КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400120 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170145
Пользователей - 90946
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
plaxa70 про Соболев: Говорящий с травами. Книга первая (Современная проза)

Отличная проза. Сюжет полностью соответствует аннотации и мне нравится мир главного героя. Конец первой книги тревожный, тем интереснее прочесть продолжение.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
загрузка...

Тёмные грани нового мира (fb2)

- Тёмные грани нового мира [СИ] 1.31 Мб, 400с. (скачать fb2) - Санса Чароит

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Тёмные грани нового мира Санса Чароит

Пролог

Громкий крик новорожденного ребёнка резанул по ушам, беспощадно врываясь в замутнённое от усталости сознание. Измученный долгими и тяжёлыми родами, организм рвался погрузиться в спасительное забытьё. Но мне до боли хотелось увидеть, потрогать своё долгожданное чудо, ради которого нам с мужем пришлось пройти через ад многочисленных тестов, анализов, мини операций и множество других болезненных процедур. Душа смеялась и плакала от желания немедленно прижать к груди бесценный дар. Хотелось бережно прислониться губами к макушке и насладиться сумасшедшим счастьем от ощущения родного тепла.

Мы с мужем почти отчаялись и это была наша последняя попытка. Никто не мог дать гарантии, что получится, но к нашей безумной радости две заветные полоски всё-таки проявились. Потом были тяжелейшие девять месяцев, которые я провела в клинике, под бдительным наблюдением нашего волшебника-Дмитрия Романовича, подарившего нам с Борисом эту надежду. Пожилой, благообразный мужчина, с добрыми, серыми глазами и чуткими, сильными руками оказался не только высококлассным специалистом, но и невероятно душевным человеком. Благодаря его уверенности и поддержке я не сошла с ума от беспокойства и въевшегося, из-за прошлых неудач, страха.

Усилием воли мне удалось разлепить отяжелевшие веки и наконец то увидеть счастливое лицо любимого, до сих пор крепко сжимающего мою бледную ладонь.

– Поздравляю, у вас чудесная, здоровенькая девочка, – улыбнулась акушерка, прикладывая кряхтящий комочек к моей груди.

Крошка на мгновение замерла, словно прислушиваясь к чему-то, а потом, смешно сморщив маленький носик, требовательно закричала, вызвав умилённую улыбку у своих счастливых родителей. Сквозь слёзную пелену я словно иссохшая губка впитывала образ малышки. Все её маленькие чёрточки, складочки и непередаваемый солнечно-сладкий запах новорожденного. Чувствуя, что слабею с каждым вдохом, собралась и нежно поцеловала дочку в вихрастую макушку.

– Люблю вас, – прошептала сияющему мужу, вложив в слова последние остатки стремительно утекающих сил.

Уже проваливаясь в темноту, краем сознания уловила истеричный писк какого-то прибора и отчаянный крик Бориса. Согревающее родное тепло, уютно устроившееся на моей груди, резко исчезло. Сердце в последний раз надрывно трепыхнулось и замерло, позволяя холоду пробраться вглубь, туда, где испуганно сжалась душа, только что искрящаяся восторгом.

Глава 1

Темнота. Вокруг только плотное чёрное марево, угрожающе обступившее меня со всех сторон. Я не знала, сколько нахожусь в этом жутком месте. Видимо долго, потому как последний кадр моей короткой жизни уже изрядно потускнел. Лишь клокочущая, словно лава в жерле вулкана, внутренняя ярость не даёт окончательно забыться. Вновь и вновь с садистской настойчивостью прокручивая передо мной тоскливое видение, где любимый мужчина со слезами на глазах отчаянно трясёт моё безжизненное тело. Лишь громкий, требовательный плач нашей крошечной дочки, уютно устроившейся на руках Дмитрия Романовича, отвлекает его от бессмысленного занятия. Последний раз, с тоской посмотрев на меня, Борис поцеловал в лоб, и поднявшись, отступил, позволяя санитарам увезти свою любимую жену - Ларионову Лидию Сергеевну в морг. Последние тонкие золотистые нити, связывающие мою душу с телом, мерзко взвизгнув, лопнули, и я оказалась здесь, в ожидании дальнейшей участи.

Всплески бушующей злости и обиды на подлое мироздание, лишившее меня выстраданного счастья, мелкими золотистыми искрами периодически выстреливали в притаившуюся тьму. Они словно сторожевые псы отгоняли подбирающийся липкий туман от своей хозяйки. Себя я не видела, просто не могла, но вот сияющие выбросы вполне просматривались. Жгучий внутренний огонь ярости очень хорошо ощущался, заставляя чувствовать себя живой.

Как же я устала. Устала ждать, боятся и верить. Хочется расслабиться и наконец-то уйти в забытьё. Но кто мне позволит? Тут же всплывает картинка, заставляя вновь и вновь переживать трагический момент. Неожиданно по чёрной мути прошла крупная рябь. Замершая на мгновение тьма вдруг испуганно расступилась, словно растеклась от пронзившего её бледно-голубого луча. Его острый кончик уткнулся в меня, и сознание разорвалось от отчаянного крика, который эхом наложился на жалобный плачь моей дочурки из видения.

– Нет! Пожалуйста, не надо! – отчаянно молил тонкий девичий голосок.

Испуг, безнадёжность и ненависть, смешанные с рыданиями, просто взорвали и без того бурлящую внутреннюю ярость. Множество тонких заострённых лучей мгновенно выстрелили изнутри бестелесной сущности, превращая меня в светящегося, нахохлившегося в угрозе ежа. Словно гончая, взявшая след, я полетела за удаляющимся криком, без сожаления вспарывая острыми иглами, пытающуюся удержать меня темноту. Последним препятствием, которое почти сумело меня остановить, стал серый искрящийся желеобразный туман. Я на несколько секунд залипла в нём словно муха в паутине, беззвучно рыча и трепыхаясь, в тщетной попытке освободиться.

– Нееет! – долетело приглушённое эхо.

Повторный внутренний взрыв нестерпимой болью прошёлся от сердцевины моей души до кончиков воинственно торчащих лучей, мгновенно раскалив их докрасна. Мерзкое, липкое нечто с противным шипением оплавилось, и я провалилась в прожжённую дыру. Обрушившаяся на меня волна яркого света, звуков и запахов просто оглушила, заставив на миг замереть в новом пространстве.

– Прошу вас, – услышала тихий всхлип где-то близко, чуть ниже от себя.

Чёткая картинка мгновенно проявилась сквозь туманный свет, вгоняя меня в тихий ужас. На каменном полу, в жалких обрывках некогда красивого платья, сжалось хрупкое тело светловолосой девушки. Просвечивающие сквозь рваньё острые колени, были плотно прижаты к груди. Прикрыв голову руками, она надрывно всхлипывала, дрожа всем телом. Тонкие руки и бледная обнажённая спина были сплошь покрыты красными рубцами и синяками. Позвоночник жутко выпирал под прозрачной светлой кожей.

Буквально в двух шагах от скрюченной фигурки стоял здоровенный мужчина. Его издевательская улыбка, в хищном оскале обнажила выпирающие длинные клыки. В сочетании с красивым, мужественным лицом смотрелось жутко. Густые тёмные волосы были стянуты на затылке в низкий хвост. Свободная серая рубаха и тёмные штаны, обтягивающие сильные ноги, будто специально подчёркивали мощную мужскую фигуру.

– Ты сама этого захотела маленькая дрянь. Я слишком долго терпел твоё глупое упрямство, – рычал мужчина, злобно сверкая тёмными глазами.

Резким движением руки он отбросил в сторону, зажатый за спиной и потому до сих пор мной не замеченный, тонкий кожаный кнут. Вторая рука стала торопливо расстёгивать мелкие пуговицы на рубашке, с рыком вырывая некоторые с корнем. Так вот откуда у бедняжки эти ужасные рубцы на теле.

– Ах ты мразь клыкастая! Урод, маньяк, козёл безрогий! Да что б тебя подкинуло, перевернуло, шмякнуло, расплющило, а потом ещё и вывернуло! – яростно кричала я в самодовольное лицо негодяя, но не имея голоса только вспыхнула ярче, вновь накаляя свои остывшие иглы.

Тем временем этот подонок взялся за пряжку брючного ремня, не двусмысленно показывая свои намерения. А от плотоядного взгляда, демонстративно брошенного на замершую в безмолвном ужасе девушку, мне стало особенно гадко. Не дав себе времени на раздумье, напрочь забыв о своей бестелесности и возможной эфемерности, ринулась навстречу этому бездушному монстру. Желание остановить, не допустить готовящейся мерзости, будто толкало меня, значительно придавая ускорения.

–Р-р-р! – зарычал мерзавец, хватаясь руками за повреждённый лоб и бешено вращая выпученными глазами.

Да, со всего разгона я врезалась именно в эту часть его головы. И пусть мне самой было безумно больно, даже воинственные шипы погнулись, смогла разглядеть здоровущую шишку-ожог. Мне на радость, она стремительно увеличивалась в размерах, чернела и облазила. К тому же сила удара была такова, что клыкастый гад даже покачнулся, при этом страшно закатив глаза. Он упал на колени и уперевшись руками в пол, стал остервенело мотать головой, пытаясь прийти в себя.

Сквозь боль всё же смогла развернуться к девушке, удивляясь, почему она не воспользовалась моментом и не сбежала. Дверь в странную комнату без окон и привычной мебели была приоткрыта, небольшую щель между ней и косяком я успела разглядеть. Странно, неужели в обморок упала? Но всё оказалось намного хуже. Причина бездействия пленницы зловеще блеснул, широкой металлической полоской на её тонкой щиколотке, беззащитно выставленной из-под подола некогда красивого платья. Длинная мелко звеньевая цепь змеилась от оков до массивного кольца, намертво вмурованного в каменную стену. Казалось, дёрни посильней и хлипкая на вид цепочка порвётся, но едва заметное красное свечение между её звеньями, наталкивало на мысль, что не всё так просто.

Пока я рассуждала и судорожно пыталась расплавить своими едва тлеющими иглами цепь, мужчина очухался, но вот подняться с колен не спешил. Его страшный, не человеческий взгляд был направлен чётко на трясущуюся девушку, которая даже дышать перестала. Она лишь широко распахнула потрясающе голубые глаза, блестящие от слёз и ещё больше сжалась.

– А вот это ты зря сделала, маленькая дрянь. Тем хуже для тебя, – пугающе спокойно проговорил красноглазый.

– Что?! Красные глаза? Почему красные, были ведь тёмно-карими? – в панике метаясь вокруг отползающей к стене девушки, беззвучно кричала я в пространство. – Да что вообще здесь за чертовщина происходит, куда меня занесло в конце концов!?

– Н-но, я ничего не делала, – слабым голоском попыталась оправдаться пленница, продолжая испуганно пятиться к стене.

Вот только затихший мужчина её не слушал. Громкий, злобный рык резанул по ушам и продолжился противным скрежетом.

– Мама дорогая! – пискнула я и инстинктивно отпрянула к стене, где притаилась несчастная.

Красивое лицо мерзавца исказилось от бешенства, заострившись и потемнев, оно стало ещё более хищным. Яростно сверкающие глаза с вытянутым чёрным зрачком, в прямом смысле светились пугающим красным светом. Губы стали тоньше и растянулись в угрожающем оскале, обнажая удлинившиеся острые парные клыки. Напряжённое тело раздалось в плечах, поражая видением быстро наливающихся и без того рельефных мышц.

На гладкой, блестящей от пота коже, отчётливо проявились выпуклые вены, редкой сеткой опутывая раздувшиеся бицепсы, переходя на мощную шею и дальше, вниз по рукам до широкой кисти. Тёмные острые когти неожиданно отросшие на его длинных пальцах, с жутким скрежетом провели по каменному полу, оставляя глубокие борозды и кроша его словно мел. Глухое, утробное рычание прозвучало как предупреждение для жертвы – хищник готов к нападению.

За моей мнимой спиной сжавшаяся в страхе девушка, впереди обезумевший от злости и тяжело дышащий монстр со здоровенными клыками и когтями, который уже приготовился к прыжку. Моя сущность, проявив чудеса хладнокровия и ловкости, стала растягиваться словно щит, прикрывая собой испуганную блондинку. Потрёпанные иглы втянулись и тут же снова выстрелили, став реже, короче и толще. Неожиданно я почувствовала робкое касание чужой тёплой энергии. Она постепенно сливалась с моей сущностью, осторожно проникая тонкими голубыми нитями в мои воинственно торчащие острые отростки. Удивлённо проследила за источником этого чуда и чуть не потеряла концентрацию, когда поняла, что им оказалась защищаемая мной девушка.

Именно этот момент выбрал красноглазый гад для стремительного броска. Меня резко толкнуло на блондинку, прямиком в солнечное сплетение. Под сопровождение холодящего воя, я плавно впиталась в обмякшее тело. Меня окружил нежно голубой туман, ласково приняв в свои объятия. Немного понежившись в его тепле, заметила впереди небольшой синий огонёк. Непреодолимая сила потянула меня к нему, словно дёргая за невидимые нити. Хотя почему невидимые, вполне настоящие. Эти нити бледной сеткой оплели мою сущность, не причиняя никакого дискомфорта. Видимо, даже после толчка, те неизвестные голубоватые лучики так и остались спаяны со мной. Вблизи огонёк оказался пульсирующим клубком этих самых нитей, который с каждым его судорожным сжатием становился бледнее.

Приблизившись к нему почти вплотную, почувствовала сильнейшее отчаянье и боль. Эти чувства мощными импульсами передавались мне по связывающим нас волокнам. В искреннем порыве обнять, пожалеть, успокоить вспыхнула как-то особо ярко и раскрылась словно ракушка. Совсем бледный нитяной сгусток шустро скользнул внутрь моей сущности и послав тёплую волну благодарности, удовлетворённо затих. Испугаться или удивится я не успела. Резкая неимоверная боль безжалостно выдернула меня из уютного места.

Сначала я почувствовала холодный камень под своими ладонями, шершавая поверхность которого нещадно царапала нежную кожу. Что?! Руки, у меня появились руки?! Мелькнула паническая мысль и потонула в новой волне резкой боли, заставив меня взвыть на высокой ноте и широко распахнуть глаза.

С трудом сфокусировав взгляд, на миг поймала расплывчатую картинку бледных девичьих рук, плотно прижатых к серой стене. Тонкие запястья были грубо сжаты здоровенной ручищей с чёрными когтями и жёстко зафиксированы на уровне моей головы. Вместе с болью вернулась чувствительность во всём теле, о чём я тут же пожалела. Источник мучительных спазмов находился внизу живота жгучими волнами растекаясь по всему телу. Чужому телу, но от этого мне было не легче, я всё ощущала словно оно было моим. Между ног, в самом сокровенном женском месте болезненно саднило. Ощущение чего-то чужеродного, что грубо и торопливо ввинчивалось в нежную плоть лона, оглушило пониманием происходящего. К моей оголённой спине прижималось потное мужское тело, скользя и качаясь в рваном ритме. Вторая его рука поддерживала меня за живот, больно впившись в левый бок острыми когтями. Согнутыми коленями я упиралась в жёсткий пол, отчаянно выгибая поясницу при каждом резком выпаде разгорячённого монстра. Его тяжёлое прерывистое дыхание, обдавшее теплом мой затылок, тут же вывело из шокового транса. Я резко дёрнулась и заорала благим матом, от души желая мучительной смерти клыкастому мерзавцу.

Громкий злобный предупреждающий рык, стал ответом на мои безумные вопли. Острые зубы слегка прикусили кожу плеча у основания шеи, где истерично билась артериальная жилка. Дёрнулась от неожиданности и инстинктивного страха, оказаться с разорванным горлом, но была грубо остановлена, новым выпадом.

А потом захлебнулась собственным криком, когда, дёрнув на себя рукой, держащей меня за живот, мужчина проник глубже, до самого конца насадив на свою набухшую твердую мужскую плоть. Я почувствовала, как внутри меня что-то лопнуло под его грубым натиском и густой металлический запах крови, моей крови, стал стремительно заполнять воздух вокруг нас.

Мой мучитель тут же замер, давая мне небольшую передышку и возможность немного привыкнуть к болезненному ощущению наполненности, хотя я продолжала каждой клеточкой чувствовать его пульсацию внутри себя. Он жадно принюхивался к новому запаху, шумно втягивая носом сгустившийся воздух, а его язык медленно лизнул кожу, аккуратно зажатую между зубами. Я притихла, боясь шевельнутся, и чутко прислушиваясь к происходящему. Когда мужчина последний раз глубоко вдохнул, переходя на частое прерывистое дыхание, его тело судорожно забилось в странных конвульсиях, напугав меня до чёртиков. Зарождающийся в его груди победный рык, вибрацией прошёлся по моим нервам, плавно перебравшись на кожу, опаляя непонятным жаром.

– Моя, – услышала я сквозь утробное рычание и тут же дёрнулась от неожиданной боли в области шеи.

На мои попытки вырваться, мучитель лишь сильнее сжал челюсть, глубже вонзая свои острые клыки, и стал медленно, плавными толчками, двигаться во мне. Казалось его немаленькое мужское достоинство, с каждым погружением, становилось толще и твёрже, но неожиданная осторожность мерзавца чуть-чуть приглушила изначальную боль. Прокушенную кожу отпустили, напоследок осторожно лизнув оставленные собственными клыками небольшие ранки. Потом горячие губы лёгкими поцелуями проложили дорожку к спине, где неприятно щипала красная полоска от его собственного кнута. Шершавый язык тут же нежно провёл по едва затянувшейся ссадине, осторожно собирая выступившие капельки крови. Так он приласкал ещё несколько ранок и при этом, кажется, наслаждался не только самой извращённой лаской, но и вкусом слизываемой крови. Я лишь судорожно вздрагивала при каждом его нежном прикосновении, не понимая, почему кожа в этом месте начинала гореть, посылая приятные искры вниз живота.

Постепенно его выпады становились чаще и резче, вновь причиняя нестерпимую боль истерзанному лону. Вместо крика я смогла лишь хрипеть и шипеть, так как умудрилась сорвать голос. Я очень хотела погрузиться в беспамятство не в силах больше выносить этой пытки, но вновь забурлившая ярость требовала выхода и не давала мне спасительного забытья. Очередной болезненный выпад бёдрами и мужчина напряжённо замер, оглушив восторженным воем. Его горячая твёрдая плоть взорвалась обжигающим потоком семени, пульсируя и вздрагивая внутри меня. Боль была просто невыносимой, словно там плеснули кислотой, и сейчас она медленно разъедала судорожно сжатые стенки измученного лона.

Сквозь кровавую пелену взорвавшейся ярости я смогла невероятным образом извернуться и вцепится зубами во внутренний сгиб локтя удовлетворённого мерзавца. С удивительной лёгкостью прокусила плотную кожу, внезапно отросшими собственными клыками. Тёплая густая кровь, мгновенно брызнула на кончик моего языка. Клокотавшая ярость обжигающей лавой заструилась по сосудам и словно яд, с противным шипением закапала на его кровоточащую рану. Она смешивалась с тёмной кровью мучителя и впитывалась внутрь, огненной змеёй заползая под смуглую кожу. С грозным рыком мужчина сильно дёрнул меня за волосы, пытаясь освободить от впившихся зубов свою руку. Я не сопротивлялась, не могла, последние силы были потрачены на этот безумный выпад. Меня с силой отшвырнули к стене, от удара, наконец пришло долгожданное забвение. Скопившаяся во рту кровь красноглазого гада, обжигающим потоком прокатилась по горлу, впитываясь и смешиваясь с моей собственной кровью. Под аккомпанемент отчаянного рычания, постепенно перешедшего в стон, я наконец-то провалилась в темноту.

Глава 2

В спасительной темноте я пробыла недолго. Приобретённое тело стало выкручивать и ломать, держа сознание в подобии кокона, позволяя всё чувствовать, но не руководить. Я даже не смогла вскрикнуть или застонать, не то, что открыть глаза или пошевелится. Создалось такое ощущение, что с телом происходят какие-то внутренние изменения, не видимые со стороны, но прекрасно ощущаемые мной. Потом к боли присоединились попеременно накатывающие волны то жара, то холода. Под плотно закрытыми веками постоянно крутились красные спирали, иногда меняя цвет на голубой. В такие минуты приходило временное облегчение, а вместе с ним и странные видения. Сначала размытые, словно смотришь сквозь запотевшее стекло, но с каждым разом становясь всё чётче и ярче. Сменяясь друг за другом, словно кадры из криво смонтированной киноленты о чужой жизни. Однако всё видела и чувствовала, словно это происходило со мной.

Вот я торопливо вхожу в небольшую светлую комнату, где за громоздким столом из дорого тёмного дерева сидит серьёзный темноволосый мужчина. Отец, тут же выдало подсознание. А это его кабинет, одна из немногих богато обставленных комнат в нашем небольшом домике. Здесь меня не раз отчитывали за глупые детские шалости, что придумывала и исполняла сестра. Почему-то именно я всегда оказывалась виноватой, даже когда не играла вместе с ней. Сейчас они вместе с мамой – красивой, статной, как и сестра темноволосой, скромно сидели в углу на небольшом диванчике. Мама была единственной, кто всегда защищал меня перед разошедшимся в наставлениях отцом, но, слишком добрая и тихая по характеру, не могла наравне противостоять разгневанному мужу.

Рядом, в уютном кресле с мягкой изогнутой спинкой и деревянными резными подлокотниками, вальяжно расположился незнакомец. Длинные седые волосы никак не подходили к молодому лицу, а его острый взгляд пугающих чёрных глаз, со светящимся красным зрачком в глубине радужки, сейчас был направлен только на меня. Стало страшно и неуютно, ноги задрожали, а сердце стало прыгать в груди, словно пойманная птичка. Я знала, что сегодня важный день для всей нашей семьи. Нам с сестрой исполнилось по шестнадцать лет, и отец пригласил магистра из столичной академии высшей магии, сокращённо САВМ, для определения наличия у нас дара. Только зная, что мы обладаем магией, которую пробуждают только в специальных учебных заведениях, при помощи сложного ритуала, отец согласился выделить деньги на нашу подготовку к вступительным экзаменам.

Мы с сестричкой родились в один день, с разницей в полчаса, очень удивив своих родителей. Никто не думал, что будет двойня, да и родилась я самой маленькой и слабой. Они даже не надеялись, что я выживу. Близнецы, так кажется, говорят, но глядя на нас, никто об этом даже не подумает. Мы с ней разные словно день и ночь. Ситара – темноволосая, розовощёкая с яркими карими глазами и алыми, пухлыми губками, вечно находящаяся в центре всеобщего внимания и обожания. Я – бледная немощь, как частенько называли меня её подруги, светловолосая, с тонкой прозрачно-синюшной кожей и невыразительными бледно-голубыми глазами, словно в насмешку названная Эйми, что означает - самая любимая. Сестра всегда сокращала его до пренебрежительного Эй. К тому же светлые ресницы и брови, делали меня почти страшной и будто безликой, особенно рядом с яркой Ситарой. Ну, да она полностью оправдывала данное ей имя означающее звезда. Знает, что хороша и бессовестно этим пользуется.

– Подойди Эйми, – недовольно позвал отец. – Магистр Арвиал де Мартивье любезно согласился проверить вас с Ситарой на наличие магического дара. Сестра уже подтвердила свою состоятельность, теперь твоя очередь, подойди ближе.

Осторожно сделала несколько шагов вперёд и остановилась рядом с креслом, не смея вновь взглянуть на седовласого мужчину. Он же как-то странно хмыкнул и протянул ко мне руку, раскрытой ладонью вверх. Паника и вспыхнувшая надежда, диким сплавом пронеслось по моим венам, мешая сделать последний, такой важный жест.

– Ну же, милая Эйми, дайте вашу ручку. Обещаю, больно не будет, может чуть-чуть щекотно, но и только, – приятным, обволакивающим баритоном произнёс магистр.

Осторожно вложила свою дрожащую ладошку в его, по-мужски широкую и немного грубую и решительно посмотрела в пугающие тёмные глаза седовласого. Несколько секунд, он внимательно смотрел мне в глаза, словно желая найти в них ответ, а его рука стала стремительно нагреваться, ощутимо обжигая нежную кожу зажатой кисти. Но я терпела, боясь показаться неблагодарной и трусливой. Потом руку резко отпустили и, откинувшись на спинку кресла, магистр устало прикрыл глаза.

– Итак, – настойчиво напомнил о себе отец.

– Сожалею, но я не смог ничего почувствовать. И можете быть уверены, я использовал свой дар полностью. Возможно позже, что-то и проявится, вы же не хуже меня знаете, как это бывает у таких как Эйми. Советую дождаться восемнадцатилетия и повторно провести осмотр, – уверенно произнёс магистр, с жалостью посмотрев на меня.

Я взглядом отыскала маму, отчаянно пытаясь сдержать подступившие слёзы, но наткнулась на довольное лицо сестры, которая, гордо задрав подбородок, с превосходством смотрела на меня. Стиснув зубы и дождавшись разрешения уйти, я на ватных ногах вышла из кабинета, держа спину прямо, как и учила мама. Никому никогда не показывай своей слабости, иначе рано или поздно это используют против тебя. В мыслях билась только одна мысль, призрачный шанс, что в восемнадцать случится чудо и я получу шанс на нормальную жизнь. На жизнь, а не те жалкие крохи, что отпущены богами таким как мы, отличающихся от своих сородичей и обделённым не только магией. Альбы, звучит как приговор, именно так нас все называют, за сильные отличия, слабость и бесполезность.

Новый виток боли и жара погасил картинку, вновь окуная меня в мучительные минуты или часы, я не понимала сколько уже длится этот кошмар. Неожиданно на мой полыхающий лоб положили что-то влажное и холодное. Заботливые руки осторожно провели по волосам, убирая их с плеч и спины. Меня аккуратно перевернули на бок. Я почувствовала, что лежу на мягкой и вполне удобной подстилке, матрасе или что-то вроде того, главное не на голом камне. Облегчающая прохлада постепенно покрывала спину, мягко касаясь болезненных следов от кнута. Приятный запах душистых трав действовал усыпляюще. Лечебные компрессы, именно лечебные, потому как с каждой минутой мне становилось значительно легче, кто-то постоянно менял. К сожалению, шум бурлящей крови и сумасшедший стук сердца, временно лишили меня слуха. Лишь иногда улавливала монотонное бормотание, которое тут же сливалось с общим гулом в моей голове. Чувствовала себя безвольной мумией, полностью обмотанной пахучими тряпицами, не в состоянии даже дать понять, что я всё ощущаю и вообще живая. Мне не было страшно, удивительным образом я не ощущала угрозы от неизвестного лекаря, лишь спокойствие и сонливость, видимо так действовали специально добавленные в отвар травы. Во сне организм быстрее восстанавливается, это я знала не понаслышке. Последняя здравая мысль и я засыпаю. Новый кусочек жизни несчастной Эйми вновь затянул меня в гущу событий.

В этот раз, я оказалась в тёмном помещении, тускло освещённом несколькими факелами. Тёмный каменный пол неприятно холодил голые ступни. Широкая туника с открытой спиной и руками, едва прикрывало моё тело, от нескромных взглядов собравшихся. Сегодня решающий день для меня, долгожданное восемнадцатилетие. Сестра как обычно первая прошла пробуждающий ритуал, и вот теперь настала моя очередь.

Я стояла в центре небольшого круга, расчерченного собственной кровью специальными символами. Запястья всё ещё кровоточили, но поднятые в специальном жесте руки над головой, не позволяли алым каплям быстро сочится из неглубоких ран. Собравшиеся старейшины нашего небольшого поселения, выстроились вокруг меня, образуя живую стену. Древние слова красивой мелодией переплетались мужским многоголосьем и обволакивали моё трясущееся от страха, холода и напряжения тело. Каждая струнка моей сущности вибрировала и вздрагивала в такт гортанных выкриков. Меня ломало, голова кружилась, отдавая болью в виски, но тело оставалось неизменным. Пустота постепенно вытесняла из него пробуждающую мелодию. Ни в одном уголке души древняя магия не нашла отклика. Я понимала, чувствовала это, но упрямо продолжала стоять с гордо поднятой головой, глупо надеясь на чудо. Последнее что я запомнила, прежде чем обессилено осесть на пол, молчаливо уходящих старейшин и брезгливый взгляд отца. Конечно, какой от меня может быть толк для семьи, ни магии, ни второй сущности, да и красоты особой нет, чтобы привлечь более-менее состоятельного мужа.

О бедственном положении нашей семьи я узнала совсем недавно, когда обсуждалось поступление сестры в САВМ. Оказалось, что на это уйдёт почти половина ежемесячного бюджета. А с учётом запросов и негласных правил этикета в самой академии, затраты могут быть гораздо выше. В столице была совершенно другая мода, сильно отличающаяся от нашей простенькой, но удобной одежды. Ситара, ссылаясь на то, что не хочет опозорить имя, выставляя себя пугалом, в старом тряпье, требовала новый гардероб.

Вся надежда была на меня. Ведь если бы у меня проснулась вторая сущность, отец смог бы договориться о браке с очень состоятельным лэрдом. Женщины альбы имели одну важную особенность, что было практически их единственной ценностью для потенциального мужа. Они могли родить одарённого магически и сильного физически ребёнка, наследника, если быть точнее. Первым всегда был мальчик, что в последнее время стало редкостью. А вот второго ребёнка могло и не быть. Альбы, не обладающие хоть крупицей магии и, не имея второй сущности, обычно умирали сразу после родов, отдав все свои жизненные силы ребёнку. Потому, их неохотно брали в жёны обеспеченные двуликие, а именно так нас называют. Теперь же меня выставят на торги, пытаясь продать возможность иметь наследника как можно дороже. Магическая метка главы рода, ставящаяся на плечо каждого ребёнка сразу после рождения, не позволит мне воспротивится воле отца.

Я захлебнулась в беззвучных рыданиях от жалости к несчастной Эйми. Не нужно быть особо проницательной, чтобы понять, кусочки чьей безрадостной жизни мне демонстрируют. Множество вопросов постоянно крутились в голове. Что произошло с душой бедняжки, чьё тело я так неожиданно заняла? Почему и как это произошло? И самое главное, что собственно сейчас происходит с этим телом, которое временно или насовсем стало моим?

Минута передышки прервалась новым видением из жизни несчастной Эйми. Теперь я оказалась в тёмном коридоре, перед плотно закрытыми дверями отцовского кабинета. Позднее время постепенно наполняло дом сонной тишиной. Только я, словно воровка в собственном доме, сейчас испуганно прильнула ухом к замочной скважине. Сердце в сумасшедшем ритме колотилось в груди, барабанной дробью отдаваясь в голове и мешая слушать. Сейчас, за этой дверью решалась моя судьба. Я просто должна была знать, что меня ждёт, и мне не было стыдно, что подслушиваю, лишь чувство горечи и сожаления тяжело оседали в душе.

Ещё с утра, пришёл посыльный с письмом, которое было велено передать лично в руки хозяина. Юноша терпеливо ждал ответа, смиренно опустив голову. Добротная одежда, манеры и выправка, просто кричали, что приславший срочное письмо весьма состоятельный лэрд. Отец торопливо прочитал несомненно важное послание, по мере чтения меняя удивлённое выражение лица на довольно предвкушающее. При этом он несколько раз бросал на меня странные взгляды. Именно сегодня мы должны были встретиться с первым претендентом на заключение брачного договора. Показать товар лицом так сказать, как бы унизительно это не звучало, но таковы были правила. Торопливое послание застало нас практически на пороге, мы с мамой только дожидались появления отца, когда в дверь постучали. Молчаливое ожидание действовало на нервы, да ещё молодой парень всё время странно косился в мою сторону. То ли жалость, то ли брезгливость быстро мелькнула в его глазах, но неприятный холодок надвигающихся неприятностей стремительно пробежался по позвоночнику.

В итоге мы никуда не поехали. Отец послал оповещение об отмене визита и ответ вместе с ожидающим посыльным. Мы конечно уже не торчали в коридоре, нам в строгом порядке, было приказано вернутся в гостиную и заняться женскими делами. К тому времени вернулась от портнихи счастливая, и как всегда красивая Ситара. Своим весёлым щебетанием она довела меня до головной боли и нестерпимого желания немедленно зажать уши руками. Сославшись на головную боль, я быстро ушла, планируя в тишине собственной комнаты немного отдохнуть и поразмышлять о тревожном послании. Отец через несколько минут уехал в неизвестном направлении, но при этом выглядел так, будто собрался на торжественный приём, а не на простую встречу. Вот это его переодевание меня напугало ещё больше. Я твёрдо решила дождаться его приезда, и во что бы то ни стало узнать, куда и зачем он ездил.

И вот я стою едва живая от страха и слушаю, как мой собственный отец хладнокровно рассказывает маме о удачно заключённой сделке. И ничего, что товаром стала собственная дочь, пусть нелюбимая, но родная, частичка собственной плоти и крови. Слёзы катились по бледным щекам, а в душе мучительно умирал последний росток слабой надежды. Брачный договор подписан, скреплён клятвой, и пути назад нет. А моим мужем должен стать ни кто иной, как сам лэрд Тедерик эрл Вильфорд, старший сын и наследник негласного правителя этих земель лорда Кайсара. За каждым лордом был закреплён один участок земли с располагающимися на ней поселениями. Для нас он был власть и закон в одном лице, ему подчинялись все нижестоящие лэрды этих земель и боялись. Слухи о его жестокости и несговорчивости шепотом обсуждались в каждом доме, но открыто выразить своё недовольство пока никто не осмелился.

И вот сын этого страшного лэрда должен стать моим мужем. Я его никогда не видела, что и неудивительно, но слухи о нём ходили весьма противоречивые. Одни восторгались его красотой и мужественностью. Другие взахлёб рассказывали об остром уме, сильном магическом даре и великолепном умении сражаться. Да двуликие были воинами. Не просто воинами, а самыми сильными и жестокими во всей империи. Понятия любви и нежности были чуждыми для их чёрствых сердец, до определённого времени. Когда двуликий встречает свою истинную пару, что происходит, не так уж и часто, его сердце оживает.

Меня трясло от страха и отчаянья, только недавно сестричка принесла очередную сплетню о великолепном Тедерике. Шептались, будто за последние годы он сменил несколько любовниц, которые на миг, сверкнув в обществе, потом бесследно исчезали. Никто их больше не видел и ничего не слышал. Бежать, нужно немедленно бежать, болезненно пульсировала мысль в голове, но резкое жжение родовой татуировки быстро охладило мой пыл. Найдут, очень быстро найдут, да и не смогу далеко убежать и защиты мне просить не у кого. Меня пугало ещё и то, что договор заключили так торопливо, даже не устроив традиционные смотрины. Неужели он меня уже видел, но где и когда? Увы, ответа на этот вопрос у меня не было. Я услышала, как расплакалась мама и стала торопливо просить отца о милосердии к собственной дочери. Но и я, и она понимали, что это бесполезно, договор подписан, и моя судьба уже решена.

Дальше картинки стали мелькать очень быстро, словно невидимый киномеханик включил перемотку. К тому же, они постепенно теряли свою яркость и насыщенность, медленно угасая. Последнее видение, которое мне дали посмотреть, было коротким и тусклым.

Я стояла в большой светлой гостиной, трясясь от страха и спрятав похолодевшие ладошки в глубоких складках платья. Взгляд был опущен в пол, где под ногами лежал шикарный узорный ковёр. Чувство безысходности постепенно заполняло холодом каждую мою клеточку, милосердно притупляя все чувства. Никакого торжественного ритуала передачи не было, обряд соединения в пару прошёл быстро, в странном тёмном помещении. Я была словно в тумане всё время, пока жрец читал традиционное заклинание. Голова кружилась от невыносимо сладкого запаха, густым облаком заполнившего небольшое помещение. Лишь почувствовав сильное жжение от поменявшейся родовой метки, я вынырнула из полусознательного состояния. Вот и всё, обряд завершён. Теперь я жена лэрда Тедерика эрл Вильфорда, вернее его собственность с магическим клеймом на плече. Впрочем, у него тоже появилась метка, только не такая глубокая. Бледная копия моей словно нечётко прорисованная карандашом, на смуглой коже мужа была практически незаметна.

– Ну, что ты мне скажешь Арвиал? Учти, за эту красотку я заплатил целое состояние и теперь, мне хотелось бы знать, не напрасно ли я потратил свои деньги и время, – нарушил звенящую тишину глубокий мужской баритон.

От знакомого имени я непроизвольно вздрогнула и с какой-то безумной надеждой бросила взгляд на второго мужчину, сидевшего в кресле напротив моего мужа. Он сидел в пол оборота ко мне, практически полностью спрятанный высокой спинкой. Лишь светлая макушка была полностью открыта взгляду, да лежащая на подлокотнике рука с приметным перстнем на длинных пальцах.

– Не переживай Тедерик, девушка намного крепче, чем кажется на первый взгляд. Я тебе лишь повторю, что говорил два года назад. Она полностью подходит. Здоровый сильный организм, есть малюсенькое зерно магии, которое я смог разглядеть только со второй попытки, потратив при этом весь резерв. Что ты ещё хочешь от меня услышать? – самоуверенно перечислял светловолосый мужчина, медленно обходя меня по кругу, подробно сканируя своим страшным взглядом.

Я во все глаза смотрела на вставшего магистра Арвиала де Мартивье того самого, что два года назад проверял нас сестрой на наличие магии. Смотрела на холёное лицо с пугающими глазами и не могла поверить в то, что он сейчас сказал. Лишь одна мысль ярко пульсировала в голове, магия, у меня есть магия. Пусть малюсенькое зерно, но есть. А потом пришёл ужас от понимания, что тогда, два года назад, этот мерзавец хладнокровно обманул с отчаянной надеждой смотревшую на него девушку. То есть меня. Зачем?! Захотелось мне выкрикнуть в самодовольное лицо этого гада и хорошенько подпортить его красоту, оставив красный след от своей ладошки на его бледной щеке. Но та Эйми, что была в видении, осталась стоять на месте лишь сильнее вцепившись в плотную ткань собственного платья.

– Именно это мне и хотелось от тебя услышать. Теперь я спокоен. Думаю, через два дня можно будет начать, не хочу сильно затягивать с этим, – проговорил Тедерик, подходя ко мне и приподняв лицо за подбородок заставил взглянуть на него.

– Главное действовать строго по плану, ничего не меняя, – выдал белобрысый магистр, вновь опускаясь в кресло.

О да, это был, несомненно, красивый мужчина. Сила, властность и жестокость ощутимыми волнами прошлись по моему вмиг окаменевшему телу. Глаза, эти карие глаза, которые могут светиться красным в минуты злости или сильного возбуждения, сейчас с интересом рассматривали пойманную добычу. Губы растянулись в подобии улыбки, делая и без того резкие черты лица более хищными. Мой муж и был тем мучителем-монстром, который в каменной комнате ставил какие-то непонятные и жестокие эксперименты над собственной женой.

– Очнись милая. Ну, давай же просыпайся, – настойчиво прервал видение шелестящий женский голос, стремительно вытаскивая меня из омута чужих воспоминаний.

Глава 3

Приятный голос настойчиво звал за собой, прося поскорее очнуться. Прохладные руки неизвестного лекаря, аккуратно сняли компрессы с моего отдохнувшего тела и накрыли лёгкой сухой тканью. Я услышала лёгкие удаляющиеся шаги и облегчённо выдохнула, отпуская внутреннее напряжение. Да уж, чудодейственная сила лечебного сна чувствовалась каждой клеточкой отдохнувшего тела. Сонливая заторможенность, лёгкий дискомфорт внизу живота и зудящая спина не в счёт. Медленно открыла глаза и несколько раз моргнула, постепенно привыкая к полумраку. Неожиданно, тёмное пятно всё это время едва уловимое боковым зрением, резко приблизилось, напугав меня до чёртиков своей внезапностью.

– Как хорошо, что ты очнулась. Подожди, не вставай, сейчас я помогу тебе, – проговорило пятно, превратившееся в невысокую женщину с серой кожей и светлыми глазами, без тёмного зрачка, которые слегка светились в полумраке комнаты.

Голубые волосы были собраны в затейливый пучок, кокетливо украшенный ажурным гребнем со множеством блестящих каменных цветков. Тёмное платье, плотно облегающее пышную фигуру, было старомодного покроя, с длинной многослойной юбкой и низким декольте. Ярко-синий цвет одежды выгодно оттенял серую кожу женщины, которая в свете тусклых светильников красиво мерцала серебристой крошкой.

– Вот так, тихонечко, не торопись милая, – подбадривала меня незнакомка, аккуратно помогая подняться с мягкого ложа, оказавшегося небольшой кроватью.

Её прохладные руки осторожно коснулись обнажённой спины, мягко подталкивая неподатливое тело вверх. Пухлые, четко очерченные, алые губы растянулись в улыбке, обнажив белые, ровные зубки треугольной формы. Не сдержавшись охнула и непроизвольно дёрнулась, пытаясь отстранится от незнакомки с пугающим лицом. В голове мелькали картинки со злобными сущностями из современных ужастиков, которые с удовольствием питались человечинкой.

– Что такое? Где болит? – забеспокоилась женщина, взволнованно всматриваясь в моё перекошенное от ужаса лицо.

Её мягкий, шелестящий голос и искренняя забота, напрочь сломали уже практически сложившийся образ злобного монстра и мне стало безумно стыдно за свою реакцию на эту необычную незнакомку.

– Нет, всё хорошо. Правда. Просто руки немного свело, но всё уже прошло. Спасибо, – попыталась сгладить неловкость и уверенно села.

– Ну раз всё хорошо, тогда тебе стоит поторопиться, – проворковала женщина, протягивая мне аккуратную стопку одежды.

Только сейчас я осознала, что сижу абсолютно голая, едва прикрытая съехавшей тонкой простынёй. Искренне улыбнувшись такой предусмотрительности с благодарностью взяла протянутые вещи.

– Спасибо. Простите, не знаю вашего имени, а куда мне стоит поторопиться? – поинтересовалась, стараясь скрыть подступившую панику, от непонимания происходящего.

– Как куда? Подальше отсюда конечно! И не хлопай удивлённо глазками, лучше одевайся поскорее, а я пока соберу остальные вещи. Ах да, зови меня просто, Амина, – проговорила женщина, собираясь выйти из огороженного закутка где стояла кровать.

– Подождите. Сначала объясните, зачем я должна спешно уходить отсюда и почему вы мне помогаете?

Амина резко развернулась и, пристально посмотрев на меня своими белёсыми глазами, задумчиво нахмурилась.

– Хм, говоришь всё хорошо, а сама странные вопросы задаёшь, – вскинув тонкие тёмные брови, удивилась она моей недоверчивости.

– Почему странные? Я действительно не понимаю куда и зачем должна бежать, а главное почему вы мне помогаете.

– Помогаю потому что сейчас это нужно. После всего, что здесь случилось тебе стоит как можно скорее покинуть этот дом и спрятаться на некоторое время. Поверь, разгневанный лорд Кайсар намного страшнее, чем о нём говорят. Даже я его побаиваюсь в такие моменты, хотя прекрасно знаю, что ничего он мне не сделает.

Каша из чужих воспоминаний и недавних собственных, постепенно складывались в яркую, пугающую своей реалистичностью картинку. Сильное желание немедленно бросится из этого ужасного места просто зашкаливало. От страха и злости меня начало трясти. Но переборов первый порыв, решила сначала всё выяснить. Ну не верила я в бескорыстную помощь Амины, не верила. Если она такая вся сочувствующая и переживательная, то где же раньше была со своей помощью? Почему именно сейчас решила проявить великодушие к несчастной Эйми? О том, что мне до сих пор не понятно кто она такая, решила даже не заикаться. Амина и так на меня уже странно косилась, видимо считая, что бедная девочка не выдержала испытаний и немного повредилась умом.

– Ну хорошо, пусть так. Только почему же вы не помогли мне раньше?

– Раньше? А почему я должна была тебе помогать? Ты сама пришла в этот дом, сама согласилась признать лэрда Тедерика своим мужем и господином. Твоя яркая метка была тому подтверждением. Так чем же я могла тебе помочь, Эйми? – спокойно парировала женщина, уверенно смотря на меня своим пугающими глазами.

Конечно внешне она казалась спокойной, вот только недовольно поджатые губы и чуть нахмуренные тонкие брови говорили об обратном. Я понимала, что от меня ждали слов благодарности и готовности немедленно бежать из этого жуткого места. А тут мало того, что не торопятся, так ещё и недоверие выражают, нагло заваливая вопросами свою спасительницу. И если Амина рассчитывала своим хмурым взглядом, заставить мня замолчать и наконец-то делать что говорят, то она очень просчиталась.

– Ага, конечно сама, всё сама, исключительно по любви и согласию, – усмехнулась в ответ. – А скажите мне уважаемая Амина, что же теперь изменилось? Почему моё согласие на всё вдруг стало неважным? – добила её ещё одним вопросом, упрямо выпятив острый подбородок.

На несколько секунд женщина замерла, вопросительно выгнув правую тонкую бровь. Белёсые глаза на миг сверкнули голубой искрой, а уголки сжатых губ едва заметно дрогнули, словно Амина сдерживала себя из последних сил. Какие чувства в ней сейчас бурлили, было невозможно понять, но и угрозы для себя с её стороны я не ощущала.

– Посмотри на свою метку Эйми. Внимательно посмотри. Что ты там видишь? – вкрадчиво попросила Амина.

Я тут же внимательно посмотрела на правое плечо где, как я помнила из видений, должна была красоваться эта рабская зараза. К моему удивление кожа была абсолютна чиста, даже малейшего намёка на метку не наблюдалось.

– Не знаю каким чудом тебе удалось от неё избавиться, но теперь ты свободна от всех обязательств перед кем-либо. Я такого ещё никогда не видела, даже после смерти мужа метка бледнеет, но остаётся на месте, а тут... Правда защиты ты тоже лишилась, теперь Кайсару ничто не помешает при первой же возможности свернуть твою худенькую шейку, – не меняя серьёзного выражения лица, зловеще вещала Амина.

– Да что я сделала то? Почему лорд Кайсар обязательно захочет меня убить? И вообще, куда подевался этот мерзавец Тедерик, неужели я его так сильно укусила, что он истёк кровью и помер? – вскрикнула, нервно выхватывая из стопки приготовленного белья первую попавшуюся вещицу, остальное швырнула на кровать.

От моих последних слов Амина побледнела, в ужасе смотря на меня своими жуткими глазами. Гадкое чувство чего-то нехорошего, пробирающим холодком прошлось по нервам. Тело сковал ужас от понимания того, что сказанные в пылу слова могут оказаться правдой.

– Одевайся, и советую тебе не задерживаться. У тебя осталось мало времени, лорд Кайсар может появиться с минуты на минуту, поторопись, – бросила женщина и резко развернувшись ко мне спиной, вышла из закутка.

Дрожащими руками я с максимальной скоростью пыталась натянуть на себя принесённую одежду. Хорошо, что она оказалась проста и понятна, без всяких пыточных корсетов, множества тесёмочек и завязочек в труднодоступных местах. Я справилась быстро, только удивилась что всё пришлось в пору, даже простенькие туфли и те сели как влитые.

Что-то не похоже было, что этот наряд был из сундуков Эйми, слишком уж простенький. Ну да ладно, сейчас меня волновало совсем другое.

– Ну что ты там копаешься? – послышался из-за стены недовольный голос Амины.

Выдохнув, как перед прыжком смело шагнула в перёд. Серые каменные стены, каменный пол, маленькая кучка тряпья и лежащая на ней, свернутая словно змея, та самая цепь, что недавно красовалась на моей щиколотке. Взгляд заскользил по знакомой комнате дальше, туда где в самом тёмном углу слабо мерцало что-то большое и круглое. Сделав осторожный шаг в ту сторону испугано вздрогнула, когда прохладная рука Амины больно вцепилась в плечо.

– Не приближайся. Это родовой лечебный кокон, любой не имеющий общей крови с его хозяином при прикосновении тут же умрёт, оставив после себя лишь маленькую горстку пепла, – тихо проговорила женщина, торопливо потянув в другую сторону.

– Это Тедерик там лежит, да? Я что действительно его убила? – тихо спросила, сглотнув горькую слюну.

– Ну чтобы убить двуликого надо очень постараться, тем более такого сильного. Но видимо в твоей слюне содержался яд. Вот именно он и стал причиной появления кокона. Это очень опасное состояние, если появляется родовая защита, значит повреждения серьёзные. В любом случае снять кокон сможет только лорд Кайсар, но не раньше, чем закончится лечение. Потому и говорю, что надо торопиться. Прошло уже несколько часов с его образования, а лорд так и не появился, значит всё не так уж и плохо. Кокон пока справляется сам, но как только закончит лечение тут же перенесёт главу рода сюда, где бы тот не находился, – пояснила Амина, нервно оглядываясь на спрятанного под лечебным куполом Тедерика.

Вот и что я должна была делать? Конечно я смиренно пошла за ней, заново прокручивая в голове всё услышанное и увиденное. Рассуждать долго мне не удалось, да и не удивительно. Комната не отличалась большими размерами и буквально в несколько шагов мы оказались у пустой серой стены. Амина отпустила наконец мою руку, на которой после такой жёсткой хватки точно останутся синяки, и приблизилась в плотную к стене.

Сложив ладонь щепотью, будто зажав в пальцах мел, она торопливо стала очерчивать на пористой поверхности прямоугольник, чуть выше своего роста и шириной с метр. От её руки на камне оставался чёткий серебристый след в виде широкой ровной линии. Когда прямоугольный контур замкнулся, Амина шепнула несколько слов на непонятном шелестящем языке и дунула на раскрытую ладонь. Лёгкое облачко серебристой пыльцы устремилось прямиком в центр нарисованной фигуры, вспыхивая и переливаясь от соприкосновения с серебристыми линиями. Несколько секунд беспрерывного сверкания, до болезненной рези в глазах и прямоугольник превратился в своеобразное зеркало. Только в нём ничего не отражалось, ртутная середина переливалась разными оттенками серого, словно жидкое серебро, растёкшееся по стене. Однако Амина спокойно окунула указательный пальчик в эту серую жижу и нарисовала сложную загогулину, которая тут же вспыхнула синим светом. Поверхность чудо-зеркала последний раз шевельнулась и замерла, став ровного светло-серого цвета.

– Ну вот, теперь будем надеется, что мой друг не сильно обиделся на мое долгое отсутствие. Пока я буду разговаривать молчи, все вопросы потом. Поняла? – обратилась ко мне Амина, хмыкнув над моим ошарашенным видом.

Нет, ну а что она хотела? Я ещё никак не могла прийти в себя от перемен, а тут такие фокусы вживую наблюдать. Потому смогла лишь согласно кивнуть, не в силах оторвать взгляд от завораживающего зрелища. Тем временем с той стороны мутной поверхности началось движение. Неожиданно появившийся смутный мужской силуэт, думаю широкоплечая фигура в брюках никак не могла принадлежать женщине, сделал в нашу сторону несколько плавных пасов руками. Мутная поверхность постепенно становилась прозрачной, а силуэт приобретал чёткость и яркость. Амина заметно нервничала, то и дело поправляя якобы растрепавшуюся причёску.

– Ну, здравствуй, Амина, – произнёс появившийся серокожий мужчина, мимолётно мазнув по мне такимже как у моей спасительницы белёсым взглядом. – Неужели соскучилась? Хотя, зная тебя, сильно в этом сомневаюсь.

– Сергиус, дорогой мой! Ну как ты мог подумать обо мне так плохо? Просто в последнее время слишком много дел было. Тебе ли не знать, как тяжело управлять таким большим поместьем? – промурлыкала Амина, кокетливо протягивая руку для поцелуя.

– Знаю дорогая, потому и не сержусь, – улыбнулся мужчина, с нежностью поцеловав тыльную сторону протянутой ладони.

Сергиус оказался коренастым, широкоплечим и весьма привлекательным мужчиной. Строгая тёмно-синяя одежда, чем-то напоминала старинную униформу дворецкого. Узкие брюки, расшитый серебром сюртук с длинными полами и высоким воротником. И конечно традиционное пышное жабо, красивого стального цвета, гармонично завершало наряд и выгодно подчёркивало внешние особенности мужчины. Принадлежность к одной с Аминой, пока неизвестной мне, расе была на лицо. Тем временем они, не обращая внимания на моё присутствие, отошли чуть в сторону и продолжили общение. Внимания не обращали, но перешли на странный шелестящий язык, так что я перестала напрягать слух и бесстыдно подслушивать. Я прекрасно понимала, что сейчас они говорят обо мне, но стойко молчала, как и просила Амина. Я с пользой использовала время на подготовку вопросов.

Итак, насколько я поняла, это серебристая штукенция в стене портал. Первый вопрос – куда? Потом, путешествовать с пустыми руками только в том, что на тебе надето, это попахивает большой подставой. Второй вопрос – сменные вещи и деньги на первое время? Ну должно же быть у Эйми хоть немного наличных припасено, на булавки так сказать, да и с одеждой не должно быть проблем. И теперь самое главное, что меня больше всего волновало – документы. Нужны ли они и если да, то что делать? Думаю, такие важные бумаги, если они есть, хранятся у мужа и вот тут чувствую будет главная проблема.

Тем временем Сергиус и Амина закончили любезничать и мужчина, бросив последний внимательный взгляд на меня, шагнул обратно в портал. Не теряя больше ни секунды, я тут же набросилась на раскрасневшуюся женщину с заготовленными вопросами. Надо отдать ей должное, она внимательно меня выслушала и похвалив за правильные мысли, с улыбкой протянула объёмную сумку. На мой изумлённый взгляд, она лишь демонстративно закатила глаза и вздохнула.

– Эйми, у меня было достаточно времени, чтобы всё подготовить. Ты не один час провалялась в горячечном бреду. Правда мне пришлось порыться у тебя в вещах, но думаю ты не в обиде на меня за это. Зато теперь у тебя есть почти всё, что нужно для начала новой жизни. Вот с документами не смогу помочь. Использовать старые, это дать хорошую возможность быстро найти тебя, а в том, что будут искать, я уверена. Новое имя и документы единственная возможность хорошенько спрятаться и действительно начать новую жизнь.

– Ну и где по-вашему я возьму эту важную бумагу? Кто мне её просто так выдаст? – продолжала пытать Амину с опаской поглядывая на так и не закрывшийся портал.

– А вот тут, нам и поможет Сергиус. Ты что-нибудь слышала о поместье МиШ?

– Нет, – протянула неуверенно, я-то не слышала, а вот за Эйми не ручаюсь.

– Не удивительно. Здесь настолько закостенелые взгляды, что всё новое яростно отторгается главами родов. Так вот, это школа магии для слабоодарённых, их магическое зерно слишком мало и бесперспективно для академии. В МиШ же помогают прорасти этому зёрнышку, используя другие методы пробуждения.

– Что, очередные эксперименты над отчаявшимися подопытными? – не удержалась я от возгласа.

После всего пережитого, и почерпнутого из воспоминаний Эйми участвовать в очередном эксперименте я не желала. О чём и сообщила распинающейся женщине, демонстративно сложив руки на груди.

– Да не опыты это, дурная! Методика раскрытия магического потенциала, основана на совсем других принципах нежели грубое физическое вмешательство. В любом случае это единственное место, где ты можешь сейчас укрыться. Сергиус обо всём предупреждён и обещал приглядеть за тобой, по первому времени ну а там уж только от тебя будет зависеть, как сложится твоя дальнейшая жизнь. Хозяйка поместья, она же директриса школы, пока никому не отказала в приюте. Или желаешь вернуться к родителям? Я могу это устроить, но долго ли продлится твоя свобода? Молчишь, вот и я о том же.

В это время, забытый кокон ярко сверкнул и завибрировал. Даже на расстоянии чувствовались мощные энергетические волны, с равномерной частотой посылаемые лечебной оболочкой.

– Вот и всё. Твоё время вышло. Решайся, куда тебя отправить, – поторопила меня Амина, подходя к порталу и прислонив ладонь к его выпуклой рамке.

Сердце от волнения бешено колотилось в груди, во рту пересохло, руки похолодели и вообще было безумно страшно. Страшно ошибиться с выбором, которого по сути не было. Страшно шагнуть в неизвестность, ничего не зная об этом мире, его законах и жителях. Ноги словно вросли в пол, отказываясь сделать решающий шаг. Прикрыв глаза и задержав дыхание, прислушавшись к себе, решилась доверится интуиции и судьбе в лице загадочной Амины.

– В МиШ, – уверенно произнесла, сделав широкий шаг к порталу. – Только мне всё равно не понятно, почему вы мне помогаете Амина? – рискнула спросить напоследок, смотря прямо в пугающие глаза женщины, что было ох как не просто.

– Пусть это останется моей маленькой тайной Эйми. Возможно, когда ни будь ты всё узнаешь, пока же в этом нет необходимости. Поторопись. Удачи тебе, борись за свою жизнь и ни в коем случае не сдавайся, – с этими пожеланиями меня настойчиво подтолкнули к порталу и ободряюще улыбнулись.

– Спасибо, – тихо произнесла я и смело шагнула вперёд, навстречу новой жизни и пугающей неизвестности.

Глава 4

Рамка портала погасла, погружая серую комнату в полумрак, а через несколько минут стены поместья Вильфорд, сотряс яростный рык главы рода лорда Кайсара. Все жители и служащие большого дома в панике заметались, пытаясь найти себе занятие подальше от рассерженного господина, прекрасно зная о его крутом нраве. В течение часа продолжались эти суматошно-испуганные метания, где практически каждый задавался вопросом о причине внезапного появления главы и его вспыхнувшего гнева. Только самым преданным воинам самого лорда и молодого хозяина была известна истинная причина происходящего. В спешном порядке было послано за лекарем, а лэрд Тедерик перенесён в свои покои. Только когда немолодой, но очень опытный, лекарь заверил лорда Кайсара, что его наследнику уже ничего не угрожает, тот немного успокоился.

– Ты уверен? – спросил сидящий за массивным письменным столом, темноволосый мужчина у склонённого в почтительном поклоне слуги.

– Да мой лорд, служанка, прислуживающая молодой лэри, может подтвердить мои слова, – отвечал слуга, так и не смея прямо взглянуть на своего господина.

– Хорошо, можешь идти, – небрежно махнув головой, лорд Кайсар отпуская заметно нервничавшего слугу.

Как только дверь за ним закрылась, мужчина быстро написал несколько слов на небольшом листке бумаги и тут же запечатал в специальный конверт. Красный блеск глаз уже исчез, вернувшись к своему обычному тёмно-карему цвету. Только заострившиеся черты красивого лица, выдавали усталость и напряжение. Тяжело вздохнув, лорд Кайсар откинулся на спинку массивного кресла и прикрыл глаза. Словно почувствовав зов своего господина, в богато обставленном кабинете появился один из личных охранников старшего Вильфорда. Полностью укутанный в плащ, широкоплечий мужчина замер в ожидании напротив массивного стола.

– Итак, это послание нужно срочно доставить магистру Арвиалу де Мартивье, передать лично в руки, – проговорил хозяин кабинета, протягивая запечатанный конверт своему верному воину.

Также молчаливо, как и появился, посланник отправился исполнять важное поручение, лишь резко кивнув головой, тем самым проявив своё почтение и готовность приступить к выполнению.

– Вот и посмотрим, насколько ты предан своему другу дорогой Арвиал. Даже не сомневался, что и в этих неприятностях мелькнёт твоя белобрысая макушка, – тихо, себе под нос пробормотал Кайсар, плеснув в хрустальный бокал немного тёмной жидкости, выбрав одну из множества бутылок стоящих рядом, в специальном стеклянном шкафу.

– Ну что, вы уже успокоились о грозный и непримиримый Лорд Кайсар эрл Вильфорд? Могу ли я надеяться, на минуточку вашего внимания? – выплывая прямо из стены, приторно пропела голубоволосая женщина.

Её алые губы растянулись в ехидном оскале, обнажив ровненькие жемчужные треугольные зубки. Мужчина, в этот момент делавший глоток из бокала, клацнул зубами о стекло и резко поставил его на стол.

– Вот и почему тебе обязательно надо появляться из стены? Для этого существует дверь, в которую перед появлением нелишним было бы постучаться, – буркнул мужчина, недовольно смотря на удобно устраивающуюся во втором кресле серокожую красотку.

– Ну что вы, я так спешила, так спешила на требовательный зов своего господина, что пришлось воспользоваться кротчайшим путём, – ничуть не смущаясь грозного взгляда брюнета, продолжала мило улыбаться посетительница.

– Амина, давай сегодня обойдёмся без твоего обычного ехидства. За столько лет нашего общения я уже привык к твоей манере разговора, но сейчас могу не сдержатся. Думаю, ты не хуже меня знаешь насколько серьёзная ситуация. Как хранительница этого дома должна лучше всех знать, что на самом деле здесь произошло, и как во всём этом замешана некая Эйми эри Корентайн.

Синеволосая женщина, вмиг став серьёзной, подобралась и недобро сверкнула белёсыми глазами на лорда Кайсара.

– Хорошо, поговорим если ты готов услышать, то, что я тебе скажу, – расправив идеальные складочки на платье, она внимательно посмотрела на мужчину, словно ожидая словесного подтверждения для начала сложного разговора.

– Весь во внимании дорогая Амина. Хотя по твоему взгляду уже догадываюсь, что ничего хорошего не услышу.

– Эх, что же твоя проницательность включается только выборочно. Ты бы попробовал хоть раз использовать свой талант в отношении собственного сына, а не только в деловых переговорах, – грустно вздохнула Амина, бросив быстрый взгляд на теряющего терпение лорда.

– Амина, – предупреждающе рыкнул старший рода Вильфорд.

– Ну хорошо Кай, вижу ты готов меня не только выслушать, но и в кое то веки услышать. Не стоит винить сына в произошедшем, ему и так сильно досталось. Правда пострадал заслуженно, и будь моя воля, я бы ещё добавила, от себя лично. И не сверкай на меня глазищами, твоя вина в произошедшем то же есть, и не маленькая. Помнится, несколько месяцев назад, у нас состоялся неприятный разговор по поводу твоих планов на дальнейшую судьбу Тедерика. Я пыталась донести до тебя твою неправоту, но где там. Ты же ничего не слышишь и не замечаешь, когда дело касается выгоды, считая свое мнение единственно верным. Теперь пожинай плоды своей гордыни и упёртости. Видимо ты не заметил, что твой сын уже вырос и в этот раз решил проявить характер. Да, да Кай, тебе всё правильно доложили, Тедерик провёл брачный ритуал с девушкой, которую сам выбрал, ну почти сам. Той самой интересующей тебя Эйми эри Корентайн. А что ты хотел Кай, выбирая в жёны собственному сыну девушку, которую тот терпеть не может. Прекрасно ведь знаешь, какие страсти творились в академии и как она ему проходу не давала.

– Этого не может быть! Ты что-то путаешь дорогая Амина или намеренно пытаешься ввести меня в заблуждение. Уж брачную метку я никак не мог проглядеть, когда вытаскивал полностью обнажённого сына из кокона, – возмущённо перебил мужчина, подозрительно поглядывая на хранительницу.

– А вот тут и начинается самое интересное. Девушка оказалась из числа слабых альбов, без магии и проявленной второй сущности. Однако магистр Арвиал заверил Тедерика в наличии магического зерна, которое, по его словам, вполне возможно было пробудить. Они на пару устроили для бедной девочки целое представление, запугав и так еле живую от страха лэри до обморочного состояния. Однако надо отдать должное девушке, не впала в истерику, стояла, и молча слушала диалог этих лицедеев.

– Вот только не говори, что этот мальчишка решился сам провести инициацию, своей новоявленной жены. Даже при поддержке магистра в одиночку это сделать практически невозможно.

– А вот твоему сыну это удалось Кай. Я сама видела, что девушка действительно изменилась. Вот только что-то пошло не так и Тедерик потерял контроль над собой, над ситуацией, за что в итоге и поплатился.

– Я же говорю, самонадеянный глупец. Нашёл из-за чего рисковать, ведь ещё неизвестно чем для него всё это обернётся. В сознание он пока так и не пришёл.

– Другого, я от тебя и не ожидала услышать. А скажи-ка мне всё видящий и знающий лорд Кайсар, как часто в последнее время ваши женщины рожают мальчиков, так желанных для каждого двуликого наследников?

Мужчина задумчиво нахмурился, пытаясь вспомнить в какой семье произошло в последний раз это радостное событие. Но видимо без особого успеха, потому вопросительно вскинув бровь, и молчаливо посмотрел на Амину, всем своим видом показывая непонимание связи этого вопроса и произошедшего с его сыном.

– Не можешь. Вот тебе первый повод для размышлений и проявления своей хвалёной проницательности. В последние годы это радостное событие произошло лишь в одной семье и даже не на твоей земле Кай. Конечно, сейчас ты скажешь, что альбы очень хорошо справляются с ролью матерей наследников, но что будет если вдруг эти презираемые вами особенные двуликие исчезнут? Болезнь, перестанут рождаться, да мало ли что ещё может повлиять на их исчезновение. Что станет с вашей сильной расой, которая кровью и собственными жизнями в течение многих лет отстаивала своё право на существование и уважение? Вспомни особенность ваших женщин, считающихся истинными двуликими. Да Кай, вы не особо задумывались об этом, но ваши женщины способны забеременеть только от истинного двуликого, ни с одной другой расой потомства не будет. А теперь включи мозги и подумай к чему может привести ваше пренебрежительное отношение к дару богов – альбам. Я всегда считала, что в них вам дано благословение, а не наказание, но вы слепы и не видите этого, упиваясь собственной гордостью и приобретённой властью. Лишь иногда некоторые задумывались и даже пытались донести тревожную мысль до совета, но их не хотели слушать. Альбов продолжают считать низшими и годными только для производства потомства, ну за редким исключением.

– Подожди, я прекрасно понял тебя и тут действительно есть над чем подумать. Только причём здесь отсутствие брачной метки у Тедерика?

– Да не отсутствие метки, а причину проведения ритуала я пытаюсь тебе объяснить. Магистр Арвиал один из тех немногих, кто всерьёз занимается исследованиями особенностей женщин альбов. Я случайно подслушала их разговор с Тедериком, когда лэри отправили в свою комнату и они стали обсуждать дальнейший план действий. А метка исчезла не только у твоего сына, но и у девушки, что лично для меня стало большим сюрпризом. Я до сих пор не понимаю, как такое вообще могло произойти, – в волнении всплеснула руками Амина, даже не заметив, как прояснилось лицо лорда от её последних слов.

– Так, так, а вот это уже интересно. Значит, Тедерик сам себя переиграл, пытаясь избежать навязанного брака? Ну что ж, тем лучше не вижу смысла оттягивать заключение предварительного соглашение. Будет знать, как идти против воли старшего, – ухмыльнулся темноволосый лорд, приняв расслабленную позу.

– А вот и нет дорогой Кай, ничего у тебя не получится. Сердце твоего сына ожило и думаю не нужно объяснять, что это значит для истинного двуликого, да ещё такого сильного.

В этот момент из коридора послышался пугающий грохот, как будто упало что-то очень тяжёлое, а следом посыпались громкие ругательства, неожиданно разделившись на два голоса. Дверь с силой отлетела к стене, чуть не слетев с петель и изрядно подпортив красивую обивку стены, безжалостно впечатавшись в неё острым краем. В открывшемся проёме весь бледный, с тёмными кругами под лихорадочно горящими глазами, появился Тедерик собственной персоной. Его изрядно качало от слабости и если бы не плечо блондинистого друга, предусмотрительно подставленное для опоры, то он тут же позорно свалился и навряд ли уже смог подняться. Замотанная плотными бинтами рука безжизненной плетью свисала вдоль тела, неудачно выпав из специального фиксатора.

