КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415354 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153530
Пользователей - 94600

Впечатления

Любопытная про Гале: Наложница для рига (Любовные детективы)

Предупреждение 18+ стоит , но ради интереса просто пролистнула после пяти страниц чтива, все остальное. Жесткое насилие над гг и остальными девами…... Это наверное , для мазохисток……Тебя насилуют во все места, да не один мужик, а много, а ты потом его и полюбишь. Ну по крайней мере обложка со страстным поцелуем наверное к этому предполагает.
Похоже аффторши таких «шедевров» заблокированных мечтают , что ли , чтобы их поимели во все места, куда имеют гг, а потом будет большая и чистая любофф. Гадость какая то .Удалила всю папку и довольна.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Подарки для блондинки. Свекровь для блондинки (Фэнтези)

Начав читать не эротику этого к слову сказаь аффтора, поняла . что читать про тупую блондинку с чуть менее тупым магом просто не в состоянии из-за непроходимой тупизны гг. Скушно , тоскливо и совершенно неинтересно.
Удалила всю папку с этими «шедеврами». И хорошо, что ЭТО заблокировано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варшавский: Человек, который видел антимир (Научно-фантастические рассказы) (Социальная фантастика)

Варшавский - любимый советский фантаст, а рассказ "Человек, который видел антимир" - это прямо про меня! :)

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
кирилл789 про Эльденберт: Заклятая невеста (Фэнтези)

бытиё здорово определяет сознание. эти две курицы под одной непроизносимой фамилией сами не поняли, что написали. ну, кроме откровенных зверств без причин (я, что ли, должен догадываться и объяснять??! ну, тогда отстегните мне часть гонорара, курицы), дошёл я до подготовки к балу после которого будет свадьба.
и тут этой чумичке, которая героиня, РАСКАЛЁННОЙ иглой протыкают мочки, чтобы вдеть серьги. и с обжигающей болью - от проткнутых ушей, и - от тяжести серёг, эта чумичка должна идти на бал, который продлится ВСЮ НОЧЬ, а утром, без сна - свадьба. с болью этой непреходящей.
МИР - МАГИЧЕСКИЙ!!! вввашу маму. не пригласили в гости.
что МАГИЕЙ боль убрать НЕЛЬЗЯ???
бросил. ну что за дурдом-то?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Минаева: Я выбираю ненависть (СИ) (Любовная фантастика)

и вся эта галиматья из-за того, что когда-то, подростком, на каком-то проходном балу, героиня отказалась с героем танцевать и нахамила. принцесса - пятому сыну маркиза. и он так обиделся, так обиделся!
в общем, я понял почему на папке супругиной библиотеки стоит "не читать!!!".
лучше, действительно, не читать.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Кистяева: Дурман (Эротика)

читал, читал. мало того, что описывать отношения опг под фигой - оборотни, уже настолько неактуально, что просто глупо. но, простите, если уж 18+ - где секс?? сначала она думает, потом он думает. потом она переживает, потом он психует. потом приходит бета, гамма и дзета. а ггня и гг голые и опять процедура отложена!
твою ж ты, родину. если ж начинаешь не с розовых соплей, а сразу с жесткача - какого динамить до конца??? кистяева марина серьёзно посчитала, что кто-то будет в эту бесконечную словесную лабуду вчитываться?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
alena111 про Ручей: На осколках тумана (Современные любовные романы)

- Я хочу ее.
- Что? - доносится до меня удивленный голос.
Значит, я сказал это вслух.
- Я хочу ее купить, - пожав плечами, спокойно киваю на фотографию, как будто изначально вкладывал в свои слова именно этот смысл.
На самом деле я уже принял решение: женщина, которая смотрит на меня с этой фотографии, будет моей.
И только.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Его не звали, но он приперся (fb2)

- Его не звали, но он приперся (а.с. Его не звали, но он приперся-1) 2.7 Мб (скачать fb2) - Avada Kadavra (avada kadavra)

Настройки текста:



Его не звали, но он приперся

https://ficbook.net/readfic/8205186

Направленность: Джен

Автор: avada kadavra (https://ficbook.net/authors/1149804)

Фэндом: Ориджиналы

Рейтинг: nc-21

Размер: Миди, 448 страниц

Кол-во частей: 35

Статус: закончен

Метки: Мэри Сью (Марти Стью), Фэнтези, Дарк, PWP, Повествование от первого лица, Попаданчество, Элементы гета, Элементы фемслэша

Описание:

Далеко не всем мирам нужны Призванные Герои, даже если их и можно призвать. В самом деле-то! Всегда и везде найдутся достойные люди, которым самим пригодится слава, могущество и личный гарем.

А призванный?

Он тут только материал, не более…

Публикация на других ресурсах:

Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:

Попытка написать о Призванном Герое, которому повезло остаться в живых. Фатальная случайность, ошибка в отлаженном многими поколениями механизме, давшая ему крошечный шанс самому решать свою судьбу.

В конце концов, плохие парни никогда не ждут в гости Героя, но он, сука, все равно приходит.

Частично вдохновлено серией «Вы призвали не того» Айтбаева Т.А.

Сразу говорю, работа очень специфическая, от которой в равной мере тянет плевать огнем, рыдать кровью и ржать до потери пульса.

Некоторые финты Системы взяты именно оттуда.

Р.С. Кубики влияют на ход событий и в этой работе, но намного меньше, чем в ПиМ.

Р.Р.С. Внезапно:

№2 в топе «Джен по всем жанрам»

№1 в топе «Джен по жанру Фэнтези»

№1 в топе «Джен по жанру Попаданцы»

№1 в топе «Джен по жанру Даркфик»

№1 в топе «Джен по жанру PWP»

№1 в топе «Джен по жанру POV»

Р.Р.Р.С. Еще внезапнее:

Вы на 4 месте месте в списке авторов, набирающих популярность

Р.Р.Р.Р.С. Вообще удивительно, но все же – ссылка на омаки к моему опусу:

https://docs.google.com/document/d/1vQsXulPaovfRBTBjw1MQ1EONTf1OqbP-hf7neMqW75g/mobilebasic

Пролог

В любом деле, будь то подметание улиц или спасение галактик, важны методичный подход и перестраховка от неприятностей. Позаботься о выполнении этих двух пунктов, и большая часть возможных проблем минует тебя и твое начинание, даже не появившись на горизонте. Умные люди и нелюди именно так и работают: методично и осторожно, чтобы не поскользнуться на ровном месте, дав многочисленным недругам (а у умных личностей такие всегда имеются) законный повод подтолкнуть падающего.

Относили себя к числу людей умных и правители мира Алурея, благо имели на то все основания. А потому к решению проблемы внешнего вмешательства, как и ко взращиванию своего и своих ближних могущества, подходили со всей ответственностью. Успешно, замечу, подходили. Настолько успешно, что за последние несколько веков стабильно возрастала их сила и влияние, их сыновья и дочери получали новые легендарные и эпические классы, золото и уровни текли рекой, а проблемы пристыженно огибали стороной избранников жизни.

Платой за эти могущество и стабильность служили жизни, кровь и души. И естественным будет предположение о том, что отнюдь не им приходилось вносить оную плату. Собственно, они и не вносили, предпочитая переложить эту во всех отношениях важную обязанность на тех, кому и нужно решать проблемы мира.

На Героев.

Институт Призыва Избранных был вложен в сам мир очень давно. Поговаривают, что куда раньше даже Системы, не говоря уж о временах царствования. Структуру, впаянную в сам мир, вложили Боги, но далеко не те, которым поклоняются нынче. Другие, куда как более старые и древние божества создали сложнейшую даже по их меркам структуру, позволяющую вырвать из иного мира чью-то душу, дав ей тело и, самое главное, могущество. Избранные и Герои получали в подарок от самого мироздания силы, которые для обычного жителя Алурея были недостижимы.

С ходу стать владельцем эпического или легендарного класса? Легко и просто, ибо такие Героям выдают почти всегда, позволяя вовсю развивать их в нечто невообразимое. Добавьте сюда ускоренное получение опыта и куда как более легкую прокачку, и вы получите машину уничтожения всего живого, неживого и концептуально неуничтожимого.

Естественно, обладатели такой личной силы вполне обоснованно претендовали на высокий социальный статус, банально по праву силы. Столь же естественным было отсутствие среди сильных мира сего желающих оным статусом поделиться. Никто не желал пускать в свой круг этих наглых выскочек. Увы, но выскочки были сильны, очень сильны, баснословно сильны. А вот сами власть имущие далеко не всегда могли личной силой похвастаться.

Они стравливали Героев друг с другом, посылали их на самоубийственные миссии, втихую травили или еще как избавлялись. Они возвышали отдельных призванных, надежно привязывая их к своим семьям с помощью брака, интриг и прочей социальной магии. Временами им удавалось, временами нет, и тогда кто-то из интриганов погибал.

А потом кем-то, возможно, самими Богами, было найдено и воплощено решение.

Смертельно подлое и восхитительно прекрасное в своей изящной простоте.

Известно, что создатели Ярма долго общались с самыми разными призванными, выпытывая мельчайшие детали об их призыве и механике его работы. А потом они создали свой шедевр.

Герои были очень, я еще раз уточню очень , трудноуязвимы к ментальным, контролирующим и подчиняющим воздействиям. Это было, на минуточку, одним из усилений, гарантированных получением титула Героя. Стоило только призванному стать им, и его разум, его воля оказывались надежно ограждены от посягательств. Не полностью, но крайне старательно, что делало большинство попыток влияния той еще мукой. А уж с ростом уровней и силы, попытка приворожить Героя была обречена на провал.

Ярмо не боролось с героическим званием.

Оно накладывалось в тот миг, когда душа уже была призвана в Зал Выбора, но еще не избрала свой класс и божественные дары. А значит, эта душа оставалась обычной человеческой душонкой из захудалого мира, чаще всего техногенного. Подчинить такую было не то чтобы элементарно (все же влиять приходилось через множество преград), но вполне возможно.

Со временем местные маги даже научились заставлять призываемых выбрать нужный класс, нужные легендарные, а то и мифические, артефакты и прочую мишуру.

А потом Героем тихо и ненавязчиво манипулировали – алхимия в еду, девушка в постель, чары в мозги и тот даже не замечал ничего. Героическое звание все так же было крайне надежной защитой, но дорожка сквозь него была уже проложена. Беднягу быстро проводили по лагерям орков и бандам разбойников, позволяя набрать первые, самые простые, уровни.

А потом его, ничего не понимающего, приносили в жертву, буквально вырезая из его души столь желанные легендарные классы и приживляя тем, кому эти классы были куда как нужнее: сыновьям, дочерям, себе самим и верным людям. Иногда, конечно, симпатичного Героя или Героиню могли оставить в качестве ручной зверушки или любовницы, благо сила их все так же огромна. Но это было точно такой же смертью, как и смерть физическая.

Почему вообще оставляли в живых?

Так при насильном вырывании чужого класса, он падал на один уровень вниз. Мифический становился легендарным, легендарный эпическим, эпический уникальным и так далее. Иногда, если нужно хорошее и верное орудие, то проще будет не убивать его, а пользовать (во всех смыслах) и в дальнейшем. Тем более что рисковать собой в бою придется отнюдь не тебе.

Добавьте сюда тот факт, что Герои, в отличие от простых людей, получают право сразу на три класса с первого же дня появления в Алурее. Им нет необходимости ждать аж до двадцать пятого уровня, чтобы получить второй, и пятидесятого для получения третьего. Героям – все лучшее. Причем сразу, без регистрации и отправки сообщений на короткий номер. А полноценные Избранные и вовсе получают сразу пять слотов под классы, да и выбор им предоставляется куда как более широкий.

Сказка, а не жизнь.

Так и жили Герои, даже не осознавая своего рабства.

Так они и умирали.

Так было уже очень долго и, казалось, что так будет во веки веков.

А потом на Алурей приперся я.

Меня спасла извечная среди всех рас вселенной рукожопость, помноженная на фактор случайности. Всего лишь кто-то не достал нужный реагент, кто-то недосмотрел за ходом ритуала, кто-то затупил… а я выжил.

Таких случаев, когда наложить Ярмо на призванного не удавалось, было довольно много. Это неприятно, это лишние траты, это урон финансовому благополучию, но это не проблема. Такого призванного убивали в тот же миг, когда он появлялся в круге призыва, не давая ни малейшего шанса на выживание.

О силе нашей, Героической, знали все, и понапрасну рисковать никто не мог себе позволить.

Вот только косяк в призыве был куда как крупнее, чем просто неудачное подчинение – меня выкинуло отнюдь не в зале призыва. И ладно бы еще это! Такие случаи тоже не редкость, а способы борьбы, в виде отправившейся по следу героя зондер-команды, были отточены тысячелетиями.

Проблема в том, что мой призыв вообще посчитали неудачным, дав мне самое важное, самое ценное, дав мне то, что мятежным Героям давать нельзя ни в коем случае.

Время на подготовку и вхождение в силу.

И понеслась.

Впрочем, вернемся немного назад во времени, когда я только оказался в Зале Выбора и тихо охреневал от происходящего, как и положено человеку в подобной ситуации.

Буквально секунду назад я видел перед своим лицом внезапно возникшую под моим уютным креслом светящуюся багровым цветом пентаграмму, а потом хоп! И я тут.

“Тут” было огромным залом, чей потолок терялся в высоте, посреди которого висели, словно тыквы из фильма про Гарри Поттера, множество карточек, назначение коих оставалось, в тот момент, для меня неизвестным. Никакой паники не было, как и волнения. Я знал на самом глубинном уровне, что я Попал. Прямо как в бесконечных книжках про попаданцев с Системой.

Вот прямо так и никак иначе.

Ну, я и не стал истерить, предпочтя осмотреться вокруг, а не пойти выбирать карты-подарки от Системы, положенные каждому попаданцу. Это решение, кстати, спасло мою шкуру и жопу от неприятнейшей участи, ибо в момент оборачивания своего туловища я уловил движение за спиной. Как же хорошо, что мне хватило ума не думать и не разворачиваться к источнику движения всем корпусом. Вместо этого я прыгнул вперед, словно собирался рыбкой нырнуть в прозрачно-черный пол.

А выйдя из кувырка (это был кувырок, а не болезненное падение! я сказал!) и повернувшись к источнику моей тревоги, я завизжал, как чертова монашка, оказавшаяся на сходке маньяков-насильников, уже наготовившихся исповедоваться в своих грехах. Жуткая по*бень, похожая на помесь макаронного монстра и монстра тентаклевого, явно не оценила мой героизм, намереваясь повторить прыжок и наградить меня сеансом хентая во все дыры. Душа поэта воспротивилась и добавила мне сто тысяч очков в мотивацию, отчего я, завизжав еще громче, принялся бегать кругами, петляя при этом аки заяц и моля боженьку, чтобы меня спасли.

Боженька так и не явился, но, видимо, незримо присутствовал рядом, потому что по*бень так и не смогла меня поймать. В попытках сбежать от нее я уже залез в самый дальний угол оказавшегося не таким уж и здоровым зала, когда эта гадость… просто исчезла.

У меня хватило сил только на тихонький матерок и звучное шмяканье оземь. Похоже, я даже сознание от переизбытка ощущений потерял, или просто уснул.

Когда я снова поднялся на ноги, то передо мною висела огромных размеров папка. Реально, натуральная папка с файлами, бумажная и белая. У нас на работе в таких же папках хранились никому не нужные отчеты, которые начальство запретило сдавать в макулатуру. Причем, эта штука висела тут и раньше, просто я ее не видел – у меня были другие вещи, на которых концентрировалось мое могучее внимание. Сохранение девственной задницы, например.

Встав на ноги и немного попытавшись прожечь папку взглядом, я осторожно и быстро коснулся ее пальцем, а потом упал оземь и прикрыл голову руками, как показывали в телевизоре. Ну, знаете, если главного героя пытаются накрыть гранатой, а он такой падает оземь и все осколки, вместе со взрывной волной обходят его стороной. Классика же!

Ничего не случилось, а я почувствовал себя идиотом. В смысле еще, большим идиотом чем обычно, а это, скажу вам, показатель! Я бы даже сказал показателище!

Встав на ноги и уже смелее коснувшись висящей в воздухе папки, я ее открыл и принялся делать то, что и положено делать с папкой для отчетов. Нет, не подтираться, хотя и думалось мне об этом варианте. Все же читать, пусть и с опаской – а ну как там Некрономикон, и я случайно призову старину Ктулху?

Но там оказалось именно то, к чему я привык: отчеты о проделанной работе. А именно, обо всех уже призванных героях, их подвигах, их жизни и смерти. Занимательнейшее чтиво, пусть и слишком сухое и бесцветное, как и положено отчетам. И чем больше я читал о своих предшественниках, – а начал я не с древности, а с тех кто был прямо перед мною, – тем больше я зверел, пополам с впадением в ужас.

Знаете, я вообще-то тот еще фрукт. Даже сам себя не назову хорошим человеком, хоть и мразью, я надеюсь, не являюсь. И пусть мой разум закален интернетами и 4чаном, но даже мне было несколько мерзко и страшно читать о том, что делали с коллегами попаданцами местные жители. А вдвойне страшнее от того, что это могло произойти со мною, да и по-прежнему может.

Пришлось сделать то, к чему меня жизнь совсем не готовила – сесть и подумать.

Выбрать классы, очевидно, придется, если я хочу покинуть это место. Хоть тут и нет жажды и голода, но проводить в таком антураже остатки своей вечности как-то не вдохновляло. Пришлось открыть окно системной справки и начать читать.

Мне, как полноценному Герою (жаль, что не Избранному) было положено выбрать один легендарный и два эпических класса. Можно было поменять что-то на, скажем, артефакт высокого грейда, но не более. Вот только на фоне предполагаемых мною проблем, этого будет не то чтобы мало, но недостаточно.

– Хей, там! Наверху! Я тут первый за хрен знает сколько лет Герой, могущий дать пи**ы местным жителям! Мне никакой награды не положено?

В ответ раздалось тихонькое «дыньк», а перед глазами возникла надпись. Зелененькая такая.

В связи с особыми условиями вам даровано три мифических класса и один артефакт аналогичного грейда на выбор. Приятной игры!

Я аж приободрился, ровно до того момента, когда вновь осмотрел огромный зал с кучей карт, среди которых хрен найдешь то, что мне нужно. В смысле, реально хрен найдешь, ибо их тут многие тысячи!

– А можно мне подсказать, какие классы самые нужные и полезные для моего выживания? Ну, чтобы я не взял бесполезную хрень? А то прибьют меня бедного, как пить дать прибьют!

Удивительно, но мне вновь ответили, причем очень приятным для меня способом. Перед лицом появилась знакомая надпись. Ну, та, которая зелененькая.

Получен мифический класс: Повелитель Теней.

Получен мифический класс: Владыка Снов и Отражений.

Получен мифический класс: Мистический Алхимик.

Выберите, пожалуйста, артефакт.

Даже моего небогатого (относительно) опыта гейминга и богатого (тоже относительно) опыта чтения всяких ранобешек, хватило для понимания того, что один класс дали для скрытности, другой для атаки и третий для крафта. Если подумать, то вышло и вправду идеально для того, чтобы бродить мощным, но незаметным одиночкой, да еще и со способностью к самообеспечению.

Правда, я бы не отказался от того, чтобы получить еще способности мощного целителя и призывателя, чтобы уже наверняка перекрыть все направления.

– А можно меня сделать Избранным? И телепортировать подальше от основных населенных маршрутов? А еще подкиньте мне золотишка на дорогу. – Все так же смотря в отсутствующий потолок проорал спаситель мира и восстановитель справедливости в моем лице.

Вместо ответа рядом со мною что-то просвистело, а потом раздался такой грохот, что я едва не обосрался несмотря на все свое душевное спокойствие. Когда же я повернул свою голову в сторону звука, то рядом со мною стоял огромный губозакаточный станок. Это я точно знаю, потому что на этой железной махине размером с церковный орган так и было написано: губозакаточный станок.

Юмор я, конечно, оценил…

Я вам говорил, что у меня большие проблемы от несдержанности на язык? Нет? Ну так говорю! Причем мне об этом говорила мама, папа, первый и второй начальники (третий молча уволил сразу), четвертый и последний шеф на которого я работал до этого приключения, все мои девушки скопом и соседка Евдокья Керосиновна. В общем, они бы все сейчас скопом сделали синхронный фейспалм, если бы услышали мою следующую фразу:

– Да вы там чё, ***ели?

Вместо ответа передо мною появилась еще одна надпись, тоже, замечу, зелененькая. На которой все тем же шрифтом были написаны очень интересные новости.

Для получения титула Избранного убейте Бобика.

Я уже подумывал о том, как буду убивать какую-то собачку, когда из-за спины послышалось предельно предвкушающее рычание. Не делая резких движений, я обернулся.

Лучше бы я не оборачивался.

Представьте огромную собаку, словно бы целиком вылитую из расплавленного металла, при этом обладающую таким бешеным выражением морды, что кирпичей, отложенных вами, хватило бы на постройку второй Москвы. А теперь еще умножьте получившуюся картинку на десять и добавьте размеры с вагон среднестатистического поезда.

Ах да!

Над головой этой страхое*ины повесьте сияющую, обязательно зелененькую, надпись, гордо гласящую всем ее читающим, что перед ними никто иной, как Бобик.

Я завизжал как Витас, которому прищемили яйца промышленным прессом и роняя кал пополам с соплями побежал в противоположную от адского Бобика сторону. Ну, то есть, попробовал побежать, ибо трудно убегать от поезда.

Полученного удара лапой хватило бы на то, чтобы высрать собственные внутренности, но каким-то чудом, все удары и укусы этой милой зверушки не наносили мне никакого урона. Урона-то они не наносили, но вот почувствовать давали всю гамму ощущений.

Я держался, не отступая, по меньшей мере минут двадцать, за которые меня, кажется, пережевали и высрали раз двести. Я бы и еще дольше продержался, коли бы не короткая передышка, за которую я успел различить очередную надпись. Сука, зелененькую!

Выберите, пожалуйста, артефакт.

Я бы высказал свое особо важное мнение по этому поводу, но тут Бобик в очередной раз мотнул головой, отправив меня в длительный и, наверное, очень красивый полет через весь зал.

Скорее из отчаяния, чем реально на что-то надеясь, я выкинул руку в сторону и попытался схватить одну из карт. Естественно, ничего не вышло, зато на обратном движении я таки что-то да схватил. И увидел, что теперь я лечу не просто вперед, а в раскрытое окно синего цвета, которое было ничем иным как порталом.

Я все же сумел проорать перед тем, как в него свалится:

– Пииииидааа….

Из портала я вышел в новый, дивный мир, который мне нужно будет обязательно покорить и захватить. Я вышел в него гордо, уверенно и пафосно, как все примархи вместе взятые.

Ладно, буду правдив.

Из портала я выпал, причем головой вниз, да еще и на огромной скорости. Только чудом, в виде не менее огромной кучи прошлогодней листвы, в которую я и приземлился, мне удалось не поломать себе ни единой косточки. Зато пришлось изрядно поматериться, пока мне удалось выбраться из сей компостной тучи, собрав при этом половину ее у себя на голове.

Выбрался.

Чтобы столкнуться лицом к лицу с тройкой каких-то низкорослых зеленых уродцев, полутора метров ростом и вооруженных деревянными копьями с, судя по всему, костяными наконечниками. Внешний вид дополняла худоба и одетое на них тряпье, могущие вызвать омерзение даже у пленников Освенцима и Дахау вместе взятых.

Короче, типичные гоблины. Над ними именно так и было написано: гоблин. И даже уровни были приведены, второй, второй и третий. Можно сказать идеальные первые фраги.

Первые фраги переглянулись и очень недобро посмотрели на будущего владыку вселенной. Да и облизывались они очень характерно, аж слюни пуская.

Секунду мы смотрели друг на друга, а потом я решил пойти на диалог и стать первым (возможно) землянином, который заговорит с иной формой жизни:

– Здорова, чурки. Шо по чем? – Я был сама толерантность, помноженная на такт и возведенная в десятую степень.

Я же уже говорил про то, что слишком часто говорю не думая?

Так вот, повторю еще раз.

По лесу я бежал молча, благодаря богов и своего шефа за то, что он позволял приходить в офис в кроссовках. Ибо будь я в туфлях, то уже сломал бы себе что-то. Мое молчание было не только проявлением моей стрессоустойчивости, но и попыткой сохранить остатки дыхания. Хотя, в свою поддержку скажу, что после Бобика мне было уже не так страшно.

Мое выживание было обусловлено тем, что я был довольно высоким парнем, – почти метр девяносто, – и коротконогим уродцам было трудно угнаться за мною, даже если учитывать более высокую выносливость. Да и та начала потихоньку сдавать, замедляя зелененьких человечков. Если бы не тот неприятный факт, что моя выносливость тоже уменьшалась, а также регулярные и громкие завывания, которыми эти гады как пить дать призывали своих товарищей, то я бы даже испытывал некую надежду.

А так оставалось только бежать и бежать, надеясь не сдохнуть в процессе. Пару раз, когда я уже думал что все, отбегался, у меня словно открывалось второе дыхание, и я резко ускорялся, вновь отрываясь от задорно улюлюкающих пи***ов.

Вместо классического обрыва, мне встретилась самая обычная река, в которую я прыгнул, почти не раздумывая. Во-первых, я был неплохим пловцом, – сказывалось детство в деревне. Во-вторых, что-то мне подсказывало, что гоблины если и любят воду, то только в виде бульона к тому супу, который они хотят из меня сварить. Так что в воде у меня шансов куда больше, чем на суше.

Злобные и, ей-богу, возмущенные крики, раздающиеся со стороны преследователей, только подтвердили мою правоту, заставив мысленно погладить себя по голове. Мысленно, ибо я был занят тем, что пытался доплыть к движущемуся по течению реки дереву, очевидно, упавшим в реку по какой-то прозаической причине. Ну, или боги попаданцев послали мне его как знак спасения.

И только закрепившись на этом послании небес я обернулся, посмотрев на берег и копошащихся там гоблинов. Мои ожидания оправдались, ведь они действительно не приближались к воде. Не иначе, боялись, что она смоет часть покрывающей их грязевой корки.

Не сдержавшись, показываю внимательно смотрящим за мною тварям неприличный жест. Ох, как они выбесились! Как завизжали! Как сучки с веганского форума, куда я однажды скинул фотку своего стейка. Некоторые даже шагнули в воду в тщетной надежде догнать меня (я-то уже оценил скорость течения, чтобы не опасаться ни преследователей, ни возможных стрел). Уже собирался жестами показать им, где я видел их гоблинских матушек, как троих из них, заплывших дальше всех, сожрала огромная пасть, похожая на помесь крокодила и акулы.

Вот прямо целиком проглотила, даже не пережевывая.

Крайне внимательно смотрю на свои ноги, по колени свисающие в воду, и осторожно вытаскиваю их на плывущее дерево, полностью убирая себя из ставшей такой неуютной водной глади. Я, внезапно, почувствовал себя в куда как большей опасности, чем в тот день, когда меня преследовал в дупель пьяный сосед вооруженный топором.

По сантиметру сдвигаясь я сумел уложиться так, чтобы полностью лежать на стволе, не испытывая при этом неудобства. Хрена с два я сейчас рискну поплыть к берегу!

Отдых занял несколько часов субъективного времени. О времени реальном ничего не выскажу, ведь простенькие часы на моей руке успели насквозь промокнуть и перестали работать. Но, как минимум, солнышко успело зайти, а взамен взошла Луна. Даже две Луны.

Так, в лунном свете, я впервые открыл свой лист персонажа, попытавшись систематизировать имеющиеся у меня знания о мире. Судя по всему, мифический класс – это невероятно круто, а три таковых ставят меня лишь на пару миллиметров ниже в табели о рангах, чем полноценные Избранные. Ну ладно, не на пару миллиметров, но все же довольно близко к этим ребятам. Да еще и артефакт, который я успел хапнуть остался со мною, хотя я и не следил за тем, чтобы держать его рядом с собою.

Артефакт я отложил на потом, втупившись в открытое предо мною системное окно. Слава сиськам, что шрифт был нормальный, а не, мать его, зелененький.

Имя: Константин


Раса: человек

Уровень: 1

Титулы: Герой

Очки характеристик: нет


Очки класса: нет

Характеристики (стандартные):


Сила: 1

Ловкость: 3

Выносливость: 4

Восприятие: 1

Концентрация: 1


Энергия: 1

Характеристики (классовые):


Тень: 1

Грезы: 1


Вдохновение: 1

Класс: Повелитель теней


Ранг: 1

Основные характеристики: тени, ловкость, восприятие.

Способности:

Контроль теней: 1/5

Позволяет вам контролировать тени в поле вашего зрения и ограничено придавать им физическое воплощение.

Чувство теней: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Тенерожденный: навыки скрытности растут в пять раз быстрее; в случае опасности тени укроют вас как своего собрата.

Ловкий: ловкость растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Владыка Снов и Отражений


Ранг: 1

Основные характеристики: грезы, концентрация, восприятие

Способности:

Создать сон: 1/5

Позволяет контролировать сон, в котором вы находитесь, ограниченно влияя на ход течения времени.

Наслать сон: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Грезящий: социальные и магические навыки связанные с классом растут в пять раз быстрее; над вашими снами не властен никто, кроме вас самих.

Непоколебимый: концентрация растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Мистический Алхимик


Ранг: 1

Основные характеристики: вдохновение, восприятие, энергия

Способности:

Создание состава: 1/5

Позволяет создавать алхимические составы из наличных реагентов, инстинктивно понимая процесс создания

Расщепление реагента: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Понимание сути: возможность видеть и, с оговорками, понимать магию в вещах и реагентах; все ремесленные навыки, связанные с алхимией, растут в пять раз быстрее.

Внимательный: восприятие растет быстрее.


[не раскрыто]

Особое:


Предел совершенства (от титула Герой): повышает максимальный предел развития характеристик до 50 (Сейчас: 60), ускоряет обучаемость и повышает количество получаемого опыта.

Воля Героя: влияющие на мышления навыки рангом ниже вашего класса не имеют действия.

Взгляд Героя: позволяет видеть определенное количество информации об окружающих; зависит от вашего уровня.


Мифический: предел развития характеристик поднят на 10 (Сейчас: 60), дает возможность выбрать одновременно три класса.

Навыки:


Провокация: 1 (ученик)

Бег: 4 (ученик)

Скрытность: 6 (ученик)


Плавание: 3 (ученик)

Закончил я довольно быстро и первым делом выругался (шепотом). Я-то думал, что мифический класс дает способность тут же нагибать всех, кого только пожелаешь, не говоря уж о троих таких классах сразу! Пока что хоть как-то полезным мне кажется только возможность управлять тенями, но даже это не сильно тянет на архикрутой навык вселенского сокрушения! Чем мне, мать вашу, отбиваться от противника, случись тому возжелать моих потрохов?

Меня едва не убили три *банных гоблина!

Это же просто, бл*дь, полный пердимонокль! Я чертов нуб, находящийся у дьявола на куличиках, не имеющий ни боевых навыков, ни оружия, ни денег, ни знаний об окружающем мире. Я вообще ничего не имею кроме насморка из-за промокшей одежды!

С трудом подавив всплывшее раздражение и, стараясь как можно меньше шевелиться, я достал из кармана прихваченный мифический артефакт. Это было тонкой работы кольцо, скорее даже изящный перстень. Луны светили довольно ярко, отчего я мог вполне сносно различить изображенный на кольце герб…

Растущие из задницы руки?

Данунах!

Что там по этому поводу говорит Система?

Перстень Извращенного Менталиста (мифический)


Это кольцо принадлежало одному из величайших магов-менталистов во вселенной, впитав часть его опыта и умений. Пусть сей маг был известен своим могуществом, но куда сильнее он запомнился тем, что имел огромный гарем не менее могущественных, чем он сам, женщин, полностью ему преданных и покорных.

Свойства:

Неразрушимый: предмет нельзя сломать.

Неразменный: предмет нельзя потерять, продать или украсть.

Мифический: это очень крутой артефакт, гордитесь им.

Даруемые способности:

Покорение женщины (активный): указав перстом на любою особь женского пола равного или меньшего уровня, вы навсегда превращаете ее в максимально верную вам слугу и рабыню. Не действует на тех, чей класс выше вашего. Активация мгновенна, перезарядка занимает сутки.

Вложение красоты (пассивный): любая особь, подчиненная этим кольцом, приобретает относительно приятную и желанную внешность (зависит от изначальной расы жертвы), какой бы оная внешность не была бы ранее. Даже гоблинши и тролихи. Активация автоматическая, вместе с Покорением. Действие занимает от нескольких минут, до суток в зависимости от внешних параметров цели.


Админ, сука! (активный): при активации этого навыка все системные администраторы в радиусе километра испытывают резкое расстройство желудка. В случае отсутствия рядом представителей указанной профессии навык находит оного самостоятельно в пределах всей вселенной. Активация фразой: [да чтоб вы там обосрались], перезарядка одна минута.

[не раскрыто]

На какой-то миг мне безумно захотелось наплевать на конспирацию и возможное наличие поблизости водоплавающих хищников и заорать благим матом!

Я не спорю, навык силен и полезен, да еще и приятен. Какой-то школьник, – да и я в иной ситуации тоже, – отдал бы руку (правую) за обладание таким конструктором гарема. Но не находясь посреди леса с агрессивно настроенными гоблинами и акулокрокодилами!

Я бы сейчас обменял это колечко на генератор огненных шариков, оставшись при этом очень довольным такой сделкой. Я еще и доплатил бы, если бы было чем.

Ну как так, а?

Ну, может я попутал берега немного, когда потребовал себе титул Избранного, но не до такой же степени, чтобы натравливать на меня Бобика, отправлять прямиком в пасть гоблинам, а потом еще и так прокидывать с артефактом.

Хотя стоп.

Если эти ребята управляют Системой, то значит ли это, что они по профессии те самые легендарные системные администраторы, ради которых это кольцо и создавалось? Кто бы ты ни был, неизвестный маг, но знай – я оценил твою помощь, хоть ты и конченый извращенец!

– [Да чтоб вы там обо…]

БЫДЫЩ!!!

Примерно с таким звуком в ста метрах от меня ударила самая настоящая молния. И это при совершенно ясном небе и прекрасной погоде. Кажется, мне лучше не гневить этих ребят пока я не научусь уклоняться от молний и уничтожать Бобиков. Но главное, что я теперь знаю о наличии у меня такого полезного скилла.

А еще у меня хорошая память на обиды.

Так что я подожду.

А они пусть приготовят себе туалетную бумагу.

Я закрыл глаза и уснул сном младенца.

Утро было совсем не добрым.

Для начала, я все же простудился, что совсем не удивительно учитывая мокрую одежду и холодную ночь. Как я с таким отношением к здоровью не замерз нахрен этой ночью, это куда как интереснее. Добавляло приятных ноток еще и полностью затекшее от долгого сидения-лежания на твердом и холодном бревне тело. Затекшее настолько, что гордый попаданец чуть не словил сердечный приступ просто из-за того, что подумал, будто его парализовало.

Проснулся.

Расшевелил тело.

Чихнул и высморкался.

А теперь сижу и смотрю на находящийся метрах так в ста берег, думая о том, как бы не оказаться съеденным на поздний завтрак братцем того подводного жителя, что недавно отобедал тремя гоблинами, которые, в свою очередь, хотели отобедать мною. Мыслей в голову не приходило, по крайней мере умных.

Перебрал все свои навыки, не нахожу среди них ничего подходящего для моих целей. Попробовал разобрать поваленное дерево (мне кажется или оно намокает и потихоньку тонет все сильнее?) на алхимические ингредиенты. К своему удивлению осознал, что молодые листья и кора этого лесного исполина вполне имеют внутри себя какую-то магию. Даже не поленился сорвать несколько кусочков того и другого.

Смотрю на эти куски растительности и нихрена не понимаю, что с ними делать. Разве что разорвать руками на крупные части, перетереть в ладонях, скомкать в тугой шарик и словно вдохнуть в него смысл и жизнь…

С охренением смотрю на находящуюся в моих руках таблетку, которую Система идентифицирует как средство от простуды обычного грейда. Несколько секунд сомнения и громкий, разбрасывающий сопли, чих убедили меня в том, чтобы сунуть эту сомнительную медицину себе в рот и тщательно пережевать.

Как ни странно, но боль в горле и груди прошла почти мгновенно, хоть и не исчезла полностью, а дыхание стало отдавать запахом мяты, а не нечищеных зубов. Крупно удивившись и несколько подобрев, я принялся срывать все имеющиеся в радиусе моей досягаемости ингредиенты. К сожалению, подходили далеко не все листья и не вся кора, а только определенные участки.

На три порции антибиотика собранного мною все же хватило. Было бы четыре, но после третьего подряд создания препарата в груди поселилось чувство сосущей пустоты, отчего я не рискнул напрягать себя еще больше. Надорвусь и буду потом подыхать посреди реки, как дурак.

Характеристики радовали возросшей энергией, концентрацией и восприятием, а в навыках появились новые пункты, которые не могли не радовать мое доброе и всепрощающее сердце.

Алхимия: 9 (ученик)


Травничество: 5 (ученик)

С почином меня, алхимика.

Хочу есть, а ловить рыбу в этой реке я как-то очкую.

Восстановившись после создания своего первого зелья (принял еще одну порцию), я понял, что дальше так жить нельзя – либо я на этой деревяшке умру с голоду, либо, что вероятнее, мною отобедает какое-то чудище речное.

Под вечер, когда тени стали максимально длинными, я решил воспользоваться своей единственной ограничено пригодной к бою способностью. Это я про контроль теней, если что. Выросшая до трех единиц энергия могла позволить мне в целых три раза больше, чем один жалкий пункт в этой характеристике. Например…

Встав на самый ближний к берегу край своего плавсредства, я дождался того момента, когда тень одного из свисающих над берегом деревьев окажется рядом со мною. А потом я ухватил эту тень, подобно тому, как хватаешь одеяло и начинаешь тащить его на себя.

В желудке и груди словно поселилась космическая бездна, буквально вытаскивая из меня силы, но движение бревна по течению сначала остановилось, а потом меня и вовсе начало притягивать к берегу. В какой-то момент я испугался того, что силы мне не хватит и я так и отключусь, свалившись в воду и утонув, но пронесло.

Последние метры я уже не стал тащить себя теневой веревкой, а просто спрыгнул и потопал пешком, благо неглубоко. Страшно конечно было, но иных вариантов не наблюдалось. Никто меня жрать не пришел, и я вывалился на берег. Сил на то, чтобы целовать землю не имелось, как и на подготовку лагеря или прочую ерунду. Только и сумел, что отползти (буквально) метров на десять в глубь леса и прислонить спину к дереву.

А потом темнота.

Очнулся ближе к рассвету от того, что меня жрут комары – если посреди реки их не было, то здесь они летали тучами. Поняв, что такими темпами меня реально сожрут живьем, я встал и почапал к воде. Мне нужен был костер, еда и средство от комаров.

И если последнее отсутствовало напрочь, то добыть первое и второе можно было попытаться. В кармане пылилась довольно дорогая газовая зажигалка (причем не моя, а коллеги, жаль, что так и не вернул, но, с другой стороны, хорошо, что не вернул), так что я имел надежду на то, что она не промокла. В реке, помимо чудищ, должна была водиться еще и обыкновенная рыба, которую можно было попытаться поймать.

Короче говоря, лучше было делом заняться, чем кормить собою лесных жителей.

Сбор лапника и веток для костра вышел на удивление быстрым и непроблемным. Мне не встретилось ни единого гоблина, волка, медведя, непоймичего, что попытались бы меня скушать. Зато нашлось несколько разных травок, в которых я почуял перспективные реагенты для алхимических опытов. Собирал прямо в карманы, а те немногие, что обладали действительно ощутимым волшебным потенциалом, клал прямо в бумажник, благо он тоже просохнуть успел.

Несколько купюр пришлось пустить на растопку, ибо на поиск нормального трута у меня уже не хватало ни сил, ни желания. Зато костер за двести рублей был очень теплым и почти бездымным, хотя я и не помнил, как такие костры делать.

Обогревшись и еще больше проголодавшись, я пошел на рыбалку. Вы пробовали рыбачить с помощью тени? Как ни странно, мне даже понравилось, благо ничего сложного для меня не было. Не после подталкивания целого бревна. Я просто сел с самого края крутого берега, смотрел в чистую и прозрачную воду и ждал. А когда несколько крупных рыбешек таки появились, я поддел этих водоплавателей их же собственной тенью, вытащив из родной стихии и коварно убив.

О попытках выпотрошить рыбу трехсантиметровым перочинным ножиком-брелком можно слагать легенды, причем исключительно матерные. Впрочем, наша история не об этом.

А вот запеченная в углях подгоревшая рыба – это непередаваемо вкусно, особенно после почти трех дней голодовки. Исключительно из нежелания напрягать желудок я ограничился незначительным количеством пищи. Мне еще, пережив все свои приключения, помереть от заворота кишок не хватало для полного счастья.

Засыпал я почти счастливым.

Примечание к части

https://st3.depositphotos.com/3367263/16748/i/1600/depositphotos_167480904-stock-photo-view-of-river-amidst-forest.jpg – Река посреди леса.

https://vignette.wikia.nocookie.net/thronerush/images/2/2a/Goblin_1600.jpg/revision/latest/scale-to-width-down/400?cb=20131224091800&path-prefix=ru – гоблин.

https://i.pinimg.com/236x/f8/be/e5/f8bee532d77920e3e42aa191081e5fcb-hobgoblin-green-goblin.jpg – еще гоблин.

https://primamedia.gcdn.co/f/big/1053/1052024.jpg?696b0977617c768ad938edc05b0ff13e – бревно-спаситель.

http://chernoebeloe.ru/wp-content/uploads/2012/02/chudovishe-chernogo-morya.jpg – Чудо-юдо.

http://www.chuchotezvous.ru/images/stories/occult/evil/drev_chudovisha_2_copy.jpg – Или такое.

https://bsmith.ru/files/styles/uc_product_list/public/ring_62_2_0.jpg?itok=cejGxrYl – Колечко.

Глава первая

Вы только представьте, насколько меня доконал родной офис, если находясь в лесу, в другом мире, без средств к выживанию и под постоянной угрозой быть сожранным какой-то неведомой ху*ней, я чувствовал, что реально отдыхаю! Нет, без шуток, мне было почти хорошо – рыба еще не успела надоесть, а я неплохо научился ее запекать, вода из реки, конечно, была не кипяченой, но я так ею и не отравился, а общее настроение было преисполнено покоя и некого налета романтизма.

Если же говорить серьезно, то было тяжеловато. В первую очередь потому, что я откровенно опасался (ибо попаданцы не боятся) за свою шкуру. Совершенно незнакомый мир уже едва не прибил меня несколько раз. Причем первые два еще до моего в нем появления! Короче, был повод волноваться за свое здоровье.

Костер я старательно разжигал исключительно сухими ветками, ведь они почти не дымили. К реке всегда ходил осторожно и садился ловить рыбу только там, где вода была прозрачной, а дно легко просматривалось на хоть сколь-либо значительные расстояния. Ночью засыпал очень неохотно, опасаясь визита зеленокожих уродцев, которые вполне могли и проследовать за мною вниз по реке. В общем, всяких неприятных вещей, что могут заставить меня помереть на месте я навидался более чем достаточно, чтобы представлять себе глубину той жопы, в которой я перманентно нахожусь.

Отдельной темой будет прокачка, которую я продолжал, несмотря на лень и нежелание шевелить батонами ради лишних цифр. Как вообще эти попаданцы всю жизнь на адские тренировки тратят? Я с трудом заставлял себя развиваться и то, только потому, что от этого моя жизнь зависела, а заняться все равно было нечем!

Кстати, именно тренировки показали мне, какой глубокий смысл скрывается в титуле Героя. Когда в статусе прочитал о том, что мне будет легче обучаться и развивать характеристики, я думал, что это что-то эфемерное. Ну, знаете, процентов двадцать в плюс или еще как. То есть, я, конечно, читал всякие ранобешки, где герой получал плюс сто к силе, просто подвигав бровями, но на себя не примерял – в сказки я не верил, даже с учетом моего попадания. И, тем не менее, на себе почувствовал всю крутость героического происхождения.

Нет, я не стал за одну ночь вторым Джоном Рембо, но я действительно развивался аномально быстро. Еще на Земле мне довелось пару недель походить в тренажерный зал, так что я знаю насколько трудно накачать мышцы и вбить в голову рефлексы. Собственно, потому и перестал ходить. А сейчас я могу качать характеристики просто за счет регулярных упражнений. Там, где раньше я получил бы переутомление и разорванные мышцы, теперь получал плюсики к характеристикам. Это, несомненно, радовало, но когда я представлял, что мне придется сражаться и противостоять кому-то, обладающему такими же силами, но при этом еще и потратившему многие годы на совершенствование… Короче, пацаны, я очкую и не стыжусь этого.

Тренировался я и в магических направлениях, благо все три класса у меня были вполне волшебными. Регулярная рыбалка с помощью теней и просто манипулирование ими ради забавы (не пробуйте ковырять тенью в носу – я чуть не кончился от боли в порванной ноздре), попытки приготовить что-то из собранных ингредиентов (починить ноздрю удалось, но не сразу) и даже практика осознанных сновидений, хотя последнее относительно безуспешно, если не считать возможности полноценно выспаться за два часика.

Алхимия, пока что, казалась самой перспективной. Причем я уверен, что обычные алхимики, не имеющие мифического класса, не могут создавать зелья из, фактически, «говна и палок». Полагаю, дело в моем алхимическом чутье, которое позволяло найти пригодные к чему-то реагенты даже в компостной куче или рыбьей требухе. Большая часть времени была мною растрачиваема на поиски новых реагентов и попытки слепить с них что-то этакое.

К сожалению, такого успеха как моя первая попытка больше не случалось. То есть, я создавал новые составы, но чтобы прямо с первой же попытки, такого не выходило. В четырех случаях из пяти получалась либо непонятная жижа вообще без свойств, либо слабые яды, которые больше напоминали сугубо эффективное слабительное (к счастью, можно было не пробовать на себе). Но даже с таким гандикапом я смог смастерить себе мазь против комаров и комариных укусов (жаль только, что хранить ее не в чем, отчего каждый раз нужно новую делать), обладающую нормальным запахом, несколько антибиотиков и противопростудных микстур, которые я заворачивал в листья, создавая своеобразные таблетки, обеззараживающий состав, что я пил вместе с водой из реки, и многие другие полезные мелочи. Получилось даже забодяжить мазь с эффектом регенерации, которой я смог починить порванную своим идиотизмом ноздрю. Увы, но последней получилось создать только две порции, ибо на ее изготовление требовалось аж три ингредиента, причем одним из них был какой-то непонятный цветок, который больше так и не удалось найти.

Текло время, росли навыки и характеристики. Алхимия и травничество скакнули на уровень подмастерья, который давался после пересечения десятого уровня в навыке. Точно так же развилась и скрытность: по-видимому, она качалась даже на рыбах. Рыбалка, будь она неладна, тоже быстро ползла вверх и могла взять новую планку в любой момент. Да, вообще-то, многие навыки готовы были перешагнуть ученическую ступень. По-видимому, первые десять уровней были самыми легкими и, скорее, ознакомительными.

Результат, впрочем, ощущался и так. Взять ту же рыбалку – там, где я раньше действовал больше наугад да за счет владения тенью, теперь работал опыт, совмещенный с интуицией. Я каким-то чутьем знал, как правильно занимать позицию, где лучше ловить рыбу и как это делать. Я ради интереса не поленился поймать одну рыбешку голыми руками. Вышло только с шестой попытки, но сам факт! Впрочем, с моей возросшей ловкостью, я мог и без умений рыбака повторить этот подвиг.

Ловкость, да… Рост характеристик это вообще отдельная тема, которую хрена с два так просто раскроешь. Трудно описать это словами, но я реально чувствую каково это стать многократно сильнее, быстрее и ловчее себя прошлого. В своем родном офисе я мог прорукожопить даже таща себе кофе, залив им важные файлы или собственную клавиатуру. Теперь я могу спокойно жонглировать пятью шишками сразу и не напрягаться при этом! Выходило столь же естественно, сколь и странно. Я словно стал куда как четче понимать последствия каждого моего движения, легче осознавать свое положение в пространстве… Блин, да не знаю я как еще это описать!

Магические характеристики тоже растут, и как бы не быстрее, чем обычные. С другой стороны, их тренировка тоже куда как тяжелее обычного отжимания и приседания. Каждое использование магии словно поселяло внутри меня сосущую пустоту, выпивающую все имеющиеся во мне соки. Неприятное ощущение, причем это я изрядно приуменьшил. Отдельно отмечу, что если уровень энергии рос весьма быстро, то концентрация, отвечающая, судя по всему, за скорость применения способностей и количество растрачиваемых впустую сил качалась очень тяжело. Самым простым способом повышать ее было использование теней для тонкой работы. Вроде ковыряния в носу, ага.

Что больше всего расстраивало, так это отсутствие боевых навыков, вроде рукопашного боя или, скажем, владения кинжалами. Умом-то я понимаю, что для их наличия нужно тренироваться с оружием, которого у меня нет, или хотя бы просто тренироваться. Но дело даже не в лени, а в банальной нехватке времени – развитие магических способностей отнимает почти все силы, да и само по себе выглядит более эффективно. Если физическую силу я могу развить просто таская дрова, а ловкость жонглируя шишками, то вот с остальным…

После тяжелой тренировки с тенями или создания нескольких микстур из ничего подряд, я чувствую себя настолько уставшим, что даже думать о том, чтобы пойти помесить ближайшее дерево кулаками, было физически больно. Да, вот такой я слабак!

Длительная работа с тенями дала свой результат, причем совершенно неожиданно. Я как раз пытался наловчиться создавать из теней не просто отдельные щупальца и полотна, а полноценную сеть для рыбалки. Это не так просто как кажется, ибо чем больше теней я стягиваю в одну точку, тем тяжелее мне их удерживать. То же самое могу сказать про удержание формы отдельной тени – чем сильнее, тем тяжелее, да и пустота в груди все нарастает.

Но в тот момент я был отдохнувшим, полным сил и желающим хоть какого-то развлечения, а потому взялся за дело с энтузиазмом чиновника пилящего госбюджет. Первым делом я схватил несколько теней отбрасываемых ветвями деревьев, начав стаскивать их в одно целое. Затем, пришло время формирования каркаса сети, отчего в голове застучали молоточки и запели птички. Чувствуя себя подобно тяжелоатлету, который пытается побить мировой рекорд, я продолжал сплетать ячейки, добавляя, время от времени, новую тень. В какой-то миг, я почувствовал, как по губам течет пошедшая из носа кровушка, а сам я почти выключился. Скорее от упрямства, чем из чувства долга, я все же сплел последнюю пару теней, явив миру свой шедевр – дырявую, уродскую и совершенно непригодную для рыбалки теневую сеть. А потом отключился к херам.

Проснулся под вечер – голодный, злой, разбитый, да еще и без рыбы! Но в тот миг, когда я прочитал очередное сообщение от Системы, плохое настроение исчезло без следа. Если даже забыть про повышение характеристик, оставалось самое главное достижение.

Контроль теней: 2/5


Позволяет вам контролировать тени в поле вашего зрения и придавать им ощутимое физическое воплощение; тени могут ограничено принимать твердую форму.

Первое классовое повышение, чего я точно не мог ожидать. Мне уже начало казаться, что повысить классовые способности можно только прямым вложением очков! Это преимущества мифического класса, или просто я такой крутой?

Впрочем, сие было неважно. Важным было вытереть кровищу с лица, желательно так, чтобы ни капельки не попало в воду, а потом поужинать вчерашней рыбой. Вот высплюсь, восстановлю энергию, и можно будет испытать свое новое приобретение. А то если я попробую сделать это сейчас, то с высокой вероятностью словлю инсульт. А зачем мне такие проблемы со здоровьем? Правильно, не нужны они мне.

Новые возможности были действительно внушающими уважение. Если раньше тени напоминали рвущегося с поводка сенбернара, так и жаждущего пойти гулять на свободу, то теперь они напоминали рвущуюся с поводка таксу. Да, все еще вырывается, но держать ее куда как проще.

А еще я таки сплел сеть и даже поймал в нее целых три рыбешки сразу. Правда, из-за того что ячейки в сети слишком широкие, две из них выплыли без особых проблем. Третья тоже сбежала бы, но я успел превратить сеть в полноценный мешок, отрезав ей путь к свободе. Спрашивается, а нахрена я с сетью себя мучил? С другой стороны, не попробуй я ее сделать, то и способность не развил бы. Но все равно – это фиаско, товарищи!

С новыми способностями я действительно мог постоять за себя. Теперь нанести удар тенью было столь же возможно, сколь и удар кулаком. Да, тени медленнее, требуют время на концентрацию и тратят мои силы куда сильнее ударов кулаком, но сам факт! А еще я опробовал придание тени твердости и не сказать, чтобы я был недоволен получившимся результатом.

По ощущениям мои попытки сделать себе теневой меч сравнимы с попытками использовать собственные жилы вместо тетивы для лука. В смысле, это было действительно тяжело, куда как тяжелее, чем просто шевелить тенями. Впрочем, если не замахиваться на полный теневой доспех, то создать ограниченно твердую палку-ковырялку с острым наконечником, было вполне реально даже с моими текущими возможностями. А само наличие оружия, которым можно лишить залетного гоблина жизни, головы и анальной невинности (гусары, молчать! я не то подразумевал!) изрядно успокаивало.

Попытался было повторить свой подвиг только уже с классом алхимика, но добился только истощения и головной боли, вместо повышения классовой способности. Видимо, мне нужно быть очень, очень везучим, чтобы качаться таким способом.

Интересно, а я получаю опыт за убийство рыбы?

А то мне срочно захотелось получить восьмидесятый уровень и пойти нагибать.

Знаете, всякой передышке приходит конец. Печальная истина, которую ты в полной мере осознаешь вместе с истекающими, подобно крови из раны, минутами перекура перед планеркой. Вместе со звонком отложенного на пять минут вперед будильника, напоминающим звук падения могильной плиты. Вместе с последним днем новогодних праздников, что иссякают подобно ручью в пустыне. Короче, моему мирному проживанию на лоне природы тоже пришел конец. И заодно едва не посетил еще и меня самого, да.

Меня спасла не супер-навороченная интуиция, не мои навыки в магии и уж точно не умение сражаться. Меня спасла плохо прожаренная рыба, которой я наконец-то отравился, словив желудочное расстройство. Именно из-за вызванной бессонницы, которую не успокоило даже принятое мною средство от поноса (алхимия – сила!), я и услышал тихий, почти неслышный шорох чьих-то шагов.

В родном мире я бы ни в жизнь не заметил столь незначительного сигнала, но постоянные поиски нужных травок изрядно развили мое восприятие, и я начал замечать то, что раньше пропускал. Я вообще довольно давно был на нервах, ожидая какой-то пакости, просто в силу того, что не найти меня было невозможно. Я слишком выделялся со своим костром, запахом жаренной и запеченной рыбы и поломанными в поисках нужных трав кустами. Честное слово, еще пару дней и я бы сам решился сменить место дислокации на новое!

Не успел.

Зато, похоже, сбылась мечта идиота. Я же хотел быстрого кача? Ну, вот он, идет прямо ко мне в гости. Я не мог точно знать, кто именно пришел по мою душу, но с высокой вероятностью это будут гоблины. Дикий зверь боится запаха огня, да и добычи для них в этих местах хватает, а вот зеленые человечки имеют на меня зуб.

Возможно, это было правильной догадкой из неправильных предпосылок, но главное, что догадка была правильной. Это действительно оказались гоблины, причем сразу трое.

Прямо-таки повторение истории! Нет, я серьезно! Как минимум один из них, – с оторванным ухом, – был в той тройке, которая едва не сожрала меня в первый же день моих приключений.

Это я понял уже встав в полный рост и крепко сжав в кулаке сразу три «таблетки» с довольно ядовитой взвесью. По крайней мере, чесаться будет зверски, а уж если вдохнуть ее, или на глаза просыпать! О «просыпать» это не шутка, ибо в моем кулачке эта гадость уже успела раскрошиться. Главное, чтобы самому себя не обляпать, а то это будет крайне нелепая смерть.

– Чилафек! – Разговор начал мой старый знакомый, видимо на правах, тут сарказм, старого друга. – Чилафек – эта многа мяса!

Вот это я понимаю философ! Титан мысли, отец драмы! Кладезь интеллекта и аватара духовности! А еще я прекрасно понял сказанное им, несмотря на то, что язык был вообще незнакомым. Очередной выверт Системы?

– Ё, зеленые! – Отвечаю им в том же духе. – У меня есть кое-чего получше, чем мясо человека.

Вот не знаю почему, но мне совсем не страшно. Вернее, страшно, но это нормальный такой страх, разгоняющий кровь по венам, а не сковывающий параличом ужас. Может всему виной мой титул, может быть, я просто чувствую себя более уверенным из-за возросших характеристик, а возможно и так, что я просто устал бояться. Мне, честно говоря, похер.

Главное, я могу точно сказать, что эти мелкие каннибалы сейчас будут отвечать за мое плохое настроение, за кормежку чертовой рыбой полторы недели подряд, за, сука-мразь-ненавижу, Бобика и мое нынешнее печальное положение, за е**нутых на всю голову местных, превративших Героев в ресурс для фарма. За все и всех.

– Чифо? – Недоуменное выражение на морде этой твари вызывает инстинктивную брезгливость и омерзение, словно смотришь на огромную говорящую кучу дерьма и говнища.

– Это я про… – делаю мхатовскую паузу, заставляя троицу подойти еще ближе, не забыв, правда, направить на меня свои копья. – …пиз**ли!

Резким движением бросаю прямо в морду ублюдков успевшую раскрошиться ядовитую взвесь, ощущая как жжет ладонь, на которую эта взвесь тоже попала. Эффект превзошел все ожидания – три воющих на высокой ноте тела, буквально выцарапывающих себе глаза и не могущих даже вдохнуть нормально. Видимо, я только что стал свидетелем обширного анафилактического шока.

Отбрасываю все сомнения и переживания, подхватывая у одного из них выпавшее копье и тут же втыкая его в растеряшу. На меня нашло какое-то равнодушное исступление, когда уже нет сил остановиться и понимаешь, что назад дороги нет.

Либо я, либо они.

А я хочу жить, радоваться своему бытию, а не служить чей-то похлебкой и закусью к браге!

Удар, удар, удар.

Я перестал бить только тогда, когда от тел зеленых не осталось даже зелени, только красно-черное месиво плоти и костей. На это самое месиво меня и вывернуло плохо переваренной рыбой. Было настолько погано, что думал выблюю собственные внутренности, но мне не дали этого сделать добрые гоблины.

В этот раз спасла именно интуиция, шестое чувство, ибо сам я слышал шорох только на подсознательном уровне, будучи слишком занятый самоуничижением и жалостью к себе. Зато среагировал куда быстрее, чем должен был, несмотря на свое хреновое состояние. Реакция позволила превратить смертельный укол копья в затылок в обычный болезненный удар острой палкой.

Вспышка боли отрезвила лучше всякого психотерапевта, даже будь он длинноногой блондинкой с шестым размером. С небывалой для себя ловкостью, я перекувыркнулся через голову, чудом не воткнувшись лицом в расчлененные трупы, и автоматически отмахнулся сломанным (когда успел?) копьем, отбив второй удар.

Четвертый гоблин заверещал как свинья, узнавшая о способе заготовки сала, и вновь попытался ударить меня копьем. Я уклонился, причем вообще без проблем, словно всю жизнь так делал. Это не было знаменитым замедлением времени, скорее я просто успевал сделать больше, за ту же секунду, что и раньше. Разница в характеристиках теперь была в мою пользу, причем разница эта была очень заметна.

Если сначала гоблин был напуган и бил больше из отчаяния и страха, то, видя мою нерешительность и нежелание атаковать, он знатно осмелел, а на лице его появилась плотоядная улыбка. Я вдруг с абсолютной четкостью понял, что если он меня убьет, то никаких даже самых малых переживаний не испытает, просто будет рад набитому брюху. Он, в отличие от меня, наверняка вообще не умел переживать и задаваться вопросами морали. Глядя на это безобразное лицо, по которому уже бежали ручейки слюны и пены, я наконец-то принял свое решение.

В очередной раз уклонившись от удара, я не стал отступать, а шагнул навстречу, ударяя сломанным оружием прямо в пасть радостно воющего гуманоида. Очередной боевой клич оборвался на середине, вместе с жизнью кричащего. Пусть мое копье было сломано, но сам слом был острым, а моя сила, помноженная на инерцию самого гоблина, насадившегося на древко, сделали свое черное дело.

Понаблюдав за короткими судорогами умирающего коротышки, я отметил и всплывшее после боя сообщения:

Получен уровень!

Текущий уровень: 2

Я уже собирался посмотреть на свой статус, повысив заодно что-то полезное, но тут до меня донеслось то, что должно было быть услышано куда как раньше. Гоблинские крики, причем приближающиеся на меня с разных сторон. Только тут до меня дошло, что в стандартном фентези эти ребята маленькими группами не ходят. А крики этих четырех наверняка были слышны далеко-далеко.

Ну, прям отлично!

Я таки наконец-то понял, в чем сила навыка скрытности. Он не только позволяет мне избегать чужого внимания и тихонько передвигаться. Этот навык реально помогает скрываться ! Вон и толпа гоблинов не может понять, куда я делся, хотя я толком и не уходил с этой поляны. Просто отошел в сторону от костра и в одно движение спрятался в кроне дерева. Только и успел, что смыть собственный яд, попавший на ладонь.

Возможно, им помогли бы навыки следопытов, но тут было так натоптано за время моего пребывания в этом месте, что какие еще следы? Нет, я не спорю, крутой следопыт наверняка смог бы что-то да заметить, найдя меня и мою нычку вообще без проблем. Но только вот крутой следопыт это явно не низкоуровневый гоблин. Самый старший из них имел шестой уровень и копье с наконечником из какого-то железа. Он, к счастью, не следопыт, а воин, судя по экипировке и манере двигаться. Шаманов-магов среди них тоже не наблюдалось, а значит, они продолжали искать, надеясь на ужин, исключительно стандартными средствами.

А у меня качалась скрытность, причем огромными темпами. Полагаю, это награда за хреновую ситуацию, в которой я оказался. Завтра (или уже сегодня?), с рассветом, гоблины меня найдут. Просто потому, что они прочешут всю местность и поймут, что я не уходил. Нет, можно верить в то, что лесные жители, привыкшие к регулярным охотам на разную дичь, в том числе и двуногую, не смогут меня отыскать.

Но я как-то больше реалист по жизни.

А потому сижу в полной темноте, ожидая того момента, когда они все успокоятся. Костер гоблины гасить не стали, жаря на нем останки своих павших. Было бы чем, опять бы вывернуло, а так только злюсь. Если у меня и пытались проклюнуться остатки совести за свое первое групповое убийство, то зрелище пирующих гоблинов оную совесть убило с особым цинизмом. А потом они ее еще и съели.

Ночное зрение у гоблинов, вероятно, присутствовало, но и я им не сильно уступал. У меня было все-таки довольно хорошее восприятие, в числовом параметре, разумеется. И наблюдение за мельтешащими дикарями только добавляло мне характеристик.

Я сидел.

Я ждал.

Я зверел.

И когда, уже перед самым рассветом, дежурные гоблины начали… нет, не спать, но терять концентрацию, я предпочел не ждать их атаки, а самому отправить гадов в страну вечной охоты.

Высокая ловкость, сокрытие в ластящихся ко мне тенях и неготовность к моему появлению позволили мне совершенно незаметно подойти к смотрящему в пустоту дежурному. Я выронил свое трофейное копьецо и не додумался взять себе новое, что меня искренне огорчало. Огорчало потому, что мне пришлось касаться грязной и вонючей кожи гоблина голыми руками, дабы свернуть тому шею.

Хруст позвонков показался мне раскатом грома, но, как ни странно, никого я не разбудил и даже второй охранник ко мне не повернулся. Последнее было самым подозрительным, но, к счастью, это была именно безалаберность охраны, а не хитрый план по моей поимке.

Система, кстати, тоже оценила мой закос под Хитмена, порадовав двумя новыми навыками.

Тайное проникновение: 2 (ученик)


Смертельный удар: 1 (ученик)

Ну, раз ты, Костик, хотел качаться и нагибать, то прошу к столу, кушай не обляпайся! Вот тебе сколько опыта спит и похрапывает, портя воздух и картину мира. Бесовы каннибалы, как же я их ненавижу, хотя и встречаю второй раз в жизни! Мне из-за них приходится косплеить труЪ ниндзя, постоянно рискуя головой. А еще они меня хотят сожрать, что делает их ликвидацию вопросом моего выживания, как минимум.

Прежде чем пойти в гости ко второму стражнику, тихонько обыскиваю свою жертву, стараясь не дышать и не касаться тех лохмотьев и шкур, в которые он одет. Надеюсь, я не подхвачу от него и его друзей вшей, а то и чего похуже. Копье мне будет очень неудобно использовать для тихого убийства, потому я его брать не стал, ограничившись небольшим каменным кинжалом. Вернее, это для гоблина был кинжал, а для меня уродливый и слишком большой стилет.

Хотя лучше такое оружие, чем вообще никакого.

Сжав в руке не слишком удобную рукоять, я аккуратненько пошел в сторону второй жертвы. Никакого движения ползком – с поддержкой теней, я куда быстрее дойду на своих двоих, только пригнувшись немного, чтобы не задевать ветки. А ползком я буду шуметь как чертова стая кабанов.

Кстати, а я идиот!

С какого хрена я забыл про наличие у меня моих родных теней, которые мало того, что можно сделать острыми, так еще и рот ими заткнуть вышло бы! Ну, или порвать кому-то ноздри.

На втором гоблине я таки испытал свою идею и свое оружие.

Шаг, и отбрасываемая в бледном лунном свете (вернее тех его остатках, что проникают через ветви деревьев) тень подымается и хватает хозяина за горло, накрывая голову черным мешком.

