КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397939 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168922
Пользователей - 90472
Загрузка...

Впечатления

argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший после испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: -1 ( 4 за, 5 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
загрузка...

Подвиги Шерлока Холмса (fb2)

- Подвиги Шерлока Холмса (пер. Игорь Алексеевич Богданов) (а.с. Подвиги Шерлока Холмса) 911 Кб, 262с. (скачать fb2) - Джон Диксон Карр - Адриан Конан Дойл

Настройки текста:



Джон Диксон Карр, Адриан Конан Дойл Подвиги Шерлока Холмса

Семь циферблатов

Время от времени до меня доходили смутные слухи о его делах: о том, как его вызвали в Одессу в связи с убийством Трепова.

Скандал в Богемии

В моей записной книжке я нахожу запись о том, что именно в среду, днем, 16 ноября 1887 года, внимание моего друга Шерлока Холмса было впервые привлечено к необычайному делу человека, который ненавидел часы.

Где-то я уже писал о том, что тогда я лишь краем уха слышал об этом деле, поскольку то было вскоре после моей женитьбы. Я даже пометил в записной книжке, что мой первый послесвадебный визит к Холмсу имел место в марте следующего года. Но дело, о котором идет речь, отличалось столь необыкновенной деликатностью, что, я полагаю, читатели простят мне столь долгое молчание, поскольку моим пером всегда владело скорее благоразумие, нежели стремление к сенсационности.

Итак, спустя несколько недель после свадьбы моя жена вынуждена была покинуть Лондон по делу, которое имело касательство к Тадиусу Шолто и могло существенно повлиять на наше будущее благополучие. Одиночество для меня было невыносимо, и я на восемь дней возвратился в старую квартиру на Бейкер-стрит. Шерлок Холмс принял меня без расспросов и комментариев. Однако я должен сознаться, что следующий день, 16 ноября, начался неудачно.

Было ужасно холодно. Все утро желто-коричневый туман наваливался на оконные стекла. Электрические лампы, газовые рожки, а также огонь, пылавший в камине, освещали обеденный стол, который оставался неубранным после завтрака до середины дня.

Шерлок Холмс был задумчив и невесел. В своем старом халате мышиного цвета и с трубкой вишневого дерева во рту он устроился в кресле и принялся просматривать утренние газеты, то и дело бросая какое-нибудь ироническое замечание.

– Ничего интересного? – спросил я.

– Мой дорогой Уотсон, – ответил он, – у меня возникает опасение, что с завершением дела печально известного Блессингтона жизнь сделалась пресной и скучной.

– И тем не менее, – возразил я, – ведь это был год незабываемых дел, не правда ли? Вы чересчур возбуждены, мой дорогой друг.

– Право же, Уотсон, вам ли об этом судить? Вчера вечером, когда я решился предложить вам бутылочку французского вина за ужином, вы принялись столь подробно рассуждать о радостях супружества, что я боялся, вы никогда не закончите.

– Мой дорогой друг! Не хотите ли вы сказать, что я был чересчур возбужден вследствие выпитого вина?

Мой друг окинул меня пристальным взглядом.

– Вино тут, возможно, и ни при чем, – сказал он. – Однако! – Он указал на газеты. – Вы видели, каким вздором пресса считает нужным потчевать нас?

– Боюсь, еще нет. Разве что в номере «Британского медицинского журнала»…

– Да возьмем хотя бы его! – сказал он. – Страница за страницей тут посвящены скачкам, которые состоятся в будущем году. Англичан почему-то нужно постоянно удивлять рассказами о том, что одна лошадь может бежать быстрее другой. И снова, в который уже раз, мы читаем, как нигилисты затевают преступный заговор против великого князя Алексея в Одессе. Передовая статья целиком посвящена несомненно актуальному вопросу: «Должны ли продавщицы выходить замуж?»

Я не решился прервать его, дабы его досада не возросла.

– Где преступление, Уотсон? Где таинственное, где выходящее за рамки повседневности, без чего всякая проблема суха и безжизненна? Неужели мы утратили все это навсегда?

– Слышите? – сказал я. – Кто-то звонит.

– И притом спешит, если судить по тому, как настойчив наш гость.

Мы вместе подошли к окну и выглянули на Бейкер-стрит. Туман несколько рассеялся. На краю тротуара возле наших дверей стоял красивый закрытый экипаж.

Кучер в цилиндре и ливрее как раз закрывал дверцу экипажа, на которой была начертана буква «М». Снизу послышался гул голосов, затем на лестнице раздался звук легких, быстрых шагов, и дверь нашей гостиной распахнулась.

Мы оба были удивлены, когда узрели, что наш гость – молодая леди, скорее, девушка, поскольку вряд ли ей исполнилось восемнадцать; редко приходилось мне видеть молодое лицо, сочетающее в себе столько красоты, утонченности и нежности. Ее большие голубые глаза, устремленные на нас, взывали о помощи. Ее пышные золотисто-каштановые волосы были упрятаны под шляпкой, а поверх дорожного костюма был надет темно-красный жакет, отделанный каракулем. В руке, с которой она не снимала перчатку, она держала несессер, и на нем было наклеено что-то вроде бирки с буквами «С. Ф.». Другую руку она прижимала к сердцу.

– О, прошу вас, пожалуйста, простите за это вторжение! – умоляюще заговорила она, с трудом переводя дыхание, но голосом низким и мелодичным. – Кто из вас, простите, мистер Шерлок Холмс?

Мой товарищ склонил голову:

– Я Холмс. А это мой друг и коллега доктор Уотсон.

– Слава Богу, что я застала вас дома! Я пришла, чтобы…

Но наша гостья только это и смогла произнести. Она запнулась, густая краска залила ее лицо, и она опустила глаза. Шерлок Холмс бережно взял у нее из рук несессер и пододвинул кресло к огню.

– Прошу вас, садитесь, сударыня, и успокойтесь, – сказал он, откладывая свою трубку из вишневого дерева.

– Благодарю вас, мистер Холмс, – отвечала утонувшая в кресле юная леди, глядя на Холмса с благодарностью. – Говорят, сэр, вы умеете читать людские сердца.

– Гм! Что до поэзии, то, боюсь, вам лучше обратиться к доктору Уотсону.

– И можете разгадывать секреты ваших клиентов и даже… даже назвать цель их визита, когда они не произнесли еще ни единого слова!

– Мои способности переоценивают, – улыбаясь, ответил он. – Помимо тех очевидных фактов, что вы компаньонка дамы, что вы редко путешествуете, и тем не менее недавно возвратились из поездки в Швейцарию, и что дело, с которым вы пришли, касается человека, снискавшего ваше расположение, я не могу заключить ничего более.

Юная леди резко вздрогнула, да я и сам был поражен.

– Холмс, – воскликнул я, – это уж слишком! Откуда вам все это может быть известно?

– В самом деле, откуда? – повторила вслед за мной юная леди.

– Я наблюдаю, кое-что замечаю. Несессер, хотя далеко не новый, не потерт и не изношен в дороге. Мне не хотелось бы подвергать сомнению вашу наблюдательность, но я должен обратить ваше внимание на бирку отеля «Сплендид», в швейцарском городе Гриндельвальде, которая приклеена к несессеру.

– Но все остальное? – настаивал я.

– Костюм леди, хотя у нее безупречный вкус, не нов и не дорог. И тем не менее она останавливалась в лучшей гостинице Гриндельвальда и приехала в экипаже, каким ездят состоятельные люди. Поскольку ее собственные инициалы «С. Ф.» не совпадают с буквой «М» на дверце экипажа, мы можем предположить, что она занимает положение в каком-нибудь семействе, равное с другими его членами. Ее молодость не исключает возможности того, что она воспитательница, и нам остается только заключить, что она – компаньонка дамы. Что же до джентльмена, который снискал ее расположение, то краска смущения и опущенные глаза говорят о многом. Разве не так?

– Да, так, мистер Холмс! – воскликнула наша гостья, стискивая руки в еще большем волнении. – Меня зовут Силия Форсайт, и я уже более года служу компаньонкой у леди Мейо из Грокстон-Лоу-Холла, в графстве Суррей. Чарлз…

– Чарлз? Значит, так зовут джентльмена, о котором идет речь?

Мисс Форсайт кивнула головой, не поднимая глаз.

– Если я и не решаюсь говорить о нем, – продолжала она, – то это потому, что боюсь, что вы можете посмеяться надо мной. Я боюсь, что вы сочтете меня сумасшедшей или, что еще хуже, будто бедный Чарлз – сумасшедший.

– А почему я должен так думать, мисс Форсайт?

– Мистер Холмс, он не может выносить одного вида часов!

– Часов?

– За последние две недели, сэр, по совершенно необъяснимой причине он разбил семь штук часов. Двое из них он разбил на людях, и к тому же у меня на глазах!

Шерлок Холмс потер свои длинные тонкие пальцы.

– Вот как, – произнес он, – это весьма прият… весьма любопытно. Прошу вас, продолжайте ваш рассказ.

– Я прихожу в отчаяние оттого, что мне приходится говорить об этом, мистер Холмс. Но все же я попытаюсь. В последний год я была очень счастлива состоять на службе у леди Мейо. Должна сказать вам, что оба мои родителя умерли, но я получила хорошее образование, а рекомендации, которые мне удалось получить, были, к счастью, удовлетворительны. Внешность леди Мейо, должна сказать, несколько непривлекательна. Она представительница старой школы, надменна и строга. Однако по отношению ко мне она сама доброта. Именно она предложила отдохнуть в Швейцарии, опасаясь того, что уединение в Грокстон-Лоу-Холле может подействовать на меня угнетающе. В поезде на пути от Парижа к Гриндельвальду мы познакомились… познакомились с Чарлзом. С мистером Чарлзом Хендоном – так будет правильнее.

Холмс, сидевший в своем кресле, соединил кончики пальцев обеих рук, что всегда имел обыкновение делать, когда принимался размышлять.

– Значит, тогда вы впервые повстречались с этим джентльменом? – спросил он.

– О да!

– Понимаю. А как произошло знакомство?

– Самым обыкновенным образом, мистер Холмс. Нас было трое в вагоне первого класса. У Чарлза такие прекрасные манеры, такой красивый голос, его улыбка такая обаятельная…

– Не сомневаюсь. Но прошу вас, будьте точны в смысле подробностей.

Мисс Форсайт широко раскрыла свои большие голубые глаза.

– Кажется, все началось из-за окна, – продолжала она. – Чарлз (могу сказать вам, что у него замечательные глаза и пышные темные усы) поклонился и спросил разрешения леди Мейо опустить окно. Она дала свое согласие, и спустя несколько минут они болтали, как старые приятели.

– Гм! Понимаю.

– Леди Мейо, в свою очередь, представила меня Чарлзу. Путешествие в Гриндельвальд прошло быстро и весело. Но стоило нам только войти в вестибюль отеля «Сплендид», как впервые произошла одна из тех ужасных сцен, которые с той поры сделали мою жизнь несчастной.

Несмотря на свое название[1], отель оказался довольно небольшим и прелестным. Я уже знала, что мистер Хендон – лицо довольно важное, хотя он скромно сказал о себе, что путешествует в одиночку, всего лишь с одним слугой. Управляющий отеля, мсье Бранже, подошел к леди Мейо и мистеру Хендону и низко поклонился им обоим. Он обменялся с мсье Бранже несколькими словами тихим голосом, и управляющий еще раз низко поклонился. И тут Чарлз обернулся, улыбаясь, и совершенно неожиданно вся его манера поведения изменилась.

Я и сейчас вижу его стоящим там в длинном пальто и цилиндре, с тяжелой тростью под мышкой. Он стоял спиной к расставленным полукругом возле камина папоротникам и другим вечнозеленым растениям; на низкой каминной полке стояли швейцарские часы изысканной формы.

До той минуты я и не замечала этих часов. И тут Чарлз, издав сдавленный крик, бросился к камину. Подняв свою тяжелую трость, он с грохотом ударил ею о корпус часов и продолжал наносить удар за ударом, пока механизм со звоном не рассыпался по каминной плите.

После этого он повернулся и медленно пошел назад. Никак не объясняя свой поступок, он достал бумажник, протянул мсье Бранже банкноту, которой десяток раз можно было бы оплатить стоимость часов, и принялся непринужденно беседовать на другие темы.

Вы вполне можете представить себе, мистер Холмс, что мы были точно оглушены. У меня было такое впечатление, что леди Мейо, хотя и сохраняла спокойствие, была напугана. Но я клянусь, что Чарлз не был напуган; просто он был разъярен и настроен решительно. В эту минуту я увидела слугу Чарлза, стоявшего в отдалении среди чемоданов. Это маленький, тощий человек с бакенбардами, и на его лице было выражение смущения и, как ни больно мне произносить это, глубокого стыда.

Ни слова тогда не было сказано, и инцидент был забыт. В продолжение двух дней Чарлз оставался невозмутим. Наутро третьего Дня, когда мы встретили его в столовой за завтраком, это снова случилось.

Тяжелые портьеры, висевшие на окнах столовой, были частично задернуты, дабы не пропускать ослепительных лучей солнца, отражавшихся от первого снега. В помещении было довольно много других постояльцев, которые завтракали. Только тут я заметила, что Чарлз, незадолго перед тем возвратившийся с утренней прогулки, продолжал держать в руках трость из ротанга.

– Вдохните этот воздух, мадам! – весело говорил он, обращаясь к леди Мейо. – Он придает не меньше сил, чем еда или вино!

Тут он умолк и посмотрел в сторону окон. Рванувшись с места, он подбежал к одному из них, с силой ухватился за портьеру и отдернул ее, выставляя на обозрение большие разбитые часы в виде улыбающегося солнца. Наверно, мне бы сделалось дурно, если бы леди Мейо не подхватила меня под руку.

Мисс Форсайт уже сняла перчатки и теперь прижимала ладони к щекам.

– Но Чарлз не только разбивает часы, – продолжала она. – Он закапывает их в снегу и даже прячет в шкафу в своей комнате.

Шерлок Холмс сидел откинувшись в кресле, прикрыв глаза. Голова его покоилась на подушке, но, услышав эти слова, он приподнял веки.

– В шкафу? – нахмурившись, переспросил он. – Это уж и вовсе необыкновенно. Как вам стало известно об этом обстоятельстве?

– К своему стыду, мистер Холмс, я вынуждена была расспросить его слугу.

– К своему стыду?

– Я не имела права делать это. Мои занятия столь скромны, что Чарлз никогда бы… то есть я ничего не могла бы значить для него! Я не имела права!

– У вас на то были все права, мисс Форсайт, – мягко возразил Холмс. – Итак, вы расспросили слугу, которого описали как маленького тощего человека с бакенбардами. Его имя?

– Кажется, его зовут Трепли. Треп – я не раз слышала, как Чарлз обращался к нему так. И клянусь, мистер Холмс, это самое преданное существо на свете. Один вид его угрюмого английского лица был утешением для меня. Он знал, понимал, чувствовал, что я л… что я проявляю интерес, и он рассказал мне, что его хозяин закопал или спрятал еще пять штук часов. Хотя он и не стал об этом говорить, но я уверена, что он разделяет мои опасения. Но Чарлз не сумасшедший! Вовсе нет! Вы бы и сами пришли к такому выводу, если бы знали, что случилось в последний раз.

– И что же?

– Это произошло всего четыре дня назад. В апартаментах леди Мейо была гостиная, в которой стоял рояль. Я страстно люблю музыку, и после чая я обыкновенно играла леди Мейо и Чарлзу. В этот раз едва я начала играть, как вошел гостиничный служащий и подал Чарлзу письмо.

– Минуточку. Вы не обратили внимания на марку?

– Да, она была иностранная. – Мисс Форсайт была несколько удивлена. – Но, разумеется, это не имеет никакого значения, поскольку вы…

– Поскольку я… что?

Вдруг нашу гостью внезапно охватило некоторое замешательство, и, словно стремясь быстрее побороть его, она поспешила продолжить свой рассказ:

– Чарлз вскрыл конверт, прочитал письмо и смертельно побледнел. Произнеся несколько бессвязных фраз, он выскочил из комнаты. Сойдя через полчаса вниз, мы узнали лишь то, что он и Трепли выехали со всем багажом. Записки он не оставил. И потом не дал о себе знать. С тех пор я его не видела.

Силия Форсайт склонила голову, и в глазах ее заблестели слезы.

– Я была откровенна с вами, мистер Холмс. И я прошу вас быть откровенным со мной. Что вы написали в этом письме?

Вопрос прозвучал столь неожиданно, что я откинулся на спинку стула. Выражение лица Шерлока Холмса было по-прежнему непроницаемо. Он потянулся к персидской табакерке и принялся набивать глиняную трубку своими длинными, нервными пальцами.

– В письме, говорите, – скорее подтвердил он, чем спросил.

– Да! Вы написали письмо. Я видела вашу подпись. Вот почему я здесь!

– Ну и ну! – произнес Холмс. Он молчал в продолжение нескольких минут, голубой дым вился вокруг него, а его рассеянный взор был устремлен на часы, стоявшие на каминной полке.

– Бывают случаи, мисс Форсайт, – сказал он наконец, – когда надобно проявлять осторожность, прежде чем дать ответ. У меня есть к вам еще один вопрос.

– Слушаю вас, мистер Холмс.

– Сохраняет ли леди Мейо по-прежнему свои дружеские чувства к мистеру Чарлзу Хендону?

– О да! Она очень привязалась к нему. Я не раз слышала, как она называет его Алек – вероятно, такое уменьшительное имя она ему дала. – Мисс Форсайт помолчала, глядя на Холмса с сомнением, если не с подозрением. – Но что должен означать ваш вопрос?

Холмс поднялся.

– Только то, сударыня, что я с удовольствием займусь этим делом для вас. Сегодня же вечером возвращайтесь в Грокстон-Лоу-Холл.

– Хорошо. Но у вас наверняка есть еще что сказать. Вы так и не ответили ни на один из моих вопросов!

– Что ж! У меня свои методы, это вам и Уотсон подтвердит. Но если бы вы сочли для себя удобным прийти сюда, скажем… через неделю, в девять вечера? Благодарю вас. К тому времени, надеюсь, у меня будут для вас кое-какие новости.

Он явно давал понять, что более ее не задерживает. Мисс Форсайт поднялась, и вид у нее был такой несчастный, когда она глядела на Холмса, что я ощутил потребность высказать слово утешения.

– Не унывайте, сударыня! – воскликнул я, осторожно беря ее за руку. – Вы можете вполне довериться моему другу мистеру Холмсу и, если позволите, мне тоже.

Я был вознагражден милостивой и признательной улыбкой. Когда за нашей миловидной гостьей закрылась дверь, я с некоторой резкостью обратился к моему другу:

– Мне кажется, Холмс, что вы могли бы обойтись с юной леди с б\'ольшим сочувствием.

– Вот как? Она успела кого-то здесь очаровать?

– Постыдитесь, Холмс! – сказал я, бросаясь в кресло. – Дело, без сомнения, пустяковое. Но не могу вообразить, зачем вам вздумалось написать письмо этому ненормальному любителю ломать часы.

Холмс подался вперед и коснулся своим длинным тонким указательным пальцем моего колена.

– Я не писал никакого письма, Уотсон.

– Что?

– Ничего не поделаешь, мое имя используется уже не впервые! Тут кроется какая-то чертовщина, Уотсон, либо я очень заблуждаюсь.

– Значит, вы воспринимаете это серьезно?

– Настолько серьезно, что сегодня же вечером уезжаю на материк.

– На материк? В Швейцарию?

– Нет-нет, к чему нам Швейцария? След ведет гораздо дальше.

– Тогда куда же вы едете?

– Но ведь это же очевидно!

– Холмс, прошу вас.

– Почти все факты у вас в руках, и, как я уже говорил мисс Форсайт, вам известны мои методы. Используйте их, Уотсон! Используйте!

К тому времени, когда мой друг закончил свои несложные приготовления, первые фонари тускло засветились в тумане на Бейкер-стрит. Он стоял в дверях нашей гостиной – высокий и худощавый, в кепке с «ушами», в плаще-накидке с капюшоном, кожаный саквояж у ног – и пристально глядел на меня.

– Перед тем как уйти, скажу вот что, Уотсон, поскольку вы, кажется, еще ничего не понимаете. Напомню вам, что мистер Чарлз Хендон не выносит…

– Но как раз это-то мне ясно! Он не выносит одного вида часов.

Холмс покачал головой.

– Не совсем так, – сказал он. – Еще я хотел бы привлечь ваше внимание к другим часам, их пять, и о них рассказывал слуга.

– Мистер Чарлз Хендон не разбивал те часы!

– Поэтому я и привлекаю ваше внимание к ним. Увидимся ровно через неделю, в девять часов, Уотсон!

Спустя минуту я остался один.

В течение последовавшей невыносимо скучной недели я пытался занять себя как мог. Я играл в бильярд с Тэрстоном. Я выкурил множество трубок и размышлял с разных сторон о деле мистера Чарлза Хендона. Невозможно, общаясь в продолжение нескольких лет с Шерлоком Холмсом, не сделаться более наблюдательным, чем другие. Мне казалось, что страшная и зловещая угроза нависла над бедной юной леди, мисс Форсайт, и я не верил ни слишком уж красивому Чарлзу Хендону, ни загадочной леди Мейо.

В среду, 23 ноября, возвратилась моя жена с приятным известием о том, что наши дела не так плохи и что скоро я смогу получить небольшую практику. Я с радостью воспринял ее возвращение домой. В тот вечер, когда мы, держась за руки, сидели в нашей квартире перед камином, я кое-что рассказал о странном деле, с которым столкнулся. Я говорил о том опасном положении, в котором оказалась мисс Форсайт, о ее молодости, красоте и изяществе. Моя жена не отвечала, но лишь задумчиво смотрела на огонь.

Опомниться меня заставил отдаленный бой часов Биг-Бена, отбивших половину девятого.

– О Боже, Мэри! – вскричал я. – Я совсем забыл!

– Забыл? – переспросила моя жена, слегка вздрогнув.

– Я обещал быть сегодня в девять вечера на Бейкер-стрит. Там должна быть мисс Форсайт.

Моя жена отдернула руку.

– В таком случае тебе следует немедленно отправляться, – произнесла она с холодностью, которая изумила меня. – Ты всегда проявляешь такой интерес к делам, которыми занимается мистер Шерлок Холмс.

Озадаченный и несколько уязвленный, я взял шляпу и удалился. Был очень холодный вечер, стоял густой туман, и грязь на дорогах заледенела. Спустя полчаса кэб подвез меня на Бейкер-стрит. Я был рад убедиться в том, что Шерлок Холмс уже вернулся из своей поездки. Верхние окна были освещены, и я видел, как тень от его худощавой фигуры несколько раз промелькнула за занавесками,

Открыв дверь ключом, я неслышно поднялся по ступеням и открыл дверь гостиной. Было очевидно, что Холмс только что вернулся, поскольку его плащ-накидка, шерстяная кепка и старый кожаный саквояж были в беспорядке разбросаны по комнате, что было на него похоже.

Он стоял возле письменного стола ко мне спиной, освещаемый настольной лампой с зеленым абажуром, и вскрывал конверты из небольшой пачки писем. Когда дверь открылась, он обернулся и лицо у него вытянулось.

– А, это вы, Уотсон. Я надеялся увидеть мисс Форсайт. Она опаздывает.

– Клянусь вам, Холмс! Если эти негодяи обидели юную леди, то им придется отвечать передо мной!

– Негодяи?

– Я говорю о мистере Чарлзе Хендоне, и, как ни больно мне произносить это слово в отношении женщины, я также имею в виду и леди Мейо.

Черты его лица разгладились.

– Добрый старина Уотсон! – произнес он. – Всегда-то вы спешите на помощь красавице, попавшей в беду. И не раз выходило так, что помощь ваша была некстати.

– В таком случае я полагаю, – с достоинством отвечал я, – что ваша поездка на материк увенчалась успехом?

– Лишь отчасти, Уотсон! Прошу вас, простите мою несдержанность. Нет, успехом моя поездка не увенчалась. Мне казалось, что я должен был прямо направиться в один из европейских городов, название которого вы без труда отгадаете. Я отправился туда и успел обернуться, я бы сказал, за рекордно короткое время.

– И что же?

– Этот… мистер Хендон – человек очень напуганный. Однако он не лишен сообразительности. Не успев выехать из Швейцарии, он, должно быть, догадался, что поддельное письмо – это ловушка, в которую его заманивают. Но я потерял его след. Где он сейчас? И будьте так добры, объясните мне, почему это вам вздумалось называть его негодяем.

– Возможно, я погорячился. Но не могу не признать, что мне этот человек не нравится.

– Почему?

– Для человека, занимающего высокое положение, некая вычурность манер, без сомнения, допустима. Но он чересчур много кланяется! Он устраивает сцены на людях. Он перенял материковую привычку обращаться к английской леди «мадам» вместо знакомого нам «миссис». Все это чертовски не по-английски, Холмс!

Мой друг как-то странно посмотрел на меня, словно в недоумении, и собрался было отвечать, но тут мы услышали стук колес приближающейся к нашему дому извозчичьей кареты. Не прошло и минуты, как в комнату вошла Силия Форсайт, сопровождаемая невысоким, угрюмого вида человеком в котелке с неровно загнутыми полями. По его бакенбардам я заключил, что это Трепли, слуга.

Мисс Форсайт раскраснелась от пребывания на холодном воздухе. Она была в шубке, а в руках держала изящную муфту.

– Мистер Холмс, – без предисловий обратилась она к нему, – Чарлз в Англии!

– Я уже сделал такое предположение. И где же он?

– В Грокстон-Лоу-Холле. Еще вчера мне нужно было бы послать вам телеграмму, но леди Мейо запретила мне делать это.

– Какой же я глупец! – воскликнул Холмс, ударив кулаком по письменному столу. – Вы, кажется, говорили об уединенности этого места. Уотсон! Не могли бы вы подать мне подробную карту Суррея? Благодарю вас. – Голос его сделался резок. – Ну и дела!

– Мой дорогой друг, – поинтересовался я, – а что, вы можете раскрыть преступление по карте?

– Открытая местность, Уотсон! Поля. Леса. Ближайшая железнодорожная станция в целых трех милях от Грокстон-Лоу-Холла! – Холмс тяжело вздохнул. – Мисс Форсайт, эх, мисс Форсайт, вам за многое придется отвечать!

Юная леди отпрянула в изумлении.

– Мне за многое придется отвечать? – вскричала она. – Вы можете поверить мне, сэр, когда я вам говорю, что вся эта продолжающаяся столь долгое время тайна сводит меня с ума? Ни Чарлз, ни леди Мейо не скажут ни слова.

– В оправдание?

– Именно! – Она кивнула головой в сторону слуги. – Чарлз послал Трепли в Лондон с письмом, которое нужно доставить в руки, и мне даже не позволено ознакомиться с его содержанием.

– Простите, мисс, – произнес маленький человек резковато, но почтительно.

Тут я впервые обратил внимание на то, что Трепли, который был одет скорее как камердинер, нежели как слуга, крепко держал в руках конверт, точно боялся, что его могут у него выхватить. Его прозрачные глаза, зажатые между бакенбардами, медленно оглядывали комнату. Шерлок Холмс приблизился к нему.

– Друг мой, не соблаговолите ли вы показать мне этот конверт? – сказал он.

Я часто замечал, что глупые люди – самые преданные. Глаза Трепли обнаруживали в нем едва ли не фанатика.

– Прошу прощения, сэр, но я этого не сделаю. Что бы ни случилось, я поступлю так, как мне велено.

– Говорю вам, дружище, у нас нет времени мешкать. Я не стану читать письмо. Я лишь хочу взглянуть на адрес и на печать. Ну же, живее! Быть может, от этого зависит жизнь вашего хозяина!

Трепли замялся в нерешительности, облизывая губы. Крепко держась за угол конверта и не выпуская его из рук, он протянул его Холмсу. Тот присвистнул.

– Ну и ну! – произнес он. – Оно адресовано никому иному, как сэру Чарлзу Уоррену, комиссару лондонской полиции. А печать? Ага! Так я и думал. Вы должны доставить это письмо немедленно?

– Да, мистер Холмс.

– Так отправляйтесь же! Но попридержите кэб, ибо он нам скоро понадобится.

Он не произнес ни слова, покуда Трепли не спустился вниз. Тут к нему снова вернулась его лихорадочная потребность действовать.

– А теперь, Уотсон, не могли бы вы посмотреть расписание поездов? Вы вооружены?

– При мне моя трость.

– Боюсь, этого будет недостаточно. – Он выдвинул левый ящик письменного стола. – Сделайте одолжение, положите это в карман пальто…

Едва блеснул ствол револьвера, как Силия Форсайт вскрикнула и, дабы сохранить равновесие, оперлась о каминную доску.

– Мистер Холмс! – неуверенно заговорила она. – В Грокстон часто ходят поезда, а от станции там, как вы сами сказали, три мили до Лоу-Холла. Кстати, один из поездов отправляется через двадцать минут.

– Прекрасно!

– Но мы не на нем поедем.

– Почему, сударыня?

– Я не успела вам об этом сказать, но леди Мейо сама решила обратиться к вам за помощью. Я только сегодня днем убедила ее сделать это. Леди Мейо просит нас всех троих сесть на поезд, отправляющийся в 10.25, а это последний поезд. Она встретит нас в Грокстоне на вокзале с экипажем. – Мисс Форсайт прикусила губу. – Леди Мейо, несмотря на свою доброту, женщина строгая. Мы не можем опоздать на этот последний поезд!

И все же мы едва не опоздали на него. Позабыв об обледенелых дорогах и о том, что экипажи скапливаются на улицах, освещаемых голубыми мерцающими фонарями, мы прибыли на вокзал Ватерлоо в самую последнюю минуту.

Вскоре поезд выбрался на открытую местность. Между тем атмосфера в нашем тускло освещенном купе все более сгущалась. Холмс, чуть подавшись вперед, сидел молча. На фоне излучавшей холодный свет полной луны отчетливо проступал его хищный профиль под кепкой. Было почти половина двенадцатого, когда мы вышли на полустанке; безжизненная близлежащая деревня давно погрузилась в сон.

Ни единый звук не нарушал полной тишины. Собаки не лаяли. Возле станции стоял открытый экипаж, но конская сбруя не звенела. Кучер сидел, выпрямив спину, – такой же неподвижный, как и съежившаяся пожилая дама, занимавшая заднее сиденье в экипаже; она холодно следила за нашим приближением.

Мисс Форсайт нетерпеливо заговорила, однако пожилая дама, закутанная в серые меха, из которых торчал лишь ее нос, подняла руку, заставив ее умолкнуть.

– Мистер Шерлок Холмс? – произнесла она необычайно глубоким и мелодичным голосом. – А этот джентльмен, я полагаю, доктор Уотсон? Я – леди Мейо.

Она с минуту рассматривала нас своим необыкновенно острым и проницательным взглядом,

– Прошу вас, садитесь в экипаж, – продолжала она. – Здесь на всех хватит пледов. Я сожалею о том, что вынуждена предложить вам в такую холодную ночь открытый экипаж, но любовь моего кучера к быстрой езде, – и она указала на возницу, который при этих словах ссутулился, – привела к тому, что он умудрился сломать ось закрытой кареты. В Холл, Биллингз! Поторопись!

Щелкнул кнут. Задние колеса беспокойно дернулись, и наш экипаж весьма резво покатил по узкой дороге, окаймленной колючими живыми изгородями и одинокими деревьями.

– Но я не сержусь на него, – сказала леди Мейо. – Увы, мистер Холмс! Я очень старая женщина. В дни моей молодости ездили быстро, да и жили быстро.

– А умирали тоже быстро? – спросил мой друг. – Например, такой смертью, какая сегодня может случиться с нашим юным другом?

Копыта стучали по дороге, покрытой коркой льда.

– Мне кажется, мистер Шерлок Холмс, – тихо произнесла она, – что мы понимаем друг друга.

– Я уверен в этом, леди Мейо. Но вы не ответили на мой вопрос.

– Не бойтесь, мистер Холмс. Сейчас он в безопасности.

– Вы уверены?

– Говорю вам, он в совершенной безопасности! Парк в Грокстон-Лоу-Холле под присмотром сторожей, а дом охраняется. На него не могут напасть.

Я и сейчас не могу сказать, что заставило меня разразиться тирадой – то ли скорость, с какой несся экипаж, то ли ветер, свистевший в ушах, то ли не дававшая покоя запутанность этого дела.

– Простите непонятливость старому вояке, – громко заговорил я, – но у меня ни на один вопрос нет ответа. Однако пожалейте хотя бы эту бедную юную леди, которая сидит рядом с вами! Кто такой Чарлз Хендон? Зачем он разбивает часы? Почему его жизни угрожает опасность?

– Послушайте, Уотсон, – произнес Холмс, и в голосе его прозвучала досада. – Вы ведь сами потрясли меня перечислением всего того, что заставляет сделать вывод: мистер Чарлз Хендон ведет себя, как вы выразились, чертовски не по-английски.

– И что же? Разве это может нам помочь?

– Все дело в том, что так называемый Чарлз Хендон – явно не англичанин.

– Не англичанин? – переспросила Силия Форсайт, сделав неопределенный жест. – Но он безупречно говорит по-английски! – Она глубоко вздохнула. – Даже слишком безупречно! – шепотом произнесла она.

– Так, значит, – воскликнул я, – этот молодой человек не занимает высокого положения?

– Напротив, мой дорогой друг. Ваша проницательность и на сей раз вас не подвела. Это весьма высокопоставленный человек. А теперь назовите-ка мне императорский двор в Европе – слышите, Уотсон, императорский двор! – при котором английский совершенно вытеснил родной язык.

– Не могу сообразить. Не знаю.

– Тогда попытайтесь вспомнить то, что вы знаете. Незадолго до того, как мисс Форсайт впервые посетила нас, я прочитал вслух несколько газетных заметок, которые тогда казались скучными и незначительными. В одной заметке говорилось о том, что нигилисты, эта опасная шайка анархистов, готовых уничтожить Российскую империю, подозревались в организации покушения на великого князя Алексея в Одессе. Понимаете, на великого князя Алексея? Между тем леди Мейо называла «мистера Чарлза Хендона»…

– Алек! – вскричал я.

– Возможно, это всего-навсего совпадение, – заметил Холмс, пожимая плечами. – Однако если мы обратимся к, недавней истории, то вспомним, что во время предыдущего покушения на ныне покойного русского царя, которого в 1881 году разорвало на куски в результате взрыва бомбы, нарочно играли на рояле, чтобы заглушить тиканье часов. Существует, Уотсон, два вида бомб. Первый, имеющий железную оболочку и относительно легкий вес, бросают с зажженным запалом. Второй, также из железа, взрывается посредством часового механизма, громкое тиканье которого всегда обнаруживает наличие бомбы.

Кучер громко щелкнул кнутом, и живая изгородь, мимо которой мы неслись, слилась в одно целое. Мы с Холмсом сидели спиной к кучеру, лицом к леди Мейо и Силии Форсайт, освещенным белым светом луны.

– Холмс, все становится совершенно ясным! Значит, вот почему этот молодой человек не выносит вида часов!

– Нет, Уотсон! Звука часов!

– Звука?

– Именно. Когда я попытался было вам об этом сказать, вы, по причине свойственного вам нетерпения, оборвали меня на первом же слове. Обратите внимание на то, что в двух случаях, когда он разбивал часы на людях, он никак не мог видеть часов. В одном случае, как нам сообщила мисс Форсайт, они были спрятаны за стеной растений, в другом – за портьерами. Услышав это многозначащее тиканье, он нанес удар прежде, чем успел подумать. Целью его, разумеется, было разбить часовой механизм и обезвредить то, что, по его мнению, было бомбой.

– Но ведь эти удары тростью, – заметил я, – наверняка могли бы привести к взрыву бомбы.

Холмс снова пожал плечами.

– А кто скажет, настоящая ли это бомба? Полагаю, впрочем, что весьма сомнительно, чтобы удары по железной оболочке привели к такому результату. В любом случае, мы имеем дело с очень смелым джентльменом, преследуемым и гонимым, который действует чересчур поспешно и наносит удары вслепую. Вполне может статься, что поспешные действия были вызваны воспоминанием о смерти отца и мыслью о том, что та же группа людей идет и по его следу.

– И что же дальше?

Шерлок Холмс всем своим видом выказывал беспокойство. Я заметил, что он не раз окинул взглядом погруженную во тьму пустынную холмистую местность.

– После первого разговора с мисс Форсайт, – продолжал он, – мне стало ясно, что поддельное письмо должно было вызвать у великого князя искушение отправиться в Одессу, и вопрос был только в том, хватит ли у него смелости, чтобы встретиться с этими безжалостными людьми. Но, как я вам уже говорил, он, должно быть, что-то подозревал. Поэтому он и отправился…, но куда?

– В Англию, – сказал я. – Впрочем, нет! В Грокстон-Лоу-Холл, где помимо всего прочего есть еще и очаровательная юная леди, которую я настоятельно прошу прекратить плакать и вытереть слезы.

Холмс выглядел раздосадованным.

– Могу, во всяком случае, сказать, – продолжал он, – что вероятнее всего события могли бы развиваться в этом направлении. С самого начала было совершенно ясно, что леди Мейо, в ее положении, ни за что столь легко не вступила бы в беседу с попутчиком, молодым человеком, если бы они не были, как непроизвольно выразилась мисс Форсайт, «старыми друзьями». Ее замечание заставило меня задуматься.

– Я недооценила ваши способности, мистер Шерлок Холмс, – резко произнесла леди Мейо, которая все это время похлопывала Силию по руке. – Да, я знаю Алексея с тех пор, как он маленьким мальчиком носил матросский костюмчик. Это было в Санкт-Петербурге.

– Где ваш муж, как я узнал, был первым секретарем английского посольства. В Одессе я узнал еще кое-что весьма интересное.

– Да? И что же это?

– Имя главного агента нигилистов, дерзкого и безумного фанатика, который какое-то время был близок к великому князю.

– Не может этого быть!

– И тем не менее это так.

С минуту леди Мейо молча смотрела на него, притом не столь холодно, как прежде, а экипаж между тем тряхнуло на ухабе, и он свернул в сторону.

– Послушайте меня, мистер Холмс. Мой дорогой Алек уже отправил письмо в полицию на имя сэра Чарлза Уоррена, комиссара.

– Благодарю вас, я видел это письмо. Видел я и печать с гербом Российской империи.

– И тем не менее, – продолжала она, – я повторяю, что парк под присмотром сторожей, дом охраняется…

– Однако лиса всегда улизнет от собак.

– Речь не только о сторожах! В эту самую минуту бедный Алек сидит в комнате дома старой постройки, с толстыми стенами, и дверь заперта изнутри на два замка. Окна забраны такой плотной решеткой, что сквозь нее и руку не просунешь. Камин старинный, полузакрытый, и с таким узким дымоходом, что человек в него не пролезет, к тому же он зажжен. Как на него может напасть враг?

– Как? – пробормотал Холмс, покусывая губы и постукивая пальцами по колену. – Одну ночь он, пожалуй, и может чувствовать себя в безопасности, ибо…

Леди Мейо сделала едва заметный нетерпеливый жест.

– Ни одна мера предосторожности не была забыта, – торжествующе произнесла она. – Даже крыша охраняется. Слуга Алека, Трепли, с похвальной быстротой доставив письмо в Лондон, возвратился поездом, который пришел раньше, чем ваш, взял лошадь в деревне и в настоящую минуту находится на крыше Холла, преданно охраняя своего хозяина.

Эффект, произведенный этой речью, был необычен. Шерлок Холмс вскочил на ноги и, дабы не упасть, схватился за поперечину; ветер поднял полы его плаща.

– На крыше? – переспросил он. – На крыше? – Затем он повернулся и схватил кучера за плечи. – Подстегни-ка лошадей! – крикнул он. – Ради Бога, подстегни лошадей! Нам нельзя терять ни секунды!

Над головой передней лошади несколько раз громко щелкнул кнут. Захрапев, лошади галопом рванулись вперед. Нас подбросило, и в наступившем замешательстве послышался сердитый голос леди Мейо:

– Вы не помешались рассудком, мистер Холмс?

– Скоро вы узнаете это. Мисс Форсайт! Вы на самом деле слышали, чтобы великий князь когда-либо называл этого человека Трепли?

– Я… нет! – запинаясь, произнесла Силия Форсайт; вопрос поверг ее в изумление, и она не знала, что отвечать. – Как я уже говорила вам, Ча… – о Господи! – великий князь называл его Треп. Я подумала…

– Вот именно! Вы подумали. Но на самом деле его зовут Трепов. По вашему первому описанию я сделал вывод, что это лжец и предатель.

Изгороди проносились мимо, звенели удила и сбруя, мы летели вместе с ветром.

– Возможно, вы припомните, – продолжал Холмс, – с каким замечательным лицемерием взирал этот человек на то, как его хозяин разбивает часы? Это был взгляд, полный смущения и стыда, не так ли? Можно было бы подумать, глядя на него, что мистер Чарлз Хендон сошел с ума. Откуда вам стало известно о пяти других часах, которых в действительности не было? Вам Трепов рассказал о них. Прятать часы или настоящую бомбу в шкафу действительно было бы сумасшествием, если бы великий князь Алексей и вправду когда-либо делал это.

– Но, Холмс, – возразил я, – если уж Трепов его личный слуга…

– Быстрее, кучер! Быстрее! Да, Уотсон?

– Наверняка у Трепова была масса возможностей убить своего хозяина, ножом или, скажем, ядом, без этого дополнительного эффекта с бомбой.

– Этот, как вы выразились, дополнительный эффект для революционеров обязателен. Без него они не действуют. Их жертва должна быть уничтожена в огне и грохоте, иначе в мире не заметят ни их самих, ни того, сколь они сильны.

– Ну а что же письмо сэру Чарлзу Уоррену? – спросила леди Мейо.

– Оно, несомненно, было выброшено в ближайшую канаву. Ага! Похоже, это и есть Грокстон-Лоу-Холл.

Последующие события этой ночи несколько перемешались у меня в голове. Помню вытянутое в длину низкое строение из красного кирпича в стиле Якова I, с окнами, разделенными средником, и с плоской крышей; казалось, оно несется нам навстречу по усыпанной гравием дорожке. Пледы отброшены в сторону. Леди Мейо, словно выйдя из оцепенения, принялась раздавать короткие указания группе встревоженных слуг.

Мы с Холмсом поспешили вслед за мисс Форсайт; из холла мы поднялись наверх по дубовым ступенькам широкой лестницы, устланной ковром, после чего оказались перед приставной лестницей с узкими ступенями, ведущей на крышу. У подножия этой лестницы Холмс остановился и коснулся руки мисс Форсайт.

– А вы оставайтесь здесь, – тихо произнес он.

Он опустил руку в карман, и раздался металлический щелчок; я понял, что и Холмс вооружен.

– Идемте, Уотсон, – сказал он.

Я последовал за ним по узким ступеням. Он осторожно приподнял люк, ведущий на крышу.

– Ради Бога, ни звука! – прошептал он. – Стреляйте, если увидите его.

– Но как нам найти его?

И опять холодный ветер пахнул нам в лицо. Мы крадучись двинулись вперед по плоской крыше. Вокруг нас стояли высокие, с расплывчатыми очертаниями дымовые трубы, железные закопченные крышки над ними сияли при лунном свете как серебро. В дальнем конце, где на фоне неба была видна стропильная нога фронтона, возле одиноко стоявшей, омытой лунным светом трубы, затаилась темная фигура.

Голубым огоньком вспыхнула спичка, засветившаяся затем чистым желтым светом, и спустя мгновение послышалось шипение зажженного запала, вслед за тем в трубе загрохотало. Холмс бросился вперед, огибая дымовые трубы и парапеты, по направлению к ссутулившейся фигуре, торопливо отступавшей в сторону.

– Стреляйте, Уотсон! Стреляйте!

Наши револьверы выстрелили одновременно. Я видел, как Трепов резко повернул к нам свое бледное лицо, и в ту же секунду вся дымовая труба поднялась в воздух столбом белого пламени. Крыша вздыбилась под моими ногами, и я, почти теряя сознание, покатился по свинцовым полосам, в то время как черепки и осколки кирпичей летели над головой и с шумом ударялись о железные крышки над трубами.

Холмс с трудом поднялся на ноги.

– Вы ранены, Уотсон? – с трудом переводя дыхание, спросил он.

– Меня лишь слегка подкинуло, – отвечал я. – Хорошо еще, что нас бросило лицом вниз. Иначе… – Я указал в сторону исковерканных и полуразрушенных труб, стоявших вокруг нас.

Продвинувшись лишь на несколько ярдов сквозь песчаную пыль, мы обнаружили того, кого искали.

– Ему придется теперь отвечать перед более высоким трибуналом, – сказал Холмс, глядя на распростертое тело. – Услышав наши выстрелы, он заколебался на одну роковую секунду, и взорвавшаяся в трубе бомба не оставила ему шансов. – Мой друг отвернулся. – Идемте, – прибавил он, и в голосе его послышались горькие нотки самопорицания. – Мы оба были чересчур нерасторопны, пытаясь спасти нашего клиента, и так и не успели вручить ему в руки меч правосудия.

Вдруг он изменился в лице и схватил меня за руку.

– О Господи, Уотсон! Нас спасла дымоходная труба от камина! – вскричал он. – Как эта женщина сказала? Полузакрытый камин. Полузакрытый! Скорее же – нам нельзя терять ни минуты!

Мы быстро опустились через люк по приставной лестнице в дом. Сквозь облако едкого дыма мы увидели в дальнем конце разбитую дверь. Спустя секунду мы вбежали в спальню великого князя. Холмс застонал при виде представшей перед нашими глазами сцены.

То, что когда-то было изящным камином, теперь представляло собою огромное зияющее отверстие с неровными краями под обломками тяжелой каменной плиты. Огонь из камина вырвался в комнату, и в воздухе сильно пахло тлеющим ковром, усыпанным раскаленным пеплом. Холмс бросился вперед сквозь дым, и спустя мгновение я увидел, как он склонился за искореженным роялем.

– Быстрее, Уотсон! – крикнул он. – Он еще жив! Вот где я бессилен, а вы можете сделать все.

Между тем дела юного князя были плохи. Остаток ночи он провел в старинной обшитой панелями спальне, куда мы его перенесли. Жизнь его висела па волоске. Однако едва солнце поднялось над деревьями в парке, как я с удовлетворением заметил, что вызванное сильным потрясением бессознательное состояние уже перешло в естественный сон.

– Раны у него незначительные, – сказал я. – Но потрясение могло оказаться роковым. Теперь он спит, а значит, будет жить, и я не сомневаюсь, что присутствие мисс Силии Форсайт ускорит его выздоровление.

– Если вы задумаете описать это небольшое дело, – заметил Холмс несколько минут спустя, когда мы брели по покрытому росой парку, сверкающему и искрящемуся в свежей красоте рассвета, – то вы должны по справедливости воздать должное тому, кто это заслужил.

– Но разве в этом деле нет вашей заслуги?

– Нет, Уотсон. То, что все кончилось благополучно, является исключительно следствием того, что наши предки владели искусством строительства. Прочность двухсотлетнего зонта над камином спасла жизнь этому молодому человеку. Великому князю Алексею из России и репутации мистера Шерлока Холмса с Бейкер-стрит повезло в том, что во времена доброго короля Якова домохозяин никогда не забывал о возможном проявлении буйства со стороны соседа.

Приключение в Камберуэлле

Под 1887 годом значится длинный список более или менее интересных дел. Все они записаны мною. Среди них: Камберуэллское дело об отравлении.

Пять апельсиновых зернышек

– Мистер Холмс, эта смерть – наказание Божье!

Множество необычайных умозаключений слышали мы в нашей квартире на Бейкер-стрит, но немногие превосходили по своему впечатлению это высказывание, сделанное его преподобием мистером Джеймсом Эпли.

Мне нет нужды заглядывать в записную книжку, ибо я и без того помню, что был прекрасный летний день 1887 года. Телеграмма пришла во время завтрака. Мистер Шерлок Холмс с возгласом нетерпения перебросил мне ее через стол. В ней всего-навсего говорилось о том, что его преподобие Джеймс Эпли испрашивал позволения нанести визит в это утро, чтобы проконсультироваться по вопросу церковных дел.

– Право же, Уотсон, – с некоторой резкостью высказался насчет телеграммы Холмс, закуривая после завтрака трубку, – дела и впрямь приняли скверный оборот, если служители церкви советуются со мной по поводу продолжительности проповеди или же проведения праздника урожая. Я польщен, но бессилен чем-либо помочь. Что там говорится о нашем странном клиенте в служебнике?

Пытаясь предвосхитить ход мысли моего друга, я уже снял с полки служебник. Я смог лишь узнать из него, что джентльмен, о котором шла речь, был священником небольшого прихода в графстве Сомерсет и что он является автором монографии о византийской медицине.

– Не совсем обычное занятие для деревенского священника, – заметил Холмс. – Но вот, если я не ошибаюсь, и он сам.

Едва он произнес эти слова, как внизу раздался требовательный звонок. Не успела миссис Хадсон доложить о нашем госте, как он стремительно вошел в комнату. Это был высокий, худощавый, узкоплечий мужчина в облачении деревенского священника, с доброжелательным лицом человека, расположенного к занятиям науками; щеки его закрывали старомодные длинные пушистые бакенбарды.

– Уважаемые джентльмены, – вскричал он, близоруко глядя на нас сквозь круглые очки, – прошу вас, примите мои уверения в том, что только безотлагательные обстоятельства заставили меня нарушить ваше уединение!

– Входите, входите, – добродушно сказал Шерлок Холмс, указывая гостю на плетеное кресло перед незажженным камином. – Я сыщик-консультант, и потому мое уединение столь же мало значит, как и уединение врача.

Едва священник уселся, как тотчас же произнес те необыкновенные слова, с которых я начал свой рассказ.

– Эта смерть – наказание Божье, – повторил Шерлок Холмс. Хотя он говорил приглушенным тоном, мне показалось, что в его голосе прозвучала некоторая дрожь. – Но если это так, то дело это относится скорее к вашей компетенции, нежели к моей.

– Прошу прощения, – поспешно проговорил священник. – Возможно, я был слишком категоричен и даже непочтителен. Но вы должны понять, что это ужасное происшествие, это… – Он подался вперед и почти перешел на шепот: – Мистер Холмс, это тяжкое преступление: хладнокровное, преднамеренное преступление!

– Поверьте мне, сэр, я весь внимание.

– Мистер Джон Трелони – мы называли его сквайр Трелони – был самым богатым землевладельцем на мили вокруг. Четыре дня назад, когда до его семидесятилетия оставалось только три месяца, он умер в своей постели.

– Гм! Это не такой уж редкий случай.

– Нет, сэр. Но послушайте! – вскричал священник, подняв длинный указательный палец, кончик которого был чем-то запачкан. – Джон Трелони был здоровым и энергичным мужчиной, никакими органическими болезнями не страдал и по меньшей мере еще дюжину лет мог бы заниматься земными делами. Доктор Пол Гриффин, наш местный практикующий врач и, между прочим, мой племянник, наотрез отказался выписать свидетельство о смерти. Еще предстояло произвести такую страшную вещь, как вскрытие.

Холмс, не успевший снять свой халат мышиного цвета, полулежал в своем кресле. При этих словах он приоткрыл глаза.

– Вскрытие! – сказал он. – Оно было произведено вашим племянником?

Мистер Эпли замялся.

– Нет, мистер Холмс. Сэром Леополдом Харпером, нашим самым крупным среди ныне живущих специалистов по судебной медицине. Должен сказать вам, что бедный Трелони умер не своей смертью. Была вызвана не только полиция, но и сыщики из Скотленд-Ярда.

– Ага!

– С другой стороны, – взволнованно продолжал мистер Эпли, – Трелони не был убит, да и никак не мог быть убит. Лучшие медицинские силы были привлечены для того, чтобы заявить: для его смерти вообще не было никакой причины.

С минуту в нашей гостиной царило молчание. Лучи летнего солнца не проникали в комнату, так как шторы были задернуты.

– Мой дорогой Уотсон, – ласково произнес Холмс, – не могли бы вы быть так любезны, чтобы подать мне мою глиняную трубку, которая лежит на полке над диваном? Благодарю вас. Я считаю, мистер Эпли, что трубка из глины весьма способствует размышлению. Кстати, где у нас ведерко для угля? Могу я предложить вам сигару?

– Cras ingens iterabimus aequor[2], – сказал священник, поглаживая свои замечательные бакенбарды. – Благодарю вас, не сейчас. Я не могу курить. Просто не смею! Я задохнусь от дыма. Я обязан изложить вам факты в мельчайших подробностях. Но это трудно. Вы, быть может, обратили внимание на то, что я несколько рассеян.

– Пожалуй.

– Да, сэр. В молодости, прежде чем меня призвала церковь, я был увлечен медициной. Но покойный отец запретил мне это, именно по причине моей рассеянности. Будь я врачом, говорил мой отец, я бы первым делом дал хлороформ пациенту, который пришел ко мне с жалобой на легкий кашель, и удалил бы у него желчный камень.

– Так-так, – проговорил Холмс с оттенком нетерпения. – Но сегодня утром вы ощутили некоторое беспокойство, – продолжал он, пристально рассматривая нашего клиента. – И несомненно, именно поэтому, прежде чем сесть сегодняшним утром на поезд, отходящий в Лондон, решили заглянуть кое в какие книги в вашем кабинете, не так ли?

– Да, сэр. Это были сочинения на медицинские темы.

– Вам не кажется неудобным то, что книжные полки в вашем кабинете расположены так высоко?

– Да вроде нет. Разве комната может быть слишком большой или слишком высокой для книг?

Неожиданно священник умолк. Его продолговатое лицо с длинными бакенбардами вытянулось еще больше.

– Я уверен, я совершенно уверен, – сказал он, – что ничего не говорил ни о книгах, ни о том, на какой высоте расположены полки в моем кабинете! Откуда вы обо всем этом узнали?

– А, пустяки! Откуда я, к примеру, могу знать о том, что вы либо холостяк, либо вдовец и что ваша прислуга – сущая неряха?

– В самом деле, Холмс, – вскричал я, – не один только мистер Эпли хотел бы знать, как вы вывели все это!

– Пыль, Уотсон! Пыль!

– Какая еще пыль?

– Обратите, пожалуйста, внимание на указательный палец правой руки мистера Эпли. На кончике его вы увидите ту темно-серую пыль, которая собирается на книгах. Эта грязь уже не очень заметна, однако видно, что появилась она не позднее чем сегодня утром. Поскольку мистер Эпли высокий человек с длинными руками, то очевидно, что он снимал книги с высокой полки. Если к этой пыли мы добавим невычищенную шляпу, то не потребуется большой проницательности, чтобы заключить, что у него нет жены, но есть ужасная служанка.

– Замечательно! – воскликнул я.

– Ничего особенного, – сказал он. – Я прошу прощения у нашего гостя за то, что прервал его рассказ.

– Уму непостижимо, как случилось, что он умер! Но вы еще не слышали худшего, – продолжал наш гость. – Должен сказать вам, что у Трелони есть один ныне здравствующий родственник: племянница в возрасте двадцати одного года. Ее зовут мисс Долориз Дейл, она дочь покойной миссис Копли Дейл из Глэстонбери. В течение нескольких лет юная леди вела домашнее хозяйство в большом, заново отделанном доме Трелони, который называется «Приют владыки». Всегда подразумевалось, что Долориз, которая помолвлена с красивым молодым человеком по имени Джеффри Эйнзворт, унаследует состояние своего дяди. Если я скажу о том, что более нежной и доброй души никогда не существовало, что волосы ее роскошнее воспетого Гомером моря и что, как бы оправдывая свое южное происхождение, она по временам столь бурно обнаруживает чувства…

– Да-да, – произнес Холмс, закрывая глаза. – Но вы сказали, что я еще не слышал худшего.

– Это так. Вот факты. Незадолго до смерти Трелони переписал свое завещание. Лишив наследства племянницу, которую этот строгий старик считал слишком легкомысленной, он завещал все свое состояние моему племяннику, доктору Полу Гриффину. Поверьте, сэр, это был скандал на всю округу! Спустя две недели Тре-лони умер в своей постели, а мой несчастный племянник находится под подозрением в убийстве.

– Прошу вас, не упускайте подробностей, – сказал Холмс.

– Прежде всего, – продолжал священник, – я должен описать покойного сквайра Трелони как человека по характеру строгого и неумолимого. Я так и вижу его, высокого и кряжистого, с большой головой и седой бородой, стоящим на фоне вспаханного поля или густых деревьев.

Каждый вечер он в своей спальне читал главу из Библии. Потом заводил часы, которые почти всегда останавливались именно в это время. Затем ровно в десять ложился в постель и вставал каждое утро в пять.

– Одну минуточку! – перебил его Холмс. – Изменял ли он когда-нибудь этим своим привычкам?

– Увлекшись чтением Библии, он мог засидеться допоздна. Но это случалось так редко, мистер Холмс, что, по-моему, вы можете не принимать это в расчет.

– Благодарю вас, это мы вполне выяснили.

– Во-вторых, к сожалению, должен сказать, что со своей племянницей он никогда не был в ладах. Он был строг, а подчас и жесток. Однажды, два года назад, он отхлестал бедную Долориз ремнем для правки бритв и посадил ее в комнату на хлеб и воду за то, что она съездила в Бристоль, чтобы послушать комическую оперу Джильберта и Салливана «Пейшенс». Мее не раз приходилось видеть, как по ее розовым щечкам текут слезы. Вы должны простить ее несдержанность в выражениях. «Старый дьявол, – сквозь рыдания говорила она. – Старый дьявол!»

– Правильно ли я понимаю, – прервал его Холмс, – что будущее благополучие юной леди зависит от наследования этих денег?

– Это совсем не так. Ее жених, мистер Эйнзворт, начинающий приобретать известность молодой адвокат, уже пробил себе дорогу в жизни. Сам Трелони был среди его клиентов.

– Мне показалось, что в вашем голосе прозвучала некоторая тревога, когда вы упомянули своего племянника, – сказал Холмс. – Поскольку доктор Гриффин наследует это состояние, значит, он был в дружеских отношениях с Трелони?

Священник беспокойно заерзал в кресле.

– В самых дружеских, – отвечал он с некоторой поспешностью. – Да, он как-то спас жизнь сквайру. В то же время должен сознаться, что он всегда был человеком горячим и невыдержанным. Его вспыльчивость привела к тому, что местные жители имеют против него сильное предубеждение. Если полиция сумела представить соображения насчет того, как умер Трелони, мой племянник, возможно, уже находится под арестом.

Священник умолк и обернулся. В дверь настойчиво постучали. Спустя секунду она распахнулась, и миссис Хадсон мелькнула за спиной человека невысокого роста, худого, с крысиным лицом, в клетчатом костюме и котелке. Увидев мистера Эпли, он остановился на пороге и что-то удивленно проворчал.

– У вас определенный дар, Лестрейд, являться в ту минуту, когда не обойтись без театральных эффектов, – неторопливо произнес Холмс.

– И кое для кого это оборачивается весьма неприятным образом, – заметил сыщик, кладя свою шляпу рядом с газовой горелкой. – Судя по присутствию этого достопочтенного джентльмена, я делаю вывод, что вы уже в курсе убийства в Сомерсете, которое не представляет большой загадки. Факты вполне очевидны, и обстоятельства выстроились в одном направлении, словно указательные столбы, не так ли, мистер Холмс?

– К сожалению, указательные столбы можно легко переставить, – сказал Холмс. – Это банальность, но в прошлом, Лестрейд, я пару раз имел возможность убедить вас в ее истине.

Агент Скотленд-Ярда гневно покраснел.

– Ладно, мистер Холмс, возможно, что-то там и было. Но сейчас-то какие могут быть сомнения? Есть и мотив, и возможность для совершения преступления. Виновника мы знаем, и остается лишь найти орудие убийства.

– Повторяю – мой несчастный племянник… – встревоженно заговорил священник.

– Я не называл имен.

– Но вы не скрывали, кого имеете в виду, с той самой минуты, когда узнали, что он лечил мистера Трелони! Разумеется, это злосчастное завещание ему первому отдает предпочтение.

– Вы позабыли упомянуть о его репутации, мистер Эпли, – неумолимо продолжал Лестрейд.

– Да, он несдержан, романтичен, горяч, если вам угодно! Но хладнокровный убийца – никогда! Я его знаю с пеленок.

– Ладно, посмотрим. Мистер Холмс, мне бы надо переговорить с вами.

Во время этой словесной перестрелки между нашим несчастным клиентом и Лестрейдом Холмс рассматривал потолок с тем безучастным и мечтательным выражением лица, которое я замечал у него только в те минуты, когда мозг нашептывал ему, что в клубке очевидных фактов и не менее очевидных подозрений появилась трудноуловимая нить доказательств. Неожиданно он поднялся и обратился к священнику:

– Я полагаю, вы возвращаетесь в Сомерсет сегодня днем?

– В 2.30 с Паддингтонского вокзала. – Он вскочил на ноги, и по лицу его расплылся румянец. – Значит ли это, мой дорогой мистер Холмс…

– Мы с доктором Уотсоном поедем вместе с вами. Не могли бы вы, мистер Эпли, попросить миссис Хадсон подозвать кэб?

Наш клиент кинулся вниз по лестнице.

– Весьма любопытное дельце, – сказал Холмс, набивая кисет табаком.

– Рад, что наконец-то вы увидели его в этом свете, мой дорогой друг, – заметил я, – ибо мне в самом деле показалось, что вы с самого начала проявляли некоторое нетерпение в отношении почтенного священника, особенно когда он принялся разглагольствовать о своей юношеской мечте стать врачом и о том, что по причине своей рассеянности он вполне мог бы удалить у здорового пациента желчный камень.

Эффект, произведенный этим вскользь брошенным замечанием, был необычаен. Какое-то время Холмс сидел, неподвижно уставившись в пространство, а затем вскочил на ноги.

– Боже милостивый! – вскричал он. – Ну конечно же!

Краска бросилась ему в лицо, а в глазах появился тот неожиданный блеск, который был мне давно знаком.

– Как всегда, Уотсон, ваша помощь неоценима, – с оживлением продолжал он. – Хотя сами вы и не излучаете свет, но указываете к нему дорогу.

– Я вам помог? Упомянув о желчном камне, о котором говорил священник?

– Именно.

– Будет вам, Холмс!

– В данную минуту мне надобно отыскать одну фамилию. Да, вне всяких сомнений, мне надобно отыскать фамилию. Не подадите мне тетрадь для заметок на букву «Б»?

Я подал объемистую тетрадь, одну из многих, в которые он приклеивал вырезки из газет о происшествиях, привлекших его внимание. Зачем она ему может понадобиться, я подумать не успел.

– Но, Холмс, в этом деле нет никого, чья фамилия начиналась бы с буквы «Б»!

