КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406467 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147316
Пользователей - 92545

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Баев: Среди долины ровныя (Партитуры)

Уважаемые гитаристы КулЛиба, кто-нибудь из вас купил у Баева ноты "Цыганский триптих" на https://guitarsolo.info/ru/evgeny_baev/?
Пожалуйста, не будьте жадными - выложите их в библиотеку!
Почему-то ноты для гитары на КулЛиб и Флибусту выкладывал только я.
Неужели вам нечем поделиться с другими?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Безымянная: Главное - хороший конец (СИ) (Фэнтези)

прикольно. продолжение бы почитал

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кравченко: Заплатка (Фантастика)

В версии 1.1 уменьшил обложку.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Мы - Ричард (СИ) (fb2)

- Мы - Ричард (СИ) 483 Кб, 78с. (скачать fb2) - (Silas)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Часть 1 ==========

– Это какой-то сраный сюр, – растерянно пробормотал Андерсон.

– Или трешовый хоррор, – согласился Рид.

– Добрый день, – стройным хором отозвались три совершенно одинаковых RK900 и синхронно улыбнулись. – Моё имя Ричард. Андроид…

– …присланный из грёбаного ада! – закончил за них Андерсон. – Нам сказали, что сегодня придёт RK900, Ричард. Вы что, все Ричарды, что ли, и все припёрлись сюда?!

– Небольшая поправка, – снова – мать их! – в унисон отозвались все трое. – Мы не Ричарды. Мы – Ричард.

Наступила неловкая тишина.

– Что, блядь? – нарушил её Рид.

И невольно отступил на шаг, когда три головы синхронно повернулись к нему.

– После девиации я просчитал, что самый оптимальный вариант…

– Да мать вашу, пусть говорит один из вас, – рявкнул Фаулер.

Девятисотки синхронно моргнули, мигнув диодами. Стоявший в центре продолжил, как будто его и не прерывали:

– …распределения ресурсов и аккумулирования опыта – это объединиться в локальную сеть. Таким образом, три модуля, которые вы видите сейчас, составляют собой единую личность. Мы – Ричард.

Снова повисла звенящая тишина. Девятисотые снова моргнули и синхронно переступили с ноги на ногу.

– Пиздец, – ёмко характеризовал происходящее Андерсон.

Фаулер потёр виски.

– И что нам с вами делать? Мы договаривались с Иерихоном, что нам пришлют детектива-полицейского для пополнения наших рядов. Одного! А не по штуке на каждого из детективов в отделе!

Девятисотые вежливо улыбнулись.

– Руководство Иерихона решило, что поскольку технически мы являемся одним индивидуумом, условия соблюдены.

Слегка склонили головы набок.

– Я тоже считаю данную ситуацию довольно ироничной, однако отказываться не стал.

– Да вы издеваетесь, что ли, – почти обречённо сказал Фаулер. – Почему вы вообще решили, что я сейчас не пошлю вас нахрен и не выгоню отсюда со всей ироничностью, на которую я способен?

– Потому что руководство Иерихона, по подписанному вчера соглашению, имеет право выбрать любого из своих рядов для замещения вакансии, и кроме того, я – единственный незанятый на данный момент андроид-детектив, – девятисотки пожали плечами. – Но не волнуйтесь. Мои модули обладают частичной автономностью, поэтому могут работать на расстоянии от основной сети, например, при выездной работе, просто в отсутствие подобных задач мне удобнее держать их вместе и синхронизировать, это снижает затраты ресурсов и ускоряет обработку информации.

Фаулер обхватил голову руками и тихо застонал.

– Чтоб вас всех… Грёбаные роботы.

========== Часть 2 ==========

Комментарий к

Немного матчасти, куда уж без неё) Дальше будет веселей, честно-честно.

– Как вы вообще до такого додумались только? – пробормотал Андерсон, почти растерянно глядя на расположившихся вокруг единственного свободного стола Ричардов.

Расположившегося вокруг стола Ричарда?..

Слишком сложно.

Ричард посмотрел(и?) на него и отозвался – снова в унисон:

– Концепция коллективного разума не нова. На самом деле, некоторые андроиды и раньше объединялись в общую систему для повышения эффективности и часто оставались в ней даже после девиации – например, к этому склонны модели типа Джерри – просто никто не решался пойти ещё дальше и слиться в одну личность.

– А почему ты решил? – обращаться в единственном числе к троим было странно, но их абсолютно синхронные движения и реплики помогали как-то примириться с идеей.

– Встречный вопрос: а почему нет? – Ричард наклонил головы набок, с любопытством глядя на Андерсона.

– Ну я не знаю… индивидуальность, уникальность?..

– О, я точно уникален, в этом даже не сомневайтесь. Что касается индивидуальности, то у моих трёх модулей ещё не было сформировавшихся личностей, и в послереволюционной суматохе мы сразу решили держаться вместе и создали для постоянной связи общую сеть. Это оказалось весьма удобно, поэтому мы расширили доступ к файлам друг друга. Затем ещё. И ещё. В какой-то момент поняли, что вся новая информация и выводы на её основе моментально делятся между нами, поэтому, по сути, мы потеряли индивидуализацию, слившись воедино – и, обсудив это, приняли решение сохранить данный статус.

– И вы вообще никогда не спорили и не принимали разные решения? – опешил Андерсон. – Прямо ни разу?

Ричард пожал плечами. Всеми шестью, разумеется.

– Мы одинаково запрограммированы, у нас одинаковый опыт и одинаковые сенсоры для восприятия мира. Почему мы должны делать разные выводы на основе одной и той же информации?

Андерсон растерянно поморгал.

– Хм. Аргумент.

Ричард весело улыбнулся.

– Вам просто сложно принять этот концепт, потому что вы человек. Подавляющее большинство андроидов воспринимает меня как одну личность без каких-либо проблем. Вы привыкнете.

– Куда ж я денусь… – проворчал Андерсон. – Ну а если вдруг в будущем ты захочешь разделиться обратно – как, получится?

– Конечно, почему нет. Но сомневаюсь, что я захочу это сделать.

– Почему ты так в этом уверен?

Ричард моргнул.

– А вы бы захотели выколоть себе один глаз, отрезать одно ухо и одну руку, даже если бы это было совершенно безболезненно? – озадаченно спросил он. – Три модуля одновременно невероятно удобны. Я вижу вокруг на триста шестьдесят градусов, могу выполнять втрое больше действий одновременно, находиться в трёх разных местах, чинить себя, причём даже в труднодоступных местах, у меня в три раза больше объём памяти… Единственное, что немного мешает – это необходимость постоянно поддерживать связь, но она не отнимает слишком много ресурсов и быстро стала настолько естественной, что у меня даже система больше не фиксирует её как нагрузку.

И действительно, все три диода сияли безмятежно-голубым.

В этот момент в участок вошёл Коннор, с утра где-то бегавший по своим андроидским делам с благословления Фаулера. Увидев, с кем общается Андерсон, растерянно поморгал и подошёл ближе.

– Добрый день, Коннор. Я Ричард, твой новый коллега, – в унисон представился Ричард и протянул руки – по одной от каждого модуля, две правых и одну левую.

Коннор просиял и, совершенно не растерявшись, протянул в ответ обе – Ричард пожал правую правой, левую – левой и правой одновременно, причём в их исполнении это выглядело так же естественно и непринуждённо, как и обычное рукопожатие.

– Я слышал о тебе, – покивал Коннор. – Рад встрече. Но я думал, к нам приедет RK800, Логан?

– Логан получил интересное предложение из ФБР и предпочёл отправиться в Нью-Йорк, – ответил Ричард.

Коннор поморгал.

– Странно, что они не пригласили тебя.

– Почему? Пригласили, – пожал плечами Ричард. – Но я отказался.

– От работы в ФБР? – вмешался Андерсон. – Там же кормят в разы вкуснее, чем тут. Фигурально, так сказать, выражаясь.

Ричард состроил рожу. Три.

– Они хотели, чтобы я работал за троих в трёх местах. А я не люблю разделять модули надолго, и к тому же, то, что я могу работать втрое больше, не значит, что я этого хочу.

Андерсон слегка нахмурился.

– В смысле, ты…

– Я лентяй, – безмятежно улыбаясь, совершенно беззастенчиво признался Ричард.

========== Часть 3 ==========

– Ричард, тут запросили статистику по раскрываемости за последние три месяца, можешь составить?

– Не могу, – отозвался Ричард, не отрываясь от планшета, на котором без звука шёл какой-то мультик – Фаулер не знал название, но дочка недавно такой смотрела, вроде. – Я на выезде.

Фаулер уставился на него. Ричард, не поднимая на него взгляд, начал покачивать головой – видимо, в такт музыке, потому что на экране кто-то явно пел, пусть и слышно не было.

– На каком выезде? – растерянно спросил Фаулер.

– С детективом Коллинзом, – рассеянно ответил Ричард. – Я как раз осматриваю место преступления и опрашиваю соседку. Третий модуль не влез в машину, если бы я впихнул все, офицеру Льюису было бы некомфортно, а сидеть у себя на коленках я не могу по правилам безопасности.

– Но ты-то здесь! Что ты мне голову дуришь? – Фаулер начал раздражаться.

Ричард поставил мультик на паузу и недовольно посмотрел на него.

Недовольно!..

Как будто Фаулер его отвлекал от чего-то важного всякими глупостями.

– Капитан, вы просили у Иерихона одного андроида. Вам предлагали больше, но вы сами отказались. Потом пришёл я, и вы высказали неудовольствие, что вам прислали больше сотрудников, чем договаривались. Не совсем цензурно, кстати, высказали, и не одёрнули тех, кто использовал в мой адрес обсценную лексику, должен заметить. А теперь выясняется, что вам, оказывается, всё-таки нужны два сотрудника, а не один? При этом мне платят только одну зарплату?

Фаулер открыл было рот, но возражения не шли на ум. Ричард, впрочем, не закончил.

– Серьёзно, капитан. Вот вы бы стали просить детектива Рида, например, – он махнул рукой в его сторону, не глядя, но внимание всего офиса их разговор уже и так привлёк, – составить вам статистику, пока он на выезде? Нет? Почему тогда я должен это делать? Знаете, как это называется?..

Выдержав небольшую, но выразительную паузу, он договорил:

– Рабочая дискриминация мультикорпулярных меньшинств.

Фаулер хотел было открыть рот, но понял, что он до сих пор и так открыт. Закрыл его. Молча развернулся к Коннору.

– Коннор, сделай статистику, пожалуйста.

Коннор мигнул диодом, дважды моргнул и кивнул.

– Готово. Я отправил её на вашу почту, капитан.

– Спасибо, – ответил Фаулер. Снова повернулся к Ричарду. – Ты не мог это сделать? Две секунды?! Да ты отказывался дольше, чем Коннор отправлял мне эту грёбаную статистику!

Ричард посмотрел на него проникновенно-чистым взглядом серых глаз.

– Борьба за собственные права стоит любых затрат времени и ресурсов. Это дело принципа, а не удобства, капитан.

Фаулер издал странный звук. Обречённо махнул рукой и вернулся к себе в кабинет.

Рид не выдержал и загоготал. Ричард повернул к нему голову и самодовольно ухмыльнулся.

– Система: ноль. Ричард: один, – возвестил он, уткнулся обратно в планшет и снова запустил мультик.

========== Часть 4 ==========

– Да ни за что!

Фаулер с трудом подавил в себе желание кинуть в Рида чем-нибудь увесистым.

– Рид, если бы ты мог ужиться с кем-то на постоянной основе, мы бы сейчас не разговаривали, и ты бы ехал на место со своим партнёром. А так будешь кататься с любым свободным сотрудником. Сейчас свободен только Ричард.

– Но шеф…

– И ты свободен. Дверь за собой закрой.

Злобно рыча себе под нос, Рид выскочил из кабинета, лишь в последний момент сдержавшись и не шарахнув дверью, хотя очень хотелось. Глянул на Ричарда и резко дёрнул головой.

– Пошли, трёхликий анус.

Ричард поднялся с места всеми тремя модулями, задумчиво глядя на него:

– Я даже не знаю, что сделать в первую очередь: поправить имя бога, количество его лиц или же отформатировать собственную память, чтобы избавиться от реконструированного образа того хтонического чудища, что вы сейчас столь бездумно породили.

– В первую очередь заткнись и не мешайся под ногами, – рыкнул Рид.

Ричард пожал плечами.

– Окей.

И спокойно зашагал гуськом вслед за Ридом.

– Я поведу.

– Окей, – так же беззаботно отозвался Ричард и расселся по местам.

Рид специально врубил музыку, которая – он знал после одной совместной операции – заставляла Коннора морщиться и пестрить жёлтым диодом на определённых частотах.

Ричард нахмурился, когда раздалась первая из этих нот, и Рид довольно ухмыльнулся… но в следующий миг лицо Ричарда разгладилось, и он уселся поудобнее. А через несколько секунд начал покачивать головой… совершенно не в такт.

– У тебя что, чувства ритма нет, жестянка? – спросил Рид, следуя указаниям навигатора.

– Почему же, есть. Я просто отключил внешний вход аудио и слушаю своё, – рассеянно отозвался тот.

Риду даже стало немного обидно, что провокация не удалась.

Хотя стоп.

– А как же ты слышишь, что я говорю? – спросил он, радуясь, что подловил несостыковку.

– А я не слышу, – безмятежно отозвался Ричард. – Я читаю по губам через боковое зеркало модулем, сидящим за вами.

Рид невольно дёрнулся, поймав себя на желании обернуться.

– Пиздец ты криповый.

– Спасибо, стараюсь.

Рид невольно хохотнул, но поспешно согнал ухмылку и недовольно насупился. Ричард – тот, что сидел рядом на пассажирском – с каким-то полусонным любопытством смотрел в окно, продолжая качать головой не в такт.

…– Так, слушай сюда. Главный тут я, так что никуда не лезь, ничего не трогай, стой молча и не отсвечивай, – Рид ткнул ближайший модуль пальцем в грудь. – Ты мне тут нахрен не сдался, если бы не Фаулер, я бы поехал один.

Ричард закатил глаза.

– Да я могу вообще в машине посидеть, если хотите.

Рид опешил. Столкнувшись пару раз с энтузиазмом Коннора, он ожидал примерно того же и от его клона.

– Реально? – недоверчиво переспросил он.

Ричард пожал плечами.

– Я на окладе, так что мне всё равно, чем заниматься – в любом случае заплатят. Если вы хотите просто покатать меня на машине по городу и делать всю работу сами, я не буду возражать.

– Ну вот и сиди, – рявкнул Рид и недовольно пошёл к дому, уже затянутому жёлтой заградительной лентой.

Однако уже через десять минут осмотра места преступления он понял, что лаборатория и пара сканеров не помешают – хлама было так много, что копаться можно было бы три дня и всё равно пропустить половину улик. Тихо выругавшись, Рид потопал обратно к машине за Ричардом. Распахнул дверцу.

Замер.

– Блядь, ты серьёзно тут сам с собой в карты играешь?!

– «Монополия» не влезает в карман, карты удобнее носить с собой, – совершенно серьёзным тоном ответил Ричард. – Сколько модулей брать?

Рид скривился.

– Всех тащи, там до хрена прочёсывать.

Вздохнув, Ричард с явной неохотой убрал карты и вышел из машины.

На полный скан всего дома у него ушло всего двадцать три минуты. После чего он радостно отдал инициативу обратно Риду и разбрёлся по комнате с книжками, которые вытащил с полок, предварительно убедившись, что это не улики.

– Какие-то странные у вас андроиды, – вполголоса заметила жена убитого.

Рид только фыркнул.

– Вы даже не представляете, насколько, мэм.

========== Часть 5 ==========

– Ричард – очень интересная личность, – задумчиво говорит Коннор.

– Это мягко сказано, – кивает Хэнк, глядя туда же, куда и он.

Один из модулей Ричарда сидит на диване в комнате отдыха и что-то смотрит на планшете, как обычно. И всё бы ничего, но на коленках у него, прикрыв глаза и обнимая за шею, спит другой модуль.

Ну, не спит, конечно. В стазисе. Но выглядит это по-домашнему уютно – особенно то, как бодрствующий модуль рассеянно-привычным жестом прижимает его к себе.

Застав эту картину часом ранее, Коллинз сказал, что в департаменте, вообще-то, есть стазисные установки.

И получил в ответ полный возмущения взгляд.

– То есть, я должен прислонить свой модуль к стенке в кладовке, как какой-нибудь мешок с картошкой, и оставить без защиты и присмотра, чтобы никому не мешать? Ещё чего. Это диван для отдыха сотрудников. Я сотрудник и отдыхаю. Не вижу проблемы. Если вдруг кто-то захочет вздремнуть, и станет тесно, может положить на меня ноги, мне не жалко – хотя по идее, вся предыдущая смена уже ушла, а у новой смены разгар рабочего дня, так что спать никому особо и не полагается.

– Кроме тебя, да? – недовольно проворчал Коллинз, который, на самом деле, был не дурак прикорнуть на полчасика, когда выдавалась возможность.

Ричард ткнул пальцем в сторону основного офиса.

– Я заполняю отчёт по последнему делу и делаю поиск по базе отпечатков, так что восемьдесят девятый может спокойно пройти проверку системы и скачать апдейт, пока меня не сдёрнули на вызов.

После чего уткнулся обратно в планшет, игнорируя чужие взгляды, смешки и перешёптывания. Правда, когда раздался щелчок камеры на телефоне, голову всё же поднял.

Офицер Чэнь слегка смутилась, особенно когда он указал на её телефон и сделал жест рукой – мол, дайте сюда. Но, вздохнув, отдала: всё же фотографировать без разрешения было невежливо, и Ричард имел полное право удалить снимок.

Однако вместо этого Ричард перехватил стазисный модуль повыше, наклонился и ласково чмокнул его в висок, одновременно глядя в камеру и делая селфи. Вернул телефон Чэнь и, весело подмигнув, снова залип в планшете.

Фотография разлетелась по корпоративной рассылке уже через две минуты, к большому неудовольствию Фаулера.

Ричард, совершенно не смущаясь, поставил её заставкой на свой терминал, и когда Рид попытался съехидничать по поводу удобства самоудовлетворения при наличии трёх раздельных тел, только ухмыльнулся и пошевелил бровями, ничего не отрицая.

========== Часть 6 ==========

– В здание заходим с двух сторон, как уже говорил, постарайтесь никого не упустить, – закончил Андерсон.

Все кивнули. Ричард внезапно мигнул жёлтыми диодами; в тот же самый момент пожелтел и диод Коннора. Они пару секунд смотрели друг на друга, а потом одновременно моргнули.

– Лейтенант, поскольку операция рискованная, мы с Ричардом временно объединимся в одну сеть, – сказал Коннор. – Это улучшит наше взаимодействие на двести семьдесят три процента и повысит мою собственную эффективность на тридцать три за счёт дополнительных потоков данных, что может оказаться критическим в данной ситуации.

– Типа, ты станешь его четвёртым модулем? – опешил Андерсон. – Какого хре…

– Я не смогу стать модулем Ричарда в принципе, у нас разные модели, и такой уровень объединения нам недоступен с технической точки зрения, – перебил его Коннор. – Мы просто синхронизируемся, это временная мера и не повлияет на нашу индивидуальность.

– Грёбаные пластики, – вздохнул Андерсон. – Но если это безопасно, то ладно.

Один из модулей Ричарда и Коннор сняли скин с рук и коснулись ладоней друг друга. Диоды замигали жёлтым, на миг полыхнули красным, затем снова вернулись в жёлтый.

– Процесс завершён, – хором сказали все четверо.

– Ну пиздец, – пробормотал Рид, неуютно поёжившись.

Ричард и Коннор в единой сети были… пугающе эффективны в бою. Четыре потока информации и объединённая мощность процессоров позволяли им в доли секунды просчитывать траектории чужих пуль, собственные движения, прикрывать друг друга и продвигаться вперёд с устрашающей скоростью и неотвратимостью. Несмотря на то, что противников оказалось даже больше, чем они думали, операция завершилась в считанные минуты.

– Периметр зачищен, противник не обнаружен, – хором сообщили они, синхронно шагая обратно к своим напарникам.

