КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397938 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168878
Пользователей - 90469
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: -1 ( 4 за, 5 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Любовь или иллюзия? (fb2)

- Любовь или иллюзия? (и.с. Панорама романов о любви-66) 865 Кб, 141с. (скачать fb2) - Рут Валентайн

Настройки текста:



РУТ ВАЛЕНТАЙН Любовь или иллюзия? РОМАН

1

Сара ощущала себя затравленным зверьком. Нарочито тихий, монотонный голос Дэвида почти загипнотизировал ее, и, хотя они находились в ее кабинете, откуда запросто можно было докричаться до сослуживцев, она все равно не чувствовала себя в безопасности. Да и что из нее за начальство, если она позволяет чьим-то сексуальным приставаниям превращать ее в перепуганную девчонку?

— Послушай, Дэвид, по-моему, это уже зашло слишком далеко. Я не…

— А я хочу тебя, Сара, и всегда получаю то, что хочу, особенно когда рыжая зеленоглазая ведьма с телом, созданным для страсти, лопочет, что это тело еще не знало мужской страсти.

Собравшись с силами, Сара сделала глубокий вдох и как можно спокойнее сказала:

— Дэвид, мы уже обсуждали это раньше, и не раз. Возможно, ты и представляешь ценность для нашей фирмы, но я не собираюсь ложиться с тобой в постель только ради того, чтобы ты продолжал сотрудничать с «Лейхнер энд Холланд». И я уверена, что Стивен меня в этом поддержит.

Стивен Холланд был владельцем издательства «Лейхнер энд Холланд», и именно он год назад назначил Сару, тогда еще младшего редактора, на должность редактора отдела беллетристики — с особым упором на любовные романы, выпуском которых как раз и занялось тогда издательство. Сара ничуть не обманывалась насчет причины своего продвижения: случилось это благодаря не столько ее способностям, сколько чистой воды удаче.

Она тогда от нечего делать полистала рукопись, которую отверг Джеймс Ричардс, главный редактор отдела беллетристики, — и пришла в восторг от эмоциональной манеры повествования. Имя автора ничего ей не говорило, но сам роман оказался в высшей степени захватывающим. Сара провела весь обеденный перерыв за кофе и бутербродом, читая рукопись. Проходивший мимо Стивен спросил, что это такое она читает, и, позабавленный ее энтузиазмом, сказал, что, если уж эта рукопись так восхитила ее, пожалуй, он прочтет ее и сам.

К легкому удивлению Сары, Стивен пришел от романа в не меньший восторг — и в результате она оказалась редактором отдела беллетристики «Лейхнер энд Холланд».

Само собой, повышение Сары прошло не гладко. Прежде всего, против него яростно возражал Джеймс Ричардс, и уже на следующий день до Сары дошли слухи, что он подал в отставку. Ходило множество толков о том, кто заменит его, но официально еще ничего не было известно.

— Я не отступлюсь, Сара. Я хочу тебя — и добьюсь своего…

— Но, надеюсь, не прямо здесь? — попыталась съязвить она.

Слова Дэвида насчет ее девственности глубоко задели Сару, хуже того — вызвали острое чувство собственной уязвимости. Сара не была дурочкой. Она без труда угадала в Дэвиде Рэндале типичного самца, стремящегося завладеть любой женщиной, которая подвернется под руку. То, что Сара была девственницей, только придавало силы его азарту.

Нервно прикусив нижнюю губу, она смотрела, как Дэвид встает и выходит из кабинета. Отношение этого человека к женщинам с беспощадной ясностью отразилось в его книгах. Саре они ничуточки не нравились. Дэвид писал под женским псевдонимом, и только поэтому, по мнению Сары, ему сходили с рук некоторые эпизоды, представлявшие собой не что иное, как похотливое унижение женщины. Сара уже высказала боссу свои сомнения относительно последней рукописи Дэвида, однако нельзя было отрицать, что его длиннейшие исторические романы продавались как нельзя лучше.

На последнем совещании редакторов, ответственных за различные жанры литературы, выпускаемой издательством, Джеймс Ричардс резко воспротивился предложению Сары прекратить выпуск книг Дэвида Рэндала. Он даже обвинил Сару в том, что она стремится разорвать отношения издательства с Дэвидом из-за личной к нему неприязни, а такое обвинение очень трудно было отрицать, не открыв всей правды.

Сара не слишком заблуждалась ни касательно своих способностей, ни касательно прочности своего положения. Стоит ей признать, что она не в силах справиться с сексуальными домогательствами автора, — и ее уволят в два счета. Нелепо, конечно, в возрасте двадцати пяти лет оказаться в подобной ситуации, но пытаться объяснить Дэвиду Рэндалу, что он нисколько не привлекает ее, все равно, что лепить снеговика в Сахаре, то есть напрасный труд.

Сара подозревала, что ее отвращение к Дэвиду стало для него чем-то вроде стимула. И все же, мрачно подумала она, больше всего его притягивает моя девственность. Без нее я была бы еще одной привлекательной женщиной — не более того. И как только Дэвид догадался?.. Может, по тому, как я шарахалась от него всякий раз, когда он подходил чересчур близко?..

Дэвид не вызывал у нее особой симпатии даже тогда, когда ей почти не приходилось иметь с ним дело, но теперь… Сара слышала, будто опытный мужчина всегда может определить, девственна ли женщина, но до сих пор не верила в это.

Она взяла ручку и стала рассеянно вертеть ее в пальцах. Проще всего было уволиться и подыскать себе другую работу… Но где еще она отыщет такое подходящее во всех отношениях место? Да еще высокооплачиваемое?

Повышение в должности принесло ей солидную прибавку к жалованью. И очень кстати, потому что бабуля вдруг резко сдала, и уже не могла жить одна, а Джейн с ума сходила, не зная, как управиться разом с тройняшками, которым нет и пяти, с мужем, с ветхим и лишь наполовину перестроенным домом, где обитало все семейство, с кучей домашней живности, да еще и с бабулей в придачу. Особенно когда врач сказал им, что из-за частых приступов старческого маразма за бабулей нужен постоянный присмотр.

Прибавка к жалованью Сары, продажа домика бабули плюс деньги, которые смог выкроить Ралф, муж Джейн, — все это позволило им поместить бабулю в отличный дом престарелых, по соседству с деревенькой в Глостершире, где жили Джейн и ее семейство. Джейн могла раз в неделю навещать бабулю, а та — присутствовать на семейных торжествах. Если Сара вернется к работе секретаря, то не сможет участвовать в этих расходах.

Слезы на миг заволокли ее глаза, и она нетерпеливым жестом смахнула их. Как же отчаянно хочется помочь Джейн и Ралфу! Они так много сделали для нее. Джейн, которой едва исполнился двадцать один, только-только обручилась с Ралфом, когда в автокатастрофе погибли их родители. Саре тогда было всего четырнадцать.

Ралф не колебался ни минуты и тотчас заявил, что они с Джейн поженятся, а Сара будет жить у них. Все годы, пока Сара училась в университете, Ралф поддерживал ее материально, и лишь в прошлом году наконец осуществил свою мечту и создал собственную фирму. О, Ралф был полной противоположностью таких мужчин, как Дэвид Рэндал! Любящий муж, заботливый отец, трудолюбивый и добродушный. Он так много сделал для Сары! И самое меньшее, чем она может отплатить за заботу, — вносить свою лепту в расходы на содержание бабули.

Так что же ей делать? Этого Сара не знала.

— Что-то у тебя вид задумчивый… Проблемы?

Сара подняла голову и улыбнулась стоявшей в дверях хорошенькой кудрявой брюнетке.

Рейчел, которая сменила Сару на посту младшего редактора, была прежде ее секретаршей, и Сара относилась к ней с искренней симпатией.

— Да нет, — солгала она. — Стивен хочет меня видеть?

— Насколько я знаю — нет. Время обеда, а мы с тобой условились… забыла?

Неужели уже время обеда? Сара вздохнула. Долго же она сидела и ломала голову, как быть с Дэвидом.

— Я смотрю, тебя нынче утром посетил один из наших нелюбимейших авторов, — заметила Рейчел, когда Сара поднялась со стула. — Он доставил тебе неприятности?

— Не больше, чем обычно. — Сара скорчила гримасу. — Ты же знаешь, что это за тип.

— О да! Лично я терпеть не могу вот таких агрессивных самцов. Понятия не имею, как все это терпит его жена, бедняжка. Он вечно заводит себе женщин на стороне, хотя обычно эти романы долго не длятся.

Девушки спустились на лифте на первый этаж.

— Знаешь, кто займет место Джеймса Ричардса? — спросила Рейчел, когда они вышли под порывистый мартовский ветер. — Это уже официально решено.

— Нет, я ничего не слышала.

— Нашим новым главным редактором будет не кто иной, как сам Джошуа Ховард, — сказала Рейчел, когда подруги уселись в небольшом баре, где обычно обедали каждую пятницу.

— Джошуа Ховард! — потрясенно воскликнула Сара.

В журналистской среде немногие остались бы равнодушными, услышав это имя. Хотя Ховарду было всего тридцать с небольшим, он уже заработал солидную репутацию. Вначале он был зарубежным корреспондентом «Таймс», потом написал несколько романов, имевших потрясающий успех и основанных на некоторых событиях, которые он освещал в прессе в годы своей репортерской деятельности.

Насколько было известно Саре, по одному из этих произведений даже сняли фильм, а потому ее поразило, что такой знаменитый и наверняка состоятельный человек удовольствуется должностью редактора в небольшом, пусть и престижном издательстве «Лейхнер энд Холланд».

— Конечно, он будет не просто редактором, — доверительно продолжала Рейчел. — Ты же знаешь, в последнее время у фирмы были денежные затруднения — во-первых, провалился последний роман Картрайта, а во-вторых, юридический отдел по сию пору пытается вернуть аванс, который мы уплатили Уэйну Джонсону.

Разумеется, Сара это знала. Потеря солидного аванса, выплаченного поп-певцу Джонсону, оказалась болезненным ударом для фирмы. Когда за год с лишним из-под пера поп-звезды так и не вышло ни строчки, Стивен Холланд предпринял попытку вернуть аванс. Случилось это шесть месяцев назад, а он до сих пор не добился успеха.

Когда Сара вступила в новую должность, босс посвятил ее в эти проблемы и добавил: он-де надеется, что издание книг, ориентированных исключительно на женщин, улучшит финансовое положение фирмы. Но разработка новых направлений требует немало времени, а именно времени, судя по тому, что сейчас говорила Рейчел, издательству и не хватало.

— Теоретически Джошуа будет только главным редактором, — продолжала подруга, — но на самом деле он вкладывает в фирму значительную сумму. Стивен, конечно, остается владельцем издательства и главным держателем акций, но у Лейхнера наследников нет, а дочери Стивена не желают заниматься издательским делом, так что, вероятно, Стивен хочет сделать Джошуа своим преемником, когда сам удалится от дел. Ты знаешь, что Джошуа первую свою рукопись принес Стивену?

— Конечно, знаю.

Немногие издатели столь же бескорыстны, как мой босс, подумала Сара, вспоминая, что рассказывал ей об этом Стивен. С первого взгляда он понял, что рукопись обречена на успех, однако понимал и то, что у его небольшого издательства не хватит средств на рекламу, которая обеспечит книге вполне заслуженную мировую известность. А потому рекомендовал Джошуа обратиться в другое издательство, и не только приложил к рукописи собственноручный хвалебный отзыв, но и представил начинающего писателя американской фирме, которая вскоре и напечатала произведение.

Приятно, что Джошуа Ховард сторицей отплатил Холланду за щедрость и бескорыстие, и Сара, еще не зная этого человека, ощутила к нему симпатию.

— Каков он? — с любопытством спросила она у Рейчел. — Я его никогда не видела.

В ответ подруга закатила глаза к небу и вздохнула:

— Фантастический мужчина… А улыбка до того сексуальная, что я прямо растаяла.

Увидев на лице Сары недоверчивое выражение, она засмеялась.

— Ладно, можешь мне не верить, но, погоди, вот увидишь его сама! Высокий брюнет, красавчик… Поверь мне, и фигура, и внешность у него такие, что…

— Ну, хватит! Я уже все поняла. А Брайан знает, что ты…

Сара оборвала себя на полуслове и усмехнулась, увидев гримаску на лице подруги. Брайан был женихом Рейчел: симпатичный светловолосый юноша с невозмутимым нравом, который великолепно уравновешивал бурный и общительный характер невесты.

— Нет, серьезно, — продолжала щебетать Рейчел, — Ховард не только красавчик, но и человек с характером. Он не такой, как Джеймс Ричардс, но, думается мне, и не из тех, кто мирится с дураками. Не думаю, что он станет делать нам, женщинам, поблажки только потому, что мы женщины… Понимаешь, что я имею в виду?

Сара подумала, что понимает. Стивен, например, если бы она рассказала ему о приставаниях Рэндала, посочувствовал бы и постарался так или иначе разрешить эту проблему. Но обратиться к Стивену значило бы действовать через голову главного редактора, а это не принято. Сара не стала обращаться за помощью или советом к Джеймсу Ричардсу, потому что знала: того только повеселили бы ее трудности. В душе она надеялась, что новый главный редактор окажется более понимающим.

Беда в том, что проблема с Рэндалом чревата немалыми трудностями. Объяснить постороннему ее суть значило бы сообщить ему, что она, Сара, еще девственница, а уж этого ей совсем не хотелось делать. Элементарный выход, размышляла Сара, — поскорее избавиться от девственности, но сейчас это проще сказать, чем сделать, потому что близким мужчиной я так и не обзавелась. Учеба в университете оказалась делом сложным, а Сара настолько твердо решила получить диплом с отличием, который позволил бы найти высокооплачиваемую работу и возместить Ралфу и Джейн истраченные на нее деньги, что на мужчин времени не оставалось.

Потом были первые отчаянные поиски работы, а за ними — осознание того, что диплом не дает навыков и знаний для конкретной работы, а значит, надо заниматься по вечерам. Все это оставляло мало времени для романтических экзерсисов.

Несмотря на неопытность, Сара вовсе не была дурочкой. Она отлично понимала, что Дэвида притягивает, прежде всего, ее девственность. И очень скоро Дэвид перейдет от уговоров к требованиям. Пускай Сара терпеть не могла его книг, они все-таки приносили деньги — деньги, в которых так отчаянно нуждалось издательство. Стоит Дэвиду пригрозить, что он передаст свои рукописи в другую фирму, если Сара ему не уступит… А ведь Сара хорошо понимала: эти угрозы лишь вопрос времени. Она уже серьезно уязвила самолюбие Дэвида, и он, мелкая душонка, непременно заставит ее за это заплатить.

— Да ты вся дрожишь!.. Заболела?

Озабоченный голос Рейчел вернул Сару к действительности.

— Ветром прохватило, — солгала она. — В Лондоне сейчас такой холод…

— Это верно… Весна не за горами, а по погоде не скажешь. Что ты намечаешь на уик-энд?

— Поеду к сестре. Мы собираемся на маскарад — местный благотворительный бал, грандиозное мероприятие…

Рейчел рассмеялась.

— Что-то не слышу в твоем голосе воодушевления. Кого ты будешь изображать?

— Еще не знаю. Костюмами занимается Джейн.

Сара и вправду с прохладцей относилась к предстоящему балу, но Джейн сказала, что приглашение исходит от какой-то местной шишки и вдобавок потенциального клиента Ралфа, а потому попросила Сару отправиться с ними.

— Я боюсь до чертиков что-нибудь испортить, — призналась Джейн по телефону, — и если со мной будет моя умная сестричка, это придаст мне уверенности.

Потому-то Саре ничего не оставалось, как дать согласие, хотя восторга по поводу бала она не испытывала.

Весь остаток дня прошел в делах. В половине пятого Стивен сделал сообщение о преемнике Джеймса Ричардса, и Сара с легким удивлением узнала, что Джошуа Ховард появится в офисе уже в понедельник, то есть задолго до того, как должен официально приступить к работе. Судя по всему, Ричардс предпочел уволиться немедленно.

Вскоре после пяти Сара покинула офис. Чемодан был уже упакован. Оставалось лишь заехать в небольшую квартирку, принять душ, переодеться и на такси отправиться на вокзал.

Ралф будет встречать ее в Глостере. Настоящий ритуал, доведенный до совершенства за те полтора года, что Сара работает в «Лейхнер энд Холланд.

Когда Сара приедет, племянники уже будут спать без задних ног, но утром разбудят ее именно они — троица шумных и чудесных сорванцов-четырехлеток, которых Сара обожала.

Сестра забеременела тройней — двое мальчиков и девочка — всего через пару месяцев лечения от бесплодия. Ей тогда уже перевалило за тридцать, а ребенка, которого так страстно ждали они с Ралфом, все не было — и вот… Джейн была на седьмом небе от счастья и ничуть не смутилась, узнав от доктора, что она, вполне вероятно, носит двойняшек — хотя до последнего момента никто не предполагал, что они обернутся тройняшками. Теперь Джейн жила в блаженстве, покое и радости — и никто, по мнению Сары, не заслуживал такой жизни больше, чем ее сестра. Джейн и Ралф так чудесно отнеслись к ней, когда погибли мама и папа…

Путешествие прошло без приключений. Когда поезд подъехал к перрону, Ралф уже ждал ее — Сара сразу заметила его кряжистую фигуру. Он куда сильнее смахивает на фермера, чем на владельца собственной фирмы, подумала Сара, с искренней теплотой обнимая мужа сестры.

— Как вы поживаете? — спросила она, усаживаясь в машину Ралфа.

— Отменно. Все ужасно по тебе соскучились. Джейн всю неделю немного не в себе из-за этого бала. Она ухитрилась заказать костюмы для всех нас, и я уже устал повторять ей, что все будет хорошо.

— Наверное, она волнуется, потому что знает, как важен этот контракт для процветания твоей фирмы, — предположила Сара, застегивая ремень безопасности.

— Да, пожалуй… Завтра утром я встречаюсь с Томом Мерриуэзером. Надеюсь, он сообщит мне о своем решении — и уж тогда вечером мы как следует отметим это событие.

Они болтали о том, о сем, а машина между тем ехала по знакомым дорогам. Сара выросла в этих местах и знала их как свои пять пальцев. Всякий раз, возвращаясь сюда, она мечтала остаться здесь насовсем — но ведь ей нужно зарабатывать на жизнь, в свои двадцать пять она слишком молода, во всяком случае, по мнению Джейн, чтобы похоронить себя в глуши.

На сей счет Сара не обманывалась. Джейн кудахтала по поводу ее одиночества не хуже любой наседки и, конечно же, мечтала о том дне, когда сестренка приедет домой под ручку с нареченным. Сейчас Джейн не стала ждать, пока Сара и Ралф войдут в дом. Она выбежала на крыльцо, как только автомобиль свернул на окаймленную разросшимся кустарником подъездную аллею.

Джейн и Ралф недавно переехали в дом, ранее принадлежавший священнику. Теперь они самозабвенно трудились, ремонтируя и обставляя особнячок, и Сара знала, что, когда кропотливая работа будет завершена, сестра и ее муж получат дом, которым смогут по праву гордиться. Пока что, увы, здесь царил хаос. Большую часть мелких работ Ралф делал самостоятельно, а поскольку занятие это было трудоемкое, задний двор неизменно смахивал на строительную площадку.

К дому прилегал изрядно запущенный сад. Была даже небольшая конюшня — на случай, если детям когда-нибудь решат завести пони.

— Да заходи же, ты, наверное, устала после путешествия! — приказала Джейн, выпуская сестру из объятий.

— Что верно, то верно, — усмехнулась Сара. — Мы ехали часа два, не меньше, а в мои-то годы…

— Брось, ты же отлично понимаешь, что я имею в виду. Пойдем, я только что сварила кофе. Мы не видели тебя целую вечность, и я хочу узнать все-все о твоей жизни.

— Ну, если вы собрались посплетничать, то я удаляюсь в свой кабинет, — объявил Ралф, занося чемоданы Сары в большой мрачноватый холл. — Только сначала отнесу наверх твои вещи, Сара. Ты будешь жить, как всегда, в своей комнате.

— Только на сей раз у тебя будет собственная ванная, — с радостной улыбкой сообщила Джейн. — Ралф на прошлой неделе закончил переоборудовать ту старую туалетную комнату, которая примыкает к твоей спальне. Вышло просто замечательно! — Она поднялась на цыпочки, чтобы чмокнуть мужа в щеку, и Сара, не спускавшая с них глаз, ощутила вдруг болезненный укол одиночества. Что с ней такое? Она никогда прежде не завидовала семейному счастью сестры, с чего же сейчас начинать?

— А теперь садись и расскажи мне, отчего у тебя такой несчастный вид, — приказала Джейн, едва они оказались в большой уютной кухне.

Когда семейство переехало в дом священника, Ралф первым делом модернизировал кухню — и исполнил свою работу с блеском, подумала Сара, любуясь дубовыми кухонными шкафчиками, украшенными резьбой. С балок, которые Ралф собственноручно обновил, свисали гирлянды разнообразных сушеных трав, а в стену был встроен предмет особой гордости и радости Джейн — старинный камин с настоящей печью для хлеба. Вокруг камина красовались бронзовые сковороды, которые Джейн ловко выискивала в лавках, специализирующихся на торговле предметами старины. Огромный, добела отскобленный и весьма древний стол занимал почетное место в центре кухни, и именно на него Джейн водрузила две кружки с кофе, пододвинула поближе стулья и подтолкнула в сторону Сары блюдо с домашним печеньем.

— Я попробовала новый рецепт, — пояснила она, — без сахара, потому что сладкое вредно для детей.

— Кстати, о детях…

— О, нет, нет! Даже и не пытайся поменять тему! Что случилось, Сара? — спросила Джейн, отбросив шутливый тон и серьезно глядя на сестру. — Что-то неладно, я же вижу. Ну давай… признавайся.

Джейн всегда была для меня больше чем сестрой, подумала Сара, неспешно делая глоток кофе. Именно Джейн растила меня с четырнадцати лет, помогая преодолеть трудности взросления. Именно Джейн всегда выслушивала меня и отвечала на все мои каверзные вопросы о жизни и сексе. Именно Джейн помогла мне пережить подростковые горести. Я никогда ничего не скрывала от сестры — и сейчас это немыслимо.

— Проблемы на работе, — кратко ответила Сара. — Один из наших авторов пытается заставить меня переспать с ним.

— А проблема в том, что ты хочешь этого? Или наоборот? — напрямую спросила Джейн.

— Наоборот… — Сару невольно передернуло. — Но он давит на меня, и, боюсь, очень скоро перейдет к угрозам. Я не могу обратиться за помощью к боссу — это равносильно признанию, что я не справляюсь со своими обязанностями.

— Ммм… Даже не знаю, как быть.

— Беда в том, что этот писатель каким-то образом догадался, что я еще девственница, потому-то и настроен во что бы то ни стало затащить меня в постель.

— Ну да… старая, как мир, история мужского эгоизма. Что ж, у этой проблемы есть простое решение.

— Избавиться от вышеупомянутой девственности, — нарочито небрежным тоном подхватила Сара. — Мне это уже приходило в голову, но ведь отважиться на подобный шаг не так-то легко, верно? Не могу же я, в конце концов, подойти к первому попавшемуся привлекательному мужчине и сказать: «Не хотите ли переспать со мной?»

— Нет, конечно, нет! — рассмеявшись, согласно кивнула Джейн. — А он женат?

— Вот именно, что женат. Я так сочувствую этой бедняжке. Он отвратительный тип. Из таких, что просто мурашки по коже. О, на свой лад он, может, и привлекателен, но есть в нем что-то этакое…

— Угу. Знаю, что ты имеешь в виду, и понимаю твои затруднения. Хочешь, подыщу тебе более подходящую кандидатуру? — поддразнила она, внося в разговор шутливую нотку. Сара, усмехнувшись, пригрозила:

— Попробуй только!

Потом они заговорили о бабуле — по словам Джейн, та просто замечательно чувствует себя в доме для престарелых.

— Я подумала, что мы могли бы заехать к ней завтра после обеда. Мне все равно нужно будет ехать в город, чтобы забрать наши костюмы. — Джейн озабоченно вздохнула. — Ужасно боюсь чертова бала. Понимаешь, это ведь гвоздь местного сезона, и то, что нас пригласили, — огромная честь…

— Это видно уже по тому, как ты взволнована, — отозвалась Сара с непроницаемым видом, хотя в глазах у нее плясали смешинки. — Кого мы будем изображать?

Джейн улыбнулась сестре.

— Погоди, вот увидишь наши костюмы!.. Прием состоится в Мертон-плейс, а поскольку этот особняк построили в эпоху короля Георга III, я решила добыть для всех нас костюмы того времени. Если хочешь знать, мне пришлось ехать за ними Бог знает куда, потому что во всем Глостершире не нашлось ничегошеньки подходящего. Короче, я взяла напрокат театральные костюмы, и такие роскошные!.. Сегодня вечером их доставят в почтовое отделение, потому-то нам и придется завтра поехать в город, чтобы их забрать.

— Хотелось бы мне поскорее увидеть Ралфа в костюме эпохи короля Георга III!.. — мечтательно заметила Сара.

Джейн издала смешок.

— Я еще заставлю его припудрить волосы, хотя он об этом пока не подозревает! Если бы нас не пригласил на бал один из самых важных клиентов Ралфа, я бы куда больше радовалась предстоящему мероприятию.

— Еще порадуешься, — заверила Сара сестру и, меняя тему, добавила: — А теперь расскажи, как поживают мои племянница и племянники…


— Тетя Сара, просыпайся…

Коротенькие пальчики тыкались в ее веки, где-то у левого уха взорвалось радостное хихиканье. Кто-то пытался пощекотать ее пятки, и Сара, вступив в игру, притворилась, что спит, и терпеливо выжидала, когда маленькие мучители отступятся от бесплодных попыток ее разбудить — а потом вдруг резко села, сгребла в охапку первого, кто попался под руку, и подвергла его той же страшной пытке щекоткой.

Добыча оказалась племянницей Сары, и от ее громкого визга и заливистого хохота у юной тетки едва не лопнули барабанные перепонки. Двое мальчишек, само собой, не остались в стороне от увлекательной игры, и вся шайка угомонилась лишь тогда, когда в спальню вошла Джейн. Поставив на столик чашку чая для Сары, она велела своим отпрыскам отправляться по спальням и немедленно одеться.

— Маленькие чудовища! — сердито прибавила Джейн, когда троица наконец удалилась, однако Сару ничуть не обманул этот праведный гнев.

— И до чего же ты их любишь! — с улыбкой заметила она.

— Неужели это так заметно? Наверное, все дело в том, что я слишком долго их ждала… Должна признаться, я почти потеряла надежду. — Джейн вздохнула и покачала головой. — И все же бывают дни, когда я, хоть убей, не могу понять, с чего это мне так хотелось иметь детей. Луиза еще хуже, чем ее братцы, вместе взятые. Она в два счета обводит и их, и своего папу вокруг маленького розового пальчика.

Джейн присела на край кровати рядом с Сарой.

— Чем думаешь заняться нынче утром? За покупками я уже сходила. Вечером с детьми посидит жена священника, а когда мы с тобой поедем в город, за ними присмотрит Ралф.

— Ну, поскольку сегодня я настроена полениться как следует, может, взять племяшек на небольшую прогулку?

— Чудесная идея, если, конечно, тебе не трудно, — обрадовалась Джейн. — Тогда я успею до обеда пройтись по комнатам с пылесосом. Смотри только, не дай им затащить себя в деревню, иначе дело закончится покупкой сладостей на почте. — Да, кстати, — добавила она, — Хотон-хаус наконец-то продан. Не знаю, кому… Но мне кажется, тебе было бы интересно это узнать. Ты же всегда любила этот старый дом, верно?

Вернее не бывает, думала Сара полчаса спустя, ведя своих юных племянников на прогулку. Сару с детских лет влекло к великолепному особняку елизаветинской эпохи, который стоял неподалеку от деревни.

После смерти последнего владельца дом пустовал уже несколько месяцев, и ноги сами понесли Сару к тропинке, которая уводила прочь от реки, через небольшую рощу — прямо к землям, представляющим собой частные владения Хотон-хауса.

У изгороди, отделявшей ничейную тропинку от частной, Сара остановилась. Деревья еще не успели обзавестись густой листвой, и с того места, где она стояла, можно было хорошо разглядеть дом. Яркое мартовское солнце зажигало кирпичную кладку золотисто-розовым пламенем, тут и там играя вспышками в двойных окнах. Кроме пары фургонов, стоявших у входа в особняк, не было заметно ни малейших признаков жизни.

Беззвучно вздохнув, Сара наконец заметила, что Джереми нетерпеливо дергает ее за руку. Увлекаемая детьми прочь от особняка, она понимала, что только что простилась со своей детской мечтой.

Подростком она часто приходила на это место. В нескольких ярдах отсюда у самой изгороди весьма удачно рос огромный древний дуб. В детстве Сара частенько пряталась в его могучей кроне и, разнежившись от летнего тепла, воображала, что Хотон-хаус принадлежит ей… В те далекие дни она переиграла множество ролей хозяйки дома: то фрейлина Елизаветы, укрывшаяся здесь от царственного гнева, поскольку дерзнула поднять глаза на одного из красавцев-придворных, то тайная сторонница якобитов, которая скрывает в своем доме кого-то из раненых соратников Чарлза Эдуарда Стюарта… Но каковы бы ни были сюжеты мечтаний Сары, завершались они одним и тем же: мужчина неизбежно влюблялся в нее, и они жили вместе долго и счастливо, разумеется, в Хотон-хаусе.

Сара вздохнула. До чего же далекими кажутся сейчас эти дни!

— Тетя Сара, смотри! — горячо прошептал Пол, дергая ее за правую руку. — Братец Кролик!

Он был совершенно прав, и все четверо остановились полюбоваться ушастым зверьком, пока тот, учуяв людей, не умчался на поиски убежища.

2

— Ну как, мы готовы?

— Более чем! — нежно ответила Сара сестре, торопливо шагая рядом с ней к машине.

Джейн была отменным водителем, и очень скоро они доехали до ближайшего городка, где Джейн обычно делала повседневные покупки.

— Вначале пойдем на почту и получим наши костюмы, а потом уж займемся всем остальным.

Джейн ловко припарковала машину на стоянке у почты, и сестры направились к симпатичному зданьицу из красного кирпича.

Начальник почты приветственно улыбнулся им, вручая увесистые пакеты.

— Похоже, нынче вечером всякий собирается на бал, — понимающе заметил он. — Судя по всему, шикарная будет вечеринка. Говорят, новый хозяин Хотон-хауса непременно там появится. Недурную работку проделал он в своих владениях… соорудил бассейн, да и в доме изрядно повозился. Видать, ухлопал кучу денег.

— Живя в деревне, нельзя заводить скелеты в шкафу, — вздохнула Джейн, когда они с Сарой укладывали пакеты на заднем сиденье.

— Что еще тебе нужно? — спросила Сара, застегивая ремень безопасности.

— Да ничего особенного, какое-нибудь вкусное печенье для миссис Арбекл — я опасалась покупать заранее, не то детишки все бы растащили. И еще цветы. Люблю, когда в доме стоят свежие цветы.

— В самом деле? — поддразнила Сара. — Странно… Мне всегда казалось, что Ралф предпочитает мясо с овощами.

— Ой, ради Бога! Ты еще хуже, чем дети! — попеняла Джейн, однако, выруливая со стоянки, улыбнулась до ушей.

Как всегда по субботам, на местном рынке кипела жизнь, и, хотя отыскать местечко для парковки оказалось трудно, сестры очень скоро купили все необходимое.

— Хочешь, прежде чем поедем назад, выпить чашечку кофе? — Сестра взглянула на часы. — Мы как раз уложились в срок, а здесь неподалеку есть прелестное местечко.

— Звучит заманчиво.

Кафе располагалось рядом с городской площадью, и было отделано в светло-персиковых и серых тонах. Камышовые стулья с персикового цвета сиденьями были выкрашены в белый цвет, и, несмотря на многолюдье, сестрам удалось даже отыскать свободный столик у окна.

— Ммм, как хорошо! — пробормотала Джейн, усаживаясь. — У меня не хватает духу приходить сюда с моими сорванцами — тотчас бы перевернули вверх дном все кафе.

Они сделали заказ улыбающейся официантке, и, пока Джейн выбирала между пирожным с кремом и лепешкой с джемом и взбитыми сливками, Сара смотрела из окна на оживленную площадь.

Площадь как раз пересекал мужчина. Сара могла видеть его только в профиль, но заметила, что незнакомец высок и худощав. Холодный ветер ерошил его густые черные волосы. У Сары перехватило дыхание, когда этот человек повернул голову: он как две капли воды походил на героя ее грез — елизаветинского любовника, романтического мятежника-якобита… Сара заморгала, судорожно сглотнула — и незнакомец вместе с ее видениями исчез бесследно.

— Дорогая, с тобой все в порядке?

Сара выдавила слабую улыбку и кивнула.

— Извини, я, кажется, задумалась…

— Замечталась, — сухо согласилась Джейн. — Мне знакомы все признаки этого состояния, хотя, судя по твоей восхищенной физиономии, это была совершенно особенная мечта. Ты, случайно, ничего от меня не скрываешь? — строго осведомилась сестра. — Быть может, в твоей жизни есть человек, о котором я ничего не знаю?

— Не говори глупостей. С чего это тебе взбрело в голову?

— Из-за твоего лица, — напрямик ответила Джейн. — У тебя был такой вид, словно перед тобой вдруг возник Ричард Бартон собственной персоной.