– Совершенно верно. Я это знаю. Ба… Бар… Барлет! Гм! Ха-ха! Отличный алфавитный указатель!

Нетерпеливо перелистывая страницы, Холмс внимательно перечитал, что ему было нужно, после чего захлопнул тетрадь и принялся барабанить по ее обложке своими длинными нервными пальцами. Стеклянные трубки, мензурки и реторты, которыми был заставлен стоявший за его спиной стол для проведения химических опытов, сверкали в лучах солнца.

– Разумеется, я располагал не всеми данными, – задумчиво добавил он. – Даже и сейчас они не полны.

Лестрейд перехватил мой взгляд и подмигнул мне.

– А мне их вполне хватает! – усмехнулся он. – Меня не проведешь. Этот рыжебородый доктор и есть убийца. Кто убил, мы знаем, известен нам и мотив.

– Тогда почему же вы здесь?

– Потому что недостает только одного. Мы точно знаем, что это сделал он. Но вот как он это сделал?

Не меньше полудюжины раз повторил Лестрейд тот же самый вопрос в ходе нашей поездки, пока мне не стало казаться, что с каждым стуком колес этот вопрос отзывается эхом у меня в голове.

Жаркий летний день тянулся нестерпимо долго; и когда мы наконец вышли из поезда на небольшой деревенской станции, отсвет заката лег на отлогие гребни сомерсетширских холмов. На склоне этих холмов, от которых нас отделяли деревянно-кирпичные фасады деревенских домов, стоял среди благородных вязов сверкающий белыми стенами большой дом. Даже на расстоянии оттуда веяло вечерней свежестью и доносились крики грачей.

– Туда не меньше мили будет, – мрачно произнес Лестрейд.

– Я бы предпочел пока не появляться там, – сказал Холмс. – Есть ли в этой деревне гостиница?

– Да, «Герб Камберуэлла».

– Вот туда и отправимся! Я предпочитаю начинать дело на нейтральной территории.

– Послушайте, Холмс! – вскричал Лестрейд. – Не могу понять…

– Вот-вот, – бросил Холмс и не произнес более ни одного слова, покуда мы все не устроились в небольшом зале старинного постоялого двора.

Холмс нацарапал несколько строк в своей записной книжке и вырвал два листка.

– Могу я, мистер Эпли, взять на себя смелость послать вашего слугу с этой запиской в «Приют владыки», а с другой – к мистеру Эйнзворту?

– Разумеется.

– Прекрасно. Значит, мы еще успеем выкурить трубку, прежде чем к нам присоединятся мисс Долориз и ее жених.

Какое-то время мы сидели молча, каждый был погружен в свои мысли. Что до меня, то я был слишком уверен в своем друге, который не станет принимать очевидное за чистую монету, тем более что вид у него был несколько недоуменный.

– Итак, мистер Холмс, – наконец строго заговорил Лестрейд. – Вы достаточно долго сохраняли таинственный вид, чтобы заинтриговать даже доктора Уотсона. Давайте выкладывайте вашу теорию.

– У меня нет теории. Я лишь изучаю факты.

– Ваши факты обходят стороной преступника.

– Это мы еще посмотрим. Кстати, святой отец, каковы отношения между мисс Долориз и вашим племянником?

– Странно, что вы заговорили об этом, – отвечал мистер Эпли. – В последнее время их отношения были для меня источником страданий. Но, справедливости ради, должен добавить, что вина лежит на юной леди. Не имея на то никаких причин, она ведет себя оскорбительно по отношению к нему. А самое худшее, что она выказывает свою неприязнь на людях.

– Вот как! А что мистер Эйнзворт?

– Эйнзворт слишком добр, чтобы не сожалеть по поводу поведения своей невесты в отношении моего племянника. Он воспринимает это почти как личное оскорбление.

– Понимаю. Весьма похвально. Но, если я не очень ошибаюсь, вот и наши гости.

Старая дверь со скрипом отворилась, и в комнату с достоинством вступила высокая изящная девушка. Ее темные глаза сверкали неестественным блеском; она подолгу останавливала на каждом из нас свой пытливый взгляд, в котором отражалась враждебность и, сверх того, отчаяние. Стройный белокурый молодой человек со свежим цветом лица и необычайно ясными проницательными голубыми глазами вошел вслед за ней и дружески приветствовал Эпли.

– Кто из вас мистер Шерлок Холмс? – громко спросила юная леди. – Ах, да. Я полагаю, вы обнаружили новые доказательства?

– Я приехал, чтобы услышать о них, мисс Дейл. Я, правда, слышал уже все, кроме того, что в действительности произошло в ту ночь, когда ваш дядя… умер.

– Вы делаете акцент на слове «умер», мистер Холмс?

– Но, черт побери, дорогая, что он может еще сказать? – спросил молодой Эйнзворт, натужно рассмеявшись. – У тебя в голове, наверно, все перемешалось из-за того, что гроза в ночь на вторник вывела твоего дядю из душевного равновесия. Но она кончилась прежде, чем он умер.

– Откуда вам это известно?

– Доктор Гриффин сказал, что он умер не ранее трех часов ночи. Да он был в полном порядке до этого.

– Судя по всему, вы в этом вполне уверены.

Молодой человек посмотрел на Холмса с видимым смущением.

– Конечно, уверен. Вам и мистер Лестрейд может сказать, что в течение ночи я трижды заходил в эту комнату. Сквайр просил меня об этом.

– В таком случае я бы хотел знать все факты с самого начала. Быть может, мисс Дейл…

– Очень хорошо, мистер Холмс. Во вторник вечером мой дядюшка пригласил моего жениха и доктора Гриффина отобедать с нами в «Приюте владыки». Прежде всего я обратила внимание на то, что он будто чем-то встревожен. Я приписала это отдаленным раскатам грома; он ненавидел грозу и боялся ее. Но теперь я думаю о том, что тревога либо лежала у него на сердце, либо не давала покоя совести. Как бы там ни было, нервное напряжение в продолжение вечера все более охватывало нас, и даже чувство юмора доктора Гриффина не спасло положения, когда молния ударила в дерево. «Поеду-ка я домой, – сказал он, – надеюсь, ничего со мной не случится в эту грозу». Доктор Гриффин решительно несносен!

«А я рад, что остаюсь, – рассмеялся Джеффри, – с этими старыми добрыми громоотводами чувствуешь себя вполне уютно».

Мой дядюшка вскочил со стула.

«Ты, дурень! – вскричал он. – Разве ты не знаешь, что в этом доме нет громоотводов?»

И мой дядюшка затрясся точно сумасшедший.

«Я не хотел сказать ничего дурного», – простодушно произнес Эйнзворт. Затем, когда он принялся расписывать свои кошмары…

– Кошмары? – переспросил Холмс.

– Да. Он жаловался на то, что его мучают кошмары и что в такую ночь человек не должен оставаться один. Он успокоился, – продолжала мисс Дейл, – когда Джеффри сказал, что заглянет к нему пару раз в течение ночи. Право же, было жаль его. Мой жених зашел к нему… в котором часу, Джеффри?

– Первый раз в половине одиннадцатого, потом в полночь и, наконец, в час ночи.

– Вы разговаривали с ним? – спросил Шерлок Холмс.

– Нет, он спал.

– Тогда откуда же вы знаете, что он был жив?

– Как многие пожилые люди, сквайр спал со светом – голубым огоньком горела свечка в кувшине, стоявшем в очаге. Я мало чего мог увидеть, но его тяжелое дыхание среди завывания бури я слышал.

– Было начало шестого следующего утра, – сказала мисс Дейл, – когда… Я не могу говорить! – воскликнула она. – Не могу!

– Успокойся, дорогая, – произнес Эйнзворт, не сводивший с нее глаз. – Мистер Холмс, на мою невесту это очень сильно подействовало.

– Позвольте мне продолжить, – вступил священник. – Как раз занимался рассвет, когда в дверь моего дома громко постучали. Из «Приюта владыки» с особой поспешностью был прислан помощник конюха, явившийся с ужасными новостями. Похоже, горничная, как обычно, принесла утром сквайру чай. Раздвинув занавески, она закричала в ужасе, когда увидела своего хозяина мертвым в постели. Наспех одевшись, я бросился к «Приюту владыки». Когда я вошел в спальню, сопровождаемый Долориз и Джеффри, доктор Гриффин, которого призвали первым, уже закончил осмотр.

«Он мертв уже часа два, – сказал доктор, – но клянусь, не понимаю, отчего он умер».

Я подошел к кровати с другой стороны, намереваясь прочесть молитву, и увидел золотые часы Трелони, сверкнувшие в луче утреннего солнца. Часы были с заводной головкой, без ключа. Они лежали на небольшом столике с мраморным верхом, среди пузырьков с лекарствами и флаконов с жидкими мазями, которые распространяли в непроветренной комнате сильный запах.

Говорят, в драматическую минуту человек обращает внимание на сущие пустяки. Это так, иначе я не могу объяснить свое поведение.

Мне показалось, что часы не тикают, и я поднес их к уху. Но они тикали. Я повернул головку на два полных оборота, насколько позволила пружина; но в любом случае мне и без нее не стоило бы дальше вращать головку. Во время заводки раздался неприятный звук – хр-р-р, который лишил Долориз присутствия духа и заставил ее закричать. Я в точности помню ее слова.

«Святой отец! Положите их на место! Это как… как предсмертный хрип».

С минуту мы сидели молча. Мисс Дейл отвернулась.

– Мистер Холмс, – горячо заговорил Эйнзворт, – эти раны еще свежи. Могу я просить о том, чтобы мисс Дейл была избавлена на сегодня от дальнейших расспросов?

Холмс поднялся.

– Всякому страху должно быть дано объяснение, мисс Дейл, – заметил он. Вынув свои часы, он задумчиво посмотрел на них.

– Уже поздновато, мистер Холмс, – произнес Лестрейд.

– Я и не подумал об этом. Но вы правы. Едем в «Приют владыки».

После непродолжительной поездки в экипаже священника мы подъехали к воротам парка, от которых тянулась узкая подъездная дорога. Луна уже поднялась, и эта длинная, скудно освещенная аллея была испещрена тенями от высоких вязов. Когда мы сделали последний поворот, золотистые пучки света фонарей нашего экипажа выхватили фасад вытянутого в длину строения. Выкрашенные в грязноватый желто-коричневый цвет ставни были закрыты, а дверь обтянута черным крепом.

– Жутковатый дом, ничего не скажешь, – проговорил Лестрейд вполголоса, дергая за колокольчик. – Вот те на! А вы что здесь делаете, доктор Гриффин?

Дверь распахнулась, на пороге стоял высокий рыжебородый мужчина; на нем была просторная куртка с поясом и бриджи. Он свирепо оглядел каждого из нас, и я обратил внимание на его сжатые кулаки и вздымающуюся грудь, что говорило о его большом внутреннем напряжении.

– Я у вас на все должен спрашивать разрешения, мистер Лестрейд? – вскричал он. – Разве недостаточно того, что ваши проклятые подозрения восстановили против меня всех в округе? – Он схватил за плечо моего друга своей огромной ручищей. – Вы Холмс! – возбужденно заговорил он. – Я получил вашу записку, и вот я здесь. Благодарю Бога, что вы оправдываете свое доброе имя. Насколько я понимаю, только вы стоите между мною и палачом. Как же я жесток! Это я внушил ей страх.

Едва слышно простонав, мисс Дейл закрыла лицо руками.

– Это все нервы… это… – сквозь рыдания говорила она. – О, какой ужас!

Поведение Холмса вызвало у меня немалую досаду, ибо, в то время как мы окружили плакавшую девушку со словами утешения, он не нашел ничего другого, как заметить Лестрейду, что покойник, должно быть, находится в доме. Затем повернулся к нам спиной и вошел в дверь, вынимая на ходу карманную лупу.

Выждав приличествующее ситуации время, я поспешил вслед за ним. В большом темном холле меня нагнал Лестрейд. Слева мы увидели освещенную пламенем свечи комнату, в которой высилась груда увядших цветов. Высокая худощавая фигура Холмса склонилась над открытым гробом, в котором лежало закутанное в белое покрывало тело. Пламя свечи отражалось в стеклах очков Холмса. Он наклонялся все ниже и ниже, пока его лицо не приблизилось на расстояние лишь в несколько дюймов к лицу покойника. Какое-то время он в полной тишине рассматривал спокойное лицо мертвеца. Затем осторожно натянул покрывало и отвернулся.

Я попытался было заговорить с ним, но он торопливо и молча прошел мимо нас, едва заметным жестом указав в сторону лестницы. Когда мы поднялись наверх, Лестрейд повел нас в спальню с тяжелой темной мебелью, тускло освещенную покрытой абажуром лампой. Рядом с лампой на столе лежала огромная раскрытая Библия. Меня повсюду преследовал тошнотворный запах кладбищенских цветов, равно как и сырость, которой был пронизан весь дом.

Сдвинув брови, Холмс ползал на полу на четвереньках и рассматривал под окнами с помощью своей лупы каждый дюйм. Услышав, что я обращаюсь к нему, он поднялся.

– Нет, Уотсон! Эти окна не открывались три дня назад. Если бы их открывали в такую сильную грозу, я бы нашел следы. – Он потянул носом воздух. – Но не было никакой необходимости открывать окна.

– Послушайте! – сказал я. – Что это за странный звук?

Я посмотрел в сторону кровати, завешенной темным пологом до пола. Мой взгляд остановился на стоявшем у ее изголовья столике с мраморным верхом, уставленном запылившимися пузырьками с лекарствами.

– Холмс, да это же золотые часы покойника! Они на том столике лежат и еще тикают.

– Вас это удивляет?

– Конечно, за три дня они должны были бы остановиться.

– Они и остановились. Но я их завел. Я зашел сюда, прежде чем взглянуть на покойника там, внизу. По правде, я ровно в десять часов проделал весь этот путь от деревни, чтобы завести часы сквайра Трелони.

– Холмс, честное слово…

– Вы только посмотрите, – продолжал он, торопливо подходя к столику, о котором шла речь, – какое тут лежит сокровище! Взгляните-ка на это, Лестрейд! Смотрите!

– Но, Холмс, это ведь всего лишь баночка с вазелином, которую можно купить в любой аптеке!

– Напротив, это орудие палача. И тем не менее, – задумчиво заключил он, – остается еще один вопрос, который по-прежнему не дает мне покоя. Как это вам удалось заполучить сэра Леополда Харпера? – неожиданно произнес он, оборачиваясь к Лестрейду. – Он здесь живет?

– Нет, он остановился у своих друзей, живущих по соседству. Когда было решено произвести вскрытие, в местной полиции сочли удачным стечением обстоятельств то, что самый известный в Англии специалист по судебной медицине находится под рукой, и потому послали за ним. Но он не сразу смог приступить к тому, что от него требовалось, – прибавил он с лукавой улыбкой.

– Почему?

– Потому что лежал в постели с грелкой, со стаканом горячего пунша и с насморком.

Холмс вскинул руки.

– Теперь мне все ясно! – воскликнул он.

Мы с Лестрейдом удивленно переглянулись.

– Я должен отдать только еще одно распоряжение, – сказал Холмс. – Лестрейд, никто сегодня не должен покидать этот дом. Я надеюсь, вы найдете благовидный предлог, под которым можно всех здесь задержать. Мы с Уотсоном устроимся в этой комнате до пяти утра.

Было бесполезно, учитывая его властную натуру, спрашивать, почему мы должны делать это. Он уже уселся в единственное кресло-качалку, и было бесполезно говорить о том, что я не могу даже сесть на кровать, на которой лежал покойник, а уж тем более соснуть на ней. Какое-то время я протестовал. Я протестовал до тех пор, пока…

– Уотсон!

Вторгшись в мои сны, этот голос пробудил меня от тяжелого сна. Я вскочил с одеяла, на котором лежал. Видимо, у меня был весьма взъерошенный вид. Утреннее солнце светило мне в глаза, а часы мертвеца все еще тикали у меня под ухом.

Надо мной стоял Шерлок Холмс. По обыкновению, он был опрятен, как кот. Он смотрел на меня.

– Уже десять минут шестого, – сказал он, – и мне показалось, что лучше разбудить вас. А, Лестрейд, – продолжал он, услышав стук в дверь. – Полагаю, и все остальные с вами. Прошу вас, входите.

Едва я успел спрыгнуть с кровати, как в комнату вошла мисс Дейл, а за ней – доктор Гриффин, юный Эйнзворт и, к моему изумлению, священник.

– Послушайте, мистер Холмс, – громко заговорила Долориз Дейл, при этом ее глаза сверкали от гнева. – Бессовестно ради какой-то прихоти держать нас здесь всю ночь – взгляните хотя бы на бедного мистера Эпли.

– Поверьте мне, это не прихоть. Я хочу объяснить, как покойный мистер Трелони был хладнокровно убит.

– Вот как? Убит? – выпалил доктор Гриффин. – В таком случае инспектору Лестрейду будет интересно послушать вас. Но метод…

– …был дьявольски прост в своей простоте. Доктор Уотсон был достаточно проницателен, чтобы привлечь к нему мое внимание. Нет, Уотсон, ни слова! Мистер Эпли дал нам ключ к разгадке, когда сказал, что если бы он занялся врачебной практикой, то мог бы по рассеянности удалить у здорового пациента желчный камень. Но он сказал не только это. Он заявил, что первым делом дал бы пациенту хлороформ. Слово, которое навело меня на размышления, было хлороформ.

– Хлороформ! – довольно громким голосом повторил доктор Гриффин.

– Именно. Убийца вполне мог вспомнить о нем, поскольку только в прошлом году в Олд-Бейли в ходе знаменитого судебного процесса об убийстве миссис Аделаида Бартлет была освобождена от обвинения в отравлении своего мужа. Она ввела ему в горло жидкий хлороформ в то время, как он спал.

– Но, черт возьми! Трелони не глотал никакого хлороформа!

– Разумеется, нет. Но допустим, доктор Гриффин, я бы взял большой кусок ваты, пропитанный хлороформом, и приложил его ко рту и ноздрям старика, который глубоко спал, и держал бы вату минут двадцать. Что бы произошло?

– Он бы умер. Но вы не смогли бы этого сделать, не оставив следов!

– Ага, замечательно! Каких следов?

– Хлороформ обжигает кожу и оставляет на ней волдыри. На коже остались бы ожоги, пусть и очень маленькие.

Холмс протянул руку к столику с мраморным верхом.

– Теперь допустим, доктор Гриффин, – сказал он, беря баночку с вазелином, – я бы первым делом нанес на лицо жертвы тонкий слой вот такой мази. Остались бы следы после этого?

– Нет!

– Ваши познания в медицине несомненно превосходят мои. Хлороформ летуч; он испаряется и быстро исчезает из крови. Отложите вскрытие почти на два дня, как и было сделано, и не останется никаких следов.

– Не торопитесь, мистер Шерлок Холмс! Есть еще…

– Есть еще незначительная, весьма незначительная возможность того, что запах хлороформа будет обнаружен либо в комнате умершего, либо при вскрытии. Но в этих случаях он растворился бы в сильном запахе лекарств и мазей. При вскрытии он тоже был бы неуловим по причине того, что сэр Леополд Харпер страдал сильным насморком.

Рыжая борода доктора Гриффина еще более оттенила бледность, покрывшую его лицо.

– О Господи, да так оно и есть!

– А теперь спросим себя, как это сделал бы священник: cui bono? Кому выгодно это подлое злодеяние?

Я обратил внимание на то, что Лестрейд шагнул к доктору.

– Поосторожнее, черт возьми! – рявкнул Гриффин.

Холмс поставил на место баночку с мазью и взял тяжелые золотые часы умершего, которые, казалось, тикали еще громче.

– Я бы хотел привлечь ваше внимание к этим золотым часам с крышкой. Вчера вечером в десять я завел их. Сейчас, как вы видите, двадцать минут шестого.

– И что с того? – громко спросила мисс Дейл.

– Именно в это время, если вы вспомните, священник заводил эти же самые часы в то утро, когда вы нашли вашего дядюшку мертвым. Хотя то, что я буду делать, возможно, вам не понравится, прошу вас все же послушать.

Холмс принялся медленно заводить часы, и раздался резкий скрежещущий звук. Он продолжал вращать головку, и снова повторялся тот же звук.

– Погодите-ка! – сказал доктор Гриффин. – Тут что-то не то!

– Вы снова правы! И что же не то?

– Черт возьми, священник только два раза повернул головку, и часы были заведены до конца. Вы повернули головку семь или восемь раз, но они еще не заведены!

– Именно так, – произнес Холмс, – но я не имею в виду только эти часы. Любые часы, заведенные в десять вечера, никак не могут быть снова до конца заведены на следующее утро путем двукратного вращения головки.

– Боже милостивый! – пробормотал доктор, пристально глядя на Холмса.

– Следовательно, покойный мистер Трелони не ложился спать в десять часов. Принимая во внимание его расстроенные нервы и продолжавшуюся грозу, вероятнее всего, он сидел до позднего времени и читал Библию, что, по словам священника, он иногда делал. Заведя свои часы как обычно, спать он не ложился до трех часов. Убийца застал его уже глубоко спавшим.

– И что же из этого следует? – почти закричала Долориз.

– Из этого следует, что если кто-то утверждает, будто видел Трелони спавшим в половине одиннадцатого, в полночь и в час, то этот человек сказал нам доказуемую и влекущую за собой осуждение неправду.

– Холмс, – вскричал я, – наконец-то я понял, на кого все это указывает! Преступником является…

Джеффри Эйнзворт кинулся к двери.

– Ах вот как! – крикнул Лестрейд. Он бросился к молодому человеку, и слышно было, как щелкнули наручники.

Мисс Долориз Дейл с рыданиями устремилась вперед. Но не к Эйнзворту. Она устремилась в распростертые объятия доктора Пола Гриффина.


– Видите ли, Уотсон, – заключил мистер Шерлок Холмс, когда тем же вечером мы снова сидели на Бейкер-стрит, восстанавливая силы с помощью виски с содовой, – на возможную вину юного Эйнзворта, который страстно желал жениться на молодой леди ради ее денег, указывают и другие обстоятельства помимо часов.

– Какие же? – спросил я.

– Мой дорогой друг, вспомните о завещании Трелони.

– Значит, Трелони все-таки не писал это несправедливое завещание?

– Писал. Он не скрывал от окружающих, что таковым было его намерение, и он это намерение осуществил. Но только одно лицо знало о конечном результате, а именно о том, что завещание не было подписано.

– Вы имеете в виду самого Трелони?

– Я имею в виду Эйнзворта, адвоката, который составил завещание. В этом он уже признался.

Холмс откинулся в кресле и соединил кончики пальцев.

– Хлороформ легко доступен, как об этом стало известно англичанам после дела Бартлет. В таком узком кругу друг семьи, каким является Эйнзворт, получает свободный доступ к сочинениям на медицинские темы в библиотеке священника. На досуге он разработал весьма искусный план. Размышляя об этом прошлой ночью, я бы не пришел к столь твердой уверенности, если бы изучение лица покойника с помощью лупы не предоставило убедительные свидетельства в виде мелких ожогов и следов вазелина в порах.

– Но мисс Дейл и доктор Гриффин…

– Их поведение озадачивает вас?

– Странные натуры – женщины.

– Мой дорогой Уотсон, когда я слышу о молодой женщине, пылкой и темпераментной, которая оказалась в обществе мужчины точно таких же качеств – прямой противоположности невозмутимому адвокату, внимательно за ней наблюдающему, – мои подозрения возрастают, особенно когда она обнаруживает на людях ничем не вызванную неприязнь.

– Тогда почему же она не взяла и не разорвала помолвку?

– Вы упускаете из виду то обстоятельство, что дядюшка всегда бранил ее за легкомысленность. Если бы она объявила о разрыве, она бы утратила уважение к самой себе. Но чему это, Уотсон, вы улыбаетесь?

– Меня забавляет одна несуразность. Я вспомнил о необыкновенном названии этой деревушки в Сомерсете.

– Камберуэлл? – улыбаясь, произнес Холмс. – Да, это далеко не наш лондонский район Камберуэлл. Вы должны будете дать рассказу другое название, Уотсон, чтобы читатели не сомневались насчет истинного места действия камберуэллского убийства.

Восковые игроки

Моему другу Шерлоку Холмсу явно не повезло. Ради спортивного интереса он согласился встретиться на ринге второразрядного клуба с Задирой Рэшером, хорошо известным профессиональным боксером среднего веса. К удивлению зрителей, Холмс нокаутировал Задиру, прежде чем тот сумел навязать ему затяжной бой. Выходя из клуба после этой победы, мой друг споткнулся на скверно освещенной, шаткой лестнице и вывихнул ногу.

Весть об этом происшествии застала меня во время завтрака. Прочитав телеграмму, посланную миссис Хадсон, я не мог удержаться от сочувственного восклицания и передал телеграмму жене.

– Ты должен немедленно пойти к мистеру Холмсу и побыть у него день-два, – сказала она. – Твоими пациентами здесь всегда может заняться Анстрадер.

В то время я жил в районе Паддингтон, и доехать до Бейкер-стрит было делом нескольких минут. Холмс, как я и думал, сидел в темно-красном халате на кушетке, откинувшись к стене, а его забинтованная правая нога покоилась на груде подушек. Слева от него на небольшом столике стоял микроскоп, а справа на кушетке лежал ворох прочитанных газет.

Я попросил его рассказать подробнее, что произошло, Холмс объяснил:

– Я слишком возгордился, Уотсон, и забыл посмотреть под ноги. Глупец!

– Но, безусловно, в какой-то мере вашу гордость можно понять. Задира не из слабых противников.

– Вовсе нет, его хвалят совершенно незаслуженно, к тому же он вышел на ринг в нетрезвом виде. Впрочем, Уотсон, я вижу, что вас беспокоит и ваше собственное здоровье.

– Боже мой, Холмс! Честно говоря, я подозреваю, что простудился. Но ведь никаких явных признаков простуды нет. Удивительно, как узнали об этом вы?

– Удивительно? Да это элементарно! Вы щупали свой пульс. И при этом запачкали ляписом, который и сейчас виден на указательном пальце вашей правой руки, весьма характерное место на вашей левой кисти. Постойте, что вы делаете?

Не обращая внимания на протесты Холмса, я осмотрел и перебинтовал его ногу.

– А знаете, мой дорогой, – продолжал я, пытаясь его подбодрить, – в известном смысле мне доставляет удовольствие видеть вас в таком беспомощном состоянии.

Холмс пристально посмотрел на меня, но ничего не сказал.

– Да, да, – сказал я. – Вам придется обуздать свое нетерпение, раз уж вы прикованы к кушетке недели на две, а может быть, и больше. Только не поймите меня превратно: когда прошлым летом я имел честь познакомиться с вашим братом Майкрофтом, вы говорили, что он превосходит вас в умении наблюдать и рассуждать.

– Это правда. Если бы искусство расследования начиналось и заканчивалось размышлением в кресле, мой брат был бы величайшим сыщиком на свете.

– Позволю себе усомниться. Так вот, вы временно обречены на сидячий образ жизни. Мне доставит удовольствие увидеть, как вы продемонстрируете свои исключительные качества, когда столкнетесь с каким-нибудь случаем, требующим расследования.

– Мне нечего расследовать.

– Не унывайте. Случай не заставит себя ждать.

– Отдел происшествий в «Таймс», – сказал он, кивнув в сторону вороха газет, – абсолютно невыразителен. И даже радости изучения новой болезнетворной бактерии не бесконечны. А что касается утешителей, Уотсон, то я предпочел бы вам Иова.

Появление миссис Хадсон с письмом, которое доставил посыльный, заставило его умолкнуть. Хотя я, честно говоря, не ожидал, что мое пророчество сбудется так скоро, но не удержался от замечания о том, что послание написано на гербовой бумаге, которая, должно быть, стоит не меньше, чем полкроны за пачку. Однако я был обречен на разочарование. Нетерпеливо вскрыв письмо, Холмс раздраженно фыркнул.

– Вы неважный предсказатель, – сказал он, черкнув несколько слов ответа для передачи посыльному. – Это всего-навсего неграмотная записка от сэра Джерваса Дарлингтона. Он просит принять его завтра в одиннадцать часов утра и передать ответ с нарочным в клуб «Геркулес».

– Дарлингтон! По-моему, вы упоминали это имя и раньше, – заметил я.

– Да. Но тогда я имел в виду Дарлингтона-антиквара, который, заменив подлинную картину Леонардо да Винчи подделкой, вызвал такой скандал в Гровнер-Гэллериз. А сэр Джервас – это другой, более знатный Дарлингтон. Это смелый негодяй. Он увлекается боксом и распутными женщинами. Впрочем, теперь ему приходится быть настороже.

– Вы меня заинтересовали, Холмс. Почему же?

– Я не увлекаюсь скачками. Однако мне помнится, что в прошлом году сэр Джервас выиграл целое состояние на скачках. Недоброжелатели шептали, что здесь не обошлось без подкупа и выведывания секретов. Будьте добры, Уотсон, уберите этот микроскоп.

Я повиновался. На маленьком столике остался лишь брошенный Холмсом листок гербовой бумаги. Из кармана халата он вынул золотую табакерку с большим аметистом в середине крышки, подаренную ему королем Богемии.

– Сейчас, – добавил он, – за каждым шагом сэра Дарлингтона тщательно следят. И как только он попытается связаться с каким-нибудь подозрительным типом, ему в лучшем случае предложат не появляться на скачках, а может быть, и отправят в тюрьму. Я не могу припомнить имя лошади, на которую он ставил…

– Леди Бенгала из конюшни лорда Хоува, от Индийского раджи и Графини. Она опередила на шестьсот метров всех остальных! – воскликнул я. – Хотя, конечно, я знаю о скачках лишь немногим больше, чем вы.

– Неужели, Уотсон?

– Холмс, в чем вы меня подозреваете? Я женатый человек, и мой счет в банке чрезвычайно тощ. К тому же какие могут быть скачки в такую скверную погоду?

– Тем не менее до скачек Грэнд-Нэшнл не так уж далеко.

– Вы правы, лорд Хоув уже заявил две свои лошади для участия в скачках. Многие считают фаворитом Дитя Грома, а на Скеернесс особых надежд не возлагают. Но мне трудно поверить в скандал, который связывают с этим спортом королей, – добавил я. – Лорд Хоув – порядочный человек.

– Вот именно. Поэтому-то среди его друзей нет сэра Джерваса Дарлингтона.

– Но почему вы уверены, что сэр Джервас не скажет вам ничего интересного?

– Если бы вы знали этого джентльмена, Уотсон, вы бы сами поняли, что он никакого интереса не представляет, если не считать того, что он действительно грозный боксер тяжелого веса… – Холмс присвистнул. – Постойте-ка! Ведь сэр Джервас сегодня утром был свидетелем моего глупого поединка.

– И что ему нужно от вас?

– Не имею ни малейшего представления, Уотсон, – сказал он, – я очень рад, что вы пришли. Но прошу вас, помолчите хотя бы ближайшие шесть часов. Иначе я скажу что-нибудь такое, о чем пожалею впоследствии.

Итак, храня молчание даже за ужином, мы сидели допоздна в уютной комнате, Холмс угрюмо составлял картотеку своих записей о преступлениях, а я углубился в страницы Британского медицинского журнала.

Тишину нарушало лишь тиканье часов, потрескивание огня да пронзительный мартовский ветер, который бросал в окна пригоршни капель дождя и завывал в трубе.

– Нет и нет, – ворчливо произнес наконец мой друг. – Оптимизм – это глупость. Конечно, никакое происшествие само не придет в мой… Тихо! Уж не звонок ли это?

– Да, да! Я отчетливо слышал, что звонят, несмотря на непогоду. Кто бы это мог быть?

– Если это человек, которому нужна моя помощь, – сказал Холмс покосившись на часы, – то, должно быть, дело весьма серьезно. В два часа ночи в такую бурю зря не выходят.

Миссис Хадсон потребовалась целая вечность, чтобы встать с постели и открыть входную дверь. Наконец она ввела в комнату сразу двух посетителей. Они оживленно говорили по дороге, перебивая друг друга.

– Дедушка, не надо, – говорила молодая женщина. – В последний раз прошу, ну, пожалуйста. Ты ведь не хочешь, чтобы мистер Холмс посчитал тебя, – тут она понизила голос до шепота, – за дурачка.

– Никакой я не дурачок! – воскликнул ее спутник. – Перестань, Нелли, я видел то, что видел. Надо было прийти и рассказать обо всем этому джентльмену еще вчера утром, но ты и слышать об этом не хотела.

– Но, дедушка, ведь этот зал ужасов – очень страшное место. И тебе просто показалось.

– Мне семьдесят шесть лет. И у меня воображения не больше, – сказал старик с гордостью, – чем у любой из восковых фигур. Это мне-то показалось? Мне, который служил ночным сторожем еще тогда, когда музей был на Бейкер-стрит?

Вошедшие умолкли. Коренастый старик с редкими седыми волосами был одет в мокрое от дождя коричневое пальто и клетчатые брюки. На лице его застыло упрямое выражение. Грациозная светловолосая сероглазая внучка была совсем не похожа на деда. На ней были черная соломенная шляпка и строгий синий костюм с узкой полоской белых кружев на рукавах и воротнике. Она очень мило извинилась перед нами за столь поздний визит.

– Меня… меня зовут Элеонора Бакстер, – добавила она. – Вы, наверное, уже догадались, что мой бедный дедушка работает ночным сторожем в музее восковых фигур мадам Топин на Марлибон-роуд. – Она остановилась. – О, у вас повреждена нога!

– Ничего особенного, мисс Бакстер! – ответил Холмс. – Рад видеть вас обоих. Уотсон, возьмите пальто и зонт у наших гостей; вот так. Теперь усаживайтесь. У меня есть нечто вроде костыля, но я уверен, вы простите, если я останусь на кушетке. Итак, о чем вы говорили?

Явно расстроенная упорством своего дедушки, мисс Бакстер пристально глядела на маленький столик. Поймав взгляд Холмса, она вздрогнула и слегка, покраснела.

– Сэр, вы знакомы с музеем восковых фигур мадам Топин?

– Он пользуется заслуженной известностью.

– Простите меня, пожалуйста! – Элеонора Бакстер смутилась. – Я хотела спросить, вы когда-нибудь были в этом музее?

– Гм. Боюсь, что я слишком похож на моих соотечественников. Англичанин пожертвует жизнью, чтобы попасть в какое-нибудь отдаленное или недоступное место. Но он даже не взглянет на него, если оно находится в нескольких сотнях метров от дверей его дома. Вы бывали в музее мадам Топин, Уотсон?

– Нет, не был, – сознался я. – Но я немало слышал о зале ужасов, который расположен в подвале музея. Говорят, что администрация предлагает большую сумму денег любому, кто проведет в нем ночь.

Старый упрямец, который, судя по всему, страдал от сильного приступа ревматизма, тем не менее хрипло захихикал, усаживаясь в кресло.

– Боже вас сохрани, сэр, не верьте этой чепухе.

– Так это неправда?

– Здесь нет правды ни на грош, сэр. Вам и не позволят этого. Ведь любитель приключений может закурить сигару или что там еще. А они до смерти боятся пожара.

– Я понимаю так, – сказал Холмс, – что зал ужасов вас не беспокоит?

– Нет, сэр, совсем нет. Они там даже поставили старину Чарли Писа. Он рядом с Марвудом, палачом, который вздернул Чарли лет одиннадцать тому назад. Они вроде как друзья, но, что правда, сэр, – старик повысил голос, – мне совсем не нравится, когда эти проклятые восковые фигуры начинают играть в карты!

Окна задребезжали от порыва ветра. Холмс с интересом наклонился вперед:

– Вы сказали: восковые фигуры играли в карты?

– Да, сэр. Слово Сэма Бакстера!

– Все фигуры участвовали в игре или только некоторые?

– Только две, сэр.

– Откуда вы это знаете, мистер Бакстер? Вы видели, как они играли?

– Боже сохрани, сэр, только этого не хватало! Но что мне оставалось думать, если один из них сбросил часть своих карт или взял взятку, а все карты на столе лежат в беспорядке. Может, мне надо объяснить подробнее, сэр?

– Конечно, – попросил Холмс с явным удовлетворением.

– Видите ли, сэр, за ночь я спускаюсь в зал ужасов один-два раза. Это большая полутемная комната. Почему я не хожу туда чаще, – это из-за моего ревматизма! Скрючивает прямо-таки пополам, уж это так.

– Бедняга! – с сочувствием промолвил Холмс, подвигая коробку с нюхательным табаком к старику.

– Ничего не поделаешь, сэр! Моя Нелли – славная девушка, даром что образованная и занимается чистой работой. Всякий раз, когда мой ревматизм разыграется – вот как на этой неделе, – она поднимается каждый Божий день спозаранку и заходит за мной в семь часов. Я в это время кончаю дежурство, и она помогает мне сесть на омнибус. А сегодня Нелли – она уж слишком беспокоится – пришла ночью час назад, вместе с Бобом Парснипом. Этот парень остался дежурить за меня. И тогда я сказал ей: «Я читал об этом мистере Холмсе. Он живет в двух шагах отсюда, пойдем расскажем ему». И вот мы здесь.

Холмс кивнул головой.

– Понимаю, мистер Бакстер. Но вы говорили о прошлой ночи?

– Ну да! Про зал ужасов. Там с одной стороны устроены вроде как живые картины. Как бы это вам объяснить: вдоль стены сделаны закутки, загороженные решеткой, чтобы никто не мог туда войти, а в каждом закутке – восковые фигуры. Вот эти живые картины изображают «Историю одного преступления». Это об одном молодом джентльмене. Надо вам сказать, он очень симпатичный малый, только слабохарактерный. Так вот, он попадает в плохую компанию. Играет в карты и проигрывает свои деньги. Потом убивает старого злодея и в конце концов попадает на виселицу, как Чарли Пис. Словом, это вроде как э… э…

– Нравоучительная история, да? Учтите это, Уотсон. Итак, мистер Бакстер?

– Так вот, сэр! Все произошло в том проклятом закутке, где изображается карточная игра. Там их двое: молодой джентльмен и старикан. Они сидят вроде как в красивой комнате, на столе перед ними золотые монеты. Конечно, золото не настоящее. Все это, понятно, происходит не сейчас, а в старые времена, когда носили чулки и туфли с пряжками.

– Костюмы восемнадцатого века?

– Так оно и есть, сэр. Молодой джентльмен сидит за дальним концом стола, лицом к вам. А старый злодей сидит, повернувшись спиной, и вроде как смеется. В поднятой руке он держит карты, так что их видно из зала.

Так вот, насчет прошлой ночи. Я имею в виду, конечно, позавчерашнюю, сэр, потому что сейчас уже дело идет к утру. Я прошел мимо этих проклятых картежников и ничего такого не заметил. А потом, через час, вдруг припомнил: «Что-то у них там не так!» Никакого особенного беспорядка там не было, но я уж настолько привык к этим игрокам, что никто бы не заметил, кроме меня, в случае чего. «Что же там неладно?» – думаю. Ну, пошел вниз, чтобы глянуть еще раз. Да поможет мне Господь! Старый злодей держал в руке меньше карт, чем ему полагалось. То ли он их сбросил, то ли взятку взял, и к тому же они, как видно, трогали карты на столе.

У меня фантазии, конечно, никакой нет. И мне она ни к чему. А было мне не по себе: ревматизм да тут еще это. Я не стал ничего рассказывать – ну на случай, что мне это, может, почудилось. А днем подумал: «Пожалуй, приснилось». Таки нет! Сегодня ночью я увидел то же самое.

Знаете, сэр, я не сумасшедший. Что вижу, то вижу! Вы, может, скажете, что кто-нибудь решил пошутить – вынул из руки карты, перемешал их и все такое. Но днем-то никто бы не смог это сделать, его бы увидели. Правда, ночью такую штуку можно проделать: есть там одна боковая дверь, которая плохо запирается. Только ведь это никак не похоже на шутки посетителей. Они, бывает, фальшивую бороду приклеят королеве Анне или там соломенную шляпку наденут Наполеону. Но если кто-то играл в карты за этих двух проклятых чучел, то кто этим занимался и для чего?

Шерлок Холмс помолчал, потом покосился на свою забинтованную ногу.

– Мистер Бакстер, – сказал он серьезным тоном, – ваша выдержка заставляет меня стыдиться моей глупой раздражительности. Я буду счастлив заняться этим делом.

– Мистер Холмс, – воскликнула Элеонора Бакстер в явном недоумении, – неужели вы приняли все это всерьез?

– Простите меня, мадам. Мистер Бакстер, во что играют восковые игроки, в какую именно игру?

– Не знаю, сэр. Сам не раз думал об этом. Может, «наполеон», а может, «вист» – не знаю точно.

– Вы сказали, что фигура, которая сидит спиной к зрителям, держит меньше карт, чем надо. А сколько карт она сбросила?

Сторож недоумевающе поглядел на Холмса.

– Не заметили? Н-да, очень жаль! Тогда я попрошу вас тщательно обдумать очень существенный вопрос. Эти фигуры играли на деньги?

– Дорогой Холмс… – начал было я, но взгляд моего друга заставил меня остановиться.

– Вы говорили, мистер Бакстер, что карты на столе были сдвинуты с обычных мест или, во всяком случае, их трогали. А золотые монеты тоже были сдвинуты?

– Насколько я помню, – ответил сторож после размышления, – нет, сэр, не сдвинуты!

Глаза Холмса заблестели, и он потер руки.

– Я так и думал, – сказал он. – К счастью, я имею возможность заняться этой проблемой, так как у меня сейчас нет ничего срочного, если не считать предстоящего малопривлекательного дела, которое, кажется, касается сэра Джерваса Дарлингтона, а может быть, и лорда Хоува. Лорд Хоув… Боже мой, мисс Бакстер, что случилось?

Элеонора Бакстер, привстав с кресла, смотрела на Холмса удивленными глазами.

– Вы сказали, лорд Хоув? – спросила она.

– Да. Могу ли я спросить, откуда вам знакомо это имя?

– Просто потому, что я у него работаю.

– Неужели? – сказал Холмс, удивленно подняв брови. – Ах да. Насколько я понимаю, вы печатаете на машинке. Об этом говорит складка на бархатном костюме чуть выше запястья, там, где рука упирается о стол. Стало быть, вы знакомы с лордом Хоувом?

– Нет, я никогда даже не видела его, хотя мне приходится много печатать на машинке в его лондонском доме на Парк-лэйн. Такая незначительная служащая, как я…

– Н-да, это еще печальнее! Однако надо сделать все, что мы можем. Уотсон, у вас есть какие-нибудь возражения против того, чтобы выйти на улицу в такую бурную ночь?

– Никаких, – сказал я, весьма удивленный. – Но зачем?

– Все из-за этой проклятой кушетки, мой друг! И раз уж я прикован к ней, как к больничной койке, вам придется стать моими глазами. Мистер Бакстер, мне совестно тревожить ваш ревматизм, но, может быть, вы проводите доктора Уотсона в зал ужасов? Он там пробудет недолго. Благодарю вас, отлично.

– Что я там буду делать? – спросил я.

– Возьмите в верхнем ящике моего письменного стола конверты.

– А потом?

– Подсчитайте, пожалуйста, число карт в руках каждой из восковых фигур. Затем, точно в том же порядке, в котором они располагаются слева направо, вложите каждую подборку в отдельные конверты и надпишите их. То же самое проделайте с картами на столе и принесите их сюда как можно быстрее.

– Сэр… – начал взволнованно старик.

– Нет, нет, мистер Бакстер, я предпочел бы ничего не говорить сейчас. У меня только рабочая гипотеза, но, мне кажется, с ней связана одна почти непреодолимая трудность. – Холмс нахмурился. – Нам очень важно выяснить, что за игра – во всех смыслах этого слова – идет в музее восковых фигур.

Вместе с Самюэлем Бакстером и его внучкой я двинулся в путь сквозь дождь и темноту. Через десять минут, несмотря на протесты мисс Бакстер, мы втроем уже стояли в зале ужасов перед сценой, изображавшей игру в карты.

Роберт Парснип, довольно симпатичный юноша, явно плененный чарами Элеоноры Бакстер, зажег газ. В запыленных шарах светильников заплясали голубоватые языки пламени, бросая скудный свет на зловещие восковые фигуры. В их неподвижности было что-то от спокойствия пауков, подстерегающих добычу. Они, казалось, ждали, когда пришелец отвернется, чтобы протянуть к нему руки.

Музей мадам Топин слишком хорошо известен, описывать его нет нужды. Должен сознаться, что «История одного преступления» произвела на меня тягостное впечатление. Фигуры в париках с короткими шпагами восемнадцатого столетия были совсем как живые. Если бы я действительно грешил пристрастием к азартным играм, в котором обвинил меня Холмс, это зрелище вполне могло бы потревожить мою совесть.

Впечатление усилилось, когда мы, пригнувшись, пробрались под железную загородку и подошли к двум игрокам.

– Нелли, не смей трогать карты! – прикрикнул м-р Бекстер. В своих владениях он был гораздо более резок и вспыльчив. – Взгляните-ка туда, сэр! – обратился он ко мне. – В руках старика – одна, две… девять карт. А молодой джентльмен держит шестнадцать.

– Прислушайтесь! – шепнула девушка. – Кажется, наверху кто-то ходит?

– Да брось ты, Нелли, это Боб Парснип. Больше некому.

– Как вы и говорили, карты лежат в беспорядке на столе, – заметил я. – Но не все. Часть колоды – та, что перед вашим «молодым джентльменом», – вообще не тронута. Около его локтя лежит двенадцать карт.

– Около старого злодея девятнадцать. Чудная игра, сэр!

Я согласился с ним. Испытывая непонятное омерзение от прикосновения к восковым пальцам, я взял карты, вложил их в конверты, потом собрал карты со стола, пометил конверты и, не мешкая, двинулся к выходу из зловещего подвала. Несмотря на испуганные протесты сторожа, я отправил его вместе с внучкой домой на случайно подвернувшемся кэбе, кучер которого только что подвез какого-то безнадежно пьяного пассажира.

Я с облегчением вернулся в уютную теплоту гостиной моего друга и с огорчением увидел, что Холмс встал с кушетки. Он стоял у письменного стола, опираясь на костыль, и внимательно изучал раскрытый атлас.

– Ну, хватит, Уотсон! – прервал он мои протесты. – Вы принесли конверты? Хорошо. Дайте их мне. Благодарю вас. В руке старшего из игроков, который сидит, повернувшись спиной, было девять карт. Так?

– Холмс, это поразительно! Откуда вы это узнали?

– Логика, мой дорогой. Теперь давайте взглянем на них.

– Погодите минутку, – сказал я твердо. – Вы уже говорили мне про костыль, но где вы раздобыли его так быстро? К тому же костыль какой-то необычный. Он, наверное, сделай из какого-то легкого металла…

– Так это же мой костыль.

– Ваш?

– Да. Он сделан из алюминия. Это память об одной давнишней истории. Я как-то говорил вам о нем, но вы забыли. А теперь давайте забудем о костыле и займемся картами. Прекрасно, прекрасно!

Разложи я перед ним все сокровища Голконды, Холмс не пришел бы в больший восторг. Он даже развеселился, когда я рассказал ему обо всем, что видел и слышал.

– Что, вы все еще не понимаете? Тогда возьмите эти девять карт, Уотсон. Кладите их на стол по порядку и называйте каждую.

– Валет бубен, – начал я, раскладывая карты рядом с лампой, – семерка червей, туз треф. Боже праведный, Холмс!

– Значит, вы что-то заметили?

– Да. Тут два туза треф, один за другим!

– Я же говорил, что это прекрасно. Но вы положили только четыре карты. Продолжайте.

– Двойка пик, – сказал я, – десятка червей. Смотрите, Холмс! Третий туз треф и еще два бубновых валета!

– Какой же вывод следует из этого?

– Холмс, пожалуй, я понял. Музей мадам Топин славится искусством изображения подлинной жизни. Восковой старик – отпетый игрок, обманывающий молодого человека. В этой сцене тонко показано, что он выигрывает, передергивая карты.

– Не так уж тонко, я бы сказал. Даже такой закоренелый игрок, как вы, Уотсон, конечно, чувствовал бы себя не очень ловко, если бы ему пришлось сбрасывать карты, имея в руке три бубновых валета и три трефовых туза.

– Вы правы, Холмс.

– Это еще не все. Если вы пересчитаете все карты – те, которые были в руках игроков, и те, что лежали на столе, – вы заметите, что их пятьдесят шесть. На четыре карты больше, чем должно быть в одной колоде.

– Какой смысл во всем этом?

Холмс взял атлас и нетерпеливо раскрыл его.

– «В устье Темзы, – прочел он, – на острове…»

– Холмс, я вас спрашиваю, как объяснить всю эту историю с восковыми картежниками?

– Это и есть ответ.

У меня очень покладистый характер. Но, когда Холмс вместо пояснений начал выпроваживать меня наверх в мою старую комнату, я энергично запротестовал. Но мой друг был неумолим. Я тщетно ломал голову над загадкой. Однако в конце концов сон меня поборол.

Когда я спустился к завтраку, было почти одиннадцать часов. Шерлок Холмс уже позавтракал и сидел на кушетке, непринужденно беседуя с мисс Элеонорой.

Однако, когда я было потянулся к звонку, чтобы попросить принести яичницу с беконом, он остановил меня суровым взглядом.

– Мисс Бакстер, – сказал Холмс, – хотя кое-какие возражения против моей гипотезы все еще остаются в силе, пришло время сказать вам нечто исключительно важное. Что за черт!..

Дверь в комнату внезапно открылась. Если говорить точнее, она с треском распахнулась от удара ноги. Но это была, по-видимому, шутка вошедшего: он громко расхохотался.

На пороге стоял дородный краснолицый джентльмен в лоснящейся шляпе, дорогом фраке, умышленно не застегнутом, чтобы были видны бриллианты на цепочке часов и пламенеющий рубин на галстуке.

Он был пониже ростом, чем Холмс, но гораздо шире и тяжелее его. Честно говоря, его фигура не очень отличалась от моей. Незнакомец снова громко захохотал, его хитрые маленькие глаза блеснули, когда он поднял кожаный мешок и потряс им.

– Так вот ты где, приятель! – гаркнул он. – Ты из Скотленд-Ярда, верно? Тысяча золотых соверенов, и все твои, только попроси.

Шерлок Холмс, несмотря на изумление, сохранял полнейшее спокойствие.

– Сэр Джервас Дарлингтон, я полагаю?

Не обращая ни малейшего внимания ни на мисс Бакстер, ни на меня, посетитель пересек комнату и потряс мешком с монетами под носом Холмса.

– Это я, мистер сыщик! – сказал он. – Видел, как ты дрался вчера. Ты можешь лучше, но все равно годишься. Когда-нибудь тотализатор в боксе узаконят. А пока джентльмену приходится устраивать небольшую симпатичную потасовку тайком. Впрочем, подожди минуточку.

Внезапно он легко, как кошка, несмотря на свой вес, подошел к окну и внимательно посмотрел вниз на улицу.

– Этот старый Филеас Белч, будь он проклят! Приставил ко мне человека, и тот ходит за мной по пятам несколько месяцев. И двух проклятых лакеев, одного за другим, чтобы они тайком вскрывали мои письма. Я даже сломал одному из них спину… – Сэр Джервас снова оглушительно захохотал. – Все это ерунда!

Холмс, казалось, изменился в лице, но через мгновение, когда сэр Джервас, отвернувшись от окна, швырнул на кушетку мешок с деньгами, он снова был холоден и невозмутим.

– Держи денежки, скотленд-ярдовец. У меня их хватает. Теперь слушай. Через три месяца мы устроим тебе матч с Джемом Гарликом – Бристольским сокрушителем. Подведешь – шкуру спущу. Потрафишь – буду тебе покровительствовать. Если на ринг выйдет неизвестный парень вроде тебя, я могу сделать ставки восемь к одному.

– Насколько я понимаю, сэр Джервас, – сказал Холмс, – вы хотите, чтобы я дрался на ринге, как профессиональный боксер?

– Ты разве не скотленд-ярдовец? Понимаешь английский язык?

– Когда говорят на нем, то понимаю.

– Это что, шутка? Так вот это – тоже!

Тяжелый кулак со свистом описал дугу, которая прошла – как это и было задумано – в дюйме от носа моего друга, Холмс даже не моргнул глазом. Сэр Джервас снова затрясся от смеха.

– Следи за своими манерами, мистер сыщик, когда говоришь с джентльменом. Я мог бы сложить тебя вдвое, даже если бы у тебя не болела нога, будь я проклят!

Мисс Элеонора Бакстер, побледнев, сдавленно крикнула и, казалось, хотела вжаться в стену.

– Сэр Джервас! – вступился я. – Будьте добры воздержаться от оскорбительных выражений в присутствии дамы.

Наш гость мгновенно повернулся и нагло смерил меня взглядом с головы до ног.

– Это кто? Уотсон? Костоправ?

Он подошел ко мне.

– Ты понимаешь что-нибудь в боксе?

– Нет, – сказал я. – То есть немного.

– Тогда смотри, как бы тебе не преподали урок, – отрезал сэр Джервас и захохотал снова. – Дама? Какая дама?

При виде мисс Бакстер он, казалось, несколько смутился, но затем воззрился на нее, как заправский сердцеед.

– Не дама, костоправ. А очаровательная малютка, будь я проклят.

– Сэр Джервас, – сказал я, – вы предупреждены в последний раз.

– Подождите, Уотсон, – послышался спокойный голос Шерлока Холмса. – Вы должны простить сэра Джерваса Дарлингтона. Он, наверное, еще не оправился после посещения музея восковых фигур мадам Топин. Ведь это было всего три дня назад.

В наступившей тишине можно было услышать потрескивание угля в камине. Но наш гость был не из пугливых.

– Ты, я вижу, заправский скотленд-ярдовец! – усмехнулся он. – Кто тебе сказал, что я был у мадам Топин три дня назад?

– Никто. Но это ясно следует из фактов, которыми я располагаю. Такой визит выглядел вполне невинно, не так ли? Он не мог вызвать подозрения у тех, кто следил за вами. Например, у человека, нанятого известным любителем спорта сэром Филеасом Белчем. А он не хочет, чтобы вам удалось выиграть еще одно состояние, снова получив тайную информацию, как это произошло на дерби в прошлом году.

– Меня это не интересует!

– Неужели? А я уверен, что при ваших спортивных наклонностях вы должны интересоваться картами.

– Картами?

– Игральными картами, – невозмутимо пояснил Холмс, вынув несколько карт из кармана халата и развернув их веером. – Вот этими девятью картами.

– Что все это значит, черт возьми?

– Очень существенно, сэр Джервас, что случайный посетитель зала ужасов, проходя мимо сцены карточной игры, может увидеть карты в руке одной из восковых фигур. Для этого достаточно одного, вполне невинного взгляда.

Однажды ночью с этими картами была проделана странная манипуляция. Карты в руке «молодого джентльмена» остались нетронутыми. Об этом говорит пыль, которая их покрывает. Кто-то вынул несколько карт из руки так называемого «старого злодея», бросил их под стол, а потом добавил четыре карты не менее чем из двух новых колод. Для чего же это было сделано? Нет, дело не в том, что кто-то захотел подшутить, создать видимость азартной игры восковых фигур. Если бы автор проделки думал об этом, он передвинул бы и бутафорские монеты. Но монеты остались на месте. Ответ прост и очевиден. В английском алфавите двадцать шесть букв. Если двадцать шесть умножить на два, получится пятьдесят два. Это – число карт в колоде. Если каждой букве будет соответствовать какая-нибудь карта, то нетрудно составить крайне несложный шифр…

Сэр Дарлингтон засмеялся пронзительным металлическим смехом.

– Шифр, – презрительно повторил он, трогая красной рукой рубин на своем галстуке. – Что это такое, о чем болтает этот дурак?

– …который, однако, можно легко раскрыть, – продолжал Холмс, – если послание, состоящее всего из девяти букв, содержит двойное «е» или двойное «с». Давайте предположим, что бубновый валет обозначает букву «с», а туз треф – букву «е».

– Холмс, – прервал я своего друга. – Может быть, это интуиция. Но не логика! Почему вы считаете, что в сообщении должны быть эти буквы?

– Потому что я уже знаю само сообщение. Вы сами сказали.

– Я?

– Да, вы, Уотсон. Если эти карты обозначают буквы, которые я назвал, мы имеем двойное «е» в первой половине слова и двойное «с» на конце. Как мы видим, слово должно начинаться с буквы «с», а перед двойным «с» в конце есть еще одно «е». Не требуется особой хитрости, чтобы получить слово «Скеернесс».

– Но какое, черт возьми, отношение имеет «Скеернесс»… – начал я.

– Если говорить о географии, вы найдете его в устье Темзы, – прервал меня Холмс. – Но, кроме того, как вы сказали мне, это – имя лошади лорда Хоува. Эта лошадь заявлена для участия в скачках на приз, хотя, по вашим словам, на нее особенно не рассчитывают. Но если эту лошадь вытренировали в глубочайшей тайне, как другого неожиданного победителя, вроде Леди Бенгала…

– …то любой игрок, – досказал я, – который смог бы выведать тайну и поставил бы на эту лошадь, сорвал бы колоссальный куш!

Шерлок Холмс протянул вперед руку с веером из карт.

– Милая мисс Элеонора Бакстер, – воскликнул он с печальной суровостью в голосе, – зачем вы позволили сэру Джервасу Дарлингтону уговорить себя? Ваш дедушка будет очень огорчен, если узнает, что вы воспользовались музеем восковых фигур, чтобы оставить это послание и сообщить сэру Джервасу Дарлингтону то, что он хотел узнать, даже не разговаривая с ним, не посылая ему письма и оставаясь вдали от него.

Еле держась на ногах, запинаясь, мисс Бакстер пробормотала что-то в ответ.

– Нет, нет! – сказал Холмс мягко. – Это не годится. Ведь я узнал о вашем знакомстве с сэром Джервасом через несколько минут после того, как вы пришли ко мне вчера вечером.

– Мистер Холмс, вы не могли знать этого!

– И все-таки это правда. Видите этот маленький стол слева? Когда вы пришли ко мне, на столе не было ничего, кроме листка бумаги, украшенного довольно живописным гербом сэра Джерваса Дарлингтона.

– О Боже, помоги мне! – воскликнула несчастная молодая женщина.

– Вы вели себя довольно странно. Пристально смотрели на стол, как будто увидели что-то знакомое. Когда вы почувствовали на себе мой взгляд, вы вздрогнули и покраснели. С помощью, казалось бы, случайных замечаний я выяснил, что вы работаете у лорда Хоува, владельца Скеернесса.

– Нет, нет, нет!

– Вам было нетрудно вложить новые карты вместо тех, которые держала восковая фигура. Как сказал ваш дедушка, в зале есть боковая дверь, которая плохо закрывается. Вы могли тайком заменить карты ночью перед тем, как зашли за дедушкой в обычное время, чтобы проводить его утром домой. Вы могли бы вовремя уничтожить улики, если бы дедушка в первую ночь сразу рассказал вам о необычном происшествии в музее. Но он сказал вам об этом лишь на следующую ночь, когда там, кроме него, находился и Роберт Парснил и вы не могли остаться там в одиночестве. И вовсе не удивительно, что вы запротестовали, когда дедушка захотел повидаться со мной. Позднее, как об этом без всякого заднего умысла рассказал мне доктор Уотсон, вы пытались выхватить карты из руки восковой фигуры и разбросать их.

– Холмс, – воскликнул я, – прекратите эту пытку! Настоящий виновник не мисс Бакстер, а этот негодяй, который стоит и смеется над нами!

– Поверьте мне, мисс Бакстер, я не стал бы огорчать вас, – сказал Холмс. – Я не сомневаюсь, что вы случайно узнали о Скеернессе. Спортивные тузы разговаривают, не остерегаясь, когда они слышат лишь безобидное стрекотание пишущей машинки в соседней комнате. Но сэр Джервас задолго до того, как за ним стали тщательно следить, должно быть, убедил вас держать уши открытыми и связаться с ним этим хитроумным путем, если вы раздобудете ценную информацию.

На первый взгляд этот метод казался чересчур хитроумным. По правде говоря, я не мог понять, почему вы не могли просто написать ему. Но когда он сам пришел сюда, я узнал, что даже его письма тайно просматриваются. Следовательно, карты были единственно возможным способом. Теперь у нас есть доказательства…

– Нет, клянусь Богом! – сказал сэр Джервас Дарлингтон. – У вас нет никаких доказательств вовсе!

Его левая рука, стремительная, как жалящая змея, выхватила карты у Холмса. Когда мой друг инстинктивно встал, закусив губы, чтобы не вскрикнуть от боли в лодыжке, сэр Джервас ударом правой ладони по шее отшвырнул его обратно на кушетку.

Вновь загремел торжествующий смех.

– Джервас! – умоляюще воскликнула мисс Бакстер, ломая руки. – Ну, пожалуйста! Не глядите так на меня! Я не хотела повредить вам!

– О нет, – сказал он с грубой ухмылкой. – Н-е-е-т! Ты пришла сюда предать меня, так? Решила заставить меня поступать по-твоему? Ты не лучше, чем тебе полагалось быть, и я скажу об этом каждому, кто меня спросит. А сейчас не путайся под ногами, черт возьми!

– Сэр Джервас, – сказал я. – Я вас уже предупредил в последний раз.

– Костоправ вмешивается, да? Я тебе…

Теперь я готов признаться, что это была скорее удача, чем расчет. Впрочем, могу добавить, что я проворнее, чем думают мои друзья. Достаточно сказать, что мисс Бакстер издала вопль.

Несмотря на боль в ноге, Шерлок Холмс вновь спрыгнул с кушетки.

– Бог мой, Уотсон! Более великолепного удара левой в подбородок и правой в голову я никогда не видел. Вы так здорово его уложили, что он десяток минут не придет в себя!

– Надеюсь, – сказал я, подув на ушибленные суставы пальцев, – что бедная мисс Бакстер не очень огорчена шумом, с которым он грохнулся на пол? К тому же мне было бы неприятно встревожить миссис Хадсон, которая идет сюда, как я слышу, с яичницей.

– Вы славный, старина Уотсон!

– Почему вы улыбаетесь, Холмс? Разве я сказал что-нибудь смешное?

– Нет, нет, упаси Бог! Однако иногда у меня возникает подозрение, что я, возможно, более поверхностный, а вы гораздо более глубокий человек, чем я обычно думаю.

– Ваше ехидство мне непонятно. Но, во всяком случае, доказательства у нас. Только вы не должны публично разоблачать сэра Джерваса Дарлингтона, иначе тем самым вы подведете и мисс Бакстер!

– Гм! Но я должен свести счеты с этим джентльменом, Уотсон! Его предложение о карьере профессионального боксера, честно говоря, меня не обидело. В своем роде это немалый комплимент. Но принять меня за сыщика из Скотленд-Ярда?! Такого оскорбления я не смогу ни забыть, ни простить.

– Холмс, я не так уж часто прошу вас об одолжении.

