силовой корпус, цех по переработке полезных ископаемых и тому подобная фигня.

– И что это значит? – немного шокировано спросил лейтенант.

– А это значит, что мы нашли вход в самую глубокую из возможных задниц! А точнее дверь во внешний мир. Ну, естественно, если он работает, и если я не ошибся.

Глава 17 Портал

Несмотря на то, что мы нашли одну из дверей, выводящих из Альфарима, собственными силами мы так и не смогли ее активировать. Не знаю хорошо это или плохо, но факт остается таковым. Но и оставить этот вопрос в подвисшем состоянии я не мог, вот и приходилось проводить большую часть времени в этом комплексе лабораторий, где в один прекрасный момент меня и нашел Саныч.

– Странно тебя видеть сидящим на одном месте. – Вместо приветствия выдал Саныч, заходя в одну из комнат, где я прятался от неуемных инженеров.

– Ну вот. Ты как всегда не поздоровался, не поинтересовался, как у меня дела… Спасибо хоть молокососом перестал называть. – Свернув трехмерную проекцию внутрисистемного истребителя, доступ к которому нам наконец-то удалось получить, я встал и сгреб в охапку Саныча. – С чем пожаловал? Неужели удалось получить координаты для портала?

– Не сыпь мне соль на рану, эти два упертых барана так и не дали свое согласие, а без единогласного решения совета Сердце не выдает координаты из своего архива. А тут на месте ничего не получилось решить?

– Нет, пять месяцев уже мучаемся над этим порталом, там квадролионы комбинаций, плюс система построения координатной сетки порталов нам абсолютно неизвестна. Рано или поздно что-то рабочее технари подберут, но на это может уйти до нескольких сотен лет. – Не стал я давать пустую надежду.

– А с лабораториями как?

– Смогли вскрыть семь из двадцати, но информационщики говорят, что вроде алгоритм подобрали, дальше должно пойти полегче. Пока нам доступно два комплекса по переработке ресурсов, местная военная база, рассчитанная для тренировок и отдыха полноценной дивизии со всеми сопутствующими службами. Раньше, похоже, была отдельная служба, которая тут постоянно дежурила.

– А остальные четыре?

– Лаборатории различного направления: биохимическая, генетическая, медицинская и что-то непонятное, но мы решили пока назвать ее исследовательской. Ее неделю назад только вскрыли, пока изучат оборудование, но все склоняются к мысли, что там препарировали и изучали новые формы жизни.

– А чего так долго, вы же первую буквально за пару дней зачистили? – немного удивился Саныч

– Ага, только после зачистки до сих пор ремонт не можем закончить. Пока вы новую подобную станцию в рабочем состоянии не найдете, будем вскрывать все максимально аккуратно, чтобы даже систему обороны сохранить.

– Сам же знаешь, доступную внутреннюю телепортационную сеть мы изучили и взяли под контроль полностью, но доступ к центральному залу так и не получили. Кстати, нашли еще два центра подобных этому, но они разрушены почти подчистую и о восстановлении пока даже задумываться нет смысла: настолько там все в плачевном состоянии.

– От времени? – насторожился я.

– Нет, там явно шли тяжелые бои с применением крайне тяжелого оружия. Так что там действительно все в хлам. – Разочаровал меня Саныч.

– А хорошие новости вообще есть?

– Есть. – Улыбнулся он. – Полностью закрепились на всех восьми минусовых уровнях. Кстати, смогли определить, что вы где-то между шестым и седьмым уровнем в толще земли…

– Подожди. – Перебил я его. – В смысле «на всех восьми уровнях»? Их что не шестнадцать, как и наверху?

– Скорее всего, шестнадцать. Только вот начиная с девятого, все затоплено. Система канализации ведь давным-давно не работает, а значит, откачка воды тоже не ведется, вот за столько лет постепенно и затопило.

– Понятно, сантехников тут явно не хватало. Давай тогда дальше.

– Из восьми уровней смогли стабильно взять под контроль процентов пятнадцать, слишком большие площади, приходится сильно распылять войска. Так что на ближайший десяток лет войскам точно работы хватит.

– Дай угадаю, эти упертые советники на это и напирают, что нужно сначала в Альфариме порядок навести, восстановить все до чего дотянутся руки и только потом думать о внешней экспансии и разведке?

– Угадал. – Кивнул Саныч. – Вот только они ни фига не хотят понять, что к тому моменту, как мы все приведем в порядок, будем уже иметь проблему во весь рост с ресурсами, которых итак не очень много, а тут еще придется тратить их на восстановление Альфарима. Да еще и эти изгои воду баламутят…

– Что за изгои?

– Блин, ты же не в курсе… После твоего уничтожения Сервера достаточно много людей отказалось передавать свои пикониты под контроль Сердца. Ладно, если бы это была небольшая кучка твердолобых личностей, но постепенно это набирает лавинообразный эффект и превращается в целое движение, во главе которого ставят свое право жить без контроля системы над собой.

– Хм… весьма интересно, и как понимаю, их совершенно не смущает, что репликации им теперь недоступны, как и умения, завязанные на пиконитов, у них, скорее всего, тоже не работают. – Почесал я задумчиво подбородок.

– Точнее все связанное с нейроинтерфейсом у них не работает. Но основной костяк фанатиков это не смущает. А вот целый пласт преступных элементов, которые среди них затесались, вообще всем довольны. Ведь теперь нет контроля над их действиями, а значит, большая часть преступных действий остается незафиксированной и соответственно теперь недоказуемой. А самое противное то, что они очень сильно завлекают себе молодежь, которая еще не успела активировать своих пиконитов. А под влиянием этого движения могут вообще никогда не активировать.

– Я думал, они сами активируются, просто до определенного момента находятся в спящем режиме.

– Почти так. – Кивнул Саныч. – Но для полноценной работы им нужно подключение к информационной базе, которая делается на обычном плановом медобслуживании. Главное, чтобы они были готовы к подключению. Но если пациент выражает прямой отказ, то такого подключения не происходит, сам же знаешь, как Сердце относится к таким моментам.

– Мда… Как я понимаю, проекты по возрождению Альфарима идут в таких условиях со скрипом.

– Да, и именно поэтому нам позарез нужно пополнение ресурсами, слишком много времени уходит на поиск и переработку уже имеющихся.

– Ага, вот и подошли к сути вопроса. – Ухмыльнулся я. – Решил теперь ты попробовать уговорить меня войти в совет?

– Естественно, ведь гражданские в совете просто до коликов тебя боятся. И если ты явишься на совет с правом голоса и заявишь, что нужно сделать так или по-другому, то в большинстве вопросов они и пикнуть не посмеют против. – Развел Саныч руками.

– Ну, спасибо, что хоть честно.

– Пф… А по другому с тобой не получается, попытки играть в темную, мне слишком много раз и слишком сильно аукнулись за последние пару лет.

– А чего Андрея не возьмете?

– А он послал нас… к тебе. Андрей сейчас обустраивает тренировочные центры для молодежи, попутно выискивая и восстанавливая систему безопасности Альфарима. Сказал, что не зря Атланты так сильно волновались об обороне Альфарима, так что ему нужно успеть наладить все до того, как ты полноценно вступишь в игру.

– В смысле обустраивает тренировочные центры? А откуда у него такие ресурсы? Он же, вроде, не стал отдельную организацию делать, как изначально планировал.

– Так ведь он занял должность главы Службы Безопасности Альфарима.

– Мда… Чуть меньше года не был полноценно наверху, не считая пары выходных с семейством, а оказывается у вас там все настолько серьезно поменялось…

Договорить нам не дал грохот в коридоре и какие-то невразумительные крики, приглушенные толстой дверью комнаты. Учитывая, что за последние несколько месяцев, тут не происходило абсолютно ничего из ряда вон выходящего, я оказался возле двери чуть ли не со скоростью света.

– …Да мне глубоко посрать, чья вы охрана и какие у вас полномочия, – донесся до меня уже конец фразы Иралы. – Я вам даю пять секунд и либо вы исчезаете с моего поля видимости, либо эти пукалки, которыми вы в меня тычете, я вставлю вам в задний проход и проверну восемнадцать раз против часовой стрелки, накручивая анальную резьбу для установки глушителя.

– Интересно, а зачем им там глушитель? – шепотом поинтересовался Саныч, уже стоявший возле меня.

– Чтобы в следующий раз при встрече с ней страх выходил тихой струей, а не громким хлопком. – Улыбнулся я, вспомнив, как точно эту же фразу пару месяцев назад применял на тренировках приданной мне пехоты. Только ситуация была другая. – Отставить накручивание непредусмотренной заводом резьбы! – Уже более громко и командным голосом вмешался я. А то ведь с Иралы станется еще и выполнить свое обещание.

– Волпер, эти трижды контуженные гранатой без запала личности с какого-то перепуга решили, что они имеют право меня куда-то не пускать. – Развела руками в стороны Ирала, показывая, что она тут как бы, не причем. А я себе сделал мысленную заметку поменьше армейских оборотов использовать на тренировках, а то скоро полсостава будет общаться только армейским матерным языком.

Что за кадры решили тут начать командовать, я догадался сразу. Санычу как бы по статусу уже положено везде передвигаться в сопровождении охраны и, скорее всего, у них действительно достаточно широкие полномочия. Но вот только не повезло им нарваться на Иралу, которая после получения нового тела вообще от рук отбилась и слушает только меня с Аленой. Тилорн, правда, грешит на гормональную стабилизацию тела синтетика, которое, по сути, еще слишком молодое. Вот и через множественные рецепторы косвенно влияет на эмоциональный код Иралы.

А вот смотрелась она сейчас очень интересно. В элиге без шлема, с туго заплетенной косой переброшенной вперед, куда в качестве сердечника была вплетена гибкая сверхпрочная оболочка, внутри которой был зажат комплект проводов, выходящих одним краем возле разъема на шее, и со второй стороны под четырехгранным наконечником прятались коннекторы к всевозможным устройствам. Но сейчас к ее шее был подключен целый сонм других проводов, которые через серию расширителей создавали возможность подключения сразу к трем десяткам устройств. И сейчас весь этот шлейф тащился за ней по полу. Явно она спешила с чем-то ко мне, раз даже нормальное отключение не провела.

– Саныч, убери свою охрану. Ирала может и не размажет их, но как минимум парочку отправит на репликацию. – И уже повернувшись к девушке… андроиду?… не, все-таки девушке и добавил уже для нее. – Давай ближе к делу, не зря же ты выдрала половину разъемов, прям из устройств. Там техники, наверное, тебя уже трехэтажным матом кроют.

– Я нашла отклик!

– Какой отк… – сначала не сообразил я, но не успел договорить, как меня осенило. – Ты уверена? Это точно не внутренний отклик?

– Уверена, когда ловили координаты внутренних телепортов отклик шел максимум две сотых секунды, тут же задержка двадцать одна минута, семь целых и сто двадцать три сотых секунды. Рабочий портал на той стороне явно находится очень далеко от нас. Я уже успела проверить еще полсотни координат, когда получила отклик от него.

– Саныч… – Повернулся я к подвисшему старику.

– Уже оповестил остальной совет, сейчас в срочном порядке выделяем ресурсы и людей на это направление.

– Проблем в совете не возникнет?

– Это не их зона ответственности. Все, что тебе выделят, это из свободных ресурсов армейцев и псиоников.

– Принял. Ирала, поднимай всех на уши!

Она без лишних слов рукой подхватила один из болтающихся за ней разъемов и воткнула его в располагающийся неподалеку управляющий модуль, множество которых запрятанных в стены, техники уже успели вскрыть в обжитой части лабораторий. Разве что пока не успели привести в порядок, поэтому они зияли дырами в стенах.

– ВНИМАНИЕ! ВСЕМУ ПЕРСОНАЛУ ЗАНЯТЬ МЕСТА СОГЛАСНО БОЕВОГО РАСПИСАНИЯ! ЭТО НЕ УЧЕНИЯ! ПОВТОРЯЮ ВСЕМУ ПЕРСОНАЛУ ЗАНЯТЬ МЕСТА СОГЛАСНО БОЕВОГО РАСПИСАНИЯ! ЭТО НЕ УЧЕНИЯ! РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ГРУППЕ ПОЛУЧИТЬ БОЕВОЕ СНАРЯЖЕНИЕ! ТЕХНИЧЕСКИМ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМ ПОДГОТОВИТЬ ТРАНСПОРТ СОГЛАСНО ЖЕЛТОМУ КОДУ! ТЯЖЕЛОЙ ПЕХОТЕ ОБЕСПЕЧИТЬ ТРИ КОЛЬЦА ОБОРОНЫ ВОКРУГ ЦЕНТРАЛЬНОГО ПОРТАЛА…!

Голос Иралы разнесся по всей лаборатории, усиленный множеством динамиков скрытых в потолке. Не везде ее было хорошо слышно, многие из них еще не переподключили к системе с нашим доступом, но даже с такой недоработкой ее голос доносился до самых дальних уголков подконтрольного нам пространства.

Буквально на секунду-другую воцарилась почти мертвая тишина, разрезаемая лишь транслируемым Иралой сообщением. А дальше начался контролируемый хаос. Хорошо, что мы подобные учения проводим раз в пару недель с учетом возникновения большинства потенциальных ситуаций. Так что начавшие бегать мимо нас техники и несколько бойцов, поправляющие на ходу амуницию и проверяющие боекомплект, были мной абсолютно проигнорированы.

– Повезло тебе, Саныч, поучаствуешь в первом запуске.

Заскочив к себе в комнату и подхватив оружие, уже на ходу закинул винтовку за спину в магнитные захваты и, перехватив поудобней достаточно крупный пистолет-пулемет с двумя типами боеприпаса и расширенной энергоемкостью, махнул Санычу рукой, приглашая следовать за мной.

В телепортационном зале уже вовсю шли подготовительные работы. Все шесть расконсервированных танка были уже выстроены вдоль стен полукругом так, чтобы и не перекрывать друг другу сектор обстрела, но и при необходимости с минимальным перестроением могли нырнуть в портал, если их помощь резко понадобится. Техники же в срочном порядке запитывали подготовленный ранее лабиринт из энергетических барьеров. С множеством проходов ответвлений, в которых занимали позиции бойцы тяжелой пехоты.

Но мне сейчас было не до этого всего. Со стороны дверей, ведущих к зоне отдыха боевых групп, куда сейчас и был развернут портал, выстраивалась колонна по четверо разведывательной группы. Точнее там было всех по немного, включая техников, инженеров, парочки ученых и просто боевой группы поддержки. Даже присутствовало четыре боевых мотоцикла с ракетными установками и парочкой пулеметов на корпусе, висящих в воздухе за счет импульсных двигателей под днищем. Вот к этой группе я и направился со всех ног вместе с Иралой, которая успела нас догнать.

– Так, бойцы, есть отклик работающего портала! – Остановился я перед формирующейся колонной, принимая от Алены рейдовый рюкзак. – Мы неоднократно отрабатывали множество вариантов действий для данной ситуации, так что повторяться не буду. Попрошу помнить лишь одно: в данной группе отобраны лучшие из тех, кто мне был доступен, но это не повод расслабляться. Основная задача проникнуть на ту сторону, провести первичную разведку и по команде аккуратно отступить назад. Основная наша цель на текущий момент это добыча информации. Всем понятно?

– ТАК ТОЧНО! – гаркнуло в ответ полсотни глоток.

– Проверить амуницию и привести ее в боевое состояние! – Отдал я последнюю команду и развернулся к Санычу, попутно пропустив мимо себя на свое место в строй Иралу, которой уже успели передать ее снаряжение. – Ну что, Саныч, раз ты тут присутствуешь, как представитель совета давай добро на открытие портала.

– Черт, Волпер. Я не могу дать добро. – Развел он руками. – Без решения совета у меня руки связаны…

– Чего и стоило ожидать, – ухмыльнулся я, – вот поэтому я и не хочу участвовать в ваших политических играх.

– Ага, и поэтому ты уговорил нас отдать эти подразделения под твое непосредственное руководство?

– Именно! В таких ситуациях потеря времени может стоить потери информации. Мы не знаем, что происходит на той стороне, когда портал получает сигнал и дает отклик. Если я буду ждать вашего решения, есть шанс, что на той стороне могут подготовить ловушку, ну или вооруженный комитет по встрече выставить. А знаешь, что самое главное в этом всем? – задал я вопрос, занимая свое место в третьем ряду приготовившегося отряда.

– Ты нам не подчиняешься. – Засмеялся он.

– Именно! – прижал приклад пистолета-пулемета к плечу и немного согнулся, готовясь к возможному рывку. – Начать процедуру открытия портала по координатам отклика!

– Начинаем процедуру запуска портала… – разнесся по залу голос техника, отвечающего за запуск. – Разгон реактора! Подаем десять процентов необходимой мощности… Увеличиваем до двадцати процентов…

– Волпер! – обратил на себя внимание Саныч. – Помни, если пойдет что-то не так, могу потребовать отобрать у тебя специалистов.

– Знаю, Саныч, знаю… И это еще одна из причин спешки, а то потом на ту сторону и идти не с кем будет.

– Тогда жду возвращения с новостями.

Отвечать я не стал, наблюдая, как в середине арки начинает формироваться энергетическая дымка. Это тебе не внутренний портал, через который раз, и перенесся. Как я понял из объяснений научного персонала, портал создает некую червоточину в пространстве и чем дальше прыжок, тем больше времени ему необходимо для создания стабильного канала. Судя по длительности отклика, понятно, что стоять нам тут напряженными двадцать с лишним минут. Несмотря на то, что бойцы устанут за это время, я не давал расслабиться.

Техники так и не дали мне однозначного ответа возможен ли переход через портал до полной стабилизации. Нужно ли это время для безопасного перехода или есть возможность раньше начать перенос одновременно с формированием телепортационного туннеля. Да, понятно, что если связь не стабилизируется, то в определенный момент того, кто рискнул так переместиться, просто размажет схлопыванием портала.

– Потребление энергии превысило расчетные показатели и продолжает расти. – На третьей минуте сообщил взволнованный голос техника. – Стабилизация портала превысила показатель в пятьдесят процентов…

– Ирала, что происходит? – не отводя взгляда от дымки, заполнившей уже половину пространства арки портала, спросил я андроида.

– Все нормально, при расчетах прогнозировалась подобная ситуация. Перерасход энергии, скорее всего, из-за того, что мы запитываем не только нашу арку, но и находящуюся противоположной стороне. С учетом потери при транспортировке, расход не должен превысить триста десять процентов от изначальных выкладок.

– Чем это нам грозит?

– Реактор не справится, придется подключать накопители, так что время работы портала будет ограничено. Потом нужна будет подзарядка.

– Сколько?

– От пары часов до пары недель. – Огорошила она меня. – Все зависит от того, сколько энергии потребуется на сам перенос.

– А раньше сказать не могла?

– Шанс на такое развитие событий был слишком низкий. Все исследовательское подразделение так и не смогло найти даже теоретический вариант передачи энергии на таких расстояниях до стабилизации портала.

– Понятно, а почему стабилизация такая быстрая? – решил уточнить второй вопрос. – Ты же говорила об отклике больше двадцати минут.

– Тут вообще понять не могу. Такое чувство, что портал строится одновременно с двух сторон. А отклик, получается, дошел сначала туда, потом обратно…

– Значит, в четыре раза быстрее?

– Да, через пару минут сможем начинать.

– Подготовить дроны! – поняв, что времени осталось мало, начал раздавать команды. – Сначала снимаем данные об атмосфере с той стороны. Работаем по седьмому варианту.

Как только портал стабилизировался, и операторы выслали вперед дронов для видео съемки и забора проб атмосферы, мы начали медленно синхронным шагом приближаться к дымке перехода. Первые два ряда бойцов со щитами и короткоствольными автоматами, которыми можно было оперировать одной рукой. На них и ложился первый перенос и задача сразу же закрепиться, чтобы остальные могли высадиться хотя бы в относительной безопасности.

– ЗАМЕРЛИ! – Со всей дури гаркнул я, когда до портала осталась пара метров.

Техники и ученные уже начали диктовать доклады от вернувшихся дронов, но я их не слушал. Да собственно как, наверное, и вся моя группа. У бойцов нарастала паника, и нужно было что-то срочно делать. Либо взять дисциплину в кулак и нырять в портал, либо давать отбой всей операции. Но я уже третий раз пробегался глазами по жирной надписи, выскочившей перед глазами.

ВНИМАНИЕ! После выхода из зоны действия оборудования Альфарима, запись прогресса и памяти будет вестись на внутренние носители пиконитов. Синхронизация данных возможна только при повторном попадании в зону действия оборудования Альфарима. Репликации будут проводиться по последним данным, полученным с пиконитов, только при подтверждении о гибели предыдущего тела.

Это оповещение можно было воспринять по разному, особенно в условиях ограниченного времени. Но еще одно оповещение не оставляло двоякого толкования.

В отрыве от информационной сети Альфарима в случае гибели тела, пикониты со всеми накопленными данными автоматически телепортируются к ближайшей звезде для самоуничтожения. В целях информационной защиты данных с пиконитов, от попадания к врагу.

– Увеличить бдительность. – Принял я решение. – Для тех, кто не понял, разжевываю. За порталом у нас одна жизнь, так что работаем аккуратно! ЧЕГО ВСТАЛИ? ПОШЛИ! ПОШЛИ! ПОШЛИ!

