КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605211 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239745
Пользователей - 109694

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Школьница (СИ) [Вероника Ситайло] (fb2) читать онлайн

- Школьница (СИ) 451 Кб, 129с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Вероника Ситайло

Настройки текста:



Пролог

Я сидела в машине и краем глаза смотрела на оконное стекло. Тысячи мыслей путались у меня в голове: дом, родной город, подруги, друзья. Не верится, что я всего этого лишилась, хотя, нет, не лишилась, у меня это отняли. Родители — вот кто настоящие монстры, родные родители. Настоящая хрень в том, что им плевать на твою жизнь, на твоё счастье. Им главное — их личное счастье, вот что им нужное.

Мой отец очень крупный бизнесмен, а мать владелец банка. В моём родном городе Питере мы прожили всю свою жизнь, ни в чем не нуждаясь. У нас был огромный дом, дорогая машина, куча денег, но им и этого было мало. Отцу предложили возглавить крупную фирму в Москве, и он, разумеется, согласился. Мама, конечно же, была за. У маленького брата даже не спрашивали. Мой старший брат закончил школу, и, в принципе, ему было не чего терять. Сложнее всего пришлось именно мне. Мне пришлось бросить все своё прошлое.

Сорванная вечеринка

За неделю до этого.

— Ты придёшь ко мне сегодня? — я прикусила нижнюю губу и ждала ответа.

— Только не забудь открыть окно. — в мобильнике прозвучал нежный мальчишеский голос, который заставил меня засмеяться.

Я сидела на подоконнике в ночной пижаме и молча смотрела вдаль, дожидаясь долгожданного вечера.

— Только в этот раз не через окно. Представляешь, папа поставил туда сигнализацию. — то ли грустно, то ли с насмешкой сказала я.

— Ну и как я буду к тебе пробираться?

— Слушай, у нас на заднем дворе есть погреб. Его подземные ходы ведут прямо в наш подвал, проберешься по лестнице и всё. — предложила я и громко рассмеялась.

— Очень смешно. — кажется, обиделся он. — А у меня есть идея получше. Ты все таки познакомить меня со своими родителями.

— Ты серьёзно? — я слезла с подоконника и кругами начала ходить по комнате, кусая нижнюю губу, это была моя привычка по жизни.

— Вполне. — без замедление ответил он.

— Макс, ты же знаешь моего папу. Я даже когда на пенсию уйду, все равно буду его маленькой девочкой.

Молчание. Тишина.

— Эй, где ты там?

— Марин, я так не могу. — прошептал он в трубку.

Мне неожиданно стала ужасно жарко, и руки начали чуть подрагивать.

— Ты о чем? — я все таки решилась задать этот вопрос.

— Мне надоело каждую ночь бегать к тебе через окно, скрывать от всех, что мы встречается. Тебе не кажется, что нам нужно взять перерыв?

У меня пересохло во рту, на секунду я потеряла дар речи.

— Ты меня бросаешь? — я еле выдавила из себя эти три слова.

— Сама решай. — сказал он и бросил трубку.

В комнату вошла мама.

— Я же просила не входить без стука! — чуть ли не плача закричала я.

— Во первых, это не только твой дом. Во вторых, я напоминаю тебе каждый день, Марина, убирай, пожалуйста, свою комнату, ты уже не маленькая.

— Да оставьте вы меня все в покое. — я подбежала и с силой захлопнула дверь прямо у неё перед носом.

Ненавижу! Как же я их всех ненавижу! Хочется прямо здесь вены себе вскрыть, чтобы хоть на том свете отдохнуть от них, от всего этого. И ещё Макс. Да что с ним такое сегодня? Встречались мы довольно долго, хоть и скрывали ото всех свои отношения. Но по этому по воду мы никогда не говорили. А сегодня ему вдруг надоело ото всех скрываться, видите ли. Да пошёл ты нахрен Максик! Если думаешь, что я за тобой бегать буду, то глубоко ошибаешься. Не на ту напал. Меня в этой жизни ещё никто не бросал. Сам ко мне приползешь.

Но, конечно же у Маринки Погодиной был один большой минус. Если я влюбляюсь, то очень глубоко, и переживаю все болезненно. Макс Орлов и является тем самым единственным, в которого я по-настоящему влюбилась. Но даже перед ним я не собираюсь ползать на коленях и унижаться. Уж слишком высокая у меня самооценка.

Буквально минуту я лежала, утопив лицо в подушку. Но всё-таки осознала, что мне ещё тащиться в эту е*баную школу.

Я открыла шкаш и вытащила оттуда чёрные обтягивающие джинсы и белую рубашку. Потом закрутила свои идеальные тёмные волосы в высокий пучок и нанесла макияж. Я последний раз взглянула на себя в зеркало, и убедившись, что придраться не к чему, я вышла из комнаты.

Звонок уже давно прозвинел, а я как всегда опоздада. Первым уроком была алгебра. Подумаешь, ещё один "лебедь". Ну, Маринка, тебе не привыкать.

Я даже без стука вошла в класс.

— Погодина, какой раз? — внимательно посмотрел на меня наш-идиот учитель.

— Ну… наверное, 34. - со скукой и без всякого сожаления я посмотрела его.

Неужели все эти придурки думают, что чему то смогут научить всех этих мажоров? У них на уме. только деньги, секс и веселье. Сюда приходят исключительно просидеть дорогие брючки и юбки.

Класс дружно заржал.

— Очень смешно, Погодина. Садись. — произнёс он с серьёзным лицом.

Хм, а чего он тут смешного нашёл? Я ведь даже не шутила, я даже больше пропускала. Алгебра была у меня просто "обожаааемым предметом". С удовольствием туда хожу. Ахаах!

Я села за парту к своей лучшей подруге Лизе.

— Что у вас с Максом происходит? Он с самого утра сам не свой. Вы что поругались? — шёпотом спросила она.

Я тупо её проигнорировала. Хоть она и моя лучшая подруга, но меня жутко бесят все её бессмысленные вопросы. Сдался ей этот Макс.

— Ты чего молчишь? Да что у вас происходит?

— Да ничего не происходит! — не выдержала я и крикнула на весь класс.

Все ученики внимательно на меня посмотрели, в том числе и Сергей Юрьевич.

— Так, Погодина, давай к доске, а то у тебя три сорванных урока в копилке.

Совершенно спокойно я вышла из-за парты и, подойдя к доске, с открытым безразличием посмотрела на учителя. Тот ничуть не смутился.

— Теорема Пифагора.

Вот попала. Да сдался ему этот Пифагор? Да-да, как вы уже подумали, я в математике полный ноль, причём без палочки. Я даже квадрат от треугольника не могу отличить, ну в математическом правиле, что уж про Пифагора то говорить.

— Сергей Юрьевич, мне вообще не интересны ваши теоремы и гипотезы. Вам надо, вы и доказывайте себе что-то. — без малейшего стеснения ответила я.

Знаю, было чуть грубо, но не могла же я при всем классе сказать "не знаю".

— Мда, Погодина, я думал, у тебя хотя бы спинной мозг есть.

В конце класса раздался смешок, но он сразу же затих.

Бл, вот как же меня задолбали его дебильные шуточки, прямь тошнит

За все время своего существования так и не научился шутить. Единственное повод для шуток — это он сам.

— А вы хоть знаете, что такое спинной мозг? — издевательски спросила я.

Ну вот не могла я промолчать, в этом вся моя сущность.

На лицах учеников уже не было ни малейшей улыбки, а лицо учителя круто изменилось, теперь на меня смотрел голодный зверь. Упс, перестаралась. Хотя, пусть сам молчать научится.

Не могу сказать, что я испугалась. В этой школе я по-настоящему боялась только одного человека — нашу классную Марию Дмитриевна. Вот это была настоящая пантера, и гнев свой выбрасывали именно на меня. Лариса вела у нас литературу, а стихи я любила. Хотя, была одна загвоздка, память у меня не очень, и эта стерва постоянно меня этим упрекала. Очень редко я позволяла себе ей грубить, но за этим следовали последствия. Однажды она даже пожаловалась директору, что я обозвала её стервой. Я училась в очень элитной школе, и родителям пришлось заплатить крупную

сумму, чтобы меня не выгнали.

— Так, урок окончен, можете идти, а ты, Погодина, задержись на минутку.

Я уже была готова к воспитательной работе. Да плевала я на всё это с высокой колокольни.

— Тебе не кажется, что ты слишком много себе позволяешь? — медленно и с вызовом сказал он. — Опаздываешь, грубишь, тебе мало того, что ты чуть не вылетела из школы?

Ну, все, началось.

— А вы кто, мой классный? — с раздражением бросила я. Стало как то противно от этого разговора, хотелось побыстрее свалить отсюда.

— Тебе повезло, что её здесь нет, иначе ты бы здесь уже не училась.

— Воспитательная беседа закончилась? Я могу идти?

— Иди, но запомни, что таким как ты здесь не место.

— Учту. — не сказала, а даже крикнула я.

Да что это чучело себе позволяет? Кокого хрена вообще? Я вышла из класса и на глаза неожиданно навернулись слёзы.

Они ручьем стекали по лицу и по шее прямо на рубашку. Я стирала их рукавом, но ничего не помогало. Господи, да что со мной? Я плачу из-за учебы. Да мне вообще всегда было плевать. Но слова математика больно задели "таким как ты здесь не место". Да он прямо меня сравнил с каким то отбросом общества, ребёнком из неблагополучной семьи, наркоманкой. Да, может я грублю, опаздываю, но это не даёт ему вообще никакого права со мной так обращаться. Да я такая же как и все.

Ко мне подбежала Лиза. Когда она увидела меня, сидящей под кабинетом математики на полу и всю в слезах, выражение её лица круто изменилось. На нем читались непонимание, тревога и даже какой-то страх.

— Маринка, ты чего? — она подняла меня на ноги и крепко обняла. — Что этот козёл тебе наговорил?

Я в ответ лишь крепче обняла свою подругу и немножко успокоилась. Я ни с кем не собиралась делиться произошедшим.

Когда пришла домой, то не обнаружила дома никого, кроме своего младшего братишки Фила. Няня(студентка 3 курса) опять куда то смылась. Вот сука, а. Как всегда придёт за полчаса до приезда родителей и денежки свои заберет. А Филу даже на руку, он, по его словам, уже взрослый и ему няня не нужна.

Малыш крепко спал. Я спустилась на кухню, мне жутко хотелось есть. На холодильнике висела записка, сняв её, начала читать. "Доченька, мы с папой повезли Пашу на курсы в Москву. Я тебя очень прошу сохранить дом целым и невредимым и, пожалуйста, не устраивать ни каких вечеринок, а то я тебя знаю. И если из погреба попадёт хоть одна бутылка вина, ты на домашнем аресте на месяц. Целую. Будь умницей и присмотри за братом."

Вечер обещает быть насыщенным. Я достала из холодильника бутерброды и начала набирать цифры на телефоне.

— Да? — сразу же послышалось в трубке.

— Скажи всем, в 10 вечера у меня дома, сегодня гуляем.

— Вообще-то я всё слышал. — на кухню почти беззвучно вошёл Фил.

Я поперхнулась апельсиновым соком.

— Чё ты слышал, мелочь?

— Ты устраиваешь вечеринку, а мама запретила, но я ей не расскажу, если ты дашь мне денег на попкорн и мармелалки. — хитро пробубнил он, протягивая вперёд руку.

Я закатила глаза и бросила ему 100 рублей. Что ещё ожидать от этого пузатого недоросля.

Я взяла мамину машину, съездила в супермаркет и загрузила 8 пакетов еды и, разумеется, алкоголя, какая же туса без этого. По дороге чуть не сбила старушку, и школьника. Ну, извините, мне как то лень на права сдавать.

Вскоре, в дверь позволили. Первой пришла Лиза, а через пару минут весь дом был заполнен полностью. И откуда столько людей?

Я пыталась найти в этой толпе Лизу, но совершенно случайно наткнулась на Макса. Я демонстративно отвернулась и хотела спускаться вниз, но он схватил меня за запястье и притянул к себе. Наши лица были в миллиметре друг от друга, он не удержался и поцеловал меня. Я достаточно выпила, да и он тоже, поэтому вообще не соображала, что творю. Сначала он касался моих губ нежно, а потом грубо и жёстко. Не разрывая поцелуя мы начали подниматься по лестнице. Я открыла дверь в свою комнату. Макс стянул с себя майку, а потом все настойчивей целуя меня, расстегивать пуговицы на моей рубашке. Мне совсем снесло крышу. Может от количества спиртного, а может и нет, я всем своим телом ощущала, как сильно хочу его. Признаться, я не так представляла себе свой первый секс, но может так даже интересней.

Краем глаза я заметила из окна, подъезжающую к воротам машишу. Мои глаза вмиг округлились. Папа! Сбегая вниз по лестнице, я на бегу застегивала пуговицы. У меня даже рот открылся от увиденного. Во время моего отсутствия ситуация вышла из под контроля. Некоторые играли в карты на раздевание, другие, лёжа на спине, заливали в рот вино и пиво, старшеклассница вообще танцевали стриптиз на столе. И этот момент наступил. В дом вошли родители.

— А ну пошли вон отсюда!!! Вон все из моего дома!!! — невыносимо громко заорал отец.

Туса так туса. Вот, бл*****ть.

Все с кислыми лицами начали удаляться на улицу.

Когда дом в конечном счёте опустел, я подошла к родителям, чтобы все объяснить, но не успела. Папа с размаху ударил меня по щеке. Мама вскрикнула и щажала рот рукой. Я словно приросла к полу, до конца не соображая, что сейчас произошло. Сколько де ненависти и злости было в его ладони. Он посмотрел на меня как на чужого, противного ему человека. Я не выдержала и выбежала из дома. Не могу описать какие чувства меня тогда переполняли — ненависть, боль, злость и какая то мерзость. Я бежала в неизвестном мне направлении, не глядя по сторонам, сбивала с ног прохожих. Все в удивлении оборачивались и смотрели вслед этой сумасшедшей в домашних тапочках. Тоесть мне. А я всё бежала и не могла остановиться, а с глаз на автопилоте брызнули предательские слёзы. Вскоре я остановилась в каком то переулке. Мне было ужасно плохо, так не было плохо никогда в своей жизни. Ноги больше не держали меня, я упала на мусорный бак, и, кажется, повредила локоть. Но я не чувствовала боли, не чувствовала ни-че-го. Перед глазами все ещё стоял тот пугающий образ, образ совершенно чужого человека, который называл себя моим отцом. На щеке всё ещё чувствовалась его тяжёлая ладонь. И впервые за все время у меня появилась это чувство — ненависть, дикая ненависть. В детстве, когда мне что-то запрещали, я просто злилась на родителей, а теперь я их возненавидела. Я не вернусь домой, пусть даже придётся ночевать на улице.

В кармане зазвенел телефон. Оцепеневшими от холода руками я всё таки смогла его достать. Звонила Лиза. Я нажала "принять" и просто прерывисто дышала в трубку.

— Марин, что произошло вообще? Мне только что звонили твои родители, спрашивали, нет ли тебя у меня. Что произошло? Ты где? Марина, ты слышишь меня? — кричала она.

— Лиз мне очень плохо. — хриплым от слёз голосом прошептала я.

— Ты где? Просто скажи мне где ты?

— Я не знаю. — я не могла подняться, ноги словно онемели, я не могла ими шевелить.

— Лиза, забери меня отсюда. Лиза, пожалуйста! — уже кричала я.

Телефон выпал из моих онемевших пальцев, Лиза что-то кричала, но я уже не слышала.

Я всё-таки смогла подняться и уже хотела идти, как внезапно услышала чьи то голоса.

Группа парней, пьяно галдевших, вынырнула навстречу из тёмного переулка. Увидев меня, они остановились, потом кто то из парней громко присвистнул.

Я попыталась пройти мимо, но они преградили мне дорогу.

— Какая цыпочка! — громко произнёс один из них.

— Девушка, а вам не холодно? — поинтересовался другой. — Хотите я вас согрею?

Остальные захохотали.

— Обойдусь. — с долькой нашлось сказала я. — Дайте пройти.

Вместо этого парни обступили меня со всех сторон.

— Пропустите меня. — уже без наглости, а даже шепотом прошептала я.

Парни вновь захохотали.

— Конечно, пропустим. — сказал со смехом тот, кто назвал меня цыпочкой. — По два раза каждый.

— И помедленнее! — добавил кто-то, и вся компания снова прокатилась со смеху.

Двое парней вдруг схватили меня за руки, третий зажал рот ладонью. Я дёрнулась, пытаясь высвободиться, но ничего не получалось.

— Эй, отпустите её! — внезапно крикнул кто-то.

— Слышь, иди куда шел. — огрызнулся один из этих отморозков.

— Отпусти её я сказал!

Два парня, громко выражавшись, начали направляться в противоположную сторону. Я уже хотела закричать, как третий подставил нож к моему горлу. Меня парализовало от страха. Я чувствовала на коже ледяное лезвие. Видела, как два парня уже валялись на земле, а третий для подстраховки вытащил второй нож из кармана и бросил его в моего спасителя. Но я не видела, что было дальше, потому как окончательно потеряла сознание.

.

Переезд

Проснулась я в уже довольно знакомой комнате. Я была у Лизы. Попыталась подняться, но сил не хватило.

— Лежи, лежи. — тихо сказала она, сидя на краю кровати. — Школу ты уже проспала, так что отдыхай.

Ну хоть одна хорошая новость. Бл**ть, голова на части раскалывается. Как после недельной пьянки. И самое странное то, что я почти нихрена не помню со вчерашнего вечера. И почему я у Лизы дома? Помню только как чуть не переспала с Максом. Суукааа!!! Мы же с ним в поссорились, и это он собирался меня кинуть. А я как последняя идиотка повелась на его глазки. Хотя, я то на совсем другое тогда повелась, и думала то совершенно не тем местом.

И ещё сны какие-то странные. Как будто меня папа ударил, я сбежала из дома и, какие-то отморозки меня чуть не изнасиловали. Бред полнейший.

— А где твои? — уже чуть привстав, спросила я.

— Уехали на неделю в командировку.

— Слушай, мне тут сон приснился… — как то само собой вырвалось у меня.

— Это был не сон. — серьёзно, не дав мне закончить, сказала Лиза. — Да, в зорошенькую историю ты вляпалась, подруга, не чего сказать.

Я закашлялась. Лиза, непонятливым взглядом глядя на меня, постучала по спине.

Что, бл*****ть за….? Вся хуйня, которая навалилась на меня вчера оказалась правдой. Просто ох**** енно.

— А что было, когда я отключилась? — задала я свой самый сокровенный вопрос.

Я то точно помню, как один из тех ублюдков придимал к моему горлу нож, а дальше все как в тумане. И ещё тот парень, который, похоже, меня спас, раз я здесь.

— ООО!! — как то чересчур бурно начала моя подруга. Значит, всё-таки что-то тогда произошло. — Да там самое интересное. Приезжаю я спасать любимую подругу, а любимая подруга пьяная валяется в отключке, а над ней нависает какой-то красавчик. Представляешь, какие у меня тогда были мысли?

Мдаа, Маринка, ты конечно самая заядлая и отчаянная искательница приключений на свою задницу, но не до такой же степени. Весёленько!

Я бросила в неё плюшевого Мишку и засмеялась.

— Эй, всё было не так.

— А ты то откуда знаешь?

Теперь мы обе смеялись, валяясь на кровати.

— Кстати, а кто тот парень, который меня, типа, спас? — всё-таки спросила я подругу. — Ты его знаешь?

— Да нет, никогда раньше не видела, даже в школе. А тебе то что? Влюбилась? — с улыбкой ответила она.

Я его даже не видела.

И это было чистейшей правдой. Уж, в тот момент я точно не пыталась разглядеть моего спасителя.

— Ну, он сам по себе вообще красавчик. — Высокий, смуглый, чуть накаченный, и глаза такие крутые. — мечтательно протянула она.

Да ктоб сомневался в Лизке. Она, вместо того, чтобы лучшую подругу спасать, красавчику глазки строила.

— На вид ему лет восемнадцать. Вообшем, помог тебя в машину загрузить, и исчез куда-то.

— Блин, я его так и не поблагодарила. — с досадой вспомнила я.

— Куда тебе было. — смеясь, бросила она. И то правда. — Так из-за чего ты из дома сбежала?

Я замялась, настроение совсем пропало.

— Можно я не буду рассказывать? — не знаю зачем я это спросила, наверное, так просто было нужно.

Лиза обняла меня за плечи.

— Ты всегда можешь на меня положиться.

Я была ей безумно благодарна, именно в этот момент, в эту минуту. Хоть её иногда просто невозможно заткнуть, но она всё равно остаётся моей самой любимой лучшей подругой, которая не оставит. Ох, как же сильно я пожалею об этих словах!

В дверь позвонили. Я не раздумывая, сразу побежала открывать. Было странное предчувствие, что пришли именно ко мне. И я не ошиблась. В дверях стоял мой брат Паша. Я хотела закрыть дверь, но он резко за неё ухватился.

— А я думал, ты не такая стерва, сестрёнка. — с наглостью бросил он.

Вот же сука, а.

— Всё сказал? А теперь, пошёл нахрен отсюда. — выкрикнула я и дёрнула на себя ручку двери.

— Мы переезжаем. — внезапно бросил он.

Эта фраза метко врезалась в самое сердце.

— Что ты сказал? — пальцы сами собой начали дрожать. Я отчётливо слышала, но просто не могла поверить в смысл его слов.

— Мы переезжаем, Марина, это окончательное решение.

Теперь сердце било в барабаны. Мне стало не хватать воздуха.

— Отцу предложили возглавить крупную фирму в Москве. Мы уезжаем через три дня.

Я очень медленно начала падать в какую то пропасть.

— А у меня кто-нибудь спросил? — к своему удивлению, заорала я на весь дом.

— Извини, но твоё мнение не учитывается в такой ситуации.

— Да пошёл ты!!! — рявкнула я и сколько есть силы хлопнула дверью, прямо перед его носом.

С лестницы уже бежала Лиза.

— Что случилось? Кто это был?

Я ничего не ответила. Все слова застряли в горле.

— Ты чего? Марина? — она точно была поражена моим состоянием.

Я снова молчала.

— Да что с тобой такое? — уже в панике закричала она.

— Мы переезжаем в Москву. — без чувств и эмоций, черство ответила я.

Не успела она открыть рот, как в кармане зазвонил телефон. Самый неподходящий момент.

Сейчас мы просто смотрели друг другу в глаза.

— Ответь, вдруг что-то важное. — пустым, поникшим голосом, прошептала она.

И была права.

— Я не хочу ни с кем говорить. — крикнула я в трубку.

Звонил отец.

— Марина, твоя мать в больнице. У неё сердечный приступ, кстати, по твоей милости.

Телефон выпал из рук. В этот момент все мысли о переезде и злости на родителей просто вылетели из головы. Только осталось непрерывное чувство страха и, в то же время, вины. Ведь это из-за меня она страдает, я во всем виновата.

Не сказав ни слова оцеперевшкй от шока подруге, я выбежала на улицу.

Такси подъехало к больнице. Так быстро я ещё никогда не бежала.

— Маргарита Погодина. — на бегу бросила я.

— Второй этаж, 28 палата.

Когда, наконец, прибежала, в боку ужасно кололо, но мне было плевать, мне нужно как можно скорее её увидеть.

На диване возле маминой палаты сидели папа и Паша с Филом на руках. Отец встал и спешно пошёл мне навстречу. Я прошла мимо, как будто мы чужие люди. Он схватил меня сейчас руку.

— Марина, нельзя всё время злиться.

— Ты себя слышишь вообще? — зло и с ненавистью я вырвала руку, открывая дверь палаты.

Она лежала на кровати, как сломанная кукла. Я никогда её такой не видела. Я всегда считала свою маму самой красивой женщиной на свете. Она тратила на уход за собой бешеные деньги. Каждое утро она ездила в самый дорогой в городе салон красоты и на протяжении всего дня выглядела просто сногсшибательно. А сейчас я её просто не узнала.

— Прости меня. — тихо прошептала я, осторожно беря её за руку.

— Мариночка, доченька, прими наше с папой решение. Мы ведь делаем лучше для вас. — чуть ли не плача, тоже прошептала она.

— Я не понимаю, мама. Нам ведь всего хватает, мы ни в чем не нуждаемся, что вам ещё надо? — прежняя злость, презрение вернулись, и я даже не вспомнила, что мама страдает из-за меня.

— Всё не так просто.

— Извини. — я не выдержала и выбежала из палаты, чтобы не закатить ссору и чтобы маме не стало хуже.

Через три дня маму выписали, сказав, что со здоровьем всё в порядке. Позавчера я снова сбежала из дома. На порыве стресса и злости я купила пачку сигарет и бутылку очень крепкого вина. И из кафешки, где я спала, как медведь, меня везли сначала в отрезвитель, а потом уже домой. Вообшем, дело закончилось плохо. Отец кричал оскорбления в мой адрес. А я на пьяную голову несла всякую чушь про то, что я свободный человек и имею право выбора. Паша ржал во всё горло и снимал всё на телефон. В итоге, мои противоречия оказались бессильными, и решение о переезде оказалось окончательным.

Я миллион раз звонила Лизе и Максу, но ни одна, ни другой не брали трубку. Я даже ходила к Лизке домой, но никого не было. Я совсем отчаилась. Мне не удалось попрощаться с дорогими мне людьми.

Сегодня пятница. Это моё последнее утро в нашем родном доме. Даже не верится. Я ведь так и не попрощалась с Лизой и Максом. Я вынула из-под подушки телефон и начала набирать номер Лизы. Недоступно. У Макса тоже самое. Настроение совсем пропало.

Эта комната, знакомая мне с самого детства, не верится, что я вижу её в последний раз.

В комнату вошла мама. Я зарыла голову в подушку, даже не посмотрев на неё.

— Ты уже готова? — стоя в дверях, спросила она.

Я бросила грустный взгляд на чемоднаны, одиноко стоящие у шкафа.

— Скоро придут новые хозяева дома. Быстрей одевайся и иди завтракать. — быстро бросила она и вышла.

Я вытащила из чемодана свои совершенно новые ужасно модные и ужасно дорогие джинсы и узкую белую маечку. На улице было холодновато, и я заптхнула в рюкзак джинсовку. Бросив последний взгляд на свою комнату, я вышла на первый этаж. За обеднённым столом собралась вся семья, не хватало только меня.

Я села сейчас стол. Аппетита не было никакого. Я почувствовала на себе чей-то внимательный взгляд. Обернулась. На меня во всю пялился Паша.

— Чего? — нагло выкрикнула я.

Он, наверное, не ожидал, поэтому крутился на месте.

— Впрямь таки не могу поверить, что ты едешь с нами! Я думал, ты будешь жить у своего парня. Макс, кажется?

Это было последней каплей. Наши отношения с Пашей и так были довольно напряжёнными, а сейчас он перешёл все границы. О Максе знала только Лиза, а Паша знал только потому, что застукал нас, когда мы целовались. Но про наши отношения с Максом родители не знали, да и не должны были знать. Почему он рассказал всё именно сейчас?

— У какого парня, Марина? — посмотрев мне прямо в глаза, спросила мама.

И тут спичка вспыхнула.

— Чё ты хочешь от меня вообще, придурок? — на весь дом заорала я. — Ты меня достал уже! Вы все меня достали! Вот где это всё! — я выбежала на улицу, чуть не сбив с ног новых хозяев дома.

Я забежала за гараж, и уже на ходу начала расстёгивать рюкзак. Достала из маленького кармашка сигареты и зажигалку. С очередной затяжкой мне становилось легче, и нервы чуть успокаивались. Я сама удивилась, как быстро начала курить. Хотя, если учесть мой характер, то 16 лет это ещё мало. Стресс почти прошёл, а вот обида осталась, крепкая такая обида. За что он так со мной? Чего он добивается?

— Марина, ты где? Мы уезжаем! — кричала мама.

Ей пришлось сесть на заднее сидение, а Паше не переднее, потому что я отказалась находиться с ним в одном салоне.

Через некоторое время в машине воцарилась полная тишина. Каждый занимался своими делами. Мама читала какой-то журнал, Паша слушал музыку в наушниках, Фил сразу уснул.

Я сидела в машине и краем глаза смотрела на оконное стекло. Тысячи мыслей путались у меня в голове: дом, родной город, подруги, друзья. Не верится, что я всего этого лишилась, хотя, нет, не лишилась, у меня это отняли. Родители — вот кто настоящие монстры, родные родители. Настоящая хрень в том, что им плевать на твою жизнь, на твоё счастье. Им главное — их личное счастье, вот что им нужное.

Мой отец очень крупный бизнесмен, а мать владелец банка. В моём родном городе Питере мы прожили всю свою жизнь, ни в чем не нуждаясь. У нас был огромный дом, дорогая машина, куча денег, но им и этого было мало. Отцу предложили возглавить крупную фирму в Москве, и он, разумеется, согласился. Мама, конечно же, была за. У маленького брата даже не спрашивали. Мой старший брат закончил школу, и, в принципе, ему было не чего терять. Сложнее всего пришлось именно мне. Мне пришлось бросить все своё прошлое.

Мы проезжали мимо кафешки "Городские огни". С этим местом так много связано. Именно здесь я впервые поцеловалась с Игорем из параллельного класса. Всегда зависала тут с Лизой. Много раз приходила сюда с Максом. Ну, и, конечно, здесь я записала свой стресс позавчера. "Самое приятное воспоминание".

— Пап, остановись. — неожиданно бросила я.

Отец затормозил.

— Марина, самое неподходящее время перекусить. — недовольно пробурчал он.

— Пап, ну мне очень нужно. Я не надолго, правда. — умоляюще посмотрела на него я.

— Только быстро, поняла? — всё так же недовольно проговорил отец.

Я открыла дверцы машины и побежала в сторону кафешки. Не знаю зачем я это сделала. Просто ужасно захотелось последний раз побыть здесь. Папа, наверно, и правда подумал, что я в самый разгар поездки пришла сюда пожрать.

На полпути я остановилась, как вкопанная. То, что я увидела заставило мои ноги подкосится, а дыханию и вовсе остановиться. Никогда в жизни не забуду этот момент.

За крайним столиком сидел Макс, а у него на коленях устроилась Лиза. Они целовались. ОНИ. ЦЕЛОВАЛИСЬ. Во мне словно перекрыли кислород. НЕТ! НЕТ! НЕТ! Мне всё кажется! Это не Макс! Это не Лиза! Как бы я себя не убеждала, всё что я увидела было реальным. Я не знаю сколько я простояла в таком шоковом состоянии, не желая верить в происходящее.

— Знаешь, я думаю, мне нужно в кино сниматься. У меня прирожденный талант. — весело отчеканила Лиза. — Я так много врала, что сама начала в это верить. Думаю, мне с лёгкостью дадут роль лучшей подруги главной героини.

— Не думай о ней. — прошептал он, и заткнул её поцелуем.

Глаза были полными слёз. Я не выдержала и побежала в сторону машины.

— Поехали! — задыхаясь от огромных слёз, крикнула я.

Ко мне обернулись все, даже Фил проснулся.

— Милая, что с тобой. — обеспокоенно спросила мама.

— Поехали! — ещё громче крикнула я.

Отец завёл машину.

— Марина. — уже обратился ко мне папа.

Я была в шаге от истерики. Такого потока слёз у меня не было за всю свою жизнь. ГОСПОДИ, ДА МНЕ ЗА ВСЮ ЖИЗНЬ НЕ БЫЛО ТАК БОЛЬНО!!!!! Как будто мне сердце без наркоза вырезают. ЗА ЧТО????

— Понимаете, эмоции не выдержали. Просто не могу поверить, что вижу всё это в последний раз. — разумеется, соврала я.

— Маринка, пройдёт время и всё наладится. — успокоила она меня.

