КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397712 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168482
Пользователей - 90447

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Гераклион (СИ) (fb2)

- Гераклион (СИ) 689 Кб, 197с. (скачать fb2) - Ирина Анатольевна Овсянникова (Эшли)

Настройки текста:



Гераклион

1. Эпидемия

***

Древний город спал… Покинутый жителями и оставленный жестокими захватчиками, он тонул в мрачных сновидениях. А может, это были воспоминания? Крики людей, огонь, разрушения… Это было страшно, но теперь уже не имело значения.

Никто из живущих на планете уже точно не помнил, когда этот город был построен, но никто не сомневался, что именно это место было сердцем мира. Величественный и вечный…

Все в этом городе было прекрасно и поражало воображение. И хотелось рассматривать каждое строение, каждую скульптуру, и думать, как же было создано такое великолепие? Быть может, потрудились великаны, построив громадные величественные сооружения, а потом канули во тьму веков? А может, дело в магии, позволявшей людям творить из камня немыслимые чудеса? Город завораживал…

Когда-то в городе кипела жизнь, но теперь здесь воцарились тишина и покой. По гранитным мостовым больше не ходили жители, а каменные сфинксы мрачно взирали на водную гладь. Скульптуры атлантов, державшие своды прекрасных храмов, уже никого не могли восхитить изяществом линий. Колонна с печальным ангелом одиноким колоссом возвышалась над площадью, где больше не было прохожих. Не было никого, кто мог бы остановиться и в очередной раз восхититься древним памятником. И бронзовый всадник, хранитель города, застывший во времени, казалось, тоже опечален одиночеством.

Храмы, колонны, каменные стены и изваяния — все это готовилось стать красивой легендой. Никакое оружие не смогло уничтожить то, что было построено на века. Солнце всходило, озаряя город утренним светом. Он просыпался, но жизни в нем больше не было. Городу надлежало исчезнуть на время, чтобы спасти самое важное, что было скрыто в нем. Не единого звука… Даже ветер стих… И появилась вода. Казалось, она просочилась прямо из-под земли. Она была повсюду, все больше и больше…

Вода укрывала город, словно принимала его в надежные объятия. Становилась убежищем… И вот уже на месте некогда оживленных улиц бушевали волны. Море раскинулось, скрывая от чужих глаз самое ценное, что есть в этом мире. Древний город исчез в пучине с первыми лучами солнца… Он снова спал, но теперь видел дивные сны…

***

— Эй, парень, ты меня слышишь? Очнись!

Голос казался просто оглушающим, и каждый звук больно отдавался в висках. Очень хотелось пить, а еще больше — снова уснуть и никогда не просыпаться. Утонуть в морской пучине вместе с тем городом, что привиделся во сне.

— Открой глаза!

Снова этот голос! Такой неприятный, оглушающий… Глаза, правда, удалось открыть, но увидеть хоть что-нибудь мешала какая-та белесая муть. Пришлось потереть их ладонями…

— Имя свое помнишь?

Да что он никак не угомонится! Хотя вопрос интересный…. Имя? Вспомнить оказалось не так-то просто. Любое умственное усилие вызывало новый приступ боли. но вот пришло слово…

— Лис… Меня зовут Лис…

Произнес и тут же закашлялся, словно очень долго молчал. Горло саднило, а из глаз текли слезы. Лис приподнялся, преодолевая дурноту, и снова потер глаза, стараясь хоть что-то разглядеть. Сознание постепенно возвращалось, а вместе с ним приходил страх, потому что он понятие не имел, что вообще с ним происходит. Он помнил только свое имя и сон про утонувший город.

— Ну, приходишь в себя?

Лис сидел на койке, укрытой грубым серым одеялом. Рядом стоял мужчина в широкой синей хламиде с капюшоном, худой и долговязый. Это он все это время донимал несчастного Лиса вопросами. Похоже, они находились в лачуге с деревянными стенами и низким потолком, с которого свисали засушенные пучки трав. Пол был застелен старыми шкурами, и еще имелась одна койка, однако никого в помещении больше не было. Рядом с местом Лиса стоял грубо сколоченный стол из досок, а на нем разные флаконы с жидкостями. В противоположной стене было небольшое окошко, затянутое какой-то пленкой, сквозь которое в домик проникал дневной свет.

— Меня зовут Гирон. Я знахарь и постараюсь быстро привести тебя в чувство, — сообщил мужчина и принялся смешивать жидкости из флаконов в железной миске.

— Знахарь? — зачем-то переспросил Лис, который по-прежнему почти ничего не соображал.

— Да… Нынче мы очень востребованы.

Он подарил Лису улыбку, от которой почему-то мурашки по коже побежали. Парень попытался встать, но слабость не позволила.

— Не так быстро, — сказал знахарь, кинув на пациента строгий взгляд.

Лис послушно прилег и принялся осматривать себя. На нем были широкие темно-зеленые штаны и серая рубашка, штопанная в нескольких местах. Происходящее по-прежнему напоминало ему сон…

— Вот, выпей, станет легче.

Гирон сунул ему под нос ту самую железную миску. Лис отшатнулся от резкого неприятного запаха, но потом все же выпил. В голове будто что-то взорвалось, но мысли отчего-то прояснились.

— Что ты помнишь, мальчик?

И пришли образы… Отрывочные, тусклые, не похожие на полноценные воспоминания. Лис вспомнил собственную хижину, где жил все свои недолгие восемнадцать лет, а после смерти родителей еще и в одиночестве. Вспомнил ферму, где работал… Даже злого хозяина вспомнил, который вечно кричал на него и угрожал вышвырнуть… Все серое, безрадостное… Все мрачное…Но как оказался в этом месте у знахаря, парень не смог понять, как ни старался.

— Тебе еще повезло, — сказал Гирон, выслушав пациента. — Кара Богов настигла наше королевство! Зараза пришла в наши земли, и нет от нее спасения.

— Зараза? — бездумно переспросил Лис.

— Неведомая болезнь… Всех косит, особенно молодых. Припадки, кашель кровавый… Впадают в забытье, а потом вспомнить ничего не могут. Наш светлейший король Дарнис созвал всех лекарей, чтобы найти подходящее снадобье. К счастью, смерть удалось победить. Но вот последствия болезни… С этим только боги помогут справиться. Тебя пару дней назад привезли. К счастью, снадобье подействовало, очнулся…

Гирон многозначительно посмотрел в потолок и вздохнул, словно эти самые боги сейчас там и сидели. Его рассказ на первый взгляд показался Лису полным бредом. Зараза, снадобье, светлейший король…

— А что это за место? — спросил он.

— Это убежище, друг мой, — ответил знахарь с таким восхищением, словно речь шла о царских палатах. — Король своей милостью издал указ о том, что всех жителей королевства, которых поразил недуг, независимо от статуса следует лечить бесплатно и помещать в убежища — небольшие поселения вдалеке от городов, чтобы не распространять заразу. Доброта Его величества не имеет границ! Здесь вас лечат, одевают и кормят.

Лис слушал знахаря, а в голове всплывали все новые подробности. Да, вроде родное королевство Ангоя… И короля тоже помнил, даже видел один раз, кажется… Бывал в столице еще ребенком. И даже вспомнил, кажется, как заболел, как плохо ему было. Думал, не выживет, ведь хозяин нипочем не станет ему помогать… Но вот на ферму явились стражники, которые повсюду разыскивали заболевших, забрали Лиса… а потом провал. Даже форму у стражников вспомнил — зеленые костюмы и черные плащи, а головы блестящей тканью замотаны… Ну хотя бы хоть что-то проясняется. Да и слабость, кажется, прошла. Лис встал и сделал несколько неуверенных шагов. Под койкой нашлись потертые стоптанные ботинки. Он натянул их, намереваясь осмотреть окрестности.

И тут снаружи раздались дикие крики. Двое стражников затащили в лачугу мальчишку на вид лет пятнадцати-шестнадцати. Он истошно кричал и вырывался. Стражники положили его на свободную койку и крепко удерживали, пока Гирон вливал ему в рот то же снадобье, что недавно давал другому своему пациенту. Лис был так поражен этой сценой, что застыл на месте, в ужасе наблюдая за происходящим. Паренек затих и, кажется, заснул. Стражники вышли, а знахарь принялся прибирать свой инвентарь.

— А это твой сосед, — сообщил Гирон. — Потом познакомитесь, когда очнется. Совсем разум потерял от проклятой заразы. И такое бывает… Пора тебе прогуляться.

Идя вслед за знахарем, Лис с опаской поглядывал на спящего соседа. Его сон явно был тревожным. Он то и дело вздрагивал и шумно дышал. Невысокий, тощий, с растрепанными волосами. Одет парень был почти так же, как и сам Лис.

Выйдя на улицу, Лис увидел убежище во всей красе. Оно и вправду напоминало деревню. Повсюду были выстроены почти одинаковые маленькие деревянные домики с соломенными крышами. Подальше виднелось строение побольше и капитальнее, где, как пояснил Гирон, жили стражники и знахари. Еще на территории имелись загоны для скота и огороды, чтобы обеспечивать несчастных заболевших. Хозяйством занимались те, кому становилось лучше. Гирон предложил Лису, как только тот освоится, помогать ухаживать за животными, тем более он этим и занимался всю жизнь на ферме.

Потом знахарь ушел по своим делам, а Лис остался в одиночестве и в растерянности. Ему по-прежнему казалось, что все происходящее нереально. И, похоже, не только ему… Остальные обитатели убежища были заняты разными делами. Кто-то работал на огороде, кто-то занимался ремонтом, мастерил, таскал воду из колодца. Другие же просто сидели на траве с отсутствующим видом или разговаривали между собой. Они все казались потерянными… В основном, жителями убежища были молодые люди не старше двадцати пяти лет, по ощущениям Лиса. По крайней мере, пожилых он здесь не видел. И девушек, кажется, было намного меньше. Они почти все трудились в сооружении, представляющем собой длиннющий стол и навес — столовая. Девушки готовили еду в котелках над кострами.

Лис и сам чувствовал себя потерянным и несчастным. И вовсе не из-за загадочной заразы… Голова больше не болела, разум казался ясным, вот только с памятью беда… Поболтавшись немного, Лис решил осмотреть загоны с животными. В первом он обнаружил овец, белых и черных. На ферме, где раньше работал, тоже было много овец…

— Чего забыл здесь? — раздался грубый голос.

Обернувшись, Лис увидел высокого крепкого парня немного старше себя в замызганной рубахе, великоватой по размеру.

— Я… сегодня очнулся… — запинаясь, произнес Лис.

— Ясно… Ну, осматривайся, осваивайся…

Парень принялся накладывать животным еды, не переставая при этом разговаривать. Оказалось, что зовут его Таврос, и он почти ничего не помнит о своей жизни. Вроде был плотником… Но очень любит животных, поэтому почти всегда торчит в загонах.

— Тут хорошо, спокойно… И вылечили, главное. Да хранят боги короля!

Лис слушал внимательно, и окружающая ситуация становилась все более реальной и все менее походила на страшный сон. Вроде все просто… На жителей королевства Ангоя напал неведомый недуг, но знахари справились с ним, и теперь оставалось ждать, когда все поправятся и вернутся к прежней жизни… Вот только вопросы оставались…

— А зачем здесь стражники? — задумчиво спросил Лис. — Мы ведь не преступники…

— Ну, чтобы порядок поддерживать, — ответил Таврос, пожав плечами.

— А они разве не боятся заболеть?

— Не заболеют, — уверенно ответил новый знакомый. — Знахари постарались… Они ведь все равно, что маги.

Когда стемнело, стражники скомандовали всем возвращаться по своим жилищам. Лису не очень-то хотелось вновь встречаться с буйным соседом, но выбора не было. В лачуге горела единственная свеча, чуть-чуть разгоняя ночной мрак. Сосед все еще спал, и Лис очень тихо добрался до своей койки и принялся думать о жизни.

— Здравствуй!

Лис вздрогнул и снова почувствовал, как недавние страхи овладевают им, но все же ответил:

— Здравствуй.

— Я рад, что теперь не один.

Сердце Лиса наполнилось жалостью к этому парнишке.

— Как тебя зовут, спросил он, садясь в кровати и силясь рассмотреть в сумраке лицо собеседника.

— Здесь все зовут Блаженным. Я ничего не помню, даже имени…

— Сочувствую, — отозвался Лис.

Паренек ничего не ответил, и в комнате воцарилась тишина. Лис хотел было дальше предаваться невеселым размышлениям, как вдруг снова раздался голос соседа:

— А я тебя помню.

— Как это? — встрепенулся Лис. — Ты ведь говорил, что даже собственного имени не знаешь.

— А тебя знаю… Из той, прошлой жизни…

— Ты тоже работал на ферме? — спросил Лис, осознавая глупость своего вопроса.

— Нет… Из той, другой жизни…

Больше ни на какие вопросы Блаженный не реагировал. Он отвернулся и закрылся одеялом с головой. А Лису вновь стало тревожно… Он себя успокаивал тем, что мальчишка не в себе, и едва смог заснуть.

2. Подозрения

Ночь была тревожной. Лис то и дело просыпался, прислушивался к тяжелому дыханию соседа, никак не мог отделаться от давящего тревожного ощущения. Проснувшись утром, обнаружил Блаженного у окна. Он чертил пальцем на пленке неведомые узоры и что-то шептал едва слышно. Вид у мальчишки был совсем несчастный и нездоровый. Худющий, лохматый, угрюмый… В больших голубых глазах плескается обреченность.

Лис хотел подняться, но почувствовал головокружение. С трудом удалось прийти в себя. Кажется, еще очень рано. Он ведь привык вставать с первыми лучами солнца. На ферме всегда было много работы, а если Лис что-то не успевал, то хозяин кричал и бранился… Лис помнил это, но в то же время ему казалось, что эти воспоминания из какой-то другой, неведомой жизни. Что там вчера паренек говорил про другую жизнь?

— Доброе утро! — сказал Лис, похлопав соседа по плечу.

Тот лишь бросил на него затравленный взгляд.

— Как себя чувствуешь?

— Плохо… Мне всегда плохо, — тихо проговорил Блаженный. — Я думаю, что это от снадобья. Просил лекарей помочь, но они не слушают. Для них главное — убить заразу, а то, что происходит с нами… Всем наплевать…

— Ты обязательно все вспомнишь, я уверен.

Лису захотелось поддержать паренька, вселить хоть немного уверенности. Хотя, признаться, он и сам был не в лучшем состоянии.

— Я очень хочу вспомнить, — зашептал Блаженный. — Иногда мне кажется, что получается, но… потом приходит пустота. Я сам не понимаю, что делаю…

— Как вчера? Ты кричал и лез драться к стражникам.

— Не знаю, что было со мной… Не помню…

— А что говорил мне, помнишь? О том, что знаешь меня…

— Тебя Лис зовут, ты новенький здесь… Так лекарь сказал…

— И все?

Блаженный не ответил, вновь уставившись в окно. Сквозь пленку мало что можно было разглядеть… Наверное, зря Лис напридумывал себе невесть что. Мальчишка правда не в себе, как и все в этом убежище, в сущности.

— Я хочу уйти отсюда, — вновь подал голос сосед. — Мне здесь плохо, страшно…

Он вдруг схватил Лиса за руку и шепнул едва слышно:

— Здесь творится что-то странное!

Лис только успел почувствовать, как мурашки побежали по спине. Но поговорить не удалось, потому что дверь скрипнула, и вошел Гирон в сопровождении двух стражников. Видимо, опасался, что Блаженный вновь устроит истерику. Увидев гостей, паренек сел на свою койку и съежился, словно ожидая чего-то крайне неприятного.

Лекарь тем временем расставлял бутыльки с зельями. Он смешал несколько все в той же миске и протянул Лису.

— Скоро станешь, как новенький, — ободряюще произнес он.

Лис хотел выпить резко пахнущую маслянистую жидкость, но вопросы как обычно не давали ему покоя.

— А долго нужно лечиться? Когда я смогу вернуться домой?

— Это серьезный недуг, друг мой. Ты ведь не хочешь, чтобы он вернулся? Лучше радуйся, что король был так милостив к своим подданным. Тело излечить куда проще, чем разум.

Разум и вправду подводил Лиса. Когда Гирон о чем-то рассказывал, в его голове возникали образы, воспоминания, но они были очень отрывистыми, тусклыми и никак не складывались в общую картину. Лис то и дело натыкался на неприступную стену, силясь отыскать в недрах памяти хоть какие-то подробности…

— Ты обязательно поправишься… Только надо постараться.

Лекарь улыбнулся и кивнул на миску, призывая Лиса выпить снадобье. У парня привычно прошел по спине неприятный холодок. Гирон вроде бы производил впечатление доброго и отзывчивого, но отчего-то пугал. Лис залпом выпил содержимое миски и закашлялся так, что слезы брызнули из глаз. Однако тело наполнилось приятной энергией.

А Гирон тем временем перешел к другому пациенту. Блаженный весь сжался перед ним, словно кролик перед удавом. Лекарь тихо говорил что-то успокаивающее, а стражники застывшими статуями стояли рядом, положив руки, затянутые перчатками, на эфесы мечей. Лис подумал, что такая обстановка не очень-то способствует выздоровлению… Гирон приготовил для мальчишки большую дозу снадобья, чем для Лиса. Блаженный кинул тревожный взгляд на стражников и выпил. Миска выпала из его рук, и через секунду он заснул, уронив голову на подушку.

— Так для него будет лучше, — объяснил лекарь, заметив удивленный взгляд Лиса. — Лечение проходит тяжело. Недуг слишком глубоко проник в его тело и разум.

Гости покинули домик, и в нем воцарилась тишина. Лис смотрел на спящего соседа и думал, что так для него действительно будет лучше. Ему ведь правда очень плохо… Но с другой стороны, жаль, что не удалось договорить. Не оставалось ничего другого, как отправиться снова исследовать убежище.

На этот раз Таврос составил Лису компанию. Он вообще, похоже, был единственным здесь более-менее нормальным и даже веселым. Остальные походили на мрачных сонных мух и не стремились к общению. Оказалось, что в убежище всего восемнадцать заболевших, еще больше стражников и трое лекарей. Заболевших доставляли постепенно. Самые первые прибыли около четырех месяцев назад. С тех пор убежище никто не покинул.

— Это странно… — пробормотал Лис. — Неужели за это время так никто и не поправился окончательно?

— Лекари говорят, что король боится новой вспышки недуга, поэтому не позволяет уходить из убежищ, — ответил Таврос. — Таких мест много… Ну, для нас, простых людей. А для богачей наверняка другие убежища есть — с домами шикарными да знахарями лучшими, которые любые болезни могут вылечить на раз. А нас этим пойлом пичкают… Но я не переживаю! Я хоть и мало, что помню, но уверен, что здесь моя жизнь намного лучше. Кормят, одевают… Что еще нужно?

Лис уже успел понять, что его новый знакомый отличается оптимизмом и во всем видит плюсы. Чего не скажешь о самом Лисе, у которого было просто море вопросов. Например, почему в убежище совсем нет детей и пожилых людей? Оказалось, что лекари объясняют, будто для детей созданы специальные убежища, а старики вообще болезнь пережить почти не способны. И вообще на каждый вопрос есть почти логичный ответ… Но все же…

Хоть Лис и считал своего соседа не вполне нормальным, его слова все-таки смогли посеять сомнения в душе. Да и как не сомневаться, если в голове полный кавардак? А вместо воспоминаний жалкие обрывки… Может, лучше, как Таврос, вовсе не помнить ничего и просто радоваться тому, что жив?

Новоиспеченные товарищи побродили по окрестностям, поговорили немного с другими обитателями — мысли у всех были в основном мрачные. Вот только покидать убежище, в отличие от Блаженного, никто не желал. Все были уверены, что снаружи творится полная разруха, и все еще гуляет неведомый недуг. Кара богов… Почему же этот самый недуг не проникает в убежище, никто толком не знал. Лекари ведь почти что маги…

Впрочем, ситуация уже не казалась Лису настолько дикой, как в первый день после пробуждения. Позавтракав вместе со всеми, друзья отправились проведать животных. Лис кормил серых пушистых кроликов, а сам все думал и думал. Хотелось успокоиться, но никак не получалось.

— Стражники пугают меня, — признался он Тавросу. — Зачем их так много здесь? Такое ощущение, что мы не в убежище, а в тюрьме. Разве нужно их столько, чтобы поддерживать порядок?

— Они еще и охраняют нас, — тихо сказал Таврос, садясь рядом на солому. — Об этом не принято говорить… Меня здесь еще не было, но ребята рассказывали. Месяца два назад было нападение. Это дикари…

— Кто? — непонимающе переспросил Лис.

— Дикари, — еще тише повторил друг. — Это такое племя. Говорят, они под землей живут, в норах, как звери. Раньше боялись показываться, а теперь осмелели, как королевство ослабло. Нападают и людей похищают!

— Для чего?

— Для обрядов своих жутких! Говорят, они людей в жертву приносят!

— А кто ж они сами? Не люди, что ли?

— Кто их разберет? Ходят в железных одеждах и с собой странные железяки таскают. Стражники рассказывали… Напали они ночью, хотели наших утащить, так лекари их огненными лучами…

— Ты серьезно? — спросил Лис, тоже переходя на шепот.

— Конечно! Я же говорю, они почти, как маги… Вообще о дикарях не говорят, чтоб беду не накликать, но тебе можно, ты новенький, знать должен. Если что, прячься подальше…

В голове у Лиса начали послушно возникать образы, куски воспоминаний из прошлого. Вроде бы он и раньше слышал об этих самых дикарях… Вроде бы они нападали на отдаленные фермы, и их боялись… Правда стражникам удалось отогнать их подальше от земель Ангои…

Вечером Лис попросил у девушек-поварих еды для Блаженного, который за весь день так и не покинул их жилище. Он чувствовал ответственность за младшего товарища и жалел его. Блаженный уже не спал. Он сидел за столом и всматривался в пламя свечи, будто надеялся разглядеть там что-то важное. Лис поставил перед ним нехитрый ужин.

— Спасибо, — сказал парнишка и улыбнулся впервые за все время их знакомство.

— Ешь и набирайся сил.

Блаженный кивнул и принялся за еду с большим удовольствием. Лис растянулся на койке и прикрыл глаза, пытаясь осмыслить все, что узнал сегодня. Получалось не очень хорошо… Его беспокоил незаконченный разговор с соседом.

— Слушай… Ты говорил утром, что здесь творится что-то странное.

Парень перестал жевать и взглянул на Лиса. По его глазам было понятно, что он не может поверить, что хоть кто-то серьезно отнесся к его словам.

— Расскажи мне.

Блаженный отложил ломоть хлеба и сел рядом, озираясь кругом, словно боялся, что в комнате могут быть шпионы.

— Я пытался спросить Гирона, но он только чаще стал поить меня снадобьем… Знаешь, Лис, убежище нельзя покинуть. Невозможно… Я пытался однажды. Стражники дежурят даже по ночам… Мне удалось прошмыгнуть мимо них. Я спрятался в загоне с телятами, а потом пошел через рощу. Не знаю, куда шел, просто хотелось узнать, что там, снаружи… Вышел на поляну какую-то, а там столбики в землю вбиты, и по ним веревки какие-то натянуты. Я хотел перелезть, дотронулся… Меня на метр откинуло, и боль страшная была! Стражники меня схватили… Нельзя отсюда уйти!

— Наверное, это сделано, чтобы защитить нас. Ты слышал о дикарях?

— Слышал! — хмыкнул Блаженный. — Они меня в прошлый раз схватить хотели… Такое ощущение, будто специально за мной охотились… Но все равно это странно!

Первый аргумент Лиса не убедил, но вот на те самые столбики посмотреть захотелось.

— А еще на крыше дома, где живут стражники и лекари, непонятная штука стоит!

Лис задумался, вспоминая крышу того самого дома. Ну да, есть там что-то… Башенка железная с шаром на вершине.

— Я ночью плохо сплю, — продолжал сосед. — Видел много раз, как шарик этот светился в темноте! А днем иногда у этого дома странное гудение слышится.

Этому однозначных объяснений Лис не нашел. Может, пареньку привиделось, а, может, лекари магией балуются.

— А еще я огоньки летающие видел! Идем, я покажу!

Блаженный схватил Лиса за руку и потащил на улицу. Не слишком-то хотелось идти в темноту неведомо куда, да еще и с этим не совсем здоровым мальчишкой, но любопытство взяло верх. Они крадучись, словно воры, шли, скрываясь в тени стен лачуг. Полная луна хорошо освещала окрестности. Стражники о чем-то говорили и громко смеялись, прогуливаясь неспешно. Блаженный привел Лиса к загону с телятами, у стены которого стояла хлипкая деревянная лестница. По ней они взобрались на крышу, укрытую соломой.

— Смотри туда, — прошептал паренек, указывая на лес вдалеке, который сейчас казался большой черной кляксой.

Долгое время ничего не происходило. Лису уже надоела эта дурацкая ночная вылазка, и он уже хотел вернуться и поспать наконец-то… Как вдруг появились те самые огоньки! Казалось, словно одна из звезд ожила… Она появилась из-за макушек деревьев и плавно полетела на восток. Через несколько секунд показался еще один огонек, отправившийся вслед за первым. Они двигались будто бы по четко заданному курсу, иногда перегоняя друг друга, уходя вверх или в стороны.

— Лекари говорят, будто это знаки, что подают боги. Они разгневаны на людей… Но я не верю в это. А ты веришь?

Лис не нашел, что ответить. Он все наблюдал за огоньками, пока те не исчезли где-то внизу, словно опустившись на землю.

3. В клетке

Лис проснулся с тяжелым сердцем. Его всю ночь преследовали тревожные видения. Снилось, что он снова смотрит на огоньки, летающие в ночном небе, а один из них вдруг летит к нему, все ближе и ближе… Увеличивается в размерах и превращается в огромную черную тень, напоминающую страшного жука… Лис очнулся в холодном поту, с трудом встал и ополоснул лицо холодной водой из ржавого умывальника, висящего в углу.

Блаженный застонал во сне, будто от сильной боли. Лис склонился над ним, встревожившись. Лицо мальчишки покрывали бисеринки пота. Он тяжело дышал и сжимал дрожащими руками край потрепанного покрывала.

— Эй, друг… Как ты?

Блаженный открыл глаза и взглянул на Лиса. Его глаза, обычно ярко-голубые, сейчас словно покрывала пелена.

— Жить буду, — хрипло ответил он и слабо улыбнулся.

Лису захотелось хоть как-то подбодрить его, утешить. Да и вообще помочь… Он ведь в сущности ребенок. Наверняка не больше шестнадцати лет… Совсем один, без семьи. Лис помнил, какого это… Точнее, хотел думать, что на самом деле помнил.

— Слушай, друг…

Не хотелось обращаться к мальчишке этим дурацким словом «блаженный».

— Я не оставлю тебя одного, — пообещал Лис. — Как только все закончится, мы вместе попробуем отыскать твоих родных. Ну, или найдем работу, начнем новую жизнь…

— Нам не уйти отсюда, — прошептал паренек, похоже, даже не слушая собеседника. — Никогда не уйти…

Лис намочил полотенце холодной водой и положил на лоб Блаженному. Жалость, горечь, грусть… Лис так много всего чувствовал и не знал, как с этим справиться.

Гирон на этот раз пришел в сопровождении еще одного лекаря и, конечно же, стражников. Лис в очередной раз почувствовал раздражение. Чего эти лекари ходят с охраной осматривать больных? Боятся, что Блаженный опять нападет? Он же даже встать-то не может…

Лекари склонились над Блаженным, о чем-то негромко переговариваясь. Лис крутился рядом, переживая за мальчишку и надеясь, что ему все же станет легче.

— Продолжаем лечение, — выдал незнакомый лекарь.

— Ваше лечение не помогает! — воскликнул Лис, не сдержавшись, за что поймал недовольный взгляд незнакомца

— Он поправится, просто нужно время, — мягко сказал Гирон. — Не волнуйся за друга.

— Вы что-нибудь знаете о нем? Его имя… Или что-то о родных?

— Его нашли на проселочной дороге без сознания. Только он сам может рассказать о себе, когда вспомнит.

Но слова лекаря не убедили Лиса. В его душе уже глубоко поселились сомнения в том, что здесь вообще кого-то могут вылечить. Может, это не убежище, а что-то вроде места, куда ссылают всех безнадежных больных, чтобы изолировать от общества? Поддерживают жизнь, как могут, скрашивают последние дни… Лиса посещали лишь мрачные мысли.

Блаженный уснул, наконец-то расслабившись, и перестал дрожать. Лис укрыл его на всякий случай и своим одеялом. Хоть на улице и было тепло, мальчишка постоянно мерз. Настало время проверить кое-что. Зерна сомнений и подозрений укоренились в душе Лиса достаточно глубоко. Он вышел на улицу, присел на деревянную лавку у дома и принялся осматривать окрестности.

Друзья по несчастью все также бродили хмурые и потерянные. Некоторые разговаривали между собой, делали что-то полезное, другие же — скучали в одиночестве. Словно болезнь действовала на людей по-разному… Некоторые переносили потерю памяти стойко, а другие едва не теряли связь с миром, как Блаженный… Но что это дает Лису? Что есть убежище? Ограниченное пространство, заполненное больными и здоровыми людьми, откуда нельзя уйти? Или все-таки можно? Лису ужасно захотелось попробовать… Посмотреть на те столбики с веревками, о которых рассказывал сосед. Но сейчас, средь бела дня он не решался сделать это.

А, может, просто боялся найти что-то такое, что совсем не сможет объяснить? Размышления прервал звон колокольчика, возвещающего о завтраке. Болеющие побросали все дела и отправились к столовой. Но Лис не спешил. Он хотел кое-что проверить. Башенка на крыше жилища стражников и лекарей не давала ему покоя. На вид, обычная железяка, только длинная и тонкая с шариком на вершине… Действительно, если подумать, ее предназначение не понятно. Но ведь может быть много объяснений… Лис подошел поближе, делая вид, что просто прогуливается. Здесь ведь многие ведут себя странно… Он прислушался, надеясь узнать, о каком гудении говорил Блаженный.

Некоторое время ничего не происходило. Лис уже хотел бросить эту затею, как вдруг и вправду услышал что-то непонятное. Какой-то странный гул шел от дома, словно это было осиное гнездо. Лис прикоснулся ладонью к стене и словно кожей ощутил этот самый звук…

— Эй, ты чего здесь забыл?

Лис вздрогнул, услышав грубый голос. Перед ним стоял стражник, высокий, плечистый, с густой черной бородой. Он возвышался над парнем и выглядел устрашающе. Лис торопливо пошел прочь, намереваясь отыскать Тавроса и поделиться с ним подозрениями. Однако боги распорядились по-другому…

Лис застыл вдруг, не в силах тронуться с места. Он словно зачарованный смотрел на девушку, которая вышла из ближайшей лачуги и теперь осматривала все вокруг огромными испуганными глазами. Она явно была новенькой в убежище, ведь Лис уже успел запомнить в лицо всех своих друзей по несчастью. Невысокая, наверное, немного младше его, с черными волосами, собранными в высокий пучок, одетая, как и все здешние девушки, в серый балахон, подвязанный синей ленточкой. Лис не мог отвести от нее глаз и не мог понять, что же происходит с ним.

Девушка между тем опустилась на скамейку и спрятала лицо в ладонях. Ее плечи вздрагивали от беззвучных рыданий. Лис двинулся к ней, едва ли осознавая, что делает. Сел рядом, осторожно коснулся худенького плечика.

— Здравствуй…

Девушка подняла на него заплаканные глаза, и парень замер, словно утонув в них. Глаза цвета янтаря…

— В первый день здесь всем бывает грустно, — продолжил болтать Лис.

Ему казалось, что так он отвлечет девушку хоть немного.

— Всех позвали на завтрак, хочешь, я провожу тебя? Покажу все?

Она смахнула слезы, забавно шмыгнула носом и покачала головой.

— Мне тоже что-то не хочется есть, — сказал Лис с улыбкой. — Хочешь, я побуду с тобой?

Лицо девушки заметно просветлело, и она кивнула, слабо улыбнувшись.

— Меня Лис зовут, а тебя?

Она замолчала, словно припоминая, а потом произнесла чуть слышно:

— Шай.

— Красиво… — искренне восхитился Лис. — Давай пройдемся?

Он первым поднялся и тут же почувствовал, как в его локоть вцепилась маленькая ладошка. И тут парень понял, что не один Блаженный с этого дня у него на попечении. Лис показывал Шай убежище, а она смотрела вокруг испуганно и не отпускала его руку, словно боялась потеряться. Парень рассказывал ей обо всем, что сам успел узнать за короткое пребывание здесь, а сам думал… Если людей продолжают привозить в убежище, значит, болезнь все еще свирепствует в королевстве. И когда ее привезли? Ночью что ли? Шай разговаривать пока явно не хотела, и Лис отлично ее понимал.

Завтрак давно закончился, и все вновь занялись привычными делами. Лис решил сводить новую знакомую к животным, а заодно и с Тавросом поговорить. Тем более, что девушка явно не намеревалась покидать своего новоявленного защитника и ходила за ним, как привязанная. Лис не мог сказать, что ему это было неприятно…

Лис усадил девушку на солому, достал из клетки пушистого крольченка и протянул ей. Шай сразу оттаяла, заулыбалась, принялась гладить зверька. Парень поймал себя на мысли, что невольно любуется ей. Он ничего не мог вспомнить о собственных взаимоотношениях с противоположным полом, но эта девушка явно цепляла его.

— Что ты помнишь о себе, Шай? — решился спросить он, усаживаясь рядом.

— Какие-то образы, картинки… Все смешалось в голове, — едва слышно отозвалась она. — Помню, служанкой работала в богатом доме… Кажется… Там умерли все, а я почему-то жива осталась… Вот меня и сюда, видимо…

По ее щекам покатились слезинки.

— Мне так страшно, Лис, очень страшно… В голове будто туман…

Шай расплакалась, прижимая к себе крольченка, а парень смотрел на нее растерянно и не знал, что делать. Он не помнил, приходилось ли ему успокаивать рыдающих барышень, и уж тем более не помнил, как это делается. Но варианты были… Лис придвинулся и осторожно притянул девушку к себе, погладил по волосам.

— Не плачь, не надо… Все наладится, ты все вспомнишь… Главное, мы в безопасности…

А внутри все протестовало против такого смелого заявления. К тому же Лис отчего-то подумал, что не похожа она ни на какую служанку. Пусть сейчас на девушке и надето безобразное серое платье, но воображение рисовало ее в богатых расшитых нарядах…

— Развели тут сырость, — заворчал Таврос, увидев парочку, но тут же смягчился.

— Не плачь, у нас никто не обидит. Вон и защитник у тебя какой.

Таврос задорно улыбнулся и принялся кормить кроликов. Вот уж у кого нет никаких проблем… Шай успокоилась, и они с Лисом еще немного побродили по загонам, а потом парень решил, что пора проведать Блаженного. Кто бы сомневался, что Шай и тут не отстанет.

— Тебе не обязательно ходить со мной все время, — попытался объяснить Лис. — С тобой ничего плохого не случится, уверяю…

— Можно мне с тобой? — в очередной раз спросила Шай, глядя на парня доверчивыми янтарными глазами.

Устоять было нельзя…

В лачуге Лиса было темно и тихо. Блаженный все спал, но сон этот явно был не здоровым.

— Что с ним? — обеспокоенно спросила Шай, садясь а краешек кровати.

— Кажется, снадобье не помогает.

Лицо Блаженного просто пылало от сильного жара. Девушка намочила вновь полотенце и положила на лоб пареньку, погладила его по щекам. Он приоткрыл глаза, взглянул на нее, но тут же вновь впал в забытье.

— Бедный… — шепнула Шай, поправляя полотенце.

— Я хочу домой, Лис… Хочу домой… — бормотал мальчишка, а по его щеке катилась слеза.

Дверь скрипнула, и вошел Гирон в сопровождении неизменных стражников. Похоже сегодня Блаженный — самый главный пациент.

— Ему становится хуже, — сообщил Лис. — Пожалуйста, сделайте что-нибудь.

— Не волнуйся, ему станет легче, — вновь завел старую песню лекарь.

В руках он держал стеклянный флакон с узким горлышком. Он был заполнен полупрозрачной розоватой жидкостью. Лекарь встряхнул его и вынул пробку… И в этот момент случилось нечто! Блаженный вдруг вскочил с диким криком и выбил флакон из рук Гирона. Флакон разбился. Стражники бросились к мальчишке, а он отпрянул, схватил осколок стекла и с размаху воткнул в руку лекаря.

Казалось, будто все вокруг замерло, и даже звуки исчезли… Лис с ужасом смотрел, как из раны Гирона вместо крови сочится странная голубоватая жидкость. Потом Шай пронзительно закричала, заставляя Лиса очнуться. Что-то проснулось в нем… Непонятное, неконтролируемое… Он бросился на лекаря, не в силах сдерживать порыв, но стражник схватил его, заломив руки. Второй скрутил Блаженного, который продолжал биться и кричать.

— Проклятье! — воскликнул Гирон, зажимая рану ладонью. — Бешенного тащите в карцер… А ты заткнись!

Последние слова были адресованы Шай, которая рыдала, сжавшись в углу. Гирон достал здоровой рукой из внутреннего кармана какой-то предмет с длинной иглой на конце… Последнее, что Лис успел почувствовать — укол в шею и вспышку острой боли. А дальше темнота.

Праздник Огненной звезды

Не было даже снов… Только падение в пропасть… Стремительный бесконечный полет. Мучительный… Хотелось, чтобы он поскорее закончился.

Лис очнулся от тяжелого сна и долго не мог прийти в себя. Ходил по комнате кругами, несколько раз умывался холодной водой из ржавого умывальника. Мысли путались и никак не хотели проясняться. Воспоминания о вчерашнем дне были какими-то туманными, блеклыми…

Лис помнил, как познакомился с Шай, как утешал ее плачущую, как разговаривал с Тавросом. А потом? Вроде бы они с Шай гуляли, разговаривали о чем-то… Завтрак точно пропустили, а обед и ужин? У Лиса было ощущение, словно он не ел уже целую вечность.

Наверное, это всего лишь последствия недуга. Память и раньше давала немалые сбои, так чего теперь удивляться? Нужно сказать об этом лекарю, он-то наверняка разберется, что делать. Еще шея болит… Лис потер ее ладонью и обнаружил припухлости. Что за ерунда?

Лис растерянно застыл посреди комнаты. Что-то возникло в его голове на самом краю сознания, но тут же исчезло. Казалось, что в домике не хватает чего-то. Есть койка, стол, умывальник… Небогатое убранство, но главное ведь, чтоб крыша над головой была. Но почему кажется, что в доме было что-то еще? И вообще жаль, что нет соседа, ведь остальные живут по двое или по трое. Вдвоем было бы легче вспоминать, наверное… Может, однажды подселят кого-нибудь… Хотя, если разобраться, это даже немного роскошь — целое жилище для одного Лиса.

Но новый провал в памяти все-таки беспокоил. Одно дело — не помнить, что было до болезни, другое — не помнить, что делал вроде как уже здоровым. Лис решил поговорить с Тавросом, который, вроде как, был его единственным другом здесь. Но по утрам приходит Гирон. Лис ждал и ждал, но сегодня лекарь, похоже, решил его игнорировать.

Сидеть на месте Лис больше не мог, поэтому отправился искать друга. Таврос нашелся около своего жилища. Он напевал веселый мотивчик и мастерил из досок клетку для крольчат.

— С добрым утром! — приветливо сказал он. — А чего один?

От этого вопроса Лису стало не по себе, словно он забыл нечто невероятно важное.

— Где девчонка твоя? — продолжил Таврос, возвращая друга в реальность.

— И вовсе она не моя, — буркнул Лис. — Слушай, мы с тобой общались вчера вечером? Похоже, у меня опять проблемы с памятью.

— Нет, я вчера в загонах до темноты торчал, а ты лучше у подруги своей спроси.

— Странно… Ко мне даже сегодня лекарь утром не приходил…

— Им виднее, они же лекари, — задумчиво отозвался Таврос.

— Может, мне самому сходить к Гирону…

Лис поглядел в сторону жилища лекарей.

— Ты что, нам туда нельзя, — одернул его друг. — Лекари сами приходят, когда нужно. Стражники тебя все равно не пустят. Ты не волнуйся… Сегодня ведь праздник Огненной звезды. Готовятся, наверное…

О таком Лис еще не слышал. Точнее, забыл, судя по всему. Праздник Огненной звезды отмечают по всему королевству раз в месяц. В этот день славят богов, но особенно, короля Дарниса, который есть наместник богов на земле. В памяти всплывало что-то подобное… Огненная звезда… Да, что-то знакомое…

— Так себе праздник, — заключил Таврос. — Но хоть какое-то развлечение здесь… А вот и хвостик твой явился.

Лис обернулся и увидел Шай. Она шла к нему, сцепив руки, опустив голову… Такая беззащитная, печальная… Внутри все сжалось. Захотелось защитить ее, утешить, развеселить… И вообще хотелось на нее смотреть!

— Здравствуй, — тихо сказала девушка, стесняясь поднять глаза. — Можно я сегодня… Можно с тобой?

Новенькая по-прежнему не желала общаться ни с кем, кроме Лиса. Признаться, ему это нравилось. В том хаосе, что творился вокруг, друзья были важны, как никогда. А у Лиса ведь только Таврос, ну и Шай, теперь… Наверное… Он сам не мог понять, отчего возникли сомнения. Это смутное ощущение не покидало с самого утра. Будто чего-то не хватает…

Не смотря на предостережение Тавроса, Лиса неудержимо влекло к дому лекарей. Башенка на его крыше привлекала внимание и вызывала тревогу. Казалось, что она представляла какую-то опасность. И Лис никак не мог понять, с чего он это взял? Кто ему говорил подобное? Он направился к дому, не сводя глаз с металлического шпиля, увенчанного шариком, который блестел на солнце. Шай естественно пошла следом, взяв парня под руку.

— Что мы с тобой делали вчера вечером? Ты помнишь? — спросил Лис.

— Мы… Гуляли… — неуверенно произнесла девушка. — Я вчера была сама не своя, так что все в голове спуталось. Ты извини, что прицепилась к тебе, просто… Моя соседка без конца то плачет, то просто сидит, уставившись в одну точку. Остальные тоже какие-то странные…

Шай остановилась, удерживая друга, встала на цыпочки, чтобы быть к нему ближе, и прошептала:

— Мне здесь страшно, Лис. Очень страшно… Такое давящее чувство внутри.

— Я тебя понимаю, — прошептал в ответ Лис, склоняясь к девушке, которая неудержимо притягивала к себе.

И тут он заметил на ее шее две странные отметины, словно девушка укололась чем-то тонким и острым. Протянув руку, Лис осторожно дотронулся, не удержавшись, провел пальцами по неповрежденной коже.

— Откуда это у тебя?

Шай дотронулась до своей шеи, нахмурившись.

— Сама не знаю, поранилась где-то… Лис, у тебя тоже!

В голове возникали воспоминания… Вот Лис слышит странные звуки у дома лекарей… Вот наблюдает загадочные огоньки в небе… А еще столбики, которые огораживают убежище! Нет, Лис не видел их, но откуда-то знает… Казалось, будто из головы пропала какая-та часть воспоминаний, и это дико раздражало!

И тут появились лекари. Они объявили всем, что сегодня праздник Огненной звезды, и следует к нему подготовиться. Лис встретился глазами с Гироном. Ему показалось, что лекарь смотрит с какой-то насмешкой, но в то же время что-то подозревает. Лис и сам подозревал, но совершенно не знал, что предпринять. Они с Шай принялись помогать остальным готовиться к празднику. Нужно было собрать хворост и сложить в кучи около домов, чтобы вечером убежище освещало множество костров, символизирующих огненную звезду.

Лису вся эта подготовка казалась глупостью, как, собственно, и весть праздник. Когда стемнело, все жители убежища расселись вокруг самой большой пирамиды из хвороста. Здесь же были и лекари, и большинство стражников. Гирон вышел вперед. На нем были шелковые красные одежды, а в руках он держал длинный изогнутый нож.

— Воздадим почести Огненной звезде — обители богов! — громко провозгласил он. — Пусть боги смилостивятся над нами и перестанут насылать мор и болезни! Слава великим богам!

Толпа хором повторила его слова.

— Слава светлейшему королю Дарнису!

И опять все с готовностью превозносили короля, а затем опять Огненную звезду, тянули руки к небу и раскачивались из стороны в сторону. Таврос тоже проделывал все эти глупости под скептическим взглядом Лиса. Тот кричать ничего не хотел, и вообще ничего из этих, казалось бы, привычных действий, в его душе не находило никакого отклика. Это ведь главный праздник королевства Ангои! Так почему Лису кажется, будто вокруг творится полный бред? Шай тоже явно не нравилось происходящее. Она сидела, прижавшись к Лису, и равнодушно взирала на действо.

А между тем Гирону вывели барашка, и ту Лис понял, для чего лекарю нужен нож. Бедный барашек предназначался в жертву этим самым богам с Огненной звезды. На такое парень смотреть уже не мог… Шай еще ближе прижалась к нему, уткнувшись в грудь. Когда Лис вновь взглянул на Гирона, все уже было кончено. Кровь жертвенного животного была собрана в чашу, а после выплеснута на пирамиду из хвороста. Через пару секунд хворост начал тлеть, а вскоре разгорелся настоящий костер. Постепенно все убежище заполнилось горящими кострами. Лис даже начал беспокоиться, не загорятся ли лачуги…

— Пусть Огненная звезда сияет вечно! — закричал Гирон, раскинув руки, и все вторили ему.

— Бред… Полный бред… — шептал Лис.

— Друг, да ладно тебе, — скал Таврос, хлопнув его по плечу. — Идемте лучше перекусим. Сегодня особенный ужин!

И вправду таких роскошных кушаний Лис не видел здесь еще ни разу. Однако от раздумий ему кусок в горло не лез.

— А где эта Огненная звезда? — задумчиво спросил он.

— Ясное дело, там, — ответил Таврос, указывая куда-то вверх.

— И откуда известно, что именно там живут боги?

Таврос перестал жевать и удивленно воззрился на друга.

— Ты сегодня какой-то странный, — заключил он.

Лис взял за руки Тавроса и Шай, притягивая ближе к себе.

— Это здесь творится что-то странное! — быстро заговорил он.

Лис рассказал о башенке, и о блуждающих по небу огоньках, и о том, что случилось с ним и с Шай. Обо всем, что беспокоило!

— Откуда ты столько знаешь? — поразился Таврос. — Ты ведь здесь всего ничего… Кто рассказал тебе эти глупости? Может, этот твой…

Таврос вдруг запнулся, нахмурился, словно припомнил что-то, но разом забыл.