Первыми в портал нырнули две четверки тяжелой пехоты. А следом в телепортационную дымку шагнул я, Тилорн, Алена и Ирала. Самоубийство, но если не начать экспансию, то Альфарим ждет вымирание…

Глава 18 Так и не понятно, где мы оказались

Переноса, как ни странно, я вообще не почувствовал. А если судить по отчету ученых и техников продолжающему транслироваться внутри шлема, то перенос должен был быть моментальным, даже секундного заикания или искажения не было. Это странно с технической стороны и согласно разделяющего нас расстояния. Но при использовании оборудования Атлантов и так проглядывается слишком много странностей с нашей точки зрения.

Первая четверка пехотинцев уже сориентировалась на местности и, рывком преодолев два десятка метров, разошлась веером, оставляя между собой метра по четыре. Припав на колено, сразу же перевели щиты в режим позиционной защиты, растянув перед собой трехметровый дугообразный барьер. Между краями барьеров оставалось примерно по метру свободного не прикрытого пространства, которое сразу же закрыла вторая четверка, расположившись метрах в пяти за первым рядом.

Учитывая специфику данного режима их щитов, я знал, что бойцы теперь не могут двигаться, иначе барьер уйдет на перезагрузку почти на полторы минуты. Изначально было принято решение строить шахматную защиту, сквозь которую более мобильные бойцы смогут, как просочиться вперед для разведки или атаки, так и отступить. Единственный минус, который так и не далось убрать – это высота барьера в метр двадцать, нужно было либо сокращать ширину, либо через пару секунд барьер шел в энергетический разнос и опять-таки уходил на перезарядку, на все те же полторы минуты. Зато у них есть возможность одной рукой вести заградительный огонь поверх своих же щитов.

Не останавливая движения, сразу начал осматриваться, сопровождая движение взгляда дулом оружия. И уже припадая на колено вплотную возле одного из бойцов в первом ряду, успел хоть сориентироваться в какую сторону смотреть, ожидая возможную угрозу, без необходимости крутить головой на все триста шестьдесят градусов.

На этой стороне арка телепорта была жестко зафиксирована в одном положении. Это, похоже, и спасло данное помещение от полного разрушения. С двух сторон на торцевую часть опирались огромные плиты перекрытия, сформировав этакую крышу-шалаш. На вершину этой крыши уже опирались одним краем еще три плиты, которые, протянувшись у нас над головой вторым краем, лежали на монументальной железобетонной стене, толщиной метра три, но в которой все равно уже зияло множество дыр, не предусмотренных строителями.

Все свободное пространство, которое не было прикрыто остатками перекрытий, было засыпано чем-то напоминающим плотно спрессованную землю. Похоже, этот телепорт находится где-то под землей, либо на протяжении всех этих тысячелетий, здание постепенно проседало вниз, а сверху слой за слоем наносило землю. В любом случае опасность можно ожидать только со стороны зияющей дырками стены, где когда-то был вход в портальное помещение.

Согласно докладам ученных атмосфера тут пригодная для нашего дыхания и даже весьма близкая к той, к которой мы привыкли в Альфариме, только чуть более насыщенная кислородом, примерно как на тех минусовых уровнях, которые обильно заросли бесконтрольными растениями. А значит, воздух сюда поступает, и где-то есть выход либо вентиляция.

Просигналив жестами мотоциклистам выдвинуться по флангам и занять позиции возле стены как основной на данный момент огневой мощи. Так же жестами отдал команду щитоносцам постепенно выдвигаться вперед под прикрытием нескольких звеньев штурмовиков и пулеметчиков. Второй ряд, деактивировав щиты, сразу сдвинулся вбок, уходя из зоны поражения не прикрытой первым рядом и, выждав полторы минуты на перезарядку, сразу же рванул вперед, но, не доходя пару метров до стены, развернул новую опорную полосу.

Поймав взглядом сигналы Алены, утвердительно кивнул, соглашаясь с ее предложением, переданным мне языком жестов. Она, сразу же приподнявшись, взяла под командование одну из двух четверок разведчиков, короткими перебежками двинулась исследовать обстановку за стеной. Блин, хорошо хоть в Альфариме не отказались от старого огнестрельного оружия, несмотря ни на что, теперь хоть бойцы-псионики вооружены самыми простыми моделями оружия, в которых только механика и нет ни грамма электроники. Хотя, к примеру, той же Алене приходится контролировать свое проявление, чтобы не было спонтанной детонации боеприпаса. Но это всё равно лучше, чем ничего.

– Радиосигналов не обнаружено, эфир чистый, можем разговаривать. – Отчитался Кварц.

– Отлично! Мотопехота, глушите своих лошадок, но так, чтобы встроенным оружием можно было воспользоваться в любой момент. Техники, данные с телепорта сняли? – сразу же оборвал я радиомолчание и начал раздавать команды голосом.

– Работаем, нужно еще пару минут.

– Ясно! – и, тут же переключился на центральный эфир связи с базой. – База, я Волпер, мы на месте, начинаем закрепляться. Эфир пустой, проявлений форм жизни не обнаружено. Как приняли?

– Волпер, я База, слышим хорошо. Данные не проходят, только радиосигнал. Для получения полного пакета данных придется туда – обратно гонять дронов. Но тут есть еще одна проблема: потребление энергии телепортом растет в геометрической прогрессии. Сможем стабильным портал удержать только сорок три минуты, из которых осталось тридцать две. Дальше потребление энергии в секунду превышает нашу возможность передачи такого объема.

– Принял, держите пока портал, постараемся успеть. Высылайте пока седьмой груз. – Получив подтверждение, переключился на внутренний эфир. – Так, бойцы, у нас двадцать минут, работаем по экстренному варианту. Тилорн, на тебе ученные, соберите все образцы, до которых успеете дотянуться. Кварц, принимай седьмой груз, сделай с технарями максимум, из того что успеешь.

– Весь седьмой установить не успеем, какой приоритет? – уточнил техник.

– Защита от всякой мелкой пакости, тяжелую оборону просто подготовь к распаковке, займемся в следующий раз.

– Принял!

– Алена, что у тебя там?

– Сплошной туннель в крайне плачевном состоянии, идет под углом вверх. Без расчистки завалов технику не проведем, только пешим ходом.

– Понял. Седой, загрузи имеющиеся данные в память дрона и отправляй посылку на базу. Тяжи, расслабляемся и экономим энергию, ждем панику от разведки. Пока помогаем научному персоналу собирать образцы. И можем включать освещение.

Пока загрузил всех работой, сам занялся аркой телепорта, возле которой крутились два техника. Начавшие загораться то тут, то там портативные лампы, по паре штук которых, было у каждого бойца припасено в рюкзаке, дали достаточно света, чтобы рассмотреть стойку арки. В отличие от нашей, тут были остатки каких-то гравюр, частично стертые временем и не очень благоприятными условиями. Покрутив головой и заметив остатки подобных украшений не только на арке, но и по стенам и даже по бывшему потолку.

Это может означать только одно – мы явно оказались не на технической или промышленной территории. Там обычно процветает прагматизм, а украшательство отсутствует как вид. А вот в жилых зонах, и тем более во всяких туристических любят, чтобы было как можно красивее. В любом случае здесь можно надеяться на встречу с выжившими, и неважно скатились они до состояния диких племен или сохранили хотя бы частично технологическое развитие. В любом вариантеони могут послужить хорошим источником информации, а заодно и целым рядом проблем.

– Волпер, дошли до конца туннеля. – Отвлек меня голос Алены. – Тут все завалено метров на пятнадцать вперед. Только под самым потолком небольшой лаз, но сомневаюсь, что кто-то из нас там пролезет. По крайней мере, в броне. Но ее снимать я пока не горю желанием, бог его знает, какие тут вирусы ходят, может что-то и особо опасное для нас.

– Принял. Устанавливайте сигналки и двигайте назад.

Черт, такая удобная возможность! Но если бы не это предупреждение перед входом в телепорт… Теперь нужно решить, двигаться назад и ждать следующей возможности, теряя время и информацию или, может, остаться тут до следующего запуска телепорта? Как же я не люблю делать такой серьезный выбор. Безопасность или информация? По идее, ничего серьезного сюда прорваться не должно, значит, мы с группой можем остаться тут, и пока ждём перезарядки телепорта, разведать и собрать намного больше данных.

С другой стороны мы останемся отрезанные от Альфарима на неизвестный период времени. А если начинать чуть серьезней задумываться и взвешивать плюсы и минусы обоих вариантов, выскакивает столько ньюансов, что мозги готовы закипеть. Так, нужно расслабиться и уловить, что мне там мое подсознание шепчет, ведь оно уже успело обработать намного больший массив информации.

– База, я Волпер! После отключения телепорта через сколько сможете снова установить связь?

– От трех до пяти суток. Слишком много переменных непроверенных. Точнее пока не можем сказать.

– Тогда объявляйте срочную отправку резервных рот. Но только добровольцев! Вместе с ними высылайте грузы по двенадцатый включительно и с двадцать третьего по двадцать девятый. Запуск телепорта ровно через семь суток в полдень по времени Альфарима.

– Приняли…

– Так, бойцы, – снова вернулся я на внутреннюю связь. – Группа остается тут на неделю в боевом режиме. Учитывая отсутствие возможности попасть на репликацию, остаются только добровольцы. У кого есть желание вернуться в Альфарим, у вас есть двадцать минут, после чего телепорт закроется. Остальные принимаем груз с той стороны.

Убедившись, что все осознали новую информацию, двинулся вслед за Аленой и разведчиками. Очень уж было интересно, что там за туннель такой и какая будет его пропускная способность после расчистки завалов. Ведь, если сможем закрепиться, нужно будет на эту сторону перегонять технику. В идеале тут вообще нужно будет построить добывающий комплекс с посменным дежурством, как рабочего персонала, так и боевого гарнизона.

Возле стены, остатки которой перегораживали проход, наткнулся на Кварца с техниками, что собирали в одну цепь модули, генерирующие силовой барьер. А пара бойцов уже разматывали бухты кабелей для подключения к большим аккумуляторным блокам, унесенным далеко в тыл.

– Кварц, может, вернешься?

– Да ну на фиг! Меня же Кастра с потрохами сожрет, что я вас бросил… да и интересно же, куда мы попали.

– Ну, смотри сам. – Ну а что я мог сказать? Парень уже вырос, так что пускай принимает решение сам. С меня спросу нет – я дал возможность ему вернуться к жене и ребёнку.

Переведя фонарь в режим широкого луча, и немного приглушив яркость, чтобы не слепить возвращающуюся разведку, медленно двинулся по туннелю. Если поначалу я двигался по полукруглому проходу метров пятнадцати шириной абсолютно без помех, то чем дальше я удалялся от несущей стены, тем больше в стенах и потолке зияло дыр, сквозь которые земля с остатками бетонных элементов и каких-то твердых пород начинала формировать завалы.

Мда… тут не просто нужно очистить проход, а подойти к вопросу последовательно совместно с инженерами, которые понимают толк в строительстве. Иначе существует шанс, что своими неумелыми действиями спровоцируем дополнительные обрушения и можем похоронить себя заживо.

Заметив дыру почти возле самого пола, из которой торчало пара металлических прутьев, опустившись рядом на колено, попробовал на прочность металл. Как я и подозревал при соприкосновении с перчаткой, металл осыпался ржавыми хлопьями. Как минимум один положительный момент в этом есть. Не менее пары сотен лет его никто не беспокоил, раз ржавчина сформировалась строго по размерам арматуры и не рассыпалась раньше.

Но вот рваные края в верхней части дыры, где не были засыпаны землей, меня наоборот смущали. Возможно совпадение, но слишком сильно было похоже, что кто-то прогрыз себе дорогу. Не хотел бы я встретиться с тем, кто это сделал. Если теоретически представить, что размер дыры равен размеру пасти, то как-то вызывает опасение существо с полутораметровой пастью и зубами, которые спокойно прогрызают бетон.

Луч фонаря, мелькнувший в туннеле с той стороны, куда ушла Алена с разведчиками, дал явно понять что они близко, но все равно выведя фонарь на самую малую мощность, перехватил поудобней оружие и только когда смог однозначно идентифицировать, что это свои, позволил себе расслабиться.

– Ты-то мне и нужен! – сразу же среагировала Алена на мое появление. – Пошли за мной.

Развернувшисьи не дожидаясь моего согласия, она снова начала пробираться в сторону выхода. Разведка, видно предупрежденная заранее, проскользнула мимо меня и легкой трусцой двинулась в сторону базы. Так что у меня не оставалось другого выбора, кроме как пробираться вслед за женой.

– Заметил, что большая часть дыр образовалась не из-за времени?

– Буквально только что изучал одну из таких дыр. – Подтвердил я.

– Так вот, все они уже давно засыпаны и те, кто их проделал, явно уже очень много времени тут не появлялись.

– С чего ты так решила? – интересно было, отличаются наши выводы или нет.

– В некоторых дырах есть достаточно толстые корни какого-то растения. Очень похожи на древесные, но я не уверена. Учитывая, что они там сохранились только достаточно большими кусками и успели окаменеть, то их уже очень долго не беспокоили.

– А что ты тогда такое интересное нашла?

– Сейчас увидишь.

Перебравшись под самым потолком через очередной завал, Алена указала рукой на все более сужающийся лаз и, пробурчав что-то из разряда «Выход там», поползла к левой стене. Почти до самого последнего момента я не мог понять, что она там интересного нашла, ибо ее пятки и филейная часть практически полностью перекрывали обзор. Хотя чего я сам себе вру, опять залюбовался с такого ракурса женой. Но через пару метров она без предупреждения практически провалилась вниз. Я самую малость не успел схватить ее за ногу.

– Спускайся! – донесся до меня ее голос. – Тут образовалась небольшая ниша.

Спустившись вниз, я попал в небольшое углубление буквально три на три метра. Алена тем временем достала переносной фонарь и подсветила свою находку. Хм… на первый взгляд труп человеческий обыкновенный, далеко не первой свежести, успел уже мумифицироваться, вот только он дает огромный пласт информации. Теперь понятно, почему Алена так им заинтересовалась.

– Осматривала?

– Нет, не успела, уже на обратном пути заметила этот лаз. Спешили вернуться до закрытия портала. Думала, что ты решишь возвращаться всем составом.

– Тилорн, твой груз в полном составе доставили? – вышел я в эфир.

– Да, а что случилось?

– Пока особо ничего, но мы нашли труп местного, похоже, он не настолько старый, как завалы в туннеле. Сможешь провести полный спектр анализов?

– Я-то смогу, только развернуться негде, итак половина бойцов вышли за безопасную зону с частью оборудования, а еще десяток ученных намылилось к нам в гости.

– Черт… как-то не рассчитывал я на такую толпу добровольцев. Вроде минут пять еще есть, так что пускай, как можно больше пустых контейнеров с максимальной миниатюризацией к нам закинут, иначе будем напоминать консервы.

– Зачем тебе пустые? – удивился Тилорн.

– А грунт куда по-твоему мы денем, когда начнем откапываться?

– Понял, туплю!

Отключив рацию я, подсвечивая себе фонарем, прошелся по всему помещению, внимательно изучая все доступное пространство. Прежде чем приступать к осмотру тела, надо убедиться, что он не оставил хоть какое-то послание, тайника или еще каких подсказок. Алена же, без слов поняв мои действия, принялась так же внимательно изучать все пространство с противоположной стороны.

– Что у тебя? – спросил я у Ведьмы, не найдя со своей стороны ничего интересного.

– Пусто! Похоже, он тут недолго живой пробыл, никаких следов длительного пребывания.

– Меня смущает, что он мумифицировался, хотя сырость от земли по идее наоборот должна была заставить гнить его, а тут вместо голого скелета, просто засушенный человечек.

– Ну, я бы не стала утверждать, что человек. Согласна, похож, но без анализа утверждать не берусь.

– Не умничай, ты ведь поняла, что я хотел сказать. Лучше давай определимся, кто осматривает, а кто страхует.

– Давай лучше я буду страховать. – Судя по голосу, скривилась Алена. – Это ты у нас страдаешь полным равнодушием к такому, а я не люблю с трупами возиться.

– Ага, тебе лучше их делать, чем с ними потом возиться. Дуй, давай наверх!

Как только Алена забралась обратно на завал и уместилась там, скинула вниз кусок троса. Свернув из него петлю, закрепил на поясе. Только убедившись, что Алена меня может в любой момент выдернуть из этой ниши, приступил к обследованию трупа. Опустившись на четвереньки и подсвечивая себе одновременно фонарем, закрепленным на шлеме, и ручным его собратом медленно обползая труп по кругу, старался заглянуть под него со всех сторон.

Несмотря на то, что этот труп находился в полулежащем состоянии, облокотившись на стену, я не собирался к нему прикасаться, не убедившись, что он не оставил пару прощальных «приветов». Остатки примитивного бронежилета на нем, частично истлевший полимерный шлем и непонятное устройства явно боевого характера с противоположной стороны явно указывали, что когда он был еще живой, был связан с боями. А такие кадры любят в ситуациях, когда уверены, что умрут, усесться или улечься на взрывное устройство. Да так, чтобы, как только противник пошевелит его тело, подорвать все к чертям в ближайшем доступном пространстве.

Ладно, сюрпризов вроде нет, что у нас тут еще? Гуманоид, две руки, столько же ног, крайне похож на представителя человеческой расы. Одет был в тканевый комплект, наполовину истлевшие ошметки которого, еще можно было обнаружить на теле. Поверх примитивный тканевый бронежилет с множеством специальных карманов для бронепластин. Модель оружия крайне непривычной формы, но судя по россыпи металлических продолговатых предметов, похоже, что-то огнестрельного или кинетического толка.

Слишком эти предметы похожи на пули либо патроны. Хотя если и патроны, то непонятно, где тут содержится пороховой заряд. Ладно, с этим техники разберутся. Аккуратно стараясь не делать резких движений, я кончиком ствола, медленно приподнял край частично истлевшего бронежилета. Пытаясь обнаружить причину смерти, чуть было не нажал на курок от неожиданности.

– Тилорн, тут не один образец. Будешь двигаться сюда за образцом, захвати биологический контейнер.

– Зачем?

– Похоже, наш труп попытались использовать как инкубатор. И судя по устройству на груди, он это осознавал, а значит, на тот момент был живой. Устройство имеет явно выраженный ручной режим запуска и, похоже, оно испарило всю жидкость из тела, заодно и из нечто похожего на кладку паучьих яиц инкубатора в его полости живота.

– Так, Волпер, ни в коем случае не прикасайся к этой фигне, я не уверен в уровне защиты элига, а кладки некоторых видов насекомых могут очень длительное время вот в таком засушенном состоянии находиться как в стазисе.

– Принял, отхожу подальше.

Опустив на место кусок бронежилета, сделал шаг назад и во всех доступных спектрах осмотрел край ствола. Ничего не обнаружив, все равно от греха подальше положил оружие на землю и начал взбираться на насыпь. Как-то привык я доверять специалистам своего профиля, и если Тилорн говорит не трогать «каку» то, даже не имея видимых следов, лучше не тащить биологически опасное вещество на базу, пускай я даже не в состоянии обнаружить его. Пускай лучше Тилорн все внимательно обследует, и если все будет в порядке, верну себе оружие, но до тех пор я не намерен рисковать.

– Все слышала? – выбравшись в туннель, уточнил я у Алены, попутно отстегивая страхующий трос.

– Да, что будем делать?

– Ждем Тилорна или кого-то из медперсонала. Без их добра, я туда больше никого не пущу.

– Ну да, помню, как нам сводку давали: из-за халатности бойцов с новым неизвестным видом, вымер полностью батальон, когда один боец притащил споры этого вида в лагерь.

– Ага, я тоже первым делом вспомнил тот случай. Тут, конечно, больше похоже на кладку каких-то жуков или пауков. Но лучше перебдеть.

– Мы пока в карантине?

– Ага, до прибытия медиков, а там с ними обсудим. Ладно, выдвигайся им навстречу, но так чтобы только визуальный контакт был. А я сделаю пару объявлений для бойцов, судя по времени, портал уже должен был схлопнуться.

– Хорошо. – Без лишних вопросов поползла она в сторону более широкого прохода.

– Так, бойцы. – Вышел я на общий канал. – В ближайшие сутки необходимо обустроить прилегающую к телепорту территорию как перевалочную базу со всеми системами безопасности и внутренним климатическим контролем. Все необходимое оборудование должны были доставить в промаркированных грузах. Инженерным подразделениям обеспечить план по расчистке территории без опасности дополнительных обвалов. Как только медики проверят находку недалеко от выхода и подтвердят безопасность движения в этом секторе, все свободные от работы бойцы приступают к расчистке завалов, для обеспечения выхода на оперативный простор. Ну и заодно у меня для вас две новости, хорошая и плохая. – Сделав театральную паузу, я продолжил. – Хорошая в том, что тут могут быть люди, каким-то образом не вымершие как вид, а значит, есть шанс заполучить союзников. Плохая же в том, что тут есть твари, которые спокойно могут сделать из вас инкубатор. Так что если у кого-то была пробита броня, в срочном порядке обращаемся к медикам, даже если вы просто укололись. Если не дай бог, какую-то заразу принесем в Альфарим, он может вымереть раньше, чем разберемся, как с этой заразой бороться. Ну и напоследок, всем командирам подразделений в течение получаса предоставить отчет по наличному составу на командирской частоте. Надеюсь, всем все ясно.