Шаг, и гоблин рефлекторно тянет руки к лицу, пытаясь сорвать кусочек ночи, внезапно возжелавший его убить. Он хочет закричать, но издает только едва слышный писк.

Шаг, и тень еще сильнее напрягается, заставляя того откинуть голову назад. Возможно, я бы и смог таким образом сломать ему шею, но слишком высок риск был поднять шум. Поэтому, я в одно движение всаживаю свое оружие в подбородок не успевшего сориентироваться зеленокожего.

Черная в свете луны кровь остается на кинжале, на руке его держащей и на ставшей материальной тени. Аккуратно опускаю тело убитого, стараясь быть минимально шумным, чтобы не дай боженька не разбудить остальную ораву. Их тут почти полтора десятка и если они атакуют вместе, то меня задавят толпою, наплевав на преимущество в росте и характеристиках. Да мне даже троих хватит, думаю. От двоих еще отобьюсь, а трое да, трое меня на ноль помножат.

Так что тишина, полная и беспросветная тишина.

Шагаю к самому крайнему соне и точно так же накрываю его одеялом из теней (в этот раз взял тени от ветвей), не давая поднять шум, а потом в два удара пробиваю тому шею и грудь. Почти никакого шума, максимум эффективности. Отмахиваюсь от всплывшего перед глазами системного сообщения, перехожу к следующему пациенту.

Я тот еще доктор! Лечу от жизни со стопроцентной гарантией!

По всем канонам что-то должно было пойти не так и мне пришлось бы превозмогать противника в неравном бою. К счастью, я тут не по канонам живу, так что проблем не было. Шестнадцать гоблинов умерли тихо и спокойно, так и не проснувшись. Как вспомню все, что я из-за них пережил, так и хочется их оживить и убить еще раз.

Под рассвет мои руки были по локоть в крови отнюдь не фигурально. У каменного ножика напрочь отсутствовал кровосток [1] и рукоять, отчего вся кровища из перерезанных глоток лилась на меня. Чувствую себя чертовым мясником на бойне.

Пришлось идти к реке и ополоснуться в одной из самых просматриваемых заводей, ни на секунду не отводя взгляда от водной глади. Замерз, вымотался и чуть не обосрался, когда меня за палец цапнул рак, но все же нормально вымылся и даже успевшую провонять одежду постирал. То ли мне так повезло, то ли та монстрятина, что при мне заглотила преследующих меня гоблинов, была скорее единичным случаем, чем регулярным обитателем местных глубин.

После помывки принялся осматривать трофеи, благо их было вполне много. Увы, несмотря на количество, качество этих самых трофеев было крайне низким. Бусы, костяные амулеты непонятного толка (магических свойств не имели), какое-то мясо, которое я выкинул подальше даже не глядя, одежда из шкур, к которой я не стал и прикасаться, и оружие. Взял только последнее, да и то самое лучшее – копье с наконечником из куска едва обработанной железной руды, да кинжал, принадлежащий все тому же покойному гоблину шестого уровня. Хороший кинжал, тоже каменный, но скорее обсидиановый или что-то в этом роде. По крайней мере, он был острым, а я сам ощущал в нем капельку магии.

Система по этому поводу отозвалась однозначно:

Гоблинский кинжал – плохое оружие обычного ранга, зачарованное криворуким шаманом на крепкость и остроту, из-за чего его ранг перешагнул мусорный. Вполне пригоден для нарезания овощей.

Админ, сука, я же применю навык от кольца! Я псих, у меня за плечами куча трупов и голоса в моей голове говорят убивать! Какого хрена вы там надо мною смеетесь, а? Я вам что, клоун?

Ладно, вдох и выдох, попробуем успокоиться. Тем более что кинжал действительно не самый плохой. Пожалуй, что даже лучшее оружие в моем арсенале. Это, правда, далеко не похвала арсеналу, но с чего-то же нужно начинать.

Перед тем, как отправиться вниз по течению, я наконец-то решил разобраться с полученными за ночь уровнями и достижениями. По правде говоря, это нужно было делать с самого начала, но мне было слишком тяжело решиться на этот шаг. В том смысле, что я несколько неуютно себя чувствовал. Ну, знаете, первое убийство, куча крови, потом массовая резня спящих и прочие радости бытия попаданцем.

Раскрытый лист персонажа радовал весьма подросшими за ночь характеристиками и навыками. Серьезно, почти столько же, как за неделю тренировок! И это за один бой, в котором я практически не напрягался. Видимо, это Система таким образом стимулирует участие в активных боевых действиях. Ну, или очередной незадокументированный эффект от титула Героя.

Итак, что у нас там…

Имя: Константин


Раса: человек

Уровень: 4

Титулы: Герой; Неслышный Убийца

Очки характеристик: 15


Очки класса: нет

Характеристики (стандартные):


Сила: 13

Ловкость: 21

Выносливость: 11

Восприятие: 19

Концентрация: 9


Энергия: 23

Характеристики (классовые):


Тень: 3

Грезы: 1


Вдохновение: 2

Класс: Повелитель теней


Ранг: 1

Основные характеристики: тени, ловкость, восприятие.

Способности:

Контроль теней: 2/5

Позволяет вам контролировать тени в поле вашего зрения и придавая им ощутимое физическое воплощение; тени могут ограничено принимать твердую форму.

Чувство теней: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Тенерожденный: навыки скрытности растут в пять раз быстрее; в случае опасности тени укроют вас как своего собрата.

Ловкий: ловкость растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Владыка Снов и Отражений


Ранг: 1

Основные характеристики: грезы, концентрация, восприятие

Способности:

Создать сон: 1/5

Позволяет контролировать сон, в котором вы находитесь, ограниченно влияя на ход течения времени.

Наслать сон: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Грезящий: социальные и магические навыки связанные с классом растут в пять раз быстрее; над вашими снами не властен никто, кроме вас самих.

Непоколебимый: концентрация растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Мистический Алхимик


Ранг: 1

Основные характеристики: вдохновение, восприятие, энергия

Способности:

Создание состава: 1/5

Позволяет создавать алхимические составы из наличных реагентов, инстинктивно понимая процесс создания

Расщепление реагента: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Понимание сути: возможность видеть и, с оговорками, понимать магию в вещах и реагентах; все ремесленные навыки, связанные с алхимией, растут в пять раз быстрее.

Внимательный: восприятие растет быстрее.


[не раскрыто]

Особое:


Предел совершенства (от титула Герой): повышает максимальный предел развития характеристик до 50 (Сейчас: 60), ускоряет обучаемость и повышает количество получаемого опыта.

Воля Героя: влияющие на мышления навыки рангом ниже вашего класса не имеют действия.

Взгляд Героя: позволяет видеть определенное количество информации об окружающих; зависит от вашего уровня.

Мифический: предел развития характеристик поднят на 10 (Сейчас: 60), дает возможность выбрать одновременно три класса.


Тишина в зале (редкий; от титула Неслышный Убийца): активный навык, полностью гасящий звуки на небольшом участке. Длительность и зона воздействия зависят от уровня пользователя и показателя энергии.

Навыки:


Провокация: 1 (ученик)

Бег: 6 (ученик)

Скрытность: 24 (подмастерье)

Плавание: 5 (ученик)

Алхимия: 21 (подмастерье)

Травничество: 15 (подмастерье)

Рыбалка: 13 (подмастерье)

Владение копьем: 3 (ученик)

Тайное проникновение: 13 (подмастерье)

Предчувствие опасности: 2 (ученик)

Смертельный удар: 11 (подмастерье)


Владение кинжалами: 16 (подмастерье)

А неплохо так, особенно если сравнивать с моментом моего плавания на бревне! Вырос, возмужал, вон даже новый титул отхватил, причем не самый бесполезный, а дающий активную способность. Эта самая способность, между прочим, очень бы пригодилась мне этой ночью, ибо с ней я мог бы вообще не беспокоиться о случайно проснувшихся от шума гоблинах.

Вот только с чего это я получил этот титул? Как я понял, титулы вообще-то не дают за просто так, даже Героям. Ну, разве что Героям, но все равно не за каждый чих же! То есть, я понимаю, что для меня и моего уровня это было то еще приключение, но неужели маленькая группа гоблинов это повод давать титул одному попаданцу?

Как оказалось, вполне, если попаданец творчески подойдет к их устранению. Титул Неслышного убийцы давался за устранение более десяти противников равного или превосходящего уровня, при условии, что вы либо перебьете их спящими, либо не дадите им поднять тревогу. В принципе, это далеко не самое простое задание в силу того, что противник должен быть равен тебе, а десяток равноуровневых противников, при прочих, уж простите мой каламбур, равных, легко запинает невезучего убийцу ногами, даже не доставая оружия.

А вот для Героев, особенно обладающих тихушными классами, такое задание вполне выполнимо даже на низких уровнях. Прокачать характеристики не подымая уровни, развить скрытность и пойти на тех же гоблинов. И вот, по итогу мы имеем вполне сносного убийцу, обладающего редким боевым навыком. Так что успокойся, Костя, ты не Марти Сью, по крайней мере, пока что.

Но тебе придется им стать.

Ну, или ты, Костя, подохнешь.

Посидев еще пару минут на дорожку, я принялся собираться в путь. Продолжать обитать на этом месте я не мог себя заставить. Казалось, что кровь пропитала эту землю до самого земного ядра. Кровь, которую пролил я сам. Пусть я не жалел об этом и не собирался лить слезы по отряду жестоких каннибалов, но и пребывать здесь дольше необходимого не собирался. А ведь еще и хищники наверняка придут отведать завалявшегося мяса – кучу трупов я закапывать не стал.

Так что в путь-дорогу.

Уже собираясь уходить, я рассмотрел лежащую рядом с одним из гоблинов кожаную сумку-мешок. Вонючая, мерзкая на вид, но это лучше, чем ничего. Вздохнув, отправляюсь к реке, правда чуть в стороне от того места, где смывал кровь, и принимаюсь за стирку. Даже трачу немного лично сделанного состава, отбивающего запах.

Воздействия проточной воды и алхимии оказалось достаточно, чтобы торба приняла не столь мерзкий вид. Выжав и просушив ее, посыпаю еще одним составом. Порошок вообще забавный, своеобразный курьез, из разряда никак не использовать, но выкинуть жалко. Серая пыль легко поглощала огромное количество воды, становясь чем-то, похожим на комки ваты. Влагу из постиранной сумки оно тоже вытащило, пусть и не до конца.

В последний раз окинув свое пристанище взглядом я направил стопы вниз по течению реки.

Меня ждала дорога приключений.

Распределять свои очки характеристик я не стал. Если мой предел на развитие этих показателей составляет шестьдесят пунктов, то я предпочту сначала их развить, и только потом повышать. Это, может, и глупо, но таково мое решение. Тем более что я сам не собираюсь лезть на рожон и рваться в бой.

Я бы еще согласился повысить классовые характеристики, например те же тени, но конкретно эти три стата не повышались свободными очками.

Только ситуационно.

Похоже, мои приключения прошли в стороне, а вместо них пришли проблемы. Сначала начала расползаться обувь – недорогие кроссовки не могли долго выдерживать такое издевательство, как попытка переть напрямик через нехоженый лес. Одежда тоже медленно, но верно, приходила в негодность из-за рвущих ее кустов и веток. Пусть я и старался идти самым простым маршрутом, в чем немало помогали высокие ловкость и восприятие, но далеко не всегда такой маршрут вообще наличествовал.

Следующей проблемой стала медленная, но верная заболачиваемость местности. И соваться в болото, которое уже сейчас мне по щиколотки, я не хотел до крика. Но за спиной были злые гоблины, и мне пришлось плюнуть на все и пойти дальше, пользуясь копьем, как шестом для простукивания дна.

Болото не прекращалось, а вот река потихоньку исчезала как таковая, сливаясь с болотом и, похоже, питая его. Я не географ, но этот факт мне казался ненормальным. Впрочем, я однозначно чуял, что в болоте есть магия – немного, но ощутимо. Магия-то была, а вот способа рыбачить как-то не наблюдалось, вынуждая меня запасать рыбку впрок. Зато всяких травок здесь росло в ассортименте, причем весьма ценных травок. Я только и успевал, что собирать и даже частично использовать эти составы. Особенно сильно было жалко составчика, временно увеличивающего ловкость на пять пунктов. Создав его, я тут же его пролюбил – микстура вышла жидкой и, в отсутствие у меня пробирки, мгновенно утекла сквозь пальцы.

Матерился как плотник, случайно прибивший к доске собственный член.

А спустя еще пару часов я едва не умер, причем исключительно по собственному идиотизму: слишком устал, слишком заманался, слишком невнимательный был и прочие слишком. Результат один: я свалился прямиком в трясину. Да еще и пытался барахтаться, только провоцируя куда более быстрое утопление. Слава сиськам, что мозги у меня все же включились, а сам я, вместо тупой паники, вспомнил о своем мифическом классе.

Деревья были не очень далеко (это точно ненормально, чтобы болото было прямо посреди леса!) и мне хватило сил зацепиться тенью от поднятой вверх руки за одно из этих деревьев. Пусть и стоял полдень, что кроме лютой парилки создавало еще и проблему с отсутствием нормальных теней, мне удалось дотащить себя до безопасного места, посеяв кошелек с остатками денег на растопку и самыми ценными травками, и мое копьецо.

Ну не пи**ец ли?

Пришлось брать руки в зубы и идти назад, к родным и понятным гоблинам, которых можно хотя бы убить, если ударить достаточно сильно. Из имущества у меня осталась только зажигалка (проверил, еще работает), подаренная на день рождения перьевая ручка, что так и не пригодилась с момента моего попадания (я подумал было почистить рыбу ею, но, при наличии даже такого ножа, как мой брелок, это было бы идиотизмом) и гоблинский кинжал. Брелок я, между прочим, тоже скормил пучине. Я бы еще и кольцо гаремостроителя посеял бы, но оно, к счастью, было нетеряемым.

Сука.

Как же я ненавижу болота.

Дорога назад была куда сложнее, пусть мне и удалось сделать нормальный деревянный шест с помощью молодого деревца, ножа, материализированной тени и такой-то матери. С шестом пошло веселее и на второй день голодного пайка, – запасенная рыба-то потонула вместе с сумкой, – мне удалось выйти обратно к реке.

Искупался с истинным наслаждением, наплевав на риск быть сожранным. Да и хрен бы меня такого грязного кто-то жрать стал – штын стоял такой, что комары и мухи падали в полете, причем безо всякого алхимического репеллента.

Ну а стоило мне только вылезти на сушу и развернуться в сторону немногих оставленных мною вещей, как я лицом к лицу встретился со старшим братом Винни Пуха. Причем, ощутимо старшим.

Что медведь забыл так близко к болоту и чем ему приглянулась моя вонючая, как год не стираные носки сумоиста, одежда, я так и не понял. Возможно, он посчитал это падалью и решил пожрать? Черт его знает. Важно то, что он здесь есть и он, сука, здоровый.

– Но-но-но! П-полегче, Превед, я тебе не лоля! Сье**сь на**й отсюда! – Голос, несмотря на закалку последних дней, предательски дал петуха и только чудом не сорвался на писк.

А еще я четко понял, что конкретно этот педобир, во-первых, как минимум частично разумен, и, во-вторых, отлично знает значение сказанных мною слов. То ли фигня с местным языком как-то помогает понимать друг другу даже животным, то ли этот индивид таки действительно слишком умный.

На вас когда-то надвигался вставший на задние лапы громадный медведь? Вот прямо выше вас самих, причем намного выше? И еще рычание такое, жуткое и пробирающее, заставляющее выронить оружие из рук и свернуться калачиком зовя маму?

Мою жизнь в очередной раз спас титул Героя, не позволивший ментальному воздействию взять верх. Секунду назад, на меня наступало воплощение Ада, жаждущее моей крови и души, а потом мир вздрогнул и я резко успокоился. Теперь предо мною был просто медведь. Большой, страшный, смертельно опасный, но все же просто медведь.

С боевым кличем кастрируемого тупыми плоскогубцами кота, я шагнул вперед, а вместе со мною шагнула моя тень. Я еще никогда не вкладывал столько силы за раз, никогда не выкладывался настолько сильно. Теневая сеть, в этот раз настоящая, накрыла потапыча и крепко вцепилась одновременно в него и в землю. А я, не останавливаясь ни на секунду, шагнул за спину недоуменному зверю и начал втыкать лезвие в уязвимые точки на его теле. Уши, горло, основание шеи, подмышки (сам дурак, что встал на задние лапы), пах – я действовал с методичностью, какой сам от себя не ожидал.

Медведь – это вам не гоблин. Простая тень его не удержит, что он успешно доказывал, разрывая ожившие щупальца черноты на части с яростью берсерка. Вот только тени – это не веревки, и разорвать их окончательно и бесповоротно не так то и просто. Разорвешь одну, а две другие уже срослись.

Пустота в груди становилась поистине мучительной, но я держал зверюгу на месте, продолжая бить. По сути, мишка уже мертв, но если он сейчас вырвется, то в медвежий рай он поедет на мне верхом. А я ему никак не извозчик!

Смертельный удар: 12 (подмастерье)

На землю мы упали одновременно – наконец-то издохший медведь и хлещущий кровью из носа я. Несмотря на жуткий упадок сил, я чувствовал себя на удивление сносно. В смысле, мне было весьма нехорошо, но ничего поистине страшного я не испытывал. Так, средней паршивости состояние.

Зато перед глазами мелькала целая плеяда системных сообщений, среди которых наверняка будет и повышение уровня, и, если я правильно интерпретировал ощущения, еще одно улучшение способности к контролю тени.

Это было очень хорошей новостью, как и то, что я выжил, а мой враг – нет.

Но смотреть на свои достижения я буду чуть попозже.

А то я, знаете, всегда мечтал попробовать, каковы на вкус медвежьи пятки.

Если ты не умеешь их готовить, а из потрошащих инструментов имеешь один только обсидиановый нож, то вкус изрядно портится. Да и кровь пришлось снова смывать.

Но это все равно был вкус победы!

Примечание к части

http://games-of-thrones.ru/sites/default/files/pictures/gvendolin/art/Brienneart12.jpg – Миша. Может быть чуть меньше.

https://pw.artfile.me/wallpaper/14-07-2016/650x366/fentezi-suschestva-duh-medved-shaman-fan-1058355.jpg – Мог быть и такой. Чего только там не водится.

https://avatars.mds.yandex.net/get-pdb/1368870/2fb65b96-7125-4049-8295-1921236a64ba/s1200 – Лес болото. Такие бывают, просто ГГ об этом не знал.

https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQeTwBZALoUS0LzOIXYyvOODomAHrwmH2ownnK3d1WGA5ijHZfU – тут герой едва не потонул.

http://www.husain-off.ru/hg7n/images1/drm5-005.gif – Копья гоблинов.

https://cdn.fishki.net/upload/post/201602/07/1841506/2_06.jpg – Трофейный ножик-режик.

Герой потихоньку качает статы, но большей части запланированных для него неприятностей он избежал. Просто довожу до ведома, что пройдя в болото, он избежал группы гоблинов, идущей по его следу. А сама группа подумала, что он потонул или был сожран одной из тварей таомшних.

А если бы ГГ не развернулся обратно, то он с этой тварью свел бы знакомство.

А так только мишку встретил (и да, тот конкретный имел повышенный стат интеллекта, хотя сказанного ГГ и не понял – не настолько высокий стат). Вообще опасный был мишка – из-за высокго стата энергии, его рык глушил даже весьма сильных противников. Но ГГ жи Герой. Самый неудобный противник для такого зверя.

Кубики Костю любят, хоть и не настолько как Роланда. В общем, поживем – увидим. Виживем – учтем.

Глава вторая

Просмотр своего статуса я откладывал совершенно сознательно. Тут как с подарками на день рождения: ожидание порою намного приятнее самого подарка. Вместо разбора полученных подарков от Системы, я начал расчлененку. В роли маньяка и любителя гурятины бедный я, в роли разделываемого выступал уже мертвый медведь без пяток.

Спустя час времени, я признал, что таксидермист из меня еще хуже, чем из создателя упоротой лисицы. Я испортил, наверное, вообще все – шкуру, мясо, собственную одежду, которая хоть и была все так же снятой, все равно оказалась заляпанной кровищей. От взгляда на тот ужас, который должен был быть медвежьей вырезкой, у меня на глаза наворачивались слезы. И это было отнюдь не из-за подымающейся от распотрошенного брюха и полезших из него нечистот вони. Если навык кожевника и существовал в Системе, то мне его не дали, посчитав, видимо, мои действия издевательством над ремеслом.

Плюнув на все, я выбил подобранным камушком медвежьи зубы, повырывал (едва не надорвавшись в процессе) когти и подумал было вытащить сердце, прямо сияющее в алхимическом восприятии, но, посмотрев на себя и сжимаемый в руках гоблинский ножик-режик, плюнул на это дело и пошел купаться второй раз.

Удивительно, но на запах крови и в этот раз не пришла никакая подводная жуть, а я спокойно смыл кровь, постирал убитую в ноль одежду и пошел вперед. Недалеко, метров на сотню, просто чтобы отойти от расчлененной туши и мерзкого запаха. Когда ветерок перестал доносить ко мне смачное амбре скотобойни, я все же решился распаковать свой подарочек.

Как я и предполагал, моя базовая способность к управлению тенями действительно выросла, став по-настоящему полезной. Она и раньше была крута – бедные рыбки, гоблины и педобир подтвердят мои слова с того света, но сейчас она стала реально офигенной.

Контроль теней: 3/5


Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им ощутимое физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и ограничено пригодны к созданию преград и барьеров; дальность и скорость контроля увеличены.

Теперь у меня есть полноценное оружие для сражения с теми противниками, которых я не смогу запинать вблизи. Если бы не показавший дно резерв моей энергии, то я бы не сдержался и попробовал бы исполнить что-то этакое прямо сейчас. Увы, но сил моих хватало только на физические действия. Если попробую сделать еще один сеанс особой уличной магии – лягу прямо тут.

А вообще, складывается такое ощущение, что меня крупно на*бали с предназначениями моих классов. До сих пор я так и не видел никакого толка от класса Повелителя Снов. Если не считать отсутствие кошмаров и возможность выспаться за два часа суперсилой, то он вообще бесполезен. С другой стороны, мой теневой класс, пока что, доставляет сплошное удовольствие мне и попаболь вражинам моим.

Тени позволяют мне скрываться от врага, что уже спасало мою шкуру как минимум единожды, тени служат универсальным инструментом, без которого я бы загнулся от голода, тени же помогают мне убивать и получать уровни. Практически все мои достижения я получил только благодаря им. Теперь вопрос знатокам: а в чем польза класса сноходца? Лучше бы и вправду дали целителя какого-то, или нормального боевого мага. Так, еще раз спрошу, на*уя мне сноходец?

Алхимия, конечно, очень полезна, ибо только с ее поддержкой я не помер от типичных опасностей подстерегающих начинающего выживальщика: гнуса, отравления и пневмонии. Но для дальнейшего существования в мире живых мне вполне хватает даже базового одного очка в базовой же способности. Больше будет, полагаю, куда полезнее, но мне и так очень даже нормально!

Впрочем, это лирика.

Все равно у меня есть мифический класс, пусть и бесполезный. Будет от него толк или нет, зависит от того, выживу ли я в этом лесу. Про то, чтобы выбраться из оного леса, я вообще помалкиваю, так как не уверен стоит ли мне вообще его покидать. Я предельно мало знаю об этом мире – все же книга бухучета погибших Героев это вам не подробная энциклопедия. Зато я точно знаю, что нас, Героев, тут не очень любят. Вернее, любят, но не так, как мне хотелось бы.

И если от племени гоблинов или, скажем, стаи волков я сейчас имею шансы отбиться, то воевать с государственной машиной, будучи на, – взгляд в статус, – шестом уровне… Ну, есть и более приятные способы суицида.

Чтобы не упасть в пучину жалости к самому себе, я всегда предпочитал заняться чем-то полезным для меня и неприятным для других. Увы, но форумов, с их восхитительным зоопарком психотипов, тут нигде не наблюдалось, а гоблины моего троллинга не поймут. Поэтому пришлось заняться делом.

– Статус.

Имя: Константин


Раса: человек

Уровень: 6

Титулы: Герой; Неслышный Убийца

Очки характеристик: 25


Очки класса: 3

Характеристики (стандартные):


Сила: 15

Ловкость: 23

Выносливость: 12

Восприятие: 21

Концентрация: 11


Энергия: 24

Характеристики (классовые):


Тень: 6

Грезы: 1


Вдохновение: 2

Класс: Повелитель теней


Ранг: 1

Основные характеристики: тени, ловкость, восприятие.

Способности:

Контроль теней: 3/5

Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им ощутимое физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и ограничено пригодны к созданию преград и барьеров; дальность и скорость контроля увеличены.

Чувство теней: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Тенерожденный: навыки скрытности растут в пять раз быстрее; в случае опасности тени укроют вас как своего собрата.

Ловкий: ловкость растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Владыка Снов и Отражений


Ранг: 1

Основные характеристики: грезы, концентрация, восприятие

Способности:

Создать сон: 1/5

Позволяет контролировать сон, в котором вы находитесь, ограниченно влияя на ход течения времени.

Наслать сон: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Грезящий: социальные и магические навыки, связанные с классом, растут в пять раз быстрее; над вашими снами не властен никто, кроме вас самих.

Непоколебимый: концентрация растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Мистический Алхимик


Ранг: 1

Основные характеристики: вдохновение, восприятие, энергия

Способности:

Создание состава: 1/5

Позволяет создавать алхимические составы из наличных реагентов, инстинктивно понимая процесс создания

Расщепление реагента: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Понимание сути: возможность видеть и, с оговорками, понимать магию в вещах и реагентах; все ремесленные навыки, связанные с алхимией, растут в пять раз быстрее.

Внимательный: восприятие растет быстрее.


[не раскрыто]

Особое:


Предел совершенства (от титула Герой): повышает максимальный предел развития характеристик до 50 (Сейчас: 60), ускоряет обучаемость и повышает количество получаемого опыта.

Воля Героя: влияющие на мышления навыки рангом ниже вашего класса не имеют действия.

Взгляд Героя: позволяет видеть определенное количество информации об окружающих; зависит от вашего уровня.

Мифический: предел развития характеристик поднят на 10 (Сейчас: 60), дает возможность выбрать одновременно три класса.


Тишина в зале (редкий; от титула Неслышный Убийца): активный навык, полностью гасящий звуки на небольшом участке. Длительность и зона воздействия зависят от уровня пользователя и показателя энергии.

Навыки:


Провокация: 4 (ученик)

Бег: 6 (ученик)

Скрытность: 27 (подмастерье)

Плавание: 5 (ученик)

Алхимия: 23 (подмастерье)

Травничество: 16 (подмастерье)

Рыбалка: 13 (подмастерье)

Владение копьем: 3 (ученик)

Тайное проникновение: 13 (подмастерье)

Предчувствие опасности: 4 (ученик)

Смертельный удар: 12 (подмастерье)


Владение кинжалами: 17 (подмастерье)

Неплохо.

Очень даже неплохо.

И снова предо мною встает вопрос распределения характеристик. С простыми статами я придерживаюсь того же мнения: ждать, пока не докачаюсь до максимума свободного развития. Вот потом уже можно будет приняться за куда как более плодотворную прокачку, но не раньше. Тут очевидна простая закономерность, заключающаяся в том, что чем стат выше, тем его качать сложнее. Куда разумнее будет сэкономить сейчас, получив максимальную отдачу в будущем, чем просрать бесценный капитал свободных очков на самом старте.

И моя встреча с лолиедом меня только сильнее убедила в своей правоте. Что бы там ни говорилось, но мишку я завалил, можно сказать «зарэзал». И моих сил мне вполне хватило. Нужно, конечно, наготовить все необходимое на случай если я вдруг окажусь посреди гигантской задницы, чтобы можно было легко и быстро вкинуть все имеющиеся статы и начать нагибать. Но этот вариант я оставлю на самый крайний случай.

А вот с очками класса все не так уж и просто. Я бы даже сказал, что все куда как сложнее, чем с очками обычными. Проблема моя в том, что я, вроде бы, неплохо прокачался и так, но здравый смысл говорит мне использовать очки и усилить свою боеспособность. Задача еще и усложнена банальным количеством очков класса – их всего три шутки, как, собственно, и классов. Либо по одному на каждый, либо, дядя, выбирай что хочешь, но потом не плачь.

Выборы, выборы, кандидаты пи… А не, это из другой оперы.

Выбор.

Да, выбор.

Выбирать нужно очень осторожно, чтобы не запороть перса, а то нового, суки, создать не дают. А мне мой перс нравится – умный, красивый, харизматичный и просто оху*нный! Ни за что не откажусь от этого чертяки, клянусь своей коллекцией игрушек из киндера!

Сноходец (или отраженец?) идет лесом, по крайней мере пока. Я в душе не е*у, какие там у его способностей модификации, но пока что он бесполезен. Стартового очка ему хватит с головой, чтобы давать мне выспаться, вот пусть одно очко там и остается. А повышать стану тогда, когда буду уверен в завтрашнем дне.

Алхимик, в отличие от мистера бесполезности, вполне помогает в жизни. Но тут фишка в том, что этот класс и без того полезен, даже с одним очком. А большего мне, сугубо для лечения поноса, и не нужно. Да и вообще, для алхимии нужна хоть какая-то ресурсная база и подобие лаборатории. Без этих двух пунктов я могу только простейшие вещи создавать, которые не жалко потерять. Был у меня бафающий эликсир, и что с ним случилось? Вылился весь, просто из-за отсутствия любой подходящей емкости!

И, конечно же, мои любимые тени. Просто не передать, каких усилий мне стоило сдержаться и не вложить все три очка именно в этот класс. Довести управление тенями до максимума и пойти резать гоблинов, как слепых котят! Удержала только легендарная жадность попаданца и классическая жажда накопления. Ну и еще здравый смысл.

Выкидывать все козыри сразу я не захотел, но и отказаться их использовать было бы крайне глупо. В конце концов, я все-таки решился вложить одно очко в теневой класс. Вы, наверно, удивитесь, но не в управление тенями, а в оставшееся нераскрытым чувство теней. Как я понял, качать уже открытые навыки вполне можно, пусть это и связано с немалыми сложностями. А вот раскрыть навык, находящийся на нуле, будет куда как сложнее, просто потому, что я понятия не имею о том, как его развивать.

Недрогнувшей (вру, жалко было до слез) рукою трачу классовое очко.

Чувство теней: 1/5


Позволяет смутно ощущать все тени в небольшом радиусе от себя; дает ограниченную возможность ощущать движение теней и, на пределе концентрации, их принадлежность.

Сенсорный навык, причем далеко не идеальный и обладающий определенными недостатками. И этот вывод я сделал еще до того, как прочитал системную справку. Все же внезапное осознание того, что ты получил дополнительные органы чувств, вызывает определенные вопросы и наталкивает на весьма очевидные выводы.

Например, о том, что мне заново нужно учиться ходить. Серьезно. Голова закружилась настолько, что я невольно свалился на землю, вцепившись в нее изо всех сил. Мне казалось, что я теперь не только набор рук-ног-головы, но и что-то эфемерное, расплесканное вокруг меня-основного. Далеко не сразу до меня дошло, что это я так тени ощущаю. И почти сразу стало легче, словно знание о каждой тени в сфере моего восприятия ушло на закорки подсознания.

Еще полчасика я привыкал к передвижению. Довольно сложно передать словами, но я был, в некотором роде, центром сферы созданной из отбрасываемых теней (полусферы, если учесть отсутствие теней под землей). Каждый мой шаг сдвигал границы этой сферы, оставляя меня в центре. Двигался не я, двигалась моя сфера, двигались тени, а я лишь следовал за ними, указывая направление движения.

Короче, тот еще бед трип.

Лишь к вечеру я освоился с навыком в достаточной мере, чтобы передвигаться и ориентироваться не хуже, чем до получения столь своеобразного усиления. Самой способности я был даже где-то рад, пусть и не настолько сильно, как мне хотелось бы. Оставшиеся два очка прожигали мне воображаемый карман, так и требуя потратить еще и их тоже, но волевым усилием я этот порыв подавил. Нужно сначала освоиться с тем, что имею, и только потом двигаться вперед.

Совсем внезапно понял, что ходить по лесу стало куда как легче и… понятней, чтоль. Я знал, куда и как ступить, чтобы оставить как можно меньше следов, произвести как можно меньше шума, оставаться как можно более незаметным. Навык скрытности, который у меня самый высокий (что не удивительно), непрерывно работал, причем даже без моего непосредственного участия. Я вообще понял это, только когда решил пролезть через густые кусты (остальные маршруты были еще тяжелее) и приготовился к шумному хрусту и цепляющимся за меня веточкам.

И почти ничего не услышал.

Да и ветви проблем доставляли куда как меньше.

Подивившись про себя, я продолжил движение. Ну да, я стал крутым стелс-пихотом (гусары! ну, вы поняли…), но на фоне тех чудес чудесных, что со мною уже произошли и продолжают происходить, это не так уж и удивительно. Зато хотя бы полезно.

На привал остановился все также возле реки и принялся обустраивать себе ночлег и ужин. Тем более что силы мои, магические, уже успели несколько восстановиться и сейчас самое время опробовать новые трюки. Только сначала дровишек для костра соберу и рыбу попробую поймать. А то есть хочется очень сильно.

Оставив рыбу запекаться в глине на углях, я принялся страдать всякой херней. И чем дольше страдал, тем шире становилась моя улыбка, грозя устроить косплей Чеширского Кота. Тени отзывались как родные, буквально спеша выполнить мои пожелания. Даже затраты энергии явно стали меньшими, причем ощутимо так меньшими. Только в этот момент, я понял, что в словосочетании «Повелитель Теней» слово «Повелитель» и заглавную букву добавили отнюдь не для пафоса и красивого названия.

Тени меня именно слушались . Может быть, у меня прогрессирует какое-то психическое расстройство, но мне даже казалось, что тени на меня смотрели. Не те, которые плоские и понятные, а те, которыми я управлял. Словно они, в тот момент, становились не только объемными и густыми, но еще и более глубокими . И вот именно там, в той глубине, что-то на меня смотрело. Довольно стремное ощущение, – у меня аж чувство опасности выросло, – и мне как-то совсем не хотелось смотреть туда в ответ. Какая-то часть меня знала, что мне еще рано на подобное замахиваться.

Пока что.

Создание теневых мешков, удавок и сетей тоже стало намного проще. Я даже смог заставить свою тень выстрелить несколькими острыми шипами, причем на немалой скорости. Вот так стоишь, а потом хоп, и из твоей тени два кола торчат! Правда, после этого я уже без шуток ощущал подступающее истощение.

На остатках энергии попробовал создать барьер и покидать в него камушки и веточки. Создал и даже покидал, но на четвертом броске голова уже слишком сильно болела. Нет, я был уверен, что еще смогу повторить по кругу и атаку, и защиту, но истощать себя попусту не собирался. Да и засыпать так, чтобы, случись чего, я не смог бы отбить внезапное нападение, мне совсем не хотелось.

Ну его к черту! Это не паранойя, а только здравый смысл и осторожность.

Задерживаться на одном месте я не собирался и уже утром отправился в новую дорогу. Мне очень, просто-таки очень хотелось к цивилизации. Или хотя бы в уютную и теплую пещеру, где можно будет обустроить нормальный лагерь и не бояться каждую ночь проснуться с распоротым чьими-то клыками горлом.

Увы, но даже подходящего для лагеря места я не встретил, не говоря уж о пути к цивилизации. Возможно, где-то в лесу и были удобные лежки и пещеры, но я откровенно трусил отходить от реки, просто в силу того, что боялся потеряться окончательно. Река дает мне пищу и воду, а без нее мне будет совсем туго. Так что лучше держаться маршрута, чем бродить по лесу призраком интернета.

В пути все так же собирал травку (нет, не ту), но практически забросил длительные алхимические эксперименты. Из действительно ценных ингредиентов у меня были только клыки и когти медведя, которые нечем и негде было растолочь. А еще их было жалко тратить, ведь магии в них было весьма много. В остальном получалась только всякая бесполезная мелочь, половину из которой я вообще выкидывал.

Гораздо больше внимания уделял отработке новой классовой способности. Зря я на нее гнал, ибо очень полезная штука. Как для создания идеальной трехмерной картинки окружающего мира, так и для слежки за этим самым миром. Я ощущал движения теней. Крайне смутно, с опозданием и только наиболее явные, но этого хватало. Все, что отбрасывает тень, будет сдвигать ее вместе со своими движениями. Пусть я уверен, что высокие навыки скрытности позволят обойти такое наблюдение (как минимум, перестав отбрасывать тень), но на моем уровне и этого хватало.

Определять, как говорилось в справке, «принадлежность» теней было больно для головы. Я не шучу, чем дольше пробуешь, тем сильнее голова болит. Выводы делались больше из формы и размера тени, чем из непонятного чувства «принадлежности». Впрочем, различить деревья, кусты, птиц, белок и одного жирного бурундука все же вышло. Но больше я так без нужды напрягаться не стану.

В награду за свои старания использовал тень, и выгреб из норы бурундука запас лесных орехов. Совсем уж грабить отчаянно пищащую что-то, сильно напоминающее матюги, зверушку я не стал, забрав только орехи. Это не я такой добрый, просто остальные зерна были мне незнакомы и я не знал как их приготовить.

Судя по моим расчетам, я уже был близок к своему первому лагерю, да и местность была узнаваема. Хотелось сходить и переночевать на старом месте, или хотя бы посмотреть на него, если там все еще куча трупов валяется, но ночь была все ближе и я не стал переть напролом сквозь темноту. Пусть высокое восприятие и лунный свет позволяли неплохо чувствовать себя ночью, но не до такой степени, чтобы свободно бегать по лесу. Да и фаза обеих лун была такова, что света сильно не хватало, особенно в чаще леса.

День был довольно теплым, но костер на ночь я разводил скорее по привычке, чем из необходимости. К тому же от реки в последнее время все ощутимее тянуло прохладой.

Тепло, идущее от тихо потрескивающего пламени, вчерашняя рыба, запеченная во все той же глине, которой я набрал с запасом именно на такой случай, и общая благость обстановки сморили меня куда быстрее, чем я сам от себя ожидал.

Меня разбудил отнюдь не ночной холод от погасшего костра, и не укусы комаров (репеллент, что ли, сделал некачественный?), а тихое покалывание во всем теле, сигнализирующее о работающем чувстве опасности. Сон сняло как рукой, эффективнее любого будильника и даже круче вылитого в штаны ведра ледяной воды (у моего бати были своеобразные представления о способах пробудки).

Аккуратно и тихо встаю на ноги, не производя при этом никакого шума, после чего начинаю прислушиваться к окружению. Ответ приходит почти мгновенно. Сначала я ощущаю на самом краю своей теневой сферы организованное движение группы гуманоидов, которые не могли быть никем, кроме как гоблинами. И только потом до меня дошли едва слышные (не слушал бы, пропустил бы) звуки их шагов.

Вот тебе и «чпок, добрый вечер», Костя.

Пора делать ноги?

Или не пора?

Гоблинов довольно много, даже в теневом восприятии. Как минимум, их точно больше, чем было прошлых. За последнее время я весьма ощутимо развил свои навыки, в том числе и скрытность, чтобы свободно спрятаться от зеленокожих и уйти своей дорогой. Вот только есть несколько маленьких, как проблема коррупции в моей родной стране, но.

Самое главное, даже если моей скрытности хватит, чтобы уйти не оставив следов, гоблины-то никуда не денутся. А мне еще нужно будет разводить костры, если не хочу кушать сырую рыбу (я ее уже ненавижу, блин), что автоматически позволит дикарям меня находить. Раз за разом, причем, вероятно, в куда как большем составе, чтобы уже точно не ушел.

Все это я обдумывал уже двигаясь между древесных стволов, заходя гоблоте в спину. Тьма, несомненно, мешала, но я прощупывал путь с помощью теней. Даже не столько прощупывал, сколько использовал их для пространственного ориентирования. Помогало, причем ощутимо. Думаю, я смог бы двигаться вообще закрыв глаза, тем более что темень была лютая, но решил не выпендриваться и пользоваться всеми органами чувств.

Примерно три минуты очень осторожного подкрадывания со стороны ночных гостей, и гоблины таки вышли на поляну с едва тлеющим костром, а сам я вышел им за спины, приготовившись устраивать мрачное ночное побоище. Судя по всему, гоблины все-таки видели в темноте, пусть и не очень четко. Зуб даю, это какой-то расовый навык.

Что же, это значит, что мне нужно быть куда как осторожнее в своих дальнейших действиях.

Действия, кстати, уже были вполне очевидны. Я и раньше успел избавиться от пиетета перед ксеноцидом мерзких коротышек, но глядя на то, как лагерь организованно взяли в кольцо и приготовились к штурму, я вообще перестал сомневаться в принятом решении.

Вот один из гоблинов, наверняка предводитель, по-совиному ухнул и вышедшие на тропу охоты людоеды резко рванули в сторону кучи лапника, на которой я недавно спал. Причем вперед вышли исключительно самые высокоуровневые бойцы, а остальные даже не сдвинулись с места. Спустя пару секунд атакующие разобрались в том, что меня там уже нет. Зато сама подстилка еще была теплой и хранила мой запах (если они ориентировались на нюх). Высшие чины еще что-то ворчали друг на друга, а я уже действовал.

В одно движение втыкаю в затылок самого крайнего ублюдка свой трофейный нож, мгновенно отправляя того к праотцам. Придерживаю тело от падения и шагаю вперед и чуть в сторону. Резко хватаю за шею и вбиваю лезвие в висок, снова стараясь быть максимально тихим и неслышным. Главное их не потревожить, главное не дать им меня заметить, иначе меня затопчут. Ну, или мне придется распотрошить кубышку, потратив запасенные очки характеристик.

Понимаю, что если я продолжу тут торчать, то рано или поздно кто-то заметит если не меня, то трупы своих собратьев, посему отступаю назад, успев, правда, махнуть клинком по горлу еще одному уродцу. В этот раз была и кровь, и хрипы с бульканьем, но к тому моменту, когда на это обратили внимание, я уже обходил отряд с другой стороны.

Кто-то закричал, кто-то начал ему подвывать, а потом вся эта орава начала галдеть вместе, сделав и без того кривую речь совсем неразборчивой. Я их, правда, и не слушал, так что все в порядке.

Пока самые высокоуровневые зеленые пытались организовать толпу соратников, я вновь атаковал. Все тот же кинжал в затылок одному и сломанная шея второму. В таком шуме хруст позвонков никто не услышал. Хруст-то не услышали, но общая паника заставила их озираться кругом, отчего один из заморышей увидел отступающего обратно в темноту меня.

Взметнувшаяся петлей тень мгновенно обхватила глотку своего хозяина, со всех сил рванув вниз. Еще один гордый обладатель сломанных шейных позвонков падает оземь, а я так и ухожу незамеченным.

Еще один круг, в поисках максимально подходящего угла атаки, и я вынужден признать, что гоблины далеко не такие дегенераты, какими кажутся. Поняв, что их убивают поодиночке, и закономерно связав этот факт с еще теплой лежкой несостоявшейся добычи, они начали собираться рядом с потухшим костром, становясь в круг.

Реши я переночевать на поляне, это стало бы проблемой, ведь я не смог бы ударить со спины вставшим в круг аборигенам. Но посреди небольшой прогалины между деревьев, им просто не хватало площади для того, чтобы занять оборонительную позицию.

И еще мозгов.

А самое главное – они начали бояться.

Придя сюда толпой, они ожидали легкой добычи, возможно, даже сражения с врагом. Но не того, что их начнет убивать что-то, чего они не в состоянии увидеть и понять. На лице против воли расползается не улыбка даже, а злостный и предвкушающий оскал. Сегодня я собираюсь отомстить этим мелким тварям за все свои злоключения.

Как там пелось в той старой песенке?

Десять негритят собрались пообедать,


Один вдруг поперхнулся – и их осталось девять.

Резко ускоряюсь и бью рукояткой в солнечное сплетение выбившемуся слишком далеко из толпы копьеносцу. Мой возросший показатель силы, помноженный на инерцию удара, заставляет гоблина выплеснуть изо рта фонтан крови, заваливаясь спиной на своих соратников. Еще сильнее ускоряюсь, совсем переставая ориентироваться на малополезное в кромешной темноте зрение, вместо этого полностью доверяясь ощущению теней, ориентируюсь исключительно по их положению. Я – центр сферы, все, что вне ее, уже неважно. Обхожу запаниковавшую толпу по длинной дуге.

Девять негритят уселись под откосом,


Один из них заснул – и их осталось восемь.

Пустота в груди начинает подъедать внутренности, но тень стоящего в самом центре гоблина, – вооруженного не обычным копьем, а какой-то палицей, – резко бьет того в затылок, проламывая череп. Тот падает совершенно беззвучно, отчего его потерю заметили далеко не сразу. Но заметив, начали осматривать еще и ветви нависающих над ними лесных исполинов.

А это, кстати, хорошая идея!

Снова ускоряюсь, переходя на полубег, при этом совсем не опасаясь поднять шум – вся местность, вместе с положением теней, уже успели отпечататься в моей памяти, позволяя намного эффективнее маневрировать на изученном участке.

Восемь негритят поплыли в Ноттингем,


Один из них пропал – и их осталось семь.

По максимуму напрягаю одновременно мышцы тела и магические способности, буквально подбрасывая себя собственной тенью вверх и зацепляясь за ветку рукой, усаживаюсь в широкой кроне. Возможно, это и не было совсем бесшумным действием, но в воинственном гвалте требующих показать себя и выйти на честный бой гоблинов можно пропустить и не такое. Еще одно напряженное усилие и пустота в груди вспыхивает с новой силой, зато самый голосистый гоблин, на которого именно в этот момент никто не смотрел, взмыл вверх. Теневая удавка от ветви дерева на шее подавила крик, а его собственная тень не дала зацепить отвернувшихся соратников дергающимися ногами, дабы привлечь их внимание.

Вытаскиваю недомерка наверх.

Хрусь.

Семь глупых негритят на дуб решили влезть,


Один из них упал – и их осталось шесть.

Тень от дерева буквально бьет по мертвому гоблину, словно теннисная ракетка по шарику. Из носа вниз срывается капелька крови, но она теряется на фоне кровавых брызг, образовавшихся в месте приземления невольного мяча. Три тела, помимо снаряда, даже не шевелятся. Гоблины уже в шаге от того, чтобы побежать, но все же рефлекторно задирают головы вверх. Меня там, правда, уже нет, ибо я успел спрыгнуть вниз. Кувырком гашу инерцию и мягко встаю на ноги, одновременно пробивая горло заметившему упавшую рядом с ним тень свидетелю.

Шесть негритят у пчел решили меду взять,


Закусан один был – и их осталось пять.

Обламываю веточку из ближайшего куста и втираю в острый край самый сильный из имеющихся у меня ядов, искренне надеясь, что моей удачи хватит, дабы не порезаться. Яд не очень силен, но с учетом того, что веточка воткнулась потихоньку отступающему к реке гоблину в шею, пробив яремную вену, это не сыграло особой роли. Да и хилость организма зеленокожего сыграла роль, отчего судороги и пена изо рта начались мгновенно.

Пять глупых негритят судейство учинили,


Один в тюрьму попал – и стало их четыре.

Гоблины паникуют уже по-настоящему, держась вместе только потому, что не нашлось никого, кто рискнул бы побежать первым. А может у них просто инстинкты другие, требующие держаться стаи, а не рассыпаться. Важнее то, что в панике один из них увидел приближающийся к нему силуэт и, закричав нечто, слышное даже на общем фоне, ударил прямо в живот человеческой фигуре. Невесомая тень вернулась на место, а заколотый в спину соратник, стоящий прямо за ней недоуменно пробулькал что-то, пуская кровавые пузыри. Предателя же буквально порвали на части озверевшие товарищи.

Три глупых негритенка опомнились едва,


Но тут пришел медведь – и их осталось два.

Медвежьи когти, особенно если это суровый фентезийный педобир, достигают весьма немалой длины. Если воткнуть пару таких в глаз или в шею, то можно легко убить. Особенно если говорить о существе ростом ниже полутора метров (подросток что ли?) и с очень тонкой шеей. Резким рывком притягиваю бьющееся в агонии тело и отвешиваю смачного пинка, швыряя его прямо на копья что-то заметивших соседей.

Двое негритят легли на солнцепеке,


Один сгорел – и вот один, несчастный, одинокий.

Заметивших меня гоблинов я вынужден отвлекать, жертвуя пустоте еще немного своих внутренностей, поддевая тенью остатки костра и швыряя еще горячие угли в морду самому рослому гоблину, который за все время бойни ни разу не потерял бдительности и ни разу не вышел из-за спин своих подчиненных. Словив мордой заряд моего душевного тепла, сволота завизжала что твоя циркулярная пила, а оставшиеся в живых гоблины начали с визгом разбегаться в разные стороны. Видимо, после потери лидера они потеряли и чувство стаи.

Самих гоблинов осталось немного, всего пятеро, если считать слепо шарящего вокруг вожака.

Шаг навстречу сразу двоим, еще не успевшим разбежаться в противоположных направлениях, и я вынужден оставить нож в черепе одного из них. Слишком ценно сейчас время, чтобы тратить его на выковыривание застрявшего оружия. Второму прописываю шикарного пинка в грудную клетку, ощущая, как хрустят ребра. Отталкиваюсь от скрючившегося тела, ломая заодно и спину, и приземляюсь на еще одного беглеца. Пришлось помочь себе тенью, подтолкнув в прыжке, но совсем немного, даже слабости особой не ощутил.

Теневой удавкой обрываю крик, а после усилием превращаю удавку в тончайшую нить, разрезая глотку. Едва не теряю равновесие от слабости, отпускаю тень, отчего нить исчезает без следа. А это неплохой способ избавляться от улик! Надо будет взять на заметку, если решу стать наемным убийцей.

Последний бегущий гоблин уже почти покинул мою сферу, так что иду на крайние меры. Хорошо, что хоть не встал обратно на ноги, иначе бы точно упал. Сил выпило изрядно, оставив буквально на донышке. Я еще смогу что-то продемонстрировать, наверное, но грань уже откровенно близка. Впрочем, острое теневое лезвие, проявившееся лишь на долю секунды, провело образцовую травматическую кастрацию бегунка. Дистанция совсем не скрывает тоскливый и постепенно затихающий вой.

А что вы хотели? В паху расположены одни из самых важных сосудов, так что рана гарантированно смертельна.

Единственный оставшийся в живых гоблин, все же перестал выть, насторожено осматриваясь вокруг и регулярно протирая глаза грязными лапами. Он, наверное, мог бы убить меня, благо я сейчас не прятался, да и сковавший меня приступ слабости был очень неприятен. Он бы мог меня убить, если бы в этот момент не был напрочь ослеплен – ночное и светочувствительное зрение гоблина не смогло отойти от горячих и, главное, ярких углей.

Спокойно встаю на ноги и вновь ухожу в скрытный режим.

Захожу в спину так и не проморгавшемуся вожаку, не догадавшемуся даже прислониться к стволу какого-то дерева.

Вкладываю в теневое управление всю свою оставшуюся героическо-магическую силу, заставляя тень от ветки захлестнуться петлей на шее вожака и вздернуть его вверх, буквально на один локоть. Так, чтобы ноги не могли касаться земли. Силы уходят и уходят быстро, но я сейчас достаточно уверен в своих резервах, чтобы не опасаться потери сознания. Да и сам гоблин, пусть и имеет аж целый седьмой уровень, далеко не медведь, чтобы мои тени рвать, аки бумагу.

Дерганные движения повешенного гуманоида слабеют, а я нахожу в себе достаточно сарказма, чтобы устало продекламировать концовку классического стихотворения:

– Последний негритёнок поглядел устало, он пошёл повесился, и никого не стало…. [1]

С трудом дочалапываю до ближайшего дерева, рядом с которым нету трупов и, свернувшись клубочком в его корнях, засыпаю сном младенца. С разбором трофеев и системных сообщений я буду возиться уже завтра, причем желательно не с самого утра. И сноходческий навык, позволяющий быстро высыпаться, я тоже применять не буду. Думаю, я заслужил хороший сон.

Утром я проснулся из-за чертовых мух.

И нет, они не донимали меня, благо репеллента я использовал аж две порции, но их жужжание было столь раздражающим, что никаких нервов не хватало! Добавьте сюда начавшую распространяться вонь мертвых тел, и вы поймете, почему я решил, что выспаться можно было бы и в другом месте. Впрочем, досыпать можно было начать уже после того, как соберу все трофеи от вчерашнего боя.

Оный сбор трофеев занял совсем немного времени, ведь гоблинский скарб был все так же примитивен и бесполезен. Выбросил все мясо, среди которого было несколько гоблинских же рук и ног. Большую часть оружия тоже повыбрасывал, ибо качество его было примерно таким же, как и прежней партии. Мне даже показалось, что часть из этого оружия подозрительно напоминала то, что я уже однажды оставил.

Взял себе еще один кинжал, тоже обсидиановый, но зачарованный только на крепость, без остроты. Взял еще одно копье, принадлежащее повешенному вождю, благо там тоже был наконечник из куска руды.

Также нашел себе нормальную сумку (она даже не воняла!), куда побросал некую мелочь, вроде талисманов из камушков и косточек, в которых была магия. Возможно, удастся пустить на реагенты, что будет небесполезно.

На этом с трофеями все.

Как-то не очень выгодно гоблинов бить.

С другой стороны опыта вроде немало отвалили, а уровни в этом безумном мире все равно куда как ценнее, чем какие-то там гоблинские цацки. Я бы даже сказал, что в этом мире вообще нет ничего ценнее уровней и навыков, которые всегда с тобой.

В ходе моих размышлений, взгляд против воли упал на разорванного и расплесканного гоблина, – того самого, что послужил теннисным мячиком, – и до меня, внезапно, дошло. Потроха этого хлюпика, как и потроха медведя, были алхимическим реагентом. На какой-то миг я даже засомневался, а не поиграть ли мне в патологоанатома?

Брезгливость взяла верх, пусть и небольшим перевесом.

В будущем, когда я разовью навыки алхимика до вполне приемлемого уровня, а заодно обустрою хоть какую-то лабораторию, я вынужден буду работать в том числе и с подобными ингредиентами. Но до тех пор, предпочту сохранить остатки своей брезгливости при себе.

Медвежьи когти я все же поднял и очистил от крови – слишком мне было их жалко выбрасывать. Тем более что из них можно будет сделать прикольное ожерелье и развлекаться в трактире, рассказывая истории о том, как я этого зверя завалил.

Если, конечно, меня не убьют раньше.

Прежде чем начать любоваться статусом, я отметил еще одну забавнейшую вещь. Причем я ее почти не воспринимал, хоть и пользовался ее плодами довольно длительный срок. Это я про свою новую способность из теневой ветки. Очевидно, что боя на пределе возможности, при этом с полностью отключенным зрением и максимальным упором на чувство теней, хватило для повышения.

Это не так уж и удивительно, на самом деле, ведь я действительно выжал из первого пункта способностей все, что только было возможно из него выжать. Система, я заметил, повышает классовые абилки только после подобных нагрузок на пределе и за ним, а банальные тренировки почти не помогают, даже самые выматывающие.

Чувство теней: 2/5


Позволяет ощущать все тени в небольшом радиусе от себя; дает возможность ощущать движение теней и их принадлежность; позволяет на пределе концентрации управлять тенями даже вне поля прямого зрения.

А я и не обратил внимания на то, что предпоследнего гоблина убил даже не смотря в его сторону! Да и до этого умудрялся с невозможной точностью определять в какую сторону смотрят гоблины и где искать разрывы в их строю. Только сейчас я понял, что радиус моей сферы теневого восприятия тоже вырос аж до сотни метров. Причем на этот раз никакого головокружения и длительного привыкания к изменениям в восприятии уже не было.

Все же польза от ночного боя была отнюдь не в трофеях, а именно в развитии. Вы не примите меня за психа, но я даже немного рад тому, что здесь столько гоблинов. Убивать ради опыта людей, пусть и тех же разбойников, мне было бы, наверное, тяжеловато. Как минимум потому, что из людей вояки будут посерьезней гоблинов.

Приятная новость, очень приятная.

Разборки со статусом я вновь отложил до того момента, когда отдалюсь подальше от места бойни. И дело далеко не в том, что мне воняет, просто чуйка на опасности утверждает о том, что запах крови успел привлечь чье-то внимание. И этот кто-то для меня слишком опасен, чтобы встречать его лицом к лицу.

Я бы даже сказал, что этот кто-то гарантированно меня прикончит, если мое предчувствие опасности надрывается задолго до его появления. Так что стоило мне только почуять холодные иголки по всему телу, я тут же собрал остатки скарба и пошел в противоположную сторону.

А потом пошел очень быстро, благо мои навыки скрытности, скакнувшие до звания мастера, позволяли не особо шуметь даже торопясь, словно на похороны любимого налогового инспектора.

Спустя еще минуту я вообще плюнул на расход выносливости и побежал со всей возможной для поддержания маскировки скоростью, словно к похоронам налоговика, на которые я тороплюсь, добавились похороны всего начальства скопом и заодно еще и соседей сверху.

Постепенно, чувство сжавших мою жопу потных ладошек чернокожего бодибилдера начало пропадать, а меня, соответственно, начало отпускать потихоньку. Дыхание немного сбилось, сердце билось слишком часто, в крови бурлил адреналин и все такое.

Мне, вероятно, показалось, но вдали, – а я пробежал по меньшей мере пару километров, – послышалось зловещее такое чавканье, пополам со звучным хрустом пережевываемых костей.

Кто бы ни пришел пообедать плодами моей ночной битвы, он нашел себе иную цель, чем один худенький попаданец.

На сегодня.

Тихо матюгнувшись, я потрусил в сторону места моего первого появления в этом мире. Заодно и свой брошенный лагерь проверю, может, там найду чего интересного.

Мне гораздо спокойней будет среди старых добрых гоблинов, чем в компании той неведомой е*аной х*йни, что осталась жрать трупы за моей широкой спиной.

Уже на ходу, не рискуя остановиться даже на пару секунд, тихо шепчу заветное слово:

– Статус.

Примечание к части

[1] – Название стихотворения, я думаю, озвучивать не стоит. А перевод принадлежит перу Л. Г. Беспаловой.

https://i.ytimg.com/vi/NKp5RM67qr8/maxresdefault.jpg – Ночной лес.

https://yandex.com/collections/card/5899c2ff7fd0240073edd61f/ – Или.

https://yandex.com/collections/card/599bd8c6d7f77d00b2f278ce/ – Или.

https://st4.depositphotos.com/8870660/21594/v/600/depositphotos_215941916-stock-video-smouldering-coals-close-up-burning.jpg – Угольки. Они были под слоем пепла, поэтому почти не светили.

https://media2.24aul.ru/imgs/58b4eed7231ede4ab40afdac/ – Коготки педобира.

Кубики были веселые. Для ГГ, но не для гоблинов.

Герой, кстати, буквально в пару шагов разминулся с настоящим дед эндом.

А бой вообще вышел в одни ворота – стандартных гоблинов герой уже, по факту, перерос, хоть и может еще качаться на них.

С теми плюсами на скрытность, которые он кидал против никудышнего восприятия гоблинов его могли заметить только при критическом провале.

Не спасало даже ночное зрение средней паршивости.

А уж когда герой получил ап второй абилки, там вообще избиение было.

Всем добра.

Глава третья

Никогда не пробовали читать книгу на ходу, одновременно стараясь пребывать в скрытном режиме? Если пробовали, то вы меня, несомненно, поймете, а если нет, то, мой вам добрый совет, даже не пытайтесь. А то даже ориентируясь в пространстве по теням и ощущениям от них, я все равно едва не напоролся глазом на острый сук, причем дважды.

Может быть, умнее было бы остановиться, но оставшееся за спиной непонятное нечто, на пять пунктов поднявшее чувство опасности просто за счет своего присутствия, вынуждало меня как можно быстрее нарастить расстояние между точками нашего пребывания. Любой ценой нарастить. Поэтому и мучаюсь с чтением статуса на ходу, чтобы даже секунды лишней не тратить на чтение логов.

Логи, кстати, радуют мои очи. Эта ночь была не только опасна, но и очень даже плодотворна, подарив мне два уровня и значительный прирост к навыкам и характеристикам. Последнее было даже лучше, чем уровни, по моему скромному мнению.

Имя: Константин


Раса: человек

Уровень: 8

Титулы: Герой; Неслышный Убийца; Ночной Мастер

Очки характеристик: 35


Очки класса: 2

Характеристики (стандартные):


Сила: 23

Ловкость: 37

Выносливость: 20

Восприятие: 39

Концентрация: 21


Энергия: 34

Характеристики (классовые):


Тень: 9

Грезы: 1


Вдохновение: 2

Класс: Повелитель теней


Ранг: 1

Основные характеристики: тени, ловкость, восприятие.

Способности:

Контроль теней: 3/5

Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им ощутимое физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и ограничено пригодны к созданию преград и барьеров; дальность и скорость контроля увеличены.

Чувство теней: 2/5


Позволяет ощущать все тени в небольшом радиусе от себя; дает возможность ощущать движение теней и их принадлежность; позволяет на пределе концентрации управлять тенями даже вне поля прямого зрения.

[не раскрыто]

Бонусы:


Тенерожденный: навыки скрытности растут в пять раз быстрее; в случае опасности тени укроют вас как своего собрата.

Ловкий: ловкость растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Владыка Снов и Отражений


Ранг: 1

Основные характеристики: грезы, концентрация, восприятие

Способности:

Создать сон: 1/5

Позволяет контролировать сон, в котором вы находитесь, ограниченно влияя на ход течения времени.

Наслать сон: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Грезящий: социальные и магические навыки, связанные с классом, растут в пять раз быстрее; над вашими снами не властен никто, кроме вас самих.

Непоколебимый: концентрация растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Мистический Алхимик


Ранг: 1

Основные характеристики: вдохновение, восприятие, энергия

Способности:

Создание состава: 1/5

Позволяет создавать алхимические составы из наличных реагентов, инстинктивно понимая процесс создания

Расщепление реагента: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Понимание сути: возможность видеть и, с оговорками, понимать магию в вещах и реагентах; все ремесленные навыки, связанные с алхимией, растут в пять раз быстрее.

Внимательный: восприятие растет быстрее.


[не раскрыто]

Особое:


Предел совершенства (от титула Герой): повышает максимальный предел развития характеристик до 50 (Сейчас: 60), ускоряет обучаемость и повышает количество получаемого опыта.

Воля Героя: влияющие на мышления навыки рангом ниже вашего класса не имеют действия.

Взгляд Героя: позволяет видеть определенное количество информации об окружающих; зависит от вашего уровня.

Мифический: предел развития характеристик поднят на 10 (Сейчас: 60), дает возможность выбрать одновременно три класса.

Тишина в зале (редкий; от титула Неслышный Убийца): активный навык, полностью гасящий звуки на небольшом участке. Длительность и зона воздействия зависят от уровня пользователя и показателя энергии.


Ночной Мастер (редкий): вы, вольно или невольно, выполнили норматив для получения звания профессионального убийцы. Доказав наличие у вас этого титула, вы получите рабочее место в любой теневой гильдии. Если вас не прирежут от греха подальше. Эффект: +5 к ловкости; +2 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Навыки:


Провокация: 4 (ученик)

Бег: 9 (ученик)

Скрытность: 37 (мастер)

Плавание: 5 (ученик)

Алхимия: 25 (подмастерье)

Травничество: 18 (подмастерье)

Рыбалка: 14 (подмастерье)

Владение копьем: 3 (ученик)

Тайное проникновение: 14 (подмастерье)

Предчувствие опасности: 12 (подмастерье)

Смертельный удар: 19 (подмастерье)

Владение кинжалами: 29 (подмастерье)

Рукопашный бой: 7 (ученик)


Управление энергопотоками: 3 (ученик)

Очень неплохо прокачался – характеристики выросли настолько, что тех гоблинов, что пришли ко мне в гости еще в самом первом лагере, я теперь имею шансы перебить даже в прямом бою, не говоря уж о скрытном их устранении.

Также можно поздравить себя с новым титулом.

Титул, конечно, сомнительный, да и менять профессию я не собираюсь, но плюсы к характеристикам лишними не бывают, так что можно не особо сильно возмущаться. Мол, я не такой, это жизнь такая и вообще я белый, пушистый и няшно-кавайный. Мне ни капельки не жаль перебитых гоблинов, это правда.

Зато меня несколько напрягло свое ночное… ну, не безумство, но уж точно легкое помешательство. Суть тревожащей меня проблемы в том, что я обычно не устраиваю хоррор в реальной жизни, да еще и под начитку стихов. Пусть результат моей временной неадекватности в целом положительный, но я не хочу в дом с мягкими стенами. Особенно если учесть отсутствие в этом мире психбольниц, вместе с наличием множества людей, желающих мне скорой смерти.

Хочу домой или даже в родной офис, перекладывать бумажки и горя не знать. А то этот непрерывный анал-карнавал меня уже достал до колик. Серьезно, Система! Если не хочешь отправлять меня домой, то дай хотя бы горячую ванную и комплект новой одежды!

Мимо бывшего лагеря я прошел не останавливаясь, только и успев с любопытством осмотреться вокруг. Трупы гоблинов исчезли, зато были видны следы огромного костра и целая гора пожеванных костей. Очевидно, тут состоялись пышные похороны в гоблинском антураже, совмещенные с не менее пышной трапезой.

В последнее время, меня даже не сильно тошнит от зрелища каннибализма. Привыкаю, наверное.

Остановился только с заходом солнца, едва найдя подходящую прогалину между деревьев. Костер разводил максимально незаметный, выковыряв кинжалом ямку в земле и насобирав побольше сухих веточек. Только закончив и оценивающе посмотрев на дело рук своих, понял, что с достижением ранга мастера в скрытности, навык начал распространяться даже на такие вещи, как разбитие лагеря.

Мне же легче, спасибо тебе, Система.