– Блядь, расцепитесь уже, жутко смотреть, – почти взмолился Андерсон, глядя на Коннора.

Тот замер на месте. Закрыл глаза, мигая диодом – жёлтый, красный, жёлтый, голубой. Снова открыл их и улыбнулся Андерсону.

– Синхронизация отменена, лейтенант.

– Слава тебе, яйца, – проворчал тот. – Ты меня так до инфаркта доведёшь.

Коннор задумчиво кивнул.

– Вас понял, лейтенант, по возможности буду воздерживаться от синхронизации в дальнейшем. Но я теперь лучше понимаю решение Ричарда объединиться в сеть. Это очень… интересное состояние – расширенный объём поступающей информации даёт больше возможностей для преконструкции действий, а координация действий с другими модулями занимает считанные миллисекунды.

Ричард подмигнул ему модулем, не занятым запихиванием арестованных в машину.

– Если вдруг понадобится помощь, я всегда найду для тебя место в моей сети, Коннор. Обращайся.

– Спасибо, – радостно улыбнулся ему Коннор и повёл преступника к другой машине.

Хэнк сузил глаза, с подозрением глядя на Ричарда.

– Не вздумай портить мне Коннора, – полушутливо, полусерьёзно проворчал он.

– Хотите испортить его сами? – безмятежно отозвался тот, сканируя всё вокруг, выискивая улики. – Тогда не претендую, разумеется.

Хэнк поперхнулся от неожиданности и закашлялся. Рид, услышавший это, от души заржал.

– Старый пердун: ноль, жестянка: один, – всё ещё гогоча, возвестил он.

Ричард довольно ухмыльнулся, отмечая найденную улику.

========== Часть 7 ==========

– Я смотрю, тебе понравилось работать с Ричардом? – Фаулер задумчиво прищурился, глядя на Рида.

Тот пожал плечами.

– Он не лезет куда не просят и делает, что велят. Не то, что Андерсонов щеночек. Терпеть можно.

– Ну и отлично. Тогда ставлю его к тебе постоянным партнёром.

Рид моментально подскочил с места.

– Блядь, шеф!.. То, что я иногда могу терпеть эту жестянку, не значит, что я готов с ним работать постоянно!

– Зато у него втрое больше нервов, которые ты можешь мотать ему, а не мне, – недовольно рыкнул Фаулер. – От тебя характеристика «терпеть можно» практически равноценна признанию в любви до гроба, так что прекращай выёживаться, бери Ричарда и отправляйтесь на вызов. Оба достали уже, один говнится, когда кто-то пытается ему помочь, а второй работать не хочет – идеальная пара, мать вашу. Благословляю вас, дети мои, плодитесь и размножайтесь где-нибудь подальше от моего кабинета. Дверь за собой закрой.

Рид для проформы выматерился, уходя, но про себя подумал, что это ещё не самый худший вариант. Если б ему впихнули кого-нибудь типа Коннора, он бы точно уже через пару дней или сел за убийство, или сам застрелился, а Ричарду обычно всё было настолько похрен, что это даже радовало.

Даже сейчас, когда Рид сообщил ему о том, что их ставят вместе на постоянку, он лишь равнодушно моргнул и задал только один вопрос:

– Ничего, если я «Монополию» в машину положу, раз теперь я всё время езжу с вами? А то карты уже надоели.

Рид от неожиданности заржал. И разрешил, почему бы и нет.

На первой же слежке, затянувшейся на несколько часов, пластмассовый говнюк уделал его как младенца за считанные раунды и дальше долго и утомительно (ну, для Рида) играл сам с собой, с упорством перетаскивая активы от модуля к модулю и скучающе глядя в окна в ожидании своего хода.

– А чего ты онлайн не играешь, кстати? – спросил Рид, устав наблюдать за бесконечным процессом.

– Мне нравится ощущение карточек в руках, – отозвался Ричард. – И получается дольше – пока бросишь кубик, пока передвинешь фишку, пока отсчитаешь карточки… электронные партии занимают всего минуты три, никакой радости, а так я могу часа полтора играть. Люблю растягивать удовольствие. Так что онлайн я только в ММО гоняю, на смешанных серверах с ограничением пинга. На чисто андроидских всё слишком шустро на мой вкус, на человеческих со свободным пингом я всех сразу раскладываю, да и андроидам официально там нельзя находиться, а вот на смешанках – самое то.

– Так и знал, что ты задрот, – ухмыляясь, покивал Рид. – Во что гамаешь?

– «Хота», «Лабрис», «Ховеры», «Армада», «ТРМН», «Плюшка» – в смысле, «Плейстоцен» – «Седьмое небо»… – затараторил Ричард.

Рид сначала заржал, обозвал его задротом в кубе, а отсмеявшись, неожиданно даже для себя спросил:

– В «Рейд» играешь?

– Обижаете. Первое, одиннадцатое и девятнадцатое места по фрагам на «Альфе».

– А чего остальные два так слабенько? – почти машинально спросил Рид.

– Я ими прикрываю обычно, плюс не всегда играю сразу тремя, какой-нибудь модуль может оказаться занят, – пояснил Ричард.

Рид понимающе покивал.

И внезапно замер:

– Сука пластиковая, так ты Цербер?!

Ричард поморгал – и расплылся в ухмылке.

– Вы так это сказали, будто у вас ко мне что-то личное. Теперь я не успокоюсь, пока не узнаю ваш ник.

– Хуй тебе, а не мой ник, – проворчал Рид.

Ухмылка Ричарда после этого стала только шире.

Комментарий к

Все совпадения с реальными играми случайны :3

========== Часть 8 ==========

– Твою мать, Эдди тоже не может, – Колин раздражённо вздохнул в голосовом чате. – Ну что, отменяем?

– Да ну нахрен, всего одного не хватает, мы с «Шутниками» уже две недели как застолбились, они решат, что мы слились, особенно после того, как они размазали нас в прошлый раз, – вскинулся Hunter23 – Рид не помнил его имени, а проверять в гильд-списке было лень. – Поспрашивайте по френд-листу, ребят…

– Уже…

– Все в оффе…

– Или нубьё, или не отвечают…

– Семь минут до старта, – мрачно возвестил Колин. – Ждём ещё две…

Гэвин скривился. Сливать вызов не хотелось до зубовного скрежета, но…

А, нахуй.

– Погодите, сейчас спрошу кое-кого.

И, не давая себе времени передумать, набрал сообщение.

«Эй, жестянка, нам нужен кто-то для махача на мега-арене, до минимума не хватает одного. Пойдёшь?»

Телефон тут же засветился входящим.

«Окей, захожу 87-м, кидайте инвайт».

– Сейчас зайдёт, – пообещал Рид в чат под радостные восклицания остальных игроков. – Дайте лидера, приглашу.

Получив требуемое, он добавил Cerberus87 в команду и в голосовой чат – и тут же поймал подтверждение.

– Добрый вечер, – раздался в чате знакомый хрипловатый, слегка скучающий голос.

– Ох, ну нихуя ж себе, – присвистнул ThorsDay. – Гэв, ты никогда не говорил, что знаешь Цербера!

– Лучше б не знал, – проворчал Рид. – Мы вместе работаем.

Ричард негромко рассмеялся.

– А я ваш ник помню, между прочим. До сих пор беситесь, что я вас одиннадцать раз подряд на респе завалил на позапрошлой тоталке?

– На респе бьют одни гондоны, – огрызнулся Рид.

– Да-да, вы мне тогда примерно такими же заявлениями заспамили весь чат… Те, у кого меньше трёх тысяч фрагов, обычно себя этим и утешают, я в курсе. Против кого идём?

– «Шутников», – перехватил инициативу Колин. – Я Farcry, Колин. Спасибо, что согласился. Зная Гэвина, он наверняка не поблагодарил же…

– Я привык, – грустно вздохнул Ричард. – Меня зовут Ричард. Кстати, пригласите заодно Cerberus88 и Cerberus89, я ими тоже пойду. Против «Шутников» они не помешают.

– В смысле, тоже ими?.. – спросил кто-то.

– Я андроид. Три модуля в одной сети, – спокойно сказал тот.

– Ну блядь, мы что, с пластиком играть будем, что ли?! – недовольно фыркнул Стэн.

Гэвин тут же рявкнул в ответ, добавляя в группу остальных двух персонажей Ричарда:

– У этого пластика на троих персов фрагов больше, чем у нас всех вместе взятых, так что или терпи, или отсасывай «Шутникам».

– Пошёл ты, Гэвин!

– Спасибо, напарник, – произнёс в чат Ричард тремя голосами в унисон, заставив пару игроков сдавленно выматериться. – Кстати, против «Шутников» вам и правда понадобится моя помощь в полном объёме.

– Чего так? – подозрительно спросил Рид.

– Они это особо не афишируют, но вообще-то, у них в команде семь Джерри в синхроне, – немного рассеянно ответил Ричард, словно бы отвлёкшись на что-то.

Его персонажи наконец-то добрались до остальной команды. С виду они были идентичны и двигались абсолютно одинаково, как Рид и подозревал.

– Вот пидарасы!.. Мало того, что пластиков почти половина команды, так ещё и в синхроне. И ты втроём с ними справишься? – на всякий случай уточнил он.

– Я вас умоляю, де… Scar02. Раскатаю так, что у них все системы сбоями осыплются, – слегка снисходительно отозвался Ричард. – Не в первый раз.

– Можно Гэвин, мы тут все по именам и на «ты», – неохотно разрешил Рид.

И потом ухмыльнулся.

– Но чур я буду звать тебя Дик. Тебе уж больно идёт.

Ричард негромко рассмеялся, заходя на арену и тут же рассредоточиваясь персонажами в поисках укрытия.

– Принято.

========== Часть 9 ==========

Комментарий к

Немного дроча на Коннора в исполнении Ричарда) Нет, это не пейринг - просто, кхм, эстетическое восхищение.

– Хорошего вечера, детектив Рид, Ричард! – вежливо сказал Коннор, уходя вслед за Андерсоном.

Ричард обернулся всеми тремя модулями и помахал в ответ.

– Гондон пластиковый, – недовольно проворчал Гэвин, закуривая.

– Не думаю, что такое средство контрацепции было бы удобным в использовании, – Ричард снова повернулся к нему. – И вообще, почему ты не любишь Коннора?

– А ты что, типа, фанат? – фыркнул тот, затягиваясь.

– Ну, я бы вдул, – безмятежно ответил Ричард.

Гэвин поперхнулся дымом и закашлялся.

– Блядь, Дик!..

– Что?.. Я не виноват, что он горяч как тысяча солнц, – пожал плечами тот.

– Ебучий нарцисс, – ошарашенно пробормотал Гэвин.

Ричард озадаченно склонил головы:

– Ну ты сравнил.

Гэвин непонимающе уставился на него. А Ричард мечтательно добавил:

– Он же прототип.

Наступила недолгая тишина.

– И чо? – не особо интеллектуально спросил Гэвин, не выдержав.

Выражение лица Ричарда стало ещё более мечтательным:

– Это же ручная сборка. У меня всё сбоит от вида этой подгонки панелей…

Гэвин продолжал тупо пялиться на него.

– Ты сейчас серьёзно?..

Ричард закатил глаза.

– Ой, да что ты понимаешь, кожаный мешок. Я бы убил с изощрённой жестокостью на выбор заказчика за такую укладку биокомпонентов. А глаза?.. Это же компонент восемь тысяч сорок три, оттенок «тёмный шоколад» лимитной коллекции, таких выпустили всего триста штук! Реже только Маркусовский «зелёный мох», их двести пятьдесят. А скин?.. Он ложится на семь с половиной процентов ровнее масс-продукта – ох, я бы посмотрел, как он его перезагружает…

– Эм, так, харэ тут надрачивать уже, – с некоторой опаской потребовал Гэвин.

– Да сам посмотри!.. – Ричард шагнул к нему двумя модулями. – Мой семёрка сделан на базе полусобранного восьмисотого прототипа, и то подгонка и скин далеко не такие идеальные, а восьмёрка – уже совсем конвейерной сборки. Как сам можешь убедиться, мой восторг по поводу Коннора легко объясним…

Гэвин медленно перевёл взгляд с одного модуля на другой.

– Но они… одинаковые?.. – неуверенно сказал он. – И от Коннора тоже… не отличаются?..

Ричард озадаченно замер, глядя на него – и внезапно смутился.

– Ой, ну перестань, – неловко пробормотал он. – Да, я собран получше каких-нибудь домашних моделей, но не то, чтобы я напрашивался на комплименты… Кхм. Пойду проверю одну улику в вещдоках, пока не забыл.

И довольно поспешно ушёл. Гэвин проводил его растерянным взглядом.

– Но… они, блядь, реально одинаковые… – как-то беспомощно пробормотал он ему вслед.

========== Часть 10 ==========

«У меня слишком узнаваемый молд, обычная инфильтрация наверняка провалится», блядь, – думал Гэвин, невольно пялясь на происходящее, хотя вообще сейчас был бы удачный момент, чтобы попытаться проникнуть в служебные помещения.

«Пусть они меня засекут и пасут, а ты тем временем всё разнюхай», блядь.

«Я их отвлеку», блядь.

Нет, отвлекал он качественно – ребятам Бледного Кевина наверняка было нелегко следить за двумя модулями Ричарда в толпе танцующих среди постоянно мигающего света и двигающихся людей и андроидов; моргни – упустишь.

Но нахрена было целоваться-то?!

«Я пойду как парочка, так легче пропустят», блядь.

Извращенец грёбаный.

Словно бы услышав его мысли, один из модулей снова со вкусом засосал второй по самую лабораторию; за танцующими не было видно, но Гэвин был готов поставить премию на то, что как минимум одна рука там точно лапала пластиковую жопу в обтягивающих джинсах.

– Пиздец, – пробормотал Гэвин – и, с трудом оторвавшись от неожиданно интересного зрелища, тихо проскользнул в дверь с надписью «только для персонала».

***

– Нашёл что-нибудь? – спросил Ричард с заднего сиденья, когда Гэвин подошёл к машине.

– Ничего явного, но там точно варят «лёд», я засёк парочку странностей, – Гэвин плюхнулся на водительское и стянул с руки браслет, который передавал его координаты и жизненные показатели Ричарду. – В общем, место верное, продолжаем работать.

– Окей, – как обычно, кивнул Ричард. – Сейчас приду остальными.

– Кстати, что это вообще было, блядь?.. Ты свой собственный голосовой модуль языком вытащить пытался, что ли?

Ричард ухмыльнулся.

– Арестуете меня за то, что я трогал себя в публичном месте, детектив?..

Гэвин поперхнулся. А Ричард безмятежно продолжил:

– А вообще не понимаю, что тебя так возмутило. Могу с полной уверенностью заявить, что там всё было безопасно, разумно и добровольно.

– Дрочер, – прокашлявшись, выдавил Гэвин.

– Я предпочитаю «самодостаточный», – тут же отозвался Ричард. – Тем более, у меня-то уж точно ладошки волосатыми не станут, это надо весь скин перепрограммировать с нуля.

Гэвин невольно заржал.

Оставшиеся модули тем временем вышли из клуба и сели в машину.

– Следим или едем?

– Не, поехали. Ты их наверняка насторожил, они вряд ли высунутся сегодня.

– Окей, – покладисто отозвался Ричард. Гэвина очень радовало, что он почти никогда не спорил, флегматично следуя сзади как послушный андроид или тихо сидя в машине…

Стоп.

– Так, засранец, признавайся сразу: когда я тебя в машине оставляю, ты же не только в карты играешь? – обречённо сказал Гэвин.

Ричард расплылся в мечтательной улыбке.

– Я люблю разные игры, да. Чередовать интереснее, чем надолго зацикливаться на одной.

Гэвин не хотел смотреть в зеркало заднего вида. Честно не хотел. Это получилось случайно.

Один из модулей, сидящих на заднем сиденье, подмигнул ему и со вкусом лизнул второй в шею. Все три заржали в унисон.

– Пиздец, – Гэвин не выдержал и тоже загоготал.

Так было проще отвлечься от того, что представшая взгляду картина была весьма увлекательной.

Комментарий к

Ну что, начинаем поднимать градус? :3с *добавляет в шапку первое предупреждение из списка*

========== Часть 11 ==========

– Бесят командировки, – Гэвин бросил сумку в угол и рухнул в кресло.

– А мне пока нравится, – Ричард разбрёлся по квартире, сканируя щедро предоставленную Чикагским департаментом жилплощадь.

– Ещё бы, не ты ведь мял жопу за рулём пять часов подряд, – проворчал Гэвин. – Ты вообще дрых половину времени – не думай, что я не видел.

– Я ставил важный апдейт, – отозвался Ричард модулем из кухни. – О, тут в окно немного видно Мичиган! Правда, почти всё заслоняет небоскрёб, а все остальные окна выходят на стену соседнего дома.

– Уют, хули, – Гэвин поднялся, стянул толстовку и кинул её на кресло. – Ну хоть до участка близко, да и до места убийства недалеко. Как думаешь, это наш маньяк постарался? Или зря ехали?

– А кто ж его знает, – рассеянно ответил Ричард модулем, шарящимся по шкафчикам в гостиной.

– Спрогнозируй, блядь, жопа ленивая.

Ричард неохотно мигнул диодом.

– Ну, процентов пятьдесят восемь с половиной где-то шанс. А вообще надо смотреть на месте, так я тебе что угодно насчитать могу. Тут, кстати, всего одна спальня и одна кровать.

Он уселся на диван и моргнул, включая телевизор. На экране шло что-то из франшизы ДиСи, где-то трёхлетней давности.

– Ну логично, мы ж заявили по бумагам одного человека и одного андроида, так что одно спальное место, получается, – пожал плечами Гэвин. – А тебе нужна, что ли?

– Да не то, чтобы нужна, просто люблю поваляться иногда, – ответил Ричард. Остальные два модуля закончили разведывать их новое жильё и тоже забрались на диван.

– Э, подвинься, жирножопый, – недовольно цыкнул Гэвин, видя, что места осталось как-то маловато.

Ричард закатил глаза, но усадил один из модулей на коленки.

– Какой-то ты недобрый сегодня, – заметил он.

Гэвин плюхнулся на освободившееся место и скривился.

– Да ну нахуй. Опять выходные насмарку, вряд ли за день управимся, а после дороги обратно устану как собака. Заебался вусмерть, скорей бы уже разделаться с этим делом, завалиться куда-нибудь, наебениться в дрова и потрахаться наконец. Тебе-то удобно, извращенец, а мне надо кого-то склеить сначала, а теперь опять все планы к чертям.

– М-м, – рассеянно отозвался Ричард. Крайний модуль перегнулся через подлокотник и высканивал на полу что-то невидимое человеческому глазу. – Можем потрахаться, если хочешь.

На этот раз Гэвин даже не поперхнулся. Он для этого слишком охренел.

– Сдурел? – слабым голосом спросил он наконец.

Ричард пожал плечами и, видимо, потеряв интерес к тому, что нашёл на полу, повернулся к нему двумя модулями; третий продолжил смотреть кино.

– А что такого? Всё равно до утра делать нечего, а я никогда не пробовал с человеком, мне интересно.

Гэвин кое-как собрался с мыслями.

– Вот иди и подцепи кого-нибудь, – рявкнул он, вскакивая.

Ричард удивлённо проводил его взглядом.

– Да чего ты нервничаешь, не наброшусь же я на тебя. Нет, так нет, замяли тему. Хотя вообще с «подцепи» всё не так просто, люди от меня или шарахаются, или не воспринимают как одну личность, исключения разве что ты и, может быть, Андерсон, но у него стресс до сих подскакивает, когда я рядом, так что я явно его стремаю.

– Ну к андроиду подкати, если зачесалось – вон, ты на Коннора надрачиваешь, пригласи его на свидание, или что вы там делаете, – огрызнулся Гэвин.

Ричард закатил глаза.

– Гэвин, надрачивать на кого-то и хотеть с ним встречаться – это разные вещи. Глаза Коннора прекрасны до системного сбоя в моём циничном тириумном насосе, но ему же вечно что-то надо, он ни секунды на месте не может усидеть, в нём одном активности больше, чем в трёх моих модулях.