Глава 19 Последние приготовления

К нашему счастью, медики так и не обнаружили у нас ничего опасного даже потенциально, так что буквально через десять минут мне вернули оружие. А Тилорн, покрытый специальным силовым полем, начал исследовать останки. Я же, тем временем, отправился обратно к телепорту, чтобы понять: сколько бойцов у меня есть, и как много оборудования успели нам отправить.

Честно, я ожидал, что как минимум две трети состава резервных рот отсеется из-за угрозы лишиться возможности репликации, но каково было мое удивление, когда еще на половине туннеля обнаружил плотно располагающихся вдоль стен бойцов везде, где насыпь позволяла хоть как-то расположиться. А в большом помещении возле портала вообще было не протолкнуться.

Несмотря на то, что расчистка завалов шла полным ходом не только при помощи инженеров, но и руками обычных стрелков, места катастрофически не хватало. Однако, проследив за работой этого муравейника, понял, что это ненадолго. Просканировав участок под расчистку, инженерные службы за пару минут устанавливали распорки в тех местах, где считали необходимым и, разметив цветовыми маркерами безопасную зону расчистки, скидывали цветовую диаграмму на интерфейс бойцов, что позволяло не волноваться о раскопках в тех местах, где это грозит дополнительным обвалом.

Бойцы, получив информацию, сразу же приступали к расчистке, что тоже не занимало много времени. Еще когда только комплектовали различные грузы, формируя набор вещей, которые могут понадобиться в тех или иных условиях, один техник подкинул интересную идею: использовать силовой куб аварийных служб. Небольшая квадратная пластина с ребром в десять сантиметров формировала на углах тонкие усики, которые раскрывались в метровый квадрат и при помощи лазерных резаков углублялись ровно на метр вперед, формируя каркас для куба. Оператор при активации видел подсвеченную зону захвата. Последующий лазерный всплеск между краями каркаса прорезал практически все, разве что длительность и количество всплесков необходимо было разное. Вслед за лазерным всплеском формировалось силовое поле, и как только это поле полностью закрывало контур, шло сжатие каркаса. В зависимости от плотности материала, попавшего внутрь, зависел и процент сжатия. Но даже цельные сверхпрочные сплавы сжимались хотя бы на три процента, что позволяло легко вынуть этот кубик.

Тут все шло примерно так же, да и сжатие было намного сильнее, чем три процента. Сформированные блоки бойцы передавали назад для упаковки в пустые ящики с системой миниатюризации, постепенно отвоевывая все больше свободного пространства. К моему возвращению успели очистить пространства даже над плитами перекрытия, которые нависали над телепортом, и при помощи распорок-домкратов, которые оставили как несущие колонны, укрепить их обратно в изначальном положении.

Так, в этом мельтешении ротных я фиг найду. Пришлось лезть в интерфейс и разворачивать на весь обзор рейдовое меню. Найдя и мысленно выделив командиров различных подразделений, при этом порадовавшись, что они все без исключения переправились на эту сторону, ну, не считая двух рот огневого прикрытия, которые в полном составе остались в Альфариме, отключил подсветку на карте всех остальных, кроме выделенных и быстро глазами нашел самое большое скопление младшего командного состава и направился туда.

Они, оказывается, уже успели сформировать штабную зону, огородив до самого потолка ящиками с припасами и снаряжением пяток квадратных метров, где кроме командиров затесалась еще парочка связистов, колдующих над ретранслятором радио и интерфейс-сигналов. А вот командиры подразделений пытались разобраться: у кого какие наличные силы и снаряжения имеется, попутно пытаясь распределить своих бойцов рядом друг с другом, что добавляло еще немного хаоса движениям бойцов в телепортационном зале и туннеле.

– Докладывайте! – заходя в эту имитацию штаба, скомандовал я.

– Кроме вашей группы, прибыло еще три резервных роты, два инженерных взвода, взвод связи и медицинский взвод. – Начала докладывать Капитан Джуалин, как старшая по званию. – Явка подразделений в составе от восьмидесяти до девяноста процентов. Только научного персонала прибыло в полтора раза больше.

– Так, Алиса. – По имени обратился я к докладчице. – В каком смысле в полтора раза больше?

– В прямом. – Пожала плечами девушка с капитанским званием. – В последние минуты суматохи, кроме штатных десяти ученных, через портал проскочил профессор Лапуш с четырьмя подчиненными.

– ***** ***** *****…

Матерился я минуты две. Только этого психа от науки мне тут не хватало! Нет, ученный он прекрасный, достаточно хорошо разбирающийся в физике и энергетических технологиях Альфарима. Вот только у него была идея фикс, которая просто сносила ему все тормоза. Технологии Атлантов и все, что с ними связано, приводило его в священный экстаз, совмещенный с непреодолимым зудом разобрать все и изучить до последнего атома. Бог с ним, если бы он делал это все в своей лаборатории, так нет, этот ученый везде норовит всунуть свои руки, абсолютно игнорируя наши требования по безопасности.

– ТИЛОРН! – заорал я в рацию от осознания, что эта ходячая беда без присмотра. – Лапуш тут, он не добавлен в рейд и его местонахождения я не знаю…

– Черт! Черт! Черт! Ты и ты, бегом в туннель! Если пропустите сюда Лапуша, отправлю лечить пятки мясоедам! – только после этого он сообразил, что у него включена рация и злым движением выключил ее.

– Что еще плохого произошло?

– Вроде больше ничего.

– Хорошо, проведите перекличку личного состава и сбросьте мне списки наличного состава на почту…

– Связь почты наладить не удалось, только прямая передача между интерфейсами. – Отозвался из угла один из связистов.

– Исправить можем?

– Нет, без связи с Сердцем это практически нереально, пикониты просто не воспринимают наши протоколы передачи данных, только непосредственный обмен данными в пределах пары километров.

– Хм… это вызовет целый ряд проблем. Кстати, хоть кто-то знает, как обстоят дела с телепортом?

– Техники пытаются разобраться, но пока ясно лишь одно: генератор целенаправленно раскурочен без возможности восстановления, а наших источников питания не хватит, даже чтобы из него прикуриватель сделать.

– Значит, передай всем, что до сеанса связи с Альфаримом неделя. – Дал задачу связисту и, повернувшись к старшему по званию офицеру, продолжил раздавать указания. – Алиса, пускай инженеры выделят пару человек для сканирования почвы, и отправь с ними пару отделений на расчистку туннеля, надо пробить выход на поверхность. Только осторожно, пока не ясно, что там снаружи.

– Разрешите выполнять?

Кивнув, я вышел из штабного уголка, сам в свое время не любил, когда вышестоящее командование стоит над душой, так что пока бойцы расчищают пространство нашего временного лагеря и роют проход наружу, мне стоит поискать эту ходячую катастрофу по фамилии Лапуш. Так, и как мне его искать в такой толпе? Попробовав вычленить его имя и фамилию среди множества надписей, которые мне выдает интерфейс над головами бойцов, понял, что все эти имена сливаются в одну массу, слишком много тут людей и их имена просто наслаиваются друг на друга, делаясь нечитабельными.

Можно пустить задание-приказ по его обнаружению, но это отвлечет этот муравейник от работы, что тоже не следовало делать. Значит, остается только искать это чудо от науки в местах, которые его могут больше всего привлечь. Ну, значит, начнем с арки телепорта, его ведь так и не допустили к той, которая с нашей стороны стоит. Обойдя арку по кругу, я возле одного из оснований обнаружил группу людей, склонившихся над чем-то. Учитывая, что у них на костюмах нет характерных двухцветных полос техников, мне похоже улыбнулась удача быстро найти искомый объект.

– …Обратите внимание на вот этот узел распределения избыточной энергии. – Донеслось до меня, когда я приблизился. – При уровне доступных нам технологий весь этот блок по идее должен выгореть при первом же запуске. Но Атланты тут используют сплав с весьма интересными химическими особенностями, благодаря которым данный узел в состоянии пропустить в сотни раз больше энергии, а в случае избыточности вот эта система перенаправляет её на вторичный узел. К сожалению, я пока не смог построить математическую модель того, как эта система определяет потоковую частоту энергии, но надеюсь, после ряда экспериментов имея полностью рабочий комплекс, я смогу наконец-то понять, как Атланты смогли добиться таких поразительных результатов…

– Профессор Лапуш! – с нажимом окликнул я его. – Если вы сию секунду не закроете боковую панель и не отойдете от арки, я ваши шаловливые ручки завяжу узлом на спине, а вас самого посажу в карцер на все время пребывания тут!

– Командующий Волпер, рад вас видеть! Не переживайте, я еще не настолько потерял связь с реальностью, чтобы разбирать наш единственный шанс на возвращение домой. Но я крайне надеюсь тут найти еще пару экземпляров подобной арки и уже при их разборе получить работоспособные образцы.

– Зря вы на это надеетесь, скорее всего, тут только одна арка.

– А вот тут позвольте с вами не согласиться. – Пробежавшись пальцами по вязи символов Атлантов, ученый активировал закрытие технической панели и, поднявшись, повернулся ко мне. – Изучая технологии Атлантов, я заметил одну закономерность – они всегда создают минимум двойное дублирование всех систем, а в большинстве случаев тройное. Так что в радиусе пешей доступности должна быть ещё минимум одна подобная телепортационная станция. Но законсервированная, с автоматической системой активации в случае полного отключения основной системы.

– А вы не думали, что мы попали именно на эту резервную. – Поинтересовался я.

– Эм… – Лапуш даже подвис на секунду. – Честно признаться, такой вариант почему-то не приходил мне в голову, хотя ваши слова с большой вероятностью могут оказаться правдой.

– Ладно, профессор, давайте договоримся, по возвращению я не подаю рапорт о лишении вас допуска к комплексу с телепортом. А вы эту неделю не будете никуда лезть, не согласовав предварительно со мной!

– Ох уж эта паранойя военизированных формирований…

– Это необходимость для нашего выживания! – оборвал я его. – Так что либо вы принимаете мои условия, либо я сажаю вас в карцер до момента следующего сеанса связи с Альфаримом.

– Вы успели уже и карцер организовать? – неподдельно удивился Лапуш

– Специально для вас организуем!

– Ладно-ладно, я согласен! Но объясните мне, почему вы так агрессивно ко мне настроены?

– Не агрессивно, профессор, а крайне настороженно. Или может вам напомнить, кто устроил пожар в седьмой лаборатории?

– Это была чистая случайность, я всего лишь хотел проверить максимальную термальную стойкость защитного кожуха…

– А трехчасовая блокировка всех дверей в подконтрольной нам зоне? – не дал я ему закончить.

– Ну, кто же знал, что построения защитных алгоритмов Атлантов настолько отличаются.

– Взрыв в двенадцатом боксе… Запуск в режиме полной агрессии боевого робота на складе, где были только техники… Лишение энергии восьми лабораторных комнат… Я могу долго перечислять!

– Но сколько открытий я за это время сделал и много раз находил положительные решения в возникающих вопросах с оборудованием Атлантов! – сделал он последнюю попутку оправдаться.

– Только поэтому вас еще не выгнали с комплекса. Однако в тоже время стоит отметить, что почти весь персонал комплекса боится вас, как огня. У меня даже опытные бойцы, которые не раз смотрели смерти в глаза, стараются без крайней необходимости рядом с вами не появляться, чтобы очередная ваша выходка не зацепила их!

– Командующий, вы преувеличиваете, всего-то с десяток инцидентов за пять месяцев.

– Сорок три инцидента, профессор! Сорок три!

– Хм… Вы уверены, а то я как-то не считал. Были, знаете ли, более важные вопросы.

– Не сомневайтесь, ровно столько рапортов мне на вас подали.

– Эм… Тогда вынужден принять ваше предложение… но не то, которое с карцером! Сразу тогда уточню, где мне можно приложить свои знания вместе с моими учениками, чтобы… Кхм… не вызвать сорок четвертый инцидент, а то, судя по последнему оповещению, тут это может быть крайне чревато.

– Фух… Я рад, что мы с вами договорились. Я вас сейчас добавлю в рейдовую группу, найдите научное отделение, там десяток штатных научных работников, думаю, самостоятельно определитесь с первичным направлением приложения ваших умственных сил. А у меня, к сожалению, еще множество работы, так что вынужден удалиться.

Оставив задумчивого ученного самостоятельно искать научный отдел неожиданно раздувшейся разведывательной группы, направился в туннель, а то Тилорн уже несколько раз пытался вызвать меня по рации. Плюс ко всему этому за время моего разговора с профессором уже организовали расчистку выхода из туннеля. А значит, у меня максимум полчаса свободного времени осталось.

Несмотря на множество отработок совершенно разных сценариев высадки через телепорт, большинство служб и командиров растерялись в данных условиях. Как известно любой план работает только до начала битвы, но в нашем случае он пошел в разнос еще только при высадке. Да даже я слишком спонтанно принял решение вызвать резервные роты, слишком хорошими показались условия для экспансии и исследования.

Радует только, что в резервные роты не входили тяжелая пехота и техника. Нет, один взвод тяжелой пехоты присутствовал, вот на них-то и ляжет формирование основных линий укреплений и дежурство. Но в большинстве своём роты укомплектовывались легкими пехотинцами огневой поддержки и разноплановыми разведывательными группами, снайперами, мобильными разъездами на боевых мотоциклах повышенной проходимости, да и другими маневренными и легкими войсками, с которыми можно развернуть полноценную разведывательную деятельность на новой территории.

– Что-то серьезное? – добравшись наконец-то до Тилорна, сразу же уточнил я.

– Не уверен, что серьезно, но, думаю, ты должен быть в курсе.

– Значит, найденыш поделился информацией?

– И не малым количеством.

– Так, давай тогда по порядку. – Тяжело вздохнув, приготовился к тому, что Тилорн скажет, что мы в полной заднице.

– Да не напрягайся ты так, не все новости плохие. Для начала, могу сказать, что у нас неплохие шансы установить контакт с местными людьми!

– Людьми?

– Да! Его ДНК не сильно отличается от нашего, так что могу со всей ответственностью сказать, что это человек, как ты или я. Причем, трупу всего лишь сто сорок, может, сто пятьдесят лет.

– Если тут не было тотальной войны на уничтожение вида, то вряд ли за столь короткий период местные люди вымерли бы. – Попытался я почесать подбородок сквозь шлем, но вовремя отдернул руку, осознав, как глупо это будет выглядеть.

– Именно! Согласно анализатору, оружие у него достаточно технологичное и работало на источниках питания такого же типа, какие использует Альфарим, а значит, у них так же осталась часть технологий прошлого. Об этом же свидетельствуют ботинки с встроенными прыжковыми ускорителями. А вот вся остальная амуниция уже намного проще, но сделана из натуральных материалов. Значит, у них налажено производство подобной амуниции.

– Это хорошо! Следовательно, есть как минимум теория, что местные, выжившие после Некроносов, могли деградировать до состояния дикарей, оказалась несостоятельной. Будет легче установить контакт и наладить взаимное сотрудничество.

– Кстати, насчет Некроносов.

– Ты решил перейти к плохим новостям?

– Почти, я не уверен, но есть подозрения, что найденная тобой кладка в трупе, это наследие этих самых Некроносов.

– Вот тут подробней, пожалуйста!

– Помнишь, ты говорил, что Администратор вроде бы создавал своих зверушек для противостояния Некроносам? Если на минуту предположить, что за основу он брал своего врага, просто модифицируя под свои нужды и вшивая слепое подчинение лично себе…

– Тил, давай без заумностей.

– Кладка на шестьдесят девять процентов идентична одному из видов, с которым нам пришлось встретиться в канализациях, когда прорывались на минусовые уровни.

– А вот это кардинально меняет дело… Получается, что мы тут можем встретить не только потомков людей, но и потомков Некроносов.

– Ясно то, что ничего хорошего нас не ждет. – Задумчиво постучал я пальцем по прикладу. – Какие-то опасные для нас вирусы, бактерии еще какая подобная фигня?

– Пока не обнаружил, но даже отрицательный результат не может ничего гарантировать. Тело высушено качественно и большинство вирусов если и были, то за это время от них и следа не осталось.

– Это то устройство на груди сделало?

– Да. – Подтвердил Тилорн. – И, похоже, он осознанно его активировал, чтобы не дать вылупиться кладке в его теле.

– Набросай текст оповещения и через командиров донеси до каждого бойца. Ну, там что надо делать и кому сообщать, если, не дай бог, была разгерметизация костюма. Я не горю желанием по неосторожности затащить в Альфарим какой-то вирус, который выкосит все население или, не дай Сердце, что-то наподобие этой яйцекладки.

– Хорошо, заодно распишу дополнение к инструкциям медикам, прикомандированным к отделениям.

– Волпер, я Эхо-три, прошу связи. – Прервал наш разговор запрос по другому каналу связи.

– Эхо-три, я Волпер, слушаю.

– До поверхности осталось два метра завала, ждем указаний.

– Ждите на месте! Никаких действий не предпринимать. – И сразу же начал быстро менять частоты, раздавая приказы. – Раста, бегом к выходу из туннеля, мне нужно просканировать местность на нежелательные живые элементы. Кварц,вышли мне парочку лучших операторов с комплектом дронов. Алена, бери ту четверку разведчиков, если все нормально, выползаете первыми. Взвод тяжелой пехоты и инженерное отделение, в полной боевой выдвинуться к выходу из туннеля, мне нужен будет укрепрайон на поверхности в максимально сжаты сроки…

Немного расслабленное состояние человеческого муравейника резко сменилось на напряженное. Расчистка внутреннего пространства практически моментально сменилась на укрепление уже расчищенных позиций. Все три десятка частот, вшитых на быстрое переключение, были заняты сейчас переговорами и отрывистыми командами. Абсолютно все прекрасно понимали что, распечатав проход, мы можем столкнуться с абсолютно любой угрозой, но одновременно существует такая же вероятность ничего и не дождаться.

Когда все заняли свои места согласно новым приказам, а я стоял в окружении бойцов в пяти метрах от двухметровой пробки земли. Замерли все альфаримцы, которые были по эту сторону портала, а Раста плотно прижался к последнему куску завала, пытаясь уловить эмоциональный фон с той стороны.

– Ну что там? – не выдержал я.

– Блин, не мешайте, у меня сор спины и так волнами накатывает любопытство и напряжение всех вас. – Еще минут пять постояв, он добавил. – Очень много мелких эмоций, но ничего агрессивного я не почувствовал. Но не ручаюсь, слишком тяжелые условия для сканирования.

– Ясно, дроны на выход.

Не успел я договорить, как шесть дронов протиснулось сквозь лаз под потолком в двух метрах от поверхности земли. Для быстроты отправленные сюда на расчистку земли бойцы пробили проход высотой два метра и шириной столько же. Из расчета габаритов тяжелого пехотинца в полном комплекте брони.

– Обнаружены множественные цели на западном направлении, примерно два десятка целей, теплокровные, уровень опасности неизвестен… – Затараторил один из операторов

– Обнаружены множественные летающие цели на северо-востоке… – Поддержал другой

– Обнаружены три цели…

– Обнаружены…

– Обнаружены…

В голосах операторов нарастала паника, судя по их словам, опасность нас окружала со всех сторон, и то, что они нас еще не заметили, было лишь вопросом времени или крайне высокой удачей. Паника начала передаваться и бойцам, загудели силовые установки. Один из щитовиков, перекрыв весь проход своим щитом, закрыл меня от возможной атаки. А я начал хаотически перебирать варианты дальнейших действий.

– Отставить панику! – ворвался в эфир голос Кварца. – Это простые птицы и животные! Операторам из числа репликантов сменить основных операторов!

Началась возня смены операторов и передача доступа к дронам. А у меня постепенно нарастал истерический смех. Чистые уроженцы Альфарима ведь никогда не видели в глаза животных, птиц или насекомых, ну разве что если это были не работники элитных ферм и теплиц. И абсолютно любое живое существо для них – это в первую очередь угроза. В Альфариме это вбивается в подкорку мозга, вот и поднялась небольшая паника на ровном месте.

Вот теперь вылезла очередная проблема – как бы, не начали бойцы заливать плазмой все, что двигается. Да, репликантов у нас немало, и они прекрасно знают, что такое обычные животные, но как это объяснить остальным… Ведь могут попасться и действительно хищники. Ладно, нужно будет перед финальным этапом выхода на поверхность провести дополнительный общий инструктаж. Хорошо, что это обнаружилось сейчас, а не когда вышли, а то потом бойцы рассказывали бы, как героически отстреливались плазмой от нашествия зайцев и заливали криогеном целые стаи воробьев.

Глава 20 На поверхности

За почти час напряженного ожидания пока десяток дронов обследовали округу, никакой опасности обнаружено не было. Разве что пришлось долго разбирать, что за животные, птицы и насекомые попадали в камеры дронов. Ни одного знакомого представителя фауны не обнаружили, но по косвенным признакам в основной массе попадались травоядные. Пару хищников тоже обнаружили, вот их изображения разослали всем бойцам с предупреждением, что если будут приближаться держать их на прицеле.