Ночная тренировка была исключена, ибо за целый день непрерывного бега с редкими переходами на быструю ходьбу, даже мои прокачанные запасы выносливости подошли ко дну. Силы на очередные отжимания, прыжки и приседания просто не желали находиться. Зато магические резервы были почти полными, что позволяло мне потренировать хотя бы их.

От идеи с попыткой взятия нового повышения в способностях теневого класса, я, здраво поразмыслив, отказался. Судя по тому, что повышение такого плана происходит лишь в момент пикового напряжения, лучше даже не пробовать. Все равно не выйдет, только устану.

Вместо работы с тенями, попробовал покачать алхимию. Тем более, что запасы нужных составов потихоньку заканчивались. И если я еще могу прожить без эссенции философского камня, то вот без обеззараживающего состава могу и загнуться. Так что за работу, Костик, за работу. Полчаса повкалываешь и можно спатоньки ложиться.

Алхимия получалась быстро, ведь рецепты самых нужных составов уже давно были мною изучены. Была бы еще нормальная лаборатория, или хотя бы набор стеклянных пробирок.

Противопростудное, антибиотик, очищающее, яд, снова яд, сильный яд, еще антибиотик, что-то непонятное, но, наверное, тоже яд… Реагенты быстро заканчивались, а пустота внутри меня все сильнее заявляла права на мои кишки. Дойдя до той грани, где дальнейшие магические манипуляции становятся болезненными, я прекращаю работу и откладываю в сторону последнюю микстуру. Несколько глубоких вдохов и теперь я занимаюсь совершенно немагической фасовкой полученных составов.

Таблетки заворачивал в листья, порошки, – в основном яды, – тоже, но куда как тщательнее, чтобы не перемешались и не рассыпались. Несколько получившихся микстур пришлось, скрепя сердце, вылить, просто из-за отсутствия тары. Мне бы хоть бутылку из-под колы, честное слово.

С горестным вздохом отдающего свои кровные дяди Изи из Одессы, достаю небольшую запеченную рыбешку и приступаю к позднему ужину. Работа, как говорится, работой, но обед всегда по расписанию. Это мне еще батя говорил, а он фигни не скажет!

На следующий день я шел уже не торопясь. Какая бы тварь ни пришла тогда на запах крови, но за мной она не последовала. Это меня, ясное дело, обрадовало, ибо чую я, что неизвестная мне пое*бень мною бы даже не подавилась.

Не выходя из скрытности и обращая внимание на свое теневое восприятие, я понимаю, что раньше шум от моих передвижений наверняка распугивал большую часть лесной живности. Только за последние пару часов я встретил трех зайцев, лису, одинокого волка и даже полноценного лося, который пришел на водопой. Была мысль сделать себе шашлык из лосятины, или хотя бы зайчатины, но хотелось пройти еще немного.

Тем более, что теперь я полностью уверен в том, что моего мастерства хватит, чтобы поймать себе нормальную добычу. Еще бы научиться оную добычу разделывать так, чтобы не превращать себя в сбежавшего работника скотобойни.

Уже подумывая о том, как мне захомячить ближайшего ко мне кролика, я прерываю свои мечты о жареном мясе вместо рыбы, услышав на пределе своей слышимости увлеченное боевое завывание гоблинов. Там, далеко, шел бой кого-то с гоблинами.

Конечно, легко могло оказаться, что гоблины режут друг дружку, но мне хотелось верить в свою героическую исключительность. Там просто обязана быть беглая принцесса с глазами шестого размера и парочкой служанок! И чтоб были мне они вусмерть благодарны, да! И еще пару-тройку артефактов мифических, но можно и легендарных. Главное, чтобы не как мое кольцо рукожопа-гаремостроителя.

Какой-то жалкий километр, при моих-то параметрах, это даже не легкая пробежка, а, скорее, что-то из разряда «в магазин за пивом». А я еще и спешил на свое первое приключение, словно яблодрочер на выпуск новой модели своей святыни.

И стоило мне только выглянуть из-за стены деревьев, как мои наполеоновские планы о возведении спасенной принцессы на престол оборвались в жутких корчах. Ибо гоблины действительно напали на людей, причем людей было намного меньше. На этом все совпадения заканчивались, так как тройка одоспешеных рубак без особых проблем множила на ноль остатки гоблинов. Их всего было десять, – а нет, одиннадцать, вон еще половинка лежит, – штук, что при такой разнице в классе гарантировало людям победу.

Из зеленокожих даже никто убежать не успел, не говоря уж о взятии человеческого фрага. Сами люди, кстати, были весьма высоких, для гоблинов, уровней: двое десятого и один тринадцатого, что вообще не оставляло зеленым шанса. Моя чуйка, кстати, была уверена в том, что один на один я их всех одолею, даже подряд и в честной битве без применения магии и скрытности. А вот уже втроем, они могут представлять собою опасность, особенно на ближней дистанции.

Короче говоря, я предпочел пока что не показывать свою рожу, крутясь рядом, в зоне слышимости. А то всего ничего в новом мире, но начинаю людскую речь забывать. А так хоть послушаю разговоры чисто мужские, может, они будут обсуждать, где зарыть огромный клад, или что-то в таком роде.

– Пиз*ц. – Продекламировал лидер, чье лицо единственное было скрыто ведрообразным шлемом. – Я *** ненавижу, этот мир! Сука! На*уя я согласился на это дело!

Остальные только одобрительно покивали этой во всех отношениях умной сентенции, после чего они развернулись в противоположную от убитых гоблинов сторону и поперли к реке. Я же во все уши прислушивался к переполненным матами переговорам, отсеивая лишнее и строя картинку произошедших событий.

Если отбросить общую грубость и недалекость, делающую эту троицу духовными братьями старого фрезеровщика Михалваныча, то ситуация получалась презабавная. Эти трое были частью научной экспедиции в неизведанные земли. И нет, не надо фыркать про их уровень интеллекта, ведь эти ребята сами никакие не ученые, а простая охрана.

Так вот.

Была экспедиция, причем вполне неплохая. А еще был какой-то старый холм, который посчитали могильником и решили разграбить. Собственно, именно потому и пригласили в «экспедицию» такую кучу вооруженных головорезов – чтобы было кому разобраться с тем, что из могильника полезет. Для этих деятелей подобная операция была уже не первой. Ну, или я не смог правильно интерпретировать фразу «раньше ж, сука, все без пи**ы получалось, на**й».

Ученые мужи довольно умело оценивали состояние и древность курганов, как и возможную опасность, в них таящуюся. Посему самые опасные места никто и не трогал, кроме (это уже моя догадка) Героев. Но в этот раз что-то пошло не так, и вместо нежити из вскрытой могилы вылетели какие-то непонятные чары, мгновенно убившие большую часть экспедиции, а остатки перенесшие в дальние е*еня. То есть, ко мне в гости.

Естественно, я это понял отнюдь не из одного разговора, ведь эти трое не собирались подробно пересказывать их приключения специально для отдельного слушателя. Мне пришлось тусоваться вокруг их лагеря почти двое суток. Впрочем, меня это совсем не расстроило, скорее даже обоснованно обрадовало.

Но обо всем по порядку…

Тройка воинов вывела меня прямиком к своему лагерю, располагающемуся, что логично, возле реки. Лагерь этот был весьма приличным – около двух десятков человек, нормальные шатры-палатки, кострища, жарящийся на огне кабанчик и варящаяся каша, от запаха которых я едва не впал в неистовство.

Именно наличие у этих челов настоящей, нормальной еды заставило меня остаться рядом с лагерем. Ну, остальные факторы, вроде информации об окружающем мире и простого контакта с людьми тоже сыграли роль, но именно еда была главным аргументом. Можете считать это идиотизмом, но я не собираюсь слушать подобное от людей, которым не приходилось почти месяц питаться хреново приготовленной рыбой.

Мозги от голода я, однако, не потерял и выходить к этим ребятам не торопился. Больно уж рожи у них были характерные: кривые, в шрамах, не обремененные печатью интеллекта. Я их вообще сначала принял за бандитов, пока не услышал обратное.

Да и то, насколько они были учеными, а насколько банальными разорителями могил, прикрывающимися неким «королевским грантом» для проворачивания своих делишек, не знали, наверное, даже сами ученые мужи. А бойцы их так и вовсе такими вопросами не задавались.

Я не вышел к ним из-за того, что побоялся быть зарубленным от греха подальше, попасть в клетку для рабов или банально быть оцененным как Герой со всеми понятными последствиями. Это только сильно потом я осознал, что непонятные чары закинули остатки отряда куда-то вглубь территорий, на которых не водилось никого кроме монстров и различных гоблиноидов.

Грубо говоря, они оказались в той же ситуации, что и я сам – дороги домой нет и не предвидится, проблем выше крыши, а кругом бродят злые дикари с копьями, настроенные на полакомиться человечинкой.

Одинаковые проблемы, тем не менее, не означали, что мы с ними подружимся. Возможно, во мне говорил мой внутренний хикки, но я предпочел повременить с выходом в люди и понаблюдать.

Всего в лагере было двадцать три человека, причем все поголовно мужики. Барышни, как я знал, среди них были, но они либо не пережили атаки враждебной магии, либо сумели избежать переносящих чар. Так что компания подобралась суровая, и если кто-то из них вдруг встретит внутри коллектива свою любовь, то я в них очень разочаруюсь.

Люди, кстати, были на нервах, откровенно говоря. Гоблинские патрули встречались все чаще и далеко не всегда их удавалось вырезать полностью. Высока была вероятность того, что зеленые соберутся в одну толпу и задавят людишек. Я бы на месте гоблинов не стал связываться со столь зубастой компанией, но то я. Несколько знатоков поголовно утверждали, что гоблины плевать хотели и на свои жизни тоже, а собираться в толпу и убивать людей в них заложено едва ли не на уровне инстинктов.

А самое поганое, что кроме гоблинов могли наведаться и их старшие родичи, вроде тех же орков. Последние отличались от недомерков только высокими боевыми показателями и сносным интеллектом, полностью разделяя любовь к выпилу всех, кто не зеленый. Про огров, троллей и прочий зоопарк я вообще даже вспоминать не хочу, ибо такие ребята даже мне дадут прикурить, не говоря уж об отчаявшихся людишках.

Среди них самым высоким, – девятнадцатым, – уровнем и редким классом обладал какой-то напыщенный хлыщ, даже сейчас не расстающийся с цветастым плащиком и шпагой. Я почти уверен в том, что это – аристократ, причем не самый знатный. Почему не самый? Так действительно важные шишки в такой ситуации и не оказались бы. Да и класс у него был весьма говорящим – дуэлянт.

Что подобный мальчишка забыл в такой компании я, честно сказать, не понял, но факт, как говорится, бьет по лицу. Между прочим, буквально бьет, ведь мальчишка сейчас выбивает дурь из вороватого товарища, укравшего его порцию кабаньего мяса.

Он ее действительно тихо свистнул, чтобы втихую сожрать. Причем не от голода, а, похоже, из любви к искусству, ведь дичи у них хватает. Избиваемый обладал воровским классом и умел неплохо скрываться. Я бы дал ему ранг подмастерья в навыке, но не более. Меня, по крайней мере, обмануть не удавалось, а вот наоборот легко.

Так вот, мясо украл он.

А я в свою очередь слямзил у него, пока тот оставил истекающую жиром сочную ногу без присмотра. Шум он подымать не стал, просто в силу того, что опасался получить за свой поступок. А чтобы он таки получил, я подбросил кости рядом с его спальным местом. Что и вылилось в избиение.

Похоже, на него повесили все пропажи еды за последние трое суток. А что у него тоже один раз пропала каша – так это он подозрения отводил! Ну да, я был голоден. И нет, мне совсем не стыдно – его же не убивают. А живительные звиздюлины ему не помешают, будьте уверены. Это я тырил только жратву, а вот сей деятель еще и дорогие, но компактные вещички не прочь был приватизировать. Тихо спи*дил и ушел, называется нашел.

Я бы давно бросил свою слежку, или просто вышел бы к лагерю, уже не скрываясь, но скрытность весьма заметно качалась, хоть и медленно. Ну так и не нужно сравнивать ученический навык и мастерский. На таких рангах даже один пункт значит непередаваемо много, так что я не стесняясь использовал едва-едва окультуренных бандитов (а я теперь в этом практически не сомневался), как источник своей прокачки.

А еще я тренировал управление тенями, как очень отдаленными от себя, так и вообще находящихся вне поля зрения. Выматывался, но не бросал это дело. Если классовые способности так и не желали вырастать, то вот непонятный навык управления внешней энергией от моих манипуляций с тенью рос весьма заметно, дойдя уже до одиннадцатого уровня.

Не могу сказать, насколько он помогает творить мое колдунство, но что помогает это точно, особенно в борьбе с пустотой. Нет, приход истощения все так же зависит от показателя энергии, но с прокачкой навыка неприятные ощущения приходят все позже. Если раньше я уже на половине резерва начинал пускать кровь из носа, то с выходом на уровень подмастерья в новом навыке я вполне нормально ощущаю себя даже выдав две третьих резерва.

Не зря стараюсь!

Я заметил окружающих лагерь гуманоидов намного раньше, чем их дежурные. Собственно, их дежурные как раз таки ничего и не заметили, что автоматически гарантировало ночную резню и последующий пир для дикарей.

Что меня, естественно, не устраивало – зачем же я тут крутился столько времени, если источник моей прокачки и моих же лулзов тупо сожрет толпа зеленых педиков. Так дело не пойдет, дело пойдет по-другому! Тем более, что сейчас идеальный момент, чтобы появиться на крыльях ночи. Мутному типу, который помог вам отбиться от нападения, будут верить куда как охотнее, чем просто мутному типу.

Резко меняю позицию, слезая с дерева, и, подняв с земли пару каких-то шишек, швыряю их в головы дежурных, один из которых даже задремал, похоже. А сам тем временем использую тень и, потратив минимум сил, пробиваю стопу кому-то из нападающих.

Дикий вопль звериной ярости и боли, подсказывает мне, что показавшиеся мне слишком крупные гоблины были никакими не гоблинами, ибо те орут совсем не так. А еще этот вопль разбудил и встревожил весь лагерь, отчего они уже успели встать в какое-то подобие боевого порядка и закидывали в тлеющие костры охапки хвороста, добавляя освещения себе и сбивая гоблинам, – и еще оркам, судя по всему, – их ночное зрение.

Теперь посмотрим, что выйдет из этого приключения.

Сразу после своей «диверсии» меняю позицию, заходя к порядкам зеленокожих со спины. Отдельно отмечу, что под руководством орков гоблины демонстрируют немалую сноровку. Они и раньше показывали себя далеко не такими идиотами, как их принято рисовать, но сейчас они показывают совсем иной уровень дисциплины.

Я, например, даже не знал, что среди них есть лучники-стрелки, а поди же ты! Да и сами орки имели в своих рядах нескольких лучников, которые и начали бой, пользуясь эффектом неожиданности. Засвистели стрелы, и из лагеря людей раздались первые крики, причем скорее от неожиданности, чем реально от получения смертельных ранений.

Вскакиваю на ветку и легким прыжком запрыгиваю за спину орку с луком. Здоровый, вонючий, как нестираные трусы футболиста, и куда менее безобразен, чем гоблин, он оставался той еще страхоеб*ной. Отдельно отмечу, что на фоне остальных сородичей лучники смотрятся даже несколько хрупко. Это не в укор мускулатуре лучников, это намек на истинные размеры «стандартных» орков, чтоб им всем поголовно пришел перманентный геморрой размером с арбуз. У них на шеях, у самых-самых здоровых, висели гребаные ожерелья из отрезанных ушей! Уж в неярком свете костров моего восприятия хватает на осознание этой мелочи.

Даже не пытаюсь ломать орку седьмого уровня шею, ибо не слишком уверен в своем показателе силы, а достаю оба гоблинских кинжала и втыкаю в горло с двух сторон. В этот же миг зеленая банда издает синхронный боевой клич, так что мои действия остаются целиком незамеченными.

Двигаюсь дальше, отмашкой вскрывая брюхо гоблину-стрелку и ломая шею еще одному. Выхожу сразу на троих орков, причем не стрелков – эти ребята подгоняли гоблинов, следя за тем, чтобы никто из них не решил «пересидеть» драку. Меня они не заметили, но давать им время на какие-либо действия я не стал.

Шаг вперед и в сторону, и вся тройка проносится мимо меня. Стою на месте до того момента, когда со мною равняется третий и вгоняю оба клинка ему в спину. Убивает далеко не мгновенно, ведь для орка такой удар не всегда фатален, но я не даю ему опомниться и развожу лезвия в стороны. В шуме наступающей «орды» предсмертный крик товарища услышал только один, отчего получил лезвием в глазницу.

А потом ножик, – тот, который второй, – ломается на осколки, оставляя обсидиановую крошку в черепе убитого. А я понимаю, что ранг ценности «мусор», это таки очень адекватное определение.

Сука!

Как же не вовремя!

Третий из оставшихся с рыком атакует замешкавшегося меня, но с моей ловкостью его удар кажется медленным и вялым. Изворачиваюсь и перерезаю ножом сухожилия на руке сжимающей его дубину, после чего резко сближаюсь. Едва не сдохнув от вони, вгоняю нож под подбородок и, вырвав его, перекатываюсь в сторону, избегая гоблинского копья.

Самому гоблину хватило одного обманного финта, и вот мы разошлись в разные стороны – он, я и фонтан крови из его горла. Проблема в том, что меня уже заметили и сразу несколько гоблинов и пара орков уже спешат меня порешить. Я, в принципе, могу рвануть вверх с помощью тени, но надо же и пробовать когда-то свои силы. Да и бесят-бесят-бесят меня эти твари! Вот просто на инстинктивном уровне бесят!

Рывок вперед и я буквально взбегаю на дерево, делая сальто, уже в падении взмахиваю лезвием ножа, вскрывая еще одному орку глотку и мысленно жалея об отсутствии у меня более длинного оружия. Обсидиановый ножик неплох для убийства, но воевать с ним в руках слишком хардкорно.

В приземлении бью ногами в грудь гоблину, проламывая грудную клеть, и снова ухожу в перекат – умирающий орк продемонстрировал знатную живучесть, сумев ударить по мне из последних сил. Если у гоблина со сломанными ребрами и были шансы выжить, то пришедшийся по нему удар поставил в его судьбе жирную точку.

Я этого уже не вижу, только воспринимаю через тени, как и начавшуюся бойню в лагере. Пока что люди держатся за счет оттянутых на меня сил, лучшей индивидуальной выучки и оснащенности, но это только пока. И если я хочу чтобы хоть кто-то из людского племени (включая меня) встретил рассвет, то нужно хорошенько постараться.

Из переката выхожу сразу же хватая гоблина за руку, вырывая копье и заламывая конечность за спину. Тычок ножом в сердце и пинок навстречу еще двоим, лишая их равновесия. Рука лезет в один из немногих оставшихся на одежде карманов, доставая ядовитый порошок, и я швыряю состав в морду орку, но добить не успеваю, вынужденный уклоняться от выстрела его собрата. Стрелка я распознал не столько тенями, сколько вспыхнувшей чуйкой на опасность. Стрела просвистела мимо, а я все-таки захожу за спину пускающему пену орку и снова делаю сальто с упором на древесный ствол.

Кувырок и еще два мертвых гоблина, рывок и обходящий маневр, уводящий меня от второй стрелы, чтобы все же сблизиться с противником и атаковать. Чуть ли не впервые кто-то из этих ребят проявил нехилую сноровку, отчего мой удар пронзил пустоту – орк вовремя успел шагнуть назад, да еще и швырнул в меня лук. Пока я уклонялся от тяжелой дубинки перевязанной тетивой, этот гад попытался достать дубинку обыкновенную, но просто не успел – сказалась разница в ловкости. Два удара кинжалом, нанесенные в печень, и удар рукояткой в висок. Сила это не только мышцы, но и цифровое значение, и оно у меня совсем не низкое.

Обхожу дерево, скрываясь за его стволом, и тут же ухожу в скрыт, уходя от взгляда уже спешащей ко мне толпы. Этих я уже не перебью по одному. Навалятся все вместе и спета моя песня. Успеваю выйти из их кольца и даже ткнуть самого дальнего орка между позвонков, но добить не решаюсь.

Пора бы поспособствовать выживанию людишек, а то их там теснят.

К моменту моего появления на основной сцене от людей осталась, дай-то боги, половина, и ту постепенно дожимали. Хотя напластать они успели многих, тут не поспоришь. Особенно выделялся аристократ, рядом с которым сейчас возвышалась целая горка зеленых тел. Силен мужик, хоть и одевается как педик.

Боевой пидорасище!

В один удар перерезаю горло находящемуся чуть в стороне орку и начинаю свою жатву. Скрытность, скорость и, самое главное, банальная неготовность к атаке в спину, позволяет мне безнаказанно сокращать поголовье зеленокожих обитателей сего мира. Я даже не всегда убиваю, чаще только оставляю кровоточащие раны – нет времени на отдельных личностей. Остановлюсь, значит потеряю инициативу и преимущество незаметности. А после этого мне будет крайне худо.

Дождавшись момента, когда сразу несколько противников меня заметили, тут же отступаю обратно в лес, навстречу к собирающимся присоединиться к основной массе отставшим оркам и гоблинам. Тем, которые ловили меня ранее.

А ведь я крут!

Если посчитать этих и тех, кто побежал за мною, то я фактически в одно попаданческое рыло разделил вражескую банду на две половины, да еще и изрядно проредил обе из них. Все же титул Героя это мощь, как и мифический класс.

Еще несколько минут игры в кошки-мышки, во время которых гоблиноидов становилось меньше и меньше, а мышка оставалась неуловимой, а потом я едва не помер.

Добиваю гоблина ударом ладони в нос, вбивая кость и хрящи в череп, и тут же уклоняюсь от удара массивной дубины. Пытаюсь привычно контратаковать по лицу противника, даже не повернув к нему свое и уже планирую направление следующей атаки. Только высокая ловкость и вспышка опасности спасает меня от гибели, когда противник легко и даже как-то лениво уводит горло из-под лезвия и едва не плющит меня обратным движением дубины.

Делаю кувырок, разрывая дистанцию, после чего вынуждено делаю второй, ведь нехарактерно быстрый и массивный орк уже бил в то место, где я приземлился. От очередной атаки ухожу в пируэте, успевая схватиться за случайного гоблина и, оттолкнувшись от него, отправить подпорку под удар слишком верткого орка.

Брызнуло как от попавшего под промышленный пресс помидора, а я наконец-то встречаюсь взглядом со своим противником. Этот орк был другим – здоровый даже по их меркам, одетый в полноценный доспех из звериных шкур и черепов, но самое главное, спокойный. Ни рыка, ни оскала, ни пены изо рта. Только уверенная подавляющая мощь и огромный опыт, выраженный в неисчислимых шрамах на лице и руках.

Похоже, меня своим вниманием почтил местный пахан.

Давай-ка ты, Костя, сделаешь из него позорного петушару (не в том смысле, гусары!).

Мы шагаем друг другу на встречу одновременно. Он бьет быстро и коротко, не давая времени опомниться, но я уже прокручиваюсь ему за спину, пытаясь нанести удар в шею. Не вышло, ибо тот шагнул широким, как два моих, шагом вперед и в развороте взмахнул дубинкой. Я уклонился, но шанс для атаки пролюбил. Тем более, что пришлось разбираться с парой гоблинов и орком, попытавшимися прибить меня, пока я отвлекся.

Так и думал, что все эти штампы про орочье уважение к сильным воинам и право поединка – чистейшая, как моя отсутствующая совесть, туфта. Гоблину номер раз достался пинок в голень, ломающий ногу и подбрасывающий его прямо под удар орка. Пока громила стряхивает с короткого дротика невезучего коротышку, пробиваю печень второго.

Сближение с оставшимся, и я едва успеваю уклониться от удара успевшего сориентироваться в ситуации вождя. Брошенная горсть ядовитого порошка заставила второго выпасть из боя, но ветеран лишь отклонил корпус и обошел облачко взвеси одним гребаным шагом, вновь атакуя. В этот раз его атаки имеют совсем небольшой замах, отчего я вынужден отступать и отступать, не успевая ни перейти к контратаке, ни разорвать дистанцию и уйти в скрыт. А со спины уже приближается какой-то мелкий гоблин. Самое поганое, что в такой ситуации, его атака может стать фатальной.

Ладно.

Похрен на честный фраг и прочую чепуху, я признаю, что конкретно этот орк круче меня любимого. Может, один на один мои свежеобретенные навыки и были бы сравнимы с его, но не в таком положении. К тому же я готов отдать руку на отсечение, что умения моего противника не просто дарованы системой, но и отточены сотнями реальных схваток. Не мне, свежевыпеченному, с ним в этом плане соревноваться.

Значит похер на честный бой!

Вместо того чтобы в очередной раз уклониться, я рвусь навстречу, едва разминувшись с ударом дубины, и вкладываюсь в удар кинжалом по глазам. Очень глупый удар, ибо орк сейчас уклонится от слишком короткого лезвия, а после легко добьет открывшегося меня. Вот только в последний миг тень от ножа сливается с лезвием, значительно его удлиняя и целясь прямо в расширившиеся от удивления очи орка.

Уклонился!

Прогнул спину, упал и ушел в перекат, едва не задавив меня в процессе, но уклонился, отделавшись лишь рассеченной щекой. Мне же не удалось дожать, ибо я вынужден был убивать не желающего расставаться с идеей удара в мою спину гоблина, а потом еще и разбираться с успевшим отойти от дозы ядовитой пыли орка. Прикладываю всю свою силу и бью его ногой по почкам, после чего заламываю руку за спину и, воткнув нож между ребрами, толкаю на успевшего встать вождя.

Тот отбрасывает умирающего скупым движением, даже не замедлившись, не говоря уж о попытке помочь раненому, и шагает мне навстречу. Но я уже сам атакую, и острая тень, продолжающая лезвие коротенького ножа извивается змеей, проходя сквозь все защиты и блоки. Но даже так орк не умирает, ограничиваясь парой царапин. Он перешел в глухую оборону, перестав атаковать, но даже бьющее со всех, даже невозможных, направлений лезвие не может гарантированно поразить жизненно важные точки.

Напрягаюсь еще сильнее и заставляю тень орка схватить его ноги, одновременно вздымаясь вверх и метя лезвием в затылок.

Вот это его проняло, господа-товарищи!

Как есть проняло!

Заставив напомнить мне о том, что в этом мире не только у меня есть специальные способности.

В тот миг, когда я уже праздновал победу, орк топнул ногой, посылая дрожь земли в моем направлении и вынуждая меня подпрыгнуть вверх. Невысоко, только чтобы не упасть от импульса, но достаточно, чтобы потерять возможность маневра. Это бы ничего не значило, ведь тень (которую сволочь явно как-то чуяла!) уже оплела своего хозяина, готовясь нанести удар, если не смертельный, то решающий.

Орк глухо прорычал какое-то слово (первый раз слышу от него что-то, помимо тяжелого дыхания) отчего его тело в один миг вспыхнуло серо-зеленым пламенем, буквально распылив контролируемую мною тень, а сам орк, снова рыкнув, сорвался с места в невероятно быстром (быстрее меня с моей ловкостью) рывке. И это в момент моего зависания в воздухе, когда я никак не мог уклониться!

Сделай он это в самом начале боя, я бы только и успел подумать «пиз*ец», но сейчас я все же успел среагировать на опасность, просто выдернув себя тенью из-под удара. Пустота вспыхнула в потрохах, но я вновь стоял на земле, готовясь отражать атаку.

К счастью, тот мгновенный рывок был все же разовым навыком, иначе я бы даже сбежать не смог. Но даже так орк ускорился, почти перестав уступать мне самому. И это при всей разнице в длине оружия и конечностей! Добавить сюда то самое пламя, собравшееся на кончике его дубины, и все станет совсем грустно.

Пора переходить к грязным трюкам, Костя.

Вывернувшись из-под вертикальной атаки, я не дожидаюсь продолжения связки, а вновь взываю к теням. Две плюхи, совсем слабые, слабее удара кулака, пытаются коснуться его ног, но новая вспышка пламени лишает тени материальности. Значит, защита отнюдь не разовая, но, вероятно, активируемая сознательным усилием.

Хм.

А если так?

Снова иду в атаку, одновременно заставляя свою тень вздыбиться еще одним силуэтом, атакуя вместе со мною. Орк меняет траекторию удара и объятая огнем дубина… проходит сквозь нематериальную тень, заставляя противника хоть немного, но провалиться вслед за ней. Использую момент, стелясь в нижней позиции и атакуя бедро противника.

Есть рассечение!

Пытаюсь обратным движением подрезать сухожилия под коленями, но орк ловко и даже где-то изящно, подгибает ноги и легонько отпрыгивает, уже опуская дубину мне на спину. Пользуюсь тенью, чтобы вытолкнуть себя из зоны поражения и морщусь от растущей пустоты в груди. Это нужно заканчивать и заканчивать быстро. Я не могу отвлекаться на теневое восприятие слишком сильно, но все же отмечаю, что оставшиеся зеленокожие заняты людьми. Очевидно, что именно исход моего поединка решит судьбу лагеря.

Разрез на бедренной артерии, это гарантированная смерть для простого человека, но орк, судя по всему, имеет чудовищные показатели силы и выносливости, ибо рана почти не кровит и, сдается мне, даже начала затягиваться.

Гребаный читерный монстр!

Чудом уклоняюсь от какого-то особо хитрого удара, ощущая свист воздуха рядом со своей головушкой, после чего вновь пытаюсь ударить из нижней позиции. Одновременно с этим моя тень снова встает вторым силуэтом, но орк больше не покупается на старый трюк, проходя прямо сквозь нематериальную преграду и едва не расплющивая меня своим весом, дубина не успевает на какой-то миг, но я все равно чувствую привкус крови во рту – словно в стальную стену врезался.

Уклон, еще уклон, попытка контратаки и снова уклон. Пот заливает глаза и я чувствую, что еще немного и быть мне мертвым. Просто не выдержу такого темпа. А орк даже не сменил ритма дыхания! Да сколько же у него выносливости-то?

Зачерпываю остатки магии и снова поднимаю свою тень, создавая привычный силуэт. Даже не замедляясь, орк шагает прямо сквозь тень, уже нанося гарантированно смертельный удар. Удар, от которого у меня уже нет времени уклониться!

Один миг и враг словно вступил во вязкий кисель, которым обратилась вполне реальная тень. Еще миг и кисель вонзается тоненькими иголками в глаза противника. Но орк успевает вновь сжечь тень выбросом непонятного пламени, спасая свои глазоньки и заранее переходя в оборонительную позицию, готовясь отразить несколько атак, прежде чем перехватить инициативу еще раз.

И не находит меня взглядом.

Сволочь сориентировалась почти мгновенно, начав падать вперед, дабы войти в кувырок, но все же именно что «почти». Использовав очередное дерево как подпорку для ног, я ускользнул за спину громиле и в одно движение воткнул кинжал прямо в не прикрытое ничем ухо. Прямиком по самую рукоять вогнал.

Он, сука, был живой!

И, гарантирую вам, мог бы оправиться буквально за несколько секунд, но тех мгновений болевого шока мне хватило, чтобы оказаться у него на закорках, уклониться от неловкой попытки сбить меня дубиной и ударом кулака по рукоятке вогнать лезвие в мозг до самого края. Второй удар отчаяния все же задел меня, пусть и самым краешком, сбросив с плеч шатающегося орка и, похоже, сломав пару ребер. Но сам враг был к тому моменту уже мертв.

Несколько секунд стою, просто смотря на неподвижно стоящего орка. Уже накатил почти религиозный страх от ожидания того, что этот терминатор сейчас вытащит занозу из уха и продолжит сражение, но тот все же не настолько живуч. Медленно, словно падающий небоскреб, орочий вождь делает неловкий полушаг и грузно заваливается набок, так и не выпустив из рук оружие.

Я не знал, как его звали, я не знал его истории, не знал о том, где и как он научился сражаться, но одно могу сказать точно – этого воина я запомню надолго. И презирать его точно так же, как презирал его сородичей-орков и «младших братьев», гоблинов, я не смогу.

Прощай, вождь.

Это был долгий и тяжелый поединок, победы в котором были достойны мы оба, но сегодня удача была на моей стороне, позволив именно мне праздновать победу.

А еще, последняя порция украденной у обитателей лагеря каши с зайчатиной была явно лишней, так как я дико хочу срать.

Примечание к части

https://cs8.pikabu.ru/post_img/big/2016/02/15/8/1455544669158278041.jpg – Орк.

http://s020.radikal.ru/i713/1309/d2/12f22725815a.jpg – Орк-вождь.

https://copypast.ru/uploads/posts/1304258124_1230620.jpg – Орк-вождь, вариант.

https://vignette.wikia.nocookie.net/gurps/images/9/97/CjStQuKm0F.jpg/revision/latest/scale-to-width-down/220?cb=20170419112049&path-prefix=ru – Среднестатистический обитатель люского лагеря.

https://i.pinimg.com/736x/8b/30/38/8b303883079ae4a4b191a7315288aae2-fantasy-sword-fantasy-male.jpg – Тоже.

https://i.pinimg.com/originals/6c/15/55/6c1555fe2fd5db94213a6629ae589068.png – Еще.

http://heroes.berserk.ru/files/legends/legend_1_10/giyom.jpg – Дуэлянт-аристократ.

Вух, это было круто.

Я често-говоря, думал, что вождь ГГ таки убьет. Но у ГГ выпал высокий бросок на планирование, и он затащил за счет уловки с тенями.

Уточню, что если бы битва стала складываться плохо, герой мог бы и отступить – Роланд так бы и сделал.

Но Костик закусил удила и словил азарт, отчего и выложил на стол все козыри скопом.

Глава четвертая

Это был первый действительно тяжелый бой в моей жизни. Пусть в сражении с гоблинами и медведем я тоже изрядно уставал, но там мне и думать особо не приходилось. Знай только бей, да тенями себе помогай, вот и вся арифметика битвы. Но на этот раз было иначе, совсем иначе.

В бою с орочьим предводителем я выиграл не за счет превосходства в способностях и характеристиках, а исключительно своими мозгами. Сейчас, перематывая в голове ход битвы, я понимаю, что в прямом бою у меня не было шансов с самого начала. У орка тупо был более высокий уровень, характеристики, показатели навыков, лучшее вооружение и защита. Единственное, в чем он хоть самую малость, но уступал мне, это в скорости и ловкости, что легко компенсировалось его боевым стилем и чудовищным опытом. Я выжил только за счет мифического класса, но даже он не в силах был переломить ход поединка. Мне нужно было начать с дистанции – изводить этого танка зеленокожего атаками теней, самому при этом не выходя из скрыта. С таким планом действий я мог бы победить, но я, идиот малолетний, поперся в ближний бой и закономерно начал огребать.

Моя гордость за себя состоит в том, что я перехитрил своего врага. Сумел создать ситуацию, в которой обширный опыт сражений проиграл хитрости и находчивости. Но, снова повторю, я вытащил за счет теней, а не личного мастерства.

Все это я обдумывал пока тихо матерился и выковыривал из уха мертвеца свой нож, стараясь при этом не потревожить ребра. Не назову себя крутым медиком, но курс первой помощи в родном универе я закончил, так что опознать травму могу. Не уверен, действительно ли там у меня перелом, но трещину и обширную гематому могу гарантировать. На Земле таких повреждений хватило бы, чтобы оставить меня валяться оземь и тихонько подвывать от боли. Нынче, с моими показателями выносливости, я назвал бы свое состояние сносным и даже ограничено-боеспособным, хотя мне совсем не хочется тревожить пострадавшие участки тела.

С тихим, но, сука, омерзительным «чпок», нож покинул черепную коробку орка, а я попытался хоть как-то обтереть свое единственное оружие, ибо держать его в руках было выше моих сил. Пришлось воспользоваться шкурами, в которые был одет погибший вождь, кои, отдельно замечу, тоже не блистали чистотой и не ромашками благоухали. Не бросил эту затею только потому, что не желал оставлять на произвол судьбы свой нож. Тут дело уже не только в необходимости оружия, – его вокруг много валяется, – а в своеобразной привязанности конкретно к этому творению неизвестного гоблина. Мы с ним через столько передряг прошли, что бросить товарища в беде будет с моей стороны низко.

Н-да.

У всяких крутых героев ранобе любимыми и памятными клинками становятся артефакты легендарного грейда минимум. И только у меня это будет херовая гоблинская поделка. Индивидуальность, сука, видно сразу!

Занимаясь очисткой оружия, – больше всего проблем было от рукояти, – я не выпускал из внимания сферу теней, тщательно отслеживая действия и движения людей. А сами люди, кстати, двигались в моем направлении. Определенный шум мои действия подняли, тут сомнений нет, хотя именно с вождем мы дрались практически молча. Ни он, ни я не сотрясали криками воздух.

В любом случае люди, – те, что еще могли стоять на ногах, – хотели проверить как минимум стрелков – ведь к ним гордые обладатели дрянных луков так и не вышли, но стрелять перестали. О том, что большую часть этих самых стрелков выпилил именно я, им попросту не известно.

Аккуратненько отхожу в сторону от поверженного орка и, найдя относительно чистый участок, сажусь под деревом, уйдя на всякий случай в скрыт. Подождем гостей, благо они уже заметили значительное число мертвых зеленокожих, живописно разбросанных по лесу. Прямо живая (мертвая) иллюстрация необходимости соблюдать строй – накинься они на меня скопом, или хотя бы держись вместе, прикрывая спины, вместо того, чтобы «набигать» маленькими группами, и мне пришлось бы быстро бежать отсюда. Само собой, что эта их ошибка была спровоцирована именно мной, ведь я намеренно не давал им реагировать нужным образом и выбивал только самых оторвавшихся, но и они не сильно старались мне помешать. Особенно орки – если у гоблинов нападение толпою на одного заложено в крови, то орки начали атаковать меня группами, только после того, как я успел напластать из них немало колбасы.

С каждым найденным трупом зеленокожего люди напрягались все сильнее и сильнее. Я их не могу не понять, ведь в подобном месте, вдали от цивилизации, встретить доброго спасителя как-то маловероятно. А вот очередную тварь, что сначала порезала нападающих, а потом может и защитников добить… В такую гадость легко поверить. Особенно этим ребятам, которые уж точно знали темную сторону жизни.

Выживших в бою было всего четверо. Хотя нет, их было шестеро, но двое раненых остались в лагере, пока остальные пошли на зачистку. Разумное решение, хотя реши я пойти и добить раненых, одному попаданцу никто и не помешает. Да и не только такому, как я, а вообще любому желающему. Впрочем, что-то подсказывает мне о том, что эти ребята не станут сильно горевать о судьбе оставшихся товарищей.

Дойдя до места финального поединка, они все скопом сосредоточились вокруг тела орка, полностью забив на слежку за окружением. Ой, беда, ой, плохо! Ну кто же так делает? Кто так делает, а? Мне почти захотелось пнуть их всех скопом под зад, но сдерживаю порыв, осознавая необходимость налаживания коммуникаций. Лучше не начинать диалог с плохой ноты.

Тем временем четверка, во главе которой оставался все тот же боевой педик, принялась о чем-то шушукаться. Сам носитель уже изрядно замызганного пи*орского плаща, замечу, прижимал к животу левую руку, явно не желая ее шевелить. Перелом? Или просто вывих? Остальные бойцы выглядели куда хуже: побитые доспехи у двоих латников, несколько мелких ран у единственного, кроме аристо, их не имеющего и слишком нечеткие, смазанные движения, свидетельствующие о сотрясении. Нехило им досталось.

– Да ты позырь на эту тушу! – Заявлял лишенный доспехов воин, судя по всему, имеющий какой-то егерский класс. – У него все тело в шрамах, а кожа темная, с сероватым оттенком. Да хоть на размеры глянь! Это не молодняк и не простой зеленорылый, а чертов вождь! Они столько шрамов зарабатывают уровню к двадцатому, а кожа сереет только к тридцатнику! И его какая-то ху*ня замочила.

– Тихо. Не шуми. – Аристократ, в отличии от нервничающего «естествоведа» говорил негромко, но собеседник заткнулся сразу же. – Лучше скажи, что его убило.

– Без понятия, вот как есть базарю, без понятия. – Ответил следопыт. – Тут вся земля перепахана каким-то навыком, но зуб и жопу ставлю, это сам орк и бил. Кто бы с ним ни махался, но на земле он следов не оставлял. По крайней мере таких, шоб я увидел.

– Убийца? – Равнодушно, но в то же время напряженно спросил командир.

– Не, они, конечно могут. Вон, Сазан, упокой его душу, тоже мог так, хоть он и егерь. Но тихушника или ночника такая образина расплющит одним ударом. Я бы еще поверил, если бы его убило сразу, но тут явно была заруба. И вожак полноценной банды ее проиграл. Да и остальных зеленорылых кто-то порешил, причем именно их, в основном, в спину.

– Ясно. – Дуэлянт не поменялся в лице. – Чем его так?

– Х*й знает. – Прозвучало в ответ. – Воткнули что-то в ухо и пропороли мозги нах*й. Может спица какая, или игла. Я видел, как ночники такими пользовались. Но, сука, рана слишком здоровая. Не знаю.

– Это был обсидиановый гоблинский нож. – Вклиниваю свои пять копеек из-под дерева, заодно и снимая с себя скрытность, одновременно поигрывая упомянутым ножиком.

Пафосное появление на четыре с плюсом, могу себя поздравить! Все четверо вздрогнули, даже дуэлянт, после чего резко повернулись ко мне, выхватывая оружие. В бой, слава торрентам, кидаться не стали, но смотрели с опасением. Ну, это логично – меня и вправду есть за что опасаться (себя не похвалишь, никто не похвалит).

– Полагаю, это вам мы должны быть благодарны за раннее предупреждение перед атакой, как и за… вот это вот все… – На последней фразе аристократ обвел поле моей битвы рукой, причем рабочей.

А ведь он единственный, кто даже не попытался направить на меня свою шпагу, в отличие от его товарищей. Похвальная выдержка, стоит заметить. Ну, или это банальный здравый смысл.

– Ну да. – Отвечаю. – Иду по лесу, смотрю, а тут орки. Ну, думаю, спрошу у них дорогу. А они сразу в драку! Ну вот не свинство ли?

В ответ на мой комментарий, у собеседника легонько дернулся глаз, а из-за его спины послышались приглушенные смешки. То ли я так круто пошутил, то ли у ребят отходняк после боя начался. Вопросами о том, почему его нет у меня, я давно уже не задаюсь, предпочитая скидывать свою удивительную стрессоустойчивость на титул Героя.

– Вот как? – Уточняет. – Ну, это, несомненно, изрядная грубость с их стороны.

– Ага. – Со всей возможной искренностью подтверждаю. – Вот аж в самое сердце ранили! Я к ним с открытой душой, а они, твари такие, в меня копьями тыкать! Ух, злыдни!

– Вы, я полагаю, обладали достаточно высоким уровнем и, как минимум, уникальным классом, чтобы объяснить им неправоту? – Вежливо интересуется мой собеседник.

Это типа удочку закинул, на тему того кто я вообще такой, чтобы я почесал свое эго и похвастался. Ну, как-то слишком прямо, честное слово. А где хитрые и каверзные вопросы в духе профессиональных сыщиков? Хотя умей он такие вопросы задавать, то, наверняка, в такой компании не пребывал бы.

– Чего сразу уникальный? – Обиженно и возмущенно высказываюсь. – Сразу три мифических класса, не меньше!

Скажите, что рискую? Будете даже правы, но вероятность того, что мне поверят, или что у этого типуса есть навык определения лжи становит очень незначительное число. На самом деле, этот старый прикол «скажи чистую правду, в нее никто не поверит» работает намного реже, чем об этом пишут в книгах. Попробуйте на таможне пошутить о том, что везете наркоту или бомбу, испытаете много разных далеко не приятных ощущений. Но в этом случае я решил рискнуть, ибо мой прикол выглядел не как тупая шутка, а как вежливое «пошел на хер» в ответ на вопрос о моем статусе.

Серьезно, если я хоть что-то понимаю, то статус здесь это что-то очень сокровенное и задавать вопросы по этому поводу нужно очень и очень осторожно. Особенно совсем незнакомому собеседнику, которого видишь в первый раз в жизни. Собственно, он сам меня и подтолкнул к этой мысли своим крайне завуалированным вопросом, вместо того, чтобы просто поинтересоваться.

Судя по реакции публики, я не прогадал – смешки от не участвующей в разговоре троицы стали уже с трудом сдерживаемыми, а сам аристократ даже сдерживаться не стал, негромко засмеявшись и прикрыв лицо рабочей рукой, окончательно оставив в покое висящую на поясе шпагу. Отсмеявшись, он тут же сдал на попятную:

– Ладно, признаю, это было невежливо с моей стороны. Уж извините, но ситуация слишком нервная. Меня зовут Лосий из дома Астериум, третий сын отца своего, если вам интересны такие подробности. Могу я узнать ваше имя?

Хотелось бы дать ложное имя, но что-то мне подсказывает, что это плохая идея. Особенно, если здесь таки есть способы проверить статус отдельного индивида. Да, если мою подноготную кто-то увидит, то ложное имя будет моей последней проблемой. Зато я не сомневаюсь в том, что Система может и вписать новое имя на место старого, а мне нравится быть Константином. Блин, а вдруг мое имя слишком чуждо звучит для местных? Тупо будет так подставиться, причем на ровном месте.

– Зовите меня Тином, не ошибетесь. – Иду на компромисс, отчекрыживая от своего имени немалый кусок.

Чувствую себя героем какого-то говнофентези, етить твою налево! Если бы меня еще Александром звали, то вообще было бы полное совпадение штампов.

Вот так и познакомились.

Тройка за спиной Лосия, – не назвать бы его случайно Лосем, – тоже представилась, куда как расслабленнее и спокойнее смотря в мою сторону. Следопыт оказался Гансом, а двое воинов Тексом и Гамми (чуть не подавился и клятвенно пообещал себе не использовать прикол с мишками). В лагере еще оставались раненые Церах и Шонса, но к моменту нашего возвращения Шонса уже отошел в мир иной. Слишком тяжелая рана, да еще и в живот – может быть и хорошо, что не мучился. Лично я бы не смог себя от такой раны вылечить. Разве что бросить все очки в выносливость, после чего молиться святому Рандомию о том, чтобы их хватило для самостоятельного исцеления.

Несмотря на внешнюю расслабленность и молчащую чуйку, я не выпускаю никого из идущих рядом со мною из теневого восприятия. Я им совсем не доверяю, но и в одиночку выживать больше не хочу. Вот и рискую здоровьем, пытаясь вписаться в чужую компанию.

Можно было бы поделиться алхимией с выжившими, но их раны не столь опасны, чтобы от того зависела их жизнь (а в случае конфликта они сыграют в мою пользу). Да и осталось той алхимии самый минимум – большая часть рассыпалась во время боя.

Так что заниматься перевязкой пришлось наравне со всеми, благо о том, что делать при травмах ребер я помню относительно неплохо.

Мне выделили от щедрот экспедиционных нормальную одежду, – вполне удобную и даже не жесткую, – подарив запасной комплект одного из погибших. Его комплекция была на удивление схожа с моей, а одежда хоть и не дотягивала до моего прошлого прикида, но в любом случае выигрывала у оставшихся от оного прикида лохмотьев. С огромным разрывом выигрывала!

Из оружия взял только два длинных кривых кинжала, способных как резать, так и колоть. Может, они и не зачарованы, в отличие от гоблинского, но хорошая сталь, нормальная длина лезвия и удобный для моей руки хват с лихвой окупали отсутствие слабеньких чар.

Короткое знакомство закончилось тем, что мы все, – я про могущих стоять на ногах, – принялись хоронить павших защитников. Погребение было пламенным, так что таскать пришлось много-много хвороста. Казалось бы, зачем выдавать себя таким демаскирующим фактором, но после того как на нас вышла целая банда зеленокожих, все заинтересованные хари и так о нас знают. А мораль поднять не помешало бы, а то среди людей царила паника.

Нет, они смеялись и шутили, радуясь тому, что выжили, но как-то с надрывом, через силу. А уж когда стали стаскивать в одну кучу тела тех, с кем вчера истории травили, так и вовсе настала гнетущая тишина. Меня тоже пробрало, но как-то не сильно. Я не знал никого из здесь присутствующих, да и особой симпатии они у меня не вызывали. Черство, даже местами бесчеловечно, но я уже привык к обилию кровищи вокруг меня.

Опыт, етить его.

О своих способностях все же рассказал, назвавшись стандартным скрытником, умеющим собирать травки в свободное время. Ни слова о тенях, как и наименования своего уровня. Мой ответ приняли с полным пониманием, как и мою историю.

По факту я пересказал им немного переиначенную ситуацию самих гробокопателей. Заказ на какую-то редкую шкатулку, которую нужно было выкрасть из дома не слишком осторожного богача, вылился в активацию переносящих чар, что принесли меня в этот самый район. Потом несколько недель блужданий и игры в «догони меня копье» с гоблинами, орками и прочим скамом и, наконец-то, встреча с людьми. Наверняка они поняли, что я недоговариваю очень многое, но поймать меня на лжи не могут и не хотят.

Выдать себя незнанием местных реалий тоже вполне реальная опасность, отчего я предпочитал больше молчать и слушать, чем самому разговаривать. Болтун, как говорили, находка для шпиона. Естественно, мое молчание тоже не добавляло мне любви и обожания, но относились, еще раз отмечу, с полным пониманием. Тут среда такая, что рассказывать о себе лишнего чревато самыми невероятными последствиями.

Выступать решили на следующий день, обработав раны остатками запасенной еще для «раскопок» алхимии. Ничего такого, что могло бы спасти смертельно раненого, но вполне хватает, чтобы заживить не смертельные раны. Оставаться на этом месте, где пролитая кровь легко привлечет хищников или кого похуже (вспоминаю свое драпание от неизвестной угрозы), было слишком рискованно – нас уже не два десятка, а всего шестеро бойцов, один из которых, скорее всего, смертельно ранен.

Перед уходом покидали в воду реки все оружие, доспехи, железо и прочие вещи, которые не могли взять с собой. Логично же! Орк с дубиной и такой же орк, но с железным топором, это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Спать легли поближе к реке, но чуть вверх по течению от места битвы. Там, недалеко, догорал огромный костер, который я лично предпочел бы не разжигать, но кто меня спрашивал? Опять придется укоротить сон до максимума, всю ночь потратив на наблюдения за округой!

Уже когда все заснули, – или очень хорошо притворились, что заснули, – я одними губами прошептал заветное для каждого местного жителя слово, предвкушающе улыбаясь при этом:

– Статус.

Имя: Константин


Раса: человек

Уровень: 12

Титулы: Герой; Неслышный Убийца; Ночной Мастер

Очки характеристик: 55


Очки класса: 5

Характеристики (стандартные):


Сила: 28

Ловкость: 50

Выносливость: 27

Восприятие: 47

Концентрация: 30


Энергия: 43

Характеристики (классовые):


Тень: 11

Грезы: 1


Вдохновение: 2

Класс: Повелитель теней


Ранг: 1

Основные характеристики: тени, ловкость, восприятие.

Способности:

Контроль теней: 3/5

Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им ощутимое физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и ограничено пригодны к созданию преград и барьеров; дальность и скорость контроля увеличены.

Чувство теней: 2/5


Позволяет ощущать все тени в небольшом радиусе от себя; дает возможность ощущать движение теней и их принадлежность; позволяет на пределе концентрации управлять тенями даже вне поля прямого зрения.

[не раскрыто]

Бонусы:


Тенерожденный: навыки скрытности растут в пять раз быстрее; в случае опасности тени укроют вас как своего собрата.

Ловкий: ловкость растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Владыка Снов и Отражений


Ранг: 1

Основные характеристики: грезы, концентрация, восприятие

Способности:

Создать сон: 1/5

Позволяет контролировать сон, в котором вы находитесь, ограниченно влияя на ход течения времени.

Наслать сон: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Грезящий: социальные и магические навыки, связанные с классом, растут в пять раз быстрее; над вашими снами не властен никто, кроме вас самих.

Непоколебимый: концентрация растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Мистический Алхимик


Ранг: 1

Основные характеристики: вдохновение, восприятие, энергия

Способности:

Создание состава: 1/5

Позволяет создавать алхимические составы из наличных реагентов, инстинктивно понимая процесс создания

Расщепление реагента: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Понимание сути: возможность видеть и, с оговорками, понимать магию в вещах и реагентах; все ремесленные навыки, связанные с алхимией, растут в пять раз быстрее.

Внимательный: восприятие растет быстрее.


[не раскрыто]

Особое:


Предел совершенства (от титула Герой): повышает максимальный предел развития характеристик до 50 (Сейчас: 60), ускоряет обучаемость и повышает количество получаемого опыта.

Воля Героя: влияющие на мышления навыки рангом ниже вашего класса не имеют действия.

Взгляд Героя: позволяет видеть определенное количество информации об окружающих; зависит от вашего уровня.

Мифический: предел развития характеристик поднят на 10 (Сейчас: 60), дает возможность выбрать одновременно три класса.

Тишина в зале (редкий; от титула Неслышный Убийца): активный навык, полностью гасящий звуки на небольшом участке. Длительность и зона воздействия зависят от уровня пользователя и показателя энергии.


Ночной Мастер (редкий): вы, вольно или невольно, выполнили норматив для получения звания профессионального убийцы. Доказав наличие у вас этого титула, вы получите рабочее место в любой теневой гильдии. Если вас не прирежут от греха подальше. Эффект: +5 к ловкости; +2 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Навыки:


Провокация: 5 (ученик)

Бег: 11 (подмастерье)

Скрытность: 44 (мастер)

Плавание: 5 (ученик)

Алхимия: 27 (подмастерье)

Травничество: 20 (подмастерье)

Рыбалка: 14 (подмастерье)

Владение копьем: 3 (ученик)

Тайное проникновение: 18 (подмастерье)

Предчувствие опасности: 21 (подмастерье)

Смертельный удар: 26 (подмастерье)

Владение кинжалами: 45 (мастер)

Рукопашный бой: 10 (подмастерье)

Управление энергопотоками: 13 (подмастерье)

Обоерукий бой: 4 (ученик)


Метательное оружие: 2 (ученик)

Ни нового повышения в способностях теневого класса, хотя я и очень надеялся, ни нового титула, на что тоже втайне надеялся, зато характеристики выскочили вверх как на дрожжах. Особенно радовала ловкость, достигшая полтинника. Предел для прокачки обычного Героя! А ведь я могу взять еще десять очков за счет мифического класса!

Действительно повод для гордости, без всяких шуточек и скидок на неопытность. Я не знаю, какая максимальная прокачка для обычных людей, но даже если это будет хотя бы половина от полусотни, я очень удивлюсь. Так что мой уровень лучше считать не по написанному в статусе, а по количеству статов.

Дела…

Обращаю внимание на еще одно всплывшее системное сообщение и едва сдерживаю торжественный вопль. Оказывается, что каждая полусотня характеристик гарантирует подарочную способность, причем на выбор. Всего из двух вариантов, правда, но на выбор же!

Характеристика ловкость достигла 50 единиц! Выберите навык!


– Улучшенная координация (обычный);

– Улучшенная гибкость (обычный);


Внимание, дальнейшая скорость прироста данной характеристики значительно снижена. [1]

Мило, но не очень полезно. Координация у меня и так в порядке, благодаря теневой сфере, а гибкость… Честно говоря, она мне не очень нужна: стиль сражения, – если те рефлексы, что успели у меня выработаться, можно называть полноценным стилем, – у меня совсем иной. Некий плюс к гибкости может быть полезен, но я сомневаюсь, что улучшение гибкости позволит мне сворачиваться в петлю, подобно змее.

И что бы мне такого выбрать?

Несколько минут напряженных раздумий прошли в полной тишине. А потом я все же выбрал координацию, ибо моя боевая доктрина связана именно с контролем поля боя и моего на нем положения. Да, нанести удар кинжалом, вывернув руку под неестественным углом было бы очень удобно, но не тогда, когда для этой цели у меня есть мои тени. Опробованная в бою с супер-орком острая ленточка из чистой тени будет куда эффективнее, чем риск для собственных конечностей.

Из остального радовало почти дошедшее до капа восприятие и лишь немного отстающая от него энергия. Нужно подналечь на тренировки, чтобы добить характеристики если не до капа, то хоть до получения способностей. Даже пассивки будут очень полезны, особенно если их много и они синергичны друг с другом.

Характеристики уже привычно не распределяю, дожидаясь максимального показателя. Очки класса мне пока что тоже не нужны, ибо имеющегося сейчас хватает для выживания. Да и есть у меня навязчивое желание как следует раскачать себя вообще без траты свободных очков. Только нужно помнить о том, что в случае опасности экономия может убить. Главное – сейчас меня устраивают мои нынешние способности, но и не стоит экономить больше необходимого.

А теперь, пора мне часок-другой поспать.

В путь отправились рано поутру, наскоро перекусив холодным мясом и кашей. Мясом, Карл! Мне после моих злоключений начало казаться, что я попал в продуктовый рай. Да и новая одежда и, особенно, обувь радуют мое сердце. Несомненно, раньше такие ботинки, как врученные мне средневековые то ли боты, то ли кирзачи (никогда не разбирался в типах обуви), протерли бы мои ноги до мяса. Но с возросшей выносливостью я могу хоть босиком бегать, особых проблем не испытаю, если, конечно, не вступлю ногой в капкан.

Я думал, что раненого либо добьют, либо бросят. Честно говоря, если бы не приказ Лосия, то трое остальных могли бы так и сделать, но вместо удара милосердия они начали делать носилки. Нести раненого было откровенно тяжело, отчего группа шла не слишком-то и быстро.

Буркнув что-то про проверку пути, я ушел в скрыт, продолжая следовать за группой чуть в стороне. Во-первых, таким образом, если вы не позабыли, скрытность качалась. Во-вторых, так я мог не засвечивать теневое восприятие, одновременно выбирая самый оптимальный маршрут. Именно так я и делал, появляясь в поле зрения только затем, чтобы скорректировать курс спешно отступающих людей. Передвижение ускорилось, но не сказать что совсем уж сильно.

Вместе с тем подбирал всякие травки и корешки, на которые реагировало чутье алхимика, иногда выгадывая пару минуток для создания очередной полезной вещички. Смог даже сделать заживляющую мазь, аж целых три порции, а ведь нужного для нее цветка я не находил с самых первых дней лесного бомжевания. Повышенное восприятие действительно позволяло замечать такие мелочи, которые раньше нельзя было заметить даже физически. В сочетании со сферой это превращало мои поиски реагентов в увеселительную прогулку.

Отдельно отмечу бонус к координации – это действительно помогало. Не сразу отмечаешь, но если прислушаться к ощущениям, становится заметно. Все мои движения стали выверенными . При желании, – и если я того именно сам хотел, – я не тратил ни одного лишнего сантиметра движения: шаги, наклоны, отклонения корпуса от веток, взбирание на оные ветви – максимум эффективности, минимум движений. Не знаю, насколько эта способность будет полезна в бою, но ощущения прикольные.

На следующий день моим спутникам стало хуже, причем заметно. Бедняга Церах и вовсе был крайне плох. Пожертвовал на общее дело свою мазь, сказав, что собрал, пока шел мимо. Приняли с благодарностью, но особого толка не заметил. Две довольно неприятные раны – одна на ноге, повредившая сухожилия и лишившая возможности двигаться, вторая на спине, рассекшая мышцы и причиняющая жуткую боль.

Ему бы отлежаться пару недель (или дней, учитывая этот мир и его законы), но не складывалось никак. Если не случится маленького чуда, то мужика придется оставить.

– Я полученные за два уровня… все вбросил… выносливость. Может… может, поможет. – Говорил он тихо и с надрывом, страдая от постоянной жажды и холода одновременно.

Благо хоть воды и запасной одежды хватало с запасом. А еще, – я теперь отчетливо видел, – этот человек полностью смирился со своей судьбой. Довольно жалкое и, вместе с тем, страшное зрелище. Десять очков в выносливость, это немало, но недостаточно. И мы все это понимали, но молчали.

Возможно, троица боялась дуэлянта двадцать первого уровня (прокачался таки), но тащили своего товарища они молча и без нареканий, если не считать за них многочисленные маты.

Заживляющая мазь, кстати, куда больше помогала именно боеспособной части отряда, с легкостью убирая мелкие царапины и гематомы, а средние превращая в легкие. Полезное дело – тащить носилки стало куда легче, да и скорость движения увеличилась.

На ужин завалил сразу трех зайцев, использовав для конспирации новенькие кинжалы, а не привычные тени. Притащил добычу в обустраиваемый лагерь, чтобы порадовать остальных и спихнуть на них разделку добычи. Кажется, если я сейчас предложу придавить Лосия и стать их новым атаманом, они согласятся не раздумывая. Преувеличиваю, но не сильно. Да и сам постепенно веселеющий парень тоже смотрит с благодарностью.

Бдительности я, впрочем, не теряю. Может, это паранойя, но я им не доверяю ни на грош. И обманываться не собираюсь – да, они благодарны, но не более. А вот случись им возможность поменять мою жизнь на их, они даже думать не станут. Ну, может быть, только боевой педик еще задумается – у чела, похоже, реально есть какая-то мораль. Товарища, по крайней мере, не бросил.

Спал вполуха, да еще и пользуясь своей способностью оный сон сокращать. С ростом выносливости мне хватало все меньшего времени, чтобы полноценно выспаться. Собственно, из-за этого и проснулся, когда один из спящих внезапно начал красться в сторону лежащего на носилках недавно вымытого раненого.

Удивительно, но попытку избавиться от обузы предпринял не вечно недовольный заботой о раненом Ганс, а молчаливый мишка Гамми, который сейчас был дежурным. Ему даже хватило ума не доставать оружие, а использовать свою сменную одежду для удушения спящего.

Отдельно замечу, что у него не получилось бы ничегошеньки – воин тринадцатого уровня, даже не следопыт, имеет слишком мало ловкости и едва ли качал навыки скрытности. Нет, Ганса он не разбудил, как ни странно. А вот Лосий проснулся и сейчас молча ждал дальнейших действий. И на месте мишутки я бы предпочел этого расфуфыренного щегла не злить.

Эту ситуацию, кстати, можно использовать и для того, чтобы закрепить уже свою позицию в глазах дуэлянта. Того, как на ноги встал я сам, не заметил ни внимательно слушающий Лосий, ни сам начинающий ассасин. Тихонько подхожу к нему и нежно приставляю к горлу новенький кинжал, самую малость надавив:

– Чпок, добрый вечер. – Не могу удержаться от хохмы, негромко приветствуя этого контрацептива штопанного старым мемасиком. – Что, надоело таскать тяжести? Рученьки устали?

К моему удивлению, ответил он совершенно спокойно, хоть и с легкой дрожью в голосе. Даже не столько спокойно, – сталь у горла же, – сколько с уверенностью в собственной правоте.

– Ты и сам его не тащишь, Тин, а он нас замедляет. Если зеленорылые суки пойдут за нами следом, то догонят и мы умрем все. Ты-то можешь и выжить, тебя и не найдут, Лосий тоже не пальцем делан, а вот мне не убежать и не отбиться. Жить хочу, вот и выживаю, как могу.

– Угу. – Добавляю сочувствия и всепонимания в голос. – Это действительно простой и действенный выход, только скажи мне, медвежонок Гамми, а чем ты будешь отличаться от тех самых гоблинов, что твоих товарищей давеча резали?

– Я буду живым. – Равнодушно отвечает несостоявшийся убийца, причем я совершенно точно понимаю, что не переубедил его.

Да и сам он во многом прав – я отнюдь не уверен в том, что смог бы поступить иначе, стой на кону моя жизнь. И с тем фактом, что для меня будет куда как проще уйти от погони, спорить попросту глупо.

– Хм. А что ты скажешь, Лосий? – Передаю управление ситуацией в руки аристократа, пусть он сам разбирается.

– Скажу, что завтра утром ты, Гамми, попиз*уешь на*ух своей дорогой, в строго противоположном направлении. А если я тебя еще раз увижу, то самому вскрою брюхо и подыхать оставлю. Ты мое слово знаешь. – Если мое возмущение было немного наигранным, то мальчишка (а ведь он действительно куда младше меня самого!) был в настоящей ярости. – А теперь ложитесь спать.

Сдается мне, что парня на эти галеры занесла жажда приключений, а не наживы. Не успел еще морально зачерстветь и разложиться, несмотря на пребывание в столь специфических кругах.

До утра я просто сидел неподвижно, временами тратя силы и передвигая тенями всякие камушки да веточки на самом краю своей сферы, тренируя концентрацию. Других происшествий так и не случилось, а Гамми до самого утра проспал сном невинного младенца. Видимо, если ты дерьмовый человек, то тебе и вправду проще жить.

Хорошо, что и я не герой какой-то сраной ранобешки, про всем помогающего паладина-лоликонщика.

Утром расстались без лишних соплей и слов. Гамми молча собрал свои пожитки, включая свою долю провизии и пошел в противоположную от нас сторону. Возможно, он бы предпочел и дальше держаться реки, как и мы сами, но слова Лосия про выпущенные кишки звучали очень убедительно, отчего он рисковать не стал.

Остальная публика молча проводила бывшего товарища взглядом. Уверен, оставшиеся двое были внутренне согласны с ушедшим, но не желали оставаться в одиночестве. Единственным, кроме самого Лосия, кто был против убийства раненого, был сам Церах.

Движение вперед продолжалось.

Прокачка шла намного медленнее, несмотря на все мои усилия – просто не хватало времени. Энергия и восприятие вплотную приблизились к полусотне, да еще неплохо качалась концентрация, просто в силу использования теней.

Из навыков росли алхимия и травничество, что тоже было объяснимо.

Раненый на поправку не шел, да и вообще потихоньку загибался от сепсиса из-за попавших в рану осколков каменного копья. Хреново смотреть за тем, как человек умирает, но не в силах быть что-либо сделать.