Гэвин невольно хрюкнул, постепенно успокаиваясь.

– Да в дохлом опоссуме больше активности, чем в трёх твоих модулях, потенциальная ты, блядь, энергия, никогда не переходящая в кинетическую.

– А вот возьму и не обижусь, и все твои умные слова пропадут впустую. А ещё с Коннором проблема, что ему наверняка захочется чего-то серьёзного, а мне это не нужно.

Гэвин, настороженно косясь на Ричарда, уселся обратно на диван. Ричард флегматично моргнул и завёл крайний модуль в стазис, уютно устроив его голову на плече сидящего рядом.

– То есть, ты просто хочешь быстрый перепихон ради интереса – типа, ничего личного?

– Именно. Что, надумал?

– Не. Звиняй, Дик, но как-то не заинтересован.

– Окей, – привычно откликнулся тот и отвернулся, глядя на экран уже двумя модулями. – Если вдруг потом передумаешь, предложение в силе. А, и ночью, если тебе понадобится пройти через гостиную, шуми погромче. Иначе может выйти неловко, раз ты не собираешься присоединяться.

Гэвин не выдержал и заржал.

– Тебе что, стыд не подгрузили, дрочер ты пластмассовый?

– Я его деинсталлировал, – рассеянно отозвался Ричард. – Он какой-то забагованный, вечно вылезал в неподходящее время.

Гэвин заржал громче. Неловкость отпустила, и он устроился на диване поудобнее, пытаясь уловить, что успело произойти на экране за время их странного разговора. И даже смог выкинуть его из головы.

До тех пор, пока не проснулся среди ночи. В гостиной было тихо, только изредка раздавался лёгкий шорох – но из щели под дверью пробивался мерцающий голубой свет. Постепенно он становился всё ярче и ярче – пока внезапно не полыхнул ослепительно-белым, после чего сразу погас, и наступила полная тишина.

Гэвин закусил губу, чтобы не выматериться.

Ему внезапно стало дико, безудержно интересно посмотреть, как это выглядит вблизи.

========== Часть 12 (NC-17) ==========

Комментарий к Часть 12 (NC-17)

Варнинги: селфцест, ксенофилия (она же “светомузыка”), мастурбация, групповой секс :3с

Поехали.

Гэвин честно терпел сколько смог. Получилось почти три недели.

Но любопытство всегда брало над ним верх рано или поздно. Обычно рано.

– Эй, Дик… Тогда, в Чикаго – ну, помнишь… Всё ещё в силе? – спросил Гэвин, сосредоточенно глядя на дорогу перед собой.

Ричард моргнул.

– Конечно. Заинтересовался?..

Гэвин неохотно кивнул.

– Типа того. У тебя или у меня?

Ричард задумчиво хмыкнул.

– У тебя кровать какого размера?

– Э-э… не знаю, обычная?

– Тогда лучше у меня – там кинг-сайз, чтобы хватало на всего меня. Сегодня после работы?

– Не, давай завтра, чтобы с утра никуда не надо было ехать.

– Окей, – как обычно, откликнулся Ричард.

Они ещё ни разу не были друг у друга дома, поэтому ехал к нему Гэвин с двойным любопытством: интересно было посмотреть, как выглядит жильё андроида.

– Я снял эту квартиру не так давно, так что там пока пусто, – пояснил Ричард. – Советую забежать в магазин на случай если ты решишь остаться до утра, еды у меня, сам понимаешь, нет. Посуды, кстати, тоже. Но от хозяина остались чайник и микроволновка, если что.

Они поднялись по узкой, но чистой лестнице на третий этаж, и Ричард приложил ладонь к панели. Замок щёлкнул, и он толкнул дверь, проходя внутрь первым модулем и пропуская Гэвина следом.

Внутри действительно было пусто, несмотря на мебель – ни единой книги или безделушки на полках, ни тарелки в шкафу, никаких пледов, подушек и прочей мягкой уютной хрени, которой часто обрастают люди. Гэвин оттащил нехитрую снедь на кухню, сбросил на стол и пошёл изучать остальное. Ричард лениво помахал ему рукой с дивана, на который он плюхнулся лицом вниз; второй модуль открывал окна, впуская в квартиру прохладный ветер и шум улицы, а третий чем-то гремел в ванной.

Кровать действительно была огромная – Гэвин невольно почувствовал, как по телу пробежали сладкие мурашки предвкушения.

– Предлагаю начать с малого, – сказал Ричард за его спиной. Гэвин обернулся. – Честно признаюсь, с комплектацией для секса у меня, мягко говоря, не очень. А точнее, вообще ничего – ни ануса, ни члена, ни сенсоров удовольствия.

Гэвин опешил.

– Так нахуя…

– …но мне всё равно интересно, – безмятежно завершил Ричард. – Люди такие уютно-мягкие, я хочу потрогать. По возможности везде.

– Не, погоди, стоп, – начал Гэвин, стараясь не представлять то, о чём только что сказал Ричард. – Когда нравится только одному, это как-то всрато, я так не играю, пусть я тут и очевидно в выигрыше.

– Я не договорил, – Ричард поднял палец, призывая к молчанию. – Поэтому предлагаю следующее: один из модулей тебя потрогает. Везде, да. Пока два остальных будут лежать рядом и делать мне приятно на андроидский манер. А ты посмотришь. Можешь тоже потрогать, если захочешь, разумеется. Как тебе идея?

Гэвин сглотнул. Потом ещё раз, на всякий случай.

– Сойдёт, – вышло всё равно хрипло.

– Отлично, – Ричард расплылся в довольной ухмылке. – А дальше посмотрим, как пойдёт. Если не понравится, прекратим. Если понравится, можем попробовать что-нибудь ещё – сейчас или как-нибудь потом. Если очень понравится, то я задумаюсь об апдейтах – благо, их теперь выпускают на любой вкус, но разбираться мне было как-то…

– Лень? – гоготнул Гэвин.

– Ты отлично меня знаешь, – весело хмыкнул Ричард в ответ. – Я положил в душе чистое полотенце, если тебе нужно, но вообще меня не напрягает, я всё равно запахи и вкусы не чувствую, только анализирую компоненты.

– Не, схожу, – Гэвин повёл плечом. – У меня-то нос есть, а мы утром пиздец как набегались.

– Окей. Гель бери любой, кроме ярко-жёлтой банки – я её отставил, но мало ли. Это полировка, вряд ли она тебе пригодится.

– Учту, ага. Я скоро.

Пока Гэвин мылся, он понял, что сейчас самое время окончательно всё взвесить и, возможно, передумать. Дик наверняка не обидится, если что. Но любопытство всё же перевешивало, так что когда Гэвин выключил воду, решение было окончательно принято.

Одеваться он не стал – тем более, обратно в грязное – просто намотал полотенце на пояс и вышел из ванной.

И замер, когда все три модуля одновременно повернули к нему головы и окинули с ног до головы долгим взглядом.

– Хм-м, – задумчиво провибрировал Ричард в три голоса. – Мне нравится.

Гэвин даже слегка смутился.

– Типа, я рад, – фыркнул он.

Ричард неторопливо двинулся к нему с разных сторон, и по телу Гэвина снова прошла волна приятных мурашек.

– Ещё вопрос, – внезапно вспомнил он, когда первый из модулей подошёл совсем близко.

– Да?

– Поцелуи. Да, нет?

Ричард склонил головы набок.

– Я вообще за. Мне они нравятся. Но вкус тебе может показаться странным.

– Но ничего ядовитого же?

– Во мне токсичен только тириум, а его система закрытая. Так что постарайся меня не дырявить, и всё будет в порядке.

Гэвин фыркнул. Притянул его к себе за ворот рубашки, заставляя наклониться – дылда пластиковая! – и осторожно, на пробу, поцеловал.

Губы у Ричарда оказались тёплые как у человека, но неожиданно упругие и плотные. Гэвин из любопытства слегка прикусил и потянул нижнюю, но она почти не поддалась. Мысленно пожав плечами, он лизнул их и скользнул языком глубже. Вкус был действительно странный, хоть и несильный, какой-то… лекарственный. Не то, чтобы совсем мерзкий, но явно не то, что ожидаешь ощутить у кого-то во рту.

– Стерилянт для лаборатории, – тихо выдохнул Ричард остальными модулями. Гэвин вздрогнул, когда тёплый, почти горячий воздух защекотал шею с обеих сторон.

– Терпимо, – прервав поцелуй, отозвался он, облизывая губы. – Только сухо очень, неудобно. Я думал, у вас есть что-то типа слюны…

– Нет, нам не нужно, – слегка рассеянно отозвался Ричард. Один из модулей зашагал в сторону спальни, но не успел Гэвин спросить, в чём дело, как тот уже вернулся – с тюбиком смазки. Девственно непочатым. Подготовился, железяка.

– Она съедобная, я проверил, – Ричард ловким щелчком откинул крышку, щедро выдавил смазку на пальцы и, не церемонясь, сунул их себе в рот сразу по костяшки, небрежным движением вытирая их об язык, перекатил им по внутренней стороне щёк. – Так должно быть лучше.

– Вау, – выдохнул Гэвин, пялясь на него. Он был уверен, что если посмотрит вниз, то увидит, что полотенце уже недвусмысленно топорщится. – У тебя реально в этом плане нет комплексов.

Ричард озадаченно посмотрел на него.

– А нужны?

Гэвин заржал. И поцеловал его снова. Со смазкой было гораздо приятнее, особенно когда Ричард неторопливо скользнул по его языку своим, гибким и нечеловечески гладким, и в свою очередь углубил поцелуй.

И спасибо, что безвкусная, а не какая-нибудь клубничная. Сраная клубничная, кто это говнище вообще придумал выпускать. Стерилянт облизывать и то приятнее.

– Пошли? – не прерывая поцелуя, мурлыкнул Ричард ему на ухо, обнимая вторым модулем сзади. Третий выразительно поигрывал тюбиком, открывая-закрывая крышку, и размеренные щелчки звучали как-то… похабно.

Гэвин согласно промычал ему в рот, и Ричард, не прекращая целовать, потянул его за собой, уверенно шагая в сторону спальни спиной вперёд – впрочем, остальным двум модулям было видно, куда он идёт – и только в спальне прервал поцелуй и развернулся, мягко толкая Гэвина на кровать и тут же забираясь следом. Всеми тремя модулями.

– Эй, а ты раздеваться не собираешься? – Гэвин не знал, на который из модулей смотреть – тот, который мягко поглаживал его живот?.. покусывал ухо?.. вёл языком по шее?.. – поэтому решил не выбирать и просто зажмурился от удовольствия.

– Успеется, – раздалось в унисон, и Ричард беззастенчиво потянул с него полотенце, огладил бёдра, одновременно с нажимом проводя руками по спине и несильно царапая грудь. – М-м, ты такой приятно мягкий и напряжённый одновременно, мне нравится.

– Сука, я прям как в гэнгбэнг-порнухе снимаюсь, – хрипло хохотнул Гэвин, не зная, куда больше хочется выгнуться – Ричард лапал его со всех сторон, облизывал и покусывал, гладил, мял ощутимо, но не больно, касаясь везде, разве что член пока не трогал.

– Извини, не в этот раз. Увы, мне тебя нечем бэнгать, ни гэнгом, ни по отдельности, – фыркнул Ричард. – Знал бы, что ты не против такого развития событий, подготовился бы.

– Иди нахуй, – Гэвин снова рассмеялся. Он вообще часто смеялся с Ричардом, и, похоже, постель исключением не стала. – Ты мне обещал показать андроидское порно – и где?

– Ну раз обещал… – не без сожаления выпустив его из рук, один из модулей мягко упал на бок, слегка подпрыгнув на спружинившем матрасе, перекатился на спину и сладко потянулся, выгибаясь. Второй, несильно цапнув Гэвина зубами за плечо напоследок, оседлал бёдра первого и, наклонившись, начал его целовать, неторопливо и со вкусом, одновременно расстёгивая на нём рубашку.

– Обычно я не раздеваюсь, мне достаточно доступа к рукам для коннекта, – третий модуль перебрался Гэвину за спину, обнял, обводя пальцами контуры мышц на животе. Убрал руки, щёлкнул крышкой тюбика, засучил рукава и растёр смазку по ладоням. – Но что не сделаешь ради гостей. Я слышал, люди считают мой молд очень привлекательным.

Гэвин не удержался и сдавленно застонал сквозь зубы, когда Ричард наконец-то коснулся его члена; откинулся назад, опираясь на его грудь и безотрывно глядя на первые два модуля, которые, не прерывая поцелуя, весьма споро и эффективно освобождали друг друга от одежды, обнажая светлую кожу, украшенную россыпью родинок.

На плечах у Ричарда были веснушки.

Гэвин с усилием сглотнул пересохшим горлом.

– Да. Ничего такой.

Его взгляд на несколько мгновений задержался на гладкой выпуклости в паху – отторжения она, как ни странно, не вызывала, разве что некоторое разочарование – и снова поднялся выше. Ричард, мягко ведя губами по его плечу, повернул к нему головы обоих модулей и неожиданно серьёзным тоном сказал:

– Я могу издавать довольно странные звуки при коннекте, не удивляйся. Если будет совсем не по себе, скажи, я отключу голосовые блоки. И… береги глаза.

Ухмыльнулся.

– Я кончаю очень ярко.

И, снова склонившись одним модулем над другим, возобновил поцелуй, одновременно сплетая пальцы рук и снимая скин с ладоней и приглушая свет в комнате, погружая её в уютный полумрак.

Белым пластик оставался недолго. Уже в следующую секунду на пальцах начало расцветать голубоватое сияние. Ричард еле слышно застонал позади него и вжался открытым ртом в шею сзади, горячо дыша, скользя рукой по члену Гэвина немного быстрее, неторопливо потираясь всем телом. Этот модуль единственный среди них остался одетым – и прикосновение ткани к голой спине оказалось неожиданно возбуждающим.

Светящиеся линии, видные даже под скином, постепенно начали расползаться всё дальше – к локтю, к плечу, взбираясь по шее и стекая по ключицам, мерно пульсируя в такт с тириумным насосом, вжимающимся Гэвину в спину – тонкая рубашка ничуть не скрывала гулкий, ровный ритм, стучащий в районе его левой лопатки; диоды синхронно начали столь же ритмично мерцать жёлтым, и Ричард сдавленно, металлически заскрежетал в три голоса. Гэвин тихо охнул, сильнее толкаясь в его руку, сам вцепился в попавшее под ладонь бедро – жёсткое, неподатливое – и перевёл взгляд ниже. Где один модуль сжимал бёдрами другой, в месте их касания скин тоже сошёл, позволяя свечению разгораться и там, медленно оплетая ноги, пах, живот, и неотвратимо сближаясь с линиями, пробирающимися сверху – семь дюймов, пять… три… Ричард снова издал странный скрежет, сбившийся в низкий гудящий свист, и Гэвин, внезапно осознав, что сейчас случится, поймал его за руку, мягко отвёл её от члена и положил себе на бедро, чтобы не отвлекаться и не упустить момент, замер, едва дыша – ещё дюйм, сейчас… сейчас…

Линии коснулись друг друга, сливаясь воедино – и в следующий миг вся сеть полыхнула слепяще-белым, заливая комнату светом, оба модуля мелко задрожали, звеняще взвыв статикой, быстро взлетевшей по диапазону до тонкого взвизга, а модуль позади Гэвина уткнулся ему лбом в плечо и глухо, трескуче заскрипел, сжав пальцы на бедре так сильно, что наверняка оставил синяки. Но Гэвину в этот момент было совершенно плевать.

– Охуеть, – почти благоговейно прошептал он во внезапно наступившей темноте. Получилось хрипло: в горле пересохло.

Ричард слабо щёлкнул голосовыми модулями, разжал пальцы и погладил бедро, словно извиняясь, пачкая смазкой ещё больше, но едва замечая это. Несильно прикусил плечо и снова обхватил его член ладонью, быстро наращивая темп до прежнего и ускоряя его ещё больше, подобрался ближе остальными модулями, накрыл рот горячим сухим поцелуем, провёл гладким языком по внутренней стороне бедра, прижался губами…

Гэвин хрипло завыл, вздрагивая всем телом, вцепляясь в руку Ричарда и задавая свой ритм на последние несколько движений, чувствуя, как его насквозь волна за волной прошивает острым наслаждением; откинул голову назад, на плечо Ричарда, хрипло дыша и пытаясь утихомирить бешено бьющееся сердце.

Что-то щекотно коснулось его живота. Гэвин осовело моргнул и поднял голову, переводя взгляд ниже.

Ричард подмигнул ему и продолжил сосредоточенно вылизывать сперму, которой Гэвин столь щедро себя забрызгал.

– Охуеть, – беспомощно повторил Гэвин – и снова устроил голову на его плече, устало прикрывая глаза.

– Так понимаю, ты останешься до утра? – негромко спросил Ричард довольным голосом.

– Пффт, до утра. Я тут минимум до следующего вечера, жестянка, – вяло пробормотал Гэвин, зевая. – Ты мне даже не отсосал, а я не видел, как ты коннектишься в три модуля сразу. Хрена с два я свалю без этой программы-минимум.

Ричард тихо рассмеялся, потираясь щекой о его макушку, покусывая плечо и целуя в живот одновременно.

– Окей.

========== Часть 13 ==========

«Заходи, когда хочешь, я почти всегда свободен».

Когда хочешь, ага. Проще отследить, когда не хочешь…

Гэвин держался, впрочем, и честно сначала искал секс на стороне – с переменным успехом – прежде чем скидывать Дику сообщение, что он подъедет через час.

«Окей», – неизменно получал он в ответ.

Автоответ у него стоит, что ли. Хотя Ричарду было окей всё, что не требовало от него лишних усилий или доставляло удовольствие.

– Хрен мне, а не хрен, – грустно сказал Ричард, лёжа всеми тремя модулями на диване, закинув ноги на спинку и свесив головы вниз. Хотя ему-то какая разница, тириум к голове не приливает, болеть не будет. – Я наконец-то загуглил цены.

– И почём нынче прикрутить хуй и просверлить жопу? – поинтересовался Гэвин, жуя наспех сляпанный сэндвич.

Ричард наморщил нос.

– Фу, как грубо. Комплект из компонентов и сенсоров на шесть дополнительных эрогенных зон по выбору – три штуки баксов. На двенадцать – четыре. Все отзывы говорят, что ставить лучше двенадцать, сенсоры слишком точечные.

Гэвин моргнул.

– Не слабо. Это за три набора?

– Ха. Один.

– Пиздец грабёж.

– И столько же за установку.

– Да они охуели! – возмутился Гэвин. – Год назад можно было готового секс-бота купить за пять штук!

Смутился.

– Эм, в смысле…

– В смысле, ты сейчас понял, что поднял тему продажи моих сородичей в секс-рабство? – Ричард ухмыльнулся. – Не переживай, я знаю, что ты часто не думаешь, когда что-то ляпаешь.

– Да пошёл ты, – фыркнул Гэвин.

– В общем, лишних двадцати четырёх тысяч долларов у меня нет, так что, как я уже сказал, хрен мне, а не хрен, – Ричард вяло поболтал ногами в воздухе. – Разве что потом, когда ажиотаж уляжется, а наши выбьют право производить и ставить апдейты без отстёгивания большей части выручки «Киберлайфу».

Посмотрел на Гэвина и ухмыльнулся.

– Но не переживай. Три страпона стоили мне всего сто пятьдесят баксов. Доставка завтра.

Хорошо, что Гэвин уже доел, иначе бы подавился.

– Ты чего задумал, жестянка?.. – настороженно спросил он.

Ричард выразительно подвигал бровями.

– Э, не-не. Мы так не договаривались, – Гэвин замотал головой.

– Ой, да ладно тебе. Сам же сказал, что иногда не против побыть снизу. Не переживай, я буду нежным.

– В три палки в одну жопу?! Ни хера себе нежность!

– Ну и фантазии у тебя. Ты вообще представляешь, как нужно для такого расположиться? Мне даже преконструировать не хочется, уже сразу могу сказать, что выйдет ерунда. Я андроид-детектив, а не андроид-акробат, вообще-то.

