КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405187 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172144
Пользователей - 92067
Загрузка...

Впечатления

lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +5 ( 7 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
загрузка...

Месть (fb2)

- Месть [СИ] (а.с. Леший-3) 0.99 Мб, 292с. (скачать fb2) - Али Алиев

Настройки текста:



Леший. Месть

I

— Добро пожаловать в Ишимтран! — передо мной стоит гном. Судя по одежде, жрец Гаруса.

Встречают прямо у входа. Это радует. Не придется петлять, а то подземный город оказался на редкость странным. Нет, ну почему все выглядит совсем не так, как я думал? Во всех книгах и фильмах города гномов обычно располагаются в каких-то огромных пещерах, у них высоченные потолки, ну и так далее. Нет, в моем случае все совсем не так. На входе несколько раз стукнулся головой о потолок, и это только ворота, хоть и широкие, но низкие. А дальше тоннели. Бесконечные, темные тоннели. Никаких тебе величественных зданий. Коротышки живут в норах. Просто роют себе пещерку, ставят дверь и обустраиваются. Да, своеобразная такая организация пространства.

— Проходите, проходите, уважаемый Леший. Мы ждали вас! Подземный сообщил, что послал человека для спасения нашего города. Были, конечно, и те, кто только хмыкнул, мол, что человек сделает под землей. Ну, ничего, они узнают волю Гаруса. Они поймут, что даже человек может оказаться сильным, если его послал Подземный.

— Даже? — я хмыкнул. — С вашей стороны было бы довольно комично смотреть на людей свысока.

— Что вы хотите этим сказать? — тут же нахмурился жрец.

Я осмотрел его еще раз. Ростом метр с небольшим, в ширину примерно столько же. Волосы короткие, щетина и одна сплошная монобровь. Тело мускулистое, бугры выделяются даже через рясу.

— Я хочу сказать, уважаемый Ляк, что не стоит относиться к человечеству, как к более слабой расе.

— Ну, конечно, — он отвернулся, приняв мои слова за шутку. — Пройдемте, нам сюда.

Чтобы проследовать за своим провожатым, мне пришлось пригнуться. В храме потолок оказался куда ниже.

— Здравствуй, Леший.

— И Вам здравия, Гарус.

Бог хмыкнул, на его грубом лице появилась легкая улыбка.

— Боги не болеют, Леший. Выпьешь?

— Нет. Я за заданием.

— Ну, тогда, как там у вас говорят? Твое здоровье! — бог залпом осушил свой бокал и посмотрел на меня. Видимо, алкоголь действует на него не сильнее, чем на меня квас. — По поводу задания. Первое, что тебе нужно сделать, это заработать уважение в этом городе.

Я потер переносицу. Опять?! Сколько времени я должен провести тут, чтобы не уважающие людей гномы, проявили ко мне уважение? Год? Три? Пять?

— Не бойся, — правильно расценил мои эмоции Гарус. — Я не просто так попросил тебя прийти именно через неделю. Через два дня в этом городе будут проходить состязания. Лучшие воины всех других подземных городов съедутся в Ишимтран, чтобы решить, кто из них лучший. Если ты победишь, то будешь признан народом гномов и уважаем среди них. Твое участие я обеспечу.

— Вот как? — я заинтересованно посмотрел на бога. — А правила турнира какие?

— Правила? Никаких правил. Все бойцы выкладываются на максимум своих возможностей. Нюансы обсудишь с Ляком.

— Хорошо, — я встал. — Тогда мне пора разбираться с этими самыми нюансами.

— Конечно. Ляк, отведи нашего друга в его покои и расскажи, что дозволено на играх.

— Хорошо, мой Господин, конечно.

Жрец встал и повел меня к двери. Я следовал за ним и думал о том, во что в этот раз ввязался. Турнир, значит, причем без правил. Помнится, когда читал книги про гладиаторов, частенько представлял себя на их месте.

— Проходите, — пропустил меня вперед жрец.

Я пригнулся еще ниже и прошествовал внутрь кельи, ну, не может же в обычной комнате быть только матрац, причем набитый, видимо, соломой. И вот все. Никакой мебели. Вообще.

— Уважаемый, надеюсь, еда здесь есть?

— Ну, мы не богаты, но голодным вы не останетесь.

— Хорошо, — я кивнул. — Давайте обсудим правила турнира? С чем на него можно идти и так далее.

— На оружие и доспехи ограничений никаких нет. Все-таки богатство гнома также говорит о его силе. Далее, на счет иных средств вроде эликсиров, зелий, бомб и так далее — они запрещаются.

— Подождите, а у вас есть эликсиры? Просто я никогда не видел, чтобы гномы их продавали.

— И я очень надеюсь, что никогда не увидите. Гномы хранят свои секреты в тайне от других рас.

— А как же ваш металл?

— Тот, что продают в ваших городах? Это просто железяки. У нас из них кухонные ножи куют.

— То есть, у вас есть металл более крепкий, чем тот, которым вы торгуете у нас?

— Конечно. Некоторые экземпляры настолько эксклюзивны, что хранятся в нашем музее. Им уже более пяти тысяч лет, и хоть бы хны.

— Стоп! — информация поставила меня в ступор. — Пять тысяч лет? А где они все это время были?

— Здесь, — удивился гном. — В Ишимтране.

— Подожди, то есть, вашему городу больше пяти тысяч лет. Но почему люди не знали о его существовании?

— Так это же было до слияния, — улыбнулся мой собеседник, объясняя элементарные, на его взгляд, вещи.

— Слияние?

— Да. Наши миры слились. Люди что, об этом не знают?

— Нет, — покачал я головой. — Ваши сородичи не желали распространяться о своем появлении.

— Оно и понятно. Мы не любим рассказывать о себе. Чем меньше о тебе знает противник, тем больше сюрпризов ты сможешь ему преподнести. А бесконечные войны научили нас, что кругом враги.

— А мне вы рассказываете это, потому что…

— Вы избранник Гаруса.

— Понятно. А еще такой вопрос, узнать как-то ваши рецепты можно?

— Есть один вариант. Если победите в состязании, вы сможете попросить один предмет у короля. И никто не мешает вам попросить книгу с рецептами зелий.

— Вот как! — я загорелся. Это что же получается, если смогу взять верх, то разживусь рецептами зелий, которые на всяких грибочках готовятся? И скорее всего, более совершенными, чем были в книге безумного мага. — Ляк, я хочу знать об этом турнире все!

— Как пожелаете, Ирим.

— Ирим?

— Да, так у нас называются лесные духи. Я так понимаю, ваше имя именно это обозначает.

— Да.

— Тогда, если позволите, я буду вас так называть.

Я пожал плечами.

— Как пожелаете.

— Итак, наше состязание называется Семмистериан. Что означает «вершина горы»…

Ляк начал рассказывать мне условия и ход данного турнира. Принцип прост. Для начала все воины выпускаются на одну огромную арену и месят друг друга. Бой заканчивается, когда остается шестнадцать бойцов. Затем начинаются бои один на один между ними, пока не будет выявлен победитель. Никакими алхимическими веществами пользоваться нельзя ни в бою, ни до боя. Это сильно уменьшает мои шансы, но нарушить правила — значит опозорить себя. В этом случае, что бы я ни делал, я никогда не завоюю уважения. Веселенькая картина получается. Призвать Мишку и Вьюгу я тоже не смогу. Только в одиночку. Только сам. Ну, ничего, придумаю что-нибудь. В первом испытании нужно ведь просто выжить. Да если даже и убьют, всех умерших воскрешают местные жрецы, так что не страшно.

— Наверное, я вас утомил? — обратился ко мне Ляк, заметив, как я зеваю.

— Не совсем. Просто устал. Да и непривычно в вашем городе. Солнца нет.

— Солнце, — поежился мой собеседник. — Самый страшный убийца. Знаете, ведь пока боги не поставили барьер, на земле никто не мог жить. Солнце выжигало все. Тогда были только мы, гномы. Но это, конечно, в нашем старом мире. В вашем все, наверное, было иначе. Все, ухожу. Добрых снов вам, уважаемый Ирим.

— Спасибо. И вам того же, Ляк.

Гном покинул комнату, а я завалился на матрац прямо в одежде. Взгляд зацепился за топор, который я поставил у стены. В памяти возникли кадры прощания.

***

— Уходишь? — остановил меня в коридоре Ден, когда я уже собрал свои вещи и решил с утра пораньше отправиться к гномам.

— Да, Ден. Мне пора. Высока вероятность, что уже не вернусь.

— И даже не захотел попрощаться? — мой друг качает головой. — И это после всего, через что мы вместе прошли.

— Денис…

— Да я понимаю, — вздохнул он. — Я уже несколько дней думал о том, как должен поступить. Мы собирались с ребятами и обсуждали. Если останемся, то поступим как последние сволочи. Ведь ты был первым, кто нас принял. Кто спас, кто обучил. Знаешь, Леший, мы ведь никогда с тобой не расплатимся за это.

— Ничего вы мне не должны. Без вас я бы не смог дойти сюда.

— И все же. Ты сделал для нас столько, сколько никто и никогда не делал. Мы обязаны тебе, Леший. И если останемся, то предадим. Если же уйдем с тобой, то потеряем девушку и новых друзей.

— И бизнес! — тут же вмешался Гриша.

— Но мы решили, — продолжил Денис. — Мы пойдем с тобой.

Парень достал рюкзак и надел его.

— Нет, Ден, — я покачал головой. — Я знал, что ты пойдешь за мной. Даже если не позову, пойдешь хоть в ад. Ты настоящий и самый верный друг, какой у меня когда-либо был, и именно поэтому я не возьму тебя с собой.

Я положил руку на плечо друга и улыбнулся ему.

— Как?!

На глаза парня начали наворачиваться слезы. Все-таки он еще такой пацан.

— Вот так. Я никогда не смогу простить себе то, что увел тебя из места, где ты уважаем, богат. И любим. Ради того, чтобы пройти опасный путь, в конце которого тебя никто не ждет. Наш путь окончится здесь, извини, но дальше я пойду один.

— Но…

— Никаких «но», дружище. Живи и будь счастлив. И да, там на столе записка, ее можешь сжечь, а вот деревянную статуэтку оставь на память.

— Ты уверен?

— Да. И еще, присмотри за Вьюгой и Мишкой. В подземелье им делать нечего. Один слишком большой, а другая слишком белая. Когда я призову их, значит я уже закончил с заданиями Гаруса.

— Тогда держи, — приятель протянул мне топор, расписанный уже знакомыми мне рунами. — На нем те же умения, что были на твоем мече. «Искрись», «Разряд» и «Молния». Знаешь, такого больше ни у кого нет. Пленные зверолюди сделали его по моей просьбе. Я хотел тебе подарить на День рождения, но я ведь так и не спросил у тебя, когда он.

Я принял зачарованное оружие и с удовольствием погладил его по лезвию.

— Сегодня, Ден. Сегодня мой День рождения. Спасибо тебе большое, дружище.

— Нет! Это тебе спасибо! Спасибо, что спас. Спас от людей, спас от себя самого.

— Спасибо, что показал нам спокойную жизнь рядом с надежным другом, — обняла меня Юля.

— Спасибо, что многому научил, — сменил ее Гриша.

— Спасибо, что никогда не сомневался в нас. Что верил. Ты стал одним из нас, Леший. Спасибо тебе за это. Мы никогда не думали, что кто-то нам будет так близок, как мы друг другу, — пробасил Слава.

— Спасибо, друг, — вернулся в свое тело Ден. — Спасибо, надеюсь, однажды мы все-таки встретимся вновь.

— Приезжай как-нибудь в гости! — улыбнулся я товарищу. Сердце сжималось от предчувствия разлуки. — Вы навсегда останетесь моими самыми близкими друзьями. И я всегда буду вам рад. Даже если весь мир ополчится против вас, вы можете прийти ко мне. Я встану с вами плечом к плечу независимо от того, кто будет против нас.

Я тяжело вздохнул, улыбнулся и вышел. Черт, все-таки это очень непросто.

***

Я повернулся на другой бок. Я так привык к этому квартету личностей, что весь сегодняшний день чувствовал себя дико одиноко. Но это мой путь, а не их. Последняя неделя была довольно насыщенной. Я попрощался с Димой и командой Ниндзи, съездил в Ижевск, нашел дочку Михалыча, к моему облегчению, с ней было все хорошо. Семья жива и цела. Девушка очень обрадовалась новости, что ее отец в порядке. Оказывается, они прекратили общаться еще до апокалипсиса, или, как его называла молодежь, аддона. Уехал я со спокойной душой. А потом подготовка. Несмотря на подаренную Гарусом перчатку, щит я также взял с собой. Из оружия: зачарованный топор, нож, запасной топор из гномьей стали, арбалет с десятком обычных болтов и одним волшебным. Алхимический набор также с собой, а в рюкзаке вместе с одеждой и прочими мелочами еще и некоторые реагенты. На всякий случай. Также прихватил веревку. Думаю, в подземелье она может пригодиться. Ладно, нужно спать. Завтра буду изучать манеру боя гномов. Должен же я знать, с чем столкнусь через пару дней.

Встал я сам. Часы показали пять утра. Не знаю, как эти коротышки тут живут, кроме отсутствия солнца или хотя бы неба здесь присутствует какое-то странное чувство давления. Я никогда не страдал от клаустрофобии, но сейчас вот как-то не по себе.

Я встал и стукнулся головой о потолок. Твою мать! Да что же вы такие низкие норы себе роете?! Ладно, пора искать Ляка.

Я нацепил свое оружие, взял походную сумочку с алхимией и вышел. Жреца я нашел перед своей дверью.

— Вы встали, уважаемый Ирим?

— Да, думаю, мне стоит умыться. Где у вас тут вода?

— Но купальни открываются только вечером.

— Да просто холодная вода у вас есть?

— Да, конечно.

Гном отвел меня к небольшой яме, вода в нее падала из нависающего сталактита. Я с недоверием посмотрел на своего сопровождающего.

— Не переживайте, это чистая вода. Никаких примесей.

Ну, поверим на слово. Я умылся и более-менее пришел в себя. Находиться в этих темных подземельях не очень просто. К моему счастью, гномам свет был нужен. Поэтому в тоннелях имелось много светящихся кристаллов, но видимость они создавали очень плохую. Рассмотреть что-то дальше пары метров практически невозможно. Видимо, их зрение все-таки отличается от нашего.

— Ляк, мне нужна информация о том, как вы сражаетесь.

— В таком случае, уважаемый Ирим, нам нужно посетить арену. Там частенько выходят померяться силами представители нашего рода.

— Отлично! Веди.

— Следуйте за мной.

Мы пошли по извилистым коридорам, и в определенный момент, к своему стыду, я понял, что не смогу самостоятельно вернуться к храму. Слишком тут все сложно. Навстречу периодически выходили и другие представители подгорного народа. Они все были такими разными. Кто-то с бородой, кто-то без, у кого-то одна бровь, у кого-то две. Рыжие, брюнеты, беловолосые, причем видно, что волосы не седые, а именно белые. Бегают дети, ходят старики. Также здесь много и девушек. Такие миниатюрные. Ростом они немного ниже своих мужчин, а в плечах уступают даже человеческим девушкам. Короче, если не обращать внимания на грудь, то их запросто можно принять за обычных третьеклассниц. На меня же все смотрели с еще большим интересом, чем я на них.

— Так получается, что до апокалипсиса, то есть слияния, вы жили в другом мире?

— Ну, мир был другим, — кивнул жрец. — Наш мир, как и ваш, был совершенно иным. Причем наша планета погибала. Маги всех рас в своих войнах переборщили с заклинаниями. Исчезали горы, леса, поля. Вы даже не представляете, какими силами мы обладали раньше. Но из-за этого мир умирал, а наши народы не могли прийти к общему знаменателю. Не могли успокоиться. Тогда боги и осерчали. Они просто объединили нас с вами, лишив тем самым возможности использовать самые сильные заклинания. Ваш мир не имеет магических эманаций. Соответственно, после слияния наша магия сильно ослабла.

— То есть, наш мир пострадал из-за происшествий в вашем? — удивился я такому повороту.

— А разве у вас ничего не исчезло? — ехидно посмотрел на меня собеседник. — Боги наверняка выбрали ваш мир, потому что вы также себя уничтожали.

Я задумался. Да, возможно, конечно. Ведь электричество и оружие причинили столько вреда. Особенно за последние лет шестьдесят. Тут тебе и Чернобыль, и Хиросима, и много чего еще. Это, конечно, кое-что объясняет, но блин, у нас-то богов не было. Как минимум, они не показывали себя.

— Тогда откуда у нас эти надписи в голове? Думаю, вы знаете о них.

— Знаю, — подтвердил мою догадку гном. — Ну, так вы представляете, что было бы с вами, если бы вы были без них? Боги очень постарались дать вам шанс разобраться с магией и возможностями ваших тел. Возможно, в будущем вам не понадобятся эти костыли. Вы сможете черпать магию сами. Но не думаю, что это произойдет в ближайшие несколько столетий. А благодаря этим умениям и навыкам вы можете противостоять многовековому опыту наших народов.

— С ума сойти, — покачал я головой.

— Да, поверьте, боги провели огромную работу. Они видоизменили ваши магнитные поля, чтобы планета осталась цела. Заходите.

Гном открыл мне дверь и пропустил вперед. Мы вошли в широкий коридор, по бокам находились различные двери. Мы проследовали до конца и оказались в зале.

Я с удовольствием выпрямился, благо, такая возможность тут у меня имеется. Оглядевшись, увидел круглую арену. Пол каменный, вокруг скамейки, а в центре дерутся по парам десятки полуголых гномов. В их руках деревянное оружие. Наше появление заставляет их отвлечься. Один из бойцов даже получает из-за этого по голове тренировочным мечом.

— Ки а ры пытур гир ама тур! — тут же выкрикнул один из представителей подгорного народа.

Этот гном отличался тем, что его торс был не голым, а прикрытым кожаной броней.

— Ги а мус! — тут же ответил жрец ему и повернулся ко мне. — Подождите, пожалуйста, пять минут, я договорюсь.

— Конечно.

Я продолжил осматривать трибуны и гномов. Больше всего эта арена напоминала мне стадион. Футболом я никогда не увлекался, ни как фанат, ни как игрок. Но на стадион в Ставрополе часто ходил ночью, пока там никого не было. Не знаю, нравилось мне это место.

— Все готово! — отвлек меня от воспоминаний Ляк.

— Мне можно потренироваться с ними?

— Да, тренер воспринял предложение с восторгом, это отличная возможность для его учеников потренироваться в бою против человека. Вот только условия боя не позволяют пользоваться топорами. Выберите себе щит и меч. И да, всю защиту придется снять. Умения использовать нельзя. И бои не до смерти. Калечить противника тоже не рекомендуется. Если ваш оппонент касается камня рукой, то бой считается законченным.

— Понял, хорошо.

Я подошел к стойке с оружием и выбрал одноручный меч и щит.

Меня поставили напротив гнома, вооруженного так же, как и я.

— Мип! — крикнул тренер, и мой противник понесся прямо на меня.

Я попытался достать его, но получил щитом по животу и той важной части тела, которая находится ниже.

— Су-ка… — только и смог я проговорить, падая на пол.

— Репон! — слышится голос все того же тренера.

Унизительная боль заставила меня сжаться всем телом.

— Ну, что же вы так подставились, уважаемый Ирим?

— То есть… у вас такие удары считаются… нормой? — с трудом выговорил я.

— Конечно. В бою не важно, куда ты бьешь.

— Подождите, мне нужно прийти в себя.

«Регенерация» справилась с повреждением, и я с удовольствием сделал глубокий вдох. Как же здорово, когда ты просто перестаешь чувствовать боль. Совсем. Как будто ее никогда и не было.

— Готов, — я обернулся к противнику, намереваясь отомстить ему за всю гамму чувств.

— Ваш противник там, — указал мне в сторону Ляк. — Все присутствующие хотят с вами сразиться.

Ну, здорово, блин! Хотел понять, как дерутся гномы? Получай.

К следующему противнику, вооруженному палкой, я подошел уже с тревогой. Он широко улыбнулся и сказал.

— Ста ву ти!

— Чего? — попросил я уточнения у жреца.

— Да это он на вашем языке пытается сказать здравствуйте.

— А-а-а, — я повернулся к противнику. — Привет.

— Мип! — раздалась команда, после чего мы оба приготовились.

Рыжеволосый гном держал свое оружие в ожидании, я же стоял, прикрываясь щитом.

Если подойду на нужную ему дистанцию, то тут же получу по незащищенным местам. Он делает маленький шаг вперед. Ну, ладно, я тоже приближусь. Не вечно же мне стоять. Выдвигаю ногу вперед и тут же получаю сильный удар по колену. Шиплю и делаю шаг назад, но противник уже вошел в раж. Он крутит свое оружие над головой и буквально танцует, постепенно приближаясь. Стараюсь блокировать его удары щитом, из-за чего получаю сильный удар по челюсти. Сознание покидает меня.

— Уважаемый Ирим, как вы? — слышу голос сквозь тьму.

Голова, слава богу, не болит. Значит организм уже восстановился.

— Уважаемый Ирим, вы проиграли. Вставайте, вас ждет следующий противник.

— Ляк, скажи, что эти ребята лучшие бойцы, которые будут на турнире.

— Ну, что вы, уважаемый Ирим, это просто ученики, а там будут лучшие воины.

— Вот же… — я вспомнил всех родственников всех богов. Почему всех? А какого черта они решили наши миры объединить?!

— Вы готовы? — улыбнулся жрец.

— Нет, но чтобы подготовиться, мне нужно пару лет точно. Так что начнем.

— Как скажете.

— Мип!

***

— Во что я вляпался?!

Мое избиение прервалось. Господа трапезничать изволят.

— Не переживайте, уважаемый Ирим, просто вы не сильны в ближнем бою. Я уверен, если вы будете использовать магию, то у вас все получится.

— Угу, ага. Конечно. Они тут уровнями от двадцатого до тридцатого меня валяют как хотят, а великие воины не смогут этого сделать. Конечно! Блин, одна надежда на «Контроль». Надеюсь, из пяти целей хотя бы у одного не будет сопротивления.

— Уважаемый Ирим, гномы имунны к ментальным атакам.

Мой лоб встретился с моей же ладонью. Мне пи…ц!

— Я уверен, у вас все получится! Подземный не дал бы вам задания, с которым вы не сможете справиться.

— Угу.

Всю жизнь слушал что-то подобное от отца.

— Вы сможете всех победить, просто найдите свой стиль. Используйте свое преимущество в росте.

