КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420724 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200761
Пользователей - 95580

Впечатления

кирилл789 про Альшанская: Академия Драконоборцев (Любовная фантастика)

вот тебя вызывает с лекции декан. и первое, что ты думаешь: "закрыла же сессию". ладно, о том, что сессию "не закрыть" для тебя норма, писать подробно не буду. не для альшанских это из свиного ряда.
но. если ты сессию не сдала, почему учишься???
следующий вариант: декан вызывает из-за несдающегося 3 месяца реферата. КАКОГО РЕФЕРАТА??? сессия же прошла! и какое дело декану до какого-то там реферата по какому-то там предмету какого-то преподавателя? это - НЕ ДЕКАНСКАЯ головная боль. а если ты, дура, должна была реферат, но не сдала, тебя бы и до сдачи не допустили, по предмету - точно!
я пролистнул и увидел: в универе учится ггня.
а вот альшанская даже в пту не училась.
ДЕКАН МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ СТУДЕНТКУ ТОЛЬКО ЕСЛИ ОНА ДЕКАНАТ ВЗОРВАЛА!!!
даже несданная сессия не колышет в деканате никого. колышет только студента.
это - школьное писево для школьниц.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Альшанская: Ключи от бесконечности (Любовная фантастика)

я прочитал первый абзац.
1. проснувшись утром искать ОДИН тапочек? ггня - одноногая?
2. у тебя не маленький котёнок, у тебя взрослая кошка, которая ссыт и срёт в тапок??? в твой домашний тапок? не в лоток? во-первых, от тебя - воняет. воняет невозможно. так, что стоять рядом невозможно. кошачьи отходы потому кошки и закапывают, что они вонючие. и, пропитывают ВСЕ вещи запахом. а, во-вторых, дура, чем таким ты была занята, что не приучила котёнка к лотку? и где ты его взяла? если читая "отдам в добрые руки", видищь: там хозяева УЖЕ котят приучили.
3. ты идёшь на кухню "заварить" (?) кофе и проливаешь на себя ЗАВАРКУ! "заварку" от кофе???
4. а в ванной у тебя кончилась зубная паста. возьми ножницы, дура, разрежь тюбик, там на стенках такой дуре, как ты, шибко занятой, ещё дня на три наскребётся.
5. а если у тебя отключили горячую воду, дура, то вернись на кухню, плесни в кружку из чайника кипятка, разбавь холодной из-под крана и почисть зубы, наконец, кретинка! там ещё таким же образом можно и умыться. про то, что желательно ещё и между ног подмыть, чтобы на работе не вонять - молчу. тебе не поможет, кошачий дух там всё равно всё перебьёт.
6. чёрную кофту, приготовленную на работу, обваляла в рыжей шерсти та же срущая по углам кошка. она у тебя валялась, что ли, кофта-то? не на плечиках висела? тогда, что значит "приготовила на работу"? вынула из шкафа и на пол (кресло, диван, под стол) швырнула?
7. если ты - дура, и, зная о московских многочасовых пробках не выехала на работу заранее, а в пробке застряла, то первое, что делает вот так опаздывающий москвич: паркует тачку и идёт в метро. но ты - дура, хоть и позиционируешь себя "москвичка". хреничка ты.
8. теперь надо следить за руками. абзац начинается: "просыпаюсь утром". потом чистит зубы, едет на работу через 3 часа пробок, приезжает на работу, её вызывает начальник и тут же отправляет "посреди ночи следить за каким-то недостроенным зданием на окраине города". утро, три часа пробок, час - умываться, и - УЖЕ посреди ночи???
длина дня - 2 часа? а как же ТК? что значит: приехать утром на работу, отработать смену, и - в ночь???
9. а поехала она следить за домом, где по заявлению АНОНИМА вроде бы должна состояться продажа наркотиков. ебанут... альшанская. заявления ОТ АНОНИМОВ НЕ РАССМАТРИВАЮТСЯ. ПО ЗАКОНУ!!! это - раз. если там крупная партия продажи наркоты (заявил аноним), то ЧТО ТАМ СДЕЛАЕТ ОД-НА БА-БА в обосранной кошкой обуви??? это - два. что она там сделает, отработав день, вечер и В ЧАС НОЧИ сидя в машине где-то на окраине? заснёт?
дальше первого абзаца не пошёл, афтарша - примитивная амёба. я не люблю, когда стучат из-под плинтуса.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Шварц: Хиллсайдский душитель (Юриспруденция)

Уберите кто-нибудь, пожалуйста, жанр" детская образовательная литература", а то как-то стрёмно смотрится, когда речь о жестоком маньяке

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Дэвис: Потерять Кайлера (Современные любовные романы)

хорошо, что заблокировано, просто отлично!
дочитал до первых трёх звёздочек, что там "мыслю" афторши от "мысли" отделяет: ну что, истеричка-героиня, сидящая на крутых седативных.
с очень-очень плохой наследственностью, раз её мамаша переспала с собственным родным братцем и, забеременев, не сделала аборт, а родила вот это - ггню с наследственными психическими заболеваниями.
автобиографичная вещь, видимо. раз такие подробности.
надеюсь читатели - умницы, и испражнения очередной со съехавшей крышей за откровения настоящей американской жизни, не примут.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Все не как у людей (СИ) (Современные любовные романы)

прочитал одну первую и бесконечную главу. пишем о настоящем, прыжок - уже о прошлом. потом опять что-то в настоящем времени, прыжок - о прошлом! о настоящем, о прошлом, о настоящем, о прошлом. тётя-афтар, издеваемся, да?
на первой главе "шедевр" читать и закончил, нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Уровень ненависти: Сосед (СИ) (Современные любовные романы)

ладно, перепутать геморрой с гайморитом - это точно "юмор" афторши, зажопинские - они все такие. они там, услышав "гольфстрим", ржут как подорванные. ну, что "гольф", что "вафля" - для таких всё едино.
но вот я читаю, как меньше чем за день соседки провернули поиск в соцсетях, где сосед не зарегистрирован, и нашли даже не его, его бывшую жену! а потом ещё и, прогулявшись около дома, увидели две новых машины и пробили (не бесплатно) их номера, установив какая соседу принадлежит. за полдня!
фантазм, точнее бред, что целый подъезд нового дома заселён одинокими голодными, но обеспеченными бабами - это бред и есть. афтарша иринья (хоспадя, что за имечко?!), обеспеченные бабы НИКОГДА голодными НЕ БЫВАЮТ! потому что у них есть деньги, есть интернет, и есть услуги. именно для таких нужд.
целый подъезд одиноких баб, без секса - это как раз уровень зажопинска. где мужики спились и умерли, а склочные, тупые кошёлки остались. в ряду таких же тупых одиноких склочниц из других подъездов.
потратить просто так полдня на сидение в соцсетях, чтобы узнать что-то о соседе? ты - обеспечена! на тебя уже должны работать люди, которые это сделают за зарплату, которую ты им платишь.самой тратить время?
дальше. своей службы у тебя, кошёлки, нет. но! никакое - "пробила по номеру машины за деньги" за полдня не бывает. ты связываешься с человеком, договариваешься, перечисляешь ему деньги, он берёт время, потому что: либо запрашивает "своих" мусоров, либо - копается в базе. это - ДВА-ТРИ ДНЯ, не меньше.
и потом, вот выйдя из подъезда, многие с ходу могут определить: какие из машин, стоящие вокруг дома, принадлежат именно соседям по подъезду? да даже если ты - дура и фиксировала, но - помнить на память???
лечиться надо, дэвушка коняева: то ли - ирина, то ли - иринья.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Побег из Города Теней (СИ) (Фэнтези)

если ты владелица огромного состояния, несмотря на возраст, а точнее благодаря ему: ты идёшь с вечеринки из клуба в пять утра на общественный транспорт????????????????? ммать! коняева ирина или иринья (хрен поймёшь вас дур, как вы там перманентно имена меняете), ЧТО ЗА БРЕД???
какой общественный транспорт, какое - такси??? тебе УЖЕ 19 лет! ГДЕ ТВОЯ МАШИНА??? нет собственной? ГДЕ персональная с шофёром и рядом - пара машин с бодигардами???
ты это кому тут такие хреньки мочишь, афторша???
госспадя, как от вас устаёшь от дур, кто бы знал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

На последнем рубеже (fb2)

- На последнем рубеже (а.с. Звёздные Врата (Энвэ)-1) 1.03 Мб, 264с. (скачать fb2) - Мартин Энвэ

Настройки текста:



Мартин Энвэ ЗВЁЗДНЫЕ ВРАТА НА ПОСЛЕДНЕМ РУБЕЖЕ

ОТ АВТОРА

Да, это книга — о Мире Звёздных Врат, круглой штуке диаметром метров шесть, через которую можно пройти на другие планеты. Это не "фанфик" о "Вселенной З.В." в обычном смысле этого слова. В нём отсутствует большинство знакомых по фильмам и сериалам персонажей, а те, что остались, предстанут перед Вами совсем в другом обличье. Это — АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ мира, которая начинается лет за двадцать до того, как ушлые американцы отрыли эту штуку в Египте в оригинальном фильме "Звёздные Врата". Поэтому здесь не будет ни бравых американских пилотов, втроём-вчетвером покоряющих всю Галактику, ни несчастных инопланетян, которые уныло ждут, когда кто-нибудь им принесёт звёздно-полосатую демократию.

Отличия от канона здесь начинаются почти сразу: Отала пала почти сто лет назад под натиском репликаторов, а исследования асгарда Локи ещё более бесстыдны — и более успешны, и поэтому у гибнущей расы может появиться шанс…

Может быть, это история о мире вокруг нас. Кто знает, каков он на самом деле?

О, забыл предупредить:

1. Все совпадения имён с именами реальных разумных существ, конечно, случайны. Ага!

2. Никаких параллельных миров, никаких параллельных Вселенных!! "Квантовое зеркало" — аналитическая машина, формирующая виртуальную реальность.

3. Никаких путешествий во времени, ни на машинах, ни через Врата!! Всё они просто формируют "виртуал", аналогичный "квантовому зеркалу". Способны его сформировать и Звёздные Врата, если неаккуратно с ними обращаться, да.

ПРОЛОГ Ещё одно путешествие бродяги

Солнечная система, Земля.

Османская империя, провинция Греческая Македония, Свято-Пантелеймонов монастырь, осень 1903 года.

Иеромонах Киприан, хранитель библиотеки монастыря, устало щурясь, закрыл тяжёлый ветхий том. Полтысячи древних славянских рукописей, почти полторы тысячи греческих и полтора десятка тысяч печатных книг, самая древняя из которых была из времён Гуттенберга, требовали постоянного присмотра. Как дети, честное слово.

Дети,…которых им с Леночкой так и не получилось вырастить. Леночка-Леночка, милая, любимая, свет мой…прости! Тогда, семь лет назад, внезапная смерть любимой жены убила в красавце-князе, путешественнике, действительном члене Французского и Русского географических обществ былую неуёмную страсть к путешествиям, заставив осознать, сколь много он потерял. Господи, ну почему мы не ценим самое дорогое, тратя время жизни своей на досужие пустяки?

С самой юности Константина Александровича переполняла жгучая жажда странствий, и даже знакомство с будущей супругой и женитьба на Леночке не уняла её. Наоборот, он подумал, что наконец-то у него появится верный напарник в планируемых бесконечных странствиях. Весь мир лежал перед ним — дикая, таинственная Азия, волшебная Африка… о! Немудрено, что он уговорил Леночку отправиться в свадебное путешествие в чудесный Магриб, на лошадях из Танхера в Маракеш, потом в Алжир…

Огонь странствий горел в нём особенно ярко, а вот в Леночке потух. После размолвки и взаимных обид она осталась в московском доме, а князь отправился в очередное странствие, на этот раз по Азии: Китай, Сиам, Тибет…

Как много он осознал, останавливаясь в тибетских монастырях, ведя долгие беседы с буддистскими монахами! Как он хотел, чтобы Леночка слышала эти беседы вместе с ним!..Он спешил домой, в Москву. Радость от встречи с женой была огромна, любовь между ними вспыхнула ещё более яро. Увы — дела, заботы! Выступления в Париже, в Питере, встречи с учёными-географами, собратьями путешественниками, новые планы…

Он не замечал, как осунулась и загрустила Лена, как угасал огонь в её глазах. Как же ты был слеп, Костя! Гоняться по всему миру неизвестно за чем — потерять самое любимое, самое дорогое. Там, в Ницце, вместе со смертью Леночки он утратил смысл дальнейшего бытия.

Да! Оказалось, что смысл его жизни — не в странствиях.

Точнее, не в тех странствиях, которые связаны с другими странами, неведомыми уголками планеты, нет. Настоящее странствие осуществляет душа, стремясь к свету Горнему, а не земному. Здесь — просто последний рубеж…

"Господи Исусе Христе, помилуй мя грешнаго!"

Иеромонах Киприан широко перекрестился на образа, тяжело поднимаясь из-за массивного восьмиугольного деревянного стола, стоящего в самом центре небольшого читального зала библиотеки, погружённого в холодный полумрак.

Почти пустое помещение — сейчас здесь, помимо Константина, находился лишь игумен монастыря, архимандрит Андрей — было зябким и промозглым, каким-то неухоженным, неуютным. Нет, братья-монахи поддерживали чистоту, за этим строго следили и сам Константин, и игумен, но… всё равно помещение создавало впечатление заброшенного, оставленного вниманием братии.

— Направляешься в молельню, монаше?

Из-под кустистых бровей глаза архимандрита Андрея смотрели строго и требовательно. Игумена весьма беспокоило душевное состояние хранителя библиотеки, уводящее его разум всё дальше и дальше в пустыню одиночества. Нет, уединение само по себе — привычное состояние для монаха, стремящегося к постоянному духовному общению с Богом. Уединение, но не одиночество. В обители никто не одинок, всегда рядом братья-монахи, святые образа. Наконец, Святой Дух незримо, но весомо, присутствует в каждом монахе, не оставляя его ни на мгновение, не позволяя впасть в то состояние одинокого уныния, заброшенности, которое так мило бесам и всякой поганой — прости Господи! — нечисти.

По этой причине душевное состояние брата Киприана весьма беспокоило игумена. Со стороны было несложно заметить, как тот всё больше и больше отдалялся от братии, и даже любимой сестре писал письма реже и реже. С другой стороны, за Киприаном не ощущалось тьмы, его лицо будто бы сияло неясным внутренним светом, день ото дня проявляющимся всё больше и больше. И потому игумен каждый раз внимательно всматривался, пытаясь углядеть хоть какую-нибудь тень на спокойном лице хранителя библиотеки, уже сравнявшегося в этом с ликами на образах…

— В том нет нужды, Владыка. Для святой молитвы любое место годно. Тем более здесь, на последнем рубеже земной юдоли…перед Царствием Небесным, — Киприан опустился на колени перед образами в углу. — Господи Исусе Христе, помилуй мя грешнаго!

Помилуй… да, он уже готов к своему последнему путешествию, венцу всех его странствий. Константина до края переполнила странная уверенная сила, он понял, что сейчас уходит, умирает,…но в последний миг его глаза заполнила не тьма, а свет — свет яркий, ослепительный, нездешний.

Всё помещение читальни засияло белоснежным сполохом, и даже закопченная роспись на потолке заиграла яркими красками. В благоговении игумен Андрей упал на колени, осеняя себя крёстным знамением и шепча онемевшими губами Исусову молитву.

Когда свет затух, игумен осмелился поднять глаза. Лишь ворох пустой монашьей одежды под образами — вот и всё, что осталось ошарашенному архимандриту от иеромонаха Киприана, известного в миру как Константин Александрович, князь Российской Империи из рода Рюрикова.

ИНТЕРЛЮДИЯ 1 Проказы Фоскера Локи

1

Отальхейм, система Орилла, Орилла.

— Вы звали меня, и я пришёл!

Маленький гуманоид ростом не более полутора метров с хрупкими ручками и ножками, огромной головой с узкими жёстко рассекающими лицо чёрными глазами — настоящий оталиец! — почтительно склонил голову перед своими соплеменниками. Высокие кресла, расположенные широким полукружьем на пьедестале, слегка выступающим из пола, уютно прятали внутри хрупкие фигурки. Но отчётливое ощущение неукротимой силы, буквально изливающееся от них на одинокую фигурку со склонённой головой, не давало повода сомневаться: это — власть!

Оталийцы, как космическая раса, заявили о себе всего около ста тысяч лет назад. Древние назвали их "асирами", но теперь все уже об этом забыли. За тысячи лет оталийцы от робких попыток выйти в космос продвинулись до межгалактических перелётов и освоения планет в нескольких разных галактиках. А сейчас на многочисленных планетах Мидхейма — Лактеа Фиаллум на языке Древних — их знали как посланцев Асгарда, могучих богов-защитников людей от жестоких тёмных богов-гоаулдов.

— Я, Фрейр, от имени Высшего Совета Оталы приветствую тебя, ярл Тир!

— Это честь для меня быть принятым Высшим Советом, — оталиец поднял взгляд от пола и посмотрел прямо в такие же узкие чёрные глаза. — К твоим услугам, консул Фрейр! К услугам Высшего Совета!

— Я и Совет благодарны тебе, Тир, за столь быструю реакцию на наш вызов, и за твою безусловную готовность служить народу Ориллы! — Тот, кто назвался Фрейром, удовлетворённо прикрыл глаза, едва заметно кивнув стоящему перед ним оталийцу. — Ситуация чрезвычайная, и нам необходима твоя "Вальхалла" и специалисты подразделения "Валькирия". С подробностями задания тебя ознакомит конунг Тор. — Фрейр поворотом головы указал на сидящего в соседнем кресле оталийца.

— Жду твоих приказов, верховный командующий Тор, — бодро отозвался командир "Валькирий" — Отряда Специальных Операций, одного из самых секретных подразделений Флота оталийцев. — Что за нужда возникла у командующего самым могучим Флотом трёх галактик?

— Твой сарказм неуместен, Тир. Положение действительно тяжёлое. Бильскирниры и драккары, патрулирующие пространство между нашим новым домом, Отальхеймом, и старым, Айдахеймом, — когда Тор неосторожно упомянул имя покинутой родины, присутствующие болезненно поморщились, — обнаружили и уничтожили два корабля репликаторов, направлявшихся к нам…

— Но это же…

— Да, Тир. Если репликаторы доберутся до Ориллы, это станет катастрофой. Совет полагал, что репликаторы успокоятся и снова впадут в спячку, после того, как мы покинем Айдахейм. Увы, наши надежды не оправдались. Хорошо, что Совет предусмотрительно решил патрулировать все ключевые выходы из гиперпространства вблизи Отальхейма, и свободный космос вокруг, иначе…

— Я понимаю, конунг.

— По этой причине почти весь наш флот сейчас отправлен на патрулирование рубежей нового дома, за исключением нескольких бильскирниров, обеспечивающих соблюдение Договора с гоаулдами. Так будет ещё несколько лет, пока с верфей не начнут поступать новые корабли, и не появится необходимый резерв. Фактически, в настоящее время у Совета остался единственный относительно свободный боевой корабль, Тир. Твоя "Вальхалла". А в Мидхейме у нас возникли дополнительные проблемы. Это помимо неуёмно жадных гоаулдов, так что вынужден направить твой крейсер на их решение. Впрочем, это не должно занять много времени.

— Готов исполнить любой приказ Высшего Совета и командования Флота!

2

— Похвально, — одобрительно кивнул Тор. — Дело в том, что проблема весьма деликатна, хм-м… Может быть, ты слышал, что недавно был обнаружен древний разведывательный корабль, тюн, стартовавший с Оталы почти три десятка тысяч лет назад?

— Ещё бы не слышать, верховный командующий, — немного сухо и обижено ответил Тир, — Моё подразделение принимало участие в его перехвате! Ха! У команды отказала система навигации, и вообще удивительно, как эта лоханка смогла всплыть хоть где-то!

— А ещё удивительней, что она не досталась ни нашим "друзьям", ни гоаулдам. Вот бы они обрадовались такому подарку! Отдаю должное профессионализму "Валькирий", но без своевременно полученной информации тюн не обнаружили бы так быстро. Да и так пришлось отпугнуть несколько хаттаков…

Хаттак — основной корабль гоаулдов. Уродливая пирамидальная громадина с основанием метров семьсот, высотой чуть более трёхсот, с шестью десятками плазменных орудий, бомбами с наквадахом, имеющая двенадцать крыльев глайдеров и три эскадрильи алкешей, внушала ужас всем примитивным цивилизациям. Но даже драккар — корвет оталийцев — был способен в одиночку сражаться с несколькими хаттаками. И победить. Мощнее щиты, сильнее и дальнобойнее оружие. Зачем же вообще гоаулды сунулись в дело при столь безнадёжном соотношении сил?

— За этот эпизод получил поощрение ярл Эгир, — холодно заметил Фрейр, — а столь важную информацию Совет получил от…хм-м…фоскера Локи…м-да.

— Консул, ты признаёшь за этим…засранцем…титул исследователя? Он же просто бандит и мятежник!

Мятежники, ваниры — группа оталийцев, учёных, исследователей, инженеров, вызвала серьёзное неудовольствие Высшего Совета Оталы и правительств союзников — ноксов и фёрлингов — "недопустимыми" методами выполнения экспериментов. Откровенно говоря, они не стеснялись ставить эксперименты, в том числе и неэтичные, на представителях "низших" рас Мидхейма, в попытках найти решение проблемы деградации клонов. Они были сначала арестованы, а более десяти тысяч лет назад высланы за пределы пространства, находящегося в области интересов Высшего Совета Оталы. Прошло десять тысяч лет — а память о расколе свежа до сих пор!

3

— Локи отмежевался от ваниров, которые отказались исполнять решения Совета и были изгнаны, — столь же холодно продолжил Фрейр, — хотя своеволие, склонность к авантюрам, упрямство и непослушание для него столь же характерны.

— Ещё бы! Ведь один из предводителей ваниров Фенрир — сын Локи! Хотя родственные отношения в нашем обществе более не актуальны, но для ваниров это, может быть, имеет значение? Кстати, откуда фоскер Локи узнал о дрейфующем корабле?

— Он отказался отвечать на вопросы Совета, ссылаясь на приватность собственных исследований, — быстро отозвался Тор, — формально он прав, но…

— Есть что-то ещё, верховный командующий?

— Ещё много чего, ярл Тир. Итак, что ты слышал о наших находках на корабле?

— Старое оборудование тридцатитысячелетней давности, конунг? — Тир лукавил. Конечно, за это время технологии оталийцев шагнули вперёд, но скорость развития цивилизации не была сравнима с той, которую демонстрировала молодая раса десятки тысячелетий назад. Теперь оталийцы стали консервативны и неохотно использовали новые разработки. И такие корабли — тюны — модернизированные, конечно, по-прежнему широко использовались на Орилле. Часть их даже передали ванирам, чтобы они побыстрее убрались с глаз долой.

— Рад, что оптимизм никогда не покидает тебя, ярл Тир, — усмехнулся в ответ Тор. — Оборудование — совсем не главное. Главное находилось в фрёснирах — стазис-камерах — корабля. Оталийцы, почти не затронутые клеточной деградацией многократного клонирования. Ты понимаешь, Тир, что это значит, не правда ли?

— Возможность спасения нашей расы, — тихо отозвался командир "Вальхаллы".

— Понимаешь, значит, — удовлетворённо кивнул Тор. — Что ты готов сделать ради этого, ярл?

Оталиец гордо выпрямился, глядя прямо в глаза своему командиру. Его глаза жёстко сузились, когда он перевёл взгляд на Фрейра, затем на сидящего дальше консула Пенегала. Терпеливое ожидание — всё, что он смог уловить как отзвук их чувств. Ни опасений, ни ненависти, ни угрозы, ни сожалений об упущенных возможностях — ничего подобного. Доброжелательность и ожидание.

— Всё, что потребуется Высшему Совету, конунг. Ради спасения нашей расы я готов на всё!

4

— Это хорошо, достойный ярл, — конунг улыбнулся одними глазами, — тогда слушай приказ. Хотя сначала — необходимые пояснения. Фоскер Локи вместе с вашим подразделением проник на древний тюн…

— Это невозможно, конунг! Мои хускарлы это бы обнаружили! Таких специалистов, как в отряде "Валькирия", нет нигде!

— Помолчи, ярл. Итак, Локи проник на тюн и, пользуясь тем, что ярл Эгир отвлёкся на дерзкий хаттак, а вы были заняты установлением контроля над кораблём, похитил пятнадцать фрёсниров с телами древних клонов.

— Сколько? — Тир будто задохнулся от нехватки воздуха.

— Все. Кроме одного. То ли не успел, то ли специально оставил.

— Он сошёл с ума?

— А то ты не знаешь? Его давно все считают сумасшедшим, Тир. Гениальным сумасшедшим. Абсолютно бессовестным, необузданным, непослушным. Он такой уже много тысячелетий, со времени гибели Бальдра Одинсона. Это событие просто подкосило Локи, хотя и раньше… да!

Тор откинулся в кресле, прикрыв глаза, предавшись воспоминаниям, и консул Фрейр поспешил продолжить объяснение вместо него.

— Когда Совет постановил приступить к клонированию, он больше всех кричал о роковой ошибке. Вопил о недопустимости утраты репродуктивных способностей и гендерных отличий. Был прав, возможно.

— Локи, — вернулся из путешествий по воспоминаниям Тор, — изо всех сил неуёмно,…упорно,…агрессивно ищет новые возможности,…более эффективные методы. И все мы хорошо понимаем его позицию. Но не позволяем себе подобного. Он совсем не боится неудовольствия "вознёсшихся",…и не всегда, — да, далеко не всегда! — его методы могут быть одобрены Высшим Советом Оталы, нашими союзниками… и, конечно, Древними. Да, он — не ванир…

— …Но в это раз он зашёл слишком далеко?

— Именно. Может быть, материала единственного клона и хватит для исследований наших учёных, но желательно вернуть всё похищенное. Я имею в виду стазис-камеры с телами древних клонов, конечно. Остальное не представляет никакой ценности. Просто стоит удостовериться, что продвинутые технологии не попадут ни нашим "друзьям", ни гоаулдам, ни, тем более, "низшим". Сделай, что сможешь, ярл.

— Где его искать?

— Тайная лаборатория Локи в системе Мидгард, это в Мидхейме. Там же расположена и Терра, последняя планета Древних. Цивилизация аборигенов примитивна, её технологический уровень — конец века пара, примитивная электромагнитная связь, двигатели на ископаемом топливе. Наблюдатели сообщают, что там даже появились убогие летательные аппараты из древесины, а поэтому требуются серьёзные меры безопасности. Никакой активности, если её способны засечь аборигены. Кроме того, поскольку Терра когда-то была столицей Древних в Мидхейме…

— Там, вроде бы, остался какой-то заброшенный их форпост? — ярл попытался выяснить детали, но Тор проигнорировал вопрос, продолжив инструктаж.

— …на этой планете зафиксировано постоянное внимание "вознёсшихся", туда постоянно желают вернуться изгнанные гоаулды и представители низших рас. Терра — узел, в котором спутались интересы всех, да! Поэтому действовать очень аккуратно, нежелательных свидетелей… ну, ни мне тебя учить!

— Будет выполнено, конунг! Разреши приступать?

5

— Погоди. Возвращение фрёсниров с клонами — только половина дела, есть ещё одна проблема. И, возможна, посерьёзнее. Поделикатнее, я бы сказал, и тоже связана с Локи. Не знаю зачем, но в Мидгард отправился фоскер Хёмдалль. Может быть, его похитил Локи, и удерживает как заложника. Может быть, он увлёк Хёмдалля, — он личность увлекающаяся, ты знаешь! — какими-то фантазиями, несбыточными прожектами. Поэтому, даже если он там по своей воле, его всё равно необходимо вернуть. Он нужен Совету здесь, в лаборатории фоскера Квасира, работающего над проблемой исцеления клонов. У него каждый специалист на счету, тем более такая звезда как Хёмдалль. Ну и Локи прихвати заодно, раз он занимался той же проблемой, то сможет помочь. Впрочем, Локи — это не обязательно, с ним ты можешь пойти даже на крайние меры… Высший Совет устал от его вечных выкрутасов!

— Какое ожидается противодействие?

— Там один или два научно-исследовательских корабля — "Свадильфар" Локи и, если Хёмдалль присоединился к нему добровольно, ещё и "Гуллтоф".

— Два кнорра? Десяток минут работы для моего крейсера. Дольше догонять.

— Отнесись к этому серьёзнее. Локи всегда переделывает свои корабли так, что с серийным образцом остаётся мало общего.

— Возможно ли столкновение с другими расами?…

— …С гоаулдами? Не ожидается, — слегка поморщился Тор, оставив при себе мысль о том, что если захотят вмешаться "вознёсшиеся", Тир всё равно помешать не сможет, — всё-таки система Мидгард не рекомендована к посещению. Врата Терры после изгнания Верховного системного владыки Ра запечатаны…

— Я буду тщательно контролировать всю возможную высокотехнологическую активность.

— Именно, особенно попытки установления гипертуннелей. Ты же не захочешь, чтобы фоскеры в последний момент сбежали? Иди!

— Воля Высшего Совета Оталы будет исполнена неукоснительно, — коротко поклонился Тир, исчезая в световом луче транспортной системы.

ГЛАВА 1 Горькая правда жизни

1

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи.

— Неплохо устроился, дядюшка, — весело заметил Хёмдалль, с интересом рассматривая многочисленные устройства и приборы. Как ни странно, совершенно ему не знакомые. — Не ожидал, что у тебя есть такое чудесное убежище. Не боишься, что я сообщу о нём Высшему Совету?

— Не представляю, зачем это может тебе понадобиться, — хитро усмехнулся Локи, — да ты и сам не захочешь… после того, как ознакомишься с кое-какими файлами.

— Горю от нетерпения, — хихикнул Хёмдалль. — И всё-таки, зачем такие строгие меры безопасности? Лаборатория глубоко под поверхностью планеты, — в километре, не меньше, — в которую можно попасть через… это такие врата, да?

— Скорее, транспортное устройство. Честно скажу, его идею я позаимствовал у фёрлингов. А что, — спохватился Локи, глядя в удивлённо распахнувшиеся глаза Хёмдалля, — должен же я оправдывать собственную репутацию, ведь так? Ты же не думаешь, что последние несколько тысячелетий я только и делал, что пил эль и прятался от шакалов Высшего Совета?

— Даже боюсь подумать, дядюшка, что ты наизобретал за это время! Оталийцы быстро забыли, кому обязаны лучевыми копьями и молотами, кораблями и…

— Ты меня совсем захвалил, племянничек, — ухмыльнулся Локи, но в глазах его застыл лёд. — Корабли создавал большой коллектив авторов. Тогда оталийцы ещё были готовы что-то делать совместно. Увы, у наших соотечественников почему-то очень короткая память.

— Кстати, аппарат, который нас доставил с моего "Гуллтофа",…это ведь не обычный нальнир, флаер, — так?

— Я его слегка перестроил. Подробности — потом, да ты и сам всё поймёшь.

— Полагаюсь на твоё обещание. Но твоя паранойя — полностью убрать всю энергоактивность на "Гуллтофе", скрыть его внешним маскирующим устройством… интересное устройство, кстати. Тоже стибрил у фёрлингов?

— И даже немного улучшил, — гордо ответил Локи.

— Я и не сомневался! Ещё и специфическое устройство переноса,…без ключа я ведь отсюда не выйду, да?

— Извини, это в целях нашей безопасности, — Локи даже не смутился этим признанием.

— Ты — параноик!

— Я — живой параноик, — быстро возразил Локи, — и хочу оставаться живым и дальше. Да и тебе советую. Не бойся, моей паранойи хватит на нас двоих!

— Кого ты опасаешься? Гоаулдов? Нет, даже не смешно! Аборигенов? — Хёмдалль громко фыркнул. — Я прав?

— Я опасаюсь Высшего Совета Оталы и захвативших власть фанатиков. Их ищейки охотятся за мной.

— Чушь. Оталийцы не убивают оталийцев!

— Точно… — саркастически ухмыльнулся Локи, — …и как я мог об этом забыть? Правда, как быть с тысячами погибших? Будь последовательным, расскажи это своему отцу, моему побратиму — Одину! Объясни это моим сыновьям — Нарви и Вали.

— Ты хочешь сказать… нет, это невозможно. Они геройски погибли на родной Отале, отбиваясь от репликаторов и прикрывая эвакуацию гражданских! Нет? Это не так?

— Их просто бросили, отомстив мне и им за знания, которыми, с точки зрения Совета, мы не должны обладать. А многие из брошенных на Отале погибли просто за компанию. Для создания массовки. Неужели ты всерьёз полагаешь, что с нашими лучевыми технологиями транспортировки и системой переноса разума они могли погибнуть случайно?

— Извини, я не верю. Возможно, это просто несогласованность исполнителей. Так, увы, бывает. Командование не могло так поступить,…и это всё равно не оправдывает твою паранойю. Кстати, раз ты так беспокоишься о сохранении тайны, зачем же ты оставил свой корабль, свой верный "Свадильфар" на низкой орбите Терры? Где же твоя хвалёная паранойя?

— Это — жертва, болезненная, но необходимая. — Локи тяжело вздохнул. — Она пробудит тебя и даст время ознакомиться с интересными материалами.

— Я правильно понимаю: ты ожидаешь, что появится наш флот, быстро уничтожит "Свадильфар" и спокойно уйдёт восвояси? Чушь!

— Конечно, чушь. Никакого флота не будет. Такие дела требуют тайны, и лишние свидетели совершенно ни к чему. Корабль будет только один, Хёмдалль, — "Вальхалла". Тир и ищейки Совета без колебаний уничтожат "Свадильфар"…

— Зачем? Он же пустой, без экипажа? Даже если твоя паранойя оправдается, достаточно абордажа. "Валькирии" быстро захватят корабль и, убедившись, что нас там нет, начнут поиски всерьёз. Мне кажется, логичнее было бы спрятать твою передвижную лабораторию.

— Смысл? Дальние сканеры — ты же сам приложил руки к их созданию! — давно засекли активность оталийской техники в Мидгарде. Спрячем — они будут тщательней искать. Надо отдать то, что они так ищут — меня, тебя и ещё кое-что. То, что им нужно позарез.

— Не понимаю тебя, дядюшка. Ведь мы — здесь!

— Хо-хо, ты в этом уверен? И вправду, смешно смотреть, насколько зашоренными могут быть даже самые светлые мозги! В сравнении с прочими соотечественниками, хех!

— Спасибо, — неуверенно отозвался Хёмдалль, не поняв, комплимент ли это, или насмешка. Хотя, зная Локи, будьте уверены — насмешка! — Хм-м, всё равно, спасибо!

Локи засмеялся, глядя на посмурневшее лицо племянника. За столетия почти полного одиночества он уже успел забыть, какими забавными могут быть оталийцы!

— Считай это авансом, — ещё раз хихикнул Локи. — А мы, на самом деле, не только здесь, мы и там, на борту моего корабля, дрейфующего на орбите Терры…

— Невозможно!

— Не разочаровывай меня, Хёмдалль Одинсон! Смотри сам.

Локи подвёл своего гостя к контрольному пульту и передвинул управляющий "камень", стир. В огромном окне, развернувшемся перед учёными, открылся вид мостика какого-то корабля, по деталям отделки Хёмдалль узнал "Свадильфар". А там, дальше, за широкими панорамными окнами, величественно плыл огромный голубой шар планеты. Терра.

Локи повернул стир, и вместе с ним повернулся вид в окне. Теперь Хёмдалль увидел фигуру оталийца, склонившегося над каким-то прибором. В нём учёный с изумлением узнал Локи. За ним, на лабораторном столе, лежало прикованное тело… его собственное тело!

— Клоны?

— "Куклы". Генетически идентичные, но пустые. Сознание отсутствует, но примитивные действия они выполнять способны. В соответствии с загруженной программой. Поздравляю, племянник, ты наконец-то стал использовать голову по назначению, — радостно оскалился Локи, — а я было испугался, что ты, пока жил в Орилле, совсем разучился думать…

— Внимание! Открыто окно гиперперехода! Прибытие чужого корабля! — Искин, искусственный интеллект "Свадильфара" спешил предупредить хозяина — и там, за несколько световых минут от места событий, его сообщение было услышано.

— Ну вот, — с каким-то неестественным облегчением отключил обзорное устройство Локи, — а ты боялся, что я параноик. Видишь — "Вальхалла" уже идёт по наши души. Ничего, старый дядюшка не выдаст тебя ищейкам Совета!

— Старый? — Хёмдалль насмешливо скривился. — Да ты всего лишь на лет пятьсот старше. Скажи, отсюда можно увидеть происходящее? Хотелось бы посмотреть… всё-таки, не каждый день узнаёшь, что паранойя заразна!

— Конечно. Но работу оталийских сканеров "Вальхалла" засечёт, и тогда… поэтому, извини, сделаем так, — Локи перешёл к странному плоскому зеркалу с чёрной поверхностью и что-то включил. Хёмдалль не видел, что именно, но зеркало ожило, показало два корабля на орбите Терры.

Учёный сразу узнал и тот, и другой.

2

Мидхейм, система Мидгард, вблизи Мидгард-3 (Терры). "Вальхалла", крейсер О.С.О. Высшего Совета Оталы.

— Всплытие завершено. Позиция соответствует расчётной, скорость системная. Субсветовые двигатели активированы, работают нормально. Скрывающее устройство запущено…

Тир удовлетворённо откинулся в командирском кресле и закрыл глаза. Просто отлично! "Вальхалла" всплыла над плоскостью эклиптики в трёхстах тысячах километров.

— Внимание, обнаружен посторонний корабль… — Тир распахнул глаза и немного подался вперёд. Вот он! Попался, поганец! — …идентификация выполнена. С вероятностью девяносто четыре процента сигнатура соответствует исследовательскому кораблю "Свадильфар", зарегистрированному в Отале. Последний хозяин — фоскер Локи.

Широкое обзорное окно открывало прекрасный вид на голубую планету, и, естественно, с такого расстояния, сколько не вглядывайся, корабль Локи не разглядеть.

— Обозначить "Свадильфар" как враждебную цель, начать разгон для перехвата!

— Внимание! Атака корабля, принадлежащего гражданину Оталы, возможна лишь по решению Высшего Совета!

— "Вальхалла", принять постановление Совета, — Ярл поставил стир с высшим допуском на контрольную панель корабля.

— Разрешение получено, приказ принят к исполнению, — в голосе искина "Вальхаллы", на ходу меняющего базовые приоритеты, отчётливо слышалось неудовольствие. Или Тиру только показалось?

— Активировать орудия, подготовить транспортную систему для абордажа. "Валькириям" один, два и три — подготовиться к переносу!

— Хирды готовы, ярл, — доложил старший офицер. Информационное окно показало три группы по десятку воинов-оталийцев каждая, споро одевающих защитные скафандры и спешащих занять место на абордажных площадках. — Абордаж будет возможен примерно через…десять минут. Отсчёт пошёл!

— Внимание! Цель не активна, лежит в дрейфе на низкой орбите Терры. Задействовано скрывающее устройство, щит не выставлен.

— Хёвдингу артиллеристов приготовить орудия к открытию огня. Стрелять только по двигателям!

— Выполняю, ярл.

3

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи.

— Нет, Хёмдалль, ты смотри, смотри, не отворачивайся. Я и так знаю, что произойдёт, так что вся эта трансляция — для тебя.

— "Вальхалла" активировала орудия? Не верю! Может быть, ты просто крутишь здесь какой-нибудь виртуал! Как я могу быть уверен в том, что это происходит по-настоящему? Мне не знакомы эти приборы, и я не могу положиться…

— Ха! Кто-то с десяток минут назад обвинял меня в паранойе? Не ты ли?

— Не увиливай от ответа, дядюшка!

— Что ж, с этими приборами ты действительно не можешь быть уверен в реальности происходящего. Но мы же спрятали твой "Гуллтоф", и, хотя большинство его систем дезактивированы, искин продолжает фиксировать всё происходящее в системе, так?

— Так. Как ты догадался, дядюшка?

Локи заразительно рассмеялся.

— Ты забыл о моей паранойе, племянничек! И как, собственному кораблю ты можешь доверять?

— Да. Но разве ты выпустишь меня отсюда?

— Конечно, друг Хёмдалль. Не путай меня с уродами из Высшего Совета, вот они бы точно закрыли тебя в какой-нибудь "безопасной" тайной лаборатории. Как уже вышло с Аном, как они попытались поступить с Фенриром и его ванирами. Я даже дам тебе ключ, чтобы ты смог вернуться сюда, если захочешь…

Хёмдалль удивленно посмотрел на Локи.

— А мне говорили…

— Не слушай болтунов! Давай-ка лучше досмотри спектакль, проводим "Вальхаллу",…а дальше ты примешь решение сам,…без всякого давления или насилия с моей стороны. Добровольно! — Локи хихикнул и передвинул управляющий стир на другую позицию контрольной панели.

4

Мидхейм, система Мидгард, вблизи Мидгард-3 (Терры). "Вальхалла", крейсер О.С.О. Высшего Совета Оталы.

— Минута до дистанции абордажа, ярл, — отрапортовал хэрсир, старший офицер корабля. — Хирды с первого по третий полностью экипированы и заняли стартовые площадки!

— Отлично.

— Внимание! — Искин "Вальхаллы" сообщил об изменении ситуации. — Цель подняла щит и запускает субсветовые двигатели.

— Турс побери! Сын ётуна нас обнаружил! Просканировать "Свадильфар"!!

Перед Тиром появилась схема внутренних помещений корабля, на которой рядом ярко горели два огонька. В лабораторном отсеке, если верить всплывшей подсказке. Его выводы сразу подтвердил искин.

— Обнаружены два биологических объекта. Их идентификация выполнена. Это фоскеры Локи и Хёмдалль.

— Проклятье ётунам, — прищурился от злости Тир. — "Вальхалла", установи связь с кораблём противника.

— Выполнено. Связь установлена.

Перед ярлом открылся вид корабельного отсека, заполненного разнообразным исследовательским оборудованием. Прямо в центре лаборатории Тир увидел Локи, склонившегося над прикованным к лабораторному столу телом Хёмдалля.

— Ты допрыгался, поганец, — прорычал Тир, с усмешкой наблюдая, как застигнутый врасплох Локи отпрянул от Хёмдалля и повернулся к новому собеседнику. Пусть и простой голограмме.

— А, ищейка Совета, — странно опустив голову, воскликнул мятежный фоскер, — убирайся прочь, здесь тебе подачек не будет!

— Именем Высшего Совета Оталы, ты арестован, фоскер Локи. Немедленно освободи Хёмдалля и сдавайся. Стремление к сотрудничеству получит поощрение Совета, попытки сопротивления я жёстко пресеку!

— Прочь, убирайся прочь! Ты мешаешь важному эксперименту, — Локи кинулся к контрольному пульту и суматошно передвинул управляющий стир. Изображение лабораторного отсека "Свадильфара" исчезло, и Тир снова обнаружил себя в командирском кресле "Вальхаллы".

— Связь потеряна, — немного виновато сообщила "Вальхалла", — повторное установление связи блокируется с другой стороны. Цель разгоняется, поднимая орбиту.

— Дистанция?

— Приемлемая, ярл. — Отозвался хёвдинг артиллеристов, — "Свадильфар" в пределах действия наших "молотов".

— Открыть огонь. Сбить щит, уничтожить двигатели…

5

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи.

— Этого не может быть, не может быть… — как заведённый повторял Хёмдалль, глядя за тем, как удары "Вальхаллы" раз за разом всё больше истощают щиты "Свадильфара". — Оталийцы не воют друг с другом. Не воюют!

Локи неопределённо пожал плечами.

— Или воюют?!..Да будь ты проклят, дядюшка!

— Спасибо, племянник. Давно уже проклят. Или благословен. Всё дело в точке зрения, знаешь ли.

— Что они делают?! Что делают!! Ведь от их ударов "Свадильфар" сойдёт с орбиты, катастрофа станет неминуема!

— Это — жертва, Хёмдалль Одинсон. Ради твоего прозрения и излечения от затянувшейся наивности. Добро пожаловать в реальный мир!

— Но корабль…

— Ерунда, племянник. Там нет разумных существ, так зачем жалеть механизм, тем более уже устаревший. Базовое ядро искина я сохранил. А об аборигенах Терры не беспокойся, если корабль собьют, самоуничтожение запустится автоматически.

— Да, это будет знатный фейерверк, — грустно улыбнулся Хёмдалль.

6

Мидхейм, система Мидгард, вблизи Мидгард-3 (Терры). "Вальхалла", крейсер О.С.О. Высшего Совета Оталы.

— Щит противника упал,…субсветовой двигатель повреждён. Корабль доступен для абордажа.

— Отряды с первого по третий — вперёд. Захватите Локи, освободите Хёмдалля и доставьте стазис-камеры. Выполнять!

— Да, ярл.

— Абордажная команда ушла,…достигла цели,…энергетических всплесков, характерных для применения оружия, не фиксируется. Сопротивление отсутствует.

— Хорошо, — сам себе удовлетворённо кивнул Тир. Видимо, поганец Локи всё-таки испугался, и в нём проснулся здравый смысл.

— Блокировка снята, связь установлена.

Тир снова оказался посреди исследовательского отсека "Свадильфара" и сразу понял, что что-то пошло не так. Точнее, всё пошло не так.

— Ярл! — Перед Тиром заученно вытянулся хёвдинг абордажников, — корабль падает, искин запустил систему самоуничтожения, до взрыва меньше половины минуты. Локи мёртв — офицер жестом показал на валяющееся в дальнем углу тело, Хёмдалль без сознания. Пока обнаружены лишь три фрёснира!

— Проклятье, всё наперекосяк! — Нет, не должен был Локи так бездарно погибнуть, было бы времени побольше… — установить реперные камни транспортёра на Хёмдалле, на обнаруженных фрёснирах и… на теле Локи. Срочно эвакуируйтесь!

— Выполняю, ярл!

7

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи.

— Извини, дядя, я был неправ, — Хемдалль отвернулся от трансляции, не в силах смотреть, как сияющий болид — всё, что осталось от великолепного "Свадильфара"! — врывается в атмосферу Терры, — но я даже предполагать не мог…

— А как же твоя подозрительность?

— Убеждён, что данные, собранные "Гуллтофом", подтвердят мною увиденное. Теперь я готов ознакомиться с собранными тобой материалами.

— Не готов, Хёмдалль, — отрицательно мотнул головой Локи, — пока не готов. Сейчас "Вальхалла" соберёт транспортёром остатки моего корабля, и уберётся отсюда. Я тебе отдам ключ, отправляйся на "Гуллтоф". Посмотри логи, информацию со сканеров, подумай. Если решишь, с радостью жду тебя обратно, если нет, не буду тебя удерживать. Ключ всё равно "сдохнет" через сутки. Но если решишь возвращаться — знай, я лишь в шаге от решения главной проблемы нашей расы — деградации клонов, и чтобы сделать этот шаг, мне крайне необходим ассистент и напарник. И самое большое препятствие в этом — тупость консулов Высшего Совета Оталы!

— Я вернусь, — твёрдо сказал Хёмдалль. — Я увидел, что ты прав, что твоя паранойя оправдана. Все оталийцы обязаны тебе множеством открытий и изобретений, и как в блестящем учёном я в тебе никогда не сомневался. И я верю, что ты — единственный, кто способен спасти нашу расу.

8

Солнечная система, Земля (Терра). Газета "Таймс", 2 июля 1908 года.

"…На заседании Лондонского Королевского общества известный учёный доктор Уильям Деннинг сообщил, что ночью тридцатого июня наблюдал в небе над Бристолем удивительное астрономическое явление. Несколько минут небесный свод был настолько светлым, что звёзды стало невозможным наблюдать; вся северная часть неба имела красный оттенок, а восточная — зелёный. Учёный высказал гипотезу, что данное явление связано с падением огромного болида где-то далеко к востоку от Англии, скорее всего — в диких лесах России…"

9

Солнечная система, Земля (Терра). Газета "Сибирская жизнь", 12 июля (30 июня) 1908 года.

"…Почти две недели назад около восьми часов утра в нескольких саженях от полотна железной дороги, близ разъезда Филимоново, не доезжая одиннадцати вёрст до Канска, по рассказам, упал огромный метеорит. Сначала высоко над лесом возник яркий ослепительный огонь, моментально охвативший всё небо.

Поднявшийся штормовой ветер ураганной силы вызвал столь серьёзные опасения машиниста, что тот был вынужден остановить поезд. Падение сопровождалось громовыми ударами и необычайнейшим гулом; публика из поезда хлынула к месту падения далёкого странника. Но осмотреть метеорит ближе не удалось, так как он был раскалён и почти весь ушёл в землю.

Торчащая снаружи ярко сияющая верхушка дышала столь сильным жаром, что не позволяла любопытствующей публике приблизиться. Зато несколько минут спустя толпа была вознаграждена ещё одним фантастическим зрелищем: свечение нежданного гостя усилилось до нестерпимого, и остатки странника с грохотом полностью исчезли. На месте падения осталась лишь огромная впадина размахом в десятки саженей…"

10

Солнечная система, Земля (Терра). Газета "Сибирь", 15 (2) июля 1908 года.

"Две недели назад утром, в начале девятого часа, у нас наблюдалось какое-то необычное явление природы. В селении Нижне-Карелинском, что верстах в двухстах от Киренска к северу, крестьяне увидали на северо-западе, довольно высоко над горизонтом, какое-то до того чрезвычайно сильно светящееся тело, что нельзя было смотреть. Свечение было белым, голубоватым, двигалось в течение примерно десяти минут сверху вниз.

Тело это представлялось в виде "трубы", то есть цилиндрическим. Небо было безоблачно, только невысоко над горизонтом, в той же стороне, в которой наблюдалось светящееся тело, было заметно маленькое тёмное облачко. Было жарко, сухо. Приблизившись к земле, блестящее тело как бы расплылось, на месте же его образовался громадный клуб чёрного дыма и послышался чрезвычайно сильный стук. Именно стук, а не гром, как бы от больших падавших камней или пушечной пальбы. Все постройки дрожали. В то же время из облачка стало вырываться пламя неопределённой формы. Все жители селения в паническом страхе сбежались на улицы, бабы плакали, все думали, что приходит конец мира.

Наш специальный корреспондент Степан Кулеш смог неделю спустя найти несколько очевидцев сего удивительного природного явления. Вот что рассказал местный житель Семён Семёнов, наблюдавший происходящее вёрст с пятидесяти с юго-восточного направления:

"…Небо раскололось, и в нём высоко над лесом возник огонь, быстро охвативший северную часть небосвода. Когда раскрылось небо, с севера пронёсся горячий ветер, как из пушки, который оставил на земле следы в виде дорожек. В этот момент мне стало так горячо, будто загорелась рубашка. Я было хотел разорвать и сбросить её с себя, но небо захлопнулось, и раздался сильный удар. Меня сбросило с крыльца сажени на три. После удара пошёл такой стук, словно с неба падали камни или стреляли из пушек, земля дрожала, и я, лёжа на земле, прижимал голову в опасениях, что камни проломят её. Потом оказалось, что многие стёкла в окнах выбиты, а у амбара переломило железную закладку для замка двери…"

А вот бесхитростный рассказ двух других очевидцев, местных самоедов Чучанчи и Чекарена, оказавшихся верстах в двадцати к юго-востоку от центра события:

"Наш чум тогда стоял на берегу речки, и мы с Чекареном крепко уснули. Вдруг проснулись сразу оба — кто-то нас толкал! Услышали мы свист и почуяли сильный ветер. Чекарен ещё крикнул мне: "Слышишь, как много гоголей летает или крохалей?". Мы ведь были ещё в чуме и не видели, что делается в лесу.

Вдруг меня кто-то опять толкнул, да так сильно, что я ударился головой о чумовый шест и упал потом на горячие угли в очаге. Я испугался. Чекарен тоже испугался, схватился за шест. Мы стали звать отца, мать, брата, но никто не отвечал. За чумом слышно было, как лесины падали. Вылезли мы с Чекареном из мешков и уже хотели выскочить из чума, но вдруг очень сильно ударил гром. Это был первый удар. Земля стала дёргаться и качаться, сильный ветер ударил в чум и повалил его. Меня крепко придавило шестами, но голова моя не была покрыта. Тут я увидел страшное диво: лесины падают, хвоя на них горит, сушняк на земле горит, мох олений горит.

Дым кругом, глазам больно, жарко, очень жарко, сгореть можно. А над горой, где уже упал лес, стало сильно светло, будто второе солнце появилось, глазам больно стало, и я закрыл их. И сразу же был агдыллян, сильный гром. Это был второй удар. Утро было солнечное, туч не было, наше солнце светило ярко, как всегда, а тут появилось второе солнце!.. "

ГЛАВА 2 Шило в мешке

1

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи, сутки спустя.

— Это какая-то фантазия! Бред, и только!

Хёмдалль фыркнул, оторвавшись от изучения очередного файла, и с неудовольствием глянул на Локи. Тот насмешливо сузил глаза.

— Что же вызвало твои сомнения?

— Мы — искусственная раса, созданная Древними для каких-то им одним ведомым экспериментов! Не может быть. Не верю.

— Верю — не верю, что ты как ребёнок? Ты же учёный, Хёмдалль, думай как учёный, анализируй факты. Не пытайся их трактовать, возьми прямо такими, как есть, и осторожно осмотри — не пропустил ли чего? Очисти их от шелухи предвзятости, мнений, заблуждений. То, что останется — истина. Даже, если тебе она не нравится.

— Не нравится? — Хёмдалль возмущённо повернулся к собеседнику. — Мне от такой истины хочется удавиться. Никогда не думал о себе, как о живой машине.

— Скорее, мы — искусственные слуги, созданные древними, чтобы обслуживать их механизмы и выполнять "чёрную" работу. Это — точнее.

— По крайней мере, все факты, собранные тобой, позволяют прийти к такому выводу. Возможно, подборка излишне тенденциозна, но если её получат остальные, оталийцы умрут. Не у всех столь развит скептический взгляд на мир, как у меня, и они не согласятся жить дальше с таким знанием.

— Согласен, обнародование всех фактов может стать концом нашей расы. Именно поэтому я и молчу о своём открытии. Правда, на беду, поделился с твоим отцом, — мы были с ним как братья, — помнишь своего отца? Ты очень на него похож, как ни странно. Своей удивительной наивностью и бездумным позёрством, которые вы оба дружно называли благородством. А ещё я поделился со своими сыновьями. Я уже видел в них помощников в дальнейших исследованиях. К сожалению, Один не удержался и рассказал всё Тору. Видимо, шок был слишком велик…

— "Вальхалла" расстреляла мою наивность. Я изменюсь, Локи. Правда, изменюсь…

Локи промолчал, лишь пожав плечами. По его виду было заметно, что он не верит подобным обещаниям Хёмдалля. Сколько их уже было в прошлом?

— …всё-таки, дядя, ты же наверняка собрал и что-то посерьёзнее всех этих косвенных улик, так?

Локи только хитро ухмыльнулся.

— Дядя! Ну, дядя? Ты обещал!

— Дитё! Как был дитём, так и остался. Ну подумай, когда первый раз Древние появились у нас?

— У нас… ты имеешь в виду Айдахейм?

— Да-да, наш родной дом, который они называли Асира Пулвис, маленькое звёздное скопление из ста миллионов звёзд в четырёх с лишним миллионах световых лет от Мидхейма, Лактеа Фиаллум!

— Мне ничего не известно. Наоборот, я — да и все прочие оталийцы — убеждены, что Древние не посещали нашу прародину.

— Вот как? Опять разум отключился? Ну, посуди сам, когда-то, давным-давно, Древние прибыли в Лактеа Фиаллум…

2

— По легендам, — с готовностью отозвался Хёмдалль, — это произошло больше десятка миллионов лет назад на огромном корабле…

— Поправочка! Да-да, на двух кораблях. Один обосновался на Да Каре…

— Древние построили город Да Кара Альтерус.

— Точно, а потом ещё один — в Мидгарде. Там появился Терра Атлантус. Но они не строили города, дорогой друг, их города — это корабли, способные обеспечить комфортную жизнь миллионам граждан.

— Я знаю об этом.

— И вот, более миллиона Древних прибыли в Лактеа Фиаллум, в Мидхейм, по-нашему,…ты представляешь, какой тогда у них был уровень технологий, если целые города могли путешествовать между галактиками, нет?

— Мы тоже путешествуем, — проворчал Хёмдалль.

— Да-да, но в пределах нескольких миллионов световых лет. Подумай, друг мой, Древние прибыли из турс знает каких далей, из-за пределов Местной группы. А значит, здесь речь идёт о многих сотнях миллионов…

— Чудовищные расстояния…

— А? Да, согласен. И вот, два миллиона существ — почти божеств даже с нашей нынешней точки зрения, — а мы можем, между прочим, "изобразить бога" почти перед любым обитателем этой галактики! — явились в Мидхейм, где, по их словам, ещё не было разумной жизни. Кстати, а какого ётуна они сюда заявились, а?

— …Н-н-не знаю,…никогда н-не задумывался об этом, — немного заикаясь, ответил Хёмдалль и как-то бессильно обмяк в кресле.

— Дурак! Тебе думать кто-то запретил? Я вот, например, занялся этой загадкой, как только мы узнали о них! О Древних. И об их истории. Да.

— Может быть, они просто хотели подарить разум этой галактике? В конце-то концов, именно они создали на Да Каре свою Витеа Туле — машину, стимулирующую развитие разума во всей галактике…

— О, да! Примем это за рабочую гипотезу. Я даже не буду тебе предлагать иные варианты. Для чистоты эксперимента, так сказать, хе-хе, — Локи противно захихикал, и его гостя передёрнуло.

— Другие? Что ты имеешь в виду?

— Ну, раз ты настаиваешь. Возможно, они удрали от могучего врага…

— Нет, не надо, Локи. У меня сердце останавливается, и ужас пробирает до самых костей, если я начинаю думать, какими могли бы быть их враги. Раз они заставили полубогов удрать без оглядки за сотни миллионов световых лет… не надо, пожалуйста.

— Ха, значит, ты думал об этом! Просто подобно всем нашим соотечественникам предпочёл отмахнуться от того, что показалось до ужаса страшным. Дети, ну просто дети! А под одеялом прятаться не пробовал? — Локи снова противно захихикал.

— Одеялами оталийцы не пользуются уже тысяч тридцать лет, — сухо и немного обиженно отреагировал Хёмдалль.

— Зря. Может, тогда от вас и был бы прок! Ладно, раз тебя напугала самая лёгкая версия, другие упоминать не буду, их оставлю тебе для самостоятельного исследования, хе-хе! Вернёмся к твоей версии. Итак, вот Древние запустили Витеа Туле, и — оп-па! — по всей Лактеа Фиаллум, как грибы после дождя, возник разум. Слава, слава Древним!! И что они сделали дальше?

3

— Дальше? Что ты имеешь в виду?

— Если верить твоей гипотезе, они достигли своей цели. Пора отбывать дальше, засевать разумом другие далёкие миры. Ты же в курсе, сколько галактик даже в известной нам части Вселенной, правда?

— Ну, они ведь ещё занялись установкой сети Астриа Порта — Звёздных Врат, чтобы соединить все обитаемые и пригодные для жизни миры единой транспортной системой…

— Да, это очень благородно! Правда, сколько они времени пробыли здесь?

— Несколько десятков миллионов лет, Локи.

— О! Так долго! И сколько врат за это время распространили их автоматические корабли, занимающиеся производством Астриа Порта, а?

— Мы знаем о нескольких десятках тысяч.

— То есть, если следовать логике твоей гипотезы, скорость установки была ошеломляющая: по штуке в тысячу лет! Ты уверен, что хочешь и дальше настаивать на своей точке зрения?

— Я попытаюсь. И напомню тебе, что страшная чума поразила города древних, они умирали тысячами, и им было не до распространения Врат.

— Да-да-да! Славный аргумент!! "Чума" разразилась, по словам самих Древних, десять миллионов лет назад, а эти ужасающие потери — эпическое вымирание — длились целых пять миллионов лет. Столько времени потребовалось "полубогам", чтобы, наконец, найти решение этой ужасной проблемы! Кстати, о каком решении мы говорим?

Хёмдалль угрюмо молчал. Возразить было нечего.

— Они смылись, племянник! Взяли, и смылись в Ётунхейм, Альтера Пулвис по-ихнему, — галактику, похожую на нашу прародину, в четырёх с половиной миллионах световых лет от Мидхейма. Но перед этим — обрати внимание! — запустили машину на Да Каре, чтобы уничтожить созданный ими разум! Затем, как ни в чём не бывало, отправились дальше сеять разумное,…доброе,…вечное. Я имею в виду Разум и Астриа Порта. Хёмдалль, это помещается в твоей тупой башке?

— Нет. Я не в силах ни понять, ни принять такой поступок. А ещё меня удивило, как спокойно они поделились этой информацией со всеми нами. Любая из союзных рас… — да что мы? — даже гоаулды, даже низшие постарались бы скрыть такой…постыдный эпизод.

— Просто вы не поняли, не обратили внимания. Постарались побыстрее забыть эту мерзость. Ведь для вас они оставались Великими Учителями, открывшими перед благодарными учениками настоящую цель всякой жизни — "Вознесение"! Да, был в прошлом гадостный эпизод, да и турс с ним! Великое будущее открылось перед нами! А я именно тогда осознал окончательно, кто такие Древние, и каковы их истинные цели.

4

Локи замолчал и заглянул в широко раскрытые глаза Хёмдалля, который подавлено сжался в огромном кресле. Что ж, пробирает. Ещё немножко, и можно добивать.

— После этого я стал крупица за крупицей собирать воедино малозначащие детали, оговорки — улики, наконец. Что Древние делали в Ётунхейме? То же, что и здесь. Создали с помощью манипулирования механизмом наследственности новые разумные расы. И не только органические. Кстати, мало кто из наших соотечественников — Высший Совет, я, а теперь и ты — знает, что авторство репликаторов принадлежит Древним…

Хемдалль буквально выскочил из своего кресла.

— Невозможно… не может быть… неправда…

— А ведь ты внутренне согласен с моими словами, ты — блестящий учёный, а, значит, догадывался об их истинном происхождении… ещё бы! Знакомые технологии, знакомый почерк… так?

Хёмдалль молча вернулся в своё кресло. Если бы модифицированное клонированием тело оталийца было способно на слёзы, он плакал бы навзрыд. Зачем эта пытка? Чего добивается Локи?

— Так, — удовлетворённо отметил мучитель. — Тебя, наверное, порадует, что в Ётунхейме они тоже создали местную версию репликаторов. Интересно, правда?

Хёмдалль отрицательно замотал головой.

— Нет, не спеши отказываться, или ты уже признаёшь свою гипотезу ложной?

— Признаю. Пожалуйста, прекрати.

— Ладно. Тогда не буду упоминать, — Локи жёстко улыбнулся, — что наши "полубоги" и оттуда едва унесли ноги. Вернулись в Лактеа Фиаллум, и — оба-на! — оказывается, здесь есть разумная жизнь. Не ждали, как говорится.

— Достаточно, Локи.

— Ладно-ладно. Кстати, помнишь, как они удивились, что мы оставили Асира Пулвис? Ты понимаешь?! У них было своё название для нашей прародины. Зачем придумывать его для какого-то неизвестного набора звёзд? Значит, они знали о нас и раньше, до своего исхода.

5

— Между прочим, тебе известны какие-нибудь оталийские палеонтологи и археологи?

— Дай-ка подумать… — Хёмдалль закатил глаза, — …твои сыновья Фенрир, Эрмун, Нарви и Вали…

— …либо погибли, либо объявлены мятежниками-ванирами и высланы прочь, — нахмурился Локи.

— …ещё Квасир…

— …ручная шавка Совета!

— …Фамрир…

— Пропал без вести!

Локи саркастически засмеялся.

— На что ты намекаешь?

— Я? Просто обращаю внимание, что дальше, в тех материалах, которые ты не успел пока изучить, излагаются результаты исследований нашей прародины, Оталы. Её флора и фауна крайне бедны и не соответствуют нормальному разнообразию биосферы естественного происхождения. Причём никаких ископаемых остатков растений и животных, никаких следов почв старше пяти миллионов лет найдено не было. Так же отсутствуют как древние предшественники оталийцев, так и какие-нибудь намёки об их существовании. Вывод: кто-то — очень могущественный, заметь, — терраформировал Оталу пять миллионов лет назад, сформировал примитивные экосистемы из организмов, идентичных живущим на Терре, и выкинул наших предков туда как на свалку. Спасибо, Древние, что просто не убили!