Одно было понятно – мы явно оказались не на планете Земля. Ну, хоть убейте меня, но не помню я там существ с тремя рогами на голове и шипами вдоль хребта. Хотя если убрать эти костяные наросты, эти звери очень похожи были бы на свиней-переростков, высотой примерно с метр в холке. Или взять длинноногих травоядных с двумя коленными суставами и метровой шеей с жёсткой короткой гривой. И такой была вся фауна.

В итоге, я отдал команду убрать последние метры завала. Но первыми на выход ушли не тяжелые пехотинцы, а разведывательная группа с оптическим камуфляжем. И только когда они, отдалившись на километр от выхода, заняли наблюдательные позиции, сформировав редкие круговые посты, дал добро на выход инженерного взвода под прикрытием тяжелой пехоты. Пятнадцать минут и полукруг переносных силовых укрытий, связанных в одну цепь, была сформирована вокруг выхода, охватив несколько сотен метров.

Вот вдоль этих укрытий тяжелая пехота с тяжелым ручным оружием и организовала цепь обороны. Только после этого стали и остальные бойцы выходить на поверхность, а инженеры начали выстраивать вторую линию уже на отдалении шестисот метров, формируя не временное укрепление, а полноценные огневые позиции, укрепленные стационарными пулеметами и лазерными автоматическими турелями.

– Ирала, возьми снайперов и распредели высоты, только одиночные лежки не делай, пускай в парах работают, чтобы меняться могли. – Подозвав, проинструктировал я девушку.

– Хорошо.

– Кварц, организуй в полутора километрах от нас патруль из дронов, пускай облетают нас по кругу с зазором в пару минут.

– Принял.

– Саргос…

– Понял! Понял! Минное заграждение, сигнальные растяжки.

– Правильно, согласуй с научниками возможность установки динамиков с ультразвуковыми частотами, которые будут действовать на местную живность. Как-то не горю я желанием поднимать по тревоге оперативные группы из-за того, что какой-то зверь забрел в зону сигнальных растяжек. Кстати, сигналки поставь на тысячу триста, а вот минное на тысячу двести, и не забудь разослать карту минных заграждений бойцам. А то пойдет кто-нибудь цветочки собирать и подорвется нафиг.

– Не волнуйся, оформлю в лучшем виде, плюс есть парочка толковых ребят в минировании.

– Отлично! Тилорн, ты сильно занят? – вызвал я медика.

– Пока нет, передал нашего покойника биологам на исследование, так что на данный момент дурака валяю.

– Возьми отделение легкой пехоты, которые меньше всех заняты, и пройдись по местной фауне, пускай аккуратно подстрелят по одному образцу. Мне интересно съедобные ли они и насколько их мясо безопасно для нас.

– Кхм… А как мы будем пробовать их мясо, если медицинский блок еще не дал однозначного разрешение снимать костюмы?

– Инженеры до вечера должны установить купол с замкнутой воздушной системой для отдыха, вот там и будем лакомиться, если найдем съедобные для нас образцы.

– Хорошо, позабочусь об образцах.

Так, все заняты, часть бойцов на расчистке внутреннего помещения, как только инженеры закончат с оборонными укреплениями, они начнут выносить накопившуюся землю и делать дополнительные отвалы по периметру. Эх, нам бы еще с десяток небольших башен поставить, и там бойцов с винтовками посадить, как снайперы на километр они не отработают, но на расстоянии четыреста или даже пятьсот метров прекрасно справятся. Заодно и как дополнительные наблюдательные посты поработают.

Холмистая местность территории, на которую мы попали, играла нам только на руку, выход из туннеля получился в низине меду тремя холмами и инженеры сейчас на этих трех высотах строили линию обороны, естественно соединяя их между собой. А основной лагерь вокруг выхода организуем, оставаясь во впадине.

Работ за ближайшие сутки нужно было проделать просто огромное количество. Кроме оборонных сооружений, нужно было возвести купол с многоуровневой фильтрационной системой, чтобы ни одна бактерия не смогла туда просочиться, но при этом проводился забор пригодного для дыхания воздуха. Причем, кроме купола для отдыха со встроенной казармой, нужно было еще возвести такой же для ученых, чтобы они могли делать анализ грунта, животных, растений. Плюс отдельно центр связи и управления автоматическими системами. Еще и складские помещения, а так же собрать и настроить аппарат по очистке кислорода и его сжижения для транспортировки в Альфарим, а то с кислородом там тоже небольшие проблемы, не сильно катастрофические, всё же очистители и генераторы работают отлично, но лучше позаботиться о добавке чистого кислорода.

Блин, а ведь нужно очистить зону будущего лагеря от растений, а в особенности от деревьев. Кстати, деревья можно пустить на строительство вышек. Вроде если мне не изменяет память в комплектации грузов всего один ящик с баллонами жидкого пенобетона. А это покроет наши потребности впритык по самому минимуму. В общем, сомневаюсь, что мы за один день все успеем, скорее всего, понадобится два, а то и три дня. Только потом сможем перейти к дальней разведке и поиску полезных ископаемых. Опять же надо будет просчитать какие ресурсы из тех, что мы сможем найти, будут иметь наивысшее КПД. Только на запуск портала уходит слишком много энергии, так что тащить что попало не получится, будем работать от обратного – сначала самые ценные для нас ресурсы и только потом все остальное.

Вот только практически с самого начала проявляется куча проблем, в особенности с подходящим инструментом. Да, у нас были устройства для формирования блоков, лазерные и плазменные резаки, куча всякого другого технологичного оборудования. Вот только не было банальной цепной пилы, ну или дисковой, для того, чтобы спилить деревья, я не говорю уже про оборудование для выкорчевывания пней. С этого проблемы только начались, едва удалось найти бойцов с боевыми топорами и объяснить, как ими правильно срубить деревья, как оказалось, что нет ни гвоздей, ни других соединительных элементов для такого материала.

Отдельно целый ряд проблем вызвало постоянное напряжение бойцов в оцеплении. Они все никак не могли свыкнуться, что существа, бегающие вокруг, не обязательно опасны. Да и по большей части им на нас плевать, разве что могли подойти на двадцать-тридцать метров, понаблюдать за странными двуногими зверушками в нашем лице. Но, несмотря на то, что мозгом бойцы понимали, от десятилетиями вбитых рефлексов крайне трудно избавиться, так что на прицел бралось все что двигалось, хорошо хоть не стреляли.

Мне пришлось тяжелую пехоту разбавить бойцами с более легким вооружением, чтобы выстроить дежурство в несколько групп по два часа. Слишком рискованно держать в постоянном напряжении ребят, не давая им возможности отдохнуть, а то вообще начнут шарахаться от каждого шороха, да и реакция притупляется, если довести до психологической усталости.

По тем же причинам выстроил смену разведчиков в секретах каждые четыре часа. Да, есть риск дополнительного обнаружения секретов, но тут особо ничего не поделаешь: либо так, либо иметь нервных бойцов, которые могут что-то учудить. Остаток светового дня я как потерпевший носился по всему формирующемуся лагерю, решая множество проблем. Только с последними лучами солнца похожего на земное, я смог добраться до отведенной мне койки под недавно установленным куполом. Второй должны закончить через час и запустить фильтрацию воздуха.

Мда, а ведь уже почти два часа ночи, если судить по часам в интерфейсе. Правда, несмотря на то, что на этой планете солнце еще не полностью село. Да и кто-то из научной братии докладывал, что согласно их расчетам местные сутки длятся почти двадцать семь часов. Но как бы мне ни хотелось отдохнуть, сняв шлем и наконец-то нормально вдохнув полной грудью, сразу полез за специальными влажными салфетками и начал чистить шлем изнутри.

Броня рассчитана на месяц беспрерывного ношения, но вот запах внутри через неделю уже вышибает мозги напрочь. А пока время есть, стоит почистить всю броню, тем более Алена с поста сменится через час и у нее будет две смены по четыре часа на отдых. Только я закончил с броней, как с северо-восточного направления донеслись звуки стрельбы.

– Твою мать! Что там еще случилось? – начал я быстро натягивать комплект обратно на тело.

Броня, найденная на складе возле телепорта, была намного лучше всех имеющихся образцов, только один минус: минут пять теряешь на то, чтобы в нее влезть. Пока я по новой натягивал броню, внимательно вслушиваясь в переговоры, идущие по рации, уже смог немного разобраться в ситуации.

С наступлением темноты появились какие-то крайне агрессивные твари, которые целыми стайками сейчас атаковали наш лагерь с одной стороны, полностью игнорируя смерти своих сородичей. Благодаря выставленным разведчикам и системе сигнальных растяжек их вовремя заметили и смогли дать отпор до того, как они добрались до заграждений. Вот только непонятно, почему эти твари атакуют только с одной стороны. Пускай, причина атаки после захода солнца еще относительно понятна: можно предположить, что это исключительно ночные создания, то вот по какой причине на остальных направлениях тишина, я даже предположить не могу.

– Алена, ты еще на посту?

– Да. – долетел до меня через рацию едва слышный шепот жены.

– Усильте наблюдение по остальным направлениям, не нравится мне это все.

– Приняла.

Перейдя на офицерский канал, быстро раздал указания, а сам вплотную подобрался к линии обороны, где шел бой. Нужно было понять, с чем мы столкнулись, а сидя в тылу этого не сделаешь. Пристроившись возле бойца с импульсным пулеметом, который короткими очередями давил небольшие группы живности.

– Капрал, докладывай! – сориентировался я по информации интерфейса.

– После отключения местного освещения на патрульную группу было совершенно нападение примерно десятка этих созданий… Куда, падла, лезешь? – резко прервался он, срезая очередью тройку тварей, рванувших под углом к соседней стрелковой позиции. – Так вот, говорю, с десяток их напал на ребят, но как положено они во внешний обход вышли с полностью активированной личной защитой, так что никто не пострадал, да и парни не сплоховали: в рукопашку ножами отмахались. Осмотрелись, вроде все чисто, ну они и продолжили патруль, мы же постоянно на взводном канале сидим, так что все слышали, что и как, в случае чего в любой момент могли огнем прикрыть.

– Ближе к делу! – поторопил я его, мало того, что он докладывал, не отрываясь от пулемета, регулярно отстреливая любое шевеление, так еще вещал, как будто байку в казарме рассказывает.

– Виноват! В общем, вернулись они и притащили с собой пяток тушек этих созданий, мол, одну научникам на исследование, и если дадут добро, то остальные тушки взводу в котел пойдут. Вот тут и повалили эти создания сплошной волной, срывая мины и растяжки.

– В смысле… Они что, не сразу атаковали таким большим количеством?

– Нет, между первым и вторым нападением прошло минут пятнадцать.

Чем дальше, тем больше я перестаю что-то понимать. Если это просто ночные существа с повышенной агрессией, то почему на остальных направлениях тишина. Я допускаю, что это может быть какая-то миграция вида, или просто днем они все отлеживались в одном месте. Но слишком большой зазор получается между первым и вторым нападением. В случае гона, они бы не могли вырваться аж настолько вперед от основной массы.

Размышлял я над этим всем, попутно изучая обстановку перед линией укреплений. Основная волна существ уже явно подошла к концу, их все меньше и меньше выскакивало на открытое пространство перед укреплениями, да и судя по спадающей интенсивности стрельбы не только на этом участке такое. Вот только не сильно они похожи на хищников – слишком мелкие какие-то. Да и весь вид больше напоминает травоядных, хотя надо будет рассмотреть детальней, не могу полноценно разобрать в зеленоватом свете ночного режима, выводимом на шлем.

– Капрал, где найти патруль, который первым с ними столкнулся?

– На двенадцатом участке. – На пару секунд отвлекся пулеметчик, чтобы сориентироваться по отметкам на карте, где искомые бойцы.

Похлопав ему по плечу в знак благодарности за информацию, я отошел немного в тыл и, сориентировавшись по инженерной разметке на карте участков оборонительной стены, хотя смешно называть стеной укрепления метровой высоты, направился к двенадцатому участку. Быстро найдя необходимых пехотинцев и еще раз опросив, ничего нового не услышал, мне даже показали принесенные в лагерь тушки существ.

Эти создания действительно не походили на хищников. Тельца по шестьдесят-семьдесят сантиметров длиной, по три пальца на задних конечностях и по четыре на передних, причем, четвертый был немного в стороне, явно хватательный. Строение зубов больше подошло бы травоядным. Хотя пасть открывалась крайне широко и была немного вытянута вперед. В том, что это ночные создания, я больше не сомневался. Узкий вертикальный зрачок, размещенный в вертикальных же овалах глазных впадин, не предусматривали двоякого толкования, да и веки у них сходились в тонкую вертикальную щелку. Вот только полное отсутствие шерсти не сходилось с их ночным образом жизни, они же явно теплокровные. Похоже, придется ждать результатов от ученых.

К тому моменту, как я закончил изучать этот вид местной живности и опрашивать бойцов, бой практически прекратился. Выслушав доклады о том, что потерь или раненых у нас нет, приказал усилить дежурство на все ночное время. Только мою и Расты группу в приказном порядке отправил отдыхать плюс одно отделение из тех бойцов, которые первыми вместе со мной прошли портал.

– Через шесть часов и двенадцать минут сбор на северо-восточном направлении в полной боевой!

Последней фразой я не только обозначил им необходимость подготовиться, но и не оставил шансов всяким перешептываниям, что пока большая часть на боевом дежурстве, некоторые дрыхнут без задних ног. Хотя это и не обязательно – неделя слишком маленький срок, чтобы начались подобные брожения в умах рядового состава. Но как говорится лучше перебдеть.

К моменту, как я добрался к своей койке, Алена на соседней уже спала без задних ног. Всегда немного завидовал тому, как она легко засыпает в считанные секунды абсолютно в любых условиях. Так что, сняв шлем и как был в броне, завалился спать, довольный тем, что до начала пострелушек успел броню почистить.

Утром, выбравшись под свет местного солнца, я чуть от досады не сплюнул прям в шлем. Вокруг все цвело и зеленело, жутко захотелось стащить с головы шлем и вздохнуть полной грудью, но нельзя. Пока медики не дадут однозначного разрешения, придется терпеть постоянное ношение брони с замкнутой системой циркуляции воздуха. Но и торопить их нельзя, как назло всегда появляются не менее срочные задачи.

– Так, народ, – подошел я к уже собравшимся трем группам. – Учитывая ночной бой, необходимо в течение местного светового дня углубиться по максимуму в том направлении, откуда прибыли эти зверушки.

– Командир, а в чем проблема? Волна же была миниатюрная. – Уточнил командир отделения, отправляющегося со мной.

– Проблема в том, что мы не в Альфариме, а значит, у животных должна была быть причина нападения, тем более что научный персонал с утра успел подтвердить, что это травоядные животные, а не хищники. Так же стоит сразу себя обезопасить от возможного повторения ночного нападения. Еще вопросы? – не дождавшись вопросов, я продолжил. – Тогда выдвигаемся. Раста и Алена головной дозор, Саргос и Тилорн прикрывают, Марк с Леной замыкают, остальные согласно штатному размещению движения колонны по два.

– Командующий Волпер! – раздался голос Лапуша в эфире. – Подождите с отправкой мне крайне необходимо отправиться вместе с вами.

– Профессор, мы идем на боевой выход, у нас не будет времени присматривать за вашей безопасностью.

– Командующий, в образцах животных был обнаружен остаточный фон энергии, идентичный нашим источникам питания. – С отдышкой протараторил профессор, похоже, пока мы разговариваем, он уже со всех ног бежит сюда.

– И что?

– Сейчас минутку, все объясню. – Из-за штабелей сваленных деревьев вывернул профессор и, подбежав к нам, немного отдышавшись, начал объяснять. – У других образцов местной фауны нет такого остаточного фона, значит, конкретно эти существа либо обитали где-то возле источника энергии, либо возле энергетической магистрали. Причем, далеко не один или два дня, для накопления такого объема энергии в клетках нужны годы проживания рядом с источником энергии.

– Вы уверены?

– Абсолютно!

– Ладно, вы идете с нами. – Тяжело вздохнув, я принял решение. – Без моего приказа или разрешения ничего не трогать и никуда не отходить со своего места в построении. Все ясно?

– Да, конечно.

Слишком он покладист, аж подозрительно, как бы потом не вылезло мне это боком. Назначив трех бойцов присматривать за профессором, вписал его в схему построения, и только после этого мы выдвинулись в сторону, откуда ночью пришла толпа этих созданий. За сохранность базы я не переживал, тут остается почти весь офицерский состав, на плечи которого ложилась оборона и дальнейшее укрепление лагеря. Тем более один из бойцов тащил с собой станцию дальней связи, так что пускай даже не через интерфейс, но в экстренной ситуации с нами смогут связаться.

Алена с Растой двигались впереди практически бесшумно, я даже периодически терял их из видимости, даже несмотря на то, что оптический камуфляж они еще не активировали, а родная расцветка брони не сильно подходила под местную цветовую гамму. Но если Алена была приучена двигаться среди деревьев и кустов так, чтобы максимально использовать природные укрытия, Раста похоже ориентировался на свои ощущения, чтобы не попадать в зону взгляда остальных.

А ведь это еще не пик его возможностей, была бы тут пятерка его шитаку, которые своей эмпатией намного расширяли его способности, думаю, он смог бы слиться с окружающей природой даже лучше меня и Алены. Жаль, что мы так и не смогли кошкам ничего придумать в качестве полной брони с замкнутой системой жизнеобеспечения, так что пришлось оставить их в Альфариме. Хотя если прогнозы подтвердятся, то при следующем заходе можно будет взять их с собой.

Пройдя лежку дежурного разведчика, который устроился в разлапистых ветках дерева, что в основании достигало метра два в диаметре, с максимальной осторожностью начала двигаться вся группа. Тяжелее всего было из-за цветовой гаммы, окружавшей нас, ощущение было, что мы в осеннем лесу – все листья имели зеленую основу, но по краям они играли желтыми красками во всем цветовом диапазоне от легкой желтизны до темно-коричневого и оранжевого.

Если первые пару километров нам было трудно идти, постоянно выбирая, куда ставить ногу, чтобы не подвернуть ее из-за многочисленных корней. То постепенно лес начинал редеть, все меньше попадалось кустарника, да и деревья становились все более низкими и чахлыми. Начали попадаться останки местных животных и птиц, что нервировало еще больше и заставляло внимательно рассматривать любую тень и каждую шевельнувшуюся ветку.

– Они выглядят больными. – Без всякого предупреждения достаточно громко высказался профессор.

Бойцы как будто от выстрела моментально припали на колено и взяли почти всю округу на прицел. А стрелок, идущий в паре с профессором, явно хотел ему врезать по челюсти, но еле сдержался. Лапуш же стоял и оглядывался, похоже, совершенно не понимая, что произошло.

– Профессор Лапуш! – зашипел я, стараясь не повышать голоса. – Придержите свои реплики до привала или, если есть срочная информация, подавайте сигнал жестами. Все бойцы напряжены, неизвестно, какие для нас опасности может скрывать любой куст. Так что из-за вашей неожиданной реплики может начаться пальба, просто потому что остальные решат, что на нас напали, не успев разобраться в ситуации. Так же не стоит забывать, что любой громкий звук может привлечь местных хищников.

– Прошу прощения! Но в любом случае, за последние пару часов я не видел ни одного животного.

– Повернитесь! – указал я ему за спину.

Обернувшись, Лапуш чуть не врезался стеклом шлема в раскрытую на четыре лепестка пасть с множеством тонких клыков, расположенных по спирали внутри пасти. Остальные особо на нее не реагировали, но профессор с ужасом отпрыгнул назад. Не обратив внимания, что существо, напоминающее змею, прикрепленную к телу ящерицы, было уже приколото к дереву ножом одного из бойцов, прикрывающих профессора.

– Ч-ч-что это?

– Один из местных хищников, который среагировал на звук вашего голоса, как на угрозу. Вы же мало того, что неожиданно заговорили, так еще и воспользовались внешними динамиками, вместо общения через рацию. Так что давайте вы не будете добавлять ребятам работы, а я не буду отсылать вас в одиночку обратно на базу.

– Х-х-хорошо. – Немного заикаясь, ответил Лапуш.

Глава 21 Источник проблем

Только спустя почти час времени я вспомнил про замечание профессора. Как он там сказал: «Они выглядят больными». Похоже, он говорил про местные деревья и растения, так как чем глубже мы двигались, тем более явно выраженными были эти проблемы. Сначала почти полностью пропала трава, и все реже стали появляться заросли всевозможных кустов. Потом проблемы стали заметны невооруженным взглядом и на деревьях – осыпавшиеся засохшие ветки, узловатые перекрученные стволы, все говорило о том, что расти им тут, что-то мешает.

В итоге мы вышли к краю практически лысой проплешины в лесу, где абсолютно ничего не росло. Вот на краю этой так сказать поляны, мы и обнаружили первые норы, в которых спали точно такие же существа, как и напавшие на нас ночью. Самое удивительное было в том, что они расположились строго по краю проплешины, с удалением не больше десяти метров от нее. Но на протяжении всей полосы остатков леса.