Преимущество?! Да это скорее недостаток! Что, мне им на головы прыгать?! Прыгать? Я задумался. А действительно, ведь моя скорость движения куда выше, чем у них. Может, стоит попробовать попрыгать, как боксер, и не блокировать, а именно уворачиваться? Если представить, что они пехота, то я конница. Хорошо. Стоит попробовать.

Я посмотрел на свой щит и отложил его в сторону. В такой тактике он будет только мешать. В любом случае не убьют же они меня. А раны восстановятся.

— Перерыв окончен, — обрадовал меня мой провожатый.

— Тогда продолжим, — найдя решение, я воодушевился.

Меня поставили напротив следующего противника. В его руках был двуручный меч.

— Мип!

II

И зачем я в это влип?! — задумался я в очередной раз.

За эти два дня я немного поднаторел. Не так, чтобы валить всех подряд, но уже не все тренировочные бои заканчивались моим поражением. В ход шла голова. Не в прямом смысле, конечно. Я придумывал различные тактики. Противники наблюдали за мной и учились противостоять, так что один план два раза не срабатывал. Больше всего помогла тактика конницы. Гномы действительно оказались не очень поворотливыми. Но быстро поняли, что лучше в такой ситуации держать оборону, а вот с обороняющимися коротышками у меня появилась проблема. Их оружие частенько оказывалось длиннее моего. Я уже подумывал взять копье, но вспомнил, что на турнире у меня будет «Рука ифрита». Защита позволит мне блокировать оружие противника, поэтому стоит сейчас начать ловить мечи и копья голой рукой. Как итог, я сломал указательный палец тридцать два раза, средний четырнадцать, безымянный восемнадцать, большой девять и мизинец семь. Ему повезло больше всех. Но несмотря на боль я продолжил учиться ловить оружие. Надеюсь, защита, созданная богом, позволит мне сохранить пальцы во время боя.

— Готов? — обратился ко мне Ляк.

— Ага, — я осмотрел свою руку в перчатке. Надеюсь, я вижу свои пальцы не в последний раз.

Перебросив щит на руку, я кивнул.

— Тогда пойдем.

Я прошествовал за жрецом.

— У каждого воина свое место. Ваша позиция находится практически у выхода и обозначена вашим именем на вашем же языке, чтобы не перепутали.

— Хорошо, — кивнул я.

— И еще, уважаемый Ирим, я заметил, что вы умеете хорошо бегать, но учтите, что к поединкам не будут допускаться те, кто не убил хотя бы пять противников.

— Именно убил? — уточнил я.

— Конечно.

Когда мы подошли к двери, там уже находилась довольно большая толпа гномов, их здесь было, наверное, штук триста. Оглядев толпу, я не увидел двух одинаково вооруженных гномов. Вон, рядом с консервной банкой стоит парнишка в кольчуге с посохом в руках, чуть поодаль — гном в кирасе с двуручным топором. Много любителей булавы, но и посохи мелькают часто, тем не менее поражают своим разнообразием.

— Слушай, а у вас тут и маги есть? — удивился я.

— Конечно. А что вас удивляет?

— Действительно.

Я продолжил осматриваться. Уровни разные. Есть шестидесятые, а есть и сто шестидесятые. Правда, такой уровень только у одного, но все же.

— Да, уважаемый Ирим. Нис из Кейермеера — очень опасный соперник.

— Это тот мужик сто шестидесятого уровня?

— Я не вижу уровней, уважаемый Ирим. Мы видим ауры и по ним определяем силу.

— Вот оно как, значит!

Столько интересного.

— Ляк, у вас тут и девушки дерутся? Подожди, она что, человек?

Я присмотрелся к представительнице женского пола то ли гномов, то ли людей. Высокая беловолосая девушка, ростом выше остальных где-то на голову. Конечно, для меня она карлик, но среди них — настоящая дылда. Вооружена коротким мечом и щитом. Девушка посмотрела на меня с такой ненавистью, что стало не по себе.

— Нет, это Дара из Фелимхериена. Она гном. И она прекрасно вас понимает. Да, вы прошлись по ее больной мозоли, так что она, скорее всего, попытается вас убить собственноручно.

— Но за что?

— Девушка, скорее всего, переживает из-за своей внешности и пришла на это состязание для того, чтобы доказать свою силу, видимо, хочет получить разрешение стать воином. Обычным девушкам это недоступно, но вот победителю — да. Причем попасть на этот турнир она может только в том случае…

Ляк продолжил рассказывать об их традициях и правилах, но я уже не слушал. У девушки сто девятнадцатый уровень, и я очень сомневаюсь, что мне будет просто от нее избавиться. В любом случае, за ней стоит присматривать. Носит кольчугу, держит небольшой шлем в руках. Видимо, основной ее параметр — сила. Особенно заинтересовал меч, изогнутый и короткий. Кажется, такие клинки называются кукри.

Двери отворились, и мы всей толпой двинулись на арену. К моему счастью девушка ушла в дальний край. Надеюсь, мне не придется сражаться с ней. Понимаю, что все мы здесь должны поубивать друг друга, но запрет бить девушек во мне очень силен.

Я осмотрелся. Огромная арена наподобие Колизея. Трибуны забиты под завязку. Многие зрители стоят. Дети на плечах у родителей. Стоит гвалт тысяч глоток, но вот гном на троне поднимает свой молот. Это, видимо, у него вместо скипетра, а шлем вместо короны.

Он начинает вещать со своего места, не вставая. Впрочем, учитывая высоту его трона, он так точно выше. О, всплеск хохота. Видимо, что-то смешное сказал. Так, теперь на меня показывает. Все оборачиваются. В основном с интересом. Кто-то с ироничной улыбкой, а гномка — с нескрываемой злостью. Так, а теперь все собрались. Значит, начинается.

— Мип! — громко кричит король.

Все воины тут же бросаются друг на друга. Двое бегут ко мне с разных сторон. Так, работаем по плану.

«Кожа».

«Рука».

Один из моих соперников летит во второго, но тот пригибается, и первый в мире летающий гном врезается в стену. Один есть. Разворачиваюсь, чтобы сбежать, но с этой стороны на меня уже прыгает новый противник. Прикрываюсь щитом, но гномья сталь не выдерживает удара. Топор режет ее, как кусок бумаги, и останавливается, только наткнувшись на мою перчатку.

«Удар».

Еще минус один противник, откидываю его в сторону вместе с бесполезным щитом. Другой гном уже догоняет. Отпрыгиваю от него и бегу. Впереди двое, один из них как раз вгоняет свой меч в грудь соперника и недобро так улыбается мне. Он использует какое-то умение и со страшной силой несется навстречу. Меч выставлен вперед. Прыгаю и пропускаю его под собой. Гном врезается в стену, и его тут же добивает мой преследователь. Внезапно я чувствую, как моя нога цепляется за что-то. Падаю и оглядываюсь. На ноге цепь, другой ее край в руках у гномки, она предвкушающе облизывается и тянет меня к себе. Ну, нет уж, спасибо!

«Удар героя».

Цепь звенит, но не разрубается, зато на моем топоре появляется глубокая зазубрина. Вот же зараза! Ну, ладно.

«Сила духа».

Перехватываю цепь левой рукой и резко дергаю на себя. Не ожидавшая такого поворота девушка, падает. Вырываю цепь из ее рук и выбрасываю в сторону. До нее еще метров пять. Ко мне бежит гном с кувалдой. Фигушки! Разворачиваюсь и бегу в другую сторону. Моя скорость выше. Так, стоп, я видел впереди одного противника. А сейчас он словно исчез. Может, кто-то убил? Мертвых тут же магически переносят к целителям. Не будем рисковать.

«Третий глаз».

Ах вот ты где, засранец! Бежит ко мне на встречу. Прыгаю, невидимка пытается достать меня и падает. Его тут же добивает моя преследовательница, одним ударом лишая думалки. А она очень даже ничего. Скорость хорошая, я пока еще впереди, потому что действует мой баф. Кто-то бросается мне наперерез. Перепрыгиваю. Его добивает она. В меня летит молния, но впитывается моей перчаткой. Выставляю руку вперед и бегу к магу. Одно заклинание за другим поглощаются моей защитой, я все-таки добираюсь до него, и мои пальцы в броне входят в его грудь, пробивая насквозь. Смотрю на шкалу на запястье «Руки ифрита». Почти заполнилась. Так, троих убил. Теперь берем еще одного противника и кидаем в другого.

«Рука».

Мишень подставляет щит, и мой живой снаряд расходуется впустую. Интересно, а кому засчитали это убийство? В любом случае, лучше перестраховаться. Так, «Третий глаз» и «Сила духа» закончились. Как-то мне дискомфортно. Вокруг точно были еще невидимки. Да и соперников все меньше.

«Второе дыхание».

«Сила воли».

«Третий глаз».

«Кожа».

«Рука».

В этот раз не мудрю и посылаю гнома прямо в стену.

Соперников все меньше, нужен еще один. Вижу одного, нависшего над своим противником. Подбегаю.

«Удар».

Еще одним коротышкой меньше.

Чувствую, как от моей «Стальной кожи» что-то отлетает. Черт, эта гномка никак не угомонится! И умения закончились. Она догоняет, поэтому я резко останавливаюсь и прыгаю. Она тоже прыгает со своим мечом в руках. Умная девочка, вот только кое-чего ты не знаешь.

«Полет».

Немного отлетаю в сторону, а она попадает в кучу малу, где буквально несколькими ударами раскидывает троих гномов. Вся в крови, с обнаженным клинком в руках, она смотрит прямо на меня, но в этот момент меня уносит в сторону. Какой-то маг решил послать в меня огромную сосульку. «Кожа» трещит, но держит удар. Блин, долго я так не смогу. С одной стороны она, с другой этот странный тип. Значит, бежим между ними! Заклинания снова летят в меня, но я прикрываюсь левой рукой, защищаясь и насыщая «Руку ифрита». А эта штука, по ходу, очень прожорливая. Очередное заклинание заполняет шкалу. Можно использовать сейчас, но толку от этого не особо много. А наполняться она будет долго. Да и в ближний бой лезть глупо. Я лучше побегаю.

Но моим желаниям не суждено было сбыться. Шею окутывает цепь. Да как она ее только найти-то умудрилась, стерва!

— Репон! — прозвучала долгожданная команда от короля.

Значит, на площадке остались только шестнадцать бойцов. Я с удовольствием упал на холодный камень. Наконец-то!

***

— Вы были великолепны, уважаемый Ирим! — поздравил меня с проходом в следующий тур Ляк.

— Спасибо, приятель. Я бы так не сказал, но да ладно. Расскажи мне, как там жребий бросается?

— Какой жребий? — удивился мой собеседник.

— Ну, как там определяется, кто с кем будет биться?

— Ах это, так тут никакого жребия. Тот, кто убил меньше всех, выходит против того, кто убил больше всех. Через пару минут вы, уважаемый Ирим, будете драться против Сэна из Кримстонмаера. Это вон тот парень в кожаной броне.

Я посмотрел в указанную сторону. Невысокий гном в капюшоне и кожаной одежде, на поясе два кинжала, на груди перевязь с метательными ножами. Уровень сто двадцать три. Прямо как у меня.

— Он убил больше всех? Я думал, это будет Нис. Он, вроде, сильнейший среди участников.

— Ну, я бы сказал, что у него самый большой потенциал, но воля предков непредсказуема. Кроме того, Нис на втором месте по убийствам и будет выходить против этой бегуньи, — Ляк хохотнул.

— Что смешного? — не понял я его радости.

— О, вы, наверное, были очень заняты и не заметили, но ваши догонялки вызвали настоящий приступ смеха у зрителей. Понимаете, Семмистериан — это битва сильнейших. Каждый, кто выходит в бой, старается убить как можно больше. Малое количество убитых — это позор. Нет, вас никто не осуждает, мы понимаем, что у людей свой стиль боя, а вот Дара была осмеяна. Боюсь, вы оскорбили ее еще больше.

— Я?! — от такого заявления мне стало просто не по себе.

— Да, Вы не приняли ее вызов, и ей пришлось гоняться за вами.

— Твою мать. Да что за законы у вас такие?!

— Законы предков, — пожал плечами мой собеседник. — Вам пора, уважаемый Ирим.

Я увидел подходящего ко мне лакея и встал. Он проводил меня к одному из входов на арену.

Фуф. Так, как дерется этот тип? Я видел краем глаза как он телепортируется за спины. Но пару ударов моя «Стальная кожа» выдержит. А вот что делать с его зеленым дымом? Судя по количеству убитых им гномов, это яд, причем довольно сильный. Значит, не будем дышать!

Двери открылись, и я ступил на каменную площадку.

Король снова что-то сказал, зал засмеялся и заскандировал.

— Ги по! Ги по!

Угу, знал бы я еще, что это значит. Ну, да ладно, какая разница. Коротышка напротив меня смотрит довольно надменно. Думаешь, легко со мной разберешься? Как бы не так.

— Мип! — звучит громогласная команда.

«Кожа».

Набираю в грудь побольше воздуха.

Как я и ожидал, мой противник прыгает мне за спину, пытается пробить защиту, но у него это не получается, тогда он опускает руки и начинает бегать, распыляя вокруг меня зеленый дым. Времени у меня не много.

«Рука».

Но он исчезает.

«Третий глаз».

Черт, его нигде нет! Надо выбегать из этой ядовитой завесы. Ножи бьют меня со всех сторон. Гнома не достать, а моя защита постепенно тает. Да какого черта, твою мать! Блин, этот туман живой. Он следует за мной и не позволяет выбраться. Черт! Видимо, он сам стал частью этого облака. Как же мне не хватает моей «Ярости»! Нож появляется слева. Уворачиваюсь. Я чувствую, как легкие требуют воздуха. Долго я так не выдержу. Ладно, у меня только один шанс.

Нужно поймать его клинок. Либо я выиграю, либо умру.

Вижу!

Нож появляется справа, даже часть руки моего противника видна. Встречаю клинок топором.

— Разряд!

Электричество проходит через клинок и буквально пронизывает весь этот ядовитый дым. Я выпустил последний воздух из легких и сейчас еле держу себя в руках, но дым отступает, образуя фигуру гнома. С удовольствием вдыхаю. Он лежит на земле и бьется в конвульсиях. Один точный удар, и ассасин отправляется к жрецам.

***

— Это было великолепно, уважаемый Ирим!

— Блин, Ляк, отстань, я еле живой.

— И все же я восхищен! Не думал, что вы сможете победить.

— Почему? И да, что там толпа кричала? Что за «ги по»?

— Это значит «уничтожитель тел». Ваш прошлый оппонент, Сэн, выпускает уже знакомый вам дым и становится его частью. Если противник вдыхает его, в тело проникает и сам Сэн. Когда весь туман втягивается в несчастного, он материализуется, разрывая соперника изнутри. Поэтому его и называют ги по. Уничтожитель тел.

— Офигенно! А раньше ты мне этого сказать не мог?

— А что бы это вам дало? — удивился мой собеседник. — Главное — вы справились. И сделали это очень хорошо.

— Просто капец! — я взялся за голову.

— О, уважаемый Ирим, Дара выходит против Ниса.

***

Свет на арене яркий. Гномам это очень неудобно, они не привыкли к яркости. Они живут в полутьме, но здесь совсем другие условия. Их бой должны видеть все, поэтому площадка освещена со всех сторон. В центре стоят двое. Высоченная по меркам сородичей гномка и квадратный воин. Он ниже ее, но в плечах шире раз в пять. Гном по имени Нис держит в правой руке шипастую дубину, а в левой — круглый щит. Его доспехи сделаны лучшими мастерами подземелий. Богатый наследник трона, он уверен в себе так же, как и в своей экипировке.

— Зачем ты пришла сюда, унижающаяся? — смотрит он в глаза оппонентки.

— Я пришла, чтобы встать на свое место, — качает головой та.

— Боги каждому дали свою роль в жизни, низшие должны держать оружие в руках и защищать высших. Девушки не должны воевать, за вас это делаем мы. Не было еще ни одной высшей, которая бы унизилась.

— Это не имеет значения. Я должна заслужить право быть сильной. Поэтому я буду сражаться.

— Как скажешь!

Противники приготовились. Девушка немного наклонилась вперед, заведя короткий кривой меч за спину и выставив щит. Гном же поднял свою булаву над щитом.

— Мип! — прозвучала команда к бою.

Оба противника сделали шаг вперед. Удары понеслись один за другим. Каждый пытался достать оппонента, но пока не очень упорно. Первой умение использует девушка, превращаясь в тысячи маленьких черных частиц и появляясь за спиной противника. Опытный воин быстро разворачивается навстречу опасности и принимает удар кривого меча на щит. Тут же используется умение «Аватар бога». Гном на глазах увеличивается в размерах. Его скорость и сила резко возрастают. Он обрушивает целый град мощнейших ударов по своей противнице. Воительница прекрасно парировала короткие атаки, но особо сильный выпад, завершающий серию, принимает на щит. Как результат, ее просто откидывает в сторону.

В ее душе появляется страх поражения. Она чувствует, что не справляется с таким сильным противником. Основная часть ее умений завязана на усиление тела, но даже с ними гномка сильно уступает.

Она смотрит на ненавистного ей человека. Ей будет за это стыдно, но она не может не попробовать.

Нис уже подходит, и Дара прыгает на ноги. Он готовится принять ее удар. Но девушка не собирается драться, она просто убегает. Не ожидавший такого поворота воин, бросается за ней, но даже в «Аватаре бога» он не может угнаться за быстрой девушкой. Умение отсчитывает последние секунды, и тело гнома принимает свою нормальную форму. Заметив это, Дара тут же возвращается, падает на колени и начинает кружиться, стараясь подрезать ноги противника. Тот выставляет защиту, и клинки девушки отскакивают от нее, не причиняя вреда. Нис бьет, но булава не встречает препятствия. Дара уже позади и начинает серию быстрых ударов по сочленениям доспехов. На камень брызгают первые капли крови. Гном разворачивается и пытается достать быструю цель. Девушка ходит вокруг, ее клинок в крови. Каждый удар оставляет на крепкой броне вмятины. Воин использует оглушающее умение, но девушка отскакивает. Она тут же применяет «Удар щитом» и на огромной скорости врезается в оппонента. Тот делает шаг назад и пытается защищаться. В его ушах звон, он с трудом понимает, что происходит. Кривой клинок мелькает, заставляя его прикрываться, но пара порезов появляется на лице. Кровь снова льется. Время ошеломления кончается, и он наносит ответный удар. «Напор быка». Из тела гнома вырывается дух в виде быка и отправляет девушку в полет. Но Нис не собирается ждать. «Выпад». Его тело летит навстречу противнице. Он настигает ее, проламывая булавой грудную клетку и припечатывая к земле. Из легких девушки вырывается воздух с кровью, но она не кричит. Гномка использует умение «Ужас ночи», превращаясь в стаю летучих мышей и оказывается позади Ниса. Девушка впивается в шею противника своими длинными клыками. Он пытается сбросить наездницу, но она обхватывает его руки ногами и не позволяет шевельнуться.

«Волна энергии».

Девушку отбрасывает, отрывая от ее лакомства. Клыки уменьшаются. Одежда на груди разорвана, но раны под ней не видно. Она уже залечила повреждения.

Нис перехватывает оружие и поднимает его над головой, становясь в защитную стойку. Девушка же срывает тонкую цепочку с руки и метает один край в противника. Цепочка удлиняется и становится толще. Цепь захватывает палицу, после чего девушка резко тянет ее на себя. Не ожидавший такого поворота гном, падает. А Дара взмывает вверх, схватив клинок двумя руками. Она опускается на своего противника, но в момент встречи меча с шеей Нис исчезает и появляется в паре метров над воительницей. Он наносит сильный удар по затылку гномки.

— Репон!

***

— Это была жесть! — искренне восхищаюсь я боем.

— Да, Дара показала себя очень хорошо, но низшей ей стать не суждено, — печально вздохнул Ляк.

— В каком смысле?

— По нашей легенде мужчины созданы из гранита и являются низшими. Их работа связана с тяжелым физическим и моральным трудом. Наши женщины созданы из хрусталя и являются высшими. Они не должны вообще что-либо делать. Иногда, хоть и очень редко, появляется девушка, которая не может выйти замуж, и если она останется одна, то со временем умрет с голода. В этих случаях девушка может пройти все обычаи, о которых я тебе рассказывал, и участвовать в турнире. Если победит, то признается низшей и имеет право работать. Но тогда уже она никогда не выйдет замуж. Именно этого и пыталась добиться Дара.

— Вот у вас, блин, законы! А драться ее кто научил?

— Наших женщин учат драться с самого детства и до старости. Они обязаны уметь защитить своих детей.

— Подожди, — я задумался. — А почему Дара не вышла замуж? Характер плохой?

— На счет характера не знаю, но наверняка сыграло немалую роль то, что она очень некрасивая.

Я посмотрел на поднимающуюся на трибуну девушку. Фигурка отменная, грудь примерно второго размера, тонкая талия. Да и пятая точка у нее, вроде, довольно упругая и небольшая. Красивые белые волосы, большие черные глаза. Вот только одно плохо: смотрят они на меня с лютой ненавистью.

— Она очень некрасивая?! — опешил я от такого заявления.

— Да, по нашим меркам девушка очень высокая, с огромными формами. Если ты обращал внимание, мы ценим маленьких и миниатюрных девушек.

— А грудь тоже должна быть маленькой?

— Конечно, — кивает он мне в ответ. — Лучше всего, если она вообще не выступает.

Педофилы чертовы.

— О, смотрите, а это выходят на арену Фип из Реммиранеера и Сонм из Рапотиерра.

Фип, как я понял, лучник, как минимум, об этом говорил его лук, а вот Сонм — маг. Раздается команда, и стрелок умирает. Я даже не понял, от чего конкретно он умер. Маг стоит так же, как и раньше, единственная разница, что его рука вытянута и сжата в кулак.

— Репон, — оглашает король сигнал, и зрители просто подскакивают, ликуя.

— Ляк, это что нахрен было?!

— Заклинание «Захват сердца». Не знал, что он освоил магию смерти. Считалось, что никто не может ее использовать.

— Интересная, блин, ошибочка вышла, мать вашу!

— Да, бывают и такие случаи.

Мы продолжили смотреть за матчами. Следующие пять боев заинтересовали не так сильно, как предыдущие. Воины с различными способностями и умениями убивали друг друга. Каждый выкладывался на максимум, но все же они не доставали до уровня Дары, Ниса или Сонма. Первый круг закончился, после чего мы с Ляком отправились в столовую. Поели, обсудили поединки. Он назвал мне следующего противника. Я вспомнил его. Крепкий такой гномик с двуручным мечом. Любит размашистые удары и вертеться. Интересный парень, и если дать ему возможность закружиться, то я могу сильно пострадать. Значит, нужно не убегать, а атаковать. Сокращать дистанцию, как только можно быстрее.