— Я обязательно посмотрю эти файлы, — кивнул Хёмдалль.

— Кстати, планета, на которой мы нашли репликаторов, похожа по своей истории и сходна по биосфере с Оталой. Просто вместо нас на неё выкинули репликаторов. Но им-то ни на какого ётуна не нужна биосфера! Создаётся впечатление о существовании у Древних автоматического корабля-терраформера, выпекавшего стандартные кислородные планеты как пирожки. Кстати, это ещё один парадокс. Нашим учёным известно, что высокоорганизованная жизнь не может возникнуть в карликовых галактиках типа Айдахейма или Отальхейма. Слишком мал мутагенный фон. А вот для склада ненужных вещей — или свалки, как тебе угодно — они подходят в самый раз. Ха! — усмехнулся Локи, — а здесь вещи со склада вдруг обрели самостоятельность и разбрелись прочь, да ещё так далеко! Помнишь реакцию Древних на первой встрече с нами? Мало кто обратил внимание, но им было крайне неприятно, что мы вообще есть, продолжаем жить, развиваемся.

— Локи, но ведь Древние вступили в союз с нами, фёрлингами и ноксами против гоаулдов. Выступили единым фронтом!

— Ага! Всех гоаулдов они могли бы истребить за полгода, даже не вспотев. А вместо этого заключили союз,…м-да. И продолжали преспокойно жить дальше… на одной планете вместе с самыми могущественными гоаулдами. А те сидели тихо как мыши под веником. Союзнички! А ныне ноксы полностью довольны жизнью в своих нескольких мирах, остальные им неинтересны. Фёрлинги исчезли, будто бы их и не было, а ведь именно они были настроены самым решительным образом против Системных Владык гоаулдов. А мы находимся на грани вымирания…

— Это так, — грустно согласился Хёмдалль.

— Сто тысяч лет назад нас было несколько миллиардов. Тридцать тысяч лет назад, когда оталийцы собрались исследовать иные галактики, нас ещё было более ста миллионов. Сколько осталось во Вселенной оталийцев сейчас? Знаешь, по глазам вижу. У нас не принято называть это число, и я не стану шокировать тебя. Технология клонирования достигла предела и пришла в тупик. Всё. Ещё сотня лет, и мы уйдём вслед за фёрлингами.

6

— Ты сказал, что нашёл решение.

— Да. Потому что знал, что и где искать. Благодаря тому, что понял и принял, кто такие оталийцы, кто такие Древние. Лаборатория ждёт, факты, о которых ты просил, подготовлены. Уверяю, ты не будешь разочарован. Но это всё чуть позже. Отказавшись от своей гипотезы, может быть, примешь мою? Мы — искусственные существа, созданные Древними, которые удирали от какого-то страшного врага дальше и дальше, пока не нашли самоё надёжное убежище.

Локи показал рукой вверх и саркастически ухмыльнулся. Хёмдалль горестно застонал, но не сделал ни малейшей попытки уйти. Мучение будет продолжаться, и, с одной стороны, его сущность, привыкшая переселяться из тела в тело, хотела этого избежать. С другой стороны, разум, сопровождающий сущность Хёмдалля во всех телах, начиная с самого первого, яростно желал продолжения разговора, находя в нём что-то очищающее, возрождающее. И эта ярость разума, духа постепенно одерживала верх над робким самосознанием учёного.

— Я выслушаю тебя, дядюшка. Только скажи, ты не боишься говорить гадости о "вознёсшихся"? Пусть всё сказанное — истина, но, говорят, они всезнающи, и при этом мстительны и беспощадны…

— Это так. Для их нынешней формы существования в материальном мире почти не осталось препятствий, и они могут проникнуть, куда угодно. По счастью, до того как наши любимые создатели окончательно истребили фёрлингов, те успели придумать и защиту от "вознёсшихся", и оружие против них. Правда, им самим эти изобретения не помогли, зато моя лаборатория теперь надёжно закрыта от потусторонних тварей…

Локи переставил пару стиров на контрольной панели, и в полутьме лаборатории засияло многоцветием звёзд огромное объёмное изображение спиральной галактики.

— Мидхейм, — узнал Хёмдалль.

— Да, Лактеа Фиаллум. — Локи поставил ещё один стир на панель, и рядом с некоторыми цветными точками звёздных систем появились колечки, символизирующие наличие Астриа Порта — Звёздных Врат. А у некоторых из них появились и треугольнички, символизирующие форпосты, военные базы Древних. — Посмотри, друг мой, на эту чудесную схему. Видишь теперь, зачем была создана вся грандиозная транспортная сеть?

— Для быстрой переброски материалов, ресурсов и подкреплений к крепостям, охраняющим все уязвимые для атаки извне направления. Это означает…

— …Что "наши" полубоги сбежали в Мидхейм от невероятно сильного врага. А "вознесение" — отличная возможность спрятаться окончательно и перевести борьбу с врагом совсем в иные сферы, в которых наши создатели уже не чувствуют себя беспомощными. Очевидно, правда?

— Теперь, когда я увидел твою карту — да.

— Тогда поверь, а позже я тебе дам в этом убедиться: малочисленные Древние создавали нас — гоаулдов, оталийцев, ноксов, фёрлингов, репликаторов — как своих помощников, как "мясо", которое должно встать на пути их врагов. Солдатами созданы лишь репликаторы. Но армия — это снабжение ресурсами, это мы и ноксы, это новая техника и совершенное оружие, этим занимались фёрлинги, логистика и быстрая обработка данных…

— Постой-постой, а как же союз?

— Хёмдалль, "прогони блондинку". Какой союз? Разве мы будем заключать альянсы с механизмами, автоматическими шахтами, биофабриками, кораблями? Нет. Они выполняют свою работу — хорошо, нет — неисправный механизм всегда можно отключить, чтобы провести ремонт и переналадку.

— Отключить?

— Точно. Теперь ты знаешь, что я обнаружил, исследуя наследственный материал наших клонов, гоаулдов, ноксов. Я готов всё это показать. Добро пожаловать в мою кунсткамеру, Хёмдалль!

7

Кунсткамерой оказался огромный зал с многочисленными нишами, в некоторых стояли фрёсниры — сотня или даже больше. Все были заполнены гуманоидами разных видов, а в дальнем углу угадывались очертания двух саркофагов гоаулдов и исцеляющая кабина оталийцев. Ближе к центру стояли сияющие зеленоватым светом прозрачные сферы — неизвестный Хёмдаллю тип стазис-камер. В них легко узнавались личинки гоаулдов разных возрастов. Приборы, приборы, многие не знакомы, другие известны. Масштабность этого "музея" подавляла.

Локи подвёл своего гостя к широкой подковообразной контрольной панели, плотно уставленной стирами, и обвёл рукой всё своё богатство.

— Здесь, Хёмдалль, собрана самая крупная в известных мне мирах коллекция наследственной информации. Огромное количество генетических образцов гоаулдов, оталийцев, фёрлингов, ноксов, гуманоидов, в том числе имеющих пресловутый "фактор Древних". Есть даже пара образцов,…хм-м, полученных от самих Древних. Всё в твоём распоряжении, если захочешь провести исследования самостоятельно.

— Пока постараюсь обойтись результатами твоих, дядюшка. Полагаю, мне просто не хватит времени повторить что-то подобное, — растерянно пробурчал потрясённый такими масштабами фоскер.

— Пожалуй, — рассмеялся Локи. — Я потратил больше десяти тысяч лет на сбор и исследование образцов. И если какой-нибудь вывод покажется тебе тенденциозным, перепроверь всё лично. С чего начнём?

— С генома оталийцев, конечно. Докажи его искусственное происхождение…

8

там же, несколько часов спустя.

— …это убедительно, — сдался Хёмдалль. — Увы, ты абсолютно прав. Ужасно. Не знаю, смогу ли я когда-нибудь принять эту истину окончательно.

— Вообще-то, ты узнал не всё. Наши милосердные создатели постарались обезопасить себя от чрезмерной самостоятельности своих созданий. Причём систем безопасности несколько. Посмотри на эти, эти и вот этот участки генетического кода.

— Это какие-то белки, но, как ни странно, мне совершенно не знакомые. Кажется, последний должен отвечать за повышение чувствительности к некоторому диапазону электромагнитных волн…

— Верно. Я расшифровал всю запускаемую при активации синтеза данного белка физиологическую цепочку. Смотри, эти три участка устанавливают код авторизации доступа, а эти позволяют отключать особь, загоняя её в состояние, близкое к стазису. Кстати, в кодах репликаторов есть аналогичная программа. Разумеется, записанная в микрокристаллах, а не в белках. Но смысл — и почерк — тот же.

— Турс побери!

— Ха-ха. Проанализировав программы и расшифровав сигнал авторизации, я сделал маленький приборчик, — Локи показал перстень с небольшим зелёным камнем. — Кристаллическая форма наквадрия, микроскопический источник энергии. Идея не моя, стибрил у гоаулдов, — замахал руками исследователь, — у них вся портативная техника работает на подобных аккумуляторах.

— Да уж, дядюшка, ты и гоаулдов успел облапошить!

— Фи, дорогой! Я просто попросил, и один из системных владык всё отдал сам.

— Ага, и, небось, извинялся, что так мало. Предлагал заходить ещё — позже?!

— Откуда ты знаешь? — Широко распахнул глаза Локи, — тебя же там не было?!

— Не было, — легко согласился Хёмдалль. — Зато я хорошо знаю тебя!

— Ладно, — неожиданно смутился Локи, — следующий раз заглянем туда вместе. У него неплохая производственная база, знаешь ли!

— Верю.

— А пока — посмотри. Сейчас я активирую колечко, и ты впадёшь в стазис, подобно механизму, лишённому энергопитания. Потом я тебя снова включу, и ты просмотришь запись, чтобы убедиться, как всё было.

— Постой, перстень подействует лишь на меня?

— Вообще-то, я уже давно убрал из своего тела этот досадный бэкдор, а так… при активации кольца все оталийцы в радиусе метров пятнадцати будут отключены.

— Отличное средство против абордажа "Валькирий". Ты легко мог отбиться от Тира, но пожертвовал своим кораблём…

— Иначе бы ты не стал меня слушать, — Локи доверительно подмигнул Хёмдаллю. — Кроме того, этот кнорр давно устарел, но попытка сменить его на что-нибудь новенькое сразу бы привлекла внимание Совета. А так у них не будет лишнего повода для волнений. Если о чём-то не знаешь, об этом и не беспокоишься!

— Ты — плут! Ладно, запускай свою машинку…

9

там же, полчаса спустя.

— Ну как, убедился?

Хёмдалль мрачно кивнул.

— А теперь рассмотрим следующую систему безопасности, внедрённую нашими божественными создателями. Да… вот здесь! Видишь этот участок? А теперь посмотри на "исходник". Это, — Локи вывел рядом ещё одно стереоизображение, — наш первоначальный код, неиспорченный эпохой клонирования…

— У тебя есть столь древние биоматериалы?!

— У меня много чего есть, — ухмыльнулся Локи, — обрати внимание, в геноме клонов эти фрагменты отсутствуют. Именно они отвечают за механизм производства половых клеток, и они автоматически теряются при любой попытке клонирования нашей расы. Поверь мне, я проверял.

— То есть, создатели предусмотрели фактически запрет на клонирование? Зачем?

— Ради безопасности, Хёмдалль. Чтобы не допустить бесконтрольного увеличения числа слуг и рабов. При этом творениям оставлена альтернатива.

— Альтернатива?

— Выбор между двумя видами вымирания. Как мы, если использовать клонирование, или — как другие. Во втором случае вымирание столь же неизбежно. На основе выполненных исследований над геномом других типов "слуг" создателей я попытался реконструировать первоначальный геном оталийцев.

Рядом с двумя стерео картинками появилась третья. Хёмдалль напрягся, внимательно разбирая фрагмент за фрагментом, и Локи решил ему помочь

— Посмотри здесь и здесь! Наши милосердные хозяева предусмотрели ограничение на максимальное число поколений и снижение плодовитости всех последующих, начиная, по моим расчётам, с шестнадцатого. Так что все мы…

— Оталийцы, — робко поинтересовался Хёмдалль.

— Ага, а ещё и ноксы, и фёрлинги должны по замыслу создателей со временем вымереть, освободив пространство для идущих следом. Тех, кого мы презрительно зовём "низшими". Для людей. Наша задача — подготовить Лактеа Фиаллум для тех, кого они всерьёз считали своими детьми, с которыми они не стеснялись скрещиваться, оставляя совместное потомство… да, подготовить, может быть, воспитать — и уйти со сцены.

10

— А как же гоаулды, репликаторы, наконец?

— Репликаторы — это оружие, подготовленное против неведомого нам врага. От которого Древние сбежали в Мидхейм, Лактеа Фиаллум. Их беспощадность и могущество просто чрезмерны против нас. Но против тех, от кого удрали миллионы "полубогов", они — в самый раз. Будучи раз использованными, они не остановятся, пока не лишат врага всей технологической базы, и заодно исследуют её и поставят на службу себе. Идеальные солдаты!

— Да уж! Мы испробовали их мощь на себе, — Хёмдалля буквально передёрнуло от воспоминаний, — и теперь у них есть и бильскирниры, и драккары, а вооружение ничуть не уступает нашему.

— Ерунда, — ухмыльнулся Локи, — создатели предусмотрели для них систему отключения, сходную с той, что встроена в нас. Кроме того, эта система имеет и опознаватель "свой-чужой". К сожалению, мне не удалось изготовить достаточное мощное устройство отключения, так что… ещё один перстень — теперь с чёрным "камешком"!

— Милосердное небо, — всплеснул руками ошалевший Хёмдалль, — какого ётуна ты не передал его Флоту?! С ним можно было бы вернуть Оталу и загнать репликаторов обратно!

— А это, — Локи небрежно пнул ногой здоровенный диск из триния, в центре которого матово блестело полушарие из такого же чёрного камня, — и есть опознаватель. Действует далеко, видимо, в пределах звёздной системы.

— Локи, — но ведь эти приборы спасут нас от репликаторов. Почему же ты не передал их Совету? Не верю, что причиной такого поступка могли быть ваши разногласия.

— Опять играешь в "верю — не верю"? Ну же, фоскер! Шок, конечно, велик, но не настолько, чтобы твоя светлая голова опять отказалась мыслить?

— "Вознёсшиеся"!? — Хёмдалль ахнул, спустя несколько мгновений раздумий. — С их точки зрения, репликаторы выполняют благородную миссию по очистке Асира Пулвис, Отала Пулвис и Лактеа Фиаллум от испорченных и одичавших "слуг"…

— …которые никак не хотят по-хорошему освободить место для хозяйских детей, — противно захихикал Локи. — Верно, друг! Стоит мне вынести этот аппарат, — он ещё раз пихнул валяющийся под ногами диск, — за пределы защищённой лаборатории, оталийцы исчезнут. Как фёрлинги.

— Мило…

— Кольцо-выключатель я тоже не могу никому передать. По тем же причинам. Сначала нужно отключить все системы безопасности, предусмотренные нашими благородными создателями для оталийцев. И, отметь себе, только мой "Франанг" защищён от пристального внимания "вознёсшихся". Так или иначе, чтобы сделать подобную операцию, необходимо прибыть сюда. Как ты думаешь, много из соотечественников решатся пройти процедуру лечения в лаборатории сумасшедшего Локи?

— Ни одного, — кивнул Хёмдалль.

— Ну почему же? Мои дети, ваниры… кто-то ещё согласится, но это от силы тысяча-другая. Остальные же…

— Даже не пошевелятся. Это так. Ладно, оставим это на потом. А пока… почему ты умолчал о гоаулдах? Ещё одно открытие, которое вызовет шок?

— Ты прав, племянник.

— Погоди, дай-ка угадаю: они искусственные органические устройства, созданные Древними, а ещё они на самом деле белые и пушистые — как те забавные маленькие зверьки с Терры, от которых фанатеют все оталийцы?…Что, правда? — Хёмдалль недоумённо посмотрел в распахнутые глаза Локи. — Я угадал?! Ётун, да ты меня разыгрываешь!

Локи было засмеялся, но быстро вернул серьёзный вид и отрицательно покачал головой.

— Конечно, с пушистостью и цветом ты серьёзно ошибся, а в остальном — попал в яблочко! Они и вправду искусственные органические устройства, созданные Древними почти одновременно с нами, да… этот симбионт — искусственный интеллект, персональный искин. Будучи интегрирован в организм хозяина, он резко повышает его иммунитет, продолжительность жизни, интеллект, а что ещё особенно важно, объём и скорость работы памяти.

— Стоп, это ерунда. Гоаулды — паразиты, захватывающие себе разумного носителя и, благодаря этому…

— Бред, Хёмдалль! Ты же фоскер. Ну скажи, как можно представить эволюционный процесс, результатом которого станет гоаулд? Сомневаешься — рассмотрим геном, сам убедишься.

— Я уже привык, что ты везде прав. Симбиоты-искины, пусть так. Но как получилось, что гоаулды выступают как паразиты, захватывая и подчиняя тела хозяев?

Локи улыбнулся, и от его выражения лица у Хёмдалля закружилась голова. Чтобы не упасть, он поспешил опереться на лабораторный стол — с виду единственный относительно безобидный предмет во всей кунсткамере своего приятеля.

— Друг мой, это интересная и поучительная история, — начал Локи, глядя на застывших в прозрачном фрёснире личинок гоаулдов. — Ещё с десяток миллионов лет назад Древние, озаботившись дикостью своих слуг, решили разработать систему, которая позволила бы получать все необходимые для работы знания и умения практически сразу, без длительного периода обучения. А поскольку мозг этих существ был развит недостаточно, они заодно решили увеличить его производительность, внедряя специально разработанный симбионт. Живой, естественно, созданный из весьма подходящего для этой цели водного существа с помощью Витеа Туле. Базовый набор знаний включили сразу в геном, а вот остальные, специализированные… э, Хёмдалль, да ты совсем утомился,…сделаем перерыв. Не, не, Питательные кубики пусть жрёт Тор! Кружечку эля, отличное жаркое, а?

ИНТЕРЛЮДИЯ 2 Неудачи ярла тира

1

Отальхейм, система Орилла, Орилла. Стационарная орбита.

Искин мягко подвёл полуторакилометровую массивную тушу "Вальхаллы" к причалу орбитальной крепости. Тир удовлетворённо кивнул. Хоть это-то во всём безумном походе прошло безупречно. Теперь ещё бы встреча с консулами Совета прошла без проблем!

Конечно, для посещения Совета можно было бы оставить корабль ещё выше, на парковочной орбите, а самому воспользоваться лучевым транспортёром. Тир так и сделал бы, но искину "Вальхаллы" потребовалось загрузить расходные материалы, выполнить регламентные работы и ещё много чего по мелочи, а доставлять всё необходимое на дрейфующий корабль, координаты которого не определены с необходимой точностью, — та ещё морока. Если бы грузов было немного, можно было бы этим удовлетвориться, а так…

К тому же Тир был не уверен, что после этой миссии Тор оставит его командовать "Вальхаллой". Надо признать, миссия практически провалена: из пятнадцати фрёсниров удалось вернуть лишь три, Хёмдалль по-прежнему без сознания, его состояние продолжало ухудшаться, хотя, казалось, куда уж дальше?! Локи… Локи погиб. Он бы ни за что не поверил, что этот старый изворотливый хитрый фоскер может умереть,…если бы не видел это своими глазами. Вооружёнными самыми точными приборами, конечно. Да и искин "Вальхаллы" зафиксировал смерть этого вредного оталийца. Всё так, но какой-то маленький червячок сомнений продолжал тихо царапаться в его душе.

Локи погиб? За несколько суток, необходимых для возвращения на Ориллу, Тир бесчисленное число раз просмотрел все эпизоды захвата "Свадильфара" и с точки зрения всех хускарлов, участвовавших в абордаже, и с точки зрения искина "Вальхаллы". А уж финальную сцену с собственным участием изучил как никогда тщательно. Турс побери, вывод однозначен, Локи мёртв.

Но почему тогда остались пустыми вместилища системы переноса разума, которые "Вальхалла" задействовала на полную мощность? Возможно, у Локи была собственная. Если на борту "Свадильфара" — да, хитрого фоскера можно признать окончательно мёртвым…

А вдруг где-то на Мидгарде он организовал тайную базу? С собственной системой переноса и резервирования разума, почему нет? Тогда Локи жив и ещё попортит нервы консулам Высшего Совета,…хм.

Ещё и проблемы с Хёмдаллем. Как только его сняли с лабораторного стола Локи, тело Хёмдалля начало быстро стареть. Пришлось срочно задействовать свободный фрёснир. Высший Совет получит своего любимого учёного в стазисе и пусть разбирается дальше самостоятельно, да.

Да, осадочек после завершения миссии поганенький. Такое завершение не поможет карьере, скорее… м-да. Да будет свидетелем Высокое Небо, он сделал всё, что мог. Кто сможет лучше — пусть сделает сам. В следующий раз!

2

Отальхейм, система Орилла, Орилла, палаты верховного командующего Флотом.

— Я ознакомился с твоим рапортом, Тир. Скажу прямо, такого провала я не ожидал.

— Но, конунг…

— Молчи. Лучше молчи. Или ты желаешь поспорить со мной? С Высшим Советом Оталы? А, может быть, с консулом Фрейром?!

— Нет, конунг.

Тор замолчал, глядя в упор на съёжившегося перед ним ярла. Что с ним делать? Отличный офицер, это бесспорно, но так топорно, грубо, глупо действовать на столь важной миссии… о, Высокое Небо!

А может быть, он — тайный ванир?

Что происходит? Что случилось с цивилизованными и высокоморальными оталийцами? Откуда эти разброд и шатания? Раскол, изгнание ваниров… Локи, каких ётунов ты выпустил в уютный мир оталийцев? И, главное, зачем? Не лучше ли всем оталийцам тихо покинуть сей бренный мир, оставив о себе добрую память всем спешащим на смену молодым расам?

Такое ощущение, что цивилизация оталийцев застыла на последнем рубеже. Шаг назад — гибель неминуема. А идти вперёд, бороться, сражаться, больше нет сил. Будто проклятые ётуны выдернули фундамент жизни из-под тщательно выстроенного здания оталийской культуры. Что делать? Находка древних клонов — шанс на возрождение, но — о Высокое Небо! — этот дурак ухитрился провалить даже такое простое задание! Тор угрюмо взглянул на съёжившегося перед ним брата, — в прошлом, конечно, в прошлом: нынешняя политика Совета не одобряет сохранение родственных связей.

Родственные связи, хм-м! Ваниры, вроде бы, их до сих пор ценят. Так, может быть, попробовать?…

— Ярл! Ознакомившись со всеми данными, что ты собрал, и с результатами экспресс-исследований, подтверждающих смерть Локи, я остаюсь в прежнем мнении. Он жив и представляет угрозу Отале…

— Но, конунг…

— Молчи. Я знаю, как можно убедиться в смерти Локи. Точнее, есть шанс убедиться в этом, да! В Трюмгарде сейчас Сигюн ремонтирует свой "Гальдшаф". Если кто-то и обладает достоверной информацией о Локи, то это — Сигюн. В прошлом они были неразлучны!

Тир неожиданно для себя фыркнул.

— В прошлом, конунг, до утраты гендерных различий, Сигюн действительно была его женой. Но сейчас это ведь не имеет никакого значения?

Тор неожиданно сурово подался вперёд.

— Ты так полагаешь, Тир? Ты всерьёз считаешь, что, когда мы выбрали клонирование, в прошлом остались все чувства, в том числе любовь, забота,…а, кому я это говорю?

— Я не понимаю…

— Знаю! Возьми "Вальхаллу" и отправляйся в Трюмгард, пообщайся,…попробуй "надавить" на Сигюн… так, слегка. Вдруг что-нибудь да удастся узнать?

— Я всё исполню, конунг…

— Не сомневаюсь. В противном случае Отряд Специальных Операций возглавит кто-нибудь ещё. И поторопись, сутки — туда, сутки обратно. Задерживаться не в твоих интересах, ярл Тир.

Подождав, пока погаснет свет лучевого транспортёра, Тор вызвал начальника корабельных доков и несколько десятков секунд ждал, пока, наконец, установится соединение. Его визави выглядел настолько усталым и замученным, что конунг на секунду даже почувствовал раскаянье.

— Герё Улле? Извини, что отвлекаю тебя…

— Конунг? Что-то случилось, и мои навыки понадобились снова?

— Отчасти, — виновато отвёл глаза Тор, — у тебя проходит экстренный ремонт кнорр "Гальдшаф", принадлежащий Сигюн, не так ли?

— Минуточку,…да, в целом ремонт окончен, за исключением некоторых мелочей. Они, впрочем, некритичны для боеспособности и выживаемости корабля, хотя сильно сокращают его удобство и автономность…

— Стоп-стоп-стоп, я в курсе, — Тор поднял указательный палец кверху, — что о всякой инженерии ты можешь говорить бесконечно, но времени мало у тебя, и у меня. Высший Совет обращается к тебе с просьбой максимально саботировать завершение ремонта, а Тир, который вскоре прибудет на "Вальхалле", постарается вынудить Сигюн покинуть док, не дожидаясь окончания работ. Позаботься, чтобы расходной массы для двигателей "Гальдшафа" было достаточно лишь на один-два разгона, постарайся снизить запас в аккумуляторах до двадцати процентов и поставить на борт сигнальное устройство. Совет подозревает Сигюн в работе на ваниров, поэтому необходимо знать, куда отправиться корабль.

— Со всем уважением, конунг, но такое устройство будет обнаружено сразу после активации.

— Это неважно, герё, зато Совет успеет узнать направление, по которому отправиться "Гальдшаф". Поверь, этого вполне достаточно.

3

Отальхейм, система Трюмгард, Корабельные доки.

Планеты в звёздной системе Трюмгард не имели биосферы, зато залежи редких руд — наквадаха, триния и даже нейтрония были обнаружены в избытке. Поэтому основные мощности по ремонту и производству кораблей Высший Совет решил разместить именно здесь.

Пространство вокруг планет прямо-таки кишело громоздкими, похожими на многокилометровые сундуки, доками, и верфями ещё большей протяжённости, внешне напоминающими огромных насекомых, ухвативших свою жертву — строящийся корабль — цепкими лапами.

"Вальхалла" аккуратно всплыла в "вежливом" десятке световых секунд, чтобы случайно не повредить чувствительные элементы верфей, и Тир сразу попытался связаться с Сигюн.

— Уходи, Тир, мне нечего тебе сказать! Прочь, отродье турсов, не желаю с тобой разговаривать ни сейчас, ни впредь.

Увы, беседа с Сигюн не получилась. Совсем.

Это была первая и последняя фраза в разговоре, и Тиру больше ничего добиться не удалось. Попытка "надавить" тоже ни к чему не привела.

Да, своей властью он прекратил поставки расходных материалов для ремонта "Гальдшафа". Запретил поставку комплектующих для вспомогательных систем корабля. Он всячески, при полной поддержке начальника Трюмгарда герё Улле, старался принудить Сигюн согласиться на диалог, а когда все остальные методы воздействия оказались исчерпанными, попытался перекрыть выход из дока силовым полем. Ха!

Все его усилия, все попытки были надменно проигнорированы, а после установки поля — мощного щита класса "город" — "Гальдшаф" просто ушёл.

Прямо сквозь щиты, будто бы их и не было.

Турс побери, да что происходит, наконец?

Будь у Тира чуть больше времени или средств воздействия, — в конце-то концов, он командовал "Валькириями", лучшим силовым подразделением Высшего Совета! — он, конечно, всё сделал бы всё значительно эффективнее и аккуратнее, но конунг был категоричен, поставив в жёсткие рамки времени и методов воздействия. Возвращаться не солоно хлебавши? А что делать…

4

Отальхейм, система Орилла, Орилла.

— Идиот! У тебя совсем атрофировались мозги?

На самом деле, Тор был доволен. Конечно, за "Гальдшафом" далеко проследить не удалось, но зато чётко установили: Сигюн направляется в Мидхейм. А значит, Локи жив. В противном случае направления ухода корабля было бы иное. Ётунхейм.

— Чего? — Искренне удивился Тир. — Я сделал всё, как было велено, конунг!

— Хм-м… ярл Тир! Тебе надлежит сдать "Вальхаллу" и отряд "Валькирий" ярлу Эгиру, затем получить на верфях бильскирнир и выступить для патрулирования рубежей… — Тор вывел трёхмерную карту Отальхейма и высветил нужную часть, — …в этот сектор пространства. По исчерпанию автономности вернуться на базу и прибыть к командующему Флотом за новым назначением. Исполняй!

— Воля конунга — закон для его воинов, — коротко поклонился Тир, изо всех сил пытаясь сдержать разочарование. А на что он, в общем-то, надеялся?

ГЛАВА 3 Дом на песке

1

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи, несколько суток спустя.

В этот раз Хёмдалль постарался тщательней изучить файлы Локи. Особенно те, которые касались гоаулдов. И ещё раз убедился, что его названый дядя прав. Прав во всём. И это понимание поселило в его сердце не только лишь тягостную горечь, но и светлую надежду.

— Значит, будучи брошенными в естественной среде, симбионты одичали и, подобно аксолотлям с Терры, вернули себе способность переходить во взрослую форму, которую мы называем гоаулдом?

— Да. На такую трансформацию способны многие животные с Терры, которую Древние выбрали себе в качестве столичного мира. Аксолотли превращаются в саламандр. Головастики — в лягушек. Обрати внимание, если личинка — существо исключительно водное, трансформированная особь получает возможность жить на суше. Но при этом утрачивает способность к размножению. Мужские особи гоаулдов полностью утрачивают все половые признаки, становясь бесполыми. А самки, формально их сохраняя, превращаются в машины для клонирования. Они более не способны к порождению яйцеклеток, вместо этого они производят множество специализированных цист-зародышей, развитие которых запускается генетическим материалом того биологического вида, который предназначен к роле носителя гоаулда. Получившееся клоны тоже бесполы, каждое следующее поколение подобных "личинок" менее жизнеспособно по сравнению с предыдущими.

— Именно эта особенность привлекла твоё внимание, Локи, и, я уверен, положила начало всем этим, — Хёмдалль обвёл рукой пространство кунсткамеры, — исследованиям.

Хозяин базы кивнул, подтверждая вывод учёного.

— Ситуация сходна с нашей, не так ли? Кроме того, клоны, прошедшие трансформацию, неспособны исполнять роль самок. "Королев", как называют их гоаулды. Так что к половому размножению способны лишь не прошедшие трансформацию дикие "личинки", это сильно ограничивает возможности гоаулдов к распространению, не так ли?

— Я понял, что каждый Системный Владыка гоаулдов так или иначе связан с одной единственной самкой-"королевой". Все младшие, подчинённые ему гоаулды, заведомо слабее и являются своего рода вырождающимися клонами…

— Это означает, что цивилизация гоаулдов, не имея притока "королев", обречена на вымирание!

— Как и мы!!

— Да, Хёмдалль. В масштабе пары столетий, не больше. Обрати внимание, их срок истекает почти одновременно с нашим. Чем не повод восхититься великолепной работой Древних?

— Что-то не хочется.

— Зря. Так вот, создавая свои клоны, королевы передают им всю базовую информацию, — язык, научное и технологическое знание, — доступное им на момент порождения. А вот мировоззрение, воспитание и социализация выполняются через джаффа — искусственно выращенного из человеческой особи живого инкубатора личинки-клона. Первые джаффа были созданы специальным аппаратом, идею которого гоаулды позаимствовали при изучении Витеа Туле с Да Кары. Видишь, Хёмдалль, не один я занимаюсь заимствованиями!

— Знаешь, дядюшка, лучше бы ты оставался единственным подобным похитителем в Мидхейме.

— Ты так считаешь? — Локи весело хихикнул. — Не обещаю, но буду к этому стремиться. Слишком много крайне опасных штучек оставлено здесь Древними! Нельзя, чтобы они попали в чужие руки!!

Хёмдалль искренне рассмеялся.

— Да, дядя, иного я и не ждал.

— Так вот, племянничек. Если взять дикую личинку, слегка над ней поработать — сущая ерунда, право! — она окажется совершенно безопасным симбионтом, передающим телу-носителю все ранее перечисленные мною свойства.

— Фантастическое долголетие, огромная память с высочайшей скоростью обработки информации, сильнейшая иммунная система, отличные регенеративные способности. Это, да?

— Да, и ещё кое-что, но это пока не важно. Помимо всего, симбионт считывает с тела-носителя всю имеющуюся в нём информацию. В том числе, генетическую…

2

— Не понимаю, ты что, предлагаешь запустить всем оталийцам личинок гоаулдов? Бр-р-р, — Хёмдалля передёрнуло. Я, конечно, учёный с широкими взглядами, но на подобное не согласен! Это не спасение расы, а просто дом на песке, знаешь ли…

— О таком примитивном варианте я почему-то даже не подумал, — разочарованно выдал Локи, — действительно, это очень интересная и перспективная идея…

— Стоп, — в жесте отрицания поднял руки Хёмдалль, — эту мысль мы дальше думать не будем, нет-нет-нет!

— Жаль, — хитро прищурился Локи, — ты точно не пожалеешь? А то из тебя вышел бы презабавный Системный Владыка! Знаешь, когда такое маленькое существо сверкает глазёнками и что-то вещает гулким басом, это действительно комично!

— Турс! Ты меня разыграл, — возмущённо зашипел Хёмдалль, и Локи расхохотался.

— Ты такой забавный! Вспомни, тела оталийцев не годятся в качестве носителей. Полная несовместимость. Когда-то Ра попробовал поставить такой эксперимент на несчастном Фамрире — помнишь его? — так едва удрал из захваченного тела в другое, человеческое. Фамриру, правда, это не помогло, бедняга сошёл с ума,…если, конечно он был, — Локи сделал многозначительную паузу. — Так что не беспокойся, Хёмдалль, эту идею я откинул сразу же, как только убедился, что несовместимость между нами и гоаулдами предусмотрена нашими создателями на генетическом уровне. Нет-нет, у меня совсем другая идея…

— Тоже дом на песке?… — Хёмдалль грустно улыбнулся. Ему было интересно общаться с Локи, потрясающе интересно, но — особенно после знакомства с подготовленными файлами — в чудеса он не верил. Уже давно. А здесь, в лабораториях "Франанга", увидев реальное положение дел, Хёмдалль вообще утратил всякие иллюзии. Оталийцы обречены. Это научный факт.

3

— Скажи, друг, а что ты воспринимаешь, как своё я? Этот убогий внешний вид? — Локи жестом обвёл маленькое тельце гостя. — Память? Или того, кто этим телом, этой памятью пользуется?

— "Пользователя", — тихо сказал, задумавшись, Хёмдалль, — …конечно, именно "пользователя"…

— Раз так, объясни, отчего этому твоему "пользователю" столь важен этот уродливый внешний вид, хрупкое, неудобное, неприспособленное к реальной жизни тело? Традиция? Привычка?

— Я тебя не понимаю. Можно подумать, что есть какой-то выбор. Хочешь — такое, а хочешь — этакое, зелёное, в крапинку? Клон формируется из предыдущего тела, будто сам не знаешь…

— А зачем нам использовать тело именно клона. Почему бы не выбрать какое-нибудь другое? Ведь аппарату всё равно, куда, в какое именно тело переносить память и самого "пользователя", не так ли?

— Хм-м. Разве есть варианты? Фёрлингов нет, ноксов… они есть, но трогать их лучше не стоит. Да, в тело Древнего такое переселение было бы возможно, но, во-первых, откуда его взять? А, во-вторых, кто же тебе даст? "Вознёсшиеся" бдят, да.

— Ты забываешь, что во "Франанг" им хода нет. А насчёт тела — чем тебе не нравится человеческое, раз уж гоаулды приняли его за "стандарт"? И удобное, и ремонтируется легко.

— Локи, ты столь легко об этом рассуждаешь, будто тело — новый корабль… или одёжка. Ты же знаешь, нам они не подходят. Слаборазвитая нейронная система не позволяет использовать память, достаточную для нас. Увы!

— То есть, сам внешний вид ты не отвергаешь?

— Нет, конечно, нет. Если подобная внешность подходила нашим создателям, то отчего нам-то морду воротить? Но память…

— Что замолчал? Дошло, наконец?

— То есть, ты хочешь использовать симбионта, чтобы ликвидировать все недостатки? Ты хочешь сказать, что такое тело подойдёт для переноса памяти и "пользователя"-оталийца?! Турс побери! Ты — сумасшедший!

— Так считают многие. Да, именно это я и собираюсь попробовать — на себе. А ты нужен для наблюдения за ходом эксперимента,… и, если что-то пойдёт не так, попробуешь запустить машину переноса в режиме возврата.

— Турс! Ты — невозможен…

— Возможен, Хёмдалль. И я — не турс, — Локи обидчиво прищурил глаза, — надеюсь, ты не сомневаешься в этом?

— Надо проверить в лаборатории, — захихикал Хёмдалль. — Ты сам-то понимаешь, дядя, что собираешься сделать? Если всё получиться, мы не просто спасём нашу расу, мы возродим её! Переродим на новом уровне!!

— Вынужден унять твой чрезмерный оптимизм. Даже, если всё получится, останется проблема с подбором подходящих людских тел. Видишь ли, нам не подходят любые. Чтобы повысить успешные шансы на перенос до приемлемого уровня, человек должен иметь в своём генотипе "фактор" Древних, а таких особей даже в полуторамиллиардной человеческой популяции Мидгарда совсем немного. Путём продолжительных наблюдений мне удалось достать тело для себя и…выявить ещё несколько…тысяч. Этого, как ты понимаешь, недостаточно, чтобы спасти всех оталийцев.

— Да? И как ты собираешься выбирать?

— Очень просто. Я, ты, наши близкие. А дальше — посмотрим. Это — единственный разумный принцип отбора кандидатов на "возрождение".

— Постой, а почему же ты не хочешь просто клонировать тело и получить нужно количество. Столько, чтобы хватило на всех?

— Тела с активным "фактором" Древних не допускают клонирования. Я проверял все известные мне технологии, но успеха не добился.

— Как так?

— Клон начинает очень быстро стареть. Весь его жизненный цикл от создания до полного одряхления не превышает двух недель. Видимо, активный фактор требует серьёзных энергетических затрат, и клонирование по обычным технологиям не может его обеспечить.

— Жаль, — Хёмдалль ещё раз обвёл взглядом всю кунсткамеру. — Очень жаль.

— Мне тоже, — кивнул Локи. — Возможно, эту проблему удастся решить позже? Если всё получиться, времени у нас будет достаточно.

4

— Когда ты собираешься приступать?

— Сейчас. Чем дольше жду, тем сильнее падает моя решимость. Так что лучше не откладывать. Все распоряжения искину базы отданы, твой ключ — на всякий случай — восстановлен. Пожелай мне успеха!

— Подожди! Вот так, сразу…

— Иначе — никак. Помнишь, Хёмдалль,…когда мы ещё жили, ходили по лесам, радовались солнцу, купались. Да,…купались,…помнишь, как следует входить в холодную воду? Сразу, без оглядки, без сомнений,…по-другому нельзя, друг.

Локи подошёл к двум капсулам, похожим на странную смесь фрёснира и исцеляющего устройства. В одной находилось тело человека, с виду лет тридцати — тридцати пяти, худощавого, рыжеволосого. Такого человеческие особи наверняка сочли бы красавчиком.

— Так я буду выглядеть, если всё получится, — заметил Локи. — Симбионт уже внедрён и успел восстановить тело до нужной кондиции. Пять лет назад я похитил человека точно в момент естественной смерти в возрасте пятидесяти лет. Ты же знаешь, — поспешил он пояснить другу, — человеческое тело ещё живёт некоторое время после смерти пользователя, — оставим этот термин, раз уж он так пришёлся к месту.

— Я в курсе, — кивнул Хёмдалль, — сначала уходит он, потом за несколько минут умирает мозг. Тело, как биологический организм, живёт ещё чуть дольше. Бывает, что и несколько суток. Пока из-за отсутствия пользователя все системы не придут в разлад. Я помню, что ваниры ставили подобные опыты на людях.

— Приоритет не за ними. Ещё раньше подобные эксперименты проводили фёрлинги и гоаулды. Насчёт ноксов мне ничего неизвестно, но…

— …нет никаких оснований полагать, что они в этом отличаются от остальных. Да, пожалуй, и в этом я с тобой соглашусь.

— Вообще-то, это уже не имеет значения, — вздохнул Локи. — Проследи, пожалуйста, чтобы после окончания переноса и оживления нового тела роботы переложили меня сюда, — он показал на длинное анатомическое ложе, к которому подходило множество пластиковых трубок, — и, пока в теле остаются признаки жизни, ни в коем случае не возвращай его обратно. Неважно, пусть я буду кричать, биться, плакать — ложе меня удержит и не допустит серьёзных повреждений.

— Сделаю. Ты ожидаешь, что процедура вселения будет настолько болезненной?

— Допускаю это. Обратно в капсулу вернёшь меня, если в течение десятка минут никаких признаков жизни не будет. Только тогда. Всё сделает сам искин, но в этом случае он обязательно запросит твоё подтверждение.

— Не волнуйся, дядя. Я всё сделаю, как ты сказал.

Локи кивнул и, более не обращая внимание на насупленного Хёмдалля, залез в свободную капсулу. Прозрачная оболочка мгновениями спустя стало матовой, и Хёмдалль понял: перенос начался.

5

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи, ещё сутки спустя.

Тело, в которое переселился Локи, билось в корчах, издавая страшные крики, но трубчатые путы надёжно его удерживали. Хёмдаллю было страшно, жутко, неприятно, но он, постоянно перебарывая все эти низменные чувства, старался аккуратно вести протокол эксперимента.

Видимо, боль, которую испытывал Локи, переходила грань мыслимого, и Хёмдалль всерьёз начинал беспокоиться за жизнь и рассудок экспериментатора. С другой стороны, если судить по приборам, ничего страшного не происходило. Просто сон. Кошмар, да. Но все ритмы мозга, снимаемые аппаратурой, упорно демонстрировали нормальность происходящего. Там, внутри возникшего при переносе кошмарного сна, жил и боролся всё тот же Локи. Его сигнатуры немного поменялись, но по-прежнему оставались узнаваемыми и чётко идентифицировались.

Следуя инструкции, Хёмдалль просто ждал, опасаясь вмешиваться в ситуацию, пока она не достигла последнего, критического рубежа.

Ждал и надеялся.

6

Посмертный мир оказался совсем не таким, как ожидал Константин. Лишь только он очнулся — а произошло это событие в каком-то мареве, дальше собственной руки не разглядеть… уф, руки, слава Богу, есть,… — как его схватили под локти какие-то монстры. Если у одного лицо было вполне человеческое, чем-то похожее на него самого в молодости, у другого лица не было вообще. Его заменяла странная пасть с челюстями, раскрывающимися как лепестки цветка,…ага, усеянные по краям мелкими зубами.

Чудовища отволокли Локи — хм-м… Константина? Как же его звали до смерти? — к большому плоскому камню, наполовину погруженного в клубящийся туман, и привязали к нему лицом вверх скользкими трубками — кишками? Нарви и Вали, дети мои, что с вами сделали эти ублюдки? От бессилия он мог только корчиться на этом столе… стоп? На каком столе? Он же, вроде бы, был в своей лаборатории,…на "Франанге"?… — Каком Фра…?! Нет, он, Константин, только что опустился на колени, чтобы помолиться перед образами, наполниться благодатью… светом… свет?… Твари, его схватили мерзкие чудовища и оттащили на пыточный камень, к которому привязали кишками его Вали, его сына…

Локи упёрся взглядом в низкое красное небо, завыв от бессилия, и, будто в ответ на его вой, над лицом свесилась мерзкая рожа одного из притащивших его сюда монстров — того-самого червя-мутанта. Длинная гадкая слюна капнула на лоб Локи, вызвав острую жгучую боль, которая заставила корчиться в бесплодных попытках ускользнуть от следующей порции яда, готовой упасть из мерзких распахнутых челюстей…

…Нет, Тор, я не прощу тебе гибель моих детей…

7

— Внимание! В десяти световых секундах открыто окно гиперперехода! Прибытие чужого корабля! Внимание, — всполошил Хёмдалля искин базы. Турс побери, что делать? "Гултофф" замаскирован неплохо, обнаружить его не должны, но… появление чужого корабля — неприятная ситуация.

— "Франанг"!

— Слушаю тебя, фоскер Хёмдалль.

— Локи оставил инструкции на этот случай?

— Да, фоскер Локи составил подробнейшие инструкции на все возможные случаи. Он также просил напомнить, что от непрерывной фиксации хода эксперимента отвлекаться нежелательно.

— Тупой механизм…

— Мешок протоплазмы!

Хёмдалль неожиданно для себя рассмеялся. Сказали бы ему месяц назад, что он будет переругиваться с искином! Ха-ха-ха! Всерьёз!! Да он бы счёл подобное за признак сумасшествия!

— Искин?!

— Фоскер Локи просил сообщить тебе, что это — не сумасшествие, а ответы он просто внёс в качестве допустимых для меня реакций на подобные высказывания гостей базы…

Напряжение отступило, и ощущение благодарности заполнило всё существо оталийца. Локи предусмотрел всё, так что ему действительно можно вернуться к наблюдению за ходом эксперимента.

Всё?…

— Сигюн вызывает "Франанг"! Локи, прошу тебя, ответь,…пожалуйста!

— Фрё Сигюн! Это "Франанг". Локи не может сейчас выйти не связь. Но, если тебе так угодно, транспортный луч доставит тебя на базу. Допуск для тебя есть.

— Я не могу оставить "Гальдшаф". Есть риск, что его обнаружат ищейки Совета!

— Передай управление искину корабля. "Франанг" с ним договорится и укажет, где и как можно его замаскировать. Тебя, фрё, транспортный луч перенесёт сразу, как только пожелаешь.

— Хорошо, "Франанг", передавай инструкции "Гальдшафу". Если мой искин сочтёт их безопасными, корабль их исполнит. Я готова к переносу на базу.

— Выполняю твоё пожелание, фрё.

8

— Это — Локи?!

— Его новое тело, Сигюн. Он поставил эксперимент на себе, чтобы открыть новые горизонты для всех нас.

— Узнаю своего мужа. Что он, что твой отец,…о! Они всегда влезали во всякие авантюры, — мягкая улыбка осветила лицо Сигюн, сразу сменившись озабоченностью: начался очередной припадок. Тело Локи корчилось и кричало, выло, плакало…

Хёмдалль молча, не отвечая на слова Сигюн, занялся персональным устройством, записывающим ход эксперимента.

— Давно он так?

— Уже больше суток.

— И никаких улучшений?

Хёмдалль неопределённо пожал плечами.

— Совсем?

— Ну, если смотреть статистику приступов, они стали реже, заканчиваются быстрее. Да, крики стали тише,…возможно, Локи просто устал…

— Ах!.. — Сигюн подошла к ложу, на котором бился в бессильных попытках освободиться Локи, и без всяких сомнений откинула прозрачную крышку. — Ты так измучился, муж мой!

— Что ты делаешь, Сигюн! — Хёмдалль вскочил со своего места, собираясь вмешаться.

— Отстань, — отмахнулась Сигюн. — Я знаю лучше. Вы пользуетесь лишь разумом, а мне, помимо разума, подсказывают чувства. Что вы можете с вашими знаниями, но без чувств? Сейчас тот момент, когда Локи требуется помощь. Моя помощь, поскольку лишь я чувствую мужа моего в сердце своём, в душе своей. Не мешай!

Сигюн опустилась рядом с мужем и положила маленькие ладошки ему на виски, и — чудо! Конвульсии прекратились. На мгновение показалось, что Локи улыбнулся.

Хёмдалль задумчиво опустился на место. Чувства? Он смутно помнил о них. При клонировании оталийцы постарались избавиться от ненужных, как они считали, желёз, и вырабатываемых ими гормонов. Это ещё одна ошибка существ, высокомерно забывших о своём месте в мире? О своем предназначении — том, которое страшной болью и страданиями пытается превозмочь Локи?! Может быть,…хм-м. Но как у Сигюн получилось сохранить давно умершие в остальных чувства? Или настоящие чувства не связаны с гормонами, с физиологией, а являются чем-то высшим, находящимся за гранью обыденности?

Хёмдалль почувствовал, что сердце его стало биться быстрее, тяжелее. Опять закружилась голова… почему? Ведь у него нет адреналиновых желёз, а тело — просто органическая машина, одёжка для пользователя. Оно не может… не способно,…какого ётуна?

9

Капли — большие, тягучие — падали одна за другой, каждый раз вызывая невыносимую боль. Константин… Локи бился изо всех, пытаясь отодвинуться куда-нибудь в сторону, чтобы очередная порция яда не достигла цели, но путы держали крепко. Они чуть тянулись, оставляя минимум свободы, и сразу упруго возвращались к первоначальному состоянию.

Передышка! Локи требовался отдых, иначе он сойдёт с ума от непрекращающихся невыносимых страданий. Хоть немного, хоть чуть-чуть, минутку,…одну минутка покоя!

Такой ужас Костя испытывал лишь однажды, когда тонул в болотах Сиама. Тогда его тоже охватило чувство давящей безнадёжности, безысходности. Он кричал, звал на помощь, и ему помогли… сейчас силы покидали Константина… Локи…

Помощь,…да. Позвать на помощь!

Собрав всю свою волю, он закричал, вкладывая в этот вопль просьбу о помощи, всю надежду… — всё, что у него осталось.

Маленькие ладошки коснулись горящего от яда лба, погладили лицо, слегка встрепали рыжие волосы… Леночка? Лена?! Сигюн!! Ты здесь, ты пришла… откуда?

Маленький пальчик понятным жестом лёг поперёк рта. Помолчать? Не кричать? Да, пока не больно… Локи скосил глаза, пытаясь рассмотреть супругу, но вместо неё лишь увидел, как белое сияющее существо пытается ладошками не пустить огромного шипящего и плюющегося ядом червя к его голове, лицу…

Сигюн, это Сигюн!

Червь извернулся, проскальзывая к лицу Локи между ладонями, тщетно пытающимися его перехватить, открыл пасть и мерзко зашипел, готовясь выплюнуть очередную порцию яда.

Нет, ни за что!

Локи изо всех сил упёрся локтями в камень и рванулся навстречу оскаленной пасти, хватая зубами тощую шею червя. Он рычал волком, рвя и жуя жгуче-горькую добычу, не отпуская её, пока судороги червя не прекратились окончательно…

10

— Сигюн! Это и вправду ты? — Локи открыл глаза, и многочисленные шланги, опутывавшие до этого его тело, резво спрятались в подножие ложа. — Откуда?

— Ты звал меня, — просто ответил маленький смешной человечек с узкими длинными чёрными глазами, в которых светилась безграничная любовь. — Какой ты теперь красивый, муж мой!

Локи сел на ложе, но всё равно ему пришлось слегка наклониться, чтобы обнять свою Сигюн. Обнять, прижаться к тёплой гладкой коже. Не важно, что сейчас она выглядит иначе, не так, как тридцать тысячелетий назад. И пусть потом Сигюн будет выглядеть иначе, чем сейчас, она всё равно останется его Сигюн. Всегда, какой бы облик не приняла бы.

— Я вернулся, мой друг, — Локи, не разжимая объятий, поднял взгляд на Хёмдалля. Всё получилось! Правда, без вмешательства Сигюн шанс на неудачу был высок. Я почти сошёл с ума в этом страшном сне! Спасибо, что разбудила, избавила от этого кошмара, родная, — он ласково погладил супругу по гладкой голове. — Ты такая смешная в этом облике!

— Уродка?

— Вовсе нет, — громко ответил Локи, и тихо-тихо зашептал ей на ушко, — теперь я знаю, какая ты на самом деле. Ты — свет, мой свет!

— Я тоже хочу быть красивой. Такой, как раньше… тогда… давным-давно…

— Конечно. Теперь так и будет…

Их воркование прервал Хёмдалль, резво вскочивший со своего места.

— Локи! Прекрати шептаться с Сигюн. Это просто неэтично, я тебе категорически заявляю. Сначала ты должен доказать, что ты — это ты!..

— Это я, племянничек! — Локи не колебался ни мгновения, но его чуть не опередили Сигюн и искин "Франанга".

— Это — Локи, — уверенно заявила Сигюн. — Паршивец, как ты посмел так рисковать? Твоя попытка — как дом на песке… ещё чуточку, его бы снесли прочь волны и ветер…

— Фоскер Локи идентифицирован и опознан, подтверждаю успешный перенос личности в подготовленное тело.

— Дядя, это и вправду ты? Неужели всё получилось?!

— Дурак! Конечно, это — я. Твой старый дядюшка, — Локи отвернулся и заглянул в глаза Сигюн.

— Дом на песке — это всё, что я мог построить. Да, волны,…ветер,…но ведь ты пришла? А кто управляет волнами?

— Ветер, конечно… — улыбнулась Сигюн, щуря длинные узкие глаза. Эти слова были их давним паролем — ещё с той, самой первой совместной ночи. Никто более не мог этого знать…

— Пламя,…кто же раздувает пламя?

— Ветер! Ветер делает это!

— А кто правит ветрами?…

— Звёзды… — задыхаясь от счастья, пропела-прошептала Сигюн, — звёздный свет управляет ветрами, муж мой.

— Свет,…да, всем управляет свет, все нуждаются в свете — и ветер, и пламя, и волны. Даже земля вокруг нас не сможет жить без него. Но больше всех стихий нуждаюсь в свете я, — и ты, Сигюн, мой свет!

Хёмдалль иронично захлопал в ладоши, но Локи не обратил на него ни малейшего внимания.

— Я в свете твоём как ветер. Благодаря свету твоему я могу раздуть пламя, управлять волнами…

— Я слышу тебя, муж мой…

— Я не шучу, дорогая, — Локи развернул руку ладонью вверх, и над ней вдруг ослепительно засиял маленький шарик огня. Резко сжав руку в кулак, он повторно распахнул её, направив ладонь на Хёмдалля. Того будто сдуло с кресла, но та же сила мягко уложила ошарашенного фоскера на пол.

— Я верю тебе, муж мой, — широко распахнула огромные глаза Сигюн.

— Да хватит вам уже! — Хёмдалль негромко бурчал, поднимаясь с пола и показательно морщась. — Понимаю, да-да. Тысячу лет не виделись, тридцать тысяч лет не обнимались. Ну, так потерпите немного. Чуть-чуть, надо ведь завершить эксперимент! Кстати, дядюшка, что это было? Твой огонёк и этот… впрочем, да, пинок я заслужил, признаю. Неужели проснулся "фактор" Древних?

— Да. Их наследие. Но и вы скоро будете такими же.

— Ага! Пихаться ветром, пуляться огнём. Заманчиво! Можно будет снять всё оружие с корабля, — хихикнул Хёмдалль, а вслед за ним как-то неуверенно засмеялась Сигюн, — …скажи, Локи, а вместо энергостанции ты теперь сможешь поработать?

— У меня слишком много дел, дурень. А вот ты отлично подойдёшь на эту роль. После переселения, конечно…

— Хватит, Локи, — мягко улыбаясь, прервала их перепалку Сигюн. — Хёмдалль прав, надо побыстрее закончить данный эксперимент. А ещё тебе следует подкрепиться и отдохнуть. Кошмар — не самый лучший вид сна для отдыха. Не бойся, — добавила она, заметив, как поскучнел её супруг, — я сяду рядом, я буду охранять твой сон, чтобы никакой ветер, никакие волны больше не угрожали дому на песке?

— Да. Под ним должен возникнуть прочный фундамент. Только тогда мой — наш — дом утвердит себя в мире незыблемо.

— А я-то полагал, что дома возводят на готовых фундаментах! Действительно, дурак, — Хёмдалль попытался сам себе отвесить шутливый подзатыльник, — в этом мире возможно всё. Даже дом на песке…

ГЛАВА 4 Один ум хорошо…

1

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи, несколько суток спустя.

Аккуратное завершение эксперимента потребовало времени больше, чем рассчитывал Локи. Оно могло бы затянуться ещё, — Хёмдалль, дорвавшийся до отличного экспериментального образца, был ненасытен в своей жажде дальнейших открытий, — но тут решительно против оказалась Сигюн. И под совместным напором двух товарищей Хёмдалль вынужден был уступить.

— Ваша взяла. Признаю, что впредь достаточно обычных наблюдений. А через месяц можно сделать ещё одну попытку…

— Я — доброволец, — сразу среагировала Сигюн.

— Нет-нет-нет, — замахал руками Хёмдалль. — Ты обещал, Локи, что следующим буду я!

— Да? Что-то не припомню, — оскалился Локи. Надо заметить, в человеческом облике это казалось внушительно, но Хёмдалль не купился на такое, шутливо стукнув товарища по ноге — до плеча или затылка в этом теле ему не достать.

— Пусть следующим будет Хёмдалль, — с лёгкой улыбкой уступила Сигюн. — Мне кажется, методика ещё до конца не отработана…

— Почему? — Хором воскликнули Локи и Хёмдалль.

— На одном эксперименте статистику не построить, — хихикнула учёная, — так что я согласна пожертвовать наименее ценными членами коллектива!

Локи с Хёмдаллем переглянулись и рассмеялись. Да уж, наименее ценные, значит!

— Ага. Мне рисковать нельзя: неудачный эксперимент может испортить мою красоту, — скромно улыбнулась Сигюн.

— Милая, я обещаю…

— Стоп, только не снова, — поднял руки Хёмдалль, — иначе я умру от ваших сюсюканий, не дожив до переноса!

— Хм-м, — Локи переглянулся с Сигюн, — а нам показалось, что тебя это забавляет. Нет — так нет.

— В конце-то концов, у нас будет много времени, пока Хемдалль станет корчиться на том ложе после переноса, — подмигнула Сигюн.

— Давайте лучше вернёмся к делам.

— Ладно, Хёмдалль, к делам — так к делам, — Сигюн так по-доброму улыбнулась, что Хёмдалля передёрнуло. Он совсем не ожидал такого поведения от тихой и скромной женщины. Наверное, повлиял перенос Локи в новое тело и встреча с мужем, и его жена просто переживала за свою внешность, опасаясь потерять его любовь. — Скажи, муж мой, есть ли у тебя план?

— План? Конечно, дорогая. Перенести Хёмдалля и тебя в новые тела, сделать то же самое с ванирами…

2

— А дальше?

— Не понимаю тебя. Дальше мы вернём себе Айдахейм, и начнём строить новую жизнь…

— Ага,…изберём Высший Совет, который снова наделает множество глупостей или безумств? Разумно ли? Ты, что, не думал о перспективе, о муж мой? — Сигюн с удивлением посмотрела на озадаченные лица Хёмдалля и Локи. — Нет уж, мой дорогой, власть отдавать нельзя, иначе следующая группа амбициозных идиотов окончательно уничтожит создаваемый тобой народ.

— Как же быть?

— Вернуться к истокам. К тем временам, когда у оталийцев всё получалось, и они шли от победы к победе, от одного мира к другому. Я и многие соотечественники устали от хаоса, который создают провозглашаемая консулами "свобода" и "народовластие". На деле выходит, что "свобода" есть только у консулов, а власть народа является лишь прикрытием откровенного произвола Совета. Твоему народу, Локи, нужен император. И императрица, — скромно поклонилась Сигюн.

— М-да, — покачал головой Хёмдалль, а какую роль ты отводишь для меня, дорогая тётушка?

— А роль племянника тебе не устраивает? Тогда, может быть, место в Высшем Совете и должность, которая тебя заинтересует?

— Перспективные исследования?!

— Договорились, — кивнула Сигюн. — А ты, дорогой, чего молчишь? Подтверждаешь эту договорённость, твоё величество?

— Императорское величество, — важно поднял палец вверх Локи. — Если вас не беспокоит, что на троне окажется разумный со столь неоднозначной репутацией…

— Именно ты нашёл путь выживания для нашего народа, результатами твоих изобретений пользуются буквально все оталийцы. А твоя Сигюн? Именно её изобретение — портативное исцеляющее устройство, хелльбрёстир, — спасло бесчисленное число жизней наших соотечественников…

— Хватит, хватит, совсем захвалишь!

— …так что быть тебе императором всех асиров, Локи…

— Почему асиров?

— Ну, это элементарно. Так нас называли Древние. Раз мы теперь станем на них похожи и внешне, и по своим возможностям, почему бы не взять и название, которое они дали нашему народу? Мне кажется, в этом есть какая-то высшая справедливость.

— Мне нравится, — заметила Сигюн.

— Ладно, пусть будут асиры…

— …во веки веков! — Хёмдалль усмехнулся. — Отличный девиз для нового народа, не так ли?

— Пожалуй, — кивнул Локи.

— Но есть одна маленькая проблема, — Хёмдалль показал двумя пальцами, насколько маленькая, — меня по-прежнему беспокоит собственная безопасность. Видимо, и тебя заботит этот же вопрос.

3

— Что ты имеешь в виду?

— Лояльность подданных твоему императорскому величеству, с одной стороны, и отсутствие произвола в их отношении — с другой.

— Это — отличное пожелание. Но как его обеспечить?

— Дорогой дядюшка! Возвращение твоей драгоценной Сигюн отрицательно сказалось на умственных способностях… — фразу Хёмдалля прервал подзатыльник, "внезапно" прилетевший от Сигюн.

— Думай, что говоришь, мелочь, — прорычал Локи, — нависая с громады человеческого роста над фигуркой Хёмдалля, — не смей клеветать на свою тётушку-императрицу!

— Это произвол!

— Нет, племянник, — хищно ухмыльнулась Сигюн, — это работа имперского правосудия. Понравилось?

— Хм-м, — почесал затылок Хёмдалль, — возможно, и в таком правосудии есть какой-то смысл. Но какие-то рамки своеволию положить необходимо. Иначе завтра она и тебя попробует стукнуть, — подвёл он итог, обращаясь к Локи.

— Дать обещание — не проблема, а вот обеспечить его исполнение… — с сомнением пожал плечами Локи.

— …Можно! — Широко улыбнулся Хёмдалль. — Да-да, не смотри так недоверчиво, Сигюн! Та же техника, которая создаёт "химеру" нового тела, позволяет здесь — перед собеседниками возникла трёхмерная модель генома нового "вместилища" для оталийца — и здесь провести вот такую коррекцию…

Цепочки молекул сдвинулись, слегка меняя конфигурацию, и все трое сразу же погрузились в жаркую дискуссию о том, какие реально изменения это принесёт, будут ли побочные эффекты, и так далее, далее…

4

К окончательному выводу исследователи пришли часа через четыре.

— Да, — согласился Локи, — пожалуй, это будет работать в обе стороны, обеспечивая и лояльность подданных, и отсутствие произвола со стороны власть имущих. По крайней мере, нарушение присяги будет вызывать невыносимые страдания, от которых смогут избавить лишь те, кто принимал клятву. Я готов пойти на такое, если ты, Хёмдалль, обязуешься поступить так же.

— Я тоже готов на это!

— Так, стоп, глубокоуважаемые фоскеры, — решительно вмешалась Сигюн. — А не кажется ли вам, что мы выпускаем ётуна на волю?

— Если ты имеешь в виду своего супруга, тётушка, — осклабился Хёмдалль, не упуская подходящий для "шпильки" момент, — так он уже давно бродит, где хочет, и творит, что пожелает!

— Да тьфу на тебя, племянничек, — обиделся Локи.

— Прекратите же, наконец, ваши переругивания. Посмотрите сюда, — Сигюн указала рукой на другой участок генетического кода. — Это обеспечивает адаптацию к боли, так что тот, кто обладает сильной волей, будет способен её вытерпеть, действуя наперекор клятве. Предлагаю добавить ещё вот это…

5

Ещё четыре часа спустя консенсус, наконец, был достигнут, и Локи вернулся в трансформирующую машину, из которой вышел ещё спустя четверть часа.

— Ну, как? — Обеспокоилась Сигюн, — чувствуешь в себе какие-нибудь изменения?