Я бы мог вложить несколько очков в класс алхимика, но даже это не могло бы дать мне ингредиентов на создание исцеляющего зелья. Если бы они были, я бы все же рискнул – тем более что все равно собирался когда-то начать прокачку мистического алхимика.

Если бы у бабушки был хер, она была бы дедушкой.

Церах умер посреди ночи, на третий день с момента ухода Гамми. Просто в один миг он перестал дышать, что мне и удалось почувствовать благодаря высокому восприятию.

– Лосий. – Дождавшись внимательного взгляда дежурящего фехтовальщика, он, кстати, думал, что я сплю, сообщаю ему неприятную новость. – Церах перестал дышать.

Со стороны его донесся только уставший вздох заколебавшегося человека, с плеч которого только что упала неподъемная и крайне мешающая нормальной жизни ноша. Как бы бывший начальник уже уничтоженного лагеря ни цеплялся за свои принципы, какой бы не была причина его благородства, – или игры в оное, – но даже он понимал, что покойный был для нас обузой и даже немного угрозой.

Что касается умершего, то смерть его почти ничего не всколыхнула. Возможно, всему виной были раны, кровопотеря и усталость, но мне лично кажется, что он умер из-за того, что перестал бороться за жизнь. Только где-то на закорках сознания висела мысль о том, что реакция на смерть человека, – живого и дышащего, – должна была быть куда ярче. Особенно если вспомнить о том, что не пожадничай я классовых очков, то мог бы и попытаться его спасти.

Хотелось грешить на эффекты от моих титулов, но в глубине души я прекрасно понимал, что все эти Герои и Неслышные Убийцы совершенно ни при чем. Просто это я такой пофигистичный ко всему, окромя собственной шкуры, козел.

Наутро мы устроили небольшие похороны, после чего продолжили путь, выпив только по глотку какой-то браги из фляги Ганса. Меня едва не вывернуло от вкуса этого кишкодера, но выпил молча, даже не опьянев от выпитого. Высокая выносливость – это не только ценный мех… стоп, не то. Высокая выносливость – это не только повышенная выживаемость, но и отсутствие возможности нормально нажраться.

С таким же успехом я мог бы глотнуть помоев.

Не, ну еб твою мать!

Мне что, теперь вообще не качать эту характеристику, если я бухать не смогу?

Мы все ожидали того, что за нами последуют гоблинские патрули, или даже соберут целую загонную охоту. Ну, вернее, не ожидали, но с высокой вероятностью предполагали подобный исход. Не то чтобы гоблиноидам было нечего делать, кроме как заключать союзы между племенами, чтобы устроить охоту на горсточку отчаянно отступающих людей.

Хотя стоп.

Им действительно нечего было делать!

Даже если забыть про едва ли не генетическую ненависть между «одушевленными расами» и «монстрами», то подобное мероприятие отлично подходит для торговли, заключения длительных отношений, устранения конкурентов, передела власти в отдельно взятом племени, совместных камланий немногочисленных шаманов и прочей веселой по*боты. А еще, как я подозреваю, мясо разумных, причем иных видов, дает им плюсы к статам, а опыт, получаемый за наше убийство, Система как минимум удваивает.

Короче говоря, прихода песца ждали все мы, даже могущий в любой момент отступить я. И если мне было куда легче переносить лишения быстрого отступления вверх по течению реки, то вот мои спутники быстро сдавали. Дело даже не в ранах, что успели затянуться, оставив только шрамы (этот мир точно безумен, спасибо тебе, Система!), и не в отсутствии привычного для них комфорта, которое не волновало меня, прожившего месяц в еще более диких условиях. Нет, отчаяние поселялось в них не от испорченного педико-плаща и не от отсутствия хорошего вина и трактиров.

Нас всех съедало понимание бесполезности наших действий. Мы находимся в самой глубине неизведанной территории, где на многие недели пути нет ничего и никого кроме монстров, проклятых мест и древних руин минувших эпох. Будь мы полноценной армией с поддержкой элитных частей и даже героев (это – прямая цитата Лосия), да обладай возможностью перенестись обратно к цивилизации, то ситуация была бы совсем иной.

Редкие травы, один листок с которых стоит как пара деревень со всем населением, магические источники и аномалии, еще не разграбленные руины и подземелья – всего этого с головой хватало, дабы озолотиться. Если, конечно, говорить о профессиональном отряде элитных приключенцев, а не о четырех грязных потеряшках, из которых на элиту даже я пока не тянул. Ну, или на самую нижнюю ее планку. Нам же оставалось только идти в случайном направлении, надеясь на чудо, удачу, боженьку и собственные силы.

Нарвались мы совершенно внезапно, причем не на гоблинов, а на какую-то непонятную хрень, напоминающую помесь свиньи и крокодила. Просто в один миг мы молча (усталость и безнадега не способствуют разговорчивости) обустраивали лагерь: Текс отправился за водой для котелка, я доставал очищающий воду состав, Лосий на пару с Гансом свежевали очередного зайца, готовя нам ужин.

И в этот миг оно напало.

Сфера доставала до самой воды, но не более, а тварь, как назло, пряталась в водной глади на самой грани моей чувствительности. Хоть на метр ближе, и я бы успел среагировать, понять и хоть как-то, пусть даже символически, помешать.

В одно движение туша чудовища оказалась на берегу, буквально разорвав даже не успевшего крикнуть Текса на части, после чего понеслось в нашу сторону, не останавливаясь, дабы пережевать добычу. И уж точно не стало оно уходить обратно в пучину реки.

Оба моих компаньона обладали достаточным восприятием, чтобы почуять неладное и услышать шум, но просто не успевали сориентироваться в происходящем – тварь была слишком быстрой. Пришлось, как тому прапорщику, молча брать и поправлять все.

Кричать «тревога» не стал, так как все и без того это поняли, просто рванув навстречу твари не выходя из скрытного режима, заходя чуток влево, чтобы выйти в бок наглому монстру.

Сам монстр весьма внушал, напоминая здоровенную, вставшую на четыре многосуставных конечности бочку, обладающую незаурядных размеров пастью в половину тела. Низко посаженные поросячьи глазки смотрели на мир с дикой ненавистью и голодом, не оставляя ни малейшего сомнения в неразумности этого порождения чьей-то больной фантазии.

Меня оно, что удивительно, заметило, несмотря на всю маскировку и усиления от класса. Пусть не четко и не до конца, но оно видело мое примерное положение. Собственно, именно то, что «примерно» мою жизнь и спасло – когда тварь раскрыла пасть пошире и плюнула (или скорее выблевала) в моем направлении поток какой-то гадости, от которой трава и деревья начали с шипением растекаться лужицами.

Пацаны, что-то я очкую.

Оставив за собою стенку из высраных кирпичей, ухожу от столь своеобразного снаряда длинным кувырком, и едва успеваю перекатиться вновь, когда крайне маневренная гадость уцепилась за дерево и буквально прокрутила себя в моем направлении. Куча суставов на руках-лапах позволяла этому кошмару зоолога творить всякое. Кстати, конечности реально заканчивались вполне стандартными пятипалыми ладонями, совсем как у людей, только большими и когтистыми.

От первых атак я ушел исключительно на вбитых рефлексах, пока до меня не дошло, что тут вам не там и резать гоблинов было совсем иного порядка задачей. Монстр был тупо слишком сильным, быстрым и достаточно умелым, чтобы эту силу со скоростью использовать. Очень неприятный враг, даже без способности видеть сквозь скрыт, а уж с ним… Наталкивает на нехорошие подозрения: его словно под меня и готовили!

Перестаю сдерживаться и начинаю играть всерьез.

Две тени от деревьев крепко хватаются сразу за две лапы, подгадав тот момент, когда тварь прыгнула вперед, пытаясь подмять меня всей своей немалой массой. Дикий визг вырвавшей себе суставы адской бочки прозвучал музыкой для моих ушей, а зрелище одной из ладоней, оставшейся внутри постепенно возвращающей себе плоскую форму тени, усладой для глаз.

Оскорбленный в лучших чувствах, как скинхед, попавший на шаббат местной общины евреев, монстр попробовал снова повторить трюк с плевком кислотой, но в его раскрытую глотку влетел заблаговременно подготовленный комок почти позабытого мною состава для поглощения жидкости, отчего беднягу едва не разорвало на части, что твоего хомяка от капли никотина.

Не медлю ни секунды, быстро сокращая расстояние и пуская тень по лезвиям кинжалов, стараясь добавить как можно больше сил в ставшие смертельно острыми ленты. Конечности чудища слишком тонкие, несмотря на всю свою маневренность и силу, что сослужило плохую службу безногому инвалиду, ибо нескольких ударов вполне хватило, чтобы превратить «зубастую бочку на ножках» в «зубастую бочку без ножек».

Сама драка заняла всего несколько секунд, за которые Лосий и Ганс даже не успели прийти мне на помощь. Застали они только растерзанного товарища и второго, живого, пока не товарища, стоящего над телом истошно визжащей твари, так и не сумевшей вытащить из пасти забившую ее алхимическую гадость, оказавшуюся, похоже, еще и кислотоупорной.

– Сукаб*ядь! Это еще чо? – Ганс был сама культурность и интеллигентность.

– Не знаю, но оно разорвало Текса и, не тронув тело, побежало к нам. – Тут же делюсь имеющейся у меня информацией. – А еще оно подозрительно хорошо видело сквозь мою маскировку, что наводит на неприятные мысли…

– О том, что ее послали именно за нами. – Мгновенно подхватывает мысль Лосий. – Похоже, что Гамми уже отбегался. И молчать он не стал.

Мрачно киваю, слушая заковыристую руладу от Ганса – он прямо сам себя превзошел. Такой загиб не каждый строитель выдал бы, да и многие боцманы бы уважительно похлопали бы следопыта по плечу. И я, кстати, был с ним целиком согласен. В смысле, повод ругать судьбу и поминать матушек и дедушек всех гоблиноидов мира вместе взятых реально был.

Лосий на маты не разменивается, молча опуская шпагу на постепенно затихающее порождение местной экосистемы, которое потихоньку задыхалось из-за забитой моей алхимией трахеи. Вот только лезвие явно не самого простого клинка оставляет лишь небольшую царапинку на бочкообразном теле. Поднятые в удивлении брови и очень говорящий взгляд на мои кинжалы, меня и мою паранойю не обрадовали.

Делаю вид, что не понимаю намека и молча достаю узкий гоблинский нож и столь же молча забиваю его в глаза почти затихшего чудовища. Может быть, до мозга оно бы и не достало, но незаметно удлинившаяся тень не только добила до серого вещества, но еще и изрядно взболтала его своеобразным миксером.

Тренькает статус, сообщая о взятом уровне.

Хорошо – опыт это совсем не лишнее.

– Что дальше делаем? – Мрачно и как-то обреченно задает вопрос Ганс.

– Хороним то, что осталось от Текса и… продолжаем двигаться. – Лосию сейчас точно так же тяжело, если не хуже.

Внезапно до меня доходит, что его старания сберечь жизни своих людей были скорее попыткой что-то самому себе доказать. И он не смог, проиграв злой судьбе и оставшись почти ни с чем. Он уже готов был бы умереть, пойдя в красивый бой с наверняка уже находящимися рядом с нами зеленокожими, но пока он еще не один, до тех пор он будет идти вперед.

– Пока дышим, еще живем. – Неожиданно даже для самого себя озвучиваю свои собственные мысли. – Нельзя опускать руки. Никогда. Даже если против тебя встанет целый мир.

Только в кино пафосный монолог мгновенно воодушевляет падших духом воинов, даже если говорящего они вообще не знают. В жизни пафос вызывает скорее раздражение, чем ответный импульс энтузиазма.

Вероятно.

Вероятно, это было влияние моего героизма.

Возможно.

Но куда сильнее мне хотелось бы верить в то, что сказанные от всей души слова действительно нашли отклик в зачерствевших сердцах обоих воинов. Просто потому, что так было бы правильно.

– Пока живы. – Согласился молодой наивный идеалист, крепче сжимая рукоять фамильного клинка.

– Пока живы. – Повторил эхом стареющий следопыт, подымаясь на ноги и готовясь к, вероятно, последней ночи нашей жизни.

Далеко за горизонтом исчезали последние лучи заката, обагряя мир красными отсветами, отчего небеса и бескрайний лес под ними казались залитыми кровью.

Где-то в глубине чащи послышались зловещие удары барабана. Спустя миг ему ответили еще несколько, а звук, издаваемый ими, словно брал нас троих в кольцо.

Охота началась.

Примечание к части

[1] – Как вы могли заметить, системные сообщения и системные награды за достижения определенного количества статов очень похожи на таковые в произведении уважаемого Т.А. Айтбаева. Схожесть будет постепенно уменьшатся, но первые подарочные навыки действительно у всех похожи.

http://monateka.com/images/1752800.jpg – Монстр с реки. Отдаленное подобие.

Так.

Кубики были к герои ко очень нехорошими, заведи их в плохую ситуацию и укоротив состав. С теми силами, что пришли в движение, даже не факт, что герой сможет хотя бы убежать.

С другой стороны, опыта будет очень много для всех.

И да, все проблемы для героя и ко выпали скорее по случаю очень важного для местных племен праздника. А что герои на него не хотят попадать, то это их проблемы.

Глава пятая

Барабаны бьют в ночи, хочешь – пой, хочешь – кричи.

А если серьезно, то к нам, очевидно, приближается скорый писец. Нас медленно и уверенно загоняли и окружали, как чертовых волков на охоте. Единственным вроде как открытым маршрутом оставалась река, но я всеми фибрами своей трусливой душонки ощущал, что это ловушка. Судя по вспышкам моей жопочуйки, сейчас там явно что-то плавает и я совсем не про то, что не тонет. Скорее про братьев-сестер той чудо-рыбы, которую я видел в первый день моего прибытия в дивный новый мир.

Оставалось два варианта. Вариант раз – тупо сидеть на месте и готовить жопы к разработке толпой ниггеров… а нет, толпой других цветных личностей. Зелененьких таких. Может быть, мы даже бухнуть чего-то успеем напоследок, если Ганс еще не оприходовал свою фляжку с брагой. Вариант два – попытаться прорвать один из кордонов, вырвавшись из западни. Учитывая мой класс, я вполне имею шансы проползти в одиночку, если буду достаточно осторожным и не стану лезть на рожон за крохи опыта. Правда моих спутников придется бросить, но меня же это не должно волновать, правда? Ну правда же?

Внезапно проснувшаяся совесть атаковала с силой вцепившегося в яйца бультерьера, взывая к моим героическим чувствам и видовой солидарности. Совесть, ясное дело, была цинично послана, убита и расчленена, но решение о совместном прорыве я все же принял. Ровно до того момента, когда для меня лично опасность не станет критической.

В пути мы молчали, продвигаясь не в прежнем направлении вдоль течения реки: там наверняка выставили самых-самых крутых загонщиков. Не отправились мы и обратно, по уже проторенному пути, здраво предположив, что там уже не протолкнуться от противников. Мы, как истинные идиоты поперли прямиком вглубь леса, с небольшим уклоном в сторону, чтобы начать бой в точке, предположительно, самой большой уязвимости кольца окружения.

Ступали мы все достаточно бесшумно, ведь Лосий обладает характерным для всех фехтовальных классов высоким показателем ловкости, Ганс вообще егерь по классу, а про меня и говорить нечего, ведь я и так про себя все рассказать могу. Так что кажущаяся на первый взгляд безумной затея имела все шансы выгореть. К тому же это отличный момент для того, чтобы приоткрыть перед невольными спутниками часть своих возможностей, посмотрев на их реакцию.

И если мне не понравится эта реакция, то момент для того, чтобы избавиться от них, будет крайне удачным. Главное живыми их не оставить, ведь иначе зеленые могут и узнать о моих возможностях, что совсем не радует, не вдохновляет и не заводит.

Понятия не имею, сколько среди местных дикарей шаманов, но если судить по тому, что я так и не встретил ни единого за все время своих странствий, то не очень много. Каковы шансы того, что мы таки выйдем прямиком на хотя бы одного такого, – естественно, при свите и охране, – просто по чистой случайности? Естественно, они почти нулевыми были, так что теория вероятности сыграла в нашу пользу, отчего во встреченном нами отряде не было «одного» шамана. Потому что их, сука, как же я ненавижу свою бл*дскую пиз*оудачу, было сразу два!

Повезло, что я не переставал следить за миром через сферу, так что практически сразу заметил необычную, странную тень сверху от себя. Более того, эта тень направлялась в сторону не столь качественно скрытых соратников, попросту не заметив меня самого. И банальная логика подсказывала, что даже если эта хрень и не атакует, то как минимум оповестит об их дислокации всех желающих.

Идеальный же момент для того, чтобы тихонько сделать ноги, оставив вкусную и умеющую больно огрызаться приманку, на которую оттянутся основные силы. Всего-то и нужно было, что развернуться и уйти, оставив этих ребят в своей памяти, как еще одну ступеньку, на которую пришлось ступить ради выживания.

Со вздохом и негромким, – одними губами прошептал, – матом, я ускоряюсь и несусь в сторону уже учуянных противников чуть в стороне от нас. Одновременно с этим, я оборачиваю тень вокруг полупрозрачного воздушного облачка, заставляя то застыть. А после этого я желаю , чтобы моя тень нанесла урон нематериальному противнику. В голове вспыхнула пульсирующая боль, а изрядный кусок энергии ухнул в пустоту, но и дух словно был… нет, не разорван и не уничтожен. Его сначала сильно обожгло, а после буквально затащило внутрь тени, ставшей на какой-то миг чем-то большим и куда более глубоким, чем простая тень.

А я и не ожидал такого сильного эффекта, признаюсь. Получается тени очень эффективны против нематериальных врагов? Надо будет провентилировать вопрос на тему фарма всяких призраков и духов, раз уж такая возможность выпала.

К моменту моего выхода на сцену, зеленые не только поняли, что кто-то уничтожил их духа, но и явно готовились встречать этого кого-то хлебом и солью. А еще я почему-то был уверен, что двух гоблинов-барабанщиков нужно вынести в числе первых, чтобы не отстучали своей гадской морзянкой какую-то бяку.

Впрочем, связисты будут идти на тот свет только после смерти магов. Я понятия не имею, как именно работают их классы, да и времени на оценку уровней у меня нет, но опасность полноценного мага недооценивать не собираюсь. А уж если этих магов сразу двое, то и вовсе тушите свет.

Оба шамана (или все же мага?) были орками, что не удивительно. Оба были весьма в возрасте – один просто стареньким и сгорбленным, а второй настоящим ископаемым, непонятно как еще живым. «Младший», кстати, заметно пошатывался, а из его носа ручьем текла кровь, заливая перья и костяшки на его ожерелье. Ставлю на то, что смерть духа-наблюдателя ощутимо вдарила по призвавшему его дикарю. Второй, который старик, был полностью боеспособным, а навершие сучковатого посоха в его дряхлой с виду руке сияло мертвенно-синим цветом.

Сами загонщики уже успели занять позицию, поставив кастеров в центр построения, а по краям оставив самых рослых и хорошо вооруженных орков. Гоблины же играли роль непрерывно орущего внешнего кольца, должного принять на себя первый удар. Против воинов эта тактика сработала бы, как швейцарские часы. Убийцы, может быть, и смогли бы достать магов, но вот отступить у них не вышло бы.

А вот у героического попаданца были свои козыри, которые уже не имело смысла придерживать при себе, ожидая подходящего момента. Сегодня я и оставшиеся спутники либо прорвем заслоны и уйдем от погони, либо помрем и пойдем на суп каким-то зеленым пидрилам. Я бы еще и статы раскидал, если бы не чувствовал, что могу справиться и так. Причем вполне легко могу!

Ну, понеслась.

Быстренько взбегаю на дерево и тут же прыгаю с его вершины прямо в центр построения, истово надеясь, что мой план все же будет успешным, а не самоубийственным.

Уже в момент приземления я атакую куда более опасного старичка, буквально вскрывая его спину двумя усиленными тенью кинжалами. Бил с запасом, на случай наличия какой-то магической защиты. Что-то там действительно было, словно сгустившийся в местах ударов воздух, но если сталь хоть немного замедлилась, то тень преграды даже не заметила, буквально разваливая шамана на две неравные половинки, походя снеся его седую голову.

Окружающие только начали реагировать, как я уже метал один из кинжалов во второго шамана. По правде сказать, я думал просто задавить его тенью, ведь мои навыки метательного оружия совсем не внушают, но, к своему удивлению, попал прямо в шею. Целился, правда, в туловище, но так вышло даже лучше – так и не отошедший от разрыва связи с духом-наблюдателем орк начал медленно и печально заваливаться на спину, орошая землю фонтанчиком крови.

Прежде чем все вокруг осознали произошедшее, успеваю дважды полоснуть острыми теневыми лентами (вторую пришлось выпускать просто с руки, что было несколько сложнее) во все стороны. Один удар на уровне коленей, второй на уровне шей. Пустота привычно начала подбираться к сердцу, но дно моих запасов было еще очень далеко, а вот орущие раненые и молча падающие мертвые не только добавили мне опыта, но и сломали построение зеленокожих, вызвав у них секундное замешательство – под прикрытием падающих тел и кровавых потоков я снова ушел в скрыт.

В изначальном плане я должен был вытолкнуть себя обратно с помощью теней, но неважная кооперация орков дала мне отличный шанс сэкономить энергию на дальнейшую зарубу.

Проскальзываю между потных, вонючих и мускулистых тел орков, чувствуя себя радикальным исламистом на вечеринке агрессивных ниггеров-гомосеков. Искренне, но молча, благодарю судьбу за то, что выбрал улучшение координации, ибо в сочетании с теневой сферой она давала возможность построить идеальный маршрут отступления прямо сквозь мечущуюся толпу ублюдков.

Увы, но идеальных ситуаций в мире не бывает, отчего мне пришлось пускать кровь сразу троим гоблинам, обойти которых никак не получалось. Хоть я и был уже в шаге от выхода из окружения, но сути проблемы это не меняло. Понял, что меня заметили и можно больше не прятаться. Не оборачиваясь назад, пробиваю теневым шипом обоих гоблинов-музыкантов, одновременно портя им барабан. В момент, когда их собственные тени слились в одну и проткнули их насквозь, даже на лицах потомственных носителей синдрома Дауна проскользнуло искреннее и почти человеческое изумление.

Толпа завизжавших что-то матерное противников даже не заметила потери бойцов, попытавшись атаковать вынуждено проявившегося в обычном зрении меня. Пришлось отступать красивым и неестественно длинным прыжком, совмещенным с обратным сальто. И, замечу, никаких теней – только высокие характеристики.

Вслед за мной вырвался крайний орк, применивший какую-то абилку рывка и буквально разметавший стоящих перед ним гоблинов, словно кегли (скорее мясной фарш). Увы ему, но до почившего вождя этот гамадрил не дотягивал, так что его рывок, хоть и был крайне быстрым даже для меня, но все же легко различался в восприятии, да и предугадать конечную точку было не так уж и сложно.

Собственно, на рывке его бой закончился вместе с жизнью, ибо я немного подправил свой полет тенью, отчего он приземлился не на мои ребра, а на выставленные вперед кинжал и обсидиановый нож. Качественная сталь кинжала противно заскрипела, но выдержала, а вот ребра и сердце орка – нет. Это его не убило, по крайне мере до конца, но нанести удар дубинкой он все равно не успел, заработав разрезанное горло и два выбитых глаза.

А мне пришлось уклоняться сразу от трех ударов – каменного топора, длинного дротика, почти копья, и еще одной дубины. Среди орков оказалось достаточно прокачанных, получивших свои первые классы и освоивших начальные способности. Их рывки точно так же разметали гоблинов, но, в отличие от самого нетерпеливого, им хватило ума не нарываться на удар. Закончив рывок в паре метров от меня, они атаковали уже нормальными атаками, заставляя меня тратить время на оборону и терять инициативу, позволяя оставшимся козлам сблизиться для дружественных объятий с одним попаданцем.

Все трое явно привыкли сражаться вместе, как минимум не мешая друг другу. А вот с синхронизацией атак у них все было куда как хуже, отчего хорошая, годная попытка моего превращения в кебаб закончилась несколько неудачно. Дождавшись паузы в череде атак, я извернул теневое лезвие подобно атакующей кобре и выбил глаза копьеносцу, как самому опасному. После этого я дернул заоравшего от боли противника на себя, подставляя его голову под топор, а спину под дубину.

Вождь в свое время даже не замедлился в похожей ситуации, но эти были классом пониже. Нет, они не закричали «что же я наделал», ибо им было плевать на соплеменника (ну, или я не заметил иного), но вот замереть от неожиданности им пришлось. Два быстрых удара кинжалами пробили печень и сердце владетелю дубины, а еще одна быстро созданная теневая лента снесла голову последнему из стоящих рядом со мною врагов. За те несколько секунд, что я на них потратил, остальные желающие моего мяса уже почти приблизились, но то почти.

Практически без проблем ухожу в скрыт, уже планируя заход в спину слишком увлекшихся моей поимкой каннибалов, как теневое, да и обычное тоже, восприятие прерывает напоминание о позабытом мною «молодом» шамане. Напоминание это было выражено в виде здоровенной, – с арбуз размером, – шаровой молнии с вылезающим из нее орочьим лицом, внезапно вспыхнувшей надо мною.

Чувство опасности завыло кастрируемым котом, а жопа начала бить мировой рекорд в производстве кирпичей за десять лет, укладываясь при этом в несколько секунд. Честное слово, если бы было чем, я бы обосрался! Не знаю, как эта хрень обманула мою чуйку, но я не ощутил привычного нарастания опасности – оно просто возникло, сразу заставив анус сжаться до размера игольного ушка.

Дальнейшее сделал скорее на рефлексах и каком-то наитии, чем реально соображая. И это хорошо, ведь попытайся я обдумать глубину раскрывшегося предо мною чана с говном, то там бы меня и прожарило до хрустящей корочки. Все же рефлексы великая сила, да.

Даже не пытаясь отвлечься на готовящихся сделать из меня дуршлаг ублюдков, подрываю свою собственную тень с земли, растягиваю ее и укрываюсь ею подобно одеялу. Одновременно с этим тяну к себе тени всех приближающихся ко мне гоблинов, тени от веток деревьев и вообще любые тени, сливая их в одну и накрывая себя вторым слоем.

Вложил огромное число сил, едва не надорвавшись в попытке перекачать столько энергии за раз, но в результате все же создал свой теневой кокон меньше чем за две секунды.

А потом на место моего нахождения опустился АдЪ, буквально испепеляя только подбежавших и уже замахивающихся противников, не успевших даже сообразить что происходит, не говоря уже о том, чтобы попытаться спасти свои шкуры.

Мгновение, растянутое на целую вечность.

А потом в меня словно пушечное ядро врезалось, заставив заскрипеть зубами от дикой, продирающей каждый нерв боли. Казалось, что меня посадили на электрический стул и принялись херачить миллионами вольт непрерывной любви и доброты! Я не заорал как сучка только потому, что вся концентрация уходила на удержание остатков кокона, все еще спасающего меня от незавидной участи.

В какой-то момент тени больше не могли держать форму, но и удар духа тоже исчерпал себя. В теле было одновременно очень пусто, – едва пятая часть резерва оставалась, – и очень больно. Боль разливалась пульсом по всему организму, заставляя чуть ли не рыдать от бессилия. Сведенные судорогой мышцы не разгибались, отчего я так и лежал на холодной земле скрюченный, аки эмбрион. Сколько времени это продолжалось сказать не могу, но, вероятно, недолго, ибо в себя меня привело яростное тормошение за плечо в исполнении матерящегося как три с половиной Ганса (или один прапорщик) Лосия:

– …ин! Тин, любить тебя горным великаном и десятком копий во все дыры! Вставай, вставай! Нет времени лежать! – Далеко не сразу я начал осознавать слова орущего парня, но осознав, тут же начал попытки шевелить батонами.

С трудом и едва ли не физически слышным скрипом принявшись разгибаться, осматриваю окружающий мир. Место моей битвы выглядит как площадка для тренировки ситхов – куча разорванных, обожженных и еще немного искрящихся трупов, полностью выжженная растительность в радиусе всей небольшой полянки… и невредимый лиственный покров на том месте, где лежал я. Каким бы ни был удар, но мне удалось его сдержать.

Бл*дь!

Сука!

Похоже, недобитый орк каким-то макаром призвал в реальность действительно сильного духа. Не иначе заложил тому собственную душу и жопу, чтоб в нее его регулярно сношали гнойные выкидыши фантазии самых конченых извращенцев! Видимо зеленый олене*б решил, что умирать в одиночестве ему не позволяет репутация, и захотел поехать на тот свет с приличным эскортом. Меня он, слава Боженьке, Ктулху, Амон-Ра и пресвятым сиськам не прибил, а вот своих соплеменников упокоил поголовно, заодно устроив шикарную иллюминацию на весь лес, словно приглашая остальных загонщиков на огонек.

Хотя почему «словно»?

Наверняка совершенно осознанно приглашая, чтоб этому пригласителю все им убитые союзники на том свете лично и не по одному разу высказали все накопившиеся претензии. Желательно с занесением во все жизненно важные органы.

– Я в норме. – Голос хриплый, как у прокуренного сидельца больного всеми легочными заболеваниями скопом. – Почуял шпионящего за вами духа и решил ударить на опережение. Убил обоих шаманов и уже хотел отступить, как подыхающая скотина призвала какую-то совсем невообразимую х*йню. Оно ударило только раз, но мне едва не хватило.

Делюсь произошедшим со своими слушателями, заодно давая им небольшой плюсик за то, что побежали мне на помощь, а не оставили помирать тут одного. Я, если уж быть совсем честным, ожидал от них строго противоположного.

– Да уж вижу, какое тут было «едва». – Рассеяно протянул Лосий, обводя взглядом апокалиптическую картину посреди лесной поляны и совершенно нетронутый участок подо мною. – Ты идти сможешь, Тин? Или тебя потащить на закорках.

Прислушиваюсь к своим ощущениям и констатирую у себя удивительно неплохое самочувствие. Ну, для того, кто пережил такие пиз*юли, неплохое. Магические способности мне еще как минимум до утра, – а желательно еще и сутки после этого, – не активировать, но бежать, пусть и не сильно быстро, могу даже сейчас.

Отдельно отмечаю готовность обоих спутников помочь. Это, конечно, очевидно, ведь заслон вырезал именно я, не заставляя их рисковать своими шкурами, но одно дело понимать такое, а совсем другое поступить по совести. А то могли бы сказать, мол, «ничего личного, но мы тут жить хотим, так что догоняй, как поправишься».

– Если не слишком быстро, то смогу. – Потом вспоминаю об имеющихся у меня составах и нахожу какую-то жвачку, которую Система нарекла слабеньким энергетическим стимулятором и кидаю себе в рот. Силы тут же начинают восполняться, а по мышцам потихоньку побежала ледяная прохлада, снимающая усталость и дающая новое дыхание.

– Тогда харе пи*деть и побежали, пока еще не опомнились. – Ганс как всегда галантен, словно бегемот в посудной лавке.

Спорить со следопытом никто не стал и мы действительно понеслись в глубину леса, похоже, успевая покинуть кольцо загонщиков до того, как его перестроят. На лицо выползает легкая улыбка, а бежать становится чуточку легче.

Пока что мы еще живы.

Открыть мигающий иконкой сообщения статус я сегодня не решился. Сколь бы высокой ни была моя выносливость, но у нее тоже есть пределы, а если еще и учесть тот факт, что особо высокой она и так не была, то становится совсем грустно. Приходилось молча бежать, стараясь не сильно напрягать самые болезненные участки пострадавшего целиком тела.

О том, чтобы еще и вчитываться в что-то, не могло быть и речи: я даже вынужден был переложить поиск следов и направления на Ганса, так как сил на скрыт и работу со сферой теней не хватало. Самым говорящим фактом будет то, что я даже не обратил внимания на вышедшую прямо на нас пятерку гоблинов во главе с орком. Просто не хватало концентрации для прислушивания к теням.

В этот раз, однако, не сплоховали мои спутники, мгновенно перейдя в атаку. Сначала Лосий применил навык, заставив шпагу сиять неярким синим цветом, а после в два танцующих шага приблизился к орку и рассек его горло каким-то сложным финтом, отрубив обратным движением руку. Гоблины только начали ориентироваться в происходящем, как дуэлянт проткнул одного из них в глаз, а второму дал смачного пинка в лицо. Дальше, впрочем, ему пришлось уходить ловким пируэтом, ибо оставшаяся троица довольно слажено, хоть и медленно атаковала наглого человека.

Ганс зарубил самого передового коротким мечом, вспарывая кинжалом живот еще одного. Последний стоящий на ногах уже хотел убегать, но вновь включившийся в бой аристократ оборвал его намерения точным ударом. Еще секунда, и все еще скулящий недобиток тоже перестал быть.

Весьма на уровне, скажу я вам. Тот же Лосий вполне может иметь даже чуток больше ловкости, чем я сам: профильный для его класса стат. С другой стороны, у меня все статы равномерно высоки, а еще есть тени, с которыми я одолею слишком хрупкого в бою дуэлянта. Ганс с его четырнадцатым уровнем, конечно, неплох, но уж точно не соперник для меня.

Бежали, – с переходами на быструю ходьбу, – мы все долго и старательно, вовсю увеличивая расстояние между нами и желающими наших жоп. Постепенно у меня восстанавливались силы, но до того, чтобы снова уйти в скрыт и эффективно сражаться было еще далеко. Приходилось тихо шипеть ругательства, выжимая из себя еще немного.

На привал встали только под утро, ибо отдых был нужен как воздух. Поганая ситуация, ведь мы все вымотались, а противник наверняка уже успел разобраться в ситуации и потихоньку двинулся в нашу сторону. Единственная наша надежда состоит в том, что такой толпе разномастных гоблиноидов рано или поздно надоест бегать за тремя людьми. Просто мороки станет больше, чем пользы. Тогда за нами продолжат охоту только самые упорные и упоротые, пусть даже это будет и сводный элитный отряд из разных племен. Но от одной группы можно попытаться убежать или разобраться с ними раз и навсегда. Сражаться со всем местным населением скопом будет куда как глупее и безнадежнее.

Вообще-то, по уму мне с самого начала не стоило нарываться на бой, а нужно было просто бросить своих случайных попутчиков, пройдя сквозь ряды загонщиков в скрыте. Собственно, я и планировал сделать что-то этакое, если совсем приперло бы. Они мне, по факту, никто и умирать я за них не желал точно так же, как и служить в стройбате.

Беда в том, что я не просто получил травмы. Травмы это ху**я – они уже восстанавливаются. Беда в том, что бросить даже не подумавших (ну, может, Ганс и подумывал) о том, чтобы оставить меня, союзников будет несколько по-свински. Не сказать, что мне не доводилось в жизни поступать как мудаку, но я старался делать это исключительно ради лулзов. А просто так творить всякую хрень мне не давало чувство прекрасного.

Я все еще уверен, что в случае необходимости я смогу уйти в одиночку.

Но теперь мне будет за это стыдно!

Ночь прошла спокойно, хотя я и ожидал привета от преследователей. Но, видимо, они действительно что-то забуксовали, то ли не решаясь с нами связываться (маловероятно), то ли испытывая проблемы с организацией нового кольца охотников. В последнее верилось намного больше. Если честно, то моим мозгам больно от попыток представить способ организовать такую толпу туповатых отморозков.

На утро мне было получше, да и судороги в мышцах прекратились еще ночью. Ощущал я себя, конечно, не здраво, как будто после длительного запоя, когда похмелье уже прошло, но слабость и отвыкшие от нагрузки мышцы еще дают о себе знать. И нет, я сам не бывал в запое, но один из моих коллег по офису работал по молодости в медвытрезвителе.

Какая только чушь не лезет в голову.

Со скрипом подымаюсь, начиная растирать руки и массировать икры. Да и вообще не помешало бы сделать небольшой комплекс упражнений. Ничего действительно сложного, просто разминка для затекшего тела.

Мои шевеления привлекли внимание дежурящего Ганса, который одарил меня плохо читаемым взглядом и кивнул на место рядом с собой. Мол, садись, поговорим.

Костер мы разводить не решились, посчитав, что днем и так будет тепло, а дым может выдать наше местоположение. Правда, следов мы оставили порядочно, но по ним еще пройти нужно, а дым сразу укажет точное местоположение.

Тихонько, стараясь не разбудить единственного спящего, присаживаюсь рядом, стараясь занять такую позицию, в какой ничего не будет болеть. Весьма безуспешно, замечу, стараясь.

– Идешь на поправку? – Спрашивает очевидное. – Эт хорошо. Я уже думал что ты вообще из камня сделан, Тин.

– Еще не в норме, но думаю снова начать слежку за окрестностями уже смогу. – Констатирую, прислушавшись к собственному самочувствию.

– Слыш, вот не прими за грубость, но с хера ты с нами возишься, а? Те же, с твоими талантами, нихера не стоило просто уйти тогда. Да и сейчас тоже. Ты, б**дь, прячешься как иной тихушник из ночных не сможет, так шо одного тебя эти говноеды будут искать до посинения.

Задумываюсь над вопросом, причем действительно задумываюсь. Что заставило меня связаться с этой компанией? Нужда в человеческом обществе, которого я был лишен? Наличие хорошей пищи вместо надоевшей рыбы? Просто привычка держаться коллектива?

– Даже не знаю. Наверное, это будет нежелание и дальше ходить по этим местам в одиночестве, прячась от гоблинов и вырезая орков. Дело, конечно, весьма увлекательное, но тоскливо от него до невозможности. А можно встречный вопрос?

Мой ответ оказался принят и, судя по реакции следопыта, вполне себе понят как логичный и правдоподобный. Они понятия не имеют о том, сколько времени я провел в этих лесах, – точного срока я не называл, ограничившись формулировкой «долго», – так что версия с банальной тоской по людскому обществу выглядит правдоподобно. Тем более что это почти правда.

Заодно и неплохое объяснение моим навыкам в сокрытии себя от чужого внимания. Если я постоянно убегал и прятался, то наверняка ведь должен был либо прокачать соответствующие навыки, либо умереть от их недостатка.

– Да чего же нет. – Пока я размышлял, сам воин ответил уже на мой вопрос. – Спрашивай – если не секрет, то отвечу.

– Да не то чтобы секрет, скорее просто для общего интереса. Тебя, да и вас вообще, как занесло на эти хлеба? – Спрашиваю и еще делаю неопределенный жест рукой, словно демонстрируя на какие еще «эти хлеба».

– Ха, ну, это не секрет. – С трудом подавляет смешок мой собеседник, причем исключительно от нежелания будить спящего Лосия. – Слушай, если не заснешь от скуки.

История небольшой частной группировки археологов, кормящихся с заказов королевской Академии Знаний, была довольно прозаична. Один из не сильно богатых аристократов сначала неплохо прославился во время последнего приграничного конфликта, получив высокий уровень и неплохое личное усиление, но поссорился с прямым командованием.

Будучи вынужденным уволиться из армии, лидер копателей решил стать именно тем, кем стал. Вскрытие захоронений и подземелий было, во многом, куда опаснее службы в армии, но и заработок выходил неприлично огромным. Стоит ли говорить, что немалая доля верных ему лично пограничников ушла вместе с ним.

Включая и Ганса.

Последний, если верить его словам, был внуком провинциального барончика, когда-то задравшего подол платья симпатичной служанке. Сын той служанки как раз стал отцом будущего следопыта.

Рос мальчишка весьма здоровым и проворным, с малых лет помогая бате по хозяйству и увлекаясь охотой на дикого зверя. Леса принадлежали барону лишь формально, ибо ни сил, ни особого желания выловить браконьеров у него не было. Взяв аж целых два уровня, Ганс стал чуть ли не первым парнем на деревне. Отчего староста, с сыном которого Ганс был на ножах уже давно, наверняка поспособствовал тому, чтобы в жеребьевке на тему «кого отдать в рекруты» крайним оказался юный охотник.

Потом была служба, обучение, первые вырезания гоблинских гнезд и ловля разбойников. Перевод в пограничную службу и последующие годы веселых конкурсов в стиле «догони меня стрела», от которых уже не юный охотник достиг десятого уровня и получил класс следопыта. Ну а когда один из немногих нормальных начальников предложил пойти на вольные хлеба, то уставший от постоянно недовольных рож офицеров следопыт с легкой душой согласился.

Дела у отряда шли неплохо, благо бывший офицер явно имел какие-то подвязки в Академии Знаний, отчего ребятам и девчатам доставались в основном денежные, но не слишком опасные контракты. Росли уровни у бойцов переднего плана (к легкому сожалению Ганса, следопытам почти не приходилось сражаться в бою, что и объясняет невысокий, как для сорокалетнего дядьки отдавшего почти всю жизнь армейской службе, уровень), росло финансирование, росли и аппетиты.

К счастью, мэтр Кадмий, – как звали главу отряда, – умел соизмерять желаемое и действительное, так что на действительно серьезные вещи не замахивался. Там и конкуренция, и смертность слишком высоки, да и добычу, взятую из реально ценных курганов и захоронений, забирали прямиком в казну королевства и карманы высших чинов государства.

Вместо пустых мечтаний, Кадмий находил новые кадры, стремясь усилить своих людей по максимуму. Целых три отрядных мага, среди которых один был еще и целителем, несколько обладателей крайне необычных классов, сравнительно хорошее оснащение. Да и дальних родичей он тоже сманивал к себе на работу – тот же Лосий, что-то не поделивший со столичной знатью, был принят в отряд по протекции лидера, несмотря на далеко не самый подходящий класс. Класс классом, но восемнадцатый уровень тоже что-то да значил.

Ну а на вторых, с момента присоединения дуэлянта к археологам, раскопках случилась та самая гадость, телепортировавшая бедняг прямиком в глубину неизведанных земель.

Конец.

– Мда. Веселая у вас получилась поездочка. – Говорю, чтобы сказать хоть что-то.

История, конечно, атмосферная, но не более того. Что-то мне подсказывает, что в этом мире есть куда как более интересные приключения, чем раскопки и последующая зачистка населенных нежитью могильников.

– Кому как. – Раздался немного сонный голос проснувшегося Лосия. – Мне вот не понравилось, даже планировал после этого заказа бросить сие дело. Лучше бы сразу бросил, честное слово.

– Извини, что разбудили. – Обращаюсь уже к нему. – Старались говорить тихо, но, как видишь, не вышло.

Ганс тоже пробурчал какое-то извинение, с наслаждением вставая с земли. В любом случае, времени на сон больше не оставалось – требовалось продолжать движение.

– Да я и так уже встава-а-а-ал.

С такими вот зевками и проклятиями в адрес местных обитателей мы и двинули в новый путь. Чем дальше мы от собранной по наши души толпы, тем будет нам легче выжить.

– Да глупая история получилась. – На ходу говорить было куда легче, чем на бегу, так что принялся расспрашивать Лосия о его житие. – Я сдуру нарвался на дуэль с сыном одного из столичных аристократов. А тот с достойной легенд глупостью на нее согласился. Я ведь не хотел его убивать, только кровь пустить, но ему хватило невезения поскользнуться и буквально напороться на мой клинок. Хорошо хоть свидетелей было много, иначе совсем плохо вышло бы. Но даже так пришлось мне покидать столицу так толком по ней не прогулявшись. Мэтр Кадмий был дружен с моим отцом, так что место на первую пору мне нашлось, а там думал подыскать что-то получше.

Силы постепенно возвращались, так что я уже успевал время от времени уходить в скрыт, дабы сделать вид, что проверяю окрестности. А сам я просто наблюдал через теневую сферу. Зато в остальное время можно было вести веселые разговоры о жизни.

– А про себя не расскажешь, Тин? Я никогда особо не общался с вашей братией… э-э, без обид. – Последнюю фразу потомственный аристократ сказал явно из опасения разозлить высокоуровневого тихушника и убийцу.

Ну да, сомневаюсь, что в обычной ситуации ты вообще заговорил бы с кем-то вроде меня (того меня, про которого я создавал свою легенду). Хоть особой спеси я за парнем не заметил, но это не значит, что ее не было раньше. Совместные опасности сближают, напрочь стирая сословную разницу и прочие предрассудки.

– Ну, если вы ждете истории о голодном мальчишке из трущоб, начавшим убивать ради еды и крова, то я вас разочарую. – Начинаю процесс развешивания лапши на уши, стараясь при этом не говорить ни слова прямой лжи. – Я рос во вполне хороших условиях и даже планов не строил на то, чтобы стать тем, кем я стал сейчас. А дальше роковая случайность, весьма неприятная информация о высшем обществе, а так же про их планы на того, кто эту информацию знает, неосторожно сказанные в адрес тех, кому хамить не надо, слова, и вот я ступил на кривую дорожку, которая и привела меня в сии живописные места.

А что? Нигде не соврал – спокойная и хорошая жизнь, случайный призыв меня в герои, мое случайное спасение от Ярма, раскрытие тайны местных королей и царьков, касающееся напрямую меня в том числе, потом еще и нахамил админам, получив на голову Бобика, и вот я тут. Звучит достаточно правдоподобно и двусмысленно, как раз в моем духе.

– То-то я и слышу, что ваша речь слишком правильна. – Удовлетворенно кивает Лосий и тут же с намеком смотрит в мою сторону. – Больше подойдет тем же мастерам из Тайной Стражи.

Это он намекает на мою причастность к этим рыцарям плаща и кинжала? Да упаси боги мне туда соваться с моим-то статусом. С другой стороны, такая версия звучит намного правдоподобнее простого вора и убийцы – слишком уж я нестандартные навыки демонстрирую.

Вместо того чтобы подтверждать или опровергать предположение, я просто качаю головой и ухожу в скрыт. Пора бы мне проверить мой статус, раз уж успел восстановить часть боеспособности. Заодно и посмотрю, что за сообщения так призывно мигают в уголке моего зрения.

Контроль теней: 4/5


Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им полноценное физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и пригодны к созданию преград и барьеров; дальность, скорость, контроль и растяжения теней значительно увеличены; плотность теней значительно возросла; тени получают возможность наносить энергетические повреждения; раны от теней заживают хуже.

Первый подарок заставил меня искренне улыбнуться. Не зря медлил с распределением классовых очков, ведь уже практически закрыл один из слотов способности, так и не вложив в него ни единого очка. А еще, ставлю на то свой обсидиановый ножик, именно повышение способности спасло мою шкуру от посмертного удара молнии по моей бедной заднице.

Жаль только, что опять нет сил на активное использование теней, чтобы опробовать новинку, но это будет обязательным мероприятием, как только восстановлюсь в полной мере. Слишком универсальная способность, от которой зависит моя жизнь, чтобы ее не тренировать.

Так, что там дальше?

Характеристика восприятие достигла 50 единиц! Выберите навык!


– Улучшение тактильных ощущений (обычный);

– Улучшенный слух (обычный);


Внимание, дальнейшая скорость прироста данной характеристики значительно снижена.

Как-то пресно. То есть, я понимаю, что за первую полусотню характеристик и не дадут чего-то восхитительного, но не до такой же степени. Тактильные ощущения наверняка подойдут для воров и иже с ними, чтобы лучше лазить по карманам и вскрывать замки, а со слухом и вовсе все яснее некуда.

Блин, с ловкостью пассивки хоть полезными были, не то что сейчас. Подумав, выбрал улучшенный слух, ибо он сейчас будет полезнее, хотя с той дистанцией, что покрывает моя теневая сфера, я и без слуха услышу все, что пожелаю. А те, кто пройдут сквозь сферу, не потревожив теней, уж точно смогут позаботиться о неслышности.

Ладно, а дальше там что?

Характеристика энергия достигла 50 единиц! Выберите навык!


– Увеличение резерва энергии (обычный);

– Увеличение качества энергии (обычный);


Внимание, дальнейшая скорость прироста данной характеристики значительно снижена.

А вот это уже куда интереснее, чем унылые способности за высокое восприятие. Впрочем, есть подозрение, что магические характеристики качаются намного сложнее физических, оттого и награда выходит пропорционально вкуснее.

Касаемо выбора все было на удивление просто. Вот смотрите – мой класс, да и весь боевой стиль тоже, заточены на быстрое и незаметное устранение противника. Больший резерв это, ясное дело, очень хорошо, но он у меня и так далеко не мал. Подозреваю, что объемы доступных мне энергий и количество резерва, прирастающего за один пункт статов, увеличены за счет мифического класса. Просто голое подозрение, не более.

Но, возвращаясь к теме резерва, дополню, что бой на истощение для меня бесполезен и вреден даже. Я сражаюсь нанося удары из теней, а если не выходит, то отступаю. Такие зарубы как с вождем орков – исключительно ошибка планирования и глупость отдельно взятого попаданца. И выбирая между большим резервом и более сильными ударами моих теней, я выберу второе. Так что только качество, и ничего иного.

Остальные статы, увы, пятидесятого уровня не взяли, но ощутимо к нему приблизились.

А еще я получил новый титул, который радовал меня плюсами к статам, но бесил своим издевательским названием. Такое ощущение, что Система меня за что-то сильно невзлюбила.

Стукнутый Громом (редкий): вы получили на свою голову заряд из многих миллионов вольт, но смогли пережить такой подарок. Нужно обладать совсем незаурядной глупостью, чтобы попадать под удар молнии, но и выносливостью тоже. Эффект: +5 выносливости.

Сука.

Я же использую это кольцо, просто потому, что от молний защищаться я уже умею, а от Бобика могу и убежать! И список моих претензий только растет. Не поленюсь ведь, заставлю вас, козлов позорных, провести остаток жизни на гребанном божественном унитазе!

Так, спокойно, Костик, спокойно.

Дышим глубоко и тщательно.

Теперь открываем статус сверяемся со всем перечисленным, а потом потихоньку ползем обратно к своим спутникам. А то наедине с Системой я либо сойду с ума, либо таки научусь бить в морду через программное сообщение.

– Статус.

Имя: Константин


Раса: человек

Уровень: 14

Титулы: Герой; Неслышный Убийца; Ночной Мастер; Стукнутый Громом

Очки характеристик: 65


Очки класса: 5

Характеристики (стандартные):


Сила: 33

Ловкость: 54

Выносливость: 46

Восприятие: 51

Концентрация: 37


Энергия: 50

Характеристики (классовые):


Тень: 16

Грезы: 1


Вдохновение: 2

Класс: Повелитель теней


Ранг: 1

Основные характеристики: тени, ловкость, восприятие.

Способности:

Контроль теней: 4/5

Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им полноценное физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и пригодны к созданию преград и барьеров; дальность, скорость, контроль и растяжения теней значительно увеличены; плотность теней значительно возросла; тени получают возможность наносить энергетические повреждения; раны от теней заживают хуже.

Чувство теней: 2/5


Позволяет ощущать все тени в небольшом радиусе от себя; дает возможность ощущать движение теней и их принадлежность; позволяет на пределе концентрации управлять тенями даже вне поля прямого зрения.

[не раскрыто]

Бонусы:


Тенерожденный: навыки скрытности растут в пять раз быстрее; в случае опасности тени укроют вас как своего собрата.

Ловкий: ловкость растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Владыка Снов и Отражений


Ранг: 1

Основные характеристики: грезы, концентрация, восприятие

Способности:

Создать сон: 1/5

Позволяет контролировать сон, в котором вы находитесь, ограниченно влияя на ход течения времени.

Наслать сон: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Грезящий: социальные и магические навыки, связанные с классом, растут в пять раз быстрее; над вашими снами не властен никто, кроме вас самих.

Непоколебимый: концентрация растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Мистический Алхимик


Ранг: 1

Основные характеристики: вдохновение, восприятие, энергия

Способности:

Создание состава: 1/5

Позволяет создавать алхимические составы из наличных реагентов, инстинктивно понимая процесс создания

Расщепление реагента: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Понимание сути: возможность видеть и, с оговорками, понимать магию в вещах и реагентах; все ремесленные навыки, связанные с алхимией, растут в пять раз быстрее.

Внимательный: восприятие растет быстрее.


[не раскрыто]

Особое:


Предел совершенства (от титула Герой): повышает максимальный предел развития характеристик до 50 (Сейчас: 60), ускоряет обучаемость и повышает количество получаемого опыта.

Воля Героя: влияющие на мышления навыки рангом ниже вашего класса не имеют действия.

Взгляд Героя: позволяет видеть определенное количество информации об окружающих; зависит от вашего уровня.

Мифический: предел развития характеристик поднят на 10 (Сейчас: 60), дает возможность выбрать одновременно три класса.

Тишина в зале (редкий; от титула Неслышный Убийца): активный навык, полностью гасящий звуки на небольшом участке. Длительность и зона воздействия зависят от уровня пользователя и показателя энергии.

Ночной Мастер (редкий): вы, вольно или невольно, выполнили норматив для получения звания профессионального убийцы. Доказав наличие у вас этого титула, вы получите рабочее место в любой теневой гильдии. Если вас не прирежут от греха подальше. Эффект: +5 к ловкости; +2 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Улучшенная координация (обычный): улучшает координацию и мелкую моторику.

Улучшенный слух (обычный): улучшает слух, позволяет различать ранее неслышимые шепот и шорохи, позволяет легче различать источники звуков и определять их.

Увеличение качества энергии (обычный): делает вашу энергию более насыщенной и плотной, чем увеличивает мощность ваших чар и уменьшает затраты на их создание.


Стукнутый Громом (редкий): вы получили на свою голову заряд из многих миллионов вольт, но смогли пережить такой подарок. Нужно обладать совсем незаурядной глупостью, чтобы попадать под удар молнии, но и выносливостью тоже. Эффект: +5 выносливости.

Навыки:


Провокация: 5 (ученик)

Бег: 12 (подмастерье)

Скрытность: 48 (мастер)

Плавание: 5 (ученик)

Алхимия: 29 (подмастерье)

Травничество: 23 (подмастерье)

Рыбалка: 14 (подмастерье)

Владение копьем: 3 (ученик)

Тайное проникновение: 20 (подмастерье)

Предчувствие опасности: 30 (мастер)

Смертельный удар: 31 (мастер)

Владение кинжалами: 47 (мастер)

Рукопашный бой: 11 (подмастерье)

Управление энергопотоками: 16 (подмастерье)

Обоерукий бой: 10 (подмастерье)


Метательное оружие: 6 (ученик)

Глава шестая

Три дня спустя я был уверен в том, что о нашей компании забыли. Или забили. В любом случае, никто на нас не нападал, никто не преследовал, никто не тыкал в нас острыми предметами и не пытался сделать из нас рагу. С одной стороны это радовало, но с другой я начинал волноваться – слишком уж легко о нас забыли. Настолько легко, что прямо подозрительно.

Восстановление мое завершилось за пару дней, оставив только пару неприятных следов на пораженной разрядами спине. Первым делом, вернув себе способности контролировать энергию, начал играться с тенями, наслаждаясь новыми возможностями. А они, возможности, были!

Для начала, мне стало реально легче контролировать тени, как находящиеся вблизи, так и дальние. Настолько легко, что самую малость недоставало до той грани, где ударить тенью станет проще, чем ударить кулаком. Но главным преимуществом стала все же именно повышенная материальность теней. Теперь они не просто стали глубокими, нет. Теперь я был на сто процентов уверен в том, что это не обычные манипуляторы для магических воздействий, вроде того же телекинеза.

Мои тени были провалами, ранами на теле реальности, дверями, ведущими куда-то не туда. Если же стащить на небольшой участок побольше теней, максимально их сконцентрировать и напитать энергией, то получившаяся яма начинает казаться настоящей. Словно ступи туда, и упадешь куда-то на дно мироздания. Паскудное ощущение, очень паскудное. Попытавшись успокоить себя, я конкретно так сглупил, кинув в получившийся провал пойманную мышь.

Лучше бы не кидал, ведь мышь просто исчезла. А в глубине созданной мною двери , готов поклясться в этом, промелькнуло нечто размытое, но очень, очень реальное. При виде этой пое*ени, моя трусливая душонка подписала заявление на отпуск и скрылась в районе пяток, принявшись строить Великую Китайскую Стену из производимых жопой кирпичей. Старательно удерживая подступающую панику, я медленно распустил созданную конструкцию, и, на всякий случай, отошел метров на двести.

С тех пор старался не собирать на одном участке много теней, тренируя многозадачность и тонкость воздействий. Возросшая энергия и полученная абилка помогали в обоих случаях, упрощая контроль и укрепляя получившиеся в результате тени. В теории, могу даже закосплеить тентаклевого монстра, с тенями вместо щупалец. Девочек-волшебниц, правда, рядом нетуть, но сама возможность таки в наличии, что не может не символизировать.

Общение с Гансом и Лосием исчерпало себя вместе с моими травмами. Все же я не мог поддерживать нормальную беседу, в силу опасения проколоться на какой-то малозначимой детали, да и постоянное нахождение в скрыте изрядно снижало возможности для ведения переговоров и увеселительных бесед. А уж травить анекдоты и вовсе было опасно для маскировки – трудно скрываться, когда перегибает от смеха.

Оба мужчины изрядно повеселели с момента побега, похоже, уверившись в том, что мы оторвались. В поведении их появилась та эфемерная субстанция, которая зовется уверенностью в завтрашнем дне. Пусть мы все еще находимся непонятно где и не известно, выйдем ли когда-то к людям, но хотя бы над головой топор палача не висит, а петля не затягивается на шее.

Вообще-то, нам действительно повезло, ибо весь опыт местных жителей в один голос твердит о том, что зеленокожие очень неохотно оставляют в покое ненавистных им людей. С большей яростью они преследуют только эльфов всех видов, сражаясь реально до последнего живого бойца. Вот только как бы ни были уверенны в своем везении два опытных воина, но что-то мне подсказывает, что внезапная потеря интереса к нам может означать только одну вещь.

Они придумали что-то, что убьет нас намного эффективнее, чем прямое преследование. И уже от этого мне несколько тревожно. Самую малость, но достаточно, чтобы каждую ночь применять способности сноходца и максимально сокращать время сна, ожидая чего-то очень нехорошего и совершенно точно смертельного.

Зовите это попаданческой интуицией или параноидальным бредом, но от своего мнения я отказываться не собирался, ночь за ночью вглядываясь в темноту.

Именно это и спасло наши жизни, когда моя теория, – вот удивление-то! – подтвердилась даже не на сто процентов, а на все сто шестьдесят, побив таким образом показатель избирательских голосов на последних выборах.

Неладное я заметил спустя три секунды после первого звоночка. Звоночком стала, уж простите за дурацкий каламбур, полная и абсолютная тишина среди лесной фауны. Замолчали сверчки, затихли птицы, перестали рыскать звери. В теневом восприятии я наблюдал за тем, как все живое либо начало со всех конечностей увеличивать расстояние из пределов моего восприятия, либо замирало подобно изваяниям, боясь даже пошевелиться. Такое поведение среди лесных жителей могло свидетельствовать только об одном – приближался какой-то пи*дец. И говорит мне моя жопа, что идет он по наши души.

Стоило только мне осознать эту простую истину, как я тут же понял, что моя чуйка вовсю сигнализирует мне о том, что приближающиеся проблемы уже пристраиваются сзади здоровенной шиповатой дубиной и если я хочу сохранить свое очко в неприкосновенности, то нужно либо драпать, либо готовиться встречать гостей дорогих.

Молча встаю и пинаю под бок сначала Ганса, а потом и Лосия. Первый просто просыпается, тихо матернувшись при этом, а вот второй сразу уходит перекатом в сторону и уже держит в руках кинжал и шпагу. Вот что значит высокий уровень!

Не давая сказать ни слова, молча прижимаю палец к своим губам. Поняв, что мой жест уловили, одними губами произношу:

– Слушайте.

До Ганса доходит первым, – следопыт все же, – но и Лосий недолго мучает себя вопросом. Буквально в несколько секунд мы трое уже на ногах, вооружены, собраны и готовы сражаться или бежать.

Лес все так же молчал нам в ответ.

Тишина не исчезала, тени не показывали ничего в доступном им радиусе, а вот чуйка как раз орала как рокер на концерте, свидетельствуя о приближении опасности.

Сильнее и сильнее сосредотачиваюсь на тенях, стараясь почувствовать угрозу. И получаю огромное, высранное из дерьма мамонта «ничего». Лес как лес и если бы не поведение зверушек, то я бы заподозрил свою чуйку в неисправности. Но лес молчит, только шумят деревья и ветер, а зад буквально пылает, куда там мамкам с женского форума после сброшенной рекламы абортария.

– Тин, ты че…

Прерываю Ганса взмахом руки и до боли в висках концентрируюсь на тенях, пытаясь почуять хоть что-то, что-то необычное, что-то непонятное, вообще что-то. Потому что если не увижу, есть высокая вероятность того, что со мною провернут тот же трюк, что я регулярно проворачивал с местными дикарями: ножик в глотку и ушел, сам он к богу отошел.

Удар сердца.

Тени молча падают на землю в свете лун. Они равнодушны и статичны, им чужды все людские переживания. Всего лишь тени, место схождения света и тьмы, царапина на теле реальности.

Удар.

Нет ни единого движения, только ветер колышет листву, шепча лесу свою песню. Тихие шорохи, могущие рассказать обо всем на свете, лишь бы только нашелся тот, кто сможет их понять.

Удар.

И тут я замечаю несоответствие. На самом верху, в кронах деревьев, что-то касается листьев, заставляя их шевелиться не в такт с ветром. Это существо не издает звуков, оно не отбрасывает тени, оно даже материальным в полной мере этого слова не является. Но его движения заставляют другие тени немного смещаться. Самую малость, едва-едва, настолько крошечное воздействие, что не прикладывая все свои силы заметить это не выйдет.

Но я замечаю.

И успеваю в последний момент вытолкнуть тенями из-под удара и себя и своих спутников, разминувшись с крайне неприятной участью буквально на несколько сантиметров. На один удар сердца.

С диким матом начинают подыматься Ганс и Лосий, а я уже замер в нижней стойке, готовясь отразить удар из любого направления. Теперь никакой листвы больше нет, ведь нечто уже опустилось ниже крон, оказавшись на относительно свободном пространстве.

Маты Ганса становятся совсем уж забористыми и паническими, когда он видит длинную борозду посреди того места где стояла наша троица. А я понимаю, что все. Если не смогу увидеть следующую атаку, то просто погибну.

Изо всех имеющихся у меня сил спрашиваю свои тени и, со вспышкой дикой мигрени и потекшей из левой ноздри кровью, я словно раскрываю глаза. Увеличившаяся сфера восприятия немного бьет по вестибулярному аппарату, но это не главное.

Главное то, что я вижу нечто.

Оно невесомо и невидимо, оно не оставляет теней, но те, что уже существуют, ощущают его присутствие. Словно перышко, промелькнувшее над самой кожей, словно чужое дыхание над ухом.

Падаю на колено от переизбытка сенсорных ощущений и не оборачиваясь атакую неясный силуэт противника, наматывающий круги вокруг нашей троицы и уже вышедший нам во спину. Сорвавшаяся с ладони тень была не острой лентой, какими я привык сражаться, а скорее комком вязкой массы, сковывающей движения.

Мой удар спасает жизнь Гансу, заставляя тварь выпасть из стелса и дико завизжать. Визг буквально ввинчивается в череп, заставляя замереть в ужасе, замешкаться, ошибиться, но, как и в случае с медведем, мгновение паники смывает волна спокойствия от моего титула. И все становится предельно ясным.

Есть я, а есть враг.

И кто-то из нас этой ночью исчезнет.

Разорвавшая дистанцию тварь замерла на месте, заставив Лосия, сумевшего все-таки повернуть голову в ее сторону, громко выдохнуть. Да и было от чего, стоит признать. Как есть было.

Представьте, что из человека сняли всю кожу, а после порезали ее на небольшие сегменты. Два на предплечье, один на кисть, по одному на каждый палец, три на плечо и так далее. Теперь представьте, что между этими кусками кожи оставили зазоры с ладонь шириной, но сшили части вынутыми из тела жилами. А теперь вообразите себе своеобразный доспех из кожи, который наполнили чем-то прозрачным и нечетким, но смертельно опасным.

Ах да!

Лицо жертвы оставьте нетронутым и, в какой-то мере, живым, чтобы мы трое могли полюбоваться на искаженное мукой лицо Гамми, который, очевидно и послужил материалом для создания этого… сосуда . Все мое чутье просто вопит о том, что сидящая в людской коже тварь держится в реальности только за счет костюма. Что оно слишком сильно, дабы пребывать в нашем мире постоянно, отчего его тянет обратно в ту зловонную дыру, из которой оно и появилось на свет.

А еще оно разумно.

Очень, очень разумно, возможно, даже умнее меня самого. В глазах этой твари, украденных ею глазах, плещется интеллект столь же чуждый, сколь и злобный.

А мне становится интересно, каким образом это пиз*острашилище вообще вынудили отправиться за нами? Оно же явно сильнее обычных орков и гоблинов, даже приснопамятного вождя оно сожрало бы с той же легкостью, что я ломаю шеи гоблинам. Может быть, это и есть та причина, по которой с этими зеленокожими не связываются? Сами они слабые, но могут поприносить свои дырки в плату за призыв массового пиз*еца на территории противника?

Додумать мне не дают, ибо твари надоело играть в гляделки, когда она поняла, что не может меня застанить, как сделала это с замершими Гансом и Лосием, которых теперь тоже прикрывать придется.

Тварь осталась на месте, по крайней мере, я ее там видел, а вот тени, верные мои союзники и слуги, ощутили мгновенный рывок дугой, с заходом в бочину одному попаданцу. Быстрый настолько, что я рядом с ним казался если и не улиткой, то слоупоком.

Каким чудом я уклонился, понятия не имею, но склоняюсь к мысли о том, что оно просто не ждало того, что я его увижу. Уклоняться или парировать обычными клинками даже не пробовал, тут же вмазав по твари двумя стекшими с кинжалов теневыми плетями. Удивительно, но оно уклонилось, буквально протекая между моими атаками и почти вспоров мне живот. Если бы не скрючился в три погибели в самый последний момент, то мои кишки пошли бы на прогулку.

Секундная задержка, и еще две ленты вырвавшиеся у меня из-под ног, заставили тварь отступить, снова заходя мне в спину, со слепой, как оно считает, зоны. На этот раз даже не трачу времени на разворачивание, заставляя тени накрыть гадость подобно одеялу. Не разрезая, но сковывая, замедляя, подставляя под удары моих лент.