Антракт закончился, и я снова вышел на арену. Противник еще молод. По нашим меркам ему, наверное, лет восемнадцать. Звучит сигнал к началу. Двуручный меч наливается красным цветом, и мой соперник начинает его вертеть над головой. Делаю шаг вперед. Ну, не подведи, перчатка! Огромное оружие попадает в закованную в сталь ладонь и останавливается. Глаза гнома расширяются, а я наношу удар топором по его шее.

— Репон!

Быстро и без проблем. Я спокойно сажусь на свое место и выслушиваю поздравления Ляка. Нис и Сонм так же не возятся со своими противниками. Последний бой длится дольше остальных. Два воина выкладываются на полную. Выигрывает парень с топором и щитом, причем, должен заметить, несмотря на затянувшийся раунд, гном не выглядит уставшим. Судя по его ведению боя, он — мастер защиты. Пока я размышлял, кто будет моим противником, Нис или Сонм, меня порадовали и сказали, что биться я буду с Риком. Нет, я не считаю мастера защиты слабаком, но в сравнении с магом или с самым прокачанным гномом, которого я когда-либо видел, Рик кажется плюшевым мишкой.

— Мип!

Начнем! Он не спешит идти в лобовую, двигается медленно и прикрывается своим круглым щитом. Ну, ладно, мы тоже не спешим.

«Рука».

Умение никак не может подобраться к воину. Его окружает невидимая сфера и не позволяет схватить. Вот же гад. Настоящая крепость. Интересно, а как он пропускает электричество?

— Искрись.

Маленькие разряды проскальзывают по всему моему оружию. Наношу удар в щит, но гном не замечает неудобств. Аккуратно атакует и тут же прячется за своей защитой. Вот засранец-то! Бью, пытаясь его достать.

«Удар».

Вспоминая случай с цепью, бью обухом, но на щите даже вмятины не остается. Вот он, настоящий металл гномов. Хватаю левой рукой за край щита, но Рик держит крепко, не пошевелить. Зато вот его короткий выпад достигает цели. Он пробивает мою «Кожу» и немного врубается в плоть.

— Сука, — отпрыгиваю, держась за кровоточащий бок.

Ладно, сам виноват, подставился. Решил, что передо мной черепаха, которую нужно просто расшевелить. Ан нет. Но кровь льется, и боюсь, если не закончить бой быстро, то я просто умру от ее потери. Ладно.

— Жги!

Настала очередь «Руки ифрита». Моя перчатка раскаляется. На меня ее жар не действует, так что я просто наношу удар левой рукой в центр защиты моего оппонента, но щит остается на месте. Тогда я начинаю давить пальцы внутрь, стараясь укрываться от контратаки и постепенно плавя металл. Рика в свою очередь начинает что-то громко кричать и отбиваться топором. В итоге все-таки бросает свой щит и готовится нападать. Я ловлю его оружие левой рукой и вгоняю топор прямо в шею.

— Репон!

Ухожу с поля боя, закрывая рукой рану. «Регенерация» работает, но ей нужно время.

— Присаживайтесь, уважаемый Ирим, сейчас будет самый главный бой!

— То есть, мой бой с победителем не самый главный? — хмыкнул я на такую наглость.

— Ну, что вы, просто ваш бой — это ваш бой. А сейчас будут биться два самых сильных воина расы гномов!

— Ну, давай, посмотрим, — хмыкнул я и уселся, с интересом наблюдая за выходящими на арену.

***

— Зря ты пришел, Сонм. В этот Семмистериан должен выиграть именно я. И только ты стоишь на моем пути.

Гном похрустел шеей и перехватил свою палицу удобнее.

— Я не боюсь смерти, Нис, — покачал головой маг. — Я был не только в преддверии, но и в самих чертогах. Поверь, мы с ней прекрасно понимаем друг друга.

Два противника приготовились к бою.

— Мип!

Маг протягивает ладонь и пытается сжать ее в кулак. «Захват сердца».

Величайший воин расы гномов хватается за грудь. Ему тяжело дышать. Но он борется. Маг постепенно сжимает свои пальцы все сильнее, но его противник ревет раненным зверем, и рука Сонма разжимается сама собой.

— Извини, приятель, но мое сердце не принадлежит мне. Я не могу позволить тебе его разорвать, — улыбается бородатый гном и поднимает свое оружие.

Воин встает и начинает бежать к оппоненту, тот крутит своим посохом, выдавая заклинания одно за другим. «Стрелы тьмы», «Огненная стрела», «Каменная картечь». Он использует все свои знания, чтобы найти уязвимость противника, но воин, прикрываясь щитом, просто несется вперед. Заклинания проскальзывают по его защите и бессильно стекают. Бородач прыгает и, размахнувшись, наносит удар своей шипастой палицей. Маг подставляет посох, и два оружия — деревянное и стальное — встречаются друг с другом. Яркий свет ослепляет зрителей, небольшой взрыв отбрасывает двух соперников в разные стороны. Сонм встает, опираясь на посох. От удара его капюшон откидывается, и зрителям предстает пожилое лицо. Седые волосы, морщины и серые глаза. Лицо выбрито наголо. Во взгляде мага огромная сила духа. Он не собирается проигрывать.

Нис тоже встал. Из губы течет кровь. Он вытирает ее стальной перчаткой, поднимает свою булаву и несется навстречу противнику. Но маг уже понял свою ошибку и не собирается ее повторять снова. Перед воином появляются зыбучие пески. Он не успевает затормозить и попадает в них обеими ногами. Он пытается выбраться, но чем сильнее карабкается, тем сильнее его засасывает под землю. Сонм становится на колени и начинает что-то читать. То ли заклинание, то ли молитву.

«Аватар бога» позволяет воину перебраться через ловушку. Он просто ложится и достает руками до твердого камня. Подтягивает себя и с ревом бросается на соперника. Тот все еще стоит на коленях и кажется легкой мишенью. Нис прыгает и замахивается своим оружием. В его нос бьет запах смерти. Он чувствует, как проходит холодок по его коже, как шевелятся на голове волосы. Краем глаза он замечает огромный двуручный меч бога Элна и успевает только выругаться.

— Репон!

***

— Твою… мать… — я начал хихикать, как умалишенный. — Ляк, это что было?

— Сонм, видимо, стал апостолом бога смерти Элна. Я не знал этого. Но этот факт объясняет, откуда у него «Захват сердца», — покачал головой мой собеседник. — Это очень плохо, уважаемый Ирим. Очень-очень плохо.

— Да понимаю, что не хорошо, — хмыкаю я на такое заявление.

— Нет, вы не понимаете! — покачал он головой. — Вы посланник Гаруса, и у вас его воля, вы можете менять суть вещей, но он апостол бога смерти! Посланец против апостола! Уважаемый Ирим, у вас нет ни единого шанса на победу!

— Утешил, — хмыкаю я. — Когда следующий бой?

— Сейчас. За вами уже идут.

Ляк заметно нервничает.

— Не переживай, приятель, жреца Элна я уже убивал. Теперь и апостола убью.

— Я верю в волю Гаруса, он должен вам помочь.

Я ничего не ответил. Просто проследовал за лакеем и вышел на арену. Гном уже сильно потрепан, но стоит спокойно.

— Здрав ствуй, — говорит он мне.

— О, да ты неплохо знаешь наш язык!

— Да, я жил сре ди лю дей пол го да и ус пел нау чить ся.

— Поздравляю, — я улыбнулся и встал в стойку.

— Мип!

Маг выбрасывает свою руку вперед, но не может даже немного сжать пальцы. Интересно, это перчатка меня защищает? Да какая разница?! Бегу ему навстречу. Сонм бросает свои попытки и бьет посохом по земле. Мои ноги проваливаются в камень, который тут же застывает. Бью левой рукой, но в ловушке больше нет магии. Рычу и начинаю долбить камень обухом топора. Гном не собирается ждать. Видимо, он уже заметил свойство моей перчатки и теперь вместо того, чтобы метать огненные шары и молнии, он просто отрывает куски камня прямо из арены и метает в меня. Прикрываюсь рукой, и это немного помогает, но толчки буквально хотят выломать мои ноги. Я продолжаю долбить свою ловушку. Камень, собака, очень крепкий! Глаза моего противника наливаются тьмой. На меня смотрит просто бездна. Но так продолжается недолго. Гном возвращается в нормальное состояние.

— Мой бог не видит тебя, — в его глазах непонимание и даже страх. — Кто ты?

— Я Леший. Мы заочно знакомы с твоим богом, — широко улыбаюсь я ему.

Черт, гребаный камень практически не шевелится. Новые снаряды летят в меня.

«Рука».

Булыжник резко меняет траекторию и летит обратно. Гнома окутывает голубая сфера.

— Молния.

В магическом барьере моего оппонента появляется брешь, она быстро затягивается, но мой топор летит еще быстрее и попадает прямо между глаз мага.

— Репон!

Камень медленно расползается, выпуская мои ноги, и я с удовольствием их достаю. Пол восстанавливается. Победа! Наконец-то! Победа! Я выполнил второе задание. Вокруг шум, крики. Радуются? Хотя кто этих гномов знает, может, обвиняют в чем-то или матерятся.

— Я вы зы ва ю те бя на бой на жизнь!

Оборачиваюсь на голос и тихо матерюсь.

III

— Да какого черта!

— Уважаемый Ирим! — на арену выбежал Ляк — Вас вызывают на поединок!

— Да я это уже понял — я устало посмотрел в черные глаза блондинки — Я могу отказаться?

— Можете, — Жрец добежал до меня и, опершись на колени, пытается отдышаться. — Но в этом случае вы потеряете лицо, и вас никто не будет уважать.

Я осмотрелся. Гномы с нетерпением ждали моего решения. Вызов, который, видимо, крикнули изначально на гномьем языке, привлек внимание всех. В том числе и короля, он тоже смотрит на меня.

— Вам нужно срочно ответить! — тут же продолжил мой знакомый.

— Условия?

— Те же, что и на турнире, единственная разница — дуэлянты ставят на кон свою жизнь.

Без воскрешения, значит? Офигенно, блин.

— Что дальше, мне нужно убить ее?

— Да, — подтвердил мою догадку гном.

Супер. Убить ее или провалить задание бога. Что же я выберу?

— Я согласен.

— Ги сом тор ан ур го сит! — торжественно произнес Ляк, после чего все радостно заголосили.

Король что-то ответил и махнул рукой. Видимо, дал добро

Мне дали время отдохнуть. Жалко, конечно, что умения топора не успеют восстановиться. Вот девушка вышла ко мне. В ее взгляде видна спокойная решимость.

— Что же ты, девочка, так умереть хочешь? — качаю я головой.

— У ме ня нет вы бор, — пожимает она плечами. — Про сти.

— У меня, видимо, тоже, — тяжело вздыхаю и перехватываю топор удобнее.

— Мип! — раздался голос короля.

Дара срывает с руки свое украшение, которое тут же превращается в крепкую цепь и летит ко мне.

Подставляю левую руку, звенья наматываются на перчатку. Гномка изо всех сил рвет цепь на себя, но я не поддаюсь.

«Рука»

Девушку подняло, перевернуло и воткнуло головой в каменный пол.

— Репон.

Прости, но ты сама этого захотела.

Толпа заголосила. Что-то кричат, радуются. Блин, как же это стремно, не понимать язык. Чувствуешь себя каким-то неправильным, отсталым.

— Уважаемый Ирим, вы победили! — Показался мой знакомый гном.

— Да, я заметил… что ты делаешь?

Ляк сел возле тела девушки и что-то начал колдовать. После нескольких пассов из его рук вырвался золотистый туман и окутал труп гномки. Еще мгновение, и ее тело приходит в норму. Дара открывает глаза.

— Чет я не понял, ты же сказал, что до смерти бьемся. Что ее никто воскрешать не будет.

— Я?! — удивился гном.

— Ты.

— Нет, что вы! Я сказал, что вы ставите на кон свои жизни. Ее жизнь больше ей не принадлежит. Она принадлежит вам.

— Что б…?!

— Она теперь обязана подчиниться вам.

— Так, Гимли хренов, как от этого дела избавиться?

— Ну, вы можете велеть ей убить себя, — пожал плечами мой собеседник. — Но что вам не нравится? Она никогда не сможет предать вас и всегда будет выполнять любые ваши поручения. Это ведь не просто обещание, но и закон, скрепленный заклинанием.

— Г ума кон гит тим ром… — король снова начал толкать свою речь, а я продолжил допытывать знакомого.

— А я могу просто сказать, что она свободна?

— Можете, но в этом случае она умрет.

— Твою мать! — я потер переносицу. — А если велю жить счастливо и свалю?

— То она умрет. Девушка может быть далеко от вас только месяц.

— Подожди! — озарила меня гениальная идея. — А если я попрошу короля снять с нее это бремя?

— Можно, — кивнул мой собеседник. — Тогда девушка будет свободна. Король имеет огромную власть. Кстати, он спрашивает, чего вы желаете.

Как любой честный человек, я поступать не стал.

— Книгу со всеми вашими рецептами зелий, эликсиров и мазей.

— У нас нет такой книги, — удивленно посмотрел на меня Ляк. — Есть различные сборники. Но чтобы все… могу предложить малый сборник начинающего алхимика. Там самые простые и легкие рецепты. Но при этом они также могут многое дать.

Я представил себе огромный талмуд по зельеварению на гномском яыке и поежился. У них по-любому свои названия растений и трав, поэтому понять и изучить более сложные рецепты мне, скорее всего, не удастся. Лучше довольствоваться малым, но более понятным.

— Хорошо, давай.

Ляк объявил мое решение. Монарх подумал и кивнул. Вот и отлично. А что до девушки, она сама выбрала свой путь. Судя по тому, что объяснил мне жрец, причинить мне какой-либо вред она теперь не может. Ладно, разберусь позже.

Дальше был пир, на котором я обязан был присутствовать. Король лично меня поздравил, но подходить к нему ближе, чем на двадцать метров, мне запрещено, так что я выслушал поздравления в переводе Ляка и пошел за стол. Весь вечер мой проводник рассказывал мне о различных обычаях и традициях. Дара практически не отходила от меня. А после застолья мы отправились к храму Гаруса. Моя новоиспеченная раба также следовала за нами.

— Ляк, блин, вот что мне с ней делать? — в очередной раз задал я ему все тот же вопрос.

— Все, что пожелаете, — устало повторил он свой ответ. — Божественное заклинание дает вам все права. Она не может отказаться.

— Что ты сказал? — я встал, как вкопанный. — Божественное?!

— Естественно, — кивнул он мне.

— Так, то есть можно попросить Гаруса его снять, а возможно, даже не придется! — я посмотрел на свою невольницу. — Дара, я не приказываю, я прошу, ты можешь сейчас не выполнить мой приказ?

Черноглазая гномка подняла на меня свой вымученный взгляд.

— Как пожелает мой Господин.

— Ты не поняла! Это не приказ, и ты можешь его не выполнять.

— Тогда это причинит ей просто нереальную боль, — удивился моей жестокости Ляк.

— Дара, пожалуйста, я должен кое-что проверить.

Она печально вздохнула и кивнула.

— Итак, приказываю! Подойди ко мне!

Гномка сделала шаг, потом вся сжалась в ожидании боли и остановилась. Ничего не происходило, она продолжала стоять.

— Не понимаю, — потер лоб Ляк.

— Все просто, дружище. На мне ведь проклятие. Божественные заклинания для меня не проблема совершенно!

— Гри кан тина, ра пиру тира! — удивленно проговорила девушка.

— И такое вот воспитание у наших женщин, — воздел очи к потолку мой спутник.

Видимо, девушка материлась на гномьем. И кажется, эти слова я где-то слышал уже.

— При ка жи те е ще что ни будь по жа луй ста, — девушка не верила своему счастью.

— Приказываю! Попрыгай.

Девушка осталась стоять как ни в чем не бывало. На ее глазах появились слезы счастья, но постепенно выражение ее лица изменилось.

— Гри кан тина, — тут же выругалась она.

— Что такое? — не понял я ее всплеска эмоций.

— Судя по всему, она вспомнила, сколько народу видело ваш поединок. Несмотря на то, что она свободна, у нее больше нет ни дома, ни семьи. По закону она должна быть рабыней. Рабы, чьи хозяева умерли, обычно продаются другим хозяевам с молотка.

— Классная у вас традиция! — опешил я от такого заявления. — Ладно, меня это не касается. Пойдем к Гарусу, Ляк.

— Конечно, уважаемый Ирим.

Гном направился вперед, а я пошел за ним. Пора брать последнее задание и отправляться домой. Надеюсь, с моими ребятами все хорошо. Ничего, сейчас закончу с Гарусом и пойду к Бгорту. А там уже, вернув большинство своих способностей, отправлюсь домой. Перед глазами предстала картина с одной из моих башен. Я вспомнил, как морские волны разбиваются о каменистый берег…

— У ва жа е мый И рим, — послышался голос девушки.

— Чего? — удивленно посмотрел я на нее.

— Вы ведь уй де те из гор о да гно мов?

— Да. Еще одно дело сделаю и свалю.

— Возь ми те ме ня с со бой.

— Уважаемый Ирим, девушка, видимо, хочет с вашей помощью выбраться из города. Если стража схватит ее, то ей не поздоровится.

— Ладно, — вздохнул я. — Хочешь пойти жить к людям?

Она кивнула.

— Вы же са ми мен я спу та ли с че ло ве ком. Долж но по лу чить ся.

— Да, на человека ты похожа. Ладно. Помогу тебе, — я улыбнулся ей, и она тут же ответила на мою улыбку.

Мы дошли до храма. Ляк открыл двери и пропустил меня вперед. Бог, как всегда, сидит за своим столом и бухает. Странно, что он не так сильно прижился у нашего народа.

— Подожди здесь, — обратился я к Даре.

— Хо ро шо, — девушка серьезно кивнула и остановилась возле двери.

— Здравствуй, Леший! — раздался оглушительный голос Гаруса.

— Приветствую вас, Гарус, — ответил я ему.

— Смотрю, ты справился. Молодец.

— Спасибо. Теперь последнее задание?

— Верно, — кивнул бог. — Вокруг подземного города появились бомбарды. Это такие насекомые, похожие на ваших муравьев. Твари не очень опасные, но есть у них один минус — они очень любят взрываться. Я оберегаю город от них, но моя сила не безгранична. А эти твари, взрываясь, обрушивают тоннели и вентиляционные шахты вне города. Если так продолжится, то гномы просто задохнутся. Мне нужно, чтобы ты спустился к их логову. Там обитает матка бомбард. Если убить ее, то эти твари не смогут размножаться.

— Так, а как я ее найду?

— Есть прямой путь, но там очень много этих маленьких тварей. Скорее всего, тебя либо взорвут, либо обрушат тоннели. Поэтому идти лучше в обход.

— Понятно, — я почесал затылок.

Нелегкую задачку мне решил подкинуть бог, хотя когда он требовал чего-то простого? В любом случае надеюсь, это не займет много времени. Спущусь, убью матку и вернусь обратно.

— Держи, — он протянул мне часы и сверток.

— Что это? — удивился я, рассматривая часы.

— В них карта. Нажми верхнюю боковую кнопку.

Я нажал и получил трехмерную карту с проходами. На ней также было отмечено мое местоположение и маршрут.

— Прямо GPS.

— В свертке заклинание призыва. Когда закончишь с маткой, используй его.

— Хорошо, — я кивнул. — Тогда я пойду.

— Конечно. В плане подготовки я тебя не ограничиваю, не думаю, что ты будешь тянуть время.

— Конечно, нет, — улыбаюсь я богу.

— Да, кстати, это тебе награда за победу, — Гарус вытащил из-под стола небольшой мешок. — Этих денег хватит, чтобы подготовиться к походу.

— Спасибо, — я не стал отказываться и с трудом поднял свой приз.

Покинул храм вместе с Ляком. Он продолжал сопровождать меня по городу. Дара так и ждала у дверей.

— Ну, что? — тут же обратилась она ко мне.

— Задание получил. Спущусь тут в одно место, потом можно будет свалить.

— Э то хо ро шо, — девушка улыбнулась. — А сей час вы ку да?

— По магазинам. Нужно подготовиться к походу. Ляк, ты же поможешь мне выбрать снаряжение? Я, если честно, не имею ни малейшего понятия, что может потребоваться под землей.

— Я мо гу по мочь, — тут же вызвалась недавняя рабыня. — Я с детст ва хо жу в са мы е глу бо ки е…

Девушка защелкала пальцами, пытаясь вспомнить какое-то слово.

— Уважаемый Ирим, думаю, это будет лучшим выходом. Ведь я вне города бывал только в ваших городах, а на нижних ярусах не был никогда.

Я прикинул все за и против. А почему бы и нет? Подземелья — это не лес. Тут я ничего не знаю.

— Дара, пойдешь со мной?

Во взгляде девушки появилось удивление.

— А мож но?

— Да, думаю, мне очень пригодится человек, разбирающийся в подземельях.

— Я сог лас на, — тут же заявила она — Но я не человек, а гном.

— Привыкай. Недолго тебе осталось называть себя гномом. Ладно, пойдем подберем тебе снаряжение.

Видимо, девушке не улыбалось сидеть и ждать, когда я вернусь. А может, и не вернусь, тогда ее могли продать в рабство. Как я понял, сбежать из города очень сложно. Все входы и выходы прослеживаются как солдатами, так и магами. Кроме того, это ведь не родной ее город, а, значит, и друзей у нее, скорее всего, тут немного. Ладно, мне это тоже выгодно. Все-таки тут есть несколько нюансов, которые меня сильно смущают. Во-первых, я не разбираюсь в подземных монстрах, во-вторых, я не разбираюсь в передвижении по подземелью. Да, Гарус дал мне отличную карту, но вот вопрос: а что, если в одном из проходов будут монстры, которых я предпочту обойти? Как себя поведет эта странная техника? А если она вообще сломается? Я тогда останусь в подземелье без единого шанса на выход. А так получается баш на баш. Я помогаю ей, а она — мне.

Пока я размышлял, мы вышли к лавкам. Даже самые маленькие магазинчики были высечены в камне. Некоторые из них представляют собой маленькие окошки, из которых доносится то лязг металла, то запах чего-то съестного. Другие лавки, особенно с одеждой, отрыты, и в них можно зайти.

— Начнем с одежды? — обратилась ко мне девушка.

Говорила она также с паузами между слогами, но я уже наловчился ее неплохо понимать, поэтому почти перестал замечать этот момент.