– Где она?! – грозно прорычал мужчина, попеременно сверля злобным взглядом то ухмыляющегося отца, то удивлённо замершую Амину.

– А вот и наш герой очнулся! Даже уже рычит на собственного отца и хрупкую, впечатлительную хранительницу, – первой отмерла Амина и попыталась немного разрядить накалившуюся атмосферу.

– Тедерик! Как понимать твоё неуважительное поведение?! Я не намерен разговаривать в таком тоне, потому советую взять себя в руки, а ещё лучше пока вернуться в свои покои. Как только успокоишься, мы обязательно поговорим, и тебе придётся ответить на многие мои вопросы сын, – обманчиво спокойно проговорил лорд Кайсар, привстав с кресла и угрожающе нависнув над столом.

– Я всего лишь хотел узнать где моя жена? Почему я не чувствую её присутствие, будто Эйми и вовсе нет в этом доме? – едва сдерживая рычащие нотки, требовательно отчеканил Тедерик.

Казалось, что с каждым словом он становился слабее, всё больше наваливаясь на подставленное плечо друга. Осунувшееся лицо ещё больше побледнело, высокий лоб покрылся испариной, но мужчина упорно продолжал стоять, всем своим видом показывая, что не уйдёт без ответа.

– Ну хорошо. Мне самому интересно куда делась эта девчонка, – снисходительно буркнул старший Вильфорд, и они оба, вместе с сыном, вопросительно уставились на Амину.

– Ну и чего вы на меня так смотрите? Почему это я должна знать, куда подевалась ваша потеряшка? Да даже если бы и знала, не сказала! Девушка еле выкарабкалась после более близкого знакомства с тобой Тедерик, – возмутилась хранительница, медленно вставая со своего места и осуждающе посмотрев на едва стоящего на ногах виновника.

– Амина!

Двухголосное рычание застало женщину уже у стены. Ещё шаг и она впитывается в камень, постепенно сливаясь с ним и исчезая.

– Ничего не знаю. Тедерик, сам натворил дел, сам и исправляй, – прошелестела напоследок Амина, полностью слившись со стеной.

– Арвиал! Да посади ты этого упрямца уже куда-нибудь, того и гляди грохнется! Еле на ногах стоит, а всё туда же, хочу знать, – рявкнул Кайсар, обеспокоенно посмотрев на держащегося из последних сил сына.

Магистр быстро сориентировался и усадил друга на кресло, где совсем недавно гордо восседала хранительница. Сам же магией подтянул второе, менее громоздкое кресло, скромно стоящее в углу кабинета, и уверенно устроился рядом.

– Ну что же, раз все в сборе не вижу смысла откладывать разговор. Тебе магистр Арвиал тоже придётся ответить на несколько вопросов. Так что можешь не делать вид, что тебя это совершенно не касается, – бросил лорд, пристально посмотрев на каждого.

Все в комнате понимали, что этот разговор неизбежен. Потому лучше сейчас прояснить все моменты и разногласия. К тому же, лорд Кайсар не из тех двуликих, с которыми можно было юлить и пытаться скрыть правду. Им троим, действительно было, что сказать друг другу, а Арвиал решил использовать этот разговор с пользой и рискнуть поднять беспокоящую его тему альбов и рождаемости. Тем не менее, разговор не продлился долго, самочувствие виновника не располагало к длительным спорам и объяснениям. Обрисовав в общих чертах произошедшее, и ответив на несколько неприятных вопросов друзья в обнимку вскоре покинули кабинет, оставив старшего Вильфорда в глубокой задумчивости и раздражении от их безрассудства.

– Расскажешь, как тебя так угораздило? – спросил Арвиал друга, закончив магическое сканирование повреждённой руки.

Он сразу предупредил Тедерика, что организм должен сам справиться с ядом, магия лишь подчистит места его наибольшего скопления и немного притупит боль. Рука со временем вновь сможет нормально функционировать, но её нужно будет каждодневно разрабатывать специальными упражнениями.

– Конечно расскажу, тем более я рассчитывал на твою помощь, ну или совет. Всё-таки из нас двоих, ты больше знаешь об альбах, – слабо улыбнулся Тедерик, кивком пригласив друга присаживаться на стоящий рядом стул.

– Ну, ну, знаю – скажешь то же. Я сравнительно недавно начал изучать этот вопрос и пока мало что могу сказать нового. Но вот то, что их укус может быть ядовитым для меня такая же неожиданность, как и для тебя. Потому давай всё подробно с самого начала, как только ты начал инициацию, – поторопил друга магистр, поудобней устраиваясь на предложенном стуле, и раскрыв материализовавшуюся толстую тетрадь, наполовину исписанную ровным уверенным почерком.

– Знаешь, соглашаясь на инициацию, не думал, что будет так сложно вызвать нужные эмоции. Тихая мышка оказалась с характером настоящей двуликой. Знал бы ты как она царапалась и пиналась, когда поняла, куда и зачем я её привёл. С трудом, но смог надеть контролирующую цепь, что ты мне дал. Её магия практически сразу же откликнулась, а потом всё, замерла на одном уровне. Может зря нацепил эту магическую железку? – прервал вопросом свой рассказ Тедерик.

– Нет, неконтролируемый выброс магии очень опасен и в первую очередь для самого инициируемого. Может запросто выгореть и умереть, а с контролирующим артефактом это становится невозможным. К тому же в его функции так же входило специальное заклинание - подпитка стимулирующая процесс пробуждения. Привязка к твоему дому, была необходима для её контроля на случай твоего отсутствия. Нет, причина не в этом, продолжай, – попросил магистр, чётким росчерком перечеркнув несколько строк в своих записях.

– Хорошо. В общем, пришлось мне применить крайние меры, причинить боль и это я скажу тебе не так-то просто. Одно дело драться на поле боя с сильным противником, а тут слабая, беззащитная девушка, которая только испуганно смотрит на тебя своими голубыми глазами и тихо плачет. Я смог ударить только три раза, но такое ощущение, что провёл несколько спаррингов с совсем необученным молодняком, такое же гадкое ощущение неправильности происходящего. Да и толку не было, а вот потом начало происходить что-то странное. Я почувствовал через метку, слабый магический импульс и решив усилить эффект стал демонстративно раздеваться.

– Подожди, что ты сделал? – удивлённо воскликнул магистр, даже подался вперёд, в неверии смотря на друга.

– Раздеваться, а что такого? Я подумал, что она хоть так начнёт сопротивляться и знаешь, угадал. Сначала мне чувствительно прилетело в лоб мощным энергетическим сгустком, даже искры из глаз посыпались, а вот потом всё было как в тумане. На неожиданное, болезненное соприкосновение с этим непонятным энергетическим сгустком моя сущность стала стремительно рваться наружу, оттесняя меня на второй план. От неожиданности я смог только приостановить начавшуюся трансформацию, но полностью контроль так и не вернул. Я не смог остановится, когда Эйми упала от моего лёгкого толчка. Её запах странным образом менялся с каждой секундой всё больше опьяняя и без того очумевший разум. Но менялся не только запах, менялась и внутренняя сущность, посылая мощные возбуждающие разряды по брачной связи. Моя сущность просто рвалась немедленно овладеть девушкой, прекрасно понимая, что имеет на это полное право. Я сопротивлялся, как мог, но..., – мужчина ненадолго замолчал, устало прикрыв глаза.

Арвиал не спешил нарушить напряжённую тишину, прекрасно понимая, как нелегко всё это рассказывать другу. И если бы не острая необходимость во всём разобраться и понять, навряд ли Тедерик был бы настолько откровенен. Потому магистр лишь внимательно слушал, уже догадываясь, что собственно в итоге произошло, но тут было важно, чтобы и сам Тедерик понял и принял это.

– А потом… потом я почувствовал запах её крови, который также неуловимо изменился, но я почувствовал эти манящие сладкие нотки и не смог больше сопротивляться притяжению. В мозгу отчётливо билась только одна восторженная мысль – «моя, нашёл, не отпущу», а потом резкая боль в руке и всё, темнота, – едва слышно пробормотал мужчина, не открывая глаз и заново переживая ужасный для своей пары и одновременно прекрасный для него момент.

– Это невозможно. Изменение крови, запаха и прочие метаморфозы могли произойти только в одном случае – пробуждение сильной сущности. Вот только у слабых альбов такого ещё никогда не случалось, – пробормотал магистр, недоверчиво косясь то на лежащего друга, то на собственные записи.

– Не веришь. Ну и пусть, в любом случае я должен найти её, с твоей помощью или без. Правда теперь, без метки это будет сделать очень сложно, но ты меня знаешь, я всегда добивался цели и сейчас не собираюсь отступать, как бы безнадежно это не выглядело, – устало вздохнул Тедерик.

– Не спеши раньше времени отказываться от моей помощи, я всего лишь выразил удивление. Но знаешь, у меня такое чувство, что твоя Эйми ещё не раз нас удивит. Так что, давай восстанавливался, а я пока потихоньку начну наводить справки по своим каналам. Ведь, если я правильно понял, спрашивать у Амины, куда она отправила девушку не имеет смысла, не скажет, – тут же принялся разрабатывать стратегию поимки одной, очень шустрой беглянки Арвиал, в конце своей речи ободряюще подмигнув другу.

– Правильно понял. Эта хранительница, если сказала, нет - значит, нет и даже пытаться не стоит. Ничего справлюсь и не из таких передряг выбирались. Тем более у меня в помощниках не абы кто, а сам Арвиал де Мартивье, магистр Столичной Академии Высшей Магии, – насмешливо продекламировал Тедерик, взглядом благодаря друга за поддержку.

Глава 5

Приятный запах лаванды слегка щекотал нос, погружая в уютное, такое знакомое и родное чувство домашнего тепла. Я всегда покупала кондиционер для белья именно с этим запахом и сейчас с наслаждением потёрлась щекой о прохладную ткань наволочки. Как же хорошо проснуться дома, в собственно постели, в нежных объятиях мужа. Кстати о муже, что-то Борис не торопится разбудить любимую, да и привычной тяжести его руки на талии не ощущалось. Недовольно шевельнув ногой, попыталась привлечь внимание притаившегося мужа.

Сердце тут же сделало радостный кульбит, когда лёгкое одеяло медленно, очень медленно, стало сползать в сторону. Видимо муж решил этим утром немного пошалить, так, как мы любим. Это когда, он очень осторожно и нежно ласкает меня, пытаясь вызвать стон наслаждения, а я стараюсь как можно дольше не показывать свои чувства и ни в коем случае не открывать глаза. Иногда мы менялись ролями, когда мне надоедала роль жертвы коварного соблазнителя. Я с не меньшим наслаждением выступала в роли соблазнительницы, томительно медленно и нежно лаская любимого мужчину, постепенно сама возбуждалась от пьянящего чувства власти. Было безумно приятно чувствовать под собственными ладонями и губами, как лёгкой дрожью муж откликается на каждое моё прикосновение.

Тем временем, сползшее вперёд одеяло провокационно обнажило едва прикрытые коротенькой сорочкой округлые ягодицы и спину. Спать я любила на животе, немного раздвинув ноги и согнув одну из них в колене. Прохладный воздух ласково коснулся нежной кожи, чуть остужая разомлевшее от сонливой неги тело.

Лёгкое, едва уловимое касание немного шершавых мужских пальцев осторожно пробежалось от щиколотки по икре вверх, чуть-чуть не дойдя до чувствительного местечка под коленкой. Борис прекрасно знал, что там у меня одна из сильных эрогенных зон, потому не торопился слишком рано разбудить огонь страсти. Вторая оголённая ножка тоже не осталась без внимания. Такое же лёгкое касание, только в обратном порядке, по икре к щиколотке вниз и чувствительная кожа на мгновение покрылась малюсенькими мурашками, требуя более решительных действий.

Теплые ладони аккуратно накрыли ступни и немного помассировали каждый пальчик и особо чувствительные пяточки, тягуче медленно заскользили вверх. Теперь мужские руки чуть надавливали при скольжении, на особо чувствительные точки и, задержавшись на мгновение, вновь продолжали томительное движение. В этот раз они не остановились у коленной впадинки, а уверенно двинулись дальше, продолжая поглаживать и надавливать на внутреннюю сторону бедра. Будоражащие импульсы от нежного прикосновения мужских ладоней тёплой волной растекались вверх, туда, где под ажурной тканью трусиков, в предвкушении нескромной ласки, нарастала томительная пульсация. Когда же мужские ладони вплотную приблизились к жаждущему ласки открытому местечку, большие пальцы лишь коснулись ажурных краёв. На краткое мгновение они нырнули под кружевную ткань и сразу же продолжили движение дальше, оставляя чувство неудовлетворенности и разгорающегося желания более чувствительных прикосновений. Так и хотелось приподнять бёдра, ещё больше раскрываясь для любимого. Но знала, столь откровенный призыв мгновенно прекратит эту сладкую пытку, а этого мне не хотелось. Во всяком случае, не так скоро.

Кожу уже ощутимо покалывало, а каждое чувствительное прикосновение лёгкой вибрацией отдавало в низ живота, скручиваясь там в тугой узел вожделения. Выступившие мурашки, как чувствительные сенсоры жадно впитывали тепло неспешных ласк, собирая жаркие капли разгорающейся страсти в мощный поток адреналина, заставляя кровь быстрее бежать по венам. Если трусики оставили на месте, то сорочка была ловко подхвачена по пути вверх и теперь к теплу рук, добавилось прохладное скольжение шелковистой ткани.

Приоткрыв спину, насколько позволяла так и не снятая полностью сорочка, муж мягко прикоснулся губами к нежной коже. Это невинное прикосновение сладкой судорогой прошлось по позвоночнику, жарким томлением отозвавшись в груди. Соски болезненно напряглись, призывно выступив сквозь тонкую ткань сорочки. Шёлковая прохлада ночной одёжки только усиливала их чувствительность. Мучительно мягко обволакивая отвердевшие вершинки нежной груди, ткань сорочки искушающе скользила по ним в такт дыхания, безжалостно посылая маленькие разряды наслаждения в самый центр разгорающегося пожара. Пришлось закусить губу, что бы сдержать чуть не сорвавшийся стон.

Муж продолжал покрывать нежными поцелуями оголённую спину, одной рукой придерживая то и дело норовившую сползти обратно сорочку. К мягким касаниям губ постепенно присоединился язык, своим влажным прикосновением в сочетании с горячим дыханием, добавляя чувственности и без того безумно возбуждающим поцелуям. Покусывая, поглаживая и просто едва касаясь суховатыми губами, он постепенно опускался ниже, всё дольше и жарче смакуя податливое тело.

Лёгкий стон всё же сорвался с моих уже порядком искусанных губ, когда вторая мужская рука неожиданно нырнула под тонкую ткань и властно накрыла ноющую в ожидании ласки грудь. Легонько сжав её в своей большой ладони, подушечкой большого пальца дразняще медленно обвёл болезненно покалывающий сосок, лишь едва коснувшись края чувствительной вершинки. Затем ещё немного подразнив меня и покружив, сильные пальцы неожиданно резко сжали затвердевшую горошину. Мощный импульс наслаждения прокатился по натянутым нервам, заставляя меня призывно прогнутся и застонать. Муж тут же подался вперёд, отвечая на мою безмолвную просьбу, накрывая своим горячим телом. Доказательство его возбуждения красноречиво толкнулось между ног, нетерпеливо потеревшись о последний кружевной барьер, уже насквозь промокший от полыхающего вожделения. Горячее мужское дыхание обожгло шею, а рука продолжала терзать чувствительный сосок, вызывая всё новые волны наслаждения и нестерпимого желания большего. Того самого прекрасного чувства наполненности и целостности. Когда двое, мужчина и женщина, становятся единым целым, двигаясь и дыша в едином ритме, всем своим естеством стремясь навстречу друг к другу. Постепенно подхватывая и дополняя чувственные стоны партнёра. Потом вместе взлететь на вершину истинного блаженства, где на яркое мгновение, распавшись на маленькие частички и вновь собраться вместе, чувствуя себя обновлёнными и удовлетворёнными.

Моё собственное дыхание уже давно сбилось, а молчаливое наслаждение чувственными ласками любимого постепенно превращалось в изощрённую пытку. До зуда в ладонях захотелось прикоснуться к горячему мужскому телу, которое сейчас искушающе нависло надо мной. Провести коготками по груди, чуть-чуть задев чувствительный сосок и пройтись ладошкам дальше, вниз по животу бесстыдно гладя и массируя каждую вожделенную клеточку мужского тела. Медленно, но верно приближаясь к заветной цели, упругой мужской плоти, которая, несмотря на свою твёрдость, очень нежная и бархатистая на ощупь.

Не в силах больше сдерживать себя, подалась навстречу упирающемуся доказательству мужского возбуждения и требовательно потёрлась о подрагивающую твёрдую плоть.

– Борь, я…– попыталась прекратить затянувшуюся пытку, но испуганно замолчала, услышав яростный рык.

– Моя! – до жути знакомо прорычал мужчина, которого я всё это время считала мужем, и меня тут же выкинуло в реальность.

Резко села на узкой кровати, чуть не слетев на пол от неожиданности. Судорожно хватала ртом прохладный воздух и бессмысленно осматривала небольшую, скудно обставленную комнату. Сердце сумасшедше колотилось в груди, голова кружилась, тело всё ещё дрожало то ли от неудовлетворённого желания, толи от страха, неприятным холодком прокатившегося по позвоночнику. Понимание происходящего медленно возвращало перепуганный рассудок на место. Сбивчивое дыхание восстановилось, взгляд стал осмысленным, а на место страха пришла злость.

– Ах ты, гад красноглазый, такой сон испортил! – выругалась, с досадой отшвырнув ставшее ненужным одеяло.

За два месяца, что нахожусь в гостеприимной усадьбе МиШ, я уже привыкла вставать достаточно рано и при этом высыпаться. Строгий распорядок дня приносил свои положительные плоды. Тело красиво округлилось в нужных местах, а от постоянной физической нагрузки слабые мышцы обрели тонус, придав уверенности в собственных силах.

Ничего общего с моими ожиданиями и представлениями о магической школе. Здесь всё было устроено очень своеобразно. Во-первых, в школу принимали только совершеннолетних девушек, полностью понимающих и принимающих непростые условия обучения. Во-вторых, усадьба полностью находилась на самообеспечении. Вся работа по хозяйству, что поначалу пугало своими масштабами, была распределена между обучающимися тут девушками. Некоторые магические навыки очень хорошо сочетались с такой нагрузкой. Стирка, готовка, уборка, огород и различная живность требующая ухода и внимания, всё находило применение для каждой стихии, помогая лучше почувствовать свой дар, и немного попрактиковаться в его применении. Правда это не у всех получалось, где-то половина девушек работали без магии, так как она ещё не проснулась.

Нас разделили на четыре группы по двенадцать человек. Чередование в выполнении каждодневных обязанностей и учёбы было чётко прописано в расписании, которое директриса составляла лично на, неделю вперёд, для каждой группы отдельно. Группа состояла из трёх четвёрок разной степени магической подготовки. Первая четвёрка – девушки с разными стихиями и развитыми способностями. Они уже могли управляться со своей, проснувшейся магией, и были старшими в нашей группе. Руководили, помогали и немного обучали, наглядно показывая способы и правила применения своего дара. Вторая четвёрка – то же самое, что и в первой, но магия только проснулась, потому поддержка более опытных была необходима. Ну и третья четвёрка – это самое слабое звено в группе, не проснувшаяся магия и постоянный риск сгорания от неожиданного всплеска, требовала постоянного присмотра со стороны.

Таким девушкам на руки надевали специальные контролирующие браслеты, которые каждый день подзаряжали определённым образом, в особой комнате. Браслет снимать самостоятельно строго запрещалось. Меня кстати тоже окольцевали в первый день прибытия, при этом, не особо вдаваясь в подробности. Расселяли нас так же по сформировавшимся четвёркам, рядом с двумя остальными. Такие своеобразные блоки по четыре небольших комнат, вмещающих только самое необходимое, с общими удобствами. Конечно помимо девушек учениц, которые в основном выполняли всю домашнюю работу, и преподавателей, очень ответственно подходящих к своим занятиям, были и наёмные работники, как женщины, так и мужчины. Они держались почтительно и немного особняком, как шептались девчонки, из-за страха перед двуликими, так как сами были обычными людьми, простого происхождения.

Сумбурные мысли ничуть не мешали мне приготовиться к утренним процедурам. Накинув скромный халатик и взяв традиционные принадлежности поспешила в ванну, очень надеясь, что прохладный душ остудит разгорячённое тело и восстановит душевное равновесие. То, что этот сон ничего хорошего не означает, я прекрасно понимала, но возможности именно сейчас размышлять над произошедшим не было. Для этого было выделено специальное время, которое я и решила использовать, в очередной раз окопавшись в библиотеке.

Сейчас же стоило поторопиться, пока соседки по блоку не проснулись и не заняли душевую комнату. Да, по началу, было сложно приспособится к совместному пользованию единственного на четыре комнаты санузла, но я быстро привыкла, вовремя вспомнив студенческие годы и схожие условия в университетском общежитии. К тому же девочки с лёгкостью согласились придерживаться определённого графика, чтобы не стоять под дверью в ожидании и не тратить драгоценное время зря.

Опаздывать из-за внутреннего раздрая очень не хотелось. До сих пор вздрагиваю от проницательного взгляда леди Энрики, который она время от времени задумчиво бросала в мою сторону. Эта невероятно красивая и умная женщина была не только директрисой этой школы, но и владелицей великолепной усадьбой МиШ. В те нечастые моменты, когда директриса обращала на меня внимание, становилось не по себе от нарастающего чувства беспокойства, и перед глазами всегда всплывала картинка нашего первого разговора.

Переход через портал произошёл без каких-либо особых ощущений. Я просто шагнула из одной мрачной комнаты в полумрак другой. Те же каменные стены, окон нет, мебели тоже, правда были каменные возвышения, которые вырастали прямо из пола. На удивление эти чудо скамейки оказались тёплыми на ощупь и даже едва заметно вибрировали от моего прикосновения. Правда долго исследовать загадочные возвышения мне не дал Сергиус, многозначительно хмыкнув и словно призрак, проявившись из полумрака.

– Прошу следовать за мной лэри Эйми, – с серьёзным лицом предложил мне мужчина, приоткрыв незамеченную дверь.

– Да конечно. Странное место, словно в подземелье каком находишься, – не удержалась я от реплики.

Да и как тут промолчать, когда в голове крутилось уйма вопросов и мне хотелось прямо сейчас узнать на них ответы. Сергиус же продолжал идти вперёд, своим молчанием только нагнетая обстановку.

– Вы меня ведёте к хозяйке усадьбы? – повторила свою попытку разговорить серокожего молчуна.

– Лэри Эйми, здесь неподходящее место для серьёзных разговоров, потерпите немного. Обещаю, я обязательно вам всё объясню и даже дам несколько советов, но не здесь, – остановившись на несколько секунд, бросил через плечо Сергиус и уверенно пошёл дальше.

Мне ничего не оставалось, как временно прикусить язык и в тягостном молчании последовать за мужчиной. Хотя это временная передышка помогла мне разложить все хаотично мечущиеся вопросы по полочкам, определив самые важные на данный момент. Ехидно хмыкнув про себя, бросила предвкушающий взгляд на предполагаемую жертву своего справедливого любопытства. Раз сказали, что ответят на все вопросы, что ж грех этим не воспользоваться. Не знаю уж, что повлияло на меня толи переход, который я не почувствовала. Толи странная энергия тех камней в комнате без окон, но я не чувствовала страха, скорее лёгкая эйфория и непривычное ощущение бурлящей внутри жизненной силы.

– Прошу, – вежливо распахнул передо мной одну из немногих дверей, похожих друг на друга и тянущихся по всему коридору.

Обычный солнечный свет тёплыми лучами проглядывающий сквозь прозрачное оконное стекло, ласково поманил меня в светлую комнату. Без сомнений шагнула через порог и облегчённо выдохнула, услышав за спиной звук закрывшейся двери и неторопливых шагов Сергиуса. Он деловито прошёл мимо меня и приглашающе отодвинув стул, жестом пригласил присесть. Рядом он аккуратно положил мои скромные пожитки, что так заботливо он пронёс всю дорогу до этого светлого убежища. Несмотря на скромную обстановку, комната выглядела уютной и жилой. Различные мелочи подсказали, что хозяин этой комнаты мужчина, и даже не нужно быть Шерлоком, чтобы понять – это Сергиус. Слишком по уверенно и по-хозяйски вёл себя мужчина, быстро выставляя на небольшой столик у окна чайник, чашки и различные лёгкие вкусности.

– Лэри, думаю, немного подкрепится перед серьёзным разговором с леди Энрикой, вам не помешает. К тому же чувствую, что у вас ко мне будет много вопросов. На что смогу отвечу, а пока можете освежиться там, за голубой дверью найдёте всё необходимое, – предельно вежливо, не меняя серьёзного выражения лица, меня отправили мыть руки, ну и ещё кое-что нужное и вполне естественное.

Быстро справившись с поставленной задачей, довольная вернулась в комнату. Сергиус как самый настоящий кавалер ждал меня у стола, придерживая за спинку приглашающе отодвинутый стул. Поблагодарив, с удовольствием устроилась за столом при этом, продолжая внимательно наблюдать за мужчиной. Возможно с моей стороны было глупо вот так просто довериться незнакомцам, но внутренняя уверенность, что ничего плохого они мне не сделают просто не оставляла шансов для сомнений.

Немного напряжённое молчание затягивалось, я терпеливо выпила первую чашку ароматного чая, с удовольствием попробовав предложенный десерт, но Сергиус не спешил начинать разговор. Его белёсые глаза смотрели прямо на меня, словно это я сейчас должна буду оправдываться, и отвечать на вопросы. Хотя может это была своеобразная проверка на выдержку, потому что в один миг мне показалось, что уголки его губ чуть дрогнули в подобии улыбки. И вот это-то и стала его ошибкой, приготовленные вопросы тут же сорвались с губ.

– Это та самая усадьба МиШ? Леди Энрика и есть хозяйка и директриса этой школы? Если мне предстоит с ней разговор, то как лучше его провести, чтобы получить новые документы? – выпалила на одном дыхании, внимательно наблюдая за выражением лица Сергиуса.

К моему сожалению, этот вежливый молчун остался таким же невозмутимым, лишь немного приподнял голубую бровь, словно удивляясь моей напористости. А вот дальше, надо отдать ему должное, мне не только подробно ответили на заданные вопросы, но и понятно и доходчиво обрисовали сложившуюся ситуацию.

Я действительно находилась в усадьбе МиШ, малоизвестная школа магии для слабоодарённых с очень нетрадиционным подходом к учёбе. Леди Энрика, как и предполагалось, являлась и хозяйкой, и директрисой одновременно. Строгой, но мудрой двуликой, со своей печальной историей. Об этом Сергиус упомянул лишь вскользь, кратко обронив, что она на собственном опыте убедилась в нелёгкой доле альбов. Так же он меня заверил, что здесь я в полной безопасности, хотя это и ненадолго год, два не больше.

При разговоре с директрисой, посоветовал рассказать правду, ложь леди Энрика почувствует сразу и тогда вполне вероятно откажет в приюте. Про новые документы самой не заикаться, ждать вопроса и честно ответить на него. Конечно, будь на моём месте настоящая Эйми, не было бы никаких проблем с правдивостью, а тут… Я даже немного запаниковала, судорожно соображая, как ответить на неудобные вопросы, при этом, не выдав себя и не соврав. Сергиус увидев моё состояние начал успокаивать, и его голос подействовал на меня как мантра, заставив мозги заработать с удвоенной силой, молниеносно предлагая разные способы выкрутиться.

В итоге я остановилась на одном, показавшемся мне наиболее приемлемым и достаточно правдивым. Сергиус видимо уже несколько минут молчал и сейчас, с явным беспокойством смотрел на меня. Ну, хоть какие-то эмоции проявил, мысленно порадовалась я увиденному и ободряюще улыбнулась мужчине.

– Ну что же, спасибо вам за чай и советы. Думаю, откладывать дальше разговор с леди Энрикой не стоит. Буду вам очень признательна, если прямо сейчас, вы проводите меня к ней, – проговорила спокойно, уверенно посмотрев на Сергиуса.

Наша прогулка по лабиринтам нешироких коридоров усадьбы была недолгой. У меня создалось стойкое ощущение, что мы идём тайными путями, как бы глупо это не звучало. За всё время нашей прогулки по дому, ни встретилось ни одной живой души, только гулкое эхо собственных шагов немного разбавляло неестественную тишину. Мне даже на мгновение стало жутко, будто по изнанке реальности идёшь, всё серое, блёклое, словно неживое. Но только я хотела выдать очередной вопрос, как мы остановились у резной двери из полированного тёмного дерева. Я только сейчас поняла, что всё это время Сергиус незаметно поддерживал меня под локоть, так невесомо и странно нечувствительно. Стоило ему отпустить мою руку, как вновь появились цвета и едва различимые, но такие естественные звуки живого пространства. Вот не зря мне было не по себе, не так прост этот мужчина, как кажется на первый взгляд, и дело не только в магии.

Мои размышления прервал негромкий стук в дверь, Сергиус не терял времени и предупредил о нашем приходе. Вместо ожидаемого «Войдите» дверь сама плавно открылась, безмолвно приглашая или разрешая пройти дальше. Сжав кулаки, и распрямив плечи, я первая шагнула вперёд, Сергиус тут же последовал за мной. Комната, в которой мы оказались, была светлой, но строгой, типичный рабочий кабинет, оформленный в лаконичном английском стиле. Стены, обитые дубовыми панелями, плотный текстиль с традиционной вертикальной полосой, изящная мебель из морёного дерева и пушистый ковёр с причудливым орнаментом. Массивный письменный стол без каких-либо вычурных украшений и большой книжный шкаф, полностью закрывающий одну из стен, как по высоте, так и по ширине очень хорошо дополняли основную картину и подтверждали моё мнение, что эта комната – кабинет.

– Доброе утро леди Энрика, – всё в той же вежливой манере, без особого подобострастия проговорил Сергиус, незаметно подтолкнув меня к столу.

Я же давно заметила восседающую за ним красивую светловолосую женщину, с неестественно яркими изумрудными глазами. Светлая, словно фарфоровая кожа, утончённые черты лица, горделивая осанка, словом истинная леди, такая как я и представляла себе. Почему-то стало неловко от её пристального взгляда и, вспомнив о правилах хорошего тона, запоздало присела в подобии реверанса. Думала, что получится неуклюже, но казалось тело само знало, что делать и приседание получилось вполне естественным.

– Доброе Сергиус. Ты, я смотрю, не изменяешь своим традициям преподносить неожиданные сюрпризы вместо вкусного завтрака, – неожиданно низковатым грудным голосом ответила женщина и тепло улыбнулась мужчине.

– Это моя прямая обязанность, встречать и провожать посетителей. Кто же виноват, что для своих визитов они выбирают утреннее время, – хитро прищурив свои белёсые глаза, парировал Сергиус.

Было видно, что между этими двумя очень тёплые отношения. Скорее дружеские, чем госпожа - слуга.

– Ну хорошо. Вижу, что гостья не простая и представлять по правилам ты её не собираешься. Что ж, с удовольствием послушаю саму девушку. Ты же пока проведай старшую четвёрку третьей группы. Отправка состоится через два часа, к этому времени девушки должны быть готовы, – сменив тон на деловой, отдала приказ хозяйка загадочной усадьбы.

Сергиус, едва заметно кивнул головой в знак согласия, и мгновенно исчез из поля моего зрения, словно в воздухе растворился. Мне же было не до странностей исчезновения, взгляд строгой леди сейчас направленный только на меня, казалось, пробирался прямо в душу, спокойно преодолев все физические препятствия. Пересилив себя, гордо вздёрнула голову, и смело посмотрела в ответ, не отпуская её взгляда и не отводя своего. Наши гляделки не продлились долго. Леди Энрика удовлетворённо хмыкнув себе под нос, сделала плавный жест рукой, и мне под коленки осторожно ткнулся, подплывший из угла, изящный стул. Намёк более чем понятный, мне осталось только воспользоваться предлагаемыми удобствами и сосредоточится на разговоре.

– Итак, юная лэри, внимательно вас слушаю, – начала первой разговор леди Энрика, как только я устроилась поудобнее.

Моя тактика была проста. Во избежание ненужных уточняющих вопросов я решила начать с самого главного, очень надеясь сбить с толку своей самоуверенностью. Моя задача была, умудрится лишь в общих чертах обрисовать ситуацию и чётко обозначить свои цели.

– Хорошо. Думаю, не стоит тратить ваше время на подробное пересказывание моей жизни. Тем более, сейчас моя основная цель, это оставить прошлое в прошлом и начать всё сначала, – уверенно начала я свой рассказ, запретив себе хоть на секунду показать, как мне страшно на самом деле.

– Так, так интересное начало лэри, продолжайте, – не стала засыпать меня вопросами леди Энрика, видимо согласившись с моими доводами.

– До недавнего времени я была обычной девушкой, с уже предопределённой судьбой. Отсутствие магии, непроснувшаяся сущность, торги и замужество по наиболее выгодному договору, как видите, ничего необычного в этом нет, если бы не одно но. Совершенно неожиданно я узнала, что вот здесь, есть маленькое зерно магии, – приложила руку к груди, как бы показывая на сосредоточие своего дара, но на самом деле пытаясь избежать лживого «у меня», ведь магическое зерно было у Эйми, а я сейчас говорю о себе. – О дальнейших событиях мне противно вспоминать, а уж рассказывать тем более. Но итог тех жутких часов, стал для меня полной неожиданностью и думаю не только для меня. С телом произошли странные изменения, которые видимо как-то повлияли не только на меня, но и на брачную метку. Она полностью исчезла. Как вы понимаете, я не могла не воспользоваться таким шансом и при первой же возможности сбежала. О вашей школе узнала случайно, тот кто помогал мне сбежать посоветовал обратиться к вам. К тому же мне нужно не только временное пристанище, но и помощь в управлении даром, если после всего пережитого он проснётся. Своё прошлое имя и имя бывшего мужа, я не хотела бы озвучивать. Если вы не будете их знать, то не придётся врать, если вдруг кто-то будет спрашивать о разыскиваемой незнакомке.

– Хм. Пока всё гладко говоришь, и вот чувствую, что не просто так все эти недомолвки, но и лжи в твоих словах нет. Мне нравится твоя разумность и целеустремлённость, для будущего мага это важные черты, – задумчиво проговорила женщина, немного подавшись вперёд.

Её тонкие пальчики нервно постукивали по столу, пока она молчаливо рассматривала меня, своим рентгеновским взглядом. Напряжённая поза и затянувшееся молчание, которое я не рискнула нарушить, прекрасно понимая, что сейчас лучше молчать и терпеливо ждать решения.

– Нда, не простая ты девушка, но и причин отказать тебе я не вижу. Насколько я понимаю, тебе нужны будут новые документы, так?

– Да, это единственный выход действительно начать всё заново. Новое имя, новая жизнь, где принимать решения и отвечать за последствия я буду сама, без принуждения со стороны старшего рода или мужа.

– Что же, здесь я с тобой спорить и переубеждать не буду. Вижу, что ты действительно понимаешь всю сложность своего положения. Значит, сделаем так. Про новые документы я подумаю, а пока ты можешь остаться здесь на правах ученицы, Сергиус тебе всё расскажет о наших правилах и проводит в твою комнату. Но сначала пройдёшь магическую проверку, магистр Лусина эри Норенби, уже ждёт в специальном помещении. Не волнуйся, Сергиус ждёт за дверью, он тебя проводит и всё покажет. И последнее, как к тебе теперь обращаться, надеюсь, ты уже придумала новое имя?

– Придумала, Эмилия или просто Лия, – выдохнула я облегчённо, только сейчас почувствовав, насколько была напряжена, даже плечи затекли и кожу слегка покалывало.

– Ну что же, просто Лия, очень надеюсь что не пожалею о своём решении. Сейчас можешь идти, устраивайся, осмотрись, а с завтрашнего дня уже полностью должна влиться в распорядок и ритм школьной жизни.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я леди Энрику, последним усилием воли стараясь удержать расплывающуюся победную улыбку.

В открытом дверном проёме уже маячил молчаливый Сергиус с моими вещами наперевес. Не чувствуя под собой ног от радости, я поплыла на встречу новым приключениям, которые ждали меня прямо за этим порогом.

Глава 6

– Ну что, успокоился? Теперь ты можешь внятно ответить на вопросы или ещё поупражняешься в избиении младенцев? – пробурчал высокий блондин, вытирая тонкую струйку алой крови, медленно стекающую из рассечённой губы.

Он прислонился плечом к стене внимательно наблюдая за замершим в напряжённой позе темноволосым двуликим. Тот тяжело дышал и хищно раздувал ноздри. Костяшки длинных пальцев, судорожно сжатые в кулак, уже побелели от напряжения, но мужчина не шевелился, пытаясь справиться с разбушевавшимися инстинктами. Постепенно взгляд становился более осмысленным теряя красноту и возвращая свой естественный цвет. Густая кровь крупными каплями капала из проткнутых острыми когтями ладоней, но разум возвращался и боль была необходимым помощником в борьбе со второй сущностью.

– Успокоился?! Ты считаешь, что сейчас я могу быть спокоен? Моя пара чёрт знает где, чёрт знает с кем, а я должен быть спокойным? – яростно прорычал в ответ брюнет, зло отшвырнув в сторону разломанный стул.

Его бледное лицо тут-же скривилось от вспыхнувшей с новой силой боли в левой руке. Прошло почти два месяца, а рука так до конца и не восстановилась. При излишней нагрузке вновь взрывалась болезненными спазмами и что самое страшное, теряла подвижность. Возможно если бы не эта слабость темноволосого двуликого, попытка помочь неожиданно обезумевшему другу стоили бы магистру жизни. Сила и опыт в данном случае была не на его стороне, а магия, которая могла остановить и при этом не сильно навредить, мало помогала, просто не действовала на двуликого в полной трансформации.

– Тедерик, ты же понимаешь, что просто бегать по просторам нашего государства, не имея хоть приблизительного представления где может находиться твоя беглянка глупо и бессмысленно. В то время пока ты бегаешь словно безумный по землям двуликих, девушка может несколько раз поменять место своего убежища, а нехорошие слухи о твоём безумии могут стать опасными для вашего рода. Найдутся доброжелатели, которые с удовольствием расскажут правителю об утратившем контроль над своей сущностью сыне лорда этих земель. Так что немедленно возьми себя в руки и больше не позволяй эмоциям брать верх над разумом. Ты и сам прекрасно знаешь, чем это может обернуться для истинного двуликого. Только в следующий раз меня может и не оказаться рядом, – недовольно проворчал светловолосый магистр, окидывая хмурым взглядом разгромленную комнату.

Сломанная и покорёженная богатая мебель острыми обломками валялась в самых разных местах, представляя унылое зрелище некогда роскошного вида комнаты. Сильнее всего пострадали мене массивные предметы интерьера, а вот кровать и шкаф остались относительно целыми. Разве что поцарапанными, и бельё на кровати безжалостно разодрано в клочья острыми когтями, а в остальном стены достойно выдержали яростную схватку двух безликих. Единственным местом куда можно было присесть осталась раскуроченная кровать, к ней и поковылял сильно прихрамывая изрядно потрёпанный блондин.

– Понимаю Арвиал, даже лучше чем можешь себе представить. Попытки отстранить отца от управление этими землями предпринимались уже не раз, потому он и спешил заключить брачный контракт с лордом соседних земель. Тот тоже в последнее время подвергался нападкам, как он говорил, но лично я об этом ничего не слышал, что меня и насторожило. К тому же странное условие, только брачный контракт и никаких деловых соглашений, наводит на определённые мысли. Не зря же, ещё в академии, лэри Каррин эри Морлейн не особо скрывала свою уверенность в нашем совместном будущем, – нервно рыкнул брюнет, раздражённо покосившись на вальяжно рассевшегося поверх разодранных покрывал друга.

Немного помедлив и видя, что даже несмотря на своё плачевное состояние, наглый блондин не спешит покидать его комнату, Тедерик с обречённым вздохом шагнул в его сторону.

– Вот значит как? А я-то всё голову ломал, чего это тебе так срочно понадобилось жену найти, да ещё не простую, а способную родить наследника. Прости, но в твоё мальчишеское противостояние с отцом я сразу не поверил. Просто решил подождать, когда ты сам всё расскажешь, прекрасно понимая, что не всё так просто как ты хотел показать. Ситуация конечно более чем подозрительная и в свете последних событий тебе нужно быть вдвойне осторожнее, – смотря как устраивается рядом не менее потрёпанный друг, задумчиво поделился своими мыслями Арвиал.

– То-то и оно. С каждым днём моё беспокойство только усиливается, да и наши поиски пока остаются безрезультатными. До сегодняшнего дня меня сдерживало только одно, заверения Амины, что с девушкой всё хорошо. Но сейчас… ты даже не представляешь, чего мне стоит сдерживать свою сущность, – устало выдохнул Тедерик, нервно взъерошив и без того растрёпанные волосы.

– Вот это твоё «но сейчас» мне очень не нравится. Может всё-таки объяснишь какой злобный хмырг тебя укусил, что с утра пораньше ты разнёс собственную комнату и чуть не отправил к праотцам единственного друга? – требовательно произнёс Арвиал.

Он прекрасно понимал, что причина такого бурного всплеска ярости должна быть действительно веская и скорее всего она связанна с его неуловимой парой. Возможно именно это поможет им найти хоть маленькую зацепку где может прятаться эта несносная девчонка.

– Та-ак. Извольте объяснить лэрд Тедерик эрл Вильфорд что за безобразие вы тут устроили? – грозно потребовала появившаяся прямо из стены Амина.

Она недовольным взглядом обвела разгромленную комнату и приняв воинственную позу, которая не предвещала ничего хорошего провинившимся, замерла в ожидании ответа.

– Эм, доброе утро Амина. Тедерик думаю моя помощь в переодевании к завтраку тебе всё-таки не потребуется, сам справишься. Да и мне тоже не помешает сменить рубашку, – оттянув разорванный на длинные полосы рукав, некогда белоснежной рубашки, торопливо пробормотал магистр с опаской поглядывая на недовольную хранительницу.

– Да уж, думаю нам обоим просто необходимо привести себя в порядок. Встретимся через полчаса в столовой, – поддержал друга Тедерик и как истинный хозяин проковылял к двери, чтобы проводить магистра.

Мужчины спокойно прошли мимо опешившей хранительницы. Вот только если магистр продолжал опасливо косится в её сторону, то Тедерик демонстрировал полное равнодушие к её недовольству, словно и не было в комнате рассерженной, серокожей женщины. Тонкие брови так и застыли в удивлённом изгибе на красивом лице, а белёсые глаза хищно блеснули, выдавая бушующие эмоции взбешённой хранительницы.

– Амина, вот только не начинай пожалуйста и без тебя тошно, – устало прислонившись к дверному косяку, рыкнул брюнет, как только за магистром закрылась дверь.

– Что значит не начинай?! Как вообще понимать твоё поведение и этот жуткий бардак, что вы тут устроили?! – прошипела хранительница, подобно злобной фурии неумолимо приближаясь к мужчине.

– Как хочешь так и понимай. Тебе ведь всё равно, что я мучаюсь от неизвестности и страха за свою пару. Почему меня должны волновать твои переживания? Подумаешь мебель немного подпортили. Так мы не бедны и думаю вполне можем позволить себе купить пару лишних стульев, и стол, ну и диван обновить то же не помешает, – ехидно ответил брюнет, ничуть не испугавшись грозного вида женщины.

Он спокойно прошёл вглубь комнаты, где в практически целом шкафу висела его одежда. Снимая с себя рубашку, Тедерик болезненно поморщился, нечаянно задев больную руку. Зло рыкнув, он просто сорвал с тела потрёпанную тряпицу, уже не похожую на рубашку и швырнул её прямо на пол.

– Вот именно поэтому я тебе и не говорю, где девушка. Пока ты не научишься держать свою сущность в узде и не поддаваться эмоциям, не стоит рассчитывать на мою помощь. Эйми и так настрадалась, а ты своей несдержанностью вообще чуть не убил её, – не теряя воинственного настроя и всё так же буравя пристальным взглядом широкую спину двуликого, осуждающе проговорила Амина.

Тедерик при последних словах весь напрягся, словно готовясь к прыжку и, глухо зарычав, стал очень медленно оборачиваться. Глаза снова налились красным светом, а рельефные мышцы стремительно увеличивались в размерах, бугрясь и перекатываясь под потемневшей кожей.

– Вот об этом я и говорю Тедерик. Если при одном только упоминании о девушке у тебя нет сил совладать со второй сущностью, то, что же ты сделаешь, если найдёшь её? Подумай об этом, не повторяй ошибок своего отца, – более мягко сказала хранительница, вместе со словами отпустив свой гнев и с долей жалости посмотрев на грозного двуликого.

Несколько секунд они просто не мигая смотрели друг на друга. Яростный взгляд красных глаз и холодный взгляд белёсых, вели молчаливую битву, где заведомо не будет ни проигравшего ни победителя. В итоге Амина отступила, и тяжело вздохнув просто растворилась в стене. Тедерик же схватив первую попавшуюся рубаху из ровного ряда висевших в раскрытом шкафу, тяжёлой походкой направился в ванную. Холодный душ был ему просто необходим, чтобы остыть и привести мысли в порядок. Если бы сейчас он обернулся, то заметил Амину смотрящую на него грустным взглядом. Хлопок двери, с силой ударившейся о деревянный косяк, заглушил слова хранительницы, произнесённые шелестящим шёпотом.

– Ты найдёшь её мой мальчик. Обязательно найдёшь, но всему своё время. Пока ни ты, ни она не готовы к новой встрече друг с другом.

Глухое эхо от её слов пробежалось по комнате и исчезло вместе с голубоволосой женщиной. Робкие солнечные лучи коснулись покорёженной мебели и весело пробежались дальше, ласково коснувшись своим теплом холодного пола. Прошло немного времени и Тедерик полностью одетый, без тени намёка на недавнюю драку, уверенной походкой вышел из комнаты. Ему ещё предстоял серьёзный разговор с Арвиалом и хорошо, что у него было время подумать. Теперь он точно знал, что именно рассказать другу и какие вопросы задать ему как магистру. Несколько вопросов по поводу действия взаимного обмена собственной кровью так и крутились в голове. Ему оставалось только удивляться, почему он раньше об этом не задумывался.

Глава 7

– Лия! Ну, ты там уснула что ли? Лично я не хочу сегодня опаздывать, – выдернул меня из глубин воспоминаний приятный голосок моей соседки Шарины.

Эта невысокая пышечка всегда находилась в хорошем настроении и заряжала им окружающих. И хотя из-за аппетитных форм девушку нельзя было назвать хрупкой, это ничуть не портило её внешнюю привлекательность. Вьющиеся крупными локонами тёмные волосы, яркие зелёные глаза, мягкий овал лица и задорная улыбка на пухлых алых губах, вполне милая и привлекательная девушка. Шарина, или как она просила нас называть её – Рина, обладала магией земли и довольно сильной. Вот только из-за своей непоседливости частенько попадала в разные смешные ситуации. То цветы с голову вырастит, а они в порыве благодарности обмотают её своими листьями так, что без чужой помощи и не выбраться. То огурцы получаться агрессивными и при попытке их сорвать будут отстреливаться довольно крупными и жёсткими семечками.

Как правило, от таких нелепостей страдала сама Рина, ну и нам доставалось до кучи. Вот в один из таких дней, когда Рина сильно поцарапалась о шипы очередного любвеобильного цветочка, у меня наконец-то откликнулся дар. Правда странный, от чего внимание директрисы ко мне только усилилось. Острый шип довольно глубоко прорезал нежную кожу ладони, я машинально подула на ранку, когда Рина болезненно сморщилась от неприятного пощипывания в порезе. Подула, а сама представила, что кровь останавливается, а ранка слой за слоем стягивается новой кожей и совсем исчезает. Удивлённый вздох четырёх голосов, сбил меня с мысленного настроя, и я резко открыла глаза, которые почему-то оказались закрытыми. Четыре пары глаз пристально смотрели на меня не мигая. Рина, Мюриэл и Заруна – девушки из моей четвёрки смотрели удивлённо-восхищённо, а вот взгляд леди Энрики, которая непонятным образом оказалась в оранжерее, был заинтересованно-изучающим. Чувство, что я опять как-то отличилась, беспокойным клубком притаилось в душе.

– Неплохо Лия, неплохо. После оранжереи зайдёшь к магистру Гленде ди Вильберн. Она проведёт осмотр, и снимет блокираторы. И так девушки, со следующей недели у вас начнутся занятия по медитации и контролю своего дара. В конце дня подойдёте ко мне за новым расписанием, – обратившись ко всем девушкам, которые притихшие скромно стояли рядом со мной, леди Энрика плавной походкой полной аристократического достоинства покинула оранжерею.

К слову я была последней из четвёрки у кого проснулся дар, пусть вот так неожиданно и непонятно, но всё же это не могло не радовать. Конечно, я себя успокаивала тем, что с моего появления в МиШ прошло всего две недели, но оставаться последней было неприятно. Свои «наручники» я уже ненавидела, хотя и понимала их ценность для собственной безопасности. Правда совсем без контроля нас не оставляли, просто приглушающие магию широкие браслеты меняли на более изящное украшение. Это был витой браслет из серебра, с мелкими камушками соответствующим твоей стихии и являющимися своего рода накопителями энергии, в том числе забирающими её излишки при очередном всплеске. Он абсолютно не ощущался на руке и не доставлял никаких неприятных ощущений, но благодаря этому украшению мы всё так же оставались под неусыпным контролем школы.

Занятия с магистром Глендой стали для меня открытием и самыми ожидаемым событием. Настолько она интересно рассказывала о сложных вещах и самое главное минуты погружения в себя, как она называла единение с даром. Даже зная, что магистр полностью контролирует наше состояние, через связь с браслетами, в первый раз было волнительно и страшно. Ведь в случае резкого всплеска магии, который может произойти при конфликте с даром, в момент единения, и магистр и ученица рискуют остаться без дара. Насколько я поняла, эта методика используется совсем недавно, и не все готовы рисковать своим даром ради нескольких слабоодарённых. Потому в этой школе были особые преподаватели, действительно отдающие всё для того, что бы помочь нам.

Занятие проходило в специальной комнате с тёплым полом, на котором мы и устраивались каждый в той позе, какая ему была наиболее удобной. Нас было всего четверо девушек из младших четвёрок с одной и той же стихией воздуха. Впрочем, так разбивались все наши четвёрки на эти занятия. Каждый магистр своей стихии в такие моменты мог контролировать небольшое количество учениц, потому четыре девушки самое оптимальное и безопасное количество для единения.

Напевный голос магистра, погружающий нас в состояние наподобие гипноза, постепенно смешивался с невероятными звуками и картинками, которые медленно, но ярко всплывали перед внутренним взглядом. Сначала это были просто красочные кадры из прошлой жизни как моей, так и Эйми, а вот потом, я словно провалилась в темноту. Испуганно озираясь вокруг, вздрогнула от лёгкого шёпота, словно случайно прорвавшегося в моё сознание.

– Успокойся. Посмотри внимательно вокруг, попробуй почувствовать зов своего дара. Не забывай, что вы с ним единое целое, просто пока не наладившие связь. Как только почувствуешь, потянись к нему и попробуй прикоснуться, – уверенно шептал голос магистра, как я уже поняла.

Я честно попыталась успокоиться и сосредоточится на своих ощущениях, мысленно представляя, как что-то тёплое, родное обнимает меня со всех сторон. Неожиданно меня потянуло в сторону, словно кто-то взял за руку и повёл. Темнота всё так же окружала, но уже не была такой пугающей. Несколько шагов и пространство вокруг меня изменилось. Появились яркие краски пока неясными мазками и пятнами кружащие вокруг. Ещё шаг и я стою на небольшой поляне полностью усыпанной яркими цветами и прекрасно освещённой ласковым солнышком на безоблачном голубом небе. Я даже почувствовала лёгкое прикосновение тёплого воздуха, который словно приласкал и приглашающе подтолкнул к ажурной беседке, одиноко стоящей посередине этого чудесного островка природы. Вся увитая плющом с крупными зелёными листьями с сиреневыми прожилками она так и манила своей загадочностью.

Осторожно ступая по чуть заметной тропинке, быстро добралась до входа и с интересом заглянула внутрь. Челюсть чуть не упала в густую траву, когда я разглядела внутреннее убранство беседки. Комната, самая настоящая комната с богатым растительным узором по стенам и пушистым ковром из разнотравья на полу. Но больше всего меня поразила широкая кровать, словно вырастающая из пола и щедро украшенная голубыми цветами. Вместо матраса пышное белое облако, надёжно удерживаемое оплетающими его длинными толстыми стеблями, которые причудливо переплетаясь, образовывали прочный каркас с четырьмя столбами. И вот на этом самом облаке спокойно спала девушка. Её свернувшееся в позе эмбриона худенькое тело, заметным пятном выделялось на белоснежном ложе. Голубое свечение вокруг неё словно пульсировало в такт её сонного дыхания. Присмотревшись повнимательнее к нежным чертам милого личика, зажала себе рот руками, чтобы не закричать от радости.

– Эйми, – осторожно позвала я, уверенно шагнув к воздушно-цветочной кровати.

Но стоило мне протянуть руку к девушке, как непреодолимая сила резко выдернула меня в реальность. Резкая боль в области сердца, и я на минуту замираю, боясь вдохнуть и открыть глаза. Так же резко меня отпустило, возвращая способность дышать и чувствовать. Открыв глаза, я увидела обеспокоенное лицо магистра Гленды, которая обеспокоенно склонилась надо мной.

– Ох, Лия ну и напугала ты меня. Вот скажи мне, зачем ты полезла так глубоко? Ведь просила же просто осмотреться и попробовать почувствовать зов, а не шататься по слоям магической материи, – строго отчитала меня женщина, за грозностью пряча своё беспокойство.

Да уж, досталось мне тогда на орехи от магистра. На следующем занятии в транс нас не погружали, только медитировали под чутким руководством лэри Гленды. Девушки смотрели на меня осуждающе, прекрасно понимая, чем вызвана такая осторожность. Ведь урок по единению проходил всего один раз в неделю и всем не терпелось поскорее овладеть своим даром. Конечно на следующих занятиях мы вновь пытались соединиться с даром, но лично мне никак не удавалось сосредоточится. Создалось стойкое ощущение, будто меня специально удерживают на одном месте. Стоило мне сделать несколько шагов в сторону зовущего светлого пятна, как тут же жёстко возвращали обратно. Я психовала и пыталась объяснить магистру, что чувствую зов и пытаюсь к нему потянуться, но мне что-то мешает. На что получала спокойный ответ, что ещё рано, и мы не готовы опуститься на более глубокие магические уровни.

И вот сегодня, на пятом занятии магистр пообещала вновь попробовать полное слияние. Я чуть не подпрыгнула от радости, когда она нам об этом сообщила. Все эти дни, после первого урока, я не могла выкинуть из головы спящую Эйми. Сколько раз я порывалась поговорить об этом с лэри Глендой, но рассудок упорно твердил, что не стоит этого делать. Бесконечные вопросы и предположений крутилось в голове, но самое главное появилась надежда. Надежда, что несчастная девушка, чьё тело я так бессовестно заняла, не исчезла бесследно. Думать о том, что своим вторжением я могла попросту убить её не хотелось. И вот когда я увидела её спящую в глубине себя или своей души, мне стало одновременно легче и в то же время страшно. Безумно хотелось попытаться поговорить с Эйми, если вновь удастся её найти. Потому я так ждала этих занятий и сейчас не хотела опаздывать.

Чувство беспокойства и надвигающейся опасности, преследующие меня последние дни, немного притупилось от лёгкого массажа тёплых водяных струй. Вот только утренний сон, до слабости в коленях и сумасшедшего сердцебиения реальный, никак не выходил из головы, добавляя холодящей тревоги. Повторный требовательный стук неугомонной зеленоглазой соседки, напомнил, что стоит поторопиться.

– Рина, я уже почти закончила. Сейчас выйду, – крикнула в ответ, как только вода перестала шуметь о каменную плитку пола.

Душевые и ванные комнаты, к моему глубочайшему удовольствию, ничем не отличались от таких знакомых земных удобств. Только подача и подогрев воды в основном были на магии. Быстро вытерлась пушистым полотенцем, оделась и вынырнула из тёплой комнаты в общую гостиную.

– Доброе утро девочки, – вежливо поздоровалась с выглянувшими из своих спален девушками.

Две хорошенькие блондинки, синхронно зевнули и, прошелестев ответное приветствие, медленно направились к небольшому, но очень удобному диванчику. Совсем неграциозно плюхнулись на него и приготовились ждать своей очереди.

– Копуша, – вынесла свой вердикт Рина и, весело подмигнув мне, шустро проскользнула в душевую.

Ха, копуша, ну конечно! Да если бы не сегодняшний сон, возможно я вообще ограничилась бы простым умыванием, – мысленно возмутилась я нелестной характеристике, с прищуром посмотрев на закрывшуюся перед моим носом дверь душевой.

Заруна и Мюриэл весело переглянулись, тихонько хихикнув над моим недовольным видом. Ну да, взъерошенная после активного вытирания полотенцем, со светящимися от беспокойства голубыми глазами, худенькая, я сейчас была похожа на нахохлившегося воробья, неожиданно упавшего в лужу. Представив столь красочную картинку, не смогла сдержать улыбки и, шутливо махнув на них соскользнувшим с плеча полотенцем, поспешила в свою комнату одеваться.

Наша четвёрка появилась в столовой одной из первых. Сегодня у всех младших четвёрок был урок единения, а потому остальные тоже быстро подтянулись. От нарастающего волнения румяные булочки и вкусная каша со свежими фруктами, не вызывали абсолютно никакого аппетита. Пересилив себя, проглотила несколько ложек молочно-фруктового блюда и запила травяным чаем. Рина, как всегда что-то весело щебетала, но сегодня меня это никак не трогало. Видимо заметив моё нервозное состояние, девушки не пытались втянуть меня в беседу, но обеспокоенные взгляды всё же бросали. Как только завтрак был закончен, наша четвёрка покинула столовую, торопливо расходясь по своим классам.

– Лия, не волнуйся, всё будет хорошо. У тебя обязательно всё получится, вот увидишь, – легонько коснувшись моего плеча, шепнула Рина.

Тепло от едва ощутимого прикосновения нежной ладошки и от слов поддержки, приятно согрело томящуюся в волнении душу. Именно этого мне сейчас так не хватало. Пусть на миг, но почувствовать искреннюю поддержку, вдохнуть полной грудью и вновь ринутся в бой с реалиями этого неласкового мира.

Рина скрылась за дверью своего класса, я тоже поспешила на занятие, как мантру прокручивая в голове её последние слова.

В класс мы с остальными девушками вошли практически одновременно. Так же одновременно замерли, сделав несколько шагов вперёд, когда заметили в глубине комнаты царственно восседающую на специальном мягком пуфе директрису собственной персоной.

– Доброе утро девушки, – сдержанно ответила леди Энрика на наше дружное приветствие.

Магистр ди Вильберн так же вполне дружелюбно поздоровалась с нами и привычным жестом пригласила занять свои места. Напряженность просто витала в воздухе, и не только мне было не по себе от присутствия директрисы и её пронзительного взгляда. Тревога вопила, что такое пристальное внимание к нашей четвёрке не просто так и я даже думать не хотела, что причина во мне. Ох как не хотелось мне привлекать лишнего внимания, но мои желания видимо шли в разрез с планами мироздания.

После того случая в оранжерее, к моим обязанностям прибавилась ещё одна. Помогать нашему доктору, или как тут говорили лекарю, в несложных случаях. Не молодая женщина, с вполне обычной внешностью, тем не мене была способна одним лишь взглядом карих, почти чёрных глаз, усмирить любого.

Дануна была обычного происхождения, о чём говорило её имя рода - Шамси, безо всяких отличительных приставок. Это ни в кое мере не отражалось на общем отношении к ней как родовитых учениц, так и магистров. Искреннее уважение к этой строгой, но очень отзывчивой женщине, давало мне надежду, что не всё в этом мире так ужасно.

Она с радостью приняла новость о помощнице, и мы довольно быстро нашли общий язык. Правда в начале меня довольно жёстко проинструктировали и попросили наглядно продемонстрировать свои приобретённые умения, то есть магически залечить рану. Довольно страшную на вид, но не опасную для жизни пострадавшего. Опытным путём быстро выяснилось, что мои лекарские способности пока хватает только на несколько царапин или одну серьёзную рану. После сеанса магического лечения я была словно выжатый лимон, с противной сухостью во рту и сильным головокружением.

Именно Дануна объяснила мне, в чём заключается необычность способа моего лечения. Каждый маг имеет только одну стихию, как основной источник магической силы. Четыре основополагающих магических столпа этого мира были Земля, Вода, Воздух и Огонь. Помимо естественного владения этими стихиями, маг при помощи специальных заклинаний и некоторых сакральных жестов, мог трансформировать чистую стихийную магию в нечто другое. Например, применять в качестве исцеления, поиска, защиты, создания полезных артефактов, ну и других не менее полезных вещей.

Вот только я отличилась, применив магию воздуха для лечения безо всяких вспомогательных слов и жестов. Хватило воображения и искреннего желания помочь.

Внимательно наблюдая, как Дануна лечит, я быстро поняла насколько влипла. Моя мимолётная забывчивость, что нахожусь в другом мире, со своими правилами и магическими законами, привлекла ко мне внимание, чего мне пока очень бы не хотелось. Слишком много непонятного и странного происходило со мной с момента появления в этом неласковом мире, и я очень боялась попасть на допрос к проницательной леди Энрике.

И вот теперь, в самый ответственный и долгожданный день, эта вездесущая женщина присутствует на занятии. Я и без того была напряжена до предела, а тут такой сюрприз.

Мышцы словно окаменели и не желали слушаться, когда я деревянной походкой прошла к своему пуфу. Между лопатками зачесалось, словно ткнули чем-то холодным и острым. Таким действием обладал только взгляд директрисы, я даже оборачиваться не стала, чтобы убедится в своей правоте. Поудобнее устроившись на своём месте, со всем вниманием посмотрела на магистра ди Вильберн.

Проведя небольшой вводный инструктаж, магистр приступила к основной части занятия. Приняв позу поудобнее я с лёгким трепетом начала погружаться в гипнотический транс. Все волнения и страхи постепенно отступали на второй план, дыхание становилось более спокойным и глубоким. С радостным облегчением я довольно быстро оказалась в уже знакомом месте.

В этот раз не было пугающей темноты, словно меня терпеливо поджидали с момента моего последнего визита. Создалось ощущение предрассветных сумерек из-за тусклости цвета на прекрасной поляне. Как и в прошлый раз пришлось пройтись по дорожке, чтобы приблизиться к загадочной беседке. Но вот что удивительно, с каждым моим шагом краски словно оживали, наполняя жизненным цветом каждый лепесток и травинку.

Я уже более уверенно шагнула внутрь ажурного строения. Всё осталось так же как, цветочно-облачная кровать, а на ней мирно спящая девушка. Голубоватое свечение равномерно окутывало её худенькую фигурку, даже волосы сияли голубым, словно состояли из чистейшего энергетического потока.

– Эйми, – позвала дрогнувшим голосом, вплотную приблизившись к мягкому краю кровати.

Руки я сцепила в замок, чтобы не тянулись в жажде прикосновения. Неизвестно как отреагирует девушка, которую я упорно принимала за Эйми, почувствовав чужую руку на своём плече, да ещё и спросонья. Тормошить я решила в крайнем случае, и то очень осторожно.

Тишина давила своей неестественностью, казалось даже воздух загустел от напряжения. Мне же нужно было во что бы то не стало разбудить спящую красавицу, и выяснить наконец, что она тут делает и как это произошло.

– Эйми, ты меня слышишь? – уже намного громче обратилась я к девушке.

Закрытые веки едва заметно вздрогнули, но глаза так и не открылись. Про себя порадовавшись и такой малой реакции, решила, что на правильном пути. Коснувшись руками мягкого матраса, осторожно облокотилась на него и медленно наклонилась вперёд. Максимально приблизившись к спящей девушке, решила продолжить попытку достучаться до её сознания.

Слова с лёгкостью складывались в предложения. Выстроенную мной защитную стену прорвало и давно сдерживаемые эмоции сейчас мощным потоком хлынули наружу. Незаметно для себя я рассказала ей всё, что со мной произошло, о своей прошлой жизни, о сегодняшних страхах и множественных вопросах. Просила, спрашивала и просто рассказывала, чувствуя, как постепенно становится легче и светлее на душе. Это длилось недолго и когда я уже устало прикрыла глаза, чтобы немного передохнуть, услышала тихий вздох.

– Лидия, какое красивое имя, тебе подходит, – мелодичным голоском пропела очнувшаяся Эйми.

Её глаза ярко искрились глубоким синим цветом, и сама она вся было словно соткана из этого непонятного свечения. Сейчас, когда она села, было хорошо заметно её полуэфемерное состояние. К слову моя рука тоже не отличалась особой плотностью, вот только свечения не было, лишь едва заметная оранжевая кайма по всему контуру тела. Внешне она была очень похожа на ауру человека, виденную мной однажды на специальном фото. Эйми же светилась изнутри, равномерно и довольно ярко.

– Спасибо Эйми. Рада, что ты наконец-то проснулась, – искренне улыбнулась я девушке.

Присев на краешек кровати, терпеливо ждала, когда меня внимательно рассмотрят, сама при этом тоже не опускала взгляда. Я могла только догадываться, как сейчас выгляжу со стороны, но вот цвет волос, строение руки и фигура были очень похожи на моё прошлое тело. Возможно это выверты подсознания, которое до сих пор именно так воспринимает своё внутреннее «я», а может в этом месте естественно менять свою внешность по желанию. Вопросы так и крутились в голове, множась в геометрической прогрессии.

– Эйми, я ведь правильно тебя называю? – решила я прервать затянувшееся молчание и задала первый вопрос.

– Правильно, это имя дали мне при рождении, но всегда его считала чем-то чужеродным и совсем мне не подходящим. Имя, которое ты нам придумала, мне нравится больше, – грустно улыбнулась в ответ девушка.

– Нам? – не смогла скрыть своего удивления от её непонятного намёка.

– Конечно нам, а ты разве ещё не поняла, что произошло? – неожиданно лукаво сверкнув глазами, наигранно удивилась Эйми.

– Нет. Откуда же мне знать, что может произойти с чужеродной душой в вашем жутком мире?

– Успокойся, я не хотела тебя обидеть. Просто мне самой пока сложно поверить в происходящее, но попытаюсь тебе объяснить. Тем более, что другой возможности поговорить вот так, глядя друг другу в глаза, у нас может и не быть, – успокоила меня Эйми, поудобнее усаживаясь рядом со мной.