– Замечен человек! – Шепот Иралы долетел до каждого через радиосвязь. – На два часа по курсу движения. Замаскированная наблюдательная позиция.

– А вот и местные жители… Алена возьмешь на себя захват?

– Плюс.

– Только аккуратно, не стоит сходу портить шкурку потенциальному союзнику. – Решил я уточнить, зная, насколько она бывает жесткая.

– Плюс, плюс!

– Ирала, через оптику ищи рядом его охрану.

– Приняла.

– Марк, Лена организуйте укрепление. Терос и Сем с ними, на вас огневое прикрытие. – Продолжал я шепотом раздавать команды. – Раста, что там с фоном?

– Тяжело, очень много существ фонит всякими разными эмоциями. Только со стороны проплешины полная тишина.

– Хорошо, остальные вкруговую, ждем источник информации.

Ждать пришлось почти полчаса. Людей там оказалось двое, так что Алене пришлось сильно постараться, чтобы к ним подобраться. Небольшой синхронный электрический разряд и оба теряют сознание. Быстро сняв с них все, что потенциально представляло опасность, их плотно упаковали, связав руки и ноги не только на запястьях и лодыжках, но еще и для большей страховки в районе локтей и колен.

Пленных пришлось, конечно, нести, но это не настолько большая проблема, чем возможные сюрпризы с их стороны. Отойдя километра на полтора назад по своим следам, выставил дозоры и, усадив обоих под разные деревья, дополнительно привязав их к стволам, принялся изучать снятые с них вещи, в ожидании пока эти два кадра придут в себя.

Итак, что тут у нас в трофеях… Огнестрельная винтовка достаточно старой, но весьма надежной системы перезарядки с поворотно-скользящим механизмом. На глаз миллиметров восемь в диаметре, без спецоборудования точнее не определить. Хотя чего это я? Подозвав Кварца, кинул ему один патрон на изучение.

Пока Кварц разбирал патрон, я быстро закончил осмотр винтовки. Ничего необычного: полимерное ложе для облегчения оружия, более утолщенный ствол, если судить по долам идущим по всей длине ствола, сантиметров шестидесяти, съемный магазин и… и все… а нет вру, еще оптический прицел без какой-либо электроники, с переменной кратностью от шести до двадцати четырех крат. Явно стрелок привык работать на больших дистанциях метров от трехсот до километра. Для других дистанций выбор оптики, скорее всего, был бы другой.

Небольшой блокнот, найденный в нагрудном кармане, только подтвердил мои подозрения о том, что нам попался достаточно квалифицированный снайпер. Куча таблиц с непонятными значками, но с явной разбивкой по разным дистанциям. Карточка огня с детальной зарисовкой всех ориентиров, которые можно было заметить с его позиции, с множеством поясняющих значком возле каждого ориентира. Глушитель в отдельном кармашке с еще один с небольшим блокнотом и опять с таблицами, похоже, с поправками при условии работы с глушителем.

К этому всему в подсумках было обнаружено четыре типа разных патронов. Визуально они ничем не отличались, только имели разную цветовую маркировку либо на носике пули, либо на донце гильзы. А вот небольшой лазерный пистолет, почему-то был полностью деактивирован и элемент питания хранился в отдельном кармашке, что было весьма странно, ведь он сам себя лишил возможности быстро сменить оружие. Но скорее всего причина на это была весомая, мы практически не знаем местных условий, так что рано говорить о том, что он поступил глупо.

Хм… Компактный лазерный дальномер опять же с изъятым элементом питания. Что-то тут нечисто, похоже, они специально деактивировали всю электронику. Это немного напрягает, у нас только Раста и Алена ходят без электроники, все остальные обвешаны всякими приблудами по самое не могу.

– Усилить наблюдение, наши языки, похоже, избегали пользоваться электроникой, так что тушим все что можно, оставляем работать в фоновом режиме только самый минимум.

Прокатившееся по эфиру эхо отчетов о том, что все поняли приказ, немного меня успокоило, поэтому я вернулся к изучению вещей этой парочки. Из оружия у снайпера нашел еще только пару гранат и два ножа – один боевой с фиксированным лезвием, а второй маленький перочинный как один из элементов многофункционального устройства, где были и кусачки, и плоскогубцы, и даже небольшое шило с насадками для отвертки. Все остальное пространство рюкзака и подсумков занимала всякая бытовая мелочь необходимая в длительном выходе: еда, камуфляжные ленты, пара литров воды, шипы на специальной резиновой основе, чтобы можно было натянуть на ботинки, пара герметичных пакетов. Учитывая, что в одном из них была желтоватая жидкость, сразу определил их как емкости для мочи или других отходов жизнедеятельности.

На самом снайпере вся одежда была из натуральных волокон, хотя за нижнее белье не уверен, штаны не стал с него стягивать, чтобы это проверить. Крепкие ботинки с высокой шнуровкой и толстой подошвой, единственное, что выбивалось из типа материала. Похоже, они были из какой-то натуральной кожи, с крайне плотной структурой и весьма грубые с внешней стороны. Брюки, футболка, поверх нее плотный жилет, который мог бы и от ножа защитить, и все это прикрыто плащом с множеством вшитых кусков маскировочной ленты по внешней стороне.

Приступив к разбору снаряжения второго языка, понял, что это классическая снайперская пара – стрелок и боец прикрытия, который заодно еще и корректировщик огня. Хотя это было понятно сразу даже по банальному внешнему виду и наличию дополнительной защиты рук и ног из материала отдаленно похожего на армированный полимер. Да и шлем с полноценным бронежилетом-чехлом в который в специальные карманы вставлялись бронеплиты, так же говорили что этот боец работает на ближних дистанциях.

Мои мысли подтвердила и разборная автоматическая винтовка с более мелким калибром по отношению к снайперке. А вот найденный в рюкзаке компактный пистолет-пулемет, с раструбом ствола явно говорящем о плазменном типе огня, только убедил меня в правильности последних моих команд. Тут снова элемент питания был полностью изъят из оружия, как и пять дополнительных. Зато рюкзак кардинально отличался от того с которым перемещался его коллега, как емкостью так и содержанием.

Похоже, он в этой паре выполнял роль не только прикрытия, но и еще и двуногого мула, таща на себе все необходимое оборудование в большом рейдовом рюкзаке объемом литров на восемьдесят, может сто. Чего тут только не было! Тент для укрытия, боеприпасы, несколько брикетов, которые Саргос с Кварцем определили как потенциальную взрывчатку, бинокль, что-то похожее на рацию дальней связи… Да много чего там было по мелочи. Практически все, что может пригодиться их паре в дальнем рейде.

Большие надежды у меня были на интерфейс, что он в описании даст мне хоть немного дополнительной информации. Но пикониты в отрыве от базы данных Сердца практически во всех пунктах выводили множество знаков вопроса, абсолютно не помогая мне. Максимум что мне удалось выдавить из интерфейса это банальные данные из разряда:

Пистолет пулемет «???»

Урон:

Потенциально термальный: ???-???

Состояние: ???

В общем, считай все, то же самое, что я итак мог для себя определить. Единственное что с патронами, которые Кварц получил для исследования, было чуть лучше. Но как я понял это только потому, что Кварц сам эти данные получил и пикониты сразу же увеличили базу данных, расширив эту информацию и для нас.

– Лохматый уже пришел в сознание. – Оторвал меня Раста от осмотра содержимого рюкзака.

Лохматый, он же снайпер, не подавал никаких признаков того что он уже в сознании. Но вот Расте я верю больше, на таком близком расстоянии он прекрасно чувствует все эмоции, несмотря на общий фон, который ему тут сильно мешает. Косясь на снайпера и ожидая пока он покажет что очнулся, я привел их вещи в тот порядок, в котором они и были, и присел прям перед пленным.

– Я знаю, что ты очнулся, так что не стоит притворяться. – Включил я внешние динамики, когда мне надоело ждать.

– Сигарэ им тесере! – С утвердительными интонациями проговорил он непонятную фразу одновременно с тем как открыл глаза.

– Черт, проблемы с языковым барьером я не ожидал. Ты меня хоть немного понимаешь?

– Ротаре мин калисен ата рен. – Снова он проговорил что-то непонятное.

– Раста, можешь чем-то помочь? – Повернулся я к псиону.

– Сомневаюсь, эмоции передавать нормально я пока не научился, а его ощущения… не уверен, что помогут. Сначала был страх и, я бы сказал безысходность, переходящие в некое сожаление о чем-то несделанном. Сейчас же от него в основном фонит удивлением и заинтересованностью. Он явно ожидал увидеть далеко не людей.

– Командующий, может, я могу помочь? – Вмешался Лапуш. – Я могу ошибаться, но их слова чем-то отдаленно напоминают язык Атлантов.

– Попробуйте профессор, мы все равно ничего не теряем, иначе придется изъясняться вообще на пальцах.

– Шариторе сом… эээ… миа тесере?

Боец скривился, но кивнул, после чего начал медленно, с максимальной четкостью выговаривать каждое слово. Пара минут вялого диалога, когда два представителя совершенно разных культур пытались как-то понять друг друга, после чего профессор начал не то чтобы переводить, а скорее пересказывать своими словами.

– Да, в основе у них язык Атлантов, но с дичайшими примесями еще каких-то языков. Он меня понимает крайне плохо, а я, чего греха таить, вообще половину того что он говорит не могу понять. Но я кое-как смог объяснить ему, что мы не желаем ему зла, а всего лишь пытаемся разобраться, откуда было совершено нападение на нашу базу, которую мы недавно построили, чтобы такого больше не повторилось.

– Лапуш, едрить тебя за ногу! – Только наличие закрытого шлема не дало впечатать ладонью себе по лицу. – Вы должны у него получить информацию, а не раскрывать данные о нас!

– Ой, не начинайте Командующий! Это же люди, а значит по умолчанию наши союзники в этом мире.

– Хотел бы я иметь вашу веру в людей… – Тяжело вздохнул я. – Профессор Лапуш, может вам напомнить на какие низости способны люди в Альфариме?

– Но нельзя же жить, подозревая всех и каждого! – Он аж руками всплеснул.

– Почему? Я же как-то живу, и вполне скажу вам неплохо…

– Альфарим? Сиа тесере ата Альфарим?… – Оживился пленник. Дальше он начал что-то быстро говорить на своем языке, но я уже не вслушивался в непонятные для меня слова.

– Он спрашивает, правильно ли он услышал? Мы говорим про Альфарим? Дальше он упоминает что он ведь кому-то говорил, что этого не может быть… Не понял чем оно там должно было быть, слишком быстро говорит, я потерял нить разговора.

– Так, Лапуш, давай без самодеятельности. Ты у него сейчас просто уточнишь, что он знает про Альфарим. Дальше в порядке важности – что они тут делали, что за животные на нас напали, что это за абсолютно мертвая зона в лесу, на которой ничего не растет и даже насекомые стараются не появляться. Ну и напоследок нужно узнать, откуда они пришли, для возможного установления дипломатических отношений. С нашей стороны можешь обещать, что мы их развяжем и отпустим, как только уйдем дальше по своим делам, ну и может быть, поможем по мелочам, но тут лучше сначала обсудить со мной или Ведьмой, прежде чем что-то конкретное обещать.

– Хорошо я попробую, но это небыстрое дело, их язык хоть и имеет схожие корни с языком Атлантов, но отличий слишком много, и я только одно из трех слов понимаю. Да и он, похоже, меня не лучше понимает.

– Не торопись, у тебя есть… – Прикинув высоту солнца, я пересчитал время, согласно местной длине суток. – Часа три, потом нам нужно будет двигаться дальше, чтобы успеть разведать все, что планировали и вернуться до темноты.

– Я понял, постараюсь узнать как можно больше. – Достаточно серьезно ответил профессор.

– Проф, и я тебя очень сильно прошу, без лишней информации о нас, ладно? Это в будущем может вылиться в абсолютно непредвиденные проблемы, поверь моему опыту.

– Я понял. Учитывая то, что вы смогли добиться за столь короткое время, то я лучше действительно доверюсь вашему опыту.

Оставив профессора наедине с пленными, и для уверенности еще и Иралу с Седым с просьбой что-то придумать на манер автоматического переводчика. Добавил еще трех бойцов, на которых была безопасность Лапуша всю дорогу. Разделил оставшихся бойцов на две группы, одну определил под командование Тилорна, вторую поручил Расте. И отправил их в противоположные стороны вдоль этой непонятной проплешины, с приказом подмечать все, что только получится на протяжении часа движения.

Получается примерно два часа на их разведку плюс возвращение сюда, плюс еще час на доклады и анализ полученной информации, к тому времени, надеюсь, и профессор что-то выяснит, тогда можно будет решать, что дальше делать. Слишком много одновременно важных задач свалилось на нас. А времени вызывать дополнительные группы просто нет. Да и не хочется тормозить работы в нашем лагере или не дай бог понижать обороноспособность. Вот через день или два, у меня свободных людей будет немеряно, но текущие вопросы не будут столько ждать. Поэтому и стоит решить, что делать в первую очередь. Еще обязательно изучить эту проплешину, которая может нести конкретную опасность для нас, не зря ведь животные не заходят на нее, да и местные, похоже, наблюдательный пост возле нее специально выставили. Еще нужно узнать про популяцию местных агрессивных существ, и причины, почему они ночью на нас напали, ведь если бойцы каждую ночь будут отражать атаки, через пару дней это будут вялые зомби. Можно конечно на стимуляторах и всю неделю их продержать, но это будет далеко не лучший выбор.

Еще очень важно проверить информацию профессора про возможный генератор энергии Атлантов. Эта хрень может целыми тысячелетиями обеспечивать энергией с сотню таких баз как у нас, расщепляя для этого абсолютно любую материю. Не знаю, как там эти процессы проходят, но имеющиеся в Альфариме показывают их крайне высокую полезность. А если сможем запитать телепорт, то установим двустороннюю связь, и тогда в любой момент сможем его открывать обратно в Альфарим.

Ну, условно в любой момент, надо же будет какой-то объем энергии накопить, но в любом случае это будет намного быстрее, чем неделя на односторонней связи. Да и возможность открытия портала по нашему желанию, а не строго по таймеру и только с той стороны, уже дает множество тактических и энергетических решений. А то на данный момент мы только потратили дофига ресурсов, но пользы еще не принесли.

С другой стороны установить связь с местными людьми не менее важно, как минимум для понимания – придется вырезать их под корень, или же сможем полноценно сотрудничать. Да и вообще собрать о них как можно больше информации позарез нужно, слишком ярко у них соседствуют высокотехнологичные вещи, рядом с достаточно устаревшими технологиями века этак двадцатого, может двадцать первого, на привычной нам Земле.

Если в Альфариме это еще понятно, там ограниченные ресурсы, а значит и ограничен допуск людей к технологиям куда ресурсов и уходит больше, то тут я пока не понимаю причину подобного. Мало того у меня вообще сложилось ощущение что они опасаются использовать что-то электронное, и причины этого очень важно понять в первую очередь! Практически все бойцы, прошедшие через портал, укомплектованы со складов которые мы смогли вскрыть возле портала, а там практически сплошь высокотехнологичная электроника, только псионы без нее ходят.

Плюс сопутствующее снаряжение. Альфред выделил практически лучшее из того что он смог раздобыть как член совета, при поддержке Саныча, Карфаера и Крилла. А там тоже понапихано электроники столько, что мать моя женщина, из-за этого и пришлось уменьшить количество псионов, а на их места набрать мутантов без псионических проявлений.

В общем, куда ни плюнь, везде важные задачи. И это я пока не вспоминал про наши основные цели по поиску ресурсов! Отбор пригодной для существования в условиях Альфарима, а то Сердце пока не открывает хранилище, да и неправильно было бы экстренный резерв пускать не на восстановление планет, а на стабилизацию ситуации внутри Альфарима. Тьфу, короче, пока есть три часа на сбор доступной информации, потом буду решать что делать.

– Ален, покажи, где ты этих красавцев выцепила.

– Что-то пришло на ум? Я осмотрелась там, вроде ничего интересного не было.

– Да я сам не знаю, что хочу там обнаружить. Мне не дает покоя их лежка, что-то скребет на краю сознания, но не могу понять что.

– Ладно, пошли, посмотрим, может действительно что-то упустила.

Проведя меня по ломаной траектории, избегая несколько примитивных сигнальных ловушек, она вывела меня к позиции снайпера. Осторожно перемещаясь по ближайшему пространству, заглядывая практически под каждую валяющуюся ветку или полностью засохшие кусты, я минут двадцать нарезал круги вокруг позиции. В итоге вернулся и разместился на позиции, где дежурил боец прикрытия, приглашающе похлопав по утрамбованной земле напротив себя, куда тут же уселась Алена.

– Ну что солнышко, давай думать вместе. Итак, первое. Я не обнаружил ни одной боевой мины или растяжки, только сигнальные, причем примитивные пищалки, сухие ветки которые должны издать громкий треск и прочие самые простейшие сюрпризы, призванные не нанести урон, а просто оповестить бойцов.

– Может, у них ничего не было, чтобы устанавливать что-то серьезное?

– Нет, в рюкзаках я нашел гранаты и взрывчатку, плюс пару предметов похожих на мины направленного действия, но не уверен.

– Действительно странно. – Согласилась она. – Еще я заметила, что запасной позиции нет.

– Кстати да, ты права. Также отсутствует подготовленная линия отхода.

– Ты же достаточно долго работал снайпером, у вас такое было?

– Нет. – Для пущей убедительности я отрицательно помахал головой. – Только при активных боевых действиях на территории противника, когда шла снайперская поддержка штурмовиков. Но там постоянно меняешь позиции, и нет времени оборудовать их, поэтому используешь только то, что и так уже есть. Но вот в таких условиях как у них, когда есть время, и тем более знаешь, что долго тут пробудешь, всегда оборудовали как минимум одну запасную, и минировали все подходы, плюс подготавливали сразу несколько троп для отступления.

– Может они не собирались в бой вступать? – Сделала она предположение. – Задача только наблюдать?

– Возможно, но есть и более худший вариант – все дополнительные приготовления не эффективны против их противника. В таком случае я бы тоже озаботился лишь своевременным обнаружением опасности, а потом просто дал бы деру в противоположном направлении, даже не пытаясь вступать в бой.

– Думаешь все настолько плохо?

– Надеюсь, что нет. – Я тяжело вздохнул. – Но это вписывается в картину окружающего. Лежка с подготовленным наблюдательным пунктом только в сторону мертвой части леса. Место для второго номера без возможности вести дополнительное наблюдение или поддержку огнем. – Обвел я рукой место, где мы сидели. – Наличие множества сигналок вместо боевых сюрпризов. А самое главное – абсолютно все снаряжение было упаковано в рюкзаки. Не в подсумках чтобы иметь быстрый доступ, а именно в рюкзаках, откуда не так быстро можно достать все необходимое.

– Кстати, заметь. – Указала она рукой на небольшой холмик с десятком точно таких же лазов, как и те в которых мы находили спящими зверей, которые ночью пытались взять нас штурмом. – И в округе таких нор достаточно, причем я успела убедиться, что они не пустуют.

– Вот еще одна странность в копилку, а так же показатель того что эти ребята ждали кого-то серьезней.

– Как бы нам не нарваться на этого «посерьезней».

– Полностью с тобой согласен, солнышко. Так что давай двигаться к профессору, может он что-то смог узнать у наших языков…

Когда мы вернулись, Ирала практически моментально обрадовала нас, что автоматический переводчик она с Седым уже сделала, но пока еще набирает базу данных по словам. Так что как только двое пленных закончат болтать с профессором, она проведет инсталляцию программы в шлемы, и мы будем видеть текстовый перевод того что нам говорят. Так же можно будет, отключив внешние динамики, быстро начитать фразу, а потом уже вслух прочитать с экрана перевод для местных, главным будет не забывать переключать, с какого языка на какой переводить. Профессору уже установили, так что сейчас идет отладка. Значит, пока не будем ему мешать и подождем пока вернуться остальные.

Глава 22 Выбор

Информации оказалось очень много, даже несмотря на то, что она была поверхностная и возможно не совсем точная из-за низкого знания местного языка профессором. В любом случае Лапуш смог убедить снайпера и его напарника, что мы действительно из Альфарима, продемонстрировав им ряд доступных нам технологий, которые даже отдаленно не были похожи на устройства знакомые местным. После этого с нами начали достаточно охотно делиться информацией, хотя и весьма поверхностной, которая, похоже, известна тут каждому ребенку. Но в наших условиях даже такая информация была крайне важна.

Пытаясь структурировать основные моменты у себя в голове, решил еще раз пройтись по полученным сведениям, потому как у меня есть всего полчаса для принятия хоть какого-то решения, а я до сих пор не могу определиться, что важнее в текущий момент. Так, про Альфарим они знают, это тут что-то вроде местных легенд или детских сказок, что очень удивительно, учитывая, сколько времени прошло.

Но еще более удивительно, что в тех же, ну назовем условно легендах, наравне с Альфаримом упоминается еще три подобных города-укрытия. Похоже, эвакуация во все четыре города проходила по территориальному признаку, ряд планет для Альфарима с каким-то граничным общим количеством населения. Ряд планет для Авалона, Вавилона и Шамбалы, причем, как это ни странно, но все эти названия даже для меня были какими-то знакомыми, видно упоминались где-то в истории или легендах уже моего виртуального мира.