НАЛАДИТСЯ?! Да что ты несёшь вообще?! Моя прежняя жизнь полностью разрушена. Моя самая любимая лучшая подруга и любимы парень обманывали меня всю жизнь. КАК? КАК Я МОГЛА БЫТЬ ТАКОЙ НАИВНОЙ ДУРОЙ??? Ну, с Максом понятно. Можно было предугадать, что когда я уеду, он найдёт себе другую. НО, БЛ***ТЬ, ЛИЗА?! Я была уверена, что знаю её всю жизнь, что мы доверяем друг другу. А ведь она права, она просто великолепная актриса.

Я сама не заметила как уснула. Мама легонько потрясла меня за плечо.

— Марина, вставай, мы приехали.

Я открыла глаза, а за окном был уже другой город. По бесконечной дороге, с обеих сторон были выстроены шикарные особняки.

— Ну, и который из них наш? — поражённо подшутил Паша.

— А выбирай любой. — ответил папа и все засмеялись.

Наш дом был хоть и не двухэтажным, как прежний, но в роскошности и размерах явно не уступал. Весь из очень яркого красного кирпича. Также был гараж из того же кирпича и огромная беседка.

— Самая большая комната моя! — как ребёнок крикнул Паша и побежал в сторону дома.

— Сынок, в подвале очень уютно, там тебя и поселим, а то ты слишком много места занимаешься. — крикнул ему вслед папа.

Внутри дом и правда был лучше нашего. Гостинная — просто сказка, как в фильмах. Огромный меховой диван с такими же креслами, просто гигантских размеров такой же меховой ковёр. Пару красивых картин(мама очень любит такую хрень), огромный камин был изюбминкой дома.

Моя комната тоже была ничего. Большой просторный шкаш, как раз под все мои шмотки, кровать почти на всю комнату у окна, внушительное зеркало, плотные тёмные шторы, и такого же цвета обои, не очень люблю слишком яркие цвета. Всё как надо, очень уютно и ничего лишнего.

Вещи распаковала да два часа, поужинала и сразу завалилась спать, уставшая от долгого переезда.

Новая жизнь

Первое утро в новом доме и сразу же нужно тащиться в новую школу. Вот, бл, оно счастье! Я не позволила себе понежиться в кровати как обычно и высунула голову в открытое окно. Как же хорошо! Свежий осенний воздух! Вот что нужно невыспавшемуся подростку. После водных процедур я пару минут стояла возле шкафа, размышляя что надеть. Все таки мой первый день в новой школе, надо хоть какое-то впечатление произвести. Мой взгляд упал на облегающую чёрную юбку чуть короче нормы, ну да пофиг, и свободную белую блузу. Чёрные колготки, туфли на высоком каблуке, привычный высокий пучок, в меру макияжа и мой шикарный образ готов. Я посмотрела на себя в зеркало и удовлетворённо усмехнулась. Я была похожа на плохую училку. Для прикола накрасила губы красной помадой, не хватало только очков. Представляю физиономии предков.

В комнату вошёл Паша. Бл***ть, да они вообще никогда не стучаться.

— Вставать по….ра. — у него глаза от удивления округлились.

Вооот! Именно такого эффекта я и ожидала.

Ну, оперный театр, что ж у меня телефона то под рукой то нет, а? Такую тупую и ржачную рожу я больше никогда в жизни не увижу.

— Эй, хватит пялиться, я твоя сестра всё-таки. — дав волю приступу смеха, бросила я.

Я уже спустилась завтракать, как мне позвонила Лиза. В груди неприятно защемило. Так, Марина, держи себя в руках.

— Мам, я на такси поеду. — на бегу крикнула я.

— Привет. — сидя в машине, как ни в чём не бывало бросила я.

Кино хотела, шлюха? Будет тебе кино.

— Привет, подружка, ну как ты там? Нормально доехали? — привычным своим голосом спросила она.

Ну и тварь, вот как можно так убедительно врать? Я была уверена, что если бы не услышала тот разговор, ничего бы не заподозрила.

— Знаешь, Лизка, плохо. Очень без тебя скучаю. А как Макс? — с силой преодолевая рвотный рефлекс, вытащила из себя эти еб*ные слова.

— Очень плохо. Так страдает.

Все, бл****ть! Меня хоть и сложно вывести из себя, но это уже ни в какие ворота…

— А ты, конечно, его утешила, шлюха. — нагло, изо всех сил сжимая кулаки, спросила я.

— Что??? — как и ожидалось, закричала она в трубку.

Ну, бл**** ть, к чему вся эта ху**ня, которую она сейчас несёт. — Ты л чём вообще???

— Хватит врать, я всё видела.

Я ожидала, она задёргается, не будет знать, что сказать, но х**й там.

— Ну раз ты всё знаешь, то нет смысла объяснять.

Сууууукаааааааа!!!!!!! Мои ногти из зо всех сил вжались в сидение.

— И ты говоришь это без угрызения совести? — я была в шоке.

— Смеёшься что ли, какая совесть? — и правда засмеялась она в трубку.

— Знаешь, подруга, в своей жизни я встречала много шлюх и конечных доступных блядей, но такую как ты ещё придётся поискать. Хотя, зачем тебя искать то? Ты и так дашь кому попало. Удачи в личной жизни, тварь. — впрямь от чистого сердца высказалась я и бросила трубку, прежде чем она что-то сказала.

Мне захотелось разбить этот телефон ко всем чертям. Во мне скопилось столько злости и ненависти, что я не знала на кого это выплестнуть.

Мы уже подъехали к школе. Хотя, какая тут школа? Больше похоже на университет. Москва…

Я заплатила таксиста и вышла из машины.

Осматривалась я довольно долго. Здесь было столько коридоров, что я чуть не заблудилась. Потом какая-то женщина помогла мне найти нужный класс, сразу же как прозвинел звонок.

Все взгляды были устремлены на меня. Парни встретили меня дружным " Оууу!", то и дело бросая восторженные взгляды то на мою грудь, то на задницу. Девчонки же смотрели на меня, как на бесвкусно одетую дешёвую шмоточницу. Типичная школа, что тут сказать.

Учительница вызвала меня к доске рассказать о себе. Да я там чуть от стыда не умерла. Ну что за дебильное посвящение новеньких. Все в открытую меня рассматривали, особенно парни, с открытыми ртами. Но был ещё один парень. Он смотрел на меня как-то по-другому, не так как все. В его взгляде вместо пошлости было жадное любопытство. Как будто он меня где-то видел и пытается понять где. Самым странным было то, что у меня было то же самое чувство. Вот только ни одна нормальная идея в голову не лезет. А он ничего. Подтянутый брунет, с небрежными волосами, не перекачанный, но видно, что в спортзал не только во время занятий ходит. Ненавижу перекачанных парней. И глаза такие крутые, такого пронзительного голубого оттенка я ещё ни у кого не видела. И губы такие пухлые, целоваться с ним будет офигенно. Ой, девушка, куда это тебя понесло? Вон ним сидит очень даже симпатичная блондинка, кажется, его девушка.

— Марина, садись за свободную парту. — прервала мои не очень трезвые мысли учительница.

А вот все парты были заняты. Ну только на одной было свободное место. Как говориться, с самым тупым, никчёмным неудачником. Я села к какой-то девушке с дебильными косичками и в очках. Ну, кто не успел, тот опоздал.

На протяжении всего урока на меня таращились все парни, включая того красавчика, поэтому я чувствовала себя не в своей тарелке.

Наконец-то, долгожданная перемена! Хоть какая-то капелька воздуха.

Я пошла в сторону школьного буфета, потому что с утра совершенно ничего не ела, как за мной увязалась моя соседка по парте.

— Марин, подожди! — на бегу бросила она, останавливаясь возле меня, держась за бок. В спортзал чаще ходить надо, а не булочки в столовой лопать. — Ты чего так несёшься?

— Жрать хочу! — я повернулась к ней лицом. — Так понятно?

Она засмеялась. А вот мне сейчас нихрена не смешно, желудок требовал утренний приём пищи. Ну вот какого…она ко мне привязалась?

— Вполне. Я тебе хотела предложить дружбу.

Не смеяться. Не смеяться. Не смеяться.

— Можно. — у меня просто не было другого выхода. Кто-то же должен ввести меня в курс дела, тем более у меня столько вопросов. Да и думаю, что все эти куклы Барби даже в сторону мою не посмотрят, не то что дружить. Хотя, и сама не навязываюсь. Я по жизни очень сложный человек. Для меня очень важны отношения с одними и теже людьми, поэтому стараюсь не привязываться, зная, что потом будет больно терять. И сейчас, да и в ближайшие пару лет я вообще не собираюсь подпускать к себе лишних.

— Ты сказала да? — почти запрыгала от радости она.

— Да. — нехотя повторила я.

Порадовала ребёнка. Будет у меня вместо справочного бюро что ли.

Как не кстати прозвенел звонок.

— Бл**ть, что за изверги такие? — не стесняясь, выговорилась я. — Как вы тут едите вообще?

— Побежали быстрей, а то нас химик убьёт.

И тут включился привычный режим "Марина Погодина".

— Ну, рассказывай. — с нетерпением начала я допрос.

— Может лучше спросишь как меня зовут. — грустно спросила Маша.

Я тихо хихикнула. Совсем из головы вылетело.

— Как тебя зовут?

— Маша.

— Давай, Маша, рассказывай. — я подпёрла руками подбородок и жадно впилась в её взглядом.

— Начнём с сердца нашего класса. Егор и Кира. — она осторожно показала пальцем на того самого парня и ту блондинку.

— Они встречаются? — первым делом спросила я.

— Аленова, Погодина, что вы там шепчетесь? — встрял учитель.

— Обсуждаем качественные реакции на хлорид ионы. — лукаво ответила я, прочитав в учебнике название нашей темы.

— Приятно, что хоть кого-то в этом классе интересует учёба. — похвалил меня Дмитрий Андреевич, тем самым презрительно оглядывая каждого ученика.

Это он про меня что ли?! Ахааахаа!!!

Машка описала всех. Каждого ученика с его привычками, парой т всем прочим. Я была в шоке, как в такого маленького человечка может поместиться столько информации.

— А вот с уроками у нас полный капец. Иногда такую хрень задают. Вот пару дней назад каждому ученику нужно было фотографировать ночной город России. На какую-то там выставку. Делать людям больше нечего как по незнакомому городу с фотоопаратом шастать. Так ещё и города учителя каждому подбирали. Кире Волгоград достался, Егору — Питер, мне…

— Ты сказала, Егору — Питер? — чуть не подавившись воздухом, переспросила я.

— Ну, да. А что?

В голове промелькнули события того дня, когда я сбежала из дома, те отморозки и тот спаситель. Егор просто идеально подходил под описание Лизы. Да я и сама видела его лицо, хоть и была перепугага до смерти. И тот факт, что он в ту ночь был в моём городе, полностью совпадает с моими предположениями. Ведь это он меня тогда спас!

— Эй, ты чего застыла? — Маша помахала рукой у меня перед глазами.

— Да так, задумалась. — отмахнулась я.

Уж кого кого, а мою новую знакомую я точно не собираюсь посвящать в красочные события моей прошлой жизни.

На следующей перемене я совершенно забыла про голодный желудок, как только заприметила Егора, заходящего в библиотеку.

— Егор! — не очень громко крикнула я ему вслед, подходя ближе.

Господи, ну вот куда меня несёт?

— Ух ты, да ты знаешь как меня зовут? — он улыбнулся.

Это была такая искренняя правдивая улыбка. Не такая, как у большинства парней, типа: "Ммм, детка, а я не прочь с тобой замутить". Ой, Маринка, а что это у тебя там упало? Ааа, это же моя самооценка. Кто-то совсем недавно говорил, что в ближайшие пару лет вообще к себе людей подпускать не будет. А разве я подпукаю? Просто стою и, как дура, пялюсь на офигительно красивого парня.

— Я спасибо хотела сказать. — как то промямлила я.

Боже мой, что я несу? Сейчас подумает, что я не нормальная какая-то.

— А можно спросить, за что? — опять улыбнулся.

Твою мать, он может просто стоять и не лыбиться, я не могу сосредоточиться.

— Ты меня не помнишь?

Ой, всё, сейчас точно попаду в чёрный список поклонниц, у него их, наверное, немерено. Ну, так уж вышло, что я всегда говорю, а потом думаю.

Но он на мой вопрос лишь только пару раз оглядел меня сверху вниз, и прищурился.

— Знаешь, у меня такое чувство, что я тебя где-то видел. Не просвятишь меня?

Я сглотнула.

— Питер, тёмный переулок…

И тут он совсем неожиданно громко рассмеялся. Наверное, правильнее было сказать, тупо заржал. Ну, и кто из нас псих?

— Да ну? Так это ты была? — всё ещё смеясь переспросил он.

А с чего он вообще ржёт? Меня там чуть не изнасиловали, а ему смешно.

— Получается, я. — не ответила, а даже прошептала. — Ну, вообще-то, это не смешно.

Он продолжал смеяться. Не, ну точно псих какой-то. Всё, меняю своё мнение о нём.

— Прости… Просто вспомнил твои тапочки с медвежатами. — сквозь смех выговорил он. — Ты ещё тогда была похожа на маленького хомячка.

ЭТО Я ТО ХОМЯК??? Да где я на хомяка то похожа?! Ну, рост маленький(163 см.). Зато фигура идеальная, ни одной складочки. А он…… Я ещё раз взглянула на хихикающего парня. Бляя, он настолько идеальный, что с ним ни одно животное не оссоциируется. Хотяя, будет у меня пуделем. А очень старалась не взорваться от смеха от неожиданно от этой мысли. Пудель Егор! Уголки губ начали подрагивать. Спокойствие, только спокойствие…

— А знаешь кого ты мне напоминаешь? — интригующе начала я, стараясь не заржать в самый ответственный момент.

— Кого? — насмешливо поинтересовался он, облокотившись о стелаж с книгами.

— О чём разговор? — спросила неожиданно подошедшая к нам Кира.

Вот и сучка тут.

— Да я вот пуделя хочу купить, и решила с Егором посоветоваться какого выбрать. Он просто идеально в них разбирается. — выдала я, сильно прикусывая нижнюю губу.

Мой смех находился на последней стадии выдержки.

Егор, кажется, понял и, сложив руки на груди, впился в меня взглядом.

— Так, значит? — лукаво поинтересовался он.

— Какие к чёрту пудели, Егор? Что за бред она несёт? — глядя на меня, как на полнейшую идиотку, непомимающе посмотрела она на своего парня.

Тот не сводил с меня насмешливого взгляда.

Вдох-выдох. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Через пару секунд библиотека просто рухнет от моего хохота.

— Специальное пояснение для блондинок. — со вздохом начала я. — Пудель — это такая миленькая собачка.

Её глаза вмиг округлились. Егор хихикнул в кулак. Ты то что ржёшь? Про тебя говорим.

— Чё??? — рыкнула она.

Я закатила глаза к потолку.

— Тебе в рифму или как? — язвительно спросила я.

— Егор, пошли, а то изза этой ненормальной на урок опоздаем. — бросая ядовитые взгляды в мою сторону, она уволокла за собой смеющегося Егора.

— Пока, Пу. — бросила я ему в спину и расхохоталась.

Парень всё таки услышал моё прощание, но сквозь свой дикий хохот я услышала только "Ах, ты…".

— Чего это с тобой? — опешила подбежавшая Маша. — Это у тебя от любви к нашему Егорке уже истерика началась. — заявила она и засмеялась.

Наверное, ни у одного человека так резко не менялось выражение лица как у меня сейчас. Пару секунд я хохотала, как не нормальная, а сейчас кашляла и одновременно материлась.

— Ты, кхе-кхе… бл*ть, кхе-кхе…грибов в столовке…кхе-кхе…обожралась, дура?

Пока Маша непонимающе глазела на меня, я, наконец, откашлялась.

— Ладно тебе я пошутила просто. — извинилась она. — Просто у нас в школе все девчонки по нему сохнут.

Я громко фыркнула.

— Нашли по кому сохнуть! Он же просто психованный, неадекватный смазливый клоун. — с душой добавила я.

"И ещё этот психованный, неадекватный смазливый клоун сохранил твою девственность" — подсказал мозг. Хех, так смешно звучит.

— Закончила? — усмехнулась она. — Ты его пару минут только знаешь, а уже так судишь.

— Я очень хорошо разбираюсь в людях. — отмахнулась я.

Ага! И поэтому ты целый год не замечала, что два самых близких человека водят тебя за нос.

Она лишь фыркнула.

— Слушай, а ты эту Киру хорошо знаешь? — спросила я.

— Я то с ней не общаюсь, но знаю хорошо. Она тут королева. А сама змея, ещё какая. Ты её не переоценивай, она ведь…

Я звонко рассмеялась.

— Ты её боишься? — я бросила на неё насмешливый взгляд.

Маша ничуть не смутилась.

— Да её все бояться. — оглядываясь по сторонам, как бы проверяя, нет ли её поблизости, ответила она.

Я закатила глаза.

— Верится с трудом.

— Ты её просто не знаешь, там…

Не успела она договорить, как в самый неподходящий момент прозвенел звонок. Маша меня бросила, хотя это я на своих огромных каблуках не могла за ней угнаться, и буквально три минуты шныряла по школе, ищя кабинет физики.

Я вошла в просторный класс. Все сразу, как по команде, на меня обернулись. Я застыла в дверях, не решаясь сделать ни шагу.

На мой взгляд, семидесятилетняя училка посмотрела на меня таким брезгливым взглядом, прямо как на дешёвую проститутку. Как то стало не по себе.

— К доске! — выкрикнула она, что я вдрогнула.

Что то подобное по отношению к себе я уже испытывала. В своей старой школе. Да она вылитая Лариса Дмитриевна, даже по возрасту подходят. Я не удивлюсь, что она наша классная. Надо взять на заметку, не провоцировать училку физики.

На вспотевших ногах я кое-как доковыляла до доски.

— Имя, фамилия. — впрямь как в тюрьме, суровым спросила она.

— Марина Погодина. — не ответила, а даже прохрипела я.

— Третий закон Ньютона? — всё тем же военным тоном, спросила она.

— Ааа…

Ну, не понимаю я в физике самых элементарных вещей.

— Калинин, встань! — рявкнула она на весь класс.

К моему полному удивлению, из-за парты поднялся Егор.

— К доске!

Он нехотя поднялся и встал подле меня.

— Что за бред тут творится? — как маленькая девочка, я дёрнула его за рукав.

— Молчать! — рявкнула она.

Теперь я боялась даже пискнуть. Егор же стоял со скучающим и совершенно спокойным выражением лица, видимо ему это всё не ново.

— И так, перед вами заслуженные двоечники 11В класса. — показывая на нас, как на новую презентацию, она сложила руки на груди.

Ну, это уже ни в какие ворота не лезет. Вот так опозорить нас перед всем классом! Да какое она имеет право. Хотя, пожалуй, лучше воздержаться от своего мнения, а то думаю с ней я не смогу тягаться. Да и первый день в школе, зачем мне проблемы?

— За первую парту, оба! — проорала она.

Точно какая то боевая бабулька. Она случаем в тюрьме надзирательницей не работала.

Мы уселись за парту прямо напротив учительского стола.

Я была сама не своя, руки дрожали, да и я сама вся горела.

Егор повернулся в мою сторону. Он поначалу разглядывал моё лицо, как бы убеждаясь плачу я или нет.

— Ты чего? — улыбаясь, спросил он.

А я что? Я сама не знаю, что со мной последнее время происходит. Слишком странно я на всё реагирую.

Я ничего не ответила. Да я и не знала я что ответить.

— Ты не принимал всё так близко к сердцу, просто ты…

— Просто я слишком тупая что бы понять. А этой суке просто нужно самоутвердиться за счёт таких идиотов, как я. — не дав ему договорить, зло процедила я.

Егор замолк и отвернулся.

На протяжении всего урока мы даже не посмотрели в сторону друг друга. Сама виновата. Он хотел помочь, а я просто грубо его оттолкнула. Я хотела извиниться, но неожиданный звонок прервал все мои планы.

Все чуть ли не бежали в столовую. А у меня вообще не было никакого аппетита. Настроение было испорчено. А, главное, из-за чего? Что просто какой-то идиот, которого я знаю всего пару часов на меня обиделся? Да, Маринка, с тобой очевидно последнее время какая-то хрень происходит. Мне просто хотелось убежать отсюда, вот и всё. Целую перемену я просидела в школьном дворе на лавочке, дыша свежим воздухом.

Все оставшиеся уроки я просидела вообще никакая. Маша много раз пыталась меня развеселить, но все попытки провалились. В половине пятого папа забрал меня из школы. Зайдя в дом, я сразу завалилась спать, даже ничего не поев.

Проснулась в часов одиннадцать. По части из-за бешеного голода. Я не ела с вчерашнего вечера, так бы и спала до часов трёх ночи.

На кухне было пусто. Я вытащила из холодильника большую тарелку бутербродов с ветчиной, налила сок и потащила всё это в свою комнату.

Доедая последний бутерброт, я заглянула в телефон. У меня обман зрения или это правда? Тринадцать пропущенных от Макса.

Я зарылась лицом в подушку.

Перед глазами всё ещё стояла та картина в кафе в день моего переезда. С какой кстати мне ему перезванивать? Наверное, решил поиздеваться, как Лиза.

Внезапно телефон зазвонил прямо у меня в руках. Макс! Я бросила его на кровать, и пошла из комнаты. На полпути я остановилась. Ноги сами собой пошли обратно. Остановившись возле кровати, я помедлила. Сердце билось всё сильнее и сильнее. Я схватила телефон и быстро нажала "принять".

— Марина? — на той стороне прозвучал такой близкий и в то же время такой далёкий далёкий для меня голос.

Я хотела высказать ему всё, что я о нём думаю, выплестнуть всю злость и обиду, которая скопилась во мне за всё это время.

— Да. — совершенно неожиданно для себя ответила я.

— Я хотел извиниться перед тобой. — спокойно, и даже с каким-то чувством вины произнёс Макс.

Я молчала, просто молчала. Мне было так плохо. Не было плохо так, даже когда я застала его и Лизу вместе. У меня первый раз в жизни заболело сердце. Я не могла дышать. По лицу скатилась маленькая слезинка, затем вторая, третья…

— Марин, я всегда любил только Лизу. Я много раз хотел тебе сказать, но попросту боялся. — он шептал в трубку, запинаясь и путаясь в словах. — А когда ты уехала, всё вдруг стало так легко, не надо было ничего объяснять. — он замедлил и остановился. — Прости меня…за то, что причинил тебе боль.

Я не смогла ответить. Предательские слёзы заливали глаза.

— Ты слышишь меня? — тихо прошептал он.

Успокойся! Возьми себя в руки, тряпка! — кричала я себе, но ничего не помогало. Я была похожа на слрманную куклу. Я хотела бросить трубку, но переборола себя.

— Будьте счастливы…без меня. — подавленным голосом еое выговорила я и бросила трубку.

Я лежала на кровати, заливая подушку слезами. Как назло в памяти выплывали самые приятные воспоминания из прошлой жизни. Нам было так хорошо с Лизой. Мы доверяли друг другу все секреты. Ни разу в жизни не ссорились. Я считала её своей сестрой. У нас даже были одинаковые медальоны с половинкой сердца. Я подарила один Лизе в шесть лет, а второй оставила себе в честь нашей дружбы… Правда я выбросила свой в мусорный бак, когда распаковывала чемоданы, да и не уверена, что Лиза его до сих пор хранит.

Я сама во всём виновата. Просто никогда не умела отличать ложь от правды, так бы всё это закончилось гораздо быстрее.

Хотя, я рада, что это закончилось именно сейчас. У меня новая жизнь, и я легко забуду все чёрные пятна — моё прошлое, должна забыть.

Утро у меня было просто ужасное. То в жар бросало, то в холод. Даа, бессонная ночь рыданий — не самая приятная терапия для здоровья. Мама чуть ли не на коленях умоляла меня остаться дома, но у меня совершенно не было желания оставаться дома и пить её молоко с мёдом.

В школу меня отвёз папа. Почасти, он просто боялся, что я усну в такси. Первым уроком была литература. Зайдя в класс, я не произвела никакого впечатления. Наверное, на мне просто не было мини-юбки. Я была одета не под настроение. На мне были свободный вязаный свитер, облегающие джинсы и белые кроссовки. Даже волосы были распущены, у меня просто не было сил делать причёску.

Егор делал вид, что мы не знакомы, или, что меня вообще не существует. Маша всё время молчала, да и я не горела желанием с кем-либо разговаривать.

Два урока я молча просидела. А вот на третьем произошло то, чего я больше всего боялась. Я уснула. Не знаю, как это получилось, просто на пару секунд закрыла глаза и всё.

Я слышала краем уха речь учителя биологии.

— Ну, я, конечно, понимаю, второй день в новой школе и всё такое. Все мы когда-нибудь устаём, но не до такой же степени. Погодина!!! — рявкнул он на весь класс.

Я как по команде подняла головус парты и долгое время не соображала, где я нахожусь.

— Ну-ка, Погодина, к доске. Будем тебя из транса выводить. — то ли в шутку, то ли серьёзно сказал учитель.

Я еле-еле поднялась и, шатаясь, как пьяная, поплелась к доске. Все ржали мне вслед, но мне, если честно, было пох*й.

— Пиши. — с интересом приказал Валерий Анатольевич.

В конце всех уроков я сидела в библиотеке, делая вид, что читаю какую-то книгу. Руки сжимались в кулаки, настроение было паршивое. Перед последним уроком решила извиниться перед Егором сейчас вчерашнее. Я шла по коридору с поднявшимся настроением и с улыбкой, а потом увидела, как он целуется в Кирой прямь таки взасос на глазах у всех. Желание извиняться отпало напрочь. Пошёл он нахрен!

Да что со мной? У него есть девушка, он с ней целуется, это нормально. А во мне всё кипит. Неужели я его ревную? Я ведь с ним знакома все один день. Я никогда не верила в любовь с первого взгляда, считала это бредом. Но почему то сердце убеждает в обратном. Я не могла в него влюбиться! Я думала, что вообще ни в кого не влюблюсь после всего, что со мной произошло.

Ко мне неожиданно подошёл Егор и сел возле меня на свободный стул.

Я даже не взглянула на него.

— Ты читаешь Достоевского вниз головой? Оригинально. — засмеялся он.

Ой, кто-то тут решил сделать вид что я существую! Как благородно!

Я подпёрла подбородок кулаком и заглянула ему прямо в глаза.

— Чё тебе надо от меня? — нагло спросила я.

— А ты чего такая нервная? — насмешливо поинтересовался он. — Месячные что ли?

Вот козлина, а!

— Нет, ну правда! Ты вроде бы встречаешься с Кирой. А от меня тебе что нужно? — я была настолько злой, что просто не выносила его присутствия.

Он хотел что-то ответить, но прямо на столе завибрировал телефон. У меня округлились глаза. Какого чёрта мне звонит Макс?

Я схватила смартфон и выключила его. Взяла сумку и собиралась выйти из-за стола, что бы избежать следующего разговора.

— Макс значит. — с насмешкой бросил он.

Я круто обернулась.

— Тебе какое дело? — чуть ли не крикнула я.

— Просто не думал, что у тебя кто-то есть. — поиздевался Егор.

Думал он, бл*ть! Да тебе думать вообще противопоказано!

— Знаешь что?.. — уже крикнула и резко опустила руки на стол, наши лица оказались очень близко друг к другу.

— Что? — теперь он не смеялся, я чувствовала горячее дыхание на своём лице. Его взгляд задержался на глазах, а затем переместился на губы.

И тут я услышала в конце зала голос Киры.

— Егор!

— Беги к мамочке. — прикусив нижнюю губу, прошептала я.

Он поднялся со стула и наши лица оказались в миллиметре друг от друга.

— Привет Максу. — перед тем как уйти, шепнул он мне на ухо.

Я лежала на кровати, с улыбкой глядя в потолок и прижимая к себе скомканный листик бумаги.

"В девять часов возле школы. Можешь думать, что это свидание."

Когда Егор выходил из библиотеки, он незаметно подбросил клочок бумаги мне в сумку, который я не сразу нашла на самом дне, собираясь делать ненавистные уроки. Кстати, уроки я так и не сделала, пребывая в ужасно хорошем настроении. Неужели я так быстро смогла влюбиться? Или это пока ещё не любовь? Любовь, не любовь, а на свидание я всё равно пойду.

Я не стала слишком наряжаться. Надела тёплый свитер, обтягивающие джинсы и распустила волосы, хотя, чаще собирала их в высокий пучок или в хвост. Макияж мне делать было просто лень, да и с лицом у меня проблем не было. В тональнике я никогда не нуждалась. Кожа сама по себе была гладкая без единого изъяна. Брови всегда смотрелись выигрышно и без карандаша, густые и длинные ресницы вообще в туши не нуждались, да и губы тоже не просили всяких помад. Так, что в макияже ограничивалась только подводной и бальзамом для губ.

— Маринка, к тебе пришли! — громко крикнула мама.

Странно, ведь из школы я знаю только Машу, Егора и Киру. Да мало ли кто это может быть…

— Парень какой-то. — всё тем же громким голосом добавила она.

— Презик одолжить? — просунув голову в дверной проём, с наглой ухмылкой поинтересовался Паша.

Я открыла рот и изо всех сил бросила в него огромную подушку. До чего де наглости у этого кретина.

— А надо бы. — он заржал на весь дом и бросил в меня мою де подушку.

— Ты…ты… — я подыскивала в голове самые ужасные ругательства, но как назло в голову ничего не лезло. — Мама!!! — как ненормальная, заорала я.

Паша с громким смехом, как маленький ребёнок, побежал в свою комнату.

В чуть-чуть подпорченном настроении я вышла в прихожую и то, что я увидела испортило настроение целиком, не оставив ни капли радости. На пороге дома стоял Макс. Да что за день сегодня такой?! Случится что-то хорошее, всегда найдётся то, что это испортит. Я на всякий случай потёрла глаза, как бы убедившись, что это не иллюзия, но сама прекрасно знала, что пока ещё не съехала с катушек.

— Развлекайтесь. — грубо бросила я и, отпихнув Макса, влетела на улицу, ничего не объяснив обалдевшей от увиденного маме.

Я ждала такси, как кто-то грубо схватил меня за руку и повернул к себе.

— Да послушай же ты! — чуть ли не кричал он.

Я еле вырвала руку и крикнула так, что что услышал, наверное, каждый водитель, проезжавший мимо нас.

— Нет, это ты послушай! Тебе идеально удалось испортить мою прежнюю жизнь, а сейчас, когда я начала жить заново, ты снова пытаешься всё испортить! Да что я тебе сделала, Орлов?

Твою мать! Такси уже уехало, а на циферблате было ровно девять часов. Я чуть не заплакала. У него просто идеальная способность появляться не в то время, не в том месте.

— Поздравляю, ты испортил мою жизнь вновь. — у меня уже начиналась истерика. — Кто-нибудь, принесите ему медаль!

Прохожие удивлённо на меня оборачивались, то и дело бросая косые взгляды.

— Я расстался с Лизой. — спокойно произнёс он.

— А от меня ты чего хочешь? — я сжимала и раздимала кулаки.

— Я хочу, чтобы ты меня выслушала и не перебивала. Марина это очень важно. — умоляюще попросил он.

— У тебя минута. — безразлично бросила я.

Он вздохнул.