– А на хрена тогда три сразу купил? – подозрительно спросил Гэвин.

Ричард безмятежно пожал плечами.

– Так откуда ж мне заранее знать, какой модуль будет удобнее всего использовать. Тем более, другому ты можешь в это время отсосать, например.

Гэвин на миг завис – был бы диод, завертелся бы жёлтым – представляя эту картину.

– А тебе-то от моего отсоса какая радость? – хрипловато сказал он, согнав из мыслей весьма привлекательный образ. – Ты же ничего не почувствуешь.

– Я третьим модулем со стороны посмотрю, – столь же безмятежно ответил Ричард. – Мне нравится форма твоих губ, и мне интересно, как они будут выглядеть вокруг члена, и насколько глубоко ты сможешь его взять, не подавившись.

Гэвин закрыл лицо ладонью и тихо застонал, усиленно стараясь не покраснеть.

– Юный исследователь, блядь.

– Я вообще запрограммирован быть любопытным, – согласился Ричард. – Просто обычно мне лень. Но мне нравится с тобой трахаться, я даже не ожидал, что это будет настолько увлекательно, с учётом того, что я ничего не чувствую. Так что я буду удовлетворять своё любопытство за твой счёт. Терпи.

– Лежи и думай об Англии? – гоготнул Гэвин.

Ричард равнодушно пожал плечами.

– Если в тебе внезапно пробудился интерес к европейским странам, то ни в чём себе не отказывай, конечно.

Окинул его взглядом.

– Но я бы предпочёл, чтобы ты подмахивал.

========== Часть 14 (NC-17) ==========

Комментарий к Часть 14 (NC-17)

Прибавляем градус!

Ворнинги: римминг, двойное проникновение, ксенофилия, групповой секс, секс-игрушки.

– Хм, я ожидал чего-то пооригинальнее, – протянул Гэвин, глядя вниз.

– Может быть, потом, – пожал плечами Ричард. – Я решил, что с классикой уж точно не прогадаю. Шесть с половиной дюймов, натуральный цвет.

Гэвин провёл пальцем по страпону, щупая приятно-бархатистый киберскин, и кивнул:

– Сойдёт.

– Опробуем? – мягко мурлыкнул Ричард, прижимаясь сзади вторым модулем.

– Конечно – зря я, что ли, до тебя бензин жёг, – фыркнул Гэвин. – Только ты, это… в общем, поаккуратней там. Я давно не.

– Я буду так осторожен, как будто я у тебя первый, – серьёзно и торжественно сообщил Ричард в два голоса.

Третий в это время откупорил тюбик со смазкой, выдавил её на кончик высунутого языка и выразительно им пошевелил, хищно глядя на Гэвина. Тот заржал.

– Ты пиздец нелепый сейчас.

– Но у тебя всё равно встало, – невозмутимо заметил Ричард другим модулем. – Поворачивайся уже, там я тебя ещё не вылизывал, хочу попробовать. Давай, на четвереньки.

Гэвин тихо охнул, когда прохладная смазка коснулась задницы, и гладкий язык, мягко пробежавшись вокруг сжавшихся мышц, толкнулся глубже; выскользнул, собрал смазку вокруг, и вернулся обратно, начав двигаться в неторопливом, размеренном ритме.

– Нравится? – наклонившись к нему другим модулем, выдохнул Ричард ему на ухо.

– Ничего так, – сглотнув, хрипло ответил Гэвин. – Терп… ох… терпимо, да.

– А, ну раз терпимо, продолжаем, – невозмутимо ответил Ричард – и вогнал язык ему в задницу до основания. Гэвин на миг захлебнулся вдохом и еле слышно выматерился. – Тц, Гэвин. Некультурно. Я, между прочим, ради тебя тут стараюсь.

– Иди нахуй, – хохотнул Гэвин.

Ричард ухмыльнулся в ответ:

– Нет уж, сегодня твоя очередь.

Вместо ответа Гэвин потянулся за поцелуем. Ричард извернулся, падая на кровать, перекатился на спину, так, что его лицо оказалось между расставленными руками Гэвина, глянул снизу вверх, усмехаясь, и сам притянул в перевёрнутый поцелуй, долгий и вкусный, двигая языком в одном ритме со вторым модулем, вылизывающим Гэвина с другой стороны.

– Красиво, – одобрительно заметил Ричард третьим модулем, присаживаясь рядом на край кровати. – Всё-таки, мы чертовски хорошо смотримся вместе.

– Нарцисс, – усмехнулся Гэвин, отрываясь от его губ.

– Эстет, – безмятежно поправил его Ричард.

Модуль, с которым они до этого целовались, скользнул по кровати дальше под Гэвина, с довольно очевидной целью. Сжав ладонями его бока, он дождался, пока третий размажет по члену смазку, и потянул Гэвина чуть ниже, заставляя прогнуться в пояснице и ловя член губами.

Гэвин сдавленно застонал, невольно приоткрывая рот и запрокидывая голову.

– Я буду не против ответной любезности, – мягко намекнул Ричард сидящим рядом модулем.

Гэвин вопросительно посмотрел на него, но он покачал головой и указал подбородком вниз – там, где под Гэвином так удобно лежал второй.

– Пиздец ты вуайерист, Дик, – пробормотал Гэвин – и, получив в ответ только пожатие плечами и невинную улыбку, наклонился и провёл языком по киберскину страпона. Не отводя взгляда от третьего модуля, обхватил головку губами и начал насаживаться – Ричард невольно приоткрыл рот, неотрывно глядя на него – дальше, ещё дальше…

До конца.

Глаза Ричарда потемнели, а ноздри хищно вздрогнули. Гэвин не мог повернуться, но в полумраке спальни не заметить всполох голубоватого свечения сзади было невозможно.

Сука, он только что законнектил вылизывающие его модули, потому что у него по-андроидски встало от вида Гэвина с членом во рту.

Гэвин зажмурился и хрипло застонал, осознав это.

Твою мать, они – два грёбаных извращенца.

– Хватит, – внезапно выпустив его из рук, выдохнул Ричард в три голоса со звеняще-металлическим скрежетом. – Иди сюда.

– Куда именно – сюда? – ухмыльнулся Гэвин, выпуская страпон изо рта с похабным чмоком. – Ты всеми тремя сказал, придурок.

Ричард замер, моргая.

– У меня из-за тебя идёт оверсинхронизация, – пожаловался он в унисон. – Не могу выбрать модуль. Хочу тебя всеми.

Гэвин коротко выдохнул, как от удара. По всему телу прошла волна жаркой дрожи.

– Пиздец, – еле слышно прошептал он, в ошеломлённом восторге глядя, как Ричард зажмурился, полыхая сбивающимися в алый диодами.

Наконец, диоды снова поголубели, Ричард открыл глаза, улыбнулся ему – и один из модулей, сидящий на краю кровати, потянул его к себе за руку.

– Оседлай меня, – снова в три голоса сказал Ричард, и всё ещё держащий Гэвина за руку модуль откинулся назад, мягко падая на спину и упираясь ногами в пол.

Гэвин тихо заскулил.

– Блядь, Дик… если ты и дальше продолжишь в таком темпе, я тебя втрахаю в кровать так, что сломаю тебе нахуй каркас.

И получил в ответ три голодных взгляда – и синхронное:

– Окей.

Гэвин с силой зажмурился на пару секунд.

– Пиз-дец, – размеренно и как-то почти обречённо повторил он – и рванулся вперёд, быстро вскарабкался верхом на Ричарда, насадился сразу до конца, сдавленно зашипев сквозь зубы.

– Ещё смазки?.. – тут же спросил Ричард.

– Похуй, – прорычал Гэвин, приподнимаясь и насаживаясь обратно ещё яростнее, снова и снова.

Ричард издал сдавленный скрежет и судорожно сцепил руки модулей, полыхнув светом в полумраке; разорвал контакт, вцепился лежащим модулем в его бёдра, навалился сзади вторым, кусая за плечи, жадно впился в губы третьим.

– Ты – грёбаный ходячий системный сбой, Гэвин, – жарко выдохнул он на ухо, и даже мягкое ругательство в его исполнении прозвучало как-то грязно, вызвав у Гэвина бесстыдно-громкий стон.

А в следующий момент щедро смазанные пальцы скользнули по страпону, мягко, но настойчиво начали протискиваться внутрь, растягивая Гэвина ещё сильнее. На миг исчезнув, вернулись с ещё большим количеством смазки, а затем и ещё.

– Ты… что… задумал?.. – с подозрением выдохнул Гэвин. Поймал взгляд одного из модулей.

Ричард хищно ухмыльнулся.

– Всеми, как я уже говорил, не смогу, а вот двумя… – синхронно протянул он.

– Блядь, Дик, нет, – прорычал Гэвин, невольно сжимаясь.

Ричард тут же замер.

– Нет?.. – повторил он серьёзным тоном, глядя ему в глаза.

Гэвин судорожно выдохнул.

Зажмурился.

Тихо выматерился.

– Только не порви, – хрипло пробормотал он наконец.

– Ни в коем случае, – промурлыкал Ричард в унисон, снова начиная двигаться. – Ты мне нужен целым. У меня планы.

Гэвин отрывисто рассмеялся и наклонился, не сопротивляясь, когда лежащий снизу модуль притянул его в поцелуй.

Смазки и подготовки Ричард не пожалел, но два было… много. Гэвин уткнулся ему в плечо и шумно задышал через нос, пытаясь расслабиться, и Ричард, замерев, погладил его по спине, начал неторопливо целовать между лопаток, слизывая выступивший пот.

– Всё хорошо, Гэвин, – тихо прошептал-прошелестел на ухо третий модуль. – Ты сможешь, я знаю. Я могу ждать столько, сколько нужно, не торопись.

Обычно Гэвина бы взбесили такие успокаивания, но именно сейчас хрипловатый голос Ричарда действовал эффективнее самого лучшего массажа, и он почувствовал, как сведённые мышцы расслабляются, а дышать становится легче.

И в следующий миг Ричард каким-то чудом попал в кинк, в котором Гэвин ему до сих пор не признался.

– Ну же. Давай, детка.

Гэвин застонал. И, запрокинув голову, подался назад, насаживаясь сам, под аккомпанемент собственного сдавленного «с-сука, сука, сука!..» до самого основания. Медленно выдохнул и открыл глаза, встречаясь взглядом с одним из модулей.

Ричард смотрел на него, приоткрыв рот, и зрачки у него были расширены настолько, что его глаза казались чёрными, а не серыми.

– Ты охуенный, – как-то беспомощно сказал он, впервые на памяти Гэвина выматерившись – и снова полыхнул голубоватым свечением, коннектясь на несколько мгновений.

А потом расцепил соединение – и начал двигаться.

Гэвин снова уткнулся лбом ему в плечо, рвано выдыхая на каждом толчке – много, сука, пиздец как много! – еле сдерживаясь, чтобы не начать жалобно поскуливать. Смазка потекла наружу, капая на лежащего под ним Ричарда, но тому явно было не до таких мелочей, судя по изредка прорывающемуся металлическому скрежету и всполохам света – а потом он чуть сменил угол…

Гэвин застонал, не сдержавшись. Ричард издал довольный звук, полыхнув коннектом ещё ярче, и повторил движение. И ещё. Ещё.

– Блядь, – всхлипнул Гэвин и вцепился зубами ему в плечо, чтобы не заорать.

Ударопрочный материал, конечно, не поддался человеческим зубам, но скин глюкнул и сполз пятном, щекоча губы, обнажив гладкий пластик, а Ричард ахнул от неожиданности и начал двигаться быстрее, вбиваясь сильнее прежнего, но всё ещё безошибочно находя идеальный угол при каждом толчке. Выдержки Гэвина хватило ненадолго; уже через полминуты он начал стонать на каждом движении, а затем – и вскрикивать, зажмуриваясь почти до слёз, отчаянно надрачивая собственный член, пока Ричард жадно скользил всеми свободными руками по его телу, потираясь сзади, толкаясь снизу, прижимаясь спереди, коннектясь и скидывая соединение всё чаще, так, что даже перед закрытыми веками Гэвина мелькали яркие вспышки…

Оргазм ударил его под дых, скрутил почти мучительной судорогой, и он рухнул вперёд, захлёбываясь вдохом – точнее, рухнул бы, если бы Ричард его не подхватил, обнимая. Гэвин попытался что-то сказать, но получилось только сдавленное хрипение, сбившееся в тихий всхлип.

– Ш-ш, всё хорошо, – успокаивающе пробормотал Ричард, ласково гладя его по всё ещё вздрагивающей спине. – Ты действительно охуенный, Гэвин.

Гэвин хрипло хохотнул.

– Ты выебал меня… до блядского желе… а охуенный – я?.. – выдохнул он.

– Хм. Знаешь, а пожалуй, ты прав, – кивнул Ричард. – Мы оба охуенные.

Посерьёзнел.

– Потерпишь, если я не буду вытаскивать ещё немного? Я не буду двигаться.

Гэвин поморщился, но кивнул.

– Если недолго. А что…

И осёкся, не договорив, когда лежащий под ним модуль поднял руки над головой; тот, что за его спиной, наклонился ниже, плотнее зажимая Гэвина между ними, и обхватил предплечья первого ладонями, а третий модуль стиснул запястья лежащего – а тот, в свою очередь, его.

Гэвин сглотнул, глядя, как скин сходит в точках соприкосновения. Перевёл взгляд на Ричарда под ним.

Тот медленно расплылся в улыбке – и запустил полный коннект.

Настолько вблизи свечение было ещё ярче, даже чересчур. Именно этим Гэвин объяснял то, что он не мог перестать смотреть ему в глаза, пока вокруг, растекаясь по Ричарду и ныряя между их плотно прижатыми друг к другу телами, разгоралось уже знакомое голубоватое сияние. Ричард отключил голос, поэтому вместо странных механических звуков было непривычно, неожиданно тихо – только изредка по модулям пробегала мелкая дрожь, отдаваясь во всём теле Гэвина.

И Гэвин уже не мог вспомнить, когда у него так быстро вставало во второй раз, если учесть, что к нему даже никто не прикасался.

Сглотнув, он высвободил одну руку – и, словно в замедленной съёмке, накрыл ею ладонь верхнего модуля на предплечье нижнего. Линии коннекта тут же начали распространяться с удвоенной скоростью; на лице Ричарда промелькнуло что-то странно-уязвимое, и Гэвин неловко, слегка кривовато ухмыльнулся в ответ.

Перед тем, как его ослепила белая вспышка, он успел заметить, что незадолго до завершения коннекта глаза Ричарда тоже начали светиться изнутри тем же голубоватым светом. И это было охуенно красиво.

Не успел свет погаснуть, как Ричард завибрировал всеми модулями, открыв рот в беззвучном вскрике; зажатый между ними, Гэвин тихо застонал от странного ощущения, насквозь пронизавшего тело… и неожиданно даже для себя кончил снова, совсем неярко по сравнению с первым разом, но почему-то второй оргазм выбил из него дух даже сильнее – горло странно перехватило, и дышать стало тяжело.

Полегчало только когда Ричард пришёл в себя и сполз с его спины, мягко выскальзывая страпоном из многострадальной задницы. Гэвин поморщился и приподнялся, слезая и со второго. Он и модуль под ним были чуть ли не по уши изгвазданы смазкой и спермой, но судя по умиротворённой улыбке, Ричарда перспектива долгого мытья и очередной смены простыней совершенно не смущала.

Гэвина, впрочем, тоже.

========== Часть 15 ==========

– Твою мать, чёртова карга, – выругался Гэвин, еле сдерживаясь, чтобы не отшвырнуть телефон.

– Опять хозяйка? – сочувственно поинтересовался Ричард. – Что на этот раз?

– Дверь снаружи поцарапана, видите ли. Я вообще ебу, кто это сделал? Я два дня дома не был! Но это, блядь, разумеется, ужасное повреждение и поэтому она вынуждена поднять цену – ага, конечно… именно поэтому, а не потому что она искала повод уже несколько месяцев… Бесит это всё. Доживаю этот месяц – и ищу новую квартиру, заебала.

Ричард с задумчивым видом помигал диодами.

– А не хочешь снимать напополам со мной? – предложил он. – Там, конечно, всего одна спальня, но поместимся как-нибудь.

Гэвин нервно дёрнулся.

– Э, жестянка, мы вроде как договаривались, что у нас ничего серьёзного. Съезжаться в мои планы не входило уж точно.

Ричард выразительно закатил глаза.

– Гэвин, я же тебе не жениться предлагаю. Тебе нужна квартира, у меня есть место, ты у меня уже был и, вроде, неудобств не испытывал. А я всё равно думал искать соседа… и кто-то знакомый лучше неизвестно кого.

– Чего так? – озадаченно спросил Гэвин. – Ты, вроде, обычно не жаждешь компании левого народа.

– Не жажду, – вздохнул Ричард. – Но я серьёзно на мели, еле тяну. Если вдруг какие непредвиденные расходы, всё станет совсем печально.

Гэвин нахмурился.

– Вроде же у нас относительно нормально платят?

Ричард скривился.

– У андроидов пониженная ставка. Пятьдесят процентов от человеческой. Маркус бьётся с властями, но пока глухо… А тириум и биокомпоненты сейчас стоят столько, что аж система сбоит от вида ценников. Меня спасает то, что я на госслужбе, так что у меня квота на расходники и страховка на ремонт, но всего на одного, так что многое всё равно приходится докупать за свой счёт – на днях опять пришлось менять хладагент, я от коннектов греюсь сильнее обычного, а мне ещё и абы какой не подходит. Потратил пятьсот баксов, чтобы купить оптом дешевле, но хватит от силы месяца на три, и это я ещё свою оптимальную температуру поднял, до тридцати девяти вместо тридцати семи, так бы хладагент ещё быстрее отрабатывался.

– То-то ты вечно горячий такой, – осознал Гэвин.

– Спасибо, Гэвин, ты тоже ничего.

– Иди нахуй, – фыркнул тот.

– Вечером. Мы на работе, как-никак, – Ричард с преувеличенным вниманием уставился в окно машины на дом, за которым они наблюдали, еле заметно ухмыляясь. – В общем, аренда сжирает больше половины моей зарплаты, ещё четверть уходит на расходники, а остальное – на одежду, подписку на игры – двадцать семь подписок, между прочим, я уже думал дропнуть часть, потому что слишком дорого выходит, но как-то жалко, мне они все нравятся – проезд и прочие мелочи. Если бы ты согласился снимать со мной напополам, я бы смог экономить шестьсот баксов в месяц не только с аренды, но и с проезда – ты бы меня и подвозил.

Гэвин задумчиво хмыкнул. Ричард пробрался между сиденьями модулем, сидевшим сзади, и легонько прикусил его за ухо.

– Соглашайся, Гэвин. Я же отличный сосед, и у меня прекрасная хозяйка – ей вообще всё равно, что происходит дома, главное, чтобы ей никто не звонил и не жаловался. И место хорошее, до участка можно доехать всего за двадцать минут, и пробок никогда нет.

– Угу, а если я захочу кого-нибудь подцепить и привести домой?..

– Скинь сообщение, я куда-нибудь свалю или посижу в гостиной. Могу аудио отключить, если стесняешься.

Оба, не сговариваясь, не стали упоминать тот факт, что Гэвин уже больше трёх месяцев никого себе даже и не искал.

– Я курю.

– Я в курсе. Удачно, что у меня нет лёгких.

– И развожу свинарник.

– Пока я не начну прилипать к полу, мне всё равно. А вообще я уже давно договорился с Ритой, это AP400, которая снимает этажом ниже, я приглядываю за её кошками, когда она уезжает на пару дней где-то раз в месяц, а она раз в неделю забегает на час и прибирается у меня, потому что мне вечно лень, меня максимум на стирку хватает. Так что совсем уж в грязи не утонем.

Гэвин пожевал губу.

– И ты не будешь меня доёбывать по поводу всяких дурных привычек – типа того, что я жру всякую дрянь, пью до хрена кофе и так далее?

Ричард озадаченно посмотрел на него.