– Ну ладно. Пусть будет по-вашему. Мы сохраним эти карты лишь на крайний случай, если эта спящая красавица опять поведет себя плохо. А что касается мисс Бакстер…

– Я любила его! – воскликнула с горячностью девушка. – Или, во всяком случае, думала, что люблю.

– Мисс Бакстер, Уотсон будет хранить молчание так долго, как вы пожелаете. Он не должен рассказывать об этой истории до той отдаленной даты, когда вы, может быть, уже став прапрабабушкой, улыбнетесь и дадите ему разрешение. Не пройдет и пятидесяти лет, как вы забудете сэра Джерваса Дарлингтона.

– Никогда, никогда, никогда!

– О, а я уверен, – улыбнулся Шерлок Холмс. – «Сначала бросаются очертя голову, потом устают. Такова любовь». В этой французской эпиграмме больше мудрости, чем во всех произведениях Генрика Ибсена.

Загадка в Хайгейте

И среди неких незаконченных историй – история мистера Джеймса Филлимора, который, вернувшись в дом за оставленным зонтиком, не появился больше в этом мире…

Загадка Торского моста

Безусловно, мы на Бейкер-стрит привыкли получать странные телеграммы, но та, о которой пойдет речь, послужила началом дела, необычного даже в практике Шерлока Холмса.

В тот мрачный, сырой, но не слишком холодный декабрьский день мы с Холмсом встретились на прогулке возле Роджентс-парка, но обсуждали мы тогда некоторые мои личные дела, которыми я не стану обременять читателя. Когда же в четыре часа мы вернулись в нашу уютную гостиную, миссис Хадсон вместе с чаем подала телеграмму. Она была адресована Холмсу и гласила следующее:

«Вы можете вообразить мужчину, обожающего зонтик? Все мужья иррациональны. Подозреваю махинации бриллиантами. Буду вечернему чаю. Миссис Глория Кэбплеже».

Я порадовался тому, что в глубоко сидящих глазах Шерлока Холмса вспыхнул интерес.

– Что это такое, что это такое? – приговаривал он, с необычайным для него аппетитом атакуя горячие лепешки с маслом и джем. – Почтовое отделение Хайгейта, район не слишком фешенебельный, отправлено в три семнадцать… Взгляните повнимательнее, Уотсон!

К этому времени (если быть точным, то к концу декабря 1896 года) я не жил уже на Бейкер-стрит, но в тот момент приехал на несколько дней, чтобы навестить старого друга. В моих записных книжках за этот год отмечено несколько сложных дел. Из них я записал полностью лишь один случай – дело миссис Рондер, квартирантки под вуалью; но и в том деле мой друг не мог полностью реализовать свои колоссальные способности. Потому Холмс был в мрачном настроении и отчаянии. И когда я смотрел на его осунувшееся лицо, освещенное настольной лампой, я не мог не упрекать себя. Ну зачем я совался к нему со своими проблемами, когда мощному интеллекту моего друга требуются сложные, запутанные загадки?

– Возможно, конечно, – продолжал Холмс, вновь хватая телеграмму и перечитывая ее, – что в Лондоне существуют две женщины с таким странным и даже поразительным именем, как Глория Кэбплеже[3]. Но я в этом сомневаюсь.

– Так вы знакомы с этой леди?

– Нет-нет, я никогда ее не видел. Но догадываюсь, что она должна быть владелицей салона красоты, которая… ну, а вы-то что можете извлечь из этой телеграммы?

– Ну, прежде всего здесь наблюдается некоторая эксцентричность, так интересующая вас обычно. «Вы можете вообразить мужчину, обожающего зонтик?..» Но в общем тут есть сложности.

– Верно, Уотсон. Кстати, любая женщина, как бы экстравагантна ни была она по большому счету, всегда экономит на мелочах. Миссис Кэбплеже проявила свою бережливость, не проставив в телеграмме предлоги «с» и «к»… и вообще текст довольно туманен.

– Да, вы правы.

– Значит ли все это, что какой-то определенный человек обожает вполне определенный зонтик? Или речь идет о каком-то воображаемом человеке – возможно, англичанине, – который испытывает желание отбивать поклоны перед зонтом, как перед первобытным божком, и защищать его от внешнего мира? Ну ладно, так что же мы можем вывести из этой телеграммы?

– Вывести? Из телеграммы?

– Разумеется.

Я с удовольствием рассмеялся, забыв на время и о своем ревматизме, и о своих годах.

– Холмс, но мы не можем сделать каких-то определенных выводов! Мы можем лишь угадывать!

– Фу ты, сколько раз я должен повторять вам, что я никогда не угадываю? Гадание – привычка крайне вредная, разрушающая логические способности мозга.

– Ну, если мне будет позволено использовать вашу собственную несколько нравоучительную манеру выражаться, то я скажу, что ничто не дает так мало данных для мыслителя, как телеграмма, поскольку она слишком кратка и безлична.

– Боюсь, вы ошибаетесь, утверждая подобное.

– Черт побери, Холмс!..

– Ну, давайте рассмотрим… Когда человек пишет письмо на дюжине страниц, он может скрыть свою истинную натуру в облаке слов. А когда его принуждают выражаться кратко и сжато, я вижу его насквозь. Вы можете наблюдать это на примере общественных деятелей…

– Но это женщина!

– Да, Уотсон, это, без сомнения, меняет дело. Но позвольте же мне выслушать ваше мнение! Вперед! Используйте свой естественный здравый смысл.

Это был откровенный вызов, и я, льстя себя надеждой, что в прошлом не был так уж бесполезен для Холмса, выполнил его просьбу.

– Ну, – сказал я, – миссис Кэбплеже наверняка не слишком деликатная особа, поскольку она назначает вам свидание так, словно считает ваше время своим собственным.

– Великолепно, Уотсон! С годами вы изрядно усовершенствовались. А что еще?

На меня снизошло вдохновение.

– Холмс, по-моему, слово «миссис» в столь сжатом тексте абсолютно не нужно! Я в этом уверен.

– Еще лучше, мой дорогой друг! – воскликнул Холмс, откладывая в сторону салфетку и бесшумно аплодируя. – Буду рад услышать дальнейшие рассуждения.

– Миссис Глория Кэбплеже, Холмс, – новобрачная. И она настолько гордится своим новым именем, что настаивает на определении «миссис» даже в самой короткой записке. Что может быть более естественным? Особенно если мы представим счастливую и, возможно, прекрасную юную леди…

– Да-да. Но, Уотсон, будьте так любезны, оставьте в стороне литературные изыски и перейдите к делу.

– Боже правый, но я уверен в этом! – воскликнул я. – И это подтверждает мой первый скромный вывод. Бедная девочка невнимательна к другим, скажем так, просто потому, что избалована любящим молодым супругом.

Но мой друг покачал головой.

– Думаю, все обстоит не совсем так, Уотсон, Если бы эта дама испытывала непомерную гордость от того, что вышла замуж, она бы подписывалась «миссис Генри Кэбплеже», или «миссис Джордж Кэбплеже», или как уж там зовут ее супруга… Но вы правы по меньшей мере в одном отношении. В слове «миссис» есть нечто странное, даже тревожащее. Она слишком настойчива в этом.

– Но, мой дорогой друг!..

Внезапно Холмс встал и направился к своему любимому креслу. В гостиной горели газовые лампы, и веселый, яркий свет подчеркивал мрачную тьму за окнами и унылый звук непрестанно моросящего дождя.

Но Холмс не стал усаживаться в кресло. Глубоко задумавшись, хмуря брови, он протянул руку к левому углу каминной полки. Искреннее волнение охватило меня, когда Холмс прикоснулся к своей скрипке, старому и любимому Страдивари, до которого мой друг, пребывая в дурном настроении и унынии, не дотрагивался, как он говорил, уже несколько недель.

Блики света вспыхнули на атласной древесине, когда Холмс поднес скрипку к подбородку и взмахнул смычком. Но тут же мой друг заколебался. Опустив инструмент и смычок, он издал нечто вроде рычания.

– Нет, мне не хватает данных, – сказал он, – а теоретизировать без фактов – слишком грубая ошибка.

– Ну, по крайней мере, – сказал я, – приятно думать, что я извлек из телеграммы все, что возможно.

– Телеграмма? – произнес Холмс таким тоном, словно никогда в жизни не слышал такого слова.

– Да. Или я что-то выпустил из виду?

– Ах, Уотсон, боюсь, что почти все ваши выводы неверны. Женщина, отправившая телеграмму, замужем уже много лет, и она далеко не молода. По происхождению она шотландка или американка, хорошо образованна и прекрасно воспитана, но брак ее неудачен и у нее чересчур властный характер. С другой стороны, возможно, что она обладает весьма интересной внешностью.

Лишь несколько мгновений назад я надеялся, что вот-вот к Шерлоку Холмсу вернется такое настроение – боевое и энергичное и что в его глазах вспыхнет прежний задиристый огонь. Но тут… ярко расписанные фарфоровые тарелки подскочили на снежно-белой скатерти, когда я грохнул по столу кулаком.

– Холмс, на этот раз вы зашли чересчур далеко в ваших шутках!

– О, дорогой Уотсон, я прошу меня извинить! Я и понятия не имел, что вы отнеслись к делу с такой серь…

– Стыдитесь! Конечно, считается, что в Хэмпстеде и Хайгейте могут жить лишь крайне вульгарные люди, и даже сами эти названия произносятся обычно весьма презрительным тоном! Но вы! Вы смеетесь над несчастной необразованной бедняжкой, возможно находящейся в отчаянном положении!

– Ну, это вряд ли, Уотсон. Конечно, необразованная женщина может попытаться написать слово «иррациональный», но вряд ли ей удастся обойтись при этом без нескольких ошибок. Ну а поскольку она сообщает нам, что подозревает махинации с бриллиантами, то вряд ли можно предположить, что она живет в тяжкой нищете.

– Но вы утверждаете, что она замужем много лет? И неудачно?

– Наш век – век благопристойности, Уотсон, и должен сказать, мне это нравится.

– Что вы подразумеваете под этим?

– Лишь женщина, пробывшая замужем много лет и, следовательно, далеко не молодая, может с такой свободой написать в телеграмме – под взглядом почтового клерка – о своей уверенности в иррациональности всех мужей. Вас интересует, как возникла мысль о несчастливом браке и властном характере? Это вторичный вывод: поскольку обвинение в иррациональности явно относится к ее собственному мужу, этот брак должен быть весьма неудачным…

– Но ее происхождение?!

– Прошу вас, перечитайте еще раз телеграмму. Только шотландцы или американцы могут сказать «буду», тогда как англичанин, будь он образованным или не слишком, скажет все-таки «приеду» или «зайду». Вы что-то спросили?

– Я… я… минуточку! Но вы заявляете, и не предполагая, а утверждая, что женщина должна быть хороша собой!

– Ах, но я сказал, что это лишь возможно. И это предположение следует отнюдь не из телеграммы.

– А откуда?

– Ну, вспомните, разве я не говорил вам, что уверен – она держит салон красоты? А подобные дамы крайне редко обладают непривлекательной внешностью, поскольку тогда им просто не удастся рекламировать свою работу. Но, если я не ошибаюсь, наша клиентка уже прибыла.

Холмс еще не закончил фразу, когда мы услышали громкий и решительный звонок у входной двери. Затем нашей гостье пришлось подождать, пока ее впустят и проводят в гостиную. Шерлок Холмс, отложив скрипку и смычок, терпеливо смотрел на дверь, ожидая появления миссис Глории Кэбплеже.

Она оказалась и в самом деле хороша собой – высокая, величавая, с почти королевской осанкой, – но, возможно, излишне надменная; у нее были очень пышные черные волосы и холодные голубые глаза. Поверх дорогого платья из темно-синего бархата на ней была соболья шубка, а на голове красовалась бежевая шляпа, украшенная большой белой птицей.

Отмахнувшись от моей попытки помочь ей снять шубку, дама, пока Холмс учтиво представлялся ей и представлял меня, обшарила взглядом гостиную и, похоже, составила не слишком благоприятное мнение о нашем скромном убежище, с потертой медвежьей шкурой, изображающей собой коврик перед камином, и с запятнанным кислотами химическим столом. Но все же она согласилась сесть в предложенное ей мое любимое кресло, а усевшись, вдруг нервно стиснула руки в белых перчатках.

– Вот что, мистер Холмс, – произнесла она вежливо, но твердо и энергично. – Прежде чем я рискну доверить вам свои проблемы, я должна выяснить, какой гонорар вы берете за свои профессиональные услуги.

После короткой паузы мой друг ответил:

– Мой гонорар никогда не меняется, исключая те случаи, когда я отказываюсь от него совсем.

– Ах, мистер Холмс, я боюсь, что вы рассчитывали воспользоваться слабостями несчастной женщины. Однако вам это не удастся.

– В самом деле, мадам?

– Да, сэр. Но прежде чем я найму вас как, простите, профессионального шпиона и доверюсь вам, я, чтобы не подвергнуться риску изрядно переплатить, должна все же еще раз повторить вопрос о гонораре.

Шерлок Холмс встал.

– Боюсь, миссис Кэбплеже, – улыбаясь, сказал он, – что те ничтожные таланты, которыми я обладаю, вряд ли окажутся полезными в решении вашей проблемы, и я сожалею, что вы обеспокоили себя этим визитом. Всего хорошего, мадам. Уотсон, вы не будете так добры проводить нашу гостью вниз?

– Стоп! – воскликнула миссис Кэбплеже, закусив губу.

Холмс пожал плечами и вновь погрузился в кресло.

– Вы жестко ведете дело, мистер Холмс. Но я бы не пожалела десяти шиллингов, а то и гинеи, чтобы узнать, с чего это вдруг мой муж принялся лелеять, обожать и обожествлять дрянной обшарпанный зонтик и почему не расстается с ним ни на минуту, даже ночью!

Какие бы чувства ни испытывал Холмс по отношению к нашей посетительнице, они исчезли перед лицом любопытной загадки.

– А, так ваш муж в буквальном смысле обожает свой зонт?

– Разве я этого не сказала?

– Без сомнения, зонт должен представлять либо материальную ценность, либо он как-то связан с чувствами вашего мужа.

– Чушь и ерунда! Он купил этот зонт при мне, два с половиной года назад. Он заплатил семь шиллингов и шесть пенсов в лавке на Тоттенхем-корт-роуд.

– Ну, возможно, это как-то связано с характером…

Миссис Глория Кэбплеже хитро и расчетливо взглянула на Холмса.

– Нет, мистер Холмс. Мой муж – человек эгоистичный, жестокий и бездушный. Видите ли, моим прадедом по материнской линии был Мак-Ри из Абердиншира, так что я разбираюсь в мужчинах и умею с ними обращаться. Мистер Кэбплеже из тех, кто и пальцем не шевельнет без достаточных оснований, к тому же он порочен.

Холмс серьезно взглянул на нее.

– Жесток? Порочен? Это очень серьезные обвинения. Он плохо обращается с вами?

Наша гостья надменно вздернула брови.

– Нет, но я не сомневаюсь, что ему бы этого хотелось. Джеймс – невероятно сильное животное, хотя вес у него средний, а уж фигура – просто жердь. Тьфу, это все мужское тщеславие! У него совершенно неприметные черты лица, но зато он чрезмерно гордится своими очень пышными, очень блестящими каштановыми усами – они похожи на подкову! Он их отращивал годами, так что это второй предмет после зонта…

– Зонт! – пробормотал Холмс – Зонт! Простите, мадам, что перебил вас, но мне бы хотелось узнать чуть больше о характере вашего мужа.

– Они делают его похожим на полицейского констебля.

– Простите?..

– Это я об усах.

– Но… ваш муж любит выпить? Интересуется другими женщинами? Играет? Ограничивает вас в деньгах? Как, ничего подобного?

– Я полагаю, сэр, – надменно произнесла миссис Кэбплеже, – что вам хотелось бы знать лишь то, что относится к делу? А уж объяснять факты – ваша задача. Я хочу услышать разъяснения. И скажу вам, удовлетворят ли они меня. Но было бы куда более прилично с вашей стороны, если бы вы позволили мне просто изложить эти самые факты.

Холмс поджал губы.

– Прошу вас!

– Мой муж – старший партнер фирмы «Кэбплеже и Браун», это торговля алмазами на Хэттон-гарден. За все пятнадцать лет нашего брака – ух!.. пятнадцать!.. – мы редко разлучались больше чем на две недели, если не считать последнего и весьма неприятного случая.

– Последний случай?..

– Да, сэр. Лишь вчера днем Джеймс вернулся домой из почти шестимесячной деловой поездки в Амстердам и Париж, и он все так же носится со своим зонтом, как и до отъезда. Впрочем, сейчас он еще сильнее обожает зонт, чем весь тот год, как он этим занимается.

Шерлок Холмс, сидевший расслабленно, вытянув ноги и сложив вместе кончики пальцев, слегка шевельнулся.

– Весь год, мадам? – требовательно спросил он. – Но мгновение назад вы заметили, что прошло уже два с половиной года с тех пор, как мистер Кэбплеже купил этот зонт. Должен ли я понять это так, что его… его обожание зонта началось лишь год назад?

– Вы должны понимать это именно так.

– В таком случае это наводит на размышления. Это наводит на серьезные размышления! – Мой друг задумался. – Но из-за чего? Мы… да-да, Уотсон? В чем дело? Вы, кажется, проявляете нетерпение.

Я не слишком часто отваживался высказывать свои собственные предположения без просьбы Шерлока Холмса, но тут я просто не в состоянии был утерпеть.

– Холмс, – воскликнул я, – в самом ли деле проблема так сложна? Имеется зонт, у него есть изогнутая ручка, и не исключено, что она довольно толстая. А в пустой ручке или, может быть, в какой-то другой части зонтика было бы совсем нетрудно спрятать бриллианты или какие-то иные ценности.

Наша гостья едва удостоила меня взглядом.

– Неужели вы воображаете, что я настолько глупа, что явилась бы к вам, мистер Холмс, будь ответ столь очевиден?

– Вы уверены, что подобное объяснение не подходит? – быстро спросил Холмс.

– Совершенно уверена. Я достаточно остроумна, мистер Холмс, – заявила леди, чей профиль, надо заметить, тоже был более чем острым. – Я весьма остроумна. Позвольте проиллюстрировать. Много лет я руководила салоном красоты мадам Дюбарри на Бонд-стрит. Почему, как вы думаете, я решилась принять такое нелепое имя, как Кэбплеже, которое вызывает приступ веселья у любого дурака?

– И почему же, мадам?

– Клиенты – или возможные клиенты, – конечно, таращат глаза, слыша подобное, но… они не забудут такую фамилию!

– Да-да, припоминаю, я как-то видел вывеску… Но вы говорили о зонте?

– Около восьми месяцев назад как-то ночью, когда муж крепко спал, я потихоньку вошла в его спальню, взяла зонтик из-под его кровати и снесла его вниз, к мастеру.

– К мастеру?

– Да, это был один неотесанный малый с фабрики зонтов, которого я специально для этого вызвала к нам, в Хайгейт, в Хэппинес-вилл. Этот тип разобрал и снова собрал зонтик так искусно, что моему мужу и в голову не пришло, что кто-то исследовал его игрушку. Внутри ничего не было, нет и не может быть. Это просто драный зонт, и все.

– Тем не менее, мадам, он может придавать такое большое значение зонту просто из-за того, что, как это бывает с иными людьми, считает его чем-то вроде счастливого амулета.

– Напротив, мистер Холмс, мой муж ненавидит его! Я не раз слышала от Джеймса: «Миссис Кэбплеже, этот зонтик меня убьет… но я не должен оставлять его!»

– Хм-м… И он никогда ничего не объяснял?

– Нет. И не предполагайте, что он держит зонт в качестве счастливого талисмана, это не так. Потому что иначе он не вопил бы от страха, забыв зонт хоть на несколько мгновений дома или в конторе. Если вы не совсем глупы, мистер Холмс, вы уже составили какое-то мнение… Но я вижу, что дело вам не по силам.

Холмс побледнел от злости и обиды.

– Это весьма милая небольшая задачка, – сказал он. – Но в то же время не вижу, что я мог бы предпринять. До сих пор я не слышал ничего, что указывало бы на то, что ваш муж – преступник или хотя бы просто порочный человек.

– Так, значит, осмелюсь возразить, преступление тут ни при чем, если он вчера украл из сейфа большое количество бриллиантов, принадлежащих ему совместно с деловым партнером, мистером Мортимером Брауном?

Холмс поднял брови.

– Хм. Это уже интереснее.

– О да! – холодно произнесла наша гостья. – Вчера, перед тем как вернуться домой, мой муж зашел в свою контору. А позже к нам пришла телеграмма на имя мужа, от мистера Мортимера Брауна. Там было вот что: «Забирали ли вы из нашего сейфа двадцать шесть алмазов из коул-дермингемской партии?»

– Хм. Так ваш муж показал вам телеграмму?

– Нет. Я просто использовала свое право и вскрыла ее.

– Но вы расспросили мужа о ее содержании?

– Естественно, нет, я предпочитаю выждать благоприятный момент. А вчера поздно ночью, не подозревая, что я слежу за ним, муж спустился вниз в ноч… спустился вниз и долго с кем-то шептался в тумане, с каким-то человеком, стоявшим прямо под окном первого этажа. Я расслышала совсем немного. «Будьте у ворот до половины девятого утра в четверг, – говорил муж. – Не подведите меня!»

– Как вы думаете, что это означает?

– Ну, разумеется, у ворот нашего дома! Муж всегда отправляется в контору ровно в 8.30. И – четверг, мистер Холмс: это ведь завтрашнее утро! Какое бы преступление ни замышлял этот негодяй, оно должно осуществиться завтра. Но вы обязаны появиться там и вмешаться.

Длинные, тонкие пальцы Холмса потянулись к каминной полке, словно мой друг решил взять трубку, но тут же Холмс отвел руку.

– Завтра в 8.30 едва ли будет светло, миссис Кэбплеже.

– Ну, вас это не должно заботить. Вам платят за работу в любую погоду. Но я требую, чтобы вы были там вовремя и в трезвом виде.

– Но, мадам!..

– Боюсь, я не могу уделить вам еще хоть минуту. Если же ваш гонорар окажется слишком большим, просто превысит разумную сумму, – я не стану платить. Всего хорошего, сэр. Всего хорошего!

И дверь закрылась за нашей гостьей.

– Знаете, Уотсон, – заметил Холмс, от злости залившись румянцем, – если бы я не нуждался в подобной загадке, если бы я не нуждался в ней так остро…

Хотя Холмс не закончил фразу, я прекрасно понял и разделил его чувства.

– Холмс, эта леди не может быть шотландкой! Более того, хотя мне и не слишком приятно говорить об этом, но я бы поставил половину годового заработка за то, что она вообще не имеет родственных отношений с Мак-Ри!

– Вы, кажется, немного разгорячились, Уотсон, вам обидно за землю ваших предков. Но я не порицаю вас. Зато рассказы о таких особах, как миссис Кэбплеже, всегда звучат очень забавно. Однако что нам делать с тайной зонтика?

Подойдя к окну, я успел заметить, как белая птица на шляпе нашей гостьи исчезла в извозчичьей карете. Омнибус шоколадного цвета, курсирующий между Бейкер-стрит и Ватерлоо, прогрохотал мимо дома в густеющих сумерках. Пассажиры, занявшие все двенадцать мест наверху, раскрыли зонты, защищаясь от пронизывающего холодного дождя. Не видя внизу ничего, кроме сплошного леса зонтов, я в отчаянии отвернулся от окна.

– Холмс, что же вы будете делать?

– Ну, час несколько поздний для того, чтобы продолжить расследование в самом Хэттон-гардене. Мистеру Джеймсу Кэбплеже, вместе с его глянцевитыми усами и высокочтимым зонтиком, придется подождать до утра.

В общем, утром, не ожидая ничего невероятного, я отправился с Холмсом в Хэппинес-вилл – Хэттон-гарден, в Хайгейте, – и до места мы добрались еще до половины девятого.

Когда мы завтракали при свете газовой лампы, снаружи царила кромешная тьма. Но дождь утих, и небо покрывали легкие прозрачные облака. А к тому моменту, как экипаж доставил нас к дому мистера и миссис Кэбплеже, уже начало едва заметно светать и мы вполне могли различать окружающее.

Дом был довольно большим. Он отстоял от дороги ярдов на тридцать, и его окружала каменная стена в половину человеческого роста. Дом был выстроен в готическом стиле, его украшали фальшивые бойницы и даже башенка. Парадная дверь скрывалась в отделанном панелями углублении, снаружи оформленном готической аркой. Но, хотя вход в дом скрывался в темноте, на верхнем этаже два окна сияли желтым светом.

Шерлок Холмс, в шотландском плаще и дорожной кепке с наушниками, нетерпеливо огляделся по сторонам.

– Ха! – воскликнул он, кладя ладонь на доходящую ему до пояса стену, тянущуюся вдоль дороги. – Полуокружный подъездной путь, как я вижу, и ведет он вон к тем воротам. – И Холмс указал в сторону въезда. – Дорога подходит к парадной двери, и еще есть дорожка к служебному входу… а потом дорога через вторые ворота снова выходит на улицу… вон те ворота, позади нас. Ба, гляньте-ка туда!

– Что-то не в порядке?

– Смотрите туда, Уотсон! Туда, где дальние ворота в стене! Разве это не инспектор Лестрейд? Боже, это и в самом деле Лестрейд!

Жилистый маленький человечек, напоминающий бульдога, в твердой шляпе и клетчатом пальто, уже спешил к нам по тротуару. Позади него я заметил шлемы по меньшей мере двух констеблей, выглядящих совершенно как двойняшки в голубых формах, обтягивающих мощные тела.

– Только не говорите мне, Лестрейд, – воскликнул Холмс, – что миссис Кэбплеже нанесла визит в Скотленд-Ярд!

– Если она пришла туда, мистер Холмс, она избрала верный путь, – самодовольно заявил Лестрейд. – Привет, доктор Уотсон! Я, должно быть, знаком с вами уже больше пятнадцати лет, так? Но мистер Холмс по-прежнему теоретик, а я по-прежнему человек действия!

– Разумеется, Лестрейд, – сказал Холмс. – Но леди должна была рассказать вам ту же самую историю, что и нам. Когда она навестила вас?

– Вчера утром. Мы в Скотленд-Ярде действуем быстро. И остаток дня мы потратили на изучение личности этого мистера Джеймса Кэбплеже.

– В самом деле? И что вам удалось узнать?

Лестрейд поморгал и подозрительно уставился на нас.

– Ну, похоже, о нем все отзываются самым лучшим образом, и он многим нравится. В нерабочее время он очень много читает, совсем как книжный червь, а его женушке это не нравится. Но еще говорят, что он отличный актер и большой шутник.

– Да, я догадывался, что он любит пошутить.

– Так вы с ним встречались, мистер Холмс?

– Нет, но я встречался с его женой.

– Ну, а я с ним повидался вчера вечером. Нанес визит, чтобы присмотреться. О, под приличным предлогом! Ничего такого, что могло бы его насторожить!

– О, разумеется! – с тяжелым вздохом согласился Холмс. – Скажите, Лестрейд: вам случайно не говорили, что этот джентльмен пользуется репутацией безупречно честного человека?

– Да, говорили, но из-за этого все становится еще подозрительнее, – сказал Лестрейд, хитро сощурив глаза. – Бога ради, мистер Холмс! Я вынужден, конечно, признать, что мне не слишком нравится его супруга, но у нее умная голова на плечах. Черт побери! Да я защелкну на нем наручники прежде, чем вы успеете выкурить трубку!

– Мой дорогой Лестрейд! А за какое преступление вы собираетесь защелкивать на нем наручники?

– Ну, потому что… стоп! – воскликнул вдруг Лестрейд. – Эй! Вы, там! Стоять на месте!

Мы с Холмсом, идя навстречу Лестрейду, очутились ровно на полпути между двумя воротами в низкой стене, окружающей дом. И теперь Лестрейд стремительно бросился мимо нас – к тем воротам, у которых мы стояли в самом начале, когда только подошли к дому. Там, словно чьим-то колдовством вызванный из сырого утреннего мрака, появился вдруг осанистый краснолицый джентльмен, в сером цилиндре и изысканном сером пальто; вид у джентльмена был сильно встревоженный.

– Я должен потребовать у вас, сэр, – заговорил Лестрейд уже куда более сдержанно, поскольку рассмотрел дорогую одежду незнакомца, – чтобы вы сообщили ваше имя и род ваших занятий.

Дородный джентльмен, совсем разнервничавшись, откашлялся.

– Разумеется, – сказал он. – Меня зовут Гарольд Мортимер Браун, и я партнер мистера Кэбплеже в фирме «Кэбплеже и Браун». Я отпустил экипаж минуту назад в нескольких ярдах отсюда. Я… э-э… я живу в южной части Лондона.

– Вы живете в южном Лондоне, – заметил Ле-стрейд, – и вы проделали такой длинный путь, приехав к этому дому… зачем?

– Дорогой мистер Браун, – внезапно вмешался Холмс, и голос его звучал так мягко и учтиво, что краснолицый джентльмен заметно успокоился, – вы должны извинить некоторую импульсивность моего старого друга инспектора Лестрейда из Скотленд-Ярда. Меня зовут Шерлок Холмс, и я был бы весьма обязан вам, если бы вы оказали мне любезность и ответили всего на один вопрос. В самом ли деле ваш партнер украл…

– Стоп! – завопил Лестрейд.

Он в этот момент обернулся, чтобы взглянуть на вторые ворота. В них въезжал молочный фургон, и большие тяжелые молочные бидоны позвякивали в такт стуку лошадиных копыт, фургон, подпрыгивая, проехал в ворота и по изогнутой гравийной дорожке направился к фасонному готическому входу.

Лестрейд задрожал от возбуждения, как самый настоящий бульдог.

– Этот дурацкий фургон может помешать наблюдению! – воскликнул он. – Ну, будем надеяться, он не совсем закроет для нас парадную дверь!

К счастью, фургон встал вполне удачно. Молочник, беззаботно посвистывая, спрыгнул на землю и направился к двери, чтобы наполнить небольшой кувшин, который, как мы уже заметили раньше, стоял перед входом. Но едва молочник успел скрыться в темной арке, как все мысли о нем вылетели из моей головы.

– Мистер Холмс! – напряженно прошептал Лестрейд. – Вот он!

Мы явственно услышали, как хлопнула входная дверь. На дорожку внезапно вышел солидный джентльмен в глянцевитой шляпе и теплом пальто – и на лице джентльмена столь откровенно выделялись пышные усы, что можно было не сомневаться: это и есть мистер Джеймс Кэбплеже, направляющийся в свою контору.

– Мистер Холмс! – пробормотал Лестрейд. – Он без зонтика!

Можно было подумать, что слова Лестрейда мгновенно проникли в сознание мистера Кэбплеже. Торговец алмазами внезапно застыл на месте. Затем, нервно дернув головой, взглянул на небо. Издав бессвязный крик, пронзивший холодом мое сердце, мистер Кэбплеже со всех ног бросился обратно в дом.

Снова хлопнула входная дверь. Явно удивленный молочник, оглядываясь назад и что-то неразборчиво бормоча, вышел из-под готической арки и полез на сиденье фургона.

– Я все понял, – заявил Лестрейд, щелкая пальцами. – Они думают, что смогут провести меня, но ничего у них не выйдет. Мистер Холмс, я обязан задержать этого молочника!

– Святые небеса, зачем вам молочник?!

– Они с мистером Кэбплеже оказались совсем рядом там, у входа. Я это видел! Мистер Кэбплеже вполне мог передать украденные бриллианты своему сообщнику – молочнику!

– Но, дорогой Лестрейд…

Однако сыщик Скотленд-Ярда не стал слушать. Когда фургон, погромыхивая, подъехал к воротам, у которых стоял Лестрейд, сыщик поспешно шагнул вперед и поднял руку, так что молочник был вынужден натянуть вожжи и остановить неторопливо плетущуюся лошадь.

– А я ведь видел вас прежде, – угрожающе прорычал Лестрейд. – Ну-ка, слушайте внимательно: я офицер полиции. Вас ведь зовут Ганнибал Трогмортон, он же Феликс Портес?

Молочник разинул рот, и его длинное, чисто выбритое лицо от изумления стало еще длиннее.

– Вообще-то я Алф Питерз, – с жаром возразил он, – и вот тут у меня есть карточка торгового агента, и с фотографией, и вот подпись хозяина есть! Или вы решили, что я губернатор Сесил Роде?

– Придержи язычок, приятель, или тебе плохо придется! А ну, слезай вниз! Да-да, вот именно, спускайся! – Тут Лестрейд повернулся к двум подошедшим полицейским. – Бертон! Мердок! Обыскать молочника!

Алф Питерз попытался выразить протест, когда констебли принялись за него. Он был довольно тощим, хотя и приличного роста, но, несмотря на худобу, неплохо умел драться, и констеблям пришлось хорошо постараться, чтобы произвести обыск. Но они ничего не нашли.

– Так, значит, бриллианты в одном из молочных бидонов! Ну, у нас нет времени на изысканные методы. Выливайте молоко на землю!

Выражения, произнесенные разъяренным молочником, привести здесь нет ни малейшей возможности.

– Как, и тут ничего? – удивился Лестрейд. – Ну, он мог просто проглотить алмазы. Не отвезти ли нам его в ближайший полицейский участок?

– Ох, ну и дела! – завопил Алф Питерз. – Он, похоже, не в своем уме! Его дурацкая башка повредилась! Почему бы ему не взять какой-нибудь топор и не разломать этот идиотский фургон?!

И тут наконец послышался властный, уверенный голос Холмса:

– Лестрейд! Будьте так любезны, оставьте Питерза в покое. Во-первых, едва ли он мог проглотить двадцать шесть алмазов. Во-вторых, если бы мистер Кэбплеже захотел передать камни своему сообщнику, то почему бы он не мог сделать этого ночью в четверг, когда он тайком беседовал с кем-то у окна первого этажа? Все его поведение, если верить его жене, давно стало иррациональным и непонятным – как и его обращение с зонтом. Если не…

Шерлок Холмс умолк, и на его лице отразилось мрачное раздумье, он нахмурился и спрятал руки под плащ. Затем, взглянув сначала на вход для прислуги, а затем на парадную дверь дома, Холмс резко вскинул голову. Несмотря на всю холодность натуры, Холмс не удержался от восклицания. Еще мгновение он стоял неподвижно, и его высокая, худощавая фигура вырисовывалась на фоне светлеющего неба.

– Бога ради, Лестрейд! – воскликнул он вдруг. – Мистер Кэбплеже что-то слишком долго не возвращается со своим зонтом!

– Что-что, мистер Холмс?

– Я, пожалуй, осмелюсь высказать маленькое пророчество. Я осмелюсь заявить, что мистер Кэбплеже исчез, что его нет в доме.

– Но он просто не мог исчезнуть из дома! – закричал Лестрейд.

– Могу я спросить: почему?

– Да потому, что я расставил вокруг полицейских на тот случай, если он вздумает улизнуть. Каждое окно, каждая дверь под наблюдением! Да ни одно существо крупнее крысы не может проскочить незамеченным!

– И тем не менее, Лестрейд, я должен повторить свое небольшое предсказание. Если вы обыщете дом, я думаю, вы обнаружите, что мистер Кэбплеже исчез, как мыльный пузырь.

Задержавшись лишь для того, чтобы поднести к губам полицейский свисток, Лестрейд ринулся к дому. Алф Питерз, молочник, использовал эту возможность, чтобы хлестнуть лошадь и погнать громыхающий фургон подальше от ненормального лунатика. Даже мистер Мортимер Браун, несмотря на почтенную осанистость и болезненно-красный цвет лица, побежал вприпрыжку по дороге, придерживая шляпу и не обратив внимания на то, что мой друг попытался спросить его о чем-то.

– Спокойствие, Уотсон, – энергично произнес Холмс. – Нет-нет, я не шутил. И вы поймете, что все это дело крайне простое, если поймете одну важную вещь.

– Какую именно?

– Истинную причину, по которой мистер Кэбплеже так лелеял свой зонтик, – ответил Шерлок Холмс.

Небо постепенно наливалось холодным зимним светом, и два освещенных лампами окна над входной дверью побледнели в лучах восходящего солнца. В доме продолжался обыск, причем участвовало в нем куда больше полицейских, чем это было необходимо.

Прошел почти час, в течение которого Холмс так и не сдвинулся с места, и Лестрейд наконец вылетел из дома. Лицо сыщика искажал ужас – и, я уверен, то же чувство отразилось и на моем лице.

– Это правда, мистер Холмс! Его шляпа, пальто и его зонтик лежат сразу за входной дверью! Но…

– Да-да?

– Но я могу поклясться, что злодей не может прятаться в доме, и все мои люди клянутся, что из дома он не выходил!

– А кто сейчас в доме?

– Только его жена. Прошлым вечером, после того как я разговаривал с ним, он дал всем слугам выходной. Он почти выгнал их из дома, так говорит его жена, и ни словом не предупредил их заранее. Слугам это не слишком понравилось, некоторые заявляли, что им и пойти-то некуда, но он им не оставил выбора.

Холмс присвистнул.

– Жена! – сказал он. – Кстати, почему это, несмотря на весь шум и суматоху, мы до сих пор не видим и не слышим миссис Кэбплеже? Возможно, вчера вечером ей подсыпали снотворного? Тогда она должна чувствовать непреодолимую сонливость и, наверное, проснулась совсем недавно?

Лестрейд отступил на шаг, как если бы перед его глазами внезапно появился чародей.

– Мистер Холмс, почему вы так решили?

– Потому что ничего другого просто не может быть.

– Что ж, это чистая правда. Леди имеет привычку перед сном выпивать чашку горячего мясного бульона. И прошлым вечером в этот бульон была насыпана такая порция порошка опиума, что его следы остались на стенках чашки. – Лицо Лестрейда потемнело. – Но, ей-Богу, если бы я поменьше видел эту леди, она бы мне больше нравилась.

– По крайней мере, проснулась она благополучно – я различаю ее в окне.

– Да ну ее, – сказал Лестрейд. – Вы лучше объясните мне, как этот вороватый торговец бриллиантами сумел удрать у нас из-под носа.

– Холмс, – сказал я, – мне кажется, здесь может быть лишь одно объяснение. Мистер Кэбплеже ушел тайным ходом.

– Здесь нет ничего подобного, – возразил Лестрейд.

– Да, я тоже так думаю, – согласился Холмс. – Это же современный дом, Уотсон, ну, по крайней мере, он построен не более двадцати лет назад. Нынешние строители, в отличие от своих предков, редко развлекаются устройством тайных ходов. Но я не вижу, Лестрейд, чем бы я еще мог быть полезен.

– Но вы не можете уйти сейчас!

– Не могу?

– Нет! Может, вы и чистый теоретик, далекий от практики сыска, но я не могу отрицать, что в прошлом вы раз-другой меня здорово выручали. И если у вас есть какие-то предположения насчет того, как это человек мог исчезнуть чудесным образом, ваша гражданская обязанность – сказать мне об этом.

Холмс колебался.

– Ну хорошо, – сказал он наконец. – У меня есть причины помалкивать до поры до времени. Но я могу вам намекнуть. Вы не подумали о маскировке?

На какое-то время Лестрейд замер, обеими руками стиснув шляпу. Потом вдруг резко повернулся и уставился на окно, из которого пустым взглядом смотрела миссис Кэбплеже, непоколебимая в своей надменной самоуверенности.

– Бог мой! – прошептал Лестрейд. – Когда я приходил сюда вчера вечером, я ведь ни разу не видел мистера и миссис Кэбплеже вместе. Этим можно объяснить те фальшивые усы, которые я нашел спрятанными в холле. Только один человек был в этом доме утром, и лишь один человек находится там сейчас… А это значит…

Холмса, похоже, совершенно ошарашили слова сыщика.

– Лестрейд, что это такое пришло вам в голову?!

– Им не удастся меня надуть. Если мистер и миссис Кэбплеже – один и тот же человек, если он или она просто вышла из дома в мужской одежде, а потом вернулась… теперь я все понял!

– Лестрейд! Остановитесь! Подождите!

– Мы не тем занимались, – бросаясь к дому, на ходу ответил Лестрейд. – Сейчас мы проверим, леди это или джентльмен!

– Холмс, – воскликнул я, – неужели это чудовищное предположение может оказаться правдой?

– Это чушь, Уотсон.

– Тогда вы должны остановить Лестрейда! Мой дорогой друг, – решил я попенять Холмсу, в то время как миссис Кэбплеже исчезла из окна и мы тут же услышали пронзительный женский визг, означающий, видимо, что Лестрейд проявляет всю свою смышленость, – это недостойно вас. Что бы вы ни думали о манерах этой леди, особенно после того, как она распорядилась, чтобы вы прибыли сюда вовремя и в трезвом виде, вы должны уберечь ее от насильственной доставки в полицейский участок!

– Но я совсем не уверен, – задумчиво произнес Холмс, – что этой леди так уж вреден был бы визит в полицейский участок. Для нее это могло бы оказаться ценным уроком. Не спорьте, Уотсон! У меня есть для вас поручение.

– Но…

– Я должен еще кое-что разузнать и могу оказаться занят весь день. Тем временем, поскольку мой адрес известен любому и каждому, я почти уверен, что совестливый мистер Браун пришлет мне некую телеграмму. Так что я был бы весьма признателен вам, Уотсон, если бы вы подождали в нашей квартире и вскрыли телеграмму, если она придет до моего возвращения.

Должно быть, я заразился настроением Лестрейда. Иначе просто не объяснить то, что я бросился на Бейкер-стрит с ужасающей поспешностью, крича по дороге вознице, что заплачу ему целую гинею, если он довезет меня быстрее чем за час.

Но ожидаемая телеграмма от мистера Мортимера Брауна застала меня в тот момент, когда я обсуждал с миссис Хадсон меню обеда, и, надо сказать, добавила мне переживаний. В ней говорилось:

«Сожалею, что пришлось так внезапно удалиться сегодня утром. Должен откровенно заявить, что являюсь и всегда являлся лишь формальным партнером в фирме «Кэбплеже и Браун», имущество фирмы полностью принадлежит мистеру Джеймсу П. Кэбплеже. Мой телеграфный запрос относительно двадцати шести бриллиантов был послан лишь из осторожности, дабы убедиться, что мистер Кэбплеже благополучно довез камни до дома. Если он взял камни, то имел на это полное право. Гарольд Мортимер Браун».

Так, значит, Джеймс Кэбплеже не был вором! Но если у него не было конфликта с законом, то я совершенно не понимал его поведения. Было уже семь вечера, когда я услышал на лестнице знакомке шаги Холмса, и именно в этот момент меня осенило вдохновение.

– Входите скорее, – закричал я, увидев, как поворачивается ручка двери. – Я наконец нашел единственно возможное решение!

Распахнув дверь, Холмс быстро оглядел гостиную, и на его лице отразилось разочарование.

– Как, никто до сих пор не явился? Ну, возможно, я пришел слишком рано. О, мой дорогой Уотсон, извините меня! Вы что-то сказали?

– Если мистер Кэбплеже и в самом деле исчез, – сказал я, пока Холмс внимательно читал телеграмму, – это должно быть действительно чудом, как утверждал Лестрейд. Но чудес не случается в девятнадцатом столетии. Холмс, это лишь кажется, что наш торговец бриллиантами исчез. Он там был все время, но мы его не замечали!

– Как это?

– А так, что он переоделся констеблем!

Холмс, в этот момент подошедший к вешалке у двери, чтобы повесить плащ и суконную кепку, обернулся ко мне, нахмурив брови.

– Продолжайте! – произнес он.

– В этой самой комнате, Холмс, миссис Кэбплеже утверждала, что из-за усов ее муж похож на констебля. И еще мы знаем, что он хороший актер и обладает избыточным чувством юмора. Раздобыть маскарадный костюм полицейского совсем не трудно. Он отвлек наше внимание, выйдя из дома и тут же вернувшись назад, а потом переоделся в полицейскую форму. В полутьме, да еще когда вокруг кишели констебли, он мог оставаться незамеченным, пока не выбрал момент для бегства.

– Великолепно, Уотсон! Лишь пообщавшись с Лестрейдом, я начинаю по-настоящему ценить вас. В самом деле, очень хорошо.

– Я нашел верное решение?

– Нет, боюсь, оно не слишком удачно. Ведь миссис Кэбплеже говорила также, если вы припоминаете, что ее муж похож на жердь, то есть, очевидно, она имела в виду, что он высокий и худощавый. И это действительно так, в этом я удостоверился сегодня, взглянув на фотографии в гостиной его дома. Он не мог внезапно приобрести вид такой туши, подобно столичному полисмену.

– Но это последнее из возможных объяснений!

– Думаю, что это не так. Среди присутствовавших возле дома утром был один человек, отвечающий нашим требованиям к росту и фигуре, и этот человек…

Снизу послышался звон колокольчика и чей-то громкий голос.

– Чу! – воскликнул Холмс – Вы слышите шаги на лестнице? Это приближается последний штрих нашей драмы! Кто откроет эту дверь, Уотсон? Кто откроет дверь?

Дверь распахнулась. На пороге остановился человек в вечернем костюме, в плаще и складной шляпе. Я с недоверием уставился на знакомое длинное, чисто выбритое лицо.

– Добрый вечер, мистер Алф Питерз, – произнес Холмс – Или я должен сказать – мистер Джеймс Кэбплеже?

Внезапно все поняв, я замер от изумления.

– Я должен поздравить вас, – сурово заговорил Холмс – Ваш актерский дар великолепен, и вы прекрасно изобразили несчастного молочника. Припоминаю сходный случай в Риге, в 1876 году, и отчасти похожее дело с перевоплощением мистера Джеймса Уиндибэнка в восемьдесят восьмом; но в вашем деле есть неповторимые особенности. Устранение усов с целью изменения внешности… этому я мог бы посвятить целую монографию. Исчезновение усов делает человека моложе… да, вместо того чтобы наклеить усы, вы от них избавились.

Вечерний костюм сильно подчеркивал подвижность и интеллектуальность лица нашего посетителя – это было по-настоящему умное лицо, с живыми карими глазами, в уголках которых лучились морщинки, словно наш гость постоянно готов был улыбнуться. Но он не улыбался, он выглядел искренне встревоженным.

– Благодарю вас, – произнес он приятным, хорошо поставленным голосом. – Вы заставили меня пережить неприятные мгновения, мистер Холмс, когда я сидел в молочном фургоне перед собственным домом и вдруг понял, что вам ясен весь мой план. Почему вы не разоблачили меня сразу?

– Я хотел сначала выслушать, что вы можете сказать, не смущаясь присутствием Лестрейда.

Джеймс Кэбплеже прикусил губу.

– В конце концов, – сказал Холмс, – было не слишком сложно проследить вас через молочную компанию «Непорочность» или послать вам разумно составленную телеграмму, которая и привела вас сюда. Фотографию Джеймса Кэбплеже, на которой были заретушированы усы, показали вашему нанимателю – и таким образом раскрылось, что вы – тот самый человек, который шесть месяцев назад нанялся на службу под именем Алф Питерз и попросил двухдневный отпуск во вторник и среду. Вчера в этой самой комнате ваша жена сообщила, что во вторник вы «вернулись» из шестимесячной поездки в Амстердам и Париж. Это наводило на размышления. Добавив сюда ваше удивительное отношение к зонтику, который вы не ценили слишком высоко сразу после его приобретения, но который принялись лелеять, составив определенный план, а также ваше невероятное утверждение, что зонтик послужит причиной вашей смерти, можно было предположить, что вы замыслили мистификацию или какое-то мошенничество с целью обмануть жену.

– Сэр, позвольте мне объяснить…

– Одну минуту. Сбрив усы, вы шесть месяцев подряд ездили в молочном фургоне; и я не сомневаюсь, что вам это очень нравилось. Во вторник вы «вернулись» как Джеймс Кэбплеже. Я выяснил, что парикмахерская фирма «Кларкфаз» снабдила вас копией утраченных усов, выполненной из натуральных волос. В зимнем полумраке либо при газовом освещении это вполне могло ввести в заблуждение вашу жену, тем более что леди не проявляла к вам особого внимания, а спальни у вас раздельные.

Вы намеренно вели себя крайне подозрительно. Ночью во вторник вы разыграли зловещую сцену разговора с несуществующим «сообщником» под окном, надеясь, что ваша жена тут же предпримет энергичные действия… Вечером в среду вас навестил инспектор Лестрейд – человек далеко не из самых хитрых и проницательных, и это подсказало вам, что запланированное исчезновение может произойти при надежных свидетелях. Отпустив слуг и усыпив жену, вы покинули дом.

Сегодня утром вы, без пальто и шляпы, имели наглость – не улыбайтесь, сэр! – подъехать на молочном фургоне прямиком к собственному дому и в полутьме арки, прикрывающей входную дверь, разыграть роли двух человек. Сойдя с сиденья фургона, вы исчезли в арке как молочник. А за дверью лежали наготове пальто, шляпа и усы мистера Кэбплеже. Вам понадобилось восемь секунд, чтобы облачиться во все это и поспешно прилепить усы, – тщательность была ни к чему, ведь видны усы были на несколько мгновений и в полутьме, к тому же наблюдатели располагались достаточно далеко.

Наружу вы вышли в облике элегантного торговца бриллиантами, который, казалось, вдруг вспомнил о забытом зонте и бросился обратно в дом. За одно мгновение вы избавились от «парадного мундира» и появились уже снова как молочник, создав полную иллюзию двух человек, встретившихся в полутемном входе.

Хотя инспектор Лестрейд искренне поверил, что видел двоих, все же мы заметили, что входная арка слишком затемнена, чтобы можно было быть уверенным в этом. Но мы не должны порицать Лестрейда. Когда он остановил молочный фургон и поклялся, что видел вас прежде, это вовсе не было попыткой запугать вас. Он ведь и в самом деле встречался с вами, хотя и не мог припомнить, при каких обстоятельствах.

Я утверждал, что у вас нет сообщника; строго говоря, это правда. Но я уверен все же, что вы поделились секретом с вашим формальным партнером, мистером Мортимером Брауном, который и появился утром возле вашего дома, чтобы отвлечь внимание и помешать слишком тщательно рассмотреть молочника. К несчастью, его появление мало чему помогло. Вы совершили грубую ошибку, спрятав фальшивые усы в холле. Полиция нашла их, когда обыскивала дом. Это так называемое «чудо» стало возможным лишь потому, что вы весьма тщательно приучили свою жену и ее знакомых к своему странному поведению, демонстрируя непонятную привязанность к зонтику. Но на деле вы лелеяли зонт лишь потому, что ваш план требовал этого…

Шерлок Холмс, несмотря на то что голос его звучал холодно и сухо, выглядел грозно, как некий тощий мститель.

– Так вот, мистер Джеймс Кэбплеже, – продолжил он. – Возможно, я могу понять, почему вы несчастны со своей женой и почему вы загорелись желанием покинуть ее. Но почему бы не сделать это открыто, законным образом расторгнуть брак, зачем было устраивать представление с таинственным исчезновением?

Симпатичное лицо нашего гостя залилось краской.

– Я бы так и сделал, – нервно воскликнул он, – если бы Глория не была уже замужем, когда венчалась со мной!

– Простите?

Мистер Кэбплеже состроил такую гримасу, что стало ясно – из него вышел бы превосходный комический актер.

– Ох, вы ведь можете с легкостью проверить это! И с некоторых пор она горит желанием вернуться к своему настоящему мужу… неважно, кто он таков, но имя у него весьма знатное… и я стал бояться, что Глория захочет избавиться от меня… и больше всего ей понравилось бы увидеть меня в тюрьме. Но – я умею зарабатывать деньги, в то время как знатная персона слишком ленива, чтобы хоть пальцем шевельнуть, а осмотрительность Глории в денежных делах общеизвестна…

– Бог мой, Уотсон! – пробормотал Холмс – Это, пожалуй, не слишком удивительно. И добавляет последнее звено в цепочку… Разве я не говорил, что леди слишком усердно настаивает на том, что ее фамилия по мужу – Кэбплеже?

– Я устал от ее холодности, я устал от ее властности, и теперь, когда мне за сорок, я хочу лишь мира, покоя и возможности читать в тишине. И тем не менее, сэр, если вы настаиваете, я готов признать, что с моей стороны это было, безусловно, грубой выходкой…

– Да будет вам! – сказал Холмс. – Я же не официальный представитель закона, мистер Кэбплеже…

– Моя фамилия совсем не Кэбплеже. Это имя выдумал мой дядя, основавший фирму. Настоящая моя фамилия – Филлимор, Джеймс Филлимор. Н-да. Все мое состояние записано на имя Глории, кроме двадцати шести алмазов… Я надеялся начать новую жизнь как Джеймс Филлимор, освободившись от проклятого дурацкого имени. Но я потерпел поражение от такого мастера, как вы!

– Нет-нет, – успокаивающим тоном произнес Холмс. – Хотя вы и совершили одну очень серьезную ошибку, в тот момент я ее просмотрел. А ведь когда молочный фургон подкатил к парадному входу, вместо того чтобы скромно подъехать к дверям для прислуги, пошатнулись основы нашего общества! И если я могу помочь вам в устройстве новой жизни…

– Вы – помочь мне?! – воскликнул наш гость.

– Вы не должны начинать эту жизнь под своим настоящим именем, поскольку оно наверняка кому-то известно. А Уотсон, из соображений вашей безопасности, будет всегда утверждать, что загадка вашего исчезновения не разгадана и разгадана быть не может. Выберите себе любое имя. Но мистер Джеймс Филлимор не должен никогда появляться в этом мире!

Черный баронет

После… нашей поездки в Девоншир Холмс был занят двумя делами крайней важности… известный карточный скандал в Нонпарель-клубе… и дело несчастной мадам Монтпенсьер.

Собака Баскервилей

– Да, Холмс, осень – меланхоличное время года. Но вы нуждались в отдыхе. А если вам скучно, поинтересуйтесь деревенскими типажами, вроде того человека, который виден из окна.

Мой друг, мистер Шерлок Холмс, закрывая книгу, которую он держал в руках, вяло взглянул в окно гостиной номера, снятого нами в гостинице неподалеку от восточного Гринстеда.

– Умоляю, выражайтесь более определенно, Уотсон, – сказал он. – Кого вы имели в виду – сапожника или фермера?

На деревенской дороге, проходящей мимо гостиницы, я прежде всего заметил человека, сидящего в телеге, – очевидно, фермера. Но неподалеку оказался и второй – пожилой рабочий в плисовых штанах, с опущенной головой, плетущийся по направлению к телеге.

– Наверняка сапожник, – заметил Холмс, отвечая скорее на мои мысли, чем на мои слова. – Насколько я понимаю, он левша.

– Холмс, живи вы не в наше время, а веком раньше, вас обвинили бы в колдовстве! Я бы не догадался, что он сапожник, но вы утверждаете, что он еще и левша! Вы не могли вывести этого методом дедукции.

– Мой дорогой друг, обратите внимание на потертость плисовых штанов сбоку, в том месте, где сапожник постоянно прислоняется к выколотке. И вы сразу заметите, что гораздо сильнее изношена левая сторона. Если бы все наши проблемы были такими же незатейливыми!

Тот год, 1889-й, принес успех Холмсу в нескольких сложных расследованиях, и тем самым его и без того грозное для многих имя увенчалось новыми лаврами. Но в конце концов сказалось напряжение беспрерывного труда, и я почувствовал искреннюю радость, когда Холмс наконец уступил моим настойчивым требованиям и согласился переменить октябрьские туманы Бейкер-стрит на роскошную осеннюю красоту деревеньки в Суссексе.

Мой друг обладал уникальной способностью быстро восстанавливать физические и душевные силы, и после нескольких дней покоя к нему вернулись и его нервная пружинистая походка, и свежий цвет лица. И я радовался даже вспышкам раздражения, охватывавшим моего друга, как признаку того, что его энергичная натура избавилась наконец от вялости, охватившей Холмса после окончания очередного расследования.

Холмс как раз раскурил трубку, а я вновь взялся за книгу, когда раздался стук в дверь и вошел хозяин гостиницы.

– Там к вам какой-то джентльмен, мистер Холмс, сэр, – произнес он с мягкой суссекской картавостью. – И так уж спешит, что мне пришлось идти к вам не сняв фартука. А! Вот он, уже тут!

Высокий светловолосый человек, в теплом длинном пальто и с шотландским пледом, накинутым на плечи, ворвался в комнату и, энергично вытолкнув хозяина в коридор, захлопнул за ним дверь. Затем кивнул нам обоим.

– А, Грегсон! – воскликнул Холмс – Должно быть, случилось что-то из ряда вон выходящее, если вас занесло так далеко от дома.

– Такое происшествие! – вскричал инспектор Тобиас Грегсон, падая в кресло, которое я придвинул к нему. – Черт! Такое происшествие! Как только мы в Скотленд-Ярде получили телеграмму, я сразу подумал, что не будет вреда, если я забегу к вам на Бейкер-стрит перекинуться парой слов – разумеется, неофициально, мистер Холмс. Ну а миссис Хадсон дала мне ваш адрес, и я решил приехать сюда. Отсюда и тридцати миль не будет до того местечка в Кенте, где произошло это убийство. – Грегсон промокнул платком взмокший лоб. – Одна из старейших семей графства, так мне сказали. Бог мой, что будет, когда газеты до этого доберутся!

– Мой дорогой Холмс, – вмешался я, – вы приехали сюда, чтобы отдохнуть!

– Да-да, Уотсон, – нетерпеливо откликнулся мой друг, – но ничего не случится оттого, что мы узнаем какие-то детали. Ну-с, Грегсон?

– Да ведь мне известно лишь то, что было написано в телеграмме от полиции графства. Полковника Джоселина Дэлси, гостившего у сэра Реджиналда Лавингтона, зарезали в банкетном зале. Дворецкий нашел его около половины одиннадцатого утра. Полковник только что умер – кровь еще продолжала течь.

Холмс положил на стол книгу, которую до того держал в руках.

– Что это? Самоубийство? Убийство? – спросил он.

– Самоубийством это быть не может, потому что оружие не обнаружено. Но я уже получил и вторую телеграмму, и в ней говорится о некоторых уликах. Похоже, в дело впутан сам сэр Реджиналд Лавингтон. Полковник Дэлси был хорошо известен в спортивных кругах, но нельзя сказать, что он пользовался блестящей репутацией. Это люди высшего света, мистер Холмс, и ошибиться тут нельзя.

– Лавингтон… Лавингтон? – задумчиво пробормотал Холмс – Послушайте, Уотсон, когда мы ездили на прошлой неделе к Бодиамским руинам, мы ведь проезжали мимо деревни с таким же именем, верно? Я припоминаю, там есть большой дом, расположенный в низине.

Я кивнул. Я тоже вспомнил окруженный рвом феодальный замок, почти полностью скрытый тисовыми деревьями, и вспомнил также, что атмосфера того местечка показалась мне до крайности гнетущей.

– Верно, мистер Холмс, – согласился Грегсон. – Дом в долине. В моем путеводителе говорится, что Лавингтон-корт живет скорее прошлым, чем настоящим. Так вы поедете со мной?

Мой друг вскочил на ноги.

– Несомненно! – воскликнул он. – Прошу вас, Уотсон, ни слова!

В блестяще организованном гостиничном хозяйстве мистера Джона Хоаса нашелся для нас подходящий экипаж, в котором мы и ехали почти два часа по узким, с глубокими колеями суссекским проселкам. К тому времени, как мы пересекли границу графства Кент, похолодало так, что мы порадовались наличию в экипаже теплых пледов. Свернув с проезжего тракта, мы поехали по круто уходящей вниз узкой дороге, и возница, ткнув кнутом в окруженный рвом замок, расположенный внизу, в лощине, сказал:

– Лавингтон-корт, сэр.

Несколько минут спустя мы уже выходили из экипажа. По узкой тропинке мы направились к входу… Нас окружала темная листва; угрюмая вода мерцала во рве, башня с зубчатым верхом неясно вырисовывалась в сумерках… и меня вдруг охватило мрачное предчувствие. Холмс зажег спичку и внимательно осмотрел покрытую гравием дорожку.

– Хм… ха! Четыре типа следов. Ну-ка, а это что такое? Отпечатки копыт лошади, и она мчалась с бешеной скоростью, если судить по глубине следов… Возможно, это скакал тот, кого послали за полицией… Ну, Грегсон, здесь мы многого не узнаем. Будем надеяться, что осмотр места преступления даст более интересные результаты.

Едва Холмс умолк, дверь дома открылась. Должен признать, что я вновь обрел утраченное было мужество при виде флегматичного краснолицего дворецкого, пригласившего нас в выложенный каменной плиткой холл, мягко освещенный старинными канделябрами со множеством свечей. В дальнем конце холла виднелась лестница, ведущая на отделанную дубом галерею верхнего этажа.

Худощавый рыжеволосый человек, гревшийся перед камином, поспешил навстречу нам.

– Инспектор Грегсон? – спросил он. – Слава Богу, наконец-то вы приехали, сэр!

– Полагаю, вы – сержант Бассетт, из полиции Кента?

Рыжеволосый кивнул.

– Да, сэр. Вы можете идти, Гиллингз, – обратился он к дворецкому. – Мы позвоним, когда вы нам понадобитесь… Ужасное дело, сэр, ужасное! – продолжил он, когда дворецкий вышел. – А теперь оно выглядит еще хуже. Зарезан известный игрок, светский человек – и зарезан в тот момент, когда он произносил тост за свою лучшую скаковую лошадь, а сэр Реджиналд утверждает, что его не было в доме в тот момент, да еще этот нож… – Местный детектив вдруг умолк и взглянул на нас с Холмсом. – А эти джентльмены кто такие?

– Это мистер Шерлок Холмс и доктор Уотсон. Вы можете говорить при них все.

– А, мистер Холмс, я слыхал о вас, у вас репутация умного человека, – с сомнением в голосе заметил сержант Бассетт. – Но в нашем деле в общем-то нет особых тайн, так что я надеюсь – полиция справится сама.

– Грегсон может подтвердить, что я участвую в расследовании исключительно из любви к искусству, – сказал мой друг. – Официально я предпочитаю не появляться в этом деле.

– Я уверен, что это вполне справедливо, мистер Холмс. Итак, джентльмены, прошу вас, сюда.

Он поднял шандал, и мы последовали за ним через холл, но нас внезапно остановили.

Надо сказать, я повидал немало женщин в разных концах света, но ни разу мне не приходилось лицезреть более величественную даму, чем та, что появилась на ступенях лестницы. На мгновение она застыла, положив руку на перила, и мягкий свет упал на ее пышные медные волосы и зеленые глаза с тяжелыми веками – глаза прекрасные и нежные, но в данный момент затуманенные страхом из-за того, что леди явно не могла понять, как столь ужасное событие могло случиться в ее доме.

– Я услышала ваше имя, мистер Холмс! – воскликнула она. – Я мало что знаю, но в одном я уверена. Мой муж невиновен! И я прошу вас постоянно помнить об этом!