– Значит, моё время пришло и сейчас я должна буду покинуть твоё тело? – задала главный вопрос, внутренне сжимаясь от страха в ожидании ответа.

– Нет, что за глупости ты говоришь! Давай я тебе сначала расскажу, что знаю сама, а потом будешь задавать вопросы, если они у тебя останутся, – резко одернула меня девушка, при этом особо ярко сверкнув синими глазами.

От неожиданной резкости этого милого создания, в ответ я смогла только согласно кивнуть головой.

– Вот и хорошо, – вполне доброжелательно и даже как-то виновато выдохнула Эйми.

Её опущенные плечи и потухший взгляд вызывал в душе нестерпимую волну жалости к несчастной. Перед глазами быстро промелькнули кадры её унижений, разочарований и несчастливого детства. Рука сама потянулась к ней в порыве утешить и немного согреть искренним сочувствием.

– Нет, не сейчас, – не позволила она прикоснуться к себе, чуть отодвинувшись в сторону. – Спасибо, что искренне переживаешь за меня, но пока не стоит нам прикасаться друг к другу. В своё время, когда ещё надежда на полноценную жизнь оставалась в моей душе, я пыталась хоть немного узнать о магии и обретении второй сущности. Это было трудно, но мама смогла откуда-то достать пару книг, где в общих чертах было прописаны самые азы интересующей меня темы, с несколькими довольно скупыми объяснениями. Так вот, думаю в произошедшем виновата проснувшаяся магия, её сильный всплеск и притянул твою душу понимая, что моих сил не хватит пережить её всплеск. Мне стыдно, но в тот момент я плохо что понимала и было очень страшно, а желание жить вот такой вот жизнью стремительно угасало. Твоя душа в своём искреннем желании защитить и помочь, стала для меня просто как луч света в непроглядной темноте. Я с радостью полностью открылась для неё, позволив просыпающейся магии сделать то, что она задумала. Подожди, не перебивай. Я не видела твою душу, только почувствовала что-то тёплое, доброе, которое пыталось защитить меня от разгневанного мужа. Это было так странно чувствовать, но не видеть. Не кори себя за то чего не делала. Я сама, слышишь сама, потянулась тебе на встречу, всем свои существом желая скрыться от жестокой реальности и согреться в твоём искрящемся сочувствием тепле. И не сколько об этом не жалею и тебя прошу выкинуть эти глупости из головы. Как только ты обняла меня своей сущностью, мы стали двумя половинками чего-то нового, целостного и на удивление сильного, очень хорошо дополняя друг друга. Правда я была слишком слаба на тот момент, потому на время погрузилась в некое подобие сна.

– Но как тогда объяснить те картинки из твоей жизни, что мне показывали, пока я сама была без сознания? – нервно перебила я её рассказ.

– Могу только предположить, что это остаточное явление нашего слияния. Я так же многое узнала о тебе. Мир, в котором ты жила, просто удивительный и мне очень жаль, что там остались дорогие тебе люди. Теперь о главном, наши души едины, ты должна это понять и принять. Мы не сможем друг без друга, я это ты, ты это я. Теперь осталось только одно, ты должна принять мою магию, возможно, это будет немного болезненно, но прошу, не сопротивляйся, доверься мне как я тебе. Это очень важно иначе ни ты ни я не сможем покинуть это место, магия нас просто не выпустит обратно в реальность.

– Подожди, ты так говоришь, будто магия обладает своим разумом и желаниями. Но ведь я считала это просто стихия, дар природы.

– Всё верно, но что есть стихия в чистом виде, так как задумывали её создатели? Мы этого не знаем и навряд ли когда-то узнаем. Я говорю о ней как о живом источнике силы, так легче объяснить происходящее и принять с уважением свой дар.

– Хорошо, и что же я должна сейчас делать? И почему ты в самом начале говорила, что возможно мы больше не сможем вот так пообщаться друг с другом если обе остаёмся в этом теле?

– Я сама пока не знаю, чем в итоге обернётся наше окончательное слияние в магическом потоке, только могу предполагать. Но поверь, другого выхода у нас нет, или мы полностью принимаем друг друга или ничего хорошего не будет ни для одной из нас, – нервно закончила Эйми и умоляюще посмотрела на меня.

Я немного помолчала, усиленно переваривая услышанное и пытаясь понять происходящее. Куски новой информации словно пазлы вставлялись один в другой, постепенно превращаясь в более ясную картинку. В итоге я пришла к решению, что ничем не рискую, ведь это именно моя душа приняла в себя душу Эйми и я полностью доверяла ей и тому что она сказала.

– Хорошо, я готова, – вставая с кровати, уверенно посмотрела на Эйми.

– Я рада, спасибо за доверие, – поблагодарила девушка, встав рядом со мной и раскрывая свои объятия.

Моя душа тут же откликнулась в ответном порыве и я, подавшись навстречу, с радостным чувством обняла девушку. В момент соприкосновения наших тел, яркая вспышка болезненно резанула по глазам. Нас закружило в разноцветном вихре, настойчиво вдавливая друг в друга. Эйми счастливо улыбалась, даже не морщась от нарастающей боли в местах нашего соприкосновения. Гудение и потрескивание как от электрического разряда пугало, но пути назад уже не было. Ещё одна яркая вспышка и причудливо изогнутая синяя молния ударяет по нам, обжигая словно огнём. Крик так и застрял в горле, когда улыбающаяся Эйми стала растворяться у меня в руках, а я не знала, как это остановить.

– Всё хорошо, помни, теперь мы едины, – едва слышно успела прошептать исчезающая девушка и весело мне подмигнула.

Вихрь утих, бережно опуская меня на мягкую траву, но встать и прийти в себя мне не дали. Резкий рывок, как и в прошлый раз грубо выдернул меня в реальность. Лёгкое головокружение, общая слабость и тошнота меня ничуть не испугали. А вот глаза открывать не хотелось, хотя я и чувствовала на себе прожигающий взгляд леди Энрики. Это чувство я ни с чем не спутаю.

Глава 8

Как я не оттягивала момент мнимого пробуждения, лежать и притворяться было глупо и по-детски. Приготовилась к неприятному моменту и смело открыла глаза, очень надеясь, что они не выдадут мой притаившийся страх.

К моему удивлению, вместо обеспокоенного лица магистра я увидела улыбающуюся леди Энрику. Вот эта тёплая улыбка на строгом лице директрисы, совершенно сбила меня с толку. Страх прошёл, на его место быстро проскользнуло обычное любопытство.

– Ты справилась Лия. Всё хорошо. Посмотри на свои руки, – тихо проговорила леди Энрика.

Столько тепла и облегчения было в её голосе, что мне стало даже неловко от такого внимания. Неужели она действительно переживала за меня. Но почему? Кто я для неё? Что руководит этой сильной и загадочной женщиной, которая рискнула пойти против общественного устоя двуликих?

За эти неполных два месяца, что нахожусь в школе, я успела многое узнать. В обществе двуликих женщина имела мало прав, практически никаких за редким исключением. Сильный магический дар и наличие второй сущности, единственное, что могло заставить мужчин хоть немного считаться с женщиной и дать мизерное право выбора будущего мужа. К тому же они могли поступить в магическую академию, правда, при этом заплатив приличный вступительный взнос. Там же они обычно и встречали своих будущих мужей. Многие семьи, как собственно и сами девушки использовали эту возможность именно как прекрасный способ найти хорошего мужа. В остальном же всё оставалось неизменным, и основная их обязанность была рожать детей, ублажать мужа и блюсти семейное благополучие.

Школа МиШ была словно вызовом несправедливым правилам мужского общества двуликих. Мне с трудом представлялось, сколько усилий и времени понадобилось леди Энрике, чтобы собрать возле себя единомышленников. Искреннее желание помочь слабо одарённым девушкам чувствовалось в каждом слове, мимике, жесте, но тщательно скрывалось за строгим видом. Они очень рисковали ради нас и не только при глубоком слиянии на занятиях, но и своим положением в обществе. За что мы все были им безмерно благодарны. Глубокое уважение к магистрам, полное понимание важности строгого соблюдения правил и указаний, это только малая толика чем мы могли отплатить им за их искреннюю помощь. Кропотливый совместный труд для того, чтобы дар проснулся и конечно поддержка и вера в наши силы, всё это давало реальный шанс на благополучный исход для каждой ученицы.

Несмотря на это директриса так и осталась для меня загадкой со своими скелетами в шкафу. И это её пристальное внимание в последние дни ко мне немного нервировало. А теперь, она словно скинула маску и неосторожно показала мне свои настоящие эмоции.

Вопросы и мысли сумасшедшим хороводом закружились в голове, а глаза тем временем удивлённо смотрели на протянутые к лицу собственные руки.

Кисти моих рук были объяты синим пламенем, которое маленькими прозрачными язычками осторожно ластилось к нежной коже. Никаких болезненных ощущений я не испытывала, только лёгкое приятное покалывание.

– Это моя магия? – выпалила я на эмоциях.

– Да Лия это твоя магия так радуется вашему слиянию. Ты приняла её, она тебя. Не волнуйся сейчас всё пройдёт, – успокоила меня женщина, при этом, не пытаясь прикоснуться ко мне.

Вспомнив вступительный инструктаж магистра, выровняла дыхание и сделала несколько глубоких вдохов и медленных выдохов. Руки постепенно перестали пылать, голубые язычки охотно впитались под кожу. Голова немного кружилась, а в груди бушевал адреналиновый ураган. Эйфория от магического и душевного слияния постепенно спадала, оставляя чувство лёгкости и прилива сил во всём теле.

– Молодец. После ужина жду тебя у себя в кабинете. Нам предстоит серьёзный разговор, откладывать его больше не вижу смысла, – огорошила меня леди Энрика, при этом вновь став серьёзной.

– Это как-то связанно с проснувшейся магией? – обеспокоенно спросила, рискуя получить выговор за нетерпеливость.

– И это тоже, но основная причина заключается в другом. Подожди не торопись с вопросами, всё узнаешь вечером. Не опаздывай, – строго произнесла последние слова директриса.

Она плавно поднялась с колен и, вежливо со всеми попрощавшись, при этом похвалив за достигнутые успехи смущённых девушек, вышла из класса.

Остаток времени занятие прошло без особой суеты, магистр только протестировала нас на стабильность магических потоков. В конце, убедительно попросила быть ответственными и при малейших отклонениях самочувствия от привычных норм, срочно обратиться к лекарю. Заверив, что прекрасно понимаю всю опасность, обещали быть внимательными к своему здоровью.

Я же несмотря на спокойную и вполне дружелюбную обстановку в конце занятия, никак не могла прийти в себя после разговора с леди Энрикой. Вот чувствовала с самого утра, что сегодняшний день преподнесёт мне ещё сюрпризы. Как ни крутила в голове возможные причины предстоящего разговора, всё равно получалось чёрте-что. Одни догадки и домыслы, которые только злили от невозможности их подтверждения. В итоге решила не мучить себя внутренними баталиями, а собрав волю в кулак дождаться вечерней встречи.

День прошёл вполне спокойно. Обычные рутинные дела очень хорошо отвлекли от тревожных мыслей, которые помимо воли иногда назойливо крутились в голове. В библиотеку я, конечно же, не попала, оставив выяснение вопроса о загадочном и очень реалистичном сне на потом.

Девушки из моей четвёрки искренне порадовались моему успешному магическому воссоединение, предложив отметить это важное событие после ужина. К слову, мы уже отмечали их успехи, и даже сложилось что-то вроде традиции. Нет, никакого алкоголя и прочих вредных вещей наша мини-вечеринка не подразумевала. Только специальный сбор трав по семейному рецепту Рины и немного сладостей с маленьким волшебством внутри. По этим чудо-печенькам Мюриель была мастерица, а Зарурна с удовольствием ей помогала. Огонь и вода, соединённые вместе на многое способны.

Конечно, я с радостью согласилась, всеми силами стараясь скрыть нарастающее беспокойство. Правда о предстоящем вечернем визите к директрисе мне пришлось рассказать. Немного поохав и подбодрив меня шутливыми предположениями о возможном приятном сюрпризе, мы разошлись по своим делам. Дневные обязанности были выполнены, и сейчас наша четвёрка могла спокойно заняться тем, чем хочется. Девушки побежали подготавливаться к вечеринке, а мне предстояло посетить «логово дракона» и узнать наконец ответы на мучившие меня весь день вопросы.

Как и в прошлый раз, после моего стука, дверь сама приглашающе открылась и резко выдохнув я смело шагнула вперёд.

– Проходи Эмилия, присаживайся, – проговорила леди Энрика, жестом указав на предусмотрительно придвинутый к столу стул с мягкой высокой спинкой.

– Спасибо, – тихо поблагодарила я, поудобнее устраиваясь на предложенном месте.

Я прекрасно видела, что леди Энрика сама нервничает хотя и держит маску спокойствия на лице. Вот только руки, нервно постукивающие тонкими пальчиками по полированной столешнице, выдавали её волнение.

– Начну с самого главного, – дождавшись моего внимательного взгляда, начала она разговор. – Тебя ищут Лия и скорее всего очень скоро появятся тут.

– Неужели родители решили вернуть блудную дочь, чтобы вновь продать её подороже? – горько вздохнула я, вспоминая как страдала Эйми от холодности отца и пакостницы сестрички.

В том, что моё инкогнито будет быстро раскрыто, я не сомневалась. Не та эта женщина, что бы вот так просто оставить неизвестную в стенах своей школы. Тем более источник информации был рядом и, думаю, с удовольствием ответил своей обожаемой хозяйке на все вопросы. Мне достаточно было посмотреть на их тёплое общение, чтобы понять, ради меня Сергиус не будет портить такие доверительные отношения со своей госпожой.

– Если бы это было так, то мне было бы намного легче справиться с возникшей проблемой. За годы существования школы я научилась договариваться с недовольными родственниками. Сейчас же ситуация намного серьёзнее. Тебя разыскивает твой муж, и это не простой двуликий, а сын уважаемого лорда, входящего в первый круг приближённых к нашему владыке, – обрадовала меня леди Энрика величием бывшего мужа.

– Во-первых, он мне не муж, метки подтверждающей его право на мне нет. Во-вторых, я не понимаю, зачем ему понадобилась. Никаких вещей, принадлежащих этому семейству у меня нет, наше общение было неприятно для обоих. С его внешностью, богатством и высоким общественным положением найти себе новую игрушку, которая с радостью побежит на первый его зов, не составит труда. Потому не понимаю, зачем могла ему понадобиться, неужели месть к слабой, беззащитной девушке движет этим мужчиной? – от души возмутилась я такому повороту, из последних сил сдерживая забурлившую с новой силой злость на этого мужчину.

Я на самом деле не понимала, зачем ему понадобилась и потому ещё больше нервничала. И всё же, причина должна быть и вот этот его рык «Моя» теперь обрастала новым, пугающим смыслом.

– Не понимаешь говоришь? Ну, хорошо. А скажи-ка мне Лия, с тобой в последнее время ничего странного не происходило?

– Смотря, что вы подразумеваете под странностью. Для меня само нахождение здесь и проснувшаяся магий уже большая странность и неожиданность, – занервничала я ещё сильнее, чувствуя в этом «странное» явный подвох, который меня, скорее всего не обрадует.

– Возможно возникало чувство необъяснимой тоски, желания немедленно оказаться в другом месте там, где тебя кто-то ждёт, или были странные сны, очень реалистичные и на первый взгляд непонятные, – спокойно перечисляла леди Энрика возможные странности, при этом пристально смотря на меня.

При упоминании последнего пункта вероятности, моё лицо непроизвольно залилось краской. Даже кончики ушей ощутили тепло неожиданно вспыхнувшего смущения.

– Понятно. Значит, не отступится и разговаривать с ним бессмысленно, – вынесла неутешительный вердикт директриса.

– А с моей стороны будет очень невежливо, если я попрошу поделиться со мной вашими выводами? – поинтересовалась, прямо посмотрев на задумчивую леди Энрику.

– Видимо придётся, что бы ты поняла всю серьёзность ситуации. Я могу лишь догадываться об истинных причинах его стремления вернуть тебя, основываясь на своих знаниях и опыте общения с высокородными двуликими. Но я могу и ошибаться, потому не спеши полностью доверять моим суждениям. Столь настойчиво стремится к встрече со сбежавшей женщиной, при этом стараясь не привлекать излишнего внимания к своим поискам, настоящий двуликий может в нескольких случаях. Первое, это её беременность, но у тебя этого нет, мы проверяли и не раз.

При упоминании о беременности, которая так и не произошла, моё сердце болезненно сжалось и тоскливо заныло. В мыслях тут - же возник образ любимого мужа с нашей дочкой на руках. Глаза защипало, но уверенный голос леди Энрики быстро вернул меня к разговору.

– Второе, это когда двуликий почувствовал в ней свою пару, но должной взаимной привязки по неизвестным причинам не произошло. В этом случае лишь повторная встреча может позволить разобраться в произошедшем. Мне известны случаи, когда первая реакция сущности была ошибочной, особенно если это происходило в напряжённый момент, при работе с магией. В твоём случае я склоняюсь именно к этому варианту, – тем временем продолжала просвещать меня директриса, с каждым словом всё больше погружая в уныние.

– Но в этом случае я ведь тоже что-то должна ощущать? Только этот мужчина у меня ни вызывает ничего, кроме злости и желания никогда больше его не видеть, – нервно попыталась я опровергнуть её слова, в глубине души, с горечью соглашаясь, что такая вероятность всё же есть.

Так взволновавший меня сон стал косвенным подтверждением этой версии происходящего.

– В том то и дело, что именно в этом случае, чувства могут возникнуть только у одного из предполагаемой пары. Теперь ты понимаешь, что он не бросит поиски и рано или поздно найдёт тебя?

– И что же мне делать? Опять бежать в неизвестность, не имея ни денег, ни документов, ни защиты от охотников за мой счёт получить долгожданного наследника?

– Нет конечно! Неужели ты всерьёз считаешь, что я бы допустила такое? Лия, всё не так страшно, как кажется на первый взгляд. У меня было время подготовиться и хорошенько подумать, чем я могу помочь в этой ситуации. Сейчас только от тебя зависит, какой дальнейший путь ты выберешь, – поспешила успокоить меня леди Энрика.

Я с надеждой посмотрела на женщину, приготовившись внимательно выслушать всё то, что она готова была мне предложить. Я ни минуты не сомневалась, это единственный возможный выход из сложившейся ситуации и была очень благодарно ей за желание помочь.

– Итак, встреча рано или поздно произойдёт, это мы обе понимаем. За документы не переживай они давно готовы, осталось только вписать новое имя. Сейчас, важно выиграть время и дать твоему дару полностью раскрыться. К тому же на момент встречи с «мужем» у тебя должна быть защита от его посягательств. Даже если ты сейчас уверена, что ничего не чувствуешь к нему, повторная встреча может всё изменить. Потому защита на первое время, чтобы понять и разобраться в себе, просто необходима. В этом случае только Академия может гарантировать тебе такую защиту, – сказав последние слова, леди Энрика сделала паузу и внимательно посмотрела на меня.

– Допустим это так. Но насколько я знаю, набор в Академию уже закончился ещё два месяца назад. К тому же, у меня нет столько денег для первого взноса, и навряд ли будут в ближайшее время. Но раз вы заговорили об этом, значит, существует другая возможность попасть под защиту САВМ? – спросила с надеждой, в нервном жесте сцепив руки в замок.

– Всё правильно, в качестве простой ученицы ты не сможешь попасть, но нам это и не надо. Твоя наставница по лекарскому делу дала тебе очень хорошую характеристику. Магистр Дануна Шамси настойчиво рекомендовала развивать эти способности, видя в тебе немаленький потенциал. При её протекции и поддержке нам удалось договориться с лекарем академии о твоём возможном появлении в стенах этого учреждения в статусе его личной ученицы и помощницы. Правда есть одно обязательное условие, его личная временная метка, закреплённая магически на твоём теле. Только при выполнении этого пункта договора магистр Рейден ди Дангатар готов взять ответственность за твоё пребывание и дальнейшее обучение в академии на себя. Теперь выбор за тобой. Готова ли ты рискнуть и пойти на такие условия? Если да, то я дам тебе договор, и ты сможешь более подробно ознакомиться с ним. Вот только решать нужно сейчас, боюсь, на долгое раздумье у тебя нет времени, – закончила директриса, дав мне возможность переварить услышанное и принять нелёгкое решение.

Женщина нервно постукивала изящными пальчиками по стопке бумаг, видимо и являющейся тем самым договором. Я понимала, что особого выбора у меня и нет. То, что леди Энрика держится спокойно и не говорит об опасности, которой я подвергну и её, и остальных девочек оставшись тут, не значило, что таковой не существовало. Судя по своему миру и поведению обладающих властью индивидов, лорды привыкли добиваться своего, любым путём. Я прекрасно запомнила её слова о вхождении семейства Вильфорд в круг приближённых к владыке двуликих. Какая бы сильная не была леди Энрика, не думаю, что она пойдёт против его прямого приказа о выдаче беглянки недомужу, то есть меня. Да и самой мне не хотелось стать причиной конфликта хозяйки школы, единственного островка надежды для многих девушек, не обладающих сильной магией, богатством и высоким положением в обществе, с власть предержащим.

– Я согласна. С моей стороны было бы чёрной неблагодарностью остаться здесь. Не хочу заставлять вас рисковать существованием школы и судьбами остальных девушек, ради одной проблемной ученицы. Вот только можно задать несколько вопросов? – спросила, уверенно посмотрев на женщину.

– Нужно Эмилия. Я даже не сомневалась, что ты проявишь благоразумие. Задавай вопросы, постараюсь на них ответить, – так же прямо и уверенно ответила мне леди Энрика.

– Насколько я поняла, метка магистра даст мне ту самую необходимую защиту? Вот только насколько я могу доверять этому мужчине? У меня был горький опыт с мужским подчинением через метку, хотелось бы уточнить насколько будет распространяться его власть надо мной, – судорожно выдохнула, внутренне холодея от воспоминаний о подавленной воле Эйми.

– Ты все правильно поняла. Метка не только даст тебе защиту, но и поможет магистру вовремя среагировать, если тебе будет угрожать опасность. Он достаточно сильный маг и не настолько категорично относится к роли женщины в нашем обществе. Это одна из причин, почему мы обратились именно к нему, и он согласился тебе помочь. Как ты понимаешь, скрывать истинную причину твоего приезда в академию мы не имели права. Но не волнуйся, клятву о неразглашении он дал без возражений. Более того, твоя наставница заверила меня в честности и порядочности этого мужчины. А её словам я верю. Думаю, ты тоже успела узнать магистра Шанси как справедливую и ответственную лэри.

– Вы правы, у меня нет причин не доверять ни вам, ни магистру. Вот только мне всё равно непонятно будет ли у моего нового наставника возможность влиять на мою волю через эту метку? Его ведь могут заставить это сделать, – упорно пыталась выяснить волнующий меня момент.

– Хм, насколько я знаю особенность именно этой временной метки, и заключается в том, что прямого вмешательства в разум опекаемого через неё не происходит. Но я на всякий случай прописала и этот момент в договоре. Думаю, тебе стоит сначала с ним ознакомиться и потом, если останутся вопросы, мы обязательно всё обсудим, – ободряюще улыбнувшись, леди Энрика протянула мне ту самую примеченную ранее тонкую стопочку бумаг.

Пока я знакомилась с важным документом, женщина вызвала Сергиуса и попросила накрыть чайный столик на две персоны. Этот уголок отдыха находился в дальней части большого кабинета, надёжно укрытый от посторонних глаз раскидистой зеленью и книжным шкафом.

Краем глаза, отмечая быстроту исполнения просьбы госпожи, не переставала поражаться проницательности и уму этой невероятной женщины. Договор был составлен просто превосходно, казалось все, даже самые маловероятные нюансы были учтены. Глаза заслезились от рвущегося чувства горячей благодарности к обманчиво-холодной леди, и, не удержавшись, я по-детски шмыгнула носом. Звук получился неожиданно громким, от чего я тут же стыдливо прикрыла глаза, боясь посмотреть в сторону о чем-то тихо переговаривающихся Сергиуса и леди Энрики.

Теплые ладони неожиданно легли на плечи в успокаивающем жесте. Открыв глаза, я увидела улыбающуюся спасительницу, которая сделав вид, что не замечает моих слёз, пригласила к накрытому столу.

За кружечкой тёплого ароматного чая, мы спокойно обсудили предстоящую сделку. Я не сопротивлялась, когда леди Энрика предложила не затягивать и завтра же провести встречу с моим будущим наставником. Расширенного гардероба у меня не было, только самое необходимое, потому сборы не займут много времени. К тому же, меня заверили, что Академия в таких случаях выдаёт специальную форму, что лишний раз подчёркивает мой статус. По поводу оплаты за обучение в договоре тоже был отдельно прописанный пункт. За обучение, проживание и питание я оплачивала отработкой в академическом лазарете, плюс выполнение личных поручений наставника и ведение документации о приёме и выписки больных. В общем достаточно чтобы не чувствовать себя никчёмной нахлебницей.

Закончив обсуждение с леди Энрикой, я, в первую очередь, от души поблагодарила эту прекрасную женщину, опять чуть не прослезившись от распирающих эмоций. Затем поторопилась в наш блок, где меня уже заждалась моя четвёрка. Столько всего предстояло рассказать и объяснить, а время безжалостно утекало, секунда, за секундой приближая виток новой жизни.

Глава 9

Первый утренний луч робко заглянул в приоткрытое окно небольшой комнатки, где на развороченной постели в магическом пылу металась хорошенькая блондинка. По её худенькому телу то и дело проскакивали голубые искры, заставляя девушку болезненно выгибаться. От каждой искры кругами расходились светящиеся волны, словно волшебный скульптор при их помощи исправлял все изъяны и недостатки спящей блондинки. Волосы сами укладывались красивыми локонами, блестя и играя живыми оттенками серебристо-голубого. В итоге невыразительный серо-белый цвет густых прядей исчез. Пухлые губки стали ярче, светлая кожа приобрела нежную матовость и лёгкий румянец на щеках. Брови и ресницы потемнели, сделав милое личико более выразительным. Девичье тело тоже менялось, постепенно приобретая более соблазнительные очертания.

Каждое такое изменение сопровождалось мелкими вспышками и болезненными спазмами спящей красавицы. Маленькие капельки пота, словно россыпь мелких бриллиантов, засверкали под нескромным солнечным лучом, который с любопытством пробежался сначала по часто вздымающейся груди, потом скользнул по приоткрытым в безмолвном крике алым губам.

Искры всё чаще вспыхивали на теле девушки, она вздрагивала, с силой вцепившись тонкими пальцами в простыню. Острые коготки с лёгкостью распороли мягкую ткань, крупная рубиновая капля драгоценным камнем застыла на прокушенной губе. Тихий стон наконец сорвался с пухлых коралловых губ и тело, последний раз вздрогнув, выгнулось дугой. Настырные яркие искры сплошной волной прошлись от макушки до самых кончиков пальчиков ног блондинки и исчезли, наконец, перестав терзать спящую девушку.

И только солнечный луч стал свидетелем произошедших со светловолосой девушкой необычных изменений.

Я проснулась резко, словно вынырнув из пугающей темноты сонного омута. Сердце колотилось как у загнанного зайца, тело ломило и крутило. Солёно-сладкий вкус с нотками железа на языке заставил поморщиться. Не до конца ещё проснувшись, я несколько секунд глупо хлопала глазами пытаясь понять причину своего плохого самочувствия. Свежий воздух, ворвавшись в приоткрытое окно, немного помог восстановить душевное равновесие и вернуть воспоминания прошлого дня.

Как я и предполагала, девушки ждали моего возвращения, накрыв столик к праздничному чаепитию. Но заволновавшись, что меня долго нет, решили идти выручать меня из логова «ледяного дракона». Подбадривая друг друга на воинственный лад, они плотной группкой промаршировали по пустым коридорам школы и почти дошли до кабинета директрисы. Вот только за последним поворотом столкнулись со спешащей жертвой, в моём лице и от героического освобождения пропавшей подруги пришлось отказаться.

Мы потом долго смеялись над их планами противостояния с леди Энрикой. Хотя смех и был с горчинкой от предстоящего расставания. Я не стала скрывать от девушек причину моего отъезда из школы, правда, умолчав о некоторых особо болезненных и личных подробностях. Разошлись мы поздно, и я сразу провалилась в сон, едва коснувшись мягкой подушки.

Не помню, что именно мне снилось, только невнятные обрывки сумрачных картинок и пугающие красные глаза, горящие в густой темноте. Хищный взгляд сопровождал меня всё время, где бы я не оказывалась, в своём сновидения и всё время пытался приблизиться. Как только серое размытое пятно с жуткими глазами приобретало человеческие очертания, почти вплотную подойдя ко мне, высокая стена голубого огня тут же ограждала меня от опасности. Тоскливый вой, словно игла впивался в колотящееся сердце, но огонь лишь вспыхивал ярче и переносил меня в другое место.

Но, куда бы я ни бежала, как бы огонь не шипел на красноглазую тень, он неизменно находил меня, и всё повторялось вновь. Перед тем как проснуться преследователь почти успел приблизиться ко мне, я даже почувствовала жар от его тела, скрытого серым плотным туманом.

– Эйми, где ты? Отзовись глупышка. Я ведь всё равно найду тебя, – прошептал клубящийся туман хриплым голосом моего бывшего мужа.

Я чувствовала, как он тяжело дышит, словно хищник, кружа вокруг загнанной добычи. Жуткие глаза предвкушающе сверкали в сером сгустке – подобии человеческого тела. Странным образом я понимала, что слова давались ему с трудом. Каждая фраза заканчивалась едва уловимым болезненным рыком на резком выдохе и дрожанием туманного уплотнения.

– Даже не вздумай приближаться ко мне! Забудь, найди себе новую игрушку! – выкрикнула я в отчаянье, прекрасно понимая, что меня вряд ли послушают.

Видимо на этот крик души я отдала последние силы. Меня скрутило в болезненном спазме, и я проснулась. Теперь сижу на кровати, жадно хватая ртом прохладный воздух и пытаюсь удержать собственное сердце, норовящее вот-вот выпрыгнуть из груди.

Кое-как взяв себя в руки, я лишний раз порадовалась своевременной помощи леди Энрики. Не зря этот гад вновь появился в моём сне, значит, у меня действительно не осталось времени.

Закончив внутренние метания, неохотно «сползла» с кровати и отправилась на утренние процедуры. Зевая и немного постанывая от болезненных ощущений во всём теле, прошествовала мимо таких же заспанных соседок. Неудивительно, что мы все не выспались, легли-то вчера поздно.

– Девочки! Вы видите то же что и я? – услышала я звонкий голосок Рины.

В вакууме неожиданной тишины её восклицание подействовало на меня как выстрел, мгновенно выдернув из сонливой задумчивости. Несмотря на утреннюю встряску от встречи с недомуженьком, я не чувствовала себя бодрой. Непонятная ломота в теле и общая усталость, меня очень тревожили. Не хотелось бы заболеть перед важным событием и сорвать подписание договора.

– Вот это да! – вторили ей блондинки, смотря на меня широко раскрытыми глазами.

От этого взгляда стало не по себе. Я даже обернулась назад, в надежде увидеть другой предмет такой странной реакции подружек. Но, к сожалению, там было пусто, а значит, это моя заспанная персона так взбудоражила девушек.

– Что? Почему вы смотрите так, словно у меня неожиданно выросла вторая голова или рога на лбу? – потребовала я объяснений, воинственно уперев руки в бока.

– Ну, вторая голова не выросла, конечно, но насчёт другого не уверена, – серьёзным тоном ответила Рина, при этом задумчиво пожевав нижнюю губу.

А вот это меня уже не на шутку испугало. Серьёзная Рина, это я вам скажу очень пугающий фактор. Руки сами взметнулись к голове проверяя наличие рогов или ещё каких кошмарных приростов. Нащупав гладкий лоб и для достоверности проведя руками по всей голове, не смогла сдержать стон облегчения, когда не нашла ничего необычного. Думаю, моим взглядом, которым я наградила притихшую шутницу, можно было с лёгкость поджарить без огня. Сонливость как рукой сняло, а мозг продолжал усиленно искать причину такого поведения подруг.

– Не там ищешь, – хихикнула эта коварная шутница, полностью игнорируя мой грозный взгляд.

– Да вы можете толком сказать, что во мне не так?! Хотя нет, молчите и дальше. Я лучше сама посмотрю, – рыкнула, в прямом смысле этого слова и сама испугалась таким речевым метаморфозам.

Судорожно схватившись за горло, в два шага оказалась у большого зеркала, горделиво висевшее на одной из стен гостиной. Да так и замерла каменным изваянием у серебристого овала, с любопытством рассматривая собственное отражение.

Уже через несколько секунд молчаливого разглядывания, руки просто чесались надавать кое-кому по мягкому месту. Конечно, я изменилась, и мне даже понравился новый образ, но не такими уж и глобальными были эти изменения, чтобы так реагировать. Да, я безусловно похорошела, словно побывала в дорогущем салоне красоты, где провела полный курс самых дорогих и эффективных косметических процедур. Голубые глаза ярко сверкали на прекрасном личике с нежной кожей. Широкий халат не позволял более подробно рассмотреть обновлённую фигуру, но и по очертаниям было понятно, что округлилось и наросло где надо.

– Ну и зачем так пугать с утра пораньше? Я же и правда подумала, что у меня выросло что-то ужасное, а я со сна не заметила, – возмущённо буркнула я на повинно опустивших голову блондинок.

Ну, это я так думала. На самом деле, судя по их слегка подрагивающим плечам, они просто смеялись над моей мнительностью. Мне и самой можно было догадаться, что после слияния внешность меняется. Правда у всех по-разному, ну а мне как всегда повезло, ещё и тело изменилось до кучи. Главная шутница предусмотрительно скрылась в ванной от моего карающего гнева и теперь осторожно выглядывала из-за двери, строя смешные рожицы.

– Выходи уже. Обещаю, кусаться не буду, хотя и очень хочется, – позвала я Рину, присаживаясь рядом с блондинками.

Эмоциональный всплеск прошёл, оставляя после себя лёгкую грусть. Понимание, что сейчас я возможно в последний раз вижу эти улыбки и лукавые глаза своих соседок. Сейчас мы все разойдёмся по занятиям, а вечером меня уже здесь не будет. Не будет вечерних посиделок с душевными разговорами и весёлыми историями, не будет утренних подначивания друг над другом и самое главное, я опять остаюсь один на один с пугающей неизвестностью. Слёзы горьким комком замерли в горле и, поддавшись порыву, я просто раскинула руки в широких объятиях. Мы дружно обнялись, молчаливо прощаясь с этим кусочком нашей жизни и, не сговариваясь, так же дружно продолжили утреннюю суету.

Все слова были сказаны ещё вчера, и всплакнули мы и посмеялись. Но жизнь не стоит на месте и рано или поздно нам пришлось бы расстаться. Я первая покидаю эту гостеприимную обитель, возможно скоро и Рина последует за мной, это неизбежно.

Мне же сегодня предстояло сделать ещё много дел и самым первым это пообщаться с наставницей. Мне просто необходимо было, как можно подробнее разузнать об этом загадочном лекаре из академии. Вот не доверяю я здешним мужчинам, даже если за них поручились. Да и с внешностью нужно что-то придумать, чтобы не провоцировать слишком самоуверенных адептов мужского пола. Что такие там присутствуют, я даже не сомневалась. Память услужливо подбросила восторженные рассказы Ситары об учащихся в данный момент в САВМ родовитых наследниках. Мне хватило одного знакомства с высокородным наследничком, чтобы понять – стать объектом их охоты мне не хочется.

Со всей этой будничной суматохой, сборами и приготовлениями день пролетел неожиданно быстро. В назначенное время я в сопровождении молчаливого Сергиуса, направилась к кабинету директрисы. От волнения меня потряхивало и знобило, даже разговор с магистром Шанси успокоил лишь на время.

Как и планировала, первым делом я посетила свою наставницу. Тщательно подбирая слова, постаралась объяснить причину своего беспокойства и недоверия к будущему «опекуну». Лэри Дануна ничуть не обиделась и отнеслась с пониманием к моим страхам. Без особых подробностей она рассказала грустную историю их знакомства. Мне стало понятно, почему он не смог отказать этой милой женщине в просьбе.

Я бы тоже не смогла отказать человеку, которому обязана спасением жизни единственного уцелевшего родственника, а точнее сестры.

В библиотеке я вычитала, что ещё совсем недавно, двуликие были востребованными воинами и с удовольствием принимали участие в различных военных походах. Такова их природная сущность и это своего рода испытание на прочность для каждого молодого двуликого. Так вот, в одной такой военной компании и участвовал молодой лекарь. Мотив простой, доказать строгому отцу, что он тоже воин, несмотря на специфику своего дара. К тому же это была хорошая возможность заработать приличные деньги. Для семьи Дангатар, где подрастали две сестры магини это был единственный способ добыть средства на обучение в академии. Молодость и горячность очень часто граничит с глупостью, а неопытность добавляет риска. К тому же насмешки и подначивания среди таких же новобранцев обычное дело и порой толкает на бессмысленные безумства.

В общем, как итог одной такой «геройской» вылазки в стан противника, Рейдан оказался на больничной койке. Боле того в очень опасном состоянии, буквально на грани жизни. Его, конечно, откачали, но то ли лекарь был недостаточно опытный, то ли просто не хватило дара, только уродливое напоминание о глупости, чуть не стоившей ему жизни, навсегда осталось на лице мужчины. Но судьба решила ещё добавить испытаний Рейдану.

Вместо тёплых объятий родителей и сестёр, он получил холод пепелища родного дома. Очередной провокационный набег на приграничные земли родного майората, полностью уничтожил небольшую деревеньку, унеся вместе со страшными разрушениями многие жизни. В то время, были обычны такие набеги полоумных фанатов считавших двуликих чудовищами, не имеющих права на существование. Корни этой фанатичной ненависти и безумного страха уходили глубоко в прошлое. К самим истокам появления в этом мире расы двуликих.

В общем, там лэри Дануна и нашла обессиленного после болезни и тяжёлой дороги Рейдана. Безумный взгляд, частичная трансформация и жажда крови, звучащая в грозном рыке ничуть не испугали женщину. Она и не такое видела. Потому быстро справилась с молодым двуликим, просто отправив того в лечебный сон и положив в телегу с провизией отправилась к себе домой. Уже там она рассказала, пришедшему в себя мужчине, что одна из сестёр выжила и сейчас находится в усадьбе МиШ под пристальным наблюдением заботливых магистров.

В то время Школа только начинала своё существование, помогая вот таким осиротевшим и потерявшим всё девушкам. Это потом благотворительность переросла в нечто большее, найдя отклик во многих сердцах и заручившись сильной поддержкой единомышленников. Ну да, тридцать лет, при общей продолжительности жизни у двуликих в двести - триста лет, в зависимости от силы и наличия дара, не такой уж и маленький срок. Я наглядно видела, во что превратилась усадьба за это время.

Рейдан усвоил жестокий урок судьбы. Глубоко в себя загнав боль от потери и злость на себя. Злился, что в момент нападения не оказался рядом с родными, не помог, не защитил, а по собственной глупости валялся на больничной кровати.

С его сильным даром и приобретённым в боевых условиях опытом, он без проблем стал помощником магистра САВМ, а потом и преподавателем, с заслуженным званием магистра. Теперь он с особым рвением вбивал в горячие головы адептов необходимые знания о должном лечении при ранениях и последствиях неправильного применения заживляющих заклинаний. Потому, мне стоило готовиться, к тому, что новый наставник будет довольно требовательным и жёстким. Но и знания я получу бесценные, если конечно смогу найти общий язык с магистром и показать себя достойной ученицей.

Всё это конечно немного успокоило меня, но не отменило того, что мой наставник, прежде всего мужчина. Не слепой, не старый и вполне здоровый. На что магистр Шанси лишь понимающе улыбнулась и протянула мне неприметный серый камушек, на тонкой серебристой цепочке.

– Точно такой же амулет когда-то подарил мне мой наставник, дабы при лечении не отвлекать больных своей красотой. Теперь вот пришла моя очередь поделиться этим маленьким секретом со своей ученицей – грустно произнесла лэри Дануна, уверенно вкладывая подарок мне в ладонь.

– Он меняет внешность? – тихо спросила у загрустившей женщины.

– Нет, всего лишь делает твою внешность менее приметной. Не такой притягательной, словно приглушая яркость природных красок. К тому же, несмотря на свою слабость в магическом плане, он имеет немаловажное преимуществом перед другими, более сильными, артефактами. Его наличие сложнее почувствовать. Не забывай, ты отправляешься в место, где учатся сильные маги, – напутствовала меня наставница, продолжая удерживать в своих тёплых ладонях мои - холодные.

– Спасибо! – от всей души поблагодарила наставницу, чувствуя неловкость и едва сдерживая слёзы благодарности от проявленной заботы.

– Уверена, на моём месте ты сделала бы то же самое. Я очень хочу, чтобы у тебя всё получилось, ты достойна лучшей жизни Эмилия. Не сдавайся, борись до самого конца за своё будущее, несмотря на трудности и страдания. Путь к истинному счастью всегда нелёгок и тернист, но ты справишься, – с уверенностью проговорила магистр, незаметно и меня зарядив этим чувством.

– Прошу вас лэри Эмилия. Проходите, – прорвался вежливый голос Сергиуса сквозь пелену воспоминаний.

Мы уже дошли до кабинета и сейчас дверь приглашающе открылась. Сергиус не спешил отдавать сумку с моими скромными пожитками, которую он предупредительно нёс, провожая меня на встречу с леди Энрикой. Ну да ладно, значит он зайдёт следом, и положит вещи на приготовленное место. С колотящимся сердцем я шагнула в кабинет и замерла, не дойдя до рабочего стола несколько шагов.

Леди Энрика, увидев моё оцепенение, ободряюще кивнула головой и жестом пригласила присесть в кресло, предусмотрительно поставленное возле стола. Второе кресло уже было занято неизвестным гостем, весьма устрашающей комплекции. К тому же за спиной у него висел короткий широкий меч, а капюшон, у странно покроенной куртки, надёжно скрывал лицо посетителя.

Да уж, на роль лекаря и по совместительству наставника, этот мужчина никак не подходил. Тогда кто он и что тут делает? – мысленно спрашивала я у себя, осторожно присаживаясь на предложенное кресло, стараясь даже случайно не коснуться молчаливого незнакомца.

Руки холодели от волнения и неприятного чувства пристального взгляда из-под капюшона. Помня о правилах этикета, терпеливо ждала, когда же мне соизволят представить гостя. Стараясь ничем не выдать своего волнения, выпрямилась и выжидательно посмотрела на директрису. Едва слышный хмык со стороны мужчины немного выбил из равновесия.

– Ну что же, раз все в сборе приступим, – не стала больше медлить леди Энрика.

Я даже рискнула посмотреть на гостя, дабы убедиться, что мне не померещился его воинственный вид. И в этот самый момент мужчина решил сбросить капюшон, открывая моему взору не очень приятное зрелище. По его издевательской ухмылке я поняла, что сделал он это специально. Видимо хотел посмотреть на мою реакцию, да только не учёл, что благодаря нашему кинематографу я и не такое видела.

Да и ничего такого уж ужасного не было. Просто правая половина лица была очень густо покрыта своеобразной чёрной татуировкой, а глаз был полностью чёрным, без белка и зрачка. Смотрелось довольно жутко. Переплетение длинных отростков, разной толщины и размера было похоже на корневую систему дерева. К тому же из-за выпуклости узора создавалась иллюзия, что эти отростки-корни живые, существующие сами по себе.

Вторая половина лица, словно в противовес, поражала необычной красотой. Правильные черты лица, мужественный профиль и ярко синий глаз, который словно бы светился на фоне смуглой кожи. Традиционно тёмные волосы с каштановым отливом были заплетены во множество тонких косичек, в причудливом плетении собранные к низу в общую косу. На висках я заметила несколько светлых прядей, что выглядело странно.

Пока я невозмутимо рассматривала мужчину, переборов первое чувство неприязни, его мимика изменилась. Вместо ехидного оскала, появилось выражение искреннего удивления, что совершенно выбивалось из образа грозного воина. Я же, почувствовав неожиданное спокойствие, даже чуть улыбнулась недоумевающему провокатору. Это стало ошибкой, мужчина тут же словно закрылся от меня маской холодного превосходства. Грозно нахмурившись для пущего устрашения.

– Итак, уважаемый магистр ди Дангатар, разрешите вам представить лэри Эмилию, вашу будущую подопечную, – с лёгкой улыбкой наконец-то представила нас директриса.

– Для начала, я хотел бы услышать ответ на свой вопрос, который задал вам перед появлением лэри, – проворчал магистр, продолжая хмуро сверлить меня взглядом.

– Думаю, будет правильнее, если ответ вам даст сама Эмилия. Всё же это её решение и согласие в любом случае должно быть озвучено при свидетелях, – согласилась с просьбой ди Дангатара леди Энрика.

– Итак, лэри Эмилия, согласна ли ты принять на время обучения мою защиту? Готова ли ты подчинятся и следовать установленным договором правилам? – сверкая левым глазом торжественно произнёс магистр.

– Согласна, – без колебаний ответила я, уверенно посмотрев на мужчину.

Перед нашими лицами повисли два листка со светящимся текстом. Магистр лёгким движением руки материализовал золотистое перо и широким росчерком подписал зависший документ. В моей руке так же появилось перо, уж этому-то я успела научиться. Моя подпись была немного скромнее, без особых витиеватостей. Подписанные листы вспыхнули и впитались в предусмотрительно разложенный на столе уже знакомый договор. Накануне мы обсуждали этот магический момент при подписании договора. Потому я ничуть не удивилась и спокойно подписала светящийся лист.

– Теперь вашу руку, лэри Эмилия, – приятным баритоном проговорил магистр ди Дангатар.

Приготовившись к мимолётной боли, вложила свою холодную ладонь в неожиданно горячую мужскую. От прикосновения мы оба вздрогнули, я от обжигающей боли, пронзившей правое предплечье, а магистр видимо от холода моей руки. Рассуждать по этому поводу совершенно не хотелось.

– Вот и всё, опять заклеймили, – билась в голове одинокая мысль, пульсируя в такт болезненных ощущений в новой отметине на плече.

Магистр пока не отпускал мою руку, словно ждал чего-то, а я, молча, смотрела в его разноцветные глаза. Чернота уже так не пугала, даже вблизи не выглядела отталкивающей. Чувство защищённости и неожиданного тепла, бурным потоком обрушилось на трепыхающуюся от волнения душу. Боль исчезла, а я краем сознания уловила чужую мысль «Молодец, всё правильно сделала».

Только после этого мужчина отпустил мою руку, при этом довольно улыбнувшись. Мне же оставалось только хлопать глазами и гадать, что же это такое сейчас было.

– Ну что же, все договорённости выполнены. Думаю, не стоит больше откладывать момент вашего перехода. Сергиус уже подготовил портальную комнату, твои вещи ждут тебя там Эмилия. Мне только остается пожелать тебе удачи и не терять надежды, как бы тяжело тебе не было, – подвела итог этой скоротечной встречи леди Энрика и неожиданно обняла меня на прощание.

Сергиус как всегда в почтительном поклоне ждал возле открывшейся двери. Молчаливо прошествовав за ним в компании воинственного наставника, я мысленно прощалась с усадьбой и настраивалась на переход. Что ждёт меня с той стороны зеркального портала, где и как буду жить, в этом скопище самовлюблённых наследников и охотниц за лучшими женихами. Вопросы, на которые я очень скоро получу ответы, так и крутились в голове, словно карусель, повторяясь и сверкая новыми гранями.

Комната, та самая в которой я оказалась после побега из дома Вильфордов и оказалась портальной. Серебристый овал призывно мерцал в её полумраке. Мои вещи сиротливо лежали на ближайшем к нему возвышении. Вцепившись в них, словно в спасательный круг немедля последовала за наставником, который перед переходом взял меня за руку, словно маленькую девочку, честное слово. Но от этого неожиданного заботливого жеста на душе сразу стало теплее и спокойнее.

Глава 10

Как и в прошлый раз, ничего сверхъестественного не произошло. Просто шаг из одного помещения в другое. К тому же ощущение мужской ладони на руке, давало то чувство успокоения, когда в тревожный момент ты не чувствуешь себя одинокой.

Вторая комната встретила нас полумраком. Несколько круглых светильников не давали возможности хорошенько разглядеть обстановку. Да и не до этого мне было, магистр ди Дангатар, отпустив мою руку, сделал несколько пассов руками. В комнате сразу стало светлее.

Оказалось, что мы находимся в кабинете, обставленном скромно, без вычурности, с преобладанием простой, но уютной мебели из тёмного дерева и нескольких полок с многочисленными книгами.

Пока я разглядывала помещение, мужчина по-хозяйски устроился за столом. При этом он успел снять перевязь с устрашающим оружием, но далеко не убрал. Оставил рядом, положив его на край широкого стола, рядом с кипой бумаг.

– Эмилия, присаживайся. Прежде чем ты отправишься в свою комнату, нам нужно обсудить несколько важных моментов, – принимая непринуждённую позу и переходя на «ты», на правах наставника, проговорил магистр.

Быстро сориентировавшись, осторожно присела на стул, словно специально поставленный для посетителей. Положив вещи под ноги, устроилась поудобнее и приготовилась внимательно слушать. Мне самой хотелось задать несколько вопросов относительно условий моего пребывания тут. Этот разговор был нужен и очень хорошо, что наставник решил не откладывать его на потом.

– Во-первых, ты должна понимать, что находишься здесь как моя помощница и личная ученица. Только я могу решать, что и когда ты будешь делать. В случае возникновения спорных моментов или неприятных ситуаций с другими учащимися, немедленно сообщаешь о случившемся мне. Не важно, кто и что будет требовать от тебя. Очень надеюсь на твоё благоразумие Эмилия. Запомни, после твоего добровольного согласия на какую-либо провокацию, а они обязательно будут, я уже мало что смогу сделать. Потому, будь предельно внимательна и осторожна не только в поступках, но и словах, – начал инструктаж магистр ди Дангатар, сканируя меня своими разноцветными глазами.

Если бы не разговор с директрисой, сейчас я бы очень испугалась обрисованных наставником не радужных перспектив. Создалось стойкое ощущение, что меня специально запугивают, заранее предрекая неприятности. Хотя я прекрасно понимала мотивы мужчины и возможно сама бы на его месте поступила так же. Но вот по поводу беготни с жалобами я готова была поспорить. Ну, честное слово, никогда не была ябедой и сейчас не собиралась ей становиться.

– Простите магистр ди Дангатар, но не могу обещать быть настолько благоразумной, чтобы по любому незначительному поводу надоедать вам своими жалобами. Конечно я понимаю всю серьёзность ситуации и в случае возникновения действительно серьёзного конфликта обязательно последую вашему совету, – упрямо вздернув подбородок, попыталась я донести до наставника свой взгляд на это правило.

Не опуская взгляда, твердо смотрела на мужчину, подмечая его хмурое недовольство. Мне оставалось только надеяться, что магистр не станет настаивать на неукоснительном соблюдении этого правила. Но вот его лицо расслабилось, и мне даже почудился намёк на улыбку, хотя не могу сказать с уверенностью.

– Ну хорошо, допустим я согласен в этом вопросе пойти на некоторые уступки. Думаю, ты достаточно взрослая, чтобы понимать всю опасность собственной легкомысленности. Теперь поговорим о твоём проживании в академии. Питаться будешь в общей столовой, вместе с остальными адептами, а вот с комнатой возникли проблемы. Как ты знаешь, набор на обучение уже закончился, все комнаты в женском крыле заняты. К тому же у тебя несколько иной статус, нежели у других учащихся, потому я посчитал разумным поселить тебя в лекарском крыле. Рядом с другими девушками, помогающими мне в облуживании лазарета. Так у тебя будет меньше шансов попасть в неприятную ситуацию, а мне не придётся долго ждать, когда моя ученица прибудет к месту основной отработки. Это понятно? Возражений нет? – строго уточнил наставник, взглядом предостерегая меня от возможных вопросов.

Ну а я что. Возражать или спорить по этому поводу не видела смысла. После довольно аскетичных апартаментов в МиШ меня уже ничего не пугало в плане собственного комфорта. То, что приготовленная для меня комната окажется вполне пригодной для жилья, я не сомневалась. А уж в каком крыле она находится, и кто будут соседки по статусу, мне казалось не важным. Тут я полностью полагалась на опыт и знания общих порядков в академии моего наставника.

– Всё понятно. Возражений не имею, – чётко проговорила я.

Было приятно наблюдать, как от моего ответа мужчина расслабился и перестал предостерегающе сверкать своими разноцветными глазами. Но разговор на этом не закончился. В течение нескольких минут мне подробно объяснили, в чём именно будет заключаться мои обязанности, что в принципе было написано в договоре. Потом обрадовали, что обучаться я буду по индивидуальной программе, которую в течение нескольких дней составит лично наставник. Для этого сначала было необходимо провести несколько тестов по определению силы дара и его возможных перспектив развития. К тому же меня просветили, где и когда можно взять положенные мне как помощнице нужные вещи, учебники, форму и постельные принадлежности в том числе.

Всё это время мужчина периодически сканировал меня взглядом, иногда задумчиво хмурился, иногда пугающе замирал, напоминая хищника перед решающим прыжком. В такие моменты было особенно сложно сохранять невозмутимость и удержаться от желания проверить на месте ли подаренный лэри Дануной кулон.

– Итак, Эмилия, сейчас лэри Тесса проводит тебя в комнату, где ты сможешь немного передохнуть перед визитом к ректору. Ровно через час жду тебя здесь и прошу не опаздывать, – закончил свой монолог наставник и позвонил в небольшой колокольчик.

Буквально через несколько минут в дверь осторожно постучали и после громкого «Войдите» на пороге кабинета появилась симпатичная темноволосая женщина.

– Лэри Тесса, позвольте представить вам мою новую помощницу и ученицу – лэри Эмилию. С завтрашнего дня она приступает к своим обязанностям, потому прошу вас, проследите, чтобы уже сегодня девушка получила всё необходимое. Надеюсь, комнату успели подготовить? – довольно строго проговорил магистр, от чего женщина едва заметно скривилась.

Я уже знала, что эта приятного вида дама является старшей хозяйкой лекарского крыла. Она не только следит за чистотой в подконтрольных ей помещениях, но и отвечает за соблюдение правил академии и выдачу необходимых вещей. Было понятно, почему ей не понравились слова магистра. Всегда неприятно, когда начальство сомневается в твоей компетентности, а именно так прозвучала последняя фраза мужчины.

– Всё готово, как вы и просили магистр, – учтиво ответила она, стрельнув в мою строну недовольным взглядом.

Тёмно-карие глаза с золотистым отливом, словно мерцали на смуглом лице с мягкими чертами, давая понять, что женщина обладает толикой магии. Причину её недовольного взгляда в мою сторону я пока не поняла. Но решила обязательно выяснить этот момент, как только представиться возможность поговорить наедине.

Тем временем наставник написал несколько строк на листке и протянул его лэри Тессе.

– Вот список необходимого на завтра, а сейчас будьте любезны, проводите лэри Эмилию в её комнату, – уже более мягким тоном проговорил магистр.

– Да, конечно, лэри Эмилия прошу следовать за мной, – приятным грудным голосом проговорила женщина, убирая полученную записку в карман строгого платья.

– Иди. И не забудь, через час я жду тебя здесь, – погружаясь в кипу разбросанных по столу документов, дал последние указания магистр.

Я и с первого раза запомнила, что на всё мне отпущен ровно час. Красовавшийся на руке браслет несколько минут назад торжественно одетый мне наставником, имел несколько

функций, в том числе и встроенные часы. Так что я не боялась пропустить назначенную встречу, но видимо у наставника уже сложилось своё представление о женской памяти, вот и повторил. Мысленно хмыкнув про себя, подхватила скромные пожитки и последовала за, нетерпеливо поглядывающей на меня, лэри Тессой.

Выйдя из кабинета, мы оказались в небольшом, но довольно хорошо освещённом коридоре. Светлые каменные стены, плавно преходящие в высокий арочный потолок, с удерживающими эту громоздкую конструкцию изогнутыми балками. Большие окна, с ажурными решётками и разноцветными стёклами своей необычной красотой не могли оставить равнодушной. Только моя сопровождающая торопливо шла впереди, не собираясь ждать пока я налюбуюсь красотами архитектуры. Что бы не отставать мне пришлось прибавить шагу, при этом не забывать внимательно смотреть по сторонам, запоминая дорогу назад.

Довольно быстро мы свернули в одно из арочных ответвлений, где по широкой лестнице поднялись на самый верхний этаж. На этом этаже коридор был уже не такой просторный и светлый. С двух сторон виднелись только скромные дубовые двери, никаких шикарных стеклянных витражей и высоких потолков. Всё довольно скромно.

Всю дорогу моя сопровождающая показательно молчала, лишь пару раз оглянулась, проверяя, следую ли я за ней. Выражение её лица при этом никак не располагало к душевной беседе, что меня, конечно, беспокоило, но лезть первой с вопросами я посчитала неуместным. В итоге, перестав мучить себя догадками, решила для начала посмотреть, как поведёт себя женщина дальше.

– Твоя комната пятая справа, в конце коридора. Здесь достаточно места потому комната рассчитана на одного человека. Комнатки небольшие, но в каждой есть своя душевая и туалет. В отличие от других магистр ди Дангатар заботится о своём персонале. Надеюсь, ты понимаешь, насколько тебе повезло с наставником? – наконец нарушила напряжённое молчание лэри Тесса, протягивая мне ключ от комнаты.

Весь её вид и интонация, с которой она произнесла последний, вопрос просто кричали, что одно слово против магистра и эта женщина занесёт меня в чёрный список. Я в принципе и не могла ничего плохого сказать о мужчине, слишком мало времени мы знакомы. Хотя первое впечатление от нашего общения, несмотря на внешнее несовершенство, было положительным.

Мелькнувшая мысль о влюблённости лэри Тессы в неприступного магистра ди Дангатара, промелькнула на краю и притаилась в ожидании подтверждения. Ну а что, такое вполне может быть. Женщина молодая, вполне симпатичная, и что странно, не обременённая семейными обязательствами, почему бы и нет. Хотя червячок сомнения, что здесь что-то другое всё же остался.

– Понимаю, и, поверьте, очень ценю его помощь. Я прекрасно осознаю всю ответственность своего положения и постараюсь не разочаровывать магистра, – стараясь чтобы мой голос звучал наиболее дружелюбно ответила я лэри Тессе, обрывая так не к месту разыгравшееся воображение.

– Вот и хорошо, что понимаешь. Надеюсь, ты не ожидаешь, что другие девочки из-за твоего более привилегированного положения будут обязаны тебе помогать? – продолжала пытать меня каверзными вопросами брюнетка, буравя меня своими переливающимися золотом глазами.

– Такого я точно не ожидаю, но и от помощи, если мне её предложат, не откажусь. Всё же пока я полностью не освоюсь на новом месте, мне будет сложно без подсказок более опытного и сведущего в здешних правилах. В свою очередь, я тоже не откажу в помощи, если то будет в моих силах и возможностях, – вполне искренне заверила я недоверчивую женщину.

– Даже так? Ну что же посмотрим, как твои слова подтвердятся делами. Пока же можешь осмотреть свою комнату. Через двадцать минут подойдёшь ко мне за вещами, что магистр велел приготовить для тебя, – просматривая список, полученный от наставника, проговорила лэри.

Мы стояли в самом начале коридора с правой стороны, напротив были большие двухстворчатые двери, перегораживающие левое ответвление. Говоря «зайдёшь ко мне» строгая провожатая кивнула в ту сторону, из чего я поняла, что именно там находятся владения строгой хозяйки.

Поблагодарив женщину, я последовала её совету и направилась осматривать выделенные мне заботливым наставником апартаменты.

Глава 11

Поддерживая подол длинного платья, я торопливо перебирала ногами, стараясь не отставать от наставника. Сердце колотилось, словно сумасшедшее, от страха потеряться в этом лабиринте коридоров, дверей и бесчисленных переходов.

Подарок наставника не подвёл. Ровно через час я стояла у его кабинета, нервничая и судорожно проверяя на месте ли скрывающий амулет. Грубоватая тёмная ткань платья надёжно прятала не только подвеску, но и хорошо скрывала соблазнительные формы за счёт мешковатого покроя. Уж я постаралась как можно надёжнее скрыть дары своевольной магии. Голова немного побаливала от непривычной причёски. Слишком тугой узел из длинных волос тяжёлым комком тянул и давил на затылок. Единственное что я могла придумать, чтобы хоть как-то спрятать шёлковую роскошь. Если бы было возможно я бы ещё и платок надела, но здешние порядки не позволяли этого сделать.

– Не отставай, – поторопил меня магистр, обернувшись, наверное, уже в пятый раз.

Как же сложно было успевать за мужчиной, кто бы знал. Но наставник не мог, как при переходе, просто взять меня за руку, выглядело бы это в глазах окружающих ну очень странно и даже скандально. Да я и сама бы не позволила унизить себя таким образом, особенно после самоуверенного утверждения о самостоятельности. Я прекрасно понимала, что мужчина идёт своей обычной походкой, ничуть не стараясь "сбежать" от меня, но, несмотря на его видимую неторопливость, разница в росте давала о себе знать. На один шаг высокого и длинноного магистра приходилось делать два своих. Мне никак не удавалось приноровиться и, поравнявшись на время с наставником, через несколько шагов я опять начинала отставать. К тому же на пути то и дело встречались спешащие по своим делам сосредоточенные адепты.

В основном это были темноволосые молодые мужчины, подростками их назвать ну никак не получалось. В сравнении с парнями моего мира, которые больше уделяли времени интернету, чем усиленным физическим нагрузкам, они выглядели мощнее и солиднее. Практически все рослые, широкоплечие, мускулистые и с холодным, даже пугающим взглядом.

Возможно, для близких и знакомых эти молодые воины снимали маску высокомерия, но я же удостаивалась пока только такого взгляда. Правда, иногда в их глазах проскальзывал пренебрежительный интерес, но увидев моего сопровождающего, молодые мужчины вновь становились равнодушными, что меня не могло не радовать.

Девушки встречались намного реже. В основном они ходили небольшими группками, по двое - трое. Несмотря на довольно скромное форменное платье, юные адептки умудрялись выглядеть превосходно. Да фасон и цвет был однотипным, но вот ткань и некоторые мелкие украшающие детали, делали совершенно скучный наряд произведением искусства. Было понятно, что тут поработал талантливый портной и денег эти «платьишки» стоили не мало.

– Осторожнее! – услышала я возмущённый женский вскрик прямо над ухом.

Ощутимый толчок в плечо стал полной неожиданностью. Видимо, стараясь не потерять из вида наставника, всё же столкнулась с адепткой, которая появилась словно из воздуха. Бросив традиционное «простите» рванулась дальше, не отпуская взглядом удаляющуюся спину наставника. Я даже успела заметить, как он остановился, но тут обзор перекрыла мощная фигура очередного адепта, а меня больно дёрнули назад. Девичьи тонкие пальчики довольно цепко и болезненно вцепились в мою руку, с невероятной силой удерживая меня на месте.

– Не так быстро дорогуша, – прошипела предполагаемая жертва моей невнимательности.

Этот приятный глубокий голос показался мне смутно знакомым, а интуиция тревожно дёрнулась, не предвещая ничего хорошего. Переведя взгляд с вцепившейся в меня руки на возмущённую пострадавшую, чуть не вскрикнула о неожиданности, увидев её недовольное лицо. Она же в свою очередь так же поражённо уставилась на меня, стремительно бледнея и сильнее сжимая удерживающие меня пальцы. Её глаза, словно два тёмных омута, на бледном лице стали переливаться, затягивая словно в трясину и лишая возможности двигаться.

– Ты?! Но как?! – сквозь зубы процедила девушка, зло сверкнув потемневшими глазами.

– Простите, не понимаю о чём вы. За свою невнимательность я извинилась. Насколько могу судить, вы не пострадали от нашего столкновения. Потому, считаю, инцидент исчерпан и прошу отпустить мою руку, – выпалила, кое-как преодолев её гипнотическое влияние.

Дёрнув рукой, попыталась освободиться от болезненного захвата, но хрупкая ладонь оказалась неестественно сильной, с лёгкостью удержав меня на месте. С трудом, но всё же мне удалось сохранить на лице невозмутимость, тогда как внутри всё сжалось от нехорошего предчувствия. Вот не ожидала от судьбы такого «подарка». В первый же день своего пребывания в академии столкнутся с сестрой Эйми, это то ещё испытание.

– Не понимаешь говоришь? Ну-ну, посмотрим, как ты запоешь после разговора с отцом, Эйми эри Корентайн. Или нет, ты же теперь принадлежишь младшему Вильфорду. И вот теперь вопрос, что, ты, здесь, делаешь?! – разъярённой змеёй шипела сестричка, попутно потянув меня в ближайшее ответвление коридора.

Упираясь изо всех сил, я с ужасом поняла, что Ситара намного сильнее меня. На нас поглядывали с любопытством, но никто не вмешивался. К тому же, как и другие адептки, Ситара была не одна. Две других девушки, по молчаливому согласию, окружили меня с двух сторон, надёжно скрывая от любопытных взглядов.

– Вы ошибаетесь. Меня зовут Эмилия Лариндей и лично я с вами не знакома, – в последней попытке мирно разрешить сложившуюся ситуацию, озвучила я своё новое имя.

И ведь не обманула. Лично я с девушкой не была знакома. Только через воспоминания Эйми я смогла посмотреть её семью. Однако мои слова были просто проигнорированы, Ситара лишь хмыкнула, довольно издевательски.

– Нет, это уже слишком! Вы вообще слышите, что я вам говорю?! – воскликнула я раздражённо, чувствуя, как ладони закололо от магического потока.

Мне невероятным образом удалось остановиться, словно от магического всплеска заметно прибавилось сил. Кончики моих пальцев едва заметно засветились, заставляя сильнее нервничать. Я физически почувствовала, как возмущённо зашевелилась проснувшаяся магия, норовя вырваться из-под контроля и воздушной волной отбросить настырную особу.

Я была категорически против такого поворота, прекрасно осознавая, чем это может обернуться лично для меня. Применение магии против других адептов возможно только на занятиях и в случае смертельной опасности, это правило наставник озвучил в первую очередь. Я же даже не являлась полноценной учащейся, скорее служащей с возможностью обучения.

– У тебя есть дар?! Но… – наконец заметив усиливающееся свечение, недоверчиво воскликнула Ситара.

Мгновения её замешательства мне вполне хватило, чтобы наконец-то вырваться из неласковых объятий. Видимо проявившаяся магия всё же добавила сил, что в данный момент казалось мне вполне логичным. Всеми силами пытаясь успокоить внутренний вулкан раздражения, волнения и злости, я сделала пару глубоких вдохов. К моему облегчению свечение исчезло, но вот ошеломлённая увиденным Ситара не спешила принести извинения, лишь упорно сверлила недоверчивым взглядом.

Я уже хотела продолжить возмущаться по поводу наглости некоторых самовлюблённых особ, но не успела этого сделать. Правое предплечье ощутимо кольнуло, заставляя меня от неожиданности проглотить приготовленные слова.

– На сегодня достаточно, успокойся, – едва уловимым шелестом скользнул загадочный голос по краю взбудораженного сознания.