— Марина, да, я тебе изменил с Лизой, но я не хотел этого, клянусь. Мы были на дне рождения у Стаса. Под конец празднования все были пьяные встельку. Только под утро я понял какую ошибку совершил, когда проснулся в одной постели с Лизой. Я сбежал, как последний трус, думая, что она ничего не вспомнит. Но я никогда не думал, что всё повернётся так. Лиза и раньше бегала за мной, умоляла встречаться, твердила, что ты мне не пара, что ты мне изменяешь. Но я любил тебя, безумно. И я доверял тебе, знал, что ты бы никогда не предала меня, а я поступил с тобой, как последняя свинья. Я хотел тебе всё рассказать, не ждал оправдания, но и врать тебе не собирался. В тот день я собирался идти к тебе, как к нам в дом пришла Лиза. Она пришла специально, когда родители были дома и прямо перед ними бросила тест на беременность. Она не мне его показала, а им. Ты на представляешь тогда моё лицо, я хотел пойти и спрыгнуть с крыши. Отец был в ярости, и они настояли на том, что я должен на ней жениться. Лиза этого и хотела. Я тогда орал на весь дом, какая к чёрту свадьба, если нам по шестнадцать лет. Но мой отец не желал ничего слушать, лишь утвердил, что за свои поступки нужно отвечать. Меня как будто сожгли за живо. Но больше всего я боялся тебе в глаза смотреть после этого. Я не знал, что делать. И мне пришлось это сделать. Марина, мне пришлось тебя бросить. Как бы больно мне не было, так было бы лучше для нас, ты бы никогда ни о чём не узнала. И о Лизе ничего рассказать не мог, она бы всё рассказала про ребёнка. В ту ночь, на вечеринке, я не сдержался, прости. Все те дни я прожил, как в аду. Когда узнал, что ты переездаешь, мне даже как то легче стало. От того, что у тебя будет новая жизнь, и ты забудешь меня. В день твоего переезда Лиза заставила отвести её в наше кафе. Мне пришлось согласиться, хоть я и ненавидел её. Я видел, как ты бежала по направлению туда. И тогда эта сука приказала подыграть ей, иначе выдаст тебе всю правду, как сюрприз к переезду. Мне пришлось. Когда целовал её сложно было перебороть отвращение, и я думал только о тебе. Мне так хотелось броситься за тобой, обнять, успокоить, объяснить всё, но я не мог. Я позвонил тебе и соврал про Лизу, только что бы ты забыла меня, считала моральным уродом, кретином, ненавидела меня и в скором времени забыла. Это самое лучшее, что я мог тебе дать, малыш. Каждый день думал только о тебе, я пытался забыть, но не мог.

В школе я случайно подслушал разговор Лизы и какой-то девчонки. Представляешь моё состояние, когда я узнал, что ребёнок не от меня. В тот вечер она переспала не только со мной. Я был просто на седьмом небе от счастья. Я сразу же начал звонить тебе, чтобы наконец всё объяснить, но ты не отвечала. И сейчас я проехал пару тысяч километров, только чтобы увидеть тебя, Марина. Я люблю тебя. Только тебя.

Моё лицо было мокрым от слёз. На протяжении всей истории я просто не дышала. Я не хотела, не хотела верить, но какой смысл ему было врать.

— Скажи, что тоже любишь меня, Марина.

Он взял меня за руку и посмотрел в мои полные слёз глаза.

— Я…не люблю тебя, Максим. — прошептала я разбитому парню.

Моё сердце не трепечет от его прикосновений, как было раньше. Я больше не чувствую того тепла. Я НЕ ЛЮБЛЮ ЕГО БОЛЬШЕ!

— Ты был прав. — очень тихо прошептала я. — Когда ненавидишь человека, его легко забыть. Я влюбилась в другого всего за один день. А к тебе я больше ничего не чувствую, Максим. — я выпустила свои руки из его онемевших пальцев. — Тебе тоже лучше меня забыть, прости.

Я развернулась и ушла. Макс не пошёл за мной. Хорошо, что он всё понял, так действительно будет лучше. Слёзы продолжали стекать по лицу. А в голове звучал отрывок из песни Bahn Tee"…всё было хорошо, просто нам не повезло…".

Тени прошлого

На улице стоял ноябрь. Как ни странно, но вся Москва с ног до головы была усыпана снегом. На деревьях красовался белоснежный пушок, который мелкими крупинками слетал с веток при малейшем порыве ветра. С неба светило яркое солнце, при чьих лучах снег переливался всеми цветами радуги.

Мы с Машей шли по заснеженным улицам прекрасной столицы, радостно облизывая мороженое, не задумываясь о последствиях.

Я никогда не верила в глобальное перевоплощение человека, но, оказывается, я была глубоко не права.

Недавно Маша была похожа на никчёмную дурёху с бесвкусным стилем одежды, а сейчас, поверх шапки и шарфа, в котором она была закутана почти до носа, на меня смотрела настоящая кукла Барби. Машка почти за неделю привела в порядок свои волосы, которые теперь не очень то и отличались от шевелюры известной куклы. Белоснежные, шёлковистые, которые волной опускались на её спину почти до пояса. Ужасные круглые очки в стиле Гарри Поттера заменили линзы, идеально подчёркивающие её зелёные глаза.

Как оказалось, у Маши довольно крутая фигура, почти 90-60-90. Я бы никогда в жизни не прятала такую роскошь под толстезными свитерами и отстойными широкими брюками, как она делала раньше. Но сейчас Машин стиль полностью изменился в лучшую сторону. Почти две недели шопинга, протестов со стороны Машки по поводу реально крутых шмоток дали о себе знать.

За эти два месяца многое изменилось. Многое изменилось во мне самой. Мы с Машей очень сблизились, можно сказать, мы стали подругами. Хотя, нет, мы всё-таки стали подругами. Я даже рассказала ей о Максе и Лизе. И самое главное, я совсем не боялась ошибиться, я полностью доверяла Маше. Этот маленький белокурый ангел просто не мог кому-то причинить боль. Она была для меня раскрытой книгой, которую я с лёгкостью читала. Я очень многое узнала из жизни своей подруги за это время, даже слишком много. Я даже слегка удивилась, что она доверяет мне настолько личные подробности своей жизни, которая была не такой радужной, как у меня.

Но потом всё-таки поняла, что у девушки никогда не было такой, как я, настоящей подруги. Да и мне ни с кем не было так легко. Меньше всего мне хотелось делать ей больно.

В кармане куртки запиликал телефон. Звонила мама.

— Да, мам… — я дышала на свои замёрзшие руки, чтобы хоть как-то согреть их, потому как умудрилась забыть дома перчатки.

— Маришка, вы где ходите? Ловите такси и домой. Я приготовила обед.

Маришка… Фу! Когда же все перестанут каверкать моё имя? Хотя, Маришка это ещё не самое страшное. Братец так вообще Маруськой называет.

— Окей. — посмотрев на Машу, ответила я.

— И не смей покупать мороженое! — успела крикнуть она, перед тем как я бросила трубку.

Мы с подругой переглянулись и одновременно рассмеялись.

— Как у тебя дела, Маша? — с улыбкой спросила мама, намазывая масло на хлеб.

Мы сидели за обедненным столом. Правда, Пашки не было. У нас в школе самый разгар каникул, а у него в универе полнейший завал, так что он всегда в своей комнате за стопками книг и рефератов. Не позавидуешь ему.

— Хорошо всё. — улыбаясь в ответ, Маша продолжала ковырять вилкой в тарелке с макаронами.

— Ну, как, готовы к школе? — радостно поддакнул отец.

— Пааап… — я закатила глаза к потолку. — Ну зачем эти дурацкие вопросы? И, вообще, мы в мою комнату.

Я схватила подругу под руку и поволокла за собой. И вот мы уже сидим на кровати и дружно смеёмся, вспоминая школьные дни.

— А Егор в курсе, что ты куришь? — задала совсем не уместный к разговору вопрос Маша.

Я легла на подушку и громко рассмеялась. До сих пор с позором и со смехом вспоминаю тот день. Когда я услышала всю горькую правду от Макса и не успела на свидание с Егором, я просто не могла пойти домой и спокойно уснуть. Как всегда, ни о чём не думая, я, разозлённая на весь пошла в ближайшую кафешку и начала бухать.

— Еще! — кричала я бармену.

Вскоре тот, задумываясь о своей карьере, мне отказал. Дальше я начала нести всякую чушь, до сих пор не помню что, требовала книгу жалоб. Вообщем, закончилось всё чуть ли не вызовом полиции. Потом пришёл красивый парень и погрузил меня в такси. Правда не сразу, но приложив к этому не мало усилий. Хорошо проспавшись и протрезвев, первым делом я обнаружила в своей комнате Пашу, который потребовал с меня 50 штук за "мою разгульную весёленькую ночку". И тут я немножко ох*ела. Он то здесь причём?

Но потом он мне кратенько всё разъяснил: "Сижу я, значит, первый раз за месяц отдыхаю, и тут звонит мне какой то парень и любезно просит забрать мою пьяненькую встельку сестричку домой. И КАКОГО Х*Я, БЛ*ТЬ, Я В СВОЙ ЕДИНСТВЕННЫЙ ВЫХОДНОЙ, НА*ХУЙ, ДОЛЖЕН ТАЩИТЬ ПОЧТИ, БЛ*ТЬ, ДОХЛОЕ ТЕЛО СВОЕЙ ОХ*ЕВШЕЙ ПРИДУРКОВАТОЙ СЕСТРЫ ДОМОЙ??? ДА ТВОЮ ТУШКУ ВМЕСТЕ МЫ С ТАКСИСТОМ ЕЛЕ В МАШИНУ ЗАПИХНУЛИ!!! НАСИЛУЮТ ЕЁ, БЛ*ТЬ!!! ДА ТЕБЯ ИЗНАСИЛОВАТЬ МАЛО! ТЕБЯ В ЗООПАРК К ОБЕЗЬЯНАМ НАДО!!! Я НА ВЫПУСКНОМ, СУКА, СТОЛЬКО НЕ НАЖИРАЛСЯ, КАК ТЫ, АЛКАШКА КОНЧЕНАЯ!!! ДА ТЫ МНЕ ВООБЩЕ СТО ШТУК ДОЛЖНА ЗА ТО ЧТО Я ТЕБЯ ПРЕДКАМ НЕ ЗДАЛ!!! ХУЛИ ТЫ ЕЩЁ ТУТ ВОЗНИКАЕШЬ, ОШИБКА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА???

Мдааа… Честно признаюсь, такого эмоционального разговора у нас с братом никогда не было. Хотя, мне пох*й, что он тут распинается, мне что каких то 50 тысяч жалко?

Я КОНКРЕТНО ОПОЗОРИЛАСЬ ПЕРЕД ЕГОРОМ!!! Вот что сейчас волнует меня больше всего. Господи, за чтоооо??? Я же ему в глаза не смогу после того просмотреть.

Я достала из нижнего ящика нужную сумму и бросила ему. Пусть хоть подавиться, вымогатель хренов.

— И какого х*я, Маруська моя любимая, — язвительно поинтересовался он, выходя из моей комнаты. — я у тебя в телефоне подписан, как "тупорылая обезьяна"?

— Мама всегда учила меня называть вещи своими именами. — незамедлительно бросила я, закрывая дверь прямо перед его обалдевшей физиономией.

Я даже два дня в школу не ходила, соврав маме, что у меня ангина. Что бы Егор не высмеял меня перед всей школой. Правда он оказался не тем парнем. Когда мы пересекались, тот лишь натянуто улыбался(но было отчётливо видно, что улыбка была насмешливой), а я в свою очередь заливалась краской. Разговора между нами так и не состоялось. Да я и никогда бы не заговорила первой после такого.

— Я что-то упустила? — глядя на меня внимательным взглядом, спросила подруга.

Я быстро поведала ей всю суть событий, после чего мы минут десять ржали, как ненормальный. Смешного в этом было мало, но для чего же тогда нужны подруги? Чтобы всё адекватное превращать в шутку.

— А с чего мне вдруг ему рассказывать? — я вспомнила предыдущий Машин вопрос.

— Ну, вы вроде встречаетесь. — она тихо хихикнула.

— Кто эти дурацкие слухи распускает? — я закатила глаза к потолку.

Я и сама толком не понимаю, что между нами происходит. Точно хрень какая-то. Мне то поцеловать его хочется, то учебником физики прибить, когда нос в мою тетрадь суёт, а потом ещё издевается, что у него собака физику лучше знает.

Но одно я знала точно, с Кирой он больше не встречается, бросил полтора месяца назад. Сообразив, что без меня тут не обошлось, Кира Казанцева устроила мне самую настоящую войну. А я то? Мне то откуда знать почему он её кинул? Но у нашей Кирочки фантазия та ещё. Один раз даже дошло до драки, которую сама Кира и спровоцировала. Эта дрянь осталась цела и невредима, хоть и отделалась походом к директору и вызовом родителей в школу. А вот мне серьёзно досталось. Я, похоже, вывихнула лодышку. На локте красовался синяк и стоял бы под глазом, если бы не вовремя пришедший мне на помощь Егор.

Он отпихнул озверевшую Киру так, что та не устояла на ногах и плюхнулась прямо в толпу старшеклассников, которые дружно ржали, снимали на видео. Некоторые даже деньги на нас ставили. Дегенераты хреновы!

Уже на следующий день в интернете красовался совершено новый ролик, который стал популярным почти сейчас сутки. Особенно эффектно получилось падение Киры в самую гущу толпы.

Мы с Егором стояли возле подоконника. Он холодными пальцами ощупывал мою лодышку, каждый раз спрашивая где болит. Мне было ужасно больно в каждом месте. Похоже у меня был серьёздный вывих или даже перелом.

— Всё нормально. — выдавила из себя я, прикусывая нижнюю губу.

— Идти сможешь? — не отпуская мою руку, обеспокоенно спросил он.

— Я же сказала, всё нормально. — резко выбросила я. Это из-за него эта ненормальная ко мне прицепилась. А он ещё и любезничает. Бесит!

Я выдернула свою руку, пытаясь уйти, но у меня, похоже и правда был перелом. Громко вскрикнув от боли, я схватилась за лодышку и чуть не упала, но Егор вовремя меня подхватил. Одной рукой он держал меня сейчас талию, а мою руку закинул себе за шею.

— Так можешь идти или нет?

— А что не видно? — я почти плакала от боли, а он на самом деле идиот или прикидывается?

Он рассмеялся.

— Свалилась ты на мою голову.

Это я? Свалилась? На его голову? Да это он перевернул всю мою жизнь вверх тормашками!

— Да я тебя вообще не присила мне помогать! — раздражённо выкрикнула я, убирая руку с его шеи. — И, вообще, отпусти, я сама дойду.

Он даже не собирался убирать руку, только немного ослабил хватку.

— Ну, иди. — не убирая руки, со смехом бросил он. — Только посмотрим до куда ты дойдёшь.

Теперь он улыбался во весь рот. Издевается! Мне плохо, а он издевается!

Егор убрал руку. Я сделала один маленький шаг, а второй побоялась, тупо стоя на одном месте.

Я слышала глупое хихиканье парня у себя сейчас спиной.

— Далеко прошла, путешественница? — он, как бы издеваясь, обошёл меня кругами и посмеивался.

— Пошёл нах*й! — огрызнулась я, протягивая ему руку, потому что больше не могла так стоять.

— Мариночка, я как раз таки собирался идти нах*й. — язвительно ответил он, не стирая с лица ухмылку. — Как-нибудь сама дойдёшь, зайка, а то нам не по пути.

Типичные парни, что тут сказать. Егор развернулся и медленно начал удаляться, весело присвистывая.

— Ну прости. — крикнула я ему вслед, хотя, он эти слова не заслуживал.

Он остановился, но в мою сторону не повернулся.

— Что? — весело поинтересовался он.

— Прости. — чуть громче, через силу промямлила я.

— Не слышу. — он повернулся и улыбнулся своей фирменной улыбкой.

Я не выдержала и заплакала. Просто не смогла сдержать слёз от жалости к себе любимой и от злости к этому придурку.

Вмиг посерьёзневший Егор подошёл ко мне и осторожно отодвинул к стенке, что бы я не упала.

— Ты чего? — ласково спросил он.

Я старалась не смотреть ему в глаза, вытирая слёзы рукавом.

Егор обопёрся одной рукой о стену, а вторую положил мне на талию.

— Маринка, я же пошутил. — как очень нежно прошептал он, осторожно вытирая слёзы с моей щеки.

— Я…это…

Он усмехнулся и правой рукой осторожно погладил меня по волосам.

Я посмотрела в его глаза, такие голубые, чистые и в то же время такие серьёзные, придавающие ему необычное взросление. Я впервые увидела их так близко, и создавалось впечатление, что я знаю их всю жизнь.

Егор без тени улыбки начал наклоняться ко мне. Всё тело бросило в жар. Да что я как маленькая? В первый раз с парнем что ли целуюсь? Руки чуть-чуть подрагивали, а сердце учащенно билось, как будто это и правда был мой первый поцелуй. Я осторожно закрыла глаза.

Его губы чуть-чуть коснулись моих, а потом я почувствовала горячее дыхание над ухом.

— А как же Макс? — тихо тихо насмешливо прошептал он и резким движением подхватил меня на руки, без какой-либо тяжести.

От неожиданности я крепко обхватила руками его шею, уткнувшись носом в подбородок.

Идиот! Вот как можно было так всё обломать? Да какого чёрта ему этот Макс сдался? Ведь запомнил же! Этот кретин опять решил поиздеваться, с я повелась, как последняя дура.

— Ты…ты что делаешь? — растерянно пробормотала я, крепче скрещивая руки у него на шее.

— А ты до медпункта дойдёшь? — глядя куда-то вдаль, уже серьёзно спросил он.

— Тебе нравится надо мной издеваться? — чуть слышно промямлила я, уставившись в его лицо.

— Ты что обижаешься, что я тебя не поцеловал? — засмеялся Егор.

— Значит, нравится. — уже громче сказала я, отвернув голову в другую сторону.

Егор что-то пробормотал себе по нос и потащил меня к медпункту.

Зайки мои, не жалейте звёздочек, так процесс написания книги пойдёт гораздо быстрее, да и мне будет очень приятно. Пишите больше комментарев. Мне, как начинающей писательнице, очень важно ваше мнение. И тем, кому не сложно, подписывайтесь на страницу автора. Люблю вас!

С тех пор мы с Егором вообще не пересекались, по части из-за того, что я почти две недели провалялась дома с настоящим переломом. Кто ж знал, что эта тип безобидная блонди окажется кунфу-бабой. Но, как говорится, в тихом омуте черти водятся. Говорила же мне Машка её не переоценивать.

— Вы что правда целовались? — она умильно улыбнулась, прижав к себе большого плюшевого медведя.

— Да не целовались мы. — с досадой промямлила я. Этот идиот тупо поржал надо мной, а моя мечтательная подруга уже целую Love Story нам придумала.

— Ну, по твоей истории вообще всё понятно. — засмеялась Машка.

Я закатила глаза и развела руками, явно не зная что сказать.

— А тебе повезло, подруга, такого парня оттяпала.

— Мы не встречаемся! — крикнула я, покрутив пальцем у виска, отчего Машка только громче рассмеялась, бросая в меня моего Мишку. — У вас, что в школе других парней нет, обычно все девчонки за мальчиками постарше бегают.

Я вспомнила, как в восьмом классе влюбилась в Лёшку Огнева из 11А, за которым все девчонки увивались. А он, не поверите, оказался геем. Я потом целую неделю рыдала в подушку, а Лиза, вместо того, чтобы меня успокаивать, ржала во всё горло до тошноты.

— Ну, есть, конечно, но кому из них тягаться с Егором. — мечтательно пролепетала она.

Я громко фыркнула. Да что они привязались все к этому Егору. Ну, да, он ещё тот красавчик, но не один же во всей школе.

— Ладно, Маринка, я пойду. — она посмотрела на часы и встала с кровати.

— В школе увидимся. — грустно бросила я, крепко обнимая свою подругу.

Машка улыбнулась и ушла, оставив дверь чуть приоткрытой.

Я бросила взгляд на шкаф и, встав с кровати, подошла ближе. На ручке висела фотография меня и Лизы в обнимку у неё в комнате. Хм, как она тут оказалась? Может мама повесила? Я осторожно отклеила её и взяла в руки, поднося поближе. Перед глазами всё плыла та кафешка и эхом отдавались в голове слова Максима.

Но злости не было совсем, только непреодолимая грусть. Прошло уже больше двух месяцев, а я всё не могу отпустить прошлое. Я порвала фотографию и с силой швырнула в мусорное ведро.

"Нужно жить сегодняшним днём" — сказала я себе.

— Как ножка, Погодина, не болит? — с ядом в голосе процедила Кира, окружённая тремя подопечными.

Все три дружно хихикнули.

— Знаешь, думала до медпункта не дойду, — с умильной улыбкой я посмотрела ей прямо в глаза. — но Егор любезно донёс меня на руках.

Думала сломать меня, змея? Хаха, она же не знает, что у меня словарный запас богаче, чем у Пушкина.

— Ты ещё легко отделалась, поняла? — тряхнув шикарными волосами, она круто повернулась на каблуках и зашагала прочь.

— Чё встали, щенки? — нагло поинтересовалась я у трёх идиоток, всё ещё стоявших возле меня. — Сука уже убежала, не страшно?

Ни сказав ни слова, они пошли прочь. Что и требовалось доказать. Слабохарактерные дуры, жаждущие внимания.

С довольной улыбкой я пошла в сторону библиотеки. Парень, резко открывший дверь врезался в меня. Книги полетели в разные стороны.

— Твою ж мать, куда летишь то? — он присел на корточки и начал собирать упавшие учебники.

— Я куда лечу? Это ты на меня налетел. — искренне возмутилась я, вырывая книги из рук парня.

Кто б сомневался, что это будет именно он. Передо мной стоял Андрей Софийский, заслуженный двоечник и похуист нашего класса, он ещё Машке нравится.

— А ты, кажется, Марина? Новенькая. — оглядывая меня с ног до головы уточнил Андрей.

Вот, кому действительно пох*й на изменения в школе. Месяц уже прошёл, а тут новенькая.

— Я уже месяц тут учусь, если кто не заметил. — раздражительно пробубнила я.

— А, вспомнил. — он и правда стукнул себя по лбу. — Ты ещё с этой кикиморой таскаешься.

Видел бы ты её сейчас, умник!

— На себя посмотри, красавчик. — с сарказмом отчеканила я, прожигая его взглядом.

Ну, с Егором ему точно не тягаться. А с чего это я их сравниваю? Но и уродом Андрея назвать точно нельзя. Вполне нормальная внешность. Короткостриженные тёмные волосы, карие глаза, тонкие губы, спортивная фигура и высокий рост. На секунду мне показалось, что мы с ним как то похожи внешне. Я сразу же отбросила эту мысль в сторону.

Андрей, как будто, вообще меня не слышал, глядя куда-то вдаль.

— О, Егор! — даже не посмотрев на меня, громко крикнул парень и махнул рукой.

Чёрт, а деться некуда!

Он подошёл к нам и приветливо поздоровался. Ну, и, конечно же, не обделил меня насмешливым взглядом. Как же без этого!

Я стояла, как вкопанная. Егор оглядел меня сверху вниз, как бы проверяя, все ли части тела на месте.

— Представляешь, я тут на новенькую налетел, чуть с ног не сбил. — хихикнул Андрей.

Егор, глядя на меня, усмехнулся. Клоун придурковатый! Так и хочется стереть с его наглой рожи эту идиотскую ухмылку.

Я круто развернулась и, как некстати, зацепилась за порог и шлёпнулась на пол, мгновенно став объектом для смешек. БЛ*ТЬ, НА РОВНОМ МЕСТЕ! Вот, что значит, уйти по-французски, бл*ть. Хорошо хоть, что на мне были ботинки и джинсы, а не короткая юбка и туфли на каблуках, было бы тогда на что посмотреть.

— Пить меньше надо, детка, а то уже на ногах не стоишь. — со смешком сказал Егор, подавая мне руку.

Я самостоятельно поднялась, отряхивая джинсы.

— Курить меньше надо, Егорушка, может мозгов прибавится. — не осталась в долгу я, второй раз собирая упавшие книги. — Хотя, как можно говорить о том чего нет.

А, что это чистая правда. За весь месяц не было ни одного случая, чтобы Егор не дымил за школой. Так что б каждый день, то каждую перемену. У меня штуки две в месяц, а у него пачка в день.

Я саркастически улыбнулась и пошла в сторону класса.

Я совершенно одна сидела на лавке в спортзале пока все играли в волейбол. Я больше смотрела в пол или в потолок, чем на игру. Да и что я там не видела?

— Казанцева, подавай! — на весь зал рявкнул физрук, что у меня аж уши заложило.

Кира отошла к краю стенки, пару раз набивая мяч, готовясь к финальному броску. Команда противника приготовилась, чтобы принять, но произошло то, чего никто не ожидал. Высоко подбросив мяч, девчонка изо всех сил ударила по нему. Мяч полетел прямиком ко мне. Скорость полёта была настолько сильной, что я не успела увернуться, и он впечатался прямо мне в живот. Я скрутилась пополам. Внутри замутило, а перед глазами появился туман. Я слышала свист физкультурника и громкий смех девчонок.

— Ты что творишь, идиотка! — громко заорал Егор на весь спортзал.

— Ты как, в порядке? — положив руку мне на плечо, обеспокоенно спросила подбежавшая ко мне Маша.

Я слышала как ругаются между собой Кира и Егор, как орёт на весь спортзал физрук. Вскоре перед глазами всё прояснилось и мне стало лучше.

— Всё нормально. — успокоила я подругу.

— Погодина, всё нормально? — повернувшись ко мне, спокойно спросил физрук. — Может в медпункт?

— Хорошо всё. — кое как промямлила я. Хватит с меня медпунктов.

Валерий Александрович кивнул и отвернулся.

— Казанцева, вон из зала! — рявкнул он, устремляя свой взгляд на Киру. — Остальные играют!

— И почему она так тебя ненавидит? — даже с каким-то сожалением и злостью спросила Маша, ковыряя вилкой в столовской еде.

Я посмотрела на неё скептическим взглядом "как будто ты не знаешь" и отодвинула от себя тарелку. Аппетита не было совсем, да и настроения тоже. Каждый день в этой долбаной школе сплошное недоразумение. А я то думала, что хуже моей старой школы и быть не может. Ха, размечталась!

— Ну, вообщем, всё понятно. — начала рассуждать подруга. — Ты нравишься Егору. Но не калечить же тебя за это.

— С чего ты взяла, что я ему нравлюсь? — подперев подбородок кулаком, я уставилась в белую скатерть.

Маша отодвинула от себя тарелку с так и нетронутой едой.

— Даже по его взгляду на тебя видно, что…

— По какому, нахрен, взгляду, Маша? — я не выдержала, и очень грубо выкрикнула эти слова. Настолько сильно бесил этот разговор. — Издевательскому и насмешливому? Что-то не сильно на любовь похоже. Открой глаза, этот придурок просто издевается надо мной.

Маша замолкла и опустила голову, не сказав ни слова. И тут я поняла, что перегнула палку. Накинулась на неё, как ненормальная. Машка всегда меня поддерживает и пытается помочь, а я срываюсь на ней. Сразу стало противно от самой себя.

— Машунь, прости меня, пожалуйста. — я взяла её за обе руки и жалостливым взглядом посмотрела прямо в глаза. — Я правда не хотела тебя обидеть. Не знаю, что со мной последнее время.

— Ничего. — она улыбнулась и мне стало намного легче. — Просто ты как-то резко изменила к нему отношение.

На этот раз я молчала. Слова застряли в горле. А может я всё путаю и действительно нравлюсь Егору. Хотя, после истории с Лизой и Максом я не знаю кому верить. Я окончательно запуталась в себе.

Машка убежала на какой-то факультатив, а я осталась сидеть за пустым столом. Я увидела за крайним столиком Егора и Андрея. Они весело смеялись, явно что-то обсуждая. Не моё ли идеальное падение случайно? Странно, я ведь раньше не замечала, что они так близко общаются.

Господи, может просто сели вместе пожрать, а я тут дружбу напридумывала. Единственное, что они вместе делали, как неразлучные друзья — это дымили за школой каждую переменку. ЗОЖники, бл*ть!

В сумке запиликал телефон.

— Да, пап. — сухо бросила я в трубку.

— Я тебя не смогу сегодня из школы забрать. Появились важные дела. — быстро затараторил он. — У тебя деньги на такси есть?

— Есть. — буркнула я и бросила трубку.

Класс, просто день сюрпризов сегодня.

Я встала из-за стола и, чуть прихрамывая, пошла по коридору.

— Марин, подожди. — крикнул мне вслед знакомый голос. Только его не хватало для полного счастья.

Я нехотя обернулась и врезалась в крепкую грудь Калинина. Он, невольно отступил назад и почесал за ухом.

— Ты это…прости Киру, она…того… — он замялся, перебирая слова.

Он смущается? Егор? Это что-то новенькое.

— Ммм…а ты, значит, извиняться за неё пришёл. — безразлично бросила я, а внутри всё кипело.

Стало так противно от этого разговора, захотелось уйти отсюда как можно скорее.

— Дура она! — резко выкрикнул он. — Надумала себе, что мы…с тобой…бред короче.

Я до боли прикусила нижнюю губу. Я всё таки была права. Я безразлична ему, он только что сказал всё в лицо. А ведь я и правда влюбилась в него, как дурочка. И ещё на что-то надеялась? Глаза защипало от поступивших слёз. Нужно держать эмоции в руках, он не должен видеть меня слабой.

— Да, и правда, чушь какая-то. — с невозмутимым голосом ответила я, пытаясь придать голосу побольше уверенности.

— Ты чего? — он осторожно взял мою руку в свою.

Что он делает со мной? Что ему нужно от меня сейчас? Зачем все эти нежности? Хочет добить меня окончательно!

Я резко выдернула её и прошипела ему прямо в лицо.

— Куклу себе нашёл? Думаешь, мной можно поиграться, а потом выбросить? — во сейчас не было обиды, только злость. — А ты не думал, что я тоже человек, Калинин? — я сама не заметила как перешла на крик.

— Марин, ты о чём? — на его лице явно были написаны досада и непонимание. — Я никогда тобой не пользовался. Я…

— Лучше заткнись. — зло процедила я, с отвращением глядя на него. — И больше не подходи ко мне.

Я развернулась и быстрыми шагами направилась к выходу, а Егор так и остался стоять ошарашенный и ничего не понимающий.

Я шла к дороге, размазывая по лицу слёзы досады. Вот что сейчас это было? Пару минут назад он открыто отшил меня, а потом уверял, что никогда не пользовался. Господи, почему всё так сложно? Я ничего не понимаю! Что ему нужно от меня?

Сзади кто-то громко поисвистнул. Я повернула голову в противоположную сторону. Возле тротуара, облокотившись о мотоцикл, стоял Андрей. У него мотоцикл? Я сначала топталась на месте, а потом всё же подошла ближе.

— Домой подвести? — с ухмылкой спросил он.

— Ну, я вообще-то на такси собиралась. — как-то само собой вырвалось у меня.

— Пустая трата денег. — буркнул он продолжая пялиться на меня.

Хм…а почему бы и нет. Тем более я никогда на мотоцикле не каталась. Всего лишь до дома меня подвезёт. Что в этом такого?

— А поехали. — уверенным тоном проговорила я.

Я взяла шлем и уселась сзади, крепко обхватив его талию руками.

Андрей нажал на газ и в нос сразу ударил резкий запах бензина. Дальше я просто закрыла глаза и больше ничего не видела. Трусиха!

— Ты как, живая? — посмеиваясь, спросил Андрей.

Я разлепила веки и поняла, что мы уже приехали. Осторожно слезла с мотоцикла, отряхивая джинсы. И только сейчас я поняла очень важную вещь.

— А откуда ты узнал где я живу? — я озвучила свою мысль вслух.

— Я на этой улице живу вообще-то. — быстро ответил он. — Видел, как вы переезжали.

Странно, а я его ни разу здесь не видела. Хотя, какая разница. Я его что обязательно видеть должна, если мы на одной улице живём?

— Понятно. Спасибо, что подвёз. — поблагодарила я Андрея.

— В школе увидимся. — прерывая звук мотора, крикнул он.

— Увидимся. — самой себе сказала я и направилась к дому.

— Я прямь балдею от твоих поклонников, Маруська. — на самом пороге выкрикнул Паша и откровенно заржал.

Как говорится, в семье первый блин всегда комом. Хотя, Паша больше на просроченный чебурек похож.

— А где родители? — как будто и вовсе не услышав его слов, я принялась снимать ботинки.

— Дела какие-то. До вшефера не буфет. — жуя огромный кусок пирожного, ответил он.