Сара слегка покраснела. Она давным-давно оставила свои романтические детские мечтания, и ее смутило, что они снова вспыхнули, стоило ей увидеть лицо случайного прохожего. Сара даже толком не успела разглядеть его, но было в этом человеке нечто такое… Чувственная дрожь прошла по телу Сары и тотчас погасла, стоило ей осознать, какое нелепое направление приняли ее мысли. Смешно, глупо, немыслимо, едва лишь увидев мужчину, ощутить к нему влечение.

— Давай-ка пошевеливаться, — сказала Джейн, взглянув на часы. — Я хочу выкупать и уложить своих кошмариков до прихода миссис Арбекл. Благодарение Богу, Ралф сумел обустроить для гостевой комнаты отдельную ванную, не то нам всем пришлось бы стоять в очереди до Судного дня.

— Тетя Сара, почитай мне еще сказку…

— Я уже прочла целых две, — напомнила Сара племяннице, пряча одобрительную улыбку при виде такой тяги к знаниям с целью оттянуть неизбежный момент, когда придется засыпать.

— Ну, тогда ты расскажешь мне сказку завтра?

— Завтра я расскажу тебе… знаешь, что? Все-все про бал.

Луиза широко раскрыла глаза.

— А там будут принцы и принцессы?

Девочка обожала волшебные сказки, и Сара подавила невольный вздох при мысли, как велика пропасть между романтическими грезами и суровой реальностью. Она встала и склонилась над малышкой, чтобы подоткнуть одеяло и поцеловать ее перед сном. Проверив, горит ли ночник, Сара вышла из спальни.

В ее комнате на двери шкафа висело маскарадное платье, которое Сара, вернувшись из города, долго и тщательно утюжила. Это был роскошный костюм эпохи короля Георга III из чудесного зеленого шелка, с нижней юбкой белого атласа, расшитой сложным узором из серебристых цветов и листьев. Подол верхней юбки в четырех местах был подхвачен серебряными бантами, приоткрывавшими нижнюю юбку, а низкий вырез корсажа оторочен белым же атласом. Та же ткань окаймляла рукава до локтя, где они были схвачены лентами. Сара не сомневалась, что это платье — точная копия бального наряда эпохи короля Георга. Оно было так великолепно, что Сара не знала, хватит ли у нее смелости в него облачиться.

В дополнение к туфелькам, составлявшим часть костюма, прилагалась шкатулка с гребнями, разукрашенными цветами, и несколько мушек с краткой инструкцией, где именно их надлежит укреплять и каково предназначение каждой мушки. Прочитав это, Сара подняла брови в легком изумлении — она и не подозревала, что у этих причудливых пустячков был свой язык! Завершал костюм веер того же зеленого шелка, что и платье.

По счастью, волосы у Сары были длинные и вьющиеся от природы, и она сумела подобрать их изящным валиком. Затем воткнула в прическу гребни — эффект получился потрясающий.

Сара потратила немало сил на макияж, помня, что во времена короля Георга III в моде была бледная кожа. Пристроив мушку, она поразилась, как сильно изменилось ее лицо — даже и с ненапудренными волосами! Они с Джейн долго обсуждали, воспользоваться ли пудрой, но отказались от этой идеи — очень уж претенциозно. Сара надевала платье, когда вошла Джейн. Брови старшей сестры взлетели в безмолвном одобрении.

— Ух ты! — наконец воскликнула она. — Просто фантастика! Повернись-ка, я застегну тебе «молнию».

— Нет здесь никакой «молнии», — мрачно сообщила Сара. — Только чертова уйма крючков.

— Вот уж без такой достоверности мы вполне могли бы обойтись! — проворчала Джейн, застегивая крохотные крючочки. — Ну, вот! Теперь повернись.

Сара впилась глазами в свое отражение в зеркале. Невероятно, насколько изменил ее этот костюм! Она словно сошла с портрета придворной модницы.

— Потрясающе, — тихо сказала Джейн, — просто потрясающе…

Улыбаясь, Сара сделала глубокий реверанс и развернула веер, лукаво глядя поверх него на сестру.

— Благодарю вас, миледи, — сладко промурлыкала она. — Вы так добры…

Джейн закатила глаза к потолку.

— Нечего надо мной смеяться! — прикрикнула она. — О Господи, мне же надо бежать одеваться. Я ведь зашла сказать, что миссис Арбекл уже здесь. Ралф развлекает ее.

— Тогда, может быть, я пойду с тобой и помогу одеться? — предложила Сара.

Платье сестры было густого сапфирового цвета, расшитое золотой нитью, но немного попроще, чем у Сары. Поскольку Джейн носила короткую стрижку, она предпочла надеть парик, который взяла напрокат у той же театральной фирмы.

Когда они сошли вниз, потрясенный взгляд Ралфа яснее слов сказал сестрам, как сильно изменили их костюмы восемнадцатого века. Миссис Арбекл почти с завистью сообщила, что «милые девочки» выглядят просто чудесно, и, хотя Ралф сетовал, что у него под париком чешется голова, Сара подозревала, что ее зять втайне наслаждается возможностью поиграть в кавалера галантного века.

Памятуя о пышности юбок, в которых его спутницы будут щеголять на балу, Ралф решил: гулять, так гулять! — и заказал напрокат лимузин с шофером.

— Куда лучше, чем карета! — одобрительно сказала Джейн, опускаясь на кожаное сиденье. — А ты как считаешь, Сара?

Та согласилась, что Ралф проявил похвальное здравомыслие, хотя дом, где должен состояться бал, находился всего-то на другом краю деревни — от силы четверть часа езды.

По случаю приема подъездная аллея была украшена китайскими фонариками, а фасад особняка сиял огнями. Лакей в ливрее, стоявший у парадного входа, спросил билеты, а затем провел Джейн, Сару и Ралфа в холл, где другой лакей указал им, как пройти к гардеробным.

— Бальный зал на втором этаже, — прошептала Джейн Саре, когда вслед за другими женщинами они поспешили к дамской комнате.

Убедившись, что парик никоим Образом не собирается позорно съехать набок, старшая сестра предложила подняться наверх.

У дверей бального зала их уже поджидал Ралф, коротая время за беседой с какой-то парой. Мужчина был довольно дородный, краснолицый и в массивном парике. Он и его спутница приветственно чмокнули Джейн в щеку.

— А это Сара, моя свояченица, — представил ее Ралф. — Знакомься — Том и Вероника Мерриуэзер… Вероника принимала участие в организации сегодняшнего приема.

Маленькая пухлая женщина была наряжена в платье, которое выгодно обнажало ее аппетитные плечи. Сара сразу разглядела, что бриллиантовое колье на шее Вероники Мерриуэзер самое что ни на есть подлинное, и еще, судя по едва заметному напряжению, которое исходило от Джейн, старшая сестра была не в восторге от общества этой женщины.

— Простите, но мы вынуждены вас покинуть, — с улыбкой извинилась миссис Мерриуэзер. — Я вхожу в организационный комитет бала, и мне положено находиться внизу и встречать гостей.

— Увидимся позже, Ралф, скажем, в баре, — прибавил ее супруг, добродушно похлопав Ралфа по спине, и направился следом за женой.

Бальный зал был достаточно велик, чтобы вместить пять сотен приглашенных, к ней примыкали три гостиные, на время бала превращенные в буфетные. Все это объяснила Саре Джейн, то и дело прерывая свою речь восклицаниями:

— Силы небесные!.. Посмотри-ка туда… Неужели это леди Фентхэм? Вон та, в платье из коричневого атласа с меховой оторочкой. Да нет же, Сара, вон она!

Джейн дернула сестру за руку, чтобы показать, куда именно надо смотреть, и вдруг Сара остолбенела. Нет, она увидела женщину, о которой шла речь, но отнюдь не эта леди приковала ее внимание. За ее спиной маячил тот самый мужчина, которого Сара мимолетно видела сегодня днем на городской площади. Сейчас, правда, на нем был припудренный парик с косичкой, но ни с чем невозможно было спутать этот четкий мужественный профиль, эти синие глаза. Незнакомец повернул голову, и на миг Саре показалось, что он смотрит прямо на нее.

Впервые в жизни она поняла, что означают слова «сердце замирает». Ее сердце не просто замерло — застыло без малейшего движения, мир вокруг медленно качнулся и так же медленно вернулся в изначальное положение. Сара ощутила, как к лицу приливает жаркий румянец, словно отражая тот неистовый огонь, который занялся глубоко внутри нее. Она чувствовала себя такой легкой, что, казалось, вот-вот поплывет по воздуху, — и в то же время не в силах была отвести взгляд от этого человека.

— Сара, очнись!

Она нехотя посмотрела в озабоченные глаза сестры.

— Ради всего святого, да не думай ты сейчас о работе! Ты пришла сюда, чтобы как следует повеселиться, не забыла?

Саре показалось немыслимым, чтобы Джейн не смогла угадать истинной причины ее рассеянности. Она наугад бросила какую-то незначительную реплику насчет наряда леди Фентхэм, и Джейн принялась показывать ей местных знаменитостей. Одних этих людей Сара помнила с детских лет, с другими Джейн познакомилась после того, как Ралф открыл собственное дело.

Кое-кто из знакомых подошел к ним поболтать. Почти все хвалили костюмы сестер, и Сара вынуждена была признать, что их платья и впрямь намного роскошнее, чем большинство нарядов в этом зале.

Она сказала об этом Джейн, и сестра скорчила гримаску.

— Понимаю, что это мелко и пошло, но сейчас, когда у Ралфа своя фирма, нам приходится держать марку. Ничто так не вызывает уверенности в чужом успехе, как открытая демонстрация его проявлений… Но ведь наши платья и вправду замечательные, верно? — Джейн с нежностью провела ладонью по пышной юбке. — Ей-богу, они стоят тех денег, которые я на них угрохала. Это Вероника подсказала, где можно взять их напрокат. Она на благотворительных балах собаку съела… Но куда же подевался Ралф? — добавила Джейн. — Его нет уже целую вечность. Должно быть, толкует о делах где-нибудь в баре!

— Да вот он идет, — сказала Сара, заметив зятя, который пробирался к ним через разряженную толпу.

— Ну-ка, идемте со мной, — приказал он. — Нам есть что отметить. — Ралф, стоявший ближе к Саре, чем к Джейн, обвил рукой свояченицу за талию, притянул к себе и поцеловал в щеку.

Не зная почему, Сара оглянулась — и сердце ее застучало тяжело и гулко, когда она встретилась с взглядом сапфировых глаз. Как будто между ними произошел краткий, неслышный другим диалог: глаза Сары сказали: «Его поцелуй — пустяк», и взгляд незнакомца ответил: «Это так, я знаю… Но мой не будет пустяком».

Сара вздрогнула и с трудом расслышала озабоченный вопрос Ралфа:

— Тебе не холодно? Ты вся дрожишь…

Сара отрицательно покачала головой. Ее сердце колотилось так быстро, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Ралф между тем обхватил второй рукой Джейн и теперь увлекал сестер к дверям одной из буфетных. Саре казалось, что все ее существо протестует против того, чтобы уйти — как будто она отдала бы что угодно, лишь бы не разрывать возникшей недавно невидимой, и все же крепкой нити… Никогда в жизни Сара не испытывала ничего подобного. Это сексуальное притяжение было настолько мощным, что казалось почти не от мира сего. С неохотой Сара позволила зятю увести ее прочь.

— Сюда, — указал Ралф, едва они вошли в буфетную, и повел сестер к столику, за которым сидели супруги Мерриуэзер.

Том Мерриуэзер при их приближении вскочил и отодвинул стулья для Джейн и Сары. Возле столика в ведерке со льдом стояла бутылка шампанского, пять бокалов в форме тюльпана ожидали, пока их наполнят искристой пенной жидкостью.

— Ну что, Ралф, — весело сказал Том, — ты уже сообщил дамам хорошие новости?

— Я подумал, что Джейн вначале лучше сесть, — ухмыльнулся Ралф. — Том только что решил заключить контракт с моей фирмой.

Когда стихли восторженные восклицания, Том Мерриуэзер подал знак ожидавшему поблизости официанту разливать шампанское и первым встал, чтобы произнести тост за успех и процветание фирмы Ралфа.

Сара от души радовалась за сестру и зятя, потому что знала, как важен для их будущего этот солидный контракт, да и Ралф по секрету говорил ей, что примеру Тома Мерриуэзера следуют, как правило, и другие бизнесмены.

Бутылка шампанского вмещала полгаллона, и к тому времени, когда Ралф уговаривал Сару выпить третий бокал, у нее уже не на шутку кружилась голова. Сара вообще быстро пьянела, а уж радость за успехи Ралфа вкупе с головокружительным чувством, которое с ошеломляющей быстротой вспыхнуло между нею и мужчиной, лишь сегодня увиденным на городской площади, — все это бесследно смыло ее обычную сдержанность. Сара и глазом моргнуть не успела, как уже смеялась незатейливым шуткам Тома Мерриуэзера так же легко, как Джейн, и даже немного пококетничала с собеседником, когда он похвалил ее костюм.

Вероника Мерриуэзер держалась куда тише, чем ее супруг. Сара подозревала, что эта женщина, скорее симпатичная, чем элегантная, была полной противоположностью Тому с его бурным, бьющим через край веселым нравом. Вне сомнения, эти двое были в высшей степени счастливой парой. Потягивая шампанское, Сара узнала, что у них две дочери, обе замужние и с детьми, и именно то, что один из внуков Вероники в младенчестве перенес сложную и опасную операцию на сердце, привело к активному участию миссис Мерриуэзер в создании благотворительного фонда.

Хотя мысли Сары и были затуманены непривычной порцией шампанского, она хорошо понимала, что деловые контакты Ралфа с Томом Мерриуэзером вовлекут ее сестру в благотворительную деятельность Вероники. Такая роль как нельзя лучше подходила Джейн, которая уже призадумывалась, чем бы ей заняться, когда тройняшки отправятся в школу. Джейн всегда была отменным организатором, и Сара радовалась тому, что этот талант сестры найдет себе достойное применение.

Маленький джаз-банд заиграл вальс, и Вероника Мерриуэзер улыбнулась мужу.

— Мы станцуем этот вальс, даже если за весь вечер это будет единственный случай, когда мне удастся вытащить тебя потанцевать! — решительно объявила она и пояснила остальным: — Этот вальс играли на нашей свадьбе.

— Потому-то я и попросил оркестр сыграть его, — с ответной улыбкой пояснил Том.

— Что ты о них думаешь? — спросила Джейн у сестры, когда Мерриуэзеры покинули стол.

— Они мне нравятся. Том, судя по всему, из тех, кто обеими ногами стоит на земле, человек абсолютно честный, но одурачить его нелегко.

— Да уж, — сказал Ралф, — Том не тратит времени на, как он сам выражается, «закидоны». Кое-кто из местных старожилов его недолюбливает, но я всегда относился к нему с симпатией. Том привык называть вещи своими именами, и жизнь у него была нелегкой. Он ни за что на свете не станет тратиться на модный автомобиль, зато сердце у него доброе — хотя он и из тех нуворишей, у которых вошло в привычку покупать себе пэрство.

— Вы, должно быть, ужасно рады этому контракту, — с воодушевлением обратилась Сара к Ралфу. — Он открывает перед твоей фирмой совершенно новые перспективы. Вам бы следовало сегодня отметить эту удачу вдвоем, без моего утомительного присутствия.

— Непременно отметим, — ухмыльнулся Ралф, — только попозже… — И рассмеялся, когда Джейн слегка покраснела и укоризненно пробормотала:

— Ралф…

— Но сейчас, ты уж прости, Сара, я хотел бы потанцевать со своей женой.

— И это он называет «потанцевать»… — простонала Джейн, но, тем не менее, встала и, прежде чем уйти, спросила у сестры: — Ты ведь не против?

— Не говори глупостей. Идите.

Мелкими глоточками допивая остатки шампанского, Сара откинулась на спинку стула и принялась оглядывать буфетную. Стены были обшиты панелями того же зеленого цвета, что и платье Сары, и этот оттенок приятно контрастировал с нежно-желтым колером лепного потолка, а сама причудливая лепнина была выполнена из белого с позолотой алебастра.

В дальнем конце комнаты располагался камин, а над ним висело зеркало в позолоченной раме. На стенах красовались несколько портретов, и Сара загляделась на тот, что висел ближе к ней. Картина, изображавшая мать и дочь, явно принадлежала кисти Питера Лели, и Сара гадала, подлинник ли это, когда над ее ухом прозвучал мужской голос. Подпрыгнув на стуле, она вцепилась в бокал и перевела взгляд с портрета на наклонившегося к ней человека.

— Эта женщина была одной из многочисленных любовниц Карла II, — вполголоса прожурчал синеглазый незнакомец. — Именно так ее семейству досталось это поместье. Лели известен тем, что писал идеализированные портреты в стиле барокко, в частности, серию «Виндзорские красавицы».

— Так это подлинник?

Меньше всего на свете Саре хотелось сейчас обсуждать коллекцию картин хозяев дома. Сердце ее билось так громко, что казалось непостижимым, как ей вообще удается вести обычный разговор. Вблизи его глаза, окаймленные густыми черными ресницами, оказались еще синее и глубже, чем казались Саре, а смуглая кожа и чуть насмешливое выражение лица делали маскарадный костюм эпохи короля Георга куда более подходящим для этого человека, чем для всех мужчин на балу, вместе взятых.

— Не думаю, но копия вполне приличная. Оригинал, по всей вероятности, продан много лет назад. Не хотите ли выпить?

Сара с сомнением заглянула в свой пустой бокал.

— Пожалуй, не стоит. Шампанское быстро ударяет мне в голову, а это был уже третий бокал. Я сейчас, наверное, не смогу даже пройти по прямой линии отсюда до бальной залы!

— Отчего бы нам не попробовать?

Не успела Сара сообразить, что происходит, как незнакомец легко поднял ее со стула и поддержал за талию, когда она неуверенно качнулась. При этом он наклонился к Саре, и его четко очерченный рот оказался совсем близко от ее губ. Сару охватило острое желание испытать поцелуем заманчивую твердость этих мужских губ. Страстная дрожь, лишь немного приглушенная количеством выпитого шампанского, пробежала по ее телу, и, когда незнакомец повел ее к бальной зале, Сара осознала вдруг, что не смогла бы найти более идеального кандидата, кто помог бы ей избавиться от тягостного груза девственности. Всем своим женским чутьем она ощущала, что этот мужчина — совершенный любовник, чье прикосновение, раз испытав, забыть уже невозможно, а кроме того, было в нем нечто такое, что будило в ней самые сокровенные инстинкты.

Мысленно Сара призналась себе, что хочет принадлежать этому человеку, и это признание не вызвало у нее ни потрясения, ни стыда — одно лишь ощущение, что именно так и должно быть. Сара задрожала, и, хотя спутник наверняка почувствовал это, он, в отличие от Ралфа, не стал спрашивать, холодно ли ей, а лишь одарил свою даму чуть насмешливой улыбкой.

— Прежде, чем я украду вас, мне хотелось бы убедиться, что джентльмен, с которым я видел вас раньше, не имеет преимущественных прав на ваше общество.

Вот что мне в нем нравится, отстраненно подумала Сара, он ясно и не оскорбительно дал понять, что желает меня, и в то же время хочет убедиться, что это желание взаимно.

— Вовсе нет, — сказала она. — Ралф — муж моей сестры.

— Несчастный человек! — вполголоса протянул незнакомец, и его правая ладонь, соскользнув с талии Сары, легла на ее руку. Большим пальцем он легко провел по чувствительной впадинке на сгибе локтя — там, где расходился рукав. Сара затрепетала от наслаждения, а мужчина взял ее руку и перецеловал кончики ее пальцев.

Непостижимое, сверхъестественное желание вспыхнуло огнем в крови, и такое острое наслаждение охватило ее всю, что она, сама того не заметив, оказалась в объятиях синеглазого незнакомца и приникла к его плечу, дрожа всем телом от древней как мир страсти.

— Я хочу тебя.

Дыхание мужчины, сорвавшееся с его губ вместе с этими словами, коснулось ее кожи.

Как во сне, Сара услышала собственный охрипший голос:

— Я тоже…

Никогда в жизни она не предполагала, что с ней случится такое: мгновенная тяга к мужчине, порыв страсти, настолько плотской и сильной, что ничто не могло заглушить его. Мысленным взором она уже видела себя в объятиях этого человека, касалась его, ласкала и наслаждалась ответными ласками. Когда все существо Сары затрепетало от этих томительных видений, она уже отчетливо понимала, что ее желание не имело ничего общего с расчетливым стремлением избавиться от набившей оскомину девственности. Но она загнала эту мысль поглубже, в самые недра сознания, потому что признаться в этом — значило бы оказаться лицом к лицу с опасностью, к которой она еще не была готова.

3

Они станцевали один танец… другой… Казалось, ни один из них не торопил того, что, как знали оба, должно было стать завершением вечера. Всякий раз, когда в фигуре танца Сара касалась своего спутника, она ощущала, как в ней растет возбуждение, голод страсти, жажда, обернувшаяся изысканной пыткой, и понимала, что партнер чувствует то же самое.

Сара давным-давно забыла о Джейн и Ралфе, и когда старинные часы в одной из гостиных наконец пробили полночь, она вопросительно взглянула на спутника.

— Да, — кивнул он, — думаю, нам пора… Мой коттедж в нескольких милях отсюда.

В этих прозаических словах был заключен скрытый вопрос, и Сара прошептала дрожащим голосом:

— Увези меня туда.

Уголок его рта изогнулся в улыбке, и в глазах загорелся лукавый огонек.

— Вот так взять и увезти? Ты очень доверчива. Мы ведь даже не знаем имен друг друга…

Не сознавая зачем, Сара протянула руку и прижала пальцы к его рту. Жар пробежал по ее коже, губы незнакомца, приоткрывшись, влажно коснулись ее пальцев. Страсть пронзила ее точно молния.

— Сегодня сказочная ночь, — шепотом сказала она. — Подарок феи… Пусть так и будет.

Сара не хотела разговаривать, не хотела, чтобы ее случайный знакомый обрел чересчур конкретные черты. Часть ее уже сейчас сознавала, что ради собственной безопасности она не должна раскрываться перед ним до конца. Куда легче вот так… притвориться, что все это сон, ожившая фантазия. Инстинкт подсказывал, что этому человеку можно доверять — он не садист, не психопат-насильник и не причинит ей физической боли. Ее с такой силой влекло к нему, что она даже не смела допустить, чтобы эта случайная встреча переросла в нечто большее.

То был любовник, дарованный судьбой, во всяком случае, так говорил Саре ее затуманенный шампанским разум, и она не желала ничего больше выяснять.

Ей даже в голову не пришло сообщить Ралфу и Джейн, что она покидает бал. Верхней одежды у Сары не было, и проще всего в мире оказалось рука об руку с незнакомцем выйти из дома в ночь, к изящному спортивному «порше». Спутник молча отпер машину и бережно усадил Сару на сиденье.

Она позволила застегнуть на себе ремень безопасности. Инкогнито снял парик и, прежде чем завести мотор, бросил его на заднее сиденье. Густые черные волосы искушали Сару коснуться их, ощутить пальцами их мягкость. Когда мотор заработал, она прикрыла глаза.


Коттедж стоял у реки среди домиков, которые раньше принадлежали работникам поместья. Передние фары резко затормозившего «порше» выхватили из темноты каменный фасад с окрашенной в белый цвет шпалерой, которую уже обвивали первые весенние усики какого-то растения.

Спутник Сары выключил мотор, и их окутала тишина. В этот миг ей следовало бы пойти на попятный, но вместо этого ее охватило блаженство. Счастье, переполнявшее все ее существо, было таким сильным, что Сара с трудом верила в его реальность. Казалось, она разом освободилась от всех ограничений рассудка и морали и теперь следовала только своим желаниям и чувствам — ощущение для нее совершенно новое.

Синеглазый незнакомец помог ей выбраться из машины и лишь тогда с легким оттенком недовольства заметил:

— Ты хоть понимаешь, что мы до сих пор не сказали друг другу, как нас зовут?

— Это что же, джентльменский способ сообщить мне, что ты передумал?

Они стояли под портиком у входной двери, и мужчина, услышав эти слова, развернул Сару к себе и взял в ладони ее лицо — с такой силой, что она ощутила мозоли на его руках.

— Вовсе нет, — охрипшим голосом ответил он. — Я хочу тебя с той минуты, как впервые увидел.

— Несмотря на то, что не знаешь моего имени?

Впервые в жизни Сара играла в эту игру — дразнящий флирт, и взгляд потемневших глаз мужчины пьянил ее, как раньше шампанское.

— Что имя? — прошептал он, лаская губами ее щеку, поглаживая выбившийся из прически завиток. — Знаю одно: с первой минуты, как я увидел тебя, я понял, что хочу лишь заполучить тебя в свои объятия… и в свою постель! — неистово заключил он, но тут же мягче спросил: — Так как же тебя зовут?

— Сара, — тотчас ответила она, даже не подумав прибавить фамилию — это не показалось необходимым.

— А меня — Джос.

И прежде чем Сара успела что-то сказать, рот ей запечатали мужские жадные губы.

Этот поцелуй окончательно растворил в Саре остатки здравого смысла. Она прильнула к Джосу и с радостью ощутила, как напряглись его мускулы, когда ее ладони скользнули под куртку и крепко обхватили плечи. Губы ее с готовностью приоткрылись навстречу его горячим губам. Полная грудь Сары легла в настойчивую ладонь Джоса, отдаваясь его неистовой ласке, и она испытала острое желание избавиться от ненужной одежды. Пусть его руки ласкают ее тело, жадный рот впивается в ее губы…

Поцелуй оборвался, и Сара вдруг почувствовала себя почти покинутой. Дрожь пробрала все ее тело.

Джос дышал тяжело и неровно, потрясенный не меньше, чем она сама.

— Господи, да что же ты делаешь со мной? — низким, срывающимся голосом пробормотал он. — Ты довела меня до такого состояния, что я едва не взял тебя тут же, на пороге. Давай-ка лучше войдем, пока я способен сделать еще что-то, кроме как снова сжать тебя в объятиях.

Он отпер дверь и вошел первым, чтобы зажечь свет.

Сара заморгала от яркого света, который мгновенно залил крохотную гостиную. Мимоходом она отметила, что комнатка недавно была удачно перестроена, и что обставлена она вполне мило… Но мысли Сары занимала отнюдь не меблировка гостиной. Из этой комнаты вела лестница на второй этаж, и взгляд Сары помимо воли скользнул вверх по ступеням.

С немалым трудом она оторвалась от созерцания этой заманчивой лестницы и залилась густым румянцем, обнаружив, что Джос не спускает с нее глаз, и во взгляде его открыто пылает то же алчное желание, которое пожирает ее изнутри. Чувствуя себя как в бреду, Сара непроизвольно шагнула к нему.

Джос протянул руки — но не затем, чтобы принять ее в объятия, а чтобы удержать на расстоянии. Мгновенная боль и обида обожгли Сару.

— Не смотри на меня так! — хрипло приказал он. — Если я сейчас прикоснусь к тебе, дело закончится тем, что мы займемся любовью прямо здесь, на полу, точно одуревшие подростки. Кто ты, милая Сара? — добавил он хриплым шепотом. — Какими чарами ты меня так околдовала?

Вместо ответа она медленно протянула руку и прижала палец к его губам, всем напрягшимся телом ощутив их тепло, всеми чувствами сознавая, что это касание возбуждает Джоса не меньше, чем ее саму.

— Никаких вопросов, — тихо сказала она. — Сегодня особая ночь. Если здесь и есть колдовство, то только в том, что именно сегодня мы нашли друг друга. Не станем все портить, выясняя, почему так случилось.

Глаза Джоса чуть сузились, а Сара подумала: я не хочу знать о нем больше только для того, чтобы не разочароваться, но в глубине души она хорошо понимала, в чем дело. Это страх заставлял ее хранить тайну, боязнь, что чем больше она узнает об этом человеке, тем больше захочет знать.

Джос взял ее за руку и повел к лестнице, но у нижней ступеньки остановился и резко спросил:

— Сара, ты уверена, что хочешь этого?

Вот что мне в нем нравится, восхитилась Сара: по-мужски великодушно он дает мне шанс отступить, если я того пожелаю.

— Ничего другого я в жизни так не хотела, — ответила она вслух, и это была чистая правда.

В лукавой улыбке Джоса промелькнула тень насмешки.

— Верь не верь, но и со мной такое случилось впервые. К твоему сведению, у меня нет привычки заниматься любовью с незнакомками, как бы очаровательны они ни были.

— Рада, что в моем случае ты решил сделать исключение, — озорно отозвалась Сара, но и тени озорства не было в том взгляде, которым она наградила своего спутника, покорно идя вслед за ним по узкой лестнице.

На небольшую лестничную площадку выходили две двери, и Джос повернул ручку первой из них, щелкнул выключателем ночника. Спальня была отделана в приглушенных серо-голубых тонах, стены обиты шелком. Покрывало на кровати было в тон отделке, и пол выстлан мягким серо-голубым ковром.

Непостижимым образом убранство комнаты не соответствовало мужественному облику ее хозяина, так же как и гостиная, мимолетно подумала Сара. Интуитивно она подозревала, что Джос не живет здесь постоянно, но миг спустя все эти мысли вылетели у нее из головы, потому что он снял атласный камзол и шагнул к ней.

Почему-то в это мгновение Сара вспомнила о Ралфе и Джейн, которые наверняка беспокоятся о ней, но тут же отогнала эту мысль. В конце концов, я уже взрослая и способна позаботиться о себе. Быть может, Джейн после нашего разговора уже догадалась, что задумала младшая сестра. Но неужели я оказалась сейчас с Джосом только из-за приставаний Дэвида?

Нет, сказала себе Сара, не будь Дэвида, я все равно пришла бы сюда. Сегодня ночью она пошла навстречу своим желаниям, потому что интуитивно понимала: поступить иначе — значило бы лишить себя того, о чем она сожалела бы всю оставшуюся жизнь.

Она взглянула на Джоса — тот неспешно расстегивал кружевное жабо, и пышные манжеты пенились вокруг его запястий, резко оттеняя своей белизной смуглость кожи. Даже без парика и камзола этот человек выглядел так, словно и впрямь явился сюда из давно ушедшего восемнадцатого века.

— Сара, — позвал он негромко.

Горячая волна желания захлестнула ее, сердце застучало с пьянящей быстротой. Даже удивительно, как она ухитрилась дожить до двадцати пяти лет и ни разу не испытать подобных чувств.

Джос стоял неподвижно, не сводя с нее глаз, и Сара ощутила, как под низким тесным вырезом платья набухает и сладко ноет грудь. Она взглянула на его руки, представляя, как они коснутся ее кожи — и волна сладостного жара одурманила и ошеломила ее. Потом Сара перевела взгляд на лицо Джоса. Крохотная жилка предательски билась на его виске, и в глазах полыхал тот же огонь, который охватил ее саму.

Не в силах пошевелиться, она смотрела, как Джос несколькими краткими, почти яростными движениями избавился от рубашки, обнажив торс. Смуглая кожа золотилась в приглушенном свете ночника, крепкие плечи взбухали мускулами.

Сара молча восхищалась совершенством этого мужского тела, и глубоко в ней вспыхнуло томительное желание ласкать и познавать его. Она шагнула к Джосу и услышала, как он ругнулся вполголоса, путаясь в застежках атласных панталон. Свет ночника играл на его мускулах, перекатывавшихся под кожей, и лишь там, где ее покрывала тончайшая поросль волосков, залегали глубокие тени.

Джос присел на край кровати, чтобы снять чулки и туфли, и Сара затрепетала от испуга, в первый раз увидев и оценив его мужественность. Он встал — высокий, намного выше ее — совершенно обнаженный, если не считать узких плавок.

— Иди ко мне…

Хриплая, нетерпеливая нотка желания, прозвучавшая в этом шепоте, прогнала мимолетный испуг Сары, и она сделала шаг к Джосу, краем губ усмехнувшись тому контрасту, который они должны были представлять со стороны, — почти нагой мужчина и она в своем пышном платье. И тут она вспомнила о несметном количестве крючков!

Повернувшись спиной к Джосу, Сара легкомысленным тоном сказала:

— Боюсь, мне понадобится твоя помощь.

Она вздрогнула, когда пальцы мужчины коснулись ее спины, нетерпеливо отбросив волосы. А затем его губы прильнули к чувствительной впадинке на шее, и сладостный трепет этого поцелуя отозвался в каждой клеточке ее тела.

До безумия неспешно — или это только так казалось? — Джос расстегивал крючок за крючком, всякий раз останавливаясь, чтобы покрыть жаркими поцелуями каждый дюйм постепенно обнажавшегося тела.

Покорность ткани, расступавшейся под его пальцами, и сладостное тепло твердых губ, следовавшее за этим — никогда в жизни Сара не испытывала ничего более эротического.

Джос добрался до талии, и корсаж платья скользнул вниз, обнажив полные напрягшиеся груди Сары. Его ладони немедля завладели вожделенной добычей, и она выгнулась, не сдержав сладостного вздоха, когда чуткие пальцы начали ласкать твердые соски, все сильнее возбуждая ее.

— Сара! — Нетерпение страсти прозвучало в хриплом шепоте, щекотавшем ее кожу, и тогда она широко раскрыла глаза, потрясенно воззрившись на большое настенное зеркало, в котором отражались они оба.

В сумеречном свете ночника зрелище, которое они собой представляли, было воплощением страсти: смуглые ладони Джоса на белизне ее груди, безустанное их движение — и волнение ее плоти, отзывавшейся на каждую ласку. Дикое, языческое желание вспыхнуло в Саре — прежде она и не подозревала, что способна на такое. Она выгнулась, прильнув спиной к горячему телу Джоса. Черноволосая голова мужчины склонилась к ее плечу, и Сара затрепетала, когда его зубы впились в ее нежную кожу. Она изнывала от желания коснуться его, ощутить всем телом жар его близкой плоти и раствориться в нем без остатка.