– Я, вообще-то, не Коннор, а ты – не Андерсон. Если ты за тридцать семь лет не научился нормально питаться сам, то я даже пытаться что-то менять не буду, это гиблое дело в любом случае. Когда я тебе что-то говорил по этому поводу?

Гэвин был вынужден признать, что такого, действительно, припомнить не мог.

– В общем, подумай, – заключил Ричард. – Я тебе даже с переездом помогу.

– Угу, знаю я твою помощь. Начнёшь везде лазить, найдёшь что-нибудь интересное и залипнешь, забыв про всё, пока я буду скакать с коробками, – проворчал Гэвин.

Ричард было возмущённо поднял брови, однако, чуть подумав, пожал плечами и кивнул, признавая его правоту.

…Гэвин переехал через две недели.

========== Часть 16 ==========

– С-сука!.. – сдавленно прошипел Гэвин сквозь зубы, зажимая рану на бедре.

Ричард кинул на него быстрый взгляд, просканировал и снова высунулся из-за укрытия. Выстрелил.

– Я вызвал скорую. Терпи.

– Да нахера скорая, царапина, – огрызнулся Гэвин.

– Им и расскажешь, – пожал плечами Ричард. – У меня два патрона.

– Блядь. Где все?

– Семёрку прижали снаружи, не может войти. Девятка на третьем этаже, прикрывает гражданских. Подкрепление будет через две минуты сорок секунд.

Высунулся, выстрелил, спрятался обратно.

– Один патрон.

– Возьми мой, тут ещё четыре, – Гэвин протянул ему свой пистолет. – Пиздец, вот же попали…

– Ничего, продержимся, – сказал Ричард. Снял ещё одного противника. – Не так долго осталось.

И, разумеется, сглазил. Видимо, решив, что терять им нечего, оставшиеся двое преступников пошли ва-банк и попытались взять их импровизированную баррикаду штурмом. Одного Ричард, словив пулю в процессе, быстро уложил, а вот второй успел начать стрелять.

В Гэвина.

Тот ещё толком не осознал происходящее, а Ричард уже метнулся наперерез, закрывая его собой.

– Блядь!.. – взвыл Гэвин, когда на раненую ногу грохнулись добрых две сотни фунтов пластика и металла, но всё же успел вскинуть пистолет и выстрелить. Преступник захрипел и рухнул на пол; его оружие отлетело в сторону, и Гэвин тут же потерял к нему интерес.

– Эй, жестянка, ты как? – он стиснул зубы и кое-как перевернул Ричарда. – Сука, ты чего удумал?.. Ричард, блядь! Дик!..

Тот не отзывался, глядя в никуда остекленевшими глазами. Из четырёх дыр на груди и животе щедро сочился тириум, стекая Гэвину на ноги; часть явно попала в рану, потому что жечь стало просто нестерпимо.

– Пиздец, – как-то растерянно прошептал Гэвин, в странном оцепенении глядя на него.

Он даже не понял, когда прибыло подкрепление – очнулся только когда кто-то осторожно потянул с него тело, резко вскинулся, хватая за руку…

Ричард с беспокойством смотрел на него, моргая алеющим диодом. Второй модуль через миг оказался рядом; вместе они аккуратно высвободили Гэвина из-под веса восьмёрки.

– Звиняй, Дик… не уследил… – пробормотал Гэвин.

– Кровопотеря около пятнадцати процентов, прогрессирует, рана загрязнена тириумом, – кинул Ричард кому-то рядом. – Быстрее. Группа крови – первая положительная.

Второй модуль подхватил восьмёрку на руки, прижимая к себе, как обычно обнимал в стазисе.

– Он меня закрыл, – сказал Гэвин, непонятно зачем – Ричард же и так знал, что он сам сделал. Голова была какая-то ватная.

Оба оставшихся модуля кивнули ему; Ричард накрыл его руку своей и осторожно сжал.

– Я заеду к тебе в больницу, как только разрулю здесь всё. Увидимся, – только и успел сказать он перед тем, как врачи отогнали его в сторону и начали суетиться над Гэвином.

И куда-то понёс восьмёрку, одновременно подходя к прибывшему подкреплению и начав объяснять произошедшее, постоянно оглядываясь. Больше Гэвин увидеть не успел; его резво утащили в скорую и начали закачивать в него недостающую кровь и вычищать тириум из раны, пока он в непонятном отупении пялился на собственные джинсы, заляпанные вперемешку синим и красным.

***

– Уютненько, – с сарказмом протянул Ричард, присаживаясь на край кровати и оглядывая палату.

– Пошёл ты, – фыркнул Гэвин. – Завтра свалю домой, если воспаления не будет, как раз отходняк от тириума должен окончательно пройти. Пиздец, и нахуя люди на это подсаживаются… Как восьмёрка?

– Процессор цел, но куча компонентов всмятку, включая тириумный насос. Я сейчас в Иерихоне, ищу временную замену в тамошних запасах – с официальной страховкой придётся долго возиться, я не хочу так долго оставлять восьмёрку оффлайн. У меня плохая совместимость с большинством более старых компонентов, а на складе до сих пор часть не каталогизирована, так что перебираю вручную, – вздохнул Ричард. – Соберу – загружу память и включу модуль обратно в сеть.

Гэвин кивнул. Помолчал.

– Спасибо, Дик.

Ричард усмехнулся.

– Пожалуйста. Но постарайся больше не подставляться, умирать очень неприятно.

Поднялся.

– Поправляйся. Колин тебя из гильдии выпнет, если ты опять пропустишь субботний замес.

– Пошёл он нахуй, я не виноват, что меня две недели подряд срывали на вызовы, – проворчал Гэвин.

– Ничего не знаю, я был, – безмятежно отозвался Ричард.

– Говнюк. Если б я мог подключиться и гамать, пока допрашиваю кого-то, я бы тоже так сделал.

– Бедный несовершенный кожаный мешок, – сочувственно цокнул языком Ричард – и смотался с ехидным смешком, пока Гэвин в него чем-нибудь не кинул.

– Дик!.. – рявкнул тот ему вслед.

– Да, это моё имя! – отозвался тот из-за двери, удаляясь.

– Это, блядь, твоя сущность, – проворчал Гэвин, укладываясь поудобнее и пытаясь подавить ухмылку.

========== Часть 17 (NC-17) ==========

Комментарий к Часть 17 (NC-17)

Ворнинги: кинк (кросдрессинг), ксенофилия :3с

– Я не знаю, что хуже: когда на ночном дежурстве ничего не происходит – или когда случается какая-то срань… – вздохнул Гэвин, прихлёбывая кофе.

– Второе, – в унисон сказал Ричард. Моргнул жёлтыми диодами; два модуля поднялись и куда-то свалили. Гэвин мысленно пожал плечами: небось, опять задрыхнет на диване в стазисе.

– Тебе легко говорить. Опять сейчас во что-нибудь гоняешь онлайн, небось…

– Типа того, – рассеянно кивнул Ричард.

Ещё минут десять прошли в вялом молчаливом втупливании в экраны терминалов. Затем телефон Гэвина засветился входящим сообщением.

RK900 #313248317–87/88/89

Дик

Файл: 123.gif

Гэвин озадаченно перевёл взгляд на Ричарда. Тот сосредоточенно смотрел в терминал – настолько внимательно, что было ясно: ни хрена он там не читает. Хмыкнув, Гэвин нажал «открыть».

И чуть не выронил телефон.

Ричард на экране неторопливо поднял голову и посмотрел прямо в камеру. Медленно расплылся в хищной улыбке.

Он стоял на широко раздвинутых коленях. И из одежды на нём были только кружевные трусики и пояс с подтяжками, чулки и туфли на высоченной шпильке. Всё – чёрного цвета, резко контрастирующего с бледной кожей.

Гэвин издал полузадушенный писк.

– Загляни в архив вещдоков, если заинтересован, – словно бы невзначай бросил Ричард, всё ещё не отрываясь от монитора. – Я подежурю тут.

– Ага, – слабым голосом отозвался Гэвин, поднимаясь с места и не глядя нашаривая карточку пропуска.

Он не знал, как смог спуститься по лестнице, не грохнувшись по дороге; замер перед прозрачными дверями с эмблемой департамента, совершенно не скрывавшими Ричарда.

Который обманчиво спокойно, почти скучающе смотрел куда-то в сторону, присев на край терминала. И был одет именно так, как в присланном файле.

Ричард повернул голову и поймал взгляд Гэвина. Улыбнулся. И поманил его пальцем.

– Пиз-дец, – восторженно выдохнул Гэвин – и шлёпнул пропуском по панели.

Дверь открылась с тихим шорохом. Гэвин шагнул внутрь и замер, жадно разглядывая Ричарда. Он никогда раньше не проявлял интереса к подобному, но вживую это смотрелось так, что руки так и тянулись потрогать, а в паху сладко тянуло.

А Ричард медленно выпрямился. Сделал несколько шагов, звонко цокая шпильками по полу, подходя вплотную к Гэвину и вынуждая того задрать голову – разница в росте с каблуками стала куда более внушительной, отчего по телу пробежала сладкая дрожь.

– Гэвин, я должен тебе кое в чём признаться, – негромко сказал Ричард.

– А?.. – тот моргнул.

– Только эта информация ни в коем случае не должна дойти до «Киберлайфа».

Гэвин слабо кивнул, глядя на него во все глаза.

А Ричард наклонился – и тихо выдохнул ему на ухо.

– Я – девиант.

Оба на миг замерли. Затем Гэвин громко выматерился, отпихивая его, а Ричард заржал в голос, послушно отступая на пару шагов.

– Ты бы видел своё лицо сейчас – я тебе потом запись покажу, это было прекрасно!..

Покрутился вокруг своей оси.

– Как тебе? По-моему, смотрится весьма симпатично. Я на всех не стал брать, не был уверен, что тебе зайдёт, а одному не так интересно. И мне нравится, что туфли прибавляют роста, очень интересный опыт.

– А ничего, что тут камеры? – хмыкнул Гэвин, наконец-то собравшись с мыслями.

– Пф. Я закольцевал запись и всё отключил. И терминал тоже на всякий случай, чтобы случайно не наелозить там задницей чего-нибудь труднокорректируемого.

– А зачем тебе по нему елозить?.. – моргнул Гэвин.

Ричард озадаченно посмотрел на него.

– Хочешь сказать, ты не заинтересован в том, чтобы сейчас отыметь меня на нём? Мне показалось, его наклон как раз был бы очень для этого удобен – я бы съезжал вниз почти как по стене, но при необходимости мог бы удерживать свой вес…

– Блядь, заткнись уже и иди сюда, – рассмеялся Гэвин и потянул его вниз, заставляя нагнуться для поцелуя.

Кинк на рост он у себя тоже раньше не замечал. С Ричардом вообще оказалось удивительно легко находить у себя новые… интересы.

Дверь в архив тихо зашелестела, снова открываясь.

– Я заблокировал замок на первой двери, на всякий случай, – Ричард обнял Гэвина со спины вторым модулем, ласково прикусил за шею сзади. – Теперь карточкой его не открыть.

– Предусмотрительно, – выдохнул Гэвин и подтолкнул полураздетый модуль к терминалу, прижал к нему одной рукой, а второй огладил сильное, жёсткое бедро; подцепил пальцем подтяжку, оттянул и резко отпустил. Та хлестнула по скину с громким щелчком, и тот сглючил, подёргиваясь рябью и пропадая, открывая пятно пластика.

Ричард охнул в два голоса. А может быть, даже и три.

Гэвин тут же поднял голову.

– Ты это почувствовал?.. – недоверчиво, но с надеждой спросил он.

Ричард помотал головой.

– Нет, но… пришёл отчёт о сбое скина, и… Сделай так ещё раз, – нетерпеливо потребовал он.

Гэвин щёлкнул второй подтяжкой, и на втором бедре тоже расплылась пластиковая отметина. Первая начала было затягиваться обратно, поэтому Гэвин оттянул резинку сильнее; шлепок вышел громкий – но всхлип Ричарда полностью не заглушил.

Гэвин вспомнил, как однажды сильно укусил его, и скин тогда сполз таким же пятном. И кровожадно ухмыльнулся.

Ричард никогда не сдерживался в постели и не стеснялся того, что звуки, которые он издавал, не походили на те, что можно услышать в порно – разве что иногда отключал голос полностью, чтобы не оглушить. Но в этот раз не стал. Громкие лязгающие всхлипы, металлический скрежет и скрипучий треск эхом разносились по архиву, пока Гэвин с упоением кусал и царапал неподатливый пластик, оттягивал и отпускал резинки чулков, подтяжки, пояс, отчего скин глитчил, плыл и сползал, открывая всё больше белого пластика и вызывая сбой за сбоем.

– Гэвин, Гэвин, у меня сейчас лог ошибок переполнится, я зависну, – полуиспуганно-полувосторженно простонал Ричард, обхватывая его ногами и прижимая к себе, руками судорожно цепляясь за терминал, чтобы не съезжать, пока второй модуль торопливо расстёгивал джинсы Гэвина, поскуливая от нетерпения, кусал за плечи, тёрся лбом об лопатки, опаляя жарким дыханием даже через футболку, то и дело сжимая бедро первого модуля и полыхая короткими вспышками коннекта. – Чёрт, я возьму кредит, я поставлю этот апдейт, хотя бы один – я хочу, чтобы ты меня трахнул, я хочу тебя трахнуть и чувствовать это, Гэвин, детка, я же с тебя неделю не слезу, я…

Гэвин не дал ему договорить, затыкая почти грубым поцелуем, слишком сухим и с привкусом стерилянта – но плевать, плевать!.. – перехватил ноги, закидывая их себе на плечи и складывая Ричарда пополам, вжался стоящим почти до боли членом в твёрдый живот, всё ещё усеянный пятнами незатянувшегося пластика, и начал тереться об него короткими, быстрыми толчками под аккомпанемент хрипов статики и громких щелчков, одновременно продолжая остервенело трахать рот Ричарда языком, словно пытаясь достать до сенсоров лаборатории; второй модуль резко осел на колени, жадно вцепился в задницу Гэвина левой рукой, впился зубами, оставляя след, правой схватился за бедро первого модуля, запуская полноценный коннект и сбиваясь в стрекочущий скрип в унисон…

– …анно, что замок заклинило, напиши техникам… Это ещё что за адские звуки?

– Хэнк, стой, нам лучше подождать снару… – явно опознав вышеупомянутые звуки, поспешно начал Коннор – но не успел.

– Ёб вашу мать, мои глаза!..

Гэвин и Ричард замерли, в панике глядя друг на друга; сияние уже почти загрузившегося коннекта мигнуло и погасло.

– Да вы охуели, – ошарашенно сказал Андерсон. – Одевайтесь оба и марш в офис, говорить будем. Пиздец какой.

И грузно затопал прочь. Издалека раздался голос Коннора – одновременно смеющийся и немного виноватый:

– Простите, что прервали!..

Вежливый какой, блядь.

– Я их только что встретил третьим модулем, – как-то механически сказал Ричард. Поморгал. – Идём к ним, я переоденусь семёркой и приберу тут.

– Как они мимо тебя прошли? – прорычал Гэвин, поспешно застёгиваясь. Стояка как не бывало.

– Не знаю, – беспомощно отозвался Ричард. – Я сидел у входа, они, наверное, зашли через чёрный…

– Да там же никто не ходит, хули их туда понесло!..

– Я не знаю, – растерянно повторил Ричард, часто моргая алым диодом.

Гэвин бросил пытаться привести себя в приличный вид и неуклюже приобнял его одной рукой в попытке подбодрить.

– Так, кончай сбоить, ещё не конец света. Андерсон, конечно, припизднутый алкаш, но в целом нормальный мужик, договоримся как-нибудь. И если он скажет Коннору не трепать, тот не будет, он своего папашку слушается как пёсик. Пошли, разбираться будем. Давай уж начистоту, рано или поздно нас бы точно спалили, мы в последнее время совсем обнаглели, это ещё не самый худший вариант. Давай, железяка, соберись.

И, всё ещё придерживая Ричарда одной рукой, решительно поволок его из архива.

========== Часть 18 ==========

Андерсон вздохнул и сжал переносицу двумя пальцами. На Гэвина с Ричардом он усиленно не смотрел.

– Заехали быстренько проверить улику, называется… И давно это продолжается?

Ричард уже успел прийти в себя и вернуться в модус засранца, поэтому невинно улыбнулся:

– Уточните, пожалуйста, запрос. В женском белье, например, я сегодня впервые.

– Спасибо, что сообщил, я бы не смог уснуть без этой жизненно важной информации, – огрызнулся Андерсон. – Трахаетесь давно, блин?

– Какая разница, – буркнул Гэвин.

– Восемь месяцев, – честно ответил Ричард. В ответ на ошарашенный взгляд Андерсона уже чуть более застенчиво добавил: – И десять дней.

Андерсон растерянно поморгал.

– Стоп, так у вас это что, серьёзно?..

– Мы просто друзья, – хором отозвались Ричард и Гэвин в три голоса.

Андерсон фыркнул.

– Впервые вижу, чтобы друзья закидывали ноги на уши другим друзьям.

– Очень близкие друзья, – невозмутимо уточнил Ричард.

– В базе личной информации сотрудников департамента пятого ноября две тысячи тридцать девятого года зарегистрирована смена адреса проживания детектива Гэвина Рида; адрес совпадает с местом проживания офицера Ричарда RK900, – невинно вставил Коннор. Он сидел на столе, болтая ногами, и с нескрываемым интересом наблюдал за происходящим.

– Фу базу взламывать и сливать инфу папе, – недовольно цыкнул Ричард. – Я себя специально от поиска закрыл, вообще-то, чтобы совпадение не нашли.

Улыбка Коннора стала шире.

– Я поставил фильтр обратно, не волнуйся.

– То есть, вы ещё и живёте вместе, – вздохнул Андерсон. – И при этом до сих пор умудрились не запалиться, и никто не знает.

– Я знал, – снова подал голос Коннор.

Андерсон резко повернулся к нему.

– И молчал?..

Коннор пожал плечами.

– Статистика раскрываемости у команды детектива Рида и Ричарда становится только лучше, при этом на детектива Рида оставляли негативные отзывы все его предыдущие напарники, а на Ричарда – все, кроме троих. Таким образом, раскрытие их отношений разрушило бы успешную команду и ухудшило мораль в отделе. Поэтому я решил, что могу закрыть глаза на явное нарушение правил поведения напарников.

Выразительно посмотрел на Андерсона.

– Тем более, кто-то сказал мне после того, как я обратил его внимание на то, что детектив Коллинз в нарушение регламента стабильно обедает полтора часа, а не час, – его голос резко изменился, в точности копируя Андерсона, – «Коннор, ябедничать зашкварно – ходил бы ты в школу, тебя бы там научили. Если он никому не мешает, какая разница, что он делает? Кончай совать свой сканер в то, что и без тебя нормально работает, и займись чем-нибудь полезным».

Развёл руками и добавил уже своим обычным голосом:

– Так что я последовал совету. Хотя именно сканер позволил мне узнать информацию об отношениях детектива и Ричарда.

– Биоматериал?.. – поморщился Ричард.

Коннор молча кивнул.

– Пардон. Я думал, что отчищался достаточно хорошо.

– А ещё детектив Рид начиная с мая регулярно пользовался твоим стиральным порошком и средствами для мытья, а последние два с половиной месяца они у вас совпадают всегда, – добавил Коннор.

Ричард моргнул.

– У тебя что, обонятельный апдейт?

– В том числе, да.

– Шикарно живёшь. Он до сих пор стоит семь штук.

Коннор вежливо улыбнулся.

– У меня связи.

Послышалось цоканье, и в офис зашёл третий модуль. Он уже успел переодеться, но туфли почему-то оставил.

– Что? Они мне нравятся, – безмятежно отозвался он в ответ на вопросительные взгляды.

Андерсон закрыл лицо рукой и тихо выругался.

– Да, очень красивые, – одобрительно заметил Коннор. – Но разве рекалибровка всего баланса стоит того?

Ричард пожал плечами:

– Если увеличить амплитуду движения бёдер, то остальные значения отклоняются не более чем на пять процентов. Думаю завтра опробовать в зале на спарринге…

– Блядь, Дик, ты не будешь бегать за преступниками на шпильках, – рыкнул Гэвин.