Локи пожал плечами, а затем, немного подумав, создал над ладонью огненный шарик, который сразу убрал. Сосредоточившись, он передвинул на лабораторном столе рядом с Хёмдаллем планшет со стиром и массивный серебристый браслет, покрытый затейливой вязью рун.

— По ощущениям, всё со мной. Ваши мысли я читать не могу, как и раньше, хотя…лёгкую досаду в тебе, племянник, ощущаю. Увы, не понимаю, в чём её причина.

— Ага, эмпатия присутствует, — сделал вывод Хёмдалль. — А вот насчёт телепатии — неувязочка. Либо ты её не приобрёл, либо у Древних подобного не было и в помине, и слухи врали.

— Слухи часто врут, — кивнул Локи, — я много работал с Древними, и ни разу никто из них не демонстрировал прямую передачу или чтение мыслей…

— Хм-м, может, ты слишком туп? С другой стороны, возможно мозг оталийца не приспособлен к прямому мысленному общению. Это, кстати, вписывается в твою гипотезу. Зачем общаться со слугой-механизмом? Достаточно просто отдать распоряжение. Не желаешь попробовать телепатически поуправлять мной или Сигюн?

— Даже в мыслях не было, — хмуро ответил Локи, — подожду, пока не появятся подходящие подопытные — Тир или Тор. Вы — моя семья, а не органические роботы!

— Ладно-ладно, — махнул рукой Хёмдалль, — сам же потом будешь сожалеть! Что бы такое ещё проверить?…

— Швырни в него чем-нибудь, — шепотом подсказала Сигюн.

Мгновением позже тяжёлый браслет камнем полетел в голову Локи, но тот, как ни в чём не бывало, спокойно выхватил его из воздуха и одел на руку.

— Спасибо, племянник, — благодарно кивнул он Хёмдаллю, надевая на пальцы тяжёлые перстни с зелёным, чёрным и красным камнями. — Всё время забываю надеть этот браслет-оружие от "вознёсшихся". Не то, что он пригодится прямо сейчас, но порядок есть порядок.

— Видишь, — снова шепотом заметила Сигюн, — предвиденье тоже работает! — И уже в полный голос спросила, — Локи, твоё предвиденье что-нибудь говорит о ближайшем будущем?

— Ничего. Ровным счётом ничего.

— О! Значит, всё будет хорошо?

— Возможно.

— Тогда, — решительно подняла голову Сигюн, — надо приступать к следующему этапу. Твоя очередь, Хёмдалль!

Локи предвкушающе сощурил глаза.

— А клятва? Нужна клятва, — беспокойно заметила намеченная жертва.

— Нет, дорогой племянник. Сначала трансформация и экзекуция, а клятвы — потом, — ласково улыбнулся Локи, — но посуди сам, фоскер, кто же станет давать клятву роботу-слуге, устройству для выполнения "чёрной" работы, а?

6

Там же, сутки спустя…

Многочисленные шланги жизнеобеспечения спрятались в свои норы, и невысокий, плотного телосложения мужчина, со светло-рыжими кудрявым волосами и курчавой бородкой открыл глаза. Упругим движением он сел на ложе, требовательно осматриваясь вокруг. Заметив Локи за контрольным пультом, он удовлетворённо кивнул.

— Никогда себя не чувствовал столь хорошо! Экзекуция отменяется? Тогда привет, дядюшка.

— С возвращением, Хёмдалль, — кивнул Локи. — Думаю, мои страдания связаны, во-первых, с переносом транспортным лучом ещё живого тела. Во-вторых, возможно, сказалась небольшая несовместимость симбионта и выбранного мною носителя.

— Да, а может, внесённые нами в геном изменения сделали перенос стабильнее и безболезненнее. Хотя, если честно, совсем без экзекуции не обошлось. Я снова пережил покушение на Торговой площади какого-то городка под названием Лиссабон, где меня вместе с сыном убили какие-то бандиты-мятежники. К счастью, это только сон. Или нет?

— Хм-м, интересно. Некого малозначимого короля Карлуша Первого, происходящего от Древнего по имени Веттин, действительно убили в начале этого года в одном из городков Терры. Я похитил его тело, потому что "фактор" Древних в нём силён, и подменил наскоро сляпанным клоном с помощью транспортной системы фёрлингов. Она, знаешь ли, не даёт ни шума, ни световых эффектов, излишних в подобном деле. Остальное…

— Неважно, — поморщился Хёмдалль, — сейчас я дико, просто сил нет, хочу жрать!

— Немудрено, — хмыкнул Локи, пожимая плечами, — тридцать тысяч лет питаться той дрянью, что обычно хавают оталийцы… бр-р-р!

— Когда у нас обед?

— У нас? Сигюн и я уже обедали. Что же касается тебя, то сначала нужно снять все анализы, всё проверить. Как ты говорил: "аккуратно завершить эксперимент", да?

— Имей совесть!

— Пока не могу, — пошло ухмыльнулся Локи, — Сигюн ещё не прошла трансформацию…

— Значит, всё-таки экзекуция?

— Да ты не волнуйся, это часа на два-три, не больше. И потом, это не экзекуция, это — научное исследования. А наука, как искусство, — тебе, Хёмдалль, это должно быть известно, — постоянно требует жертв.

— Я знаю, — кивнул фоскер, — но никогда не думал, что окажусь в этой роли.

— Зря. В этом мире всё должно быть справедливо. Сначала ты ставил эксперименты надо мной — теперь моя очередь. Начнём, что ли?

Хёмдалль неуверенно кивнул.

— Попробуй создать над ладонью шарик плазмы.

— Как?

— М-да, у меня это знание "всплыло" сразу. Сделай так: расположи ладонь правой руки горизонтально и представь над ней яркую точку…

Хёмдалль закрыл глаза и, спустя немного времени, кивнул.

— …теперь почувствуй тепло, исходящее из середины своего тела, и направь его через руку сначала в ладонь, а потом в ту самую точку над ней. Всё должно получиться!

Хёмдалль сосредоточился, и над его ладонью засиял, разгораясь, маленький шарик света.

— Достаточно. Просто открой глаза и посмотри.

— Высокое Небо, — изумился испытуемый, — но, Локи, почему у меня получился шарик света, а у тебя — шарик огня? Мне кажется, это не справедливо. Я тоже хочу огонь!

— О! — Локи усмехнулся, — зато ты теперь всегда сможешь подсветить себе в темноте при необходимости, да. Это тоже полезное умение!

— Да? — В голосе Хёмдалля чувствовались нотки сомнения, — тогда ладно.

— Не волнуйся, племянник, этот феномен мы обязательно изучим. Но ты же не хочешь, чтобы я занялся этим прямо сейчас?

— Нет, — отчаянно замотал головой испытуемый, сначала — обед!

— Сначала — исследования, — жёстко отрезал Локи. — Сейчас попробуем телекинез,…стой, брось!..

Да куда там! В руке Хёмдалля внезапно возник бутерброд, который тот стал жадно поглощать.

— Это мой бутерброд! Был… — грустно отметил Локи, пригладив растрепавшиеся огненные волосы, — ладно, племянник, с телекинезом у тебя очень хорошо. Да и телепатия, вроде бы, работает, — иначе, откуда ты узнал… так, а давай попробуем, как у тебя с предвиденьем, — хитро прищурился экспериментатор, незаметно нащупывая какой-нибудь предмет потяжелее…

7

— И что нам теперь делать, — недоумённо переглянулись Локи и Хёмдалль.

— Просто принести клятвы в произвольной форме, но сначала, Локи, попроси "Франанг" перенести сюда Рунстир, Солнечный Щит. Он лежит здесь, — Сигюн протянула управляющий стир ошарашенному супругу, — в трюме "Гальдшафа"…

— Невероятно! Ты сохранила Рунстир!

— Чувствовала, что понадобиться, — немного виновато улыбнулась Сигюн. — Тор и его Высший Совет так быстро драпали с Оталы, что оставили его в хранилище Дворца. Я взяла его, чтобы не оставлять репликаторам. Всё равно все остальные о нём забыли.

— О Сигюн, ты — достойная супруга своего мужа, — присвистнул Хёмдалль.

— Я знаю, — кротко поклонилась Сигюн, — прошу, дорогой!

Локи осторожно, как величайшую драгоценность взял управляющий стир из рук жены и устроил его в ячейке контрольного пульта. Лёгкий поворот, и на полу лаборатории во вспышке луча светового транспортёра появился золотисто-чёрный круг метра полтора в диаметре, испещрённый по краю рунами. В центре диска матово блестело чёрное полушарие, охваченное широким золотым кольцом. Всё пространство между кольцом и рунической надписью занимали прямые линии-лучи, чёрные и золотые по очереди.

— Я думал, он утерян, — прошептал Локи, опускаясь на колени и ласково гладя ребристые руны на краю диска.

Видимо, Высший Совет Оталы не спешил сообщать народу об утрате священной реликвии оталийцев, на которой приносили свою присягу народу все их правители, начиная с глубокой древности. И, если честно, даже Локи, даже Хёмдалль как то забыли о существовании подобного чуда. А Сигюн — нет. Неужели, она что-то подозревала, готовилась, надеялась?

— Стань на центр Щита, Локи, чтобы ступни твои охватили полушарие в центре, и произнеси клятву.

— Это безопасно?

— Говорят, Рунстир поражал молнией того, кто претендовал на власть, не имея на это права, — прошептал Хёмдалль, — может, ну его, дядюшка?

Но Локи, увидев взгляд Сигюн — требовательный, исполненный надежды — решительно тряхнул огненными волосами и вступил на щит. Ему потребовалось усилие, чтобы вспомнить первые слова древней клятвы, инициирующие это устройство.

— Я прочно встал на щите этом, под Высоким Небом! Волны перед лицом моим, ветер над головой моей, пламя за моей спиной! Справа от меня — жизнь, слева смерть, а под щитом этим лёд, тьма и забвение. В достатке у меня и воли, и силы! Смотрите те, кто окружают меня со всех сторон, прочно стою я на щите этом!

Локи сделал паузу и услышал, как загудел Рунстир под его ногами.

— По праву воли и силы, по праву обладания я, Локи Пламень, заявляю о себе как о владыке асиров из рода асиров, и как об их императоре Константине, первым этого имени. Клянусь родом своим, кровью своей, жизнью своей, волей своей править народом асиров справедливо, избегая в отношении народа моего произвола и лукавства, ради процветания асиров и Айдахейма. Да будет так!

Пока Локи произносил эти слова, чёрный камень в центре щита утрачивал матовость, наполняясь блеском и каким-то странным сиянием, а с последними словами клятвы свет охватил всю фигуру Локи, волосы на его голове стали дыбом. Лишь только Локи издал последний звук клятвы, послышался звон, как будто кто-то ударил в колокол.

— Высокое Небо приняло клятву императора, — прошептала Сигюн.

— Если не видел бы своими глазами, ни за что не поверил, — так же шёпотом отозвался Хёмдалль.

— Иди, — махнула рукой супруга Локи, — опустись на колени перед Рунстиром, положи ладони на руны и произнеси свою клятву.

Хёмдалль с опаской приблизился к странному устройству и выполнил указания Сигюн. Едва его ладони коснулись рун на щите, тот тихо загудел, и руки от кончиков пальцев до локтей засветились мягким золотистым светом.

— Говори, — тихо подсказала Сигюн.

— Я, Хёмдалль, сын Одина, внук Бёра из рода асиров! Клянусь, Локи, как владыке асиров и их императору под именем Константин, родом своим, кровью своей, жизнью своей, волей своей служить тебе верно, без лукавства, исполняя всё, что будет велено мне, изо всех сил своих, пока будет твоя нужда в том, и на благо народа асиров и Айдахейма. Да будет так!

Лишь только Хёмдалль произнёс последнее слово, свет, ранее охватывающий лишь его руки, стал ярче и распространился вверх и вширь, охватив и всю фигуру Хёмдалля целиком, и Локи, стоящего на щите.

— Я, Локи Пламень, владыка асиров из рода асиров, их император под именем Константин, принимаю служение твоё, Хёмдалль, сын Одина, внук Бёра из рода асиров, и обязуюсь ни словом, ни делом не использовать службу твою в ущерб Айдахейму и народу асиров. Обязуюсь ещё избегать произвола в наказании и поощрении, быть справедливым сюзереном для тебя. Да будет так!

Удар "колокола" и вспышка света сопроводили его заключительные слова. Локи уже сошёл с Рунстира, а Хёмдалль по-прежнему водил руками по рунам, заворожено рассматривая каждую их чёрточку.

— Удивительное устройство, — наконец заявил он, поднимаясь. — Его явно сделали Древние! Твоя гипотеза, Локи, находит всё больше подтверждающих фактов.

8

— Хочешь сделать что-нибудь подобное?

— Нет! То есть, да,…но пока, скажу честно, такая техника мне не по плечу. Это устройство напрямую программирует саму личность, пользователя — не тело, не механизм наследственности. Удивительно!

— Программирует? Чувствуешь в себе какие-нибудь изменения?

— Издеваешься? — Хёмдалль обиженно сощурился. — Я ещё даже не обжился целиком в этом теле, так что новизна чувств и ощущений мне обеспечена надолго.

— Интересно, — задумчиво протянул Локи, глядя на чёрно-золотой щит, — значит, если мы поймаем гоаулда, и заставим его принести клятву на Рунстире, он будет вынужден ею соблюдать?

— О, — воскликнул Хёмдалль, осознавая открывающиеся перспективы, — это же в корне меняет ситуацию, в том числе с Договором о защищённых планетах,…конечно, надо попробовать.

Два фоскера хищно переглянулись.

— У тебя есть кто-нибудь из них на примете? — Возбуждённо поинтересовался Хёмдалль. — Кого сразу не хватятся остальные системные владыки, кто давно ни с кем не общается, будучи практически изгнан даже из весьма рыхлого сообщества гоаулдов?

— Ра! Это — Ра, — потёр ладошки в предвкушении нового интересного приключения Локи, — я как раз собирался его навестить, чтобы попросить поделиться добытым наквадахом — ну, и другими милыми пустяками заодно. А тут — такой повод!

— Постойте, мальчики, — вмешалась Сигюн, — а как же я? Ведь теперь моя очередь на перенос в новое тело! Надеюсь, ты уже подобрал подходящее, — она кокетливо наклонила голову, — чтобы понравилось и мне, и тебе?

— Конечно, звезда моя, свет мой…

— Стоп-стоп-стоп, — замахал руками Хёмдалль, — избавьте меня от ваших семейных разборок и сюсюканий. Нет-нет, валяйте дальше, не стесняйтесь, — он величественно махнул рукой, — просто подождите, пока я уйду. Как раз собрался принять ванну, перекусить, так что раньше, чем часа через три, вы мне не понадобитесь!!

— Ну, ты хам, племянник, — завистливо присвистнул Локи, — что значит: "не понадобитесь"?

— Нахал! — Сигюн одновременно со словами мужа возмущённо фыркнула. — Если мне понравится тело, то только на выбор подходящих нарядов уйдёт не меньше трёх часов…

Мужчины, не сговариваясь, вопросительно на неё посмотрели, а Локи, увидев азартный блеск в глазах супруги, схватился за голову.

— …а, может быть, и больше, — задумчиво завершила фразу Сигюн. — Турс побери, вы же не хотите, чтобы императрица ходила голой?

Локи неожиданно покраснел, а Хёмдалль смущённо отвернулся и постарался удалиться побыстрее и подальше от намечающегося выяснения семейных отношений. Они явно не учли аппетиты женщины, которая тридцать тысяч лет не имела возможности выбрать новое платье. А сколько всего нужно ещё и помимо того!..

9

Там же, спустя сутки…

— Ты как? Похоже, что тебя кто-то жевал,…или топтал… — участливо заметил Хёмдалль. — Долго ещё?

Он кивнул на затуманенную кабину устройства переноса личности.

— Какой там! — Локи машинально схватился за голову, проверяя, на месте ли она. — Я едва смог уговорить отложить более серьёзный подбор "тряпок" на потом, мотивируя это отсутствием выбранных ею материалов. Надо же, подавай шёлк, чистый хлопок, ангорскую шерсть,…да на этой базе отродясь таких страшных слов никто не произносил. Так что только загрузил супругу, судя по предыдущим опытам, окончания процесса ждать ещё не менее суток.

— Ого! Ты так и намереваешься просидеть здесь всё время. Ты даже забыл поесть!

— Не часто ли ты стал задумываться о еде, друг? О, с тобой что-то не в порядке? Модифицированное тело не нуждается в столь частом приёме пищи. По расчётам, достаточно одного раза в сутки.

— Это по расчётам, — смутился Хёмдалль, — а в действительности, как я подумаю, сколько всего упустил за те тридцать тысячелетий существования в виде "кожаного болвана", машины для выполнения научных исследований, — сразу хочется есть. А ведь столько вкуснейших блюд я ещё не попробовал!

— Не в упрёк скажу, но один из тех, кто настаивал на переходе к клонированию, был ты. Забыл?

— Хм-м. Хотелось бы сказать, что забыл,…но буду честным: помню. И по-прежнему считаю, что был прав. Так оталийцы выиграли время, и в итоге именно благодаря этому тебе удалось найти решение!

— Вот как? Ну-ну. Да и решение ещё не окончательное. Теперь, помимо естественной смерти — надеюсь, очень не скорой, — нам будет угрожать "вознесение".

— Почему угрожать?

— Ну, я не хотел бы находиться в одном пространстве с существами, — Локи загадочно ткнул пальцем куда-то вверх, — которые сотворили с нами подобное… мне приходит в голову лишь слово преступление. Нет, ты не согласен?

— Возможно, — поёжился Хёмдалль, — хотя мне они — те, с которыми довелось пообщаться, — не показались столь уж… бесчувственными, что ли? Именно такими их показывает твоя гипотеза.

— Они просто разные, как и все разумные существа. Но моя гипотеза не пытается охарактеризовать отдельные личности. Они могут быть вполне вменяемы и симпатичны, ведь у каждого правила есть исключения. А вот Древние как раса — спаси нас от них Высокое Небо!

— Может быть, — задумался Хёмдалль, — трудно составить по отдельным особям мнение о народе в целом, а если судить по делам,…тут ты во всём прав. Картинка-то, увы, неприглядная!

— Да уж, — кивнул Локи. — Возьми, это тебе!

Он небрежным жестом пододвинул к собеседнику серебристый браслет и три перстня.

— Что это? Браслет, как я понял, от Древних?

— Он делает тебя невидимым для подобных форм…гм-м…жизни и позволяет, если у тебя появиться такое чётко осознанное намерение, серьёзно повредить их энергетическую сущность. Полагаю, для "вознёсшихся" это больно.

— Полагаешь?!..

— О! Ни один из тех, на ком была опробована эта штука, не вернулся рассказать о своих ощущениях. Поэтому, полагаю, они остались довольны.

— Что я, турс побери, о тебе ещё не знаю! Ладно, чёрный, зелёный, это я помню, а красный? И почему у них разный цвет, если везде используется источник энергии на наквадрии?

— Цветовой фильтр, просто для удобства распознавания. Перстень с красным камнем — тоже полезная вещь. В основу положены разработки фёрлингов. Это — персональная система спасения, телепорт. Правда, пока не активированная. Требуется дополнительная привязка к координатам, по которым и будет перенесён владелец. При возникновении необходимости. К сожалению, радиус действия телепорта ограничен несколькими световыми часами. Но обычно этого достаточно.

— Столько удивительных устройств,…целый ворох изобретений!..А другие оталийцы прозябают в своём консерватизме, и при всех своих усилиях неспособны придумать что-либо новое. Почему?

— Научная мысль не может оставаться в каких-то рамках, если претендует на подобное звание. Она свободолюбива и всегда стремится постичь неизвестное, новое. Запретное — так и вовсе действует как дополнительный стимул. Фоскеры оталийцев пляшут под дудку Совета, который и шагу не может ступить без оглядки на Древних, на их якобы этику и идеалы. В этом ослеплении они готовы топтать и уничтожать представителей своей расы, лишь бы избежать даже возможности порицания со стороны "вознёсшихся". Высший Совет служит вовсе не народу Оталы, это колониальная администрация, следящая за тем, чтобы хозяева оставались довольны.

— Знаю, ты прав. Но, всё-таки, ответь, почему?

— Всё просто. Десять тысяч лет я трудился без перерыва, собирая, изучая, постигая то, что попало в мои руки, ставя многочисленные опыты…Ты бы назвал их неэтичными, да. А Древние, если смогли бы, просто стёрли меня из памяти. Труд, много труда, отсутствие запретов, авторитетов, зашоренности, — и, конечно, везение… вот и весь секрет, Хёмдалль.

— Невероятно, я просто потрясён!

— Оставь, по сравнению с тем, что ещё предстоит сделать, это так, ерунда. И, пожалуй, ты прав: сидеть здесь нет никакой надобности. Искин сообщит мне, когда перенос и трансформация подойдут к завершению.

10

Ещё сутки позже…

— Дорогая, ты прекрасна, — прошептал Локи на ушко молодой женщине лет двадцати пяти с длинными волнистыми волосами цвета стоялого мёда и миленьким округлым личиком.

Эти признаки явно свидетельствовали о принадлежности к Дому Веттина, так что Хёмдалль мог теперь с чистой совестью называть Сигюн тётушкой. Ха, если осмелится на это, ведь странно, когда здоровенный мужчина лет тридцати пяти называет тётей хрупкую женщину лет на десять младше? Лучше уж — сестрёнкой!

— Фф! — Сигюн фыркнула как кошка, но с благодарностью приняла из рук Локи мягкий белый халат, явно наслаждаясь его помощью, — ты смеёшься, муж мой? Сначала мне нужно хорошенько отмыться, сделать причёску,…посмотри, — женщина протянула руки смутившемуся супругу, — какое безобразие творится с моими ногтями! Не императрица, а какая-то торговка, пф-ф! Просто ужас!! А ещё мне совсем нечего надеть!!!

— Для меня ты всегда прекрасна, любимая, — слегка отступил в сторону Локи, подавая ей ладонь, — итак, как теперь твоё имя, прекрасное видение?…

— Елена, по мужу из Дома Эрарика, дочь Карла из Дома Веттина, — выполнила реверанс женщина.

— Добро пожаловать, императрица Елена!

ИНТЕРЛЮДИЯ 3 Заботы конунга Тора

1

Отальхейм, система Орилла, Орилла.

— Конунг Тор!..

— …

— Тор! Конунг Тор!..

— Да чтоб тебя! Уже проснулся, встаю, — верховный командующий флота нехотя поднялся с анатомического ложа, куда прилёг отдохнуть не более пары часов назад, и недовольно пробурчал управляющему искину личных апартаментов,

— Что там ещё произошло?

— Прорываются репликаторы. Осталось два корабля, сходные по характеристикам с нашими бильскирнирами. Обнаруживший их ярл Тир маневрирует, чтобы не допустить их выхода к планетарным системам Отальхейма.

— Скажи лучше — драпает, — скривился Тор. — Есть свободные корабли?

— Только дежурные, обеспечивающие соблюдение Договора с гоаулдами, и твой личный "Фьёргюн".

— Подготовь его и передай приказ командирам двух из дежурных бильскирниров рассчитать прыжок в систему, где ведёт бой Тир. Выходим через час!

— Исполняю, верховный командующий!

2

Отальхейм, одна из незаселённых систем на рубеже.

"Тифрост" выдал очередной залп по ближайшему кораблю репликаторов и увернулся от ответного залпа, выполняя манёвр "переворот и кручение". Мьёльниры — плазменно-импульсные орудия успешно перезарядились, и ещё один залп ушёл в сторону бильскирнира репликаторов, который, постоянно огрызаясь, упорно шёл на сближение. А вот второй их корабль тем временем упрямо пёр дальше.

Этому Тир обязан воспрепятствовать. Любой ценой. Но, даже пойдя на таран, он всё равно не решил бы эту задачу: у репликаторов было два корабля. Ещё удача, что они не действуют совместно. Пока он "разбирается" с одним, второй, не обращая внимания на трудности коллеги, нагло лезет вперёд.

Ситуацию пока спасало несколько факторов. У репликаторов были устаревшие тысяч на десять лет бильскирниры, а это значит, что и их скорость меньше раза в полтора, и щиты слегка слабее. Кроме того, его "Тифрост" способен совершить короткий гиперпрыжок на несколько световых секунд. Поэтому, во-первых, был способен ускользнуть от желающего абордажа противника и, во-вторых, немного "осадить" ушедшего слишком далеко его "собрата". Абордаж — гибель для "Тифроста", в таком бою репликаторов точно не сдержать!

Поскольку механические мерзавцы обладали технологией телепортации, — пусть и более короткой, чем современная оталийская, — корабль Тира защищали лишь щиты. Стоит им просесть — всё, бой проигран. Через несколько мгновений на борту будет полно этих мелких многоногих уродцев. Абордаж!

Конечно, теоретически бой проигран, это понятно: сдерживание противника бильскирнир Тира и два патрульных драккара начали в дюжине световых часов от эклиптики системы. Тогда врагов было шестеро. Совместными усилиями ярлу и двум хэрсирам — командирам драккаров — удалось разменять их на четыре бильскирнира репликаторов. Большего не смог бы сделать никто!

Но теперь "Тифрост" вёл бой всего лишь в световом часе от планетарных орбит. Сколько ещё он продержится? Сейчас самому себе ярл напоминал пастушью собаку, которая вертится изо всех сил, стараясь не пропустить волков к охраняемому стаду. Увы, пока овчарка из всех сил огрызается на одного, прочие хищники, не обращая особого внимания на сторожа, подбираются всё ближе и ближе.

Корабль выдал очередной залп и снова увернулся от ответного,…кажется, пора переключаться на второго репликатора, иначе их не удержать. Жаль! Ещё немного, и щит врага упал бы,…да. Ничего не поделаешь!

Тир повернулся к контрольной панели гипердвигателя и удивлённо распахнул глаза: кажется, "окно" открылось по одной его мысли! Но мгновением позже он понял, что долгожданная подмога, наконец, прибыла!

— Здесь верховный командующий Тор, — три бильскирнира выскочили из "окна" строем "призмы", и перед Тиром возникла голограмма его начальника. — Доложите обстановку, ярл!

— Перехвати уходящего репликатора, конунг, — радостно осклабился Тир, — этого я добью и сам! Хэрсиры погибших драккаров у меня на борту, ещё четыре бильскирнира противника уничтожены,…спасибо, что пришёл, конунг. Теперь мы порвём этих тварей!

3

Отальхейм, система Орилла, Орилла.

— Конунг!

— Говори, хёвдинг, я слушаю тебя, — Тор устало повернулся к голограмме адъютанта.

— Только что поступило сообщение: гоаулды силами трёх хаттаков и двух хеопсов вошли в звёздную систему Киммерия, защищённую Договором!

Хеопс — корабль-пирамида гоаулдов, поменьше и послабее ударного хаттака, обычно использовалась как корабль поддержки и доставки десанта на планеты, намеченные к оккупации. И раз они появились вблизи защищённой Договором планеты, какой-то наглый или глупый системный владыка решил втихую прибрать чужое. Ётун побери, но почему именно сейчас?

— Отправь дежурное звено бильскирниров, их командиры сейчас получат мой приказ. Пусть намекнут этим червям, где их место!

— Конунг, но они только что вернулись из боя с репликаторами, и не успели пройти доукомплектование!

— Верно. Но гоаулды-то об этом-то не знают! Для нас сейчас важнее не боевая мощь, которая, очевидно, избыточна, а скорость нашей реакции на нарушение Договора. Сомневаюсь, что они осмелятся на открытую схватку!

— Будет исполнено, конунг!

Тор кивнул, не обращая внимания на то, что интерактивная голограмма собеседника уже исчезла. О, спасибо Хёмдаллю за разработку гиперсвязи!

Хотя, казалось бы, чего проще? Открыть небольшое окно стабилизированного гипертуннеля, и — пожалуйста — болтай, сколько хочешь! Но почему-то все остальные фоскеры думали лишь о перемещении объектов, а они, поганцы, по стабилизированному туннелю всегда двигались лишь в одну сторону. А вот Хёмдалль подметил, что электромагнитные волны определённой длины проходят в обе стороны, и теперь у оталийцев есть дальняя сверхсветовая связь! Без неё положение расы стало бы катастрофичным, да.

4

Кстати, как здоровье почтенного фоскера? Удалось ли восстановить ему разум?

— Квасир!

Искин личных апартаментов мгновенно связался с вызываемом абонентом, представив начальству в виде интерактивной голограммы.

— К твоим услугам, конунг.

— Как состояние Хёмдалля?

— К сожалению, конунг, состояние достойного фоскера мне неизвестно, — развёл ручками Квасир, — а тот клон, — точнее, "кукла", — уже успел окончательно распасться. Но технология, это странно, мне совсем неизвестна. Это потрясающе, конунг…

Тор не слушал. Если то, что доставила "Вальхалла" — просто "обманка", то Локи жив по-прежнему, а Хёмдалль находится рядом с ним. Либо в плену, либо увлечён исследованиями, которыми коварный Локи успел его завлечь. Несомненно, за всем этим стоит какой-то хитрый план. Какой? Зачем приносить в жертву "Свадильфар", подсовывать "клоны-пустышки"? Просто выиграть время, или чтобы отвлечь от более важного?

— Скажи, Квасир, ты можешь сделать что-либо подобное? Такое, как этот клон?

— Увы, конунг, мне подобное недоступно.

Тор внезапно испугался мысли пришедшей ему в голову.

— Может ли такое быстрое старение клона быть следствием работы каких-нибудь наноботов, нанитов?

— Безусловно.

— Возможно ли заражение наших тел подобными нанитами при контакте с таким клоном и последующее катастрофически быстрая их деградация?

— Турс побери! Теоретически — да, — Квасир чуть было не упал, едва лишь понял, что ему угрожало, — но… минуточку!..О, Высокое Небо, в теле "пустышки" действительно обнаружены следы нанитов, но в момент захвата образца они уже не были активны…

— То есть тот, кто их применил, вполне мог бы заразить таким образом…

— Что ты, конунг, — истово замахал руками Квасир, — "валькирии" защищены скафандрами, а мы, фоскеры…

— Следующий раз будете внимательней и осторожней, — сухо закончил сеанс связи Тор. Ну что же, по крайней мере, Локи не собирался причинять вред расе оталийцев,…да. Но нельзя оставлять гениального фоскера, владеющего подобными наработками, вне сферы контроля Высшего Совета. Нельзя!

5

— Всегда к твоим услугам, конунг, — с небольшим опозданием отозвался на вызов верховного командующего ярл Эгир, — жду приказа.

— Хорошо, — слегка наклонил голову Тор, давая Эгиру возможность почувствовать его одобрение и поддержку. — Как я только что узнал, твой предшественник в миссии на Мидгарде так ничего и не добился.

— Он доставил несколько фрёсниров, — неуверенно возразил Эгир, — уничтожил "Свадильфар" и захватил Хёмдалля.

"Хорошо, что про смерть Локи ярл даже не намекнул. Наверное, ни на мгновение в это не верил, ага", — подумал Тор и внимательно всмотрелся в офицера, стоящего перед ним навытяжку. Пусть в виде голограммы, но всё же…

— Локи жив, — жёсткая усмешка проявилась на лице Тора, — и Хёмдалль по-прежнему у него. То, что привёз Тир, оказалось "пустышкой". Поэтому, я приказываю: "Вальхалле" отправиться в Мидгард, где надлежит тщательным сканированием обнаружить тайную базу Локи. После обнаружения базу захватить, и обследовать. Цель — найти исчезнувшие фрёсниры, задержать и доставить Высшему Совету Оталы уже упомянутого фоскера Локи и удерживаемого им — насильно или обманом — фоскера Хёмдалля. Приказ тебе ясен, ярл?

— Да, конунг. Какие средства мне дозволено применить?

— Любые, которые сочтёшь необходимыми для исполнения данного задания. Иди!

— Служение конунгу — честь для его воина, — коротко поклонился Эгир. Точнее, его голограмма.

ГЛАВА 5 Как сохранить тайну

1

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи.

— О! Тётушка,…ты такая красавица, — к изумлению Локи, Хёмдалль при их появлении вскочил и попытался рассыпаться в комплиментах перед его супругой.

— Спасибо, племянник, — насмешливо отгородилась руками Сигюн, — но твои восторги опоздали на несколько десятков тысяч лет. Кроме того, раз мы оба происходим из Дома Веттина, а я теперь сильно помолодела, если соберёшься делать комплимент, зови "сестрёнкой". Обращение "тётушка" меня старит, — сморщила хорошенький носик Сигюн.

Хёмдалль ошарашено кивнул.

— Кстати, теперь моё имя — Елена. Императрица всех асиров, — гордо подняла голову женщина.

— Долгие лета, твоё императорское величество, — хихикнул Хёмдалль, — желаю тебе тысячи лет сохранять столь же цветущий вид!

— Вот, братик, уже намного лучше. Хотя с титулованием тебе ещё надо потренироваться: в твоём обращении совсем не слышно заглавных букв!

— Ты серьёзно, Сигюн?

— Более чем. Между прочим, твоё имя теперь не Хёмдалль, а Карл!

— Что? Это не имя, это какое-то прозвище, нет-нет! И для чего это вообще?

2

— Полагаю, — Локи переглянулся с Сигюн, — нам необходима серьёзная база на Мидгарде-три, Терре.

— Зачем? Если так необходима база в системе Мидгард, почему бы не обойтись "Франангом"?

— Видишь ли, "братик", — Сигюн царственно уселась в расторопно подъехавшее кресло, — мы создаём новый народ, расу асиров, основываясь на человеческих телах. Здесь, на Терре, по подсчётам сканера их более полутора миллиардов.

— Прости, "сестрёнка", — охотно включился в игру новыми именами и родственными связями Хёмдалль, — но в Мидхейме я могу навскидку указать пять-шесть планетарных систем, на которых численность населения не меньше, а развитие технологий зашло куда дальше — Толлан, Ашен, Келона…

— Ты прав, — отметил Локи, — однако именно на Терре Древние когда-то устроили свою столицу, именно на Терру они вернулись из Ётунхейма после поражения, именно с этой расой людей они заводили общих детей. Чему являются доказательством наши тела!

— Тех, кто нам подходит, мы обнаружим достаточно быстро. Зачем нужны все остальные?

— Наследственность, братик, — вмешалась в обсуждение Сигюн. Потенциальных носителей "фактора" Древних — миллионы, однако глубокий генетический поиск выявил лишь полтора десятка тысяч людей, имеющих активный "фактор". Да одних лишь потомков Веттина гораздо больше! Но среди них отбор по нужным признакам пройдут лишь сотня-другая, остальные…

— Это так, мой друг, за ними нужен постоянный внимательный присмотр, селекция. Асиров мало, а ребёнок, имеющий активный "фактор", и получивший подходящего симбионта, мало чем будет отличаться от нас. Этот ребёнок, Хёмдалль, будет передан на воспитание своему Дому, чтобы вырастить настоящего асира! Если же родственников нет, о нём позаботится Император.

— Нам ничто не мешает использовать примитивных человеческих особей на разных второстепенных работах, — скромно отметила Сигюн. — Нужда в рабочей силе велика, даже несмотря на обилие роботов. Людям можно найти занятие во множестве разных сфер деятельности, от производства нормальных продуктов питания — ты же не собираешься и дальше питаться кубиками, Хёмдалль? — до строительства сооружений.

— Хм-м, — Хёмдалль был в замешательстве. Кажется, о подобном он и не подумал. Действительно, на производстве продуктов питания и простых материалов не обязательно использовать асиров, местных будет вполне достаточно. Перевезти их на другую планету? Так её опять-таки потребуется охранять от гоаулдов, оталийцев и других любителей поживиться чужим добром. — Вы правы, ваши величества, простейшие производства следует развернуть именно на Терре. Организовать здесь защиту наших интересов будет значительно проще.

— Сигюн забыла упомянуть о возможности создания полноценной армии. — Локи добавил в общий котёл обсуждения ещё одну мысль. — Для того, чтобы стрелять или управлять кораблями почти всех известных рас, никаких сверхспособностей не нужно. А армия, раз мы хотим создать свой мир, мир асиров, нам понадобится большая. Не для того, чтобы воевать, а чтобы никакие агрессоры не напали на нас.

— Полагаю, вы, ваши величества, правы, — с сомнением в голосе отозвался Хёмдалль, — но…

— Так всё равно мы не будем торопиться. План рассчитан на пятьдесят-сто лет, — продолжила убеждать фоскера Сигюн. — Но стратегическое значение Терры несомненно уже сейчас. Тем более, что где-то здесь скрыт аванпост Древних, врата из Ётунхейма, через которые они вернулись в Мидгард…

— А также врата, через которые изгнали Ра и его присных на Абидос, — кивнул Хемдалль. — Убедили, согласен,…альтернативы-то всё равно нет. Но имя "Карл" мне не нравится, от него несёт каким-то плебейством, что ли? А я, как ни как, лицо, приближенное к императорской семье…

— Да? Так предложи другое!

— Полное имя Карлуша Первого — "Карлос Фернандо Луиш Мария Виктор"…

— Стоп, это длинновато будет, — поморщился Локи. — придумай что-нибудь другое! Например, возьми за основу свои прозвища — Риг, Ард!

— Годится, — кивнул Хёмдалль, — зовите меня Рихард Веттин из Дома Веттина, Ваши Величества.

3

— Осталась мелочь, — Локи вывел перед собеседниками медленно поворачивающийся шарик Терры, — выбрать место, где можно обосноваться.

— А нам не всё равно?

— Открываться перед местным просвещённым миром не стоит, лучше делать свои дела тихо и незаметно, — отметила Сигюн, — так останется больше возможностей для контроля над ситуацией.

— Н-да? — Хёмдалль скептически поднял бровь. — Всё равно, столкновение неизбежно…

— Ты прав, но пусть лучше оно произойдёт на наших условиях, а не случайно. На отдалённом кусочке суши вполне можно разместить Врата, изъяв те самые, захороненные после изгнания Ра в стране Та Кем.

— Ныне её называют Египтом, — пояснила Сигюн.

— Знаю, — поморщился Хёмдалль, — мне тоже достались знания…"предшественника". А почему бы нам не захватить, скажем, Португалию? Там сейчас фактически безвластие…

— И ввязаться в разборки с Европой? Вместо того, чтобы заниматься собственными делами?!

— Да, это я погорячился. Предложение снимаю.

— Остановимся, всё-таки, на каком-нибудь отдалённом редко посещаемом кусочке суши. Их много, но не всякий подходит. Желателен климат, похожий на оталийский, малонаселённость и труднодоступность для аборигенов. Отличные варианты здесь, в океане, — Локи указал на пятнышки, едва проступающие сквозь затейливую вязь облаков, — например, острова Пасхи, или Питкэрн.

— Есть ещё один вариант, в другом океане, между Африкой и Южной Америкой, — обратила внимание ещё на два архипелага Сигюн, — здесь. Кажется, Тристан да Кунья? И вот ещё — Мальвины, да?

— Мальвины находятся под пристальным вниманием Британской империи и Аргентины, — Хёмдалль сверился с собранными данными и прогнозом искина, — Питкэрн неудобен, да и места — не сами острова, а воды вокруг — чрезмерно оживлённы…

— Тогда выбор невелик, — согласился Локи.

— Острова Пасхи… заброшены, не приносят дохода для Чили и, в общем-то, бесполезны, поскольку лежат вдали от всех торговых маршрутов… но они чрезмерно удалены от главного театра действий на Терре. К тому же артефакты древней цивилизации, которыми буквально наполнен остров, могут привлечь любопытных.

— Но в целом…

— Да, они подходят. Правда, наём адвокатов и переговоры с властями Чили могут занять немало времени,…да. А вот с островами Тристан-да-Кунья ещё проще. Сейчас они полностью заброшены, всё небольшое население сбежало оттуда после сильного извержения вулкана два года назад…

— Действующий вулкан — это прекрасно, — захлопала в ладошки Сигюн. — Изобилие дармовой геотермальной энергии очень привлекательно!

— …страшнейшего урагана и голода, вызванного неурожаем. — Хёмдалль, как ни в чём не бывало, продолжал. — Да и было-то жителей от силы десятка два. Выкупить их права адвокатам будет проще, чем вести переговоры с правительством Чили. А ещё в трёхстах пятидесяти километрах южнее есть остров Гоф, он вообще сейчас ничей. Там тоже свой вулкан, и поставить свою энергостанцию — не проблема. Правда, он раза в три меньше, всего около семидесяти квадратных километров.

— Удобно, что данная территория находится на почти самом юге океана, вытянутого вдоль меридиана. У нас будет удобный доступ и к Антарктиде, и к Северной Полярной зоне. Аванпост Древних или подо льдом Антарктиды, — Локи задумчиво смотрел на вращающийся перед ним шарик, по поверхности которого плыли пушинки облаков, — или на севере Гренландии. Значит, останавливаемся пока на этом варианте, а острова Пасхи будем иметь в виду на будущее, так?

Сигюн и Хёмдалль синхронно кивнули.

— С этим — решили.

4

— Осталось придумать, твоё величество, как появиться перед аборигенами. Наши кнорры, — Хёмдалль кивнул в сторону Сигюн, — естественно, не подходят.

— Это проще всего, — усмехнулся Локи. — Я уже давно веду здесь дела, и специально для путешествий по Терре разработал и построил яхту…

— Яхту? — удивилась Сигюн.

— Так местные называют судно — для путешествия по воде, разумеется, — единственная цель которого — путешествия. Под парусом по морям и океанам.

— О! Ты построил парусную яхту?

— Ну да, — смутился Локи, — что такого? Здесь разгар века пара, но парус по-прежнему широко используется, так что я не хотел особо выделяться…

— Тебе не кажется, что эта штука для аборигенов несколько…хм-м…экстравагантна? Нет?

Хёмдалль с изумлением рассматривал возникшую перед ним голограмму. Вытянутый сорокавосьмиметровый корпус, по форме похожий на веретено диаметром метров пять, спереди и сзади от которого косым крестом отходят маленькие крылышки, увенчанные такими же веретенообразными "поплавками",…и всё?

— А где же здесь паруса, — высказала своё недоумение Сигюн, — это же просто какая-то лодка, нет?

— Так яхта выглядит в полёте…

— Она ещё и летает!?

— Естественно. Яхта оборудована антигравом, компенсатором инерции и прочими полезными устройствами, способна самостоятельно подниматься до парковочной орбиты планеты, двигаться за пределами атмосферы со скоростями в два десятка километров секунду — вблизи опорных масс для антиграва, конечно. В плотной атмосфере она развивает скорость до пятиста километров за час, а на поверхности спокойной воды — до семидесяти. При шторме или волнении свыше двух баллов лучше не спешить или перейти в режим полёта. Для снижения энергозатрат "лодка" может перейти к аэродинамическому полёту, — Локи повернул управляющий стир на контрольной панели, и из верхних поплавков выдвинулись крылья, превратив яхту в какую-то странную четырёхкрылую птицу. Правда, в этом режиме скорость меньше — километров триста в час, не больше, но потребление энергии сразу снижается раза в четыре. Ты спрашивала о парусах, Сигюн?

— Мне тоже интересно, дядюшка!

— Вот так яхту видят аборигены, — ещё один поворот стира, и четыре крыла развернулись вверх, превратившись в длинные плоские мачты. Из них выдвинулись тонкие реи, которые развернули полупрозрачные сверкающие паруса. Теперь яхта действительно превратилась в экстравагантный парусник с прямыми парусами и четырьмя мачтами. Издали немного необычно, но в целом…

— Знаешь, Локи, — засомневался Хёмдалль, — даже для нас эта концепция выглядит свежо и современно. Ты уверен, что аборигены воспримут твою…яхту…спокойно?

— О! Я это предусмотрел. На имя Рихарда фон Веттина есть полный набор документов с верфей Сан-Франциско, где, якобы, её и построили.

— При наших технологиях изготовить любые документы — не вопрос. Но как же верфь?

Локи откинулся в кресле, прикрыл глаза и печальным голосом изложил официальную версию событий.

— Два года назад страшное землетрясение произошло в этом милом городке, а последующие пожары разрушили почти всё, что осталось. Это большая трагедия, но и верфь, и все архивы, содержащие сведения о её деятельности, полностью сгорели. Безвозвратно потеряны, — тяжело вздохнул Локи, — это такая трагедия! Но удивительная яхта — странная прихоть аристократа-путешественника, уцелела…

5

Беседу асиров на самом интересном месте прервал резко прозвучавший голос "Франанга" — искина базы.

— Внимание! Обнаружено окно гиперперехода! Прибытие неизвестного корабля! Дистанция — одиннадцать световых часов ниже эклиптики, почти по центру. Провести идентификацию?

— Не стоит, — "обломал" инициативу искина хозяин. — Я и так знаю, что это — "Вальхалла"…

— Тира вернули обратно и обязали продолжить поиски? Совету позарез нужны мы и фрёсниры! — усмехнулся Хёмдалль. — Бедный, бедный брат!

— Тира после его неудачи Высший Совет, скорее всего, освободил от командования Отрядом Специальных Операций. Нет, это кто-то другой, — вернул усмешку Локи, — …есть несколько вариантов, но из них наиболее вероятно назначение Эгира. Опытных ярлов у Тора не так уж и много, а Эгир внимателен, аккуратен, осторожен, исполнителен, — …то, что и требуется для подобной должности!

— Но почему сейчас?

— Ха! Эти фоскеры-недоумки наверняка обнаружили, что Тир доставил не Хёмдалля, а его "пустышку"! Такой исход спецоперации озадачил и насторожил Тора, и тот решил пугнуть Сигюн,…интересно же, куда она побежит?

— О! — Сигюн удивлённо привстала с кресла, — а я-то думала, чего этот кретин добивается?

— Ты не справедлива к Тиру, дорогая. Он отличный воин, удачливый ярл, неплохой флотоводец, — но не дипломат, не разведчик, нет! Его натура слишком прямолинейна для тонких интриг. А вот Тор и Фрейр — дело другое. А консул Пенегал — вообще прирождённый интриган. Думаю, надавить на тебя, дорогая, — его идея.

— Так что, сейчас Эгир тихо крадётся на "Вальхалле" к Терре, чтобы застать меня врасплох? Я была о нём лучшего мнения…

— Не спеши критиковать его, Сигюн. Моя база оснащена более совершенными сканерами, чем оталийские. Фёрлинги значительно опередили нас в разработке подобных и маскирующих устройств. Да и их технологии телепортации намного совершеннее. На мой взгляд, в этом они даже превзошли Древних.

— Как же тогда они ухитрились исчезнуть?

— Оружие, — пожал плечами Локи. — Наше намного лучше, их образцы не превосходят даже то, чем обладают гоаулды. Кроме того, они тоже искусственная раса, как и оталийцы, и открытие правды о самих себе вполне могло подтолкнуть их к…необдуманным поступкам.

— Согласен, — кивнул Хёмдалль. — Так что мы будем делать с Эгиром и О.С.О.?

— Пока — ничего. По понятным причинам на Терре они ничего не найдут, даже если очень постараются. А вот дальше они пойдут к Мидгарду-четыре. Его удобно просканировать следующим, тем более, что сейчас он вблизи от Терры, всего чуть больше четырёх световых минут. Вот тут мы Эгира и порадуем, — Локи хихикнул, показав взглядом на перстни. — А пока продолжим свои дела, да и я успею подготовить обращение к Высшему Совету Оталы от имени императора асиров.

— Вот тогда они забегают как тараканы, — прыснула Сигюн.

6

Мидхейм, система Мидгард. "Вальхалла", крейсер О.С.О. Высшего Совета Оталы, тридцатью четырьмя часами позже.

— Десять световых минут до цели. Скрывающее устройство работает нормально. Других кораблей в системе не обнаружено, — бодро отрапортовал искин "Вальхаллы".

— Торможение до одной сотой света, скрывающее поле на максимум и не снимать, — отдал распоряжение Эгир.

Более суток корабль оталийцев аккуратно подкрадывался к планете Мидгард-три, которую Древние называли Террой, но с каждой пройденной световой минутой Эгир укреплялся во мнении, что искать тайную базу ваниров, — …то есть, Локи, конечно, — на ней бессмысленно. Нет, он хитрее, а потому спрятался где-то дальше, выбрав место поспокойнее и с меньшим приглядом. Если такая база есть, она обязана иметь солидный возраст в шесть-семь тысячелетий, не менее. Позднее любую деятельность по сооружению такого объекта неизбежно засекли бы дальние сканеры оталийцев. А раньше, пока на Терре ещё правил Ра, подобное строительство было просто невозможно. Зато никто бы не помешал построить базу на любой другой планете Мидгарда, тем более, что их здесь на удивление много.

Четыре внутренних планеты, причём спутник Мидгарда-три и сам сойдёт за полноценную планетку, сравнимую с Мидгардом-один. Может быть, база Локи где-то там?

А что? Мидгард-один близко от звезды и всегда повёрнут к ней одной стороной. Что мешает расположить базу на теневом полушарии? Энергии — завались, скрытность — отличная!

Или Мидгард-два. Плотные облака, расплавленная поверхность, крайне агрессивные условия, это так. Но разве всё это может служить помехой хитрому Локи? Да ничуть не бывало, обычное силовое поле, система рециркуляции, фильтры — и опять море энергии, на этот раз термальной. А высокая облачность, мутность атмосферы вокруг — только плюс для тайной базы! Чтобы обнаружить её там, нужно спуститься на низкую орбиту и использовать всю мощь сканеров,…м-да, безрадостная перспектива…для Эгира и его отряда.

Спутник Мидгарда-три, Луна, вообще вне конкуренции! Если базу решил бы строить Эгир, лучшего места он не придумал бы,…но это он. А Локи? Про его хитрость, находчивость и изворотливость среди оталийцев давно ходили легенды. И Луна — слишком просто. Конечно, спутник надо тщательно просканировать, но вряд ли там обнаружиться что-то помимо развалин времён процветания Древних.

Мидгард-четыре — перспективный мир для терроформинга, но для тайной базы малопригоден из-за отсутствия легкодоступных источников энергии,…впрочем, кто знает, что удобно, что нет для этого хитреца. Сейчас планета удачно расположена, и её следует осмотреть сразу после Терры и Луны.

А вот дальше!.. Газовые планеты-гиганты имеют множество спутников, каждый из которых перспективен для базы. Да и сами планеты — тоже. Опуститься поглубже, где слои метана и углеводородов сменяются водяным паром и азотом — и всё, идеальное убежище. Даже сканеры Вальхаллы не смогут подобное обнаружить!

А за газовыми гигантами, во Внешнем Поясе системы ещё почти пять десятков планеток вроде Луны… да, предстоит трудная работёнка!

Утешает, что где-то здесь спрятаны и корабль Сигюн, и кнорр Хёмдалля. Данные удалённого сканирования гиперпространства подтвердили, что они не покидали Мидгард. А это значит, что надо обнаружить кнорры, а уж они-то и выдадут месторасположение тайной базы. Поэтому шанс есть, но потрудиться придётся.

— Пятнадцать минут до выхода на расчётную позицию, — объявил искин.

— Хёвдингам подразделений разведки вывести аппаратуру ближнего сканирования на усиленный режим. Дежурному хирду — готовность к десантированию и установлению контроля над враждебными объектами!

— Хирд ждёт твоих приказаний, мой ярл!

— Сканеры разведки выйдут на усиленный режим через девять минут, ярл, — почти одновременно отчитались офицеры, заставив Эгира удовлетворённо кивнуть.

Что бы в Совете не говорили, а Тир — молодец, подготовил отличную команду!

7

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи, десяток часов спустя.

— "Вальхалла" в пятнадцати световых секундах от Мидгарда-четыре, — бесстрастно отметил искин базы.

— Пора, Рихард! — Локи хлопнул приятеля по плечу и указал на красную полусферу, выступающую из стены комнаты. — Сначала ткни в эту полусферу камнем перстня — красным, конечно, — чтобы осуществить привязку эвакуатора, накидывай капюшон и становись в рунный круг на полу. Елена будет контролировать ситуацию из командного центра. Да, это наши первые действия как асиров, поэтому я — Константин.

— Понял, — серьёзно кивнул Хёмдалль. — Ты уверен, что наших перстней и браслетов хватит? Как-то непривычно идти в бой без нормального оружия!

— Ты так часто ходил с абордажной командой, — фыркнула Сигюн, — что твои руки успели привыкнуть к оружию, братик?

— Здесь, на "Франанге", его никогда и не было, — криво улыбнулся Локи, запахивая длинный чёрный плащ-халат, полностью скрывающий его фигуру, — никогда не думал, что оно может понадобиться! Ничего, на миссии мы добудем всё, что необходимо. "Валькирии" Отряда Специальных Операций вооружены весьма неплохо, и на этот раз они не уйдут просто так! Пусть знают, наказание неотвратимо. А чтобы оно приобрело дополнительный вес, прихватим всё, что нам может понадобиться…

— Это — разбой, знаешь ли, — засмеялась Сигюн.

— Оставим пищевые кубики, — категорично объявил Хёмдалль. — Я на эту гадость смотреть не могу!

— Как скажешь, Рихард. Но остальное выметем подчистую. Маркеры для транспортёра набрал?

— С запасом.

— Отлично. Когда прибудем, сразу активируй перстень с зелёным камнем. Елена доставит тебя в отсек разведки, к операторам сканирования, а я займусь хирдом, — хищно усмехнулся Локи. — Дальше просто иди вперёд, последовательно осматривая все помещения. Я пойду навстречу, встретимся в центральной галерее. Да, и не забывай поддерживать связь…

— Не волнуйся, Константин, — Хёмдалль неуверенно улыбнулся: на его памяти это первый раз, когда Локи беспокоится о ком-то ещё, кроме Сигюн! — Всё получится.

— "Вальхалла" в десяти световых секундах от Мидгарда-четыре, — бесстрастно отметил искин базы.

— Они в пределах досягаемости!

— Отлично, Елена, перенеси нас на "Вальхаллу"!

8

Мидхейм, система Мидгард. "Вальхалла", крейсер О.С.О. Высшего Совета Оталы,

Командный мостик корабля.

— Десять световых секунд до цели, — уведомил искин "Вальхаллы". — Скрывающее поле… сбой! Внимание, скрывающее поле деактивировано!

— Что?! — Вскинулся Эгир. — Ремонтная группа!

— Здесь, ярл!

— Немедленно исправить…

— Исполняю, ярл, — ответил хёвдинг ремонтников.

— Разведка!

— Противник не обнаружен, — с сомнением ответил дежурный офицер, — причина сбоя, по нашим данным, в самих системах корабля…

— Выдели кого-нибудь из хускарлов на их диагностику, ремонтникам нужна помощь, скрывающее поле должно быть восстановлено как можно быстрее!

— Выполнено, — кивнул хёвдинг.

— Тревога, — внезапно истошно завопил искин, — в системы корабля обнаружено несанкционированное вмешательство, контроль над системами маскировки потерян,…контроль над управлением хода корабля…потерян,…контроль…проникновение посторонних неустановленных разумных на корабль, трево…

Вопль искусственного интеллекта внезапно оборвался, и в командной рубке наступила тишина. Контрольная панель потухла, будто потеряла доступ к энергии. Эгир кинулся к соседней, ещё одной, — но и там увидел столь же удручающую картину.

"Вот и всё, турс подери! Контроль потерян, корабль лишён управления. Враги на борту… как, как им удалось так быстро вывести из строя сильнейший корабль галактики?"

Эгир сначала безуспешно попытался добиться ответа от офицеров отсека разведки, затем — от боевых хирдов, но связь не работала. Всё что осталось ярлу — попытаться разобраться в происходящем самостоятельно. Эгир спешно вооружился станером — более совершенным аналогом затниктела гоаулдов — и решительно направился к двери командной рубки…

9

Мидхейм, система Мидгард. "Вальхалла", крейсер О.С.О. Высшего Совета Оталы, несколькими минутами раньше.

— Восемь световых секунд до Мидгарда-четыре, — подсказал голос Сигюн из коммуникатора. — Всё по плану.

— Спасибо, сестрёнка.

Хёмдалль огляделся в отсеке, куда его перенёс транспортёр "Франанга", и удовлетворённо кивнул самому себе. Перстень-выключатель Древних сработал идеально и сейчас под погасшими контрольными панелями — видимо, Локи уже отключил искин корабля — лежали три маленьких забавных тельца, а чуть подальше — ещё несколько. Они выглядели комично и забавно и походили на поросят, сонно развалившихся по всему свинарнику. О, это воспоминания "предшественника"!

Асир поморщился: неуютно вспоминать, что ещё десяток дней назад он был таким же поросёнком — мелким, наглым, высокомерным, уверенным в своей правоте и силе.

Теперь всё изменится! Так, что в этой рубке? Системы управления сканерами? Ставлю маркер для транспортёра. Изолированный аналитический искин? О, прекрасно, вот ещё один! Маркеры замигали огоньками и подтвердили, что выбранное оборудование готово для переноса, а Хёмдалль пошёл дальше, отмечая всё, что могло заинтересовать "Франанг".

— Сестрёнка, первые отметки расставлены, забирай!

Убедившись, что ничего полезного для асиров в отсеке не осталось, Хёмдалль аккуратно двинулся дальше. Но лишь только открылась дверь, и он собрался шагнуть в коридор, вскрикнула Сигюн.

— Осторожно, Рихард, слева — враг!

Хёмдалль резко отпрянул в покинутый было отсек, и в то же мгновение мимо открытой двери сияющими стрелами пронеслись два плазменных заряда. Оталийцы не собирались шутить с противником, вторгшимся на корабль.

— Спасибо, Елена, — искренне поблагодарил Хёмдалль. — Проверять надёжность персонального силового щита не хочется без крайней необходимости.

— Не спеши. Сейчас к ним сзади подходит Константин. Просто отвлеки этих мелких ублюдков.

— Ага, — согласился Хёмдалль, но сделать ничего не успел: Локи применил силовой пинок, и четыре маленьких тельца — три в жёлтых робах ремонтной группы и одно, принадлежащее разведчику-хускарлу, — пролетели вслед собственным плазменным зарядам, смешно растопырив ручонки и ножки. Отключились они уже в воздухе, когда оказались в зоне действия перстня.

Хёмдалль уже без всяких сомнений вышел в коридор, прикрепил к бластерам поверженного отряда маркеры транспортёра, и поспешил навстречу Локи.

— Дальше — казармы, — подсказала Сигюн, — там заперты три десятка хирдманов. Потом командный мостик — там сканер показывает присутствие только одной особи — и всё. Не думала, что лучший крейсер Оталы можно захватить так быстро и почти без усилий!

— Теперь ты понимаешь, какая реальная сила была в распоряжении Древних? Мы ведь даже не овладели ей полностью!

— Нам лучше разделиться, Константин. Я займусь казармами, а ты пообщайся с… кто сейчас командует "Вальхаллой", Елена?

— Ярл Эгир.

— Вот ты, Константин, с ним и общайся. А я отключу пока функционирующих воинов и разберусь со складами и прочими трофеями.

— Не забудь пометить все фрёсниры, всё медицинское оборудование и…

— Ха! Нашёл, кого учить! Обдерём кораблик до нитки! Главное, чтобы на складах базы хватило места под всё это — Хёмдалль неопределённо обвёл рукой вокруг себя — богатство…ха-ха-ха…поросят!

— Ты чего, — подозрительно спросил Локи, — раньше не замечал за тобой привычки беспричинно смеяться?

— Ха-ха-ха, — продолжал хохотать Хёмдалль, — во-первых, я старался тщательно скрываться…

— А во-вторых?

— О-о-о! Ты был прав, Константин. Это так потешно, маленькие ручонки, сжимающие бластеры, ножонки, топочущие по коридору, сверкающие глазки,…повелители галактики, ха-ха-ха!

— Елена, пожалуйста, присмотри за Рихардом, а я пока навещу Эгира. Давно его не видел!

10

…Крейсер потерял управление, посты не отвечают. Нет, "Вальхаллу" так быстро не захватить даже репликаторам! А вот хватит ли станера — или лучше взять бластер?

В нерешительности Эгир простоял буквально мгновение. Чутьё подсказывало, что оружие здесь не поможет, но идти совсем без него было неуютно.

Отбросив сомнения, ярл шагнул к выходу, но покинуть командный отсек Эгир не успел, в трёх- четырёх шагах от двери тело отказалось ему повиноваться. Всё, что он смог — смотреть, как дверь открывается, и в отсек бесшумно проникает высокая фигура, одетая в чёрный, полностью скрывающий фигуру, балахон с капюшоном.

Ярлу впервые стало страшно: под капюшоном не было лица, там клубилось тёмное марево. Ярл попытался закричать, но вместо этого лишь шире распахнул глаза.

— Хочешь что-то сказать? — Чёрная фигура сделала какой-то жест, и голос вернулся к Эгиру, — говори, раб, я слушаю…

ГЛАВА 6 Проблема аборигенов

1

Солнечная система, Земля, 10 августа 1908 года, С.А.С.Ш., Аризона, "Лоуэлл Обсерватори".

— Я прав! О Боже, это на самом деле так!!

Стареющий пятидесятитрёхлетний астроном потрясённо отодвинулся от окуляра телескопа, разрываясь между желанием снова вернуться к потрясающему зрелищу и необходимостью срочно зарисовать странный аппарат, похожий на огромный молот, медленно отворачивающий свою "рукоятку" от красной планеты. Именно ей он уделил последние полтора десятка лет своей жизни. Тайны неведомого мира манили его, и он, сутками просиживая за телескопом, увлечённо зарисовывал странные сети каналов, затейливой паутиной охватывающие четвёртую планету от Солнца. Он знал: там должна быть жизнь. Он пытался передать свою уверенность коллегам-астрономам, публике по всему миру.

Его книги "Марс", "Марс и его каналы" стали бестселлерами, их перевели на языки всех цивилизованных народов, а тиражи моментально раскупались…

В этом году выходит его книга "Марс как обитель жизни". Жизнь на Марсе есть! Каналы — курьёз, вызванный несовершенством приборов? Да, вполне возможно, насчёт каналов он ошибался, это нельзя исключить. Грустно, если время, потраченное на тщательные зарисовки, ушло впустую, и он запечатлел лишь оптические иллюзии. Но теперь… жизнь, цивилизация… — вон они… — там, далеко! Достаточно лишь припасть к окуляру телескопа, и он опять увидит этот огромный аппарат-молот. Или… или это тоже иллюзия? Проклятье!

Любопытство победило, и Персиваль Лоуэлл, ныне астроном-любитель, а в прошлом востоковед, дипломат, путешественник, действительный член множества астрономических обществ и академий, снова припал к окуляру телескопа, жадно стараясь запомнить каждую деталь, каждый момент происходящего в четырёх световых минутах от обсерватории небесного чуда…

— Боже! Надо обязательно написать Скиапарелли, Барнарду, Валласу… — Лоуэлл бурчал себе под нос, пребывая в величайшем возбуждении, — отослать им зарисовки аппарата,…но кто же мне поверит? Хотя…

Ещё в течении получаса, пока небесный молот нехотя поворачивался и разгонялся, уходя прочь от красной планеты, Персиваль не имел сил оторваться от окуляра. И лишь когда объект исчез во вспышке света посреди межзвёздной тьмы, астроном взялся за карандаш, тщательно занося на бумагу всё, что запомнил, с указанием времени и даты.

А потом, задумчиво глядя на получившийся рисунок, Лоуэлл ещё долго раздумывал, как всё организовать, чтобы получить шанс. Свой шанс на воплощение мечты. Быть аккуратным и терпеливым — с одной стороны, а с другой… с другой стороны ему придётся пожертвовать своим добрым научным именем, выдержать насмешки знакомых,…но ведь это ради мечты?

Тогда остальное не имеет значения!

2

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", тайная база Локи, часом позже.

— Отличная добыча, вождь, — кладя руку на плечо приятеля, оскалился Хёмдалль. — Славная прогулка!

— Я не узнаю тебя, Рихард, — усмехнулся в ответ Локи, — ты сильно изменился за последнее время!

И, переглянувшись, они дико расхохотались, чем на мгновение отвлекли Сигюн. Женщина, что-то тихонько напевая, разбирала кучу трофеев и знаками объясняла искину базы, что куда переместить. Похоже, всё медицинское оборудование крейсера поменяло хозяина. И, судя по размеру прочих куч, которые хозяйственно растаскивали роботы, на огромной "Вальхалле" остались только рангоут да обшивка корпуса. На базу перекочевали три из четырёх сверхмощные энергоустановки, почти все запасы расходных материалов, аккумуляторы,…полный список знал, по-видимому, лишь искин.