Руки Джоса соскользнули с ее груди на талию, и он поднял голову, тоже глядя на отражение в зеркале. Я выгляжу… — распутно, подумала Сара, тщетно пытаясь подыскать подходящее слово, чтобы описать эротическую притягательность своего облика. Волосы в беспорядке ниспадают на плечи, грудь обнажена, и твердые соски потемнели от возбуждения.

Из груди Джоса вырвался низкий звук — то ли стон, то ли рычание, а затем он рывком развернул ее к себе и яростным поцелуем впился в губы, торопливо нашаривая пальцами последние крючки. Сара ощутила наконец, что платье соскальзывает с ее тела, и осторожно отстранилась, чтобы окончательно избавиться от него.

Это движение словно пробудило в Джосе ярость первобытной страсти. Почти рухнув на край кровати, он рывком притянул Сару к себе на колени и прижался горячими губами к тоненькой жилке, бившейся на ее шее. Под этим натиском она откинулась на руку Джоса и едва сдержала всхлип сладостной муки, когда жаркий рот мужчины завладел ее грудью. Губы его сомкнулись на твердом набухшем соске, всасывая нежную плоть.

Наслаждение волна за волной накатывало на Сару, неистовое, точно удар молнии, и, когда тяжесть Джоса вынудила ее еще дальше откинуться на его руку, она с силой вцепилась в его плечи. Она чувствовала, как безумно колотится его сердце, и блаженные тихие стоны, срывавшиеся с ее губ, сменились пронзительным вскриком, когда его зубы вонзились в ее кожу.

Наконец Джос поднял голову, тяжело и часто дыша, свободной рукой сжимая влажную трепещущую плоть, которой только что наслаждались его губы. Большим и указательным пальцем он умело ласкал ноющий возбужденный сосок, и Сара задыхалась, хриплым стоном умоляя любовника прекратить наконец эту сладостную муку.

— Сара, Сара, почувствуй, что ты делаешь со мной! — срывающимся шепотом выдохнул он в ее приоткрытые губы. С этими словами Джос почти бросил ее на кровать и тотчас вытянулся рядом, стискивая Сару в объятиях, прижимая к своей возбужденной плоти.

Рука Сары сама собой потянулась к этому сокровенному месту, но наткнулась на досадную преграду — Джос все еще был в плавках, которые мешали ее нетерпеливым пальцам.

— Нет… нет… не сейчас… — хрипло сказал Джос. — Я хочу насладиться всем твоим телом, хочу, чтобы мы оба никогда не забыли этой ночи…

Ты уже добился этого, страдальчески подумала Сара, инстинктивно прильнув теснее к Джосу, когда он бережно, но твердо отвел ее руку.

Она тихо застонала от досады и ощутила, как Джос замер, и сама замерла, широко раскрыв глаза. Любовник склонялся над ней, пожирая ее взглядом, и его потемневшие глаза горели откровенной страстью.

— С той минуты, когда я впервые взглянул на тебя, я мечтал увидеть тебя вот такой, — хрипло прошептал он. — Этот взгляд, безумный от желания… это тело, которое принадлежит мне и жаждет меня…

И он закрыл поцелуем рот Сары прежде, чем она успела запротестовать. Невозможно было удержаться от искушения запустить пальцы в его густые волосы, сжать ладонями затылок — и погрузиться в пучину наслаждения, которое сулила Саре эта ночь.

Губы Джоса легкими и нежными поцелуями ласкали ее шею, следуя за движениями неутомимых рук, и Сара, словно одержимая, извивалась и таяла под этими изысканными ласками. Джос опять завладел ее грудью, коснулся соска, все еще нывшего от его прежней, неистовой ласки. Язык мужчины раз за разом касался чувствительной плоти — и Сара исступленно закричала, повторяя: «Джос, Джос!», и вцепилась в его плечи, выгнувшись всем телом. С безумной радостью ощутила она, как его плоть отзывается на ее страсть — и растворилась вся, без остатка, в ощущении твердых губ, жадно впившихся в ее грудь.

Это блаженное чувство так поглотило ее, что лишь несколько мгновений спустя Сара осознала, что руки Джоса по-прежнему ласкают ее, гладя шелковистую кожу на внутренней стороне бедер. Она ощутила, как растет в ней томительный жар, и тело ее так неистово отозвалось на эту ласку, что Джос на миг отстранился и хрипло прошептал ей на ухо:

— Ты так дьявольски возбудима, что я не могу сдерживать себя!

С этими словами он всем телом прильнул к Саре, и это неистовое движение убедило ее в правоте его слов.

Желание охватило ее — настолько сильное, что сметало все на своем пути. Сара впилась зубами в плечо Джоса и, ощутив, как напряглось его тело, потянулась губами к его уху.

Все, чем она жила до сих пор, до этой ночи — все исчезло, растаяло, как дым, словно она родилась заново. С откровенностью, которой никогда не позволила бы себе прежняя Сара, она прошептала:

— Я хочу тебя… Хочу принадлежать тебе… Хочу, чтобы ты взял меня, вошел в меня… Я хочу…

Обрывок фразы угас на губах, сокрушенный яростным поцелуем Джоса. Сара ощутила, как он теснее прижался к ней, и сквозь запечатанные поцелуем губы беззвучно застонала от наслаждения, когда все ее тело затрепетало, соприкоснувшись с самым неопровержимым доказательством мужского желания.

— Сара… милая… милая Сара… — повторял Джос со стоном, точно молитву, и его властные вездесущие руки ласкали ее всю, а горячие губы становились все настойчивее.

Теряя власть над собой, он всем существом отдавался жажде, древней, как само время. Рука Джоса коснулась влажного лона Сары, и предвкушение блаженства словно взорвалось в ней. Сокровенная ласка продолжалась, и она слабо застонала, протестуя против этой сладкой пытки. Но языческое безумие страсти окончательно овладело ею, и теперь ее руки ласкали тело Джоса так же вольно и дерзко, как он прежде ласкал ее. Теперь уже Сара упивалась вспышками страсти, которые сотрясали тело любовника при самых интимных ласках, теперь уже ее губы ловили неистовое биение пульса в ямке у основания шеи, а Джос стонал и извивался, возмущаясь своим подчиненным положением, но не в силах отказаться от блаженства, которое оно несло.

— Сара… — Напряженная дрожь пробежала по телу Джоса, он наконец отстранился и заглянул ей в лицо.

Что-то странное таилось в его глазах, и Сара насторожилась.

— Что? — спросила она, чувствуя, как вдруг пересохло во рту. Каждый нерв в ее теле трепетал от напряжения.

— Вот что… — И с этими словами Джос одним движением овладел ею. Сладостная боль пронзила все тело Сары, дыхание перехватило, глаза широко раскрылись. Потрясенная этим неизведанным прежде наслаждением, она, как во сне, услышала хриплый голос Джоса:

— Вот это я и хотел увидеть — что ты чувствуешь то же, что и я. Мы — единое целое…

Он размеренно двигался, и Сара ощущала, как все глубже, все настойчивее проникает в ее влажные недра мужская плоть. Тело ее выгнулось навстречу этому вторжению, бедра приподнялись, и ноги сами собой обвились вокруг его талии.

— Сара, Сара, — со стоном повторял Джос, содрогаясь от неистового наслаждения, рот его жадно искал и находил ее губы, мускулистая грудь сминала ее полные груди. Смутно, как сквозь дымку, Сара сознавала глухую боль, но желание, владевшее ею, поглощало все. И когда Джос, потрясенный, на миг отпрянул, она яростно прильнула к нему, всем телом требуя закончить начатое, утолить языческую жажду плоти и подарить ей тот неописуемый миг наслаждения, когда она, прервав поцелуй, закричала, потрясенная невиданным прежде блаженством, а потом шептала что-то восторженно-невнятное, сознавая, что и Джос достиг той же сладостной вершины…

И в этом блаженном парении Сара ощутила, как неодолимая дремота все сильнее овладевает ею. Джос как будто звал ее, настойчиво, даже раздраженно повторяя ее имя… Но Сара не в силах была ответить. Невесомая, она точно опускалась на мягчайшую перину, и этой призывной сладкой истоме невозможно было противостоять…


Сара нехотя открыла глаза. Странный ей приснился сон… Словно она опять стала ребенком, и они с Джейн спят в одной постели, как часто бывало в те далекие времена, когда Сару мучили ночные кошмары. Рука Джейн обнимает ее за плечи… Сара сонно моргнула — и вздрогнула, осознав вдруг, что сон обернулся реальностью. Чья-то рука действительно обнимала ее за плечи, но эта рука определенно принадлежала не Джейн!

С отталкивающей ясностью Сара вспомнила все, что произошло прошлой ночью. Лампа на столике у кровати все еще горела, и в ее свете хорошо было видно лицо мужчины, спящего рядом.

Джос! Сара судорожно сглотнула. Господи, что же я натворила? Она вспомнила резкий требовательный голос Джоса, доносившийся сквозь туман неумолимой дремоты. Он понял, что я — девственница… Боже милостивый, надо уйти прежде, чем он проснется! И как только я могла поступить так опрометчиво?

Сара, затаив дыхание, ухитрилась благополучно выскользнуть из объятий крепко спящего мужчины, не потревожив его. В спальне было прохладно, и, задрожав от холода, она ощутила, как все тело ноет от странных, непривычных ощущений. Жаркая кровь прилила к лицу Сары, когда перед ее мысленным взором чередой прошли картины вчерашней ночи. Она торопливо собрала одежду, стараясь не шуметь. Передвинув платье задом наперед, она кое-как застегнула нижние крючки, а потом не без труда управилась с верхними, придав себе более-менее приличный вид.

Она понятия не имела, который час, и не осмелилась разыскивать часы Джоса, боясь разбудить его, но, впрочем, за окнами было еще темно. Лихорадочно закончив одеваться, Сара торопливо пошла к двери — но тут Джос шевельнулся. В ужасе она задержала дыхание.

Так будет лучше, твердила она себе, открывая дверь и поспешно сбегая по лестнице. То, что произошло между нами, само по себе похоже на сон. Конечно, Сара не сомневалась, что все это случилось наяву, но вчерашняя ночь настолько отличалась от ее повседневной жизни, что казалось самым безопасным поскорее забыть о ней. Даже теперь Сара страшилась думать о тех чувствах, которые пробудил в ней Джос. Она выскользнула в предрассветную темноту и задрожала от студеного ветра. Благодарение небесам, коттедж был в нескольких минутах ходьбы от дома священника, хотя одному Богу известно, что скажет Джейн…

В окнах дома было темно, и никто не проснулся, когда Сара собственным ключом отперла входную дверь. Добравшись до своей спальни, она торопливо разделась и нырнула в постель, даже не приняв душ, чтобы никого не разбудить.

Саре и теперь с трудом верилось в то, что все случилось с ней наяву. В то, что она провела ночь с незнакомым мужчиной — ночь в самом интимном и чувственном смысле этого слова. Мрачная усмешка искривила губы Сары. Наконец-то у нее больше не будет проблем с Дэвидом Рэндалом! Она чуть не рассмеялась, вспомнив, как Джейн советовала ей избавиться от девственности. Кто бы мог подумать, что я проделаю это с несвойственной мне бесшабашностью!

4

— Да просыпайся же, соня!

Знакомый голос Джейн пробился сквозь марево сна, и Сара нахмурилась. Что-то с ней было не так, чего-то не хватало… Она вспыхнула до корней волос, сообразив, чего — а вернее, кого именно ей недостает, и этот румянец не ускользнул от пристального внимания старшей сестры.

— Ну, так где же ты провела ночь? — сухо осведомилась Джейн. — Или это государственная тайна?

— Вроде того. — Сара села в постели и поморщилась, когда все тело отозвалось протестующей болью.

Она взяла чай, который принесла Джейн, и обхватила приятно горячую чашку холодными ладонями.

— Видишь ли, я последовала твоему совету касательно моих проблем с Дэвидом Рэндалом, — непринужденно пояснила она и добавила дрогнувшим голосом: — Я совершила поступок, настолько мне не свойственный, что и сейчас не могу поверить, что это случилось на самом деле.

— О, и что же «случилось на самом деле»? — спросила Джейн, не сводя с нее глаз. — Или этого вопроса мне задавать не положено?

— Я отправилась в гости к мужчине, с которым познакомилась на балу, — медленно проговорила Сара. — Мы занимались любовью… — Она прямо взглянула в глаза сестре. — Я хотела этого, Джейн… не из-за того нашего разговора. Хотела этого мужчину почти до безумия.

— Что ж, рада это слышать, — спокойно сказала Джейн. — Кто он такой? Где живет?

Сара отставила чашку и, прежде чем ответить, минуту разглядывала узор на одеяле.

— Я знаю только его имя, — негромко сказала она и, когда Джейн попыталась что-то вставить, жестом оборвала сестру. — И это все, что я хотела знать. Я ушла на рассвете, пока он еще спал. То, что он сотворил со мною, напугало меня, Джейн. Я не хочу близости…

— Не хочешь — и, тем не менее, отправилась с ним в постель? — строго спросила Джейн. — Что же еще, по-твоему, можно назвать близостью?

— Родство душ. И если ты не против, Джейн… Я не хочу больше говорить об этом.

Сестра пожала плечами.

— Что ж, ты совершеннолетняя, можешь поступать, как заблагорассудится… Но, надеюсь, ты понимаешь, что твой… э-э… партнер по этому маленькому приключению может не удовлетвориться, как ты, одной бурной ночью и расставанием навеки?

Эта мысль ошеломила Сару, но она была убеждена, что, едва Джос обнаружит ее исчезновение и поймет, что она не вернется, он сразу выбросит ее из головы. В конце концов, он привлекательный и опытный мужчина. Наверняка нет недостатка в женщинах, готовых занять в его постели место Сары. Вполне вероятно, что при отрезвляющем свете дня он вздохнет с облегчением, увидев, что ее нет.

Сара постаралась не задумываться над тем, почему эта мысль подействовала на нее угнетающе. Тот же страх, который она испытала, впервые увидев Джоса, вернулся с удвоенной силой. Это невозможно, твердо сказала себе Сара, нельзя же с первой встречи влюбиться в человека на всю жизнь… И вздрогнула. Влюбиться? Господи, да о чем я только думаю? То, что случилось минувшей ночью, было лишь игрой разбушевавшихся гормонов — не более. Все кончено… кончено… Сегодня я вернусь в Лондон, и жизнь опять войдет в свою колею.

Ралф, тактичный, как всегда, ни словом не обмолвился о вчерашнем исчезновении Сары и весь обед проболтал о том, как он доволен заключением нового контракта. К середине дня Сара почувствовала, что ее существование понемногу входит в привычные рамки. И действительно, когда она покидала дом сестры, минувшая ночь уже казалась ей сном.

Именно так и должно быть, твердо сказала себе Сара, когда поезд вез ее в Лондон. Мне повезло разделить с почти незнакомым человеком то, что было для меня неповторимым переживанием, и более того, этот случай поможет мне наконец-то избавиться от гнусных притязаний Дэвида.

Но в глубине души Сара отчетливо сознавала, что ею двигало отнюдь не желание разделаться с девственностью. Чересчур опасно было признать правду, слишком больно было вспоминать те ощущения, которые подарил ей Джос, то наслаждение, которое он разделил с ней. И Сара категорически отметала все мысли о нем, которые пытались пробиться через возведенные ею защитные барьеры. Лучшее, что она может сделать, — навсегда забыть о том, что случилось этой ночью.


С таким похвальным намерением Сара и переступила в понедельник порог своего рабочего кабинета. Уик-энд остался позади, а с ним и то, что произошло. Большим подспорьем для Сары оказалась новая рукопись одного из ее любимейших авторов. Сильвия Торнтон, очаровательная семидесятилетняя старушка, писала тонкие остроумные романы в стиле Джейн Остин, и Сара с воодушевлением уселась знакомиться с новым образчиком ее творчества.

Она не успела прочесть и главы, когда зазвонил телефон. Слегка нахмурившись — она ведь попросила секретаршу ни с кем ее не соединять, — Сара сняла трубку. Это был Стивен Холланд.

— Сара, у тебя никаких планов на ланч?

— Никаких.

— Превосходно. Тогда перед ланчем зайди в мой кабинет, хорошо?

Удивленная, Сара повесила трубку, взглянула на часы и обнаружила, что уже почти час, а стало быть, пора выполнять распоряжение босса.

В дамском туалете она наскоро осмотрела себя в зеркале и убедилась, что вид у нее безукоризненно деловой. Хорошо сшитый костюм неброского персикового цвета прекрасно оттенял ее рыжие волосы, а черепаховый гребень надежно удерживал тяжелый узел волос на затылке. Сара подправила помаду на губах и решила, что готова к встрече с боссом.

В приемной Стивена было пусто, из-за приоткрытой двери кабинета доносился разговор. Сара осторожно постучала и стала ждать. Стивен сам распахнул дверь и, одарив Сару дружеской сияющей улыбкой, проводил ее в кабинет.

— Сара, дорогая, познакомься с Джошуа Ховардом. Как тебе уже известно, он займет место Джеймса Ричардса… Джошуа, хочу представить тебе редактора любовных романов издательства «Лейхнер энд Холланд» мисс Сару Френч.

Словно выскользнув из собственного тела и отстраненно наблюдая за происходящим, Сара смотрела, как сидящий в кресле напротив Стивена высокий черноволосый мужчина легко поднимается на ноги.

Кровь отхлынула от лица Сары — в один миг она узнала этого человека и поняла, что он тоже узнал ее. Но самое ужасное было даже не в том, что Джошуа Ховард, ее новый босс, оказался не кем иным, как Джосом, ее случайным любовником. Ужаснее всего, что первым чувством, которое при виде его испытала Сара, был не страх, а острое, ничем не замутненное желание. По правде говоря, ей понадобилась вся ее выдержка, чтобы не броситься опрометью к Джосу, не-…

Испуганная собственной реакцией, Сара невидяще уставилась в окно и мечтала лишь об одном — поскорее очнуться от наихудшего в мире кошмара, который, увы, существовал наяву. Где-то за тысячу миль отсюда разливался счастливый голос Стивена. «Я уверен, что вы двое отлично сработаетесь. Мисс Френч трудится как пчелка…» — слова эти лишь краем задевали сознание Сары, порабощенное присутствием мужчины по имени Джошуа Ховард. Всем своим существом она ощущала флюиды исходившей от него мужественности. Мне не нужно даже смотреть на него, обреченно думала Сара, не нужно подходить к нему близко — я и так знаю его наизусть.

Каким-то непостижимым образом ее тело запомнило Джоса и теперь с восторгом говорило ей об этом. Все страхи, которые Саре удалось заглушить в злосчастную ночь маскарада, теперь нахлынули с новой силой и наяву оказались куда кошмарнее, чем в воображении. На миг она зажмурилась, чтобы не видеть Джоса, и тут же поняла, что совершила чудовищный промах, — теперь перед мысленным взором возник Джос, каким он был в ту ночь… ее неистовый любовник…

— Мы с Сарой уже знакомы.

Услышав эти слова, да еще сказанные таким ледяным уверенным тоном, Сара тотчас же открыла глаза и наткнулась на взгляд Джоса. Недавний любовник в упор разглядывал ее — так, словно видел насквозь, и от этого жесткого всезнающего взгляда горячая кровь прилила к лицу Сары. Она сразу вспомнила, как тайком убежала в предрассветную тьму. Теперь выражение его лица ясно говорило, что он этого не забыл и намерен потребовать объяснения этому поступку.

— Вот как? — без особого интереса отозвался Стивен.

— Мы познакомились во время уик-энда, — ровным голосом продолжал Джос, хотя его собеседник и не думал интересоваться подробностями. — Я недавно купил коттедж и ездил проверять, как идут строительные работы. Мы с Сарой встретились на местном приеме.

— Ах да, конечно… И как продвигаются работы в твоем новом доме?

— Успешнее, чем я мог надеяться. Если повезет, то очень скоро я смогу туда переехать. Правда, на оборудование бассейна уйдет больше времени, чем я предполагал.

Сердце Сары болезненно сжалось, когда она поняла, какой же это дом в деревне купил Джос. Нет, это нестерпимо — в довершение всего он еще и завладел Хотон-хаусом, предметом ее давних и несбыточных мечтаний!

— Очнись, Сара! — шутливо окликнул Стивен. — Где это ты бродишь?

Горячая волна прихлынула к лицу Сары, и, даже не глядя на Джоса, она знала, что тот не сводит с нее глаз. Неужели решил, будто ей было с самого начала известно, кто он такой?

Сара украдкой взглянула на Джоса и поняла, что совсем не в этом причина той почти осязаемой ярости, которая исходит от него. Казалось немыслимым, чтобы гнев Джоса, направленный именно на нее, был вызван тем, что она тайно, по-воровски исчезла из его дома. Они Не уславливались о том, что одна-единственная встреча будет иметь продолжение, и Сара не могла понять, отчего бы Джосу захотелось большего. Откуда же взялся гнев, который жег ее так, словно она сунула руку в костер?

Вдруг Сара остановилась посреди коридора, задрожав, как от холода. Что, если Джос пришел в бешенство не из-за того, как я исчезла, а из-за того, как совершенно неожиданно появилась вновь? Эта мысль казалась чересчур здравой, чтобы от нее можно было отмахнуться. Когда Джос сжимал случайную знакомую в объятиях и твердил, как она желанна, когда осыпал ее страстными ласками и нежными словами, он и понятия не имел, что им предстоит работать вместе. Оба они не могли тогда этого знать… Но теперь он, по сути, ее босс. Думает ли он, что Сара может как-то воспользоваться их мимолетной близостью, или же просто злится, что открылся перед ней таким, каким никогда не предстал бы перед своей подчиненной? Если это так, что же, по его мнению, должна чувствовать я?

Жаркая кровь прилила к лицу Сары, когда Стивен первой пропустил ее в лифт. Джос стоял так близко, что она ощущала тепло его тела, и оставалось лишь упорно смотреть в одну точку. Джос хотел, чтобы Сара смотрела на него, и это желание было таким сильным, что взгляд его синих глаз буквально жег ей затылок, но Сара не сдавалась. К тому времени, как двери лифта раскрылись, на ее лице блестели бисеринки пота, и панический страх метался в душе, точно пламя лесного пожара.

Каким-то образом Саре удалось пережить пытку ланчем с новым боссом, хотя потом она так и не сумела ясно вспомнить, что ела или о чем говорилось за столом.

На обратном пути Стивен бодро заявил:

— Уверен, вы отлично сработаетесь. Сара проницательный и одаренный редактор. Полагаю, Джос, ты очень скоро поймешь, какой она бесценный работник. — И добавил, искоса взглянув на Сару: — Бьюсь об заклад, Сара, что и для тебя помощь Джоса окажется бесценной… Особенно в работе с такими авторами, как Дэвид Рэндал.

При одном упоминании Дэвида Сара покраснела до корней волос и могла лишь молиться, чтобы никто больше не заметил странного напряжения, повисшего в воздухе, когда прозвучало это имя. Не в силах удержаться, она быстро взглянула на Джоса — тот в упор смотрел на нее, и в его синих глазах застыло непроницаемо-мрачное выражение.

Лишь когда они вошли в здание фирмы, Сара наконец смогла вздохнуть свободно. Несомненно, Стивен сейчас опять уведет Джоса в свой кабинет, и она останется одна, чтобы собраться с мыслями и отдышаться.

Самое разумное, что она сейчас могла бы сделать, — уволиться с работы, но разве это возможно? Придется потерпеть не меньше нескольких месяцев, пока новый контракт Ралфа не принесет прибыль, — ведь нужны деньги, чтобы оплатить проживание бабули в комфортабельном доме для престарелых. Сара хорошо помнила недавнюю встречу со старушкой и то, как счастлива она на новом месте, а потому знала, что не может сейчас отказаться от своей высокооплачиваемой должности.

Надо только помнить, что Джос, судя по всему, так же, как и она, не настроен обсуждать то, что случилось между ними. Только по другой причине, мрачно сказала себе Сара, когда все трое вышли из лифта. Она не настолько глупа, чтобы не распознать причину той совершенно неожиданной радости, которая вспыхнула в ней при виде Джоса. Чувство, которое Сара испытывала к нему, отнюдь не было обычным физическим влечением — теперь-то пришлось это признать, — как и то, что она была права, когда не хотела говорить о себе с Джосом, опасаясь стать ближе к нему. Теперь-то опасаться слишком поздно: Сара чересчур хорошо осознала, как сильно ее влечет к Джосу, как глубоко зашло ее неразумное чувство.

Легко было укрыть эту правду под маской необходимости избавиться от постылой девственности, когда Сара была уверена, что никогда больше не увидит Джоса, но теперь эта уловка уже не могла защитить ее.

Подойдя к дверям своего кабинета, Сара испытала глубочайшее облегчение, но тут же содрогнулась, услышав, как Джос ровным голосом обращается к Стивену:

— Если ты не против, я хотел бы сейчас кое-что обсудить с Сарой…

Стивен расплылся в улыбке. Он явно принял слова Джоса за желание поскорее сработаться с новой подчиненной. Сара, не понимала, как Стивен может быть так слеп, как он не замечает огоньки гнева, пляшущие в темно-синих глазах Джошуа Ховарда.

Ничего не поделаешь. Стивен пошел прочь, а Сара, выдавив дежурную улыбку, распахнула перед Джосом двери своего офиса.

Кэти, секретарши, не было на месте, и Сара лишь сейчас вспомнила, что та отпросилась на прием к дантисту. С досады прикусив губу, она открыла дверь кабинета. Эта комнатка и в лучшие времена казалась крохотной, а сейчас Сара в ней просто задыхалась. Обернувшись, она увидела, что Джос вошел следом и сейчас стоит, непринужденно опираясь на закрытую дверь. Однако в его взгляде, устремленном на нее, не было и следа непринужденности — и Сара содрогнулась от страха.

— Итак… — проговорил он тихо, не пытаясь даже притвориться, что пришел сюда, как намекал Стивену, поговорить о работе. — Какую дьявольскую игру ты затеяла?

Глаза его почти почернели от гнева, все тело напряглось так, что Сара невольно затрепетала от недоброго предчувствия, но все же нашла в себе силы остаться стоять, не рухнуть в кресло, как настойчиво требовало все ее существо.

Она облизала пересохшие губы и окаменела, когда Джос, шагнув к ней вплотную, грубо схватил за плечи и встряхнул.

— Прекрати, черт тебя подери! — хриплым голосом велел он. — На кой дьявол ты решила свести меня с ума? Почему ушла, не сказав ни слова? Почему?!

Сохраняй спокойствие, сказала себе Сара. Что бы ни случилось, он не должен узнать правду. Ей казалось, она знает, почему Джос так зол. Оттого, что они столь неожиданно встретились, и еще оттого, что своим исчезновением она больно задела его гордость.

Саре раньше и в голову не приходило, что Джос может расценить ее поступок совсем иначе. Как признание того, что он ей безразличен.

— Почему ты сбежала? — вновь спросил он. — Знаешь, что я пережил, когда проснулся? Я ведь понятия не имел, что ты девственница, пока не… пока не стало поздно останавливаться. Неужели я причинил тебе боль, Сара? Неужели так напугал тебя, что ты предпочла сбежать?

Джос перестал ее трясти, но не отстранился, а провел ладонью по щеке, очерчивая овал лица. Желание полыхнуло в Саре мучительным огнем — ничего другого она так не хотела сейчас, как только оказаться в объятиях Джоса… Но надолго ли? — спросил внутренний голос. Долго ли еще ты будешь желанна Джосу? Он опытный мужчина, и ты далеко не первая женщина, которую он возжелал… С болью Сара мысленно призналась себе, что не хочет кратковременного романа с Джосом. Он нужен ей целиком — и навсегда.

— Сара, я думал, тебе было хорошо со мной.

В голосе Джоса прозвучала такая боль, что Сара не могла не признаться:

— Это правда.

— Тогда почему ты сбежала? Если б мы случайно не встретились здесь, я бы никогда больше не увидел тебя, ведь так? Так, Сара?

Джос опять затряс ее, и слова его хлестали, словно пощечины. Мне надо как-то защититься от него, с отчаянием подумала Сара. Если так будет продолжаться, я не выдержу и признаюсь ему во всем. Боль и горечь в словах Джоса слишком сильно уязвили ее. Больше всего на свете ей хотелось сказать ему правду о своих чувствах… Но ведь эта боль не настоящая! Он просто привлекательный мужчина, которого лишь на время сделало слабым минутное желание, а оно иссякнет быстро, куда быстрее, чем ее глубокая, мучительная любовь.

И тут Саре открылся способ спастись. Глубоко вздохнув, она медленно и тихо заговорила, не в силах поначалу смотреть ему в глаза:

— Нет, Джос. Не увидел бы.

— Позволено мне будет узнать, почему?

Сара пожала плечами, изо всех сил стараясь оставаться спокойной:

— А разве обязательно должна быть причина? Мне казалось, мы оба понимаем, что это…

— Не должно повториться? — резко перебил Джос. — Согласен, в моей жизни это и вправду был неповторимый случай… Да и в твоей, как я понимаю, тоже, — со злостью добавил он. — Позволь мне сказать, что это довольно странный поступок для девственницы со стажем — ни с того ни с сего прыгнуть в постель к совершенно незнакомому мужчине.

— Разве ты никогда не слышал о влечении с первого взгляда? — выпалила Сара и тут же пожалела об этом, увидев, как сузились его глаза.

— Влечение с первого взгляда, как и любовь с первого взгляда, — краеугольный камень для более прочных отношений… но ведь ты не хотела заходить так далеко, верно? Ты просто хотела…

Сара больше не могла это слышать. Скажи Джос еще хоть слово — и она позорно разрыдается, уткнувшись ему в грудь. Господи, и как только она могла поступить так глупо?

Призвав все свое мужество, Сара твердо сказала:

— Я просто хотела избавиться от своей девственности.

Джос вдруг застыл, словно обратившись в камень. Казалось, даже перестал дышать.

— Понимаешь, у меня были проблемы с одним из наших авторов. Он, похоже, зациклился на том, что я девственница.

— Отчего же ты легла в постель со мной, а не с ним? — грубо спросил Джос.

— Потому что, во-первых, не нахожу его привлекательным — совсем наоборот, во-вторых, он женат, в-третьих… Меня тошнит от его наглой уверенности, что я должна переспать с ним только потому, что ему так захотелось.

— То есть ты хочешь сказать, что переспала со мной только ради того, чтобы другой мужчина отвязался от тебя?

Нет… нет… нет! — кричало сердце Сары, но она решительно заглушила этот крик.

— Быть может, это немного упрощенный подход к делу, но в сущности — да, именно так.

Тишина, которая последовала за этими словами, казалось, будет длиться вечно, но наконец ее прервал отрывистый голос Джоса:

— И что же теперь? Пойдешь к нему и расскажешь о своей безумной ночи?

От ядовитого тона, которым это было сказано, сердце Сары мучительно сжалось. Джос даже не пытался скрыть презрение и гнев. Ей до боли хотелось закричать, моля его понять наконец, что она просто не в силах открыть правду, что даже самой себе она страшится признаться, как много он, Джос, теперь значит для нее. Гордость, одна лишь гордость помогла Саре сдержаться и ответить как можно более холодно:

— Надеюсь, этого не понадобится. Говорят, что опытный мужчина всегда может определить, есть ли у женщины любовник. — Она постаралась, чтобы ее слова прозвучали так же цинично, как недавняя реплика Джоса.

— В самом деле? — Он засмеялся с таким тихим бешенством, что Сара похолодела. — Ну, кое-какие намеки не помешают!

И так грубо рванул Сару к себе, что она оцепенела от страха — страха, и тени которого не испытала в их единственную ночь. Ей хотелось разрыдаться от воспоминаний, которые были дороги ее сердцу, но поздно было и плакать, и что-то объяснять. Сара задохнулась от мгновенной боли, когда зубы Джоса с силой вонзились в нежную кожу у основания шеи, но грубый поцелуй возбудил в ней желание, как бы она ни силилась притвориться, что это не так.

Джос оттолкнул ее так же резко, как ранее притянул к себе. Он тяжело дышал, словно после быстрого бега, смуглое лицо залил темный румянец.

— Вот теперь, — сказал он хрипло, жесткими пальцами схватив подбородок Сары, — этот опытный мужчина точно будет знать, что у тебя есть любовник. — И прибавил с такой злобой, что у Сары кровь застыла в жилах: — Надеюсь, ради твоего же блага, что он, увидев вот это, — Джос ткнул пальцем в след от поцелуя, — не захочет сделать то же самое, что хотелось мне, когда я проснулся утром и увидел, что тебя нет.

Он пошел к дверям, но на пороге обернулся, впиваясь в Сару лихорадочно блестящим взглядом:

— Стало быть, это был дешевый обман, не более? От начала и до конца?

Саре до боли хотелось сказать правду, но гордость вынудила ее бросить:

— А чего ты хотел? Чтобы я влюбилась в тебя с первого взгляда?

С жестокой усмешкой Джос негромко ответил:

— Молю Бога, чтобы это было так, потому что, поверь, сейчас я не смог бы придумать более сладкой мести.

Месть! Холодная горечь этого слова обратила Сару в камень, и долго еще после того, как Джос ушел, она не могла тронуться с места. Да, она ранила его гордость куда сильнее, чем думала… но ведь не только тем, что сбежала? Нет, подумала Сара, еще и ложью. Как же теперь работать с этим человеком? Немыслимо.

Она опустила глаза, и взгляд ее упал на рукопись, которую сегодня утром она с восторгом начала читать. Теперь же Саре хотелось только одного — забиться в темный укромный угол и остаться там до конца своих дней.