Видимо на фоне волнения у меня начались проблемы со слухом, мерещится разное. К моему удивлению Ситара в этот же миг переменилась в лице, вновь одев маску милой кокетки. Она невинно хлопала глазками, при этом неотрывно смотря мне за спину. Её подружки-подпевалы невероятным образом уже стояли по обе стороны от «предводительницы». Девушки абсолютно спокойно смотрели в ту же сторону что и сестра. Словно и не они вовсе окружали меня несколько минут назад, прикрывая от окружающих творящееся безобразие.

– Позвольте поинтересоваться адептка Корентайн, куда вы так настойчиво пытаетесь проводить мою помощницу? – раздался бархатистый баритон моего наставника.

Его голос вошёл в странный резонанс с голосовыми галлюцинациями моего сознания. Уж больно созвучны были тембры обоих голосов. Мне даже на мгновение показалось, что наставник и шепнул мне на ухо то предупреждение-успокоение, незаметно подобравшись сзади. Такой варианте мне нравился намного больше, чем непонятные и пугающие голоса в собственной голове.

Так вот почему сестричка переменилась, видимо углядела грозного учителя и решила использовать проверенный приём. Так как наставник стоял прямо за мной, от чего спине стало теплее, увидеть выражение его лица я не могла. Да этого и не нужно было, чтобы понять – мужчина недоволен, нотки этого чувства заметно проскользнули в приятном голосе.

– Итак, лэри, я всё ещё жду вашего объяснения, – добавив чуть угрожающих интонаций, настаивал на ответе магистр.

– Простите магистр ди Дангатар, просто я всё еще не могу поверить, что могла так ошибиться. Видите ли, ваша помощница очень похожа на мою сестру, которая никак не может находиться в академии. Вот я и хотела выяснить причину её появления здесь, – приторно медовым голосом пропела Ситара, при этом, не забыв принять позу пособлазнительней.

– Хм, то есть когда лэри Эмилия вполне внятно вам объяснила, что вы ошиблись, этого оказалось недостаточно. Мне вот интересно как именно вы пытались узнать истину угодную именно вам? – ничуть не поддавшись обаянию соблазнительной красотки, продолжал допытываться наставник.

Вот честно в этот момент я ещё больше зауважала мужчину. По воспоминаниям Эйми я прекрасно знала, что изображая трепетную лань, нуждающуюся в защите, Ситара почти всегда добивалась желаемого или избегала наказания. Но сейчас её проверенный годами приём не сработал, от чего её глаза недобро блеснули, прежде чем стыдливо спрятаться под опущенными ресницами.

– Ничего что противоречило бы правилам академии. Я всего лишь хотела поговорить, и до вашего появления я была полностью уверенна, что эта девушка – моя сестра Эйми. Откуда мне было знать, что она не обманывает, назвавшись другим именем? – не поднимая взгляда и смущённо покраснев, нагло заявила Ситара, полностью уверенная в своей безнаказанности.

В данной ситуации она действительно не нарушила никаких правил. Пусть грубо и против моей воли, но мы всего лишь разговаривали. К более решительным действиям ни я, ни она перейти не успели. К тому же, в момент появления наставника меня уже никто не держал, а доказывать это не видела смысла. Да и желания продолжать этот неприятный разговор не было никакого.

У меня создалось стойкое ощущение, что сейчас вмешиваться в разговор наставника и Ситары, усиленно изображающей оскорблённую невинность, не стоит. Свою порцию вопросов я, несомненно, получу, но не здесь и не сейчас.

– Ну что же, вполне допускаю, что вы могли ошибиться адептка. Однако, надеюсь моего слова, что лэри Эмилия Лариндей действительно является моей помощницей вам достаточно? Будем считать инцидент исчерпанным или у вас всё ещё остались вопросы? – довольно строго спросил магистр, от чего даже у меня неприятно заныло под лопаткой.

Видимо тоже чувство посетило Ситару, потому как от последних слов магистра она ощутимо вздрогнула. Тонкие руки, сцепленные в замок, едва заметно подрагивали, но вот от какого чувства, было сложно понять. В страх и покорность мне верилось с трудом, слишком явной злостью сверкнули её глаза, когда она на мгновение вновь взглянула на меня.

– Нет, магистр ди Дангатар, у меня больше нет вопросов. Вашего слова вполне достаточно, – неохотно выдавила из себя сестра, горделиво выпрямив спину, и открыто посмотрев на наставника.

Не знаю как магистр, но лично я почувствовала, что Ситара не оставит свои попытки узнать правду. Слишком умна и настырна, чтобы поверить в вероятность такого неожиданного совпадения. Ведь помимо внешности есть ещё и голос, который она слышала на протяжении восемнадцати лет. Мне, конечно, сложно было судить, изменился ли он после слияния, но очень хотелось на это надеяться.

– Вот и хорошо. Лэри Эмилия, следуйте за мной. Надеюсь, мы всё ещё успеваем к назначенному времени, – оставив последнее слово за собой, поставил точку в неприятном разговоре магистр.

Получив последнюю порцию злобного взгляда сестрёнки, я не смогла не ответить ей таким же, не менее предупреждающим взглядом, прежде чем последовать за наставником. Вот этого она явно не ожидала, ведь Эйми никогда бы такого себе не позволила. Удивлённое выражение на высокомерном лице Ситары лечебным бальзамом пролилось на встревоженную душу, придавая уверенности, что я обязательно справлюсь.

– Конечно, справлюсь, по-другому и быть не может, имея такого защитника за спиной, – мысленно подбодрила я себя, встретившись с внимательным взглядом разноцветных глаз магистра.

По его напряжённой позе я поняла, что дальше испытывать терпение наставника чревато неприятными последствиями. Потому, благодарно шепнув «Спасибо» поспешила продолжить наше «путешествие» к ректору.

Однако в этот раз магистр держался не впереди, а чуть позади, словами и жестами подгоняя меня в правильном направлении. Мне оставалось только удивляться, почему наставник раньше не использовал такую тактику прогулки, но чувствовала, что ответ мне не понравится. В глубине души я уже сама себе ответила на этот вопрос. Оставалось надеяться что, если это была проверка, то мне удалось достойно её пройти.

До кабинета ректора мы дошли достаточно быстро. Возможно, так показалось из-за раздумий о произошедшем, и возможных каверзах Ситары. Очнулась я уже около массивных дверей, просто кричащих своей роскошью о высоком положении хозяина кабинета расположенного за ними.

Никакого стука или других признаков нашего присутствия Магистр Рейдан не подавал. Лишь приложил свою ладонь к остроконечному знаку, расположенному чуть выше кованых ручек, и замер в ожидании. Спустя несколько мгновений непонятный знак засветился по контуру зелёным. Раздался громкий щелчок, после чего массивные двери плавно приоткрылись.

Я хоть и была уже привычна к такому использованию магии, но всё же иногда опасалась получить под зад самовольно открывающимися и закрывающимися дверями. Потому торопливо переступила порог и скромно притаилась за спиной остановившегося наставника.

– Проходи Рейдан, присаживайся. К девушке это тоже относится. Всё же не каждый день знакомишься с личной помощницей и ученицей самого грозного и строгого магистра академии, – довольно своеобразно поприветствовал нас седовласый мужчина.

– Не преувеличивайте уважаемый Тарион ди Экланкар. Не стоит верить всему, что говорят впечатлительные особы моего крыла. По поводу того инцидента с адепткой Келерос, я написал подробный отчёт и настоятельно прошу вас внимательнее присмотреться к лэри Икине. Мы оба понимаем, что будь на моём месте простой адепт, всё могло закончиться весьма печально, – в том же духе ответил наставник, не забывая позаботится о моём удобстве.

Меня усадили в удобное кресло практически перед носом строгого на вид ректора, попутно представив свою новую ученицу по всем правилам местного этикета. По этим же правилам мне не стоило открывать рта без позволения или прямого обращения присутствующих в кабинете мужчин. Потому, скромно опустив взгляд, я молчала, притворяясь неодушевлённым предметом, но при этом внимательно слушая и незаметно наблюдая.

Так как я сидела достаточно близко от ректора, то рассмотреть мужчину не составило труда. Его орлиный профиль, аристократические черты лица и горделивая осанка, выдавали высокое происхождение. Пронизывающий взгляд золотисто-карих глаз был направлен только на меня, даже когда седовласый ректор отвечал наставнику. На протяжении всего разговора, я физически ощущала, как меня изучают, словно невиданную зверушку. Смотрят, анализируют каждое моё движение и делают выводы, тут же записывая в невидимую папочку с личным делом лэри Эмилии Лариндей.

Полностью игнорируя меня как собеседника, мужчины общались только между собой, как ни в чём небывало обсуждая мою дальнейшую судьбу в стенах академии. Кожу неприятно покалывало, чувство негодования от такого бесцеремонного препарирования моей личности и жизни, заставило кровь прилить к щекам. Такой всплеск непривычных эмоций меня немного напугал, мгновенно отрезвляя чувствительным холодком возможных неприятностей от моей несдержанности.

Я боялась поднять глаза, чтобы ненароком не выдать бурлящих чувств. Пусть лучше думают, что я покраснела от смущения, чем узнают истинную причину вспыхнувшего румянца. Единственное, что я себе позволила, это продолжить наблюдение за главой академии из- под опущенных ресниц.

Было заметно, что ректор уже перешёл столетний рубеж. По меркам моего мира я дала бы ему лет шестьдесят, а тут было сложно определить точный возраст. Магия и расовые особенности продолжительности жизни делали своё дело. Двуликий мог до ста пятидесяти лет выглядеть молодо, и лишь приближаясь к закату, начать меняться.

Разговор подходил к концу, а меня так ни о чем и не спросили. Лишь раз, протянув исписанный ровным убористым почерком лист, мне повелительно указали поставить подпись. Перед этим я вопросительно посмотрела на наставника и только после его утвердительного кивка, под одобрительный хмык ректора, поставила свой росчерк, рядом с подписью магистра Рейдена.

Я уже обрадовалась, что смогу наконец-то покинуть кабинет и избавится от прожигающего взгляда мэтра Тариона, как ректор решил задать очередной вопрос моему наставнику.

– Рейден, что по поводу самочувствия магистра Араора? Когда он сможет приступить к своим обязанностям?

– Тут мне вас порадовать нечем. Его нежелание вовремя обратится за помощью, привело к осложнениям. Теперь, вместо обычной недели при такой травме, он будет ещё месяц восстанавливаться, – недовольно буркнул в ответ магистр.

– Вот как? Хотя чего-то подобного я ожидал. Значит, временная замена всё же необходима. Боюсь, целый месяц без занятий расслабят адептов, а отказаться от участия в ежегодных поединках не считаю возможным. Такого позора при мне не будет, – довольно запальчиво заявил седовласый ректор, с раздражением схватив исписанный лист, лежащий особняком от других бумаг.

– Передай Фарину, что завтра прибудет его временная замена. От него требуется только одно, передать планы занятий на месяц, ну и провести небольшой инструктаж преемника, – протягивая выуженную бумагу наставнику, не терпящим возражений тоном отчеканил Тарион.

– Хорошо, я передам вашу просьбу, но прошу учесть, что восстанавливать попорченное имущество лекарского крыла я не буду за свой счёт, – то ли пошутил, то ли в серьёз заявил магистр.

– Думаю до этого не дойдёт, когда Фарин узнает, кто именно будет временно его замещать – самодовольно хмыкнул ректор.

– И кто же этот безумец добровольно согласившийся перейти дорогу самому магистру ди Араору?

– Тедерик эрл Вильфорд. Думаю, тебе не стоит рассказывать о его успехах и способностях? Не так уж и давно он стал выпускником нашей академии и надо заметить лучшим в своей группе. Помнится, сам же Фарин не мог нарадоваться на такого способного ученика. Так что, разгром отменяется, – обнадёжил ректор.

– Странно. Мне трудно поверить, что младший Вильфорд решил заняться преподавательством. На него это не похоже, тут что-то другое, не просто так он подал заявку, – пробормотал наставник задумчиво смотря на документ в своих руках.

– А я и не говорил, что заявка поступила от него лично. Просто несколько дней назад магистр Арвиал интересовался о свободных вакансиях на военном факультете. Я решил, что даже если Фарин поправится, накануне соревнований помощник ему не помешает. И вот буквально за час до вашего прихода, я получил согласия с личной подписью лэрда Тедерика. Что же до истинных причин такого решения младшего Вильфорда, думаю, со временем всё прояснится, – словно сквозь вату долетели до меня последние слова хозяина кабинета.

Я сидела едва живая, пытаясь сделать хоть маленький вдох. Сердце колотилось словно бешенное, с диким шумом гоняя вскипевшую кровь по сосудам. Ладони моментально похолодели, а голова закружилась медленно, но верно приближая постыдный обморок. Не знаю как, но мне всё же удалось справиться с судорогой, сковавшей лёгкие и сделать необходимый глоток прохладного воздуха.

В голове сразу прояснилось и многочисленные, пугающие мысли о скорой встрече с муженьком-садистом замелькали со скоростью света. Воображение с лёгкостью подкидывало одну картинку за другой, каждый раз придумывая новый исход. Один страшнее другого.

Видимо паника отразилась на моём лице, так как мужчины замолчали и вопросительно уставились на меня. Только карие глаза смотрели как-то брезгливо, а вот разноцветные с неподдельным беспокойством.

Мысленно отвесив себе хорошую пощёчину, взяла себя в руки и, заверив мужчин, что всё в порядке, с достоинством покинула кабинет. Твёрдая рука наставника настырно подталкивала меня в спину, заставляла шустрее переставлять ноги. Длинный коридор, словно специально был пуст, и мы довольно быстро добрались до лекарского крыла.

Около лестницы, ведущей в жилые комнаты, наставник резко развернул меня к себе лицом.

– Завтра, ровно в семь, жду тебя в своём кабинете. Будь готова ответить на мои вопросы. Сейчас отдыхаешь и носа из своей комнаты не показываешь. Это понятно? – недовольно сверля меня разноцветными глазами, которые сейчас красноречиво светились, рыкнул наставник.

– Понятно, – тут же согласилась я, не желая злить мужчину ещё больше.

Уже оказавшись в своей комнате, я поняла насколько была на грани. Слишком много испытаний для одного дня. Слишком сильный накал эмоций для измученной прошлыми переживаниями души. Сил хватило только на обычные вечерние процедуры, после чего я обессилено заползла под одеяло и закрыла глаза.

Зря наставник переживал, что я буду гулять по академии. Даже без его приказа навряд ли вышла бы из комнаты. Этот день забрал все мои силы, завтра нужно быть собранной как никогда. Встретиться с муженьком я должна во всеоружии, уверенная и собранная.

Тут главное сдержаться и не наброситься на этого изверга с кулаками, желание расцарапать холёное самодовольное лицо муженька отозвалось лёгким зудом в пальцах. Вцепившись в простыню, я попыталась отогнать притягательную картинку, прекрасно понимая, что не позволю себе этого сделать. Слишком зыбко моё положение, а Тедерик не из тех мужчин, что позволит женщине такое проделать с собой. С этими нерадостными мыслями я и уснула.

Глава 12

Новый день встретил меня радостными солнечными лучами и головной болью от плохо проведённой ночи. Видимо перенервничав накануне, организм никак не мог унять буйство гормонов.

Болтаться между сном и явью то ещё удовольствие. То ныряешь в спасительное забытьё, то выныриваешь с бешено колотящимся сердцем и вся в поту. И так несколько раз. Я не помню, что именно мне снилось в короткие моменты поверхностной дрёмы и снилось ли вообще. Единственное, что сейчас мелькало на периферии сознания, это преследовавший меня жуткий взгляд. Именно из-за него я испуганной птицей возвращалась в неуютную темноту реальности, стоило только заметить непрошенного наблюдателя.

В таких случаях мне всегда помогал контрастный душ. Словно вода действительно забирала с собой весь скопившийся негатив, очищая не только тело, а и невидимые, но очень чувствительные слои души. Тут главное выкинуть все мысли из головы и сосредоточится на ощущениях стекающих капель прозрачной влаги по коже. Подставив под упругие струи макушку, закрыть глаза и несколько минут просто постоять, наслаждаясь успокаивающим шумом воды.

Вот и в этот раз проверенный способ сработал, как положено. Из ванной я выходила изрядно посвежевшей и полной решимости показать «кузькину мать» одному наглому индивиду, который не дал мне сегодня выспаться. А ведь мне ещё предстоял не простой разговор с наставником. Скрывать правду и выкручиваться, придумывая глупые нелепости, я не собиралась. Магистр не глуп, к тому же леди Энрика в общих чертах рассказала мою историю, а об имени неудавшегося мужа, после произошедшего в кабинете ректора, догадаться не сложно.

В общем, решила правдиво отвечать на все вопросы обеспокоенного магистра. В том, что наставник переживает за меня, я была уверена. Хотя и не понимала, откуда за столь короткое время взялось это чувство столь непривычное для этих подмороженных. Думать о более интимном поводе такой заботы совершенно не хотелось, как и становиться причиной страданий этого мужчины.

Для меня сейчас было главным вырвать у этого жестокого мира право на жизнь. Такую, какую я смогу сама себе обеспечить, без всякого подчинения и рабского согласия на всё.

Перед глазами тут же мелькнуло воспоминание о последней нашей встрече с мужем. Его блестящее от пота обнажённое тело, со спины прижимающееся ко мне, горячее дыхание на шее и грубые, порывистые движение, пронизанные животной страстью, тот ужас, что я испытывала в этот момент. Все мимолётным видением пронеслось в голове, оставляя горький привкус жалости к себе, к Эйми и вообще ко всем женщинам, томящимся под гнётом мужей-тиранов.

– Я вообще не собираюсь в ближайшем будущем заводить романтических отношений! – мысленно шикнула на разгулявшееся воображение, больно дёрнув за непослушный локон.

Расчёска так и повисла в запутавшихся волосах, когда в ответ на это категоричное высказывание меня обдало волной чужого недовольства. Словно неизвестная частица моей обновлённой души противилась такому настрою.

– Это что ещё такое?! – вырвался у меня испуганный возглас.

Я замерла, с возрастающим беспокойством, прислушиваясь к себе. В небольшом зеркале отразилось испуганное личико с расширенными глазами, в которых голубыми всполохами плескалась магия. Дрожащие ладошки плотно прижались к груди, словно так я могла успокоить взволнованно стучащее сердце.

Так я простояла несколько минут, каждую секунду ожидая нового всплеска чужих эмоций. Вот только ничего больше не происходило, что одновременно разозлило и вызвало кучу вопросов. Пришлось временно списать всё на мнительность и отголоски кошмарной ночи, иначе вся моя уверенность превращалась в картонную обманку. В этом случае встреча с муженьком могла обернуться для меня большей катастрофой, чем я ожидала.

Решительно тряхнула почти расчёсанной «гривой», прогоняя непрошенные мысли из головы, от чего расчёска с глухим стуком упала на пол. Это стало своего родом сигналом немедленно взять себя в руки и поспешить на встречу с наставником.

Как я и предполагала, магистр уже был на месте. Весь его вид излучал силу и уверенность, а решительность во взгляде предупреждала, что просто так мне не отделаться. Пытать будут страшно и в моих же интересах быть предельно откровенной.

Только одну тайну я не собиралась открывать не перед кем, это своё иномирное происхождение. Хотя, после объединения душ уже вряд ли можно сказать, что для этого мира я чужая.

Несмотря на явное желание наставника закидать меня вопросами, он не сразу начал разговор. Сначала мне пришлось выдержать пристальный взгляд разноцветных глаз, при этом, не показав своего волнения и уж тем более испуга. Открыто смотрела на мужчину, упрямо приподняв подбородок и расправив плечи.

В качестве одобрения, мне был послан кивок, после чего начался форменный допрос. Несколько долгих минут, показавшихся мне часами, наставник задавал вопросы. Прямо, жёстко, выцепляя из вороха второстепенностей самую суть, ничуть не заботясь о моём эмоциональном комфорте.

Думаю, окажись сейчас на моём месте настоящая Эйми, она бы просто разрыдалась, не выдержав такого напора. Но надо отдать мужчине должное, в интимные подробности моей жизни он не лез, только по существу. Благодаря этому, наставник довольно быстро узнал желаемое, тем самым избавив меня от мучительного пересказа подробностей. И за это я была ему искренне благодарна, даже, несмотря на устроенный эмоциональный прессинг.

Позже, обдумывая наш разговор, я пришла к выводу, что наставник уже с самого начала нашего разговора практически обо всём догадался. Я лишь подтвердила его предположения, тем самым пройдя очередную проверку на доверие и честность.

В свою очередь я тоже решила воспользоваться случаем и задать несколько животрепещущих вопросов. В первую очередь про голос в голове, услышанный во время препирательства с сестрой. То, что слуховая галлюцинация очень сильно походила на приятный баритон магистра, меня не на шутку взволновало. И хотя после произошедшего в коридоре этот голос я больше не слышала, решила сразу разобраться с этим моментом и исключить возможность шизофрении.

Пришлось очень внимательно подбирать слова, формулируя вопрос, что оказалось не таким уж лёгким делом. Вызывать лишних подозрений незнанием элементарных вещей очень не хотелось. Но я справилась, даже умудрилась при этом говорить чётко, без волнительного запинания и дрожи.

Внимательно выслушав мои осторожные предположения, магистр довольно ухмыльнулся и подтвердил, что ментальная связь между наставником и учеником вполне возможна благодаря поставленной метке. Это своего рода дополнительный барьер защиты. В момент сильнейшего волнения, испуга, злости или других сильных негативных эмоций, магическое клеймо посылает сигнал наставнику, открывая временный канал для связи.

В принципе я знала, что в подобном родовом клейме изначально заложена такая особенность, и глава рода в исключительных случаях может ментально связаться с любым членом семьи. Вот только леди Энрика уверяла, что ученическая метка не позволит наставнику копаться у меня в мозгах и как-то влиять на мыслительный процесс. Теперь же получалось, что оказывается в голову он ко мне пробраться может, а вот насколько далеко распространяются его возможности, я и попыталась выяснить.

Видя моё негодование, грозившееся вот-вот прорваться словесным возмущением, мужчина поспешил уточнить особенности такой связи. Оказалось, что таким образом он может лишь передавать собственные мысли ученику, улавливая его общий эмоциональный и магический фон. Ни о каком чтении мыслей и беспардонном копошении в голове подопечного речи не идёт. Хотя при желании я так же могу послать мысленный ответ наставнику, но для этого нужно сосредоточиться, что в состоянии сильного нервного напряжения проблематично.

В общем, в конце этого сложного разговора, мы остались вполне довольны друг другом. Каждый получил ответы на свои вопросы, заодно ещё на несколько шагов сблизившись во взаимном доверии и понимании.

Разобравшись с неясностями, наставник решительно принялся за обсуждения возможной встречи с бывшим мужем. Как настоящий воин и мужчина, он был категорически против нелепой игры в догонялки, считая это намеренным разжиганием хищных инстинктов, уже при рождении заложенных в каждом двуликом.

В этом я была полностью согласна с магистром, но всё же предстоящая встреча заставляла нервничать. К тому же оставался мизерный шанс, что я всё же не окажусь парой этого гада. Вот только внутреннее чутье просто вопило о тщетности моих надежд. Слишком хорошо я запомнила его восторженное восклицание «Моя!», когда его плоть пульсировала во мне, подрагивая от полученного наслаждения.

Неприятное воспоминание, не первое за это утро, вернуло мне боевой настрой, и я уже сама рвалась наконец-то встретиться с муженьком. То, что встреча произойдёт на территории академии, со строгими правилами, под присмотром и защитой наставника придало уверенности в её благополучном для меня исходе.

К тому же был ещё один положительный момент. По известным причинам Тедерик должен был сегодня появится в лекарском крыле, и боле подходящего места для первой встречи было сложно придумать. Словно судьба или боги этого мира, решили немного мне помочь.

В итоге наставник решил следовать уже продуманному для меня распорядку и протянув список с расписанием моих обязанностей на первые дни, разрешил приступить к их выполнению.

Сегодня мне предстояло провести ревизию лекарственных запасов. Составить список наименований и имеющееся количество, заодно прибраться в помещении без помощи магии. Так как подобное воздействие на некоторые настойки или используемые в волшебном вареве отдельные ингредиенты, может быть чревато неприятностями и даже опасным.

Я ещё удивилась, что на сегодня запланировано только одно дело, но открыв дверь в помещение, ужаснулась масштабам предстоящей работы. Ровные стеллажи в три ряда тянулись вдоль всей комнаты, пугал не только длинной, но и высотой.

Само помещение было приблизительно четыре на шесть метров. Прямоугольная комната со светлыми стенами, полом и потолком, но без окон. Тем не менее, в помещении было светло, словно сами стены и потолок были источником освещения. Но точно сказать я затруднялась, да и не до этого мне было. Я судорожно пыталась просчитать, через сколько лет я выползу из этого склепа стеклянных мумий, волоча за собой как змеиный хвост длиннющий список зубодробительных названий.

Мне показалось, даже глаз задёргался от представшей «весёлой» картинки, чего-чего, а воображение у меня всегда было отличным. Мысленно прикрикнув на себя, вспомнила любимую поговорку мамы «глаза боятся, руки делают» и решительно принялась за дело. Благо здесь обнаружилась передвижная лестница, вмонтированная в специальные углубления в стене и потолке, позволяющая ей легко двигаться вдоль стеллажей.

Увлечённо работая тряпкой, аккуратно переставляя и протирая на удивление чистые разноцветные ёмкости, попутно старательно записывала вполне понятные названия. Всё оказалось не так уж и плохо, но когда мой желудок довольно громко намекнул о подошедшем времени обеда, я загрустила. За несколько часов мне удалось одолеть только один стеллаж, а осталось ещё два. Передвижная лестница жалобно скрипнула, словно соглашаясь с моей печалью.

Часы на браслете показывали ровно двенадцать, и если я не хотела остаться голодной, то стоило поторопиться.

В столовую идти я не боялась. Вероятность столкнутся с другими адептами или магистрами в отведённое для трапезы время была мизерной. Дело в том, что кушали мы раньше основной академической массы, которая в это время увлеченно постигала основы магического мастерства.

Кто же знал, что простая прогулка за хлебом насущным обернётся для меня ещё одним испытанием. Стоило мне пройти несколько шагов, как дверь одной из палат неожиданно распахнулась, заставив меня инстинктивно остановиться.

Сердце тревожно трепыхнулось, предвещая приближающиеся неприятности, и не обмануло. Как в замедленной съемке я наблюдала появление высокого темноволосого мужчины, который с грохотом закрыв за собой дверь повернулся в мою сторону и замер.

Несколько мгновений мы смотрели друг на друга, он – зло, я – испуганно. Да и было от чего струсить. Я уже успела на себе ощутить, чем может обернуться гнев двуликого. А сейчас, стоящий передо мной мужчина был явно рассержен, более того это был не кто иной как Тедерик эрл Вильфорд, бывший муженёк собственной персоной.

Как назло, коридор был пуст. Весь обслуживающий персонал наверняка отправился в столовую, а у наставника сейчас занятия. Никто не ожидал появления этого красноглазого гада так рано, но мне-то от этого не легче.

Выход один, действовать на опережение, сразу показав, что я не та зашуганная девочка, проданная бессердечным отцом за горстку золотых монет. То, что он меня узнает, я не сомневалась. Недавняя встреча с сестрой наглядно это подтвердила.

Пока я собиралась с мыслями, Тедерик одним плавным движением оказался возле меня и схватил за плечи.

– Ты! – прорычал он, резко дёрнув на себя.

– Я. И что с того? – возмутилась его наглости, резко выставив руки вперёд.

Мои ладони плотно прижались к мужской груди, в тщетной попытке не допустить приближения. Твердость напряжённых мышц очень хорошо ощущалась сквозь неплотную ткань одежды. Живое тепло и чувствительная пульсация учащённо бьющегося сердца под моей рукой, вызывали странные ощущения. Вплоть до лёгкого покалывания на кончиках пальцев и нестерпимого желания немедленно отдёрнуть ладони.

– Ммм, моя маленькая жёнушка решила показать зубки? – оскалился Тедерик, показательно обнажив собственные впечатляющие клыки.

– Во-первых, я тебе больше не жена. Во-вторых, твои навязчивые и грубые объятия мне неприятны. Или оставлять на моём теле синяки доставляют тебе особое удовольствие? – зло отчеканила я, посмотрев прямо в его хищно сузившиеся глаза.

Если я думала, что после столь грубого выпада меня отпустят, то жестоко ошиблась. Да, его пальцы перестали болезненно сжимать нежную кожу плеч, нагло переместившись на талию. С лёгкостью преодолев сопротивление, Тедерик одним движением прижал меня к себе. Из-за хрупкого телосложения ему хватило одной руки, чтобы удерживать меня на месте. Второй он нежно, но твёрдо взял меня за подбородок, лишая возможности отвернуться.

Краем глаза я заметила, взметнувшуюся вокруг нас высокую стену огня. Я уже знала, что таким образом можно на некоторое время закрыться от окружающего мира. Этот стихийный барьер, подвластный только сильнейшим магам, не пропускал ни магию, ни посторонние предметы, впрочем, живых существ тоже. И вот тут мне стало страшно. Сейчас я оказалась в полной власти разгневанного мужчины и неизвестно сможет ли наставник почувствовать мой призыв о помощи.

Языки красного пламени в яростном танце отражались в тёмных глазах мужчины. Хотя возможно это было и не отражение вовсе. Я помнила, какими пугающими становились эти глаза при проявлении второй сущности, и мне не хотелось во второй раз увидеть её появление. Я дёрнулась, пытаясь освободится от захвата, но куда там. Ненавистное лицо неуловимо приближалось, обдавая горячим дыханием чувствительную кожу.

– Отсутствие брачной метки не отменят того, что ты стала моей. Нравится тебе это или нет. Осталось только проверить истинная ли ты пара или моя сущность ошиблась, – горячо зашептал мне в губы мужчина. – И ты не права маленькая Эйми, мне вовсе не нравится делать тебе больно, – выдохнул он, перед тем как нежно прижаться своими губами к моим.

Казалось бы, невинное прикосновение, но мужчина вздрогнул как от удара и настойчиво провёл по нижней губе языком. Его дыхание сбилось, зрачки сузились, мне кажется, даже температура тела поднялась.

Я снова дёрнулась, на мгновение разорвав осторожное прикосновение. Уже знакомая и такая родная ярость жгучей волной поднялась из глубин моей души, стремительно утекая в руки. Рычащие вибрации, зарождающиеся в груди Тедерика, стали сигналом к действию. Мощная воздушная волна с силой ударила из моих ладоней, отбрасывая нас друг от друга всего лишь на шаг. Громкий хлопок и моя магия с яростным рёвом поглощается огненным барьером, который от такой подпитки стал ещё ярче.

– Я не Эйми! Той Эйми, которую ты называешь своей женой, уже не существует! Не смей ко мне прикасаться, я больше не принадлежу тебе! – прорычала, не хуже настоящей двуликой, демонстративно вытерев горящие губы тыльной стороной ладони.

Мысленно выставляя между нами воздушный щит, отчаянно надеялась, что у меня всё получится. Я всего несколько раз использовала это заклинание, с переменным успехом. К тому же хищный оскал Тедерика и его горящий торжеством взгляд, нервировали и не давали сосредоточиться.

Я уже приготовилась быть вновь прижатой к горячему телу, но мужчина меня удивил. Неожиданно, он взмахнул рукой, растворяя удерживающую нас огненную преграду. Его руки плавно опустились без всякой попытки вновь схватить меня за талию. Я видела и чувствовала, с каким трудом он удерживает себя на расстоянии, словно замерший хищник в любой момент готовый прыгнуть на попытавшуюся убежать жертву. Я ничего не понимала и даже представить не могла причину такого поведения Тедерика. Неужели мои слова так подействовали на него?

– Не стоит тратить свои силы напрасно. Я больше не притронусь к тебе, пока…, – продолжая оставаться на расстоянии, мягко проговорил мужчина.

– Что значит пока? Я же тебе сказала, что Эйми больше нет, как и твоих прав на неё.

– Мы оба понимаем, что новое имя не изменит прошлого. Как бы тебе этого не хотелось. К тому же ты достаточно взрослая, чтобы знать, что ждёт девушку без мужской защиты. Пока ты совладаешь с проснувшейся магией, твоей беззащитностью могут воспользоваться, – продолжая уговаривать меня, словно маленькую девочку, ворковал бывший муженёк.

– Защита тоже бывает разной. Быть под твоей защитой мне очень не понравилось. Но не волнуйся, вместе с новым именем я нашла настоящего защитника. Всё как ты и говорил, сильного, смелого и магически одарённого, – не удержалась я от последней шпильки, чтобы стереть, наконец, это самодовольное выражение с его красивого лица.

Вот чем он мог действительно гордиться, это внешностью. Не зная его темной сущности, возможно при других обстоятельствах я и посмотрела бы в его сторону. Даже сейчас, переполненная ненавистью к этому двуликому, не могла не признать этот несправедливый факт.

– Что?! – раненым зверем взревел «муженёк», мгновенно теряя своё напускное спокойствие.

А вот это уже плохо. Видимо бурлящий в крови адреналин размягчил мои мозги, иначе как объяснить то глупое желание подёргать хищника за хвост.

– Я всего лишь сказала, что не стоит волноваться о моей безопасности, – решила исправить я ситуацию, машинально накрыв ладонью метку наставника.

Даже через плотную ткань платья я почувствовала, как она запульсировала от моего прикосновения. Поморщившись от неприятных ощущений, рискнула мысленно позвать магистра. Без особой надежды на его скорое появление я посмотрела по сторонам, судорожно ища путь к отступлению.

– Даже не думай, – услышала я звенящий от напряжения голос Тедерика.

Несмотря на своё состояние, мужчина так и не сдвинулся с места. Только сжатые кулаки побелели от усилия и глаза ненавистным взглядом прожигали моё предплечье, где всё ещё пульсировала метка наставника.

– Потрудитесь объяснить, что здесь происходит?! – услышала я грозный возглас, появившегося из ниоткуда, магистра ди Дангатара.

Во всяком случае, мне так показалось. Вполне вероятно, что сосредоточившись на разозлённом «муженьке», я просто пропустила момент его появления.

Мы оба, как по команде, синхронно посмотрели в сторону недовольного голоса. Я с облегчением, а вот Тедерик с явной кровожадностью.

Наставник стоял с совершенно невозмутимым выражением лица. И если бы не грозные интонации его голоса, явно почувствовавшиеся в вопросе, то можно было бы подумать, что мужчина совершенно спокоен. Мельком пробежавшись по мне взглядом и удостоверившись, что с его подопечной всё в порядке, магистр сосредоточился на замершем в напряжении Тедерике. Видимо этот взгляд, по-хозяйски прогулявшийся по мне, не понравился «муженьку» потому, как краем уха я уловила угрожающее рычание, явно направленное на наставника.

– Лэрд Рейден ди Дангатар, к чему этот вопрос, когда ответ очевиден? – рыкнул Тедерик, продолжая сверлить моего защитника яростным взглядом.

– Возможно, лэрд Тедерик эрл Вильфорд. Вот только даже очевидные вещи иногда можно понять по-разному. В данном случае я вижу, что моя подопечная не горит желанием продолжать общение. Более того, ваше общество ей неприятно, и она довольно ясно дала вам это понять. Теперь повторю вопрос. Что именно здесь происходит, и почему вы продолжаете удерживать Эмилию против её воли? – повторил вопрос магистр, не теряя показного самообладания.

– Если вы такой наблюдательный, то должны были заметить, что в данный момент никакого физического подчинения и принуждения я не использовал. Мы с лэри пытались выяснить важный вопрос, касающийся только нас двоих. Или общаясь с вашей подопечной я нарушаю какое-то правило? – заметно снизив накал ярости и приняв более расслабленную позу парировал Тедерик.

– А вот о правилах и прочих нюансах предлагаю поговорить в более располагающей обстановке. Ни мне, ни вам гуляющие по академии сплетни не нужны.

– Поговорить? Что же, я не против. Как вы смотрите на то, чтобы не только поговорить, но и немного размяться? Помнится, вы частенько устраивали тренировочные спарринги с магистром Форином, почему бы и нам не продолжить эту традицию, пока я заменяю магистра. Хотя, если вы против, можно и в вашем кабинете продолжить нашу «беседу», – вполне вежливо, но с некой долей ехидства, специально выделил последнее слово этот гад. Явно намекая на что-то большее, чем простой разговор.

– Ну почему же сразу против. Вовсе нет, у меня как раз образовалось «окно» перед следующим занятием, – вполне довольно оскалился в ответ наставник, всем свои видом показывая, что принимает вызов.

Я смотрела на двух мужчин и потихоньку зверела. Моё мнение и участие в решении собственной судьбы явно не предполагалось, от чего мне хотелось зарычать на весь коридор. И я понимала, что не фигурально, а самым что ни на есть образом зарычать. Более того ещё и оставить пару отметин на мускулистых телах этих самодовольных двуликих, так опрометчиво решивших меня игнорировать.

Я настолько кипела внутри, что даже не удивилась появлению не свойственных мне кровожадных мыслей. К тому же, разыгравшееся воображение стало с радостью подкидывать красочные кадры как, что и с кем я буду делать. На мгновение почувствовала, как из самого центра груди поднимается клокочущая волна недовольства, вот-вот грозившая перерасти в гневное рычание. Меня словно ушатом холодной воды окатило, от понимания странности происходящего. Сознание резко прояснилось, будто выныривая из некого подобия транса. Больше всего меня испугало, что я не почувствовала момента погружения в это состояние. Не совладав с эмоциями, кинулась на защиту собственных интересов.

– Магистр Рейден, я вполне чётко и ясно выразила своё мнение по интересующим лэрда Вильфорда вопросам. Не вижу причин для дальнейшего обсуждения. Своё мнение я не намерена менять, – на волне страха и негодования бесцеремонно вклинилась в перепалку мужчин, нарушая основные правила этикета.

Мне в тот момент было всё равно. Главным стало донести до обоих мужчин, что я не собираюсь молчаливо следовать их воле и буду бороться за своё право выбора.

– Эмилия! Я сам решаю, что мне стоит делать, а что нет, это, во-первых, во-вторых, придётся добавить в твоё расписание несколько уроков по этикету и правилам поведения в обществе молодой лэри, – предупреждающе сверкнул глазами в мою сторону наставник.

Тедерик дёрнулся в мою сторону, словно желая прикрыть от недовольного взгляда магистра. Вот только я не жаждала его защиты и, натолкнувшись на мой не менее злой взгляд, «муженёк» остановился. Тем не менее, я прекрасно видела его готовность в любой момент преодолеть разделяющее нас расстояние.

– Не доверяешь? Или переживаешь за него? – услышала я рассерженный голос наставника в своей голове, вздрогнув от неожиданности.

Вскинув глаза на магистра, тут же устыдилась своих брошенных в запале слов. Его взгляд выражал такую бурю эмоций, подкреплённых нашей временной ментальной связью, что мне стало не по себе. Действительно, как я могла усомниться в своём защитнике? Ведь он прекрасно знает мою ситуацию и не виноват, что в этом мире у женщин только одно право, сидеть и молчаливо ждать, когда кто-то более сильный решит твою дальнейшую судьбу.

– Нет, не переживаю. Простите, но я не могу оставаться в стороне, когда решается вопрос о моей судьбе, – попыталась ментально объяснить свой всплеск наставнику.

Не знаю, услышал ли он меня, потому как ответной реплики не последовало, но его едва заметный кивок обнадёжил.

По правилам, сейчас я должна была скромно опустить взгляд и извиниться за несдержанность. Наступив на горло собственной гордости, я с трудом проделала необходимое. Хотя перед наставником я вполне искренне извинилась за мимолётное недоверие. Всё же сложно привыкнуть к новым правилам, когда всю прошлую сознательную жизнь принимала решение сама, иногда советуясь с мужем.

Надо отдать должное магистру, он не стал больше проявлять своё недовольство моим поведением и тыкать носом в нарушенные правила. Отдав несколько распоряжений. В частности, немедленно отправится в столовую на обед, что немного меня согрело, а после продолжить данное на сегодня занятие. Результаты проделанной работы я должна была предоставить сегодня вечером наставнику лично, а это означало, что я всё узнаю, но позже.

Не смея больше перечить и выказывать неуважение к наставнику, поспешила на обед, мысленно костеря себя за несдержанность. Осталось только дождаться вечера и успеть выполнить то чёртово задание, в чём я очень сомневалась. Прожигающий затылок взгляд «муженька», только подгонял в сторону столовой. Не знаю уж как и почему, но я просто знала, что это именно его взгляд я ощущаю так явно. Вот только очередных неясностей мне не хватало. Тут в себе бы разобраться и со странными вспышками, очень похожими на раздвоение сознания. Так, бурча себе под нос, я постепенно скрылась из поля зрения мужчин, от чего сразу стало немного легче.

Глава 13

День медленно, но верно приближался к вечеру, а я только осилила половину третьего, последнего стеллажа с чудо-бутылочками. Горестно вздохнув и немного повертев, затёкшими от держания на весу, руками продолжила кропотливую работу. На ужин я не пошла, побоявшись не успеть в срок. Да и если честно особого аппетита не было, что и не удивительно в свете последних событий. Я и обед-то еле-еле осилила, практически заставляя себя жевать и проглатывать, кажущуюся безвкусной пищу.

В голове толкались мысли с различными вариантами развития дальнейших событий и что самое обидное, ни один меня не устраивал. Я прекрасно понимала несправедливые к женщинам реалии этого мира и не тешила себя иллюзиями. Вся надежда на наставника, знающего и воочию убедившегося в моём нежелании общаться с бывшим мужем. Пара я ему или нет, для меня, как для женщины это не имело значения. К собственной радости я не ощутила никакого магического притяжения к этому, пусть и привлекательному, гаду. Кому сказать за это спасибо не знала, но не могла не радоваться возможности самой решать, подходит ли мне этот мужчина или нет. Слепо идти на поводу заложенных инстинктов очень не хотелось. К тому же, Тедерик так и не заявил о «радостном» факте наставнику, когда отвечал на его вопросы. И вот этот момент меня больше всего беспокоил.

– Эмилия! – окрикнула меня симпатичная розовощёкая девушка, вытаскивая из задумчивости.

С Вестой, а именно так звали появившуюся, мы познакомились сегодня, ещё за завтраком. В отличие от остальных своих «товарок» она вполне доброжелательно отнеслась к новенькой. Поприветствовав меня как старую знакомую она с лукавой улыбкой подвинулась, освобождая место рядом с собой. А я с удовольствием присела на освободившийся участок длинной лавки, искренне улыбнувшись в ответ.

Веста оказалась непосредственной и разговорчивой девушкой, с которой легко было общаться. Она охотно отвечала на мои вопросы, пополняя знания о распорядке и негласных, но обязательных к соблюдению, внутренних правилах лекарского крыла и сплочённой команды обслуживающего персонала.

Сейчас Веста довольно шустро проскользнула в приоткрывшуюся дверь и с нескрываемым удивлением оглядела блестящее чистотой помещение. Я же, балансируя на средней ступеньке, пыталась удержать в руках, чуть не выскользнувший от неожиданного выкрика гостьи, скользкий сосуд с ядовито-жёлтым снадобьем.

– Веста, в чём дело? Ещё на полтона громче и вот эта замечательная «штучка» мгновенно добавила бы мне и без того не до конца выполненной работы. Я и так не успеваю к назначенному времени, – пожурила я девушку, демонстративно осторожно возвращая чудом уцелевший сосуд на положенное место.

Вот только на моё справедливое возмущение, девушка неожиданно весело улыбнулась. Серые глаза с золотистыми искорками озорно блеснули, словно предупреждая о готовящейся шалости.

– Не волнуйся. Я знаю один маленький секрет, как быстро навести здесь порядок. Только в начале пообещай не обижаться, – состроив просительный взгляд как у кота из «Шрека» попросила эта интриганка.

– Хорошо, обещаю.

– Дело в том, что это задание, своего рода проверка. Все мы проходили через это, кто-то менее успешно и лишался места, кто-то прошёл и остался тут, – затараторила Веста, уверенно протягивая руку к незамеченной мной раньше небольшой выпуклости на стене, с правой стороны двери.

Лёгкое нажатие на неё тонкими пальчиками и с тихим щелчком из появившейся длинной, узкой щели, плавно выполз небольшой, исписанный буквенными символами, бумажный лист. Однако сюрпризы на этом не закончилось. Нижние полки, до которых я пока так и не добралась несколько раз сверкнули разными цветами и порадовали мой удивлённый взгляд блестящей чистотой.

Скорее всего это волшебство, а по-другому я не знала, как назвать увиденное, коснулось не только этих неубранных стеллажей, но и всего помещения в целом. Вот ведь..., лэри Тесса. Тут даже гадать не стоит, чью симпатичную головку посетила такая «замечательная» идея с проверкой. О назначении зажатой в цепких ручках Весты бумажки я уже догадалась. Грустно вздохнув и успокоив себя тем, что не одна подверглась такой изощрённой проверке, всё же решила задать притихшей хитрюге парочку вопросов.

– А как же запрет на применение магии в этом помещении?

– Так стекло под готовые эликсиры делается специальное. Оно не пропускает магические потоки, тем самым хорошо сохраняя свойства любого, даже самого сложного по составу, снадобья. Не переживай Эмилия, здесь всё продумано до мелочей. Вот список необходимого, это последняя разработка нашего артефактора магистра Гвендолин ди Мартивен, она много ещё чего придумала полезного. Быстренько впиши недостающее в свой список. Строка номер пятьдесят пять и пятьдесят шесть, – протягивая мне ценный листок, просветила Веста об открывшихся особенностях этого помещения.

– Это всё конечно хорошо, но к чему было так врываться сюда? – задала я следующий вопрос, одновременно торопливо переписывая недостающие названия.

– Ой, ты же ведь ничего не знаешь! Заперлась тут, даже на ужин не пошла, а тем временем всё крыло на ушах стоит. Девочки только и говорят, как о прошедшей дуэли между нашим магистром и новым преподавателем по «боёвке», – напустив загадочности в голос, зашептала Веста.

– Подожди, я не понимаю о чём ты говоришь. Какая дуэль, почему вас это так взбудоражило? – остановила я её, убирая законченный список в карман.

В душе прозвенел первый тревожный звоночек. Но я мужественно отогнала преждевременную панику и решила сначала выслушать Весту, а уж потом делать выводы.

Как я и ожидала, Веста с охотой пересказала последние сплетни, поразив предполагаемой причиной состоявшейся дуэли. Как и стоило ожидать все дружно решили, что там замешана девушка. В принципе они были недалеки от истины, но подтверждать это я не собиралась. Более того, захотелось придумать правдивое объяснение произошедшему, избежав романтического бреда.

Насколько я поняла, после «мужского разговора» наставник и настырный муженёк, закрылись в кабинете и притихли. Бедные же девушки умирая от любопытства по очереди отправлялись на разведку, в надежде узнать или увидеть ещё что-нибудь интересное. Мне и самой не терпелось узнать до чего они там договорились. Тревожное нетерпение просто пинало меня немедленно всё узнать. Тем более время, назначенное наставником, неумолимо приближалось.

– Вот я и прибежала к тебе, чтобы предупредить. Даже лэри Тесса не рискует заходить сейчас в кабинет магистра. Она только рычит на всех, грустно смотрит на дверь и вздыхает. Вот честное слово, я даже сначала подумала, что магистр сильно ранен. Иначе как объяснить такое поведение нашей, всегда сдержанной, старшей? Но всё обошлось, сама лично видела, как лэрд Рейден в полном здравии, разгонял особо любопытных по рабочим местам. Правда таким злым я его ещё не видела, так что будь осторожна, – закончила свой рассказ Веста, успокаивающе погладив меня по плечу.

А вот это уже плохо. Я даже думать не хотела о причине злости магистра, ибо разнервничаюсь и немедленно побегу в его кабинет. А это чревато новыми сплетнями и как итог, проблемами. Уцепившись за замечание, что ничего страшного ни с одним мужчиной не произошло, мелкие царапины и кое где подпорченная одежда не в счёт, ринулась на защиту репутации своего наставника.

– Не волнуйся, со своим наставником я как-нибудь договорюсь. А вот то, что необоснованными сплетнями кто-то портит его репутацию мне совершенно не нравится. Неужели ты этого не понимаешь? – проговорила, серьёзно посмотрев на девушку.

Веста на мгновение задумалась, а потом видимо поняв мою правоту, покраснела, стыдливо опустив глаза.

– Да, но ведь такое происходило и не один раз. Вот мы и подумали, что двое красивых и родовитых мужчин не просто так решили помахать мечами, – всё же попыталась она оправдаться.

– А что, магистр Форин раньше никогда не устраивал дружественных спаррингов с другими преподавателями? Насколько мне известно, устраивал и как раз лэрд Рейдан был его партнёром. Почему же вы не допускаете возможности, что эта дуэль устраивалась в качестве проверки на профпригодность нового преподавателя боёвки? Вы же знаете, что магистр Форин сейчас не в состоянии самолично принять зачёт у своего заместителя. Думаю, вполне логично, что он попросил об этой услуге моего наставника, – на одном дыхании выдала я свою версию произошедшего.

– Магистр Форин?! Попросил?! Ну ты скажешь тоже, он даже слова такого не знает, не то что бы просить.

– Да? Ну хорошо, но ведь есть ещё ректор. Уж он то точно заинтересован в такой проверке. Ведь как никак новый преподаватель какое-то время будет обучать адептов азам боевого искусства, – тут же нашлась я с ответом.

К собственно радости мне всё же удалось зародить зерно сомнений в хорошенькую головку Весты. А уж то, что новую версию очень скоро узнают остальные я не сомневалась. К тому же девушка искренне расстроилась, когда я ей указала на последствия распространения подобных слухах о преподавателях. Не одна лэри Тесса уважала и ценила магистра Рейдена.

Попрощавшись с Вестой, я с возрастающим чувством тревоги направилась в кабинет наставника. Ноги словно одеревенели, а голова гудела от различных предположений и вопросов. Там ли сейчас мой муженёк или уже исчез, чему я бы несказанно обрадовалась? Что они решили и готова ли я пойти на уступки? Вопросы пока были без ответов, но не на долго.

У самого кабинета вопреки предупреждению Весты я никого не нашла. Видимо разозлённый магистр Рейден зрелище не для слабонервных. Даже верная лэри Тесса покинула свой наблюдательный пост, что меня несомненно радовало. Сплетен и любопытных взглядов на сегодня достаточно.

Входя в кабинет, после предупредительного стука, первым делом я осмотрелась на наличие в нём муженька. Только поняв, что наставник один я смогла расслабиться, всем телом ощущая насколько сильным было напряжение.

В этот раз магистр не сидел за столом. Он стоял спиной к двери, в тени отбрасываемой массивным шкафом. Его мощная фигура, чётко просматривающаяся на фоне окна, щедро подсвеченного ночным светилом, просто фонила досадой и усталостью. Возможно тут опять неожиданно сработала наша связь, но я физически ощутила насколько сейчас нелегко наставнику.

– Присаживайся Эмилия. Знаю, что устала, но поговорить необходимо, – не поворачиваясь ко мне, начал разговор наставник.

– Неужели всё так плохо? – запаниковала я, устало присаживаясь на стул.

Сжав руки не сразу сообразила, что безжалостно сминаю приготовленный список. В полной тишине, шуршание бумаги прозвучало особо громко. Недолго думая я быстро положила немного помятый листок на стол, рядом с аккуратной стопочкой других бумаг. При этом умудряясь не выпускать из поля зрения тёмный силуэт наставника.

– Не то, чтобы плохо, но и особо порадовать мне тебя нечем, – резко развернувшись, напряжённо произнёс магистр.

Его разноцветные глаза на мгновение полыхнули магическим свечением, подтверждая взвинченное состояние лэрда Рейдена. Это единственное, что выдавало истинное состояние наставника, внешне остававшегося спокойным. Уверенной походкой пройдя от окна к столу, он с хищной грацией занял привычное место.

– Могу только догадываться, что лэрд Тедерик не захотел прислушаться к моим желаниям. Я права?

– Всё намного сложнее Эмилия. Твоё нежелание общаться конечно не осталось незамеченным, но и отступать твой бывший муж не намерен, – наконец-то ответил магистр на мой главный, молчаливый вопрос.

– Значит всё-таки я его пара, – осторожно озвучила мгновенно сделанный вывод, всё ещё надеясь на ошибку.

– Да. Тут уж ничего не поделаешь. Надеюсь мне не нужно объяснять, что значит найти свою пару для истинного двуликого? – безжалостно развеял мою глупую надежду наставник, всматриваясь в моё расстроенное лицо.

– Знаю, леди Энрика вполне подробно мне об этом рассказала. Вот только в моём случае, «счастливая» связь оказалась односторонней. Для меня лэрд Тедерик так и остался нежеланным. Никакого зова и притяжения к предполагаемой паре я не ощутила. Хотелось бы сказать, что мне жаль, но не буду, – отчеканила каждое слово, боясь сорваться на непристойные ругательства.

Мало мне было испытаний, так этот мир решил добить меня, привязав к ненавистному мужчине. И пусть связь была односторонней, я понимала, что совсем избавиться от общества муженька не получиться. И очень скоро магистр подтвердил мои опасения.

– Жестоко, но видимо у тебя есть на это причины. Вот только хочу тебя предупредить. Бывали случаи, когда полноценная связь происходила с задержкой в несколько месяцев. Насколько я понял, в вашем случае есть несколько факторов которые могли бы повлиять на отсутствие связи с твоей стороны. Во-первых, не имея второй сущности, ты становишься менее чувствительной к зову своей пары, во-вторых сильные отрицательные эмоции так же могут перекрыть канал чувственного отклика, – бесстрастно убивал мою радостную уверенность наставник.

– И как же с такими «блоками» может образоваться связь? Я ведь искренне этого не хочу, – вцепилась я в свой единственный «козырь», не желая смириться с его возможным исчезновением.

– На этот вопрос я не смогу тебе ответить точно, это всегда происходит по-разному. Но одно неизменно, чем больше вы общаетесь и остаётесь наедине, тем больше шансов, что связь всё-таки появится. Телесный контакт тоже имеет большое значение.

– Значит мне просто не нужно встречаться с лэрдом Тедериком и всё. Возможно тогда, его связь просто исчезнет, не найдя у меня отклика? – с надеждой взглянула на наставника, в глубине души понимая глупость вопроса.

– Если бы всё было так просто Эмилия. Вот только лэрд Тедерик заключил договор с академией и имеет полное право находиться в любой её части. В том числе и в лекарском крыле. Тем более магистр Форин, ещё несколько дней будет проходить здесь необходимое лечение. Так что ваши встречи неизбежны. Кроме того, каждый хороший лекарь должен знать базовые знания об оружии. Это нужно, чтобы вовремя провести правильное лечение, когда нельзя использовать магию для диагностики повреждения. Длина лезвия, угол его наклона при определённом ударе, глубина проникновения, всё это ты должна будешь изучать. Помимо теории, тебе придётся не раз присутствовать на занятиях, наблюдая за учебными спаррингами других адептов.

– Ну хорошо, его общество в учебное время я как ни будь переживу. Лишь бы руки не распускал, – буркнула, смиряясь с неизбежным.

Ну это только внешне смиряясь, а на самом деле я уже подыскивала способы держать этого настырного двуликого на расстоянии, избегая прикосновений. Единственное, что я могла использовать уже сейчас, правда немного потренировавшись, это воздушный щит. Который если сделать некоторый добавления можно использовать в качестве своеобразного скафандра против всякой заразы. Если создать на его основе тонкую и менее затратную в магическом плане сферу вокруг себя, то он не сможет ко мне прикоснуться. Воздушная прослойка в несколько миллиметров не даст этого сделать. Хотя тепло от тела и иллюзия соприкосновения останется. Погрузившись в собственные мысли на мгновение, тем не мене я не пропустила ободряющий ответ наставника.

– А вот тут я могу тебя немного порадовать. Мне удалось добиться от него обещания, что он не будет ни к чему тебя принуждать. Более того он не может тебя забрать без моего разрешения и специальной бумаги за подписью ректора, о добровольном разрыве контракта с выплатой приличной, даже для такого знатного семейства, неустойки. Так что внимательно следи за словами и прежде чем на что-то согласится, несколько раз подумай. К тому же, не забывай о метке. В любой момент ты можешь обратиться ко мне по мысленной связи и попросить о помощи. Завтра, когда ты отдохнёшь мы немного потренируемся. Тем более после завтрака мы будем выяснять твой магический резерв. После обеда будут практические занятия для моей группы, ты естественно к ней присоединишься. А теперь иди отдыхай и постарайся хорошенько выспаться, – закончил он своеобразным пожеланием на ночь, выпроваживая меня из кабинета.

– И вам спокойной ночи магистр, – проявив вежливость и тщательно пряча зевок, попрощалась я с наставником.

Как доплелась до своей комнаты не помню. Мне показалось, что я уснула ещё в ванной, когда одежда освободила моё уставшее тело от своей тяжести. Вода немного освежила, но лишь на время. Дав возможность без травм и падений дойти до кровати и упав в её мягкие недра, провалиться в восстанавливающий сон без сновидений.

Глава 14

К собственному удивлению, ожидаемой утренней разбитости после вчерашней встряски не было. Довольно бодро встретив новый день, в приподнятом настроении и полной «боевой» готовности отправилась на завтрак.

Наличие скрывающего кулона проверила несколько раз, мысленно пообещав перед проверкой магического резерва рассказать о нём наставнику. Почему-то при каждом нашем откровенном разговоре я не придавала этой детали особого значения, но сегодня особый случай. Неизвестно как повлияет артефакт на результаты теста или хуже того станет причиной неприятных неожиданностей. В общем, рисковать ни к чему, я уже достаточно доверяла наставнику, чтобы волноваться из-за его реакции на мою истинную внешность.

– Ну как ты? – спросила вынырнувшая из своей комнаты Веста.

Я как раз проходила мимо её комнаты, когда это неунывающая болтушка решила пойти на завтрак. Симпатичное личико так и светилось любопытством и искренним переживанием. Невероятный коктейль эмоций и милой мимики, не оставили мне не единого шанса на сопротивление.

Пришлось по пути до столовой, вкратце пересказать последние новости собственной жизни, старательно избегая острых углов. Веста тоже не молчала и в свою очередь поделилась своими вечерними «подвигами» в восстановлении чести обожаемого магистра Рейдена. Причём делала она это столь эмоционально, буквально в лицах пересказывая наиболее смешные моменты, что я не смогла удержаться от смеха. Вот так, смеясь, мы и вошли в столовую, мгновенно привлекая внимание нескольких пар глаз.

И всё бы ничего, но один взгляд обжёг меня на физическом уровне. Я даже не стала смотреть в ту сторону, уже зная, чьё именно внимание привлекла. Ну конечно, сам лэрд Тедерик, собственной самоуверенной персоной, решил посетить ранний завтрак. Вот только вопрос, «Какого лешего он тут делает так рано?» так и остался мысленным криком, на который никто не ответил.

Сохраняя бесстрастное выражение лица, прошла следом за притихшей Вестой и села так, чтобы хоть ненадолго спрятаться от пронизывающего взгляда. Это дало мне возможность незаметно для «муженька» проделать отточенные с утра манипуляции по обволакиванию собственного тела тонкой прослойкой уплотнённого воздуха.

Естественно глаза, нос и рот остались открытыми, свалиться в обморок от нехватки кислорода мне не хотелось. Мысленно я представила этот участок «щита» в виде маски, плотно прилегающей к лицу, мимолётно удивляясь внутренней уверенности, что Тедерик обязательно постарается меня коснуться. Конечно моя «разработка» ещё нуждалась в хорошей доработке, но как говориться; что имеем, то и применим.

Оставалось только надеяться, что неустойчивая защита продержится достаточно и не лопнет как мыльный пузырь в самый неподходящий момент. Потому, не теряя времени, быстренько приступила к нехитрому завтраку, заранее расставленному для нас на столе.

Постепенно непривычное молчание, стало нарушаться робким репликами и лукавыми взглядами в сторону новоявленного магистра по боёвке. В тихих фразах я без труда улавливала знакомое имя и восхищённо-томные вздохи по поводу привлекательности нового преподавателя. Веста тоже включилась в разговор, то и дело, наклоняясь в сторону словоохотливой соседки. Да и пусть болтала бы, вот только отклоняясь в сторону, она открывала меня для жадного взгляда Тедерика.

С трудом проглатывая пищу, всё же не выдержала и гневно посмотрела в сторону наглого двуликого. Но к своему изумлению вместо пристального взгляда, который я ощущала буквально с момента появления в столовой, я не увидела. Лэрд Тедерик стоял ко мне в пол оборота и мило беседовал со старшим поваром, который время от времени согласно кивал и делал пометки в своём небольшом блокноте. Но, даже видя, что сейчас «муженёк» на меня не смотрит, не могла отделаться от нервирующего чувства «микроба под микроскопом».

– Как?! Как он это делает?! – мысленно возмущалась я, отворачиваясь от мирно разговаривающей парочки и утыкаясь в кружку с морсом.

Решив поберечь, стремительно исчезающие нервные клетки, одним залпом допила бодрящий напиток и решительно встала из-за стола. Так как сидела с краю, не пришлось никого тревожить своим торопливым уходом. Вот только я не учла одного. Нужно было ещё отнести грязную посуду на специальный стеллаж-артефакт и для этого мне придётся пройти мимо Тедерика. И вот почему-то мне казалось, что эта «прогулка» не пройдёт для меня без последствий. Ну, кажется или нет, но идти надо. Подбодрив себя и справившись со вспыхнувшим волнением, уверенно направилась к артефакту.

К собственному облегчению до цели я дошла без происшествий. Тедерик словно не заметил, проплывающую мимо него, жертву собственного интереса. Укорив себя за излишнюю мнительность, уже более спокойно, не ожидая никакого подвоха, отправилась на выход. Вот только рано я расслабилась.

– Лэри Эмилия. Уделите мне немного вашего времени, – неожиданно остановил меня вежливый голос «муженька».

Старший повар неслышно растворился, оставляя нас с новоиспечённым магистром наедине. Шепчущиеся девушки, увлечённые утренними сплетнями не в счёт. Наш разговор они не могли слышать, только видеть мимику и жесты. Причём Тедерик намеренно развернулся так, чтобы наши лица не были видны особо любопытным.

Он развернулся к ним спиной, заодно практически полностью закрывая меня собой. И не удивительно, всё же мужчина был крупным. Широкие плечи и высокий рост с лёгкостью справились с задачей, на время укрыть мою хрупкую фигурку.

Проигнорировать обращение преподавателя и пройти мио я не могла. Так же, как и проявить недовольство, вызывая у наблюдательных особ с бурной фантазией ненужные вопросы. Афишировать знакомство с Вильфордом младшим в мои планы не входило. Потому, нацепив на лицо маску профессионального дипломата, смиренно замерла рядом. Преднамеренно остановившись на расстоянии вытянутой руки и ещё раз поверив наличие защиты.

– Слушаю вас, – выдавила, взглядом показывая, как я «рада» нашей встрече.

Правда пришлось удивлённо отметить, что никакой фамильярности и превосходства в его обращение ко мне не было. Даже назвал новым именем.

– Я не задержу вас надолго. Всего лишь хотел передать расписание тренировок на следующие две недели. Думаю, наставник уже рассказал вам об этом обязательном пункте вашего обучения, – в той же вежливой манере продолжил разговор Тедерик.

И хотя его интонация осталась отстранённо-вежливой, мелькнувшая довольная улыбка не оставляла иллюзий на этот счёт. Чувствуется, эти занятия станут для меня настоящим испытанием.

– Эм, но ведь скорее всего магистр хотел, чтобы вы лично передали ему расписание? Возможно, возникнут какие-то вопросы, которые он захотел бы обсудить? – задала я резонный вопрос, подозрительно косясь на белый лист, крепко зажатый в мужской руке.

– Какая разумная лэри. Чувствуется, наставник не прогадал, взяв вас в свои ученицы, – получила неожиданный комплимент. – Дело в том, что магистр Рейден сегодня предпочёл позавтракать у себя, как мне любезно сообщили. Но если милая лэри составит мне компанию, я готов остаться голодным и прогуляться до его кабинета. Вы ведь именно туда так торопитесь сейчас?

Вот ведь хитрый гад. Как расписал всё складно, поди, придерись, что всё подстроил. Я сама ещё удивилась, что за завтраком нет лэри Тессы, переживала за неё. Всё-таки вчера у неё был трудный день, сильный стресс может свалить кого угодно. А тут оказывается, она просто исполняет свои обязанности, что в принципе не новость для меня. Благодаря Весте я многое узнала о некоторых нюансах отношений наставника и Тессы. Ничего удивительного, что бедняжка не смогла устоять против его обаяния.

Ну, это её дело. Сейчас меня больше всего волновало, что ещё задумал «муженёк». Уж больно ласковый и весь такой вежливо-обходительный. Есть такая поговорка «мягко стелет – жёстко спать», так вот это про него. Ну уж нет, на такое «заманчивое предложение» я ни за что не соглашусь. Подстроил или нет, но я возьму эту чёртову бумажку, и сама отдам наставнику.

– Ну к чему же такие жертвы. Завтрак очень важен для здоровья, не стоит им пренебрегать. Это я вам как будущий лекарь говорю. Мне не трудно передать наставнику расписание, а если возникнут вопросы, думаю, он найдёт способ их обсудить, – не удержавшись от ехидства, отказалась от совместной «прогулки».

Удостоив меня внимательным взглядом и чуть заметно подавшись вперёд, Тедерик, не пререкаясь, протянул злосчастный лист.

Стараясь действовать как можно плавно, осторожно ухватила пальцами за белый уголок. Потянув на себя, поняла, что бумажка не поддаётся. Недовольно посмотрев на напряжённое лицо мужчины, пропустила момент, когда его рука полностью накрыла мою ладонь. Ошарашено хлопая глазами, молчаливо наблюдала, как белый лист исчезает и проявляется в другой руке.

Тем временем мою ладонь сжали чуть сильнее, и я пугливо посмотрела на наши сцепленные руки. Постепенно тепло мужской ладони проникало через воздушную прослойку, которая к моей радости все ещё оставалась на месте.

– Хм, а вот это уже интересно милая Эмилия. Вижу не я один подготовился к нашей встрече, – прошептал этот гад, выписывая круги большим пальцем на внутренней стороне моей ладони, ближе к чувствительному запястью.

Всё это длилось буквально несколько секунд. Настолько мимолётно, что я даже не успела выразить своё негодование, как Тедерик мягко отпустил руку. На задумчивом лице не отражалось никаких отрицательных эмоций. Только глаза, казалось, вспыхнули ярче и тут же потухли, возвращая свой обычный цвет.

– Не смею вас больше задерживать лэри. Всего наилучшего, – не оставляя мне шанса сказать хоть слово, рассыпался в любезностях этот коварный тип.

Быстренько вручив мне расписание, он резко развернулся и направился в сторону преподавательских столов. Оставляя меня кипеть от переполняющих эмоций и желания хорошенько стукнуть по темноволосой макушке, чем-нибудь тяжёлым. Чтобы в следующий раз неповадно было.