Вот только не все так радужно с тем, откуда мы. Нам повезло нарваться на одного из поклонников теории, что все эти города реальны, и людям на планете осталось только дождаться, пока эти города наберут силу и придут спасать местное население. А спасать было от чего, у них ситуация сложилась даже намного более грустная, чем у нас. Как я понял, Некроносы раз в пару тысяч лет прилетают питаться на эту планету.

Каждый раз они после очередного рейда оставляют небольшую популяцию, так сказать, на развод и улетают дальше. Такие циклы раз за разом повторялись на протяжении практически всей истории этой планеты с момента первого нападения этой саранчи. Каждый раз местные пытались дать хоть какой-то отпор и естественно проигрывали. Слишком много генетически измененных существ в армиях Некроносов, да и с потерями они никогда не считаются, прут как саранча, уничтожая и поедая практически все на своем пути.

Попытки спрятаться в глубоких бункерах тоже не увенчались успехом, они прекрасно могут обнаружить любое живое существо на планете, и им абсолютно неважно, как глубоко это существо зароется в землю. Но в таких попытках они узнали, что при помощи бункеров можно сохранить оборудование и технологии. Если в этом бункере не будет ничего живого, и они будут полностью обесточены, то Некроносы и не смогут его найти, ну или просто не будут этим заморачиваться.

В итоге, в один прекрасный момент население этой планеты, сохраняя технологии и с каждым разом их улучшая, смогло дать незначительный отпор прибывшим на кормовую базу Некроносам. Вот только полностью отбить нападение у них не получилось, планету в очередной раз вырезали, но теперь она была еще и усеяна обломками кораблей Некроносов, которые сами по себе биологические существа.

Несколько оставшихся относительно целыми главных компьютеров кораблей, используя свои ресурсы, начали постепенно выполнять свою основную работу, собирать ресурсы и восстанавливать популяцию низших существ Некроносов. Может, у них что-то пошло не так, либо один из биокомпьютеров был частично поврежден, но в итоге существа, появившиеся из сохранившихся корабельных инкубаторов, крайне не любили местное солнце, не смертельно, конечно, но оно вызывало у них что-то вроде резкой аллергической реакции кожного покрытия.

Если бы жители этой планеты не были так глобально вырезаны и захвачены в плен, так сказать в очередной раз, то они могли бы достаточно быстро справиться с последствиями и не допустить развития этой заразы на единственном континенте. Но, увы, время было упущено и к тому моменту, как местные обнаружили проблему, их сил уже было недостаточно. В итоге после последнего нападения Некроносов они только и делают, что воюют и пытаются выжить как вид.

Единственное, чего им удалось добиться, это постройка одиннадцати крупных городов, с многослойной круговой обороной и которые каждую ночь накрывает силовой купол. Ведь ночью активизируются потомки Некроносов, что начинают штурмовать эти города. Заодно я понял, почему те звери вышли на нас: это можно сказать одинаковая причина с той, почему города атакуют. Они чуют не только живых существ, но и энергию, которую потребляют с не меньшим удовольствием. А эти «Калары», как их назвал снайпер, являются самым низшим видом, созданным только для того, чтобы пойти со временем в пищу бойцам Некроносов. Основное достоинство Каларов, ну кроме того, что они питательны для Некроносов, их крайне высокая плодовитость и возможность питаться практически любой растительной пищей и даже постепенно поглощать энергию. Отсюда и остаточный энергетический след, замеченный профессором.

Вот передо мной сейчас и стоит выбор из трех вариантов. Принять приглашение снайпера и в срочном порядке двинуться в ближайший город. Оказывается в паре километров отсюда стоит транспорт этой парочки, и они могут, потеснившись, взять с собой еще пятерых. Второй вариант это продолжить поиск источника питания Атлантов. Если Калары нашли где-то соответствующую энергию, значит, он должен быть недалеко. Ну и последний вариант – это в срочном порядке двигать на базу и бросать все силы в оборону, при этом нужно еще решить взять с собой снайпера с напарником для получения дополнительной информации от них или лучше не показывать, где мы стали лагерем. Еще раз, взглянув на обоих, перечитал информацию над ними, которую пиканиты выводили на основе полученной нами информации.

Листар Анрош, минимум 25 уровень.

Кевин Мальком, минимум 25 уровень.

Учитывая, что имена над ними светились для нас красным, как у обычных монстров или животных, то пикониты начисляют им уровень опасности. Не знаю, на основе какой информации они выставили им двадцать пятый уровень, да еще и добавилась приставка «минимум». Но однозначно они опасны, ведь это значение выдается самому существу, без учета возможности взять в руки оружие. Вот и думай теперь, насколько им можно довериться. А, черт побери, кто не рискует, тот ничего не добивается!

– Так, бойцы, слушаем мою команду. – Приняв для себя решение, поднялся. – Я с четырьмя бойцами еду в гости к местным. Остальные в темпе вальса возвращаются на базу, задача максимально укрепить лагерь для отражения регулярных нападений. Большинству не впервой отбиваться от волны, так что, думаю, справитесь. Со мной едут… – Я обвел взглядом всех собравшихся, даже нашел среди веток и листвы засевшую на дереве Иралу. – Со мной едет моя группа: Алена, Тилорн, Кварц, Саргос. Лапуша живым и невредимым доставить на базу, единственного специалиста по технологиям Атлантов нужно беречь. Раста, берешь на себя командование группой до прибытия на базу, дальше возвращаетесь в свои подразделения. Общее командование базой остается на Капитане. Всем все ясно? Тогда работаем!

– А как же поиск источника питания? Есть достаточно большой шанс запустить портал с нашей стороны. – Влез профессор, видно обидевшись, что я его не беру с собой.

– Есть такой же немалый шанс, что там остались крохи энергии, так что это неоправданный риск. Сейчас информация и установление связи с местным населением приоритетней. Даже если мы все погибнем до следующего сеанса, это даст возможность новой группе намного быстрее и эффективней закрепиться на новом месте.

– Раз вы считаете это более приоритетным, тогда стоило взять меня с собой, как вы сказали я тут единственный специалист по технологиям Атлантов и соответственно по их языку.

– А вот тут проблема в том, что мы еще не знаем, как нас там примут, может вообще, в первые же полчаса приставят к стенке. Поэтому беру с собой боевую группу, с которой привык работать, и внутри которой мы друг друга понимаем с полжеста. Так у нас есть хоть небольшой шанс вырваться из их города, если все пойдет по плохому сценарию.

– Оххх… Не понимаю я вас, вояк. Но вы в этой экспедиции старший, так что мне остается только подчиниться. – Тяжело вздохнул Лапуш.

– Спасибо!

– За что? – не понял он.

– За то, что в отличие от многих гражданских, не стал идти против приказа. – Пояснил я.

– Тут вопрос не в приказе, а в том, что кому-то нужно принимать решения и за них отвечать, а это очень тяжело в некоторых ситуациях. Тем более смею надеяться, что в более мягкой обстановке, вы уступите уже просто моему пожеланию.

– Если будет возможность, то обязательно их учту.

Блин, реально два совершенно разных человека. Лапуш, который чудил там, в лабораторном комплексе, и профессор, который высадился на эту планету. Его как будто подменили, хотя, скорее всего, он просто понимает всю серьезность ситуации. И как человек с отлично работающими мозгами, прекрасно может разграничивать в какой ситуации, как можно себя вести.

– Мы едем с вами. – Переключившись в специальное приложение, надиктовал я, после чего уже через внешние динамики повторил на местном. – Виа сата ир юсе.

«Отлично! Нам нужно выходить в ближайшие полчаса, чтобы успеть до отключения света», – прочитал я перевод Листара, местного снайпера

– Ирала, твою дивизию! Подправь свой переводчик, тут, когда вон тот светящийся шарик, называемый солнцем, пропадает с неба – это называется закат, а не отключение света. И когда уже закончишь с голосовым переводчиком?

– Поняла, сейчас подправлю. А голосом сейчас занимаюсь, с алгоритмом синтеза голоса на их языке возникла пара проблем, учитывая что у нас нет их полного алфавита и база слов с произношениями несколько ограничена, сказанным в диалоге с Лапушем, то приходится играть с возможными вариантами транскрипций. А ещё нужно как-то передать наши интонации на их язык, чтобы они поняли. В общем, постараюсь закончить вовремя.

– Давай быстрее. До того, как приедем в город, нужно его доделать.

– Постараюсь. – Пообещала Ирала.

– Кварц, возьми станцию дальней связи, может нам пригодиться. Заодно передай на базу, что мы едем к местным, пусть ждут новостей и остатки группы.

– Принял.

– Мы готовы. – Озвучил я Листару, пробулькав на их языке, снова воспользовавшись переводчиком, когда убедился, что все мои ребята уже готовы, а Ирала спустилась со своего дерева.

«Следуйте за нами. Прошу не отходить от моего следа, опасность может затаиться».

Блин, как же этот переводчик коряво делает свою работу. Представляю, как нашим потенциальным союзникам режет слух неправильно построенные фразы, да еще и, наверное, с жутким акцентом. Пожав на прощание Расте руку, выстроив остальную свою группу в колонну, двинулись вслед за давно освобожденными проводниками, стараясь ступать след в след, по мере возможности.

Минут через пятнадцать движения обнаружил одну маленькую закономерность. Мы всегда обходили стороной абсолютно все овраги или любые другие местности, где была глубокая тень. Похоже, местные ребята ведут нас так, чтобы было поменьше атак на нашу группу. Ведь если я правильно понял объяснение только прямые лучи местного светила неприятны выведенным Некроносами существам. Так что в тени они могут и атаковать нас. Зато есть однозначный способ отделить местное зверье от привнесенного старыми врагами Атлантов. Если спокойно гуляет под солнцем – значит, местное.

Добрались мы достаточно быстро, причем, всего лишь два раза нас попробовали на зуб какие-то хищные рептилии. Ну, по крайне мере, я думаю, что это рептилии, раз чешуйки есть пускай и мелкие. Первого в прыжке перехватил Тилорн, ударом молота расплющив о ближайшее дерево. А вот второго Алена спалила молнией, после чего наши проводники всю оставшуюся дорогу косились на нее и о чем-то шептались.

Меня это немного напрягало, но с другой стороны, может быть, у них псионов нет? Или еще какие-то легенды об альфаримцах ходят. В любом случае, мы вышли к транспорту и сейчас стояли, пытаясь понять, что это за конструкция такая. Трубчатая рама, к которой были приварены железные листы, нигде ни окон, ни дверей, а огромное количество наваренных шипов вообще придавало схожесть с дикобразом. Шесть пар колес, выступающих в стороны из-под общего каркаса, придавали не только устойчивость этому агрегату, но и похоже могли вращаться на специальных шарнирах на сто восемьдесят градусов. Не удивлюсь, если этот транспорт может и боком ездить.

«Сиденья только два. Вам придется в багажнике стоять», – прочитал я перевод новой порции непонятной речи на экране шлема.

– А с какой стороны ваш «багажник»? – не удержался Кварц, которой уже успел два раза по кругу обойти непонятную машину.

Кевин без лишних слов откинул в сторону большой пласт шипов, под которым оказалась стальная пластина, закрепленная на банальных петлях. Багажник был просторный, ну относительно обычных багажников, но для нас пятерых маловат, особенно при габаритах Тилорна. Из багажной зоны можно было пройти прямо в кабину. Да еще и придется стоять полусогнутыми, главное, Тилорна усадить, а то придется ему согнуться вдвое, тут всего-то метр двадцать в высоту.

Кое-как погрузившись в это подобие машины, мы двинулись к местному городу. Несмотря на аляповатый внешний вид этого транспорта, судя по мелькающей растительности в небольших амбразурах, мы ехали со скоростью километров восемьдесят в час. Учитывая, что по словам снайпера до города где-то километров двести, то ехать нам долго.

В полной тишине периодически подскакивая на каких-то кочках в ужасной тесноте, я потихоньку начинал сожалеть о своем выборе. Хорошо хоть через пару часов Ирала обрадовала меня, что доделала голосовой переводчик. Так что пришлось немного потерпеть, чтобы она, подключившись к шлемам, смогла установить новую прошивку, благо из радиуса связи с ней мы еще не вышли. Только Алена осталась без переводчика, но ей на простейший мембранный динамик транслировался перевод с моего шлема. А вот сама разговаривать на местном она так и не могла.

– Раз-раз, проверка переводчика. – Включил я установленную Иралой программу. – Листар, ты меня понимаешь?

– Ого, вы так быстро сделали свой переводчик? – сразу на понятном языке зазвучало в наушниках шлема. – Когда ваш ученный сказал, что сможете быстро начать общаться, я как-то не поверил сначала.

– Ну, у меня в команде лучший программист, который только может быть.

– Эм… а при чем тут настройщик киберов?

– Да не настройщик киберов, а программист… Ладно не важно, это похоже проблема с правильностью перевода. Ты лучше объясни, зачем все эти шипы снаружи?

– Бывает часто мы на закате и при включении света… – Я мысленно зарычал, быстро по внутренней связи указал Ирале на неправильность перевода слова «рассвет» – Делаем рейды, чтобы отследить движение «Детей Некроносов», обнаружить их лежки, узнать основные направления подходов. В это время разная мелочь пытается нас атаковать, вот большая часть на шипах и остаются.

– Понятно. Еще вопрос, пока не забыл, профессор так и не сказал, что вы делали возле той мертвой поляны.

– Так он и не спрашивал. – Пожал плечами снайпер, продолжая внимательно следить за округой, пока напарник вел машину. – Необходимо было определить место входа к Матке.

– Не понял.

– Внутри таких проплешин в большинстве случаев сидит матка-инкубатор Некроносов, которая производит разные виды «Детей Некроносов». Кого-то в качестве солдат, кого-то в качестве будущей пищи, а если соберет достаточно ресурсов, может разумные виды начать производить. Вот тогда совсем тяжко будет, атаковали нас как-то пару десятков тысяч разумных, пять из семи рубежей прорвали, едва удалось отбиться. Вот и приходится выискивать такие проплешины, которые образуются из-за того, что матка и ее подручные вытягивают все полезные элементы из земли, и планировать рейды. Жаль только, что мертвая земля появляется, только когда матка набрала достаточно много силы.

– Значит, и наша база может быть в опасности?

– На данный момент не думаю. Мы пару дней назад видели достаточно большое побоище между этой маткой и соседней в восьмидесяти километрах от той, возле которой мы встретились. Так что в ближайшие пару недель она только Каларов будет выпускать, а потом еще с месяц мелочь всякую. Набираться опыта. Поэтому и пытались вычислить вход, пока она ослаблена, да оценить хватит ли у нас сил, чтобы ее уничтожить.

– Это настолько сложно? – уточнил я.

– Последний рейд был пять лет назад, тогда мы потеряли четыре тысячи бойцов, но едва смогли уничтожить матку. Так вот та была намного меньше развита, круг проплешины достигал всего пятисот метров, а тут больше полутора километров получается.

– Мда… А я думал в Альфариме жизнь тяжелая. – Пробурчал я себе под нос.

– Все, мы подъезжаем. Можно немного расслабиться, через пару минут нас смогут прикрыть из оборонительных пушек.

Придвинувшись к проходу в кабину, я через решетку, заменяющую лобовое стекло, уставился на монументальный город вдалеке. Точнее на шпили в центре города, все остальное скрывали ряд высоких стен, выстроенных, как ступеньки. Если первая навскидку была высотой метров пятнадцать, то вторая уже двадцать пять, чтобы можно было работать орудиям второй стены поверх первой и так далее. Всего насчитал семь рядов стен.

– А много жителей в вашем городе?

– Миллионов тридцать, точнее не скажу. У нас постоянно кто-то рождается, а кто-то гибнет.

– Это из-за этого так много стен?

– Да, перед первой стеной у нас в основном поля для выращивания разных культур, в первом кольце животноводческие фермы и самое бедное и при этом самое бесполезное население, ну и дальше по нарастающей. За седьмой стеной живет правительство, инженеры, ученые, механики.

– И тут от богатства зависит место жительства. – Буркнул Тилорн, но слишком громко и сработал переводчик.

– Нет, место жительства не зависит от количества денег. Оно зависит от вида деятельности, которую ты ведешь, определяется круг, в котором ты живешь. Самое ценное для нашего города это ученые и инженеры, вот они и живут в самом сердце. А по уровню кошелька живут только в четырех первых кольцах, дальше четвертого кольца ты жить не будешь, независимо от того, сколько у тебя денег.

– Достаточно прагматично.

– Наученные горьким опытом. Еще на моей памяти было двенадцать городов, но в Аншуре к власти пришли алчные люди и за пару поколений была нарушена выработанная еще нашими предками система, а когда при одном из нападений «Дети Некроносов» прорвали несколько стен, разжиревшие толстосумы уже ничего не могли им противопоставить. Они просто начали отрезать секторы города, но это только продлило агонию города.

– Отрезать секторы? – уцепился я за интересную информацию.

– Да каждое кольцо разделено на секторы, между которыми находится стена с дополнительными оборонными комплексами. Это помогает сохранить большую часть жителей кольца, в случае если где-то пробили стену.

– И часто у вас ее пробивают?

– Иногда бывает, – уклончиво ответил снайпер, – но пока «Дети Некроносов» пытаются пробиться глубже или с боков, успеваем эвакуировать соседние секторы.

– Если так все плохо с этими «Детьми Некроносов», как они еще не уничтожили весь животный мир за пределами городов? – Влез Тилорн с достаточно интересным вопросом.

– Часть животных научилось скрываться от них ночью, другую часть они не трогают, потому что принимают за своих, ведь у многих видов «Детей Некроносов» основой когда-то были наши животные. Так что целенаправленно они за ними не охотятся и убивают, только если под руку попадутся.

– Понятно, значит, скорее всего, у вас раньше было намного больше видов животных.

– Да, в архивах хранятся упоминания о десятках тысяч видов, но осталось меньше четверти. Так, ладно, мне нужно с охраной ворот переговорить, чтобы вас пропустили.

Мы действительно подъехали к огромным воротам высотой метров семь и метров десять шириной. Из небольших калиток по бокам от ворот выскочило несколько отрядов в современной для нашего понимания броне и энергетическим оружием, что еще больше добавило диссонанса в соотношении экипировки найденной нами парочки и местной охраны.

– У кого-то еще остались сомнения, что мы попали далеко не на обычного рядового разведчика? – риторически спросила Алена.

– Пф… тоже мне нашла рядового. – Бросил ей в ответ Кварц. – Рядовых не пускают просчитывать благоприятность условий для атаки рейда. Тысячи погибших при паре десятков миллионов жителей – это не шутки. У них же репликаторов нет, так что решать такое могут только люди, обладающие достаточно высоким уровнем власти.

– Ладно, хватит трепаться языком. – Прервал я их зарождающееся обсуждение. – Мы смогли сделать переводчик на коленке, не факт, что и они не могут. Так что не забываем, их незнание нашего языка – это только временное явление. Так что три раза думаем, прежде чем что-то говорить, они нам пока еще не союзники.

Подойдя к машине, Листра открыл заднюю дверь, выпуская нас, и скомандовал Кевину загнать машину в бокс.

– Дальше пешком пройдемся, начальство настаивает, чтобы вас через карантин провели, бояться, что вы неизвестную заразу принесете.

Глава 23 Союзники?

Меряя шагами небольшую комнату, в которой нас разместили, пытался сам себя успокоить. Нас разместили внутри внешней оборонительной стены. С одной стороны оно-то понятно, фиг его знает, что мы за личности и с какой действительно целью приперлись. С другой, будь наша группа официальной дипломатической миссией, это прямое неуважение к нам. А если сегодня ночью снова прорвут стену, да не дай бог на нашем участке. Считай нас оставили на убой, особо не заботясь о нашей безопасности. А с третьей стороны, фиг его знает, какие тут нравы, может, это нормально селить местных дипломатов внутри первой стены.

Кстати, меня очень удивило наличие комнат внутри стены. Похоже местные использовали восьмиметровую толщину, чтобы местный гарнизон жил, так сказать, не отдаляясь от места службы. Комната была четыре на четыре метра, плюс метровая внешняя стена, плюс почти три метра коридор по внутренней стороне с лестницами на верхний этаж каждые тридцать метров. Если судить по рамкам сразу за лестницей, то каждый этаж при необходимости перекрывается перегородкой, отсекая сектора от одной до другой лестницы. Достаточно умно в плане обороны, у «Детей Некроносов» не остается шансов пройти сразу по всей стене, каждый этаж и каждый сектор им придется взламывать, а для обороняющихся уверен есть специальные амбразуры, чтобы поливать огнем закупоренный сектор.

– Одной мне кажется, что мы практически в статусе пленников? – достаточно спокойно спросила Алена, подбрасывая и ловя свой кинжал с молекулярной заточкой за рукоятку.

– Единственное отличие только в том, что у нас оружие не отобрали. – Согласился я с ней.

– Ну вообще-то хотели, но как я понял наш проводник уговорил местных служивых оставить его нам.

Вся комната неожиданно вздрогнула да так, что я едва устоял на ногах, остальным было легче, они сидели.