5

Неизбежность того, что Джос начинает работать в издательстве, приводило Сару в уныние. Похоже, я осталась единственным человеком во всей фирме, кто не заразился лихорадкой по имени Джошуа Ховард, с горечью подумала она после тягостного ланча, когда ей пришлось выслушать многословные хвалы коллег, вволю посудачивших о новом главном редакторе.

— Он ведь писатель, — с восторгом трещала Рейчел, заглянувшая в кабинет Сары на чашечку кофе, — значит, точно знает, что нужно издательству.

— Вот уж не факт, — буркнула Сара.

Прозвучало это грубо, и Рейчел с любопытством уставилась на приятельницу, но Сара лишь вымученно улыбнулась. Она все еще изнывала после словесной порки, которую задал ей в понедельник Джос, и с нарастающим страхом думала о предстоящей неделе. Господи, как же я смогу работать с Джосом? Это невозможно… Но ведь и уволиться нельзя.

Когда Рейчел ушла, в кабинет заглянула Кэти.

— Хочу предупредить, что на горизонте появился Дэвид Рэндал, — сообщила она, состроив рожицу. — Я выскочила на секундочку в коридор и увидела, как он вышел из лифта.

Дэвид! Только этого сейчас и недоставало. Рука Сары инстинктивно метнулась к горлу, к предательской метке, оставленной Джосом. Сегодня она тщательно замаскирована шелковым шарфиком. Румянец ожег щеки Сары, когда она вспомнила потрясение при виде того, что натворил Джос. По счастью, след уже начал бледнеть. Сара заставила себя сосредоточиться на работе, втайне надеясь, что Дэвид обойдет ее своим вниманием.

Занятно, мрачно размышляла Сара, что после сцены, происшедшей в понедельник, осталось еще что-то, способное вывести меня из равновесия… Но наслаждение, которое доставил мне Джос, помогло увидеть агрессивный натиск Дэвида в новом свете. Теперь, когда я в полной мере познала силу плотского желания, мне будет не так легко, как прежде, отмахиваться от угроз Дэвида.

Когда Рэндал вошел в кабинет, по спине Сары пробежал колкий предостерегающий озноб. На столе перед ней лежали рукопись Дэвида и листок с замечаниями, которые Сара намеревалась обсудить с автором.

— Ну, и как здесь поживает моя прекрасная Сара? Надеюсь, ты успела обдумать то, о чем я говорил в прошлый раз?

Сара невольно съежилась от его агрессивно-торжествующего тона. Дэвид явно предвкушал свою победу. Дрожь омерзения пробрала ее при одной мысли, что этот человек мог бы к ней прикоснуться — омерзения, которое Сара испытывала и раньше, и которое лишь усилилось теперь, когда она узнала ласки Джоса.

Подняв взгляд, Сара увидела, как недобро сузились глаза Дэвида — он заметил и распознал ее невольное отвращение. На лице у него проступили красные пятна, и внезапно Сара увидела его таким, каким он был на самом деле: мужчина средних лет, беспорядочно проживший лучшие годы, что безжалостно наложило отпечаток на его физиономию. В нем нет ни следа доброты и надежности, с опаской подумала Сара. Все в этом человеке вызывало у нее омерзение и страх. Дэвид ни за что на свете не простил бы никому, что его отвергли.

Сказав себе, что это глупости, и даже Дэвид не осмелится напасть на нее здесь же, в кабинете, Сара холодно улыбнулась и взяла рукопись.

— Я прочитала ее, Дэвид, и хотела бы кое-что обсудить.

Он покраснел от злости, увидев, что его угроза не возымела действия, и Сара, поняв это, внутренне содрогнулась от глубинного, острого, лишь женщинам понятного страха.

Схватившись за свои заметки, она лихорадочно старалась сохранить хладнокровие. Если только Дэвид заметит, что она испугалась… Сегодня она чуяла в Дэвиде едва сдерживаемую злобу и понимала, что он ждет лишь малейшего повода дать выход своей ярости. Он мог бы причинить боль Саре — и наслаждаться этой болью, как наслаждается унижением своих героинь, подумала Сара и вдруг поняла, что именно казалось ей таким отвратительным в «любовных» сценах Дэвида Рэндала.

Это мгновенное озарение, как ни странно, помогло ей обрести равновесие, и спокойным рассудительным тоном она попросила Дэвида присесть.

— Я пришел не затем, чтобы говорить об этой чертовой рукописи, и тебе это отлично известно! Я хочу тебя, Сара… Так хочу, что готов плюнуть на все и взять тебя прямо здесь, если не перестанешь играть со мной в свои дурацкие игры!

Сара вспыхнула от гнева. Резко встав, с пылающим лицом она в упор взглянула на Дэвида.

— Если кто и ведет здесь дурацкую игру, так это ты! С самого начала я сказала тебе, что как мужчина ты мне совершенно неинтересен. Это ты с упорством маньяка возвращаешься к этой теме. Я не хочу и никогда не захочу быть твоей любовницей.

Лицо Дэвида пошло багровыми пятнами, и Сара поняла, что он взбешен до предела, но постаралась обуздать тревогу.

— И мы оба знаем почему, верно? — презрительно прошипел Дэвид. — Ты же боишься, Сара, боишься подпустить к себе настоящего мужчину или, во всяком случае, делаешь вид, что это так. На свете полным-полно таких, как ты, женщин, которые говорят «нет», а подразумевают «да».

Сара с трудом могла сдержать гнев при виде столь наглого и настырного упрямства.

— Когда я говорю «нет», — процедила она, — я подразумеваю именно «нет», точно так же, как и другие знакомые тебе женщины. Тебе бы следовало помнить об этом, когда ты подвергаешь своих героинь самому настоящему изнасилованию. Может, тогда хотя бы твои книги будут лучше распродаваться!

Сара выпалила эти слова и тут же поняла, что над ней нависла новая опасность. Дэвид терпеть не мог, когда критикуют его книги, и раньше Сара чувствовала себя не настолько уверенной, чтобы открыто высказывать свое мнение. Теперь-то все иначе. Она стала женщиной и хорошо знала, что искали в книгах представительницы прекрасной половины человечества. Уж конечно, не болезненные фантазии маньяка о том, что… Что бы он хотел сделать со мной, поняла вдруг Сара, с омерзением вспомнив один особенно отвратительный эпизод из новой рукописи Дэвида. В нем плененная героиня, связанная, подвергалась тому, что иначе как насилием назвать нельзя — теперь Сара по собственному опыту могла судить, что в подобном действе удовольствие получала лишь одна сторона. Не удивительно, почему книги Дэвида распродавались все хуже и хуже: на протяжении последних лет сексуальные сцены в его произведениях становились все более садистскими.

— Ах ты, дрянь! — почти выплюнул ей в лицо Дэвид, вне себя от бешенства. — Да что ты можешь знать об этом, фригидная девственница? Тебя и сунули на эту должность только потому, что…

Дверь кабинета вдруг распахнулась от резкого толчка. Сара первой увидела Джоса, и, когда он шагнул в кабинет, глаза ее широко раскрылись от потрясения и… да, от облегчения. Сара понятия не имела, что Джос сегодня появится в издательстве, и тотчас возненавидела себя за ту тень радости, которую испытала, завидев его.

— Что здесь, черт возьми, происходит?

Голос Джоса прозвучал негромко и ровно, но Сара тотчас почуяла, какая сила таится за этим внешним бесстрастием. Дэвид вскочил и расправил плечи, инстинктивно стремясь заполучить превосходство над более молодым мужчиной.

— А ты кто такой, черт тебя побери? — нагло осведомился он.

— Джошуа Ховард, — холодно отрекомендовался Джос. — Новый главный редактор.

Глаза Дэвида настороженно блеснули, он перевел взгляд с мертвенно-бледной Сары на бесстрастное лицо Джоса, затем пожал плечами и одарил последнего чарующей улыбкой.

— Я как раз говорил Саре…

— Я прекрасно расслышал все, что вы ей говорили, — отрезал Джос. В глазах его мелькнул недобрый огонек, и на мгновение он задержал взгляд на побелевшем лице Сары. — К вашему сведению, — прибавил он, понижая голос, и этот вкрадчивый медоточивый тон пробудил в Саре воспоминания, от которых она предпочла бы поскорее избавиться, — могу сообщить, что она ничуть не фригидна и… — Джос сделал паузу и улыбнулся Саре так, что ее бросило в жар, — больше не девственница.

И прежде чем Сара успела сказать хоть слово, Джос шагнул к ней и положил руку на плечо таким небрежным, но откровенно собственническим жестом, что Дэвид сразу все понял.

В глазах его загорелась неприкрытая злоба. Он взглянул на Сару, затем перевел взгляд на счастливого соперника. Сара со страхом ощутила, что, не будь здесь Джоса, Дэвид и впрямь набросился бы на нее. Она и раньше знала, что этот человек жаждет обладать ею, но не подозревала в его желании такой пугающей силы.

Дэвид выпрямился.

— У меня назначена встреча через полчаса, — отрывисто сказал он. — Я должен идти.

Джос проводил его из кабинета, а Сара без сил опустилась в кресло, чувствуя себя так, словно только что пережила катастрофу чудовищной силы.

Десять минут спустя, когда вернулся Джос, она все так же сидела, уставившись в пространство, и пыталась свыкнуться с тем, что он действительно поступил именно так, а не иначе… Что Джос, несмотря на недавнюю размолвку, защитил ее от Дэвида.

— Вот, выпей.

Прямо перед носом Сары оказался бумажный стаканчик с кофе, и лишь когда Сара потянулась за ним, то поняла, что у нее дрожат руки.

— Приятный у тебя круг общения, нечего сказать, — заметил Джос, не сводя с нее глаз. — Насколько я понимаю, это и был тот самый приставала, о котором ты говорила?

— Да. — Отрицать правду не было никакого смысла.

— Угу… А это? — Джос жестом указал на рукопись, лежавшую на столе.

— Его последний роман…

Видимо, в голосе Сары прозвучало отвращение, потому что Джос нахмурился и взял рукопись.

— Отныне, — сказал он жестко, — с этим автором буду работать я.

Кровь мгновенно прилила к лицу Сары. Больше всего на свете ей хотелось поблагодарить своего избавителя, и все же она упрямо считала, что должна побороть свой страх перед Дэвидом. Работа с его рукописями входит в ее обязанности, и если она допустит, чтобы авторы запугивали и терроризировали ее, то окажется недостойной доверия Стивена.

— Нет! — сказала Сара чересчур резко и, увидев, что Джос сдвинул брови, уже мягче повторила: — Нет. Дэвид один из моих авторов… я должна справиться с ним сама.

У нее не было сил посмотреть на Джоса. Стоит бросить на него взгляд — и он сразу поймет, как Сара мечтает, чтобы он настоял на своем. При одной мысли о том, чтобы снова оказаться лицом к лицу с Дэвидом, она внутренне корчилась от страха.

— И как давно у тебя проблемы с этим типом?

Джос отошел к окну и теперь стоял спиной к Саре. Она не могла видеть его лица, но голос у него был отрывистый, почти злой. Сара неслышно вздохнула. Разве можно упрекнуть Джоса в том, что он злится? Едва приступил к новой, сложной работе — и вот уже столкнулся с личными конфликтами. Это ведь ее обязанность как редактора работать с авторами, сглаживать острые углы и избегать столкновений.

— С самого начала, — охрипшим голосом призналась она, понимая, что лгать бессмысленно. — Когда он впервые принес в издательство свою рукопись, примерно полгода назад.

— И все это время ты ни словом не обмолвилась Стивену?

Теперь Джос смотрел на Сару, и гнев, полыхавший в его пронзительно-синих глазах, казалось, обжигал ее.

— Как я могла? — Сара беспомощным жестом развела руками. — Стивен назначил меня на эту должность вопреки мнению Джеймса Ричардса. Я хотела оправдать доверие босса. Если б я сказала ему, что не могу совладать с Дэвидом…

Кривя губы в едкой презрительной усмешке, Джос негромко спросил:

— И тебе до сих пор не приходило в голову, что, если бы ты сразу обо всем рассказала Стивену, этот конфликт был бы подавлен в зародыше? А теперь… — Джос нахмурился и сунул руки в карманы безупречно пошитого костюма. — Отныне ты будешь встречаться с Дэвидом только в обществе другого сотрудника — предпочтительно мужчины. Мне не нравится этот человек, — прибавил Джос, — но я еще не могу судить, насколько его книги важны для издательства, а это обстоятельство всегда должно учитываться в первую очередь.

Говоря это, он смотрел на Сару так, словно ожидал возражений, но та ответила ему надменным взглядом.

— Так насколько же важны для издательства книги Дэвида Рэндала?

Сара замялась и наконец без особой уверенности ответила:

— Джеймс Ричардс был о нем самого высокого мнения. Дэвид пользовался известным успехом. — Сара прикусила нижнюю губу, стараясь сформулировать точное и объективное мнение, на которое никак не должны повлиять ее чувства.

— Но?.. — подсказал Джос, вопросительно изогнув бровь, и она в смятении уставилась на него.

— Ну же, Сара, — протянул он, — я не сомневаюсь, что должно существовать какое-то «но». И что же?

— Книги Дэвида ориентированы, прежде всего, на женщин. В последнее время его романы расходятся значительно хуже. Кое-что в его последней рукописи мне не слишком понравилось, и я хотела обсудить с ним свои замечания.

— Обсуди их со мной, — приказал Джос, усевшись в кресло, которое прежде занимал Дэвид. Взяв рукопись и заметки Сары, он наскоро пробежал их взглядом. — Угу… Стало быть, тебе не нравится, в каком духе написаны интимные сцены?

Сара кивнула. Лучше бы Джосу не сидеть так близко… тогда она не ощущала бы себя такой слабой. У нее были все причины вздрогнуть, когда прозвучал негромкий вкрадчивый голос:

— И ты полагаешь, у тебя достаточно опыта, чтобы делать подобные заключения?

Сара отлично поняла, что речь идет вовсе не о профессиональном опыте. Густой румянец залил ее лицо, глаза расширились и потемнели. Собравшись с духом, она ответила:

— Раньше, может быть, и нет, а теперь… Вполне достаточно.

Наступило долгое молчание.

— Понимаю, — наконец сказал Джос. Он поднялся с кресла и сунул рукопись под мышку. — Пожалуй, я прочту это сам.

Джос пошел к двери, но у порога замешкался. Сара смотрела ему вслед. Что ей сказать? Поблагодарить за своевременное вмешательство, за то, что Джос совершенно неожиданно отнесся к ней так, словно они и впрямь любят друг друга.

— Спасибо тебе за… за…

— За что? — Джос небрежно пожал плечами. — Я всего лишь сказал Рэндалу правду, и, в конце концов, Сара, ты же для того и переспала со мной, чтобы отвязаться от него. Разве не так? Жаль было бы, если столько усилий оказалось истрачено зря.

И он вышел, а Сара осталась, чувствуя себя так, словно и впрямь подверглась физическому насилию. Все ее тело ныло, как избитое… А все-таки он меня спас, подумала Сара. Мог бы просто пройти мимо кабинета… Она содрогнулась от ужаса, подумав о том, что могло случиться, если бы не появился Джос. Лицо Дэвида, искаженное бешенством, всплыло перед глазами Сары, как наяву, и ее вдруг замутило. И зачем она отказалась от предложения Джоса передать ему все дела с Дэвидом? Гордость, мрачно сказала себе Сара, и понимание того, что мне нельзя допускать промахов в работе, — слишком я дорожу этим местом. Как знать, может, Джос уже задумал избавиться от меня? И сегодняшний добрый поступок, вполне вероятно, прикрывает совершенно противоположную цель. Джос может использовать историю с Дэвидом как доказательство, что Сара не годится для своей должности. И босс, конечно же, ему поверит.


В четверг вечером Сара, как обычно, позвонила Джейн. Всегда спокойная, старшая сестра была непривычно возбуждена и взволнована.

— Представляешь, — делилась она, — Мэрриуэзеры пригласили нас погостить недельку на их вилле на Менорке, всех, включая сорванцов! Хлопот, само собой, полон рот, мы ведь уезжаем в пятницу. Видимо, Том хочет обсудить с Ралфом кое-какие детали контракта, а поскольку они с Вероникой весь месяц пробудут на Менорке, решили пригласить и нас.

— Джейн, это же чудесно! — Сара искренне обрадовалась за сестру. Джейн давно уже как следует не отдыхала.

— Угу, и там даже будет горничная, видимо, для того, чтобы присматривать за детишками. По счастью, подходящий гардероб у нас есть, а Том оплачивает стоимость дороги, поскольку это деловая поездка. — Джейн хихикнула. — Я от радости так растерялась, что не знаю, на каком я свете. Кстати, — спохватилась она, — у тебя-то как дела?

Сара еще раньше решила, что никому не станет рассказывать о Джосе.

— Отлично, — солгала она. — Правда, хлопотно… С понедельника начнет работать наш новый главный редактор.

Хорошо, что мысли Джейн были полностью поглощены предстоящей поездкой — не то сестра непременно учуяла бы неладное. Они поболтали еще немного, а потом Сара, сказав, что Джейн еще предстоят сборы в дорогу, повесила трубку.

Небольшая квартирка, всегда такая уютная и милая, сегодня показалась ей тесной и душной. Сара беспокойно мерила шагами гостиную. Возбуждение, распиравшее ее, настоятельно требовало выхода. Хотя прошло уже два дня, Сара до сих пор не опомнилась до конца после стычки с Дэвидом и внезапного вмешательства Джоса. Конечно, она благодарна Джосу за помощь, но все же к благодарности неизменно примешивалось чувство тревоги. Чем больше Сара размышляла о случившемся, тем тверже убеждалась, что Джос так или иначе постарается избавиться от нее. Ведь не может же быть, чтобы ему хотелось работать с ней вместе!

В пятницу Сара почувствовала себя на редкость одинокой, слушая, как коллеги оживленно обсуждают планы на уик-энд. Обычно она с удовольствием проводила выходные в Лондоне. Зимой бродила по картинным галереям, летом по паркам и всегда наслаждалась своим одиночеством, с удовольствием играя роль стороннего наблюдателя. Сегодня впервые в жизни ей пришло в голову, что весь ее жизненный опыт обретен как бы через вторые руки — из книг, фильмов, чужих рассказов… То есть, нет, не весь. В кабинете было довольно жарко, но Сару пробрал легкий озноб, и она молча порадовалась тому, что никто не увидел, как предательский румянец заливает ее лицо при одной мысли о Джосе.

Сейчас уже невозможно было поверить в то, что когда-то, всего на одну ночь они стали любовниками. С тех пор Сара видела Джоса лишь дважды, и он неизменно держался с отчужденным холодком, если не считать нескольких мгновений, когда он изображал властного любовника, чтобы одурачить Дэвида Рэндала.

Зазвонил телефон. Сара привычным движением схватила трубку и просияла, услышав голос Стивена.

— Загляни ко мне на минутку, хорошо?

Гадая, с чего бы это она понадобилась Стивену, и хорошо помня, для чего он вызвал ее в прошлый раз, Сара перед визитом к начальству подкрасила губы и поправила прическу.

На сей раз босс оказался в кабинете один. Обеспокоенная силой своего разочарования, Сара сказала себе, что нелепо было бы ожидать, что здесь может оказаться Джос. Всем известно, что официально он начинает работать с понедельника, хотя на этой неделе пару раз и появлялся в издательстве.

Когда она вошла, Стивен смотрел в окно. Он обернулся, и Сара с тревогой увидела, что босс слегка хмурится. Стивен обладал ровным нравом и был, как правило, справедлив и беспристрастен, но иногда и на него находило дурное настроение. Подчиненные привыкли, подметив определенные признаки, вести себя крайне осторожно.

— Мне только что звонил Джос, — начал Стивен без всяких предисловий, все еще хмурясь, хотя Сара, к своему облегчению, почувствовала, что раздражение босса никак не связано с ней лично. — Похоже, он не сможет появиться на работе как минимум до следующей среды. Один из подрядчиков, которых он нанял для перестройки своего нового дома, запаздывает со сроками, и Джос решил задержаться в Котсуолде, пока все не будет закончено.

Сара целиком и полностью разделяла озабоченность Стивена, но ведь к ней лично эта проблема не имеет никакого отношения.

Оказалось, что имеет, и еще какое!

— Видишь ли, Джос уже составил план работы на первые дни. Он по большей части изучил редакционный портфель, но еще не занимался любовными романами, и хочет управиться с этим прежде, чем решит, надо ли что-то менять в этой области и если да, то что именно. У тебя уже есть планы на этот уик-энд, Сара?

Она озадаченно покачала головой.

— Никаких.

— А, это хорошо. — Стивен просветлел. — Джос хочет, чтобы ты приехала в его новый дом и прихватила с собой рукописи, которые наметила для публикации. Я, конечно, указал ему, что для тебя это означает сверхурочную работу, — прибавил он прежде, чем Сара успела вставить хоть слово. — Ты ведь знаешь, как я отношусь к тому, чтобы заставлять сотрудников работать сверхурочно без веских на то оснований.

Сара кивнула. Стивен старался со скрупулезной честностью относиться ко всем своим служащим без исключения, потому-то у него почти не бывало проблем с кадрами. Хотя Саре частенько приходилось работать допоздна или брать работу на дом, происходило это исключительно по ее собственному желанию. Стивен всегда твердо придерживался правила: «Сделал дело — гуляй смело».

— Я сказал Джосу, что ты могла бы приехать и в понедельник, но ему, похоже, не терпится поскорее разобраться с твоими владениями. Так что, Сара, согласишься пожертвовать уик-эндом?

Она пожала плечами.

— До этого не дойдет. Я могу поехать завтра и вернуться засветло. Окрестности мне хорошо знакомы. Моя сестра…

Сара осеклась, только сейчас разглядев, что босс явно чувствует себя не в своей тарелке. Поджав губы, Стивен глубокомысленно разглядывал ее, и Сара чуть нахмурилась под этим взглядом.

— Кажется, Джосу нужно от тебя больше, чем просто исполнение рабочих обязанностей, — наконец сознался он. — Поскольку сам он бывший журналист и писатель, то более-менее хорошо знаком с основной частью наших изданий… Но вот когда дело доходит до любовных романов, ему недостает опыта, чтобы объективно судить о них. Вот если бы ты вместе с ним просмотрела весь список, объяснив причину, по которой была отобрана та или иная рукопись, вкупе с данными о том, как расходятся тиражи, тогда он получил бы куда более ясное представление о том, чего мы добиваемся в этом жанре. Мне думается, идея весьма здравая.

Сара была того же мнения, но за этой «здравой идеей» видела кое-что еще. Что, если Джос решил изучить ее редакционный план еще и для того, чтобы получить в руки оружие против нее самой, доказать, что она не справляется со своей работой? На миг Сару охватила паника, но она быстро взяла себя в руки.

Сколько раз Стивен шутливо выговаривал ей за отсутствие уверенности в себе? Пускай издательство выпустило в свет не так уж много любовных романов, зато раскупаются они с внушительной скоростью и все эти книги Сара отобрала лично. Раза два ей даже пришлось выдержать ожесточенный бой с Джеймсом Ричардсом, чтобы, в конце концов, добиться его одобрения. Он стремился включить в список побольше «горяченьких» книг наподобие опусов Дэвида Рэндала, но Сара твердо отстаивала свой выбор. В одном случае Джеймс сетовал, что книге не хватает «огонька», очевидно, имея в виду секс, но то, как быстро разошелся тираж, подтвердило правоту Сары.

— Кгм…

Сара очнулась. Стивен ждет ее ответа. Внутренний голос громко твердил, что она должна быть осторожна с Джосом.

— Если мистер Ховард хочет поработать над планом вместе со мной, я буду счастлива исполнить его желание, — холодно сказала она вслух.

Стивен тотчас просиял.

— Вот и умница! — воскликнул он. — Ты, верно, остановишься у сестры?

Вот об этом-то я как раз и не подумала!

— Боюсь, это невозможно, — вздохнула она. — Джейн со всем семейством уезжает на отдых.

— Ну, о жилье можешь не беспокоиться, — с улыбкой заверил ее Стивен. — Если уж ты так понадобилась Джосу, он позаботится, чтобы у тебя была крыша над головой. Сейчас я ему позвоню, а потом сообщу тебе, о чем мы договорились.

Возвращаясь в свой кабинет, Сара внутренне кипела от возбуждения, полная решимости доказать Джосу, что хотя и не сумела справиться с Дэвидом, но в своем деле она собаку съела.

Вот почему так сложно быть самым младшим редактором в издательстве, да вдобавок и женщиной, мрачно размышляла Сара, оказавшись в своем кресле. Прочие редакторы так и норовили отнестись к ней покровительственно, а она, хорошо осознавая всю тяжесть своих новых обязанностей, зачастую не находила сил настоять на своем. И все же она хорошо умеет судить о вкусах других представительниц своего пола. На сей счет Саре опасаться нечего — сводки продаж доказывают это.

Однако же на нее возложена большая ответственность… а сама она не всегда полностью уверена в своих суждениях. Будь иначе, Сара сразу же сказала бы Дэвиду, что ей категорически не нравится его новый роман. Сейчас ее тревожило, что Джос решил подвергнуть тщательной проверке именно отобранные ею книги. Нужно быть начеку — на случай, если это лишь начало кампании, цель которой — подорвать положение мисс Френч в фирме. О, Джос весьма опасный противник…

Зазвонил телефон, и Сара схватила трубку.

— Все устроено, — сообщил Стивен. — Ты остановишься в доме Джоса. Там достаточно места, и, как говорит Джос, вам обоим куда легче будет управиться с работой, если ты будешь у него под рукой. У тебя есть водительские права?

— Да, есть, — подтвердила Сара, думая совсем о другом.

Остановиться в доме Джоса? Почему эта мысль так пугает ее? Да потому, что там Джос Ховард будет играть на своем поле, а у него и так уже слишком много преимуществ перед ней!

— Отлично. По счастью, в гараже издательства как раз стоит одна из моих машин. Можешь ее взять… Ну, должны же мы как-то компенсировать тебе потерянный уик-энд! Не так-то весело тащиться за город на поезде с чемоданом книг, не говоря уж добром десятке рукописей.

Об этом Сара и впрямь не подумала. Она поблагодарила босса за заботу, стараясь подавить растущее чувство страха.

Вряд ли Джос нарочно подстроил, чтобы все произошло именно так, — это было бы чересчур невероятное совпадение, но, похоже, судьба совершенно бесчестно подыгрывает ему. Что же, придется наглядно доказать, что меня не так-то легко застращать, как полагает мистер Ховард. Мне, конечно, крупно не повезло, что он появился в самый разгар стычки с Дэвидом…

Даже если бы дело не усложнялось тем, что на одну ночь Джос оказался ее любовником, Сара все равно испытывала бы неловкость, вспоминая, что ему довелось услышать в ее кабинете. Учитывая все это, не стоит удивляться, что Джосу не терпится избавиться от подобной сотрудницы. Даже если бы между ними не было личного конфликта, для первого знакомства с новым боссом она показала себя далеко не лучшим образом.


Сара ушла из кабинета после шести часов. Когда она спустилась в гараж, нагруженная рукописями, Билл, служащий, приветствовал ее широкой улыбкой.

— Мистер Холланд велел мне дождаться вас, мисс. Машина уже ждет, бак полон. Шеф просил передать, что мистер Ховард ждет вас нынче вечером, — прибавил Билл, забирая у нее коробку с бумагами.

Нынче вечером! Сара молча проглотила это сообщение и заторопилась наверх за новой порцией. Еще два рейса — и все рукописи вкупе с документами заняли место в багажнике.

Саре достался проворный ярко-красный автомобильчик прошлогоднего выпуска, но уже с изрядным пробегом. Дорога до дома заняла полчаса.

Оказавшись в своей квартирке, Сара принялась готовиться к отъезду. Она понятия не имела, к какому сроку ожидает ее Джос, но не собиралась допустить, чтобы его своенравные выходки повлияли на ее привычку все делать обстоятельно.

Она приняла душ, вымыла голову и, ожидая, пока высохнут волосы, сделала себе салат. В глубине души Сара понимала, что вовсе не голодна, а попросту тянет время. Ей совсем не хотелось встречаться с Джосом, а уж тем более — оставаться с ним с глазу на глаз. Благодарение Богу, что он хотя бы не живет в том коттедже!.. Лицо Сары вспыхнуло, когда помимо воли перед ее мысленным взором возникло непрошеное и чересчур яркое видение: нагие сплетенные тела, и она, возбужденная и покорная одновременно, с жаром отдает себя…

Сара вздрогнула и, с усилием прогнав воспоминание, отодвинула тарелку с салатом, к которому так и не притронулась, и заставила свои мысли обратиться к более практическим предметам. Нужно уложить вещи… Что же взять с собой? Здравый смысл предлагал ограничиться обычным набором, который Сара брала, отправляясь к Джейн, но сейчас она едет к Джосу в качестве подчиненной, это исключительно деловая поездка. Сара подошла к гардеробу и извлекла пару неброского цвета юбок и, подходящих к ним блузок — то, что обычно надевала на работу, но менее формального вида, нежели деловые костюмы.

Она уложила юбки и блузки в чемодан, присовокупив к ним джинсы, футболки, чистое белье и пижаму. Вряд ли ей понадобится что-то еще.

Когда высохли волосы, Сара не спеша надела чистое белье, юбку из набивного хлопка и неброскую блузку — вполне удобная одежда для того, чтобы вести машину, но не настолько легкомысленная, чтобы Джос с самого начала не уяснил, что она приехала исключительно работать. Сара не стала укладывать волосы в сложную прическу, а ограничилась тем, что заплела косу и закрепила ее черепаховой заколкой. Потом слегка подкрасила глаза и губы.

К половине девятого мешкать дольше было уже нельзя, иначе на место она прибудет где-нибудь за полночь. Сара состроила легкую гримаску при мысли о том, что пришлось бы барабанить в дверь и поднимать хозяина с постели, чему тот вряд ли будет доволен. Наверняка Джос ожидал, что я сломя голову брошусь к нему прямо из офиса, чтобы, Боже упаси, не рассердить босса, угрюмо подумала Сара. Она подозревала, что ее неспособность управиться с Дэвидом дала ему повод с презрением отнестись к ее профессиональным качествам в целом. Если она хочет удержаться на своей должности — а Сара хотела этого, и еще как! — надо будет любой ценой загладить это неблагоприятное впечатление. Она уже знает, с чего начать: показать Джосу, что она ни капельки его не боится!

И лишь садясь в машину, Сара осознала, что близка к осуществлению своей детской мечты — пускай и ненадолго, но все же она будет жить в Хотон-хаусе. Так много всякого случилось с тех пор, как Сара в последний раз видела этот дом, что она совершенно забыла о своей давнишней любви к старинному особняку…

6

Джос еще не спал, и к тому же был не один. Рядом с его «порше» красовался алый «мерседес» — спортивная модель. Сара, паркуясь, ломала голову, с какой стати Джос настаивал, чтобы она приехала сегодня вечером, если у него гости.

Она выбралась из машины и позвонила в парадную дверь. Когда та распахнулась, Сара лицом к лицу оказалась с новым хозяином Хотон-хауса. На Джосе были черные брюки и белая рубашка с расстегнутым воротом, волосы слегка растрепаны. Отчего-то во рту у Сары пересохло, и она с большим трудом заставила себя отвести взгляд.

— А ты не спешила.

Итак, великодушной отсрочки не будет. Война началась.

— Я не люблю быстрой езды, — в тон Джосу ответила Сара, — а из города выехала, когда было уже почти девять.

— Не надо объяснений. Я и не ждал, что ты примчишься сюда на всех парах, трепеща от предвкушения встречи со мной.

Лучше бы он так не говорил, подумала Сара, понимая, что эти слова были сказаны с той самой целью, которой они и достигли: напомнить о ночи, когда она и впрямь трепетала. Какое счастье, что в холле царил полумрак, и Джос не мог разглядеть выражение ее лица!

Глаза Сары уже почти привыкли к темноте, когда она услышала капризный женский голос:

— Дорогой, что это ты там застрял?

Сара куда больше прежнего обрадовалась спасительной темноте. Ни к чему гадать, чей роскошный «мерседес» стоит у входа в дом. Что это — еще одна выходка Джоса, желание показать, как мало он стремится возобновить их близость? Наказание за тот воистину ничтожный ущерб, который Сара нанесла его гордости? Да с какой же стати Джосу заботиться о ее чувствах? С чего бы это он захотел показать, что в его жизни есть и другие женщины? Она это давно уже поняла.

Обладательница капризного голоса между тем вплыла в холл, размеренно стуча высокими каблуками. В тусклом свете Сара разглядела бледный ореол тщательно уложенных светлых волос. Женщина направилась прямо к ним и, не обратив никакого внимания на припозднившуюся гостью, небрежно взяла Джоса под руку.

— Дорогой, — хрипловато промурлыкала она, — ты заставляешь меня ждать…

Она соблазнительно надула ярко-алые губы, и Сара с некоторым опозданием сообразила, что эта шикарная особа намного старше, чем казалась на первый взгляд, — не двадцать с небольшим, а все тридцать с хвостиком. Впрочем, этот факт выдавали лишь едва заметные морщинки. Фигура у блондинки была по-девичьи стройная, розовый облегающий комбинезон дерзко расстегнут на груди — Сара дважды подумала бы, прежде чем надеть нечто подобное.

Раскованная, привыкшая получать то, что ей хочется, и весьма и весьма целеустремленная, подумала Сара.

— Да… но ожидание только больше распаляет тебя, Хелен, — вкрадчиво протянул Джос, тронув пальцем кончик чуть вздернутого носа.