— Ты о ком? — насторожился Лис.

— Не знаю… — честно ответил Таврос, разом растерявший оптимизм. — Но все же уверен, что ты ошибаешься!

— Я же говорю, здесь что-то нечисто. Мне нужно проверить кое-что…

Шай взглянула на него испуганно и вцепилась в руку.

— Не уходи, пожалуйста… Это наверняка опасно!

— Оставайся с Тавросом, а я скоро…

Лекари ужинали вместе со всеми, да и стражники ошивались тут. Наверняка никто и не заметит, если Лис уйдет. Он откуда-то помнил, что надо пройти за загон с телятами, потом миновать рощу, а там… Там должно заканчиваться убежище. А что же дальше?

Солнце почти село, и опустились сумерки, но дорогу можно было разобрать. Лис шел по тропинке в роще, слушая стрекот сверчков и то и дело тревожно оглядываясь. Шум и разговоры жителей убежища остались позади. Лис шел чуть больше четверти часа, и перед ним возникла поляна. Интересно, что трава на ней была словно выжжена — коричневая и пожухлая. А в землю вбиты столбики примерно с человеческий рост, черные, словно обугленное дерево. А между столбиками натянуты тонкие черные веревки… Лис замер в растерянности, разглядывая все это… Он знал, что прикасаться к веревкам нельзя…

— Эй, ты!

Лис вздрогнул, обернулся и увидел двух стражников. Похоже, они дежурили всегда и везде.

— Заблудился, что ли, убогий? А ну, пошел отсюда!

Лиса обуял страх… Казалось, что он оказался наедине не с людьми, а с настоящими монстрами! Это чувство было необъяснимым, возникшим из самой глубины души. Лис медленно прошел мимо стражников, не сводя с них глаз, а потом побежал изо всех сил. Стражники что-то кричали ему вслед, насмехаясь.

Вернувшись к друзьям, Лис едва смог отдышаться. Теперь угроза чудилась ему везде. Казалось, что все лекари и стражники смотрят на него подозрительно, а остальные жители убежища с ними заодно. Лис был уверен, что так и начинается безумие. Он поделился своими приключениями с друзьями. Тавроса его изыскания не убедили, как и раньше. Он считал, что никакой угрозы нет, и жизнь их вполне нормальная, а Лису следует просто хорошенько выспаться.

А вот Шай к словам друга отнеслась вполне серьезно и теперь, похоже, боялась еще больше. Лис проводил ее до дома, и они долго еще стояли, потому что девушка не хотела оставаться одна. Соседка была не в счет. Лис в очередной раз любовался ей, такой хрупкой, красивой. Ее огромные глаза, наполненные печалью, заставляли сердце сжиматься.

— Ты не бойся, Шай, я не дам тебя в обиду, — пообещал Лис. — Я позабочусь о тебе…

Это были не просто слова. лис и вправду хотел быть рядом, защитить ее, вытащить из этого кошмара… Если бы знал, как…

— Будем держаться вместе, — шепнула Шай и потянулась к нему.

Они обнялись на прощанье, и это казалось таким естественным, будто они знакомы не второй день, а целую вечность.

Лис вернулся в свою пустую лачугу и лег на кровать, не задувая свечу. Тяжелые мысли одолевали его, но усталость прошедшего дня брала свое. Он провалился в спасительный сон, который неожиданно прервался. Лис проснулся от каких-то криков снаружи, вскочил с кровати. С улицы доносились звуки суматохи. Лис бросился наружу. На улице уже светало. Жители убежища были встревожены. Кто-то выглядывал из окон, кто-то носился по улице. Из криков Лис смог разобрать:

— Дикари! Дикари вернулись!

А со стороны рощи на убежище надвигался туман — плотный, с голубоватым оттенком. Он надвигался стремительно, скрывая постройки. А из него, словно по волшебству, появлялись странные люди… Или не люди? С ног до головы одетые в блестящее железо, держащие в руках щиты с причудливой вязью и клинки, по которым пробегали искры, а на голове — остроконечные шлемы. Это и есть дикари? Больше похоже на хорошо вооруженных солдат…

5. Реальный мир?

Лис думал, что спит… Он надеялся на это… Ведь то, что происходило сейчас вокруг, не могло существовать в реальной жизни. По крайней мере, в той, воспоминания о которой были у него в голове. Он помнил что-то о дикарях… Особенно в части того, что они очень опасны, и встреча с ними почти всегда означает неизбежную смерть. Но то, что происходило сейчас…

Лис не чувствовал страха. Были интерес, любопытство, волнение, но не страх… Было даже облегчение. Лиса изрядно вымотала странная, будто чуждая жизнь, и он был рад любым переменам. Пусть и таким непонятным… Казалось, что время замедлило свой ход. Крики и шум стихли, а все вокруг происходило словно в замедленном действии.

А туман тем временем окутывал убежище. Лис вжался в стену своего дома и как завороженный наблюдал за туманом, который стелился по земле, подбирался к крыльцу, словно неведомое чудище тянуло свои щупальца. Но Лис не боялся… Он протянул руку и дотронулся до голубоватого невесомого вещества. Ладонь закололо, а на коже остался голубой налет, который легко стирался и тут же растворялся в воздухе. Он не вредил людям. А вот стражникам…

Лис очнулся от оцепенения. Время словно вновь возобновило свой ход… Стражники возникли со всех сторон, размахивая мечами, которые почему-то светились. Они кричали на непонятном языке, отрывистом, грубом… Но что-то было не так… Этот туман вредил им. Один за другим они хватались за горло, кашляли и хрипели. Некоторые падали на землю, забившись в судорогах, другие же еще продолжали бороться. Их мечи скрещивались с клинками дикарей, и раздавался громкий высокий звук, и тут же вверх взлетал сноп искр.

Дикари разделились… Лис никак не мог понять, сколько же их на самом деле. Сначала ему показалось, что немного, но теперь они буквально были повсюду! Одни продолжали биться с теми стражниками, которые еще могли стоять на ногах, а другие — хватали жителей убежища. Первыми попались те, кто в панике носился среди лачуг. Но все было не так просто… Лису казалось, что нежданным гостям нужен кто-то конкретный, и он сам не мог объяснить, с чего взял это. У дикарей лица были скрыты каким-то прозрачным материалом, который составлял со шлемом единую конструкцию. Эти странные маски посекундно вспыхивали разными цветами. Но, несмотря на все непонятное, Лис почему-то был уверен, что это люди — такие же, как и он сам.

Нужно было отыскать Шай! Лис ведь обещал, что позаботится о ней, что не даст в обиду… Мысль о девушке вытеснила все, что творилось в душе. Лис пригнулся и осторожно стал пробираться к заветному домику. Где ее отыскать? Сбежала ли она или забилась в угол и плачет? Еще он беспокоился о Тавросе, но тот уж наверняка мог лучше о себе позаботиться, нежели слабая девушка.

А тем временем часть дикарей добралась до жилища лекарей. Один из них подбросил что-то в воздух. Появился яркий луч, ударил в металлическую башню на крыше, которая не давала покоя Лису, и она тут же распалась на куски. Это было немыслимо, удивительно… Это маги, что ли? В воспоминаниях Лиса именно так объяснялось все непонятное. Магия или кара богов…

Дикари вторглись в жилище лекарей, и дом словно задрожал. Туман окутывал его, словно заключая в стальные объятия. Лис двинулся дальше, наткнулся на стражника, лежащего бездвижно. Рядом валялся меч, по которому все еще пробегали искры. Парень хотел взять его, но коснувшись рукояти, почувствовал резкую боль в ладони. Выругавшись сквозь зубы, он отыскал на поясе стражника нож, который, вроде бы, оказался обычным оружием. Против кого его применить, Лис пока разобраться не мог. В его голове реальность боролась с воспоминаниями. С одной стороны все эти подозрения об убежище, провалы в памяти и прочие странности. Если учитывать все это, дикари могли восприниматься, как спасители. Но с другой стороны память услужливо подбрасывала смутные воспоминания жутких рассказов об этих закованных в железо солдатах. Не понять уже, чему верить…

Вновь оглянувшись, Лис увидел Гирона. Он что-то в гневе кричал одному из дикарей, что остались снаружи главного дома в убежище. В одной руке Гирон держал меч, а в другой — что-то вроде куска ткани, которую то и дело прикладывал к лицу. Он взмахнул мечом, и в противника полетел луч, похожий на тот, что разрушил башенку. Дикарь закрылся щитом, который легко поглотил луч, а потом резко выставил щит вперед. Его на мгновение окутало сияние, раздался треск, и Гирон отлетел назад, неловко взмахнув оружием.

Лис уже ничему не удивлялся. Его сознание, которое было не в силах объяснить, что происходит, решило просто принимать все, как должное. Лис был уверен только в одном — нужно найти Шай. Она казалась почти единственным нормальным, что было в его жизни. Потеряв интерес к сражению, он снова упрямо двинулся на розыски подруги, стараясь быть максимально незаметным, что и удавалось во всеобщей суматохе. Ее создавали по большей части пациенты, которые не могли справиться с паникой. Куда пойманных уводили дикари, Лис не знал.

И тут Лис услышал крик. Кто-то звал его громко и пронзительно. Этот голос он бы не спутал ни с каким другим. Шай звала на помощь! Лис бросился на голос, уже не заботясь о скрытности. Он бежал сквозь туман, спотыкаясь, сталкиваясь с друзьями по несчастью. И вот увидел ее! Дикарь тащил Шай, а она упиралась и кричала. Увидев, как лапа в черной перчатке сжимает нежную девичью ручку, Лис совершенно потерял самоконтроль. Сжав нож трясущейся рукой, он кинулся на дикаря, но тут же его со спины обхватили в стальной захват и оттащили назад.

Лис закричал, забился. Хватка чуть ослабла, и парня рывком развернули. Перед глазами Лиса оказалось прозрачное забрало, мигающее красным цветом. На миг его все же обуял страх, дикий и неконтролируемый. Парень закричал и принялся беспорядочно тыкать ножом противника, но оружие бессильно зачиркало о доспехи. Дикарь выхватил нож и откинул в сторону, а потом рывком снял свой остроконечный шлем.

Лис застыл разглядывая мужское человеческое лицо. Ведь еще секунду назад, объятый безотчетным страхом, он был почти уверен, что его схватил настоящий кровожадный монстр. Мужчина около тридцати, с серыми глазами и темными коротко стрижеными волосами… Он смотрел встревожено, и было в его глазах что-то… Лис сам не мог объяснить это чувство. Будто в душе что-то екнуло…

— Лис, ты помнишь меня? — требовательно спросил незнакомец.

Парень лишь покачал головой, не в силах произнести ни слова. Дикарь встряхнул его, словно надеясь привести в чувство.

— Ты меня помнишь? — вновь спросил он, и голос дрожал от волнения. — Постарайся, пожалуйста…

— Нет! — закричал Лис. — Нет! Нет!

Незнакомец громко выругался, одним движением обратно надел шлем, проведя по мигающему забралу пальцем. Оно вспыхнуло белым, да та ярко, что Лису пришлось зажмуриться. И тут же он почувствовал, что ноги ослабли, да и вообще все тело онемело.

— Тащите его, и остальных тоже… — раздалась команда. — Быстрее, скоро проход закроется!

Лис больше не сопротивлялся. Чьи-то руки подхватили его и куда-то понесли, и тело отказывалось бороться, да и разум тоже. Он увидел Шай на руках у одного из солдат. Она, кажется, была без сознания… Потом зрение словно отключилось, и перед глазами маячила лишь серая пелена. Ужасно хотелось спать… Он боролся с этим желанием, стараясь услышать что-то важное, хоть что-то понять…

— Санторина нашли?

— Да, командир!

— Уходим быстро!

— Уходим…

А после темнота… Что происходило дальше, Лис не знал. Все потонуло в безвременьи. Там было уютно и спокойно, но постоянно что-то выдергивало из небытия. Сначала Лис услышал незнакомые голоса. Первый — встревоженный, а второй — явно старше, твердый и уверенный.

— Велир, думаешь, он вспомнит хоть что-то?

— Оракул говорит, что в нем глубоко засели навязанные воспоминания.

— Он даже не узнал меня!

— И не должен был… Пусть его дар и силен, но воздействие было еще сильнее…

Лис не понимал, о чем идет разговор, да и не хотел понимать, если честно. Он слишком устал и измучился. Его тело и разум хотели отдыха и покоя… Вот только бы знать, что с Шай все хорошо…

— Что-то должно остаться! — продолжал встревоженный голос.

— В душе обязательно… Это ведь никаким излучением не выжечь. Они ведь держались вместе, понимаешь? Ничего не помнили, а все равно тянулись друг к другу!

В следующий раз Лис проснулся от того, что ему на лицо падают холодные капли. Он еле поднял руку, чтобы стереть влагу. В теле была ужасная слабость, а вот мысли, кажется, прояснились. Он открыл глаза и увидел над собой темный каменный потолок. С него и падали те самые капли. Лис отодвинулся к стене, с трудом сел и тут же вскрикнул, увидев на против того самого мужчину, что схватил его в убежище, только на нем теперь не было доспехов, а черный костюм из плотной ткани. Он протянул Лису кружку с водой, и тот жадно выпил.

— Знаешь, кто я? — в очередной раз спросил мужчина с надеждой в голосе.

— Нет…

— А что говорят воспоминания?

— Что ты из племени дикарей, и схватил меня, чтобы принести в жертву.

— Чудно… — с улыбкой сказал мужчина. — Вам всем изрядно промыли мозги… Лис, на самом деле я — твой брат… Борган.

— Брат? — переспросил Лис, осознавая новое для себя слово. — У меня нет брата…

— Тебе это внушили драконы…

— Какие драконы?

— Так они себя называют… Звездные драконы. А вы называли их стражниками и лекарями. Тебя зовут Лисур Десперадо, ты сын главного советника регента Гераклиона…

— Что это значит? Я ничего не понимаю… Ничего не понимаю! Ничего!

Лис перешел на крик. Его разум отказывался воспринимать действительность. Новая версия реальности, такая же чужая и непонятная, вызывала лишь дрожь и головную боль.

— Почему я должен тебе верить? Я не могу больше… не могу…

Лис обхватил голову руками и закрыл глаза. Как поверить кому-то, если сам не знаешь, как все на самом деле? Какая жизнь настоящая? Какой мир?

— Я помогу тебе, Лис, и все расскажу.

6. Попытка доверия

Лис не считал себя слабым или беспомощным. Он вполне мог принимать собственные взвешенные решения, действовать исходя из ситуации… Точнее, когда-то мог наверняка… А сейчас ему на самом деле не хватало рядом человека, способного разложить все по полочкам. Человека, которому можно доверять. Но как же сложно позволить себе это доверие! Принять какую-то версию событий за реальную…

— Лис, поверь мне…

Мужчине, который назвал себя его братом, и вправду хотелось поверить. Надоело бояться, сомневаться, подозревать. Хотелось настоящего убежища, а не того, что больше походило на тюрьму. Лис смотрел на Боргана и изо всех сил старался вспомнить. Что-то было на краю сознания, едва уловимое… Какие-то теплые эмоции… Но снова ничего конкретного!

Лис еще раз внимательно оглядел помещение, в котором оказался. Оно походило на пещеру, сырую и холодную. Заметив его взгляд, Борган сказал, вздохнув:

— Да, так теперь нам приходится жить… Прятаться под землей, словно последние трусы, но выбора пока нет.

— Под землей? Это какие-то пещеры?

— Да… Древняя сеть подземных укрытий у подножия горы Парнас. Здесь есть город под названием Дельфы. Дельфийцы долгое время жили обособлено, стараясь не иметь дел с нашей империей, но теперь нам удалось уговорить их помочь… Я еще обязательно расскажу тебе подробнее.

Лис поискал у себя в голове хоть что-то об этих самых дельфийцах, но ничего не нашел. В его воспоминаниях существовало лишь королевство Ангоя, которое, вроде как, занимало почти весь материк. А все прочие люди на планете представляли собой малочисленные полудикие племена. Впрочем, Лис уже понял, что собственной памяти доверять не стоит.

— Как ты сказал, меня зовут? Лисур…

— Десперадо, — подсказал Борган. — Но все звали тебя просто Лис. Интересно, что многие из вас помнят свои имена… Причем, имена сокращенные, как звали родители или друзья. Видимо, это нечто такое… Личное, интимное, что и излучением не выжечь.

— Мне бы еще вспомнить хоть что-то… — с досадой проговорил Лис. — Какой прок от имени, если больше ничего нет…

— Идем со мной, — сказал Борган, протянув руку. — Ты все узнаешь, обещаю. К сожалению, реальность еще печальнее, чем та, которая засела в твоей голове. Там только неведомая болезнь, а здесь — настоящая война.

— Я хочу увидеть свою подругу! — встрепенулся Лис. — Ее схватили вместе со мной…

— С ней все хорошо, и с остальными тоже. Нам удалось вывести не всех, но твои друзья здесь.

Чтобы увидеть Шай и убедиться, что с ней все хорошо, Лис наверняка пошел бы куда угодно. Даже если бы точно знал, что это очередной обман.

— Вот здесь мы и обитаем. Ни солнца, ни тепла… Зато живы и на свободе.

Лис с интересом разглядывал настоящий подземный городок. Он представлял собой сеть пещер, соединенных ходами. Люди сновали туда-сюда, занятые своими делами. Они отличались от его соседей по убежищу. Они выглядели более живыми что ли… И одеты не в серые рубища, а в хорошую одежду, хоть и уже потрепанную. Среди них были и те самые солдаты в доспехах.

— Это витязи, — объяснил Борган. — Армия Гераклиона… Точнее, все, что от нее осталось. Сам видишь, никакие это не дикари, что приносят в жертву людей.

Еще Лиса поразило то, что в этом настоящем убежище были и взрослые люди, и старики, и даже дети. Насколько он понял из слов Боргана, это все люди, которым удалось спасти после катастрофы… Подробностей об этом ему, честно говоря, узнавать было жутковато… Но Лис твердо решил, что должен узнать все от начала до конца!

— А здесь у нас штаб…

Лис оказался в большой пещере с высоченными потолками, посреди которой стоял каменный стол, а вокруг него такие же каменные сидения. А прямо в стенах пещеры были высечены лестницы с широкими ступенями, на которых также могли сидеть люди. Все это походило на зал заседаний. Но сейчас людей в нем было немного. От волнения Лис не смог рассмотреть все в подробностях. Ситуация усугубилась еще тем, что как только он вошел в зал, на него налетел маленький вихрь и принялся обнимать.

— Я так боялась за тебя… Так беспокоилась… Хотела к тебе прийти, но не разрешали… Ты долго был без сознания… Я даже слушать их не стала, все ждала тебя…

Шай тараторила без остановки, а Лис просто стоял и глупо улыбался, рассматривая девушку. Она и раньше казалась ему очень красивой, но теперь… Она наконец-то распустила волосы, и они каштановыми волнами спадали ей на плечи. Даже немного грубоватый черный костюм делал ее еще более хрупкой и притягательной…

— Обещал ведь, что с ней все хорошо, — деликатно вмешался Борган, не скрывая улыбки.

— Похоже, они вовсе не дикари, — шепнула Шай Лису, словно сообщая страшную тайну.

Девушка, как и прежде, вцепилась Лису в руку, больше, видимо, не собираясь никуда отпускать его от себя. Осмотревшись, парень увидел нескольких солдат, сидящих за столом. Особенно среди них выделялся один — такой внушительный, мощный, с копной седых волос, собранных в хвост. На его доспехах на груди Лис разглядел рисунок — всадник на коне, протыкающий копьем змея. Еще за столом с убитым видом сидел Таврос, а рядом какой-то парнишка, худой и осунувшийся, с русыми взъерошенными волосами. Лицо его отчего-то показалось знакомым, но вспомнить точно не удалось, как и всегда, впрочем. А в углу пещеры на верхней ступеньке сидел еще кто-то… Парень вроде постарше Лиса, со светлыми волосами и недовольным выражением на лице.

— Добро пожаловать в реальный мир! — произнес тот самый солдат, которого Лис посчитал главным.

— Это Велир, командир витязей, — сказал Борган.

Дальше он представил других солдат по именам, но Лис плохо их запомнил, так как все еще пребывал в неком замешательстве от происходящего. Но одного из витязей, все же запомнил хорошо. К его удивлению, среди них была женщина, одетая в такие же доспехи, с черными волосами, слегка тронутыми сединой, собранными в высокий хвост. Встретившись глазами с Лисом, она улыбнулась ободряюще… А звали ее Крессия.

— Друг, как здорово, что ты вернулся! — воскликнул Таврос. — Они здесь такую чушь рассказывают! Я хочу вернуться в убежище! Пожалуйста, отпустите!

Лису непривычно было видеть обычно спокойного и веселого Тавроса в таком состоянии. Видимо, это было не впервые, поэтому солдаты невозмутимо заставили его сесть на место.

— Тавросиус Дартон, обычно ты вел себя скромнее, — заметил Велир.

— Меня зовут не так! — огрызнулся Таврос.

— Излучение на всех действует по-разному, — сказал Борган. — Вот Таврос не сопротивлялся новым воспоминаниям и принял выдуманную жизнь, как должное. Лис и Шай приняли новые воспоминания, но не переставали замечать странностей и думать, что вокруг творится неладное. А вот и еще один ваш друг…

Борган указал на того самого парнишку, что сидел с понурым видом.

— Вы звали его Блаженным. Излучение оказалось губительным для его разума. Он не помнил собственное имя, и не принимал новые воспоминания. А прежняя жизнь продолжала жить в нем, возникать вспышками…

— Я его впервые вижу, — вклинился Таврос.

— И я… — признался Лис.

— Да, потому что драконы заставили вас забыть о нем. Заперли подальше, потому что он был опасен, и нам с трудом удалось отыскать его. Санторин Карнатти или просто Санти, как вы в прошлом называли его.

— Мы все были знакомы прежде? — спросила Шай.

— Да, знакомы, а потому, видимо, тянулись друг к другу, — ответил Велир. — Мы сами еще толком не разобрались в природе этого воздействия. Драконы что-то вводили вам, опаивали, а на территории так называемого убежища был установлен излучатель, который тоже влиял на мозг. Это энергия, чуждая людям…

Лис вспомнил невольно ту самую металлическую башенку, которую солдаты разрушили. Не зря она казалась ему такой опасной.

— Неужели эти самые драконы сделали так, что мы забыли о друге? — задумчиво спросил он, указывая на Санторина.

— Так и было, — ответил Борган. — Он на время пришел в себя, а вы были рядом. Но Санти успел рассказать тебе о своих подозрениях, и потому ты, видимо, продолжал сомневаться…

— Наконец-то у меня есть имя, — пробормотал мальчишка. — Как же это приятно…

— А как меня зовут? — робко спросила Шай.

— Шайнури Винтар, — ответил Велир. — Дочь регента Гераклиона.

Лис не вполне понимал, что означает слово «регент», но явно что-то вроде короля.

— Шай — принцесса? — спросил он.

— Этого не может быть! — воскликнула девушка, не дождавшись ответа. — Я всю жизнь была служанкой!

— Выдуманную жизнь… — уточнил Борган. — Итак, Лисур Десперадо — сын первого советника регента. Санторин Карнатти и Тавросиус Дартон — также сыновья советников. Правящие семьи…

— Ты забыл еще сказать обо мне!

Лис обернулся на голос. Он уже и забыл о том незнакомце, что все это время сидел поодаль и слушал разговор. Теперь этот парень спрыгнул со ступенек и вальяжной походкой направился к столу. Поравнявшись с Лисом, он сказал негромко:

— Уже и не надеялся повидаться с тобой… друг.

Он усмехнулся и занял место рядом с Велиром. Лис не помнил, кто он, а потому совершенно не понимал, отчего парень настроен к нему враждебно.

— А это Дарий Мервинг, — сказал Борган. — Тоже из правящей семьи…

— А главное — излучение на меня не подействовало, так что я, к несчастью, помню вас всех, — перебил его Дарий, самодовольно оглядев уже бывших, видимо, друзей.

— Тебя просто успели вытащить раньше, — заметил Велир.

— Подождите! — воскликнул Лис, которому уж точно было не до разборок. — Объясните для начала, что такое Гераклион?

— Наше государство! — ответил Велир. — Точнее, то, что от него осталось. Осколок великой империи… А его столица — священный город Пальмира, который теперь захвачен звездными драконами. Большинство жителей безжалостно истреблено. Оставшиеся отправлены на золотые рудники Эльдорадо, потому что врагу требуется этот драгоценный металл для жутких экспериментов. Гераклион превращен в скопище лагерей, где содержат детей, подростков и молодых людей. Им стирают память и внедряют новые воспоминания. Драконы ищут способ раз и навсегда изменить воспоминания всех пленных, отобрать их прежнюю жизнь, внушить, что драконы — хозяева планеты. Люди нужны им лишь в качестве обслуги. Технологии должны быть только у избранных… Но это еще не все. Больше всего драконов интересуют такие, как вы.

— Что в нас такого? — спросил Лис, заворожено слушающий рассказ командира.

— Есть особенные люди… Их называют потомками титанов. В далекой древности титаны прибыли на эту планету, обосновались здесь и создали великую цивилизацию. Они обладали удивительной силой. Магией, если вам так понятнее… Со временем способности утрачивались, но все же наследие их осталось. Особенно оно проявляется в правящих семьях. В вас больше всего магии… Вы еще молоды, и способности лишь начинают крепнуть, и драконам важно было понять природу этого дара и найти лично для вас способ уничтожить воспоминания. Поэтому они и не убили Санторина, даже когда эксперимент с ним не сработал. Вас дольше всего держали в лабораториях.

— Первым мы нашли Дария, — продолжил Борган. — Его убежище только построили, и охраны было не так много… Его вытащили… Стали искать вас, но безуспешно… Потом появился Таврос и Санторин. Мы предприняли попытку нападения, но она провалилась. Решили подождать, собраться с силами. К счастью, дождались Лиса и Шай. К сожалению, мы не можем спасти всех ребят, витязей слишком мало. Но вы пятеро — самые важные! Ваше происхождение и дар — ключ к спасению мира! У меня тоже есть дар, но этого недостаточно. Нужно объединить силы.

— Как вы нас находили? — спросил Лис. — И где эти самые лаборатории?

— В поисках нам помог Дельфийский оракул. Вы еще познакомитесь с ним… Дельфийцы — тоже маги, только другие, темные. Им удалось противостоять драконам. Они помогли нам с перемещением и с оружием. А лаборатории звездных драконов находятся в стране Та-кем — обители великих пирамид.

Друзья, которые почти не помнили друг друга, молча обдумывали услышанное. Информации было много, и она никак не укладывалась в голове. Сложно было представить себя магами, да еще и потомками каких-то титанов, а еще и важными персонами… Слишком невероятно!

— Так я вовсе не плотник? — отмер, наконец, Таврос.

— Нет, дружище, поверь, — ответил Борган. — Вы все — настоящие воины в душе, пусть и не осознаете этого.

— Если Гераклион — могущественная страна, то почему мы не смогли противостоять звездным драконам? — спросил Лис.

— Гераклион, да и всю планету, постигло настоящее бедствие, — ответил Велир. — Вам еще многое предстоит узнать о реальном мире.

7. Страшная сказка

Лису казалось, что он слушает увлекательную сказку. Захватывающую, но в то же время, жуткую. Слушал и думал, что такого никак не может быть в его мире. Его сознание, запудренное фальшивыми воспоминаниями об унылой крестьянской жизни, бедности и примитивном хозяйстве, никак не хотело принимать картину мира, которую преподносили витязи. Шай жалась к нему и тоже слушала, затаив дыхание…

История началась много тысяч лет назад, когда первые переселенцы прибыли на планету Земля. Это были гости из созвездия Большой медведицы. В те незапамятные времена это созвездие на небе и вправду напоминало огромного зверя, за что и было названо. Там очень много густонаселенных планет, и часть населения приняли решение отправиться в межзвездное путешествие.

Пришельцы поселились на севере планеты на огромном материке, в центре которого располагалась гора, которую они называли Меру. Там был центр всей планеты, и там же они заложили свою главную реликвию — особое устройство, с помощью которого можно было управлять земной энергией. Мы называем это кристаллом жизни. Так появилось первая страна на планете, называемая Туле.

Пришельцы были разных рас и родов, и немало отличались друг от друга, но долгое время жили в мире и согласии. Среди них были титаны белой расы, обладающие особой силой. Они называли себя асами… Наши предки…

Планета осваивалась, и появлялись новые государства. Асы, как самый многочисленный народ, занимали материк Туле и большую часть нашего материка, основав государство Асию. Но вскоре в их рядах произошел раскол, связанный с появлением черной магии, и часть асов переселилась на остров в Атлантическом океане, назвав свою страну Атлань. На юге с Асией граничили королевство Чжоу и империя Рамы, которая славилась техническими достижениями и оружием.

По всей планете были выстроены огромные каменные города. Люди передвигались на летающих виманах, которые парили с помощью магии и энергетического поля планеты. Энергию давал кристалл жизни, который был связан с другими строениями: пирамиды, дольмены, сейды, каменные лабиринты. Все это было связано между собой в единую глобальную сеть, обеспечивавшую жизнь на планете.

Первая разрушительная катастрофа случилась по вине магов Атлани. Это был первый эпизод в череде несчастий. В результате экспериментов с черной, запретной магией, атланты нарушили энергетическое равновесие на планете. Теперь никто уже не знает, что произошло на самом деле, но их остров, застроенный дивными золотыми дворцами, в одну ночь опустился на дно океана. Остальные земли страдали от наводнений и землетрясений. Людям с трудом удалось оправиться от этой катастрофы. Многие технические устройства больше не работали.

Оставшиеся атланты расселились на соседних материках. Часть из них построили в джунглях огромные города из камня, принялись добывать золото в стране Эльдорадо и продолжили магические эксперименты и не хотели поддерживать отношений с другими государствами. Им удалось открыть проход в иные миры, и однажды все люди просто исчезли в одночасье, оставив города, и больше не вернулись. Асы, разыскивающие бывших собратьев, нашли лишь одинокие каменные здания и множество памятников и изображений, посвященных загадочному богу-оборотню — ягуару.

Другие атланты основали страну Та-кем и решили раз и навсегда отказаться от черной магии. Они построили огромные пирамиды, которые смогли стабилизировать энергетическое поле. Но планета все же не смогла до конца оправиться от катастрофы. Люди долго восстанавливали мир, но новая опасность уже приближалась…

Они называли себя Звездными драконами… Просили помощи, говорили, что мир их уничтожен. Пришельцы с Огненной звезды… Так они называли свой погибший мир. Звезда в их системе превратилась в сверхновую, превращая планеты в огненный ад. Драконам пришлось бежать и искать себе новый мир. К сожалению, они не хотели просить убежища. Они стремились завоевывать, отбирать… Такова их змеиная сущность.

Драконы напоминали разумных прямоходящих рептилий, но и среди них было разделение. Высшие — более развитые, и низшие — больше напоминавших огромных змей. Они высадились на планете и заняли пустующие города в Эльдорадо. Началась война… Империя Чжоу воевала на стороне противника. Драконов они считали богами, поклонялись им. У драконов были летательные аппараты, мощное оружие. Сражения полыхали по всей планете. Города лежали в руинах…

В то время у Земли было две луны — Фатта и Месяц. На Фатте драконы организовали военную базу и готовились испытать какое-то новое оружие, невиданной силы… И тогда правитель Асии, центр которой еще находился на материке Туле, принял решение собрать весь энергетический и военный потенциал и ударить по Фатте. В результате удара луна раскололась на части, и осколки ее угрожали Земле. Все маги мира собрались, чтобы отвести опасность от планеты, но силы не хватило. Несколько осколков упали на планету, вызвав новую катастрофу.

Материк Туле стремительно погружался в океан. Люди экстренно эвакуировались, а кристалл жизни в срочном порядке перенесли в Пальмиру — древний город, который позже стал столицей Гераклиона. Пальмира находится на севере у Варяжского моря, прямо через город протекает река Эридан…

Люди одержали победу над драконами, но слишком высокой ценой. Климат менялся… С севера надвигался ледник, и асам приходилось двигаться в более теплые земли или приспосабливаться к холоду. Повсюду были разрушения и выжженная земля. Империя Рамы потеряла былое могущество, испытав на себе мощь оружия драконов. Воздух был отравлен, и людям приходилось прятаться в подземельях. Царили тьма, холод и разруха…

При бомбардировках и землетрясениях были разрушены множество технических устройств, входивших в единую энергетическую систему. Пирамиды и прочие каменные сооружения, строившиеся на века, не смогли выдержать испытаний. На планете появились временные и пространственные аномалии, называемые черными дырами. Люди исчезали, попадая в иные миры.

С трудом удалось установить прежний порядок на планете. Энергетическое поле, как могли, стабилизировали. Столицу Асии перенесли ближе к Рипейским горам и назвали Асгард — город Богов. Пальмира же стала духовным центром империи, а область, в которой она находилась, назвали Гераклионом в честь величайшего из титанов. Города отстраивались заново, и в них в память о тяжелой победе, устанавливали памятники всадникам, пронзающим копьями ненавистных змеев.

Но мир длился недолго. Все началось с того, цепь энергетических каменных устройств совсем вышла из строя, не выдержав нагрузок на поле Земли. Большая часть материка опустела. Люди и целые города исчезли, провалившись в черные дыры. Восточная часть Асии и Империи Рамы потеряли население и погрузились в энергетические бури. Начался настоящий хаос…

Асгард тоже исчез, и столицу Асии перенесли в Пальмиру, куда и отправились все оставшиеся потомки титанов. Провинция Гераклион стала осколком прежней огромной империи. Ларгус Винтар, отец Шай, был назначен регентом до тех пор, пока не удастся вернуть Асгард и императора. Правительство искало способы восстановить энергетический баланс и вернуть население. Лучшие маги и ученые работали над этим. Однако не успели…

Звездные драконы вновь напали на планету, воспользовавшись катастрофическим положением. Остатки их флота скрывались где-то в солнечной системе, предположительно, на Венере. К сожалению, достойного отпора дать им было уже некому. Сначала они захватили страну Та-кем. Фараон пытался дать отпор, но безуспешно. Драконы захватили выживших жителей, отправили на рудники Эльдорадо. Пирамиды перенастроили, чтобы снабжать энергией излучатели, и организовали множество лабораторий для экспериментов. Они что-то сделали со своими генами… Теперь они могут обращаться в людей, и по внешнему облику их никак не распознаешь. Только кровь холодная осталась, голубая… В человеческом облике им стало легче приспособиться к условиям нашей планеты.

Остатки могучей армии витязей ринулась в бой, но силы были не равны. Гераклион, измученный катастрофами, не смог справиться с противником. Пальмира была захвачена, и в ней поселился предводитель драконов — Дарнис дин Кейл, провозгласивший себя королем планеты. Большинство жителей было безжалостно истреблено. Осталось лишь то количество, которое драконы посчитали достаточным, чтобы обслуживать их. Взрослое население отправили на рудники добывать золото, а молодое — в лагеря для экспериментов с памятью.

В будущем драконы планируют найти универсальный способ внедрения новых воспоминаний, который подействует на любого жителя планеты. Если у них получится, то больше никто не вспомнит, как все было на самом деле… Все будут считать драконов хозяевами — лекарями, стражниками, господами… А Дарниса — великим королем-благодетелем. А землю свою будут называть Ангоя — так звалась погибшая планета драконов…

В зале воцарилась тишина. Некоторые из присутствующих вспоминали те ужасные дни после нападения драконов. Другие же пытались отыскать в недрах собственной больной памяти хоть малейшую вспышку воспоминаний. Пальмира… Священный город… Лис отчего-то вспомнил свой недавний сон о затопленном городе… Может быть, это что-то значит…

— Это просто невероятно… — нарушил молчание Таврос. — Этого просто не может быть…

— Похоже, им бесполезно что-либо рассказывать, — усмехнулся Дарий, но тут же осекся под выразительным взглядом Велира.

— К сожалению, мы не смогли сдержать драконов, — продолжил рассказ Велир, сжав кулаки. — Действующих виман почти не оставалось, а у драконов целый флот боевых звездолетов. Драконы вступили в Пальмиру, и их предводитель объявил себя королем. Остаткам армии пришлось отступить… Скрыться в этих подземельях вместе с выжившими и теми, кому удалось избежать плена. Помощи ждать было неоткуда, и пришлось просить помощи у тех, кто раньше сам был врагом…

— У дельфийцев? — спросил Лис, пытаясь составить для себя единую картину произошедшего.

— Да… Они темные маги, потомки атлантов. Единственные на планете, поддерживающие культуру предков. Дельфийцы жили обособлено и предпочитали не поддерживать контактов с другими народами. Драконы бомбили их город, но жителей захватить не удалось. Они владеют секретом перехода в иные миры… Когда Гераклион пал, мы решили укрыться в древнем городе, и обнаружили, что часть жителей вернулись. В основном, жрецы, маги, и Великий Оракул. Мы попросили о помощи, попросили забыть о разногласиях и распрях. Оракул согласился помочь…

— Нарушения в энергетическом поле повлияли на способности дельфийцев, — продолжил Борган. — Но все же магия по-прежнему обитала в городе. Оракул помог нам отыскать нужные лагеря, открыть порталы, создать туман, вредный для драконов… Но этого недостаточно! Их магии мало! Да и не особо дельфийцев беспокоит происходящее. В любой момент они готовы отправиться в иные миры к своим предкам. Но мы не можем сбежать! Не можем оставить Гераклион…

— Что с нашими родными? — тихо спросила Шай, украдкой смахивая слезинку. — Их забрали на рудники?

— Хотелось бы, что б это было так… — произнес Борган, отводя взгляд. — К сожалению, Оракул увидел совсем другое… Когда Пальмиру захватили, все правящие семьи — наши родители — выполнили свое предназначение. Их высшей целью было охранять кристалл жизни, чтобы он не попал в руки врага. Они проникли в подземелья города и провели специальный ритуал… Отдали собственную магию и жизненную силу для защиты кристалла. Отдали свои жизни, чтобы у нас был шанс выжить… Но драконы все равно будут пытаться отыскать кристалл, потому что жаждут силы! Поэтому они дольше остальных держали вас в лабораториях!

Лис и в своих фальшивых воспоминаниях знал, что сирота… Но понять это еще раз стало неожиданно больно.

— Нужно попытаться что-то сделать, — сказал Велир. — От вас теперь зависит судьба Гераклиона… Ваши объединенные силы, магия… Это наш последний шанс!

— Мы ведь, в сущности, дети, — задумчиво проговорил Санти. — Что мы можем сделать?

— Для начала сделать все, чтобы никогда больше не попасть в лапы Звездных драконов, — сказал Борган. — Попытаться вспомнить хоть что-нибудь.

Лис был уверен, что он сам лично все возможное сделает для этого. Пусть реальность оказалась жестокой, но правда все равно была лучше фальшивой жизни в убежище в окружении монстров! Его друзья выглядели испуганными и растерянными… Кроме этого Дария, который так гордился тем, что якобы все помнит! Лис не мог даже представить, что когда-то дружил с этим неприятным типом… Но это было неважно. Витязи наверняка уже придумали что-то, и Лис намеревался принимать активное участие в борьбе за… собственную жизнь, которую у него отняли.

8. То, что скрыто внутри

Теперь оставалось понять, что же делать дальше. Насколько Лис уяснил, ситуация вокруг не из лучших. Война проиграна, а кучка повстанцев вряд ли может что-то изменить, даже если они обладают силой. Что характерно, даже сами не помнят, какой именно… Лис не знал, как это — быть лидером и принимать ответственные решения. Он помнил, как выполнять указания, прислуживать, следить за хозяйством…

— Мы отправимся к Великому Оракулу, — пообещал Борган. — Надеюсь, он поможет пробудить ваши способности и воспоминания.

Многообещающе… Лис не видел этого загадочного Оракула, но столько о нем слышал, что представлял кем-то вроде настоящего божества.

— Отдыхайте и набирайтесь сил, — сказал Велир.

Витязи и Борган ушли, оставив друзей по несчастью одних. Никто расходиться не спешил. И вообще всем вместе было как-то спокойней. Даже Дарий, несмотря на явную враждебность, оставался на месте.

— Ребята, что-то мне хочется обратно в убежище, — тихо произнес Таврос. — Там хоть все понятно было…

— Ты шутишь? — возмутился Дарий.

— А что? Разве мы воины? Ну, вытащили нас, а что дальше? Что они от нас хотят? — не унимался Таврос.

— От тебя, видимо, ничего…

— Прекратите! — воскликнул Лис. — Нашли время ссориться…

— А ты, значит, решил, что главный среди нас? — снова взвился Дарий. — Конечно, ты ведь Лисур Десперадо, вечно лучше всех! Только вот забыл все также легко, как и остальные!

— Послушай, Дарий, — произнес Лис, с трудом сохраняя спокойствие. — Я не знаю, чем так насолил тебе в прошлой жизни… И, пожалуй, не хочу знать. Сейчас есть проблемы поважнее.

— Если ты все помнишь, тогда расскажи, — вступила в разговор Шай, чуть сильнее сжав руку Лиса. — Мы должны помогать друг другу…

— Неразлучная парочка… Сами вспоминайте! — воскликнул Дарий и спешно покинул зал.

— Санти, а ты что помнишь? — с надеждой спросил Лис.

— Ничего конкретного, — вздохнул парнишка. — У меня в голове все перемешалось… Когда я был в убежище, мне постоянно казалось, что все вокруг нереально. Я не знал, как должно быть, но чувствовал опасность… А когда увидел тебя, Лис, то ты показался мне очень знакомым… Я знал, что знахари врут… У них голубая кровь… Я ранил одного, и вы с Шай это видели. Потом меня заперли в карцере… В том доме много ребят. Они лежат без сознания, опутанные какими-то нитками. Это ужасно… Время от времени кого-то из них выпускают в лагерь, а говорят, что еще нашли где-то, спасли от болезни… Я хочу забыть все, что видел…

Санти сжал голову ладонями и зажмурился.

— Простите… — прошептал он. — Я очень плохо себя чувствую…

Пошатываясь, паренек ушел, и друзья остались втроем.

— Хороши воины, — сказал Таврос, вздохнув. — Пойду вздремну, лучше… Может, дворцы королевские приснятся, раз я там жил, как говорят…

Таврос ушел, что-то недовольно бурча себе под нос.

— Давай, я провожу тебя, — предложил Лис.

Шай согласно кивнула, встала и потянула друга за собой. Хоть теперь они знали правду, от старых привычек девушка отказываться не хотела. Ей по-прежнему казалось, что рядом с Лисом гораздо спокойнее.

— Ты ведь раньше меня проснулась… Как тебе витязи? И вообще все, что происходит вокруг…

— До сих пор не могу поверить, что все это реально, — призналась Шай. — Но здесь не страшно, и мне не хочется плакать целыми днями. Сначала было не по себе, но эта женщина, Крессия, была так добра ко мне. Сколько же в ней храбрости и отваги! Быть витязем наравне с мужчинами… Жаль, я так никогда не смогу…

— Ты не знаешь, на что способна на самом деле, Шай…

— Как я могу быть принцессой? Это невероятно… И чем смогу помочь? Я ведь только мешать буду, всего бояться…

— Ты не будешь мешать, — заверил Лис. — К тому же, ты не одна. Ведь помнишь, я всегда рядом.

— Как здорово, что в убежище я нашла именно тебя, — шепнула Шай, порывисто обняв Лиса.

Словно засмущавшись, девушка поспешила скрыться в отведенной ей пещере. Лис зачем-то стоял на месте несколько секунд, не решаясь оставлять ее, но потом все же пошел вперед. Если честно, он совсем не ориентировался в лабиринте этих подземных ходов и не представлял, где его убежище. К счастью, за поворотом поджидал Борган.

— Ну, как ты? — заботливо спросил он.

Лис не помнил, какие отношения между ними были в прошлом. Между родственниками ведь всякое может быть… Однако ему казалось, что они с братом наверняка ладили.

— Осознать все нелегко…

— Понимаю… Я сам долго не мог смириться с тем, что все рухнуло. Даже иногда думаю, может, было бы легче не помнить ничего, как вы…

— Нет, так тяжелее, — уверенно ответил Лис. — Не помнишь, кто тебе друг, а кто враг…

— Ты про Дария? Не обращай внимания… Он всегда был заносчивым. А ты делал успехи в учебе. Тебя всегда хвалили, ставили в пример. Вот он и бесился все время. А то, что он все помнит — ерунда. Конечно, воспоминаний у него осталось немало, но излучение все-таки действовало, так что многое он все равно забыл. Просто хотел показать свое превосходство.

— Мерзкий тип…

— Да, общение у вас не складывалось. А вот Таврос — твой лучший друг.

— Я почему-то не удивлен… А ты? Ты ведь тоже витязь?

— Да, так случилось. Это ты у нас в семье талантливый во всяких науках, в политике… А я по-простому, в солдаты пошел.

— Для этого нужно столько мужества…

— Знаешь, я часто думаю… Меня ведь не было в Пальмире во время захвата. Мы пытались сдержать драконов на юге… И меня не покидает мысль, что я должен был быть там, с семьей, сражаться вместе со всеми…

— Тогда ты бы оказался на рудниках или в убежище без памяти. Кто знает, смогли бы нас спасти без твоей помощи?

Борган улыбнулся. Ему на миг показалось, что он вот так просто болтает с братом, и не было никаких провалов в памяти. Как раньше…

— Я счастлив, что ты цел, Лис… Что я не один на этом свете…

Сердце Лиса защемило от тоски. И такая же тоска отражалась в глазах его брата.

Лис остался один, но уснуть никак не мог. Он все перебирал в голове море информации, что узнал сегодня, пытался разложить все по полочкам… Пытался отыскать внутри хоть тень воспоминаний. И очень надеялся на помощь Оракула.

Уснуть все-таки удалось… Лису привиделось, что он вновь вернулся в убежище, и над ним склоняется лекарь Гирон, а в руках что-то блестящее, острое… К счастью, открыв глаза, Лис увидел стены пещеры. Лекари и стражники остались далеко… Но кто знает, долго ли удастся скрываться от драконов?

Лис ждал путешествия в Дельфы с нетерпением. Он очень надеялся, что Оракулу удастся помочь ему все вспомнить. Без воспоминаний Лис чувствовал себя ущербным, беспомощным, словно вырвали важную часть души. Вспомнить жизнь, которая теперь казалась сказкой… Которая наверняка была счастливой…

Сборы длились недолго. Борган выполнял роль проводника, и еще было два витязя для охраны. Шай очень волновалась. Лис держал ее за руку, чувствуя, как она дрожит. Таврос выглядел спокойным, а Санти, как обычно, изможденным и больным. Лис тревожился за него… Мальчишке явно не становилось лучше, несмотря на то, что драконы больше не пичкали его своей отравой. Дарий же держался отстраненно.