– Жаль, окон нет. – С грустью в голосе выдавил Саргос. – Третий раз за полночи долбят с крупного калибра, хоть бы понять, что там снаружи творится.

– Звездец там творится! – Отмахнулся я. – На этой планете ситуация с монстрами похуже, чем у нас в Альфариме. Одно только радует, что тут бойни только по ночам.

– Я бы все равно приготовилась к плохому варианту, а то с нашей удачей мы просто обязаны попасть в самую задницу.

Засунув нож в пластиковый чехол, она начала проверять оба гибридных пистолета, вроде бы обычные огнестрельные, но рассчитанные на патроны с зажатыми внутри пуль плазменными капсулами. Учитывая, что в пистолете не было не грамма электроники, это был один из самых оптимальных для нее вариантов.

– Думаешь, придется с боем прорываться? – напрягся я, Алена обычно с таким не шутит.

– Не знаю. – Пожала она плечами. – Что-то беспокоит, но не могу понять, что именно.

– А поточнее?

– Да говорю же, не знаю, неспокойно мне, вот и все.

– Ладно, тогда готовимся к бою. Кварц, навешивай на Тилорна всю сбрую!

– Всю? Он же в двери не протиснется, разве что бочком.

– Надо будет, ползком вылезет, говорю экипируй – значит экипируй! Хуже будет если во время боя придется это делать… – И тут до меня дошло, что нас нервирует. – Стоп, я один глухой, или остальные выстрелы тоже не слышат? Только вибрацию стен, когда крупный калибр работает?

– Эм… я думал, мы просто далеко от боев. – Развел руки Саргос.

– Так, меняем планы, Парни, выгружаем все дополнительное снаряжение. Кварц, ищи, где тут подавители звука, заодно попробуй вскрыть дверь. Остальные пока экипируются. Пусть лучше нас посчитают параноиками, чем подохнем тут ни за что.

Рюкзаки с миниатюризацией неоднократно нас спасали, особенно если в них встроены гравитационные компенсаторы. Вот и на этот раз в рюкзаках был размещен большой запас боеприпасов и дополнительное оборудование. Тилорновские маневровые двигатели, увеличенные наплечники с силовым полем, позволяющие ему работать частично без щита и разгрузка с множеством карманов, в которых были размещены капсулы с кислотами, ядами и другим химическими, бактериологическими составами. Он очень давно работал над этой сборкой, только перед переходом через портал полностью ее закончил и протестировал.

Были еще и усиливающие составы, но те хранились по большей части в медицинских картриджах для подключения к автодоку костюмов. Пока Кварц обследовал стены и дверь, Саргос ему нацепил на левое плечо автоматическую пушку, которая двигалась вслед за взглядом оператора, и подвесил на спину блок с четырьмя манипуляторами. Это не считая того, что по бокам в подсумках у Кварца было пару десятков стальных шаров, которые являлись дронами и дроидам в сложенном состоянии. На сколько мне известно в рюкзаке у него еще с сотню таких же было. Привычная уже автоматическая картечница висела у него на одноточечном ремне справа.

А вот сам Саргос увешался множеством подсумок и кармашков, в которых у него хранилась разнообразная взрывчатка, мины и разноплановые патроны вместе со сменными стволами для его монструозных револьверов. Алена тем временем накинула плащ из кевлара, по внутренней части которого было размещено множество идентичных пистолетов и кинжалов. Ну не любила она тратить время на перезарядку, ей легче было выхватить новую пару пистолетов.

А мне по старой памяти, кроме короткоствольного пистолет-пулемета и парочки пистолетов, досталось множество гранат и четыре коротких клинка, два размещенных на голени, а еще два на спине рукоятками вниз с магнитными захватами, подключенными к интерфейсу. Так, вроде, все готовы, осталось только понять стоит уже выбивать двери или лучше пока подождать.

– Кварц, ну что там?

– Ничего не нашел, а на двери обычный механический замок с замочной скважиной с противоположной стороны, так что могу только проплавить, либо петли срезать с куском двери.

– Хреново, а ну отойди попробую понять, что за дверями.

Прислонившись шлемом к двери, выкрутил все датчики и микрофоны на максимум, прикрыв глаза, вслушался. Но, несмотря на задранное, согласно интерфейсу, восприятие и на дополнительное оборудования, я не услышал абсолютно ничего. Одно из двух, либо нашу комнату отдельно звукоизолировали, либо на ближайшие пару сотен метров нечему издавать звуки.

Отойдя от двери и быстренько взвесив все за и против, уже решил было давать парням команду на точечный подрыв двери, чтобы нас самих ударной волной в замкнутом помещении не прибило. Но неожиданно по ушам ударило множество звуков, я чуть было не оглох, пришлось быстро понижать чувствительность микрофонов. И только потом я сообразил, что слышу. Вокруг нас шел жаркий бой, характерные звук выстрелов лазерного и импульсного оружия, перемежались с воем, визгом и непонятным стрекотанием. Где-то недалеко отсюда благим матом орал раненый, а прямо возле наших дверей, судя по звукам, вообще была мясорубка.

– Го-товсь! – успеваю рявкнуть я по связи.

Тилорн, рванув вперед, перекрыл собой весь дверной проем, выставив щит и сведя плечи так, чтобы дополнительные энергетические щиты на наплечниках сомкнулись краями с основным, сформировав этакий бастион на ножках перед дверями. Молот при этом он держал чуть сзади, в нижнем положении, практически касаясь ударной частью пола. Не сильно удобно для замаха, но по другому не удалось бы подать плечо вперед. Кварц и Саргос встали за ним, уперев руки ему в плечи как о дополнительный упор и выставив стволы в небольшие щели между верхней частью основного щита и наплечных. Не будь Тилорн в шлеме, от совместного залпа точно бы барабанные перепонки полопались. А так норм, уже проверяли, шлем нормально уши защищает

Я же с Аленой скользнули в противоположные углы, для фланговой стрельбы по дверям. Все замерли в ожидании, прислушиваясь к звукам боя за дверью. Буквально через пять секунд после того, как мы заняли позиции, дверь с силой распахнулась, и в нее сунулась зубастая морда, отдаленно напоминающая крокодила, но не настолько длинная. Парни еще не успели выстрелить, как голова твари разлетелась брызгами крови, мозгов и осколками черепной кости. А вслед за этим с той стороны раздался голос Листара.

– Фух успел! – заработал переводчик. А потом в дверном проеме показалась голова владельца голоса. – Хотя смотрю вы и так готовы к неожиданностям.

– Что тут за хрень происходит? – упер я ствол ему в висок. – Кто-то обещал переговоры, а тут в гости монстры пытаются прийти.

– Это долго объяснять, сейчас нет времени. Этот сектор первого стены прорван, и очень скоро тут будет не протолкнуться от «Детей Некроносов».

– Ну значит, в твоих интересах объяснить все очень быстро и понятно. – Не стал я убирать ствол.

– Если в двух словах… У нас крайне неоднородная правящая верхушка. Пока люди, с которыми я связан готовили необходимую информацию, некоторые личности решили не нагружаться проблемами с вами. Ну а как известно, нет людей – нет проблемы. Когда мои люди узнали, что вас решили просто скормить монстрам, под видом прорыва. Я со своими ребятами помчался вам на выручку.

Немного подумав, я убрал дуло от его головы. Ему явно что-то от нас нужно, да и косвенно он только что подтвердил свое достаточно высокое положение. Раз есть сеть информаторов, которая пускай с небольшим опозданием, но проинформировала его, значит, есть и ресурсы содержать информаторов. Хрен с ним, поиграем немного в его игры.

– И что теперь?

– Проведу вас в пятый круг, там у сенатора Эриган есть личная территория с достаточной охранной. А сам сенатор весьма заинтересован в диалоге с вами.

– Хорошо, веди! Только, Листар… Еще что-то подобное приключится, я плюну на идею переговоров о союзе. Поверь, тебе это сильно не понравится.

– Учту.

Выскочив в коридор, сразу повернул направо, где вдоль стен «лесенкой» расположились шесть бойцов Листара, держащие коридор под прицелом и достаточно умело отстреливающих пока еще редких монстров, которые появлялись из проема, ведущего на этаж ниже. А вот слева проход был перегорожен стальной перереборкой. Как я и думал, система блокировки секторов встроена прям внутри стены.

– Листар, может лучше просто будешь говорить, куда идти? Поверь мы лучше экипированы, чем твои бойцы.

Кивком я указал на труп возле стены, точно в такой же экипировке, как бойцы Листара. Вот только его она не спасла, и грудная пластина была разорвана, оголяя демпферный слой и пружинный каркас, призванный убирать запреградный урон.

– Экипированы может и лучше, но вы не знаете местных реалий, так что мы поведем. – И, уже обращаясь к своим, добавил. – Двигаем!

Перестроившись в клин, бойцы, контролируя пространство впереди и ни на секунду не опуская оружие, двинулись к проему, откуда раз за разом с перерывом в несколько секунд показывались монстры. Кстати, на этот раз все были вооружены импульсным оружием, похоже без надобности скрывать энергетические всплески, на территории города энергетическое оружие более в ходу. Только вот непонятно, почему они тогда не используют силовые щиты.

Первой в проем зашли две гранаты, и только потом бойцы практически скатились по лестнице вниз, сразу же разразившись длинными очередями, очищая пространство вокруг себя. Нам оставалось только идти вслед за этой передовой группой, которая знала свое дело на отлично и вела нас по местному лабиринту переходов от одной открытой переборке к другой.

Правда, не все переборки били открыты, кое-где они были просто пробиты, а в паре мест мы пробрались вообще через дыры в стене. Но несмотря на сотни трупов монстров, оставленных за спиной, это была практически прогулка, мы так ни одного выстрела и не сделали аж до самого основания стены. А точнее до не полностью закрытых ворот, ведущих во внутреннюю часть, которую по идее стена должна была защищать.

– Шатаасу! – что-то непереводимое прошипел Листар, но судя по интонации явно матерное. После того, как выглянул за створки. – У нас большие проблемы. Снаружи во всю резвится целый выводок «Заримов». Видно, где-то еще пробили себе дорогу.

– А почему на протяжении всего пути мы увидели всего пару трупов? – не совсем вовремя влез Саргос.

– После объявления прорыва, большая часть обороняющихся сразу же отошла в соседние секторы. Ну а тех, кто не успел, быстро употребили в пищу. Давайте с вопросами потом, нужно решить, как пройти в любой из секторов, которые держат оборону.

– Кварц, дай картинку. – Решил я облегчить работу Листару.

Кварца два раза просить не пришлось, тройка дронов сразу же была изъята из подсумка и запущена между створками ворот, а над левым предплечьем развернул голографический экран, на котором отображалось видео с дронов. Мне даже слегка приятно было смотреть на офигевшие лица Листара и его бойцов, похоже у них такие технологии не практикуются.

– Командир, или я что-то не понимаю, или у меня начинает ехать крыша. – Немного подвис Кварц, рассматривая существ снаружи. – Откуда тут твари Администратора?

– Это не они. – Покачал головой Тилорн. – Очень похожи, но не они. Строение тел немного отличается.

«Заримы», если использовать название Листара, это были ящероподобные твари, которые первыми напали на «Нулевой горизонт». Если у местного вида дела с псионикой обстоят точно так же, как и у тех, которые в Альфариме, то это действительно непростой противник. Вот только зависшие дроны, дающие втроем картинку на сто восемьдесят градусов, показывали, что не только эти существа пробрались во внутрь. Справа метрах в трехсот двигалась группа из двух десятков четырехруких уродцев. Слева из лаза выбирались существа с костяными клинками на передних лапах, как серпы у богомолов, да с каждой секундой видов тварей и их количество только увеличивалось. Но самый ступор вызывало узнаваемость этих тварей, большую часть их них мы успели увидеть либо в канализации, либо на минусовых уровнях. Ой не спроста Администратор делал их такими.

– Ладно, загадки Администратора, оставленные нам в наследство, будем решать потом. Листар, куда нам нужно добраться.

– При таком количестве, даже не знаю, куда мы сможем прорваться. – Переводил он взгляд с одной камеры на другую.

– Ты скажи, куда лучше всего. А способ оставь уже нам.

– В идеале, было бы добраться вон туда. – Указал он точку на экране. – Там вторая стена, технический вход для отступающих войск. Если подойдем метров на пятьсот, нам помогут пулеметные расчеты. Но это самоубийство, думаю лучше…

– Тилорн, на тебе прорыв. – Оборвал я Листара. – Алена, левый фланг, на мне правый. Кварц и Саргос, замыкаете, мне нужно минно-пулеметное заграждение за нами. Листар, ты со своими постарайся держаться между нами и не отставать, ждать не будем. Помощь огнем только на ходу, без остановок.

– Но…

– Без но, если не будете отставать, дойдем все!

Быстро приготовившись, на секунду замерли и по команде рванули вперед. Выскочивший Тилорн, на пару секунд врубив маневровые движки, сразу вырвался вперед, привлекая к себе внимание как самый защищенные боец, кинул по разные стороны от себя две дымовые гранаты с ярко-зеленным газом, видно, что-то ядовитое из его набора, обезопасив себе таким образом фланги и создавая коридор для нашего движения.

В считанные мгновения привычным движением снова вооружившись молотом, с широкого замаха на остатках скорости он врубился в ближайшее скопление монстров, снося своим оружием четверых существ. Сразу же подставив наплечник под когти одной твари, ударом щита откинул соседнюю и, закрутившись вокруг своей оси, начал раздавать мощные удары. В этот момент подключились я и Алена, не останавливаясь, в движении расчищая огнем по флангам Тилорна.

Пришлось немного рискнуть, посылая Тилорна вперед, но он выполнил основную задачу: разбил скопление монстров, не давая им активировать общий щит. А те псионические щиты, которые они пытались сформировать по двое или трое, не выдерживали нашего плотного огня. Быстро расстреляв штук пять со своей стороны, пока на линии огня оказался Тилорн, на пару секунд перенес стрельбу вправо, ведя одиночный огонь по ближайшим монстрам, уже несущимися в нашу сторону.

Черт, а оказывается тут намного больше тварей, чем мы думали из-за видео. Как-то мы упустили момент, что в крупных ангароподобных строениях, разбросанных в определенном порядке по ближайшей территории, могут находиться еще твари. Мой просчет, причем достаточно серьезный, забыл, что у местных в этих зданиях содержится скот, а значит, считай, готовая кормушка, вот и набилось туда монстров по самую завязку, на поздний ужин.

Резко менять план и сдавать назад было уже поздно. С той стороны уже начали раздаваться первые взрывы и характерный звук на высоких частотах, указывая на заработавшие мини-турели Кварца, который он должен раскидывать за нашей спиной, прикрывая тыл. Резко пригнувшись, пропустил над собой тварь, подобравшуюся под прикрытием ядовитого дыма и решившую напасть сквозь него.

Вогнав пару зарядов ей в брюхо, я понял, что это было уже лишнее, еще до приземления от твари начали отслаиваться огромные куски плоти. Так что приземлилась она уже мертвая, серьезную заразу сварганил Тилорн, жаль, что этого импровизированного коридора осталось всего пару метров.

– Смена! – раздался в шлеме голос Алены.

Без раздумий переношу прицел влево, прижав к себе оружие, и сразу же начинаю поливать длинными очередями, пропуская мимо себя Ведьму на мое место. С этой стороны оказалось несколько стай шустрых тварей, передвигающихся на четырех лапах и похожих на каких-то крыс переростков, с метр в холке и длиным костяным хвостом. Ну да не со скорострельностью ее пистолетов отсекать этого противника.

Дуплетная очередь, Триплстрайк… и еще комплект умений активировал один за другим, срезая этих существ и не давая к нам подобраться. Слишком они быстрые и двигаются по непредсказуемым траекториям скачками из стороны в сторону. Хорошо, что пикониты даже в отрыве от Сердца продолжают работать без сбоев.

Электрический разряд пронесся вспышкой мимо меня, сбивая в прыжке еще одну тварь, выскочившую из окна здания, мимо которых мы уже двигались. Два заряда в голову дергающейся твари и быстрый взгляд по сторонам. Алена начала уже расходовать свою силу на близких дистанциях. Слишком часто существа выскакивали из всевозможных проемов здания с ее стороны. Но она пока справлялась.

Тилорн весь в крови существ уже почти пробился по проходу между двух зданий, куда на полной скорости начала втягиваться наша группа, ведущая огонь во все стороны. Прижавшись к углу здания и сделав пару очередей, кинул взгляд назад и заскрипел зубами. Там по нашему следу мчалось уже как минимум несколько сотен разных тварей, постоянно прибывая из оставленных нами ворот и еще нескольких дыр в стене. Саргос едва успевал разбрасывать небольшие мины по нашему следу с небольшим разлетом осколков, буквально пару метров. Но зато это давало возможность успеть отойти на десяток метров, прежде чем срабатывали мины.

Кварц уже вел огонь из своего дробовика и турели на плече. Либо у него закончились портативные турели, либо еще какая фигня случилась. В любом случае, он уже не отвлекался на свою технику и просто стрелял по слишком приблизившимся монстрам. Пара плазменных гранат, брошенных мною в толпу догоняющих монстров, дала возможность парням быстро догнать нас и втянуться в проход между зданиями.

Развернувшись, чтобы пробежкой вернуться на свое место за Тилорном, чуть матом не заговорил. Наш медик завяз прям на выходе из прохода. И не мог пробиться через пару десятков монстров, встретивших его там. Он бы мог их раскидать рывком при помощи маневровых двигателей, но тогда все это скопление, которое с каждой секундой только увеличивалось, накинется на нас, и не факт, что нашей скорострельности хватит.

– КВАРЦ, БАРЬЕРЫ! – от количества адреналина бурлившего в крови я сам не заметил, как перешел на крик.

Перекинув оружие в левую руку, начал поливать очередями от бедра наступающую волну сзади, при этом правой выдергивая гранаты с подсумков и отправляя вперед одну за другой. Нет, у Кварца не закончились турели, две достаточно крупные он сразу же прикрепил к стенам у нас над головой, и под их прикрытием да при поддержки моего и Саргоса огня, начал бегом устанавливать на проход блоки энергетического барьера так, чтобы перекрыть его на два метра вверх.

Алена, тем временем командуя Листаром и его группой, пыталась убить как можно больше монстров, насевших на Тилорна, который уже не мог сражаться, уйдя в глухую оборону и только сдерживая наседающих монстров. Тридцать секунд понадобилось Кварцу, чтобы перегородить проход и протянуть ещё один барьер у нас над головой, формируя вокруг группы зажатой между зданиями силовую коробку. Последней оказалась сторона, которую держал Тилорн. Как только все было готово, резкая команда и отступивший Тилорн освободил место для активации барьера.

На индикаторе питания оружия было семь процентов. Пока я менял элемент питания, бойцы Листара устало осели на землю с ошарашенными лицами, смотря на достаточно быстро облепивших желтоватый барьер монстров. Да так плотно, что пришлось включать фонари, свет прожекторов, установленных на стенах, не мог пробиться.

Мои ребята молча начали заполнять подсумки запасами из рюкзаков. Кварц в первую очередь начал подсоединять запасные аккумуляторы к барьеру. Как только он закончил, тоже начал набивать подсумки, попутно что-то подсчитав на встроенном в предплечье планшете, выдал неутешительные результаты.

– Энергии хватит минут на сорок. Есть возможность еще и Тилорновские аккумуляторы запитать, но это нам даст еще максимум час лишний.

– Тогда готовимся, через тридцать минут будем снова прорываться. – Ответил я и полез в рюкзак, в поисках чего-то посерьезней.

– Вы что совсем психи? – не выдержал один из бойцов Листара. – Куда прорываться? Посмотрите вокруг, как только ваш этот «барьер» падет, мы все трупы!

– Скорее всего! – пожал плечами Саргос, не отрываясь от какого-то взрывоопасного устройства, которое он пытался то ли переделать, то ли усилить.

– Жаро, успокойся! – оборвал Листар попытку своего бойца еще что-то сказать. И уже повернувшись ко мне спросил. – У вас есть план?

– Пока нет, но у нас еще аж полчаса его придумать, ну или придется как обычно импровизировать.

Глава 24 План Б

Монстры весьма плотно облепили барьер вокруг нас, пытаясь прорваться к столь вкусным и питательным тушкам. Выкрученные на полную внешние микрофоны и пяток секунднахождения возле каждой из стен по бокам от нас, показали несостоятельность прорыва через них. Судя по звукам, там тварей тоже хватало. Но как крайний вариант можно будет попробовать и через стены. Как минимум их там меньше, чем с других сторон.

– Листар, под нами есть какие-то подвалы или еще что?

– Не уверен… Вообще на глубине пяти метров должны быть эвакуационные туннели. Но, во-первых, я не знаю, есть ли такой именно под нами, а во-вторых, они все перекрыты через каждые пять метров.

– Кварц?

– Сейчас посмотрю, что у меня есть. – Начал он сразу же выкладывать всех своих миниатюрных дроидов и дронов из подсумков и рюкзака.

Шары, ромбы, кубы, куча разнообразных геометрических фигур из металла появлялась перед Кварцем. В итоге примерно две с половиной сотни разнообразных механизмов в транспортном состоянии лежали на земле перед техником, который распределял их по разным кучкам, ориентируясь по каким-то своим параметрам.