Но что толку мечтать о несбыточном. Лучше хорошенько подумать над усовершенствованием защиты и найти способ «спустить пар». Мысленно успокаивая себя, торопливо шла по коридору. Столовая с любопытными взглядами и муженьком осталась позади. И чем дальше я уходила, тем спокойнее становилось на душе. В конце я даже улыбнулась от мысли, что всё-таки смогла его переиграть. Ведь он не получил что хотел, а это пусть маленькая, но месть.

В приподнятом настроении я ворвалась в кабинет наставника, правда предварительно постучавшись. Лэри Тессы в комнате не оказалось, и по пути она мне не встретилась, загадка - да и только. Сам же магистр выглядел серьёзным, внимательно вчитываясь в толстенный фолиант с множеством закладок. На моё взволнованное приветствие он ответил коротким «Доброе утро» и знакомым жестом попросил присесть.

Ещё немного полистав книгу, наставник удовлетворённо вздохнул и наконец-то обратил своё внимание на меня. А я что, быстренько протянула злосчастное расписание, вкратце обрисовав способ его попадания ко мне, и выжидательно притихла.

Магистр Рейден заинтересовался моим импровизированным щитом - плёнкой и с исследовательским блеском в глазах, назначил мне вечернее «свидание» в своей лаборатории. Я и сама была не против сделать несколько усовершенствований, а помощь более опытного мага, очень даже кстати.

Пользуясь его временным благодушием, рассказала о подаренном наставницей скрывающем артефакте. Осторожно достав подвеску из-за пазухи, с готовностью продемонстрировала её магистру.

– Таакс милая Эмилия. Это всё или есть ещё что-то, о чём мне необходимо знать? – прищурившись словно матёрый хищник на примеченную жертву, вкрадчиво спросил наставник.

– Нет, больше никаких амулетов, – выпалила, нервно крутя в пальцах гладкий камушек.

Наставник немного помолчал, не спуская глаз с моей груди, от чего я даже засмущалась. Хотя и понимала, что смотрит он не на женские прелести, а на амулет. Пристальный взгляд словно сканировал подарок Дануны, решая, насколько сильным является данный артефакт и почему он его не почувствовал.

– Снимай, – коротко и чётко скомандовал магистр, приняв обманчиво-расслабленную позу.

Ладошки похолодели, а чувство неловкости только усилилось. Несмотря на волнение, я довольно быстро справилась с простеньким замочком. Попутно отмечая, что слишком легко он расстегнулся и надо бы его как-то укрепить магией или поменять на более надёжный.

Стук камушка о полированную поверхность стола, словно включила события на ускоренную перемотку. В один миг наставник оказался возле меня. Быстро, но аккуратно подняв меня со стула, стал медленно осматривать с головы до ног. Если бы не нахмуренные брови и периодическое цоканье языком, я бы подумала, что мной любуются. Вот только взгляд наставника лишь на мгновение стал заинтересованно - зовущим и тут же охладел, вернув мужчине задумчиво - отстранённое выражение. Поняв, что как женщина я не заинтересовала наставника, почувствовала, как напряжение отступает. Ведь в глубине души боялась реакции наставника, всё же он мужчина. Хоть и порядочный, насколько я могла судить по его поступкам и лестным характеристикам от работников лекарского крыла.

– Мда, Дануна молодец, даже я не смог почувствовать этот артефакт. Видимо, сделан с особой любовью и мастерством настоящего мага артефактора. Но ты правильно поняла Лия, любое магическое вмешательство во время определения силы, может быть опасным, а не только повлиять на результаты, – подтвердил мои опасения наставник.

Видимо, моё лицо так красноречиво показало любопытство и требование немедленных ответов на появившиеся вопросы, что наставник поспешил сам всё объяснить.

Было решено, что артефакт я сниму перед входом в зал истины. Немного пафосно звучало, но для этого мира всё возможно и даже магический «правдоруб» вполне мог существовать. Вот это-то меня и обеспокоило. Вдруг загадочный артефакт сможет определить иномирное происхождение моей души? Что если единение с Эйми прошло не до конца? Ведь почувствовала я присутствие чужеродных эмоций совсем недавно. Да, списала на нервное перенапряжение, но сейчас я уже не была так в этом уверена.

До секретного зала пришлось добираться чуть ли не через всю академию. Только если к ректору мы поднимались, то сейчас наша цель находилась в самом низу здания, в подвале. Как пояснил наставник, такое расположение ценного артефакта, что сама академия фактически строилась вокруг него. Лерум, как ласково назвал его магистр, фактически был сердцем академии и получить доступ к нему мог не каждый. В моём случае, сработало право наставника. По правилам академии личным ученикам дозволялось проводить диагностику в зале истины, в случае долгого неполного раскрытия дара или других проблем с магическим источником.

Я заметно нервничала. Мысленно сокрушаясь, что замер моего потенциала и других свойств магического дара будет происходить не в кабинете, таком уже привычном, даже не сказать родном и уютном, а в загадочном помещении без окон.

Помимо того, что идти туда пришлось, чуть ли не через всю академию, так ещё перед массивными резными дверями стояла грозная охрана. Устрашающего вида статуи, грозно стояли на страже главной ценности академии. Они были очень похожи на египетские божества, виденные мной, во многих храмах, пирамидах и музеях пустынного государства. Такая сумасшедшая помесь зверя, с человеком выполненная с невероятной тщательностью, придающей жизнь сероватому камню, не могла оставить равнодушной. Испуганно охнула, когда почувствовала на себе взгляд одной из статуи с головой длинноухого волка. Возможно, это был результат моего разыгравшегося воображения вкупе с мастерством неизвестного скульптора, но нарастающему страху было все равно.

Магистр, видимо почувствовал мою подкрадывающуюся панику, и, как и в первый день нашего знакомства, при переходе через портал, осторожно взял меня за руку.

Пришлось признать, что такая охрана ценностей намного эффективнее, чем самые навороченные замки и грозные предупреждения для особо любопытных. А то, что любопытные есть, я не сомневалась. К тому же насколько я успела понять, среди старших курсов было естественно заключать неразумные по степени опасности пари. Таким образом, они выясняли кто на свете всех сильнее и быстрее и ловчее и вообще самый-самый альфа-самец. Вот предложи мне кто-нибудь «на слабо» пройти в эту комнату, я даже и думать не буду, сразу откажусь. Уж больно враждебно смотрели статуи на подходящих к двери. Чем оканчивалась такая дерзкая вылазка для нерадивых адептов, я могла только догадываться. Не зря же в лекарском крыле так много палат и такой большой запас разнообразных восстанавливающих и обезболивающих настоек.

Наставник вполне спокойно реагировал на их присутствие, даже не вздрогнул, когда, переступив невидимую линию, статуи ожили и потребовали пароль. Не завизжать я смогла только благодаря поддержке наставника. Тепло от его ладони, крепко сжимающей мою руку, словно передавало по невидимым каналам нашей связи успокоение, уверенно прогоняя подступившую панику.

Быстро проговорив заковыристое слово, на непонятном рычащем языке, наставник уверенно шагнул в сторону левой статуи. Как оказалось, сюрпризы на этом не кончились. Вместо массивных дверей, обманчиво манящих своей вычурной красотой и богатством, в стене открылся небольшой проход. Замершие статуи после полученного пароля больше не подавали признаков жизни. Осторожно ступая за наставником и постоянно оглядываясь на зловещих стражников, с предвкушающим трепетом зашла в открывшийся вход.

Глава 15

Зал истины, оказался небольшим куполообразным помещением, с гладкими, едва светящимися светлыми стенами. Ровно по центру круглого помещения возвышалась огромная каменная глыба, выступая из пола метра на два. Создавалось ощущение, что видимая верхушка камня, это только его половина. Вторая, не менее массивная его часть надёжно укрыта под землёй.

Лерум, на первый взгляд, казался простой многогранной каменной глыбой. Словно странный ювелир приложил руку к внешнему виду этого «чуда». Каждая грань имела ровную поверхность, чёткие острые углы и свой цвет. Издали казалось, что каждую поверхность просто покрасили разноцветными красками, а так обычный камень.

Следуя инструкции наставника, торопливо сняла скрывающий амулет и отдала ему. Подвеска мгновенно исчезла в недрах специальной шкатулки, блокирующей магию предметов, помещённых внутрь. Далее мне следовало подойти к каменному артефакту и прижать ладони к его поверхности.

При ближайшем рассмотрении Лерума оказалось, что неприглядная, с первого взгляда каменюка, не так проста. Светлый камень лишь издали казался серым и плотным. На самом деле он был прозрачным как стекло и тёплым на ощупь. Из-за разноцветных пятен на его прозрачной поверхности и создавался эффект обманчивой плотности. Более того стоило мне прикоснуться к поверхности, как в самой его сердцевине вспыхнул небольшой сгусток чистейшего света без всяких примесей других цветов. Удивительное видение с учётом его разноцветных граней. Пока я с удивлением всматривалась в открывшееся моему взгляду чудо, свечение немного усилилось. По гладким стенам поплыли разноцветные блики, едва заметными лучами разбегаясь от ожившего камня. Невероятно красивое и волшебное зрелище, лазерное шоу по сравнению с этим просто слабая пародия.

Тем временем непонятный сгусток внутри Лерума запульсировал в одном ему понятном ритме. Заворожённо смотря на происходящее, я не сразу поняла, что его пульсация, постепенно подстраивается под биение моего сердца. Через мгновение и сам камень завибрировал, чувствительной дрожью отдавая в прижатые ладони.

Захотелось убрать руки, но Лерум не позволил, недовольно усилив притяжение. Я оказалась притянута всем телом к тёплой поверхности артефакта, но ни закричать, ни пошевелиться не смогла.

Я все видела, чувствовала, слышала, но не могла сама хоть что-то сделать. Тело не слушалось, бессовестно подчиняясь чужой воле. Сказать, что я испугалась, ничего не сказать. Я была в ужасе.

Время для меня остановилось. Краем зрения я заметила замершего в неестественной позе наставника. Вытянутый вперед корпус, отставленная назад нога и усиленный упор, как для толчка, на вторую, выставленную вперёд ногу, говорило, что коварное волшебство артефакта застало мужчину в самом начале рывка ко мне. Очень захотелось провалиться в обморок и очнуться в своей комнате, в самом начале этого дня, но реальность не захотела подарить мне такой возможности. Оставаясь живой статуей, с содроганием ждала дальнейших действий коварного артефакта.

Поза была более чем не удобная, ладони ощутимо припекало от продолжающей нагреваться поверхности камня. Постаралась взять себя в руки, мысленно подбадривая и возрождая веру в лучшее. Ведь не мог древний артефакт в один миг выйти из-под контроля и превратиться в нечто ужасное и опасное. Так я рассуждала, отвлекаясь и вспоминая примитивную методику возвращения здравомыслия и успокоения.

Вдох-выдох, замираю на мгновение и вновь дышу. Медленно, наполняя лёгкие прохладным воздухом до предела, постепенно отпуская тревогу и очищая мысли. Для лучшего эффекта прикрыла глаза, чтобы не смотреть на пугающую картину замершего наставника. Когда удалось более-менее побороть внутренний хаос, почувствовала отчётливый сильный толчок артефакта. Мощный столп чистого света яростным потоком выстрелил из вершины Лерума. Ударившись о гладкий потолок, поток расщепился на множество более тонких лучей, каскадом по изогнутой траектории опускаясь вниз.

Выгибаясь словно тонкие прутья лозы, расщеплённый поток мгновенно накрыл артефакт и прижатую к нему меня небольшим куполом, закрывая от наставника. Как только концы выгнутых лучей коснулись пола, их свечение усилилось, постепенно расширяясь и сливаясь друг с другом. В итоге меня окружал сплошной поток светлой энергии.

Каким чудом мне удалось не ослепнуть, во время этого мощного светового всплеска, оставалось только гадать. Вот только приоткрыв глаза, с удивлением поняла, что свет не причинял вреда, постепенно приглушая яркость. Оставаясь всё также прижатой к артефакту, было сложно рассмотреть более подробно, что происходило за моей спиной и это неимоверно нервировало. Тем более неожиданно я почувствовала чужое присутствие и тянущее чувство чужого взгляда на затылке.

– Так, и кто же это у нас тут такой испуганный? – прозвучал глубокий мужской баритон.

С удовольствием бы ответила, кто и почему, не поскупилась бы на красочные эпитеты. Вот только голоса так и не было. Оставалось лишь молчаливо косить глаза в сторону голоса и внимательно слушать. Все попытки преодолеть притяжение проваливались, тело не желало слушаться.

Неожиданно на мои плечи тяжело легли чужие руки. Живое тепло ладоней мгновенно проникло через ткань одежды, немного успокоив разбушевавшееся воображение. Вполне обычная человеческая кисть, с длинными пальцами и принадлежащая, судя по размерам, весьма крупному индивиду, практически полностью накрыла мои хрупкие плечи. Явно мужские, сильные руки привычные к тяжёлому труду и скорее всего не раз державшие оружие. Сделала я вывод, с неожиданно вспыхнувшим азартом изучая наглую конечность, так по-хозяйски расположившуюся на мне.

Очень хотелось обернуться и посмотреть на незнакомца, в глубине души ужасно страшась увидеть там жуткое нечто. Мутанта наподобие каменных охранников у дверей-обманки в зал истины. Ведь приятным голосом могло обладать и любое человекоподобное существо, магия этого мира поражала своими способностями. К тому же, я не исключала вероятности собственного бреда, вызванного странным воздействием магического артефакта. И всё же, ощущения от прикосновения неизвестного были очень реальными.

– Успокойся, ничего плохого я тебе не сделаю, – прошептал на ушко голос, пощекотав чувствительную мочку тёплым дыханием.

Я по-прежнему не видела говорившего, лишь ощущала его прикосновения и мощную энергетику магических потоков, ласковыми волнами, накатывающими на меня. За недолгий срок обучения в МиШ, определять и чувствовать магию я уже научилась. И сейчас, буквально захлёбываясь в этом потоке, не могла не понять, где находится его истинный источник.

Мои размышления были нагло прерваны. Одна рука мужчины осторожно провела от края плеча к основанию шеи. Не останавливаясь, она поднялась чуть выше и замерла. Затаив дыхание, прислушивалась к ощущениям, очень желая извернуться и укусить наглую конечность. Тем более неизвестный на этом не остановился. Несколько раз он нежно провел большим пальцем вдоль судорожно пульсирующей артерии, немного царапая нежную кожу и чуть надавив замер, словно прислушиваясь к моему пульсу. Широкая кисть с длинными пальцами почти полностью обхватила тонкую шею, не больно, но вполне ощутимо, выполняя роль ошейника, и контролируя сердцебиение. Вторая рука тем временем провела по согнутой руке вниз, до кисти и осторожно сжала мою похолодевшую ладонь. Неизвестный мужчина придвинулся ближе, накрывая меня своим телом, бесцеремонно прижимаясь со спины и мгновенно окутывая собственной силой. Замер, несколько раз шумно вдохнул, пошевелив дыханием, волосы на макушке и притих.

Я чувствовала, как меня сканируют. Ощущала через прикосновения к открытой коже расползающиеся по всему телу тонкие магические нити. Возможно будь у меня дар чуть слабее я бы ничего не почувствовала, а так, мне пришлось молчаливо «наслаждаться» непередаваемыми ощущениями шевелящихся «змей» под одеждой.

Такая знакомая и родная ярость вновь напомнила о себе, взорвавшись глубоко внутри и огненным потоком забурлив по венам. Видимо всплеск злости был настолько сильным, что к собственному удивлению я смогла пошевелиться. Резко оттолкнувшись от камня, ещё и головой мотнула назад, стараясь хоть так нанести незнакомому наглецу удар. Вот только, мой затылок встретился с довольно жёсткой поверхностью, отчего я болезненно охнула, чуть не взвыв от радости, что голос тоже вернулся.

Над головой раздалось злое шипение. Незнакомец дёрнулся и рывком развернул меня к себе. Выверенным движением зафиксировал обе мои руки над головой, подняв и прижав их к камню. Вторая рука продолжала удерживать меня за шею, при этом умудряясь не душить. Думаю, даже синяков не останется, хотя хватка была довольно жёсткой. Ноги тоже оказались заблокированы довольно быстрым движением его нижних конечностей, на мгновение опередившим целенаправленный удар моего колена. В общем, меня надёжно приплюснули к артефакту, без магии, лишь умелыми захватами и мощным телом.

Злая и раскрасневшаяся, я с ненавистью посмотрела на своего пленителя, мимолётно отметив, что магические путы, бессовестно пробравшиеся под одежду, исчезли.

Ну что могу сказать, меня поймал красивый гад. Настоящий иномирный мачо, с жёсткими, но по-мужски привлекательными чертами лица.

Сейчас он нависал надо мной и нахально скалился, демонстрируя крепкие, ослепительно белые зубки. Отсутствие рубашки позволяло очень хорошо рассмотреть рельефность накаченных мышц плеч и груди. Ниже опускать взгляд мне не хотелось, да и рука, надёжно зафиксировавшая шею, сильно ограничивала любое движение головы.

У незнакомого мужчины оказалась гладкая, смуглая кожа, без каких-либо признаков «мужественной растительности» и не только на лице. Хотя волосы, остриженные до плеч, были шикарными, даже, несмотря на необычный цвет. Такое своеобразное мелирование в два контрастных цвета. Толстые белые и черные пряди причудливо переплетались при каждом движении незнакомца, придавая причёске привлекательный беспорядок. А вот глаза, глаза были неестественного ярко-синего цвета, красивой миндалевидной формы. При этом сам зрачок был чёрным, в виде широкого полумесяца.

Странный мужчина, скорее всего маг, его силу я до сих пор ощущала вокруг себя, но теперь не настолько агрессивно. Вот только я по-прежнему была в его власти, и от этого мне было очень не по себе.

– Кто вы? – требовательно обратилась к мужчине, тщательно скрывая страх от собственной беспомощности.

– Лерум, – коротко бросил этот гад и плотоядно облизнулся, явно пытаясь напугать меня ещё больше.

Вот это сюрприз, артефакт оказался живым да ещё сногсшибательным мужским экземпляром! Вопил мой обалдевший мозг, напрочь забывая о страхе.

– Артефакт? Живой? – выдохнула всё ещё не веря в такую возможность.

Ведь наставник ни словом не обмолвился о такой возможности. Все разговоры об артефакте велись как о древней, очень ценной, но невоодушевлённой реликвии. И вот теперь я стою и наслаждаюсь невероятным и очень реалистичным ведением. Тёплые руки на собственной шее и весьма ощутимая тяжесть мощного мужского тела уж никак нельзя было списать на игры разума.

– Не совсем так. Артефакт отдельно, я отдельно, хотя мы и были связанны довольно длительное время. Но сейчас не об этом. Ты ведь не для этого пришла в зал истины Эйми-Лида, – усмехнулся Лерум, продолжая удерживать меня в прежнем положении. – Я бы с радостью поведал тебе свою историю, но у нас не так много времени. Твой наставник довольно сильный маг и удерживать его в неподвижности с каждой минутой становится всё сложнее.

Мне показалось, я даже дышать перестала, когда услышала своё прошлое имя. Сердце несколько раз подпрыгнуло, вызвав лёгкий спазм в горле, и вновь стало размеренно гонять кровь по сосудам. Хотелось одновременно возразить, закидать непонятного мага вопросами и немедленно испариться из этой комнаты. Вот только серьёзный взгляд, никак не соответствующий той маске, что изначально одел на себя мужчина, остановил мой словесный поток.

– Чему ты так удивляешься? Знала ведь куда идёшь. Неужели надеялась скрыть свою маленькую тайну? – приподняв большим пальцем, лицо за подбородок, отчеканил Лерум.

Ужасно захотелось спрятаться от его пронизывающего взгляда, но опустить лицо или отвести взгляд я не могла. Упирающийся в подбородок мужской палец, довольно болезненно пресекал все попытки позорного «бегства».

– Не очень хорошо копаться в чужой голове без разрешения, – буркнула недовольно, понимая, что отрицать и оправдываться не имеет смысла. – Да и удерживать силой слабую девушку, тоже очень не по мужски, – всё же не удержалась от злого укола.

– Придя сюда, ты уже дала согласие на полную проверку. А разговаривать с просящим, я буду так, как посчитаю нужным и более удобным для себя, – недобро прищурившись довольно резко ответил Лерум, заставив меня непроизвольно вздрогнуть от силы его негромкого голоса.

Всё же не стоит забывать, что не с простым человеком разговариваю. Вернее, даже не с человеком, а кем-то более древним и сильным, по каким-то причинам, давно запертым здесь. Властный взгляд, жёсткие черты лица и ни тени намёка на улыбку. Собранный, серьёзный, уверенный в себе мужчина, которому дерзить и что-то требовать мог только дурак.

Эмоции переполняли меня, грозясь затопить и вырваться из-под контроля. Собственная беззащитность, нарастающий страх перед неизвестным мужчиной и не понимание происходящего, всё слилось в один болезненный комок, который в любой момент мог пролиться злыми слезами. А вот этого я допустить никак не могла. Позорно разреветься перед этим самоуверенным красавцем, будет слишком унизительно для меня сейчас. Надавав себе мысленных затрещин, собралась и упрямо посмотрела в синие глаза Лерума.

Его довольная и даже можно сказать ободряющая улыбка вновь сбила весь боевой настрой.

– Не волнуйся Эмилия, я не собираюсь рассказывать твою тайну кому-либо. Тем более этот мир уже принял тебя и даже довольно щедро одарил. Вот только ты упрямо отказываешься от его даров, – осуждающе покачал головой этот наглый тип привлекательной наружности.

– Не понимаю о чем вы сейчас. Если о магии, то я не отказывалась от неё, иначе меня бы здесь не было.

– Это всего лишь один из подарков, который ты приняла, но не до конца. Прислушайся к себе, что ты сейчас чувствуешь? – вновь опутывая меня невесомой паутинкой своей силы, вкрадчиво спросил Лерум.

Мои нервы были напряжены до-предела, каждая клеточка зажатого тела стала невероятно чувствительной. Когда очередная нить магической силы Лерума подобралась близко к груди, я не выдержала.

– Сейчас мне очень хочется сделать глупость, которая вам точно не понравится, – прошипела, резко дёрнувшись в тщетной попытке вырваться.

Да куда там, только спину поцарапала об острые углы каменных граней. Даже плотная ткань платья не спасла от лёгких повреждений нежную кожу.

– Маленькая, самоуверенная упрямица! – беззлобно осадил мой пыл Лерум, наклоняясь к моему лицу так, что его губы почти коснулись моих и остановившись буквально в сантиметре от намеченной цели.

Подбородок оказался в жёстких тисках мужских пальцев. Они надёжно зафиксировали голову в прямом положении. Теперь я даже отвернуться не смогу, только глаза прикрыть, чтобы не видеть этого наглого «джина местного разлива». Я уже смирилась, что не чувствую своей магии и беспомощностью положения, но сдаваться точно не собиралась. Зубки у меня были крепкие, так что хоть чуть-чуть отомстить за собственное унижение я была способна.

– Мне не нравится твой взгляд Лия. Поверь, я не хочу причинять тебе вреда, но своим глупым упрямством ты не оставляешь мне выбора, а на объяснения и уговоры попросту нет времени, – выдохнул этот гад мне в губы, пристально смотря мне в глаза.

Я не успела ничего ответить, только приоткрыла рот и тут же пожалела об этом. На удивление мягкие губы мужчины довольно жёстко прижались к моим губам, обжигая, укрощая и подавляя любое сопротивление с моей стороны. Это не было похоже на поцелуй в привычном понимании. Никаких движений языка, посасываний, поглаживаний и покусываний. Просто мне запечатали рот и стали пить дыхание. Словно мучимый жаждой путник припадает к живительному источнику, так и Лерум прижимался к моим губам, делая глубокие вдохи-выдохи.

Зажмурившись от страха и попытки достучаться до своей магии, не сразу поняла, что с каждым вдохом мужчины мне становится легче. Он не просто пил моё дыхание, а взамен щедро делился своим. С каждым вдохом бесстрашно забирая всю скопившаяся боль, тоску, страх, тревогу, вытаскивая их из самых укромных уголков моей души. На выдохе он наполнял образовавшиеся пустоты светлыми и радостными эмоциями. Попутно залечивая все до сих пор кровоточащие раны от прошлых потерь, пережитого насилия и жестокости близких. Удивлённо распахнув глаза, столкнулась с горящим взглядом Лерума. Я каждой клеточкой ощущала магические потоки, бурным вихрем кружащие вокруг нас и то, как мужчина напряжён. Мощное сердце громко бухало в его груди, сливаясь в унисон с моим собственным сердечным ритмом.

– Да моя хорошая, вот так. Отдай мне этот ненужный груз, оставь прошлое в прошлом, очисти своё сердце от горечи, разреши новой жизни подарить тебе немного радости и счастья, – на мгновение оторвавшись от моих губ, жарко зашептал мужчина.

И я сдалась. Отпустила себя, с жадностью впитывая чистые потоки лечебной магии. Ощущая, как вместе с исцелением меняется что-то внутри меня. Стремительно вырастая и посылая радостные импульсы. Что бы это ни было, это моё, пока непонятная, неизвестная, но часть меня. Как мантру твердила я пока не почувствовала, что рост прекратился и всё утихло. Перед глазами проносились картинки из моего прошлого и прошлого несчастной Эйми, постепенно исчезая лёгкой грустью оседая в воспоминаниях. Я начала задыхаться, слёзы не то радости, не то сожаления горячими дорожками обожгли щёки. Мужчина отстранился и, нежно стерев прозрачные капли кончиками пальцев, с громким вздохом облегчения осторожно прижал меня к горячей груди. Освобождённые руки безвольно повисли вдоль тела, а я даже не попыталась отстраниться, самозабвенно продолжая выплёскивать вместе со слезами остатки горечи и страха. Придерживая меня за талию, Лерум молча ждал, когда я успокоюсь, осторожно перебирая волосы и легонько массируя макушку.

Как ни странно это помогло. Чувствуя себя обновлённой и ужасно смущённой, осторожно посмотрела на мужчину. Мои слёзы драгоценными алмазами всё ещё сверкали на его безупречной коже, добавляя румянца моим щекам. Но ни насмешки, ни унижающей брезгливости во взгляде синих глаз не было. Только понимание и едва заметная усталость. Мне стало очень тепло и легко. Несмело улыбнулась мужчине, показывая, что всё хорошо и получила искреннюю подбадривающую улыбку в ответ.

– Спасибо. Тяжело вам приходится, если так проверяете каждого просящего, – поблагодарила, всё ещё приходя в себя и жутко смущаясь от внимательного взгляда загадочного красавца.

А как не смущаться, когда тебя вывернули наизнанку, рассмотрев и прочувствовав всю твою прошлую жизнь и самые тяжёлые её моменты? Но падать от истерики и ругаться за это, было бы глупо. Сейчас я чувствовала себя как заново родившейся, как бы банально это не звучало. Почему-то пришло сравнение со сказочными фениксами, возрождающимися к новой жизни в пламени, вот и я переродилась, пройдя сквозь мучительный огонь собственных чувств и воспоминаний. Потому моя благодарность была искренней, а вот ответ Лерума удивил.

– Вот ещё, считай, что тебе просто повезло. Остальные даже не знают о моём существовании, – небрежно бросил он, явно чтобы я почувствовала, насколько мне повезло, и прониклась.

– Как это не знают? Как такое вообще может быть?!

– А вот так. Вот этот камень и есть артефакт, который по моей задумке и исполнял роль определителя магических сил и скрытых резервов. Но это лишь одна из его функций. Основная, заключалась в моём сокрытии и поддержании жизни в течение длительного времени. Только при определённых обстоятельствах меня могло выкинуть из стазиса.

– Ага, а я значит, каким-то чудом смогла это проделать за несколько секунд. Да? – попыталась пошутить, не сумев скрыть скепсиса.

Неожиданное откровение и довольно непрозрачные намёки на мою особенность, просто взрывали и так уставший мозг.

– Именно. И предупреждая твой вопрос, постараюсь объяснить в общих чертах. Камень, что все приняли за могущественный артефакт, на самом деле мой саркофаг. По определённым причинам мне пришлось ввести себя в состояние стазиса, на неопределённое время. При его создании я сразу вложил в заклинание несколько условий пробуждения и одним из них был генетический и энергетический сбой любого представителя двуликих. Как ты понимаешь, твои особенности артефакт не мог пропустить, сработал ускоренный режим пробуждения. Не поверишь, но тебя посчитали опасной, потому и пришлось действовать так жёстко.

– Угу, методы у вас, прямо скажем, не для слабонервных, – тяжело вздохнула, отстраняясь от такой тёплой и уютной груди Лерума.

Право слово, было жутко неловко продолжать стоять практически в обнимку с полуголым, мало знакомым мужчиной. Да необычным, притягательным, хитрым и сильным, но иномирным и опасным мужчиной. Мнимым артефактом, который, как выяснилось, вовсе не являлся таковым. Но не в этом суть. Главное, что я действительно была ему благодарна.

– Наше время на исходе. Твой наставник практически разрушил моё заклинание, силён паршивец. Повезло тебе с защитником, – довольно хмыкнул Лерум, внимательно всматриваясь в непроницаемое пространство за моей спиной.

Словно он прекрасно видел сквозь непрозрачную энергетическую завесу. По-моему, не только видел, но и чувствовал все происходящие изменения во всём помещение, а может и больше. Оставалось только восхититься такой мощности магического дара, слишком большого для одного двуликого. Надо бы хорошенько покопаться в истории этой расы. Чувствую я найду там много интересного про загадочного Лерума. На мои вопросы он отвечал уклончиво, да и времени на подробности не было, как он заявил в самом начале. К тому же меня сразу предупредили, что не стоит распространяться о произошедшем здесь, в целях моей же безопасности. Ну и Лерум хотел ещё какое-то время не афишировать своё пробуждение.

На моё недовольное сопение, что обманывать наставника не хочу и не буду, мне милостиво разрешили поделиться с магистром Рейденом ценной информацией. Но только с ним и на этом я успокоилась. Мне в принципе больше и не с кем было обсуждать странности, произошедшие со мной в зале истины.

– Ну и последний мой подарок гостье другого мира, – прервал мои размышления Лерум. – Ничего особенного, лишь практичная теория вероятности, но для тебя, незнающей элементарных вещей этого мира, очень полезная. Ты ведь хотела узнать больше о двуликих? Я дарю тебе такую возможность. Этого ты точно не найдёшь в книгах, – поймав мой взгляд в плен своего, глубокого и мудрого, загадочно продолжил маг.

Пока я стояла и пыталась осмыслить, что за подарок мне сейчас навязывают, мужчина мягко обхватил мою голову руками, словно обручем. Большие пальцы на висках, а вот остальные рассредоточились на затылке, зарывшись в растрепавшиеся волосы.

– А я могу отказаться? – осторожно поинтересовалась, с опаской поглядывая на мужчину.

Всё же отказываться от подарков, было как-то нехорошо, мог и разозлиться такой моей неблагодарности. А вот этого мне очень не хотелось.

– Можешь. Но ты уверена, что испугавшись сейчас, потом не пожалеешь о своём отказе? – продолжал искушать это голубоглазый «змей» сногсшибательной наружности.

Мне пришлось мысленно согласиться с его предположением. Зная себя, это произойдёт сразу же, как только скажу категоричное нет. И ведь правда, чего я испугалась?

Сама ведь пропадаю в библиотеке, пытаясь пополнить свои скудные знания об обществе и особенностях двуликих. После единения с Эйми, стало значительно легче воспринимать новую информацию, словно ты всё это уже знала, но подзабыла. Думаю, тут помогла память Эйми. Не сразу, но всё же заметила, что стала меньше бояться выдать себя словом или совсем диким для женщин двуликих поступком. Все эти непривычные обращения - приставки уже воспринимались как естественное дополнение к именам. При первом знакомстве, позволяющие сразу определить общественный (лорд-леди, лэрд-лэри, эрл-эри) и магический (де-ди) статус представившегося двуликого.

И вот теперь, мне предлагали узнать нечто новое, явно необычное, раз этого нет в книгах. Как я могла отказаться, как? Да, было страшно, лукавые искорки в голубых глазах Лерума вызывали подозрение и сбивали с уверенного настроя. Но ведь страх, не лучший помощник для меня. Девушке, решившей пойти против общественного уклада двуликих и добиться права на свободу.

– Я согласна, – торопливо озвучила принятое решение, не позволив себе дольше рассуждать о правильности этого поступка.

Лерум удовлетворённо кивнул и чуть сильнее сжал руки, продолжавшие тёплым обручем охватывать мою голову. Давление на виски и затылок усилилось, не болезненно, но вполне ощутимо. Взгляд мужчины изменился, став сосредоточенно-серьёзным, гипнотизируя и затягивая меня в полыхнувшую синеву. Прежде чем провалиться в неизвестность успела заметить, как радужка его глаз, превратившаяся в тонкое неровное кольцо, вокруг расширившегося зрачка, ярко засветилась голубым. Колючий импульс, похожий на слабый разряд тока в это же мгновение прошёлся по нервным окончаниям головы, ровно в тех местах, где к коже прикасались горячие пальцы мага.

– Запомни, сейчас ты только наблюдатель. Смотри, чувствуй и наслаждайся, – услышала его прощальный шёпот в голове, прежде чем окончательно погрузиться в проявляющееся видение.

Если бы я только знала, что за «великую тайну решил раскрыть мне этот хитрый искуситель, ни за что бы не согласилась.

Глава 16

Серые тени неясными силуэтами кружили вокруг меня. Хотя возможно это я сама кружилась в вихре магического потока, посланного Лерумом. Необъяснимое спокойствие и полная уверенность, что я в безопасности, было странным иррациональным чувством. Вот только раздумывать над этим и выискивать причины необычного феномена мне было некогда. Впереди, на расстоянии трёх шагов стали чётко прорисовываться два силуэта. Смутная картинка постепенно перерастала в правдоподобную реальность. Пусть созданная магией в моей голове, но здесь и сейчас было сложно себя в этом убедить. Слишком реалистичным выглядело происходящее.

Я оказалась в небольшой, но светлой комнате. Из-за плотной портьеры, полностью закрывающей окно и клубящегося по краям белёсого тумана, было сложно подробнее рассмотреть обстановку. Да и не хотелось, всё моё внимание сосредоточилось на хрупкой светловолосой девушке, в эротичном прозрачном халатике и стоящим на коленях перед ней полуобнажённом темноволосом мужчине.

Голова незнакомки была опущена, лицо и часть тела скрывали распущенные длинные волосы, серебристым покрывалом укрывшие девушку от нескромных взглядов. Мужчина же очень нежно, словно хрупкую драгоценность, обнимал незнакомку за талию, бесстыдно распахнув кружевные полы прозрачного халатика. Было видно, что брюнет в каком-то благоговейном трепете прижался губами к плоскому животику блондинки. Открытая смуглая кожа его широкой спины, просто приковывала взгляд красивым рельефом мышц и несколькими бледными росчерками выпуклых шрамов.

Дыхание перехватило от волнения. Слабым отголоском грустной радости мелькнуло воспоминание из прошлой жизни. Там, в другом мире, вот так же неверяще, с неимоверной нежностью осторожно прижимался к моему, пока ещё плоскому животику другой мужчина, любимый муж. Его горящие от счастья глаза на родном, любимом лице и сумасшедшее желание услышать, почувствовать зародившуюся во мне новую жизнь, смутной картинкой замерли на миг и быстро пропали. Всего лишь воспоминание, не такое яркое, не такое болезненное, но всё же лишившее меня на долю секунды возможности дышать. В инстинктивном защитном жесте руки сами потянулась к животу и тут, светловолосая незнакомка резко вскинула голову, посмотрев прямо на меня своими потрясающими голубыми глазами. Я затряслась от шока и запоздалого страха. Той девушкой, что сейчас так нежилась в объятиях темноволосого мужчины была я. Хрупкая и прекрасная в своей природной нежности Эмилия, смотрела прямо мне в глаза и загадочно улыбалась.

Я не могла отвести взгляда, и остановить зрительный контакт, даже когда почувствовала, что между нами образуется магическая связь, очень похожая на эмпатическую. Странную, однобокую, без возможности читать мысли, только улавливать чувства собственного двойника. В чём я тут же убедилась, ощутив на своей талии горячие прикосновения мужских рук. Со спины чуткие пальцы нежно массировали поясницу, чуть надавливая на неё, словно уговаривая ещё чуть-чуть прогнуться вперёд. Новый виток ощущений лёгкой дрожью прошёлся по натянутым нервам, когда к этим добавились новые. Лёгкие, короткие касания чуть суховатых мужских губ к оголённой коже животика, заставило протестующе вскрикнуть и попытаться отстранится от непрошенных ласк.

Вместо грубого рывка я вздрогнула, а крик превратился в тихий стон. Я никак не могла понять происходящее и зажмурившись замерла. Но стало только хуже, чувствительность усилилась, а я на мгновение словно заняла место своего дойника и сейчас смотрела её глазами. Взгляд опустился вниз, туда где так тягуче нежно ласкали мой живот, кружа вокруг пупка едва ощутимыми поцелуями. Мужчина замер, чуть дольше и сильнее прижавшись губами к самому пупку и на мгновение скользнув туда языком, всё же посмотрел на меня.

Красивые знакомые черты лица и полный нежной страсти взгляд больно резанул по встревоженной душе. Никогда бы не подумала, что такой гордый и сильный мужчина будет вот так, как преданный раб, стоять перед женщиной на коленях. Открытый, влюблённый и в тоже время, ничуть не потерявший притягательной мужественности, передо мной стоял Тедерик. Жёсткие черты лица смягчились, а так пугающий меня взгляд, сейчас ласкал, обещал и полыхал таким смешением чувств, что мне стало не по себе. Никогда ещё, ни один мужчина не смотрел так на меня. Даже муж, на самом пике наслаждения лишь на мгновение прожигал меня жарким взглядом и тут же затихал, вновь светясь нежной любовью. Но вот так, смотреть в самом начале на желанную женщину, ничуть не скрывая своих чувств и желаний. Желаний настолько сильных, что даже на расстоянии я ощущала его внутренний жар.

 – Нет! – взмолилась я непонятно кому, всей душой рванув из клетки так похожего на меня тела.

Мгновения и я вновь смотрю на замершую пару со стороны. Весь замысел коварного Лерума раскрылся передо мной во всей красе. Сразу вспомнились его слова «Запомни, ты только наблюдатель» и последний, напутствующий шепоток «Смотри, чувствуй и наслаждайся». Ох, как же мне захотелось хорошенечко «отблагодарить» этого магического извращенца, ведь додумался впихнуть меня в пикантную сцену, где третий совершенно лишний. Ну и что, что незнакомая девушка это я, вернее мой двойник, который чувствовала как себя. Но подглядывание за сексуальными играми своего двойника было уже чересчур.

– Кто бы там не управлял этим миром, божественные сущности или магия, прошу дайте мне сил пережить это безумие и не потерять себя. А уж там, в реальности я найду способ надрать уши одному синеглазому гаду и мне абсолютно всё равно кем он там является! Ох… – резко оборвала мысленный монолог, почувствовав, как мужские руки переместились чуть ниже, сжав упругие ягодицы.

Пока я возмущалась, и грозилась прибить явно спятившего Лерума, тактильные ощущения усилились, против моей воли зарождая внизу живота знакомое и такое приятное томление. Никогда не была ханжой, с удовольствием дарили сама и принимала довольно нескромные ласки, считая естественным доставлять любимому удовольствие, не сжимаясь от ложной стыдливости или отвращения.  Потому первые признаки пробудившегося возбуждения определила сразу.

Лёгкое головокружение, словно меня резко подбросили вверх и моё сердце застучало с удвоенной скоростью. Вот странно, я не видела себя, вообще. Бестелесный дух, но с реалистичными чувствами живого тела. Ноги, руки и прочие части присутствовали, но по странной прихоти создателя были невидимы даже мне.

Прислонилась лбом к стене, блаженно прикрыв глаза от её успокаивающей прохлады. Зря я это сделала, ох зря. Губы обжёг поцелуй, сначала нежный, ласкающий, постепенно перерастающий в требовательный. Невидимый любовник то нежно покусывал, то поглаживал языком податливые губы, раскрывая их для себя, осторожно погружаясь в рот, уже там продолжая страстный танец с моим языком. Дыхание сбилось, истерзанные губы горели и припухли, но Тедерик ни на минуту не прерывал нежного натиска. Чувственный стон Эмилии-двойника за моей спиной, заставил обернуться.

Выдержать дольше эту сладостную пытку я была не в состоянии. Стало немного легче, когда я открыла глаза и посмотрела на страстно целующуюся парочку. Стыдно от подглядывания не было, только чувство естественного недовольства, что собственное тело, повинуясь заложенным природой инстинктам, поддаётся внушению. Мельком отметила насколько красиво и гармонично смотрятся эти двое и тут же выгнулась от новой волны удовольствия, больно прикусив губу чтобы сдержать собственный вскрик наслаждения. Тедерик перестал терзать рот и быстрой дорожкой поцелуев опустился к груди. Помогая себе свободной рукой мужчина нежно обхватил правый сосок губами. Пока большой палец другой руки круговыми движениями ласкал вершинку одной нежной груди, вторая ныла от влажных прикосновений гибкого языка. Чувствительный сосок лизали, посасывали, втягивали в горячий рот, то сжимали губами, то прикусывали. Ласки чередовались, умелые пальцы повторяли движения языка на другой груди и когда оба соска синхронно сжимали, сильная вспышка чувственного жара окатывала меня с ног до головы.

Пришлось прижаться спиной к стене, ноги подкашивались, тело дрожало от возбуждения, разум едва удерживал мен на грани безумия, не позволяя окончательно потеряться в диком водовороте желания. Сейчас я была даже благодарна, что наглый Лерум лишил меня голоса, иначе в комнате к стону псевдо - Эмилии добавилось бы довольно громкое эхо.

Тяжело дыша я смотрела как Тедерик подхватывает Эмилию на руки и сделав несколько шагов назад, аккуратно укладывает её на кровать. Небрежный пас руками и нескромный кружевной халатик, брюки, бельё, всё исчезло словно по волшебству, позволяя мне насладится будоражащем зрелищем сильного красивого тела Тедерика. Особенно впечатлила его сугубо мужская часть, которая сейчас очень красноречиво показывала насколько сильно возбуждён мужчина. Широкое ложе было застелено мягким ворсистым покрывалом, длинные волоски которого приятно ласкали разгорячённую кожу. Тихий вздох девушки был пойман жадными губами Тедерика и вновь продолжили нежную пытку. Терзая, прося, обещая.

С готовностью приоткрыв рот, блондинка игриво лизнула его губу и чуть прикусила. Мученический стон и лёгкая дрожь прошедшая по спине Тедерика, стала ей наградой за старания. Выгнувшись так чтобы затвердевшие соски коснулись мужской груди, она медленно провела руками по его спине, нежно касаясь ладошками выгнутых тонких шрамов, каждый осторожно лаская кончиками пальцев. Поцелуй стал более требовательным, а грудь вновь оказались в будоражащем плену, горя и побаливая от страстного натиска. Меня всё больше накрывала волна первобытного вожделения. Грудь больше не ласкали, но горячее тело Тедерика недвусмысленно прижало девушку к кровати. Она выгибалась, не сдерживая стонов, тёрлась чувствительными сосками о гладкую кожу мужской груди, всё больше распаляя себя и меня. Они оба тяжело дышали, горячее дыхание одного смешивалось с дыханием другого. Его руки нежно гладили внутреннюю сторону бедра, дразняще медленно подбираясь к жаждущему ласк сосредоточию её желания. Эмилия нетерпеливо поёрзала, пытаясь сдвинуться чуть ниже, чтобы чуткие пальцы уже коснулись пылающего лона.

Я опять поменялась со своим двойником местами, от перевозбуждения уже плохо соображая где мои желания, а где её.

На мгновение мужчина замер, красивые черты лица заострились, а в тёмных глазах бесновалось красное пламя неудовлетворённого желания. Ласково проведя вверх по бедру и не спуская с меня страстного взгляда, Тедерик продолжил сладостную пытку, лишая меня возможности прикоснуться к себе. Мне хотелось большего, хотелось полностью ощутить этого мужчину, всей кожей, всем телом. Внутри всё сжалось от предвкушения, когда его колено осторожно втиснулось между моих ног. Я не сопротивлялась, сама открылась перед ним, чуть согнув ноги. Жадно глотая вязкий воздух неотрывно следила за мужчиной, постанывая и выгибаясь от каждого его прикосновения.

А потом началось чувственное безумие.  Прижав меня к кровати, но так чтобы мне не было тяжело, Тедерик вновь поцеловал. Гладкая упругая головка его возбуждённой плоти осторожно надавила на влажные складочки. В безумном порыве подалась навстречу, обхватив ногами такой желанное мужское тело. С рыком Тедерик толкнулся бёдрами, и горячая плоть скользнула в моё влажное лоно. На мгновение замер, впитывая мой громкий стон наслаждения. Мне хотелось большего, дикого ритма и мощного напора. Нетерпеливо сжала ноги, подталкивая и прижимаясь к нему теснее. Вскрикнула, когда он резко толкнулся мне на встречу, входя почти на всю длинну, а потом мучительно медленно стал выходить. Гладкая головка его упркгого естества легко скользила по чувствительным стенкам у меня внутри, лаская, будоража и дразня. Я напрягла ве нутренние мышцы не желая отпускать, но только усилила собственную чувствительность. Новый выпод, резкий, до лёгкоё перчинки боли и мой стон он ловит губами,. Я выгибаюсь, вцепляюсь руками в его широкие плечи и молчаливо умоляю не останавливаться. Вцепившись друг в друга мы двигались в одном ритме. Он то ускорялся. то вновь становился медленным, сводя меня сума от накатывающих волн наслаждения. С каждым новым выпадом его плоть проникала глубже, растягивая и даря восхитительное чувство наполненности.  Я уже изнемогала от желания. Впав в эйфорию судорожно цеплялась за его плечи, царапая, поглаживая и прижимаясь теснее. Мне кажется, я даже рычала, кусалась и просила не останавливаться, выгибаясь и двигая бёдрами навстречу его глубоким проникновениям. Ракурс зрения постоянно менялся, то я участница, то наблюдающая. Тем временем ритм убыстрялся, выпады стали резче и сильнее. Напряжённое тело Тедерика покрылось мелкими капельками влаги, блестя и ещё больше приобретя рельефность. Со стороны смотрелось очень красиво. Хрупкая светловолосая девушка, стонущая от наслаждения, всё чаще срывающаяся на крик, под мощным загорелым телом сильного мужчины.

Кровь шумела в ушах перекрывая звуки страсти и собственного хриплого дыхания. Я чувствовала, что близка к пику наслаждения, ещё несколько движений и я улечу, взорвусь, рассыплюсь. Казалось, Тедерик знает, чувствует что и как я хочу. Толкнувшись особенно глубоко, упругой головкой надавил на ту самую чувствительную точку внутри. Этого оказалось достаточно, чтобы окружающая меня сейчас реальность взорвалась. Так долго сдерживаемый поток наслаждения, горячими волнами накрывал моё тело, заставляя содрогаться и стонать в голос от сладострастных спазмов.

Яркая вспышка заставила меня с трудом открыть глаза. На кровати задыхаясь и вздрагивая от продолжающегося оргазма сплелись мой двойник и Тедерик. Каждый словно светился изнутри, образуя вокруг себя нечто вроде светового кокона. Оба застыли в безмолвном крике, а светящиеся синим и красным сферы стали сливаться в одну, насыщая друг друга и становясь ярче и плотнее. И вот когда две сферы объединились в самом центре своеобразного кокона вспыхнула золотистая искорка. Она сияла всё ярче и радостней, постепенно образуя вокруг себя небольшой вихрь из двух потоков, медленно вытягиваемых из защитного кокона.

Я чувствовала, что сейчас увидела что-то очень важное, но анализировать и делать выводы была не в состоянии. Красочный кадр чётко отпечатался в моей памяти, на время даря мнимое чувство спокойствия, что не забуду.

А потом мне стало плохо. Вот так резко, без подготовки потемнело в глазах, и нестерпимая боль пронзила от макушки до пяток. Казалось вместо крови по сосудам течёт раскалённая лава, выжигая внутренности и поджаривая кожу изнутри. Даже волосы превратились в жгучие языки пламени, которые я не видела, но чувствовала. Я вообще ничего не видела, потерявшись в нескончаемом потоке обжигающей боли. И только тихий, успокаивающий шёпот знакомого голоса, неизвестно как пробравшийся в сознание, всё ещё удерживал меня на грани.

Глава 17

Горячо, было очень горячо. Казалось, меня положили в центр большого костра, который с довольным урчанием и потрескиванием принял предложенную жертву. Корчась в выкручивающих всё тело судорогах, я пыталась прийти в себя и выбраться из этого ада. Всё внутри горело и плавилось, превращая меня саму в жидкий огонь, лаву, вулкан. Хотелось кричать, но голоса не было, а может я его просто сорвала, пока билась в чьих-то заботливых руках.

Успокаивающий голос урывками прорывался в моё замутнённое сознание, принося временное облегчение. Не сразу поняла, кто так упрямо меня тормошит, удерживая на грани и не позволяя окончательно раствориться в огненном потоке. Этот голос, такой знакомый, уверенный, вселяющий надежду, принадлежал моему наставнику, магистру Рейдену.

Тем временем меня положили на упругую прохладную поверхность. Непривычное ощущение, но мне было удобно и стало немного легче. Спина уже не так горела, касаясь спасительной прохлады, а вот внутри всё так же жгло. Очень хотелось пить, и желательно холодно ключевой воды. Словно услышав мысленный посыл, наставник сначала смазал мои сухие губы увлажняющей кремообразной субстанцией и только тогда поднёс кружку с водой. Сделай он по-другому и при первой же попытке открыть пошире рот, сухая кожа на губах просто треснула. А терять с кровью драгоценную влагу для меня сейчас было опасно, это я явственно понимала внутренним чутьём.

Прохладная вода, щедро разбавленная лечебным настоем, немного остудила как внутри, так и снаружи, но всё же не настолько, чтобы я пришла в себя. Да, сознание прояснилось, хотя мысли всё ещё путались. С трудом, но я стала различать слова наставника и понимать его прочувствованные взволнованные ругательства. Вот никогда бы не подумала, что мой наставник, всегда выдержанный, хладнокровный умеет так виртуозно выражаться. Эх, какими красочными эпитетами он награждал свою проблемную подопечную, то есть меня, да и себя не забывал. Всем раздал в меру, даже поганый артефакт приплёл, не останавливая бурной деятельности в изготовление очередной порции спасительного эликсира.

– Вот так. Вот и молодец, – как наседка причитал наставник, вливая в меня очередную порцию лекарства. – Я знаю, ты сильная, вместе мы обязательно справимся. Сейчас тебе будет немного легче. Ты только держись, слышишь, не вздумай сдаваться.

Последняя вязкая капля освежающей прохладой прокатилась по горлу, а магистр, отставив опустошённый сосуд, взял меня за руку. Почувствовала, как от его ладони по моему измученному телу стали распространяться лечебные магические волны. Вот только все его старания были напрасны, вся магия утекала как в бездонную пропасть, лишь чуть-чуть облегчая мои страдания.

Я слышала, как слабеет его голос, тяжелеет рука и истончается, тускнеет его магический поток. Сил, чтобы одёрнуть руку и прервать контакт, не было. Тогда я решила открыть глаза и хоть так привлечь его внимание. Вот только, приподняв веки, я ничего не увидела. Лишь переливчатые радужные разводы, разной формы и размера. И словно в наказание за своеволие, новая вспышка боли пронзила тело, заставляя выгибаться в безмолвном крике.

Наступил новый этап моего личного ада. Как же мне хотелось погрузиться в манящую темноту бесчувственности, но я понимала, сдавшись, уже не смогу вернуться. Такого предательства магия мне не простит. Да, осознание пробудившейся огненной магии пришло резко. Не знаю почему, но огонь никак не хотел мне подчиняться, показывая свою силу, мучая и пытаясь взять верх над разумом. Что именно произойдёт в этом случае, я не знала, но явно ничего хорошего. Потому боролась, с отчаяньем цепляясь за ускользающую жизнь.

Глухой звук удара и отголосок яростного рычания на мгновение выдернул меня на поверхность огненного омута. Не отпуская мою руку, наставник выкрикнул в сторону ворвавшегося очередное смачное ругательство. Вот только выпад пролетел мимо, потому как я почувствовала чужие руки на своей голове. Осторожно положив обе ладони мне на лоб, мужской голос, с явными рычащими интонациями, стал торопливо читать какое-то заклинание. Длинные слова перемешивались с резкими гортанными вскриками, постепенно наращивая темп и громкость.

Да этот голос мне тоже был знаком, но почему-то от него не веяло таким спокойствием, как от наставника, наоборот захотелось уйти и не слышать. Но мне не позволили, крепко удерживая невидимыми путами, стали тянуть вверх окутывающий меня огненный поток. Освобождая от его мучительного кокона, позволяя мне вновь почувствовать облегчение. Магия не желала уходить и теперь, испугавшись, стала ластится ко мне, вымаливая прощения и позволения остаться.

Стало интересно, кто же так мастерски смог укротить мой огонь. Потянулась к источнику освобождения и услышала болезненный рык, словно мой спаситель едва сдерживал стоны боли. Отшатнулась, испугавшись, что натворила нечто непоправимое, но меня удержали на месте. Ровно там, где моей истерзанной душе было легче всего. Боль отступала, в теле появилась странная лёгкость, сознание немного затуманилось от усталости и лёгкой эйфории, что кошмар наконец-то закончился. Я слышала, его тяжёлое мужское дыхание над головой. Чувствовала, как подрагивают его руки на моём лбу, как устало затихает сильный голос, утягивая за собой в лечебный сон.

Сознание возвращалось очень медленно, короткими урывками, постепенно вытаскивая меня из спокойного светлого марева. Головная боль и ломота во всём теле, как после длительной болезни с высокой температурой, были хоть и неприятными, но по сравнению с пережитым, вполне терпимыми.

Яростный спор моего наставника с другим мужчиной болезненно врывался в мозг, донося до моего сознания лишь обрывки фраз. Но и этого оказалось достаточно, чтобы я смогла, наконец, определить, кто же был вторым мужчиной. Сам лэрд Тедерик эр Вильфорд сейчас упрямо что-то доказывал моему наставнику. Были бы силы, обязательно поинтересовалась, что вообще здесь происходит, но по закону подлости сейчас я была в состоянии только слушать и запоминать.

Как я не узнала этот голос сразу, непонятно. Оставалось только всё списать на почти бессознательное состояние. В памяти тут же вспыхнула картинка его рук на моём лбу и длинная песня-заклинание, которая всё же вытащила меня из того ада. А потом и другая, та, которую мне очень хотелось забыть.

Не знаю, на что именно рассчитывал Лерум, создавая свою извращённую иллюзию, но если всё так, как я думаю, то он просчитался. Зря он рассчитывал, что после его «промывки мозгов» я радостно повисну на шее у Тедерика и буду томно вздыхать, вымаливая ласки. Ну уж нет! Воспоминания и опыт никуда не делись. Да всё стало ощущаться не так ярко и остро, но осталось. Я прекрасно знала, что хороший секс, это ещё не повод сдаваться на милость победителя и тем самым потерять уважение к себе. Глупо потом что-то требовать от мужчины, если сама падаешь в его руки, сгорая от вожделения и забывая, что этот мужчина способен причинить тебе боль и даже не попросить за это прощение.

Да, я хорошенько покопалась в библиотеке МиШ и нашла причину такого поведения Тедерика. Вот только от этого понимания мне не стало легче. Жестокая необходимость возможно и спасла бы прошлой Эйми жизнь, но какой бы она была эта самая жизнь? Судя по тому, что я успела узнать навряд ли счастливой. Хотя тут уже включались эмоции, ведь про своего бывшего мужа я ничего не знала. Даже в воспоминаниях Эйми я не нашла ничего об этом мужчине, если не считать услышанных сплетен. Странно, но после ритуала и встречи с блондином в гостиной, Тедерик не общался с молодой женой. Давал время прийти в себя или хотел напугать ещё больше? Не знаю, но то, что произошло дальше не так-то просто забыть, даже если намерения и были благие.

Как бы там ни было, но заняться самокопанием я всегда успею. Сейчас же, прежде чем возмущаться, нужно понять, что же со мной произошло. Уверена, просто так, наставник не подпустил бы ко мне Тедерика.

Особо притворяться бессознательной не пришлось, тело так и оставалось безучастным ко всем командам мозга. А вот слух работал отменно, потому, сосредоточившись, стала внимательно прислушиваться к мужскому разговору.

Из взаимного шипения и порыкивания двух упрямцев стало понятно, что своим «подарком» Лерум подложил мне огромную свинью. Ох, дайте мне только возможность встретиться с этим «благодетелем» уж я бы его так «отблагодарила» от всей своей щедрой души. Извечное женское желание использовать своё природное оружие, это я про ноготки, которые к слову у меня были на удивление острые и крепкие, с неожиданно вспыхнувшей кровожадностью прямо так и распирало изнутри. Что уж он там намудрил с моими магическими способностями я так и не поняла. При разговоре мужчины использовали непонятную мне терминологию, но вот слова «магия огня» и «вторая сущность» я поняла чётко. Судя по взволнованным восклицаниям наставника, к двойной магии добавилось ещё кое-что существенное, старательно прятавшееся или дремлющее раньше в этом хрупком теле. Первая фраза о возможной проснувшейся второй сущности напугала меня больше, чем упоминание о правителе двуликих и его маниакальном интересе ко всему необычному. Не сразу связала эти два факта вместе, а когда поняла, чем может грозить монарший интерес лично мне, разозлилась.

Видимо наставник уловил мои эмоции и сообразил. Что кое кто уже почти пришёл в себя и нагло подслушивает. Потому как быстренько сбавил громкость до шёпота и прекратил споры о моём состоянии.

– Тедерик, давай договоримся так. Как только Лия придёт в себя, и мы поговорим, я свяжусь с тобой. Только тогда вместе, слышишь вместе будем решать, как и что нам делать дальше. А сейчас тебе лучше уйти. Лия уже скоро очнётся, и не думаю, что обрадуется твоему присутствию. К тому же тебе нужно отдохнуть и восстановить силы, я дам тебе восстановитель, но не злоупотребляй. Думаю, нескольких капель хватит, чтобы к началу занятий ты хотя бы не выглядел восставшим мертвецом, а то адепты у нас горячие, могут и упокоить с испугу, – не то пошутил, не то предупредил наставник замолчавшего Тедерика.

– Эти могут, – обречённо выдохнул Тедерик, нехотя соглашаясь с доводами наставника.

Ага, судя по всему, я пропустила что-то интересное, пока плавала в блаженной бессознательности. С чего это вдруг они перешли на такое, практически дружеское обращение друг к другу? Ох, сколько вопросов роилось в моей просветлевшей голове, знал бы наставник, думаю, сбежал вместе с муженьком, которого так усиленно выпроваживает. Что-то неожиданная лёгкость и некий азарт, никак не подходящий к довольно сложной ситуации мне не понравился. Прислушалась к себе, но ничего необычного, чужого не уловила.

Вот слух явно улучшился. Я с лёгкостью слышала шёпот наставника и прекрасно различала каждое его слово. Звуки тоже стали отчётливее, ярче, практически осязаемы. Вот зашуршала ткань, тихо звякнуло стекло, глухой стук и вновь шуршание одежды.

Повторное шуршание и последовавшая лаконичная благодарность дали понять, что обещанное лекарство было получено и надёжно спрятано в карман.

– Что же, поверю вам на слово магистр. Надеюсь, вы понимаете, что я не смогу молчаливо стоять в стороне в сложившейся ситуации. Нет, принуждать и настаивать я не буду, но и защищать свою пару вы мне не запретите, – устало, но уверенно произнёс Тедерик.

– Понимаю, и не собираюсь мешать, но и помогать приблизить её к себе не буду. Лия достаточно взрослая и разумная девушка, это будет только её решение. Надеюсь, мы поняли друг друга?

О да, как же мне понравилась уверенность в моей разумности наставника, а вот спокойное согласие Тедерика удивило. Он уже ушёл, а я всё прокручивала в голове их разговор с наставником и всё больше запутывалась. Слишком много непонятного и от того пугающего.

– Лия, хватит уже изображать из себя скульптуру. Наша связь всё ещё работает, и сейчас я прекрасно чувствую все твои эмоции, – неслышно подобравшись ко мне, прошептал наставник прямо в ухо.

От резкого движения меня удержали его сильные руки, которые он предусмотрительно положил на плечи.

Рефлекторно открыла глаза и чуть не взвыла от испуга и болезненной рези в глазах. Всё вокруг расплывалось мутными разноцветными пятнами. К тому же от резкого движения закружилась голова и по затылку ощутимо ударила первая волна головной боли. Не сумела сдержать стона и, зажмурившись, вновь улеглась на непонятное ложе, чувствуя как по щеками скатились две горячие слезинки.

– Тшш… Спокойно Лия, не стоит сейчас торопиться, – успокоил меня магистр, положив прохладную ладонь на зажмуренные глаза.

Стало легче. Резь и боль отступили. Но наставник не торопился убрать руку, явно вливая в осторожное прикосновение капельку лечебной магии. Ещё несколько минут он продолжал удерживать меня в лежачем положении. Да и я особо не рвалась повторять необдуманный «подвиг».

– Попытайся ещё раз сесть, но медленно и не открывай пока глаза, – через какое-то время разрешил магистр, аккуратно поддерживая меня под лопатки и ненавязчиво подталкивая вверх.

От такой искренней заботы стало невероятно тепло на душе. Губы дрогнули в улыбке, выдавая с головой, что мне приятно. И хорошо, что в этот момент магистр стоял за спиной и не видел моё лицо. И всё же, чувство благодарности рвалось наружу, вот только вместо «спасибо» из моего горла вырвалось сухой хрип.

– Ну, вот куда ты спешишь? Сейчас твоё тело привыкает к новым изменениям. Общая слабость, резкие вспышки боли и головокружение, это лишь малая толика возможных последствий такой стремительной перестройки организма, – наставительно произнёс наставник, настойчиво прижимая к моим пересохшим губам ёмкость с очередным лекарством.

Гадость ещё та, хоть и пахнет приятно. Кривилась, но пила, уже почти удобно устроившись на временной лежанке. Осушив кружку, послала мысленную благодарность наставнику, вложив в этот посыл всю силу своего искреннего чувства и тепла. Довольный хмык мужчины, дал понять, что «посылочка» дошла и довольно успешно.

Сквозь опущенные веки заметила, как в комнате стало темнее, видимо наставник решил не рисковать, и уменьшил освещение. И всё же я не спешила открывать глаза, терпеливо дожидаясь разрешения от моего строгого лекаря.

Вторая попытка оглядеться была намного успешнее. Никаких болезненных ощущений и слезливости. Вот только разноцветное свечение вокруг предметов мне не понравилось. Зажмурилась, поморгала и когда поняла, что зрение вновь стало нормальным, облегчённо выдохнула.

Быстро пробежалась взглядом по незнакомой комнате, оказавшейся самой настоящей лабораторией. Многочисленные колбочки, стеклянные трубочки, палочки, и другие необходимые для исследований и алхимических манипуляций предметы в определённом порядке стояли на полках и специальном столе.

Наставник, заботливо поддерживая меня за руку, помог спуститься с каменного постамента, временно ставшего кроватью. Я уже поняла, что это очередной артефакт и даже нашла некое сходства с камнями-подзарядниками в МиШ. Та же уютная мягкость и комфортность при контакте, хотя внешне и выглядит простым твёрдым камнем.

За небольшой перегородкой, куда проводил меня наставник, оказалась вполне уютная зоны отдыха. Стол, два кресла и некое подобие кушетки с изогнутой спинкой с одной, узкой её стороны. Несколько полок с книгами меня ничуть не удивили. Куда же без этого хранилища знаний?

Ноги дрожали от слабости, немного подташнивало и если бы не поддержка наставника, точно свалилась бы на втором шагу. Меня, конечно, предупредили о слабости и прочих временных неприятных «сюрпризах», но чувство беспокойства всё равно маячило на периферии сознания.

– Вижу, у тебя накопилось много вопросов. Но прежде чем погрести меня под их ворохом, расскажи, что произошло у артефакта, – устраиваясь напротив меня во втором кресле, потребовал Рейден.

Я и сама понимала справедливость этого предложения, пусть и высказанного с требовательной интонацией. Всё же хоть Рейден и держался сейчас уверенно, но я видела его искреннее беспокойство в прищуренных глазах. Усталый, с ярко сверкающими глазами на бледном лице, но всё также держащийся с уверенностью и готовый в любую минуту прийти на помощь, вызывал щемящее чувство чего-то близкого, родного. Слабый росток доверия сейчас окреп и заметно подрос, прогоняя остатки сомнений о том, что и как говорить проницательному наставнику.

– Хм. Значит говоришь Лерум вполне живой маг сам себя заточивший в артефакте? – после моего недолгого рассказа задумчиво проговорил Рейден.

Он внимательно выслушал меня. Ни разу не перебив, видя, что подопечной всё еще сложно разговаривать, даже материализовал очередной бокал с простой водой, за что я была искренне благодарна. Всё же после некоторых настоек, чувство жажды усиливалось и это хорошо. Вода помогала организму усиленно выводит вредные вещества через потоотделение и другие естественные процессы.

– Да, во всяком случае, он так сказал, – подтвердила свои слова, удивляясь спокойствию наставника.

Мне казалось. Что после моей истории Рейден будет более бурно реагировать на появление из их ценнейшего артефакта неизвестного сильного мага. Но, как оказалось, нет, только задумчиво поглядывал на меня, словно что-то решая для себя.

– Послушай Эмилия. Я прекрасно понимаю твою тревогу. Сам, когда проходил проверку, потом несколько дней приходил в себя, но такое бывает. Не у всех, тут всё зависит от уровня магии. Артефакт достаточно сильный и одной его особенностью является как раз реалистичные иллюзии. Отвлекаясь на эмоции и теряя концентрацию, проверяемый становится более открытым для магического сканирования. У каждого видения были разные, у кого-то сложнее у кого-то попроще, но ощущение вывернутой наизнанку внутренней сущности испытали все. Не зря же комната, где находится артефакт, называется «Залом истины», – с небольшими паузами медленно проговорил наставник.

Таак, а вот это мне уже совсем не нравится. Тягучие фразы и глаза отводит. Ну Лерум, ну гад замагиченый! И вот как теперь доказать, что это была вовсе не иллюзия? По словам наставника, получалось, что я не одна такая счастливица, кто на себе почувствовал всю прелесть общения со своевольным артефактом.

– То есть всё, что произошло там со мной это нормально?! Появление из камня вполне реалистичного полуголого мужчины, который сначала хватает, вполне себе реальными руками, говорит, дышит и вообще ведёт себя непозволительно нагло?! – возмутилась, очень стараясь не сильно повышать голос.

Да, я не стала в красках расписывать последний «подарочек» Лерума и утаила своё двоедушие, но в остальном была достаточно красноречива, чтобы наставник смог моими глазами посмотреть на произошедшее. И вот теперь мне намекают, что всё произошедшее всего лишь плод воздействия этой гадской каменюки и насколько я поняла, не мне первой пришлось испытать на себе «приятные» особенности артефакта.