Судя по довольному чириканью Сигюн и удовлетворённому мурлыканью искина, поживились асиры и вправду неплохо!

— Наконец-то у нас появилось оружие, — с блеском в глазах отметил Локи, осматривая шесть десятков тяжёлых бластеров, два десятка их лёгких моделей и дюжины две станеров. — А ещё я снял с "Вальхаллы" все четыре плазменно-ионных орудийных установки, демонтировал систему дальнего сканирования, систему маскировки, щиты, оба катера…

— И когда ты всё успел? — Уважительно присвистнул Хёмдалль. — Вроде бы пробыли недолго…

— Зато я долго готовился, — охотно пояснил Локи, — давно мечтал выпотрошить этот крейсер! Теперь длительный ремонт — на год, не меньше — ему обеспечен!

— Чем он тебе так насолил?

— Мне? Я бы обрадовался, если "Вальхалла" сражалась бы в общем строю. Мощный корабль весьма помог бы на передовой. Но пока все честные оталийцы либо бьются против репликаторов, либо гоняют гоаулдов, Отряд Специальных Операций выискивает и подавляет всех недовольных деятельностью Высшего Совета Оталы. За что мне любить его и его команду?

— Но ведь ты их всех отпустил!

— Хотел бы я посмотреть на рожу Тора, когда к нему явится с отчётом Эгир! — Локи хихикнул и, доверительно склонившись к уху Хёмдалля, прошептал, — асиры не стреляют в оталийцев, ведь так, друг Рихард?! Ты именно поэтому взялся самостоятельно обезвреживать хирды "Валькирий"? Боялся, что я кого-нибудь прибью?

— Спасибо, Ваше Величество, — так же тихо шепнул в ответ Хёмдалль и вежливо поклонился.

— Пожалуйста, — слегка кивнул Локи, — зачем мне убивать своих будущих подданных? Их и так слишком мало!

"Верно", — подумал Хёмдалль, глядя на своего сюзерена, — "однако ни Тиру, ни консулам Высшего Совета это никак не мешает уничтожать соотечественников — тех, кто с ними не согласен".

3

— Но ведь всё их оружие изъято?! Не подвергаются ли они чрезмерному риску, отправившись назад совершенно беззащитными?

— Наоборот, — хмыкнул Локи, — "Франанг" всё отлично рассчитал, они выйдут всего в трёх десятках световых секунд от укреплений Ориллы и смогут сразу связаться с Высшим Советом. Отсутствие ресурсов для попытки моментального ответа, и осознание факта, что оталийцы — не самые крутые "перцы" в Мидхейме, заставит консулов действовать очень осторожно. Особенно, когда они ознакомятся с предъявленным ультиматумом…

Локи мечтательно ухмыльнулся, а Хёмдалля внутренне перекорёжило, лишь только он попытался представить, что хитрый асир мог потребовать от Высшего Совета.

— А снятые с "Вальхаллы" орудия и энергоустановки пригодятся для переоборудования ваших кораблей.

— Зачем? "Гуллтоф" меня полностью устраивает.

— Рихард, ты дурак? — Искренне удивилась незаметно подошедшая Сигюн. — Что "Гуллтоф", что "Гальдшаф", эти "корытца" оставались хороши, пока мы были "поросятами"! Погляди-ка в зеркало! Не кажется ли, что ты слегка изменился — подрос, похорошел,…я,…мой муж и я искренне надеялись, что ты также и поумнел.

Хёмдалль покраснел. Он уже настолько свыкся с новым обликом, что даже не задумался о неизбежных последствиях такого изменения.

— Сигюн права. "Удобства" на кораблях, их эргономика совсем не подходят для нашей изменившейся физиологии. Но дело не только в этом. Ваши кнорры орут на всю галактику о том, что используют оталийские технологии. Их легко засекут и идентифицируют прямо из Отальхейма.

— Я об этом не подумал, — извиняясь, признался Хёмдалль. — Наверно, это — гормоны,…после стольких лет жизни бесчувственной чуркой почувствовать себя снова живым,…это может свести с ума!

— Не бойся, Рихард, мой муж и я не позволим этому произойти!

— А ещё, — как ни в чём не бывало, продолжил Локи, — нужно поставить защиту от "вознёсшихся", опознаватель "свой — чужой" для репликаторов и систему их дистанционного отключения. Чтобы всё это заработало, придётся поменять энергоустановки на более мощные — те, что я снял с Вальхаллы. Необходимо качественно улучшить скрытность, я поставлю на ваши корабли усовершенствованные мною устройства универсальной маскировки, созданные фёрлингами. Вместо стандартного щита, формирующего вокруг корабля сильное электромагнитное поле — да, оно неплохо защищает от заряженных частиц, плазмы и вещественных объектов, но съедает огромные количества энергии, — будет поставлен универсальный щит. Это уже целиком моя разработка, хотя, признаюсь, идея крайне проста!

— Ага, у тебя все идеи просты, даже самые мозговывернутые… — проворчал Хёмдалль.

4

— Ну, эта-то элементарна, я удивляюсь, почему никто не додумался. Я говорю о гравитационном щите, формируемом специально разработанным устройством. Оно создаёт пару линзовидных зон очень высокой гравитации симметрично относительно "ядра" устройства недалеко от корабля. При необходимости эти линзы могут сыграть роль парного короткого гиперперехода: всё, что войдёт в одну, выйдет с той же скоростью из другой.

— То есть, это не поле, охватывающее весь корабль, а самый настоящий щит?

— Верно. И его преимущество перед обычной, полевой, защитой — универсальность. Он способен защищать даже от незаряженных частиц, — нейтронов, например. Стандартный щит для них прозрачен.

— А недостаток твоей разработки — защита лишь двух небольших участков вокруг корабля…

— Зато ты можешь их перемещать, если возникнет необходимость! И никто не мешает поставить сразу несколько, а управлять ими будет всё равно искин.

— Надо попробовать, — заинтересовалась Сигюн.

— У меня подготовлено только две установки, так что по одной на каждого. А там — посмотрим.

— Ладно, — кивнул Хёмдалль, но как быть с системой активных сенсоров? Их использование очень демаскирует корабль! Это неприятно…

— И может вызвать проблемы с любознательными аборигенами, — поддержала мысль Сигюн, — а нам такого совсем не нужно! Турс знает, к чему это может привести…

— Ни к чему хорошему, — кивнул Локи. — Так что и массивы сенсоров, и транспортёры, и навигационные системы тоже подлежат замене. Вернее сказать — глубокой модернизации.

— А что не так с нашей астронавигацией? Я думал, она — лучшая.

— Это не так. Навигация Древних намного совершеннее и позволяла выполнять прыжки даже за пределы Местной Группы галактик, на сотни миллионов световых лет. Навигационные системы гоаулдов, ашенов, толлан и прочих, используют в качестве ориентиров характерные источники электромагнитных излучений — квазары, звёзды с уникальными характеристиками и так далее. Поэтому предел их гиперпрыжка — десяток, максимум сотня световых лет. Чем дальше прыжок, тем больше ошибка, тем на большей дистанции от планетарного диска им приходится всплывать, и, следовательно, увеличивается расстояние, которое предстоит идти до цели. Оталийцы используют гравитационную систему ориентации и навигации, ориентируясь на выбранную большую массу как на маяк, их корабли способны выйти к цели с высокой точностью и на небольшом расстоянии. Здесь сказывается и более высокая скорость распространения гравитационных волн по сравнению с электромагнитными. Это позволяет не только в тысячи, в десятки тысяч раз повысить точность гиперпрыжка, но и перемещаться на межгалактические расстояния. Правда, только в пределах Сферы Миров вокруг Мидхейма, но это до десятка миллионов световых лет.

— И что, есть что-то получше? — искренне удивился Хёмдалль.

5

— Древние прибыли в Мидхейм из непредставимых далей в сотни миллионов световых лет. Естественно, их навигационные системы были намного лучше оталийских! В тысячи раз точнее.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что…

— Да, Рихард. Тысячи полторы лет назад мне посчастливилось наткнуться на корабль Древних. Он, видимо, дрейфовал из Ётунхейма, где был сильно повреждён в бою…

— …тебе удалось изучить их навигационную систему?! И создать на её основе свою?

— Да. На оба вопроса. Древние использовали ориентирование по структуре самого пространства. Они давно сообразили, что гравитационное поле и наличие массы — далеко не одно и то же, это просто следствия одного явления, одной из сторон природы. Неоднородности гравитационного поля вовсе не обязательно связаны с наличием массы, а присутствие массы не обязательно вызывает неоднородность поля.

— В противном случае не существовали бы устройства управляемой гравитации, — кивнул Хёмдалль.

— Древние пошли дальше. Пространство нашей Вселенной, Рихард, не однородно, не изотропно, а потому многие законы сохранения справедливы только локально — там, где существует однородность и изотропность. И эти локусы — своеобразные ячейки пространства — создают местоспецифичную структуру, позволяющую легко и надёжно ориентироваться во Вселенной. Структура пространства, хоть и состоит из отдельных ячеек, но целостна, а это означает, что любое изменение сразу сказывается на всей структуре пространства Вселенной. Сразу, друг мой, не со скоростью света, и не скоростью распространения гравитационной волны. Они — и свет, и гравитация — вторичны.

— Но это же…

— Верно, любой сторонний объект слегка меняет структуру пространства, в котором находится, и это изменение сразу становится известно всей Вселенной, — хихикнул Локи. — Конечно, мелочь вроде бабочки или гуманоида не стоит внимания, но такую крупную штуку как космический корабль, планета и тем более, звезда можно надёжно отследить. Так что, Рихард, у нас есть совершенная система навигации и связи, а так же наилучший из возможных на данный момент массив сенсоров. И всё — в одном многофункциональном устройстве.

— Потрясающе, — восхитился Хёмдалль.

— Ты такой умный, — скромно улыбнулась Сигюн. — Но забывчивый. Я — блондинка, муж мой, и потому оставь всю эту заумь, просто покажи проект переделки наших кораблей.

6

Солнечная систем, Земля, 17 августа 1908 года, С.А.С.Ш., Массачусетс, офис "Бостон глоб".

— Сэр, я вас очень прошу опубликовать эту заметку. А вот эти эскизы должны послужить иллюстрациями.

— Перси, вы уверены? — Седой солидный человек болезненно сморщился, повторно просматривая отпечатанный текст. — Нет, я, как бизнесмен, отлично понимаю, что подобный материал с претензией на сенсацию — прекрасная реклама для вашей новой книги. Как она называется? А, "Марс как обитель жизни", ха!

— Сэр…

— Помолчите, Перси. Денег вы, конечно, заработаете, книги ваши уйдут как пирожки… хм-м… в День Благодарения, но… денег, мне кажется, у вас достаточно, а ваша репутация, ваше доброе имя? Они будут безнадёжно испорчены. Между прочим, Альфред Уоллес ещё год назад убедительно показал, что никакой жизни на Марсе нет и быть не может! Слишком холодно, слишком слабая атмосфера,…да-да, знаю, вы хотите возразить, что Альфред сошёл с ума, раз занялся всякой мистикой и оккультизмом. Мой американский здравый смысл прямо кричит об этом, но он же подсказывает, Перси: по вопросу марсианской жизни Уоллес прав. Ради памяти вашего отца, моего друга, Перси, я не могу одобрить появление такой статьи.

— Но сэр! Я же плачу вам деньги!

— Как за рекламу, господин Лоуэлл, только как за рекламу. А у нас нет дефицита в желающих её разместить. "Бостон глоб" — газета уважаемая, с отличной историей и консервативно настроенными подписчиками. Они могут не одобрить появление… — пожилой человек поднял двумя пальцами прочитанные материалы и несколько раз их брезгливо встряхнул. — подобной ерунды. Газета понесёт убытки,…возможно — немалые!

— Я дам в полтора раза больше, сэр. Но вы же только что сказали, что деньги — не главное!

— Хе-хе, Перси! Деньги не главное, когда их нет. Если их достаточно, они способны преобразовываться в нечто иное — во влияние, в удобства, в дополнительные годы жизни. Во власть, наконец. И тогда именно они становятся главными! — Старик пожевал губами, вольно откинувшись в просторном кресле.

— Вы отказываетесь публиковать мою статью, сэр?

— Ведь ты это делаешь не из-за денег, Перси. — Собеседник Лоуэлла немного подался вперёд. — Тогда зачем? Ответь мне честно, и я обещаю, что твой… — он небрежно коснулся отпечатанных листов — …опус завтра же уйдёт в номер.

Лоуэлл с сомнением посмотрел на отцовского приятеля.

— Да, и газета не возьмёт с тебя никаких денег…дополнительно к плате за размещение рекламы. Ну как?

— Согласен.

— Что ж, я жду объяснения…

— Сэр, я лично видел этот… — астроном ткнул пальцем в эскиз на столе — …аппарат в свой телескоп. Я наблюдал за ним не менее получаса, пока он разворачивался и уходил прочь.

— Возможно, — покладисто кивнул старик.

— Вы можете представить себе летающий корабль такого размера? Не менее трёх миль в длину, двух в ширину! И они ходят по Солнечной системе как у себя дома…

— Ты хочешь сказать, Перси, что они ходят так же и здесь, на Земле? Что они могут тайно присутствовать даже в правительстве, в Конгрессе? Дьявол!

— Не думаю, что об этом стоит всерьёз беспокоиться. Они опередили нашу цивилизацию на тысячи, на десятки тысяч лет, и люди для них — как дикие туземцы для конкистадоров.

— Если так, то почему нас ещё не завоевали?

— А зачем? Что могут дать народу Североамериканских Соединённых Штатов, например, людоеды бассейна Амазонки? К чему тратить средства, посылать войска, если это не принесёт прибыли?

Лоуэлл развёл руками, а пожилой господин в кресле глубокомысленно промолчал.

— И чего ты хочешь добиться своей статьёй, Перси?

— Хочу, чтобы пришельцы обратили на меня внимание. К чёрту деньги, доброе имя, престиж! Извините, сэр. Ведь перед этими существами открыта вся Вселенная! Они знают тайны, которые нам ещё и не снились. Я хочу попробовать с ними поговорить,…договориться!

— А ты не боишься, Перси, что и вправду привлечёшь их внимание? Кто знает, может для них мы вправду всего лишь…тараканы. Знаешь, как испанцы решали "проблему аборигенов"? Как поступали с туземцами, привлёкшими их внимание?

— Забирали с собой в Метрополию, чтобы продемонстрировать забавную диковинку. Меня не страшит подобная участь! В конце-то концов, что я теряю? Это? — Лоуэлл широким жестом обвёл пространство вокруг.

— Может быть, ты и прав, — причмокнул губами его собеседник. — Всё по-честному, твой опус будет напечатан уже завтра. Но сомневаюсь, что эти пришельцы читают "Бостон глоб"!

7

Солнечная система, Земля, Газета "Вашингтон пост", 22 августа 1908 года.

"На днях популярная газета "Бостон глоб" опубликовала претендующую на сенсацию заметку известного астронома Персиваля Лоуэлла, владельца астрономической обсерватории в Аризоне, известного своими нашумевшими трудами "Марс" и "Марс и его каналы". Автор заметки утверждает, что десятого августа сего года во время наблюдений Марса заметил крупный космический аппарат, за которым наблюдал более тридцати минут.

В качестве подтверждения он приводит собственноручные зарисовки данного аппарата, согласно которым он похож на огромный молот, двигающийся "рукояткой" вперёд. Размер "молота", по подсчётам астронома, составил не менее трёх миль. Обществу следует знать, что в настоящее время покупателям предлагается новая книга автора под названием "Марс как обитель жизни", в которой господин Лоуэлл предполагает наличие на Красной планете высокоразвитой цивилизации.

Критики отмечают, что марсианские каналы, так тщательно зарисованные господином Лоуэллом, многие учёные считают просто оптической иллюзией.

Что это, ловкий рекламный ход предприимчивого учёного, или американцам действительно стоит опасаться вторжения с Марса?"

8

Солнечная система, Земля, Газета "Дэйли мейл", 25 августа 1908 года.

"Новую сенсацию преподнёс публике известный американский астроном Персиваль Лоуэлл, действительный член Лондонского Королевского общества, а также Французского и множества других астрономических обществ. Читателям газеты он наверняка известен по популярным книгам "Марс", "Марс и его каналы".

Основатель и владелец крупнейшей в Северной Америке обсерватории заявил, что в течении получаса наблюдал за инопланетным космическим аппаратом, маневрировавшим вблизи планеты Марс. Внешне иномировой корабль был похож на шахтёрский молот и двигался рукоятью вперёд.

Господин Лоуэлл известен в научной среде своими аккуратными исследованиями проблемы марсианских каналов, хотя его оппоненты полагают, что каналы — оптическая иллюзия, возникающая из-за несовершенства оптики, а планета Марс холодная и для жизни непригодна".

9

Солнечная система, Земля, 29 августа 1908 года, Газета "С.-Петербургские ведомости".

"Двадцать восьмого августа сего года на Волковом поле состоялся успешный полёт дирижабля "Учебный" конструкции капитана А. И. Шабского. Аппарат построен в Учебном Воздухоплавательном парке в Санкт-Петербурге. Наша газета будет внимательно наблюдать за новыми успехами российских пилотов в покорении просторов Пятого океана…"

"…Сенсационное заявление известного американского астронома, опубликованное во влиятельной американской газете "Бостон глоб" и подхваченное многими крупными изданиями всего мира, произвело двойственное впечатление на учёную публику во всём мире. Автор великолепных трудов "Марс" и "Марс и его каналы", переведённых на все языки цивилизованного мира, утверждает, что в течение получаса наблюдал в свой телескоп за огромным, длиною не менее трёх вёрст, космическим аппаратом…

Пока человечество собирает усилия для покорения воздушного океана, океан космический за пределами атмосферы нашей планеты уже давно покорён? Привет вам, марсиане! Но кто знает, может быть, марсиане давно уже здесь, на нашей планете? Может быть, они тоже ведут между собой звёздные войны, а недавние падение в Сибирской тайге огромного болида — просто её отзвук, а земляне в этом масштабе сами походят на давнишних аборигенов, с трепетом наблюдавших за сражением двух фрегатов где-то невдалеке от их островка?!

Ради защиты справедливости следует отметить, что оппоненты учёного находят его теорию марсианской цивилизации противоречащей положениям известных нам наук, поскольку поверхность Марса крайне холодна, а давление атмосферы мало. Эти же учёные полагают, что наблюдаемые марсианские каналы есть форма оптической иллюзии, связанной с несовершенством телескопов".

10

Мидхейм, система Мидгард, Мидгард-4. "Франанг", база асиров, спустя несколько суток.

О том, как называть корабли, спорили долго. Поначалу их будущие командиры хотели оставить прежние названия, но, поостыв, согласились с Локи: имена лучше выбрать новые. Новые? Какие?!

Выбор имени — дело непростое. Помимо командира, оно должно ещё "понравиться" искину корабля и, к тому же, следовать традиции. Какой? Например, можно использовать названия цветов, например: "Фиалка", "Маргаритка", "Одуванчик". Такой вот "букетик"! Увы, подобное — даже в перспективе — не примут искины. Зато по результатам анализа они предложили называть корабли по тем духовным качествам, которые им хотелось бы увидеть на практике: "Бесстрашный", "Неистовый", "Безжалостный"…

Но подобные названия не устроили уже асиров. В результате долгих дебатов решили использовать имена хищных животных Терры, в том числе легендарных и сказочных. Дискуссия затихла лишь незадолго до окончания работ.

— Модернизация завершена, — оптимистично заявил искин. — Император! Все системы кораблей готовы к работе.

— Зарегистрировать их как фрегаты Имперского Флота Асиров под номером один и два. Повелеваю: Императрице Елене принять командование "Вороном", борт один, Рихарду Веттину — командование "Коршуном", борт два.

— Принято, — хором ответили Сигюн и Хёмдалль.

— "Франанг", как обстоит дело со строительством яхты?

— До окончания работ — восемь часов, мой император. В настоящее время завершается отделка внутренних помещений и выполняется тестирование оборудования.

— Ну вот, после окончания работ над яхтой размещаем её в трюме "Ворона" и двумя кораблями отправляемся на Терру, — подвёл итог Локи.

— А как ты собрался назвать яхту? Я, вроде бы, числюсь её владельцем, а имя…

— "Сигюн"! Разумеется, "Сигюн", — ответил Локи, глядя на порозовевшую супругу.

ИНТЕРЛЮДИЯ 4 Открытия консула Фрейра

1

Отальхейм, система Орилла, Орилла.

Округлый Зал Слушаний Высшего Совета был, с точки зрения любого оталийца, забит до отказа. За огромной подковой, возвышающейся на специальной платформе над полом, сегодня собрались почти все консулы. Напряжение витало в воздухе, не хватало только электрических разрядов, бьющих в маленькую фигурку возле контрольного пульта на полу в самом центре зала.

— Зачем ты так срочно собрал нас, консул Тор? — Фрейр саркастически посмотрел на стоящего в центре верховного командующего. — Что произошло такого, ради чего понадобилось собрать полный состав Высшего Совета?

— Твой сарказм сейчас неуместен, консул Фрейр, — жёстко и немного зло отреагировал Тор, — произошло событие экстраординарное, неожиданное и…непростое. Не сейчас, а три недели назад, и всё это время я пытался найти решение самостоятельно…

"Сегодня — день открытий", — Фрейр удивился признанию честолюбивого оталийца. — "Никогда раньше не было такого, чтобы Тор попросил помощи, пусть даже вот так, косвенно, полунамёком. Уже ради этого стоило согласиться на экстренное собрание Совета!"

— …Один из наших боевых кораблей, находясь на задании, был взят на абордаж…

— Что?! — Большая часть Совета — и Фрейр не был исключением — оказалась в шоке от подобного заявления. Действительно, такого ещё никогда не было,…транспорты-тюны пытались захватывать, это правда. Но все попытки были безуспешными, хотя в результате стоили Флоту нескольких оталийских жизней. Даже если врагу удавалось подавить сопротивление экипажа, он всё равно ничего не получал. Самая совершенная в известных мирах система самоуничтожения всегда срабатывала безотказно. А неотвратимость возмездия в итоге заставила всех разумных в Мидхейме держаться от кораблей оталийцев подальше. Только репликаторы упорно продолжали нападать, но они — машины, и просто выполняют программу.

Под сводами зала Совета сразу стало шумно.

— О, Высокое Небо!

— Какой корабль мы потеряли? — Хриплым от возбуждения голосом крикнул Пенегал, — какой-нибудь тюн?

— Верховный командующий уже сказал, что это был боевой корабль, консул Пенегал!

— Удар возмездия уже нанесён? Нет? Какого ётуна…

— Прошу консулов Высшего Совета сохранять спокойствие! — Тор обвёл присутствующих злым взглядом. — Я хотел бы сначала изложить все факты, а уже потом перейти к обсуждению.

Уже второй раз за этот небольшой промежуток времени Фрейр удивился. Он откровенно не ждал от коллег такой бурной реакции, — тем более, что в клонированных телах отсутствовали гормоны агрессии.

— Говорите, верховный командующий. Обещаю, консулы Совета будут вести себя сдержанно.

2

— Спасибо, консул Фрейр. Так вот, три недели назад во время выполнения важной миссии крейсер Отряда Специальных Операций "Вальхалла" был нейтрализован…

— Оу!

— Что? Не может быть!

— …и взят на абордаж…

— Тише, уважаемые коллеги, — призвал всех к порядку Фрейр, — тише, прошу вас. Дайте конунгу завершить свой рассказ!

— …неизвестным противником, — как ни в чём не бывало, продолжал Тор. Это событие в нём уже давно перегорело. — Все отряды "Валькирий" оказались выведены из строя неизвестным нам нелетальным оружием, никто не погиб, — быстро добавил Тор, предупреждая очередную вспышку возгласов и криков. — Да-да, экипаж и личный состав хирдов в порядке. Здоровье каждого из них соответствует норме.

Консулы совета напряжённо затихли.

— После полной — я подчёркиваю — полной нейтрализации искина и всей команды "Вальхаллы" один из напавших…гм-м…побеседовал с командиром корабля ярлом Эгиром, дав пояснения неожиданным для нас агрессивным действиям…

— Прости, что вновь перебиваю тебя, конунг, — не смог сдержать удивления Фрейр, — на каком языке шла эта "беседа"?

— На оталийском, консул, — сухо ответил Тор. — На вполне понятном неплохом оталийском. Представитель противника говорил с очевидным напряжением, будто подбирая слова, но они и их смысл были вполне понятны.

"Видимо, даже Эгиру", — подумал Фрейр, кивком поблагодарив за ответ.

— По окончанию "беседы" всё оружие и оборудование "Вальхаллы" было неизвестным нам способом изъято нападавшими, а сам корабль принудительно отправлен в гиперпрыжок на Ориллу, где благополучно всплыл примерно в полумиллионе километров от центрального ремонтного дока. На крейсере остались, без преувеличения, только голые стены, поэтому его сразу отбуксировали в ремонтный док, где в настоящее время он и проходит переоснащение.

— То есть, ты хочешь сказать, конунг, — для Фрейра сегодня одно открытие следовало за другим, да и не только для него, — что атакующие…

— Как показал анализ всех имеющихся у нас фактов, их было двое, — с виду невозмутимо заметил Тор.

— …вдвоём напали на наш самый мощный крейсер, обезвредили всю команду, никого при этом не убив и не причинив ущерба…

— …это не совсем так, консул. Несколько хирдманов получили серьёзные травмы, пытаясь оказать сопротивление атакующим. Они открыли по ним огонь из бластеров, а в ответ те применили…хм-м…неизвестное оружие, которое отбросило наших воинов прочь. В результате хирдманы потеряли сознание.

— Их ведь не добили, если я правильно услышал твой рассказ, Тор? — Конунг кивнул. — То есть, противник старался не причинять ущерба высокоразвитым разумным существам, которые изо всех сил старались его уничтожить, да? А потом выпотрошил наш самый мощный, самый сильный корабль, оставив его без оружия и защиты, и, как пустую консервную банку, пинком отправил прочь, опять-таки стараясь не повредить разумным на борту? Вам это ничего не напоминает, коллеги?

3

— Древние!

— Древние вернулись!!

Тор откровенно поморщился.

— Я попросил бы вас не спешить с выводами, коллеги. Ознакомьтесь сначала с записью той самой "беседы", которую "чужой" проводил с ярлом Эгиром. Хочу обратить внимание Совета, что командир "Валькирий" был поначалу полностью парализован, и без разрешения "чужого" не мог сказать ни слова. Прочих членов экипажа захватчики просто отключили, так что никто из них не помнит ничего до самого момента всплытия в Орилле.

Конунг передвинул стир на контрольном пульте, и перед притихшим Советом появилась командная рубка корабля, как её видел в те мгновения Эгир. Дверь медленно открылась, и внутрь вошла, точнее, вплыла, высокая фигура, скрытая под угольно-чёрным плащом с капюшоном, скрывающим лицо.

— Анализ полученных данных показывает, что данная одежда — по крайней мере, её видимый внешний слой — является неизвестным нам видом силового поля, — стараясь говорить бесстрастно, прокомментировал происходящее Тор.

Фигура по-хозяйски осмотрелась, поворачивая капюшон из стороны в сторону, а затем уверенно направилась к окулярам камеры. В какой-то момент лицо под капюшоном должно было открыться, и консулы Совета непроизвольно подались вперёд. Их постигло разочарование: внутри капюшона клубилась тьма, такая жуткая и беспросветная, что всех передёрнуло.

— Хочешь что-то сказать? — Слова оталийского языка звучали отчётливо, но в них присутствовал какой-то посторонний оттенок, шипение, что ли — говори, раб, я слушаю, но не испытывай моё терпение…

"Чужой" махнул затянутой в перчатку рукой, с виду очень похожей на человеческую.

— Обращаю внимание Совета, — продолжил свой комментарий Тор, — размеры фигуры, форма руки очень похожи на человеческие. Язык правильный, но с небольшим акцентом, а вот слово "раб" с подобным оттенком, да ещё в отношении оталийца… — конунг покачал головой, — ни один Древний никогда не произнёс бы такое! Теперь дальше…

— Кто вы? Что вы хотите? Почему вы напали на нас? — Эгир скорее блеял, чем говорил, но ни один из консулов Совета не позволил себе даже мимолётной усмешки. Каждый из них, ставя себя на место командира "Валькирий", лишь ёжился от озноба, вызванного ожившим ужасом.

"Чужой" среагировал лишь на последний вопрос, удовлетворённо кивнув капюшоном.

4

— Оталийцы! Вы добились многого. Стали наглыми, самоуверенными,…забавными! Твой боевой корабль, ярл, по-хамски вторгся в пространство Империи Асир!

— Но…

— Молчи. Знаю, что ты не знал, и лишь по этой причине сегодня никто из вас не пострадал. Я отпущу тебя, раз так хочет Император, лишь незначительно наказав. Просто, чтобы сбить спесь. Запомни, оталиец, и передай остальным: теперь ходите в Мидхейме с опаской, здесь вы отныне не самые сильные. И за вторжение в пространство асиров, и за любое действие в нём, которое Империя сочтёт агрессивным, виновные будут строго наказаны.

— Но как мы можем знать, какая из звёздных систем — ваша?

— Об этом вы получите своевременное уведомление. Но привыкайте: Империя претендует на весь Мидхейм. Мы здесь только появились, пока нас мало, но день ото дня будет больше. Сейчас нас устраивает Мидгард, потом возьмём остальное. Смиритесь с этим!

— Но, если мы идём на уступки, может и вы что-нибудь предложите взамен, — нашёл в себе силы робко поинтересоваться Эгир, — ведь дела обычно делаются именно так.

— С-с-смелый, какой с-с-смелый раб! Было бы занятно тебя усмирить!! — То ли зашипел, то ли рассмеялся чужой. — Но за отвагу я, пожалуй, приложу свои усилия для того, чтобы Император всех асиров помог вам с репликаторами,…слышал, что у вас с ними сложились трудные отношения? Чудненько!

Над повёрнутой вверх ладонью чужого неизвестно откуда возник и завис странный шарик, по экватору которого шли светящиеся синим кружки. Лёгким жестом асир заставил переместиться это устройство в руки Эгира.

— Передай это сообщение Высшему Совету Оталы. Прощай, забавный раб, — с этими словами изображение погасло.

5

В Зале Слушаний царила абсолютная тишина. Ещё бы! Впервые за десять тысячелетий оталийцы обнаружили, что есть кто-то сильнее. И, возможно, этот "кто-то" превосходит их настолько, насколько сами оталийцы опережают всех прочих. Уж очень впечатляющей оказалась демонстрация.

— Конунг, — Фрейр первым преодолел скованность, вызванную шоком от такого открытия, — где послание асиров?

— Вот оно, — Тор поставил на контрольный пульт шар, на котором оставалось гореть лишь два синих пятна.

— Это не опасно? — Взволновался в своём кресле консул Пенегал. — Вдруг нам подсунули бомбу…

— Успокойся, консул, — устало усмехнулся Тор, — эти существа не враги нам. Да, не друзья…тоже, асиры слишком…необычны, чтобы с кем-то "дружить". Но уничтожать тех, с кем собираешься договориться, как-то уж совсем странно, ты не находишь?

Пенегал рассеянно пожал плечами.

— Вот! Конунг, ты знаешь, как активировать данное устройство? — Фрейр показал пальцем на шар, спокойно лежащий на контрольном пульте.

— Да, консул. Достаточно произнести очевидную ключевую фразу. Хочу заметить, здесь асиры опять-таки посмеялись над нами. Точнее, над нашей привычкой загадывать "младшим" расам всякие загадки, проверяя их сообразительность, да.

— Просто активируй запись, — недовольно поморщился Фрейр. Ну кому может понравиться сравнение с "низшими"?

— Высший Совет Оталы готов выслушать послание Императора асиров, — просто произнёс Тор, положив сверху руку на шарик.

Тьма сгустилась под потолком Зала и облаком мрака рухнула вниз, перед замершими оталийцами. Из тьмы соткалась одетая в известный уже плащ фигура, но на этот раз консулы увидели лицо,…лицо человека на вид чуть более тридцати лет.

— От имени и по поручению Императора всех асиров я, Рихард Веттин, из благородного Дома Веттина обращаюсь к Высшему Совету Оталы…

"Веттин? Вроде бы так звали одного из Древних,…я встречался с ним, последний раз несколько тысяч лет назад!" — Фрейр судорожно теребил искин своего пульта, чтобы получить справку, а человек продолжал неторопливо говорить по-оталийски, будто цедя слова сквозь зубы.

— …Уведомляю вас, что Терра, как планета нашего наследия, а также вся звёздная система, известная вам как Мидгард, закрыта для посещения кораблями и всеми разумными, помимо тех, кто на момент данного уведомления проживает в системе Мидгард. Все они, вне зависимости от того, знают ли об этом или нет, отныне являются подданными Императора асиров. Все, кто вопреки данному уведомлению попадёт в пространство Мидгарда, будет наказан в соответствии с законами Империи асиров…

"Да, вот он, Веттин! Как запомнил его искин девять тысячелетий назад. Светло-рыжий, коренастый — похож, да очень похож", — решил Фрейр, сравнивая изображение, предоставленное искином, и то, что стояло сейчас перед Советом.

— …Я, Рихард Веттин из Дома Веттина, сказал.

Чёрная фигура подошла к контрольному пульту рядом с онемевшим Тором, взяла в руки лежащий на нём шар, и рассыпалась тёмными хлопьями, не оставив после себя ни следа.

— Что это было? — хрипло спросил Пенегал.

— Уведомление от Императора асиров, — пожал плечами Фрейр. — А, консул, вы об этом трюке? Фигура, берущая предмет, и рассыпающаяся хлопьями тьмы? Ха-ха-ха, — Фрейр немного ненатурально рассмеялся. — Когда-то я видел нечто подобное в исполнении дальнего коммуникатора Древних. Это технология "овеществлённой голограммы", и я не помню, чтобы кто-то помимо Древних обладал ею.

Вообще-то, те "чудеса", которые Фрейр наблюдал в их исполнении десяток тысячелетий назад, были попроще и поплоше. Но как-то же надо успокоить перепуганных консулов?

— Полагаю, что асиры продемонстрировали так право предъявлять подобные требования, — предположил Тор. — Ну, раз они наследники Древних,… в предыдущие разы, когда я просматривал запись, ничего подобного не было.

6

— Скажи, конунг, — срывающимся голосом спросил кто-то из консулов, — ты каким-либо способом проверил слова…этого…хм-м?

— Да. Мною в пространство Мидгарда был послан бильскирнир — один из тех, кто обеспечивает соблюдение Договора с гоаулдами. Корабль под максимальной маскировкой всплыл на окраине системы, между Облаком и Внешним Поясом. Буквально через мгновение ярл получил следующее уведомление, — Тор передвинул стир на контрольной панели, и перед невольно отшатнувшимися консулами вновь появилась фигура в чёрном балахоне.

— Бильскирнир Флота Оталы! Это первое и последнее предупреждение! Вы несанкционированно проникли в пространство Империи асиров! У вас есть минута, чтобы покинуть систему Мидгард, в противном случае корабль будет захвачен, а экипаж интернирован. У вас осталось пятьдесят пять секунд, пятьдесят четыре секунды…

— Чем всё закончилось?

— Ярл принял решение подчиниться указаниям, — пожал плечами Тор, — у нас нет "лишних" бильскирниров, а эпизод с более мощной "Вальхаллой"…

— Ярл принял правильное решение, — сухо кивнул Фрейр. — Скажи, Тор, а что за странный намёк на возможную помощь против репликаторов?

— О! Это предложение звучало на предварительных просмотрах послания. Там было сказано, что асиры готовы оказать помощь по нейтрализации репликаторов, если те прорвутся к какому-нибудь населённому миру под юрисдикцией Ориллы. Если подобного не случится, через год они обещают окончательно решить эту — как выразился посланник Рихард — "незначительную проблемку".

Надо же, а Фрейр полагал, что все открытия на сегодня уже закончились!

ГЛАВА 7 Бусы и зеркала

1

Мидхейм, система Мидгард, орбита Терры, Фрегат Империи асиров "Ворон".

— И что это было? — Локи строго посмотрел на Хёмдалля. — Зачем ты устроил цирк с консулами?

— Ответ, что мне стало просто скучно, ты не рассматриваешь? Тогда отвечу так: твой стиль мне понравился, и я решил взять его на вооружение.

— Хи-хи, — прыснула Сигюн, — а мне выступление братишки Рихарда понравилось! Никогда не думала, как забавно смотрятся эти надутые "поросята"!

Все трое сидели за столом в просторной кают-компании "Ворона", дрейфующего под маскировочным полем на орбите Терры, и любовались изумительными видами голубой планеты из высокого панорамного окна.

Заседание Высшего Совета Оталы прошло для асиров успешно, поскольку отодвигало угрозу столкновения с бывшими соотечественниками на долгий срок. Но за это время требуется создать не только экономический фундамент Империи асиров, но и сформировать Флот. И основная надежда в решении этих задач возлагалась на население Терры. Не на всё, подходящие кандидатуры ещё предстояло отобрать. Именно с этой целью Сигюн с помощью искина просматривала основные газеты всех развитых стран Терры, пытаясь отыскать нужные кадры для Империи по объявлениям и новостям.

Локи что-то обдумывал, задумался и Хёмдалль, пытаясь понять, всерьёз ли сюзерен собирался уничтожить прокравшийся в Мидгард корабль оталийцев, или то был просто блеф?

— Я по-прежнему не понимаю, — не выдержал, в конце концов, Хёмдалль, — как ты собирался осуществить свою угрозу? А что, если бы командир бильскирнира не подчинился?

— Я полон сюрпризов, Рихард!

— То есть, ты не пугал, и вправду мог уничтожить корабль прямо там, за Внешним Поясом, всего через минуту после всплытия…как обещал?

— Конечно. Монарх должен держать обещания.

— Мне такое оружие неизвестно! Мгновенно атаковать цель на дистанции в световые сутки? Ещё одна тайна Древних?

— Дорогой друг, ты слишком серьёзно относишься к нашим…предкам. Уверен, они ничего подобного не смогли бы…

— Тогда как? Откуда?…

— Элементарно, дорогой друг! Придумал!!

— Сам?!

— А кто совсем не так давно, с месяц назад, наверное, всячески хвалил меня как изобретателя и славил мой научный гений?!..

— До этого, — Хёмдалль отрицательно покачал головой, стараясь хоть так опровергнуть собственную забывчивость — все твои изобретения были мирными!

— Ха, — прыснул Локи, — перстни на наших пальцах, браслеты, уничтожающие "вознёсшихся" — предметы сугубо мирные, да?

— Ну, так что-то от Древних, что-то от фёрлингов, так? Ты же понял, что я имею в виду?!

2

— Рассмешил, — кивнул Локи. — Но это оружие я действительно придумал сам…

Хёмдалль недоверчиво хмыкнул.

— …после тщательного изучения оружия примитивных культур — Волии, Келоны, Евронды.

Хёмдалль презрительно фыркнул, но Локи не обратил на его мимику никакого внимания.

— Дикари с успехом применяют такое забавное оружие как ракеты. Им, конечно, далеко до дронов активной защиты Древних, но…

— Ты хочешь сказать, дядя, что столь разрушительное и смертоносное оружие — это ракеты?!

— Да, Рихард.

— Это бесполезные игрушки! Даже самое слабенькое силовое поле делает их применение бессмысленным, а учитывая их низкую скорость…

— А если на ракету поставить современный плазменно-импульсный двигатель и простенький компенсатор инерции, чтобы она могла использовать ускорения в десятки, сотни тысяч стандартных?

— Ну,…это возможно, — нехотя согласился Хёмдалль, — хотя стоимость производства такой игрушки возрастёт неимоверно! И по-прежнему возникают две проблемы — преодоление силового поля и разрушение цели. Как их решить — я не вижу!

— Странно, — ухмыльнулся Локи, — до сих пор с глазами у тебя всё было в порядке!

— Ты хочешь сказать, что решил эти проблемы?

— Ётун побери, Рихард, я тебе об этом толкую с самого начала!

— Как?…

— Гиперпрыжок, Рихард! Короткий гиперпрыжок. От нескольких световых секунд до световых суток. Насколько позволят системы наведения. Прыжок прямо внутрь вражеского корабля,…вся замещённая масса превращается в чистую энергию взрыва, бах — и всё.

— Одна ракета — один корабль, — задумался Хёмдалль. — Да, это возможно, если ракета размером с нальнир. Длиной метров двадцать, диаметром — четыре. В таком объёме можно разместить всё необходимое. Но ведь такая ракета получится очень дорогой?

— Дешевле нальнира или любой малой аэрокосмической системы. И уж точно, много дешевле любого корабля!

— А пусковая установка? Как запустить такую ракету?

— О! Это совсем просто! Подхватываем лучом транспортёра — и наружу, в космос. А там компьютер ракеты получает необходимые инструкции от искина, запускает двигатели, разгоняется, прыгает… — Локи показал руками, какой получится результат.

— Это — абсолютное оружие. Ужасно, дядя. Хорошо, что тот бильскирнир отвернул.

— Да, — кивнул Локи, — мне было бы жалко потратить одну из двух имеющихся на данный момент ракет!

— А командира корабля не жалко? Асиры не стреляют в оталийцев!

— Знаешь, Рихард, если оталиец — дурак, и сам лезет на рожон, туда ему и дорога. Наследственный брак нужно просто выметать!

Хёмдалль пожал плечами. Локи был прав — как всегда, но почему то ему вдруг стало грустно.

— Знаешь, друг, — заметил Локи изменение настроения, — оружие без готовности его применить бесполезно. Нас мало, очень мало, а зависит от нашего успеха так много,…ты понимаешь?

Хёмдалль медленно кивнул, но легче не стало.

3

— Нам предстоит много дел, но если не защищать уже приобретённое, всё остальное станет бессмысленным.

— Понимаю. Просто, знаешь ли…

— Знаю. Мне тоже нелегко, хотя я всегда связывал себя скорее с ванирами, чем с оталийцами. Привыкнем! А пока не хочешь ли ты заняться поиском форпоста Древних на Терре? По сведеньям, он должен быть спрятан где-то под ледовым панцирем.

— Это спешно?

— Надолго откладывать не стоит, — поморщился Локи, — помимо интересных технологических устройств, которыми мы теперь можем управлять, между прочим, солидного запаса дронов активной обороны, которые нам могут пригодиться, там находятся Врата. По моим данным, они единственные, через которые можно попасть на корабль-город "Атлантус", спрятанный Древними.

— Заманчиво, — задумчиво прищурился Хёмдалль, — но в этом поиске нет ничего экстренного, а я уверен, что есть множество более срочных дел. Не хотел бы увлечённо лазить по старым развалинам, пока всё самое важное будет происходить в другом месте!

— Ты прав. Есть одна задача. Крайне важная, Рихард. Создание индустриального центра в Мидгарде. У нас практически ничего нет, мощности "Франанга" не позволяют выпускать продукцию в больших масштабах, помимо, разве что, бус и зеркал для туземцев…

— На данном этапе это-то как раз самое важное, — хихикнул Хёмдалль.

— Нам предстоит втроём захватить всю эту галактику, — немного пафосно продолжил Локи и сразу слегка смутился, — по крайней мере, начать её завоевание. А для этого нужны автоматические шахты по добыче сырья и заводы по производству материалов. Верфи, ремонтные доки, строительная и прочая техника…

— У нас большие аппетиты, — шутливо схватился за голову Хёмдалль, — но утолить их нет возможности.

— Почему же? Всё это есть в Айдахейме, и в огромном количестве.

— Да, но ведь там прорва репликаторов… — возразил было Хёмдалль и внезапно замолк, по-простецки открыв от удивления рот.

— Ага, сообразил, наконец, — ехидно кивнул Локи.

4

— Посмотрите-ка, что я нашла! — Сигюн, изучающая газеты аборигенов — никаких других способов распространения информации на Терре пока не было — с воодушевлением замахала рукой.

— Что там у тебя, солнышко? — Локи ткнулся в изображение газетного листа и с удивлением обнаружил рисунок "космического аппарата", в котором легко угадывались характерные очертания "Вальхаллы". — О!

— Он — известный среди аборигенов учёный, астроном, пользуется уважением соплеменников,…и вдруг публикует подобную статью. Отзывы на неё, прямо скажу, от просто скептических до откровенно издевательских. Как ты думаешь, муж мой, этот…человек опубликовал подобный материал потому, что сошёл с ума, или специально, чтобы привлечь внимание и связаться с нами?

— Искин!? — переадресовал вопрос Локи.

— За последние пятнадцать минут "Ворон" нашёл, виртуально сдублировал и проанализировал более пяти десятков документов, связанных с деятельностью указанного существа. Ответ на данный вопрос — да. Это замаскированное предложение о встрече.

— Спасибо, Лена, — обнял супругу Локи, — отличная находка! Интересно, может, и вправду его навестить?

— Привлечь на свою сторону этого туземца, муж мой, будет несложно. "Бус и зеркал" — по его уровню развития, конечно — у нас в достатке, а лояльность принесёт и все его общественные и деловые связи, возможности. "Ворон", какова социальная значимость данного объекта в среде аборигенов?

— С точки зрения туземцев, рассматриваемый человек происходит из уважаемой семьи, имеющей богатые связи в… — искин немного запнулся, подбирая правильное определение, — …деловых кругах своего города и известен за его пределами как учёный, изучающий небесные явления. Его наблюдения связаны, в основном, с планетой Мидгард-четыре, которую аборигены называют "Марс"…

— Занятное существо, — хмыкнул Локи, — оно может быть полезным для установления деловых связей, найма персонала и легализации наших действий без привлечения чрезмерного внимания.

— Пожалуй, — кивнул Хёмдалль, — контакт надо устанавливать, но я пойду с тобой!

— Нет, Рихард, в этот раз ты пойдёшь один, без меня. Психологически неверно мне как высшему лицу Империи асиров лично встречаться со столь незначительной персоной. Тем более, по столь пустяковому поводу. Никаких чёрных плащей, масок, жутких трюков…

— Ага, в излюбленном тобой стиле!

— …пугать туземца ни к чему. Маскировка придаст твоей одежде респектабельный с точки зрения аборигенов вид, но при этом обыденный. Искин, объект локализован?

— Реперные сигнатуры индивидуума отсутствует в базе данных. На основе анализа имеющейся информации о привычках и пристрастиях существа можно предсказать нынешнее местонахождение,…в настоящее время объект с вероятностью девяносто шесть процентов находится в столовой собственного дома в городе Бостон на восточном побережье Северной Америки.

— Можно ли задействовать транспортный луч?

— Никаких препятствий к этому не обнаружено.

— Что ж, Рихард, когда будешь готов — отправляйся!

5

Солнечная система, планета Земля, С.А.С.Ш., Массачусетс, 31 августа 1908 года.

Персиваль Лоуэлл ещё раз лениво пробежался по заголовкам газет. Ничего интересного — обычный скучный день, серая повседневность.

"Избирательная кампания в полном разгаре! Кто победит — Уильям Брайан или Уильям Тафт? Все склоняются к мысли, что…"

Так, ерунда — прочь!

"…На Бостонских предприятиях продолжается серьёзный спад производства. Экономисты предрекают…"

Ха! Что они могут?… Только, как попугаи, повторять очевидное, выдавая это за божественные откровения!

"Двенадцатого августа завод Генри Форда выпустил первый общедоступный автомобиль Форд-Т! Первые две недели продаж показывают, что доходы производителя могут превысить первоначальные ожидания. Акции…"

Хм-м, интересно! Идея неплоха, и за такими "самобеглыми" экипажами будущее. Да, изобретения… техника…

"Знаменитый пилот и изобретатель господин Орвиль Райт заявил, что отправится в рекордный часовой полёт на аэроплане собственной конструкции…"

Да, великое достижение! Перед глазами Персиваля снова как наяву предстала картина громадного космического аппарата, уходящего прочь от Марса. Сравнить его и деревянную этажерку Райта!

Лоуэлл раздражённо свернул газету и отбросил в сторону. Нет, сегодня опять никаких новостей!.. Только события и происшествия! Зайдя в свой кабинет, он уже было собрался привычно сесть в просторное кресло, но странное чувство заставило его обернуться. На мгновение увиденное лишило стареющего учёного дара речи: на диванчике удобно сидел джентльмен в костюме, с виду весьма дорогом, и с любопытством рассматривал хозяина кабинета.

— По какому праву, сэр… — у Лоуэлла даже мелькнула мысль о револьвере. Увы, сей защитник лежал спокойно сейчас в ящике его рабочего стола, и добраться до него казалось делом проблематичным. — Кто вы?

— Рихард Веттин из Дома Веттина, — встал с лёгким поклоном незваный гость. — Рад познакомиться с вами, господин Лоуэлл!

Мысль о том, что богато одетый джентльмен — вор, бандит, или, хуже того, коммивояжер, Персиваль отбросил сразу.

— Как… — он изо всех сил пытался чётче сформулировать свой вопрос, — как, а главное, зачем вы здесь оказались?

— По вашему приглашению, господин Лоуэлл. И весьма оригинальному, хочу отметить.

— Приглашению? — Персиваль потрясённо расширил глаза, — но я никого…

Незваный гость протянул ему руку ладонью вверх, и над ней прямо в воздухе появились изображения собственноручно сделанных Лоуэллом — и переданных в "Бостон глоб" — эскизов того самого аппарата. Они были похожи на фотографии, но не на специальной бумаге, а прямо в воздухе. Чёткие, яркие! Стоило ему остановить взгляд на каком-либо изображении, как оно сразу увеличивалось и подлетало к нему, позволяя лучше рассмотреть все детали.

— Вы…

Он понял, кто перед ним! Внезапно в груди закончился воздух и в глазах потемнело. Персиваль, чтобы не упасть, вынужденно опёрся на край рабочего стола. Гость терпеливо ждал, пока хозяин восстановит дар речи.

— Вы… — видя такие затруднения, джентльмен спокойно налил в стакан воды из графина и протянул Персивалю.

— Выпейте. У вас нездоровый вид, господин Лоуэлл!

Тот последовал совету.

Разум лихорадочно работал, перебирая возможности…и их вероятную стоимость. И, решившись, поднял фанатично заблестевшие глаза на собеседника.

— Вы могли бы… показать Марс? Прямо здесь, сейчас, как изображения моих эскизов…

Гость просто взмахнул рукой, и перед жадно подавшимся вперёд Лоуэллом возникло огромное, более метра в диаметре, изображение медленно вращающегося рыжевато-жёлтого шара. Марс! Лёгкая голубоватая дымка атмосферы по краям, огромный шрам-трещина почти вдоль экватора. Белая шапка — льда? — вблизи Южного полюса планеты…

Марс! Вот он — протяни руку и, кажется, коснёшься его песков, древних низких гор. Ни океанов, ни озёр, ни рек — пустыня, бескрайняя пустыня.

— Так на Марсе нет каналов? — Неожиданно жалобно поинтересовался Лоуэлл. — Нет растительности, жизни?

— Безжизненный шарик, — гость улыбнулся и отрицательно покачал головой. — Крайне разреженная атмосфера, в которой почти отсутствует кислород, сила тяжести чуть больше трети земной, холод, какого на Земле не бывает даже в самых страшных фантазиях…

— А Венера? На ней есть жизнь?

Марс перед глазами Лоуэллом сменила желтовато-серая от плотных облаков планета, полярные области которой имели слегка голубоватый оттенок.

— Там тоже нет жизни, — развёл руками гость. — Поверхность Венеры — раскалённый ад, свыше семисот градусов по шкале профессора Кельвина. Да и атмосфера из углекислого газа и окисей серы неблагоприятна для дыхания человека

— Но… тогда откуда же вы? Зачем вы здесь? Хотите оккупировать нашу планету?!

6

Лоуэлл сначала сказал, а потом в ужасе захотел зажать себе рот. Идиот!

— Оккупировать? Вашу планету? А почему вы, Лоуэлл, решили, что Земля принадлежит вам?

— Не мне лично, конечно,…всему человечеству,…всем людям, которые здесь живут!

— А не приходит ли вам, Лоуэлл, в голову, что вы и есть наши слегка одичавшие, отуземившиеся оккупационные силы, оставленные здесь несколько десятков тысячелетий назад? Нет? А сама планета, как и вся эта звёздная система — одна из многих, кстати, — принадлежит — не мне лично, обратите внимание, — а кому-то ещё? Да присядьте-ка вы лучше, не дай Бог — и вправду упадёте!

— Но… — плюхнувшись в кресло, Персиваль почувствовал себя легче и сразу попытался найти контраргументы, — …наши учёные доказали, что…

— Ваши учёные?!! — Гость буквально залился от хохота, — …ваши учёные, Лоуэлл, ну надо же! Сами-то вы поняли, что сказали?

Персиваль понял. Несколько мгновений спустя. Ну да, для пришельца все его возражения выглядят как пафосные рассказы шамана какого-нибудь дикарского племени о происхождении жизни и возникновении людей — конечно, таких как они, и обязательно людоедов! Действительно, смешно, ха-ха. Он бы и сам посмеялся, но…

— Вы пришли посмеяться надо мной, — поднял грустный взгляд на собеседника Лоуэлл, — да?

— Мой сюзерен был весьма впечатлён и вашей внимательностью, и одержимостью космосом, и ловкостью, с которой вы пригласили нашего представителя на встречу. Правда, в последнем вам просто повезло: у нас уже тысяч пятьдесят лет нет никаких газет, и ваша статья попалась нам на взгляд случайно…хм-м.

Повезло — значит повезло. Перси пожал плечами.

— Так какова ваша цель на этой планете?

— Вернуть её в состав Империи, разумеется. Но, представьте, мы просто прилетим — на кораблях вроде того, что вы видели, высадимся и скажем: Земля теперь принадлежит Империи асиров!

Лоуэлл усмехнулся и кивнул. Действительно, звучит дико. А какой будет результат? Власть рухнет повсюду, настанет время беззакония, беспорядка,…а сколько людей погибнут просто потому, что посчитают дальнейшую жизнь бессмысленной, бесполезной? Повсюду воцарится насилие, жестокость, самоубийства. Апокалипсис! А пришельцы, какими могучими они не были бы, просто не смогут успеть везде!

— Наша цель — подготовить грамотных управленцев из местного населения, чтобы смена власти прошла как можно спокойнее. Лучше всего, незаметно для аборигенов. И в этой связи мне поручено предложить вам работу. Если захотите, конечно.

— А если согласия не дам, то скоропостижно скончаюсь?

— Я такой страшный? — Скромно и немного виновато улыбнулся гость.

— До печёнок пробирает, — признался Лоуэлл.

— Останетесь жить, как ни в чём не бывало, — твёрдо пообещал собеседник. — Просто забудете об этом разговоре, будто бы его и не было. Скажете "нет" — и в следующее мгновение очнётесь в этом кресле, здесь, у себя за столом. Слегка вздремнули, Лоуэлл, с кем не бывает!

— Если соглашусь, какие будут условия? Чем будете платить? — Персиваля стало любопытно, что ответит гость, этот — как он представился? — Рихард Веттин. Чем попробует завлечь?

— Вы же умный человек, Лоуэлл, — усмехнулся пришелец, — чем обычно платят аборигенам? Бусами и зеркалами, естественно. Итак?

— У вас есть текст договора?

— Обойдёмся без него, вы просто принесёте присягу Императору всех асиров, а я её приму. Никакой бюрократии. Да, присяга — не простые слова. Приняв её, ни предать, ни сказать, ни сделать что-то, идущее во вред Империи всех асиров, вы уже не сможете.

— Но ведь я — гражданин Соединённых Штатов!

— Для какого-нибудь индейца родиной был его кусочек леса, так? Это совсем не мешало ему действовать в интересах одной из колониальных держав, сражаться за неё, получить от неё недостижимые для обычного туземца блага. Но ни ваше правительство, ни прочие так называемые цивилизованные страны, не были склонны считаться с правами каких-то посторонних аборигенов. Вы хотите остаться дикарём — или иметь какие-то права?

Персиваль склонил голову. Аргументы собеседника были просты и понятны, а то, что негласно предлагалось как плата — бесценно. Да, он туземец. Наверное, когда-то точно так же его прадеды убеждали индейцев Массачусетса…Теперь пришёл черёд потомков почувствовать себя в роли индейцев. Альтернативы, кроме как согласиться на великодушно сделанное предложение, просто не было.

— Если я случайно нарушу клятву, то умру?

— Ментальные блоки, формируемые клятвой, полностью надёжны, и случайных оговорок просто не будет, их сделать физически невозможно. Значит, ваше здоровье и жизнь останутся в безопасности. Лишь намерение имеет значение.

— Тогда я готов…

7

Мидхейм, система Мидгард, Терра, Северный полярный регион.

Сидя на месте первого пилота в кабине нальнира, мощного боевого флаера, одного из двух изъятых с "Вальхаллы" и успешно модернизированного, Локи откровенно устал. Это был уже третий проход надо льдами северного полярного региона Терры, и однообразный пейзаж внизу уже успел изрядно надоесть.

Первый проход позволил с высоты полутора сотен километров быстро оценить всю арктическую зону и наметить места, где сканеры засекли наличие аномалий. На втором проходе, уже с высоты в десяток километров, отметки исследовались тщательней, но опять всё выполнял бортовой компьютер флаера под руководством искина "Коршуна". Пилоту оставалось любоваться пейзажами внизу. То есть, однообразной белой равниной, из которой кое-где торчали обтаявшие скалы и низкие горы, а в других местах радовали взгляд небесной синевой полыньи — большие и поменьше.

Сигнал от большого острова, покрытого толстым слоем льда — аборигены в шутку назвали его "Зелёной землёй", Гренландией, — оказался ложным. Не совсем, конечно. Там, подо льдом и слоем земной коры оказалось месторождение триния. А поскольку почти все устройства Древних были изготовлены с использованием этого металла, сканер и выдал отметку.

Несколько ложных срабатываний были не в счёт. Они оказались просто эхо-сигналами от месторождения в Гренландии. А вот последняя засветка — нечто особенное. Сканер ясно показал наличие артефакта, содержащего технологические устройства Древних, и теперь флаер аккуратно на малой скорости ходил на высоте всего в сотню метров над поверхностью в месте, показавшемся подозрительным искину. Но обнаружить артефакт Локи мог только лично, без "фактора" Древних в геноме и пытаться не стоило. Но несколько часов постоянных попыток "прочувствовать", "услышать" отклик устройства, спрятанного где-то подо льдом турс знает когда, могли бы доконать кого угодно.

Поэтому он чуть было не оставил без внимания странное ноюще-сосущее чувство в середине груди, возникшее над каким-то неприметным местом. Снизив скорость флаера до минимума, Локи определил место точнее, и посадил похожую на наконечник стрелы машину прямо на лёд. Здесь сигнал был самым сильным.

— "Коршун", зафиксировать точные координаты места, где я стою.

— Выполнено.

— Какова глубина до дна в данном месте?

— Около пятнадцати метров, мой император.

Да, просто так не достать. Нужно надевать скафандр, опускаться под воду и ставить маркер для транспортёра. Но, что бы там, подо льдом, не скрывалось, это явно не аванпост Древних, так что подъёмом артефакта можно заняться и позднее. Потом, это всё потом.

— "Коршун", верни флаер на борт и забери меня отсюда, наконец!

8

Солнечная система, планета Земля, С.А.С.Ш., Массачусетс, 04 сентября 1908 года.

— Что ты затеял на этот раз, сынок? — Старик ехидно улыбнулся, жестом указав на кресло у входа. — Ещё одна реклама, так? Зря ты затеял ту статейку. Что, теперь солидные люди не торопятся иметь с тобой дело?

— Благодарю вас, сэр, — спокойно ответил Персиваль, удобно и слегка развязно устраиваясь в предложенном кресле. — У меня всё в порядке. А у вас?

— Спасибо, Перси! Годы берут своё, увы, — подозрительно прищурился старик. — А ты, кажется, даже помолодел? В прошлый раз ты выглядел подряхлее, хе-хе!

— Работа не даёт расслабляться, сэр. Приходится держать себя в тонусе. И, скажу честно, силы понемногу возвращаются.

— Если так, то и для меня есть надежда, — аккуратно предположил хозяин кабинета, — я, Перси, привык к этому свету, и совсем не хочется торопиться на тот! И раз у тебя такая полезная для здоровья работа, может быть, и мне найдётся что-то подобное?

— Обещать не могу, сэр! Вы же знаете, как трудно сейчас в Бостоне найти хорошую работу?

— Да, сынок, тебе просто повезло!

— Мой работодатель так и заявил, мол, тебе, Лоуэлл, повезло, — согласился Персиваль.

— Так ты теперь решил забросить астрономию и заняться…

— Бизнесом, сэр. Когда-то у меня это получалось неплохо, а астрономия перестала приносить то удовлетворение, что раньше.

— Вот как? Интересно. И чем же может помочь старый друг твоего отца этому бизнесу? Денег, сразу говорю, не дам!

— Что вы, сэр! Ни кредиты, ни акции моего работодателя совершенно не интересуют. Наоборот, он хочет потратить часть и вложиться в недвижимость! А поскольку он привередлив и любит уединение, то не всякий участок ему подойдёт под застройку. Его пожелание приобрести суверенные права на острова Тристан да Кунья у британской короны и заявить о правах на остров Гоф в двухстах милях южнее. Он-то как раз никому не принадлежит!

— Это стоит очень дорого, Перси, — задумчиво потянулся за трубкой хозяин кабинета, — да и британцы не любят расставаться с имуществом, тем более, насовсем.

— Деньги — не главное, сэр!

— Рад, что ты это понимаешь, Персиваль.

— А человек, оказавший такую услугу моему работодателю, может и сам в ответ рассчитывать на непростую любезность.

— Да? Ну не знаю, не знаю. Попробую, конечно, что-нибудь сделать. В память о твоём отце. Кстати, может так статься, я знаю твоего босса?

— Вряд ли, сэр. Он издалека. Может быть, из России.

— Возможно, Персиваль. Там и вправду есть очень богатые люди! Ладно, зайди-ка ко мне через недельку-другую, я что-нибудь придумаю. Что-нибудь ещё?

— Вы так добры, сэр! Да, можете ли вы порекомендовать, к кому обратиться за наймом…хм-м "…отважных людей, верных, честных, потерявших многое, но желающих приобрести больше, много больше. Не здесь, в другом месте, далеко".

— Он так и сказал? — Старик немного подался вперёд. — А как твой босс относится к цветным?

— Он к ним не относится, — пошутил Лоуэлл, — уверяю вас, сэр. Но по цвету никого из своих работников не выделяет. Это понятно, все мы для него — просто туземцы. Красные, чёрные, белые. Они там, в России, все немного чокнутые, знаете ли!

— А увечных ветеранов войн он готов принять на работу? — Хитро прищурился старик.

— Возраст и увечность не важны, — отмахнулся Персиваль, — только дух имеет значение!

— Тогда тебе в Вашингтон, Перси, сюда, — хозяин кабинета вынул из стола две визитные карточки и что-то на них написал, — и сюда.

Лоуэлл с поклоном забрал карточки.

— Телеграмму я пошлю сегодня же, а ты, как приедешь, арендуй офис. Иначе не солидно. И запомни, через две недели возвращайся, я тебя жду!

9

Мидхейм, система Мидгард, Терра, Южный полярный регион.

Когда уже исследованы все возможные места размещения аванпоста, последнее из них — именно то, что нужно. И чувства, неплохо натренированные за время поисков, буквально кричали — это здесь!

"Ворон" над Южным полюсом Терры принял роль основной орбитальной базы. После усиленного сканирования на глубине пятидесяти с небольшим метров подо льдом он обнаружил обширную полость. Соотнеся полученные новые данные с собственными ощущениями, Локи принял решение проплавить лёд до нужной отметки плазменно-импульсными орудиями флаера.

Это заняло три часа.

…Форпост Древних оказался безжизнен и, в отсутствии источника питания, представлял собой просто склад ценного оборудования. Очень ценного. К тому же здесь Локи обнаружил теоретически исправную систему активной обороны, в состав которой, помимо прочего, входили универсальное кресло управления, погруженный в стазис искин наведения и большой запас дронов. Неплохая добыча!