Отряд покинул подземный лабиринт и долго пробирался по узкому ходу в скалах. Он вел куда-то наверх… А там маячил свет.

— Никуда не разбегаемся, — предупредил Борган. — Идем строго по тропинке.

Лис поначалу не понял, о чем говорит брат. Они выбрались из пещер и оказались среди обломков скал на выжженной земле. Борган шел уверено, ориентируясь на какие-то знаки… И лишь через некоторое время Лис сумел увидеть эту самую тропинку. Едва заметная дорожка, мерцающая в лучах солнца, словно земля была посыпана чем-то блестящим. Она пролегала среди обожженных валунов в месте, скрытом от чужих глаз. Кажется, это была горная долина. Преодолев ее, путешественники подошли к проходу между двух особенно больших обломков. Борган остановился, снял с ремня золотую подвеску в виде трезубца, поводил ей в проходе, а потом сделал знак остальным следовать за ним.

И Лис увидел Дельфы… Город, скрытый горами, но не избежавший нападения. Здания из громадных каменных блоков стояли полуразрушенными. Повсюду валялись обломки колонн и построек, о предназначении которых путешественники даже не догадывались. Полуразрушенный брошенный город…

— Дельфы тоже бомбили, — сказал Борган. — Только людей тут уже не было… Они вернулись позже… Они и сейчас здесь.

И через мгновенье все стало меняться. Город словно ожил… Он словно снял с себя морок. Разрушения уже казались не такими сильными, а Дельфы наполнились людьми.

— Невероятно! — воскликнул Таврос.

Борган повел всех дальше, к центру города, где высилось совершенно целое здание из белого камня, испещренного непонятными знаками. Здание украшали высоченные белые скульптуры и колонны. Никогда прежде Лис не видел такого великолепия… Хотя, наверняка видел, просто забыл… В его воспоминаниях люди не способны были построить ничего подобного.

— Это храм Великого Оракула, — сообщил Борган. — Кажется, он стоит здесь еще со времен гибели Атлани.

— Почему дельфийцы не хотели общаться с нами до войны? — спросил Лис.

— Когда маги Атлани поняли, что их остров вот-вот исчезнет в пучине океана, они попросили помощи, — ответил Борган. — Но наши маги решили, что не должны вмешиваться, иначе может наступить еще более ужасная катастрофа. Было решено пожертвовать островом… Однако в итоге все равно все пошло прахом…

— И обида осталась, — закончил Санти, взирающий на великолепный дворец с восторгом маленького ребенка.

— Теперь уже все в прошлом. Идемте, наверняка Оракул уже нас ждет.

Храм освещали костры. Между ними ходили люди в белых одеждах, что-то бормоча. Борган назвал их жрецами. Потолок было не разглядеть, но вверху что-то мерцало, и создавалось впечатление, словно там настоящее звездное небо. Стены были разрисованы цветными яркими картинами, изображающими древние битвы, исчезнувшие города, морские волны, непонятные устройства… В какой-то момент казалось, что герои на картинах оживали, начинали двигаться…

— Великий Оракул готов говорить с вами, — сообщила одна из жриц.

Он возник словно ниоткуда… Просто появился посреди зала… Высокий, в белых одеждах, с золотистой повязкой на глазах. Светлые длинные волосы, борода… Он шел так уверенно, словно глаза его не были скрыты. Друзья притихли, потрясенно разглядывая Оракула. Даже Дарий, скептически относившийся к походу, явно был под впечатлением от происходящего.

Оракул, не говоря ни слова, повернулся к жрице, и та кивнула, словно получив какую-то информацию. Он сделал пару шагов назад и исчез, растворившись во тьме. А жрица подошла ближе и произнесла, указав на Лиса и Шай:

— Идите за мной.

Лис взглянул на брата, и тот кивнул. Тревога Шай понемногу передавалась и Лису, но он старался держать себя в руках. Они пошли за жрицей между костров сквозь резную арку. За ней оказалась комната, стены которой излучали мягкий желтоватый свет. Жрица оставила их и скрылась в темноте арки.

— Где же он? — шепотом спросила Шай.

— Я здесь! — раздался голос, идущий, казалось прямо из стен.

Девушка вскрикнула от неожиданности, а Лис принялся искать источник звука, но так и не смог никого разглядеть.

— У вас много вопросов, — продолжал Оракул. — Увы, я смогу ответить не на все… Принцесса, что ты хочешь знать?

Шай нахмурилась, услышав непривычное для себя обращение.

— Я хочу знать, что мне делать дальше?

— Жить, — ответил Оракул. — Ты способна на многое. Я вижу в тебе силу…

Через секунду Оракул возник прямо перед Шай. От неожиданности она хотела отшатнуться, но не смогла пошевелиться. Холодная рука легла на ее лоб. Девушка заворожено разглядывала золотистую повязку, но ей казалось, что она видит большие голубые глаза…

— У тебя особый дар… Он скоро проявится, не сомневайся. Сила всегда пробуждается в момент страха или боли. Ты можешь исцелять…

— Но как? Как мне научиться?

— Ты поймешь сама очень скоро…

Оракул переместился к Лису. Парню казалось, что он проникает в его разум, читает мысли.

— А с тобой мы похожи…

— Что это значит? — спросил Лис.

— Ты можешь видеть прошлое и будущее. Это очень сложно, поверь… Это особая магия, тонкая…

— Я хочу научиться!

— Это придет со временем… Однажды ты научишься использовать свой дар.

Звучало не слишком обнадеживающе. Лису вовсе не хотелось дара предвидения, да еще такого, что нельзя контролировать. Он хотел быть воином, уметь сражаться… Он хотел отваги и решимости.

— Ты поможешь нам вспомнить настоящую жизнь? — с надеждой спросил Лис.

— К сожалению, я не всесилен. Моя магия бессильна против воздействия захватчиков. Его природа не ясна мне, чужда… Вернуть воспоминания сможете только вы сами. Я лишь могу подтолкнуть.

Фигуру Оракула окутало сияние. Лису и Шай пришлось зажмуриться, чтоб не ослепнуть. Их тела окутал жар, проникающий, казалось, в каждую клеточку. Они по-прежнему не могли двигаться и не могли сопротивляться. Но боли не было… Жар словно высвобождал из глубины их душ нечто скрытое. Спустя несколько секунд все закончилось. Сияние погасло, и Оракул отошел назад, скрестив руки на груди.

— Остальное зависит от вас самих, — произнес он.

— Ты ведь можешь видеть будущее… — не удержался Лис. — Ты ведь все знаешь… Мы сможем вернуть Гераклион? Есть хоть малейший шанс?

— Видеть будущее сложнее, чем прошлое. У судьбы много линий… Сейчас я вижу трагический исход событий, но все может измениться в любой момент. Главное — не дать чужакам завладеть кристаллом жизни, иначе все будет кончено.

Произнеся это печальное пророчество, Великий Оракул исчез, оставив Лиса и Шай наедине с мрачными мыслями.

9. Начало пути

После встречи с Оракулом у Лиса осталось больше вопросов, чем ответов. Он ожидал большего… Можно сказать, даже ожидал настоящего чуда. Однако его не случилось, и воспоминаний новых не появилось, равно как и загадочной силы. Было внутри какое-то смутное чувство, которому не было названия… Но ничего конкретного… А главное, ничего такого, что могло бы помочь! У дельфийцев все просто… Захотели — скрылись в другом мире, и наплевать, что творится в этом. Но у Лиса и остальных были обязательства! Да ему и самому хотелось увидеть места, о которых рассказывали витязи… Увидеть Пальмиру… Увидеть жизнь, которую он забыл. Счастливую жизнь…

— Думаешь, у нас правда нет шансов? — спросила Шай, заглядывая другу в глаза.

Девушка настолько доверяла Лису, что его слова имели для нее намного большее значение, нежели Великого Оракула, который вроде бы знает все на свете.

— Я знаю лишь, что мы должны попытаться вернуть свою жизнь. Оракул ведь сказал, что все зависит от нас самих.

— Он сказал, что ты можешь видеть прошлое и будущее. Наверняка ты сможешь вспомнить… А если вспомнишь что-нибудь обо мне, обещай, что расскажешь.

— Обещаю…

Шай улыбнулась… Лис привычно залюбовался ей, даже на миг забыв обо всем. Вспомнить… Если бы это было так просто… Да, рядом есть человек, который все знает. Брат наверняка был в курсе всех событий, но ведь этого недостаточно. Он ведь не может досконально знать о том, что Лис чувствовал, о ком думал, о чем мечтал…

Жрица отвела Лиса и Шай к остальным, а к Оракулу позвала Тавроса. Он вернулся очень оживленным. Рассказывал, как Оракул прикоснулся к нему, и внутри разлилось тепло. Настоящая магия! Таврос мечтал научиться делать также, и ему не терпелось попробовать использовать силу, таившуюся в нем.

— А про способности говорил что-нибудь? — спросила Шай.

— Сказал, что я помогу вам взлететь… Понятия не имею, что бы это значило. Наш друг не слишком многословен.

— Научишь нас летать? — с улыбкой спросил Санти.

— Как бы ни пришлось упасть всем разом…

А младшего члена команды уже позвали на встречу. Санти пошел за жрицей, постоянно оглядываясь, словно боялся, что уже не вернется. Друзья тоже за него беспокоились. Совсем ребенок еще, да такой слабый. Проклятые драконы словно душу его выжгли…

Вернулся мальчишка еще более подавленным. Он дрожал от холода, хотя в храме было душно от многочисленных костров. Лис накинул на него свою куртку.

— Санти, ты как? — обеспокоенно спросил Борган.

— Голова очень болит… Я попросил Оракула об исцелении, но он сказал, что не сможет. Его сила не такая, как наша… Она не исцеляет. Черная магия… Еще сказал, что я смогу спасти всех, когда надежды уже не останется. Если не умру к тому времени…

Оракул ничего не скрывал и не приукрашивал. Он говорил то, что видел, и не давал ложных надежд. Что ж, наверное, это и к лучшему. Дарий после встречи с ним вернулся еще более мрачным, чем обычно. Спросить, как все прошло, решился только Борган. Остальные лишний раз разговоров с ним избегали, помня о его непонятной враждебности. Впрочем, Дарию наверняка причины были ясны, он ведь многое помнил.

Дарий сказал, что задал Оракулу какой-то вопрос, очень важный для него, но тот отвечать отказался. Сказал, что не нужно сейчас Дарию это знать. Подробностей Борган выпытывать не стал. А Лис поймал себя на мысли, что жалеет этого парня. Его агрессия наверняка ведь связана с болью в душе. Может быть, прав был Борган, когда говорил, что легче было бы ничего не помнить?

Обратный путь показался уже намного короче. Лис все думал, как бы пробудить собственные способности. Оракул сказал, что видеть прошлое намного легче, чем будущее, значит, можно вспомнить, если… если постараться.

— Лис… Помнишь, что Оракул сказал обо мне? — спросила Шай.

Они вдвоем шли последними, немного отстав от остальных. Им обоим не хотелось участвовать в беседе, а хотелось поразмышлять. Шай держала Лиса за руку, и это его очень успокаивало и даже придавало уверенности.

— Он сказал, что ты можешь исцелять.

— Да… Если это правда… Я постараюсь помочь Санти. Сделаю все, чтоб он выздоровел.

Лис глянул на мальчишку. Он шел, ссутулившись и тяжело дыша, а Таврос его поддерживал. Лис даже не сомневался, что Шай способна на нечто удивительное. Ему казалось, что она буквально излучает свет и тепло. Вот сейчас держит за руку, а внутри такое чувство… Нет, невозможно описать…

Вернувшись в убежище, все отправились в зал, где уже ждал Велир и остальные витязи. Борган сообщил, что у них есть некий план действий, и теперь самое время его обсудить. Лис даже не мог представить, что они придумали. Одно дело — обезвредить кучку стражников и вытащить наследников правящих семей. Другое дело — бросить вызов огромной армии, захватившей полпланеты. Там уж явно и голубой туман не поможет, и удивительное оружие витязей.

— Ситуация, прямо скажем, почти безвыходная, — пессимистично начал Велир. — Если бы не дельфийцы, мы бы вообще не смогли бы ничего сделать. Но их помощи недостаточно. Воевать они не будут, да и магия их действует на очень ограниченном пространстве из-за энергетической катастрофы.

— Кто-то еще может помочь? — с надеждой спросил Лис.

— Страна Чжоу полностью разорена после прошлого нападения драконов. К тому же, люди там по-прежнему считают их богами. А вот в Империи Рамы можно попытать счастья…

— Вы ведь рассказывали, что в прошлом они сражались вместе с нами…

— Да, Лис, ты прав… Но земли рамаянцев сожжены драконами. Остатки их народа скрываются в подземных городах, как и мы. Они не станут сражаться, но, возможно, там мы сможем отыскать подходящее оружие.

— Драконы разрушили цепь энергетических сооружений, — продолжил Борган. — Но пирамиды в стране Та-кем еще действуют. Драконы их перенастроили, и теперь питают свои устройства их энергией. Если бы удалось вывести из строя пирамиды…

— Но для этого нужно оружие, — заключил Таврос. — Наверное, очень мощное… Магическое?

Все, что предположительно было связано с магией, неизменно приводило Тавроса в восторг.

— Оружие Богов, — сказал Велир. — Ваджра… Так называют его рамаянцы. Им могут повелевать лишь такие, как вы — потомки титанов. Второе нашествие драконов было столь стремительным, что ваджру просто не успели пустить в ход. Но есть надежда, что рамаянцы хранят ее в своих подземельях.

— А еще нужен транспорт, — сказал Борган. — Драконы разрушили почти все военные базы и ангары с виманами. А оставшиеся больше не летают из-за энергетической катастрофы. Но дельфийцы отдали нам древние карты, оставшиеся с тех времен, когда асы еще начинали исследовать материк и возводить каменные изваяния.

Борган положил на стол нечто, напоминающее золотую монетку. Она вдруг вспыхнула, и над столом появилось изображение, словно сотканное из светящихся нитей. Лис и не подозревал, что карты могут быть такими.

— Здесь отмечена изначальная энергетическая сетка, на узлах которой до сих пор стоят развалины древних устройств — сейдов, менгиров, пирамид. Это порталы, которые работают даже сейчас, но открыть их можно только с помощью силы. Нам нужно объединиться, вместе постараться высвободить ее, и тогда путешествие будет возможным. Нам нужно добраться вот сюда…

Борган чуть сдвинул монетку, и одна из частей карты увеличилась.

— Это южная часть Рипейских гор. Здесь в древности располагались подземные ангары с виманами. Нам нужно попасть туда и найти их.

— А они разве будут летать? — спросил Таврос.

— Древними виманами управляли титаны с помощью своей силой. Но со временем они все больше отходили от своего неземного происхождения и становились обычными людьми. Поэтому изобрели новые виманы, и построили новую энергетическую сеть. Теперь силу получали не из магии, а из самой планеты, и каждый человек мог летать. А древними летательными аппаратами уже никто не пользовался.

— А нам придется, — сказал Лис. — А если эти ангары тоже разрушены?

— Значит, придется придумывать что-то другое, — ответил Велир. — Итак, выступаем завтра. Ближайший портал откроют дельфийцы, а дальше придется надеяться на собственные силы. Вы все очень важны… Вы должны быть вместе… И чтоб никаких ссор. Ты слышал, Дарий?

Тот явно хотел ответить что-то дерзкое, но сдержался под строгим взглядом командира витязей.

— Дарий, здесь для тебя нет врагов, — мягко сказал Борган. — Это ненормально, что ты…

— А своих бросать нормально? — перебил его Дарий. — Почему вы не вытащили Фрею? Она тоже должна быть с нами!

Высказавшись, парень по обыкновению покинул зал, оставив друзей в недоумении.

— Кто такая Фрея? — спросила Шай.

— Фрея Девос — ответил Борган. — Она тоже из правящей семьи. Предположительно ее родители погибли вместе с остальными, защищая кристал…

— Предположительно? — переспросил Лис.

— Оракул ничего не сказал о них. Ничего не увидел…

— Значит, она все еще может быть в каком-то убежище? — почти шепотом спросила Шай.

Мысль, что кто-то родной еще может томиться в плену у драконов, ужаснула всех. Даже Таврос, который еще недавно хотел вернуться в убежище, где все было понятно, теперь сочувствовал этой неизвестной девушке.

— Мы не нашли Фрею ни в одном из убежищ, в которых побывали. А Оракул не смог сказать, где она сейчас… Или не захотел, — объяснил Борган.

— Странная история, — заметил Таврос.

— В нашем мире теперь все странно, друг мой, — отозвался Велир. — Выходим на рассвете… А теперь отдыхайте.

Настроение у всех изрядно испортилось. Оказалось, что есть еще девушка с чудесными способностями, но ее найти не смогли. Каждый теперь невольно представлял себя на ее месте. А Лис думал о том, почему Оракул не захотел говорить об этом. И Дарий ведь наверняка задал вопрос о Фрее… Что за тайна скрыта здесь?

Лису очень хотелось поговорить с Шай, но она предпочла общество Крессии. Женщина-витязь явно прониклась симпатией к девушке и старалась ее опекать. Вот теперь они отправились подобрать одежду для Шай к завтрашнему походу. И Лис поймал себя на мысли, что скучает… Он настолько привык, что эта девушка повсюду следует за ним, что без ее общества становилось не по себе.

Но Борган не позволил брату скучать, а Лис был очень рад его обществу.

— Волнуешься перед походом?

— Немного… — признался Лис. — Мне интересно увидеть, что творится снаружи, но и тревожно тоже.

— Там холодно и трудно дышать.

Борган принес для брата теплую одежду, а еще странную маску — круглую, с мелкими отверстиями, скрывающую нос и рот. Оказалось, эту штуку придется надевать снаружи в местах, где воздух отравлен.

— Борган, а какая у тебя способность?

— Я воин… С детства люблю оружие, и тебя научу. За остальных не волнуйся, их витязи подтянут. Так… Мечом тебе орудовать еще рано, а вот это вполне подойдет.

Лис осторожно взял из рук брата непонятное металлическое устройство. Оно состояло из рукояти, удобно помещавшейся в ладони, и конуса. Под указательным пальцем размещалась выпуклая кнопка. Насколько понял Лис, оружие испускало лучи, подобные мечам витязей.

— Однажды и ты станешь настоящим воином, — сказал Борган. — Ты в детстве мечтал об этом, но отец хотел, чтоб ты занимался науками и политикой.

— Я смогу убить этим дракона? — спросил Лис, разглядывая подарок.

— Сможешь… Но придется постараться, ведь эти твари очень живучие. К несчастью, оружия у нас мало, поэтому приходится довольствоваться тем, что есть…

— Борган, я все думаю о том, что сказал Дарий…

— Я все понимаю… Мы хотели отыскать Фрею, но информации не было совсем. Пойми, мы очень спешили. Драконы вот-вот могут начать испытание излучения, способного стереть память у всех оставшихся людей на планете.

— Поэтому Дарий и злится на нас… Что мы здесь, а Фрея — в плену.

— Они были вместе… Ну, до всего этого кошмара. Как ты и…

Борган резко замолчал, словно сказал что-то лишнее.

— Ты о чем? — встрепенулся Лис. — Что ты хотел сказать?

— Лис, на вас столько всего свалилось, и не хотелось бы все еще больше усложнять… Просто вы даже сейчас постоянно вместе… Ты и Шай. Ты очень любил ее…

— Любил… — задумчиво проговорил Лис.

Он не помнил, как это — любить кого-то. В его мрачных навязанных воспоминаниях не было места этому светлому чувству. Но он помнил, как впервые увидел ее в убежище. Шай манила, притягивала… Лис думал о многом с тех пор, как очнулся в убежище. Он искал знаки, улики, пытался осмыслить реальность. Он думал о многих невероятно важных вещах… Но с тех пор, как увидел Шай, она тоже безвозвратно поселилась в его мыслях.

— Видимо, есть что-то большее, чем память, — сказал Борган. — Наверное, это что-то глубоко в душе… То, что нельзя забыть. Ты ведь чувствуешь, правда?

Лис не ответил. Он сам не понимал, что чувствует. Но надеялся, что это путешествие расставит все на свои места. Еще очень надеялся, что дар его пробудится, и удастся вспомнить хоть что-нибудь.

10. Черная дыра

Шай тихонько вошла в пещеру, где жил Санти. Он лежал, завернувшись в одеяло, и тихонько всхлипывал. Девушка присела на край его лежака и осторожно дотронулась до плеча. Паренек встрепенулся и взглянул на нее, поспешно вытирая дорожки слез. Совсем еще ребенок…

— Ты боишься того, что сказал Оракул? — спросила Шай.

— Боюсь, — признался Санти. — И этого похода боюсь… Но я хочу быть полезным. Сделать что-то значимое, нужное…

— Бояться — это нормально. Я сама ужасная трусиха… Если бы не Лис, наверное, уже с ума сошла бы… Оракул сказал, что ты поможешь всем.

— Да… Если не умру…

— Не умрешь, — уверенно произнесла девушка. — А мне он сказал, что я могу лечить. Я понятия не имею, как это делается… Но хочу научиться. Ты позволишь мне попробовать?

— Конечно…

Санти лег на спину и прикрыл глаза. В его голосе сквозила обреченность, и Шай тоже хотелось плакать вместе с ним. Бедный мальчик… Сначала драконы эксперименты ставили, а теперь бывшая принцесса… Но попытаться было нужно. Только вот что делать то?

Шай решила довериться чувствам. Она опустила ладонь на горячий лоб мальчишки и закрыла глаза. Она старалась отыскать внутри себя нечто особенное. Вспоминала ощущение тепла, когда Оракул прикоснулся к ней. Наверняка магия и должна быть такой. Теплой, удивительной…

— Знаешь, у меня в голове иногда возникают картинки, — едва слышно произнес Санти. — Я не знаю, воспоминания ли это… Я видел тебя… В красивом золотистом платье… Ты была похожа на настоящую королеву, но улыбалась также тепло, как и сейчас…

Шай правда почувствовала что-то… Едва уловимое, зыбкое… Ощущение все нарастало. Сердце билось быстрее и дыхание перехватывало. Девушка испугалась этого и отдернула руку, прервав контакт. Санти улыбался…

— Голова не болит больше, — прошептал он. — Спасибо тебе… Спасибо.

— Ты еще станешь настоящим героем, я уверена.

Санти слегка сжал девичью ладонь, а потом повернулся на бок, устроившись поудобнее. На его щеках проступил румянец. Шай снова дотронулась до его лба и обнаружила, что жар спадает. Неужели, правда, получилось? Неужели у нее внутри есть нечто теплое, удивительное?

А Лис в это время терзался совсем другими вопросами. Ему бы отдохнуть перед трудным походом, но сон никак не шел. Он все думал о словах Боргана. Пытался представить, какой парой они были бы с Шай… По всему выходило, что замечательной. Эти мысли вызывали странное волнение и чувства, которые парень затруднялся описать. С одной стороны, хотелось поговорить об этом с Шай, но с другой терзали стеснение и неловкость, словно он узнал какую-то сокровенную тайну… Лис чувствовал смятение.

На следующий день, когда все собрались у хода, что вел прочь из подземного города, Лис избегал даже смотреть на Шай. Он словно боялся, что она может все понять по одному лишь взгляду, прочесть мысли. Только вот что понять? Пожалуй, все, что связано с отношениями, казалось Лису еще более сложным, чем попытки разобраться в реальной жизни.

Однако Шай как всегда решила все сама. О чем-то пошептавшись с Крессией, девушка привычно устроилась рядом с Лисом, ухватив его за руку. Парню сразу стало спокойнее, и все тревоги отошли будто на второй план. Однако на разговор с ней он ни за что бы не решился. Пожалуй, Борган был прав, когда говорил, что не стоит все усложнять.

В поход отправилась большая часть всех витязей, что были в подземном городе. Двадцать семь воинов… Еще десять остались в убежище, чтобы охранять людей. Отряд прямо скажем небольшой, даже если добавить пятерых детей правящих семей… Хотя их назвать воинами можно было только условно. Каждый был одет в теплые костюмы, еще и меховая куртка сверху с капюшоном, теплый шарф и перчатки. За плечами у каждого — холщевая сумка со всем необходимым. Оружие выдали всем и даже поучили им пользоваться, а уж у кого хватит смелости применить его в нужный момент — совсем другой вопрос. У всех одинаковые стреляющие лучами штуки, вроде той, что Борган дал Лису. Называлось это оружие — сарат.

Итак, найти ангар с древними виманами, попасть к рамаянцам, добыть ваджру… Лис подумал, что в той жизни, что внушили ему драконы, таких странных планов на ближайшее будущее у него уж точно не могло быть.

По туннелю, ведущему к ближайшей точке перехода, шли довольно долго. Под землей, в тесном каменном пространстве время почти не ощущалось. Только хотелось поскорее выбраться, чтобы увидеть настоящий мир. Не тот фальшивый, что был в плену у драконов… На той территории нет разрухи и хаоса. Драконы пощадили ее ради создания своих иллюзий. А что теперь там, где раньше процветала великая империя? Гераклион, Асия… Лис знал о них пока лишь из рассказов, но очень хотел увидеть собственными глазами.

Наконец впереди что-то замерцало. Лис подумал сначала, что это солнечный свет, и скоро они попадут на поверхность, но это было обманчивое впечатление… Впереди мерцал портал… Так назвали это светящееся нечто витязи. Дельфийцы создали его, чтобы переместить отряд к первой значимой точке — развалинам каких-то древних сооружений, откуда новоявленные маги должны будут обеспечить дальнейшее путешествие. Жаль, что магия дельфийцев имеет ограничения в пространстве… Придется рассчитывать лишь на собственные силы.

— Судя по карте, мы попадем в достаточно безопасное место, — сказал Велир. — Драконьевых патрулей там нет — мертвые и пустые земли им неинтересны. Помните о пространственных аномалиях. Нужно держаться вместе — так меньше шансов угодить в черную дыру. Если такое случится, у нас будет пару минут, чтоб успеть вытащить человека, а потом…

— Что потом? — тихо спросил Санти.

— Потом человек исчезнет безвозвратно… Даже дельфийцы, которые умеют путешествовать по мирам, так и не смогли понять, куда же исчезли все люди в той части материка.

Звучало жутко… Но сидеть под землей было не менее ужасным вариантом. Других путей к Рипейским горам, где находился древний ангар, все равно не было.

Один за другим члены отряда скрывались в портале. Шай волновалась так, что у нее руки тряслись. Лис шагнул в портал первым, пообещав девушке, что на той стороне непременно встретит ее. Ему показалось, что мир исчез на долю секунды, да и сам он перестал существовать. Словно его тело распалось на бесчисленное множество кусочков, а через миг воссоздалось вновь…

Сначала вернулась способность дышать. В воздухе пахло гарью. Открыв глаза, Лис увидел под ногами серую землю. Вокруг были разбросаны серые валуны, заросшие сухой травой. Некоторые из этих камней имели исполинские размеры и стояли вертикально. Это действительно напоминало развалины какого-то сооружения. В воздухе летал пепел… Именно он придавал всему вокруг мрачный серый цвет. Небо было подернуто дымкой, сквозь которую просвечивало солнце. Кожу на лице защипало от холода. Лис уже и забыл, что значит мерзнуть. Не зря перед походом всем выдали теплую одежду… Витязи сказали, что здесь воздух не отравлен. Лис не чувствовал проблем с дыханием, но запах все же был неприятен.

Шай пришла последней из ребят. Она просто возникла рядом, и Лис тут же обхватил ее руками, чтоб не замерзла, не потерялась… Витязи окружили младших товарищей в кольцо, выставив вперед щиты, по которым пробегали миниатюрные молнии. Воины защищали и оценивали обстановку. Хотя с трудом представлялось, что какая-то опасность может поджидать людей в таком пустынном месте.

— Разбиваем лагерь, — скомандовал Велир, а потом уточнил для неопытных членов команды:

— Здесь темнеет очень рано.

У витязей с собой было все самое необходимое. Светящийся камень, распространяющий тепло не хуже костра… Особенные одеяла, не дающие замерзнуть даже при очень низкой температуре, запасы провизии… А главное, все это помещалось в небольших полупрозрачных кубиках, которые были с собой у каждого. Борган называл эти чудеса технологией сжатого пространства. А Лис с гордостью думал, что уже научился отличать магию от этой странной технологии… То есть от того, что создали люди — разные удивительные приспособления, которые действуют без волшебной силы. Как же это сложно…

Темнело и правда быстро. Начал пролетать снег… Шай сняла перчатку и поймала снежинку. Она растаяла, оставив на ладони мутную серую каплю. Здесь было очень тоскливо и холодно… Глаза закрывались, словно не хотели видеть серую унылую картину окружающего пейзажа. Кажется, Лис окликнул ее… Но двигаться не хотелось. Этот пепел, запустение и сырость вгоняли в полное уныние.

— Шай, иди сюда!

Девушка обернулась и увидела друга. Он стоял около большого валуна с одеялом в руках. Кажется, он в очередной раз позаботился о ней, захотел устроить место для ночлега. Шай огляделась… Вокруг лишь мутное безмолвие. Покинутая обожженная земля… И тут появился звук. Он словно приближался, становясь все громче. Похоже было, будто рой пчел жужжит где-то неподалеку. Через секунду к этому звуку прибавился еще и странный треск.

— Шай, быстро сюда!

Это кричал уже Борган. Он зачем-то выставил вперед щит, который вновь начал искриться. В другое время девушка наверняка бы беспрекословно последовала бы его словам, но сейчас ее сознание словно помутилось. Она лишь смотрела, как рядом прямо в воздухе возникла дыра со светящимися краями, а внутри сплошная чернота. Самое ужасное было в том, что эта тьма манила ее к себе, притягивала с такой силой, что бороться было совершенно невозможно. Время будто остановилось, и все звуки исчезли. Темнота разом окутала Шай, и ей показалось, что мир перестал существовать…

Пусть Лиса и преследовали проблемы с памятью, сейчас он был абсолютно уверен, что такого сильного страха он не испытывал еще в жизни. Шай ведь отошла недалеко, осматривалась… А потом этот странный звук, и черная дыра рядом с ней! А она стоит и даже не пытается сбежать! А через секунду эта страшная тьма поглотила ее, оставив в воздухе лишь едва заметную рябь. Остальные ребята были не в меньшем ужасе от случившегося. Первым импульсом Лиса было бежать за девушкой, куда бы она не попала, однако витязь, стоящий рядом, удержал его. Велир кричал что-то, но Лис уже не слышал…

Борган первым бросился на выручку. Его щит сиял ярче, чем обычно. Он подскочил к тому месту, где мгновенье назад черная дыра поглотила Шай. Воздух там по-прежнему рябил, словно это была поверхность воды, которую потревожили. Борган размахнулся и ударил по мареву своим щитом. В небо взлетел сноп искр, и раздался громкий треск. После черная дыра словно развернулась, и из нее вылетела Шай и упала на землю. А от дыры не осталось и следа. Борган сел, тяжело дыша, стирая пот со лба перчаткой.

Лиса больше никто не удерживал. Он бросился к Шай, помог встать на ноги. Девушка на первый взгляд не пострадала. Она выглядела испуганной и растерянной. В этот момент Лис почувствовал огромное облегчение. Она была рядом, целая и невредимая. Она вернулась к нему… Не справившись с порывом, Лис обнял девушку, прижал к себе крепко-крепко… И вдруг в голове стали возникать картины.

Лис увидел громадный зал с высоченными потолками и гранитными колоннами. Зал был полон людей, одетых в красивые богатые наряды. Они танцевали или просто беседовали. Слышалась приятная музыка. Зал был ярко освещен, но источников света нельзя было заметить. Лис увидел и себя… Высокий, статный, в темно-синем удлиненном пиджаке, украшенном красивой вышивкой. Рядом Таврос — тоже разодетый. Он что-то рассказывал Лису и смеялся. А потом вдруг указал куда-то вглубь зала и произнес:

— Вот она! Дождался, дружище…

Лис почувствовал сильное волнение и предвкушение. Он пытался разглядеть кого-то очень важного, и тут увидел ее… От Шай невозможно было отвести глаз. Казалось, что все люди исчезли, и осталась только она — юная и прекрасная принцесса. Темные длинные волосы, слегка прихваченные золотой диадемой, ложились на открытые плечи шелковыми локонами. Золотистое легкое платье с завышенной талией делало девушку похожей на изящную статуэтку. Лис смотрел на нее и не мог поверить, что в реальной жизни может существовать такая красота… Но в глазах принцессы он видел смущение. Несмотря на свой величественный образ, она оставалась настоящей, искренней, теплой…

Ты моя самая большая драгоценность…

Лис вынырнул из воспоминаний также стремительно, как и погрузился в них. Он был потрясен живостью увиденной картины. И эти слова, наполненные таким сокровенным и даже интимным смыслом… Самая большая драгоценность… Кажется, он сейчас держал ее в руках.

— Лис, что с тобой?

Шай смотрела на него встревожено, словно это не она едва ли не исчезла безвозвратно минуту назад. Но тут подбежали друзья, стали расспрашивать наперебой, что случилось. Крессия все охала, сетовала, что не уследила за любимицей. А Лис все никак не мог прийти в себя. Шай же будто чувствовала причину его ступора.

— Ты что-то вспомнил? — тихо спросила она, дотронувшись до его щеки.

— Нет, — соврал Лис. — Я просто очень испугался за тебя.

Сейчас он бы уж точно не смог говорить об этом…

— Ребята, что это? — воскликнул Санти, указывая куда-то наверх.

Все тут же задрали головы и увидели нечто удивительное! Место, где они расположились, было словно укрыто светящимся куполом.

— Это сделали вы, — с улыбкой сказал Борган. — Магия просыпается быстрее всего в экстремальных ситуациях. Вы все испугались за Шай — магия высвободилась и превратилась в защитный купол. Вы молодцы!

Да, такой ценой больше пробуждать магию никому не хотелось. А Лис вспомнил слова Оракула о том, что он сможет пробудить свои способности в моменты страха или боли. Видимо, прошлое начинает возвращаться.

11. Гости иных миров

Новоявленные маги поминутно задирали головы, чтобы убедиться, что защитный купол не исчез. Сложно было поверить в то, что они сами действительно сделали это. Настроение как-то сразу улучшилось, и открытие портала становилось все более реальным.

Шай взяла у Крессии чашку с горячим чаем и принялась греть руки. Она по-прежнему дрожала и не могла прийти в себя. Лис смотрел на нее, а перед глазами стояла все та же картинка из нежданного воспоминания. Девушка в красивом платье, от которой невозможно оторвать взгляд… Настоящая принцесса… У Лиса все сжималось внутри, когда он вспоминал Шай такую. Она представлялась ему словно в двух ипостасях. С той девушкой, что была сейчас рядом, Лис познакомился совсем недавно, пожалел, решил помочь, поддержать… Но к Шай, что привиделась в воспоминании, парень испытывал совсем иные чувства, от которых захватывало дух.

Реальная жизнь начала возрождаться. Новые воспоминания, совершенно отличные от внушенных, приводили Лиса в смятение. Это было так сложно — словно жить разом в двух мирах. Он обещал рассказывать Шай обо всем, что вспомнит о ней… Вот только то, что увидел, Лис не мог решиться ей рассказать. Это казалось настолько личным и глубоким, словно он подсматривал за кем-то. Увидел то, что не дозволено. Словно в воспоминаниях были совершенно посторонние люди… Иная жизнь, которую пока сложно было понять…

— Эй, ты как? — спросил Борган, помахав ладонью у лица брата.

— Все хорошо… — отозвался Лис, продолжая неотрывно следить за Шай.

Она увлеченно рассказывала всем о своем неожиданном приключении и без конца благодарила Боргана за спасение. А Лис почему-то пожалел, что он не витязь. Хотелось бы тоже так храбро и отчаянно бросаться хоть в бой, хоть на выручку друзьям.

— Почему ты не послушалась меня? — строго спросил Борган. — Я ведь кричал, чтоб уходила. А ты будто сама в дыру шагнула!

— Она притягивала меня, — тихо ответила Шай, тревожно оглядевшись.

Купол по-прежнему мерцал бликами от костра, придавая ощущение защищенности. А за его магическими стенками оставался холодный мир, полный опасностей.

— Я ничего не могла сделать… Эта дыра тянула меня к себе!

— Что ты видела внутри? — спросил Санти, поежившись.

— Там холодно и трудно дышать. Еще холоднее, чем здесь… Там нет звезд, а луна огромная, лилового цвета. Очень страшно… Я испугалась, что останусь там навсегда.

— Это другой мир? — спросил Лис.

— Наверняка, — ответил Велир. — Пространство состоит из множества оболочек. Представьте, например, бутон розы. Ее лепестки — это разные миры. Некоторые совсем близко, и в них легко попасть при определенных условиях. Вот дельфийцы, знакомые с черной магии, могут путешествовать в таких мирах. Но чем ближе к сердцевине бутона…

— Тем дальше миры, — закончил мысль Таврос и улыбнулся, чрезвычайно довольный собой.

— Именно так. И тем сложнее в них попасть. Энергетическая катастрофа повредила пространство, и появились проходы в эти глубокие миры. Черные дыры хаотичны, неуправляемы… Исчезнувшие люди блуждают где-то сейчас и надеются однажды вернуться домой…

— Как же починить пространство? — спросил Санти.

— Это очень сложный вопрос, сынок, — ответил Велир. — В любом случае это невозможно, пока планета в чужих руках. Драконы сами не решаются соваться сюда… Их не интересуют эти холодные больные земли. Они ведь змеи, в сущности, хоть и способны теперь принимать человеческий облик. Им нужно тепло, и вполне хватает той территории, что осталась нетронутой.

— А раньше здесь было очень красиво, — мечтательно произнес Борган. — Много зелени, красивые города… Империя была прекрасной…

Остальные тоже прониклись грустью его слов, пусть и не помнили эту самую прекрасную империю. Разве что Дарий…

Суматоха постепенно улеглась. Уже совсем стемнело, и все готовились ко сну. Ребята старались держаться вместе. Это уже было что-то на уровне инстинктов. Витязи же расположились чуть поодаль. Лис устроил спальное место для Шай рядом с собой, и это казалось ему самым правильным решением. Таврос сидел у костра, завернувшись в одеяло, а Санти уже лег поближе к костру, укутался в одеяло почти с головой, поглядывая на друзей грустными голубыми глазищами. Дарий поначалу вроде бы решил остаться в гордом одиночестве, выбрав персональный валун, но потом все же собрал вещи и перебрался к вроде как ненавистным товарищам.

— Не возражаете? — громко спросил он.

Ребята не были против его компании. Вообще было глупо ссориться в таких обстоятельствах. Они все попали в ужасную ситуацию, и выпутываться тоже придется вместе. Дарий расположился рядом с Лисом. Остальные молча наблюдали за его передвижениями, гадая, будет ли очередная сцена. Однако парень сегодня явно конфликтовать не собирался.

— Очень жаль, что так случилось с Фреей, — первой нарушила молчание Шай. — Надеюсь, что с ней все нормально…

— Я тоже надеюсь, — отозвался Дарий, бросив короткий взгляд на девушку. — Я найду ее обязательно… И пусть витязи думают, что хотят!

— Ты о чем? — заинтересовался Лис.

— О том, почему Фрею так и не смогли найти… — ответил Дарий, почти переходя на шепот. — Они считают, что ее семья — предатели. Что они помогли драконам захватить Пальмиру… Я слышал, как витязи обсуждали это. Но я не верю!

— Что тебе сказал Оракул? — спросил Таврос, придвинувшись ближе. — Ты ведь спрашивал о ней?

— Сказал, что мне не нужно знать! Ерунда! Фрее просто не повезло. У витязей главные Велир и Борган. Первому нужно было отыскать принцессу, а второму — брата. Нам с Тавросом и Санти просто повезло!

— Я не верю, что витязи не стали бы искать кого-то из нас, если б знали, где он находится, — возразил Лис.

— Ты никогда со мной не соглашался, — буркнул Дарий.

— Подождите, — прервала едва начавшуюся перепалку Шай. — Почему Велиру нужно было отыскать именно меня?

— Ты наследница… С тобой легче будет вести переговоры, когда настанет время. Легче будет получить помощь. Если это вообще возможно…

Шай вдруг осознала, какая на нее свалилась ответственность, и тревога, которая почти не оставляла ее последнее время, стала сильнее. Лис почувствовал это и сжал девичью ладошку.

— А ты, правда, все помнишь? — тихо спросил Санти.

— Я помню многое… — ответил Дарий. — В основном то, что было до вторжения. Наши семьи дружили, и мы с вами постоянно сталкивались то на балах, то на приемах. Санти самый маленький… Ты, Лис, его постоянно опекал, даже с учебой помогал. С Тавросом вы вообще с пеленок лучшие друзья. Помню Пальмиру… Дивный город… Вы себе даже представить не можете, насколько он прекрасен. Наш дом… Как бы я хотел туда вернуться. И даже рад, что не помню, как наш город захватили.

Всех уже клонило в сон. Ребята, уставшие за день, засыпали под тихий рассказ Дария о родном городе. Они не помнили его, но каждый представлял собственные красивые картины.

Лис спал беспокойно, то и дело просыпаясь в тревоге. Успокоился только тогда, когда Шай во сне придвинулась к нему и обняла, уютно устроившись на его груди. Лис расслабился и лежал, прислушиваясь к размеренному дыханию товарищей, смотрел на догорающие угли костров и на купол, который мерцал даже в темноте. Сквозь его прозрачные стены Лис видел снег, который не мог проникнуть внутрь. Снова убежище… Еще видел, как черные дыры несколько раз открывались то тут, то там, но уже не были опасны для людей.

Уже впадая в сладкую дрему, парень заметил движущуюся тень, словно кто-то крался в ночи. Он встрепенулся было, но видение пропало. Наверняка, показалось… Здесь мертвые земли, в которых давно нет ни людей, ни животных… Он обнимал Шай, и те ощущения, что прятал от себя самого при свете дня, снова вернулись. Лис держал в руках свою самую большую драгоценность…

Во сне Лис будто бы перенесся в другое место. Сумерки, прохлада, моросящий дождь… Круглая белая беседка, увитая алыми розами, с деревянной скамейкой внутри. Лис сидел, откинувшись назад, прикрыв глаза, а Шай спала, устроившись у него на коленях. Лис гладил ее по волосам и чувствовал себя невероятно счастливым.

— А я, правда, тебе нравлюсь?

— Правда… Ты такая красивая…

Вот следующая сцена… Лис и Шай идут рядом среди цветов. Во сне все кажется ярким, красивым… Большие алые бутоны… Шай кокетливо улыбается. Она была не такой, как сейчас. В ее прекрасных глазах не было грусти и тревоги. Она была веселой, жизнерадостной, много улыбалась. Шай любила жизнь… А еще Лис очень надеялся, что любила его. Девушка что-то увлеченно рассказывала, а он воспользовался моментом и осторожно взял ее за руку. Шай возражать не стала, и Лис почувствовал невероятную нежность…

С этим приятным ощущением парень проснулся. Контраст прошлой жизни с реальностью оказался очень ощутимым. Впереди открытие портала, в успешности которого никто не уверен. Поиски древнего ангара… Совсем не романтично.

— Доброе утро!

Обернувшись, Лис увидел улыбающуюся Шай. Немного полегчало. Вещи были собраны, и пришло время двигаться дальше. Погода улучшилась, и все посчитали это добрым знаком. Снегопад прекратился, ветер стих, да и стало ощутимо теплее.

— Эй, ребята, глядите! — воскликнул Таврос, рассматривающий что-то за стеной защитного купола.

Оказалось, он обнаружил на снегу странные следы, которые непонятно откуда взялись. Вроде бы какого-то животного… Но необычные, вытянутые, трехпалые. Подобных животных никто не встречал. Выглядело, прямо сказать, жутковато.

— Давайте-ка выбираться отсюда, — скомандовал Велир. — Кто знает, какая гадость здесь бродит…

Борган достал карту, и все принялись готовиться к открытию портала. Хотя большинство молодых магов толком не знали, как это делается… Но ведь купол-то установили вчера… Почему бы портал не открыть?

— Будем действовать вместе, — сказал Борган. — Главное, объединить силы. Просто помните, что энергия повсюду, даже сейчас, когда планета так больна. Мы можем управлять этой энергией и делать все, что захотим.

Борган попросил всех встать в круг и взяться за руки. Лис встал рядом с братом, надеясь, что он своей силой поможет пробудить способности.

— Вспомните, что почувствовали, когда Оракул прикасался к вам. Вспомните тепло… Оно внутри каждого из вас. В глубине ваших душ таится сила… Выпустите ее…Попросите указать путь к желаемому…

Лис слушал слова брата и прислушивался к себе… Он чувствовал магию. Она отзывалась теплотой в душе, как и приятные воспоминания о прошлом. Лису казалось, что он парит над землей. Все звуки исчезли, а ладони Боргана и Шай, которые он сжимал, стали горячими. Это было ощущение полета…

Все закончилось, когда Борган отпустил руку брата. Лис открыл глаза и увидел чуть поодаль мерцающий портал. Это было так невероятно… Казалось, что неожиданно появились дельфийцы и открыли неумелым магом путь к Рипейским горам… Однако никаких посторонних рядом не наблюдалось.

— Вы молодцы, ребята! — похвалил Велир.

Оставалось надеяться, что портал действительно ведет, куда нужно. Командир витязей первым шагнул в него. Следом потянулся остальной отряд. Борган был замыкающим.

Перед Лисом предстали величественные горы. Портал вел в долину, указанную на карте Боргана. Где-то рядом находился вход в ангар с виманами, который еще предстояло найти. А пока глазам сложно было привыкнуть к обилию белого цвета. Снег был повсюду, и казалось, что попали в какой-то белоснежный мир. Впрочем, кажется зрение подводило не только из-за белизны…

— Как себя чувствуете? — услышал Лис голос Боргана. — Портал отнимает много сил. Может стать не хорошо…

Лис встряхнул головой, надеясь прогнать яркие желтые пятна перед глазами, Хотел встать, но пошатнулся, потеряв равновесие. В ушах звенело, и совершенно невозможно было ориентироваться.

— Голова раскалывается, — пожаловался голос Тавроса.

— Скоро пройдет, нужно лишь немного придти в себя…

Это снова Борган, совсем близко… Лис хотел убедиться, что с Шай все в порядке. Он снова попытался встать, но тут со всех сторон раздались крики:

— Кто это?