– Не совсем. Хотя повторяю, большую роль играет магический потенциал сканируемого и его внутренняя суть. Артефакт выбирает наиболее приемлемую форму для общения с испытуемым, в том числе реалистичную внешность близких и просто знакомых. В остальном всё зависит от степени сопротивляемости мага. Само сканирование довольно неприятная процедура и как ты понимаешь, чем больше сопротивляешься, тем агрессивнее становится артефакт и его воздействие. Но тут уж я сам виноват. Понимаешь, во время взаимодействия с магией Лерума не допускается чужое вмешательство. Ты же была настолько эмоционально не стабильна, что в попытке остановить пока не начавшийся обмен энергией, я нарушил правило. За что собственно и поплатился, поймав сильнейшее заклинание стазиса. По моим ощущениям прошло не более пары минут, в течение которых я прекрасно видел тебя, застывшую у артефакта в естественном трансе, – продолжал гнуть свою линию Рейден, вызывая во мне нестерпимое желание доказать, что я способна отличить иллюзию от реальности.

Стало обидно, и вот только маленький червячок сомнения умудрился коварно пробраться в мои мысли. И всё же, не хотелось верить, что магическая иллюзия может быть настолько реалистичной.

Видимо мой насупленный вид и гневно сверкнувшие глаза, были намного красноречивей рассказа про проснувшегося неизвестного мага. Потому-то наставник как-то тяжело вздохнул и, виновато взглянув на меня, продолжил просвещать по поводу Лерума.

– Этот артефакт находится здесь со дня основания академии. Вернее, академия строилась вокруг него, так как эта глыба является своего рода проводником между подземным источником силы и поверхностью. Никто даже не пытался его выкопать, риск открыть магический поток, способный уничтожить всё вокруг в радиусе нескольких километров, слишком велик. Защитная сфера из специального сплава камня и металла, соединённая сильнейшими магами основных стихий, надёжно удерживает безопасный баланс. Получив имя в честь основателя академия Лерументия ди Фиоктана, артефакт стал сердцем всего здания, щедро делясь магией с другими артефактами. Поверь, за несколько столетий мы обязательно почувствовали бы, что в нём заточён живой организм. Возможно, когда-нибудь и появиться гениальный маг-артефактор, который сможет провернуть такое, но не сейчас. На данный момент, это просто невозможно Лия. Даже криды, истинные духи камня, приобретая телесную оболочку больше не способны на длительное слияние ни с одним твёрдым минералом, – с присущей преподавателям обстоятельностью, прочитал мне маленькую лекцию Рейден.

Услышав новое слово, задумалась, но память быстро подбросила картинку с Аминой, плавно появляющейся из стены. Так вот что за раса у моей спасительницы. И вот теперь интересно, чем же так хороши Вильфорды, что такой свободолюбивый дух согласился стать хранительницей их дома?

Но это всего лишь немного отвлекло, давая возможность успокоиться и принять решение не спорить с наставником. Всё же я не могла быть абсолютно уверена в своей правоте, да и слова Рейдна прозвучали достаточно убедительно. Потому делаем смиренный вид, с благодарностью принимаем объяснения, восстанавливаемся и при первой же возможности штурмуем библиотеку академии. Кто знает, может мне повезёт найти нужную информацию в здешней сокровищнице знаний. Не люблю тайны, особенно когда они касаются меня и потенциально опасны.

Глава 18

Собственные шаги гулко отражались от стен пустого коридора. Сегодня заканчивается мой трёхдневный карантин, в который меня принудительно отправили после памятного посещения местной достопримечательности.

Вынужденная изоляция пошла мне на пользу. Было время разложить всё по полочкам и наметить план дальнейших действий. Где первым и самым жирным пунктом стояло разузнать всё о зловредном артефакте и его счастливом первооткрывателе Лерументее ди Феоктан. Не верила я в иллюзорность существования Лерума, и упоминание о его тёзке лишь усилило это чувство. Вот только с поисками истины пришлось повременить.

Эти три дня дались мне нелегко. Злясь и ругаясь на несправедливость судьбы, много раз поминала недобрым словом злосчастный артефакт в его мужском воплощении, чтобы ему и дальше икалось, если окажется живым. Особенно когда меня огорошили новостью, что к проснувшейся второй магии огня у меня невероятным образом пробудилась ещё и вторая сущность.

Из обычной альбы, обречённой на короткую жизнь, теперь я превратилась в весьма одарённую истинную двуликую. Как и почему это произошло наставник так и не смог мне внятно объяснить, то и дело, переходя на заумные термины. Я только хлопала глазами и протестующе поднимала руку, переспрашивая и прося уточнить, что именно означает то или иное заковыристое слово. В итоге разговор сошёл на нет, да и усталость брала своё. Но про извращённые выверты местного властителя я всё же узнала. Устало подтвердив мои худшие опасения, наставник проводил меня до моей комнаты для восстанавливающего отдыха. От учёбы и обязанностей помощницы меня временно освободили, вплотную занявшись моим здоровьем.

Руки немного дрожали от волнения, а мысли скоростным потоком неслись по самым важным событиям этих дней вынужденного затворничества. Особенно об утреннем разговоре в кабинете наставника, состоявшегося на следующий день после моего феерического возвращения из «зала истины». В полной безопасности, подкреплённой несколькими заклинаниями от прослушивания, в споре и эмоциональном вихре принималось решение о моей дальней судьбе. Как и обещал Рейден бывшему муженьку, обсуждали все вместе, втроём.

При появлении Тедерика в кабинете мне стало не по себе. Память тут же услужливо подкинула парочку особо горячих картинок из последнего видение навеянного Лерумом. Сжав кулаки и безжалостно впиваясь острыми ноготочками в нежную мякоть собственной ладони, быстро опустила голову. Помимо моей воли по щекам разлилось покалывающее тепло, вызывая приступ здоровой злости на себя, на невесть откуда взявшееся смущение и вообще на всю ситуацию в целом.

Тем временем, вежливо поздоровавшись, Тедерик в два шага приблизился к нам. Прежде чем сесть на приготовленное для него место, мужчина на несколько мгновений задержался возле меня и сделал шумный глубокий вдох. Оставалось только гадать, что он хотел учувствовать своим острым обонянием, но результатом мужчина явно остался доволен. Обострившееся зрение и смещение угла обзора, дало мне возможность уловить мелькнувшую на его губах улыбку. Несколько минут я сидела как на иголках, не зная чего ожидать от бывшего мужа. И он меня опять удивил. Весь разговор Тедерик проявлял просто железную выдержку ни словом, ни жестом, не показав своих истинных чувств. Вот только в его взгляде, то и дело скользящем по моему лицу, губам и рукам, иногда мелькали то нежность, то страсть, то беспокойство, то злость, а в конце надежда. Странно, но я успевала это заметить и даже на грани осязаемости уловить эти странные чувственные волны. Но нить разговора не упускала, иногда вставляя своё веское слово.

Итак, к моей магии воздуха добавилась ещё одна стихия – огненная. Со второй сущностью пока всё не ясно, она есть, но не отзывается. Словно притаилась в ожидании своего часа или просто, после такого испытания набирается сил. Но некоторые изменения я всё же заметила. Особенно когда начинала нервничать и злиться. Один раз даже увидела, как удлинились ногти, превратившись в аккуратные красные коготки. Всего на мгновение, но и этого хватило, чтобы почувствовать её скрытую силу со слабой горчинкой неуверенности. Это был наш первый контакт, если можно выражаться о себе во множественном числе. И пока других признаков своего присутствия она больше не проявляла.

Огненная магия наоборот, стремилась проявить себя как можно быстрее, но блокирующий браслет, временно оберегающий меня от спонтанных выбросов, не давал ей это сделать. Наверное, по этой причине я чувствовала душевный дискомфорт и частые перепады настроения. Я не возражала против такой меры безопасности, прекрасно зная, насколько может быть опасна для меня эта стихия. Почувствовала при первом нашем знакомстве, чуть не отправившись в зовущую темноту от нескончаемой боли. Познать все азы и нюансы управления огнём мне ещё предстояло. Как раз сегодня состоится первое занятие с моим личным преподавателем огненной стихии Тедериком эл Вильфордом. И это стало ещё одной причиной моего волнения.

Как не хотелось мне отказаться, но разумные доводы наставника не оставили мне и шанса на возражения. Стоит только засветить свои новые способности перед другим преподавателем, которому нет дела до меня лично и всё, слухи и неудобные вопросы гарантированы. Сплетни с невероятной скоростью разлетятся сначала по академии, а там и до самого властителя двуликих доберутся. А оно мне надо, привлекать к себе внимание этого властвующего коллекционера? Нет, нет и ещё раз нет! Быть гаремным украшением с функцией ублажения хозяина по первому его требованию, мечта романтичных дурочек, наивно верящих в сказку, но не моя. Потому, пусть будет Тедерик, не самый слабый маг огня и очень даже не слабый. О его истинных талантах и магическом резерве я могла только догадываться. К тому же, как объяснил мне наставник, то, что Тедерику удалось достаточно быстро остановить бесконтрольный выброс огненной магии, делает его, чуть ли не единственным, идеально подходящим лично мне, преподавателем.

Я понимала, что наставник прав и сейчас заботится, прежде всего, обо мне. Но это мало успокаивало. Почему именно огненная магия, именно та, которой обладает младший Вильфорд? Что это, происки судьбы или местных божеств, которые настойчиво толкают нас друг к другу? Я злилась от невозможности хоть что-то изменить и понимания, что теперь мне придётся довольно часть встречаться с муженьком. Основное обучение никто не отменял, о чём довольно жёстко напомнил ректор при разговоре с наставником. Я не присутствовала, но вернувшийся от него Рейден был хмурым и задумчивым. Он вкратце пересказал о встрече с ректором, выделив два основных пункта. Пока я учусь хорошо, будет защита, но если по собственной глупости или неосторожности я привлеку к себе внимание одного монаршего коллекционера, то никакая защита мне не поможет. Да и не будет ректор из-за одной ученицы идти против своего правителя. Гедион ор Арравир не тот двуликий с кем можно торговаться, даже если чувствуешь свою правоту. А уж из-за чужой девушки и подавно.

– Эмилия, только в одном случае ор Арравир отступится. Если заинтересовавшая его девушка уже имеет брачную метку и непростую, а парную. Даже он не сможет просто так, без серьёзных последствий для своей репутации расторгнуть такой союз, – с опаской поглядывая в мою сторону, осторожно предложил наставник.

– Нет, – отрезала, с трудом удерживаясь от более крепкого словца, так и норовившего сорваться с языка.

Ну почему в этом мире так всё сложно? Почему? Тоже мне нашли панацею от всех женских бед. Сами создали проблемы, сами придумали, как их решить, опять же с выгодой для себя. Всегда знала, что мужчины в большинстве своём эгоисты, а в этом мире ещё и с замашками рабовладельцев. Женщина просто разменная монета, живая кукла, смиренно принимающая свою безрадостную судьбу. Возможно, есть исключения, но воспитание и вбитые с детства жестокие истины, делали своё дело, лишая бедных малышек уверенности и желания сопротивляться. Бесправная игрушка не более, что она хочет, о чём мечтает мало кого из бесчувственных двуликих интересует.

Краем глаза заметила, как сжались кулаки Тедерика, а глаза полыхнули мимолётной болью. Ну да, если в словах я сдержалась, то затопившие меня эмоции просто мощным потоком обрушились на наставника. Видимо и муженька зацепило, вон как напрягся, того и гляди маска сдержанной разумности слетит с его красивого лица. Наставник недовольно поморщился, бросив предостерегающий взгляд на Тедерика.

– Ну, нет так нет. В любом случае я должен был тебя предупредить о такой возможности, – не стал спорить Рейден, попутно послав мне успокаивающую волну по нашей связи.

В итоге, пока решили заняться вплотную моим обучением, добавив к уже намеченным предметам ещё несколько. Конечно ни о какой отработке своего содержания, теперь и речи не было. В этом они были единогласны. Расписание составили так, что время оставалось только на приём пищи и сон. Я со всем соглашалась, прекрасно понимая, что время очень обманчиво. Сегодня кажется, что его много и всё успеешь, а уже завтра вдруг оказывается, что его и вовсе нет.

Выдержу ли я такую нагрузку? Не знаю. Вот только выбора у меня особого нет. Покажу слабость и сразу потеряю ту малую толику уважения, что к концу нашего разговора промелькнула в глазах обоих мужчин.

Открывая дверь кабинета никак не ожидала увидеть там незнакомку. Молодая женщина свободно расположилась в одном из кресел у стола и сейчас, с нескрываемым интересом, смотрела на меня. Правильные черты лица, смуглая кожа и густые каштановые волосы, всё вполне обычно для представительниц этой расы. Вот только было в ней что-то неуловимо знакомое. Перевела взгляд на наставника, собираясь поздороваться. Но замерла, не в силах поверить в увиденное. Этот грозный мужчина с невероятной нежностью и небольшой долей грусти сейчас смотрел на красивую брюнетку.

Моргнув несколько раз, попеременно смотрела то на наставника, то на молчаливую незнакомку и понимала, что этих двоих объединяют явно кровные узы. Сестра? Дальняя родственница? Слишком схожи были некоторые черты лица, но особенно глаза. Их форма, цвет и такая же внутренняя уверенность осязаемым потоком направленная на меня.

– Доброе утро, – поздоровалась, вопросительно посмотрев на наставника.

– Доброе утро Лия. Проходи и присаживайся, – наконец оторвав взгляд от незнакомки, в привычной манере ответил Рейден.

Пока устраивалась, успела уловить одобрительную улыбку, мелькнувшую на лице брюнетки.

– Прежде чем мы продолжим разговор, познакомься преподаватель артефакторики магистр Гвендолин ди Мартивен, – представил незнакомку наставник.

– Очень приятно. Меня зовут Эмилия Лериндей, – поспешила соблюсти правила вежливости, попутно вспоминая, где и когда я слышала это имя.

Ого, эта же та самая изобретательница, о которой мне с таким восторгом рассказывала Веста. Стало до жути интересно зачем наставник пригласил сюда артефактора, что не просто так даже не сомневалась. Её предметов в моём расписании не было, хотя перед посещением зала истины наставник и говорил о встрече с неё по поводу моего воздушного щита-скафандра. И всё же, родственники или нет? Не помню, чтобы Веста упоминала об этом.

– И мне приятно Эмилия. Наслышана о твоих… талантах, – лукаво сверкнув глазами, поддержала мой вежливый порыв магистр.

Я же при её последних словах напряглась, гадая, что именно она знает и самое главное кто и зачем ей это рассказал. Ещё раз посмотрела на наставника, подкрепив свой вопросительный взгляд посылом волнения через метку.

Как оказалось, волновалась я зря. Магистр Гвендолин оказалась сестрой наставника, той самой которую спасли во время страшного нападения на земли его семьи. Конечно, мне никто не стал объяснять, почему у них разные родовые имена, по нашему фамилии, но тут и так всё было понятно. Только оговорились, что Гвендолин не так давно овдовела и теперь вполне предоставлена сама себе, чем в принципе была довольна. Не знаю, какие отношения были между ними, но особой скорби о потере мужа она явно не испытывала. Но это их семейное дело, в которое меня не обязаны были посвящать.

В целом сестра Рейдена мне понравилась. Она ничуть не кичилась своим положением и разговаривала со мной на равных, что естественно не могло не радовать. Так же нашлось и объяснение, почему в этот ранний час она присутствовала в кабинете наставника и почему мне заранее ничего не говорили.

Из-за боязни моего нестабильного состояния, Рейден решил подстраховаться и попросил сестру сделать артефакт переноса для меня. Вот только, как и любой истинный изобретатель Гвендолин не ограничилась всего лишь одной функцией нового артефакта. Добавила ещё несколько не менее полезных свойств магической вещице, оказавшейся красивым ажурным металлическим браслетом.

Для активации украшения нужна была капля моей крови, что позволит артефакту настроится на меня и мои магические особенности. Это было важно, так как одной из добавленных функций был контроль и накопление магической энергии. Своего рода накопитель, очень удобный для необученных магов, ещё не научившихся контролировать степень отдачи магии и её восполнения.

Браслет одевался на плечо, острыми краями точно попадая в центр метки поставленной наставником. Стоило холодному металлу охватить плечо, как меня прострелила острая боль, это браслет выпустил тонкие шипы, впиваясь в нежную кожу. Но ни капли крови не пролилось за его границы, всё впитал артефакт. От чего его цвет поменялся на оранжево-голубой, причудливо переплетаясь цветными полосами по ажурному узору. Поморщившись от боли, пошевелила рукой, чувствуя, как неприятные ощущения исчезают.

Видимо «насытившись» браслет убрал шипы, но продолжал всё так же плотно прижиматься к коже. Попробовала сдвинуть его, но безрезультатно, словно прирос. Даже на ощупь он был тёплым, что меня немало удивило.

– Теперь ты его не потеряешь ни при каких обстоятельствах, это ещё одна моя разработка. Очень удобно, особенно когда приходится часто переодеваться. Всё же шнурки не так надёжны, а такая вещица вполне сойдёт за родовое украшение и при желании хозяина может стать невидимой. Правда ненадолго, но и это не мало, хотя сейчас я и работаю над увеличением этого времени, – с гордостью рассказывала о своём детище Гвендолин, поправляя рукав на моём оголённом плече.

Машинально потянулась к шее, где на светлом шнурке висел скрывающий амулет, подаренный Дануной. Я очень переживала, что во время моего метания между жизнью и смертью Тедерик смог разглядеть мою новую внешность. Да и телесный контакт, которого я так избегала, тоже беспокоил не меньше.

Правда наставник меня успокоил, заверив, что в тот момент им было не до любования красотами, да и в том магическом вихре окруживший меня словно кокон было сложно разглядеть изменившиеся черты. А по поводу прикосновений лишь пожал плечами, намекнув, что в моём случае он не берётся делать какие-либо прогнозы. Но то, что моя огненная магия с такой лёгкостью подчинилась Тедерику, настораживало.

В любом случае выбор сделан, отступать я не намерена. К тому же мужчина при последней нашей встрече вёл себя вполне достойно, никак не показав своего чувственного интереса ко мне. Я тоже прислушивалась к себе, но не ощутила каких-либо изменений, ни немыслимой тяги, ни страстного томления, ничего этого не было.

Посмотрим, как пройдёт наше первое совместное занятие. Даже после уверений наставника и подбадриваний его сестры я не смогла успокоиться, торопливо шагая по широким коридорам академии. Благо военный комплекс, состоящий из аудитории, где читаются лекции по теории боя и военной тактике, а также большого зала для практической отработки приёмов и проведения тренировочных спаррингов, предусмотрительно разместили вблизи лекарского крыла. Неизбежные травмы во время тренировок особо горячих адептов видимо стали решающим аргументом во время определения места обучения военному мастерству.

Глава 19

Расстояние действительно оказалось небольшим. Погружённая в свои мысли, я неожиданно упёрлась в дверь военной аудитории. Решительно постучав, дождалась ответа и вошла.

Несколько пар глаз в удивлении уставились на меня. В аудитории, кроме Тедерика, присутствовал адепты, видимо из числа самых ответственных. Молодые мужчины, не первокурсники, но и не выпускники, молчаливо рассматривали меня, замершую от неожиданности у самого входа.

Я, в растерянности, посмотрела на Тедерика, стоявшего у преподавательского стола. Столкнувшись с его внимательным холодным взглядом, немного стушевалась, что со стороны наверняка смотрелось как естественное смущение. Демонстративная отчуждённость Тедерика настораживала, словно мы действительно никогда не были знакомы. Если бы не мимолётная вспышка радости, мелькнувшая в глубине его холодного взгляда, то я бы даже поверила, что ему безразлично моё присутствие. В умении Тедерика скрывать свои эмоции от окружающих, я уже убедилась. Вот только именно эту маску холодной отчуждённости, я видела в первый раз.

Всё правильно, здесь и сейчас Тедерик эрл Вильфорд прежде всего магистр, а я простая адептка. Видимо, индивидуальное занятие он перенёс, давая мне возможность постепенно привыкнуть к своему присутствию. Пятеро молодых двуликих, в данном случае, выступали своеобразным гарантом моего спокойствия. Оставалось только узнать, как сам магистр объяснит моё присутствие на своём занятии для «мальчиков» молодой девушки, являющейся не совсем адепткой.

Не зная то ли радоваться, то ли волноваться, что первое занятия пройдёт в присутствии других учеников, сделала ещё шаг вперёд.

– Здравствуйте магистр, – наконец сообразила произнести полагающееся приветствие, приседая в вежливом полупоклоне.

Конечно, мне не особо хотелось выполнять унизительные па перед бывшим муженьком, но таковы были здешние правила. Тем более, в открытую показывать неуважение, когда за тобой внимательно наблюдают совершенно незнакомые и потенциально опасные молодые двуликие, было глупо.

– Лэри Эмилия, вы как раз вовремя. Проходите, занятие скоро начнётся, – сказал строгий магистр и повернулся к адептам, которые в данный момент с наглой улыбкой следили за каждым моим шагом.

В напряжённой тишине я прошла к ближайшему свободному месту и, аккуратно пристроив принесённые ученические принадлежности, присела.

Тедерик словно этого только и ждал. Далее последовало то самое объяснение, которое меня интересовало не меньше чем нахальных адептов.

– Говорю для всех и только один раз. Лэри Эмилия является личной ученицей магистра Рейдена ди Дангатара. В связи с некоторыми изменениями, относительно проведения предстоящих соревнований, с сегодняшнего дня лэри Эмилия будет присутствовать на всех наших занятиях. Любое проявление грубости и неуважения к этой лэри будет караться мной незамедлительно. Надеюсь это понятно? – медленно пройдясь по каждому, внимательно слушающему его, адепту пугающим взглядом, Тедерик уже более спокойно продолжил. – За короткое время вам предстоит стать одной командой и, возможно, именно лэри Эмилия будет залечивать ваши раны после очередного испытания.

Их липкие взгляды, нагло шарившие по моей груди и бёдрам, после его предупреждающего монолога, тут же исчезли. Видимо прониклись, что и не удивительно после такого-то пробирающего до жути взгляда. Теперь они по очереди кидали в мою сторону осторожные взгляды, но уже без той искры пренебрежительного превосходства, граничившего с откровенным нахальством.

Первая часть занятия прошла спокойно. Стоило только начать Тедерику говорить, тут же всё внимание переключилось на него. Да и кому хотелось с первых дней попасть в немилость у нового преподавателя?

В первую очередь Тедерик рассказал о новых правилах ежегодного турнира. Для меня же было всё в новинку, и я с интересом слушала о предстоящем мероприятии.

Ежегодные соревнования устраивались между пятью существующими академиями двуликих. Время проведения приурочивалось ко дню основания государства двуликих.

Знаменательная дата, о которой очень ярко и величественно было написано в исторических хрониках, прочитанных мной ещё в МиШ. Вот только было в том описании что-то смутно неправильное. За всё той пафосной торжественностью и восхвалением силы и мощи двуликих, явно скрывалось нечто неприятное. Сколько потом я не искала в других книгах по истории так ничего внятного и не нашла. Как будто двуликие просто в один момент появились из неоткуда и громко заявили о своих правах. Подкрепляя, в общем то справедливые требования, немалой силой.

Так вот, в честь главного праздника, устраивались масштабные игры. Они проводились в небольшом приграничном городке, где был оборудован большой игровой полигон. Нейтральная территория ставила все команды в одинаковые условия. Полигон подготавливали к каждому турниру индивидуально. Несколько магов, специально отобранных судейской комиссией, в строжайшем секрете устраивали испытательные зоны. Ни одна команда, вплоть до самого начала соревнований не знала, что именно приготовили организаторы.

В этот раз, всем академиям были разосланы рекомендации, при подготовке, уделить особое внимание именно командной работе. В связи с подписанием дружественно-партнёрского соглашения с государствами орков и оборотней, на турнире прибавилось ещё шесть команд. По три от каждого государства.

Для соревнований специально выбрали третьекурсников. Никто не спешил раскрывать истинную подготовку выпускников академий. У всех были свои преимущества и недостатки. Именно в таких соревнованиях можно наглядно увидеть слабые и сильные места каждой расы, ну и конечно проверить возможности взаимодействия и восприятие друг друга участниками.

Зачем это понадобилось правителю двуликих, я могла только догадываться. Но политическая подоплёка предстоящих соревнований настораживала, и не только меня. В глазах Тедерика иногда мелькали всполохи недовольства и настороженности, особенно когда он зачитывал названия академий-участников. Было видно, что он что-то знает и это его беспокоит.

В моём мире поиск союзников означал одно, грядут крупные неприятности. Осталось выяснить, какие. Хотя возможно в этом мире всё не так и я зря начинаю паниковать. Но попасть на этот необычный турнир мне очень захотелось.

– Для вашей группы будет составлено расписание дополнительных индивидуальных занятий по тактике боя и правовых основ орков и оборотней. Думаю мне не нужно объяснять, зачем вам это нужно? – обвёл всех тяжелым взглядом Тедерик, демонстрируя, что вопрос был риторическим.

Адепты как сплочённая команда синхронно замотала головами, не рискуя задавать вопросы, даже если они и появились.

Я тоже сидела тихо, молчаливо впитывая информацию. В голове уже сформировался список новых вопросов, которые позже обязательно задам наставнику. Смогу ли поехать на турнир? Будет ли там сам владыка двуликих? Эти два вопроса меня очень волновали. На первый хотелось получить «Да», а вот на второй категоричное «Нет». Встречаться с властвующим Гедионом совсем не хотелось, но и упускать великолепную возможность познакомится с представителями других государств тоже. И конечно хотелось бы узнать, к чему вся эта демонстрация хороших взаимоотношений с двумя не очень могущественными государствами? Не думаю, что наставник может это знать, а вот Тедерик вполне. Насколько я помню, его род входит в число немногих двуликих, приближённых к правителю. Вот где кладезь ценной информации, но ведь не будешь в открытую просить выдать государственные тайны. Хотя попытаться можно, только очень осторожно.

– Что же, раз мы друг друга поняли, переходим непосредственно к тренировке, – решил закончить теоретическую часть занятия Тедерик.

Молодые двуликие без лишней суеты и разговоров, дружно собрали свои вещи с парт, и пошли к двери, ведущей в смежный с аудиторией тренировочный зал.

Вот честно, когда они сидели, мне было намного комфортнее в их присутствии. Теперь же молодые мужчины, а подростками или парнями их назвать ну никак язык не поворачивался, смотрелись угрожающе. Всё как на подбор темноволосые, высокие, широкоплечие и по-спортивному подтянутые. В каждом чувствовалась сила, правда пока не до конца раскрытая, но уже сейчас способная давить своей аурой. Не простые «мальчики», ох не простые. Таких красавцев только на выставках демонстрировать, с надписью «руками не трогать» ибо чревато остаться без них.

Толчок в солнечное сплетение заставил на мгновение покачнуться. Неожиданная волна недовольства, словно пришедшая извне, стала неприятным сюрпризом. Машинально посмотрела на Тедерика и споткнулась о его внимательный взгляд, с едва заметной краснотой, в глубине зрачка.

Неужели я уловила его эмоции, но как?! На мгновение прикрыла глаза и сделала глубокий вдох, а когда вновь посмотрела на Тедерика, ещё больше заволновалась. Вокруг мужчины отчётливо просматривалось красное свечение с вплетением тонких нитей других цветов. Одна такая тонюсенькая ниточка, оранжевого цвета, робко тянулась ко мне, чётко в центр груди.

На эмоциях зажмурилась и помотала головой, желая, немедленно избавится от пугающего видения. Я уже видела подобное свечение вокруг предметов, списав всё на своё нестабильное, на тот момент состояние и вот теперь опять. Раздумывая над собственными странностями, кожей ощущая нервирующий взгляд Тедерика, быстренько собрала вещи и поспешила за командой в тренировочный зал.

С опаской подходила к проходу, где выжидающе стоял бывший муж. Сердце стучало как сумасшедшее, нос нещадно щипало от одного резковатого, но приятного запаха, который особым образом выделялся из множества других не менее ярких. Не к месту всплыли картинки из навязанного Лерумом видения, сбивая дыхание и добавляя волнения. Предплечье несильно кольнуло, посылая сигнал, что мне лучше успокоиться. Я глубоко вдохнула, и сделала последний шаг, практически вплотную приблизившись к Тедерику.

– Эмилия, тебе нечего опасаться. Я не нарушу данного слова. Но и провоцировать меня не стоит, могу принять как вызов, – проникновенно прошептал мужчина, останавливая меня плавным взмахом руки.

Не сразу сообразила, что это был магический жест. Видимо, Тедерик подстраховался, по себе зная о чутком слухе двуликих. Он смотрел и говорил открыто, но не спешил подойти ближе и хоть как-то коснуться меня. Это успокоило проснувшуюся настороженность, а вот его слова я не могла оставить без ответа.

– Лэрд Тедерик, общение с командой неизбежно. Закрывать глаза и прятать руки за спину при каждом приближении одного из них я не собираюсь. Так же как и не собираюсь играть в предлагаемые вами игры, я получила жестокий урок и хорошо его усвоила. Надеюсь, этот момент мы выяснили и теперь можем продолжить занятие?

О, как же ему не понравились мои слова. Особенно про дальнейшее общение с командой. Неужели не подумал об этом или намеренно решил усложнить себе жизнь? Странный, непонятный поступок. Хотя в свете последних новостей не удивлюсь, что решение принимал не он.

– Ммм, мне понравилось, как прозвучали ваши слова «мы можем продолжить», они подарили мне надежду. Прошу лэри Эмилия, – неожиданно улыбнулся этот непробиваемый, но обаятельный гад, сделав обратный пас рукой и пропуская меня вперёд.

Очень хотелось сказать что-то едкое в ответ, но Тедерик лишил меня этой возможности, сняв заклинание «тишины». Кажется, так называлась магическая «антипрослушка».

Мне ничего не оставалось, как прикусить язык и последовать его предложению. Пусть думает себе что хочет, главное не поддаваться на провокации и вести себя естественно. С этими мыслями я шагнула к открытой двери и стала осторожно спускаться вниз.

Тренировочный зал оказался на удивление большим помещением. Очень похожий на стадион, только в мини варианте. В центре находилась овальная арена, разделённая на сектора. С одной её стороны на небольшом возвышении находилось несколько скамеек, разделённых небольшими перегородками. Видимо это были места для зрителей.

Судя по размерам и обустройству помещения, здесь нередко проводились соревнования.

С другой стороны, у одного их входа на арену, было оборудован склад оружия. Там в специальных креплениях, на стене и высоких стеллажах, была выставлена внушительная коллекция колюще-режущих предметов. К ним и направились адепты, негромко переговариваясь между собой.

Были и другие зоны предварительной подготовки, у каждого сектора своя. Но что именно находилось в удалённых закрытых шкафах, я не стала рассматривать, справедливо решив, что рано или поздно всё равно узнаю. Пока же нужно было быстренько сесть на ближайшую лавочку и избавится от неприятного чувства, чужого взгляда, нагло скользящего от шеи, по спине, и ниже, к ягодицам и опять возвращаясь к шее. Если бы не отчётливые шаги, слышимые на расстоянии, подумала бы, что меня действительно легонько гладят пальцами, настолько реальными были ощущения от ласкающего взгляда Тедерика.

Опустила лицо, чтобы не выдать своих эмоций и быстро скользнула на первую лавочку, самую близкую к выбранному командой сектору. Уж они-то точно знали куда идти, а я воспользовалась их подсказкой.

Пока я спускалась, заметила, как адепты подходили к высокому шкафу со стеклянными дверцами и снимали со специальных подставок медальоны. Обычный плоский камень в металлической оправе серого цвета. Но стоило надеть его на шею, как в середине тусклого камня начинала светиться серебряная руна. Видимо контакт с телом и вызывал активацию странных кулонов. Скорее всего, это были защитные артефакты, специально предназначенные для использования на тренировках. Даже могла предположить, кому должны быть благодарны адепты. Магистр Гвендолин и здесь проявила свои таланты с пользой. Пожалуй с ней будет интересно пообщаться, особенно на тему новых разработок.

Устроившись на одной из скамей, самой ближней к тренировочному полю, приготовилась получить новую порцию знаний.

– Адепт Торин, сегодня вы первый, – на ходу бросил Тедерик, снимая узкий сюртук и небрежно бросив его на скамью рядом со мной.

От вытянувшейся по струнке пятёрки выступил один. На фоне остальных он смотрелся не таким устрашающим, был чуть ниже ростом, возможно чуть уже в плечах, но вот уверенный взгляд совершенно выбивался из образа «слабого». Остальные неспешно направились в мою сторону, но сели позади, на второй ярус зрительских мест. Правда я заметила, что перед этим они замешкались. Только самый угрюмый из них не растерялся, шустро поменял направление, взглядом указав остальным на сюртук магистра.

Вот ведь, хитрый гад! Так и знала, что не просто так он оставил рядом со мной свою одежду.

Тем временем Торин вышел на середину ровной площадки и развёл руки в стороны. Он, как и магистр, снял ученический жакет, оставаясь в светлой рубашке свободного покроя. Жилистое тело напряглось, раскрытые ладони окутались серебристым свечением и в тот же миг в них материализовались два изогнутых клинка.

Я, конечно, ничего не понимаю в оружии, но даже мне стало понятно, что клинки не простые. Блестящая поверхность лезвий была украшена причудливым орнаментом. В центре рукояток, почти на стыке с серебристым лезвием загадочно мерцал перламутровой зеленью достаточно крупный камень.

Плавно опустив руки с зажатым в них оружием, Торин встал в стойку.

– Неплохо. В этот раз материализация прошла чуть быстрее, но недостаточно, для внезапного нападения, – делая плавный шаг в его сторону, прокомментировал Тедерик.

Сам он сделал молниеносное дугообразное движение обоих рук, со вторым шагом перетекая в ответную стойку, уже с оружием наготове. Его клинки выглядели обманчиво просто. Никакой вычурной гравировки и камней, но даже на расстоянии они фонили опасностью.

Торин слегка поклонился, принимая справедливое замечание магистра, изменил стойку на более агрессивную, выдвинув корпус и правую ногу чуть вперёд.

– Всё, Тор закусил удила. Пока не свалится, не отступит, – послышался тихий шёпот за спиной.

– Ничего, сегодня нам повезло, есть, кому быстро привести в чувство. Как-никак протеже самого магистра Рейдена почтила нас своим присутствием. Наверняка очень талантливая лэри, хоть и выглядит зашуганной мышкой, – чуть громче, видимо чтобы я наверняка услышала его ехидную реплику, прошипел второй.

Оборачиваться и смотреть на провокатора не стала. Но голос запомнила и сделала для себя пометку, что одному из пятёрки я явно пришлась не по душе.

Спиной чувствовала прожигающие взгляды, но продолжала сидеть ровно, сосредоточив всё свое внимание на замерших в пружинистом напряжении противниках.

Никогда бы не подумала, что поединок может быть так завораживающе красив. Два сильных хищника кружили в смертельном танце, поочерёдно делая выпады, подскоки, развороты, взмахи. Это действительно было похоже на танец. Потрясающий по своей необычности. Звон стали стал его своеобразным сопровождением, выбивая причудливый такт и постепенно нарастая.

Вопреки прогнозам своих товарищей Торин сражался достойно, ничем не выдавая жажды обязательной победить. Он пробовал, то нападал, то защищался, внимательно наблюдая за ответными выпадами Тедерика и, несомненно, подмечая все нюансы, которые невозможно объяснить словами.

Я понимала, что это учебный бой, тренировка, но каждый раз едва удерживалась от вскрика, когда острое лезвие кинжала останавливалось в опасной близости от горла, груди, живота или спины.

Защитный амулет работал отлично, то и дело, вспыхивая руной при угрозе серьёзного ранения. Удивительно, но, несмотря на довольно жёсткие касания на мужчинах не было ни одной царапины. Одежда тоже не пострадала, и это было удивительно. Определённо лэри Гвендалин очень талантливый магистр, Рейдену можно гордиться такой сестрой.

Сколько продолжался их бой трудно сказать. На тот момент я словно выпала из реальности, с восхищением наблюдая за хищной грацией их движений и завораживающим мельканием стали, настолько быстрым, что превращалось в серебристый росчерк на воздушном полотне.

И всё же последнее слово в этой ученической битве осталось за Тедериком. Он скрестил клинки на шее немного запыхавшегося Торина, в последнем выпаде обыграв того в обманном уклонении от прямого удара.

– Достаточно. Надеюсь, ты запомнил свои слабые места в нападении и защите. Завтра будем отрабатывать именно эти приёмы, – спокойно, словно он всё время просто наблюдал за поединком, подвел итог Тедерик.

– Да, запомнил, но в вашей технике есть моменты незнакомые мне. Если можно, то завтра я хотел бы тоже их отработать, – с уважением обратился Торин, ничуть не смущаясь своего, в общем-то, незавидного положения.

Тедерик одобрительно улыбнулся и медленно убрал кинжалы, просто растворив их в пространстве. Без показательных взмахов, вспышек и прочей отвлекающей мишуры.

– Посмотрим. Всё будет зависеть от вашего усердия адепт Торин, – не стал давать преждевременных обещаний магистр, отступая на шаг и позволяя подняться поверженному противнику.

Торин не стал настаивать и спорить, лишь согласно кивнул и направился в нашу сторону.

Я была под впечатлением. Восхищение, странное возбуждение и несвойственный мне азарт, просто бурлили в крови, не позволяя отвести взгляд от мужчин уже убравших оружие. Хотелось ещё, мне не хватило тех захватывающих минут, что-то внутри требовало продолжения. От удивления вцепилась пальцами в скамейку, с усилием прикрыла глаза и сделала несколько глубоких вдохов.

За спиной тихо переговаривались, но, я не обращала внимание на их ехидство и явные провокации. Сидела как приклеенная и просто дышала, пытаясь понять, что это такое было. Неужели моя сущность решила проявить себя и показать, что ей понравилось. Впрочем, в этом мы с ней были солидарны.

– Кхм. Лэри вам плохо? – напугал меня неожиданной фразой подкравшийся Тедерик.

Ну как подкравшийся, сама виновата. Ушла в себя, совершенно забыв, что за мной внимательно наблюдают.

– Нет, просто небольшая минутка медитации. Очень рекомендую для быстрого снятия напряжения, если нет возможности размяться физически, – не особо задумываясь выпалила на одном дыхании, в сущности, правдивое утверждение.

Тедерик прищурился, изображая грозного магистра, но уголки губ чуть дрогнули, словно он пытался сдержать улыбку.

– Ну, раз вы рекомендуете, то обязательно попробую. А сейчас давайте разберём, какие повреждения мог получить Торин в этом спарринге, – обратившись уже ко всем, довольно громко произнёс Тедерик.

Он нажал на выступ в панели, ограждающей зрительские места, и передо мной появилась широкая, довольно толстая доска. О её назначении не трудно было догадаться. Я быстро разложила на ней принесённую тетрадь и приготовилась записывать.

Тедерик очень ответственно подошёл к занятию, особенно к той части, что касалась оружия и его травматических свойств. Он подробно объяснял, какие именно повреждения можно нанести кинжалами, нажав чуть сильнее или сделать резкий выпад, постоянно ссылаясь на наглядную демонстрацию прошедшего боя. Так же рассказал о наиболее уязвимых и смертельно опасных местах именно для этого вида оружия. И я, и команда слушали очень внимательно. Несмотря на жуткую тему Тедерик рассказывал интересно, иногда вплетая истории из собственно военного опыта. Для будущего воина это было намного ценнее, чем сухая теория.

После небольшой лекции, последовали ещё тренировки, с каждым адептом по очереди. Правда теперь они были чуть короче и без последующего подробного разбора, за что я была благодарна Тедерику. Учитывая, что у каждого было своё оружие, совершенно разное, такой поток информации за один день я бы точно не усвоила. Тедерик, понимая это не хуже меня, всё рассчитал, распланировал, и самое главное учёл вот такие нюансы.

Какой же ты на самом деле Тедерик эрл Вильфорд? Почему наставник так легко согласился на твоё присутствие рядом со мной? Я не глупа и смогла различить взаимное уважение между ними, сохранившееся, несмотря на разногласия и проскальзывающую в самом начале ревность. Значит, есть за что уважать, хотя лично для меня это казалось невозможным. Вопросы, на которые у меня пока не было ответов, но уверена, обязательно будут.

Вот так в боевой атмосфере я и познакомилась с остальными членами команды. Все они были разными, со своими индивидуальными достоинствами и недостатками.

Эрким – мощный, резкий как в словах, так и в движениях, маг огня с невероятными янтарными глазами. Именно он язвил и подначивал перед спаррингом Торина и Тедерика.

Стэрк – обаятельный, голубоглазый брюнет, любитель пошутить и посмеяться как над друзьями, так и над собой. Одарён магией воздуха.

Мартин – внешне спокойный, молчаливый, но как противник очень опасный. Невероятно гибкий и быстрый двуликий, что при его довольно мощном телосложении кажется невозможным. Он маг воды.

И последний, тот самый угрюмый двуликий, что так странно поглядывал на меня в течение всего занятия. Он не был красив, но была в нём особая харизма истинного лидера. Уверенный взгляд, ум, быстрая реакция и конечно умение просчитывать каждый шаг и каждое слово наперёд. Особенно вероятность последствий каких-либо действий. Дастин – командир команды, маг двух стихий, земли и воды, очень серьёзный мужчина.

Интересная команда подобралась и мне придётся очень постараться, чтобы получить их уважение и доверие. Пока же я оставалась непонятной мышкой, с неясными способностями и довольно посредственной внешностью.

Глава 20

Дни побежали в сумасшедшем ритме. Учёба, учёба и ещё раз учёба. К концу дня я уставала так, что сил хватало только на по-быстрому привести себя в порядок и упасть в постель.

Несмотря на возмущение наставника и его желание не пускать меня на соревнования, пришлось смирится с неизбежным. Ректор был непреклонен, довольно жёстко заявив, что это не просто очередные игры, в этот раз всё серьёзнее. Потому, присутствие на них главного лекаря академии не обсуждается и раз уж он обзавелся личной ученицей, то и она едет обязательно. Практика и новый опыт не повредит учёбе, наоборот. Вот так, одно моё желание осуществилось, а вот о личном присутствии власть имущих всё держалось в строжайшем секрете.

Хотя Тедерик попытался по своим связам, возможно через отца хоть что-то узнать. Судя по его более спокойному виду подвергать риску своего правители, а тем более правителей орков и оборотней, никто не собирался. Слишком велика была вероятность попытки разрушить только заключённое дружественное соглашение, подставным покушением или ещё какой-либо гадостью. Скорее всего пришлют советников, от каждого государства по одному, а самое важное будет происходить за закрытыми и очень хорошо охраняемыми стенами дворца.

На том и успокоились, вот только к общим занятиям ещё добавились уроки самообороны. Небольшой нож, торжественно врученный мне Тедериком, стал личным оружием. Его мне дарили с таким лицом, что отказываться я не рискнула, тем более наставник одобрил, сославшись что в выборе оружия полностью доверяет мастеру боя.

Нож оказался не простым. Помимо отличных режущих, колющих и прочих преимуществ в его рукоятку были встроены артефакты защиты от потери и конечно маячок, на случай если я сама неожиданно потеряюсь. Как лекарю мне разрешалось иметь такое оружие, потому выбирать особо не приходилось и мне пришлось учиться владеть ножом, но уже как оружием, а не кухонным помощником.

Тедерик с наставником распланировали мой день буквально до минуты. Завтрак, занятия с командой под руководством Тедерика, затем занятие с наставником, теория и практика чередовались по дням, обед на который мне выделялся час, затем медитация, усвоение магии воздуха, выполнение устных и письменных заданий, что моими «заботливыми» учителями приравнивалось к физическому отдыху, ужин и вновь встреча с Тедериком.

Магистр Рейден специально отвёл вечернее время для наших занятий. Меньше шансов нарваться на любопытствующих и больше возможности и времени на спокойную медитацию, обязательную перед работой с магией огня. Вечером у всех магистров свободное время, которым они могут распоряжаться по своему усмотрению. Для тайных занятий самое лучшее время, а то, что к тому моменту я уже изрядно уставшая, в первое время мне даже помогало. Чувства притуплялись, в том числе и страх перед бывшим мужем.

Наше первое занятие стало для нас обоих испытанием на прочность. В медитационной комнате лекарского крыла было тихо и безопасно. Тедерик приходил туда особым коридором, который ему показал наставник. Конспираторы те ещё.

Когда направлялась на вечернее занятие, чувствовала себя тайным агентом, крадущимся на встречу со связным. Один неверный шаг, взгляд и явка провалена. Но больше всего меня убивало, что приходилось закрываться изнутри, во избежание, так сказать, неожиданного вмешательства со стороны.

Первый раз в комнату меня привёл наставник. Всё показал, объяснил и ушёл, оставляя в незнакомом помещении совсем одну, взвинченную до предела. Я дышала, считала до десяти и просто попыталась отвлечься рассматриванием окружающей обстановки. Но кроме светло серых необработанных стен, неожиданно тёплого каменного пола и аккуратно расстеленных на нём нескольких удобных подстилок, ничего не обнаружилось.

Тишина, приглушённый свет и усталость постепенно свели мою нервозность на нет, хотя сама атмосфера небольшой комнаты словно дышала спокойствием. Я расслабилась, уверив себя, что нервничать глупо, а в случае с огненной стихией ещё и опасно.

Неожиданно за одной из стен послышался скрежет. Я испуганно вскочила, пятясь к двери и крутя головой в тщетной попытке увидеть источник странного звука. На противоположной от входной двери стене появилась щель. Щелчок и небольшая часть стены, словно скрытая панель отъехала в сторону, открывая улыбающегося наставника и моего вечернего учителя.

Мой воинственно испуганный вид не обрадовал ни переставшего улыбаться наставника, ни Тедерика, подозрительно осматривающего комнату. Видимо он искал причину моего испуга, никак не ассоциируя её со своим появлением. Мне стало стыдно под осуждающим взглядом наставника. Ну право слово, чего я испугалась? Ведь Рейден предупреждал, что они воспользуются другим, скрытым входом. Кто же знал, что за минуты ожидания, моё воображение так разыграется?

– Эмилия, что за воинственный вид? – недовольно прицокнул наставник, пропуская Тедерика вперёд.

Они остановились справа от темнеющего провала в стене. Наставник указал Тедерику на неприметный камень с острым сколом. Плавный пасс рукой, и он засветился вязью магического заклинания. Видимо это активатор чудо-двери с этой стороны, мне это тоже могло пригодиться, потому смотрела и запоминала с особой тщательностью. Правда недолго, наставник всё ещё ждал ответа, умудряясь одновременно показывать и смотреть на меня.

– Эм, вам бы смазать механизм, а то слишком уж жуткие звуки он издаёт при срабатывании. Не сразу сообразишь, что к чему вот я и насторожилась, – попыталась объяснить своё поведение, виновато опустив глаза.

Было неловко и неуютно под взглядами мужчин. Правда Тедерик молчал, предоставив возможность наставнику немного пожурить свою ученицу. Я не возражала, лучше так, чем молчаливое напряжение.

– Насторожилась? Ну что же, в твоём положении это хорошее качество. С дверью обязательно разберёмся, тем более Тедерик отличный специалист по старым механизмам. А теперь, если у тебя больше нет вопросов оставлю вас, – ободряюще улыбнулся наставник, отступая в глубину тайного хода. – И ещё Лия, помни о чём мы говорили. Здесь и сейчас ты в безопасности, не усложняй, – уже ментально послал он наставление.

Панель с неприятным скрежетом закрылась. Звук был не громкий, но настолько противный, что хотелось заткнуть уши. Поморщившись, покосилась на стоящего рядом Тедерика. Ему то же не понравился звук, но скорее всего по другой причине. Вся секретность летит к чёрту с таким звуковым сопровождением, и мой совет по смазке механизмов был вполне уместным.

– Эмилия, устраивайся поудобнее и постарайся расслабится. Ничто не должно тебя отвлекать во время медитации. Огонь не терпит небрежного отношения, ты это уже ощутила на себе. Потому давай сразу договоримся. Как только ты почувствуешь болезненность или просто неприятные ощущения, сразу говори мне. Не стоит упрямиться и напрасно рисковать, – решил начать урок Тедерик с непроницаемым лицом устраиваясь на одном из ковриков.

Мне предлагалось место напротив, что в принципе было ожидаемо. Я приблизительно уже знала чего ожидать. Уже был опыт таких занятий с наставником. Не думаю, что будут сильные отличия, если конечно огненная магия не выкинет нечто неожиданное. Всё же у нас с ней не сложилось с самого начала и сейчас мне было страшно.

– Давай начнём с самого простого. Закрой глаза и попробуй почувствовать свой огонь. Не торопись, сосредоточься на ощущении тепла, но не позволяй огню перехватить контроль. Не волнуйся, я буду рядом, поведу и присмотрю за тобой, но… для этого нужен телесный контакт, – «обрадовал» меня Тедерик, приглашающе протягивая руки ладонями вверх.

Я понимала необходимость такого предложения, но добровольно вложить свои ладони в его было сложно. И всё же пришлось это сделать, предварительно проговорив про себя последние слова наставника.

Осторожно, словно боясь обжечься протянула руки вперёд и, не давая себе времени передумать, коснулась пальцами его горячей кожи. Мои ладони тут же нежно сжали, окутывая посторонним теплом. Пришлось напомнить себе, что сейчас Тедерик преподаватель от которого зависит моя безопасность в сложном общении со своевольной стихией.

– Готова? На счёт три закрой глаза, глубоко вдохни, задержи дыхание на сколько сможешь и затем медленно выдыхай, – напряжённо произнёс Тедерик, на мгновение полыхнув огненным взглядом.

Судя по всему, ему тоже было не легко, правда по другой причине и уж точно не из-за страха.

– Хорошо, – выдохнула, упрямо игнорируя желание немедленно вырваться из мягкого захвата.

Тедерик не стал переспрашивать, хотя явно уловил сомнение в моём голосе. Отсчёт пошёл. Один…, громкий удар сердца. Два…, выдох. Три…, глубокий вдох и одновременно я закрываю глаза, медленно погружаясь в уже знакомую темноту.

Звуки стали приглушённее, а ощущения не такими острыми. Лёгкое жжение в груди от нехватки кислорода заставило выдохнуть, осторожно, не торопясь, как и просил Тедерик.

Вокруг стали вспыхивать небольшие разноцветные пятна, то приближаясь, то испуганно отдаляясь. Но ни от одного не чувствовалось нужного тепла, только уже родной воздух игриво поприветствовал лёгким касанием и растворился, словно понимая, что сейчас не его черёд.

Почувствовала, как Тедерик чуть сильнее сжал мои пальчики, напоминая о своём присутствии.

– Ну где же ты? Неужели не хочешь проявить себя, показать во всей красе? – мысленно уговаривала я вредную стихию, совершенно не понимая что-же делать дальше.

Потом произошло нечто неожиданное и пугающее. Волнение сменилось любопытством, а затем разрастающимся азартом. На мгновение стало светло, словно включили мощную лампу, а затем меня окружила самая настоящая стена огня. Действительно стало тепло, даже очень и если одна часть меня, видимо более разумная хотела держаться на расстоянии от возможной опасности, то вторая, так неожиданно проснувшаяся, наоборот, смело тянулась к пляшущим огненным языкам.

Сопротивляться самой себе было невозможно, как бы безумно это не звучало. Поддавшись непонятному зову, потянулась навстречу огню, который тут же с радостью откликнулся. Пугающая стена исчезла, а огонь превратился в причудливый цветок. Прекрасный в своей необычной составляющей. Так и просящийся чтобы его сорвали. Что я и сделала, уверенно протянув к нему призрачную руку.

Соприкосновение не было болезненно обжигающим, как в прошлый раз. Сейчас, приятное тепло осторожно окутало кисть, медленно растекаясь по всему телу. Сантиметр за сантиметром, то и дело замирая словно прислушиваясь к чему-то.

– Эмилия, открой глаза, – тихо позвал меня Тедерик.

Первое что увидела это его немного побледневшее лицо со светящимися восхищённым огнём глазами. Более того моё зрение опять изменилось, раскрашивая пространство вокруг мужчины разноцветными всполохами, где преобладающим цветом был оранжево-красный.

– Всё хорошо, у тебя получилось. Посмотри, – продолжал приглушённо говорить Тедерик, добавив в голос особые хрипловатые нотки.

Он опустил взгляд на наши руки, показывая куда именно я должна посмотреть. Я послушно последовала его примеру и задохнулась от нахлынувшей эмоциональной волны. Радость вперемешку с восхищением и толикой гордости, тесно переплетались с вновь проснувшимся страхом. Настолько дико и невероятно для меня было увиденное.

Мои ладони были охвачены самым настоящим огнём. Пальцы немного удлинились, хотя скорее это был визуальный эффект из-за появившихся аккуратных красных коготков. Их острые кончики уже впились в раскрытую ладонь Тедерика, безжалостно вспарывая податливую кожу. Несколько капель драгоценными рубинами застыли на красных лезвиях и стремительно разбухали. Раны быстро затягивались, потому кровь не текла, правда мне от этого не стало легче. Дёрнула руку на себя, не желая и дальше любоваться на этот ужас, вот только зря.

– Нет, нельзя сейчас разрывать контакт, – остановил меня этот упрямец, даже не вздрогнув, когда острый коготок вновь проткнул только зажившую кожу его ладони.

Мой огонь горел ярко и ровно, не причиняя никакой боли, наоборот казалось он ластится, иногда перепрыгивая на руку Тедерика, но также не обжигая его. Это было странно настолько, что засмотревшись, не сразу заметила тонкую нить красноватого цвета, соединяющую нас. Да, да в тот раз мне не показалось. Вопрос только что это за ниточка и чем лично мне она грозит.

Присмотревшись, поняла, что нить пульсирует, чётко, в такт моего сердцебиения. Правда и огонь на моей руке тоже вспыхивал в этом ритме. И вот что это значит? Как реагировать на это открытие? Если рассуждать здраво, то это было похоже на связь, образовавшуюся без моего согласия и похоже Тедерик тоже не догадывался о ней. Возможно это из-за его вмешательства, когда проснулась моя магия огня. Он быстро её усмирил, да и сейчас, судя по пульсации, контролирует мой огонь через неё. То-то я не чувствую той мощи, что чуть не спалила меня в первый раз. Всё же родственные стихии и появление такой связи было бы вполне логичным. Но уточнить у наставника стоит.

Я занервничала и руку тут-же обожгло. Не сильно, но ощутимо.

– Эмилия, спокойно. Сильные эмоции сейчас не нужны, – дёрнувшись вместе со мной напряжённо выдохнул Тедерик.

На его лице явственно проступила болезненная бледность. Лоб покрылся испариной, а вот огонь в глазах наоборот стал ярче. Мне это совсем не понравилось, как и небольшие язычки пламени, появившиеся уже на его руках. Он и сам не обрадовался этому явлению, на мгновение нахмурившись и быстро втягивая огонь обратно.

– На сегодня достаточно. Ты молодец, проявление второй сущности, это очень хорошо. Теперь медленно вдохни и постарайся втянуть огонь, главное не торопись, – словно прочитав мои мысли решил закончить занятие Тедерик.

На удивление всё прошло гладко. Огонь не сопротивлялся, напоследок, пробежавшись по руке до локтя приятным теплом. Коготки тоже исчезли, быстро втянувшись вслед за исчезающими язычками пламени.

Только убрав руки, я почувствовала, как устала. Словно всё это время я не просто сидела, а мешки таскала, даже дыхание сбилось, и не у меня одной.

– Умница, а теперь иди отдыхать. Работа с огнём отнимает много энергии, сон поможет тебе быстрее восстановиться. Иди, – через силу выталкивая каждое слово стал выпроваживать меня Тедерик.

– Спасибо, но… может мне позвать наставника? – всё же не смогла остаться равнодушной и просто уйти.

– Нет, никого звать не надо. Уходи… Эмилия уходи сейчас, – рыкнул на меня Тедерик, давая понять, что силы у него ещё остались.

Быстро попятилась к двери, не выпуская из поля зрения замершего в напряжении Тедерика. Он не смотрел на меня, сидел опустив голову, но я чувствовала его обжигающий взгляд. Явственно ощущала на коже лица и чуть приоткрытой груди. До мурашек, до холодных пальцев на руках.

Выскользнула за дверь и быстро пошла в свою комнату, даже не заметив, каким злым взглядом провожала меня притаившаяся за углом Тесса.

Глава 21

Время безжалостно бежало вперёд, не давая ни на минуту расслабиться. Подгоняло, требовало и нагло забирало силы. Суматошные дни сменялись беспокойными ночами, неумолимо приближая праздничные игры.

Команда не особо шла на сближение. То ли первое предупреждение Тедерика так подействовало, то ли они просто решили держать нейтралитет. Присматривались ко мне, не проявляя агрессии и оставаясь предельно вежливыми. Кроме занятий у Тедерика мы нигде больше не пересекались, так что общения как такового не было.

Вот только Эрким иногда бросал на меня странные взгляды. Я даже сама не могла понять, что они означают, но было не по себе. Словно он что-то знал обо мне, но не был уверен до конца. Неужели почувствовал огненную магию? Всё же он тоже огневик и я допускала такую возможность. Хотя и наставник, и Тедерик говорили, что артефакт Гвендалин, хорошо маскирует эту особенность.

Было ещё одно. Лэри Тесса. Её поведение и отношение ко мне резко ухудшилось. Это не проявлялось открыто, но я чувствовала её неожиданную враждебность. С одной стороны, я могла понять её как женщину. Безответно влюблённая в наставника ей наверняка было неприятно видеть наше частое общение. Она не была глупой и конечно заметила наше тёплые отношения с наставником. Ревность не лучший советчик и наверняка бедная женщина напридумывала себе всякого, сделав меня виноватой в своих страданиях.

Ни о каких разговорах на эту тему и речи быть не могло. Ни Тесса не будет унижаться до бессмысленных вопросов, ни я не осмелюсь лезть к ней в душу. Спросит отвечу честно, но вот поверит ли? Единственное, что смогла это намекнуть Рейдену о своих подозрениях. Но мужчина есть мужчина, пристыдил взглядом и заверил что не стоит волноваться. Мол Тесса умная женщина и всякими глупостями не станет забивать свою голову. Вот и весь разговор. Тревога осталась, а неожиданная самоуверенность наставника огорчила. Правда после нашего разговора Тесса стала словно избегать меня. Но иногда я чувствовала затылком её тяжёлый взгляд.

Вот только предаваться унынию и страдать от несбывшихся ожиданий мне было некогда. Учёба отнимала много времени и сил. Приходилось держать лицо, никому не показывая, как мне сложно и порой хочется выть от усталости.

Не сразу, но постепенно, я втянулась в новый ритм и даже умудрилась выкроить личное время для похода в библиотеку. Правда мои учители-мучители, испытав на прочность, сжалились и немного снизили нагрузку. Вот тогда я и повадилась после обеда посещать библиотеку. Вечером там было многолюдно, а во время занятий меньше шансов столкнуться с кем-нибудь неприятным. Особенно не хотелось встречаться с сестрой, уж больно Ситара скользкая и завистливая. Такая сделает гадость даже не поморщившись, наоборот, будет мило улыбаться, наслаждаясь чужим унижением и болью.

Правда все мои поиски ничем не увенчались. Не было древних фолиантов в доступном для адептов книжном секторе. Зато я «познакомилась» с основателем академии и первым её ректором Лерументием ди Фиоктаном. Его портрет красовался на видном месте в библиотеке и думаю не только там.

Ну что могу сказать, я была разочарована и озадачена. Ожидания не оправдались и несмотря на некоторую общую схожесть, всё же это был не Лерум. Тёмные волосы с несколькими седыми прядями, светлые, почти белёсые глаза и резкие черты лица, вот как выглядел мужчина на портрете. Ничего общего с диким обаянием Лерума.

Понимание, что это два совершенно разных мужчины, только разожгло азарт разгадать эту тайну. Пришлось задействовать женское обаяние и поприставать с расспросами к наставнику.

– Ты ведь не успокоишься? – посетовал наставник на мою настойчивость.

– Нет, мне хочется разобраться почему артефакт решил действовать через образ совершенно незнакомого мне мужчины. В библиотеке ничего не нашла про Лерументия, только его портрет, а я не люблю непонятности, особенно когда они касаются лично меня.

Рейден только вздохнул на моё упрямство и пообещал принести дневники какого-то магистра, датированные периодом основания академии. Несмотря на его демонстративные вздохи, я уловила огонёк интереса в глазах наставника. Оставалось только порадоваться и запастись терпением. Чувствую разобраться в древних каракулях неизвестного магистра будет задачей не из лёгких. Хорошо, что наставник тоже заинтересовался, навряд ли справлюсь без его помощи.

Несколько дней потратили мы с наставником на разбор дневников некоего Грозга. Магистр оказался коллегой моего наставника, первым лекарем академии. Судя по записям «весёлый старичок» со своеобразным чувством юмора. Если мне было мало что понятно в теоретических изысканиях давно почившего магистра, то Рейден явно наслаждался, вычитывая сложные рецепты различных зелий, по разным причинам так и не опробованные.

Дневников было несколько. Прекрасно сохранившиеся тетради в толстом переплёте, исписанные ровным убористым подчерком. И всё же мне удалось найти зацепку. Во всяком случае упоминание Грозгом неких лерийцев меня заинтересовало. Очень уж восхищался их технологиями наш магистр. Про Лерументия тоже было, но немного и ничего необычного. Разве что обладал ярко выраженной способностью поисковика, улавливающего минимальные колебания магии.

– Рейден, а кто такие лерийцы? По словам магистра Грозга, очень одарённые личности. Вот только он пишет о них так, словно они исчезли и уже давно, – не выдержала я после очередного упоминания о загадочных лерийцах.

– Я тоже удивлён Лия, – нахмурился наставник, задумчиво перелистывая исписанные страницы.

В тот вечер мы просидели допоздна, изучая ещё несколько книг, быстро принесённых из тайного хранилища академии. Старые книги. С пожелтевшими страницами и громоздкими дорогими переплётами казалось, дышали тайнами.

По лерийцам информации было мало, но всё же немного удалось разобраться с этой загадкой.

Лерийцы немногочисленная раса, жившая очень закрыто, но имеющая силы и возможности отстоять свои права. Сильные маги и гениальные изобретатели. Своим нежеланием общаться, заслужили славу высокомерных зазнаек и потенциальных злодеев. «Не понимаю, значит опасно», «Избегают общения, не пускают в свой дом, значит есть что скрывать и несомненно это что-то ужасное», «Опасно, зло, уничтожить». Вот основные лозунги, мелькающие между строк о лерийцах. Тем удивительнее было неприкрытое восхищение Грозга этим народом.

Более того, земли, где сейчас находится государство двуликих, и есть земли исчезнувших лерийцев. Да, тут я угадала. Загадочный народ просто исчез в один день, оставив после себя пепелища разрушенных городов и жалкие крупицы знаний, в чудом уцелевших книгах и непонятных конструкциях. Жуткий для жителей этого магического мира симбиоз маги и механики.

Много непонятного и нелогичного было в их исчезновении. Но больше всего меня заинтересовало, что с их уходом появились двуликие. Громко и сильно заявили о себе, объявив освободившиеся земли лерийцев государством двуликих. Со всеми несогласными, попытавшимися выразит протест, разбирались жестоко, но честно. Военная тактика, сила и особые умения не доступные простому человеку, помогли двуликим быстро занять свою нишу в этом мире. Они заставили считаться с собой, проявив в последствии готовность к переговорам и деловому сотрудничеству. Но страх и зависть не лучшие чувства для партнёров, потому до сих пор случаются мелкие конфликты на границах. Как случилось с семьёй Рейдена.

Меня не отпускало ощущение, что двуликие и лерийцы связанны. Вот только как? Легенда появления двуликих не давала ответа на этот вопрос. Богиня, решившая сотворить расу защитников земель, щедро одарённых магическими источниками силы. На одном из таких и основана академия. Именно из-за них бывшие земли лерийцев так ценны и притягательны для правителей других государств.

Уверена, загадочная каменюка, тщательно охраняемая в здешнем подвале, тоже осколок цивилизации ушедших лерийцев. Судя по потрясённому выражению лица наставника, он тоже пришёл к такому выводу. А значит Лерум мог оказаться вполне живым магом, по непонятным причинам, заточённым в каменный саркофаг. С их гениальными технологиями, да ещё усиленными магией, такое вполне можно было провернуть. Более того этот коварный тип вполне мог оказаться одним из исчезнувших лерийцев. Оставалось только гадать зачем лерийцам это всё понадобилось. Конечно при условии, что мои догадки верны.

– Эмилия, я всё понимаю, но поверь мне. Если информация скрывается, тут явно замешана верхушка власти, а тебе туда лезть опасно, впрочем, как и остальным не посвящённым, – решил закончить затянувшийся разговор Рейден.

– Я даже не сомневаюсь в этом. Так же, как и в том, что скрывают что-то неприглядное. Теперь даже не знаю хочу я это знать или нет, – выдохнула приглушённо, устало прикрыв глаза.

– Лия, пообещай, что не станешь совать свой аккуратный носик куда не надо. Я же, постараюсь по возможности проверить наши догадки. А сейчас отдыхать, нам обоим предстоит ещё много чего сделать. До начала игр осталось совсем немного.

Не в силах больше спорить и находясь в явном шоке от моих предположений, немного нервно, Рейден отправил меня спать. Согласно кивнула, прекрасно понимая, что проверить и подтвердить все наши умственные изыскания сейчас невозможно. Поблагодарила, пожелала спокойной ночи и поплелась к себе.

По пути рассуждала о обнаружившихся странностях. Истинных сведений было ничтожно мало. Остальное всё на уровне легенд и чужих, возможно ошибочных, выводов. И всё же в одном я была уверена. Лерум, как и двуликие связан с лерийцами одной прочной нитью. С тем и уснула, закутавшись с головой в мягкое одеяло.

Глава 22

На следующий день, со свежей головой я поняла, что так и не поговорила с наставником о своём меняющемся зрении и о странной связи с Тедериком. Сначала было просто страшно. Вдруг это временное явление, а я зря паникую? Потом, увлечённой разгадкой тайны Лерума, мне стало как-то не до этого. Есть у меня такая черта переть к намеченной цели не отвлекаясь ни на что другое. Особенно если цель так близка.

К тому же меня немного успокоили записи о способностях Лерументия. Он - чувствовал магию, я – её вижу. Не думаю, что эта особенностью сильно напугаю наставника. Иногда, мне даже становилось его жалко. Ужасно проблемная ученица досталась Рейдену.

Наставник встретил меня в кабинете, немного удивившись раннему визиту. Лишний раз порадовалась преимуществам метки. Удобно, когда можно ментально договориться, о не запланированной встрече.

– Попробуй сейчас. Что ты видишь? – решил устроить мне проверку Рейден после моего эмоционального рассказа о новых способностях.

Легко сказать «попробуй», когда от волнения не получается сосредоточиться. И всё же я смогла увидеть, как на его вытянутых вперёд руках задвигались голубоватые потоки. Полупрозрачная туманность медленно формировалась в тугие на вид и широкие жгуты. Свечение становилось ярче, сосредотачиваясь на пальцах. Ласковое касание ветерка к щеке сопровождалось прекрасным видением причудливых завихрений ожившей магии воздуха.