Блондинка вновь кокетливо надула губки. Сара подозревала, что женщина намеренно старается смутить ее, но испытывала вовсе не смущение, а… Ничего я не испытываю, строго сказала она себе, и уж конечно, не ревность. Никакой ревности! Да и какое я имею право ревновать Джоса? Ни малейшего…

— Дорогой, а кто эта твоя маленькая подружка? — наконец осведомилась блондинка, видя, что Джос так и не собирается представлять дам друг другу.

— Моя новая сотрудница, — лаконично сообщил он.

— A-а… Понимаю. Какая-нибудь секретарша… — В голосе блондинки прозвучало рассеянное безразличие, и Сара едва не поежилась от острой неприязни.

— Вовсе нет. — Судя по голосу, Джос явно забавлялся неловким положением, в котором оказалась Сара, и более того — заметил ее неприязнь. — Сара редактирует любовные романы в издательстве «Лейхнер энд Холланд».

— Вот как? — Голос Хелен стал еще безразличнее, если такое было вообще возможно.

— Сара, познакомься с моей давней подругой Хелен Стэндиш. Возможно, ты скорее знаешь Хелен под ее сценическим псевдонимом Розмари Пэриш.

Сара тотчас вспомнила это имя. Она видела актрису в нескольких телевизионных постановках и неодобрительно относилась к откровенной сексуальности, которую эта женщина ухитрялась привнести в любую роль.

Тем не менее, Сара постаралась скрыть свою неприязнь и протянула руку, вежливо пробормотав:

— Очень приятно. Я видела вас по телевизору.

— А если нам повезет, очень скоро ты прочтешь ее первую книгу, — как ни в чем не бывало, добавил Джос, не обратив внимания на то, что Хелен вновь надулась.

— Дорогой, мы же договорились, что не будем никому говорить о книге, пока я ее не закончу.

— Ну, поскольку она уже включена в план отдела Сары…

Небрежное упоминание о том, что книга, которую она и в глаза не видела, уже, оказывается, стоит в плане, взбесило Сару, но она постаралась скрыть свой гнев и спокойно сказала вслух:

— Очень интересно, мисс Стэндиш. Жду не дождусь, когда смогу прочесть ваше произведение.

— Миссис, — ледяным тоном поправила Хелен. — Я разведена, но оставила фамилию мужа. Кстати, уверена, что вам… э-э… Сара, нет никакого смысла читать мою книгу. Ее прочтет Джос. По правде говоря, я предпочитаю услышать мнение мужчины…

Вот уж в этом Сара не сомневалась ни капельки — но все же не удержалась от искушения.

— О женской литературе? — елейным голосом уточнила она, слегка приподняв брови. — Я готова признать, что в этом жанре существуют превосходные редакторы-мужчины, но это большая редкость.

Хелен уставилась на нее так, словно не могла поверить собственным ушам, и наконец разразилась серебристым, слегка искусственным смехом.

— Бог мой, Джос! — воскликнула она. — Похоже, тебе придется научить своих служащих уважать мнение босса. Кстати, что эта особа здесь делает?

Ага, я уже просто «особа», угрюмо подумала Сара, дожидаясь объяснений Джоса. Они не замедлили последовать.

— Сара привезла мне свой редакторский план, — кратко ответил Джос.

Льдисто-голубые глаза блондинки опасно блеснули, одним взглядом проглотив Сару.

— Да, теперь я понимаю, дорогой, что ты имел в виду, когда сказал, что в этот уик-энд будешь очень занят… Должно быть, новая работа чертовски важна для тебя.

Оскорбительный смысл этих слов бил наотмашь, но Сара предпочла не реагировать.

— Совершенно верно, — невозмутимо согласился Джос.

— Что ж, дорогой, не забудь, в этом месяце я ожидаю тебя в гости. К тому времени я постараюсь закончить черновик и хочу, чтобы ты просмотрел его вместе со мной. Как досадно, что я должна рано утром лететь в Канн, и еще досаднее, что ты не можешь отправиться со мной.

Она так смотрит на меня, словно я в этом виновата, подумала Сара. Интересно, что сказала бы Хелен, узнай она, как горячо я мечтаю, чтобы Джос улетел с ней в Канн? Да, впрочем, она ни за что бы в это не поверила. Какая женщина, достойная называться женщиной, упустила бы случай заполучить Джоса в полное свое распоряжение?

Сара поспешила отмахнуться от этой мысли. У тебя нет, и не может быть никаких прав на Джоса, жестко напомнила она себе. И все же невозможно было удержаться от ревности, когда Джос свойски обнял блондинку и повел ее через холл, бросив Саре через плечо, чтобы шла за ними.

Я не могу любить Джоса, это немыслимо, и, тем не менее, я его люблю. Не просто влечение, не жажда физической близости заставили меня в ночь бала пойти с Джосом… Нет, в глубине души я инстинктивно почувствовала, что Джос — именно тот мужчина, которого я могла бы полюбить.

Этому нельзя найти разумного объяснения — и все же Сара знала, что это так. Она пошла с Джосом потому, что иначе поступить не могла, но лучше, намного лучше было бы, если бы она этого не делала.

Вслед за Джосом и Хелен Сара вошла в просторную гостиную и вдруг ощутила прилив острого гнева. Интуиция подсказывала ей, что Джос нарочно подчеркивает свою близость с Хелен, чтобы больнее ранить ее, Сару. Неужели этот же человек совсем недавно сжимал ее в объятиях, осыпал такими ласками, что… Нет-нет, она не станет думать об этом. Нельзя.

Сара принялась осматривать обстановку, но услышала, как Хелен говорит Джосу:

— Дорогой, здесь такой беспорядок. Не понимаю, зачем ты так упорствуешь. Разумнее было бы пожить где-то еще, пока не закончатся работы…

— Да, если б я мог быть уверен, что подрядчики не затянут со сроками. К несчастью, я в этом совершенно не уверен, потому-то я и, кстати, Сара оказались здесь. — Джос взглянул на часы. — Ты, кажется, говорила, что тебе пора в аэропорт?

— Увы, да… — И снова кокетливо надутые губки. — Проводи меня, дорогой, а потом уж без помех приступишь к своей работе. — Хелен сделала ударение на последнем слове.

Сара слышала, как в холле отдаются эхом удаляющиеся шаги, затем хлопнула входная дверь — и наступила тишина. Мучительные, непрошеные образы возникали в сознании Сары. Проще простого было вообразить Хелен в объятиях Джоса…

Наконец она услышала шум мотора, и через минуту вернулся Джос. Он включил верхний свет, и Сара с непривычки заморгала. В беспощадно ярком освещении гостиная обрела затрапезный вид. Сара чувствовала, что Джос прямиком направляется к ней, но упорно смотрела на камин, ни за что на свете не желая оборачиваться.

— Ты привезла все, что я просил?

Сара знала, что этот деловой тон должен был бы вызвать у нее вздох облегчения, однако этого не случилось. Правила хорошего тона требовали, чтобы, отвечая на вопрос, она все-таки взглянула на собеседника, и Сара скрепя сердце взглянула, но тут же пожалела об этом, заметив, что его щека и рот испачканы яркой помадой Хелен. Ну, а чем же еще могли они заниматься на улице? Обсуждать будущую книгу, что ли?

— Все в машине, — устало сказала Сара. — Я принесу, как только скажешь, где положить коробки.

— Подождет до утра. — Джос опять взглянул на часы и нахмурился. — Уже за полночь… Я все же ждал тебя пораньше.

— Но ведь то, что я тебя разочаровала, оказалось как нельзя кстати? — отозвалась Сара холодным насмешливым тоном, который удивил ее саму.

— То есть?

Вкрадчивый вызов, прозвучавший в этом вопросе, застал Сару врасплох, и ей пришлось побороть предательский румянец, прежде чем она решилась на достойный ответ:

— Если б я приехала раньше, у тебя осталось бы меньше времени для Хелен.

Джос хищно усмехнулся и мягко осведомился:

— Ревнуешь?

На миг Сару охватило безумное желание хлесткой пощечиной стереть с его лица эту издевательскую усмешку, но она сумела сдержаться. Да как он смеет так резко менять тему, извращая ее слова до такой степени, что деловая беседа превращается в личную? Сара разозлилась, совсем забыв, что сама завела разговор. Подавив злость, она холодно ответила:

— Разумеется, нет… Да и с чего бы?

На секунду ей почудилось, что в глазах Джоса блеснули огоньки гнева, но тут же исчезли, прежде чем Сара сумела укрепиться в своем впечатлении.

— И в самом деле — с чего бы? — согласился Джос так же холодно — и куда суше.

— Ревнует тот, кто любит, — с запинкой добавила Сара, решив во что бы то ни стало оставить за собой последнее слово.

— И где же ты научилась этой горькой истине? — Джос уже почти рычал. — По чьей-нибудь книжонке… Уж верно не из собственного опыта, а, моя маленькая экс-девственница?

Удар пробил защиту Сары, как шпага протыкает нежную кожу, и угодил в самое уязвимое место. Изо всех сил стараясь не выдать, как ей больно, она успела заметить в глазах Джоса сардоническую усмешку. Этот раунд он выиграл вчистую, с горечью призналась себе Сара.

— Я устала, Джос, — сказала она вслух, даже не пытаясь скрыть внезапно охватившего ее утомления. — Покажи мне мою комнату, и я сразу отправлюсь спать.

Джос недобро усмехнулся и распахнул дверь гостиной. Сара, как сомнамбула, последовала за ним. На лестнице Джос небрежно бросил через плечо:

— А если бы я сказал, что сегодня ты будешь спать в моей постели?

Кровь бешено застучала в висках Сары, отсчитывая безжалостные секунды борьбы с коварной памятью: руки Джоса ласкают ее тело, губы покрывают поцелуями разгоряченную кожу… Хорошо знакомая дрожь наслаждения всколыхнулась в ней, грозя смести остатки самообладания.

— Превосходно, — наконец выговорила она. — Если только ты будешь спать в другом месте.

Джос промолчал и, лишь когда они оказались на верхней ступеньке лестницы, повернулся к Саре так, что тень падала на его лицо. Очень странно было слышать его голос и не видеть выражения лица.

— Ты маленькая лгунья, Сара, — негромко проговорил он, — и я мог бы хоть сейчас уложить тебя в свою постель и доказать, что ты лжешь.

Лишь мгновенное острое чувство опасности придало ей сил ответить ровным тоном:

— А ты большой наглец. Не отрицаю, ты доставил мне наслаждение, но я уже говорила тебе, почему оказалась в твоей постели. С тех пор ничего не изменилось.

Сара затаила дыхание, ожидая ответа, но Джос, притворившись глухим, пошел дальше по темному коридору и остановился у одной из массивных дверей.

— Извини за плохое освещение, — бросил он, толкнув дверь. — Электрики никак не разберутся с проводкой. Кухня и большая часть нижних помещений уже готовы, но сюда они еще не добрались. Увы, во всех спальнях до сих пор царит ужасающий беспорядок. Мне пришлось нанять кое-кого в деревне, чтобы расчистить для тебя вот эту комнату…

Сара шагнула в спальню и слегка поморщилась при виде старомодных, кричащего цвета обоев, однако, как и сказал Джос, в комнате было чисто, кровать, хоть и почтенного возраста, но на вид удобная, да и вообще, подумала Сара, мне ведь предстоит провести здесь всего пару ночей.

— Своей ванной, боюсь, у тебя не будет, — продолжал Джос, отходя к порогу. — Единственная действующая ванная вон там. — Он указал на дверь напротив спальни. — Твой чемодан в машине?

— Да.

— Пойду принесу. По счастью, мой кабинет уже полностью обустроен, так что предлагаю начать работу завтра с утра… скажем, в десять.

Сара кивнула и, когда Джос отправился вниз за чемоданом, принялась изучать свое временное пристанище.

Комната была небольшая, уютная и после переделки обещала стать на редкость приятной. Сара мысленно обустраивала ее, когда вернулся Джос.

Он бросил чемодан на кровать и пошел к двери, задержавшись лишь затем, чтобы вкрадчиво бросить:

— Приятных снов, Сара.

Затем вышел и закрыл за собой дверь.

Поскольку Сара слышала, как Джос спустился вниз, она решила, что можно без опаски принять душ. Ей вовсе не хотелось столкнуться с Джосом на лестничной площадке, когда из всей одежды на ней будет только пижама.

Ванная оказалась такой же старомодной, как и спальня, но, благодарение Богу, горячей воды здесь было вдоволь. Сара проворно приняла душ, смыла макияж и почистила зубы, после чего отправилась в отведенные ей апартаменты.

Несмотря на усталость, заснула она не скоро. Предстояло как-то справиться с жгучей ревностью, которая вспыхнула в ее душе, когда Сара увидела Джоса в обществе Хелен. Все-таки следовало бы немедленно найти новую работу, но она ведь уже поклялась себе, что не позволит Джосу выжить ее из «Лейхнер энд Холланд». Да и нельзя сейчас бросить столь высокооплачиваемую должность.

И все же каждый миг, проведенный в обществе Джоса, лишь усугублял мучительную боль, которую она испытывала в его отсутствие. Как сможет она работать с Джосом, зная, что в его жизни есть другие женщины, изнывая от томительного желания коснуться его?.. Придется научиться и этому, строго сказала себе Сара. Кто знает, быть может, тогда она отыщет способ уничтожить свою безнадежную любовь к этому человеку. Джос вовсе не воплощение ее тайных желаний, каким он казался в ту, первую ночь. Он, оказывается, может быть жесток, как был жесток сегодня. Ей бы радоваться, что увидела его в истинном свете, но вместо радости Сара испытывала одну лишь боль.


Сара проснулась рано, так рано, что простиравшиеся вдалеке поля все еще заволакивал утренний туман. Семь часов утра, а она чувствует себя бодрой, как никогда. Сара вынырнула из-под одеяла и направилась в ванную. Десять минут спустя она уже спускалась по лестнице в джинсах и футболке. Волосы Сара заплела в косу, а с макияжем возиться не стала.

Методом проб и ошибок она отыскала кухню, заглянув по дороге в кабинет Джоса. По сути это была небольшая библиотека — вдоль стены стояли в ряд великолепные книжные шкафы из красного дерева. Все убранство комнаты дышало приятным, недвусмысленно мужским духом — от красочного персидского ковра на полу до массивного рабочего стола, к которому были придвинуты кожаные кресла.

Славно работать в такой атмосфере, особенно морозными зимними днями, подумала Сара, заметив большой, облицованный мрамором камин. Стоит закрыть глаза — и почти наяву учуешь аромат горящих яблоневых веток…

Сара чуть заметно вздохнула и отправилась на поиски кухни. Просторное помещение пришлось ей по вкусу. Саре понравилось все: и прочная дубовая мебель, и кухонные столы, и керамическая плитка на полу. Ей до смерти хотелось кофе, и она наугад распахнула дверцы нескольких шкафчиков, в одном из которых и обнаружилось искомое. Судя по всему, хозяин не торопился закупать съестные припасы.

Ожидая, пока сварится кофе, она поискала хлеб, чтобы приготовить тосты, но так ничего и не нашла.

К тому времени, когда Сара выпила кофе, уже минуло восемь, а она была по-прежнему голодна. Распахнув дверцу холодильника, она изучила его содержимое и нахмурилась, обнаружив почти пустые полки. Неужели Джос и впрямь считает, что этого им хватит на два дня?

Сара вспомнила, что местный магазинчик в деревне по субботам открывается рано и решила провести ранние часы с большей пользой, нежели просто ждать, когда проснется Джос.

Женщина за прилавком узнала Сару и взглянула на нее с легким удивлением.

— Я-то думала, ваша сестра уехала.

— Уехала, — кивнула Сара.

Продавщица явно изнывала от любопытства, но Сара, не пускаясь в объяснения, мило улыбнулась, поблагодарила и забрала пакеты с покупками.

Хлеба в магазине не продавали, но к тому времени, когда Сара вышла на улицу, уже открылась маленькая булочная. Восхитительный запах, плывший из распахнутых дверей, оказался чересчур соблазнителен. Сара вышла оттуда через несколько минут, бережно неся два больших пакета. В одном были свежеиспеченные круассаны, в другом — еще горячий пшеничный хлеб. Сара понятия не имела, как собирается Джос организовать их питание — но уж сама-то не намеревалась жить впроголодь! Вернувшись, она с некоторым удивлением обнаружила, что Джос еще не спускался вниз.

Было уже девять часов, и Сара до сих пор не завтракала, а в десять, судя по словам Джоса, они уже должны были приступить к работе. Сара сказала себе, что в ее обязанности не входит трудиться у мистера Ховарда в качестве бесплатной экономки, и принялась готовить новую порцию кофе, но скоро ее одолели угрызения совести. В конце концов, от нее не убудет, если она поднимется наверх и спросит у Джоса, не хочет ли он кофе. Сара включила духовку, чтобы подогреть круассаны, и, когда по кухне поплыл соблазнительный запах, голова у нее пошла кругом от голода.

Сара поспешила наверх и вдруг сообразила, что даже не знает, которая из комнат принадлежит Джосу. Она стояла в растерянности, но тут открылась дверь ванной, и Сара, обернувшись, широко раскрытыми глазами уставилась на Джоса, на его могучую грудь, на брызги воды, все еще блестевшие на гладкой коже. Против воли Сара окинула его взглядом. Джос был совершенно обнаженным, если не считать полотенца, обернувшего бедра. Горячая волна безудержного желания всколыхнулась в Саре, сметая все на своем пути.

— Нехорошо так глазеть на мужчину.

Насмешливые слова Джоса подействовали на разгоряченное воображение Сары, точно ведро ледяной воды. Рука ее, сама собой потянувшаяся к нему, бессильно упала вдоль тела, лицо побелело. Сара не могла вымолвить ни слова, у нее перехватило горло, и пугающая слабость охватила все тело.

— Завтрак… — наконец едва слышно выдавила она. — Я… я не знала, проснулся ты или нет… Может, хочешь позавтракать…

— Позавтракать? — Джос негромко засмеялся. — И что же ты хотела предложить мне на завтрак, милая Сара? Чудесный нектар своих губок? Медовую сладость своей нежной кожи?

От этих слов по телу Сары прошла жаркая волна. Господи, подумала она, он доводит меня до исступления, даже не прикоснувшись, и моя плоть сама отзывается на его слова.

— Ты хочешь меня, Сара…

Этот дерзкий, самонадеянный тон мгновенно отрезвил ее, и желание тотчас сменилось гневом, когда Сара взглянула на Джоса и увидела в его глазах откровенную насмешку. Ей вдруг до смерти захотелось причинить ему такую же боль, какую он причинял ей. Ярость вспыхнула в Саре с такой силой, что она забыла обо всем на свете, кроме своей боли — и опомнилась только в мертвой тишине, наступившей вслед за оглушительным треском пощечины. С нарастающим испугом Сара смотрела, как на щеке Джоса все ярче проступает красный отпечаток ее ладони, и сама не могла поверить тому, что осмелилась его ударить. Лишь секунду спустя она осознала, что затянувшееся молчание становится зловещим, и попятилась, но Джос оказался проворнее. Шагнув к Саре, он безжалостно стиснул ее запястья, и теперь в его глазах не было ни веселья, ни насмешки — они были темны, словно штормовой океан, и Сара содрогнулась, оказавшись лицом к лицу с этой грозной ледяной бездной.

— Не вымещай на мне злость, — мрачно процедил Джос, и жестокость, прозвучавшая в его голосе, еще больше испугала ее. — В чем дело? — поддразнил он, впиваясь в Сару безжалостным взглядом сокола, нацелившегося на добычу. — Не хватает духу попросить того, чего на самом деле хочется?

Это немыслимо, с отчаянием подумала Сара. Зачем только я поднялась наверх? Почему не осталась в кухне? Она застонала от боли — не только физической — и закрыла глаза, чтобы не видеть презрения на лице Джоса.

— Не притворяйся, плутовка. — Шепот Джоса обжег ей ухо, вызвав новый прилив страха. — И ты, и я отлично понимаем, что твоя бледность, вид испуганной жертвы — всего лишь уловки. Никакая женщина не ударит мужчину, если только не ждет ответного удара… или поцелуя… Чего же ты хотела, Сара? Или, может быть, позволишь мне выбрать самому?

Она дернулась, безуспешно пытаясь вырваться, задыхаясь от ненависти к Джосу и к себе самой за то, что так и не смогла забыть, каково это — оказаться в его объятиях.

Джос рывком привлек ее к себе, отпустив лишь на миг и только для того, чтобы железной рукой обхватить ее талию. Сара оказалась так тесно прижатой к нему, что отбиваться было попросту опасно. Свободной рукой Джос обхватил ее затылок и с яростью дикаря впился в ее губы безжалостным поцелуем.

Он прижимал Сару к себе с такой силой, что она ощущала, как неистово бьется его сердце, какой жар исходит от его обнаженной груди, как слабеет ее тело перед этим неистовым напором. И к тому же она чувствовала, как сильно Джос возбужден. Остатки сил покинули Сару, губы ее сами с готовностью приоткрылись — и мир вокруг словно исчез.

Унизительней всего было то, что первым поцелуй прервал Джос. Он оторвался от губ Сары, тяжело и часто дыша.

— О, мой Бог! — неистово выдохнул он. — Ты… ты…

Одного только звука этого хриплого голоса хватило, чтобы отрезвить Сару. Джос немного ослабил хватку, и она тотчас воспользовалась этим. Дрожа всем телом, отступила на шаг и с усилием выдавила из себя:

— Я приехала сюда работать и больше ни для чего… — Слезы заволокли глаза Сары, но она срывающимся голосом продолжала: — Можешь верить этому или нет — твое дело, но запомни раз и навсегда: я не хочу… не хочу…

— Спать со мной? — Джос искривил рот, словно не поверил ни единому слову. Да и с чего бы ему верить? Сара и от себя самой не могла скрыть того, как неистово и жадно отозвалась ее плоть на эти грубые объятия, и сама себя ненавидела за это.

— Я не хочу, чтобы ты даже касался меня! — резко бросила она, отступая еще дальше.

Странное выражение появилось во взгляде Джоса. Неужели он и вправду чуть побледнел, или это только кажется? Сара опустила глаза и напряглась, лишь сейчас увидев, как плотно облегает ее тело тонкая футболка, вызывающе подчеркнув высокую полную грудь с отвердевшими сосками. Ткань промокла насквозь, когда Джос с неистовой силой прижимал Сару к своей груди.

— Можешь думать что хочешь, но я пришла сюда только для того, чтобы спросить, будешь ли ты завтракать!

И, прежде чем самообладание окончательно покинуло ее, Сара опрометью сбежала вниз.

Теплый сытный аромат круассанов, который недавно соблазнял Сару, теперь вызвал у нее тошноту. Она выключила духовку и села за стол, обхватив голову руками. Если Джос и дальше будет так изводить ее — долго она здесь не выдержит. В его объятиях чересчур легко забыть все, что произошло между ними после того проклятого бала. Сара не могла скрывать от себя самой, что в какой-то безумный миг она и впрямь мечтала, чтобы Джос подхватил ее на руки, унес в свою постель и ласкал, как в ту безумную ночь. Задрожав всем телом, она заставила себя подняться и автоматически, ни о чем не думая, принялась готовить кофе. Остаться здесь, работать с Джосом — разве это возможно? Но ведь у нее нет выхода. Нельзя забывать о работе.

Джос спустился в кухню через несколько минут, одетый так же легко, как сама Сара, — в джинсах, плотно облегавших его длинные ноги, и клетчатой хлопчатобумажной рубашке, которая идеально подчеркивала его широкую грудь.

На пороге кухни он остановился и, едва заметно сдвинув брови, спросил:

— Чем это здесь так пахнет?

— Круассанами и кофе, — бесцветным голосом ответила Сара. Она не могла заставить себя посмотреть на Джоса. — Когда я проснулась, мне захотелось есть… Хлеба я не нашла и вспомнила, что магазин в деревне по субботам открывается рано. Продуктами ты не запасся… вот я и купила кое-что.

Джос молчал, а у Сары не было сил повернуться к нему. Сейчас ее естественный поступок казался непозволительно дерзким. Судя по последнему инциденту, уж лучше бы она оставалась голодной.

— Сара… — Она оцепенела, ощутив на плече легкое касание пальцев Джоса. — Прости… Я должен извиниться перед тобой за свои слова.

За слова… но не за поступки, с горечью подумала Сара и наконец повернулась к нему лицом. И, с притворной небрежностью пожав плечами, вывернулась из-под руки Джоса.

— Ничего страшного, — холодно сказала она. — Ты не больше виноват в том, что привык к женщинам, вешающимся тебе на шею, чем я виновата в том, что…

— Хмм… весьма запутанная фраза, но я, кажется, понял, что ты имеешь в виду. На сей раз эта колкость сойдет тебе с рук, но в будущем лучше не испытывай мое терпение.

Горький комок подкатил к горлу, однако Сара скорее умерла бы, чем позволила Джосу заметить, что с ней творится.

— Что ты еще купила, кроме круассанов? — осведомился он, небрежно открыв духовку и выкладывая на блюдо содержимое противня. — Я и сам собирался попозже выйти и сделать кое-какие покупки, но ты меня опередила.

— Только самое необходимое, — ответила Сара. — Я ведь не знала, как именно ты собирался организовать наше питание.

Джос уселся, поставил блюдо на стол и, слегка нахмурившись, взглянул на Сару.

— То есть?

Она пожала плечами.

— Ну, если бы моя сестра не уехала, я остановилась бы у нее и приходила сюда только работать. Не знаю, быть может, у тебя есть какие-то личные планы…

— Ты и в самом деле уверена, будто я упорхнул бы развлекаться, а тебя бросил здесь обедать в одиночестве?

— Я ведь твоя служащая, а не гостья, — напомнила Сара.

— А я твой босс, и моя обязанность — следить за тем, чтобы ты хорошо питалась! — отрезал Джос и добавил с легкой досадой: — У нас чересчур много работы. Я-то надеялся, ты не будешь против, чтобы мы стряпали по очереди. Понимаю, это будет не слишком удобно — здесь все еще работают строители. Я не собирался так скоро переезжать в Хотон-хаус, а потому даже не пытался подыскать прислугу. Впрочем, могу устроить так, чтобы ты обедала и ужинала в местной пивной — если мое общество для тебя так невыносимо.

Что еще оставалось Саре? Настаивать сейчас на том, чтобы она питалась отдельно, — значит проявить глупую, ребяческую обидчивость.

— Я согласна, — наконец сказала она.

Джос преувеличенно серьезно объявил:

— Что ж, полагаю, готовить обед выпадает на мою долю… Что там у нас в меню?

— Салат с цыпленком, — невозмутимо сообщила Сара и увидела, как в его глазах заплясали смешинки.

— Ну, с этим я бы мог, пожалуй, справиться… И даже справлюсь, если ты согласишься приготовить мое коронное блюдо — стейки на гриле. Я их обожаю, а в холодильнике как раз лежит подходящий кусочек филе.

— Договорились!

Эта шутливая болтовня приятна до головокружения, но и очень опасна, напомнила себе Сара, входя вслед за Джосом в кабинет. Коробки, которые он принес из ее машины, стояли у рабочего стола, и, опустившись в кресло, Сара почти явственно ощутила, как этот стол, словно пропасть, отделяет ее от Джоса. Она очень нервничала при мысли, какой тщательной проверке подвергнется сейчас ее профессионализм.

Они работали до обеда, и Джос внимательно выслушивал пояснения Сары, почему была внесена в редакционный план та или иная книга, время от времени делая для себя пометки.

Когда Сара наконец умолкла, он спросил:

— И какого же мнения ты о своем выборе — в свете того, как расходились тиражи?

Он хочет, чтобы я подкрепила свое мнение цифрами, поняла Сара и, набрав в грудь побольше воздуха, призналась:

— Два случая оказались для нас полной неожиданностью. Историческая сага, которая очень понравилась мне самой, но вряд ли должна была прийтись по душе массовому читателю, разошлась так хорошо, что мы заказали автору продолжение. Твой предшественник был разочарован, что книга Дэвида Рэндала продавалась не так хорошо, как он ожидал. Насколько мне известно, Стивен до сих пор очень доволен прибылью, которую принесли любовные романы.

Джос помедлил немного и ровно заметил:

— Сара, я хотел услышать твое мнение. Твое мнение о своем умении выбирать… Или ты не в состоянии его высказать?

Он чересчур близко подобрался к самой уязвимой точке — вечной неуверенности Сары в своей правоте, а этого ни в коем случае нельзя допустить.

— Я более-менее удовлетворена своей работой, — сдержанно сказала она.

— Более-менее? — Джос изогнул бровь. — Странное выражение. Почему бы не сказать, к примеру, довольна до чертиков? Насколько я могу судить по своему опыту, большинство редакторов всегда стремится выпятить свои успехи и показать, насколько они ценные работники.

На что он намекает? Что она, Сара, не вправе счесть себя ценным работником? Если Джос намеренно старается принизить ее профессиональные качества, то ему это вполне удается.

— Я сказала «более-менее удовлетворена», потому что именно это и хотела сказать. Я не так давно приступила к своим обязанностям и, конечно, рада, что мой выбор, как правило, оказывается удачным, но пока еще трудно судить, чему я этим обязана — профессиональному опыту или чистой воды удаче.

— Я и сам не смог бы сказать лучше, — сухо кивнул Джос, явно забавляясь тем, что Сара угодила в ловушку, которую сама же для себя и расставила. — И единственный способ выяснить это — поручить тебе составить редакционный план на этот год и, возможно, на следующий. Если ты получаешь хорошие результаты только благодаря удаче, а удача тебя покинет…

Сара чувствовала, что у нее есть нюх на хорошие книги, но, само собой, не могла целиком и полностью полагаться на свое суждение, пока его не поддержит кто-то другой.

— Стивен, кажется, уверен в моих силах, — с запинкой заметила она.

Джос скорчил легкую гримасу и ответил с убийственной прямотой:

— Стивен не способен устоять перед смазливой мордашкой, потому-то теперь и радуется, что сможет укрыться за моей широкой спиной и предоставить мне роль палача, если, конечно, до этого дойдет. Как я уже говорил, пока еще рано оценивать твои профессиональные способности. А теперь — перерыв на обед.

Сара испытала ребяческое желание сказать, что она не голодна. Джос совершенно вывел ее из равновесия, и теперь она ощущала только тревогу и опустошенность.

Джос между тем не сводил с нее глаз, и тревога Сары лишь усилилась, когда она услышала его негромкий голос:

— Тебе никогда не приходило в голову, что для этой работы ты чересчур чувствительна? Как ты управляешься, например, с упрямым автором, когда нужно потребовать от него изменений в рукописи? Или я уже знаю ответ?

Сара поняла, что он намекает на Дэвида Рэндала, и вспыхнула, чувствуя, что вот-вот разрыдается.

— Это нечестно! Большинство авторов ничуть не похожи на Дэвида!

— Надеюсь, что так, — пожал плечами Джос и добавил: — Кстати, я прочел рукопись Дэвида, и она мне не понравилась. Подобное отношение к женщине могло бы испортить репутацию нашего издательства в глазах общественности. Дэвиду придется либо забрать, либо переделать свой опус.

— Я скажу ему об этом. — Радость при мысли, что Джос согласился с ее суждением, отравляло Саре лишь осознание того, что ей опять придется столкнуться с Дэвидом.

— Нет! — Категорический ответ Джоса хлестнул ее наотмашь, точно плеть. — Я сам поговорю с ним. — И добавил мрачно: — Почему-то мне кажется, что так мы скорее добьемся нужного результата…

— Но ведь это моя работа… — начала Сара и осеклась на полуслове, бесцеремонно оборванная Джосом.

— А моя работа — следить, чтобы ты делала свое дело быстро и эффективно. Прости меня, Сара, но после сцены, которую я наблюдал в твоем кабинете, мне трудно поверить, что ты сумеешь совладать с Дэвидом Рэндалом. Ты боишься его.

Это была правда, беспощадная правда, и Сара подавленно смолкла. За считанные часы Джос, казалось, изучил все ее слабости, все уязвимые места… Сколько еще ждать той минуты, когда он сообщит, что намерен рекомендовать Стивену уволить ее? Не так уж долго, с горечью подумала Сара.

— А теперь пойдем обедать.

Салат из свежих овощей и цыпленка можно было с тем же успехом заменить опилками, угрюмо подумала Сара, отодвинув тарелку с едой, к которой едва притронулась. Если таково будет работать с Джосом и в будущем, уж лучше ей уволиться по собственному желанию. Но как? Как может она показать Джосу, что он одержал над ней верх? И как обойтись без нынешнего солидного жалованья?

Эти два вопроса вновь и вновь возвращались к Саре, терзая ее все последующие дни.

Джос оказался поразительно трудолюбив, и Сара не могла не признать, что он в высшей степени способный и опытный редактор. За короткий промежуток времени он ухитрился прочесть все привезенные ею рукописи — видимо, читал по ночам, решила Сара, днем у него и так дел оказывалось по горло. Если их не прерывали строители, то обязательно звонил телефон, и Сара молча восхищалась тем, как быстро Джос переключал внимание с одного предмета на другой, при этом не упуская сути дела. Чем больше восхищалась Сара его профессиональными талантами, тем меньше становилась уверена в своих. Джос, правда, хвалил ее. Тем не менее, когда Сара возвращалась в Лондон, ее не оставляло отчетливое предчувствие, что дни ее на посту редактора любовных романов издательства «Лейхнер энд Холланд», попросту говоря, сочтены.

Последнее, что сказал Джос перед тем, как Сара уже собиралась уезжать, что он, едва вернется на работу, сразу напишет Дэвиду Рэндалу.

— Если до того он обратится к тебе — отсылай его ко мне.

— А как же моя работа над редакторским планом на этот год? — спросила она.

Джос ответил что-что уклончивое — и все равно Сара вздохнула с облегчением, радуясь тому, что после нынешнего уик-энда пройдет еще несколько дней, прежде чем она опять встретится с ним.