Мгновение-другое Холмс внимательно всматривался в нее, словно мелодичный голос вдруг пробудил в нем какое-то воспоминание.

– Я не забуду ваших слов, леди Лавингтон. Но неужели и вправду сцена навсегда лишилась…

– Так вы узнали Маргарет Монтпенсьер? – На лице женщины вспыхнул слабый румянец. – Да, именно тогда я познакомилась с полковником Дэлси… Но у моего мужа нет причин для ревности!.. – Она замолчала и сосредоточилась на каких-то своих мыслях.

– Вот как, миледи?! – воскликнул Грегсон. – Ревности?!

Два детектива обменялись взглядами.

Леди Лавингтон, в прошлом великая актриса Маргарет Монтпенсьер, явно сказала лишнее. Холмс серьезно поклонился ей, и мы вслед за сержантом продолжили наш путь к двери, скрытой в арке.

Хотя комната, в которую мы вошли, была погружена во тьму, я ощутил, что это огромное помещение.

– Здесь нет света, кроме моих свечей, – послышался голос Бассетта. – Пожалуйста, подождите у двери.

Он направился вперед, и огоньки свечей отразились на поверхности длинного блестящего стола, обращенного своей узкой стороной к двери. У дальнего конца свет блеснул на высокой серебряной чаше, по обе стороны которой лежали чьи-то безжизненные ладони. Бассетт вытянул вперед руку с канделябром.

– Взгляните сюда, инспектор Грегсон! – воскликнул он.

Человек, сидевший во главе стола, упал щекой на полированную поверхность, а его мертвые руки раскинулись возле чаши. Светлые волосы окунулись в лужицу крови и вина…

– У него перерезано горло, – резко произнес Бассетт. – А вот здесь, – добавил он, бросая взгляд на стену, – вот здесь висел кинжал, которым кто-то сделал это!

Мы поспешили к нему и тоже взглянули на древние панели, покрывающие стену. Среди множества образцов трофейного оружия красовались два маленьких пустых металлических крючка, указывающих место, где висел исчезнувший кинжал.

– Откуда вы знаете, что это был именно кинжал? – спросил Грегсон.

Бассетт показал на едва заметную царапину на деревянной резьбе. Холмс одобрительно кивнул.

– Неплохо, сержант! – сказал он. – Но есть ли у вас другие доказательства, кроме царапины на стене?

– Да! Спросите дворецкого, Гиллингза! Это старый охотничий кинжал, он тут висел много лет. А теперь взгляните на рану полковника Дэлси.

Несмотря на то что я давно уже привык видеть картины насильственной смерти, я все же отступил назад. Бассетт, осторожно взявшись за желтоватые волосы, поседевшие на висках, поднял голову убитого. Даже в смерти лицо мертвеца сохраняло орлиное выражение… с крупным красивым носом, с безжалостным изгибом губ… На горле же зияла страшная рана.

– Да, это кинжал, – сказал Холмс – Но довольно странное направление удара, вы не находите? Похоже, его ударили снизу вверх.

Местный сыщик мрачно улыбнулся:

– Не так уж это и странно, мистер Холмс, если убийца напал на жертву, когда та поднимала тяжелую чашу, чтобы выпить. Полковник Дэлси должен был держать чашу обеими руками. И мы уже знаем, что они с сэром Реджиналдом пили здесь за успех лошади полковника в Леопардстоуне на будущей неделе.

Все мы взглянули на большую винную чашу, добрых двенадцати дюймов в высоту. Это было старинное серебро, богато украшенное чеканкой и драгоценными камнями; по краю шел ряд гранатов. Чаша возвышалась среди темно-красных пятен и царапин, оставленных ногтями умирающего на поверхности стола… Я заметил, что на каждой из двух ручек чаши красовались серебряные фигурки-близнецы – маленькие совы.

– «Удача Лавингтонов», – с коротким смешком пояснил Бассетт. – Вы можете видеть этих же сов на фамильном гербе. Ну, полковнику Дэлси птички удачи не принесли. Кто-то зарезал его, едва он за них взялся.

Кто-то? – раздался голос за нашими спинами.

Холмс как раз поднял чашу и, осмотрев внимательно ее саму, принялся рассматривать царапины и винные брызги под ней, когда внезапное появление нового лица заставило нас всех обернуться к дальнему концу банкетного зала.

Возле двери стоял человек. В руке он держал тонкую свечу, и мы увидели темные грустно-задумчивые глаза, внимательно глядящие на нас со смуглого, похожего на цыганское лица. Широкие плечи и бычья шея, окруженная старомодным широким галстуком, создавали впечатление грозной силы.

– Что здесь происходит? – требовательно спросил он низким, тяжелым голосом, бесшумно надвигаясь на нас. – Кто вы такие? Что это за штучки, Бассетт, почему вы приволокли кучу посторонних в дом вашего собственного хозяина?

– Я вынужден напомнить вам, сэр Реджиналд, что тут произошло серьезное преступление, – строго заметил местный сыщик. – Это инспектор Грегсон из Лондона, а эти джентльмены – мистер Шерлок Холмс и доктор Уотсон.

Мне показалось, что тень тревоги промелькнула в глазах темнолицего баронета, когда он посмотрел на Холмса.

– Я слышал о вас, – пробурчал он. Взгляд его переместился на убитого. – Да, щеголь Дэлси мертв и, возможно, проклят. Теперь-то я знаю, кем он был. Вино, лошади, женщины… Ну, среди Лавингтонов такие тоже встречались. Возможно, мистер Холмс, у вас хватит ума обнаружить ошибку, когда другие будут говорить об убийстве.

К моему изумлению, Холмс, похоже, с полной серьезностью отнесся к чудовищному заявлению.

– Если бы не одно обстоятельство, – произнес наконец Холмс, – я бы, возможно, полностью согласился с вами.

Грегсон кисло улыбнулся:

– Все мы знаем об этом обстоятельстве. Исчезнувший нож…

– Я не сказал, что это был нож.

– А вам и нет необходимости говорить это, мистер Холмс. Или вы считаете, что человек может сам, случайно, по ошибке перерезать себе горло, а потом спрятать оружие?

Забрав у сержанта канделябр, Грегсон поднес его к деревянной панели, увешанной оружием. Глаза Грегсона впились в баронета.

– Где кинжал, висевший здесь? – резко спросил инспектор.

– Я его взял, – ответил сэр Реджиналд.

– Ах, вы взяли, вот как… Зачем?

– Я уже объяснял сержанту Бассетту. Я утром ходил на рыбалку. Этот старый нож я всегда беру с собой, чтобы потрошить рыбу… и мой отец использовал его для этой цели.

– Так он теперь у вас?

– Нет, неужели я должен сто раз повторять одно и то же? Я его потерял – он, видимо, выскользнул из корзинки для рыбы. Может быть, где-то у реки, а может, по дороге домой.

Грегсон отвел сержанта в сторонку.

– Думаю, здесь нам больше делать нечего, – донеслось до меня. – Его жена дала нам мотив преступления, и сам он признался, что имел подходящее оружие. Сэр Реджиналд Лавингтон, – официальный тоном произнес Грегсон, шагая в сторону баронета, – я должен просить вас отправиться со мной в полицейский участок в Мэйдстоуне. Там вам будет предъявлено обвинение…

Холмс метнулся вперед.

– Минуточку, Грегсон! – воскликнул он. – Вы просто обязаны дать нам хотя бы сутки на размышления! Ради вас же самого я обязан предупредить: хороший адвокат разнесет это обвинение в клочья за пару минут!

– Думаю, это не так, мистер Холмс, особенно если на свидетельское место встанет леди Лавингтон.

Смуглое лицо сэра Реджиналда залила смертельная бледность, и баронет взбешенно заговорил:

– Предупреждаю, не впутывайте в это мою жену! Что бы она тут ни говорила, она не может свидетельствовать против собственного мужа!

– Да мы бы и не стали просить ее об этом. Ей достаточно повторить то, что она уже сказала в присутствии полицейских. Тем не менее, мистер Холмс, – добавил Грегсон, – учитывая то, что вы раз-другой оказывали нам небольшие услуги, я не вижу вреда в том, чтобы… ну да, в том, чтобы отложить дело на несколько часов. Что касается вас, сэр Реджиналд, если вы попытаетесь покинуть этот дом, то будете немедленно арестованы. Ну, мистер Холмс, что еще?..

Мой друг опустился вдруг на колени и принялся внимательнейшим образом рассматривать жуткие брызги крови и вина, покрывающие дубовый пол.

– Уотсон, возможно, вы не откажете мне в любезности… дерните, пожалуйста, вон тот шнурок для звонка, – сказал он, поднимаясь на ноги. – Не будет лишним перекинуться словечком с дворецким, обнаружившим тело, а уж потом мы с вами отправимся искать приюта в деревенской гостинице. Но пойдемте лучше в холл.

Думаю, каждый из присутствующих был рад покинуть это мрачное сводчатое помещение с его ужасным обитателем и очутиться в холле перед камином, в котором пылали огромные поленья. В холле сидела в глубоком кресле леди Лавингтон – бледная, но прекрасная, в платье из бронзового бархата с воротником из брюссельских кружев; она поднялась нам навстречу. Ее глаза задали каждому из нас напряженный немой вопрос, а затем она шагнула к мужу.

– Бога ради, Маргарет, что ты такого им наговорила? – нервно спросил он, и видно было, как на его мощной шее набухают вены. – Ты же можешь так отправить меня на виселицу!

– Чем бы ни пришлось пожертвовать, я клянусь – ты не пострадаешь! Наверное, это лучше, чем… – И она возбужденно зашептала что-то ему на ухо.

– Ни за что! Ни за что! – пылко возразил ее муж. – Что? И вы здесь, Гиллингз? Вы тоже осуждаете своего хозяина?

Никто из нас не слышал, как приблизился дворецкий, но теперь он вышел в круг света, и на его честном лице явно видна была сильная тревога.

– Боже упаси, сэр Реджиналд! – горячо откликнулся Гиллингз. – Я лишь сказал сержанту Бассетту о том, что я видел и слышал. Полковник Дэлси приказал принести бутылку портвейна Он сидел там, в банкетном зале. Он… он сказал, что хочет выпить с вами из «Удачи Лавингтонов» за победу его лошади на бегах в Леопардстоуне на будущей неделе. Портвейн стоял на буфете, и я налил его в большую чашу. Я помню, как полковник смеялся, когда отпустил меня.

– Вы говорите, он смеялся? – быстро спросил Шерлок Холмс – А когда вы видели сэра Реджиналда вместе с полковником?

– Я вообще не видел хозяина, сэр. Но полковник сказал…

– И рассмеялся, сказав… – перебил Холмс. – Возможно, леди Лавингтон будет так добра и объяснит нам, был ли полковник Дэлси частым гостем в этом доме?

Мне показалось, что в прекрасных зеленых глазах промелькнуло какое-то неясное чувство.

– Да, в последние годы он был частым гостем, – ответила леди. – Но моего мужа утром даже не было в доме! Разве он не сказал вам об этом?

– Извините, миледи, – упрямо перебил сержант Бассетт. – Сэр Реджиналд утверждает, что был на реке, но признает, что не может этого доказать.

– Именно так, – сказал вдруг Холмс – Ну, Уотсон, сегодня вечером нам здесь больше нечем заняться.

Мы с Холмсом удобно устроились в деревне Лавингтон, в гостинице «Три совы». Холмс пребывал в унынии и крайней рассеянности. Когда я попытался задать ему вопрос, он резко оборвал меня, заявив, что сказать он ничего не может до тех пор, пока не побывает завтра утром в Мэйдстоуне. Должен признать, что я не понял, какова позиция Холмса в этом деле. Ведь было совершенно очевидно, что сэр Реджиналд Лавингтон – опасный человек и что наш визит может пoдтолкнyть его к еще худшим поступкам, но, когда я попытался напомнить Холмсу, что ему следует заняться Лавингтон-кортом, а вовсе не провинциальным городишком Мэйдстоуном, мой друг лиш заметил – совершенно неуместно, на мой взгляд, – что Лавингтоны – историческое имя.

Я провел тревожное утро. Погода была ужасной, так что пришлось заняться чтением газет недельной давности; и лишь почти в четыре часа дня Холмс ворвался в гостиную нашего номера. Плащ его насквозь промок, но глаза горели и щеки пылали от внутреннего возбуждения.

– Боже мой! – сказал я. – У вас такой вид, словно вы нашли решение нашей загадки!

Но прежде чем мой друг успел ответить, раздался резкий стук, и дверь нашей гостиной распахнулась, Холмс, едва успевший сесть в кресло, снова встал.

– О, леди Лавингтон, – сказал он. – Ваш визит – большая честь для нас.

Хотя лицо леди было закрыто густой вуалью, нельзя было усомниться в том, что, остановившись на пороге, она всерьез заколебалась.

– Я получила вашу записку, мистер Холмс, – произнесла она низким голосом, – и сразу же пришла.

Опустившись в кресло, которое я мгновенно пододвинул к ней, леди Лавингтон подняла вуаль и откинула голову на спинку.

– Я сразу же пришла, – устало повторила она.

Лучи лампы резко очерчивали ее лицо, и я, изучая черты леди Лавингтон, прекрасные, несмотря на почти восковую бледность и тревожный блеск глаз, понял, что страшное событие нарушило спокойное течение ее жизни и разрушило мир в ее доме. Чувство сострадания побудило меня заговорить.

– Вы можете полностью довериться моему другу Шерлоку Холмсу, – мягко произнес я. – Конечно, для вас это все слишком мучительно, леди Лавингтон, однако уверяю вас – все будет хорошо.

Она взглядом поблагодарила меня. Но когда я встал, чтобы выйти из гостиной и оставить их вдвоем, она вскинула руку.

– Я бы предпочла, чтобы вы остались, доктор Уотсон, – попросила она, – Ваше присутствие придает мне уверенности. Почему вы послали за мной, мистер Холмс?

Мой друг, откинувшись на спинку кресла, прикрыл глаза.

– Можно ли утверждать, что вы пришли сюда ради вашего мужа? – задумчиво пробормотал он. – Вы не станете возражать, если я попрошу вас осветить несколько маленьких моментов, до сих пор неясных для меня?

Леди Лавингтон встала.

– Мистер Холмс, это непорядочно, – холодно произнесла она. – Вы пытаетесь заставить меня участвовать в осуждении моего мужа! Он невиновен, повторяю вам!

– Я тоже в этом уверен. Именно поэтому я умоляю вас успокоиться и ответить на мои вопросы. Насколько я понял, этот щеголь Дэлси был в прошлом близким другом вашего мужа?

Леди Лавингтон уставилась на Холмса и вдруг принялась хохотать. Она смеялась от всей души, и все же в ее веселье звучала некая нотка, смутившая меня как врача.

– Друг? – наконец воскликнула она. – Да он недостоин был чистить башмаки моего мужа!

– Мне очень приятно слышать это. Но, наверное, я вправе предположить, что оба эти человека принадлежали к одному кругу, встречались во время светских сезонов в Лондоне и, возможно, хотя вы могли и не знать этого, у них имелись какие-то общие интересы… ну, спортивные, скажем? Когда ваш муж впервые представил вам полковника Дэлси?

– Вы самым прискорбным образом ошибаетесь в своих предположениях! Я знала полковника Дэлси задолго до замужества. И именно я познакомила его с моим мужем. Щеголь Дэлси был человеком абсолютно светским: честолюбивым, мирским, безжалостным, но невероятно обаятельным. Какие общие интересы могут быть у подобного человека с немножко грубоватым, но предельно честным лордом, чьи интересы полностью лежат в границах земель его предков?

– Любовь женщины, – мягко произнес Холмс.

Глаза леди Лавингтон широко распахнулись. Потом, резко опустив на лицо вуаль, она бросилась вон из гостиной.

Довольно долго Холмс молча курил – нахмурившись, сосредоточенно глядя на огонь. Выражение лица моего друга говорило мне о том, что он близок к окончательному выводу. Затем он достал из кармана измятый листок бумаги.

– Совсем недавно, Уотсон, вы спросили, нашел ли я решение загадки. В определенном смысле, друг мой, да, нашел. Послушайте внимательно главное свидетельство, которое я вам сейчас прочту. Это из Мэйдстоунских хроник.

– Я весь внимание.

– Я немного изменил текст, переписал его на понятном современном английском. Оригинал составлен в 1485 году, когда дом Ланкастеров одержал окончательную победу над домом Йорков.

«И так случилось, что на поле Босворта сэр Джон Лавингтон взял в плен двух рыцарей и сквайра и привез их с собой в Лавингтон-корт. Он не желал получать выкуп за тех, кто поднимал знамя за дом Йорков.

И в тот вечер, после того как сэр Джон отужинал, пленников подвели к его столу и предложили Выбор. Один рыцарь, бывший кровным родственником сэра Джона, выпил со стороны Жизни и был отпущен без выкупа. А другой рыцарь и сквайр выпили со стороны Смерти. И умерли они не по-христиански, без покаяния, и потом люди долго говорили об „Удаче Лавингтонов”»…

Холмс закончил чтение этого странного документа, и какое-то время мы сидели молча, а ветер хлестал по окнам и громко завывал в древнем камине…

– Холмс, – заговорил наконец я, – мне чудится во всем этом нечто ужасное. Однако какая может быть связь между убийством распутного игрока и насилием, происшедшим после битвы, свершившейся четыре сотни лет назад? Лишь комната в замке осталась той же самой, а остальное…

– Как раз это, Уотсон, и есть второе важное открытие.

– А первое?

– Мы найдем его в Лавингтон-корте. Черный баронет, Уотсон! Разве тут нельзя предположить шантаж?

– Вы хотите сказать, что сэра Реджиналда шантажировали?

Мой друг не обратил ни малейшего внимания на вопрос.

– Я пообещал Грегсону, что встречусь с ним у Лавингтона. Вы согласны составить мне компанию?

– Что вы задумали? Нечасто вы бываете таким мрачным.

– Уже темнеет, – сказал Шерлок Холмс – Кинжал, поразивший полковника Дэлси, не должен больше никому причинить вреда.

Вечер был ужасным, со штормовым ветром, с настоящей бурей. Когда мы в сумерках подходили к старому замку, воздух наполнял треск ветвей, и я ощутил прикосновение холодного листка к щеке. Лавингтон-корт выглядел таким же темным и мрачным, как низина, в которой он располагался, но вот Гиллингз открыл перед нами двери, и мы увидели, что со стороны банкетного зала льется яркий свет.

– Инспектор Грегсон уже спрашивал о вас, сэр, – доложил дворецкий, забирая нашу верхнюю одежду.

Мы поспешили в зал. Грегсон, выглядевший заметно возбужденным, шагал взад-вперед возле длинного стола. При этом инспектор постоянно поглядывал то на пустой теперь стул, то на огромную чашу.

– Слава Богу, наконец-то вы пришли, мистер Холмс, – закричал он. – Сэр Реджиналд говорил правду! Я ему не верил, но он и в самом деле невиновен! Бассетт откопал тут парочку фермеров, которые встретили сэра по пути с рыбалки, около половины одиннадцатого вчера утром. Но почему же он не сказал сразу, что видел их?!

Странный свет вспыхнул в глазах Холмса, когда он посмотрел на Грегсона.

– Есть же такие люди… – пробормотал мой друг.

– Вы все время это знали?

– Я не знал, что есть свидетели. Но я надеялся, что вы их найдете, поскольку сам уже убедился в невиновности сэра Лавингтона.

– Но нам приходится вернуться к тому, с чего мы начали!

– Едва ли. А вы не подумывали о том, Грегсон, чтобы воссоздать картину преступления – по французской методе?

– Что вы имеете в виду?

Холмс направился к дальнему концу стола, на котором все еще сохранялись следы недавней трагедии.

– Давайте предположим, что я – полковник Дэлси, высокий человек, стоящий вот здесь. Я готов выпить с кем-то, кто намеревается убить меня. Я поднимаю чашу, вот так, обеими руками, и подношу ее ко рту. Ну-с! Грегсон, вы попробуйте изобразить убийцу. Попытайтесь ударить меня в горло.

– Какого черта вы задумали?..

– Возьмите в руку воображаемый кинжал. Вот так! Не смущайтесь, бейте прямо по горлу!

Грегсон, как загипнотизированный, шагнул к Холмсу, подняв руку, – и вдруг остановился.

– Но это невозможно сделать, мистер Холмс! Ну, не таким способом, во всяком случае!

– Почему?

– Да ведь полковника ударили в горло снизу вверх… Но этого никто не смог бы сделать, стол слишком широк! Это просто невозможно!

Мой друг, стоявший с откинутой назад головой и с поднесенной почти к самым губам чашей в руках, опустил винный сосуд и обратился к Грегсону.

– Хорошо, – сказал он. – А теперь, инспектор, вы попытайтесь изобразить полковника Дэлси. Я буду убийцей. Займите мое место и поднимите «Удачу Лавингтонов».

– Хорошо. А что дальше?

– Делайте все так же, как делал я. Но не подносите чашу вплотную ко рту! Так, Грегсон, так, хорошо… Будьте внимательны, слушайте: не подносите ее слишком близко!..

Чаша наклонилась – и вдруг в нижней ее части что-то сверкнуло…

– Да нет же! – закричал внезапно Холмс – Ни дюйма дальше, если вам дорога жизнь!

Холмс еще не закончил говорить, когда мы услышали щелчок и звук скользящего металла. Узкое, острое лезвие мгновенно выскочило из нижней части чаши, подобно змее, бросающейся на жертву. Грегсон, разразившись проклятиями, отскочил назад, а выпавшая из его рук чаша с грохотом и звоном покатилась по полу.

– Боже мой! – воскликнул я.

– Боже мой! – эхом откликнулся чей-то голос. Позади нас стоял сэр Реджиналд Лавингтон; его темное лицо залила смертельная бледность, и он вскинул руку, словно защищаясь от удара. Затем, застонав, сэр Реджиналд закрыл лицо ладонями. В охваченной ужасом тишине мы с Холмсом молча обменялись взглядами.

– Если бы вы меня не остановили вовремя, этот клинок вонзился бы точнехонько мне в горло! – дрожащим голосом произнес Грегсон.

– Да, наши предки умели расправляться со своими врагами, – заметил Холмс, поднимая чашу и внимательно рассматривая ее. – Если в доме имеется такая игрушка, гостям лучше не пытаться выпить в отсутствие хозяев – это может оказаться смертельно опасным.

– Так это был лишь ужасный несчастный случай! – воскликнул я. – Дэлси оказался невинной жертвой ловушки, устроенной четыре века назад!

– Обратите внимание, здесь встроен весьма искусный механизм, именно это я и заподозрил вчера днем…

– Мистер Холмс, – взорвался баронет, – я никогда в жизни ни у кого не просил одолжений!..

– Возможно, вы не станете возражать, сэр Реджиналд, если я попытаюсь кое-что объяснить, – перебил его Холмс, и его длинные, тонкие пальцы осторожно ощупали чеканную поверхность чаши. – Лезвие не может выскочить, пока чаша не поднесена к самым губам, когда человек уже достаточно сильно нажимает пальцами на рукоятки. А затем эти рукоятки срабатывают как спусковой механизм, и старый кинжал вылетает наружу. Вот здесь вы можете нащупать тонкую щель, она хорошо скрыта драгоценными камнями и умно замаскирована чеканкой.

Грегсон взглянул на древнюю чашу, и на лице инспектора отразилось благоговение.

– Так, значит, – мрачно произнес он, – человек, пьющий из «Удачи Лавингтонов», – заведомый покойник?

– Ни в коем случае. Позвольте обратить ваше внимание на маленькие серебряные фигурки сов на рукоятках. Если вы присмотритесь к ним как следует, то увидите, что правая сова вращается на стерженьке. Я уверен, она должна действовать так же, как предохранитель на винтовке. К несчастью, этот древний механизм утратил надежность за прошедшие века.

Грегсон присвистнул.

– Точно, это был несчастный случай! – заявил он. – Ваше упоминание об ошибке, сэр Реджиналд, оказалось верным. Я так и подозревал все это время. Но… минуточку! А почему же мы не увидели лезвия, когда впервые осматривали чашу?

– Позвольте высказать предположение, Грегсон, – сказал Холмс. – Похоже, здесь имеется некий возвратный механизм.

– Но позвольте, Холмс! – воскликнул я. – Ведь ничего подобного…

– Да, Уотсон, вы правы – в том описании чаши, которое я прочел вам, ничего подобного не упоминалось, хотя я сильно надеялся на это. Но сам по себе документ невероятно интересен!

– Ладно-ладно, мистер Холмс, насчет исторических деталей поговорим как-нибудь в другой раз, – заявил Грегсон, поворачиваясь к баронету. – Ну, сэр Реджиналд, будем считать, что дело закрыто и что вам повезло – рядом оказались люди достаточно проницательные… Но обладание такой опасной вещицей вполне могло стать причиной судебной ошибки! Вы должны либо исправить механизм, либо избавиться от чаши, ну, например, передать ее на хранение в Скотленд-Ярд.

Сэр Реджиналд закусил губу, словно желая подавить переполнявшие его чувства, и ошеломленно переводил взгляд с Грегсона на Холмса и обратно.

– Вы совершенно правы, – произнес он наконец. – Но «Удача Лавингтонов» принадлежала нашей семье четыре с лишним столетия. И если уж ей суждено выйти за порог этого дома, она попадет лишь в руки мистера Шерлока Холмса.

Взгляды Холмса и баронета встретились.

– Я приму этот дар как память об очень храбром человеке, – серьезно сказал мой друг.


Когда мы с Холмсом, сквозь тьму и ветер, добрались до вершины холма, у подножия которого лежал старый замок, мы остановились и обернулись. Освещенные окна древнего жилища тускло отражались во рву…

– Я чувствую, Холмс, – с некоторым раздражением сказал я, – что вы просто обязаны объяснить мне кое-что. Когда я попытался указать на вашу ошибку в этом деле, вы слишком ясно дали мне понять, что не желаете, чтобы я говорил.

– Какую ошибку, Уотсон?

– Я о вашем объяснении принципа работы чаши. Разумеется, когда при нажиме рук освобождается спусковая пружина, то лезвие с легкостью выскакивает наружу. Но для того, чтобы втолкнуть его обратно… ну, тут уже нужно применение силы, это можно сделать лишь вручную… а это, мой дорогой друг, меняет дело!

Некоторое время Холмс молчал. Он замер, глядя на древнюю башню Лавингтон-корта, и казался таким исхудавшим и одиноким…

– Разумеется, это было очевидно с самого начала, – наконец заговорил он, – что никто просто не мог убить полковника Дэлси – я говорю о человеческом существе – и что во всей представшей перед нами картине было что-то неправильное, ведь так?

– Вы это вывели из направления удара?

– И это тоже, да. Но были и другие факты.

– Но я не вижу этих фактов!

– Царапины на столе, Уотсон! И брызги вина – на столе и на полу.

– Умоляю, объясните же толком!

– Ногти полковника Дэлси, – сказал Холмс, – во время агонии поцарапали поверхность стола, а вино разлилось. Вы заметили это? Хорошо! Примем за рабочую гипотезу предположение, что полковник убит лезвием, скрывавшимся в чаше. Чаша нанесла удар. А потом?..

– Потом чаша упала бы, расплескав вино. Это само собой разумеется.

– Но возможно ли, чтобы чаша упала прямо на стол… туда, где мы нашли ее? Это слишком неправдоподобно. И далее факты подтвердили мои сомнения. Если вы припоминаете – я поднял чашу, когда впервые осматривал ее. И под ней, именно под ней, вы увидели?..

– Царапины! – вскричал я. – Царапины и пятна вина!

– Совершенно верно. Дэлси, конечно, умер быстро, но все же не мгновенно. И если чаша выпала из его рук, то получается, что мы должны вообразить следующую картину: чаша висит в воздухе, а потом падает, накрывая царапины и пролившееся вино! Нет, Уотсон. Вы верно указали – там нет никакого возвратного механизма. После смерти Дэлси чья-то живая рука подняла чашу с пола. Чья-то живая рука вернула лезвие на место и положила чашу на стол.

С уныло темнеющего неба внезапно хлынул дождь, однако мой друг не шевельнулся.

– Холмс, – сказал я, – но если верить дворецкому…

– Если верить дворецкому? Да?..

– Сэр Реджиналд Лавингтон пил вместе с полковником. Ну, по крайней мере, упоминалось, что Дэлси говорил…

– А, да, он кое-что сказал, – согласился Холмс – А потом рассмеялся так странно, что Гиллингз не мог забыть этот смех. Возможно, в этом смехе был скрытый смысл, а, Уотсон? Но будет лучше, если я не скажу больше ни слова, иначе я сделаю вас таким же сообщником, каким стал сам.

– Я не намерен осуждать вас, Холмс, если вы сделаете меня сообщником в добром деле!

– На мой взгляд, – сказал Холмс, – это одно из самых замечательных дел.

– В таком случае вы можете положиться на мою скромность.

– Хорошо, Уотсон. Обдумайте как следует поведение сэра Реджиналда Лавингтона. Разве оно не было странным для невиновного человека?

– Вы имеете в виду, что сэр Реджиналд…

– Прошу вас, не перебивайте. Хотя у него были свидетели того, что он отсутствовал в доме, сэр Реджиналд не стал упоминать о них. Он предпочел, чтобы его арестовали. И… с чего бы полковнику Дэлси, так не похожему на сэра Реджиналда, приезжать так часто с визитами? Что делал полковник в этом доме? Попытайтесь объяснить слова Лавингтона: «Теперь-то я знаю, кем он был». И ответы на все вопросы нашлись… По мне, так это означает грязнейшее из всех преступлений – шантаж!

– Так все-таки, – воскликнул я, – сэр Реджиналд виновен! Я ведь говорил, что он опасный человек…

– Да, опасный, – согласился Холмс – Но вы же видели, каков его характер. Он может убить. Но он не мог бы убить и скрыть это.

– Скрыть что?

– Подумайте еще раз, Уотсон. Конечно, мы знаем, что сэра Реджиналда не было с полковником Дэлси в банкетном зале; но ведь он мог вернуться с реки как раз вовремя, чтобы обнаружить убитого. И он тут же бы вернул лезвие в чашу, скрыв орудие убийства. Но виновен? Нет. Его поведение, его готовность оказаться арестованным можно понять лишь в том случае, если он хотел кого-то защитить.

Я проследил за взглядом моего друга – Холмс упорно смотрел на Лавингтон-корт.

– Но, Холмс, – воскликнул я, – кто же в таком случае настроил этот дьявольский механизм?!

– Подумайте, Уотсон! Кто был тем единственным человеком, который произнес важное слово – «ревность»? Предположим, что некая женщина ошиблась однажды, задолго до замужества, но, вступив в брак, вела себя безупречно. Более того, предположим, что она уверена: ее муж, человек старого воспитания, не сможет понять ее. И она зависит от милости жесточайшего из паразитов, светского шантажиста. Она была там, когда шантажист поднял чашу… он выбрал сам – «Удачу Лавингтонов». Но, в то время как леди выскользнула из зала, мерзавец расхохотался – и умер, в тот самый момент, когда входил дворецкий. Ни слова больше, Уотсон. Пусть прошлое умрет.

– Как пожелаете. Я молчу.

– Самая серьезная ошибка, мой дорогой друг, – рассуждать, не имея фактов. Но уже тогда, когда мы впервые вошли в Лавингтон-корт, вчера вечером, я увидел проблеск истины.

– Но что именно вы увидели?

Холмс повернулся и зашагал к нашей гостинице, к уютному огню… и на ходу, пожав плечами, сказал:

– Я увидел бледную, прекрасную женщину, спускающуюся по лестнице… и она была точно такой, какой я однажды видел ее на сцене. Вы разве забыли другое старинное поместье и его владелицу – леди Макбет?..

Тайна запертой комнаты

Были только два дела, которые попали к Холмсу через меня, – это случай с большим пальцем мистера Хатли и история сумасшествия полковника Уорбуртона.

Палец инженера.

Утро 12 апреля (когда, судя по записи в моей записной книжке, жена моя слегка простудилась) явилось началом драматических событий, связанных с одной из самых удивительных загадок в истории расследований моего друга Шерлока Холмса.

Как я уже упоминал ранее, в ту пору у меня была практика в Паддингтоне. Я был молод, здоров, имел обыкновение рано вставать и в восемь часов в то утро уже находился внизу и, к неудовольствию нашей горничной, разводил огонь в камине, когда вдруг позвонили в дверь.

Никакой больной не явится по пустяку в столь ранний час. И когда я открыл дверь навстречу ясному апрельскому солнышку, то был поражен не только тем, как бледна и взволнована была женщина, в растерянности стоящая у моего скромного порога, но также молодостью и красотой ее.

– Доктор Уотсон? – произнесла она, приподнимая вуаль.

– Да, это я, сударыня.

– Умоляю вас, простите меня за столь раннее вторжение, но я пришла, чтобы… Я пришла…

– Будьте так любезны, войдите, пожалуйста, в дом, – сказал я, решительно направляясь в приемную и одновременно стараясь повнимательнее рассмотреть мою гостью. Всегда неплохо произвести впечатление на больного, определив симптомы заболевания, а значит, и саму болезнь, еще до того, как ваш пациент откроет рот.

– Для этого времени погода очень недурна, – продолжал я, когда мы вошли в гостиную. – Однако всегда есть опасность простудиться, особенно если комната не заперта как следует и существует вероятность сквозняков.

Впечатление, которое произвели на девушку эти мои слова, было совершенно неожиданным. Прекрасные серые глаза ее расширились, она замерла, вперив в меня взгляд.

– Заперта! – вскричала она через секунду. – Запертая комната! О Боже!

Крик этот, переросший в вопль, разнесся по всему дому; девушка же без сознания опустилась на лежащий перед камином коврик.

Ошеломленный, я налил в стакан воды из графина, добавил туда немного бренди и, осторожно усадив мою пациентку в кресло, заставил ее все это проглотить.

Едва я проделал все это, как в комнату, разбуженная криком, вбежала моя жена.

– Ради Бога, Джон, что случилось?

Тут она осеклась.

– Да это Кора Марри!

– Тебе знакома эта юная леди?

– Знакома? Еще бы! Я знаю Кору Марри по Индии. Наши отцы дружили, а когда мы с тобой поженились, я написала ей…

– Написала в Индию?

– Да нет же! Сейчас она живет в Англии. Кора – ближайшая подруга Элеонор Гранд, которая вышла замуж за эту старую развалину полковника Уорбуртона. Кора живет вместе с полковником и миссис Уорбуртон где-то в районе Кембридж-террас.

Как только моя жена замолчала, наша посетительница открыла глаза. Жена погладила ее по руке.

– Успокойся, Кора, – сказала она. – Я как раз рассказываю мужу, что ты живешь на Кембридж-террас вместе с полковником и миссис Уорбуртон.

– Жила вместе! – горестно воскликнула мисс Марри. – Полковник Уорбуртон мертв, а жена его тяжело ранена и, возможно, сейчас при смерти! Когда я увидела, что она лежит под этой кошмарной посмертной маской, то подумала, что эта ужасная вещь и явилась причиной безумия полковника. Конечно же, он сошел с ума! Иначе зачем стал бы стрелять в жену, а потом в себя в этой запертой комнате? И все же я не могу поверить, что он совершил это ужасное злодеяние.

Вцепившись в руку моей жены, она взглянула на меня, и во взоре ее сквозила душераздирающая мольба о помощи.

– О, доктор Уотсон! Я так надеюсь, что вы поможете мне! Неужели ваш друг Шерлок Холмс ничего не может сделать?

Поверьте, и моя жена, и я с большим изумлением выслушали эту историю о трагедии, происшедшей в семье полковника.

– Но вы сказали, что полковник Уорбуртон мертв, – осторожно уточнил я.

– Да, но на его имя легла тень. О, неужели все так безнадежно?

– Надежда есть всегда, Кора, – сказала моя жена. – Что ты намерен делать, Джон?

– Что делать? – воскликнул я, взглянув на часы. – Как что? Взять пролетку и – на Бейкер-стрит! Мы успеем перехватить Холмса еще до завтрака.

Как я и предполагал, Холмс с унылым видом дожидался завтрака в комнате, уже заполненной дымом его первой утренней трубки, в которой еще со вчерашнего вечера оставался недокуренный табак. Не привыкший к упорядоченной, размеренной жизни, он нимало не удивился нашему с мисс Марри визиту в столь ранний час, хотя и был настроен ворчливо.

– Дело в том, Холмс, что сегодня утром, когда… – начал я.

– Именно, именно, мой дорогой друг, – прервал меня Холмс, – когда вы разводили огонь в камине. Об этом ясно свидетельствует большой палец вашей левой руки.

Тут взгляд его упал на убитую горем мисс Марри, и выражение его лица смягчилось.

– Но, по-моему, – добавил он, – вам обоим нелишне будет слегка перекусить, прежде чем вы расскажете мне о том ударе, который, вне всякого сомнения, постиг эту юную особу.

И до тех пор пока я не перекусил, он не дал нам произнести ни единого слова, хотя мисс Марри едва смогла сделать несколько глотков кофе.

– М-да, – несколько разочарованно произнес Холмс, когда наша прекрасная клиентка повторила ему свой рассказ. – История действительно трагическая, сударыня. Но я не понимаю, каким образом я могу вам помочь. Некто полковник Уорбуртон сходит с ума, стрелявет в свою жену, затем – в себя. Я полагаю, дело обстояло именно так?

Стон вырвался из уст мисс Марри.

– К сожалению, да, – отвечала она. – Хотя поначалу мы надеялись, что это дело рук грабителя.

– Вы надеялись, что это дело рук грабителя?

Мне не понравилась язвительность его тона, хотя я догадывался о причине ее. Дело в том, что с тех пор, как месяц назад миссис Ирен Нортон, урожденная Адлер, перехитрила и провела Шерлока Холмса, его отношение ко всем представительницам женского пола сделалось более недоброжелательным, чем прежде.

– Послушайте, Холмс, – с некоторой горячностью возразил я. – Мисс Марри хотела лишь сказать, что, если бы это был грабитель и убийца, имя полковника Уорбуртона не было бы запятнано подозрением в самоубийстве. Надеюсь, вы не станете осуждать ее за простую оговорку,

– На оговорках, Уотсон, случалось попадаться и убийцам. Ну да ладно, не будем огорчать юную леди. Однако попрошу вас, сударыня, постарайтесь выражаться как можно ясней.

К моему удивлению, лицо нашей гостьи озарила задумчивая и в то же время горделивая улыбка.

– Моим отцом, мистер Холмс, был капитан Марри, участник подавления восстания сипаев. Посмотрим, умею ли я ясно выражать свои мысли.

– Вот это уже лучше. Итак?

– Полковник Уорбуртон и его жена, – начала мисс Марри, – жили на Кембридж-террас, в доме номер девять. В районе Гайд-парка много таких солидных, богатых домов. По обе стороны от входной двери, за узкой полоской альпийского садика, расположены комнаты с двумя французскими окнами. Полковник Уорбуртон и моя дорогая Элеонор находились в комнате слева от входной двери, так называемой «музейной». Дело происходило вчера вечером, сразу после ужина. Дверь комнаты была заперта изнутри. Оба французских окна также были заперты изнутри на двойные шпингалеты; правда, шторы оставались раздвинутыми. В комнате больше никого не было, и спрятаться там было негде, и попасть в нее нельзя было иначе, чем через дверь или окно. Пистолет лежал возле правой руки полковника. Никаких попыток взломать замок или шпингалет не обнаружилось; комната была словно неприступная крепость. Таковы факты, мистер Холмс.

И как я сам могу теперь засвидетельствовать, мисс Марри говорила чистую правду.

– Ну вот, это уже определенно лучше, – проговорил Холмс, потирая руки. – А что, у полковника была привычка запирать дверь за собой и своей женой в этой, как вы ее назвали, музейной? Он так делал каждый вечер после ужина?

Внезапное замешательство отразилось на лице нашей посетительницы.

– Господи, конечно нет! – воскликнула она. – Но я как-то об этом не подумала.

– Боюсь, однако, что это не меняет существа дела. Напротив, только лишний раз свидетельствует в пользу безумия полковника.

Взгляд серых глаз Коры Марри оставался спокойным и твердым.

– Мне не нужно объяснять этого, мистер Холмс. Я не стану спорить, что если полковник Уорбуртон вознамерился убить Элеонор и себя, он конечно же должен был запереть дверь.

– Позвольте заметить, сударыня, – сказал Холмс, – что вы судите о вещах чрезвычайно здраво. А что, если не принимать во внимание все эти индийские редкости, можно ли сказать, что в смысле своих привычек полковник был человеком обыкновенным?

– Безусловно. Хотя…

– В вас говорит женская интуиция?

– Сэр, а ваши хваленые суждения – что это, как не мужская интуиция?

– Логика, сударыня. Однако прошу простить меня за мою утреннюю раздражительность.

Мисс Марри грациозно склонила голову.

– Весь дом пробудился от двух пистолетных выстрелов, – продолжала она спустя минуту. – Когда мы заглянули в окно и увидели две безжизненные фигуры на полу и холодное синее мерцание света лампы, отраженного в лазуритовых глазах этой ужасной посмертной маски, меня охватил суеверный ужас.

С недовольным и скучающим видом Холмс откинулся в кресле, кутаясь в свой старенький халат мышиного цвета.

– Мой дорогой Уотсон, – сказал он, – сигары – в ведерке для угля. Будьте так добры, передайте мне коробку, если, конечно, мисс Марри не раздражает сигарный дым.

– Дочь английского офицера, служившего в Индии, мистер Холмс, – отозвалась наша прекрасная посетительница, – вряд ли может иметь возражения такого рода.

Она закусила губу и на мгновение задумалась.

– Вы знаете, когда мы с майором Эрншоу и капитаном Лэшером ворвались в комнату, первое, на что я обратила внимание, был запах сигары полковника Уорбуртона.

После этой малозначительной детали на какое-то мгновение воцарилось напряженное молчание. Затем Холмс вскочил на ноги, держа в руке коробку с сигарами, и сверху вниз уставился на мисс Марри.

– Не хочу обижать вас, сударыня, но вы абсолютно уверены в том, что говорите?

– Мистер Шерлок Холмс, – ответила она резко, – у меня нет привычки болтать попусту. Я помню даже, как у меня мелькнула нелепая мысль, что в комнате с медными статуэтками, деревянными идолами и розовыми лампами уместнее был бы запах фимиама.

Некоторое время Холмс неподвижно стоял у камина.

– Вполне возможно, существует какой-то сто сорок первый сорт, – произнес он задумчиво. – Ну ладно, сейчас, мисс Марри, я хотел бы услышать еще кое-какие подробности. Так, вы упомянули майора Эрншоу и капитана Лэшера. Эти люди тоже живут в доме?

– Да, майор Эрншоу уже некоторое время гостит у нас, а капитан Лэшер (мне показалось, что при упоминании имени капитана щеки Коры Марри слегка вспыхнули) просто зашел ненадолго. Он племянник полковника Уорбуртона, в сущности, его единственный родственник, и он… он гораздо моложе майора Эрншоу.

– Опишите, пожалуйста, вчерашний вечер, сударыня.

Кора Марри немного помолчала, как бы выстраивая свои мысли в определенном порядке, потом заговорила тихим, но уверенным голосом:

– Когда мы жили в Индии, Элеонор Уорбуртон была моей лучшей подругой. Она необыкновенно красива, и не будет клеветой, если я скажу, что все мы были поражены, когда она вышла замуж за полковника Уорбуртона. Он был прославленным воином и обладал сильным характером, но, насколько я могу судить, в быту это был человек нелегкий. Он часто бывал раздражителен, вспыльчив, особенно когда дело касалось его весьма крупной коллекции индийских раритетов.

Пожалуйста, поймите меня правильно, я очень хорошо относилась к Джорджу, иначе я не была бы сейчас здесь. И хотя их жизнь не обходилась без ссор – по правде говоря, они и вчера вечером тоже поссорились, – клянусь вам, в этом не было ничего такого, что могло привести к такой кошмарной развязке!

Когда они уехали из Индии, я поселилась вместе с ними в доме на Кембридж-террас. Мы жили там совсем как в каком-нибудь гарнизоне в горах Индии: с индусом-дворецким Чандрой Лалом, одетым в белую национальную одежду, в доме с диковинными божками и таинственной атмосферой.

Вчера вечером после ужина Элеонора заявила, что ей надо поговорить с мужем. Они удалились в музейную комнату, а мы с майором Эрншоу остались сидеть в маленьком кабинете, который зовется у нас «берлогой».

– Минуточку, – перебил ее Холмс, который в этот момент что-то записывал на манжете. – Раньше вы говорили, что в доме всего две комнаты, выходящие на альпийский садик: одна – это музейная комната. А вторая, следовательно, кабинет?

– Нет, вторая комната с окнами по фасаду – столовая. Кабинет расположен за ней, и они не сообщаются. Майор Эрншоу рассказывал что-то очень занудное, когда в комнату влетел Джек. Джек…

– Появился вовремя, – опять перебил ее Холмс. – Я полагаю, вы говорите о капитане Лэшере.

Наша посетительница взглянула на него своим открытым, чистым взглядом.

– Он действительно появился вовремя, – улыбнулась она.

Затем лицо ее погрустнело.

– Он сказал, что, проходя через холл, слышал, как его дядюшка и Элеонор ссорились. Бедняга Джек, он был очень огорчен. «Ну вот, я притащился в такую даль из Кенсингтона, чтобы повидаться с дядюшкой, – ворчал он, – и даже не решился войти к ним. Отчего они все время ссорятся?»

Я сказала, что он к ним несправедлив. «Просто я ненавижу скандалы, – ответил он. – Мне кажется, что хотя бы ради дядюшки Элеонор могла бы постараться сохранить нормальную семью». – «Она очень любит вашего дядюшку, – сказала я. – А что касается вас, то она, как и все мы, считает, что вы ведете чересчур легкомысленную жизнь».

Майор Эрншоу предложил втроем сыграть вист по два пенса, и тут, я боюсь, Джек был не слишком вежлив. Раз уж он такой легкомысленный, сказал он, то он тогда пойдет и выпьет стаканчик портвейна в столовой. А мы с майором Эрншоу стали играть в безик.

– Вы или майор Эрншоу выходили после этого из комнаты?

– Да. Майор сказал, что ему нужно принести сверху свою табакерку.

Я чувствовал, что при иных обстоятельствах Кора Марри рассмеялась бы.

– Он выскочил, хлопая себя по карманам и уверяя, что он не в состоянии играть в карты без нюхательного табака.

Я ждала его с картами в руках, и мне вдруг стало казаться, что в этой тихой комнате вокруг меня постепенно собираются все безымянные страхи ночи. Я вспомнила, как за ужином у Элеонор блестели глаза. Я вспомнила смуглое лицо индуса-дворецкого Чандры Лала, который, казалось, злорадствовал с тех пор, как в доме появилась эта посмертная маска. И как раз в этот момент, мистер Холмс, я услышала два выстрела.

От волнения Кора Марри даже вскочила.

– Пожалуйста, не подумайте, что я ошиблась, что я перепутала и что это не были те самые выстрелы, которыми были убиты Джордж и…

Глубоко вздохнув, она снова села.

– В какое-то мгновение я совершенно окаменела. Затем я бросилась в холл и чуть не столкнулась с майором Эрншоу. В ответ на мой вопрос он начал бормотать что-то невразумительное, когда из столовой вышел Джек Лэшер со стаканом портвейна в руке. «Вам, Кора, лучше бы держаться подальше, – сказал он. – Возможно, где-то здесь грабитель». Мужчины бросились к двери в музейную комнату. Я помню, что майор Эрншоу закричал: «Вот черт! Заперто! Помогите мне, юноша, и мы высадим эту дверь». – «Послушайте, сэр, – сказал Джек, – против такой двери нужна тяжелая артиллерия. Держитесь, пока я обегу кругом и попробую войти через французское окно». В результате мы все выскочили наружу…

– Все?

– Майор Эрншоу, Джек Лэшер, Чандра Лал и я. Заглянув через ближайшее окно в комнату, мы увидели Джорджа и Элеонор, лежащих навзничь на красном брюссельском ковре. Из раны Элеонор еще сочилась кровь.

– И затем?

– Может быть, вы помните, я говорила вам, что перед домом – альпийский садик?

– Да, я обратил на это внимание.

– Альпийский садик, выложенный камнями. Так вот, крикнув остальным охранять дверь, чтобы убедиться, что грабитель не сбежал, Джек поднял большой камень и вдребезги разбил окно. Но там не было никакого грабителя, мистер Холмс. Я сразу же увидела, что оба окна заперты на двойные шпингалеты. Тут же, прежде чем кто-либо успел приблизиться к двери, я подошла и убедилась, что она заперта изнутри. Понимаете, мистер Холмс, вообще-то я знала, что там не могло быть грабителя.

– Знали?

– Дело в том, что Джордж безумно боялся за свою коллекцию, – просто ответила мисс Марри. – Даже камин в этой комнате был заложен кирпичами. Чандра Лал с непроницаемым лицом смотрел в каменные голубые глаза посмертной маски на стене. Майор Эрншоу поддел ногой пистолет, лежавший возле руки Джорджа. «Плохо дело, – сказал он. – Нужно послать за доктором». Вот, я думаю, и все.

Некоторое время после того, как она замолчала, Холмс неподвижно стоял у камина, играя рукояткой ножа, с помощью которого он прикалывал к середине деревянной доски камина письма, не удостоившиеся его ответа.

– М-да, – наконец произнес он. – А что там происходит сейчас?

– Бедная Элеонор с тяжелым ранением находится в госпитале в Бейсуотере. Возможно, она не выживет. Тело Джорджа доставили в морг. Когда сегодня утром в безумной надежде получить через доктора Уотсона вашу помощь я уходила из Кембридж-террас, туда прибыла полиция в лице инспектора Макдоналда. Но что он может сделать?

– Да, в самом деле, что он может сделать? – отозвался Холмс.

Но его глубоко посаженные глаза блестели, он поднял нож и воинственно проткнул им конверты.

– Итак, инспектор Мак! Это уже неплохо! Сегодня утром я бы не вынес Лестрейда или Грегсона. Если юная леди извинит меня, то я надену пальто и шляпу, и мы немедленно отправляемся на Кембридж-террас.

– Холмс! – запротестовал я. – Это просто чудовищно – давать мисс Марри ложную надежду!

Мой друг взглянул на меня с холодным высокомерием.

– Мой дорогой Уотсон, я не даю надежду и не отнимаю ее – я изучаю факты. И все.

Я, однако, заметил, что он положил в карман увеличительное стекло и всю дорогу, пока мы ехали в четырехместном экипаже, был очень задумчив и в размышлении покусывал губы.

Этим солнечным апрельским утром Кембридж-террас была тихой и пустынной. За кирпичной стеной и полоской альпийского садика располагался каменный дом с белыми оконными рамами и зеленой входной дверью.

Я невольно вздрогнул, увидев у окна слева от входа одетую в белое и тюрбан фигуру индуса-дворецкого. Чандра Лал стоял совершенно неподвижно, как изваяние индийского идола, и смотрел в нашу сторону. Затем он скрылся в доме через одно из французских окон.

Все это явно не осталось без внимания Шерлока Холмса. Я заметил, как напряглись под сюртуком его плечи, когда он смотрел вслед удаляющейся фигуре слуги-индуса. Окно сразу слева от входной двери было цело, но глубокая ямка в альпийском садике указывала на то место, откуда был вынут большой камень; следующее же окно было разбито вдребезги. Именно через него индус-дворецкий тихо исчез внутри дома.

Холмс присвистнул, однако, пока Кора Марри не оставила нас одних, он не произнес ни слова.

– Скажите, Уотсон, – спросил он, когда девушка ушла, – вы не заметили ничего странного или противоречивого в рассказе мисс Марри?

– Загадочного, ужасного – да! – признался я. – Но противоречивого – нет, не заметил.

– Но вы же первый и возражали.

– Мой дорогой друг, сегодня утром я ни разу никому не возразил.

– Ну, возможно, это было не сегодня утром, – сказал Шерлок Холмс. – А! Инспектор Мак! Нам уже приходилось вместе заниматься одним расследованием.

В разбитом окне, осторожно переступая через обломки стекла, появился веснушчатый, светлоголовый молодой человек, на котором просто было написано, что он полицейский.

– Боже праведный, мистер Холмс, не называйте это расследованием, – воскликнул инспектор Мак, поднимая брови. – Ну разве что мы попытаемся расследовать, отчего свихнулся полковник Уорбуртон.

– Ну-ну, – добродушно произнес Холмс. – Я полагаю, вы позволите нам войти?

– Прошу, добро пожаловать, – с готовностью отозвался молодой шотландец.

Мы очутились в высокой, узкой комнате, которая, несмотря на наличие в ней удобных кресел, производила впечатление музея первобытной культуры. Напротив окна, высоко на эбонитовой горке, находился очень странный предмет – это было коричневое с позолотой изображение человеческого лица с двумя огромными глазами из какого-то твердого и блестящего голубого камня.

– Хорошенькая штучка, – пробурчал юный Макдоналд. – Это та самая посмертная маска, которая, похоже, действует на них как ведьмин заговор? Майор Эрншоу и капитан Лэшер сейчас в кабинете и болтают без умолку.

К моему удивлению, Холмс едва взглянул на странный предмет.

– Я полагаю, инспектор Мак, – сказал он, бродя по комнате и заглядывая в стеклянные шкафы и витрины, – вы уже допросили всех обитателей этого дома?

– Ой, да я ничего другого не делал! – простонал инспектор Макдоналд. – Но что они могут мне рассказать? Эта комната была заперта. Единственный человек, который мог совершить преступление и пристрелить свою жену и себя, – мертв. Что касается полиции, то для нас дело закрыто. И что дальше, мистер Холмс?

Мой друг внезапно остановился.

– Так, а это что такое? – воскликнул он, разглядывая небольшой предмет, который он поднял с пола.

– Это всего лишь окурок сигары полковника Уорбуртона, который, как вы видите, прожег дырку в ковре, – ответил Макдоналд.

– Да, правильно.

В тот момент, когда он это говорил, дверь распахнулась и в комнату вошел полный пожилой человек, как я предположил, – майор Эрншоу. За ним, в сопровождении державшей его под руку Коры Марри, вошел высокий молодой человек с загорелым горбоносым лицом и военными усиками.

– Я так понимаю, сэр, что вы и есть Шерлок Холмс, – холодно произнес майор Эрншоу. – Я сразу же должен заявить, что не разделяю соображений, по которым мисс Марри сочла возможным вовлечь вас в эту чисто семейную трагедию.

– Возможно, другим понятны эти соображения, – спокойно ответил Шерлок Холмс. – Капитан Лэшер, ваш дядя всегда курил одни и те же сигары?

– Да, сэр, – ответил молодой человек, с удивлением взглянув на Холмса. – Вон там на столе коробка.

Мы все молча наблюдали, как Шерлок Холмс пересек комнату и взял коробку сигар. Несколько секунд он разглядывал ее содержимое, а затем, поднеся коробку к самому носу, понюхал ее.

– Голландские, – объявил он. – Мисс Марри, вы были совершенно правы, утверждая, что полковник Уорбуртон вовсе не сходил с ума.

Майор Эрншоу громко фыркнул, в то время как более воспитанный молодой человек попытался скрыть свое изумление, поглаживая усики.

– Черт возьми! Конечно, для нас большое облегчение слышать это, мистер Холмс, – сказал он. – Вы, несомненно, пришли к такому выводу на основании вкуса полковника в отношении сигар?

– Отчасти, – серьезно ответил мой друг. – Доктор Уотсон может проинформировать вас о том, что я уделял определенное внимание изучению табака и даже решился на то, чтобы изложить свою точку зрения в небольшой монографии, перечислив 140 различных вариантов табачного пепла. Вкус полковника Уорбуртона в отношении сигар просто подтверждает другие мои наблюдения. Итак, Макдоналд?

Человек из Скотленд-Ярда нахмурился, и его маленькие светло-голубые глазки подозрительно уставились на Холмса из-под желтых бровей.

– Наблюдения? К чему это вы клоните, а? – внезапно воскликнул он. – Все здесь ясно как божий день. Полковник и его жена застрелены в комнате, которая заперта на замки и шпингалеты. Вы не будете это отрицать?

– Нет.

– Тогда давайте придерживаться фактов, мистер Холмс.

Мой друг подошел к эбонитовой горке и, заложив руки за спину, задумчиво созерцал жуткое размалеванное лицо, которое таращилось на него сверху.

– Ну а все-таки, – спросил он. – Что вы думаете об этой запертой двери, инспектор Мак?

– Полковник сам запер ее, чтобы ему не мешали.

– Именно так. Это наиболее подходящее объяснение.

– Подходящим объяснением может быть только безумие, вынудившее полковника совершить это ужасное злодеяние, – ответил Макдоналд.

– Послушайте, мистер Холмс, – вмешался молодой Лэшер, – нам всем известна ваша репутация человека, который помогает правосудию своими собственными умными методами, и нам, естественно, дьявольски хочется смыть позор с дядюшкиного имени. Но мы, черт побери, не можем идти против фактов и, нравится нам это или нет, вынуждены согласиться с инспектором, что полковник Уорбуртон стал жертвой своего собственного безумия.

Холмс поднял руку с длинными тонкими пальцами.

– Полковник Уорбуртон стал жертвой необычайно хладнокровного убийства, – произнес он спокойно.

После этих слов воцарилось напряженное молчание, и все мы уставились друг на друга.

– Боже, сэр, и кого же вы обвиняете? – прогремел майор Эрншоу. – Позвольте вам напомнить, что в этой стране есть закон о клевете.

– Хорошо, хорошо, – с добродушной усмешкой отозвался Холмс. – Признаюсь вам совершенно конфиденциально, майор, что все дело в разбитых осколках стекла, которые, как вы видели, я сложил в камин. Завтра утром я вернусь и сложу их вместе, и тогда, я уверен, я смогу представить вам доказательства, которые, несомненно, вас устроят. Кстати, инспектор, Мак, вы, конечно, едите устриц?

Лицо Макдоналда запылало.

– Мистер Холмс, я всегда уважал вас, – отрезал он, – но иногда сам черт не разберет, что, собственно… Ну какое, к дьяволу, отношение ко всему этому имеют устрицы?

– Просто для того, чтобы съесть устрицу, вы воспользуетесь ближайшей к вам вилочкой. Опытный наблюдатель, несомненно, придал бы значение тому факту, что вы, скажем, вместо этого взяли бы вилочку от соседней тарелки. Я даю вам информацию для размышления.

Макдоналд напряженно уставился на моего друга долгим взглядом.

– Ну-ну, мистер Холмс, – наконец сказал он. – Это оч-ч-ень интересно! Неплохо было бы узнать, что вы предлагаете?

– Я посоветовал бы вам забить досками разбитое окно, – ответил Холмс. – Кроме того, не позволяйте ни к чему прикасаться, пока мы не встретимся завтра утром.

– Пойдемте, Уотсон, уже второй час. Сейчас нелишне бы отведать кальмара по-сицилийски.

В течение дня я был занят своим вечерним обходом и попал на Бейкер-стрит только к вечеру. Дверь мне открыла миссис Хадсон, и я слегка задержался на лестнице, отвечая на ее вопрос, останусь ли я к обеду, когда по всему дому прогремел громкий выстрел. Миссис Хадсон схватилась за перила.

– Ну вот опять, сэр, – запричитала она, – не прошло еще шести месяцев, как он отстрелил все шишечки у камина! Он говорит, что все это в интересах правосудия. О, доктор Уотсон, сэр, если вы не поспешите – на сей раз это будет, наверное, дорогая газовая горелка!

На бегу утешая дорогую нашу хозяйку, я кинулся вверх по лестнице и ворвался в дверь нашей гостиной, как раз когда прогремел второй выстрел. Сквозь облако едкого дыма я разглядел Шерлока Холмса. Он полулежал в кресле, завернутый в халат, с сигарой во рту и дымящимся пистолетом в правой руке.

– А, Уотсон, – лениво произнес он.

– Господи, Холмс, это просто невыносимо! – воскликнул я. – Комната провоняла, как стрельбище. Если вам наплевать на то, что вы все портите, я прошу вас, по крайней мере, подумать о нервах миссис Хадсон и ваших клиентов.

Я широко раскрыл окна и с облегчением обнаружил, что шумный поток экипажей и колясок, по-видимому, заглушил звуки выстрелов.

– Воздух в комнате в высшей степени нездоровый, – свирепо добавил я.

– Уотсон, я не знаю, что бы я без вас делал? – заметил Холмс – Как я уже имел случай отметить, у вас несомненный талант быть своего рода пробным камнем для высшей работы мысли.

– Пробным камнем, который, если не ошибаюсь, трижды нарушал закон, чтобы помочь вам, – с некоторой горечью ответил я.

– Мой дорогой друг! – сказал он, и что-то в его голосе сразу же погасило обиду и успокоило мои взъерошенные чувства.

– Я уже довольно давно не видел, чтобы вы курили сигары, – заметил я, усаживаясь в свое старое кресло.

– Это вопрос настроения, Уотсон. В этот раз, например, я позволил себе вольность похитить одну из сигар покойного полковника Уорбуртона.

Он замолчал и взглянул на каминные часы.

– Да, у нас есть еще час, – сказал он. – Так что давайте оставим в покое бесчисленные человеческие пороки и обратимся к тому высшему, что есть в каждом, даже самом худшем из нас. Страдивари, Уотсон! Он сзади вас, в углу.

Было около восьми часов, и я только что зажег газ, когда раздался стук в дверь и длинная, угловатая фигура инспектора Макдоналда в пальто из шотландки ввалилась в комнату.

– Я получил вашу записку, мистер Холмс, – сообщил он, – и все сделано так, как вы велели. В полночь в садике перед фасадом будет констебль. Об окне не беспокойтесь, мы сможем проникнуть внутрь, не поднимая шума.

Холмс потер руки с длинными пальцами.

– Отлично, отлично. – Вы проявляете такие способности в… э-э… выполнении поручений, что, несомненно, далеко пойдете, – сказал он дружелюбно. – Миссис Хадсон накроет нам ужин прямо здесь, а затем трубка-другая помогут нам скоротать время. Я думаю, что, если мы займем нашу позицию до полуночи, это может губительно отразиться на моих планах. Итак, мистер Мак, придвигайтесь поближе и попробуйте этот табак. Уотсон может подтвердить, что он говорит сам за себя.

Вечер прошел довольно приятно. Шерлок Холмс, будучи в прекрасном расположении духа, внимательно выслушал рассказ полицейского из Скотленд-Ярда о банде французских фальшивомонетчиков, деятельность которых реально угрожала стабильности луидора, а затем, в свою очередь, развлек шотландца весьма незамысловатой теорией воздействия рунических сказаний на развитие шотландских кланов.

Часы, пробившие полночь, вернули нас к неумолимой реальности ночи.