С волнением пересказала увиденное, внимательно наблюдая за мимикой наставника. К моей радости Рейден реагировал совершенно спокойно. Позже он мне объяснил, что такие способности не редкость, вот только их применение ограничено. Максимум их используют в поиске и диагностике, в том числе и медицинской. А вот взаимодействовать с этими потоками могут единицы, и все они находятся под контролем особого отдела безопасности государства двуликих.

Меня тут же заставили попробовать повлиять на движение слабого магического потока, осторожно направленного наставником в мою сторону. К общему облегчению ничего не получилось. Скрывать такую способность считалось преступлением. Ни мне, ни Рейдену, такие проблемы были не нужны. Выдохнули синхронно и улыбнулись друг другу, прекрасно осознавая промелькнувшие рядом, но не задевшие меня, совершенно не радужные перспективы.

Со связью с Тедериком всё оказалось не так страшно. Как я и предполагала, тут проявила характер огненная магия. В той ситуации, когда моё ослабленное тело грозилось просто выгореть от её всплеска, Тедерик инстинктивно потянул излишки на себя. Сам, рискуя заживо сгореть от переизбытка огня и возможного конфликта со стихией чужого носителя. Но тут, как ни странно помогло его восприятие меня как своей пары и не только его. Сущность Тедерика так же стремилась спасти меня любой ценой. Итогом стало появление взаимнообменной связи. Тут мы были равными партнёрами. Просто Тедерик был более сильным и опытным, потому стал ведущим, что на наших с ним занятиях очень пригодилось.

Этот момент был настолько спорным и тревожным, что я закидала наставника вопросами относительно влияния этой связи на меня. Не хотелось, чтобы под давлением обстоятельств заработали инстинкты, и моя просыпающаяся сущность решила принять Тедерика как свою пару.

Рейден проявил терпение и даже постарался объяснить некоторые моменты более подробно. Успокоил он меня достаточно быстро, со всей серьёзностью заверив, что в этом плане, связь для меня не опасна. В любой момент я могу её разорвать, но пока полностью не овладею огнём, делать этого не стоит. Пришлось согласиться, доводы он привёл разумные. К тому же, напоследок Рейден выдал ещё один, потрясший меня аргумент в пользу этой связи. Если бы моя сущность захотела, то признала бы его ещё тогда, когда Тедерик вытаскивал меня из-за грани. Но раз этого не произошло тогда, то и теперь без моего согласия не произойдёт.

Мне оставалось только порадоваться, мысленно поблагодарив притихшую сущность за оставленную возможность выбора и, от души поблагодарив наставника, поспешить на занятия.

Возле двери в аудиторию меня ждал неприятный сюрприз. Красавица Ситара, со своей свитой во всю кокетничала с вечно недовольным Эркимом. Сейчас его глаза горели, на губах играла обольстительная улыбка. Подтянутый, уверенный в себе, красивый молодой мужчина, безжалостно бил по слабым девичьим сердцам своим мощным обаянием. Не удивительно, что девушки, словно хищницы, окружили его и закидывали вопросами о предстоящих играх. Эрким отвечал всем вежливо, но при этом смотрел только на Ситару.

Тут я могла его понять, сестричка сегодня выглядела потрясающе. Впрочем, как и всегда. Насколько я знаю из воспоминаний Эйми, она очень тщательно следила за своей внешностью, умело используя свою красоту как оружие. Вот и сейчас, эта прирождённая актриса разыгрывала из себя нежный цветочек, правда без глуповатой наивности, что на мужчин действовало безотказно. Вызвать интерес у противоположного пола Ситара умела, казалось, не прикладывая особых усилий, но это не так. Каждое её слово, взгляд, жест, даже глубина выреза, даже кокетливый локон, притягательно струящийся по нежной шее, всё было продумано.

Если Эрким настроен серьёзно в отношении сестрички, то не завидую его будущему. Уж я-то знаю неприглядную натуру Ситары. Хотя, Эрким может и вспыльчивый, но далеко не дурак. Не зря же команда прислушивается к его мнению. Иногда грубоватому в своей прямолинейности, но логично-последовательном.

Меня заметили практически сразу. Сложно остаться «невидимкой», в практически пустом коридоре, да ещё прямом и светлом.

Несмотря на внутреннюю уверенность в себе, пристальный взгляд этих двоих нервировал. Правда, смотрели они по-разному.

Эрким с неким безразличием, только на мгновение в его глазах мелькнули огненные искры. Сестрёнка же буравила меня тяжёлым взглядом, при этом, не переставая мило улыбаться. Если бы Эрким сейчас посмотрел на неё, очень удивился бы. Затаённая ненависть и мстительная жажда, жутко коверкали, тщательно спланированный, образ нежной красавицы.

– Доброе утро, – нейтрально поздоровалась с Эркимом, старательно игнорируя цепкий взгляд Ситары.

Судя по небольшим свёрткам в руках резко замолчавших девушек, они направлялись на практическое занятие к наставнику. Кстати, он упоминал вчера вечером об ознакомительной лекции по лекарской практике у первого курса. Не у всего конечно, только для магов, предрасположенных к исцелению. Для девушек, практика оказания первой помощи была обязательна. Не удивительно, что Ситара со своей свитой оказалась в числе тех счастливчиков. Правда, непонятно почему девушки не особо спешат. Рейден довольно требователен в учёбе, а тут такое легкомыслие.

– Доброго Эмилия, – немного удивлённо ответил Эрким.

Не часто мы переговаривались с командой, особенно с ним, вот мужчина и опешил от моей неожиданной доброжелательности. Правда, это не помешало постепенно нам всем перейти на простое, почти дружеское обращение друг к другу. Я не возражала. Все эти обращения, лэри, лэрд, только раздражали и отдаляли, а контакт с командой нужно было налаживать. Правда, получалось пока не очень.

Ситара вскинулась, бросив быстрый взгляд на Эркима. Не понравилось ей его ответное внимание ко мне.

– Как мило. Эйми, ты как всегда сама вежливость и скромность, – с хорошей долей сарказма протянула сестричка, специально выделив имя.

Провокация? Думала застанет врасплох, посмотрит реакцию? Хитра сестрица, но и я не дура. Улыбнулась, мельком отметив, с каким интересом на нас смотрит Эрким.

– Опять ты путаешься в именах Ситара. Меня зовут Эмилия, запомни, пожалуйста, – с радостью поддержала я нагловато-ехидный посыл сестрицы.

Пришлось очень постараться, чтобы голос звучал ровно, не позволяя вырваться бурлящим внутри эмоциям. Так врач разговаривает с больным, опасаясь буйной реакции своего пациента. Знаю, это больше всего её задевало.

Ту аж передёрнуло от моих слов, но она удержалась от ответной колкости.

– Вы знакомы?

Эрким уже начинал хмурится от понимания, что между нами двоими явно что-то произошло. Ситара тоже быстро просчитала последствия собственной несдержанности и сменила тактику.

– Немного. Эйм.. Эмилия очень похожа на мою пропавшую сестру, вот я и не удержалась, когда увидела её в первый раз, здесь, в академии. Так и познакомились.

– Надо сказать, знакомство было очень настойчивым, – хмыкнула, не в силах удержатся от сарказма.

– Возможно, – зло сверкнула она на меня глазами. – Мне всё кажется, что это она, моя любимая, младшая сестрёнка Эйми, просто потерявшая память, – сделав несчастное лицо, она демонстративно промокнула невидимые слёзы, неизвестно как появившимся в её руке, кружевным платком.

– Мне жаль твою сестру, но я это не она. Не стоит выдавать желаемое за действительное, – вполне искренне пожалела я Эйми, из воспоминаний несчастной зная, как именно «любила» её Ситара.

В глубине души поднялась обида, кончики пальцев знакомо закололо. Магия среагировала на болезненные воспоминания, помимо воли, промелькнувшие перед глазами. Меня ужасно раздражало её лицемерие, особенно вера окружающих в этот театр одной актрисы. Показать свои эмоции означало выдать себя, ведь незнакомая Эмилия не могла знать истинные отношения между сестрами. Сдержалась, смогла успокоить, готовую сорваться с рук и наказать обидчика магию. Удивилась, почувствовав разочарование своей сущности, хотя тут нужно было радоваться. С каждым днём она всё смелее проявляла себя. Пока только на уровне ощущений, эмоций, но не стремилась перехватить контроль. В моём случае это было очень хорошо. Наставник искренне радовался, что моё единение с сущностью проходит вполне гармонично.

– Что здесь происходит? Лэри Эмилия, адепт Эрким, почему ещё не в аудитории? – всем своим видом выражая недовольство, оборвал наш разговор, неожиданно появившийся Тедерик.

Эрким помрачнел, явно недовольный, что его как мальчишку приструнили при таком количестве поклонниц. Ситара же с тихим «О!» в неподдельном изумлении смотрела то на Тедерика, то на меня.

– Вот тебе и ещё одно подтверждение твоей неправоты сестричка, – мысленно позлорадствовала над обескураженной девушкой.

Видимо в моём взгляде всё же отразилось торжество, потому как Ситара покраснела, явно не от смущения. Упрямо вздёрнув подбородок, царапнула гневным взглядом и тут же с обворожительной улыбкой повернулась к Эркиму. Надо же попрощаться с красавчиком. Не в её правилах отступать, если цель намечена. Бедный Эрким, паутина раскинута, он может, конечно, попробовать вырваться, но по блеску его глаз поняла, не будет.

– Вам адептки тоже советую поспешить. Насколько я понимаю у вас сейчас практическое занятие у магистра Рейдена ди Дангатара? Опоздавших он не жалует, впрочем, как и я, – на последний словах он так посмотрел на нас с Эркимом, что мы поспешили скрыться за дверью аудитории.

Правда, при этом старались сохранить на лице невозмутимость. Эрким даже галантно придержал мне дверь, пропуская вперёд. Спиной чувствовала недовольный взгляд Тедерика, и ещё один, неприятно царапающий, угрожающий. Скорее всего, это Ситара не сдержалась. Они тоже наконец-то отправились на занятие, быстро стуча каблучками по каменному полу.

Остальная команда к нашему появлению уже удобно расположилась на своих местах. Нас встретили молчаливым любопытством. Со мной в привычной, вежливой манере поздоровались и сосредоточили своё внимание на раздражённом Эркиме.

Пришлось удерживать невозмутимость на лице и присесть на своё место. Недолгое шуршание тетрадями, скрип мебели под тяжестью наших тел и тихие мужские разговоры, возвратили учебный настрой. Напряжение от неприятного взгляда спало, осталось дождаться Тедерика и погрузиться в учёбу.

Вот только что-то наш строгий преподаватель не спешил появиться. Неужели решил самолично проконтролировать, действительно ли Ситара со своей восторженной свитой отправилась на занятия?

– Если бы! Можно сказать, поймал с поличным. Минус мне за невнимательность, – с хорошей долей иронии пробасил Эрким.

Мужчины загомонили, шутливо подтрунивая и требуя новых подробностей. Проскользнуло имя сестры, неприятно пройдясь по нервам.

Моя сущность с любопытством потянулась на мужские голоса, значительно увеличив слух. Совершенно не свойственное мне желание подслушивать напрягало, но первые же отчётливо услышанные мной слова Эркима, заставили отмахнуться от проснувшегося чувства неловкости. К тому же, мужчины не особо таились, прекрасно осознавая, что не одни.

– Эрк, ты уверен, что она того стоит? Эта красотка не так проста, как может показаться на первый взгляд, а тебе сейчас лишние проблемы ни к чему, – рассудительно осадил всех Дастин.

Разговоры притихли, Эрким недовольно нахмурился, вмиг возвращая уже привычное серьёзное выражение лица. Я потянулась в их сторону, боясь пропустить хоть слово. Тем более разговор шёл о Ситаре и я не могла не радоваться, что её отточенные до совершенства уловки сейчас явно не сработали. На моё неосторожное, импульсивное движение отреагировал молчаливый, но очень внимательный Торин, бросив в мою сторону быстрый взгляд.

Пришлось срочно создавать видимость активности, лениво перелистывая очередную страницу тетради с лекциями. Скучающее выражение лица и ни капли заинтересованности их разговором. Стыдно не было совершенно. Это чувство бесследно растворилось в зудящем любопытстве.

– Не считай меня глупцом, Даст. Вылетать из команды накануне игр не собираюсь, но почему бы не скрасить своё время приятным общением. Тем более девушка сама не против… поиграть, – примирительно выставив руку, наигранно торжественно пообещал Эрким.

– Ага, а то, что играть вы будете по твоим правилам ты, конечно же, умолчал, – не упустил возможность поддеть друга Стэрк.

Судя по хищному оскалу и предвкушающе блеснувшим глазам Эркима, воздушник попал в «яблочко».

Дастин прищурился, словно пытался просканировать мысли огневика и через несколько молчаливых мгновений, медленно кивнул, соглашаясь.

– Обсудим всё позже, только предупреди меня заранее, сколько именно пригласительных, на твоё имя, мне просить у ректора, – как всегда сдержанно, одним только взглядом утихомирив развеселившегося Стэрка, закончил разговор Дастин.

Вот так-так. Ситара, сама того не ведая, вместо хищницы, умело загоняющей дичь, неожиданно оказалась жертвой более сильного противника. В душе даже не шевельнулась жалость, как бы ни противоречило это моему воспитанию. Сестричка заигралась, и небольшой урок ей не повредит. Что именно задумал Эрким я не знаю, но уверена ничего против желания Ситары он делать не будет. Единственное, что мне не понравилось, это последняя фраза капитана о приглашениях. Не хотелось бы, чтобы сестричка портила мне праздник своим ядом. Но тут уж я была бессильна, оставалось только смириться и быть вдвойне осмотрительной.

Мужчины замолчали, разворачиваясь лицом к преподавательскому месту. Все серьёзные, сосредоточенные, без тени намёка на недавнее веселье.

Вовремя. Словно только и дожидаясь этого, в аудиторию вошёл раздражённый Тедерик. В его руках, была пачка болтающихся на цепи небольших амулетов. Не иначе новинка от магистра Гвендолин ди Мартивен. Рейден, не без гордости, недавно рассказывал мне о новых идеях своей сестры. Впрочем, я тоже успела пообщаться с местным «гением в юбке», мой воздушный скафандр и другие идеи по защите, нагло позаимствованные из моего мира, вызвали у Гвендолин неподдельный интерес. Она умела задавать вопросы и слушать, мгновенно улавливая рациональное зерно в потоке откровенного бреда.

Приглядевшись, поняла – не ошиблась. В руках у магистра весело покачивались артефакты усовершенствованной защиты, специально разработанных для игровой пятёрки. Чувствую, занятие сегодня будет особенным. Сердце забилось быстрее, предвкушая интересное зрелище. Воображение принялось радостно подкидывать впечатляющие картинки мужских мускулистых тел, плавно, хищно, мощно, кружащих в тренировочном бое.

Глава 23

Прозвучало традиционное приветствие. Тедерик прошёл на своё место. Аккуратно положил амулеты перед собой и с особым вниманием обвёл взглядом каждого присутствующего в аудитории. Мне показалось, что я и Эрким удостоились чуть большего внимания, чем остальные. И что это значит? Ревность? Не похоже. Слишком хладнокровным, расчётливым был его взгляд. Значит что-то другое, наверняка связанное с сегодняшней тренировкой.

– Итак. Сегодня мы переходим на другой уровень тренировок. Магистр ди Мартивен, любезно откликнулась на мою просьбу и сделала для вас новые защитные артефакты. Сейчас объясню в чём их суть, слушаем внимательно, если что-то будет непонятно, спрашивайте сразу.

Сделав небольшую паузу и дождавшись от нас согласного отклика, Тедерик продолжил.

– Вы уже знаете, что на играх, помимо двуликих, нашими противниками станут ещё оборотни и орки. Не на всех испытаниях разрешено применение оружия, делается упор на внутренние силы и особенности. Особенности нашей расы мы разбирать не будем, а вот про орков и оборотней поговорим.

Вся пятёрка и я в том числе слушала со всё возрастающим интересом. Я, конечно, покопалась в книгах и даже нашла несколько иллюстраций с представителями этих двух рас. С оборотнями было всё понятно и предсказуемо, спасибо кинематографу и интернету земли. Разница была лишь в разнообразии животной сущности, не только волки и их размеры после полной трансформации. Никаких полуоборотов, так любимых режиссёрами ужастиков человеческих тел с волчьей головой и раздутой мускулатурой. Только полный оборот в мощного опасного хищника, а в основном были именно такие, устрашающих размеров. Вот с орками я испытала удивление. Если бы не чуть тяжеловатая нижняя челюсть, с едва заметными выпирающими клыками, их можно было бы сравнить с викингами. Суровые красавцы, с холодными серо-зелёными глазами и на удивление светлой кожей, с едва заметным сероватым оттенком. Все рыжеволосые, оттенки имели насыщенную палитру яркости и насыщенности. От огненно-рыжего, до светло, почти блонд с красивым медовым оттенком. Густые волосы у всех, даже женщин были заплетены во множество косичек, а вот вычурность причёски зависели от статуса. Высокие, с мощной мускулатурой, длинными и сильными руками, на фоне жилистых оборотней выглядели настоящими великанами. Про магические способности было написано мало и настолько туманно, что я почти ничего не поняла в запутанной классификации магов оборотней и орков. Главное они владели магией, а вот как именно, и насколько сильными были их маги, было сложно понять.

– Оборотни и орки имеют свои преимущества. Оборотни – для нас они наиболее опасны именно во второй ипостаси. Ловкость, сила и быстрота реакции может превышать нашу, но общая маневренность теряется. Их когти и зубы мощное оружие, если использовать со знанием, а они это умеют, даже ни на миг не сомневайтесь в этом, – тем временем уверенно продолжал Тедерик.

Чувствовалось он знает, о чём говорит, и все это понимали, хотя поверить в собственную уязвимость перед какими-то оборотными им было сложно.

– И что, даже защиту нашей сущности пробьют?! – с неким недоверием воскликнул Стэрк, явно находящийся под впечатлением от услышанного.

– Легко. Особенно, если знают, куда именно лучше вцепится клыками или когтями. Про магические щиты и разные защитные амулеты не говорю, для их второй ипостаси они не помеха, – безжалостно прошёлся он по глупой самоуверенности некоторых присутствующих.

Адепты тревожно переглянулись, уже понимая, что и орки преподнесут неприятные сюрпризы.

– Позже разберём слабые стороны оборотней, а они есть и у них. Впрочем, как и у всех. И всё же, лучше переоценить, чем недооценить силу противника. Запомните это, – всё же решил немного сбавить градус напряжения Тедерик. – Теперь поговорим об Орках. Сильные и опасные противники. Их основное преимущество, тайные знания точечного удара, и конечно умение в совершенстве контролировать свою силу. Нажим, ушиб и просто небольшой тычок, пальцем, ладонью, рукой, ногой с их знаниями может стать не мене смертельным, чем укол шпагой. Не всегда смерть или отключение сознания может наступить сразу. Есть особые удары, последствия которых проявляется по истечении нескольких часов или даже дней. Не каждый лекарь сможет сразу распознать причину неожиданного недомогания пациента, а потом может быть уже поздно. Помните об этом, когда на играх столкнётесь с безоружным орком. Кстати, они сильные маги огня и земли.

Дальше шло бурное обсуждение слабых сторон предполагаемых противников. Вопросы сыпались на Тедерика нескончаемым потоком. Он со спокойной уверенностью отвечал на каждый, без кичливого превосходства, что невольно вызывало уважение. Без подсказок было понятно, где и когда Тедерик мог получить столь ценные сведения. Не зря же мне говорили о его стратегической гениальности.

– Поэтому, сегодня на тренировке будем использовать частичную трансформацию, с увеличением силы. Ваша задача при спарринге не потерять контроль. Магию применять запрещено, как и полную трансформацию. Вот тут нам и помогут новые артефакты. Активация и использование такое же, как и у привычных вам тренировочных амулетов. Только защитное действие рассчитано именно на силовой удар, без применения оружия. Если вопросов больше нет, продолжим занятие на арене, – подвёл итог Тедерик, и, в ожидании возможных вопросов, ещё раз окинув нас внимательным взглядом.

Вопросов не было. Все с энтузиазмом откликнулись на его приглашение размяться. А вот мне предстояла другая задача. Внимательно следить за работой амулетов, тщательно записывая возможные сбои и их причины. Всё же я принимала участие в их разработке и когда Гвендолин попросила меня об этом с радостью согласилась. Вот и пригодилось моё особое зрение.

– Стэрк встаёт в пару с Дастином. Торин с Мартином. Эрким со мной, – быстро распределил всех для спарринга Тедерик, как только мы спустились в тренировочный зал.

Если честно, то я не удивилась выбору нашего преподавателя. Этим двоим, стоило спустить пар, тем более у них родственная магия огня. Эрким не сдержан, в пылу азарта может потерять концентрацию и вот тут сила и опыт Тедерика очень понадобится. Полагаться только на пока не опробованные амулеты, какими бы качественными их не сделала гениальная Гвендолин, точно не стоило.

В артефакте было всего две функции защита и контроль. Прототип моего воздушного скафандра был взят за основу защиты. Плотная прослойка воздуха после активации артефакта образовывала вокруг всего тела, кроме рук и лица, своеобразный противоударный буфер. Гася силу удара на самом его пике, он ещё мягко отпружинивал кулак или чем там будут бить. Острые когти вязли в нём словно в твёрдом пластилине, не позволяя оставлять на коже опасных ран. Это намного снижало травматичность вот таких контактных тренировок, заодно позволяла партнёрам почти полностью использовать физическую мощь при ударе, заметно усиливающуюся при частичной трансформации. Воздух наиболее дружелюбная стихия, легко вступающая контакт с остальными, так что конфликта с магией носителя амулета быть не должно. Если только с огнём. Воздух может усилить эту стихию, а в данном случае это чревато неожиданным всплеском силы и сбоев в работе артефакта.

Так что выбор Тедерика был вполне обоснован и личные претензии тут вовсе не главная причина. Ну, а если попутно они смогут немного помять друг друга, так это приятный бонус для обоих.

Эрким довольно хмыкнул, выходя на арену. Демонстративно поиграл мышцами, делая вид что просто разминается, то и дело, с особым предвкушением поглядывая в сторону Тедерика. Тот же казалось, не замечал этой многообещающей демонстрации одного нагловатого адепта, но мелькнувшая на суровом лице ухмылка выдала его с головой. Правда, в этот момент он отвернулся, неторопливо расстёгивая пуговицы на манжетах свободной рубахи.

Форменные жакеты и рубахи были сняты. Мощная волна тестостерона стремительно накрыла арену, заодно прихватив и меня, заворожённо следящую за неожиданным мужским стриптизом. Позже я оценила их предусмотрительную бережливость, а пока пыталась опустить нескромный взгляд, борясь с неожиданно воспротивившейся сущностью. Ну да, она-то знала, что я с не меньшим восторгом наслаждалась приятным зрелищем, потому не понимала моего желания отвернуться. Проскользнуло ехидное напоминание, что смотреть мне всё равно придётся, контрольное наблюдение никто не отменял. С её стороны не ощущалось никакого чувства неловкости, абсолютно, только искреннее восхищение и предвкушение.

Пришлось согласиться с разумность предъявленных самой себе доводов, и попытаться перестроить зрение. Получилось не сразу, мешало волнение и маячившие перед глазами полуголые «аполлоны».

Я чувствовала, как мои щёки раскраснелись, сердце чуть ускорило ритм и даже кончики пальцев закололо, что сейчас было вовсе не к месту. Судорожно вцепилась руками в край скамьи и прикрыла глаза, до боли вдавливая пальца в твёрдую поверхность.

Обошлось, коготки так и не появились, хотя лёгкое пощипывание всё ещё оставалось. Было волнительно и тревожно, правда, до момента частичной трансформации, вот тогда мне стало не до трепетных переживаний. Если мои коготки были острыми, но аккуратными, то у мужчин всё смотрелось намного устрашающе. В сочетании с резким увеличением видимых рельефов мышц и клыкастых оскалов их «оружие» создавало нужный эффект устрашающей жутковатости. Моя сущность ликовала, ещё бы столько сильных самцов и ни одной конкурентки рядом. Всё только для неё, пусть она всего лишь смотрит. Оставалось только радоваться, что не рвалась потрогать и вообще хоть как-то привлечь внимание красавчиков, прорываясь в моё сознание только восторженно-эмоциональными всплесками.

Несколько хищников почти синхронно закружили по рингу, то сходясь в резких выпадах, то отпрыгивая друг от друга. Порыкивая, скалясь и не останавливаясь ни на мгновение, они с азартом пытались достать до противника при этом, не забывая удерживать рвущуюся в бой сущность. Движения всё ускорялись, постепенно превращаясь лишь в смазанные намёки на удар.

Для меня, всё же переключившейся на магическое зрение, всё смешалось в ожившую картину разноцветных вспышек. Амулеты, сверкая своими гранями, стали мне ориентиром, и я смогла чуть приглушить собственное восприятие, выделив светящиеся силуэты мужчин. Сложно, но возможно, благо мы с наставником не забывали о тренировке этого навыка.

Всё шло хорошо, артефакты функционировали исправно, да и сами испытатели помнили о предостережениях преподавателя. Сдерживались и не рисковали напрасно. По их разноцветным энергетическим потокам было очень хорошо видно, как быстро они гасили вспышки ярости в собственной ауре.

Постепенно моё внимание сосредоточилось на одной паре. Эрким и Тедерик кружили напротив друг друга, неизбежно схлёстываясь в мощных ударах. Играя, проверяя на прочность контроль противника, они, то замедлялись, то ускорялись. Красивое зрелище, но очень выматывающее и болезненное для глаз, особенно когда смотришь, почти не мигая.

Я уже готова была порадоваться, что испытания проходят успешно, как артефакт Эркима неожиданно ярко вспыхнул и тут же погас. Амулет просто сгорел, потеряв все свои защитные свойства.

В этот момент рядом с ними как раз сошлись Мартин и Торин. Эрким явно не подозревая о неисправности амулета, продолжал группироваться для нового прыжка, чуть отступая в сторону движущихся на них мужчин. Хотела предупредить, но тут Мартин резко уклонился от мощного удара Торина, уходя в сторону, неожиданно открывая бок беззащитного Эркима. Ему не хватило буквально мгновения, чтобы отпрыгнуть от опасных когтей Торина, но и это было бы не страшно, если бы у Эркима всё ещё работала защита. Такое уже происходило и не раз, всё же они передвигались по арене, хаотично, поглощённые своим боем, тем самым усложняя друг другу задачу.

Острые когти с противным чавканьем легко вошли под рёбра Эркима. Тот громко рыкнул и машинально дёрнулся, увеличивая собственную рану резким движением. Густая кровь несколькими дорожками потекла по его боку, быстро впитываясь в пояс и правую штанину плотных брюк.

Раздумывать было некогда. Громко рявкнув «Не двигайтесь!», со всевозможной скоростью подбежала к раненому. Мне было видно, что ещё одно движение и когти Торина проткнут печень, а тут даже с их регенерацией, восстановление будет долгим, это при том что опыта лечения внутренних органов у меня пока не было. Только теория и несколько случаев в качестве ассистента у наставника. Учебный манекен не в счёт, тут я не имела права ошибиться и начать всё заново.

Было ли мне страшно? Очень. Но это чувство маячило на краю сознания, которое быстро и хладнокровно искало наиболее эффективный способ лечения. Кинув простейшее заклинание заморозки, цепко перехватила запястье замершей руки Торина и осторожно, внимательно следя, чтобы когти не задели орган, потянула на себя. Эрким стоял словно каменный, вперив сосредоточенный взгляд в глаза Тедерика. Тот тоже смотрел пристально, явно помогая тому удержаться от полной трансформации. Сейчас, пока когти всё ещё глубоко в его теле это было опасно. Вытащила, наложила руки на жутко выглядевшие раны, останавливая кровь и дезинфицируя.

Салфетка со специальной пропиткой у меня была уже наготове, наставник сразу заставил усвоить главное правило лекаря «всё самое необходимое всегда носить с собой». Благо к этому правилу прилагалась спецсумка, в виде среднего напоясного кошеля, с магически увеличенной вместительностью в комплексе со всякими сохраняющими заклинаниями.

Подула, помня, что этот способ лечения для меня так и остался самым быстрым и эффективным. Правда, пришлось сделать вид, что я читаю заковыристое заклинание, на определённых звуках с силой выдыхая целительный воздух. Когда отняла ладони, то от страшной раны не осталось и следа. Лишь кровавые разводы на коже да тёмное пятно на штанах, но тут уже было проще. Одно бытовое заклинание и все в порядке.

– Всё, – выдохнула в полной тишине.

Отступила, чуть поёжившись от нескольких пристальных взглядов сейчас направленных только на меня. Неожиданно это стало нервировать, ведь я не сделала ничего особенного. Ну, рявкнула разок, так ведь по-другому не услышали бы.

– Спасибо, – сухо бросил Эрким, но в глазах плескалась искренняя благодарность и даже, кажется уважение.

– Не за что, это моя прямая обязанность. Для этого я тут и учусь, – кивнула, без кокетливого смущения принимая благодарность. – Но к магистру Рейдену всё же стоит зайти и чем раньше, тем лучше.

Говорила, а сама косилась на Торина, который, со странным выражением на лице рассматривал своё запястье, где стремительно исчезали маленькие точки синяков от моих пальцев. Мда, это с какой же силой я вцепилась? Торин заметив мой взгляд, тут же убрал руку, прижимая запястье к боку.

– Есть за что Эмилия. Ты молодец, – тихо, но уверенно произнёс он, твёрдо смотря мне в глаза.

После этих слов мне стало легче. Я почувствовала, что ещё на шажок мы с командой приблизились друг к другу. Конечно хотелось бы обойтись без такого экстрима, но что получилось то получилось. Тут уж ничего не поделаешь.

– Ты прав Торин, Эмилия молодец и сейчас вы наглядно убедились, насколько опасными могут стать игры, если вы не научитесь смотреть не только перед собой, но и за. На сегодня занятие закончено. Амулеты сдать, и можете быть свободны… до завтра. Мне же есть, над чем подумать. К играм у вас не должно остаться слабых мест в тактике хаотичного боя, – отчеканил Тедерик с некой долей злости то ли на себя, то ли на нерадивых учеников, чуть не покалечивших друг друга.

Те, почувствовав приближающуюся бурю, поторопились покинуть аудиторию пока им это позволяют. Я же осталась стоять, чувствуя, как неожиданно задрожали руки и в груди нарастает болезненной жжение. Магия огня просилась наружу, обиженно ворочаясь под сердцем. Не её я призвала, когда нуждалась и ей это явно не понравилось.

– Позволишь? – быстро встав мне за спину, мягко попросил Тедерик.

Вопросительно подняла брови, не понимая, на что именно, он просит у меня разрешения.

– Тебе нужно расслабиться и позволить магии огня немного прогуляться. Чуть-чуть, всего лишь небольшой огонёк на ладони, но она должна почувствовать твой отклик. Я помогу, – с этими словами он осторожно положил руки мне на плечи.

– Да. Я чувствую её недовольство.

Сильные пальцы сначала нежно, а потом всё сильнее и увереннее стали разминать напряжённые мышцы шеи. Мне не было неприятно, скорее наоборот. Тедерик умело то нажимал, то поглаживал, нужные точки и уже через несколько минут, я смогла расслабиться, отпуская ворчащее пламя пройтись по руке и немого поплясать на ладони. Я даже прикрыла глаза, наслаждаясь его ласковым теплом, которое растекалось по всему телу, наполняя живительной силой. Вот только мучительный стон Тедерика, когда я неосознанно прижалась спиной к его груди, потянувшись за уютным теплом, быстро привёл меня в чувства. Как холодной водой окатили, а сознание ещё и подсказало, что Тедерик так и не накинул рубашку и сейчас я сама прижимаюсь к почти обнажённому мужчине. И не просто мужчине, а бывшему мужу, первая встреча с которым оставила глубокий след в моей памяти. И всё же сейчас я не дрожала от отвращения и злобы. Его прикосновения были даже приятны, как и твёрдость мышц груди, к которой я так самозабвенно прижалась. Даже через ткань я ощутила ускоренный ритм чужого сердцебиения, температура тела мужчины подскочила до обжигающего жара, да и его дыхание явно участилось.

Только хотела отстраниться, но тут Тедерик, словно почувствовав моё состояние, сам резко убрал руки и отступил.

– Достаточно. Теперь можешь идти, но постарайся в ближайшие полчаса не волноваться, а ещё лучше отдохни у себя в комнате, – неожиданно хрипловато произнёс он, старательно избегая смотреть на меня.

Повторять дважды мне было не нужно. Я и сама хотела немедленно сбежать из этого неожиданно душного помещения, в котором казалось даже воздух, сейчас взорвётся фейерверком. В полном раздрае, правда, не забыв произнести лаконичное «Спасибо», я вылетела из аудитории.

Глава 24

В тот же день, вечером, в кабинете магистра Гвендолин состоялся серьёзный разбор произошедшего с артефактом Эркима. Как мы и боялись, воздух усилил магию огня, и небольшой всплеск мгновенно выжег магические структуры амулета.

Тедерик конечно тоже присутствовал. Внимательно выслушал мои наблюдения, соглашаясь, что вины Эркима в случившемся нет и, даже подкинул несколько советов. Всё же огненному магу виднее как приструнить своенравную стихию.

К моменту нашей с ним встречи я уже успокоилась. По сути ничего страшного не произошло, разве что я пропустила момент, когда перестала воспринимать Тедерика как жестокое чудовище. Хотя всё вполне логично. Тот Тедерик, которого я каждый день вижу совсем другой, словно две совершенно разные личности. Сильный, терпеливый и умный мужчина, общаться с которым приятно и интересно, постепенно вытеснял образ того чудовища. Подкупало ещё и то, что он не давил на меня, не пытался подтолкнуть к нужному ему решению, просто был рядом, помогал и по мере сил пытался защитить от возможных неприятностей. Лишь его глаза, в те короткие моменты нашего уединения на медитации, выдавали всю бурю чувств, что бушевали в его душе. Нежность, тоска, восхищение и неистовая страсть, они вспыхивали в его взгляде, обжигая и волнуя.

Не замечать этого или наивно отмахиваться, было глупо, но и ответить взаимностью я не могла. Во всяком случае, не сегодня и не завтра, и вообще может никогда. Хотя, у меня всё же хватило духу признаться себе – такой Тедерик мне нравится.

Вот и сейчас он не отмахивается, как поступили бы многие мужчины на его месте, а вместе с нами пытается найти решение проблемы. Полезность новых артефактов Гвендолин очевидна, и первая неудача не повод отказываться от хорошей идеи.

Конечно, мы понимали – амулеты тестовые, предназначенные только для тренировок, с хорошей обучающей перспективой в будущем. К сожалению, в перечень разрешённых артефактов для игроков они не входили. Организаторы обещали обеспечить всем необходимым непосредственно по прибытии. Точнее при регистрации уже на игровой территории. Естественно после тщательной проверки бдительной службой безопасности.

Тедерик с наставником, прочитали мне, целую лекцию, о правах и обязанностях, прибывших на игры. Мне предлагалось вести себя смирно и желательно в одиночку вообще не покидать жилой комплекс, отведённый для нашей команды. Возмущаться не стала, прекрасно понимая справедливость некоторых правил, но и не обещала, что все игры безвылазно просижу в палатке.

Вообще все последующие дни были трудными. Учёба, тренировки и практика, выматывали ужасно. Наставник после моего удачного лечения Эркима, сначала похвалил, а потом с особым энтузиазмом завалил меня практическими заданиями. Сложность тоже росла, от занятия к занятию. Да и Гвендолин не отставала от брата, несколько вечерних часов приходилось уделять этой чересчур любознательной леди. Пока Гвендолин усовершенствовала мой браслет-артефакт, она взяла в привычку рассуждать вслух, иногда интересуясь моим мнением в особо спорных моментах. Не знаю, помогал ли ей мой ответ, но слушала она внимательно.

В один из таки вечеров я и столкнулась с магистром Арвиалом ди Мартивье. Даже странно, что этого не случилось раньше. Избегал? Чувствовал свою вину перед бедняжкой Эйми? Не знаю, но когда я его увидела, очень по-детски захотелось поджечь его шикарную белобрысую шевелюру.

– Поговорим? – вместо приветствия буркнул магистр.

Он ловко подхватил меня под локоть и толкнул в сторону раскрытой двери пустой аудитории.

– Что вы себе позволяете?! Уберите руки и немедленно объясните, что вам нужно, – попыталась вырваться из жёсткого захвата, едва сдерживаясь, чтобы не выпустить взъярившийся огонь.

Настырно упёрлась в пол ногами, вот только натёртый до блеска мрамор совершенно не помогал тормозить. Туфли легко скользили по его гладкой поверхности, а в спину меня настойчиво толкал тёплый ветер.

– Обязательно объясню Эмилия, теперь ведь так тебя зовут? Вот только мне не хотелось бы, чтобы у нашего разговора были свидетели. Ни тебе, ни мне этого не нужно. Ну же Эмилия! Мне говорили, что ты разумная лэри, неужели врали?

Арвиал резко остановился, выпуская из захвата мою руку. Ветерок также исчез, на прощание, игриво взъерошив мне волосы. Магистр нахмурился на такое своенравное поведение воздушной магии, но промолчал. Он пристально смотрел на меня сверху вниз, замораживая своим жутковатым взглядом. Как тогда, при первой его встрече с бедняжкой Эйми. Вот только я не тешила себя надеждами и уже знала, на что способен этот белобрысый гад.

- Не знаю, кто и что вам там говорил, но разговаривать с вами у меня нет совершенно никакого желания, – смело взглянула в его глаза, даже не пытаясь спрятать те чувства, что он разбудил своим появлением.

– Ого, сколько огня, сколько ненависти и это вместо благодарности? Неожиданно, – с сарказмом проговорил это гад, совершенно игнорируя моё желание уйти.

– Благодарить?! Я должна вас благодарить?!

Моё возмущение достигло предела, кончики пальцев закололо. Маленькие язычки пламени прошлись по руке, сосредоточившись в центре ладоней. Пришлось сжать кулаки, уговаривая огонь успокоиться. Как бы мне не хотелось, но нападать на магистра, да ещё в стенах академии, где любое агрессивное проявление магии без контроля и разрешения преподавателя запрещено, я не собиралась. Лишать себя будущего ради этого белобрысого гада было более чем глупо.

Арвиал тоже это понимал, потому даже не отступил, увидев агрессивное проявление моей магии. Только брови удивлённо приподнял и то лишь на мгновение.

– Успокойся. Мне ты ничего не должна, так что можешь не стараться. Но смотреть, как по моей вине мучается друг, я тоже не собираюсь. Ты ведь считаешь себя несчастной жертвой, жестоко обманутая мной и потому отправленная отцом прямо в логово к чудовищу, вернее проданная местному лэрду за тяжёленький мешочек монет для твоей сестры?

– Не понимаю о чём вы. Похоже на бред, оскорбительный, никому ненужный бред.

Мне хотелось прокричать это ему в лицо, словно так я могла отпустить так жестоко потревоженную Арвиалом боль. Хотела, но не смогла. Горький ком от правдивости его слов не позволил. Встал поперёк души и застрял, мешая спокойно дышать.

– Не стоит отрицать Эйми или Эмилия, для меня твоё имя не важно. Я вижу знакомую суть, которую когда-то разглядел в доме семейства Корентайн. Ты изменилась, но это и не удивительно. Магия многих меняет и не только внешне. Но твоя светлая суть проглядывает даже через артефакты Гвендолин.

Я дёрнулась, инстинктивно прижимая руку к плечу с браслетом-артефактом. Как, как он узнал?! Неужели обладает тем же зрением что и я, а может ещё и с потоками может работать, но по каким-то причинам скрывает?

– Не пугайся, никто другой не заметит, просто я знаю, где смотреть и как это должно выглядеть, – тут же подтвердил он мою догадку, чем ввёл в смятение.

Что это, доверие или самоуверенность? Зачем мне знать о его опасных способностях? А может он хочет шантажировать, тогда, причём тут его друг. Хотя тут не нужно быть супер-логиком, чтобы понять – этот друг никто иной, как Тедерик.

– Ну что продолжим разговор в более спокойной обстановке или останемся здесь, рискуя выдать случайному слушателю свои тайны? – резонно заметил магистр, приглашающе отступая вглубь аудитории.

В принципе я ничем не рискую. Если что в любой момент могу переместиться к наставнику с помощью артефакта. В крайнем случае, воспользуюсь нашей связью.

На всякий случай особым зрением просканировала помещение. Не увидела опасности или кого-то кромке магистра и уверенно шагнула вперёд.

Дверь за мной тут же тихо закрылась. Арвиал уже удобно устроился за преподавательским столом. Мне предлагалось сесть рядом, даже стул заботливо придвинул. И где только взял, материализовал что ли? Шустрый какой!

– Начну с главного. Ты можешь меня ненавидеть, считать монстром, но только меня. Тедерик лишь действовал по моим инструкциям. Что там пошло не так я могу только догадываться, но в итоге ты получила магию и шанс на достойную, и самое главное долгую жизнь. Познать счастье материнства, без угрозы смерти. Думаю, ради этого стоило немного потерпеть. Пойми, мы не могли по-другому. В твоём случае других вариантов просто не было.

– Ну конечно. Зачем рисковать собственной жизнью и магией ради никчёмной девчонки? Проще же использовать устаревшие приёмы без риска для себя. А то, что девушка после такого просто не захочет жить, это уже лирика. Кому интересно знать такие мелочи, главное ведь цель? – выплюнула с шипящей злостью, не в силах больше слушать его оправдательный бред.

Арвиал дёрнулся как от пощёчины, но и отрицать мои слова не спешил. Только смотрел с укором, ожидая, когда я выскажусь до конца.

– Да, я получила магию и шанс на новую жизнь, но вашей заслуги в этом нет. Можете сколько угодно тешить своё эго этой иллюзией.

Я говорила, и мне становилось легче. Скопившаяся боль вскрылась, словно застарелый нарыв и сейчас вытекала вместе со словами.

– Уверена? Может, всё же это ты пребываешь в удобной для себя иллюзии? Ну, так вот, придётся огорчить. Наслышан о МиШ и знаком с их методами пробуждения. Согласен – он более щадящий, но для тебя, с той жалкой крохой магии, что едва теплилась в тебе на тот момент, совершенно бесполезный. Не вытянули бы они и скорее всего сами бы выгорели, а может и того хуже. Смогла ли ты потом жить с таким грузом? Молчишь?

А что я могла сказать? В его словах чувствовалась уверенность, да и те знания, что я успела раздобыть, подтверждали сказанное. Были случаи выгорания при таком ритуале и все равно каждый раз наши учителя шли на риск. Смогла ли я осознанно подвергнуть кого-либо опасности, ради собственной выгоды? Нет, отказалась бы и стала искать другой способ. Что, в общем, то, и сделал Арвиал. Правда руками Тедерика и сейчас мне очень захотелось узнать, почему так. Почему он сам не проводил ритуал, или хотя бы не присутствовал?

– Всё просто – брачная метка. Только связанный с тобой сильный двуликий мог провести этот ритуал. Присутствие постороннего, только мешало бы. К тому же мы подстраховались. При помощи цепи-артефакта и всё той же метки, безоговорочно причисляющей тебя к семейству Вильфорд, ты была под постоянным контролем. В случае опасности и отсутствия рядом Тедерика, он получал мгновенный сигнал, а ты временную магическую подпитку или блокировку, там уже по необходимости. Так что риск был минимальный, ну а вот то, что ты окажешься его парой тут уж никто не мог предположить. До сих пор не могу разгадать эту загадку, как он не почувствовал тебя у алтаря. Это не вопрос Эмилия, так, мысли вслух.

Вот и правильно, всё равно на этот вопрос я не знала ответа. Могла только догадываться, но делиться своими мыслями уж точно ни с кем не собиралась и уж тем более с ним.

Арвиал молчал, только в тёмных глазах застыло ожидание.

– И что же вы от меня хотите? Чтобы я прониклась и устыдилась? Увы, стыдиться мне нечего, а вот подумать есть над чем. Вы ни слова не сказали о причинах такого проблемного для Тедерика брака. В то, что просто пожалели бедняжку, не поверю.

Мне хотелось немедленно вскочить и бежать. Бежать без оглядки, чтобы холодный ветер бил в лицо, очищая сознание и прогоняя туман. Множество мыслей сейчас крутилось в голове. Различные варианты тасовались и красочно проигрывались перед мысленным взором и не один из подобранной альтернативы мне не нравился. Как я ни крутила, а получалось, что только так Эйми получала свой шанс, по-другому никак. Осталось только понять, зачем Тедерику вся эта канитель понадобилась. Ведь тогда он не знал, что я его пара, да и Эйми не проявила каких-то особых чувств, разве что страх и обречённость.

Арвиал хотел что-то ответить, даже рот открыл, но в этот момент дверь с грохотом отлетела в сторону. В тишине практически пустой аудитории это было пугающе громко, я аж подскочила на месте.

– Арвиал ди Мартивье, что всё это значит?! – прорычал Тедерик, заслоняя меня своей широкой спиной от немного ошарашенного магистра.

Я тоже была в лёгком шоке, и от неожиданного появления муженька, и от его рассерженного вида. Что-то мне даже страшно стало за магистра, настолько кровожадно сейчас смотрел на него Тедерик.

– Ничего не происходит. Мы с Эмилией просто разговаривали, – после небольшого замешательства спокойно ответил Арвиал.

Оставалось только позавидовать его выдержке. Тедерику же слова магистра явно не понравились.

– Арви, мы же договаривались, – уже намного тише, но с явной долей разочарования, произнёс мой неожиданный защитник.

Немного придя в себя, задалась вопросом, а что он тут вообще делает? Как узнал где я? Неужели искал, тогда зачем? Очень хотелось спросить немедленно, но не при этом белобрысом экспериментаторе. Его пристальный взгляд, попеременно сканирующий нас с Тедериком, злил невероятно.

– Договаривались, и я сдержал слово. Ничего личного, только о самом ритуале пробуждения. Ты ведь знаешь, что завтра утром я уезжаю домой. Во всех пограничных поселениях велено усилить охрану, вплоть до окончания игр. Когда смогу вернуться не знаю, но и оставлять тебя в таком состоянии не хотелось. Ничего страшного с твоей драгоценной не произошло, просто я помог ей посмотреть на вашу ситуацию с другой стороны.

Ох, как мне захотелось послать этого помощника далеко и надолго. Хотя он и так уезжает, так и скатертью дорога, надеюсь, не увижу больше. А вот с Тедериком, в свете последнего, поговорить стоит, но не здесь и не сейчас. Нужно настроиться, чтобы эмоции не мешали.

– О да, вы очень помогли. Так помогли, что при всём желании не забудешь, кому и чем обязана, – выплюнула со злостью, решительно выйдя из-за мужской спины.

Тедерик среагировал быстро, поймал меня за руку, развернул к себе лицом и бережно прижал к груди. Гулкие удары его сердца и живое тепло, на мгновение вывели из равновесия. Замерла, не в силах оттолкнуть. Он сам немного отстранился, осторожно обняв за плечи, и с затаённой болью заглянул мне в глаза.

– Ни одного шанса, да Лия? Даже пытаться не стоит объяснять, почему я так поступил? – произнёс он напряжённым голосом, весь подобравшись как перед ударом.

Я была зла. На Арвиала, что так безжалостно расковырял только затянувшуюся рану. На Тедерика, что оказался не таким монстром как я себе представляла. На себя, что в глубине души уже согласилась с правотой магистра. Я узнала достаточно, чтобы понять правдивость его слов. Вариантов пробуждения было не так уж и много, а проверенных и наименее опасных всего два. К тому же глубоко в душе засела болезненная мысль, что своим вмешательством в ход ритуала, я вполне могла сбить правильный вектор. Может если бы не я, то всё прошло как надо? Не потому ли Эйми чуть не умерла, что чужая душа, хоть и с разрешения заняла её тело? Всё смешалось в один миг, просыпающаяся магия, вживление иномирной души, физическое подтверждение брака и… много ещё факторов, каждый из которых мог стать причиной сбоя ритуала.

– Ну почему же? Шанс есть всегда. Вопрос лишь в том, что именно ты хочешь. Просто поговорить я согласна, но не здесь. Сейчас я хотела бы уйти и побыть одной.

Мужчина облегчённо выдохнул, словно в ожидании моего ответа задерживал дыхание. Руки нежно провели по плечам, невесомо скользнули вниз к запястьям. Даже не заметила, как мои ладони оказались зажаты в его. Горячие, по-мужски крупные и грубоватые, они полностью обхватили мои маленькие. Мы так и стояли лицом к лицу, глаза в глаза, совершенно не обращая внимания на довольно хмыкнувшего Арвиала.

– Хорошо, сейчас я провожу тебя, а завтра мы прогуляемся в город. Не далеко от академии есть небольшой ресторанчик, где готовят вкуснейшие десерты, такого ты точно ещё не пробовала. А какой там фонтан в парке! Уверен, тебе понравится, особенно когда включат вечернее освещение, – тут же «взял быка за рога» Тедерик, искусно соблазняя меня приятными перспективами.

Конечно, я не собиралась отказываться. С момента появления в академии я ни разу не покинула её стен. Да, тут был небольшой внутренний парк и шикарная зимний сад, где мне иногда удавалось погулять, но это всё не то. Тедерик же обещал мне так необходимый сейчас глоток свежего воздуха и возможность пусть не на долго, покинуть каменную клетку.

– Арви, сейчас я провожу лэри, и мы поговорим. Надеюсь, ты готов к серьёзному разговору друг мой? – с явной угрозой рыкнул на тихо наблюдающего за нами магистра.

Тот улыбнулся, открыто, как-то по-мальчишески, что совершенно не вязалось с его холодным образом серьёзного мужчины.

– Я всегда готов Тед, ты же знаешь. И даже догадываюсь, где мы сможем раз… поговорить, там нам точно никто не помешает. Мне есть что тебе сказать, по-дружески, – самоуверенно ухмыльнулся этот гад, совершенно не оставляя сомнений в каком именно ключе будет проходить их дружеский разговор.

Хотела было отказаться от услуг сопровождающего, но Тедерик был упрям. Сказал, что как наставник отвечает за мою безопасность, а сегодня я и так подверглась риску. Вот мы и молчаливо шли по коридору.

Коротко попрощались у двери моей комнаты и разошлись. Только взгляд и мимолётное касание его руки, говорило, что совсем не этого он хочет сейчас. Я торопливо сбежала в комнату, спряталась за дверью и только тогда выдохнула, опускаясь на пол и давая волю давно копившимся слезам.

Глава 25

Несмотря на все мысленные уговоры и понимание правильности своего поступка я нервничала. Наставник не возражал против намечающейся прогулки. Тедерику он доверял, даже посетовал, что так долго тянули с разговором.

С Тедериком мы договорились встретится в холле после обеда. Сегодня у меня должен быть выходной, но наставник последнее время особо «зверствовал» заваливая меня информацией о лечении сложных случаев и оказании первой помощи в «полевых условиях».

И всё же к назначенному времени я была готова. Мне особо то и готовится не пришлось. Выбор платьев был невелик. Благо в МиШ были мастерицы и пошили желающим по праздничному платью. Вот эту чуть более нарядную скромность я и надела. С причёской тоже не мудрила, ни к чему мне привлекать внимание. Тем более частично искажающий внешность амулет я так и не снимала. Последний раз бросив взгляд в небольшое зеркало, торопливо вышла из комнаты. Очень не любила опаздывать, в независимости от того на свидание иду или деловую встречу.

Вынырнув из-за очередного поворота, буквально нос к носу столкнулась с Тессой. Та, видимо погружённая в свои мысли, меня не заметила и испуганно вскрикнула от неожиданности. Покачнулась, тонкий поднос в её руках накренился. Стоящая на нём горка посуды жалобно звякнула и стремительно поехала к краю. Всё это произошло за доли секунды, вскрик и практически сразу звон разбивающейся чашки о каменный пол. Длинные платья защитили наши ноги от брызнувших в стороны острых осколков. Женщина растерянно посмотрела на свои руки занятые подносом, на разбросанные по полу осколки, на меня.

Для всегда собранной Тессы такое поведение было не свойственно. Нет, она конечно и раньше иногда приносила еду и забирала посуду из палат. Не в этом необычность. Взгляд, её всегда прямой и немного самоуверенный взгляд сейчас был странным, задумчиво-упрямый, с нездоровым блеском, уголки губ горестно опущены, под глазами тёмные круги. Все признаки сильных переживаний на лицо. Неужели наставник не видит, что твориться прямо у него перед носом или сам стал причиной переживаний бедняжки? Если и так, то что я могу? От меня помощь и тем более жалость она не примет. А лезть в душу к тому, кто этого не хочет не собираюсь, но просто собрать осколки я была вполне способна.

– Я помогу, – бросила, быстро опускаясь на колени и аккуратно собирая самые крупные кусочки.

Собирала руками, страхуя воздухом, очень стараясь не пораниться. Была у меня такая особенность обязательно порезаться или уколоться если есть обо что. Даже не знаю, это проклятие или простая неуклюжесть. Вот и сейчас, рано порадовалась, что в этот раз всё обошлось. Последний осколок легко скользнул по руке, словно его кто-то специально подтолкнул и оставил тонкий порез на нежной коже. На ранке быстро набухли несколько кровавых капель, но я легко справилась с лечением. Всё же практика уже была, а тут такая мелочь. Даже магичить особо не пришлось. Внимательно посмотрела, не капнула ли куда моя кровь? Нет, всё было чисто. При помощи воздушной магии собрал в кучку самые мелкие и осторожно смела их на бумажную салфетку, взятую с того же подноса что и разбитая чашка.

Никаких урн для мусора тут не было, так что разбитая чашка, вернее то что от неё осталось, тщательно завёрнутая в салфетки, вновь оказалась на подносе Тессы.

– Спасибо Эмилия. Видимо всё же придётся послушаться магистра Рейдена и взять выходной. Что-то неважно себя чувствую последнее время. Вот, уже посуда из рук вываливается, – напряжённо проговорила женщина, даже попыталась улыбнуться, но получилось не очень.

В последнее время я не часто с ней сталкивалась, и не удивительно. В преддверии игр и активной учёбы у нас обеих не оставалось время на всякие глупости. К тому же, после нашего разговора о ней с наставником, Тесса перестала прожигать меня злым взглядом. Можно сказать, всё вернулось в прежнее русло, правда неприятный осадок остался. Я так поняла, что Рейден всё же прислушался к моим словам и поговорил с ней. Даже порадовалась, что недоразумение прояснилось.

– Не за что лэри Тесса. А отдых никому ещё не вредил, тем более если сам наставник вам это порекомендовал. Если моя помощь больше не нужна, то я пойду.

От её попытки проявить дружелюбие стало как-то не по себе. Захотелось поскорее уйти, что я в принципе и собиралась сделать.

– Да, конечно. Мне тоже стоит поторопиться, – опустив глаза, пробормотала Тесса.

Чувствовалось, что ей тоже сейчас неловко. На том и расстались, каждая отправилась дальше по своим делам.

Тедерик ждал меня в условленном месте. Одет строго, во всё тёмное, разве что светлая рубашка немного разбавляла эту мрачность. Выражение лица было не менее пасмурным, вплоть до момента моего появления.

Задумчивость мигом испарилась с мужского лица. Глаза вспыхнули уже знакомым огнём, выдавая волнение Тедерика. Порадовалась, что не одна переживаю, хотя ни за что бы в этом не призналась.

В холле народу почти не было. Редкие адепты торопливо пробегали по своим делам, стараясь не смотреть в нашу сторону. Думаю, подозревали чем может для них обернуться излишнее любопытство к личной жизни преподавателя, да ещё боевого профиля.

– Прекрасно выглядишь Эмилия, – поприветствовал меня Тедерик, тем самым сразу сломав такую привычную иллюзию он - преподаватель, я - ученица.

Хорошо хоть обошёлся без церемонного поцелуя руки, таких перемен я бы точно не вынесла. Хотелось верить, что мы оба настраивались на серьёзный разговор, и легкомысленному флирту там точно не было места.

– Благодарю, – одобрительная полуулыбка сама появилась на губах, в ответ на его искренний восхищённый взгляд.

Не скрою, было приятно, даже напряжение немного отступило.

– Прошу.

Пришлось положить свою руку на выставленный в приглашающем жесте локоть Тедерика, но тут уж ничего не поделаешь. Нарушать общественные правила не стоило.

– Здесь не далеко, пройдёмся или предпочитаешь прокатиться? – мы как раз подошли к большим кованным воротам. Небольшая бричка стояла напротив. Вороной жеребец с лоснящимися боками нетерпеливо перебирал тонкими ногами.

Моё восхищение этим красавцем не осталось незамеченным, как и тихий вздох, с ноткой боли от мелькнувших воспоминаний из моей прошлой жизни. Я всегда любила этих грациозных, но своенравных созданий. Даже записалась в конный клуб, там и познакомилась с мужем. Вернее нас познакомил вот такой же вороной красавец, практически сбросивший меня прямо на руки Борису.

Боль мимолётно кольнула под лопаткой и исчезла вместе с растворившимися воспоминаниями. Ещё раз вздохнула, глубоко, как перед прыжком и сделала шаг к бричке. Вернее, к гривастому нетерпивцу, жалея, что мне не чем его угостить.

– Было бы замечательно, но боюсь короткая прогулка не принесёт той радости как хотелось бы. Ты же сказал, что идти не долго, а уж ехать..., – грустно вздохнула, нежно проведя ладонью по бархатистой шее вороного.

Тедерик жадным взглядом проследил за моей рукой, словно не жеребца я погладила, а его. Наши взгляды встретились, лишь на мгновение я утонула в его зовущей темноте, но этого хватило, чтобы ощутить мужскую жажду. Поспешно отвернулась, испугавшись собственной чувствительности к чужим эмоциям.

– Тогда мы сделаем большой круг, по центральным улицам. Там есть несколько хороших магазинов с различными милыми и полезными вещицами, можно будет заглянуть, – минутная слабость, так безжалостно обнажившая его чувства, быстро прошла, исчезнув за маской спокойной вежливости.

Идея пройтись по здешним магазинам мне понравилась, деньги у меня были. Немного, но на необходимые мелочи должно было хватить. Наставник и здесь не подвёл, в категоричной форме вручил мне кошелёк с монетами, отмахиваясь от моих неловких возражений.

– Лия, я не только несу за тебя ответственность, но и обязан обеспечивать всем необходимым. Так что бери и смело трать на всякие свои женские хитрости, ну или что там тебе сейчас нужно, – проворчал он в итоге, уверенно вложив мне в руку небольшой кошель.

Не знаю, проявил ли инициативу Тедерик или получил подсказку от моего наставника, но отказываться от такой прекрасной возможности купить необходимое я не собиралась. Кто знает, когда ещё появится такой шанс и появится ли вообще.

– Замечательно. Мне действительно нужно купить кое-что, – недолго думая, приподняла подол платья, для удобства и хотела уже грациозно запрыгнуть в бричку, как была подхвачена сильными руками за талию.

Без лишних слов Тедерик легко поднял меня над землей. Секунда полёта и я в бричке, осталось только поудобнее устроится на мягком сидении. Судя по отсутствию извозчика, править будет сам Тедерик и сидеть мы будем очень близко друг к другу.

Мы ехали не быстро, так что я успевала смотреть по сторонам. Город. Ничего общего с нашей шумной столицей. Много зелени, чистые, мощёные гладким камнем улицы. Светлые дома различных оттенков и богатой декоративной отделкой. Магазины и даже пара гостиниц естественно выделялись не только архитектурой, но и более ярким, привлекающим внимание цветом.

Тедерик оказался хорошим собеседником, с удовольствием рассказывал о здешних достопримечательностях. Несколько магазинов мы проехали даже не притормаживая. На вопрос мой разговорчивый спутник ответил просто, что несколько магазинов с качественным товаром по такой же цене будут чуть дальше.

Несмотря на прекрасную погоду прогуливающихся парочек было очень мало. В основном обычные жители разного статуса, что было заметно по не богатым одеждам и устало сосредоточенным лицам. Да и шли они торопливо, не особо любуясь окружающими красотами.

Неожиданно из одного ответвления главной улицы появилась прилично одетая пара. Высокий мужчина с жестким лицом и холодным взглядом, равнодушно посматривал по сторонам, небрежно придерживая за руку худенькую женщину. Та безропотно шла рядом, опустив голову и подстраиваясь под широкий мужской шаг. Я успела заметить насколько бледной была бедняжка и взгляд, такой знакомый тоскливый. У Веданы, матери Эйми частенько был такой, особенно после её разговоров с мужем.

Мужчина шёл быстро, твёрдым шагом, даже ни разу не взглянув на свою спутницу. Только брезгливо морщился если она пыталась к нему обратиться. Как знакомо, так же и отец Эйми отмахивался от как он считал глупых женских просьб и разговоров. Не сдержалась, оглянулась, но пара быстро скрылась в одном из домов.

Тедерик замолчал, пристально рассматривая моё расстроенное лицо. Я понимала, что для них такое поведение естественно, но во мне всё бунтовало от холодной отстранённости одних и глупой безропотности других.

– Не во всех семьях придерживаются старых правил Эмилия. Вот только чем ближе семья к правителю, тем меньше шансов, что им дадут жить так как хочется. Поверь, я знаю о чём говорю, – тихо проговорил Тедерик, не отпуская мой взгляд.

Я понимала, что в этом мире свои правила и не мне их менять, хотя и очень хочется. К тому же, не факт, что мои взгляды разделят другие. Вот Ситара, выглядит вполне довольной положением и не считает себя в чём-то ущемлённой. Всё дело в разности менталитета, потому одну и ту же ситуацию мы можем воспринимать по-разному.

– Верю. Две девушки из моей четвёрки как раз были из такой семьи. Вот только мне пока не везло, но я не теряю надежду, – грустно улыбнулась, не желая портить так замечательно начавшийся вечер.

Хотела отвернуться, но Тедерик не позволил. Его потемневшие глаза словно магнитом притягивали мой взгляд. Мужская горячая рука осторожно легла на мою.

– Я тоже, – выдохнул Тедерик, осторожно сжав мои пальчики.

Несколько секунд мы пристально смотрели друг на друга. Наши бёдра соприкасались, волнуя и будоража воображение. Я очень хорошо чувствовала жар его сильного тела и неожиданно поняла, что мне нравятся эти ощущения.

Жеребец громко всхрапнул, привлекая к себе внимание. Оказалось, Тедерик чуть отпустил управление, и бричка остановилась. Момент был нарушен, я отвернулась неожиданно смущённая собственным откликом на близость этого мужчины.

Услышала, как Тедерик вздохнул, шумно, с жадностью, словно задерживал дыхание. Громко цокнул на вороного, щёлкнув вожжами и бричка снова поехала.

Мы свернули на ещё одну широкую улицу. Здесь уже было оживлённее и не удивительно. С двух сторон, соперничая в завлекательности, располагались магазины с блестящими в солнечных лучах стеклянными витринами. Чего там только не было. Большой ассортимент нужных и не очень вещей.

Глава 26

Я не стала слишком затягивать прогулку по магазинам. Если знаешь, что тебе нужно и какой суммой обладаешь, всё пройдёт проще и намного быстрее.

Несколько раз Тедерик порывался купить мне что-то из понравившихся, но дорогих для моего скромного бюджета, вещиц. Было приятно, но я отказывалась, пока не готовая к такому шагу. И всё же этот плут смог мне помочь, значительно сбив цену на несколько нужных, но дороговатых предметов. За что я была ему искренне благодарна. Все покупки Тедерик недолго думая, естественно с моего разрешения, отправил мини порталом прямо ко мне в комнату.

Быстро справившись с покупками, отправились в кафе. Кушать захотелось очень, и не только мне. Тедерик тоже заметно ускорился, нетерпеливо подгоняя Грайса. Именно так звали вороного красавца. Я же, насмотревшись на витрины магазинов с разными вкусностями, уже представляла, как мне будет трудно удержаться и не вцепится с урчанием в сочный мясной кусок. Тедерик с предвкушающей улыбкой рассказывал, что помимо десертов, в кафе подавалось вкуснейшее мясо, запечённое по специальному рецепту на раскалённых камнях. Ещё не доехав до места, я уже захлёбывалась слюной от умопомрачительного запаха. Обострившиеся обоняние сделало оставшиеся метры поездки настоящей пыткой.

Кафе оказалось небольшим двухэтажным зданием, с широкими полукруглыми ажурными балконами на втором этаже. На первом была крытая веранда, плотно увитая цветущим плющом с длинными арочными окнами-проёмами. Так что при дожде и ветре посетителям не станет не комфортно, но и обзор на улицу они не теряли, как и постоянный поток чистого воздуха, щедро сдобренного вкусными запахами. Очень уютное место, без отталкивающего пафоса виденных нами ранее центральных ресторанов.

Сервис был на уровне. Стоило нам подъехать как шустрый паренёк, одетый в форменную одежду с вышивкой, подхватил Грайса под узды. Получил монету от Тедерика, поблагодарил с искренней улыбкой и, подождав пока Тедерик снимет меня брички, повёл коня под навес для гужевого транспорта.

На пороге нас так же встретили, услышав имя Тедерика, с приветливой улыбкой проводили на второй этаж. Там было несколько комнаток, с обычными дверями и как оказалось с выходом на тот самый ажурный балкончик.

В светлой комнате, отделанной в том же уютном стиле, что и всё кафе, только чуть богаче, уже был сервирован столик на двоих. Белая скатерть с серебристой вышивкой по углам, светлая посуда, причудливо скрученные салфетки, отполированные до блеска ножи, вилки и ложки. Удобные мягкие стулья так и манили присесть. Всё для удобства гостей. Даже в углу, около двери, притаился небольшой столик, на котором стоял кувшин с водой, небольшая глубокая чаша и лежала аккуратная стопочка отглаженных полотенец. Гигиеной здесь явно не пренебрегали.

Как и обещал Тедерик, еда здесь оказалась неимоверно вкусной. Печёное мясо таяло во рту, оставляя на языке привкус пряных специй, разжигающих ещё больший аппетит. Несколько глотков чудесного вина с ягодным вкусом, которые я себе позволила, хорошо дополняли общий вкусовой букет.

Мы почти не разговаривали, позволяя друг другу утолить голод и насладиться вкусом потрясающих блюд. А вот за десертом, когда расторопная девчушка, обслуживающая нашу «кабинку», поставила на стол дымящийся чайник с ароматным травяным сбором, небольшие чашки для этого напитка и несколько блюд с различными сладостями, Тедерик решил больше не откладывать серьёзный разговор.

– Эмилия, что ты слышала об энергетических кристаллах?

– Это ценные минералы, хотя и не редкие, во всяком случае, в нашем государстве. Насколько я знаю, недавно было открыто ещё несколько не слишком больших месторождений, на разных участках. Не многие решаются начать разработку, потому как сначала нужны вложения. На разрешение, добычу, обработку и самое сложное найти стабильного покупателя.

Нужные сведения мгновенно всплыли в голове, словно я специально готовилась. Читай книги на Книгочей.нет. Поддержи сайт - подпишись на страничку в VK. Хотя на самом деле всему виной внимательность Эйми и постоянные возмущённые разговоры её отца – Ристара об упадке цен на минералы. Собственно, неудачные вложения главы семейства Корентайн и стали одной из причин их финансового упадка.