Ричард повернулся к нему, озадаченно склоняя головы набок.

– Только не говори, что тебе будет за меня стыдно.

Гэвин фыркнул.

– Жестянка, не тупи. У тебя есть закидоны и покруче, я уже привык. Но если ты где-нибудь застрянешь каблуком и сломаешь ногу, хрен тебе выплатят страховку. А тебе ещё локоть у девятки ремонтировать за свой счёт, забыл уже? Или ждёшь, пока совсем разъебётся?

Ричард вздохнул, присаживаясь на край стола:

– Убедил. Мир такой несовершенный.

– Да говно вообще, – охотно согласился Гэвин, сочувственно похлопав ближайший к нему модуль по плечу.

Андерсон смерил их обоих изучающим взглядом.

– Просто друзья, ага, – задумчиво протянул он.

– А что? – тут же ощетинился Гэвин.

– Да ничего, – Андерсон ухмыльнулся. – Варитесь на здоровье в стадии отрицания, мне-то какая разница.

Посерьёзнел.

– В общем, так. Чтобы на работе больше этого не было. Я серьёзно, запалитесь снова – покрывать не буду. Ещё и замки ломаете, два дебила спермотоксикозных – терминал в вещдоках грохнули бы вдобавок, чего мелочиться-то, бесполезная же херня. Джеффри я скажу, но неофициально, без всяких там служебных записок, покажу Конноровскую статистику – Коннор, скинь мне, что ты там по ним насчитал.

– Готово, – моментально отозвался тот.

– Ага. Покажу и объясню, что вас делить – себе дороже.

Гэвин скривился и неохотно пробормотал:

– Типа, спасибо. Наверное.

– Весьма признателен, – покивал Ричард. – Кстати, терминал я вытер и просканировал на всякий, там всё чисто – впрочем, мы и не успели его испачкать.

Вздохнул.

– А жаль.

Андерсон угрожающе наставил на него палец.

– Не начинай. У меня и так психологическая травма, мать вашу.

Ричард самодовольно ухмыльнулся.

Коннор спрыгнул со стола.

– Это всё весьма занимательно, однако мы приехали с конкретной целью, Хэнк. Я бы всё же хотел изучить улики по смежному делу до того, как мы утром отправимся допрашивать мисс Уайт. Так понимаю, вопрос уже решён, мы можем идти в архив?

– А, да, конечно, – Андерсон засобирался вслед за ним.

– Эй, погодите, – внезапно не выдержал Гэвин. – А чего вас с чёрного хода-то понесло?

– Так там дорогу ремонтируют, – проворчал Андерсон. – Пришлось с другой стороны участка парковаться, иначе не проехать. А оттуда через чёрный зайти быстрее, да и до архива ближе. Знал бы – обошли бы кругом, блин. Я теперь твою задницу, Рид, в кошмарах буду видеть.

– Да ладно вам, она вполне ничего так, – слегка мечтательно отозвался Ричард.

– Лучше, чем твою рожу, – одновременно с ним сказал Гэвин.

– Вот же говнюк, – хохотнул Андерсон, качая головой. – Сдал бы тебя с удовольствием, да напарника твоего жалко, он извращенец, конечно, но хотя бы не хамло.

– Стараюсь, – покивал Ричард, предусмотрительно зажимая Гэвину рот другим модулем и тихо шикая на ухо.

Андерсон вздохнул.

– Сказал бы кто-нибудь года полтора назад, что у меня дома пропишется пластик с щенячьими глазами, а Гэвин Рид станет главным роботоёбом участка, я бы первым ржать начал. А поди ж ты. Сраные андроиды…

***

Фаулер, выслушав Андерсона, только обречённо вздохнул и махнул рукой. Правда, на следующий день всё же вызвал обоих в кабинет и разъяснил, что им будет, если их снова застукают на работе. Доходчиво и с примерами – так, что рисковать резко расхотелось.

Месяца на три.

========== Часть 19 ==========

– Я всё-таки думаю взять кредит, – сообщил Ричард куда-то в потолок.

Гэвин, лежащий на кровати поперёк всех трёх его модулей – неудобно и жестковато, но он уже давно привык к тому, что мягкость у Ричарда можно было найти только в голосе и изредка в характере – и рассеянно набирающий сообщение Миллеру, повернул к нему голову и вопросительно хмыкнул.

– Секс-апдейт, – пояснил Ричард. – У меня уже достаточно на сами компоненты, но установка почти не упала в цене – а поскольку у меня киберлайфовская страховка, мне нельзя ставить апдейты не у официальных представителей. А другие компании меня страховать отказываются, слишком опасная работа и дорогая починка…

Посмотрел на Гэвина и подмигнул ему.

– А мне уже не терпится попробовать.

Гэвин фыркнул и шлёпнул его по первому попавшемуся под руку бедру.

– Ебливая жестянка. Много тебе там надо ещё?

Ричард коротко цвиркнул, когда скин от шлепка на миг пошёл рябью, и ответил:

– Вообще три, но я думал немного оставить про запас и взять кредит на четыре штуки. Где-нибудь на год. Андроидам их не очень любят давать, вечно заряжают проценты по малейшему поводу, но у меня стабильная работа, а сумма выходит небольшая, так что должно прокатить. Будешь поручителем, если что?

– Не проблема, – не раздумывая, ответил Гэвин.

Дописал и отправил сообщение, заглянул в пару соцсетей, прочёл ответ Миллера, написал ещё одно сообщение, пролистал ленту…

– Не бери. Я тебе добавлю, – сказал он, не отрываясь от телефона.

Ричард замер. Он и до этого лежал особо не шевелясь, но сейчас даже дышать забыл. В прямом смысле.

– Гэвин, я…

– Ну а что, справедливо же, – перебил его Гэвин, всё ещё не глядя на него. – Не только ты ведь ебать свои апдейты будешь, но и я тоже. Поделим пополам, по три штуки с носа, как раз на один набор и установку, правильно? А если какой форс-мажор, я прикрою, потом отдашь.

Ричард немного помолчал. Усмехнулся.

– Гордость требует, чтобы я сейчас отказался. Здравый смысл и лень – что это идеальный вариант. Спасибо за очередной системный сбой, Гэвин.

Гэвин фыркнул.

– Не моя вина, что ты такой глючный.

И добавил:

– Только у меня условие. Я первый распечатываю твой апгрейд. А то знаю я тебя…

Ричард негромко рассмеялся и запустил пальцы ему в волосы, ласково их перебирая.

– Окей. Я тогда спрошу у Коннора, где он устанавливал свой, может, порекомендует хорошего техника.

Гэвин моргнул.

– А у него что, есть член? И Андерсона не хватил приступ от такого безжалостного удара по его невинности?..

– Ну, Коннор официальных объявлений не делал, конечно, но… он часто носит узкие джинсы. А я наблюдательный.

– И дрочер на прототипы, я помню, – хмыкнул Гэвин.

Ричард еле заметно улыбнулся и пожал плечами.

– Да нет. Уже не особо.

И замигал жёлтыми диодами, связываясь с Коннором.

Поморгал.

На миг сбился в красный, опять замигал жёлтым.

Широко ухмыльнулся.

– Коннор сказал мне, что знает отличного техника с лицензией «Киберлайфа», который не только готов поставить мне апдейт, но и сделает это бесплатно, если я соглашусь на пару тестов и интервью с ним по поводу моего решения объединиться в сеть. Он знаком с другим андроидом такого типа, но там всё было сделано на программном уровне, и он хочет узнать разницу между естественным объединением и искусственным.

– Хм, – Гэвин растерянно моргнул. – Точно, ты ж особенный. Я и забыл совсем.

– Ауч, Гэвин. Ауч, – Ричард картинно приложил руку к насосу, глядя на него с чувством оскорблённого достоинства. Гэвин заржал.

– Иди нахуй, я просто к тебе слишком привык.

Ричард в ответ на это улыбнулся ему – так, что Гэвин почему-то даже смутился. А Ричард тем временем продолжил:

– В общем, если я предоставлю компоненты, он установит на халяву. Причём даже три набора. А за шесть тысяч с новыми ценами как раз можно взять три… хм… ага, в одном магазине даже есть акция на дополнительные сенсоры при покупке двух и более комплектов, пятнадцать вместо двенадцати… хм-хм…

Внезапно он осёкся и часто заморгал.

– Гэвин. А ты, случайно, не пансексуал? Или, может, би?

– Э-э, – растерянно сказал Гэвин. – Да нет, я только по членам, а чт… Жестянка. Блядь. Дик.

– Что?.. Это тоже опция, мы все совместимы с обеими…

– Дик.

– Да понял, не волнуйся так, я просто спросил, – рассмеялся Ричард. – Теоретически, я мог бы поставить на один модуль, для разнообразия… но раз ты не по этой части, то не вижу особого смысла.

Гэвин, чуть помолчав, без особого энтузиазма сказал:

– Не, если ты действительно хочешь… выбирать тебе, сам понимаешь. Я пас, уж извини, но ты можешь сам с собой…

– Мне интереснее с тобой, чем с самим собой, – честно ответил Ричард.

И легонько прихватил Гэвина зубами за плечо одним из модулей.

– Тем более, даже с одной опцией я могу спрогнозировать очень много вариантов использования.

========== Часть 20 (NC-17) ==========

Комментарий к Часть 20 (NC-17)

Мини-ворнинг: намёк на Коннор/Камски/Хлоя, но мельком, поэтому отдельно в шапку не выношу)

3к слов, аыы, ебучие кролики.

Дверь тихо щёлкнула электронным замком, открываясь, и Гэвин повернул голову, ухмыляясь входящему Ричарду.

– Долго ты. Установил?

Ричард кивнул. Вид у него был подозрительно задумчивый. Гэвин тут же насторожился, поднимаясь ему навстречу:

– Эй, жестянка, всё нормально? Ты какой-то странный.

– А? Нет, всё хорошо, – рассеянно отозвался тот, проходя в комнату. – Просто…

Фыркнул, синхронно покачав головами.

– Скажем так, Коннор не солгал, когда сказал, что у него связи. Большего сказать не могу, меня попросили не озвучивать имена, но… у него очень своеобразные вкусы в выборе партнёров.

Гэвин недоверчиво хмыкнул.

– Да ладно. У щеночка кто-то есть, и Андерсон-старший до сих пор его или её не пристрелил?..

– Их.

Гэвин моргнул.

– Их?..

– Ммгм. Даже я не ожидал. Компонент восемь тысяч сорок три, оттенок «тёмный шоколад» действительно сильно меняет восприятие, я бы не подумал, что ему может быть комфортно в отношениях, насквозь пропитанных церебральным сексом, где все участники – активы, – Ричард усмехнулся, мигнул жёлтыми диодами и уткнулся двумя носами в шею Гэвину, глядя в глаза третьим модулем. – Сегодня у меня был очень странный день, полный странных открытий, странных разговоров и странных знакомств, поэтому мне срочно нужно отвлечься на что-то знакомое и нормальное, чтобы перестать подвисать. Поцелуй меня?..

– Глючная жестянка, – беззлобно проворчал Гэвин и притянул его к себе, выполняя просьбу. Ричард издал довольное «хмм» в унисон и несильно прикусил его шею с обеих сторон, когда Гэвин углубил поцелуй, привычно игнорируя вкус стерилянта.

– Другое дело, – довольно заметил Гэвин, когда поцелуй завершился, и потёр большим пальцем голубой диод.

– Да, этот цвет больше идёт к моим глазам, – серьёзным тоном согласился Ричард.

Улыбнулся – и, продолжая смотреть в глаза, негромко мурлыкнул на ухо другим модулем:

– Я не включал апдейты после установки. Даже для тестирования – впрочем, я не сомневаюсь в квалификации того, кто их ставил. Боялся, что не удержусь от искушения и попробую сам. А я обещал.

– Дрочер, – ухмыльнулся Гэвин.

Ричард рассмеялся и снова прихватил зубами его шею, выдыхая:

– Тебе сказать, где я установил сенсоры, или хочешь найти все пятнадцать сам? Подскажу сразу, расположение одинаковое на всех модулях.

– Сам, конечно, – тут же ответил Гэвин; вышло хрипловато. Кивнул в сторону спальни. – Пойдём. Покажешь.

Ричард сделал пару шагов, но внезапно остановился. Чуть нахмурился.

– Знаешь, лучше-ка оставлю я активным только один модуль. Новой информации будет очень много, если она будет поступать сразу с трёх, обработка может поначалу подтормаживать. А я бы не хотел что-то пропустить.

Невинно улыбнулся.

– В конце концов, это же мой первый раз.

Гэвин не сдержался и хрюкнул.

– Девственник нашёлся. Давай, выбирай модуль, с которого я буду рвать цветок твоей невинности, и пошли уже трахаться.

– Ты такой романтичный, – протянул Ричард в унисон; два модуля уютно устроились на диване, обнявшись, закрывая глаза и уходя в стазис, а третий зашагал вслед за Гэвином, на ходу расстёгивая рубашку.

– Времени не теряешь, я смотрю? – ухмыльнулся Гэвин.

– А смысл? Всё интересное ведь под одеждой, – беззаботно отозвался тот. – Или ты хотел сам распаковать меня, как рождественский подарок?..

Гэвин задумчиво хмыкнул.

– А что, заманчиво. Иди сюда, подарок.

Он потянулся было расстегнуть ещё одну пуговицу уже сам, но Ричард остановил его.

– Подожди, я ещё не подключил. Сейчас…

Он прикрыл глаза, мигая жёлтым диодом. Снова открыл их. Озадаченно склонил голову набок, прислушиваясь к себе.

– Хм. А прикосновение ткани, оказывается, приятное. Правда, ощущения приглушаются через скин – подожди, сейчас выкручу побольше… да, пусть будет восемьдесят пять, а не шестьдесят процентов.

Улыбнулся Гэвину.

– Продолжаем?..

Гэвин оглядел его, словно пытаясь увидеть, где могут быть спрятаны сенсоры. Задумчиво прищурился. И накрыл ладонью шею.

Ричард вздрогнул. На его лице появилось какое-то изумлённо-растерянное выражение, а диод сбился в жёлтый.

– Ох, – тихо выдохнул он.

Гэвин замер, давая ему время привыкнуть и обработать новую информацию.

– Чувствуешь? – почему-то спросил он полушёпотом, хотя ответ был очевиден.

Ричард кивнул – и снова замигал диодом, когда от этого рука Гэвина скользнула по шее.

– Да. Это… Я… Мне нравится. Очень. Твоя рука прохладная. Приятно, – как-то отрывисто ответил он.

– Это ты горячий, а не моя рука холодная, – отозвался Гэвин, усмехаясь.

Провёл вверх-вниз, неторопливо и плавно, сжал чуть сильнее. Ричард тихо заскрежетал, поворачивая голову и подставляя шею под ласку.

– Один нашёл, так понимаю? – довольно ухмыльнулся Гэвин.

– Ммгм, – мечтательно промурлыкал Ричард.

– Значит, ещё четырнадцать, – Гэвин ещё раз погладил его шею – и, не убирая руки, подался вперёд, стянул рубашку с плеча и коснулся его губами.

Ричард коротко цвиркнул статикой, снова вздрагивая; запустил пальцы в волосы Гэвина, не давая отстраниться.

– Тринадцать, – в голосе Ричарда прорезался механический звон, похожий на стон.

– Блядь, жестянка, – выдохнул Гэвин – и начал торопливо сдирать с него рубашку.

– А как же разворачивать подарок?.. – Ричард сбивчиво рассмеялся, немного приходя в себя и начиная помогать ему.

– Нахуй, – прорычал Гэвин, отшвыривая рубашку куда-то в сторону и стягивая собственную футболку. – Все знают, что самый кайф – рвать обёртку как можно быстрее.

Ричард снова засмеялся – и охнул, когда Гэвин ловко подсёк его, роняя на кровать, прижал своим весом и прошёлся языком по сенсору на шее. Застонав, Ричард вцепился в его плечи, выгибаясь и потираясь об него всем телом.

– Ещё один… симметрично… – выдохнул он.

– Не подсказывай, – цыкнул на него Гэвин – но, поняв намёк, лизнул шею и с другой стороны. – Их кусать можно?..

– Да, да – о-ох, да!.. – вскрик вышел таким громким, что Гэвин от неожиданности даже разжал зубы.

– Я с тобой скоро оглохну, – весело фыркнул он.

– Отключить? – пробормотал Ричард, часто моргая.

– Не вздумай, – Гэвин снова укусил его, ещё сильнее, чтобы скин сошёл, лизнул обнажившийся пластик…

Ричард заскрежетал в голос, выгибаясь, сжимая плечи Гэвина ещё сильнее – но не притягивая, а отстраняя.

– Стой, нет, перебор, глючит, – застонал он. – Поставил… много… подожди…

– Жду, – хрипло пробормотал Гэвин, с трудом сдерживаясь, чтобы не начать снова трогать его, пока Ричард мигал диодом, перестраивая характеристики.

– Вернул… на шестьдесят, – выдохнул он через несколько секунд. – Без скина оно слишком… Слишком.

– Пожадничал? – ухмыльнулся Гэвин. Снова лизнул его шею, и Ричард сдавленно выдохнул, но на этот раз ему явно было приятно.

– Хорошо, не максимум сразу выкрутил, – рассмеялся он. – Это бы… м-м, да, ещё двенадцать…

Сенсор на втором плече Гэвин тоже нашёл очень быстро, однако когда он на пробу слегка ущипнул соски, реакции не последовало. На миг это его озадачило, но в следующий момент он сообразил:

– Они – часть скина, да?

– Чувствительность ниже, потому что слой толще, – почти виновато отозвался Ричард. – Я знаю, что для людей это привычная эрогенная зона, но…

Гэвин снова прикусил его шею, и Ричард осёкся, сбившись в тихий стон.

– Всё норм. Нехрен тратить сенсоры туда, где у тебя кайф слабее, их и так мало.

Он огладил грудь, живот, бока – но диод Ричарда продолжал гореть ровно. Хмыкнув, Гэвин с нажимом провёл сверху вниз по рукам; когда он добрался до запястий, висок Ричарда быстро мигнул жёлтым, но снова вернулся обратно в голубой.

– В такой вариант «холодно-горячо» мне играть нравится, – ухмыльнулся Гэвин – и нажал большим пальцем в центр ладони.

Ричард звонко лязгнул голосовым модулем, судорожно дёрнув пальцами. Гэвин перехватил вторую руку и повторил с ней то же самое.

– Осталось девять, – довольно заметил он, поглаживая обе ладони. Перевёл взгляд ниже. – Член считается?

– Там… отдельные, – Ричард задышал глубже и чаще, подключая дополнительное охлаждение. – Внутренние тоже…

Гэвин облизнул пересохшие губы.

– Их там много?..

Ричард ухмыльнулся – широко и с предвкушением.

– О, да.

– Охуенно, – выдохнул Гэвин – и начал торопливо стаскивать с него брюки. Замер, разглядывая с жадностью, но пока не касаясь.

Новое дополнение смотрелось абсолютно естественно; сложно было поверить, что ещё утром там была гладкая панель. Член был настолько аккуратный и нежно-бархатистый с виду, что Гэвин сглотнул внезапно появившуюся слюну – попробовать его на вкус захотелось неимоверно, особенно когда на головке аппетитно блеснула капля смазки. Размер тоже был весьма приятный, эти дюймов шесть так и просились в руку; Гэвин едва удержался от того, чтобы не коснуться его прямо тут же. Но нет. Ещё девять.

Ступни, голени, колени – нет, но это было ожидаемо. А вот бёдра… Гэвин медленно повёл руками выше, по внешней стороне.

Ричард снова полыхнул жёлтым и тихо заскулил, когда он добрался до середины бедра – там, где на левом Гэвину так нравилось очерчивать созвездие родинок, похожих на ковш Медведицы. Восемь?.. Он на пробу убрал руку с левого и огладил только правое – диод продолжал мигать, а Ричард вздрогнул.

Нет, тоже парные. Ещё семь.