Холмс прошел к своему письменному столу, и когда он открыл ящик и вынул из него свинчатку, то в круге света от настольной лампы с зеленым абажуром я увидел его помрачневшее, серьезное лицо.

– Положите это в карман, Уотсон, – сказал он. – Я, допускаю, что противник может напасть на нас. А теперь, мистер Мак, если вы готовы, мы тихонько спустимся вниз и возьмем кэб, так как, по всей вероятности, миссис Хадсон уже час как в постели.

Была ясная, звездная ночь, и короткая дорога сквозь лабиринт маленьких улочек вывела нас на Эджвер-роуд. Холмс велел кэбмену остановиться на углу, и, когда мы вышли, перед нами простиралась Кембридж-террас в пустынном одиночестве перемежающегося света фонарей и теней.

Мы поспешили по улице и свернули в ворота, ведущие к цели нашей поездки.

Макдоналд кивком указал на доски, которые теперь закрывали разбитое окно.

– С одной стороны они не закреплены, – прошептал он, – но двигайтесь осторожно.

Раздался легкий скрип, и через мгновение мы протиснулись между досками и очутились в полной темноте в музейной комнате полковника Уорбуртона.

Холмс достал из кармана плаща потайной фонарь, по тонкому лучу которого мы пробрались вдоль стены к алькову, где стояла кушетка.

– Сюда, – прошептал мой друг. – Здесь будет не так уж неудобно, и для нас это достаточно близко к камину.

Ночь была необычайно спокойной, и оказалось, что это очень скучно – стараться не заснуть. Один раз мимо в экипаже проехали припозднившиеся гуляки, и звуки их пения и цоканье лошадиных копыт постепенно замерли где-то в направлении к Гайд-парку, а примерно через час мы услыхали глухой галоп пожарных лошадей, неистово пронесшихся по Эджвер-роуд со звоном колоколов и похожим на пистолетные выстрелы щелканьем извозчичьего хлыста. Все остальное время тишина не нарушалась ничем, кроме тиканья старинных часов в другом конце комнаты. Из-за воздуха, напоенного затхлыми ароматами восточного музея, меня охватывала все большая сонливость, и в конце концов мне пришлось сосредоточить все свои силы только на том, чтобы не уснуть.

Я упоминал уже, что в комнате было совсем темно, но после того, как мои глаза привыкли к обстановке, я обнаружил, что бледный луч света уличного фонаря пробивается сквозь доски, закрывающие французское окно, и, медленно проследив его путь, я уперся взглядом в нечто такое, от чего меня пробрала дрожь.

Лицо, бледное и неясное, однако ужасное, как порождение ночного кошмара, смотрело на меня с того места, куда падал тусклый лучик света. Должно быть, я непроизвольно вздрогнул, так как тут же почувствовал, что Холмс наклонился ко мне.

– Маска, – прошептал он. – Похоже, что наш трофей будет менее впечатляющим, но зато гораздо более опасным.

Откинувшись назад, я попытался расслабиться, но вид этой жуткой реликвии направил мои мысли в новое русло.

Я представил себе угрожающую, закутанную в белое фигуру слуги-индуса и попытался припомнить, какими именно словами описывала мисс Марри то впечатление, которое производила на нее посмертная маска.

Достаточно зная об Индии, я представлял себе, пожалуй, даже лучше, чем Холмс, что религиозный фанатизм и ощущение святотатства не только оправдывают любое преступление, но и пробуждают в верующем такое коварство в достижении своей цели, которое значительно превосходит все изобретения западного ума, какими бы изощренными ни были в этом отношении наши соплеменники.

Я размышлял, следует ли мне поделиться этими соображениями с моими товарищами, когда мое внимание привлек скрип дверной петли. Нужно было, не теряя ни секунды, предупредить Холмса, что кто-то входит в комнату. Но едва я протянул руку, как обнаружил, что моего друга уже нет возле меня.

Некоторое время стояла полная тишина, а затем согнутая фигура человека, чьи шаги были приглушены ковром, пересекла слабый луч света от окна и исчезла в тени прямо передо мной. Мне почудилось, что я заметил плащ с высоким воротником и тусклый блеск тонкого продолговатого предмета, зажатого в приподнятой руке. Через мгновение в камине мелькнул свет, как будто отодвинули экран потайной лампы, и я услышал тихий звон разбиваемого стекла.

Я уже поднимался на ноги, когда в комнате раздался приглушенный крик и сразу вслед за этим звуки яростной борьбы.

– Уотсон! Уотсон!

В этом полупридушенном вопле я с ужасом узнал голос Холмса и, ринувшись в темноту, бросился на клубок тел, внезапно возникший передо мной.

Стальные тиски сдавили мне горло, и когда я поднял руку, чтобы оттолкнуть еле различимую голову нападавшего, он, как свирепая собака, вонзил зубы мне в предплечье. Этот человек обладал силой безумца, и, только после того, как Макдоналд, засветив газовый рожок, кинулся нам на помощь, нам удалось унять его. Холмс с напряженным, без кровинки лицом прислонился к стене, держась рукой за плечо, разбитое тяжелой медной кочергой, которая теперь лежала в камине среди осколков стекла, сложенных им там накануне.

– Вот ваш человек, Макдоналд! – произнес он, задыхаясь. – Вы можете арестовать его за убийство полковника Уорбуртона и за покушение на жизнь его жены.

Макдоналд откинул капюшон нашего противника. Я молча уставился на него, и тут с моих губ сорвался возглас изумления. В первую минуту я не узнал в этих искаженных злобой чертах красивое загорелое лицо капитана Джека Лэшера.


В окно уже пробивались первые рассветные лучи, когда мы с моим другом вновь оказались на Бейкер-стрит. Я приготовил два крепких бренди с содовой и передал стакан Холмсу. Он откинулся в кресле, и в свете газового рожка у камина лицо его с четкими орлиными чертами выглядело совершенно спокойным. Я с удовольствием отметил, что он чуть порозовел.

– Я должен извиниться перед вами, Уотсон, – сказал он. – Капитан Джек – опасный человек. Как ваш укус?

– Болит немного, – признался я, – но ничего такого, что нельзя было бы вылечить с помощью йода и бинта. Я гораздо больше обеспокоен вашим плечом, мой дорогой друг, потому что он нанес вам очень сильный удар кочергой. Вы должны позволить мне осмотреть вас.

– После, Уотсон, после. Уверяю вас, там всего лишь синяк, – нетерпеливо ответил он. – Теперь я могу признаться: вчера ночью был момент, когда я весьма усомнился, что он попадется в ловушку.

– В ловушку?

– В ловушку с приманкой, Уотсон. И если бы он не проглотил этот лакомый кусочек, нам было бы непросто вывести капитана Лэшера на чистую воду. Я сыграл на том, что иногда у убийцы страх оказывается сильнее холодного расчета. Так оно и оказалось.

– Честно говоря, я до сих пор не понимаю, как вам удалось распутать это дело.

Холмс откинулся в кресле и соединил кончики пальцев.

– Мой дорогой друг, само по себе это дело не было чересчур уж сложным. Улики были достаточно очевидными, но деликатность проблемы заключалась в том, чтобы заставить убийцу подтвердить их каким-нибудь неосторожным поступком. Косвенные улики – это проклятие для того, кто умеет рассуждать.

– Но я не заметил никаких улик.

– Вы все заметили, но не сумели сделать соответствующих выводов. В рассказе мисс Марри упоминалось, что хотя дверь в музейную комнату и была заперта, однако шторы на окнах были раздвинуты. Заметьте – были раздвинуты шторы в комнате на первом этаже, выходящей на оживленную улицу. Это само по себе достаточно необычно. Если вы помните, я прервал мисс Марри, чтобы расспросить ее о привычках полковника Уорбуртона.

Это обстоятельство заставляло предположить, что полковник Уорбуртон, должно быть, ждал посетителя, при этом характер визита был таков, что либо он сам, либо его посетитель предпочитали, чтобы гость вошел в дом через французское окно, а не в дверь. Старый вояка недавно женился на молодой и красивой женщине, и потому я отверг мысль о заурядном любовном свидании.

Если эти мои рассуждения были верны, то предполагаемая встреча могла не понравиться кому-то из домочадцев полковника, отсюда очевидное стремление впустить посетителя через окно.

– Но окна были заперты, – возразил я.

– Естественно. Мисс Марри утверждала, что миссис Уорбуртон последовала за своим мужем в музейную комнату сразу же после ужина и что, очевидно, они поссорились. Мне пришло в голову, что если полковник ждал посетителя, то в этом случае он безусловно должен был оставить шторы открытыми, чтобы тот сразу увидел, что полковник не один. Сначала, безусловно, это были только предположения, но они вполне могли соответствовать фактам.

– А кто был этот загадочный посетитель?

– Опять предположения, Уотсон. Мы знаем, что миссис Уорбуртон с предубеждением относилась к племяннику полковника, капитану Лэшеру. Я описываю вам ситуацию, какой она представлялась мне в самом начале, в то время как мисс Марри излагала первую половину своей истории. Но я бы не смог пойти дальше этих предположений, если бы вторая часть рассказа не содержала того единственного факта, который превратил легкое подозрение в абсолютную уверенность, что перед нами хладнокровное и хорошо рассчитанное убийство.

– Должен признаться, что я не могу припомнить…

– Однако вы сами подтвердили его, когда употребили слово «невыносимо».

– Господи, Холмс, – осенило меня, – так, значит, замечание мисс Марри относительно запаха сигары полковника…

– …в комнате, в которой только что дважды выстрелили. Она должна была пропахнуть порохом. Тогда я понял, что в музейной комнате никто не стрелял.

– Но все в доме слышали выстрелы.

– Стреляли снаружи сквозь закрытое окно. Убийца – прекрасный стрелок, так что можно предположить, что он военный. Здесь уже было над чем поразмыслить, и позже, Уотсон, именно вы подтвердили мои подозрения, когда я, закурив сигару полковника, дождался вашего прихода, а затем дважды выстрелил из такого же пистолета, как тот, из которого был убит полковник Уорбуртон.

– Но должны же были остаться следы пороха.

– Не обязательно. Револьверный патрон – достаточно коварная штука, и отсутствие следов ничего не доказывает. Для нас гораздо важнее запах сигары. Однако я должен добавить, что, хотя ваше подтверждение и было безусловно полезным, мой визит в дом уже разъяснил мне все окончательно.

– Но вас тоже поразил вид слуги-индийца, – возразил я, слегка уязвленный его самодовольством.

– Вовсе нет, Уотсон. Меня поразило разбитое окно, через которое он удалился.

– Но мисс Марри рассказала нам, что капитан Лэшер разбил окно, чтобы попасть в комнату.

– Весь ужас заключается в том, что любая женщина обязательно упускает в своем рассказе именно ту важную деталь, которая внимательному наблюдателю необходима, как кирпичи и раствор строителю. Если вы помните, она утверждала, что капитан Лэшер выбежал из дома, заглянул в окно, а затем, схватив в садике камень, разбил окно и вошел внутрь.

– Именно так.

– Причиной моего изумления, когда я увидел индийца, было то, что он удалился в проем окна, которое было дальше от двери, в то время как ближайшее к двери окно осталось целым. Когда мы подошли к дому, я обнаружил углубление от камня непосредственно перед первым окном, там, где Лэшер его подобрал. Зачем бы он побежал ко второму окну и разбил его, если бы у этого стекла не было какой-то своей истории? Вот я и намекнул Макдоналду про устрицу и ближайшую вилочку. И наконец, я подвел окончательную черту под всей историей, когда понюхал коробку с сигарами. Это были голландские сигары – из всех сигар они обладают наименее сильным запахом.

– Теперь мне все совершенно ясно, – сказал я. – Но разве, рассказав всем в доме о том, что вы собираетесь сложить осколки стекла, вы не рисковали той единственной уликой, на которой основывалось все ваше расследование?

Холмс потянулся за персидской туфелькой и начал набивать трубку черным табаком.

– Мой дорогой Уотсон, совершенно очевидно, что я не смог бы сложить все эти осколки таким образом, чтобы доказать наличие двух крошечных пулевых отверстий. Нет, это был чистый блеф, мой дорогой друг, ход конем, так сказать. Тот, кто предпримет попытку еще больше раздробить осколки окна, и есть убийца полковника Уорбуртона. Остальное вам известно. Он явился, вооруженный кочергой, а дверь открыл дубликатом ключа, который мы обнаружили в кармане его плаща. Больше мне добавить нечего.

– Но мотив, Холмс?

– За этим не нужно далеко ходить, Уотсон. Нам известно, что до женитьбы полковника Лэшер был его единственным родственником и, вполне понятно, наследником. Судя по высказываниям мисс Марри, миссис Уорбуртон не одобряла распущенного образа жизни молодого человека. Очевидно, что влияние жены представляло реальную угрозу интересам капитана Лэшера.

Той самой ночью он открыто пришел в дом и, поговорив с мисс Марри и майором Эрншоу, вышел якобы для того, чтобы выпить портвейна в столовой. Однако на самом деле он прошел через выходящее в садик окно столовой, подошел к окну в музейную комнату и сквозь стекло выстрелил в полковника и его жену. Потребовалось не более нескольких секунд, чтобы вернуться тем же путем, взять с полки стакан с портвейном и поспешить в холл. Он все очень хорошо рассчитал, так как вы помните, что он появился буквально через секунду после других обитателей дома. Для того чтобы создать полное впечатление, что полковник Уорбуртон сошел с ума, требовалось лишь, разбив окно, уничтожить отверстия от пуль и, войдя внутрь, положить револьвер возле руки жертвы.

– А если бы миссис Уорбуртон там не оказалось и его встреча с дядей состоялась, что тогда?

– Ах, Уотсон, тогда мы можем только гадать! Но тот факт, что он явился с оружием, заставляет предполагать самое худшее. Я не сомневаюсь, что, когда он предстанет перед судом, выяснится, что ему необходимы были деньги, а мы имеем самые веские основания считать, что этот молодой человек ни перед чем бы не отступил, чтобы уничтожить любое препятствие на пути удовлетворения собственных нужд. Ну что ж, мой дорогой друг, вам пора идти. Передайте, пожалуйста, мои извинения вашей жене за то, что я, может быть, слегка нарушил спокойное течение вашей семейной жизни,

– Но ваше плечо, Холмс, – запротестовал я, – я должен растереть вас прежде, чем вы приляжете отдохнуть.

– Бросьте. Уотсон, – ответил мой друг, – уж вам-то следовало бы знать, что ум – хозяин тела. Мне тут как раз подвернулась задачка, касающаяся раствора углекислого калия, так что, будьте так добры, передайте мне вон ту пипетку.

Преступление в Фаулкс-Расе

К этому году относится и трагедия в Эдлтоне.

Пенсне в золотой оправе

– Удивительное дело! – воскликнул я, роняя на пол «Таймс», – Не понимаю, почему до сих пор его семья не обратилась к вам за советом.

Мой друг Шерлок Холмс опустился в кресло.

– Если вы имеете в виду убийство в Фаулкс-Расе, – сказал он медленно, – то вот эта телеграмма может вас заинтересовать. Она была получена еще до завтрака.

Он вытащил из кармана халата темно-желтый бланк и передал мне. Телеграмма гласила:

«Имея отношение к делу Эддльтона, собираюсь приехать к вам ровно в десять часов пятнадцать минут. Винсент».

Я поднял «Таймс» и пробежал глазами газетные строки.

– Здесь ни слова нет о человеке, носящем имя Винсент, – сказал я.

– Это ничего не значит, – ответил Холмс. – Судя по стилю телеграммы, можно предположить, что ее автор юрист старой закваски. Он, вероятно, обслуживает семью Эддльтонов. В нашем распоряжении, Уотсон, остается несколько минут. Мне нужно освежить в памяти детали этого дела, поэтому прочтите, пожалуйста, вслух наиболее важное из утреннего выпуска. Все комментарии корреспондента пропускайте.

Набив глиняную трубку табаком, Холмс откинулся на спинку кресла и стал задумчиво разглядывать потолок сквозь облака едкого голубого дыма.

– «Трагедия произошла в Фаулкс-Расе, – читал я, – в старинном суссекском поместье около Форест-Роу у Эшдонского леса, Когда-то на этом месте было кладбище…»

– Факты, давайте факты, Уотсон!

– «Поместье принадлежало полковнику Матайасу Эддльтону, – продолжал я, не возражая Холмсу. – Как известно, сквайр Эддльтон занимал пост местного мирового судьи и был самым богатым землевладельцем в округе. В число обитателей Фаулкс-Раса входили: сам сквайр, его племянник Перси Лонгтон, дворецкий Морстед и четверо служанок, живущих в доме. Обслуживающий персонал, не живущий в поместье, состоит из конюха и нескольких лесников. Живут они в коттеджах на границах имения. Вчера вечером сквайр Эддльтон и его племянник обедали, как всегда, в восемь часов вечера. После обеда сквайр приказал подать верховую лошадь и около часа отсутствовал. Вернулся к десяти часам. Можно предположить, что после приезда дяди между ним и племянником произошел крупный разговор, так как дворецкий, внося портвейн, видел сквайра красным и злым».

– А племянник? – перебил Холмс. – Его, кажется, зовут Перси Лонгтон?

– «Дворецкий утверждает, что он не видел лица Лонгтона, так как молодой человек отошел к окну и все время, пока дворецкий был в комнате, смотрел во двор. Но, уходя, дворецкий слышал яростную перебранку. А вскоре после полуночи весь дом был разбужен громким воплем, доносившимся из холла. Полуодетые слуги бросились на крик и с ужасом увидели на полу сквайра Эддльтона с рассеченной головой в луже крови. Рядом стоял мистер Перси Лонгтон и сжимал в руках окровавленный средневековый топор палача. Очевидно, орудие убийства было взято из коллекции оружия, висевшего на стене над камином. Лонгтон был так парализован, что с трудом мог поднять голову раненого и остановить кровотечение. Но когда дворецкий Морстед склонился над сквайром, тот, ловя воздух ртом, прошептал: «Это сде… лал Лонг… Том! Это… сде… лал Лонг… Том!» – и замертво упал на руки дворецкого. Немедленно была вызвана местная полиция, которая на основании ряда неопровержимых улик – ссоры между обоими мужчинами, присутствия Лонгтона у тела умирающего и, наконец, слов самого сквайра – арестовала мистера Перси Лонгтона по обвинению в убийстве сквайра Эддльтона». В разделе последних известий сообщается, что обвиняемый отправлен в Луис, но он упорно отрицает свою вину. Вот основные факты, Холмс.

Некоторое время мой друг молча курил трубку.

– Что говорит Лонгтон о причинах ссоры? – спросил он наконец.

– Здесь сообщается, что Лонгтон сам заявил полиции о ссоре с дядей по вопросу продажи фермы в Чэдфорде. Эту продажу Лонгтон считал новым бессмысленным разбазариванием земельных владений.

– Новым?

– Оказывается, сквайр Эддльтон продал за последние два года еще часть имения, – ответил я, бросая газету на кушетку. – Должен сказать, Холмс, мне редко приходилось видеть дело, в котором вина преступника была бы столь очевидной.

– Да, – сказал Холмс. – Действительно, если факты, сообщенные газетой, изложены правильно, я не могу представить себе, для чего этот мистер Винсент намеревается отнимать у меня время. Но вот, если не ошибаюсь, наш клиент уже поднимается по лестнице.

Послышался стук в дверь, и миссис Хадсон доложила о приходе мистера Винсента. Наш посетитель оказался маленьким, пожилым, с длинным бледным лицом в бакенбардах. Некоторое время он стоял молча, разглядывая нас близорукими глазами через пенсне.

– Как это нехорошо с вашей стороны, мистер Холмс! – воскликнул он резко. – Ведь моя телеграмма предполагала абсолютное сохранение тайны, сэр. Дело моего клиента…

– Это мой коллега, доктор Уотсон, – прервал Холмс, жестом приглашая посетителя сесть. – Я заверяю вас, что присутствие доктора Уотсона может оказаться неоценимым.

Мистер Винсент повесил шляпу и, опустившись на стул, обратился ко мне:

– Прошу поверить, доктор Уотсон, что у меня не было ни малейшего намерения обидеть вас. Но это ужасное утро, смею сказать, совершенно ужасное для тех, кто уважает семью Эддльтонов из Фаулкс-Раса…

– Совершенно верно, – согласился Холмс. – Но я думаю, что утренняя прогулка пешком до железнодорожной станции могла немного успокоить ваши нервы. Физические упражнения действуют успокаивающе.

Наш посетитель поднял брови.

– Послушайте, сэр, я не могу понять, каким образом вы…

– Ну-ну, – прервал его Холмс. – Ведь ясно, что человек, ехавший до станции в экипаже, не может появиться с брызгами свежей глины на левой гетре и таким же пятном глины на наконечнике палки. Вы шли по каменистой сельской тропинке, но вам, очевидно, пришлось пересечь вброд ручей.

– Ваши выводы совершенно правильны, сэр, – ответил мистер Винсент, с удивлением рассматривая Холмса поверх пенсне. – Моя лошадь на пастбище, а в деревне не оказалось даже клячи. Так я смею просить вас, мистер Холмс, или, вернее, самым настоятельным образом требовать помощи моему несчастному клиенту мистеру Перси Лонгтону.

Холмс откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

– Боюсь, что я ничем не смогу помочь, – заявил он. – Доктор Уотсон уже сообщил мне основные факты, и они, пожалуй, неоспоримо доказывают вину Лонгтона. Кто ведет дело?

– Местная полиция связалась со Скотленд-Ярдом. К нам направили некоего инспектора Лестрейда… Боже мой! Мне кажется, мистер Холмс, у вас мучительный приступ ревматизма… Может быть, мне нужно было бы пояснить вам, – продолжал посетитель, – что я – старший компаньон юридической конторы «Винсент, Пибори и Винсент», в Форест-Роу, и Эддльтоны уже более пятидесяти лет доверяют нам ведение своих дел.

Холмс взял газету и, отметив ногтем статью, передал ее юристу, не говоря ни слова.

– Сообщение достаточно точное, – сказал грустно юрист, пробежав глазами газетный столбец. – Но здесь не сказано, что входная дверь оказалась незапертой, хотя сквайр говорил дворецкому Морстеду, что он ее закроет сам.

Холмс насторожился:

– Не заперта, говорите вы? Гм! Но это можно объяснить тем, что сквайр Эддльтон просто забыл это сделать. И все же в этом деле один или два пункта мне еще не совсем ясны.

– А именно, сэр?

– Убитый был в ночном белье?

– Нет, он был одет. В ночном белье был мистер Лонгтон. После обеда сквайр уехал из дома примерно на час.

– Часто ли совершал он такие прогулки верхом?

Мистер Винсент перестал приглаживать бакенбарды и бросил пытливый взгляд на Холмса.

– У сквайра не было такой привычки, – ответил он визгливо. – Но ведь он вернулся невредимым, и я не понимаю…

– Совершенно верно, – подтвердил Холмс. – Вы считали сквайра человеком богатым? Прошу ответить точно.

– Матайас Эддльтон был очень богатым. Около сорока лет тому назад он эмигрировал в Австралию. В семидесятых годах вернулся с большим состоянием, приобретенным на австралийских золотых приисках. После смерти своего старшего брата он унаследовал родовое имение в Фаулкс-Расе. К сожалению, я не могу утверждать, что его любили соседи. Это был очень замкнутый человек. Его боялись как мирового судью. Словом, он был жестокий, резкий, тяжелый человек.

– А мистер Перси Лонгтон был с дядей в хороших отношениях?

Минуту юрист колебался.

– Боюсь, что нет, – сказал он медленно. – Мистер Перси – сын покойной сестры сквайра. В Фаулкс-Расе он живет с детства. Сейчас управляет имением дяди. Он, конечно, является наследником всего майората, включая дом и часть земли. Лонгтон негодовал, когда дядя продавал фермы и участки. Вот это-то и явилось причиной враждебных отношений между ними. Хуже всего то, что именно в эту ночь его жены не было дома.

– Его жены?

– Да. Миссис Лонгтон – милая, очаровательная молодая женщина. Она осталась на ночь у друзей в Ист-Гринстеде и должна была вернуться сегодня утром. – Винсент помедлил. – Бедная маленькая Мэри, – закончил он тихо. – Какой ужасный сюрприз для нее! Сквайр убит, а ее муж обвинен в убийстве!

– Еще один, последний вопрос, – сказал Холмс. – Что говорит ваш клиент о событиях этой ночи?

– Его версия очень проста, мистер Холмс. Он утверждает, что за обедом сквайр объявил о намерении продать ферму в Чэдфорде, а когда Лонгтон стал говорить ему о нецелесообразности такой продажи и о большом ущербе, который она принесет имению, сквайр очень грубо ответил ему. Это и вызвало разговор на повышенных тонах. Потом сквайр приказал подать верховую лошадь и, не говоря ни слова, уехал из дома. Возвратившись, он потребовал бутылку портвейна и пригласил племянника. Спор возобновился. Но мистер Перси вскоре пожелал дяде спокойной ночи и удалился к себе в комнату. Он был возбужден и не мог уснуть. По его словам, он дважды садился на постели, ему казалось, что он слышит голос дяди из большого холла.

– Почему же он не пошел проверить это? – резко прервал Холмс.

– Я задал ему тот же вопрос. Он ответил, что дядя сильно пил, и поэтому Лонгтон предположил, что сквайр разговаривает сам с собой. Дворецкий Морстед показал, что это не раз случалось и прежде…

– Продолжайте, пожалуйста.

– Часы над конюшней только что пробили полночь, и Лонгтон стал понемногу засыпать. Вдруг раздался ужасный вопль. Соскочив с кровати, Лонгтон надел халат, схватил свечу и побежал в холл. Открыв дверь, он в ужасе отпрянул. Сквайр Эддльтон лежал в большой луже крови. Мистер Лонгтон бросился к дяде и увидел орудие убийства, топор палача. Лонгтон почувствовал слабость и тошноту. Сам не сознавая, что делает, он наклонился и поднял с пола топор. В этот момент Морстед и перепуганные горничные ворвались в холл. Такова версия моего несчастного клиента.

– Так-так, – сказал Холмс.

Некоторое время мы с мистером Винсентом безмолвно сидели, устремив взгляд на Холмса.

Голова моего друга была откинута на спинку кресла, глаза закрыты. Только тонкая ленточка дыма, поднимавшаяся из глиняной трубки Холмса, свидетельствовала, что за пассивной маской его орлиного лица скрывается напряженная работа мысли. Через минуту он вскочил на ноги.

– Воздух Эшдона, наверно, не причинит вам вреда, Уотсон, – сказал он энергично. – Мистер Винсент! Мой друг и я в вашем распоряжении.

Было уже за полдень, когда мы сошли с поезда на полустанке Форест-Роу. Мистер Винсент телеграфом заказал нам номера в гостинице «Зеленый человек» – старом потрескавшемся каменном здании. Воздух был пропитан ароматом леса, покрывавшего суссекские холмы. Лес окружал селение со всех сторон. Когда я глядел на этот зеленый пейзаж, мне казалось, что на фоне безмятежных окрестностей трагедия Фаулкс-Раса приобретает еще более зловещий оттенок.

Почтенный юрист, очевидно, разделял мои чувства, в то же время Холмс был целиком погружен в раздумья. Он не принимал никакого участия в разговоре, если не считать его краткого замечания о том, что начальник станции, по-видимому, несчастлив в браке и что он недавно изменил положение своего зеркала для бритья.

Наняв в гостинице одноконный экипаж, мы отправились в поместье Фаулкс-Рас, расположенное в трех милях от деревни. Дорога шла по лесистым склонам пиппинфорндского холма.

Мы поднялись на его вершину, и я залюбовался видом чудесной торфяной равнины, поросшей вереском. Мистер Винсент коснулся моей руки.

– Фаулкс-Рас, – сказал он.

Это был длинный дом из серого камня. Поля, начинающиеся прямо от стен старинного здания, переходили в глубокую лесистую долину, над ней вертикально поднимался столб дыма и оттуда слышалось гудение паровой пилы.

– Эшдонская лесопилка, – пояснил мистер Винсент. – Эти леса расположены за границами поместья. В радиусе трех миль здесь нет других строений.

Когда мы ехали по подъездной аллее, в дверях дома появился пожилой слуга. Узнав Винсента, он бросился к нему навстречу.

– Слава Богу, вы приехали, сэр! – воскликнул он. – Миссис Лонгтон…

– Она вернулась? – прервал его мистер Винсент. – Бедняжка! Я сейчас к ней пройду.

– Здесь сержант Клер и инспектор из Лондона.

– Прекрасно, Морстед.

– Одну минутку! – сказал Холмс. – Перенесли ли куда-нибудь тело вашего хозяина?

– Его положили в оружейную комнату, сэр.

– Надеюсь, больше ни к чему не притрагивались? – спросил Холмс резко.

– Нет, сэр, – пробормотал Морстед. – Все осталось, как было.

Из небольшого вестибюля, откуда Морстед забрал наши шляпы и трости, мы попали сразу в большую комнату с каменными стенами, сводчатым потолком и несколькими узкими заостренными кверху окнами. Их стекла были расписаны цветными гербами, через которые еле пробивались лучи вечернего солнца. Тощий мужчина, сидевший за письменным столом, увидев нас, вскочил и покраснел от негодования.

– Почему вы здесь, мистер Холмс? – воскликнул он. – В этом деле нет необходимости применения ваших талантов.

– Не сомневаюсь, что вы правы, Лестрейд, – беззаботно ответил мой друг. – Тем не менее бывали случаи…

– Когда счастье оказывалось на стороне теоретика, мистер Холмс? Кто же вызвал вас сюда, если полицейскому инспектору будет разрешено задать такой вопрос?

– Мистер Винсент, юридический консультант семьи Эддльтонов, – ответил я. – Это он обратился за помощью к мистеру Шерлоку Холмсу.

– Ах вот как! – воскликнул Лестрейд, бросив недобрый взгляд на маленького человека. – Но теперь уже слишком поздно применять ваши великолепные теории, мистер Холмс. Преступник арестован. Всего хорошего, джентльмены!

– Минуточку, Лестрейд, – сказал Холмс решительно. – В прошлом вам случалось ошибаться, и нет гарантии, что вы и в дальнейшем не наделаете ошибок. Возможно, в данном случае вы действительно арестовали виновного, и, должен признаться, пока я сам так думаю. Однако вы ничего не потеряете, если мне придется подтвердить вашу правоту. С другой стороны…

– Ах, это постоянное «с другой стороны»! Впрочем, – неохотно добавил Лестрейд, – я не считаю, что ваши расследования могут принести вред. Если желаете терять время, мистер Холмс, – дело ваше. Ах, доктор Уотсон, какое невероятное преступление!

Я последовал за Холмсом к камину в дальний угол комнаты и отшатнулся при виде ужасной картины. На дубовом полу – большое черное пятно. Камин и даже стенная панель вблизи были покрыты брызгами и пятнами темно-красного цвета.

Мистер Винсент, бледный как смерть, отвернулся и упал на стул.

– Остановитесь, Уотсон, – отрывисто приказал Холмс. – Я полагаю, Лестрейд, что здесь не было отпечатков ног? – Он указал на забрызганный кровью пол.

– Здесь были следы только одного человека, мистер Холмс. Перси Лонгтона, – с кислой улыбкой ответил Лестрейд.

– Вот как! Похоже, что вы кое-чему научились. Между прочим, что с халатом обвиняемого?

– Как что?

– Посмотрите на стены, Лестрейд, на стены! Конечно, если грудь халата Лонгтона также испачкана кровью, можно будет быстро согласиться с вашими доводами.

– Рукава халата пропитаны кровью, если вы именно это имели в виду.

– Ну, это вполне естественно. Ведь Лонгтон помогал поднять голову умирающего. Рукава мало что дают. Халат у вас?

Инспектор Скотленд-Ярда пошарил в своем кожаном саквояже и вытащил серый шерстяной халат.

– Вот он.

– Гм! Пятна на рукавах и краях халата. А на груди ни одного пятна. Любопытно, но, к сожалению, неубедительно. А! Это орудие преступления!

Лестрейд вытащил из саквояжа жуткий предмет. Это был топор с коротким и узким топорищем и широким лезвием. Он был целиком из стали.

– Это, очевидно, очень старинная вещь, – сказал Холмс, рассматривая лезвие через лупу. – Между прочим, куда был нанесен удар?

– Вся верхняя часть черепа сквайра Эддльтона была рассечена, как гнилое яблоко, – ответил Лестрейд. – Поистине чудо, что к нему вернулось сознание хотя бы на миг. Чудо, довольно-таки неприятное для мистера Лонгтона, – добавил он.

– Говорят, сквайр произнес его имя.

– Да.

Стройная молодая женщина, рыдая, вбежала в комнату. Ее темные глаза лихорадочно горели, руки были крепко сжаты.

– Спасите его! – дико кричала она. – Он невиновен, клянусь вам! О, мистер Холмс, спасите моего мужа!

Не думаю, чтобы кто-нибудь из нас, не исключая даже Лестрейда, остался равнодушным в этот момент.

– Я сделаю все, что в моих силах, – сказал Холмс мягко. – А теперь расскажите мне о своем муже.

– Он самый добрый человек на свете!

– Не сомневаюсь. Но я имею в виду его внешние данные. Например, могли бы вы сказать, что он ростом выше сквайра Эддльтона?

Миссис Лонгтон удивленно взглянула на Холмса.

– Конечно, нет, – сказала она. – Ведь сквайр выше шести футов…

– Так. Мистер Винсент, может быть, вы сможете уточнить, когда сквайр Эддльтон начал продавать свое имение по частям?

– Первая продажа имела место два года тому назад, вторая примерно полгода, – ответил юрист без колебания. – А теперь, мистер Холмс, если я вам не нужен, я уведу миссис Лонгтон в гостиную.

Мой друг поклонился.

– Нам незачем больше беспокоить миссис Лонгтон, – сказал он. – Но мне хотелось бы сказать несколько слов дворецкому.

В ожидании последнего Холмс подошел к окну и, заложив руки за спину, глядел на пустынный ландшафт. Лестрейд, снова усевшийся за письменный стол, грыз кончик ручки и с любопытством глядел на Холмса.

– А, Морстед! – сказал Холмс, когда вошел дворецкий. – Вы, конечно, хотите сделать все, чтобы помочь мистеру Лонгтону. Мы приехали сюда с тем же намерением.

Дворецкий беспокойно переводил взгляд с Лестрейда на Холмса.

– Ну-с, – продолжал мой друг, – я уверен, что вы сможете оказать эту помощь. Например, постарайтесь вспомнить, не получал ли сквайр писем в тот вечер.

– Да, сэр. Он получил одно письмо.

– Вот как! Не можете ли вы еще что-нибудь добавить?

– Боюсь, что нет, сэр. На конверте был местный штемпель, сам конверт был обычный, дешевый. Такими пользуются все. Но меня удивило… – Дворецкий на миг замялся.

– Что же удивило вас? Может быть, поведение сквайра? – тихо спросил Холмс.

– Да, сэр, как раз это самое. Как только я подал ему письмо, он тут же вскрыл его и начал читать. По мере того как он читал, на его лице появилось такое выражение, что я был рад убраться из комнаты. Когда я вернулся, сквайр вышел, а на колосниках камина тлели куски сожженной бумаги.

Холмс потер руки.

– Ваша помощь неоценима, Морстед, – сказал он. – Теперь вспоминайте хорошенько. Полгода тому назад, как вы, может быть, знаете, ваш хозяин продал участок земли. Вы, конечно, не сможете припомнить, не приходило ли к вашему хозяину в то время письмо.

– Нет, сэр, не помню.

– Это естественно. Благодарю вас, Морстед, я думаю, это все.

Что-то в голосе Холмса заставило меня поднять на него глаза, и я изумился перемене, происшедшей в нем. Глаза Холмса горели от возбуждения, легкая краска появилась на щеках.

– Садитесь, Уотсон, – пригласил он, – вон туда. – Он выхватил лупу из кармана и начал тщательный осмотр.

Я с увлечением следил за ним. Камин, каминная доска, даже пол подверглись тщательному и методичному осмотру. Холмс ползал на коленях.

В середине комнаты лежал персидский ковер. Добравшись до него, Холмс вдруг замер на месте.

– Вам следовало бы заметить это, Лестрейд, – тихо сказал он. – Здесь видны слабые отпечатки ноги.

– Что из этого, мистер Холмс? – ухмыльнулся Лестрейд, подмигивая мне. – По этому ковру ходило много народу.

– Но в последние дни не было дождя. Сапог, оставивший этот след, был слегка влажный. Мне незачем объяснять вам причины. А это еще что?

Холмс соскоблил что-то с ковра и тщательно рассмотрел через лупу. Лестрейд и я подошли к нему.

– Ну, что же это?

Не говоря ни слова, Холмс передал лупу инспектору и протянул руку, в которой что-то лежало.

– Пыль, – объявил Лестрейд.

– Сосновые опилки, – спокойно возразил Холмс. – Мелкие крупинки ясно видны. Заметьте, что я соскоблил их со следа сапога.

– Правильно, Холмс! – воскликнул я. – Но мне непонятно…

Мой друг взглянул на меня блестящими глазами.

– Пойдемте, Уотсон, – сказал он, – разыщем конюшню.

На мощеном дворе мы подошли к конюху, который насосом накачивал воду. Я еще прежде говорил, что Холмс обладал даром заводить непринужденные беседы с трудовым людом. Обменявшись с конюхом несколькими словами, он добился полного его доверия, и, когда мой друг высказал мысль, что сейчас, наверно, трудно будет установить, на какой лошади ездил в ту ночь его хозяин, конюх тут же ответил:

– Это была Рейнджер, сэр. Вот ее стойло. Вы хотите посмотреть копыта? Почему бы нет? Вот, пожалуйста, и можете скрести их своим ножом сколько душе угодно.

Холмс внимательно осмотрел кусочки земли, снятые с копыта лошади, осторожно спрятал их в конверт и, вложив в руку конюха полсоверена, снова вошел в дом.

– Теперь, Уотсон, нам осталось только одно: забрать шляпы и трости и вернуться в гостиницу, – внезапно объявил Холмс– А, Лестрейд! – продолжал он, когда инспектор Скотленд-Ярда появился в дверях. – Я хочу обратить ваше внимание на стул возле камина.

– Но ведь около камина нет стула!

– Вот поэтому-то я и обращаю на него ваше внимание. Пойдемте, Уотсон, нам здесь нечего больше делать.

Вечер прошел довольно приятно, хотя я немного досадовал на Холмса. Он отказался отвечать на мои расспросы под предлогом, что завтра сможет дать более подробный ответ. Холмс вступил с хозяином гостиницы в разговор на местные темы, которые для нас, посторонних, не представляли, в сущности, никакого интереса.

Проснувшись на следующее утро, я с удивлением узнал, что мой друг уже успел позавтракать и два часа тому назад куда-то ушел. Я как раз заканчивал завтрак, когда Холмс вернулся, по-видимому, очень освеженный утренней прогулкой.

– Где вы пропадали? – спросил я.

– Я следовал примеру ранней пташки, Уотсон, – рассмеялся он. – Если вы уже покончили с завтраком, едем в Фаулкс-Рас за Лестрейдом. Наступил момент, когда он может оказаться полезным.

Через полчаса мы снова были в старом поместье. Лестрейд приветствовал нас довольно нелюбезно и, выслушав моего друга, с изумлением взглянул на него.

– Ну зачем нам бродить по торфяным полям? – сказал инспектор. – Какая муха вас укусила, Холмс?

Мой друг ответил сухо:

– А я-то думал предоставить вам возможность самому арестовать убийцу сквайра Эддльтона.

Лестрейд схватил Холмса за руку.

– Вы это серьезно?! – воскликнул он. – А как же с уликами? Ведь они ясно доказывают…

Холмс молча указал пальцем на склоны вересковых полей, за которыми виднелась лесистая долина.

– Там, – спокойно сказал он.

Эту прогулку я долго буду помнить. Я знаю, что Лестрейд, как и я, не имел ни малейшего представления, куда мы идем. Мы следовали за высокой худощавой фигурой Холмса по лугам, каменистой дороге, по пустынным торфяникам. Пройдя свыше мили, мы добрались до поросшей лесом долины и вошли в тень сосен. До нас доносилось жужжание паровой лесопилки, похожее на гудение гигантского насекомого. Воздух был насыщен характерным запахом обжигаемого дерева. Вскоре мы оказались среди штабелей строевого леса эшдонской лесопилки.

Не колеблясь ни минуты, Холмс направился к хижине с надписью «Управляющий» и решительно постучал. Миг ожидания – и дверь распахнулась.

Мне редко приходилось видеть более внушительную фигуру, чем та, которая появилась перед нами на пороге. Хозяин хижины был гигантского роста, его широкие плечи закрывали всю дверь, спутанные волосы рыжей бороды свисали на грудь наподобие львиной гривы.

– Что вам нужно? – проворчал он.

– Полагаю, что имею удовольствие говорить с мистером Томом Грирли? – вежливо спросил Холмс,

Человек не отвечал. Он откусил кусок жевательного табака. Его глаза холодно глядели на нас.

– Ну и что же, если это так? – спросил он наконец.

– Друзья называют вас Лонг Том – Длинный Том, не правда ли? – сказал спокойно Холмс. – Так вот, мистер Томас Грирли, думаю, что вы поступаете неблагородно, заставляя ни в чем не повинного человека расплачиваться за ваши злодеяния.

Одно мгновение гигант стоял неподвижно, словно каменный, затем с диким ревом бросился на Холмса. Мне удалось обхватить его за талию, а руки Холмса были погружены в торчащую спутанную бороду Грирли. Все же нам пришлось бы плохо, если бы Лестрейд не приставил револьвер к виску этого человека. Только прикосновение холодной стали заставило его прекратить сопротивление. В ту же минуту Холмс защелкнул наручники на его огромных узловатых руках.

По блеску глаз Грирли я предположил было, что он снова собирается наброситься на нас, но он вдруг грустно рассмеялся и обратился к Холмсу.

– Не знаю, кто вы, мистер, – сказал он, – но вы ловко это проделали. Если расскажете мне, как вам это удалось, я отвечу на все ваши вопросы.

Он провел нас в небольшую контору и бросился на стул, предоставив нам самим устраиваться как угодно.

– Как вы меня нашли, мистер? – беззаботно спросил он, поднимая скованные руки, чтобы откусить еще кусок табака.

– К счастью для невиновного, мне удалось обнаружить кое-какие следы вашего присутствия, – сказал Холмс. – Признаюсь, когда мне предложили расследовать это дело, я был убежден в виновности мистера Перси Лонгтона. Эта уверенность сохранилась у меня и по прибытии на место преступления. Но вскоре я познакомился с рядом деталей, которые были незначительны сами по себе, но бросали новый свет на все это дело. Ужасный удар, убивший сквайра Эддльтона, испачкал кровью камин и даже часть стены. Почему же не было пятен на груди халата того человека, который нанес этот удар? В этом было что-то непонятное, вызывающее сомнение. Далее я заметил, что у камина, где лежал убитый, не было стула. Значит, сквайра ударили, когда он стоял, а не сидел, а так как была рассечена верхняя часть черепа, значит, удар был нанесен с того же уровня, если не с большей высоты. Когда я узнал от миссис Лонгтон, что сквайр был ростом выше шести футов, у меня уже не было сомнений в том, что в ходе следствия возникла серьезная ошибка. Мне удалось установить, что в то утро сквайр получил письмо, которое он, по-видимому, сжег. Сейчас же вслед за этим он поссорился с племянником по поводу предполагаемой продажи одной из ферм. Сквайр Эддльтон был богатым человеком. Спрашивается: к чему же было тогда периодически продавать свои земли, причем первая продажа была произведена два года тому назад? Ясно, что его жестоко шантажировали.

– Ложь, клянусь Богом! – прервал яростно Грирли. – Он должен был только вернуть то, что ему не принадлежало. В этом заключается истина.

– Осматривая комнату, – продолжал мой друг, – я обнаружил следы сапог, на что и обратил ваше внимание, Лестрейд, а так как погода была сухая, то я, разумеется, понял, что след был оставлен после совершения преступления. Сапог этого человека оказался влажным потому, что он ступил в лужу крови. Сквайр, под влиянием резких протестов своего племянника, после обеда куда-то уехал верхом. Ясно, что он хотел переговорить с кем-то, быть может умолять его. В полночь этот человек пришел в дом. Он должен был обладать очень высоким ростом и огромной силой, чтобы с одного удара рассечь череп. На подошвах ног этого человека были сосновые опилки. Между мужчинами произошла ссора, возможно из-за отказа платить, затем более высокий человек сорвал со стены оружие и, раздробив череп сквайру, скрылся. Где, спрашивал я себя, можно найти землю, смешанную с древесными опилками? Конечно, в лесопилке. А здесь, в долине, находится только эшдонская лесопилка. Мне еще прежде приходила мысль, что ключ к этому ужасному преступлению следует искать в прежней жизни сквайра. Поэтому я провел поучительный вечерок, болтая с хозяином нашей гостиницы. Задавая, по его мнению, праздные вопросы, я вытянул из него ценные сведения. Два года тому назад какой-то австралиец был назначен управляющим эшдонской лесопилкой по личной рекомендации сквайра Эддльтона. А сегодня утром, когда вы вышли из своей хижины, Грирли, чтобы дать рабочим дневное задание, я стоял за этими штабелями строевого леса. Я увидел вас и понял, что дело закончено.

Австралиец напряженно, с горькой улыбкой слушал рассказ Холмса.

– Моя беда заключается в том, что он пригласил именно вас, мистер, – сказал он дерзко. – Но я не хочу нарушать нашего уговора и расскажу вам сейчас то немногое, чего вы еще не знаете. История начинается с семидесятых годов, когда недалеко от Калгурли было открыто месторождение золота. У меня был младший брат, который вступил в компанию с англичанином, носящим имя Эддльтон. Оба, разумеется, разбогатели.

В те времена дороги к золотым приискам были небезопасны, потому что в зарослях орудовали беглые каторжники. Так вот, всего лишь через неделю после того, как мой брат и Эддльтон напали на новую жилу, был ограблен транспорт с золотых приисков в Калгурли, стражник и кучер застрелены. По ложному доносу Эддльтона мой несчастный брат был схвачен и обвинен в нападении на транспорт с золотом. В те дни закон действовал быстро, и брата в ту же ночь повесили на дереве. Золотоносная жила осталась целиком во владении Эддльтона. Меня в то время не было на месте, я работал на рубке строевого леса в Голубых горах. Лишь через два года я узнал от одного золотоискателя правду, которую сообщил ему перед смертью помощник повара. Этот помощник повара был в свое время подкуплен Эддльтоном. Эддльтон нажился и вернулся в Старый Свет. У меня же не было ни гроша, чтобы поехать за ним. С этого дня я начал откладывать деньги, чтобы поехать разыскивать убийцу моего брата… Да, убийцу, будь он проклят! Только через двадцать лет я нашел его, и этот миг вознаградил меня за все годы лишения и ожидания.

«Доброе утро, Эддльтон», – сказал я. Его лицо сделалось серым, трубка выпала изо рта.

«Лонг Том Грирли!» – проговорил он и задохнулся. Я подумал, что он лишится сознания. Ну, мы с ним побеседовали, и я заставил его дать мне эту работу. И начал я выкачивать из него деньги. Это был не шантаж, мистер, а восстановление моих прав на имущество погибшего брата. Два дня тому назад я снова написал ему письмо, и ночью он приехал ко мне верхом, ругаясь и клянясь, что я разоряю его. Я сказал, что даю ему срок до полуночи: будет он платить или нет? Я обещал приехать к нему за ответом.

Он ждал меня в холле, обезумевший от спиртного и злобы. Он бранился, кричал, что не боится моего доноса в полицию. Неужели, говорил он, поверят словам грязного австралийского лесоруба, а не ему, владельцу поместья и мировому судье!

«Я так же удружу тебе, как удружил в свое время твоему никчемному брату!» – кричал он. Эти слова и заставили меня совершить то, что я сделал. В моем мозгу что-то защелкнулось, я сорвал со стены первое попавшееся под руку оружие и ударил по рычащей, оскаленной голове Эддльтона. Минуту я молча смотрел на него… «Это тебе за меня и за Джима», – прошептал я, повернулся и убежал. Вот и вся моя история, мистер. А теперь я хочу, чтобы вы увели меня прежде, чем вернутся мои рабочие.

Лестрейд и его пленник уже дошли до двери, когда их остановил голос Холмса.

– Мне хотелось бы знать, – сказал он, – известно ли вам, каким именно оружием вы убили сквайра Эддльтона?

– Я уже сказал, что схватил со стены первое попавшееся оружие. Кажется, это был топор или дубинка…

– Это был топор палача, – сказал Холмс.

Австралиец ничего не ответил, но, когда он пошел к дверям за Лестрейдом, мне показалось, что странная улыбка осветила его грубое бородатое лицо.

Мой друг и я медленно шли по лесу.

– Странно, – сказал я, – что ненависть и чувстве мести могут жить двадцать лет.

– Дорогой Уотсон, – возразил Холмс, – вспомните старую сицилийскую поговорку: месть – это единственное блюдо, которое особенно вкусно, когда его едят в холодном состоянии. Но, посмотрите-ка, – продолжал он, прикрывая рукою глаза, – вон какая-то женщина бежит к нам по тропинке. Это, видимо, миссис Лонгтон. Хотя я и обладаю некоторым количеством рыцарских чувств, я не в настроении слушать излияния женской благодарности. Поэтому давайте пойдем боковой тропинкой за кустами. Если мы прибавим шагу, мы поспеем к вечернему поезду в Лондон.

Загадка рубина «Аббас»

После… нашей поездки в Девоншир Холмс был занят двумя делами крайней важности… известный карточный скандал в Нонпарель-клубе… и дело несчастной мадам Монтпенсьер.

Собака Баскервилей

Просматривая свои записи, я обнаружил, что в них отмечено: вечером десятого ноября началась первая метель зимы 1886 года. Тот день был темным и холодным, с жестоким пронизывающим ветром, завывающим за окнами; а когда ранние сумерки превратились в ночь, уличные фонари, мерцающие сквозь мрак Бейкер-стрит, осветили пустые тротуары, сверкающие от внезапно упавшего снега

Едва три недели минуло с того дня, как мы с моим другом Шерлоком Холмсом вернулись из Дартмура, завершив то необычное дело, подробности которого я уже описывал под названием «Собака Баскервилей», и, хотя с тех пор случилось несколько преступлений, привлекших внимание моего друга, ни одно не могло удовлетворить его страсть к необычному или родить ту вдохновенную вспышку гения логики и дедукции, которая возникала лишь при виде сложной, запутанной проблемы.

В камине весело потрескивал огонь, и я, удобно откинувшись в кресле и лениво оглядывая нашу несколько неаккуратную, но уютную гостиную, должен был признать, что бьющий в оконные стекла снег с градом лишь усиливает чувство спокойствия и довольства. По другую сторону камина в мягком кресле расположился Шерлок Холмс, вяло перелистывающий страницы справочника в черной обложке – на букву «Б»; Холмс только что сделал какие-то пометки возле «Баскервиля», и теперь, блуждая взглядом по именам и заметкам, покрывающим страницы тома, он время от времени посмеивался и издавал неразборчивые восклицания. Я отбросил свою книгу – «Ланцет», решив поддержать дух моего друга, задав ему вопрос относительно одного-двух незнакомых мне имен… когда вдруг сквозь завывания ветра я различил звяканье колокольчика у входной двери.

– К нам гость, – сказал я.

– Скорее это клиент, Уотсон, – заметил Холмс, откладывая книгу. – И по неотложному делу, – добавил он, взглянув на оконное стекло, залепленное снегом. – Погода слишком сурова, а это возвещает нам…

Холмс не успел договорить – мы услышали стремительные шаги на лестнице, дверь резко распахнулась, и наш гость, споткнувшись, ввалился в гостиную.

Это оказался невысокий, тучный человек, в промокшем насквозь макинтоше и котелке, поверх которого был намотан шерстяной шарф, завязанный под подбородком. Холмс повернул абажур настольной лампы так, что свет упал на вошедшего, и на какое-то мгновение наш гость замер, таращась на нас; с его одежды капала вода, оставляя пятна на ковре. Он мог бы показаться смешным – с его бочкообразным туловищем и круглым лицом, обмотанным шарфом, если бы не беспомощное страдание, светящееся в карих глазах, и не дрожащие руки, которыми он дергал нелепый шарф, завязанный бантом.

– Снимайте плащ и садитесь к огню, – приветливо произнес Холмс.

– Я, безусловно, должен извиниться за свое неуместное вторжение, джентльмены, – начал вошедший. – Но боюсь, что возникшие обстоятельства грозят… грозят…

– Быстрее, Уотсон!

Но я не успел. Раздался тяжкий стон – и наш гость с грохотом свалился на пол, потеряв сознание.

Прихватив с буфета немного бренди, я влил его в рот несчастного, а Холмс, успевший уже снять с толстяка шарф, заглядывал через мое плечо.

– Что вы можете сказать о нем, Уотсон? – спросил он,

– Ну, он перенес серьезное потрясение, – заметил я. – Судя по внешности, он человек вполне обеспеченный и респектабельный, скорее всего бакалейщик, и, без сомнения, когда он придет в себя, мы узнаем о нем гораздо больше.

– Э, я думаю, мы можем отважиться и на более смелые предположения, – задумчиво произнес мой друг. – Когда дворецкий из весьма богатого дома внезапно мчится сквозь снежную бурю, чтобы упасть без чувств на мой скромный ковер, я предвкушаю нечто более серьезное, нежели взломанный денежный ящик.

– Дорогой Холмс!..

– Могу поставить гинею за то, что под пальто у него – ливрея… Ну, что я говорил!

– Хорошо, пусть так, и все же я не понимаю, почему вы предположили, что он именно из богатого дома.

Холмс приподнял безжизненную руку лежащего.

– Вы можете видеть, Уотсон, что подушечки обоих больших пальцев потемнели. Поскольку этот человек явно ведет малоподвижный образ жизни, то я могу найти лишь одно объяснение подобному изменению цвета кожи. Он постоянно полирует пальцами серебро.

– Но, Холмс, серебро обычно полируют кусочком замши! – возразил я.

– Ординарное серебро – да. А серебро очень высокого качества полируют все-таки пальцами, из чего я и делаю вывод о богатом хозяйстве. А что касается его внезапного бегства из дома – ну, взгляните, он ведь выскочил в легких лакированных туфлях, несмотря на то что снегопад продолжается с шести часов вечера. О, ему уже лучше, – мягко добавил Холмс, увидев, что наш гость приоткрыл глаза. – Мы с доктором Уотсоном поможем вам добраться до кресла, а когда вы как следует отдохнете, то, конечно, расскажете нам о своих тревогах.

Наш посетитель схватился руками за голову.

– Как следует отдохну! – простонал он. – Бог мой, сэр, да они, должно быть, уже у двери!

– Кто – они?

– Полиция, сэр Джон, все! Рубин «Аббас» украден!

Он уже почти кричал. Мой друг наклонился к нему и положил свои длинные тонкие пальцы на запястье толстяка. Я и прежде не однажды замечал, что Холмс обладает некоей почти магнетической силой, умиротворяюще действующей на людей. И в этот раз произошло то же самое – панический ужас исчез из взгляда нашего гостя.

– Ну а теперь изложите мне факты, – через мгновение приказал Шерлок Холмс.

– Меня зовут Эндрю Джолифф, – начал наш гость уже куда более спокойно, – и последние два года я служил дворецким у сэра Джона и леди Довертон в их доме на Манчестерской площади.

– Сэр Джон Довертон, ученый-садовод?

– Да, сэр. Вообще-то говоря, эти его цветы, особенно знаменитые красные камелии, для него значат куда больше, чем даже рубин «Аббас» и прочие фамильные сокровища. Я так понимаю, вы знаете об этом рубине, сэр?

– Я знаю о его существовании. Но расскажите мне все своими словами.

– Ну, по-моему, на него даже смотреть страшно. Он как огромная капля крови, и внутри у него горит совершенно дьявольский огонь. За два года я его видел лишь однажды, потому что сэр Джон держит его в сейфе, в спальне, и запирает, как смертельно ядовитую тварь, которую нельзя выпускать на свободу. Но вот сегодня вечером я увидел его во второй раз. Это было сразу после обеда, когда один из наших гостей, капитан Мастерман, предположил, что неплохо было бы сэру Джону показать им рубин «Аббас»…

– Имена! – лениво перебил его Холмс.

– Имена, сэр? А, вы имеете в виду гостей. Ну, там был капитан Мастерман, он брат хозяйки, потом лорд и леди Брэкминстер, мистер Данбар, потом высокочтимый Уильям Радфорд, наш член парламента, и миссис Фицсиммонз-Леминг.

Холмс нацарапал что-то на своей манжете.

– Прошу вас, продолжайте, – сказал он.

– Я сервировал кофе в библиотеке, когда капитан высказал свое желание и все леди очень шумно его поддержали. «Я бы предпочел показать вам красные камелии в оранжерее, – сказал сэр Джон. – Тот образчик, который моя жена приколола к своему платью, куда более прекрасен, нежели любой предмет, который можно найти в ларце с драгоценностями, и вы можете сами в этом убедиться». – «Так и позвольте нам убедиться!» – улыбнулся мистер Данбар, и тогда сэр Джон отправился наверх и принес ларец. Когда он поставил ларец на стол и открыл его, все гости столпились вокруг, а хозяйка тем временем приказала мне пойти в оранжерею и зажечь там свет, чтобы гости могли пойти и взглянуть на красные камелии. Но никаких красных камелий там не оказалось.

– Боюсь, что я не совсем понимаю.

– Они исчезли, сэр! Исчезли все до единой! – хрипло воскликнул наш гость. – Когда я вошел в оранжерею, я так и замер с лампой в руках… мне показалось, что я просто сошел с ума. Да, сам куст был на месте, но дюжина крупных цветков, которыми я еще сегодня днем восхищался, пропала, и остался только один лепесток!

Шерлок Холмс потянулся длинной рукой за своей трубкой.

– Замечательно, замечательно, – пробормотал он. – Это очень мило. Но, умоляю, продолжайте вашу интереснейшую историю.

– Я вернулся в библиотеку и сообщил о происшествии. «Но это невозможно! – воскликнула хозяйка. – Я же сама видела цветы как раз перед обедом, когда срезала один из них для себя!» «Да этот тип просто свихнулся!» – закричал сэр Джон, и тут же, засунув ларец с рубином в ящик стола, бросился в оранжерею, а гости побежали следом за ним. Но камелий не было!

– Минуточку, – перебил Холмс, – когда вы их видели в последний раз?

– Я их видел в четыре часа, а поскольку леди срезала один цветок прямо перед обедом, то, значит, они еще были на месте около восьми. Но цветы тут ни при чем, мистер Холмс! Главное – рубин!

– Ах, да!

Наш гость напряженно наклонился вперед.

– Библиотека была пустой лишь несколько минут, – продолжил он почти шепотом. – Но когда сэр Джон, чуть не обезумев из-за таинственного исчезновения его цветов, вернулся и открыл ящик, рубин «Аббас» вместе с ларцом исчез так же бесследно, как и красные камелии!

Несколько мгновений мы все сидели молча, и тишину нарушал лишь звон падающих углей в камине.

– Джолифф, – задумчиво пробормотал Холмс. – Эндрю Джолифф… Кража бриллиантов в Каттертоне, не так ли?

Толстяк вспыхнул и закрыл лицо ладонями.

– Я рад, что вам это известно, сэр, – выговорил он наконец. – Но, Бог свидетель, я вел честную жизнь с тех пор, как три года назад вышел из тюрьмы. Капитан Мастерман был очень добр ко мне и рекомендовал меня на службу к своему шурину, и я ни разу не давал ему повода пожалеть об этом. Я очень доволен жалованьем и надеюсь, что рано или поздно смогу накопить достаточно, чтобы обзавестись собственной табачной лавкой.

– Что ж, продолжайте рассказ.

– В общем, сэр, я как раз был в холле, посылал конюха за полицией, когда услышал голос капитана Мастермана – дверь в библиотеку была закрыта неплотно… «Черт побери, Джон, – говорил он, – я ведь хотел помочь человеку, попавшему в беду… но теперь я виню себя за то, что не рассказал тебе о его прошлом. Должно быть, он проскользнул сюда, пока все были в оранжерее, и…» Я не стал ждать продолжения, сэр, я лишь сказал Роджерсу, лакею, что если кто-то будет спрашивать обо мне, то меня можно найти у мистера Шерлока Холмса, и я помчался сюда, потому что я много слышал о вас, и я верю, что вы можете защитить от несправедливости человека, уже заплатившего свои долги правосудию. Вы – моя единственная надежда, сэр, и… Бог мой, я так и знал!

Дверь внезапно распахнулась, и высокий, светловолосый человек, закутанный в припорошенный снегом плащ, шагнул в гостиную.

– А, Грегсон… мы вас ждали.

– Не сомневаюсь, мистер Холмс, – сухо ответил инспектор Грегсон. – Ну, этот человек принадлежит нам, так что мы его забираем.

Наш несчастный клиент вскочил на ноги.

– Но я невиновен! Я до него не дотрагивался! – запричитал он.

Полицейский агент скривил губы, вытащил из кармана плоский ларчик и потряс им перед носом толстяка.

– Боже милостивый, да это же ларец из-под рубина! – задохнулся Джолифф.

– Видите, он признает это! А где мы нашли его, вы тоже знаете? Он был обнаружен там, куда вы его положили, милый мой, – под вашим матрасом!

Лицо Джолиффа стало пепельно-бледным.

– Но я же до него не дотрагивался, – тупо повторил он.

– Минуточку, Грегсон, – вмешался Холмс. – Я так понимаю, что у вас имеется и рубин «Аббас»?

– Нет, – ответил Грегсон, – ларчик был пуст. Но рубин не мог уйти далеко, и сэр Джон, между прочим, предложил вознаграждение в пять тысяч фунтов тому, кто его вернет.

– Могу я взглянуть на ларец? Благодарю вас. Боже, какое печальное зрелище! Замок не тронут, зато петли сломаны… Бархат телесного цвета. Но…

Достав из кармана увеличительное стекло, Холмс положил ларчик под настольную лампу и внимательно осмотрел его.

– Весьма любопытно, – сказал он наконец. – Кстати, Джолифф, рубин был в оправе?

– Да, он был в резном золотом медальоне с цепочкой… Но… ох, мистер Холмс…

– Вы можете быть уверены, что я сделаю для вас все, что возможно. Ладно, Грегсон, мы вас больше не задерживаем.

Агент Скотленд-Ярда защелкнул наручники на нашем несчастном посетителе, и минутой позже дверь за ними закрылась.

Какое-то время Холмс задумчиво курил. Придвинув кресло к камину, он, упершись локтями в колени, опустил голову на руки и молча смотрел на огонь, а я наблюдал за тем, как красноватые отсветы обрисовывают в полутьме его тонкое лицо.