— Они приближаются!

— Что это за твари? Как их много!

— Витязи, оружие наготове!

Лис не понимал, что творится. Вокруг поднялась суматоха. Он вертел головой, силившись понять, что происходит, но проклятые желтые блики мешали.

— Бежим! Вперед, к горам!

Это скомандовал Велир. Лиса кто-то рывком поднял на ноги. Он не видел опасности, но точно знал, что происходит нечто ужасное, и нужно спасаться.

— Бежим!

Лис побежал вперед, с трудом разбирая дорогу. Ноги вязли в снегу, и было больно дышать. Позади раздавались звуки оружия витязей. Нужно было понять, что происходит! Лис в очередной раз попытался прийти в себя, призвать на помощь все силы, что оставались внутри. Зрение возвращалось постепенно, а желтые пятна рассеивались. Он разглядел впереди бегущего Дария. Он на ходу доставал оружие, выданное витязями — сарат.

— Они окружают!

Это кричал Таврос. Он бежал почти вровень с Лисом, но круто развернулся, утягивая его за собой. Слева их и вправду настигали. Лис никогда не видел подобных чудовищ и был твердо уверен, что они не могут существовать в этом мире. Вытянутые тела, покрытые серой шерстью, три длинных лапы, вытянутая треугольная морда с глазами, сияющими, словно угольки. Твари издавали звуки, похожие на волчий вой. Один приблизился совсем близко, и Дарий выстрелил несколько раз. Кажется, попал, потому что чудище рухнуло в снег, и под ним растеклась прозрачная лужа. Таврос тоже стрелял, громко ругаясь.

Лис быстро снял свой сарат, висевший на поясе, и тоже выстрелил несколько раз, как учил Борган. Тварей было просто огромное множество! Они наступали и наступали! Витязи не давали им полностью окружить отряд, но чудовища буквально лезли из всех щелей. Шай тоже стреляла, прикрывая собой Санти, который едва держался на ногах. Похоже, после перехода ему было хуже всех. Крессия прикрывала их.

— Лис, берегись!

Парень рефлекторно отшатнулся, услышав предупреждение кого-то из друзей. Лапа с тремя внушительными когтями едва не распорола ему лицо. красные горящие глаза оказались совсем рядом, и обнажились острые кривые клыки. Лис даже не успел испугаться. Уверенным движением он вскинул сарат и выстрелил точно в пасть этой твари. Похоже, уже включились какие-то рефлексы. Наверняка ведь он раньше тренировался в каких-нибудь воинских искусствах…

— Ищите убежище! — кричал Велир.

Горы были совсем близко. Оставалось отыскать какую-нибудь пещеру, где можно укрыться, но чудовища все никак не хотели отступать. Их было слишком много…

— Санти, ты что!

Это кричала Шай. Лис обернулся и с ужасом увидел, как паренек несется прямо в стаю трехлапых тварей. Все кричали, просили его остановиться, но он будто не слышал. Один из витязей кинулся вдогонку, но тело Санти вдруг вспыхнуло, излучая яркий белый свет. Лис зажмурился, не в силах больше смотреть. Его обдало жаром. Это длилось всего секунду, а когда он вновь открыл глаза, то увидел, что снег усеян телами чудовищ. Они все были мертвы… А Санти лежал среди них, не шевелясь. Все кинулись к нему. К счастью, паренек был жив, но очень слаб.

— Дружище, как ты это сделал? — воскликнул Таврос.

— Я хотел помочь… Оракул ведь сказал, что я смогу всех спасти…

Велир бережно взял его на руки.

— Идемте в укрытие. Кто знает, что здесь еще водится, — сказал он.

— Что это за монстры? — спросила Шай, с отвращением глядя на серые тела.

— Похоже, гости из других C#x442;c;иров, — ответил Велир. — Люди пропадают там, а к нам попадает всякая нечисть.

12. Ангар

Путешественники укрылись в первой попавшейся пещере. С картой сверяться не стали. Пока нужно было просто отыскать убежище и восстановить силы, а потом уж продолжить поиски ангара. Если портал юных магов был сориентирован правильно, то заветное место находилось где-то неподалеку.

Пещера оказалась просторной. Стены ее блестели, словно в камне присутствовали вкрапления каких-то драгоценных камней. Витязи замаскировали вход, развели костры, чтобы согреться. Маги до сих пор пребывали в шоке от прошедшего боя. Казалось, что это все страшный реалистичный сон, который все никак не может закончиться.

Велир уложил Санти на одеяло. Тот выглядел неважно, но улыбался, глядя на друзей, которые остались целы благодаря ему. К счастью, отделались лишь царапинами. Крессия, выполнявшая в походе роль целителя, перевязывала бойцов и обрабатывала повреждения. В суматохе Лис даже не заметил, что одна из тварей задела его, но теперь чувствовал боль. Рукав куртки был распорот, а на руке красовался порез, сочившийся кровью. Несерьезно, но все равно неприятно. Крессия сбрызнула рану какой-то жидкостью из серебряного флакона и перевязала.

— Не волнуйся, — сказала она. — Мертвая вода заживляет любые раны.

Боль быстро прошла, а ей на смену по телу разлилось приятное тепло. Лис смотрел на Санти и думал, какая же мощь скрыта в этом мальчишке. А так ведь и не скажешь… Если бы не он, кто знает, что бы было? Может там, снаружи, вместо тел иномирных тварей сейчас лежали бы тела кого-то из отряда. А может и всех? От таких мыслей стало не по себе. Реальная жизнь предстала во всей своей жестокой красе… А ведь еще не было битв с главным врагом.

Шай, помогавшая Крессии с перевязками, закончила все неотложные дела, и села рядом с Лисом. Она выглядела очень уставшей и изможденной. Лису хотелось спрятать ее от всего этого кошмара, защитить. Только вот как это сделать, если сам себя защищаешь с трудом? Он помнил, как быстро среагировал на нападение одной из тварей, как снес ее уродливую голову одним точным выстрелом. Значит, он может сражаться. Нужно лишь научиться во время вызывать эти воспоминания.

А пока Лису хорошо удавалось лишь вспоминать отношения с Шай. Он смотрел на девушку и чувствовал неловкость. Такое непривычное ощущение… А душа тянулась к ней в противовес рассудку. У Шай оказалась забинтована ладошка.

— У тех ужасных монстров шерсть будто из иголок, — шепотом сказала она. — Хорошо, Крессия была рядом… Я стреляла, представляешь! Даже попала несколько раз!

Шай улыбнулась, гордясь своей маленькой победой, и Лис растаял. Не вполне соображая, что делает, парень взял Шай за руку, осторожно дотронулся до повязки, а потом прикоснулся губами. Девушка замерла, удивленно глядя на него.

— Ты какой-то странный, — сказала она.

— Мы все немного странные, — отозвался Лис, вздохнув.

Он осторожно притянул Шай к себе, и она уютно устроилась на его плече, прикрыв глаза. Вот так гораздо лучше и спокойнее… Лис вдруг встретился взглядом с Дарием. Тот слушал Тавроса, который увлеченно рассказывал о своей битве с монстрами. Во взгляде Дария сквозила грусть. Наверняка он помнит, какие отношения связывали Лиса и Шай, и теперь… Нет, не завидует. Просто тоскует по той, что хранит в сердце. Лис в очередной раз мысленно посочувствовал другу.

Усталые и измученные, маги уснули под присмотром витязей. Каждый надеялся, что больше неприятностей не случится. Каждый из них уже успел уяснить, что под землей гораздо безопаснее, чем на поверхности. А Лису привиделось во сне очередное воспоминание. Он увидел Боргана — тот был явно моложе и с другой прической. Они тренировались вместе в каком-то большом зале с расписными стенами. Борган учил его драться и говорил с усмешкой:

— Пусть ты и будущий мудрый советник, но должен всегда уметь постоять за себя.

Борган — настоящий воин. Жаль, что Лис так и не успел стать им… Но, быть может, у него еще все впереди?

Ребята проспали пару часов. Чувствовать себя все стали намного лучше. Кроме, Санти, конечно… Тот недуг, преследовавший его после вмешательства драконов, похоже, снова обострился. Мальчишка старался не подавать виду, но все понимали, что ему плохо. Он смог встать на ноги и идти дальше, но все очень тревожились. Особенно Шай… Оракул своим предсказанием наложил на нее ответственность. Она надеялась, что снова сможет помочь Санти, вот только доберутся до места.

Велир сверился с картой. Они с Борганом нервничали больше всех, ведь были ответственны за успех похода. Командир за практическую сторону, а его заместитель — за магическую. Велир боялся, что древний ангар уже разрушен, а Борган боялся, что портал неумелых магов и вовсе привел не туда… Тревожились все.

Возвращаться на поверхность в свете последних событий не хотелось. К счастью на карте были отмечены и подземные пути к ангару, в изобилие раскинутые в Рипейских горах. Эти ходы были созданы еще во времена первого нападения драконов как укрытия для людей и техники. Жителей планеты преследовало столько катастроф и неудач, и теплилась надежда, что оставшимся спасителям должно хоть немного повезти. Ангар должен уцелеть!

И снова блуждание под землей… Лис прислушался к себе и понял, что начинает к этому привыкать. И очень хорошо… Ведь если отряд постигнет неудача, им придется обосноваться под землей. Если конечно удастся выжить… Лис перебирал в голове те крохи воспоминаний, такие ценные и приятные. В них мир был совсем другим. Он помнил красоту, роскошь, а главное — свои ощущения. Лис был счастлив…

— Мне кажется, мы ходим по кругу, — поделился мыслями Таврос.

Он шел, поддерживая Санти. Мальчишка тяжело дышал, то и дело вытирая капли пота перчаткой. Он всю дорогу молчал, лишь глядя на друзей со смесью грусти и обреченности. В эти секунды у всех сжималось сердце.

— Велир знает, что делает, — уверенно произнес Дарий.

Он всю дорогу не выпускал из рук сарат, словно боялся, что и здесь может поджидать нападение. Лис и сам время от времени касался оружия на поясе, и это придавало ему уверенности. Маги снова по привычке сбились в группу, решив, что в случае чего постараются воспользоваться способностями. Вроде бы силы восстановили. Защиту уже ставили, портал открывали… По всему выходило, что все не так уж плохо…

— Лишь бы не заблудиться тут, — сказала Шай, в который раз тревожно озираясь. — Стены давят…

— Портал откроем, да и все дела, — отозвался Таврос, который, как всегда, не терял оптимизма.

Маги невольно поморщились, вспоминая, как плохо себя чувствовали после создания портала. Может быть, с каждым разом будет все легче?

— Дарий, расскажи еще что-нибудь… — тихо попросил Санти. — О той жизни…

— Что рассказать… В подземельях мы точно не бегали… Вот ты, Санти, веселый такой был, смешливый. Все говорил, что неинтересно тебе со сверстниками. С Лисом и Тавросом любил время проводить…

— А с тобой мы, выходит, не очень-то дружили? — не удержался Лис.

— Теперь уж это не имеет значения, — ответил Дарий, вздохнув. — Когда отца Шай избрали регентом Гераклиона, мой отец очень надеялся стать первым советником. Я его поддерживал во всем, помогал… Но первым советником назначили Амрана Десперадо.

— Моего отца, — шепнул Лис.

— Да… Отец переживал тогда. Он был таким амбициозным, стремился к власти. Даже был против кандидатуры Ларгуса Винтара в регенты… Наверное, мне передалось его настроение… Он чувствовал себя недооцененным, и я думал, что тоже так чувствую… Ты, Лис, всегда был в первых рядах. Все вокруг тобой восхищались… Что при дворе, что на учебе… Всегда первый…

— Я был заносчивым? — спросил Лис, который никак не мог себя представить таким.

— Нет, ты никогда не задавался, — ответил Дарий. — Теперь, когда все рухнуло, я осознал, какими глупыми были мои обиды… Я не помню самого вторжения, но последнее время мы жили, как на пороховой бочке. Целые города исчезали! Это было так жутко… Семья Шай раньше жила в Асгарде.

— Это столица, которая исчезла? — спросила Шай.

— Да… Вы переехали в Пальмиру за несколько месяцев до его исчезновения. Твой отец был приближенным императора, поэтому его и назначили регентом. Ты часто говорила, что какие-то высшие силы спасли твою семью. Говорила, что это настоящее чудо. И Лис часто говорил об этом… Как бы он жил, если бы не встретил тебя…

Шай остановилась и развернулась к Дарию. Его слова показались ей странными. С чего бы Лису так говорить, словно она для него… Шай не смогла подобрать слов, чтобы описать свои чувства.

— Я что-то не совсем поняла…

Дарий нахмурился, бросив взгляд на Лиса, который старательно прятал глаза.

— Я думал, Борган вам все рассказал, — задумчиво произнес он.

— Что рассказал? — не унималась девушка.

— Лис и Шай… Они что ли… Ну… пара? — спросил Таврос, стараясь подобрать подходящие слова.

Глаза Шай расширились от удивления. Конечно, она считала Лиса самым близким из присутствующих и чувствовала к нему бесконечную нежность… Хотя по ложным воспоминаниям они были едва знакомы. И теперь эти теплые чувства начинали обретать смысл.

Неловкую ситуацию прервал Велир, объявив, что, кажется, они нашли вход в ангар. Ребятам пришлось прекратить разговоры о заманчивом прошлом и вспомнить о безрадостном настоящем. Хотя, если это и вправду тот самый ангар с древними виманами…

— Раньше сюда попадали только сверху… Есть специальная конструкция конструкция прямо в горах, — пояснил Велир. — А потом сделали подземные ходы, чтобы люди прятались… Чтобы солдаты могли добираться до транспорта, не привлекая лишнего внимания.

Все замерли, рассматривая большую плиту из красного камня, испещренную незнакомыми письменами. Лис дотронулся и ощутил гладкость и тепло — материал был отполирован до блеска. А буквы были выпуклыми, намного темнее поверхности.

— Это древние руны титанов, — прошептал Борган, словно отдавая почтение далеким предкам. — Здесь призыв солдатам быть храбрыми и защищать до последнего свою землю.

Он нашел в скале едва заметный рычаг, потянул его, и красная плита медленно стала отходить в сторону. Древний механизм действовал с трудом. Раздавались металлические скрипы, и с потолка осыпался песок. Плита скрылась в скале наполовину и остановилась, словно натолкнувшись на непреодолимую преграду. Но к счастью открывшегося проема оказалось достаточно, чтобы смогли пройти даже витязи в полном обмундировании.

Некоторое время отряд спускался по каменной лестнице куда-то вниз… И вот наконец они попали в громадный подземный зал. Его стены и пол были отделаны таким же красным материалом, что и плита на входе. У стен были расставлены каменные колонны, увенчанные металлическими шариками. У Лиса при взгляде на них возникли неприятные ассоциации с излучателем в драконьем логове. Но плохие мысли быстро испарились, ведь в этом месте никакой угрозы не ощущалось. Наоборот появилось чувство чего-то родного, близкого… Зал был таким огромным, что светящиеся золотые стержни, которые несли в руках витязи, не могли осветить полностью все помещение.

— Смотрите, чт&#xp style=43e; сейчас будет, — сказал Борган, оглядываясь на юных друзей.

Витязи разом погасили золотые стержни, и отряд окутала темнота. Но лишь на пару минут… Раздался гул, и шарики на колоннах стали светиться один за другим. В зале становилось все больше и больше света, но он никак не выравнивался, мигал, а некоторые шарики на время гасли. Но колонн оказалось очень много, поэтому и света было достаточно.

— Эти устройства связаны с энергетическим полем планеты, — объяснил Борган. — Мы своей магией привели их в действие. Правда, работают они неважно после катастрофы…

— В Пальмире есть такая колонна, — заметил Дарий. — Только она огромная, а венчает ее небесный хранитель — ангел.

— Колонны раньше были в каждом городе, — ответил Борган. — Источники освещения и энергии.

— Это и есть виманы? — воскликнул Таврос, подпрыгивая от нетерпения. — Можно подойти ближе?

Все колонны работали, и теперь весь зал предстал перед отрядом во всей красе. Виманы выстроились у дальней стены, сверкая серебром. Их осталось пять… Остатки небесного могущества древних титанов. Они напоминали огромные серебряные диски на черных подставках-треногах. Лису даже стало немного жутко… Виманы казались ему неведомыми чудовищами, которые вот-вот оживут.

— Как же мы сможем управлять такими махинами? — спросила Шай, подходя ближе.

— Ими правит магия, — ответил Велир. — А она у вас в крови.

Долго друзья бродили по ангару, рассматривая диковинные машины, способные летать. Даже представить было страшно, как это… Подняться в воздух, словно птица… Разве это возможно? На первый взгляд серебряные диски казались монолитными, но присмотревшись, можно было увидеть внизу люк, скрытый матовым черным материалом. Это было удивительно… А главное, не могло существовать в том мире, что внушили подлые драконы.

За дальней стеной обнаружились еще помещения — жилища для солдат со спальными местами и прочими удобствами. Путешественников это порадовало больше всего после ночей, проведенных на холоде и на твердой земле. Еще одно убежище… Впрочем, если виманы удастся оживить, под землей скрываться больше не придется, да и не нужно будет тратить силы на порталы. Если драконы и вправду не летают здесь, то у отряда есть все шансы добраться до Империи Рамы. То, что ангар был найден, воодушевило всех, подарило еще одну надежду.

13. Полеты во сне и наяву

Лису хотелось побыть в одиночестве. Казалось, что это древнее место излучает особую энергию, которая придавала сил, навевала размышления о жизни, заставляла задуматься. Серебристые виманы стояли величественными памятниками прошлого. Они служили молчаливым свидетельством того, что люди вовсе не примитивные создания, не рабы, созданные служить драконам. Лису нравилось здесь… Он смотрел на колонны, на мигающие светящиеся шарики, и это его успокаивало. Услышав осторожные шаги, он обернулся и увидел Шай. Встретившись с ним взглядом, она замерла в нерешительности.

— Лис… Можно поговорить с тобой?

Парень с досадой вспомнил те времена, когда Шай, не задумываясь, бежала к нему при каждом удобном случае, держала за руку и даже обнимала. Похоже, после слов Дария чувство неловкости посетило и ее тоже. Лис прекрасно понимал это… Две жизни, совершенно разные… Одна унылая и безрадостная, а другая — похожа на сказку. Очень сложно осознать чувства, которые возникают словно ниоткуда, в отрыве от воспоминаний… Впрочем, есть ли чувства у Шай, Лис не знал.

— Конечно, давай поговорим, — ответил он и улыбнулся.

Шай улыбнулась в ответ и подошла к нему, однако все же осталась на некотором расстоянии, теребя застежку на куртке. Она не решалась поднять взгляд.

— То, что сказал Дарий… Ты что-нибудь знаешь об этом?

— Знаю, — честно признался Лис. — Я вспомнил… Немного…

Шай взглянула на него и нахмурилась.

— Ты же обещал, что расскажешь!

Лис едва сдержал улыбку… Она была такая забавная сейчас, по-детски непосредственная. Изображала обиду.

— Прости меня. Я знаю, что обещал… Мне было сложно сказать это.

— Мы с тобой… были вместе? — спросила Шай, стараясь не показывать излишней заинтересованности.

— Да…

— И что ты помнишь? — еще тише спросила девушка.

— Это было прекрасно, — ответил Лис, и перед его взором снова пронеслись картины прошлого, ощущения, взгляды.

— Как бы мне тоже хотелось вспомнить… Ты ведь не будешь больше меня сторониться?

— Я всегда буду рядом, — от души в который раз пообещал парень.

Шай улыбнулась, будто представив что-то. Потом придвинулась ближе, осмелев. Близость и взгляд Лиса, наполненный теплотой, придавал ей уверенности.

— Можно… Можно я…

Шай не договорила, не смогла подобрать слов. Она просто обняла Лиса и прикрыла глаза, наслаждаясь ощущением надежности.

— Мне так спокойнее, — шепнула девушка.

— Мне тоже, — ответил Лис, обнимая ее в ответ и утопая в ощущениях.

У него голова закружилась от ее близости, от воспоминаний, подлинных или мнимых… Он уже не мог разобраться… Кажется, к двум мирам, настоящему и внушенному, добавился еще и третий. Мир фантазий и желаний…

Шай вдруг резко отстранилась, прервав поток чувств.

— Мне нужно проведать Санти, — сказала она и ушла, напоследок сжав руку Лиса.

Он обернулся и увидел Боргана. Тот улыбался, глядя на брата.

— Кажется, помешал, — сказал он. — Извини… Не спится что-то.

— Нет… Мы просто… просто разговаривали, — поспешил оправдаться Лис.

— Да, — усмехнулся Борган. — У тебя все на лице написано. Она всегда на тебя так влияла, с первого дня…

— Как влияла?

— Ты словно заколдованный ходил. Никого кроме нее не видел… Я все думал, неужели бывает такая любовь? Мне вот не повезло так…

— Да и нам с ней не очень повезло, — вздохнул Лис.

— Вспомнил что-нибудь?

— Вспомнил… Так старался, а видится почти всегда только она.

— Ну, это неудивительно, — ответил Борган, улыбнувшись. — Душа все равно тянется. Значит, настоящая любовь, сильная…

— Если бы я знал, что это такое… В голове такой сумбур… Все перемешалось — реальность, фантазия… Так сложно…

— Я понимаю. Вас двое тут, таких… Только один все помнит, а другой — только чувствует.

Борган ободряюще похлопал брата по плечу. Он видел, как ему нелегко, но помочь ничем не мог, к сожалению. Если б было средство, позволяющее избавиться навсегда от последствий излучения…

— Дарий… — догадался Лис. — Он так переживает из-за Фреи… Думает, что вы считаете, будто ее семья — предатели.

— Никому не хочется, чтоб было так, Лис. Это просто версия… Понимаешь, все, что связано с Фреей и ее родителями — довольно странно. Незадолго до вторжения в Пальмиру у тебя было видение о захвате города. Твой дар только начал развиваться, крепнуть. Это были краткие вспышки, которыми ты не мог управлять. А тут вдруг яркая картина вторжения… Наш отец, естественно, сообщил об этом регенту, и тот созвал советников. Отец Фреи был настроен весьма скептически и предлагал не относиться всерьез к твоим словам. Он был уверен, что драконы не смогут пробиться к Пальмире. Он был против усиления охраны города…

— И кого послушал регент?

— Нашего отца… Охрана была удвоена. Все оставшиеся виманы круглосуточно патрулировали воздушное пространство над городом. Но все напрасно… Отец Фреи либо просто был уверен в силах армии Гераклиона, либо знал что-то… Об остальном я могу судить только со слов Оракула, ведь еще до вторжения покинул Пальмиру.

— Оракул ведь в сущности такой же человек, как и мы, — задумчиво произнес Лис. — Наверняка он тоже может ошибаться. Может, Фрея сейчас томится в плену, вспоминая совершенно чуждую жизнь.

— Мы обязательно выясним это, — пообещал Борган.

А в это время Шай готовилась в очередной раз испытать свои целительские способности. Санти устроился в комнате вместе с Дарием. Мальчишка неподвижно лежал на кровати и смотрел в потолок.

— Он так дрожал, — тихо сказал Дарий. — Я ему свое одеяло отдал.

Шай села на край кровати, чуть отодвинула ворох из одеял и сжала руку Санти. Она казалась ледяной… Мальчик взглянул на нее печальными глазами.

— Мне уже не больно, правда… — шепнул он.

Он ведь такой сильный… Наверное, сильнее их всех. Как расправился с серыми тварями! Испепелил мгновенно! Сколько же в нем магии… Может быть, поэтому ему теперь так плохо? Санти больше всех сопротивлялся вражескому излучению, и оно просто разрушало его изнутри!

— Ты поправишься, я обещаю, — сказала Шай, украдкой смахивая слезинку.

Она положила ладонь на лоб мальчику, пригладила неровную русую челку. Его губы тронула улыбка.

— Шай, ты помнишь свою маму?

— Нет, не помню…

Настоящих воспоминаний у девушки не было, только отрывки рассказов окружающих. А в той жизни, которую внушили драконы, мама просто ушла и оставила ее одну. Несколько дней девочка скиталась по улицам, пока богатые люди не приютили ее, сделав служанкой. Воспоминания, пропитанные печалью и безнадежностью… Драконы забирали все светлое, что было у людей.

— А мне кажется, что я помню маму… — сказал Санти, мечтательно прикрыв глаза. — Настоящую… Она снится мне… Целует, гладит по голове… И тогда мне кажется, что я правда не умру.

Шай долго сидела рядом, шептала что-то успокаивающее, старалась забрать боль и подарить свою живительную силу. Но все время что-то мешало… Девушке казалось, что на ее способностях стоит какой-то блок. Словно внутри преграда, не дающая силе выплеснуться в полной мере. Наверняка это проклятое излучение! Выжгло внутри все важное, что было…

Санти уснул, и девушка надеялась, что сны его будут яркими и приятными. После она вернулась в свою комнату, осторожно, стараясь не разбудить Крессию, которая стала ей соседкой. В голове у Шай роились тысячи мыслей. И все сводились к Лису… Она вообще часто думала о нем. Ей казалось таким правильным и естественным, что он рядом. Она даже не задумывалась, как же ей так повезло встретить именно его? Может, судьба в очередной раз свела их вместе?

Вместе… Думать об этом было так странно и так волнующе… У нее не было никаких воспоминаний об отношениях с противоположным полом. Казалось, что у нее вообще не было ничего хорошего в жизни до встречи с ним. Когда Шай думала об этом, в ней просыпалась такая сильная злость на драконов. Это ведь самое ужасное — отнять у человека радость, любовь, счастье… Отнять все, что делает людей людьми… Но когда рядом был Лис, внутри будто что-то просыпалось, едва уловимое, теплое… Словно магия… Такое приятное чувство! Шай нравилось представлять его лицо. Нравилось, как он улыбается… Нравилось смотреть в его карие глаза. Наверняка им было очень хорошо вместе в прошлой жизни…

А Лис в это время видел дивный сон. Естественно, в нем была Шай, как же иначе. Во сне они летали… Лис видел себя в каком-то маленьком помещении, отделанном серебристым металлом. В нем было много огоньков, светящихся приборов, надписей. Лис прекрасно ориентировался во всем, нажимал кнопки, которые издавали разные звуки.

— Не боишься? — спросил он Шай. — Я совсем недавно начал летать без инструктора.

Она сидела рядом, заворожено наблюдая за его действиями. Ее роскошные длинные волосы были собраны в высокий хвост, а одета она была в черную куртку, украшенную россыпью сияющих камней. Девушка и сама сияла изнутри…

— С тобой — не боюсь! — ответила она и улыбнулась.

А Лис уже чувствовал, словно взлетает! Раздалось шипение, и сбоку металлическая стена разошлась, открывая прозрачный материал, сквозь который Лис видел отдаляющуюся землю. Они поднимались стремительно, и вот уже город раскинулся внизу, величественный и прекрасный…. Шай ахнула и взяла Лиса за руку. Но он-то отлично знал, что девушка летала много раз и уж точно не боялась высоты. Просто наверняка хотела быть ближе… Не удержавшись, Лис прикоснулся губами к девичьей щеке…

Сон был такой яркий! Лис сел в кровати и потер губы кончиками пальцев. Словно по-настоящему поцеловал ее… Это было так… Невероятно! Но еще больше казалось невероятным то дивное ощущение полета! Лису безумно хотелось испытать его снова! Почти так же сильно, как поцеловать Шай наяву… Но сердечные дела пришлось отложить, ведь пора было заняться делом. Сегодня должно было решиться главное — смогут ли друзья взмыть в небо и получить хоть малейшую возможность соперничать с драконами, или же останутся под землей.

Витязи уверенно взялись за изучение виманов. По словам Велира, эти летающие машины отличались от тех, которые в последнее время были в ходу в Гераклионе. На современных виманах могли летать все люди, а на этих, древних, лишь потомки титанов, обладающие силой. Но принцип управления все равно должен был быть похожим. В этих машинах технология была тесно связана с магией, а потому вся ответственность за будущие полеты легла на юных магов. Они немного нервничали, переглядывались между собой и скромно стояли в сторонке, не решаясь перейти к активным действиям. Даже Дарий, который прекрасно помнил свои давние уроки полетов, тоже переживал.

Было решено для начала испытать две машины. Борган и Дарий были выбраны главными в испытаниях, потому что обладали воспоминаниями. Лис и Таврос присоединились к Дарию, а Шай — к Боргану. Санти решили не тревожить. После сна он выглядел намного бодрее, но все опасались, что ему опять может стать хуже, если он снова выпустит силу. Паренек наблюдал за испытаниями вместе с витязями.

Смелые испытатели заняли места около выбранных виман. Для начала нужно было разобраться, как вообще попасть внутрь. Люк располагался высоко, и не нашлось никаких приспособлений, чтобы подняться.

— Попробуем выпустить силу, — предложил Борган.

Лис прикрыл глаза и позволил знакомому теплу растечься по телу. Он представил, будто его сила материальна. Такой яркий светящийся сгусток… Он направил его прямо в люк. Некоторое время ничего не происходило, а потом над головой ребят что-то вспыхнуло. Люк с шипением раскрылся, и оттуда показался луч, который втянул магов внутрь серебряной машины.

— Ух ты! — воскликнул Таврос. — Как здесь здорово!

Лис огляделся и увидел почти такое же помещение, как во сне. Серебристая поверхность с кнопками, надписи… Только оборудование немного отличалось. Кнопок меньше, а больше выпуклых мерцающих поверхностей.

— Сенсорные экраны, — пояснил Дарий. — Так, надо подумать…

Он принялся сосредоточенно изучать оборудование, а Лис с Тавросом немного осмотрелись. Вимана внутри казалась намного больше и просторнее, чем снаружи. Кроме пункта управления обнаружилось еще несколько просторных помещений, кают и прочих мест, о предназначении которых друзья даже не догадывались.

— Как здесь здорово! — не переставал восхищаться Таврос. — Мне кажется, что я знаю, как летать!

— Ты уверен? — недоверчиво спросил Лис.

А Таврос с видом первооткрывателя принялся вместе с Дарием изучать эти самые сенсорные экраны. Дарий уже несколько минут пытался привести их в действие, но ничего не выходило.

— Здесь нужно по-особенному… — сказал Таврос. — Не могу объяснить, просто знаю, как!

Он смело провел рукой по ближайшему сенсорному экрану. Он вдруг загорелся, и на нем отобразились ряды цифр. В пункте управления загорелись огоньки, а прямо перед будущими пилотами разошлась серебряная поверхность, открыв вид на происходящее снаружи. Они видели витязей, стоящих внизу, и Санти, который кричал что-то и махал рукой.

— Здорово! — воскликнул Дарий. — Как ты это делаешь?

— Оракул ведь сказал, что я научу всех летать! — ответил Таврос, буквально светившийся от счастья. — Я чувствую, что могу управлять этой махиной!

Он занял главное кресло, покрутился в нем, а потом положил ладони на сенсорные экраны и прикрыл глаза, высвобождая силу.

— Я словно снежинка… Сейчас взлечу, подхваченный ветром…

Через секунду вимана покачнулась. Дарий и Лис поспешно схватились за то, что под руку попалось, чтоб не упасть.

— Взлечу, подхваченный ветром… — повторил Таврос, словно заклинание.

И вимана взлетела! Лис увидел отдаляющиеся фигуры витязей внизу и невольно испугался. Машину пару раз тряхнуло, а потом она вновь вернулась на место.

— У меня получилось! — воскликнул Таврос. — Получилось! А с вашей помощью мы наверняка сможем улететь отсюда!

14. Погибшая империя

Таврос радовался, как ребенок, получивший новую потрясающую игрушку. Он с энтузиазмом изучал каждую кнопку и сенсорный экран на пульте управления виманы, и машина с готовностью откликалась на его прикосновения. Друзья поначалу пугались рывков и взлетов, но потом привыкли. У Тавроса все было под контролем. Тем более что вимана, похоже, была защищена каким-то полем. Оно не позволяло задевать соседние машины и подниматься слишком высоко. Вимана время от времени утыкалась во что-то мягкое. Чтобы улететь из ангара, нужно было, по-видимому, это поле снять, и тут уже требовалось объединить магическую силу, которой подчинялась древняя машина. Этого ребята пока делать опасались. Сначала нужно было приноровиться и понять, как все действует.

У пилотов соседней виманы дела шли не так хорошо. Борган и Шай не смогли привести ее в чувство. На помощь пришел Таврос, который уже считался признанным специалистом, но и он не смог оживить машину. Видимо, энергии в ней совсем не осталось. Исследовав соседний транспорт, удалось найти действующий. И вот через некоторое время уже две виманы парили под потолком ангара и делали пробные круги. Таврос светился от счастья и явно очень гордился тем, что оказался так полезен для отряда. Управление этой древней техникой словно было у него в крови.

С машинами разбирались до позднего вечера. Маги и витязи вместе взялись за дело, исследовали помещения виман и помогали друг другу понять, как все работает. Под чутким руководством Тавроса… Было обнаружено много полезного. Например, карты, по которым можно было выстроить нужный маршрут полета. А больше всего путешественников порадовал режим невидимости. Это казалось как никогда актуальным… Может, драконы и не патрулируют разоренные земли, но ведь отряд собирается добыть оружие и вступить в бой. И вот тогда точно не помешает эффект внезапности.

Наконец, было решено попробовать выбраться на поверхность. Это ответственное задание было доверено экипажу Тавроса. Юные маги сосредоточились и выпустили силу. Было не совсем понятно, что за механизм находится наверху. Как виманы покидают горное убежище? Оставалось надеяться только на магию. Лис почувствовал привычное тепло и расслабился, представляя виману со стороны. Красивая серебряная машина… Он представлял, как магия светящимся облаком окутывает ее и поднимает вверх… Все выше и выше, и больше нет никаких преград. Вимана правда поднималась, медленно и плавно… Выше и выше, и никакого сопротивления уже не чувствовалось. Что же дальше?

Лис волновался так сильно, что сердце едва не выпрыгивало из груди. А если древний механизм уже не работает? Что если из горного плена вообще больше не выбраться? Тревога мешала сосредоточиться, и Лису с трудом удалось заставить себя успокоиться. Он по-прежнему находился внутри виманы, но мог видеть внутренним взором, что происходило снаружи. Вверху появилось свечение… Сначала едва заметное, но с каждой секундой становившееся все ярче и ярче.

Это не было воображением, Лис точно знал. Это было нечто, вызванное магией. Напоминало способ, с помощью которого ребята попадали внутрь машины. Свечение становилось все ярче. Оно словно втягивало виману в себя, пока не поглотило полностью. Раздался громкий хлопок, и машину слегка тряхнуло. Лис распахнул глаза и в смотровом окне увидел звезды, казавшиеся намного ближе, чем обычно. Снаружи уже почти стемнело, и лишь у горизонта виднелась алая полоса уходящего солнца. Вимана парила в небе… А внизу виднелись снежные вершины Рипейских гор. Это было невероятно…

— Говорил же, что улетим, — сказал Таврос, подмигнув друзьям.

— Теперь бы обратно вернуться, — ответил Дарий, стараясь скрыть неуверенность в голосе.

— Вернемся, — оптимистично отозвался прирожденный пилот. — Давайте теперь обратно колдовать.

Вимана начала спускаться вниз к горам и в определенный момент ее вновь окутало свечение, и машина вернулась в ангар. Лис чувствовал себя уставшим после такого всплеска магической силы, но радовался, что все получилось. Он помнил свой прошлый сон, в котором летал вместе с Шай, и помнил свои ощущения. Чувство свободы, высоты, полета… Он очень хотел ощутить это вновь наяву, и все получилось.

Рано утром все готовились к вылету и радовались, что больше не придется прятаться в подземельях. В небесах путешествовать было куда как приятнее. Там уж точно не настигнут иномирные кусачие твари, да и черных дыр нет. И до Империи Рамы можно будет добраться гораздо быстрее… Лис очень ждал путешествия и хотел поскорее увидеть эту загадочную страну. Так как Таврос проявил недюжинные способности в управлении виманой, с ним было решено оставить только Дария. Лис же отправился на второй транспорт помогать Боргану и Шай. Таким переменам парень был даже рад, ведь так ему было спокойнее… По всем известным причинам. Шай тоже радовалась, что он рядом.

Витязи распределились по виманам. Санти летел вместе с экипажем Лиса и, единственный из магов, свою силу не выпускал. Сначала лежал в каюте, но потом все же пришел на пункт управления, попросился побыть здесь, полюбоваться видом. Оказалось, что самое сложное — поднять виману в небо и установить режим невидимости. А в полете уже проще — скорость и высоту можно контролировать приборами. С помощью карт Борган задал нужный маршрут, и друзья направились в Империю Рамы.

— Раньше эта страна была цветущей и богатой, — рассказывал Борган. — Ее назвали в честь первого царя. Он был титаном и великим воином. Рамаянцы строили чудесные здания из камня и золота. У них было много удивительных устройств, а особенно они преуспели в оружейном деле. Во времена первого нашествия драконов рамаянцы храбро сражались… А теперь их земля выжжена варварским оружием врагов. На нашей территории тогда оставалось уже мало людей, а в Империи Рамы энергетическая катастрофа не была такой глобальной. Драконы не пожалели их, напали, безжалостно уничтожая все на своем пути. Сейчас воздух там отравлен, и без защитных масок людям не выжить. А оставшиеся рамаянцы скрываются в у&##x447;x431; ежищах, построенных еще во времена первой войны. Но неизвестно, сколько они смогут протянуть без поддержки…

— Как и мы, — грустно произнесла Шай.

Борган лишь вздохнул в ответ. Друзья наблюдали за происходящим внизу, но видели только разруху. Земля, припорошенная снегом… Развалины сооружений… Особенно поразило Лиса разрушенное строение из громадных каменных блоков. Эти блоки имели очень странный вид, словно в какой-то момент расплавились, а потом застыли вновь. Лису так захотелось увидеть все это былое великолепие до катастрофы… Здания почти до небес, величественные пирамиды… Свидетельства великой цивилизации…

В какой-то момент ландшафт изменился. Внизу друзья с удивлением увидели густую растительность, скрывшую развалины. Это были настоящие джунгли! Глядя на это великолепие, можно было подумать, что в этих землях теплится жизнь. Борган включил экран, позволявший рассмотреть поверхность земли ближе, и тут всем стало ясно, что первое впечатление оказалось ошибочным. Теперь рассматривать растительный пейзаж было жутковато. Толстые коричневые стебли с шипами стелились по земле, опутывая все, что попадалось на пути. На стеблях росли громадные листья с зазубренными краями и ярко-алые цветы, которые странно пульсировали. Алые бутоны словно служили памятником той кровавой войне, что разразилась на этих землях.

— Вся нормальная растительность погибла из-за отравленного воздуха, — сказал Борган. — А выросла вот эта гадость… Вобрала в себя всю заразу, что принесли драконы.

— Как здесь выживают люди? — спросил Дарий. — Если земля мертвая, ничего не растет…

— У рамаянцев есть устройства для создания искусственной пищи. Я пробовал однажды… На вкус не очень, но зато не умрешь с голода, — ответил Борган. — Мы уже скоро прибудем. Убежище находится на месте разрушенной столицы империи — Мохенджо-даро. Это был один из самых древних городов на планете. Драконы сожгли его первым…

К сожалению, от былого величия городов рамаянцев не осталось следа. Только руины, опутанные колючими стеблями. Смотреть на это было тяжело…

Борган открыл карту и нашел Мохенджо-даро. Навигатор показывал, что путешественники уже приближались к месту назначения, но никакого города, естественно, внизу не наблюдалось. Виманы немного покружили, выбирая подходящее место для посадки, свободное от развалин и растений. Такое место нашлось там, где в прошлом располагалась посадочная площадка для виман, отделанная гранитом. Широкая поверхность, некогда отполированная до блеска, а сейчас покрытая сколами и рытвинами… Но все же приземлиться было можно, а дальше нужно было идти пешком до сооружения, издалека напоминавшего огромный холм. Но на самом деле, как пояснил Борган, это была рукотворная пирамида, где и скрывались выжившие рамаянцы. Они называли свое убежище — Арьявата.

Перед тем, как покинуть виману, Борган напомнил всем надеть защитные маски, без которых в этих местах было не обойтись. И вот путешественники уже собрались на гранитной площадке, готовясь в скором времени опять уйти под землю. Впрочем, эта перспектива уже не расстраивала. Лис отметил, что здесь было намного теплее, чем в Рипейских горах. Маска защищала от всего вредного, что окружало людей, но все же чувствовался неприятный запах гари вперемешку со сладковатым запахом гниения. Возможно, его распространяли эти алые цветы. Подойти и рассмотреть поближе странные растения никто не решился. Вблизи они смотрелись еще громаднее и устрашающе, особенно шипы на стеблях.

— Как здесь жутко, — тихо сказала Шай, привычно беря Лиса за руку.

Даже сейчас ее голос, искаженный маской, казался Лису самым приятным звуком на свете.

— Мы справимся, — пообещал он, сжимая девичью ручку, скрытую перчаткой.

Растения не потревожили гранитную площадку, но и дальше росли не цельным ковром, а отдельными участками, словно их кто-то прорежал. Отряд двинулся по направлению к пирамиде. Витязи держали наготове свое оружие. Было очень тихо, и оттого тревожно. Да еще эти колючие стебли… Все вокруг казалось каким-то угрожающим… Гранит остался позади, и люди ступили на землю. Она была черной, вперемешку с пеплом и кусочками полупрозрачного стекловидного вещества. Велир объяснил, что драконы устроили здесь такое пекло, что песок плавился, превращаясь в стекло…

Они появились внезапно… Просто возникли сразу со всех сторон, окружая отряд. Нет, не чудовища… К счастью, люди. Высокие мужчины в черных балахонах, с замотанными головами и в блестящих масках, скрывающих половину лица. Они держали в руках длинные металлические шесты, увенчанные двумя острыми наконечниками.

— Вам нельзя здесь находиться, — произнес один из мужчин звучным громким голосом. — Это сакральное место, и чужакам хода нет.

— Нам нужна помощь, — сказал Велир. — Мы все, что осталось от армии Гераклиона. Мы просим встречи с главным…

— Если ищите помощи, то зря пришли. В этих землях больше не осталось ничего. Улетайте, иначе навлечете беду! Драконы наверняка выслеживают вас!

— Драконы не знают о нас…

— Уходите! — вновь повторил грозный рамаянец.

Наконечники на шестах угрожающе заискрились. Витязи, естественно, не собирались вступать в бой, но и уходить было некуда. Другого плана у отряда не было… Шай сильнее сжала руку Лиса и бросила на него короткий взгляд. В ее глазах читался страх и… непонятная решимость. Она вдруг вышла вперед, встала рядом с Велиром и громко произнесла:

— Меня зовут Шайнури. Я дочь Ларгуса Винтара, регента Гераклиона… Нас с вами постигла общая беда. Я,#x430; принцесса Гераклиона, прошу помощи и поддержки…

Все замерли, глядя на девушку изумленными глазами. Никто не ожидал от тихой скромной Шай такого поступка. Лис подумал, что сейчас она стала похожа на ту принцессу из его снов — уверенную и смелую.

— Ларгус Винтар… — повторил рамаянец. — Он был достойным правителем… Помогал нам, когда началась война.

Все в волнении ожидали его решения. Он сделал знак остальным, и шесты перестали искрить. Рамаянцы пошли вперед, и отряд двинулся за ними. Шай продолжала стоять на месте, пытаясь унять дрожь в руках. Друзья негромко благодарили ее за смелый поступок. Лис обнял девушку, надеясь привести ее в чувство.

— Ты молодец, Шай, — шепнул он. — Настоящая принцесса…

Она улыбнулась, но все еще продолжала дрожать. Лис приобнял ее и повел за собой. Пора было познакомиться с новым убежищем. Его наконец-то удалось разглядеть вблизи. Оно представляло собой огромную полуразрушенную пирамиду из серого камня. Она возвышалась над людьми громадным колосом, и даже не верилось, что существует оружие, способное причинить вред такому совершенному сооружению. У подножья пирамиды с тихим шипением разъехались в стороны плиты, и появился ход. Отряд вошел туда вслед за рамаянцами-стражами.

Лису вспомнил убежище в Дельфах, где провел не так много времени. Здесь было нечто подобное, только гора рукотворная. Здесь было мало мужчин, но много женщин, детей и стариков, оборванных, несчастных… Людей, потерявших все… Внутри пирамиды было можно дышать без защитных масок, но воздух все равно был тяжелый и затхлый. Рамаянцы разглядывали нежданных гостей со смесью удивления и затаенной надежды. Лису в очередной раз нестерпимо захотелось уничтожить драконов, забравших у людей все, что они имели.

— Рад узнать, что хоть кто-то из союзников жив! — раздался громкий голос.

К отряду шел пожилой мужчина, опираясь на металлический посох. У него были черные вьющиеся волосы, чуть тронутые сединой, смуглая кожа и карие глаза.

— Простите стражей… Они выполняли свой долг — защищали Арьявату, наше убежище. В нашей ситуации гостям не радуешься…

— Спасибо, что приняли. Меня зовут Велир — командир витязей Гераклиона.

— А я Чандан — тот, кто принял на себя бремя правителя. Наш император пал в бою… А где же принцесса?

Шай, до этого прятавшаяся за надежную спину Лиса, глубоко вздохнула и вышла вперед, произнеся негромкое приветствие.

— Для меня большая честь видеть вас, — произнес Чандан. — Мы благодарны Гераклиону за помощь, хоть и победить не удалось.

— У нас еще есть шанс, — тихо сказала Шай. — Мы хотим бороться…

— Но у меня нет больше армии, — возразил Чандан. — Транспорт взорван, земля сожжена… Империи Рамы больше нет. Как и Гераклиона…

— У вас есть оружие, — напомнил Велир. — То, которое не успели противопоставить подлым захватчикам… Ваджра.

— Но среди нас не осталось титанов. Ваджра бесполезна без магии.

— Титаны есть среди нас, — ответил Велир, бросая взгляд на юных магов, по привычке собравшихся вместе. — Если вы доверите свое главное сокровище, мы обещаем сделать все, чтобы уничтожить драконов.

15. Истинные хозяева

Арьявата производила гнетущее впечатление — безысходность буквально витала в воздухе. Это место отличалось от убежища витязей. В Дельфах были маги, готовые помочь, храбрые воины… Там была надежда, а здесь — лишь разруха и отчаянье. Отрезанные от остального мира, рамаянцы оказались совершенно беспомощными. У них было мощное древнее оружие, но воспользоваться им они не могли. Среди них больше не было магов, да и что, в сущности, может сделать кучка людей, потерявших все? Хороший вопрос… Лис задумался о том, чем же их отряд отличается от несчастных рамаянцев? Гераклионцы тоже потеряли все, что у них было, и даже память. Может быть, тем, кому уже нечего терять, легче биться с врагом, который намного сильнее?