Я вложил достаточно энергии, чтобы троих медведей удержать, что и спасло меня от очень неприятного удара, нанесенного в тот момент, когда теневой мешок был разорван в клочья. Сила у твари просто зашкаливает за все разумные пределы! И ладно бы только сила, но у нее и ловкость устрашающа! Если бы не даруемый теневым восприятием обзор на триста шестьдесят градусов, то меня бы выпотрошили, как рыбу, и даже не поморщившись при этом.

Снова смотрим друг на друга – я и ставшая видимой тварь. Несмотря на первое впечатление, некий урон оно все же понесло: мои тени начали растворять снятую с Гамми кожу, постепенно лишая сущность якоря в реальности. Собственно, именно в этом и состоит мой единственный шанс на выживание. Выстою достаточное время, и оно само уйдет. Главное только выстоять, не сдохнув в процессе и не получив смертельных ран, которые добьют меня немного погодя.

Резерв почти полон, несмотря на серьезные траты. Нужно только не растратить его попусту, что будет крайне сложной задачей, учитывая скорости, на которых движется противник.

Ну за что мне такое дерьмо?

Шаг в сторону, ответить тремя лентами, сквозь которые тварь уже привычно протекла, заходя мне в бок. Не успеваю сместиться и подымаю собственную тень, заставляя ее окрепнуть подобно камню. Острые призрачные когти совершенно невидимы, но тень, способная, по моим прикидкам, удержать таранный удар орочьего вождя, оказывается буквально вскрыта, подобно консервной банке.

С каким-то обреченным равнодушием смотрю на разрезанную одежду, снова уходя перекатом и отмахиваясь лентой от пытающейся пристроиться сверху по*бени. От когтей уклонился, но вот от удара нижними конечностями уже нет. Ловкости хватило, чтобы избежать травм, но по ребрам дало знатно. Даже не успеваю ухерачить собственными косточками о дерево, как приходится упираться в тень, изворачиваясь от еще одной серии атаки когтей – тварь вовсю воспользовалась временным отсутствием у меня точки опоры.

Отмашка лентой уже привычно проигнорирована, а зря. В этот раз я не просто стегнул плетью, но еще и скосплеил Карабаса-Барабаса из небезызвестного Буратино, разделив конец плети на несколько более тонких. Собственно, мы оба друг друга недооценили, что и позволило возникнуть такой неприятной ситуации.

Оно меня, когда решило поиграть с едой, несмотря на весьма неприятные теневые удары. А я, в наивности своей, когда посчитал себя достаточно быстрым, чтобы реагировать на ее атаки. Как оказалось, эта дрянь может быть ну просто п*здец какой быстрой! Потому что стоило только моей атаке рассечь кожаные одежды твари, разом испарив почти половину якоря, как оно стало играть всерьез.

Удар в бок и меня перекручивает как мелкую псину, получившую пинок от злого мужика, которому она обоссала ботинок. Боль еще только начинает растекаться по телу, а меня снова плющит от удара когтей… а нет, не когтей, кулака. Вам когда-то бил поддых промышленный отбойник? Если да, то вы меня поймете перед смертью, а если нет, то лучше даже не пробуйте.

Следующие несколько десятков секунд, со мной тоже играли, но уже куда осторожнее по отношению к себе, и куда менее бережно по отношению к игрушке.

Удар.

Удар.

Пинок.

Еще пинок и последовавший за ним удар.

Меня не убивали в одну атаку, хотя гарантированно могли это сделать, тут никаких сомнений и быть не может. Со мной игрались как кошка с полузадушенной мышью, стараясь даже не особо сильно травмировать – после первых пары ударов, когда у меня реально кости трещали, оно стало бить аккуратнее. Так, чтобы не поломать цацку раньше времени.

А я только и мог, что скрипеть зубами от боли, не имея даже времени на концентрацию своих теней.

Скрипеть зубами и потихоньку звереть, как обожравшийся анаболиками десантник на гей-параде. Удушающее чувство собственного бессилия, помноженное на боль во всем теле и обреченность перед лицом превосходящего противника постепенно копились, снося мне крышу на*уй. В какой-то момент словно щелкнула какая-то планка в голове, и я понял, что все.

В смысле, совсем все.

Я, вероятно, рассвета уже не увижу, но в ад я поскачу верхом на этой твари, даже если мне придется для этого задушить ее голыми руками и сожрать живьем. Меня так не накрывало даже после полных суток на ногах в офисе, а это о многом говорит.

В голове стало пусто-пусто, а все проблемы с концентрацией ушли за бугор к бабушке. Все стало предельно ясно и понятно, словно таблица умножения. Я просто знал, что именно нужно делать и каким образом это «что-то» сделать.

Словно все наблюдаемые мною кусочки пазла сложились в единую картинку, создавая цельный и уже проанализированный образ. Образ моей победы, даже будь она последней в жизни.

Тварь была нее*ически быстрой и сильной, владела как минимум двумя боевыми способностями помимо чертовой невидимости и обладала каким-то совсем уж невообразимым опытом охоты на живых существ из плоти и крови. Даже представлять не хочу ее возраст, но там как минимум трехзначная цифра, а скорее и куда больше.

Но вот несмотря на всю свою скорость, оно либо не обладало, либо не развивало, в себе чувство опасности. В принципе, с такой-то скоростью, оно ему и не нужно было. Но факт остается фактом – тварь реагировала на мои атаки только после их начала. Не до, не во время, а только когда атака уже была направлена.

Это просто означало, что мне нужно упокоить эту дрянь до того, как оно поймет, что его атакуют, или, как минимум, перекрыть все пути отхода, не дав избежать удара.

Пользуюсь внезапной ясностью ума и вкладываю в следующее действие вообще весь оставшийся резерв, с мрачным удовлетворением скармливая пустоте все, что только у меня было.

Ведь завтра уже не наступит.

Похоже, я таки ошибался, говоря об отсутствии навыка предчувствия у этого существа. Потому как оно все же почуяло мою подготовку или, может быть, уловило используемую мною энергию. В любом случае, оно сразу стало серьезным как сам Челябинск, на полной скорости атаковав меня уже без скидок. Может быть, оно и не собиралось убивать, а только поотрывать руки-ноги, чтобы еще немного поиграть.

Но сделало оно именно то, что было нужно мне. Разорви оно дистанцию, и я бы просто потратил все свои силы на безнадежную атаку, которая даже не поцарапала бы этого монстра. Какая жалость, что оно все же приблизилось.

Невидимые когти остановились в паре сантиметров от моих глаз, перехваченные тенью от моей руки. Тварь привычно и ловко взмахнула второй хваталкой, чтобы освободится и таки добить меня, но и вторая оказалась тоже перехваченной. Чепуха, едва способная сдержать это существо хотя бы на несколько ударов сердца, тем более что у него осталось незаблокированным все остальное тело.

Но моя тень не успокаивалась – вторая пара, третья, четвертая, десятая… Черные как сама ночь руки все множились и множились, вцепляясь в тело твари. Оно рвало их, как человек рвет обычную нить, но на место каждой порванной приходило две целых. А касание теней моих немедленно стало растворять то, что осталось от принесенного в жертву Гамми, лишая монстра сил и якоря в реальном мире.

Поняв, что игры, – любые игры, – закончились, чудище плюнуло в меня какой-то невидимой дрянью, но попало только в ставший предо мною теневой силуэт, тут же принявшийся рассеиваться. Мне могло показаться, но закрывшая меня тень словно затряслась в хохоте, а где-то далеко, где-то не здесь я услышал мерзкий и визгливый смешок. Новые руки закрыли пасть монстру в ту же секунду, не позволяя атаковать еще раз.

Теперь тварь уже не молчала и не шипела, нет.

Пробирающий до костей рык, словно выстуживающий все твои внутренности ввинтился в виски стальными лезвиями. Оно поняло, что сегодня добычи ему не видать, что жертва оказалась слишком смышленой, чтобы умереть. Но оно обещало вернуться. В его крике слышались столетия опыта, обещались неисчислимые мучения, снятая живьем кожа и плененная душа, что будет развлекать тварь своим плачем еще долгие годы после смерти тела.

Это было обещание, буквально вбитое в мою черепную коробку чужой волей, а тварь в последний раз рванувшись из пут… сбросила надетую на нее кожу, подобно сбрасываемой чешуе, покидая чужой ей мир.

Вот только уйти оно не смогло.

В теле не осталось даже капельки сил, в резерве не было и крохи энергии, а сам я, по большому счету, вообще не должен был стоять на ногах от подобных резких трат и переломанных костей, а скорее даже пускать пену от смертельного перенапряжения. Но меня словно прирастило к земле, а собственная тень не давала упасть.

И множество теневых рук, созданных мною… они оставались! Я больше не мог держать их, не мог напитывать мощью, но они не пропадали, словно что-то подпитывало их с той стороны . И это что-то было голодным в куда большей мере, чем пришедшая по мою душу тварь.

Вот тут оно прониклось.

Движения, отчаянные попытки вырваться стали куда сильнее. Теперь оно тратило не вложенные в якорь запасы сил, а свои собственные, изо всех сил стараясь порвать хватку теней и уйти из ставшего враз очень негостеприимным леса. Но ее не отпускали!

Все новые и новые руки появлялись из ниоткуда, сковывая, связывая, разрывая тварь на куски, растворяя ее в себе, утаскивая на самое дно мироздания. И в какой-то миг силы моего несостоявшегося убийцы кончились, в то время как теней меньше не становилось.

Резкий рывок и реальность словно пошла волнами, а тоскливо воющая на одной ноте тварь оказалась утащена в черную лужу теней, разверзнувшуюся прямо под ней. Тот вой еще слышался, но с каждой секундой затихал.

А еще оттуда на меня смотрели. Они, те смотрящие, не просто смотрели, они желали меня в той же мере, что и схваченного ими монстра, желали взять от меня все то, что только смогут забрать, выпить, высушить меня до дна и не было ничего, что стояло бы на их пути.

Вот только в этот раз я не испытывал страха: какое-то похороненное глубоко во мне самом понимание , чистое знание, говорило мне о том, что они не имеют на то права. Что они ждут моей ошибки, чтобы я сам доказал им свою слабость и тогда они возьмут свое с лихвой, утолив на пару мгновений свой извечный голод.

Можете звать это интуицией, наитием, везением или чем угодно еще, но в следующий миг мои пересохшие и потрескавшиеся губы с трудом раскрылись, а я сухим и надтреснутым, словно совсем чужим голосом, сказал:

– Плата отдана .

Дикая ярость, ненависть и голод обрушились на мозги непрерывной лавиной образов, в которых легко различались разочарование и нежелание отступать, пополам с вынужденным согласием. Пусть я еще не имел права называть себя Повелителем , но я был Тенерожденным , и пока я соблюдаю правила, пока моя воля достаточно сильна, меня не тронут, хоть и очень хотят.

Крик пожранного тенью монстра наконец-то затих, а в меня, словно водой из ручья, втекла живительная сила. С хрустом и мукой встали на место сломанные ребра и кости, отступила, будто и не приходила никогда, пустота в груди, восстановились силы.

А еще в голову вновь пришли образы, чужие и чуждые. Я словно наяву видел орочье поселение, десятки и сотни зеленокожих тел столпившихся у окровавленного алтаря, зарезанных гоблинов и орков, чья плоть и кровь обагрила его. Я видел человеческий скелет, выбеленный и лишенный мяса, видел стоящих кругом троих шаманов, подпитывающих якорь своими силами, видел, как кости убитого для призыва человека рассыпались в прах, а вместе с ними начал трещать алтарь. Трещать, плавиться, течь подобно воску. А самый старый, одетый в самые пестрые шкуры орк начал иссыхать на глазах. В считанные секунды кожа на его искаженном в крике лице побледнела, вытянулась и, спустя один короткий миг, высохший труп упал на поврежденный алтарь.

Святое сразу для нескольких племен, место еще функционировало, но смерть и развоплощение, окончательное и необратимое, одного из сильнейших и старейших союзников этих племен оказали слишком сильное влияние на старые и пропитанные тысячами смертей камни.

Былая сила вернется к ним еще очень не скоро…

Тени ушли мгновенно.

Вот они еще роятся вокруг меня, а вот они снова привычные и плоские, как и положено быть обычным теням, простым и понятным каждому живому человеку. Они вновь такие же, как и всегда были.

Двумерные.

Безобидные.

Да чтоб я еще раз! Хотя бы раз! Попытался повторить такой трюк! Нахер мне такие приключения, просто нахер. Я чуть душу из жопы не высрал вместе с сердцем и всей кирпичной промышленностью на пост-советском пространстве!

Просто нахер.

С тихим стоном сажусь жопой на землю, глубоко вдыхая лесной воздух. Тело не просто не болит, скорее наоборот, буквально переполнено силой. С чисто физической точки зрения, я себя таким здоровым не чувствовал никогда в жизни. А вот с моральной, мне хотелось только лечь, накрыться пледом, включить на телевизоре мультики про Винни-Пуха и никуда не выходить ближайшие лет так сто.

Гребаная жизнь!

Гребаное попаданство!

И четыреждыблядский мир с его правительственными заговорами, злобными гоблинами, голодными духами, снимающими кожу, и черт знает чем еще, заготовленным специально для таких долбодятлов, как я!

От саможаления и попыток написать манифест к создателям этого мира, используя исключительно матерные выражения и немногочисленные предлоги, меня оторвали наконец-то зашевелившиеся соратники.

А, ну да.

Тварь же пропала, а значит и оказываемое ею парализующее волю и тело влияние тоже должно было исчезнуть. Надеюсь, они там штаны не обгадили, а то реки рядом уже нет, хрен что застираешь.

Следующие несколько минут были слышны только предельной заковыристости матюги, с которыми мои подопечные сгоняли напряжение. Им в некотором роде даже сильнее досталось, ведь я мог хотя бы сражаться за свою жизнь, а они не в силах оставались даже нормально ходить. С другой стороны, их и не пинали по всей поляне, ограничившись параличом.

– Знаешь, Тин, твоя шуточка про три мифических класса, после увиденного кажется совсем не такой смешной. – Удивительно, но голос у Лосия почти не дрожит. – Не подумай, что я в претензии, как и о том, что мне позарез нужны твои тайны, но, может быть, ты все же объяснишь нам, что тут только что было?

На секунду я даже задумался о том, чтобы рассказать им свою историю, просто для того, чтобы посмотреть на их лица. Но шутки шутками, а убивать их я не собираюсь. Оставлять же носителей моих тайн в живых будет еще большей глупостью, чем эти тайны раскрывать. Так что обойдемся вновь полуправдами и намеками, а дальше пусть сами себе придумывают правдоподобные версии.

– Похоже, устав за нами гоняться по всему лесу, зеленые просто призвали какую-то особо опасную хрень на наши головы. Я смог почуять приближающуюся опасность и дать бой, но оно было слишком сильным. Пришлось выложить последний козырь, свидетелями чего вы и стали. Повторять не хочу и вам не советую.

В ответ на мою ремарку Ганс и Лосий переглянулись и очень красноречиво посмотрели обратно на меня. Мол, это что все? А где подробные объяснения? К их чести, давить и расспрашивать они не стали, причем, я в том уверен, не из страха и опасения, а просто из уважения к человеку, что в очередной раз спас их шкуры.

– Ну, не хош, то и молчи, как дурак. – Резюмировал Ганс, начиная подбрасывать дровишек в почти потухшие угли костра.

Спать этой ночью никто не лег – я был, как уже говорилось, полон сил, отчего не желал сна, а мужики были слишком взбудоражены, чтобы снова ложиться. Видимо, до утра будем бодрствовать.

– А за нами не отправят чего-то еще, поопаснее? – Подал голос дуэлянт. – Не подумайте, что я трушу, но не хотелось бы умереть от очередной мерзкой твари, не будучи в силах даже клинок поднять.

– Прошу прощения за мой эльфийский, но где вы б**дь тут найдете х*ету еще более опасную? – Решаю успокоить занервничавших мужчин. – Они же просто орки. Уверен, на нас кинули самое страшное, что у них было. Причем им наверняка пришлось сначала свернуть охоту, вернуться в родные поселения, приготовится к призыву и только потом они смогли призвать ту жуть. Для того, чтобы собраться снова им придется очень постараться, да и у нас уже есть огромная фора, которую не так-то просто превзойти. Если не выйдем случайно на еще одно поселение, то, вроде как, должны оторваться от неприятеля.

Моя тирада, – пожалуй, самая длинная за последние дни, – изрядно успокоила обоих, хотя остатки тревоги еще остались. Ну, так и место нашего пребывания такое, что полностью расслабиться тут нельзя даже будучи мертвым. Вон, Гамми подтвердит мои слова.

– А ведь Гамми п*зда настала. – Несколько тоскливо протянул погрусневший Ганс. – Пустили, суки, на мясо и даже помереть нормально не дали. Уроды жопомордые!

Я для себя только плечами пожал. Лично мне этот человек не нравился, причем вполне обоснованно. Его стремление жить любой ценой, конечно, было весьма мне понятным, но раз уж я даже себе любимому добить раненого не позволил, то имею право на лицемерие. Да и есть у меня уверенность, близкая к абсолютной, в том, что как раз таки этот дяденька меня бы продал за медяк, даже спаси я его шкуру сто раз кряду.

– Любить меня жрицами Шейлы! – Мои размышления прерывают вопли Лосия. – Да мы же… да вы… просто посмотрите статус. Это надо видеть, а то вы мне не поверите.

Недоуменно моргнув открываю трей системных сообщений и тихо выпадаю в осадок. Это же кого я, мать вашу, завалил сегодня? Не, ну я видел, что монстр был силен, многократно сильнее меня, но не до такой же степени!

Получен новый титул!


Увидевший Легенду: Забирающий Кожу, или, как назвали его местные племена, Са'Шай Гархмнул, очень редко показывается на глаза и еще реже оставляет в живых тех, кто его увидел. Как бы то ни было, но вы оказались в числе тех, кто пережил эту встречу. Везение или глупость, но подобное нельзя оставить без награды. Бонус: +5 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Я уже успел немного охренеть от свалившегося на меня рояля (детского и облегченного), как прочел следующую строчку и охренел еще в два раза круче.

Получен новый титул!


Убивший Легенду: для того, чтобы стать Легендой, Забирающий Кожу прожил долгую жизнь и оборвал неисчислимое множество жизней чужих. Но вся его мощь не помогла ему при встрече с вами. Везение и глупость, скажем мы, но награду все же выдадим. Ведь не каждый день кто-то доказывает, что даже Легенды иногда умирают. Бонус (снижено в два раза): +5 ко всем характеристикам, кроме классовых, +1 свободное очко способности.

Подобный аттракцион неслыханной щедрости вызывает у моей закаленной интернет-лохотронами чуйки ощущение наличия какого-то хитровывернутого подвоха, который укусит меня за зад в самый неподходящий момент.

Спору нет, шестьдесят единиц характеристик как с куста, это очень даже хорошо. И, если подумать, то даже за дело, потому как выпил этой твари был воистину очень тяжелым и скорее случайным, чем действительно следствием моего успеха. Да и урезали мне награду, не иначе как за счет помогших мне, сука-б*ядь-хочу-забыть, теней. Вот уж где была крипота на крипоте и крипотою погоняет.

Если уж заговорил про тени, то нельзя не упомянуть о сразу двух повышениях в теневом классе. Хотя я бы удивился, если бы их после такого не повысили, да.

Контроль теней: 5/5


Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им полноценное физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и пригодны к созданию преград и барьеров; дальность, скорость, контроль и растяжения теней значительно увеличены; плотность теней значительно возросла; тени получают возможность наносить энергетические повреждения и накладывать эффекты, снижающие характеристики цели; раны от теней заживают хуже; при максимальном напряжении и концентрации теней на определенном участке, вы можете превратить тень в дверь на иной план; повышает характеристику Тени на +5.

Чувство теней: 3/5


Позволяет ощущать все тени в ощутимом радиусе от себя; дает возможность ощущать движение теней и их принадлежность; позволяет свободно управлять тенями даже вне поля прямого зрения; позволяет ощущать коснувшихся к теням невидимок; на пределе концентрации позволяет видеть через тень.

Заметка на будущее.

Вот просто записать себе на лбу несмываемой краской и заучить так, чтобы даже по пьяни и в бреду не забыть: никогда, ни при каких условиях не использовать больше прорыв реальности. Только в том случае, если все остальные варианты будут еще хуже, что крайне трудноисполнимо, скажу я вам. А то еще немного в таком духе и я начну собственных теней шугаться, что будет тем еще анекдотом.

Улучшение сенсорики мне понравилось намного больше, ведь теперь я чувствовал все происходящее в радиусе четырехсот метров. Если подумать, то каждый раз сфера увеличивается вдвое: сто, двести, теперь четыреста. К моменту закрытия навыка, по идее, должно быть чуть больше полутора километров.

Когда ты сам себе радар.

Добавить сюда все возрастающую четкость восприятия, и я уже затруднюсь даже предположить, как такого, как я, ловить нужно будет. Невидимый, неслышный, знающий обо всем на огромной территории вокруг себя. Я буду как чемпион по бегу на стероидах: кого смогу, того убью, даже если он сильнее меня (внезапный удар никто не отменял), если не выйдет убить, то убегу, выиграв времени за счет теневых атак, а если бой будет изначально безнадежным, то я на него вообще не пойду, просто почуяв засаду заранее и убежав в ужасе.

Теперь я понимаю, почему мне дали именно этот класс.

Картинку полного обалдения завершали целых две подарочные системки – за выносливость и за концентрацию. Как показала практика, халявных десяти единиц и прибавки за адовой сложности битву вполне хватило, чтобы перешагнуть через необходимое число статов. С неким нетерпением принялся рассматривать предложенные мне подарки.

Характеристика выносливость достигла 50 единиц! Выберите навык!


– Укрепление костей (обычный);

– Упрочнение кожи (обычный);


Внимание, дальнейшая скорость прироста данной характеристики значительно снижена.

Даже не раздумываю о вариантах и выбираю кости. Чертов призрак коммунизма сломал мне половину костей в теле, из-за чего я чуть не помер от болевого шока. Пришлось срочно позаботиться об этой проблеме, спасая себя хотя бы от части будущих переломов и трещин в костях. Очень полезное приобретение, я считаю.

А вот прочная кожа мне вообще фиолетова, ведь сам мой стиль таков, что я либо не получаю ран вообще, либо отхватываю таких пинков, что сразу ребра в трусы сыпятся, не говоря уж об обычных ранах. А потому крепкие косточки – залог здоровья.

Характеристика концентрация достигла 50 единиц! Выберите навык!


– Медитативное спокойствие (обычный);

– Боевая концентрация (обычный);


Внимание, дальнейшая скорость прироста данной характеристики значительно снижена.

Точно то же самое, что и в предыдущем случае – нужное выбираю сразу, даже не раздумывая. Мне давеча именно в бою не хватало концентрации, отчего и пришлось идти на крайние меры. Да, меня в результате вылечили и наградили, но я лучше начну слушать русский рэп, чем еще раз повторю свое общение с коренными обитателями теней.

Да и зачем мне спокойствие в жизни? Я и так просто пи*дец какой спокойный, да еще и титул Героя явно помогает переживать напряжения и стрессы. Будь у меня класс какого-то монаха шаолиня, то медитация была бы совсем не лишней, но я ведь не джедай.

Последними шли сразу несколько однотипных сообщений, свидетельствующих о наборе мною максимально возможного числа статов. С одной стороны, это позволяет мне с чистой совестью вкладывать свободные очки характеристик. С другой… А с другой это значит, что халява кончилась, отчего мне почти физически больно становится.

Поймет меня только тот, кто однажды был лишен той халявы, к которой уже успел привыкнуть и совершенно не желал отказываться от оной благодати.

Внимание, характеристика ловкость достигла капа и больше не будет развиваться тренировками.


Внимание, характеристика выносливость достигла капа и больше не будет развиваться тренировками.

Внимание, характеристика восприятие достигла капа и больше не будет развиваться тренировками.


Внимание, характеристика энергия достигла капа и больше не будет развиваться тренировками.

Теперь бы еще придумать куда вообще вложить эти самые характеристики, чтобы не пролюбить их попусту. Ведь теперь накапливать и хомячить их будет совсем уж глупым занятием. Из разряда «тупее уже некуда».

Тем временем мои мысли прервали восхищенное присвистывание изданное Гансом, который, очевидно, тоже прочитал свой статус. Ну да, они оба тоже видели нашего почти убийцу, а значит могли получить плюшку от Системы. А для обычного человека, не Героя, внезапно свалившиеся на голову статы за шесть уровней, это совсем не мало.

Повод забухать, например.

Ладно.

Что там у меня еще осталось:

– Статус.

Имя: Константин


Раса: человек

Уровень: 14

Титулы: Герой; Неслышный Убийца; Ночной Мастер; Стукнутый Громом; Увидевший Легенду; Убивший Легенду

Очки характеристик: 65


Очки класса: 6

Характеристики (стандартные):


Сила: 45

Ловкость: 67

Выносливость: 60

Восприятие: 66

Концентрация: 52


Энергия: 62

Характеристики (классовые):


Тень: 26

Грезы: 1


Вдохновение: 2

Класс: Повелитель теней


Ранг: 1

Основные характеристики: тени, ловкость, восприятие.

Способности:

Контроль теней: 5/5

Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им полноценное физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и пригодны к созданию преград и барьеров; дальность, скорость, контроль и растяжения теней значительно увеличены; плотность теней значительно возросла; тени получают возможность наносить энергетические повреждения и накладывать эффекты снижающие характеристики цели; раны от теней заживают хуже; при максимальном напряжении и концентрации теней на определенном участке, вы можете превратить тень в дверь на иной план; повышает характеристику Тени на +5.

Чувство теней: 3/5


Позволяет ощущать все тени в ощутимом радиусе от себя; дает возможность ощущать движение теней и их принадлежность; позволяет свободно управлять тенями даже вне поля прямого зрения; позволяет ощущать коснувшихся к теням невидимок; на пределе концентрации позволяет видеть через тень.

[не раскрыто]

Бонусы:


Тенерожденный: навыки скрытности растут в пять раз быстрее; в случае опасности тени укроют вас как своего собрата.

Ловкий: ловкость растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Владыка Снов и Отражений


Ранг: 1

Основные характеристики: грезы, концентрация, восприятие

Способности:

Создать сон: 1/5

Позволяет контролировать сон, в котором вы находитесь, ограниченно влияя на ход течения времени.

Наслать сон: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Грезящий: социальные и магические навыки, связанные с классом, растут в пять раз быстрее; над вашими снами не властен никто, кроме вас самих.

Непоколебимый: концентрация растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Мистический Алхимик


Ранг: 1

Основные характеристики: вдохновение, восприятие, энергия

Способности:

Создание состава: 1/5

Позволяет создавать алхимические составы из наличных реагентов, инстинктивно понимая процесс создания.

Расщепление реагента: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Понимание сути: возможность видеть и, с оговорками, понимать магию в вещах и реагентах; все ремесленные навыки, связанные с алхимией, растут в пять раз быстрее.

Внимательный: восприятие растет быстрее.


[не раскрыто]

Особое:


Предел совершенства (от титула Герой): повышает максимальный предел развития характеристик до 50 (Сейчас: 60), ускоряет обучаемость и повышает количество получаемого опыта.

Воля Героя: влияющие на мышления навыки рангом ниже вашего класса не имеют действия.

Взгляд Героя: позволяет видеть определенное количество информации об окружающих; зависит от вашего уровня.

Мифический: предел развития характеристик поднят на 10 (Сейчас: 60), дает возможность выбрать одновременно три класса.

Тишина в зале (редкий; от титула Неслышный Убийца): активный навык, полностью гасящий звуки на небольшом участке. Длительность и зона воздействия зависят от уровня пользователя и показателя энергии.

Ночной Мастер (редкий): вы, вольно или невольно, выполнили норматив для получения звания профессионального убийцы. Доказав наличие у вас этого титула, вы получите рабочее место в любой теневой гильдии. Если вас не прирежут от греха подальше. Эффект: +5 к ловкости; +2 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Улучшенная координация (обычный): улучшает координацию и мелкую моторику.

Улучшенный слух (обычный): улучшает слух, позволяет различать ранее неслышимые шепот и шорохи, позволяет легче различать источники звуков и определять их.

Увеличения качества энергии (обычный): делает вашу энергию более насыщенной и плотной, чем увеличивает мощность ваших чар и уменьшает затраты на их создание.

Стукнутый Громом (редкий): вы получили на свою голову заряд из многих миллионов вольт, но смогли пережить такой подарок. Нужно обладать совсем незаурядной глупостью, чтобы попадать под удар молнии, но и выносливостью тоже. Эффект: +5 выносливости.

Увидевший Легенду: Забирающий Кожу, или как назвали его местные племена Са'Шай Гархмнул, очень редко показывается на глаза и еще реже оставляет в живых тех, кто его увидел. Как бы то ни было, но вы оказались в числе тех, кто пережил эту встречу. Везение или глупость, но подобное нельзя оставить без награды. Бонус: +5 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Убивший Легенду: для того, чтобы стать Легендой, Забирающий Кожу прожил долгую жизнь и оборвал неисчислимое множество жизней чужих. Но вся его мощь не помогла ему при встрече с вами. Везение и глупость, скажем мы, но награду все же выдадим. Ведь не каждый день кто-то доказывает, что иногда даже Легенды умирают. Бонус (снижено в два раза): +5 ко всем характеристикам, кроме классовых, +1 свободное очко способности.

Укрепление костей: делает кости более крепкими и прочными, позволяет лучше переносить нагрузку.


Боевая концентрация: позволяет легче удерживать концентрацию на чем-либо во время боя или других активных действий; боль и травмы имеют уменьшенную вероятность прерывания каста.

Навыки:


Провокация: 5 (ученик)

Бег: 12 (подмастерье)

Скрытность: 49 (мастер)

Плавание: 5 (ученик)

Алхимия: 30 (мастер)

Травничество: 24 (подмастерье)

Рыбалка: 14 (подмастерье)

Владение копьем: 3 (ученик)

Тайное проникновение: 20 (подмастерье)

Предчувствие опасности: 36 (мастер)

Смертельный удар: 31 (мастер)

Владение кинжалами: 47 (мастер)

Рукопашный бой: 11 (подмастерье)

Управление энергопотоками: 27 (подмастерье)

Обоерукий бой: 13 (подмастерье)

Метательное оружие: 6 (ученик)


Ясновидение: 4 (ученик)

Примечание к части

https://i.pinimg.com/originals/f0/99/be/f099be10933392861a4550549649291b.jpg – Один из вариантов Забирающего Кожу. Только вместо скелета используется кожа. Ну и полная невидимость и неощутимость для обычным методов и навыков ниже эпического (с оговорками редкого).

http://inran.ru/w/images/a/a7/%D0%91%D0%B5%D0%B7%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%B91.jpg – В это ГГ превратил свою тень, чтобы сдержать противника. Только рук больше было. Ну и с той стороны тоже помогли принять нужную форму.

https://cdna.artstation.com/p/assets/images/images/009/609/702/large/oleg-kapustin-shadow-logo.jpg?1519922234 – Что-то такое сидело с той стороны.

https://i.pinimg.com/originals/35/cd/1d/35cd1d9c439868f3ce48ed84b62381cb.jpg – Или такое.

https://i.pinimg.com/originals/e6/bf/18/e6bf18fc6d3b04c407742740f0c54deb.jpg – Или такое.

Про кубики даже говорить не хочу. Скажу только, что не дал ГГ опыта за убийство (его забрали тени) и уменьшил награду.

Серьезно, это же смешно.

Я смирисля с тем, что ГГ придется сбегать из плена, но эта скотина завалила ЛЕГЕНДАРНОГО, мать его монстра. Да, у таких тварей повышенная уязвимость меред Героями, но не до такой же степени!

Короче, я в печали.

Не знаю дам ли завтра проду, но постараюсь хоть что-то начертать.

Р.С. А еще у меня завал с кучей работы.

Р.Р.С. Глава больше за счет цифирок, но стандартные 10 страниц сюжета я сделал.

Глава седьмая

Вопреки логике и технике безопасности, мы просидели на той самой лужайке еще целые сутки, как следует отоспавшись и просто морально отдохнув от творящейся с нами х*йни. Удивительно, но за все это время никто нас не пытался убить, сожрать, поработить, стукнуть, напугать и даже обоссать. Ну, разве что комары пытались, но только до первой порции репеллента, которым я поделился с соратниками.

Вообще-то у меня постоянно складывается ощущение, что этот мир меня не любит. Он вообще никого, похоже, не любит. Всякие орки и гоблины, всевозможные чудовища самых разных масштабов и помесей, все та же Система, которая напрямую стимулирует все живое резать и жрать друг друга, что не добавляет никому доброты.

В таких условиях несколько часов тишины и спокойствия могут быть куда ценнее, чем гора золота и мешок с самоцветами. Материальные блага можно нажить или отобрать, а душевный покой только обрести самостоятельно. Я не буду лгать о том, что сразу успокоился и постиг дзен, ибо брешу, как предвыборный кандидат. Но страх темноты и боязнь перед собственной тенью отступили, давая мне возможность как следует подумать над последствиями своих решений.

А решать мне пришлось животрепещущий вопрос на тему, известную любому геймеру с планеты Земля. А именно: куда распределять статы? Больше ждать не имеет смысла, ибо все основные характеристики уже раскрыты и простыми тренировками повышаться не станут. А вот шесть с хвостиком десятков лишних статов будут очень полезными.

Можно, например, закинуть их все в одну характеристику, да хоть ту же ловкость, получив бонус за сотню в одном параметре, после чего еще за несколько уровней добить до ста пятидесяти. С такой ловкостью я бы уже не был мальчиком для битья в предыдущем бою. Вернее, не так. Я был бы все таким же медлительным увальнем, но хоть успевал бы блокировать его удары тенями.

Можно поступить наоборот: вложить все в энергию, разом усилив свои тени на порядок, после чего мне с высокой вероятностью вообще не придется сражаться с теми же гоблинами в ближнем бою. Знай себе стоять посреди леса, – желательно в скрыте, – ковырять в носу и смотреть, как покорные лезвия из теней помогают противнику размножаться делением.

Можно выкинуть финт ушами и повысить не особо нужное моим классам восприятие или даже выносливость. Но, все это будет означать одно – перекос в один, на край в два стата. Это не сказать, чтобы так уж плохо, но хотелось бы большего. Например, банально поднять свободный рост характеристик аж до сотни. Есть у меня подозрения, что у Избранных именно эта планка поставлена.

Куча вариантов, а решения как не было, так и нет.

Я думал.

Я много думал.

Я ходил кругами по лужайке (в скрыте, а то за идиота примут).

Я сделал пробежку по лесу.

Я считал летающих в пределах моей сферы восприятия бабочек.

И наконец-то, уже под утро перед выходом в дальнейшую дорогу, я принял свое решение. Суть проблемы в том, что все мои классы магические, а вот для выживания мне нужна именно физика, вернее ловкость и немного восприятия. Я слишком хорошо помню о том, каких проблем мне доставляли нехватка скорости и маневренности, и могу быть полностью уверен в том, что без них мне будет худо.

А значит, пока я не выползу из лесов, первоочередной будет именно прокачка ловкости, и только затем уже энергии. Потом я планирую выправить этот недостаток, но изначально я предпочту все же быть быстрым и далеко убегающим. Поэтому, недрогнувшей (вру, как депутат, ибо еще как дрогнувшей) рукою добиваю ловкость до сотни, тратя тридцать три очка. Лишь самую малость больше половины имеющегося запаса, но как же жалко, чтоб вас всех!

Даже захотелось пойти и таки убить чертового Бобика, лишь бы стать нормальным Избранным и качать свои параметры до сотни. Увы, но мечты остаются мечтами, в этом случае так уж точно остаются.

Вбрасываю пункты по одному, одновременно проводя разминочный комплекс для ножевого боя, все сильнее и сильнее ускоряясь. И я действительно чувствую, как расширяются границы моих возможностей, как движения приобретают все большую плавность и размеренность, а окружающий мир кажется все идеальнее и понятнее. Спустя примерно полчаса тренировочного поединка с тенью (не буквально), я успокаиваю малость сбившееся дыхание и выдаю высокоодухотворенное:

– Ох*еть.

Оно того стоило, без шуток стоило. Словно небо и земля. Сотня ловкости это действительно высокий показатель, позволяющий такое, от чего десять из десяти земных акробатов отгрызли бы себе яйца из зависти, или продали бы свои пердаки черным властелинам, лишь бы повторить. Дело даже не в гибкости, а в чудовищной координации собственных движений. Я не поленился и оторвал комару лапки прямо в полете. Потом упоролся еще больше и оторвал следующему только нечетные. Было бы больше восприятия, то я бы еще и хоботками их связал.

Я бы и дальше развлекался, но перед глазами мелькала заветная системка, обещающая мне очередной подарочек от родной администрации, так что я перестал дурачиться и принялся смотреть дареному коню в зубы. Коней подарили еще тех, породистых и красивых, но вот только выбрать можно лишь одного, что нехорошо.

Характеристика ловкость достигла 100 единиц! Выберите навык!


– Идеальная координация (редкий);


– Гибкие кости (редкий);

Вообще-то открываемые обеими способностями перспективы нельзя недооценить. Даже сейчас я могу придумать по десятку способов использования этих сокровищ, но выбираю все же именно координацию. Во-первых, ее мне явно дали только потому, что я уже умудрился взять ослабленную версию этой пассивки. А во-вторых, прекрасно подходит под мой стиль.

Возможность гнуться, как каучук, изрядно повысит мои уклонения, но от тех, кто слабее, я и так уклонюсь, а от действительно сильных оппонентов мне придется в любом случае либо отбиваться тенями, либо героически драпать в неизвестном направлении, желательно побыстрее. Да и сама пассивка, что была дана мне за счет выбора укрепления костей немногим раньше, подходила для какого-то вора или циркового акробата.

Мне же она была не то чтобы бесполезна, но полностью раскрыть ее потенциал я бы просто не смог. Слишком уж у меня стиль другой оформляется, под иные приемы заточенный. Так что выбрал без жалости, но с неким налетом жадности и манчкинизма.

Следом распределяю оставшиеся тридцать два очка в энергию, точно так же как и с ловкостью – по одному пунктику да под тренировочку. Тренировкой стали аккуратные манипуляции с тенями в радиусе моей сферы. Немножко, самую малость, дергало от необходимости к ним прикасаться, но самый главный страх я уже переборол. Главное помнить, что пока я сам не накоплю критической массы энергии теней, пока сам не скормлю им львиную долю своего резерва, пока сам не позову «к столу», до тех пор они не могут прорваться ко мне в гости.

Надеюсь.

Ощущения от повышающейся энергии были совсем иными, непохожими на предыдущие. Словно внутри тебя начало пульсировать что-то невероятно жаркое и объемное, и с каждым вложенным пунктом все сильнее и чаще пульсирует. Полагаю, что если бы я не тратил силы на контроль теней, то мог бы и несколько покалечить себя резким усилением.

Спустя еще полчасика и треть опустевшего резерва моя характеристика энергии составляла… та-дам! Девяносто четыре единицы! Знаете, я испытывал примерно те же самые ощущения, что и ослик, перед лицом которого повесили морковь, не позволяя, однако, до нее добраться. И ты смотришь на эту морковку, понимаешь, что она недосягаема на этот момент времени, и дико-дико-дико бесишься!

Не, ну серьезно!

Это же не смешно!

Мне нужно ждать целых два уровня до того момента, когда я смогу наконец-то получить еще одну пассивку. При этом я чувствую, что ждать придется либо очень долго, – что мне не нравится от слова совсем, – либо наоборот: очень недолго, так как снова вляпаюсь в какую-то дурнопахнущую субстанцию. Естественно, что последнее мне не нравится даже сильнее первого.

Пока шел к лагерю, опробовал абсолютную координацию, буквально до миллиметра ощущая вообще любое движение как для себя, так и для… своих теней. От осознания последнего я сначала застыл, как стукнутый, а потом широко и предвкушающе улыбнулся. Полагаю, что далеко не все магические классы могут извлекать такой бонус от высокой ловкости. Телекинетики, водники, возможно, геоманты и прочие ребята, могущие воспринимать магическое проявление как часть себя самого. Всякие огнешарокидатели тут в пролете, я в этом уверен.

Но для меня, как для теневика… Даже не знаю, есть ли еще где-то, помимо мифических классов, маги, для которых их стихия является настолько естественной?

Вернее, не так.

Тени как таковые для меня не часть тела, но в сочетании со сферой восприятия, я могу пусть и отдаленно, ослабленно и неполноценно, воспринимать их как продолжение самого себя. Это, конечно, уже не идеальный контроль, как с движениями тела, но все равно огромный бонус к атакам через тени вне поля прямой видимости и к сенсорным навыкам.

Не сглупил, когда взял, проигнорировав иную абилку – умно поступил, ведь зело уж синергия высокая получается. Не зря в описании класса указано о том, что одной из основных характеристик теневого класса является именно ловкость.

Вышли молча, как и всегда.

Ганс травил какую-то историю времен своей пограничной службы, Лосий слушал, думая о чем-то своем, а я шел в скрыте в примерно ста метрах от этой парочки, пытаясь смотреть за движениями мужиков с помощью теней. Не просто ощущать их в своей сфере, а именно смотреть, словно через экран монитора. Ощущения средней паскудности и высокой забавности, должен вам сказать! Каждая тень смотрит по своему, со своего ракурса и дает свои искажения на изображения.

Единственное, что есть общего между всеми этими «телевизорами» так это черно-белое, скорее даже монохромное изображение. Своеобразное зрелище, особенно если учесть, что оно накладывается на твое собственное зрение. Будто бы у тебя появилась дополнительная пара глаз. Не привыкни я к сенсорной нагрузке от сферы теней, мог бы и крышей потечь.

Практически рефлекторно подбираю лучший маршрут, одновременно сканируя местность, но думаю совсем о другом. А если точнее, то о своем теневом классе и перспективах его прокачки. Фактически, я полностью закрыл одну секцию и больше чем на половину развил вторую. Сейчас я могу вложить еще два очка и докачать класс до второго ранга, получив новую классовую пассивку и новые раскачиваемые способности.

Это заносим в несомненный плюс.

А в минусах указываем тот самый страх перед обитателями теней, который так меня до конца и не отпустил после той битвы. Не то чтобы я так сильно боялся, ибо это будет не совсем правдой. Мой, ха-ха, «героизм» явно помогал бороться со стрессом и паникой, но даже банальный здравый смысл подсказывал, что не стоит шутить с подобными материями, ибо чревато последствиями.

Поэтому я оказался в некотором смятении, когда лицезрел эту дилемму. С одной стороны, еще сильнее увеличивать проблемы с излишне живыми тенями не хотелось до вырванных из задницы волос. С другой стороны, как раз в таком случае я имею некоторые шансы найти среди открывшихся навыков что-то, что поможет мне контролировать, или хотя бы ограждать себя от обитающих в тенях чудовищ.

Мысли были тяжелыми и неприятными, но понимание необходимости дальнейшей прокачки требовало от меня решений и действий. Пришлось в очередной раз сжать очко в невидимую точку и вкладывать два очка в теневое восприятие.

Только решил отложить это дело до ночи, когда встанем на привал.

На привале выросла новая проблема, а именно быстро истощающиеся запасы воды, пополнять которую стало куда сложнее вместе с уходом от речного берега. В крайнем случае, можно пить кровь убитой добычи, но особого желания чувствовать себя начинающим вампиром я не испытывал. Невольно задумался о перспективах использования теневых манипуляций для сбора росы или фильтрации воды прямо из земли.

Самое смешное в этой ситуации то, что я, в принципе, могу подобное сделать. Действительно универсальный класс, во всех смыслах. Преимущество мифических архетипов над обычными, как я понял, именно в этом и заключается – в чудовищной гибкости использования классовых способностей, позволяющей находить новые варианты решения проблем там, где обладатели стандартных классов увидят лишь непреодолимую стену.

Впрочем, вода у нас пока еще была, а значит особо напрягать себя нет нужды. Куда сильнее проблемы с живительным «ашдвао» меня волновал собственный класс. Это тот самый хрестоматийный случай, когда и хочется, и колется, и разум не велит. Мозгами я понимаю, что качаться придется так или иначе, но то мозгами, а сам я только и могу, что подавлять панику от мысли снова встретить какую-то хтоническую херню имени дядюшки Лавкрафта.

А еще было жаль тратить два классовых очка. То есть, я понимаю, что это уже клинический случай, когда жадность перестает быть здоровой и начинает мешать жизни и выживанию, но помня о том, какими трудами мне эти очки достались, я не могу не жадничать. Как бы то ни было, но у меня нет времени на то, чтобы пытаться добить теневое восприятие до капа без вкладывания очков. Поэтому уже сегодня ночью, когда станем на привал, буду тратить свои запасы, отбиваясь от приступов амфибической асфиксии.

Все легли спать, а я остался дежурить. О том, что мне для сна хватает буквально одного часика я сообщать не стал, пусть тоже бодрствуют, а то и так спасаю их регулярно. Я все же им не мамочка, да и они сами не детишки, отчего и дежурят равные доли времени.

Дождавшись, пока они уснут, открываю статистику и быстро-быстро, чтобы не передумать, а потом снова не убеждать себя в необходимости своих действий, заношу два пункта в чувство теней.

Мама – я дебил!

Тут от одного резкого расширения сознания едва не вытекаешь мозгом из собственных ушей, а я еще и сразу два вкинул! Лишь чудом удержался от того, чтобы завыть от переизбытка ощущений. Это была даже не боль, скорее полная неготовность воспринимать такое количество информации, да еще и столь подробным образом. Даже из скрыта пришлось выпасть, так как меня знатно штормило. Слава яйцам, что хоть не додумался на дерево влезть, иначе я стал бы самым тупо помершим Героем в истории этого мира. Даже тупее рубрики «отравился несвежей рыбой».

Как я и полагал, каждое усиление сферы увеличивало ее в два раза. По итогам двух вложенных очков я действительно стал видеть больше чем на полтора километра во всех направлениях. Вдумайтесь только – полтора километра! И каждая тень, каждая чертова тень, словно стала продолжением моего разума, стала моими ушами и глазами.

Стоит ли удивляться, что следующие часы я пытался снова привыкнуть к тому, чтобы нормально ходить. Четкость восприятия была такой, что я даже думать не мог толком, не говоря уж об активных действиях. Кое-как удалось сузить восприятие, не обращая внимания на сферу, но для нормального ее использования я еще точно не готов.

Ну нахер!

Пока не привыкну к этому, статус открывать не стану, а то я себя точно угроблю своими же руками. Не, ну какой же я идиот! Ну ведь помнил же о проблемах самого первого вложенного очка, прекрасно помнил! Так с какого хрена поспешил? Темна душа попаданца…

Следующие два дня прошли в непрерывных тренировках новой-старой способности, отчего в общении с товарищами по несчастью я не участвовал, находясь в скрыте почти постоянно. Сами же товарищи как раз были довольны, аки слоняры – награда, полученная за встречу с легендарным монстром, для них была просто феноменально крутой. И если Лосий еще не так заметно выигрывал от подобных бустов, просто в силу более высокого уровня, то обладающий крайне скромным классом и уровнем Ганс сиял как золотая монета после полировки.

Еще мы почти встретили какую-то лесную чудо-юду, прошедшую в километре от нашей группы. Тварь, напоминающая огромную трехлапую свинью, обожравшуюся стероидов, не решилась нас преследовать или атаковать. Хрен знает, может она вообще травоядной была. Я, в принципе, мог бы прирезать ее тенями с дистанции, но еще не настолько освоился с боевыми способностями, чтобы кидаться на неизвестную зверушку.

Вероятность того, что учуянное мною через тень у*бище окажется очередным легендарным монстром, была близкой к нулю, но я не желал рисковать вообще никак. Не в том состоянии, в котором я пребывал.

Сообщать об этой «встрече» не стал.

Нечего волновать других людей и уж точно незачем раскрывать им мои способности.

Ганс распотрошил убитого мною оленя и сейчас жарил на костре его ногу, сводя нас всех с ума за счет одуряющего запаха свежепожаренного мяса. Я еще и нашел пару травок, которые помимо магических свойств были, по словам Лосия, весьма дорогими специями. На всякий случай, я прослежу, чтобы именно он кушал первым, заодно приготовив противоядие. Просто моя родная паранойя, не более.

Проблема с водой решилась без моего участия, вместе с встреченным нами родником. Небольшой и несколько мутноватый, он все же дал нам достаточно воды, чтобы наполнить наши фляги и не беспокоиться о ней еще несколько дней. Увы, но течение родника шло в противоположном нашему движению направлении. Вернее, не в противоположном, а… короче, идти вдоль ручья не выйдет, или нарвемся на тех же зелененьких, от которых убегали.

Зато сыграли в увлекательную игру под названием «перелей очищенную алхимией воду из котелка во фляги», что заняло у нас почти все утро, заставив переть по солнцепеку.

Погода вообще стремительно портилась: было настолько душно и парко, что даже моих познаний городского жителя хватало, чтобы почувствовать надвигающийся дождь, ливень, грозу и пиз*ец.

Прошли совсем недолго, найдя небольшой холмик, на котором и принялись обустраивать лагерь. Из брошенного после той битвы с орочьей бандой лагеря мы взяли немного. И одна из двух палаток ушла вместе с несущим ее Гамми, а вторую порвало речное чудовище вместе с беднягой Тексом. Посему пришлось нам быстро срезать ветки с деревьев (в основном мне), застилать землю и строить хоть какой-то шалашик, дабы скрыться от ветра и дождя.

Еще не наступил вечер, а надвигающиеся на нас тучи уже успели превратить ясный день в мрачноватый сумрак, вдалеке уже блестели молнии, а до нас доносились отдаленные раскаты грома. Да не просто грома, а прадедушки всех гроз моего мира! Даже издали казалось, что сама земля сотрясается под ударами невидимых камней, падающих прямиком с небес.

На родной земле я под такие грозы не попадал, а тут еще и уютных многоэтажек уже не осталось, из укрытия один только спешно сделанный шалаш и нет страхового полиса на случай удара молнией. А я теперь вполне «стукнутый» одной такой, спасибо моему титулу, и не желаю повторять сей поганейший опыт.

Ладно.

Если будет совсем уже заливать через край, то просто накрою наш шалашик тенями, чтобы не промокнуть.

Дождь шел.

Шел настоящий ливень, а я дышал полной грудью, даже не пытаясь укрыться внутри тесного и малость попахивающего шалаша. Именно дождь помог мне окончательно понять и принять расширившуюся сферу. Когда каждый лепесток, каждая капля, каждый порыв ветра менял открывающуюся мне картину теней, создавая уникальное и неповторимое движущееся полотно…

Полотно, частью которого был и я сам, центром которого было мое сердце.

Передать подобное словами нельзя, а понять то, что чувствовал я сам, сможет только еще один Повелитель Теней. Суть-то совсем не в этом, а в том, что мне наконец-то удалось полностью осознать всю картину, выдаваемую моей способностью. А значит можно и посмотреть, чего там мне добавилось и что открылось.

Чувство теней: 5/5


Позволяет ощущать все тени в большом радиусе от себя; дает возможность четко ощущать движение теней и их принадлежность; позволяет свободно управлять тенями даже вне поля прямого зрения; позволяет ощущать коснувшихся теней невидимок; позволяет видеть и слышать через тень; тени внутри вашей зоны восприятия легче подчиняются вашей воле; тени могут указать на выделенные вами или опасные для вас цели; при желании, вы способны отдаленно и нечетко слышать голоса обитателей тени; повышает характеристику Тени на +5; повышает характеристику восприятие на +5.

Нехило так апнулось, совсем нехило.

Все перечисленное я уже давно успел опробовать, кроме, естественно, возможности выйти на связь с обитателями теней. Оно, конечно, крутая абилка, но я не желал с ними разговаривать и слушать их тоже, отчего неосознанно ограждал себя от тени, не позволяя себе даже помыслить в этом направлении.

Окончательно промокнув до нитки, отхожу от лагеря на пятьсот метров и все же рискую здоровьем (предположительно душевным), буквально вслушиваясь в глубину окружающего мира.

От того, чтобы сходить в туалет не снимая штанов, после чего забыть нахрен о своем классе и даруемых им возможностях, меня удержали только жадность, не дающая пролюбить свои два потраченных очка, и остатки моей глубоко похороненной гордости.

Послушал.

Медленно отпустил действие способности.

Выдохнул.

Проверил штаны на предмет подозрительных пятен и очень удивился их отсутствию, после чего пообещал себе больше никогда не трогать эту способность без нужды. По крайней мере, теперь я точно знаю, зачем мне вообще всунули это улучшение.

Возможность слушать тени давала не только седые волосы и сводящий с ума страх, но и информацию. Тени видели, чувствовали, знали и помнили о многом из того, что нам, смертным, понять не дано. Они помнили кровь, пролившуюся на этом самом месте, где нынче стоял я. Они помнили смерть и мучения, помнили азарт охоты множества зверей и птиц, помнили агонию их жертв. Слава всему сущему, что они не пытались общаться со мною, скорее просто говоря друг с другом и с самим миром. Это был даже не разговор, в прямом смысле этого слова, а присутствие, обозначение намерения и передача образа.

И все, что они только знали, все, что могли мне отдать… я мог узнать, если бы только прислушался к их словам. Мог и спросить напрямую об интересующей меня теме, но я интуитивно понимал, что за это потребуют плату. И чем я слабее, чем нужнее мне ответы, тем большей эта плата будет, тем она станет страшнее и неподъемнее для моих души, тела и психики.

Все еще находясь в глубоких размышлениях и не до конца отойдя от навалившегося на меня потока информации, криков и воплей, я плавно отступаю немного в сторону и бью наотмашь кинжалом, даже не покрывая его тенью, а просто делая резкий выпад.

На землю упали две половинки какой-то птички, представляющей собою внебрачного ребенка от противоестественного союза попугая, падальщика и кухонной терки. Внимательно смотрю на еще подергивающиеся останки очередной тварюшки и вздыхаю в непритворном раздражении. В сферу теней уже стремились десятки и сотни собратьев этой птички, которые, как я вдруг осознал, обитали внутри грозового фронта и охотились исключительно в нем же. Ну, а поскольку наша троица оказалась как раз на пути этой стаи, да еще и без нормального прикрытия для наших задниц, то стоит ли удивляться? Просто наступил еще один, понятный и почти что привычный моему сердцу…

– Пи*дец.

Обратно в сторону лагеря я не шел, а бежал, но моя спешка была не сильно-то и нужной. Все же мои компаньоны, пусть и не являлись конкурентами в поединке, но и маленькими деточками, с которых пылинки сдувать надобно, они тоже давно быть перестали. Оба, судя по всему, обладали неплохим чувством угрозы, так что быстро оценили проблему и уже смотрели в небеса настороженным взглядом.

Я бы должен по идее и сам учуять приближающуюся проблему, благо мой навык куда выше, вот только конкретно для меня такие птички совсем не опасны, ибо они меня просто не найдут. Радость-то какая, прямо сижу и плачу от счастья.

Пока я думал о великом, Лосий успел сбить ударом шпаги пока что первую птицу, которую оба мужчины принялись с брезгливым интересом рассматривать, тыкая в нее клинками и ботинками.

– Таких наверху еще сотни, и они скоро придут по ваши потроха. – Проявляюсь буквально у них за спинами, заставляя обоих вздрогнуть от неожиданности.

– Б**дь, Тин! Ну ты мош нормально, как все люди появиться, а не пужать как комендант спящего дежурного? – Выкрикнул Ганс, опуская выхваченный кинжал.

– А ты хочешь сказать, что сам так никогда не делал? – Заговорщицки спрашиваю.

– Каждый раз, как был уверен, что его за это не изобьют. – Сдал товарища Лосий. – Как далеко они сейчас?

– Да над нами летают в небе. Вниз, вроде, пока не спешат, но если рванут в атаку, то останутся от вас только косточки. – Успокаиваю взволнованную публику.

– Мда. Дерьмово. – Лицо дуэлянта стало на какой-то миг мрачнее туч над нашей головой. – Какие варианты?

– Либо тут окапываться, либо бежать вперед, надеясь найти подходящее укрытие. Может, выпихнем какого-то медведя из его берлоги, а сами там перекантуемся. – Мое предложение не блещет оригинальностью, но оно лучше, чем вообще ничего.

Почему у меня все так сложно? Выбираюсь из одной ситуации, чтобы тут же вляпаться в следующую, еще более дурнопахнущую и опасную. Сейчас, конечно, лично мне не угрожает ничего, но я всегда могу посмотреть на один из своих титулов, который про удар молнии, чтобы напомнить себе о том, что несложная ситуация всегда может быстро, решительно перерасти в чад угара и кутежа.

Бежали молча, стараясь держаться поближе к деревьям, чтобы птички не пытались выцарапать глазоньки. В ногах чавкала грязь, буквально снимая с меня ботинки, общая темнота никак не разгонялась редкими вспышками молний, а время от времени пикирующие на нас хищные попугаи превращали и без того ужасный вечер в полную задницу. Черную, как юмор кладбищенского сторожа.

Мне-то хорошо, ведь я вижу куда иду, а идущим за мною почти вслепую спутникам приходится куда тяжелее. Впрочем, они зато не отбиваются от атакующей нас хероты. Я уже поделил на части двадцать шесть… простите, двадцать семь птичек, но меньше их не становилось. Если бы не укрывающий нас лесной массив и не мои тени, которыми я их чуял, а иногда и убивал, то нас бы уже изрядно потрепали бы.

А так идем.

Я даже успеваю временами кидать взгляд на статус, пытаясь дочитать выданную информацию. Собственно, потому и не участвую в беседе, ведь еще и на разговоры концентрации у меня не хватает. Маты же обоих моих соратников остаются без ответа.

По идее, мы изрядно сглупили, когда все же попытались найти укрытие. Даже теневая сфера не видит ни одной подходящей норы, в какую мы смогли бы закопаться все скопом. Зато все уже промокли и устали, а мой резерв, хоть и почти незаметно, но уже успел немного просесть. До утра я в таком темпе выстою без проблем, но птичек становится все больше, а проблема все яснее.

Вновь отвлекаюсь на статус, а если конкретнее, то на описание своего теневого класса. Оно действительно расширилось, подарив новые пассивки и раскрыв новые развиваемые способности.

Класс: Повелитель теней


Ранг: 2

Основные характеристики: тени, ловкость, восприятие.

Способности:

Контроль теней: 5/5

Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им полноценное физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и пригодны к созданию преград и барьеров; дальность, скорость, контроль и растяжения теней значительно увеличены; плотность теней значительно возросла; тени получают возможность наносить энергетические повреждения и накладывать эффекты снижающие характеристики цели; раны от теней заживают хуже; при максимальном напряжении и концентрации теней на определенном участке, вы можете превратить тень в дверь на иной план; повышает характеристику Тени на +5.

Чувство теней: 5/5


Позволяет ощущать все тени в большом радиусе от себя; дает возможность четко ощущать движение теней и их принадлежность; позволяет свободно управлять тенями даже вне поля прямого зрения; позволяет ощущать коснувшихся к теням невидимок; позволяет видеть и слышать через тень; тени внутри вашей зоны восприятия легче подчиняются вашей воле; тени могут указать на выделенные вами или опасные для вас цели; при желании, вы способны отдаленно и нечетко слышать голоса обитателей тени; повышает характеристику Тени на +5; повышает характеристику восприятие на +5.

Шаги теней: 1/7


Позволяет с приложением времени и усилий, шагнуть в одну тень и выйти из другой, пройдя по краешку плана теней; расстояние шага невелико, а затраты времени, сил и концентрации значительны; малопригодно в бою.

Кража тени: 0/7


Призыв тени: 0/7

[не раскрыто]

Бонусы:


Тенерожденный: навыки скрытности растут в пять раз быстрее; в случае опасности тени укроют вас как своего собрата.

Ловкий: ловкость растет быстрее.

Видящий Тени: позволяет применить особый тип зрения, позволяющий накладывать план теней на реальность; позволяет смотреть сквозь маскировку, мороки и иллюзии; мощь взгляда зависит от характеристик и развития классовых способностей.

Кровь Теней: в ваших жилах течет иная кровь, даруя вам частичку своего могущества; повышает характеристику Тени на +5, позволяет легче общаться и договариваться с обитателями Тени.


[не раскрыто]

Вот так вот.

Если подумать, то весьма многообещающе на первый взгляд. А на второй еще более многообещающе, чем на первый. Увы, но, как я и боялся, мне приходится все плотнее общаться со всякой жутью. Кровь Теней, надо же! Надеюсь, что меня теперь не станут жрать при появлении, ибо я собираюсь пользоваться как минимум первой абилкой из трех новых.

Во-первых, в нее уже вложили одно очко, давая мне возможность развивать способность своими силами. А во-вторых, и главных, это же, мать его, телепорт. Считай, возможность быстрого съ*ба из любой неприятности, дай только скастовать. Я все еще дико очкую лезть к теням в гости, прямиком в их мир, но отказаться от такого пряника меня никакой кнут не заставит, даже если меня этим пряником будут тоже пи**ить, как и кнутом.

Просто вдумайтесь!

Вместе со сферой восприятия и невидимостью я стану реально неуловимым. Поймать меня, или хотя бы навязать мне бой, можно будет только огромным перевесом в голой мощи и численности, чтобы перекрыть все пути отступления. А я смею надеяться на то, что не стану доводить до такой ситуации, когда подобные силы на меня бросят.

Я уже подумывал, чтобы зарыться в подтопленный овражек в километре к югу от нас, лишь бы переждать где-то время активности все более настойчивых в нашем убиении птичек, как моему «взору» открылось появившееся на самом краю восприятия строение. Вроде бы, это должно быть хорошей новостью, даже отличной новостью, но мои тени ощущали гораздо больше, чем просто строение.

Они ощущали камни, очень старые камни, пропитанные временем, сыростью и мертвым прахом. И какая-то часть меня подсказывала: обитающее там гостям обрадуется, но вот о радости гостей ничего говорить не стоит.

С другой стороны, на нас прямо сейчас наседают мерзкие птички, чья гибель почти не дает опыта, но чье число гарантированно доконает если не меня, то защищаемых мною ребят.

Как минимум, это место стоит проверить.

– А ты точно уверен, что нам туда!!? – Свист ветра, стук ливня и удары грома заставляли Лосия буквально орать свои вопросы, чтобы его услышали.

Мне, с моим улучшенным слухом, было проще, но все равно отвлекало только так. Приходилось, как и всем, орать, чтобы услышали меня, даже если сам слышал и без крика.

– Других мест нет, а до утра мы не доживем, если останемся тут! – Отвечаю и тут же подтверждаю свои слова, несколькими взмахами кинжалов рассекая сразу четырех птичек.

Сейчас мы стояли посреди небольшой поляны, на самом видном месте, отчего атакующие не просто множились и прибывали, а грозились похоронить нашу компанию под своими телами. Буквально шапками закидать!

Но и место нашего предполагаемого укрытия доверия не внушало. Да что там! Лично я бы туда и не полез, предпочтя пересидеть проблемы в скрыте. На поверхности я видел только небольшие каменные руины, с остатками стен и без единого целого помещения. Зато вниз вел небольшой проход, напоминающий двери в склеп, а под землей ощущались обширные сети туннелей, в которых даже моя сенсорика сбоила, буквально захлебываясь в прахе, тлении и могильном холоде. Об обитателях такого места даже думать не хотелось, ведь и так все ясно было.

– Ты уверен, что там нет какой-то дряни, только и ждущей нашего появления!!? – Не унимался машущий шпагой Лосий (моих усилий уже не хватало на прикрытие сразу нас троих).

– О, я совершенно ясно чую там толпу нежити! – Тут же отвечаю, наблюдая, как лица Лосия и даже развернувшегося ко мне Ганса вытягиваются и бледнеют. – Очнитесь, дураки, если останемся здесь, то нам пи*да! А там можно пересидеть на краешке, не влезая в глубину подземелий!

На лицах их явно видно борьбу, но очередная маленькая стая, которую пришлось отгонять теневыми лентами, убедила их в моей правоте и мы, отступая спиной вперед, таки протиснулись в узкий коридор подземного склепа.

Первые двадцать метров было ощущение, что ты ползешь по узкой кишке какого-то чудища, но потом проход немного расширился и вывел нас в небольшой темный и пустой зал. С тихими матерками мы протиснулись внутрь, а Ганс тут же принялся разжигать факел.

Смешно, но взяли их еще из первого лагеря, просто на всякий случай. С тех пор потеряли большую часть живого состава, все палатки, изрядно исходили местные леса, но факелы таки умудрились сохранить. И ведь пригодились же!

Громкое черканье огнива, вспышка пламени и зал озаряется тусклым светом, открывая перед нами свое нутро. Ровные стены, покрытые вековым слоем пыли и каким-то непонятным узором, несколько мраморных саркофагов, – разбитых и пустых, – висящие на стенах подставки под давно истлевшие факелы, и несколько дверей, ведущих в глубину подземной гробницы. Я примерно представляю себе план этого подземелья, но внимательнее присматриваться не рискую, ибо мое направленное через тени внимание могут и почуять.

Точно таким же макаром, как я увидел последствия смерти Забирающего Кожу для орочьего капища, так же, как понял способ жизни и питания загнавших нас сюда птичек: навык ясновиденье, как показала практика, позволял получать информацию вообще из ниоткуда. Интуиция и банальная логика говорит мне о том, что этим навыком владеют отнюдь не многие, но опыт настойчиво утверждает, что как раз мне повезет на такого индивида нарваться.

– Наше появление проигнорировали, в самом зале нежити нет, а самая близкая к нам… где-то метров триста вперед и вниз, по вон тому коридору. – И еще пальцем указать на один из проходов, чтобы точно не сунулись.

Проследив за моим перстом, оба бойца громко сглотнули и невольно отступили на шаг назад. Ну да, это мне, после моих приключений и общения с тенями уже не страшны пара скелетов, а вот им, прекрасно знающим, что может жить в таких местах, явно неуютно.