Но главной частью находки стали Звёздные Врата. Те самые, которые, по легендам и слухам, вели на "Атлантус" — город-корабль Древних, спрятанный где-то в Ётунхейме.

Теперь, чтобы активировать системы форпоста и открыть Врата, нужно было озаботиться источником энергии.

10

Солнечная система, планета Земля, С.А.С.Ш., Ю. Дакота, Пайн-Ридж, 9 сентября 1908 года.

— Господин Лоуэлл, я согласилась представить вас вождю Красное Облако исключительно по просьбе нашего общего друга, хотя, хочу заметить, после прочтения книг о Марсе, стала вашей поклонницей…

Красная Птица, красивая скво-полукровка немного за тридцать, и сама была известной писательницей, и поэтому Персиваль, кивнув, улыбнулся, воспринимая сказанное просто как вежливый комплимент. За время разговора они как раз подошли к невысокому бревенчатому дому. Дюжий индеец, сидящий у входной двери с ружьём на коленях, недовольно поднял голову.

— Зачем ты привела сюда бледнолицего, Красная Птица? — Слова на языке лакота прозвучали как карканье ворона. — Все они — враги, которых надо предать смерти!

— Вчерашний враг сегодня может оказаться другом, воин, — тщательно подбирая слова, ответил на этом же языке Персиваль. Мысленно он восхитился совершенству устройств асиров. Маленький, чуть больше горошины универсальный переводчик действительно позволял не просто понимать, но и говорить на других языках, напрямую управляя голосовым аппаратом человека. Хотя, честно сказать, ощущения при этом были не самые приятные. — Вчера вы сражались со своим соседями-краснокожими, считая их врагами, а сегодня вместе с ними боретесь против общего врага!

Сказать, что индеец удивился, мало. Его глаза резко расширились, он судорожно вздохнул, но, приведя свои чувства в порядок, кивком поклонился и отошёл в сторону. А вот Красная Птица даже не стала скрывать удивление.

— Я не знала, господин Лоуэлл, — английский в её устах звучал намного лучше, чем лакота в исполнении Персиваля, — что вы изучали наш язык и способны уверенно говорить на нём. Обычно победители не стремятся учить язык покорённого народа, что же заставило вас отступить от данной традиции?

— Долг, госпожа Боннин, — просто ответил Персиваль. — Первоначальное желание выдать несколько комплиментов он отбросил как вредное. Индейцы в резервации — не те люди, которым нравятся словесные игры чужаков.

— Бледнолицый имеет в виду деньги, — прокаркал на лакота сторож-индеец, и в его глазах вспыхнула ненависть, — у них любой долг сводится к этому!

— Невежливо оскорблять гостя, воин, — заметила Птица, дождавшись, когда охранник откроет перед ними дверь, — тем более посланника, прибывшего по приглашению. Проходите, господин Лоуэлл, вождь готов вас принять.

В пустой комнате на грубом стуле напротив входа сидел старый сморщенный индеец. Он пронзительно холодным взглядом встретил Персиваля, даже не пытаясь продемонстрировать хоть толику дружелюбия.

— Что хочет от Красного Облака большой вождь бледнолицых, живущий у Солёной Воды? — Слова лакота из уст старика звучали гораздо мелодичнее. — Солнце моё почти опустилось, вскоре и я упаду вслед за ним, чтобы больше не подняться, и тьма уже принимает меня в свои объятья…

— …Но ты родился лакота, вождь, и умрёшь лакота, — завершил фразу на этом же языке Персиваль, втайне радуясь удивлению старика. — Мой господин…

— Я удивлён, бледнолицый, — перебил Лоуэлла вождь, жёстко прищурив глаза, — не тем, что до твоего слуха дошли слова моей старой речи, нет! И не тем, что тебе известен язык лакота, нет. Ты упомянул о господине, что удивило меня больше. Обычно бледнолицые кричат о свободе. Разве ты не хочешь говорить о том же?

— Нет, — краешками губ усмехнулся Персиваль, — я не служу ни большим, ни великим вождям из-за Солёной Воды. Слова, которые я скажу, будут идти прямо из уст моего господина, владыки всей земли, всех лесов на ней. Ему подвластно даже небо над нами. Именно он дал краснокожим детям своим и свободные земли, и великие леса, и саванну со стадами бизонов…

— Опасные слова произносишь ты, бледнолицый, — хрипло отозвался со своего стула вождь.

— …Но, недовольный раздорами среди краснокожих детей своих, господин мой забрал у них земли и леса, ожидая, забудут ли они о раздорах, вернуться ли на пути, достойные воинов, или злоба и гордыня уведут их за собой в пропасть. Но отринули они путь воина ради пути в пропасть, и тогда он отобрал у своих краснокожих детей и бизонов, и саванну…

— Что он велел тебе передать? — Прорычал вождь. — Дай услышать слова его, и не лги! Я чую ложь!

Персиваль сосредоточился и заговорил уже совсем другим голосом.

— Хау, дети мои! Я посылал к вам Пинающего Медведя, чтобы передать слова речи моей. Но Злой Дух смутил его разум, и не мои слова сказал вождям Пинающий Медведя. Я недоволен вами, я недоволен тобой, Красное Облако. Если сейчас ты решишь упасть, и не поднимешься вместе с солнцем, не в землю упадёшь ты, а в пропасть, и в пропасть эту последует за тобой все краснокожие дети мои.

Старый вождь широко открытыми глазами смотрел на Лоуэлла, жадно внимая каждому его слову.

— Мне нужны воины, и я готов взять к себе тех, кто забудет о вражде, вспомнит о долге и обязанностях воина. Я готов принять всех — старых, больных, увечных. Я готов вернуть молодость старым воинам, здоровье — больным и увечным. Я дам оружие — тем, кто пойдёт за мной, чтобы сражаться за меня, им и семьям их я дам кров и пропитание. За верную службу я снова дам вам леса, полные дичи, саванны полные бизонов и свободу жить мирно и без границ среди лесов и равнин.

— Мне не нужны те, кто отказался от долга, от обязанностей воина, выбрав дороги и ограды бледнолицых. Но они тоже дети мои, и не стану наказывать их. Я просто о них забуду, прогнав из своего сердца…

— Да, — хрипло подтвердил вождь, — он так и поступит…

— В ночь Охотничьей луны я лично приду за ответом, Красное Облако. Пусть дети мои, кто пойдёт за мной, пришлют вождей к твоему костру! Хау, я всё сказал!

Обессиленная услышанным, Птица облокотилась на брёвна стены возле дверного проёма. Вождь, собрав остатки сил, встал со стула и вплотную подошёл к Лоуэллу, заглянув прямо в глаза.

— Как выглядит тот, что послал тебя? Отвечай честно!

— Лицо его бело и красиво на вид, — уже своим голосом ответил на лакота Персиваль, — волосы его длинны и подобны жёлтому металлу, который так любят живущие у Солёной Воды. Но в них гораздо больше огня и закатного солнца. Ты ведь знаешь, о ком я говорю?

ГЛАВА 8 Будущее как прошлое

1

Мидхейм, система Мидгард, Терра, Земля Франца-Иосифа, 11 сентября 1908 года.

Локи спускался на дно мелководного залива, ориентируясь, в основном на то странное сосущее чувство, которое он научился безошибочно выделять из прочих. Подтаявший сверху лёд слабо подсвечивал воду под собой, но в мутном синем полумраке что-то разглядеть дальше нескольких метров было крайне трудно.

Ниже десяти метров синие сумерки уступили место безлунной ночи. В такое время в лесу деревья уже не видны, но их присутствие ощущается по плотным сгущениям тьмы. Под водой любое препятствие даже в полном мраке можно почувствовать по "неправильности", "стеснённости" одного направления по сравнению с прочими. А если это подтверждается ещё и резко возрастающим сосущим ощущением, нетрудно понять, что цель — на расстоянии вытянутой руки.

Флаер Древних. Почти правильный цилиндр, два основания которого скошены, каждое — под своим углом, спереди посильнее, сзади — поменьше. Диаметром метров пять, длиной — чуть больше восьми. Универсальный аппарат, способный перемещаться сквозь Врата, подниматься в космос и нырять на тысячу метров вглубь океана. Удобная штука! Как он оказался здесь, в одном шаге от полюса Терры?

Поверхность корпуса из композита на основе триния и нейтрония не пострадала от времени, и выглядела бы, несомненно, как новенькая. Если убрать ил, которым почти занесло аппарат.

Минут десять потребовалось для того, чтобы очистить небольшую площадку на крыше флаера, и поставить первый маркер. "Красный" контрольный сигнал, указывающий на недостаток информации для транспортёра, заставил Локи тяжело вздохнуть, и искать место для установки следующего маркера. Вроде бы и стал императором, а всё приходится делать самому! После четвёртого маркера цвет сменился на зелёный, и Локи, с сознанием хорошо выполненной работы, смог вернуться на борт "Коршуна".

2

Мидхейм, система Мидгард, орбита Терры, Фрегат Империи асиров "Коршун".

Пока Локи приводил себя в порядок, Хёмдалль, сгорая от любопытства, уже полез внутрь флаера Древних. Шлюз оказался закрыт снаружи, и после незначительного ментального усилия и слабого телекинетического воздействия, приветливо распахнулся навстречу. Но, если для срабатывания замка этого было достаточно, то для запуска самого флаера требовалась энергия. Как и следовало ожидать, аккумуляторы аппарата за время отдыха на морском дне полностью разрядились, и его работоспособность проверить сходу не получилось. Придётся подождать! Пусть пока поработают роботы-уборщики.

Когда огорчённый Хёмдалль вернулся в кают-компанию фрегата, Локи, развалившись в кресле, с удовольствием пил малыми глоточками ароматный чай.

— Ты разочарован? Несколько тысячелетий на морском дне… чему же удивляться? Вообще странно, что аппарат сохранился целым,…и, по-видимому, исправным?

— Думаю, да, — Хёмдалль с чашечкой чая присоединился к сюзерену. — Хотя с аккумуляторами нужно что-то решать. У тебя есть идеи?

— Флаер древних реанимировать не представляет труда, поставим наши аккумуляторы, они совместимы с системами Древних. Я это помню ещё со старых времён.

— Аппарат удобный, нам пригодится. Да и форпост в Антарктике хотелось бы привести в рабочее состояние.

— С этим сложнее, Хёмдалль. Там используется нулариа модула, модуль нулевой точки — особо мощный аккумулятор Древних. Пока мы такое ни сделать, ни перезарядить не сможем. Просто не хватит производственных мощностей и ресурсов.

— Жаль.

— В связи с этим у меня предложение. Почему бы не навестить Айдахейм? Там полно брошенного оборудования, законсервированных производственных линий, готовой продукции,…если же чего-то не хватит — отберём у репликаторов. Где-то они производят свои версии бильскирниров, а?

3

Мидхейм, система Мидгард, орбита Терры, Фрегат Империи асиров "Ворон".

Сигюн три прошедшие недели провела в лихорадочной работе. Смена облика асиров и воссоздание Империи потребовали отчасти вспомнить, отчасти создать заново целые сферы деятельности, погибшие при переходе к клонированию и уничтожению многоуровневой системы власти. Это и производство тканей, постельного белья, всех видов одежды, аксессуаров, галантереи, и их дизайн, моделирование,…всего не перечислить! Нужно продумать, что будет пользоваться спросом у аборигенов Терры и как наладить производство этих товаров. А для формирования имиджа и воссоздания облика Империи в глазах "низших" — в основном, людей — требовалось разработать или восстановить ритуалы и целый набор символов, знаков, гербов…

Всё это было необходимо органически увязать с легендами и мифами, живущими среди гуманоидов Мидхейма, с древними традициями самих оталийцев и с информацией, полученной от Древних…

Да ей вздохнуть некогда! Это мужчины пусть играются в свои игрушки, а ей приходится заниматься делами Дома! А раз этот Дом — императорский, то и заботы вырастают пропорционально, ох!

Впрочем, чтобы побыть вместе, у них с Локи всегда находится немножко времени…

4

Айдахейм, система Отала, Фрегат Империи асиров "Коршун".

Фрегат аккуратно всплыл в десятке световых часов над планетарным диском Оталы, бывшей когда-то столицей и прародиной его народа, и включил опознаватель. Теперь всё пространство контролировали репликаторы, и сразу четыре бильскирнира решительно направились к дерзко появившемуся кораблю.

Хёмдалль заметно нервничал, вызывая улыбку у Локи. Его можно было понять: самый страшный враг, который безжалостно теснил и истреблял оталийцев, оказался на расстоянии нескольких световых часов. А ещё здесь бывший дом, и мысль об этом заставляла ныть его сердце. Дом…

Неужели он увидит покинутые больше века назад… что? Что там могло остаться за это время? Груды камней, не больше, а металл и синтетику хозяйственные репликаторы давно утилизировали…

А вдруг оружие Локи не сработает?

Хёмдалль поёжился, представив результат, чем вызвал ещё одну улыбку у сюзерена.

— Не беспокойся, я уже не раз проверял и опознаватель, и перстень. Правда, не здесь, конечно, но повода для волнения нет.

— Постараюсь, — кивнул Хёмдалль, с опаской следя за приближающимися крейсерами. — Если всё работает, зачем тогда они идут к нам?

— Тугодумы, — легкомысленно пожал плечами Локи, — до них дойдёт минут через пятнадцать-двадцать, а увидим мы результат только часов через восемь. Когда, наконец, сюда доберётся свет,…так что смотреть нужно не на изображение в обзорном окне, а за показанием сканеров.

— Ты совсем не боишься?

— Чуть-чуть, — нехотя признался Локи, — но это, скорее, свойство моей натуры: во всём пытаюсь разглядеть подвох. Даже в том, что делал своими руками.

— Ну да, зная о "вознёсшихся", по-другому, наверное, нельзя…Скоро и я буду, подобно тебе, выискивать в каждом событии очередную гадость от… — Хёмдалль неопределённо ткнул пальцами куда-то в потолок.

— Ну почему же обязательно гадость?

— А как ещё назвать всё, что они сделали, всё, что оставили после себя?

— Наследие, Рихард. — Локи усмехнулся. — Прошлое, из которого поднимется наше будущее.

— Главное, чтобы будущее не стало как прошлое, — проворчал Хёмдалль. — Как ты тогда сказал?

— Не забыть, не простить, не повторить, — глухо отозвался Локи. — Я помню, Рихард. Всё помню. Говоришь, будущее как прошлое? Нет, друг, ныне всё зависит от нас, и потому повторения не будет. О, видишь? Бильскирниры отворачивают!

Хёмдалль украдкой вытер со лба выступивший пот, а Локи на этот раз сделал вид, что ничего не заметил. Он по-прежнему всматривался в показания сканеров и соотносил их со старой картой Оталы.

5

— "Коршун"!

— Да, Император!

— Возьми курс на сто восьмидесятую верфь!

— Выполняю.

— Нам на Терре нужна полноценная верфь и крупные ремонтные доки. Рядом со сто восьмидесятой верфью, помимо них, есть и отличные автоматические шахты с полным комплектом оборудования, и много других не менее полезных объектов. А чуть ближе к Отале наберём автоматических универсальных заводов по производству всякой ерунды — от оружия до бытовых мелочей. Проекты и программы у нас есть, так что запустим в Мидгарде, разместив поблизости от "Франанга". Мощный искин, прекрасно проконтролирует все доставленные заводы и займётся производством. Надо снабжать граждан Империи!

— С этим трудно спорить.

— Верфь и док станут на стационар за спутником Терры — Луной. Там они будут недоступны для наблюдателей-аборигенов. Для шахт у меня уже давно разведаны и намечены места. Мидгард богат в плане ресурсов. Отсутствует только наквадий и нейтроний.

— А как ты собираешься вывозить всё это имущество? Вот эти громадины в трюмы "Коршуна" точно не поместятся!

— Прихватим десяток-другой транспортных тюнов — посмотри на сканер, их здесь полно! — и загрузим до отказа. Часть используем как буксиры для верфи и дока. Затем "Коршун" откроет гиперокно, и все они дружно туда нырнут в автоматическом режиме. А мы проводим стадо, чтобы ни одна овечка по пути не отбилась.

— У тебя изрядные аппетиты, — саркастически усмехнулся Хёмдалль. — Но что делать с репликаторами, которых там кишмя кишит? Тащить их за собой в Мидгард — не лучшая идея.

— Роботы найдут каждого и тщательно всех соберут. Затем транспортная система перенесёт их на Оталу. Они же будут отключены, так что всё безопасно.

— О! Так вот зачем ты все трюмы "Коршуна" забил этими роботами, позаимствовав их не только с "Ворона", но даже с "Франанга"!

— Всё верну, — честно пообещал Локи, глядя в глаза товарищу. — После этой миссии.

— Ну да, ну да…

— Ещё, Рихард, я хочу себе один из бильскирниров, — даже не моргнув, продолжил Локи, — и, пока будем собирать остальное барахло, пусть уж наша верфь его слегка модернизирует. Проект у меня с собой. — Локи кивнул на десяток стиров в специальном футляре.

— Ты забыл ещё об одной важной детали. На Отале есть Врата, и мне кажется, их не нужно оставлять репликаторам. Да и нам найдётся, куда их поставить, так?

— Врата, говоришь?

Хёмдаллю показалось, что в голове у Локи завертелись какие-то шестерёнки, начали выстраиваться новые планы. А не зря ли он напомнил о Вратах, а?

— Да, о них я и вправду забыл. Спасибо, что напомнил. А теперь вперёд, за работу! И на всё про всё у нас пара суток.

6

Мидхейм, система Мидгард, Терра, С.А.С.Ш., Массачусетс, 12 сентября 1908 года.

— Сэр, к вам ещё один посетитель!

— Проси!

Поначалу в офис открывшегося кадрового агентства "Асир" рвались просто толпы народа — в основном иммигранты, безработные, которых в портовом городе было и раньше много, но теперь, из-за общего спада производства…

Осознав, что не справляется, Персиваль связался со своим боссом — о, что за чудо этот коммуникатор! — за консультацией, но тот просто отмахнулся, а несколькими мгновениями спустя у него в кабинете на столе появились два потёртых чемоданчика с кругленькой астрономической суммой в долларах, а Рихард посоветовал воспользоваться выделенной суммой, чтобы решить проблему.

Поразмыслив, Персиваль вывесил объявление, что работа опасная, надолго, за пределами Соединённых Штатов, состояние здоровья и возраст претендентов значения не имеют, а вот наличие опыта работы и специальность — желательны. Как пояснил Рихард, "люди, приученные работать на примитивной варварской технике, лучше обучаются и эффективнее используют нормальную".

Помимо секретарши, Лоуэлл нанял ещё двух клерков, и ситуация стала быстро выправляться. Буквально через три дня в офис Агентства заходили считанные единицы, а очередь исчезла.

Это было вполне понятно. В толпе желающих получить работу, собравшейся в первый день, основное число составляли иммигранты, а они вовсе не горели желанием ехать куда-то ещё, тем более, если там опасно. Нет-нет, не за этим они плыли за океан.

Другая часть — подростки и юноши, родившиеся в Америке, но не имеющие ни специальности, ни опыта работы. Они Агентству тоже были пока не интересны.

Третья группа — это просто шваль, которая не хотела и не умела что-либо делать, но почему-то считавшая, что Агентство обязано им помочь. От этих избавились позже прочих, да и подобные экземпляры от случая к случаю иногда продолжали заскакивать "на огонёк".

Но был и "улов". За девять дней работы удалось составить анкеты на три десятка увечных ветеранов армии и флота, в основном старшин, сержантов и уорент-офицеров.

А сейчас в кабинет робко заглянула девочка лет одиннадцати, одетая в бедное простенькое платьице и смущённо застыла у двери, переминаясь с ноги на ногу.

— Вы что-то хотели, мисс?

— Санди, сэр. Я насчёт объявления о работе, сэр!

— О работе? Вам пока рано на работу, маленькая мисс, тем более — вы же читали? — опасную, — улыбнулся Лоуэлл.

— Я не для себя, сэр! Мой отец,…он моряк, сэр! Штурман! Они били китов, сэр. А теперь его придавило, и он больше не может…

— Ну-ну, не плачьте, мисс Санди! Вот платочек, возьмите. Где сейчас ваш отец? Я могу с ним поговорить?

7

— Мосли, Брайан Мосли, это моё имя, сэр. Я давно не верю в чудеса, сэр, — признался тихим голосом мужчина, — но дочка… я так не хочу её расстраивать! Спасибо, что пришли, сэр.

— Ну, не всё так печально. Вы ходили на китобоях?

— Штурман, сэр! Да, на них, и к Северным Льдам, и к Южным, а вот теперь… я всё понимаю, сэр. Не повезло! Придавило рухнувшей мачтой. Троих смыло, а меня — просто поломало, сэр. Врач уже сказал, что скоро боли усилятся, потом станут невыносимыми,…у меня есть револьвер, сэр, и я не буду ждать те полгода, что сулил врач. Только дочку жалко,…может, у вас найдётся для неё место?

Именно о таких случаях, которые земной медициной считаются неизлечимыми, предупреждал Рихард. Штурман, это значит, человек образованный. "По меркам туземцев", — внутренне усмехнулся Персиваль, ловя себя на мысли о том, что уже не считает себя американцем,…да и землянином — тоже! Асир не просчитался, его бус хватило, чтобы купить Персиваля Лоуэлла со всеми потрохами. А сейчас он также купит этого отчаявшегося человека. За бусы и зеркала.

Для могучих асиров — пустяк, для этого штурмана и увечных ветеранов — чудо, новая жизнь, спасение. Да за такие пустяки он легко привлечёт тысячи,…если на то будет воля Императора. А пока…

— У меня найдётся надежда для вас, Мосли. Мой заказчик имеет возможность вас вылечить, но… это дорого, очень дорого.

— У меня нет денег, сэр.

Лоуэлл улыбнулся и развёл руками, показывая, что в последнем утверждении он точно не сомневается.

— Вы сможете отработать, Мосли. Но это далеко, очень далеко, и в Соединённые Штаты вы вряд ли вернётесь. Девочку сможете забрать с собой.

— Нехорошо обманывать больного, сэр! Подобное предложение слишком роскошно для умирающего. Где здесь подвох?

— Подвох? — Персиваль тяжело вздохнул. — Вот, пожалуйста: вы не сможете отказаться от заключённого контракта, Мосли. И продлится он, скорее всего, всю вашу жизнь. Которая, если согласитесь, будет весьма продолжительной. Интересует?

— А Санди,…ей не будет ничего угрожать?

— Мосли, вы хоть сами поняли, что сказали? Не только Санди, — и мне, и вам постоянно что-то угрожает, так что… — Лоуэлл пожал плечами, — …ей дадут образование, работу, у неё будет дом. А остальное…

— Понял, сэр, — кивнул штурман, — по части искушений вы заткнёте за пояс и дьявола. Где надо расписаться кровью, сэр?

— Ну что вы, Мосли. Я ничего не обещаю, просто даю надежду. Давайте заполним анкету, а решение будет принимать мой… заказчик. Но, поскольку я почти уверен в решении, вот…возьмите пока двадцать долларов из числа "подъёмных" — и вам, и девочке надо нормально питаться.

Когда на губах увечного штурмана мелькнула мимолётная улыбка, Лоуэллу показалось, что он понял слова Императора Константина: "Будущее как прошлое, но упаси нас Бог от повторов!"

8

Мидхейм, система Мидгард.

Вывалившийся из гиперпространства флот поначалу всполошил и Сигюн, и "Франанг". Ещё бы! Десятка четыре кораблей, два очень крупных массивных объекта. Но все недоразумения быстро прояснились, лишь только искины опознали фрегат Империи. Они быстро установили гиперсвязь с "новичками", приняли во внимание план, составленный Локи, и занялись перенаправлением прибывшего добра на места назначения.

А вот Сигюн, когда поняла, куда ходили Локи с Хёмдаллем, взбесилась не на шутку. Да, конечно он понимал, что это просто обычная истерика, что шок требует выхода, но не четверть же часа без перерыва?!

Переглянувшись с Хёмдаллем, пытающимся стать незаметным или спрятаться от гнева императрицы — хотя бы за спиной её супруга! — Локи демонстративно попытался обнять голограмму рассерженной женщины.

— Дорогая, а я — с подарками!

— Пф-ф, — голограмма супруги обиженно отвернулась. О, уже неплохо, раз прекратила ругаться! — Почему без меня?

— Ты так занята! Не хотелось отвлекать по пустякам, я же понимаю, насколько важные задачи ты пытаешься охватить. Ценю! Но решишь их — нам потребуются добывающие и производящие мощности. Ту же одежду надо где-то делать? Не нанимать же для этого аборигенов, право. Да и что такого? Сходил с приятелем — Локи выпихнул вперёд Хёмдалля — на охоту…

— На охоту?…

— Теперь у нас есть четыре десятка шахт и без малого сотня универсальных фабрик, Ваше Величество, — поспешил оправдаться Хёмдалль, — а ещё док и верфь линейного класса…

— Шахты?! Универсальные фабрики?!!

— Ага, ещё и мелочевка всякая, строительные роботы, реакторы, оружия чуть-чуть, редкие материалы для производства, нейтроний, наквадах, — добавил жару Локи.

— Нейтроний? — Сигюн явно заинтересовалась, вы нашли новые залежи, или…ограбили кого?

"Рыбка клюнула", — подмигнул он исподтишка Хёмдаллю, и как можно натуральнее "похвастался", — заодно вот и новенький бильскирнир прихватил, будет мне вместо трагически погибшего "Свадильфара"!

— Это название не годится, ты же знаешь, — возмутилась супруга, — и откуда…

— Конечно, дорогая! Имя для корабля выберем совместно. Скоро буду у тебя, — Локи исподтишка подмигнул Хёмдаллю и разорвал связь.

За несколько часов, которые потребуются, чтобы добраться до "Ворона", Сигюн слегка "поостынет" и успокоится. А вообще-то, во всём виноваты гормоны. После стольких тысячелетий…

Точно, именно они.

9

Мидхейм, система Мидгард, Терра, С.А.С.Ш., Массачусетс, 16 сентября 1908 года.

— Как вы себя чувствуете, Мосли? — Лоуэлл неспешно зашёл в комнатёнку и сразу отметил, что в ней стало чище,…или светлее, что ли? Видно, для девочки, изо всех сил старающейся поддержать тяжелобольного отца, двадцать долларов были крупной суммой! Ну да, как раз месячная зарплата штурмана китобоя, а матрос, если получает пару долларов в неделю, уже доволен. — Сиди, Санди, — он махнул рукой пытающейся вскочить девочке. — Ну как, Мосли, вы готовы подписать контракт?

— Давно, сэр, — прохрипел штурман, и неуклюже пошутил, — даже своей кровью, если понадобиться.

— Нет, любезный, вашу кровь оставьте себе. Санди, тебе папа рассказал о моём предложении?

— Да, сэр! Вы его вылечите, мы уедем далеко-далеко и никогда больше не вернёмся назад. Только Билли и Джо — мальчишки с нашей улицы, сэр! — дразнятся и смеются. Говорят, что скоро мой папа умрёт, а меня продадут в…какой-то "бордель". Что это, сэр? Я боюсь! Вы и вправду исцелите папу и заберёте нас отсюда?

— Это плохие мальчишки, Санди, тебе не нужно с такими общаться, — серьёзно заметил Лоуэлл. — Ты умеешь читать и писать?

— Читаю хорошо, а вот пишу хуже. Мисс Ребекка из воскресной школы ругает мой почерк…

— Это не страшно. Раз умеешь читать и писать, тебе тоже придётся подписать свой контракт. Держи, это тебе, только прочти внимательно. — Лоуэлл протянул девочке стандартный лист присяги для члена семьи человека, принимаемого на работу.

— Это обязательно, сэр? — Мосли с подозрением посмотрел на бумагу. — Санди ещё маленькая, и может что-то не понять в столь важной бумаге.

— Так прочитайте её вместе с дочкой, Мосли, — слегка раздражённо откликнулся Лоуэлл. — Заодно вот и ваш контракт, если всё устраивает — подпишите.

— Конечно, сэр.

Штурман сразу как-то потух, сжался, и Персивалю стало немного стыдно. Он и сам-то сейчас тянул "испытательный срок", занимаясь отбором нужных кадров. На Терре — так называли планету пришельцы — ему предстояло проработать ещё больше пяти месяцев. Затем — школа, по окончании которой он получит возможность работать на других планетах Солнечной системы. Ступить своими ногами на Марс, увидеть вблизи удивительные спутники Юпитера, Сатурна,…посетить планеты за орбитой Нептуна, о! Разве не об этом он мечтал? К чёрту обсерваторию, убогий телескоп, всю душную прошлую жизнь — в топку. С первого раза, увидев голубой шар Терры с борта космического фрегата, он более не сомневался, кому отныне принадлежит его преданность. Да, асиры знают, какими "бусами" заинтересовать туземца!

А лет через семь-восемь, после ещё одного этапа обучения, ему станут доступны чужие миры, звёзды!..

— Сэр, — робко спросил его Мосли, — мы прочитали, подписали эти документы, и полностью в вашем распоряжении.

— Хорошо, — кивнул Лоуэлл, забирая бумаги и быстро пробегаясь по ним взглядом. Убедившись, что всё в порядке, он, более не стесняясь аборигенов, достал коммуникатор. — Милорд, девочка и её отец подписали присягу, но он совсем плох, требуется ваша помощь.

— Что это, сэр, — удивилась Санди, — телефон? А где провода? Нам в воскресной школе рассказывали…

Но Лоуэлл не успел дослушать, что рассказывали девочке в воскресной школе, поскольку в ослепительной вспышке света появился сам Рихард, лорд Веттин, и девочка замолчала, широко открыв рот от удивления.

— Вы ангел, сэр? — Робко спросила она, как только первый шок прошёл.

— Милорд, — шёпотом подсказал правильное обращение Персиваль. — Мосли, это — сэр Рихард, лорд Веттин. Теперь ты будешь работать на него.

Рихард подошёл к штурману, бессильно вытянувшемуся на койке, и протянул руку, остановив её над грудью больного ладонью вниз. Свет, пролившийся водопадом из ладони, мягко охватил грудь, затем распространился на голову и живот больного и потух.

— Мне… мне действительно лучше, — искренне изумился Брайан Мосли, и легко сел на койке. — Я здоров?

— Дальше действуйте по обычной схеме, Лоуэлл, — сухо произнёс асир, исчезая вместе со вспышкой света.

— Этот дядя — ангел, сэр? — Санди смотрела на Персиваля широко открытыми глазами. — Вы тоже. Да, сэр?

— Нет, милая, — вздохнул Персиваль, — пока нет.

— Не расстраивайтесь, сэр. Вы тоже научитесь!

10

Мидхейм, система Мидгард, Терра, С.А.С.Ш., Массачусетс, 18 сентября 1908 года.

— Рад, что ты не забыл обо мне, Персиваль! — На этот раз старик даже не поленился встретить Лоуэлла у самой двери кабинета и лично усадил в кресло перед столом, а затем, натужно кряхтя, уселся и сам. — В моём возрасте вредно волноваться.

— Вы прекрасно выглядите, сэр, — вежливо возразил Персиваль, не добавляя так и рвавшиеся с языка слова "для своего возраста".

— А ты никак стал накладывать грим? — Прищурился вредный старик. Надо же, разглядел!

— Не совсем удобно выглядеть на тридцать перед знакомыми, которые уверены, что тебе за пятьдесят, — спокойно парировал Лоуэлл.

— Выглядишь на тридцать, а чувствуешь?

— Отлично, сэр.

— Я слышал, ты много трудишься последнее время, открыл агентство по найму, даже в Пайн Ридж ездил,…зачем, если не секрет?

— Это — конфиденциальная информация, сэр. Могу лишь сказать, что контакт с индейцами установлен по поручению моего работодателя.

— Важные люди в Вашингтоне обеспокоены…

— Передайте этим…важным людям, что…я собираюсь раз и навсегда решить проблему индейцев в Соединённых Штатах, так что им нечего беспокоится. Сэр!

Старик откинулся на спинку кресла, слегка пожевав губами, будто пережёвывал полученную информацию. Лоуэлл терпеливо ждал, тоже выдерживая паузу.

— Ты очень изменился, мой мальчик, — спустя полминуты молчания отметил хозяин кабинета, — стал увереннее, жёстче и…опаснее. Ты уверен в своих силах?

— Я не один, а силы тех, чьи интересы я представляю, вы себе и вообразить не можете. К чему эти пустые вопросы? Я полагаю, что всё это мы прояснили в прошлую нашу встречу.

— Извини, Персиваль, — сразу "сдулся" старик, — иногда сложно быстро осознать и принять новую реальность. Особенно пожилым людям, успевшим приобрести много привычек…

Лоуэлл пожал плечами. Он ожидал понимания и стремления к сотрудничеству от друга своего отца. Нет — так нет. Если честно, вождь Красное Облако понравился ему куда больше.

Безрезультатно выстрадав очередную паузу, старый политик решил зайти "с козырей".

— Правительство Его Величество Эдуарда Седьмого неофициально передало, что готово рассмотреть предложение от частного лица о выкупе суверенитета над островами Тристан да Кунья. Представитель Форин-офиса предварительно сообщил сумму, которая, с точки зрения Правительства, является справедливой.

Хозяин кабинета подтолкнул к Персивалю несколько листов бумаги, которые тот быстро просмотрел. Лорд Рихард говорил, что цена не имеет значения, а чуть-чуть познакомившись с реальной мощью асиров, Персиваль понял, почему: всё, что могут попросить туземцы — бусы и зеркала.

— Форин-офис указал, с кем вести дальнейшие переговоры?

— Поскольку всё происходит приватно, — довольно улыбнулся старик, — моя кандидатура вполне устроила Правительство Его Величества как посредника. Вот доверенность на проведение дальнейших переговоров, господин Лоуэлл, — старик передал Персивалю ещё один документ.

— Отлично, господин Эндикотт, так даже удобнее. Мне, как представителю покупателя, даны полномочия согласится с данной суммой…

Старик довольно улыбнулся.

— …при условии, что передача всех прав покупателю состоится не позже конца сентября этого года.

— Это приемлемо, — кивнул старик.

— Кроме того, в эту сумму входит и признание его прав на остров Гоф…

— Согласен, — снова кивнул Эндикотт.

— …и на континент Антарктиду…

ИНТЕРЛЮДИЯ 5 Проблемы в Мидхейме

1

Отальхейм, система Орилла, Орилла.

Квасир раздражённо отложил стир с записями эксперимента в сторону и сел в своё кресло. Дела шли отвратительно, и говорить в этом случае, что отрицательный результат — это, с точки зрения науки, тоже…

Турс побери, да какое, к ётуну, "тоже…"? Это — приговор, а не просто провал исследований. Да, он может научно доказать — и теоретически, и экспериментально — что деградацию клеток клонов преодолеть невозможно, но сообщить оталийцам собственноручно доказанный вывод — "мы обречены!" — нет уж, увольте!

Пусть эту миссию берут на себя консулы Высшего Совета, раз уж они облекли себя властью. О,…отличная идея. Свежая, хе-хе. Только и до консулов нынче не так просто "достучаться". Что-то они дёрганые стали, нервные. Кстати, с какого, любопытно, момента это произошло?…

Да, передали ему для исследований странную куклу Хёмдалля, испугали наноботами, — тоже, кстати, интересные штучки! Затем как-то всполошено вышел на связь Тор,…а потом всё, молчание! Между прочим, а когда он последний раз связывался хоть с кем-нибудь за пределами лаборатории, а? Так, с Фрейром, Тором,…это были голограммы, а вживую, лично? О, с Хёмдаллем, месяца четыре назад, да. Он вроде бы собирался отправиться к Локи, который получил какие-то интересные результаты…

Точно! Сначала своими выводами надо поделиться с Локи. Этот плут точно придумает, что делать!

Квасир мячиком соскочил с кресла, и попытался с контрольного пульта связаться с этим изворотливым оталийцем, но…ни один из известных адресов не отвечал. "Ничего не поделаешь, придётся уведомить Совет", — решил Квасир, и вызвал Фрейра. Тишина… Пенегала…

Перебрав ещё несколько вероятных абонентов, он добрался до Тора, и впервые в жизни откровенно обрадовался, увидев его ответную голограмму.

— Тор! Почему я не могу связаться с Советом? Что, турс побери, у вас происходит?…

— У нас?… Происходит?… Вроде бы, ничего, — пожал узенькими плечиками конунг. А связь… мы, на всякий случай, заблокировали старые адреса и перевели всё на новые, их защищённость повыше. Потерпи, как всё утрясётся, сообщим!

— Да погоди отключаться! Мне позарез нужен Хёмдалль? Где он?

— Хёмдалль? — растерянно поёжился Тор, — последний раз был в Мидгарде…

— А Локи? Где Локи?!

— Там же… о, ётуны! Ты, Квасир, пока ничего не предпринимай, ладно?

На этом связь прервалась, и Квасир, недоумённо пожав плечами, стал собираться в путь. В Мидгард. Кажется, именно там в последний раз видели Локи и Хёмдалля, так?

2

Шок. С подобными переживаниями до полной деградации собственного клона точно не удастся дожить! М-да, а ведь и он, и консулы Совета просто забыли об этих турсовых фоскерах, ётуна мать! Вдруг они попались асирам?!!

Тор судорожно сглотнул. Не дай Высокое Небо случиться такому! Может быть, ещё не поздно? Кажется, у Эгира есть экстренный канал связи с асирами.

— Эгир! — Тор спешно переставил стиры так, чтобы создать нужный канал связи. — Ты мне срочно нужен.

— К твоим услугам, конунг!

Последнее время Эгир дни и ночи проводил на "Вальхалле", пытаясь, насколько возможно, ускорить все ремонтные работы.

— У тебя есть экстренная связь с представителем асиров?

— Да, конунг. Всегда с собой, — коротко поклонился ярл. — С момента встречи с асиром он постоянно обдумывал слова, сказанные ему лично и приватно: "Мы не враги, как не могут быть врагами для своих родителей несмышлёные дети. Могу сделать тебя таким же, как я — не убогой личинкой, страшащейся своей трансформации, а полноценной личностью в сильном, здоровом и красивом теле. Конечно, тебе придётся научиться настоящей дисциплине, и послушанию старшим. Но для опытного ярла это нетрудно. Ты — достоин, а потому, когда будешь готов, приходи". Эгир ни слова не сказал об этом Тору, да и не собирался, если честно. Но возвращаться…пока боялся. Просто потому, что ужас, который он почувствовал в момент встречи, до сих пор был жив. Но коммуникатор связи он всегда таскал за собой.

— Жду как можно быстрее. Нужно срочно переговорить с… — Тор вяло махнул рукой куда-то в сторону Мидхейма, и отключил связь.

3

— Верховный командующий Флота Оталы приветствует тебя, Рихард Веттин из Дома Веттина, и в твоём лице — Императора всех асиров… — Тор сделал паузу, чтобы собеседник по другую сторону устройства мог высказать ответные слова вежливости, но тот молчал, надменно глядя куда-то сквозь оталийца, нарушившего его покой, и, очевидно, ничего пока говорить не собирался.

Если Тор и был озадачен подобной реакцией, вида он не показал и решил сразу перейти к делу.

— Как недавно нам стало известно, в пространстве, контролируемом вами, бесследно исчезли три гражданина Оталы. Высший Совет поручил мне узнать, известно ли вам что-либо об их местонахождении, и, если да, поинтересоваться их судьбой…

Асир нахмурился и взмахом руки переключил обзор на какое-то огромное помещение, даже, может быть на длинный, очень длинный коридор, в стенах которого, подобно камерам тюрьмы, виднелись многочисленные ниши. Некоторые были пусты, в других находились какие-то устройства, по виду — стазис-камеры. Визор мобильного коммуникатора остановился у трёх странного вида фрёснирах, дизайн которых явно выдавал в них присутствие технологий Древних.

По приказу асира оболочки камер стали прозрачными, открыв онемевшему Тору застывшие тела…Локи, Хёмдалля и Сигюн. Да, это они, никаких сомнений!

— Почему граждане Оталы находятся в таком состоянии? — Тор попытался изобразить возмущение.

— Ваши шпионы пойманы с поличным, когда вынюхивали наши секреты, — прорычал асир, — в стазис-камерах они останутся до тех пор, пока похищенные секреты не потеряют свою актуальность.

Турс! Как неудачно.

— Я требую, чтобы незаконно удерживаемые вами граждане Оталы были возвращены как можно быстрее! Все трое — известные всем цивилизованным народам учёные, и ваши обвинения против них смехотворны!

Услышав заявление Тора, Эгир как-то сразу побледнел и изо всех сил вцепился в подлокотники собственного кресла.

— Требуешь? Вошь поганая, — непонятно выругался асир, — веди себя повежливее, не то завтра составишь компанию собственным шпионам в нашей тюрьме!

— Извините, — буркнул Тор, осознав, что его немного занесло, — но, может быть, что-то можно для них сделать? Совет Оталы готов предложить вам компенсацию…

— У вас нет ничего, что может нас заинтересовать, — отрезал асир, — но, после окончания срока заключения, мы готовы вернуться к этому вопросу.

Тор постарался изобразить поклон благодарности, но, судя по саркастической усмешке, появившейся на лице Рихарда, у него это получилось плохо.

— Высший Совет Оталы просит Вас, чтобы бы в будущем, если какие-либо наши граждане случайно окажутся в пространстве Империи всех асиров, это не расценивалось бы вами как злой умысел или попытка шпионажа…

— Закон один для всех, — медленно кивнул асир, — но каждый случай будет рассмотрен отдельно и независимо от предыдущих.

— Это всё, о чём я прошу, — снова попытался поклониться Тор, но связь уже прервалась. — Уф-ф, — схватился за голову конунг, — даже не представляю, как можно с ними ужиться?

— Просто оставить в покое, — мудро заметил Эгир, — и запретить всем нашим гражданам появляться в пространстве, которое асиры объявили своим. Да,…ещё и не беспокоить без крайней необходимости до серьёзного нападения репликаторов… — его рассуждения прервал вызов от хэрсира с диспетчерского поста.

— Конунг, докладывает дежурный офицер Службы Астроконтроля Ориллы! Только что в гиперпространство ушёл кнорр, принадлежащий фоскеру Квасиру. Целью перехода заявлен Мидгард в Мидхейме,…конунг, с тобой всё в порядке?

4

Мидхейм, система Абидоса, Абидос, Апартаменты Верховного системного Владыки Ра.

За свои более чем тридцать тысячелетий жизни Верховный системный Владыка Ра ещё никогда не пребывал в столь расстроенных чувствах. А в жизни, пожалуй, самого старого гоаулда случалось многое.

Он спас свой народ от вымирания, когда открыл Таури — Древние называли её Террой — и обнаружил новые, более совершенные тела для братьев-гоаулдов. Он единственным из всех поймал живым асгарда, и попытался использовать его тело как новое вместилище. Под его защитой великий Пта создал первые боевые космические корабли, и именно Ра объединил всех системных Владык против деспотии и беззакония Анубиса. Бои и победы, а в конце — блестящий результат: подлый Анубис повержен!

Да, и его не минула чаша поражений, сполна испив из которой, он оказался изгнан на Абидос, а единственный корабль, который оставили победители, старенький хеопс, они лишили гипердвигателя. Даже глайдеры, которые ему оставили торжествующие победители, были лишены герметичных кабин, и теперь его воины не могли выйти за пределы атмосферы Абидоса. Ему даже запретили иметь собственных джаффа, чтобы он не вырастил из их симбионтов преданных офицеров и младших Владык. А в одиночку ничего не добьёшься, ничего не построишь.

Да, остались чаппа-ай, Врата, — но многое ли сквозь них протащишь! В основном провизию для своих не слишком многочисленных подданных и предметы роскоши — вот и всё, что соглашались обменивать на наквадах остальные Владыки.

Ему льстило, что остальные гоаулды настолько его боятся, что заперли в отдалённой системе на посту начальника рудника и, к тому же, лишили почти всех средств обороны. Оставили так, погонять туземцев! При этом системные Владыки настолько боятся остаться без Ра — ведь где-то затаился и втихую собирает силы Анубис! — что не только не уничтожили его, но и тщательно присматривают. Правда, издалека, с внешних планет системы…

Ра умеет ждать. Анубис неизбежно вернётся, и силы его будут теперь намного мощнее. Он и раньше-то не следил за соблюдением правил и внешних приличий, а уж теперь! Ха, и все системные Владыки как дети — среди них и вправду есть его дети — прибегут просить его вернуться. Вот тогда настанет и его час!

5

А пока — уныние и расстройство. Их вызвал визит сумасшедшего асгарда, Локи, который нагло забрал у него большую часть приготовленного к отправке наквадаха и кучу оборудования, оставив его если не нищим, то…

Так что, теперь любой бандит, у которого хватит наглости и сил, чтобы угрожать с орбиты старенькому хеопсу, будет его грабить?

Грустные размышления прервал сигнал с устройства связи, и Ра настолько быстро, чтобы не потерять достоинство в глазах свиты, подошёл к пелтаку — контрольному устройству управления всеми системами корабля-дома.

— Тек-ма-те (приветствую тебя), Верховный Владыка Ра, — немолодой бледнолицый джаффа с золотым знаком Первого Воина Апофиса на лбу, уважительно поклонился. — Я — Братак.

— Ба-джа-какма-те (приветствую тебя в ответ), Братак, — бесстрастно отозвался Ра, хотя внутри у него всё кипело от подобного пренебрежения. Этот джаффа посмел обратиться к нему не как к богу, а просто как к военачальнику, — С какой целью мой сын, Апофис, прислал тебя на Абидос?

— Системные Владыки Апофис и Херур беспокоятся о благополучии отца, Великого гоаулда Ра, и прислали по четыре хаттака каждый, чтобы сделать его жизнь безопасной. Я и подчинённые мне джаффа отныне будут хранить твой покой, господин.

В доброе отношение сыновей Ра совершенно не верил. А вот в их корыстных целях не сомневался ничуть.

— Восемь хаттаков защитят Абидос от "колесницы" асгардов?! — "Колесницами" гоаулды называют бильскирниры оталийцев. — Как ты смеешь смеяться надо мной, джаффа?!!

— Здесь не будет "колесниц", о Великий Ра, а с обычной "повозкой" восемь хаттаков справятся. Асгарды не вмешиваются в дела гоаулдов, а судьба отдельных…изгоев их волновать не будет. Но в любом случае я буду сражаться изо всех сил, господин!

— Хорошо, Братак, передай моим сыновьям, что я доволен, — бесцветно ответил Ра, разрывая связь. Хамское поведение джаффа, будто забывшего об обязанности правильно приветствовать своего Верховного бога, его по-прежнему раздражало, но для наказаний сейчас не время. Даже такое отношение можно потерпеть ради того, чтобы увидеть ужас в глазах поверженного врага! Поскольку кругом одни враги, всякий бой будет победой для Ра.

Против любого пирата восемь хаттаков — неплохая защита, их глайдеры смогут патрулировать пространство Абидоса. Уничтожат они бандита по имени Локи, или нет — гоаулд Ра не потеряет ничего…дополнительно. Наоборот, он уж точно сумеет повернуть происходящее к собственной выгоде!

Да, Ра умеет ждать!

ГЛАВА 9 Дома всегда много дел

1

Мидхейм, система Мидгард, Терра, Фрегат Империи асиров "Коршун".

— Где обещанные подарки? — Сигюн в шикарном зелёном платье смотрелась сногсшибательно, и Локи просто потерял дар речи, — я жду, муж мой!

Усовершенствованные транспортные системы фёрлингов, которыми Локи оборудовал оба фрегата и "Франанг", легко могли перебросить небольшой груз и до десятка людей на несколько световых секунд. Поэтому, лишь только "Коршун" с трофеями добрался до орбиты квазиспутника с обратной стороны Луны, Сигюн прибыла лично и, как добрая хозяйка, сразу взялась за дело.

Локи, обняв её за плечи, просто подвёл к панорамному окну, за которым широко раскинулась семикилометровая громада верфи наивысшего ранга, похожая толи на рака, толи на скорпиона. На её стапелях угадывался силуэт бильскирнира, по которому ползали многочисленные роботы. Чуть дальше можно было разглядеть огромный ремонтный док, по своим размерам лишь немного уступающий верфи.

А дальше — дальше плотным строем на расстоянии не более километра друг от друга выстроились, ожидая команды, двадцать восемь транспортных тюнов.

— Прими эти подарки, мой свет, и больше не сердись на меня, — ласково шепнул он на ушко супруге. — Не взял с собой, да, но кто-то ведь должен следить за нашим растущим хозяйством?

— Ещё по случаю, мы прихватили Звёздные Врата, — скромно заметил Хёмдалль, — чтобы не оставлять их без присмотра. Заодно обезопасили мирных космических путешественников от посещения опасного места.

— Это хорошо, — кивнула Сигюн, не спеша выскальзывать из объятий Локи. — "Ворон" идентифицировал на Терре на территории бывшей земли Та Кем объект или объекты, содержащие наквадах. По сигнатуре ответного сигнала и размерам это, скорее всего, Звёздные Врата. С учётом тех, что в Антарктиде, у нас их три. Я хочу попробовать задействовать Врата в режиме ближней связи, все нужные расчёты уже есть. В этом случае мы сможем свободно ходить с Терры на верфи Луны и "Франанг", а также транспортировать больший объём грузов. Вы ещё не придумали имена для всего этого богатства?

— Ждали твоих предложений, дорогая, — Локи подмигнул Хёмдаллю, — что скажешь?

Сигюн в раздумьях сморщила хорошенький носик.

— Пусть у всех тюнов будет одно имя, "Терра", а чтобы их отличать друг от друга, просто добавим номер, то есть от "Терра три нуля один" до "Терра два нуля двадцать восемь". Верфь пусть носит имя "Луна-один", а док — "Селенуса-один". А вот бильскирнир, который достраивается ударными темпами…

— Модернизируется, дорогая. Его уже нельзя назвать бильскирниром — я изменил в проекте слишком многое. Просто крейсер. И, пожалуйста, не забывай, мы решили давать боевым кораблям имена хищных животных и мифических существ!

— "Дракон", муж мой! Пусть его имя будет "Дракон".

— Мне нравится, дорогая. "Коршун", информацию о новых кораблях передать "Франангу" и зарегистрировать их в реестре Империи как военные транспорты. Если появляются свободные мощности на "Луне" и "Селенусе", загружать их модернизацией транспортов по моему проекту, — Локи поставил стир в ячейку контрольного пульта и дождался подтверждения от фрегата, что информация получена и передана верфи и доку. — Транспорты отправлять по мере их освобождения от груза.

— Муж мой, надеюсь, это не все подарки?

— Здесь полный список, — Локи переставил несколько стиров, и Сигюн радостно взвизгнула.

— Спасибо! Девяносто один автоматический завод-принтер! А мне как раз есть чем их загрузить!!

— Не сомневаюсь, — хмыкнул Хёмдалль, отвернувшись на всякий случай в сторону.

— Не забывай, свет мой, что немалую долю мощностей следует отдать на производство ракет, без них будет трудно по-настоящему защитить Мидгард от серьёзного нападения. Кроме того, часть заводов надо направить на выпуск строительных…

— …Доверься хозяйке своих ключей, муж мой, и дальше спокойно занимайся мужскими делами, — кротко опустила взгляд Сигюн.

— Мне кажется, дядюшка, твой неповторимый стиль заразен, — захохотал Хёмдалль, а ещё мгновением позже к нему присоединились и остальные.

2

Мидхейм, система Мидгард, В двух световых часах над планетарным диском.

— Кнорр Флота Оталы! Это первое и последнее предупреждение! Вы несанкционированно проникли в пространство Империи асиров! У вас есть минута, чтобы покинуть систему Мидгард, в противном случае корабль будет захвачен, а экипаж интернирован. У вас осталось пятьдесят пять секунд, пятьдесят четыре секунды… — надменно выдавшая Квасиру ультиматум голограмма человеческого существа, одетого в тёмный плащ, продолжила неторопливый отсчёт времени, остающегося до исполнения угрозы, но фоскер лишь недоверчиво хмыкнул.

Какая Империя? Какие асиры! Кто, будучи в здравом рассудке, посмеет угрожать кораблю Оталы? Ну, кроме репликаторов, конечно, но те не предупреждают, а нападают сразу, безо всяких "реверансов".

Поэтому Квасир просто проигнорировал предупреждение, хотя и распорядился на всякий случай поднять щит. Он облегчённо выдохнул, когда настырная голограмма растворилась по окончанию отсчёта, и успел удивиться предупреждениям искина кнорра сначала о всплывшем поблизости корабле неизвестного класса, затем сообщил о проникновении на борт посторонних разумных существ. Кроме репликаторов, на памяти Квасира никто на подобное не осмеливался! Ещё больше он изумился, когда искин перестал реагировать на запросы, а на командный мостик вошла та самая одетая в чёрный халат — или плащ? — фигура.

А дальше фоскер просто отключился.

3

— О! Квасир! Какая славная добыча, а, Рихард?

— Действительно. Хорошая добыча — как чемодан без ручки. И бросить жалко, и тащить трудно.

— Да уж, у нас сейчас нет ни времени, ни желания в чём-то убеждать этого упёртого кретина!

— Это ни к чему. Пока просто засунем его в свободный фрёснир рядом с нашими старыми телами, пусть "отдыхает". Заодно и Фрейра при случае попугаем, и в знак доброй воли сможем вернуть его без ущерба для наших планов. Кстати, давно мечтал провести серию экспериментов на оталийце, всё "пустышки" да "куклы", а хорошего материала для опытов, увы, не было.

— Нет, Рихард, с Квасиром так поступать — это чересчур. Да, он упрямый, ограниченный, но натура у него не подлая. Будет подходящий момент — просто вернём консулу Фрейру. А вот кнорр оставим себе. Ещё один фрегат Имперскому Флоту асиров не помешает!

4

Солнечная система, Земля, Англия, Лондон, 26 сентября 1908 года.

— И что вы об этом думаете, сэр?

Джентльмен, неторопливо читающий клубный листок, вопросительно поднял бровь. Обсуждение — здесь? Для этого существует курительная комната!

— А!.. — Досадливо сморщился самозваный собеседник, пожилой господин в дорогом костюме тройке. — Оставьте ваш снобизм, сэр! Пока мы дойдём до курительной комнаты, этот Асквит — он злобно ткнул пальцем в "Дэйли мейл" где-то ближе к последней колонке — окончательно распродаст все земли Империи!

— Вы полагаете? — Джентльмен аккуратно взял газету и углубился в маленькую заметку.

"…Секретарь Герберта Асквитта, Премьер-министра Правительства подтвердил нашему корреспонденту информацию о том, что днём ранее Его Величество Эдуард Седьмой при единодушном одобрении обеих палат Парламента согласился передать острова Тристан да Кунья в полную неотчуждаемую собственность господину Константину Эрарику. При этом Британская Империя отказывается от данного владения и передаёт означенному господину все права суверена над островами Тристан да Кунья.

На вопрос нашего корреспондента, тождественно ли данное решение акту о признании независимости нового государства, секретарь ответил: "Если на то будет воля Бога и Короля…"

— Видите, сэр, — продолжал бушевать пожилой господин, — эти виги готовы распродать всю страну…

— Мне кажется, вы преувеличиваете, сэр. Обратите внимание на следующие обстоятельства. Во-первых, Правительство Его Величество согласилось представлять интересы этого маркграфства в цивилизованных странах Старого континента, что само по себе означает сохранение серьёзного влияния на ситуацию. Во-вторых, Правительство Его Величества не даёт никаких гарантий защиты, — джентльмен поднял кверху указательный палец, — а без них, сами понимаете, сэр… да. А в-третьих, обратите внимание, кто уполномочен представлять интересы этого, с позволения сказать, "государства" в Новом Свете? Некто господин Эндикотт из Бостона, штат Массачусетс, известный в Новом Свете политик и филантроп. Мне кажется, виги просто затеяли какую-то новую возню с заокеанскими "кузенами", сэр. А возможно, флоту североамериканских штатов просто понадобилось место под угольную и вещевую базу, а старый лис Эндикотт решил на этом нажиться. Теперь-то именно ему будут капать денежки из американского бюджета.

— Хм-м, звучит правдоподобно, сэр. Но кто же такой этот Эрарик, новый маркграф — пожилой господин, прищурившись, заглянул в газету, чтобы припомнить новое название проданных островов — архипелага Офир, острова Гоф и всей Антарктиды?! Однако и аппетит у этого Константина!

— Объём его претензий лишний раз доказывает, что здесь каким-то образом замешаны "кузены", да-да. Вряд ли человек, совсем никому не известный, пусть даже чей-то бастард, посмел бы без поддержки оттуда, — джентльмен неопределённо показал куда-то вверх, — демонстрировать свой "аппетит"…

5

Солнечная система, Земля, газета "Бостон глоб", 27 сентября 1908 года.

"…Ещё вчера это казалось невозможным, но Британская империя добровольно отказалась от кусочка своей территории в пользу частного лица, некоего Константина Эрарика, по слухам, предпринимателя из Бостона. Это невероятное известие сегодня по телеграфу сообщил специальный корреспондент из Лондона.

Бизнесмен не просто приобрёл в свою собственность острова Тристан да Кунья, расположенные вблизи сорокового градуса широты между Африкой и Южной Америкой, а получил над ними от короля Эдуарда все права суверена.

Это означает, что законы на островах, которые он многозначительно переименовал в Офир, будут установлены новым хозяином лично. Гражданское общество Соединённых Штатов надеется, что предприимчивый бизнесмен разделяет с нами взгляды на приоритет либеральных ценностей и человеческих свобод.

Пока не ясно, кем будут заселены острова, чем будут зарабатывать на жизнь их жители. В кулуарах нам сообщили, что господин Эрарик намеревается открыть игорные дома и увеселительные заведения в надежде на неплохую прибыль.

Интересы Государства Офир в Соединённых Штатах с настоящего момента представляет всем известный и глубокоуважаемый политик штата Массачусетс господин Огюст Брэдфорд Эндикотт, любезно предоставивший свои услуги как посредника на переговорах между новым хозяином островов господином Эрариком и доверенными лицами правительства Британии, которая была владелицей архипелага Тристан да Кунья до этого".

6

Солнечная система, Земля, 29 сентября 1908 года, Газета "С.-Петербургские ведомости".

"Канцелярия монарха островов Офир, Гоф и всей Антарктиды уведомляет правительства и сюзеренов всех стран, что с первого октября сего тысяча девятьсот восьмого года по 31 марта тысяча девятьсот девятого года закрывает указанные территории и акватории в пределах двух сотен миль от них. Данный запрет распространяется на корабли и иные транспортные средства, не являющиеся собственностью граждан указанного Государства, а также на всех как частных лиц, так и официальных представителей иных государств.

Виновные в нарушении данного запрета будут наказаны исправительными работами на значительные сроки, а их имущество и транспортные средства, попавшие под действия данного запрета, будут изъяты в пользу Государства островов Офир, Гоф и всей Антарктиды.

Данное уведомление напечатано на всех языках во всех крупных изданиях Австралии, Азии, Африки, Нового и Старого Света".

7

Мидхейм, Мидгард, Терра, 1 октября 1908 года, Бостон, Представительство Государства Офир.

— …Забегали как тараканы, мой друг, ха-ха, давно я так не смеялся! А ты уверен, что работодатели справятся? — Огюст Эндикотт, срезав кончик сигары, с наслаждением откинулся на спинку шикарного кресла. Теперь он мог позволить себе не только сигару или стаканчик виски, о!

Самочувствие превосходное, жаль — нечего вспомнить о процедуре лечения, да. Заснул — проснулся, всё! Но свою часть сделки асиры выполнили, а теперь он отрабатывает свою. Надо же, поверили на слово, ха! Хотя при их-то возможностях проконтролировать исполнение договора совсем несложно, и как поступят с обманщиком, Огюст уже догадывался. Но на себе проверять собственные выводы почему-то не хотелось.

— Пф-ф, — фыркнул Лоуэлл, продолжая изучение газеты. — Зря отказался давать присягу, тебя сейчас уже не мучили бы подобные вопросы…

Лоуэлл недавно перешёл на "ты" в общении с Огюстом Эндикоттом, но никакого стеснения не испытывал. В негласной "табели о рангах", виртуально существующей у асиров в разуме их искусственных слуг, он значился много выше старого аборигена, которому не хватило духа выбрать правильный путь.

— Я, Персиваль, остаюсь твёрдым сторонником президента Линкольна, и мне не нравится, когда кто-то имеет прав больше, чем я!

— Скажи это неграм, Огюст, или индейцам! О, зачем же цветным? В Бостоне полно иммигрантов, безработных, нищих. Соври мне, что у них такие же права, как у парламентария штата Массачусетс, а?

— У всех равные возможности! Если кто-то не в состоянии ими воспользоваться…

— О! И это говорит один из "бостонских браминов", потомок нескольких поколений таких же "браминов"? Ещё добавь, что в Гарвард нынче принимают всех подряд.

— Персиваль, ты один из нас, из тех самых Лоуэллов, "которые говорят только с Кэботами, выше которых лишь Бог"! Тебе не стыдно?!

— Стихи Джона Боссиди я тоже люблю, Огюст. Но, если честно, ты мне напоминаешь сейчас индейского вождя, который, надувшись чувством собственной значимости, продал Лонг-Айленд за горстку бус, стальной нож и маленькое зеркальце!

— Каждый вправе делать свой бизнес, — хмуро возразил Эндикотт. — Я, может быть, похож на того вождя, но ты-то как раз служишь покупателям!

— В службе настоящему владыке нет ничего недостойного, ты это сам всегда говоришь.

— В тебе слишком много романтики, Перси! Чужое тебя всегда слишком увлекало. Сначала джапы, которых даже китайцы считают макаками!.. Какая у них может быть культура, а? Потом Марс и его каналы, теперь служба асирам. А достойные владыки, если ты, Перси, не понял, это Эндикотты, Кэботы! И Лоуэллы тоже, иначе я бы с тобой и говорить-то не стал!

— О! Тогда вспомни, Огюст, что у всякого бизнеса есть хозяин, управляющие и простые работники, и говорить о равенстве их прав просто смешно. Романтик, ха! В отличие от тебя, я — прагматик, и понимаю, что пытается сделать Император Константин. Есть те, кто платит — и те, кто работает за эту плату. Вот и всё! Некуда деться без гроша в кармане, без покровительства сверху — даже с декларированными "равными" возможностями. А насчёт бизнеса не сомневайся, асиры с точностью до цента знают и весь твой бизнес, и сколько ты нажил на посредничестве. Так что не советую даже пытаться начинать игры с Госдепартаментом или с этим — как его там? — Бюро Расследований. Хоть присягу ты давать отказался, но договор о сотрудничестве подписал. Я тебя искренне прошу, Огюст, в память дружбы с моим отцом, держись от этих игр подальше.

— Договор? Не смеши меня, Перси. Любой адвокат подтвердит, что подобное соглашение по законам Штатов ничтожно!

— Адвокаты? Упаси Бог, Огюст. Асирам наплевать на адвокатов и законы Штатов. Если Константин Первый пожелает, завтра же вся территория Соединённых Штатов вернётся в собственность индейцам, а все бледнолицые и черномазые — на свои исторические отечества!

— С твоих слов они всеведущи и всемогущи, как Господь Бог, — огрызнулся Эндикотт.

— Конечно, нет, Огюст. Но мы, — как и все жители этой планеты, — уверяю тебя, разницы даже не почувствуем.

8

Мидхейм, система Мидгард, Терра. Офир, 3 октября 1908 года

— Отлично! — Локи обвёл взглядом бухту, образованную вытянутыми почти на полкилометра в океан "лапами" из силикатных композитов, утопленное в склон вулкана здание энергостанции, заодно выполняющее и функцию административного центра городка, и удовлетворённо кивнул.

— Ты доволен, муж мой? Под энергостанцией и зданием администрации — все наши основные помещения, в том числе и Врата из Антарктиды. Сейчас именно они играют роль базовых, остальные — "Франанг" и "Луна один" — лишены возможности формировать гипертуннели за пределы Мидгарда. Три "лапы" имеют и пирсы для судов аборигенов, и эллинги для "Сигюн" и придуманных Рихардом "эршипов" — не знаю, зачем тебе понадобилось это убожество.