– Приятно, когда девушка не только красива, но и умна, – одобрительно улыбнулся Тедерик, на мгновение, сняв маску серьёзности, и тут же продолжил, возвращаясь к прежнему тону. – Зная Ристара и его неудачу с последней авантюрой, не удивлён твоей осведомлённости.

Неожиданный комплимент был приятен. Я чувствовала, что сказан он был искренне, без льстивой наигранности.

– Как правильно ты сказала, недавно, после масштабного землетрясения, появилось несколько новых месторождений кристаллов и наш майорат не исключение. Правда мы не сразу это обнаружили и пока не спешим с радостными новостями. Этому есть несколько причин и один фактор, очень препятствующий началу разработки. Потому пока и молчим, чтобы зря никого не обнадёживать. Пласт довольно большой и проходит ровно по границе с землями лорда Морлей. Разработка может идти только совместно. По-другому есть вероятность обрушения с одной из сторон, новый всплеск землетрясения и, как итог, уход ценного пласта опять глубоко под землю. С нашей стороны минералы расположены ближе к поверхности, но более мелкие, а вот основные более крупные уходят глубоко под землю практически вертикально и дальше уже на земли Морлей. Мой отец после нескольких попыток всё же смог договориться с лордом Бронтом. Они заключили соглашение, выправили разрешение, но, неожиданно, Бронт выдвинул новое предложение. Закрепить сделку брачным договором на очень выгодных для нашей семьи условиях. Договорной брак, в нашем случае, был вполне логичным, тем более мы оба, и я, и лэри Каррин, на тот момент были свободны. И всё бы хорошо, вот только свадьбу пришлось отложить из-за моего отсутствия. Когда я приехал домой, оказалось, что на отца было совершено несколько покушений, умело подстроенных как несчастный случай. Я бы поверил, если бы не несколько настораживающих факторов, совершенно не заметных, на первый взгляд. Во всём просматривался один почерк и стремление не покалечить, а именно убить, моего внезапно потерявшего бдительность отца.

Тедерик остановился, сделал несколько глотков вина и внимательно посмотрел на меня. Словно спрашивая, всё ли я понимаю и готова ли слушать дальше.

– Я так понимаю, ты понял кто мог стать заказчиком, но не нашёл доказательств. Верно?

Я уже начала догадываться, почему Тедерик решил пойти против воли отца и тайно женится. Сразу вспомнилось, насколько скромной была церемония, без гостей, без родственников. Отец просто отвёз меня в дом будущего мужа и оставил практически на пороге. Дальше одно звено цепочки цеплялось за другое. Права наследования майората я знала и прекрасно видела слабые стороны Тедерика, если к моменту смерти отца он будет не в браке. Для главы в приоритете иметь наследника, а значит, жениться всё равно пришлось бы. Только навряд ли дадут выбирать, и долго думать. Даже мне понятно, что найдутся ушлые, наделённые властью, но не имеющие своей земли и постараются поскорее прибрать к рукам такой хороший кусок, если конечно молодой лорд, неожиданно, не встретит свою пару. Тут даже правитель ничего не сможет сделать.

Семейство Вильфорд уже несколько поколений оставались лордами этих земель, жалоб и недовольных не было. Да, лорд Кайсар был иногда жесток, но справедлив и не допускал безобразий, как например тот же лорд Морейн. Ситара, как заядлая любительница разных сплетен, и про него рассказывала, пугая Эйми перспективой оказаться его второй женой. Говорила, он любит покорных и невзрачных. Правда почему-то те долго не жили, сгорали, словно свечки и исчезали. Когда же напуганная Эйми готова была разрыдаться от страха, эта гадина просто убегала, громко хохоча над доверчивой сестрой. Даже думать не хотелось, какую дочь он воспитала, если верить тем страшным слухам о нём. И, хотя Тедерик ни словом не обмолвился о характере своей предполагаемой жены, я заметила, как он поморщился при её упоминании.

– И судя по тому, что ты не стал заключать брачный договор с лэри Морейн, а предпочёл девушку ниже себя по статусу, но гарантированно обеспечивающей наследником, подозреваешь ты как раз лорда Бронта, – озвучила я своё предположение, невольно засмущавшись восхищённого взгляда Тедерика.

– Всё верно. Убрать моего отца до свадьбы более безопасно, чем после. Лишние вопросы им ни к чему. Не знаю, что они приготовили для меня, но по договору брачный ритуал должен был проходить по новым правилам, где брачная метка не имеет полной силы. Только так муж и жена могут стать равноправными партнёрами. Хорошо Арвиал вовремя рассказал, что при желании и определённых знаниях, во время такого ритуала из меня легко можно было сделать марионетку. Я даже не сразу бы понял, действие проявлялось постепенно. Судя по всему, семейство Морейн решило стать единоличными владельцами крупного месторождения, заодно значительно расширить свои владения. В свете последних событий, в случае подписания мирового соглашения с орками и оборотнями, кристаллы скоро взлетят в цене и станут очень хорошим источником доходов. Знаешь, насколько ценятся энергетические кристаллы этими расами, особенно крупного размера?

– Да, совсем недавно читала об этом, когда решила побольше узнать о будущих противниках в предстоящих играх.

Ответила скорее на автомате, уже понимая, к чему ведёт Тедерик. В его взгляде появилась сожаление, мгновенно сменившееся решительностью.

– Возможно, я бы так не торопился, но слишком уж самоуверенно вела себя в последнюю нашу встречу Каррин. Пытался поговорить с отцом, но от предупреждений он отмахивался, считая мои слова просто отговорками. И вот когда он уехал в длительную деловую поездку, решил действовать. Мне срочно нужна была девушка, достаточно разумная, что бы в дальнейшем можно было с ней, договорится, к обоюдному согласию, и конечно способная родить мне наследника. Только в этом случае я смог отказаться взять Каррин второй женой. Арвиал сразу рассказал о тебе, лучшую кандидатуру я вряд ли бы нашёл. Вот только для нас стало полной неожиданностью, что твоё магическое зерно так и не дало росток, хотя Арвиал давал Ристару рекомендации на твой счёт.

– Подожди. Ты хочешь сказать, что отец всё знал? Знал и ничего не сделал?! Но ведь в случае успеха, он смог бы продать меня подороже, не понимаю. Может, требовалось что-то сложное или дорогостоящее? – я с надеждой посмотрела на Тедерика, всё ещё не в силах понять как, как можно быть такой сволочью и хладнокровно лишить собственную дочь шанса на нормальную жизнь.

Тедерик рыкнул, откликаясь на мою растерянность и, подавшись вперёд, накрыл руками мои ладони. Согревая своим теплом, успокаивая ласковым взглядом и даря пусть на это мгновение, но так необходимое мне чувство защищённости. Уверена, попадись сейчас ему Ристар, разорвал бы не задумываясь. А значит это не все неприятные сюрпризы от папочки, есть что-то ещё. Пристально посмотрела на Тедерика, мысленно прося его продолжить. Говорить не рискнула, очень хотелось выругаться, крепко, совершенно не достойно юной лэри.

– Не думаю, что Арви посоветовал что-то невыполнимое. Скорее всего, у Ристара были свои причины не последовать советам, и я даже догадываюсь какие. Ты ведь знаешь Нейтона Гроверра, делового партнёра в последней авантюре твоего отца?

О да, этого похотливого мерзавца я знала, к счастью только из воспоминаний Эйми. Частый гость Ристара, особенно в последнее время. Даже сейчас передёрнулась от воспоминаний о его липком взгляде, бесстыдно скользящем по груди, бедрам и животу юной Эйми. Нейтон был чуть младше отца, но такой же нетерпимый и жёсткий. Про него так же ходили жуткие сплетни, правда, только между девушками. Однажды Эйми даже рискнула спросить у матери о правдивости слухов. Вот только вместо внятного ответа получила лекцию об обязанностях женщины перед своим мужем. Никогда ещё Ведана не была так взвинчена. Помнится, Ситаре тогда досталось, что она распускает сплетни про партнёра отца, тем самым ставя под угрозу репутацию семьи. Позже, успокоившись, она с тихой грустью пыталась объяснить Эйми что нельзя быть настолько доверчивой и верить чужим словам, сказанным из зависти или обиды.

Нейтон Гроверр был, чуть ли ни самым богатым в их округе. Крепкий каменный дом, большой земельный участок с прекрасным садом и даже небольшим фонтанчиком в глубине, несколько слуг, что не все могли себе позволить. Двое детей от разных жён, мальчик и девочка, почти ровесники Эйми. Правда вторая жена, молоденькая и улыбчивая Фиона, недавно умерла. Но осталась ещё Вильма. Неразговорчивая и худющая, словно палка, женщина. Если она и появлялась на улице, то спешно уходила, если кто-то пытался с ней заговорить. Одевалась всегда странно. Вечно куталась в тёплую шаль, оставляя на виду только лицо и то почти наполовину прикрытое. Видимо из-за этого и поползли жуткие слухи, что Нейтон не церемонится со своими жёнами и ведёт себя словно зверь, издеваясь и жестоко наказывая, если те отказывались выполнять его извращённые прихоти.

Не удивительно, что высокий, мощного телосложения, с холодными глазами и хищной улыбкой мужчина, одним своим присутствием заставлял Эйми холодеть от ужаса. Даже Лида, всякого повидавшая в своей прошлой жизни, предпочла бы держаться от него на расстоянии. Слишком опасен, слишком уверен в своей вседозволенности и слишком похотливым взглядом он смотрел на перепуганную Эйми.

– Знаю, но пока не понимаю, причём здесь он и моя магия?

Во рту пересохло от дурного предчувствия. В глазах Тедерика, казалось, растекалась лава, настолько зол он был. Правда непонятно на кого, на Ристара или Нейтона.

– Всё просто Эмилия, ты стала залогом их партнёрства. У Ристара была идея, как быстро разбогатеть, но недостаточно денег, у Нейтона они были, как и желание обладать тобой. Вот только ему не нужна была жена с даром. Тебе ли не знать, как трудно совладать с просыпающейся магией, а тратить деньги на обучение, он явно не собирался. Твоя магическая несостоятельность была основным условием в их соглашении, как и выплата неустойки, если вдруг Ристар передумает, найдя тебе более выгодного мужа. Как ты понимаешь, в тот момент ему очень нужны были деньги, и он их получил, не став развивать твой потенциал, – зло бросил Тедерик, чуть сильнее сжав мои пальцы.

Вот так, никаких отцовских чувств, только деньги, пусть и полученные за собственную дочь. Несовершеннолетнюю, но кого это должно волновать? Видимо только этот досадный факт и спас бедняжку Эйми от немедленного переезда в дом этого похотливого монстра. Вон как облизывался на неё, чуть слюной не капал, гад престарелый!

– Откуда ты всё это узнал? Неужели от… Ристар рассказал? – запнулась, не в силах назвать этого бездушного двуликого отцом.

Тедерик скривился, словно само воспоминание о разговоре с отцом Эйми ему было неприятно. Выпустил мои ладони, сделал пасс рукой и передо мной завис исписанный лист с тремя подписями и гербовой печатью Вильфордов.

– Ну, можно и так сказать, правда, пришлось немного поднажать, чтобы добиться правды, – от хищного оскала Тедерика мне стало не по себе.

Память услужливо подбросила картинку грязно ругающегося отца, помятого и пьяного, что бывало очень редко. Как раз незадолго до свадьбы Эйми и увидела эту необычную картину. Она как всегда пряталась возле кабинета, в надежде ещё хоть что-то узнать о своей судьбе.

В полной тишине я впилась внимательным взглядом в договор, а именно так было выведено заглавными буквами в самом верху листка. Текст был написан ровным, чётким подчерком, явно самим Ристаром, память Эйми и в этот раз не подвела. Читала и понимала, какой сволочью был отец Эйми. С болью пришлось признать, что если бы не Тедерик, то скорее всего оказалась бы бедняжка в лапах Нейтона и уж точно не долго прожила. Не стал бы он её беречь и жалеть, не для того выкупал. Магия могла стать для него помехой, игрушка не должна уметь себя защищать. Ну да, даже необученная, магиня могла причинить вред, если её сильно разозлить или испугать и Нейтон это знал.

Ну что же, осталось только порадоваться, что смогла пусть и таким способом вырваться из-под «заботливой» опеки семьи.

– Ристар верен себе. В любой ситуации постарается поиметь наибольшую выгоду, – выдохнула, до боли сжав кулаки.

Это помогло немного прийти в себя. Ситуация вырисовывалась безрадостная. Сейчас я была очень зла на папашку Эйми. Не думала, что она настолько ему безразлична. Не удивительно, что в нашу встречу, она с радостью приняла мою защиту.

– Знаешь, сейчас я даже благодарна тебе. Как бы там ни было, но лучше так, чем тот кошмар, что заботливо приготовил для меня Ристар, – как ни старалась казаться равнодушной, но последние слова прозвучали с горечью.

Мне никогда не понять, как вообще можно торговать собственным ребёнком! Знать в чьи руки, для каких целей и равнодушно отдать. Вернее, обменять на тяжёлый мешочек монет. Живую частичку себя променять на бездушную горстку металла? Бред! Дикость! Вот только для этого мира вполне обыденное событие.

Тедерик сжал кулак и договор исчез. Для меня это бумага была бесполезна, да и не хотелось, чтобы хоть что-то связывало с этой семейкой. Я, Эмилия Лариндей, совершенно другая и буду бороться за свой шанс на нормальную жизнь.

– Эмилия, – тихо позвал меня Тедерик.

Тёмные глаза смотрели с беспокойством. Казалось, он готов в любую секунду сорваться с места, крепко обнять и спрятать ото всех бед этого жестокого мира.

– Тедерик, я всё понимаю. По сути, у нас обоих не было выбора. Для меня ритуал пробуждения стал единственным шансом не умереть после беременности, которая рано или поздно все равно наступила бы, – я всё-таки не выдержала, опустила взгляд.

В прошлой жизни я многое пережила в тщетных попытках забеременеть и боль, это ничто по сравнению с чувством отчаянья, когда раз за разом твои надежды не оправдываются. Спроси меня сейчас Тедерик, готова ли я пройти через этот жуткий ритуал чтобы вновь испытать то упоительное чувство зарождающейся жизни, почувствовать первый толчок маленькой ножки и наконец прижать к себе маленькое чудо. Не раздумывая, ответила бы да, да, да! Теперь я не только могла забеременеть и родить, но и видеть, как растёт мой малыш. Его первую улыбку, радостное или требовательное агуканье, первый шаг, первое слово. Разве могла я отказаться от того о чём так мечтала? Нет, и за одно это, я готова была простить Тедерику то, что произошло потом.

– Нет Эмилия, не понимаешь. Ритуал не должен был так закончиться, – Тедерик резко встал, нервно одёрнул сюртук и подошёл ко мне вплотную. Так близко, что я почувствовала жар его тела и мощную мужскую энергетику.

Его пристальный взгляд потемнел, а в глубине появились красноватые всполохи. Первые признаки проявления сущности и сильных эмоций. Я даже ничего не успела ответить, как Тедерик наклонился, подхватил меня за талию и прижал к себе. Не грубо, скорее нежно, но так что вырваться было невозможно, да и не хотелось. Сейчас, я как никогда нуждалась в живом тепле и чувстве защищённости.

Тедерик несколько раз шумно вдохнул, практически уткнувшись носом мне в макушку. Несколько мгновений он с жадностью вдыхал мой запах, а я почувствовала лёгкую дрожь, с каждым вздохом пробегающую по его напряжённому телу. Я притихла, не понимая, как реагировать, но и вырываться не спешила. Тедерик сделал последний шумный вдох и с тихим полустоном, полурычанием отстранился, но не намного. Очень медленно и осторожно он приподнял моё лицо за подбородок, заставляя смотреть только на него.

– Мы с Арви всё подготовили, всё предусмотрели. Ритуал пробуждения древний. Проверенный, не одним поколением двуликих, но сейчас мало используемый. И всё же каждый глава рода или семьи обязан его знать, мне как наследнику тоже. И всё же я несколько раз всё перепроверил, чтобы нигде не ошибиться, не без помощи Арвиала, конечно. Он же достал мне ножной браслет-артефакт, без которого я даже не стал бы пытаться. Слишком слаба ты была в тот момент, а так ты получала необходимую подпитку и дополнительный контроль в случае большого выброса проснувшейся магии. Да, брачная метка тоже помогала контролировать твоё состояние, но у нас была церемония по новым правилам. Мне не нужна была жена - безвольная марионетка, потому брачный ритуал был немного изменён, и метка получилась без подавляющей привязки. Казалось, всё предусмотрели, кроме одного, что во время ритуала ты начнёшь меняться. В тот момент, когда я ощутил первый несильный отклик твоей просыпающейся магии, что-то пошло не так.

С тебя словно слетело плотное покрывало, обнажая тебя настоящую, совершенно другую и в тоже время внешне очень похожую. Твой запах изменился, он стал ярче, привлекательнее. Моя сущность в один миг, словно сума сошла, требуя немедленно подтвердить своё право. Я до сих пор не могу понять, как такое возможно. Почему я не почувствовал тебя раньше, когда смешивалась наша кровь у брачного алтаря? Откуда у слабой девочки вдруг появились клыки, да ещё и ядовитые? И ещё, почему исчезла метка? Вопросы, на которые я ищу ответы и не могу найти.

О, про ядовитые клыки с меткой мне и самой хотелось бы знать, вот только спросить не у кого. Для этого придётся открыться полностью, а я пока не готова к такому шагу и не знаю, буду ли готова когда-нибудь. И всё же просто смолчать я не могла, нужно было хоть что-то ответить. Тем более я много думала по этому поводу, прокручивая случившееся в той серой комнате много раз с разных сторон. Задавала себе практически те же вопросы и пыталась придумать рациональные ответы. Не то, успокаивая себя, не то, интуитивно готовясь к возможному допросу, правда не думала, что спрашивать будет Тедерик.

– Я точно не знаю, да и как ты понимаешь, в тот момент я была не в состоянии анализировать своё состояние и происходящие с телом изменения. Но может ответ на поверхности? Ведь ритуал должен был пробудить скрытые способности? Так?

Тедерик кивнул, не отпуская меня из гипнотического плена своих тёмных глаз. Молчал, внимательно слушая каждое моё слово, даже наклонился чуть ближе. Неожиданно волнительное ощущение от близости его губ тёплой волной прошлось по позвоночнику. Очень захотелось облизать свои, но понимала насколько провокационно это будет выглядеть сейчас. Сдержалась.

– О метке я сама ничего не понимаю, а вот по поводу ядовитых клыков есть предположение. Я была слаба, напугана и… очень зла, ничего удивительного, что в какой-то момент из-за сильного выброса проснувшейся магии очнулась и моя сущность, не на долго, лишь на мгновение, почувствовав опасность для меня и моё желание наказать обидчика. Слабость, эмоциональное и физическое истощение позволили появиться только клыкам, а уж тебе ли не знать на что способна магия в момент опасности для своего носителя. Думаю, она и преобразовала мою злость в тот самый яд. Других вариантов у меня пока нет, да и сущность в итоге проявилась, что вполне вписывается в мою теорию. Та же магия повлияла и на другие изменения, безжалостно открывая всё скрытое, которое, возможно, никогда и не должно было пробудиться. Не удивительно, что после такой мощной атаки изменился не только внутренний потенциал, но и запах. Возможно и состав крови тоже, и это как-то повлияло на метку.

Слова лились с лёгкостью и не удивительно, ведь я верила в то, о чём говорила. В принципе так могло быть на самом деле, а моя иномирная сущность стала лишь дополнительным толчком, своеобразным щитом и источником силы, чтобы пережить все изменения не только с душой, но и с телом.

– Вижу, ты тоже и искала ответы на эти вопросы. Странно, но и мне приходили такие же мысли, но сначала хотелось поговорить с тобой. Вдруг узнал бы что-то такое, что вся моя стройная логическая цепочка рассуждений мгновенно распалась бы. Теперь же я почти спокоен. Хотя рядом с тобой Эмилия, с каждым разом мне всё сложнее сдерживаться, – Тедерик почти прошептал последние слова, словно и сам не верил, что сказал это вслух.

Стремительно меняющие цвет глаза и изменившийся тембр голоса, добавил нечто интимное в наш временной вакуум. Я замерла, прислушиваясь к себе. Дикое желание прижаться ещё сильнее, коснуться губ, робко поднималось из самой глубины души. Оттуда, где совсем недавно тоскливо скулила моя сущность. И мне не было страшно или противно, потому я и не думала опускать лицо. После всего услышанного, я решила дать нам обоим шанс. Возможно, потом я об этом пожалею, но здесь и сейчас я хотела сделать этот меняющий многое шаг.

Тедерик чуть переместил удерживающую за подбородок руку. Большим пальцем он осторожно, едва касаясь, медленно провёл по моей нижней губе. Чуть задержался в уголке и уже более уверено, с большим нажимом очертил контур верхней. Прикосновение вышло нежным и очень приятным, настолько, что я, прикрыв глаза, подалась вперёд, подставляя губы для повторной ласки.

– Что же ты со мной делаешь Лия? – простонал Тедерик, сильнее прижимая меня к себе.

Я думала, что поцелуй будет жёстким, требовательным, но и тут Тедерик удивил. Вместо страстного напора, нежное касание. Его горячие, чуть суховатые губы в первый момент, казалось, обожгли, но потом это ощущение пропало, превратившись в нетерпеливое предвкушение и приятное тепло. Манящее своей нежностью и обещающее более сильное чувственное удовольствие. Лёгкое касание переросло в поцелуй. Томительно нежный и невероятно волнующий. В какой-то момент, к губам присоединились языки, то переплетаясь во взаимных ласках, то отступая, попутно лаская губы, ставшие невероятно чувствительными. Наше дыхание сбилось, смешалось в страстном угаре. Мы цеплялись друг за друга, словно боясь потеряться в чувственной эйфории, что сейчас подобно грозной стихии бушевала внутри нас.

Я была ошеломлена силе своих чувств, моя сущность только подогревала и довольно урчала, купаясь в чувственном наслаждении. Мне даже казалось, что и сущность Тедерика не отставала от моей, так же, наслаждаясь нашим поцелуем. И в тоже время я чувствовала, была уверена, что стоит мне только захотеть и всё тут же прекратится. Вот только мне не хотелось останавливаться, я сейчас нуждалась в этом чувственном безумстве. Но и издеваться над мужчиной, понимая, что большего пока не могу ему дать, я не могла.

Мой тихий стон и его разочарованное рычание смешалось с тихой музыкой, неожиданно послышавшейся со стороны балкона. Для нас это стало своеобразным сигналом. Тедерик судорожно вздохнул и, прервав поцелуй, прижался своим лбом к моему. Прикрыв глаза, он молчал, восстанавливая дыхание. Впрочем, я тоже не сразу смогла прийти в себя и утихомирить требующую продолжения сущность.

– Фонтан. Я же обещал тебе его показать, – хрипло произнёс Тедерик, чуть ослабив хватку, но не отпуская. – Сейчас самое время прогуляться по парку.

– Да, свежий воздух нам обоим сейчас не повредит, – выдохнула, мягко отстраняясь от почти успокоившегося мужчины. Хотя было видно, что это спокойствие давалось ему нелегко.

На улице стремительно темнело, и мы оба понимали, что время пришло. Ещё час и нам нужно будет возвращаться.

Быстро расплатившись за прекрасный ужин, мы торопливо вышли на улицу, где нас ждал довольный и готовый к новым подвигам Грайс. Меня уже привычно подхватили за талию и посадили в бричку. Сам Тедерик молниеносно взлетел следом, и мы поехали в парк. Именно оттуда лилась прекрасная мелодия, манящая переливчатыми звуками, то радостными, то грустными, то страстными.

Фонтан оказался действительно потрясающим. Разноцветные струйки, под мелодичное сопровождение выскакивали из камней артефактов, расположенных по краям большой двух ярусной чаши. Встречаясь на вершине, они превращались в различные фигуры причудливых, а иногда и знакомых животных, птиц, рыб и даже двуликих. Не только превращались. Но и зависнув несколько мгновений, переливаясь разными цветами, от чего казались почти живыми, делали несколько незамысловатых па и блестящими каплями, словно алмазами осыпались вниз. Из верхней чаши текли переливчатые тонкие ручейки, немыслимым образом сплетаясь друг с другом ажурным узором, который периодически менялся, как и цвет самих струй.

Налюбовавшись невероятной красотой и, с удовольствием прогулявшись по не менее красивому парку, мы все-таки отправились в академию. Мне было немного грустно, что это день закончился, и завтра мне вновь придётся с головой погрузиться в учёбу. Игры неумолимо приближались, а наставник казалось, задался целью за оставшееся время впихнуть в мою бедную голову как можно больше знаний и умений.

– Спасибо, – искренне поблагодарила Тедерика, когда мы уже прощались возле моей комнаты.

Он улыбнулся в ответ, искренне, открыто, даже в глазах отразилась нежность.

– И тебе спасибо Лия, за прекрасный вечер и подаренную надежду. Ты ведь не откажешься от моего следующего приглашения? – проговорил он, пощекотав тёплым дыханием моё открытое запястье, и тут же поцеловал, чуть дольше положенного прижавшись губами к нежной коже.

– Не откажусь, – ответила тихо, но уверенно, чувствуя, как усталость всё-таки опускается на плечи.

Тедерик ещё раз поцеловал запястье, взглядом показав, что услышал и благодарен.

– Спокойной ночи Эмилия. Стоит поскорее лечь отдыхать, завтра тебе понадобятся силы, как в прочем, и всю оставшуюся неделю.

– Спокойной ночи, – была моя последняя фраза и мы разошлись. Правда, заходя в комнату, я ощутила сильнейшую волну тоски и желания. Явно не мои чувства, и даже догадалась чьи, но думать о неожиданной чувствительности к его эмоциям просто не осталось сил. Всё завтра, а сейчас спать.

Глава 27

Оставшиеся до игр три недели пролетели в сумасшедшем ритме. Было тяжело всем, мне, под напором знаний и требований от ставшего безжалостным наставника, команде и Тедерику, от присоединившегося, наконец-то выздоровевшего магистра Форина.

О, его появление на тренировке было неожиданным, но Тедерик не растерялся. Проявил положенную вежливость и без возражений согласился устроить для команды небольшое испытание. Вполне ожидаемая просьба, хотя нет, скорее приказ. Форин ди Арриф не знал такого слова – просить. Стоит взглянуть на мужчину, прямо зверского вида и даже мысли не возникнет, что эта груда мышц способна хотя бы на элементарную вежливость. Только субординация, по-военному строгая и не многословная.

Живя в лекарском крыле, я была наслышана о тяжёлом характере воинственного магистра, но обижаться на него было бессмысленно. Грубый, но преданный своему делу и академии. Отличный воин с обширным списком личных заслуг и побед, но, в силу возраста и значительно подорванного в многочисленных боевых походах здоровья, ему пришлось стать преподавателем.

С самого его появления, казалось, что мы немощные букашки, случайно попавшие в поле зрения этого мощного великана. Магистр ди Арриф впечатлял. Не высокий, но широкоплечий и достаточно мускулистый. Холодный взгляд золотистых глаз казалось видел тебя насквозь, хотелось немедленно спрятаться и не дышать. Причёска тоже была странной, две косы по бокам сплетались в одну, а вот на её конце блестел острый металлический наконечник. Даже мне было понятно, что это не просто украшение, а опасное оружие.

В общем, внимательно осмотревший всех магистр Форин, устроил самый настоящий экзамен. Команда не собиралась подводить Тедерика, за время совместных уроков и тренировок каждый проникся к нему уважением. Все старались по максимуму, на грани своих сил и возможностей. На мой взгляд они справились достойно. Но по каменному лицу Форина было сложно понять остался ли он доволен увиденным или нет.

Меня же он лишь раз окинул своим страшным взглядом и больше не замечал. Чему я искренне порадовалась.

За эти дни я несколько раз сталкивалась с Тессой. Женщина вела себя на первый взгляд обычно, но мне показалась меня она избегает. Если встречались, то она прятала взгляд, по каким- то причинам не желая смотреть на меня и, ссылаясь на срочные дела, быстро уходила. Меня это не на шутку встревожило. Я поделилась своими наблюдениями с наставником, но тот, лишь грустно вздохнув, сказал, что у Тессы проблемы в семье. Я ничего не знала об этой женщине и мне даже стало стыдно, что подозревала её в чём-то плохом.

Обсуждать со мной личную жизнь своей помощницы Рейден посчитал неприемлемым, но заверил что не оставит ту без помощи. На том я и успокоилась, тем более что Тесса всё-таки уехала. Это был первый раз, когда она вместе с Рейденом не поехала на игры.

Ситара тоже притаилась. Вот только не верилось мне, что она так просто успокоится. Лишь один раз я столкнулась с ней в коридоре лекарского крыла. Узкий, плохо освещённый он практически не использовался адептами, скорее работниками. Потому как был самым коротким путём от лазарета до кухни. Даже удивилась каким ветром сюда занесло эту красотку, да ещё без сопровождения своей преданной свиты. Всегда окружённая подпевалами в этот раз она была одна. Злая со сверкающими гневом глазами она неслась вперёд совершенно несмотря по сторонам. Мне пришлось отойти в сторону, чтобы избежать столкновения. Вот только увидев меня, Ситара резко остановилась, словно на стену натолкнулась.

– Эмилия! Ты бы хоть платье по ярче одевала, а то вся серая словно приведение. В тёмном коридоре вообще могут не заметить, а то и прибить с испуга, – растянула пухлые губы в хищном оскале красотка.

Мы стояли почти в плотную. Стали видны некрасивые красные пятна на её щеках и лбу, а ещё припухшие глаза. Я даже не сразу поверила увиденному. Неужели Ситара плакала? Да нет, такого просто не может быть! Она всегда считала это недостойной слабостью и использовала скорее как оружие и только в крайних случаях.

В нос ударил резкий запах лука, которым пропахли руки и платье рассерженной сестрицы. Неужели эта красотка всё же нарвалась на бесчувственного мужлана, как она называла устоявших перед её красотой молодых двуликих? Даже я знала, что отослать провинившегося адепта отрабатывать чистить лук, рыбу и другие пахучие продукты одно из излюбленных наказаний некоторых магистров. В основном так поступали с девушками, обострённый нюх и не привычная к такому труду нежная кожа рук делали наказание сущей пыткой. Всё встало на свои места. Видимо сестрица всё-таки попала на отработку, а тут строго, сама виновата сама и делай. Никаких замен, даже если кто-то сам вызовется. Проконтролируют и в случае чего накажут ещё строже, причём обеих.

– Не стоит обо мне волноваться Ситара. Лучше подумай о себе. Ещё пара минут и твоё лицо превратиться в одно сплошное красное пятно с маленькими опухшими глазками. Тебе срочно нужно в лекарскую, иначе рискуешь несколько дней просидеть в собственной комнате, чтобы не пугать своей «красотой» особо впечатлительных адептов, – тоже оскалилась в ответ, всем своим видом показывая, как «переживаю» за неё.

Решительно шагнула в сторону, не собираясь больше любоваться на ещё больше покрасневшую от бешенства бывшую родственницу.

– Конечно схожу Эми, не могу же я ослушаться совета будущего великого лекаря. Вот прямо сейчас и пойду. К играм я должна выглядеть превосходно. Такое событие мне, ну никак нельзя пропустить. Тем более приглашение у меня уже есть. Кто знает какие сюрпризы могут преподнести эти праздничные дни, – предвкушающе блеснув глазами, она в упор посмотрела на меня.

Я так и застыла в шаге от неё осмысливая последнюю фразу. Интуиция просто вопила, что сейчас она говорила обо мне. Что это за сюрпризы такие? На что это он намекает? Хотя знаю я за ней такую особенность, напугать и любоваться чувством растерянности и страха жертвы.

– Праздник и сюрпризы это для таких как ты, которые едут отдыхать. Я же еду помогать своему наставнику.

Мы несколько мгновений поборолись взглядами, не желая отступать первой. Вот только у Ситары начался зуд, что и не удивительно, судя по интенсивности красного цвета на увеличившихся пятнах. Она нервно провела ладонью по своей щеке и фыркнув «Посмотрим» рванула в сторону лекарской. Я же потом долго прокручивала наш короткий разговор и никак не могла успокоиться. Чувство приближающихся неприятностей только усиливалось.

Не стала тянуть и при первой же возможности поделилась своим опасениями с наставником. Естественно Тедерик тоже не остался в стороне. За несколько часов споров и размышлений всё же удалось прийти к общему решению, более-менее приемлемое для всех.

Не поехать я не могла, документы уже отправлены и отзывать их никто не будет. Для этого должна быть веская причина, в частности моя недееспособность, что было совершенно невозможно. Да и не выход это, прятаться. Не найдут там придут сюда. Лучше сразу узнать, что они затеяли.

Мы не знали, что именно задумали ушлые родственнички и задумали ли вообще. Я вполне допускала вариант что Ситара просто блефовала, она любила это делать. Потом несколько дней ходишь в уверенности что вот-вот произойдёт что-то ужасное. Она была виртуозным манипулятором, чутко улавливая куда нужно «ткнуть» чтобы было наиболее болезненно для выбранной жертвы.

Так как я заключила договор с академией и связана клятвой с наставником, как-то повлиять на меня и заставить что-то сделать родственнички не смогут. Даже если невероятным образом докажут наше родство. Во всяком случае у нас будет достаточно времени на проведение брачного ритуала с Тедериком, если они станут настаивать на своих правах и обратятся с официальным прошением к правителю.

На том и решили. Я искренне улыбнулась Тедерику, благодаря его за поддержку и понимание. Ведь он мог воспользоваться моментом, припугнуть и я бы сдалась. Но не стал, вместе с наставником перелопатил талмуд правил академии и прочих документов, не меньше меня злясь на сложившуюся ситуацию.

Потом немного успокоившись, под подбадривающие комментарии Рейдена мы отправились прогуляться. Это было наше второе свидание, только не такое долгое, но не менее романтичное.

Мы ещё раз прогулялись по столичному парку. Полюбовались фонтаном, но уже при дневном свете. Случайно обнаруженная, густо обвитая плющом беседка, стала для нас хорошим укрытием. Мы потянулись друг к другу, остро нуждаясь в нежности и ласке. В тени листвы, под щебет птиц и шум фонтана мы с наслаждением отдавались чувственному поцелую, не в силах противится собственным желаниям.

С каждым днём, с каждой проведённой наедине минутой, я всё больше чувствовала, что это мой мужчина. Да и сложно остаться равнодушной, когда ты ощущаешь его эмоции и чувства как свои. Этот феномен я заметила не сразу и вначале заволновалась, но потом решила пусть всё идёт как идёт. Сущность иногда проявляла себя очень странно и, как объяснил наставник, это лишь малая толика её возможностей, если мужчина вызывает интерес. Вот так я и поняла, что не только сдаю позиции под напором обаяния и искренней нежности Тедерика, но и моя сущность вовсе не возражает против такого мужчины.

Дальше я провалилась в дни подготовки к играм. Стало не до переживаний и любовной эйфории. Но это и к лучшему. В день отправки в приграничный городок я была абсолютно спокойна. До проверочного пункта шли порталом, а вот дальше своим ходом, но там недалеко. Рейден и Тедерик стояли с двух сторон от меня. Команда ушла вперёд под руководством магистра Форина. Мы уходили последними и Тедерик стал нашим охранником, хотя Рейден ничуть не уступал тому в военном мастерстве. Но правила есть правила. Правда перед переходом Тедерик уверенно взял меня за руку и вышел чуть вперёд, закрывая меня своей спиной, сзади меня прикрывал наставник. Вот так, держась за руки мы и шагнули в серебристое марево.

Глава 28

С той стороны портала нас встречали двое мужчин. Один – маг контролирующий портал, приятной внешности, хоть и со следами усталости на симпатичном лице, второй – высокий, жилистый, с резкими чертами лица, был одет в тёмную форму безопасников. Небольшая серебристая вышивка оскаленной звериной морды заметно выделялась на груди. Тёмные волосы убраны в хвост, тёмные глаза смотрят прямо и пристально, на жёстком лице маска профессионального безразличия, видимая расслабленность обманчива и даже я чувствую витающее в воздухе напряжение.

Тедерик плавно переместился чуть левее, загораживая мне весь обзор на встречающих, ну и меня от них тоже. Рейден тут же вышел вперёд, вставая рядом с ним.

Мы оказались в странном месте. Каменная арка позади всё ещё светилась открытым порталом, под ногами монолитный каменный круг, небольшой площади, но достаточной, чтобы с лёгкостью уместились несколько крупных двуликих. По краям площадки мерцали символы, уходя широкими лучами вверх, сливаясь друг с другом и образуя непроницаемый купол. Никаких других выходов кроме арки не было видно. Странно, но судя по присутствию мужчины в тёмном, к безопасности на играх подошли со всей серьёзностью. Скорее всего, купол был защитным, в случае опасности находящимся внутри очень не поздоровится.

– Ваши документы, – шагнул к нам безопасник.

Тедерик с наставником зашевелились, протягивая свои бумаги, я же стояла наготове, ожидая своей очереди. Поверяющий быстро зачитал их имена и, дождавшись подтверждающего кивка мага, отдал им бумаги. Настал мой черёд. Та же процедура, все прошло быстро, только Рейден подтвердил мой статус своей помощницы и ученицы.

– Ну что же, всё в порядке. Рад приветствовать вас в Гардене. От города до полигона вам будет предоставлен транспорт, но позже. Сначала нужно пройти регистрацию в качестве участников игр и получить индивидуальный комплект специальных артефактов и подробный инструктаж. В гостинице «Мираш» для вас, как и для всех участников забронированы комнаты. Регистрация будет проходить завтра, когда прибудет последняя группа участников. Так что располагайтесь, отдыхайте, можете прогуляться по городу, но не покидайте его пределов.

Он так и не назвал своего имени, но мужчин это нисколько не смутило. Они спокойно выслушали его и согласились с озвученными правилами. Так как Рейден и Тедерик бывали тут ранее, потому спрашивать где находится озвученная гостиница они не стали.

– Марик, на сегодня эта группа последняя. Завтра прибудет пятая, из Лонгвинской академии. Можешь снимать защиту и закрывать портал, – теряя к нам интерес, обратился безопасник к магу.

Тот облегчённо вздохнул и, сделав несколько пассов руками, одним, заключительным движением, выполнил приказ. Портал мгновенно погас, а защитная сфера с тихим хлопком исчезла. Сразу появились звуки живого города и естественные природные запахи. Мы стояли в центре небольшого парка, резная оградка отделяла его от городской суеты. Домики, не большие, но аккуратные, весело выглядывали из-за невысоких деревьев. Птичье щебетание и тихий шум листвы успокаивали.

Попрощавшись с магом и безопасником, мы пошли в гостиницу. Наставник шёл впереди, Тедерик же недолго думая привычно взял мою руку в свою и успокаивающе погладил ладонь. Улыбнулась, расслабляясь под его тёплым взглядом.

– Прогуляемся позже? Вечернее небо здесь бесподобное, – поймав мой взгляд, тихо спросил Тедерик.

– Да, – выдохнула, прекрасно поняв подтекст его предложения.

Да и как не понять, когда мужчина, так, на тебя смотрит. Мне, как и ему с каждым разом становилось всё сложнее держаться на расстоянии. Хотелось касаться, прижаться. Почувствовать дыхание на своей коже, ощутить нежность и требовательность его поцелуя. Собственный чувственный отклик на этого мужчину немного пугал своей силой и стремительностью, но от этого ненужного чувства я без сожаления отмахивалась.

«Мираш» действительно оказалась недалеко от парка. Несколько шагов по чистой улице с любопытными горожанами, и мы стоим у двухэтажного, светлого здания. Вытянутое в форме полукруга, с яркой вывеской над широким крыльцом, оно сразу бросалось в глаза. Даже не зная город пройти мимо гостиницы было невозможно.

В холле нас встретил приветливый консьерж. С профессиональной улыбкой вкратце рассказал, где - что тут находится, о правилах поведения и распорядке: завтрак, обед, ужин и выдал нам ключи от двух комнат. Не рядом, но и не так далеко, чтобы стоило волноваться. В одном крыле, на одном этаже, и ладно.

Наши вещи уже доставили в комнаты, нам осталось только проверить всё ли на месте ну и осмотреться не помешает. Мне так и вовсе не терпелось отправиться на прогулку, слишком уж уютным и безопасным выглядел этот небольшой городок.

– Эмилия, надеюсь на твоё благоразумие. Одна в город не выходи, а ещё лучше дождись меня в комнате. Нужно кое-что уточнить, я постараюсь не долго, – видимо уловив мой красноречивый взгляд на входные двери, строго проинструктировал наставник.

– Рейден, я всё понимаю. Подожду сколько нужно, – не стала спорить и выспрашивать подробности. Знала, потом сам расскажет всё, что посчитает важным.

Наставник, удовлетворённый моим ответом, поспешил к мужчине, стоящему чуть в стороне от небольшой компании рослых двуликих. Их было пятеро, и они с видимым интересом посматривали в сторону нашей команды. Вполне вероятно будущие соперники. Сильны, ничего не скажешь, мне-то со своим «чудо зрением» был прекрасно виден их потенциал.

Долгие и упорные тренировки не прошли даром, я теперь многое понимала в этом разнообразии ярких переливов. Даже иногда могла различить настроение, но с этим было уже сложнее. Вот и сейчас был явный интерес, но без агрессивной самоуверенности - все слабаки, а мы самые-самые.

Тедерика отвлёк подошедший магистр Форин. Всё же они оба отправились сюда как тренеры команды и ответственны за них были в равной степени. Пятёрка и магистр заселились чуть раньше, но тоже рядом. Сейчас они старательно прятали взгляд от обсуждающих рабочие моменты магистров, чтобы не выдать своего нетерпения. И я их понимала, стоит дать слабину выдержке и, знакомится с городом, они будут из окон своих комнат. Форин больше всего был нетерпим к эмоциональным всплескам подопечных, хотя с запретами и правилами не перебарщивал.

Дождавшись момента, когда Тедерик вновь посмотрит на меня, взглядом показала, что пойду к себе в комнату. Её номер он знал, освободится – придёт, мне же всё равно нужно дождаться наставника. Хотя, судя по упрямому взгляду Форина и серьёзной собранности Тедерика, освободиться он не скоро. Значит можно спокойно идти в комнату и немного порассуждать в тишине.

Лестницу и коридор, с чередой однотипных дверей, я преодолела быстро. Как я и думала, моя скромная одноместная комнатка оказалась почти в самом его конце. Абсолютная тишина на жилом этаже после шумного холла неприятным холодком пощекотала нервы. Казалось, тут кроме меня никого живого нет, хотя я прекрасно знала, это не так.

И словно в доказательство глупости моих мыслей, неожиданно одна из дверей приоткрылась. Женский смех вырвался из-под полога тишины, а я замерла, боясь ошибиться. Этот заразительный смех мне был знаком и мгновенно отозвался теплом в глубине души. Губы сами растянулись в ответной улыбке, в воспоминаниях чётко проступило симпатичное личико зеленоглазой Шарин. Захотелось немедленно ворваться в комнату и убедиться, что это она. Самая улыбчивая и странно «везучая» девушка из моей бывшей магической четвёрки в МиШ. Что она тут делает и с кем приехала? Даже не думала, что так соскучилась по нашему солнышку, с большим отзывчивым сердцем и чистой душой.

И всё же, как бы мне не хотелось немедленно постучаться в приоткрытую дверь, я понимала, как буду выглядеть, если ошиблась. И потом наставник не зря просил меня никуда не ходить и дожидаться его в своей комнате.

Заставила себя сделать шаг вперёд, отворачиваясь от так заманчиво приоткрытой двери.

– Девочки, я быстро, не скучайте, – послышался звонкий голосок Шарин, во всяком случае, очень похожий.

Дверь плавно открылась почти до конца и в проём проскользнула пухленькая шатенка. Да, это действительно была Шарин и сейчас мы с удивлением и радостью смотрели друг на друга.

– Лия?! – первой воскликнула она, с широкой улыбкой подбегая ко мне.

Улыбаясь, не менее радостно развела руки в стороны, торопливо раскрываясь ей на встречу.

– Рина, как же я рада тебя видеть, – тихонько вскрикнула, с не меньшим чем она, энтузиазмом обнимая подругу, – Как ты тут оказалась? С кем? Заруна и Мюриэль тоже приехали? – столько вопросов, так хотелось поговорить, но не в коридоре же?

– Нет, девочки не смогли поехать. Не переживай с ними всё в порядке, и я обязательно им расскажу о нашей встрече. Мы все волновались за тебя Лия. Всё думали, как ты устроилась на новом месте, всё ли у тебя хорошо? – заволновалась Рина, внимательно вглядываясь в моё лицо, словно могла по нему прочитать ответы на свои вопросы.

От такой искренности стало тепло. Подхватив подругу под локоток, предложила пройти в мою комнату. Там мы могли поговорить спокойно, тем более Рина сказала, что им не запрещено покидать комнату. Только предупредила приехавших с ней девушек, где её можно найти, если леди Энрика будет её спрашивать. Мне не терпелось узнать, зачем же они приехали. Не верилось, что такая серьёзная дама, как леди Энрика решила просто поразвлечься.

Комнатка оказалась небольшая, но вполне уютная, насколько это возможно в гостиницах. Помимо кровати и шкафа для вещей, к моей радости, там обнаружился небольшой столик и вполне удобная кушетка. На ней мы и устроились.

– Ну, рассказывай. Как устроилась на новом месте, как наставник, не обижает? – Рина, с присущей ей нетерпеливостью, приступила к расспросам, а я и не возражала.

Вкратце рассказала о своей жизни в академии. О наставнике, не скрывая благодарности к этому внешне суровому мужчине. Рина вопросительно приподняла брови, с интересом слушая мои хвалебные речи о магистре Рейдене.

– Рина, не выдумывай, – поспешила охладить её романтические мысли о нашем с Рейденом будущем. – Магистр конечно мужчина видный, но для меня только наставник. Хотя я от всей души желаю ему встретить своё счастье. Он, как никто, достоин этого.

Рина кивала, с лукавым прищуром рассматривая меня. Пришлось рассказать и о Тедерике. Немного, но достаточно для проницательной подруги, чтобы она сделала правильные выводы.

– Я рада, что у тебя всё хорошо. Знаешь, иногда чувствам нужно время, зато потом они во стократ сильнее. Я знаю, мой отец долго ухаживал за мамой, отмахиваясь, а иногда и отбиваясь кулаками, от насмешек своих друзей и просто знакомых. Я выросла в счастливой семье Лия, и на другую судьбу для себя не согласна, – глаза девушки горели решимостью, прямая осанка и серьёзное выражение милого личика не оставляли сомнений в её словах и готовности бороться за своё будущее.

В этом мы были с ней похожи. Я, как никто, понимала её желания и стремления. Возможно, кому-то они и показались бы глупыми, с учётом реалий этого мира, но только не мне.

Я знала, что Рина, старшая из трёх сестёр. Брат и отец несколько лет назад погибли при очередной стычке с людьми. Попали случайно, возвращаясь из столицы с крупной суммой денег от продажи энергетических кристаллов. Да, семья Шарины владела небольшой жилой этих минералов и жила вполне достойно. Вот только неожиданная трагедия в одно мгновение перечеркнула счастливую жизнь семейства Вирген. Безутешная женщина, потерявшая сразу любимого мужа и сына, не сразу смогла прийти в себя. Шарин пришлось взвалить на себя все заботы о семье, срочно учиться и разбираться со сложностями налаженного бизнеса. Старые партнёры отца не очень хотели иметь дело с женщинами, но всё же не отказали. Даже помогали по мере сил, за что Рина была им искренне благодарна. Это трудное время они пережили вместе, одной семьёй, поддерживая друг друга.

Не удивительно, что она имеет чёткое представление, чего хочет и какой должна быть её семья.

– Рина, всё так и будет, уверена. Тебя невозможно не полюбить, – поспешила заверить девушку, накрыв своей рукой её сжатые кулачки.

Улыбнулись друг другу, тепло и искренне. Минутка слабости и горестных воспоминаний закончилась и теперь настала моя очередь задавать вопросы. И конечно первым был, что собственно они тут делают, и почему Заруна с Мюриел остались в школе?

– Леди Энрика решила в этом году сделать нам подарок. В школе устроили соревнования и вот лучшие, в качестве приза, отправились на игры. Нас всего шестеро, как ты понимаешь, девочки не попали в эту группу, повезло только мне. Но я клятвенно пообещала всё запомнить и потом красочно им пересказать.

Рина грустно вздохнула, в такт моим мыслям. Я тоже хотела бы увидеться с девочками, но как это часто бывает, не всё то, что мы хотим осуществимо здесь и сейчас. И всё же мне было интересно, почему леди Энрика вдруг воспылала любовью к массовым мероприятиям, даже воспитанниц привезла.

– Я сама только недавно узнала, – понизила голос Рина, придвинувшись ко мне почти вплотную.

По её таинственной интонации, стало понятно, что сейчас мне сообщат нечто неожиданное. Подалась навстречу, готовая слушать со всей внимательностью.

– На этих играх будет команда из небольшого, отдалённого от столицы городка Лонгвин. Они не часто принимают участие в играх, но в это раз прошли отбор. И всё бы ничего, но, как оказалось, в этой академии учится, единственный сын нашей директрисы. Боле того он вошёл в командную пятёрку и будет принимать непосредственное участие в соревнованиях. Я случайно услышала разговор преподавателей. Они обсуждали игры и ругались на организаторов, которые с каждым годом придумывали все более опасные и жестокие испытания. Очень переживали за леди Энрику и её сына. Даже проскользнула странная фраза, что случись, что с мальчиком, Энрика не переживёт. Якобы она до сих пор не может простить себе смерть дочери, а я даже и не знала, что она у неё была. Впрочем, о сыне тоже все молчат, а леди Энрика последние дни ходит сама не своя. Хотя и пытается не показывать своего волнения. Я, правда никому не говорила о подслушанном разговоре, но теперь, зная причины, не могу спокойно смотреть как она переживает.

Я сидела неподвижно, пришибленная новостями. С одной стороны, я понимала, почему не говорят об умершей девочке, но не понимала, почему такие странные замалчивания в отношении сына. Почему его отправили в самую дальнюю академию, по престижу намного уступающую столичной? Меня вот она пристроила, а собственного сына не смогла? Странно, но кто я, чтобы осуждать или делать выводы, не зная всей ситуации? Уверена, всему есть свои причины. Леди Энрика не из тех, кто делает хоть что-то, предварительно не обдумав всё несколько раз.

Последнюю мысль я и озвучила. Леди Энрике я была очень благодарна и после слов Рины сама стала волноваться за эту удивительную женщину. Мы ещё немного поговорили, обсуждая странную ситуацию с сыном. В итоге договорились по возможности держать связь и помочь, если это понадобится. Порассуждали о предстоящих играх, но не долго. Оказалось, я знала больше, хотя мы обе ни разу не были на играх. Не удивительно, после участия в подготовке команды. В остальном, могли только догадываться какие испытания выдумают маги-организаторы, но в том, что легко не будет, даже не сомневались.

В дверь постучались. Уверенно, словно говоря «открывай, свои пришли». Рина вздрогнула и испуганно притихла, смотря на дверь расширившимися глазами. Подмигнула, разгоняя её страхи и спокойно пошла открывать дверь. Я уже знала, что там стоит наставник. Наша связь давала такую возможность, чувствовать присутствие друг друга на небольшом расстоянии.

Рейден вошёл в комнату стремительно, привычно откинув частично скрывающий лицо капюшон. Взгляд тяжёлый, губы сжаты, мужчина был явно не в духе. Наставник хотел сообщить мне что-то важное и неприятное, даже имя мой произнёс, но тут увидел прижавшуюся в углу Рину и замолчал.

На мгновение я почувствовала отголосок его сильных эмоций. Не понимание, восхищение, надежду, радость, а в конце страх. Он так и стоял, напряжённый, молча прожигая девушку странным взглядом, от которого она побледнела и, прижав руку к груди, тихо охнула.

Я-то знала Рину и понимала её волнение от такого пристального мужского внимания. Кто-то мило краснел, а вот она в момент сильного эмоционального стресса наоборот начинала бледнеть. Более того, могла и магией приложить, если сильно испугается. Но сейчас я отчётливо видела промелькнувший в её глазах интерес. Рейден ей явно понравился, тем более я только недавно нахваливала этого мужчину, а моим словам Рина доверяла. Вот только со стороны её смущение, смотрелось как испуг. И хотя на лице Рейдена не дёрнулся ни один мускул, я заметила, как меняется его взгляд. Пропадает радостный блеск и тут же отголосок чужой боли неожиданно кольнул под лопаткой.

Нужно было срочно спасать ситуацию, а то знаю я этих мужчин. Напридумывают себе того чего нет, а потом молча страдают. Даже без перехода на особое зрение, уловила искры притяжения, рассыпающиеся вокруг этой замершей парочки.

– Магистр Рейден позвольте представить вам мою подругу Шарин Вирген. Она приехала на игры вместе с леди Энрикой и ещё несколькими девушками из МиШ, – делая вид, словно ничего особенного не происходит, решила, прежде всего, их познакомить.

Дальше наставник вспомнил о правилах вежливости и уже сам решил представиться девушке. Тем более Рина встала с диванчика и открыто улыбнулась мужчине, совершенно не обращая внимания на его видимое уродство. В этом была вся Шарин, для неё внешность играла второстепенную роль, на всех она смотрела по-другому. Как высокоточный радар, безошибочно определяя, насколько хорошим или плохим может быть встреченный ею двуликий. Будь то женщина или мужчина.

– Рейден ди Дангатар к вашим услугам лэри Шарин, – проговорил он красивым обволакивающим голосом, мгновенно оказываясь рядом с взволнованной подругой.

Внимательно наблюдая за её реакцией, он осторожно взял её за руку и нежно поцеловал кончики её пальчиков. Рина вздрогнула, но руку не вырвала. Наоборот, сделала маленький, почти незаметный шажок навстречу склонённому мужчине. Её глаза стали ещё более насыщенного зелёного цвета, начиная светиться магией в самой глубине расширенного зрачка.

– Приятно познакомиться магистр, – смущённо ответила Рина, пряча выдающие её с головой глаза за опущенными ресницами.

Мне было настолько странно видеть преобразившегося наставника, что я стояла тихо, боясь шевельнуться и тем самым нарушить прекрасный момент. Тем неожиданней стал тихий стук в дверь. Я даже про себя ругнулась на этого нежданного визитёра, кем бы он ни был.

Пришлось открывать, с сожалением наблюдая, как разрываются те тонкие нити, что совсем недавно робко переплетались между Рейденом и Риной. Да, да я не удержалась и посмотрела на них своим особым зрением. Завораживающее волшебство, мгновенно напомнившее мне видение-подарок Лерума. Покраснела и быстро отвернулась, осторожно приоткрывая дверь.

Милая светловолосая девушка не смело улыбнулась и попросила передать Шарин, что леди Энрика её спрашивала. Но мне и говорить не пришлось, ведь слух у двуликих отличный. Мне лишь оставалось посторонится, пропуская заторопившуюся подругу в коридор.

Мы тепло попрощались, договорившись о встрече при первой же возможности. С наставником она также попрощалась, получив от него разрешение на наши встречи. Увы, правила игр никто не отменял, тем более я здесь как ученица магистра Рейдена. Кто знает смогу ли я выйти за пределы игрового лагеря, а вот без письменного разрешения наставника Рину могут не пропустить ко мне. Хорошо, что всё оказалось решаемо и кажется Рейден был очень доволен её просьбой. Вот такого наставника, хищника, начавшего охоту на желанную жертву, с горящим чувственным взглядом и без привычной маски серьёзности я ещё не видела, но была искренне рада за них. Встретить свою истинную пару большая редкость, бесценный подарок судьбы и они оба его достойны.

Глава 29

Стоило Шарине исчезнуть за закрывшейся дверью, как Рейден вновь стал серьёзным. Правда, не настолько злым, но не менее встревоженным.

– Лия, как у тебя обстоят дела с контролем сущности и огненной магии? – испытующе посмотрел на меня наставник.

– С магией всё в порядке, а вот сущность пока так и не проявилась до конца. Даже не знаю с чем это связанно. Но я её хорошо чувствую, можно сказать, мы договорились. С этой стороны не должно быть неприятных сюрпризов. А что случилось?

Я сама уже встревожилась не на шутку. Мы ведь не афишировали мои новые способности к огненной магии, как и пробуждение сущности. Будут ли у наставника проблемы, если это вскроется сейчас? Возможно, если я не смогу сдержаться и невольно причиню кому-то вред, но это вряд ли. Значит причина его вопросов в другом.

Рейден раздражённо провёл по своим волосам, зарываясь пальцами в густую шевелюру. Знакомый жест, значит новости точно не из приятных.

– Это хорошо. Завтра тебе придётся постараться и ничем не выдать себя на проверке. К сожалению, меня с тобой в кабинет не пустят, таковы новые правила. Я не ожидал, что будет всё настолько серьёзно, хотя в политическом свете предстоящих игр такие меры предосторожности вполне оправданы. И всё бы ничего, но проверяющим будет сам заместитель главы службы безопасности лорд Кристэн Могрейн. Неприятный и очень дотошный тип. Приходилось несколько раз с ним сталкиваться. Если что-то заподозрит, не отвяжется, пока всё не узнает. Ему лучше не врать, сразу почувствует и постарайся долго не смотреть в его глаза. Ты незамужняя лэри, в твоём положении это не будет считать неуважением или попыткой что-то скрыть. Прочитай внимательно документ, который будешь подписывать, но постарайся скрыть своё недоверие за смущением. Ты обязана подписать, только подтверждение что получила вещевой набор для игр. Остальное только с моего согласия и в моём присутствии. Всё поняла? – Рейден подошёл ко мне и приобняв за плечи вопросительно посмотрел в глаза.

Поняла- то поняла, но легче не стало, наоборот, почувствовала себя мышью загнанной в ловушку. Я уже заранее боялась этого проницательного лорда Кристэна, вот только отступать было некуда.

– Поняла. Вот только, что будет, если он всё же узнает о моей сущности и втором даре?

Я не могла не спросить. За наставника я переживала не меньше чем за себя. Да и за Тедерика волновалась, он был так же причастен к нашей тайне. В том, что он в числе первых кинется меня защищать, я не сомневалась.

– Не переживай. Ничего противозаконного в этом нет. Все необходимые бумаги мы с Тедериком подготовили. Но вот пристальное внимание лорда, в случае раскрытия твоих способностей, тебе будет обеспечено. Так что постарайся себя не выдать.

Я, конечно, пообещала сделать всё возможное. Мы ещё немного поговорили, обсуждая, что именно и как я должна буду ответить на провокационные вопросы. А затем мне в жёсткой форме было велено отдыхать и не выходить из комнаты. Ни о каких вечерних прогулках под луной уже не стоило и мечтать. Во всяком случае, не сегодня. Да и мне, после всего услышанного, было как-то не до романтики.

Впрочем, как и Тедерику. По словам Рейдена, он сейчас по своим каналам пытается добыть более подробную информацию о новых правилах, составе делегаций и, возможно, немного о судьях.

Наставник ушёл, напоследок пообещав, что во время проверки будет рядом. Буквально за дверью, а наша связь поможет ему понять, когда именно мне понадобиться помощь. Если понадобится, нам хотелось бы чтобы всё прошло гладко.

Ужин мне принесли в комнату. Аппетита не было, но я заставила себя поесть, силы мне завтра понадобятся. Вот только быстро наступившая ночь не принесла мне успокаивающего сна.

Утро следующего дня я встретила разбитой, с припухшими от слёз глазами. Пришлось воспользоваться специальной мазью. Благо аптечка была с собой, полностью забитая разными лекарствами.

Вполне ожидаемые последствия. Всю ночь крутилась на кровати, отбиваясь от тревожных мыслей и болезненных картинок прошлого. Разговор с Риной о детях безжалостно резанул по уютному вакууму спрятанных Лерумом воспоминаний. И если вначале мысли о лорде Кристэне не давали пробиться разбуженным чувствам, то под конец, когда я уже обессилела от бесконечных попыток просчитать предстоящую встречу, они всё же проявились. Сердце заныло от нахлынувшей тоски и тревоги. Как там моя девочка, муж? Справляются ли, здоровы ли? Не хотелось, чтобы они страдали. Борис ещё молод, и я от всей души желала ему счастья. Пусть с другой женщиной, лишь бы им всем было хорошо вместе. Зная мужа, была уверена, абы кого он не приведёт в дом и уж тем более не подпустит к дочери.

В эти мучительные часы я искренне была благодарна Леруму, что приглушил воспоминания и чувства. У меня теперь другая жизнь и я собиралась приложить все усилия, чтобы она стала счастливой.

Не сразу смогла успокоиться, слёзы, помимо воли, текли по щекам, но уже не было так больно. Эмоциональный всплеск постепенно схлынул, опять отступая вглубь сознания. Смогла снова дышать спокойно, а вот забыться крепким сном, нет. Только немного подремала под утро.

Пока умывалась, одевалась и собирала вещи, принесли завтрак. Приятный напиток немного освежил, да и собственные настойки начали действовать. К моменту появления в моей скромной комнатке Тедерика, я уже выглядела вполне достойно.

– Доброе утро Лия, – произнёс он негромко, внимательно осматривая меня с ног до головы.

Я хотя и была уверена в своём внешнем виде, но всё равно смутилась. Взгляд этого мужчины в прямом смысле обжигал, пробуждая совсем не уместные сейчас мысли и желания.

– Здравствуй. Надеюсь, утро действительно будет добрым. Ты узнал что хотел? – я волновалась, слишком в мрачном свете представил наставник лорда Кристэна.

Тедерик молча подошёл ко мне совсем близко, и просто обнял, аккуратно прижимая к своей груди. Приятное тепло постепенно пробиралось под кожу, на время прогоняя все страхи. Было так уютно в кольце его руки, что хотелось стоять так долго, очень долго.

– Ничего важного. Эта проверка для всех, тебе главное держаться уверенно и чётко отвечать на его вопросы. Да и не проверка это, скорее инструктаж. Там будут выдавать специальные артефакты участников, и ещё кое-что из обязательных вещей. Рейден уже там, контролирует отправку ваших вещей, заодно присматривается к другим участникам. После инструктажа мы сразу отправляемся в игровой лагерь. Транспорт уже приготовлен. Не волнуйся, всё хорошо. Я буду рядом и никому не позволю причинить тебе вред. Мы справимся, – зашептал он мне в макушку, медленно поглаживая горячими ладонями по спине.

– Справимся, – прошептала так же тихо, наслаждаясь нехитрой лаской.

В груди уже знакомо потеплело, сущность едва ощутимо заворочалась, проявляя любопытство. Зрение резко изменилось, и я с восхищением увидела, как тонкие красные потоки-нити потянулись от наших с Тедериком тел на встречу друг другу. Робко, даже опасливо они сначала коснулись друг друга и замерли, словно в раздумьях.

Наблюдая, подняла лицо и тут же попала в плен потемневшего мужского взгляда. В смущении поняла, что тоже поглаживаю мужчину по груди, замирая ладонью напротив громко стучащего сердца.

– Лия, – выдохнул Тедерик, сильнее прижимая меня к себе.

Я легко подалась навстречу не в силах отвести взгляда от его лица, заставляя себя не смотреть на манящие губы. Но плохо старалась, Тедерик с тихим рычанием резко склонился ко мне и поцеловал. Нежно, чуть покусывая то верхнюю, то нижнюю губу, тут же поглаживая их языком. Обняла в ответ, полностью отдаваясь невероятно приятным ощущениям и отвечая с не меньшим пылом.

Нити вспыхнули чуть ярче и стали быстро переплетаться в причудливый узор, невероятно красивый и живой, пульсирующий, в такт с нашим сумасшедшим сердцебиением. Даже с прикрытыми от удовольствия глазами, я видела наши энергетические потоки, и это было странно и волнующе одновременно.

Поцелуй становился все более страстным и требовательным. Я чувствовала, как моя огненная магия с радостью отвечает на зов его огня. Бежала по венам, стремилась к нему, забирая с собой все оставшиеся страхи. Почувствовала покалывание в пальцах и отстранилась, наблюдая, как появляются красные коготки на руках. Более того, явственно ощутила недовольство своей сущности что прервали поцелуй.

Не знала радоваться или нет, но моя сущность, по всей видимости, очень даже не против моего выбора. Её тягу к сущности Тедерика было сложно не почувствовать.

Мы так и стояли, обнявшись, дыша часто, почти в унисон, не решаясь отойти друг от друга. Возможно, это было безумием, не уместно и легкомысленно, но мне это помогло. Я уже не так нервничала, ощущая рядом сильного мужчину, готового ради меня на многое. Сейчас его чувства были для меня открытой книгой, я давно уже заметила эту особенность. С каждым разом она проявлялась всё отчётливее, возможно и он так же чувствовал меня. Судя по его изменившемуся взгляду, я была не далека от истины. Ну и пусть, это справедливо.

Улыбнулась, неохотно отступая на шаг назад. Хотела взять свою сумку, но Тедерик опередил. Легко одной рукой подхватил мои вещи, второй меня под руку и мы пошли на встречу с лордом Кристэном.

Нам предстояло дойти до местной администрации, благо это приметное здание находилось недалеко от гостиницы. У входа нас встретил наставник, как всегда серьёзный. При виде нас на его лице мелькнула тёплая улыбка. Поприветствовав друг друга, мы уже втроём вошли в прохладу одноэтажного здания.

У одной из двери стоял хмурый магистр Форин и четверо из командной пятёрки. Отсутствовал Эрким, и судя по выжидающей позиции магистра, пятый член команды был сейчас на проверке.

Мы остановились рядом, перебросившись несколькими вежливыми фразами со всеми. Обратила внимание на одинаковые медальоны, висящие на шее у игроков. Небольшие медные круги с крупным выпуклым камнем посередине. В руках у них были небольшие свёртки, наверняка те самые нужные вещи, что тут выдавали. Они выглядели вполне довольными, посматривая друг на друга с весёлым прищуром, что несомненно радовало. Значит Эрким последний, я буду следующей, так сказал наставник, и я была согласна с ним. Ожидание никому не прибавляет спокойствия.

Мы недолго простояли, дверь открылась, и оттуда вышел Эрким. Сказав, «Следующий» он быстро отступил от двери, но не закрыл её. Тедерик чуть сжал мне руку, словно напоминая о своём обещании, и я смело шагнула в кабинет.

Комната оказалась небольшой, с одним большим окном, как раз напротив входа. Солнечные лучи беспрепятственно проникали сквозь прозрачное стекло, светя прямо в глаза вошедшему. Прикрыла глаза, тщетно пытаясь рассмотреть мужчину, сидящего за столом у самого окна, но солнечный свет позволял разглядеть лишь очертания, скрывая само лицо в тени. А вот я стояла перед ним как на ладони, и чувствовала каждой клеточкой его сканирующий взгляд. Очень неприятное ощущение.

– Имя, – бросил он, не предлагая присесть, хотя рядом со столом был стул.

Голос был грубоватый, чуть хриплый, будто у мужчины болело горло. Одетый весь в тёмное, широкоплечий и наверняка высокий. Это еди