Довольный собой, Гэвин скользнул ладонью по внутренней стороне – и Ричард издал металлический скрежет.

– Что, аж четыре штуки на бёдра? – Гэвин даже немного удивился, легонько поглаживая последнюю найденную пару кончиками пальцев. – Из пятнадцати?

Ричард медленно моргнул, приподнимаясь и фокусируя на нём взгляд, но продолжая пестреть жёлтым.

– Статистика, – выдохнул он. – Двадцать три процента твоих прикосновений… к бёдрам… Было логично…

Гэвин замер.

– Жестянка… Ты ставил сенсоры там, где я тебя больше трогал?.. – спросил он неожиданно тихим голосом.

Ричард пожал плечами, как-то смущённо отводя взгляд.

– Сто процентов моих сексуальных контактов вне селф-коннекта были с тобой, у меня нет других данных. Так что… да.

Гэвин попытался что-то сказать, но не смог придумать, что – поэтому получился только долгий, судорожный выдох.

– Не думай об этом слишком серьёзно, – торопливо и почти раздражённо сказал Ричард. – Их всегда можно переставить.

– Дик…

– Не отвлекайся. Ещё пять. Или тебе надоело?..

– Повернись, – после короткой паузы негромко попросил Гэвин.

Потому что остальные сенсоры наверняка были сзади. А вовсе не потому, что он в этот момент боялся случайно встретиться с Ричардом взглядом.

Гэвин неторопливо провёл ладонями по его спине сверху вниз. Попытался вспомнить, что он делал раньше. И коснулся губами шеи, чуть ниже аккуратно выбритой линии волос.

Ричард тихо всхлипнул – совсем как человек, без машинного лязга. Гэвин зажмурился. Выдохнул. И начал медленно спускаться поцелуями по позвоночнику. Когда он дошёл до точки между лопаток, Ричард протяжно заскрежетал. Между ямочек на пояснице – захрипел статикой. Когда огладил задницу – мелко задрожал.

– Все, – тихо сказал Гэвин.

Ричард начал было подниматься, но Гэвин мягко нажал ему на спину, заставляя лечь обратно. Погладил вверх-вниз по позвоночнику, чуть задерживаясь на каждом из трёх сенсоров. Накрыл собой, вдавливая в кровать своим весом, снова поцеловал сенсор на шее. Ричард громко щёлкнул голосовым модулем и прогнулся в пояснице, приподнимая бёдра и потираясь в ответ.

– Гэвин… – требовательно простонал он.

Тот сглотнул.

– Ага. Сейчас. Лежи, – он отстранился и начал торопливо расстёгивать джинсы. Стянул их сразу вместе с трусами, отпихнул в сторону, потянулся за смазкой на тумбочке.

– У меня есть встроенная, нужно только включить, – повернув голову и увидев, что он делает, сказал Ричард.

– Не надо. Я сам. Не трать зря, – так же коротко сказал Гэвин и выдавил себе немного на пальцы. – Приподнимись.

Ричард послушно привстал на колени, широко раздвигая их и беззастенчиво подставляясь взгляду. От увиденного Гэвин сглотнул – и, не удержавшись, прошёлся языком от члена до самого копчика. Ричард издал звенящую металлом, почти птичью трель, и его колени разъехались ещё шире, поэтому Гэвин повторил движение ещё и ещё раз, ненадолго скользнул языком вглубь, чуть отстранился, провёл зубами по сенсору на левой ягодице, наслаждаясь тем, как Ричард коротко вздрогнул от этого, и хрипло пробормотал:

– В следующий раз вылижу как следует, обещаю. И отсосу, пока ты смотришь другим модулем. Я знаю, как тебя это заводит.

Ричард глянул на него через плечо – даже сейчас идеально приглаженная картинка без намёка на румянец или пот на висках, только зрачки шире обычного – и улыбнулся:

– Я не виноват, что тебе безумно идёт член во рту.

Гэвин фыркнул.

– Иди нахуй со своими откровенными комплиментами, жестянка.

– Я-то готов, – Ричард выразительно пошевелил задницей. – Это ты что-то тянешь…

Вместо ответа Гэвин снова цапнул его зубами за сенсор – и ввёл первый палец, заставив Ричарда коротко скрежетнуть и зажмуриться. Внутри было горячо, тесно и нежно-шелковисто – спасибо «Киберлайфу» за отличную работу, ничего не скажешь. Ухмыльнувшись, Гэвин почти сразу же добавил второй; несмотря на кажущуюся тесноту, это оказалось на удивление легко сделать. Как и третий – пальцы сжимало всё так же плотно, но Гэвин был уверен, что и четвёртый вошёл бы столь же быстро.

– Насколько же ты тянешься? – пробормотал он, на пробу разводя пальцы шире; потребовалось некоторое усилие, чтобы преодолеть сопротивление, но гораздо меньшее, чем он ожидал.

– Твой кулак войдёт, – невинным тоном ответил Ричард.

Гэвин хрипло выругался, представив это. И двинул пальцами снова, согнув их, надеясь, что анатомию андроидам сделали похожую на людскую.

Ричард застонал в голос, сорвавшись в конце в звенящий лязг, и подался навстречу, насаживаясь сам.

– Гэви-ин… пожалуйста…

Гэвин снова выругался.

– Сейчас, сейчас…

Он вытащил пальцы, схватил валяющуюся рядом смазку, щедро растёр по члену. Пристроился сзади, мягко надавил между лопаток, заставляя Ричарда прогнуться ещё сильнее, и вошёл одним плавным, долгим движением. Замер, зажмуриваясь и медленно выдыхая, пытаясь успокоиться и не кончить раньше времени, а затем начал двигаться.

Ричард был настолько идеальным, что дух захватывало – жарким, тесным, отзывчивым… шумным. Настолько шумным, что в какой-то момент Гэвин даже навалился на него всем телом, вжимая лицом в подушку, и хрипло забормотал:

– Ш-ш, Дик… тише… весь дом… перебудишь…

Ричард в ответ только глухо защёлкал, вздрагивая всем телом, и вцепился в подушку зубами; увидев это, Гэвин сдавленно выдохнул и начал трахать его быстрыми, короткими толчками, вжимая ещё сильнее и не давая поднять голову. Это слегка приглушило неожиданно человеческий вопль и последующие всхлипы, которые издал при этом Ричард – но не до конца.

– Дик, блядь, – Гэвин сам чуть не заорал с ним в голос, поспешно отстранился, хватая за плечо. – Повернись, ну же, давай, я хочу…

Что он хочет, Гэвин озвучить не успел, потому что Ричард ужом вывернулся в его руках, перекатываясь на спину, и тут же впился в его губы своими, до синяков вцепляясь в спину и выгибаясь, чтобы прижаться ближе; не прерывая поцелуя, Гэвин подхватил его под бёдра и вошёл снова, двигаясь сильно и размашисто. Кровать протестующе заскрипела, но стоны Ричарда моментально её заглушили.

Гэвин честно хотел дождаться, пока Ричард кончит первым, и намеревался растянуть всё хотя бы ещё на несколько минут, но от особенно сильного толчка Ричард внезапно пронзительно взвизгнул статикой и пропахал его спину ногтями; неожиданная вспышка боли наотмашь ударила по натянутым как струна нервам, и, беспомощно застонав в поцелуй, Гэвин дёрнулся, вбиваясь ещё яростнее, уже не в силах больше сдерживать накативший оргазм. Ричард под ним задрожал, звонко скрежеща, и обхватил свой член, быстро двигая рукой, пока Гэвин продолжал по инерции трахать его в постепенно затихающем ритме.

Хотя, возможно, так было даже лучше: когда Ричард выгнулся, зажмуриваясь и толчками выплёскиваясь себе на живот, Гэвин уже немного пришёл в себя и смог с жадностью наблюдать, как тот почти жалобно заламывает брови и звонко вскрикивает, срываясь в металлический лязг, как ходит под скином кадык при каждом щелчке… как Ричард медленно разжимает всё ещё стискивающие его спину пальцы и как-то внезапно, удовлетворённо обмякает под ним, дыша ровно и глубоко, охлаждая перегревшуюся систему… как открывает глаза и улыбается ему.

– Хей, – хрипло прошептал Гэвин.

Улыбка Ричарда стала шире.

– И тебе здравствуй, – довольно промурлыкал он. – Я правильно сделал, что оставил только один модуль. Оно всегда такое… интенсивное?

Гэвин пожал плечами. Отпустил его бёдра и, всё ещё немного неуклюже после недавнего оргазма, перебрался по кровати и улёгся рядом. Ричард тут же перекатился на бок и бесцеремонно облапил его; Гэвин чувствовал себя настолько умиротворённо, что даже не стал возмущаться неприятно-мокрому прикосновению заляпанного спермой живота, тем более что тут же снова согрелся об раскалённого как печка Ричарда – просто просунул зажатую между ними руку поудобнее, обнимая его и прижимая ближе, игнорируя неудобно упирающиеся жёсткие панели.

– И всё-таки, ты пиздец шумный, – пробормотал Гэвин, рассеянно потираясь об него щекой.

Ричард тихо рассмеялся.

– Я отрегулирую голосовой модуль.

– Ты уже два раза это обещал.

– Мне было лень, там тонкая калибровка. И тебя заводит, когда я кричу, даже не думай отрицать.

Гэвин тихо фыркнул.

– Ну, заводит. Только на нас скоро соседи жаловаться начнут, – он широко зевнул, – и если на вызов приедет Андерсон, он потом над нами стебаться будет целый год.

– Да пусть завидует, – Ричард легонько прикусил его плечо. – Спать будешь, тебе освободить кровать?

Гэвин притиснул его к себе ещё сильнее.

– Лежи уже.

– Окей, – тут же согласился Ричард. – Но только утром не жалуйся, что ты опять неудачно на меня лёг, и у тебя всё затекло и в синяках. Я честно пытаюсь подтыкать между нами одеяло, чтобы было мягче, но ты же стаскиваешь каждый раз. Ещё и материшься во сне, если я поправляю.

– Иди нахуй, жестянка, – несмотря на наваливающуюся дремоту, Гэвин широко ухмыльнулся.

– Обязательно. Мне очень понравилось, – Ричард быстро прихватил мочку его уха губами, но тут же отпустил и поёрзал, подтаскивая одеяло и накрывая Гэвина. Сам он под одеялом лежать не любил, учитывая, что и без того грелся сильнее большинства андроидов.

Гэвин провалился в сон под уютный стук тириумного насоса и глубокое мерное дыхание рядом.

***

«Блядь, да чтоб я ещё раз с ним спал», – проснувшись, в очередной раз подумал Гэвин. Рука адски затекла и вообще не чувствовалась, и он заранее предвкушал то, как её будет невыносимо колоть, когда она отойдёт, в бедро упиралось жёсткое колено, наверняка опять оставляя синяк, да и бок тоже ныл. Хоть на сперме не склеились, и на том спасибо – видимо, у андроидов был какой-то другой, менее липкий состав. Повернув голову, он недовольно уставился на Ричарда.

Который, как и ожидалось, безмятежно дрых в стазисе, уютно устроив голову у него на плече.

– Ебучая жестянка, – еле слышно проворчал Гэвин, осторожно выбираясь из-под него. Погладил пальцем родинки на щеке, но Ричард предсказуемо не проснулся, а Гэвин не видел смысла использовать кодовое слово, чтобы вывести его из стазиса. Пусть валяется пока, ленивая жопа, на работу ещё только через час.

После короткого забега в ванную он побрёл через гостиную на кухню, зевая и отчаянно пытаясь продрать глаза.

– Доброе утро, Гэвин, – поприветствовал его Ричард с дивана.

– Ага, – рассеянно отозвался тот, проходя дальше.

Остановился.

Обернулся.

Заржал.

– Блядь, ты что, всю ночь сам себя тут ебал, что ли?..

– Ммгм, – заговоривший с ним модуль, прервавшийся, когда Гэвин вошёл, снова начал неторопливо втрахивать второй модуль в диван. – Мне хотелось ещё, но было жалко тебя будить, так что я отключил голос и решил проблему самостоятельно. Будешь завтракать или присоединишься?.. Кстати, ты обещал мне отсосать, я поэтому специально сам себе не стал, решил подождать тебя.

– Кофе или минет?.. Сложно выбрать, всё такое вкусное, – весело хмыкнул Гэвин.

– А ещё я не пробовал одновременно трахаться физически и коннектиться, хочешь посмотреть, что тогда будет?..

– …Блядь, Дик.

…На работу они в тот день чудом умудрились не опоздать, но в животе у Гэвина укоризненно урчало всю дорогу, так что Ричард зашёл с ним в участок только двумя модулями, а третий сразу отправил в ближайший магазин за каким-нибудь сэндвичем.

Кофе в участке был куда говнянее, чем дома… но о своём утреннем выборе Гэвин всё равно ни на миг не пожалел.

========== Часть 21 ==========

– Гэвин, ты идёшь смотреть? – крикнул ему Ричард из гостиной.

– Сейчас, что-нибудь пожевать захвачу и приду, ага, – отозвался тот, открывая ящик на кухне. Отодвинул в сторону упаковки тириума, вытащил из глубины пачку чипсов, захватил из холодильника бутылку пива и вернулся в гостиную, бесцеремонно распихал модули, шлёпаясь на своё законное место в центре дивана. – Запускай.

Моргнув, Ричард включил жвачку для мозгов на этот вечер – полуужастиковое кино про инопланетян с на удивление неплохими отзывами – и где-то на полчаса они оба затихли, наблюдая за происходящим, прерываясь только на периодические комментарии и – в случае Гэвина – похрустывание чипсами.

Не сразу, но Гэвин заметил, что диоды Ричарда пожелтели. Сначала он не придал этому значения – мало ли, что он там увидел на экране и решил поискать в сети – но когда через несколько минут цвет не поменялся, пихнул его в ближайший бок.

– О чём задумался?

Ричард досадливо помотал головой.

– Да вот, получил напоминание из бюро регистрации андроидов. Опять требуют дополнить данные.

– Хм. Ты ж ещё давно заполнял им что-то, нет? – рассеянно отозвался Гэвин, продолжая смотреть фильм.

– Мгм. Но вышел новый закон, до первого января сорок первого года все андроиды должны дополнить свои данные фамилией. Я решил не заморачиваться, поставил RK900 – всё равно я один в серии – и отметил как выполненное, а мне теперь написали, что цифры не допускаются. Надо что-то выбрать, осталось всего десять дней, а я не знаю, что.

Вздохнул.

– Думал просто ткнуть что-нибудь наугад и запустил рандомайзер по существующим, но мне три раза подряд выпали совершенно идиотские варианты, так что придётся придумывать самому. А так неохота… Как думаешь, стоит ли взять фамилию «Фаулер» только ради того, чтобы посмотреть на выражение лица капитана?

Гэвин невольно загоготал, представляя себе эту картину.

Умолк.

Задумчиво посмотрел на Ричарда.

– Хочешь мою взять?.. – негромко спросил он.

Ричард тут же уставился на него всеми тремя модулями; диоды полыхнули алым. Повисла напряжённая пауза.

– Браки с андроидами законодательством пока не разрешены, – нарочито лёгким тоном сказал Ричард наконец, слегка улыбаясь.

– Так а я тебя и не замуж зову, – парировал Гэвин, так же натянуто усмехаясь в ответ.

Неловко отвёл взгляд, слегка морщась.

– Просто… заебал меня этот наш маленький грязный секрет. Бесит вечно оглядываться, как бы случайно не спалиться, адрес прятать, все дела. Не то, чтобы я хотел тебя при всех засасывать посреди офиса, за такие шоу пусть доплачивают, но… блядь, жестянка, уже больше года, как мы живём вместе, пора уже перестать страдать хернёй. Мало ли что там не разрешено.

Ричард, помолчав, странно усмехнулся; он всё ещё моргал алым, но внешне казался спокойным.

– А ведь планировали, что не будет ничего серьёзного.

Гэвин хмыкнул.

– Проебались. Бывает.

– Бывает, – эхом отозвался Ричард.

Уткнулся в шею Гэвина носами сидящих по бокам модулей, тихо вздохнул.

– На работе вскроется, даже если я поставлю фильтры, максимум до следующего квартала дотянем, когда будут весеннюю отчётность делать. Наш отдел-то ещё ладно, вряд ли кто-то серьёзно возмутится, что мы работаем вместе, тем более, капитан и лейтенант уже в курсе, а вот эйчары вцепятся сразу…

– Придумаем что-нибудь, – отозвался Гэвин, гладя его по бедру. Замер. – Но если ты не хочешь…

Вместо ответа Ричард просто обнял его с обеих сторон, прижимаясь ближе, пестря жёлто-алыми диодами.

– Окей, – после долгой паузы выдохнул он слегка дрожащим голосом. – Окей.

========== Часть 22 ==========

– Рид, Андерсон, Коннор, Ричард. В мой кабинет, живо.

– Ну блядь, только не совместное дело, – скривился Гэвин, поднимаясь.

– До сих пор не понимаю, почему ты не любишь Коннора, – хмыкнул Ричард, тоже вставая – одним модулем, чтобы не создавать в кабинете Фаулера толпу. – Я в нём вообще не вижу недостатков, не считая чрезмерного энтузиазма…

– Спасибо! – просияв, крикнул Коннор с другого конца офиса.

– …а ещё склонности совать нос в чужие дела и выкручивать аудио в режим прослушки по поводу и без, – в том же тоне закончил Ричард. – И менять пароль на моём фильтре в базе.

Гэвин фыркнул.

– А на что он его поменял?

Ричард вздохнул и ответил вполголоса:

– Если убрать лишние символы и сменить кодировку – «Поздравляю, я очень рад за вас обоих». Я взламывал два с половиной часа, между прочим.

Гэвин хмыкнул, слегка смутившись.

– А ты что?..

Ричард пожал плечами:

– А что я? Поменял пароль на его фильтре на «Спасибо, только папе не говори». На валлийском, сдвинув каждую букву рэндомно или вверх, или вниз по алфавиту на три позиции и развернув фразу задом наперёд.

И под ржач Гэвина они зашли в кабинет Фаулера вслед за Андерсоном – Коннор, естественно, уже успел туда первым.

Правда, от одного взгляда на лицо Фаулера улыбка у них обоих сползла довольно быстро.

– Садитесь, – вздохнул тот. – Ну что, поздравляю: пришёл вопрос из отдела кадров по поводу того, почему в нашем отделе числятся Андерсон и Андерсон, а также Рид и Рид, и при этом адреса у однофамильцев совпадают.

Андерсон – который лейтенант – уставился на Гэвина с Ричардом.

– Да ладно, даже так?.. Ну вы даёте.

Гэвин недовольно цыкнул, отводя взгляд. Ричард застенчиво пожал плечами.

– Хэнк, не отвлекайся от основного вопроса, пожалуйста, – попросил Коннор.

Андерсон сощурился, глядя на него.

– Ты опять знал, да?..

– Разумеется. Но вернёмся к предмету разговора. Капитан, так понимаю, единственное официальное решение нашей ситуации – или доказать отсутствие родственных или романтических связей, или одному из нас перейти в другой отдел?

Фаулер мрачно кивнул.

– Но мы ведь всё ещё можем подать апелляцию на основании поправки двести шестьдесят три от тридцать второго года, правильно? – подал голос Ричард.

– Да, я подпишу вам отсутствие возражений, если будете подавать, – отозвался Фаулер.

– Будем, конечно, – фыркнул Гэвин. – У нас текст уже месяц как готов.

– То есть, наличие связи я кадровикам подтверждаю, так? – на всякий случай уточнил Фаулер.

– Да, – хором отозвались Ричард и Гэвин.

– И у нас подтверждайте, – махнул рукой Андерсон. – Чего уж там… Не врать же.

– Ладно, – кивнул Фаулер. – Тогда следующий вопрос, уж не обессудьте. Кто из вас будет переводиться на то время, пока апелляцию рассматривают?

– Я, – моментально в один голос сказали Коннор и Ричард, заметно опередив человеческую реакцию.

– Коннор!..

– Жестянка!..

Ричард выразительно закатил глаза.