— Для обучения персонала, естественно. И контактов с местным населением. Дирижабли туземцам знакомы, наш эршип вполне сойдёт за один из них, более совершенный — да, но вполне понятный. На них удобно доставлять грузы в Офир, и патрулировать наши рубежи. Надо приучать аборигенов к порядку. Сколько уже изготовлено?

— Пока четыре. Эршипы получили наименования "Офир" и порядковый номер с "три нуля первого" до "три нуля четвёртого". Изготовление каждого, если есть материалы, занимает пару часов работы верфи. Рангоут, обтянутый композитной тканью, антиграв, аккумуляторы, пульт управления как на флаере. Простенький лучевой транспортёр. Да, ещё солнечные батареи да ветрогенераторы, которые в глазах туземцев похожи на двигатели. Сложнее всего было разработать дизайн помещений, — улыбнулась Сигюн.

— Спасибо, свет мой, — обнял супругу Локи, — когда можно начинать заселять город?

— Думаю, ещё нужно дней пять, чтобы строительные роботы навели лоск, а потом я их переориентирую на строительство нашего дворца — там, почти на вершине вулкана он будет смотреться идеально, — мечтательно прикрыла глаза длинными ресницами Сигюн. — Всегда о таком мечтала!

— Хорошо, дорогая, тогда Лоуэлла я перевожу сюда через неделю. Пусть осваивает пост главного администратора Офира. А пока, если не возражаешь, Рихард и я сходим "на охоту"…

— Опять в Айдахейм?! — Сигюн укоризненно посмотрела на мужа. — У меня с прошлого раза появились седые волосы!

— Дорогая, не лукавь! С нашей физиологией и метаболизмом никакая седина тебе не угрожает. И потом не нужно волноваться, мы с Рихардом просто собираемся навестить одного старого приятеля. К тому же пойдём на "Драконе", и теперь на нём установлены ракеты. Рихард сгорает от нетерпения попробовать их в деле!

9

Мидхейм, система Абидос, вблизи планеты Абидос.

— Уходи, асгард, и мы не будем отрывать огонь. Мой господин Апофис…

— Ты ошибся, джаффа, — вместо морды асгарда в шаре-коммуникаторе появилось бледное человеческое лицо, глядящее на Братака презрительно и надменно. Я — асир, и говорю тебе от имени Императора всех асиров Константина Первого Эрарика из Дома Эрарика: "Сдавайтесь, и вы сохраните свои никчемные жизни!"

— Я не слышал о каких-либо асирах, — дипломатично отозвался Братак, — но твой корабль, незнакомец, очень напоминает "колесницу" Асгарда.

— Да, — не стал отпираться асир, — отобрали по случаю у этих "поросят" и слегка модифицировали. Получилось весьма удобно!

— Ты лжёшь, человек! — вмешался в разговор ещё один джаффа со знаком Херура на лбу. — Мощь Асгарда велика, она уступает лишь воле наших богов!

— Хо! А это ещё что за инкубатор для червяков?

— Это — Харрок, рука и голос Херура в системе Абидоса, — вежливо пояснил Братак, — мне всё равно, кто ты, но если не покинешь эту систему, хаттаки откроют огонь.

— У меня есть для вас, недоразумения природы, предложение получше. Из какой конуры протявкала эта шавка с червяком в пузе на владыку своего господина? — Асир что-то передвинул вне поля зрения устройства связи и, усмехнувшись, удовлетворённо посмотрел на Братака. — Вижу-вижу, третья слева. Что ж, пусть это послужит вам уроком, джаффа!

— Поднять щиты, — закричал Братак, и все корабли гоаулдов окутались золотистыми сферами силовых полей. К его изумлению, мгновением позже хаттак Харрока будто вспучился изнутри, силовая сфера потухла, а всё, что осталось от огромной пирамиды, беззвучно разлетелось прочь. — Милосердные боги!

— Момент выстрела засечь не удалось, — почему-то шёпотом подтвердил стоящий рядом джаффа. — Приказывай, и хаттаки откроют ответный огонь.

— Недоумок! — Братак, резко развернувшись, двинул "советчика" рукой в челюсть, от чего тот отлетел к самому краю командирского мостика. — Сколько мгновений нужно этому монстру, чтобы уничтожить нас всех?

— Шалва (предатель)! — Выплюнул в сторону Братака поверженный джаффа. — Бог Апофис накажет тебя!

— Твой бог, убогий, просто червяк-переросток, — закутанная до самых ног в чёрный плащ с накинутым на голову капюшоном фигура выступила из тени. — Если высунется, его будет ожидать судьба всех глистов.

Голова пришельца повернулась к Братаку, и тот, к своему ужасу, не увидел лица. Только чёрное марево странно переливалось под капюшоном. Холод сковал сердце Первого воина, и он почувствовал, как в сумке-инкубаторе сжался гоаулд.

— Убей эту падаль, — глухо приказал пришелец, и Братак, подойдя на одеревеневших ногах к лежащему на полу джаффа, ударил его кинжалом в живот, прямо в сумку с симбионтом. От невыносимой боли джаффа закричал, но после лёгкого движения асира обмяк и затих.

— Я доволен тобой, Братак, — кивнул асир. — Прикажи кораблям погасить силовые поля, а джаффа, которые хотят жить, пусть сложат оружие и снимут боевые доспехи. Я переправлю всех вниз, на Абидос, а потом решу их дальнейшую судьбу.

10

Мидхейм, система Абидоса, Абидос, Апартаменты Верховного системного Владыки Ра.

— Это ты — Ра?

Закутанная в плащ до самых ног чёрная фигура внезапно появилась перед задумчивым гоаулдом, едва не заставив того вздрогнуть. Ра внимательно наблюдал за стычкой, происшедшей недалеко от Абидоса, и её исход не являлся для него секретом. А это — представитель победителей, и, судя по происшедшему, его злить не стоит.

Ра жестами прогнал окруживших его слуг и успокоил охрану из преданных лишь ему лотаров — обычных людей, тщательно отобранных и натренированных. Остальные системные владыки не позволяли ему завести собственных джаффа.

— Тек ма те, пришелец! Что привело тебя в мою обитель? — Ра постарался встретить незнакомца повежливее, раз уж сил, чтобы сражаться или просто угрожать, нет.

— Привет и тебе, владыка Абидоса, — ответил человек. Да, судя по пропорциям тела, именно человек — или гуманоид, но не унас, не асгард.

Уже этот ответ объяснил ему многое. Пришелец признаёт его права на Абидос и не собирается лишать гоаулда жизни! И Ра, успокоившись, приготовился внимательно выслушать это существо.

— Я, Рихард Веттин, из Дома Веттина…

Веттин. Да, был такой Древний. А этот хактар (человек, обладающий некими способностями Древних) — его потомок. Интересно. Хактаров гоаулды старались истреблять — в качестве носителей гоаулда они не годятся, а подчинить их невозможно. Хотя некоторых, вроде бы, гоаулды научились использовать, угостив ядом и периодически давая противоядие.

— …говорю тебе от имени Императора всех асиров! Отныне ты и твоя верность должны принадлежать только ему!..Будь аккуратнее в своих мыслях, червяк, — внезапно прямо-таки зашипел посланник, я не убогий хактар, я — асир, тебе ясно?

Асир вытянул руку, и гоаулд потерял контроль над носителем, который упал на колени и завыл от боли. Охрана попыталась поднять плазменные посохи, но её разметало ещё одно движение руки.

— Тебе всё понятно, червь? — прорычал посланник восстановившему контроль над телом гоаулду. — Императору всех асиров пока не нужна твоя смерть, но терпение его не безгранично!

Да. Такая манера разговора была гоаулду знакома и понятна. И с его точки зрения это была единственно правильная форма беседы, поскольку в мире нет равных, есть "высшие", которые правят, и "низшие", судьба которых подчиниться и верно исполнять повеления. А ещё есть те, кого используют первые, чтобы управлять вторыми. Ра — разумное существо и готов подчиняться тем, кто достоин.

— Я знаю это, червь, — подтвердил его мысли…асир, — Император всех асиров помнит твою верную службу Атоку, который правил восемь тысячелетий, а затем его сыну Апепу. Не оттолкни он многих верных, приблизив Анубиса и его рабов, ты оставался бы верным своей клятве и дальше. По этой причине Император всех асиров предлагает тебе принести клятву верности, и следовать ей впредь, пока непреодолимые обстоятельства не встанут на этом пути. Взамен Император всех асиров обещает тебе защиту…

"Хитрый асгард Локи тоже сулил защиту, но…" — машинально подумал гоаулд, но тут же съёжился под жёстким взглядом посланника.

— Император всех асиров узнал о тебе, гоаулд, именно от этого Локи, и, тщательно расспросив его, повелел сделать тебе это великодушное предложение. Сейчас этот асгард пребывает вместе с другими столь же хитрыми и любопытными в уютных камерах личной тюрьмы Его Величества.

Ра молча склонил голову, стараясь, чтобы ни одна мысль не проскочила случайно в его голове.

— Император всех асиров добр и великодушен, и потому обещает тебе, Ра, свою защиту — или камеру по соседству со знакомым тебе асгардом. Каков твой выбор?

— Служба Императору всех асиров и защита. — Ра жестом отдал приказ охране, и верные лотары распластались лицом вниз перед посланником. Убедившись, что все слуги уткнулись мордами в пол, он опустился на колени, склонил голову и протянул руки ладонями вверх стоящему перед ним асиру.

— Мой господин! Я, гоаулд Ра, владыка Абидоса, вверяю свою жизнь и судьбу Императору всех асиров…

— Константину Первому Эрарику, — подсказал посланник, накрывая руки Ра своими ладонями.

— …Константину Первому Эрарику, клянусь быть ему верным вассалом и подданным всюду и во всех обстоятельствах.

— От имени Его Величества я принимаю твою клятву, Ра, и обещаю защиту и справедливость. — В ладони гоаулда будто ударило током, и он почувствовал, что эти обещания — не просто слова. — В знак благоволения от имени Императора оставляю тебе два хаттака из тех, что раньше принадлежали Херуру, вместе с войском джаффа и достаточным числом глайдеров. Полагаю, это подарит тебе большую уверенность в силах и спокойствие.

— Спасибо, мой господин, — Ра склонил голову, чтобы спрятать радостный блеск глаз. Впрочем, разве от асира что-то спрячешь?! Но подарок хорош, теперь Ра сможет разрабатывать ресурсы всей системы Абидос и, при необходимости, сбежать куда-нибудь ещё,…нет-нет-нет, не от Императора, конечно!

ГЛАВА 10 Праздник охотничьей луны

1

Мидхейм, система Мидгард

— Добро пожаловать домой, муж мой!

— Благодарю, — улыбнулся Локи. Не прошло и минуты после выхода "Дракона" из гиперокна в сопровождении пяти целёхоньких хаттаков, а с ним уже связалась Сигюн. Её голограмма по-хозяйски огляделась на мостике корабля.

— Привет, сестрёнка, — поклонился Рихард. Он вполне освоился с новой реальностью семейных отношений и каждый раз с удовольствием это демонстрировал. — Я тоже рад вернуться домой!

— Рихард, — кивнула Сигюн, — и, потеряв к нему интерес, руками голограммы обняла мужа. — Удачно, что ты всплыл недалеко от Луны. Благодаря этому я проверила связь через Врата, и убедилась, что наша новая транспортная система отлично работает. По крайней мере, как центр связи и контроля пространства.

— Кажется, Елена чем-то недовольна, — громким шёпотом озвучил своё наблюдение Рихард, — надо срочно вручать подарки!

— На этот раз ты и мой братец решили поохотиться на червей? — Сигюн наверняка услышала слова Хёмдалля, но полностью проигнорировала. — Но зачем тебе эти корыта гоаулдов?

— Свет мой, когда я подсчитал, сколько на эту посуду потрачено наквадаха и триния, мне стало жалко терять такое богатство. А помимо редких материалов, которых нам в Мидгарде взять неоткуда…

— …Черви не только ценный мех, но десятки килотонн наквадаха, — продолжал бурчать Хёмдалль.

— …на хаттаках почти полторы сотни глайдеров, которые легко переделать под наши стандарты, куча всякого оборудования, в числе которого саркофаги — они нам понадобятся в Офире, и главное — джаффа!

— …и много-много вкусного мяса! — Хёмдалль с ухмылкой облизнулся.

— Клоун, — охарактеризовала усилия брата Сигюн, и вернула внимание мужу. — А эти-то передвижные инкубаторы зачем тебе понадобились?

— Не убивать же тех, кто принёс нам клятву верности, — пожал плечами Локи, — они все — опытные воины, победившие в множестве битв во славу Апофиса и Херура, во главе с бывшим Первым воином Апофиса — Братаком. Рихард сделает из них костяк нашей будущей армии. Кто-то должен обучать лояльных нам аборигенов, раз у нас нет на это времени?

— Да? Ты, наконец, собрался заняться делом, Рихард? — В язвительном тоне Сигюн появился намёк на теплоту. — Давно пора, а то со строительством здания Империи, пока муж мой создаёт армию и Флот, приходится возиться в одиночку.

— Готов вернуться к прикладной науке и формированию ядра будущей промышленности, Елена, — Хёмдалль подчёркнуто торжественно поклонился, — так что сними свою опалу, пожалуйста.

— Я подумаю над этим, — кивнула в ответ Императрица. — Полагаю, джаффа необходимо преобразовать обратно в обычных людей, так?

— Обычными людьми они уже не смогут стать, дорогая, — сморщился Локи, — и смысла в этом нет. Думаю, достаточно заменить гоаулда на безобидный имплант на основе симбионта, а инкубаторную сумку — убрать. Это сохранит все имеющиеся у них навыки и возможности. Дополнительно сделать небольшую генетическую коррекцию — это обеспечит лояльность наших воинов именно асирам. Нам же не нужны проблемы?

— Звучит перспективно, — голограмма Сигюн посмотрела в панорамное окно мостика на лежащие в дрейфе около дока хаттаки, — сколько всего джаффа пришли с тобой, муж мой?

— Тысяча, — улыбнулся Локи, — зато это лучшие экземпляры. Прочих я оставил нашему новому вассалу, гоаулду Ра. Он принёс клятву верности по ритуалу Древних, так что будет вынужден её соблюдать. Скоро у Офира появится своя армия и надёжная защита!

— Надеюсь, муж мой, — вздохнула Сигюн, — обилие неподконтрольных аборигенов нарушает моё спокойствие.

— Государыня, — поспешил вмешаться Хёмдалль. — Ресурсы "Франанга" позволят преобразовывать до сотни джаффа в день.

— Видишь, свет мой? Уже завтра ты получишь полсотни отличных викингов! Я сейчас же загружу свободные мощности верфи и дока модернизацией глайдеров, и у наших владений на Терре появится аэрокосмическое прикрытие. И, Рихард, в первую партию обязательно включи Братака!

2

Мидхейм, система Мидгард, Луна. Верфь "Луна-1", 7 октября 1908 года.

— Император! — Братак опустился на колено, — его примеру последовали остальные викинги, — и склонил голову, едва Константин Первый вошёл в просторное помещение Зала Врат верфи "Луна-один".

— Братак! — Император остановился прямо перед бывшим воином Апофиса перед первой сотней солдат армии асиров и обвёл взглядом коленопреклонённый строй. — Викинги! Встаньте!

Бывшие джаффа поднялись, и перед Константином выросла прочная стена в доспехах из композита триния с плазменными копьями гоаулдов. Двадцать пять в ряд, четыре шеренги.

— Я убрал из вас червей, воины, но оставил силу, здоровье и долголетие. Вы довольны?

— Да! — Единодушно рявкнула стена, но плазменные копья даже не пошевелились.

— Хорошо, — кивнул Константин. — Я знаю, что у многих из вас на Чулаке, Тебии и Мегисе остались семьи. Империя всех асиров готова вывезти их к вам, если на то будет ваше желание. Империя возьмёт на себя обеспечение ваших семей жильём, работой, а ваших детей — образованием. Но сначала вам нужно уяснить для себя главное: асиры — не боги! Мы — наследники Древних. Не являются богами и гоаулды, которых они создали когда-то как слуг. И я обязуюсь вернуть им этот статус. Те же из них, кто вздумает сопротивляться, будут уничтожены.

Короткий звук — то ли стон, то ли вздох — прошёлся по рядам бывших джаффа и затих.

— Как и гоаулды, асгарды, ноксы и фёрлинги были созданы Древними в качестве слуг для выполнения разных специальных работ, на которых не выгодны ни механизмы, ни искусственный интеллект. Они тоже не боги. Как и Древние, создавшие их…

Теперь уже из задних рядов послышался удивлённый шёпот, который сразу замолк под жёстким взглядом Императора.

— Асиры — не боги. Мы сильны, и можем стереть с лика Вселенной любого, кто станет на нашем пути. Но мы не всемогущи, не вездесущи, и не всезнающи. По этой причине асиры нуждаются в тех, кто поможет исправить эти три недостатка, они нуждаются в вас и вашей службе, викинги — воины Империи всех асиров. Готовы ли вы взять на себя эту службу?

— Готовы, Владыка, — рявкнула сотня глоток.

— Хорошо. Асиры пришли в эту Галактику надолго. Навсегда. Надеюсь, никогда не разочаруют вас те, кому вы вручили свою верность. Но всякая верность, чтобы быть крепкой, нуждается в вере и понимании. Я не хочу навязывать вам свою Веру, я расскажу вам о ней. О том, как я понимаю слово "Бог".

Четыре шеренги застыли неподвижно, став похожими на металлические статуи.

— Я верую в Единого Бога, творящего по воле своей. Верю в путь возвышения, который называю Лестницей. Это не тот путь, которым ушли Древние, нет. Они просто сменили один облик на другой, нынешнюю форму бытия — на иную, но не стали лучше, совершеннее, не избавились от недостатков, лишь усилили их, сбежав от Испытания. Да, — Константин резко повысил голос, почти закричал, но никто из викингов, стоящих перед ним, даже не дрогнул, — Бог даёт испытания, чтобы закалить, избавить от недостатков и ущербности. Я верю в Бога Испытующего, учащего детей своих быть лучше, сильнее, свободнее. Именно этот путь — Лестница. Я верю, что Бог — Высший Учитель, а Вселенная вокруг нас — школа, и говорю вам, что Господь Бог — Учитель мой, другого не надо мне. Это Он даёт и отбирает то, что дал ранее, если имущество это не служит более подспорьем в подъёме по Лестнице, которая упирается в Высокое Небо. Он — крепчайший щит и сильнейшее оружие в любой час, даже в час смертный, ведь никогда не поздно стать лучше! Вот то, во что я верю.

Император замолк и неторопливо пошёл перед строем закованных в металл воинов, внимательно заглядывая в лицо каждого. Дойдя до края и вернувшись обратно, Константин снова остановился перед Братаком.

— Пойдёте ли вы за мной по своей воле, викинги?

— Да, Владыка, — единодушно выдохнул строй.

— Тогда расскажите всё, что узнали сейчас, всем братьям-джаффа, которые присоединятся к нам позже.

— Сделаем, государь, — улыбнулся Братак.

— Отныне вы — моя стальная рука, викинги, офицеры будущей армии асиров. Вас ждёт постоянная тяжёлая учёба и нелёгкий ратный труд. Признавая твои прошлые заслуги, назначаю тебя, Братак, генералом над викингами. Твоё имя отныне — Сьёрд, и дети твои унаследуют фамилию Братак!

— Слушаюсь, мой Император.

— Самостоятельно назначь младших офицеров, пусть выберут себе личные имена из списка, подготовленного искином. Позднее представишь мне моих воинов. Ближайшая задача — мягко, по возможности без насилия и кровопролития убедить аборигенов системы Мидгард присоединиться к Империи всех асиров!

3

Мидхейм, система Мидгард, Терра. Офир, 8 октября 1908 года

С открытой палубы "Сигюн" открывался изумительный вид на бухту, выгороженную лапами пирсов из вод океана, и на весь лежащий за ней Офир. Пока яхта на одних парусах неспешно заходила в открытые створы гавани, Локи, стоя в обнимку со встретившей его супругой, вдоволь успел осмотреть ровное почти прямоугольное побережье, вытянутое километров на семь вдоль береговой линии и приподнятое на несколько десятков метров над уровнем моря. Его большая часть была ещё свободна от построек и привлекала взгляд ярко зелёной травой. Только от искусственной гавани до склонов вулкана, уходящих почти отвесно вверх, успешно прикидывались уютным небольшим городком здания высотой в три-четыре этажа со стенами песчаного цвета и с крышами, покрытыми тёмно-красной черепицей. Дома будто выбегали из океана к самому подножию горы. Из бухты склоны вулкана казались почти вертикальными, хотя издали, километров с пяти, его коническая форма была очевидна. В неглубокую нишу, будто гигантским ножом вырезанную в горе, надёжно спряталось семиэтажное здание Администрации Офира, и на его шпиле привольно развивалось чёрное полотнище с косым оранжевым крестом и белой восьмиугольной звездой в его перекрестии. Внутри звезды чернел силуэт молота, похожий на странную по форме букву "Т".

От здания Администрации тянулась вверх по склону широкая каменная лестница, постоянно перемежающаяся просторными площадками. Пролёты лестницы уходили всё выше и выше, чтобы на высоте пяти сотен метров добраться, наконец, до прекрасного дворца, в архитектуре которого гармонично сочетались имперская Византия, греческая классика и египетская древность. Прямо в склоне вулкана строительные роботы вырезали для комплекса зданий ровное плато длиной в километр и шириной, по крайней мере, вполовину. Флагштоки, в которые наверху упирались перила лестницы, несли такие же оранжево-чёрные знамёна.

Домов в городке было-то десятков пять или чуть больше, но солидное здание порта, могучими плечами соединяющее "лапы" пирсов, мощёные дороги, улочки и, конечно, изумительный и необычный дворец создавали ощущение праздничности и лоска, обычно присущее лишь столицам.

— Три недели! Свет мой, ты совершила чудо, — восхитился Локи, — городок великолепен!

— Чудо совершил избыток строительных роботов и инженерных систем, которые ты доставил из Айдахейма, — улыбнулась Сигюн, — я лишь создала проект. К сожалению, дома и наша вилла наверху не отделаны внутри полностью. Но казармы и один из отелей, о муж мой, полностью готовы. В целом уже сейчас Офир способен принять до пяти тысяч жителей. Склады под провиант и предметы повседневного спроса уже готовы и частично заполняются. Врата работают, и товары могут регулярно поступать на склад. Нам нужно лишь выбрать обменный эквивалент и набрать персонал для торговых площадок.

— Возможно, прямо здесь нам стоит завести рыбный промысел и переработку. В южной Африке и Аргентине можно с успехом обменять наши товары на продукты питания. Их нужно скупать столько, сколько продадут. С объёмом хранилищ у нас проблем нет, а пищу всегда можно обменять на наквадах и триний на Абидосе. Всё, так или иначе, упирается в персонал. Надо связаться с Лоуэллом. Послезавтра он переезжает сюда? Так пусть перед этим даст нашим агентам в Соединённых Штатах указания о найме нужных специалистов и фрахте судов. Кстати, саркофаги модернизированы и установлены в клинике под зданием Администрации. Думаю, пора перевозить отобранных Лоуэллом людей. Они прибудут вместе с ним. Наставники теперь есть, — Локи кивнул на огромного викинга, с искренним наслаждением на лице подводящего "Сигюн" к створу эллинга. — Я оставлю тебе пять десятков для организации учебного процесса и обеспечения безопасности острова.

— Как скажешь, муж мой. Думаю, полусотни будет достаточно.

— Хватит на любое воинское соединение аборигенов, — рассмеялся Локи, — а чтобы тебе было спокойнее, сегодня же в Офир переведут восемь модернизированных глайдеров. Они тебе точно понравятся, заодно и викинги не потеряют навыки патрулирования, да! Ещё двадцать викингов сформируют команды эршипов — по пять на каждый. Попробую использовать их для перевозки грузов из Аргентины и Южной Африки. Позднее команда будет состоять только из дрессированных аборигенов, лишь командирами эршипов останутся викинги.

4

Мидхейм, Мидгард, Терра, 9 октября 1908 года, Бостон, Представительство Государства Офир.

— Огюст! Уведоми всех, кто подписал контракт. Сегодня к полуночи быть готовыми к отъезду, их заберут. Из вещей иметь документы и не более одного места ручной клади. Пусть берут только памятные и самые дорогие личные вещи, больше ничего не нужно.

Лоуэлл быстрыми размашистыми шагами вошёл в кабинет представителя Офира и небрежным движением бросил шляпу на небольшой диванчик.

Эндикотт позвонил в колокольчик и отдал вошедшему секретарю необходимые распоряжения. Подождав, пока тот выйдет, Огюст перевёл взгляд на Лоуэлла, без всяких церемоний двигающего кресло поближе к столу хозяина кабинета.

— Ты очень изменился, Персиваль. Иногда я даже спрашиваю себя, ты ли это? Романтик, увлечённый звёздами, иными мирами, таинственным Марсом,…скажи, Перси, куда пропал тот милый человек?

— Умер, — хладнокровно процедил Лоуэлл, усаживаясь в удобное кресло. — Тело его развеяно в пыль, так что и следа не осталось! Раньше я не наблюдал в тебе такого любопытства, Огюст. Сколько себя помню, ты всё мерил на деньги или на услуги — те, которые приносят власть, влияние и ещё больше денег. Скажи, Огюст, куда пропал тот уверенный в себе циник?

— Мне страшно, Персиваль, — тяжело вздохнул Эндикотт. — Недавно видел сон, в котором меня посетил очень старый, весь сморщенный индейский вождь. Его лицо — просто череп, обтянутый кожей, улыбалось. Высохшая рука протянула мне нитку бус, угольно-чёрные глаза сверкали,…вождь с каркающим смехом на ломаном английском осведомился, почувствовали ли уже на себе бледнолицые, каково оказаться индейцем?

— …И? — С усмешкой в голосе поинтересовался Лоуэлл. — Что ты ответил? Извинился за четыре столетия лжи и насилия? Нет? Я так и знал!

— Скажи, может быть ещё не поздно, и можно что-то предпринять? Неужели нам, цивилизованным людям, предстоит пережить всё, что испытали эти грязные дикари?

— Принеси присягу — и ты всё узнаешь, — положил ногу на ногу Лоуэлл. — А сейчас я могу лишь уверить тебя — за здоровье и благоденствие никому опасаться не стоит,…до тех пор, пока сами не посягают на жизни и благополучие других. Особенно асиров.

— Чем они тебя смогли купить, Персиваль?

— Исполнили мечты, приятель, — спокойно ответил Лоуэлл. — Даже те, о которых я и думать не смел, и взамен дали новые. Достаточная причина, Огюст?

— Ты видел этих…асиров, Перси?

Лоуэлл зло рассмеялся. Вот хитрый старик! Постоянно пытается выведать хоть какую-нибудь информацию, хоть крошки!

— Как сейчас тебя, Огюст.

— Какие они?

В принципе, лорд Рихард предупреждал о подобных расспросах, и не видел никаких проблем в небольших пояснениях. Тем более, что самого Рихарда видели уже несколько сотен людей. Конечно, все они — контрактники, но, зная о приятельских отношениях Эндикотта и Чарльза Бонапарта, его знакомого по Гарварду, а в настоящее время — Генерального прокурора, наивно думать, что Бюро расследований упустила возможность собрать все доступные сведения.

— Как люди, Огюст, — серьёзно ответил Лоуэлл, — внешне асиры ничем не отличаются от нас и, по их словам, даже способны иметь с нами совместных детей.

— Тогда почему ты думаешь, что это не какая-нибудь группа изобретателей-одиночек, решившая таким образом добиться власти и заработать денег?

Лоуэлл уже думал об этом. Асиров действительно мало на Терре. Он лично знает одного, слышал ещё о двоих. И если бы не видел своими глазами огромные корабли, верфь и док на другой стороне Луны, если бы не прикасался к технике столь откровенно чуждой всему человеческому, тоже мог бы так подумать. Мог бы…

— Я знаю, что это не так, Огюст, — Лоуэлл холодно и твёрдо посмотрел в глаза Эндикотта. — Ты не давал никаких клятв и потому свободен в своих действиях. — Небольшое смущение в глазах собеседника подтвердило, что представитель Государства Офир имел серьёзные и прочные контакты и с Чарли, и с выпестованным им главой Бюро расследований Стэнли Финчем. — Но, в память о твоей дружбе с моим отцом дам один совет: не становись на пути асиров и не участвуй в каких-либо действиях, направленных против них.

— Я ценю твою заботу, Персиваль, — с оттенком смущения кивнул Эндикотт.

5

Мидхейм, система Мидгард, Терра, Офир, 10 октября 1908 года.

Переброска на орбиту и далее в Офир ста восьмидесяти двух семей, или без малого шести сотен человек, решившихся на подписание контракта, во главе с Лоуэллом заняла почти час загрузки лучевой транспортной системы. Персиваль порадовался, что всех людей при поступлении на борт погружали в сон, иначе шок был бы неизбежен. Операцию выполняли машины, которых асиры называли "роботами". Внизу, в таинственном Офире, их тоже ожидали машины, помимо транспортных, ещё и медицинские. Саркофаги, как объяснил Лоуэллу дежурный офицер в приёмном помещении Зала Врат Офира.

Сонных людей сразу куда-то развезли, а Персиваль в сопровождении дежурного викинга — так асиры называли своих солдат — в металлической кирасе и с длинным оружием, которое тот нёс наподобие копья, отправился осматривать свой коттедж.

Здесь его ожидал шок: коттедж в точности повторял его жилище в Бостоне, только снаружи стены имели золотисто-жёлтый цвет, и черепичная крыша ничем не отличалась от прочих городских домов. На удивлённый вопрос — как? — солдат флегматично пожал плечами и просто передал Лоуэллу ключи.

В доме всё было так, как задумывала Констанс. Разве что освещение иное, а в туалетах, ванных и на кухне стоят машины асиров. Жаль, что она отказалась уехать с ним, но, с другой стороны, его мимолётное увлечение — не любовь, а её ответные шаги, если откровенно, — просто корысть.

Да, меблировка дома неплоха, а несколько дней спустя воспоминания о Констанс уйдут прочь. Что-то переделывать неохота, и, судя по намёкам лорда Рихарда, времени на это почти не останется. Сейчас предстоят две недели весьма интенсивного обучения без отрыва от работы, а потом его представят Владыке — Императору всех асиров.

Лоуэлл аккуратно запер дверь пустого дома и в сопровождении викинга направился было к своему месту работы, как что-то происходящее в порту привлекло его внимание. Из открывшихся створов медленно поднимался вверх огромный — метров двести длиной и не менее сорока шириной сигарообразный корабль. Дирижабль?

— Эршип, — пояснил с усмешкой викинг. — Туземцы не сразу освоят сложную технику, а управлять этими примитивными аппаратами совсем не трудно. Пока на них будем патрулировать окрестности мы, а когда обучим аборигенов, эта обязанность свалится уже на них.

— Персиваль, — поддавшись неожиданному порыву, Лоуэлл протянул руку солдату, — я тоже из аборигенов. Научите и меня?

— Я знаю вас, Администратор Офира, — ещё шире усмехнулся викинг и пожал не протянутую ладонь, а предплечье, — моё имя Сигурд, и своих мы приветствуем именно так,…да, конечно научу, Персиваль!

Эршип поднялся выше, и, развернувшись, бесшумно пошёл прочь от острова. Синий спокойный океан, яркая зелень вокруг, отвесно уходящая вверх коническая гора за спиной, а прямо перед глазами городок, пришедший прямо из сказки, высокая набережная с лесенками, ведущими на каменистые пляжи.

Лоуэлл с тоской проводил глазами растворяющийся среди голубой дымки эршип, но его взгляд зацепился в вышине за два странных силуэта, похожие на хищных птиц. Когда они мгновением позже синхронно понеслись вниз, прямо в город, а затем будто застыли над ним, распластав широкие крылья, Персиваль снова обратился за помощью к своему спутнику.

— Глайдеры, — кивнул Сигурд. — Проходят испытания после глубокой модернизации. Владыка Константин лично разработал проект улучшения этих аэрокосмических аппаратов, и, судя по их полёту, весьма успешный.

Викинг помахал рукой, и один из глайдеров, стрелой сорвавшись с места, спустя несколько мгновений остановился почти над Лоуэллом, а затем мягко опустился перед ним.

— Тек ма тек, Олаф! — Сигурд замахал рукой викингу, сидящему спереди, — уступи место Персивалю. Пусть твой пилот десяток минут покатает нашего Администратора!

А ещё минутой позже Персиваль круто взмыл в бездонные небеса. Восторг переполнял душу: только он — и бесконечная синь вокруг.

8

Солнечная система, Земля, 10 октября 1908 года, С.А.С.Ш., Ю. Дакота, Пайн-Ридж.

Три полных дня и две наполненных лунным светом ночи продолжались состязания воинов и пляски вокруг огня, а на третью ночь четыре наиболее уважаемых вождя, включая Красное Облако, уединились в специальном вигваме, вход в который тщательно оберегали самые сильные воины. И, несмотря на то, что издали доносились весёлые голоса и крики соплеменников, пирующих вокруг костров, их лица светились гордостью от осознания чести, которой их удостоили вожди.

В просторном вигваме тусклое пламя костра делало медные лица вождей ещё более тёмными, а бело-чёрные орлиные перья будто засветились в сгустившемся полумраке. Вожди сидели, гордо выпрямив спины, и горящими глазами наблюдали за тем, как самый старший из них — Красное Облако — готовит трубку.

— Моя чанунпа (трубка) — это весь мир, — тихо пояснял свои действия великий вождь. — Он занят людьми, животными и вещами так же, как и табак наполнит эту чашечку. Я набиваю табак, вспоминая об Отце нашем, который также наполнил степи бизонами, леса — зверьём, а реки — рыбой. Своими руками я набиваю эту Трубку Мира…

— Ом-ма, — подхватили Большой Нож, Бойся Медведя и Степной Конь, — мы свидетельствуем!

— Когда я был ребенком, Вакан Танка (духи) наших мест, обладали могуществом и творили чудеса. Я чувствовал, что нуждаюсь в их одобрении и покровительстве. Я знал, что они могут помочь или навредить. Меня учили, что Огненный Человек — великий Атэ (отец) народа лакота. Так учили мудрецы и шаманы. Они говорили, что покровительство Атэ может получить лишь тот, кто делает добро своему народу, кто не страшится врага, кто говорит правду и живёт прямо, кто защищает свой народ и свои охотничьи земли. Они учили, что подвижные тела — это орудие моего Вакан Танка; что чувствующая душа — это одеяние моего Вакан Танка; что я сам — это Вакан Танка. Они учили, что Вакан — это схватка зла и добра, от которой нельзя уклониться.

Красное Облако замолчал, выискивая подходящий уголёк в затухающем костре, чтобы разжечь чанунпа.

— Я не проиграл ни одной битвы, защищая свой народ, я никогда не страшился врага, не лгал и жил прямо, мне будет не стыдно перед предками…

— Ом-ма, — прогудели Большой Нож, Бойся Медведя и Степной Конь, — свидетельствуем!

— …Лакота всегда были свободными. Они жили по собственным законам, как казалось наилучшим для лакота, оставаясь независимыми и счастливыми. Они сами выбирали друзей, и боролись с врагами. Мужчины лакота были благородны и храбры…

Воины, стоящие на страже, внимательно прислушивались к тихой речи, идущей из-за плотно завешенных шкурами стен вигвама.

— …Бледнолицые забрали нашу землю и навязали свои законы, не спросив, устраивают ли лакота эти законы? Потому, что они созданы, чтобы удовлетворить жадность бледнолицых, и заставить лакота повиноваться. Сделать из лакота таких же потных и горбатых, заставив поступать и думать, как они — либо умереть. Президент бледнолицых лгал и лжёт, давая обещания лакота. Его псы, специальные уполномоченные, обещали одевать и кормить нас, если мы позволим белым людям владеть нашей землёй. Мы, лакота, отвечали, что будем бороться за наших лошадей и женщин, что мы будем охотиться для нашей пищи и одежды, но не станем рыть землю, чтобы выращивать еду и получать одежду от этого. Мы сказали им, что Атэ дал лакота бизонов и в пищу, и для одежды, и везде, где пасутся бизоны — земля лакота, потому что бизоны обладают своей землёй, а лакота обладают бизонами.

— Ом-ма, — подтвердили Большой Нож, Бойся Медведя и Степной Конь, — это так!

— Ныне там, где раньше паслись бизоны, стоят столбы, которыми помечают землю бледнолицые. За ними они горбатятся и потеют, чтобы получить еду от земли. Вместо вольных бизонов — скот, о котором необходимо заботиться, чтобы он не умер. Если раньше лакота шли, куда желали, сколь угодно долго по своей земле, теперь им велено передвигаться по дорогам, проложенным бледнолицыми. Они говорят лакота, что знают, как будет для лакота лучше. Специальные уполномоченные обещали, что нашим детям дадут образование, и они будут мудры, думая так, как велят бледнолицые. Многие из наших детей были в школах, но по-прежнему думают так, как их родители. Наши дети не могут забыть собственный народ. Они знают о временах, когда лакота жили свободно как ветры, и никто не смел им указывать. Они поют песни лакота, и поступают так, как поступают лакота.

Воины, слышавшие слова Красного Облака, переглянулись и крепче сжали оружие.

— Священники и специальные уполномоченные говорят, что лакота жили в злобе до прихода бледнолицых. Я уверен, что эти люди лгут. Лакота жили по заветам Атэ и предков, и это правильно. Атэ создал нас, дал эту землю с бизонами, антилопами и оленями в пищу и для одежды. Мы были свободны, как орлы, никто не командовал нами. Мы боролись с врагами и пировали с друзьями. У лакота было много детей, старики говорили с духами и хорошо лечили. Юноши пасли лошадей, любили девушек, и ни один дом не становился тюрьмой. Лакота жили счастливыми, умирали довольными. Что лучше этого могут предложить бледнолицые?

Красное Облако, наконец, подобрал достойный по его мнению уголёк, и принялся раскуривать Трубку Мира.

— Шесть путей вокруг нас, — нараспев заговорил Большой Нож, — к восходу и закату, к полудню и полуночи, вверх, к Высокому Небу и вниз, к спелой земле, дающей жизнь бизонам, оленям и антилопам. Как дым нашей трубки заполняет это пространство, так жизнь по воле Атэ заполняет весь мир.

— Как мы даём дым нашего дыхания пространству вокруг нас, — подхватил его речитатив Бойся Медведя, — так Атэ своим дыханием вдохнул жизнь в мир на восход и закат, на полдень и полночь, вверх и вниз от себя.

— Мы в центре, подобно Атэ, и хотим знать его волю!

Степной Конь промолчал, едва качнув перьями головного убора, но за него продолжил Красное Облако, раскуривший трубку, и выпускающий вокруг себя клубы дыма.

— Братья мои! Луну назад здесь, в Сосновом Кряже, ко мне в вигвам пришёл посланник Атэ. Пришёл как бледнолицый, но говорил голосом Его на лакота, как сейчас я говорю с вами.

— Что же сказал этот посланник? — Степной Конь каркнул со своего места так, что всем стали понятны его сомнения. — Почему ты поверил ему, Красное Облако? Быть может, это новая лживая затея бледнолицых, жаждущих отобрать всё, что ещё осталось у лакота?

— Он сказал, что Атэ недоволен нами, — проигнорировав слова Степного Коня, продолжил Красное Облако. — Мы сражались с его другими детьми, вместо того, чтобы объединиться против захватчиков…

— Ха-ха-ха, — громко засмеялся Конь, — ты же не хочешь начать ещё одну безнадёжную войну? Какой смысл в победах, вождь, если за них платят наши женщины и дети? Или ты всерьёз надеешься прогнать бледнолицых?

— Глупец, — зашипел на него Бойся Медведя, — если бы не победы вождя Красное Облако, бледнолицые не оставили бы нам даже этой малости!

— Молчи, Конь, — пророкотал Большой Нож. — У тебя будет время, чтобы высказаться. Сейчас же я хочу слышать Красное Облако!

— …и он лишает нас своего благоволения, оставляя победителям то, что они приобрели по законам войны.

Степной Конь презрительно фыркнул, но от комментария воздержался, покосившись на Бойся Медведя и его внушительные кулаки.

— Атэ нужны воины, и он готов принять всех — старых, больных, увечных, готов вернуть молодость старикам, здоровье — увечным. Он даст оружие тем, кто пойдёт сражаться за него, а семьям их даст кров и пропитание.

— Сказки, — прошипел Конь, — более не пытаясь сдерживаться. — Сладкими лживыми обещаниями чужак хочет погубить лакота…

Красное Облако замолк, холодно глядя на своего оппонента. Он выдохнул табачный дым и передал Трубку Мира Большому Ножу. Тот принял чанунпа и присоединил свои клубы дыма к тем, что вверху уже формировали облако, слегка отсвечивающее красным.

— Почему ты замолчал, Конь, — выдохнул ещё один клуб дыма Большой Нож, — говори, лакота слушают тебя.

— Надо поймать чужака, — прямо и откровенно заявил Степной Конь, — передав его специальному уполномоченному, лакота укрепят дружбу с бледнолицыми вождями…

— А муж Красной Птицы получит новые выгодные заказы от них, — с усмешкой добавил Бойся Медведя, — и, конечно, поделится с тобой? Я всегда знал, что её муж с гнильцой, жаль, что Птица так доверчива со своим Хвостолицым…

Притаившаяся с обратной стороны вигвама женщина зажала рот ладонью, чтобы не закричать. Она уже много раз кляла себя, что тогда, месяц назад, не сдержалась и всё рассказала своему мужу. Раймонда после этого как подменили.

Неужели?…

Едва сдерживаясь, чтобы не заплакать, женщина приготовилась подслушивать дальше.

— Ты потерял разум, Медведь, раз не видишь выгоду для лакота…

— В этом деле для лакота нет выгоды, — громко заявил Большой Нож, — предать гостя в руки врагов — постыдный поступок!

— А что скажет вождь Красное Облако, — вкрадчиво поинтересовался Степной Конь. — Почему ты молчишь, старик?

— Скоро будет уже девять десятков лет, как я хожу по этой земле. Я видел всех сиу гордыми и свободными, сражался за них и побеждал, но чтобы один из нас предложил подлость,…ты хорошо научился у своих бледнолицых хозяев, Конь.

— Старик, бледнолицых много и они сильны…

— Поэтому ты привёл сюда их кавалерию? С помощью специального уполномоченного Хвостолицего, одного из шакалов Вождя бледнолицых, ты…добровольно,…без всякого принуждения и угроз…привёл…на нашу землю…убийц наших женщин и детей! Или мои подслеповатые глаза подвели меня, Конь, и это не так?

— Так, Облако. — Птица, услышав это, беззвучно зарыдала. — И я отдам им самозваного Атэ, если он посмеет сюда явиться! Но я ещё не слышал твоих слов,…вождь.

— Атэ передал через посланника, что ему не нужны те, кто отказался от долга, выбрав дороги и ограды бледнолицых. Но поскольку и они дети его, он не станет наказывать их, а просто забудет, прогнав из своего сердца. Тогда я не понял, кого он имел в виду, а теперь…я забыл о тебе, Конь, и отныне не вспомню никого с таким именем.

— Я забыл о тебе, Степной Конь, — махнул перьями головного убора Большой Нож.

— Я не помню никого с таким именем, — подтвердил Бойся Медведя.

Красное Облако неторопливо и торжественно встал и то ли запел, то ли закричал.

— Солнце зашло, и день окончен. Тьма пожелала овладеть мной, но Охотничья Луна прогнала её, возвращая надежду. И прежде, чем я упаду, чтобы никогда не встать, слушайте меня, лакота. Пусть Вакан Танка бледнолицых сейчас сильнее духа лакота, но пока дух мой в теле моём, дым моего дыхания всегда будет направлен к Атэ народа моего. Я и до сей поры, и впредь верен ему!

— Глупцы, — зло прошипел Степной Конь, — вы пожалеете об этом!

9

— Я так не думаю, — произнёс на лакота странно шелестящий голос, похожий на шелест ветра в траве, и перед вождями из тьмы вигвама вышел к костру молодой мужчина, одетый в чёрную наглухо закрытую накидку. Огненного цвета длинные волосы вольно рассыпались по плечам, а его белоснежное лицо было спокойно и прекрасно. Молодой мужчина нежно обнял Красное Облако за плечи. — Я знаю о твоей верности, мой рано состарившийся краснокожий сын. Пойдёшь ли ты служить мне в другое место, примешь ли ты ответственно мощь мою и оружие моё?

— До самой смерти, — заплакал от восторга старик, когда Атэ бережно усадил его на место.

— Самозванец! — Степной Конь громко закричал и, выхватив револьвер, несколько раз выстрелил в тёмную фигуру почти в упор. Того, что произошло после, не ожидал никто.

Вокруг фигуры вспыхнуло голубоватое сияние, в котором пули потеряли свою убойную силу, беспомощно упав между камнями очага; молнии яростно сверкнули, ударив по револьверу, который выпал под ноги Степного Коня, и он страшно закричал, потрясая ещё дымящейся обугленной правой рукой; две страшные фигуры полулюдей-полуживотных, одна с головой волка, другая — с головой орла, шагнули из темноты, резкими ударами странных копий обезвредив ворвавшихся в вигвам на звуки выстрелов стражей. Третья фигура с таким же копьём, ещё более страшная, поскольку на человеческих плечах сверкала огненными глазами голова змеи, выступила из темноты и стала позади и справа от Атэ, наведя своё копьё на плачущего от нестерпимой боли и умирающего от ужаса Степного Коня. Бойся Медведя и Большой Нож, скуля, отползли в стороны, оставив у костра лишь Красное Облако, на плечо которого небрежно опирался…Атэ.

Да, это он, Он! Непостижимо, невозможно!

— Кто-нибудь из вас знает этого человека, дети мои? — Атэ мягко спросил, указывая на Степного Коня.

— Нам неизвестен этот… — хором ответили Нож и Медведь, с ненавистью глядя на Коня, — …предатель!

— А вы, — обратился Атэ к лежащим ничком стражам, — разве не известно вам, что нельзя врываться в вигвам, когда там проходит Совет Вождей?

— Прости, Всеотец, — провыли стражи, захлёбываясь от смешанного с ужасом восторга, одновременно краем глаз пытаясь получше рассмотреть полузверей с головами орла и волка, уткнувших им в затылки странные копья, опасно переливающиеся солнечным светом.

— Пусть поднимутся, — Атэ милостиво махнул рукой своим спутникам, — как ваши имена, воины?

— Маленький Бобр.

— Полосатый Хвост.

— Возьмите эту падаль, Хвост и Бобр, — Атэ жестом указал на скрюченного Коня, — и выкиньте прочь из вигвама. Да, и пригласите сюда Птицу, — Атэ ещё одним жестом пояснил, где её искать, — ей неудобно подслушивать из-за толщины шкур.

Визжащего от позора, боли и ужаса Степного Коня выволокли прочь, а ещё мгновение спустя в вигвам после лёгкого толчка влетела Красная Птица. Ей не дал упасть воин с головой орла, глаза которого вспыхнули синим светом, а женщина едва не лишилась чувств.

— Я недоволен тобой, Птица, — сурово, но с какой-то доброй усмешкой в голосе, прошелестел Атэ, — разве старики не учили тебя, что нельзя болтать о том, что выходит за пределы твоего разумения?

— Прости, Атэ, — опустилась перед ним на колени Птица, — Раймонд — муж мой, разве я могла утаить от него что-либо?

— Потому не наказываю тебя, дочь. Но такой муж тебе не нужен, — Атэ положил свою руку ей на голову, и Птица почувствовала резкое болезненное жжение. — Я забираю тебя…и твоего сына, Охайю, и дам тебе другого, достойного мужа. — А что скажете вы, вожди лакота?

— Я пойду за тобой, Атэ, — с фанатичным блеском в глазах вскочил Нож и, искоса посмотрев на людей-зверей, добавил, — до самой смерти!

— Моя верность принадлежит тебе, Атэ, до самой моей смерти, — подтвердил Бойся Медведя, и добавил вполголоса, — только не оставляй больше свой народ.

— Сегодня я заберу за собой Птицу с её сыном и Красное Облако. Завтра на это место ты, Большой Нож, приведёшь с собой сто самых старых воинов, которым нечего терять, и сто самых молодых и горячих, которые рвутся в бой и могут бесславно пропасть в мире бледнолицых. Через месяц я верну тебя, Большой Нож, и заберу Бойся Медведя с его воинами. Вам предстоит многому научиться, дети мои, чтобы воевать среди звёзд и охотиться на небесных бизонов!

10

Солнечная система, Земля, 10 октября 1908 года, С.А.С.Ш., Ю. Дакота, Пайн-Ридж, немного раньше.

Раймонд Боннин, специальный уполномоченный Бюро по делам индейцев, нетерпеливо вслушивался в ночную тьму в ожидании сигнала от Степного Коня, а рядом с ним расположился полуэскадрон рейнджеров, выделенный начальством в Вашингтоне на это щекотливое дело. Стычки с индейцами были ещё слишком свежи в памяти, чтобы игнорировать возможность нового мятежа туземцев. Будучи сам на четверть дакота, взяв в жёны хорошенькую полукровку, Раймонд отчётливо осознавал, что политика Правительства — единственно правильная, и предоставляет аборигенам отличные шансы стать настоящими американцами. Для этого прикладывались немалые усилия, а уж льготы, положенные предприятиям с участием индейцев, могли заставить мечтательно задуматься о будущих барышах.

— Не волнуйтесь, сэр! Считайте, эти смутьяны уже у нас в руках, — с усмешкой подошёл к нему командир рейнджеров, — мои ребята своё дело знают!

— Я не об этом беспокоюсь, офицер. Видите: над нами Охотничья Луна?

— Светло как днём, сэр. Ни один мятежник не ускользнёт!

— У индейцев есть странные легенды об этой ночи, и их шаманы не рекомендуют выходить в лес без оберегов!

— Святой крест и томик Евангелия — лучшие обереги, сэр, — усмехнулся командир рейнджеров. — Доброму христианину нечего бояться…

Глухие отзвуки выстрелов заставили всех вскочить в сёдла. Рейнджеры уже были готовы сорваться с места, но команда на выдвижение застряла в горле Раймонда: из леса навстречу полуэскадрону вышел…медведь. Ох, скорее, чудовище, похожее на медведя, потому что офицер Боннин ни разу за свою жизнь не видел медведя размером с хороший двухэтажный дом, с когтями, длина которых могла соперничать с винтовкой,…его лапа по толщине превосходила туловище лошади, а в огромной распахнутой пасти могла уместиться она целиком вместе с всадником. Медведь низко и страшно зарычал, и Раймонд почувствовал, что обгадился, а по его ноге в сапог потекла горячая струйка. Обгадился, по-видимому, не только он, но и большинство рейнджеров отряда, если судить по их странно съёжившейся посадке,…обгадились лошади, пятящиеся прочь от чудовища на ослабевших ногах.

Медведь громко, по-паровозному, зевнул, выдыхая на всадников вязкий смрад, и злобно сверкнул огненными глазами, в которых начало разгораться адское пламя. Вонь лошадиного навоза сразу отошла на второй план, а ещё мгновение спустя Раймонд обнаружил, что уносится прочь в стаде таких же, как он, белых как мел всадников на полностью обезумевших лошадях…

ИНТЕРЛЮДИЯ 6 Право сильного

1

Отальхейм, система Орилла, Орилла.

Срочный вызов с передовой отвлёк Тора от изучения последних сведений о Конфедерации ашенов. Обязанности верховного командующего требовали постоянного внимания ко всем цивилизациям Мидхейма, которые смогли перешагнуть рубеж использования атомной энергии и достигли уровня применения устройств управляемой гравитации и лучевых технологий. Помимо Велоны и Опталики, это толлане и, конечно, ашены. Первые две молодых человеческих расы на определённом этапе своего развития самостоятельно прогнали или уничтожили местных гоаулдов, а оставшиеся после них технологии позволили сделать скачок в развитии. Две другие дошли до многих открытий практически самостоятельно. Толланам немного помогли ноксы, которые неожиданно посчитали их достойными такой помощи, а ашены нашли и смогли разобраться в руинах биогенетической лаборатории Древних на родной планете.

Ашены всё чаще беспокоили Тора, поскольку в их развитии было что-то неправильное. С помощью специальных боевых вирусов и наноботов они меняли геномы представителей обнаруженных ими цивилизаций, лишая подавляющее число населения "союзных" планет возможности оставить потомство, а затем терпеливо ждали, когда обработанная таким образом территория опустеет и станет пригодна для колонизации. Мерзко, но эффективно. Никакой войны, никаких страданий. Наоборот, обречённые расы радовались помощи ашенов до своего неизбежного конца. Можно сказать, гуманно. Сейчас они как раз приступили к последнему этапу утилизации населения восьмой планеты, Волианы, но их выверенная тактика дала сбой. Аборигены как-то разнюхали об уготованной им судьбе и всерьёз готовились дать бой! Смешно! Ашенам достаточно просто отступить и подождать несколько десятилетий — вирус-то уже делает своё дело!

— Конунг!

— Слушаю тебя, Тир, — недовольно откликнулся верховный командующий на настойчивые вызовы ярла, — что стряслось на этот раз? Опять репликаторы?

— Угадал, Тор, — зло оскалился командир патруля.

— И ты снова не можешь с ними совладать, так?

— Сегодня ты просто вёлва, конунг!

— Так зачем дело стало, турс побери? Сколько тебе нужно кораблей в помощь? Звено? Два?

— Выслушай меня внимательно, верховный командующий. Возможно, это последний раз, когда я с тобой разговариваю. Полчаса назад в одиннадцати световых часах от планетарного диска в той же системе, где и в прошлый раз, вышел флот репликаторов. Тридцать бильскирниров, конунг! Они направляются к планетам, и патрульное звено не в силах их удержать.

Никаких шансов у бильскирнира и пары драккаров против тридцати тяжёлых кораблей, очевидно, не имелось, тут Тор был солидарен. Пропустить репликаторов к планетам нельзя — они быстро возведут форпост для дальнейшего продвижения вглубь Отальхейма. Остаётся сражаться. Итак, какие имеются резервы? Четыре звена бильскирниров, контролирующих соглашение с гоаулдами, ещё звено можно набрать из трёх малозначимых патрулей. Шестнадцать и два драккара против тридцати…

Это уже легче, но недостаточно. Зато их можно отправить прямо сейчас…

— Да, конунг, — мгновенно отозвался дежурный офицер.

— Все резервы выдвинуть на помощь ярлу Тиру. К нему же переправить бильскирниры пятого, седьмого и одиннадцатого патрулей. Прибытие к месту событий — через…три часа, место выхода… — Тор вопросительно посмотрел на голограмму Тира.

— В шести световых часах над планетарным диском по центру, — сразу отозвался ярл.

— Слышал? — Тор жёстко посмотрел на дежурного офицера. — Подготовь приказы и срочно отправь исполнителям. Выполняй!

— Это будет славная драка, — грустно ухмыльнулся Тир, разрывая связь.

Если бы "Вальхалла" была в строю! Она вполне смогла бы сойти за ещё одно звено бильскирниров,…о! Асиры!! Их ведь можно попросить о помощи?!

— Эгир! Какого ётуна, ответь, Эгир!

— Здесь, конунг!

— Мне срочно нужна связь с представителем асиров! Срочно, ты понял?!

— Да, конунг, сейчас буду.

Эгир уже долгое время обдумывал возможность принять предложение асиров: они обещали сделать Эгира таким же, как они. Каждый вызов из Высшего Совета подталкивал его к этому решению надёжнее иных доводов. Может быть, время уже пришло? Воспользовавшись транспортным лучом, Эгир прошёл по коридорам здания Высшего Совета в командный зал, где в нетерпении ждал Тор, нарезающий круги по свободному пространству.

— Где тебя ётуны носят, ярл?! — Тор явно был раздражён, и потому эти слова вполне сошли за приветствие. — Вторжение флота репликаторов! Коммуникатор?

— Вот, конунг, — коротко поклонился Эгир, протягивая устройство.

Вторжение! Конечно, этого следовало ожидать. Раз уж репликаторы разведали дорогу в Отальхейм, то теперь им нет причины останавливаться. И вся промышленная мощь Оталы сейчас к их услугам. Сейчас — тридцать, через месяц — шестьдесят. Это — поражение!

2

— Верховный командующий Флота Оталы приветствует тебя, Рихард Веттин из Дома Веттина, и в твоём лице — Императора всех асиров… — Тор по привычке сделал паузу, чтобы дать возможность произнести ответные слова вежливости. Вполне ожидаемо надменный асир ничего пока говорить не собирался.

— Высший Совет Оталы просит помощи Императора всех асиров против вторгшегося в пределы Отальхейма флота репликаторов. Мы воспользовались всеми имеющимися резервами, — немного жалобно пояснил Тор, — но враг по-прежнему имеет почти двукратное превосходство.

Асир так же молча сделал какой-то знак, и перед потрясёнными оталийцами возникла голограмма их галактики. По всему её пространству цветными значками были рассыпаны корабли, верфи, доки, станции и другие космические объекты. Каждый сопровождал ярлычок с надписью на языке Древних.

Неожиданно плотной рукой голограмма асира отодвинула в сторону слишком близко подошедшего Тора и жестом ладони повернула карту Отальхейма. Там, на самом краю, жирно алела точка, обозначающая, по-видимому, вторгшихся репликаторов.

— Здесь? — Веттин кивнул на предполагаемое место проблем. — Сколько их?

Тор понял, что асир спрашивает о репликаторах.

— Тридцать бильскирниров, слегка устаревших относительно наших последних моделей.

— Хорошо. Я доложу Императору. Полагаю, в сложившейся ситуации он выделит вам помощь. Предупредите командующего вашими силами, что в систему пребудут два фрегата Имперского Флота асиров. Думаю, их будет достаточно, — скривился Веттин, разрывая связь, и голограммы рассыпались быстро исчезающим прахом.

— Два фрегата… — потрясённо выдохнул Тор. — Он что, издевается?

— Наверное, да, — пожал плечами Эгир. — Его вид показывал, что достаточно одного. Второй владыка Веттин отправляет на всякий случай, для подстраховки.

— Хм-м, — Тор явно забеспокоился, — кажется, я знаю, зачем асиры решили послать два фрегата.

— Да, конунг?

— На тот случай, если Флот Оталы поведёт себя…неадекватно.

Эгир предпочёл промолчать.

3

Солнечная система, Земля, 12 октября 1908 года, Антарктида, из дневника Эрнста Шеклтона

"…Окончательно решено: через неделю мы выходим на штурм Южного Полюса! Наконец-то отправимся к главной цели, и хотя обстоятельства не очень благоприятствуют экспедиции, мои товарищи и я сильны духом как никогда ранее. Ждать улучшения погоды больше нельзя, путь длинный, и каждый день на счету. Задержимся где-нибудь — рискуем опоздать с возвращением к приходу "Нимрода". К сожалению, зимовку пережили только четыре пони из восьми, и продвижение вперёд будет связано с большими трудностями, чем ожидалось. Но тем ярче будет победа! Особенно потому, что она послужит подлинному взлёту британской географической науки и всей нашей Империи, для которой крайне важны морские торговые пути, а, значит, и погода, которая определяет их стоимость. Материк такой величины неизбежно оказывает решающее влияние на погоду всего Южного полушария, а история этого континента вызывает бесспорный интерес. Любому учёному проведённые здесь исследования образования и поведения льда расскажут неизмеримо больше, чем изучение любого другого района мира. Только в Антарктике можно ежедневно наблюдать изменения, которые в эпоху оледенения происходили повсеместно. Слава Богу, мы все здоровы и сгораем от желания отправиться в путь. Я жду этого события с особым нетерпением, поскольку у многих из нас из-за долгого ожидания и трудностей уже случаются галлюцинации. Даже мне два дня назад померещился в небе странный синий объект, неизвестно откуда взявшийся и зависший в воздухе вблизи вершины вулкана Эребус, на которую наша экспедиция уже совершала восхождение. Через непродолжительное время он также внезапно исчез, будто растворился в воздухе.

Полагаю, это какое-то оптическое явление, связанное с необычной яркостью здешнего солнца. С другой стороны, вспоминая случившийся четыре года назад свой подъём на воздушном шаре, я полагаю, что достичь сердца Южного континента на дирижабле может оказаться удобно и безопасно. Не совершаем ли мы глупость? Нет! Ничто не может поколебать нашу уверенность в победе человеческого духа над Антарктической пустыней!"

4

Солнечная система, Земля, 12 октября 1908 года, С.А.С.Ш., Вашингтон, Округ Колумбия.

— …Несмотря на это, господа, господин Лоуэлл отказался поделиться сведениями о пришельцах и их практических возможностях. Однако, по косвенным данным, они не могут быть слишком сильны…

— И какие у вас основания так думать?

— Пришельцы купили остров Тристан да Кунья, потратив на это огромные деньги…

— Хм-м,…вы полагаете, это может свидетельствовать об их слабости? Сомнительно!

— Если они столь сильны, сэр, как утверждает Лоуэлл, почему просто не забрали то, что им понравилось? Право сильного невозможно отменить. Нет-нет, скорее всего это — небольшая группа авантюристов — не знаю, с Марса или с какой другой планеты — которая просто не обладает необходимой военной силой для подобного захвата. Полагаю, если ударить сейчас — мы получим в свои руки и самих пришельцев, знания которых должны послужить на благо народа Соединённых Штатов, и множество артефактов, изучение которых поднимет нашу науку на невообразимые высоты.

— Допустим, вы правы, Эндикотт, только допустим это! И Президент решится на подобные действия,…предположим, хм-м. Но вот куда бить, а? Где они обитают? Куда направить Флот и доблестных американских солдат? Если они живут на корабле, то по летающему в небе аппарату удар нанести просто нечем!

— Это так, сэр. Но ведь любому кораблю необходима гавань, пристань, порт, наконец. Не для этого ли они приобрели острова Тристан да Кунья? Следовательно, удар надо наносить именно туда.

— Сколько, вы говорите, всего пришельцев?

— Мне известно о двух или трёх, но они усиленно вербуют себе в команду всякие отбросы — стариков, инвалидов, а сейчас взялись за индейцев.

— Индейцы, хорошие воины, если драться копьями и топорами, но против пушек…

— Совершенно верно, сэр. А старики и инвалиды, сколь бы ни были чудесными лекарства пришельцев, не смогут быстро вернуть себе здоровье. Что же касается индейцев, сэр, не нужно мешать их вербовке. Чем больше их заберут, чем больше их сгинет, тем лучше у нас будет климат, сэр.

— То есть ваша рекомендация, Эндикотт?…

— …Атаковать Тристан да Кунья как можно скорее!

— …Хм-м, я передам ваши рекомендации Президенту Рузвельту и министру обороны Райту, но, в целом, ваши выводы кажутся правдоподобными. Возможно, визит на Тристан да Кунья части нашего Великого Белого Флота решит все эти задачи…

— Но, сэр…

— Что вы, Эндикотт, я говорю о броненосцах "Мэйн" и "Алабама". Они серьёзно опережают весь флот и если их перенаправить прямо сейчас, они вместо Атлантического побережья уже дней через десять смогут навестить наших неблагодарных гостей. Тем более главную задачу — усмирение распоясавшихся мартышек на том берегу Тихого океана Великий Белый Флот уже блестяще выполнил.

— Я бы ещё рекомендовал распорядиться о задержании господина Персиваля Лоуэлла сотрудниками Бюро Расследований. Разумеется, не придавая данный факт огласке. Если надавить, из него можно вытрясти достаточно ценных сведений.

— Кстати, а может использовать эту художницу, с которой у Лоуэлла были отношения, как её?…

— Мисс Констанс Кейт? Не думаю, что подобное имеет смысл. Они бесповоротно расстались.

— Хорошо, Эндикотт. Вы поступили правильно…

— Я просто руководствовался соображениями наивысшего блага для народа Соединённых Штатов, господин Тафт.

5

Солнечная система, Земля, 12 октября 1908 года, Великобритания, Лондон.

— Сэр Герберт, я был категорически против продажи островов Тристан да Кунья этому проходимцу Эрарику!

— Вы говорите о маркграфстве Офир, адмирал, и о Константине Эрарике, маркграфе Офира! Прошу вас быть точнее в формулировках! Между прочим, на деньги, полученные за эти никчемные клочки суши, мы сможем создать флот вашей мечты. Впрочем, надо сказать, и моей тоже.