— Да все равно. Денег должно хватить.

— Тогда, я думаю, для вас нужно заказать пошив.

— Ну, да, вряд ли у вас найдется одежда моего размера.

— О, ну тогда вам к мастеру Ропту, — вмешался жрец. — Он делает лучшую одежду. Уважаемый Ирим, вы будете брать кольчугу? Или латы?

— Нет, я не привык к такой защите, да и не вижу в ней смысла.

— Тогда пройдемте. Мастер делает очень хорошие кожаные доспехи.

Я пошел за гномом, Дара за мной. Наверное, эти ходы у них что-то вроде рынка. Народу здесь много, я бы даже сказал, очень. Несмотря на мой рост я постоянно опасался потерять из виду Ляка. В такой толпе это запросто. Гномка также старалась не отставать, пристроившись за мной.

— Уважаемый Ирим, а скажите, как там, наверху? — услышал я ее голос сквозь гвалт толпы.

— Во-первых, давай договоримся. Нам немало времени придется провести вместе, так что называй меня просто — Леший, — я посмотрел на собеседницу, та кивнула. — А ты никогда не была на поверхности?

— Нет, — покачала она головой.

— А язык тогда откуда знаешь?

— Меня брат научил. Он торговец и часто общается с вашим народом. Но и он наружу не выходит. Он подходит к воротам нашего города и обменивается там с людьми.

— Понятно. Как наверху? Хорошо! Там, знаешь, много полей, лесов, просторно очень.

Ляк завернул внутрь какой-то лавки, и я обтесал темечко о потолок.

— И над головой нет камней.

Я потер ушибленное место. Надеюсь, шишки не будет.

— То есть как? А что там над головой?

— Ничего. Просто воздух.

Девушка замолчала, о чем-то задумавшись.

Я осмотрел магазин. Повсюду одежда, причем только из кожи. Нет, есть различные вариации с тканью или металлом, но даже в этих моделях основой является именно кожа. Клиентов кроме нас не оказалось, что меня очень порадовало. Не люблю я эти столпотворения. Ляк заговорил с безбородым гномом, стоявшим за прилавком. Тот его внимательно выслушал, затем взял какую-то веревку и подошел ко мне. Он начал меня измерять, встав на табуретку. Мерку он снимал довольно интересным способом: вытягивал тонкую бечеву, цеплял ее край, затем отмерял, сколько ему надо, и отрезал. И так дальше по всему моему телу. Благо, раздеваться не заставил.

Все действия сопровождались разговорами. Гномы совершенно не умолкали, что неслабо действовало на нервы. Дара же не вступала в разговор. То ли изображает рабыню и помалкивает, то ли просто характер такой.

— Дара, можешь мне переводить, о чем они говорят?

— Да, конечно. Мастер Ропт рассказывает о том, что его троюродный племянник сегодня сдал на бакалавра в школе магических искусств, и теперь подумывает уйти наверх. Ляк же отвечает, что делать там нечего, и не нужно гневить бога. Мы народ подгорный, и такова наша судьба — жить под землей. Ропт же не согласен, он считает…

— Стоп. Стоп. Стоп. Хватит.

Когда Девушка начала рассказывать, прерываясь между слогами, в магазине поднялся невероятный гвалт, из-за чего у меня тут же заболела голова.

— Как скажете, — тут же стушевалась она.

Очень странная девушка. Раньше я думал, что она агрессивная и смелая, но сейчас она ведет себя кротко и смирно. Интересно, почему.

— Уважаемый Леший, Ропт предлагает чересчур завышенную цену, — доложила мне Дара.

— Он всегда берет дорого, — вступился за торговца Ляк. — Но его одежда одна из лучших. Мастер никогда не торгуется. Если вам не нравится его цена, то нам просто придется уйти.

— Ладно, раз ты ручаешься, пусть будет так. Неизвестно, сколько мне предстоит пробыть там. И одежду для Дары тоже закажи.

— У меня хорошая одежда, — возразила девушка.

— Я видел, как ты осматриваешь прилавки. Судя по всему, товар мастера тебе очень нравится. Скажи честно, твои одеяния лучшего качества, чем делает он?

Гномка отрицательно покачала головой.

— Ну вот видишь. Так что становись и ты, пусть мастер меряет и делает одежду на твою комплекцию.

Дара покраснела, кивнула и встала рядом.

Жрец передал мои пожелания Ропту, и тот взялся измерять девушку. Он что-то спрашивал, она отвечала. Я насчет моды не привередничал и попросил, чтобы одежда не сковывала движения. На их моду мне плевать. Торговец заказ принял и велел приходить через два цикла. Мы же распрощались с неплохой частью финансов, оплатив всю сумму полностью.

Дальше мы пошли к кузнецу. Даре нужна кольчуга, а вот я задумался. Стоит ли брать щит? Как показала практика, мне он в бою скорее мешает. Но вот если по мне будут стрелять, перчатка может не спасти. С другой стороны, щит — это лишний вес, а гномий щит — это большой лишний вес. Так что нет, придется отказаться. А вот хороший нож мне не помешает. Насчет арбалета я тоже задумался. Во время турнира я его не использовал, так как это было крайне неудобно и долго, а мои оппоненты были хорошо защищены. Но в подземелье мне может сильно пригодиться стрелковое оружие. Так что я все-таки купил себе арбалет и специальные бронебойные болты на него. После того, как мой арсенал пополнился ножом и топором из истинной гномьей стали, Дара настояла на необходимости покупки скалолазных снастей. Называются они тут иначе, но смысл тот же. Те же колышки, те же карабины, правда, немного измененные, но не менее крепкие. Естественно, веревка с «кошкой» и различные ремни. Когда я выразил сомнения в том, что мы сможем все это спокойно нести, мои спутники переглянулись и спросили, не собираюсь ли я покупать пространственный рюкзак. А я хотя бы узнал о его существовании. Как оказалось, этот рюкзак позволяет засовывать в него различные предметы, которые по факту будут находиться в другом измерении. Соответственно, веса у данной штуки нет никакого. Я, естественно, обрадовался. Хотел купить обоим, но, узнав цену, понял, что не смогу. Благо, хватило на один.

Все эти процедуры меня очень сильно вымотали. Часы с картой не показывали времени, а мои заводные отказались работать здесь, поэтому я просто убрал их в сумку. Ляк подсказал, что сейчас на поверхности встает солнце. Оказывается, у гномов нет такого понятия, как день или ночь. Они работают посменно. Пока спят одни, трудятся другие, потом меняются.

Когда мы вернулись к храму, я уже валился с ног.

— Ляк, ты найдешь комнату для Дары? — обратился я к гному.

— Конечно, — кивнул он мне. — Тихих снов вам, уважаемый Ирим.

— Добрых снов.

Я махнул гномам и завалился на матрац в одежде.

Когда я проснулся, в первую очередь достал мой приз. Книга внушала уважение своим размером. Я открыл ее и всмотрелся. То, что книга будет на гномьем, я понимал, но если раньше я планировал ненадолго задержаться и попросить мне перевести написанное, то сейчас со мной Дара. Что самое обидное, такая книга в магазине стоит копейки. Вот только ни один гном не осмелился бы продать ее мне без разрешения короля. К моему разочарованию книга не была атласом, в ней не было рисунков или фото. По ходу, здесь только рецепты. Я поднялся и вышел из своей комнаты.

— С пробуждением, уважаемый Ирим, — встречать меня у входа, похоже, стало привычкой Ляка.

— Здра ствуй те, — и эта туда же.

То ли я стал много спать, то ли они предпочитают не спать вообще. Но это все полемика.

— Дара, ты сможешь переводить мне рецепты, которые написаны в этой книге? — обратился я к девушке.

— Да, конечно, — кивнула она мне. — Нас учат этим элементарным зельям.

— Хорошо.

— Вот, возьмите, — протянул мне сверток Ляк. — Мастер закончил с заказом и просил передать его лучшие пожелания.

— Спасибо, — я принял одежду. — Подождите тогда, переоденусь.

Закрыл двери и распаковал сверток.

— Офигеть!

Одежда, сделанная мастером, была черной. Нет, не так. Блин, я не знаю, как объяснить эту черноту. Она просто поглощала свет. Как будто это черная дыра. Такая зловещая чернота. Добротная кожаная куртка, левый рукав отсутствует. Видимо, Ропт сделал ее специально такой, чтобы без неудобств сочетать комплект с моей стальной перчаткой. По форме напоминает косуху с капюшоном. Брюки из того же материала. Даже широкий ремень присутствует. Обувь и перчатка без пальцев на правую руку. Шикарно. Я тут же примерил все это дело. Легла как родная. С ума сойти. Попрыгал, поприседал, покрутился. Совершенно не стесняет движение. Черт, я влюбился в эту одежду. Захватил книгу и остатки денег, которые теперь помещались в ладонь, и вышел. Возле двери все еще стоял Ляк.

— Вам очень идет, уважаемый Ирим! — тут же польстил мне жрец.

— Спасибо. Передай мастеру мое искреннее восхищение его работой, — я провел правой рукой по рукаву куртки, наслаждаясь мягкостью кожи. — А где Дара?

— Тоже решила переодеться, — пожал плечами гном. — Как сидит? Все удобно?

— Просто великолепно.

— Вы вос хи ти тель ны!

Я обернулся на голос и почувствовал, как пересохло во рту. Материал, видимо, мастер использовал тот же, но вот костюм Дары был очень облегающим. Тьма как будто окутала ее голое тело, защищая от окружающего мира. А белые до середины лопаток волосы, распущенные в данный момент, создавали просто нереальный контраст.

— …… - цензурных слов, чтобы описать свое восхищение, я просто не нашел.

— Как это переводится? — смутилась девушка.

Ляк тоже посмотрел на меня с любопытством.

— Это примерно значит, что ты невероятно красива.

— Спасибо.

Во взгляде девушки вдруг появился холод. Она опустила глаза и подошла к нам.

— Дара, я понимаю, что среди гномов ты — не королева красоты, но если судить по человеческим меркам, ты действительно очень красива.

Девушка посмотрела на меня, и во взгляде ее читались желание верить и страх.

— Поверь, обмануть могут слова, но не глаза. Ты же видела, как я смотрел на тебя.

Гномка кивнула.

— Ладно, думаю, нам пора, — не стал я нагнетать. — Ляк, ты сможешь мне перевести названия зелий, чтобы я себе записал, что смогу сварганить? Их эффекты и свойства — тоже.

— Да, конечно. Это не составит труда, — тут же отозвался жрец — Пойдемте пока перекусим.

— Пойдем, — кивнул я ему. — Сколько тебе потребуется времени?

— Ну, за смену, думаю, закончу. Другой вопрос, что я не знаю, сможете ли вы опознать указанные здесь грибы и найти другие ингредиенты.

— Я смогу, — подала голос Дара. — Любая уважающая себя гномка должна уметь варить зелья. Уж грибы и прочую мелочевку для зелий из малой книги я смогу распознать.

— Отлично. Тогда с этим вопросов нет. Следующий момент, мне нужна информация о существах, с которыми мы можем встретиться.

— Описание подземных монстров мы найдем в библиотеке. Но все, естественно, написано на нашем языке. Чем хотите заняться в первую очередь?

— Давай так, поедим, а потом в библиотеку. Ты будешь переводить названия зелий, а Дара почитает мне о монстрах. Ты не против? — уточнил я у девушки.

— Конечно, нет, — улыбнулась та. Видимо, оттаяла немного.

— Тогда пора поесть.

Кафе гномов больше напоминают наши столовые. Берешь то, что тебе нужно, и садишься есть. Никаких тебе официанток или барменов. Но есть и различия. Платишь только при входе, ешь что хочешь и сколько хочешь, но больше получаса нельзя сидеть, иначе доплачивай. Видимо, поэтому у гномов принято кушать очень быстро.

Мы управились за пару минут. Блюдо из мяса с какими-то грибами и чем-то вроде пюре оказалось очень вкусным. Покончив с завтраком, мы отправились в местную библиотеку.

Войдя в здание, мы двинулись по правому тоннелю и вышли к залу, в котором стояли полки с книгами. Примерно как у нас, но есть огромное отличие. Гномы очень аккуратно обращались с книгами и следили за всеми, кто пытался покуситься на их сокровище. Видимо, это связано с тем, что для написания книг у них используется не бумага, а пергамент из тонко выделанной кожи. К слову, блокнот, купленный мной тут же, вышел в хорошую копеечку. Но мы не стали расстраиваться, а присели за стол, в центре которого на возвышении тускло светил красный кристалл.

— Итак, — начала моя помощница, — это атлас монстров. Здесь мы можем узнать о чудовищах, которые обитают в нужных нам местах подземелий.

— Отлично. Начнем.

И мы начали. Если честно, я не думал, что это займет так много времени, но безопасность превыше всего. Мы изучали информацию о тоннелях и их обитателях. Мы должны были подготовиться. И занялись этим вплотную. Ляк за пару дней перевел тексты и подключился к нам. На все это ушло чуть больше недели. Только потом, запасшись провиантом, мы с Дарой вышли в путь.

IV

— Ну, все, Ляк. Пошли мы выполнять задание твоего хозяина.

— Удачи.

Я вместе с Дарой подошел к железной дороге. Девушка наклонилась и дернула за какую-то веревку, проходящую внутри рельс.

— Эм… А что ты делаешь? — удивился я.

— Так мы проверяем, в каком состоянии дорога, если трос ходит спокойно, то она цела.

Девушка продолжила проверку, и только после того, как она удовлетворенно кивнула сама себе, мы сели в вагонетку. В ее центре находился рычаг. Гномка подняла его, и наш транспорт двинулся.

— Подвяжись, — она указала мне на веревку, судя по всему, заменяющую ремни безопасности.

Я попробовал, но вышла какая-то ерунда. Дара улыбнулась и помогла мне закрепиться. Наша вагонетка, постепенно разгонялась, набрала неплохую скорость. У меня даже сердце забилось чаще. Все-таки в скорости есть что-то такое, нереальное. Особенно когда ветер дует прямо в лицо, а не в лобовое стекло. Мы разгоняемся все больше и больше. Впереди появляется поворот, и железная дорога идет по стене.

— Уоу! — издаю я звук от неожиданности.

— И-И-И-И-И-И-ИХА-А-А-А-А-А-А! — выкрикивает моя спутница.

Она как будто восприняла мой вскрик, как сигнал, и начала радостно визжать на каждом повороте.

Я улыбнулся. Ведь именно из-за этого мы водили девушек на аттракционы и в кино. Девушка, которая может открыто показывать свои эмоции, заражает ими и мужчину. Вот и я сейчас лечу и искренне наслаждаюсь скоростью. Это просто непередаваемые чувства. А она рядом со мной, и так громко веселится, что самому хочется дурачиться, как мальчишке. Но это будет выглядеть нелепо с моей стороны. А хотя… да к черту!

— У-У-У-У-У-УХУ-У-У-У! — сердце наполняется детским счастьем.

Как же это здорово. Вот так лететь, прикрывая глаза от ветра, и наслаждаться жизнью.

Резкий подъем и спуск. Мимо проносятся камни и кристаллы, сливаясь в ровную линию.

— Подъезжаем! — кричит Дара, увидев какую-то светящуюся надпись на гномьем.

Девушка начала ногой вдавливать рычаг в пол. Раздался скрежет. Вагонетка стала притормаживать. Так продолжалось до полной остановки. Последним тормозящим фактором была каменная преграда с чем-то вроде пробкового дерева на ней.

— Прости, — смутилась Дара, видимо, из-за своего поведения.

— Хватит извиняться, — улыбнулся я ей. — Это тот самый шертан, о котором вы говорили?

Шертаном гномы называли что-то вроде деревень, расположенных неподалеку от города.

— Да, отсюда мы пойдем уже пешком.

— Ну, вот и хорошо.

Я встал, поправил рюкзак, проверил топор в кольце, нож на голени, арбалет за спиной, болты на поясе. Все на месте. Все доступно.

Дара так же осматривала себя. Кольчугу она решила пока не надевать, чтобы не звенела. Тем более, наши доспехи немногим уступали ее защите.

— Пойдем?

— Да.

Мы лихо спрыгнули с транспорта, после чего тот начал медленно отъезжать назад.

— Не спрашивай. Это магия, — ответила она на мой немой вопрос.

— Хорошо.

Мы направились по тоннелю. Деревня гномов отличается от города, наверное, только размерами. В остальном все то же самое. Такие же ответвления и лабиринты. Мы прошли шертан насквозь и выбрались к шахтам. Эта территория охраняется, и монстров нет, но вот дальнейший наш путь выходит к поселениям подземных гоблинов. Их земля начинается прямо за границей. Гоблины всегда раздражали гномов, но сколько их не уничтожай, они соберутся снова. Поэтому в этих тоннелях и стоит стража.

Коротышки обратились с вопросом к Даре, та им что-то ответила, и нас пропустили. Просить перевести я не стал. Скорее всего, что-то типа «Кто? Куда? Откуда?».

— Готова? — я встал перед проходом в дикие земли.

Света там нет и не планируется.

— Да, — девушка улыбнулась, смотря мне прямо в глаза.

Мы чокнулись бутылочками и осушили их. «Свет тьмы» — так пафосно называлось зелье ночного зрения у гномов. Оно позволяло видеть в полной темноте. Окружающее пространство видно буквально на пару метров вперед, но при этом зрение цветное. Как минимум, сейчас. «Третий глаз» решил использовать по надобности. Как мне объяснила Дара, в подземелье важны не глаза, а уши. Она тут же призвала своего питомца. Возле нас в воздухе появилось облако мрака, которое даже под зельем оставалось черным, а из него вынырнула летучая мышь. По нашему плану это животное должно разведывать путь. Что интересно, одна из способностей мыши — «Ментальные узы». Она могла передавать своей хозяйке все, что видит, или слышит. Такое подспорье в подземелье играло огромную роль.

Мы двинулись вперед, прислушиваясь к пространству и смотря себе под ноги, чтобы не шуметь. На головы наброшены капюшоны, а лица прикрыты масками. Немаловажной особенностью нашей одежды было то, что она не выпускала тепло. То есть, во-первых, в ней не замерзнешь, во-вторых, можно скрыться от многочисленных тварей, которые это самое тепло видят. Но есть и минус. В ней жарко. Поэтому данная одежда надевается только на голое тело, иначе тебя просто найдут по запаху пота. Однако, кожа все-таки дышит. Я долго пытался понять, как это возможно, но в итоге просто смирился с реальностью. Я и раньше не очень хорошо в физике разбирался, а сейчас вообще атас.

За время подготовки Дара научила меня основным гномьим жестам. Благо они не сильно отличаются от человеческих. К примеру, сжатый кулак означал команду остановиться. Мах в определенную сторону — направление движения.

Я сверился с картой и убедился, что мы идем по правильному пути. Встроенный GPS отслеживал наши передвижения. Через полчаса мы наткнулись на пятерых огромных пауков. Группа тут же перешла под мой контроль. Дальше идти стало веселее. Если выползало какое-то существо, паучки запросто расправлялись с ним и шли дальше. Я периодически возвращал их, обновлял умение и отправлял дальше. Встречные монстры сейчас не достигали и тридцатого уровня, поэтому были для нас легкой добычей. Через несколько часов мы остановились, быстро перекусили сушеными грибами, какими-то корнями и мясом, после чего двинулись дальше.

Следующая остановка была, когда мы начали уставать. Глаза еще не слипались, но тело требовало отдыха, так что мы разбили небольшой лагерь в одной пещерке. Дара накинула иллюзию на вход и барьер, чтобы никто не мог войти. Снаружи теперь казалось, что это просто стена. Единственным минусом являлся запах, но с этим справляется моя чудо-мазь. Также магическая защита блокировала звуки, поэтому мы наконец-то могли поговорить.

— И как вы так живете? Без света, в тесноте. Мы всего день тут ходим, а у меня уже голова кругом.

— Да как, нормально, — улыбается моя собеседница, срезая со стены мох. — Мы же выросли здесь. Каждый гном в любую минуту знает точное расстояние до любой стены. Мы знаем, что и где находится. Мы умеем слушать.

Нет, слушать я тоже умею, в лесу иначе никак. Но чтобы настолько!

Я обернулся на хруст и увидел, как мышка уже кушает моих пауков. Те, естественно, не сопротивляются, чем внаглую и пользуется питомец гномки. Ладно, на ночь их все-таки придется грохнуть. Так что сделаю это сейчас.

Я вытащил свой топор из гномьей стали, так как зачарованный решил приберечь, и поочередно упокоил всех пятерых, за что на меня тут же взъелась мышь и попробовала укусить.

«Рука».

Летучая тварь повисла в воздухе, что-то вереща. Матерится, по ходу.

— Ты убил ее добычу, — спокойно произносит Дара. — Она злится.

— А она что, хищница?

— Да.

Девушка подошла и взяла свою питомицу в руку, слегка поглаживая. Та тут же успокоилась. Немного полежав в ладонях гномки, мышка вернулась к уже мертвым паукам и начала их грызть, бросая косые взгляды в мою сторону.

— Ладно, Дара, пора нам спать.

Я подложил под голову рюкзак и улегся на холодном камне. Вот раньше никогда бы не позволил себе спать на камнях, но эта одежда давала такую возможность, так что, немного поворочавшись, я все же уснул.

Когда я проснулся, Дара еще спала. Будить ее я не стал, вместо этого взялся за изучение пещеры. Подошел к месту, где вчера срезала мох моя спутница, и присмотрелся.

«Ингредиенты: силиф, монионат, кинтин».

Я наконец-то смог понять, что это за надписи такие. Раньше у меня не было времени разобраться во всем этом. Знание дала книга. Там как раз говорилось о том, какие вещества можно с чем использовать, чтобы получить нужный эффект. Вообще, возможность видеть уровней у людей — не главная функция способности «Взгляд в суть», ее основная польза — в возможности распознать ингредиенты.

— Вы уже проснулись? — отвлекла меня от размышлений Дара.

Из ее декольте выглянула мышка и что-то недовольно пропищала.

— Да, пора поесть.

Мы перекусили и отправились дальше. Я долго не мог подобрать новых монстров для моего «Контроля», в итоге нашел сородичей моих вчерашних жертв.

Дара сжала кулак, показывая на стену. Подойдя к требуемому участку, нахожу что-то вроде рисунка. Изображено копье и завитая вокруг него щупальца. Значит, здесь начинается территория подземных гоблинов. Мы аккуратно двинулись дальше. Первые представители местного населения обнаружились буквально через сто метров. Мышка предупредила нас. Их было всего семеро, судя по одежде и оружию — охрана.