— Смотри не подавись, Пашутенька. — медовым голосом пролепетала я.

Как и ожидалось, Паша закашлялся. И как у меня это выходит?

— Ведьма, бл*ть. — наконец откашлявшись, выпалил он.

Я послала ему воздушный поцелуй от среднего пальца и направилась к себе в комнату. С размаху плюхнула сумку на пол. Учебники разлетелись по всему полу, но подбирать их я не стала, почасти из-за лени. Я легла на кровать и пару минут молча смотрела в потолок. Телефон зазвонил прямо под ухом. Неизвестный номер.

— Это Егор. — просвятил меня голос в трубке.

Вот что ему то сейчас от меня надо? И как он номер мой узнал?

— Вот только попробуй бросить трубку, Погодина. — грозным, но не злым тоном предупредил Егор. Хм, а я ведь так и собиралась сделать.

— С чего мне с тобой разговаривать? — непонятливо спросила я.

Он завыл в трубку. Нет, серьёзно, завыл. Я сдержала смешок. Странно, но злости на него не было совсем.

— Короче, Марина. — начал он. — Хрен знает, что ты там себе напридумывала, но с того разговора я нихрена не понял. И убежала ещё куда-то. — зло и даже с досадой процедил он.

Что сейчас происходит? Он оправдывается что ли? Или это я всё не так поняла?

— Завтра. Мы с тобой серьёзно поговорим. И так просто ты от меня не отделаешься, поняла? — серьёзно проговорил он и бросил трубку.

Я сама не заметила, как идиотская улыбка расползлась по всему лицу. Хотелось кричать от радости. Господи, никогда бы не подумала, что буду себя вести так глупо.

— Глупая влюблённая дурочка — сказала я сама себе и засмеялась.

С улыбкой идиота я пошла на кухню, ужасно захотелось покопаться в холодильнике. Я проходила мимо родительской спальни. Краем уха я услышала, как они о чем-то разговаривали. Любопытство полностью овладело мной и я на цыпочках подкралась к двери и прислушалась.

— Ты не виноват в том, что случилось. — в мамином голосе были чётко различимы ноты грусти.

— Конечно, это просто ужасно, но ты тут ни причём, это был несчастный случай. — с таким же голосом продолжала мама.

— Обдуманный несчастный случай. — резко поправил отец.

Мне кажется, или они сейчас говорят и чьём то самоубийстве?

— У него, кажется, сын есть. — то ли переводя разговор на другую тему, то ли напомнила мама.

Господи, да что произошло то? О чём или о ком они говорят?

— Бедный мальчик, у него и мать в автокатастрофе погибла. Этот идиот даже о нём не думал. — со злостью выпалил отец, ударяя кулаком о тумбочку, что заставляет меня вздрогнуть.

— Он в Маринкиной школе учится. — спокойно сказала мама.

Я поперхнулась и резко зажала рот рукой. Внутри меня зародился какой-то непонятный страх. Когда добежала до комнаты и упала на кровать в голове начали складываться картинки. Какой-то человек покончил жизнь самоубийством, а в моей школе учится его сын-сирота. А чего это я так перепугалась? В моей школе человек тысяча учится. Но при чём здесь мой отец? И как это связано с переездом?

"Это не твоё дело" — подал сигнал мозг. И то правда! Мне и так проблем хватает.

Не забываем ставить звёздочки. Сделайте мне приятный новогодний подарок. Всем счастья, любви и всего самого наилучшего в наступающем году!!!

Я чуть-чуть приоткрыла входные двери, чтобы никого не разбудить. Да и кого я разбужу — два часа ночи. Я тихонько пробралась к себе в комнату. И вот я уже валяюсь на кровати, прижимая к себе огромного плюшевого медведя и с улыбкой глядя в потолок. Эта ночь была просто офигенной. Столько всего произошло за каких-то пару часов. Перед глазами всё плыло то заброшенное здание и его лицо, лицо парня, от которого я потеряла голову. Мы с ним целовались. Прямо на крыше заброшенного монастыря в дальнем конце города. Конечно, зря мы припёрлись шастать по развалинам святого места. Я хихикнула. А не пох*й?

— Телефон звонит, глухая что ли? — рявкнул на весь дом Паша.

Я выбежала с кухни в белом махровом халате с иокрыми волосами и маской на лице.

— Изыди, нечисть! — заорал он, отбегая от меня на пару метров, при этом смешно размахивая руками.

Я встала напротив него и сложила руки на груди.

— Слышь, красавчик, бл*ть. — с вызовом бросила я. — Ты после пьянки вообще на африканское шимпанзе смахиваешь. Хотя, оно и то посимпатичней будет.

— Тебя не перепью, Маруська. — заржал этот идиот и побежал в сторону кухни.

Он что теперь всю жизнь теперь эту историю помнить будет? А чего это я спрашиваю? Это же Пашка! Конечно, всю жизнь! Надо же было так ложануться.

Да кто там трезвонит в одиннадцать часов ночи? Я с раздражением схватила мобильник, заранее морально убивая звонившего. Егор? Лан, для него сделаю исключение, потом убью. Ему то что понадобилось в такое время? Мы же вроде в школе завтра договорились поговорить.

— Добрая ночь. — бросила я в трубку, суша волосы феном.

На той стороне невесело засмеялись. Тааак….

— Марин, выйди, пожалуйста. — тихо и точно невесело прошептал он в трубку.

Чего??? Он на часы смотрел вообще? И куда я ему выйду? Не стоит же Егор под моим домом? И что у него с голосом?

— На улицу выйди. — опередив меня, так же тихо сказал он. — Я возле твоего дома.

Офигела ли я? Да на все сто процентов!

— Ааа…что слу…

— Ты мне нужна. — резко оборвав меня, почти выкрикнул он. По телу пробежал электрический разряд. — Сейчас. Пожалуйста. — уже тише произнёс он.

Не задумываясь, я потными руками достала первые попавшиеся джинсы и свитер. Если бы я не пошла — это было бы самой большой ошибкой в моей жизни. Да и по его голосу было понятно, что что-то не так. А, главное, не то что я сейчас из дома сбегаю. Пф…как будто впервые. Да и все спят уже. Может Пашка порно какое-нибудь у себя в комнате смотрит. Я хихикнула. Стянула с вешалки первую куртку и выбежала на улицу. Осенняя, блин! Ну, да похрен!

Егор и правда сидел на лавочке возле ворот нашего дома и курил уже не первую сигарету, было видто по трём валявшимся на дороге ещё не потухшим окуркам. Я тихонько подошла и села подле него.

Егор повернул голову в мою сторону и только сейчас заметил меня.

— Привет. — как-то рвано поздоровался он и резко скривился и опустил вниз голову.

Я нахмурила брови. Да что это с ним?

— Егор… — тихо прошептала я, пытаясь заглянуть ему в глаза. — Что с тобой?

Он до сих пор не поворачивался в мою сторону. Потянулся в карман за сигаретой, но вовремя отдёрнул руку, наверное, стесняясь меня.

И только сейчас я заметила, что все его костяшки в крови, а на лице кровавая ссадина. Я вскрикнула.

Егор резко поднял на меня глаза и наткнулся на мой испуганный взгляд. От сразу понял что меня напугало.

— Марин, прости… — он взял мои руки в свои и посмотрел на меня самым виноватым взглядом. — Я полный дебил. Я не хотел тебя пугать…

— Что произошло? — шёпотом спросила я, легонько дотрагиваясь до ссадины на лице, отчего тот скривился от боли. Я виновато отдёрнула руку.

— Какие-то пьяные уроды не смогли пройти мимо моей скромной персоны, не удержавшись от комментариев. Всем иногда надо кулаками почесать. У меня тоже такое бывает. — он невесело усмехнулся. — Я не захотел домой в таком виде идти, маму лишний раз расстраивать. Думал прошляюсь где-нибудь до утра. Проходил мимо твоего дома. До боли захотелось тебя увидеть. А сейчас сижу, смотрю, как ты пялишься на меня с ужасом на глазах. Я балда. Не надо было тебе звонить. — и с раскаянием посмотрел на меня.

— Я не боюсь, Егор. — глядя ему прямо в глаза, сказала я. — Просто испугалась за тебя. И ты правильно сделал что позвонил.

Он улыбнулся и сильнее сжал в руках мои ладони.

— Сколько их было? — невзначай спросила я.

— Пятеро. — совсем не скрывая, ответил он, глядя куда-то в сторону.

— Ты идиот, Калинин? — неожиданно для себя крикнула я. — Они тебя могли убить! Нельзя было просто мимо пройти?

Он засмеялся, запрокинув голову назад. Нет, я ему о серьёзных вещах говорю, а он ржёт. Но уже через секунду он одарил меня настолько нежным взглядом, что я забыла, как дышать.

— Ну с убийством ты уже преувеличила, малышка. — ласково произнёс Егор, бережно погладив меня по волосам. Господи, я медленно превращаясь в желе. Его губы сейчас так близко…

Я медленно ощущала, что начинаю замерзать. Чёртова осенняя куртка! Домой уже возвращаться нельзя.

— А ты чего так легко одета? — с ноткой строгости в голосе спросил Егор, осторожно пересаживая меня к себе на колени. Даже не спросил… Да я и так была не против.

— Твои волосы пахнут хвоей. — тихо прошептал он где-то возле уха, отчего всё моё тело покрылось мурашками, и уткнулся носом в шею.

Господи, я чуть не застонала. Что от со мной делает?

— А от тебя тянет сигаретами и мятной жвачкой. — не удержалась я от подкола, скрещивая руки га его шее.

Он засмеялся мне в шею, одарив тело тысячами мурашек.

— Останешься со мной ещё на пару часов? — оторвавшись от моей шеи, Егор умоляюще посмотрел мне в глаза. Сразу было понятно, что домой он даже не собирается. Да и хотела ли я домой? Конечно, нет!

— Будем считать это свиданием. А то прошлое не очень удачно закончилось. — даже в темноте заметив моё вмиг порозовевшее лицо, Егор сначала ухмыльнулся, а потом и вовсе заржал.

Прежний Егор вернулся!

— А куда мы пойдём? — с интересом спросила я, слезая с него и осматриваясь по сторонам.

Он задумался, а потом тоже встал со скамейки возле меня. В радиусе километра не было видно ни одного человека. Конечно, нормальные люди уже спят. А мы с Егором к нормальным не относимся.

— Я покажу тебе одно место. — он слишком уж загадочно посмотрел на меня, навевая на непонятные мысли. Ну и что взбрело в его голову?

— Мне уже начинать бояться? — и только сейчас поняла, что сказала это вслух, получив при этом одобряющую ухмылку от Егора.

— Со мной тебе бояться нечего. — он подошёл слишком близко и приобнял за плечо, даже через куртку чувствовала тепло, исходившее от его тела. — Помнится, я уже спасал тебя однажды. — и опять эта довольная физиономия.

— Так куда мы идём? — любопытство оказалось сильнее за очередной подкол.

— Увидишь. — еле слышно прошептал он на ухо, переместив руку мне не талию, а во вторую взял мою руку. И оба без перчаток. Но, должна сказать, тепло его ладони согревает не меньше.

На улице, по которой мы шли была кромешная тьма, хоть глаз выколи. Если бы Егор не держал меня за руку, я бы уже давно потерялась. Стало чуть-чуть страшновато.

— Где это мы? — не удержавшись от комментариев, тихо спросила я.

Егор остановился и повернулся ко мне лицом. Даже в темноте я была уверена, что он усмехается.

— Боишься? — словно прочитав мои мысли, спросил Егор, доставая из кармана куртки фонарь, и посветил мне прямо в лицо.

Я прищурилась.

— Нет. — буркнула я.

Теперь было отчётливо видно, что он усмехается.

— Знаю, что боишься. Я тоже побаиваюсь, всё-таки гиблое место. — с какой-то таинственностью в голосе прошептал Егор.

Я резко выхватила у него фонарик и провела по окрестностям. Сердце пропустило удар. Пустырь! Где все дома подевались? Мы же вроде немного прошли.

Егор тихо рассмеялся и подошёл сзади, опуская руки мне на талию, а подбородок положил мне на макушку.

— Да пошутил я, трусливый заяц. — опаляя горячим дыханием волосы, прошептал он. — Мы же за городом, здесь в паре километров особняки.

— Да, романтик из меня хреновый. Но то, что ты сейчас увидишь гораздо круче всяких кафешек, кино и всего прочего.

Когда Егор подвёл меня ближе, я попыталась вглядеться в темноту, но ничего не увидела. Он всё понял и посвятил прямо перед собой. Зрачки сразу приняли форму яблока. Перед нами был огромный монастырь с гигантским развалившимся куполом. Никогда не думала, что здания могут быть таких размеров. Всё-таки московские достопримечательности берут своё.

Егор засмеялся.

— Нравится? — глядя на моё восторженное лицо, поинтересовался он. — Я его недавно отыскал. Это монастырь. Его пару лет назад пытались снести, но этот здоровяк оказался сильнее.

Я не стала спрашивать откуда он это знает, просто не могла оторвать глаз от этого зрелища.

— Пойдём? — встав напротив меня, спросил Егор.

Его фраза вернула меня в реальность. Это он так шутит или говорит серьёзно?

— Ты с ума сошёл? Там же провалиться можно.

Он лишь фыркнул.

— К твоему сведению, я уже здесь всё проверил. — он взял меня за руку и подвёл ко входу.

Можно было на слово поверить Егору, но я всё равно боялась. Везде было ужасно темно, а у нас был всего один фонарик. Всё-таки это настоящие развалины, а не детская заброшка. К моему полному удивлению мы благополучно добрались до самой крыши.

— Тут перекладина. Придётся идти по очереди. — раздался на моим ухом тихий шёпот.

Вот теперь мне по-настоящему стало страшно. Я всегда боялась таких развлечений.

— Может не пойдём? — я с надеждой взглянула на него.

— Здесь нет ничего страшного. — Егор слегка погладил меня по плечам. — Она широкая и короткая, ты не упадёшь. Только вниз не смотри.

Я шла чуть ли не с закрытыми глазами. Страх накрыл меня с головой. Подо мной были четыре этажа. Когда я всё-таки прошла, то сразу грохнулась на дряхлые доски. То ли у меня закружилась голова, то ли я перепугалась.

Даже не знаю откуда у меня появилась такая ужасная усталость. Я подняла вверх большой палец, что бы Егор не подумал, что я грохнулась в обморок.

— А тут и правда классно. — высказалась я, отряхивая пыль с одежды.

— Только тру…

Не успел он закончить, как неожиданно на голову хлынула ледяная струя воды. Настоящая ледяная вода.

— …бы текут. — замедленно закончил Егор, ошарашенно глядя на меня.

Мне хотелось разреветься. Какие на фиг трубы? Где здесь трубы вообще? Чёрт! Чёрт! Ледяная вода проникла за шиворот, бросив в дрожь всё тело, затем по лицу, по шее.

Егор быстро преодолел расстояние между нами и, в мгновение стянур с меня мокрую куртку, надел на меня свою.

— Марин, я полный дебил. — виновато сказал он, откидывая мои мокрые волосы назад, крепко прижимая меня к себе.

— Ты уже второй раз это говоришь. — я усмехнулась.

Я вся дрожала от холода. Даже куртка Егора не спасала положение. Холод проникал к каждую жилочку моего тела.

Парень отстранился от меня и внимательно посмотрел в глаза.

— Марина, я знаю только один способ тебя согреть. Убьёшь меня потом, ладно? — не дав мне сообразить о чём он сейчас говорит, Егор накрыл мои губы своими. Всё моё тело вспыхнуло, как спичка. Этот поцелуй вёл Егор, ловко удерживая инициативу. Он целовал меня мягко и нежно, как бы давая привыкнуть. А руки очень сильно сжимали талию. Я привстала на носочки и углубила поцелуй. Мне было его мало. Егор, как бы дожидаясь этого момента, умело раздвинул мои губы языком, который сразу же проник в мой рот, активно исследуя его. Я отвечала ему тем же. Всё тело пылало, как никогда. Даже с Максом у меня не было такой отдачи. Я сама не заметила, как вцепилась Егору в волосы, а его руки с талии переместились на место пониже, сжимая его. Я не удержалась и застонала ему в рот. Парень засмеялся и опустил подбородок на мою голову, тяжело дыша. Я тоже хватала ртом воздух, как только могла. Ещё чуть-чуть и я бы точно задохнулась.

Этот поцелуй ни с чем нельзя сравнить. Он, как капля свежей воды в пустыне. И не совру, если скажу, что бешено возбудилась. Да, стыдно немного, но правда остаётся правдой.

Потом Егор проводил меня до дома и мы опять целовались. Не слишком долго, так на прощание, но всё равно это было сказочно. Не было ни слов о любви, ни откровенных признаний. Мы всё доказывали друг другу своими сводящими с ума поцелуями. Сердце билось сильно сильно, я никак не могла избавиться от нестерпимого волнения и уснула только под утро.

Не жалейте звёздочек, зайки мои! Пишите свои мнения о книге в комметариях мнения о книге. Люблю!

Первое предупреждение

Сидя в машине я пару раз набирала номер Маши, но она сразу же сбрасывала. Что это значит? Может у неё дела какие-то? — успокоила я себя. Я вся горела от нетерпения поделиться о вчерашнем с лучшей подругой. Но где-то в глубине души, я боялась идти в школу, боялась снова увидеть Егора. Вспомнив ту ночь, я сразу же отогнала от себя все плохие мысли. Уж я то точно ни о чём не жалела.

Первым уроком была физика. На этом уроке мы с Егором сидим за одной партой. Два позора класса в области физики. Хотя, Андрей от нас тоже не далеко улетел.

— Привет. — весело поздоровалась я и села подле него.

Егор как-то таинственно улыбнулся и начал медленно наклоняться к моему лицу. Парень бережно заправил прядь моих волос за ухо, и уже через секунду кожу опалило горячее дыхание.

— Дай списать.

Мои глаза вмиг распахнулись и я, не задумываясь начала бить ржущего парня учебником той же физики.

Мдааа….. Кто-то тут заикался о романтике…

— Ну, бля, Маринка, я ж не виноват, что у меня времени на эту долбаную физику не хватило. — всё ещё ржал этот индивид, наконец, отобрав у меня учебник. — Тем более у меня были другие, более интересные дела. — подмигнув мне, он сам достал из недр моего рюкзака нужную тетрадку и принялся писать.

Вот морда, а! Хотя, мне что жалко что ли? Всё равно я задачи из интернета переписала. Моих мозгов хватает только на "дано" и "решение".

Я встала из-за парты и подошла к стоящей у окна какой-то грустной Маше.

— Машунь, что с тобой? — осторожно спросила я.

— Зачем ты всё это начала? — тихо и даже с каким-то раздражением отозвалась она, даже не смотря в мою сторону.

— Что начала? — непонимающе ответила я, пытаясь заглянуть ей в глаза. А я ведь и правда ничего не понимала. Что произошло с моей подругой за этот день?

Она резко развернулась и сама устремила на меня свой взгляд, в котором была отчётливо видна…ненависть.

— Всю эту дружбу! — чересчур громко бросила она.

— Чего ты этим хотела добиться, Погодина? Унизить меня? Показать, что я никто, что я недостойна дружбы с такой, как ты? Что…

— Маша! — резко перебила её я, хватая за руку. Сказать, что я была в полном шоке от её слов — нечего сказать. У меня ведь даже и в мыслях никогда не было делать то, о чём она говорила. Что за идиот вбил в её голову эту хрень? — Что за бред ты несёшь?

— Просто не знала, что ты любишь езду на мотоцикле. — прямо в лицо бросила Маша, прежде чем с силой вырвать свою руку из моих пальцев и выбежать из класса.

Господи, я такая дура! Маша всё видела. Видела, как я уехала с Андреем на мотоцикле. Я ведь даже не придала этой поездке никакого значения. Подвёз и подвёз. Я бы об этом даже не вспомнила, если бы не Маша. Я таким ничего не значащим, безобидным поступком разрушила чувства своей лучшей подруги. Машка ведь признала мне, что любит его по-настоящему уже более двух лет. Я ведь даже не думала о подруге, когда Андрей ко мне клеился. Так я же вообще ничего не чувствую к Андрею, я люблю Егора. Она просто не так всё поняла и напридумывала себе всякой чепухи. А я даже ничего не успела объяснить.

Ко мне тихо подошёл Егор и осторожно обвил руками мою талию, устроив подбородок на моей макушке.

— Маша просто не так всё поняла. — прошептал Егор мне на ухо. — Вы помиритесь.

Я повернулась к нему лицом.

— Ты всё слышал? — шёпотом спросила его я, прикусив нижнюю губу.

— Слышал, слышал… — парень усмехнулся. — Но с сегодняшнего дня я свою девушку сам до дома буду подвозить.

Свою девушку… Так приятно стало от одних этих слов. Даже негодование от недавнего разговора куда-то улетучилось. Как же я счастлива, что в моей жизни появился этот человек. Хоть и порой дебил, но такой любимый и родной дебил.

— А у тебя что тоже мотоцикл есть? — уткнувшись ему в грудь, с интересом спросила я.

Парень засмеялся.

— А ты думала, я домой пешком хожу? — с насмешкой ответил он, целуя меня в макушку.

На протяжении всего дня на мне не было ни капли настроения. Каждый раз, когда я пыталась всё объяснить, Маша просто убегала от меня. Все мои тысячные попытки извиниться оказались тчетными. Ну почему она не хочет меня выслушать? Зато Егор не давал мне окончательно раскиснуть, хотя бы на капельку поднимая настроение. А вот Андрея в школе не было. Мало ли какая причина.

— Погодина, не спать! — на весь класс рявкнул Александр Игоревич, что я, вскрикнув, чуть не свалилась со стула.

Класс дружно расхохотался.

Хотя, если честно, мне было плевать на всех и на всё. Я не слышала ни одного слова учителя биологии, полностью погрузившись в свои мысли. Более всего меня волновала Маша. Она уже третий день не появлялась в школе. Её мама говорила, что та простудилась, но я не особо то ей верила. Больше я думала, что причина во мне, а может и нет. Следом за Машей пропал и Андрей. Я один раз спросила об этом Егора, но он отвечал либо "не знаю", либо "чего это ты им так интересуешься?"

Со мной последнее время происходит много странного. Я практически перестала есть, почти не спала и всё свободное от школы время не выходила из дома. И мама, и папа, и Егор, и даже Фил пытались вытащить меня из дома, но ничего не получалось.

За окном была просто идеальная погода. Почти всю округу засыпало снегом. Десятки детишек играли в снежки и лепили снеговиков, а я просто смотрела в окно, не испытывая ни капли радости. В пятницу я всё же решила пойти к Маше, в очередной раз пытаясь всё объяснить. Я просто не могла без подруги, было тяжело и больно, совесть грызла меня изнутри. Мы всё-таки смогли помириться и из ворот её дома я вышла уже счастливая.

— Можно тебя на пару слов? — даже как-то по-дружески попросила Кира, встретив меня в коридоре.

Я нехотя отошла в сторону, к окну.

— Ну? — безразлично бросила я.

— Я тебя попросить нормально хотела. — она замялась и смерила меня презрительным взглядом. — Оставь Егора, а.

Сдалась всё-таки.

Угрозами своими ничего не получила, теперь я буду диктовать свои условия. И не жалко такой королеве свою самооценку?

— Он же тебе не нужен, ты ж его используешь, что б меня позлить. А сама то с Андреем встречаешься.

Я по-настоящему закашлялась. Девушка подошла ко мне и постучала по спине.

— Что за х*йню ты несёшь? — не стесняясь, крикнула я.

— Так после того, как ты с ним на мотоцикле укатила, вся школа была уже вкурсе.

Кому-то сегодня придётся заказывать гроб, и я прекрасно знала кому.

Не сказав ничего не понимающей Кире ни слова я бегом кинулась к кабинету химии.

— Олег, можно тебя на минутку? — ласково пролепетала я, стоя в дверях.

Ко мне подошёл паренёк лет четырнадцати-пятнадцати. Да, пятнадцати. Не смотря на свой возраст, он был ниже меня на полголовы, хилым и худощавым. Кажется, я его смутила своей любезностью. Ну, ничего, сейчас он увидит мою тёмную сторону.

— Чё надо? — ещё и недовольно буркнул он.

Не теряя времени, я схватила это охреневшее создание за маленький воротничок и оттащила за дверь.

— Сдурела что ли? — поправляя одежду, и обиделся, и возмутился он.

Я ахнула.

— Ты случайно не знаешь, с кем это я встречаюсь? — с иронией выдавила я. — Ну, что молчишь, тварь ты малолетняя?

Он, похоже, сильно обиделся, низко опустив голову. Я даже немножко его пожалела. Нет! Не хватало ещё жалеть этого кретина. Теперь вся школа будет шептаться обо мне и Андрее, и всё из-за этого.

Олег Новиков был самым знаменитым разносчиком сплетен во всей школе. Если он что-то интересное увидит или услышит, через пару минут вся школа уже вкурсе.

Он хотел ответить, но в самый неподходящий момент прозвенел звонок, прерывая напряжённый разговор. Я бросила на Новикова уничтожающий взгляд, как бы говоря, "мы ещё не закончили".

Весь урок сидела с острым желанием подойти и врезать большей половине из тех тупорылых обезьян, которые называют себя моими одноклассниками.

Чего я только не слышала, начиная с "Погодина, что и правда с Андреем? Вот сучка, а!", "Так она же с Калининым целовалась…", " С двумя сразу тёлка мутит…", и заканчивая "Да шлюха она просто!". А Андрей ведь просто подвёз меня до дома! До чего же фантазия у идиотов.

— Слышала, что в школе говорят? — с явной грустью повернулась ко мне Маша, когда мы сидели в библиотеке и готовились к контрольной.

— Слышала. — сквозь зубы процедила я, бросая взгляд, словно нож в спину, в сторону Новикова.

Олег, проедавший бутерброт, поперхнулся и закашлялся. Это ему ещё мало.

Я повернулась к Маше и взяла её за обе руки.

— Ты же знаешь, что это всё только сплетни. Между нами ничего нет и быть не может. — мягко успокоила я подругу.

— Идёшь? — она встала и начала собирать книги в сумку.

— Да нет, я ещё позанимаюсь.

Маша улыбнулась и, быстро поцеловав меня в щёку, пошла в сторону двери.

У меня в сумке запиликал телефон.

Я вытащила его и чуть не выронила из рук. "Ты ответишь за всё" — гласило смс. И тут же усмехнулась. Чего это я так отреагировала? Примерно я знала от кого это сообщение. Догадаться, раз плюнуть. Я отказалась отдавать ей Егора и она снова принялась за свои тупые угрозы. Как банально и просто. Неужели она думала, что я испугаюсь? А я ведь и правда, вначале испугалась, но это, скорее всего, от неожиданности.

— Ну что, подумала? — как по моновению волшебной палочки, ко мне подошла Кира и села рядом.

— А я думала, у тебя хватит мозгов придумать более оригинальную угрозу. — одарив девушку самым насмешливым взглядом, сказала я. — Теряешь снаровку.

— Перегрелась что ли? Какие угрозы? — её лицо выглядело довольно озадаченно.

— Вот только не надо… — не успела я договорить, как на экране всплыло новое сообщение. Я схватила телефон и жадно усьавилась на экран. "Тебе не долго осталось".

Я схватила сумку и, опрокинув стул, выбежала из библиотеки. Вот теперь то мне было страшно.

Сердце билось ужасно быстро. Мне захотелось изо всех сил долбануть телефон по стене, что бы он разлетелся вщепки. Кто это? Что это значит? Если это не Кира, то кто? Я ведь ничего плохого не сделала! Кому надо так меня пугать? Может это шутка? — всплыла спасительная мысль у меня в голове. Кто-то просто решил прикольнуться надо мной. Это чей-то дурацкий прикол! Хоть бы это был просто прикол! Перевелась в новую школу!

Я сидела в комнате Фила и строила замок из конструктора. В первый раз в жизни мне захотелось поиграть с младшим братом.

— Ты не туда ставишь. — промурлыкал он, разбирая верхнюю часть.

Я так задумалась, что полностью перепутала все инструкции.

— Маринка, иди прогуляйся. — почти умоляюще попросила мама. — А то целыми днями дома сидишь.

Я понимала, что она беспокоится о том, что я целыми днями сижу дома. Так и свихнуться можно. Я послушно оделась и пошла по опустевшему бульвару. Я свернула в тёмный переулок, где находилось очень неплохое кафе.

Я пошла в два раза быстрее, чуть ли не побежала. Стоит себе признаться, что последнее время я начала побаиваться вот таких мест. Мне прошлого раза в Питере хватило.

Соврем неожиданно из-за стены мне навстречу выпрыгнула чёрная фигура.

Я завопила, как ненормальная.

— Твою ж мать, оглохнуть можно. — хватаясь за голову, завыл довольно знакомый голос.

Я отпрянула.

— Безмозглый идиот, недоумок придурковатый! С ума сошёл так пугать! — заорала я и начала в истерике колотить Егора кулаками.

Парень крепко прижал меня к себе, хоть и приложив к этому немало усилий.

— Тшш… — ласково гладя меня по голове, совсем как маленькую девочку, прошептал Егор. — Ну, всё, малышка, успокойся… Я не хотел тебя пугать. Просто неудачно пошутил.

— Пошутил он. — недовольно пробубнила я, уткнувшись ему в грудь. — А ты что здесь делаешь?

Егор отошёл чуть в сторонку и закурил. Даже не стесняется!

— Не поверишь, детка, пожрать захотел. — со смешком ответил он, выпуская струю дыма изо рта.

Я на секунду засмотрелась на сигарету. Сама то я уже перестала курить. Как-то наскучило это занятие. Позже поняла, что это была недельная слабость после переезда.

— Дай мне. — всё ещё глядя на сигарету попросила я.

Парень усмехнулся.

— Обычно эту фразу парни говорят девушкам, не находишь? — улыбаясь во весь рот, ответил Егор.

Вот нет чем бросить в его наглую, смеющююся морду.

— У тебя только одно на уме, извращенец. — совсем по-детски показав Егору язык, выпалила я.

Парень засмеялся и одним движением прижал меня к стенке, нависая сверху.

— Я тебе покажу, что у меня на уме, в более удобном месте. — прямо над ухом прошептал Егор, невесомо касаясь моих волос. Чёрт, почему мне офигеть как жарко в минус двадцать? А это всё он… На меня так действует. — Ну, а если серьёздно, то ты ещё маленькая.

Это я маленькая?! Да ты у меня ещё попляшешь, большой!

Но возмутится мне никто не дал.

— Тшш… — приложив палец к губам, чуть насмешливо прошептал Егор. Каждый раз, когда он шепчет тело покрывается тысячами мурашками. Я уже не могу контролировать своё тело. И что уж таить, это безумно возбуждает. — Молчи… — провёл пальцем по нижней губе и кааак поцеловал…

Этот поцелуй сложно было сравнить с предыдущим. Этот был более страстным и напористым. Язык Егора, как и в прошлый раз активно исследовал мой рот, забирая из лёгких весь воздух. Я легонько провела языком по его нижней губе, слегка оттянула и больно впилась зубками. Глаза парня резко распахнулись и уставились на меня. Сколько же в них было огня… Я усмехнулась. Не ожидал от меня такого. Егор снова принялся терзать мои губы своими. Сильнее сжав мою попу, вызвав при этом несдержанный стон, он переместился на шею, сначала оставляя лёгкие поцелуи, а потом начал покусывать кожу в разных местах, оставляя внушительные засосы.

Я изо всех сил сдерживала себя, что бы не застонать во весь голос. На моей шее уже не осталось места для поцелуев, поэтому парень начал неспешно расстёгивать верхние пуговицы на рубашке, оставляя засосы на ключице. Куртка уже давно была распанута. Третья пуговица… Из моего рта вырывается громкий стон… Мои дрожащие пальцы запутываются у него в волосах. Четвёртая пуговица… Губы Егора в очень опасной близости от моей груди. Ещё пару сантиметров… Сознание на секунду возвращается. Кажется, сейчас я окончательно сойду с ума. Нужно… Нужно остановиться, пока не поздно. Но Егор и сам всё понял. Оторвался от меня и заглянул прямо в глаза как-то извиняюще.