7

Удар не заставил себя ждать. В понедельник утром Сара пробыла в своем кабинете едва ли полчаса, когда позвонил Стивен и попросил заглянуть к нему.

Он приветствовал ее слегка смущенной улыбкой, и Сара сразу поняла, что дело нечисто. Ей следовало сразу понять, что у нее нет ни единого шанса выстоять в поединке с Джосом. Интересно, что сказал бы Стивен, если бы услышал, что Джос хочет выжить Сару из издательства, потому что они были любовниками?

— Сара, тебе нехорошо? — В голосе Стивена прозвучала искренняя тревога.

— Все в порядке, — легко солгала она. — Вы хотели меня видеть?

— Э-э… да. — Стивен помолчал. — На прошлой неделе у меня состоялся разговор с Джосом…

— В мое отсутствие, — ровным голосом уточнила Сара.

Стивен как-то странно покосился на нее.

— Э-э… верно. Сара, почему ты не рассказала мне о своих проблемах с Дэвидом Рэндалом?

Я могла бы догадаться, угрюмо подумала Сара, что первым делом Джос пустит в ход именно эту историю.

— Мне казалось, я должна сама справиться с ситуацией, — пояснила она, гадая, как много Джос рассказал Стивену.

— Но допустить, чтобы тебя подвергли самому настоящему сексуальному преследованию… Мое дорогое дитя, тебе следовало с самого начала обратиться ко мне или к Джеймсу.

— Я не могла, — пожала плечами Сара. — Дэвид был любимчиком Джеймса.

— А, да-да, конечно. Я об этом как-то забыл… — Стивен взял со стола лист бумаги. — Когда Джос принял должность главного редактора, мы условились, что он вправе проверить весь штат и произвести те перемены, какие сочтет нужными.

Началось, мелькнуло в голове у Сары, и она приготовилась принять удар. Господи, и почему только я не решилась уволиться сама — по крайней мере, сохранила бы достоинство! Сара до тошноты ясно знала, что сейчас услышит.

Стивен сосредоточенно изучал документ, который держал в руках.

— Джос весьма впечатлен тем, как ты поработала с редакционным планом любовных романов… Весьма впечатлен.

Она молча проглотила эту ложку меда, зная, что за ней последует деготь.

— Но… — продолжал босс, избегая смотреть на Сару, — его очень беспокоит то, что тебе недостает известной… твердости, когда речь заходит об отношениях с авторами. Пример тому — случай с Дэвидом Рэндалом, случай, конечно, из ряда вон выходящий, но, Сара, ты ведь и в самом деле очень чувствительна. Я и понятия не имел, что у тебя возникли такие трудности с Дэвидом. Все-таки тебе следовало рассказать об этом мне. Ну, как бы там ни было… В настоящее время Джос хотел бы взять редакционный план по любовным романам под личный контроль. Он предлагает, чтобы для облегчения дела ты поработала с ним в качестве личной помощницы. Не волнуйся, ты по-прежнему будешь отвечать за первичный подбор рукописей, а Джос будет принимать окончательное решение…

Вот уж чего Сара совершенно не ожидала! Она растерянно моргнула, озадаченная до глубины души. Зачем же Джосу предлагать ей место помощницы? Разве что… Тут Сару поразила неожиданная мысль. Без сомнения, Джос ожидает, что она предпочтет уволиться, лишь бы не работать с ним. Такой ход обелит его в глазах Стивена, снимет с него ответственность за то, что Сара лишилась работы. Умно придумано, с горечью признала Сара. Только этот план не сработает. Сейчас она настолько взвинчена и зла, что готова работать хоть с самим дьяволом, лишь бы свести на нет хитроумные маневры Джоса.

— Что ж, — услышала она, как во сне, собственный охрипший голос, — если Джос считает, что так лучше… Хотя не могу сказать, что я не разочарована…

— Разумеется, разумеется! — Стивен явно обрадовался, что на него не обрушились потоки слез и истерические протесты. — Поверь, Сара, все это делается для твоего лишь блага. И, само собой, ты не потеряешь в жалованье.

— Спасибо, — механически пробормотала Сара.

Комната вдруг на миг качнулась, поплыла, в желудке заныло. Сара замешкалась у двери — сейчас она не в силах ни с кем встречаться, и меньше всего — с Джосом.

— Я… у меня… разболелась голова, — запинаясь, выдавила она. — Можно мне уйти домой?

— Да-да… конечно! — Стивен смотрел на нее с неподдельной тревогой. — Не надо так расстраиваться. Я не беру под сомнение твою профессиональную пригодность, да и перемены, задуманные Джосом, коснутся не только тебя. Как только ты обретешь больше опыта в общении с авторами, сразу вернешься на свое прежнее место…

Когда рак на горе свистнет, с горечью уточнила его слова Сара, через несколько минут выходя на залитую весенним солнцем улицу. Все, чего ей сейчас хотелось, — укрыться от мира. Можно представить, какие пойдут слухи, когда станет известно о ее новом «назначении»! Как теперь смотреть в глаза сослуживцам? Этого я не вынесу, подумала Сара.

Она остановилась так резко, что женщина, шедшая следом, едва не врезалась в нее и одарила Сару недружелюбным взглядом. Но ведь именно на это и рассчитывает Джос… На то, что гордость не позволит мне оставаться в фирме на вторых ролях. О да, придумано на редкость умно! Джос отлично знает, что Стивен с его сентиментальностью и мягким сердцем никогда не решился бы впрямую уволить меня, а потому устроил все так, чтобы я ушла по собственной воле… Но уж этого он не дождется. Никогда! Неважно, чего мне это будет стоить, но я буду работать его помощницей, и в один прекрасный день Джос еще пожалеет, что предложил Стивену назначить меня на эту должность.


К тому времени, когда она добралась домой, вымышленная головная боль превратилась в настоящую. Саре безумно хотелось поскорее прилечь, но она заставила себя снять костюм и блузку, а уж потом в одном нижнем белье рухнула на кровать и стала ждать, когда подействует болеутоляющее.

Ей снилось что-то путаное с Джосом в главной роли, когда прозвенел дверной звонок. Все еще осовевшая от лекарства, Сара, пошатываясь, добрела до ванной, набросила купальный халат и направилась в крохотную прихожую.

Плохо соображая, что делает, она отперла дверь — и ахнула от изумления, увидев на пороге Дэвида Рэндала.

— Дэвид?..

Сара слишком поздно разглядела выражение его лица, и дремотную одурь смыло резкой вспышкой паники, когда Дэвид грубо втолкнул ее в квартиру и шагнул следом.

— Решила, что ты самая умная, а? — хрипло осведомился он, размахивая перед носом у Сары какими-то бумагами. — Натравила на меня своего любовничка?

Сара лишь непонимающе смотрела на него, оцепенев от страха. Почему Дэвид оказался здесь? О чем это он говорит?

— Сдается мне, это была целиком и полностью твоя идея, — злобно прорычал он, подступая так близко, что она невольно попятилась. Ее трясло от непонимания и страха. Сара не знала точно, что имеет в виду Дэвид, но догадывалась. Должно быть, он получил от Джоса отказ напечатать его книгу в том виде, в котором она сейчас существует.

Сара укрепилась в своих подозрениях, услышав, как Дэвид, брызжа слюной, продолжает:

— Не думай только, что это сойдет тебе с рук! Еще никто на свете безнаказанно не мог оставить меня в дураках! — Дэвид скривил рот, и вдруг Сара поняла, что никогда в жизни не видела более опасного человека. Почему это она раньше не замечала, какие у него маленькие, близко посаженные глазки? А эти мясистые, отвратительно мокрые губы… Помимо воли Сара зажмурилась, чем совершила ошибку, — пальцы Дэвида с силой впились в ее плечи.

— Думала, что перехитришь меня? Отыскала подходящего любовника и воспользовалась им, чтобы избавиться от меня. Ну, меня так просто не обойдешь! Я получу свою долю радостей, которыми ты его наградила, хотя бы в возмещение моей загубленной карьеры? Ах ты, фригидная сучка! Куда тебе, с твоей холодной кровью, оценить настоящий секс — что на словах, что на деле! Мою рукопись отвергли только из-за твоего пуританского вяканья — не думай, что я этого не знаю!

— Ты ошибаешься. — Сара изо всех сил постаралась, чтобы голос звучал твердо, но, еще не договорив, поняла, что ей это не удалось. Она попыталась вырваться, но Дэвид лишь усилил хватку. Лицо его наливалось кровью, и Сара вдруг с отвращением догадалась, что ее страх возбуждает его. Омерзительные сцены в книгах Дэвида были лишь отражением его собственных болезненных фантазий, и сейчас он готов с удовольствием воплотить их в жизнь.

Отвратительное слово — изнасилование. Сара слышала о женщинах, на которых у них же дома нападали насильники, и всегда пыталась понять, как же это случилось, и сколько времени должно пройти, прежде чем несчастные жертвы вновь почувствуют себя в безопасности. Теперь она, всегда так остро чувствовавшая чужие страхи, сама испытывала ужас, понятный только женщинам. Саре хотелось кричать, отбиваться, но она чувствовала, что этим лишь сильнее распалит Дэвида. Будь трезва и рассудительна, говорил внутренний голос, постарайся сохранять спокойствие. Сара предприняла еще одну попытку объяснить, что никоим образом не причастна к решению Джоса, что даже понятия не имела, что он написал Дэвиду.

— Лжешь! — Дэвид выдохнул это слово с такой злобой, что Сара поняла: он попросту не хочет ей верить. Ему нужен предлог, чтобы наказать ее, причинить боль. Сара подозревала, что даже тип, подобный Дэвиду Рэндалу, не способен хладнокровно изнасиловать женщину. Ему нужен предлог, хоть какое-то оправдание. Сара вся дрожала и видела, что Дэвид наслаждается ее слабостью. Сопротивляться было бесполезно. Она зажмурилась, сдерживая бессильные слезы. Быть может, даже лучше молча позволить ему сделать то, за чем пришел… И все же, когда смрадное горячее дыхание Дэвида коснулось ее кожи, все тело Сары напряглось в отчаянном протесте. Если Дэвид пойдет до конца, ее просто стошнит, уж это точно…

— Сучка, маленькая сучка… Притворялась такой чистенькой, невинной, а сама-то все это время… Что, недурно развлеклась? А теперь моя очередь поразвлечься, и ты сполна заплатишь за то, что дурачила меня. Мне нужна эта книга… Мне нужны деньги, которые я мог бы за нее получить, а ты… ты…

Да он взвинчивает себя, с ужасом поняла Сара, подхлестывает свою ярость, чтобы дойти до точки.

— А теперь посмотрим, так ли ты хороша в постели, как считает твой хахаль!

Дэвид дернул пояс ее халата, и Сара, воспользовавшись тем, он что на миг отпустил ее плечи, вырвалась и опрометью бросилась в гостиную.

Дэвид, проявив неожиданную прыть, перехватил ее в дверях и толкнул с такой силой, что Сара со всего размаха ударилась спиной о стену. Она пронзительно вскрикнула от боли и бессильно осела на пол, точно сломанная кукла.

— Прекрати! — Дэвид со злобой ударил ее по лицу. — Не смей орать! Мы же не хотим, чтобы кто-нибудь заявился сюда посмотреть, в чем дело…

В уголках его рта вскипали капельки слюны, и Сара, хотя и содрогалась от отвращения, не могла отвести от них взгляда. Дэвид рывком поставил ее на ноги и прижал к стене. Это сон, всего лишь кошмарный сон… Такое не может происходить на самом деле… И все Же происходит, осознала Сара с ужасающей ясностью, когда Дэвид навалился на нее, придавив всей тяжестью своего тела, и грубо содрал халат, обнажив грудь.

К горлу Сары подкатил тошнотворный комок, она закричала, мучительно пытаясь оттолкнуть от себя понимание того, что творит обезумевший насильник. Затрещала ткань бюстгальтера, и Дэвид больно стиснул нагие груди Сары, всем телом навалился на нее, раздвигая коленом ее бедра.

Меня сейчас стошнит, тупо подумала Сара, меня сейчас…

— Сара!

Входная дверь, которая так и оставалась незапертой, распахнулась — и в прихожую шагнул Джос.

Что происходит, он понял куда быстрее, чем Сара успела набрать в грудь воздуха, чтобы выкрикнуть его имя.

Омерзительная тяжесть мужского тела, придавившая Сару к стене, в один миг точно испарилась. Сара зажмурилась, страшась обнаружить, что явление Джоса было лишь игрой ее воображения, что от безнадежности у нее попросту начались галлюцинации — и открыла глаза, лишь услышав характерный хруст ломаемой кости. Дэвид кулем рухнул на пол, хватаясь за челюсть, безумно выпучив глаза.

— Она должна была получить по заслугам! — прорычал он Джосу, брызгая слюной. — Эта сучка полгода водила меня за нос!

На губах у него белела самая настоящая пена, и Сара, как ни старалась, не могла отвести глаз от этого омерзительного зрелища.

— Она сама добивалась этого! Она наслаждалась… — Дэвид трясся, как в лихорадке, пот ручьями катился по его побагровевшему лицу. Шатаясь, он кое-как поднялся на ноги. — Говорю тебе, она сама хотела меня…

Во взгляде Джоса отчетливо читалось отвращение.

— Я бы с радостью прикончил тебя за все, что ты только что сказал и сделал, — очень тихо процедил он, — вот только закон не дает мне такого права. Зато он дает право Саре обвинить тебя в попытке изнасилования. Где у тебя телефон? — обратился Джос к Саре, не сводя глаз с Дэвида.

— Нет! — сорвалось с ее губ прежде, чем она успела остановить себя. Сара много раз слышала о том, что происходит с женщинами, которые обращаются в суд с исками об изнасиловании. Частенько с жертвами обходятся гораздо хуже, чем с самими насильниками. У нее не хватит сил пройти через все эти унижения.

— Вот видишь, я же говорил, что она сама…

— Нет! — Сара содрогнулась от непритворного отвращения и срывающимся голосом добавила: — Пожалуйста, Джос, прогони его, не то меня сейчас стошнит.

— Не волнуйтесь, — злобно фыркнул Дэвид, — я и сам уйду. «Лейхнер энд Холланд» не единственное в мире издательство. Погодите, моя книга еще разойдется такими тиражами, что вы будете локти кусать! Я заставлю вас заплатить за все, за все! Что до этой холодной сучки… — он с порога презрительно ухмыльнулся в сторону Сары, — она в твоем распоряжении.

— Тебе не следовало отпускать его безнаказанно, — негромко заметил Джос, запирая за Дэвидом дверь.

Сара попыталась было вернуться в гостиную, но тут же поняла, что у нее не хватит сил даже оторваться от стены.

— Я не выдержала бы судебного разбирательства, — хрипло вымолвила она, вздрагивая при одной мысли об этом.

— Возможно… Но наказание помешало бы ему проделать с другой женщиной то же самое, что он пытался сделать с тобой. Ты хоть понимаешь, что, если б я не пришел, он бы изнасиловал тебя?

Понимаю ли я! Сара бессильно зажмурилась. Даже теперь она не могла отделаться от потока мучительных картин, вновь и вновь терзавших ее воображение: похотливые руки Дэвида… отвратительная тяжесть его возбужденного тела…

Она пошатнулась и услышала, как Джос выругался. Откуда-то у Сары взялись силы едва слышно пробормотать:

— Не думаю, что он напал бы на другую женщину… Только на меня… Я раньше не понимала… — Сара вновь содрогнулась и прильнула к Джосу, прячась от пережитого страха в его надежных объятиях.

— Быть может, ты и права. — Голос Джоса прозвучал над самым ее ухом. — Где у тебя спальня?

Сара заставила себя открыть глаза.

— Нет… не надо… — Губы у нее болезненно ныли, и она потрогала их пальцем, лишь сейчас вспомнив, что Дэвид ударил ее. Она хотела сказать Джосу, что не хочет ложиться в постель, пока не смоет с себя грязь от похотливых рук Дэвида, если вообще когда-нибудь сумеет теперь уснуть в своей квартире.

— Кушетка… — невнятно добавила она. — Я… лучше там…

Губы Джоса сжались.

— Сара, я не собираюсь закончить то, что начал он.

Сару потрясло, что Джос вообще мог подумать, будто такая мысль пришла ей в голову. Она помотала головой.

— Не в этом дело. Я хочу принять ванну, хочу очиститься…

Джос опять выругался, но у Сары не было сил открыть глаза, чтобы посмотреть ему в лицо. Она почувствовала, как Джос осторожно опускает ее на кушетку, и задрожала всем телом, покинув безопасное прибежище его рук. Саре хотелось лишь одного — заснуть, забыться, вычеркнуть все из памяти, но Джос не позволил сделать это.

— Где ты держишь выпивку?

— Я не хочу пить… — Распухшая губа болела немилосердно, и Сара вновь потянулась, чтобы ощупать ее, но широко раскрыла глаза, наткнувшись на пальцы Джоса.

— Ты, может, и не хочешь, а я вот не откажусь, — нетвердым голосом пояснил он, глядя в глаза Сары. — Если хочешь знать, сегодня я впервые с юношеских лет ударил человека. Боже милосердный, если б он успел… Я бы просто убил его.

Джос произнес эти слова таким обыденным тоном, что Сара заморгала, чувствуя, как зловеще-спокойная фраза ощутимо повисла в воздухе.

— Что у тебя с губами?

— Дэвид ударил меня. — Сара увидела выражение, вспыхнувшее в глазах Джоса, и покачала головой. — Он просто болен. Он наслаждался всем этим… Причинял мне боль и наслаждался. Как будто воплощал в жизнь одну из своих тайных фантазий… Теперь я понимаю, почему меня всегда отталкивали его книги. Должно быть, я и раньше чувствовала, что Дэвид из тех мужчин, которым нравится унижать женщин, причинять им боль.

— Его следовало засадить за решетку, — хмуро буркнул Джос, — и, будь моя воля, этим бы все и кончилось. Кстати, как он вообще здесь оказался?

— Он получил твое заключение и решил, что это все из-за меня. Наверное, зашел в издательство, узнал, что меня там нет, а уж выяснить мой адрес наверняка было нетрудно.

— Совсем нетрудно, — согласился Джос. — У меня это заняло от силы две минуты.

При этих словах Сара нахмурилась. До сих пор она так радовалась своевременному появлению Джоса, что ей и в голову не пришло спросить, а зачем, собственно, он явился?

— Стивен сказал, что у тебя разболелась голова, и ты ушла домой. Мне подумалось, что виной тому я. Вот и решил, что надо бы зайти поговорить.

— Вернее сказать, уговорить меня уйти с работы, — язвительно уточнила Сара. Теперь, когда шок от происшедшего понемногу проходил, она вновь припомнила все свои страхи о том, что Джос решил выжить ее из издательства.

— Да с какой бы стати мне это понадобилось? — спокойно осведомился он. — Стивен наверняка сообщил тебе мое мнение: я высоко ценю твое профессиональное чутье и считаю, что его стоит развивать.

— Именно поэтому ты и сместил меня с должности, — не удержалась Сара.

— Вовсе нет. Я, как ты выражаешься, сместил тебя, чтобы уберечь от таких положений, в котором застал тебя сегодня… Хотя, конечно, раньше я и понятия не имел, насколько может быть опасен этот Рэндал. Как уже сказал Стивен, ты пока еще недостаточно закалена для работы кое с кем из наших авторов…

— И все, к чему ты стремишься — защитить меня от них? — с сарказмом осведомилась Сара.

— Черт подери, да где же, в конце концов, у тебя выпивка?

Сара усталым жестом указала на буфет и вздохнула с облегчением, когда Джос отошел от нее. До сих пор он был слишком близко, и Сара с беспощадной ясностью увидела, насколько велико различие между ним и Дэвидом. От Джоса исходил чистый мужской запах, дыхание его было свежим, и близость его пробуждала в ней мучительное желание, тогда как от Дэвида ее попросту мутило.

— Вот, выпей.

Неразбавленный бренди, с содроганием отметила Сара, но послушно проглотила обжигающую влагу. Джос плеснул себе виски:

— Сара, я вовсе не хочу выжить тебя из издательства. — Он присел на корточки, чтобы оказаться с ней лицом к лицу. — Даю слово.

Все ты врешь, уныло подумала Сара, но разве могу я вслух обвинить Джоса в том, что он не хочет работать со своей бывшей любовницей? Такое обвинение завело бы разговор на слишком шаткую почву, и если потерять бдительность, чего доброго, Сара не сумеет скрыть от Джоса, что любит его.

Наконец-то она призналась себе в том, что и так знала все время, почти с той минуты, как впервые увидела его. Она любит Джоса…

— Хочешь, я останусь у тебя на ночь?

От неожиданности губы Сары приоткрылись. Джос, не глядя на нее, сосредоточенно изучал содержимое своего бокала и натянуто добавил:

— Само собой, я буду спать на диване. Просто подумал, что тебе не захочется оставаться одной.

Как он прав, подумала Сара. Я могла бы, конечно, поехать к Ралфу и Джейн, но ведь они еще не вернулись с Менорки, а если бы и вернулись — я не в силах была бы вынести их заботу и хлопоты… Но я тем более не в силах ночевать одна в квартире, где только что подверглась нападению.

Сара закрыла глаза и слабо кивнула.

— Да, пожалуйста.

— Отлично. Сейчас четыре часа. Прими ванну, как ты хотела, а я приготовлю что-нибудь поесть. Обещаю, что и пальцем тебя не трону. Даю слово.

Вот в этом Сара ему верила. Да и с чего бы Джосу нарушать свое обещание? Они были любовниками всего одну ночь, и, хотя Джос говорил, что не любитель случайных приключений, наверняка в его жизни достаточно женщин, готовых покориться ему добровольно, чтобы он захотел прибегнуть к насилию. А есть еще и Хелен…

— Ты сможешь самостоятельно дойти до ванной комнаты?

Сара испытала сильное искушение покачать головой и сполна насладиться той краткой минутой, когда Джос донесет ее до ванной на руках. Вместо этого она с усилием села на кушетке и спустила ноги на пол.

Она шла, пошатываясь и остро сознавая, что Джос следит за каждым ее шагом, что, стоит ей покачнуться, он тотчас подхватит ее на руки… Сара с тоской думала о том, какая же это мука — ощущать его трогательную заботу и вместе с тем понимать, что эта радость дана ей на одну только ночь.

— Не запирайся изнутри, — негромко сказал он ей вслед. — Ты пережила шок, да еще и бренди… Даю тебе полчаса, ладно? Если через полчаса ты не выйдешь…

Прихватив из шкафчика чистое белье и халатик лимонного цвета, Сара вошла в крохотную ванную. Она сбросила халат, содрогнувшись от омерзения, когда тот соскользнул на пол, и мимолетно подумала: какое счастье, что холодильник забит продуктами, и Джос без труда отыщет, что приготовить.

Непростой он человек, лениво размышляла Сара минуту спустя, нежась в теплой ароматной воде. В ту единственную ночь я даже при всей своей неопытности почувствовала в Джосе искусного любовника, способного и насладиться женщиной, и разделить наслаждение с ней. Я видела его в гневе, знала, что его недюжинный ум направлен на то, чтобы избавиться от меня и потому даже боялась Джоса… И вот теперь он предстал передо мной в совершенно новом свете: окружил заботой и состраданием, которые — Сара чувствовала это — проявил бы к любой женщине, окажись та в столь же незавидном положении.

Джос глубоко заблуждался, решив, будто Сара боится его сексуальных притязаний. Чего она страшилась на самом деле — так это выдать себя. И страшилась не только сейчас — с самого начала. Еще в то роковое утро, когда Сара тайком ускользнула из постели Джоса, она уже понимала, что не просто перестала быть девственницей. Она отдала Джосу нечто куда более важное, чем невинность. Уже тогда она полюбила его, и, что скрывать, со временем эта любовь становится лишь сильнее.

Сара увидела на полу свой изодранный бюстгальтер. Она содрогнулась от омерзения, вспомнив, как терзали ее грудь похотливые пальцы Дэвида. Схватив мыло, Сара принялась неистово тереть кожу, словно вместе с пеной надеялась смыть даже память об этих отвратительных прикосновениях. На груди уже проступили болезненные синяки.

— Десять минут, Сара!.. — услышала она окрик Джоса.

Сара выбралась из ванны, наскоро вытерлась и поморщилась, увидев, что губы после удара Дэвида уже начали распухать.

Лимонного цвета халатик, который она купила в прошлом году, был довольно удобный. У Сары не было сил накладывать свежий макияж, и она ограничилась тем, что провела щеткой по волосам. Вид ужасный, критически подумала она, глянув на свое отражение в зеркале. Никакого сравнения с Хелен.

— Как раз вовремя. Я уже собирался вытаскивать тебя из ванны.

Джос стоял в дверях кухни. Он снял пиджак и расстегнул верхние пуговицы на рубашке.

— Омлет тебя устроит? — весело спросил он. — Через минуту все будет готово.

— Чудесно.

В крохотной квартирке не нашлось места для обеденного стола, и Сара обычно ела в кухне либо уносила поднос в гостиную. Джос предпочел последний вариант — через открытую дверь Сара заметила стоящие на кухонном столе подносы.

— Иди, присядь, — заботливо предложил он. — Как себя чувствуешь?

— Паршиво, — призналась Сара, — но теперь мне кажется, что все это было дурным сном. Даже сейчас я с трудом могу поверить, что Дэвид…

— Оставь эти мысли, — приказал Джос. — Кстати, я взял на себя смелость открыть бутылку вина.

Вина? Сара озадаченно нахмурилась. Она так редко пила и еще реже устраивала в квартире вечеринки, что нечасто покупала спиртное. И тут вспомнила, что один из авторов на прошлое Рождество подарил ей полдюжины бутылок вина. Сара запихнула их в кухонный шкаф и напрочь забыла об этом. Поразительно, как Джос ухитрился их откопать.

— Белое, по счастью, — сообщил он минут через десять, поставив перед Сарой поднос с тарелкой, на которой красовался аппетитный омлет. Джос наполнил бокалы и принес из кухни свой поднос.

— Наверное, после Хотон-хауса эта квартира кажется тебе мышиной норкой, — невесело заметила Сара.

— Она напоминает мне те годы, когда я работал в газете. Поверь, мне доводилось жить в местах и похуже…

— И что же заставило тебя бросить все это — я имею в виду работу репортера?

Словно чувствуя потребность Сары отвлечься от тягостных мыслей, Джос серьезно ответил:

— Устал скитаться. Мне хотелось от жизни большего, чем постоянное пребывание среди незнакомых людей. После нескольких лет подобного существования начинает казаться, что живешь в стеклянной колбе, отгороженный от всего мира.

— И ты променял блестящую карьеру на скромное деревенское бытие. Довольно резкий перепад.

— Быть может… Но именно к этому я и стремился. Мне кажется, у большинства людей в сердце живет затаенная тяга к оседлой жизни, к надежным стенам своего дома.

— Угу… Знаешь, подростком я всегда мечтала поселиться в Хотон-хаусе, — застенчиво призналась Сара. — Я влюбилась в этот дом, когда мне было двенадцать, и с тех пор осталась верной этому чувству. — При этих словах она рассмеялась и увидела, как в глазах Джоса мелькнуло странное выражение.

— И ты во всем так постоянна, Сара? — негромко спросил он. — Уж если отдаешь кому-то свое сердце, то раз и навсегда?

Сара понимала, что Джос поддерживает разговор из вежливости, чтобы помочь ей расслабиться, но все же ответила так серьезно, словно он потребовал ответа:

— Да. Беда в том, что в наши дни большинству людей такая любовь ни к чему — чересчур обременительно, — добавила Сара, мимолетно вспомнив Хелен, которая тоже принадлежит к многотысячной армии разведенных.

Джос не сводил с нее пристального взгляда. Он слишком глубоко проник в мои сокровенные мысли, с испугом подумала Сара. Слишком много узнал обо мне.

— Расскажи мне о своем детстве, — потребовала она. — Где ты родился?

— В Ланкашире, — тотчас ответил Джос. — Мой отец владел там небольшой типографией. Они с матерью переехали жить в Австралию пять лет назад, когда моя сестра вышла замуж за австралийца. Живут теперь в окрестностях Сиднея…

— Ты, должно быть, скучаешь по ним.

Сара вспомнила, как сама тосковала по папе и маме, затем подумала, как сильно не хватало бы ей Джейн, если бы сестра со своим семейством вздумала переехать куда-то на край света…

— Немного, но ведь существует такая вещь, как самолеты, и кроме того, моя скитальческая жизнь началась за несколько лет до их отъезда. Хочешь еще вина?

— Я уже выпила три бокала, — возразила Сара. По правде говоря, она приятно расслабилась, если не сказать — захмелела.

Джос взглянул на часы.

— Через десять минут по телевизору будет передача, которую я хотел бы посмотреть. Не возражаешь?

— Нет-нет, нисколько. А что за передача?

— Да так, обычное ток-шоу, но там будет интервью с одним американским писателем, который, насколько мне известно, сейчас ищет себе новых издателей в Англии. Генри Блейк — может быть, слышала?

— О да, — кивнула Сара. — Он, кажется, пишет о пирамидах, космосе и пришельцах?

У Джоса чуть заметно дрогнули губы в улыбке.

— Можно сказать и так, — согласился он. — У Блейка множество последователей, он выдвигает в защиту своей теории весьма веские аргументы.

— Так ты веришь в то, что он пишет? — с вызовом осведомилась Сара.

— Этого я не сказал. — Джос поднялся, взял подносы с грязной посудой и скрылся в кухне. Вернулся он через минуту с двумя кружками кофе.

— Ммм, — пробормотала Сара, — как приятно, когда тебя балуют… Ты станешь для кого-то замечательным мужем.

Эти слова вырвались у нее прежде, чем она успела прикусить язык. Казалось бы, что в них такого — на подобный манер Сара могла бы поддразнить любого из своих холостых знакомых, и все же на сей раз сказанное неловко повисло в воздухе. Лгунья, мысленно обругала себя Сара, ты же отлично знаешь, в чем дело. Знаешь, кто она — единственная женщина, которую ты согласилась бы видеть женой Джошуа Ховарда…

— Что ж, когда решу жениться, буду знать, к кому обратиться за рекомендацией… А разве твоя сестра не балует тебя, когда ты гостишь у нее? — как ни в чем не бывало спросил Джос и включил телевизор.

— Пытается, — отозвалась Сара, — но без особого успеха, если вспомнить, что у нее трое маленьких детей. Тем более, тройняшки. Ее поразило, что Джос слегка побледнел.

— Господи… И часто у вас в роду бывают тройни?

Сара рассмеялась.

— Да нет… Врач предупреждал, что у нее могут родиться двойняшки. Тройня — это уже сверх программы…

Началась передача, и Сара умолкла, с удовольствием ощущая рядом надежное и теплое плечо Джоса. Приятная слабость разлилась по всему телу… Это от вина, сердито подумала Сара. Сейчас закрою глаза… только на минуточку…

8

— Ну же, поднимайся, пора в кровать.

Голос Джоса показался Саре каким-то гулким. До чего же неохота двигаться с места… Она теснее прижалась к нему, крепко зажмурившись.

— Сара, да проснись же…

Она нехотя открыла глаза и лишь сейчас осознала, что блаженное, надежно окутавшее ее тепло, исходит от руки Джоса, обнимающей ее плечи. Сара взглянула на часы, стоявшие на телевизоре, и поразилась, обнаружив, что уже минула полночь.

— Что же ты не разбудил меня раньше? — сонно пробормотала она. — Тебе же неудобно так сидеть.

— Мда… Признаюсь честно, перспектива провести ночь на твоей кушетке не слишком заманчива.

Сара не могла видеть лица Джоса, а голос его прозвучал шутливо, не более, но перед ее мысленным взором тотчас вспыхнуло видение той ночи, которую они провели в одной постели, и вдруг до боли захотелось, чтобы это повторилось. Всем сердцем Сара желала вновь очутиться в крепких и надежных объятиях Джоса, нежиться в его тепле, обессилев после бурных ласк, жаждала вновь ощутить, как его пальцы с неистовой страстью впиваются в ее кожу, губы ласкают тело… Сара едва слышно застонала и вздрогнула, испугавшись яростной силы своего желания.

— Сара, теперь тебе нечего бояться.

Рука Джоса крепче стиснула ее плечи. Ну конечно, он неверно истолковал причину этой внезапной дрожи. Стыдясь собственной предательской слабости, Сара тесно прильнула к нему и с мольбой прошептала:

— Не уходи…

— Я и не собираюсь. — Джос поднялся и подхватил ее на руки легко, как ребенка.

— Я буду спать в соседней комнате. Тебе ничто не угрожает.

Он отнес ее в спальню, отдернул покрывало и бережно уложил свою ношу на перину.

— Я не хочу спать одна. Останься со мной, Джос… Пожалуйста…

В темноте, отстраненно подумала Сара, глаза у него светятся. Как у кошки. Всем существом она ощущала близкое, чересчур близкое присутствие Джоса, и ей хотелось протянуть руки, обнять его, привлечь к себе и не отпускать, но Джос уже отстранился, и по его бесстрастному лицу невозможно было понять, о чем он думает.

— Не могу, Сара.

Этот ровный и почти ласковый голос отозвался в ней вспышкой жгучего стыда, и Сара отпрянула, съежилась, повернувшись спиной к Джосу, чтобы он не разглядел предательского блеска ее слез.

В минуту слабости она выдала себя, сама попросила его любви, а он отказал, пусть мягко, сдержанно, но отказ есть отказ. Все ее тело ныло от боли и в то же время сгорало от нестерпимого желания. С неимоверным трудом Сара заставила себя не молить его остаться.