– Вы когда-нибудь слышали о Нонпарель-клубе, Уотсон? – внезапно спросил он.

– Нет, это название мне незнакомо, – ответил я.

– Это самый изысканный клуб игроков в Лондоне, – пояснил Холмс. – Список его членов выглядит, как страница из «Дебретта»[4], приправленная цитатами из Готтского альманаха. Мне как-то недавно удалось заглянуть в этот список.

– Святые небеса, Холмс, зачем?

– Затем, что богатство слишком часто связано с преступлением, Уотсон. Это один из законов человеческой безнравственности, и закон этот неизменен на протяжении всей истории.

– Но какое отношение этот клуб имеет к рубину «Аббас»? – спросил я.

– Возможно, никакого. А может быть, очень большое. Будьте так любезны, передайте мне биографический справочник на букву «М» – вон там, над стойкой для трубок… Боже мой, это просто удивительно, что одна буква алфавита может охватить такое количество печально известных имен! Вы могли бы с большой пользой для себя изучить этот список, Уотсон. Но где-то здесь и тот человек, который нам нужен. Так, Маппинз… Марстон, отравитель… Мастерман. Достопочтенный Брус Мастерман, родился в 1856 году, образование… хм… ха!.. Подозревался в причастности к делу о наследстве в Хиллерс-Деборне… секретарь Нонпарель-клуба, член клубов… ну, достаточно. – Мой друг швырнул книгу на кушетку. – Ну-с, Уотсон, вы согласны на небольшую ночную прогулку?

– Безусловно, Холмс. Но куда?..

– Туда, куда нас поведут обстоятельства.

Ветер к этому времени немного утих; когда же мы торопливо вышли на белую тихую улицу, далекие колокола Биг-Бена пробили десять. Хотя мы с Холмсом изрядно укутались, холод стоял настолько лютый, что я порадовался короткой пробежке до Мэрилебон-роуд, где мы сумели наконец поймать кэб.

– Думаю, вреда не будет, если мы заедем на Манчестер-сквер, – заметил Холмс, пока мы заворачивались в пледы; и кэб, позвякивая, повез нас по заснеженной улице. Поездка была недолгой, и, когда мы выходили из экипажа перед портиком импозантного георгианского особняка, Холмс показал на площадку перед домом.

– Гости уже разъехались, – сказал он. – Видите, следы колес оставлены после того, как снегопад кончился.

Лакей, отворивший двери, взял наши визитные карточки, и мгновение спустя нас уже провели через холл в богатую библиотеку, где перед камином стоял высокий, худощавый человек с седеющими волосами и крайне меланхоличным выражением лица; он все еще был облачен во фрак. Когда мы вошли, дама, расслабленно сидевшая в шезлонге, встала и повернулась к нам.

Хотя самые известные художники наших дней и обессмертили красоту леди Довертон, я все же отважусь предположить, что ни один из портретистов не отдал должного этой высокомерной и прекрасной женщине, – нигде она не изображена такой, какой мы увидели ее в тот момент: в белом атласном платье с алым цветком, пылающим на лифе, с золотыми бликами света на бледном лице с безупречными точеными чертами, с искрами бриллиантов в роскошных каштановых волосах… Ее супруг стремительно шагнул навстречу нам.

– Мистер Шерлок Холмс, это и в самом деле весьма недурно! – воскликнул он. – Вы решились испытать превратности суровой ночи, чтобы поспешить найти виновника этого беспримерного беззакония, и это говорит о высоком чувстве общественного долга! Весьма высоком!

Холмс поклонился.

– Рубин «Аббас» слишком известный камень, сэр Джон.

– А, рубин… Да-да, конечно, – заметил сэр Джон Довертон. – Весьма прискорбно. К счастью, там остались бутоны. Вы ведь понимаете, что…

Он резко умолк, потому что жена положила ладонь на его руку.

– Но дело уже передано в руки полиции, – надменно произнесла она. – И я не понимаю, почему вдруг мы удостоились визита мистера Шерлока Холмса.

– Я отниму у вас совсем немного времени, леди Довертон, – ответил мой друг. – Я буду доволен, если на несколько минут загляну в оранжерею.

– С какой целью, сэр? Какая может быть связь между оранжереей моего мужа и пропавшей драгоценностью?

– Как раз это я и хочу выяснить.

Леди Довертон холодно улыбнулась.

– Но между тем полиция уже арестовала вора.

– Думаю, нет.

– Абсурд! Человек, сбежавший отсюда, – бывший грабитель. Это все слишком очевидно.

– Возможно, не столь уж и очевидно, мадам! Неужели вам не показалось весьма странным то, что бывший грабитель, будучи осведомлен, что его репутация прекрасно известна вашему брату, вдруг похитил знаменитый камень у своего собственного хозяина, да еще и совершил потрясающую глупость, спрятав ларец под матрасом на своей постели, но ведь там даже Скотленд-Ярд способен был отыскать ларчик!

Леди Довертон прижала руку к груди.

– Об этом я совершенно не подумала, – сказала она.

– Естественно. Но, Бог мой, какой прекрасный цветок! Я полагаю, это та самая красная камелия, которую вы сорвали сегодня днем?

– Сегодня вечером, сэр, как раз перед обедом.

– «Spes ultima gentis!»[5] – уныло заметил сэр Джон. – По крайней мере, до следующего цветения.

– Совершенно верно. Но мне было бы любопытно взглянуть на вашу оранжерею.

Мы последовали за хозяином дома через короткий коридор, начинающийся от библиотеки и заканчивающийся стеклянной дверью теплицы. Пока мы с известным ученым-садоводом ждали неподалеку от входа, Холмс начал неторопливое путешествие в жаркой и душной тьме; свеча, которую он нес в руке, появлялась и исчезала – словно огромный жук-светляк полз среди страшноватых теней кактусов и удивительных тропических растений. Поднеся свечу к кусту камелии, Холмс некоторое время внимательно рассматривал ветви сквозь увеличительное стекло.

– О, бедная жертва ножа вандала! – простонал сэр Джон.

– Нет, цветы срезаны маленькими изогнутыми маникюрными ножницами, – заметил Холмс. – Взгляните, тут нет грубых обрывов, какие бывают при действии ножом, и даже более того – маленький порез вот на этом листе позволяет определить, что тот, кто делал это, однажды промахнулся и не попал по стебельку цветка. Ну, я думаю, больше здесь ничего не удастся выяснить.

Мы возвращались в библиотеку, когда Холмс внезапно остановился у маленького окна в стене коридора и, отодвинув щеколду, зажег спичку и перегнулся через подоконник.

– Окно выходит на тропинку, которой пользуются поставщики, – пояснил сэр Джон.

Я, вытянув шею, взглянул через плечо друга. Внизу, под окном, ветром намело длинный, гладкий сугроб, тянущийся от стены дома до узкой дорожки. Холмс не произнес ни слова, но, когда он закончил осмотр и обернулся к нам, я заметил в его глазах нечто вроде удивления и даже досады.

Леди Довертон ждала нас в библиотеке.

– Боюсь, ваша репутация преувеличена, мистер Холмс, – сказала она, и в ее голубых глазах вспыхнуло веселье. – Я-то ожидала, что вы тут же найдете все исчезнувшие цветы и, возможно, даже рубин «Аббас»!

– Ну, по крайней мере, я постараюсь вернуть вам последнее, – холодно откликнулся Холмс.

– Вы ужасный хвастун, мистер Холмс.

– Вообще-то говорят, что хвастовство не входит в мои привычки. А теперь нам с доктором Уотсоном придется поспешить в Нонпарель-клуб… Бог мой, леди Довертон, боюсь, вы сломали свой веер… и мне остается лишь принести извинения за наше вторжение и пожелать вам спокойной ночи.

Мы уже доехали до Оксфорд-стрит, когда Холмс, до сих пор хранивший полное молчание и сидевший свесив голову на грудь, внезапно подскочил и, сдвинув верх двуколки, закричал вознице, чтобы тот немедленно возвращался назад.

– Какой же я дурак! – воскликнул Холмс, хлопая себя ладонью по лбу, пока экипаж разворачивался. – Какая колоссальная ошибка!

– Но в чем она…

– Уотсон, если вы когда-нибудь заметите во мне вспышку самодовольства, не откажите в любезности, шепните мне на ухо одно только слово – «камелии»!

Через несколько минут мы вновь очутились перед портиком особняка сэра Джона Довертона.

– Нет нужды беспокоить хозяев, – пробормотал Холмс. – Догадываюсь, что вот эта калиточка служит входом для поставщиков…

Мой друг быстро зашагал по тропинке, ведущей вдоль стены дома, и вскоре мы очутились под окном, которое, как я догадался, вело в тот самый коридор. Затем, бросившись на колени, Холмс принялся голыми руками разгребать снег. Через несколько мгновений Холмс выпрямился, и я увидел, что он откопал большой темный комок.

– Рискнем зажечь спичку, Уотсон, – с усмешкой произнес он.

Я выполнил его просьбу, и на черном участке земли, усилиями Холмса освобожденном от снежного покрова, мы увидели пучок красно-коричневых замерзших цветов.

– Камелии! – воскликнул я. – Мой дорогой друг, что все это значит?!

Холмс поднялся на ноги, и лицо его стало необычайно суровым.

– Это подлость, Уотсон! – сказал он. – Умная, рассчитанная подлость!

Подняв один из мертвых цветков, Холмс некоторое время молча размышлял над темными увядшими лепестками, лежащими на его ладони.

– Эндрю Джолиффу здорово повезло, что он успел добраться до Бейкер-стрит прежде, чем инспектор Грегсон добрался до него самого, – задумчиво заметил Холмс.

– Я, пожалуй, зайду в этот дом? – спросил я.

– Уотсон, как всегда, – человек действия, – насмешливо произнес он. – Нет, мой дорогой друг, я думаю, нам лучше тихонько вернуться к нашему экипажу и отправиться в окрестности Сент-Джеймса.

Из-за событий этого вечера я совершенно потерял представление о времени; и когда мы, проехав по Пикадилли к Сент-Джеймс-стрит, остановились перед дверьми элегантного, ярко освещенного особняка, я, увидев часы над Палас-Ярдом и обнаружив, что уже почти полночь, был здорово потрясен.

– Когда из соседних клубов все отправляются на покой, члены Нонпарель-клуба только собираются, – заметил Холмс, дергая шнур звонка.

Нацарапав несколько слов на своей визитной карточке, Холмс вручил ее слуге, и тот проводил нас в холл. Когда же мы стали подниматься следом за лакеем по мраморной лестнице на верхний этаж, я обратил внимание на величественные, роскошно обставленные помещения, где люди в вечерних костюмах либо сидели, читая газеты, либо толпились вокруг карточных столов красного дерева.

Наш провожатый постучал в одну из дверей, и мгновением позже мы очутились в небольшой, уютно обставленной комнате, увешанной спортивными дипломами и насквозь пропахшей сигарным дымом. Высокий человек, немножко похожий на солдата, с коротко подстриженными усами и густыми каштановыми волосами, сидевший развалясь в кресле перед камином, не проявил ни малейшего желания встать при нашем появлении, но, вертя в пальцах визитную карточку Холмса, холодно оглядел нас голубыми глазами, сильно напомнившими мне глаза леди Довертон.

– Вы выбрали странное время для визита, джентльмены, – сказал он с заметной враждебностью в голосе. – Уже чертовски поздно.

– И становится все позже, – согласился мой друг. – Нет, капитан Мастерман, в стуле нет необходимости. Я предпочитаю стоять.

– Ну и стойте. Что вам нужно?

– Рубин «Аббас», – вежливо ответил Шерлок Холмс.

Я вздрогнул и изо всех сил сжал трость. В глубоком молчании капитан Мастерман, утонувший в глубоком кресле, таращился на Холмса. Затем, откинув голову, он искренне расхохотался.

– Дорогой сэр, вы должны извинить меня! – воскликнул он наконец, всем своим видом выражая насмешку. – Но ваше требование несколько чрезмерно. Среди членов Нонпарель-клуба нет прислуги. Вам следует поискать Джолиффа где-нибудь в другом месте.

– Я уже разговаривал с Джолиффом.

– А, понимаю, – язвительно откликнулся капитан. – Вы взялись представлять интересы этого дворецкого?

– Нет, я представляю интересы правосудия, – сурово произнес Холмс.

– Бог мой, как внушительно звучит! Но, мистер Холмс, ваша странная претензия высказана в такой форме, что вам просто повезло, что я не имею свидетелей нашего разговора, иначе вам пришлось бы плохо, поскольку я непременно обратился бы в суд. Вас, пожалуй, охладил бы штраф в пять тысяч гиней за клевету, а? Дверь позади вас, сэр.

Холмс неторопливо подошел к камину и, достав из кармана свои часы, сверил их с часами на каминной полке.

– Сейчас пять минут первого, – заметил он. – У вас есть время до девяти утра, чтобы привезти рубин ко мне на Бейкер-стрит.

Мастерман вскочил.

– А ну-ка, черт вас возьми… – прорычал он.

– Я бы на вашем месте не стал этого делать, в самом деле не стал бы. Но, чтобы вы могли понять, что я не блефую, я сообщу вам несколько основных пунктов моих размышлений. Вы знали прежнюю репутацию Джолиффа, и вы пристроили его в дом сэра Джона, с расчетом использовать Джолиффа в будущем.

– Докажите, вы, проклятый сплетник!

– А позже вам понадобились деньги, – невозмутимо продолжал Холмс, – и очень много денег, если исходить из стоимости рубина «Аббас». Не сомневаюсь, что изучение ваших карточных долгов могло бы выявить солидную цифру… Затем вы составили – замечу попутно, мне очень жаль, что вы втянули в это дело свою сестру, – план столь же хитроумный по замыслу, сколь и безжалостный по исполнению. С помощью леди Довертон вы точно узнали, как выглядит ларец, в котором хранится камень, и заказали копию ларчика. Труднее было узнать, когда сэру Джону вздумается достать рубин из сейфа, поскольку он делал это крайне редко. Но ожидаемый обед, куда вы были приглашены, дал вам возможность найти очень простое решение. Вполне полагаясь на чистосердечную поддержку присутствующих дам, вы могли попросить вашего шурина принести драгоценность. Но как заставить сэра Джона и гостей выйти из комнаты, оставив при этом рубин? Боюсь, что здесь мы видим следы действия женского ума. Нельзя было найти путь более верный, нежели использование любви сэра Джона к его красным камелиям. И это подействовало именно так, как вы и предполагали.

Когда Джолифф вернулся с известием, что куст ограблен, сэр Джон мгновенно сунул ларец с камнем в ближайший ящик и помчался в оранжерею, а за ним, разумеется, последовали гости. Вы проскользнули назад, сунули в карман ларчик и, когда кража была обнаружена, поспешили заявить, что несчастный дворецкий – бывший грабитель. И тем не менее, хотя вы умно спланировали и дерзко осуществили свой замысел, вы совершили две серьезные ошибки.

Первое: вы не учли, что дубликат ларчика, весьма по-любительски взломанный и упрятанный под матрас кровати Джолиффа (возможно, за несколько часов до происшествия), был обит внутри очень светлым бархатом. Взглянув на бархат сквозь увеличительное стекло, я обнаружил, что на нем нет тех обязательных мелких потертостей, которые оставила бы оправа драгоценного камня.

Вторая ошибка оказалась фатальной. Ваша сестра утверждала, что сорвала цветок для своего платья непосредственно перед обедом, но в таком случае камелии оставались на месте до восьми часов… Я спросил себя, что бы я сделал, если бы хотел спрятать дюжину крупных цветков как можно быстрее. Ответ был очевиден: я бы выбросил их в ближайшее окно. В нашем случае это окно в коридоре. Но под окном намело большой сугроб, скрывший все следы. Это, как может засвидетельствовать доктор Уотсон, привело меня в некоторое замешательство, но потом я понял, что решение тут совершенно очевидно. Я вернулся к дому и принялся осторожно раскапывать снег под окном – и нашел исчезнувшие камелии лежащими на замерзшей земле. Но поскольку цветы слишком легки, чтобы провалиться сквозь снег, то ясно, что их бросили туда до того, как в шесть часов начался снегопад. Таким образом, рассказ леди Довертон оказался выдумкой, и в пучке увядших цветов я нашел решение всей проблемы.

Во время объяснений моего друга я наблюдал за тем, как пылающее гневом лицо капитана Мастермана постепенно заливала ужасающая бледность, а когда Холмс умолк, капитан бросился к столу, находящемуся в углу комнаты, и глаза его зловеще сверкнули.

– Я не стал бы этого делать, – вежливо сказал Холмс.

Мастерман замер, держа руку в ящике стола.

– Ну и что вы намерены предпринять? – скрипучим голосом спросил он.

– При условии, что рубин «Аббас» будет возвращен мне до девяти утра, я не стану разоблачать вас публично, и, без сомнения, сэр Джон Довертон снизойдет к моей просьбе и откажется от выяснения обстоятельств. Я лишь хочу защитить имя его жены. Но если вы поступите иначе, капитан Мастерман, вы ощутите всю тяжесть моей руки, поскольку я считаю, что вы обманули свою сестру и устроили грязный заговор, чтобы поймать в ловушку невиновного человека, и я не намерен забывать о таком подлом злодействе.

– Но, черт побери, ведь будет скандал! – воскликнул капитан Мастерман. – Скандал в Нонпарель-клубе! Я же по уши в карточных долгах, и если я откажусь от рубина… – Он ненадолго умолк, а потом искоса глянул на нас. – Послушайте, Холмс, а как насчет спортивного соглашения?..

Мой друг повернулся к двери.

– У вас есть время до девяти утра, – холодно произнес он. – Идемте, Уотсон!

Пока мы, стоя на Джеймс-стрит, ждали, когда портье найдет нам кэб, снова посыпал снег.

– Мой дорогой друг, боюсь, что вы чересчур устали, – заметил Холмс.

– Напротив, рядом с вами я всегда ощущаю бодрость, – ответил я.

– Ну, вы заслужили несколько часов отдыха. На сегодня наши приключения окончены.

Но мой друг поспешил с этим выводом. Закрытая коляска доставила нас на Бейкер-стрит, и, когда я возился со своим ключом, отпирая двери, наше внимание привлекли огни экипажа, быстро приближающегося к нам со стороны Мэрилебон-роуд. Это была закрытая извозчичья карета; она остановилась в нескольких ярдах от нашего дома, и мгновением позже мы увидели торопливо шагающую к нам закутанную женскую фигуру. Несмотря на то что лицо женщины закрывала плотная вуаль, было что-то знакомое в этой высокой, грациозной фигуре и в королевской посадке головы. Женщина остановилась напротив нас на заснеженном тротуаре.

– Я хочу поговорить с вами, мистер Холмс, – властно произнесла дама.

Мой друг вздернул брови.

– Возможно, вам бы лучше пойти вперед, Уотсон, и зажечь газ, – мягко сказал он.

За те годы, что я был знаком с Шерлоком Холмсом, я повидал немало прекрасных женщин, переступавших наш порог. Но я не помню ни одной, чья красота превосходила бы красоту той дамы, которая, шурша юбками, в ту ночь вошла в нашу скромную гостиную.

Она отбросила вуаль, и газовая лампа осветила бледное лицо и прекрасные голубые глаза, опушенные длинными ресницами; глаза эти встретились с непреклонным и суровым взглядом Холмса…

– Я не ожидал столь позднего визита, леди Довертон, – строго сказал Холмс.

– Я думала, вы всезнающи, мистер Холмс, – сказала она с легкой насмешкой в голосе. – Но, похоже, вы ничего не знаете о женщинах.

– Я не понимаю…

– Могу я напомнить о вашем хвастовстве? Утрата рубина «Аббас» – большое несчастье, и я с тревогой ожидаю ответа: сможете ли вы выполнить свое обещание? Признайте, сэр, что вы потерпели неудачу.

– Напротив, я добился успеха.

Наша гостья встала, глаза ее сверкнули.

– Это дурная шутка, мистер Холмс! – надменно воскликнула она.

Я уже писал как-то раз, что, несмотря на свое глубокое недоверие к противоположному полу, для моего друга было естественным рыцарское отношение к женщине. Но в тот момент, когда Холмс стоял лицом к лицу с леди Довертон, я впервые увидел, как черты его зловеще затвердели в присутствии женщины.

– Время несколько позднее для утомительного притворства, мадам, – сказал он. – Я посетил Нонпарель-клуб и предпринял некоторые усилия для того, чтобы объяснить вашему брату и способ, которым он может вернуть рубин «Аббас», и ту роль, которую вы…

– Бог мой!..

– …которую вы, утверждаю я, сыграли в этом деле. И мне бы хотелось, чтобы вы не разрушали мои иллюзии и позволили верить, что роль эту вы сыграли весьма неохотно.

Мгновение-другое прекрасное, надменное создание молча смотрело на Холмса, стоящего в круге света… а потом, с хриплым стоном, леди вдруг упала на колени и ее руки вцепились в пиджак Холмса. Холмс мгновенно наклонился и поднял женщину.

– Станови́тесь на колени перед вашим мужем, леди Довертон, а не передо мной, – мягко сказал он. – Вам и в самом деле многое следовало бы объяснить ему.

– Клянусь вам…

– Тихо, тихо, я все знаю. От меня никто не услышит ни слова.

– Вы имеете в виду, что ничего не расскажете моему мужу? – задохнулась она.

– Не вижу смысла в этом. Джолиффа утром освободят, разумеется, и дело о краже рубина «Аббас» закроют.

– Господь вознаградит вас за вашу доброту, – порывисто прошептала леди Довертон. – Я сделаю все, чтобы стать хорошей женой. Но мой несчастный брат… его карточные долги…

– Ах да, капитан Мастерман! Не думаю, леди Довертон, что вам следует так уж беспокоиться об этом джентльмене. Если из-за его проигрышей разразится скандал в Нонпарель-клубе, то это может подтолкнуть капитана изменить свою жизнь и встать на путь более честный, чем до сих пор. Скандал ведь рано или поздно утихнет, и тогда сэр Джон может помочь капитану устроиться на военную службу за границей. Этот молодой человек, насколько я мог заметить, ловок и предприимчив, и я не сомневаюсь, что он сумел бы проявить себя в Вест-Индии.

Очевидно, события того вечера утомили меня куда сильнее, чем я предполагал, и на следующий день я проспал почти до десяти утра. Когда я вышел в гостиную, то обнаружил, что Шерлок Холмс давно позавтракал и развалясь сидит у камина в своем старом красном халате, протянув ноги к огню, а воздух в гостиной успел прогоркнуть оттого, что Холмс докуривает табак, оставшийся в трубке со вчерашнего дня. Я позвонил миссис Хадсон и попросил принести кофе и немного грудинки с яичницей.

– Рад, что вы проснулись вовремя, Уотсон, – сказал Холмс, весело поглядывая на меня сквозь полуопущенные веки.

– Миссис Хадсон обладает удивительной способностью подавать завтрак в любое время, и это не последнее из ее достоинств, – заметил я.

– Совершенно верно. Однако я говорил не о завтраке. Я ожидаю сэра Джона Довертона.

– В таком случае, Холмс, поскольку дело это довольно деликатное, будет лучше, пожалуй, если я оставлю вас одного.

Холмс жестом заставил меня снова сесть.

– Мой дорогой друг, я буду лишь рад вашему присутствию. А, думаю, это наш гость, пришел раньше назначенного времени.

В дверь постучали, и в гостиной возникла высокая, сутулая фигура известного ученого-садовода.

– У вас есть для меня новости, мистер Холмс? – порывисто воскликнул сэр Джон. – О, прошу вас, говорите! Я весь внимание!

– Да, у меня есть для вас новости, – с легкой улыбкой ответил Холмс.

Сэр Джон наклонился вперед.

– Так, значит, камелии… – начал он.

– Ну-ну, пожалуй, было бы разумнее забыть о красных камелиях. Я, кстати, заметил на кусте немало бутонов.

– Слава Богу, это правда, – искренне откликнулся наш гость. – И я рад видеть, мистер Холмс, что вы куда выше цените редкие природные чудеса, нежели сокровища, созданные человеческими руками. Тем не менее у нас остается кошмарное исчезновение рубина «Аббас». Вы надеетесь вернуть его?

– И очень сильно надеюсь. Но, прежде чем мы примемся обсуждать дело, я прошу вас составить мне компанию и выпить стаканчик портвейна.

Сэр Джон изумленно вздернул брови.

– В такой-то час, мистер Холмс? – воскликнул он. – Помилуйте, сэр, я бы не подумал…

– Прошу вас, – улыбнулся Шерлок Холмс, наливая у буфета три порции портвейна и протягивая один из стаканов гостю. – Утро сегодня промозглое, и я искренне рекомендую вам это чудесное вино.

Храня на лице выражение неодобрения, сэр Джон Довертон поднес стакан к губам. На мгновение наступила тишина, которую нарушил изумленный вскрик сэра Джона. Он, побледнев так, что его кожа мало отличалась цветом от белого платка, который он поднес к лицу, переводил вытаращенные глаза с Холмса на алый кристалл, упавший из его губ в платок, и обратно.

– Рубин «Аббас»! – задыхаясь, пробормотал он.

Шерлок Холмс искренне расхохотался и хлопнул в ладоши.

– Ну, вы должны извинить меня, – со смехом произнес он. – Мой друг доктор Уотсон может подтвердить вам, что я никогда не в силах был устоять перед подобными драматическими эффектами. Вероятно, в моих жилах еще течет кровь Верне.

Сэр Джон вперил изумленный взор в большой алый камень, сверкающий на белом полотне.

– Боже милостивый, я едва верю собственным глазам! – произнес он дрожащим голосом. – Но как, как вам удалось вернуть его?

– Ах, сначала я должен воззвать к вашей снисходительности. Разве вам не достаточно того, что ваш дворецкий, Джолифф, так несправедливо оскорбленный подозрением, был освобожден сегодня утром и что драгоценность в целости и сохранности вернулась к своему владельцу? – негромко сказал Холмс. – А вот и цепочка и медальон – я взял на себя смелость вынуть камень из оправы, чтобы сыграть эту маленькую шутку, опустив рубин в портвейн. Я прошу вас не требовать дальнейших объяснений.

– Я сделаю так, как вы хотите, мистер Холмс, – горячо ответил сэр Джон. – Я и в самом деле полностью полагаюсь на ваше мнение. Но как я могу выразить…

– Ну, я человек далеко не богатый, но я бы предпочел, чтобы вы решили сами – заслужил ли я пять тысяч фунтов, обещанных вами в качестве награды…

– Более чем! – воскликнул сэр Джон Довертон, доставая из кармана чековую книжку. – Более того, я пришлю вам черенки моих красных камелий!

Холмс очень серьезно поклонился.

– Я поручу их особым заботам Уотсона, – сказал он. – Кстати, сэр Джон, я был бы весьма признателен, если бы вы выписали два чека. Один на две с половиной тысячи в качестве благодарности Шерлоку Холмсу, а второй – на ту же сумму – в знак расположения к Эндрю Джолиффу. Боюсь, что впредь вы могли бы обнаружить в вашем дворецком некоторую нервозность, а это отразится на его работе… но такой суммы вполне достаточно для того, чтобы он мог купить табачную лавку и осуществить тем самым свою давнюю мечту. Благодарю вас, дорогой сэр. А теперь, я думаю, поскольку мы все равно уже нарушили наши утренние привычки, давайте выпьем еще по стаканчику вина, чтобы отметить удачное окончание истории рубина «Аббас».

Черные ангелы

Я вспомнил об этом случае, разбирая документы Фаррерсов.

Монастырская школа

– Боюсь, Уотсон, что нордический характер не является хорошим помощником для человека, который занимается раскрытием преступлений. Он сообщает уму прискорбную тривиальность, – заметил Холмс, когда мы свернули с Оксфорд-стрит на менее оживленный тротуар Бейкер-стрит.

Было ясное свежее утро мая 1901 года, и бронзоволицые, худощавые, одетые в форму мужчины, заполнившие улицы, – это были солдаты, вернувшиеся из Южной Африки и получившие отпуск, – составляли приятное разнообразие мрачным темным платьям женщин, которые все еще носили траур по умершей королеве.

– Я могу вам напомнить, Холмс, Десятки ваших собственных дел, которые опровергают ваше утверждение, – ответил я, заметив с удовлетворением, что наша утренняя прогулка и свежий воздух окрасили легким румянцем бледные щеки моего друга.

– Какие, например? – спросил он.

– Ну, например, недоброй памяти доктор Гримсби Ройлот. Использование прирученной змеи в качестве орудия убийства вряд ли можно рассматривать как тривиальное явление.

– Мой дорогой друг, ваш пример только подтверждает мое мнение. Из пятидесяти случаев мы вспоминаем доктора Ройлота, «Святого» Питерса и еще двух-трех по той единственной причине, что при совершении преступления они проявляли некоторое воображение, что сразу же выделило их из всех прочих и возвысило над ними. Право же, я иногда начинаю думать, что как Кювье мог по одной-единственной косточке восстановить животное целиком, так и человек, способный рассуждать, может определить характер преступников и преступлений, совершаемых в данной стране, по тому, что и как готовится в ее кухнях.

– Не вижу здесь ничего общего, – рассмеялся я.

– А вы подумайте, Уотсон. Кстати сказать, – продолжал он, указав тростью в направлении шоколадного цвета омнибуса, который подкатил к противоположной стороне улицы с громким скрежетом тормозов и веселым треньканьем лошадиной сбруи, – вот вам отличный пример. Это французский омнибус. Посмотрите на кучера, Уотсон: сплошной пламень, эмоции, сгусток энергии. Посмотрите, как он спорит с этим младшим офицером военно-морской береговой охраны, находящимся в долговременном отпуске. Вот вам разница между утонченным и положительным, между французским соусом и английской подливкой. Как же могут два таких разных человека одинаково подходить к совершению преступления?

– Предположим, что это так, – отвечал я. – Только я все-таки не понимаю, как вы можете утверждать, что этот человек в клетчатом сюртуке является младшим военно-морским офицером, находящимся в долговременном отпуске?

– Ну как же, Уотсон, когда человек носит ленточку Крымского ордена и, следовательно, слишком стар для действительной службы, когда на нем сравнительно новые флотские ботинки, совершенно ясно, что его призвали из запаса. Его повелительная манера себя держать говорит о том, что это не простой матрос, а с другой стороны – лицо у него не загорелое и не обветренное, оно ничем не отличается от лица этого кучера. Этот человек – младший офицер, прикомандированный к посту береговой охраны или к учебному лагерю.

– А долгосрочный отпуск?

– Он в штатском платье, но не демобилизован, – посмотрите, чем он набивает свою трубку, это специальный флотский табак, в лавках вы его не найдете. Но вот мы уже пришли домой, и как раз вовремя: можем застать посетителя, который явился за время нашего отсутствия.

Я посмотрел на ничего не говорящую дверь дома.

– Помилуйте, Холмс, – запротестовал я, – вы заходите слишком далеко.

– Очень редко, Уотсон. Колеса большинства наемных экипажей красят примерно в это время года, и, если вы потрудитесь посмотреть на поребрик, вы заметите длинный зеленый след в том месте, где его задело колесо: когда мы уходили час тому назад, его не было. Экипаж некоторое время ожидал, поскольку кучер дважды выколачивал пепел из своей трубки. Нам остается только надеяться, что пассажир решил дождаться нашего возвращения после того, как отослал извозчика.

Когда мы поднимались по лестнице, из нижних комнат нашего дома появилась миссис Хадсон.

– Вас ожидает посетительница, мистер Холмс, вот уже около часа, и такой у нее усталый вид, у бедняжечки, что я взяла на себя смелость предложить ей чашечку хорошего крепкого чая.

– Благодарю вас, миссис Хадсон. Вы поступили правильно.

Мой друг посмотрел на меня и улыбнулся, однако я заметил, как в его глубоко посаженных глазах сверкнул огонек.

– Дело начинается, Уотсон, – спокойно сказал он.

Когда мы вошли в гостиную, наша посетительница поднялась нам навстречу. Это была белокурая молодая женщина – ей не было еще и тридцати лет, – у нее был болезненный цвет лица и большие синие глаза с темным фиолетовым отливом в глубине. Одета она была просто, но аккуратно, на ней был светло-коричневый костюм и такая же шляпка, украшенная лиловым перышком. Все эти детали запечатлелись в моем мозгу почти что бессознательно, ибо я сразу же, как это свойственно человеку моей профессий, обратил внимание на черные тени у нее под глазами и на дрожащие губы, говорящие о сильном нервном напряжении, которого она могла и не выдержать.

Извинившись за наше отсутствие, Холмс проводил ее к креслу перед камином и, опустившись в свое собственное кресло, бросил на нее испытующий взгляд из-под тяжелых век.

– Насколько я понимаю, вы чем-то очень взволнованы, – мягко сказал он. – Будьте уверены, что доктор Уотсон и я готовы служить вам, мисс…

– Меня зовут Дафна Феррерс, – сказала наша гостья. А потом, внезапно наклонившись вперед в своем кресле, она пристально посмотрела на Холмса. – Как вы думаете, Черные ангелы – это провозвестники смерти? – прошептала она.

Холмс бросил на меня быстрый взгляд.

– Надеюсь, вы ничего не будете иметь против, если я закурю трубку, мисс Феррерс? – сказал он, протягивая руку к каминной полке. – Так вот, сударыня, всем нам когда-нибудь придется встретиться с Черным ангелом, но вряд ли это обстоятельство является достаточно веской причиной для того, чтобы искать совета у двух немолодых джентльменов с Бейкер-стрит. Будет гораздо разумнее, если вы нам расскажете с самого начала все, что с вами случилось.

– Вы, наверное, считаете меня страшно глупой! – воскликнула мисс Феррерс, и бледность на ее щеках уступила место легкому румянцу, который ее очень красил. – Ведь когда вы услышите мою историю, когда я вам расскажу о своих страхах, которые медленно сводят меня с ума, вы, возможно, будете только смеяться.

– Уверяю вас, не будем.

Наша гостья помедлила с минуту, словно собираясь с мыслями, а потом заговорила, начав свой невероятный рассказ:

– Итак, должна вам сказать, что я – единственная дочь и вообще единственный ребенок Джошуа Феррерса из Абботстандинга в Хэмпшире, – начала она. – Сэр Роберт Норбертон из Шоскомба, с которым вы познакомились несколько лет тому назад, это кузен моего отца; он-то и посоветовал мне обратиться к вам в эту критическую минуту моей жизни.

Холмс, который сидел откинувшись в кресле и закрыв глаза, вынул трубку изо рта.

– Почему же вы тогда не пришли ко мне вчера вечером, сразу по приезде, а дождались утра? – спросил он.

Мисс Феррерс испуганно вздрогнула.

– Но сэр Роберт сказал мне о вас только вчера вечером, когда мы с ним обедали, мистер Холмс. А откуда вам известно…

– Но это же очень просто, сударыня. На правом локте и манжете вашего жакета видны явные следы паровозной сажи, которой непременно пачкается человек, сидящий у окна в вагоне, тогда как ваши туфли отлично вычищены – такого блеска добиваются только в хороших отелях.

– Вам не кажется, Холмс, – перебил я его, – что нам следует выслушать рассказ мисс Феррерс, ни на что не отвлекаясь? Я как врач считаю, что чем скорее мы снимем с ее плеч эту тяжелую ношу, тем лучше.

Наша прекрасная гостья очень мило поблагодарила меня взглядом своих синих глаз.

– Вам бы следовало знать, Уотсон, – строго заметил Холмс, – что у меня свои методы. Как бы то ни было, мисс Феррерс, мы преисполнены внимания. Прошу вас, продолжайте.

– Я должна объяснить, – продолжала она, – что молодые годы своей жизни мой отец провел на Сицилии, где он унаследовал значительное состояние – обширные виноградники и оливковые рощи. После смерти моей матери ему, по-видимому, разонравилась жизнь в этой стране, хотя за это время его богатство значительно приумножилось, и он, продав виноградники и все прочее, переселился в Англию. Более года он кочевал из одного графства в другое в поисках дома, который отвечал бы его несколько необычным требованиям, пока наконец не остановил свой выбор на Абботстандинге, неподалеку от Бьюли в Нью-Форесте.

– Одну минутку, мисс Феррерс, остановитесь, пожалуйста, на этих необычных требованиях.

– Мой отец отличается склонностью к уединению. Больше всего он настаивал на том, чтобы дом находился в малонаселенной местности и стоял по крайней мере в нескольких милях от ближайшей железнодорожной станции. В Абботстандинге, который представляет собой очень сильно разрушенный особняк, построенный с большими претензиями и служивший некогда охотничьим домиком поместья Абботс-Бьюли, он нашел наконец то, что искал, и после того, как был проделан кое-какой необходимый ремонт, мы поселились в этом доме. Это, мистер Холмс, произошло пять лет тому назад, и с того самого дня мы живем в состоянии неосязаемого страха, который невозможно определить словами, который не имеет под собой никакой реальной основы.

– Если он неосязаем, если не имеет в себе ничего реального, как же вы его ощущаете, как догадываетесь о его существовании?

– Через обстоятельства, определяющие нашу жизнь. Отец не допускает никаких отношений с нашими немногочисленными соседями, и даже необходимые покупки делаются не в ближайшей деревне, а привозятся в фургоне из Линдхерста. Прислуга состоит из дворецкого Макинни, мрачного, угрюмого человека, которого отец нанял в Глазго, его жены и ее сестры – эти женщины делают вдвоем всю работу по дому.

– А вне дома?

– Другой прислуги у нас нет. Сад зарос и окончательно одичал, сорняки и вредители заполонили все поместье.

– Во всех этих обстоятельствах я не вижу ничего тревожного, мисс Феррерс, – заметил Холмс. – Уверяю вас, если бы я жил в деревне, я бы создал вокруг себя точно такую же обстановку, чтобы отвадить непрошеных гостей. Значит, в доме живете только вы с отцом и трое слуг?

– В доме – да. Но в поместье есть еще маленький коттедж, где живет Джеймс Тонстон, который в течение многих лет был управляющим на виноградниках отца в Сицилии, а потом вместе с ним приехал в Англию. Он и сейчас служит у отца управляющим.

Холмс удивленно поднял брови.

– Интересно, – сказал он. – Двор и сад запущены и заросли, вернувшись к своему первозданному виду, в поместье нет ни одного арендатора, зато есть управляющий. Несколько странное положение вещей, как мне кажется.

– Это чисто номинальная должность, мистер Холмс. Мистер Тонстон пользуется доверием моего отца и занимает это положение в Абботстандинге исключительно в благодарность за его многолетнюю службу у отца на Сицилии.

– Ах так! Тогда понятно.

– Отец редко выходит из дома, а когда это случается, никогда не покидает пределов парка. Такая жизнь может быть вполне приемлемой при условии, если существует любовь и взаимное понимание. Но – увы! – в Абботстандинге ничего подобного нет. Мой отец, несмотря на то что он человек богобоязненный, не относится к людям, способным внушить любовь или привязанность, он всегда был суровым и замкнутым, причем порой эта его мрачность принимает совсем уж крайние формы, и тогда он запирается у себя в кабинете и не выходит по целым дням. Как вы легко можете себе представить, мистер Холмс, для молодой женщины, лишенной друзей ее возраста, лишенной всякой связи с обществом, обреченной проводить лучшие годы своей жизни в мрачном великолепии полуразрушенного средневекового дома, такое существование представляет собой мало интересного. Наша жизнь шла размеренно и монотонно, но потом, приблизительно месяцев пять тому назад, произошло событие, незначительное само по себе, которое тем не менее послужило первым звеном в цепи событий, вынудивших меня обратиться к вам с просьбой о помощи.

Я возвращалась домой после утренней прогулки в парке и, оказавшись на подъездной аллее, ведущей от ворот и сторожки привратника к дому, заметила, что к стволу дуба, стоящего на обочине, что-то приколото. Подойдя ближе, я обнаружила, что это обыкновенная цветная гравюра из тех, что используются в качестве иллюстраций для рождественских песенок и дешевых религиозных брошюр. Однако тема этой картинки была необычна, надо прямо сказать – поразительна.

На фоне темного ночного неба была изображена голая скала, на вершине которой стояли девять ангелов с крыльями, разделенные на две группы: в одной – шесть, а в другой – три. Глядя на эту картинку, я поначалу не могла понять, что в ней кажется несообразным, что так раздражает чувства своим несоответствием, но потом сообразила, в чем дело. Впервые в жизни я видела ангелов, изображенных не в радостном сиянии, а в мрачных траурных одеяниях. В нижней части картинки были нацарапаны слова: «шесть и три».

Когда наша гостья на минуту замолчала, я бросил взгляд в сторону Шерлока Холмса. Брови его были насуплены, глаза закрыты, однако по тому, как из его трубки то и дело поднимались тонкие спиральки дыма, я понял, что он глубоко заинтересован.

– Первой моей мыслью было, – продолжала она, – что разносчик из Линдхерста хочет таким образом привлечь внимание к какому-нибудь новомодному календарю, который он стремится продать, поэтому я и сорвала картинку, взяла ее с собой. Поднимаясь наверх в свою комнату, я встретила на лестнице отца.

«Вот что я нашла по дороге домой. Это было приколото к дереву, – сказала я. – Мне кажется, Макинни должен сказать посыльному, чтобы он доставлял свои товары, пользуясь входом для торговцев, а не прикалывал бы образцы где попало. И вообще я предпочитаю ангелов в белом. А вы, папа?»

Едва я успела произнести эти слова, как отец выхватил гравюру у меня из рук. С секунду он стоял, не произнося ни слова, глядя на листок бумаги, который держал в трясущихся руках, в то время как кровь отливала от его лица, приобретавшего мертвенно-бледную окраску.

«Что случилось, папа?» – воскликнула я, схватив его за руку. «Черные ангелы», – прошептал он, а затем, с ужасом оттолкнув мою руку, бросился в кабинет и запер за собой дверь.

С этого дня отец ни разу не выходил из дома. Целыми днями он либо читал, либо писал у себя в кабинете, или же подолгу совещался о чем-то с Джеймсом Тонстоном, чей мрачный, угрюмый характер чем-то напоминал его собственный. Я редко видела его, только что за столом, и жизнь моя была бы невыносимой, если бы не дружба одной благородной женщины. Это была миссис Нордхем, жена доктора из Бьюли. Она догадывалась, какую безрадостную жизнь я веду, и приезжала ко мне три раза в неделю, несмотря на открытую враждебность моего отца, который рассматривал ее визиты как нежелательное и бесцеремонное вторжение.

Несколько недель спустя, одиннадцатого февраля, чтобы быть точной, сразу после завтрака ко мне пришел наш слуга. У него было весьма странное выражение лица. «На сей раз это не посыльный из Линдхерста, – ворчливо сказал он, – и мне это совсем не нравится, мисс». – «В чем дело, Макинни?» – «Посмотрите на парадную дверь», – сказал он и удалился, ворча что-то себе под нос и поглаживая бороду.

Я поспешила к парадной двери и увидела, что к ней пришпилена картинка – аналогичная той, что была приколота к дубу. Однако она была не в точности такая же: на сей раз ангелов было только шесть, и внизу была нацарапана цифра «6». Я сорвала картинку с двери и смотрела на нее, чувствуя, как необъяснимым холодом сжимается сердце, и вдруг из-за моей спины протянулась рука и выхватила у меня картинку. Обернувшись, я увидела мистера Тонстона, который стоял позади меня. «Это к вам не относится, мисс Феррерс, – мрачно сказал он мне. – Благодарите за это Создателя». – «Но что это означает? – в отчаянии воскликнула я. – Если отцу грозит опасность, почему он не вызовет полицию?» – «Потому что полиция нам не нужна, – ответил он. – Поверьте, мы с вашим отцом вполне способны справиться с этим делом, милая барышня». Повернувшись на каблуках, он исчез в глубине дома. Он, должно быть, отнес эту картинку моему отцу, потому что тот после этого не выходил из своей комнаты в течение недели.

– Одну минуту, – прервал ее Холмс. – Не могли бы вы припомнить, когда именно вы нашли картинку на стволе дуба? Я хотел бы знать точную дату.

– Это было двадцать девятого декабря.

– А вторая, вы говорите, появилась на входной двери одиннадцатого февраля. Благодарю вас, мисс Феррерс. Прошу вас, продолжайте ваш интересный рассказ.

– Однажды вечером, это было, вероятно, недели две спустя, – продолжала наша клиентка, – мы с отцом сидели вместе за обедом. Погода была бурная, ненастная, лил сильный дождь, ветер завывал в каминных трубах старого здания, напоминая стоны потерянной души. Мы кончили обедать, и отец сидел задумавшись над своей рюмкой портвейна при свете тяжелого канделябра, освещавшего обеденный стол, как вдруг, подняв голову, он увидел мои глаза, – в это самое мгновение в них отразился ужас, от которого у меня вся кровь застыла в жилах. Передо мной и прямо над его головой было окно; оно было завешено неплотно, и в щели между полотнищами шторы было видно залитое дождем стекло, в котором отражался свет канделябра.

Сквозь эту щель в комнату смотрело лицо мужчины.

Нижняя часть его лица была прикрыта рукой, но из-под полей бесформенной шляпы можно было видеть глаза, горевшие злобным насмешливым блеском, устремленные прямо на меня.

Отец, должно быть, инстинктивно почувствовал, что опасность грозит нам сзади, из-за его спины, и, схватив со стола тяжелый канделябр, он швырнул его в окно,

Раздался ужасающий грохот, звон разбитого стекла, и я увидела, как взвилась штора, словно крылья гигантской летучей мыши, и в комнату через выбитое стекло со свистом ворвался ветер. Пламя оставшихся свечей померкло, и я потеряла сознание. Очнулась я у себя в комнате, в постели. На следующий день отец ни словом не обмолвился об этом происшествии, а окно было приведено в порядок – для этого пригласили кого-то из деревни. А теперь, мистер Холмс, мое повествование близится к концу.

Двадцать пятого марта – если быть точной, через шесть недель и три дня после того случая, – когда мы с отцом садились за стол завтракать, мы увидели на столе знакомую гравюру: девять черных ангелов в две группы: три и шесть. На этот раз в нижней части листка не было написано ничего.

– И что ваш отец? – очень серьезным тоном спросил Холмс.

– У моего отца был вид человека, который примирился с неизбежным и спокойно ждет свершения своей судьбы. Впервые за много лет он посмотрел на меня с нежностью. «Свершилось наконец, – сказал он. – Да это и к лучшему». Я бросилась перед ним на колени, умоляя его вызвать полицию и положить конец этим тайнам, которые бросали свою холодную тень на нашу уединенную жизнь. «Эта тень уже почти рассеялась, дитя мое», – ответил он. Потом, после минутного колебания, он положил руку мне на голову. «Если когда-нибудь к тебе обратится какой-нибудь незнакомый человек, – сказал он, – скажи ему только, что твой отец никогда не посвящал тебя в свои дела и велел передать, что имя мастера – на курке известного ружья. Запомни эти слова и забудь все остальное, если ты хоть сколько-нибудь ценишь лучшую, более счастливую жизнь, которая вскоре для тебя начнется». С этими словами он встал и вышел из комнаты.

С этого момента я его почти не видела, и наконец, собравшись с духом, я написала письмо сэру Роберту, сообщая ему, что у меня беда и мне необходимо с ним поговорить. И вот, придумав какой-то предлог, я ускользнула из дома и приехала в Лондон. Сэр Роберт, выслушав мою историю, посоветовал мне обратиться к вам и все откровенно вам рассказать.

Я никогда не видел, чтобы мой друг был до такой степени обеспокоен. Брови его были нахмурены, и он мрачно покачивал головой.

– Мне кажется, будет гораздо лучше, если я буду с вами откровенен, – сказал он наконец. – Вы должны подумать о том, чтобы начать новую жизнь, лучше всего в Лондоне, где вы быстро найдете себе друзей вашего возраста.

– Но мой отец?!

Холмс поднялся на ноги.

– Мы с доктором Уотсоном немедленно отправимся вместе с вами с Хэмпшир. Если я не сумею предотвратить, то, по крайней мере, смогу покарать.

– Холмс! – в ужасе воскликнул я.

– Бесполезно, Уотсон, – сказал он, ласково положив руку на плечо мисс Феррерс. – Было бы низко по отношению к этой мужественной женщине внушать ей надежды, которых я сам не могу разделить. Пусть лучше она знает правду и примирится с ней.

– Правду! – ответил я. – Но ведь человек может стоять одной ногой в могиле и все-таки жить.

Холмс посмотрел на меня с удивлением.

– Верно, Уотсон, – задумчиво проговорил он. – Но мы не должны терять времени. Если мне не изменяет память, хэмпширский поезд отходит через час. Возьмите с собой только самое необходимое.

Я торопливо собирал чемодан, когда Холмс вошел в мою комнату.

– Я бы посоветовал взять с собой револьвер, – негромко сказал он.

– А что, там может грозить опасность?

– Смертельная опасность, Уотсон, – Он с силой потер себе лоб. – Боже мой, какая ирония судьбы… Она опоздала всего на один день!

Когда мы выходили из гостиной вслед за мисс Феррерс, Холмс задержался возле книжной полки и, взяв оттуда тоненькую книжку в переплете из телячьей кожи, сунул ее в карман своего плаща-накидки, а потом быстро нацарапал какую-то телеграмму и отдал ее в передней миссис Хадсон.

– Позаботьтесь, чтобы отправили немедленно, – сказал он ей.

Извозчик быстро доставил нас на вокзал Ватерлоо, и мы как раз успели сесть в поезд на Борнемут, который останавливался в Линдхерсте.

Это было грустное путешествие. Шерлок Холмс сидел в уголке, откинувшись на спинку сиденья и надвинув на глаза свою дорожную фуражку с наушниками. Длинные его пальцы беспокойно барабанили по краю окна. Я пытался занять беседой нашу спутницу, выразить ей свое сочувствие в этот трудный для нее час, и она отвечала мне любезно и учтиво, но я прекрасно понимал, что она занята своими собственными мыслями. Мне кажется, мы все обрадовались, когда несколько часов спустя вышли на перрон маленькой хэмпширской станции. Когда мы подошли к калитке, ведущей на станционный двор, к нам сразу же подошла женщина с добрым, приятным лицом.

– Вы – мистер Шерлок Холмс? – сказала она. – Слава Богу, почтовое отделение в Бьюли вовремя доставило вашу телеграмму. Дафна, дорогая моя!

– Миссис Нордман! Но… но я не понимаю…

– Ну-ну, мисс Феррерс, – ободряюще сказал ей Шерлок Холмс. – Доверьтесь своей приятельнице, это значительно облегчит дело для всех нас. Я уверен, миссис Нордман, что вы как следует позаботитесь о ней. Пошли, Уотсон.

Мы окликнули пролетку, стоявшую на станционном дворе, и через несколько минут, оставив за спиной станцию, уже катили по пустынной дороге, которая, то поднимаясь вверх, то снова ныряя вниз, бесконечной лентой тянулась по вересковой пустоши с зеленеющими кое-где кустами остролиста, ограниченной вдалеке темной каемкой леса. Проехав таким образом несколько миль, после длинного подъема на холм мы увидели внизу полоску воды и серые развалины аббатства Бьюли, а потом дорога углубилась в лес, и через десять минут мы проехали под разрушенной каменной аркой и оказались на подъездной аллее, обсаженной старыми благородными дубами, ветви которых, сплетаясь наверху, образовали над аллеей мрачную тень. Холмс протянул руку, указывая куда-то вперед.

– Этого я и опасался, – с горечью сказал он. – Мы опоздали.

Далеко впереди я увидел полицейского, который ехал на велосипеде в том же направлении, что и мы.

Аллея привела нас к мрачному, украшенному башенками дому, окруженному террасами и партерами, где еще сохранились заросшие сорняками цветники, – словом, это было самое печальное зрелище на свете: старинный запущенный сад, освещенный лучами заходящего солнца.

На некотором расстоянии от дома возле чахлого кедра стояла небольшая группа людей. По знаку Холмса кучер остановил пролетку, и мы поспешили туда через лужайку.

Группа состояла из полицейского, джентльмена с маленьким черным чемоданчиком, которого я сразу же узнал, и еще одного бледного господина в коричневом твидовом сюртуке и с бакенбардами. Когда мы приблизились, они обернулись в нашу сторону, и я не мог сдержать восклицания ужаса при виде зрелища, открывшегося нам после того, как они слегка расступились.

У подножия кедра лежало тело пожилого человека. Руки у него были раскинуты, скрюченные пальцы вцепились в траву, а борода торчала вверх под таким странным углом, что лица совсем не было видно. Его горло представляло сплошную зияющую рану, в которой виднелись кости, а вся земля была залита кровью, образовавшей вокруг головы нечто похожее на алый нимб. Доктор быстро сделал шаг нам навстречу.

– Ужасное дело, мистер Шерлок Холмс, – нервно проговорил он. – Моя жена побежала на станцию, как только получила вашу телеграмму. Надеюсь, она успела встретить мисс Феррерс?

– Благодарю вас, она ее встретила. Увы, сам я не успел прибыть вовремя сюда.

– Вы, по-видимому, ожидали, что произойдет трагедия, сэр, – подозрительно заметил полицейский.

– Да, констебль. Поэтому я здесь и нахожусь.

– Хм… я бы хотел узнать…

Холмс похлопал его по плечу, отвел в сторону и прошептал ему на ухо несколько слов. Когда они снова присоединились к нам, на обеспокоенном лице полицейского можно было заметить признаки облегчения.

– Все будет сделано так, как вы желаете, сэр, – сказал он. – Вы можете рассчитывать на то, что мистер Тонстон повторит вам свое заявление.

Человек в твидовом костюме повернул в нашу сторону встревоженное лицо – у него были впалые щеки и беспокойные серые глаза.

– Не понимаю, почему я должен это делать, – резко возразил он. – Вы – представитель закона, констебль Киббл, и вы уже приняли мое заявление. Мне больше нечего добавить. Исполняйте-ка лучше свой долг и сообщите куда следует о самоубийстве мистера Феррерса.

– Самоубийстве? – резко спросил Холмс.

– Да, а что же еще? Он уже несколько недель ходит мрачнее тучи – это все в доме могут подтвердить, – а теперь вот зарезался, располосовал себе горло.

– Гм-м… – Холмс опустился на колени рядом с телом. – А это, конечно, орудие. Складной нож с костяной ручкой – лезвие убирается внутрь. Насколько я понимаю, итальянский.

– Откуда вы это знаете?

– На нем есть марка миланского оружейника. Но что это такое? Весьма любопытная штучка, ничего не скажешь.

Он поднялся на ноги и стал внимательно рассматривать какой-то предмет, который поднял с земли. Это было короткоствольное ружье, ствол которого откидывался на шарнире у самого курка так, что его можно было сложить пополам.

– Оно лежало у самой его головы, – сказал полицейский. – Он, похоже, предвидел опасность и взял его, чтобы было чем защищаться.

Холмс покачал головой.

– Оно не заряжено, – сказал он. – Если вы обратили внимание, масло на казенной части даже не тронуто. Но что это здесь? Будьте добры, Уотсон, дайте мне, пожалуйста, ваш носовой платок.

– Это всего-навсего отверстие в стволе для шомпола, – резко вмешался в разговор мистер Тонстон.

– Я это знаю. Н-н-да, весьма любопытно…

– Да что такое? Вы суете в отверстие носовой платок, обернутый вокруг карандаша, и вынимаете его. На платке ничего нет, а вы почему-то находите, что это любопытно. Чего, черт возьми, вы ожидали?

– Пыли.

– Пыли?

– Именно пыли. В этом отверстии было что-то спрятано, потому-то оно и осталось чистым. Обычно в ружейном стволе непременно скапливается пыль. Однако я был бы очень рад, если бы вы мне сообщили кое-какие факты, мистер Тонстон, ведь, насколько я понимаю, вы первый подняли тревогу. Мы сэкономим время, если я узнаю о них здесь, от вас, а не из вашего письменного заявления.

– Ну, здесь, собственно, мало что можно сказать, – начал он. – Час тому назад я вышел подышать свежим воздухом и заметил мистера Феррерса, который стоял под этим деревом. Когда я его окликнул, он взглянул на меня, а потом отвернулся и как будто бы поднес руку к горлу. Я увидел, как он пошатнулся и упал. Когда я подбежал, он лежал в этом самом положении, на горле у него зияла рана, а рядом, на земле, валялся нож. Мне ничего не оставалось делать, как только послать слугу за доктором Нордхемом и за полицией. Вот и все.

– Исчерпывающее объяснение. Вы ведь были с мистером Феррерсом на Сицилии, не так ли?

– Совершенно верно, был.

– Ну, джентльмены, не буду вас больше задерживать, если вам угодно вернуться в дом. А вас, Уотсон, я попрошу остаться, и вас тоже, констебль.

Доктор вместе с Тонстоном направились к дому через заросшие цветники, в то время как Холмс развил бешеную деятельность. Он довольно долго ползал на коленях, описывая круги вокруг покойного, словно шустрая тощая гончая, которая добросовестно ищет след. Один раз он нагнулся, склонившись над самой землей, затем встал на ноги, достал из кармана лупу и стал тщательно рассматривать ствол кедра. Вдруг он застыл, замер на месте, и мы с констеблем сразу же подошли к нему. Холмс указал пальцем, передавая лупу полицейскому.

– Посмотрите внимательно на край этого нароста, – спокойно сказал он. – Что вы видите?

– Мне кажется, это похоже на волос, сэр, – ответил констебль Киббл, глядя сквозь лупу. – Нет, это не волос, это коричневая нитка.

– Совершенно верно. Будьте добры, снимите ее и положите вот в этот конверт. А теперь, Уотсон, помогите мне залезть на дерево. – Холмс вскарабкался по стволу, поставил ногу на разветвление и, держась за ветки, стал осматриваться вокруг. – Ха, вот что мы здесь видим, – сообщил он, посмеиваясь. – Свежая царапина на стволе, следы грязи на ветке и еще одна ниточка от грубой коричневой ткани, она пристала к коре – там, где человек опирался спиной. Ценнейшие находки, настоящее сокровище. А теперь я спрыгну, а вы заметьте точно, куда именно я приземлюсь. Хоп! – Он отошел на шаг в сторону. – Ну, посмотрите, что вы там видите?

– Две небольшие вмятины.

– Точно. След моих каблуков. Теперь смотрите рядом.

– Вот черт! – воскликнул констебль. – Здесь их четыре, а не два! И абсолютно одинаковые.

– Если не считать того, что другие не такие глубокие.

– Тот человек был легче! – воскликнул я.

– Браво, Уотсон. Ну что же, я думаю, мы видели все – все, что нам необходимо.

Полицейский серьезно посмотрел на Холмса.

– Послушайте, сэр, – сказал он. – Мне что-то невдомек. Что все это означает?

– Возможно, ваши будущие сержантские нашивки, констебль Киббл. А теперь пойдемте, поговорим с остальными.

Когда мы пришли в дом, полицейский проводил нас в скудно обставленную комнату со сводчатым потолком. Доктор Нордхем, который писал за столом у окна, при нашем появлении обернулся.

– Ну что, мистер Холмс?

– Вы, насколько я понимаю, готовите ваш доклад, – заметил мой друг. – Позвольте вас предупредить: будьте крайне осторожны, чтобы не составить себе ложного впечатления.

Доктор Нордхем смерил Холмса холодным взглядом.

– Боюсь, что я не понимаю, – сказал он. – Не могли бы вы высказаться более определенно?

– Отлично. Что вы думаете о причинах смерти мистера Джошуа Феррерса из Абботстандинга?

– Позвольте, сэр, здесь нечего и думать. Мы имеем как визуальные, так и медицинские показания, свидетельствующие о том, что Джошуа Феррерс совершил самоубийство, перерезав себе горло.

– Удивительнейший человек этот мистер Феррерс, – заметил Холмс, – он не довольствовался тем, что убил себя, перерезав яремную вену, он продолжал кромсать себе шею обычным складным ножом, пока не располосовал ее, по выражению мистера Тонстона, окончательно. Я всегда думал, что, если уж мне придется совершить самоубийство, я постараюсь избежать подобных ошибок.

После слов моего друга последовало напряженное молчание. Затем доктор Нордхем внезапно поднялся на ноги, тогда как Тонстон, который стоял, прислонившись к стене и скрестив руки на груди, поднял глаза на Холмса.

– Убийство – это очень неприятное слово, мистер Холмс, – спокойно проговорил он.

– И весьма неприятное действие. Впрочем, не для тех, вероятно, кто принадлежит к mala vita[6].

– Что это за глупости!

– Спокойно. Я полагаюсь на ваше знакомство с Сицилией в том смысле, что оно поможет мне восполнить некоторые мелкие детали, которые я упустил. Но поскольку вы считаете глупостью это ужасное тайное общество, вам будет небезынтересно познакомиться с некоторыми фактами.

– Берегитесь, мистер Холмс.

– Вам, мистеру Нордхему и констеблю Кибблу покажется, что в моем кратком рассказе есть некоторые пробелы, – продолжал мой друг. – Но их можно будет заполнить позже, а я буду обращаться к вам, Уотсон, так как вы слышали, что нам рассказала мисс Феррерс.

С самого начала было ясно, что ее отец скрывается от какой-то опасности, такой грозной и неотвратимой, что даже в этом заброшенном уголке он опасался за свою жизнь. Поскольку он приехал с Сицилии, где процветают тайные общества, известные своим могуществом и мстительностью, наиболее вероятным объяснением является то, что он либо пошел в чем-то против такой организации, либо, будучи ее членом, нарушил какой-нибудь из ее основных законов. Он не делал никаких попыток призвать на помощь полицию, поэтому я склоняюсь в пользу второго предположения, которое превратилось в уверенность с момента появления черных ангелов. Вы помните, что их было девять, Уотсон, и что картинка с пометкой «шесть и три» была приколота к дереву в аллее двадцать девятого декабря.

Следующее посещение состоялось одиннадцатого февраля: точно через шесть недель и три дня после двадцать девятого декабря, но на сей раз ангелы, которых было шесть, оказались на парадной двери дома.

Наконец двадцать четвертого марта ангелы появились снова, это было их последнее появление, и оно состоялось ровно через шесть недель после второго. Ужасные вестники смерти, их опять было девять, но теперь без всякой пометки, оказались на тарелке хозяина Абботстандинга.

Слушая мисс Феррерс, я быстро сопоставил в уме даты и с ужасом понял, что последние девять черных ангелов – если предположить, что они означают тот же период времени, что и первые, – дают нам дату: седьмое мая. То есть сегодня!

Я уже понял, что не успею, что уже поздно. Но если я не мог спасти отца мисс Феррерс, я мог отомстить за него и, имея в виду именно эту цель, подошел к проблеме несколько иначе.