— Прости… — хрипло произнёс он, застёгивая пуговицы, но при этом глядя в глаза. — Я увлёкся…

Я засмеялась и по привычному уткнулась носом ему в грудь. Возбуждение медленно проходило, но сердце билось всё так же бешено, как и Егора.

— Я не прочь повторить в более удобном месте. — как-то само собой вырвалось у меня. Как назло мозгу включился режим "говори, а потом думай". Хорошо хоть здесь темно и Егор не видит моего красного лица.

— Обязательно повторим. — лукаво произнёс он, сильнее скрещивая ладони на моей талии. — Когда подрастёшь. — и с весёлым ржачем понёсся в кофейное заведение.

А мне, смущенной и разозлённой ничего не оставалось, как побежать за ним.

Всё встало на свои места

Дни летели невероятно быстро. Вот уже и новый год не за горами. Вся школа была в ужасной суматохе. Все носились туда сюда. Где вешать? Как клеить? Что украшать? Подготовка в новогоднему празднику шла просто идеально. Девчонки с радостным визгом обсуждали вечерние наряды, а также нам предстоял новогодний спектакль "Белоснежка и семь гномов". Я тоже сначала подумала, что это занудно и по-детски, но потом сразу изменила своё мнение. Подготовка проходила, как в голливудских фильмах. И я тысячу раз пожалела, что со смехом отказалась от роли Белоснежки. Главную роль исполняла Кристина из параллельного класса. А вот прекрасного принца играл сам Егор. Ха, кто б сомневался! Учителя даже пробы не устраивали, хотя претендентов было предостаточно. А Кира, сама Кира играла злую мачеху. Хотя, чего я так удивляюсь? Она прямо рождена для этой роли, точно под характер.

А вот Машка меня бросила. Улетела с родителями за границу на новогодние праздники.

Я очень скучала без подруги, но новогодняя суматоха и, конечно же Егор, поднимали мне настроение на все сто процентов.

А что говорить о нас с Егором, то у нас всё было просто замечательно. Мы виделись двадцать часов в сутки. Могли до поздна гулять по зимнему городу, как дети, играть в снежки. Я никогда на свете не была так счастлива, как с этим человеком.

— Сколько можно спать? Ты так всю жизнь проспишь. — Егор больно ткнул меня локтем в бок, отрывая от глубокого сна.

Вообще-то я действительно спала. А что ещё делать на классном часу? Можно подумать, я одна? Да тут полкласса дрыхли, и большая часть самым наглым образом — храпя.

— Сам не спит и другим не даёт. — буркнула я и снова грохнулась головой об парту.

Он, кажется, сдался и больше меня не трогал. Наша классная ходила по всему кабинету и, распинаясь, чуть ли не кричала об организации предстоящего праздника.

— Всёоо…мне это надоело! — рявкнула Лариска и с силой грохнула стопку книг на учительский стол.

Лариска — наша классная, сокращённая от Ларисы Валерьевны. Это была довольно красивая двадцати семилетняя шатенка. Если бы кто увидел, не поверили бы, что такая девушка может быть чьим то классным руководителем. Вообщем слушали её только ботаны, девчонки, каждый раз распрашивающие о вечеринке и по уши влюблённые в неё парни(почти полкласса), ну, а Егор так, из солидарности, хотя, ему это всё было до лампочки, уж вы мне поверьте.

— Пора увольняться к чёртовой матери! — то ли пошутила, то ли серьёзно прорычала она, но почему то мне показалось, что серьёзно.

Я нехотя подняла голову.

— Хоть кто-нибудь меня вообще слушает в этом зборище безмозглых идиотов? — она орала так, что треслись стены. — Вы!!! — она ткнула пальцем сначала в меня, а потом в Андрея. Мы непонимающе переглянулись и одновременно таким же взглядом посмотрели на Лариску.

— Да-да, вы! Оба, вон из класса!

Мы снова переглянулись. Ну и какого хрена? Интересно, что мы такого сделали?

Можно подумать, мы одни спали.

— А почему мы? — возмутился Софийский.

— Мне ещё раз повторить? — с вызовом бросила она.

— А что мы сделали? — с каким-то раздражением не унимался парень.

— Ладно. Раз вы ничего не сделали. Коридор. Первое окно. — по слогам процедила она. — Снежинки клеить, живо!

Я бросила на него ненавидящий взгляд, но Андрей даже не отреагировал.

— Не, ну…

— Весь коридор. На пару с Погодиной. И если кто-нибудь из вас хоть слово ещё скажет, будете всю школу переклеивать. — шальшивым медовым голосом пролепетала она.

Я сжала кулаки и встала из-за парты. Егор посмотрел на меня с жалостью "Я приду сразу же, как только освобожусь".

— И кто тебя за язык тянул? — сразу же набросилась на него я, как только закрыла за собой дверь.

— А что я? Какого хрена она к нам прицепилась? — возмутился тот, засунув руки в карманы джинсов. — Ладно, пошли клеить, а то нам реально влетит. — буркнул он и нехотя поплёлся к первому окну.

Я тоже нехотя поплелась следом. В этих коридорах были два огромных окна. Четыре окна сверху и четыре таких же снизу. Нижние, конечно, были обклеены малышнёй, а вот верхние пустовали(конечно, шесть метров в высоту).

— Ну, залезай. — Андрей подвинул ко мне жёлтую лестницу.

Я хотела сказать "А почему я?", но прозвучало бы глупо, и я послушно вскарабкалась по ступенькам на подоконник, где стояла полная коробка белоснежных бумажных изделий. Андрей стоял на предпоследней ступеньке и подавал мне скотч.

— Криво клеишь, не видишь что ли? — неожиданно бросил парень, что я чуть не свалилась с подоконника.

Я внимательно присмотрелась. И правда, хуже не бывает. Задумалась, наверно.

— Сам попробуй, умный такой. — недовольно буркнула я и принялась отлепливать все свои старания.

— Лааадно. — лениво протянул он. — Так уж и быть, помогу, а то на тебя смотреть больно. — Андрей усмехнулся и тоже начал отклеивать снежинки.

— Глупо выглядишь. — не выдержала я, глядя на него.

— Я знаю. — он ничуть не смутился. — Так никто ж не видит.

Я засмеялась. Парень сразу же отвёл глаза и украдкой взглянул на часы.

— Да, долго мы тут не задержимся. — с его словами сразу же прозвенел звонок. Ничего мы так и не поклеили. Окна как и были пустыми, так и остались, как будто мы к ним даже не прикасались.

Коридор начал наполняться народом. Отсюда всё было так хорошо видно, прямо как на ладошке.

Не успела я оглянуться, как Андрей уже стоял на полу. К нему уже подошёл Егор и теперь с самым наглым видом погдядывал на меня.

— Ну, как работа?

Я бросила на него ледяной взгляд "Тебе смешно?" Ну и чёрт с ним. Я начала карабкаться вниз по лестнице.

— Куда это ты? Тебе ещё работы куча. — отозвался Андрей и они оба засмеялись.

Егор обнял меня за талию и осторожно опустил на землю.

— Вот сам и клей свой дурацкий мусор. — зло прошипела я прямо в лицо Андрею и сразу же отвернулась.

— Скажу Лариске, что это ты виновата. — со смехом бросил парень и удалился.

Я повернулась к Егору.

— Ну почему вам всем нравится надо мной издеваться? — я скрестила руки на груди и уставилась на него.

— А кто над тобой издевается? — и опять эта улыбка чеширского кота.

— Вот, сейчас издеваешься.

— Кто, я? — Егор шутливо развёл руками.

— Да ну тебя. — я обиделась и отвернулась.

Егор приобнял меня за плечи и повернул к себе.

— Ты чего серьёзная такая? — он улыбнулся и немножко пригладил мои волосы.

— Надоели твои дурацкие шутки. — буркнула я и отвела лицо, не смотря парню в глаза. Если посмотрю, сразу же перестану злиться.

— А я тебя люблю. — шепнул он мне на ушко и поцеловал.

После минутного наслаждения мы всё же оторвались друг от друга, хватая ртом воздух. Мысленно дала себе подзатыльник. Вот! Опять повелась на его губы! Да так мы вообще никогда не будем ссориться.

— Ты. — я ткнула пальцем ему в грудь. — Чёртов манипулятор. И убрал руки с моей задницы.

Егор ухмыльнулся и наклонился к моему уху.

— Твой манипулятор. — чертовски сексуальным голосом прошептал он, прикусывая мочку уха. Руки с моей задницы он, конечно же, не убрал, а только сильнее сжал плоть. Прикусывая нижную губу, я закрыла глаза.

— Кончай уже. — со смехом отозвалась я, отстранившись от него. Мы всё-таки в школе.

— Не могу. На тебе много одежды. — бросил парень и заливисто рассмеялся.

Моё лицо сразу же приобрело маковый оттенок не то от злости, не то от смущения.

— Ещё и извращенец, уйди отсюда. — окончательно отпихнув от себя ржущего парня я направилась на следующий урок.

— Кто из нас? — весело бросил мне вслед парень и, присвистывая, пошёл в противоположную сторону.

Я сжала кулаки. Вот же пошлая морда! Ну, я тебе ещё устрою!

После ещё двух скучных уроков я вышла на улицу, всем носом вдохнув свежий морозный воздух. Первашки недалеко от меня лепили снеговика. Блин, я тоже так хочу.

Дожилась, завидую малолеткам, которые лепят какое-то снежное чудовище. Я хихикнула. Да-да, на снеговика ЭТО точно не смахивало. Я взяла в руки снега и начала лепить снежок. Снег лепился охрененно и сам снежок получился довольно твёрдый. Хм…в кого бы только его запустить? Я повернулась на девяносто градусов и очень уж хитро усмехнулась. За школой как всегда стоял Егор и курил. Меня, он пока не заметил, глядя только перед собой. Тем лучше. Вот сейчас то ты и ответишь за извращенку, любимый. Так, куда бы ему врезать? В голову нельзя — последние мозги выбью. Я засмеялась в кулак. В живот в самый раз. Я замахнулась и со всей дури бросила в парня свой снаряд.

— Ой… — только и успела пискнуть я, ошарашенно смотря на Егора.

— Бл*ть!!! — рявкнул парень и, согнувшись пополам, рухнул в снег.

Надо же было учесть свою двойку по метанию. Ой, дуура! В живот я ему как оказалось не попала. Ну, и вы, конечно же, поняли куда впечатался снежок.

— Ты! — Егор поднял на меня свои пылающие огнём глаза.

"Бежать" — всплыла спасительная мысль у меня в голове. На этот раз стоит послушаться свой внутренний голос. И я так и сделала, тоесть, со всех ног рванула за школу.

— Погодина!!! — рявкнул мой любимый парень мне вслед. У меня аж коленки затряслись от страха.

"Точно убьёт" — просвятил меня мозг.

"Может помолиться? " Как там..? Отче наш…сущий на небесах…"

— Попалась, мышка! — победно заявила моя смерть, подходя ближе с пылающим и опасным взглядом.

Я огляделась по сторонам в поисках спасения. Сзади меня была только стена школьного здания, а впереди разъярённый парень, желающий меня прикончить.

"Да спасёт боженька мою грешную душу. Интересно, как там в раю?" — опять подал сигнал внутренний голос.

— Егорушка, миленький, я же пошутила просто… — заикающимся голосом промямлила я. — Я хотела…в живот…

— Мариночка, зайка моя, котёнок мой пушистый, любимая, у тебя из какого места ручки растут? — натянув на лицо ухмылку за которой скрывался оскал зверя, шальшиво-ласково спросил парень, мучительно медленно приближаясь ко мне.

— Изз… Зззадницы… — заикаясь, ответила я чистую правду, может хоть помилует. Мои зрачки с бешеной скоростью бегали туда-сюда, ища заветные пути к отступлению.

"…сссущий на небесах… Дда ссвятится…иммя ттвоё… Ддда…" Бл*ть! И молитву от страха забыла!

— Правильно. — умильно улыбнулся Егор, подходя ещё ближе, отчего у меня от бешеного страха сбилось дыхание, а ноги словно приросли к полу. — А сейчас мы этим и займёмся.

— Ччем зззаймёмся? — не скрывая бешеного ужаса, еле выговорила я, сильнее прижимаясь к стенке.

— Как же? — мастерски изобразив удивление, с хищной улыбкой спросил Егор, полностью нависая надо мной. — Будем твои ручки в задницу засовывать.

Всё! Сейчас я увижу ангелов. Интересно, какие они? А может я вообще в ад попаду.

Да-да, этот меня точно в ад отправит. Вон как предвкушающе улыбается, глядя в мои перепуганные до смерти глаза!

— Смерть моя, пожалей… — пропищала я, зажмуривая глаза. Ну а что? Вдруг прокатит? Вдруг смерть сегодня добрая?

В ответ на мои слова парень лишь громко расхохотался, прямо чересчур громко. Класс! У смерти сегодня точно хорошее настроение. Может и правда пожалеет и отпустит меня?

"Надо валить, пока он тут ржёт" — отозвался внутренний голос. Спасибо, бро! Ты мне уже который раз помогаешь!

Только я сорвалась с места, как мои ноги в прямом смысле этого слова оторвали от земли, а вот голова начала видеть не небо, а землю. Эта смерть меня на плечо закинула.

"Меня несут в ад" — опять отозвался голос в голове.

Егор снова начал хохотать.

"У смерти точно крыша поехала"

И снова новый приступ смеха.

— Марина, бл*ть! — сквозь ржач отозвалась моя смерть. — Харэ меня смешить, а то я тебя точно не донесу. Какая я тебе, нахрен, смерть? И в какой, бл*ть, ад я тебя несу? — снова захохотал парень.

"Смерть оправдывается. Я точно в аду" — подумала я.

В одну секунду меня опустили на землю и тотчас я услышала бешеный хохот.

— Бл*ть! — изо всех сил стараясь перестать ржать, выговорился Егор. — Да ну тебя, неадекватная!

И только сейчас я поняла, что последние три фразы сказала вслух. Я бегло осмотрелась по сторонам. Дорога, машины, школа, люди.

"Я жива".

— Пока ещё. — и опять этот хитрый угрожающий акцент. Парень опять начал походкой зверя приближаться ко мне. А в глазах так и пляшут дьявольские огоньки.

Не успела я сделать и шагу, как опять была закинута на плечо парня.

— Егооор! — опомнилась я, колотя его кулаками по спине, а ему хоть бы что! Идёт и ржёт, подбрасывая меня на своём плече. — Ты куда меня несёшь? А ну поставь на место!

Сейчас же, обезьяна ты тупорылая, осёл рогатый, верблюд обплёваный, индюк напыщенный, кошак облезлый! — орала я со всей душой, изо всех сил колотя ржущее ЭТО кулаками.

— А как же моральный ущерб, малышка? — нагло поинтересовался этот индивид, ещё раз подбрасывая меня на плече. — Ты меня чуть без потомства не оставила.

— Так тебе и надо! — рявкнула я, пытаясь ущипнуть его хоть за что-то. — Ты куда меня несёшь? На место поставь, дебилоид!

Мои слова вызвали у Егора очередной приступ смеха. И это я неадекватная?!

Егор поднёс меня к своей машине и остановился возле багажника. Это же не то о чём я подумала?

— Ты… — не успела я закончить, как была опущена в багажник, а сверху закрылась крышка, оставив меня в полной темноте и тесноте. Сообразив, что сейчас произошло, я выпала в осадок. Мой. Парень. Закрыл. Меня. В багажнике. Тебе не жить, кошак!

— Посиди пока здесь и подумай о своём поведении, малышка. — послышался снаружи до жути насмешливый голос.

— Ты!!! — как можно сильнее заорала я, стараясь вложить в свой голос всю злость. — Животное! Вонючий кошак! А ну выпустил меня отсюда, ошибка эволюции! Шимпанзе пьяное! Дятел тупой! Дегенерат! Двери открыл и я тебе башку оторву! Козёл безрогий! Чупакабра! Петух бесклювый! Свинья беременная! Утконос безносый! Кобыла ох*евшая! Безмозглая морская звезда! Медведь озабоченный! Я тебя собственными руками придушу, тетерев общипанный! Хватит ржать, курица мокрая!

— Тебе не жалко так унижать бедных животных? — не прекращало ржать это млекопитающее. — Не думал, что у тебя такая богатая фантазия, малышка.

Я ещё сильнее начала бить ногами багажник, при этом выкрикивая самые разные ругательства какие только приходили мне в голову. Хохот снаружи всё не прекращался.

Спустя минуту дверь багажника резко распахнулась.

— Всё, принцесса ругательств, вылезай. А то боюсь, что здохну от смеха от твоих словечек. Бедные животные! — и снова дикий ржач.

Я выпрыгнула из машины и изо всех сил начала колотить парня по чём только могла. Вдоволь насмеявшись, Егор резко притянул меня к себе за талию, полностью обездвижив мои руки.

— Брейк, Тайсон. — засмеялся он мне в шею. — Теперь мы квиты, так что никаких рукоприкладств.

— А то что? — нагло поинтересовалась я, хитро улыбаясь.

— А то накажу. — прошептал мне на ухо парень и быстро переместил свои мягкие губы на шею. Я томно прикрыла глаза. — Поняла? — покусывая кожу на шее, вызывая у меня тихий стон, хитро подразнил меня он.

— Неа. — с хитрой улыбочкой ответила я. Я тоже умею поиграть.

Я чувствовала кожей, как парень усмехается. Моя куртка моментально оказывается растёгнута, а его холодные руки пробираются под свитер и ложаться на живот, заставляя всё тело покрыться гусиной кожей. Несмотря на высокий градус на улице мне не холодно, а жарко, безумно жарко. Внизу живото всё скручивается болезненным узлом. Желание! Я хочу этого парня прямо на улице.

Мне семнадцать и горманчики то поигрывают. А этот кошак ещё соблазняет и не даёт. Я резко повернулась к нему лицом и впилась в губы. Парень ответил с неименшим напором. Поцелуй получился жадным, страстным и даже болезненным. Мне кажется, из моих губ сейчас потечёт кровь.

— Пошли в машину. — томно прошептала я ему в рот.

— Мы пойдём в машину. — с хитрой ухмылкой ответил Егор. — И я отвезу тебя домой, маленькая ты пошлячка. — прямо мне в губы насмешливо заявил он и, хлопнув меня по попе, с улыбкой чеширского кота сел за руль машины.

Я, недовольная, разочарованная и неудовлетворённая уселась на переднее седение чёрной спортивной Audi нагнулась к губам Егора и отчётливо прошептала:

— Как же ты меня бесишь.

Тот лишь усмехнулся. И, прикоснувшись губами к моим, приоткрыл их языком и прошептал прямо в рот:

— Кто-то чересчур нетерпеливый, не находишь?

Я отстранилась и нормально уселась на сидении, сверля придурка взглядом. Он меня просто дразнит! Охренел!

— Ох, малышка… — засмеялся Егор и машина тронулась с места.

Проснулась я от раздражающего звонка телефона, который, звонил уже не в первый раз, скорее в четвёртый. Бл*ть! Ну разве разве звонившему дебилу не понятно, что ему не собираются отвечать? Телефон продолжал разрываться от звонков. Я закрыла уши подушкой и застонала. С какого хера?! Лааадно… Я возьму трубку, но вряд ли "мой утренний кошмар" ещё когда либо кому-нибудь позвонит. Просто мёртвые не звонят.

— Твоё последнее слово перед смертью! — что есть мочи рявкнула я, морально пытая Егора самыми жесточайшими методами, на которые только была способна моя утренняя фантазия. Ну а кто же это мог быть? Только этот дебил мог начать трезвонить в шесть утра. В ШЕСТЬ, БЛ*ТЬ, УТРА!!!

— И тебе доброе утро, малышка. — с чуть хрипловатым голосом засмеялся парень.

Наверное, не стоит говорить какого цвета стало моё лицо. Эдвард Каллен отдыхает.

— Доброе?! — заорала я. — Доброе, дебил ты тупой?! Кретин полоумный! Безмозглая морская раковина! Да я тебя под кустиком закопаю и даже цветочка не воткну!

На той стороне трубки послышался весёлый и довольный ржач.

— Ты ж моё солнышко! С самого утра в хорошем настроении. — посмеиваясь, издевался этот индивид.

Я сжала зубы и хотела уже проорать всевозможные обидные словечки, которые стерут с его лица этот дебильный смех, но сдержала себя. Я выдохнула и натянула на лицо фальшивую усмешку.

— Солнышко моё, тебе хана сегодня. — ласковым голосом промолвила я, впиваясь ногтями в ладони. — И даже не думай, что сможешь смыться. Я буду убивать тебя медленно, растягивая каждую секунду.

— Ммм…а мне нравится такой расклад, малышка. — раздался на той стороне трубки до жути хитрый голос. Чего?! Я его тут убивать собираюсь вообще-то. Точно шизанутый! С кем я встречаюсь?! — У тебя или у меня?

Вот же наглая пошлая морда!

В низу живота неожиданно начало разливаться приятное тепло. Тааак! Я. Собираюсь. Его. Убить.

— В лесу. — буркнула я. — Где я тебя закопаю.

— Под кустиком? — поинтересовался смеющийся голос.

— Какого хрена, Калинин, ты звонишь мне в шесть утра? Последние мозги прокурил?

— Во-первых, зайка, сейчас не шесть утра, а шесть-десять. — весело хохотнул этот идиот. — А во-вторых, очень захотелось услышать твой голос. А, если честно, захотелось тебя побесить с утречка. — и снова ржач.

— Рой. Себе. Могилу. — отдельно выплюнула я каждое слово и в раздражении сбросила вызов.

Тупой кретин! Тупой! Тупой! Тупой! И что мне делать ещё два с половиной часа, пока все мирно посапывают в своих кроватях? А я хрен щяс засну! И этот дебил знал! Всё идиот, жди господней кармы. Я ему такое устрою, что всю жизнь помнить будет. И пофиг, что мой парень. Моя мстя всегда жестокая. Хм? Что бы такое придумать?

Бля, как назло в мою недавно проснувшуюся бедную головушку ни одна нормальная мысля не лезет. Ладно. Пойду пожру что-нибудь что ли, может хоть соображалка включится на сытый желудок. Всё равно надо как-то продержаться эти два с половиной часа. Ох, козлина! Ты даже не представляешь что тебя ждёт.

Я, недовольная и жутко разозлённая, зашагала по лестнице, уже предвкушая, как буду опустошать холодильник. На улице, как и во всём доме, была темнота, поскольку на улице стояла зима.

Я нажала на выключатель.

— Твою ж, бл*ть, мать! — заорал неожиданно взявшийся на кухне Паша, отчего огромный бутер с колбасой и майонезом вывалился из его рта, и в ужасе глядя на меня, перекрестился. Он серьёзно только что перекрестился? Во дебил! — Скройся в туман, ведьма. — брат прижал руки к груди и отступил назад к холодильнику. — Я чуть в штаны не наделал от страха.

И тут я вспыхнула.

— Завались, гоблин. Это типа я бутеры в темноте хаваю, как свинья!

И чё ты на меня смотришь, как на бабу Ягу?

Брат скривился и осторожно указал пальцем на зеркало за моей спиной.

Как только я повернулась к зеркалу, моя челюсть просто упала. Наверное, здесь подошла бы фраза, "выглядишь, как панда", но в моём случае это огрооомный комплимент.

" Вот, что значит забыть смыть макияж" — за столь долгое время отозвался внутренний голос.

С ним я была полностью согласна. Мои глаза были похожи на чёрные пропасти, от потёкшей туши. Губы сухие и бледные, как будто я не пила целую неделю. Лицо всё помятое и с отпечатками подушки, лишний раз говоря о том, как я люблю ворочатся с боку на бок. А про волосы я вообще молчу. Воронье гнездо и то аккуратней выглядит. Вот и нашлось мне занятие на часика два. Ванная, жди меня!

— Вот скажи мне, Маруська, — подал голос Паша, усмехаясь мне в спину. — сколько ты Егору платишь, что бы он с тобой встречался? По-любому миллионов десять.

Я с совершенно спокойным видом подошла к тарелке с пирошками.

Взяла самый огромный и в ту же секунду запихнула в рот, ничего не ожидавшему брату.

— Жри и захлопнись, шимпанзе небритое. — прошипела я ему прямо в лицо и в чуть приподнявшемся настроении потопала в сторону ванной.

Пока принимала водные процедуры(а на это и правда ушло целых два часа) в мою чистенькую головушку пришла самая безумная и офигенная идея по поводу мсти для моего любимого парня. С хитрой ухмылочкой я подошла к дверцам своего шкафа. Вот сегодня я-то здорово подпорчу твоё моральное состояние, Егорушка. Я еле сдерживалась, что бы не начать хохотать, как это делают злодеи в американских фильмах.

В следующую секунду дверцы шкафа были распахнуты и спустя двадцать минут долгих пристальных поисков на моей кровати лежала юбка чуть выше середины бедра в чёрно-белую клетку, облегающая белая блуза на пуговицах, телесные колготки и поверх их изюминка моего образа — чёрные плотные чулки.

Стоя перед зеркалом я растегнула две верхние пуговицы на блузке, распустила идеально прямые волосы, сделала подходящий макияж к моему образу милой школьницы и удовлетворённо усмехнулась своему отражению. Вот перед этим ты точно не устоишь, любимый. Что может быть хуже, чем соблазнять, а потом обламывать? Даа… Я очень жестокая, особенно если дело касается нарушения моего спокойствия.

Я надела пальто почти до колен, что умело скрывало все мои достоинства и одежду, повязала на шею вязаный тёплый шарф, нехотя натянула шапку и поплелась на улицу, где меня уже ждал "моя жертва". Парень стоял, обоперевшись на свою чёрную Аudi, и выпускал изо рта струйки дыма. На нём были синие джинсы, потёртые в некоторых местах, белые кроссы(вот кому действительно пох*й, что на улице зима) и белая футболка, ибо тёмная куртка расстёгнута, а волосы были в беспорядке. Господи, до чего же он сейчас сексуальный! Так! Нужно держать себя в руках, а то весь план пойдёт насмарку.

Егор, заметив мой взгляд, блуждающий по его телу, самодовольно усмыльнулся и подмигнул.

Дура! Вот надо было так спалиться! Я натянула на лицо маску безразличия и спокойно подошла к машине.

— Маринка, я даже представить боюсь, что творится сейчас в твоей милой головке. — как только я подошла, сразу начал парень, глядя на меня какими-то испуганными глазами. — Так что заранее прошу прощения за утренний инцидент.

Я чуть не расхохоталась в голос. Он. Реально. Меня. Сейчас. Боится. Конечно, ты не знаешь, что творится в моей голове. Ну, ничего, любимый, всё ещё будет.

— Поехали уже. — буркнула я, и открыв дверцу машины, уселась на переднее сидение.

Егор хмыкнул и тоже забрался в салон. Но ехать он не собирался, и только повернул голову в мою сторону.

— Марииин… — начал он, при этом глядя на меня щенячьими глазами. Ой, дебил! Сейчас же испортит весь план. Такими темпами я растаю при нём лужицей. Ну, ну вот чего он так смотрит? — Простишь?

— Лаадно. На этот раз прощаю. — стараясь придать голосу больше уверенности сказала я. На самом деле это был обычный отвлекающий маневр, лишь бы только отвернулся и не строил из себя обиженного щенка. А моего сюрприза ещё никто не отменял. Не на ту напал!

Егор как-то странно и недоверчиво скосился на меня, очень удивляясь моим словам, но через несколько секунд на его губах заиграла хитрая улыбочка.

— Тогда поцелуй меня.

Я в изумлении распахнула веки и, не долго думая, выпалила:

— Хрен тебе с маслом, а не поцелуй, обезьяна! Подавишься!

Егор запрокинул голову назад и звонко расхохотался.

— Вот теперь то я узнаю свою девочку. — парень смахнул слезу со щеки. — А я уже думал, что ты где-то головой ударилась, когда не придушила меня при встрече.

Я возмущённо надула щёки и отвернулась. Посмотрим, как ты будешь ржать, когда я пальто сниму, умник. Ох, наржёшься! На всю жизнь!

— Зато твоей головой, наверное, часто в футбол играли. — не осталась в долгу я. — Это объясняет отсутствие в ней мозгов.

Егор хохотнул.

— И поехали уже, а то я не хочу в школу опоздать. — не раздумывая, я выбросила из головы первую попавшуюся фразу, не дав парню раскрыть рот. А то, не дай бог, опять извиняться начнёт.

Егор посмотрел на меня совершенно серьёзно и обеспокоенно, а его рука опустилась мне на лоб.

— Марина. — тоном врача клиники для душевно больных проговорил парень. — Малышка, что с тобой?

И только сейчас поняла, какую глупость недавно сморозила. "Не хочу опоздать в школу". Ой, только бы не заржать от собственной тупости. А какое сейчас было лицо Егора, что мои хрупкие нервишки просто не выдержали.

— Марин? — непонимающе посмотрел на меня Егор, пока я скручивалась пополам от хохота.

— Да езжай уже! — скомандовала я, тчетно пытаясь сдержать смех.

Благо, на этот раз парень послушался и машина тронулась с места.

Весь маршрут Егор был занят дорогой, что было мне только на руку. В машине было тепло и приятно пахло мужским одеколоном. У самого Егора просто офигенный запах, который прямо будоражит кожу от одного только прикосновения парня. Такими темпами я скоро таксикоманкой стану.

— Повесь пальто, пожалуйста. — как только мы оказались в гардеробной попросила я парня, который стоял ко мне спиной, тоже снимая одежду.

Он резко развернулся и застыл. В прямом смысле этого слова. Только глаза как-то удивлённо и в то же время жадно блуждали по моему телу, то и дело останавливаясь в зоне декольте и на бёдрах.

Дааа… Именно такой реакции я и ожидала. Давно не видела такое выражение его лица. Конечно, если бы твоя девушка целыми днями носила джинсы и кофты, а тут припёрлась в короткой юбке.

— Отомри, малыш. — я насмешливо усмехнулась и пощёлкала пальцами у него перед глазами.

Егор мгновенно пришёл в себя и встряхнул головой, как бы сбрасывая наваждение.

— Хули ты в этом? — глядя на меня потемневшими глазами как-то хрипло произнёс Егор.

— Нравится? — я довольно усмехнулась и соблазнительно прикусила нижнюю губу.

Парень тяжело сглотнул, не сводя слишком уж голодного взгляда.

— Иди сюда. — всё так же хрипло уже прошептал он.

Я опешила. Ожидала ли я услышать что-то подобное? Да я вообще об этом не думала! Вот влипла! Нет уж, дорогой. Помучайся.

— Обойдёшься. — довольная собой ответила.

Глаза парня широко расширились. Он явно не ожидал такого ответа. Хаха!

— Чего?! — удивлённо и даже как-то обиженно возмутился Егор.

Я закусила губу чтобы не рассмеяться. Он сейчас такой лампочка. Сразу видно, что парня ни разу никто не обдамывал.

— С этого всего — я провела указательным пальцем по своему телу. — тебе уж точно ничего не перепадёт. — хитро улыбнувшись, я резко развернулась к парню спиной и начала удаляться, при этом как можно соблазнительннй виляя задницей.

— Ой, Марина, постой, пожалуйста.

Я нехотя обернулась. Ну что всем от меня надо? Ко мне подбежала девушка примерно моего возраста, запыхавшаяся и с немного растрёпанной причёской.

— Ты ведь Марина, да? — осторожно спросила незнакомка.

Я закатила глаза. Только что бежала за мной и орала моё имя, а теперь переспрашивает. Дура! Я поглялела на неё сверху вниз. Вот где-то я её видела, но вот не помню где и всё. Тупая моя головушка! Девушка была со мной примерно одного роста с пышными золотистыми волосами, уложенными в высокую причёску. Глаза у неё были просто огромные — голубые, как у Егора.