— Ты в безопасности, — заверил Джос, словно не понимая, что ее мольба вызвана отнюдь не страхом. — Я буду за дверью, в соседней комнате, и никто сюда не войдет.

Он спасает мое достоинство, с горечью подумала Сара, намеренно сглаживает неловкость ситуации. И все равно ее нестерпимо тянуло вновь и вновь умолять Джоса остаться с ней, ответить ее желанию…

Словно услышав ее мысли, Джос негромко добавил:

— Сара, я не могу спать с тобой в одной постели. Пойми это.

О да, она понимала! Понимала, что, если Джос когда-то и желал ее, теперь это мимолетное чувство сгинуло без следа. Как же ей хотелось крикнуть: «Я люблю тебя! Люблю… Пожалуйста, люби меня…», но Сара слишком хорошо понимала, что этим признанием только ухудшит дело. Джос совсем не злой человек, что бы там она раньше о нем ни думала. Он нежен, заботлив, сострадателен — иначе бы его сейчас здесь не было…

Только мне совсем не нужно его сострадание, горестно подумала Сара, слушая, как дверь спальни захлопывается за Джосом. Мне нужна его любовь. Что за изощреннейшая мука — знать, что он спит совсем рядом, за дверью, а я не могу быть с ним… Сара закрыла глаза, чувствуя, как из-под век катятся бессильные слезы. Заснула она очень и очень нескоро.


— Что ж… я рад, что ты выглядишь намного лучше. Надеюсь, и чувствуешь себя соответственно. У нас на этой неделе весьма плотное рабочее расписание, в том числе и поездка в Канн. Мне нужно повидаться с Хелен по поводу ее книги. Выезжаем завтра после обеда.

Сара сидела в кабинете Джоса. Сегодня она появилась в издательстве впервые после вынужденного перерыва в работе, который Джос заставил ее сделать после случая с Дэвидом. Последние четыре дня Сара провела с Джейн и Ралфом, только что вернувшимися с Менорки, и в конто веки старшая сестра не надоедала младшей нотациями и щекотливыми расспросами.

Физически Сара чувствовала себя прекрасно, но вот душевно… Одна она знала, как сильно страшила ее сегодняшняя встреча с Джосом. Он говорил, а Сара не спускала с него напряженного взгляда, стараясь уловить на лице собеседника хоть малейший, но бесспорный знак того, что ее присутствие его раздражает. Пока что она ничего не заметила, а теперь Джос заговорил о том, что им предстоит деловая поездка в Канн.

Прежде, чем Сара успела вставить хоть слово, Джос продолжал:

— Я распорядился переселить тебя в другой кабинет, дверь в дверь с моим. Во-первых, он попросторней, чем твой прежний чуланчик, а во-вторых, мне куда удобней иметь помощницу под рукой, чем двумя комнатами дальше по коридору.

— Но как же план по любовным романам? — с пересохшим ртом спросила Сара. — Кто будет им заниматься?

— Ты, разумеется, — ответил Джос, слегка нахмурившись. — Мне казалось, мы уже обсудили этот вопрос. Обещаю тебе полную свою поддержку, а кроме того, возьму на себя отношения с авторами…

— А моя секретарша?

— Останется твоей секретаршей. — Джос продолжал хмуриться. — Послушай, Сара, — прибавил он и, встав из-за стола, — я думал, мы уже разобрались в том, надо ли считать перемену в твоих обязанностях понижением. Ничего подобного! Напротив, поработав моей помощницей, ты убедишься, что круг твоих обязанностей только расширился. У меня, кстати, лежат две рукописи, я хотел бы, чтобы ты прочла их и записала для меня свои замечания. Эти романы, если только мы будем их издавать, предназначены для широкого круга читателей, и меня весьма интересует, что скажет о них женщина. Оба написаны в документальном жанре, один автор — журналист, мой хороший знакомый, другой — бывший политический деятель.

— И что ты думаешь о них? — спросила Сара, взяв со стола рукописи, но Джос лишь покачал головой.

— Нет-нет. Мне нужна твоя точка зрения — независимо от того, что думаю я. Теперь о поездке в Канн, — продолжал он, резко меняя тему. — У Хелен кое-какие трудности с книгой, и она хочет обсудить их со мной. Мне положены несколько дней отдыха, и я решил совместить деловую поездку с визитом к моему другу, который работает над историей своей семьи. Он — владелец небольшого виноградника, который с незапамятных времен принадлежал его роду. Поэтому мы не полетим в Канн, а поедем на машине и по дороге заглянем к нему… Ты плохо переносишь автомобильные путешествия? — обеспокоенно спросил он, увидев, что Сара побелела.

Она лишь качнула головой, не в силах объяснить Джосу, что кровь отхлынула от ее лица из-за одной лишь мысли, что на несколько дней она окажется наедине с ним. Поразительно, с горечью подумала Сара, и как только Джос решился так долго терпеть мое общество, особенно если вспомнить, какие чувства я к нему испытываю? Впрочем, он человек светский и умеет сгладить любую неловкость, какая может возникнуть между нами. Он уже доказал это, когда остался ночевать в квартире Сары. Она вдруг залилась краской, вспомнив, как невозмутимо ее отвергли.

— Сара, ты уверена, что с тобой все в порядке?

Джос коснулся прохладными пальцами ее горячей щеки, и это прикосновение точно обожгло Сару. Она отшатнулась и с удивлением увидела, как потемнели его глаза и сжались губы.

— Все в порядке, — хрипло заверила она и поспешила отвлечь его: — Когда ты хочешь выехать?

— Я заказал билеты на вечерний паром, так что отправляться надо не позднее полудня, если ты успеешь собраться. Надеюсь, поездка займет у нас не больше недели. — Джос опять нахмурился. — Для меня чертовски важно, чтобы Хелен поскорее закончила свою рукопись. Эта книга, бесспорно, должна стать бестселлером, и я хотел бы увидеть ее напечатанной уже к Рождеству.

Интересно, мрачно подумала Сара, вправду ли он озабочен только тем, чтобы книга Хелен поскорее вышла в свет, или куда больше его волнует сама Хелен? Напомнив себе, что ее это ничуть не касается, она продолжала слушать Джоса. Он сообщил, что все формальности, связанные с поездкой, уже улажены, и уточнил только, в порядке ли ее паспорт.

На миг Сара испытала трусливое желание солгать, но ведь эта поездка, что ни говори, входит в ее новые обязанности, а она сейчас не может позволить себе потерять работу.

Остаток дня Сара истратила на изучение почты, накопившейся за время ее отсутствия. С наиболее срочными письмами уже разобрался Джос, и Сара, вместе с Кэти просматривая остальное, досыта наслушалась, как ее секретарша поет дифирамбы профессиональной хватке нового главного редактора.

— Какая ты счастливая, — с неподдельной завистью заметила Кэти, — едешь на юг Франции, да еще с Джосом… Интересно, у него есть кто-нибудь?

Сара промолчала, ниже склонив голову над разбросанными по столу письмами. Она чересчур хорошо знала ответ на этот вопрос, и ее терзала жгучая ревность к белокурой актрисе.

Вернувшись домой, Сара первым делом позвонила Джейн и сообщила, что уезжает на несколько дней. Затем уложила одежду, главным образом легкие футболки, шорты и юбки. Повинуясь непонятному порыву, Сара прибавила к этому набору платье из набивного шелка, которое выгодно подчеркивало ее тонкую талию и полную грудь, хотя и твердила себе, что поездка исключительно деловая, а Джос наверняка будет занят Хелен и вряд ли заметит, во что одета его помощница.

Сара взяла также портативную пишущую машинку, солидный запас блокнотов и авторучек и заглянула в бумажник, хотя Джос и обещал уладить все финансовые вопросы.

Он еще сказал, что Саре незачем с утра появляться в издательстве — сразу после обеда он сам заедет за ней. Тем не менее, Сара решила лечь спать пораньше. С тех пор, как Дэвид напал на нее, она спала плохо, часто просыпалась посреди ночи и потом с большим трудом засыпала.

Нынешняя ночь не стала исключением, и к двум часам Сара все еще лежала без сна, тупо глядя на задернутое занавесками окно и мечтая, чтобы рядом оказался Джос. Как ребенок, играющий с опасной игрушкой, она вновь и вновь воскрешала в памяти ночь, которую провела в объятиях Джоса, и мучительное желание пьянило ее при одной мысли о его ласках. Минуло уже четыре часа, когда Сара наконец задремала, а проснулась она в семь, чувствуя себя совершенно разбитой.

Все утро она наводила порядок в квартире. Потом вымыла голову, высушила волосы и, повинуясь сумасбродному порыву, покрыла ногти бледно-розовым лаком, под цвет вязаной кофточки, которую решила надеть в дорогу.

Мельком взглянув на свое отражение в зеркале, она лишь сейчас с испугом заметила, что джинсы чересчур откровенно облегают ее ноги и бедра, а вязаная кофточка имеет до неприличия глубокий вырез. На миг Саре до смерти захотелось одеться поскромнее. Лицо ее вспыхнуло при мысли о том, как будет смотреть на нее Джос — она ведь нарочно оделась так, чтобы выглядеть в его глазах как можно привлекательнее. Чепуха, сердито сказала себе Сара, это удобная одежда, не более.

Когда появился Джос, он скользнул по ней совершенно безразличным взглядом. С тем же успехом Сара могла бы обрядиться в брезентовый мешок, а, впрочем, чего она ожидала? Разве можно сравнить ее с такой женщиной, как Хелен?

— Что это? — осведомился Джос, поднимая чемоданчик с пишущей машинкой. — Весит целую тонну.

Когда Сара объяснила, он одобрительно кивнул.

— Я собирался взять свою, но у нее заедают клавиши, пришлось отдать в починку. Это все твои вещи?

Сара кивнула. Она собиралась предложить Джосу чашку кофе, но он держался так отчужденно, что она отказалась от этой мысли. Как ясно дает он понять, что отныне мы только босс и подчиненная, с болью думала Сара, спускаясь вслед за Джосом к машине. О нет, он безукоризненно вежлив, но при этом воздвигает между ними незримую преграду, как бы предостерегая Сару от попытки зайти чересчур далеко…

Джос умело вел машину, но явно не собирался поддерживать разговор. Ей пришло в голову, что его совсем не радует перспектива совместной поездки. Но зачем же, в таком случае, он взял меня с собой? Разве для того, чтобы лишний раз подчеркнуть: между нами нет, и не может быть ничего общего. Джос стремился раз и навсегда дать понять, что наш мимолетный роман невозвратно остался в прошлом. Что ж, я не стану докучать ему, не поставлю в неловкое положение ни его, ни себя… Что-что, а намеки я умею понимать с полуслова.


— Устала?

Они подъезжали к побережью, и последние несколько миль Сара полулежала, откинувшись на спинку сиденья и прикрыв глаза. Так, по крайней мере, она могла бороться с искушением и не смотреть на Джоса. Он сводит меня с ума, отрешенно думала она, я могла бы часами просто наблюдать за ним, просто осознавать, что он рядом. Даже с закрытыми глазами она болезненно четко ощущала каждое его движение.

— Не очень. — Сара села прямо и вынудила себя улыбнуться. — Когда отходит паром?

— Примерно через пару часов. Мне кажется, имеет смысл перекусить где-нибудь в Дувре — не думаю, что тебе захочется ужинать на пароме, а едва мы пересечем Ла-Манш, я намерен прибавить ходу, и, предупреждаю, до места мы доедем, скорее всего, ранним утром.

Сара сдвинула брови — ей не понравилось, что Джосу придется так долго вести машину.

— Что-то не так? — спросил он. Сара объяснила, в чем дело.

— Я могла бы время от времени сменять тебя за рулем.

К некоторому удивлению Сары, Джос охотно согласился. Она почему-то ждала, что он отнесется к ее водительским талантам с обычным для мужчин высокомерием и предпочтет вести машину сам.

Паром без приключений доставил их на материк. Едва покинув Кале, путешественники оказались совершенно одни на пустынном шоссе.

Джос свернул к обочине и остановил машину.

— Твоя очередь садиться за руль, если, конечно, не передумала.

Сара согласно кивнула и перебралась на освободившееся место водителя.

Ралф научил ее водить машину, когда ей исполнилось восемнадцать, а он был терпеливым и требовательным наставником. Сара знала, что она умелый водитель, но все равно немного нервничала.

— Веди машину, а я буду подсказывать дорогу. Часа через два я сменю тебя, идет?

Вначале Сара не слишком уверенно управлялась с большой незнакомой машиной, но миль через двадцать понемногу начала наслаждаться ощущением силы, исходившей от мощного мотора. Джос оказался превосходным лоцманом и вовремя давал ей точные и ясные инструкции.

— Ты давно знаком с человеком, к которому мы едем? — Нелепо, но Сара ощущала неотвязное желание узнать о Джосе как можно больше и копила крупицы этих знаний, словно скупой золото, чтобы перебирать их потом, в те постылые дни, когда Джос навсегда исчезнет из ее жизни.

— Я познакомился с Жаком, когда мы оба работали за рубежом. Подобно мне, он был журналистом. Виноградник принадлежал его старшему брату Рено, который восемь лет назад погиб. Рено был холост, а потому Жак унаследовал виноградник, и теперь получает изрядную прибыль.

— И при этом у него еще находится время заниматься семейной историей?

— На самом деле материалы для него собирает Луиза, его жена, но писать книгу будет, конечно, сам Жак. Замок д'Антерр их семья получила в дар от Наполеона, судя по всему, предок Жака, тоже корсиканец, сражался в армии Бонапарта и дослужился до маршальского чина.

— Однако для того, чтобы эта семья получила замок, кто-то должен был его лишиться, — заметила Сара.

— Совершенно верно. Это довольно романтическая история. Семейное предание гласит, что все мужчины и женщины рода д'Антерр погибли, но одну девочку спасла и вырастила ее нянька. Когда предок Жака приехал посмотреть на замок, подаренный Бонапартом, он повстречал эту девушку и влюбился в нее, не зная даже, кто она на самом деле.

— Хм… Подозреваю, что этот брак был заключен не столько по любви, сколько из традиционной французской практичности, — сухо отозвалась Сара. — Но история и впрямь недурна.

Она вдруг почувствовала на себе взгляд Джоса.

— Так значит, ты не веришь в любовь с первого взгляда?

Язык ее разом прилип к гортани. Что же ответить?

— Полагаю, иногда такое случается, — наконец неохотно признала Сара, от души надеясь, что Джос не поймет, отчего у нее запылало лицо и дрожат руки.

— Но с тобой такого не случалось никогда, верно?

Господи, да что же это Джос измывается надо мной? Он ведь уже наверняка знает, что я влюблена в него по уши! По счастью, отвечать Саре не пришлось: они подъехали к перекрестку, где нужно было сворачивать с шоссе, и пока, сверяясь с картой, уточняли, куда ехать дальше, Джос как будто совершенно забыл, о чем спрашивал. Они остановились и поменялись местами.

Прошло немного времени — сколько именно, Сара не могла бы сказать, — и ее отчаянно потянуло в сон. Просто невозможно было сопротивляться мерному гипнотическому гулу мотора и нестерпимому желанию закрыть глаза. Она начала клевать носом, и в конце концов голова ее удобно устроилась на плече Джоса — но Сара уже спала так крепко, что не заметила этого.


— Просыпайся, соня, приехали…

Саре снился чудеснейший в мире сон. Она спала в постели Джоса, и он что-то нежно нашептывал ей на ухо. Сара пошевелилась и протестующе пробормотала что-то, не желая расставаться с такой притягательной грезой.

— Да проснись же, Сара! — Теперь Джос встряхнул ее.

Сара неохотно открыла глаза и заморгала, обнаружив, что, по крайней мере, часть ее сна была правдой. Нет, она не спала в постели Джоса, но уютно прижалась к нему, положив голову на его плечо. Одной рукой Джос обнимал ее за плечи, другой легонько встряхивал.

— Надо было разбудить меня раньше! — возмутилась она. — Ты, должно быть, устал.

И резко высвободилась, удивившись тому, что губы Джоса недобро сжались. Но прежде чем он успел что-то сказать, дверь дома, перед которым стоял «порше», распахнулась, и из нее хлынул поток света. Сара мало что смогла разглядеть, но человек, вышедший им навстречу, был типичным французом. Худощавый, смуглый, с живыми карими глазами, он оглядел Сару с неподдельным и необидным мужским интересом и воскликнул по-английски:

— Джос, дорогой, кто эта очаровательная дама?!

— Руки прочь, Жак, — шутливо проворчал Джос, выбираясь из машины и обнимая друга. — К Саре «вход воспрещен».

— Вот как! — Француз улыбнулся, от чего в уголках его глаз лучиками разбежались тоненькие морщинки.

Джос помог спутнице выбраться из машины. После долгой езды все тело у нее затекло, и она споткнулась, почти упав на Джоса. Сердце Сары забилось быстрее в неистовом восторге, когда крепкие пальцы Джоса обхватили ее талию, и горячее дыхание коснулось ее кожи.

— Луиза просила вас простить ее, но она уже легла спать, — сообщил хозяин, провожая их в дом. — Луиза, моя жена, э-э… как это по-английски?.. Носит дитя, — пояснил он Саре, — и в последнее время быстро утомляется.

— Кого вы ждете на этот раз, Жак? Еще одного мальчика?

Они оказались в традиционной французской кухне — огромной, точно бальный зал, и сверкающей чистотой, как операционная. На выскобленном добела столе был накрыт нехитрый ужин — хлеб, сыр, вино.

— Нет, у меня уже два сына, и на сей раз я очень хотел бы дочку, и Луиза тоже, хотя мы будем рады тому, кого пошлет нам Господь. Но что же скажешь ты, Джос? — поддразнил Жак друга. — Разве не пора тебе произвести на свет собственных сыновей? Что скажешь, Сара? — со светлой улыбкой обратился он к девушке. — Как думаешь, из Джоса выйдет хороший отец?

Боль раскаленными клещами стиснула сердце Сары, и в ее сознании вспыхнуло непрошеное видение: Джос держит на руках младенца, белокурого и красивого, как Хелен. Она с изумлением поняла, что в ней самой всколыхнулось острое, древнее как мир желание — родить Джосу сына или дочь, желание настолько сильное, что Сара едва не застонала, отчетливо понимая, что это невозможно. Почему Джос не скажет другу, что я всего лишь его помощница? Жак ошибся, решив, что нас связывают более тесные и интимные отношения.

— Боюсь, Сара очень устала, — после долгой паузы услышала она голос Джоса. — Поездка была долгой.

— О да, конечно! Идемте, Сара, я покажу вам вашу комнату. А ты, Джос… Ты тоже мечтаешь как можно скорее встретиться с Морфеем, или предпочтешь разделить со мной поздний ужин и вдоволь поспорить, как в те благословенные дни, когда мы оба охотились за новостями?

— Ужин — это замечательно, — кивнул Джос, — но вначале я принесу наши вещи.

Он ушел и почти сразу вернулся, неся оба чемодана. Как во сне, Сара двинулась вслед за гостеприимным хозяином по бесконечным коридорам замка. Шествие замыкал Джос. Они долго поднимались по лестнице, и наконец Жак остановился перед массивной дверью.

— Мы разместили тебя и Джоса в Башенных Покоях — комнаты, увы, раздельные, и в них нет места для двуспальной кровати, зато из одной комнаты в другую можно пройти через ванную. Это Луиза придумала поселить вас здесь. Она сказала, что вам понравится вид из окна…

Смущенная, с пылающим лицом, Сара ждала, когда Джос объяснит, что они вовсе не любовники, но, к ее немалому удивлению, он просто толкнул плечом дверь, поставил в спальню чемодан и вышел в коридор.

— Приятных снов, Сара, — небрежно сказал он и, мимолетно поцеловав ее в уголок рта, направился к соседней двери. Оставив свой чемодан в комнате, Джос, как ни в чем не бывало, вслед за Жаком спустился вниз.

Совершенно ошарашенная, Сара шагнула в спальню. Как и говорил Жак, комнатка оказалась невелика, зато Сара с восторгом поняла, что будет ночевать на самой верхушке замковой башни. Вторая дверь вела в ванную, и Сара, заглянув туда, обнаружила в дальней стене еще одну дверь, видимо, в комнату Джоса. Туда Сара заглядывать не стала, а просто заперла дверь со стороны ванной и пустила воду. Она подозревала, что Джос отправится спать еще не скоро, и не боялась, что, даже вернувшись к себе, он побеспокоит ее. Быть может, он не стал поправлять Жака только потому, что не хотел поставить друга в неловкое положение… Да и, в конце концов, они проведут здесь всего одну ночь. Завтра предстоит поездка в Канн, а Сара сильно сомневалась, что в доме Хелен им достанутся смежные комнаты!


— Сара, проснись!

Она лениво открыла глаза, заморгав от яркого утреннего солнца и на несколько секунд совершенно забыла, где находится, блаженно осознав, что смотрит в глаза Джоса.

— Джос… — Сонный голос Сары дышал неприкрытой чувственностью. Радость оттого, что он близко, совсем рядом, оказалась такой сильной, что Сара и не пыталась ее скрыть.

На нем был только небрежно запахнутый купальный халат, и на миг Саре страстно захотелось потянуться к Джосу, коснуться ладонями смуглой теплой кожи…

— Сара, прошлой ночью ты заперла дверь из моей комнаты в ванную, и я не могу принять душ.

Прозаическая реплика Джоса отрезвила ее. Сара тотчас отпрянула, ужаснувшись, что едва не выдала себя. Еще мгновение — и она и впрямь коснулась бы его…

— Пойду приму душ, — отрывисто бросил Джос, отступая. — Через четверть часа ванная будет в твоем распоряжении. Я подумал, что лучше тебя предупредить.

О да, с болью подумала Сара, он же не хочет, чтобы я случайно вошла туда, пока он принимает душ. И перед глазами ее мелькнуло манящее видение его обнаженного тела.

Она предпочла подождать полчаса и лишь тогда выбралась из постели и распахнула дверь ванной.

Там уже не было никого, но в воздухе еще стоял резкий запах одеколона, которым пользовался Джос. Тоска с такой силой нахлынула на Сару, что в глазах у нее заблестели бессильные слезы. Она даже не знала, что хуже — быть так близко к Джосу, или вовсе не видеться с ним. То и другое оборачивалось для нее изощреннейшей пыткой.

День пролетел быстро, хотя Джоса она почти не видела. Почти весь день он провел с Жаком, а Сару в это время занимала Луиза.

Она была на восьмом месяце беременности и сетовала на то, что летняя жара стала для нее сушим адом. Сара тотчас почувствовала родственную душу в этой хорошенькой улыбчивой брюнетке, и утро, проведенное в компании Луизы, оказалось совсем не тягостным.

— Давно ты знаешь Джоса? — спросила Луиза, когда женщины покончили с обедом.

— Несколько недель, — ответила Сара, виновато подумав, что Луиза считает их близкими людьми, хотя ведь это совсем не так.

— Джос очень привлекательный человек — я всегда так считала, и не только потому, что он красив. Нечасто встретишь англичанина, который был бы истинным романтиком, а Джос, мне кажется, очень романтичен. Вот почему он до сих пор не женился. Как-то он сказал мне, что ищет совершенно особенную женщину, которую полюбит всей душой, и ничто другое его не устроит. Я так рада, что это не Хелен. Джос однажды привозил ее сюда, но она мне не понравилась. Одно время Джос был сильно увлечен ею, но теперь…

Луиза осеклась, явно не желая смутить Сару, но та и не думала смущаться — ведь Луиза ошибается. Джос равнодушен к бедной Саре Френч. А к Хелен?..

Слезы комом подступили к ее горлу. Неужели Джос всей душой любит Хелен? Если и нет, все равно Хелен наверняка желанна ему, чего никак не скажешь о Саре.

Они покинули замок только к концу дня, причем Жак и Луиза хором потребовали, чтобы Джос и Сарой снова навестили их как можно скорее.

— Что ты о них думаешь? — спросил Джос, выезжая на шоссе.

Что за странный вопрос, удивилась Сара. В конце концов, какое значение имеет для Джоса, что я думаю о его друзьях?..

— Они мне очень понравились, — честно ответила она, — особенно Луиза. — И спросила, резко меняя тему: — Когда мы будем в Канне?

— Поздно ночью, но Хелен это вряд ли обеспокоит. Она ведет ночной образ жизни.

9

Сара поняла, насколько прав был Джос, когда, подъехав к дому Хелен, они попали в самый разгар вечеринки.

Вилла располагалась на склоне горы, в нескольких милях от Канна. Должно быть, отсюда открывается замечательный вид на море, устало подумала Сара, выбираясь из машины. В отличие от нее, Джос выглядел совершенно свежим и бодрым — как всегда, воплощение мужественности. И это, судя по всему, пришлось по вкусу Хелен, которая вышла им навстречу в узком шелковом платье, подчеркивающем достоинства ее соблазнительной фигуры.

Она бросилась на шею Джосу, и Саре пришлось отвернуться, чтобы скрыть свою боль. Ревность раздирала ее изнутри невидимыми когтями, оставляя жгучие, саднящие, раны.

— Джос, дорогой, наконец-то!.. Ммм… выглядишь просто божественно…

Она поцеловала Джоса, и Сара, как ей этого ни хотелось, не в силах была отвести взгляда от пухлых ярко-красных губ.

— Ты должен немедленно познакомиться с Гарри — он предложил мне чудесную роль в своем новом фильме!

— Одну минутку… — Джос высвободился из объятий Хелен и оглянулся на Сару. — Хелен, Сара едва на ногах держится… Пусть кто-нибудь проводит ее в ее комнату.

Только сейчас Хелен соизволила заметить присутствие Сары, и та с болью осознала, какой разительный контраст они представляют: Хелен, полная жизни, загорелая и стройная, со свежим макияжем и безупречной прической, и она, Сара, — бледная, измотанная, со спутанными волосами и усталым, осунувшимся лицом. Неудивительно, что в глазах Хелен вспыхнуло торжество, хотя в первое мгновение она поморщилась, увидев, что Джос приехал не один.

— Ах да… Твоя маленькая помощница. Она будет спать в комнате с одной из горничных. Я пришлю кого-нибудь проводить ее. Ты прав, Джос, — добавила Хелен с ядовитым смешком, — она похожа на выжатый лимон…

И увлекла Джоса прочь, а Сара, молча проглотив унижение, осталась предоставленной самой себе.

Прошло почти полчаса, прежде чем к ней подошла молодая девушка и с виноватым видом тронула за плечо.

— Вы помощница месье Ховарда? — спросила она на хорошем английском языке, и, когда Сара кивнула, прибавила: — Пожалуйста, пойдемте со мной.

Комната, которую Саре предстояло делить с одной из горничных, оказалась настолько тесной, что в ней с трудом поместились две кровати и крохотный комодик. Никакой другой мебели там не было, но Сара так устала, что не обратила внимания на скудность обстановки. Единственная горькая мысль, которая пришла ей в голову, пока она готовилась ко сну, была: а где же будет спать Джос? В постели Хелен? Прекрати, одернула себя Сара, не смей так думать, это не твое дело.

Горничная, которая по воле судьбы оказалась ее соседкой, говорила по-английски так же плохо, как Сара по-французски, но, тем не менее, оказалась дружелюбной и общительной. Прислуга поднимается в шесть, объяснила она Саре утром, когда будильник вырвал из сладкого сна их обеих.

Девушка ушла работать, а Сара, не в силах снова уснуть, отправилась на поиски ванной, которую ей показали вчера вечером. Комнаты прислуги размешались на верхнем этаже четырехэтажной виллы, там, где когда-то был чердак, и ванная здесь была старомодная, хотя и блестела чистотой.

Приняв душ, одевшись и причесавшись, Сара спустилась вниз и вышла в сад, окружавший виллу. В столь ранний час здесь было совсем безлюдно, если не считать нескольких садовников, трудившихся на клумбах.

Как и думала Сара прошлой ночью, отсюда открывался потрясающий вид на Средиземное море: лесистые склоны гор, белевшие россыпью кубиков виллы, а ниже — яркая, насыщенная синева моря.

Джос еще раньше объяснил Саре, что Хелен сняла виллу на все лето, и сейчас, разглядывая огромный дом, Сара подумала, что эта причуда наверняка стоила актрисе целое состояние. Безудержно веселящаяся нарядная толпа, которую вчера ночью Сара едва разглядела затуманенным от усталости взглядом, сейчас исчезла, только за столиком у бассейна, под полосатым тентом сидел импозантный седовласый мужчина, явно поглощенный чтением бумаг, которые он разложил перед собой на столе.

Однако шаги он, видно, расслышал, потому что повернул голову и, слегка нахмурившись, оглядел Сару.

Она рискнула улыбнуться и робко поздоровалась:

— Доброе утро.

— Привет. А я-то думал, что в такую рань никто сюда не заявится. Кажется, я не видел вас раньше, а?

— Нет, мы приехали ночью. — Сара представилась и узнала, что ее собеседника зовут Гарри Вайнбергер.

Она мгновенно поняла, кто это такой. Кинорежиссер, о котором говорила Джосу Хелен.

— Что же вас сюда привело? Приглашать соперниц — это совсем не похоже на Хелен. — Полные губы Вайнбергера иронически дрогнули, и холодные голубые глаза одобрительно окинули взглядом стройные ноги Сары, затянутые в джинсы.

Он был старше Джоса — лет примерно сорок с лишним, а то и под пятьдесят, но обладал той грубой, почти животной притягательностью, перед которой, как подозревала Сара, редкая женщина сумела бы устоять. И дело тут не столько в его внешности, думала она, исподтишка разглядывая собеседника, сколько в том властном ореоле, который окутывает его, в мужской силе, которую он источает всем своим существом. Подобная властность весьма привлекательна для женщин, и Сара хорошо понимала, почему Хелен так ликует, говоря о роли, которую Вайнбергер предложил ей в своем новом фильме.

Они немного поболтали, хотя Сара так и не открыла причины своего появления на вилле. Врожденная осторожность принудила ее промолчать о книге, которую пишет Хелен, — не было никакого желания болтать за спиной актрисы о ее личных делах.

— В это время я обычно завтракаю, — сообщил Вайнбергер, глянув на часы. — Хелен, как правило, встает только к обеду, и, если вы проголодались, предлагаю составить мне компанию. Если я не ошибаюсь, вы приехали сюда вместе с новой добычей Хелен? — вдруг спросил он, проницательно взглянув на Сару.

Она чуть отвернулась, чтобы собеседник не заметил страдания в ее глазах.

— Совершенно верно, — бесцветным голосом подтвердила она. — Джос — мой босс.

— Босс?

В голосе Вайнбергера было неприкрытое любопытство, и Сара поняла, что сейчас он примется за расспросы.

— Спасибо, что предложили позавтракать, — торопливо сказала она, — но мне после вчерашней поездки хочется размять ноги. Если вы не против, я бы лучше прогулялась в деревню… Она, ведь, кажется, недалеко?

— В паре миль отсюда, но там нет ничего примечательного. После завтрака я собираюсь съездить в Канн. Если хотите, могу подвезти и вас.

— Большое спасибо, но мне нужно вначале спросить разрешения у Джоса.

Это был хороший повод сбежать, хотя Сара, удаляясь от виллы, сомневалась в душе, есть ли у нее причина для такого бегства. Гарри Вайнбергер — умудренный жизнью светский лев, и вряд ли она могла всерьез заинтересовать его… Но во взгляде, которым он изучал стройную фигурку Сары, читалось выражение, которое включило в ее сознании тревожный сигнал. Кто знает, может, Вайнбергер решил, что она намеренно искала его общества? Будучи кинорежиссером, он, без сомнения, давно уже проникся здоровым цинизмом в отношении женского пола, рассеянно размышляла Сара, шагая в направлении деревни.

Как и сказал Гарри, там не было ничего примечательного, но аппетитный запах свежих круассанов, струившийся из дверей пекарни, оказался для Сары чересчур большим искушением. Усевшись на уютной деревянной скамейке под платанами на крохотной пыльной площади, Сара с удовольствием поедала только что купленный круассан, заодно разглядывая местных жителей, которые занимались своими повседневными делами.

Чем больше она наслаждалась нехитрыми сценами деревенской жизни, тем меньше ей хотелось возвращаться на виллу, но нельзя же оставаться здесь навечно, напомнила себе Сара. Рано или поздно придется лицом к лицу встретиться с Джосом и его белокурой любовницей.

Она неохотно встала со скамейки и пустилась в обратный путь.

Первым, кого увидела Сара, выйдя на подъездную аллею виллы, был Джос. Нахмурившись, он расхаживал по аллее и, судя по всему, с трудом сдерживал раздражение. Джос был одет в светлые джинсы и легкую рубашку с короткими рукавами, и сердце Сары при виде его предательски подпрыгнуло к горлу. Не в силах тронуться с места, она пожирала глазами Джоса, жадно впитывая каждую подробность: то, как плотная ткань облегает длинные мускулистые бедра, как чуть топорщатся на затылке густые черные волосы…

Джос резко обернулся, увидел Сару — и нахмурился еще сильнее. Он не похож на мужчину, который провел бурную ночь в объятиях любовницы, с горечью подумала Сара, даже издалека ощутив исходящие от него напряжение и злость.

— А, явилась! — резко бросил Джос, шагая к ней. — И где же тебя черти носили, позволь узнать? Я перевернул вверх ногами всю эту чертову виллу!

— Я прогулялась в деревню. — К ужасу своему, Сара поняла, что краснеет: лишь сейчас она покаянно вспомнила, зачем приехала сюда. Работать, и к тому же под началом Джоса. Пытаясь оправдаться, она брякнула первое, что пришло в голову: — Я бы никуда не ходила, но Гарри Вайнбергер сказал, что Хелен встает только к обеду.

— Ну и что? — ледяным тоном осведомился Джос.