— О чем ты думаешь? — тихо спросила Шай.

— О том, что нам предстоит, когда добудем оружие, — ответил Лис.

До этого поход больше напоминал захватывающее приключение. Маги учились использовать силу, открывали порталы, поднимали в воздух виманы… Никто не думал о том, что скоро предстоит настоящая битва, в которой всем придется рисковать жизнями. Лис даже не мог представить себе, как это — воевать…

Чандан вел Велира, Боргана и юных магов в подземное хранилище. Предводитель рамаянцев шел медленно, то ли из-за больной ноги, то ли не очень хотел показывать гостям оружие. Его посох издавал при ходьбе мерный стук, эхом разносившийся в подземелье. Маги негромко переговаривались между собой и рассматривали цветные фрески, украшающие каменные стены. На них были изображены древние битвы, причудливые летательные аппараты, люди в ярких одеждах. Картины завораживали…

Наконец путешественники подошли к полированной каменной плите, испещренной надписями, напоминавшей ту, что скрывала вход в ангар с виманами. Чандан помедлил, задумавшись о чем-то, а потом нажал потайной рычаг в стене, и плита с шумом отодвинулась, явив людям просторное помещение. Когда маги вошли внутрь, колонны, увенчанные шариками, тут же засветились. Чандан улыбнулся и произнес:

— Сразу ясно, что потомки титанов навестили нас. Все вокруг дышит магией…

Ребята огляделись в поисках оружия, способного, по словам витязей, переломить ход войны. Лису представлялось нечто огромное, способное внушить драконам страх и ужас. Однако в помещении ничего подобного не наблюдалось… Лишь на гранитной подставке лежало что-то золотое…

— Это и есть ваджра? — спросил Таврос, даже не пытаясь скрыть разочарование в голосе.

Все подошли ближе, чтобы рассмотреть. Оружие представляло собой золотой жезл примерно метр в длину. Посередине имелось утолщение в виде шара, от которого отходили изогнутые золотые спицы, сходившиеся на концах жезла. На грозное оружие эта золотая штука никак не походила, но все равно все смотрели на нее с некоторой опаской и уж тем более не прикасались.

— Это самое ценное, что осталось у моего народа, — произнес Чандар, с восхищением глядя на золотой жезл. — Оружие титанов…

— Как ей управлять? — спросил Лис, заворожено разглядывая причудливое устройство.

— Магией… Ваджра поглощает ее и усиливает во много раз. Вы можете выпустить немного магии, чтобы разрушить стену, а ваджра усилит этот импульс настолько, что будет разрушен целый город.

— Даже не верится, что в ней столько мощи, — сказал Дарий.

Тем временем ваджра стала издавать негромкий звук, напоминающий жужжание, а по полу около гранитной подставки прошла вибрация. Золотой жезл приподнялся и завис в воздухе, принявшись вращаться вокруг своей оси.

— Почуяла хозяев, — пояснил Чандан с улыбкой. — Титанов…

— Что вы решили? — спросил Велир, которого мало интересовали все эти чудеса. — Доверите нам оружие?

— Что вы собираетесь делать? — в свою очередь спросил рамаянец.

— Полететь в страну Та-кем и вывести из строя пирамиды. Они снабжают энергией города и лаборатории драконов.

— Я не сомневаюсь в ваших благих намерениях… Но все не так просто, — ответил Чандан. — Сейчас драконы уверены, что планета полностью в их власти, и даже не преследуют редких выживших. Когда вы проявите себя, и они поймут, что вас нужно опасаться, то будут преследовать повсюду. Где вы спрячетесь, когда разрушите пирамиды? В своем убежище в Дельфах? Уверен, дельфийцы уже скрылись в другом мире и вряд ли станут помогать. Ваше убежище разбомбят громадные черные драконьи машины… Сюда я вам не позволю вернуться. Толку от нас никакого — воевать не можем. Я не хочу, чтоб драконы наведались сюда и уничтожили всех, кто остался…

Витязи и маги задумались над его словами, переглядываясь между собой.

— Так где вы спрячетесь? — вновь повторил Чандан.

По всему выходило, что безопасного места нет. Убежище в Дельфах, ангар… Можно ли надеяться, что там диверсантов не отыщут драконы, когда поймут опасность? А больше всего не хочется, чтобы из-за них пострадали те выжившие, что прячутся сейчас, уже потеряв надежду на лучшую жизнь. Нельзя тешить себя мыслью, что режим невидимости поможет скрыться от драконов. Они хоть и не обладают магией, но технологии у них очень развитые.

— Есть одна идея, — сказал Борган, нарушив тягостную тишину. — Только это довольно рискованно…

Он многозначительно переглянулся с Велиром. Похоже, только они вдвоем обсуждали какой-то план, весьма сомнительный, исходя из слов Боргана.

— Мы ни в коем случае не станем подвергать ваших людей опасности, — продолжил он. — На территории Асии больше нет людей, и помощи просить не у кого. Западные материки, Гераклион и страна Та-кем полностью под властью драконов. А в стране Чжоу захватчиков по-прежнему считают богами и поклоняются им.

— Вот именно! — воскликнул Дарий. — Нам никто не поможет…

— На поверхности планеты — никто. А вот внутри…

Никто не понимал, о чем говорит Борган.

— Вы намерены лететь в Агарту? — спросил Чандан. — Возможно, это действительно единственный выход…

— Разве Агарта существует на самом деле? — спросил Дарий. — Это ведь просто легенда…

— Нет, это не легенда, — возразил Велир. — Царство Агарта находится под землей, и обитают в нем истинные хозяева планеты.

— Что это значит? — спросил Лис.

В его внушенной реальности никакой подземной страны не существовало, как и у остальных друзей. Разве что Дарий знал о ней, но явно не относился благосклонно к этой идее.

— Наш народ — пришельцы на этой планете, — ответил Велир. — Но здесь есть и коренные жители, предположительно существующие уже миллионы лет. Они жили на поверхности, но потом по какой-то причине скрылись в недрах планеты. Вероятно, это случилось после какой-то глобальной катастрофы. Условия улучшились, но они настолько привыкли жить под землей, что там и остались.

— Они такие же люди, как и мы? — спросил Таврос.

— Предположительно… — загадочно ответил Чандан. — Наш первый император Рама однажды побывал в этом царстве. Им правит некто, называющий себя Князем Земли. За долгое время, проведенное в недрах, агартийцы очень изменились. У них есть собственная энергия, отличающаяся от той, что на поверхности. Их не волнуют катастрофы, которые мы переживаем. У них много удивительной техники, да и сами они уже наполовину машины, почти утратившие способность чувствовать и испытывать эмоции. Агартийцам плевать, что творится на поверхности. А драконы уж точно внутрь планеты не сунутся… Змеям хочется на солнце греться.

— Но если им все равно, они ведь не станут помогать, — сказал Лис, в очередной раз потрясенный новыми удивительными знаниями о реальном мире.

— Нам придется убедить этого Князя, — сказал Борган. — Вот только никто больше не знает, где вход в Агарту. Может быть, у вас остались древние карты или просто предания…

— Известно, что вход в подземное царство находится в Гималайских горах, — ответил Чандан. — Когда первые титаны прибыли на планету, агартийцы вышли с ними на контакт, но потом никаких отношений не поддерживали. Вход в царство скрыт, и если Князь Земли не позволит, никто туда не войдет. Рама очень интересовался этим царством, и ему удалось побывать там. Князь впустил его и даже позволил провести под землей несколько месяцев. Особенно Раму интересовал секрет долголетия подземных жителей… Они не испытывали особой симпатии к людям, но Раме удалось добиться расположения Князя.

— Он поделился секретом? — спросил Лис.

— Скорее всего… Император не очень-то распространялся о подробностях своего путешествия. Однако правил он больше трехсот лет… После того, как Мохенджо-даро разрушили, мы постарались спасти все ценное и укрыть здесь. Сокровищница империи… Все, что осталось от былого могущества. Я дам вам кое-что…

Чандан пошел вглубь зала, увлекая гостей за собой. Маги шли, и на их пути загорались остальные столбы, и теперь можно было разглядеть, что еще хранилось в этой сокровищнице. Здесь были скульптуры из камня и золота, поврежденные, помятые, но все же не потерявшие красоты. Еще были обгоревшие картины и прочие вещи, о назначении которых путешественники даже не догадывались. Чандан привел их к углублению в стене, где стояла небольшая бархатная шкатулка. Рамаянец открыл ее, явив всем небольшое круглое зеркальце в серебряной оправе.

— Это подарок Князя Земли. С помощью этого устройства Рама всегда мог найти вход в подземное царство, — сказал он. — Летите в Гималаи. Я укажу на карте примерное место, а дальше укажет зеркало. Возможно, увидев эту вещицу, агартийцы будут более благосклонны к вам. Если не помогут, так хотя бы дадут убежище — настоящее, надежное, скрытое особой силой, о которой драконы наверняка ничего не знают.

Чандан закрыл шкатулку и протянул Велиру. Ваджру поместили в черный блестящий чехол из материала, напоминавшего шелк. Оружие по-прежнему издавало мерный гул. Его взял Борган и сообщил, что чувствует на коже покалывание. От золотого жезла буквально веяло магией.

Медлить больше не было смысла. Попрощавшись с рамаянцами, отряд двинулся обратно к виманам. К счастью, не с пустыми руками. Вот только дальнейшие планы оптимизма не внушали. С одной стороны, и вправду был хороший шанс укрыться в подземном царстве, но с другой — было ясно, что эти самые агартийцы не очень-то дружелюбно настроены к людям. А мысли о загадочном Князе Земли вызывали у Лиса необъяснимую тревогу. Но ведь есть шанс, что удастся найти соратников в борьбе. Если агартийцы — истинные хозяева планеты, должны же они, наконец, вмешаться в тот кошмар, что творился вокруг.

И вот виманы уже покидали разрушенную империю Рамы и брали курс на Гималаи, а конкретно, полетели к горе Джомолунгме, на которую указал Чандан. Именно там и должен был находиться вход в подземное царство.

— Удивительно… — пробормотал Санти после продолжительного молчания. — Мы столько времени провели в подземельях, а подземных жителей так и не встретили.

Мальчик сидел в пункте управления, закутавшись в плед, и наблюдал за пейзажем. Кажется, ему стало лучше, или он просто не хотел беспокоить друзей жалобами.

— Агарта находится гораздо глубже, Санти, — ответил Борган. — Мы с вами ходили почти, что на поверхности… А царство внутри планеты — там своя жизнь, не похожая на нашу. Там есть собственное светило, реки, моря…

— Разве может солнце быть внутри планеты? — недоверчиво спросил Санти.

— В Агарте много всего непонятного… И магия своя, и технические устройства…

— Что-то мне уже не очень хочется туда, — тихо призналась Шай, теснее прижавшись к Лису.

— Разве ты забыла? Ты ведь самая храбрая принцесса, — с улыбкой сказал Лис.

— Думаю, там, куда мы летим, это не сработает… — ответила девушка, вздохнув.

Шай снова чувствовала тревогу и неуверенность. К счастью, ее самый близкий человек на сегодняшний момент был рядом, и это придавало сил. Девушка вдруг подумала о том, что многое они делают неосознанно. Например, постоянно держатся за руки, обнимаются, заботятся друг о друге… Делают то, что не свойственно малознакомым людям. А у них с Лисом это происходит совершенно естественно, несмотря на потерю памяти. Словно душа все знает и старается воссоединиться с разумом.

А виманы уже приближались к горам, покрытым снежными шапками. Среди них выделялась Джомолунгма — самая высокая вершина на планете. Она поражала своим великолепием и величественностью.

— Есть версия, что эта гора на самом деле рукотворная пирамида, — сказал Борган, вглядываясь в смотровое стекло. — Возможно, ей миллионы лет…

— Агартийцы сотворили такое? — потрясенно спросил Лис. — Тогда не удивительно, что у них внизу есть собственное солнце…

Виманы зависли над горой. Датчики исследовали рельеф, но никаких признаков входа под землю, естественно, не наблюдалось.

— Ну что, попробуем? — произнес Борган и натянуто улыбнулся.

Было видно, что он очень нервничает, да и остальные тоже чувствовали себя не лучше. Дрожащими от волнения руками Борган открыл шкатулку и достал зеркальце. Все замерли в ожидании чего-то удивительного…

Зеркальце само собой поднялось вверх и зависло в воздухе, причем, никто из магов силу не выпускал. На поверхности горы отразился огромный желтоватый солнечный зайчик. Он побегал по склону, словно разыскивая нужное место, а через секунду неожиданно исчез. Зеркальце упало обратно в шкатулку. Друзья молча глядели друг на друга в недоумении. Несколько секунд ничего не происходило…

— Смотрите, что там внизу? — воскликнул Санти.

Под виманами бушевали волны… Вода взялась словно ниоткуда и медленно пребывала, поднимаясь вверх. А машины неудержимо тянуло вниз… Все заворожено ждали, что будет дальше. Никто не боялся утонуть, ведь морю здесь взяться было неоткуда. Наверное, морок, скрывавший вход в подземное царство… Виманы опускались все ниже, пока их не скрыло водой, и наступила темнота.

16. Подземное царство

Лис давно не видел страшных снов… С момента освобождения из логова драконов его посещали лишь приятные видения и воспоминания из той жизни, которая стерлась из памяти. И вот опять… Лису привиделось, будто он вернулся в бескрайнюю снежную пустыню, где бушевала метель. Он увидел Шай в белом струящемся платье. Она смотрела и улыбалась грустно. Ее длинные волосы развевались на ветру… Лис кричал, звал девушку, но она лишь удалялась все дальше и дальше, и он не мог догнать, как не старался. Ноги вязли в сугробах, а тело, скованное холодом, отказывалось слушаться. А Шай продолжала идти, словно паря над снегом, не замечая ветра и холода. Будто не реальная девушка, а призрак…

Лис очнулся, по-прежнему ощущая дрожь. Перед глазами все еще стоял образ Шай и ее глаза, полные печали. На душе было так паршиво, что парень не сразу пришел в себя. Воспоминания возвращались постепенно. Он вспомнил, как виману поглотили волны… А что было потом? Вокруг царила темнота, и ни один прибор не работал. Лис попытался встать и наткнулся на кого-то, лежащего рядом. В голове возникла пугающая мысль, но, к счастью, этот кто-то застонал и тоже завозился. Похоже, все вырубились на некоторое время, а теперь начинали приходить в себя. Лис выпустил магию, надеясь оживить машину. Поначалу ничего не выходило. Парень даже испугался, что разом утратил магические способности. Но потом машина, словно нехотя, стала приходить в себя — раздался гул, и тускло засветилась панель приборов.

Борган, ругаясь шепотом, принялся проверять механизмы, но больше ничего не работало. В смотровые окна разглядеть было ничего нельзя — снаружи царила беспросветная тьма. Лис нашел Шай — она сидела около пилотского кресла и потирала ушибленную руку. Парень в тревоге осмотрел ее, но, к счастью, девушка не пострадала.

— Я почти не чувствую магию, — тихо призналась она. — В какую дыру нас занесло?

— В подземную, — ответил Лис и снова попытался колдовать, но ничего не вышло.

В этом странном темном месте магию будто сдерживала какая-то другая, неведомая сила.

Тем временем Шай привела в чувство Санти и проверила, как остальные витязи. К счастью, обошлось без травм, а, значит, посадка была все-таки мягкой. Вот только место приземления оставалось загадкой. За неимением хорошо действующей магии, пригодились осветительные устройства, которые витязи всегда носили с собой. Связь с другой виманой тоже не действовала, а потому сидеть на месте смысла не было. Экипаж покинул машину и отправился на разведку.

Окружающее пространство оказалось весьма странным. Тьма была почти осязаемой… Она будто поглощала лучи осветительных приборов и позволяла разглядеть лишь небольшие участки. Путешественникам так и не удалось определить, где они оказались. Под ногами была твердая каменная поверхность. Воздух казался чистым, без посторонних запахов, и было довольно тепло. Верх разглядеть не удалось. То ли это помещение, то ли открытое место — понять не представлялось возможным. Единственным приятным открытием оказалось наличие второй виманы, экипаж которой присоединился к остальным.

Маги попробовали вместе выпустить силу, но ничего не вышло. Двигаться в кромешной тьме было страшно, да и непонятно даже, куда идти.

— Это что, и есть Агарта? — спросил Таврос.

— Наверняка, — неуверенно ответил Велир. — Подземные жители — странные создания. Кто знает, чего от них ожидать…

Раздался громкий хлопок, и все вокруг осветила невероятно яркая вспышка. Людям пришлось закрыть лицо руками, чтобы не ослепнуть. Лис на мгновенье решил, что агартийцы попросту вздумали уничтожить незваных гостей. А когда к нему вернулось зрение… Такого он наверняка не видел ни в этой, ни в прошлой жизни… Путешественники стояли посреди зеленой долины, окруженной холмами. Было много света и красок. Сверху нависало небо странного алого цвета, а долину освещали сразу два светила. Вокруг было много зелени, деревьев, цветов… Все в этом мире поражало воображение яркостью, вычурностью, кричащей вызывающей красотой.

Все в этом мире казалось нереальным и неестественным. Витязи и маги бродили среди высоких разноцветных цветов, разглядывали в изумлении, но трогать не решались. Вдалеке шумел водопад, а около него по валунам бродили животные. Кажется, львы… Только огромных размеров, с золотистой сияющей шерстью. Шай замерла, в ужасе глядя на зверей, боясь пошевелиться. Однако на людей здешние обитатели внимания не обращали. Лис взял девушку за руку и осторожно отвел в сторону.

Еще вокруг порхали бабочки, намного крупнее и ярче обычных. Они садились на цветы, и их размашистые крылья трепетали. Все слишком яркое, слишком красивое…

— Агарта — царство иллюзий, — произнес Борган, вспомнив цитату из какой-то книги.

Стало вдруг темнее, словно кто-то извне снизил яркость. Впереди заклубился туман, а когда рассеялся, то на месте водопада и диковинных зверей путешественники увидели золотые ворота, а от них — дорогу, выложенную серым камнем.

— Полагаю, нам туда? — предположил Дарий.

— Кажется, нас встречают, — ответил Велир.

К ним по дороге и вправду направлялся кто-то. Он не вышел из ворот, а просто возник словно из воздуха. Вполне человеческая фигура… Однако при приближении стали видны отличия. По виду — высокий мужчина в серебристом костюме. Однако потом удалось разглядеть, что это вовсе не костюм… Складывалось впечатление, что некоторые части тела человека были заменены металлическими деталями. Одна рука у него была нормальной, затянутой черной кожаной перчаткой, а вторая — полностью металлической, хотя двигалась, словно живая. Волос у мужчины не было, а часть головы тоже была серебристой. Один глаз человеческий, а на месте второго — светящийся красный огонек. На ногах были длинные черные сапоги, но человек не шел, а парил над землей. Да и человек ли? Путешественники уже уяснили, что в подземном царстве обитают необычные существа…

— Вы воспользовались чужим маяком, — раздался голос.

Лицо незнакомца не изменилось. Оно не выражало никаких эмоций, а бледные губы так и оставались сжатыми. Только лишь красный глаз угрожающе сверкал. А голос, казалось, звучал со всех сторон, разливаясь эхом.

Из кармана Боргана само собой вдруг выпорхнуло зеркальце, которое помогло отыскать путь в подземную страну. Оно подлетело к механическому человеку и исчезло, словно поглощенное его телом.

— Мы просим убежища и помощи, — громко сказал Велир.

— Князь разберется…

И тогда появились тени… Полупрозрачные серые фигуры надвигались со всех сторон, окружая магов и витязей. Ситуация накалялась, и воины сжимали оружие, готовые в любой момент отражать атаку. А тени приближались… Лис заметил, что там, где у людей находится сердце, у этих существ мигают красные огоньки. Что это за странные создания?

— Идите вперед, — вновь раздался голос.

Механический человек развернулся и двинулся к воротам. Тени окружили людей, и через секунду все имеющееся оружие исчезло без следа. Никогда еще витязи не чувствовали себя настолько беспомощными. Ведомые тенями, люди двинулись к воротам, не зная, что их ждет впереди. По мере приближения золотые створки распахивались, и за ними виднелась тьма. А когда люди приблизились к ним, вновь появилась яркая вспышка.

Эти подземные сюрпризы начинали уже утомлять. Теперь друзья оказались в помещении, больше напоминающем тюрьму. Обшарпанные стены, сырость и затхлый запах… А еще три больших клетки с толстыми ржавыми прутьями. Тени загнали людей в них, а потом растворились без следа.

— Вот мы и попали в западню! — с досадой воскликнул Дарий.

Тени утащили Шай в другую клетку, и, видя это, Лис вспомнил свой сон, угнетающий и неприятный. Он снова смотрел, как она уходит… Дверцы, через которые люди попали в клетки, исчезли, и теперь выхода никакого не было. Лис дотронулся до прутьев и ощутил, что они очень холодные, словно скованные изо льда. Положение хуже некуда… Велир с Борганом обсуждали, что можно сделать, но Лис не слушал. Он не видел выхода… Пытался вызвать магию, но она по-прежнему не действовала. Он чувствовал ее внутри, но что-то постоянно мешало. Шай сидела, обхватив колени руками, и грустно смотрела на Лиса. Он очень жалел, что не может быть рядом сейчас, обнять, успокоить, как всегда бывало.

Наконец что-то стало меняться. Раздался гул, и в противоположной стене появилась дверь. Она распахнулась, и в помещение вплыл механический человек.

— Князь будет говорить только с одним из вас.

Голос, казалось, шел прямо из стен. Механический человек приблизился к одной из клеток, и его серебряная рука поднялась, указывая на кого-то… Лису показалось, что на него, но он отбросил эту мысль.

— Ты… Иди за мной.

Через мгновенье Лис оказался за пределами клетки под удивленные возгласы друзей. Он несколько секунд смотрел на мигающий глаз агартийца, а потом провалился в темноту…

— Какой примитивный язык… Машины сразу расшифровали его…

Голос был низким, напевным и раздавался эхом. Лис распахнул глаза, но тут же снова зажмурился от окружающей его белизны. Он чувствовал, что лежит на чем-то теплом и мягком. Ладони ощущали чуть шершавую поверхность… Он сел и снова попытался разглядеть, куда же попал. Оказалось, это была комната с белыми стенами, потолком и полом. Что это за материал, Лис понять не смог. Зато обнаружил источник голоса…

— Давно здесь не было гостей…

Юный маг встал и подошел ближе… В центре комнаты стоял высокий мужчина. Лис рассматривал его, задрав голову. Крепкий, мускулистый… Его лицо скрывала переливающаяся серебристая сетка, а тело — длинное черное одеяние, которое открывало лишь руки, покрытые рисунками. У него были длинные черные волосы с синим отливом, а на голове — высокий конус из серебристого металла. Конус явно не снимался, потому что металл странным образом плавно перетекал в кожу. Неужели это и есть Князь Земли?

— Я… мы… я хотел сказать…

Лис обычно не страдал робостью, но тут все слова исчезли из головы. Этот странный человек, эта белая комната… Все совершенно выбивалось из привычной картины мира.

— Наверное, ты хочешь знать, отчего я выбрал тебя?

Сетка, скрывающая лицо вдруг расплавилась, превратившись в серебряные ручейки, которые быстро скрылись в конусе. Честно признаться, Лис был готов увидеть все, что угодно. Поэтому, когда перед ним предстало совершенно человеческое лицо, он даже растерялся. Князь оказался вполне молодым мужчиной с пронзительным взглядом темно-карих глаз, подведенных черной краской. На лице у него тоже были рисунки.

— Я спросил у Техника, кого же выбрать, — продолжал Князь. — Он указал на тебя.

Отчего-то Лис сразу понял, что Техник — это и есть тот самый механический человек.

— Почему же?

— Сказал, что ты похож на хозяина маяка.

Князь продемонстрировал Лису зеркальце. Парень понятия не имел, чем мог походить на императора Раму.

— Он тоже мог видеть то, что скрыто, — пояснил Князь, словно прочитав мысли юноши.

— Я почти утратил эту способность… Да и здесь магия почти не действует.

— Потому что в этом месте своя магия… Настоящая, изначальная. Энергия этой планеты… Так чего же ты хочешь, Лисур?

— Откуда вам известно мое имя? — удивился парень.

— Я видел тебя здесь, в капсуле мира.

Князь распахнул руки, указывая на окружающее пространство.

— Здесь я могу видеть все, что происходит на поверхности.

— Значит, вы знаете о катастрофах и войне? — встрепенулся Лис.

— Я знаю многое, — безразлично отозвался Князь, словно речь шла о каких-то пустяках.

— И вы не хотите вмешаться? Драконы захватили планету!

— А на стороне кого должны выступить агартийцы, по твоему мнению?

— Конечно, на нашей! — воскликнул Лис. — Как же иначе? Драконы отобрали у нас дом!

— А он был вашим? — с насмешкой спросил Князь, подходя ближе. — Вы, асы, такие же гости на этой планете, как и драконы. У вас не больше прав на нее.

Лис замолк, не зная, что ответить.

— А разве вас не волнует, что творится наверху? Там ведь полная разруха. Планета больна…

— В Агарте свой мир, — спокойно ответил Князь. — Катастрофы ему не страшны, да и врагам сюда не проникнуть. Ты так и не ответил… Чего ты хочешь?

— Нам нужно убежище, — ответил Лис, не задумавшись, а потом добавил манее уверенно:

— И помощь…

Князь улыбнулся, и от его пронзительного взгляда у юного мага мурашки побежали по коже.

17. Подходящее убежище.

Замерев, Лис ждал ответа Князя Земли. Если сейчас он скажет, что гераклионцам следует немедленно выметаться из Агарты и лететь на все четыре стороны, с этим нельзя будет ничего поделать. Кто знает, какие технические штуки есть здесь, а уж об оружии и говорить нечего… Как же заполучить в союзники такой могущественный народ? Их ведь мало волнует то, что происходит снаружи…

— Это слишком смелые желания, — произнес Князь. — Помнится, Рама тоже поначалу говорил что-то о могуществе своей империи, о процветании народа…

— Вы знали его? — удивленно спросил Лис.

Это было невероятно, ведь легендарный император жил несколько сотен лет назад.

— Я беседовал с ним, как и с тобой… Здесь, в капсуле мира.

— Сколько же вы живете? — заворожено спросил маг.

— Настолько долго, что времени для меня уже не существует.

В голосе Князя Лис уловил нотки усталости и обреченности, и это вселило в его душу надежду. Ведь эмоции — это человеческая черта, а, значит, сочувствие не должно быть чуждо даже такому могущественному созданию.

— Неужели вы помните времена, когда ваш народ жил на поверхности?

— Тогда все было по-другому… Единый материк, громадные растения и животные… Я почти забыл…

Князь на секунду задумался, словно пытаясь припомнить, но через мгновенье к нему вернулось обычное спокойствие.

— Я выяснил тогда, что было на самом деле нужно Раме, — продолжил он. — Секрет вечной жизни… Поэтому я еще раз спрошу, Лисур. Чего ты хочешь?

— Я уже сказал вам…

— Человек создан заботиться лишь о самом себе. Только желания собственного благополучия являются истинными…

— Это не так, — возразил Лис. — Человек должен думать о других. Я хочу быть полезным, хочу помочь друзьям, освободить собственную страну…

— Зачем? — с насмешкой спросил Князь. — Что для тебя значат Асия и Гераклион? Ты ведь совершенно ничего о них не знаешь. Твои воспоминания утрачены, а стремления к борьбе были внушены.

— Значит, вы все обо мне знаете? Я понял, какие ценности у агартийцев…

— Будь все по-другому, коренных жителей планеты уже не осталось бы.

— Так вы поделились с Рамой секретом вечной жизни?

— Мне пришлось его разочаровать… Вечной жизни не существует, мальчик, это противоречит законам Вселенной. Даже мне это недоступно, и однажды придет день, когда я обращусь в прах. Но Раме удалось намного отсрочить это, так что, думаю, он добился желаемого.

— Что же делать нам? — спросил Лис, хватаясь за последнюю надежду.

— Я разрешу вам остаться. А насчет помощи… Это ваша война, и вам решать. Можете просто жить дальше, а можете бороться за то, чего уже нет. Тем более, оружие достать удалось…

— Спасибо, — только и смог произнести Лис.

По крайней мере, выгонять никто не станет, а это уже достижение. Здесь, в Агарте, получится хорошее убежище, если план по разрушению пирамид осуществится.

Князь взмахнул рукой, и рядом с ним возникла одна из теней с мерцающим красным огоньком, что сопровождала не прошеных гостей в ворота Агарты.

— Отдайте пленникам все, что забрали, и приведите сюда, — распорядился Князь.

Тень ту же исчезла.

— Что это за создание? — спросил Лис.

— Это кибер — искусственное существо, — ответил Князь. — Киберы могут переноситься в любую точку планеты. Они — мои глаза на поверхности и источник работы капсулы мира.

А в комнате уже появились друзья. Шай бросилась обнимать Лиса, ведь все время его отсутствия она не могла найти себе места от тревоги. Витязям вернули оружие, но никто не чувствовал себя в безопасности в этом месте. Казалось, что изначально оружие забрали не от того, что боялись, что гости пустят его в ход. Было ощущение, что агартийцы опасаются, как бы примитивные люди с поверхности не причинили вреда друг другу, испуганные новым странным миром. А Санти снова стало хуже… Казалось, это место так на него влияет, забирая последние силы. Он стоял, весь бледный и осунувшийся, держась за плечо Дария.

Разговаривали долго… Велир пытался объяснить Князю ситуацию на планете, но натыкался на равнодушие, как и Лис. Нападение драконов и энергетическая катастрофа не были для агартийцев хоть сколько-нибудь значимыми событиями. Князь в очередной раз повторил, что разрешит укрыться в своем царстве, но в конфликт вмешиваться не станет. Своеобразная форма мышления подземных жителей приводила гераклионцев в замешательство.

— Если хотите, я могу показать ваш мир, — предложил Князь.

Спустя мгновенье белые стены засветились, и на них появилось изображение. Сначала город… Его было видно сверху, словно с виманы, парящей в небесах. Лису показался знакомым этот город. Гранитные мостовые, громадные здания с величественными колоннами и статуями, удерживающими своды, всадник на камне… Все замерли, шепча заветное слово. Пальмира… А Лис вспомнил, что видел этот город во сне, еще будучи в плену у драконов. Многие здания были повреждены или полуразрушены.

Над городом парили летательные аппараты, но не виманы… Вражеские корабли, напоминавшие огромных черных жуков… По улицам ходили люди. Хотя… Все понимали, что вовсе это не люди. Город давно захвачен, а жители убиты или отправлены на рудники и в лаборатории. Пальмиру наводнили драконы в людском обличии. По большей части они были одеты в одинаковые блестящие синие комбинезоны. Велир объяснил, что это солдаты противника. В Пальмире целый гарнизон, охраняющий предводителя драконов — Дарниса. Он живет сейчас во дворце, бывшем когда-то домом правящих семей. Капсула мира с готовностью показала длинное здание, отделанное золотом и огромная площадь вокруг, украшенная фонтанами, статуями…

— Вы ведь знаете, что находится под Пальмирой, — сказал Велир. — Если драконы захватят кристалл, это отразится и на Агарте.

— Последствия не будут катастрофическими, — бесстрастно ответил Князь. — Кристалл установили ваши предки, и он нужен для жизни людям на поверхности, а не агартийцам. Вот и думайте, как его защитить. И есть ли в этом смысл? Ваш мир захвачен, а энергетическая оболочка, на которой строилась ваша цивилизация, разрушена.

Гераклионцы мрачно переглядывались. Князь методично уничтожал любую надежду на успех. Но у витязей и магов не было иных вариантов. Здесь, под землей, может, и было подходящее убежище, но это чужой дом. А своего места на планете больше не было, поэтому битва неизбежна.

— Только с магией беда… Вы чем-то блокируете наши способности? — спросил Дарий.

— Нет, это ни к чему. Просто ваша так называемая магия чужда по сути планете. А здесь, внутри Земли, своя собственная энергия, которая сильнее. Как только вы покинете Агарту, ваши способности вернутся.

— Мы сделаем то, что должны, — твердо сказал Борган.

— Это ваш выбор, — отозвался Князь скучающим тоном. — А пока… Будьте моими гостями.

Он взмахнул рукой, и белая комната исчезла. Перед глазами путешественников предстала Агарта во всей ее красе. Огромное… Бескрайнее пространство, освещаемое десятком разноцветных светил, отличающихся формой и размером. Все было поделено на секторы, словно отвечающие любым желаниям жителей. Вот оазис с раскидистыми пальмами и причудливыми цветами… Вот та самая долина с водопадом… Чуть вдалеке белое плато, над которым хлопьями валит снег… На востоке высятся горы, а на противоположной стороне что-то вроде города с высоченными зданиями, сияющий огнями.

— Каждый житель Агарты может выбрать то, что ему по душе, — сказал Князь. — Все это великолепие создано нашими совершенными машинами.

— Так это реальность или иллюзия? — спросила Шай.

— А что есть реальность? — в ответ спросил ее Князь. — Реально только то, что мы сами считаем таковым…

Перед путешественниками появилась сверкающая дорога, убегающая вдаль. Князь неспешно двинулся по ней, а остальные пошли за ним, разглядывая во все глаза удивительный мир. Агартийцы сновали туда-сюда, не обращая внимания на гостей. Из них мало кто походил на обычных людей. Яркие вызывающие одежды… Части тела, замененные металлическими деталями… А были и вовсе причудливые создания, напоминавшие помесь человека и животных.

— Так вот в чем секрет долгой жизни, — сказал Лис. — Вы сами наполовину машины!

— Так было не всегда… Мы постепенно пришли к этому. Технологии такие совершенные, что нам не нужно больше заботиться о пропитании, работать, беспокоиться о завтрашнем дне…

Лис мысленно добавил, что им еще не нужно любить, сострадать, помогать.

— Я совсем не вижу здесь детей, — тихо сказала Шай другу и тут же наткнулась на пронзительный взгляд Князя, который услышал ее слова.

— За могущество нужно платить, — сказал он. — У нас не может быть потомства. Но это не ведет к вымиранию народа, ведь мы живем очень долго.

— Так странно… — задумчиво произнес Борган. — Наши предки прибыли на Землю с далекой звезды, но мы такие же люди, только… Неизмененные.

— Все во Вселенной устроено по единому плану. Неудивительно, что мыслящие существа из разных миров так похожи друг на друга. Мы верим, что есть некий высший разум, создавший Вселенную. Он теперь наблюдает за нами, а, быть может, вершит судьбы.

Лису не понравилась эта теория. Не хотелось думать, что все в его жизни зависит от решений какого-то высшего разума. Хотелось бы думать, что он сам хозяин своей судьбе.

— А что там такое? — громко спросил Таврос, прерывая размышления друга.

Все остановились, осматривая вдалеке странное сооружение, похожее на гигантские пчелиные соты. В них постоянно что-то вспыхивало, и оттуда доносился мерный гул.

— Это Иллюзиум, — ответил Князь. — Город грез… Там находятся машины-симуляторы, способные воплотить любую фантазию. Это источник удовольствий. Некоторые агартийцы настолько зависимы от него, что совсем не покидают город. Хотите испытать на себе?

Гости переглян#x441;;улись между собой и поспешили отказаться от столь щедрого предложения.

— Мы, пожалуй, еще немного побудем в реальности, — сказал Велир.

— Как хотите, — безразлично отозвался Князь. — А вот и ваши апартаменты.

Эта небольшая территория, видимо, была создана машинами специально для гераклионцев. Трехэтажный просторный дом, огороженный кованым забором.

— Вы позволите нам улететь, когда потребуется? — спросил Велир.

— Вы гости, а не пленники…

— А вернуться потом? — добавил Борган с опаской.

— Как пожелаете, — ответил Князь, и через секунду в руках Боргана возникло зеркальце-маяк.

А сам гостеприимный хозяин исчез. Гераклионцы еще пару минут осматривали окрестности, а потом вошли в дом, в котором, к счастью, все было довольно привычно. Если бы не пейзаж за окном, можно было бы подумать, что они вернулись на поверхность и прячутся где-то среди людей, а не ищут сомнительной защиты у агартийцев.

— Эти подземные жители — настоящие психи! — воскликнул Таврос, с наслаждением плюхнувшись на мягкий диван. — Им же на все наплевать! Сидят в своих иллюзиях бесконечно и ни о чем не думают…

— Вот заменишь себе мозг железякой, тоже забудешь обо всех проблемах, — хмуро отозвался Борган.

— Ни за что! — воскликнул Таврос. — Интересно, что они Раме заменили?

— Наверное, что-то внутри, — предположил Дарий. — На всех картинах Рама вроде на нормального человека похож…

— Здесь так ужасно, — сказала Шай, усаживая Санти на диван. — Все такое странное, давящее… Вроде такой простор и даже небо нарисованное, а ощущение, словно находишься в душной каменной яме и вот-вот задохнешься!

— Всем здесь не по душе, Шай, — ответил Велир. — Но нам позволили остаться, а, значит, есть шанс скрыться от драконов после атаки на пирамиды. Наверху сейчас глубокая ночь. Предлагаю отдохнуть пару-тройку часов, а потом готовиться к вылету.

18. Первая атака

Лис много слышал от старших товарищей о том, что им предстоит попытаться вывести из строя пирамиды. Он принимал, как должное, что сделать это необходимо, но совершенно не представлял, как это будет в реальности. Как вообще это может быть? Как горстка людей сможет противостоять огромной и свирепой силе драконов?

Остальные маги, кажется, тоже думали об этом. Они стояли с немного растерянным видом и слушали Велира. Весь план, как и ожидалось, был построен больше на смелости, на желании вернуть собственную страну. Витязям это наверняка было понятно гораздо лучше, чем магам, потерявшим память.

Военный совет Князь Земли разрешил провести в капсуле мира. Сам остался и с отрешенным видом слушал своих необычных гостей. Он, как и раньше, не понимал стремления этих людей с поверхности ринуться в бой, совершенно бесполезный по мнению любого из жителей подземного царства. Белые стены капсулы мира с готовностью продемонстрировали виды страны Та-кем с высоты птичьего полета.

— Правитель этой страны зовется Великим фараоном, — рассказывал Велир, обращаясь к утратившим воспоминания. — Раньше Та-кем процветала. Ее основали выходцы из Атлани. Они занимались строительством, науками, и достигли успехов. Во время первого нападения драконов эти территории подверглись атаке. Большинство плодородных земель были уничтожены и превратились в пустыню. С трудом удалось наладить жизнь… А когда вновь началась война, фараон принял решение сдаться захватчикам, чтобы уберечь свой народ. Теперь кемерийцы обслуживают лаборатории драконов, контролируют работу излучателей. По сути, они слуги захватчиков…

Капсула мира показала громадное каменное изваяние в виде льва с головой человека. Велир объяснил, что это сфинкс. Он был воздвигнут в древние времена, когда жители погибшей Атлани прибыли в эти земли. Лис вспомнил, что видел похожие скульптуры и в Пальмире, когда капсула мира демонстрировала захваченный город. Только намного меньшего размера…

Неподалеку от сфинкса высились три пирамиды — удивительные сооружения, заставляющие замереть от восторга. В навязанной юным магам реальности никто из людей не мог бы воздвигнуть подобное чудо. Пирамиды, сложенные из громадных каменных блоков, отделанные облицовкой из сияющего на солнце металла, испещренного знаками. Совершенные устройства, генераторы энергетического поля… После катастрофы их работа нарушилась, и драконам удалось настроить их под свои нужды.

— Это наша цель, — сказал Борган. — План одновременно и прост, и сложен в исполнении. У нас есть ваджра — только это оружие способно справиться с мощью пирамид. В режиме невидимости вимана сможет приблизиться к ним, и можно будет привести оружие в действие. Тут понадобится наша сила. Но нужно помнить, что оружие это магическое, и действие его не безгранично. К тому же драконы быстро поймут, что происходит, и раскроют нас. У них немало техники… Они смогут снять режим невидимости или вовсе вывести из строя виману. Придется быть очень внимательными и все контролировать.

— А главное, придется очень быстро улетать и отбиваться, как только возможно, — продолжил Велир. — Наши виманы древние, и в них нет больше боевых зарядов. Вся надежда на вашу силу и остатки мощности ваджры. Нам нужно только долететь до Гималай, а там уже драконы не достанут… Ребята, мы должны это сделать… Драконы очень скоро найдут способ, как лишить памяти всех оставшихся пленников. Пирамиды станут источником нового ужасающего излучения. И больше никто на поверхности не вспомнит настоящей жизни.

Все это прекрасно понимали, и никто лететь не отказывался, но была еще одна проблема. Бедному Санти становилось все хуже. Естественно он никак не мог помочь друзьям в нападении на кемерийцев. Он стоял сейчас, тяжело дыша, прислонившись к стене, и смотрел на друзей глазами, полными боли. И обреченности… Казалось, что он уже привык к этому состоянию и смирился с тем, что уже не сможет нормально жить.

— Может, ему станет лучше, когда вернемся на поверхность? — спросил Таврос, с тревогой глядя на друга.

— Похоже, мне уже никогда не станет лучше, — едва слышно отозвался Санти.

— Ему нельзя лететь с нами, — сказал Борган. — Во время боя высвободится столько магии, что он не выдержит. Да и вообще нет смысла лететь всем… Если ничего не выйдет, должен остаться хоть кто-то, кто будет знать правду.

— Я останусь! — воскликнула Шай. — Попробую полечить Санти… Попробую научиться колдовать здесь.

Лис невольно поморщился, услышав ее слова. Ему не хотелось оставлять девушку здесь, и было бы намного спокойнее, будь она на глазах… Но с другой стороны, Борган прав, и если весь план развалится…. Нет, об этом Лис даже думать боялся!

Решили лететь на одной вимане. Санти с Шай останутся в Агарте, а с ними — Крессия и еще трое витязей. Принцессе не по душе было такое решение, хоть она и вызвалась сама остаться. Но Санти нужна была помощь, и девушка чувствовала ответственность за него. К тому же, не так уж и страшно в этом подземном царстве. Кажется… Да и магия почти не действует, но девушка верила, что сможет пробудить ее, если постарается.

Медлить больше смысла не было. Здесь, под землей, невозможно было определить, какое время суток на поверхности. Агартийцы жили в мире грез и часов не наблюдали. А вот Велир за этим следил и распорядился вылетать, когда над Гималаями поднималось солнце. Князь Земли пообещал, что гостей отпустят беспрепятственно. Друзья не представляли, что это означает, ведь было совершенно непонятно, как покинуть Агарту. Наверняка опять штучки подземных жителей…

— Я буду ждать тебя… Очень-очень, — прошептала Шай, обнимая Лиса.

Даже не смутилась, что вокруг много людей. Хотела передать ему частичку своего тепла, показать, как он сильно нужен, чтобы обязательно вернулся.

— И я буду ждать встречи с тобой, — ответил Лис и быстро поцеловал девушку, любуясь ее улыбкой и румянцем на щеках.

Путешественники один за другим скрылись в вимане. Как и следовало ожидать, магия не действовала, и никакие приборы не работали. Лишь подсветка пульта управления тускло мерцала. Лис смотрел на друзей, оставшихся снаружи. Смотрел на Шай, которая стояла, прижав ладони к щекам, и не отрываясь, смотрела на виману. Через несколько секунд все снаружи заволокло туманом, и фигуры провожающих исчезли. И появились волны… Они подхватили виману и понесли вверх, все выше и выше…

Яркая вспышка, и через мгновенье в смотровом окне отразился ослепительно белый снег горной долины. Вимана очутилась снаружи все в тех же Гималаях. Маги с облегчением почувствовали, как сила заструилась внутри. Кожу покалывало, а сердце билось часто-часто… Словно сила, которая спала, торопилась в полной мере вернуться к хозяевам.

Борган задал в навигационном устройстве путь к стране Та-кем, и маги подняли виману в воздух. Она парила под лучами восходящего солнца, и всем казалось, что это добрый знак. Режим невидимости был активирован, и крохотная армия защитников направилась к первой цели.

Друзья о чем-то разговаривали, но Лис не слушал. Ему не хотелось говорить… Он рассматривал постоянно меняющийся ландшафт внизу. Долгое время это была бесконечная белая пустыня, затем попадались разрушенные сооружения, а через некоторое время показалось, словно вимана из зимы прилетела в лето. Все разом замолчали, осознав, что началась вражеская территория. Время от времени на пути встречались черные корабли драконов, и тут в дело вступал Таврос. Он с закрытыми глазами, отчего остальные приходили в ужас, маневрировал, уходя от столкновения.

Внизу появлялись поселения. А точнее, испытательные полигоны драконов, которые наивные пленники считали убежищами. Их было множество… С одинаковыми хижинами, огороженные столбиками. Лис понял, что готов на все, лишь бы никогда не возвращаться туда. Уж лучше иллюзорный мир агартийцев… Сколько же там оставалось людей! Лис заметил, что Дарий внимательно всматривается в то, что происходит внизу, прильнув к окну. Словно надеется, что сможет разглядеть свою Фрею…

Вот уже все больше стало попадаться разрушенных оставленных городов. Цель была уже близко. И тут все увидели нечто странное… Лису на мгновенье показалось, что это просто черная грозовая туча, но он ошибался. Над Та-кем патрулировали множество драконьих кораблей. Они взлетали и садились, кружили над древними величественными строениями, которые казались весьма нелепыми посреди безжизненной пустыни. Но Лис помнил рассказы старших товарищей о том, что некогда здесь была цветущая долина.

— Как мы преодолеем эту неприступную стену? — шепотом спросил Дарий, вглядываясь в приближающиеся корабли.

— Придется преодолеть, — ответил Таврос, откинулся в кресле и вновь прикрыл глаза.

Он утверждал, что так ему легче управлять машиной. Внутренним взором он будто бы видел все гораздо четче и лучше понимал, что нужно делать.

В кабине воцарилось гробовое молчание, словно все опасались, что драконы в своих жутких машинах могут услышать их. Вимана была намного меньше размером, чем любой из вражеских кораблей. Они были сделаны из черного материала, который словно поглощал свет. Он был матовым и каким-то шершавым, неприятным. Эти машины казались грубыми и неповоро&##x442;x442; ливыми и вправду походили на громадных жуков. Они, как и виманы, могли зависать в воздухе. Таврос маневрировал среди них, ухитряясь ни задеть ни одну. Лису казалось, что он дышать разучился от напряжения. Сейчас большая часть силы магов утекала Тавросу, ведь вимана подчинялась в эти мгновенья исключительно ему.