– Хм… А это что? – выудил он очередное устройство похожее на большую таблетку, сантиметров семь в диаметре и где-то два толщиной. – Так… что у нас пишет система… Дрон подрывник… Саргос, твою дивизию, сколько раз можно тебя просить, чтобы ты не складывал в рабочий ящик с дронами, свои взрывоопасные игрушки?

Перекинув прям в руки Саргоса устройство, он еще пару минут копался в своих приблудах, под ошарашенным взглядом группы Листара. Не знаю, что творится у них в голове но, судя по лицам, благо открытые шлемы давали возможность их видеть, очень многое являлось либо неизвестными для них технологиями, либо крайне дорогостоящими, доступными лишь единицам.

– Листар, можно вопрос, пока мой техник копается?

– Естественно!

– У вас все настолько плохо с высокотехнологичным оборудованием?

– Ну не скажу, чтобы прям плохо. – Приподнял он свою винтовку, показывая, что они собственно имеются. – Но часть архивов была утеряна, часть вещей мы не можем создать по причине отсутствия технологической базы под это. Да и нашими предками при нападении спасалось в первую очередь то, что они считали необходимым для выживания.

– Ты вроде и дал ответ, но нифига ясно от этого не стало.

– Да я просто не знаю, как нормально объяснить. Роботизированных систем у нас нет, пришлось от них отказаться. За пределами города «Дети Некроносов» чуют их энергетическую составляющую, и крайне быстро разбирают на винтики. Из-за этого и броня с большим количеством электроники есть в единичных экземплярах и явно уступает вашей по качеству, потому как разработкой и улучшением занимается всего пара техников, да и то в свободное время. А вот энергетического ручного оружия много, но в основном максимально упрощенное в производстве. Но за пределами города опять же им пользуются только в больших рейдах, когда общая огневая мощь позволяет не бояться мелких нападений.

– Вот теперь немного яснее, хоть и осталось много непонятных моментов…

– Нашел! – прервал меня Кварц. – Фух. Думал, не пригодится, но оказалось, что взял, когда добивал остатки грузоподъемности.

Кубик в его руке сразу же трансформировался, покрыв перчатку дополнительной броней. На ладони у Кварца остался большой круглый кусок, чем-то напоминающий дюзу импульсника, а на тыльной стороне разместился голографический проектор. Несмотря на практически полное покрытие перчатки в некоторых местах было заметно, что этот прибор запитался прямо от брони, приподняв защитный слой и подключившись к энергетическому контуру.

– Герметичность не нарушит? – заволновался я.

– Нет, только внешний бронеслой подвинуло. А герметичный контур формирует внутренний слой, от него до окружающей среды еще слоев семь или восемь: электроника, демпферный, энергетическая структура, два бронеслоя и еще всякая фигня. Я вообще эту малышку делал для поиска полезных ископаемых, при помощи эхо сканирования ультразвуковыми частотами, но и тут вполне сгодится.

Приложив руку к земле примерно посередине нашего укрытия, он пустил импульс вниз, и над рукой сразу начала строиться трехмерная проекция в черно-белой расцветке. Как я понял, чем ближе к белому, тем ниже плотность и наоборот. Проекция в уменьшенном масштабе сформировала рваную полусферу из-за неоднородного прохождения сигнала, где-то он меньше смог пройти, где-то больше.

– Так, смотрите. – Указал он на дугообразный обрыв проекции. – Вот тут что-то может быть. Плотность высокая, сигнал не пробился, глубина метров пять, и эта дуга очень похожа на то, что там труба или другая подобная фигня из материала с высокой плотностью.

– Возможно, это эвакуационный туннель, они обшиты сантиметровым листом из брони стали, плюс сантиметров тридцать плотного армированного железобетона. – Сразу же ответил Листар на незаданный вопрос.

– Тогда есть проблема. – Кварц покрутил головой, подсвечивая себе фонарем и прикинув проекцию к реальным размерам. – Край этого туннеля проходит ровно по краю вон той стены. А основной проход, увы, не с нашей стороны стены.

– Ага, а те устройства, которыми мы расчищали проход никто с собой не взял… – Скривился я, хорошо хоть моего лица не видно.

– Ну, мы как бы в боевой выход шли. Скажи спасибо, что я эхолокатор прихватил. – Развел руками Кварц.

– Саргос, сможешь пробить проход?

– Могу, хоть пробить, хоть прожечь. – Кивнул Саргос. – Вот только если взрывать в замкнутом пространстве, сформированном барьером, есть шанс, что сами не выживем от ударной волны. Если прожигать плазмой примерно та же фигня, только заживо сваримся в броне… Хотя нет, наша броня выживет, а вот местные точно в угольки превратятся.

– Черт! Ладно, привычные нам варианты выхода не работают, значит, будем прорываться с боем. Листар, куда лучше нам двигать вправо или влево? – указал я поочередно на противоположные стены.

– Чертовые самоубийцы! Думаю, вправо. Там метрах в четырехстах, есть останки боевого робота, он тут уже пару десятков тысяч лет валяется, оставили его как памятник древности. Оживить его у нас так и не получилось, но броня у него знатная, думаю, если плотно набьемся, сможем отсидеться в пилотской кабине до рассвета.

– Что за робот? Почему не запустили? – сразу посыпались вопросы от Кварца.

– Да фиг его знает. Большой пилотируемый робот. Оружейные системы с него сняли, броню пропилить не смогли. Доступ есть только в пилотскую кабину и то, только потому, что там эвакуационный выход на ручном управлении. Раз разобрать не получается, решили оставить как памятник… ну точнее почти закопанный памятник. Там на поверхности осталась только рука и метра два пилотской кабины, торчащие над землей. Обычно детвора там лазит, развлекается.

– Не смогли пропилить? – уцепился я за важный момент.

– Командир, думаешь та же хрень, что и у центральной опоры?

– Не факт, но есть шанс, что наследие Атлантов.

– Вы сейчас о чем? – Листар переводил взгляд с меня на Кварца и обратно, не понимая о чем мы говорим.

– Долго объяснять, но прорываться мы будем к этому роботу. Саргос, готовь проход!

Приготовление много времени не заняло. Протянув тонкой полосой взрывчатки будущий контур проема на стене и подсоединив к ней детонатор, Саргос встал немного сбоку, предупредив бойцов Листара, чтобы закрыли уши и открыли рот, ибо заряд пусть и слабый, но может хорошенько оглушить из-за замкнутого пространства.

Кварц вокруг будущего прохода, отступив сантиметров на десять от взрывчатки, установил еще и генераторы силового поля, чтобы сразу иметь возможность перекрыть новый проход, и встал с противоположной стороны будущего прохода от Саргоса. Тилорн, Алена и я приготовились к прорыву, распределив между собой комплект плазменных гранат, чтобы сразу забросить шесть штук в здание. А вот Листара с его группой загнали в самый дальний угол, чтобы не пострадали.

– Так, у барьеров еще двадцать минут, если не фига не получится, отступаем и думаем новый план! – пару раз глубоко вдохнув, готовясь к очередному марафону со смертью, выпалил. – Погнали!

Подрыв прошел штатно, практически вырезав кусок стены, который с помощью удара ноги завалился во внутрь. Вслед за ним практически одновременно в здание влетело шесть плазменных гранат, и Кварц активировал барьер, чтобы тепловая волна не ворвалась к нам и не пожгла тут все нафиг.

Подрыв плазмы временно ослепил одного из бойцов Листара, который слишком поспешил занять боевую позицию. Нам-то все равно, световые фильтры в шлемах справились прекрасно, но нужно думать не только о себе. Однако у ребят, похоже, были отработаны подобные ситуации. Один из его коллег сразу же подскочил к временно недееспособному и уложил его руку себе на плечо, сам же быстро изготовился к стрельбе. Неплохой вариант, сам может вести бой и для напарника стал ведущим, пока зрение не восстановится.

Как только плазма опала, оставив после себя кучу горящих элементов. Кварц снял барьер, пропуская Тилорна в помещение. Наш танко-медик, запрыгнув в проем, сразу же поймал на щит прыгнувшую на него обгоревшую тушку и размашистым ударом впечатал в стену, окончательно обрывая жизнь твари. Еще одна не до конца сгоревшая тушка попыталась воспользоваться тем, что Тилорн открылся, но встречный удар молота смертельно указал, как она ошиблась в беззащитности ее противника.

– Чисто!

Саргос и Кварц сразу же нырнули внутрь, пристроившись по флангам от Тилорна. В ту же секунду открылась стрельба по окнам и дверям, сквозь которые пытались прорваться новые монстры. Как только они отошли на пару шагов, в проем нырнула двойка из бойцов Листара, увеличивая огневую поддержку. Пара секунд и очередная двойка ныряет в проход, и так до тех пор, пока мы с Аленой не вошли в здание, замыкая колонну.

К этому моменту Тилорн добрался уже до противоположной стены и, сменив Саргоса, начал размазывать своим молотом, пытавшихся сунуться сквозь ближайшее окно монстров. На протяжении всего здания с равными промежутками расположились бойцы, ведя практически беспрерывный огонь по всем проемам, которые уже наполовину были забиты трупами, но, тем не менее, твари не прекращали лезть.

– Перезарядка! – выкрикнул один из бойцов, стоящий на моей стороне.

Пришлось резко переносить огонь на окно, напротив которого он встал, и долбить туда короткими очередями от бедра. Хорошо хоть стабилизаторы костюма не давали сильно болтаться стволу, и точность упала незначительно. Так что, освободив одну руку, выхватил пистолет и принялся отстреливать тварей, лезущих через окно возле меня. Как только боец перезарядился, я перенес огонь из обоих стволов уже на свое направление. А вот бойцу пришлось дергаться, отстреливая два соседних проема, ибо его сосед тоже начал перезаряжаться.

– Саргос! – с нажимом выдал я в эфир.

– Уже заканчиваю! – и через две секунды действительно скомандовал. – Бойся, взрыв!

Прорезав точечным взрывом еще одну стену, сразу поменялся местами с Тилорном. Он ударом плеча завалил кусок стены наружу и мощным ударом по земле вне здания. Активировав еще и импульсный выброс, просто разметал тварей на улице, особо не нанеся урона, но расчистив пространство. Выскочив на свободное место, Тилорн отключив щит и ухватившись за молот двумя руками, начал изображать то ли пропеллер, то ли вертолет, вертя молотом, как пушинкой во все стороны, при этом не сильно крупные монстры, попадающие под удар, даже не замедляли движение молота.

Пару секунд, и вот его уже поддерживают огнем Кварц с Саргосом. Дальше у меня уже не было возможности контролировать ситуацию даже краем зрения. Как на замыкающих, на меня с Аленой начало наваливаться все больше работы. Бойцы покидали здание, а значит, нам приходилось контролировать все больше пространства, постепенно отступая к новому проходу. В какой-то момент очередной взрыв оповестил, что ребята добрались до следующего здания.

Основная проблема в таком движении была в своевременном контроле бойцов Листара, которым приходилось раз в пару минут перезаряжаться, слишком слабые у них были энергоблоки в оружии. Ну, если сравнивать с нашими. Но кое-как справлялись, только в третьем по счету здании мы чуть не потеряли одного бойца, когда сразу у трех стрелков закончился заряд, и они начали перезаряжаться. Остальные не справились с возникшей на пару секунд нагрузкой и пропустили одну тварь слишком быстро.

Удар костяного серпа, который был у этой твари вместо верхних конечностей, наполовину перерубил парню предплечье, инстинктивно подставленное под удар. В следующий миг тварь была уничтожена, но вот раненый уже не мог нормально вести стрельбу. Да и оперативных средств для помощи при ранениях у местных не оказалось. Хорошо хоть у нас были небольшие баллоны с биологической пеной, залив которой парню руку, сразу же остановили кровотечение.

А вот еще двоим не повезло. Когда мы вырвались из очередного здания и увидели останки робота, о котором говорил Листар в сотне метров от нас, я скомандовал прорыв. Тилорн, словно шар для боулинга, врубив дюзы и выставив перед собой щит, разметал монстров между нами и роботом, в который мы ломанулись на полном ходу. Не знаю из-за чего, может, боец просто споткнулся, а может какая мелкая тварь за ногу укусила, уже не важно. Парень споткнулся и покатился кубарем немного вбок от прохода.

Его напарник, даже не раздумывая, попытался помочь ему подняться, но на них сразу набросилось штук пять тварей. Секунда может две нам понадобились, чтобы расстрелять монстров. Но у ребят уже были несовместимые с жизнью раны, пришлось их бросить. Обидно, что парни почти дошли до укрытия, и тут на тебе, на последних метрах так не повезло.

Обнаружен дружественный интерфейс! Провести подключение?

Да/Нет

Выскочила перед глазами полупрозрачная надпись, когда я последним запрыгнул в кабину и захлопнул за собой аварийный люк. Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд… Я, конечно, надеялся на нечто подобное, но как-то всё равно оказалось неожиданно.

– Все видят предложение? – получив подтверждение на разные голоса от своей команды и непонимающие восклицания от группы Листара, продолжил. – Кварц, подключайся, проверь все системы, работоспособность… ну не мне тебя учить, считай это твой шанс воплотить мечту по управлению боевыми роботами.

– Принял!

– Тилорн. – Тем временем продолжил я. – Окажи раненому помощь, посмотри можно ли спасти руку. Заодно осмотри остальных местных, мало ли не заметили что-то под адреналином. Ну а остальные могут отдыхать.

Несмотря на тесноту, возможность передвигаться по кабине пилота у нас осталась, пускай и впритирку друг к другу, но все же. Судя по расположению приборных панелей, робот был рассчитан на управление сразу тремя людьми. Основной пилот располагался чуть сзади в специальной подвесной системе, похоже, отвечая за передвижение робота, которое судя по всему должно точно повторять движения пилота.

В передней части кабины наблюдалось два ложа. Если меня не подводит логика, то операторы на них должны лежать на животе. Не пойму, зачем такая конструкция, но могу предположить, что она призвана увеличить зону обзора основного пилота. Вот только зачем эти вспомогательные места даже представления не имею, абсолютно все надписи были сделаны вязью Атлантов. Сюда бы Лапуша, вот он быстро бы разобрался.

– Есть проблема! – раздался голос Кварца. – Система отказывается принять меня как пилота, ей видите ли не подходит уровень имеющихся у меня навыков. Могу только занять пост техника, по совместительству специалиста по работе с защитными системами. Либо наводчика оружейных систем.

Вот и ответ на вопрос, для кого предназначены эти два места. Значит, получаем основного пилота, который отвечает за движение и бой. Оружейника, который должен работать с оружейными системами, брать в прицел цели или корректировать пуск ракет и тому подобного. И технарь, на которого ложится работа с энергетическими щитами и ремонтом робота. По крайней мере, по первичной информации должно быть так.

– Вы можете его запустить? – раздался удивленный голос Листара.

– Да, вам в наследство попали системы Атлантов, работающие через систему интерфейсов. У нас сохранились пикониты, которые поддерживают внутри нашего сознания нейроинтерфейсы, выводящие всю необходимую информацию прям на сетчатку глаза… или в сознание, я как-то не уточнял этот момент…

– Пикониты передают нужную информацию прямо на область мозга, отвечающую за зрение, поэтому мы видим эти данные, даже если нам глаза удалить. – Разъяснил Тилорн.

– Так вот. – Продолжил я. – Почти все техника, созданная Атлантами, взаимодействует с нейроинтерфейсом. Да и вообще эта технология досталась нам от них, как и многие другие.

– Вот теперь у меня есть весомый козырь, чтобы придавить часть сенаторов. – Потер руки Листар.

– Значит, вот на что ты надеялся.

– В смысле? – Сделал вид, что ничего не понял, Листар.

– Я долго пытался понять, зачем мы тебе понадобились. Кто ты там по должности, зам главы разведки? Или может быть глава разведки? Хотя не берусь даже предполагать, какие у вас есть должности. Но ты явно птица высокого полета и я долго пытался понять, на что конкретно ты надеешься, затянув нас в город. В жизни не поверю, что такой человек просто надеется на детские сказки о том, что придут такие как мы, и просто по щелчку пальцев спасут вас всех.

– А что не спасут? – с ехидцей спросил Листар, резко преобразовавшись и став выглядеть намного более серьезно.

– Пальцами не умею щелкать, в детстве забыли научить, мне легче мотивчики разные насвистеть.

– Ладно, пошутили и хватит. Ваш говорливый профессор успел много рассказать, пока вы свой переводчик делали. Так что у меня есть куча оснований считать, что вы действительно можете нам помочь.

Пока шло наше общение бойцы Листара вроде бы невзначай передвинулись на более удобные позиции, чтобы держать нас под контролем. Вот только они не учли, что мои ребята сами дали им встать на эти места, а у двоих вообще на спине уже были прилеплены небольшие мины. А еще двоим, Тилорн дал сместиться в угол и держал руку, на которой активировался щит под таким углом, что в доли секунд мог их обоих в этом углу заблокировать.

– Так, что-то у нас диалог пошел совершенно не в ту сторону. – Демонстративно передвинув основное свое оружие за спину, я, таким образом, решил сгладить напряжение. – Смотри сюда. Мы не против помочь, но нужно понимать, в чем конкретно необходима помощь и для чего. Плюс нам необходима ответная услуга, думаю, из-за Лапуша ты уже знаешь какая.

– Да, у вас дикая нехватка ресурсов, начиная от обычных полезных ископаемых, заканчивая пригодной для питья водой и чистым воздухом, который вырабатывают растения, а не очищенный бог знает сколько миллионов раз.

– Так же не помешают саженцы полезных растений, чернозем или его аналог, пригодный для выращивания, ну и неплохо было бы набрать всяких там червей и других полезных видов, которые своим существованием в почве делают ее лучше. Но это надо с нашими научниками обсудить, что конкретно понадобится. И так сказать для более открытого диалога приоткрою часть наших возможностей, которые Лапушу неизвестны.

– Это что же? Что у вас куча технологий, которыми вы можете поделиться или что у вас есть эта… как ее… «Репликация», которая дает минимум по несколько жизней каждому?

– Неа, все намного прозаичней. Через пять дней откроется портал, и в случае необходимости через него пройдет батальон тяжелой пехоты. И мне очень не хотелось бы воевать с вами.

– Батальон? – повторил он за мной, видно, переводчик не подобрал аналогичное слово на их языке. – Сколько там людей? Тысяча, две, три? В городе живет почти пять миллионов, что сможет сделать ваша горстка?

– Тааак… похоже ты все же решил померяться у кого длиннее. Ну не вопрос, вот смотрю у тебя винтовка вроде достаточно мощная, наверное, один из лучших ваших образцов. Выстрели в меня!

– В смысле? – Листар был немного ошарашен.

– В прямом, выстрели в меня из своей чудо винтовки. Поверь мне абсолютно по фигу этот выстрел. Качество нашей брони и оружия превосходит ваше на несколько порядков. А еще у нас есть псионики. Думаю, молнии Ведьмы ты видел. Это не электрические разряды, это ее внутренняя сила. Есть телепаты, телекинетики, пирокинетики… и куча всяких других. Поверь, мы раскатаем вас и не заметим. Так что давай лучше поможем друг другу. Вы нам ресурсы или лучше координаты мест их залегания, а мы решаем вашу проблему.

– Основную проблему не решите. – Немного подумав, Листар успокоился. – Так только агонию продлите.

– Почему? Думаю, если договоримся, наши бойцы лет за двадцать полностью вычистят вашу планету от «Детей Некроносов». Может, даже быстрее, если вы помогать будете.

– Да это-то понятно! Тем более с вашим «интерфейсом» сможем открыть резервные бункеры, которые закладывались еще первыми поколениями. Так что сможем и намного быстрее очистить планету. Вот только проблема намного серьезней, чем «Детки». По подсчетам наших ученых совместно с археологами и хранителями знаний очередной рейд Некроносов на нашу планету должен состояться через семь, максимум десять лет.

– Охренеть! Вот это действительно проблема… – Согласился я, даже не представляя, как мы сможем остановить налет не этих тупых существ, а полноценных разумных монстров, которые еще и технологически подкованы явно не хуже нас.

Глава 25 Город

Надежда на запуск робота и возможность им управлять рассыпалась прахом. Встроенная в него система допускала к пилотированию только тех, у кого есть минимум тридцать процентов навыка «Пилотирование тяжелых роботов». Так что пришлось сидеть в этой тесноте до самого утра. Если все пытались использовать это время, чтобы хоть немного отдохнуть и подремать. То Кварц с Саргосом наоборот выпросили у Тилорна стимуляторы, а потом до самого утра копались в системе робота и даже умудрились открыть технический люк, дающий доступ к внутренностям робота, для ремонтных работ.

– Пользы нам от этого робота почти нет. – Устало рассказывал Кварц практически перед самым рассветом. – Несмотря на то, что у него осталось куча встроенного энергетического оружия и достаточно хорошее техническое состояние, не ну ему нужен мелкий ремонт, но за пару дней смог бы его починить.

– Тогда почему он бесполезен?

– Есть три основные проблемы. Для начала, эта тушка высотой двенадцать метров, и мы задолбаемся ее откапывать. Допустим, мы договоримся, чтобы это быстренько сделали местные, но возникает проблема с управлением, у нас просто ба