«Ужас»

Да уж, на привычных гоблинов они похожи только ростом и острыми ушами. В остальном эти чудовища отличаются от зеленых человечков кардинально. Вместо рук и ног щупальца, причем каждая конечность разделена на четыре склизких отростка. Все тело серое.

В нос бьет острый запах мочи, заставляя скривиться.

Твою мать!

Из тоннеля слышится крик.

«Рука»

Мигом разбиваю всю толпу сорокоуровневых тварей.

— Бежим!

Мы несемся по коридору, не задерживаясь на поворотах.

«Третий глаз»

Позади слышится топот. Множество ответвлений. Впереди появляется группа этих странных монстров. «Ужас» еще не откатился.

— Сюда! — Дара заворачивает в левый тоннель, и мы выскакиваем к огромной расщелине. Не перепрыгнуть.

— Держись за меня!

Без вопросов обнимаю девушку. Руки ложатся на грудь.

Гномка метает ввысь свою цепь, обвив ей огромный сталактит, после чего прыгает. От неожиданности я обхватываю ее и ногами. Мы проносимся над пропастью и приземляемся с другой стороны. Позади слышны крики. Гоблины уже убили моих пауков и стреляют из своих трубок, но до нас слишком далеко. Да и не смогли бы их дротики пробить нашу защиту.

— Выбрались…

— Думаешь? — слышу спокойный голос своей спутницы.

Оборачиваясь, вижу, как от стены отделяется огромный булыжник. Он обретает гуманоидную форму. Руки, ноги, голова. Все на месте, только вместо кожи камень. Голем? Нет, он дышит, и глаза вполне себе живые, вот только прикрыты каменными щитками. Каменный огр.

— Твою мать…

— Угу…

— Дара, отвлеки его. Мне нужно несколько минут.

— Хорошо.

***

— РА-А-А-А! — Огласил тоннель голос Существа.

Напротив него стоят двое, парень сбрасывает свой рюкзак и начинает в нем копаться. Девушка также скидывает ненужный балласт, оставляя в руках лишь кривой меч. Она бежит к гиганту. Монстр видит это, поднимает булыжник и кидает в миниатюрную гномку. Камень от удара о пол превращается в пыль, но девушки на том месте уже нет. Она превратилась в сотню черных частиц и переместилась за спину огра. Тот не успел обернуться быстро, вследствие чего она резво взобралась к нему на спину и добралась до глаз.

Новый крик огласил пещеру. Ловкая девушка достигла своей цели, но зрение монстра восстановилось моментально. Огры известны своей регенерацией. Они могут восстановить даже голову, если кто-то умудрится ее отрубить. Это существо исключением не было. Оно обозлилось на девушку и потеряло ее друга из виду. Оно пыталось поймать ее, словно человек, ловящий блоху. Хлопало по своему телу, стараясь достать наглую малявку. Гномка же попадаться не хотела и от неловких движений чудовища уклонялась без труда. Огру это надоело.

«Дрожь земли» — умение, при котором монстр подпрыгивает и, приземляясь, создает небольшое землетрясение.

Девушка сбилась с ритма боя и упала. Эта ошибка чуть не привела к ее смерти. Монстр занес ногу и собрался раздавить этого надоедливого клопа. Воительница успела кувыркнуться. Заметив это, огр бросил в нее новый камень, подобранный с пола. Гномке пришлось уворачиваться, но за первым булыжником полетел следующий, а за ним и еще один. Медлительный великан показывал чудеса в скорости метания, из-за чего девушке приходилось совершать такие трюки, которые не смог бы повторить ни один циркач. Она прыгала, кувыркалась, бегала по стенам. Огр пытался поймать ее, метал на опережение и ни в коем случае не подпускал к себе.

— Лови! — прозвучал мужской голос, после чего в грудь монстра влетела склянка.

Великан наблюдал за тем, как растворяется его каменная кожа. Он хотел зарычать, но не успел. В образовавшуюся брешь влетела стрела, из которой тут же вырос молодой побег. Огр умер.

***

— Уф-ф-ф. Интересная стрела, — Дара пытается отдышаться, этот бой дался ей нелегко.

Во время подготовки я изредка поглядывал на нее и невольно восхищался. Девушка чрезвычайно гибкая. Если раньше я думал, что она развивается в ветке телосложения или силы, то сейчас понял, насколько ошибался. Такие плавные, красивые движения. Особенно хорошо это показывал облегающий костюм. Я так засмотрелся, что забыл о том, что искал. Найдя подходящую склянку, начал копаться в поисках реагентов. Мы не рассчитывали, что можем здесь нарваться на Огра, поэтому я был не готов. Вытащил одну бутылку. Надписи не было видно, пришлось использовать «Воспламенение».

«Горючее вещество»

Я медленно отодвинул бутылку от огня и принялся искать дальше. Вскоре все ингредиенты были найдены, и я смог-таки их смешать и создать нужную мне кислоту. Еще в Салехарде я заметил, что все монстры с каменной кожей покрыты одной и той же породой, поэтому мы с Митричем нашли универсальный способ борьбы с ними. Я бросил склянку в грудь огра, и болт вдогонку.

— Да, дриада одна подарила за помощь.

— Дриада? — удивилась моя спутница. — Ты видел дриаду?

— Было дело, — киваю ей в ответ. — Слушай, а нам не пора?

— Думаю, можно переждать здесь. На территорию огра еще не скоро кто-то сунется. Слушай, а какая она?

— Ну, какая? — я вспомнил фигуру Миры. — Красивая.

— Расскажи! — тут же загорелись глаза гномки, но она сразу поправилась. — Пожалуйста.

— Да мне не жалко, слушай.

Я начал рассказывать ей историю моего знакомства с дочерью леса. Дара слушала с широко распахнутымии глазами. Когда я закончил, она задала новый вопрос. Я рассказывал ей истории, произошедшие со мной за это время, периодически оборачивая их в шутку, а ее интерес разгорался все больше.

— Ну, все, пора нам выступать, — решил я прервать время сказок. — Путь еще не близкий, так что посылай своего мыша в полет.

— Хорошо, — девушка встала и отряхнулась.

Я сверился с картой, и мы отправились в путь. Дальнейшие земли никому не принадлежали, периодически встречались монстры, которые пытались нами полакомиться, но у них это не очень-то получалось. Что меня раздражало, основная часть тварей была очень медлительной. Не выходило взять кого-то с собой. Но уровни не доходили даже до пятидесятого, так что мы запросто с ними расправлялись. Цепь Дары показала себя очень хорошо. Великолепная вещица. Мало того, что она удлинялась до десятка метров, так еще и практически не имела веса. Грозное оружие превращалось в стальную цепочку и пристегивалось на запястье девушки. Щитом Дара пользовалась редко, но из рук практически не выпускала.

Путь наш стал довольно спокойным, поэтому мы начали общаться, правда, шепотом. Первой не выдержала именно она, требуя от меня продолжения историй. Я с удовольствием рассказывал. Потом переключился на нее. Гномка тоже оказалась довольно открытой к общению. Она рассказала, что была дочерью шахтера. Отец у нее был высоким, и девушка получила его гены. Уже будучи подростком, она поняла, что выйти замуж для нее станет проблемой, поэтому училась драться. Практически все свое свободное время она посвящала занятиям с мечом и щитом. Только иногда, вечерами, она сидела в комнате брата и слушала истории. После «слияния» истории стали разнообразней, и ее все больше тянуло посмотреть, что там за мир вокруг, поэтому она попросила научить ее языку, который брат и сам знал плохо. Она много училась и тренировалась. Рассказывала о различных боях с другими гномами и монстрами. Даре исполнилось двадцать два. Этот возраст для гномов считается провальным. То есть, если девушка не вышла замуж от двенадцати до двадцати двух, то она проклята богами. Соответственно, в жены ее никто не возьмет. Поэтому гномка решила сразиться за право опуститься до уровня мужчин. Вообще их межполовые отношения — довольно забавная штука.

— Слушай, а чего ты меня на этот поединок-то вызвала? — уточнил я интересующий меня момент.

— У меня не было выбора, — стушевалась моя собеседница. — Понимаешь, вызвать кого-то просто так нельзя, для этого должна быть очень веская причина. Ты назвал меня человеком, и это оскорбление. Гномы считают людей уродливыми существами…

— Что?! — перебил я девушку, ошалело смотря на нее.

— Ну, вот представь, что есть существа в два раза выше вас, мужчины тонкие, как тростинки, а девушки толстые. Ты считал бы их красивыми?

Я задумался. Да, если с этой стороны смотреть, то я настоящий уродец для них.

— Вот, поэтому я имела полное право тебя вызвать. Ты же выиграл турнир и, пока не получил свой приз, мог проиграть. Тогда игры бы возобновились, и у меня был бы еще один шанс. А если бы я проиграла снова, то хотя бы имела человека, который смог бы меня обеспечивать.

Гномка снова потупилась. Дара, оказывается, довольно бесхитростная девушка. Все как есть говорит.

— Прости, Леший, я бы не поступила так, будь у меня хоть какой-то другой вариант. А так мне пришлось бы умереть от голода.

— Да ничего. Главное, что мы оба свободны. Выберемся отсюда, и увидишь мой мир своими глазами.

— Хорошо, — девушка улыбнулась, но тут же насторожилась. — Впереди семь существ. Троглодиты. Видимо, мы зашли на их территорию.

— Они шустрые?

— От нас отставать не должны.

— Ну вот и отлично.

Мышка вернулась, после чего мы тихо подошли к странным монстрам. Глаз нет, ушей тоже. Даже носа нет. На голове только рот со множеством маленьких зубов. Когда мы давали названия монстрам в библиотеке, я отчетливо вспомнил этих существ из старой игрушки. Поэтому гномьи «га рам» стали нашими троглодитами. Им только копья не хватало. Цвет яркий, оранжевый. Как мне объяснил Ляк, это потому, что они любят есть серу. Они вообще не хищники, но агрессивны из-за отсутствия органов чувств. Единственная их связь с окружающим миром — кожа. Они чувствуют любые колебания воздуха и земли. Так что пройти мимо у нас не получится.

Твари ожидаемо несутся нам навстречу, их ничто не волнует. Бегут на четырех лапах.

«Контроль»

Пятеро тут же напали на двоих в мгновение ока, убив ничего не ожидающих сородичей.

— Ну, что, побежали? — обращаюсь к девушке.

— Ага, — поддерживает она мою идею, и мы бежим.

Монстрики пятидесятых уровней стараются не отставать. Их лапы практически не издают звуков. Мы проносимся по одному коридору, сворачиваем в другой. Вокруг тишина. Кажется, что нас никто не преследует, но останавливаться нельзя: эти твари очень тихие. Мышка летит впереди, разведывая путь и сообщая нам о преградах. Через полчаса мы сбрасываем скорость, дальше трусим уже медленнее, периодически озираясь. Затем уже совсем переходим на шаг. Мы не знали точно, вышли ли мы с территории троглодитов и нас никто не преследует, или они все еще за нами идут. Останавливаться мы не спешили и продолжали идти, пока не вышли к обрыву. На этот раз нам нужно просто спуститься вниз.

— Хватайся, — велела моя спутница, закрепив цепь на одном из выступов.

Я схватился. Так же, как и в прошлый раз. И удобно, и приятно.

Брать с собой троглодитов крайне непрактично, поэтом я оставил их наверху. Как оказалось, не зря. Стоило нам спуститься, как послышался шум боя. Тихий, но отчетливый.

— Зи ру, лети! — послала вперед свою мышку Дара.

— Зи ру?

— Да. На нашем языке это значит «тень», — пояснила мне девушка.

— Интересно.

Я замолчал. Неизвестно, какие существа нам встретятся на этом уровне.

Дара пошла вперед, слушая своего питомца, я последовал за ней. Это положение немного напрягает, все-таки неудобно идти за девушкой в обтягивающей кожаной одежде. Мы дошли до большего отверстия в полу. Карта показывает, что дальнейший путь лежит через эту дыру. Ну, что поделаешь. Первой улетает мышка, следом спускаюсь я. Если что, девушка предупредит. Передвигаюсь медленно, стараясь не слететь и не отбить себе все, что можно. Реген, конечно, все поправит, но совершенно мне не хочется этих умопомрачительных ощущений содранной кожи, а может, и поломанных костей. Доползаем до разветвления и сворачиваем в левый проход. Блин, вот почему Гарус просто не послал сюда гномов. Тут бы они точно не поместились. Я и сам постоянно боялся, что застряну. Пару раз едва пролазила задница, видимо, нужно меньше жрать. Так продолжалось до тех пор, пока я не понял, что ногам больше не за что цепляться. Аккуратно спустившись, ловлю Дару.

— Территория минотавров, — тихо шепчет она.

Минотаврами я назвал рогатых существ с большими ноздрями. Больше они ничем не походили на ту тварь, которую я убил с сыновьями Омара в самом начале своего шествия. Ладно, выбора у нас всяко нет, так что пойдем дальше.

Дара сигнализирует, что впереди четыре монстра. Киваю, и мы медленно подходим.

«Контроль»

Вот у меня и новые помощники. Благодаря появившейся возможности рассматриваю их лучше. Противные твари. Кожа какая-то прозрачная. Можно рассмотреть, как работают внутренние органы. Вдобавок к этому у них еще и какая-то слизь выделяется постоянно. Короче, долго с ними ходить не вариант. Избавляться, конечно, жаль, у них уровни от семидесятого до семьдесят четвертого. Самые жирные из всех, кого мы встретили. Гномка снова сигнализирует о противниках. Тоже четверо. Ну, вот и ладненько. Посылаю своих бойцов вперед, сам иду следом. Девушка достает цепочку. Как только монстры попадают в поле зрения, стреляю из арбалета подарком дриады. Блин, в плечо! Хотя этому снаряду все равно, он через плечо прошивает минотавра своими корнями. Тот падает. Дара цепляет одного своей цепочкой и резко дергает на себя. Тварь падает у ее ног, а оставшихся двоих убивают мои подконтрольные при помощи Зи ру. На весь бой ушло лишь несколько секунд.

Следующая группа встретилась нам еще через пять минут. Потом еще одна. Мы не тратили на них много времени. Дальше сложнее. Группы пошли по десять тварей. Пришлось использовать умения и доставать топор. Все еще без особых проблем, но уже не так тихо. Мы проходили, уничтожая монстров толпами. Как итог, мы вышли к гигантской пещере, в которую нас вела карта. В ее конце расположен выход, видимо, нам туда, и все бы ничего, если бы не огромная тварь, обитающая там. На вид самый натуральный демон. Здоровенные рога, прозрачная красноватая кожа, на ногах — копыта. И вот если бы это чудовище не восседало на каком-то троне из черепов различных существ, я, наверное, так бы не переживал. Все-таки уровень только девяностый. Еще одним минусом стало то, что этот монстр был покрыт огнем. Пламя окружало его, поэтому я решил не рисковать волшебным болтом. Если его сломать, он все равно вернется целенький, а если сжечь? Не, в баню.

— Готова? — обращаюсь я к своей спутнице.

— Да.

«Ужас»

Не сработало, а тварь меня заметила.

— Давай!

***

Комната владыки «минотавров» светилась. Свет Сильнейшего озарял все вокруг. Слуги уже полчаса не кормили его, и Сильнейший пребывал в отвратительном настроении. Внезапно его огненную защиту попыталось пробить какое-то заклинание. Только он посмотрел на наглеца, как в комнату зашла беловласая девушка в черной матовой коже. Она вертела в руках цепь. Такой наглости монстр не мог потерпеть. Он громко взревел, приказывая своим подчиненным явиться немедленно. В коридоре послышался топот десятков ног, но Сильнейший не собирался ждать. Наклонив голову с огромными рогами, он бросился на пришелицу, но та отскочила и нанесла удар своей цепочкой. Впервые за очень долгие годы кто-то смог ударить его. Монстр взревел еще сильнее и попытался достать обидчицу когтями, но у него опять ничего не получилось. Девушка перепрыгнула и нанесла новый удар цепью прямо в глаз. Началась серьезная битва. Монстр не обращал внимания ни на что, кроме своей цели. Он гонял ее и гонялся за ней, пытаясь поймать, наказать, сжечь. Он совершенно не заметил, что его подчиненные куда-то делись. Он не увидел, как маленький человечек бегает за ним и держит левую руку в его пламени. Он не видел, как постепенно впитывается его барьер. Сильнейший использовал умение «Волна огня», но вся магия вдруг ушла назад, даже не коснувшись девушки. Когда он обернулся, то увидел, как в глаз летит топор, он завыл и сделал шаг назад, но под ногой была растянута цепь. Монстр с грохотом упал. Его тело начали пронзать вспышки боли. Человек и гном рубили монстра. Его взгляд, полный недоумения, обратился ко входу в пещеру. Где же его помощники?! А, вот они! Бегут спасать его. Их пять.

«Ну, теперь-то мы покажем этим пришельцам», — думал Сильнейший. Но он ошибался. Сородичи вгрызлись в его плоть и начали убивать своего господина.

V

Твою мать! Это было жестко. Нет, план был выполнен отлично, но сначала эти гребанные минотавры на подмогу прибежали. У меня аж волосы дыбом встали, когда эти твари всей толпой повалили. Благо, проход один и довольно узкий. «Ступор» и «Контроль» позволили удерживать монстров, пока я добивал их «Рукой» и арбалетом. Рогатые дохли один за другим. Последняя пятерка как раз перешла в мое управление. Когда я вернулся к боссу этих ребят, то боялся, что увижу жаркое вместо моей спутницы. Нет, девочка прекрасно держалась. Старалась исполосовать тварь своей цепью. Та злилась и бегала за ней. А дальше я чувствовал себя идиотом. Гоняюсь за такой махиной, стараясь не попадаться на глаза, и при этом впитывать защиту монстра в свою «Руку ифрита». Наверное, со стороны это казалось очень забавно, и в тот момент, когда я уже собирался атаковать, эта тварь выкинула новый фокус. Жесть, одним словом. Добив гада, мы просто свалились на пол.

— Это… было… опасно…

— Прости. Там появились его товарищи. Они меня немного задержали.

— Но мы справились, — улыбнулась она, смотря мне прямо в глаза. — Слушай…

— М?

— Ты можешь отозвать своих ребят? Их чавканье нарушает всю идиллию момента.

Я приподнял голову и велел мысленно своим подконтрольным отойти от туши их сородича.

— Я так понимаю, здесь теперь безопасно?

— Да, — Дара спокойно выдыхает. — Думаю, он своим воплем всех тварей разбудил.

— Тогда ночуем здесь. Отправишь мышку присмотреть за входом?

— Хорошо, — девушка кивнула и посмотрела на своего питомца. Тот тоже поднял голову с окровавленной мордой. — Сейчас, покушает.

— Конечно.

Я встал и подошел к проходу. Дороги там не оказалось никакой. Только стена. Сверился с картой. Твою мать! Теперь нужно ползти вверх! Хотя, с другой стороны, там уже не так далеко. Думаю, завтра мы закончим с последним заданием Гаруса.

Развернувшись, я пошел обратно. Дара уже встала и с удивлением рассматривала какое-то колечко.

— Что это? — подошел я поближе, чтобы взглянуть.

Стоило мне присмотреться, как «Взгляд в суть» дал подсказку.

«Кольцо бушующего пламени. Ловкость +25, Интеллект +50. Содержит умение «Огненный щит».

— Хрена фенечка! — опешил я от находки своей спутницы.

— Ты понимаешь, что это? Я вижу, что оно зачарованное, но больше ничего.

— Это колечко дает возможность использовать умение «Огненный щит». Но как конкретно оно работает, я не знаю. Видимо, слишком низкий уровень мудрости.

— Ничего себе! Может, попробуем? — тут же загорелась девушка.

— Давай, только знаешь, что… — я вспомнил ситуацию с Таней в том домике, — переоденься.

— Зачем? — удивилась Дара.

— На всякий случай.

Гномка пожала плечами и начала переодеваться. Прямо при мне. Блин, вот и как на это реагировать? Ладно, отвернусь. Не хочу, чтобы она считала меня озабоченным.

— Что дальше?

Когда я обернулся, то увидел девушку в простой серой одежде.

— Отойди в сторону от сумки, надень кольцо и скажи «Огненный щит».

Дара выполнила мои указания.

— Огненный щит, — произнесла она, и тут же ее окружило пламя.

Огонь сжигал ее одежду, как я и предполагал. Все это было так обворожительно и красиво, что я просто не смог отвести глаз, проглатывая набежавшую слюну.

— Кем а ту фар! — произнесла что-то на родном гномка и посмотрела прямо на меня. — Это же просто…

— Угу. Крутая вещь, — кивнул я, все так же делая вид, что смотрю именно на пламя в районе ее груди.

— Да, но она не моя, — девушка сняла кольцо, но огонь не исчез, он начал жечь тело моей спутницы. Она тут же откинула его в сторону и попала в толпу моих подконтрольных.

Гномка упала. Ее кожа сгорела начисто. Я бросился к ней.

Дара! Она с трудом держится в сознании. Черт! Да она же скоро умрет! Что делать? Зелье не поможет, она уже как уголек. Если не умрет от ожогов, погибнет от нехватки жизненных ресурсов. Вампиризм! У нее ведь есть такое умение.

Оборачиваюсь к своим минотаврам, но от них уже осталась одна зола. Твою мать! Ладно. Прижимаю девушку к себе.

— Дара, используй вампиризм, — стараюсь держать ее лицо возле своего горла. Главное, чтобы не умерла. — Дара! Вампиризм!

Черт, это очень больно, когда два клыка впиваются в твою артерию. Но это помогает. Девушка постепенно приходит в себя. Ее кожа сбрасывает угли и розовеет. Теперь все будет хорошо.

Сознание покидает меня.

***

Открываю глаза и ничего не вижу. Так, стоп! Опять эта тьма? Опять никакого света?! Резко дергаюсь. Но нет. Я просто ничего не вижу. Все конечности на месте. Значит, живой. Хотя двигаться что-то мешает.

«Третий глаз».

Все та же пещера, все тот же труп повелителя минотавров. О, а вот и помеха. Дара лежит, прижавшись ко мне. Голая.

— Ты как? — слышу ее слабый шепот.

— Хорошо. Ты почему голая?

— Ты был холодным. Я очень боялась, что умрешь. Я пыталась согреть, — голос девушки дрожит. Видимо, и правда боялась. — Прости меня, Леший. Я не чуть не убила тебя.

— И себя тоже, — решил я ее поддеть.

— Моя жизнь принадлежит мне, — покачала она головой. — За нее я несу ответственность сама, а вот за то, что чуть не убила тебя, прости.

— Сама, значит?! — я задумался.

Девушка, которая несет за себя ответственность. Идеал, блин.