— Сэр, я по-прежнему утверждаю, что завоевание господства на море есть главное условие победы в грядущей войне. Оно достижимо лишь полным уничтожением неприятельского флота в генеральном сражении линейных кораблей. Это аксиома, сэр. Но флот, чтобы действовать эффективно, нуждается в пространстве, в обширном пространстве. Да, маркграфство Офир нам не нужно и бесполезно, раз есть такие базы, как Фолькленды или Южная Африка, но это важнейшая геостратегическая точка Атлантики. Если там устроит базу Германия…

— А вот здесь вы абсолютно правы, сэр Джон, а наш Форин-офис, как всегда, не додумал. Но ведь это никогда не поздно исправить, ведь так? Я не помню, что Британская империя давала бы какие-то гарантии новоиспечённому маркграфу. Тем более, что его аппетиты за полмесяца значительно подросли, и теперь он смеет заявлять о каких-то правах на некий остров Гоф и, представьте себе, континент Антарктиду! К своему стыду признаюсь, что я и понятия не имел о каком-то там…острове Гоф, и к ужасу своему обнаружил, что он действительно никому не принадлежит. Данную ошибку тоже надлежит исправить. Незамедлительно, адмирал.

— Одного крейсера Его Величества, например, "Виндиктива", будет достаточно, чтобы привести этого безумца в чувство, — усмехнулся Первый лорд Адмиралтейства сэр Джон Фишер.

— Маркграфа Офира, адмирал, — поднял вверх указательный палец Премьер-министр Правительства Его Величества Эдуарда Седьмого сэр Герберт Асквит, — именно маркграфа. Я поручу Форин-офису направить на этот крейсер чиновника по особым поручениям. Пусть он убедит маркграфа письменно отказаться от своих нелепых претензий и подтвердит союзнические обязательства перед Британской империей. А пушки крейсера — пусть даже и слегка устаревшего — придадут особый вес его аргументам. Ведь право сильного отменить невозможно, не так ли, сэр Джон?

6

Ётунхейм, система Ёрнвид, планета Рубеж. Заброшенный форпост Древних "Последний Рубеж".

Фенрир грустно посмотрел на одноразовый сверхдальний коммуникатор, лежащий перед ним на столе, и постарался успокоиться. Отец обязательно придёт, не может не прийти, когда его зовут на помощь. Мать всегда в него верила, чтобы не происходило вокруг. Его мать…сильная, умная, жёсткая, лидер всех ваниров…сразу размякала, едва речь заходила о Локи. Она пронесла свою страсть…любовь?…сквозь тысячелетия, не расплескав ни капли. Бесстрашная Агнбарда…сейчас боялась. Боялась того, что должен сделать её сын, Фенрир. Того, что может за этим случиться,…или того, что это не произойдёт. Стиснув губы, она просто ждала, всматриваясь в окно заброшенной базы Древних, ставшей им ненадолго приютом. Она краем глаза видела, как Фенрир надев силовой скафандр, ушёл в шлюзовое помещение.

А затем, несколько минут спустя, в небе встал ослепительно-белый луч, немного повисел и угас, тая и истончаясь снизу. И тогда Агнбарда бессильно уронила руки на колени и, если бы смогла, заплакала, и совсем не стеснялась бы.

Слёзы — право сильного.

ГЛАВА 11 На последнем рубеже Часть I

1

Отальхейм, одна из незаселённых систем на рубеже.

Фрегаты всплыли безупречно, и на фоне происходящего сражения энергетический всплеск от открытия гипертуннеля остался незамеченным. А мгновением спустя включились великолепные маскировочные устройства асиров, и для всех потенциальных наблюдателей "Коршун" и "Сокол" просто исчезли. Корабль, изъятый у Квасира и благополучно переделанный, служил лидером группы, а "Коршун" исполнял роль ведомого, то есть оперативного резерва.

Сражение в системе складывалось неблагоприятно для оталийцев. Несмотря на то, что поначалу они проигрывали почти втрое, а сейчас преимущество репликаторов упало до почти двукратного, семь против пятнадцати, оталийцы в ходе манёвров потеряли главное — пространство и свободу манёвра. Теперь бой шёл всего в полутора световых часах от планетарного диска.

Неизвестно, каким образом, но репликаторы учли опыт предыдущих схваток, и теперь их бильскирниры действовали удивительно согласованно. Три оперативные группы из пяти кораблей в каждой шли на расстоянии в несколько световых минут друг от друга плотным строем призмы. Не позволяя противнику сосредотачивать огонь на одном корабле, призма удивительно легко поворачивалась, подставляя под удар оталийских кораблей другой корабль, лишь только силовое поле первого ослабевало. Одновременно они точно и своевременно открывали огонь по противнику, сосредотачивая его на каком-нибудь одном корабле и заставляя его отступать.

Это вынуждало оставшиеся корабли оталийцев действовать в одном соединении, а короткие гиперпрыжки, принёсшие командующему Тиру успех в предыдущем бою, совершать не вплотную к противнику, а на уважительной дистанции. В начале боя оталийцы пренебрегли этим правилом и быстро потеряли два корабля, так что теперь они были предельно осторожны.

Прыжок,…формирование строя,…выдвижение к "призме" репликаторов,…перестрелка,…прыжок. Снова и снова, без перерыва. Кто ошибётся первым?

По-видимому, оталийцы. Не из-за усталости или неудачных случайностей. В таком бою всё решает математика, и с той, и с другой стороны управление доверено искинам. Вряд ли столь совершенные машины способны на математическую ошибку! Но у искинов репликаторов есть очевидное преимущество: не нужно ничего изобретать или менять тактику. Достаточно просто идти к выбранной планете и сохранять непробиваемый строй, отыгрывая километр за километром у беспомощно мечущегося противника.

Оталийцам же было от чего придти в отчаянье. Неумолимая математика космического сражения раз за разом подтверждала неутешительный вывод: они проигрывают. Конечно, в другом случае можно было бы отступить, но не здесь, не сейчас. Если дать репликаторам зацепиться в Отальхейме, они заразят всю галактику. Так что же, снова уходить? Здесь последний рубеж, за которым планет просто нет! И потому Тир, стиснув подлокотники кресла, просто ждал развязки, надеясь, что помощь от неведомых асиров придёт…

Он едва не подпрыгнул от неожиданности, когда перед ним возникла голограмма человеческого существа в длинном чёрном плаще. Асир! Точно, именно его он видел в сообщениях Высшего Совета как посланника Империи.

— Командующий Тир? — На правильном оталийском с небольшим шипящим акцентом осведомился асир. — Я — Рихард Веттин, представитель Императора всех асиров. Корабли Имперского Флота прибыли в систему, и я хотел попросить вас временно не использовать прыжки. Разберитесь с отрядом репликаторов, которым вы заняты сейчас, а мы займёмся двумя другими.

— Простите, — Тир на полсекунды замешкался, подбирая правильный титул, но решил использовать тот, что принят у гоаулдов, — Владыка Рихард, но я не вижу ваших кораблей?

— Вам, командующий Тир, — усмехнулся Веттин, — это совершенно не нужно. Просто сделайте, как я прошу, и через пару минут у вас будет на две трети меньше проблем.

— Хорошо, Владыка Рихард, я сделаю, как вы просите. — Кивнув головой, человек исчез. — "Тифрост"!

— Слушаю, командующий.

— Прыжки отставить, сосредоточить огонь на одном из кораблей "призмы", отслеживая его перемещения и статус. Надо выбить хотя бы один!

— Принято, командующий, — искин корабля чуть-чуть задумался, явно что-то рассчитывая. — Рекомендую выбрать в качестве первоочередной цели верхний корабль в "призме". Анализ боя показывает, что в пятёрке кораблей внутрь помещается наиболее повреждённый, а остальные двигаются вокруг него так, что очередь верхнего наступит последней.

— Отлично. Дистанция до цели?

— Цель в зоне поражения.

— Соединению открыть огонь.

2

— "Коршун" предлагает атаковать каждую группу двумя ракетами — по верхнему и нижнему кораблям "призмы". Вероятность восемьдесят пять процентов, что из-за формы строя под удар попадут все корабли, — Веттин вывел голографическую модель синхронного взрыва двух ракет в таком построении бильскирниров.

— Очень заманчиво. — Константин в раздумье потёр лоб. — Ракет у нас пока мало, и возможность их сэкономить выглядит привлекательно. Кстати, Рихард, из-за того, что "Коршун" участвует во всех операциях, его тактические схемы гораздо разнообразнее. Искин "Сокола" предложил мне только простой вариант "один корабль — одна ракета".

— Надо организовать обмен схемами между искинами наших боевых кораблей, — кивнул Веттин, — займусь этим, когда вернёмся.

— Как только появится свободное время,…начинай!

— "Коршун", залп четырьмя ракетами по группам кораблей один и два по разработанной схеме. Огонь!

— Исполняется. Ракеты выведены,… выполняют разгон,…ушли в прыжок! Сенсоры подтверждают попадание,…взрывы. Корабли группы один поражены, три полностью уничтожены, два других повреждены на девяносто два процента и восемьдесят девять процентов. Ориентация нарушена, самостоятельный ход потерян. Корабли группы два уничтожены полностью.

— Чудненько, — облегчённо выдохнул Константин. В настоящем бою — уничтоженный хаттак не в счёт! — ракеты пока не испытывались, и потому асир не знал, как они поведут себя против столь сложных мишеней как бильскирниры. — Как обстоят дела у союзников?

— Оталийские корабли обстреливают "призму" репликаторов. Пока без особого успеха, — если бы у искина были плечи, он бы ими пожал.

— Что, окажем им помощь, — подмигнул Рихард, — а то они ещё Бог знает, сколько провозятся! "Коршун", установить связь с флагманом Флота Оталы.

— Готово!

— Командующий Тир! Рихард Веттин из Дома Веттина приветствует тебя! Уведите свои корабли от репликаторов на десяток световых секунд, и Имперский Флот окажет вам помощь.

— Спасибо, — кратко ответил Тир. Четверть минуты спустя оталийские корабли дружно совершили короткий прыжок, и Рихард удовлетворённо кивнул.

— Ты зря ругал их, Константин, оталийцы отлично поддаются дрессировке!

— Только потому, что наши пушки больше, — хмыкнул Император, — "Коршун", по третьей группе кораблей репликаторов двумя ракетами — огонь!

— Ракеты за бортом,…разгоняются,…ушли в прыжок,…все корабли третьей группы уничтожены, — доложил искин, и ворчливым голосом добавил, — шесть ракет боекомплекта израсходованы, осталось десять. Уничтожено тринадцать целей, две серьёзно повреждены. Эффективность применения — двести сорок семь процентов,…ненаправленный вызов с флагмана Флота Оталы!

— Установить связь!

— Командующий флотом Оталы Тир приветствует вас, Владыка Рихард. Я…все мы, оталийцы, благодарны Империи всех асиров за своевременную помощь, без которой могло бы случиться непоправимое…

— Полагаю, командующий Тир, оставшиеся корыта вы уничтожите самостоятельно? Отлично, тогда корабли Имперского Флота покидают эту систему, но сначала позвольте вручить вам подарок!

По жесту Рихарда искин фрегата перенёс на флагман Тира прямо к его ногам заранее припасённый фрёснир с Квасиром внутри.

— Этот гражданин Оталы нагло вторгся в пространство Империи всех асиров и проигнорировал все предупреждения. По этой причине он был интернирован, а его имущество конфисковано. Однако в знак доброго отношения между Империей и Высшим Советом Его Величество распорядился передать этого преступника вам, командующий Тир, в полное ваше распоряжение. Всего доброго! — Прощальный жест Рихарда разорвал связь, а ещё десятком минут позже фрегаты асиров открыли гипертуннель и ушли к Терре.

3

Отальхейм, система Орилла, Орилла, Зал Слушаний Высшего Совета Оталы.

В Зале Слушаний Высшего Совета на этот раз собралось лишь пять оталийцев, три из которых были консулами, а два других…

— Командующий Тир! — Фрейр, чтобы подчеркнуть торжественность момента, даже встал со своего кресла. — Поведай Совету, как прошла битва на Последнем Рубеже.

— Высший Совет принял решение присвоить безымянной до этого звёздной системе это название, — пояснил Пенегал, — столь эпическое по масштабу сражение нужно как-то увековечить, не использовать же для этого стандартный цифровой код?

Тир пожал плечами: ему было всё равно. Название подобрано удачно, и, пожалуй, битву действительно можно назвать "Сражением на Последнем Рубеже". Действительно, красиво, да и популярность Совета такое событие явно поднимет.

— Говори, командующий, — холодно повторил Тор.

— К началу сражения противник наступал силами тридцати бильскирниров, разбитых на шесть групп по пять кораблей в каждой, — начал подробные объяснения Тир, запустив голограмму системы Последний Рубеж со значками, показывающими диспозицию кораблей. — Каждая тактическая группа противника наступала самостоятельно, двигаясь к плоскости планетарного диска, поддерживая дистанцию друг от друга в три-четыре световых минуты…

— Кажется, ничего подобного ранее не бывало? — Фрейр сдержано поинтересовался у Тора и получил в ответ лишь жест отрицания. — Интересно, в следующий раз репликаторов будет под сотню?

— Помилуй нас Высокое Небо! — Пенегал воздел руки кверху, прося оттуда покровительства.

"Хм-м, даже сейчас консулы не могут удержаться от театральных жестов", — незаметно усмехнулся Эгир, — "ничего не поделаешь, привычка! Может, и вправду податься к асирам?"

— …таким образом, за восемнадцать часов сражения Флот Оталы потерял одиннадцать кораблей, уничтожив пятнадцать бильскирниров репликаторов — три полных тактических группы — и отступил почти к плоскости планетарного диска Последнего Рубежа.

— Это неплохой результат, — отметил Тор, — но потерять одиннадцать кораблей!

— Построение в виде призмы и постоянная замена кораблей оказалась крайне опасной тактической находкой, конунг. К тому же стало полнейшей неожиданностью, что в этом бою, — в отличие от всех предыдущих столкновений, — репликаторы действовали крайне слаженно, мгновенно сосредотачивая весь огонь на наиболее слабом противнике. В самом начале боя мы потеряли сразу два корабля, а затем единственной возможностью разбить строй тактической группы оказался таран. Так флот потерял ещё три корабля. Остальные шесть — цена за уничтожение восьми противников в открытом бою в результате непосредственного огневого контакта. Не так уж сильно наши корабли превосходят бильскирниры репликаторов!

— Это правда, — кивнул Тор, — итак, семь кораблей Флота остались в полутора световых часах от планет Последнего Рубежа против пятнадцати вражеских того же класса. И ты смог победить, Тир? Это, действительно, феноменально…

— Прости, конунг, это не я… — смутился Тир.

— Да?

— Асиры. Я не знаю, когда они появились, их корабли были всё время под маскировкой. Веттин связался со мной и попросил…гм-м…не мешаться под ногами…

— М-да?…А потом?

— Потом… я прислушался к их просьбе. Как я понял, асиры выстрелили трижды, по разу в каждую тактическую группу, уничтожив тринадцать бильскирниров противника полностью и фатально повредив ещё два. Их добивали уже мы. После того, как союзники попрощались, передали фрёснир с Квасиром и…исчезли.

— Три выстрела?!..

— Исчезли?!..

Фрейр и Тор воскликнули почти одновременно и переглянулись, а Пенегал, переждав несколько мгновений установившейся мёртвой тишины, задал мучащий его вопрос.

— Ярл Эгир, как состояние фоскера Квасира?

— Он в полном порядке, консул, но ничего не помнит от момента, как услышал предупреждение от асиров. Он вообще решил, что это просто глупая шутка.

— Шутка?

— Да. И он собирается отправиться в Мидгард сразу, как только отпустят. Конечно, ему ещё надо найти корабль!

— Отпустят? — Пенегал будто взорвался, — под арест этого долбанного ётуна! Срочно!

"Хм-м, сегодня же подаю в отставку и ухожу к асирам", — твёрдо решил для себя Эгир.

4

Мидхейм, система Мидгард.

— Это "Франанг", мой Император! Два часа назад на приёмные устройства базы поступил экстренный гиперпространственной сигнал с кодом "ванир".

— Сообщение расшифровано?

— Оно короткое, как все такого рода. Там только координаты прыжка и одно слово: "Помоги!"

— Придётся выдвигаться. Мой крейсер снаряжён полностью?

— Да, кроме системы активной защиты, Император.

– "Коршун", свяжись с искином "Дракона" и передай ему всю тактическую информацию по всем прошедшим боевым операциям.

— Выполняю.

— Рихард, я оставляю тебя в Мидгарде,…нет-нет, даже не спорь. Елена не справится в одиночку, а людей необходимо контролировать. К тому же, если всё будет в порядке, я вернусь через пару суток. И разберись уже, наконец, с нальниром Древних, активная защита просто необходима на верфи, доке, на "Франанге". Да и Офиру она пригодится, не говоря уже о кораблях. Сколько дронов в хранилище форпоста Древних в Антарктиде?

— Больше миллиона.

— Вот видишь! Хватит на ближайшие несколько лет на все объекты. Главное, освоить производство управляющего контура. Боевое кресло форпоста трогать не будем, а вот нальнир разбирай, как пожелаешь. Ему всё равно потребуется значительный ремонт. И…

— Дорогой, ты опять куда-то отправляешься? — Перед Константином появилась голограмма Императрицы Елены. — А сообщить мне о своих планах забыл?

— Нет, свет мой, — Константин повернулся к супруге, — именно сейчас собирался…

— Что-то серьёзное?

Константин пожал плечами.

— Когда ваниры уходили в Ётунхейм, я дал Фенриру устройство передачи экстренного сигнала. Сегодня просьба о помощи поступила на "Франанг". У них что-то произошло, раз сын решил воспользоваться этим каналом. Последний раз, когда я с ним общался, — это было лет триста назад, — он был скуп на слова и весьма обижен на меня, что я игнорирую своих детей и их мать.

— Ты и вправду неправ в отношении Агнбарды. Да и дети у тебя прекрасные! Перетаскивай всех сюда, я найду с ними общий язык.

— Уверена? Даже с Агнбардой?

— О! Вот об этом тебе точно не стоит беспокоиться, — кротко улыбнулась Елена. — Я с удовольствием поделюсь с нею своими хлопотами. Сейчас распоряжусь, чтобы на "Дракон" загрузили дополнительные фрёсниры. Постарайся вытащить всех, кого сможешь. Мне нужны помощники, в Мидгарде столько дел! Но главное — сбереги себя. Не жалей ракет, муж мой!

5

Ётунхейм, система Ёрнвид, планета Рубеж. Форпост Древних "Последний Рубеж".

Давно ётуны — мерзкие биоконструкты Древних, живущие за счёт высасывания жизни из разумных существ — не тревожили Ванир. Первая волна наступления превратила планету, и без того экологически неблагополучную, в токсичную ловушку, смертельную для любой жизни. Если ходить по ней без скафандра, конечно. То ли ётуны о скафандрах не знали, то ли их органические технологии не выносили таких условий, но с тех пор эти неудачные последствия экспериментов перестали предпринимать попытки проникнуть на планету, лишь изредка возвращаясь ради очередной орбитальной бомбардировки. За последние триста-четыреста лет три огромных материнских корабля ётунов появились здесь впервые, и будто по заказу, именно тогда, когда Фенрир с братом Эрмуном и сестрой Хель открыли в старой заброшенной лаборатории Древних первые чёткие указания на причины постигшей оталийцев болезни, вызвавшей проблему деградации клеточного материала клонов. И на место, где следует искать решение проблемы…

Лаборатория, обозначенная на картах Древних, как форпост, никакого оружия либо не имела, либо истощила его запасы. Главное её назначение — исследования физики пространства. По-видимому, весьма опасные, раз их перенесли в столь отдалённую систему Ётунхейма, что она носила многозначительное имя "Рубеж".

Попав в Ётунхейм, ваниры весьма озадачились странной войной, которые вели Древние против ётунов, но сочли её благоприятной для своих планов. Пока сильные воюют, им не до нападения на слабых, слава Высокому Небу. Система Рубеж располагалась весьма далеко от места основных событий, и её давно забросили Древние. Зато для целей ваниров она подходила идеально, а потому они без малейших сомнений переименовали единственную условно пригодную к жизни планету в Ванир и комфортно расположились на её поверхности.

Относительно комфортно, конечно. Биосфера отсутствовала, атмосфера была сильно запылена и содержала токсичные газы — в то время ещё в слабой концентрации, позволяя обходиться обычными фильтрами. Многие ваниры, правда, ворчали, предлагая переселиться в место поудобнее, но Агнбарда жёстко настояла на своём. И оказалась права. Именно токсичные газы помешали ётунам высадиться на планете. Такое развитие событий привело бы к полному уничтожению колонистов. А так твари, разделавшись со своими создателями, сразу кинулись на ваниров, но испытали страшное разочарование. Добыча оказалась недоступной. По своей злобе ётуны со своих огромных живых кораблей провели интенсивные орбитальные бомбардировки, уничтожив все способные к межгалактическим путешествиям корабли и две трети населения колонии. У ваниров осталось лишь с десяток тюнов, и всё.

За прошедшие тысячелетия живые корабли ётунов ещё несколько раз наведывались к Ваниру, и даже обстреливали показавшиеся подозрительными места, но колонисты всегда были готовы.

И вот теперь, едва дети Локи добыли столь важные сведения, ётуны вернулись полной силой. Их корабли чего-то выжидали, лишь подошли ближе к Рубежу, четвёртой планете системы, маленькой, холодной и малопригодной для жизни. Они явно ждали реакции на призыв к отцу о помощи, и пока не спешили штурмовать лабораторию.

Конечно, силовое и маскировочное поля исправны, да и тюн имеет прекрасную маскировочную систему, так что удрать Агнбарда и её дети могли бы в любой момент. Короткий прыжок — и они уже в атмосфере планеты Ванир, ещё чуть-чуть — и тюн войдёт в скальный грот, становясь неуязвимым для атак с орбиты.

Но тогда, без сомнения, форпост Древних, сейчас незаметный благодаря маскировочному полю, окажется у ётунов как на ладони. Вряд ли его оставят без внимания, а вместе с лабораторией сгинут и ценнейшие сведения…

Поэтому Агнбарда с детьми затаились и терпеливо ждали, когда муж и отец, которого они оставили больше десяти тысячелетий назад, придёт их спасать. И спасёт, что ему какие-то ётуны! У Агнбарды даже мысли не возникло, что может быть как-то иначе, ведь это же Локи! Локи Пламень!! Она почти не удивилась, когда через двое суток ожидания по давно оговоренному каналу примитивной связи смутно знакомый голос произнёс слова, которые хотелось услышать многие тысячелетия.

— Агни, дети, вы где?

— Локи?!.. Ты пришёл…

— Отец, — закричал в коммуникатор Фенрир, — будь осторожнее, здесь ётуны!

— Ха! Так это убожество — корабли ётунов? Они вам не нужны? Нет? Тогда я их сейчас уберу…

— Локи, ты серьёзно? — Даже без визуального контакта было понятно, насколько у неё распахнулись глаза. — Это мощные корабли, их не стоит недооценивать.

— Ты не поверишь, сколько всего поменялось за тысячелетия, Агни!

— О! Зато я уверена, ты совсем не изменился!

— Здесь ты ошибаешься, — многозначительно отметил Локи, — я изменился больше всего остального. Боюсь, тебе придётся приложить усилия, чтобы меня узнать при встрече, н-да,…но об этом позже. Выгляни в окошко, Агни. Сейчас будет фейерверк — ты всегда их любила!

Агнбарда, Фенрир и другие дети бросились к обзорным окнам, и через пару минут сквозь мутную атмосферу Рубежа увидели, как в небе вспыхнули и рассыпались искрами новые звёзды.

— Локи!

— Отец! С тобой всё в порядке?

— Всё хорошо, мои дорогие. Приготовьтесь, сейчас заберу вас к себе. Предупреждаю! Я сильно изменился внешне за эти годы, вы можете меня не узнать!

— Это неважно, Локи, — мягко отозвалась Агнбарда, вздрагивая от мыслей о том, во что могла превратить клеточная деградация тело её…мужа. — Главное, что ты внутри — прежний, тот, которого мы все знаем и любим,…минуточку, я сниму маскировку.

— Это не обязательно. Лучше закройте-ка глаза!

6

Шок. Иначе не скажешь. Увидев мужа и отца в новом обличье, семья застыла от изумления.

Первой пришла в себя Хель. Осторожно подойдя к огненноволосому молодому мужчине, она заглянула в его глаза, а затем обняла ногу и прижалась к ней щекой.

— Я тебя помню,…когда-то ты был именно таким!

Локи…Константин присел на корточки и аккуратно обнял дочку, которую тысячи лет не видел, и прошептал в маленькое ушко: "Скоро мы все будем такими, потерпи немного!"

А затем к нему бросились все…

— А где Гарн? Агни, где мой сын, — с тревогой спросил Константин, — с ним что-то случилось?

— Его арестовал Совет — ещё тогда, давно, — прошептала Агнбарда. — Значит, его так и не отпустили?! Они по-прежнему держат его в подвалах Оталы!

— Отала пала почти сто лет назад, — покачал головой Константин, — Айдахейм полностью захвачен репликаторами…

— Какой ужас! — Агнбарда зажала рот маленькой ладошкой. — Многие, наверно, погибли?

— Слишком многие,…в том числе, дети — ваши братья — Нарви и Вали…

— Сигюн?

— Первые лет пятьдесят очень грустила. Теперь просто…помнит и никогда не забудет.

Агнбарда понятливо кивнула и, наконец, обняла мужа, смотря на него широко открытыми глазами.

— Тебя не смущает моя внешность?

— Ничуть. — Константин слегка улыбнулся. — Я же знаю, какой ты скоро станешь,…такой, как была раньше,…какой должна быть. Но мы ещё успеем наговориться, потому что вы все уйдёте со мной.

— Ваниров ты тоже заберёшь?

— Всех, кто остался, — подтвердил Константин.

— Их, увы, мало. Меньше трети тех, кто уходил.

— Около двух тысяч? Нужны фрёсниры. У меня на "Драконе" едва ли четверть от нужного количества.

— Найдём, — Агнбарда задумалась. — А что делать с тюнами?

— Их много?

— Десяток.

— Возьмём все, набьём по максимуму оборудованием и ценностями. "Дракон" откроет гипертуннель, и они туда нырнут в автоматическом режиме.

— Тогда мне нужно вниз. Обсуди с Фенриром и Эрмуном их находки, а я займусь подготовкой к эвакуации. Ты не боишься реакции Высшего Совета?

— Скажи, Агни, я похож на оталийца?

— Гм-м,…похож,…такими они…мы были тысяч пятьдесят лет тому назад. Или ты хочешь сказать… — глаза Агнбарды превратились в блюдца.

— Я не оталиец, Агни. Асир, наследник Древних, и вас я скоро сделаю асирами, — Константин повернул руку ладошкой вверх, и над ней, к удивлению всей семьи, охотно появился клубочек огня. — Я не смог решить проблему деградации клеток клонов, зато нашёл обходной путь…

— Отец, — Эрмун смущённо переглянулся с братом, — мы, кажется, обнаружили сведения об источнике этой болезни,…информация здесь, на Последнем Рубеже, у искина форпоста. Но нас он не слушается…

— Куда он денется, — прищурился Константин, — если за дело берётся наша семья?

— Ой, папа, — запрыгала Хель, — а можно будет допросить искин о приборе Древнего по имени Аттеро. Я нашла о нём столько записей!

— А что это такое?

— Древние пытались создать что-то, что не позволит ётунам перемещаться в гиперпространстве. Мне кажется, прибор Аттеро — блокиратор гипертуннелей…

— Ха, да сегодня прямо праздник какой-то, — воскликнул Константин.

Но сразу помрачнел, вспомнив о Гарне. Что ж, это ещё одна строка к счёту, который он предъявит консулам.

7

Мидхейм, система Мидгард, Терра. Офир, Императорский дворец, 16 октября 1908 года.

Величественный вид открывался с террасы дворца на синий простор вокруг, а внизу, у подножья сбегающей вниз лестницы, расположился уютный городок, в котором уже сейчас проживали больше тысячи жителей. Если считать викингов и стажёров за население городка. Сверху, правда, можно разглядеть только оранжевые черепичные крыши, ровные широкие улицы и здание порта у разделённой надвое длинными пирсами искусственной гавани.

Но сейчас Елена не собиралась любоваться пейзажами. Она — и дюжина гвардейцев-викингов в церемониальных доспехах позади — ждали появления Императора с семьёй. Именно сюда, на террасу, на обозначенную белым кругом с чёрным топором внутри площадку и должна транспортная система перенести Константина Первого Эрарика.

Прошло четыре дня, но за это время Елена видела мужа только один раз, когда вместе с ним принимала на Рунстире клятвы новых асиров. Теперь вновь обретённых детей и Агнбарду ждёт просторный семейный дом. Дворец-на-Горе, как его называют лояльные аборигены.

Недолгая пауза закончилась, и викинги позади неё дружно опустились на колено. В круге возникли пять асиров — двое юношей, девушка, женщина, по возрасту приближающаяся годам к тридцати и Император. У всех были огненные волосы, а в молодых людях без труда угадывались родительские черты. Константин лёгкими шагами подошёл к Елене, обнял за плечи и, поцеловав в губы, повернулся к новоприбывшим, находящимся в шоке от открывшейся перед ними панорамы.

— Свет мой, позволь тебе представить — теперь официально — наших детей принцессу Хельгу, принцев Эрмана и Генрира Эрариков из Дома Эрарика и нашу Первую Леди Агнессу Эрарик из Дома Эрарика.

— Добро пожаловать домой, мои дорогие! — Елена быстрыми шагами подошла к Агнессе и искренне обняла её. — Как я рада, Агни, что теперь есть на кого свалить хотя бы часть домашней работы! Хель, дорогая, ты теперь точно такая, как я тебя помню!

— Да, мама Елена, папа что-то там подправил в генах, и к нам почти полностью вернулся первоначальный облик.

— Надеюсь, вы станете хорошими помощниками отцу, дети, — Елена по очереди обняла смущённых принцев, — чем вы бы хотели заняться?

— Хель интересуется физикой пространства, гипертуннелями и всем таким прочим, — ответил за всех Генрир как старший, — а я с братом собираюсь заняться биотехнологиями и генной инженерией. Конечно, мы все — опора отцу, мама Елена, и, надеюсь, он не откажется привлекать всех нас к боевым операциям.

— Надеюсь, это не понадобиться, — протестующее подняла руки Императрица. — Прошу в дом, дорогие мои!

Елена, по праву хозяйки, пошла впереди, держа под руку Константина, Агнесса — чуть позади, шага на три-четыре опережая детей, а замыкали процессию гвардейцы. Новоприбывшие во все глаза смотрели по сторонам. Они ещё не полностью освоились в новых телах, не привыкли дышать чистым свежим воздухом, а от просторов вокруг перехватывало дух.

Двери большого овального зала сами распахнулись перед ними, открыв полукруг высоких кресел у дальней стены. Навстречу вошедшим из крайнего кресла встал светловолосый мужчина и без промедления поклонился Императору.

— Мои дорогие, — улыбнулся Константин, — с удовольствием представляю вам первого помощника Императора всех асиров Рихарда Веттина из Дома Веттина!

Агнесса и остальные со странным чувством узнавания смотрели на стоящего перед ними асира, ощущая в нём кого-то знакомого.

— Рихард! Это мои дети — Хельга, Эрман и Генрир, и моя супруга, Первая Леди Агнесса Эрарик из Дома Эрарик.

— Ваше Величество, — сначала асир поклонился Агнессе, Ваши Высочества…

— Хёмдалль! — Хель взвизгнула и бросилась на шею опешившему от такого проявления чувств асиру.

— Это действительно ты, Хёмдалль? — Удивлённо распахнула глаза Агнесса. — Вот уж и вправду удивительно.

— Веттин, Рихард Веттин, моя госпожа, — улыбнулся одними глазами асир. — Теперь у нас другие имена. Это необходимо, чтобы не насторожить Высший Совет Оталы раньше времени и не нарушить разработанные планы.

— Кстати, о Высшем Совете и дальнейших планах. Прошу садиться, а ты, Эрман, расскажи, что Генрир и ты обнаружили на Последнем Рубеже.

8

— Форпост Последний Рубеж — лаборатория Древних, занимавшаяся исследованиями физики пространства и гиперпространства. Ко времени появления ваниров в Ётунхейме она уже больше столетия была покинута своими хозяевами. Что интересно, в полностью работоспособном состоянии, и даже искин, как показали исследования последних дней, не был очищен от собранной учёными расы Древних информации.

— Но почему?

— Гадать можно бесконечно, — пожал плечами Эрман. — Я считаю, что владельцы Последнего Рубежа — некто Аттеро и Янус, именно их имена упоминаются в журналах научных исследований — были настроены весьма оппозиционно по отношению к своему правительству и декларируемым им целям. Примерно как ваниры, или как Локи с Хёмдаллем, — улыбнулся Эрман, — в отношении Высшего Совета Оталы. Они тщательно собирали всю информацию о преступлениях своих правителей, протоколируя каждое событие, каждый подобный инцидент. С моей точки зрения, и брат полностью меня поддерживает, большинство Древних — страшные преступники, монстры и злейшие враги всех рас Сферы Мидхейма! Если они не погибли бы сами, то подлежали безусловному уничтожению!

— Даже так, — присвистнул Рихард.

— Именно. Начну по порядку. Древние как космическая раса появились в галактике Орай Пулвис, расположенной далеко за пределами Местной группы галактик, более пятидесяти миллионов лет назад и достигли подлинных высот технологического развития, уже тогда надёжно освоив уровень, по крайней мере на ступень превосходящий современный оталийский. Орай, существа их расы, внешне неотличимые от людей, жили очень долго, срок их жизни превышал сотни тысячелетий, но оставались смертными. Что, конечно, не могло не удручать столь высокоразвитых существ. Поэтому их властители всерьёз занялись поиском средств излечения этого "увечья", недостойного их "величия". И нашли.

Это решение они назвали "вознесением". Под действием тщательно подобранных и заранее подготовленных внешних и внутренних факторов орай освобождается от телесной оболочки и становится, по сути, сгустком физических полей и энергии. В таком состоянии орай поистине бессмертны, почти неуязвимы и практически всемогущи. С точки зрения смертных, конечно. "Вознёсшиеся" способны мгновенно перемещаться на невообразимые расстояния, уничтожить или создавать материю любого вида, в том числе и живую, и прочее, и прочее. Только — вот засада! — чтобы пребывать в этом состоянии, они нуждаются в поступлении жизненной силы,…которую приходится отбирать у обычных смертных, сильно сокращая их и без того невысокую продолжительность жизни. Чем больше "вознёсшихся", тем больше их нужда в обычных смертных. Поэтому их правители приняли чёткие правила, называемые "Происхождением", что "вознесения" достойны лишь лучшие, самые совершенные. Прочее же стадо обязано исправно молиться, — под надзором собирателей жизненных сил, "приоров", — отдавая раз за разом часть своих жизненных сил хозяевам. Добровольно, конечно.

— Ужасно, — прошептала Елена.

— Те же, кто не согласен, получают "проклятье приоров" — набор самореплицирующихся наноботов, которые перестраивают их организм на быструю передачу всех имеющихся жизненных сил…хозяевам, конечно. Несогласные ни с первым, ни со вторым вариантом, естественно нашлись, и немало. Больше миллиона, между прочим. Они построили огромный корабль и удрали от проклятых орай так далеко как смогли. В Лактеа Фиаллум, или Мидхейм, как мы его называем. Не то, чтобы орай восприняли это спокойно, нет, — просто галактик, где могли бы спрятаться беглецы, оказалось несколько миллиардов. Так что орай, не обнаружив мятежников, просто махнули на них рукой.

— Это понятно, — согласился Рихард.

— В Мидхейме первым, чем озаботились беглецы, стало собственное "вознесение". Они потратили уйму сил и времени, и поняли, что путь орай — не единственный. Можно даже не использовать "низших", но, если нужно действовать, а тем более, что-то создавать или менять, энергии — воли, как они назвали эту её форму — становится недостаточно. А потому без создания разумных существ не обойтись. Они необходимы, во-первых, как накапливающийся и самопополняющийся запас воли для "вознёсшихся" — если им понадобиться действовать. Во-вторых…

— Как исполнители чёрной работы, проводники их политики и слуги на все случаи жизни, это понятно, — кивнул Рихард. — Константин, ты был полностью прав!..

— В-третьих, Древние по-прежнему опасались вторжения орай и потому желали создать армию. Такую, которая окажется неуязвима для силы врага. Для решения этих проблем под руководством ведущего их учёного — Амелиуса — на Да Каре была построена машина, получившая название Витеа Туле. Данная установка через сеть Астриа Порта, Звёздных Врат, распространила специально разработанные Валосом и Амелиусом наноботы-вирусы по всем подконтрольным планетам Мидхейма. Вирусы несли в себе генетический материал, изменяющий подходящие для этого создания в нужном Древним направлении. Сейчас в генетическом материале всех разумных рас Мидхейма содержится от половины до четырёх пятых скрытой, "молчащей" до поры-времени информации. Через Врата ею можно относительно легко управлять специальными сигналами, сопровождаемыми наноботами с кодом-ключом.

9

— Вы выявили какие-нибудь определённые сигналы? — Константин напрягся, уже догадываясь об ответе.

— Да, отец, — кивнул Эрман, — возможно, не все, но парочку интересных "ключей" обнаружили и дешифровали. Первый активирует модифицированное "проклятье приоров", быстро убивая намеченные жертвы и передавая всю освобождаемую волю местным "вознёсшимся". Второй вызывает быстро развивающееся бесплодие у разумных определённой расы. И медленную деградацию их клеток, препятствующую клонированию.

— К беде оталийцев приложили руку Древние, — подвела итог Елена.

— Не только оталийцев, мама. Но чему здесь удивляться? Все разумные Мидхейма — лишь пища для них. Но главное, что содержалось в искине Последнего Рубежа, это указание на существование в Мидхейме биогенетической лаборатории Амелиуса и Валоса, в которой создавались те самые наноботы, с их запасом и инструкциями по применению. Брат и я были в шоке от этой находки, но до появления отца мы не могли получить доступ к координатам планеты. Поскольку искин лаборатории распознал папу как Древнего, местоположение планеты теперь нам известно.

— Это планета Ашен, столица Конфедерации Ашенов, — кивнул Константин. — Теперь понятно, на что опирается их технологический рывок.

— Лабораторию и все запасы необходимо захватить или уничтожить, — Рихард задумчиво посмотрел на сюзерена, — но, как только мы начнём приготовления, в дело вмешаются эти энергетические поганцы.

— Они уже пытаются противодействовать, — Константин откинулся на спинку кресла и прищурил глаза, — последнее нападение репликаторов на Отальхейм беспрецедентно по масштабу, и "поросята" без нашей помощи не справились бы. Но размер атакующего флота был, на самом деле, не столь велик. Репликаторы, будь на то желание хозяев, могли бы прислать и тысячу кораблей. Так что это — разведка боем, которую проводили "вознёсшиеся". Сомневаюсь, что репликаторам может быть "интересен" Отальхейм, им всего хватает и в Айдахейме. Затем — странное появление кораблей ётунов вблизи Последнего Рубежа. Сразу после того, как Эрман и Генрир считали информацию с искина лаборатории. Моё появление они не предусмотрели, поскольку на всех кораблях асиров стоит защита от "вознёсшихся". Да и сам Мидгард сейчас надёжно от них спрятан.

— Так что же нам делать?

— Естественно, атаковать Ашен. Но не сразу. Сначала нужно навестить Айдахейм и забрать всё оборудование, все верфи, доки, корабли, которые сможем оттуда утянуть. Теперь асиров много…

— Без малого две тысячи, муж мой, — улыбнулась Елена, — но полностью готовы к деятельности только сотен пять. Остальным требуется длительная реабилитация и…перевоспитание. У них изобилие ветра в голове, а в Империи всех асиров ценится, прежде всего, дисциплина.

— Отлично, мой свет. Возьми на себя их правильную подготовку и — как ты сказала? — "перевоспитание". Все строительство, промышленность и экономическая система Империи остаются за тобой. Агни!

— Да, милый?

— На тебе полностью лежат все вопросы логистики, снабжения, создание всеобщей системы обучения и социальной адаптации, управление аборигенами и гражданами Империи других рас. Вместе с Еленой обдумайте внешнюю торговую политику, пока в пределах Терры.

— Конечно, мы договоримся, — подмигнула Елене Агнесса, — об этом не волнуйся, муж мой.

— Ты, Рихард, вместе с Хель займётесь своим любимым делом — физикой пространства. В первую очередь необходимо изучить записи Аттеро и создать установку, блокирующую возможность открытия гипертуннеля. Всё остальное — второстепенно. Что же касается вас…

— Внимание! — Резкий голос искина дворца прервал Константина. — В зоне безопасности Государства Офир появились чужие транспортные средства!

10

Солнечная система, Земля, Южная Атлантика. Линкор Флота С.А.С.Ш. "Мэйн", 19 октября 1908 года.

— Господин капитан, сэр, радиотелеграмма ушла.

— Отлично, — Жиль Харбер, командир линкора С.А.С.Ш. "Мэйн", повернулся к офицеру, — ответ есть?

— Нет, сэр, — виновато отчеканил лейтенант, — помехи по всему диапазону, сэр.

— Мошенник наверняка запустил искровой передатчик. Варвар!

— Вахтенный!

— Да, сэр?

— Поднять сигнал: курс зюйд, строй — пеленг. И смотрите внимательнее, не хватало ещё проскочить мимо этого набора камней, — немного ворчливо добавил Харбер.

Телеграмма из Вашингтона буквально обломала все его планы. Он так хотел домой, в Огайо, а теперь переть чёрт знает куда,…ради вразумления какого-то мошенника?! Да для вправления мозгов этому…Эрарику…хватило бы и грязной канонерки, зачем же гнать два линкора?!

Корабль уверенно шёл на двенадцати узлах, и Харбер удовлетворённо кивнул, глядя, как второй корабль его группы неспешно догоняет и уходит на борт, чтобы исполнить приказ флагмана. Линкор "Алабама", уже устаревший, но по-прежнему грозный, был красив в белоснежной окраске Великого Флота, отправленного вокруг света пугать всяких макак и прочих туземцев. Честно говоря, "Мэйн", которому не исполнилось ещё и семи лет, тоже устарел, — ничего не поделаешь, прогресс идёт семимильными шагами, — но навести страх и ужас на наглых аборигенов способен.

— Сэр, — крик ужаса, который издал стоящий рядом коммандер, привлёк внимание Харбера, — здесь дьявол!

Перед ним на капитанском мостике стояла фигура в чёрном до пола плаще, из под капюшона которого на офицера смотрели огненные глаза. Когда фигура заговорила металлическим голосом, всё похолодело внутри и у капитана.

— Корабли Соединённых Штатов Северной Америки! Вы вторглись в пространство Государства Офир. Вам надлежит сбросить ход до минимального, развернуться и уходить курсом на норд пятнадцать миль до выхода из вод Государства Офир. Разрешение на посещение пространства Офира вам надлежит получить в представительстве Государства Офир в Бостоне.

— Что за чертовщина?

Стоящий рядом коммандер злобно выругался.

— Не иначе, как этот, как его, Эрарик балуется спиритизмом! — Харбер зло ухмыльнулся. — Посмотрим, помогут ли ему духи против наших пушек!

— Если вы не подчинитесь этому требованию в течение часа, то будете уничтожены, — продолжил призрак. — Это первое и последнее предупреждение.

— Лейтенант?

— Позвольте мне, сэр! У меня дядя служил экзорцистом и кое-чему меня научил…

— Чёрт знает, что, — капитан внимательно осмотрел место, где только что стоял призрак и недоумённо пожал плечами.

— Машинное, поднять ход до полного. Вахтенный, продублировать на "Алабаму"!

ГЛАВА 12 На последнем рубеже Часть II

1

Солнечная система, Земля, 19 октября 1908 года, Антарктида.

Четыре пони, увязая в рыхлом снегу, тащили за собой груз экспедиции. Погода по-прежнему оставляла желать лучшего, но откладывать выход ещё на более поздний срок нельзя, итак уже Шеклтон и три его спутника задержались больше, чем рассчитывали.

Лагерь после четырёх часов движения уже полностью скрылся из виду, а впереди раскинулась смертельная и в то же время притягательная пустыня. Эрнест брёл уже просто автоматически, ориентируясь на идущего рядом пони, и больше следил за направлением движения, чем за окрестными унылыми пейзажами.

Первой неожиданностью для него и его спутников оказалась нежелание пони идти дальше. Они остановились и упрямо отказывались понимать понукания хозяев. Второй неожиданностью — нет, шоком! — стали четыре фигуры в странной униформе с длинными посохами, выполненными из неизвестного Шеклтону металла. А третьей, и последней неожиданностью для начальника Антарктической экспедиции стали слова на неплохом английском языке, сказанные одним из людей, преградивших им дорогу.

— Вы незаконно проникли в пространство Государства Офир, а потому мы вынуждены вас задержать.

В голосе офицера — это был офицер неизвестной ему армии неизвестного никому из участников экспедиции государства, уж в этом Эрнест не сомневался — отчётливо слышалась насмешка, и Шеклтон, свирепея от дикости происходящего, попробовал возмутиться.

— Это невозможно, сэр. Мы здесь представляем Соединённое Королевство, и проводим научные изыскания. Это — свободная земля, и моя экспедиция собирается её исследовать!

— Это — пространство Государства Офир, и всё здесь уже давно исследовано. — Открыто усмехнулся наглый офицер и весомо добавил, — если вы не подчинитесь, я буду вынужден применить силу. С другой стороны, если вы будете вести себя спокойно, я, пожалуй, подарю вам, как начальнику экспедиции, подробную карту всего материка и прилегающих вод. Думаю, моё командование посмотрит на это сквозь пальцы.

— Ваше…командование? — Шеклтон искренне удивился, и его спутники были с ним вполне солидарны. — А могу я посмотреть на эту карту? — Эрнест как ни пытался, но сдержаться не смог.

— Пожалуйста, — продолжал улыбаться офицер. — Сигурд, покажи аборигенам то, что их заинтересовало.

Один из солдат шагнул вперёд и каким-то особым образом вытянул перед собой руку. Прямо в воздухе, перед изумлёнными до предела англичанами, появилось трёхмерное изображение материка. Да, это Антарктида! Он и его спутники столпились у красочной объёмной…модели, жадно разглядывая детали, и Шеклтон с ужасом и стыдом понял, что сейчас они чертовски напоминают группу папуасов, столпившихся у вываленных на отрезе цветной материи бус. Понял, но — увы! — ничего поделать с собой не мог, и даже насмешка, в глазах странного солдата ничуть не охладила его пыл.

— На таких условиях мы подчинимся, сэр, — кивнул Шеклтон, — Но каким образом вы нас собираетесь отсюда эвакуировать?

Офицер молча указал вверх, и Шеклтон, подняв голову, увидел зависший над ними огромный сигарообразный аппарат, выкрашенный в синий цвет.

— Это были вы… — догадался Эрнест, — вы уже давно следили за нами. Но почему вы не задержали нас раньше?

— В этом не было необходимости, пока вы сидели тихо, а у нас много и других дел. Недавно, например, из пространства Государства Офир мы выставили корыто каких-то наглых французов. Так что ваша очередь пришла только сейчас.

— И что дальше?

— Доставим вас в Новую Зеландию. Кажется, ваш корабль именно там? Дадим вам бумажный вариант карты, вернём всё имущество и спутников, которых вы оставили в этой странной избёнке, и посоветуем больше сюда не появляться без разрешения Администратора Государства Офир.

— Как я могу получить разрешение?

— Это просто. Обратитесь в представительство Офира в Бостоне. Но зачем оно вам?

— Но, сэр, а научные исследования…

— Напишите, что вас интересует, и вы получите все данные, которые не могут быть использованы во вред Офиру. Впрочем, хватит разговоров. Садитесь на нарты, сейчас вам завяжут глаза. Для вашей же безопасности, — по-доброму улыбнулся офицер.

2

Мидхейм, система Мидгард, Терра. Офир, Императорский дворец

— Мой Император, — Братак опустился на колени перед креслом Константина, — я не смог выполнить твой приказ.

Внешний вид генерала Сьёрда Братака — склонённая голова, ссутуленные плечи, опущенный в пол взгляд — выражал раскаянье и мог бы обмануть любого гоаулда. Привычка, отточенная десятилетиями службы. Но сейчас он находился среди асиров.

— Поднимись, Сьёрд, и не опускайся более на оба колена, я не люблю такого. Просто расскажи, что случилось.

Братак облегчённо расправил плечи, вставая на ноги, и поднял взгляд на повелителя асиров. Хотя такая поза и была тщательно отработана, но давалась гордому викингу с трудом.

— После предупреждения железные лоханки аборигенов резко увеличили ход, желая как можно быстрее достичь Офира. Я выждал оговоренный срок и приказал глайдерам начать атаку. Всего цели атаковало восемь машин, по звену на каждую лохань туземцев. Поначалу мне показалось, что они даже пытались метать металлические кусочки из своих полых железных палок…

— Они называются ружьями, генерал.

— … но после десятка заходов глайдеров все большие ружья…

— Их именуют пушками, Братак.

— Прости, мой Император. Я думал, что пушки — то, что стоит на наших кораблях, а это…

— Не спорь, Сьёрд, — улыбнулся Константин, — это тоже пушки, только очень примитивные.

— Пусть так, государь. Когда пушки были уничтожены, лоханки остановились, погасив портящие воздух машины внутри, а люди выбрались наверх и стали махать чем-то белым.

— Пытались показать, что сдаются?

— Я так и подумал, поэтому повелел прекратить огонь, и тем самым нарушил приказ уничтожить врага. Вместо этого на эти лодки были высажены абордажные команды с эршипа, а команды захвачены в плен. Их отключили затниктелами и плотно упаковали в трюм.

— Пока всё правильно, генерал. Они ведь сдались, и значит, перестали быть врагами. Осталось разобрать эти…лоханки, так что никаких приказов ты не нарушал. Выгрузи пленников в подвал Дворца, и приступай к разборке этого металлолома прямо на месте. Офир засорять не нужно.

— Это просто железо, государь. Зачем оно?

— Мы ведём торговлю с дикарями, Сьёрд, — Елена решила сама прояснить ситуацию. — Этот металл пойдёт на изготовление всяких товаров, которые пользуются спросом у аборигенов. В ответ мы получим необходимые нам продукты питания.

— Отзывай викингов, генерал, оставь только эршип для контроля над ситуацией. А к захваченному железу сейчас спустится тюн с инженерным оборудованием. Сколько захвачено пленных, и какие у них потери?

— Восемьсот тридцать два с "Мэйна" — из офицеров в живых осталось лишь шесть лейтенантов, — и четыреста одиннадцать с "Алабамы" — офицеров нет.

— Погибшие сами виноваты, если после такого предупреждения полезли вперёд. Генрир, пригласи Лоуэлла и кого-нибудь из лояльных аборигенов — например, Мосли, и проведи отбор подходящих нам людей среди пленных. Если такие обнаружатся, приводи их к присяге Империи и распределяй на работу в соответствии с их талантами.

— Что делать с остальными, мой Император? — Братак держался абсолютно спокойно и бесстрастно, но именно сейчас решался важный для него вопрос: насколько можно доверять Империи и Константину? Он не раз видел, как в подобной ситуации Апофиз отдавал приказ "уничтожить всех!"

Душевные тревоги генерала не были секретом для асиров. Являясь эмпатами, они быстро разобрались в причинах и просто ждали, когда Константин скажет своё веское слово.

— Остальных, генерал, необходимо сразу изолировать. По окончанию собеседования Генрир сотрёт им память за последние две недели и доставит их…в Бостон, поближе к нашему представительству. Пусть Генрир уведомит об этом Эндикотта.

— Будет исполнено, государь. Разреши идти?

— Иди, Сьёрд. Пригласи Лоуэлла, Мосли, и дожидайтесь Генрира.

3

— Нам нужно построить ещё дюжину эршипов. Они показали свою эффективность в "разборках" с аборигенами.

— Через двое суток все будут готовы, муж мой, — Елена лукаво посмотрела на Константина и поправила чёлку. — Агни и я с помощью лояльных аборигенов подготовили перечень товаров, которые могут пользоваться спросом, в том числе и на территории наших вассалов лакота и Абидосе. Но нам нужна помощь в составлении соответствующих программ для автоматического завода. Агни предлагает привлечь несколько специалистов из числа ваниров…

— Привлекайте, — поморщился Константин, — впредь, мои дорогие, решайте подобные проблемы самостоятельно, опираясь на свободные трудовые резервы.

— Как скажешь, муж мой, — улыбнулась Агнесса, — Елена и я, изучив данные об экономике аборигенов с более развитых планет, разработали денежную систему для Империи всех асиров…

— О, у нас теперь будут деньги, — обрадовался Рихард, — это удобно для…

— Ты прав, Рихард, — хищно подалась вперёд в своём кресле Агнесса, — деньги будут именно у нас. Для аборигенов они привычны как средства обмена своего труда и его результатов на материальные блага, а потому денежная система Империи предназначена для ускорения процесса социальной адаптации туземцев. Первая леди жестом подозвала к себе робота с небольшим контейнером, и предъявила всем сияющие в полумраке разноцветные диски размерами не больше ногтя большого пальца и сверкающие радугой пластинки. Это, — Агнесс показала светящуюся пластинку, — персональные платёжные карточки. Всякий гражданин Империи, занятый на государственных или Имперских работах, каждую неделю будет получать на неё начисления из личных средств Императора. Желающие могут получить эти средства в виде монет разного достоинства, — Агнесса продемонстрировала цветные диски, — или расплатиться за товары или услуги карточкой напрямую, через специальные терминалы. За денежным обращением следит специальный искин, а карточки, которые будут одновременно являться удостоверением личности для аборигенов — всех асиров легко опознают искины, — можно получить в Администрации одновременно с принятием присяги. Всё это, — Первая леди жестом показала на монеты и карточки, — выполнено из металлоорганики, а потому аборигенам подделать их невозможно. Таких технологий нет ни у кого среди известных нам рас.

— Хм-м, — Константин повертел в руках переправленную ему персональную карточку, посмотрел на собственное голографическое изображение и пожал плечами.

— Мне казалось, я выгляжу лучше…

— Ты смотришься сногсшибательно, — захихикала Хельга, — даже не сомневайся!

— Ладно, — успокоился Константин, — что ещё?

— Наша первая рыбацкая шхуна под командованием шкипера Мосли вернулась с отличным уловом, — сообщила Елена, — почти сто тонн рыбы! Даже странно, что эта скорлупка не затонула.

— Антиграв и отличные аккумуляторы к нему воистину творят чудеса, — Рихард расстегнул стоячий воротничок рубахи, который, как ему казалось, немного жал. — Экипаж шхуны невелик — шкипер, два викинга охраны, исполняющие роль офицеров, и дюжина моряков-рыбаков. Желающих последовать примеру Мосли множество, так что на очереди изготовление ещё трёх таких же скорлупок.

Константин удовлетворённо улыбнулся: с продовольствием, похоже, проблем не будет. Так, следующий вопрос — школа и учебные курсы…

4

Мидхейм, система Мидгард, Терра, Офир, 21 октября 1908 года.

— Миссис Боннин? — Лоуэлл приподнял шляпу, догнав медленно идущую по опрятной улице женщину. — Рад вас видеть. Как вам Офир?

— Удивительное место, господин Администратор, — Красная Птица остановилась, полуобернувшись к Лоуэллу.

— Просто Персиваль, — тепло улыбнулся он, останавливаясь прямо перед ней, — не столь уж велика моя значимость, миссис Боннин.

— Мисс Симмонс, а лучше — просто Гертруда, — улыбнулась в ответ женщина. — Я приняла решение расстаться с мужем, а когда Император предложил перебраться в Офир, я недолго раздумывала. Да и моему сыну будет лучше здесь…

— Как вы устроились?

— Квартирка в доме в конце улицы, на третьем этаже. Две комнаты, кухня, маленькая гостиная.

— Дорого?

— Терри в неделю, — Птица ловко подбросила и поймала сверкающую монету, — треть моей зарплаты, но мне и сыну здесь хорошо и спокойно. Тем более образование мне и ему дают бесплатно, питание в школе и на моём рабочем месте тоже бесплатное, а рабочее место гарантируют…

— Зайдём? — Лоуэлл кивнул на вывеску таверны, — прошу вас, Гертруда, я угощаю.

— С чего вдруг, — кокетливо улыбаясь, спросила Птица, — джентльмену вроде вас не пристало уделять внимание бедной индейской скво!

— Джентльмены остались в другой эпохе, Гертруда, — растягивая слова, с высокомерно гримасой процедил Лоуэлл и сразу рассмеялся, — мне легко с вами. И потом, могу же я поухаживать за хорошенькой женщиной?

— Можете, — просто и без затей ответила Птица, подав руку мужчине, и они вошли в автоматически распахнувшуюся перед ними дверь таверны. — Я до сих пор в шоке от вещей, которые здесь происходят, — призналась она, беззаботно рассмеявшись, — все эти самооткрывающиеся двери, умные машины, воздушные корабли,…когда в первый раз кухонная машина спросила меня, что хозяйка желает на ужин, я чуть не умерла со страху…

— Признаться, я тоже поначалу перетрусил, — подхватил её смех Лоуэлл.

Общий зал таверны "Бостон" был заполнен на две трети. В основном сюда забегали обычные люди, простые жители Офира, но заходили и викинги. Сегодня же за дальним столиком Гертруда разглядела трёх незнакомых асиров, с аппетитом поглощавших что-то, по-видимому, очень вкусное.

— Мэм, сэр, чего пожелаете? — Девочка-официантка вытащила блокнот и ойкнула, узнав посетительницу.

— Санди, а ты разве не должна быть в школе?

— Нет, тётя Гертруда, на сегодня занятия кончились, и я прибежала немного подработать. С вашим сынишкой всё в порядке, он пока на продлённых курсах. Знаете, их ведёт какой-то асир лично! Так что вы будете заказывать?

— Санди, а что взяли вон те господа? — Лоуэлл кивком показал на асиров, приканчивающих свои порции.

— Рыбу, сэр. Жареную рыбу из сегодняшнего улова моего папы! Очень рекомендую!

— Хорошо, милая, неси, — улыбнулась Красная Птица, — и ещё чайничек травяного сбора по рецептам лакота…

— О, мэм! Это очень популярный напиток! Его обожают викинги!

— Хм-м, — вслед убегающей девочке удивился Персиваль, — я думал, воины любят ром или виски,…или пиво, когда нет ни того, ни другого.

— В тавернах Офира не продают алкоголь, а викинги его терпеть не могут,…спасибо, Санди, — девочка ловко расставила на столике заказанные блюда и чайничек с чашечками, — они какие-то…нездешние, а их доспехи…бр-р-р!

— Ни разу не видел их в боевых доспехах, — удивился Лоуэлл, — и да, они, как и асиры, издалека. И правда, вкусно! — Очередной кусочек жареной рыбы отправился к месту назначения. — А где вы видели викингов в доспехах, Гертруда?

— О, это случилось в Пайн Ридж…

— Сэр, мэм, — Санди вернулась с портативным терминалом в руках, — если не будете ничего больше заказывать, вас не затруднит расплатиться?

— Конечно, милая,…всё с меня, Гертруда, — Лоуэлл вставил персональную карточку в считыватель терминала и подтвердил перевод суммы.

— Спасибо, — сделала реверанс Санди. — До свидания, мэм, сэр, надеюсь, вам понравилась наша кухня! У нас в "Бостоне" работает настоящий профессиональный повар, мэм, сэр, бывший кок с какого-то большого военного корабля. Он готовил даже для настоящих адмиралов. Вот так, — гордо выпрямив спину, Санди сделала несколько неторопливых шагов прочь от стола, но потом не выдержала и по-простецки побежала к столику следующего клиента.

5

Айдахейм, система Оталы. Крейсер Имперского Флота асиров "Дракон".

В этой "миссии" Константина сопровождали около сотни "новых" асиров и его сыновья — Генрир и Эрман. Целей было несколько. Во-первых, набрать побольше всякого добра, которое иметь репликаторам ну совсем ни к чему — верфей, доков, автоматических шахт и заводов. Во-вторых, набрать кораблей, оборудования и разнообразной техники. В-третьих,…впрочем, перечислять можно долго, но помимо этого и, естественно, разведки, у Константина и его сыновей была смутная надежда найти Гарна в тюремных подвалах под разрушенным дворцом Высшего Совета. Обычно пленников и преступников помещают в фрёсниры. Если хватало энергии, и репликаторы не обратили на подвалы внимания, шанс есть. Сто лет внутри фрёснира для оталийца не срок, каникулы!

Выход из гипертуннеля неожиданностей не принёс: всё, включая реакцию репликаторов, осталось как раньше. Отличия тоже были, но они касались в основном кораблей. Асиры насчитали больше пяти десятков бильскирниров, около сотни драккаров и кнорров и, как и в прошлый раз, несколько сотен тюнов. По-видимому, верфи, шахты и заводы работали без перерыва, на износ, спеша создать мощный флот для вторжения в Отальхейм.

Когда картина происходящего в системе окончательно прояснилась, император раздал задания асирам, а сам с сыновьями отправился на поверхность Оталы. Прекрасная столичная планета стараниями репликаторов превратилась в хаотичные руины, которые в большинстве мест уже заросли высокой травой. Искусственные солдаты растащили из зданий и сооружений всё, что могло бы им понадобиться, а оставшиеся без опоры и скелета конструкции рассыпались в пыль и груды камней.

— Сколько труда понадобится, чтобы всё восстановить, — пробурчал Эрман, с горечью осматривая окрестности, изменившиеся до неузнаваемости.

— Вряд ли это возможно, сын, — Константин неторопливо шёл вперёд, выискивая в заросших травой холмах и едва проступающих наружу развалинах Дворца Высшего Совета вход внутрь, в подвалы. — Репликаторы рассеяны по всей планете, и прежде, чем что-то восстанавливать, надо их всех аккуратно собрать. А кто сможет гарантировать, что обезврежены все?

— Так у них должен быть какой-то сигнал общего сбора, — Генрир пнул остатки какого-то механизма, которые пришлись не по вкусу репликаторам. — Что? Почему ты на меня так смотришь?

— Повтори, что ты сейчас сказал, Генри!

— Так это же очевидно! — Генрир от неожиданности остановился. — Без набора базовых сигналов, в который должен входить и такой, самореплицирующиеся машины просто не смогут выполнять своё назначение.

— Турс подери! — Эрман не смог сдержать эмоции.

— Это гениально, Генри! Вот что значит свежий взгляд, а мне подобное даже не пришло в голову. Если такой сигнал есть, мы сможем собрать всех репликаторов на какой-нибудь пустынной планетке в одной из бесполезных окраинных систем Айдахейма и погрузить их в спячку.

— Если позволишь, отец, я могу заняться этим прямо сейчас. Материала для исследований здесь вполне достаточно.

— Пока не стоит. Подобным исследованием ты займёшься в лабораториях Франанга. Я думаю, "вознёсшиеся" до сих пор контролируют своих солдат, и, если обнаружат стороннее вмешательство, сменят все сигналы, встроят дополнительную защиту, уберут бэкдоры. Нам это ни к чему. Значит, такую операцию можно провести только один раз, и для её успеха необходимо найти подходящую звёздную систему и подготовить её к приёму всей массы репликаторов. А также защитить от присутствия "вознёсшихся", — Константин глазами показал на браслеты, охватывающие кисти рук асиров, — тогда вся армия просто исчезнет из поля зрения этих ётунских прародителей!

— Что сразу насторожит этих "полубожков", — отметил Эрман. — Отец, а ты не забыл о машине на Да Каре? Ведь если "вознёсшиеся" пожелают, с её помощью можно организовать любую пакость!

— Ты прав, — Константин тепло посмотрел на сына. Наконец у него появились настоящие помощники! — Ты и займёшься машиной с Да Кары, а что с ней делать — определишь сам…

— Почему-то мне кажется, — тихо отозвался Эрман, — что мы всё ещё на Последнем Рубеже, и враг держит нас в осаде, нависая непреодолимой силой.