— Еще немного, — шептал он едва слышно. — Немного…

Когда скопление кораблей осталось позади, все облегченно выдохнули, но это было лишь началом. Первой крохотной победой… А впереди неизвестность…

— Это же пирамиды! — воскликнул Таврос, первым нарушив молчание.

Он как обычно не скрывал эмоций. Впрочем, Лис тоже был в восторге от того, что видел сейчас. В его воспоминаниях не было подобного великолепия. Пирамиды наяву потрясали гораздо больше, чем на экранах капсулы мира. Три громадные постройки… Одна самая высокая и впечатляющая и две чуть поменьше… Золотая облицовка сияла в свете солнца так ярко, что слепила глаза. Время от времени вершины пирамид испускали красные лучи, исчезающие в облаках. Устройства исправно функционировали, но это должно было скоро прекратиться.

Вимана плавно кружила над пирамидами, спустившись ниже. Режим невидимости действовал, и пока удавалось водить драконов за нос. Там, внизу, суетились люди в широких белых одеждах, смуглые и черноволосые. Но были среди них и знакомые уже солдаты в блестящих синих комбинезонах — драконы, принявшие человеческий облик. Они неспешно прогуливались, наблюдая за собственными слугами. А рядом с пирамидами восседал величественный сфинкс. Лис разглядел повреждения на древнем изваянии. Видимо, следы от вражеских бомбардировок… Юному магу почудилось, что взгляд сфинкса, застывший в камне, полон печали.

— Нужно нанести удар, когда пирамиды вновь испустят излучение, — сказал Велир.

Понаблюдав немного, удалось понять закономерность. Лучи из вершин появляются примерно раз в десять минут. Борган раскрыл чехол, подаренный Чанданом, и ваджра вылетела из него, зависнув в воздухе. В вимане было достаточно свободной магии, чтобы чудо-оружие ее почувствовало. Ваджра гудела и вибрировала, словно ожидая команды к действию.

— Таврос, берешь все управление машиной на себя, — сказал Велир. — Когда все закончится, придется быстро уносить ноги. Лис, Дарий, Борган — всю магию на ваджру. По моей команде…

Маги сосредоточились, готовясь выпустить всю силу сполна. Велир шепотом считал секунды. Излучение вот-вот должно было появиться…

— Начали!

Голос Велира показался Лису далеким и едва слышным — так он сосредоточился на внутренних ощущениях. Его магия облачком потянулась к ваджре, окутала ее, и древнее оружие засияло. Гул становился все громче, а вимана тряслась так, что казалось, вот-вот развалится на части. Ее магия не должна была разрушить пирамиды полностью, а лишь вывести их из строя. Лис увидел внутренним взором три пирамиды и яркое алое излучение. А ваджра будто бы выросла в размерах и покинула виману. Она огромной золотой тучей нависла над пирамидами и принялась поглощать излучение.

— Получается?

— Кажется, да…

Где-то на краю сознания Лис слышал, как переговариваются Борган и Дарий. Он чувствовал в себе столько невероятной силы, что казалось, сам голыми руками мог бы разрушить пирамиды. Естественно, это мнимое ощущение создавала ваджра, которая многократно усиливала магическое воздействие.

Лис немного отвлекся от действия оружия и внутренним взором глянул, что происходит вокруг. Люди в панике носились внизу, показывали наверх, что-то кричали. Драконы тоже были встревожены и явно не понимали, что происходит. А по золотой облицовке тем временем пошли трещины. Некоторые плиты и вовсе валились на землю, обнажая серый камень, и людям в панике приходилось разбегаться. Черные корабли стали стягиваться к месту атаки, и Лис чувствовал, что их маленькая вимана вот-вот окажется в ловушке.

— Сколько еще?

— Еще немного… Лишь бы успеть…

Лис не отел участвовать в разговорах друзей. Он был слишком сосредоточен теперь уже на ваджре, которая в его воображении все увеличивалась в размерах, поглощая алую энергию. Пирамиды тряслись, и в песке около подножия стали возникать провалы. Золотые плиты продолжали падать, превращаясь в ослепительно-сияющие золотые осколки.

Наконец ваджра затихла, и алое сияние пропало. Лис распахнул глаза и осмотрелся, борясь с головокружением. Оружие продолжало парить в кабине, но гул стих, и вимана перестала сотрясаться. В смотровом окне виднелись пирамиды, из вершин которого шел полупрозрачный серый дымок. Кемерийцы в растерянности бродили среди золотых осколков. А вражеские машины окружали виману со всех сторон. Невидимость еще действовала, но это было ненадолго.

Маги еще не успели окончательно прийти в себя, когда появился звук. Пронзительный, высокий, оглушающий… Было ясно, что его издают эти ужасные корабли. По поверхности виманы прошла ощутимая вибрация, и приборы угрожающе замерцали.

— Пора сматываться! — воскликнул Таврос, взмахнул руками, и машина резко подлетела вверх, каким-то чудом не столкнувшись с драконьими кораблями.

С трудом преодолевая воздействие звука, маги сосредоточились и испустили остаточную энергию ваджры на вражеские корабли. Вспыхнуло ослепительное сияние, и всем пришлось зажмуриться. Когда вернулось зрение, Лис понял, что вимана стремительно уносится от преследователей. Несколько черных кораблей зависли в воздухе, окутанные призрачной дымкой. Но оставшиеся преследуют виману, которая, похоже, утратила невидимость.

— Мы быстрее этих жуков! — воскликнул Таврос, вдавливая ладони в сенсорные экраны так сильно, что они грозили лопнуть. — Жуткие неповоротливые твари… Мы быстрее их!

Лису очень хотелось в это верить. Ваджра упала на пол, превратившись в обыкновенную золотую статуэтку. Борган быстро поднял ее и сунул обратно в чехол.

— Защищайте виману! — скомандовал Велир.

Лис зажмурился и представил машину, стремительно удаляющуюся от преследователей, рассекающую воздух. Ее окутывало мерцающее облако магии, не позволявшее выстрелам драконьих кораблей найти цель. Однако теперь, похоже, этого было недостаточно.

Виману ощутимо тряхнуло, и Таврос возмущенно вскрикнул, резко уходя вправо. Лис увидел внутренним взором, как ближайший черный жук выпустил что-то вроде блестящей кляксы, которая прицепилась к борту виманы, а через секунду взорвалась. Нет, повреждений не было, но защиты явно было недостаточно…

Лис потерял счет времени… Он не мог ни о чем думать, чтобы не потерять связь. Все, что есть внутри, всю свою силу он отдавал на защиту виманы. Ему казалось, что они летят уже целую вечность, убегают, спасаются…

— Гималаи видны! — воскликнул Велир. — Еще немного осталось… Давайте, ребята!

Последнее, что Лис увидел, прежде чем потерять сознание, было зеркальце Рамы, зависшее в кабине.

19. Иллюзиум

Шай не находила себе места. С тех пор, как друзья покинули Агарту, она не могла успокоиться и избавиться от тревожных мыслей. Девушка все смотрела в окно на чужой странный мир, и тоска невидимым обручем сжимала сердце. Витязи отправились отдыхать, используя эту краткую возможность передышки. Санти спал на диване, укрывшись одеялом с головой. Шай время от времени оборачивалась и с грустью смотрела на мальчика. Девушке казалось, что он винит ее за то, что она больше не может облегчить страдания… Конечно же это было не так. Санти никого не винил и принимал свою участь смиренно.

Шай в очередной раз сосредоточилась и попыталась вызвать магию. Она старалась заглянуть в самые дальние уголки души, почувствовать хоть малейший отголосок… И постоянно натыкалась на стену. Девушка и прежде чувствовала подобное, но все было по-другому. Раньше ей просто казалось, что она не может использовать магию в полную силу из-за непонятной преграды. Теперь же способности будто вовсе заблокировались.

— Ты бы отдохнула…

Обернувшись, Шай увидела Крессию. Сейчас без привычных доспехов, в простом свободном платье она выглядела обычной женщиной, а не храбрым воином. Шай подумала отчего-то о своей маме. Она не помнила ее лица, но думала, что она наверняка была такой же доброй и приятной, как Крессия.

— Не могу, — призналась Шай. — Я боюсь…

— Понимаю… Мне тоже страшно. Но у них нет других вариантов, кроме как исполнить задуманное.

— Если они… Если Лис не вернется, я не знаю, как жить…

Шай осеклась, зажав себе рот ладонями. Она не могла даже допустить мысли, что Лис не вернется. И остальные друзья тоже… Это было так чудовищно, так невыносимо… Крессия усадила девушку рядом с собой, погладила по голове ласково, по-матерински. Шай прижалась к ней, чувствуя такую нужную теплоту.

— А у тебя есть близкие, Крессия? — шепотом спросила девушка.

— Конечно, есть… Витязи — моя семья. А теперь еще ты и другие ребята…

В голосе женщины слышалась грусть. И какая-то недоговоренность…

— Ты потеряла кого-то? — осторожно спросила Шай.

— У меня был муж… Мы с ним жили очень долго, вдвоем. Детей так и не случилось, но мы стали друг для друга настоящей семьей… Он тоже был витязем, служил на восточной границе. Драконы все там разбомбили в первую же неделю…

Крессия замолкла, прикрыв глаза. Ее губы тронула улыбка, словно она вспоминала что-то хорошее, связанное с любимым человеком.

— Мне так жаль, — прошептала Шай, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. — Это… так ужасно… Крессия, милая…

— Он теперь всегда со мной… Здесь, в сердце… Знаешь, что главное, Шай? Не упустить время! Быть вместе, говорить о любви, заботиться друг о друге. Не откладывать все на потом… Ты не бойся, твой Лис вернется. Он ведь настоящий титан. Ты только верь…

— Я верю… Они обязательно справятся и вернутся.

А пока у юной принцессы были очень важные дела. Магия и не думала просыпаться, но если кто-то и мог помочь ей разобраться с этой проблемой, то только сам хозяин этого странного царства. Шай решила действовать. Нужно было поговорить с Князем Земли, пусть он и не вызывал у девушки никаких хороших эмоций. Ей несомненно не помешала бы поддержка в таком важном деле, но, к несчастью, Лиса рядом не было. Она настолько привыкла, что он всегда с ней, что почти физически ощущала душевную пустоту. Крессию во все это Шай вмешивать не хотела. Она ведь принцесса и сама может решить собственные проблемы… По крайней мере, девушка на это надеялась.

Когда все уснули, и все вокруг погрузилось в тишину и покой, Шай выскользнула из дома. Сколько времени сейчас снаружи, она понятия не имела. Ночь, день… Все совершенно перемешалось. Девушка чувствовала одновременно и усталость, и непонятную энергию и жажду действия. Видимо, от сильного волнения…

Шай медленно пошла по каменной серой дороге вперед, с опаской разглядывая окрестности. Они заметно изменились со времени последней экскурсии по подземному миру. Девушка очень боялась заблудиться и время от времени оглядывалась на дом и опасалась, что он исчезнет, словно очередная иллюзия в этом переменчивом мире. Только огни Иллюзиума неизменно мерцали вдалеке. Шай снова почувствовала остро, как не хватает Лиса. Она не привыкла все решать самой, совершать какие-то поступки, ведь рядом всегда был он, готовый помочь и поддержать…

Шай остановилась в растерянности. Местные жители пугали ее. Они проходили мимо, не обращая на девушку никакого внимания. Жуткие и мало походящие на людей… Если ничего не выйдет, и драконы настигнут друзей… что ей делать? Остаться жить здесь и тоже стать подобием машины? Эта мысль ужасно пугала…

— Я хочу видеть Князя, — произнесла Шай едва слышно.

А потом собрала всю смелость, представила, что Лис сейчас думает о ней, и повторила громко:

— Я хочу видеть Князя!

Сначала ничего не происходило, и девушка уже поругала себя за глупый поступок. Но неожиданно рядом с ней возникла тень… Серый силуэт с огоньком на месте сердца. Лис говорил, что эти существа зовутся Киберами. Слуги Князя… Шай замерла, с опаской разглядывая фантом, в котором угадывались человеческие очертания. Он вдруг рывком двинулся вперед, и девушку обдало холодом. Она зажмурилась на мгновенье, а когда открыла глаза, то обнаружила вокруг цветущий яблоневый сад. Аромат цветов был настолько сильным, что даже голова закружилась…

Шай испугалась, что больше не найдет дорогу к дому, но, к счастью, увидела его неподалеку. Да и Иллюзиум оставался на своем месте, угрожающе мерцая.

— Ты хотела меня видеть?

Князь Земли возник словно из воздуха. Шай смотрела на него снизу вверх и не могла отвести взгляда. Нет, он не нравился ей, как мужчина. Князь казался могущественным запредельным созданием, которым можно восхищаться и бояться одновременно.

— Я хотела… попросить помощи.

Шай с неудовольствием отметила, как жалко звучит ее голос. Нужно взять себя в руки и быть храброй! Как Лис…

— Все, что угодно для гостей, — с усмешкой ответил Князь.

На нем были шелковые темно-синие одежды, вышитые серебром. Узоры постоянно меняли форму и двигались вдоль ткани.

— Мой друг, Санти… Ему очень плохо. Я могу лечить, но в Агарте магия совсем не действует. Вы ведь наверняка знаете способ, как все исправить?

— Разум и душа твоего друга отравлены. Он все равно не вернется к нормальной жизни. Стоит ли тратить силы на того, кто все равно обречен?

Его логика просто обескураживала.

— Пожалуйста! — воскликнула Шай. — Я очень вас прошу!

Князь смерил девушку долгим внимательным взглядом, словно пытался понять, что творится у нее в голове.

— Я не знаком с вашей магией, но вариант есть. Ты можешь пойти в Иллюзиум.

Девушка с опаской покосилась на мерцающие огни странного города. Они пугали, но отчего-то манили в то же время. Шай не могла представить себе, что решилась бы, как многие агартийцы, навсегда уйти в мир собственных фантазий. Как же можно отказаться от настоящей жизни и реального мира? Пусть даже он и разрушен…

— К чему мне идти туда? — спросила принцесса.

— Машины-симуляторы воздействуют на самые потаенные уголки сознания, — ответил Князь. — Ты можешь увидеть то, о чем даже сама не подозреваешь. Получить желаемое…

— Но ведь это будет всего лишь иллюзия, — возразила Шай.

— Что есть реальность? Реально лишь то, что мы сами считаем таковым.

Предложение Князя принцессе не нравилось. Не хотелось испытывать на себе эти непонятные симуляторы. Вдруг они что-то сделают с ней? Вдруг она потеряет нечто важное, человеческое? Но если эти машины действуют на сознание, как сказал Князь…

— А вдруг я смогу вспомнить что-нибудь? — спросила Шай, хватаясь за новую надежду.

— Может, и вспомнишь, — ответил Князь, улыбнувшись.

Терзания девушки его явно забавляли.

— Хорошо… Я попробую…

Князь неспешно направился к Иллюзиуму. Шай неуверенно двинулась за ним. Неужели он собирается всерьез идти туда пешком? Это ведь далеко… Впрочем, наверняка в этом мире расстояния тоже весьма условны.

— Я чувствую твое беспокойство, — произнес Князь после недолгого молчания.

— Я волнуюсь за друзей, — призналась Шай.

— Мы можем отправиться в капсулу мира и все увидеть…

— Нет! — воскликнула принцесса. — Не хочу ничего знать…

— Очень странно. К чему терзаться, если можно узнать правду?

— Потому что так остается надежда, что все закончится хорошо, и они вернутся.

— Вы осуждаете агартийцев за жизнь в иллюзиях. А эта ваша надежда… Разве не то же самое?

В глазах Князя читалась обычная усмешка. Шай не нашла, что ответить. Разве можно объяснить существу, которому чужды эмоции и чувства, что такое — надежда? Только ей и жила сейчас принцесса.

Расстояние и вправду значения не имело. Иллюзиум будто сам приближался к Князю и его гостье. Шай смогла разглядеть, что же из себя представляет город грез. Больше всего это напоминало огромный шар, поверхность которого была испещрена ячейками, похожими на пчелиные соты. Они постоянно мерцали, а земля под ногами вибрировала. А еще город издавал шум… Подойдя ближе, девушка смогла расслышать в этом шуме крики, смех, причитания… Агартийцы, запертые в Иллюзиуме, издавали все эти звуки.

Подземные жители направлялись к городу грез отовсюду. Их подхватывали машины, похожие на огромных пауков, и помещали в свободные ячейки. А некоторых наоборот стаскивали вниз. Это зрелище настолько поразило Шай, что она замерла на месте, не в силах идти дальше.

— Передумала? — усмехнулся князь.

Перед глазами стоял образ Санти… Несчастного и больного… Шай обязана воспользоваться любой возможностью. Девушка смело пошла вперед, и вот перед ней возник серебряный паук. Он склонился над ней, и она увидела мерцающие лампочки вместо глаз и двигающиеся металлические жвала. Из паучьей пасти выходили струйки пара. Громадные лапы, острые, словно лезвия, потянулись к принцессе, и она закричала, испугавшись, что они проткнут ее насквозь. Паук обхватил ее за талию и рывком поднял вверх. Металлические лапы, больше похожие на ножи, будто размягчились, окутывая девушку теплом.

Принцесса еще не отошла от внезапного ощущения полета, как ее засунули в одну из верхних ячеек. Спина коснулась холодного металла, а ячейка быстро затянулась прозрачным материалом. Шай в панике стучала по нему ладонями, боясь задохнуться. Материал был упругим, но очень прочным. А через секунду ячейка стала заполняться холодной жидкостью с неприятным запахом. Девушка поняла, что попала в западню. Она билась в панике… Задержала дыхание, насколько смогла… А потом наступила темнота.

Что ты хочешь увидеть?

Голос звучал прямо в голове. Шай подумала, что умерла, что захлебнулась… Но это было не так. Она поняла отчего-то, что это было лишь началом ее путешествия.

Ты можешь создать любой мир… Все, что захочешь…

Шай хотела много… Но больше всего хотела увидеть Лиса. Он ведь говорил, что смог вспомнить, и ей этого тоже хотелось. Хоть что-то… Хоть малейший отголосок прошлой счастливой жизни…

Шай сегодня очень волновалась. Она без конца поправляла прическу, осматривала новое платье, старалась разглядеть себя в каждой отражающей поверхности дворца. Первый бал… Так волнительно! Отец уверял, что они будут счастливы в Пальмире, и Шай верила. Ей нравился этот чудесный древний город, да и приняли ее хорошо. Фрея, дочь одного из советников, оказалась очень приятной и дружелюбной. Шай была уверена, что они станут подругами.

— Ну, как ты?

Фрея возникла рядом, как всегда веселая и улыбчивая. Ее светлые волосы были уложены в высокую прическу, а изумрудный наряд чудно сочетался с карими глазами. Фрея взяла Шай под руку и повела вниз по лестнице, туда, откуда слышалась музыка.

— Эти приемы вообще-то скукотища, — сказала она. — Зато можно потанцевать… И поболтать с кем-нибудь…

Оказавшись среди людей, Шай снова стушевалась. Ее родители сидели за столом в дальней части зала вместе с другими советниками и прочими важными персонами. Молодежь же танцевала или болтала, собравшись в кучки.

— Смотри, это Дарий, — сказала Фрея. — Извини, я на минутку…

Да, Шай много слышала об этом парне. Подруга была от него без ума… Высокий, симпатичный, со светлыми волосами и немного суровым выражением лица. Фрея порхнула к нему, и его лицо тут же смягчилось. В глазах появились нежность и восхищение… А Шай осталась одна посреди зала. Ей стало неловко, и захотелось спрятаться за какой-нибудь колонной, чтоб никто не увидел…

И тут появился он… Просто стоял и смотрел на Шай пронзительным взглядом карих глаз. Она смотрела в ответ и не могла отвести взгляда. Парень, наверное, ее возраста, высокий, темноволосый. Он был одет во все черное, чем выделялся среди яркой толпы. Смотрел уверенно, чуть склонив голову, скрестив руки на груди…

Шай зачем-то сделала пару шагов вперед, словно этот парень необъяснимым образом притягивал к себе. Его губы тронула легкая улыбка. Он пошел ей навстречу, приблизился и произнес:

— Здравствуй… Меня зовут Лис…

Принцесса вынырнула из воспоминания и осознала, что по-прежнему находится в ячейке Иллюзиума. Жидкость окружала ее, но девушка с удивлением поняла, что может свободно дышать.

— Покажи еще раз, — попросила Шай мысленно. — Покажи его…

И видение вернулось. Девушка вернулась в тот бальный зал, и Лис снова был рядом и держал ее за руку. Шай прислушалась к ощущениям и почувствовала ту самую силу, что тогда кипела в них. Ее нужно было выпустить на волю, перенести это ощущение в реальный мир. Здесь ведь нужно только пожелать…

Шай сосредоточилась на ощущениях и попыталась найти внутри магию. Настоящую… Ту, что являлась частью ее естества. Она была внутри, будто спала… Шай чувствовала ее, звала, просила вернуться… И сила отзывалась, окутывая девушку привычным теплом. Вот еще немного, и она вернется, снова станет частью души…

Принцесса видела внутренним взором, как сила окружает ее светящимся облаком. Это было ощущение полета, такое приятное и словно забытое… Это было счастье — чувствовать магию, купаться в ней… И вдруг раздался странный щелчок, и тело Шай пронзила внезапная вспышка боли… И снова пришла темнота, больше похожая на смерть.

— …очнись, пожалуйста! Милая, очнись!

С трудом разлепив глаза, Шай увидела над собой взволнованное лицо Крессии. Принцесс лежала на диване в доме, но боялась, что все еще находится в Иллюзиуме. Но, кажется, все было реальным. Реальным настолько, насколько это вообще было возможно в Агарте. Шай села, пытаясь прийти в себя. На пол потекли ручейки той самой жидкости из ячейки.

— Тебя принес техник, мокрую, без сознания… Мы так испугались, ужасно… Где ты была?

Это был Санти… Он стоял, прислонившись к стене, с тревогой глядя на Шай.

— В Иллюзиуме, — ответила девушка.

Санти ахнул от изумления.

— Ты о чем говоришь? — воскликнула Крессия.

Но Шай не слушала. Ее интересовало лишь одно — удалось ли вернуть магию? Принцесса закрыла глаза и сосредоточилась. Знакомое тепло окутало ее, и через несколько секунд одежда и волосы полностью высохли.

— Я вернула силу! — воскликнула она. — Санти, у меня получилось!

Но на душе было не спокойно. Что-то случилось там, в Иллюзиуме… Она не могла забыть ту вспышку боли и понимала смутно, что есть в этом нечто зловещее.

20. Поворот

— Шай, с тобой точно все хорошо?

В глазах Санти плескалась тревога пополам с болью. Принцесса не ответила, принявшись укладывать мальчика на диван. Тот впервые словно бы опасался ее такой долгожданной помощи. Девушка положила ладонь на его горячий лоб и попыталась сосредоточиться, но Санти дернулся и перехватил ее запястье.

— Тебе самой это точно не навредит? — спросил хрипло.

— Все замечательно, правда, — ответила Шай, ласково погладив мальчика по щеке. — Тебе станет легче, обещаю…

Теперь сила была другой. Принцесса не могла объяснить самой себе, в чем именно произошли изменения, но ощущения стали как будто ярче, четче… Словно та самая преграда, что мешала ей прежде, куда-то испарилась. Магия переполняла, а приятное тепло превратилось в жжение на коже. Но Шай не хотела обращать внимание на такие неудобства. Она чувствовала, что Санти становится лучше, и радость переполняла ее. Мальчик расслабился, и на смертельно бледных щеках начал проступать румянец.

— Спасибо, — прошептал он. — Спасибо тебе…

По щеке Санти прокатилась слезинка, и Шай осторожно смахнула ее, прижавшись губами к его лбу. Жар спал, и дыхание его выровнялось. Он приподнялся и обнял девушку, снова прошептав слова благодарности.

— Засыпай, мой хороший, — шепнула она, погладив Санти по белокурым волосам.

Мальчик поворочался, устраиваясь поудобнее и укрываясь одеялом. На его лице впервые за долгое время появилась улыбка. А Шай вдруг почувствовала непривычную усталость и опустошение. Раньше после использования магии такого не случалось…

— Шай, тебе не следовало так поступать.

Строгий голос Крессии выдернул девушку из неприятных размышлений.

— Я должна была что-то сделать… — попыталась оправдаться девушка.

— Ты не представляешь, как напугала нас! Зачем пошла одна? В этом мире все такое странное, опасное…

И тут у принцессы внутри что-то щелкнуло. Она собиралась извиниться, попытаться объяснить, что хотела быть смелой, сделать что-то нужное, как и остальные, спасти Санти… Но вместо этого выкрикнула грубо:

— Я сама знаю, что делать! И не нужно мне указывать!

Крессия так и застыла на месте, пораженная выпадом всегда спокойной и тихой принцессы. А Шай сама не могла понять, что на нее нашло. И чего она набросилась на Крессию? Она ведь правильно все сказала…

— Прости… — растерянно прошептала девушка. — Прости, пожалуйста…

Шай скрылась в своей комнате, боясь сделать еще какую-нибудь глупость. К счастью, агартийские машины создали просторный дом, в котором у каждого нашлось собственное убежище. Ужасно разболелась голова, и Шай легла на кровать, свернувшись клубочком. Думать ни о чем не хотелось… Так она и пряталась от всего мира, пока не услышала громкие голоса из гостиной. Девушку пронзила мысль, что это должно быть друзья вернулись. Забыв о своих терзаниях, принцесса бросилась вон из комнаты.

Прибежав в гостиную, Шай первым делом увидела Тавроса, который обнимал Санти. Мальчишка что-то увлеченно рассказывал старшему другу, а тот ерошил его белокурые волосы. Вокруг царили суматоха и шум, но Шай ни слова не слышала. Она искала глазами Лиса, а когда нашла… Кажется, испытала самое большое в жизни облегчение. Не обращая ни на кого внимание, девушка бросилась к другу и буквально повисла на нем, обхватив руками. Лис покачнулся от неожиданности, но удержал, обняв Шай в ответ. Сердце его бешено колотилось, а что творилось в душе… невозможно было описать словами.

— Ну что ты… — прошептал Лис. — Все ведь хорошо…

У него внутри бушевали разные чувства: и смущение, и радость от встречи, и нежность, и еще много всего, чему он даже затруднялся дать название. Главное, что принцесса снова была рядом, и в этом, казалось, заключался смысл его существования. Самая большая драгоценность…

— Я так тебя ждала… Так ждала!

Вот он снова рядом, и, кажется, теперь не страшны любые неприятности. Странности с магией и эксперименты с чужой техникой больше не казались чем-то опасным.

Шай понемногу приходила в себя и начинала осознавать, что происходит вокруг. Из восторженных рассказов друзей она поняла, что план удался, и пирамиды вывели из строя. Особенно ее поразил рассказ Боргана о том, как удивительно действует ваджра. Девушка пожалела даже, что ей не удалось увидеть это и самой прикоснуться к мощному магическому оружию. Но главным виновником торжества был, конечно, Таврос — прирожденный пилот. Он все силы бросил на управление виманой и смог уйти от преследования.

— Эти летающие драконьи корыта едва не перехватили нас! — громко и взволнованно рассказывал Таврос. — Я уж думал, что конец нам… Они еще стреляют какой-то гадостью! Мы ускользнули в последний момент! Представляю их удивленные рожи… Небось, до сих пор понять не могут, куда мы делись.

— Ты молодец, Таврос. Вы все молодцы! — сказал Велир. — Но это всего лишь начало. Мы показали, что людей рано сбрасывать со счетов. Теперь предстоит разрушить еще несколько важных для драконов энергетических узлов. Жаль, у нас мало возможностей… Поддержки бы!

Да, хотелось бы поддержки. Особенно остро это осознавалось здесь, в этом мире, полном необыкновенных технологий. Это ведь не разрушенная и сожженная Империя Рамы, где совершенно ясно, что горстка несчастных выживших ничем помочь не может. А здесь… Столько возможностей, но совершенно равнодушные подземные жители, которым нет никакого дела до чужих горестей.

Продолжался неспешный разговор о том, что планируется предпринять дальше. Борган развернул карту, и все внимательно всматривались в нее, разыскивая будущие цели для атаки. Теперь эффект внезапности может не сработать. Драконы знают о них и наверняка будут готовы. Остается надеяться на собственную отвагу и удачу.

— Санти сказал, что ты его вылечила, — негромко сказал Лис. — Как ты сумела?

— Попросила помощи у Князя… Я была в Иллюзиуме.

— Что? Ты серьезно?

— Я знаю, не следовало… Но другого выхода не было.

Шай взяла Лиса за руку и погладила, стремясь успокоить.

— С тобой точно все хорошо? — спросил Лис, встревожено глядя на нее.

— Не волнуйся, все замечательно, — заверила его принцесса.

Все разошлись отдыхать или продолжать беседу, а Шай и Лис даже не думали расставаться. Лис хотел знать все подробности похода принцессы в Иллюзиум, и она рассказала, опустив пока момент с воспоминанием и своих неприятных ощущениях. Не хотелось волновать его.

Лис проводил девушку до ее комнаты, но уходить не спешил. Ему так хотелось быть рядом, что он никак не мог бороться с собой. Шай тоже не хотела его отпускать. Радость от долгожданного возвращения отчего-то сменилась грустью. Что-то терзало ее внутри… Какое-то смутное неприятное ощущение… Шай взяла Лиса за руку и завела в комнату. Остановившись, вновь обняла крепко-крепко, будто дождалась, когда они скроются от чужих глаз.

— Почему ты грустишь? Все ведь хорошо… Мы вернулись…

— Сама не знаю… Что-то беспокоит… Наверное, это все из-за рассказа Крессии. Это так печально… Она рассказала, что не дождалась близкого человека. Я как представила… Это ведь так страшно, что невыносимо…

— Ну что ты… Я ведь вернулся к тебе. И всегда буду возвращаться, обещаю, — ласково проговорил Лис, дотронувшись до ее щеки.

Шай улыбнулась и обхватила его лицо ладонями, всматриваясь, любуясь его глазами. Такой же, как и в тот день, когда они впервые встретились. Разве что стал чуть старше, да и лицо усталое, а в глазах — такая же грусть, как у нее. А еще нежность… И от этого сердце сжималось.

— Тебе нужно отдохнуть, — сказал Лис. — А я тебя укрою…

доме и вправду было прохладно. Шай легла на кровать, а Лис укрыл ее одеялом. Сам опустился рядом, не решаясь оставлять девушку одну. Да и она сама меньше всего сейчас хотела остаться в одиночестве.

— Знаешь, я кое-что вспомнила… Там, в Иллюзиуме. Нашу самую первую встречу… А ты помнишь?

— Нет, не помню, — негромко отозвался Лис, неотрывно смотря в ее сияющие глаза. — Я вспомнил, как ждал тебя на каком-то приеме. Еще помню наш первый полет на вимане и свидание в беседке, увитой цветами.

— Как здорово… — прошептала девушка. — Как бы и мне хотелось вспомнить все это… Знаешь, в тот день, когда мы встретились, я впервые пошла на прием. Никого особо не знала, кроме Фреи, и ужасно волновалась. Я чувствовала себя такой одинокой… А потом появился ты и подошел ко мне. Я помню твою улыбку… И узнала это ощущение — надежности, защиты, притяжения. То же самое я почувствовала, когда впервые увидела тебя в убежище драконов. Ты ведь был незнакомцем, но меня почему-то неудержимо тянуло к тебе. Я чувствовала, что с тобой буду в безопасности.

Шай впервые разговаривала с Лисом о собственных чувствах и не ощущала неловкости или смущения. Это казалось таким естественным, а Лис — самым близким человеком.

— А когда я видел тебя там, в своих воспоминаниях, то думал, что ты — самая прекрасная девушка на свете, — произнес Лис, придвинувшись к ней. — Но самое главное, что я думаю так и сейчас… Смотрю на тебя, а внутри словно жжет огонь…

Несколько секунд они смотрели друг на друга, не отрываясь. Настоящее и прошлое, чувства реальные и забытые — все смешалось, и невозможно было разделить. Да и не нужно… Не нужно было все помнить, чтобы понять, как сильно хочется быть вместе. Лис наклонился и осторожно прикоснулся к губам Шай. Кожа девушки показалась ему нежнее шелка. Он поцеловал ее теплые губы и едва не задохнулся от нахлынувших чувств. Он ведь так сильно этого хотел, даже когда не помнил и не осознавал.

— Шай… Милая…

С трудом оторвавшись от ее губ, Лис отвернулся, чтобы отдышаться. Но девушка не собиралась отпускать его ни на мгновенье. Она обняла его, уютно устроив голову на плече, и закрыла глаза, чувствуя себя абсолютно счастливой. И Лис расслабился, успокоил бурю внутри и позволил себе не думать о том, что будет дальше, а представил, что в мире есть только они двое.

Лис задремал, пригревшись в объятиях принцессы. Он надеялся увидеть приятный сон или новое воспоминание, но ничего не было. Он словно просто отключился, измотанный полетом и сражением с пирамидами. Усталость взяла свое… Но сон длился недолго. Парень некоторое время просто лежал, прислушиваясь к размеренному дыханию Шай, надеясь снова заснуть, но не получалось.

осторожно поднялся, стараясь не разбудить девушку, заботливо накрыл ее получше одеялом и вышел из комнаты. Ему хотелось какого-нибудь занятия… В коридоре он наткнулся на брата.

— Я как раз искал тебя, — сказал Борган.

— Я был… ну… — Лис засмущался, глядя на дверь комнаты принцессы. — Шай отчего-то сама не своя. Боюсь, что этот непонятный Иллюзиум так на нее подействовал.

Лис прислонился спиной к стене и устало растер лицо ладонями.

— Не думаю, что Князь стал бы вредить кому-то из нас, — сказал Борган. — Здешние жители не злые, и не добрые. Они просто равнодушные машины… Думаю, тебе не нужно волноваться. В случае чего мы справимся, все вместе…

Да… У них ведь больше и других вариантов нет, только надеяться друг на друга.

— Просто она… такая хрупкая, ранимая, — тихо проговорил Лис.

— И может быть сильной и смелой, когда нужно, — возразил Борган. — Ты снова будто заколдованный… Эта девушка влияет на тебя совершенно непостижимым образом. В любых мирах и реальностях…

— Не могу сказать, что не рад этому, — ответил Лис, улыбнувшись. — Я давно уже ничего не вспоминал… Это немного беспокоит.

— Все дело в этом месте. Тут другая энергия, чужая для нас, поэтому всем немного не по себе. Пусть твоя принцесса ненаглядная отдыхает, а мы пойдем в капсулу мира. Нужно посмотреть, что творится на вражеской территории.

Борган ободряюще похлопал младшего брата по плечу, и Лис почувствовал, что ему действительно стало легче после беседы с близким человеком.

Когда Шай очнулась, то с грустью обнаружила, что в комнате одна. Без Лиса было холодно, а еще… страшно отчего-то. Девушка завернулась в одеяло с головой, но никак не могла согреться. Тело била дрожь, а голова раскалывалась от боли. Да что же это такое? Необъяснимая тревога заставляла сердце биться, как сумасшедшее. Хотелось уйти из комнаты и найти кого-то из друзей, только чтобы не быть одной.

С трудом поднявшись, Шай прямо в одеяле побрела к двери. Голова кружилась, и она едва могла держаться на ногах. Магия вдруг проснулась! Она окутало тело, снова оставляя ощутимое жжение на коже, но тело все равно била дрожь. Принцесса покачнулась, не в силах больше бороться со слабостью, и упала на пол.

— Лис… — шептала она едва слышно. — Лис, помоги мне…

Магия, казалось, просто сжигала ее изнутри. Тело девушки окутало свечение, и в следующий миг она исчезла, и о ее пребывании в комнате напоминало лишь брошенное на пол одеяло.

Темнота… Холод… Жжение… Бесконечное падение…

Шай пришла в себя и обнаружила, что стоит посреди снежной пустыни. Принцесса никак не могла понять, как оказалась на поверхности. В том, что это не очередная иллюзия Агарты она была абсолютно уверена, хотя не могла понять, откуда. Да и вообще в голове был какой-то туман, не позволявший мыслить ясно. Шай медленно двигалась вперед, бездумно разглядывая серый снег, развалины древний строений вдалеке, затянутое тучами небо. Несмотря на то, что на ней был лишь тонкий костюм, холода она не чувствовала. Ее что-то тянуло вперед, что-то звало…

Неподалеку приземлился черный звездолет драконов. Принцесса видела такие в капсуле мира… Ей бы спасаться, но она лишь упрямо шагала вперед. А со стороны звездолета к ней шла в длинном зеленом платье и рыжей пушистой шубе. Высокая, стройная, светловолосая. Ее лицо казалось смутно знакомым…

— Наконец-то, дорогая, — сказала она, обнимая Шай за плечи. — Мы так долго тебя ждали.

Женщина повела Шай к звездолету, и принцесса покорно шла, даже не пытаясь сопротивляться. Лишь раз зачем-то оглянулась, всматриваясь в серую мглу.

21. Возвращение в Пальмиру

Военный совет длился больше часа. Князь Земли тоже пожелал присутствовать на нем и стоял в стороне, не участвуя в разговоре, но взирал на гостей с обычной иронией. Первая удача жителей поверхности его явно не впечатлила. Впрочем, удачей это можно было бы назвать с большой натяжкой.

Капсула мира показывала пирамиды, утратившие былое величие и красоту. Золотая облицовка теперь лежала у их подножий, а серый камень был испещрен трещинами и дырами. Вокруг суетились киммерийцы, растаскивая золотые осколки. Пирамиды больше не работали, но это словно бы вовсе не заботило драконов. Мятежники думали, что нанесут большой ущерб захватчикам, но, похоже, это было не так. Лаборатории по-прежнему работали, да и в убежищах ничего не изменилось. Настала ночь, и излучатели светились, как и прежде. Единственное, что изменилось, так это количество патрульных драконьих звездолетов. Теперь они кружили даже над мертвыми землями.

— Наверняка у их есть резервный источник энергии, — предположил Велир.

— Но на планете больше ничего не действует, ты сам знаешь, — возразил Борган. — Драконы все разрушили… Мы ведь продумали все варианты.

— Значит, мы что-то упустили, — задумчиво проговорил Велир.

Маги притихли, не вмешиваясь в спор. Им-то уж точно не могло быть известно о коварных планах драконов и загадочном резервном источнике.

— А если мы опоздали? Если драконы уже научились использовать магию? — спросил Борган. — Мы так и не знаем до конца, что они делали с ребятами в лабораториях. Ведь все технические устройства разрушены…

— Значит, не все, — упрямо сказал Велир. — Если бы драконы стали магами, мы бы точно узнали… Они не настолько глупы, чтобы держать резервный источник на виду. Можно хоть вечность просматривать все уголки планеты и не понять ничего. Вот если бы нам помогли…

Командир витязей многозначительно посмотрел на Князя Земли, который не скрывал скучающего вида.

— Вы обсуждаете такие глупости, — проговорил он. — Я, пожалуй, и вправду помогу вам, но только советом. Перестаньте цепляться за то, что уже уничтожено.

Вступать в пустые споры не хотелось. Все понимали, что зашли в тупик, и осознавать это было нелегко. А еще все ужасно устали и вымотались. Вернувшись в дом, Лис первым делом отправился к Шай. Он оставил ее спящей, хотел, чтобы она отдохнула и пришла в себя. Лис надеялся, что ей станет лучше, и не будет никаких последствий визита в Иллюзиум. Да и вообще очень сильно хотелось ее увидеть. Воспоминания о минутах, проведенных вместе, затмевали все плохие мысли. Он представлял, как войдет в комнату, дотронется до ее щеки, прикоснется губами…

К удивлению Лиса, Шай в комнате не оказалось. Лишь на полу валялось скомканное одеяло… Сердце кольнула тревога, а руки задрожали. Уговаривая себя не паниковать раньше времени, Лис отправился на поиски принцессы, но в доме ее не оказалось. Витязи, остававшиеся там, пока остальные были в капсуле мира, уверяли, что девушка никуда не уходила.

Проклиная все на свете, а в особенности, подземное царство, Лис выбежал из дома. Где искать принцессу, он не представлял. Она же просила не оставлять ее… Отчего-то тревожилась… А он все равно оставил, а ведь обещал всегда быть рядом!

— Успокойся, мы все выясним, — сказал Борган, кладя ладонь ему на плечо. — Не сходи с ума раньше времени.

Как можно отыскать кого-то в месте, где даже невозможно определить, что реально, а что нет? Может, опять пошла в Иллюзиум? Лис уже кинулся было к мерцающим огням вдалеке, но тут появился вездесущий Князь.

— От вас слишком много шума, — недовольно заявил он. — Что опять случилось? Вы пугаете моих подданных.

— Шай пропала, — сказал Велир. — Исчезла из дома…

— Юная целительница? Странно… Не заметил у нее страсти к путешествиям.

Князь взмахнул рукой, и рядом с ним возникли два кибера.

— Найдите девушку и доставьте сюда.

Киберы растворились в воздухе, а Лису оставалось только терпеливо ждать, хоть это было нелегко. Его одолевало плохое предчувствие. Да еще недавний сон вспомнился, как Шай уходила от него в снежную мглу, а он никак не мог догнать. Наверняка следовало серьезнее отнестись к собственным ощущениям. Нужно было не сводить с нее глаз!

Киберы возникли также внезапно, как и исчезли. Сердце Лиса забилось так сильно, что едва не выпрыгнуло из груди.

— Они говорят, что принцессы нет в Агарте, — сказал Князь.

Он, как ни странно, сам выглядел озадаченным этой новостью.

— Что значит нет? — воскликнул Велир. — Как такое может быть? Она что, улетела на вимане?

— Нет, ваш транспорт на месте, — ответил Князь. — Это действительно странно…

Киберы по-прежнему находились рядом с хозяином, и их красные огоньки мигали чаще, чем обычно, словно передавали какую-то информацию. Это ужасно раздражало Лиса, впрочем, как и все в подземном мире.

— Как Шай могла покинуть Агарту? — спросил Дарий. — Это же бред!

— Значит, воспользовалась своими незаурядными магическими способностями, — ответил Князь. — Вы ведь тоже умеете перемещаться в пространстве.

— Это невозможно… — возразил Борган. — Она бы не смогла одна…

Лис больше не мог сдерживаться. Он подлетел к Князю, намереваясь то ли ударить, то ли призвать к ответу. Но приблизиться не смог, получив ощутимый толчок в грудь, словно резкий порыв ветра. Борган подхватил брата, не дав ему упасть.

— Что вы сделали в ней? — закричал Лис. — Это вы отвели Шай в Иллюзиум! Что вы там с ней сделали?

Выпады юноши нисколько не впечатлили Князя. Он продолжал стоять, даже не сдвинувшись с места.

— Тебе лучше спросить драконов о том, что они сделали с твоей подругой, Лис, — сказал Князь. — Возможно, вместе с магией Иллюзиум пробудил в принцессе нечто более глубокое.

***

Шай с трудом понимала, что происходит. Ее сознание словно было затуманено. Часть разума осознавала, что происходит нечто опасное, ужасное. Она ведь летит на вражеском корабле! А внутри магия совсем другая, будто чуждая. Кожу по-прежнему жгло, и девушка то и дело терла ладони о ткань одежды, стремясь избавиться от неприятных ощущений. Шай то и дело представляла себя за громадной кирпичной стеной. Она плакала, кричала и била в нее кулаками, разбивая в кровь…

Но другая часть сознания оставалась абсолютно спокойной и воспринимала происходящее, как должное. Иллюзиум что-то изменил внутри. Сила стала другой… Шай смогла сама, без помощи остальных магов, открыть портал на поверхность. она должна быть здесь, должна попасть… А вот куда попасть, пока не знала… Чувства притупились, а реакции стали заторможенными. Словно девушка наблюдала за происходящим со стороны, как бывает во сне. Но это был не сон…

Внутри драконьего звездолета все было черным и грубым. А еще было много огней… Они мигали почти беспрерывно, отчего кружилась голова и болели глаза. Солдаты в синих комбинезонах без конца ходили туда-сюда, направляя на мерцающие огни какие-то приборы, издающие противный писк. Солдаты выглядели, как люди, но Шай знала, кто они на самом деле. И страха не было, как ни странно… Только спокойствие. Но другая часть сознания билась в истерике… Интересно, а женщина в лисьей шубе тоже не человек? Она сидела напротив принцессы и улыбалась. Женщина явно в возрасте, но очень красивая, притягивающая взгляд.

— Ты помнишь меня? — спросила она.

— Нет, — ответила Шай.

— Меня зовут Талия Девос.

Принцесса задумалась. Она уже слышала эту фамилию в рассказах друзей…

— Вы мать Фреи? — удивленно спросила Шай.

— Да, дорогая, именно так. Вижу, кое-какие воспоминания у тебя остались. Не волнуйся, ты обязательно вспомнишь… Все, что нужно помнить.

Та часть сознания, что осознавала ужас ситуации, почти прорвалась. Мурашки побежали по коже от страха. Видимо, Талия поняла все по глазам девушки. Она села рядом, приобняла ее и принялась гладить по голове. И трах понемногу отступал, а жжение на коже возвращалось.

— Теперь все будет хорошо, дорогая, — ласково проворковала она. — Не пристало принцессе бродить в мертвых землях. Ты вернешься к жизни, которая положена тебе по статусу.

— Куда мы летим?

— Домой… В Пальмиру. Там твое место, Шайнури. Король Дарнис очень хочет с тобой познакомиться.

— Значит, ваша семья и вправду предатели, как все думают…

— Это здравый смысл, дорогая, — невозмутимо ответила Талия. — Ты и сама все поймешь. Ложная отвага не имеет смысла. Ты принцесса и должна быть с нами. твое место во дворце… Скитания закончились, и ты увидишь другую жизнь. Комфортную, роскошную…

Ее голос убаюкивал, успокаивал. Шай закрыла глаза, положив голову на плече, укрытое мягким мехом. Принцессе действительно представились роскошные дворцы, наряды, украшения… А кожу по-прежнему жгла магия, но эти ощущения становились уже почти приятными.

— Как вы нашли меня? — спросила Шай едва слышно.

— Ты сама позвала, дала знак. Мы долго этого ждали… Ты будешь очень полезной королю.