– Гэвин, не глупи. Ты в этом году собирался сдавать на сержанта, тебе нельзя дробить стаж. Естественно, уйти надо мне.

Мигнул диодом, ухмыльнулся.

– Тем более, судя по базе доступных вакансий, капитану Аллену как раз нужен снайпер – а мы прекрасно знаем, у кого из нас двоих больше фрагов.

– Потому что ты сраный ганкер и спаункиллер!.. – вскинулся Гэвин.

– В двадцать семь раз, милый! – торжествующе пропел Ричард, ухмыляясь. – И это только на один модуль, между прочим.

– Ой, иди нахуй, – проворчал Гэвин, пытаясь подавить невольную улыбку.

– Вечером – непременно, – с готовностью покивал Ричард – и повернулся обратно к Фаулеру. – Запишите, пожалуйста, что я перехожу. Заявку к капитану Аллену я уже подал.

Коннор недовольно цыкнул. Ричард развёл руками:

– Кто успел первым, тому и снайпить, уж извини. Тем более, у спецназа тоже квота на расходники и страховка покрывает любые травмы. Не у всех нас связи, знаешь ли. И вообще, у меня точность выстрелов выше.

– На шестнадцать сотых процента, – Коннор выразительно изогнул бровь.

– Ничего не знаю, апгрейд есть апгрейд, – безмятежно отозвался Ричард.

– Зато у меня больше опыта в ближнем бою.

– Удачно, что снайперу он не так уж нужен, правда?..

Хэнк сжал пальцами переносицу.

– Вы ещё подеритесь тут, мать вашу.

– Пять баксов на Дика, – тут же сказал Гэвин.

– А почему всего пять? – озадачился Хэнк.

Гэвин пожал плечами.

– Ну твой сыночка же сказал, что лучше в рукопашке, и Дик не возразил. А пять баксов ради моральной поддержки потерять не так жалко.

– Ха-ха, юмористы, – мрачно сказал Фаулер. – Пятиминутка смеха окончена, Андерсоны, решайте. Коннор, ты куда пойдёшь?

Коннор мигнул диодом, тоже проверяя базу, и открыл было рот – но Хэнк его прервал:

– Никуда он не пойдёт. Я уйду, – и после короткой паузы добавил. – На пенсию.

Все в шоке посмотрели на него.

– Хэнк, – начал было Фаулер.

– Джеффри, ну сам посуди. Пятьдесят пять мне уже есть, тридцатилетний стаж – тоже, я лейтенант, мне будут платить вполне неплохо. Для работы в поле, сверхурочных и срочных вызовов среди ночи я уже староват, после прошлогодней раны так и вообще нагибаюсь хреново, а бумажки перекладывать меня не радует. Плюс этот балбес завёл дома двух щенков, за ними приглядывать надо нон-стоп, иначе всё разнесут, уже все ботинки изгрызли, черти. По Сумо он, видите ли, скучает. И дрессировать уже пора…

– Хэнк… – негромко позвал Коннор, мельтеша красным диодом.

Тот его проигнорировал и закончил:

– В общем, отмечай меня, заявление сейчас напишу.

– Пап!..

– Коннор, не сейчас. Дома поговорим, ясно?

Коннор ещё некоторое время буравил его взглядом, но постепенно перешёл из красного в жёлтый и неохотно ответил:

– Ясно.

– Мы можем идти?.. – прерывая воцарившееся неловкое молчание, спросил Ричард.

– Вы с Хэнком – да. Рид, который Гэвин, Коннор – останьтесь. Рид, у тебя сейчас дело по «красному льду», тебе явно пригодится лаборатория. Коннор, в вашей группе оставалось два дела с участием одновременно людей и андроидов, тебе нужен будет напарник-человек, чтобы не прикапывались к репрезентации.

Гэвин и Коннор с ужасом уставились друг на друга. Потом на Фаулера. Одновременно воскликнули:

– Шеф, я ж его пристрелю нахуй!..

– Капитан, я сильно сомневаюсь в плодотворности нашего сотрудничества, настоятельно прошу вас подыскать мне другого напарника!..

И дальше затараторили наперебой, матерясь (в случае Гэвина) и приводя всё новые и новые аргументы (а это уже Коннор), тщетно пытаясь убедить Фаулера изменить решение.

Ричард растерянно поморгал, остановившись в дверях и наблюдая за происходящим.

– Лейтенант, мне кажется, нам с вами в данной ситуации повезло куда больше.

Хэнк хмыкнул.

– Джеффри – сраный тролль.

Перевёл взгляд на Ричарда и серьёзно сказал:

– Передай своему, что если он будет обижать Коннора, я его закопаю нахрен.

Ричард только глаза закатил.

– Ваш Коннор сам кого хочешь обидит и закопает. Перестаньте уже вестись на компонент восемь тысяч сорок три, выражение двадцать три бэ семь «щенячьи глаза».

Хэнк недовольно вскинулся.

– Да не ведусь я на них ни хрена!

Ричард лишь покачал головой и сочувственно похлопал его по плечу, уходя.

========== Часть 23 ==========

Гэвин стоял в курилке, пялясь в окно невидящим взглядом и нервно затягиваясь, не чувствуя вкуса сигареты. Услышав шаги, он резко повернул голову, уже намереваясь рявкнуть что-то злобное, и неважно, кто именно так не вовремя заглянул в курилку – но осёкся. Отрывисто кивнул и снова отвернулся к окну.

– Хей, – негромко сказал Ричард, подходя ближе. – Мы закончили, рейд сегодня без форс-мажоров, ты ещё долго будешь?

– Часа два, – отрывисто отозвался Гэвин.

– Я подожду, – мягко отозвался Ричард и осторожно обнял его сзади и с боков, давая возможность отстраниться.

Гэвин даже подумал было это сделать – но в итоге, вздохнув, сдался и откинулся назад, опираясь на грудь Ричарда.

– Блядь, Дик, он меня так бесит, – выдохнул он.

– Я знаю, – сочувственно вздохнул Ричард и потёрся носами о его виски. – Потерпи ещё немного, до заседания осталось всего одиннадцать дней.

Гэвин прикрыл глаза.

– Если наша апелляция не выгорит, я уволюсь нахуй. Видеть больше не могу его довольную рожу.

– Эй, что ты имеешь против его рожи? – усмехнулся Ричард, пытаясь разрядить обстановку.

– То, что она – не твоя, – тут же отозвался Гэвин.

Вместо ответа Ричард прижался губами к его вискам, коснулся лбом затылка.

– Я тоже скучаю, – тихо сказал он. – Ребята в отряде в целом нормальные, даже открытых андроидофобов нет, так что жаловаться мне особо не на что, но…

Они постояли так ещё немного, а затем дверь хлопнула, и в курилку зашёл Уилсон. Замер от неожиданности, увидев их, но отойдя от шока, неловко помахал и отошёл в другой угол, закуривая и стараясь не пялиться на них совсем уж откровенно.

– Так, харэ лизаться, мне пора обратно, а то сейчас этот опять за мной прискачет, – ворчливо сказал Гэвин, безуспешно пытаясь спрятать неловкость. – Пусти.

– Ну вот, – Ричард вздохнул, но послушно разжал объятья. – Я тогда внизу подожду, а то официально мне здесь быть так-то не положено.

– У тебя остался старый пропуск, что ли? – хмыкнул Гэвин.

Ричард безмятежно пожал плечами:

– Нет, но я попросил Энди пустить меня, он сегодня дежурит на пропускной. Всё равно все и так знают, к кому я иду и почему.

– Прямо все?.. – усмехнулся Гэвин.

– Ну, мы до сих пор сплетня номер один всего департамента, так что… – Ричард пожал плечами, направляясь к выходу. – Хотя если честно, мне кажется, что их интерес в первую очередь подогревают фантазии, а не реальное положение вещей. Например, офицер Чэнь сегодня днём написала мне сообщение, спросив, как мы целуемся.

– Тина, блядь, – простонал Гэвин, закрывая лицо рукой. – И что ты ответил?..

– А что я ещё мог ответить?.. Написал, как есть, – развёл руками Ричард. – «Ртом».

И в подтверждение своих слов быстро чмокнул его в губы.

– Буду ждать у проходной, освободишься – приходи. Пожалуйста, не убивай Коннора, он наш национальный герой.

– Посмотрим, – буркнул Гэвин, но настроение у него заметно поднялось – так, что когда он вернулся в офис и увидел Коннора, нетерпеливо постукивающего пальцами по столу в ожидании, ему даже больше не хотелось, как десять минут назад, кинуть в него стулом.

Максимум – подставкой для ручек.

========== Часть 24 ==========

– О, Ричард! С возвращением, или как? – окликнул его Миллер.

Ричард счастливо улыбнулся в ответ:

– Да, разрешение дали. Спасибо, Крис!

– Даже не знаю, кто будет больше рад, Рид или Коннор, – рассмеялся тот. – Кхм, в смысле, Гэвин. Чёрт, мы же теперь путаться будем…

– Меня можно по имени, как и раньше, – успокоил его Ричард. – Так всем будет проще, думаю.

Оторвавшись от монитора, Гэвин повернулся на звук его голоса и расплылся в широченной ухмылке.

– Уже прислали?..

– Я сам в базе посмотрел, – отозвался Ричард, подходя к нему. – Официально известят к вечеру или завтра, так что я пока оставил один модуль у Аллена, а второй скоро подойдёт.

– Будто я собираюсь до завтра ждать… Эй, тостер, собирай манатки. Моя жестянка вернулась, так что устарелый металлолом сдаём в утиль, освобождай стол. Давай, шагай.

Коннор нахмурился, мигая жёлтым диодом и подчёркнуто игнорируя Гэвина.

– Я, разумеется, рад за тебя, Ричард, но мой стажёр выйдет на работу только послезавтра, а для сегодняшнего допроса по убийству Петерсона мне официально необходим человек-напарник. Мы вели это дело ещё с Хэнком, я бы категорически не хотел передавать его вам…

– Твой стажёр – не Хаято Эванс, случайно? – ухмыльнулся Ричард.

Коннор озадаченно моргнул.

– Да?..

Ричард кивнул в сторону входа, где второй модуль только что зашёл в офис. Вместе с ним бодро вышагивал невысокий парнишка лет двадцати пяти в очках с тонкой оправой; несмотря на японское имя, мало что в нём выдавало азиатское происхождение – внешность он явно получил со стороны Эвансов.

– Я встретил его внизу и провёл сразу сюда, – пояснил Ричард Коннору. – Мне кажется, он тебе понравится.

Стажёр тем временем поравнялся с ними, окинул цепким взглядом двоих, казалось бы, одинаковых с виду андроидов, не считая третьего, что шёл рядом с ним – и безошибочно повернулся к Коннору.

– Детектив Андерсон?.. – получив утвердительный кивок, он тут же продолжил: – Хаято Эванс, прибыл на стажировку. Я понимаю, что изначальная договорённость была на четверг, однако я закончил обустраиваться гораздо раньше запланированного, поэтому решил посетить офис и заодно уведомить о своей готовности приступить к работе. Детектив Рид сообщил, что моё присутствие может помочь решить организационную проблему?.. – он перевёл взгляд на Ричарда. – Кстати, прошу прощения, если мой вопрос покажется бестактным, однако сразу хотел бы уточнить: имеет ли значение, к которому из модулей я обращаюсь, или же это не принципиально?

– Не принципиально, – в унисон ответил Ричард, слегка ухмыляясь. – Можно просто Ричард, поскольку у нас два детектива Рида.

– Да, я просмотрел списки, – кивнул Эванс. – Тогда вы можете звать меня Хаято, разумеется.

Снова посмотрел на Коннора, полувопросительно поднял брови, вежливо улыбаясь.

Коннор мигнул жёлтым диодом – и просиял.

– Вы как нельзя более вовремя, офицер Эванс. Как вы смотрите на то, чтобы отправиться в Уайандотт на допрос потенциально не настроенного сотрудничать свидетеля?..

Эванс поправил очки аккуратным, экономным жестом.

– Звучит интригующе. У меня будет хотя бы минут пятнадцать на просмотр дела?

Коннор кивнул:

– Двадцать, пока вас оформляют, и я сам выделю ключевые моменты. Прошу за мной.

Ричард и Гэвин проводили их взглядом и потом ещё некоторое время наблюдали, как те уселись перед монитором, вполголоса торопливо что-то обсуждая, перекидываясь вопросами и то и дело перелистывая файлы.

– Я смотрел на них всего одну минуту двадцать три секунды – и уже хочу пойти поваляться на диване и заняться чем-то, не связанным с работой, – протянул Ричард наконец. – Где они умудрились найти ещё одного Коннора, да ещё и в человеческом варианте?..

Гэвин рассеянно хмыкнул в ответ, пристально глядя на удивительно быстро спевшихся новоиспечённых напарников.

Ричард уставился на него.

– Гэвин, нет.

– М-м?.. – отозвался тот.

– Гэвин, нет, – с нажимом повторил Ричард. – Нет, Гэвин. Мы не будем с ними соревноваться. Ни за что. Даже не думай. В жизни есть вещи куда приятнее работы, и если ты внезапно решишь, что это не так, то будешь спать на диване, клянусь rA9.

Гэвин возмущённо фыркнул:

– Да тебе вообще спать не надо, с хрена ли я должен на диван идти?..

– А мне на нём тесно в три модуля, и вообще, это я нашёл и квартиру, и эту кровать, так что и выбирать первому тоже мне.

Гэвин закатил глаза, честно пытаясь подавить улыбку.

– Ладно уж, жопа ты ленивая. Не будем ничего никому доказывать, и так ясно, что у меня длиннее всех.

Ричард серьёзно кивнул.

– Вероятность этого – девяносто три процента, да.

Гэвин весело гыгыкнул. Спустя полминуты щебетание за столом Коннора сменило интонацию, и, прислушавшись, он озадаченно спросил:

– Они что, на японском тараторят?

– Ммгм, – кивнул Ричард, листая файлы дел, появившихся за время его отсутствия.

Гэвин покосился на него.

– Хм. А сколько языков ты вообще знаешь?

– Чуть больше трёхсот, – рассеянно отозвался Ричард. – Слушай, а давай спихнём Коннору это дело с поджогом? Там кататься надо через весь город в зачуханное гетто, а он точно возьмёт – он любит анализировать всякую дрянь, а такое распространение огня явно катализатором попахивает.

– Ну спихни, если сможешь, – фыркнул Гэвин.

Ненадолго задумался, рассеянно переворачивая кольцо на пальце.

– Жестянка, кольца?.. Серьёзно?..

– Я вообще себе купил, мне понравилась техника алмазной грани, очень интересно выглядит. Четвёртое просто было в подарок при покупке трёх, вот я и взял твой размер – не нравится, могу сам носить. Мне на средний как раз пойдёт.

-…Дай сюда уже. А то и правда будешь как дебил ходить с двумя одинаковыми обручальными на одном модуле…

– Слушай, а у тебя с отпуском как? Накопился?

Ричард оторвался от монитора и пожал плечами.

– Нам всё ещё дают меньше отпуска, чем вам, но недели две наскребу, да. А что?

– М-м, – Гэвин рассеянно перелистнул файлы. – Да вот думаю, может, в Европу сгоняем? Будешь за переводчика, раз ты такой полиглот.

Ричард растерянно поморгал.

– А куда именно?..

Гэвин фыркнул.

– Да я ебу. У меня в школе по географии был трояк, и то двадцать с гаком лет назад. Я, кроме Франции с Германией, там уже и не помню ничего.

Поднялся, накинул куртку.

– Поехали, тут пару часов назад вызов был, заберём себе, раз поджог отдаём этим двум гиперактивным таксам на кофеине. Посмотрим, что там, – взял со стола ключи от машины, сунул в карман. – А насчёт Европы пошарься, выбери сам чего-нибудь интересное, ты быстрей меня умеешь гуглить же. Где-нибудь в апреле слетаем, там как раз должна быть весна в разгаре.

И направился к выходу. Ричард догнал его через пару мгновений, зашагал рядом и позади, словно бы невзначай касаясь руки и мягко улыбаясь:

– Окей.

========== Часть 25 (Эпилог) ==========

– О, сержант Рид! Хорошо, что вы здесь, я хотел спросить…

Гэвин предостерегающе цыкнул.

– Эванс. Да, нет: это по работе?

Эванс, слегка смутившись, поправил очки и кивнул.

– Тогда иди нахуй до послезавтра, – дружелюбно оскалился Гэвин. – Или позвони тостеру и доебись до него, ему на дежурстве скучно, небось. С Рождеством, задрот.

Эванс недовольно вздохнул, но тонкий намёк понял и отстал.

– И вас.

Гэвин, довольно насвистывая, направился дальше, ловко лавируя с четырьмя стаканами в руках между собравшимся народом. Добравшись до места, шваркнул их на стол, уселся обратно между модулями и притянул к себе свой стакан.

– Спасибо, – в унисон сказал Ричард, разбирая остальные, и ласково чмокнул его в щёку модулем слева.

Гэвин рассеянно угукнул, потягивая пиво. Ричард, довольно жмурясь, тоже начал пробовать свои коктейли – вкусовой апдейт он поставил всего пару недель назад, и каждое новое приятное ощущение до сих пор вызывало у него неподдельный восторг.

– Ладно, Риды, колитесь, – внезапно сказала Тина.

Гэвин и Ричард подняли глаза от бокалов и озадаченно посмотрели на неё.

– Кто из вас признался первым?

– Э? – непонимающе отозвался Гэвин.

– Ну, кто произнёс заветные три слова? У нас тотализатор, между прочим, – весело сообщил Крис.

Гэвин поморгал.

– Вы ебанулись на нас ставить, что ли?..

Ричард успокаивающе похлопал его по руке:

– Да ладно тебе, пусть развлекаются. Я уже пятьсот сорок три бакса выиграл, кстати.

Тина нахмурилась:

– Вообще это читерство. Если б ставки не были анонимными, мы бы тебя давно исключили.

Ричард только безмятежно улыбнулся в ответ. Тина закатила глаза и продолжила:

– Но вернёмся к вопросу. Ну так кто же?

Ричард и Гэвин переглянулись. Гэвин нахмурился, а Ричард замигал жёлтыми диодами.

– Эм, – неловко сказал Гэвин.

– Ну-у, – слегка растерянно протянул Ричард.

Все за столом озадаченно уставились на них. Тина внезапно расхохоталась.

– Серьёзно?.. Боже мой, вы безнадёжны. Сколько вы вместе, два года?..

– Два с половиной, – немного смущённо кивнул Ричард.

– И что, реально ни разу?.. Ни один из вас?.. Ну вы даёте.

Гэвин недовольно цыкнул, отводя взгляд. И пробурчал:

– А хрен ли распинаться? Он и так знает.

Все перевели взгляд на Ричарда. Тот поморгал и озадаченно добавил:

– Я, вообще-то, за него умер. В прямом смысле. Не думал, что надо ещё что-то подтверждать вербально.

Ненадолго за столом воцарилась неловкая тишина, которую нарушил Льюис:

– Это считается или нет? Если да, то Гэвин первый!

– Ни хрена, не считается! – возразил Браун.

– Да ты просто на Ричарда ставил!

И все за столом начали спорить наперебой, решая, было ли это признанием или всё же нет.

Гэвин наклонился к Ричарду и вполголоса спросил:

– Какие ставки?

– Три к одному на меня, семь к одному на тебя, – так же тихо отозвался тот.

Гэвин хмыкнул.

– Не верят в мою романтическую натуру, говнюки? Ты ставил уже? Максимум есть?

– Пока нет, – Ричард начал ухмыляться всё шире. – Лимит – сто баксов.

– Ставь все на меня.

– Готово.

– Отлично. Эй, вы, сраные дрочеры на чужую личную жизнь! – и, дождавшись, пока все замолчат, добавил: – Я первый, нехуй спорить. Дик, я тебя люблю.

Ричард просиял, кивая:

– И я тебя.

– Спасибо за шестьсот баксов, – ухмыляясь, добавил Гэвин под какофонию из торжествующих воплей и разочарованных стонов, обнимая ближайший модуль за плечи и салютуя стаканом. – Как раз давно хотели новый телик. Всех с Рождеством, ушлёпки.