Сара не нашлась, что сказать. По счастью, Джос не стал требовать ответа и почти силой потащил ее к вилле.

— В полдень я встречаюсь с Хелен, чтобы поговорить о книге. Я хочу, чтобы ты делала записи. — Джос нахмурился и вдруг резко остановился. — А кстати, когда это ты успела подружиться с Вайнбергером?

— Он сидел утром у бассейна, а я проходила мимо. Мы немного поболтали.

— В самом деле? Ну, смотри, чтобы Хелен не застигла тебя за подобным занятием. Она, знаешь ли, считает Гарри своей собственностью.

Джос все так же хмурился, и в сердце Сары всколыхнулось искреннее сочувствие. Неужели он ревнует Хелен к знаменитому режиссеру? Если так, она, Сара, вполне может понять, что сейчас творится в его душе. Ей хотелось положить руку ему на плечо, обнять, быть может, утешить… Но Сара отлично знала, что не посмеет и пальцем дотронуться до Джоса, иначе прости-прощай ее и без того слабое самообладание!

На самом деле, когда Хелен соизволила встретиться с ними, была уже половина первого. Она приняла посетителей — иного слова Сара не сумела бы подобрать для той ленивой грации, с которой актриса возлежала на затянутом шелком шезлонге — в прелестной гостиной рядом со спальней. Соблазнительное тело Хелен облекала роскошная шелковая пижама, прическа и макияж были безупречны, но на лице застыла недовольная гримаска, и искорка гнева блеснула в глазах актрисы, когда она увидела Сару.

— Джос, дорогой, — протянула Хелен, надув губы, — мы вполне можем обойтись без твоей помощницы… Я хотела поговорить с тобой с глазу на глаз.

У Сары недостало сил взглянуть на Джоса. Без единого слова она направилась к двери, но Джос бесцеремонно стиснул твердыми пальцами ее запястье.

— Сара останется здесь, Хелен, — холодно сказал он, — и будет вести записи. Итак… Что за проблему тебе понадобилось обсудить со мной столь спешно?

Хелен вновь надулась, но, бросив на Сару еще один ядовитый взгляд, заговорила:

— Я хотела написать главу о моих отношениях с Джоном Винсентом — он был режиссером моего первого фильма. Все говорят, что он бесстыдно эксплуатировал меня, заплатив обычное жалованье вместо того, чтобы предложить мне проценты с проката… Всему миру известно, что Винсент терпеть не может привлекательных женщин. В то время он безумно ревновал ко мне Грея — тот увлекся мной, а Винсент имел на Грея свои виды… Я хочу вставить все это в книгу, Джос, а мой адвокат не советует.

— И он прав, — сказал Джос после минутной паузы. — Ты рискуешь оказаться ответчиком по иску о клевете.

Глаза Хелен опасно вспыхнули, и она раздраженно бросила:

— Это моя книга, Джос, и я, черт возьми, буду писать в ней то, что захочу! Если ты откажешься опубликовать ее, так на тебе свет клином не сошелся. В сущности, я уже…

— Не надо мне угрожать, Хелен. — Сара мимолетно восхитилась тем, как Джосу удается сохранять спокойствие. — Ты просила моего совета — я его дал.

— Неужели ты не понимаешь? Винсент только получит по заслугам, если я выставлю его в книге гнусным ничтожеством — таким, какой он и есть на самом деле! — Лицо Хелен пошло красными пятнами, и она вдруг разом потеряла всю свою моложавость, в один миг став женщиной тридцати с лишним лет. — Ты же знаешь, он помешал мне сняться в последнем фильме Хардинга… Эта роль была просто создана для меня, а Винсент отдал ее… Нет, Джос, я твердо решила написать эту главу, и ты меня не остановишь. Я-то думала, ты будешь на моей стороне! — вдруг всхлипнула Хелен и, соскочив с шезлонга, прильнула к Джосу, крепко обвив руками его плечи.

Сара изо всех сил пыталась отвести взгляд, но не могла. Вид Хелен, бесстыдно льнущей к Джосу, словно зачаровывал ее, и она не могла оторвать глаз от этого зрелища.

— Я и вправду на твоей стороне, только ты не хочешь этого понять. — Поразительно, но Джос в ответ на порыв актрисы ограничился лишь угрюмой усмешкой. — Хелен, я отлично понимаю твое желание отомстить. — Боже мой, подумала Сара, в его голосе и впрямь мелькнула циничная нотка, или мне это только чудится?.. — А ты не подумала, какую высокую цену тебе придется заплатить за месть? Если то, что ты хочешь написать, увидит свет, Джон Винсент сразу обвинит тебя в клевете.

— Джос, я не верю собственным ушам! — Хелен выпустила его из цепких объятий и принялась раздраженно расхаживать по гостиной. — Даже больше — я готова считать, что ничего не слышала. Знаешь что? Забирай-ка свою помощницу и уходи, а на досуге хорошенько подумай о том, что ты сейчас сказал. Я уверена, дорогой, что, как следует поразмыслив, ты признаешь мою правоту.

— А если нет? — Голос Джоса был убийственно бесстрастен.

— Вот тогда, дорогой, — со злорадством ответила Хелен, — мне придется подыскать себе нового издателя.

Остаток дня прошел как в кошмарном сне. После разговора с Хелен Джос исчез и не появился даже тогда, когда во внутреннем дворе накрыли обед на свежем воздухе. Как и прошлым вечером, бассейн и сад виллы были переполнены людьми, которые наперебой обращались друг к другу: «Дорогой». Как заметила Сара, по большей части это были мужчины, и все они окружали Хелен, точно сонм придворных обожателей. Глядя, как актриса лениво поглаживает загорелую спину юноши, которому, несмотря на атлетическое сложение, вряд ли исполнилось больше двадцати, Сара втайне порадовалась тому, что Джос не видит всего этого.

Он появился уже во второй половине дня, в купальных плавках и мрачный словно туча. Сара наблюдала, как он стремительным кролем раз за разом пересекает бассейн, и сердце ее ныло от сочувствия Джосу. Он не из тех, кто способен сохранить хладнокровие, видя, как его любовница открыто демонстрирует интерес к другим мужчинам. Гарри Вайнбергер сидел теперь рядом с Хелен, и Сара отрешенно отметила, с какой ловкостью режиссер оттеснил загорелого Адониса и целиком завладел вниманием Хелен.

— Завидуешь ей?

Сара не заметила, как Джос выбрался из бассейна и уселся рядом с ней, нечаянно обрызгав.

— Нисколько, — искренне ответила Сара, не понимая, отчего Джос вдруг решил, что ее хоть сколько-нибудь привлекает пожилая кинознаменитость. — Просто восхищаюсь его ловкостью.

— Ну, у него в этом деле изрядный опыт. Он только что избавился от четвертой жены…

— Как ты считаешь, Хелен передумает насчет своей книги? — спросила Сара, желая отвлечь внимание Джоса от сладкой парочки и хорошо понимая, какие чувства должно вызывать у него это зрелище.

— Сомневаюсь. Хелен, когда захочет, может быть весьма упрямой.

— И что же ты будешь делать?

— Я уже высказал свою точку зрения, — холодно ответил Джос, — и не собираюсь менять ее. Не из упрямства, а потому, что знаю: я прав. Если мы опубликуем книгу в том виде, как хочет Хелен, Джон Винсент затаскает нас по судам, и я не могу винить его за это. Боюсь, желание отомстить затмевает у Хелен здравый смысл…

— Но если она заберет у нас свою книгу и обратится к другому издателю… — Сара затаила дыхание, зная, как нужно Джосу, чтобы биография Хелен вышла в свет к Рождеству.

— Лучше потерять книгу, чем получить судебный иск, — пожал плечами Джос. — Это еще не конец света. Честно говоря, то, что я уже успел прочесть, не произвело на меня особого впечатления. Большую часть работы проделал за Хелен Ричард, ее агент, но на самом деле готовые главы — не более чем бессвязное собрание сплетен с бородой. Правда, даже это могло бы иметь успех, если бы рукопись обработал хороший писатель, ну да нельзя объять необъятное. И все же я попробую еще раз поговорить с Хелен, вдруг да удастся пробудить в ней здравый смысл.

Он поднялся — стройный, гибкий, загорелый, и Саре до смерти захотелось протянуть руку и провести по гладкой смуглой коже… Мучительно сглотнув, она закрыла глаза и откинулась в шезлонге, мысленно сравнивая свой скромный и стандартный купальник с более смелыми клочками дорогой материи, в которых красовались остальные женщины. В большинстве своем они щеголяли обнаженной грудью и, судя по фигурам, немало времени проводили в гимнастических залах.

Помимо воли взгляд Сары устремился туда, где рядом с Хелен и Вайнбергером сидел Джос. Актриса гладила обнаженное плечо Гарри, прижималась к режиссеру, смеялась, и Сара поняла, что каждое движение, каждый жест Хелен рассчитаны на то, чтобы вызвать у Джоса ревность и наказать за упрямство. Непонятно, как только Джос может спокойно выносить такое обращение, думала Сара, восхищаясь его самообладанием.

Человек послабее давно бы уже сдался, но Джос не таков. Ничто не заставит его изменить решение, и, Сара подозревала, Хелен это отнюдь не обрадует. Белокурая актриса привыкла к обожанию и покорности своих поклонников, но Джос оказался слеплен совсем из другого теста.

Тонкие пальцы Хелен призывно сжали бедро Гарри Вайнбергера, глаза сузились от неприкрытого наслаждения. Смотри, как бы говорила она Джосу, смотри, что ты теряешь, что могло бы быть твоим… Но Джос точно и не замечает ее ухищрений, подумала Сара, прекрасно представляя, что бы сама чувствовала на его месте, каково ей было бы смотреть, как Джос открыто и чувственно ласкает другую женщину.

Не в силах больше выносить этого зрелища, Сара поднялась и ушла в дом. Ее крохотная чердачная комнатка от жары превратилась в сущую душегубку, но там, по крайней мере, ей не придется смотреть, как Хелен мучает Джоса и вовсю наслаждается своей местью.

От духоты у Сары заболела голова, но выходить в сад не хотелось. Она отыскала несколько журналов, принадлежавших горничной, и от нечего делать принялась их листать, всем сердцем надеясь, что Джос позабыл о ее существовании.

Услышав в коридоре шаги, она нахмурилась и отложила журнал. Недовольство мгновенно сменилось удивлением, когда дверь распахнулась, и в комнату шагнул Джос.

— Боже милосердный! — воскликнул он, озираясь. — Настоящее пекло! Нельзя, что ли, открыть окно?

Сара покачала головой.

— Нельзя, все окна забиты наглухо. Что-то случилось?

— Случилось, — отрывисто бросил он. — Мы уезжаем, как только ты соберешь вещи.

— Уезжаем?! — Сара потрясенно воззрилась на него. — Значит, ты?.. Или Хелен?..

— Ответ на оба твои вопроса — «нет», — саркастически отрезал Джос. — Хелен, судя по всему, заинтересована не в своей книге, а в том, чтобы обеспечить себе роль в новом фильме Вайнбергера, так что нам с тобой делать здесь нечего.

Бедный Джос! Сара хорошо понимала, что он чувствует, принужденный наблюдать за тем, как Хелен открыто флиртует с Гарри Вайнбергером. Неудивительно, что он не хочет здесь оставаться.

— Я соберусь в два счета, — торопливо заверила она. — Встретимся внизу… скажем, через полчаса.

— Отлично. Пойду, обрадую нашу хозяйку хорошей новостью. Уверен, что наше отсутствие здесь вряд ли заметят.

Джос умело скрывал свое разочарование под маской легкого презрения, но Сара видела его насквозь.


Хелен не соизволила проводить гостей, и Сара прекрасно понимала, от чего лицо Джоса, сидевшего за рулем, окаменело.

Лишь когда Канн остался далеко позади, Джос наконец заговорил с Сарой, да и то ограничился нейтральным замечанием:

— От души надеюсь, что нам удастся найти ночлег. В сезон это не так-то просто.

Его предсказание сбылось с убийственной точностью. Был уже одиннадцатый час, когда им все же удалось найти комнаты в небольшой гостинице, которая располагалась в крохотной деревеньке, вдалеке от основных туристских маршрутов.

Заполняя регистрационную книгу, Джос сообщил Саре, что им придется пользоваться одной ванной, но ее это ничуть не тронуло. Долгий путь до Канна и тягостные часы, проведенные на вилле Хелен, окончательно измучили Сару.

— Я заказал ужин, — сказал Джос, — но сначала мне нужно принять душ. — Он провел рукой по волосам и поморщился: — Господи, как же я устал…

Судя по его виду, так оно и было.

— Тогда иди в ванную первым, — предложила Сара и, чуть покривив душой, добавила: — Я чувствую себя вполне сносно… В конце концов, это ведь ты всю дорогу сидел за рулем.

Она дала Джосу полчаса, и лишь затем поднялась наверх. Дверь общей ванной оказалась распахнутой настежь — Джос явно уже освободил ее. Сара чересчур устала, чтобы ломать голову, во что бы одеться. Да и с какой стати? Все равно Джос даже не взглянет на нее. Его мысли заняты только Хелен.

В чемодане сверху лежало легкое хлопчатобумажное платье. Прихватив его и чистое белье, Сара отправилась в ванную.

Душ немного привел ее в чувство, и с приятным ощущением чистоты и свежести Сара спустилась вниз — на поиски Джоса и заказанного ужина.

В небольшом обеденном зале было пусто. Хмурясь, Сара вышла из гостиницы — вдруг Джосу пришло в голову прогуляться по саду? Но и там его не оказалось. Вернувшись в вестибюль, Сара наткнулась на хозяйку гостиницы и на ломаном французском попыталась выяснить, не видела ли та Джоса, но женщина лишь пожала плечами.

Видимо, он еще в своей комнате и, может быть, ждет меня, подумала Сара, неспешно поднимаясь по лестнице.

Комната Джоса находилась напротив спальни Сары, дверь была чуть приоткрыта. Сара постучала, вошла — и застыла как вкопанная. Имя Джоса замерло у нее на губах. Он навзничь лежал на постели, и все, что на нем было — это полотенце, небрежно обернутое вокруг бедер.

Шаги Сары, судя по всему, разбудили его, и Джос, повернув голову, сонно уставился на нее. Должно быть, что-то во взгляде Сары выдало ее истинные чувства, потому что сонливость в одно мгновение исчезла из глаз Джоса, сменившись напряженным, лихорадочным блеском.

Джос поднялся — все тот же, но опасно изменившийся, с хищной грацией, от которой по спине Сары побежали мурашки. Это был уже не тот Джос, чьей сдержанностью Сара безмолвно восхищалась, когда у него на глазах Хелен бесстыдно флиртовала с Гарри Вайнбергером. Мужчина, шагнувший к ней, нисколько не стремился сдерживать свои чувства.

— В чем дело, Сара?

Сердце ее бешено заколотилось при звуке этого мягкого и, вместе с тем, опасного голоса.

— Я хотела… Хотела сказать, что ужин готов.

— В самом деле? Но ведь на уме у тебя сейчас совсем не ужин, верно? — Джос подошел совсем близко, так близко, что она ощущала тепло его тела. Надо бы повернуться и уйти… Но Сара попросту не могла сдвинуться с места.

— Ты смотрела на меня так, словно не можешь дождаться минуты, когда окажешься в моих объятиях… Словно тебе не терпится коснуться меня. — В голосе Джоса зазвучала знакомая хрипотца, и Сара затрепетала. Ей хотелось возразить, но она не могла выдавить ни звука. Просто стояла и смотрела, словно беззащитный кролик под гипнотическим взглядом голодного удава.

— Хочешь коснуться меня, Сара? Хочешь прижаться ко мне, почувствовать жар моего тела? Ты ведь помнишь, на что это похоже? — Джос вдруг рассмеялся горьким хриплым смехом.

— Пожалуйста, Джос… Я же знаю, почему ты это делаешь, — с трудом выдавила Сара, чувствуя, как боль перехватывает горло. — Я же знаю… это все из-за Хелен. — Она опасливо глянула на Джоса и увидела, что он весь напрягся, недобро сузив глаза. — Я же знаю, что ты…

— О чем это ты говоришь? — вкрадчиво осведомился Джос. — Неужели ты ревнуешь к Хелен? Что же вызвало твою ревность? — Он приблизился к Саре вплотную. — Вот это?

И впился в ее губы яростным, почти звериным поцелуем, заключив Сару в железное кольцо своих рук. Остатки его самообладания рухнули, и теперь он целиком предался тем чувствам, которые сдерживал весь день.

Сара понимала, что должна сопротивляться, что Джосу нужна вовсе не она, но безудержная, первобытная чувственность его поцелуя оказалась сильнее здравого смысла. Против воли она ответила на поцелуй, и губы ее сами собой приоткрылись, покоряясь властному натиску мужчины.

Обнаженное тело Джоса дышало жаром, руки нетерпеливо, почти грубо ласкали Сару. В отчаянии она попыталась вырваться — и испугалась того, с какой неумолимой силой Джос стиснул свою непокорную добычу.

— Не противься мне, — выдохнул он в ее беспомощно приоткрытые губы. — Сегодня — не противься… Я слишком далеко зашел, чтобы остановиться. Тебе не следовало приходить сюда, но если уж пришла…

Неистовый стук его сердца эхом отдавался в груди Сары, и вся ее решимость куда-то исчезла, когда она поняла, что тело ее само отвечает безудержной силе мужского желания. Она в объятиях любимого, и он хочет, он жаждет ее…

— Останься со мной, Сара… — Джос губами коснулся ее губ, вначале легко, потом настойчивее — и вдруг впился в них со всем пылом неутоленной страсти. Всем своим существом Сара ощущала, как бушует в нем эта страсть.

Так легко сейчас забыть, что Джос отверг ее, что он ни капельки ее не любит… Сейчас, когда он сжимает ее в объятиях, и горячие губы нарочито медленно ласкают поцелуями ее шею. Сара вдруг осознала, что ее ладони сами собой гладят гибкую мускулистую спину Джоса, и все его тело трепещет от наслаждения, отзываясь на эту ласку. Он легонько покусывал ее плечо, потом с силой впился зубами в нежную кожу, и теперь уже Сара задохнулась от сладостной дрожи, обессиленно приникнув к Джосу, который одним рывком распустил «молнию» ее платья.

Сара почти обезумела — так ей не терпелось поскорее избавиться от одежды, ласкать любимого, раствориться в его страсти… Губы ее отыскали чувствительную впадинку на шее Джоса, и она с восторгом услышала, как он застонал от наслаждения, ощутила, как его пальцы сильнее впились в ее спину. Джос с такой силой прижал ее к себе, что Сара едва не задохнулась.

— Какого черта ты столько напялила на себя? — прорычал Джос, сражаясь с неподатливой застежкой бюстгальтера. Затем слегка отстранился и сжал ладонями ее обнажившиеся груди.

— Не могу поверить, что ты настоящая, — пробормотал он невнятно, словно в бреду. Синие глаза его потемнели, затуманенные страстью. — Иди ко мне, Сара, — шепнул он, касаясь губами ее губ, увлекая за собой к кровати.

Сара покорно последовала за ним, позволила уложить себя и сквозь ресницы почти отстраненно смотрела, как Джос отбросил полотенце и склонился над ней, избавляясь от последнего клочка ткани, прикрывавшего ее наготу. Ее тело знало Джоса, и близость его так распаляла Сару, что она уже вся горела, как в лихорадке, предвкушая наслаждение.

— Сара… — прошептал Джос, склоняясь к ней, ладонью охватив ее пылающее лицо, сминая жаждущие губы все более неистовыми поцелуями. Сара ощущала лихорадочный стук его сердца, разгоряченная мужская плоть обжигала ее. Невнятный, страстный шепот срывался с губ Джоса, рука его соскользнула к груди Сары, пальцы ласкали ее отвердевшие соски.

— Джос… — не помня себя, простонала Сара, выгибаясь под его требовательными руками, и он тотчас отозвался хриплым, полным безудержной страсти шепотом:

— Что, Сара? Что ты хочешь? Этого? — Обжигающие губы коснулись ее шеи. — Или этого? — Джос ниже опустил голову, языком очерчивая окружность ее полной груди.

Я сейчас растаю, смутно подумала Сара, я и впрямь таю, растворяюсь в наслаждении, в этом нестерпимом огне… Она прильнула к Джосу, протестующе впилась ногтями в его кожу, не в силах дольше выносить эту сладкую муку, потом в отчаянии вонзила зубы в плечо Джоса и затрепетала от наслаждения, когда зубы любовника ответно стиснули ее возбужденный сосок.

— Сделаешь так еще раз — и я за себя не отвечаю, — хрипло прошептал он, переводя дыхание. — Ласкай меня, Сара… Я хочу чувствовать твои губы… Когда ты целуешь меня, со мной творится такое, что невозможно описать…

То же самое творилось с Сарой при одном звуке его голоса. Шепот Джоса пробуждал в ее воображении картины, от которых по жилам растекался огонь, они пьянили, сводили с ума, вызывали во всем ее теле сладостный трепет…

— Люби меня, Сара! — повелительно прошептал Джос, нетерпеливо привлекая ее к себе.

Губы Сары заскользили по телу Джоса, покрывая его легкими дразнящими поцелуями. Вначале она колебалась, но обрела уверенность, чувствуя, как его плоть откровенно отзывается на ее ласки, словно подталкивая сделать их более интимными. Сара ощутила, как велико возбуждение Джоса, и в лоне ее растекся ответный жар. Желание нахлынуло на нее с такой властной силой, что она уже не могла разобрать, кто из них охвачен более сильным трепетом. Ничего на свете она не хотела так, как принять его страсть в себя и целиком раствориться в ней.

— Сара, Сара… — повторял Джос, лихорадочно лаская ее, прижимая к себе с такой силой, что тела их, казалось, сливались в одно. — Ты хочешь меня, — прошептал он хрипло, опьяненный страстью и торжеством.

За откровенным желанием, горевшим в глазах Джоса, Сара разглядела первобытное мужское довольство тем, что он сумел распалить ее, что она тает под его ласками и в томлении жаждет лишь одного… И вдруг ее замутило от омерзения к самой себе. Что же я такое творю — позволяю Джосу использовать себя, словно вещь, допускаю, чтобы он с моей помощью взял реванш? Джос ведь не хочет меня… Во всяком случае, не так, как я желаю его — единственного в мире, всем своим существом. Я просто тело в его постели, просто женщина, с которой он на несколько кратких часов забудет Хелен…

Джос мгновенно почувствовал ее отчуждение, и жаркий блеск желания в его глазах сменился гневом и… Чем же еще? Болью? О нет, ответила сама себе Сара, вряд ли.

— В чем дело? — Он отстранился, даже отодвинулся, и Сара вздрогнула, вдруг ощутив холод — чересчур стремительно спустилась она на землю с тех высот, куда ее вознесла страсть.

— Джос, мне лучше уйти. — Она приподнялась было, но, к немалому ее удивлению, Джос схватил ее за руку, удержал.

— Ради Бога, Сара… — хрипло проговорил он.

Сара чувствовала, как Джос старается овладеть собой, и жестко напомнила себе, что причин для гнева у него более чем достаточно. Нельзя было заходить так далеко…

— Нам надо поговорить. — Голос Джоса прозвучал на удивление мягко, но устало. — Я больше не трону тебя. Обещаю.

Она не сумела скрыть того, что так явственно отразило ее лицо: тоскливую муку, охватившую все ее существо, когда прозвучали эти слова. Конечно же, Джос ее больше не тронет… Он бы даже и не прикоснулся к ней, если бы не Хелен.

Сара ощутила такую боль и усталость, что поняла: она больше не в силах скрывать от Джоса правду. Не в силах больше работать рядом с Джосом, в глубине души зная, что любит его. А сейчас ей просто недостает ни желания, ни воли, чтобы наскоро состряпать очередную ложь. Пускай Джос знает правду — может, так будет лучше. В конце концов, он ведь ненамеренно причинил ей боль. Насколько проще было бы сейчас жить, если б они расстались навсегда после той, самой первой ночи, если б никогда не встретились вновь. Но ведь ты бы все равно любила его, возразил ей внутренний голос. Все равно…

— Сара, в чем дело?

— Не в том, что сейчас произошло между нами, — устало ответила Сара. На миг прикрыв глаза, она с усилием сглотнула тугой болезненный комок и севшим голосом продолжала: — Совсем не в этом. Дело в том, что я для тебя — только замена Хелен…

Тишина, последовавшая за этими словами, была на редкость выразительной. Джос резко сел и включил ночник, чтобы лучше видеть лицо Сары.

— Повтори! — хрипло приказал он.

Сара неуверенно повторила, чувствуя, как его пальцы с силой впиваются в ее плечи, и зачарованно смотрела, как Джос на секунду закрыл глаза и, откинув голову, тяжело сглотнул.

Когда он заговорил снова, голос его казался почти чужим — хриплый и невнятный от боли, такой боли, что у Сары заныло в груди.

— Ради всего святого, Сара! Я просил тебя остаться, потому что хочу тебя, потому что иначе попросту сошел бы с ума… Это ты, ты сводишь меня с ума, Сара! — повторил он с нажимом, встряхнув ее, и прежде, чем она успела отпрянуть, резко привлек ее к себе и губами настойчиво отыскал ее губы.

Джос целовал ее так, словно уже успел изголодаться по ее телу, словно не они лишь несколько минут назад изнуряли друг друга неистовыми ласками, и рот его впивался в ее губы с требовательной алчностью.

— Я люблю тебя, Сара, люблю… Неужели не понимаешь?

Сара слышала эти слова, ощущала губами движения его губ — и все же не могла поверить, что это происходит на самом деле.

— Да скажи же что-нибудь, черт побери! — Джос опять тряс ее, а может, сам дрожал от напряжения, лицо его побелело, глаза, потемневшие от страсти, казались еще темнее.

— Но как ты можешь? — прошептала Сара и коснулась щеки Джоса, мимолетно отметив, с какой жадностью он прижал ее пальцы к своим губам, ощутила, как неистово бьется его сердце. — Как ты можешь любить меня? Ты же никогда… Я думала, что ты хочешь от меня избавиться, что наша встреча ничего для тебя не значит, а тут еще и Хелен…

— Дымовая завеса, маскировка, которую я же и придумал, чтобы не отпугнуть тебя. И, признаюсь честно, чтобы заставить тебя ревновать. Хелен никогда ничего для меня не значила. Мелочная, ничтожная пустышка. Такая женщина способна скорее оттолкнуть, чем привлечь.

— Но той ночью… в моей квартире, когда ты остался со мной… Когда я хотела тебя…

На миг лицо Джоса исказила боль.

— И ты решила, что я отверг тебя? — Он покачал головой. — Ты была тогда так уязвима, Сара, чересчур уязвима. Я не рискнул пойти тебе навстречу — ведь утром ты могла бы и пожалеть об этом. А сегодня мне вдруг надоело играть, надоело прятаться от тебя из боязни отпугнуть. Готова ты услышать это или нет — теперь уже слишком поздно… Я люблю тебя. Я полюбил тебя с той минуты, когда увидел на балу. Мне не верилось, что со мной могло произойти такое, но ты, казалось, отвечала мне взаимностью… — Джос глубоко вздохнул, словно только что очнулся от сна, и сердце Сары сжалось от любви и радости. — Я твердил себе, что все это слишком прекрасно, чтобы быть правдой, что я очертя голову лечу навстречу опасности, но сердце не хотело слушаться здравого смысла, — невесело добавил Джос. — Ты представить себе не можешь, что творилось со мной, когда утром я проснулся и обнаружил, что ты исчезла. — Он провел пальцем по ее припухшим губам. — Мне так хотелось наказать тебя за ту боль, которую ты мне причинила.

— Но ведь ты не пытался отыскать меня.

— Не пытался, — подтвердил Джос. — Я и так уже перенес слишком много, чтобы напрашиваться на новый удар. Понимаешь, когда ты пришла ко мне, когда отдалась мне вся, без остатка, мне казалось, ты чувствуешь то же, что и я. Мне казалось, что в ту единственную ночь между нами возникла не только физическая близость. Впервые в жизни я полюбил по-настоящему, и когда, проснувшись, увидел, что тебя нет, понял: моя любовь обернулась иллюзией. Твое исчезновение лучше всяких слов говорило, что ты не любишь меня, что наша волшебная ночь, которую я готов был хранить в сердце до конца своих дней, как драгоценнейшее в моей жизни событие, для тебя была лишь неприятным воспоминанием, которое лучше всего поскорее стереть из памяти.

— Но я понятия не имела, что ты так думал! Мне казалось, для тебя это была только… мимолетная интрижка.

Джос поморщился.

— Благодарю покорно! Разве я в свое время не говорил тебе, что мимолетные интрижки не в моем духе? Ты ранила меня, Сара, и ранила больно… Я едва начал смиряться с тем, что случилось, когда в один прекрасный день появился в «Лейхнер энд Холланд» и встретил там…

— Меня.

— Вот именно… И то, что нам теперь предстоит работать вместе, вызвало у тебя явное замешательство и неприкрытую досаду. Я едва не прикончил тебя, когда ты объяснила, для чего легла со мной в постель! — свирепо признался Джос, и в его глазах на мгновение мелькнула тень прежней боли.

— Я просто пыталась защититься, — покаянно пояснила Сара. — Это правда, мы с Джейн болтали как-то о том, что я могла бы спастись от Дэвида, заведя любовника, но на деле я бы никогда так не поступила. — Она одарила Джоса чуть лукавой улыбкой. — Знаешь, я ведь впервые увидела тебя еще до бала, в городе, когда мы с Джейн ездили за покупками.

— И что же?

— Уже тогда я подсознательно пыталась представить, каков ты в любви… Я говорила себе, что все это из-за нашего с Джейн разговора, но на самом деле причиной всему был ты сам, Джос, — голос Сары дрогнул, — хотя тогда я еще не готова была разумом поверить в то, что твердило мне сердце. Это же так глупо — влюбиться с первого взгляда.

— Глупо… и порой мучительно больно, — с горечью согласился Джос, — но, тем не менее, так бывает.

— Вот именно. Потому я и убежала тогда, утром. Я проснулась, увидела тебя и испугалась. Я ведь понимала, что одной ночи недостаточно, чтобы увериться в своих чувствах, а вдруг оказалось бы, что я тебе безразлична? Мне казалось тогда, что тебя привлекло легкомысленное приключение, не более, а я знала, что не пережила бы такого, и решила, что безопасней будет сбежать.

— Но теперь я тебя поймал.

— Да, — почти беззвучно выдохнула Сара.

— И поскольку ты моя пленница, то будешь делать все, что я захочу…

— Да.

— …и подчиняться всем моим желаниям.

Джос уже целовал ее, и эти легкие дразнящие поцелуи заставили Сару забыть обо всем — кроме томительной жажды приникнуть к нему, безмолвно требуя все новых и новых ласк…

Джос на миг отвлекся от поцелуев и, подняв голову, пристально взглянул на Сару.

— Ты уверена, что у вас в роду никогда не бывало тройняшек? — хрипло спросил он. — Джейн, разумеется не в счет.

— Уверена, — рассмеялась Сара.

— Ммм… Вот и славно. — И он снова приступил к поцелуям, но теперь Сара решила дать сдачи.

— Зато были двойняшки, — шутливо предостерегла она.

— Чудесно… Пара славненьких девчонок, похожих на тебя. Я бы не прочь.

— Или пара славненьких мальчишек, похожих на тебя, — мечтательно отозвалась Сара, потянувшись навстречу Джосу.

— Так ты этого хочешь? — прошептал Джос, губами касаясь ее губ.

— О да, очень!

Выражение лица Джоса мгновенно изменилось, и он с торжествующим блеском в глазах бодро объявил:

— Отлично! Тогда тебе придется вначале выйти за меня замуж. Я, знаешь ли, человек старомодный… Не будет свадьбы — не будет и двойняшек.

— Вот как? — Сара, не выдержав, рассмеялась, но тут же посерьезнела. — Джос, ты уверен, что хочешь именно этого?

— Никогда в жизни я ни в чем не был так уверен. С первой минуты, как увидел тебя, я знал, что ты будешь моей женой.

Сара промолчала, впитывая в себя каждое его слово, и то, как серьезно и убежденно Джос произнес эту фразу, окончательно развеяло все ее сомнения.

Она с улыбкой потянулась к Джосу и, обнимая его, с радостью ощутила ответный трепет страсти, пробежавший по его сильному телу.

— Джос, я тебя так люблю…

— Слава Богу!

Такая прозаическая реакция на пылкое признание слегка обескуражила Сару.

— Я уж боялся, что никогда не добьюсь от тебя этих слов, — хрипло пояснил Джос и добавил шутливо: — Да, именно слов. Твое тело давно уже призналось мне в любви — наиболее приятным для меня способом… — Джос рассмеялся, когда Сара в притворном гневе замахнулась на него, и принялся целовать ее, пока она не покорилась, пока не забыла обо всем, кроме жаркого вкуса его поцелуев… Тогда Джос, привлек ее к себе и ласково продолжил:

— Но я хотел завладеть не только твоим телом, Сара. Мне нужны были твое сердце… твоя покорность… твоя любовь…

— И в обмен на все это ты всего лишь пообещал мне двойняшек?! — притворно ужаснулась Сара.

— И еще кое-что, — сказал Джос. — Это… и вот это…

Тело Сары таяло под его ласками. Она приоткрыла губы навстречу поцелую — и забыла обо всем на свете, когда Джос наконец доказал ей всю глубину и силу своей любви.


РУТ ВАЛЕНТАЙН

ЛЮБОВЬ ИЛИ ИЛЛЮЗИЯ?

ПАНОРАМА РОМАНОВ О ЛЮБВИ

16+

ISBN 978-59907350-7-1

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9

  • загрузка...