Эти слова должны были напугать, но принцесса ничего не чувствовала, словно все внутри покрылось инеем, застыла, как земля внизу. Шай безразлично смотрела на сожженные земли, на снег и развалины, и ничего не отзывалось в ее сердце. Она лишь стремилась быстрее попасть в Пальмиру. Так хотелось увидеть этот город…

— Забудь обо всем, что было, — вкрадчиво шептала Талия. — У тебя будет другая жизнь, счастливая… Забудь все…

Шай слушала ее и улыбалась. Звездолет уносил ее все дальше от друзей, от Лиса, но девушку это уже не трогало. Голос Талии одурманивал… Внизу принцесса видела разрушенные города и огромные кладбища с грубыми крестами. Часть сознания по-прежнему билась и кричала внутри за ледяной стеной, которую невозможно было разрушить.

Когда звездолет прибыл в Пальмиру, сердце принцессы забилось чаще. Она видела город в капсуле мира, но теперь он показался ей еще прекраснее. Прильнув к иллюминатору, девушка восторженно рассматривала каменные здания, гранитные мостовые, колонну с печальным ангелом, которая на самом деле оказалась еще больше и величественнее. Все в этом городе было идеально, прекрасно и невероятно. Вечный город…

Звездолет приземлился на площади около дворца. Шай ступила на каменную дорожку и замерла, рассматривая это великолепие. После безмолвной снежной пустыни и изменчивого пугающего подземного мира все вокруг казалось невероятно живым и прекрасным. Цветущие сады, золотые фонтаны… Белый дворец… Именно там ее место!

— Идем, дорогая, теперь ты дома, — проворковала Талия. — Пора сменить этот жуткий наряд.

Дальше все было, как во сне. От усталости или напряжения Шай едва осознавала, что происходит. Вт ее завели во дворец… Бесконечные коридоры… Повсюду солдаты… Какая-то комната… Талия велела переодеться в шелковое зеленое платье, расшитое золотом, и уложила принцессе волосы в высокую прическу.

— Перед королем нужно выглядеть подобающе, — увещевала она. — Теперь у тебя буде жизнь, которой ты достойна…

От ее голоса уже клонило в сон. Шай не могла больше устоять на ногах и опустилась на кровать, застеленную серебристым бельем. Она даже представить не могла, что можно жить в такой роскоши… Талия велела ей ждать и куда-то ушла. Принцесса покорно ждала, бездумно уставившись в одну точку. В голове туман…

Вдруг дверь скрипнула, и в комнату кто-то тихо вошел. Пока Шай пыталась сообразить, что происходит, этот кто-то бросился к ней, обхватив за плечи.

— Шай! Что ты здесь делаешь? Зачем? Какой ужас…

Принцессе с трудом удалось сфокусировать взгляд и понять, кто перед ней. Эту девушку она видела в своих воспоминаниях там, в Иллюзиуме.

— Фрея… — прошептала она.

— Не могу поверить… Говорили, что вы все сбежали… Как они добрались до тебя?

Фрея еще что-то болтала без конца, но принцесса плохо понимала ее.

— Приди в себя, слышишь!

Шай вскрикнула, почувствовав, что ее отхлестали по щекам. Удивительно, но стало действительно легче. В голове прояснилось немного.

— Она возвращается, — прошептала Фрея, обеспокоенно глядя на дверь. — Скажи, Дарий жив? С ним все хорошо?

— Да… — хрипло ответила принцесса.

— Мне пора!

Фрея выскользнула из комнаты, а через пару минут вернулась Талия. Она без слов подхватила Шай под руку и повела за собой. Девушка пыталась сосредоточиться, осмотреть обстановку, запомнить дорогу, но получалось очень плохо. Талия привела ее в какое-то просторное помещение, стены которого были увешены портретами в золотых рамах. Еще в помещении был круглый стол и несколько кресел, словно раньше тут проводились какие-то важные совещания. Теперь за столом было занято лишь одно место.

— Ваше Величество! — с благоговением воскликнула Талия и поклонилась.

Принцесса осталась стоять на месте. Король Дарнис, без сомнения… Он медленно встал и приблизился к девушке. Он чем-то напоминал ей Князя Земли… Такой же высокий, внушительный… Но здесь было совсем другое, совершенно чужое.

Король Дарнис был одет в синий бархатный костюм, а поверх него — мантия с высоким воротником. Его внешность была пугающей. Глаза оранжевые с узкими зрачками, а на коже человеческого лица проступала зеленоватая чешуя. На голове вместо волос красовался чешуйчатый гребень, а на руках виднелись острые когти. Нечто среднее между человеком и драконом… Казалось, что он просто не смог до конца принять человеческий облик, но это было не так. Шай чувствовала, что он намеренно оставил в себе драконьи черты, потому что не собирался скрывать, кто он есть на самом деле. Он выставлял свою сущность напоказ.

— Сядь, — сказала Талия, указав принцессе на диван в углу.

Шай послушно села, заставив себя сосредоточиться на их разговоре с королем.

— Это Шайнури Винтар, Ваше Величество. Дочка Ларгуса…

— Я знаю… Значит, только она? Выяснили, почему она поддалась воздействию? Прошло столько времени…

— Уверена, что выясним. Она сама все расскажет.

— Проверим, — произнес король и улыбнулся, обнажив острые клыки.

Он ленивой походкой приблизился к Шай. Она вся сжалась, задрожав под взглядом его жутких глаз.

— Здравствуй, юная принцесса. Уверен, ты не против поболтать немного.

22. В ловушке

Шай не могла оторвать взгляда от жутких глаз предводителя драконов. Они заставляли застыть и подчиниться чужой воле, словно змея гипнотизировала жертву. Сердце стучало так сильно, что каждый удар отдавался болью в голове. Принцессе было так страшно, что хотелось скрыться, убежать подальше, провалиться сквозь землю. Но она сидела на месте и смотрела в змеиные глаза.

— Ты знаешь, кто я? — спросил Дарнис.

— Король драконов…

— И твой король, дорогая… Ты ведь помнила это, пока тебе не рассказали, как все на самом деле. Но это ненадолго… Скоро уже никто не вспомнит правду. Но тебе я сохраню память, если ты поможешь. Так ты поможешь мне, дорогая?

Король говорил нарочито ласково. От его голоса бежали мурашки. Внутри девушки билась дикая паника, но сознание по-прежнему окутывал туман. Она кивнула, с трудом осознавая, что делает.

— Где скрываются твои друзья?

Шай не хотела отвечать, правда… Она бы предпочла умереть, но…

— В Агарте.

Принцесса едва узнала собственный голос. Нет, она не могла сказать это! Невозможно! Она не могла больше контролировать себя!

— Что это? — нахмурившись, спросил король, оборачиваясь к Талии.

— Подземное царство, — ответила она. — Агартийцы уже жили там, когда наши предки прибыли на планету. Считается, что вход в Агарту находится в Гималаях.

— Мятежники скрылись как раз в тех местах… Пора наведаться в это царство.

— Никто не знает, как попасть туда. У агартийцев особая защита… — сказала Талия.

— Разберемся, — прервал ее король. — Ведь милая принцесса поможет, не правда ли?

Дарнис подарил девушке улыбку, больше похожую на жуткий оскал. Он положил когтистую лапу на плечо Шай и сжал так, что когти вонзились в нежную кожу.

— А теперь расскажи мне все.

И Шай рассказала… О виманах, о ваджре, о подземных жителях и о том, как к ней вернулась магия. Даже про зеркальце, открывавшее путь в Агарту. Слова лились сами собой, и Шай ничего не могла с этим поделать. Магия жгла и щипала кожу, а под пристальным взглядом Талии эти неприятные ощущения усиливались еще больше. Часть души принцессы по-прежнему билась внутри и кричала, пытаясь выбраться из ловушки, но все было тщетно.

— Значит, в Агарте есть что-то, что активировало действие излучения, — сказал Дарнис. — Очень интересно…

Дракон сделал знак рукой, словно зовя кого-то. Появился солдат в синей форме. Он приблизился к девушке и склонился над ней. Она невольно вспомнила манипуляции лекарей в убежище, и ее охватила новая волна ужаса, но тело по-прежнему отказывалось слушаться. Солдат взял ее за руку, больно сжав, а через секунду в запястье вонзилась острая игла. Боль была дикой… И она не прекращалась, даже когда мучитель убрал иглу. Девушке казалось, что по венам потек настоящий обжигающий огонь. Она беззвучно плакала, потирая руку, где из ранки по-прежнему сочилась кровь.

— Посмотрим завтра, — произнес король, удовлетворенно улыбнувшись. — Уведи ее.

Талия схватила принцессу за ту же многострадальную руку и потащила к выходу. Шай едва передвигала ноги. От боли и жжения на коже она уже почти не могла соображать. Очнулась, когда Талия привела ее обратно в комнату. Женщина усадила Шай на кровать и перевязала руку. Кожа на месте укола покраснела и припухла.

— Ты молодец, дорогая, — ворковала Талия. — Король доволен, и скоро все закончится. У тебя будет новая счастливая жизнь…

Шай слушала ее и кивала, а внутри бушевала буря. Безразличие непонятным образом смешивалось с паникой, горечью и страхом. Совсем одна в этом ужасном месте… Все рассказал врагам… Как так вышло? Закрыв ладонями лицо, Шай разрыдалась, будто разом ожив. Это оказалось единственным, на что была способна поверженная воля принцессы.

— Ну что за слезы? — раздраженно спросила Талия. — Жалеешь своих дружков? Ваш глупый мятеж с самого начала был обречен на провал. Бороться бессмысленно, понимаешь? В такое время нужно думать о себе. Ваши родители пожертвовали собой, и что с того? Планета все равно захвачена… Значит, нужно искать выгоду для себя в этой ситуации.

Талия подошла ближе и взяла Шай пальцами за подбородок.

— Или ты тоскуешь о том мальчишке? — спросила она, прищурившись. — Лисур Десперадо… Выскочка! Такой же мерзкий, как и его героический папаша! Кем ты была в ложной реальности, принцесса? Прислугой? Если не хочешь, чтобы это сбылось наяву, лучше будь послушной!

Талия удалилась, громко хлопнув дверью. Шай некоторое время сидела, уставившись в одну точку. В душе была пустота… Эмоции будто отключились, снова уступив место безразличию. Приходилось заставлять себя двигаться… Принцесса легла на кровать поверх шелкового покрывала. Рука все еще ныла, и ужасно болела голова… Хотелось уснуть и больше никогда не просыпаться, но сон не шел.

Дверь скрипнула, и принцесса услышала осторожные шаги. У нее не было сил даже посмотреть, кто решил ее навестить. Может, опять пришли мучить? Кто-то сел рядом и ласково погладил по волосам.

— Бедняжка… Что они с тобой сделали?

Шай с трудом повернулась и в тусклом свете свечи увидела Фрею. Девушка с тревогой смотрела на принцессу. Она осторожно дотронулась до ее руки и погладила повязку.

— Жаль, не смогу тебе помочь, — прошептала Фрея. — Я ведь тоже могла лечить, как и ты… Совсем плохо, да? Моя мать умеет причинять боль…

— Что она со мной сделала? — хрипло спросила Шай.

— Она умеет управлять людьми. На магов это не действует обычно, но с тобой что-то не так… Я слышала, что ты рассказывала королю. Теперь знаю каждый потайной ход во дворце…

При напоминании о предательстве, Шай вновь заплакала, цепляясь за руку подруги.

— Я не хотела ничего говорить… Сама не знаю, что со мной… Ничего не могу поделать…

Фрея опустилась рядом и обняла принцессу, успокаивающе гладя по спине.

— Не вини себя, Шай, не надо… В подземном царстве с тобой что-то случилось. Точнее, с твоей магией. В лабораториях над всеми вами проводили эксперименты. Излучение не только стирает память, но и позволяет контролировать людей, заставлять их делать то, что нужно драконам. Но потомков титанов контролировать не удалось, поэтому витязи и смогли вас забрать и скрыться. Но в Агарте с что-то изменилось… То, что драконы пытались внушить тебе, подействовало. Ты выбралась на поверхность и позвала тех, кого считаешь хозяевами.

— Это невозможно… — прошептала Шай. — Зачем я пошла в Иллюзиум? После этого все рухнуло…

— Есть еще надежда… Быть может, драконам не удастся отыскать путь в Агарту. Ты должна знать… Я пыталась помешать родителям, но все было бессмысленно. Я каждый день думала о вас, рыдала бесконечно… Но что могла сделать в одиночку? Осталась заложницей в этом проклятом дворце! Король стремится заполучить кристалл, но он надежно скрыт. Он каждый день заставляет меня и родителей пытаться снять чары с кристалла, но все бесполезно! У меня уже почти не осталось сил… Шай, если драконы найдут способ получить магические способности, то все будет потеряно навсегда…

— Но это ведь невозможно, — дрожащим голосом прошептала принцесса.

— Я не уверена… Король надеется, что ты окажешься ключом к этому. Он думает, что в Агарте найдет источник силы.

— Что же делать, Фрея? Что нам делать?

— Теперь мы вдвоем здесь в ловушке…

Шай все же удалось заснуть, но и во сне ее преследовали страшные змеиные глаза. А еще ей снился Лис… Будто он тоже во дворце и подчиняется королю. Шай кричала, звала его, просила очнуться, но натыкалась лишь на безразличный пустой взгляд. Оставалось только радоваться, что способностей к предвидению она не имеет.

Утром принцесса проснулась от ужасной головной боли. Умылась холодной водой, надеясь хоть немного прийти в себя, но это не помогло. Она словно вновь оказалась в убежище, где лекари проводили над ней свои ужасные эксперименты. Больше всего девушка боялась, что ее заставят забыть нечто важное, за что пока цеплялся разум. Фрея снова исчезла, и принцесса опасалась, что она и вовсе окажется плодом ее больного воображения. Ловушка…

Пришла Талия в сопровождении того же солдата, что вчера делал принцессе укол. На этот раз он взял у девушки кровь, а потом долго водил над ее головой какой-то мерцающей коробочкой.

— Ну что? — нетерпеливо спросила Талия.

— Король будет доволен, — ответил солдат.

— Скоро все изменится, дорогая, — проворковала Талия, погладив принцессу по щеке. — Это будет новый мир!

***

Лис был в панике, в ужасе, в отчаяние… Внутри бушевало столько чувств, что душа разрывалась. Но главное, его мучило чувство вины за то, что не смог уберечь принцессу. Свою самую большую драгоценность… Теперь, когда ее не было рядом, Лис ощущал почти физическую боль.

— Держись, — говорил в который раз Борган. — Сейчас надо мыслить трезво…

А как мыслить трезво, если происходит то, чего быть не может? Лис, кажется, уже был готов ко всему… И в этой реальности, и в выдуманной… Но исчезновение Шай совершенно выбило его из колеи. Да еще капсула мира показала, что принцесса каким-то образом оказалась в Пальмире! Даже удалось увидеть ее на мгновенье… Она была во дворце, а рядом… Фрея! Жаль, но капсула мира долго не могла демонстрировать то, что происходит во дворце. На нем стояла мощная магическая защита еще с древности…

И сделать ничего Лис не мог! Оставалось только надеться на Князя Земли… Вероятнее всего, он снова не найдет в произошедшем ничего важного. Что тогда делать? На вимане нипочем не добраться до Пальмиры. Драконы теперь начеку, и второй раз провести их не удастся. Впрочем, Лису показалось, что Князь даже немного взволнован произошедшим. Он даже отправил киберов на разведку, они ведь могли проникнуть в любую точку планеты на поверхности, даже в королевский дворец.

— Это я виноват, — в очередной раз произнес Санти. — Из-за меня Шай пошла в Иллюиум…

Таврос успокаивал мальчишку, как мог. А Дарий был молчалив и сосредоточен. После того, как увидел во дворце Фрею, он не произнес ни слова. И пусть подозрения насчет ее семьи подтвердились, Лис чувствовал, что друг счастлив был увидеть возлюбленную невредимой.

— Почему я не смог это предвидеть? — сам себя спросил Лис. — Что толку от непонятных снов? Что толку от моего дара?

— Не терзайся, Лис, — сказал Борган. — Ты очень любишь ее, и это чувство затмевает все остальное.

Любовь… Если б знать, что это такое… Наверное, это именно то, что Лис чувствовал сейчас. Шай не было рядом, и сердце его разрывалось, а единственным желанием стало вновь увидеть ее. Он бы, наверное, бросился к ней, в Пальмиру, хоть на вимане, хоть через портал, хоть пешком… И плевать на драконов. Но это был всего лишь порыв, а действовать нужно было осмысленно и осторожно.

— Мы должны попасть в Пальмиру, — произнес Дарий, неожиданно прервав молчание. — Там Фрея и Шай… Чего мы ждем?

— Как ты себе это представляешь? — возразил Велир. — Даже если Тавросу удастся обойти все драконьи звездолеты в режиме невидимости, то в город нам точно не попасть. Тем более, мы до сих пор не знаем, как принцесса оказалась в столице. Наверняка драконы уже знают о нас все…

Лис побледнел, на секунду подумав о том, что Шай могут причинить боль. Он усердно отгонял от себя эти страшные мысли. Прошло уже много времени, но Князь не объявлялся, чтобы сообщить о результатах разведки. Минуты тянулись невыносимо медленно, и это ожидание просто убивало Лиса.

Наконец, Князь появился. Просто возник посреди гостиной, но витязи и маги уже успели привыкнуть к его эффектным появлениям и исчезновениям. Лису показалось, что он впервые заметил на лице Князя признаки тревоги и озабоченности. Он был хмур и сосредоточен на собственных мыслях.

— Киберы вернулись, — произнес он. — Ваша принцесса жива, хотя и не очень счастлива.

— Что они узнали? — нетерпеливо спросил Лис, подходя ближе к Князю, но тот проигнорировал вопрос.

Вместо ответа он заявил:

— Я могу помочь вам попасть во дворец вместе с киберами. Это будет нелегко, и отправить можно не больше двух человек. Вытащите принцессу, а с остальным я сам разберусь.

— Я отправлюсь туда без разговоров! — воскликнул Дарий, вскочив.

Его нисколько не волновали детали будущего путешествия. Он бы, наверное, и в огонь бы бросился в надежде вновь увидеть Фрею. Лис его понимал… Но он понимал и еще кое-что.

— Отчего такая милость, Князь? — вкрадчиво спросил он. — Что узнали киберы? Драконы угрожают вашему царству, не так ли?

Но Князь отвечать на вопросы не хотел.

— Полагаю, ты тоже хочешь отправиться в Пальмиру, Лис, — сказал он. — Техник скоро придет за вами, готовьтесь.

23. Вещий сон

Талия снова притащила принцессу в тот зал, где она впервые встретилась с ненавистным королем драконов. На смену страху и отчаянью пришла обреченность. После того, что произошло, Шай уже вряд ли могло быть хуже. Теперь она находилась в таком месте, где ее точно никто не смог бы спасти. У Лиса не получится добраться в Пальмиру даже на невидимой вимане. А чужеродная магия, причиняющая только страдания, никак не поможет сбежать. Да еще Талия все время рядом…

— Твой повелитель идет, выпрямись!

Предательница дернула принцессу за руку и подарила сердитый взгляд. Шай ужасно раздражало ее благоговение перед предводителем захватчиков. Может, драконы тоже умеют внушать? Вряд ли… Просто у этой женщины такая гнилая натура… Впрочем, Шай теперь ведь тоже предательница, хоть и поневоле.

— Ваше величество… — начала Талия, расплывшись в улыбке.

Дарнис отмахнулся от нее, как от назойливой мухи. Его больше интересовали новости, которые принес подчиненный. Солдат продемонстрировал повелителю стеклянную трубку с кровью принцессы и ту самую коробочку, которой водил над ней. Рядом на столике стояла колба с полупрозрачной желтоватой жидкостью.

— Все получилось, Ваше величество. Можете попробовать.

Солдат вылил в колбу кровь Шай, и жидкость приобрела ярко-изумрудный оттенок. Дарнис выпил все до капли. Все замерли в ожидании, вот только Шай не могла понять, чего же они ждут.

А король поводил рукой с когтистыми пальцами над серебряным подсвечником, и свеча вдруг вспыхнула голубым огоньком. Талия восхищенно ахнула. Дарнис удовлетворенно потер руки и с торжеством взглянул на Шай, которая была просто в ужасе. Неужели она открыла путь драконам к магии? В Агарте находится источник силы для них… Если они его получат, то их уже никто не сможет остановить!

— Эффект пока временный, — сказал солдат. — Скоро сила рассеется…

— Не важно, — ответил король. — Мы узнали все, что нужно. Направьте звездолеты к Гималаям. Пусть используют самые сильные радары. И приведите в действие резервный источник, нужно как можно больше энергии. А ее отведите в святилище — пусть достает кристалл.

Значит, драконы бросят все силы на поиски Агарты. Шай надеялась, что, почувствовав реальную опасность, Князь Земли согласится помочь и дать отпор врагу. Хотя бы для спасения собственного царства…

— Идем, давай живее, — приговаривала Талия, в очередной раз таща принцессу за собой. — Пора тебе поработать на благо новой империи!

Они прошли, кажется, через весь дворец, а потом спускались вниз по винтовой лестнице, все ниже и ниже… Шай показалось, что пусть этот длился бесконечно. Она совершенно вымоталась, да и головная боль все не давала покоя. Может, ее просто запрут в подземелье? Хотелось бы… Просто сидеть одной в темноте и ни о чем не думать… Но Талия все никак не могла угомониться.

— Пора исправлять то, что затеял твой папаша, — говорила она. — Нашелся регент… С самого начала понятно было, что Ларгус никакой не правитель!

— Зато он не сдал Гераклион драконам! — выпалила Шай, собрав все силы.

Талия остановилась и в бешенстве взглянула на принцессу. Руки женщины дрожали… Казалось, что в ней борются две сущности. Одна совершенно уверена, что поступила верно, заняв сторону драконов, что собственное выживание — наивысшая цель. Но другая сущность явно мучилась совестью. Едва заметная часть души…

— Лучше замолчи! — угрожающе прошипела Талия. — Будешь исправлять то, что натворили ваши глупые родители.

Они оказались в темном коридоре с гранитными стенами. А впереди мерцала странная пелена, переливающаяся всеми цветами радуги. От нее веяло магией… Могущественной, невероятной… Такого Шай еще не чувствовала.

— Кристалл надежно скрыт магией, но скоро защита падет. Она уже ослабла, а ты доведешь дело до конца.

Шай решила, что ни за что не позволит собственной больной магии воздействовать на защитный полог. Не будет колдовать, и все! Даже внушение предательницы не поможет! Но все оказалось не так просто… Талия вынула из ниш в стенах два золотых браслета, прикованных цепочками к кольцам, замурованным в стенах. Эти браслеты защелкнулись на запястьях принцессы. Металл тут же нагрелся, и Шай с ужасом осознала, что магия буквально льется через край помимо ее воли. Эти браслеты выкачивали ее силу! Вот о чем рассказывала ей Фрея. Она почти потеряла магию, когда ее заставляли освобождать кристалл. Но у Фреи не вышло, ведь защитное заклинание очень мощное. Потомки титанов отдали жизнь, накладывая его. Родители… А что если измененная магия Шай способна разрушить заклятье? Тогда появится еще один повод сгорать от чувства вины…

— Приятного дня, дорогая! — проворковала Талия, мерзко улыбнувшись, и ушла, оставив принцессу одну.

***

Лис шел за Техником и размышлял о том, как это — быть бездушной машиной. Ничего не чувствовать, не страдать, не любить… Каково это? Наверняка такая жизнь показалась бы совершенно бессмысленной и бесцельной. Но с другой стороны, может быть, так легче? Не зря ведь подземные жители однажды избрали для себя такую участь…

Впрочем, забыть о реальности Лис не мог себе позволить. А реальность была совсем безрадостной. Шай далеко, а над Гималаями собирались тучи драконьих звездолетов. Князь, конечно, не раз говорил, что вход в Агарту не отыскать просто так, но подобный оптимизм уже давно покинул Лиса. У него осталось единственное желание — увидеть принцессу. И, к счастью, ко всему равнодушный хозяин подземного царства согласился помочь.

Пространство менялось вокруг едва ли не каждую минуту. Наконец появилась белоснежная комната, напоминавшая капсулу времени.

— Это точка перехода, — раздался голос Техника.

Его лицо по-прежнему не выражало никаких эмоций, и даже губы не шевелились. Это было жутковато…

— Отсюда киберы отправляются в путешествие на поверхность. Для этого нужна оболочка безвременья. Для людей вы будете невидимы, но для вас все окружающее будет абсолютно реально. Киберы помогут отыскать девушек по отголоскам магии и передадут сообщения от Князя. Вы должны вернуться в Агарту по первому распоряжению, иначе останетесь на поверхности… Чтобы вернуться, дотроньтесь до сердца кибера.

— Что собирается делать Князь? — спросил Лис.

— Информация закрыта, — бесстрастно ответил Техник.

В комнате появились два кибера, похожие на бестелесные призраки. Их сердца в виде красных огоньком мерно мерцали.

— Сколько у нас времени? — спросил Дарий.

— Пока Князь не решит, что опасность фатальна. Машины загружают программу, а это займет некоторое время.

Техник исчез, оставив юных магов в компании безмолвных серых теней. Стены комнаты потемнели, приобретая болотный оттенок, и раздался гул. Лис прислонился спиной к стене и прикрыл глаза, надеясь избавиться от бесконечного напряжения хоть на минуту.

— Думаешь, Князь собирается уничтожить Пальмиру? — спросил Дарий.

— Я уверен только в том, что он на это способен, — отозвался Лис. — И его уж точно не остановят никакие сомнения.

— Хорошо, что в столице не осталось людей. Драконы всех уничтожили… Там только их гарнизон и наши девушки…

— И семья Фреи. Что ты будешь делать, если она тоже предательница?

— Я все равно заберу ее. Понимаешь, Лис… Я не могу спокойно жить, когда она далеко.

— Понимаю. Прекрасно понимаю…

— Знаешь, что мне сказал Оракул?

— Что? — встрепенулся Лис.

Дарий вообще предпочитал не откровенничать, и никто до сих пор так и не узнал, что же ему предсказал дельфиец.

— Он сказал, что я ключ к спасению.

— Что это значит?

— Сказал, что я смогу уничтожить змея.

Шум неожиданно прекратился, и стены вновь стали белыми. Киберы переместились на середину комнаты, и ребята встали рядом с ними. Прямо из-под пола начала сочиться вода. Она непостижимым образом поднималась в воздух, окутывая людей и киберов в коконы. Лис невольно задержал дыхание, испугавшись, но вскоре понял, что вполне может дышать. Протянул руку, коснувшись водяной завесы. Рука прошла насквозь, не почувствовав ничего.

— Отправление через три секунды. Один… Два… Три…

Дальше пустота, словно мир перестал существовать. Это был не сон… Настоящее безвременье, как и говорил Техник. Но странное видение все же посетило Лиса… Он увидел океан — бескрайнюю водную гладь, простирающуюся до горизонта. Вода вдруг забурлила, и со дна начала подниматься громадная пирамида, словно сделанная из стекла. Она ослепительно сияла на солнце, и от нее ощутимо веяло магией… Могущественной, невероятной…

Лис вынырнул из видения, словно сам поднялся с морского дна. Дышать было тяжело, а тело отказывалось слушаться.

— Требуется несколько минут на синхронизацию.

Голос Техника звучал прямо в голове. Лис приподнялся и сел, привалившись к стене. Он находился в широком коридоре, стены которого были обиты багровым бархатом и увешаны портретами. Рядом шевелился Дарий, а киберы неподвижно висели в воздухе, словно ожидая, когда слабые люди придут в себя. В другом конце показались двое солдат в синих комбинезонах. Лис понимал, что они с Дарием при всем желании не смогут скрыться… Однако солдаты даже не заметили ничего, словно пришельцев и вовсе не существовало в реальности.

Через пару минут маги почувствовали, что и впрямь становится легче. Они смогли встать, да и мышцам вернулась прежняя подвижность. А магия отозвалась внутри привычным теплом. Здесь, на поверхности, их способности вернулись. Лис понятия не имел, в какой части дворца они находятся, но Дарий ориентировался хорошо. Впрочем, киберы могли найти кого угодно.

— Нужно разделиться, — сказал Дарий. — Я за Фреей, а ты ищи принцессу.

Лис кивнул и отправился вслед за своим кибером. Дарий же попросил своего призрачного спутника отыскать Фрею и двинулся за ним. Все вокруг напоминало ему о прошлой счастливой жизни. Сердце сжималось от невольных воспоминаний, но Дарий упорно отгонял их, не желая отвлекаться от своей цели. Он скоро найдет ее… Как долго он этого ждал!

Кибер привел Дария в какую-то комнатушку, куда и вход найти сложно. Там было темно, и пахло сыростью. Парень создал небольшой светящийся шарик и отправил его под потолок. Комната осветилась тусклым красноватым светом. Фрея лежала в углу, свернувшись клубочком. На мгновенье Дарий застыл, не в силах поверить, что это и впрямь она.

— Фрея… — произнес он, наслаждаясь звуком ее имени.

Девушка даже не пошевелилась. Конечно, она ведь не может видеть и слышать его.

— Кибер, возьми ее в оболочку.

От серой тени потянулись едва видимые ручейки, окутали девушку и растворились без следа. Фрея встрепенулась, вскочила и изумленно глянула на Дария.

— Я уже сошла с ума… — прошептала она едва слышно. — Ты не можешь быть здесь…

Не в силах сдерживаться больше, Дарий бросился к ней, обнял… Его обуревало столько чувств, что невозможно было описать словами.

— Я здесь… Я пришел за тобой…

Фрея отпрянула, схватила его за плечи. В ее глазах плескался ужас.

— О, нет! Они и тебя схватили? Схватили всех?

— Никто не знает, что я здесь, поверь. Мы выберемся отсюда…

— Дарий, я не хотела, чтобы так вышло. Мои родители, они… Я не хотела быть предательницей! Поверь мне, Дарий, я не хотела помогать драконам!

— Я знаю… — ответил он, успокаивающе гладя ее по волосам. — Я все знаю, Фрея… И больше тебя не отпущу.

А в это время Лис мчался за своей принцессой. Он даже не обращал внимание на окружающую обстановку, не пытался ничего запомнить, просто шел к своей цели. Осталась самая малость — найти принцессу и забрать… Никто даже понять не сможет, что произошло. Они просто не успеют понять… Кибер вдруг остановился. Будь он живым существом, Лис бы решил, что он в замешательстве.

— Информация неточная, — раздался голос Техника в голове. — Требуется калибровка.

— Быстрее, пожалуйста! — в нетерпении попросил Лис.

Наконец кибер снова двинулся вперед, и маг облегченно вздохнул. Он не мог понять, что за трудности возникли с поиском принцессы, но пытался отогнать мрачные мысли. Кибер остановился около высоких кованых дверей, и Лис без промедления распахнул их. Он оказался в просторном помещении с большим круглым столом, украшенным золотыми знаками. На миг в голове возникли видения, как за этим столом сидят мужчины в бархатных мантиях… Родители… Регент и его советники.

Лис отогнал не кстати возникшее воспоминание и осмотрелся. Шай нигде не было, но в помещении он был не один. Одного взгляда хватило, чтобы понять — перед ним король драконов собственной персоной. лис застыл, разглядывая его. Получеловека-полузмея… Чешуя на лице и страшные оранжевые глаза. Повелитель драконов… Лис понимал, что король не сможет его увидеть, но не мог избавиться от страха. Необъяснимого иррационального страха… Почему кибер привел к нему? Лис попятился назад, боясь терять из виду врага. Неожиданно дракон повернул голову в его сторону и шумно втянул воздух, словно принюхиваясь.

— Я знаю, что ты здесь, — произнес он, оскалившись.

Он говорил, как человек, на языке асов, едином для всей планеты. драконы в истиной ипостаси не способны произносить человеческие звуки, но теперь, когда они могут оборачиваться… Какая ерунда лезла в голову! Лис замер, не зная, что делать.

— Где Шай? — шепотом спросил он, надеясь, что Техник ответит.

— Ошибка данных… Ошибка данных…

Лис поморщился от навязчивого голоса. Какая еще ошибка? Кибер парил рядом и казался бесполезным, как никогда.

— Я тебя чувствую, — снова подал голос дракон.

Он взмахнул когтистой рукой, словно попытался поймать что-то в воздухе. Лис увидел, как от кибера к королю потекли полупрозрачные ручейки, окутывая его в оболочку безвременья. Это невозможно! Драконы не владеют магией!

— Я знаю тебя… Лисур Десперадо, сын первого советника регента. Приятно, что заглянул.

Дракон насмехался. Он всем видом излучал непоколебимую уверенность. Король нового мира, хозяин планеты… Безжалостный захватчик. Он смотрел на Лиса, словно на мелкую, ничего не значащую помеху, даже не думая никого звать. Он не видел в госте противника.

Лис приготовился атаковать всей своей магией. От дракона тоже исходила сила, но какая-то иная. Подобные ощущения посещали Лиса в Агарте. но размышлять об этом было некогда. Нужно бежать, искать Шай…

— Пришел за принцессой? — усмехнулся Дарнис. — Она оказалась очень ценной и послушной. Тебе и твоим дружкам тоже не мешало бы поумнеть и принять новый порядок.

— Эта планета не принадлежит вам! — воскликнул Лис. — Вы подлые захватчики…

— А вы, асы, разве не захватчики? Такие же пришельцы здесь! Если бы коренные обитатели планеты жили на поверхности, когда вы вторглись сюда, и мешали, кто знает, что бы вы с ними сделали?

— Нет… Нет… — прошептал Лис.

— Не так уж мы и отличаемся. Всего лишь ищем новый подходящий дом. Почему вы решили, что имеете на него больше прав?

У Лиса внутри бушевала ярость. Не в силах больше сдерживаться, он выпустил магию и ударил дракона изо всех сил. Дарнис покачнулся, взмахнув руками, словно ища опору. Но это было не так… Магический удар не причинил ему вреда. А Лис отлетел к стене, почувствовав, как его горло сжимают невидимые тиски. Он забился, пытаясь сделать хоть глоток воздуха. Снова попытался ударить… Но странная магия дракона полностью сковала его, вызвав мучительное жжение на коже.

— Я кое-что позаимствовал у твоей принцессы, — сказал Дарнис, приближаясь. — Ты тоже мог бы быть полезным, если…

Король не договорил. Он вдруг покачнулся и упал навзничь, зарычав, как зверь. Рядом с ним материализовался Дарий. Он крикнул что-то гневное, а потом поднял руки над головой, словно пытался разом освободить всю свою силу. Дракона окутала светящаяся сетка, и он забился в ней, словно пойманный зверь. Лис почувствовал, что тиски исчезли, и рухнул на колени, давясь кашлем. Король все еще пытался сопротивляться, но почему-то никак не мог противостоять магии Дария. Парень резко сжал кулаки, и дракон отлетел в сторону, впечатавшись в стену и. Сеть по-прежнему мерцала.

— Убери с него оболочку! — крикнул Дарий своему киберу.

Он подбежал к Лису и помог подняться.

— Ты жив, друг?

— Спасибо… Как ты это сделал? — воскликнул Лис. — Ты что, убил его?

— Нет, эта тварь живучая. Я же сказал, что справлюсь со змеем. Видимо, это мой дар — защищаться от чужеродной магии. Где Шай?

— Не знаю… Кибер что-то напутал и привел меня сюда.

А в зал уже вбегали солдаты, но не могли видеть непрошенных гостей. Они окружили своего повелителя, пытались помочь, но никто не мог даже притронуться к сетке.

Только сейчас Лис заметил Фрею. Она стояла в сторонке, заплаканная и несчастная. Дарий сегодня герой, а вот Лис так и не смог найти свою принцессу…

— Угроза подтверждена. Возвращение через семь минут.

Лис вздрогнул от голоса Техника.

— Нет! — воскликнул он. — Мне нужно еще время!

— Семь минут, — бесстрастно повторил Техник.

— Уводи Фрею, а я пойду искать Шай, — быстро сказал Лис, не обращая внимания на протесты друга.

Он бросился к своему киберу и закричал:

— Ищи принцессу сейчас же! Ищи!

— Калибровка данных, — раздалось в голове. — Требуется уточнение…

— Быстрее! — кричал Лис, чувствуя, как паника охватывает его.

Наконец кибер двинулся вперед, и Лис бросился за ним, не разбирая дороги. Он не думал ни о чем… Ни о времени, ни о драконах, ни о том, что случится с городом. Он бежал, забыв про усталость, словно сам превратился в машину. Вот показалась винтовая лестница, уводящая вниз. Лис бежал, перепрыгивая через ступеньки. Бежал, бежал…

Вдалеке показалась знакомая фигурка… Какой-то подземных ход, выложенный гранитом… Впереди сияет что-то вроде светящейся стены. Время от времени вспыхивает красным, и еще под ногами ощущается вибрация.

— Шай! — закричал Лис.

Она оглянулась, посмотрела на него, а в глазах тоска и обреченность. Руки скованы… Даже не думая, Лис дернул изо всех сил цепи, вырывая их из стен. Разломил золотые браслеты, используя всю свою магию…

— Лис… Ты пришел, — прошептала Шай. — Я не хотела, правда… Я почти освободила кристалл…

Принцесса едва стояла на ногах. Лис обхватил ее, невольно наслаждаясь долгожданной близостью.

— Немедленное возвращение!

Голос в голове звучал уже оглушал. Прижимая к себе свою драгоценность, Лис дотронулся до мерцающего сердца кибера. И снова пустота… Но ненадолго… Лису показалось, что он взмыл в небо и теперь видит город с высоты. Невероятное захватывающее зрелище! Он видел, как Пальмиру поглощают волны. Вода взялась ниоткуда, словно из-под земли, а город опускался вниз. Земля проседала, увлекая за собой величественные здания. Их словно затягивало в воронку, заполнявшуюся водой. Она скрывала столицу и то, что было самым ценным в ней. Солдаты в панике носились, стремясь спастись от стремительного наводнения. Звездолеты один за другим взмывали в небо. Драконы оставляли уже ненужный город, который теперь не принадлежал никому. Лис не сомневался, что король Дарнис находился в одном из звездолетов. С ним еще предстоит встретиться… На месте древнего города теперь простиралось море. Князь не обманул… Он сделал так, что до кристалла теперь никто не сможет добраться. Сделал так, как посчитал нужным…

Лис ведь уже видел это во сне, еще там, в убежище. Пальмира, скрывшаяся в пучине… Значит, это был вещий сон. Предзнаменование… Возможно, однажды Пальмира вновь покажется людям, но уже никто не вспомнит, кто создал этот город.

24. Резервный источник

Снов больше не было. Организм Лиса словно перезагружался, как машины в подземном царстве. Казалось, прошла целая вечность. Очнувшись, парень долго не мог прийти в себя. Не мог понять, где находится, что происходит… Только головокружение и сильная слабость.

— Лис, наконец-то…

Борган сидел рядом и с тревогой смотрел на брата.

— Как же мне паршиво, — хрипло сказал Лис и тут же закашлялся.

— Князь сказал, что так и должно быть — это последствия перемещения. А киберам ничего — летают себе бодрые. Одним словом, машины.

Борган протянул ему стакан и помог выпить. Напиток оказался противным и горьким, но почему-то стало немного легче. Осмотревшись, Лис понял, что находится в доме в Агарте, в своей комнате. Значит, получилось вернуться… Он ничего не помнил после того, как увидел затопленную столицу.

— Борган… Пальмира правда исчезла?

Лис до сих пор не мог поверить, что все произошло с ним наяву. Вдруг это было очередное видение?

— Правда, — ответил брат. — Это сделал Князь… Ты не представляешь, сколько мощи в Агарте. Это невероятная сила, которая не доступна ни нам, ни драконам. Князь ушел в Иллюзиум и оттуда управлял всем. Был страшный гул, и все вокруг мерцало. Настоящий хаос… Небо исчезло на несколько минут, а все вокруг менялось без конца. Техник объяснял потом, что система была перегружена, поэтому сбои…

— Пальмиры больше нет… — тихо произнес Лис.

Он очень мало помнил о своей жизни в этом городе, но все равно чувствовал горечь потери.

— Князь сказал, что ему пришлось это сделать, — ответил Борган. — Сказал, что защита кристалла была почти разрушена. А теперь он надежно скрыт…

Лис встал и принялся ходить по комнате, разминая мышцы.

— Это сделала Шай, — сказал он. — Драконы заставили… Что-то случилось с ее магией после Иллюзиума.

— Что там было, Лис? Мы не могли вас видеть в капсуле мира…

— Меня чуть не убил король Дарнис… Он почему-то может колдовать.

— Невозможно! — воскликнул Борган.

— Я, кажется, начинаю понимать, в чем тут дело… Где девушки? С ними все хорошо?

— Да, но… Князь приказал запереть их.

— Как запереть?

— В специальных помещениях, где невозможно колдовать. Вдруг драконы снова что-нибудь сделают… Велир с Князем беседуют с ними.

— Мне нужно туда, сейчас же!

— Лис, ты еще слаб…

Все было неважно… Лису было наплевать на плохое самочувствие. Как можно отдыхать, когда все вокруг рушится в буквальном смысле. Позвали Техника, и он отвел в то самое место, где заперли девушек. Оно называлось изолятором — черный шар посреди поля, словно сделанный из резины. Люди легко прошли сквозь его поверхность и оказались в каменном коридоре. В нем было лишь две комнаты по противоположным сторонам с металлическими дверями, в которых виднелись квадратные окошки. Дарий тоже был здесь. Он держал за руку плачущую Фрею, которая что-то рассказывала Князю, грозно нависшему над ней.

А вот Шай была совсем одна… У Лиса сердце сжалось, глядя на нее. Такая несчастная, беззащитная. Лицо уставшее, растрепанные волосы, мятое зеленое платье… Но несмотря на все это девушка все равно казалась Лису прекрасной. А еще он чувствовал невероятное облегчение от того, что принцесса здесь, рядом, и теперь ему хотелось не отпускать ее ни на шаг от себя.

— Рад, что ты в порядке, друг, — тихо сказал Дарий.

— Спасибо тебе за все, — поблагодарил Лис.

Дарий кивнул в ответ. Лис, не обращая внимания на присутствующих, порывисто обнял Шай и украдкой поцеловал в щеку, чтобы она знала, что не одна, что ее есть, кому защитить. Девушка лишь слабо улыбнулась, пряча глаза. Она была очень расстроена… Лис сжал ее руку и увидел синяки от браслета на запястье. Бедняжка…

— Хорошо, что ты пришел, Лис, — жизнерадостно произнес Князь. — Твоя принцесса как раз рассказывала нам чудную историю о своем путешествии в Пальмиру.

— Это случилось по вашей вине! — не сдержался парень. — Если бы вы не отправили ее в проклятый Иллюзиум…

— Лис, остынь, — прервал его Велир.

Конечно, обвинять Князя в чем-то было глупо. Никто не мог знать, что так случится. Но накопившееся внутри раздражение требовало выхода.

— Чем ты недоволен? — спросил Князь. — Вы ведь так жаждали моей помощи, и я помог. Когда увидел угрозу для Агарты… Вам жаль столицу? Ничего, отстроите новую.

— Неужели затопление было единственным выходом? — спросил Дарий.

— Кристалл должен быть надежно укрыт. Я бы мог сравнять ваш город с землей, это бы вам больше понравилось?

— Что случилось там, во дворце? — задал, наконец, Лис вопрос, больше всего его мучивший. — Я попросил кибера найти Шай, а он привел меня к королю.

— Сбой системы, — ответил Князь. — Кибер искал по следам магии…

— И нашел дракона, — продолжила принцесса. — Они что-то сделали со мной… Брали кровь… Дарнис смог колдовать после этого. Он сказал, что здесь, в Агарте, есть источник силы для драконов. После Иллюзиума моя магия стала другой, и их воздействие сработало. Оно есть в каждом из нас после экспериментов, но никто не поддался, кроме меня… Здешняя магия, изначальная, естественная для планеты, как-то воздействует на нас, превращает в кого-то другого…

— Посидишь пару дней в изоляторе, и все развеется, — пообещал Князь. — Благодаря тебе драконы все о нас знают…

— Это не ее вина! — вступился за принцессу Лис.

— Это все моя мать, — подала голос Фрея. — Она умеет воздействовать, внушать. Она заставила Шай говорить.

— Довольно лирики! — оборвал всех Князь. — У нас есть дела поважнее. Надо решать, что делать дальше. Может быть, девушки сообщат нам хоть что-то важное?

— Король распоряжался запустить резервный источник и отправить звездолеты на поиски Агарты. Больше я ничего не знаю, — сказала Шай.

Князь воззрился на Фрею. Девушка побледнела еще больше под его пронзительным взглядом и прижалась к Дарию.

— Я ничего не знаю, правда, — тихо сказала она. — Родители сразу поняли, что я не поддерживаю их решение связаться с драконами. Меня лишь заставляли целыми днями пытаться освободить кристалл, и я почти потеряла силу. В остальное время я пряталась по укромным углам, чтобы не видеть, что творится вокруг…

— Как у вас все складно получается, — сказал Князь, подозрительно рассматривая девушек. — Идемте в капсулу мира, а девушки пусть остаются в изоляторе, сколько потребуется. И чтоб ни слова им о наших планах!

— Неужели это необходимо? — попробовал возразить Лис, но Велир его прервал.

— Так будет лучше, Лис, ты сам знаешь.

Шай повернулась к нему, приподнялась на цыпочки и сказала едва слышно:

— Не волнуйся, я сама хочу остаться здесь. Хочу избавиться от этой магии, чтобы больше никому не навредить.

Девушка принялась тереть ладонью кожу на руке. Магия по-прежнему приносила неприятные ощущения, но больше всего она боялась, что покинув изолятор, снова перенесется к драконам. Страшно, когда не можешь доверять самой себе.

Мужчины отправились на выход. Лис не удержался и оглянулся, чтобы еще раз взглянуть на принцессу. Это не укрылось от бдительного взгляда Князя.

— Чувства — это твоя слабость, Лис, — сказал он.

— Кто знает… А, может, наоборот, сила?

Остальные витязи и маги уже ждали в капсуле мира. Санти первым бросился к Лису.

— Как там Шай? С ней все хорошо? — с тревогой спросил он.

— Не волнуйся, все замечательно. Принцесса снова с нами, — ответил Лис, потрепав мальчика по волнистым волосам.

— Рад, что ты в порядке, друг, — поприветствовал его Таврос. — Заставил же ты нас понервничать. Долго не приходил в себя.

— Вы еще долго от меня не избавитесь, — неловко пошутил Лис.

Князь взмахнул рукой, и на экранах появилось изображение заснеженных гор. Гималаи… Красивый и умиротворяющий пейзаж… Однако его портили полчища круживших в небе черных звездолетов. На белом чистом фоне они казались отвратительными кляксами.