– Л-лады. Давайте пожрем, чтоль? – Ганс отошел первым, видимо, в силу опыта.

– А, давайте. – Соглашаюсь. – Едва ли запах мяса привлечет кого-то.

– Все-все, я понял, Тин, не надо тут хохмить. – Тут же пошел на попятую следопыт. – Признаю, ху*ню смолол, не подумал. Просто до утра посидим, да, в картишки сыграем.

Тот случай, когда ты не хохмил, а на полном серьезе согласен был сделать какую-то эпическую глупость, но твою ремарку приняли за мудрый совет и посчитали тебя круче, чем ты есть на самом деле.

Пока они обустраивали некое подобие места для ночлега, я принялся внимательнее осматривать это место. Даже активировал Взгляд Теней, чего лучше бы и не делал. И без того не слишком яркий мир стал совсем выцветшим, монохромным, а тени обрели плотность и объем, окончательно превратившись в проемы, окна и двери в другой мир. Я даже увидел парочку мелких Теней, совсем не страшных и не разумных, но могущих показать происходящее здесь ранее, если как следует напоить их силой или даже кровью.

Пожалуй, мне такое пока что не нужно.

Продолжаю осматриваться и замечаю небольшую, изящную брошь из чистого золота, которая лежит в одном из разбитых саркофагов. Словно расхититель могил уронил ее второпях, да так и забыл о ней, а она лежала и ждала своего часа. Я бы так и подумал, если бы в теневом зрении (именно зрении, не просто восприятии) эта брошь не была оплетена десятком мерзких и словно пульсирующих вен, чей пучок тянулся на самую глубину подземелья, подобно телефонному кабелю.

Однозначная ловушка на дурака, думал я, пытаясь нежно и осторожно прощупать сферой теней то место, куда эта веревочка вела. Кто вообще будет настолько тупым, чтобы взять что-то в руки, находясь здесь , думал я…

– Тваюмать! – Тень рванула вперед, буквально выдергивая Лосия от саркофага, но самое паскудное уже было совершено. Одно единственное прикосновение и по этой мерзости словно волна пошла прямиком вниз, в самые глубины подземелья.

С не особо-то и громким, но непередаваемо звучным, вдохом, кишкообразный коридор, ведущий наружу, просто схлопнулся, оставляя между нами и поверхностью почти пятьдесят метров земли и камня.

– Тваюмать!!!

С тихими шелестом, слышимым мною через теневую сферу, ощущаю как по всему древнему могильнику начинает шевелиться нежить, вставая из веками занимаемых ими позиций и приходя в движение, в котором чувствовалась чужая воля и разум.

– Датваюжемать!!!

– Да ну тебя, тупорылый ты е*лан, нахер! Случайно! Не подумал он, е*и тебя колоколом! Да тебя что, не учили не трогать всякие пиз*ецки подозрительные ценности, лежащие посреди подземелья, в котором нежити больше, чем шлюх в портовом городе! – Ганс сейчас в таком бешенстве, что забыл и об аристократизме Лосия, и о его формальном статусе начальника, и о куда более высоком уровне, от души понося того на чем свет стоит, причем исключительно за дело.

– Господа, я, я приношу извинения и… моя вина очевидна, но даю слово, я буду сражаться за ваши жизни до последнего и сам погибну, лишь бы искупить… – Бледный как сама смерть дуэлянт даже слова в свое оправдание не может сказать, только еще больше отчаивается.

– Да ты **** **** **** ***** ******!!! Мне ***** **** ***** твое ***** искупление **** и тебя ****** и ****** твою ******* ****** ******* *****!!! – Проорал в ответ Ганс, после чего грязно выругался. Скажу честно, вот тут даже я половины значений не понял, хотя и старался изо всех сил, просто из академического интереса.

Ладно, пора этот фарс прекращать, ведь нежить медленно, но неуклонно двигается в нашем направлении и, похоже, будет тут с минуты на минуту. А я чего-то сомневаюсь, что они придут, дабы только вежливо проводить нас к выходу и дать золотишка на дорогу.

– Ти-и-и-и-и-иха-а-а-а-а-а *ля-я-я-я-я-ядь!!! – Дожидаюсь, пока оба замолкают и продолжаю. – Нежить будет тут через три… через полторы минуты, так что кончайте вашу дискуссию, берите в руки оружие, и готовьтесь к долгому и муторному сражению. Потом, если мы все помрем, можешь исполнить все свои пожелания, Ганс. Тем более что в живом состоянии половину исполнить невозможно, а вторая половина вашу жертву попросту гарантированно убьет.

Что Ганс, что Лосий изрядно пристыдились нервного срыва, тут же принявшись готовиться к бою. Думаю, главной причиной такой паники является сама атмосфера подземелья – пропитанные смертью и тленом камни не добавляют очков психического здоровья. Это мне с героической защитой хорошо, а вот простым людям куда сложнее.

– Ты действительно считаешь, что мы еще можем выжить? – Голос фехтовальщика столь же мертв, как и его взгляд.

Он себя уже похоронил, еще в тот день, когда погибли все его люди, а сейчас, самолично подписав приговор нам троим, он близок к тому, чтобы сломаться окончательно.

– Бл*дь, Лосий! Бери свой ковыряльник и готовься нарезать им мертвечину! Я не для того проходил Темнейшее Подземелье, чтобы сдохнуть в каких-то сраных руинах! Взял себя в руки и дерись, пока еще живой!

Удивительно, но мои слова и вправду помогли. Теперь я точно уверен, что это результат действия титула, потому что особым талантом вдохновлять соратников никогда не обладал.

– Пока живой. – Повторил за мной Лосий и приготовился бороться за свою жизнь.

– Пока, сука-бл*дь, живы! – Подхватил мрачный Ганс, становясь чуть в стороне от меня, и готовясь подороже продать свои потроха.

Из коридора послышался клацающий звук, с которым железо и кость стучат о камни, свидетельствующий о приближении неживых противников, жаждущих сделать нас тоже неживыми. Тени чуяли их голод, жажду плоти и крови. Чуяли их ни с чем не сравнимую ненависть ко всему живому, жажду убивать и убивать, пока в целом мире не останется ничегошеньки кроме них самих. По идее, это должно было бы меня напугать, но ничего такого я не испытывал. Не после всех моих приключений, не после стольких танцев на грани бесконечного обрыва, ведущего в пустоту.

Нет, я серьезно, мои тени пугали меня куда сильнее, чем идущая к нам нежить. Хотя бы потому, что нежить, несмотря на всю свою чуждость живому, остается предельно понятной, и от нее относительно легко избавиться. Всего-то знай – бей ее, пока она не закончится, или пока не закончат тебя.

Самое время и самому сказать что-то этакое, одухотворяющее, чтобы кровь распалить и повести на битву свою «неисчислимую рать».

Но я ничего не сказал, только подумал о том, что меня все эти героические превозмогания изряднейше за*бали.

И кто-то, – я даже знаю, кто именно, – за это дело огребет.

Примечание к части

https://avatars.mds.yandex.net/get-pdb/245485/8a11462e-90d3-400f-8674-42fa4b2ea299/s1200 – Гроза в лесу.

http://www.randrs.ru/photo/0-0/3399_ipb-e-cnyo.jpg – Или так.

http://www.gandex.ru/upl/oboi/gandex.ru-14729_20928d0a12dd4e2dca95fc5c08c6bb0f.jpg – Ливень.

https://audiozvuk.com/uploads/posts/2018-05/thumbs/1527153585_0ph4_4czhff6bnvck.jpg – Еще.

http://wallpaper-yaport.ru/baza/2009/10/22/48d3b313c1d0e321c6e105c28f36bb01.jpg – Птичка, только намного меньше.

http://s019.radikal.ru/i622/1205/d2/165fc9bf489c.jpg – Руины внешние.

https://deswal.ru/gothic/1600-1200/00000031.jpg –Зал, в котором сейчас будет заруба. Отдаленная схожесть.

http://www.nortfort.ru/vyborg/img/D7K_5213.jpg – Вход.

Я даже не хочу говорить про кубы.

Одно могу сказать, в следующей главе будет весело.

Р.С. Не уверен, совсем не уверен, смогу ли выдать проду завтра. Увы.

Глава восьмая

Нежить была… атмосферной, пожалуй, выскажусь именно так. Страшной она не могла быть просто в силу того, что я навидался жути куда покруче, а особо опасными мертвяки с седьмого по двенадцатый уровень тоже не могли быть. Со своими характеристиками я даже без теней могу спокойно валить таких пачками, было бы место для маневра.

Единственной проблемой было их число и отсутствие того самого места для маневра, что превращало скучную мясорубку в весьма напряжное занятие, направленное скорее на сохранение себя и своих спутников в целости и сохранности, чем на тупую нарезку мяса. Не то чтобы это было так сложно, но определенных внимания и усилий требовало, чего уж там. Да и об экономии резерва тоже приходилось думать, ведь далеко не факт, что мне дадут времени на восстановление.

Сама нежить даже не воняла – за столько лет существования мертвецы иссохли до пергаментного состояния. Это все еще были не хрестоматийные костяки, движущиеся исключительно на силе магии, а полноценные живые мертвецы. Кожа, мышцы, когти и все остальные признаки, памятные мне по прочитанному на Земле фентези. Еще можно отметить тот факт, что мертвецы были легкими – вся жидкость из них уже давно испарилась с ходом времени, отчего вес оказался совсем смешным.

Но самое главное наблюдение заключалось в том, что они были весьма быстрыми. Как бегущий человек, пусть и не сильно старающийся бежать. Никакой ковыляющей походки с выставленными вперед руками, да и движения были удивительно четкими и резкими. Словно у смертельно опасных хищных зверей, не знающих о жалости, усталости или чувстве самосохранения. Короче говоря, я понял, почему нежить так сильно не любят мои спутники: очень неприятный это противник, не боящийся ран и способный нанести смертельный удар, даже будучи разрезанным на части.

Мои кинжалы были крайне неподходящим для боя с нежитью оружием – слишком короткое лезвие и невозможность наносить рубящие и дробящие удары. Меч, или даже банальная дубина, подошли бы намного лучше, но чего нет, того нет. Зато выручили тени, что ничуть меня не удивляет. В теневом восприятии я легко ощущал наполняющую мертвецов силу смерти, позволяющую за счет траты ресурса игнорировать законы биологии, физики и, местами, логики. Если же использовать Взор, то и вовсе видел синильно-черные переплетения вен и жил, пронизывающие каждый сантиметр мертвой плоти. Центр пересечения был, кстати, не в голове (хотя там их тоже было очень много), а в центре груди, под защитой грудной клетки, которая словно морфировала в полноценную коробку, не оставив ни единого зазора.

Обычного воина равного уровня даже один мертвец мог бы порвать, просто за счет чудовищной живучести. Даже получившие класс бойцы имели бы немалые проблемы с таким противником, если говорить не о специализированных для борьбы с нежитью классах, конечно же. Ганса такие твари порвали бы как тряпку, ибо у следопытов нет подходящих атакующих умений, а те, что есть, предназначены против живых. Лосий продержался бы немногим дольше, ведь для ловкого дуэлянта, специализирующегося на критических ударах в горло, сердце и суставы, трудно отыскать врага неудобнее.

Прущая на нас толпа задавила бы нас массой буквально за десяток секунд, если бы не наличие среди нашей компании одного начинающего Повелителя Теней. Первым делом, я начал сближение с противником, не давая ему покинуть узкий коридор. В случае с нежитью это весьма умное решение, не позволяющее воспользоваться преимуществом в числе, особенно если у тебя есть набор качественных доспехов и крепкий щит. И то и другое мне заменяли тени, не дающие мертвецам даже коснуться моей плоти.

С тихим и трудно различимым матом Ганс и Лосий шагают следом за мною, как они считают – на верную смерть. Все это в полной тишине, ведь мертвецы, – еще одно расхождение с фентезятиной, – не рычат и не воют, а молча убивают. Прежде чем мы столкнулись, я пускаю тени в кинжалы, буквально рассекая передние ряды ровно по центру груди.

Тень не самое лучшее оружие против смерти, но все же вполне рабочее. Потусторонняя энергия иной стороны мира разъедает чары, приводящие мертвецов в действие, истончает их, замедляет и рассеивает. Взор показывает, как разрезанные напополам враги превращаются в простые куски старого и иссохшего мяса с костями, когда оплетающие их вены-чары буквально расползаются клубком гнилых ниток.

Следом начинается рубка и я с относительной легкостью контролирую ситуацию. Пусть противник и смертельно опасный, да к тому же и совсем не медлительный, но с моей сотней ловкости они для меня что мухи, попавшие в мед, а идеальная координация позволяет безошибочно наносить удары ровно туда, куда и хотел изначально.

Теневое восприятие работает штатно, отслеживая как ближайшие коридоры некрополя, проверяя их на предмет прибывающих подкреплений, так и задние ряды наступающей нежити, в которых затесались экземпляры значительно более насыщенные смертью, чем идущие впереди них мертвяки. Но главная работа для теней состоит в прикрытии моих соратников, ненавязчивом, но надежном.

Вот Лосий привычно бьет мертвецу в горло, а шпага его сияет активированным навыком. Напитанный магией клинок легко преодолевает сопротивление магии и плоти мертвеца, обрывая его нежизнь, но на обратном движении он пробивает сердце еще одному мертвецу. Этот хоть и упокоился окончательно от воздействия навыка, но успел насадиться на стальное лезвие по самую рукоять, сковывая движения дуэлянта. Тени взмываются и в два движения отбрасывают как повисшее на клинке тело, так и несколько потянувшихся к неприкрытой плоти рук.

Ганс расчекрыживает одному из мертвяков голову, но не успевает среагировать на второго, что уже наносит смертельный удар прямиком в горло. Тень мертвеца резко дергает хозяина за ноги, не только сбивая удар, но и подставляя его череп под добивающую атаку следопыта. А сам следопыт, не медля, вонзает посеребренный кинжал в сердце третьего, заставляя его заблокировать своим телом дорогу четвертому.

И таких ситуаций множество.

Я не убиваю их противников, я не помогаю им, я просто не даю врагу воспользоваться плодами человеческих ошибок и слабости, сковывая и замедляя неуемную нежить.

Коридор, из которого прибывают все новые противники, достаточно широк, но не до такой степени, чтобы не быть перекрытым нескончаемыми трупами противника. Как ни странно, но это играет на руку совсем не нам, а самим мертвецам. Они просто толкают мертвые тела вперед, буквально выдавливая нас, словно пробку из бутылки шампанского. Я могу использовать тени, заставить их бить в спину противнику, а то и вовсе перебить толпу за две-три атаки, если решусь потратить большую часть резерва, но не делаю этого.

Мой навык ясновидения невысок, но его хватает, чтобы понять происходящее – тот, кто направил этих мертвецов сюда, внимательно следит за ситуацией через их глаза, что заставляет приберегать козыри до более подходящего момента. Главное, чтобы этот момент настал тогда, когда я к нему готов.

Рывком за шиворот оттаскиваю товарищей из драки, давая нежити выбраться на свободное пространство. Безусловно, это ошибка, но без применения огромного количества теневых ударов я все равно не смогу поменять ситуацию. А так мы ушли на своих условиях – свежими и не утомленными, не растратив сил на борьбу за коридор. Мертвецы, правда, тоже не устали, но хоть так.

Второй раунд пошел.

Теперь мне приходилось прыгать и скакать как обдолбанной амфетамином лягушке, дабы наносить удары с разных сторон, одновременно не давая себя поймать и отвлекая большую часть противников на себя. Как только вижу, что на парней готовы накинуться толпой и растерзать, тут же пробегаю мимо и раздаю пинки, отвлекая на себя. Сотня ловкости и идеальная координация позволяют пробегать между рядами противника, а то и вовсе по их головам. В последнем случае жалеешь, что нет шипованых сапог.

Кстати!

Волевым усилием формирую из теней шипы на подошвах и короткие стилеты на носках. Бегать стало труднее, ибо если раньше противник не успевал на меня среагировать, то уколы тенью не только наносили вред, но и заставляли дергать конечностями куда живее. Ну, до тех пор, пока чужеродная сила Тени не начала разъедать вложенную в их тела магию.

Прикрывать отчаянно отбивающихся и молящихся всем богам вместе взятым воинов становится все сложнее и сложнее, да и сами они устают. С другой стороны, они уже неплохо наловчились противостоять нежити и кооперировать свои воздействия с моей помощью. Дела начали выравниваться с окончанием волны противников – врагов стало меньше, а времени на реакцию больше. С другой стороны, нас оттеснили почти к самому краю зала, заставив едва ли не упираться спинами в захлопнувшийся проход.

Но праздновать победу оказалось рано, я-то об этом знал совершенно точно – в зал ворвались последние противники. По уму им следовало бы атаковать под прикрытием толпы слабой нежити, но, возможно, они знают, что делают. Или просто не успели к веселью. А то и мозгами скудны, отчего тактика для них неприемлема и непонятна на уровне концепции.

Трое умертвий в проржавевших насквозь и запитанных смертью латах, вооруженные соответственно мечом, булавой и шестопером с тяжелыми башенными щитами. В моем восприятии они остаются все такими же злобными, но в отличие от простой нежити у них осталась не только жажда убивать, но и какие-то остатки… нет, не разума. Рефлексов и навыков, вот, пожалуй, как. По крайней мере, их движения выдают уверенное владение выданным им оружием. Уровни от девятнадцатого до двадцать третьего.

Рядом с ними двое каких-то вурдалаков, больше похожих на человекоподобных зверей, чем на людей. Покрывающие тела костяные пластины и шипы, когти на руках и ногах длиною в полноценные кинжалы и полное отсутствие интеллекта в глазах. Эти ребята – еще тупее, чем низшие мертвяки, но двадцать четвертый уровень у обоих и дикая злоба это компенсируют. Единственное, что еще сдерживает их от атаки – последний представитель их партии.

Вот это реально классический голый скелет в истлевшем балахоне, между костей которого плещется невесомый серый прах с зелененькими искрами в нем. А еще именно этот дяденька явно разумен. А еще, как не сложно догадаться, он – маг. Последнее он нам легко продемонстрировал, шмальнув в устало опершегося на стену Ганса серо-зеленым лучом.

Вставшая перед следопытом тень приняла удар на себя и разлетелась на куски, а я, не раздумывая, шагнул навстречу сразу обоим рванувшим на меня вурдалакам. Первый упокоился окончательно, получив удлиненным тенью кинжалом сразу вдоль всего тела (нехрен тут прыгать на меня!), второй лишился сначала лапы, а потом и головы, а мне пришлось блокировать скрещенными кинжалами удар тяжелого ржавого клинка.

Едва успеваю откатиться, когда чертов мертвый воитель едва не размазал меня ударом щита, и тут же ухожу в новый перекат, ведь на том месте, где я был секунду назад, уже расплывалось пятно от еще одной стрелы праха. И, естественно, попал прямо под удар шестопера.

Сфера равнодушно отмечает, что Лосий и немного восстановивший силы Ганс пытаются сдержать третьего воина, который нещадно их теснит, в то время как маг явно готовит что-то масштабное.

Не, я так не играю.

На миллиметр разминувшись со струящимся смертью шестопером, я оборачиваю ладонь собственной тенью и, бросив оземь кинжал, хватаюсь за основание палицы. Резко дергаю на себя, и не успевший ударить меня щитом мертвец проваливается вперед, позволяя мне запрыгнуть на край той стальной плиты, которую он использовал вместо щита, и отрастив на руке теневые когти, раскрошить тому череп.

Рука болезненно заныла и защипала, а попавшая на покрывающую мою хваталку тень энергия смерти явно не идет мне на пользу. Отталкиваюсь от заваливающегося трупа (теперь уже точно трупа), прежде чем удар клинка разрубит меня на две части. Закованное в доспехи тело уничтоженного противника этот клинок не разрубил, но все же пробил, а потом и застрял.

Зависание в воздухе во время боя выглядит очень круто и пафосно, но слишком опасно для здоровья, так что тени тут же подтягивают меня поближе к земле, а сам я кидаю комок теней, ранее окутывающий мою ладонь, в направлении что-то замышляющего мага.

Вовремя, однако.

Вышедшие из-под контроля чары буквально вспыхивают зеленым прахом, после чего опадают оземь, а скелет-маг (или все же лич?) пытается стряхнуть с себя окутавшие его тени. Добавляю в них еще немного энергии, чтобы подольше занять, а то и убить мразоту, а сам ухожу от удара клинка слишком настырного мертвеца.

Снова разминаюсь с клинком и захожу слева, с неприкрытой щитом стороны, стегая тварь теневой плетью в голову. Щит и несколько пластин доспеха вспыхивают серым цветом смерти, и сдвигаются в сторону, закрывая своего владельца, а теневая плеть не рассекает воина, а лишь оставляет быстро рассыпающуюся прореху на доспехах и вмятину на щите.

Вспыхивает чуйка, и я скольжу противнику в ноги, откатываясь с его хода, когда он применил рывок и буквально врезался в стену. Можно только представить, что случилось бы со мною, окажись я у него на пути, дабы надолго потерять аппетит. Примеряюсь, как бы половчее добить несколько помятого противника, как вновь вспыхнувшая чуйка заставляет уйти от сразу двух стрел праха. Причем вторую пришлось принимать на теневой заслон, так как мертвый маг ударил на опережение.

Умный, скотина.

Пора бы заканчивать с этой игрой.

Волевое усилие, и теневое лезвие подсекает ноги владельца булавы, давая почти загнанному в угол Лосию время на атаку. Вспыхнувшее лезвие шпаги входит прямиком в глазницу успевшего где-то потерять шлем умертвия. Сам я ухожу от еще двух стрел, успевая в этот раз проскользнуть мимо второй, и вхожу в клинч с оставшимся умертвием. В таком положении он не может ни использовать меч, ни пришибить меня щитом – я слишком быстр. Сразу несколько атак обернутым тенью кинжалом, но каким-то чудом он успевает укрепить нужные участки доспехов, частично отразив каждый удар. Единственное стопроцентное попадание было нанесено в уже пробитый ранее участок брони.

Рана, – если к нежити применимо это понятие, – заставила противника покачнуться и припасть на одно колено, но и я не успеваю добить его, вынужденно прикрывая Лосия от атаки еще парой стрел. Реально умный, сука, попался.

Пока я принимаю на теневые барьеры (не очень сильные, но достаточные, чтобы дестабилизировать вражеские чары) атаки лича, тот бьет в… полудохлое умертвие целой молнией из мерцающего зеленью праха. Получив такую плюху, воин не только восстанавливается сам, но еще и доспехи ремонтирует! Да и скорости ему добавило преизрядно – теперешний его рывок выходит куда как быстрее первого.

Перекатываясь от пробившего пол удара все тем же мечом, – моя жизнь все сильнее напоминает мне Дарк Соулс, – отмечаю, что напитывающий кости лича серо-зеленый туман изрядно поблек и уменьшился в объеме. Да и искорок там стало меньше.

Сферой снова чую от лича какие-то массовые чары, но вынужден парировать уже одним, до предела закутанным в тени, кинжалом удар тяжелого клинка. Уклоняюсь от толчка щитом, а потом этот поц совершенно неожиданно, признаюсь, демонстрирует свое немертвое кунг-фу, едва не размазывая мне череп ударом ноги.

Приятный сюрприз, однако, ведь по ноге я ударил аж два раза, хоть и не отрубив, но изрядно снизив тому мобильность. А тем временем чуйка все настойчивей требует обратить внимание на лича, что я и делаю, оставив подраненного противника на совесть Ганса и Лосия. Не маленькие, продержатся.

Слава Ктулху, что мне хватило ума не ограничиваться одной сферой, а еще и дополнительно активировать Взор. Сражаться в таком режиме куда как сложнее, но главное я вижу заготовленную пакость: серо-черные вены заклятия, тянущиеся к относительно целым упокоенным телам. Да он же сейчас их всех поднимет и будет «дубльнабис»!

Вкладываюсь в атаку, но швыряю еще один комок теней, которые втыкаются в его защиту, постепенно продавливая ее, но, сука, слишком медленно! Не успею, блин! Теперь мне что, каждое тело уничтожать?

Тело.

Мда.

Дурак – это не лечится.

Практически не тратя сил, пускаю по каменному полу волну из теней, заставляя нити чар рассыпаться и рушиться. Лич все так же молчит, но я физически ощущаю вспышку одуряющей ненависти. От которой он не удерживает защиту, пропуская обвившие его тени прямиком к своим косточкам. Поняв, что сей дядька пока что занят, бегу спасать своих подопечных, которых уже почти додавил оставшийся противник.

Блин, это умертвие, даже будучи раненым, куда опаснее обоих своих «коллег» вместе взятых. Мое приближение он заметил в самый последний момент и даже успел начать реагировать, но усиленный удар тенью и сталью просто проломил ему доспехи на спине и костяную коробку под ним. Сквозь проникший внутрь его тела кончик лезвия выливаю всю скопленную на клинке тень прямо внутрь него. Даже без судорог и метаний, эта машина войны просто падает, как подкошенная.

Поворачиваюсь к личу, который сумел пропустить сквозь руку настоящий поток смерти, буквально испарив мои тени. Вместе с большей частью собственной руки, правда. Окинув меня вполне умным взглядом, с каким ветеран СС смотрел бы на синагогу, он резко достает из-под полы халата (или это мантия?) небольшой костяной жезл, который направляет на меня.

Вспыхивает интуиция, а во Взоре я вижу протянувшуюся ко мне тоненькую фиолетовую вену-нить. Сам не знаю, каким образом я это делаю, но я перетаскиваю нить на свою тень, а саму тень швыряю в потолок. Из жезла выходит целый поток магии, от которого участок потолка, на котором я прикрепил свою тень-обманку, покрывается какой-то плесенью. Вовремя я, однако, подсуетился.

В несколько длинных шагов, почти прыжков, сближаюсь с отбросившим, очевидно, одноразовый жезл личом, захожу тому в спину, попутно уклонившись от слабенькой стрелы, втыкаю лезвие кинжала ему в хребет и выпускаю в почти исчезнувший туман вокруг его костей побольше теней. С тихим, пробирающим до костей скрипом, лич окончательно издох и его останки упали на каменный пол.

Именно этот момент факел, повешенный в один из держателей на стене, решил, что его время вышло и можно погаснуть.

Зал погрузился в темноту.

– Не, ну это уже вообще, пи*дец. Ганс, ты помнишь, куда ты бросил факелы?

Факелы искать пришлось мне, с помощью Взора и сферы, ибо наши вещи расшвыряло по всем имеющимся, и такое ощущение, что еще и парочке отсутствующих в этом зале углам. Прямо всю жизнь мечтал перерывать кучу расчлененных трупов. Я просто в восторге, вашу маму и ее маму тоже! Хорошо хоть трупы старые и все потроха, дерьмо и кровь уже давно разложились на пыль, иначе я бы точно плюнул на все и приказал бы идти по темноте.

Очередное чирканье огнива, и зал снова озарился светом. Смотрю на лица несколько прифигевших товарищей, на которых даже последняя стадия усталости перебивается удивлением и радостью, и понимаю, что мы таки действительно выжили.

А еще я крут, как чертов космодесантник!

Сколько нежити тут было, причем далеко не первоуровневой, а старой, мощной нежити, не говоря уж о последней группе, которой едва не хватило, несмотря на все мои преимущества? И ведь я не просто выстоял, я еще и прикрывать эту парочку успевал, да и потратил не больше половины резерва. Это если не считать того, что я изначально сражался не во всю мощь. Потому как в ином случае я бы просто накрыл весь зал тенями и устроил бы миксер, где лезвиями выступали бы тени, а взбиваемыми сливками – нежить.

Короче, я – молодец.

Могу взять себе печеньку и пирожок, если бы только не находился посреди бл*дского подземного некрополя, который, в свою очередь, находится в глубине неизведанного леса, где живут такие ребята, что пирожки они делают только с человечиной.

– Слушай, Лосий. – Прерываю несколько неуютную тишину. – Вот скажи мне, нахрена ты руки протянул к той заколке? Ну, бл*, даже конченому долбоклюю будет ясно, что валяющаяся в таком месте побрякушка – это пи*дец, как подозрительно!

Бледный, покрытый пылью и потом в равных пропорциях фехтовальщик только и смог, что махнуть рукой, словно соглашаясь с моими доводами про собственное долбоклюйство.

– Украшение это, забери его тьма, явно непростое. Мне показалось, что я вижу любимое ожерелье моей матери. – Тут он немного зачастил, словно спеша оправдаться. – Оно пропало вместе с ней еще в далеком детстве, когда караван, в котором она следовала домой, разграбили. Отец потом все связи поднял и в долги по уши влез, но вырвал глотки всем причастным. Нескольких специалистов из королевской Тайной Стражи выписал, несмотря на заломленную цену! Всех передавили, всех вырезали! Но ожерелье их главарь успел пропить, и даже под пыткой не мог вспомнить, где именно. Последняя память… мой подарок ей. Извините, но я не думал головой, просто не думал.

Под конец голос его уже совсем затих, пропитавшись насквозь горькой ненавистью. Капнувший мне в статус навык ясновиденья подсказал о том, что еще никогда Лосий не раскрывал свои раны и переживания кому-то из немногочисленных знакомых. Всегда держи свои раны при себе, чтобы никто не смог ими воспользоваться – так его учили и так он жил. Сам факт подобного доверия в адрес меня и Ганса уже о многом говорит, ибо в иной ситуации он предпочел бы ответить по всей строгости наемничьего мира (то есть, быть убитым за подставу всей группы), но не бередить старую рану, раскрывая ее публике.

– Да ладно, чё уж, бл*дь. – Ганс даже несколько смутился от столь неожиданного проявления эмоций. – Все мы косяки пускаем, бывает, да. Я бы тож, наверное, грабли не удержал, так что я думаю об этом случае забыть на*уй.

– Я уже забыл, если что. – Поддерживаю инициативу Ганса.

После того, как ясновидение буквально вскрыло чужую тайну, выставив ее на мое обозрение, я уже не мог относиться к ситуации так же, как за несколько минут до этого. Пусть я и планировал как следует отпинать парня за распускаемые руки, но вынуждено признаю, что на его месте мог бы тоже не удержаться, рефлекторно ухватившись за установленный кем-то манок.

Рассыпаться в благодарностях и велеречивых фразах наш штатный фехтовальщик не стал, будучи для этого слишком уставшим. Просто тихо сказал единственное слово:

– Спасибо.

Мы молча сидели еще несколько часов, даже факел потушили, чтобы не жечь его попусту. Заняли единственный угол зала, где не было расчлененных трупов, и принялись отдыхать. Мне тоже было нужно, как минимум, восстановить энергию. Как-никак, чуть больше половины резерва потратил, а это еще только начало.

Так что все мы трое решили немного поплевать в потолок, заодно и разгрести наши статусы, благо опыта мы отхватили преизрядно, в том числе и я сам. Даже парочку новых титулов получил, причем не бесполезных, что радует.

Выстоявший: вы в одиночку, или очень малым отрядом, вышли против превосходящего вас числом и уровнями противника, несущего смерть всему живому. Мы понятия не имеем о том, есть ли у вас мозги и в каком месте они расположены, но на всякий случай даем вам награду. Бонус: +5 к характеристикам выносливости и ловкости.

Неплохо, ведь оба стата уже добиты мною до капа, отчего такой подарочек крайне приятен. Особенно в ловкость, которая теперь достигла ста пяти пунктов, еще сильнее меня ускорив. Интуитивно я понимаю, что каждая следующая единица влияет на твои параметры несколько сильнее. Поэтому разница между цифрой сто и сто пять куда больше, чем между полусотней и пятьюдесятью пятью.

Ну а на вкладываемую Системой насмешку я уже даже не выбешиваюсь, просто заношу в память, чтобы точно не забыть рассчитаться за такое дело с помощью моего колечка. Придет и мой час для плоского юмора, можете не сомневаться, господа-товарищи.

Второй титул был, я полагаю, выдан из нашей тройки только мне, что вполне объяснимо самой его сутью.

Зоркий наставник: трудно удерживать грань между тем, чтобы помогать всякой мелочи добывать боевой опыт и не дать им помереть в процессе его добычи. Не всем хватает на это выдержки и умения, но вам хватило. Бонус: +5 к характеристике восприятие.

Похоже, с таким титулом меня легко возьмут на работу своеобразного «репетитора» для местной богатенькой детворы. Не то чтобы я собирался этот титул предъявлять, или идти работать по этой специальности. Так, простое наблюдение, не более. Плюсики к характеристикам радуют куда как больше, честное слово.

Завершали мои достижения за этот вечер сразу два взятых уровня и достигшая первой полусотни сила, что делало мои достижения вполне себе сравнимы с небольшим подвигом. Даже не знаю, радоваться мне столь быстрой прокачке, или просить боженьку немного успокоить водоворот моих приключений.

Ладно, что там мне за силу выдали?

Характеристика сила достигла 50 единиц! Выберите навык!


– Активное усиление (обычный; активный);

– Увеличение грузоподъемности (обычный);


Внимание, дальнейшая скорость прироста данной характеристики значительно снижена.

Я и так тут гол, как сокол, да и в будущем не собираюсь таскать грузы, поэтому без раздумий выбираю чуть менее бесполезный навык. Активное усиление позволяло временно увеличить силу на четверть, ценою часового дебафа на пятьдесят процентов все той же силы. Практически бесполезная штука, только с той разницей, что ее можно хоть когда-то применить.

Все же для меня этот стат совсем не профильный, оттого и нет ничего, что было бы для меня действительно полезным. Могли бы и вообще ничего не давать, последствий, кроме моего бешенства, не было бы никаких. Вот был бы я воином, или еще каким-то классом, ориентированным на силовое противостояние, тогда бы и речь шла совсем о других бонусах.

Результатами своего внезапного сражения я, в принципе, доволен, особенно если учесть наличие у меня десяти очков характеристик, что позволяет мне свободно докачать энергию до сотни и получить причитающийся за это дело бонус. Так-то я бы предпочел поделить очки еще и с ловкостью, но раз уж последняя и без того отхватила халявные пять пунктов, то…

Недрогнувшей рукою вбиваю десять очков в свой магический резерв, доводя показатель до ста четырех пунктов. Довольно неплохо, как для шестнадцатого уровня, не правда ли?

Характеристика энергия достигла 100 единиц! Выберите навык!


– Кристаллизация магии (редкий, активный);


– Уплотнение магии (редкий);

Выбор был не очень ясен, но общение со справкой все же помогло определить нужный вариант. Кристаллизация магии, конечно, была активным навыком, да еще и весьма полезным в перспективе. Возможность тратить часть резерва, создавая своеобразные накопители сил, была поистине бесценна. Портила мои впечатления от этой абилки только недолговечность таких кристаллов, а также то, что я понятия не имею, куда их потом деть и для чего использовать, кроме как накопить и в бою швыряться ими, как гранатами.

Поэтому, немного посомневавшись, выбрал все-таки уплотнение магии, являющееся развитием уже выбранного мною увеличения качества энергии. Эта способность не только делала мою энергию плотнее и сильнее, позволяя совершать те же действия за меньшую плату, но и немного увеличивала общий резерв. А еще меня подкупила приписка о том, что более плотная энергия сложнее вытягивается всякими заклинаниями-вампирами и вампирами простыми. Да и дебафы всякие будут действовать не в полную силу, что радует.

Неплохой задел на будущее.

– Что дальше делать-то? – Разрушил молчание Ганс. – Не подыхать же тут с голоду.

– Сеть тоннелей в этих подземельях очень обширная. – Решаю поделится информацией. – Уверен, это далеко не единственный ход, через который можно было выбраться наружу. Немалая часть нежити уже нами упокоена, по крайней мере, в пределах моих чувств. Есть шанс найти выход, если только пойдем вперед.

– Да уж, упокоена. – Хохотнул следопыт. – Да если бы мне вякнули, что я когда-то, в компании двух отморозков, получу эпический титул, то я бы даж морду бить не стал бы, просто поржал бы над тупой шуткой. Не, ну вы же все это видели, да? Там же были вурдалаки, умертвия и чертов лич! Я, бл*дь, не знаю, на кого ты работаешь, Тин, и знать не желаю, но, честное слово, я всегда знал, что в тайницкие корпуса и их аналоги набирают самых крутых перцев в округе, но только седня понял насколько крутых! В натуре, туча сучек из ваших те еще говнюки, но ты, бл*дь, первый тихушник из ихних, кто ведет себя по-людски.

В ответ на такую тираду, я только и смог что вылупить глаза на лоб, да настолько, что они грозились превзойти анимешные шаблоны! Да ну на*уй, во имя святых сисек, какая еще Тайная Стража, какие, бл*дь, еще тайницкие корпуса. Так и хотелось спросить, какой белены эти ребята обожрались, но выдавить я смог только сиплое:

– Вы чо, е**нулись?

– Да ладно, те, я уже все забыл, и вообще, давай лучше чего-то пожрем. – Похоже, мои отрицания только убеждают следопыта в правоте его дебильнейшей версии.

– Я не из Тайной Стражи!

– Да я уже понял, не сомневайся. Я – могила, а когда напиваюсь, то не болтаю, а просто выключаюсь. А Лосий, он ваще не пьет ничего, кроме вина, а им едва ли нажрешься. – Согласительно кивает тот своей явно контуженой головой.

– Да меня не е*ет то, как и что вы пьете! – Начинаю потихоньку беситься от идиотизма ситуации.

Нет, если бы меня приняли за Героя, все было бы во стократ хуже, но хоть не так обидно. А меня тут считают каким-то сраным Джеймсом Бондом, а не великим и ужасным Героем. Это не столько тревожно, хотя я и осознаю возможные проблемы, сколько реально бесит. Да я, блин, кроме умений скрыта, вообще ничем не похож на тайного агента!

– Слушай, Тин, ты только не злись, а. – Подает голос до этого молчавший Лосий. – Вот просто подумай, ладно? У тебя какой-то полумагический класс, направленный на скрытность, убийство, и какую-то непонятную магию, причем не ниже эпического ранга. Второй класс у тебя сенсорный, что автоматически означает взятый тобою двадцать пятый уровень. Ты на наших глазах уничтожил полноценного лича, двоих умертвий и еще целую толпу старой и сильной нежити. Это требует, как минимум, уровня этак за сорок. Поверь, я не знаю, как и почему ты оказался здесь, но сам факт того, что ты с нами возишься, а не прирезал, или просто бросил… и мне искренне жаль, что я могу отблагодарить лишь словами. Я не хочу лезть в твои тайны и не собираюсь требовать ответов, как и раскрывать кому-либо то, что мне уже ведомо. Давай просто сделаем вид, что мы ничего не поняли, а ты нам поверил, хорошо?

Молчу, просто для того, чтобы не затупить еще сильнее. Сейчас даже скажи я им правду, то ее посчитают попыткой отвести от себя подозрения. Или нет, не знаю.

Да и хер с ним!

Интуиция подсказывает, что они действительно не станут трындеть о моей персоне, даже если мы каким-то чудом сумеем пережить это подземелье и дорогу к цивилизации. А потому, пусть е****ся как пожелают, а я стесняюсь.

– Черт с вами! Давайте действительно перекусим да пойдем искать выход. А то я реально не собираюсь подыхать в этих местах. Мне еще столько глоток вскрыть, столько голов посносить. – Между прочим, ни капли не солгал, ибо мне еще, как минимум, выгрызать себе место под солнышком в этом чокнутом мире, а как максимум устr'аивать бr'еволюцию сr'еди пr'изванных Геr'оев, Избr'анных и пr'очих пr'идуr'ков. И да, я тоже пr'идуr'ок, раз уж оказался в такой ситуации. Чего мне в тот день нужно было в офис потащиться?

Обедать (или ужинать, тут со временем проблемы) среди зала, полного высохших трупов, – никакое не удовольствие. Вони разложения, конечно, не было, но запах старой пыли, праха и подземелья изрядно выбешивал и не давал нормально насладиться ни едой, ни отдыхом. Спустя еще полтора часика мы дружной толпой пошли в направлении того самого коридора, из которого к нам и пришла нежить.

Мы бы и быстрее выдвинулись, но моя жаба заставила меня собрать самые ценные реагенты, которые были в наличии. Как оказалось, нежить – это не только концентрированная ненависть, но еще несколько весьма насыщенных магией ингредиентов. На привале не поленюсь и попробую что-то с ними сделать, а то я в последнее время изрядно подзабил на алхимический класс, что сейчас казалось немалой глупостью.

Косточки отдельно, прах отдельно, самоцвет из навершия жезла недолича (я не верю, что это был нормальный и полноценный мертвый маг) тоже в отдельный кармашек. После чего подпоясаться, откопать из-под напластанных тел свой второй кинжал, помыть руки после копания и, наконец-то, отправиться в путь.

Знаете, чего я ожидал, когда ступал в глубину некрополя?

Толпы нежити из-за каждого поворота, постоянной опасности, смертельных магических ловушек через каждые два шага, могучих личей, посылающих на нас свои немертвые армады и всего такого. Ожидания не оправдались, чему я был непередаваемо рад. Подземелье было пустынным, пыльным, тихим, затхлым и мокрым.

Первые несколько десятков минут мы шли молча, вздрагивая от каждого шороха и звука водных капель. Сырость все нарастала, свидетельствуя о нахождении рядом подземных течений, а мы все шли и шли. Главная проблема состояла в том, что сфера не могла нормально работать в, во-первых, полной темноте и, во-вторых, при такой засраности эманациями смерти и праха. Нет, каким-то образом, даже в кромешном мраке, я мог ощущать в своем восприятии очень многое. Как минимум всякие пустоты и тоннели, что создавало неплохую три-дэ карту. Но чем дальше от меня, тем слабее восприятие, из-за чего уже привычные мне (к хорошему быстро привыкаешь) тысяча шестьсот метров превратились в едва ли сто метров уверенного опознания мелких деталей, и в три сотни метров хоть какой-то видимости.

Так что первую, с момента битвы у входа, нежить я заметил совсем не сразу: смертью тут фонило вообще все, а тихо-мирно валяющиеся тела легко было перепутать с обычными камнями. Это уже подойдя поближе, я понял, что у этих камушков слишком уж гуманоидная форма.

– Три мертвяка, за поворотом, просто лежат неподвижно, но еще функционируют. – Шепотом предупреждаю своих соратников, заодно еще и подбадривая. – Справитесь, не переживайте.

Молча переглянувшись, оба принялись поудобнее перехватывать оружие. Мы вообще почти не говорили с момента выхода, общаясь больше взглядами и кивками. Просто если честно, то как-то стремно мне шуметь в этом парке аттракционов. Клоуны слишком агрессивные, наверное.

Все прошло как по маслу – оба воина буквально настругали только подымающихся противников. Сам я вмешиваться не стал отнюдь не из щедрости и желания поделиться опытом, а от простого понимания, что в этих туннелях еще найдется на ком левелы подогонять. Знай только отстреливайся, попаданец.

Спустя буквально пару минут встретилась первая ловушка: чистая механика, когда, нажимая на плитку, обрушиваешь на себя кусок потолка. Самое веселое, так это то, что за механизмом (очень старым и ветхим) явно ухаживали. Это свидетельствует о том, что хозяин этих склепов куда умнее, чем убитый мною лич. Ну, или то был просто качественно сделанный колдующий мертвяк, в чем я все больше убеждаюсь.

Тенью повредив механизм ловушки, я двинулся дальше, не обращая особого внимания на вспыхнувшее системное сообщение, открывающее мне навык обезвреживания ловушек. Как будто я так сильно перетрудился.

Навык начал быстро набирать числовое значение, ибо ловушки, как и отдельные заслоны нежити, попадались все чаще. С нежитью разбирался либо сам (если она была сильной или нужно было сделать все тихо), либо отдавал на растерзание Лосию и Гансу. Механические ловушки обезвреживал тенью, благо прощупать пустоты и механизмы тенями, особенно вблизи, было отнюдь не сложно. Немногочисленные магические ловушки старался либо обходить, либо создать ложную активацию. Один раз нас всех чуть не удавило, когда огненная вспышка выжгла запасы воздуха на участке коридора. Хорошо, что помещение было не настолько замкнутым, чтобы свежего кислорода не нагнало. Никогда не дышал тленом и духотой с таким наслаждением.

Когда обезвреживание скакнуло на ступень подмастерья, то начал работать с ловушками более плотно, стараясь уже деактивировать, а то и прихватить чего-то. Пара небольших энергетических кристаллов (причем долговечных, а не быстрораспадающихся) едва ли мне поможет, зато как трофеи они весьма ценимы, если верить Гансу.

А еще у нас заканчивались материалы для факелов, так что придется скоро резать собственные шмотки и пытаться сделать алхимическую смолу. Иначе будем качать темновидение, что не вдохновляет.

Встретили увлеченно бредущее по коридору умертвие в компании двоих привидений. Двадцать шестой у немертвого воителя и двадцать вторые уровни у привидений. Довольно неприятная компания, так как духи явно чуяли если не меня и Ганса, то не владеющего скрытностью Лосия. Пришлось резко вмешиваться и накрывать обоих призраков толстым саваном из теней, заодно впервые применяя тишину в зале. Подаренная титулом абилка сработала штатно, высосав частичку резерва, но подавив крики злобных духов и звуки моего боя с умертвием.

Последний явно был при жизни здоровенным орком, а после смерти приобрел магическое чутье, так как на мою атаку среагировал несмотря на полную бесшумность. Теневая лента рассыпалась при прикосновении к его нагруднику, а покрытый ржавчиной массивный топор мог бы проломить пол и обрушить потолок, если бы я его не перехватил на скрещенные кинжалы и покрывающие их тени. Вторая атака была нанесена семихвостой плетью из напитанных силой теней, наглухо снося часть черепа и левую руку. Даже это не добило козла, который уже собирался применить какой-то навык, возможно, рывок. Помешал ему удар Ганса, воткнувшего посеребренный кинжал в остатки черепа. Не добил, да и сам едва ушел от удара, но дал Лосию время подрезать ногу, а мне добить ударом в сочленение удивительно крепких доспехов.

Использовал все тот же метод, опробованный на личе – выпустить в рану энергию тени, буквально выжигая магию, поддерживающую нежизнь в теле умертвия.

Призраки к тому моменту были полностью уничтожены саваном теней. Полагаю, если бы дать им время уйти от первой атаки, то они бы еще долго донимали нас ударами нематериальных конечностей сквозь стены, потолок и пол, еще и сзывая своими криками подкрепление. Хорошо, что у таких тварей даже к обычной магии уязвимость, не говоря уже про мои тени.

Ганс едва ли не плакал как ребенок, оставляя нетронутым трофейный нагрудник и щитки, оказавшиеся артефактом редкого грейда со свойством неразрушимости и сопротивления магическим эффектам. Увы, но один вес этой конструкции убивал всякое желание с ней развлекаться, как и дикие требования к силе для его ношения.

Осталось два, вернее полтора факела, а я принялся разгребать запасы алхимии, пытаясь сделать какую-то горючую хрень. Получилось шесть разновидностей яда, один из которых был аж необычного грейда, какой-то порошок для привлечения нежити, который я от греха подальше дезинтегрировал тенью, баф, дающий пару процентов ко всем характеристикам на пару часов, который я тут же и выпил и, внимание, средство для повышения потенции редкого грейда, сделанное из когтей педобира.

Искренне, но молча, пожелал Системе и ее админам питаться одними быстрорастворимыми супами, добавив к их долгу еще парочку использований своего мифического кольца.

Дважды едва не сжег себе пальцы, но наконец-то смешав перетертые орешки из какой-то шишки, сосновые иголки и напоминающую клевер травку, я получил то, что желал, вместе с раскалывающей головной болью. Слава богу, что мне хватило ума уйти в скрыт, прежде чем начинать свои эксперименты, а то вопросов у спутников только прибавилось бы – не часто тут алхимики делают зелья из дерьма и палок. А сам я, до этого момента, вроде как не разубеждал их в том, что пользуюсь только навыком травничества и элементарными рецептами, для которых и алхимиком по классу быть не сильно-то и нужно.

А еще меня крайне порадовала всплывшая перед глазами надпись.

Создание состава: 2/5


Позволяет создавать относительно сложные алхимические составы из наличных реагентов, инстинктивно понимая процесс создания; позволяет точнее регулировать желаемый результат и смутно понимать для какой цели подходит определенный реагент.

С почином, или как?

Головная боль быстро отступала, а настроение становилось во всех смыслах обалденным. Нужно было почаще тренировать этот навык. Хотя нет. От простого использования, пусть даже частого и выматывающего, эта способность не развивалась. Скорее, сыграло роль то, что я реально подошел с выдумкой к тренировке, попытавшись не действовать наобум, а самому определить, что именно мне нужно получить.

Когда поднакоплю новых реагентов, нужно будет обязательно проверить, что именно я теперь могу создать.

На факелы пошли запасные портянки Ганса, что, по моему скромному мнению, превратило факел во вполне эффективное химическое оружие. Если бы дым не пах приятным запахом хвои, было бы куда печальнее.

Встретили еще нескольких мертвецов, парочку ловушек, включая одну очень хитрую, которую даже впритык заметил исключительно за счет чуйки, которая заставила включить свой Взор. Тончайшая нить, напоминающая паутину, явно была сигналкой к чему-то. Что именно оно активировало, я так и не понял, но на всякий случай развернулся и повел группу другим туннелем.

На ночь остановились в трижды проверенном мною тупиковом зале, где и разожгли небольшой, скорее символический костер из собранного хлама. Несколько вентиляционных щелей тут было, так что угореть мы не боялись, а банально посидеть у костра хотелось хоть самую малость.

Рассказали пару анекдотов, а лично я пересказал на местный лад истории о поручике Ржевском. Посмеялись, причем, как я понял, анекдоты об этом персонаже уже успели стать изрядным баяном даже в этом мире. Другие попаданцы постарались? Надо бы спросить, да сил на это дело уже не хватает, слишком этот день меня вымотал.

Как бы меня ни снедало желание нормально поспать, а все равно использую талант сноходца, уменьшая сон до минимума, чтобы не дай Азаг-Тот не проспать какую-то пакость. Резерв полон чуть меньше, чем наполовину, а потому случись чего, совсем уж небоеспособным я не буду.

Засыпая с любимыми кинжалами и гоблинским ножом под руками, чтобы легко схватить в любой момент, все же решил почитать перед сном, прошептав одними губами самое заветное для попаданца в этот мир слово:

– Статус.

Имя: Константин


Раса: человек

Уровень: 16

Титулы: Герой; Неслышный Убийца; Ночной Мастер; Стукнутый Громом; Увидевший Легенду; Убивший Легенду; Выстоявший; Зоркий Наставник

Очки характеристик: 0


Очки класса: 7

Характеристики (стандартные):


Сила: 56

Ловкость: 105

Выносливость: 65

Восприятие: 76

Концентрация: 58


Энергия: 104

Характеристики (классовые):


Тень: 39

Грезы: 1


Вдохновение: 7

Класс: Повелитель теней


Ранг: 2

Основные характеристики: тени, ловкость, восприятие.

Способности:

Контроль теней: 5/5


Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им полноценное физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и пригодны к созданию преград и барьеров; дальность, скорость, контроль и растяжения теней значительно увеличены; плотность теней значительно возросла; тени получают возможность наносить энергетические повреждения и накладывать эффекты снижающие характеристики цели; раны от теней заживают хуже; при максимальном напряжении и концентрации теней на определенном участке, вы можете превратить тень в дверь на иной план; повышает характеристику Тени на +5.

Чувство теней: 5/5


Позволяет ощущать все тени в большом радиусе от себя; дает возможность четко ощущать движение теней и их принадлежность; позволяет свободно управлять тенями даже вне поля прямого зрения; позволяет ощущать коснувшихся теней невидимок; позволяет видеть и слышать через тень; тени внутри вашей зоны восприятия легче подчиняются вашей воле; тени могут указать на выделенные вами или опасные для вас цели; при желании, вы способны отдаленно и нечетко слышать голоса обитателей тени; повышает характеристику Тени на +5; повышает характеристику восприятие на +5.

Шаги теней: 1/7


Позволяет с приложением времени и усилий, шагнуть в одну тень и выйти из другой, пройдя по краешку плана теней; расстояние шага невелико, а затраты времени, сил и концентрации значительны; малопригодно в бою.

Кража тени: 0/7


Призыв тени: 0/7

[не раскрыто]

Бонусы:


Тенерожденный: навыки скрытности растут в пять раз быстрее; в случае опасности тени укроют вас как своего собрата.

Ловкий: ловкость растет быстрее.

Видящий Тени: позволяет применить особый тип зрения, позволяющий накладывать план теней на реальность; позволяет смотреть сквозь маскировку, мороки и иллюзии; мощь взгляда зависит от характеристик и развития классовых способностей.

Кровь Теней: в ваших жилах течет иная кровь, даруя вам частичку своего могущества; повышает характеристику Тени на +5, позволяет легче общаться и договариваться с обитателями Тени.


[не раскрыто]

Класс: Владыка Снов и Отражений


Ранг: 1

Основные характеристики: грезы, концентрация, восприятие

Способности:

Создать сон: 1/5

Позволяет контролировать сон, в котором вы находитесь, ограниченно влияя на ход течения времени.

Наслать сон: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Грезящий: социальные и магические навыки, связанные с классом, растут в пять раз быстрее; над вашими снами не властен никто, кроме вас самих.

Непоколебимый: концентрация растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Мистический Алхимик


Ранг: 1

Основные характеристики: вдохновение, восприятие, энергия

Способности:

Создание состава: 2/5

Позволяет создавать относительно сложные алхимические составы из наличных реагентов, инстинктивно понимая процесс создания; позволяет точнее регулировать желаемый результат и смутно понимать для какого дела подходит определенный реагент.

Расщепление реагента: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Понимание сути: возможность видеть и, с оговорками, понимать магию в вещах и реагентах; все ремесленные навыки, связанные с алхимией, растут в пять раз быстрее.

Внимательный: восприятие растет быстрее.


[не раскрыто]

Особое:


Предел совершенства (от титула Герой): повышает максимальный предел развития характеристик до 50 (Сейчас: 60), ускоряет обучаемость и повышает количество получаемого опыта.

Воля Героя: влияющие на мышления навыки рангом ниже вашего класса не имеют действия.

Взгляд Героя: позволяет видеть определенное количество информации об окружающих; зависит от вашего уровня.

Мифический: предел развития характеристик поднят на 10 (Сейчас: 60), дает возможность выбрать одновременно три класса.

Тишина в зале (редкий; от титула Неслышный Убийца): активный навык, полностью гасящий звуки на небольшом участке. Длительность и зона воздействия зависят от уровня пользователя и показателя энергии.

Ночной Мастер (редкий): вы, вольно или невольно, выполнили норматив для получения звания профессионального убийцы. Доказав наличие у вас этого титула, вы получите рабочее место в любой теневой гильдии. Если вас не прирежут от греха подальше. Эффект: +5 к ловкости; +2 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Улучшенная координация (обычный): улучшает координацию и мелкую моторику.

Улучшенный слух (обычный): улучшает слух, позволяет различать ранее неслышимые шепот и шорохи, позволяет легче различать источники звуков и определять их.

Увеличения качества энергии (обычный): делает вашу энергию более насыщенной и плотной, чем увеличивает мощность ваших чар и уменьшает затраты на их создание.

Стукнутый Громом (редкий): вы получили на свою голову заряд из многих миллионов вольт, но смогли пережить такой подарок. Нужно обладать совсем незаурядной глупостью, чтобы попадать под удар молнии, но и выносливостью тоже. Эффект: +5 выносливости.

Увидевший Легенду (легендарный): Забирающий Кожу, или как назвали его местные племена Са'Шай Гархмнул, очень редко показывается на глаза и еще реже оставляет в живых тех, кто его увидел. Как бы то ни было, но вы оказались в числе тех, кто пережил эту встречу. Везение или глупость, но подобное нельзя оставить без награды. Бонус: +5 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Убивший Легенду (легендарный): для того, чтобы стать Легендой, Забирающий Кожу прожил долгую жизнь и оборвал неисчислимое множество жизней чужих. Но вся его мощь не помогла ему при встрече с вами. Везение и глупость, скажем мы, но награду все же выдадим. Ведь не каждый день кто-то доказывает, что иногда даже Легенды умирают. Бонус (снижено в два раза): +5 ко всем характеристикам, кроме классовых, +1 свободное очко способности.

Укрепление костей (обычный): делает кости более крепкими и прочными, позволяет лучше переносить нагрузку.

Боевая концентрация (обычный): позволяет легче удерживать концентрацию на чем-либо во время боя или других активных действий; боль и травмы имеют уменьшенную вероятность прерывания каста.

Идеальная координация (обычный): дает идеальную координацию и мелкую моторику; позволяет полностью контролировать свое тело; незначительно ослабляет влияние эффектов оглушения и травмы; усложняет использование на вас навыков определения лжи и холодного чтения

Выстоявший (эпический): вы в одиночку, или очень малым отрядом, вышли против превосходящего вас числом и уровнями противника, несущего смерть всему живому. Мы понятия не имеем о том, есть ли у вас мозги и в каком месте они расположены, но на всякий случай даем вам награду. Бонус: +5 к характеристикам выносливости и ловкости.

Зоркий наставник (редкий): трудно удерживать грань между тем, чтобы помогать всякой мелочи добывать боевой опыт и не дать им помереть в процессе его добычи. Не всем хватает на это выдержки и умения, но вам хватило. Бонус: +5 к характеристике восприятие.

Активное усиление (обычный): позволяет раз в три часа увеличить показатель силы на четверть, сроком на сорок минут (зависит от магических показателей), после чего наступает откат, уменьшающий показатель силы в половину, на час.


Уплотнение магии (редкий): усиливает эффект чар и незначительно увеличивает резерв; значительно уменьшает затраты на создание чар и повышает защиту от негативных магических эффектов и проклятий.

Навыки:


Провокация: 5 (ученик)

Бег: 12 (подмастерье)

Скрытность: 49 (мастер)

Плавание: 5 (ученик)

Алхимия: 36 (мастер)

Травничество: 27 (подмастерье)

Собирательство: 8 (ученик)

Рыбалка: 14 (подмастерье)

Владение копьем: 3 (ученик)

Тайное проникновение: 25 (подмастерье)

Предчувствие опасности: 43 (мастер)

Смертельный удар: 36 (мастер)

Владение кинжалами: 49 (мастер)

Рукопашный бой: 13 (подмастерье)

Управление энергопотоками: 31 (мастер)

Обоерукий бой: 17 (подмастерье)

Метательное оружие: 8 (ученик)

Ясновидение: 10 (подмастерье)


Обезвреживание ловушек: 13 (подмастерье)

Глава девятая

Ночью призраки мертвых гоблинов меня не будили, живые мертвецы не снились, как и мертвецы мертвые. Очень неплохой результат, как для того места, в котором мы легли ночевать. Пожалуй, попытаться пойти подремать в берлоге у голодного медведя будет куда как безопаснее, чем ложиться отдыхать в некрополе.

И все же, несмотря на всю теорию вероятностей с нами так и не произошло ничего непоправимо плохого, если не считать затекшие от лежания на твердом каменном полу тела. Утро, – а в таком месте, когда встал, тогда и утро, – мы встретили весьма радостно. Как бы то ни было, но наша компания пока еще дышала, а значит и шансы на выживание у нас тоже оставались. Ну и лично у меня складывалось ощущение, что мои спутники, после побоища возле входа в подземелье, полностью уверились в том, что я смогу их вытащить из любого дерьма. Это, конечно, льстит моему безмерному эго, но я-то, в отличие от них, прекрасно знаю, что далеко не самый-самый крокодил в этом лягушатнике. И если дело дойдет до еще одного легендарного монстра, то останется мне только получать столь же легендарных пиз*юлей.

Скорый завтрак, не менее скорые сборы и можно выходить. Я вновь обращаюсь к сфере, пытаясь построить нормальный маршрут, который не заведет нас в тупик, заставив тратить целый день только на то, чтобы вернуться обратно к какой-то судьбоносной развилке. У нас еды и воды еще на три-четыре дня, а потом либо жрать друг друга, либо помирать с голоду. Ни один из этих вариантов меня не вдохновляет, так что вперед и с песней.

Только петь лучше про себя, чтобы не созвать всех местных обитателей на концерт.

Не то чтобы они были такими плохими зрителями, но, боюсь, их объятия не понравятся моим потрохам.

С каждой минутой я все сильнее понимаю, вернее, меня постепенно накрывает пониманием того, что этот подземный некрополь реально огромен. Когда-то давно это был настоящий город, скрытый в толще земли. Город надежный, сделанный по лучшим инженерным решениям, разветвленный и запутанный. Навык ясновиденья словно взбесился, буквально выливая на меня горы информационного мусора. Город не праздный и не столичный, а скорее периферийный и провинциальный, да еще и не самый большой, но тем не менее он был, существовал… и пал.

Это место помнило смех и плач, слезы и кровь, стоны и крики. Понятия не имею, что именно здесь однажды произошло, но город умер. Не жители города, вернее, не только жители, но и сам город, все, чем он был. Земля, камни, своды и арки, залы и коридоры, комнаты и туннели – все это буквально провоняло прахом и холодом. Словно что-то вырвалось в реальность, буквально срастаясь с этими камнями, превратив их в рассадник отравляющей весь мир заразы.

Муторное ощущение, вызывающее невольную дрожь во всем теле. Что бы ни сидело где-то на самом дне этого некрополя, но оно относится к тому разряду неведомой злобной ху*ни, которую лучше не трогать даже трехметровой палкой. Просто ради душевного здоровья и нормальной жизнедеятельности. Знать не знаю, какой у этого нечто должен быть уровень, но почему-то ни капельки не сомневаюсь в том, что нихрена не маленький.

Инстинктивно стараюсь даже сферой теней не смотреть вниз, чтобы не спровоцировать. Сейчас оно даже если и знает о нас (создал же кто-то ловушку на входе), то еще не видит. Да и за всей нежитью в подземелье оно не следит, иначе нас бы стали выпиливать в тот же миг, как мы убили первого же мертвеца. А потому тихой сапой, медленно и незаметно, ползем к вероятному выходу.

Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем.

– Ну и что мне с этим делать? – Вопрос скорее риторический, так как, помимо обладающего Взором меня, никто это самое образование видеть не может в силу отсутствия нужных навыков.

Лосий и Ганс, переглянувшись, чуть ли не синхронно спросили, не повышая голоса выше едва слышного шепота, словно просто громкого дыхания, оставаясь при этом гораздо тише возмущенного попаданца:

– Ты о чем?

Давлю в себе растущее раздражение, понимая, что сам решил помогать этим двум и теперь бросать их будет по меньшей мере не педагогично, а где-то и бесчеловечно.

– Ловушка, причем, если я правильно понял, совмещенная с сигналкой. – Объясняю. – Скрыта довольно хорошо, но самое поганое, что нигде вблизи нет подходящего прохода, кроме как ведущих вниз. Можно, конечно, проломить стену в том отнорке, который мы проверяли полчаса назад, но шуму будет столько, что та дрянь, из-за которой я не хочу лезть вниз, может и сама подняться в гости к нам.

Ганс красноречиво посмотрел себе под ноги, явно не сильно обрадовавшись известию о чем-то, что обитает прямо рядом с нами, и чего не захотел будить даже великий последователь Джеймса Бонда в моем лице. Лосий отреагировал куда спокойнее, но не настолько, чтобы скрыть легкую нервозность.

– Есть шансы пройти сквозь сигнальные чары, или незаметно отключить их? – Собранно спрашивает дуэлянт.

– В принципе, я могу попытаться, но прямо под нами, хоть и немножко влево, есть целая комната забитая нежитью. Низших мертвяков там немного, но я заметил едва ли не десяток умертвий, и еще что-то, очень фонящее смертью. Полагаю, если мы потревожим сигнальную сеть, то придется нам разбираться с ними тоже. – Спокойно объясняю, уже прикидывая варианты решения.

И понимаю, что как таковых их и нет. Рисковать с разминированием чар, пока рядом с нами есть такая мощная группа нежити, я не стану, а гарантировать успешное распутывание этой дряни не смогу. Не на текущем уровне навыка работы с ловушками.

Сами чары выглядели как сплетенная из паутины, слизи, гнили и соплей сеть, частыми ячейками перекрывающая все подходы к залу. В некоторых местах чары явно несколько подистончились, так что при желании, обладая моей ловкостью и Взором, можно было попробовать протиснуться, но только одному. Втроем же мы гарантированно заденем хоть одну ниточку, даже если я мелком путь нарисую.

Спустя еще полтора часа я плюнул и приказал разворачиваться. Мои умения в обхождении ловушек явно недостаточны, да и сидящая в скрытой комнатке нежить явно начинала нехорошо так шевелиться. Пожалуй, это тот самый случай, когда нормальные герои должны пойти в обход.

– Так. – В ответ на поднятый мною шум, оба мужчины приготовились к сражению. – Я эту штуку не обойду, а рисковать еще одним сражением не стану. Собираемся и идем отсюда. Лучше потратить пару часов на обратную дорогу, чем угробить себя ни за что в никому не нужной схватке.

Мне совершенно точно не показалось, что оба они с облегчением вздохнули. Да и я сам тоже не горел желанием пробовать свои силы с таким противником. Возможно, я и смогу выбить десяток умертвий и еще какую-то непонятную дрянь, но сделать это еще и прикрывая союзников… нет, слишком сложно. С таким составом вражеского отряда, мне бы самому пережить подобный поединок.

Посему топаем отсюда, господа.

Сразу два умертвия стояли столбами возле истлевших до состояния пыли и кучки гнилых деревяшек ворот. Складывалось ощущение, что давно умершие стражники продолжали защищать вход на подведомственную территорию. Выглядело довольно-таки пугающе, особенно если знать о том, что оба мертвеца имеют тридцатый уровень ровно.

Скажем так, я не желаю связываться с ними просто так. Банально потому, что не уверен в возможности убрать их тихо и незаметно. За них играли не только специфические умения нежити, заточенные на поиск живых, но и сама местность. Чрезвычайно широкий зал, с высокими теряющимися в темноте потолками, был освещен мертвенно-бледным светом, идущим от каких-то кристаллов. Невольно подивился надежности местной осветительной системы: вот у кого следовало бы поучиться нашему родному ЖКХ.