Лицо в окне – это типичный и, вероятно, наиболее варварский прием тайных организаций, которые осуществляют акт мести. Он рассчитан на то, чтобы вселить ужас, напугав до полусмерти не только саму жертву, но и всю семью. Однако человек счел необходимым прикрыть лицо рукой, хотя смотрел он не на Джошуа Феррерса, а на его дочь, из чего я сделал заключение: он боялся, что его может узнать не только сам Феррерс, но и его дочь.

Затем для меня стало очевидным, что холодное, неумолимое приближение смертоносных гравюр от дерева в аллее к парадной двери дома и от двери к обеденному столу предполагало близкое знакомство с привычками и образом жизни Джошуа Феррерса и право беспрепятственно входить в дом, не прибегая к необходимости разбивать окна или взламывать замки.

С самого начала некоторые детали необыкновенного рассказа мисс Феррерс вызвали в моем мозгу какие-то неясные идеи, но только после вашего замечания, Уотсон, касательно человека, стоящего одной ногой в могиле, в моем сознании словно вспыхнул свет.

Когда Шерлок Холмс на минуту замолчал, чтобы достать что-то из кармана своего плаща, я посмотрел на остальных присутствующих. В старинной комнате быстро сгущались сумерки, однако тусклые красноватые лучи заходящего солнца проникали туда через окно, освещая сосредоточенные лица доктора Нордхема и констебля. Тонстон стоял в тени, по-прежнему спокойно скрестив руки на груди и устремив на Холмса сверкающий взгляд.

– Слова доктора Уотсона заставили меня вспомнить один пассаж из этой книги – предшественницы гекторновского сочинения «Тайные общества», – продолжал мой друг. – Вот что говорит автор о некоем тайном обществе, которое было образовано на Сицилии около трехсот лет тому назад. «Члены этой страшной организации, – пишет он, – носящей столь подобающее ей название mala vita, сносятся между собой с помощью разнообразных символических знаков – ангелов, демонов, крылатых львов. Кандидат, желающий вступить в общество, если он успешно проходит испытания, связанные с посвящением, – в их число иногда входят и убийства, – приносит клятву верности, стоя одной ногой в открытой могиле. Наказание за нарушение правил общества настигает виновного неумолимо. Это смерть. Причем жертве посылаются три предупреждения: второе отделяется от первого сроком в шесть недель и три дня; затем, ровно через шесть недель, следует третье предупреждение, после которого проходит еще один промежуток времени в шесть недель и три дня, после чего наносится удар. Если кто-нибудь из членов откажется выполнить приказ общества об исполнении приговора, он сам подвергнется такому же наказанию». За этим следует перечень правил общества, а также наказание за их нарушение.

То, что Джошуа Феррерс был членом этого ужасного общества, не подлежит ни малейшему сомнению, – добавил Холмс, закрывая книгу. – Мы, наверное, никогда не узнаем, в чем заключалась его провинность, хотя об этом можно догадаться. Самым странным и необычным правилом общества во всем перечне является пункт шестнадцать, в нем просто говорится, что всякому члену общества, который узнает о том, кто является Великим Магистром, выносится смертный приговор. Я хотел бы вам напомнить, Уотсон, что Феррерс, давая инструкции своей дочери, особенно подчеркивал, чтобы она, отвечая на расспросы, говорила, что ничего не знает о делах своего отца и что имя мастера находится на курке известного ружья. Заметьте: не просто «ружья», а «известного ружья» – прямое указание на то, что человек, получающий предупреждение, должен опознать оружие, которое имеется в виду. Достаточно добавить, что ружье, обнаруженное возле тела Джошуа Феррерса, это уникальный образец, которым пользуются члены сицилийских тайных обществ.

Отправляясь в назначенное место, Феррерс взял с собой это ружье не для самозащиты, а только как предложение мира, поскольку ценность его заключалась только в том, что было спрятано в стволе. Принимая во внимание то, что нам уже известно, я не сомневаюсь, что это был какой-нибудь документ, упоминающий имя Великого Магистра mala vita, который каким-то образом попал в руки Феррерса в то время, когда он состоял членом общества. Уничтожать документ было бесполезно. Он видел это имя и поэтому был обречен. Однако, твердо зная, что ему не уйти от расплаты, он старался спасти свою дочь. Феррерс не имел понятия о том, кто будет назначен на роль исполнителя приговора, знал только одно: это должен быть один из членов общества.

Спрятавшись в развилке дерева над тем местом, где была назначена встреча, убийца затаился, словно леопард, подстерегающий антилопу, и, когда жертва оказалась внизу, под деревом, он спрыгнул, вытащил нож и, схватив его сзади, перерезал ему горло. Затем он обыскал тело, нашел документ в дуле ружья, и на этом его миссия была закончена. Однако он упустил из виду, что на траве остались отпечатки его каблуков, а на коре дерева – ниточки от твидового пиджака.

Когда Шерлок Холмс кончил говорить, в окутанной сумраком комнате наступило мертвое молчание. Затем Холмс вытянул вперед длинную худую руку и молча указал на стоявшего в темном углу Джеймса Тонстона.

– Вот стоит убийца Джошуа Феррерса, – спокойно сказал он.

Тонстон сделал шаг вперед, на его бледном лице была слабая улыбка.

– Вы ошибаетесь, – твердым голосом возразил он. – Не убийца, а исполнитель приговора.

С минуту он стоял перед нами, глядя на наши лица, выражающие ужас и отвращение, со спокойствием человека, достойно исполнившего свой долг. К нему подскочил констебль с наручниками.

Тонстон не делал никаких попыток к сопротивлению и, держа перед собой скованные руки, направился к двери вслед за своим тюремщиком, когда голос моего друга заставил его остановиться.

– Что вы с этим сделали? – спросил Холмс.

Пленник молча смерил его взглядом.

– Я вас спрашиваю, – продолжал Холмс, – потому что, если вы его не уничтожили, я должен сделать это сам, причем не читая.

– Будьте уверены, документ уже уничтожен, – сказал Джеймс Тонстон, – и что mala vita хранит свои тайны. На прощание выслушайте меня, я хочу вас предупредить. Вы слишком много знаете. Вы – почтенный и уважаемый человек, мистер Холмс. Однако я сомневаюсь, что вам предстоит долгая жизнь.

С этими словами он вышел из комнаты, сохраняя на лице холодную улыбку.

Час спустя, когда в небе сияла полная луна, мы с моим другом, распрощавшись с доктором Нордхемом, вышли из Абботстандинга, темные очертания которого высились на фоне светлого неба, и направились в сторону Бьюли, где рассчитывали переночевать в гостинице, с тем чтобы утром вернуться в город.

Я надолго запомнил эту необыкновенную пятимильную прогулку по дороге, то покрытой пятнами лунного света, то окутанной густой тенью в тех местах, где ветви деревьев сплетались у нас над головами и лесные олени выглядывали из высоких зарослей папоротника. Холмс шел опустив голову на грудь, и, только после того, как мы стали спускаться с холма возле самой деревни, он нарушил молчание.

– Вы знаете меня достаточно хорошо, Уотсон, – сказал он, – и, надеюсь, не упрекнете меня в излишней сентиментальности, если я признаюсь вам, что мне хочется прогуляться по развалинам аббатства Бьюли. Это аббатство было приютом людей, которые жили в мире с собой и друг с другом. Мы в нашей жизни видели много зла, и не самое меньшее из них заключалось в том, что самые благородные человеческие качества, такие, как верность, мужество и решительность, используются в недостойных, низких целях. Но чем старше я становлюсь, тем крепче во мне утверждается одна мысль: как эти холмы и залитые лунным светом деревья, открывающиеся сейчас нашему взору, пережили руины, что лежат сейчас перед нами, так и наши добродетели, исходящие от Бога, переживут пороки, которые, подобно черным ангелам, исходят от человека. Уверяю вас, Уотсон, это непременно будет так.

Две женщины

В своей записной книжке я нашел заметку, что в конце сентября 1866 года я выезжал в Дартмур с сэром Генри Баскервилем. Незадолго до этого мое внимание было привлечено очень интересным делом, названным в моих записях «Делом о шантаже». Оно угрожало запятнать репутацию одной из самых уважаемых фамилий Англии.

Даже сейчас, спустя много времени, Шерлок Холмс настаивает, чтобы я сделал все от меня зависящее для сохранения в тайне имен действующих лиц этого повествования. Само собой разумеется, я выполню это желание моего друга. В процессе расследований нам с Холмсом волей-неволей приходилось узнавать чужие тайны, разоблачение которых могло бы привести к большим неприятностям. И я считаю делом чести не допускать, чтобы какое-нибудь мое неосторожное слово принесло вред любому из тех наших клиентов – из высших слоев населения или из простых людей, – которые излили свои горести в нашей скромной квартире на Бейкер-стрит.

Я припоминаю, что впервые услышал об этом деле в конце сентября. Был серый холодный день, в воздухе носился легкий туман, и я возвращался домой пешком после посещения пациента на Ситон-Плэйс. Внезапно мне послышалось, что за мной кто-то крадется. Меня догнал мальчишка, состоявший в «Иррегулярном отряде Бейкер-стрит», как Холмс называл группу грязных и чумазых мальчишек, услугами которых он пользовался в затруднительных случаях. Они были его глазами и ушами в лондонских трущобах.

– Хэлло, Билли! – сказал я.

Мальчишка не подал виду, что узнал меня.

– Нет ли у вас спички, хозяин? – спросил он, показывая окурок.

Я дал ему коробок со спичками. Возвращая его, он на мгновение взглянул мне в лицо.

– Доктор, скажите мистеру Холмсу, чтобы он остерегался Лакея Бойса, – быстро прошептал он и исчез.

Я был доволен, мне придется передать Холмсу загадочное сообщение. Дело в том, что для меня было ясно: мой друг занят расследованием какого-то дела. Уже несколько дней его настроение менялось: то он был охвачен энергией, то погружался в глубокие размышления и при этом много курил. Но, вопреки обыкновению, он не считал нужным поделиться со мной своими заботами. Теперь мне предоставлялась возможность включиться в это дело независимо от желания Холмса. Должен признаться, это обстоятельство доставляло мне немалое удовольствие.

Войдя в нашу гостиную, я увидел Холмса. Еще не сменивший своего красного халата, он полулежал в кресле перед камином, его серые глаза с набухшими веками были задумчивы, он глядел в потолок сквозь облако табачного дыма. В длинной, тонкой руке он держал какое-то письмо. Конверт с отпечатанной на нем короной (я это тут же заметил) лежал на полу.

– А, это вы, Уотсон! – сказал он с раздражением. – Вы вернулись раньше, чем я предполагал.

– Может быть, как раз это и поможет вам, – сказал я, немного обиженный его тоном. И я тут же передал ему слова Билли. Холмс поднял брови.

– Любопытно! – сказал он. – Но при чем тут Лакей Бойс?

– Поскольку я совершенно не в курсе ваших дел, я затрудняюсь ответить на этот вопрос, – заметил я.

– Клянусь честью, Уотсон, это довольно ясный намек! – воскликнул Холмс с усмешкой. – Знайте, если я еще не открыл вам, чем я сейчас занимаюсь, то не потому, что не доверяю вам. Дело это очень тонкое, и я считал необходимым тщательно продумать его, прежде чем просить вашей дружеской помощи.

– Вам незачем оправдываться.

– Я в тупике, Уотсон. Может быть, как раз сейчас нужны энергичные активные действия, а не глубокомысленные размышления. – Он умолк и, вскочив с кресла, подошел к окну. – Мне пришлось столкнуться с одним из самых серьезных случаев шантажа за всю мою жизнь! – воскликнул он. – Я надеюсь, вам известно имя герцога Каррингфорда?

– Вы говорите о покойном заместителе министра иностранных дел?

– Точно.

– Но ведь он умер года три тому назад, – заметил я.

– К вашему сведению, я слышал об этом, – раздраженно сказал Холмс. – Но вернемся к делу. Несколько дней тому назад я получил письмо от герцогини, его вдовы. Письмо было написано в таких серьезных тонах, что я не замедлил выполнить ее просьбу и побывал у нее на Портланд-Плэйс. Герцогиня обладает высоким интеллектом и, как сказали бы вы, красива. Сейчас она ошеломлена страшным ударом, обрушившимся на нее буквально накануне, ударом, угрожающим ей гибелью и в финансовом отношении, и в глазах всего общества. Удар обрушился не только на нее, но и на ее дочь. И весь ужас заключается в том, что несчастье произошло совсем не по ее вине.

– Одну минутку! – прервал я Холмса, беря с кушетки газету. – В сегодняшнем «Телеграфе» упоминается о помолвке ее дочери леди Мери Гладсдэйл с сэром Джеймсом Фортеском, членом совета министров.

– Совершенно верно. И как раз здесь нужно ждать хорошо рассчитанного удара дамоклова меча.

Холмс вытащил из кармана своего халата два листа бумаги, скрепленных вместе, и перебросил их мне.

– Ваше мнение, Уотсон? – спросил он.

– Одна бумага – копия свидетельства о браке между Генри Коруином Гладсдэйлом, холостяком, и Франсуазой Пеллетан, девицей. Документ помечен 12 июня 1848 года и составлен в Валансе во Франции, – заметил я, просмотрев документы. – Другая бумага, очевидно, запись того же брака в церковной регистрации. Кто этот Генри Гладсдэйл?

– Гладсдэйл получил в 1854 году, после смерти его дяди, титул герцога Каррингфорда, – мрачно сказал Холмс. – А пять лет спустя женился на леди Констанс Эллингтон, ныне герцогине Каррингфорд.

– Значит, он овдовел?

К моему удивлению, Холмс яростно хлопнул кулаком по столу.

– Тут-то и заключается вся чертовщина! – воскликнул он. – Мы не имеем сведений о смерти его первой жены. Герцогине только теперь сообщили о тайном браке ее мужа в молодости, во время его пребывания на континенте. Ее информировали, что первая жена жива и готова предъявить свои права, если это будет необходимо. Покойный герцог оказался двоеженцем, и его вдова не имеет никаких прав ни на его имущество, ни на титул, а дочь оказывается незаконнорожденной…

– Как! Это после тридцати восьми лет брака! Это чудовищно, Холмс!

– Добавьте к этому, Уотсон, что неведение герцогини не является доказательством ее невиновности как перед лицом закона, так и в глазах общества. Что касается продолжительности молчания первой жены, то это объясняют тем, что она, после внезапного исчезновения мужа, не представляла себе, что Генри Гладсдэйл и герцог Каррингфорд – одно и то же лицо. И все же мне кажется, что, занимаясь этим делом, я столкнусь с чем-то еще более зловещим.

– Мне бросилось в глаза, – сказал я, – что, говоря о первой жене, которая сможет предъявить свои права, вы упомянули: «если окажется необходимым». Значит, это шантаж с требованием большой суммы денег?

– Нет, тут дело серьезнее, Уотсон. Денег не требуется. Цена молчания – это передача герцогиней копии некоторых государственных документов, лежащих в настоящее время в запечатанном ящике кладовой банка Ллойда на Оксфорд-стрит.

– Чепуха, Холмс!

– Не совсем чепуха. Вспомните, что покойный герцог был заместителем министра иностранных дел. Для правительства имеет большое значение, чтобы не были разглашены копии документов и записок, подлинники которых находятся под охраной государства. Есть много причин, по которым человек в положении герцога может держать у себя некоторые документы. В свое время совершенно безвредные, они могут в изменившихся обстоятельствах последующих лет приобрести очень большое значение, особенно с точки зрения иностранного и к тому же враждебного государства. И вот несчастная герцогиня поставлена перед выбором: либо измена родине, за что ей будет передано свидетельство о первом браке ее мужа, либо полное разорение и гибель двух совершенно неповинных женщин, одна из которых накануне свадьбы. И все дело в том, Уотсон, что я бессилен помочь им.

– А вы видели подлинники этих документов из Валанса?

– Их видела герцогиня, и они показались ей действительными, а в подлинности подписи своего мужа она не сомневается.

– Но ведь все это может оказаться подделкой?

– Правильно. Но, как я уже проверил, в Валансе действительно жила в 1848 году женщина, носившая имя Франсуаза Пеллетан; она вышла замуж за англичанина и потом переселилась в другую местность.

– Но ведь бесспорно, Холмс, что француженка-провинциалка, брошенная мужем и решившаяся на шантаж, потребовала бы денег, – запротестовал я. – Какой ей толк от копий государственных бумаг?

– Тут вы попали в самую точку, Уотсон. По этой-то причине я и взял на себя расследование дела. Скажите, вы слышали когда-нибудь об Эдит фон Ламмерайн?

– Нет, не припоминаю такого имени.

– Это в своем роде удивительная женщина, – сказал Холмс. – Ее отец был каким-то значительным офицером русского Черноморского флота, а мать содержала небольшую гостиницу в Одессе. Двадцати лет от роду Эдит сбежала от родителей в Будапешт. Там она скоро приобрела печальную известность как виновница дуэли, в результате которой погибли два соперника. Затем она вышла замуж за пожилого прусского юнкера, который увез ее в свое имение, где очень кстати умер спустя три месяца. Интересно, по каким причинам? И за последние два года, – продолжал Холмс, – самые блестящие званые вечера Лондона, Парижа или Берлина считались недостаточно блестящими, когда на них не присутствовала Эдит фон Ламмерайн. Если когда-нибудь природа создавала женщину как бы по заказу ее самой, то такой женщиной была Эдит.

– Вы думаете, она шпионка?

– Нет. Она настолько выше обыкновенного шпиона, насколько я выше обычной ищейки. Я долго подозревал, что она вращается в высших кругах, ведя какие-то тайные политические интриги. И вот в руках этой женщины, умной, честолюбивой и в то же время беспощадной, находятся документы, которые могут погубить герцогиню Каррингфорд и ее дочь, если только герцогиня не согласится предать свою родину.

Холмс сделал паузу, чтобы выбить свою трубку в ближайшую чашку.

– И я здесь беспомощен, Уотсон, я не в состоянии защитить ни в чем не повинную женщину, обратившуюся ко мне за советом и помощью, – закончил он.

– Действительно, гнусное дело, – вздохнул я. – Но если донесение Билли имеет к этому отношение, то тут замешан какой-то лакей.

– Да, и, должен признаться, я очень удивлен этим, – сказал Холмс, задумчиво глядя на поток кэбов и колясок под нашими окнами. – Между прочим, человек, известный под именем лакея Бойса, вовсе не лакей, дорогой мой Уотсон, хотя и носит такое прозвище, так как начал свою карьеру в качестве слуги. На самом деле он – главарь второй по величине опасной шайки дельцов, спекулирующих на скачках. Думаю, он не особенно дружелюбно относится ко мне, так как главным образом благодаря мне получил два года по делу Рокмортона о допинге. Но ведь шантаж не входит в сферу его деятельности, и я понимаю…

Холмс резко прервал свою речь и, вытянув шею, стал всматриваться в толпу пешеходов.

– Клянусь честью, это он сам! – воскликнул Холмс. – И если не ошибаюсь, направляется прямо к нам. Может быть, Уотсон, вам лучше скрыться за дверью спальни? – усмехнулся Холмс. – Мистер Бойс не принадлежит к числу лиц, красноречие которых возрастает от присутствия свидетелей.

Снизу послышался резкий звонок, и, уходя в спальню, я услышал тяжелые шаги по ступенькам, после чего последовал стук в дверь и приглашение Холмса войти.

Сквозь щель в двери я взглянул на вошедшего. Это был плотный мужчина с красным добродушным лицом и густыми бакенбардами. На нем было клетчатое пальто и щегольской коричневый котелок, в руках – перчатки и тяжелая коричневая трость из пальмового дерева. Я ожидал увидеть человека совершенно иного типа: не вульгарного, самодовольного субъекта, похожего на фермера средней руки. Пока он стоял в дверях и глядел на Холмса, я обратил внимание на его глаза. Они были похожи на две сверкающие бисеринки – очень яркие и холодные, неподвижные и злобные, похожие на глаза ядовитой змеи.

– Нам нужно перекинуться с вами парой слов, мистер Холмс, – сказал он визгливым голосом, который странно контрастировал с его плотной фигурой. – Можно мне сесть?

– Я предпочитаю разговаривать с вами стоя, – сурово ответил мой друг.

– Хорошо, хорошо. – Вошедший медленно обвел взором комнату. – А вы здесь неплохо устроились, очень неплохо. Как я понимаю, благодаря заботам этой почтенной женщины, отворившей мне дверь, вы ни в чем не нуждаетесь. И к чему вашей хозяйке лишаться такого хорошего жильца, мистер Холмс?

– Я не собираюсь менять местожительство.

– Да, но зато есть другие, которые могут позаботиться об этом. «Мистер Холмс – весьма привлекательный мужчина», – говорю я. «Может быть, – говорят другие, – только у него слишком длинный нос, который всегда залезает в чужие дела, вовсе его не касающиеся».

– Забавно! – заметил Холмс. – Между прочим, Бойс, вы, очевидно, получили указание немедленно приехать сюда из Брайтона.

Ласковая улыбка исчезла с лица негодяя.

– Как вы узнали, откуда я приехал?! – пронзительно закричал он.

– Тише, тише! Из вашего кармана выглядывает программа скачек Южного Кубка. А теперь слушайте: я разборчив в выборе собеседников и поэтому прошу вас закончить этот разговор.

Бойс злобно оскалился.

– Я закончу нашу беседу по-иному. Вы, ищейка, сующая повсюду свой нос, держитесь подальше от дел мадам… – Он сделал многозначительную паузу. Его круглые маленькие глазки пристально глядели на моего друга. – В противном случае вы пожалеете, что родились на свет, мистер Шерлок Холмс, – закончил он тихо.

Холмс усмехнулся и потер руки.

– Это очень интересно, – сказал он. – Значит, вы явились сюда по поручению мадам фон Ламмерайн?

– Черт возьми, какая наглость! – воскликнул Бойс. Его левая рука скользнула к трости. – Я думал, вы остережетесь, а вы начинаете произносить разные имена. Поэтому я, – тут он мгновенно выдернул ручку трости, и теперь в его руках оказалось длинное стальное лезвие, – поэтому я, мистер Шерлок Холмс, сдержу свое слово.

– И на это слово вы, Уотсон, наверное, обратили внимание? – спросил Холмс.

– Конечно! – громко откликнулся я.

Бойс замер на месте. А когда я появился из спальни, вооруженный тяжелым латунным подсвечником, он бросился к входной двери. На пороге он на мгновение остановился и повернулся к нам. Его глазки злобно сверкали на широком багровом лице, с губ срывался поток гнусной ругани.

– Довольно! – строго оборвал его Холмс. – Кстати, Бойс, я не мог догадаться, чем вы убили тренера Мэджерна. При вас не было найдено оружие. Теперь я понял.

Багровый цвет медленно сошел с лица Бойса, сменившись сероватой бледностью.

– Боже мой, мистер Холмс! – воскликнул он. – Ведь не думаете же вы… ведь это только шутка, дружеская шутка!

Выскочив за порог, он захлопнул за собой дверь и с грохотом промчался по лестнице.

Мой друг рассмеялся.

– Ну-ну! Вряд ли мистер Бойс обеспокоит нас в дальнейшем, – сказал он. – Но его посещение дало новое направление моим мыслям.

– Какое?

– Это первый луч света в том мраке, который меня окружал, Уотсон. Интересно, почему они так недовольны моим вмешательством, если им незачем бояться разоблачения? Берите шляпу и пальто, Уотсон, мы вместе едем к этой бедняжке Каррингфорд.

Наш визит оказался очень кратким, и все же я буду долго помнить мужественную, все еще прекрасную женщину, оказавшуюся не по своей воле в самом трагическом положении. Только по темным кругам под глазами и по слишком яркому блеску ее карих глаз можно было догадаться об огромной тяжести, лежавшей у нее на сердце.

– У вас какие-нибудь новости для меня, мистер Холмс?

– Пока у меня нет ничего нового, ваша светлость, – мягко сказал Холмс, склонившись перед собеседницей. – Я пришел, чтобы задать вам один только вопрос и обратиться к вам с просьбой.

– А именно?

– Мой вопрос можно простить постороннему человеку только потому, что он вызван необходимостью, – сказал Холмс. – Вы были замужем за покойным герцогом свыше тридцати лет. Было ли его поведение благородным в смысле личного отношения к общепринятому моральному кодексу? Я прошу вашу светлость быть со мною очень откровенной при ответе на этот вопрос.

– Мистер Холмс, за время нашей совместной жизни у нас бывали и ссоры и неприятности, но я никогда не замечала, чтобы мой муж унижался до какого-нибудь недостойного поступка или отступал от тех моральных норм, которые он так высоко ценил.

– Это все, что мне нужно было знать, – ответил Холмс. – Я не склонен к эмоциям и не считаю, что любовь ослепляет. При спокойном рассудке получается обратное – любовь помогает лучшему распознаванию другого человека. Но сейчас, ваша светлость, – прервал себя Холмс, – время не терпит. – Холмс наклонился к своей собеседнице. – Мне необходимо увидеть подлинные документы этого брака в Валансе.

– Это безнадежно, мистер Холмс! – воскликнула герцогиня. – Та ужасная женщина никогда не выпустит их из своих рук, разве только за назначенную ею бесчестную плату.

– Придется прибегнуть к хитрости. Вы должны послать ей письмо, составленное в очень продуманных выражениях. Это письмо должно создать впечатление, что вы согласитесь с ее требованиями, если убедитесь в подлинности документов. Умоляйте ее принять вас у нее на Сент-Джеймс-сквер сегодня в одиннадцать часов вечера. Вы сделаете это?

– Сделаю все, за исключением того, что она требует.

– Прекрасно. И еще один решающий вопрос. Очень важно, чтобы вы нашли какой-нибудь предлог точно в двадцать минут двенадцатого удалить ее из библиотеки, где находится сейф, в котором она хранит эти документы.

– Но она возьмет их с собой…

– Это не имеет значения.

– Откуда вы знаете, что сейф находится в библиотеке?

– Когда-то я оказал небольшую услугу фирме, которая сдает в аренду дом госпоже фон Ламмерайн. От этой фирмы я и получил план дома. Больше того, я видел сейф.

– Вы его видели!

– Вчера утром кто-то выбил стекло в окне, – улыбнулся Холмс. – Стекольщик тут же нашелся. Мне пришло в голову, что этим можно будет воспользоваться.

– Что вы собираетесь сделать? – спросила она с волнением.

– По этому вопросу мне придется принять решение на месте самому, – сказал Холмс. – Если меня и постигнет неудача, то во всяком случае попытка будет сделана в благих целях.

Мы уже прощались, когда герцогиня слегка коснулась руки моего друга.

– А если вы осмотрите эти ужасные документы и убедитесь в их подлинности, вы их изымете? – спросила она.

В суровых чертах Холмса мелькнуло выражение сострадания, когда он взглянул на свою собеседницу.

– Нет, – ответил он спокойно.

– И вы будете правы! – воскликнула она. – Я тоже не взяла бы их. Ужасная несправедливость прошлого должна быть выправлена хотя бы ценою моей жизни… Но меня совсем покидает мужество, когда я подумаю о своей дочери.

– Я уважаю ваше мужество, – мягко сказал Холмс, – и потому советую вам быть готовой к худшему.

Остаток дня мой друг провел в самом беспокойном настроении. Он непрерывно курил, пока в гостиной оказалось невозможно дышать. Просмотрев все газеты, он швырнул их в ведерко для угля и принялся шагать по комнате взад и вперед, заложив руки за спину. Затем, подойдя к камину, он взглянул на меня. Я в это время сидел в кресле.

– Пойдете ли вы на серьезное нарушение закона, Уотсон? – спросил он.

– Ради благородной цели – конечно, – ответил я.

– Но это вряд ли будет для вас полезно, мой друг! – воскликнул Холмс. – Если вас поймают в доме этой женщины, нам обоим несдобровать. Но мне необходимо посмотреть подлинные документы.

– Тогда у нас может не оказаться выбора, – заметил я.

– Ну что ж, Уотсон, если этот вечер последний в нашей честной жизни, – усмехнулся Холмс, – пусть он будет по крайней мере приятным. Нам нужны столик в ресторане Фратти и бутылка монтраша.

Мои часы уже показывали начало двенадцатого, когда кэб доставил нас на улицу Карла II. Была холодная дождливая ночь, легкий туман окружал уличные фонари смутными желтыми светящимися кругами и блестел на шлеме полисмена, который медленно прошел мимо нас, включив свой фонарик. Выйдя на Сент-Джеймс-сквер, мы прошли по тротуару в западном направлении. Вдруг Холмс положил мне руку на плечо и указал на освещенное окно в фасаде большого особняка, мимо которого мы проходили.

– Это свет в гостиной, – прошептал он. – Нельзя терять ни минуты.

Кинув быстрый взгляд вдоль пустого тротуара, он вскочил на стену, граничащую с особняком, и, подтянувшись на руках, исчез. Я быстро последовал за ним, пока мой друг не остановился под тремя высокими окнами. Там я по его указанию подставил спину, и в один миг он вскарабкался на подоконник. Бледное лицо его отражалось в темном стекле окна, руки работали над шпингалетом. Через мгновение окно распахнулось, я ухватился за протянутую руку Холмса и с дрожью почувствовал, что мы уже в комнате.

– Библиотека, – прошептал мне Холмс на ухо. – Спрячьтесь за занавесками у окна.

Кругом был полный мрак, слабо пахло кожей. Полная тишина нарушалась только мерным тиканьем старинных часов. Прошло, вероятно, минут пять. Из глубины дома послышались шаги и приглушенный шепот. Под дверью на секунду блеснул луч света, исчез и спустя некоторое время снова появился. Дверь распахнулась, и в комнату вошла женщина с лампою в руке.

Время стирает очертания прошлого. И все же я помню свое первое впечатление от Эдит фон Ламмерайн, как будто я видел ее только вчера.

Следом за Эдит фон Ламмерайн двигалась высокая стройная тень, лампа в ее руке бросала тусклый призрачный отблеск на стену, вдоль которой тянулись полки с книгами.

Не знаю, достиг ли ее слуха шорох занавесок, но, когда Холмс вышел на середину комнаты, она тут же повернулась, держа лампу над головой и направляя на нас луч света. Она была совершенно спокойна и молча глядела на нас. Ни тени испуга не было на ее лице, только засверкала ярость в черных глазах.

– Кто вы, – прошипела она наконец, – и что вам угодно?

– Нам нужно отнять у вас пять минут, мадам фон Ламмерайн, – мягко ответил Холмс.

– Вот как! Вы знаете мое имя! Если вы грабители, то чего вы ищете? Я хочу услышать это прежде, чем подниму на ноги весь дом.

Холмс указал на левую руку Эдит.

– Я пришел сюда, чтобы осмотреть бумаги, которые вы держите в руке, – сказал он. – И предупреждаю вас, что сделаю это.

– Негодяй! – воскликнула она. – Я все поняла. Это она наняла вас.

Вдруг она сделала шаг в нашу сторону, держа лампу перед собою, и стала пристально вглядываться в моего друга. Ярость в ее лице сменилась сперва недоверием, а затем ликующая улыбка озарила ее лицо.

– Мистер Шерлок Холмс! – воскликнула она, задыхаясь.

Холмс повернулся и зажег свечи на небольшом столике из золоченой бронзы, стоявшем у стены.

– А я еще раньше имел честь узнать вас, – сказал он.

– Это будет стоить вам пяти лет! – воскликнула она.

– Может быть. В таком случае я должен хоть недаром их получить. Документы! – потребовал он.

– Неужели вы думаете, что достигнете чего-нибудь, похитив документы? У меня есть их копии и с десяток свидетелей, которые могут подтвердить их содержание, – расхохоталась она. – Я думала, вы умный человек, – продолжала Эдит, – а вы просто глупец, никчемный сыщик, жалкий воришка!

– Посмотрим, – Холмс протянул руку, и она, насмешливо пожав плечами, передала ему документы.

– Я полагаюсь на вас, Уотсон, – спокойно произнес Холмс, подходя к столу. – Думаю, вы не допустите приближения мадам фон Ламмерайн к шнуру звонка.

Он внимательно прочитал документы, потом, держа их против света, стал тщательно изучать. Его тощее, мертвенно-бледное лицо казалось силуэтом на освещенной тяжелым светом бумаге. Он взглянул на меня, и сердце мое сжалось, когда я заметил огорчение на его лице.

И я знал, что он думал не о своем собственном незавидном положении, а об отважной женщине, полной беспокойства, ради которой он рискнул свободой.

– Ваши успехи вскружили вам голову, мистер Холмс, – сказала она насмешливо, – но на сей раз вы допустили грубую ошибку, результаты которой вскоре почувствуете на самом себе.

Мой друг разложил бумаги у самых свечей и снова склонился над ними. И вдруг в его лице я заметил внезапную перемену. Огорчение и досада, которые омрачали его, исчезли, их сменила напряженная сосредоточенность.

– Каково ваше мнение об этом, Уотсон? – спросил он, когда я поспешил к нему. Он указал на почерк, которым были вписаны отдельные строчки в обоих документах.

– Это очень четкий почерк, – сказал я.

– Чернила! Посмотрите на чернила! – нетерпеливо воскликнул он.

– Ну, они черные, – заметил я, наклоняясь над его плечом. – Но, я думаю, это вряд ли поможет нам. Я мог бы показать вам с десяток старых писем моего отца, написанных такими же чернилами.

Холмс усмехнулся и потер руки.

– Прекрасно, Уотсон, прекрасно! – воскликнул он. – Будьте любезны взглянуть на фамилию и подпись Генри Коруина Гладсдэйла на брачном удостоверении. А теперь посмотрите, как записано его имя на странице регистратур Валанса.

– Как будто тут все в порядке. Подписи совершенно тождественны в обоих случаях.

– Правильно. А чернила?

– В них легкий оттенок синего цвета. Да, это, конечно, обычные черно-синие чернила индиго. И что из этого?

– Весь текст в обоих документах написан черными чернилами, за исключением имени жениха и его подписи. Вам не кажется это странным?

– Может быть, это и верно, но ни в коем случае не является необъяснимым. Возможно, Гладсдэйл имел обыкновение носить свои собственные чернила в портативной чернильнице.

Холмс кинулся к письменному столу, стоявшему у окна, и через мгновение вернулся с пером и чернильницей.

– Скажите, это тот же самый цвет? – спросил он, погрузив перо и сделав штрих на кончике документа.

– Совершенно тот же, – подтвердил я.

– Прекрасно. А чернила в этой чернильнице черно-голубые индиго.

Мадам фон Ламмерайн, которая стояла в стороне, вдруг устремилась к шнуру звонка, но, прежде чем она дотронулась до него, прозвучал голос Холмса.

– Даю вам слово, что, если вы только коснетесь шнура, вы себя погубите, – сказал он сурово.

Она застыла, протянув руку к шнуру.

– Это что еще за глупости? – спросила она насмешливо. – Вы хотите сказать, что Генри Гладсдэйл подписал документы о своем браке вот за этим письменным столом? Глупец, любой может пользоваться чернилами такого цвета.

– Совершенно верно. Но эти документы датированы двадцатым июня тысяча восемьсот сорок восьмого года.

– Ну и что же?

– Боюсь, вы допустили небольшую ошибку, мадам фон Ламмерайн. Черные чернила с примесью индиго были изобретены только в 1856 году.

Что-то страшное мелькнуло в прекрасном лице, глядевшем на нас при свете свечей.

– Вы лжете! – прошипела она. Холмс пожал плечами.

– Любой химик подтвердит это, – сказал он, бережно укладывая бумаги в карман своего плаща. – Бесспорно, это подлинные документы о браке Франсуазы Пеллетан, – продолжал он. – Но настоящее имя жениха подчищено и в брачном свидетельстве, и на странице регистрационной церковной книги в Валансе, после чего было вписано имя Генри Коруина Гладсдэйла. Не сомневаюсь: если окажется необходимым, микроскопическое исследование обнаружит следы подчистки. Но сами чернила являются решающим доказательством и служат примером того, как из-за небольшой ошибки могут рухнуть самые хитроумные планы. Так могучий корабль может разбиться о небольшую роковую скалу. Что касается вас, мадам, то, когда я припоминаю все, что вы проделали для осуществления своих планов против беззащитной женщины, мне трудно подобрать для сравнения какой-нибудь другой пример столь хладнокровной жестокости.

– Вы смеете оскорблять женщину!

– Вы строили планы погубить человека. Этим вы лишились права на привилегию женщины, – сказал он жестко.

Она глядела на нас со злой улыбкой на восковом лице.

– Во всяком случае, вы поплатитесь за это, – сказала она уверенно. – Вы нарушили закон.

– Верно. А теперь звонок, – сказал Шерлок Холмс. – Моим оправданием будут подделка вами документов, попытка шантажа и, заметьте, шпионаж. Так вот, в знак признания ваших «дарований» я даю вам неделю сроку, чтобы покинуть эту страну. После этого срока о вас будет сообщено властям.

Наступило напряженное молчание, после чего, не произнеся ни слова, Эдит фон Ламмерайн подняла белую изящную руку и молча указала нам на дверь.

* * *

На следующее утро в двенадцатом часу, когда посуда еще не была убрана со стола, Шерлок Холмс, вернувшийся с визита, сменил сюртук на старую куртку и сидел в кресле.

– Вы видели герцогиню? – спросил я.

– Да, и рассказал ей обо всем. Исключительно из предосторожности она передала на хранение своему юристу документы с поддельными подписями ее мужа, а также мои письменные показания по этому делу. Но ей теперь нечего бояться Эдит фон Ламмерайн.

– Этим она обязана вам, мой дорогой! – воскликнул я от всего сердца.

– Ну, ну, Уотсон. Дело было достаточно простое. Сама работа явилась для меня наградой.

Я пристально посмотрел на него.

– Вы выглядите немного утомленным, Холмс, – заметил я. – Вам нужно было бы съездить на несколько дней в деревню.

– Может быть. Но это потом. Я не могу уехать из города, пока мадам не покинет наши берега: ведь она особа весьма ловкая.

– Что за прекрасная жемчужина в вашем галстуке? Не помню, чтобы я ее видел прежде.

Мой друг взял два письма с каминной доски и перебросил их мне.

– Их принесли, когда вы ходили к своим пациентам, – сказал он.

Одно из них со штампом Каррингфорд-хауза гласило:

«Вашему рыцарскому заступничеству, Вашему мужеству я обязана всем. Такой долг невозможно оплатить. Хотелось, чтобы эта жемчужина, древний символ верности, была подарком на память о жизни, которую Вы мне возвратили. Что касается меня, то я никогда этого не забуду».

В другом письме – без штампа и подписи – было написано:

«Мы скоро встретимся снова, мистер Шерлок Холмс. Я не забуду о вас».

– Все дело в точке зрения, – усмехнулся Холмс. – И мне еще, возможно, придется встретиться с обеими женщинами, которые говорят одно и то же.

Затем, опустившись в кресло, он лениво потянулся за своей трубкой.

Случай в Дептфорде

В достопамятном девяносто третьем году его внимание было занято целой серией невероятных дел, начиная с… внезапной смерти кардинала Тоски и кончая арестом Уилсона, известного дрессировщика канареек[7], это последнее дело смыло пятно с лондонского Ист-Энда.

Черный Питер

Я постоянно повторяю, что мой друг Шерлок Холмс, подобно всем великим художникам, жил исключительно ради своего искусства. И я не могу припомнить, если не считать дела герцога Хоулдернесса, чтобы он потребовал за свои услуги крупное вознаграждение. Каким бы богатым и могущественным ни был клиент, он отказывался заниматься его делом, если оно не вызывало его сочувствия, и в то же время готов был предоставить всю свою энергию в распоряжение скромного претендента, если его дело заключало в себе какие-нибудь удивительные свойства, задевающие струны его воображения.

Просматривая свои записки, относящиеся к достопамятному девяносто пятому году, я натолкнулся на детальное изложение одного дела, которое может служить примером бескорыстия и даже альтруизма со стороны человека, готового оказать услугу во имя сочувствия и милосердия, пренебрегая материальным вознаграждением. Я, конечно, имею в виду ужасный случай с канарейками и следами сажи на потолке.

Дело было в июне, и мой друг только что закончил расследование, связанное с внезапной смертью кардинала Тоски, которое он предпринял по специальной просьбе папы. Это расследование потребовало от Холмса крайне напряженной работы; он пришел в такое нервное, беспокойное состояние, что я опасался за него не только как друг, но и как его домашний доктор.

В один из дождливых вечеров того же самого месяца я уговорил его пойти пообедать со мной у Фраскатти, а после этого выпить кофе в кафе «Ройял». Как я и надеялся, большой оживленный зал с его красными плюшевыми креслами и величественными пальмами, залитыми светом многочисленных хрустальных канделябров, вывел Холмса из его сосредоточенного состояния, и, глядя на то, как он сидит, откинувшись на спинку диванчика, и вертит в тонких пальцах ножку своей рюмки, я с удовольствием отметил, что, когда он наблюдал за публикой, заполнившей центральный зал и кабины – среди посетителей почему-то преобладал восточноевропейский, богемный элемент, – в его серых глазах зажглись огоньки, свидетельствующие о живом интересе.

Я только что собирался ответить на какое-то его замечание, как вдруг он кивнул головой в сторону двери.

– Лестрейд, – сказал он. – Интересно, что он здесь делает?

Обернувшись через плечо, я увидел сухопарую фигуру и крысиную физиономию нашего скотленд-ярдского знакомого; он стоял в дверях, неспешно обводя глазами зал.

– Возможно, он ищет вас, – заметил я. – И наверное, по какому-нибудь срочному делу.

– Вряд ли, Уотсон. Его мокрые сапоги указывают на то, что он шел пешком, а если бы дело было срочное, он взял бы кэб. Но вот он идет сюда.

Лестрейд заметил нас и по знаку Холмса пробрался через толпу и пододвинул стул к нашему столику.

– Всего лишь обычная проверка, – сказал он в ответ на мой вопрос. – Но долг есть долг, мистер Холмс, и должен вам сказать, что мне доводилось выуживать весьма любопытную рыбку в подобных респектабельных заведениях. Пока вы там уютненько сидите у себя на Бейкер-стрит и изобретаете свои теории, мы, работяги из Скотленд-Ярда, делаем всю практическую работу. Мы не получаем благодарностей от папы или там от короля, зато нам достается выволочка от старшего инспектора, если случается неудача.

– Ладно уж, – добродушно улыбнулся Холмс. – Ваше начальство наверняка прониклось к вам уважением с тех пор, как я решил задачу, связанную с убийством Рональда Эдера, разобрался с кражей, в которой были замешаны Брюс и Партингтон, затем…

– Верно, верно, – торопливо перебил его Лестрейд. – А теперь, – добавил он, выразительно подмигнув мне, – у меня кое-что для вас есть.

– Ах вот как!

– Вполне возможно, конечно, что молодая женщина, которая пугается теней, относится скорее к компетенции доктора Уотсона.

– Послушайте, Лестрейд! – шумно запротестовал я. – Не могу одобрить ваше…

– Одну минуту, Уотсон. Давайте послушаем, в чем дело.

– Понимаете, мистер Холмс, факты, которыми мы располагаем, достаточно нелепы, – продолжал Лестрейд, – и я бы не стал просить, чтобы вы тратили свое время, если бы не знал, что вы совершили не одно доброе дело и что ваш совет поможет молодой женщине не наделать глупостей. Итак, вот факты.

На дептфордском шоссе в Ист-Энде, у самой реки, расположены трущобы, самые отвратительные в Лондоне. Однако в самом центре этих трущоб еще сохранились превосходные старые дома, в которых в давно прошедшие времена жили богатые коммерсанты. В одном из таких полуразвалившихся домов проживает семейство неких Уилсонов, вот уже, наверное, не менее сотни лет. Насколько я понимаю, раньше они вели торговлю в Китае, но потом дело развалилось, они вернулись в Англию – это было в прошлом поколении – и стали жить в своем старом доме. В последнее время семья состояла из Горацио Уилсона, его жены, двоих детей – сына и дочери – и младшего брата Горацио – Теобольда, который поселился с ними после возвращения из заморских стран.

Около трех лет тому назад тело Горацио было найдено в реке. Он утонул, и, поскольку было известно, что он много пил, все решили, что он просто оступился и упал в воду. Через год его жена, у которой было слабое сердце, умерла от сердечного приступа. Мы знаем, что это именно так, потому что доктор произвел тщательный осмотр, принимая во внимание заявление дежурного полицейского и сторожа на одной из барж, стоявших на Темзе.

– Какое заявление? – остановил его Холмс.

– Да были всякие разговоры, что в старом уилсоновском доме слышались какие-то крики. Но ведь ночью на берегах Темзы всегда стоит туман, они могли и ошибиться. Констебль, описывая то, что он слышал, говорил, что это был вой, от которого кровь стыла в жилах. Если бы он служил в моем подразделении, я бы ему внушил, что блюститель порядка никогда не должен употреблять подобные слова.

– Который был час?

– Десять часов вечера, как раз в то самое время, когда умерла эта женщина. Это просто совпадение, ведь нет никакого сомнения, что она умерла от сердечного приступа.

– Продолжайте.

Лестрейд достал свою книжечку и некоторое время перелистывал страницы, что-то там выясняя.

– Я уточняю факты, – сказал он. – Вечером семнадцатого мая дочь решила развлечься и отправилась в сопровождении служанки на представление, которое давалось с помощью волшебного фонаря. Вернувшись домой, она обнаружила своего брата, Финеаса Уилсона, мертвым; он умер, сидя в кресле. Финеас унаследовал от матери бессонницу и больное сердце. На этот раз не было никаких разговоров о криках или воплях, однако выражение лица покойного заставило местного доктора вызвать судебного эксперта для проведения обследования. Наш врач подтвердил, что причиной смерти было сердце, и добавил, что в этих случаях лицо умирающего искажается, на нем появляется выражение ужаса.

– Совершенно верно, – заметил я.

– Так вот, все эти события так подействовали на дочь Уилсона Джанет, что она, по словам ее дядюшки, собирается продать дом и все остальное и уехать за границу, – продолжал Лестрейд. – Я так думаю, что это естественно. Смерть хорошо похозяйничала в семействе Уилсон.

– А что же дядюшка? Вы, кажется, говорили, что его зовут Теобольд?

– Ну, я так думаю, что вы завтра утром обнаружите его у своих дверей. Он явился ко мне в Скотленд-Ярд в надежде на то, что полиция поможет ему утишить страхи его племянницы и уговорить ее смотреть на вещи более разумно. Однако у нас есть более важные дела, чем успокаивать истеричных молодых девиц, и я посоветовал ему обратиться к вам.

– Вот как! Ну что же, вполне естественно, что ему совсем не улыбается расставаться с этим домом, в котором он чувствует себя так уютно. Тем более что это бессмысленно.

– Нет, дело совсем не в том, что ему это не нравится. Уилсон, по-видимому, очень привязан к своей племяннице и заботится исключительно о ее будущем. – Тут Лестрейд сделал паузу, и его лисья физиономия расплылась в улыбке. – Этот мистер Теобольд немного не от мира сего, надо сказать. Много видел я на своем веку странных профессий, но такого еще не встречал. Он дрессирует канареек.

– Это известная профессия.

– Правда? – Всем своим видом излучая раздражающее самодовольство, Лестрейд поднялся со стула и потянулся за шляпой. – Сразу видно, что вы не страдаете бессонницей, мистер Холмс, – сказал он. – Иначе вы бы знали, что канарейки, которых дрессирует Теобольд Уилсон, совсем не похожи на обыкновенных. Спокойной ночи, джентльмены.

– Что, черт возьми, он хочет этим сказать? – спросил я, в то время как полицейский сыщик пробирался сквозь толпу к выходу.

– Только то, что ему известны какие-то обстоятельства, которых мы с вами не знаем, – сухо отозвался Холмс – Однако не будем строить догадки, для аналитического ума это бессмысленное занятие, оно может направить по ложному пути, поэтому подождем до завтра. Впрочем, могу сказать, что я не собираюсь тратить время на дело, которое, как мне кажется, скорее в компетенции священника.

К счастью для моего друга, утром к нам никто не явился. Но когда я возвратился домой от больного, к которому меня срочно вызвали вскоре после завтрака, и вошел в гостиную, я обнаружил, что в кресле для посетителей сидит пожилой господин в очках. Когда он поднялся на ноги, я заметил, что он невероятно худ и его лицо – аскетическое лицо ученого, испещренное сетью тонких морщин, – напоминает по цвету желтый пергамент, что обычно бывает у людей, много лет проведших под тропическим солнцем.

– А, Уотсон, вы как раз вовремя, – сказал Холмс. – Это мистер Теобольд Уилсон, о котором вчера вечером нам говорил Лестрейд.

Наш посетитель горячо пожал мне руку.

– Ваше имя, разумеется, мне хорошо известно, мистер Уотсон! – воскликнул он. – Да простит меня мистер Шерлок Холмс за эти слова, но ведь именно благодаря вам нам стали известны его гениальные способности. Поскольку вы медик, вам, несомненно, приходилось иметь дело с нервными заболеваниями, и ваше присутствие будет иметь благотворное влияние на мою бедную племянницу.

Холмс посмотрел на меня с видом человека, подчинившегося неизбежности.

– Я обещал мистеру Уилсону поехать с ним в Дептфорд, Уотсон, – сказал он, – потому что эта юная особа, по-видимому, собирается завтра покинуть свой дом. Но я снова повторяю вам, мистер Уилсон, что я не вижу, каким образом мое присутствие может повлиять на ее решение.

– О, вы слишком скромны, мистер Холмс! Когда я обратился в полицию, я надеялся, что они сумеют убедить Джанет, заставят ее понять простую вещь: как ни ужасны потери, которые наша семья понесла за последние три года, они вызваны естественными причинами, и у нее нет никаких оснований бежать из собственного дома. У меня создалось впечатление, – добавил он, усмехнувшись, – что инспектор несколько огорчился, когда я сразу же согласился на его собственное предложение обратиться за помощью к вам.

– Я, разумеется, не забуду этот маленький долг Лестрейду, – сухо заметил Холмс, поднимаясь с кресла. – Не возьмете ли вы на себя труд, Уотсон, попросить миссис Хадсон, чтобы она вызвала извозчика, а по дороге в Дептфорд мистер Уилсон познакомит нас с некоторыми деталями этого дела.

Был один из тех знойных летних дней, когда Лондон предстает в самом худшем своем виде, и когда мы ехали по Блекфрайерскому мосту, я заметил, что от реки поднимаются клочья тумана, похожие на ядовитые болотные испарения в тропических джунглях. Просторные улицы Уэст-Энда сменились шумными торговыми магистралями, по которым ломовые лошади с грохотом тащили тяжело нагруженные фургоны и телеги, а им на смену, в свою очередь, пришли узкие грязные улочки – следуя изгибам реки, они становились все более грязными и убогими по мере того, как мы приближались к этому лабиринту темных, вонючих закоулков и доков, которые некогда были колыбелью нашей морской торговли и источником богатства империи. Я видел, что Холмс находится в состоянии апатии и скуки, которые вот-вот выльются в раздражение, и поэтому старался по мере возможности занимать нашего спутника беседой.

– Насколько я понимаю, вы – большой знаток канареек, – заметил я.

Глаза Теобольда Уилсона, защищенные сильными очками, оживленно заблестели.

– Я их просто изучаю, однако отдал этой исследовательской работе тридцать лет своей жизни! – воскликнул он. – Неужели вы тоже?.. Нет? Какая жалость! Разведение, изучение, дрессировка fringilla canaria – это сфера деятельности, которой не жалко посвятить всю жизнь. Вы не поверите, доктор Уотсон, какое невежество касательно этого вопроса царит даже в самых просвещенных кругах нашего общества. Когда я прочел свой доклад на тему «Скрещивание канарских и мадерских линий» в Британском орнитологическом обществе, я был просто поражен тем, какие наивные, попросту детские вопросы мне задавали.

– Инспектор Лестрейд дал нам понять, что вы дрессируете этих певчих птичек каким-то особым образом.

– Певчие птички, сэр! Дрозды тоже поют. Fringilla это тончайшее ухо природы, обладающее несравненным даром подражания, которое можно развивать на благо человека и в назидание ему. Однако инспектор был прав, – продолжал он более спокойно, – я действительно добиваюсь от своих птичек особых умений. Они у меня приучены петь ночью, при искусственном освещении.

– Довольно странные способности.

– Мне хочется думать, что они приносят пользу. Я дрессирую своих птичек для блага тех, кто страдает бессонницей, и у меня есть клиенты во всех концах страны. Их мелодичные песни помогают коротать длинную ночь, а когда гаснет свет, они замолкают.

– Похоже, что Лестрейд был прав, – заметил я. – У вас поистине уникальная профессия.

В течение нашей беседы Холмс, который в начале путешествия небрежно взял в руки тяжелую трость нашего спутника, осматривал ее с большим вниманием.

– Мне говорили, что вы возвратились в Англию примерно три года тому назад, – заметил он.

– Совершенно верно.

– С Кубы, насколько я понимаю.

Теобольд Уилсон вздрогнул, и мне показалось, что в быстром взгляде, который он бросил на Холмса, мелькнула настороженность.

– Правильно. Но откуда вы об этом знаете?

– Ваша трость сделана из кубинского эбенового дерева. Этот зеленоватый оттенок и необыкновенный блеск не оставляют ни малейшего сомнения.

– Но она могла быть куплена в Лондоне после моего возвращения, скажем, из Африки.

– Нет, она принадлежит вам уже несколько лет. – Холмс поднес трость к окну экипажа и наклонил ее так, что свет упал на ручку. – Обратите внимание, – продолжал он, – на левой стороне ручки видна небольшая, но глубокая царапина, хорошо видная на полированной поверхности как раз в том месте, на которое приходится палец с кольцом, если держать трость в левой руке. Эбеновые относятся к самым твердым породам дерева, и потребовалось достаточное количество времени, чтобы образовалась такая царапина. Да и кольцо должно быть не золотое, а из более твердого металла. Вы левша, мистер Уилсон, и носите на среднем пальце серебряное кольцо.

– Боже мой, как все просто! А я было подумал, что вы все это разузнали каким-нибудь хитроумным способом. Действительно, был на Кубе, занимался торговлей сахаром и привез с собой свою старую трость. Но вот мы приехали, и если вы сможете успокоить глупые страхи моей племянницы с такой же быстротой, с какой вы сделали свои умозаключения о моем прошлом, я буду вам бесконечно обязан, мистер Холмс.

Выйдя из кареты, мы увидели, что находимся в лабиринте узких закоулков и неопрятных полуразвалившихся домов, доходившем до самого берега реки, от которой уже начал подниматься вечерний туман. С одной стороны от нас была кирпичная стена с железной калиткой, сквозь прутья которой виднелся довольно большой дом, окруженный собственным садом.

– Старый дом знавал лучшие дни, – сказал наш спутник, когда мы прошли вслед за ним через калитку и стали подниматься по дорожке к дому. – Он был построен в тот год, когда Петр Великий приезжал сюда и жил в Скейлз-Корте; из верхних окон можно видеть парк, от которого почти ничего не осталось.

Обычно на меня не действует окружающая обстановка, однако должен признаться, что печальное зрелище, открывшееся нашему взору, произвело на меня угнетающее впечатление. Дом, достаточно внушительных пропорций, был оштукатурен, но штукатурка вспучилась, была покрыта пятнами и местами отвалилась, обнаружив старую кирпичную кладку. Одна из стен была сплошь покрыта плющом, который пустил свои побеги на крышу, обвиваясь вокруг дымовой трубы.

Сад был запущен и весь зарос сорняками; от реки тянуло сыростью, и повсюду царил кислый запах плесени.

Теобольд Уилсон провел нас через небольшой холл в уютно обставленную гостиную. Там за письменным столом сидела молодая женщина с каштановыми волосами и лицом, покрытым веснушками. При нашем появлении она вскочила.

– Это мистер Холмс и доктор Уотсон, – объявил наш спутник. – А это моя племянница Джанет, интересы которой вам предстоит защищать от ее собственного неразумного поведения.

Молодая женщина смотрела на нас достаточно смело и решительно, хотя я заметил, что нижняя губа у нее слегка дрожит, что свидетельствовало о сильном нервном напряжении.

– Я завтра уезжаю, дядя, – воскликнула она, – и не изменю своего решения, что бы ни говорили эти джентльмены! Здесь у меня нет ничего, ничего не осталось, кроме грусти и страха, – да-да, один только страх, и больше ничего.

– Чего ты боишься?

Девушка прикрыла глаза рукой.

– Я не могу этого объяснить. Какие-то тени, какие-то странные звуки… я не могу этого вынести.

– Ты получила в наследство дом, получила деньги, Джанет, – серьезно уговаривал ее мистер Уилсон. – Неужели из-за каких-то теней ты расстанешься с домом своих предков? Будь же благоразумна.

– Мы находимся здесь исключительно ради того, чтобы служить вам, милая барышня, – обратился к ней Холмс с необычной для него мягкостью, – и для того, чтобы успокоить ваши страхи. В жизни случается так, что, поступая слишком поспешно и необдуманно, мы действуем вопреки нашим интересам.

– Вам покажется смешной интуиция женщины, сэр.

– Ни в коем случае. Она очень часто оказывается перстом провидения. Имейте в виду, уедете вы или останетесь – вы поступите так, как сочтете нужным. Но, быть может, раз уж я нахожусь здесь, вам станет немного легче, если вы покажете мне дом.

– Отличное предложение! – весело вскричал Теобольд Уилсон. – Пойдем, Джанет, мы поможем тебе избавиться от теней и шорохов.

Всей компанией мы обошли нижний этаж, переходя из одной заставленной мебелью комнаты в другую.

– Я провожу вас в спальни, – сказала мисс Уилсон, когда мы дошли до лестницы и остановились у подножия.

– А разве в таком старом доме нет подвалов?

– Есть один, мистер Холмс, но им почти не пользуются, там только держат дрова, и дядя сложил там старые птичьи гнезда. Сюда, пожалуйста.

Мы оказались в мрачном каменном помещении. Около одной стены были сложены дрова, в дальнем углу стояла круглая голландская печь с железной трубой, которая уходила в потолок. Сквозь стеклянную дверь в сад, к которой вело несколько ступенек, на каменные плиты пола сочился слабый свет. Холмс подозрительно нюхал воздух, да и мне тоже показалось, что запах плесени от реки ощущался сильнее.

– У вас, наверное, полно крыс, как во всех домах, расположенных вблизи Темзы, – заметил он.

– Раньше их действительно было много. Но с тех пор, как у нас поселился дядя, они исчезли: дядя их вывел.

– Вот и отлично. Боже мой, – продолжал он, наклоняясь и глядя на пол, – какие работяги эти малыши!

Проследив за его взглядом, я увидел, что его внимание привлекли мелкие садовые муравьи, которые деловито спешили из-под печи в направлении ступенек, ведущих наверх, к двери в сад.

– Как нам повезло, Уотсон, – усмехнулся он, указывая тростью на крошки, которые они тащили на себе, – что нам не приходится носить на горбу собственный обед, в три раза превосходящий наш вес. Это поистине урок терпения. – Холмс погрузился в молчание, задумчиво рассматривая пол. – Терпения, – медленно повторил он.

Мистер Уилсон крепко сжал губы.

– Какая чепуха! – воскликнул он. – Эти муравьи здесь развелись просто потому, что слуги выбрасывают мусор в печку вместо того, чтобы сделать несколько шагов и отнести его в мусорное ведро.

– И поэтому вы повесили на дверцу замок.

– Совершенно верно, повесил. Но я могу принести ключ. Не нужно? Тогда, если вы закончили, позвольте, я провожу вас в спальни.

– А можно мне взглянуть на комнату, где умер ваш брат, мисс Уилсон? – попросил Холмс, когда мы дошли до верхнего этажа.

– Сюда, пожалуйста, – сказала девушка, распахивая дверь.

Это была большая комната, обставленная с некоторым вкусом и даже с роскошью и освещенная двумя окнами в глубоких эркерах, между которыми стояла круглая голландская печь, точно такая же, как внизу, Она была выложена желтыми изразцами – в той же цветовой гамме, что и вся комната. На железной печной трубе висели две птичьи клетки.

– Куда ведет эта боковая дверь? – спросил мой друг.

– Она соединяет эту комнату с моей – раньше там была спальня моей матери, – ответила она.

Несколько минут Холмс рассеянно бродил по комнате.

– Насколько я понимаю, у вашего брата была привычка читать по ночам, – заметил он.

– Да. Он страдал бессонницей. Но каким образом?..

– Вот, взгляните: весь ковер справа от кресла закапан воском. А что это у нас здесь?

Холмс остановился у окна и рассматривал стену у самого потолка, Затем, взобравшись на подоконник, он протянул руку и, легко проведя пальцами по штукатурке, поднес их к носу. На лице его появилось озабоченное выражение, и он стал кружить по комнате, пристально разглядывая потолок.

– Совершенно непонятно, – пробормотал он.

– Что-нибудь не так? – дрогнувшим голосом спросила мисс Уилсон.

– Мне просто интересно было бы узнать, откуда взялись эти странные черточки и разводы на верхней части стены и на потолке.

– Это, наверное, проклятые тараканы, которые разносят пыль по всему дому! – извиняющимся тоном воскликнул Уилсон. – Я ведь говорил тебе, Джанет, вместо того, чтобы заниматься пустяками, тебе бы следовало лучше следить за прислугой. Но в чем дело, мистер Холмс?

Мой друг, который в тот момент подошел к двери и заглядывал в соседнюю комнату, закрыл эту дверь и снова вернулся к окну.

– Мой визит оказался бесполезным, – заявил он, – а так как я вижу, что поднимается туман, нам, наверное, пора отправляться. А это, вероятно, ваши знаменитые канарейки? – добавил, он, указывая на клетки над печкой.

– Ну, это просто так, отдельные экземпляры. Пойдемте-ка со мной.

Уилсон повел нас по коридору и распахнул одну из дверей.

– Вот, – сказал он.

Это, очевидно, была его собственная спальня, и мне никогда не приходилось видеть ничего подобного в течение всей своей многолетней практики. Вся стена от пола до потолка была завешана клетками, и маленькие певички в золотистых перышках наполняли воздух своим свистом и щебетаньем.

– Что дневной свет, что лампы или свечи – им это безразлично. Эй, Керри, Керри!

Он засвистел; мелодичные плавные звуки показались мне знакомыми. Птичка, тут же подхватив, повторила прелестную песенку.

– Жаворонок! – воскликнул я.

– Точно. Я ведь вам говорил, что fringilla, если его правильно дрессировать, можно сделать превосходным имитатором.

– А вот эту песенку я не узнаю́, должен честно признаться, – заметил я, когда одна из птичек засвистела, начав с глубоких басов, какую-то странную мелодию, которая затем поднималась к более высоким нотам и заканчивалась своеобразным tremolo[8].

Мистер Уилсон набросил на клетку полотенце.

– Это песня тропической ночной птицы, – коротко сказал он, – и, поскольку я позволяю себе гордиться тем, что мои птички днем поют дневные песни и только ночью – ночные, мы накажем Пеперино, пусть сидит в темноте.