— Долго я спал?

— Не знаю. Где-то полчаса.

— Хорошо. Давай покушаем.

— Да, конечно, — гномка встала и пошла к сумке.

— И да, оденься, пожалуйста, — сказать это оказалось куда сложнее, чем я думал. Пока она в таком виде, ни о чем другом я думать не могу, а мы в опасном подземелье, так что не стоит терять бдительность.

— Да, конечно, — тут же отвернулась она. — Прости, я понимаю, что мое тело вызывает отвращение. Просто подумала, что для тебя это не совсем так…

— Что? — я слегка опешил от этих слов.

И вот видно же, что она не на комплимент напрашивается, да и не расстраивается. Просто констатирует. Не понимаю.

— Дара, а у вас как относятся к голым гномам?

— Нормально, — пожала она плечами. — А как к ним относиться?

— Ну, вот смотри, у нас не принято ходить голыми. Если девушка раздевается, она просит мужчину отвернуться или выйти. Если это, конечно, не ее мужчина.

— Да? — удивилась девушка. — Зачем?

— Ну, это неприлично. Девушку должен видеть без одежды только ее мужчина…

— Но ведь вы же не прячете руки там или ноги? Зачем прятать другие части тела?

Ну, черт, вот и как ей это объяснить? Ладно, какая разница.

— Такой у нас обычай. А у вас, значит, никто не прячется?

— Нет, — пожала плечами девушка. — Одежда нужна как защита от холода и повреждений. А если ни того, ни другого не предвидится, то и смысла в ней нет. Поэтому у нас является признаком доверия общаться в голом виде.

Пока Дара говорила, она успела и одеться, и достать еду. А я наконец-то понял, что ее расстроило, и почему она мою просьбу прикрыть наготу приняла за унижение. Видимо, она показывала, что доверяет мне. А когда я попросил одеться, то просто резанул по ее и так низкой самооценке. Черт, ну и порядки у этих гномов.

Мы поели и развалились на земле, только тут я вспомнил про зачарованную вещичку.

— Дара, а ты не хочешь свое кольцо подобрать?

— Мое? — удивилась девушка.

— Да, твое. Для меня оно бесполезно. Весь огонь будет впитываться перчаткой, и толку от него не будет. Да и не принято у нас голыми ходить.

— Но оно очень дорогое.

— Считай, что это плата, за то, что помогаешь мне.

— Это нечестно. Я сюда по своей воле пришла.

Да что за тяжелый человек-то. Ну, ладно, гном. Но они, наоборот, вроде все для себя хотят.

— Дара, я дарю тебе это колечко. Пользуйся.

Девушка замолчала, и я уже начал закрывать глаза, когда она все-таки заговорила:

— Спасибо. Я обязательно расплачусь с тобой за такой ценный подарок.

— Ничего мне не нужно, — прошептал я, уже практически заснув.

***

— Ну, что, начнем? — я посмотрел на стену. — Все-таки ты хочешь идти первой?

— Да, я всегда любила лазать по стенам, да и если что, ты меня поймаешь. А вот в обратном случае, боюсь, я просто превращусь в лепешку.

Девушка улыбнулась, и я не стал возражать. Хотя сомневаюсь, что если с самого верха упадет, то я смогу ее поймать. В любом случае, к своему стыду, я совершенно не скалолаз.

Дара зацепилась пальцами за одну расщелину, оперлась ногой о другую и полезла. Поднявшись на пару метров, она вбила колышек с кольцом и вдела в него веревку, после чего полезла дальше, постепенно вбивая новые колья и закрепляясь лучше. Я наблюдал снизу и все больше переживал. Да, подстраховка, если что, должна помочь, но мало ли. Но все прошло как надо. Гномка добралась до входа в пещеру и закрепила веревку наверху. Тогда полез уже я. «Рука ифрита» покоится в магической сумке, так что взбираться вверх ничто не мешает. Держась за веревку и опираясь ногами, стараюсь не спешить. Дохожу до первого колышка и вынимаю его. Еще пригодится. Так прохожу до самого верха, где меня уже ждет моя спутница. Вернувшись, отвязываю веревку от камня и убираю снаряжение.

— Вот они. Бомбарды, — Дара говорит очень тихо, голос встревожен.

Оборачиваюсь и вижу, как маленькие насекомые, очень похожие на желтых муравьев, ползают по стенам. Уровни сто тридцать. Как так? Это что за уровни такие? Откуда? Но насекомым не объяснили, что такого быть не может, и они продолжают бегать по потолку, полу и стенам.

Оборачиваюсь к девушке и вижу ее указательный палец на губах. Да знаю, знаю. Этих тварей нельзя спугнуть, иначе здесь такой бадабум будет, что мы точно не выживем.

Медленно ступая между насекомыми, иду по тоннелю. Каждый шаг как по минному полю. Твари уползают в разные щели. Внезапно где-то впереди с потолка падает один из «муравьев». Раздается небольшой взрыв, затем еще один и еще. Цепочка взрывов доносится до нас.

«Кожа»

Падаю на землю, прикрывая собой Дэару. Волна проходит по мне, пэрактически уничтожив защиту. Вот же твари! Треперь понятно, почему они таких воысоких уровней. Хорошо, что монстры в щелях не взорвались. Иначе нас бы завалило к чертовой матери. Встаю и помогаю подняться своей спутнице. Она благодарно кивает, и мы идем дальше. Поначалу все было тихо, но со временем маленькие твари снова появились и теперь бегают по каким-то своим делам. Медленно продолжаем идти, стараясь никого не зацепить. Через два часа аккуратных передвижений все-таки доходим до назначенного места. Перед нами появляется голубоватая прозрачная стена. Из нее и выходят эти членистоногие.

«Третий глаз»

Впереди в пещере находится нечто огромное. Это даже и на муравья не похожее. Я бы сказал, что это просто тонна целлюлита с усиками, ртом и маленькими лапками. Уровень сто пятьдесят семь. Из нее постоянно выходят новые насекомые и разбегаются в разные стороны. Другие бомбарды, наоборот, стекаются к ней ручейком и закидывают в рот различную пищу.

Так, а что если коснуться стены «Рукой ифрита»? Свою защиту я надел, когда поднялся. Приближаю левую руку к барьеру, он тут же начинает втягиваться внутрь моего доспеха. Круто, конечно, но лучше его пока не трогать.

— Леший…

Оборачиваюсь на шепот Дары и матерюсь сквозь зубы. Одно из насекомых ползет по ней.

— Не шевелись, — проговариваю одними лишь губами.

Уф-ф-ф. Подхожу и кладу руку по ходу движения насекомого. Желтый муравей подходит, шевелит усиками и сворачивает, направляясь к спине. Черт! Обхожу девушку и снова кладу руку, чтобы снять монстра, но он опять отбегает, теперь уже по направлению вниз. Перекладываю руку, и он забирается на нее. Наконец-то! Бомбард бежит по руке в направлении плеча, но я успеваю подложить другую руку. Так маленькое насекомое и перебегает по моим рукам, пока я переношу его к стене. Черт, а ведь если эта тварь взорвется, без рук я останусь точно, а то и без головы. Подойдя к стенке, отпускаю его и только тут замечаю, что по мне уже ползут четыре мелкие твари. Да вы издеваетесь!

«Контроль»

— Идите к своей матке.

— Бежим!

Мы бросились в обратный путь. Бежать, стараясь никого не напугать и не задавить, крайне сложно, но благо недавние взрывы немного уменьшили количество членистоногих. До выхода осталось совсем немного. Времени «Контроля» еще меньше.

— Войдите внутрь своей матери и взорвитесь.

Тоннель трясет от сильного взрыва. Я успеваю выпрыгнуть, крепко держа в своих руках Дару. Шум нарастает, тоннель дрожит и рушится. Волна воздуха придает скорость падению.

«Полет»

Приземляюсь в пещере минотавра, все так же прижимая к себе девушку.

— Ничего себе… — шепчет она.

Да я и сам в шоке. Успели, блин. Отлично. Даже ни на кого не наступили во время побега.

«Вы получили уровень! Ваш уровень 124».

Осколки разрушенного тоннеля все еще падают, но проблем быть не должно. Наше убежище надежно защищено от обломков.

— И все? — удивилась девушка.

— Да. Судя по тому, какой там был взрыв, их матку все же подорвали. В любом случае, карта больше ничего не показывает. Или королева бомбард уничтожена, или до нее теперь точно не добраться.

— Теперь обратно?

— Подожди.

Я достал заветный свиток и разломал печать. Бумага тут же засветилась, постепенно рассыпаясь в моих руках, а на полу возле нас появился Ляк. В руке кружка и куриная ножка.

— О, уважаемый Ирим, вы справились?! — выговорил гном, прожевав кусок мяса.

Жрец вытер жирные губы рукавом и посмотрел на завал. Немного покачал головой, после чего его глаза засветились синим. Видимо, какое-то умение позволяло просканировать пространство.

— Все верно! Она уничтожена! — констатировал мой знакомый. — Значит, вас пора переместить наверх.

— Куда «наверх»? — решил я уточнить важный для меня момент.

— К храму, — пожал плечами Ляк. — Я могу отправить вас только в храм, в котором служу.

— Да, — киваю ему.

Гном подходит к стене, достает какой-то мелок и начинает чертить прямоугольник. Видимо, это должен быть выход. О, на цыпочки даже встает, наверное, чтобы повыше сделать. Теперь рисует что-то внутри будущей двери, достает нож, режет палец и прикладывает в самом центре рисунка. Стена входит внутрь и отодвигается.

— Проходите.

Мы входим в импровизированную дверь и оказываемся в уже знакомом помещении храма. Гарус все так же за столом. Он вообще перестает есть и пить?

— Здравствуй, Леший, — бог отрывается от своего бокала и смотрит на мою спутницу.

— Приветствую, Гарус, — говорю я и наблюдаю, как Дара падает на колени перед богом.

Блин, а что, может, с ним так здороваться надо? Хотя нет, не думаю, что для него это действительно важно, иначе бог не потерпел бы, что я так свободно с ним общаюсь. Ну, относительно свободно, конечно.

— Твое задание выполнено, — отчитался я. — Я искупил свою вину?

— В полной мере, — кивнул бог. — Теперь ты ничего мне не должен. Если пожелаешь, чтобы я самолично снял с тебя проклятье, просто попроси об этом вслух.

— Хорошо. Тогда мне пора, — я удовлетворенно кивнул.

— Не так быстро. Моего мнения ты спросить не хочешь?

Я обернулся и увидел улыбающуюся физиономию.

— Приветствую.

Чего ожидать от моего бывшего покровителя, не знаю, но думаю, раз он тут, еще и улыбается, то дела не так плохи.

— Должен сказать, Леший, хоть ты и не прошел через мой суд, но наказание уже получил. Я не могу спорить с братом по поводу его справедливости. Так что, если для тебя это важно, ты больше ничего не должен нам.

Я поднял взгляд на Бгорта. Сейчас в его глазах не видно радужек или зрачков, один голубоватый белок, по которому проходят маленькие разряды.

— Ну, что? — обратился старший брат к младшему. — Снимем с него проклятие?

— Не надо.

Оба бога посмотрели на меня с изумлением.

— Ты понимаешь, что не будешь иметь возможности использовать умения, дарованные богами? Да даже не это главное, боги не будут тебе больше даровать новые возможности. Мы даже видеть тебя не сможем. Ты не сможешь обратиться к нам за помощью, — попытался вразумить меня Гарус.

— Понимаю, — киваю им.

— Как скажешь, — пожимает плечами Бгорт. — Это твое право.

— Спасибо, — я встаю. — А отправить меня домой вы можете?

— Нет, — качает головой бог подземелий. — Телепортация — божественная магия, а мы не можем воздействовать на тебя.

Блин, может все-таки попросить снять проклятие и переместить меня обратно? Нет. Лучше я буду надеяться только на себя, на свои возможности и умения. Боги, храмы… Не нужно мне этого всего. Я пойду своей дорогой. Пусть все это будет не так быстро, но лучше так.

— Тогда мне пора, — встаю и оборачиваюсь к двери.

— Подожди, — останавливает меня Гарус. — Ты хорошо справился с моим заданием, так что я хочу отблагодарить тебя.

Бог подземелий нагнулся и достал небольшой мешок.

— Здесь только деньги, но думаю, они пригодятся тебе.

— Спасибо, — я положил подарок в сумку и вышел, не оборачиваясь.

Все кончилось. Теперь я могу просто пойти домой. Наконец-то.

— Ляк.

— Да?

Жрец и Дара не отставали от меня, так что я решил уточнить пару вопросов.

— Скажи, куда я могу выбраться из ваших пещер?

— Ну, с одной стороны гор ты пришел, а с другой стороны выход не так далеко от вашего города Пермь.

— Можешь провести меня туда?

— Конечно, — кивнул мой провожатый. — Но может, стоит сначала отдохнуть, выспаться?

— Там отдохну. Я очень соскучился по небу над головой. Дара, ты со мной?

— Да, — кивнула гномка. — Думаю, в Перми я и останусь.

— Хорошо.

Мы отправились по длинному коридору, петляющему и постоянно поднимающемуся. Когда ноги начали побаливать от напряжения, мы уже добрались до вагонетки.

Ляк пообщался с гномами, сторожащими данный путь, после чего мы сели и отправились. Перед глазами мелькала дорога, но мне стало как-то все равно. Я освободился от долга, теперь я могу идти домой. Черт, как же я устал от этого всего. Ничего. Поезда, вроде, ходят, думаю, дорога не займет так много времени. Очень на это надеюсь.

Мы спустились и вышли из тоннеля. На улице нас ждал свежий ночной воздух и бескрайнее звездное небо.

VI

С Дарой мы расстались на следующий день. Девушка, с одной стороны, хотела поехать со мной, а с другой, боялась далеко уходить от города гномов. Я не стал настаивать. Это ее жизнь, и ей решать.

Вскоре я выехал из Перми. Железная дорога находится не в самом лучшем состоянии, поэтому перемещаться пришлось с пересадками. Все это заняло не один день. В Саратов я добрался только через месяц.

— И что, никак туда не отправиться? — я потер переносицу.

— Нет, — сидящая за кассой женщина с искренним сожалением пожала плечами. — Понимаете, сейчас железная дорога ненадежна, поэтому многие пути еще проверяются и чинятся. В направлении юга и даже запада ничего подходящего нет.

— А что можете посоветовать?

— Попробуйте обратиться на караванную стоянку. Она как раз на южной стороне города. Многие торговцы стараются поддерживать связь с другими городами, но это рискованно очень.

— Хорошо. Спасибо.

Я развернулся и подошел к парню, который всячески завлекал клиентов.

— Шеф, на караванную стоянку довезешь? — обратился я к нему.

— Да не вопрос. Три серебрушки, и погнали.

— Поехали.

Щербатый парень в пуховике, работавший таксистом, кивнул мне, после чего мы отправились к выходу. Улица встретила пургой. Ветер гнал хлопья снега, залепляя глаза и не давая возможности оглядеться. Черт, как я по такой погоде поеду? Одно дело, из Лабытнанг, все-таки там была совсем другая ситуация, если бы не прошел зимой, то не смог бы потом выбраться из болот. Это была очень опасная затея, но выбора не было. Сейчас же меня никто не торопит. Долги розданы, а ребята куда лучше меня разбираются во всех моментах развития крепости.

— Шеф, слушай, а сейчас караваны вообще ходят? — обратился я к таксисту, когда мы забрались в небольшую бричку, запряженную двумя чалыми лошадками.

— Ходят, — кивнул он мне. — Но недалеко. А тебе куда надо?

— В Волгоград, ну, или если есть такие, то в Ростов или Краснодар.

— Да нет, приятель. Они и летом в такие дали не суются, а зимой так тем более.

Впрочем, я примерно так и думал. Значит, остаемся тут. Хотя нет, не совсем тут.

— Скажи, а у вас тут есть поблизости какие-нибудь хутора или деревни? Где пожить до весны можно.

— Пф… Навалом! Сейчас все сбежали из сел. Что там делать зимой? А вдруг монстр какой забредет? Короче, пустуют они. Если хочешь, отвезу в одну деревеньку. Там сестра моя работала. В их хатке и поживешь. Печка есть, даже дрова, вроде, оставались, когда я малую забирал. Думаю, за пять серебрушек в месяц сторгуемся.

— Приятель, — я посмотрел на собеседника, как на идиота, — дрова мне не особо нужны. Сам и нарублю, и напилю, а в остальном, ты мне еще доплатить должен за то, что я там жить буду. Присмотрю за домом.

— Ну, ладно, давай за три в месяц, — тут же сдал назад мой собеседник.

— Хорошо, только тогда позволь мне с твоей сестренкой свидеться, обсудить детали.

Таксист скривился, как от лимона. Так я и думал. Наколоть меня пытается, зараза. Либо он вообще не знает хозяев, либо не хочет делиться с сестрой.

— Серебрушка в месяц. Плюс, за дорогу десятка, — заключил он.

— Десять за все, — решил я остановить торг, на что он просто кивнул и дернул вожжи.

— Но!

Мы двинулись. Дорога, занесенная снегом, не сопротивлялась, что меня слегка удивило. Нагнувшись, я заметил, что это и не бричка вовсе. Сани! Самые настоящие сани были запряжены в двойку лошадей. Странно, что не собак, хотя по нулевому уровню парня видно, что он не боец, а, значит, и прокаченного питомца у него быть не может. Главное, чтобы до дома довез. Хотя стоит сначала заглянуть на местный рынок.

— Слушай, а давай сначала к рынку, затариться надо.

— Да не вопрос!

Когда все нужное было куплено, мы отправились дальше. Дорога особо не запомнилась, так как по сути своей являлась снежной стеной. Я не видел ничего, зато вот таксист смог доставить меня в небольшую деревню домов в двадцать.

— Вот тут! — остановил он сани.

Я осмотрел домик «Третьим глазом». Ничего такой, крепкий. Спрыгнув в снег, я ушел по пояс. Бедные лошади, блин.

— Держи ключики, — протянул мне связку мой новый знакомый.

— Хорошо, вот твои деньги, — я передал требуемую сумму, забросил рюкзак на плечо и направился к дому.

Открыть калитку при таком снегопаде оказалось настоящей проблемой. Пришлось очистить ногами вход, и только после этого я открыл дверь и вошел внутрь. Домик оказался двухэтажным, но при этом не очень широким. Скорее всего, чья-то дача. Да и какая мне разница? Ключи у парня были, а, значит, он с хозяевами знаком близко, ну или просто украл. И опять-таки, какая разница? До весны тут никто не появится, а весной я уже и сам свалю. А сам домик ничего, позади деревянная банька, дрова, как и обещал таксист, на месте.

— Мишка, Вьюга сюда.

Мои питомцы появились, огласив деревню кто воем, кто ревом. Лисичка тут же прыгнула мне на грудь, а медведь начал давить своей широкой головой.

— Соскучились, мои хорошие? — я погладил своих друзей, чувствуя, как тепло разливается в моей груди. Мне очень их не хватало.

— Уау уау уау! — тут же залаяла моя пушистая подруга и запрыгала вокруг.

Вьюга подросла и сейчас уже доходила мне примерно до пояса, что для песца очень даже неплохо, хотя, вспоминая ее родителей, ничего удивительного. Мишка же стоит весь такой сонный и вялый. Блин, я ему и прошлую зиму поспать не дал, и в эту поднял.

— Ладно, родной, тут есть гараж, так что пойдем. Думаю, эту зиму ты можешь смело проспать.

Мы обошли вокруг дома, после чего я с помощью топора и такой-то матери, открыл ворота и впустил своего косолапого гиганта. Мишка недовольно осмотрелся, выбрал себе уголок с кучей тряпья и улегся в него. Судя по внешнему виду моего товарища, к зиме он подготовился основательно, накопив достаточно жира.

— Хороших снов, здоровяк, — пожелал я ему, улыбнувшись на прощанье.

— Ур-р-р-ра-а-а-аур-р-р-р, — сонно проревел он в ответ, после чего я закрыл ворота типа «ролет» обратно.

— Ну, что, маленькая, пойдем осмотримся?

— Уау! — тут же встала на задние лапы лисичка, пытаясь дотянуться до моего лица, но я отпрыгнул, не давая ей такой возможности.

— Совсем ты как пес стала.

Мы обошли дом по кругу. Ничего особенного, даже сарая нет, огород также отсутствует, на его месте стоит сад. Беседочка с большим мангалом так и намекала, что приезжали сюда сажать именно печень, а не всякие там овощи да фрукты. Впрочем, я не против. Открыв дверь, я завалился внутрь, отряхивая одежду от снега. Вьюга ломанулась за мной, но я ее придержал. Не знаю, почему, но не люблю, когда животные в доме.

— Ты иди, поохоться, а я тебе лежанку под навесом с дровами оборудую.

— Уау…

— Нет, в дом тебе нельзя.

— Уау!

— Не спорь. Тут буду жить я. А ты под навесом, тем более, он закрыт от ветра, не переживай.

Вьюга состроила обиженную мордочку и понеслась на охоту. Я покачал головой и зашел в зал. В шкафу обнаружилось старое покрывало и немного одежды, которую, видимо, уже давно никто не носит. Я отнес все это на будущую ночлежку Вьюги и расположил для нее в углу. На…ал таксист — нет печи, правда, есть камин. Так что будем его эксплуатировать, да и если что, мангал имеется. Но это все потом. Нужно же еще и хворост раздобыть. Хотя понимаю, что сейчас найти сухие ветки будет непросто, но, думаю, с этим не должно быть проблем. В любом случае дрова трогать не стоит. Так, а сейчас продолжим осмотр.

Кухня как кухня, печка газовая, но газа нет. Пустой белый холодильник, дубовый стол, такие же стулья. Здесь жил небедный человек. Две спальни на первом этаже, зал, туалет и ванна. На втором этаже похожая обстановка. Чердак завален всяким хламом, ковыряться я в нем не стал, только «Третьим глазом» осмотрел все, что там находилось. Ничего путного.

Я спустился на первый этаж и начал осматривать зал. Здесь есть камин, а значит, можно развести костер. Отопление этого дома так же было газовым, так что, если не хочу замерзнуть, мое место тут. Я бросил сумку, поправил свой арбалет, проверил гномий топор и вышел из дома, закрыв дверь на ключ.

Я накинул на голову капюшон.

«Третий глаз»

Так, лес в той стороне, да и Вьюга, судя по следам, туда же побежала. Заранее посмотрел по компасу направление, по которому иду. Зимний лес опасен не только голодным зверьем, куда опаснее заблудиться, особенно под снегопадом.