Мы все трое выглядываем из какого-то технического прохода, отчего смотрим на этих поцов сверху. В теории, я могу прыгнуть прямо на них, но что-то мне подсказывает, что конкретно эти мертвяки обладают своими мертвяцкими аналогами чувства опасности. Выбить же находящуюся в воздухе цель настолько просто, что им и стараться не придется.

С другой стороны, я могу просто вытащить себя с траектории удара благодаря тени, но тогда мне все равно придется сражаться на полную мощность с чертовыми двумя умертвиями высокого уровня. И ни о каком быстром устранении даже речи идти не будет.

– Мда… – Только и могу сказать, чтобы разбить давящую на нервы тишину.

– Что ты планируешь делать, а, Тин? – Задал свой вопрос Лосий.

– Как что? – Удивляюсь. – Буду проделывать нам путь за ворота.

– Хм. Знаешь, не прими за оскорбление или недоверие, но скажи мне, Тин, у тебя есть план? – Несколько неуверенно спрашивает фехтовальщик. – А то я даже с такого расстояния чую угрозу от этих двоих.

– Не переживай, парень, у меня есть отличный, просто замечательный план. – Максимально беспечным тоном обрываю все сомнения. – Вот прямо всем планам план!

– Тише будь, а то почуют, суки. – Обламывает мой пафосный монолог вечно хмурый Ганс. – И воще, чо у тебя за план-то, если не тайна? Ну, чтобы тебя поддержать, если чо.

– План? План у меня идеально надежный, бесконечно хитрый и полностью оху*нный. – Старательно добавляю в голос побольше уверенности в собственных силах. – Я сейчас пойду и захерачу их обоих.

В ответ ничего кроме тишины, но, клянусь яйцами Ктулху, это была бесконечно красноречивая тишина. Из того разряда, после которой на Земле звонили в психушку.

– Угу. А*уеть план. А нам чо делать?

– Держать за меня кулаки.

– И что – все?

– Ну, не знаю, можете еще рубашки себе погладить, мало ли.

Не слушая ответ на свою колкость, ухожу в скрыт и начинаю приближение к противнику. Несмотря на показательно веселое настроение, смеяться мне как-то не хочется. От тупых приколов проблема никуда не делась, и пусть я еще уверен в том, что могу победить обоих умертвий, никто не говорит о том, что бой будет только с двумя врагами.

Есть у меня подозрение, что их тут, рядышком, совсем не двое.

Перекачанная ловкость позволяет не только заниматься промышленным альпинизмом без страховки, но и очень далеко прыгать. Например так, чтобы буквально упасть с потолка на спину левому стражнику, валясь на него всем имеющимся в моем теле весом.

В идеале.

Потому как в нашем жестоком мире, нежить тридцатого уровня вполне может почуять угрозу, даже будь она отлично скрытой. Почуять, а после немного сместиться, выставив на место приземления угрозы ржавую алебарду. Настолько ржавую, что буквально состоит из, собственно, ржавчины и материализированной энергии смерти.

Я бы мог уклониться, но делать этого не стал. Уклонюсь я, и противник сместится, приготовится и без промедления атакует место моего приземления. От атаки я, несомненно, снова уклонюсь, надеюсь, но вот о быстром уполовинивании противника можно будет забыть напрочь.

Вместо уклонения, падаю прямиком на алебарду, лишь в самый последний момент извернувшись, чтобы, пройдя в считанных сантиметрах от лезвия, ухватиться за древко и всем своим весом швырнуть себя на грудь несколько растерявшемуся мертвецу. Пусть нежить не умеет удивляться, но и сохранившиеся в их головах шаблоны действий несколько тормозят, если сделать нечто из них выпадающее, как сейчас, например.

Секунда, хотя какая еще секунда? Мгновение растерянности, но для меня хватает и этой малости. Обсидиановый гоблинский кинжал, напитанный тенью до того состояния, когда он сам напоминал собою тень, ударил ровно в небольшую щель на старом шлеме. Глаза неживым, конечно, уже не сильно нужны, но убрать ненужный проем на предназначенном для еще живого человека доспехе, оказалось некому.

Вспыхнул серым светом защитный навык, долженствующий не только отбить удар, но и потрепать слишком близко расположенного человечка, вот только человечек уже спрыгнул со своей жертвы, воспользовавшись все той же алебардой, как опорой. Защита отразила атаку кинжала, но тем самым высвободила всю заложенную в него энергию, буквально укутав нежить в кокон черного тумана. Волевое усилие превращает оный туман в набор острых лезвий из чистого мрака, впивающиеся во все имеющиеся сочленения и буквально выжигающие магию в теле мертвеца.

Тут бы надо сказать что-то вроде «изи фраг», но я слишком занят спасением своей шкуры. Второй стражник ничуть не упал духом от уничтожения своего коллеги, да и выдавать обличающей речи тоже не собирался. А еще он воспользовался отнюдь не стандартным воинским рывком. Если первый всегда идет по прямой, да и отследить его, в принципе, можно, то использованная умертвием абилка явно была чем-то покруче.

В одно мгновение двухметровая железная (и костяная) дылда просто рассыпалась невесомым прахом и ржавчиной, чтобы спустя миг оказаться у меня за спиной. Если бы не сфера и не взвывшее стаей кастрируемых котов чувство опасности, то меня могло бы и помножить на ноль. Ну, или поделить на два, если учесть силу удара вражеской алебарды.

Пришлось вновь уворачиваться, отчаянно пытаясь достать противника сразу двумя теневыми плетями, одновременно сковывая тенью его ноги. Плети бессильно соскользнули с доспехов, а сковавшие его щупальца были развеяны сырым выбросом силы. Впрочем, инициативу я уже выиграл, так что лучше бы мне не медлить.

Серия моих атак оказалась достаточно эффективной, чтобы сдерживать атакующие порывы противника, одновременно заставляя его использовать один защитный навык за другим. Теневые ленты выбивали пыль и прах из тяжело скрипящих доспехов, оставляли вмятины и порезы, но пробить их никак не могли. Фехтовать же кинжалами, увы, слишком малоэффективно против вооруженного длинным древковым оружием, да еще и одоспешенного противника.

Это была полноценная битва, в которой я, несомненно, лидировал от начала и до конца, но тем не менее противник оказывал достойное сопротивление моим действиям. Спустя примерно одну минуту времени, несколько атакующих навыков (особенно порадовало разделившееся на три призрачных копии оружие) и парочку новых телепортаций в облаке праха, второй страж все же получил удар тенями в грудь, замедлился и был мною упокоен с особым цинизмом.

Подымаю голову чуть вверх, чтобы различить силуэты моих товарищей, все так же скрывающихся в темном туннеле:

– Вы там уснули, или что?

Ловушки, нежить, ловушки, еще немного ловушек, нежить и опять ловушки. Это место потихоньку перестает меня пугать, и все сильнее начинает бесить. Проблема в том, что идти по этим туннелям и проходам быстро, будет чревато всякими плохими вещами, а идя медленно, хрена с два получится укладываться в разумные сроки.

Не то чтобы нежить была такой опасной: никого страшнее пущенных на опыт немногим ранее умертвий, по крайней мере, точно не встретилось. Обычные мертвяки, одиночные и небольшими группами, пара вурдалаков, несколько призраков, еще одно умертвие и какая-то херня, состоящая из сшитых вместе шести туловищ без ног и голов, ползущая куда-то по своим делам. Именно последняя тварь, олицетворяющая собою словосочетание «многорукий многожоп», едва не стала действительно опасной. Как из-за весьма высокого уровня, так и за счет того, что я не мог с ней нормально сражаться, едва не сгибаясь от хохота.

Представьте, что вас атакует огромная зубастая жопа. И смешно, и страшно, и сюрреализмом отдает. Та еще фантасмагория, признаюсь. А оно еще и живучим было, как помесь таракана с одуванчиком. Теней потратил на эту тварь больше, чем на троих умертвий, но добивали все равно всем скопом, буквально кроша мерзость на части. Уровень капнул всем троим сразу, даже Лосию, который оказался в шаге от получения следующего класса. Ходил такой довольный, что я невольно предложил потушить факел, продолжив использовать вместо светильника его рожу.

Едва не умер в тот момент, когда очередная ловушка сработала вообще без предупреждения со стороны моей чуйки. Только в самый последний момент мое предчувствие сработало, вынудив меня едва не укусить себя за пятки. Уклонился, хотя кусок моей замызганной курточки буквально стесало воздушным лезвием.

После того, как мои маты немного затихли, дыхание закончилось, а новые ругательства уже получались не такими забористыми, я успокоил соратников и принялся едва ли не вылизывать место, в котором была расположена ловушка. Способ, которым ее укрыли от моего восприятия, оставался все так же неясным, но хотя бы увидел именно средство исполнения.

Магический кристалл с вложенными чарами был окружен еще и кругом из каких-то закорючек, которые во Взоре выглядели полупрозрачными шевелящимися червями. Судя по всему, это была какая-то дрянь, предназначенная специально для противостояния интуитам и им подобным. В теории, такую хрень можно было попробовать ощутить с помощью восприятия теневой сферы и уж гарантированно точно опознать Взором.

Только и нужно, что не ходить на расслабоне, а еще и пытаться что-то почуять. Да и Взор выключать я как-то опасаюсь, пусть от него и болит голова, а на душе становится тоскливо от открывающихся пейзажей. Пришлось пересиливать себя и каждый поворот, каждую комнату, осматривать Взором, прежде чем ступать туда.

Чувствую себя каким-то сталкером, ходящим по аномалиям.

Эту находку сделал Ганс, ибо я проигнорировал те вещи, ведь в них не было ни магии, ни опасности. Да и нежитью они тоже не являлись. А вот матерый следопыт не поленился перерыть руками пыльные ящики в какой-то старой комнатке, найдя почти двести монет золотом. Пусть конкретно таких денег никто из нас не встречал, но золотая монета остается золотой монетой. Чуть больше или чуть меньше, но золотой.

Под бурную радость нашедших достойную добычу археологов, я оставался несколько мрачным. Нет, добыча – это, конечно, хорошо, ибо у меня вообще ни единого гроша не было, а само золото я трижды проверил Взором на проклятия. Нет, причина тревоги и тоски была совсем в другом.

Просто так уж сложилось, что, несмотря на все мои усилия, мы не просто не приходим к выходу, но и вынуждены неуклонно спускаться все глубже в катакомбы. Здесь темно, сыро, влажно и тоскливо. Здесь слишком много смерти и холода, чтобы это место вызывало хоть какие-то положительные эмоции.

В отличие от верхних уровней, здесь еще сохранялись какие-то остатки мебели, – вроде тех ящиков, в которых нашлось золото, – которую делали не иначе как из сверхпрочных пород дерева, или просто зачаровывали обычное.

Взяли монеты (золото тяжелое!), поделив их между Гансом и Лосием. Я бы тоже взял, но мне слишком сильно нужна маневренность, так что свою долю отдал им на хранение. Может и доверчиво, но я сомневаюсь, что они захотят вот так прямо сразу меня кинуть. Да и вообще, золото – это последнее, что меня сейчас волнует.

– Мне это место не нравится. – Это была первая фраза Лосия за последний час, но сказал он ее, стоило только ему посмотреть на открывшийся перед нами пейзаж.

– Мне тоже, б**дь. – Тут же подхватил Ганс. – Прям, словно иглы под кожу загоняют.

Судя по всему, это место было водохранилищем, созданным для нужд обитателей этого подземелья еще в то время, когда его населяли живые обитатели. Думаю, не стоит объяснять во что эти резервуары могли превратиться за столетия простоя, отсутствия очистки и постоянную подпитку энергиями смерти и разложения?

Запах был, правда, не очень силен, но, сука, такой тошнотворный, что пришлось быстро замотать лица тряпками, а сами тряпки посыпать обеззараживающим составом для очищения воды. Не знаю, поможет ли он в этом случае, но у него хотя бы приятный запах наличествует. Куда сильнее запаха волновала спокойная гладь мутной, почти черной воды.

Я ничуть не удивлялся тому, что чуйка обоих воинов подсказывает им о проблемах, ибо мой навык предчувствия опасности буквально выл бешеным волком, изо всех сил убеждая меня развернуться и дать по съ*бам из этого места. Сфера различала огромное количество активной энергии смерти и какие-то смутные шевеления в самой глубине хранилища, которое во Взоре выглядело огромной лужей гноя и каких-то ошметков плоти, смотрящей в пустоту тысячами глаз. Посему на слова товарищей я с чистой совестью ответил:

– Не надо мне тут заливать про дурные предчувствия. У меня целиком материалистичный взгляд на мир и я могу с полной уверенностью вам сказать о том, что там, на дне водоема, обитает такая эпичная ху*ня, что нас троих проглотит и даже не сморщится при этом.

По-моему, успокаивать людей у меня в крови.

Талант не пропьешь!

Порхай как бабочка, жаль, что ты лузер.

Это я о чем?

А о том, что иногда невезение – это просто судьба.

К проходам на другие уровни вела довольно широкая дорога, ведущая мимо водоемов прямо вдоль стеночки. Всего-то и стоило, что осторожненько пройти по ней, не потревожив обитателей местного пруда. Запашок, конечно, там куда сильнее, но можно и задержать дыхание или просто не обращать внимания. Там ведь пути на десяток минут быстрого шага, а бегом вообще за пару минут управимся. И ловушек там тоже, вроде как, не установили. Не слишком сложная задача, правда ведь?

Сначала все шло относительно неплохо. Пусть от вони и явно нездоровых примесей в воздухе кружилась голова и подступала тошнота, но все было не настолько фатально, как могло бы показаться. А уж когда я использовал тень, натянув ее себе на лицо, словно респиратор, то и вовсе удалось избавиться от запаха.

Потом, правда, пришлось притормозить, ибо из озера по нашей дорожке и далее к стенам, тянулись многочисленные гнилостные нити своеобразных сигналок. Это тоже не стало непреодолимым препятствием ни для меня, ни для Ганса с Лосием. Нити эти были частыми, но совсем не плотными, так что, заранее помечая путь, ступая друг за другом только след в след, мы легко их обходили.

А вот под самый конец наши шаги спровоцировали какие-то вибрации, отчего из стены рядом с нами выпал небольшой камушек, который с гулким, – в такой-то тишине, – «бульк» ухнул в глубину. Причем так удачно выпал, что, даже несмотря на всю свою ловкость и координацию, я не смог его поймать!

Я даже не стал гадать о последствиях этого былинного отказа, сразу же громко и четко заорав, аки конь, которого пытаются сделать кобылой с помощью тупой и ржавой пилы:

– Валим!!!

Спасло нас только то, что мы побежали сразу, не надеясь на то, что пронесет и падения маленького камушка ничто и никто не заметит. Также помогло то, что я всколыхнул все тени на нашем пути, разрывая сигнальные нити и сбивая возможный прицел. А в остальном нам просто повезло, если вообще можно говорить о везении после такого-то пи*деца.

Первым ударом стали не какие-то там чудища, а огромный пузырь какого-то газа, что поднялся со дна в компании множества товарищей поменьше. Уверен, вдохни мы его, в лучшем случае пришлось бы бороться с отравлением, а в худшем и вовсе пускать кровавую пену изо рта – слишком много было в этих испарениях чистой смерти, густо замешанной на разложении.

Мы уже добегали до самого ближнего к нам, причем совсем не того, к которому мы шли изначально, прохода, когда из-под воды полез местный житель, явно желая спросить, с какого мы погоста и вообще, кто мы такие по жизни и в смерти. Встречаться с четким обитателем подводного мира я не желал от слова совсем, так что только ускорил свой тактический маневр отступления, подхватив под руку несколько выдохшегося Ганса.

Буквально за моей спиной из черной бездны сотни лет как мертвого подземного озера подымалось нечто, чему даже имя дать было слишком проблематично.

Тени все видели, немилосердно передавая мне в мозг картинку получившегося ужаса и мрака, что меня только радует. В смысле, что можно не оборачиваться, чтобы рассмотреть этот ужас. Вернее, что теперь я точно знаю о том, что оборачиваться совершенно точно не стоит ни в коем случае. А то, боюсь, седина мне совершенно не пойдет, банально не вписавшись в мой стиль, образ и отыгрываемую мною роль.

Уже на входе в проход, когда угроза немного снизилась, а я был уверен в том, что мне удастся убежать уже с гарантией, я все-таки обернулся, посмотрев на вылезшее чудище.

Представьте себе массу гнили, размером с несколько этажей. Там уже давно нет костей, плоти или отдельных, хоть как-то различимых частей тела, нет вообще ничего, кроме почти черной массы токсичного дерьма.

И лиц.

Тысяч, десятков тысяч е*аных лиц!

Я еще спрашивал себя, почему в столь крупном некрополе так и не нашлось соответствующего количества трупов? Так вот он – ответ. Все они отправились под воду, кормя собою колоссальных размеров и опасности тварь, рядом с которой тот же Забирающий Кожу казался маленьким сосунком, которого даже гоблины запинали бы ногами.

Я видел эти лица, целиком сотканные из все той же гнили, искаженные в крике, шепчущие, зовущие, умоляющие и обещающие все, что только возможно вообразить. Встряхиваю головой и двумя ударами вырубаю уже пошедших навстречу этой дряни спутников, одновременно хватая их тенями и пытаясь уползти обратно в коридор.

Несмотря на фактическое отсутствие мозгов и крайнюю медлительность, эта дрянь соображала очень быстро. Поняв, что добыча, вероятно, первая за очень долгое время, уходит, оно тут же выхаркнуло в нас огромный комок какой-то гадости, словно состоящий напрочь из жутко злобных червей-мутантов.

Я так быстро никогда с тенями не работал, но меньше чем за секунду трехслойный, не барьер даже, а чертова стена из напитанных по самое немогу теней уже перекрывала проход в узкий коридор. Даже так удар был воистину страшным, снеся первые два слоя защиты ко всем бесам. Еще одно волевое усилие, – напомню, что я продолжал отступать подальше от этой пое*ени, таща на закорках двух весьма здоровых мужиков, – и прямо за моей спиной встают новые преграды.

Спустя сто метров я уже пускал кровищу носом и только натужно хрипел, молясь всему пантеону богов интернета о том, чтобы оно за нами не полезло в туннели. Уж с такой-то структурой тела ему не составит труда протиснуться в любую щель, словно студню.

Резерв опасно приближался к полному истощению, отчего мне пришлось прекратить двигать тенями. Но вот движение вперед я прекращать не стал еще минут десять, изрядно рискуя, так как шел по непроверенной местности, где ничего не стоило нарваться на ловушку и помереть молодым.

Ловушки не встретил, зато начали приходить в себя обе спящие красавицы.

– Большей мерзости не видел в своей жизни. – Лосий сейчас был настолько мрачным, что от него тянуло вполне ощутимой жаждой крови. – А я за последнее время повидал порядочно всякой мерзости.

Настроение было крайне мрачным, ведь причин для этого набиралось с запасом. Во-первых, мы умудрились попасть в какие-то е*аные шахты, причем полузатопленные. Обваленные стены, залитые водой по колено коридоры и те из них, что оказались затопленными полностью. Ловушек тут не было, но пребывать тут… скажем так, есть места и получше, даже в этом подземелье.

– Согласен, эта гадость действительно выдающаяся дрянь. – Делать нечего, как и сил идти дальше, потому отвлекать себя от головной боли приходилось разговором. – Тварь по меньшей мере легендарного ранга, старая и очень отожранная. Наше счастье в том, что оно не стало ползти за нами в туннели, как и пробовать закачать в них какой-то яд.

– Сука, я же эти лица, ***, вовек не забуду! – Ганс как начал материться в тот же момент, когда очухался от моего удара, так и не переставал выдавать высококлассные рулады в адрес оставшейся в том зале твари.

А я сижу и просто радуюсь тому, что я еще живой.

Ничего, выберемся из шахт, найдем дорогу и будем продвигаться к выходу.

Почему-то, я действительно верю в то, что вся эта история закончится в позитивном ключе. Работающий навык ясновиденья? Или прогрессирующее безумие? Честно говоря, понятия не имею, но хочется верить в первый вариант.

В шахтах тоже попадались мертвецы, причем нового подвида. Если раньше они были высохшими досуха, легкими и подвижными, то эти больше напоминали классических утопленников. Раздутые, вонючие и, кажется, токсичные. Хорошо, что хоть не взрываются.

Разбираться с этой дрянью даю парням – свой резерв, постепенно заполняющийся, сберегаю на крайний случай. Оба воина без особых проблем умудрялись расправляться с противниками, даже не сильно заляпывая себя всякой гадостью. Я им помогал только в критических случаях, подправляя тенями самые опасные моменты.

Да и сами ребята изрядно покрутели за последние дни. Сначала легендарный, а потом еще и эпический титулы, несколько взятых уровней и огромное количество свалившихся на них противников, сделало их куда как опаснее и сильнее, чем до начала их злоключений в этом лесу. По крайней мере, нежить десятого-тринадцатого уровня они выпиливали без особых проблем даже в одиночку.

Дело шло.

Сукаб*ядь!!!

Про взрывающиеся раздутые трупы утопленников я, похоже, накаркал. Едва успел прикрыть нас от очень неприятного душа. Камни, по крайней мере, шипели и дымились под таким воздействием.

Как представлю, чем мог закончиться подобный душ для наших утлых тел, так и сразу дурно становится, словно студентке-первокурснице на первом практическом занятии в морге.

Выбрались наконец-то!

В смысле, из шахт выбрались.

Проползя, готов в том поклясться, пару километров по какому-то прямому техническому тоннелю, собрав на себя всю имеющуюся в нем пыль, мы таки вышли в «нормальное» подземелье.

Широкий зал, скорее даже огромный, если не подобравшийся к планке здоровенного, имел идеально круглую форму и был столь же идеально чистый. Ни следа пыли, ни следа запустения. Будто бы тут еще вчера жили люди (ну, или не люди).

Такое нехарактерное для этих мест состояние помещения быстро вызывает всякие нехорошие подозрения, а вспышка интуиции заставляет меня быстренько уходить обратно в тот же тоннель, из которого я пришел, чтобы составить компанию мерзости из водоема.

Очевидно же, что я не успеваю даже шагу сделать в направлении тоннеля.

И тут откуда-то сверху раздался голос, а мои булки сжались в предчувствии вторжения в свою вотчину неисчислимых шипованых дубин и бревен. Голос этот довольно вежливо и обходительно спросил у нашей бледнеющей троицы:

– Здравствуйте, господа. И что мне с вами делать?

Примечание к части

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/30884/pub_5b76552e3cef5300acf8d1c5_5b792afbf83f0400a8dcb1e7/scale_600 – Шахты.

https://atlasprirodirossii.ru/wp-content/uploads/2012/09/Podzemnyie-vodoemyi-300x189.jpg – Что-то отдаленно похожее на водоем под землей. Только стены ровные и большие, как на плотине.

Сил нет.

Глава чуть короче обычного, но разделять кусок следующей не дело.

И да, у меня еще пятница, и не волнует.

Р.С. Ашибок будет много, ибо вычитка была слабой.

Да и сама глава исключительно проходная.

Глава десятая

Ответ на заданный вопрос я выдал даже не оборачиваясь и не поднимая головы. Ну, знаете, просто для того, чтобы поддержать беседу с вежливым собеседником. Потому как пока с нами разговаривают, то никто не собирается разрывать нас на куски, жрать наши сердца и печень, скармливать наши души каким-то демонам, подымать из нас нежить и еще тысячу разных хороших вещей, которые вполне мог исполнить заговоривший с нами представитель высшего класса среди нежити.

Почему высшего?

Так кроме них, насколько я знаю, никто не умеет поддерживать вежливый разговор. Вроде бы, именно так говорил Ганс, когда мы еще только начинали наш путь сквозь темные туннели. Нет, есть много высшей нежити, которая совсем не умеет, – или не желает, – разговаривать. Но тут как в старой цитате про геев и пида*асов – не вся высшая нежить говорит, но вся говорящая нежить – высшая.

В том, что находящееся сверху, прямо над нашими спинами, существо способно вытереть пол не только нами, но и той тварью из водоема, причем одновременно, не сильно при этом устав, я даже не сомневался. Свалившееся на плечи давящее ощущение чужого присутствия едва не впечатывало меня в пол. Ганс и Лосий и вовсе не смогли удержаться на ногах, а сам я только чудом не упал на колени. В присутствии этого монстра без всякого ясновиденья чувствовались древность и прах, тысячи смертей и тысячи прошедших лет.

Так что я был всеми конечностями «за» беседу с такой выдающейся личностью, лишь бы с ним не сражаться.

– Понять и простить? – Цитирую услышанную где-то фразочку, одновременно переводя взгляд на собеседника.

Внешний вид был куда приятнее, чем у водного обитателя – словно обычный призрак, одетый в тяжелую призрачную мантию, обмотанную призрачными же цепями. Ну и лицо у твари было очень интересным – полное отсутствие глаз, носа и ушей. Зато рот был, причем такой, что всем ртам рот, а пастям пасть. В половину головы, с несколькими рядами игольчатых зубов, да еще и без губ. Словно кто-то сначала разрезал голову, как режут яблоко, потом натыкал в местах разреза острых иголок, а потом сшил это все суровой ниткой. И это все при легкой прозрачности призрачной плоти, только добавляющей жути к общей картинке.

Пусть облик этого существа не вызывал непреодолимого омерзения, пополам с инфернальным ужасом, оно все равно было невероятно чуждым . Эффект зловещей долины во всей красе.

– Может, вам еще и золота на дорогу выдать, да телепортом к населенным землям отправить? Раз уж вы такие хорошие гости, то почему бы и нет? – Казалось, что моя фраза его совсем не разозлила, даже несколько добавила в его голос веселья.

– А можно? – Против воли я буквально засветился надеждой на мирное решение конфликта. Авось, это окажется пресловутый «добрый темный маг», который во многих попаданческих произведениях только и ждет, как бы поделиться своими мудростью, знаниями и богатствами с везучим попаданцем, который, несомненно, покорял его сердце отсутствием страха и невероятной наглостью, за которую такие, как он, обычно убивают с особым цинизмом.

– Нет, конечно же. – Тут же разбились в прах мои мечты, а я сам приготовился к тому, чтобы достойно умереть, а лучше еще и убежать отсюда. Под «достойно» я подразумеваю «чтобы не мучиться», а не эпическое сражение, если вам интересно. – Впрочем, способы решить ваши неприятности без вооруженного конфликта со мною у вас, несомненно, есть.

Последняя фраза вернула надежду на лучшее, заставив быстро и решительно прийти в полную готовность ко всему. Может, мне тут дадут квест на поиск тысячи эльфийских девственниц, а я не готов!

С тихим шелестом пропала давящая на тело и мозги аура могущественной нежити, а сам призрак и вовсе пропал изо всех спектров, кроме зрительного. Словно предо мною стояла какая-то хитрая голограмма, а не опаснейшее существо, изо всех, которых я встречал за свою жизнь. Безуспешно пытаюсь почуять сферой теней это чудище, но нахожу на том месте только пустоту.

А у меня за спиной постепенно приходят в себя мои спутники, снова обретшие возможность шевелиться, а не только дрожать от страха. Ставлю свою долю золота против жалкого медяка, что это было не только ощущение голой мощи, но еще и какой-то непонятный навык. Очень хочется обернуться к своим товарищам, но я не могу себе позволить терять из виду терпеливо дожидающегося их вступления в беседу монстра.

– Почему в этом мире столько всякого говна, что так и мечтает наложить мне в голову кучу нечистот? – Риторически спрашивает белый, словно мел, Лосий, смотря прямо на нашего собеседника и, очевидно, еще и пленителя. Ганс и вовсе молчит, только затравленно зыркает по сторонам, словно загодя ищет пути отхода.

Я же не отвечаю, молча продолжая слежку и заодно активируя Взор, чтобы хоть как-то понять природу висящего предо мною существа. Ожидал какой-то жути, вызывающей мгновенную перекраску волос в седой, а штанов в желто-коричневый, но, к своему удивлению, обманулся в прогнозах. Взор показал тварь в точно таком виде, как и в реальности, только еще более прозрачную и призрачную. И что-то мне подсказывает, что это по-прежнему иллюзия, скрытая под какой-то маскировкой, способной обмануть даже взор начинающего Повелителя Теней.

– Итак, полагаю, вы пришли в себя? – Снова поинтересовалась тварь, не изменяя своему вежливому и почти живому тону. Вот только пасть ее оставалась совершенно неподвижной, а слова словно доносились со всех углов сразу.

– Немного. – Отвечаю сразу за всех, готовясь в любой момент перейти от разговора к действию. – Мне было бы очень приятно услышать от вас тот способ, каким мы сможем решить нашу встречу, как вы выразились, без конфликта.

Аж сам себя превзошел в изящной словесности, хоть бери и начинай этикет преподавать. Надо не забыть вымыть рот с мылом, а лучше сразу спиртом, чтобы все оставшиеся частицы манерности выжечь к е*еням.

– О, все очень просто! – Тут же ответило оно, едва не захлопав в ладоши. Я бы даже поверил в искреннюю радость, переполняющую ее голос, если бы не неподвижная рожа, направленная прямо на нас, несмотря на отсутствие глаз. – За моей спиной, в углу этого зала, расположен телепортационный механизм, способный отправить человека к границе людских королевств. Я не могу быть уверенным на все сто процентов, ведь я сам там никогда не был, да и лет прошло немало, но если верить получаемым от артефакта данным, то все будет именно так. По крайней мере, из этого леса вы сможете выбраться.

– Пока что все выглядит слишком хорошо, чтобы быть правдой. – Не позволяю себе расслабиться ни на единую секунду. – В чем скрыт подвох?

Стоящие за спиною бойцы тяжело дышат, но в разговор не лезут. То ли полностью передали мне лидерство на этих переговорах, то ли слишком очкуют, чтобы даже заговорить с этой сранью господней.

– О, подвох есть, как ему не быть? – Вот сейчас от твари начало снова веять жутью. – Если хотите, чтобы я вам позволил этой вещью воспользоваться, то вам нужно будет победить на арене нескольких выставленных мною конструктов. Ничего сложного, правда же?

Секунда тишины, а потом меня на нервах прорывает немного.

– А тебе это вообще нах*я?

Как ни странно, но мою грубость вновь проигнорировали и даже ответили на заданный вопрос. Мне, если честно, показалось, что тварь подобной реакции изначально ждала.

– А ты, живой, хотя бы представляешь, как здесь скучно в одиночестве? День за днем, год за годом, век за веком. Мне любая компания, даже столь неприятная, как живые людишки, будет крайне интересной, а любое развлечение запомнится на многие десятилетия. Все просто, живой, все очень просто. Скука – самый страшный враг бессмертного.

И знаете, господа, от этой проникновенной речи, сказанной с тоской и даже легким надрывом, пропитанной насквозь сарказмом и предвкушением хоть какого-то зрелища… От этой речи меня окончательно накрыло и снесло все берега.

– Харе мне тут пи*деть! – От резкого выкрика, готов поклясться, вздрогнули не только мои товарищи, но даже сам призрак. – Ты – е*аная нежить! Какие еще договоры с живыми, твою мать? Если бы ты захотел развлечься, то уж точно нашел бы куда более веселый способ помучить вошедших в твои хоромы смертных, вместо того, чтобы устраивать какие-то е*аные конкурсы. Я, сука, хочу знать реальную причину, по которой ты нас еще не убил и вообще стал с нами разговаривать.

Вот теперь вся показушная радушность и спокойствие с него, – а я уверен, что когда-то это было мужчиной, – слетели паутиной, попавшей под пылесос. Дикая ненависть к живому, характерная для всей нежити ударила поддых пудовым кулаком, тесно перемешавшись с бессильной яростью.

– Забываеш-ш-ш-ш-шься, живой. – Все еще негромко проговорил монстр, даже не попытавшись меня атаковать, чем только окончательно уверил в том, что я оказался прав.

– А я вот думаю, что нет. – Скалюсь так, что моя улыбка грозит стать шире, чем у моего собеседника. – Раз я еще живой, то ты почему-то не можешь нас атаковать. Напрямую. Словно тебе нужно разрешение на то, чтобы сразиться с нами или натравить на нас своих тварей. Так я еще раз повторюсь: в чем твой резон, прозрачный?

На какой-то миг мне показалось, что он таки на меня кинется, буквально на куски разорвав. Ненависти в нем было столько, что хватило бы на целый взвод энгримаринов. Но он не напал, вместо этого едва не прорычав ответ, причем голос его все так же шел со всех сторон, меняясь с почти детского и хрустально-чистого до хриплого баса, высокого женского визга и еще тысячи разных вариантов.

– Будьте вы все прокляты! Жрец, ненавистный, мерзкий, гнусный Истинный Жрец, будь он навечно забыт и похоронен, Каарея! Бог сделок и соревнований никогда не был силен, я оставил его слугу напоследок, сильная душа, сильная была бы нежить, ненавижу, ненавижу, ненавижу!!! Он что-то сделал со всем подземельем, гнусный, гнусный, гнусный жрец! Я не могу его покинуть, не могу, сотни лет прошли, не могу, будь они все прокляты!!! Я не могу, не могу, не могу убить, сожрать, поглотить тебя, живой, не могу! Только предложить соревнование, и только такое, в каком у вас будет шанс на победу. Ненавижу, ненавижу, ненавижу, нЕnаbИжУ!!!

Вот теперь уже верю, действительно верю. Даже если он солгал о том, что может выставить против нас только тех, кого мы имеем хотя бы теоретические шансы победить, то о невозможности на нас напасть он явно не лгал. Мы ведь еще живы.

– А чего мы тогда вообще тут стоим. – Едва ли не смеюсь. – Мы можем просто уйти, и ты не имеешь права нас остановить, не так ли? Потому и завлекаешь порталом, обещая с три короба, лишь бы только получить формальное разрешение. Да и «возможность победить» тоже можно по-разному интерпретировать. Соотношение один к ста, например, тоже вписывается в подобные рамки.

Тварь вообще перестала шевелиться, словно зависшее на компьютере изображение, став полностью статичной и неподвижной картинкой, памятником самой себе. И снова чудище заговорило, но теперь в голосе не было никаких чувств и эмоций, только вековое спокойствие и равнодушие того, что уже давно умерло. Почему-то от подобного было куда как страшнее, чем от излучаемой в пространство нечеловеческой злобы:

– Вы не уйдете. Не сможете. Я не могу помешать вам отказаться и уйти, но я обрушу и перекрою все проходы, кроме того, что ведет в центральное водохранилище. А там уже не будет разницы, сразитесь вы с моими куклами, или с разбуженным вами некрошогготом. Это мое место, моя крепость и только я решаю, когда ее можно будет покинуть.

Внимательный взгляд отсутствующих глаз не покидал меня с самого начала его ответа. А еще я понял, что если эта тварь когда-то освободится, то мое уничтожение будет для него где-то наверху списка «сделать в первую очередь». Может быть, не на первом месте, но в десятке точно.

Отбросив в сторону шутки и домыслы, остается очень неприятная реальность – он нас поимел. В том, что эта тварь действительно может перекрыть нам дорогу, я даже не сомневаюсь. Может, оно и вправду не имеет власти достаточной, чтобы просто затравить нас нежитью, но уж поломать туннели ему точно под силу. Слишком уж уверенно оно говорило об этом. И да, я принципиально отказываюсь считать это говно мужиком, что бы оно само о себе ни думало.

– Ладно. – Стараюсь добавить в голос побольше обреченности, а потом всячески ее скрыть. – Выпускай своих кукол резиновых, посмотрим, что с ними можно сделать.

Он и выпустил, открыв прямо в стене тайный проход, через который в зал вошли противники, которые, как он считает, были достаточно честными, чтобы у нас были шансы. Ага, один к ста, вы не ошиблись.

– Тин, Ганс. – Из-за спины заговорил почти забытый мною на нервах Лосий. – Знайте, я горжусь тем, что знал вас и сражался с вами бок о бок. Это были, пожалуй, худшие, но самые захватывающие дни в моей жизни.

– Угу, паря. Ты, канеш, вел себя как мудак временами, и одеваешься как петух [1] какой-то, а ты, Тин, вообще тайницкий ублюдок, но знайте, мужики, круче вас корешей я не встречал. – Только Ганс может совмещать трогательное боевое прощание и стиль общения средневекового колхозного гопника.

– Так. – Прерываю поток пафоса, следом за которым, по всем канонам, должна идти героическая смерть. – Вы вон того, самого крайнего слева, видите? Так вот, можете ему сказки рассказывать, танцы танцевать, очко подставлять и еще что-то придумывать, но его берете на себя. А остальным займусь я сам.

Мой палец действительно указал на самого крайнего противника – закованного в тяжелые латы мертвеца, явно являвшегося тем еще троллем даже до становления умертвием. Огромная туша была крайне надежно бронированной, но, как подсказывало ясновидение, оставалась очень неповоротливой для своего тридцатого уровня.

Мне же оставались на десерт два умертвия поменьше размером, зато явно поопаснее содержанием, огромный восьмирукий кадавр совсем без доспехов, зато с клинком в каждой конечности, какой-то кусок жира на колоноподобных ногах и без головы, но с огромной пастью на пузе – тоже все тридцатого уровня. А еще был Он. Гребаный, почти трехметровый мертвый рыцарь тридцать девятого уровня, между щелей доспеха которого я легко различаю серый туман, наполненный зелеными искрами.

Ну не п*здец ли?

– Как благородно, уважаемый… Тин, я ведь правильно к вам обратился? – Елейным, почти детским голосочком пропел зависший над нами призрак, снова ставший нематериальным и полностью исчезнувшим из пределов моего восприятия. – Какое благородное самопожертвование, какая гордая смерть! Я просто непередаваемо горд тем, что мне довелось свести знакомство с такой личностью! Это просто…

Я даже не дал ему закончить, выигрывая себе время, как и не дал своим товарищам возразить о том, что даже моих сил не хватит на удержание под контролем такого отряда высокоуровневых противников. Это было правдой – в поединке я даже себя прикрыть не смогу от стольких вражин, просто в силу превосходства в мощи и бронированности. Куда уж говорить о защите более слабых союзников? Вот только в одном этот призрак коммунизма ошибся.

Я действительно недостаточно крутой боец, чтобы сдерживать такой натиск. И он об этом явно знает, не иначе как из наблюдений за моим стилем сражения… да хоть через глаза того же недолича, встреченного нами на самом верху подземелья. Проблема в том, что я не только боец, но еще и маг, пусть и весьма необычный. Да, не спорю, я пока что не демонстрировал магией ничего такого, что было бы действительно масштабным. Скорее просто помогал себе короткими и максимально эффективными атаками, поддерживая удары кинжалов.

Монстр мог бы подумать иначе, если бы следил за нами в зале с водоемом, но уж там-то его следилок точно не было – он и сам, скорее всего, опасался подводного обитателя.

Именно поэтому я был достаточно уверен в том, что шансы на победу не только есть, но еще и ощутимо выше тех злосчастных ста к одному, что готовил нам противник. Десять к одному, скажем. Тоже не фонтан, ясное дело, но и не самоубийство.

– Не, прозрачный, это не самопожертвование. – В голосе против воли прорезается какое-то бесшабашное веселье, а все чувства вымораживает холодным прикосновением теней. – Это мое над тобою глумление. Готовь-ка лучше свой портал и еще золотишка на дорогу накинь.

– Ты для начала выживи, живой, а потом я тебе всего-всего накину. Даже золотишка. – Совсем не впечатлился моим хвастовством противник. Он вполне закономерно предполагал, что я просто поймал раж, желая уйти красиво. Глупый живой человечек, позволивший чувствам взять верх над собой, не сумевший даже удержать маску равнодушия перед гибелью.

Жалкий, жалкий человечек.

Я не стал дожидаться того момента, когда призрак прикажет шестерым противникам атаковать, сметая нас троих одним таранным ударом сокрушительной мощи.

Вместо этого я резко срываюсь в движения, начав отстукивать по идеально чистому мраморному полу своеобразную чечетку, звучно щелкая своими полустертыми подошвами и еще больше уверяя его (да и союзников моих тоже) в том, что человечек просто сошел с ума от переживаний.

На последнем движении только что придуманного мною танца, я со всех сил хлопаю в ладоши и резким движением прикладываю их к полу, от чего раздается еще более звучный хлопок.

А тени приходят в движение, исполняя мою волю.

Я не сомневаюсь в них, я верю, знаю , что они не в силах меня ослушаться, что это не в их силах, не в их власти, что сегодня и сейчас я больше не человек. Что в этот момент я имею право повелевать .

Тени исполнили, а в мой разум словно вбивало гвоздями дарованные навыком ясновидения тайны, открывая предо мною чужие трагедии, чужие жизни и чужое горе.

Жирдяй с пастью на пузе распадается кусками гнилого мяса, когда собственная тень влезла в его тело, выжрав всю энергию изнутри, выпив до дна собранную за время нежизни эссенцию сотен убитых им существ. Тех, от которых не осталось даже памяти, только пыль и кости, ставшие такими же, как он сам, рабами древнего призрака.

С тихим шорохом осыпались на пол кости кадавра, которого разрезало напополам чрезвычайно быстрым и тонким лезвием, выскочившим из тени от его собственных клинков. Эти клинки отняли множество жизней, но больше не заберут ни единой – для того, чтобы привязать зачарованную сталь к костяному чудовищу, собирать монстра пришлось из костей бывших владельцев. Теперь же владельцев больше нет, а старое оружие превратилось в простые стальные чушки, годные разве что на переплавку.

Оба умертвия, что даже при жизни были братьями, привыкшими сражаться в паре, словно единый механизм, наконец-то обрели покой. Братьями не по крови, но по духу. Они до последнего сражались, до последнего боролись за жизнь, и даже холод смерти не смог до конца выдавить из них несгибаемую верность друг другу. Огромная тень обняла их обоих, накрыв погребальным саваном и вытащив из них всю магию до последней капли. Не те это были похороны, которые они хотели бы для себя, но это было все, что смог им дать один никому не нужный попаданец.

Единственными нетронутыми противниками остались здоровенный и неповоротливый мертвый громила и ничуть не уступающий ему в размерах, но гораздо более верткий и умелый рыцарь смерти. Я даже не стал тратить на них энергию, боясь оказаться с пустым резервом против кого-то, кого я все же не смог бы добить.

Утираю рукавом потекший из носа кровавый ручеек и, не обращая внимания на застывшего в шоке (если это вообще применимое для нежити понятие) призрака, поворачиваюсь к Гансу и Лосию:

– Крайний слева. Не перепутайте.

После чего срываюсь в атаку на рыцаря. Мощное чудище, полное сил и магии, а у меня едва наберется треть резерва, да еще и пустота в груди надрывно рвется к сердцу. Тварь почти сорокового уровня, способная при удаче в одно рыло вырезать целый город, против одного уставшего бойца, заточенного в убийцу.

Никаких шансов, скажете вы?

Мне было плевать на шансы.

Я – е*аный Герой, а побеждать всякую злобную ху*ту даже при мизерных, а то и вовсе напрочь отсутствующих шансах на успех, это, черт возьми, моя основная специальность.

Тридцать девятый уровень – это очень, очень круто.

Тварь почти не уступала мне в скорости, однозначно превосходя меня в умении обращаться с клинком. Если же учесть тот небольшой факт, что в качестве клинка рыцарь использовал двухметровую рельсу, напитанную смертью столь сильно, что одного ее присутствия на погосте хватило бы на превращение его обитателей в маленькую армию, то все становилось совсем плохо.

Я даже не стал пытаться сойтись с ним на клинках – я еще не настолько уверился в собственной крутизне, да и остатки мозгов не растерял. Даже войди я в клинч с тварью, подойдя настолько близко к нему, что он не смог бы использовать меч, едва ли я пробил бы кинжалами его латы, не говоря уже о злых чарах, просто переполняющих эти старые кости.

Так что я с ходу зашел с козырей, безжалостно тратя оставшийся резерв, дабы лишь только победить в этом поединке. Тени послушно подались мне на встречу, а сам я приготовился либо нагибать, либо быть нагнутым.

Рыцарь не стал даже пытаться протаранить юркого меня, мгновенно переносясь мне за спину во вспышке праха и зеленых искр. Засиявший мертвенным светом меч обрушился на меня могильной плитой. Только перекачанная ловкость позволила мне отпрыгнуть спиной вперед, разминувшись с проклятой сталью, но рыцарь был куда как более опасным противником, чем простое умертвие.

Тварь шагнула вперед, что с шириной ее шага было тем еще зрелищем, превратив рубящий выпад в колющий. Закрутившись в вольте, умудряюсь уйти от атаки и даже несколько разорвать дистанцию, одновременно заходя в бок немного провалившемуся противнику, чья масса сыграла против него самого.

Даже задуматься об атаке не успеваю, как тот резко разворачивается, взмахивая клинком, а с оружия его уже слетает призрачно-зеленое лезвие, могущее рассечь нескольких таких, как я, вместе взятых.

Тень напитывает кинжал до самого максимума, превращая его в черный, поглощающий свет разрез на теле мироздания. Именно им парирую удар противника. Удивительно, но кажущееся огромным лезвие отлетает от ничтожного в сравнении с ним кинжала, перекручиваясь и рассыпаясь призрачными осколками. За спину мне оно улетает уже обычной тучкой зеленоватого праха.

В одно движение заканчиваю взмах кинжала, и напитавшая его тень материализуется, продолжая лезвие клинка собой. На этот раз вышла даже не лента, а длинный прямой клинок, словно настоящий меч. Слишком быстрая метаморфоза не дает рыцарю времени ни на реакцию, ни на использование защитного навыка. Теневой клинок входит в сочленение между деталями его лат, впрыскивая энергию теней в серую хмарь его внутренностей.

Я уже готовлюсь накачать в рыцаря еще больше разрушительной силы теней, но тот отнюдь не лыком шит. Взмахом закованной в сталь руки он ломает ненастоящий клинок (хотя, полагаю, будь он настоящим, то сломался бы еще легче), одновременно применяя какой-то аналог оглушающего рева, совмещенный с парализующим ужасом.

Ужас соскальзывает с героического статуса, словно морская волна с каменного рифа, но вот чисто звуковой аспект умения заставляет отпрыгнуть как можно дальше, стараясь прочистить голову от звона в ушах. Такую возможность нежить не упускает, прописывая мне ногой в грудину, словно футболист, пробивающий крайне важный штрафной. Вставший передо мною теневой силуэт разлетается дымом, но до меня доходит лишь незначительная часть ударной мощи. А я еще и сумел перераспределить крушащий грудную клетку удар в обычный толчок, рассредоточенный по всему телу.

Мгновенно поняв, что я его опять перехитрил, рыцарь снова применяет навык, выдыхая на меня целый поток темно-серого праха. Даже знать не хочу, какой будет эффект от перорального принятия такой дряни внутрь моих легких, а потому заставляю тень нежно обнять меня, создавая своеобразный скафандр. Мощность невелика: кулаком ткни, и оно рассыплется, но частички ядовитого выдоха просто растворяются на темной поверхности второй кожи.

Не думая о рисках, шагаю прямо внутрь получившегося облака, вслепую проходя сквозь него. Только закончивший выдох рыцарь уже завершил создание еще одного летящего в моем направлении призрачного лезвия, под прикрытием которого он сам наверняка собирался пойти на сближение. Не был бы он нежитью, точно удивился бы моему внезапному появлению, а так только замешкался немного.

Нижним перекатом прохожу под быстролетящим снарядом, чувствуя, как седеют волосы на жопе, рядом с которой это чудо и пролетело, и сам атакую теневой плетью, заставляя противника защищать свои ноги. Без труда разбив плеть ударом своей рельсы, рыцарь вынужден отбиваться от атаки меня и двух моих силуэтов, зажимающих его в клещи.

Повторяю трюк, так хорошо показавший себя против памятного мне орка, и делаю один силуэт материальным, а второй обычной тенью. Первый, получив удар проклятой сталью, буквально намотался на ударившее его лезвие, а второй уже имитировал атаку по открывшемуся противнику, заставляя того реагировать именно так, как было нужно мне.

Смерть потекла по клинку, смывая и растворяя обернувшую его тень, но слишком медленно, а потому рыцарь смерти бьет по второму силуэту ногой, напитав ее еще большим количеством своей злой магии. И, естественно, проваливается вперед, едва удерживаясь от падения и рефлекторно отведя в сторону собственный клинок.

Вновь напитываю оба кинжала тенью, едва не пуская кровь носом во второй раз, и снова удлиняю их, своеобразными ножницами отсекая левую руку и серьезно травмируя выдавшуюся вперед ногу. Правда, тут уже я недооценил злобного противника, изрядно обманувшись его массивностью. Закованная в сталь гигантская фигура неестественно плавно ушла в перекат, едва не задавив меня в процессе.

Я успеваю ударить обоими материализованными мечами в бок проносящегося мимо меня противника и даже пробиваю латы, но рывок и инерция ломает теневые лезвия, вновь не позволяя наполнить внутренности твари всепожирающими тенями. Закончив перекат, нежить вновь встает на ноги, но теперь ей приходится держать клинок одной рукой. Глаза монстра вспыхивают могильным свечением, явно рассчитанным на то, чтобы различить следующий мой трюк с тенями, с отрубленной руки широким фронтом срывается целое облако разъедающего камень праха.

Создаю из теней тонкий и хрупкий «ледокол», разделяющий опасное, но очень легкое облако на две части, а когда повторивший мой трюк рыцарь шагнул прямо сквозь собственную атаку, ломая барьер, атаковал его сразу четверкой плетей, еще и разделяя их на конце, и тут же выпрыгнул из зоны накрытия прахом.

Применив защитный навык, заставивший латы вспыхнуть, а теневые плети рассыпаться, он тут же телепортировался мне за спину, пытаясь срезать меня в прыжке, пока я не обрел опору под ногами. Упираю собственную тень в его ноги и отталкиваюсь от нее, уходя от взмаха клинка. Рыцарь шагает за мной, готовясь завершить начатое, ибо я уже не успеваю за следующим его шагом. Рана на обрубке руки буквально кипит пеплом и зелеными искрами, постепенно восстанавливая отсеченную кость, как и глубокий разрез на опорной ноге. Он уже может спокойно ходить, пусть и вынужден защищать ногу куда тщательней.

Именно в рану на ноге бьет моя почти рассеявшаяся тень, заставляя нежить оступиться и упереть клинок в мраморный пол, лишь бы не упасть плашмя. С головой использую выигранное время, атакуя одной, но очень концентрированной теневой плетью, корежа шлем и впиваясь в сочленение между шеей и плечом. Хотел снести голову, но гадина успела среагировать и убрать черепушку с пути атаки, отделавшись вмятиной на шлеме.

С ревом, – тоже активная способка, – встав на ноги, он тут же пускает сразу три лезвия по вынужденно отступившему мне, не желающему попадать под звуковой удар. Мой резерв слишком близок к опустошению, но и победа тоже близка, поэтому рискую, пытаясь дожать раненого, но не измотанного противника.

Его движения скованны из-за травм и попавшей в его тело теневой энергии, которая повесила какой-то дебаф, но сам он полон сил. Дам ему отойти от натиска и можно спокойно себя хоронить. Как говорится: накрываться простынкой и медленно ползти в сторону кладбища.

По полной использую сто с лишним очков ловкости и буквально проскальзываю между летящими в меня клинками, успевая снова стегнуть тенью по травмированной ноге и окончательно сбить наплечник. А вот шлем, как ни странно, все еще держится на теле, несмотря на изрядно сменившуюся форму.

С тихим хрустом нога сломалась в месте удара, удерживая остальной костяк только за счет все еще целых лат. Уклоняюсь от еще одного рева, нанося удар за ударом, по полной используя тень для максимальной дестабилизации вражеских способностей. Чувство опасности вспыхивает, позволяя уклониться от удара клинком и волны зеленых искр, направленной одновременно во все стороны. Упираюсь ногой в помятый шлем и зависаю на секунду прямо над рыцарем, избежав таким образом площадной атаки. Не даю воспользоваться преимуществом, обхватывая горжет противника теневой лентой и вписываясь в спину противника всем телом, втыкая в сочленения доспехов напитанные тенью кинжалы.

Скорее ясновиденьем, чем предчувствием опасности осознаю, что мой враг собирается применить какой-то самоубийственный усиливающий навык – искры внутри его костяка мерцают все быстрее и ярче, словно готовясь превратиться в полноценное пламя. Сливаю практически весь свой резерв, заставляя тени разрушить готовую сорваться в последний бой нежить.

С последней попыткой активировать рев, рыцарь прохрипел что-то неразборчивое и наконец-то упал оземь, а зеленое пламя в его глазах вспыхивает в последний раз, после чего гаснет. История этого существа наконец-то закончилась.

А моя еще нет.

Перевести дыхание очень хотелось бы, но времени на то нет – там моих союзников, возможно, уже доедают! Со скрипом разгибаю спину и поворачиваюсь к звукам сражения. К моему удивлению, ребята вполне себе справляются.

Оба мужчины имели заточенные на ловкость классы, тогда как сам некро-тролль, несмотря на огромный рост и чудовищную живучесть, был крайне неуклюж. С его весом и силой это была совсем не его проблема: рано или поздно, но люди просто устанут. Но пока что все шло совсем не плохо для живых представителей человечества.

Добавьте сюда тот факт, что сами люди изрядно успели прокачаться, как и то, что они не собирались сражаться, а только тянули время, выгадывая максимально удобный момент для атаки. Сама же нежить, очевидно, не обладала активными умениями, способными поменять ситуацию. Если честно, то мне кажется, что ребята даже сами справиться смогут.

Хм.

А ведь это неплохая идея! От резерва осталась едва пятая часть – этого, конечно, хватит, чтобы помочь подопечным, но не настолько, чтобы чувствовать себя после этого нормально. А вот понаблюдать за действиями воинов было бы не плохо.

Я не ошибся, ибо они действительно справились! Вымотались как собаки, пару раз едва не померли, заставив меня немного вмешаться тенями, дабы вытащить их из-под удара, но справились. Попросту рассчитав алгоритм действия довольно тупой (скорее, крайне тупой) горы мертвого мяса, после чего нанесли один выверенный удар.

В отличие от обычных мертвяков, этот был не высохшим, а скорее напоминал резину: вроде бы и мягкий, податливый, но хрен пробьешь и едва ли порежешь. Немногочисленные царапины были для твари что слону дробина, так что Лосию пришлось бить в единственное уязвимое место – глаза.

Дождавшись момента, когда тварь все же наклонится пониже и подманив ее к стене, аристократ просто взбежал по ней, активировал навык и воткнул сияющее магическим светом лезвие прямиком в череп заревевшему от боли мертвецу. То ли повезло, то ли изнутри оно не имело такой выносливости, как снаружи, но итог оказался именно таким, каким его и хотелось иметь: упокоенный мертвец, уставший Ганс и оглушенный Лосий.

Все.

Партия окончена.

– О, конечно, я могу отправить победителя к цивилизации в любой момент. – Радостно оскалился призрак. – Но только одного.

Я легко ощущал его ненависть, злобу и первобытную ярость (последнее нехарактерно для нежити). Ему было унизительно договариваться с нами тремя, унизительно выполнять наши требования, но он был вынужден делать это. И, несомненно, старался подгадить, где только это было возможно.

В ответ на красноречивое молчание с моей стороны он только невинно зашаркал ножкой в воздухе, еще шире улыбаясь своей харей. Страха не было, была здоровая доля злости и усталости, которую не могло заткнуть даже давящее присутствие столь могучего монстра.

– Я, разумеется, готов расплатиться с оставшимися двумя золотом и ценными каменьями. Предложил бы артефакты, но они для живых, хи-хи, не подходят. Совсем-совсем не подходят. А портал слишком стар и не надежен, отчего я не могу перенести вашу троицу. Увы-увы, какая жалость, мне ужасно стыдно. А ведь я все еще могу вас не выпускать отсюда, да, такая жалость-жалость, просто несравнимая печаль всех печалей, не так ли, дорогие мои.

– Есть ли способ перенести большее число людей. – Перерываю его кривляния. – Перенести живыми, целыми, здоровыми и туда куда надо, а не на два километра вверх.

– Могу двоих, но тогда кому-то из вас, да, из вас, придется пожертвовать собой. – И тут же замахал руками, словно оправдываясь. – Нет, вы можете попытаться уговорить меня обойтись только зарядом артефакта, без жертвоприношений. Но поскольку вред уже для моей собственности от такой перенагрузки будет слишком большой, я вправе отказаться, да, в праве. Хи-хи-хи! Договор меня не настолько связывает, но вы обязательно попросите получше.

Давлю в себе подымающееся раздражение, заставляя себя быть спокойным и не давая паниковать стоящим за спиною соратникам, а сам продолжаю допрос явно наслаждающегося ситуацией призрака.

– И что же ты не починишь? Артефакт телепорта, я имею в виду.

– Приятно, когда меня столь высоко ценят, но увы-увы. – Еще радостнее произносит он. – Я – спектр, а не архилич, чтобы такими вещами заниматься. Не в моих силах починить такие сложные конструкты, а терять их я не хочу, совсем-совсем не хочу. Так что выбирайте, выбирайте. Кого принесете в жертву, за кого получите золото, выбирайте. А я посмотрю, посмотрю и посмеюсь, последним посмеюсь. Я всегда смеюсь последним. – Колокольчиком пропела эта тварь.

– Я готов. – Раздался спокойный, даже несколько скучающий голос Лосия. – Я вас всех подвел, схватившись за ту ловушку, я за это и расплачусь. Прошу лишь о том, чтобы доставить мою долю золота в отчий дом. Понимаю, что это несколько нагло с моей стороны, но хотелось бы хотя бы своей смертью погасить часть долгов моей семьи. А еще передайте моему отцу, что…

Вот тут меня уже накрыло.

Так, сука, накрыло, как еще никогда в жизни не накрывало. До наглухо вымороженных эмоций, но выцветшего зрения, до стискивающей сердце ненависти. А равнодушно подписывающий собственный приговор мальчишка, вместе с так и сияющим от искренней радости (и это при полностью отсутствующем лице!) спектром, довели меня до той грани бешенства, за которой только безумие.

Разворот.

Замах.

Удар кулака в ухо, швыряющий потерянного Лосия на руки мрачному и что-то для себя решающему Гансу, который, складывалось ощущение, собирался сделать то же самое, что сделал я.

– Жертва, говоришь? – Спрашиваю я, а вопрос мой повторяют за мною все до единой тени в этом зале. Слишком много я применил здесь своей магии, слишком густыми стали здесь тени, слишком глубокими, так и не успев рассеяться до конца. – Что же, я готов принести в жертву себя. Вот только не тебе, а им.

Указываю себе под ноги, заставляя нежить потерять часть той злобной радости, что он испытывал. А потом и вовсе вздрогнуть, переведя взгляд обратно на меня.

– Ты безумен и глуп. – Уже нормальным голосом, хриплым и рычащим, ответила нежить. – Что мне с твоей гибели? Я успею уйти из этого места, а Тени не проследуют за мною слишком далеко. Они, знаешь ли, привязаны к тому, кто их призвал. Ты и твои спутники для них куда как интереснее, чем столь милый и приятный я. А еще я могу и укусить побольнее.

Я же только смеюсь, сухо и безрадостно, словно шелест взбесившихся теней. Едва не срываясь на хохот, я смотрю на глупого призрака, считающего себя умнее всех остальных дураков.

– Да кто говорит о тебе, глупый ты халат летающий! В этом зале твой телепорт и твои сокровища. – Высказываю свою догадку. – Магические артефакты, которые тоже можно сожрать. Я даже не стану посылать их за тобой, только прикажу выжрать здесь вообще все. Ты ведь ценишь свои сокровища, а, халатик? Иначе без них ты не сможешь никого атаковать – нет награды, нет и боя. И тогда тебе останется только смотреть за тем, как гоблы с орками разграбляют твое подземелье, а ты только и можешь, что вежливо с ними разговаривать.

Снова оно зависло, напрочь растеряв все намеки на человечность, какие только имело. Будто бы самая страшная летающая простыня во всей Вселенной.

– Ты и твои друзья тоже погибнете. Неужто рискнешь еще и их жизнями, после всего? Отдашь их тем, кто придет на твой зов? Ты блефуешь, блефуешь, блефуешь, не можешь не блефовать!!!

А меня все несло и несло.

Я внезапно понял простую истину – этот ублюдок не может меня атаковать, не может убить, не может напасть. Больше не может, не после нашей победы. А это значит, что наше общение словно перенеслось в родные интернеты, где нельзя вот так вот взять, и дать по морде через экран монитора. В этом месте мы играем по моим правилам, ведь сколь бы могучей эта тварь ни была, но в интернетах не имеют значения твои боксерские пояса и навыки стрельбы.

В таком противостоянии у него нет и тени шанса.

– Тупая ты тряпочка, ты же даже не понял главной мысли. – Уже откровенно издеваюсь над ним. – Мне моя жизнь намного менее ценная, чем тебе твой хлам. Я не обязан приносить нас всех в жертву, потому как знаю, что ты все равно согласишься на мои требования. Просто не рискнешь ставить эту ставку. Ибо я, в отличие от тебя, готов жертвовать самим собой, а ты только кем-то. Вот и вся разница.

Секунда тишины.

А потом эта тварь завизжала. Это не было навыком, только воплем отчаянной злобы, не имеющей выхода ненависти, бесконечного страдания от осознания своего проигрыша. Словно бы тысяча разных голосов зарыдали и закричали, а сам спектр заметался под потолком с такой дикой скоростью, что оставалось лишь радоваться тому, что он не может нас атаковать.

С тихим шорохом вниз посыпались камушки и пыль со стен – когти призрака оставляли на каменных стенах огромные борозды. Но это было просто проявление бессильной злобы. С тихим стуком на землю приземлился мешок с золотом, рассыпая половину своего содержимого, а призрак, совершенно неподвижный, прошипел:

– Портал откроется через три минуты. Место переноса безопасно, у вас даже выйдет в том убедиться. А третьего я могу перенести на поверхность, прямо к выходу.

– Устраивает. – Довольно произношу, не обращая внимания на обещающий все муки мира взгляд. – Лосий, Ганс, собирайте золото и отправляйтесь к цивилизации. Не пропейте моей доли, ибо я за ней вернусь, да и сами не помрите. И да, на всякий случай, меня с вами вообще не было. Просто никогда не было, как бы вас ни спрашивали.

Оба собираются что-то сказать, но я не настроен на длинное прощание, а потому не даю им ни слова вставить. Вдруг еще собьют мысль, заставив передумать. Я и сам в своем решении отнюдь не уверен.

– Не спорить, а то зашвырну в портал связанными. Я еще не помер, да и одному мне выбраться из леса будет куда проще, чем в вашей компании. Лучше меня дождитесь.

– Дождемся. Даю в том слово свое и своего рода. Я не знаю твоих целей, не знаю, почему ты здесь и почему стараешься скрываться, но я дождусь тебя и сохраню твою тайну. – Все же Лосий не смог сдержать пафос, но хоть спорить не стал.

– И я, б*я буду, дождусь твоего возвращения и напою тебя до поросячьего визга. – Ганс был менее многословен.

Быстрые сборы, в ходе которых мне оставили почти всю провизию и воду, а все злато оказалось собранным в нормальные сумки, и вот, прямо перед носом обоих мужчин открылся портал. Через это окошко было видно убранные поля и какую-то деревеньку, находящуюся километрах в трех от портала. Судя по всему, все же цивилизация, да.

– Портал просуществует недолго. – Напомнил о себе спектр.

Бросив на прощание взгляд и, слава сиськам, не став разводить мелодраму, оба воина шагнули в портал. После Лосия, шагнувшего первым, портал немного пошел рябью, а после Ганса и вовсе помехами, как при плохом сигнале у старого телевизора. С тихим звоном портал распался, а я остался наедине со злобной и крайне мерзкой тварью.

– Когда-то я освобожусь. – Сказало оно. – И я найду тебя, твоих потомков, потомков твоих потомков и сожру их всех.

– Удачи, халатик. Ты бы знал, сколько раз меня обещали по айпи вычислиииииииии!!!

Договорить я не успел, так как меня буквально швырнуло спиной вперед черт знает куда, а потом еще и приложило оной спиной о что-то очень твердое, подозрительно напоминающее древесный ствол.

Над головой светило солнышко, пели птички, с листьев капали остатки недавнего дождя, а сам я смотрел в хмурое небо, вспоминал открывшийся через портал вид на ту деревеньку и думал мысль. Так хорошо думал, что невольно озвучил:

– Чтоб вас всех вместе подвернуло, перевернуло, вывернуло и обосрало, после чего трижды вые*ало и закрутило тройным подворотом, скрутило в косяк, выкурило через жопу и в жопу же и запихнуло!!! С какого х*я я такой дебил!!? Ну нах*я, на*уя, на*хя!!? Зачем я, *лядь, играл в героя!?? Мог же спокойно оставить мелкого аристократичного педика куковать в лесах, а сам бы уже сельских баб щупал!!! Сука, какой же я дебил!!!

Еще долго по этому участку леса раздавались такие яростные вопли, переполненные настоящей силой и мощью, от которой даже в нескольких километрах нехорошо подрагивали тени, что всякая живность спешила покинуть это место. Даже небольшая группа орков с поддержкой молодого шамана решила быстро свернуть в противоположном направлении.

После Великой Грозы и приходящей с нею Стаи часто появляются новые монстры, жаждущие плоти и смертей, дабы закрепить себя в реальности. Эта группа только чудом не была разодрана Стаей, и сейчас, возвращаясь в стойбище, им меньше всего хотелось повстречать нечто, способное одним своим криком заставить тени оживать.

Развернувшись, орки начали делать длинный многокилометровый крюк, обходя опасность, а где-то далеко один попаданец продолжал самозабвенно материться.