— А я Дина Туманова. Можно просто Динка. — она дружелюбно протянула мне руку.

Я так и осталась стоять на одном месте, только смерила девушку безразличным взглядом. Динка, кажется, поняла мой настрой и приняла серьёзный вид.

И тогда я сразу вспомнила откуда я её знаю. Дина Туманова и Костик Макаров были самой скандальной парой во всём классе, если не во всей школе. И как я могла забыть?

Только вот что она от меня хочет?

— Короче, дело есть. — не дав мне ответить, она схватила меня за руку и потащила в библиотеку.

— Ну? — я встала напротив Динки и скрестила руки на груди.

Она плюхнулась на ближайший стул, она тоже села.

— Вообщем, ты ведь знаешь Андрея Софийского?

Понятно всё. Опять с Костиком поссорилась.

— Ну…да.

— Ты можешь меня с ним познакомить? — её лицо всё ещё оставалось серьёзным.

Я тихо хихикнула. Можно подумать, он тебя не знает. Я была уверена, что Динка просто хочет, чтобы Костик ревновал и первым пошёл на примирение, но ведь Андрей не такой идиот.

— Слушай, Погодина, ты ведь с Калининым встречаешься. Нафига тебе этот Софийский? Ты нас просто познакомь, а дальше я сама. — она холодным взглядом посмотрела мне в глаза.

— А без меня никак? — мне совершенно не хотелось подсовывать Андрею какую-то чркнутую дуру. Нате, мол, наслаждайтесь!

Динка сжала зубы и с силой ударила ладонью по столу. Я вздрогнула.

— Блин, Погодина, ты что тупая? Я тебя что прошу нас сватать? Просто подвели меня к нему и скажи: вот, это моя хорошая подруга Динка. И свалишь куда-нибудь. — по её взгляду я поняла, что если скажу "нет", то она меня, наверняка, убьёт.

— А ты мне разве подруга? — сдуру ляпнула я.

И тогда она реально взорвалась.

— Не ну ты реально тупая! — рявкнула она на всю библиотеку.

— Нахрен иди, истеричка! — в той же манере выпалила я. — Таких как ты только на привязи держать надо. — и, не дожидаясь ответа, вышла из библиотеки. Вот идиотка то!

И, главное, мне вообще не хотелось знакомить её с Андреем. Как ни странно это звучит, но я к нему что-то чувствовала. Нет, это точно была не любовь или симпатия, как к парню. У меня в жизни совсем недавно появился самый красивый и тупой олух, в которого я влюбилась до беспамятства. Здесь что-то другое. Я чувствую между нами какую-то странную связь, притяжение. И мне, чёрт возьми, хочется с ним общаться, как друзья.

Хочется узнать его ближе. Я не знаю, как объяснить своё к нему отношение. И я не знаю, как мне быть дальше. Моя жизнь с каждым днём становится всё запутанней и сложнее. И я боюсь однажды застрять в этой паучьей сетке.

Зайки мои! Ваши звёздочки, комменты и репосты станут очень приятным подарком к моему дню рождения. Я очень жду поддержки с вашей стороны к моей книге. Ведь мне это важно, как никогда. Очень сильно вас люблю!

После четырёх ненавистных уроков я чуть ли не с ног валилась от усталости. Да, такая я уж школоненавистница. Кстати, Егор всё это время старался садиться от меня как можно дальше. С одной стороны я понимала, что ему трудно сдерживаться и ликовала, а с другой — мне становилось до жути совестно, мне казалось, что я перегнула палку. И, чёрт, я не знала, что делать. Извиниться или всё-таки дожать? Но я то точно знала, что злиться Егор на меня точно не будет. Уж кто, а он всегда признаёт свою вину. Так что…

Я начала подниматься по ступенькам на второй этаж, и мне внезапно почудилось, что пахнет дымом. Хм, опять кто-то курит? Да-да было пару раз, когда учеников заставали за этим делом именно под этой лестницей, хотя курение в столь элитной школе строго запрещено. Того же Костика Макарова, например. Так этот идиот в своё оправдание сказал: "На улице зима, люди. Вы что хотите, чтобы я схватил воспаление лёгких и не ходил в школу? Это будет для меня ударом ниже пояса.

Я без ючёбы и дня не смогу прожить". Ну, про наглое вранье об учёбе ему конечно же не поверили, но штрафчик дали приличный.

Ну, и кто этот бессмертный? Я не смогла пересилить в себе любопытство и на цыпочках спустилась с лестницы. Я одним глазком выглянула из-за своего укрытия и на секундочку прих*ела. Под лестницой дымил Егор. Вот же идиот! И, главное, даже не взглядывает, чтобы никто не шёл. Взгляд как всегда раслабленный и спокойный. Он точно никого не боится в этой жизни.

Я прикусила нижнюю губу, и мои глаза тотчас зажглись дьявольским угольком.

— Попался. — резко выкрикнула я, выпрыгивая из своего укрытия.

Парень в удивлении округлил глаза, отчего сигарета выпала из его рта и упала на пол. Егор грозно взглянул в мои смеющиеся и блестящие озорством глаза и начал топтать её ногой.

— Ты откуда тут взялась, маленькая катастрофа? — родительским тоном поинтересовался парень, сложив руки на груди.

Я возмущённо открыла рот и уже было хотела ответить, но меня самым наглым образом перебили.

— Хотя, нет, не отвечай. — на его лице нарисовалась дерзкая ухмылочка. — Ты так сильно по мне соскучилась.

Я фыркнула.

— Мечтай, Калинин. — я натянула на лицо стервозную улыбочку. — Я же ещё с утра сказала, что ничего тебе не перепадёт.

Он лишь усмехнулся и сделал маленький шажок по направлению ко мне.

— Уверена, малышка? — ещё шаг, а глаза так и светятся озорным блеском.

— Более чем. — стараясь не выдать дрожащий голос ответила я, чуть отступая назад. Видимо переборщила я с местью. Я никогда не видела Егора таким…голодным. Его взгляд прямо пожирал меня, отчего становилось до жути жарко и страшно одновременно. Надо что-то делать.

Парень ещё в пару шагов преодолел расстояние между нами и, ухватив меня за талию, мгновенно прижал к стенке, нависая сверху. А даже сообразить не успела что только что произошло.

— Охренел. — не сказала, а про шептала, голос неожиданно стал сухим и сиплым.

Я осмелилась взглянуть в его глаза. Они были затуманены, то и дело блуждая по моему телу. Я тяжко сглотнула. Кровь в жилах начала постепенно накаляться до предела. Господи… Этот парень просто излучал секс…

— Молчи… — до жути сексуальным голосом прошептал Егор, прильнув губами к моей шее, вторая его рука легла мне на бедро и между поцелуями шеи начала то поглаживать, то сжимать кожу сквозь тонкую ткань колготок, очень медленно поднимаясь всё выше. Я не смогла сдержать стон. Это было выше моих сил. Мои дрожащие пальцы запутались у Егора в волосах. И в эти секунды я уже ничего не соображала. Мой рассудок просто отключился. И этот запах! Его чёртов запах просто сводил с ума.

— Тшш… — прошептал он мне в шею, требовательно покусывая кожу, оставляя влажные следы и периодически проводя языком.

Его рука, что находилась уже выше середины бедра очень сильно сжала кожу и в ту же секунду резко царапнула ногтем. Два его пальца остановились у образовавшейся дырочки и послышался треск ткани. Рука тотчас оказалась на обнажённой коже бедра, сильно его сжимая.

Я начала кусать костяшки, чтобы хоть как-то унять рвавшийся наружу стон. Мне было плевать, что мы в школе! Мне было плевать, что мы под лестницей! И мне было плевать, что это мой первый раз! Мне было плевать! Низ живота просто скручивался от боли и желания. Я хочу его бешено, прямо сейчас.

— Бл*ть… — хрипло прошептал он. — Марина…

Я оторвала его голову от моей шеи и жадно прильнула к губам. Егор ответил мне с ещё большей жадностью, довольно грубо проникая в рот языком. Но меня не пугал такой расклад. Мне было безумно хорошо и жарко, очень жарко.

Мои руки забрались парню под футболку. Начала водить дрожащими руками по рельефному торсу и груди, то и дело царапая ногтями.

Егор больно прикусил мою нижнюю губу и резко подхватив под попу, поднял над землёй так, что мне пришлось обвить ногами его пояс. Я довольно громко застонала ему в рот, на что парень, глухо зарычав, сильнее прижал меня к стенке. И я впервые почувствовала его возбуждение. Бл*ть, просто огромное возбуждение прямо у меня между ног. Чёрт, ещё секунда и я точно взорвусь.

— Егор… — простонала я.

Он сильнее сжал мои бёдра и принялся спешно растёгивать пуговицы на блузке. Всё тело окатило, словно кипятком. Я уже не сдерживала стоны ему в рот, когда он сильно сжал моб грудь и пару раз толкнулся мне навстречу.

— Это чего вы тут творите, а? — раздался в нескольких метрах от нас незнакомый голос.

Я вмиг округлила глаза. Егор быстро опустил меня на землю и принялся спешно застёгивать пуговицы на моей блузке.

Егор, в помятой футболке с наполовину расстёгнутым ремнём, горящими глазами и волосами, как после химического взрыва и я, в рваных на одном бедре колготках, в незаправленной помятой не до конца застёгнутой блузе, с взъерошенными волосами, похожими на воронье гнездо, с опухшими губами и горящими глазами. И в таком виде нас застала…барабанная дробь…уборщица!

— Что за молодёжь пошла! Стыд один! Книжки бы лучше читали, а не обжимались по углам. Как не стыдно то? Да ещё в школе! Помилуй, господь!

— Извините. — на автомате бросил Егор, быстро схватив меня за руку и потащив в гардеробную.

Мы встретились взглядами и начали хохотать. Сложно было сдержать рвущийся наружу смех. В нашем случае надо было плакать от стыда, а мы… Вот ситуация то…

— Это всё из-за тебя. — стирая со щёк слёзы выпалила я, тыкая пальцем в Егора.

Он удивлённо округлил глаза.

— Это типа я припёрся в школу в короткой юбке и прозрачной блузке. — возмущённо отозвался он, а потом посмотрел на меня совершенно серьёзными глазами, где читалось отчаяние. — Зайка, прости меня.

— Зза что? — не поняла я.

Он взъерошил свои волосы.

— Я не думал в тот момент вообще. Не отдавал себе отсчёт в своих действиях. Ты такая… Бл*ть… Не знаю, что было бы, если не эта уборщица. Не делай так больше.

Вот теперь то я и почувствовала стыд. Дура! Я и подумать не могла, что настолько ему нравлюсь. Я ведь тоже не думала тогда. Мы могли бы… Господи…

— Прости меня. — тихо прошептала я, и подойдя ближе к Егору, обняла его за шею.

— Всё хорошо, маленькая. — прошептал он мне в область шеи, поглаживая по волосам.

Я улыбнулась и покрепче обняла его. Не хочу отпускать. Никогда. Он мой. Только мой и ничей больше. Именно в такие минуты понимаешь насколько дорог тебе человек. И такие моменты нужно ценить.

— Отвези меня домой, пожалуйста.

После такого на уроки я идти точно не собираюсь. И настроения сидеть за парной и слушать нудный гундёжь нет. Хочу домой!

— Пойдём, маленькая прогульщица. — со смешком ответил Егор, снимая с вешалки моё пальто.

— Куда? — игриво спросила я, натягивая шапку.

Парень на мои слова лишь усмехнулся и посмотрел, как на маленького ребёнка.

— Книжки читать.

***

Буквально до десяти вечера мы гуляли с Егором по зимним улицам Москвы. За небольшое время мы успели побывать, где только можно — 4 кафешки, к которых я искала идеальное пирожное; кино, ужастик, куда силой затащил меня Егор, каток, где я ср своим неумением кататься раздавила своему парню ногу, и многие другие интересные места.

— А я уж думал, ты не придёшь. — с грустью в голосе встретил меня Паша.

Я быстро сташила с себя пальто и сапоги и пошла на кухню, где тем временем собралась вся семья.

— Садись думай, я уже думала, что ты и правда не придёшь. — мама махнула мне рукой.

Да что они все заладили? Можно подумать, сейчас два часа утра, всего то десять. Я села за стол, но к еде даже не притронулась, аппетита не было совсем. Конечно, после десяти пирожных.

— Дети. — начал папа, положив руки на стол. — У нас с мамой для вас есть новость. Мы уезжаем на неделю во Владивосток к моей двоюродной сестре. — он одарил меня и Пашу предостерегающим взглядом.

— К Новому году мы вернёмся, надеюсь вы справитесь.

В моих глазах загорелся огонёк, и я была уверена, что в Пашкиных тоже. А вот по-настоящему глаза загорелись у нашего младшего братика Фила. А кто б сомневался! Хомячить сладости целую неделю. Дело в том, что пятилетнему братишке родители не разрешали много есть сладостей и во многом ограничивали, боясь за его здоровье. Для любого малыша это настоящий удар. Вот и Фил кушал втихаря, и мы с братом конечно же его не здавали, сами были такими же, но и тщательно следили, что бы малыш не переедал.

Свобода. Две недели. Да об этом можно только мечтать.

— Вы слышали? — спросила мама, глядя на наши на миг застывшие лица.

— Мы вас не подведём. — хором бросили мы с Пашей и побежали в свои комнаты.

Как же всё-таки здорово. Всё просто идеально. С каждым днём всё лучше и лучше. Правда, если бы Машка была со мной, была бы просто сказка. Я взяла мобильник и поспешно начала набирать номер подруги.

— Да. — через некоторое время прозвучало в трубке.

Боже, как же приятно просто слышать её голос. На самом деле я даже не надеялась, что Маша ответит, её телефон был вне зоны действия сети уже очень долгое время.

— Машка?! — радостно вскрикнула я, даже подпрыгивая на кровати.

— Нет, блин, марсианин. Ну, конечно я, кто де ещё. — она весело рассмеялась в трубку.

Я тоже засмеялась.

— Машка, ты не представляешь, как я соскучилась, Машка. Я тебе полжизни не могла дозвониться. Где ты была вообще?

— Так я далеко очень. Тут связь почти не ловит, я сама в шоке, как ты дозвонилась. — со вздохом сказала она. — Я тоже очень-очень по тебе соскучилась. Ты не представляешь, как здесь скучно. Мама с папой в восторге, а я просто умираю. Хотя, знаешь, я с одним парнем познакомилась.

— А как же Андрей? — перебила её я. Не знаю почему я это спросила. Как-то само собой вырвалось.

Буквально несколько секунд в трубке стояло молчание.

— А мне последнее время стало наплевать на Андрея. Мне кажется, я влюбилась. — она радостно запищала в трубку. — Как думаешь?

А что я могла думать? Я ведь даже не знаю о ком речь.

— Ммм…а какой он? — жадно полюбопытствовала я.

Она удовлетворённо хихикнула.

— Он…он высокий, спортивного телосложения, голубоглазый блондин и ещё….

А дальше пошло… Я тоже хихикнула. Только Машка так подробно умеет описывать черты внешности. Кстати, кое-кто примерно подходил под это описание, но я сразу же выбросила эту мысль из головы.

— У него ещё имя такое красивое. — мечтательно пролепетала подруга. — Максим.

Я закашлялась.

— Ты чего? — обеспокоенно и непонимающе спросила Маша.

— Как…кхе…ты сказала?

— Да что с тобой такое? Максим его зовут, он из Питера.

Стоп. Чего это я так отреагировала? В Питере этих Максимов сотни с такой же внешностью. Но я почему то была уверена, что это не так.

— Слушай, у него нет татуировки полузвезды на ладони? — на одном дыхании спросила я.

В мире не может быть таких совпадений.

— Ты его знаешь? Откуда? — она чуть ли не кричала в трубку.

Я на несколько секунд потеряла дар речи.

— Машунь, тут такое дело… — тихо начала я, прикусывая нижнюю губу. — Твой Максим — мой бывший, про которого я тебе рассказывала.

Молчание. Тишина.

— Это ты так шутишь? — так же тихо прошептала подруга.

Как такое могло случиться? Это просто какая-то хрень. Ну, в принципе, всё логично. Две семьи приехали отдохнуть на новогодние праздники. Их дети встретились и влюбились. Но встретились именно мой бывший и моя лучшая подруга! Мистика.

— Машка, это же ничего не значит. Он хороший парень. А у вам взаимно?

Она вздохнула и сразу же выдохнула.

— Ну, да. Он мне сам признался. Маринка, это просто чудеса какие-то. Как так могло получится?

Я усмехнулась в потолок.

— Я сама в шоке, знаешь… — и тут связь оборвалась.

Что за… Бл*ть! Я за две недели смогла дозвониться подруге, и эта еб*ная связь обрывается! И о чём мы успели поговорить? О моём бывшем! Твою мать! Я столько всего ей хотела рассказать… Я что-то говорила про хороший день? Забудьте.

***

— А ты сколько человек позвала? — спросил Паша, жуя яблоко.

Я махнула рукой.

— Пару человек, но будь уверен, придёт вся школа. — я привстала с дивана и начала в сотый раз приглядываться, всё ли я приготовила для предстоящей вечеринки. — А ты куда свалишь?

Он пожал плечами и швырнул огрызок в мусорное ведро.

— Др двух часов, не дольше. Поняла?

Я встала и послушно положила руку на сердце. Смешно получилось.

— Слово… — я замялась, пытаясь придумать достойную речь — короче, поняла.

В часов восемь начали приходить люди. Сначала пару человек, а потом весь дом оказался переполнен. Я металась туда-сюда, не зная, что делать. Вскоре в толпе я отыскала почти всех своих одноклассников, включая Егора.

Я пошла в его сторону, как на меня кто-то налетел. Точнее, самым наглым образом выплестнул коктель. Чёрная футболка промокла насквозь от малинового напитка. А хотела ещё белую надеть.

— Ой, я случайно. — тихо произнёс незнакомый парень.

— Всё нормально. — стараясь не заорать на весь дом, спокойно произнесла я.

Я ввалилась в свою комнату, на ходу стягивая с себя липкую одежду. А ведь это моя любимая футболка. В одном лифчике я начала шариться по тумбочкам. Внезапно дверь в комнату распахнулась.

— А я… — мой внезапный гость сразу же отвернулся. — блин… Прости, я…это…

Мои щёки вспыхнули, до чего же было стыдно. Это был Андрей. И какого лешего он сюда припёрся?

— Стучаться не учили? — рявкнула я, в быстром темпе натягивая на себя светло-бирюзовую майку.

Он уже собирался уходить.

— Прости. — мгновенно бросила я ему вслед. — Нервы ни к чёрту.

Он подошёл ко мне и сел рядом на кровать.

Я вздохнула и посмотрела на него.

— Скучно, да?

Он сначала думал сказать правду или сорвать, что бы не обидеть хозяйку.

— Ну, есть немного. — он улыбнулся уголками губ.

В комнате было так темно, что мы почти не видели друг друга. Потом Андрей как-то неожиданно потянулся к моему лицу. Я в непонимании отшатнулась от него.

— Ты чего? — он огарашенно посмотрел на меня.

Не сказав ни слова я просто выбежала из комнаты на балкон в гостиной. Мне срочно нужен был свежий воздух, хотя он ничем мне не помогал. Сердце всё ещен бешено колотилось в груди.

Что на него нашло? Я ведь не могу ему нравиться? Да я и не хочу. Я совершенно не чувствую никаких чувств к Андрею, как к парню. Неужели, он заметил какие-то знаки внимания с моей стороны? Хотя, как их можно заметить, если их нет. А может это просто действие алкоголя? Как де хотелось в это верить. Влипла так влипла.

А ещё на нервы действовала эта музыка. Она прямо давила на уши, не давала сосредоточиться, нормально думать.

Так захотелось взять этот диск и с силой разбить об пол. У Паши в комнате должны быть диски с нормальной музыкой. На ходу вытирая кулаком неожиданно взявшиеся на моём лице слёзы, я поплелась в сторону комнаты брата. Пашки дома не было, он был где-то у своих однокурсников. Я настежь распахнула дверь и так и застыла с открытым ртом.

То, что я увидела просто выходило за пределы моего воображения. Паша в одних джинсах, обнимая за талию, целовал…Киру. Они, кажется, даже не заметили меня, а, нет, заметили. Они смотрели на меня, словно я трёхлетний ребёнок, который увидел, как взрослые целуются.

— Стучаться не учили? — прямо как я недавно рыкнул на меня Паша.

Его голос наконец вывел меня из шокового состояния. Даже в темноте не сложно было догадаться, что Кира стала похожа на созревший помидор.

— Серьёзно? С моим братом? — не обратив внимания на Пашу, я смотрела только на Киру и, пазвёв руками, вышла.

На душе было ужасно скверно, как будто скребли своими когтями десятки кошек. Но я точно знала, что это не из-за неожиданных отношений моего брата и Киры. Наоборот я была даже как-то рада, что ненормальная больше не будет ко мне лезть из-за Егора. Странно, где они могли познакомиться?

Моя голова плавилась, как железо. Я не могла больше здраво рассуждать. А ведь я не выпила ни капли спиртного. Как-то неожиданно для себя я решила зайти в комнату Фила, мне просто очень захотелось его увидеть. Как ни странно, дверь в комнату брата была открыта и там отчётливо были слышны посторонние голоса. Я прибавила шаг, а потом и вовсе побежала, чуть не врезавшись в дверь.

В комнате сидело пять человек, включая маленького Фила. Четверо из них были парни примерно моего возраста. Фил беззаботно хохотал, как будто находился под кайфом и пил через трубочку из огромного стакана пиво. Парни хромко хохотали и хлопали в ладони.

Моё лицо вмиг стало тёмно-бордовым. Я подбежала к своему брату и с силой ударила ему по руке, в которой тот держал стакан с пивом. Светло-жёлтая жидкость сразу де выплестнулась из пластикового стакана, образовывая яркое пятно, всё растущее в размерах на идеально белом шерстяном ковре.

— Какого чёрта!!! — что было силы рявкнула я, но была уверена, что меня услышали только сидящие в комнате, музыка прямо давила на уши. Из глаз на автопилота брызгнули слёзы, но я даже не собиралась их вытирать, всё ещё сверля взглядом, до самой последней капельки пропитанным ненавистью и яростью этих наркоманов-любителей. — Что вы тут устроили, придурки?

Музыка мгновенно стихла. Либо меня всё-таки услышали, либо была какая-то другая причина. Но я больше склонялась к второй версии.

Парни смотрели на меня с испугом, как будто видели перед собой зомби или привидение. Хотя, в таком виде я вполне могла сойти за привидение и даже за восставшего мертвеца.

Красное лицо, пылающие, как бешеный огонь глаза. От потока слёз, которые придавали моему лицу ещё большую уродливость и ужас хороший слой туши начал стекать с ресниц, впрямь как лава из вулкана, по пылаюшим щекам.

— Мы это…того… — запинаясь, промямлил один, стараясь не смотреть мне в глаза.

— Что тут происходит?

В комнату вбежал Егор. По его запыхавшемуся лицу было видно, что он оббегал весь дом в поисках меня.

Я повернула голову в сторону брата и вскрикнула, крепко зажав рот руками. Фил лежал без сознания, развалившись на своей кровати. Я подбежала к нему, мгновенно упав на колени и начала леголько хлопать по щекам.

— Фил… Слышишь меня, малыш? Что вы ему подсыпали, уроды? — я ещё раз похлопала его по чекам и наконец поняла, что малыш спит. Фил спал. Всего лишь спал, вырубившись от выпитого пива.

Один парень хихикнул.

Это стало исправной точкой моего терпения.

— Тебе смешно? Тебе смешно, кретин? — рявкнула я прямо в лицо тому парню. У меня разболелись уши от собственного голоса. Всё тело горело от переполнявшего меня одреналина. Нееет…это была не злость, а самая настоящая истерика. Мои руки дрожали, а зубы стучали, как будто меня выгнали на улицу зимой в одном нижнем белье.

Егор всё ещё стоял с дверях с настолько озадаченным видом, что в любое другое время я хохотала бы во весь голос. Он всё пытался прокрутить в голове, что же произошло во время его отсутствия и что происходит сейчас, но было отчётливо видно, что у парня не очень получается.

— Вон! Пошли вон отсюда. — я грубо провела кулаком пр заплаканеым глазам и слёзы разлетелись во все стороны.

Четверо парней охотно встали и чуть ли не бегом удалились из комнаты. Егор подошёл сзади и осторожно положил ладонь мне на плечо. Я с силой оттолкнула его.

— И иы тоже, вон! Все, вон! — я вытоокнуоа парня из комнаты и с силой с силой захлопнув дверь.

Я уже не слышала голосов.

Я схватилась за голову и разрыдалась. Что со мной происходит последнее время? Я как собака, сорвавшаяся с цепи. Я просто не могу управлять собой, не могу контролировать свои эмоции. А Егор… Он хотел помочь, а я оттолкнула его от себя, словно ненужную тряпку. Тоже самое и с Машей, и с Андреем. Я только делаю им больно. Им всем.

Второе предупреждение

Я как всегда коротала время в библиотеке с какой-нибудь книгой. Хотя, я даже не смотрела туда, просто листала для приличия. Руки чуть-чуть подрагивали при пепелистывании шершавых страниц. По щеке скатилась маленькая слезинка и маленьким пятнышком размазалась на страничке книги.

"Неужели всё так плохо?" — спросила я себя.

Рано утром обнаружилось, что у Фила пищевое отравление, когда малыша в полуобморочном состояние забрали в больницу. Слава Богу, что всё удалось решить без вмешательства родителей. Толком никто не знал причину отравления, но врачи уверили нас, что с мальчиком всё будет хорошо и в скором времени (примерно 1,5) он будет дома. Но угрызения совести и чувство вины не покидали именно меня.

После того вечера Егор не обращал на меня совершенно никакого внимания, как будто мы вообще с ним не были знакомы. Я очень удивилась такому к себе отношению. Разве он не видит как мне тяжело?

Я была зла на всех. На каждого человека я просто не могла смотреть без презрения, как будто это они виноваты во всех моих проблемах.

В библиотеку зашёл Егор и совершенно неожиданно присел передо мной на корточки, внимательно пытаясь вглядеться в лицо.

Что он хочет от меня? Как мне понимать всё это поведение? Сначала он меня не замечает, а потом вот так спокойно вглядывается в лицо. Я прикусила губу и отвернулась. Парень нахмурился и осторожно взяв меня за подбородок, повернул обратно к себе. Мгновенно его выражение лица стало совершенно другим. В нём были видны боль и отчаяния.

— Марина… Ты плачешь? Малышка, почему ты плачешь? — с болью в глазах он ласково провёл рукой по моим волосам и резко ударил кулаком по столе. — Зайка, прости меня… Прости, слышишь? — он притянул меня к себе и начал целовать каждый миллиметр лица. — Чёрт, я полный кретин. Я думал, ты хочешь побыть одна. Никогда, слышишь? Никогда я тебя больше не отпущу. — как-то рвано шептал он, глядя по волосам. — Маленькая моя, только не плачь. Я так тебя люблю. Прости… Прости, я такая скотина.

— И ты меня… Тоже прости. — прошептала я, теснее прижимаясь к парню. — За то, что выгнала тогда. Я не знаю, что со мной последнее время.

Горячие губы парня переместились на висок, а рука продолжала поглаживать волосы, пропуская их сквозь пальцы.

— Не надо извиняться, зайчик. — ласково прошептал Егор мне на ухо. — Ты больше никогда не будешь одна. Никогда, поняла?

Я и сама не заметила как на лице появилась блаженная улыбка, не то от откровенных признаний, не то от теплоты его слов. И как я могла подумать, что этот человек сможет предать меня? Почему нельзя было просто довериться?

И именно в эту секунду я поняла, что если когда-нибудь Егор уйдёт, я больше не смогу дышать, больше не смогу жить в этом мире. Он тот, кто нагло пробрался в моё сердце при первой же встрече и навсегда поселился там. И это не обычная детская влбблённость в подростковые годы. Это огромное светлое чувство, которое просто разрывает нас изнутри. Он мой смысл жизни. Моя жизнь.

— Подожди меня возле математики, ладно? Твой олух умудрился забыть телефон в раздевалке. — он усмехнулся и, наградив меня быстрым поцелуем в лоб, побежал в противоположную сторону.

Я улыбнулась сама себе и пошла в сторону математического кабинета. Под дверью как ни кстати сидел Андрей и увлечённо печатал что-то в телефоне.

Ещё немножко простояв на месте я всё-таки решилась подойти к парню. Нужно наконец прояснить вчерашний инцидент и расставить все точки.

— Привет. — я улыбнулась, нервно покусывая нижнюю губу.

Он поднял на меня голову и сразу же встал.

— Привет. — он беззаботно улыбнулся, как будто ничего и не было.

Мне стало в разы легче.

Андрей оглядел меня сверху вниз и как-то странно ухмыльнулся. Мне стало не по себе от этого взгляда. Посмотрел на меня, как на какую-то проститутку. На мне была самая обычная одежда — чёрные обтягиваящие джинсы и свободный белый свитер крупной вязки.

— Ты чего так смотришь? — не выдержала я.

— Я слышал, вечеринка у тебя не очень удачно закончилась. — привалившись к стенке даже каким-то насмешливым голосом отозвался он.

Я нахмурила брови. Да что это с ним? Этот голос, взгляды… Как будто со мной разговаривал совершенно другой человек. Неужто это из-за того неудачного поцелуя. Он же не надеялся, что я, имея парня, ему отвечу?

Я тоже отошла от двери и привалилась к стенке.

— Тебе то какое дело? — не очень вежливо спросила я.

Постепенно этот разговор начал нехило раздражать.

— Я так и не понял, что между нами происходит? — задал очередной вопрос Андрея, чем полностью обескуражил меня и небрежно взял за руку, чтобы не сбежала. А именно это я и собиралась сделать.

— Мне кажется, кто-то вчера перебрал алкоголя. — не сдерживаясь, грубо высказалась я и хотела гордо уйти, но Софийский крепко держал мою руку.

— Отпусти. — предупреждающе взглянула на него я.

— Зачем. — он неподоброму усмехнулся и резко дёрнув меня на себя за руку, поцеловал.

Я начала вырываться, но получалось что-то похожее на сдавленный писк и мычание одновременно. Вскоре он сам отпустил меня, держа на расстоянии вытянутой руки.

— Ну, как понравилось? — с хитрой ухмылкой поинтересовалась эта мразь.

Я всем своим лицом продемонстрировала отвращение. Никогда в жизни я не чувствовала себя настолько униженной.

Как будто меня не поцеловали, а изнасиловали на глазах у всей школы. В глазах защипало. Только не слёзы… Я не настолько слабая. Я не смогу ещё больше унизиться перед ним.

— Хм, а по тебе и не скажешь. Давай же, поцелуй меня. Я же вижу, что хочешь.

Я прямо сейчас собиралась влепить ему хорошую такую пощёчину, но не успела.

— Лучше тебе прямо завалить свою конченую пасть, если вообще хочешь когда-либо разговаривать. — с отчётливыми нотами железа в голосе с ненавистью выпалил Егор, неожиданно появившийся на фоне всех действий. Парень украдкой бросил на меня встревоженный взгляд, как бы убеждаясь всё ли со мной хорошо.

Я залилась краской и как напуганный щенок прижалась к стенке.

— А тебя сюда никто не звал. — грубо высказался Софийский, становясь напротив моего парня. — Короче, мы тут целовались, а ты всё испортил. Вали. Понимаешь, мешаешь.

Я закашлялась в своём углу и какими-то странными взмахами рук показывала, что, мол ничего такого не было, он всё врёт.

Но Егор даже не смотрел на меня. И как ни странно, его лицо стало спокойным и сосредоточенным.

— Крутой, да? — Егор усмехнулся. — Щяс увидим насколько.