Зайдя под кроны деревьев, я стряхнул снег с головы и поднял взгляд.

Как же он прекрасен! Снег пригибает ветви, стелется тонким слоем по земле. Зимний лес спит, заставляя любоваться собой, как милой спящей девушкой. Эх, главное не забывать об опасностях. А их всегда хватает в это время года. Даже волки сбиваются в стаи, что уж говорить о монстрах.

Я расчистил землю под деревом и начал собирать хворост, срубая сухие поломанные ветви. Мои мысли унеслись, оставив пустую голову. Я дышал свежим воздухом и наслаждался, не забывая, впрочем, об осторожности.

Когда я вернулся в дом, лисица уже ждала меня у ворот, охраняя свою добычу.

— Надеюсь, это съедобно? — пристально посмотрел я на свою подругу.

— Уау!

— Верю. Тогда пойдем к беседке. Нужно все это дело приготовить.

— Уау уау!

— Это ты любишь мясо сырым есть, а я хочу жареное! Так что не ворчи!

— Уау!

— Ну, хорошо, половину пожарю, половину оставлю тебе.

Вьюга довольно заурчала, и мы отправились к беседочке. Тушку, похожую на худого и высокого зайца, размером с кабана, тащила на себе Вьюга, я же нес хворост. Нужно его высушить. Не хочу, чтобы весь этот дым был в доме.

«Воспламенение».

Ворох щепок начал постепенно разгораться, после чего я начал подкидывать небольшие веточки, и так постепенно я просушивал и поджигал новые дрова. Густой дым вырывался из костерка. Я не стал использовать мангал. Костер разжег прямо на полу, расположив вокруг мокрый хворост, чтобы он подсыхал. Вьюга же сидела и смотрела то на меня, то на тушку неизвестного зверя.

— Есть хочешь?

— Уау.

— Ну, так поешь.

— У-у-у-уау уау.

— Согласен, вместе есть вкуснее, — хмыкнул я в ответ.

Лисичка подбежала и расположилась у моих ног, требуя к себе внимания. Я провел рукой по ее белоснежной голове. Маленькое прекрасное чудо. Хотя какая она маленькая? Она уже очень даже большая, а учитывая ее скорость, Вьюга становится идеальным убийцей.

Я достал нож и начал разделывать тушку. Шкура сразу отправилась в сторонку, позже натру солью. Посмотрим, что из нее можно будет сделать. В отдельный таз ушли внутренние органы. «Взгляд в суть» показал, что они содержат много различных интересных ингредиентов. С этим поработаю позже, поэтому скинул их в кастрюлю и в снег. Я наконец-то смог более-менее понять это умение. Раньше зелья приходилось делать практически «наощупь». Я брал известные мне рецепты и пытался понять обозначение названий, которое дает мне умение. Так, например, в желчи этого неизвестного монстра содержатся «рабинит, мирилоит, ганасиц, гениин». Что это такое и как с ним работать, как разделить и что делать, я не знал, приходилось искать общие сочетания этих реагентов. Сейчас же, благодаря книге гномов, я понял основную суть алхимии в этом мире, а, значит, могу экспериментировать. Это очень хорошо, ведь впереди у меня много времени. Хоть на улице и зима, но по факту сейчас только ноябрь. Думаю, минимум четыре месяца я буду тут, а может, и все пять. Неизвестно, какая тут погода в марте. Чем-то мне все это время нужно заниматься, и именно поэтому я решил остаться в деревне — чтобы иметь доступ к лесу, полному различных растений и животных.

Я думал о том, что нужно изготовить для начала, и как можно заменять одни реагенты на другие, чтобы получить нужный эффект. Все-таки мои рецепты основаны на животных и растениях близ Салехарда, а далеко не все из них встречаются повсеместно. Все эти мысли не отвлекали меня от разделывания тушки, и парное мясо уже ютилось в кастрюле, наполненной водой. Сегодня на ужин у меня будет шулюм! Картошку, лук, томатную пасту и специи я уже достал. Мясо нарезано крупными кусками, и вода уже закипела.

Приготовив нехитрый, но очень вкусный ужин, я налил себе порцию в тарелку и начал уплетать. Сухари, купленные в городе, пришлись в самый раз. Вьюга тоже не стала отставать. Ее челюсти размалывали косточки так, словно это был не монстр весом под пару центнеров, а цыпленок. С удовольствием облизав свою окровавленную мордашку, лисичка зевнула.

— Спать хочешь, проказница? — хмыкнул я, смотря на слипающиеся желтые глазки с вертикальными зрачками.

— Уау.

— Ну, тогда ложись. Я тоже пойду спать.

Я подвесил свою долю мяса, забрал оставшийся хворост и направился в дом.

***

Время потекло своим чередом. Каждый день я отправлялся в лес и каждый же день занимался алхимией. Людей в округе не было, что меня крайне радовало. Наверное, это странно, многие мои сородичи чувствуют себя в лесу тревожно, а вот среди собратьев легко и непринужденно. У меня все совсем наоборот. Я расслабляюсь только тогда, когда уверен, что никто мне не ударит в спину, никто не будет строить козни. Люди — самый непредсказуемый и опасный зверь. Хотя не все, конечно. Но все же.

— Уау! — отвлекла меня моя подруга.

— А что делать? Нужно попробовать!

«Кожа»

Я взял один пузырек и занес его над другим. Вьюга тут же выбежала на улицу из моей импровизированной лаборатории, которая раньше была просто беседкой.

— Умница, не стоит рисковать нам обоим.

Я уже вторую неделю бьюсь над созданием облегченного зелья скорости. Чтобы не выть потом от боли во время отката. Вообще, меня крайне напрягает, что после окончания действия зелий я на минуту становлюсь беспомощным. То есть, по факту это становится боем на выживание. Не смог добить противника, умрешь. Короче говоря, я принялся за одно из своих основных оружий всерьез. Правда, добился не столь многого. Те рецепты, что описаны в книге гномов, намного слабее моих. Да, если бой с равным противником, они будут огромным плюсом на чаше весов, но учитывая мою силу и ловкость, противники ближнего боя будут сильнее меня на порядок. Так что нужно искать что-то среднее. Из плюсов, которые я обнаружил в этой прекрасной книге, это «Зелье беспробудного сна». Вот таким длинным названием они обозвали очень интересную бурду. Что самое главное в ней — выпивший впадает в оцепенение. Состояние, близкое с анабиозом, и ничто не способно его разбудить, кроме противоядия. А проверив это зелье на монстрах, я наконец-то избавился от основной проблемы моего «Контроля». Теперь я могу не убивать монстров по окончанию действия, а усыплять до нужного момента. Да, действие не столь долговечное, как написано в названии, оно держится чуть больше суток, но и этого более чем достаточно. Короче говоря, я в восторге. Сейчас возле моей лаборатории спят пятеро громадных волков, которых я встретил месяц назад. Эти хищники семидесятого уровня, и в данный момент мне не попадались твари сильнее их. Конечно, в лесу мне мало что может навредить, но тем он и опасен. Когда ты решаешь, что знаешь его как свои пять пальцев, он подкидывает тебе новые сюрпризы. Ладно, все это полемика. Страшно, конечно, но нужно пробовать.

Капля из одной склянки капнула в другую, желтоватая жидкость внутри нее начала чернеть, выдавая совсем неожиданный результат. От греха подальше я отбросил от себя эту смесь, но не успел лечь на землю. Взрыв откинул меня, выбрасывая из беседки и отправляя в полет метров на семь. «Кожа» выдержала, но кубарем я еще пролетел метра три, пока не остановился. И только чудом увернулся от части крыши моей беседки. Твою мать! Жахнуло так жахнуло! Я встал и огляделся. Вьюга тут же прибежала ко мне, ластясь и привлекая к себе внимание. Надеюсь, Мишку не разбудил. Хотя он, наверное, привык. Сколько раз уже подобным образом заканчивались мои эксперименты. Правда, такой сильный взрыв я получил впервые.

— Итак, мы получили новый вариант взрывчатки. Причем, более мощный, чем прошлый.

— Уау!

— Я знаю, что я собирался получить, но сама видишь. Эксперимент не удался. Будем пробовать снова. Только нужно крышу новую поставить. Черт, надеюсь, я успею отсюда свалить раньше, чем появятся хозяева. Они точно будут в шоке.

Хорошо, что я убрал все из беседки после первого небольшого взрыва. Так сказать, от греха подальше, иначе было бы совсем тоскливо. Терять ценные реагенты и записи — это вот совсем невесело.

— Ладно, мелкая, пойдем, покушаем?

— Уау!

Мы направились к хате. Вьюга сразу получила свою порцию мяса, а я зашел в дом, чтобы перекусить в нормальных, человеческих условиях. На улице, конечно, хорошо, солнышко светит, снег начинает таять. Может, градусов пять тепла, правда, скорее всего, это ненадолго, все-таки конец декабря. Но все равно приятно.

Я разжег камин и поставил котелок с супчиком греться. Настроение сегодня отличное, нужно еще зайти в одну интересную пещерку. До этого я пару раз замечал ее, но никак руки не доходили. Судя по следам, живут там какие-то маленькие существа, причем ходят они на двух ногах, и либо у них какие-то странные стопы, либо примитивная обувь.

— Уау! — послышался с улицы настороженный лай Вьюги.

Какого черта? Пойду, гляну.

Я встал и накинул куртку, прихватив гномий топор и арбалет. Лисичка встретила меня у ворот, ходя из стороны в сторону. Видимо, там кто-то есть.

«Третий глаз»

Никого. Странно.

Открываю дверь и выхожу на улицу, далеко справа кто-то бежит. Судя по очертаниям тела — девушка. Видимо, она и пронеслась мимо.

— Стой, родная, — притормаживаю свою питомицу. — Интереснее понять, от кого именно она бежит.

Разворачиваюсь и вижу пару десятков человек на различных животных от обычных лошадей, до какого-то странного осьминога. Так, одна девушка убегает, толпа ее преследует. Что нужно сделать? Спасать девушку? Или помочь погоне? Хороший вопрос, я ведь не в курсе, почему за ней гонятся, может, у них есть на то веские причины. В этом новом мире кажущаяся маленькой и хрупкой девчонка, может оказаться опаснее голодного волка. Да и стоит ли мне в это вмешиваться?

Пока я размышлял, преследователи поравнялись с нами. Первый из них, увидев окровавленную мордашку моей лисички, резко дернулся и чуть не упал, но в него врезался второй, парни покатились кубарем, а остальные, видимо решив, что я атаковал их товарищей, тут же напали на меня.

Не ожидавший такого поворота, я словил ледяное копье грудью и отлетел к воротам. Кровь хлынула изо рта, а в глазах потемнело. Вот суки!

«Кожа»

Вырывать сосульку не спешу. Реген начнет работать только после окончания боя, а сумку с зельями я, как назло, оставил в доме.

«Ужас»

«Контроль»

В ближний бой вступать ни желания, ни возможности, ни, в принципе, надобности нет. Вьюга уже отправила на тот свет восьмерых, два десятка не могут пошевелиться, а пятеро атакуют своих же товарищей. Противники таяли на глазах, высокий парень с небольшой козлиной бородкой быстро смекнул, что к чему.

— Уходим! Серега, прикрой!

Толпа отправилась обратно, а между нами вспыхнула стена огня.

— Вьюга, стой! — прикрикнул я на питомицу, которая рванула за преследователями.

Лисичка вернулась и принялась за тех, кто стоял в ступоре. Не успел я и глазом моргнуть, как она расправилась со всеми, кроме моих подконтрольных.

— Принеси мою сумку, — с трудом проговорил я, держась из последних сил за остатки утекающего сознания.

Силы покидали со страшной скоростью, вытекая вместе с горячей кровью, которая растопила лед и сейчас свободно выливалась из моей груди. Не знаю, сколько времени понадобилось моей питомице. Может, пара секунд, а может, и минуты. Боль не позволяла правильно оценить течение времени. Когда белая мордашка все-таки притащила мне мою сумку, я уже лежал на земле и пытался не вырубиться. Дрожащими окровавленными пальцами я достал зелье жизни. Вылил часть на рану, часть выпил. Мое тело выгнулось дугой, рот открылся в безмолвном крике, и я отключился.

***

Пробуждение оказалось крайне неприятным. Все тело окоченело, а на небе уже взошла луна.

— Уау! — ткнулась мне в лицо мордочка, облизывая.

— Я тоже рад, что жив, но хватит меня слюнявить!

Я отодвинул от себя Вьюгу и встал на дрожащих ногах, опираясь на дверь, которая не хотела стоять на месте и постоянно шаталась. Оглянувшись, заметил останки тех, кого брал под «Контроль». Видимо, лисичка разделалась с ними, когда умение прекратило свое действие. Блин, и что бы я без нее делал.

— Спасибо тебе, родная. Я так понимаю, ты не голодная?

— Уау!

— Ну, еще бы, сколько мяса. Хорошо, что ты особо людьми не питаешься, только их питомцами.

— Уау, — поморщилась моя четвероногая подруга.

— Что, мы невкусные, хочешь сказать? А кто-то мне рассказывал, что человечина — самое вкусное мясо. Даже знать не хочу, откуда у того человека была эта информация.

Я доковылял до своего домика и выматерился. Повсюду вонь. Хорошо, котелок не расплавился. Правда, сгорел к чертовой матери. Ну, ничего, это поправимо, а вот то, что я лишился супа, очень прискорбно. Ладно, перекушу вяленым мясом, оно у меня всегда в запасах лежит.

Я достал из сумки провиант, набрал в кружку воды и присел за стол. Организм требовал срочно утолить голод, и я не собирался с ним спорить. Стараясь тщательно пережевывать мясо, я набивал живот едой. Переедать я не стал и остановился до того, как почувствовал сытость.

Хорошо, а теперь пойдем разбираться. Жалко, что у меня не осталось «языка», придется ловить беглянку. Узнаю хоть, что там случилось.

Я встал, надел «Руку ифрита», которую давненько отложил в сторонку, так как она только мешала, и накинул куртку.

— Уау! — встретила меня на улице Вьюга.

— Пойдем, найдем эту девушку. Сможешь взять след?

— Уау, — грустно повесила голову лисичка.

— Ну, не переживай. Тогда я сам найду.

«Третий глаз»

Так, она еще в деревне, в дальнем домике. Хорошо.

— Пойдем, — махнул я лисице, и мы отправились к незнакомке.

Луна освещает мой путь, а я иду и думаю, вот какого фига? Как вообще так получилось? Глупость ведь. Черт, вот такие глупости и приводят к смерти. И ведь сегодня я чуть не умер там. Нужно быть осмотрительнее. Или лучше всего вообще стать параноиком.

Я открыл калитку и шагнул во двор, подошел к двери и постучался. Девушка не открыла, она осталась сидеть все на том же месте.

— Можно войти?

Ответа не последовало, я выпил гномье зелье ночного видения и, вспомнив про гору и Магомеда, вошел внутрь. Незнакомка ютилась в дальней комнате, в которую я и проследовал напрямик. Войдя внутрь, открыл шкаф и заглянул прямо в зеленые глаза рыжеволосой красавицы. У меня даже дух захватило от того, насколько она оказалась симпатичной. Уровень двадцать второй.

— Пожалуйста, — дрожащим голосом прошептала она, — не трогайте меня.

Только сейчас я разглядел следы побоев и кровоподтеки. Особенно хорошо виднелись следы ошейника. Под распахнутым плащом не обнаружилось абсолютно никакой одежды, лишь голое тело, покрытое ссадинами. Вот суки…

— Не бойся, я не причиню тебе зла. Как тебя зовут?

— Ника, — с опаской посмотрела на меня девушка.

— Вероника, значит, — улыбнулся я ей, протягивая руку. — Пойдем. Тут холодно. Поверь, я не дам тебя в обиду. И сам не обижу.

Беглянка все еще с недоверием смотрела на меня, но помощь приняла и поднялась, правда, тут же скривилась, а ее нога резко согнулась. Видимо, или подвернула, или поранила. Я поднял ее на руки, чем вызвал испуг. Ника попыталась оттолкнуть меня, но я удержал ее.

— Не бойся, просто ты сейчас не в состоянии идти, я отнесу тебя к себе домой.

Девушка все еще отстранялась от меня, что капитально мешало ее нести, но учитывая вес этой красавицы, сильной помехой ее поведение не стало, тем более, вскоре она расслабилась и прижалась ко мне, положив голову на плечо.

Минут через пятнадцать мы уже были дома. Я усадил свою гостью в кресло возле камина и разжег костер. Чистить котелок не стал. Слишком долго. Вместо этого прикрепил кастрюльку с водой.

— Спасибо, — прошептала Ника.

— Да не за что, — улыбнулся я ей в ответ. — Все будет хорошо, не переживай.

— Правда? — зеленые глаза девушки смотрели мне прямо в душу, заставляя сердце сжиматься.

— Правда. Я не дам тебя в обиду. Не бойся.

— Спасибо, — девушка опустила голову, и по ее щекам полились крупные капли.

— Ну, что ты? — я подошел к ней и попытался заглянуть в глаза, но она просто обняла меня и уткнулась в шею.

У девушки началась истерика. Она плакала навзрыд. Я же гладил ее по спине, пытаясь успокоить.

— За что они так со мной? — шепотом говорила Ника. — За что боги так обошлись со мной? Я ведь никому не желала зла. Я просто жила, а они… они украли меня и насиловали. То один, то другой. Они просто пользовали мое тело. Издевались и насиловали. Им так это нравилось…

— Кто они?

— Юрий Сергеевич и его люди.

— Это кто?

— Мэр Саратова. Это он столько издевался надо мной.

— Это были его люди?

— Угу.

Хреново, что я могу сказать. Еще одна мразь добралась до власти.

— Спасибо, — девушка подняла на меня печальный взгляд и потянулась к моим губам.

— Не надо, — улыбнулся я и отстранился. — Отдохни лучше.

— Это из-за того, что они со мной сделали? — на ее глаза снова навернулись слезы.

— Нет, конечно. Просто тебе нужно отдохнуть.

Но на самом деле, как ни прискорбно — да. Причина именно в этом. Понимаю, может, это очень низко. Но учитывая, сколькие ее в эти самые губы… меня аж слегка передернуло. Понимаю, что так нельзя, но все же…

— Жаль, — девушка посмотрела на меня, и окружающий мир буквально исчез. Остались только ее глаза. Ее красивые зеленые глаза.

«Проверка на волю пройдена успешно».

Появившаяся надпись буквально выдернула меня из оцепенения. Глаза девушки раскрылись еще шире. Уровень мелькнул и изменился, сейчас передо мной стояло нечто восемьдесят шестого уровня. Внезапно она попыталась притянуть меня, но я отскочил. Что-то тут не так. Совсем не так! Ника растворилась, превратившись в серый дым, и окутала комнату. Струи неестественного марева потянулись ко мне, но начали втягиваться в «Руку ифрита». Комнату огласил громкий вой. Дым отступил.

— Что такое?!

— Я просто девушка. Хрупкая и несчастная девушка, — раздался шепот, исходящий со всех сторон.

«Третий глаз»

Ее нигде не видно.

— Где ты, тварь?!

— Я везде.

Я поднял левую руку и прыгнул вбок, стараясь собрать дым, но он тут же развеялся, смыкаясь позади меня. Вот же гадость. Ну ладно, посмотрим, что ты с этим сделаешь.

Достаю из сумки пузырек и бросаю себе под ноги, выбегая в коридор. Зеленый ядовитый дым встретился с серым, а я плотно прикрыл за собой дверь.

— Нет! Пусти! — донесся крик из комнаты. — Ты же обещал, что не обидишь! ТЫ ОБЕЩАЛ!

А ведь и правда, обещал. Но что поделаешь. Обстоятельства резко изменились. И умирать у меня нет никакого желания.

В комнате все чаще стали раздаваться крики, и вскоре наступила тишина. Входить я не спешил. Лучше переночую где-нибудь на улице. Вместе с лисичкой.

Раздался звон разлетающегося стекла, а затем рык и визг. Выбежав на улицу, я обнаружил растерзанное тело неизвестной твари. Внешне она напоминала человека только количеством конечностей. С ее губ капала зеленая слюна. Вот почему она так хотела поцеловаться…

VII

На Саратов опустилась ночь, люди начали медленно разбредаться по домам, молодежь еще ютилась возле фонтана, который носил название «Одуванчик», из центрального торгового дома выходили продавцы, неся на себе сумки с различными товарами. Многие мальчишки тут же начали подбегать с тележками, предлагая за небольшую плату отвезти их груз. Оставлять все внутри было крайне неразумным, хоть торговый дом и охранялся по ночам, но воров развелось слишком уж много после апокалипсиса. Город буквально утонул в преступности. Мэр Юрий Сергеевич пытался бороться с ними, но это все равно, что переносить воду в решете. Саратов всегда был большой деревней и, если покопаться, каждый доводился друг другу кто братом, кто сватом. Поймаешь одного, прибегут другие. Раньше люди верили в мэра, так как он смог обезопасить их от чудовищ, сколотил небольшую армию из смельчаков и постепенно завоевывал уважение. Со временем его репутация начала падать. Люди забыли о том, что этот человек сделал для них, и нередко были слышны шепотки, что пора бы сменить власть.

Юрий потер переносицу и откинулся в кресле. Уходить со своей должности он не собирался, а, значит, необходимо показать, что он нужен людям. Но как это сделать? Наловить монстров и выпустить в городе? Чтобы его отряды смогли разметать всех на глазах у горожан? Нет, это очень глупо, ведь вскоре все поймут, кто это организовал, и его будут гнать палками. В лучшем случае.

В дверь кабинета постучали, довольно громко и настойчиво.

— Войдите, — мэр сел с серьезным выражением лица, встречая нежданного гостя.

Им оказался его старый приятель, Георгий Мельский. Юрий Сергеевич уже собирался расслабиться и потянулся за бутылочкой коньяка, но вслед за старым другом вошел еще один парень помоложе.

— Можно? — обратился Георгий к мэру.

На людях друзья не показывали, что хорошо общаются, они старались соблюдать субординацию, хотя вне работы свободно пили и отдыхали вместе.

— Да, конечно. Что у вас?

— Это на счет того монстра.

— Перевертыш? — догадался мэр. — Что с ним? Его поймали?

— Витя, докладывай, — развернулся Георгий к парню лет тридцати.

— Здравствуйте, — начал тот. — Я и мой отряд вычислили эту тварь и начали погоню. Монстр несколько раз менял обличия, стараясь смешаться с толпой, причем не использовал те, что уже были засвечены. Видимо, копировал людей по факту встречи…

— Да, неприятная тварь, — признал Юрий Сергеевич.