Примечание к части

[1] – Уточняю, что конкретно здесь имеется в виду именно «расфуфыренный щегол», а не мужеложец в местах не столь отдаленных.

https://i.ytimg.com/vi/67uLz7gPRSI/maxresdefault.jpg – Отдаленно похож на спектра, тольк тот призрачный, в тяжелой мантии-халате и в цепях.

https://img-fotki.yandex.ru/get/9740/67588781.1f/0_d4dd0_dee71df5_L.png – Кадавр, только рук меньше, а на пузе пасть.

http://borpost.ru/wp-content/uploads/2016/07/dk1.jpg – Рыцарь Смерти.

https://s1.funon.cc/img/orig/201612/11/584cde7f095e5.png – Еще.

Кубики были весьма веселыми даже пару критов.

Самым забавным был бросок на то, хочет ли хозяин подземелья убить ГГ и ко: 100 (со всеми бонусами), да и не удивительно – это же нежить.

Может ли: 1 – ражал как конь и обыграл все, как предсмертный привет от жреза бога сделок, турниров и соревнований.

А потом Костик, воен ынтернета, не провалил ни одного соц броска.

То есть, у него есть довольно читерный навык ясновидения (если бы не встреча с Забирающим Кожу, я бы его еще долго давать не стал), но все равно – ни единого разрыва (с)!

Если бы кинул еще на два очка больше, был бы двойной крит и он не только золото и телепорт для дружбанов получил бы, но и артефактов каких. А то и вовсе грабанул бы беднягу, ободрав как липку.

Глава одиннадцатая

Тварь была молодой, сильной, голодной и очень глупой. Впрочем, это был тот самый случай, когда проблема с мозгами и самоконтролем была, на самом деле, совсем не ее проблемой. Заняв тело лесного зверя, который изначально был обычным лосем, тварь тут же принялась жрать все и всех, чему не посчастливилось оказаться рядом с нею. Крови было пролито достаточно, чтобы даже без воздействия Грозы оставаться в реальном мире, продолжая охоту и развитие.

Нематериальные твари, обитающие на иных планах бытия, крепчают очень медленно, даже убивая своих коллег-сородичей. Сама суть нематериальных планов не позволяла нормально усваивать частички душ поверженных противников. Вот и доводилось духам мучиться несоизмеримо дольше, убивая целые полчища врагов и самим регулярно рискуя стать добычей. Все ради очередного уровня, ради становления сильнее. Пусть большинство из них оставалось слишком тупыми, чтобы осознать собственный системный статус, они все еще были частью Системы, которая усиливала их, следуя подсознательным и инстинктивным порывам их изменчивой сути.

А в реальности они, конечно, теряют немалую долю расовых способностей, просто неприменимых в материальном мире, зато начинали развиваться намного быстрее, за несколько часов собирая столько опыта, сколько не выходило получить за долгие годы на родном плане. Стоит ли удивляться тому, что большая часть этих ребят стремилась как можно дольше задержаться в чужом им мире, при этом убив и сожрав как можно большее число тамошних обитателей.

Вот эта тварь, например, добилась немалого успеха: захваченный ею лось и впоследствии убитые ею трое волков, лесной кабан, шестеро сородичей-духов, тоже захвативших себе вместилища, только куда скромнее, двое отбившихся от группы орков-охотников и целая куча зайцев. Оно могло бы с чистой совестью называть себя настоящим чемпионом гринда, если бы вообще обладало образным мышлением со способностью воспринимать речь.

Вместо того, чтобы предаваться гордыне за свои достижения, оно продолжало охоту, компенсируя получаемым опытом и поедаемой плотью постепенно накапливающуюся в отнятом теле усталость и травмы. Оно не было разумным, но все же смогло развиться достаточно сильно, чтобы начать грезить могуществом и силой, которую могут дать еще больше смертей и крови.

Потому оно и кинулось на странного двуногого, чем-то напоминающего тех двоих зеленых, чья плоть показалась неимоверно вкусной, возможно, намного вкуснее, чем у кого-либо еще. Резкий рык, способный напугать, смутить, а то и разорвать слабое сердце и барабанные перепонки, быстрый разгон и атака заостренными и значительно укрепленными рогами, способная на этом этапе развития пробить рыцарский латный доспех.

Разгон.

Атака.

Удар!

С неким удивлением тварь наблюдала за пробежавшим мимо нее безголовым телом какого-то непонятного создания с покрытой шипами кожей и огромными копытами. Далеко не сразу до нее дошло, что она больше не чувствует захваченного тела, а к самой ее сути словно подбирается что-то холодное и невыносимо опасное. Зрение стремительно гасло, но до все еще работающих ушей донеслись странные звуки, издаваемые, как оказалось, двуногим существом:

– Как же меня за*бал этот сраный лес!

В этот раз все было и проще и сложнее одновременно. Проще потому, что я уже был не вчера попавшим в этот мир, обладал прокачанными характеристиками и мог бежать со скоростью идущей галопом лошади довольно продолжительное время. Если же я и вовсе забью на восстановление сил и скрытность, то смогу за день проходить расстояние, как за пару недель в начале моих приключений.

А сложнее потому, что каждую секунду над моею головой висело осознание того, что я был в шаге от нормальной кровати и теплой ванны. Был, но в силу своего идиотизма решил сыграть в хорошего парня. Сыграл, бл*дь! Теперь Лосий и Ганс, наверняка допиливают мою долю в золоте, даже не собираясь меня ожидать. Еще и ржут при этом.

Интуиция и ясновиденье говорили мне, что я не прав и предвзят в отношении обоих мужчин, но даже если это и так, то встает вторая проблема. Я банально не знаю, куда их отправило телепортом. Это может быть любая точка в мире, причем даже диаметрально противоположная тому направлению, в котором я двигаюсь сейчас.

Хотелось кого-то жестоко убить, но большая часть местных обитателей куда-то подевалась и попряталась. «Спасали» ситуацию многочисленные чудовища, повыраставшие после дождика, словно какие-то грибы, но они либо были мне на один зуб, либо вообще убегали от меня при встрече. Последних принципиально уничтожал через сферу теней. Нечего давать таким время на то, чтобы набрать сил.

Ни орков, ни гоблинов, ни кого-либо еще я так и не встретил. Самым страшным противником за все время моего сольного вояжа через лесную чащу оказался вот этот самый рогатый монстрик, чьи рога я стараюсь аккуратно спилить на реагенты, как и некоторые другие части тела. Пусть у меня все еще нет нормальной тары, но какое-то полезное зелье можно спокойно залить во флягу, после чего пить разбавленное. В любом случае, вещь хорошая, где-то пригодится. Хотя бы продать как трофей.

Можно было бы взять с собой пару монет золотом, мало ли, вдруг выйду к людям, но что-то мне подсказывает, что я их пролюбил бы точно так же, как пролюбил свое первое копье. К тому же, как я уже говорил, золото очень тяжелый металл, отчего насыпать полные карманы монет мне совсем не стоит. В конце-то концов, со своими классами и статами я и без того могу заработать или украсть вполне приличную сумму, если будет у кого ее воровать и зарабатывать. А коль не будет, то и смысла в их наличии я не вижу.

Привал устроил только тогда, когда уже начал чувствовать подступающую усталость. Быстрый перекус, – я стараюсь не думать о том, как буду готовить и разделывать убитых зверушек, когда еда закончится, – тренировка с тенями и, наконец-то, проверка статуса. Я бы и раньше проверил, но не хотел портить настроение, если там опять окажется какая-то хрень.

Как ни странно, но в этот раз хрени было куда меньше. То ли я такой крутой, то ли Система посчитала, что опускать мне мораль еще ниже, чем она есть сейчас, будет слишком жестоко даже для нее. Первым делом провожаю в трее два сияющих сообщения о капе последних характеристик, еще не взявших заветные шестьдесят очков.

Внимание, характеристика сила достигла капа и больше не будет развиваться тренировками.

Внимание, характеристика концентрация достигла капа и больше не будет развиваться тренировками.

В принципе, это вполне объяснимо, ведь за время своего последнего сражения, я вывел тело на пик возможностей. Да и до взятия верхней планки там оставалось всего ничего – четыре пункта в силу и всего два в концентрацию. Теперь можно вполне спокойно вкладывать очки в любой стат, какой только пожелаю. И если на силу мне, по-честному, положить большой и толстый, то вот концентрацию неплохо было бы тоже до соточки довести. Чтобы в бою легче контролировать свои тени. Сейчас я, фактически, являюсь именно магом ближнего боя. Да, я могу сыграть лысого со штрихкодом на затылке, могу просто прирезать тенью с почти предельной дистанции, но если припекает, то самым основным моим оружием становятся кинжалы и тени, танцующие свое «смертельное танго». Именно в таком амплуа я раскрываюсь на полную мощь. Концентрация в таком случае будет критически важной.

Впрочем, пока что меня больше волнует проблема удержания восторженного вопля, ведь моя прокачка, при которой я не вкладывал очки в характеристики до тех пор, пока они не достигали капа, наконец-то дала свои плоды. Мне выдали весьма забавный титул, правда, весьма подгорчив пилюлю небольшой припиской.

Упорный парень: вы не потратили ни единого очка характеристик впустую, полностью раскрыв весь ваш потенциал, и только потом принявшись дополнять его. Глупость это, или дальновидное действие? Мы не знаем, но на всякий случай выдаем награду. Бонус: +5 ко всем характеристикам, кроме классовых.

В чем же горькость данной пилюли, спросите вы? А в том, что если верить справке, я мог бы получить втрое большую сумму характеристик, если бы не вкладывал ни единого очка до этого момента. Самое поганое сейчас в том, что я прекрасно понимаю необходимость распределения статов! Я бы не выжил, если бы не вложил очки в ловкость и резерв, просто не выжил бы. Умер бы там, в подземном некрополе.

Но, во имя святого Интернета, как же жаба душит!

Практически физически ощутимая боль, буквально продирающая до костей!

Отмахиваюсь от этого презренного чувства, чтобы продолжить изучение логов. И практически сразу мне становится куда легче пережить свою потерю, ведь следующий титул несколько скомпенсировал упущенную возможность.

Виды видавший: большинство смертных живет и умирает, так ни разу и не встретив Легенду. Некоторым не везет ее встретить, после чего их жизнь обрывается. Единицы могли похвастаться тем, что они видели. Но вы и вовсе опровергли все законы статистики и здравого смысла. Вам удалось меньше чем за месяц встретить троих легендарных монстров и пережить каждую из этих встреч! Вашей бесстрашной глупости воздадим же награду! Бонус: +5 ко всем характеристикам, кроме классовых, +1 свободное очко способности.

Вот это подарок! Всем подаркам подарок и, самое главное, я полностью уверен в том, что я его заслужил. Ведь все написанное – правда. Я действительно в силу собственного идиотизма умудрился нарваться на троих легендарных монстров подряд, едва пережив такие приключения. И награда эта выглядит не только издевкой (админы, я записываю ваши подъ*бы!), но и вполне закономерным результатом длительных усилий.

Классовое очко и вовсе льет бальзам на мою душу. Очко способности – это, как я понял очень и очень круто даже для Героя, не говоря уже о рядовом человеке. А ведь подобный бонус обязаны были получить еще и Лосий с Гансом, которые теперь и вправду весьма опасными типами стали, учитывая полученные в моей компании титулы и уровни. Если память мне не изменила с толпой злобных нигеров из трущоб Детройта, то Лосий к моменту ухода в портал сверкал гордым двадцать пятым уровнем.

Это же довольно круто, если я правильно понимаю?

Впрочем, это не столь и важно, ведь куда важнее то, что я тоже нехило прокачался за этот финальный бой. Учитывая количество и качество противников, то странным было бы отсутствие нормальной прокачки, а не ее наличие. Три уровня как с куста! Девятнадцатый левел, причем интуиция подсказывает, что до двадцатого, а значит и получения еще трех классовых очков осталось совсем немного.

Заметка!

Пора бы заняться прокачкой теневых и алхимических способностей, пока еще есть такая возможность. В лесу никого, всех зеленокожих, как я понял, распугала повылазившая изо всех щелей мистическая дрянь, которая мне самому почти не опасна, времени вагон и три нефтяных танкера. Самое оно для нормальных тренировок. Не факт, что мне удастся получить халявные очки, но как минимум просто изучить, на что способна теневая телепортация – нужно обязательно. В будущем, от навыка «дать по съ*бам» будет зависеть целостность моей любимой шкуры и девственность моей столь же любимой жопы.

Последним подарком от Системы стал весьма неоднозначный титул, вроде как не дарящий никаких перманентных бонусов, но одновременно с этим могущий принести немало пользы, если только воспользоваться им правильно.

И, пожалуй, я был одним из немногих (может, среди призванных нашелся бы еще кто-то подходящий?), кто мог бы использовать открывшиеся от наличия титула перспективы.

Душа насмешника: вы один из тех немногих, кто привык искать чужие болевые точки и с наслаждением бить по ним изо всех сил. Ради справедливости, ради собственных убеждений или же просто ради шутки, но вы прошли долгий путь от боящегося показаться своим жертвам на глаза падальщика, способного только оскорблять, до настоящего маэстро, могущего даже лицом к лицу изящно макнуть собеседника лицом в нечистоты. Бонус: вы интуитивно ощущаете способ поудачнее подколоть собеседника, как безобидной иронией, так и крайне жестоким глумлением.

Ну что, Костик, поздравить себя, что ли?

Меня официально титуловали настоящим трололо, только в реальности. Надеюсь, что хоть не позеленею и не начну жиром заплывать. Лучше быть ловким и тонким, чем жирным и забаненным.

При правильном применении подобный скилл сможет как помочь вытащить важные переговоры, так и вывести из себя слишком осторожного и спокойного противника. Лично я бы предпочел иметь лишний бонус к характеристикам, но и полученная награда не бесполезна.

Итак, что у меня там теперь в статусе висит?

Имя: Константин


Раса: человек

Уровень: 19

Титулы: Герой; Неслышный Убийца; Ночной Мастер; Стукнутый Громом; Увидевший Легенду; Убивший Легенду; Выстоявший; Зоркий Наставник; Упорный Парень; Виды Видавший; Душа насмешника

Очки характеристик: 15


Очки класса: 8

Характеристики (стандартные):


Сила: 70

Ловкость: 115

Выносливость: 75

Восприятие: 86

Концентрация: 70


Энергия: 114

Характеристики (классовые):


Тень: 46

Грезы: 4


Вдохновение: 7

Класс: Повелитель теней


Ранг: 2

Основные характеристики: тени, ловкость, восприятие.

Способности:

Контроль теней: 5/5


Позволяет вам мастерски контролировать тени в поле вашего зрения, придавая им полноценное физическое воплощение; тени могут свободно принимать твердую форму и пригодны к созданию преград и барьеров; дальность, скорость, контроль и растяжения теней значительно увеличены; плотность теней значительно возросла; тени получают возможность наносить энергетические повреждения и накладывать эффекты снижающие характеристики цели; раны от теней заживают хуже; при максимальном напряжении и концентрации теней на определенном участке, вы можете превратить тень в дверь на иной план; повышает характеристику Тени на +5.

Чувство теней: 5/5


Позволяет ощущать все тени в большом радиусе от себя; дает возможность четко ощущать движение теней и их принадлежность; позволяет свободно управлять тенями даже вне поля прямого зрения; позволяет ощущать коснувшихся теней невидимок; позволяет видеть и слышать через тень; тени внутри вашей зоны восприятия легче подчиняются вашей воле; тени могут указать на выделенные вами или опасные для вас цели; при желании, вы способны отдаленно и нечетко слышать голоса обитателей тени; повышает характеристику Тени на +5; повышает характеристику восприятие на +5.

Шаги теней: 1/7


Позволяет с приложением времени и усилий, шагнуть в одну тень и выйти из другой, пройдя по краешку плана теней; расстояние шага невелико, а затраты времени, сил и концентрации значительны; малопригодно в бою.

Кража тени: 0/7


Призыв тени: 0/7

[не раскрыто]

Бонусы:


Тенерожденный: навыки скрытности растут в пять раз быстрее; в случае опасности тени укроют вас как своего собрата.

Ловкий: ловкость растет быстрее.

Видящий Тени: позволяет применить особый тип зрения, позволяющий накладывать план теней на реальность; позволяет смотреть сквозь маскировку, мороки и иллюзии; мощь взгляда зависит от характеристик и развития классовых способностей.

Кровь Теней: в ваших жилах течет иная кровь, даруя вам частичку своего могущества; повышает характеристику Тени на +5, позволяет легче общаться и договариваться с обитателями Тени.


[не раскрыто]

Класс: Владыка Снов и Отражений


Ранг: 1

Основные характеристики: грезы, концентрация, восприятие

Способности:

Создать сон: 1/5

Позволяет контролировать сон, в котором вы находитесь, ограниченно влияя на ход течения времени.

Наслать сон: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Грезящий: социальные и магические навыки, связанные с классом, растут в пять раз быстрее; над вашими снами не властен никто, кроме вас самих.

Непоколебимый: концентрация растет быстрее.


[не раскрыто]

Класс: Мистический Алхимик


Ранг: 1

Основные характеристики: вдохновение, восприятие, энергия

Способности:

Создание состава: 2/5

Позволяет создавать относительно сложные алхимические составы из наличных реагентов, инстинктивно понимая процесс создания; позволяет точнее регулировать желаемый результат и смутно понимать для какого дела подходит определенный реагент.

Расщепление реагента: 0/5


[не раскрыто]

Бонусы:


Понимание сути: возможность видеть и, с оговорками, понимать магию в вещах и реагентах; все ремесленные навыки, связанные с алхимией, растут в пять раз быстрее.

Внимательный: восприятие растет быстрее.


[не раскрыто]

Особое:


Предел совершенства (от титула Герой): повышает максимальный предел развития характеристик до 50 (Сейчас: 60), ускоряет обучаемость и повышает количество получаемого опыта.

Воля Героя: влияющие на мышления навыки рангом ниже вашего класса не имеют действия.

Взгляд Героя: позволяет видеть определенное количество информации об окружающих; зависит от вашего уровня.

Мифический: предел развития характеристик поднят на 10 (Сейчас: 60), дает возможность выбрать одновременно три класса.

Тишина в зале (редкий; от титула Неслышный Убийца): активный навык, полностью гасящий звуки на небольшом участке. Длительность и зона воздействия зависят от уровня пользователя и показателя энергии.

Ночной Мастер (редкий): вы, вольно или невольно, выполнили норматив для получения звания профессионального убийцы. Доказав наличие у вас этого титула, вы получите рабочее место в любой теневой гильдии. Если вас не прирежут от греха подальше. Эффект: +5 к ловкости; +2 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Улучшенная координация (обычный): улучшает координацию и мелкую моторику.

Улучшенный слух (обычный): улучшает слух, позволяет различать ранее неслышимые шепот и шорохи, позволяет легче различать источники звуков и определять их.

Увеличения качества энергии (обычный): делает вашу энергию более насыщенной и плотной, чем увеличивает мощность ваших чар и уменьшает затраты на их создание.

Стукнутый Громом (редкий): вы получили на свою голову заряд из многих миллионов вольт, но смогли пережить такой подарок. Нужно обладать совсем незаурядной глупостью, чтобы попадать под удар молнии, но и выносливостью тоже. Эффект: +5 выносливости.

Увидевший Легенду (легендарный): Забирающий Кожу, или как назвали его местные племена Са'Шай Гархмнул, очень редко показывается на глаза и еще реже оставляет в живых тех, кто его увидел. Как бы то ни было, но вы оказались в числе тех, кто пережил эту встречу. Везение или глупость, но подобное нельзя оставить без награды. Бонус: +5 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Убивший Легенду (легендарный): для того, чтобы стать Легендой, Забирающий Кожу прожил долгую жизнь и оборвал неисчислимое множество жизней чужих. Но вся его мощь не помогла ему при встрече с вами. Везение и глупость, скажем мы, но награду все же выдадим. Ведь не каждый день кто-то доказывает, что иногда даже Легенды умирают. Бонус (снижено в два раза): +5 ко всем характеристикам, кроме классовых, +1 свободное очко способности.

Укрепление костей (обычный): делает кости более крепкими и прочными, позволяет лучше переносить нагрузку.

Боевая концентрация (обычный): позволяет легче удерживать концентрацию на чем-либо во время боя или других активных действий; боль и травмы имеют уменьшенную вероятность прерывания каста.

Идеальная координация (обычный): дает идеальную координацию и мелкую моторику; позволяет полностью контролировать свое тело; незначительно ослабляет влияние эффектов оглушения и травмы; усложняет использование на вас навыков определения лжи и холодного чтения

Выстоявший (эпический): вы в одиночку, или очень малым отрядом, вышли против превосходящего вас числом и уровнями противника, несущего смерть всему живому. Мы понятия не имеем о том, есть ли у вас мозги и в каком месте они расположены, но на всякий случай даем вам награду. Бонус: +5 к характеристикам выносливости и ловкости.

Зоркий наставник (редкий): трудно удерживать грань между тем, чтобы помогать всякой мелочи добывать боевой опыт и не дать им помереть в процессе его добычи. Не всем хватает на это выдержки и умения, но вам хватило. Бонус: +5 к характеристике восприятие.

Активное усиление (обычный): позволяет раз в три часа увеличить показатель силы на четверть, сроком на сорок минут (зависит от магических показателей), после чего наступает откат, уменьшающий показатель силы в половину, на час.


Уплотнение магии (редкий): усиливает эффект чар и незначительно увеличивает резерв; значительно уменьшает затраты на создание чар и повышает защиту от негативных магических эффетов и проклятий.

Упорный парень (эпичный): вы не потратили ни единого очка характеристик в пустую, полностью раскрыв весь ваш потенциал, и только потом принявшись дополнять его. Глупость это, или дальновидное действие? Мы не знаем, но на всякий случай выдаем награду. Бонус: +5 ко всем характеристикам, кроме классовых.

Виды видавший (легендарный): большинство смертных живет и умирает так ни разу и не встретив Легенду. Некоторым не везет ее встретить, после чего их жизнь обрывается. Единицы могли похвастаться тем, что они видели. Но вы и вовсе опровергли все законы статистики и здравого смысла. Вам удалось меньше чем за месяц встретить троих легендарных монстров и пережить каждую из этих встреч! Вашей бесстрашной глупости воздадим же награду! Бонус: +5 ко всем характеристикам, кроме классовых, +1 свободное очко способности.

Душа насмешника (уникальный): вы один из тех немногих, кто привык искать чужие больные точки и с наслаждением бить по них изо всех сил. Ради справедливости, ради собственных убеждений или же просто ради шутки, но вы прошли долгий путь от боящегося показаться своим жертвам на глаза падальщика, способного только оскорблять, до настоящего маэстро, могущего даже лицом к лицу изящно макнуть собеседника лицом в нечистоты. Бонус: вы интуитивно ощущаете способ поудачнее подколоть собеседника, как безобидной иронией, так и крайне жестоким глумлением.

Навыки:


Провокация: 26 (подмастерье)

Бег: 12 (подмастерье)

Скрытность: 51 (великий мастер)

Плавание: 5 (ученик)

Алхимия: 36 (мастер)

Травничество: 27 (подмастерье)

Собирательство: 12 (подмастерье)

Рыбалка: 14 (подмастерье)

Владение копьем: 3 (ученик)

Тайное проникновение: 26 (подмастерье)

Предчувствие опасности: 49 (мастер)

Смертельный удар: 41 (мастер)

Владение кинжалами: 51 (великий мастер)

Рукопашный бой: 15 (подмастерье)

Управление энергопотоками: 37 (мастер)

Обоерукий бой: 21 (подмастерье)

Метательное оружие: 9 (ученик)

Ясновидение: 23 (подмастерье)


Обезвреживание ловушек: 18 (подмастерье)

Расту, однако.

Скоро совсем мужественным стану, честное слово. А если серьезно, то у меня сейчас действительно хорошие характеристики. Отбросив всяких легендарных чудищ и призванных Героев, мне практически не опасны любые стандартные противники. Я могу убить того, кто слабее, и убежать от тех, кто будет сильнее. Вероятно, я не самый сильный противник под этим небом, но вот стать чемпионом Вселенной по скоростному съ*быванию от неприятностей вполне в моих силах.

Главное не загнуться раньше времени и не тупить в критических ситуациях.

А сейчас пора спать, завтра снова в путь и путь этот будет отнюдь не простым.

Следующие три дня проходили относительно спокойно – всякая непонятная жуть почти перестала встречаться. Нормальных животных тоже было не слишком много, особенно в сравнении с прошлыми днями, но для пропитания хватало с головой. Отдельно стоит отметить тот факт, что я все же смог научиться нормально готовить пищу из пойманной добычи.

Это было не так уж и сложно – с шестой попытки начало получаться. Как я понял, в прошлых случаях виноват был трофейный ножик, которым я пробовал снимать шкуру и резать мясо. Гоблинская ковырялка отлично подходила для того, чтобы колоть, но никак не для разрезания. Зато новые стальные ковырялки неплохо так справлялись с неподатливой заячьей плотью.

Шкуры, конечно, снимать не получалось, так как я их раз за разом портил, но вот разделывать мясо выходило без особых проблем. Наличие огнива позволяло спокойно разводить костер, не тратя дефицитный заряд зажигалки, а уж приготовить запеченное в углях филе мог даже такой криворукий повар, каким был я сам.

Навыка повара, правда, так и не дали, что несколько печалит. С другой стороны, пока есть хоть какая-то еда, мне вообще похрен на то, насколько она вкусная. После полных суток на ногах единственными желаниями, которые остаются в моем уставшем мозге, будет банальный набор, состоящий из «пожрать» и «поспать». Скрытность и чувство опасности в последнее время развились достаточно, чтобы больше не было необходимости в постоянном контроле обстановки. Даже во сне я мог поддерживать незаметность и подсознательно мониторить окружающий лес.

Великий мастер, надо же.

Подсознательно ожидал от получения полусотни в навыках какого-то прикольного титула, но ничего такого не случилось. Просто я стал еще круче махать кинжалами и скрываться аки потомственный Ниппонский шиноби из какой-то киноленты. Кроме шуток – знания, вбитые в голову с помощью навыков, реально вызывают уважение. Фактически, у меня в голове и рефлексах сидит столько информации, что где-то даже неловко. Полагаю, местным жителям приходится ради такого прогресса в навыках очень долго мучить и себя и других, а мне все досталось за какой-то месяц с хвостиком реального времени.

Не спорю, я вынужден был этот месяц буквально выживать, раз за разом проходя по грани, но и результат тоже вдохновляющий, ничего не скажешь. Я бы еще ляпнул что-то вроде «хорошо быть Героем», но промолчу. Если бы не мой героизм, то меня бы тут вообще не было бы, а за моей головой не охотились бы все, кому только не лень. Дожевываю самую малость подгоревшее мясо и аккуратно закапываю кости, дабы не привлекать запахом всяких лесных обитателей (добрых и не очень), после чего укрываюсь тяжелым, одолженным у Ганса плащом и отправляюсь в страну снов. В этот раз, я не желаю видеть ни кисельных берегов, ни замков в небесах.

Всю мощь своего недоразвитого сноходческого класса я направляю на то, чтобы во сне увидеть родной дом. Встретить немногочисленных друзей и близких. Вновь пройтись по знакомым улочкам.

Мы не ценим то, что имеем.

И только потеряв его, понимаем, насколько нам не хватает потерянного.

Осознать причину моей хандры было просто: если раньше я не имел ни времени, ни сил на то, чтобы грустить и жалеть себя, то теперь, когда я уже уверен в своем выживании, тоска по старой жизни ударила в полную силу. Мне не нужны были магические способности, не видел я необходимости в умении разрезать волос на лету прямо вдоль, не хочу я и силушки богатырской. Мне просто хотелось домой, к родному ПК с тысячу раз изученными закладками в браузере, хотелось, чтобы мир снова стал простым и понятным, чтобы завтра было таким же, как и вчера. На душе было удивительно погано.

Уже утром я встану из своей импровизированной постели, от души выматерюсь на утренний холод, сориентируюсь в пространстве и продолжу свою дорогу приключений. Хочу я того, или нет, но я – Герой. А Герои не плачут, не горюют и не впадают в истерику. Не потому, что они такие восхитительно мужественные и брутальные, а просто оттого, что с их жизнью времени на хандру не хватает.

Завтра будут новые проблемы и новые свершения. Работа с классовыми способностями, тренировка особых характеристик, вроде тех же Теней, постоянная дорога вперед, к неизвестной даже мне самому цели. Завтра я забуду свою тоску, запихнув ее в самые дальние уголки своей памяти и закрыв эту заразу на шестипудовый замок.

Но сегодня…

Сегодня я хочу побыть немного Костей, простым и понятным человеком. Человеком, от которого в этом мире с самого начала не ждали ничего, кроме короткой жизни и покорной смерти. Никто меня здесь не ждал.

Но все же я тут.

А значит, завтра я вновь проснусь Героем и пойду превозмогать все то, что встанет на моем пути. Просто потому, что так устроен мир, так устроен я сам.

Пусть его.

Сегодня я вижу сны о доме.

Спустя неделю после окончания моего подземного вояжа, закончившегося новым вояжем лесным, я вынужден признать, что опять вляпался в болото. Это начинает порядком раздражать, ведь главная проблема в передвижении подобной местностью состоит в том, что скорость здесь не поможет. Мне придется вынужденно замедлить свое продвижение, дабы тщательно определять маршрут и не посеять еще один комплект вещей.

Несомненно, наличие сферы теней помогает создавать маршрут с огромной скоростью, высокая ловкость позволяет пройти там, где раньше не получилось бы, а развитый контроль теней с легкостью вытащит меня из любой трясины, случись мне туда провалиться.

Вот только главная проблема в том, что, несмотря на все свои, полученные с момента прошлой попытки покорить болото, усиления, я в любом случае с ног до головы изгваздаюсь во всяком дерьме.

Не жизнь, а сказка!

Прежде чем отправляться в болота, решил немного подумать головой (исключительно для разнообразия, не более). Голова поскрипела, но выдала довольно здравую идею. А именно: заготовить побольше провианта, желательно долгохранимого, чтобы потом не мучить себя вопросами в стиле «где взять покушать» и «как мне пойманное приготовить».

Дальнейшее было простой рутиной: убить зверя, распотрошить зверя, закоптить мясо зверя и самому покушать. При необходимости повторить. Повторять пришлось и не один раз, ибо мои попытки копчения были во многом смешными, но все больше грустными. Первые три попытки закончились испорченным мясом и провонявшим дымом мною.

Не знаю, каким чудом на регулярно подымающийся вверх столб дыма так и не пришли никакие посетители. Наверное, они посчитали, что тут не мясо коптят, а лес горит, не иначе. В любом случае, когда очередная партия была наконец-то признана пригодной, уложена в сумки и тщательно замотана в листья, дабы не замочиться, я все же пошел покорять пучину.

В голове зрело четкое понимание того, что эта затея с походом по трясинам закончится тем еще пи*децом.

Но я же Герой? Так что голос разума был мною проигнорирован.

Стоит ли удивляться тому, что все пошло несколько не так, как планировалось.

Путь мой был именно настолько мерзкий, вонючий и неприятный, как я его себе и представлял! Вот прямо в точку! Я молчу про постоянно мокрые ноги и одежду – хорошо хоть выше пояса пока нырять не приходилось (сфера теней – сила), благодаря удачному выбору троп. Я не говорю о целых боевых эскадрильях комаров и прочих кровососов, способных реально угробить человека если и не кровопотерей, то анафилактическим шоком. Я не стану упоминать о ни с чем не сравнимом запахе болотных газов, вызывающем желание выблевать собственный мозг и напрочь лишающем всякого аппетита.

Я скажу лишь о том, что эти болота были живыми .

Если в первый раз, когда мне пришлось идти по такой местности, я отмечал постепенно возрастающий магический фон, то теперь он не просто возрастал. Он, сука, взлетал вверх на крыльях рэдбула и пердячей тяге! А вместе с фоном росли и местные обитатели, причем так, что складывалось ощущение, будто бы они жрут исключительно настоянную на радиоактивных отходах Растишку!

Когда на меня напала какая-то полупрозрачная хрень в оптическом камуфляже, чем-то напоминающая орка, только непроходимо тупая и куда более ловкая, я просто снес ей голову тенями, попинал черепушку ногой и пошел дальше. В сфере оно просматривалось, конечно, не так легко, как орки, но лишь немногим сложнее, потому я и заметил ее пораньше.

Когда меня с пятидесяти метров попыталась поймать липким языком гигантская жаба, словно списанная из фантазий о внутренней амфибии, символизирующей всемирную жадность любого разумного существа, я тоже не особо переживал. Жаба была тоже разрезана тенями и оставлена плавать брюхом кверху, привлекая на запах своей крови еще больше хищных обитателей родного биома.

После того, как на меня налетела стая огромных комаров, обладающая, судя по всему, роевым сознанием и жаждой моего мяса, я, конечно, вздрогнул, но укрыл тенями сначала себя, а потом и стаю, захватив их всех в своеобразный мешок, после чего агрессивная энергия иного плана высушила этот кошмар энтомолога досуха. Чувство опасности сработало штатно, отчего мне и удалось среагировать вовремя, не получив ни единого укуса, который наверняка был бы ядовитым.

В момент, когда меня едва не сожрало живое дерево, спасло только предчувствие опасности да сфера восприятия. Несмотря на идеальную маскировку, делающую древесное чудище практически неотличимым от обычного дерева даже через касание теней, в тот момент, когда оно начало двигаться, я его заметил. Отпрыгнул, выматерился и чисто из мстительных побуждений уничтожил эту гадость тенями. Но тогда я уже начал подозревать о том, что просто мне не будет. А еще начал время от времени использовать Взор, чтобы не пропустить такую каку еще раз. Дважды это мне помогло, между прочим.

Следующие сутки именно такими и были – полными проблем, атакующих меня тварей и прочего дерьма. Я взял двадцатый уровень, доведя запас свободных очков до двух десятков, а классовых очков до одиннадцати. Тратить не стал ни того, ни другого – на тот момент времени мне хватало и своих сил да умений, чтобы гарантированно выходить из опасных ситуаций победителем, да еще и без травм. Предпочел выждать того момента, когда набранных очков хватит на получение очередного бонуса и вложить их целиком. А класс можно и так покачать, если не лениться.

Но загвоздка была в том, что местные обитатели не заканчивались! Постоянное напряжение, требующее внимательности и собранности. Так еще и часть тварей явно имела возможность видеть сквозь мою маскировку. На первый ночлег ложился даже без мысли о нормальном сне, во всю ускоряя сон с помощью таланта сноходца. Поспать удалось без внезапных атак, а через полчаса на меня напала какая-то сова. Не знаю, из какого Хогвартса это чудо прилетело, но размах крыльев и кристаллические когти, режущие даже камни (я проверил!) делали из нее идеального курьера для доставки писем. Тварь я убил, когти и клюв оторвал на реагенты, которых накопилась уже весьма тяжелая сумочка, но до самого утра пришлось сидеть и молча пырить в темноту.

А в темноте, тем временем, жрали друг друга всякие монстры. Крики, рычание, разные шорохи и поскуливания: я словно оказался на какой-то скотобойне из второсортного ужастика. Непрерывная охота всех на всех прекратилась только к утру, да и то, наверное, не полностью.

Если бы не чертово упрямство да нежелание признавать свою ошибку в выборе направления, то я бы развернулся назад, попытавшись пройти сквозь земли зеленокожих. С моей-то маскировкой, мне уже можно было не бояться простых и понятных дикарей. В отличие от местных обитателей, которых я таки боюсь.

Скрытность, кстати, тоже растет в таких условиях, несмотря на то, что уже перешла на уровень великого мастера. При таком ритме жизни и постоянных контактах со всякой хищной гадостью, ее рост совсем не удивителен. Скорее удивляет медлительность прокачки.

Тварь я чуял, пусть и очень смутно, а потому был готов к ее стремительной атаке. Прячущаяся на дне гигантская рептилия была очень незаметна и если бы не тени, я мог бы ее пропустить. В чувстве опасности оно появилось только перед самой атакой, а до этого было только легкое, тревожное ощущение приближающихся проблем.

Со всплеском грязи и тины в меня полетело несколько тонн зубастого голода и ненависти. Уклониться вышло только сделав упор в затвердевшую тень, чтобы не марать себя перекатом по грязи. После первой атаки последовал адски быстрый удар хвостом, от которого я уже не уклонялся. Вместо этого атаковал двумя теневыми клинками, выросшими из моих кинжалов, буквально отсекая хвост зверюге.

Монстр явно обладал каким-то сопротивлением магии, иначе мне трудно объяснить причину того, что посланная вдогонку плеть смогла только оставить длинную, но неглубокую рану на этой помеси гадюки с крокодилом. К моему глубокому сожалению, подлая донная срань не стала продолжать битву, а просто нырнула в трясину и поплыла в противоположном от меня направлении. Я уже думал было убить ее через сферу, пусть под поверхностью болотной глади это и куда сложнее сделать, как ее сожрала какая-то иная тварь. Причем куда больших размеров.

Покачав головой, я тоскливо посмотрел на мясистый хвост моей несостоявшейся добычи и попер дальше. Пусть запасенное мясо мне уже надоело, да и скоро начнет портиться, но привлекать внимание местных обитателей костром и шашлычком я не хотел категорически.

Меня ждала дорога.

Высокое восприятие позволяло не потерять направление движения даже тогда, когда солнце почти скрывалось за деревьями и кустами. Увы, но болота все сильнее превращались в болотистый лес, заставляя меня поминать всех темных богов скопом, грозясь мирозданию всяческими карами и обещаниями разорванных седалищ.

Боги и мироздание на мои угрозы не реагировали, зато одежда потихоньку изнашивалась. У меня был запасной комплект, но надевать я его не стал. Проще дождаться хотя бы относительно чистого участка, чтобы переодеться там и выстирать грязь, чем сменить одежку сейчас и через пару минут испачкать ее до того же состояния.

Твари вроде бы немного успокоились, атакуя куда реже, чем раньше. То ли я стал маскироваться лучше, то ли их самих стало меньше. Последнее куда вероятнее – складывалось ощущение, что чем глубже в болота, чем дальше от края, тем более редкими становятся их обитатели. Но не беспокойтесь, незначительное число местных тварюшек с лихвой компенсируется возросшей индивидуальной силой. Чудищ ниже двадцать восьмого уровня я так и не встретил. С другой стороны, тридцать шестой тоже никто так и не перешагнул, а попавшаяся мне гигантская хищная черепаха, обладающая таким левелом, не стала меня преследовать. Хотя я готов поспорить, что сия Тортила могла бы и догнать!

Небольшой островок посреди непроходимой трясины я нашел исключительно благодаря теневой сфере. Сорок шагов в ширину, несколько деревьев и каменные остатки какого-то дома, позволяющие укрыться от ветра и собирающегося дождя – это место подкупило меня сразу же. Сухая и твердая земля под ногами – что еще нужно для счастья?

В самом мелком месте нужно было пройти почти полторы сотни метров трехметровой трясины, что делало это место крайне непривлекательным для девяноста процентов живности. Самому, правда, пришлось идти на созданных из теней ходулях, но это не так уж и важно. Главное дошел и никого здесь не нашел.

Первым делом, естественно, проверил руины, лишь бы не нарваться на очередной некрополь. Руины оказались обычными развалинами очень старого дома, если не сказать древнего. Старый камень, полторы уцелевших стены, кусочек крыши и, вы не поверите, трехметровая каменная ванна, заполненная тиной и грязью по самое немогу. Но никаких подземных помещений и подозрительных магических всплесков.

Закончил осмотр тем, что едва не обнюхал каждый камушек с помощью Взора, опять ничего не найдя. После этого принялся за уборку. Стащил с себя грязную одежду, вычистил место под очаг костра и собрал достаточное количество дров. Последних на островке оказалось на удивление много, хватило с головой, как и камней для очага.

Следом за этим принялся создавать огромный теневой ковшик, каким вычерпнул наполняющую маленький бассейн тину. Запах стоял не очень приятный, но я справился. Сразу после выбрасывания мусора принялся чистить стенки каменной ванны, делая тени максимально агрессивными и жесткими, отчего вросшая в камушки плесень буквально испарялась, рассыпаясь прахом. Десятая часть резерва в ноль, но теперь в этой емкости можно было бы реально вымыться. Если бы у меня была вода.

Использовать мифический класс Повелителя Теней, дабы отфильтровать себе водицы из мерзкой трясины? Это про меня, можете не сомневаться. Пришлось изрядно помучиться, прежде чем смог сделать из теней фильтр, но все же получилось. После прохождения через предельно плотный фильтр, вода становилась кристально-чистой и холодной, как арктический лед. Как я понял, слишком большое количество энергии плана теней, которым жидкость пропиталась, делало ее не совсем водой. Или совсем не водой. Если бы не мой класс, то, засунув руку в заполненную ванну, я рисковал получить крайне неохотно заживающий ожог и какое-то дебафающее проклятие. При условии, что у меня вообще осталась бы рука.

С одной стороны, эта смесь легко растворит любую грязь на моем теле и одежде. С другой, оно легко растворит и саму одежду, а для того, чтобы купаться в этом самому… Холодно же!

Впрочем, разок ополоснуться я все же решился, просто чтобы убрать с себя грязищу. Очучения были очешуенные, будто тебя всего истыкало иголками, после чего засунули в морозильную камеру. Зато грязи вообще не осталось.

После некоторого времени, потраченного на копание в сумке с реагентами, было принято решение создать себе джакузи. Ненуачо? Я вам тут попаданец, или хер подзаборный? Хочу себе джакузи, чтобы валяться там и нежиться в горячей воде. И точка!

Вся мощь моего алхимического класса была брошена на то, чтобы решить эту проблему. Важнейшая миссия, требующая организации всех имеющихся у меня талантов и ресурсов, была принята мною с гордо поднятой головой и чистым сердцем.

Первым делом поискал способ избавить воду от остатков энергии теней, превращающей обычную ванну в какой-то портал в адЪ. Серьезно, просто представьте себе каменную выемку с кристально чистой водой, у которой, однако, не видно дна. Ты знаешь, что оно там – буквально в полутора метрах, но видно лишь черный провал в бездонную пропасть. Что-то мне подсказывает, что нырнув сюда, можно нырнуть не только в ванну.

Способ решить проблему нашелся довольно быстро: несколько травок, кусочек рога одной из убитых мною еще в лесах тварей, пара чешуек с хвоста так и не приконченной ящерицы и у меня в горсти лежит порошочек, который Система назвала слабым магическим негатором среднего класса. Высыпав это чудо в воду, я наблюдал за тем, как по идеально ровной водной глади пошли волны, после чего жидкость перестала испускать потусторонний холод и снова стало возможным рассмотреть неровное дно каменной ванны. Походу, я этим действием не только воду очистил от остатков теней, но и сам материал ванной тоже.

Следующей проблемой стал подогрев воды. Мне нужно было сделать какую-то хрень, способную не только вскипятить водичку, но и поддерживать в ней нормальную температуру. Только сначала нужно воды во фляги набрать, раз уж водичка теперь стала обыкновенной, но очень чистой водой, которую пить одно удовольствие.

Для создания того, что мне было нужно, больше всего подходили останки какой-то плюющейся напалмом слизи, тоже встреченной в лесах. После смерти от нее остались только какие-то камушки. То ли самоцветовые, то ли желудочные.

Если бы только ощущения мои были более оформленными, ведь сейчас у меня есть только смутное интуитивное понимание того, что с этими ингредиентами можно сделать, но совсем ничего о том, как именно мне это приготовить. Положился на великого и могучего бога Тыка Наугада, принявшись замешивать состав.

Первая попытка вышла с огоньком! Буквально, мать вашу, с огоньком! Получившаяся жидкость вспыхнула при контакте с воздухом, и только предчувствие опасности позволило мне максимально быстро отбросить стремительно разогревающийся комочек Ада в болото. Сберег свои хваталки и смог понаблюдать за горящей трясиной.

Пока оно пылало, причем не желая гаснуть, я успел исполнить вторую попытку. В этот раз результат был не столь нестабильным, так как получившаяся горючая жидкость не загоралась в руках. Но по-прежнему была не тем, что я хотел. Вылив в ту же трясину результаты своего труда, приступил к третьей попытке.

В этот раз использовал не только руки, но и небольшую деревянную чашку-рюмку. Заодно дал себе подзатыльник за то, что не попросил у парней эту штуку раньше, как и не проверил толком самое дно сумок, где она и лежала. С другой стороны, Лосий ее и не доставал из своего вещмешка, а я в чужих вещах лазать не стал.

Не знаю, было ли это результатом использования посуды или мне просто повезло, но после десяти минут мучений и матов, на дне чаши осталось несколько десятков камушков, которые при контакте с водою должны были нагревать ее до нормальной температуры.

Камушки, а заодно еще и набор укрепляющих и очищающих препаратов полетели в воду, а сам я принялся разжигать костер и ловить себе ужин. Закопченное мною еще до болота мясо, увы, быстро испортилось, став несъедобным. Пожертвовал результат своих поварских изысканий трясине и поймал двух здоровых змеек в два метра длиной. Отрезав им головы и выпотрошив (это было куда проще, чем с зайцами), мне удалось пожарить на углях змеиное мясо.

На вкус и вправду как курица, по телевизору не шутили.

Погода стремительно портилась, собираясь на дождь, но меня это не волновало: я уже соорудил небольшой навес, укрывшись в единственном уцелевшем участке постройки, да и костер тоже прикрыл. Не знаю, кем ты был, бывший владелец этой жилплощади, не знаю какой расы, какую жизнь вел и как ты погиб, но спасибо тебе за твой дом и твою ванну, без которой моя жизнь была бы намного печальнее, чем сейчас.

Лежу в теплой, почти горячей, воде, жую несчастную змейку, отбрасывая в сторону косточки, и мне реально хорошо. Если погода не улучшится, то придется пересидеть здесь, заодно и отдохнув от валящихся на меня неприятностей. Сюда, на этот островок, не приползают болотные твари – кого-то отпугивает трясина, а тех, кто мог бы ее перейти, похоже, не интересую я сам. Единственной опасностью остаются воздушные атаки, вроде той ночной совы, чьи коготки и клювик у меня сейчас в сумке лежат, но это я уже придираюсь. Места безопаснее на этом болоте, я, пожалуй, не найду.

Нежась в ванной, невольно бросаю взгляд на единственную оставшуюся на мне деталь одежды – бесполезное колечко извращенного менталиста. Не знаю, является ли это судьбой, или проклятием, но за все время моих злоключений я не встретил ни единой особи женского пола. Даже гоблинши и орчихи, которые вроде бы должны существовать, так ни разу и не попались мне на глаза. Не то чтобы меня так давит отсутствие женщин – с теми нагрузками, что я регулярно переживаю, мне на утоление своих хотелок просто сил не хватает, не говоря уже о времени.

Нет, я, конечно, не против того, чтобы встретить одинокую эльфийку (а можно и не эльфийку) в этих лесах… Но честное слово, я бы предпочел с такой договориться мирно. Не то чтобы мне не доводилось лазать по саймин-хентай тредам, – я все же ветеран борд, – но в реале я предпочту обходиться без подобной дури.

Да и нет на этих болотах ни эльфиек, ни человечек, ни гоблинш, ни орчих – сожрут их тут, без вариантов. Поэтому мой мифический рукожопый артефакт может играть исключительно роль раздражающего меня украшения, которое даже не выкинуть.

Кстати!

Там же должны были появиться какие-то новые абилки с ростом уровней. По крайней мере, что-то нераскрытое в кольце точно было. Я сейчас уже двадцатый, почти двадцать первый. Не появилось ли там еще какого подарочка, вроде призыва огненного дождя или чего похожего. Умом-то понимаю, что если там что-то и появилось, то только первостатейная хрень, но мечтать не вредно.

Активирую оценку, просматривая открывшийся трей, чтобы удовлетворенно кивнуть, таки появились новые способки, аж в количестве двух штук, что не может не радовать. Ну и не печалить заодно, да.

Перстень Извращенного Менталиста (мифический)


Это кольцо принадлежало одному из величайших магов-менталистов во вселенной, впитав часть его опыта и умений. Пусть сей маг был известен своим могуществом, но куда сильнее он запомнился тем, что имел огромный гарем не менее могущественных, чем он сам, женщин, полностью ему преданных и покорных.

Свойства:

Неразрушимый: предмет нельзя сломать.

Неразменный: предмет нельзя потерять, продать или украсть.

Мифический: это очень крутой артефакт, гордитесь им.

Даруемые способности:

Покорение женщины (активный): указав перстом на любою особь женского пола равного или меньшего уровня, вы навсегда превращаете ее в максимально верную вам слугу и рабыню. Не действует на тех, чей класс выше вашего. Активация мгновенна, перезарядка занимает сутки.

Вложение красоты (пассивный): любая особь, подчиненная этим кольцом, приобретает относительно приятную и желанную внешность (зависит от изначальной расы, внешности и массы жертвы), какой бы оная внешность не была бы ранее. Даже гоблинши и тролихи. Активация автоматическая, вместе с Покорением. Действие занимает от нескольких минут, до суток в зависимости от внешних параметров цели.

Развращение женщины (пассивный): добавляет подчиненной артефактом женщине вариативный набор навыков и титулов, направленных на развращение подчиненной особи.

Админ, сука! (активный): при активации этого навыка все системные администраторы в радиусе километра испытывают резкое расстройство желудка. В случае отсутствия рядом представителей указанной профессии навык находит оного самостоятельно в пределах всей вселенной. Активация фразой: [да чтоб вы там обосрались], перезарядка одна минута.


Ложная крутизна (активный): на несколько минут повышает уровень героя на 15, не добавляя никаких иных бонусов. В случае применения кольца под этим усилением, подчинение накладывается штатно. При усилении подчинение не действует на легендарных и мифических особей и героев, и может быть заблокировано защитным навыком. Активация фразой: [я круче, чем кажусь], перезарядка один месяц.

[не раскрыто]

Честно?

Это улучшение из разряда что есть, что нет – один хер оно бесполезно. Не, я не спорю, может быть, потом я и буду собирать себе чертов боевой гарем, но вот до того светлого времени мне еще дожить как-то нужно. Усилялка уровней ничего так, но подчинить им кого-то действительно сильного едва ли выйдет. Допустим, я сейчас на двадцатом уровне, значит с активированным усилением я могу заарканить сферическую в вакууме эльфийку тридцать пятого уровня. Проблема в том, что на таких левелах, большая часть противников имеет уже совсем не обычные и даже не редкие классы, так что процентов сорок женщин просто проигнорируют мой артефакт.

Полагаю, что подчинить все ту же сферическую эльфийку, скажем, сорок пятого уровня у меня уже не выйдет – та если и не будет обладать легендарным классом, то уж защита, неважно своя или амулетная, у такой будет гарантированно.

Не, логикой я понимаю, что этот навык выдали для того, чтобы пережить начальные уровни, подчинив себе смазливого танка, которая будет тебя защищать. На двадцатом уровне, да под усилением, я смог бы получить себе довольно сильного и верного союзника. Ключевое слово «мог бы», ведь к моменту, когда я выберусь к цивилизации эта абилка станет совсем бесполезной.

Б*ядь! Админы, Система, боженька и все, кто меня слышит! Может, сжалитесь надо мною и пошлете мне сильную и мощную барышню, чтоб мне на ней опробовать ваш подарок. Желательно, чтобы еще и танковать могла, а то я какой-то хлипкий! И чтобы сиськи побольше!

Нет?

Ну и ладно.

Злость испытываю даже не на кольцо, а на судьбинушку свою нехорошую, но это нормальная злость, мотивирующая такая. Да и слишком мне кайфово греть косточки в теплой водице, чтобы портить себе настроение бессмысленной попаболью. Первое правило при противостоянии троллю – не кормите тролля. Вот я и не собираюсь их всех кормить.

По лицу ударили первые капельки дождя, почти незаметные в подымающемся от ванны паровых облачках.

А я ощутил на себе чей-то взгляд.

Вскакивать из ванной и дико озираться я не стал, вместо этого принявшись прощупывать тенями все окружение. На острове не было никого, в том я мог поручиться собственными колокольчиками, но вот болото и берег, тут я не уверен. Сама трясина, окружающая островок, была слишком насыщена магией, чтобы полностью ее прощупать, но с тем, что могу, движения в ней я тоже не ощущаю. А вот на берегу…

Я не мог нащупать тенями того, кто там спрятался, только ощущать слабо локализированное присутствие, ведь тени этого наблюдателя не ощущали. Однозначно маскирующий навык, причем не уступающий моему собственному, хоть и работающий на других принципах. Складывалось ощущение, что сама энергетика болота закрывает от моего взора одного из своих детей. Собственно, только благодаря повышенной концентрации этой энергии в определенном участке я смог локализовать приблизительное местонахождения сего сталкера.

Ощущение чужого взгляда пропало.

Как-то мне стало совсем неуютно.

Дождь продолжал капать, постепенно превращаясь в ливень.

В этот раз не было ни грозы, ни смертельно опасных птичек, только густые облака и потоки изливаемой ими влаги. Если бы я и не собирался скоротать денек-другой на этом островке, то теперь у меня и выбора нет – идти болотом, да по такой погоде, да еще и с непонятной личностью, обратившей на меня свое внимание… Это было бы тем еще признаком умственного расстройства.

Вытащив свое тело из ванны, морщась от холодного дождя и резкого перепада температуры, принялся засовывать свои пожитки по сухим углам, да и сам спрятался в свое укрытие. Только еще нужно выстирать грязную одежду, до которой не дошли руки.

Все то время, пока я отдирал въевшуюся в ткань грязь и тину, продолжал следить за обстановкой, не прекращая мониторить окружение ни на единую секунду. Особое внимание уделял тому месту, где в последний раз ощутил неизвестного наблюдателя.

Это было даже не предчувствие опасности, сколько банальный здравый смысл. Тот, или то, кто наблюдал за мной, явно умел не только скрываться, но и обманывать навыки предчувствия опасности. Это банальная логика, ничего более.

И хорошо, если этот некто просто ушел, а если решил поймать меня на поздний ужин?

Стемнело, ливень немного пошел на спад, но дождь не прекратился, отчего видимость упала до совсем неприличных величин. Самая лучшая атмосфера, чтобы стать участником какого-то ужастика с собой в главной роли.

Как бы то ни было, но мне уже надоело смотреть в темноту, ожидая непонятно чего – кем бы ни был тот наблюдатель, но он, по-видимому, уже давно ушел.

Укрывшись плащом, я лег спать.

За последнее время, с того паскудного дня, когда мои приключения только успели начаться, я успел привыкнуть к одной крайне важной вещи, что не раз спасала впоследствии мою жизнь. Это правило можно было бы сформулировать одной простой фразой: если твоя чуйка визжит, что твою жопу сейчас будут драть, то сначала реагируй, а только потом думай.

Собственно, именно вспышка опасности меня и предупредила, спася мою шкуру от бесславной гибели в никому не нужной схватке посреди богами забытого болота.

Даже толком не проснувшись до конца, я ушел в кувырок, пройдясь голой спиной по камням и грязи, и тут же оказался в боевой стойке с кинжалами в руках и тенями так и пляшущими в ожидании схватки.

И ничего.

Тишина.

Только в сфере осталось чувство, будто кто-то успел пересечь островок, пройдя как раз мимо того места, где я находился пока спал. Я бы подумал, что словил глюк от змеиного мяса, но на моем плаще, который я сбросил в кувырке откуда-то взялись четыре ровных разреза, словно от чьих-то когтей. Пусть я и не вижу в такой темноте, но уж тени-то прощупывают прорехи.

Дождя почти нет, только тихий шелест ветра.

И б*ядская тишина.

Словно и не было никого и ничего.

Стало очень очково – что бы сейчас на меня ни охотилось, оно было слишком незаметным и слишком опасным, чтобы с ходу отбросить беспокойство. Может, оно и было слабее в прямом бою, но здесь, в родной стихии (а почему еще болотам самостоятельно прикрывать этого таинственного незнакомца?) такая тварь может вскрыть меня быстрее, чем я успею среагировать.

Плохо.

Очень, очень плохо.

Стою на месте, не меняя позиции, уже добрых два часа. Высокая выносливость позволяет не обращать внимания на холод и грязь, но любви к ближнему это мне не добавляет. Преследователь не проявил себя от слова никак.

Стою и жду, хотя, может быть, он уже давно ушел искать другую добычу.

Чем-то это напоминает прочитанную когда-то статью о снайперских дуэлях, когда не ясно, был ли противник на самом деле, не отступил ли он, не показалось ли тебе вообще. В таких случаях, писали, побеждает тот, кто проявит больше выдержки, до последнего не раскрывая своего присутствия тому, кого желает убить.

Вот говорит мне интуиция, что у этого ублюдка такой выдержки хоть отбавляй.

Все еще стою, но теперь я не просто стою, а еще и медленно делаю вид, что сбавляю внимательность. Это на самом деле трудно продемонстрировать – сыграть роль достаточно усталого человека, при этом так, чтобы и вправду не отвлечься, не дать нанести фатальный удар. По спине потихоньку течет капелька пота, хотя погода и не располагает.

Когда я находился на один шаг от того, чтобы безо всякого притворства психануть и пойти досыпать, я наконец-то заметил что-то. Все то же повышенное скопление пропитанной болотной энергетикой магии, почти незаметное, но крайне неприятно заходящее мне в спину. С превеликим трудом подавив инстинктивное желание напрячься, продолжаю играть роль постепенно успокаивающегося человека.

И едва не погибаю снова, когда без малейшего звука, неслышно, словно шорох ветра, нечто вылезает из трясины за моей спиной и, прикрываясь от меня стеной полуразрушенного здания, резко сближается и атакует меня длинной, покрытой тиной лапой.

Уклоняюсь и даже успеваю контратаковать теневой плетью, одновременно подымая в бой каждую чертову тень рядом с собой. Мне позарез нужно не дать этой твари уйти, иначе оно таки выждет снова и уже не ошибется во второй раз, гарантированно меня прикончив.

Тень клинка оставляет неглубокий порез на лапе, а остальные тени буквально укрывают своим коконом огромную, не меньше трех метров ростом, фигуру болотного монстра. Я уже начинаю праздновать победу, как меня едва не убивает швырнутым прямо в мою голову камнем, заставляя отступить, а тварь продолжает вырываться.

Отклонившись от удара, собираюсь просто устроить теневой миксер, как ловлю грудиной какую-то небольшую ветку, отчего едва не рассеиваю кокон вообще. В темном полотне облаков на секунду появляется прореха, в которую падает немного лунного света, показывая мне, наконец-то, атаковавшую меня тварь.

Огромная, кажущаяся в таком освещении черной, груда мышц и конечностей, двигающаяся при этом совершенно неслышно. Я даже сейчас не слышу ни рыка, ни рева, только тяжелое дыхание пытающейся освободиться твари.

Я уже почти успел, – в этот раз точно успел бы, – восстановить равновесие и вложить весь резерв в атаку, когда мое внимание отвлекло золотое свечение, исходящее от моего кольца. Сначала я просто отвлекся, а потом, когда дошло, едва не потерял над тенями контроль. Это , по вашему мнению, должно быть женщиной?

Тем временем чудище успело разорвать первый слой теней и почти растерзать второй, игнорируя относительно слабые попытки прорезать его дубленую шкуру. Атакую уже всерьез, пытаясь подрезать конечности, но это приводит к тому же результату: кожа этой твари словно рассеивает часть теневой энергии, разрывает связи между отдельными элементами кокона. А те раны, что я все же смог нанести, не вызывают никаких проблем у чудовищно живучего создания.

Я внезапно осознал, что имею все шансы сейчас подохнуть. Дальнейшее было результатом паники, моих прошлых размышлений по поводу бесполезности кольца и отчаянного идиотизма, который, бывает, срабатывает там, где не поможет никакая воинская доблесть. За одну секунду я успеваю продумать план и представить все те ужасы, что произойдут со мною, если он не сработает, после чего привожу идею в действие:

– [Я круче, чем кажусь]. – Только и успеваю произнести, после чего указываю перстом на уже вырвавшуюся и несущуюся ко мне тварь. Все так же бесшумно несущуюся, я замечу.

Времени хватило на то, чтобы сделать длинный прыжок спиной вперед, после чего я улавливаю взглядом еще одну золотую вспышку и с неким равнодушием смотрю на летящие прямиком в мое лицо пальцы с длинными и толстыми когтями, покрытыми какой-то грязью.

Херакс.

И темнота.

Очнулся оттого, что мне было нечем дышать, а в рот и нос забивалась какая-то вонючая гадость. К своему удивлению, я мгновенно понял, что именно произошло, и это несмотря на дикую боль в явно травмированной голове. Какая, однако, дурацкая смерть – утонуть в трясине после всего пережитого мною пи*деца.

Уже теряя сознание, я почувствовал, как меня за шкирку выдернуло из жадных объятий болота, причем, едва не свернув мне шею в процессе выдергивания. Секундное зависание в воздухе, мимолетное чувство полета и жесткое приземление ребрами на какие-то камни.

С превеликим трудом сдерживаю болезненный вопль. Как-то нечасто мне доводилось испытывать боль, несмотря на очень насыщенную жизнь под новым небом. Выкашливаю из себя грязь, которой едва не захлебнулся окончательно и с трудом удерживаю в себе съеденную пищу.

Наконец-то прихожу в относительный порядок, и могу поднять голову на того, или, если уж быть логичным, ту , что вытащила меня из трясины. В которую, отдельно запишем, сама же зашвырнула.

Ожидаю увидеть громадное страхо*бище, но реальность меня обманула, потому что я увидел *банный на*уй пи*дец!!! Самый натуральный *банный на*уй пи*дец помноженный на десять и возведенный в энную степень. Я что-то там говорил о том, что, мол, орки с гоблинами слишком уродливы? Ребята, забудьте эти слова, ибо оба ранее встреченных мною вида существ были натуральными лапочками, писаными красавцами и стопроцентными мачо в сравнении с тем, что открылось моим несчастным глазам.

Добрых три с половиной метра ростом, с темно-зеленой, почти черной в лунном свете кожей. Вся шкура покрытая безобразными проплешинами, словно у больного одновременно лишаем, проказой и пиз*ецомой в терминальной стадии. Здоровенное округлое и обвисшее брюхо, выдающееся вперед (как оно вообще ухитрялось быстро перемещаться с таким «пивным накопителем»). Длинные руки, достающие почти до колен, были перевиты канатами стальных мышц, а на толстых и длинных пальцах были уже знакомые мне когти. На покрытой длинными, свисающими до плеч грязными и жесткими космами голове можно было с трудом различить маленькие, очень глубоко посаженные темного цвета глаза, почти полностью скрытые за надбровными дугами. Челюсти напоминали пасть кашалота – клыки, торчащие во все стороны, если и уступали таковым у китов, то не намного. Прикус у твари наверняка был кошмаром логопеда и стоматолога одновременно. Остальные зубы, которые поменьше, тоже располагались как бог пошлет, и что-то мне подсказывало, что укус такой челюстью порвет нахрен вообще кого угодно.

Завершали картину, что еще долго будет сниться мне в кошмарах, ужасные наросты, которые, по замыслу того конченого ублюдка, что создавал эту е*анину, должны были быть грудью: вытянутые, свисающие чуть ли не до живота да еще и разного размера. У меня едва глаза не закровили при виде этого зрелища.

А потом оно мне улыбнулось .

А я вспомнил о том, что мое колечко делает носителя артефакта очень привлекательным для жертвы. После этого ваш смелый Герой, будущий покоритель мира и самый крутой попаданец в радиусе ста километров… завизжал, как попавший на сходку негров-педерастов белый ботаник, уже почувствовавший жаркое дыхание на своем затылке и сильные мужские конечности на жопе, и не разбирая дороги побежал прямо в трясину, умудряясь при этом на ходу создавать ходули и прочие теневые упоры, благодаря которым (а еще высокой ловкости) удалось развить весьма внушающую скорость.

Впереди была целая ночь, и я не собирался останавливаться до тех пор, пока не пробегу хотя бы километров двадцать.

Примечание к части

https://vignette.wikia.nocookie.net/forgottenrealms/images/8/8d/Troll_-_Matthew_Mitchell.jpg/revision/latest/scale-to-width-down/350?cb=20070317023647 – Нечто отдаленно похожее на.

https://i.pinimg.com/originals/a9/fe/a1/a9fea1a0caebbbe5c53c2ebf8b3dc637.jpg – Еще вариант, только без оружия.

thumbs.hentai-foundry.com/thumb.php?pid=340921&size=728

thumbs.hentai-foundry.com/thumb.php?pid=330791&size=728

На всякий случай, оставлю это здесь, чтобы вы не сомневались в том, что оприсаный мною ужас к утру немного морфирует в ужас не такой ужасный.

Понимаю, что даже на сих картинках изображено отнюдь не прекрасных эльфиек, ну так и вы чего хотели? Это все же болотная огриха, а не красотка эльфийка. Радуйтесь, что не первоначальный вариант, до украшенния.

Ну и следует помнить, что излбраженным на картинках особям стоит добавить примерно еще один метр роста, чтобы полностью соответствовать всем параметрам, как и перекрасить кожу в темно-зеленый цвет.

Кубы заставляли смеяться. Если бы не подаренные Mad Scientist 10 пунктов к успешному решнию проблемы, то огриха бы ГГ убила. А я бы, чтоб не убивать ГГ, выдал ему дебаф «надорвался» снизивший характеристики на 50 процентов на недельку и закрывший бы возможность контролировать магию на тот же срок. В плату за отмену смерти, так сказать.

Но случилось то, что случилось. Мб, в следующей главе даже ПВП будет, если у Костика на это встанет. Особенно при наличии воспоминаний ДО.

Глава двенадцатая

Волшебное болото в самом центре неизведанных земель Алурея было очень старым. Оно помнило начало и конец нескольких цивилизаций, что уж говорить о судьбах отдельных личностей. А еще это место терпеть не могло шума, ведь шум – это признак неосторожности, ошибка добычи, которую всегда найдется кому пожрать. Таков закон этого места, сего бесконечного праздника жизни и смерти: сильный поедает слабого, сильного сожрет еще более сильный, но даже сильнейшего изо всех рано или поздно сожрут падальщики. А молчаливая трясина заберет себе кости, оставшиеся от проигравших св