– Меня удивляет, что вы предпочитаете иметь в своей комнате открытый камин, а не печку, – сказал Холмс. – Здесь, наверное, страшные сквозняки.

– Я этого не заметил. Боже мой, туман действительно сгущается. Боюсь, мистер Холмс, что вам предстоит не очень-то приятная поездка.

– Тогда нам нужно двигаться.

Когда мы спустились по лестнице и задержались в холле, пока Теобольд Уилсон ходил за нашими шляпами, Холмс наклонился к нашей молодой спутнице.

– Хочу напомнить вам, мисс Уилсон, то, что я недавно говорил о женской интуиции, – спокойно сказал он. – Бывают случаи, когда истину легче почувствовать, чем увидеть. Спокойной ночи.

Через минуту мы уже ощупью шли по садовой дорожке к тому месту, где сквозь густой туман тускло светились огоньки нашего наемного экипажа.

Мой спутник сидел погруженный в свои мысли, когда мы с грохотом катили на запад по грязным улочкам, которые выглядели еще более жалкими в свете газовых фонарей, горевших неверным свистящим пламенем возле многочисленных питейных заведений. Ночь обещала быть ненастной, и уже теперь немногочисленные прохожие сквозили сквозь желтый туман, который все плотнее окутывал улицы и тротуары, словно призрачные тени.

– Мне очень жаль, мой дорогой друг, – заметил я, – что вам пришлось зря тратить время и силы – ведь вы и так слишком утомлены.

– Верно, верно, Уотсон. Мне тоже казалось, что дела этого уилсоновского семейства не представляют для нас никакого интереса. И все-таки… – Он откинулся на спинку сиденья, отдавшись на минуту своим мыслям. – И все-таки все это скверно, очень и очень скверно! – шептал он словно про себя.

– Я не заметил ничего подозрительного.

– Я тоже. Однако все колокольчики тревоги в моей голове непрерывно звонят, предупреждая об опасности. Почему камин, Уотсон? Почему камин? Надеюсь, вы заметили, что труба от подвальной печи соединена с печами в спальнях?

– В одной спальне.

– Такая же печь есть и в соседней комнате, где умерла мать.

– Я не вижу здесь ничего такого, просто устаревшая система отопления.

– А следы на потолке?

– Вы имеете в виду пыльные разводы?

– Я имею в виду следы сажи.

– Сажи! Вы, конечно, ошибаетесь, Холмс.

– Я их потрогал, понюхал, внимательно рассмотрел. Эти крапинки и черточки нанесены древесной сажей.

– Ну что же, этому, наверное, есть какое-нибудь вполне естественное объяснение.

Некоторое время Холмс молчал. Наш экипаж приближался к самому городу, и я глядел в окно, рассеянно барабаня пальцами по стеклу, уже помутневшему от сгустившегося тумана, как вдруг громкое восклицание моего спутника вывело меня из задумчивости. Он пристально всматривался во что-то поверх моего плеча.

– Стекло, – бормотал он.

На замутненной поверхности стекла был виден замысловатый узор из разводов и линий, которые оставили мои пальцы, выбивавшие на нем дробь.

Холмс хлопнул себя по лбу, распахнул второе окно и крикнул кучеру, отдавая ему какое-то приказание. Экипаж развернулся, кучер хлестнул лошадь, и мы куда-то покатили в густом тумане.

– Ах, Уотсон, Уотсон, как это верно сказано, что вдвойне слеп тот, кто не хочет видеть, – с горечью проговорил Холмс, забившись в угол кареты. – Ведь все факты были налицо, они так и смотрели мне в глаза, и все-таки я не сумел сделать логическое заключение.

– Какие факты?

– Их девять. Впрочем, хватило бы и четырех. Вот вам: человек, живший на Кубе, не только дрессирует канареек самым необычным образом, но, кроме того, знает, как кричат ночные тропические птицы, и устроил в своей комнате камин. Вот здесь мы остановимся, Уотсон. Стой, кучер, стой!

Мы находились на перекрестке двух широких оживленных улиц, где над уличным фонарем сверкали золотые шары ломбарда. Холмс выскочил из экипажа. Но не прошло и нескольких минут, как он вернулся, и мы продолжили путь.

– Какое счастье, что мы все еще в Сити, – заметил он, усмехнувшись. – Я подозреваю, что в ист-эндском ломбарде вряд ли можно найти заложенные и невостребованные клюшки для гольфа.

– Боже правый… – начал я, но тут же замолчал, увидев тяжеленную палку, которую он сунул мне в руку. Первые признаки каких-то неосязаемых, но не менее от этого ужасных подозрений закрались мне в душу.

– Еще слишком рано! – воскликнул Холмс, посмотрев на часы. – Мы вполне успеем заглянуть в какой-нибудь паб. Бутерброд и рюмочка виски нам совсем не помешают.

Часы на церкви Святого Николаса как раз били десять, когда мы снова оказались в саду, насыщенном дурными запахами. В густом тумане едва заметно вырисовывались темные очертания мрачного дома; только в одном окне верхнего этажа светился слабый огонек.

– Это комната мисс Уилсон, – сказал Холмс. – Будем надеяться, что горсточка гравия привлечет ее внимание, не побеспокоив никого другого в доме.

Через секунду послышался звук открываемого окна.

– Кто там? – спросил дрожащий голос.

– Это Шерлок Холмс, – едва слышно отозвался мой друг. – Я должен немедленно с вами поговорить, мисс Уилсон. Есть здесь боковая дверь?

– Да, с этой стороны, слева от вас. Но что случилось?

– Пожалуйста, сойдите вниз, и поскорее. Ни слова вашему дядюшке.

Мы ощупью пробрались вдоль стены и нашли дверь в тот самый момент, когда она открылась, выпуская мисс Уилсон. Она была в капоте, волосы в беспорядке рассыпались по плечам, испуганные глаза смотрели на нас сквозь свет свечи, которую она держала в руке. На стене у нее за спиной плясали причудливые тени.

– В чем дело, мистер Холмс? – спросила она, едва в состоянии говорить от испуга и удивления,

– Все будет в порядке, если вы будете следовать моим инструкциям, – спокойно ответил мой друг. – Где ваш дядя?

– Он в своей комнате.

– Отлично. Мы с доктором Уотсоном на некоторое время поместимся в вашей комнате, а вы пока побудьте в комнате вашего покойного брата. Если вы дорожите жизнью, постарайтесь оттуда не выходить.

– Вы меня пугаете, – проговорила она, чуть не плача.

– Будьте уверены, мы не дадим вас в обиду. А теперь, прежде чем вы уйдете, еще два вопроса. Ваш дядя заходил к вам сегодня вечером?

– Да, он принес Пеперино и оставил его в моей комнате вместе с другими птичками. Он сказал, что, поскольку это последняя ночь, которую я проведу в этом доме, он обязан предоставить в мое распоряжение самое приятное развлечение.

– Ах вот как! Прекрасно. Ваша последняя ночь. Скажите мне, мисс Уилсон, вы тоже страдаете тем же заболеванием, что и ваша матушка, и брат?

– Вы имеете в виду слабое сердце? Должна признаться, что да.

– Ну что же, мы проводим вас спокойненько наверх, и вы поместитесь в соседней комнате. Пойдемте, Уотсон.

При свете свечи, которую несла Джанет, мы поднялись по лестнице и прошли в комнату, которую днем осматривал Холмс.

Ожидая, пока наша спутница соберет и возьмет из своей спальни нужные вещи, Холмс подошел к клеткам и, приподняв покрывала, посмотрел на крошечных птичек, которые в них спали.

– Зло, которое замыслил этот человек, столь же изощренно, сколь и безмерно, – сказал он, и я заметил у него на лице крайне серьезное выражение.

По возвращении мисс Уилсон, удостоверившись в том, что она удобно устроилась на ночь, я последовал за Холмсом в комнату, служившую в последнее время ее спальней. Это была небольшая, но уютно обставленная комната, освещенная серебряной масляной лампой. Над изразцовой голландской печью висела клетка с тремя канарейками, которые при нашем приходе прервали на время свои трели, склонив набок золотистые головки.

– Я думаю, Уотсон, неплохо было бы полчасика отдохнуть, – прошептал Холмс, когда мы устроились в креслах. – Погасите, пожалуйста, свет.

– Но, дорогой друг, если существует какая-то опасность, гасить свет – это чистое безумие, – запротестовал я.

– В темноте никакой опасности нет.

– Мне кажется, было бы лучше, – серьезно заметил я, – если бы вы были со мной откровенны. Вы ясно дали понять, что птиц поместили сюда с определенной целью, но в чем же заключается опасность, которая может грозить только при свете?

– У меня есть свои соображения по этому поводу, Уотсон, но все-таки лучше подождать и посмотреть. Хочу только обратить ваше внимание на дверцу топки в верхней части печи.

– Она выглядит вполне нормально, обычная дверца, на всех печах есть такие.

– Правильно. Но разве не странно, что на железной печи топка закрывается свинцовой дверцей?

– Великий Боже, Холмс! – воскликнул я, начиная что-то понимать. – Вы хотите сказать, что этот субъект Уилсон трубами соединил печь в подвале с теми, что расположены в спальнях, для того чтобы рассеивать какой-нибудь смертоносный яд и уничтожать своих родичей, желая прикарманить их состояние? И поэтому в его собственной комнате не печь, а камин. Теперь я понимаю.

– Вы не так уж не правы, Уотсон, хотя я подозреваю, что господин Теобольд Уилсон гораздо изобретательнее, чем вам кажется. Он обладает двумя качествами, которые необходимы удачливому убийце: беспощадностью и воображением. Но будьте же умницей, погасите лампу и давайте немного отдохнем. Если мой ответ на эту загадку окажется верным, нашим нервам предстоит весьма суровое испытание.

Я удобно устроился в своем кресле и, испытывая некоторое утешение при мысли о том, что с тех самых пор, как нам пришлось заниматься делом Себастьяна Мура, я всегда ношу с собой в кармане револьвер, попытался найти какое-нибудь объяснение, которое помогло бы мне понять смысл предостережения, скрытого в словах Холмса. Но я, очевидно, был больше утомлен, чем предполагал. Мысли мои все больше и больше путались, и я наконец задремал.

Проснулся я оттого, что меня тронули за руку. Лампа снова горела, и надо мной склонился мой друг, отбрасывая черную тень на потолок.

– Простите, что тревожу вас, Уотсон, – прошептал он. – Но долг призывает нас.

– Что нужно делать?

– Сидите спокойно и слушайте. Пеперино поет…

Эти несколько минут ожидания я запомнил надолго. Холмс наклонил абажур таким образом, что свет падал на противоположную стену с окном, возле которой стояла изразцовая печь с висящей над ней клеткой. Туман сгустился, и лучи света от лампы, пройдя сквозь стекло, терялись в светящихся облаках, что клубились за окном. Душа моя была омрачена предчувствием несчастья. Вся окружавшая обстановка и без того казалась мне достаточно мрачной, а тут еще эти жуткие, словно потусторонние звуки, которые, то понижаясь, то снова взмывая вверх, лились и лились из птичьей клетки. Это было что-то вроде свиста, который начинался с низкого гортанного клокотания, а потом, медленно повышаясь, заканчивался единым мощным аккордом, который разносился по всей комнате, напоминая звон огромного хрустального бокала. Этот звук, непрестанно повторяясь, обладал каким-то гипнотическим действием, так что настоящее начинало как бы растворяться и мое воображение уносило меня сквозь защищенное туманом окно в буйные заросли тропических джунглей. Я потерял счет времени, и только тишина, наступившая после того, как птица внезапно смолкла, вернула меня к реальности. Я взглянул на противоположную стену, и в тот же миг мое сердце, дав один мощный толчок, казалось, перестало биться окончательно.

Печная дверца медленно поднималась.

Мои друзья прекрасно знают, что я не отличаюсь ни слабыми нервами, ни чрезмерной впечатлительностью, но тем не менее я должен признаться, что, когда я смотрел, крепко вцепившись в ручки кресла, на ужасную тварь, которая медленно вылезала наружу, я почувствовал, что мои руки и ноги отказываются мне повиноваться.

Дверца приоткрылась на дюйм или немного больше, и в образовавшейся щели показалась копошащаяся масса каких-то мохнатых члеников, которые пытались за что-нибудь уцепиться. А затем в мгновение ока она выскочила на поверхность и замерла, стоя на верхушке печи. Мне доводилось видеть огромных южно-американских тарантулов – пожирателей птиц, их вид всегда приводил меня в ужас, но они казались вполне невинными по сравнению с отвратительной тварью, которая предстала нашему взору. Размерами страшилище превосходило большую тарелку, у него было жесткое, гладкое, желтоватое тело, окруженное грозно торчащими лапами, сложенными таким образом, что создавалось впечатление, будто чудовище приготовилось к смертельному прыжку. На нем абсолютно не было волос, если не считать пучков жесткой щетины, торчавших возле суставов ног, а над желтыми блестящими челюстями, напоенными ядом, зловещим блеском сверкали в свете лампы бусинки глаз.

– Не шевелитесь, Уотсон, – прошептал Холмс, и в его голосе слышались нотки ужаса – ничего подобного я до этих пор от него не слышал.

Этот звук насторожил чудовище, и одним молниеносным прыжком паук перескочил с печи на птичью клетку, а потом, прыгнув на стену, закружил по ней, по потолку и снова по стене с невероятной скоростью, так что невозможно было уследить за его движениями.

Холмс бросился вперед, словно одержимый.

– Бейте его, бейте! – хрипло кричал он, нанося своей клюшкой удар за ударом по тени, которая металась по стенам.

Задыхаясь от густой пыли, висевшей в воздухе от разбитой штукатурки, перевернув по дороге стол, я бросился на пол, когда огромный паук перескочил одним прыжком через всю комнату, и попытался защищаться. Холмс кинулся ко мне, размахивая клюшкой.

– Оставайтесь на месте! – кричал он, и одновременно с его криком и – бум… бум… бум… – ударами клюшки вдруг раздался отвратительный хлюпающий звук. Какое-то мгновение мерзкая тварь еще висела на прежнем месте, а потом, медленно скользя, шлепнулась вниз и осталась лежать неподвижно на полу – только лапы еще шевелились, пытаясь за что-нибудь уцепиться.

– Благодарение Богу, что он промахнулся, когда прыгнул на вас! – задыхаясь, проговорил я, поднимаясь на ноги.

Холмс ничего не ответил, но в этот момент я, подняв глаза, увидел в зеркале его лицо – бледное напряженное лицо, на котором застыло непонятное мне выражение.

– Боюсь, что теперь ваша очередь, Уотсон, – спокойно сказал мой друг. – Он, оказывается, не один.

Картина, которая представилась моему взору, когда я резко обернулся назад, останется в моей душе до конца жизни. Шерлок Холмс стоял не шевелясь на расстоянии двух футов от печки, на верхушке которой, присев на задние лапы, весь дрожа от напряжения перед прыжком, сидел еще один огромный паук.

Я прекрасно понимал, что достаточно сделать какое-нибудь неосторожное движение, и чудовище немедленно прыгнет, и поэтому, достав с величайшей осторожностью револьвер, я выстрелил в упор.

Сквозь пороховой дым я успел рассмотреть, как отвратительное насекомое съежилось, а потом, медленно опрокинувшись назад, свалилось в открытую дверцу печки. Что-то скользнуло вниз, царапая стенки, и наступила тишина.

– Он провалился в трубу! – крикнул я, чувствуя, как дрожат у меня руки от пережитого волнения. – У вас все в порядке, Холмс?

Он посмотрел на меня, и в его глазах я прочел какое-то необычное выражение.

– Благодаря вам, старина, – спокойно ответил он. – Если бы я только пошевелился… Но что это?

Внизу хлопнула дверь, и через мгновение мы услышали быстрый топот ног по усыпанной гравием дорожке.

– За ним! – крикнул Холмс, кидаясь к двери. – Ваш выстрел спугнул его, показав, что игра закончена. Нельзя дать ему скрыться!

Однако судьба распорядилась иначе. Несмотря на то что мы стремительно сбежали по лестнице и бросились в сад, Теобольд Уилсон слишком сильно нас опередил, к тому же у него было то преимущество, что он гораздо лучше ориентировался. Какое-то время мы слышали далеко впереди звуки его шагов по пустынным дорожкам, ведущим к реке, но потом они окончательно замерли вдалеке.

– Бесполезно, Уотсон, мы его упустили, – задыхаясь, проговорил Холмс. – Тут уж придется прибегнуть к помощи официальной полиции. Но слушайте! По-моему, там кто-то крикнул!

– Мне тоже показалось, что я слышал крик.

– Ну, сейчас такой туман, что бесполезно пытаться что-нибудь обнаружить. Пойдемте назад и успокоим эту бедную девушку, скажем ей, что все ее беды и тревоги позади.

– Какие кошмарные твари, Холмс! – воскликнул я. – И совершенно никому не известные.

– Я с вами не согласен, Уотсон, – сказал он. – Это паук galeodes, наводящий ужас на всех обитателей кубинских лесов. Счастье для остальных частей света, что он водится только там и его нельзя найти ни в каких других местах. Этот паук ведет ночной образ жизни и охотится на мелких животных. Если мне не изменяет память, он способен переломить им хребет одним ударом своих мощных челюстей. Помните, мисс Уилсон говорила, что после возвращения ее дядюшки в доме исчезли крысы? Уилсон, несомненно, привез этих тварей с Кубы, – продолжал Холмс, – а потом ему пришла в голову идея научить своих канареек подражать крикам ночных птиц, обитающих в кубинских лесах, – паук привык охотиться под эти звуки. Следы на потолке – это, конечно, сажа, которая приставала к его лапам, когда он лез по трубам вверх. Нам повезло, что прислуга, вытирая пыль, редко поднимает руку выше каминной полки.

Не могу найти себе оправдания за свою прискорбную медлительность, за то, что так долго не мог разобраться в этом деле, ибо факты были передо мной с самого начала, а весь замысел элементарно прост.

И в то же время надо отдать справедливость Теобольду Уилсону: он был дьявольски умен. Ведь когда эти чудища были водворены в печке, находящейся в подвале, ничего не стоило установить два дополнительных дымохода, соединяющих подвальную печку с теми, что стоят в спальнях. А потом повесить клетки над печками – в этом случае сами дымоходы служили резонаторами, усиливая звуки птичьих песен и направляя хищный инстинкт насекомого, который заставит его двигаться в нужном направлении, по ходу соединительных труб. Уилсону оставалось только изобрести способ вернуть этих ужасных пауков назад, в их гнездо, и – готово! – у него в руках был достаточно безопасный способ избавиться от тех, кто стоял между ним и их состоянием.

– Так, значит, их укус смертелен? – перебил его я.

– Вероятно, да, для человека с больным сердцем. Но именно здесь и заключается дьявольская хитрость всего плана, Уотсон. Он рассчитывал, что его жертву убьет не столько ядовитый укус, сколько самый вид чудовища. Вы себе представляете, какое впечатление произвело на немолодую женщину, а потом на ее сына – оба они страдали бессонницей, – когда под казавшееся им безобидным птичье пенье на верхушке печки вдруг появлялось это страшилище? Мы это испытали на себе, хотя мы с вами здоровые люди. Это зрелище убило их столь же неумолимо, как это сделала бы пуля, пущенная в самое сердце.

– Я не могу понять только одного, Холмс. Для чего он обратился в Скотленд-Ярд?

– Это человек, обладающий железными нервами. У его племянницы возникли инстинктивные опасения, и, видя, что она твердо решила уехать, он замыслил убить ее сразу же и тем же самым способом.

А когда это будет проделано, кто осмелится направить указующий перст в сторону мистера Теобольда? Разве он не обратился в Скотленд-Ярд? Разве не пытался прибегнуть к помощи самого Шерлока Холмса? Девушка умерла от разрыва сердца, так же, как все остальные, и ее дядюшка будет только получать соболезнования.

Вспомним-ка висячий замок на дверце печки и восхитимся выдержкой человека, который предложил сходить за ключом. Это был, конечно, блеф, он бы тут же обнаружил, что ключ «потерян». А если бы стали настаивать… я предпочитаю не думать о том, что бы мы обнаружили возле своего горла.

Никто больше никогда не слышал о Теобольде Уилсоне. Впрочем, стоит задуматься над тем, что дня через два после всего случившегося в Темзе было обнаружено тело утонувшего мужчины. Труп был обезображен до неузнаваемости, вероятно, он попал под винт какого-нибудь судна, и попытки полиции найти документ, устанавливающий личность погибшего, оказались тщетными. В его карманах ничего не оказалось, если не считать записной книжечки, испещренной заметками, касающимися разведения fringilla canaria.

* * *

– Как мудры те люди, что держат пчел, – заметил Холмс, прочитав отчет об этом деле. – Вы знаете, с кем вы имеете дело, и они, по крайней мере, не пытаются выдать себя за кого-либо другого.

«Рыжая вдовушка»

Я не раз извлекал из этого пользу, например, в дарлингтоновском скандале и в деле с Арнсвортским замком.

Скандал в Богемии

– Вы пришли к совершенно правильному выводу, мой дорогой Уотсон, – заметил мой друг Шерлок Холмс. – Бедность и нищета – это питательная среда самых жестоких преступлений.

– Именно, именно… – согласился я, – и в самом деле, я полагаю…

Я осекся и в изумлении уставился на него.

– Черт возьми, Холмс! Это уж слишком! Откуда вы можете знать, о чем я сейчас думал?

Мой друг откинулся в кресле и, соединив кончики пальцев, взглянул на меня из-под тяжелых полуопущенных век.

– Мои скромные таланты предстали бы в более выгодном свете, откажись я отвечать на ваш вопрос, – произнес он с сухим смешком. – Знаете, Уотсон, у вас есть поразительная способность скрывать свое неумение понять очевидное эдакой снисходительно-надменной манерой выслушивать мои логические рассуждения.

– Я не понимаю, как логические рассуждения позволяют вам узнать, о чем я сейчас думал! – довольно резко возразил я, слегка задетый его высокомерным тоном.

– В этом нет ничего сложного. Уже несколько минут я наблюдаю за вами. Ваш взгляд блуждал по комнате, скользил по книжной полке – при этом ваше лицо решительно ничего не выражало. Наконец он остановился на «Отверженных» Гюго, книге, которая произвела на вас очень сильное впечатление, когда вы читали ее в прошлом году. Вы задумались, глаза ваши сузились, было очевидно, что вы вновь мысленно вернулись к этой великолепной и страшной истории человеческих страданий. Затем вы подняли глаза к окну, за которым видны хлопья снега, и серое небо, и тусклые замерзшие крыши; далее ваш взгляд проследовал к каминной полке и уперся в складной нож, на который я нанизываю письма, если не собираюсь на них отвечать. Вы нахмурились, помрачнели и грустно покачали головой. Замкнулась цепочка ассоциаций. Ужасающие сцены из Гюго, зимняя стужа в нищих лачугах – и обнаженное лезвие ножа над теплым мерцанием нашего скромного очага. Глубокая печаль отразилась на вашем лице, печаль, которая приходит с пониманием причин и следствий вечной человеческой трагедии. Вот в этот момент я и рискнул согласиться с вами.

– Ну что ж, я вынужден признать, что вы следовали за моими мыслями с необыкновенной точностью, – согласился я. – Замечательный пример логических рассуждений, Холмс.

– Элементарно, Уотсон.

Близился к завершению год 1887-й. Жестокие метели, начавшиеся в последнюю неделю декабря, заключили землю в свои стальные объятия; за окнами квартиры Шерлока Холмса на Бейкер-стрит виднелось унылое, серое, низкое небо и припорошенная белым черепица, смутно различимая сквозь завесу снегопада.

Этот год был весьма примечателен в жизни моего друга, а еще более в моей, ибо прошло всего только два месяца с тех пор, как мисс Мэри Морстен оказала мне честь, согласившись соединить свою судьбу с моей. Переход от существования, которое влачил отставной военврач на половинном жалованье, к безмятежному счастью семейной жизни не обошелся без неуместных иронических замечаний Шерлока Холмса. Поскольку, однако, и я, и моя жена были обязаны ему тем, что нашли друг друга, мы переносили его циничные выпады терпеливо и даже с пониманием.

В тот вечер – чтобы быть точным, тридцатого декабря – я зашел на нашу старую квартиру, намереваясь провести несколько часов с моим другом и узнать, не подвернулось ли ему за то время, что мы не виделись, какое-нибудь новое интересное дело. Я нашел его бледным и безразличным ко всему; он сидел завернувшись в халат в комнате, которую наполнял дым его любимого черного табака и где, словно сквозь туман, поблескивал медно-красный огонь в камине.

– Ничего, кроме нескольких рутинных расследований, Уотсон, – жалобно отозвался он. – Творческое начало, похоже, совершенно атрофировалось в преступной среде, с тех пор как я избавился от Берта Стивенза, вечная ему память.

Замолчав, он мрачно свернулся в кресле, и далее мы не обмолвились ни единым словом до того самого момента, когда мысли мои были прерваны замечанием, с которого и начался этот рассказ.

Когда же я поднялся, собираясь уходить, Холмс критически оглядел меня.

– Я чувствую, Уотсон, что вы уже начали платить по счетам. Неопрятный вид левой стороны вашего подбородка является печальным свидетельством того, что кто-то переставил ваше зеркало для бритья. Более того, вы позволяете себе роскошествовать.

– Вы просто несправедливы ко мне.

– И это при том, что зимой цветок стоит по пять пенсов за штуку! А судя по вашей петлице, вы щеголяли с цветком не далее как вчера.

– Я впервые ловлю вас на скупости, Холмс, – парировал я с некоторой горечью.

Он рассмеялся от всего сердца.

– Мой дорогой друг, вы должны простить меня! – воскликнул он. – Нечестно с моей стороны отыгрываться на вас из-за того, что избыток нерастраченной умственной энергии так действует мне на нервы. Но послушайте, что это там такое?

На лестнице послышались тяжелые шаги. Мой друг жестом усадил меня назад в кресло.

– Погодите, Уотсон, – сказал он, – это Грегсон, и возможно, мы опять вернемся к нашим прежним забавам!

– Грегсон?

– Судя по походке – никакого сомнения. Слишком тяжела для Лестреида, но при всем том, это человек, известный миссис Хадсон, иначе она бы сопровождала его. Значит, Грегсон.

Как только он кончил говорить, раздался стук в дверь, и в комнату вошел некто, по уши закутанный в плащ. Наш посетитель швырнул свой котелок на ближайший стул и, размотав шарф, закрывающий половину лица, явил нам курчавые волосы и вытянутую бледную физиономию детектива из Скотленд-Ярда.

– А, Грегсон, – приветствовал его Холмс, лукаво глянув в мою сторону, – должно быть, что-то очень важное вынудило вас выйти из дома в такую холодную погоду? Снимайте же плащ и садитесь к огню.

Полицейский покачал головой.

– Нельзя терять ни минуты, – сказал он, посмотрев на серебряные каминные часы. – Поезд на Дербишир отправляется через полчаса, и внизу нас ждет экипаж. Хотя этот случай не представляет трудности для полицейского с моим опытом, я тем не менее буду рад, если вы составите мне компанию.

– Что-нибудь интересное?

– Убийство, мистер Холмс, – отрывисто бросил Грегсон, – и довольно необычное, судя по телеграмме из местной полиции. Из нее следует, что мистер Джоселин Коуп, заместитель губернатора графства, был обнаружен зарезанным в замке Арнсворт. Наша полиция прекрасно распутывает подобные преступления, но, принимая во внимание некоторые любопытные детали, содержащиеся в телеграмме из полиции, я подумал, что, может быть, вы захотите принять участие в расследовании. Так вы поедете?

Холмс наклонился, пересыпал содержимое персидской туфли в кисет и резко поднялся.

– Дайте мне одну минуту, я возьму чистый воротничок и зубную щетку! – воскликнул он. – У меня есть лишняя, Уотсон. Нет, нет, мой дорогой друг, ни слова! Что я буду делать без вашей помощи? Черкните записку вашей жене, а миссис Хадсон позаботится о том, чтобы ее доставили. Завтра вы вернетесь. А теперь, Грегсон, я в вашем распоряжении, и вы можете ознакомить меня со всеми деталями во время нашего путешествия.

Дежурный по станции уже махал флажком, когда мы вбежали на перрон вокзала Сейнт-Панкрасс и ввалились в дверь первого же свободного купе для курящих. Холмс взял с собой три дорожных пледа, и, как только поезд двинулся в путь сквозь бледные зимние сумерки, мы удобно устроились по углам друг против друга.

– Итак, Грегсон, мне было бы интересно ознакомиться с деталями, – заметил Холмс.

Его тонкое подвижное лицо было обрамлено висячими ушами охотничьей шапки, а из трубки поднимались спиралью струйки голубого дыма.

– Мне ничего неизвестно, кроме того, что я вам уже рассказал.

– Однако, говоря об этом деле, вы употребили слово «необычное» и упомянули «любопытные детали», содержащиеся в телеграмме. Объясните, будьте любезны, подробнее.

– Я употребил оба слова только по одной причине. В телеграмме инспектора говорилось, что следователю Скотленд-Ярда необходимо ознакомиться с путеводителем и справочной книгой графства Дербишир. Довольно необычное предложение.

– Я бы сказал, довольно мудрое. И как вы поступили?

– В справочнике сказано только, что лорд Джоселин Коуп является заместителем губернатора и землевладельцем, что он женат, не имеет детей и что он известен своими пожертвованиями местным археологическим обществам. Что же касается путеводителя, то он у меня с собой.

Грегсон вытащил из кармана небольшую книжечку и стал перелистывать ее большим пальцем.

– Вот, пожалуйста, – сказал он. – «Замок Арнсворт. Построен во времена Эдуарда III. Сохранились витражи XV века, изображающие битву при Азенкуре. По подозрению в симпатиях к католикам семья подвергалась преследованиям в 1574 году. Музей открыт для посещения один раз в году. Имеется большая коллекция военных и других реликвий, включая небольшую гильотину, сооруженную в Ниме во времена Французской революции специально для казни предка нынешнего владельца замка по материнской линии. Не была использована из-за побега намечавшейся жертвы, а позднее была приобретена семьей как реликвия и привезена в Арнсворт». Да уж! Этот местный инспектор, должно быть, не в своем уме, мистер Холмс. Здесь нет ничего такого, что могло бы нам помочь.

– Давайте пока воздержимся от суждений. Этот человек не стал бы давать подобных рекомендаций вообще без всякой причины. А пока, джентльмены, я хочу обратить ваше внимание на то, как на землю спускаются сумерки. Все предметы стали расплывчатыми и неясными, хотя и сохранили свою обычную форму, которая сейчас скрыта от нашего зрения.

– Совершенно верно, мистер Холмс, – ухмыльнулся Грегсон и подмигнул мне. – Я понимаю, это очень поэтично. Ну, что ж, я чуточку вздремну.

Приблизительно через полчаса мы высадились на маленькой железнодорожной станции. Снегопад прекратился. За крышами деревушки до самого горизонта тянулись заброшенные торфяники, белые и искрящиеся при свете полной луны. Приземистый, кривоногий мужчина в плаще из грубой шерстяной ткани спешил к нам по платформе.

– Я так понимаю, вы из Скотленд-Ярда? – бесцеремонно приветствовал он нас. – Я получил ваш ответ на телеграмму, и перед вокзалом нас ждет коляска. Да, я инспектор Долиш, – добавил он в ответ на вопрос Грегсона. – А кто эти джентльмены?

– Я полагаю, что репутация мистера Шерлока Холмса… – начал наш спутник.

– Никогда не слыхал о таком, – перебил местный полицейский.

Его темные глаза блеснули как-то враждебно.

– Это серьезное дело, и любители нам не нужны. Но здесь слишком холодно, чтобы стоять и спорить, и ежели Лондон разрешил ему быть здесь, то кто я такой, чтобы запрещать?

Закрытая коляска стояла перед вокзалом, и через минуту мы выехали со двора и покатились быстро, но бесшумно по главной улице деревушки.

– Вам заказаны комнаты в «Голове королевы», – буркнул инспектор Долиш. – Но сначала – в замок.

– Я был бы рад услышать, какие факты имеются в этом деле, – заявил Грегсон, – и каковы причины того необычного предложения, которое содержалось в вашей телеграмме?

– Факты очень простые, – ответил второй полицейский с мрачной улыбкой. – Его светлость был убит, и мы знаем, кто это сделал.

– И кто же это?

– Капитан Джаспер Лоудьян, кузен убитого, поспешно скрылся. Здесь всем известно, что у этого человека дьявольский характер и что он падок на выпивку и неравнодушен к лошадям и к первой попавшейся юбке. Для нас вовсе не было неожиданностью, что он в конце концов убил своего благодетеля и главу семейства. Да, «глава» – это как раз то слово, – тихо добавил он.

– Если у вас такой ясный случай, то к чему вся эта чушь с путеводителем?

Инспектор Долиш наклонился, и его голос почти перешел в шепот.

– Вы читали его? – спросил он. – Тогда вам, может быть, будет интересно узнать, что лорд Джоселин Коуп принял смерть на своей собственной наследственной гильотине.

Мы просто застыли от его слов.

– Каков, вы полагаете, мотив убийства и почему был применен такой варварский метод? – спросил наконец Шерлок Холмс.

– По всей вероятности, жестокая ссора. Я уже говорил вам, что у капитана Джаспера дьявольский характер. Но вот и замок – и он выглядит вполне подходящим местом для темных и жестоких преступлений.

Мы свернули с деревенской дороги, чтобы въехать в темную аллею, которая вилась вверх между сугробами по тощему торфяному склону. На вершине неясно вырисовывалось большое строение с серыми стенами и башнями, застывшими на фоне ночного неба.

Через несколько минут наша коляска простучала под аркой первого двора замка и остановилась во внутреннем дворике.

На стук инспектора дверь открыл высокий, сутулый человек в ливрее дворецкого; держа свечу над головой, он всматривался в нас, в то время как огонь освещал его усталые покрасневшие глаза и всклокоченную бороду.

– Как, вас четверо! – вскричал он сварливо. – Еще не хватало, чтобы вы все беспокоили ее светлость, когда она в таком горе!

– Ладно, Стивен, где ее светлость?

Пламя свечи задрожало.

– Все еще с ним, – последовал ответ, и в старческом голосе послышалось что-то вроде всхлипывания. – Она не двинулась с места, так и сидит там в большом кресле, уставясь на него, будто уснула; только глаза широко открыты.

– Вы, конечно, ни к чему не прикасались?

– Нет, там все, как было.

– Тогда пройдем сначала в музей, где было совершено преступление, – сказал Долиш. – Он на другой стороне двора.

Он двинулся к расчищенной дорожке, которая пересекала мощенный булыжником двор, но Холмс схватил его за руку.

– Как это! – возмущенно воскликнул Холмс. – Музей на другой стороне, а вы позволили коляске проехать через двор, и все тут топчутся, как стадо бизонов?

– Ну и что?

Холмс воздел руки к луне.

– Снег, Господи, снег! Вы уничтожили своего главного помощника!

– Но я же говорю вам, что убийство было совершено в музее. При чем тут снег?

Холмс дал выход своим чувствам в невероятно унылом вздохе, и мы все последовали за местным детективом через двор в дверь под аркой.

За время моего общения с Шерлоком Холмсом я видел немало печальных зрелищ, но я не могу припомнить ничего, что по своей кошмарности превосходило бы картину, которая предстала перед нами в этой серой готической комнате. Она была невелика, с потолком в виде крестообразного свода и освещалась гроздьями тонких свечей в металлических канделябрах. Стены ее украшали военные трофеи – доспехи и средневековое оружие, – а в нишах находились витрины со стеклянным верхом, в которых были выставлены старинные рукописи, перстни с печатями, куски резного камня и ощерившиеся капканы. Я лишь на мгновение остановил свой взор на этих экспонатах, после чего мое внимание полностью переключилось на предмет, расположенный на невысоком помосте посреди комнаты. Это была гильотина, покрытая выцветшей красной краской, и, если бы не ее малые размеры, она была бы точь-в-точь как гильотины, которые я видел на гравюрах, посвященных Французской революции. Между столбами ее распростерлось тело высокого, худощавого человека, одетого в бархатный смокинг. Руки его были связаны за спиной, а голову, или, вернее, то место, где она некогда находилась, прикрывала белая ткань со страшными пятнами крови. Мерцание светильников, отраженное заляпанным кровью стальным ножом гильотины, помещавшимся в полукруглом отверстии сводчатого потолка, создавало ореол вокруг медно-золотых волос женщины, сидящей возле этого чудовищного, обезглавленного тела. Не обращая внимания на наше появление, она оставалась неподвижной в высоком резном кресле; лицо ее напоминало маску из слоновой кости, а глаза, сверкающие и остановившиеся, словно у василиска, пристально, не мигая смотрели в темноту.

Мне довелось видеть женщин на трех континентах, но никогда я не встречал лица более холодного и более совершенного, чем у хозяйки замка Арнсворт, неподвижно застывшей в этой комнате смерти.

Долиш кашлянул.

– Вам лучше отдохнуть, миледи, – грубовато сказал он. – Можете быть уверены, что инспектор Грегсон и я сделаем все по закону.

Впервые она взглянула на нас, и в неверном мерцании свечей мне на мгновение показалось, что в ее прекрасных глазах промелькнула и исчезла скорее насмешка, чем печаль.

– Стивен не с вами? – спросила она не к месту. – Ну да, конечно, он должен быть в библиотеке. Верный Стивен!

– Я боюсь, что смерть его светлости…

Она резко встала, ее грудь вздымалась, а рука судорожно мяла край кружевного платья.

– Его адской светлости! – прошипела она и, в отчаянии всплеснув руками, повернулась и медленно удалилась.

Когда дверь закрылась, Шерлок Холмс опустился на колено возле гильотины и, приподняв край пропитанного кровью покрывала, взглянул на тот кошмар, который скрывался под ним.

– Да уж, – произнес он спокойно, – от удара такой силы его голова должна была прокатиться через всю комнату.

– Я не нашел ее. Не было никакой головы.

Некоторое время Холмс так и оставался стоять на колене, молча уставившись на говорившего.

– Мне кажется, что вы слишком многое воспринимаете как само собой разумеющееся, – сказал он наконец, поднимаясь на ноги. – Позвольте мне выслушать все, что вы думаете по поводу этого странного преступления.

– Все достаточно ясно. Вчера вечером два человека поссорились, и дело, очевидно, дошло до драки. Молодой человек поборол своего пожилого противника, а затем убил его с помощью этого вот инструмента. Капитану Лоудьяну пришлось связать лорда Коупа, следовательно, тот был еще жив, когда его положили на гильотину. Преступление было обнаружено сегодня утром дворецким Стивеном, а конюх привел меня из деревни, после чего я предпринял все необходимые меры, то есть произвел опознание его светлости и описал все предметы, находившиеся при нем. Если вы хотите знать, как сбежал убийца, я могу вам это сказать: на лошади, которая исчезла из конюшни.

– Очень поучительно, – заметил Холмс. – Насколько я понимаю, из того, что вы говорите, следует, что два человека затеяли ужасную драку и при этом умудрились не прикоснуться к мебели и не разбить ни одной стеклянной витрины, которыми заставлена комната. Затем, избавившись от своего противника, убийца ускакал на лошади в ночь с чемоданом в руке и с головой своей жертвы под мышкой. Воистину замечательная картина.

Лицо Долиша покраснело от злости.

– Очень просто камня на камне не оставить от чужих рассуждений, мистер Шерлок Холмс, – презрительно фыркнул он. – Может быть, вы преподнесете нам свою теорию?

– У меня нет никакой теории. Я ищу доказательства. Кстати, когда здесь в последний раз шел снег?

– Вчера днем.

– Тогда еще есть надежда. Но давайте посмотрим, может ли эта комната дать нам какую-нибудь еще информацию.

Минут десять мы стояли и наблюдали за ним – Грегсон и я – с интересом, Долиш – с выражением плохо скрываемого презрения на обветренном лице: как он медленно ползал по комнате на четвереньках, что-то бормоча себе под нос, словно огромное серовато-коричневое насекомое. Из кармана плаща Холмс вытащил увеличительное стекло, и я заметил, что предметом самого тщательного изучения стал не только пол, но и содержимое каждого столика.

Потом, поднявшись на ноги, он замер, погруженный в свои мысли, и его вытянутая тень лежала поперек тускло-красной гильотины.

– Нет, это все не то, – вдруг сказал он. – Это было преднамеренное убийство.

– Откуда вы знаете?

– Шестерни гильотины недавно смазаны, а жертва была без сознания. Одно-единственное движение освободило бы ему руки.

– Тогда зачем они были связаны?

– Не знаю. Однако нет никакого сомнения, что этого человека принесли сюда без сознания, с уже связанными руками.

– Вот тут вы ошибаетесь, – громко вмешался Долиш. – Веревка совершенно такая же, как шнуры оконных портьер.

Холмс покачал головой.

– Шнуры на оконных портьерах выгорели от солнца, а этот – нет. Можно почти не сомневаться, что это шнур от дверной портьеры, каковой в этой комнате нет. Ну что ж, больше мы, пожалуй, здесь ничего не узнаем.

Два полицейских что-то обсудили между собой, потом Грегсон обернулся к Холмсу.

– Так как уже за полночь, – сказал он, – нам лучше вернуться в гостиницу в деревню, а завтра продолжить наши поиски врозь. Я не могу не согласиться с инспектором Долишем, что, пока мы здесь теоретизируем, преступник спокойно доберется до побережья.

– Я хотел бы прояснить один вопрос, Грегсон. Я официально нанят полицией?

– Но это невозможно, мистер Холмс!

– Хорошо. Тогда я могу себе позволить иметь свое собственное суждение. Но мне нужно еще минут пять побыть во дворе, а затем доктор Уотсон и я присоединимся к вам.

Меня охватило жестоким холодом, когда я двинулся вслед за отблеском лампы Холмса вдоль окруженной сугробами дорожки, которая вела через двор к главному входу.

– Кретины! – воскликнул Холмс, наклоняясь над запорошенной снегом дорожкой. – Посмотрите, Уотсон, целый полк навредил бы меньше! Колеса коляски в трех местах! А вот сапожищи Долиша и пара сапожных гвоздей, по всей вероятности – на сапогах конюха. Вот следы женщины – бежавшей. Конечно, это леди Коуп: она пробежала здесь, когда поднялась суматоха. Да, конечно, это она. А что здесь делал Стивен? Нет ни малейшего сомнения, что это его ботинки с квадратными носами. Вы, разумеется, обратили на них внимание, Уотсон, когда он открыл нам двери? Но позвольте, а это что такое?

Лампа замерла, а затем медленно двинулась дальше.

– Туфли, туфли! – возбужденно воскликнул Холмс. – Идут от главного входа. Смотрите, вот опять! Судя по размеру ноги – высокий человек, и нес он что-то тяжелое. Шаг укорочен, и носки отпечатались яснее, чем пятки. У нагруженного человека центр тяжести всегда смещен вперед. Он возвращается! Ага, так-так! Ну, теперь, я думаю, мы имеем право на заслуженный отдых.

Всю дорогу до деревни мой друг хранил молчание. Но когда мы расставались с инспектором Долишем у дверей гостиницы, Холмс положил ему руку на плечо.

– Человек, совершивший это убийство, высок и худощав. Ему около пятидесяти лет, левая ступня слегка вывернута внутрь, он заядлый курильщик и курит турецкие сигареты через мундштук.

– Капитан Лоудьян! – проворчал Долиш. – Я ничего не знаю ни о каких мундштуках, но во всем остальном ваше описание в точности совпадает. Но кто вам рассказал, как выглядит Лоудьян?

– Я отвечу вам вопросом на вопрос. Коупы – католическая семья?

Местный полицейский выразительно посмотрел на Грегсона и постучал пальцем по лбу.

– Католики?.. Ну, сейчас, когда вы спросили, я вспоминаю, что вроде когда-то давно они были католиками. Но какое отношение…

– Я рекомендую вам обратиться к вашему путеводителю. Спокойной ночи.

На следующее утро, высадив моего друга и меня у ворот замка, двое полицейских отправились на дальнейшие розыски. Холмс проводил их лукавым взглядом.

– Боюсь, что все эти годы я был несправедлив к вам, Уотсон, – заметил он таинственно, когда мы возвращались к дому.

Дверь нам открыл пожилой слуга, и, следуя за ним в парадный зал, мы с грустью отметили, что честный старик все еще глубоко потрясен смертью хозяина.

– Вам здесь нечего делать, – громко и раздраженно сказал он. – Господи! Ну неужели вы никогда не оставите нас в покое?

Я уже отмечал ранее необыкновенный дар Холмса успокаивающе действовать на окружающих, и старик тоже постепенно пришел в себя.

– Я полагаю, что это и есть знаменитый азенкурский витраж? – спросил Холмс, рассматривая небольшой оконный переплет с искусно расписанными стеклами, через которые зимнее солнце разбрасывало по каменному полу сверкающие краски.

– Да, сэр. Таких только два во всей Англии.

– Вы, конечно же, давно служите в этой семье?

– Давно ли служу? Да! Я и моя семья служим уже почти два века. Наш прах лежит на их могильных камнях.

– Думаю, что у этой семьи интересная история.

– Да, сэр, весьма интересная.

– Я слышал, что эта злосчастная гильотина была специально построена для какого-то дальнего предка вашего покойного хозяина?

– Да, для маркиза де Ренна. Построена его собственными людьми. Пройдохами, ненавидевшими его за то, что он соблюдал старинные обычаи.

– В самом деле? А какие обычаи?

– Что-то связанное с женщинами, сэр. Книга в библиотеке не дает точного объяснения.

– «Право первой ночи», надо полагать?

– Не знаем, не ученые. Но что-то вроде этого.

– Так-так. Я хотел бы посмотреть эту библиотеку.

Глаза старика скользнули в сторону двери в конце зала.

– Посмотреть библиотеку, – заворчал он. – Что вы там не видели? Там ничего нет, кроме старых книжек, и ее светлость не любят… Ну, впрочем, ладно.

Он нелюбезно проводил нас в длинную низкую комнату с прекрасным готическим камином напротив двери, до самого потолка уставленную старинными фолиантами. Холмс без видимой цели прошелся по комнате, потом остановился и закурил.

– Ну, Уотсон, я думаю, мы двинемся назад, – сказал он. – Спасибо, Стивен, это красивая комната, хотя мне и странно видеть в ней индийские ковры.

– Индийские?! – раздраженно возразил старый слуга. – Это старинные персидские ковры.

– Да нет! Конечно, индийские!

– А я говорю вам – персидские. На них есть надписи, уж вам-то следовало бы знать. Не видите, что ли, без своего шпионского стекла? Так посмотрите через него. Ну вот, все спички рассыпал, провалиться бы ему!

Когда мы, подобрав рассыпанные спички, поднялись на ноги, я был очень удивлен, что впалые щеки Холмса внезапно вспыхнули от возбуждения.

– Я ошибся, – сказал он. – Это персидские ковры. Пошли, Уотсон, нам уже пора в деревню и на поезд назад в город.

Через несколько минут мы покинули замок. Но, к моему изумлению, выйдя в наружный двор, Холмс быстро направился по дорожке, ведущей к конюшням.

– Вы хотите расспросить об исчезнувшей лошади? – предположил я.

– О лошади? Мой дорогой друг, я нисколько не сомневаюсь, что она надежно спрятана на одной из ближайших ферм, в то время как Грегсон носится по всему графству. А я ищу вот это.

Он вошел в первое пустое стойло и вернулся с охапкой соломы.

– Вы, Уотсон, возьмите еще одну охапку, и для нашей цели этого будет достаточно.

– Для какой цели?

– Самое главное – добраться незамеченными до входной двери, – удовлетворенно усмехнулся он, взваливая на плечи свою ношу.

Пробравшись назад по нашим следам, Холмс приложил палец к губам и, осторожно приоткрыв большую дверь, проскользнул в ближайший чулан, полный плащей и тростей, где и бросил на пол обе охапки.

– Здесь вполне безопасно, – прошептал он, – потому что стены каменные. Ага, вот эти два плаща сослужат нам хорошую службу. Я не сомневаюсь, – добавил он, зажигая спичку и бросая ее в кучу соломы, – что у меня еще не раз будет возможность воспользоваться этой немудреной хитростью.

Когда пламя, пробежав по соломе, добралось до плащей, плотные черные клубы дыма, под треск и шипение горящей резины, поползли из чулана в зал замка Арнсворт.

– Господи, Холмс! – выдохнул я, в то время как по лицу у меня градом катились слезы. – Мы же задохнемся!

– Погодите, – прошептал он, и в этот момент мы услышали топот и возгласы ужаса.

– Пожар!

В этом отчаянном вопле я узнал голос Стивена.

– Пожар! – закричал он опять, и по стуку его шагов было понятно, что он бежит через зал.

– Вперед! – прошептал Холмс и, в одну секунду выскочив из чулана, помчался в сторону библиотеки.

Дверь была открыта только наполовину, и, когда мы вбежали, человек, отчаянно барабанивший руками по огромному камину, даже не обернулся.

– Пожар! Дом в огне! – кричал он. – О, мой бедный хозяин! Милорд! Милорд!

Рука Холмса опустилась ему на плечо.

– Ведро воды в чулан, и все будет в порядке, – спокойно произнес он. – Также неплохо было бы, если бы вы попросили его светлость присоединиться к нам.

Старик бросился на Холмса, глаза его сверкали, а пальцы были скрючены, как когти хищника.

– Фокус! – завопил он. – Я предал его из-за ваших проклятых фокусов!

– Подержите его, Уотсон, – сказал Холмс, держа старика на вытянутых руках. – Вот так, вот так. Вы преданный друг.

– Преданный до смерти, – прошептал слабый голос.

Я невольно обернулся. Край старинного камина отодвинулся, и в открывшемся темном проходе стоял высокий худощавый человек, до такой степени покрытый пылью, что на мгновение мне показалось, что это не человек, а призрак. Ему было около пятидесяти лет, он был сухопар и горбонос, с лихорадочно сверкавшими от ярости темными глазами, выделявшимися на лице цвета серой бумаги.

– Полагаю, вас раздражает эта пыль, лорд Коуп, – произнес Холмс очень мягко. – Пожалуй, вам лучше будет присесть.

Человек шагнул вперед и тяжело повалился в кресло.

– Вы, конечно, полиция, – выдохнул он.

– Нет, я частный сыщик, но действую в интересах правосудия.

Горькая улыбка скривила губы лорда Коупа.

– Слишком поздно.

– Вы больны?

– Я умираю. – Разжав пальцы, он показал маленький пустой флакончик. – Мне осталось жить совсем немного.

– Неужели ничего нельзя сделать, Уотсон?

Я положил пальцы на кисть больного. Лицо его приняло серовато-синий оттенок, а пульс был медленный и слабый.

– Ничего, Холмс.

Лорд Коуп с трудом выпрямился.

– Может быть, вы удовлетворите мое запоздалое любопытство, рассказав мне, как вы докопались до правды? – сказал он. – Должно быть, вы невероятно проницательны.

– Должен признаться, – сказал Холмс, – что сначала я испытывал некоторые затруднения в свете того, что произошло, но они вскоре разъяснились. Очевидно было, что ключ ко всей проблеме лежит в совпадении двух необычных обстоятельств – использования гильотины и исчезновения головы убитого. Кто, спрашивал я себя, стал бы использовать такой неуклюжий и невероятный инструмент, кроме человека, для которого он имеет большое символическое значение? И в этом случае логичнее всего было искать разгадку в истории.

Лорд кивнул головой.

– Для Ренна ее построили его собственные люди, – пробормотал он, – чтобы наказать за бесчестье своих женщин, за то зло, которое он им причинил. Но, прошу вас, продолжайте, и побыстрее.

– Вот все, что касается первого обстоятельства, – продолжал Холмс, соединяя вместе кончики пальцев обеих рук. – Второе же проливает свет на всю проблему. Это не Новая Гвинея, поэтому зачем убийце голова жертвы? Очевидным ответом является намерение скрыть подлинную личность убитого. Кстати, – строго спросил он, – что вы сделали с головой капитана Лоудьяна?

– Мы со Стивеном похоронили ее в полночь в семейном склепе, – последовал ответ, – с подобающими почестями.

– Далее все было просто, – продолжал Холмс. – Благодаря тому, что тело легко было принять за ваше из-за одежды и других личных вещей, перечисленных местным инспектором, не могло быть никакой иной причины отсутствия головы, кроме той, очевидной, что убийца поменялся с убитым и одеждой. О том, что переодевание имело место до момента смерти, свидетельствуют пятна крови. Жертва заранее была лишена возможности оказывать сопротивление – по-видимому, одурманена, так как имеются неопровержимые доказательства, на которые я указал моему другу Уотсону, что не было никакой борьбы и что тело было перенесено в музей из другой части замка. Следуя моим рассуждениям, если они верны, убитый не мог быть лордом Джоселином. Но был еще исчезнувший – кузен и предполагаемый убийца его светлости – капитан Джаспер Лоудьян.

– Как вам удалось дать Долишу описание разыскиваемого человека? – вмешался я.

– Глядя на тело жертвы, Уотсон. Между ними должно было быть фамильное сходство, иначе обман с самого начала был бы невозможен. В пепельнице в музее был сравнительно свежий окурок турецкой сигареты, выкуренной через мундштук. Никто, кроме заядлого курильщика, не стал бы курить в тех ужасных обстоятельствах, при которых был оставлен этот незаметный окурок. Следы на снегу показали, что кто-то пришел из главного здания, неся тяжелую ношу, и вернулся без нее. Я полагаю, что я перечислил все основные детали.

Некоторое время мы сидели в молчании, нарушаемом лишь завыванием в окнах внезапно поднявшегося ветра и коротким, тяжелым дыханием умирающего.

– Я не обязан вам ничего объяснять, – произнес он наконец, – потому что только перед Создателем, которому ясны самые сокровенные тайники человеческой души, я должен нести ответ за содеянное мной. Тем не менее, хотя история моя полна позора и вины, я расскажу вам достаточно, чтобы по возможности заручиться вашим снисхождением и просить вас исполнить мою последнюю волю.

Вам, должно быть, известно, что после скандала, положившего конец его военной карьере, мой кузен Джаспер Лоудьян поселился в Арнсворте. Хотя он был нищим и его образ жизни уже приобрел печальную известность, я принял его как родственника и не только оказал ему материальную поддержку, но и, что, вероятно, было более ценным, обеспечил его своим покровительством в обществе.

Теперь, когда я оглядываюсь на прошедшие годы, я виню себя за то, что у меня не хватило принципиальности положить конец его выходкам, пьянству, картам и еще менее достойным похождениям, приписываемым ему молвой. Я считал его необузданным и неблагоразумным, но мне еще предстояло узнать, что это был человек, настолько испорченный и потерявший всякое представление о чести, что был способен опозорить свой собственный дом.

Я женился на женщине, которая была значительно моложе меня и отличалась как своей замечательной красотой, так и романтическим, но странным характером, унаследованным ею от ее испанских предков.

Это старая история, и к тому времени, как мне открылась ужасная истина, было уже ясно, что единственное, что для меня осталось в этой жизни, – это отмщение. Отмщение этому человеку, который обесчестил мое имя и нанес оскорбление моему дому.

В ту ночь Лоудьян и я поздно засиделись за вином в этой самой комнате. Я сумел подсыпать снотворное в его портвейн, и до того, как действие лекарства заглушило его чувства, я рассказал ему о своем открытии и сказал, что только смерть может нас рассудить. Ухмыляясь, он заявил, что, убив его, я попаду на эшафот, а весь свет узнает о позоре моей жены. Когда я объяснил ему свой план, усмешка сползла с его лица и ужас смерти сковал холодом его низкую душу.

Остальное вам известно. Как только он под действием яда лишился чувств, я поменялся с ним одеждой, связал ему руки шнуром от дверной портьеры и перенес его через двор в музей к девственной гильотине, построенной, чтобы покарать злодеяния другого.

Когда все было кончено, я позвал Стивена и рассказал ему всю правду. Старик ни секунды не колебался в верности своему преступному господину. Вместе мы захоронили голову в семейном склепе, а затем, схватив на конюшне лошадь, он поскакал на ней через торфяники, чтобы изобразить поспешное бегство, и позже спрятал эту лошадь на отдаленной ферме, принадлежащей его сестре. Мне же оставалось только исчезнуть.

Арнсворт, как и многие замки, принадлежащие старинным родам, когда-то исповедовавшим католичество, имеет потайную комнату для священника. Там я скрывался, выходя только ночью в библиотеку, чтобы отдать последние распоряжения моему верному слуге.

– И одновременно дать мне знать, что вы где-то поблизости, – перебил его Холмс, – оставив на ковре по крайней мере пять окурков турецких сигарет. Но какова была ваша цель?

– Отомстив за величайшее зло, которое один человек может совершить по отношению к другому, я защитил наше имя от позора эшафота. Я мог положиться на преданность Стивена. Что касается моей жены, то, хотя она и знала правду, она не могла выдать меня, не объявив всему свету о своей неверности. Жизнь для меня больше ничего не значила. Поэтому я решил дать себе еще день или два для того, чтобы привести в порядок свои дела, а затем принять смерть от собственной руки. Я уверяю вас, что обнаружение вами моего убежища ускорило события лишь на час или что-нибудь около того. Я оставил Стивену письмо, в котором прошу его, отдав мне последний долг, похоронить меня в гробнице моих предков.

Вот, джентльмены, моя история. Я последний представитель древнего рода, и теперь от вас зависит, прекратит ли наш род свое существование в бесчестье.

Шерлок Холмс положил ладонь на руку лорда Джоселина.

– По-видимому, очень хорошо, что доктор Уотсон и я находимся здесь как частные лица, – спокойно произнес он. – Я собираюсь позвать сюда Стивена, потому что меня не оставляет ощущение, что вам будет гораздо удобнее, если он отнесет это кресло в потайную комнату и закроет за вами выдвижную панель.

Мы вынуждены были наклониться, чтобы расслышать ответ лорда Джоселина.

– Тогда пусть меня судит высший суд, – слабо прошептал он, – а могила поглотит мою тайну. Прощайте и позвольте умирающему благословить вас с миром.

Наше путешествие назад в Лондон было одновременно промозглым и унылым. К ночи опять пошел снег, и Холмс явно не был расположен к беседе; он сидел и смотрел в окно на пролетающие в темноте редкие огоньки деревушек и ферм.

– Заканчивается старый год, – неожиданно нарушил молчание Холмс, – и в сердцах всех этих простых, добрых людей, ждущих перезвона полночных колоколов, как и каждый год, живет надежда, что то, что их ждет, будет лучше того, что уже прошло. Эта надежда, хотя и бесхитростная и опровергнутая всем предыдущим опытом, остается единственным врачеванием всех ушибов и синяков, которые достаются нам на протяжении всей нашей жизни.

Он откинулся назад и принялся набивать свою трубку.

– Если вы когда-нибудь вознамеритесь описать это любопытное приключение в Дербишире, – продолжал он, – я предложил бы для вашего рассказа весьма подходящее название: «Рыжая вдовушка».

– Зная вашу необъяснимую неприязнь к женщинам, Холмс, я удивлен, что вы обратили внимание на цвет ее волос.

– Я имею в виду, Уотсон, популярное во времена Французской революции название гильотины, – сердито ответил он.

Было уже поздно, когда мы наконец добрались до нашей старой квартиры на Бейкер-стрит, где Холмс, пошевелив кочергой в камине, довольно долго переодевался в свой халат мышиного цвета.

– Скоро полночь, – заметил я, – и я хотел бы быть с моей женой в тот момент, когда закончится этот 1887 год. Так что мне пора. Позвольте мне пожелать вам счастливого Нового года, мой дорогой друг!

– Я от всей души желаю вам того же, Уотсон, – ответил он. – Пожалуйста, передайте мои поздравления вашей жене и скажите, что я приношу ей свои извинения за ваше временное отсутствие.

Я вышел на пустынную улицу и, остановившись на минутку, чтобы поднять воротник, так как довольно сильно мело, уже было двинулся дальше, когда мое внимание привлекли звуки скрипки. Невольно я поднял глаза к окну нашей старой гостиной, и там, четко выделяясь на фоне освещенной лампой портьеры, была видна тень Шерлока Холмса. Виден был четкий, ястребиный профиль, который я так хорошо знал, слегка согнутые плечи; видно было, как он склонялся над скрипкой, двигая смычком. И уж конечно не мечтательная мелодия итальянской арии и не сложные импровизации его собственного сочинения напели мне сквозь темноту этой черной зимней ночи:

Забыть ли старую любовь
И не грустить о ней?
Забыть ли старую любовь
И дружбу прежних дней?[9]

Должно быть, в глаз мне залетела снежинка, потому что, когда я обернулся, фонарь, освещающий пустынное пространство Бейкер-стрит, был как-то странно расплывчат.

* * *

Итак, моя задача выполнена. Все записи сложены в черную металлическую коробку для бумаг, где они хранились долгие годы, и в последний раз я окунаю перо в чернильницу.

Через окно, выходящее на скромную лужайку нашего загородного дома, я вижу Шерлока Холмса, который бродит между своими ульями. Его волосы совершенно белы, но его длинный, тонкий стан все так же гибок, а на щеках его играет здоровый румянец, который наложила на них мать-природа – ее наполненный запахом клевера ветерок, разносящий дыхание моря среди тихих долин Сассекса.

Жизнь наша близится к концу, и исчезают, забываются навсегда старые лица и прежние места. И все-таки когда я откидываюсь в кресле и закрываю глаза, то на какое-то мгновение всплывает прошлое, заслоняя настоящее, и я вижу перед собой желтые туманы на Бейкер-стрит и слышу голос самого лучшего и мудрого человека, которого я когда-либо знал:

– Вперед, Уотсон, за дело!

Примечания

1

«Splendide» – великолепный (фр.).

(обратно)

2

«Завтра мы снова выходим в открытое море» (лат.).

(обратно)

3

Фамилия Кэбплеже буквально означает «экипаж-удовольствие».

(обратно)

4

Ежегодный справочник дворянства.

(обратно)

5

Последний образчик этого семейства (лат.).

(обратно)

6

Преступный мир (ит.).

(обратно)

7

В этом деле Холмсу не пришлось арестовывать Уилсона, поскольку Уилсон утонул. Это одна из типичных ошибок Уотсона, которые он допустил в своих поспешных заметках, собранных в «Черном Питере». (Прим, автора.)

(обратно)

8

Трель (ит.).

(обратно)

9

Бернc Р. Застольная. Пер. С. Маршака.

(обратно)

Оглавление

  • Семь циферблатов
  • Приключение в Камберуэлле
  • Восковые игроки
  • Загадка в Хайгейте
  • Черный баронет
  • Тайна запертой комнаты
  • Преступление в Фаулкс-Расе
  • Загадка рубина «Аббас»
  • Черные ангелы
  • Две женщины
  • Случай в Дептфорде
  • «Рыжая вдовушка»


  • загрузка...