Всё произошло молниеносно. Егор с размаху ударил Андрея кулаком в лицо, что тот, не удержавшись на ногах, чуть не совершил кувырок назад. Но и Андрей в драке не был слабаком. Они дрались как два профессиональных спортсмена, не жалея сил и ударов, от которых сжималось сердце от страха. Я стояла, словно приросшая к стене, зажимая рот рукой. Я не пыталась их разнимать, я вообще не могла сделать ни одного шага, я просто не могла смотреть на это побоище без ужаса.

"Ты виновата!" — отозвался внутри меня собственный голос, который заставил бешеный поток слёз вырваться наружу.

Вокруг Егора и Андрея уже собралась толпа. Всё было точно как в прошлый раз с Кирой. Школьники снимали на камеру и истошно вопили "Давай! Давай!"

Я не знала, что мне делать. Я была близка к истерике. Да они же поубивают друг друга.

Дрожащими руками я вытащила из кармана мобильник. Ну, давай же, где этот чёртов номер? Где?.. Да! Нашла.

— Угу. — после нескольких секунд, которые показались мне часами, послышалось в трубке.

— Михаил Ко… Чёрт! Здесь на втором этаже, в коридоре драка. — захлёбываясь собственными слезами, на одном дыхании выпалила я и сразу же бросила трубку. Теперь всё зависит от скорости бега нашего физрука. Господи, сделай так, что всё закончилось хорошо.

Первым, конечно же, следил за дракой тот самый Костик Макаров со своей видеокамерой.

— Здравствуйте, дорогие друзья. С вами снова Костя Макаров. И наконец-таки в нашей школе произошло стоящее событие. — и рукой указал на дерущихся. — Итак, перед вами Егор Калинин и Андрей Софийский. Драка из-за самой… Бл*ть. Из-за кого драка то? — тихо спросил парень у какой-то девчонки. — Драка из-за самой Марины Погодиной. — он хихикнул. — Новенькую не поделили, дебилы. Так она ж вроде с Калининым встречается? Встречается она с кем? — всё так же тихо спросил Костик у той самой девчонки. — Кхе-кхе… Короче, с двумя она встречается. Поочереди что ли? Ну, девчонки.

Мне ничего не оставалось как подбежать к Макарову и отвестить ему хороший подзатыльник.

— Камеру убрал, придурок. — зло процедила я.

Но парень же, наоборот, направил её мне прямо на лицо.

— А вот и сама виновница торжества. Эээ… Погодина, совесть имей, не каждый раз такое увидишь. Пшла, не мешай. — он отодвинул меня в сторону. Да что же это такое?

Всё же физрук вовремя прибыл на "поле боя" и сразу же разнял дерущихся.

— Не ну, да что вы учителя за люди такие? — продолжал возмущаться Макаров. — Вечно всё испортите.

Я уже с облегчающей улыбкой одарила его вторым подзатыльником.

***

— Не забудь напомнить на день рождения подарить тебе искусственный мозг, Калинин. Вот зачем ты полез к этому придурку. Представляешь как меня напугал? — уже наверное в сотый раз повторяла я, сидя на кушетке Егора, всё это время не отход ни на шаг.

— Марин, ну хватит уже, правда. Со мной всё нормально. Не умер же.

Я просто удивлялась его способности шутить. Всё тело парня было покрыто синяками и ссадинами. Дурак бы догадался, что ему ужасно больно. Но он не показывал свою боль, держался, шутил. Парень просто не хотел, чтобы я окончательно раскисала.

— Я просто очень сильно испугалась за тебя, понимаешь? — шёпотом сказала я. — Я боюсь таких вещей.

Небольшая влажная дорожка проложила путь вниз по моей щеке и я сразу же отвернулась. Ему и так больно, а тут ещё я со своими слезами.

Егор заметил мой жест и приподнялся на кровати.

— Марина…

Я упрямо продолжала держать лицо отвёрнутым.

— Малышка, посмотри на меня. — до боли нежным голосом прошептал он, что все мои внутренности начали трепетать.

Он, как и в прошлый раз, бережно взял меня за подбородок и повернул к себе.

— Не надо плакать, зайка. Не плачь…

Я прикусила нижнюю губу и мысленно убила себя раз сто. Почему я такая тряпка? Это мой парень лежит весь в ранах и ссадинах. А вместо того, чтобы поддерживать его, я сижу и реву, делая этим только хуже. Я делаю только хуже, чёрт возьми!

— Я больше не буду. — как маленький ребёнок пообещал Егор и улыбнулся.

На моём лице тоже появилась улыбка.

— Ладно, я пойду, а то там к тебе уже очередь выстроилась. — шутливо сказала я, нехотя выпуская его руку. — Я позвоню тебе вечером. — я наклонилась и нежно поцеловала парня в щёку.

— И всё? — он смешно надул губы.

Я засмеялась. Уж больно милым и детским сейчас выглядело его лицо.

Я ещё раз наклонилась и поцеловала парня на этот раз в мягкие тёплые губы. Этот поцелуй был настолько нежным и чувственным, что у меня просто снесло крышу. Не было никаких проникновений языком. Губы парня плавно и медленно двигались напротив моих, сминая их, пока его пальцы бережно поглаживали горящую щёку.

Я отстранилась первой, когда лёгким катострафически стало не хватать воздуха.

— Тебе нужно отдыхать. — мягко прошептала я напротив его губ.

— Я не доживу до вечера. — смеясь, бросил мне вслед парень, когда я выходила из палаты.

Возле медпункта в кресле для отдыха сидела Кира. То ли она захотела проведать Егора, то ли ждала меня.

Но больше всё-таки я склонялась к второму варианту. Совсем недавно у нас появилась особенно интересная тема для разговора.

— Марина. — она схватила меня за руку и с силой усадила подле себя — Нам нужно поговорить.

— Насчёт тебя и Паши? — поинтересовалась я и округлила глаза.

Она вмиг раскраснелась и начала кусать губы.

Мда… Ну и реакция у этой королевы на моего братца. Неужто эта обезьяна смогла растопить её ледяное сердце?

— Понимаешь… Мы с твоим братом… — она замялась, нервно перебирая пальцы. — у нас всё серьёзно. Просто мы не хотели чтобы другие знали.

Я возмущённо и даже как-то обиженно на неё посмотрела.

— Я тебе Новиков что ли? — буркнула я, и уже было хотела уйти, но один важный вопрос заставил меня задержаться.

— Что-то ты быстро Егора разлюбила. — с хитрой улыбочкой сказала я.

Теперь она превратилась в ту самую Киру, которую я знала всё это время.

— А вот это не твоё дело. — она элегантно встала и, впрямь как королева, начала удаляться.

Хм… А почему бы и нет?

— А если я только Новикову про вас с Пашей расскажу, это не будет считаться? — довольно громко бросила я ей вслед.

Королева остановилась и уже спустя пару секунд снова сидела со мной на мягком диванчике.

— Ну ты и шантажистка, Погодина. Хотя, чего это я удивляюсь? Всегда такой была. — зло бросила Казанцева в мою сторону. Ну, что верно, то верно.

— Давай, начинай. Я до сих пор ответ не услышала.

— Да нечего рассказывать. Разлюбила и всё. — буркнула девушка и отвернулась.

— Ммм…я хоть и шантажистка, а вот ты врунья, только неудачная. Хоть бы поубедительней стала что ли. — я медленно намотала прядь волос на указательный палец и усмехнулась.

— Хочешь правду? Не любила я его никогда. Использовала, чтобы в школе популярность не потерять. Довольна? — чуть ли не крикнула она мне в лицо.

Я вздохнула и махнула рукой, как бы говоря: "свободна!"

Когда Кира ушла я ещё долго сидела на диване для отдыха и размышляла. Я не знаю, расстроил ли меня её ответ или скорее обрадовал. Наверное больше второе.

Следующим уроком должна была быть физика. Я начала рыться в сумке в поисках телефона. Я быстро нащупала электронную "игрушку", но было ещё что-то. Я медленно достала из сумки ту самую вещь. Это была карта, самая обычная карта. Интересно… Откуда у меня в сумке оказалась карта? Может кто-то подбросил? Хотя, зачем кому-то подбрасывать карту? Я была в замешательстве и не знала, что думать. Я повертела её перед глазами. Хм…дама пик. И тут мне в голову пришла совершенно сумасшедшая догадка. Я поспешно начала шариться в сумке и в скором времени извлекла оттуда ещё одну карту, нет — две. И тут мои глаза округлились. Дама…семёрка…туз… Эти карты не попали ко мне случайно, мне их кто-то подбросил. Именно эти три карты предвещали опасность или даже трагедию. Как же глупо и старомодно. Даже те смс с угрозами были придуманы более оригинально. Меня опять пытаются напугать. Я была просто уверена, что это дело рук девчонки, парень никогда бы не стал заниматься подобной глупостью. Мои догадки начинают подтверждаться. Какая-то девчонка по уши влюблена в Егора, а он встречается со мной. Вот и пытается отпугнуть своими идиотскими методами. И она думала, что я поведусь и буду сидеть в углу, дрожа от страха? Как же мне хочется посмотреть в лицо этой глупой курице. С довольной улыбкой я зашагала в сторону класса.

Правда

Буквально два дня назад Егор и вовсе восстановился, а, вот, Андрей лежал в больнице с переломом ребра(это ему ещё мало). Фила выписали с стопроцентным очищением желудка. Пашка днями и ночами пропадает с Кирой, чему я только рада, хоть и странно, так что дом почти полностью в моём распоряжении.

— А это что? — Егор указал пальцем на порог моего дома.

Я озадаченно на него посмотрела. На пороге ничего не было, а может и было, но я не увидела.

Парень закатил глаза и, присев на корточки, вытащил из-под двери какие-то бумажки и помахал ими у меня перед глазами.

Я округлила глаза и нервно сглотнула. Что за..? Это были те самые три карты — дама, семёрка, туз. Как они тут оказались? Неужто эта безмозглая знает где я живу? Я выхватила карты у Егора из рук и быстро спрятала в карман. Не хватало ещё объясняться перед ним, в какую идиотскую ситуацию я попала.

— Эээ… Вчера у меня из кармана выпали. — не думая, выпалила я, пока мои зрачки бегали туда-сюда.

Егор пристально всмотрелся в моё лицо и усмехнулся.

— Ну-ну, а выпали именно дама, семёрка и туз. Уж не обижайся, зайка, но врать ты совершенно не умеешь. — его взгляд ничем не отличался от маминого, когда она подозревала меня в чем-то нехорошем.

Конечно, врать не умею. И что мне теперь ему сказать. Какая-то влюблённая в тебя идиотка пытается меня запугать такими тупыми способами. Ах, да, там ещё и смс-сочки. Хочешь покажу?

— Правду. — словно прочитав мои мысли, потребовал Егор.

Я довольно подробно рассказала парню всё, что произошло со мной за последние недели, но при свои подозрения решила умолчать.

— И ты молчала? — после всего рассказа крикнул Егор, чуть ли не опрокидывая стакан с колой.

— Да это просто кто-то прикалывается и всё. — я развела руками и вздохнула.

Парень тоже вздохнул и сел напротив меня на кровать.

— А ты не думала, что это может быть серьёзно? Вдруг тебе кто-то угрожает?

— Ага, с пиковой дамой. — попыталась пошутить я, но, глядя на его серьёзное лицо, мне сразу же перехотелось смеяться.

Я встала и заходила пр комнате.

— Я только недавно переехала в Москву. Меня то в школе всего пару человек знают. Вот кому нужно мне угрожать, а? — я одарила Егора своим фирменным вопросительным взглядом.

Он опять вздохнул и закрыл лицо руками.

— Ладно, тебя пытаются разыграть. Но кто?

Я пронзительно завыла.

— Слушай, давай закроем эту тему, пожалуйста. — взмолилась я, продолжая нервно расхаживать пр комнате.

Парень резко встал и схватил меня за руку, усадив возле себя.

— Сядь, а то в глазах двоится. А для чего я пришёл то? — теперь он посмотрел на меня вопросительным взглядом.

Я не выдержала и засмеялась.

— Вообще-то ты хотел подтянуть меня по биологии, забыл что ли?

— Ага, забудешь тут. А ещё училка на меня давит. "Егорушка, миленький, да на неё же без слёз смотреть нельзя. Не знает, что такое "мозжечок".

Где ж это слыхано?" — почти точь-в-точь прокомментировал голос учительницы Егор и рассмеялся.

Я сложила руки на груди и надула губу. Вместо того, чтобы поддержать, сейчас ржёт надо мной. Больно умный. Оказалось, Егор полный ноль только в физике, а остальные предметы он осиливает без труда. Что касается меня и биологии, то я просто не интересовалась этим предметом. Мне он казался невероятно скучным и неинтересным, что уж говорить про бесконечные и непроизносимые термины и функции, которые для моего мозга были просто неперевариваемой информацией.

— Итак. — парень усадил меня к себе на колени, что уже вошло в его привычку. — Начнём с самого простого. Что такое "железа"?

— Эм… Ну…это… Короче… Ээээ…

Егор посмотрел на меня как на самого безнадёжного человека на Земле.

— Мда, Погодина, всё ещё хуже, чем я думал.

Я закатила глаза.

— Нужны мне твои железы. Нормальный вопрос задай.

Егор усмехнулся.

— Что такое "дыхание"?

— Ну, это когда ты дышишь. Кислородом там, газами всякими. — быстро добавила я, видя, что Егор еле сдерживается, чтобы не заржать.

— Газами всякими. — повторил парень мои слова, глядя на меня насмешливым взглядом и с широкой ухмылкой на лице.

— Да блин! — не выдержала я. — Не знаю я эту долбаную биологию.

Егор всё-таки коротко рассмеялся.

— Слушай, Маринка. — серьёзно отозвался парень, но его глаза так и искрились смехом. — А ты хоть знаешь, что такое секс? Это тоже типа биология?

Я возмущённо ударила идиота в грудь. Егор даже с места не сдвинулся и начал тихонько ржать, уткнувшись мне в плечо.

— Умник тут мне нашёлся. — недовольно буркнула я. — Ты вообще-то учить меня пришёл, а не ржать.

Егор поднял на меня глаза и дерзко ухмыльнулся.

— Так тебя ещё и учить надо, маленькая извращенка? — он легонько ущипнул меня пониже спины.

— Бесишь меня. — выдохнула я парню в лицо и начала вствать с кровати.

Егор остановил меня за руку и повернул к себе, что бы я встретилась с его пугающе опасным взглядом.

— Куда собралась? Я ещё не поставил тебе оценочку за старания. — хитрым голосом отозвался он, медленно проводя пальцами по обнажённой руке.

Я тоже хитро улыбнулась и оказалась обратно на коленях у парня, быстро и жадно прильнув к мягким губам. Егор позволял брать инициативу в свои руки, целовать его самой, как никогда не делала этого раньше. Притянув парня за шею ближе к себе, я несколько раз обвела языком контур его губ и легонько прикусив нижнюю, заставив парня выдохнуть, сама проникла языком в его рот, начиная собственнически исследовать его.

Егор резко отстранившись, встряхнул головой, как бы прогоняя наваждение.

— Думаю, могу поставить тебе "отлично. — хрипло ответил он, неожиданно быстро завладев моими губами, заставив меня вскрикнуть. Меня захлестнула волна возбуждения. Он никогда не целовал меня так… Жёстко, грубо, сильно, со всей страстью и желанием.

Я старалась успеть за его языком, который вытворял просто невероятные вещи у меня во рту, заставляя забыть собственное имя.

Не отдавая отчёта своим действиям, я нашла край футболки парня и резко потянула вверх. К удивлению, Егор не останавливался, а, наоборот, помог снять с себя такую ненужную сейчас вещь и отбросил в сторону. Егор провёл языком по моей нижней губе и нежно её прикусил, заставив меня застонать.

В следующую секунду я была опрокинула на кровать, а горячее и возбуждённое тело парня оказалось крепко прижато ко мне сверху, расположившись между моих раздвинутых ног. Я очень сильно чувствовала его возбуждение, упирающееся в меня, через тонкую ткань домашних шорт и это просто сводило с ума. Егор резко дёрнулся бёдрами ко мне и я громко застонала, не сдерживая себя.

— Бл*ть. — ругнулся парень и ловким движением избавил меня от футболки, оставляя внушительный засос на шее.

Дрожащими пальцами я вцепилась в кромку ремня его джинс, заставив Егора задрожать.

В этот момент я совершенно не думала. Сознание унесло куда-то прочь, принося на его место возбуждение, которое просто сносило крышу. Между ног был пожар. Я хотела его так сильно, что аж больно.

— Ты девственница? — на секунду отстранившись от меня, хрипло прошептал парень, глядя прямо в глаза.

Я опешила от такого вопроса. Ответить я бы всё равно не смогла, так что просто кивнула. Больше всего я боялась, что он отстраниться от меня и скажет, что не хочет торопиться, но этого не произошло. Егор снова наклонился ко мне и нежно прошептал на ухо:

— Не бойся, малышка, я не сделаю тебе больно.

Он ласково и нежно начал целовать губы, заставляя просто плавиться в его объятиях, пока руки парня вовсю путешествовали по моему телу, осторожно и нежно поглаживая обнажённую кожу, посылая толпу мурашек и дрожь.

— Ты такая красивая… — тихо прошептал он, перебираясь губами на шею, так же нежно осыпая её поцелуями. Затем ключица… Левой рукой он осторожно расстегнул застёжку красного кружевного лифчика и продолжая целовать ключицу, опустил его вниз. Я застыла с приоткрытым ртом. Ни один парень не видел меня в таком виде. Это было столь интимно. Но я не боялась и не стеснялась своего вида. Я с придыханием наблюдала, как Егор голодным взглядом осматривает мою обнажённую грудь. Он осторожно взял меня за оба запястья и завёл мои руки вверх, сцепляя их в замок над головой. Я громко застонала, когда он сжал одну мою грудь, а вторую начал осыпать поцелуями. Я до боли начала кусать губу, чтобы не закричать от наслаждения, когда Егор начал посасывать мой сосок. Его левая рука медленно опустилась к животу и продвинулась дальше, останавливая между разведённых ног, прямо там, где я хотела его больше всего.

Переходя на другую грудь, Егор надавил большим пальцем в центр, заставив меня вскрикнуть, но не от боли.

— Одежда… — кое-как выдавила из себя я, сильнее кусая губы.

Отстранившись от меня, парень усмехнулся. И легонько поддев резинку моих шорт, опустил их к моим ногам. Следом за ними последовала вся наша одежда. Я захныкала от возбуждения, вонзая ногти в простыню.

Как в тумане, я видела, как Егор зубами разрывает маленькую упаковку и раскатывает презерватив пр своему члену. Я, как завороженная, наблюдала за ним, не в силах отвести глаз.

Егор наклонился близко ко мне и горячо поцеловал в губы, проникая в рот языком, а его рука уже лежит на влажном участке кожи между ног. Я излишне громко начала стонать, когда парень начал ласкать меня там пальцами. Пока его рука орудовала там внизу, он внимательно смотрел в мои глаза, внимательно следя за моими эмоциями и наслаждаясь реакцией.

— Егор… — не сдердиваясь, сквозь выступившие слёзы, простонала я, прогибаясь в спине, когда он аккуратно вошёл в меня одним пальцем. Я больше не могла терпеть и чувствовала, что нахожусь на пике. Егор, ещё раз заглянув мне в глаза, как бы спрашивая разрешения, положил обе руки по обе стороны от моей головы. Парень дёрнулся бёдрами ко мне и аккуратно вошёл. Я до крови прикусила губу, цепляясь за плечи Егора. Эмоции распирали изнутри и я не могла понять в этот момент больно мне или приятно. Наверное, сейчас больше первое. Егор бережно накрыл мои губы своими и продвинулся ближе, останавливаясь у мягкой преграды. Парень проник языком в мой рот, чтобы заглушить крик и резко дёрнулся, заполнив меня полностью. Из глаз начали катиться слёзы. Не то что мне было невыносимо больно, просто неприятно.

— Всё хорошо? — тихо спросил он.

— Дда…

Он снова нежно прикоснулся к моим покусанным губам и осторожно начал двигаться внутри меня.

— Дыши, маленькая…

Я и правда не поняла, что не дышала в тот момент. С каждым движением парня по телу начало развиваться приятное тепло, медленно заволакивая меня. Я уже не сдерживала стоны, которые непрерывно слетали с моих губ. Егор начал двигаться энергичнее и быстрее, покрывая моё тело внушительными засосами. С каждым новым толчком перед глазами начало мутнеть. Я с силой вцепилась в смятую простыню и мои стоны стали громче, сводя с ума Егора, который словно сорвался с цепи, начал бешено толкаться навстречу ко мне, вдавливая в самый матрас. Не выдержав, я закричала, когла на меня накатила горячая волна наслаждения. Ещё никогда я не ощущала своё тело таким. Веки начали слипаться, мокрые от пота волосы начали липнуть к телу, ладони тоже были влажные, тело тряслось, как в лихорадке. Последнее, что я помню с этой ночи — губы Егора, нежно целующие каждый миллиметр моего тела и его слова "я люблю тебя".

Когда я проснулась, на часах было половина одиннадцатого. Всё ещё закрытыми глазами я начала водить рукой по кровати. В руку попалась какая-то бумажка. Я вмиг открыла глаза и удобнее уселась на кровати.

"Ты так мило спала, что я не хотел тебя будить. Не напридумывай себе лишнего. У нас всё хорошо и я тебя люблю."

Я улыбнулась во весь рот и как ненормальная принялась целовать записку. Всё просто идеально, лучше и быть не может. Совершенно счастливая я рухнула на кровать и проспала до самого утра.

Проснулась я в совершенно идеальном настроении. Впервые за долгое время я размышляла, что же надеть. Включив громкую музыку, настежь распахнула шкаф и где-то десять минут там ковырялась. Я достала из недр шкафа мою любимую мини-юбку и, немножко подержав в руках, сразу же отбросила в сторону. Нет! Я вчера в ней была, будет глупо. И тут мне в голову пришла блестящая идея.

Я начала поспешно перебирать вешалки, и через некоторое время на моей кровати лежало красное облегающее платье из мягкой ткани до середины бедра. Его фишка заключалась именно в простоте. На нём вообще не было ничего лишнего. Да и не выглядело оно празднично или нарядно. Самое обычное повседневное платье. Мы с мамой купили его недавно, буквально месяц назад. Вещь сидела на мне просто идеально, облегая всё тело и особенно подчёркивая все прелести фигуры. Немножко прикрутила волосы, сделала макияж в стиле смокки-айс и дополнила весь образ чёрными короткими ботинками на толстой подошве. Последний раз взглянув на себя в зеркало, с довольной улыбкой я вышла из дома.

Как только я зашла в огромное здание, настроение сразу испортились. Мне позвонил Егор и сказал, что не будет в школе по семейным обстоятельствам, а также грозила контрольная по математике. Я не позволила себе окончательно раскиснуть и нехотя поплелась к ненавистному кабинету.

Не задумываясь, я плюхнулась на рядом с Настей Мироновой — заслуженной пятёрочницей 11 класса с самого первого дня учёбы(по Машкиным рассказам). На вид девушка была даже симпатичной, если бы не её ужасная повседневная причёска. Она закручивала свои шоколадные волосы в очень низкий пучок, тем самым прибавляя своему возрасту лет так десять.

Настя перестала копошиться в своей сумке и повернула ко мне своё лицо. Девушка уже было хотела что-то сказать, но не успела. К нам подошла Дина Туманова.

— Слышь, Погодина, совесть имей, я тут уже неделю назад занимала. — грубо бросила она и с вызовом посмотрела на меня.

— Кто не успел, тот опоздал. — издевательски улыбнулась я.

— Она…первая. — еле слышным голосом вымолвила Миронова.

Я сжала зубы и резко встала, чуть не опрокинув парту. Начала оглядываться, нервно покусывая нижнюю губу, и остановилась на последней парте. О! Щяс посмотрим кто что занимал.

Я аккуратно уселась на стул возле Костика Макарова и, подперев подбородок кулаком, уставилась ему прямо в глаза.

— Слушай, Костик, у меня тут сегодня вечер свободный, может сходим куда-нибудь? — достаточно громко ласково промурлыкала я, бросая незаметные взгляды на Дину, которая таращилась на нас во все свои огромные глаза.

Костик мгновенно всё понял и умильно улыбнулся.

— Конечно, можно в клуб один сходить, недавно открылся… — глядя только на меня, подхватил Макаров.

А если бы ничего не понял, выглядела бы сейчас, как полная дура.

Динка вскочила с места и зверем бросилась в нашу сторону.

— Ты не офигела случайно, а? Тебе своих парней мало? Свалила отсюда быстро! — на весь класс рявкнула она.

Я охотно встала и, смешно подняв руки вверх, заняла своё прежнее место с Настей Мироновой. Я хихикнула и отвернулась.

На протяжении всего урока я просто не могла найти себе места, хоть и списала очень удачно. Меня то и дело сверлил взглядом Андрей.

Как и следовало бы сделать, я ни капли не реагировала, но не очень комфортно, когда тебе, не отрываясь, смотрят в затылок. На большой перемене мы всё-таки пересеклись. Как ни странно, я даже не пыталась его избегать.

— Марина, — он на бегу схватил меня за руку и повернул к себе. — Я хотел…

Я сложила руки на груди и ядовито усмехнулась.

— Извиниться? — я наигранно округлила глаза. — Хм… О чём это я? Ты ведь никогда такого слова не слышал.

— Ты сама виновата. — пропустив мои слова мимо ушей, как-то не очень вежливо высказался парень.

— А интересно в чём? Может я пыталась тебя поцеловать? Приставала, да? — тем де тоном продолжила я.

— Выглядишь, как дура. — он насмешливо усмехнулся.

Я стала красной, как помидор. И сама не заметила, как руки начали постепенно сжиматься в кулаки.

— Мне на тебя смотреть противно, аж тошнит. — прошипела я ему прямо в лицо.

Он снова насмешливо усмехнулся, что привело меня в ещё большую злость.

— Я тебя не понимаю. Ты встречаешься с Егором, но я же вижу, что я тебе нравлюсь. Может ты определишься, наконец, кто тебе нужен? — резко, со злостью в голоса чуть ли не выкрикнул Андрей.

Теперь уже насмешливо усмехнулась я.

— Так вот в чём дело. Знаешь что, Софийский? — я подошла к нему ближе и ткнула пальцем ему в грудь. — Да мне плевать на тебя понял? Плевать! А Егора я люблю. Так что ты для меня просто пустое место. Гуляй! — я махнула рукой и, развернувшись, гордо удалилась. Парень не стал меня останавливать или догонять, что однозначно было мне на руку.

Ещё никогда я не чувствовала себя настолько злой. И сейчас я ни капли не жалела, что так грубо обошлась с парнем. Он сам виноват. Какая муха его укусила?

Нравлюсь?!

Идиот! Да всё это время на него никакого внимания не обращала, неужели он не видит? Боже, за что мне весь этот бред? Может хоть после настолько прямых и откровенных слов этому придурку, наконец, дойдёт, что мне на его фиолетово.

Когда моя жизнь вообще станет нормальной? А станет ли вообще?

***

На свободной перемене я как всегда коротала время в библиотеке. Егор постоянно пропадал на своих репетициях, так что приходилось довольствоваться поэзией.

Ко мне подошла учительница физики. Самым настоящим чудом было то, что она подошла совершенно спокойно без каких-либо возгласов: "Погодина, а ну-ка сюда!", " Встань, когда с тобой взрослые разговаривают".

— Встань, когда с тобой взрослые разговаривают.

Мда… Рано радовалась.

Я медленно встала и устремила на Гитлера в юбке своё задумчивое и в тоже время выражающее скуку лицо.

Она положила на стол чёрный смартфон.

— Передашь Калинину, он в кабинете сегодня забыл.

Пока я обдумывала ответ, гордая фигура уже начала удаляться. Я бросила быстрый взгляд на мобильник, лежащий на столе и ухмыльнулась. А почему бы и нет? Я осторожно взяла айфон в руки.

С одной стороны мне было не очень приятно, ведь нехорошо шариться по чужим телефонам, а с другой — он же мой парень, чего ему там прятать? Но всё же… Я уже было собиралась положить телефон на место, но в данный момент просто не смогла оторвать взгляд от экрана.

Последняя смс-ка, отправленная с его телефона — "Не забудь попрощаться с семьёй". Она приходила на мой телефон пару часов назад. Пальцы рук мгновенно онемели и мобильник просто покатился по полу. Я думала, что сейчас разрыдаясь, но слёз не было совсем. Весь этот мир сразу же приобрёл серый оттенок. Всё это выглядело таким реальным, но в глубине души я кричала, кричала, как никогда: "Это всё сон, сон!"

— Вот она правда… — застывшими уголками губ прошептала я, убивая своё сознание.

Но почему я говорю это так спокойно? То, что я чувствовала, всё больше походило на удивление, которое всё росло и росло, всё сильнее захватывало меня.

В голове беспорядочно роились мысли и их постоянно прерывали эти слова: "Вот она правда…".

Вот во входную дверь входят ученики, библиотекарь читает один и тот же журнал, сидя в уютном кресле-качалке, еле слышно играет спокойная расслабляющая музыка. Всё как всегда. Но разве это возможно? Почему не рухнули стены? Почему всё выглядит таким реальным?

Потому, что это и есть реальность, идиотка! — всплыла убийственная мысль в моей голове.

— Марина!

Я, казалось, проснулась и заставила себя повернуть голову на такой знакомый и в тоже время такой далёкий для меня голос.

Егор взглянул сначала на меня, а потом на свой телефон, лежащий у моих ног.

— Я его весь день ищу, а ты где его нашла? — поднимая телефон, совершенно спокойно спросил парень.

Как он может так спокойно на меня смотреть? Я не могла сказать ни слова. Губы не хотели слушаться, а слов просто не было. Они закончились. У меня шок! Самый настоящий шок. Я не могу на него смотреть, не могу!

Оттолкнув Егора, я выбежала из библиотеки. Чудом было то, что ноги меня послушались. Стоя рядом с парнем, я думала, что они приросли к полу.

Уже спустя некоторое время я лежала на кровати у себя в комнате и рыдала уже в третью подушку, потому что две предыдущих закончились, как после стирки.

Даже судя по обстоятельствам я всё ещё не верила, что это происходит со мной. Наверное, проблема была в том, что я просто не хотела это принять, то и дело отталкивая от себя правду, как назойливую муху. Принять всё, как есть было тем же, что спрыгнуть со скалы в ледяной океан. Но сердце мне продсказывало, что это ощущение было бы гораздо приятнее. В голове то и дело крутился только один вопрос, не дававший мне покоя ни на секунду.

За что?

Мне уже было плевать на чувства, и так ясно, что они были искусственными. Боже, как же сложно и больно это произносить! Неужели всё это было ложью? Но зачем? Какой смысл? Если бы он хотел меня убить, то сделал бы это давным давно.

У него была куча удобных случаев. У той же самой заброшенной церкви, где бы меня сто лет не нашли. Так почему он этого не сделал? К чему эти нежности? К чему забота? К чему вся эта любовь? К чему эти угрозы, если шанс был так близок? Чего он добивается? Что я ему сделала? Небытие… Оно хуже страха, хуже всего.

Я посмотрела на телефон. Двадцать пропущенных от Егора.

В комнату как всегда без стука вошёл Паша. Я уже было открыла рот, что бы его выгнать, но не успела.

— К тебе Егор пришёл. — буркнул он и направился к двери.

Я спрыгнула с кровати и изо всех сил вцепилась ему в рукав рубашки.

— Скажи, что мне плохо, что меня вообще нет дома, пожалуйста. — умоляла я.

— Ненормальная. — высказался Паша, вырывая свою руку из моих цепких пальцев и вышел из комнаты.

Всё-таки он хороший брат, сразу всё понял. Вообще-то в моём случае я должна была выйти к Егору и всё высказать, но я боялась. Боялась посмотреть ему в глаза, хотя всё должно быть наоборот.

Я ненароком посмотрела в зеркало и ужаснулась. Это была не я. Сквозь зеркальное стекло на меня смотрела незнакомка со спутанными, растрёпанными волосами, с разводами от туши на невероятно бледных щеках и с таким же бледным, как у статуи, лицом.