— У меня уже давно такое же чувство. — Константин остановился и посмотрел вверх, подняв взгляд к Высокому Синему Небу. — Раньше я считал, что достаточно просто прогнать или уничтожить "вознёсшихся", но недавно понял: это просто один из неизбежных этапов. Последний Рубеж где-то внутри нас, и его нельзя оставить, отступить. Так можно проиграть нечто куда более важное, чем жизнь. "Вознёсшиеся" просто сдали свой Последний Рубеж. Отступили, спрятались от непрекращающейся битвы в том месте, которое показалось безопасным…

— Отец, кажется, здесь есть проход, — Генрир тыкал палкой в плотно закрытый створ, почти незаметный под свешивающимися с обрыва переплетёнными корнями деревьев.

6

До этих помещений репликаторы не добрались, но аккумуляторы фрёсниров уже давно истощились. В обширном зале почти все из нескольких сотен стазис-камер были заполнены оталийцами, погибшими из-за недостатка энергии. Фактически, их всех убил Высший Совет, то ли забыв, то ли намеренно оставив в эвакуируемой столице. Где-то здесь находится и его сын, Гарн, которого он не успел спасти. Здесь погибли Нарви и Вали, его побратим Один. Счёт к Тору и Фрейру продолжает расти, и ещё рано подводить итог.

— Мы не будем здесь ничего трогать, — Константин сквозь проступающие слёзы посмотрел на стоящих рядом сыновей. — Бессмысленно. Ищите искины, в них может быть важная информация, а отсутствие энергии не слишком им повредит. Если увидите пустые фрёсниры или иное ценное оборудование, помечайте их маркерами транспортёра.

Три фигуры в тёмных плащах разошлись в разные стороны. Подземелье Дворца Высшего Совета изобиловало коридорами, залами и тайными помещениями. В каком-то из них Сигюн — Елена — разыскала Рунстир, но ведь были и другие реликвии, столь же важные для оталийцев…и асиров. Были артефакты, крайне важные свидетельства древней истории народа. Их необходимо собрать, сохранить, спасти от забвения, поскольку без истории всякий народ — лишь сборище органических машин.

Да, оталийцы сконструированы Древними. Как и фёрлинги, и ноксы, и гоаулды, и репликаторы. Ну и что? Все разумные Мидхейма, — люди, унасы, сиракины, — по сути, созданы машиной Да Кары. По-настоящему живыми — не просто разумными, а мудрыми — всех делает именно история. Уже из неё, как из благодатной почвы, вырастает и всё остальное — культура, традиции, обычаи, ритуалы. Упаси Высокое Небо утратить хоть зёрнышко! Ущерб от подобного предсказать трудно.

А правители оталийцев всё — или почти всё — просто побросали, сбежав со своего Последнего Рубежа, вместо того, чтобы до последнего кусочка спасать драгоценное наследие. Возможно, именно этим поступком они обрекли народ оталийцев на исчезновение, уход по следам фёрлингов. Так, по-видимому, и задумали Древние. Они, как уже давно понял Константин, — Локи, — крайне не любят действовать напрямую, обожая изощрённые манипуляции, скрытые психологические ловушки и удары чужими руками исподтишка. До чего же "милы" наши создатели!

О! А что здесь?

Константин вошёл в узкую длинную комнату. Естественно, в ней царила кромешная тьма, поскольку внешние источники энергии отключили либо сами оталийцы, либо репликаторы, а аккумуляторы давно "сели". Но боевой комбинезон асиров позволял Константину до малейших мелочей всё разглядеть.

Многоярусные полки вдоль стен хранили множество бесценных артефактов, а вдали, у противоположной входу стены, стояли давно лишившиеся энергии специальные роботы, разработанные для ухода за бесценными реликвиями. Да, повозиться придётся…

— Отец! — Голос Генрира в портативном коммуникаторе прозвучал особенно резко в мёртвой тишине этого зала, — мы нашли тюремные и административные искины и много всего по мелочи. Всё помечено и готово к транспортировке на "Дракон". С нами связался старший офицер корабля, он обеспокоен отсутствием связи с тобой.

— Здесь всё неплохо изолировано и спрятано. Спроси, видны ли активированные мной маркеры?…

— …Нет, отец, — после паузы немного виновато сказал сын. — Что бы ты там не нашёл, это надо сначала вытащить в более подходящее место. У нас тут есть несколько грузовых платформ…

— Ладно, выдвигайтесь ко мне, — Константин бросил взгляд на бесчисленные артефакты и бесконечные полки, — здесь понадобится ваша помощь. Без неё я провожусь слишком долго…

7

Солнечная система, Земля, 28 октября 1908 года, Великобритания, Лондон.

Сегодня в этом кабинете собрались все самые значимые политические фигуры королевства. Его Величество Эдуард Седьмой жаждал получить ответы на мучащие его вопросы. В первую очередь, на самый главный из них.

— Господа! Чёрт возьми, что происходит?

— Если вы имеете в виду, что экспедицию Шеклтона выбросили из Антарктиды как нашкодивших щенков,…это возмутительно! Исследования Антарктиды относятся к приоритетным направлениям научных изысканий Королевского Общества. Только там можно собрать данные о климате и предсказать, будет ли Северо-Западный и Северо-Восточный проходы свободны для мореплавания, или Панамский и Суэцкий каналы — единственная возможность быстрой навигации между различными частями Империи…

— Я знаю об этом, Асквит!

— …Извините, Ваше Величество, но обстоятельства непреодолимой силы…

— Вы имеете в виду летающие корабли Офира, не так ли? Сэр Джон, вы столько говорили о своих сверхмощных дредноутах, неужели мы ничего не можем противопоставить этому выскочке Эрарику?

— Ваше Величество, необходимо проявить осторожность и аккуратность. Пока Офир…

— Жалкий булыжник посреди океана, Фишер. Микроб, который посмел…

— Не стоит спешить с суждениями, Ваше Величество. Я и мои доверенные лица тщательно проанализировали отчёт, переданный Шеклтоном по телеграфу, и нахожу ситуацию крайне тревожной и непростой. Их летающие корабли способны перемещаться со скоростью не менее ста узлов, и об их реальной огневой мощи ничего неизвестно.

— Вот именно, Асквит. А есть ли она? Я не представляю, как на дирижабле можно установить мощные пушки!

— Я тоже, Ваше Величество. Как и способ, которым дирижабли обретают способность так быстро перемещаться. Но они, несомненно, имеют вооружение. Наши заокеанские кузены с непосредственностью лавочников направили к берегам Офира два своих линкора — "Мэйн" и "Алабаму" — мощные современные корабли…

— И каков результат?

— Они пропали, Ваше Величество. А несколько дней назад в Бостоне около здания представительства Государства Офир внезапно появилась толпа матросов и пять младших офицеров из экипажей этих линкоров, суммарно шестьсот двадцать четыре человека, сир!

— Вот как? И что рассказывают эти янки?

— Они не помнят ничего за последнюю неделю, и пришли в себя, лишь оказавшись в Бостоне…

— А что сообщает представитель Офира? Кажется, это господин Эндикотт, не так ли?

— Он молчит и крайне испуган. В качестве ответа он лишь повторил слова, которые мы и так знаем от самих офирцев.

— Вот как? Когда же вы успели с ними пообщаться?

— Ваше Величество, — Первый лорд Адмиралтейства сэр Джон Фишер поспешил переключить внимание короля на себя, — чуть больше двух недель назад Адмиралтейство направило к Офиру крейсер "Виндиктив" с представителем Форин-офиса на борту с целью установить более прочные контакты с Офиром и прояснить возникшие разногласия. Примерно в ста двадцати милях от бывших островов Тристан да Кунья на мостике корабля появился призрак…

— Какой призрак, чёрт возьми?! Что за бред вы несёте, Фишер?!!

— Извините, Ваше Величество, самый обыкновенный призрак, к тому же весьма разговорчивый. Капитан и офицеры корабля считают, что это — неизвестное нам средство связи.

— Вот как? Любопытно,…и что сказал этот…призрак?

Он сообщил, что крейсер без разрешения зашёл в пространство Государства Офир, и ему надлежит застопорить ход, в противном случае он будет уничтожен.

— Да как они посмели! — Эдуард Седьмой искренне возмутился. — Они что, совсем не боятся последствий?!

– "Виндиктив" исполнил указания, после чего призрак повторно обратился к офицерам с вопросом, что им понадобилось. Представитель Форин-офиса господин Смит, предъявив полномочия, попросил встречи с маркграфом Константином Эрариком для проведения переговоров, в чём ему было сразу отказано, поскольку маркграф не встречается с какими-то мелкими чиновниками второсортного государства…

— Фишер, призрак прямо так и сказал? — Глаза Эдуарда Седьмого широко распахнулись, — проклятье, у меня нет слов!

— На самом деле эпитет был ещё злее, сир. Далее господин Смит посчитал возможным зачитать призраку требования, которые правительство Вашего Величества решило предъявить этому маркграфу, а именно: отказ от любой военной деятельности, отказ от претензий на Антарктиду…

— Неважно. Что ответил призрак?

— Посоветовал выкинуть эти претензии за борт, разворачивать свою лоханку и убираться вон из пространства Офира в течение двух часов, но был при этом любезен указать точный курс…

— Я даже не спрашиваю, куда, — побагровел Эдуард Седьмой. — Этот Эрарик действительно хочет войны?

— Ваше Величество, прошу вас не торопиться с поспешными решениями. Напоминаю, два линкора С.А.С.Ш., скорее всего, уничтожены, а уцелевшая часть экипажей неведомым способом высажена в Бостоне…

— Вы хотите сказать, Асквит, что воздушные корабли Офира неплохо вооружены?

— А ещё то, что офирцам не составит труда высадить не только экипажи линкоров в Бостоне, но и десант прямо в королевский дворец в Лондоне. Офир неспроста продемонстрировал подобную возможность. Прежде, чем начинать войну, надо узнать о противнике как можно больше.

— Так кто же они, эти офирцы, Асквит?

— Наша Секретная служба установила некоторые контакты с Бюро Расследований, которое в этом году организовал Генеральный прокурор Соединённых Штатов. Так вот, они утверждают, что офирцы — пришельцы с другой планеты, называющие себя асирами…

— Что за бред, Асквит?

— Увы, Ваше Величество, — развёл руками адмирал Фишер, — боюсь, это правда. У нас даже понятия нет о том, как работает их техника,…та, о которой мы знаем. В августе в газете "Бостон глоб" некий Персиваль Лоуэлл опубликовал статью, в которой привёл рисунок летающего корабля пришельцев. Он похож на огромный молот размером в несколько миль. Если это правда, то "эршип", который описывает Шеклтон, по сравнению с ним как джонка рядом с современным линкором, сир.

— Можно ли связаться с этим…Лоуэллом?

— Это известный астроном, Ваше Величество. Он занимался исследованиями Марса и даже издал несколько забавных книг из тех, что так нравятся публике. По полученным сведениям, он теперь работает на пришельцев и полностью отказался от американского гражданства. Его местонахождение неизвестно…

— Значит, марсиане, Асквит,…что вы хотите предпринять?

— Собрать больше сведений, Ваше Величество. До поры я предлагаю полностью исполнять требования Офира. Пусть их нарушают другие,…кузены, например, норвежцы, японцы, или Германская Империя. Я уже сделал через Форин-офис соответствующие намёки исследователям этих стран, что Соединённое королевство готово участвовать в финансировании их экспедиций, если они поделятся результатами своих изысканий. Думаю, они клюнули. Кроме того, правительство даст рекомендации рыболовным судам подданных нашего королевства уделить больше внимания Южному океану, не пересекая, конечно, черты, обозначенной Офиром…

— Адмиралтейство снабдит их всей имеющей информацией и распорядится оказывать отважным рыбакам помощь на базах Флота, — добавил адмирал Фишер.

8

Мидхейм, система Мидгард.

— Наконец-то мы дома, — облегчённо вздохнул Константин и удивился: оказывается, он начал воспринимать Мидгард как дом. А он и не заметил, когда это случилось.

— Охота удалась, муж мой? — Голограмма улыбающейся Елены появилась перед Константином почти сразу после выхода "Дракона" из гиперпространства. — Искины просто взбесились, когда обнаружили, сколько и что проходит через гипертуннель, но Агнесс и я их успокоили.

— Да, — гордо осмотрел россыпь значков на экране Император, — из системы Оталы мы выгребли почти всё. Репликаторам будет сложно организовать очередной рейд на Ориллу.

— Мама Елена, мы привели шестьдесят два бильскирнира, двадцать четыре кнорра и семьдесят девять драккаров, — похвастался Генрир.

— Ты молодец, дорогой, — одобрила Елена, — а?…

— …Ещё мы забрали все реликвии и артефакты нашего народа из подвалов разрушенного Дворца Высшего Совета, — добавил Константин и, глядя в глаза жене, сначала один раз кивнул, потом отрицательно покрутил головой.

— Добро пожаловать домой, — Елена сразу погрустнела и, отвернувшись, отключила связь.

— Генри, проследи, чтобы все верфи высшего класса — они получат наименование "Луна" и соответствующий порядковый номер, начиная со второго — занялись переделкой захваченных нами бильскирниров в полноценные крейсера. К послезавтра мне нужно одиннадцать, вместе с "Драконом" они составят костяк Первого Имперского флота. Необходимо навестить пространство Конфедерации Ашенов, я чувствую, что время безвозвратно уходит, и нужные доказательства могут оказаться утрачены.

— Я всё сделаю, отец.

— Эрман, ты неплохо разбираешься в теме клеточной деградации клонов…

— Да, папа.

— Подготовь всё, что может понадобиться на Ашене для изъятия оборудования и искина Древних. Нам нельзя утратить ни капли информации из него, это критически важно для будущего нашей Империи. А я займусь формированием десантного корпуса и…

— А нас навестить не собираешься, муж наш? — Елена и Агнесса появились на мостике, но сразу попали в объятия Константина и сыновей.

— Елена, по традиции имена кораблям придумываешь ты, — сразу сориентировался Константин, — тебя ждёт тяжёлая работа, поскольку кораблей теперь у Империи много!

— Это несправедливо, — отрицательно покачала головой Императрица и подмигнула мужу, — пусть и Агнесса подключается. Агни, ну скажи?

— Если на то будет твоё повеление, муж мой, — скромно опустила глаза Первая леди и крепко прижалась к мужу, почти неслышно прошептав: "Спасибо! Лучше такая весть о сыне, чем полная безвестность", и к своему удивлению услышала прямо в голове голос мужа: "Не плачь, мы устроим ему славные поминки, я отомщу за него".

— Конечно, огонёк, займись подбором имён для драккаров и кнорров, — громко произнёс Константин, — а Елене останутся тюны и бильскирниры. А ещё на ваши плечи ляжет распределение шахт, заводов и всего прочего добра. Так что принимайтесь за дело, мои хозяйки! Что здесь произошло без меня?

— Рихард немножко попугал Эндикотта, — усмехнулась Елена.

— Старик не умер от ужаса?

— Пытался. Зато теперь его лояльность обеспечена. Британцы надумали, как сделать нам кучу пакостей чужими руками, Соединённые Штаты заняты выяснением обстоятельств гибели двух линкоров, пытаясь допросить выданный им экипаж и одновременно скрыть его появление от прессы. Бразилия и Аргентина тоже собираются попробовать нас "на зубок"…

— На деньги британцев, конечно. Подумай, дорогая, не пора ли провести изъятие всего ценного у туземцев?

— Ещё чуть-чуть подождём. Да, Агни и я начали строительство на острове Гоф. Викингам нужен дом…

9

Мидхейм, система Волиан.

Пространство Конфедерации Ашенов.

— …Кто-нибудь, если слышите нас, помогите!..

Константин дослушал расшифрованный искином крик о помощи и вгляделся в тактическую карту системы Волиан. Как и везде, где поработали терраформеры Древних, орбита кислородной планеты — здесь она была второй — проходила примерно в восьми световых минутах от звезды. Правда, в этой звёздной системе есть ещё одно светило. Бурый карлик, который ашены зажгли из третьей планеты системы — гиганта, подобному Юпитеру в Мидгарде — даёт дополнительное освещение и тепло Волиану, делая климат на нём более тёплым и ровным.

А вот четыре красные точки, нагло занявшие вершины огромного виртуального тетраэдра, охватившего Волиан в плотную осаду, вызвали у Константина закономерное беспокойство. Наличие у ашенов фрегатов, явно выполненных по технологии Древних, не внушало оптимизма, но двенадцать крейсеров, которые подобрались к противнику на десяток световых секунд и до сих пор не были обнаружены, всё равно многократно превышали по своей силе то, что имелось у врага.

– "Дракон", источник передачи локализован?

— Да, мой император. Просьба о помощи идёт с поверхности планеты, но люди, отправившие её, находятся в бункере примерно на сотню метров ниже.

— Разумно, — одобрил Константин. — Скрытую связь…

— … установить невозможно, — искин не ждал и мгновения. — Для такой связи нужно либо выйти на низкую орбиту, либо значительно повысить мощность направленной передачи. Такая связь будет сразу же обнаружена противником.

— Какова обстановка на планете?

— По данным сенсоров, вблизи бункера идёт бой с использованием энергетического оружия…

— Тогда не будем ждать, мы и так знаем, что ашены — враги. По команде открыть огонь ракетами…

— Отец, я рекомендую оставить один фрегат ашенов для абордажа, — вмешался Генрир, — да и пленные не помешают.

— Согласен. Красное Облако?

— Воины готовы умереть по твоему повелению, Атэ!

— Пусть лучше умрут враги, Облако, но сейчас я хочу увидеть, чему научил вас генерал Братак. Помни, нужно добыть пленных, но жизнями моих воинов зря не рискуй. Вы нужны мне могучими и здоровыми!

— Повинуюсь, Атэ.

— Маскировку не снимать! Тремя ракетами по наиболее удалённым кораблям противника! Абордажную группу — к переносу на ближайший фрегат. Готовность — десять секунд,…пять,…начали!

— Ракеты за бортом, — прокомментировал искин "Дракона",…разгон,…прыжок,…абордажная группа ушла! Цели один и три — уничтожены, цель два — повреждения шестьдесят восемь процентов.

– "Василиску" и "Виверне" — прыжок к цели номер два, добить пушками!

— Принято к исполнению, государь!

— Генерал Братак!

— Мой император?

— Твоя сотня должна помочь осаждённым в бункере. Уничтожить нападающих, по возможности захватить пленных. Готовность — четверть часа.

Братак приложил руку к сердцу и поспешил к площадке переноса, на ходу отдавая распоряжения по коммуникатору.

– "Дракон", есть картинка от абордажной группы? Покажи!

Будущие полноправные викинги асиров проходили боевое крещение. Полсотни воинов застали врасплох команду корабля, мгновенно рассыпавшись по всем коридорам, а Облако с девяткой лучших взламывал дверь мостика. Мгновение,…дверь пошла в сторону и в рубку полетела шоковая граната,…вспышка,…быстрее внутрь! Вот они! Офицеры фрегата лежали ничком на полу, а на панели горели начальные символы какого-то кода, видимо — самоуничтожения. Красное Облако кивнул стоящему рядом воину, и тот уверенно открыв щиток панели управления, вставил внутрь маленькую коробочку с наноботами. Остальные воины бросились "паковать" — связывать — пленных.

Краем глаза Константин заметил, что "Василиск" с одного залпа плазменно-импульсных пушек добил повреждённый фрегат противника, и его обломки частично разлетелись в стороны, а некоторые, отброшенные взрывом в атмосферу планеты, вспыхнули в ней яркими звёздочками метеоров. Ещё минута,…другая,…освещение и интерактивные панели мигнули,…потухли,…и загорелись вновь.

Перед Константином появилась голограмма Красного Облака.

— Фрегат противника захвачен, Атэ. Пленных — восемнадцать, убитых и раненых ни со стороны противника, ни среди твоих воинов нет.

— Прекрасно, Красное Облако. Генерал Братак будет гордиться тобой. Всех пленных — в пустое помещение, в охрану — двух воинов. Оставь ещё четыре двойки для контроля фрегата и возвращайся. Благодарю за отличный бой!

— Служу Империи, Атэ!

— Генри, возьми несколько асиров и разберись с искином и системами корабля. Прежде всего, меня интересует вопрос о его возможностях в защите и атаке.

— Хорошо, отец, уже иду.

— Мой Император, — голограмма Братака появилась перед Константином.

— Слушаю тебя, генерал.

— Сир! Противник в количестве около двух сотен человек с лёгким лучевым вооружением проник в шахту бункера и укрепился. В настоящее время он зажат между твоими воинами и волианцами. Прямая атака может привести к потерям. Прошу поддержать атаку орбитальным ударом!

— Сьёрд, — Константин подчёркнуто тихо обратился к генералу по имени, — напомни, каким оружием пользуются враги?

— Лучевым, сир.

— У тебя в достатке дымовых гранат? Какова эффективность лучевого оружия в плотном дыму или тумане?

— Резко падает, сир, — тихо ответил Братак. — Извини, государь, я настолько отвык от всех вариантов лучевого оружия, что сразу не сообразил.

— В помощь тебе я пришлю звено истребителей-бомбардировщиков.

— Разреши действовать дальше, государь!

— Иди, Братак, не жалей врага и постарайся никого из моих воинов не потерять! "Дракон", ты можешь локализовать планетарные Врата?

— Подтверждаю, мой Император.

— Транспортная система может перенести их на орбиту прямо в открытый космос?

— Да, государь. Как только исчезнет гипертуннель, связанный с этими Вратами.

— Приступай. Пусть для подкреплений ашенов это станет сюрпризом!

— Гипертуннель пока стабилен. Движение материальных тел через врата отсутствует. Перехвачена радиопередача через Врата!

— Вот как? Радиопередача! Значит, они слабее технологически, чем я думал. Передача расшифрована?

— Ничего сложного, сир. Язык ашенов, как и волианцев, относится к кельтской группе с большим или меньшим влиянием языка Древних. Вот почти точный перевод: "База! Наши силы атакованы неизвестным противником, корабли поддержки уничтожены или захвачены. Веду бой…"

— Хм-м,…удар из пушек по Вратам вызовет нестабильность открытого гипертуннеля?

— Да, сир, — без промедления ответил искин.

— Тогда — огонь. Как только туннель исчезнет, перемещай Врата в космос!

— Исполняю, сир!

— Отец!

— Да, Генри?

— Фрегат ашенов под нашим контролем. Вооружение — энергетическое, лучевые пушки, слабее наших плазменно-импульсных, но сильнее тех, что на вооружении гоаулдов. Щиты слабые, и обеспечить защиту от наших атак неспособны. Корпус — композит триния и титана, двигатели — лучевые, тяга слабая и уступает даже кораблям гоаулдов, гипердвигатель примитивный, прыжковый, с дальностью не более сотни световых лет…

– "Дракон", передать эту информацию на корабли флота. Ты разобрался в управлении этой лоханкой, сын?

— Было нетрудно.

— Передай управление лейтенанту и займись переговорами с волианцами как принц Империи всех асиров. Лучше с борта своего крейсера, сын. Остальные пусть продолжают допросы и подготавливают этот…фрегат…к совместным действиям в составе флота.

10

Мидхейм, система Ашен,

Пространство Конфедерации Ашенов.

Десять из двенадцати крейсеров Первого Имперского флота вышли из гипертуннеля в паре световых часов под планетарным диском звёздной системы Ашен. Другая часть флота под командованием принца Генрира — два крейсера и фрегат — осталась вблизи Волианы, налаживая контакты с аборигенами и исследуя планету. В качестве десанта на всякий случай с принцем осталась сотня Красного Облака. Индейцы с удовольствием патрулировали на нальнирах бескрайние пустые саванны планеты, по-видимому, с прицелом на возможное переселение. Ашены успели истребить всех крупных животных, поэтому их придётся завозить заново.

Большинство городов Волианы лежало в руинах, из трёхсот миллионов населения планеты осталось меньше двадцати, причём без всяких перспектив на дальнейшую жизнь. Вирусы ашенов сделали своё чёрное дело, и большинство выживших были не способны иметь детей. Именно открытие истины о том, что с народом Волианы сделали ашены, взорвало общество и подняло отчаявшихся людей на мятеж, который методично и безжалостно подавляли уже несколько недель, поголовно уничтожая взрослое население и вывозя детей до десяти лет на Ашен.

Поэтому волианцы, желая мести своим врагам и спокойной защищённой жизни в дальнейшем, без колебаний согласились на предложение о протекторате. Свою роль сыграли и намёки принца Генрира на возможное излечение от "болезни ашенов".

Когда почувствовали, что проигрывают, мерзавцы попытались нанести повторный удар наноботами, но помещение Врат на орбиту сделало эти потуги бессмысленными. Зато у асиров теперь появились отличные образцы для исследований и дополнительные факты для обвинения в геноциде. С ними Константин собирался ознакомить ноксов, толлан, оталийцев и гоаулдов.

Пока флот, скрытый маскировочными полями, подкрадывался к планетарному диску звёздной системы, Константин и командиры кораблей внимательно следили за всей поступающей информацией. В своей родной системе ашены развернулись на славу! Помимо родной планеты, Ашен Прайм, они терраформировали ещё вторую и третью. Как и в Волиане, их инженеры создали искусственное светило из газового гиганта, чтобы обеспечить наилучшие условия жизни на Ашене-три. Кажется, их учёные и инженеры совсем не задумывались над тем, что искусственные бурые карлики, которые они бездумно наплодили, недолговечны, и через десяток тысячелетий их затухание вызовет серьёзнейшие катастрофы.

"Дети…Самоуверенные, наглые, по-подростковому жестокие и безжалостные…дети", — Константин разглядывал на тактической карте огромную космическую станцию вблизи третьей планеты, орбитальные спутники обороны, три десятка уже знакомых фрегатов и с десяток кораблей покрупнее, размером с крейсер оталийцев. — "Ашенам просто необходима хорошая порка. Заслужили!"

Особое внимание асира привлекли огромная многокилометровая верфь и странный объект на орбите четвёртой планеты, похожий на квадратную в сечении трубу длиной километров шесть. Всякая мелочь, которой тоже было в достатке, Императора не заинтересовала.

– "Дракон", по моей команде атаковать станцию тремя ракетами, каждый крейсер и фрегат ашенов — одной. Цели распределить между кораблями флота.

— Приказ принят к исполнению, — отрапортовал искин, — сенсоры обнаружили наличие технологий Древних в крупном объекте на орбите планеты Ашен-три…

— Отметить как первоочередную цель для абордажа, верфь — объект номер два, генералу Братаку подготовить планы их атаки, готовность — час.

— Принято, на поверхности планеты Ашен Прайм присутствуют Врата.

— Локализовать для последующего переноса на орбиту и изъятия. Незачем оставлять плохим детям такие игрушки!

Ожидая рапорта Братака, Константин всерьёз задумался о том, сколько в действиях его армии откровенного дилетантизма. Ни джаффа, ни индейцы не являлись солдатами, они были воинами и привыкли действовать либо в одиночку, либо в составе небольших групп. Да и оружие воинов не соответствует задаче противостоять туземцам, находящимся на уровне ашенов и ниже, а тактические навыки оказались откровенно слабыми. Конечно, в будущем необходимо сформировать нормальную армию, а викингов превратить в её элиту. Из них будет создана гвардия, абордажные команды кораблей, диверсионно-разведывательные подразделения.

Уже сейчас помимо плазменно-импульсных посохов и станеров им необходимы гранатомёты, скорострельные системы огневой поддержки, лёгкие боевые платформы с антигравом, генератором щита и с облегчённой версией пушки. Это позволяет определить оптимальные размеры платформы…

Константин погрузился в расчёты и размышления, так что даже удивился, когда его потревожил Братак.

— Планы атаки неизвестного объекта и верфи готовы, мой Император!

— Скажи, генерал, ты учёл, что на них могут быть какие-либо аналоги нашего транспортного устройства или Звёздных Врат?

— Конечно, сир. Все подобные объекты будут нейтрализованы в первоочередном порядке. Искин на основе анализа данных с Волианы выдал прогноз на размещение подобных устройств и на нахождение командной рубки. Именно туда мы и направимся в первую очередь, сир.

— Тогда твоему подразделению — готовность десять минут. По команде вы будете десантированы на неизвестный объект. Прояви внимательность, Сьёрд, не рискуй воинами зря.

— Будет исполнено, сир.

— Флоту, внимание! По окончанию отсчёта — короткий прыжок на дистанцию открытия огня по назначенной цели. Текущую позицию обозначить как основную. Маскировку не снимать!

– "Виверна", принято.

– "Василиск", принято.

— …принято,…принято…

— После выхода на дистанцию огонь открывать незамедлительно. Прыжок через пять,…четыре,…три,…два,…один,…пространство вокруг стало ослепительно синим, всё вокруг на мгновение заполнило холодное сияние, которое сменилось громадой непонятного объекта и жёлто-зелёной тушей планеты вверху панорамного окна.

…Есть! — Сообщил искин "Дракона", -…десант ушёл,…на месте, ракеты вышли,…прыжок к целям,…два фрегата ашенов уничтожены, десант ведёт бой…

Константин смотрел на тактической карте, как разваливается громада космической станции, разламываются крейсера, разлетаются пылью фрегаты,…несмотря на проигранную битву за Волиану, ашены явно не ожидали появления вражеского флота. Столь внезапный и безжалостный удар, оставивший их практически без боевых кораблей, вызвал у командиров ашенов шок.

Надо отдать им должное, опомнились враги быстро.

— Мой Император, "Василиск" обнаружен! — искин "Дракона" старался держать хозяина в курсе происходящего. — Командир приказал поднять щит на полную, с планеты стартовали более трёх сотен аэрокосмических аппаратов и ведут огонь стационарные орудия планетарной обороны…

— Результат?

— Их огонь пока неэффективен, щиты не повреждены.

– "Василиск", открыть огонь по аэрокосмическим аппаратам, пока они в атмосфере. "Виверна", помоги "Василиску"! После уничтожения лёгких сил, вместе с ним сотрите планетарную оборону в ноль! И перетащи местные Врата на орбиту!

— Исполняю, сир.

На тактической карте зелёный огонёк "Виверны" скачком переместился поближе к "Василиску" и замигал, демонстрируя, что крейсер вступил в бой.

– "Грифон", "Мантикора", как закончите добивать свои цели, переместитесь к Ашену-два и уничтожьте пушками всё, что способно стрелять или может представлять опасность. "Кокатрис", "Змиулан" — то же самое, но с Ашеном-три. Приступайте!

— Да, сир!..

— …Принято к исполнению, сир!..

– "Дракон", картинка от десантников генерала Братака есть? Выведи сюда!

Неудержимой лавиной викинги шли по внутренним помещениям лаборатории-дока. Большая часть попавшихся навстречу ашенов принадлежали к инженерному, техническому или научному персоналу, и, поскольку угрозы не представляли, просто получали свой заряд станера и мирно ложились отдыхать. Единственная попытка сопротивления была предпринята солдатами ашенов у огромных дверей, ведущих в док. Точной стрельбой защитникам удалось нанести ранения семи викингам, но их уничтожили без жалости. А когда эти двери открылись, перед изумлёнными викингами — и Константином — предстал отлично сохранившийся линкор Древних.

– "Дракон", предупредить Братака и срочно переместить меня ко входу в линкор, — распорядился Константин, набрасывая на голову капюшон универсального костюма асиров.

— Мой император, — коротко поклонился Братак, что не помешало ему успокоить прикладом посоха ашена, выскочившего откуда-то снизу. — Жду ваших приказаний!

— Продолжайте зачистку, генерал. Со мной пойдёт десяток воинов, надо срочно установить полный контроль над этим кораблём! — Константин положил ладонь на панель управления при входе и небольшим телекинетическим импульсом надавил на детектор, спрятанный внутри. Дверь ушла в сторону, и Император вступил на борт линкора. Он сразу почувствовал что-то знакомое, родное,…очень похожее по ощущениям на то, что испытывал, когда клал руки на корпус флаера Древних, найденный недалеко от Северного полюса Терры,…или на кресло управления Аванпостом в Антарктиде…

"Хозяин?" — Робкий голос в голове явно принадлежал искину линкора, — "Хозяин!!"

Что ж, так даже проще. "Доложи, как положено!" — Уверенно отправил мысль Константин, и сразу получил чёткий ответ: "Линкор "Таонус" приветствует командира. Состояние корабля удовлетворительное, корпус — восемьдесят девять процентов, энергия — двадцать три процента, оружие, помимо дронов отсутствует, щиты не включены. На борту присутствуют посторонние!" Перед глазами Константина появилась картинка внутренних помещений корабля с указанием, где находятся чужие. Асир мысленным усилием перекрасил все значки ашенов в красный цвет. "Враги", — пояснил он искину. Значки викингов — в зелёный. "Экипаж, группа обеспечения безопасности".

— Все доступы врагов аннулировать, их изолировать, воспрепятствовав перемещению по кораблю. — в полный голос приказал Константин, — "Таонус", группе обеспечения безопасности — свободный доступ во все помещения и разрешение открывать огонь. У тебя есть связь с остальными искинами в этой системе?

— Да, командир.

— Отлично. Всем искинам аннулировать текущие доступы, работу прекратить до моего специального разрешения!

— Есть, командир. Приказ передан,…получен,…принят к исполнению.

— Воины, — Константин повернулся к ожидающим викингам, — приказываю навести порядок на этом корабле. Всех посторонних изолировать, при попытке сопротивления — уничтожить.

— Командир, — голос искина "Таонуса" прозвучал как-то особенно торжественно, — со всех планет и недружественных кораблей передают сообщение о капитуляции…

ИНТЕРЛЮДИЯ 7 Защита и справедливость

1

Мидхейм, система Ашен,

Пространство бывшей Конфедерации Ашенов.

Уход жестоких завоевателей, ободравших Конфедерацию Ашенов до нитки, большинство граждан встретило с явным облегчением, а некоторые и с грустью.

С облегчением — понятно.

Да, асиры не грабили и не убивали "обычных" ашенов, и теперь они могли заново начинать свою жизнь, более не оглядываясь на мешавшие жёсткие законы правившего до этого олигархата. Правители Конфедерации под маской избранных лидеров и звуки громких заявлений о "всеобщем благе", "удовлетворении потребностей всех и каждого" и "равенстве прав" всегда оказывались значительно равнее. В последнее время пропасть между декларациями и делами стала явной и очевидной даже для самых распропагандированных ашенов.

Большинству простых граждан было абсолютно всё равно, отчего и как вымирают "союзные" инопланетные расы. Они наслаждались гарантированным уровнем благоденствия и не обращали внимания на всякие досадные мелочи. Те, кто знал, всегда молчали. Потому, что либо имели с этого геноцида долю дохода, либо просто боялись. Поэтому разоблачения, сделанные асирами, оправдали в глазах обывателей жёсткую расправу над всем олигархатом и членами их семей. К тому, что асиры почти полностью выгребли все найденные ашенами устройства Древних, космические корабли и платформы, системы лучевого транспорта, уничтожили все опасные с их точки зрения производства и интернировали специалистов, имевших ко всему этому отношение, обыватели отнеслись с пониманием, хотя, конечно, без воодушевления. Заявление о том, что Конфедерация Ашенов отныне является протекторатом Империи всех асиров, а каждая планета получит собственную Администрацию из числа наиболее уважаемых граждан, даже разрядило обстановку, несмотря на запрет межпланетных перемещений и изъятие всего, что позволило бы подобные путешествия совершать. Обыватели редко путешествовали между планетами, а шахты, добывающие сырьё, геотермальные и солнечные энергостанции, автоматические фабрики и заводы, производящие разную бытовуху, не потерпели никакого убытка. Утратив хозяев, они перешли в полное распоряжение Имперских администраторов планет.

С грустью, потому что вместе с завоевателями уходило и чувство защищённости, спокойствия. Правда, на смену ему выросло до сей поры незнакомое ощущение безудержной свободы и отсутствия всяческих рамок и запретов, регламентировавших ранее всю повседневную жизнь.

Были и те, кто не испытывал к асирам ничего, кроме злобы, ненависти и страха. К ним относились члены семей казнённых правителей и "ведущих" учёных, создавшие "вирусы геноцида", но они вместе со всеми более-менее квалифицированными специалистами по космическому строительству, системам транспорта и вооружений были интернированы и увезены победителями с собой.

Конфедерации ашенов больше не существовало, на её месте осталась лишь девять планет-протекторатов под управлением Имперских администраторов. Включая Волиану.

Оставшиеся в живых волианцы — всего чуть меньше двадцати трёх миллионов вместе с возвращёнными им детьми — готовились к переселению из своих разрушенных городов на один из материков планеты, остальные Император намеревался заселить выходцами из других миров, поскольку нынешнего количества людей было критически мало для поддержания достаточного индустриального уровня. Это решение своего нового владыки они приняли почти без ропота, поскольку надеялись на избавление от бесплодия и просто боялись невообразимой для них силы асиров.

Казнь правителей ашенов происходила публично и жестоко на горящих от ненависти глазах большинства волианцев. Приговорённые честно и без всякой утайки рассказали, зачем и каким образом они хотели истребить народ Волианы, и как до этого их предшественники истребили ещё пять таких же рас, доверчиво обрадовавшихся появившимся у них мудрым наставникам и защитникам. Смерть за то, что они не просто убивали целые народы, но и за покушение на убийство доверия и совести. Жестокое наказание породило страх. Но этот страх, может быть, не такая уж большая плата за возрождённую надежду, защиту и справедливость?

2

Мидхейм, система Абидос.

Пространство протектората Империи всех асиров

Страшная чёрная безликая фигура, будто вышедшая из жутких кошмаров гоаулдов, продолжала размеренно вещать, но её голос сопровождался такими громовыми раскатами, что даже Апофису становилось не по себе: "Ё ке-и (стой, на колени), это первое и последнее предупреждение, хашак (глупец)! Ты незаконно проник в пространство Империи всех асиров. Если продолжишь движение, твои корабли будут захвачены или уничтожены, а их экипажи — интернированы. Если ты пришёл для беседы, оставайся на месте, иначе рин тел-нок (пошёл прочь) из звёздной системы Абидос в течение часа".

Когда страшная фигура растаяла, Апофис далеко не сразу смог повернуться к шару дальнего коммуникационного устройства, в котором увидел насмешливое лицо Херура.

— Что тебя развеселило, брат?

— Твоя реакция на эту клоунаду, владыка Апофис. Я пришёл сюда спросить с нашего отца, Ра, ответ за пропавшие корабли и джаффа, и в любом случае намерен это сделать!

— Конечно, ты намереваешься это сделать, владыка Херур, — ехидно ухмыльнулся Апофис, — но, прежде чем что-то спрашивать с отца, следует дойти до Абидоса…

Херур и Апофис — дети царицы Хатор и владыки Ра, но у гоаулдов, в силу их настоящей природы никогда не было и не могло быть сильной родственной привязанности друг к другу. К тому же Апофис по своей осторожности и стремлению избегать чрезмерной жестокости скорее походил на отца, а Херур необузданным нравом и своим хобби — наслаждаться страданиями "низших" — более напоминал коварную и вспыльчивую Хатор. Рациональный Апофис никогда не понимал такого пренебрежительного отношения к ценному человеческому материалу.

А сейчас,…да, ему жаль бесследно потерять сразу четыре хаттака и отличного Первого воина, Братака, но, пойдя за Херуром, он смог взять лишь пару хаттаков. Остальные уводить никак нельзя, иначе легко потерять что-нибудь ценное, например — Чулак. Апофис только недавно отобрал его у своего врага, Кроноса, и даже не успел всерьёз "наиграться" новым приобретением, а тот спит и видит, как вернуть утраченное…

Приобретение великолепное! Чулак — настоящая фабрика джаффа, и самые лучшие воины рождаются именно на Чулаке. И Апофиса всегда крайне интересовало, с чем это связано? Быть может, с сочетанным действием двух светил? Но тогда именно на этой планете и следует разворачивать программу создания идеального носителя гоаулда.

— Так что, вла-ды-ка Апофис, — Херур с явной издёвкой произнёс титул брата по слогам, — я могу рассчитывать на твою помощь?…

Ещё Апофиса насторожило бесследное исчезновение флота из восьми совсем не слабых кораблей. Практически, на подобное способны лишь бильскирниры асгардов, да и то, если их будет несколько. Но Апофис сильно сомневался, что "поросята" полезут на бесполезный для них Абидос. Сейчас, как докладывают разведчики, у асгардов и без этого куча хлопот. Да ещё и это предупреждение. Нет уж, он лучше сначала побеседует с представителем этих асиров, а окончательное решение будет принимать потом…

— Конечно, я помогу тебе, брат, — ухмыльнулся Апофис, — если у тебя на Абидосе возникнут проблемы, я сразу приду. Но пока оба моих корабля постоят здесь. У меня их не так много! — Он посмотрел на шесть хаттаков и столько же хеопсов с десантом, которые Херур притащил на Абидос, и недоумённо пожал плечами. — Не понимаю, зачем тебе два моих корыта, если ты привёл с собой целый флот улучшенных кораблей?!

Херур, — конечно не сам, а его инженеры-гоаулды, — усиленно работал над усовершенствованием кораблей и их отдельных узлов. Вот и сейчас все хаттаки и хеопсы Херура имели улучшенные по своей выносливости щиты и усиленное вооружение. В таком сравнении два хаттака Апофиса безнадёжно проигрывали даже одному улучшенному Херуром. Если бы пошли на простой обмен ударами, естественно.

Но у Апофиса главной ценностью были экипажи, а не корыта, которые можно построить ещё. Хороший экипаж создаётся несколько десятилетий, его нельзя просто так, по неосторожности, бездарно терять. Поэтому Апофис знал, что его хаттак уж точно справится с любым одиночным кораблём Херура, несмотря на улучшенные щиты и оружие противника.

— Ха-ха-ха! Ты всегда был трусоват, брат. Ладно, обойдусь и без твоих корыт, но тогда и победа будет полностью моя!

— Конечно, владыка Херур, — кивнул Апофис, — у меня и мысли не было претендовать на какую-нибудь долю будущих трофеев. Мне бы своё вернуть…

— Разрешаю тебе послать звено глайдеров за моими кораблями и оставить канал связи, брат, чтобы ты мог насладиться моей победой!

— Спасибо, владыка Херур, я воспользуюсь твоим великодушным предложением…

3

Апофис не мог утверждать уверенно, но страшная тёмная фигура появилась перед братом почти точно через час. Перед Херуром, не перед ним! Он даже улыбнулся при мысли о собственной прозорливости и жадно приготовился следить за намечающимся спектаклем. И чёрный вестник его не разочаровал, силовым толчком отправив Херура от системы управления, — пелтака — в полёт через весь командный мостик корабля. Херур своей тушкой сбил целый ряд джаффа, и те упали как кегли.

— Жалкий червяк! — Загрохотала фигура, и Апофис поёжился от пробежавшего по спине озноба, — сдавайся, и останешься жить…

— Джаффа, — крикнул Апофис, не отвлекаясь от интереснейшей трансляции, — отзови мои глайдеры. Пусть возвращаются на максимальной скорости. — Может быть, ещё не поздно, и он сможет сохранить прекрасных пилотов.

— Да, мой господин, — джаффа кинулся исполнять приказ.

— …дёрнешься, выползень из тины, и сразу сдохнешь. Навечно!

Апофис не сомневался, что данную трансляцию видят на командных мостиках всех кораблей. Чёрный незнакомец силён и не просто обладает силой Древних, он ей владеет не хуже Древних. Кто он?

— …всем кораблям этого хашака: погасить щиты, снизить ход до системного. Всем джаффа снять боевые доспехи, сложить оружие. Те, кто не подчинится, будут уничтожены…

Опомнившиеся джаффа подняли посохи и дружно выстрелили в страшного пришельца, но его фигура окуталась голубоватым сиянием, собравшимся в сгустки ветвящихся электрических разрядов. Мгновение спустя ответный сноп молний ударил по джаффа. Вопль ужаса вырывался у зрителей, заглушая страшные крики наказуемых.

— Ты сам выбрал свою судьбу, хашак, — прорычала фигура и исчезла, а ещё десятком секунд позже шар коммуникатора стал вновь серым. Апофис понял, что корабль его брата уничтожен. Одним выстрелом.

— Джаффа, удалось что-нибудь обнаружить?

— Нет, мой господин, но с глайдеров сообщают, что флот Херура сдаётся.

Апофис кивнул. Естественно, дураки среди джаффа не выживают, а такая демонстрация вполне убедительна для любого разумного. Херура больше нет, значит нужно поторопиться прибрать к рукам всё оставшееся от него хозяйство. Но, всё-таки, как…

— Насчёт хозяйства, ты абсолютно прав, владыка Апофис, — чёрная фигура появилась незаметно и непонятно. Ещё миг назад её не было, и вот перед ним…

Пришелец снял капюшон и, погасив бурлящую тьмой маску, с холодной усмешкой перевёл взгляд с охраны на хозяина корабля. Джаффа, присутствующие в командной рубке, дружно встали на одно колено, опустив голову и уложив плазменные посохи на пол перед собой. "Вовремя", — подумал Апофис.

— Я, Рихард Веттин из Дома Веттина, приветствую тебя в системе Абидос от имени Императора всех асиров. Его Величеству, я полагаю, понравится твоё благоразумие. Что привело тебя в пространство Империи?

— Беспокойство о судьбе…моего отца, Владыка Веттин, — и, правда, не говорить же вслух об истинной цели визита?

— Действительно, вслух об этом говорить не обязательно, — ухмыльнулся Владыка Веттин, — а судьба твоего отца,…в настоящее время по воле Императора всех асиров он управляет системой Абидос и является его личным вассалом. Впрочем, чтобы мои утверждения не выглядели голословными…

Асир сделал жест рукой, и перед Апофисом появилась голограмма сидящего на троне гоаулда с лицом, закрытым изображением солнечного диска. Владыка Ра принимает доклады своих воинов…

— Ра, мой добрый друг, твой сын обеспокоен здоровьем отца. Не желаешь ли сказать Апофису пару слов?… О защите и справедливости, например!?

4

Отальхейм, система Ориллы, Орилла.

Впервые за несколько столетий консулы Высшего Совета Оталы, собравшись в этом зале, сидели молча и как-то…подавлено, что ли? Даже в тот чёрный день, когда принималось решение об эвакуации из древней столицы, никто не чувствовал столь ужасающей безысходности. А во всём виновато личное послание Императора всех асиров в адрес Высшего Совета, м-да.

Тор внимательно изучил сведения, полученные от асиров. Одни из них откровенно встревожили, другие вызвали жгучий стыд и раскаяние, а вот эти…да, вот эти факты, никаких домыслов, только голая информация! Да, они звучали как приговор. О, Высокое Небо, как же тяжело! Как тяжело осознавать, что те самые существа, которых оталийцы всегда воспринимали как учителей, наставников, — как строгих, но добрых, родителей, наконец, — создали специальные наноботы — вирус, который способен уничтожить весь народ Оталы, и применили это страшное оружие!

Клеточная деградация клонов — не болезнь, а результат его применения. Информация, вызывающая гибель клеток у клона, добавлена в геном, в каждую клетку тела. Каждая следующая попытка клонирования искажает исходный геном, включая механизм клеточного самоуничтожения, "самосъедания", от которого может спасти только новое клонирование, ещё более искажающее и изменяющее новый организм по сравнению с исходным. Это — пытка для целой расы разумных существ, растянутая на десятки или даже сотни тысячелетий.

Ведь именно из-за прогрессирующего бесплодия своих организмов, связанного с деградацией генома при мейозе, оталийцы тридцать тысяч лет назад перешли к использованию исключительно митоза — клонирования. Ещё тогда их насторожила невозможность создания с помощью клонирования нового разумного существа, полученное "нечто" при полной биологической идентичности с образцом оставалось "куклой", "пустышкой", не проявляя никаких признаков разума. Просто примитивные организмы, демонстрирующие лишь элементарный набор инстинктивных реакций, показывающий, что нервная система созданного существа функционирует нормально. Единственная возможность превратить "куклу" в полноценное существо — переписать в его разум всю информацию оталийца, ставшего для клона "исходником" с помощью специальной машины.

Такие установки создали очень давно, во время исследований наследия Древних, когда оталийцы обнаружили их "архивы" — машины, переносящие информацию напрямую в подходящее разумное существо. Не любое — особенное, чем-то "приглянувшееся" такому "архиву". Правда данные из этой "библиотеки", попав в разум реципиента, медленно его убивают, всё больше и больше увеличивая активность работы нервной системы. Информацию нельзя передать обратно — только стереть. А для разума оталийца единственным возможным реципиентом оказался его клон, "кукла". Естественно, при такой передаче информация в "исходнике" полностью стиралась, превращая в куклу прежнее тело оталийца. Так началась программа "бессмертие через клонирование".

Тор помнил, что дочери Эгира именно тогда пошли на беспрецедентный эксперимент. Из яйцеклеток, произведённых собственными организмами, и генетического материала Одина, заинтересовавшегося исследованиями — о, отец был ещё тот "ходок", а дочки у Эгира были тогда на диво хороши! — создали нового оталийца, Хёмдалля. Они надеялись, что сложная схема искусственного мейоза "один отец — девять матерей" позволят избавиться от поразившей их расу жуткой болезни. Нет, когда Хёмдалль, сын Одина, вырос, стало понятно: это не так. Теперь-то благодаря асирам ясно, что вирус всё равно заразил организм нового существа и сделал своё "чёрное" дело, да…

И что? Оказывается, именно этот вирус, образцы которого выявлены и изъяты асирами в лаборатории Древних на планете Ашен Прайм, ответственен не только за уничтожение механизма мейоза, но за искажение механизма митоза, накладывая на него ограничение — предел клонирования. Ещё одна-две "итерации" — и всё, никакой целостный организм далее не получить, результатом будет лишь лужица протоплазмы. Расе оталийцев осталось существовать сто-двести лет, не более. И помимо того, вирус может быть настроен с помощью установки, созданной всё тем же Атериусом, на определённую расу. Можно даже указать срок после заражения организма-цели, через который произойдёт активация данного вируса. Оказывается, подавляющее большинство разумных рас Мидхейма уже заражены этим вирусом, а его активацию можно организовать в общегалактическом масштабе с помощью Витеа Туле, спрятанной на Да Каре.

Но зачем это понадобилось Древним?

5

Недоумение рассеивала вторая подборка материалов. Неопровержимые улики указывали, что Древние сбежали от могущественного врага, который не гнушался использовать биологическое оружие — наноботы, активирующие механизм быстрой деградации клеток. Мидхейм — огромный эксперимент Древних по поиску защиты от таких атак? А они — подопытные животные?! Не дети, не последователи-ученики — просто материал для экспериментов?!!

Предоставленные асирами факты консулы Совета просто оказались не в состоянии осознать до конца, и потому в Зале Совета царила мёртвая тишина. Увы, от этого факты не переставали быть фактами!

Зато асиры прямым текстом говорили, что они нашли для всех оталийцев выход из безнадёжного тупика и готовы предложить всем, кто захочет, новую жизнь в обличье асира. Проведённые эксперименты показывают, что подобное — реально. В одном случае асирам удалось добиться успеха. Оказывается, Эгир, объявив о своей отставке, связался с асирами, и согласился на подобную трансформу. И она прошла с успехом! Правда, для этого пришлось пожертвовать несколькими "шпионами" Оталы, чтобы подобрать необходимый режим для созданной установки,…оу!

Бедные-бедные Сигюн, Хёмдалль, Локи! Отала не забудет вашей жертвы во спасение целой расы!

Третий набор данных раскрывал роль консулов Совета, в том числе Фрейра и Тора, в гибели многих оталийцев, в том числе Одина, Нарви, Вали, Гарна,…далее шло перечисление более десяти тысяч имён. Асиры обвиняли действующий состав Высшего Совета в узурпации власти, в пренебрежении безопасностью расы и во многом другом. Император всех асиров предупреждал, что свою вину консулы могут загладить только постоянным самоотверженным трудом на благо оталийцев и асиров, но если не справятся,…отбросы асирам не нужны!

Четвёртая группа сообщений просто информировала Высший Совет Оталы, что массированных нападений репликаторов в ближайшие три-четыре месяца не стоит ожидать, поскольку Имперский Флот "избавил" Айдахейм от всех обнаруженных верфей, доков и готовых кораблей. Во-вторых, асиры сообщали, что Конфедерация ашенов прекратила своё существование, а её планеты стали протекторатом Империи всех асиров. В-третьих, гоаулд Ра согласился принести присягу Императору всех асиров по обряду Древних и стать его вассалом. Это означает, что планета Абидос отныне входит в пространство Империи со всеми вытекающими последствиями.

— Уважаемые консулы! — Фрейр, наконец, обрёл достаточно сил, чтобы интересоваться происходящим вокруг. — Что вы скажете о предоставленной нам информации?

— Факты неопровержимы, — по такому случаю Пенегал поднялся со своего кресла и теперь гордо смотрел на всех сверху вниз. Ещё бы, ни одно из обвинений, предъявленных асирами, к нему отношения не имело! — Я предлагаю считать всю эту информацию достоверной и…

— Что, консул? — Тор не выдержал паузы.

— …Незамедлительно нанести удар по Да Каре! Машину Древних необходимо уничтожить.

6

Мидхейм, система Чулак, Чулак,

Храм-дворец Владыки Апофиса.

— Мой господин!

Вбежавший в помещение джаффа бухнулся на колени, уложив плазменный посох перед собой. Его вид подтверждал, что воин бежал со всех ног.

— Что случилось, Таррак?

— Неизвестная группа воинов появилась в твоём городе, господин. Они ходят по домам ранее пропавших воинов и о чём-то говорят с их жёнами и детьми…

— Почему их беспрепятственно пропустили через Врата? Разве ты не выставил охрану?

— Они не проходили через Врата, мой господин! Они сразу появились в городе!

Апофис встал с диванчика, отставив в сторону кубок с отличным вином, доставленным откуда-то из бывших владений Херура, и медленно подошёл к стоящему на коленях Первому воину. Да, до Братака ему пока далеко.

— Как они выглядят, Таррак, опиши их!

— Они одеты в обычные плащи странников, но под ними — многие это видели — странные чёрные доспехи, непохожие на те, что используют гоаулды. И ещё, все они несут знак чёрного молота в белой звезде, находящейся внутри оранжевого круга, мой господин…

Асиры! Или их воины.

— …и ещё, мой господин, многие жители Чулака узнали в этих воинах тех джаффа, что пропали вместе с Братаком, и теперь не знают, что делать…

Да, Владыка Веттин поведал ему о судьбе тех джаффа, что раньше служили ему, и он принял сказанное к сведенью. Теперь эти…викинги…прибыли на Чулак за своими семьями. А раз не воспользовались чаппа-ай, и их прибытие не обнаружили патрульные корабли…

— Сколько этих воинов, Таррак?

— Полсотни, мой господин.

…Значит, они прилетели на крупном корабле, и сейчас на орбите Абидоса один из фрегатов или крейсеров асиров. А, может быть, и не один.

Апофис отошёл к стене и отодвинул дверцу, скрывающую нишу, в которой находился пелтак, универсально контрольное устройство, и включил его в режим широкой передачи. Гоаулд ни на мгновение не сомневался, что асиры внимательно следят за всем происходящим на Чулаке.

— Я — Апофис, Владыка звёздной системы Чулак. У меня мир с Империей всех асиров, и потому прошу командира Имперского корабля выйти на связь.

Несколько десятков секунд ничего не происходило, но затем перед Апофисом появилась фигура молодого мужчины, одетого в традиционный для асиров чёрный плащ. Его тёмно-рыжие, почти красные волосы свободно спадали на плечи, а взгляд зелёных глаз нёс в себе скорее холод, чем тепло.

— Я — принц Генрир Эрарик из Дома Эрарика, приветствую владыку Чулака Апофиса. Таррак, стоящий на коленях у входа в зал, едва заметив голограмму асира, сжался ещё более, стараясь стать как можно незаметнее. Видимо, для джаффа уже не было секретом, что в галактике появилась новая безжалостная сила.

— Благодарю благородного принца за посещение моей скромной обители. Что привело могучего асира на бедный Чулак?

— Нужда моих воинов, владыка Апофис. Они жаждут воссоединиться с семьями, и я не люблю отказывать им в мелочах, — на устах принца застыла холодная усмешка, которая подтвердила мысль Апофиса: десяток хаттаков, патрулирующих систему, не станут для асира серьёзной проблемой. А вот неаккуратные действия местных джаффа вполне могут обернуться для Апофиса значительными неприятностями.

Апофис с пониманием кивнул, глядя на Таррака, сжавшегося под взглядом своего господина ещё больше.

— На Чулаке вашим викингам не причинят никаких неудобств, принц Генрир, — гоаулд строго смотрел на Первого воина, страстно желающего научиться не дышать, — мои джаффа чтят Империю всех асиров и её воинов, и с пониманием отнесутся к их нуждам.

— Благодарю тебя, владыка Апофис, за проявленное доброе отношение. Надеюсь, и в дальнейшем между нами не возникнет недоразумений, — голограмма принца растаяла, но гоаулд ни на мгновение не усомнился в том, что могущественный асир продолжает отслеживать каждое его действие.

— Таррак!

— Слушаю, мой господин!

— Отправляйся в город и окажи любую помощь, которая может понадобиться викингам, воинам асиров. Ты все ещё здесь, джаффа?

Глядя вслед убегающему Тарраку, Апофис подумал о том, что подчиняться сильному и справедливому господину, как это всегда делает его отец Ра, неважно, кто, он, — Менеф, Апеп, Аток или Константин Эрарик, — совсем неплохо. Даже для гоаулда искренне склониться перед более могущественным владыкой вполне допустимо, если основой власти являются защита и справедливость.

Может быть, последовать примеру отца?

ЭПИЛОГ Судьба владыки Баала

Мидхейм, Да Кара.

Впервые за всю свою долгую жизнь Баал почувствовал себя беспомощным. Страх — даже ужас — он испытывал и раньше, но всегда оставался какой-нибудь выход: убежать, спрятаться, отступить. Сражаться, наконец,…или попробовать договориться, если победить невозможно. А если ничего из перечисленного не сработает, всегда можно найти врага своего врага и попробовать договориться уже с ним.

После изгнания Ра с Терры владыки, назвавшиеся его вассалами, начали серьёзно теснить Баала, отбирая у него одну звёздную систему за другой. В отчаянии Баал обратился к древнему врагу Ра и предложил тому свою службу и свои войска. Великий Сокар принял присягу у нового вассала, и получил, помимо ежегодных выплат дани, уникальную возможность узнать больше о тактических и технических разработках Ра. Это позволило Сокару и Баалу установить прочный паритет с вассалами Ра — Апофисом и Херуром. В благодарность за помощь Баал получил спокойствие на границах своего домена и возможность спокойно заниматься исследованиями артефактов, оставшихся от Древних.

Многие тысячи лет Баал занимал позицию верного вассала Сокара, что позволило освоить и подчинить множество планет галактики. Впрочем, Сокар считал всю захваченную территорию своей, а Баал предпочитал не акцентировать внимание господина на этом вопросе, позволяя Сокару полностью сконцентрироваться на непрекращающейся войне с Апофисом и Херуром. Баал же, вернув под свою власть ранее утраченное, с удовольствием занялся изучением наследия Древних, оставшегося на контролируемой им Да Каре. В мире и спокойствии он провёл уже несколько столетий, с каждым годом всё более приближаясь к раскрытию волнующей тайны "Происхождения" и "Вознесения".

Но сейчас…

Открытие гипертуннеля на расстоянии десятка световых секунд от Да Кары не застало патрули врасплох, сразу четыре звена глайдеров и два хаттака заняли позиции, позволяющие им контролировать любого хашака, осмелившегося посягнуть на пространство владыки Баала.

Шок, который испытали джаффа, увидев выходящую из гиперокна колесницу асгардов, передать невозможно, но командир патруля нашёл в себе силы связаться с господином и доложить о…

К этому времени перед испуганными джаффа находилось уже с десяток "колесниц", два десятка "боевых повозок" и ещё один настоящий монстр, раза в два больше и без того огромной "колесницы" асгардов.

Неужели "поросята" решили начать собственную игру?

— Верховный командующий Флотом Асгарда Тор приветствует владыку Баала! — В окне коммуникатора появилось розово-серая морда с узкими тёмными глазами.

Гоаулд обвёл взглядом почти пятьдесят — одних только "колесниц" пятнадцать! — кораблей Асгарда, пришедших к нему в гости из столь внезапно открывшегося гипертуннеля, и почувствовал, как беспомощное оцепенение охватывает его. Да, систему патрулировали почти шесть десятков хаттаков, и для любого другого противника они стали бы непреодолимой силой. Но для кораблей Асгарда их трудно было бы оценить даже как препятствие — мелкая заминка на пару минут боя, и всё.

— Что привело тебя в пространство…Да Кары, верховный командующий Тор? — Баал знал, что Асгард не признаёт территориальные претензии гоаулдов, но до сих пор относился к ним безразлично. — Ты пришёл меня уничтожить?

И без того узкие глаза асгарда превратились в щёлки, и он отрицательно покачал головой.

— Нет. Пока нет, — Баалу послышалась в этих словах открытая насмешка. — Забирай свои корыта, гоаулд, и убирайся прочь. Или просто не вставай на пути моих кораблей, если хочешь сохранить имущество и жизнь.

— Тогда зачем твой флот здесь?

— Разрушить храм на Да Каре, — зло усмехнулся Тор, — и я сделаю это даже при твоём сопротивлении, червяк!

— Ты не посмеешь! — О каком сопротивлении может идти речь? Той силы, что видят его глаза, хватит, чтобы стереть с лица Вселенной всю память о Баале или Сокаре!

Пока хватит.

Асгард даже не стал отвечать, и по его движению Баал понял, что связь сейчас пропадёт.

— Подожди немного, асгард! Мне нужно эвакуировать с Да Кары своё имущество и джаффа.

— Я не могу тебе этого позволить, — отрезал Тор, разрывая связь.

Баал и не сомневался в ответе. Хорошо, что все результаты своих исследований он всегда дублировал и носил с собой. Асгард, сам о том не подозревая, развеял все сомнения и дал подтверждение его собственным выводам о том, что оружие Древних, размещённое на Да Каре, невообразимо по своей мощи, и способно представлять угрозу даже могучему Асгарду. Иначе с чего бы они всполошились именно сейчас, когда он оказался всего лишь в нескольких шагах от цели?

Баал развернул свой хаттак, чтобы лучше следить за происходящим, но увидел лишь, как мьёльниры "колесниц", зависших над планетой, обрушивают свои удары на святой для всех гоаулдов храм.

— Ты всё записал, джаффа? — Баал дождался утвердительного ответа и хитро усмехнулся. Сокару это точно не понравится! — Передай на мои корабли: всем срочно уходить на Ханаан!

Следовало торопиться, а то, может быть, глупый "поросёнок" всё-таки сообразит не отпускать того, кто так долго работал с опасным артефактом Древних?


Оглавление

  • ОТ АВТОРА
  • ПРОЛОГ Ещё одно путешествие бродяги
  • ИНТЕРЛЮДИЯ 1 Проказы Фоскера Локи
  • ГЛАВА 1 Горькая правда жизни
  • ГЛАВА 2 Шило в мешке
  • ИНТЕРЛЮДИЯ 2 Неудачи ярла тира
  • ГЛАВА 3 Дом на песке
  • ГЛАВА 4 Один ум хорошо…
  • ИНТЕРЛЮДИЯ 3 Заботы конунга Тора
  • ГЛАВА 5 Как сохранить тайну
  • ГЛАВА 6 Проблема аборигенов
  • ИНТЕРЛЮДИЯ 4 Открытия консула Фрейра
  • ГЛАВА 7 Бусы и зеркала
  • ГЛАВА 8 Будущее как прошлое
  • ИНТЕРЛЮДИЯ 5 Проблемы в Мидхейме
  • ГЛАВА 9 Дома всегда много дел
  • ГЛАВА 10 Праздник охотничьей луны
  • ИНТЕРЛЮДИЯ 6 Право сильного
  • ГЛАВА 11 На последнем рубеже Часть I
  • ГЛАВА 12 На последнем рубеже Часть II
  • ИНТЕРЛЮДИЯ 7 Защита и справедливость
  • ЭПИЛОГ Судьба владыки Баала