— Слетелись, стервятники, — произнес Князь. — Захотели могущества…

Сейчас он как никогда походил на обычного человека с чувствами и эмоциями. Пусть он сам убеждал всех и каждого, что человечность мешает выживанию и делает слабыми, но в момент угрозы чувства все равно брали верх.

— Думаете, они смогут отыскать вход сюда? — спросил Велир.

— Я их чувствую, — ответил Князь. — У них много техники… Я словно вижу длинные извивающие щупальца, которые тянутся с поверхности… Нет, здесь не будет чужаков! Если уж и делить с кем-то планету, то лучше с вами.

Сказав это, Князь многозначительно посмотрел на витязей и магов. У Лиса внутри в очередной раз вспыхнула надежда. Неужели теперь он поможет? Он ведь почти всемогущий!

Князь закрыл глаза, и его лицо тут же скрыла серебряная маска. Раздался гул, и свет в капсуле начал мигать. Люди заворожено смотрели на экраны. Там поднималась настоящая снежная буря. Она взялась ниоткуда, как и бурные воды в Пальмире. Снег закружился в воздухе, превращаясь в вихри. Было уже сложно понять, что происходит… Но черные пятна вражеских звездолетов выделялись в этой белизне. Ветер поднялся такой силы, что грозные машины разметало в разные стороны. Ветер подбрасывал их вверх и швырял вниз, разбивая о землю, сталкивал звездолеты друг с другом. Экран не передавал звуков, и все происходило в тишине, и от этого смотрелось еще более жутко.

— Сколько же силы здесь, сколько мощи, — тихо сказал Борган. — Лис, ты мог себе представить такое? Наверняка, Князь может и пропавшие города вернуть, и всех людей…

— Если посчитает нужным, конечно…

Светопреставление длилось несколько минут и прекратилось также внезапно, как и началось. Буря стихла, и снег теперь мерно падал крупными хлопьями, скрывая остатки разрушенных драконьих машин. Князь словно вышел из транса. Его серебряная маска исчезла, свет перестал мигать, и гул прекратился.

— Это было… здорово! — первым нарушил тишину Таврос.

— Драконы не получат силу, — сказал Князь. — Пусть знают свое место! Пора изгнать их с планеты!

— Но ведь Пальмиры больше нет, — грустно произнес Санти. — А, значит, и Гераклиона тоже…

— Но есть Асия, наша империя, — возразил Велир. — Пусть от нее остались лишь осколки, но она в сердце каждого. Пусть даже ваши воспоминания утрачены… Мы еще поборемся, мальчик.

— У кого-нибудь есть идеи, где может быть резервный источник? — спросил Борган. — Что мы еще не разрушали на этой планете?

Этот вопрос мучил каждого уже долгое время. Было много событий, путешествий, удачных операций. Но все будет напрасным, пока у драконов есть энергия.

— Я кое-что видел, — признался Лис. — Перед переходом в Пальмиру… Будто сон, но… предзнаменование. Пирамида, словно сделанная из стекла… Прозрачная и сияющая на солнце. Она поднималась из океана.

— Такая пирамида была в Атлани, — сказал Борган. — Атланты пользовались собственным источником энергии. В древних книгах он описывался именно так — пирамида, отлитая из кристаллов, обладающая невероятной мощью. Она затонула вместе с островом.

— Думаете, драконы способны поднять со дна такую махину? — спросил Дарий.

— Других вариантов нет, — ответил Велир.

Князь взмахнул рукой, и вместо гор на экранах появилась водная гладь, на которой играли блики солнца. Бескрайний океан, как и привиделось Лису. Его так и называли — Атлантическим — в честь могущественного народа, некогда обитавшего там. Капсула показала мельком цепь островов, зовущихся Бермудами, которые считались остатками Атлани. А вот и вездесущие драконы! Их звездолеты кружили над водной гладью, словно обследуя определенное место в океане. А под ними в воде плавали какие-то шарообразные устройства, нарезая круги. Их непонятные манипуляции заставляли воду бурлить и мутнеть.

— Я чувствую силу, — сказал Князь. — Источник энергии здесь. Но достать его нелегко, раз драконам до сих пор не удалось это сделать.

— Если Лис увидел, значит, удастся, — сказал Борган.

— Но мы ведь помешаем им? — с надеждой спросил Таврос.

Ему очень хотелось снова побыть пилотом, полетать на вимане, но в нынешней ситуации покидать Агарту было явно небезопасно.

— Справиться с такой энергией будет сложнее, — сказал Князь. — Мы объединим силы. Здесь пригодится ваша ваджра.

— Но мы не можем колдовать здесь, — сказал Борган.

— И не нужно. Ваджра усилит воздействие наших машин. Я сам все сделаю. Начнем через пару часов, отдыхайте.

Князь исчез, оставив гостей лицезреть попытки драконов воспользоваться древним наследием империи. Отдыхать… Разве возможен отдых в такое время. Лис уж точно знал, что невозможен. Он поговорил с друзьями, побродил по окрестностям, подумал… Ноги сами понесли его к изолятору. Перед глазами стоял образ принцессы с потухшими глазами… Как бы ему хотелось собственными руками придушить предводителя драконов!

У изолятора Лис встретил Дария. Он приходил проведать Фрею, сообщил, что она уснула. А вот принцесса не спала. Дарий хотел поговорить с ней, но девушка молчала. Лис сдаваться не собирался. Он подошел к двери комнаты Шай и заглянул в окошко. Девушка лежала на узкой кровати, свернувшись клубочком. Он вошел и сел рядом, пригладил растрепавшиеся волосы принцессы.

— Лис… Я все испортила, да? — спросила Шай, взглянув на друга.

По ее щеке скатилась слезинка. Лис стер ее пальцем, ласково погладив нежную кожу.

— Ты не виновата, Шай, не надо думать об этом. Скоро все пройдет… Вредная магия испарится, и все будет хорошо, я обещаю…

— Скажи, что вы нашли выход! Без подробностей… Просто скажи, что можно все исправить…

— Можно, — ответил Лис и поцеловал принцессу в щеку.

Потом снова поцеловал, а потом, будто невзначай, скользнул на губы. Когда Шай была так близко, он почти не мог соображать. Девушка села на кровати и обняла его, надеясь найти защиту и утешение, как было всегда.

— Скоро все закончится, я обещаю, — шептал Лис. — Мы справимся… Мы с тобой обязательно справимся…

— Мы? — переспросила принцесса, заглядывая ему в глаза. — Это ты справишься. У нас с тобой разные роли, к сожалению. Ты — герой, а я — предатель…

Шай легла и отвернулась к стене. Лис так и сидел рядом, пока брат его не позвал. Принцесса обязательно оттает и перестанет винить себя. Лис обязательно сделает все для этого, но сначала нужно вернуть собственный мир. Пусть драконы не думают больше, что одержали победу! Хозяевам и гостям планеты настало время объединиться против общего врага.

Все собрались в капсуле мира. Экраны по-прежнему демонстрировали участок океана, где драконы пытались поднять со дна стеклянную пирамиду. Этого никак нельзя было позволить. Лишить их последнего возможного источника энергии и показать собственное превосходство!

— Уже совсем близко, — сообщил Князь. — Дождемся, когда пирамида покажется на поверхности, и нанесем удар. Направим ее силу против драконов.

Лицо Князя вновь скрыла серебряная маска. Он застыл, словно изваяние, посреди капсулы. Борган открыл шелковый чехол, и ваджра выскользнула из него, зависнув над полом, издавая мерный гул. Оружие было готово действовать. Вот только маги не могли управлять ей здесь, в подземном царстве. А Князь мог… Он воздействовал на нее изначальной, естественной магией планеты. В капсуле царила тишина. Все сосредоточенно смотрели на бурлящий океан. Круглые плавающие машины драконов двигались все быстрее и быстрее. Вода угрожающе темнела и пенилась… А потом все было, как в видении Лиса. Из воды показалась стеклянная пирамида. Она медленно поднималась из пучины и сияла на солнце так ярко, что даже через экран сложно было смотреть.

— Невероятно… — прошептал Велир.

Звездолеты драконов кружили над вздымающейся пирамидой. Океан кипел… Это было завораживающее зрелище… Ощущение древней силы, поднимающейся из глубин. Лис чувствовал, как мурашки бегут по коже. Он много видел удивительных строений на планете, но это было просто за гранью его воображения. Между тем пирамида продолжала подниматься. А звездолеты теперь испускали желтые лучи, которые скользили по стеклянным граням, заставляя их искриться. Приводят устройство в действие?

— Почему он ничего не делает? — с тревогой спросил Дарий.

— Ему лучше знать, — ответил Велир, стараясь скрыть собственное беспокойство.

И тут свет замерцал, и стены загудели. Ваджра завертелась вокруг своей оси все быстрее и быстрее. Князь продолжал стоять, раскинув руки в стороны. Оружие метнулось к нему и зависло над головой. Очертания ваджры поплыли, и она стала почти прозрачной, увеличилась в размерах.

— Сейчас начнется, — проговорил восхищенно Таврос, не отрываясь от экрана.

Там звездолеты продолжали свою работу. Драконы, видимо, пребывали в полной уверенности, что у них все получилось. Сначала исчезли лучи. Корабли зависли в воздухе, словно разом потеряв управление. Пирамида перестала подниматься, а вода успокоилась. Все замерло… Но лишь на несколько секунд… А в следующее мгновение древний источник энергии вспыхнул так ярко, что пришлось отвернуться от экрана. Пол сильно вибрировал, и Лис в серьез опасался, что капсула разрушится. Гул становился нестерпимым, но все это не тревожило Князя, который продолжал свое дело. Ваджра становилась все более материальной и вертелась все медленнее. В конце концов, она упала на пол, и в капсуле воцарилась тишина.

Все вновь взглянули на экраны. Пирамида больше не сияла. Она лишь возвышалась огромным колосом посреди океанских вод, усеянных обломками черных звездолетов.

25. Последнее сражение

Шай снилась мама… Принцесса не видела ее лица, но ощущала присутствие кого-то очень родного. Ощущала приятное тепло. Мама гладила ее по голове и шепотом обещала, что все обязательно будет хорошо. Шай очень хотелось в это верить. Проснувшись, принцесса увидела Крессию.

— Как ты себя чувствуешь, дорогая?

— Не знаю… — ответила девушка.

Она села и растерла лицо ладонями. Кажется, неприятное жжение чужеродной магии прошло. Больше не было боли и тумана в голове. Неужели, все случилось, как и говорил Князь? Вредная сила рассеялась? Девушка по привычке потерла пальцами кожу на руке.

— Колдовать можешь? — спросила Крессия.

Шай решила попробовать самое простое — приподнять подушку магией. Но ничего не получилось.

— Нет, сила исчезла.

— Вот и хорошо, — с облегчением вздохнула воительница. — Все становится на свои места…

Если бы… Пусть и появились хорошие новости, но принцесса по-прежнему пребывала в растерянности. Столько всего произошло… О путешествии в Пальмиру по-прежнему напоминали синяки на запястьях. Она ведь едва не освободила кристалл… Что бы случилось тогда?

— Не терзайся, — сказала Крессия, будто прочитав ее мысли. — Никто тебя не винит ни в чем, даже не думай. Ты просто мальчику помочь хотела… Санти, может, и не выжил бы, если бы не ты. Знаешь, как Лис переживает за тебя?

Шай лишь вздохнула. При мысли о Лисе сжалось сердце. Она помнила, как увидела его там, в подземелье дворца в Пальмире. Она ведь тогда была уверена, что все кончено, что они проиграли безвозвратно. А он пришел и спас в очередной раз… Обещал никогда не оставлять и сдержал обещание… Самый близкий, самый дорогой человек… Интересно, а в прошлой жизни она чувствовала к нему тоже самое? Нуждалась ли в нем настолько сильно?

— Как у нас дела? — осторожно спросила принцесса, боясь услышать плохие новости.

— Не волнуйся, все идет отлично. Князь теперь у нас в союзниках. Мужчины совещаются, а я вот проведать вас пришла…

— И на это совещание нам с Шай вход воспрещен, — сказала Фрея, появившись в дверях. — Я это, конечно, заслужила, но вот принцесса…

— Девочки, хватит себя винить! — воскликнула Крессия. — У вас защитники такие, что страдать ни к чему. Дарий все время о тебе думал, все мечтал найти, увидеть вновь. А за родителей своих ты не отвечаешь.

— Крессия, у нас есть шанс победить? — спросила Фрея.

— Есть… Теперь, правда, есть. И вообще, хватит вам здесь сидеть. Мы непременно должны быть все вместе, как и раньше.

— И я? — робко спросила Фрея.

— Конечно, — с улыбкой ответила Крессия. — Ты, можно сказать, с нами с самого начала. Дарий ведь не забывал о тебе…

— Мне страшно выходить отсюда, — призналась Шай. — Хоть магии больше нет… Вдруг внушение драконов все еще действует?

— Глупости! Драконы сейчас заняты совсем другим.

А в это время витязи и маги в капсуле мира наблюдали последствия последней атаки. Князь обернул силу стеклянной пирамиды против драконов. Один из экранов продолжал демонстрировать ее. Пирамида возвышалась над водами и казалась совершенно неуместной посреди океана, словно в реальность ворвался кусочек другого, неведомого мира. Лис смотрел на нее и не мог оторвать взгляда. Такое совершенное сооружение… Грандиозное… Прекрасное… Наверняка, древняя страна атлантов, канувшая в пучину, была такой же. Пирамида больше не сияла, испуская силу, а лишь переливалась на солнце, а в океане стоял полный штиль. Казалось, древний источник энергии ожидает чего-то…

А среди драконов царила паника. В прошлый раз нападение на пирамиды в Та-кем не вызвали такого эффекта, а теперь… Витязи на самом деле поверили, что восстание против захватчиков, казалось бы, обреченное на провал, может быть удачным. Оставшийся гарнизон драконов перебросили в Эльдорадо на западном материке, где по-прежнему действовали рудники. Король Дарнис с приближенными тоже, по сведениям киберов-разведчиков, скрывался там. Капсула показывала множество черных звездолетов, летевших над океаном.

Драконы оставили Та-кем, бросив лаборатории. Лекари и стражники покинули убежища, оставив подопытных на произвол судьбы. Излучатели больше не работали. Всю технику перевезли в Эльдорадо. Похоже, драконы рассчитывали укрепиться там, ведь у них по-прежнему было превосходство. И пленники, добывающие золото… Наверняка, у короля Дарниса имелся новый зловещий план.

Велир попросил Князя отправить кибера в Дельфы, чтобы сообщить обо всем, что случилось. Нужно было, чтобы витязи нашли брошенных людей в убежищах и отвели в безопасное место. Казалось бы, они теперь свободны и могут помочь в борьбе… Но это было не так. Бывшие пленники драконов с ложными воспоминаниями не могли ничем помочь… Они были растеряны, напуганы и ничего не понимали.

Теперь целью витязей стал Эльдорадо — древняя страна, некогда основанная выжившими атлантами. Они оставили огромные каменные города в джунглях, теперь занятые захватчиками. Атланты ушли в иные миры и теперь даже не догадываются, что происходит на их земле…

— Мы раньше бывали там? — спросил Лис у Боргана.

Парень с интересом рассматривал город в джунглях, демонстрируемый на одном из экранов. Особенно его поразили ступенчатые пирамиды, сложенные из огромных каменных блоков. Они тянулись ввысь, словно их создатели пытались достать до небес… Теперь среди этих строений ходили солдаты в синих комбинезонах, которые выглядели странно на фоне наследия прошлых эпох.

— Нет, не были, — ответил Борган. — Люди опасались посещать брошенные города атлантов. В основном, из-за черной магии… Она по-прежнему царит там. Да и кто знает, какие святыни оставили там атланты? Впрочем, драконов такие условности явно не волнуют.

— Я бы хотел побывать там, — задумчиво проговорил Лис.

— Теперь уж придется…

Это должна быть последняя битва. Сделано уже столько, что отступать некуда. Драконов нужно было изгнать любым способом. Теперь, с поддержкой Князя Земли, это не казалось таким уж невыполнимым…

— Я могу сделать так, что все это исчезнет, — сказал Князь со своей обычной невозмутимостью

— Там много пленников, — возразил Велир. — Нужно действовать осторожнее. Наводнение или землетрясение не подходит. Нужно лететь туда… Только у нас по-прежнему нет армии.

— Будет вам армия, — ответил Князь. — Хотите выбрать сложный путь — пожалуйста.

— Мы хотим спасти пленников, — возразил Велир.

Князь ничего не ответил, но по его реакции было понятно, какой глупостью он считает слова командира витязей.

— Основная часть гарнизона расположена здесь — в городе Теночитлан, — сказал Борган, указывая на один из экранов. Здесь расположен Храм Солнца, где в древности жил правитель атлантов. В нем сейчас прячется король Дарнис вместе с приближенными. Храм хорошо охраняется. Да и вообще, Эльдорадо — хорошее убежище.

— Где драконы теперь берут энергию? — спросил Таврос. — Мы ведь все разрушили.

— Это место само по себе пропитано силой, — ответил Борган. — Конечно, этого недостаточно, чтобы содержать лаборатории и излучатели, но драконы наверняка собираются с силами, выжидают, чтобы нанести новый удар.

— Значит, мы должны первые его нанести, — уверенно сказал Дарий.

Он ближе подошел к экрану, демонстрирующему Храм Солнца, словно надеялся достать ненавистного предводителя драконов прямо отсюда.

— Я обязательно уничтожу тебя, змей, — прошептал он.

И тут в капсуле появилась Крессия. Девушки зашли следом, прячась за нее, словно опасались, что их тут же выгонят.

— Ну вот, мы и в полном составе, — с улыбкой объявила Крессия.

— Рад видеть юную принцессу, — сказал Князь. — Чувствую, ты снова стала самой собой.

Шай чуть улыбнулась, воодушевленная его словами. Лис решил взять все в свои руки. Он подвел принцессу к экранам и кратко рассказал обо всем, что она пропустила. Девушка очень счастлива была услышать, что ее действия, пусть и непреднамеренные, не разрушили сопротивление. А Лис, видя, что принцессе стало лучше, воодушевился. У него словно сил и решимости прибавилось.

— Ты готова к новому путешествию? — тихо спросил он. — Мы летим в Эльдорадо…

— Готова, — ответила Шай без тени сомнения, украдкой сжимая его ладонь.

— Фрея, ты уверена, что хочешь участвовать в этом? — спросил Велир. — Там ведь твои родители…

— Уверена, — ответила девушка. — Я хочу помочь… Хочу вернуть наш старый мир. А родители уже сделали свой выбор.

— Ты как? Сможешь колдовать? — спросил Дарий.

— Сил у меня не так много, — призналась Фрея. — Но я сделаю все, чтобы помочь.

— Нам нужно разделиться, — сказал Велир. — Часть магов будут защищать пленников, а другие — атаковать Теночитлан. Рудники находятся неподалеку, вот здесь…

На экране появилось изображение гор с высоты. Они приближались, и вот уже были видны многочисленные пещеры, идеально круглые, с оплавленными краями. Измученные люди в лохмотьях тащили тяжелые кирки, двигали железные тачки, наполненные золотым песком. Солдаты ходили среди них, подгоняя, а черные звездолеты улетали с добычей в Теночитлан. Драконам необходим был этот металл. С его помощью они изменили себя, приняв человеческий облик, чтобы жить на захваченной планете.

Неподалеку от пещер располагалось поселение, напоминавшее убежища. Полуразвалившиеся лачуги… Повсюду грязь и разруха. Там было много пленников, которых нужно было защитить и освободить.

— Пусть Дарий и Лис отправятся в Храм Солнца, — сказал Князь. — Моя армия будет подчиняться с ними. И киберы тоже помогут. Остальные маги пусть накроют куполом пленников.

Князь явно был уверен в успехе. План и вправду выглядел вполне успешным, если положиться на безграничную силу подземного правителя. Но ведь решающая битва — это невероятная ответственность.

— Мы должны изгнать драконов, — сказал Велир. — Это наш долг… Видите, что изображено на доспехах витязей? Воин, пронзающий копьем поверженного змея. Так ведь уже было… В прошлом асы победили врага, и так должно быть и сейчас.

— Смотрите! — воскликнул Санти. — Что это происходит с пирамидой?

Стеклянная пирамида и вправду ожила. Вода вокруг нее забурлила, а грани излучали нестерпимое свечение.

— Это вы делаете? — спросил Лис у Князя.

— Нет, — ответил тот. — Но я чувствую силу… Необычную, далекую…

— Там что-то происходит! Смотрите!

Все прильнули к экранам. Пирамида излучала энергию, и непонятно было, кто же управляет ей. А над Теночитланом сгущались сумерки. Небо заволокло тучами, и в них появилось свечение, постепенно складывающееся в изображение.

— Что это? — спросил Таврос. — Похоже на какого-то зверя…

— Ягуар… — тихо произнес Борган. — Существо из другого мира, которому поклонялись атланты. Они ведь не вымерли, а просто исчезли… Ушли в иные пространства.

— А теперь вернулись? — с тревогой спросил Санти.

— Почувствовали, что потревожили их святыню, — ответил Князь. — Стеклянная пирамида… Драконам не стоило ее трогать. Теперь их бог разгневан. Судьба благоволит вам… Значит, и вправду вы достойны владеть этой планетой. А с боами я умею договариваться…

— Летим в Эльдорадо! — скомандовал Велир.

Таврос радовался любой возможности вновь полетать на вимане. Пусть даже теперь они направлялись в самое логово драконов, это было неважно. Ничего для него не могло сравниться с ощущением полета, легкости и власти над небесами. Вместе с ним в вимане находились Лис и Дарий, а из витязей — Велир и Крессия. Остальные находились в другой машине, которой управлял Борган. Их задачей была защита пленников.

Как только виманы зависли над Гималаями, из недр земли в небеса воспарили множество серебряных шаров. Князь назвал их беспилотниками. Это и была его обещанная армия. Шары летели за виманами, не отставая ни на метр. На этот раз путешествие длилось дольше. Мятежники еще ни разу не бывали в таких дальних странах. Пришлось перелететь целый океан, казавшийся бескрайним. А стеклянная пирамида в живую казалась еще прекраснее и величественнее. Она сияла так ярко, и хотелось думать, что это предзнаменование будущей победы.

Над западным материком нависали темные свинцовые тучи. Они клубились, будто живые, время от времени рассекаемые кривыми молниями. Призрачный ягуар, раскрывший пасть, словно рыча от ярости, простирался над Эльдорадо. Патрульные звездолеты, парящие в небе, исчезали один за другим, словно поглощаемые этими молниями. Выглядело жутко. Все боялись, что древняя сила не станет разбирать и уничтожит виманы вместе с драконьими машинами. Казалось, вот-вот разразится катастрофа.

— Вы под защитой. Идите на посадку.

Читай на Книгоед.нет

Голос Техника звучал по внутренней связи виман. Князь все контролировал, и от этого решимости прибавлялось. Беспилотники окружили виманы, словно защищая от внешних угроз. Корабли противника не пытались атаковать. Драконы, видимо, поняли, что потеряли контроль над ситуацией.

Виманы разделились. Та, которой управлял Борган, приземлилась у рудников. Напуганные люди прятались в хижинах, в пещерах, побросав инвентарь и тачки. Солдаты, тоже испуганные небесным представлением, что-то кричали. Их крики тонули в раскатах грома.

— Сначала убрать охрану, — скомандовал Борган. — Витязи, оружие наготове!

Все происходило очень быстро. Творившийся вокруг хаос был на руку мятежникам. Сумерки, гром, молнии, пожирающие черные корабли — все это ослабило драконов, не давало действовать слаженно. Увидев чужаков, солдаты ринулись в бой, но ничего уже не могло остановить витязей. Они смело отбивались, несмотря на то, что драконов было больше.

— Я помогу! — крикнул Санти и бросился в толпу солдат

Так уже было, когда он спас всех от иномирных тварей. Санти больше не чувствовал себя больным или ущербным. После исцеления сила бурлила в нем и требовала выхода. Оракул ведь пообещал, что он сможет всех спасти. Мальчик очень хотел сделать это снова. Вспышка — и драконы попадали замертво. Шай очень боялась, что мальчишке опять станет плохо после такого мощного всплеска магии, но на этот раз он устоял на ногах, лишь чуть покачнувшись. Оставшиеся драконы были повержены быстро. Большинство просто сбежало, а остальных добили витязи.

Призрачный ягуар будто опускался все ниже и ниже над Теночитланом. Молний становилось все больше. Древнее божество словно намеревалось поглотить город вместе с теми, кто занял его не по праву. Оставалось только надеяться, что Князь действительно контролирует ситуацию. Если кто и в силах договориться с иномирной сущностью, то только он. Князь ведь тоже в какой-то степени божество — бессмертное могущественное создание.

Разобравшись с солдатами, маги объединили силы и установили защитный купол, скрывавший людей от окружающего хаоса. Борган, Шай, Санти и Фрея — теперь казалось, что сила у них одна на всех. Она подкреплялась решимостью и надеждой на то, что еще удастся узнать, какой может быть счастливая спокойная жизнь.

А в Теночитлан мятежники вошли с поддержкой подземной армии. Серебряные беспилотники сияли даже в сумерках. Драконы больше не взлетали, видимо, опасаясь смертоносных молний. Все выжившие солдаты охраняли Храм Солнца — последнее убежище захватчиков. Интересно, король Дарнис испугался хоть немного? Может быть, пожалел, что бросил вызов асам?

Лис, Дарий, Таврос, Велир и Крессия… А с ними киберы и множество беспилотников, зависших в воздухе. Молнии их не трогали, в отличие от черных звездолетов.

— Уничтожьте короля и летите под купол.

Голос Техника звучал у каждого в голове. Киберы первыми двинулись вперед. Это стало сигналом для серебряных шаров. Они опустились, окружая Храм Солнца, и покатились по земле, подпрыгивая и издавая жужжание. Солдаты пытались стрелять в них, но механической армии ничто не могло нанести вреда. Шары взрывались, превращаясь в огненные сгустки, уничтожая остатки драконьего гарнизона. Звуки взрывов перекрывали раскаты грома…

— Найди короля, — сказал Лис киберу, оставшемуся рядом с ним.

Тот с готовностью двинулся к Храму Солнца. Величественное строение из белого камня, отделанное золотом, украшенное колоннами и статуями правителей прошлых веков. Дарнис скрывался там… И он заслуживал смерти.

26. Город Богов

Лис часто испытывал страх в этой новой жизни. В основном, это случалось из-за неуверенности, непонимания, отсутствия воспоминаний. Он часто не мог понять, что делать дальше и как жить. Но теперь все прояснилось, открыв перед ним единственную цель, которую необходимо было достигнуть ни смотря ни на что. И сейчас эта цель была невероятно близка. А страх исчез, оставив лишь холодную решимость. Лис достал оружие и двинулся за кибером, будучи готовым уничтожить любого дракона на своем пути.

Дарий бежал рядом, и Лис видел в глазах друга такую же решимость. А у Дария она была еще и подкреплена пророчеством Оракула. Вокруг носились серебряные шары, создавая мятежникам свободный коридор к Храму Солнца. Им больше никто не мог помешать. Ягуар в небе раскрыл пасть, и раздался раскат грома, похожий на яростный рык.

Поднявшись по громадной гранитной лестнице, путешественники оказались в конечном пункте своего долгого странствия. В этом древнем храме все должно было закончиться раз и навсегда.

— Это просто чудо! — воскликнул Таврос.

Все замерли, рассматривая огромную статую ягуара, отлитую из золота. Зверь словно застыл перед прыжком, приготовился атаковать. Его фигура была преисполнена смелостью и яростью. Казалось, эти чувства передались и людям. Кибер повел их по лестнице куда-то вверх. Вероятно, раньше в храме было множество других помещений, но теперь они были разрушены. Уцелела лишь лестница, да и статую божества атлантов время не тронуло.

В храме еще оставались солдаты. Они, похоже, намеревались до конца защищать своего правителя. Сбежать на звездолетах уже было невозможно. Снаружи раздавались звуки взрывов и грома. Драконы, испуганные и растерянные, едва ли пытались бороться с мятежниками. Никто бы не смог остановить их. Король Дарнис сейчас казался причиной всех бедствий, и его нужно было устранить, чтобы вернуть себе хотя бы подобие прежней жизни.

Дарий теперь бежал первым, стремясь исполнить собственное предназначение. Остальные лишь защищали его, уничтожая попадавшихся на пути драконов. Кибер привел всех в огромный зал прямо под крышей здания. Никто не знал, для чего раньше использовали это помещение. Одна из его стен была полностью покрыта золотом, а на нем виднелось изображение солнечного диска с отходящими лучами, на концах у которых были изображены головы ягуара. Святыня атлантов… А теперь здесь пытались укрыться подлые захватчики.

Дарий увидел его сразу, словно он был один здесь… Король Дарнис… Проклятый змей, который отнял все, что Дарий любил. Его гибридная внешность, которая пугала раньше, теперь вызывала лишь отвращение. Человеческие глаза встретились со змеиными… Казалось, дракон уже понимал, что все кончено. Но на его лице появилась уже знакомая усмешка.

Мельком оглядевшись, Дарий заметил в зале несколько драконов в форме другого цвета, видимо, приближенных. А еще здесь были родители Фреи. Они смотрели на гостей с нескрываемым ужасом. Вот уж кто точно пожалел, что занял не ту сторону. Однако все были безразличны Дарию… Все, кроме змея. Ему больше некуда бежать. Парень медленно пошел к нему, убирая оружие. Здесь оно не понадобится, ведь внутри есть нужная сила.

Дарий смутно осознавал, что происходит вокруг. Велир что-то кричал остальным драконам. Они даже не стали сопротивляться и защищать короля. Никто из них даже не выстрелил. А предатели… Кажется, они просили пощады и кричали другие глупости. Король не двигался, не сводил глаз с Дария. На его лице впервые отразилась тревога.

— Не верю… — произнес он. — Как вы это сделали? Кучка никчемных повстанцев… Это невозможно…

— Это наш мир, — ответил Дарий. — И твоим он никогда не будет…

Лицо короля исказила гримаса гнева. Он вскинул руки и высвободил силу. Энергетическая волна ударила в грудь противника, но тот лишь покачнулся, устояв на ногах. Сила была слишком слабой — отголоски того, что дракон украл у принцессы. Надолго этого не хватило бы. Но Дарнис ведь так хотел стать магом. Все-таки ему удалось почувствовать, что такое — сила.

Дарий в ответ высвободил свою магию. Она была мощной, светлой, подпитанной решимостью и яростью, словно в человека вселилась частичка божественного ягуара. Энергетическая волна сбила дракона с ног, и он отлетел, впечатавшись в золотую стену с изображением солнца. Король зарычал, словно зверь, попытался подняться, но магия Дария держала, словно невидимые путы. Против его силы ничего нельзя было сделать. Уничтожение ненавистного змея было его предназначением. Магия бурлила внутри и лилась через край, словно ее подпитывали извне.

Дарий подошел ближе и склонился над поверженным врагом. Теперь, когда все было кончено, он отчего-то медлил. Сложно было осознать, что он на последнем рубеже.

— Это за наших родителей, — прошептал Дарий. — И за всех людей, которых ты уничтожил.

В глазах дракона сверкнул ужас и осознание приближения собственного конца. Дарий закрыл глаза и перестал сдерживать свою силу, выплеснув ее разом на источник всех бед этого мира. В голове проносились приятные воспоминания из прошлого, когда он был счастлив. Дарий видел себя ребенком, видел своих родителей, которые навсегда остались в его сердце. Видел Пальмиру — цветущий город, который на века скрылся под водой.

— Все кончено, идем!

Дарий очнулся, услышав голос Лиса. Дракон лежал, не двигаясь. У него были мертвые, остекленевшие глаза. Змей повержен… А задание уже ощутимо тряслось. Лис потянул Дария прочь из зала. Мятежники спешили обратно к вимане, оставив приспешников драконьего короля в разрушающемся здании. Дарий бросил последний взгляд на тело Дарниса, чтобы еще раз убедиться в его смерти. Даже сейчас ему казалось, что дракон способен снова подняться… Но тот оставался неподвижен. А в зал прямо сквозь стены проникали серые тени, стелившиеся по полу. Они отыскивали оставшихся драконов и опутывали, словно щупальцами.

Витязи и маги покинули Храм Солнца, оставив выживших драконов и предателей на суд древнего божества. Серебряные беспилотники один за другим поднимались в воздух и уносились прочь. Киберы растворились, неведомыми путями возвращаясь в подземное царство. Призрачный ягуар еще ниже опустился над Храмом солнца, протягивая к нему когтистые лапы, сотканные из тумана. Тени окутывали древнее здание, заставляя рушиться. Молнии сверкали все чаще, а раскаты грома уже не прекращались. Вот-вот должно было произойти что-то страшное. Мятежники бежали к вимане, чтобы улететь под спасительный купол.

А друзья с нетерпением ждали их. Маги видели, что происходит над Теночитланом. Совсем стемнело, и лишь молнии разгоняли мрак. Тьма словно стремилась поглотить город. Беспилотники сияющими звездами уносились прочь, но заветной виманы все еще не было видно. Маги тревожно переглядывались и не могли стоять спокойно. Шай шепотом повторяла одни и те же слова: «Быстрее… Ну быстрей же!»

Наконец во тьме замерцало что-то. Летящая вимана казалась лучиком света в творившемся вокруг хаосе. Маги прыгали и кричали, словно стараясь подогнать друзей. Вимана проникла под купол и благополучно приземлилась. Принцесса бросилась к ней со всех ног, на бегу считая фигуры, которые спускались из машины. Все живы! Все вернулись! Девушка едва не сбила с ног Лиса, вцепившись в него так крепко, словно боялась, что он снова куда-то улетит.

— Мы победили, Шай! — шептал Лис, целуя свою принцессу. — Победили!

Раздался грохот, и на месте Храма Солнца сверкнула невыносимо яркая вспышка. Серый туман разом окутал долину, словно очищая от всего скверного и чужого. Но до людей не добрался, остановившись у стен купола. А потом воцарилась тишина. После громовых раскатов, взрывов и разрушений тишина казалась невероятно приятной. В небо медленно поднималась призрачная фигура ягуара. Благородный зверь исполнил свою миссию, очистив святыню от захватчиков. Небо прояснилось, и тьма рассеялась. Лучи солнца осветили новую планету, свободную от драконов. Беспилотники наверняка найдут всех оставшихся и перебьют. Ягуар растворился, возвращаясь в далекий неведомый мир.

Первым закричал Таврос, самый эмоциональный и впечатлительный. Он кричал о победе, поздравлял всех. И остальные пришли в себя потихоньку. Осознание того, что все, наконец, закончилось, приходило с трудом. Велир и Таврос разговаривали с бывшими пленниками драконов, объясняли, что им больше ничего не угрожает. Купол был снят за ненадобностью.

Шай чувствовала облегчение и невероятную усталость. Она так и стояла, обняв Лиса, не в силах отпустить его. Начиналась новая жизнь… Но тревога отчего-то не покидала. Принцесса поглядела на людей, растерянных, оборванных, испуганных. Они бродили, словно тени, будто не могли поверить, что все закончилось, и никто больше не заставит сутками работать на рудниках, никто не будет издеваться.

— Мы же теперь в ответе за этих людей, — прошептала Шай.

— Уговорим Князя помочь и в этот раз. Нужно вернуть исчезнувшие города.

— Думаешь, он сможет?

— Уверен, Князь может все…

Витязи остались с бывшими пленниками. Нужно было разместить всех в уцелевших зданиях Теночитлана, найти припасы драконов. На некоторое время придется обосноваться тут. С драконами было покончено, но оставались еще главные проблемы: разрушенная энергетическая сеть и население Асии, пропавшее вместе с городами. Только исправив это, можно было пытаться начать новую жизнь, восстанавливать империю.

Маги в сопровождении Велира полетели обратно в Агарту. Только там был шанс найти решение проблем. Если Князь согласится… А он, казалось, ждал возвращения своих непрошенных гостей. Лис вдруг понял, что правитель подземного царства больше не кажется неведомым могущественным существом или бездушной машиной. Теперь Лис видел в нем человека, пусть немного другого, но все же способного на чувства и поступки.

— Вижу, вы преуспели в сражении, — произнес Князь, улыбнувшись.

Сегодня он встречал гостей в своем излюбленном месте — зеленой долине с водопадом. Он пребывал в прекрасном настроении и наверняка радовался успеху битвы, хоть и старался скрыть это.

— С вашей помощью, — сказал Велир. — Нет слов, чтобы высказать всю благодарность. Мы бесконечно…

— Не стоит, — оборвал его Князь. — Я сделал это все, чтобы наконец от вас избавиться. А то слишком много хлопот от жителей поверхности… Что бы я ни делал, вы все равно возвращаетесь.

— Мы можем уйти раз и навсегда! — воскликнул Лис. — Если исполните еще одну просьбу…

— Заветное желание? — усмехнулся Князь.

— Да… Вы ведь можете вернуть исчезнувшие города. Только вам это под силу… Вернуть Асию.

Князь молчал, будто обдумывая ответ. Наверняка сейчас он скажет, что ему безразлична судьба чужой империи, и наплевать на пропавших людей…

— Если подумать, ваша империя никогда не досаждала мне… — произнес он. — В конце концов, вы меня даже развлекли. Слишком долгая жизнь иногда утомляет. Техник отведет вас в капсулу мира…

Но у Лиса была еще одна просьба. И пока Князь был благосклонным… Лис догнал его, чтобы поговорить наедине.

— Помните, вы говорили, что искренни лишь те желания, что человек хочет для самого себя?

— У тебя появилось такое желание, Лис? — заинтересовался Князь.

— Да… Я хотел узнать… Можно ли вернуть утраченные воспоминания? Вы ведь все знаете…

— Послушай, Лис… То, что скрыто в человеческой душе — это слишком тонкая материя. Не нужно вмешиваться. Со временем воспоминания вернутся, ну а если нет… Важно то, что ты знаешь, Лис. Важно то, в чем ты уверен на сегодняшний день, а не то, что было в прошлом.

Чтобы вернуть людей из пространственных дыр, Князь решил использовать стеклянную пирамиду. Сейчас она оставалась единственным действующим источником энергии на планете. Нужно лишь было перенастроить ее, синхронизировать с естественными силами Земли. Этот временный источник мог обеспечить Асию достаточной энергией, пока не восстановится сеть устройств. Нужно будет восстановить разрушенные пирамиды, сейды, дольмены и прочие каменные сооружения. Но для этого нужно вернуть пропавшее население империи.

Стеклянная пирамида снова сияла, излучая силу. Атланты больше не стану гневаться, ведь теперь их святыню тревожат не чужаки, а потомки, нуждающиеся в помощи. Планета, измученная катастрофами, нуждалась в помощи. И теперь она купалась в лучах живительной энергии. Маги наблюдали на экранах в капсуле мира, как все меняется. Они видели материк с высоты птичьего полета. Там один за другим словно ниоткуда появлялись города. Снежная пустыня исчезала, оставляя лишь воспоминания о липком холоде. Снег таял, и тучи рассеивались, пропуская лучи солнца, освещавшего возрождающуюся империю. Энергия стеклянной пирамиды словно восстанавливала поврежденное пространство, усеянное дырами и ловушками. Люди возвращались домой из бесконечных странствий по мирам.

— Где же наше место в новом мире? — спросил Санти, заворожено глядя на экран. — Пальмиры ведь больше нет…

— Но есть Асгард, город Богов, — сказал Велир. — Столица империи… Этот город станет нашим домом.

Изображение на экране сменилось. Появились Рипейские горы. Маги уже путешествовали там в поисках древнего ангара с виманами. Они помнили лишь белую безмолвную пустыню. А теперь они видели дивный город из белого камня, а в центре него — императорский дворец с золотыми колоннами.

— Это Звездный Храм, — сказал Борган. — Там правит наш император Перун. Шай, ты ведь когда-то жила в Асгарде. Вспоминается что-нибудь?

Принцесса покачала головой. Воспоминаний не было… Лишь смутное ощущение чего-то родного. А еще желание как можно быстрее оказаться в этом белом городе. Может, там она наконец-то будет счастлива?

Пора было прощаться с подземным царством. Лис понял, что ему грустно улетать отсюда. Сначала это место казалось ему ужасным, но со временем даже понравилось. Он многое успел повидать на этой планете, но Агарта несомненно оставила самые яркие впечатления. Кто бы мог подумать, что именно здесь асы найдут спасение… Князь пришел проводить гостей. Несмотря на его обычно невозмутимый вид, Лис чувствовал, что ему немного грустно расставаться. Пожелав всем удачи, Князь отозвал Лиса и что-то положил в его ладонь. Парень с удивлением увидел маячек, когда-то принадлежавший Раме. Борган отдал его перед взлетом.

— Пусть маяк будет у тебя, — сказал Князь. — Прилетай, когда хочешь. И принцессу свою бери… Может, придумаешь еще одно заветное желание.

— Спасибо, — ответил Лис, искренне радуясь. — Обязательно прилечу!

Маги впервые за долгое время летели туда, где могли обрести дом и покой. Больше никаких сражений… Они смотрели в иллюминатор и видели внизу не мертвую землю и развалины, а города и людей, которые обязательно смогут восстановить величие былой империи. В Асгард прибыли на рассвете… На рассвете новой жизни…

Следующие несколько дней пронеслись на одном дыхании. Вот маги впервые вступили в Звездный Храм и увидели императора Перуна. Было много поздравлений и благодарностей. А еще рассказов о том, как люди долгое время жили в другом мире, где была только ночь и три тусклых луны. Пришлось выживать, и уже никто не надеялся вернуться обратно. Перун провозгласил начало новой эры — от сотворения мира в Звездном Храме. А витязи и юные маги, которые смогли справиться с драконами, стали настоящими героями.

Стеклянная пирамида исправно работала, и виманы, вернувшиеся вместе с городами, снова могли летать. Людей, освобожденных на рудниках, вернули домой. Также, как и тех, кто скрывался в дельфийских подземельях. А еще было много детей из убежищ, потерявших память. Их тоже не оставили без помощи. Семьи воссоединялись, и это было гораздо важнее воспоминаний. Обернуть вспять воздействие драконьих излучателей оказалось почти невозможно. Оставалось надеяться, что со временем забытое все же вернется. Как и говорил Князь…

Велир, Борган, Крессия и остальные витязи теперь служили в личном гарнизоне императора. Велир стал главнокомандующим этого гарнизона. А маги, как и полагается героям, теперь жили при дворце, в отдельном большом доме. Они помогали восстанавливать разрушенное, не жалея собственных сил и магии. Жители бывшей империи Рамы смогли покинуть Арьявату и тоже начать восстановление собственных городов. Асы активно помогали им в этом.

Жизнь налаживалась… Шай часто думала, что все-таки нашла то, о чем мечтала. Спокойствие… Ей очень нравился Асгард. Это место ощущалось как нечто близкое и родное. Шай часто видела во сне родителей, и ее это очень радовало. Она больше не была принцессой, да и не страдала нисколько от потери титула. Она была дочерью регента, но он погиб. Да и Пальмиры больше не было. Император вернулся, и Шай теперь могла жить обычной жизнью. Ну, не совсем обычной, конечно… У нее было много обязанностей при дворе. Среди вернувшихся жителей было много больных и раненых, и она не жалела сил, чтобы помочь им. Маги вообще были нарасхват в этом мире.

Санти больше не болел. Наоборот, парень возмужал, окреп и готовился тоже стать витязем. С его боевыми способностями это самое подходящее занятие. Таврос стал личным пилотом императора и занимался тем, что любил больше всего — летал. А Лиса и Дария император назначил советниками. Они целыми днями пропадали на бескрайних просторах империи, контролируя восстановление построек и энергетических устройств. А Фрея почти полностью восстановила свои силы и помогала Шай в лечении больных. Девушки оставили в прошлом муки совести и с головой погрузились в новую жизнь, где не было место переживаниям.

Лис вернулся в Асгард, когда стояла уже глубокая ночь. Он смертельно устал и ужасно хотел спать, но еще сильнее он хотел увидеть Шай. в последнее время, загруженные работой, они мало проводили времени вместе. Слишком мало… Лис очень скучал и с особым чувством слушал болтовню Дария. Друг мечтал, как сделает предложение Фрее, как они будут счастливы. А Лис ведь даже ни разу не разговаривал с Шай о чувствах… По-настоящему, серьезно… Они были вместе, и это казалось таким естественным, но все же…

Лис осторожно постучал в дверь комнаты Шай. его сердце замирало в предвкушении встречи. Он знал, что девушка не спит и ждет его. Просто чувствовал это… Она открыла дверь и улыбнулась. В последнее время Шай изменилась. В глазах появился блеск. Она стала чаще улыбаться, смеяться и все больше походила на ту светлую жизнерадостную девушку, которую Лис впервые увидел на приеме в Пальмире.

Лис быстро вошел в комнату и обнял Шай, зарывшись лицом в ее шелковые волосы. Как и всегда, рядом с ней, он чувствовал спокойствие и умиротворение. Все, что только нужно в этой жизни, теперь рядом…

— Я соскучился, — шепотом признался он.

— И я очень скучала, — ответила Шай едва слышно. — Ты так занят в последнее время… Но это не страшно, я подожду.

Лис отстранился, заглядывая ей в глаза. Красивая… Невероятно красивая… Волосы струятся по плечам… Длинное платье из шелка…

— Шай, мы с тобой… — взволнованно произнес Лис. — Мы всегда будем вместе.

— Всегда… — повторила девушка, погладив его ладошкой по щеке. — Знаешь, я подумала, что мне не нужны воспоминания. Ничего страшного, если не удастся все вспомнить.

— Конечно, — согласился Лис. — Мы создадим новые, прекрасные воспоминания…

— Да, у нас будет новая жизнь…

Шай еще говорила что-то, улыбаясь, но Лис не слушал. Слова, которые передавали самое сокровенное, что было внутри, больше не возможно было сдерживать.

— Я люблю тебя, — тихо сказал он.

— Что? — зачем-то переспросила Шай, глядя на него огромными прекрасными глазами.

— Я очень люблю тебя, — повторил Лис.

— Ты это помнишь?

— Я это знаю…

Шай приподнялась на цыпочки и поцеловала его в щеку, а потом обняла так крепко, как только могла. Все, что нужно в этой жизни, рядом. А все остальное неважно… Есть ведь нечто большее, чем память. Что-то глубоко в душе… То, что нельзя забыть и нельзя выжечь никаким излучением. Чувства двух людей, которые однажды обрели друг друга.


Оглавление

  • Гераклион

  • загрузка...