А ведь история повторяется. Меня снова предал самый близкий мне человек. Когда я переехала в Москву, поняла, что никто и никогда не сможет меня обмануть. Поняла, что смогу отличить ложь от правды. Какая же я дура! Доверчивая идиотка! А я ведь его полюбила, полюбила, как никогда в своей никчёмной и полной обмана жизни. Я, наконец-то, поняла, что нашла свою вторую половинку. И чем это закончилось? Ложь. Вокруг меня одна ложь. Чем я заслужила всё это?

***

— Сейчас, иду! — крикнула я и побежала открывать дверь.

— Привет. — как-то неуверенно поздоровалась Кира.

— Ааа… Паши нет. — я прикусила нижнюю губу.

Она замялась, перебирая пуговицы на пальто.

— Вообще-то я к тебе, Марин. Впустишь?

— Эм… Проходи.

Пока она снимала с себя верхнюю одежду и ботинки, я обдумывала её слова.

— Пошли в мою комнату.

— А это что такое? — восторженно поинтересовалась девушка, показывая пальцем на деревянный стол в прихожей.

Мда, вещица та ещё. Небольшой столик в меньшую половину моего роста из настоящего красного дерева. А вот изюминкой этого шедевра были четыре самых настоящих ножа, торчащих из боковой стороны столика. Выглядит, если честно устрашающе. Но разве папу переубедишь? Он эту хрень у одного китайца в Пекине отжал. Говорит, что влюбился с первого взгляда. Он от таких вещей тащится. Хоть за тысячу баксов, но купит. Вот это изображение искусства стоило пятьсот долларов. У мамы чуть нервный срыв не случился, когда папа ей цену сказал.

— Да так, сувенир. — отмахнулась я.

Я зашла в комнату и села на край кровати, сложив руки на коленях.

— Ты ведь не просто так пришла так ведь? — вглядываясь в её растерянные глаза, спросила я.

Девушка вздохнула и села напротив меня.

— Меня Егор попросил. Ты не подумай ничего плохого, просто он не понимает, что с тобой произошло. Ты не отвечаешь на звонки, не ходишь в школу. Что не так?

Я до боли прикусила нижнюю губу, стараясь не разреветься, как последняя дура. Но больше во мне перевешивало другое чувство — злость. Злость не только на него, на всех, даже на себя. Какой смысл ему строить из себя передивающего, если я обо всём знаю?

И я рассказала ей всё. Какой смысл сейчас скрывать. В конце всей истории Кира посмотрела на меня, как на сумасшедшую.

— А я думала, ты его любишь. Какая же ты всё-таки дура, Погодина.

Я так и застыла с открытым ртом и расширенными глазами. Такой реакции я точно от неё не ожидала.

— Я не понимаю, что ты…

— Если бы ты была умной, то поняла бы, что это уловка, дура. Я знаю Егора с пяти лет. Он бы никогда так не поступил. Да и зачем ему тебе угрожать?

— Что значит уловка? — пропустив её последние слова мимо ушей, прошептала я.

Теперь в её взгляде читалась тревога и даже какой-то страх.

— Мне кажется, что все эти угрозы более серьёзны, чем ты думаешь. Давай рассуждать логически. Допустим, кто-то хочет тебя убить. Да не пугайся ты так, — увидев моё перепуганное лицо, заверила Кира. — это просто предположение. Егор постоянно с тобой, поэтому твоему "тайному поклоннику" практически нереально к тебе подобраться. У него есть только один выход — рассорить вас. Он каким-то незаметным образом ворует у Егора телефон, отправляет с его второй симки сообщение, затем оставляет как бы забытым в каком-нибудь классе. Кто-то его находит, просит тебя, тоесть девушке Егора, передать ему. Ты шаришься там, что говорит о том, что этот человек хорошо тебя знает, находишь смс-ку. Вы ссоритесь и ему выпадает куча шансов разобраться с тобой. Ну, и каков главный итог?

— Ты Шерлок Холмс. — на одном дыхании выпалила я.

Она бросила на меня озадаченный взгляд.

— Что? Да нет же…хотя… И правда… Ладно, главный итог — твой "друг" учится в нашей школе, а может даже и в классе или в параллельных.

Сказать, что я была удивлена? Да я была в шоке. Меня переполняли самые разные чувства. Во-первых радость и облегчение. Егор не виноват. Это я была дурой, самой настоящей дурой. Я позвоню ему прямо сейчас. Нет! Сейчас нельзя, надо во всём разобраться. Не каждый день узнаёшь, что у тебя есть очень даже серьёзный "тайный поклонник".

— Знаешь, а ведь его план мог запросто провалиться много раз. — подала голос Кира.

— Всмысле? — не очень поняла я.

— Ну, телефон могли спокойно передать самому Егору. Или, например, ты бы не добралась до смс-ок, когда он пришёл. Какой-то не очень умный и рассчётливый этот "мститель". Это точно парень. Девчонка бы так не проссчиталась. — как-то задумчиво проговорила девушка.

Я хмыкнула в кулак.

— А я наоборот думала, что это девушка. Парень бы не стал опускаться до таких тупых угроз.

— Это тебе они кажутся тупыми. Можёт всё было заранее продумано. А кто тебе телефон передал? — с интересом спросила Кира.

— Ааа…физичка. — ответила я и неожиданно для себя рассмеялась.

— А мы ещё ломаем голову над тем, кто хочет тебя убить. — тоже со смехом высказалась девушка.

Я перестала смеяться и приняла серьёзный вид.

— Я ничего не понимаю. Я в этой школе всего пару месяцев и уже нажила себе врагов. — я с задумчивым видом смотрела куда-то в окно.

— Мы как-нибудь разберёмся с этим. — Кира положила свою руку мне на колено и улыбнулась. — Мне уже нужно идти. Главное, не выходи пока из дома, поняла?

Я кивнула и встала с кровати.

— Я пока позвоню Егору, заодно и извинюсь.

Когда Кира ушла, я ещё долго не могла прийти в себя. Мне было страшно, очень страшно. Я даже боялась открыть дверь и выйти на улицу.

Где-то в глубине подсознания я находила всему этому объяснение, но ответ постоянно расплывался, ускользая от меня.

Практически под ухом запиликал телефон, от звука которого я чуть не подпрыгнула. Два голосовых сообщения.

"Доченька, мы приедем уже сегодня. Я надеюсь, вы не сожгли дом?"

А второе сообщения было от Егора.

"Я знаю, что ты упрямая и никогда не возьмёшь трубку, так что отправляю тебе голосовое. Я, наконец, нашёл причину твоего внезапного странного поведения. Я, чёрт возьми, даже поверить не могу, что ты могла подумать обо мне такой бред, Погодина. Я не знаю, как та смс оказалась у меня в телефоне. Я клянусь тебе, что потерял его. Я сейчас к тебе приеду, и только попробуй не открыть мне дверь".

Я сама не заметила, как губы растягиваются в какой-то детской идиотской улыбке.

Через пару минут в дверь позвонили.

Ребята, до финала книги осталась всего одна прода. Поддержите роман своими звёздочками. Пишите в комментариях каким вы видите финал книги. Как вы думаете, кто Маринин "тайный поклонник"? Мне очень интересно увидеть ваши мнения. И, конечно же, с предстоящим 8 марта, дорогие девчонки! Люблю!

Грехи отца

— А…ты как тут… — пробормотала я, глядя на Андрея озадаченным взглядом.

— Хотел с тобой поговорить. Это очень важно.

Ещё буквально полминуты я просто разглядывала его, как будто виду впервые.

— Ой, извини. — спохватилась я. — Проходи.

Я пропустила парня в дом и встала напротив него, нервно теребя рукав кофты. С ним я заметно нервничала. Всё-таки наш последний разговор не очень приятно закончился. Надеюсь, Андрей опять не закатит свою шарманку про любовь. Да и выглядит он довольно серьёзным. Интересно, что ему от меня понадобилось?

— Ты одна в доме? — оглядываясь по сторонам, спросил парень.

— Всмысле? — я нахмурила брови. — Тебе зачем?

Софийский подоброму засмеялся.

— Ты так на меня посмотрела, будто я пришёл тебя убить.

Я фыркнула. Мда, сравнение просто офигенное, особенно в свете последних событий.

— Так о чём ты…

— Марина, отойди от него! — неожиданно крикнул невесть

откуда взявшийся Егор.

Я попыталась повернуть голову в сторону своего парня, но в секунду была крепко прижата к твёрдому телу, а на виске я почувствовала прикосновение чего-то тяжёлого и холодного. Лишь мгновение дало мне понять, что это был…пистолет. Мысли перемешались за долю секунды. Я больше не могла здраво рассуждать из-за переполнившего меня страха, который завладел каждой жилочкой тела. Я могла видеть своими округлившимися глазами Егора, который так и застыл ч дверях. Его глаза были полным отражением моих. Только в отличие от них, в глазах Егора горел животный страх отнюдь не за себя самого.

— Сделаешь хотя бы шаг и я ей голову прострелю, понял? — рявкнул Андрей прямо над моим ухом. — Как же вы двое меня достали. Я уже начал предполагать, что вы не можете существовать по отдельности. Ну почему ты не дашь мне её спокойно прикончить, а? — даже с какой-то грустью уже совершенно нормальным голосом обратился он к Егору.

По лицу последнего было отчётливо видно, что он смотрит только на меня, переводя глаза с пистолета на моё перепуганное лицо.

Я до сих пор не могла поверить во всё происхолящее. Этого просто не могло быть. За что Андрею меня убивать? Что я сделала? Я всем сердцем надеялась, что сейчас откуда ни возьмись выбегут люди и под громкие оплодисменты подарят нам цветы.

— Она не виновата, ты ведь сам это знаешь. — пытаясь сделать шаг, но вовремя остановившись, практически прошептал Егор, всё ещё глядя на меня. — Остановись пока не поздно.

К нашему общему удивлению Андрей беззаботно рассмеялся.

Господи, он псих! Самый настоящий псих!

— До чего же ты сейчас глупо выглядишь. Может тебе священником стать, а, Калинин? У тебя, кстати, неплохо получается. Будешь мне морали читать? А тебе знакомо такое выражение: "за грехи отца расплачиваются дети"? Пристрелить её папашу было бы скучно, признай. А вот она — он ещё крепче прижал курок к моему виску, заставив вскрикнуть. — другое дело. Как думаешь, какого будет папочке застать любимую доченьку с размазанными по полу мозгами. — он засмеялся тем же ироничным смехом.

Слёзы ручьём брызгнули из глаз. Я уже не могла сдерживать эмоции. Почему-то я была полностью уверена в правдивости его слов. ЗА ЧТО???

— Ты псих. — с отвращением повторил Егор мои недавние мысли, сжимая кулаки.

— Я всего лишь реалист. А ты, Мариночка, наверное, ломаешь голову, о чём они говорят, да? Тебе ведь твои родители не всё рассказали. А рассказывали про бизнесмена, чьё место занял твой отец? Рассказывали, что он сбросился с крыши, потому что эта работа была делом его жизни? Рассказывали о сыне, который остался сиротой из-за твоего папаши? Рассказывали? Рассказывали? — громче с ненавистью в каждом слове орал он, всё крепче сжимая хватку у моего горла.

Я закричала, бешеный поток слёз просто заливал глаза.

Егор был белее мела. Я понимала его сейчас, его состояние. Безысходность… Он не может мне помочь и должен смотреть, как я страдаю. Это хуже любой боли, ему сейчас даже хуже, чем мне.

И только после слов Софийского у меня просветлело перед глазами. Тот разговор родителей в их спальне — вот, что я пыталась вспомнить так долго, но никак не могла. Вот, что значит вся эта игра в любовь.

С самого начала Андрей хотел отдалить меня от Егора, но оно даже представить не мог, насколько мы любим друг друга.

— Тебя же посадят. Ты сдохнешь в тюрьме. Её отец позаботиться, чтобы ты оттуда до конца своей жалкой никчёмной жизни не вышел. — выплёвывая каждое слово, процедил Егор.

— А ты думал, я прикончу её и сразу сдамся ментам? Допустим, в довольно богатый дом забрались грабители. Там оказались дочка с её парнем. Они решили вызвать полицию и те избавились от свидетелей. Ну как, правдоподобно?

Я беззвучно заплакала ещё сильнее. Он убьёт нас и останется безнаказанным. Но, как ни странно, в последние минуты жизни, я не думала о смерти. Я думала о Егоре, о человеке, который стал моей второй половинкой, который поселился в моём сердце навсегда. И он умрёт из-за меня. Я втянула его в это, я подписала нам двоим смертный приговор, если бы я только не рассказала о тех угрозах…

А Кира… Она не поверит в эту историю с грабителями. Она знает обо всём и докопается до правды. А когда докопается… Я даже не хочу думать об этом.

Маша… Я так и не рассказала ей об этом, я просто не смогла дозвониться. Она так и не узнает, что со мной случилось. Будет думать, что нас убили грабители. Ну и пусть… Очень дорогой мне человек будет в безопасности. Господи, я ведь даже не сказала ей "прощай". Мы столько всего не успели. Мы не встретили вместе Новый год, не получили вместе выпускные дипломы. Мы… Нет! Это так больно! Каждая мысль до невыносимой боли сжимает сердце.

Я не сказала "прощай" своей лучшей подруге. Я не сказала "прощай" своим родным. Я столько всего им не сказала. Я так и не сказала Паше каким он был хорошим братом. Пускай, иногда был просто невыносимым, но так хорошо умел поднимать настроение. И только в эту минуту я поняла, как сильно буду скучать по нему, по всем.

Я никогда не забуду самую красивую и жизнерадостную маму, очень строгого, но такого любимого парочку и такого милого маленького Фила. Он сейчас спит, как маленький ангелочек в своей кроватке. Он спит и даже не подозревает, что больше никогда не увидит свою сестру. А я ведь так и не увидела, как он идёт в школу, даже не заметила как он вырос, попросту не обращала на это внимания. Я была плохой сестрой, была плохой дочерью. Им всем будет лучше без меня.

Господи, что я несу?! Это не прощение! Я. Не. Хочу. Умирать. Не хочу!

Неожиданно для самой себя я изо всех сил вцепилась зубами в руку Андрея, которая сжимала моё горло и наступила ему на ногу. Всё произошло очень быстро, как будто молния пронеслась перед глазами. Егор как-то сумел оттолкнуть меня в сторону. Причём, удар был настолько сильный, что я не удержалась на ногах. Я не видела, что происходило между Егором и Андреем, вообще ничего не видела, как будто в секунду наступила ночь.

Я не поняла, что произошло, чувствовала очень сильную и пронзительную боль в области живота, затем боль пронзила всё тело, что хотелось кричать. По бёдрам начали стекать огромные капли чего-то жидкого и горячего. Кровь… Но как… Я больше не могла думать, не могла видеть ничего, кроме чёрной мгоы перед собой.

Выстрел…

***

Вокруг меня была кромешная тьма. Ни один мускул не хотел двигаться, я вообще не чувствовала своего тела. Значит, это и есть смерть? Тогда почему я могу думать?

— С ней всё будет хорошо?

— Думаю, страшное позади.

Читай на Книгоед.нет

Голоса. В моей голове. Они кажутся такими реальными, и один голос такой знакомый, только я никак не могу понять, где же я его слышала.

Внезапно туман перед глазами начал рассеиваться и в глаза сразу же ударил ослепительно яркий свет. Я могу видеть! Передо мной практически всё было белого цвета. Белый потолок, белые стены, белый цвет прямо резал глаза. Интересно, где это я? Может это рай? Хаха, рай пахнет таблетками и спиртом.

Таблетки и спирт?! Больница! А как я оказалась в больнице? В памяти была огромная чёрная пропасть. Я попыталась подняться, но резкая боль в области живота пронзила тело, заставив громко вкрикнуть.

Высокая красивая женщина лет так тридцати восьми подбежала ко мне и, присев на колени перед кроватью, со слезами на глазах сжала мою руку.

— Она очнулась! — повернув голову в сторону какого-то мужчины в белом халате, радостно воскликнула она.

— Ааа…вы кто? — растерянно прошептала я.

Женщина спрятала лицо в ладонях и зарыдала.

— Вы де сказали, что ничего такого не должно быть.

Мужчина подошёл к ней и взял за руку.

— Успокойтесь, пожалуйста. Девочка только очнулась, у неё постравматический шок, но это пройдёт.

Я вгляделась в этих двоих и ничего не могла понять. О чём они говорят? Что со мной случилось? И почему эта женщина кажется мне такой знакомый? Я ещё глубже вгляделась в неё. Очень красивая, стройная, с тёмными шелковистыми волосами.

У меня такие же волосы и глаза те же — золотисто-карие. Мама… Это моя мама! И тут воспоминания свалились на меня, как ведро воды на голову. Нет. Как будто весь океан плюхнулся сверху. Андрей, который пытался меня убить. Егор, который оттолкнул. А ещё был выстрел…

— Егор! — выкрикнула я и попыталась встать с кровати, но острая боль не позволила. — Что произошло в доме?

Мама подняла голову и начала нервно гладить меня по волосам.

— Милая, успокойся, тебе…

— Мама! — крикнула я, чувствуя, что от волнения кровь в жилах начинает закипать. — Что произошло.

— Егор убил того мальчика. — резко выбросила мама.

Пару минут в палате стояла мёртвая тишина. Я очень медленно переваривала её слова и не могла поверить в их смысл. Егор убил… Тогда…

— Это была самооборона, Марина. — отогнала от меня страшные мысли мама. — Ему ничего за это не будет. Но ему тоже досталось. У этого мальчика с собой был ещё нож.

Кажется, тогда я просто перестала дышать. Он… Нож… Слёзы водопадом потекли по щекам. С ним всё должно быть хорошо. С ним должно быть всё хорошо, иначе я просто не смогу жить.

— Марина… — прошептала мама, заметив мои слёзы, и тоже начала плакать. — Мариночка, доченька, с ним всё будет хорошо, слышишь? Врачи вовремя приехали. Он в реанимации сейчас, но состояние стабильное.

Её слова, как груз с плеч. Всё хорошо… Он выберется. Он сделает это ради меня, иначе нельзя, я не смогу его потерять. Он защищал меня. Может я сука, но мне совершенно не было жаль Андрея, который погиб. Он заслужил смерть, как бы страшно это не звучало. А в другом случае ему бы грозила тюрьма, но мне кажется, это даже хуже, чем смерть. Какая жизнь без свободы?

— А ты…

— Что я? — оьеспокоенно спросила я.

— Когда Егор тебя оттолкнул, ты напоролась на папин столик. Твоя рана оказалась гораздо серьёзней Егора. Ты потеряла огромное количество крови. Твой отец стал донором по перелливанию.

— её губы дрожали от слёз.

— Как он?

Она не выдержала и разрыдалась.

— Как он? Марина, ты чуть не умерла, ты понимаешь? И ты ещё спрашиваешь о состоянии отца? — мама кричала, и мне сразу стало понятно, что у неё настоящая истерика.

— Мамочка. — я крепко прижала её к себе. — Со мной всё хорошо, мамочка. Я люблю тебя, тебя и папу и всех вас. Всё хорошо…

И только тогда я поняла, что моя жизнь больше никогда не будет прежней.

Вот и закончилась история Марины и Егора. Тоесть, история продолжается, но уже за рамками книги. Позже я выложу эпилог, где расскажу и о жизни других героев книги.

Всем, кому интересно, история была написана уже давно по просьбе моей лучшей подруги. Нынешний роман подкорректированный и в нём удалены некоторые части глав и добавлены новые. Имена главных героев тоже придумывала моя подруга. Изначально это должны были быть Даша и Киррил.

Я очень благодарна всем, кто был со мной на протяжении этого долгого пути. Мне было бы очень приятно, если бы вы поддержали роман своими звёздочками. Я бы знала, что история написана не зря.

Всем кому понравился роман "Школьница" я делаю приятный сюрприз. Уже пишется книга о истории любви Киры и Паши в жанре современный любовный роман и подростковая проза. Ищите роман "Мой смысл жизни" на странице автора и желательно подписывайтесь, чтобы узнавать последние новости. Люблю всех!

Бонусная глава 1

— Только меня волнует предстоящий выпускной? — уже в который раз разрывается наша классная, обходя класс по наверное сотому кругу. — Вы хоть что-нибудь делать собираетесь?

Пфф, хороший вопрос. Конечно нет. Всем начхать. Тоесть, до самого выпускного нам, конечно же, есть дело, всё-таки окончание школы, а вот до его организации нет. Пускай этим наши горячо любимые учителя занимаются.

— Ууу… — протяжно завыл класс на последний вопрос Лариски.

Женщина тяжело выдохнула и, казалось, сейчас начнёт дышать, как огнедышащий дракон. Мне её даже жалко как-то стало. Всё таки хорошенько мы потрепали ей нервы за два годика. Наверное, единственное, что её безмерно успокаивает, это то, что мы через пару недель свалим из этой школы и наши рожи ей будут сниться в худших кошмарах. Это можно сказать обо всех учителях. Наш класс ненавидели все, начиная с директора и заканчивая учителем физкультуры. Может всё дело в природном идиотизме большей части нашего класса и позорного позора перед учителями других школ на открытых уроках или аура у нас такая: бесящая. А ещё мы занимаем почётное одиннадцатое место из одиннадцати классов по успеваемости. Даже такие отличницы, как Кира, Маша и та же Настя Миронова не смогли вытащить наш класс из этого болота. Да и вряд ли бы его что-нибудь вытащило, потому как почти все ученики окончательно забросили учёбу в выпускном классе. Да и зачем учиться, если место в универе, а потом и в родительской фирме им гарантировано. Но зато младшие классы навсегда запомнят наши надписи на стенах всей школы, клички учителей, которые придумали то же мы, ну и многое другое. В любом случае наш бесшабашенный класс станет легендой этой школы.

— Ну тогда никто и не идёт в поход перед выпускным, — пожала плечами классная, садясь обратно за стол и включая телефон, тем самым показывая, что больше тратить на нас время она не намерена.

Слово "поход" подействовало на нас точно так же, как котлета для сидящего без еды кота. И началось…

— А я могу придумать сценарий!

— Я петь умею…

— Я танцевать…

— А я лучше танцую…

— Да тебе только в туалете петь, я покорю всех…

— Да ты… Да пошла ПИП….

Одна я сидела на последней парте и лениво наблюдала за всем этим разбушевавшимся зверятником.

— Так тихо! — прямо как наша повариха рявкает на первашек, недоедавших еду, заорала Лариска. — Все обязанности распределяйте сами между собой, а потом староста принесёт мне готовый сценарий. Насчёт похода. Поход будет через неделю, ровно за неделю до выпускного. Я с вами не иду, — и такая широченная улыбка, хоть и спрятаная в кулаке. — С вами идёт Фёдор Леонтьевич.

Шо тут был за гул! Лариска еле их заткнула, пригрозив, что похода вообще не будет. Фёдор Леонтьевич? Да ну нах! Эта ходячая пародия на Господа Бога пойдёт с нами в поход? Да мы ж там будем, как в закрытом пансионате. Чипсы, сухарики, пиво и другую вредную еду с собой не брать. Картошка, тушонка, хлебушек, макароны и водичку. В воду не лезть, если друг друга не потопите, то сами утопитесь. Всем держаться возле моей руки, а то заблудитесь, а мне потом вас по всему лесу искать. Смартфоны с собой не брать, в крайнем случае кнопочные, чтобы звонить родителям и бла бла бла и так до бесконечности. Короче за час он так сожрёт нам мозги, что кто-нибудь его прибьёт. Да мы и одного урока информатики с ним выдержать не можем. Хотя, преимущества всё-таки есть. Нужно просто задать ему совсем обычный вопрос не по теме и в конечном счёте мы с байтов и битов можем перейти к тому сколько стоила корова в девятнадцатом веке. Так что пока он будет нести свой бред мы последние парты могут хорошенько вздремнуть.

— А теперь можете вали… Кхм, идти домой. До свидания, — по её лицу было видно, что она так и хочет добавить "мелкие уроды, испортившие мне жизнь". Ну наконец-то хоть домой. На улице идеальная погода, практически летняя, как и последние недели. Мы с Машкой выходим на школьное крыльцо и буквально пару минут просто стоим, смешно подставляя лица солнцу и смеёмся. Прошло уже четыре месяца после возвращения любимой подруги из Швейцарии, а я до сих пор скучаю по ней, даже когда мы расстаёмся хоть на пару часов.

— Лучше б это солнце всегда светило, а то до начала апреля снег валил, — запричитала подруга, доставая из кармана телефон с пришедшим сообщением.

Ага, я б тоже снег ненавидела, если бы со мной такое произошло. Как только Машка рассказала мне свою историю, что с ней случилось в Швейцарии, я была в полнейшем ауте. Это был приключенческий фильм, комедия, мелодрама, боевик, трагедия, смешанные вместе. Короче я поняла, что живу самой скучной жизнью на планете. Даже то, что произошло со мной перед Новым годом не сможет тягаться с Машкиной историей. Но это время я старалась забыть и больше никогда не вспоминать. Мне действительно нужно жить дальше и забыть то ужасное утро, когда меня чуть не убил одноклассник.

— Ты побледнела, — с Машкиного лица тоже сошла улыбка, которая была на её лице, пока она что-то увлечённо печатала на телефоне. Наверняка её любимый пишет.

— Вспомнила кое-что, — отмахнулась я, прикусывая губу.

— Щяс, подожди минутку, — Машка приняла входящий вызов на своём телефоне. — Да я возле школы, уже домой иду. На такси сама доеду. Точно доеду, не надо меня забирать, ты прям уже как папочка, Дэнька. Ой, напугал, — она смеётся, откидывая блондинистые волосы назад. — Всё, пошёл лесом, бесишь меня. Прикинь, — это уже ко мне, когда её телефон исчезает в заднем кармане светлых джинс, — меня грозились отлупить ремнём.

Мы заразительно хохочем.

— Ну тебя хотя бы грозились, а я уже испытывала это на себе.

Дааа, до сих пор помню, как мы с Кирой напились(ну это случайно получилось, мы смотрели фильм и нам стало грустно, вот и решили выпить по стаканчику, ну а дальше… Маринку понесло, ну и Киру вместе с ней), спиздили Пашкину машину и решили покататься по городу. Короче, всё закончилось тем, что мы врезались в дерево, убив любимую машинку братишки. Ну зато вы бы видели лицо братика, когда он увидел свою малышку. И если меня позорно отлупили ремнём прямо в машине Егора, то Кира так легко не отделалась. Я то хоть сразу сдалась на милость, а вот Казанцева решила удрать и Пашка около десяти минут гонялся за зовущей на помощь блондинкой по всей трассе. Ох, как я пополнила свой словарный запас крепким матом. Ну и в итоге Кирочку просто закинули на плечо и закинули в такси. Я не знаю, что он с ней делал, но на следущее утро она пришла в школу в прямом смысле, как девяносто летняя бабка без палочки. Она ноги еле передвигала. Я спрашивала, что он с ней сделал, но та лишь отвечала, что ненавидит этого тупорылого козла и единственное о чём она жалеет в жизни, это то, что не переехала его тогда его же машиной. Похоже, одним ремнём девушка не отделалась. И, зная, какой мой братец извращенец, он мог выбрать другой метод наказания. Ну вы поняли о чём я.

— Ладно, созвонимся, зая, — девушка чмокает меня в щёку и садится в приехавшее такси.

— Ага, — махаю ей рукой и вздыхаю. Ну а где мой осёл, который всегда подвозит меня домой? Заболел он! Как можно заболеть в такую погоду? Наверняка лежит дома на диване и фильмец какой-нибудь смотрит, пока я ишачу на уроках. Кошшшак.

— Хей, Калинин, быстро поднимай свой зад с дивана и забирай меня из школы, — вконец обнаглела я, набрав номер Егора.

На том конце трубки прозвучал тихий мужской смех с лёгкой хрипотой.

— И тебе привет, заяц. Я прям знал, что тебе опять будет лень вызывать такси.

— Хахаха, смешно. Ты где?

— Повернись.

Повернулась и что я вижу? Аааааа! Где моя машинка с мегавкусными духами и массажным сидением? Мотоцикл, мля! И где он его откопал? Хотя, на мотоцикле Егорка выглядит намного круче. Такой красавчик из девчачьих фильмов. Чёрные джинсы, кроссы, белая футболка и джинсовая куртка. Ну, почему он такой красивый, мяяяуу? Вот и все овечки, которые находятся в радиусе километра пораспахивали свои глазёнки на моего козлика. Да, мля, мне что табличку на него повесить "Собственность Марины Погодиной"?Ммм, а это и не такая уж и плохая идея.

— Прыгай, красотка, — лыбится козлик, снимая с глаз солнцезащитные очки.

— А я к незнакомым парням на мотоциклы не сажусь, — с улыбкой скрещиваю руки на груди, останавливаясь в метре от него.

— Дааа? — искренне удивляется, принимая мою игру. — А чего так?

— Ну а вдруг завезёте в какой-нибудь лес и там изнасилуете?

— Эээх, — махает рукой, запуская пальцы в волосы. — Я думал прокатит. Я такой предсказуемый?

— Ну, — делаю задумчивое лицо, улыбаясь. — У вас прямо на лице написано "мне никто не даёт и пытаюсь хоть изнасиловать кого-то в лесу под предлогом прокатиться.

— А я вижу вам давно по заднице ремнём не давали, мисс, — под мой звонкий смех от его исказившейся физиономии, в два шага преодолевает расстояние между нами и больно шлёпает по попе.

— Эй! — всё ещё хохочу я, отскакивая от парня на несколько шагов. — Без рук, мистер Мне никто не даёт. Всё всё молчу, — выставляют руки перед собой, когда Егор показательно начинает расстёгивать ремень на джинсах.

— Маринка? Почему ты такая дерзкая у меня? — усмехается, подходя ко мне вплотную и укладывая руки мне на талию.

— А почему ты такой идиот? — усмехаюсь в ответ и получаю ещё один шлепок по мягкому месту.

— И дня не прошло, а я уже соскучился, — както вымученно шепчет парень, несдержанно нападая на мои губы, которые, как по команде, раскрываются навстречу мягким прикосновениям. И как всегда, дерзко, глубоко, даже немного грубо, но так крышесносно. Мне приходится тугим кольцом обвить руками его шею, чтобы не упасть от мгновенной слабости. Мой, только мой. Ничей больше. И в доказательство этому показательно демонстрирую левой рукой свой наилюбимейший палец с новым маникюром слишком любопытной овечьей ферме за нашими спинами.

— Как дела? — тепло улыбается, оторвавшись от меня, но руки по прежнему остаются лежать на моей заднице.

— Как всегда, — пожимаю плечами. — Ненавижу школу. Егор козёл. Родители достают. Иии, ещё кое-что… — успеваю словить его руку, уже готовую сделать ещё один хороший хлопок по моей пятой точке. — Мы через неделю идём в поход.

— Да? Ну норм, — правда на лице нету такого здорового интереса, как будто он каждый день в поход с классом ходит. Подожди, сейчас я подогрею тебе интерес.

— А ещё мы идём в поход с Федей.

— Никаких телефонов и бухла? — усмехается парень, прищуривая глаза.

— Ага, — обречённо закатывая глаза.

— Ты то чего скисла? Тебе всё равно никто пить не даст.

— Кто у тебя спрашивать будет? Ай, да сколько можно меня лупить?

— Тебе видимо нравится, раз постоянно нарываешься.

— Поехали уже домой, а то сейчас буду хромать, как Кира после Пашки, — бурчу, забирая у Егора шлем. — А кстати ты не знаешь, что он с ней тогда сделал?

Парень лишь широко ухмыляется, и мотоцикл резко трогается с места, подбрасывая вверх мои волосы, и порыв ветра ударяет мне в лицо.


Оглавление

  • Пролог
  • Сорванная вечеринка
  • Переезд
  • Новая жизнь
  • Тени прошлого
  • Первое предупреждение
  • Всё встало на свои места
  • Второе предупреждение
  • Правда
  • Грехи отца
  • Бонусная глава 1