Перевертыш, как обозвали его люди, появился в городе полгода назад. Никто не мог его поймать, так как эта тварь легко скрывалась под личинами других людей. Убивала она медленно и аккуратно. Местные эксперты утверждали, что монстр впрыскивал свой яд через рот жертвы во время поцелуя. После этого спасти человека становилось невозможно. Все его внутренности растворялись и переваривались. «Внекишечное пищеварение», постановили эксперты. Когда супчик был готов, монстр выпивал свою жертву в прямом смысле этого слова. Одному «счастливчику» удалось случайно увидеть, как раскрывается рот твари, и оттуда выходит длинная тонкая глотка. Она пила людей также через рот. Отвратительное зрелище. Тогда Юрий и сколотил команду против этого монстра. И вот этот подающий надежды парень по рекомендации Жоры возглавил отряд.

— Вы убили ее? — перешел мэр к сути.

Если ребята справились, это будет хорошей возможностью закрепиться на своем посту.

— Нет, — покачал головой подчиненный. — Мы гнали ее очень долго, но она постоянно ускользала. В конце концов, мы добрались до деревни и там встретились с неизвестным. Он остановил наше преследование, перебив большую часть отряда. Из сорока вверенных мне людей в живых остались только семеро.

— Ни хрена себе! — раскрыл в удивлении рот Юрий.

Его рука потянулась к бутылке. Он достал янтарный напиток и рюмку, налил всем троим и тут же выпил. Оставшиеся двое переглянулись, но отказываться не стали.

— Так значит, он защищал эту тварь? — пристально посмотрел на своего подчиненного мэр.

— Не могу сказать. Может, решил, что мы гонимся за беззащитной девушкой. Все-таки именно такой облик принял перевертыш, когда мы гнались за ним.

— А это и не важно, — глаза Юрия Сергеевича заблестели. Это отличная возможность проявить себя и показать людям, какой он важный и надежный человек. — Кто-нибудь знает о произошедшем?

— Нет, — покачал головой парень. — Я велел помалкивать пока.

— Это ты правильно сделал. Информацию нужно подавать грамотно и с нужного ракурса. Итак, ты, мой юный друг, встретил повелителя монстров.

— Юрий Сергеевич, это ведь просто байка, — иронично посмотрел на друга Жора.

— Байка, но многие люди верят, что в лесу бродит существо, похожее на человека, и повелевает монстрами. Это нам на руку. Мы выставим этого неизвестного повелителем монстров и убьем. Жора, найди Веру, мне нужна максимальная огласка, причем в нужном свете.

— Хорошо.

«Извини, приятель, но ты подвернулся мне очень вовремя. Тебе придется умереть за благое дело!»

Мысли проносились в голове мэра с бешенной скоростью. Это был его шанс и неважно, прав человек, или нет, неважно, что он силен, все-таки в одиночку убить более тридцати прокачанных ребят — не каждому дано, но «чем больше страданий, тем выше храм». Кто-то умрет, но тем ценнее будет победа, и тем больше ужаса будет в глазах выживших.

***

Проснулся я не в самом хорошем расположении духа. Еще бы, сначала эти происшествия, затем еще трупы убирать. Местные падальщики меня не особо беспокоят, но кровь и разлагающиеся тела перед домом не способствуют хорошему аппетиту. Когда я все-таки улегся, то не смог заснуть сразу. В голове творился бардак. С одной стороны, словам этой твари верить нельзя совсем. Когда Вьюга растерзала ее, то на земле остался не человек, а что-то отвратительное. Тонкая полупрозрачная кожа, худое тело. Скорее всего, она принимала облик той рыжей девушки по собственному желанию, причем придумала историю, способную меня разжалобить. Тварь. Тогда остается вопрос, кем были ее преследователи? Для того, чтобы ответить на него, нужно добраться до города. Сегодня ехать особого смысла нет. Все-таки я проспал практически до полудня, а зимой ночь наступает быстро. Лучше пойду завтра с утра, может, их товарищи сами придут с вопросами и не станут нападать, не разобравшись. Было бы здорово. Ладно, сегодня надо немного отвлечься. Схожу все-таки в ту пещерку. В таких местах частенько имеются нужные мне плесневые грибы, может, найду что-то ценное, кроме того, тело этой твари нужно осмотреть, особенно слюну.

Я встал с кровати, нацепил «Руку ифрита» и куртку. Топор попал в кольцо, арбалет занял свое законное место на спине. Ночевать сегодня пришлось в другой комнате, так как выбитое окно не сильно способствует приятным ощущениям, да и яд до конца не выветрился, оставив противный запашок. Проходя мимо зала, заглянул внутрь. Все так же разбросанные вещи, какая-то блевотина. Видимо, этой гадине не пришелся по вкусу яд. Сгоревший котелок на полу и такая же кастрюля, которая была благополучно забыта вчера на костре. Блин, я так всю посуду испорчу. Мать их волшебницу. Хорошо хоть еда была на кухне и не пострадала.

Я вышел на улицу и тут же был атакован Вьюгой. Лисичка начала вертеться вокруг моих ног.

— Проголодалась?

— Уау!

— Тогда давай перекусим.

Я кинул ей кусок сырого мяса, а сам достал запасы вяленного. Готовить сегодня нет никакого желания. Мы быстро проглотили свои порции.

— Мелкая, я сейчас пойду в лес к пещере, а ты оставайся тут.

— Уау?

— Ну, вдруг придут враги, а у нас тут соня в гараже совершенно беззащитный. Присмотри за ним.

— Уау!

— Нет, за меня не беспокойся, все хорошо.

— Уау?

— Да точно, точно. Все, оставайся тут.

Я развернулся и отправился в сторону леса. Погода сегодня мерзкая. Ветер дует, пасмурно. Хорошо хоть снегопада нет. Я поправил арбалет, проверил болты. Все на месте и легко достается. Тогда пошли.

Я зашагал в нужном направлении, высоко поднимая ноги. Да, зимой бродить не так уж и просто. Зато в лесу легче. Снега меньше, да и звери уже протоптали тропинки, а на них можно наступать смело, не боясь провалиться в яму и сломать ногу. Постепенно разгребая снег, я добрался до знакомой пещеры. Следы свежие, значит, кто-то там живет. Ну, пойдем, познакомимся.

Я достал топор и сделал первый шаг внутрь, тут же заметив интересную особенность — в самой пещере есть протоптанные дорожки. Такое чувство, что эти странные жители передвигаются только гуськом. Интересно, почему?

Я нажал обухом топора на неистоптанную часть дороги, держась возле выхода на всякий случай. Топор начал проваливаться. Вытащив свое оружие из образовавшейся дыры, я забросил туда камешек. Несколько секунд была тишина, и только потом звук удара. Вот же маленькие гады. С такой высоты упадешь, костей точно не соберешь. Значит, нужно идти исключительно по местам, истоптанным их ножками. Хорошо.

«Третий глаз»

Я просмотрел туннели, найдя местных жителей, похожих чем-то на плюшевых мишек. Такие же маленькие и пушистые. Их можно даже назвать милыми, но я только вчера убедился в том, как обманчива бывает внешность, так что лучше быть максимально осторожным. Кроме этого, я заметил еще несколько ловушек. И еще, и еще одну. Вот же мать твою! Это что за хрень! Пройти будет непросто, но, думаю, я справлюсь.

Я двигался медленно и осторожно, используя «Третий глаз» по откату и останавливаясь, пока не смогу его использовать вновь. Соваться внутрь слепым котенком нет никакого желания, несмотря на выпитое мной зелье, без рентгена лезть в коридор, полный неизвестных мне ловушек, я не буду. Проходя все дальше и дальше, я заметил, что местные жители уже обнаружили меня и всячески стараются избежать встречи. Интересно, а ведь они сами прорыли эту пещеру и, видимо, тут должен быть настоящий лабиринт, но земляные работы еще не закончены. Так что сейчас они уже собрались в тупике. Сколько их тут? Сотни две взрослых особей и еще около полусотни детенышей. Я медленно подошел к пещерке, в которой собрались все эти странные существа.

«Кожа»

Я заглянул внутрь, держа в руке колбу со взрывчаткой, но забросить ее так и не смог. Эти маленькие мишки Гамми стоят передо мной на коленях. Впереди особенно забавный монстрик, с перьями на голове, скорее всего, вождь. В его руках поднос, на котором собран всякий мусор. Здесь и стеклянные бутылки, и крышечки, есть даже золотое кольцо. Стоят смиренно, не пытаются напасть. Видимо, эти существа предпочитают именно ловушки, ничего из себя не представляя в открытом бою. Да и уровни от первых у детенышей, до тридцать восьмого у вождя. Я подошел к подносу и взял с него два интересных минерала. Умение «Взгляд в суть» показало, что они действительно ценные, учитывая названия ингредиентов, которых я пока не встречал. Только в книге видел. Мишки не пошевелились, оставаясь все в том же положении. Я не стал их больше беспокоить и вышел, направившись обратно все тем же путем. Времени это заняло порядочно, но вскоре я выбрался на свет. Интересные существа, и чем-то они мне понравились. Даже не могу сказать, чем.

— Вьюга, сюда.

Лисичка в мгновение ока оказалась рядом.

— Сбегай, поймай кого-нибудь мясистого и принеси сюда, к этому входу.

— Уау! — отреагировала моя питомица и тут же исчезла.

Я присел недалеко от входа, наблюдая за мишками с помощью «Третьего глаза». Они толпились у входа, но выходить не спешили. Боятся, видимо. Интересные существа, и теперь я хоть знаю, в чью ловушку едва не угодил на прошлой неделе. Да и не одну уже замечал в лесу.

Вьюга вернулась примерно через полчаса, принеся в зубах монстра, похожего на оленя. Лисичка оставила свою жертву возле входа и подбежала ко мне.

— Ну, а теперь пойдем домой, — я погладил свою питомицу по голове и развернулся к дому.

Перед уходом обернулся, заметив, как исчезает мой подарок этим странным существам в их пещере. На душе почему-то стало тепло.

Дома я все-таки принялся за готовку и вскоре ужинал горячей кашей с кусками мяса. Завтра пойду в город, а сегодня нужно поспать.

***

— Все делаем по плану, дальше у нас режим тишины. Всем понятно? — мужчина в возрасте посмотрел на своих подопечных.

Пять убийц, прокачивающих невидимость и ловкость. Им велели пробраться внутрь дома и убить монстра, пока он спит. План был продуман детально, для составления схемы дома были найдены его владельцы. Какой-то парень, работающий таксистом, пытался убедить их, что там живет обычный человек, но его никто не слушал. Горожане хорошо запомнили, что нельзя доверять внешнему виду. Перевертыш преподал им хороший урок. Поэтому на вопли парнишки никто не обратил внимания.

Были собраны три группы людей. Пять убийц, тринадцать магов на летающих питомцах — они должны спалить дом, если ассасины не справятся — и двадцать семь воинов прикрытия. Среди них и танки со щитами, и лучники, и бойцы с двуручными мечами. Минимальный уровень сороковой, максимальный — семьдесят третий. Эти ребята будут поджидать возле дома на случай, если монстр выпрыгнет в окно. На это задание были подобраны лучшие бойцы. Все должно пройти как надо.

Убийцы использовали «Невидимость», тут же растворившись в воздухе. Они медленно двинулись к цели, стараясь не шуметь и не привлекать внимания. Когда старший уже подошел к двери, он почувствовал пристальный взгляд. Мурашки пробежали по спине убийцы, медленно обернувшись, он увидел желтые глаза с вертикальными зрачками. Ассасин хотел крикнуть, но не успел. Зверь прыгнул, вмиг перекусив шею человека, вместе с нижней челюстью. Откушенная голова покатилась по земле, а тело, которое уже стало видимым, забилось в конвульсиях. Товарищи убитого обернулись на шум, но лисицы там уже не было. Она оказалась позади другого нападающего и так же быстро откусила голову. Третий использовал какое-то умение, послав в нее зеленую стрелу, но лиса легко уклонилась, вмиг набросившись на жертву. Оставшиеся двое попытались сбежать. На одного приземлилась Вьюга, ломая и дробя кости. Раздался крик боли и отчаяния, но непродолжительный. Клыки прервали жизнь мужчины. Последний уже почти перебрался через забор. Встревоженные союзники бежали ему навстречу, когда челюсти зверя вцепились ему в ногу, утаскивая обратно. Ночь снова огласил крик боли.

***

Меня разбудил громкий крик. Подскочив на кровати, я вдел руку в свою защиту, на ходу застегивая ремни.

«Третий глаз»

На улице кровавое месиво. Пять трупов, Вьюга постаралась на совесть, в данный момент она выбежала за ворота и атаковала группу людей.

— Сейчас, родная, я иду.

Выпрыгиваю из дверей и тут же падаю от взрыва. Кто-то атакует. Где? Оглядываюсь, но никого не вижу. Сверху! Успеваю выставить свою защиту, принимая на нее удар молнии. Какого черта! Маги на летающих питомцах. Вот же твари.

«Ступор»

Все монстры, находящиеся в воздухе, теряют над собой контроль и падают на землю. Здесь метров восемь точно есть, так что должны умереть все. А, нет, один вон «Полет» выучил. Ну ладно.

«Рука»

Резко сжимаю человека, переламывая кости. Он умирает мгновенно. Все, с угрозой с воздуха покончено. Выбегаю на улицу. Живых тут только четверо. Они стоят кольцом, прикрывая друг другу спины, а вокруг кружит Вьюга, заставляя их прижиматься теснее.

«Контроль»

Все четверо попадают под мою власть.

— Умница, — глажу я по голове лисичку и разворачиваюсь к заложникам. — Кто вас послал?

А дальше начался допрос. Это оказались люди некоего Юрия Сергеевича, кажется, та тварь, которую они называют перевертышем, уже говорила о нем. Но, судя по всему, врала. Никто ее, естественно, не ловил и взаперти не держал. А я убил тех, кто на нее охотился. Судя по их рассказу, этот самый Юрий Сергеевич решил, что я и сам какой-то монстр, раз защитил монстра. Черт, как же все нелепо вышло-то. Надо с этим разобраться. Мне еще месяца два тут куковать, а эти ребята мне спокойно жить не дадут. Но как я понял, мой фоторобот уже разослан по всем инстанциям, и меня ищут. Пробраться в город будет не так просто. С другой стороны, а зачем мне в него пробираться? Можно же просто отправить этих ребят с посланием. И все.

Я достал листок и ручку и накатал маленькое письмецо этому самому мэру, объяснив, что к чему. Надеюсь, он поймет и разберется. Убивать обычных людей мне совершенно не улыбается. Они ведь не твари какие-то.

Дождавшись, когда откат умения пройдет, я передал свое письмо и отправил эту четверку в город. Посмотрим, что из этого получится, завтра вечером пройдусь до города и гляну, что там происходит. Войти будет сложно, но мне и не надо. Главное, взять языка. А сейчас опять придется убирать трупы. Да что же такое, блин.

Я поднял ближайшее тело и отправился к оврагу.

— Чего стоишь? Помогай, — велел я свой четвероногой спутнице и начал выполнять работу.

Когда тела были перетасканы, а снег очищен от крови и грязи, я вернулся домой. Перед самым входом в мою лачугу обнаружились два минерала, похожие на те, что я взял у мишек Гамми. И ряд следов маленьких ножек.

— Ну, ладно, за добро нужно платить добром.

Я зашел во двор, осмотрел домик и покачал головой. Вот что за уроды? Проломили крышу, поломали весь второй этаж. Хорошо, что жил я на первом. В любом случае нужно менять место жительства. Можно, конечно, уйти в другую деревню, куда-нибудь подальше, но не факт, что меня там не найдут, да и зачем бегать? Жить, опасаясь атаки? Нет, это не по мне. Лучше со всем разобраться. Надеюсь, этот Юрий Сергеевич неглупый мужик. Хотя ситуация сложная: кровь пролилась, люди убиты. И виноват в этом далеко не я, так что, если придется, будем убивать.

Я поднял сани, которые нашел в деревне, и направился к кучке трупов. Выбрав из них тело одного странного питомца с большими мясистыми лапами, загрузил его на сани.

— Ну, что, девочка, впрягайся.

— Уау.

— Не ворчи.

Я надел на шею своей питомице самодельный хомут, и мы отправились к пещере. Когда мы добрались до места, я скинул свой подарок с саней и собрался уже уйти, но в этот момент хозяева пещеры выбежали к нам навстречу и поклонились.

— Ну, здравствуйте, мишки Гамми, — улыбнулся я им.

— Гиямоотарауакиратоотиритгомнааааамикум, — прозвучал протяжный вой в ответ.

— Ни черта не понял, ну, в общем, принимайте подарок.

Монстрики ничего не ответили, да я и не ждал, просто развернулся и пошел к дому.

Солнце уже встало. Пора заняться насущными проблемами. Для начала переедем в другой домик, вот только что делать со здоровяком? Попробую его все-таки поднять.

Открываю двери гаража и захожу внутрь.

— Блин, Мишка, что за запах тут у тебя такой?!

Но медведь не реагирует на критику его жилья. Ему вообще по барабану на меня.

— Ах ты засранец! Подъем!

Крик не возымел никакого эффекта, впрочем, логично. Если его не смогли разбудить взрывы, то и кричать бессмысленно. Я посмотрел на Вьюгу, она на меня в ответ.

— Значит, перейдем к более серьезным методам. Ты попытайся его растолкать, а я за водой.

Более серьезные методы произвели эффект, но ненадолго. Мишку удалось довести до нужного гаража, и он тут же заснул обратно.

— Ладно, толстяк, спи.

Оставив своего косолапого друга на новой лежанке, я перетащил вещи в новый дом. Хочется поэкспериментировать с минералами, но, боюсь, это займет слишком много времени. Поэтому я отправился к городу.

Входить в Саратов не стал. К моему удивлению и радости, вокруг города ходили группы по пять человек. Идеально. Я поймал одну из пятерок и допросил. Оказывается, мэр не обратил внимание на мое письмо, сейчас он собирал армию, чтобы пойти на «повелителя монстров», которым оказался именно я! В городе практически введено военное положение, но при этом охотники все так же шерстят ближайшие села на предмет вещей и продуктов. Как-то странно это. Если они считают меня такой угрозой, то почему не отозвали всех? Ладно, нужно все-таки попробовать с ними поговорить. Хотя, черт. Чего я хочу добиться от этого разговора? Понятно же, что меня решили убить. Видимо кому-то это выгодно, а значит, говорить тут бесполезно. Нужно готовиться к войне.

VIII

Последние несколько дней заняла подготовка ко встрече с врагом. Я очень боялся не успеть, но мне пришли на помощь мишки Гамми. В обмен на мясо, которым я обещал их обеспечить, они начали рыть каналы, готовить ловушки и всячески помогать. Мишки выполняли все мои указания, которые я передавал через одного из них, которого взял под «Контроль». Я велел переводить мои слова, которые подконтрольный очень хорошо понимал, но вот сказать что-то на русском он, к сожалению, не мог. Впрочем, этого и не требовалось. Монстрикам нужно было только мясо, и за него они были согласны на работы. Как эти существа рыли землю, это вообще песня. Их шерсть ложилась, прилипая к телу, появлялись длинные, плоские когти, которые они использовали как лопаты, резво вырывая ямы. Правда, был у них один минус — работали они только с землей, так что всеми иными ловушками я занимался сам, срубая бревна и натачивая колья. Неизвестно, сколько теперь человек придет ко мне в гости, но не думаю, что больше пары сотен. А с ними я смогу справиться. Все-таки не стоит лезть на Лешего в лесу. Я ухмыльнулся. Ну, на всякий случай я оставлю им последнее предупреждение, а вдруг передумают.

Приготовления шли полным ходом, и уже через день я готов был встретить минимум полтысячи людей. Убивать я их, конечно, не хочу, но если мне не оставят выбора, что делать. Не я развязал эту войну.

Противники показались только на четвертый день. Не знаю, почему они решили не спешить, но за это время мы с Вьюгой уже успели заскучать. Появление толпы в четыре сотни человек, вызвало небольшое облегчение. Все-таки я не был уверен в их количестве, поэтому опасался худшего. Будь их больше, я бы, наверное, отступил. А с таким количеством должен справиться. Тем более, что ни у кого из них уровень даже близко не подходит к моему. Максимальный у какого-то мужика на буйволе. Восьмидесятый. Остальные и того меньше, в среднем, пятидесятые, но уверен, они здесь элита. Это тебе не Салехард.

Я дождался, пока они подъедут к моему предупреждению в виде огромного плаката с одной единственной фразой: «Отступи, и никто не умрет».

Но пришельцы не среагировали. Один старик двадцатого уровня что-то сказал, и в воздухе раздался громкий смех. Идиоты. Ну, это уже ваши проблемы.

Я развернулся и пошел к дому, возле которого спали мои ручные волки. Даже эти пятеро являются грозным оружием, что уж говорить о Вьюге. Жаль только, что мой косолапый друг так и не соизволил проснуться. Хотя, с другой стороны, он не такой быстрый бегун, так что в случае чего, его могут и убить толпой. Моя же тактика проста. Идти в лоб я не буду. Мне нужно познакомить их со своими сюрпризами.

«Контроль»

Открываю пузырь с противоядием и вливаю в глотки волков. Они постепенно приходят в себя, но не шевелятся без моего приказа. Сажусь на одного из них.

— Подъем.

Вся пятерка тут же вскочила на ноги. Черт, а я и забыл, что они куда выше вьюги. Эти ребята размером с хорошего тяжеловоза. Вот и хорошо. Будут отличным подспорьем в бою.

— Поехали вперед.

Животные потрусили, а я перешел на мысленные команды, поправляя их и объясняя, куда бежать.

— Вьюга, напоминаю, в открытый бой не вступай. Твоя задача добивать тех, кто отстанет. Нападать на одного — максимум двух людей. Если за несколько секунд не убила, беги. Нам не нужны затяжные бои.

— Уау!

— Вот и хорошо.

«Третий глаз»

Едут, родимые. Я в очередной раз осмотрел лес. Нет, больше никого. Это хорошо. Значит, сюрпризов особенно не предвидится, но, если что, у меня в сумке есть пара хороших козырей.

Я выехал на необходимую дистанцию и прицелился из своего арбалета.

Еще немного. Еще совсем чуть-чуть. Группа уже начала выезжать на нужную мне поляну, а я высмотрел здоровяка на буйволе. Самую опасную цель нужно убирать первой. Крючок плавно отодвинулся до предела, и волшебный болт полетел по прямой, достигнув своей цели. Прямо в глаз! Корни выросшего дерева прошили череп и появились из затылка здоровяка. Минус один.

— Там! — закричал седовласый мужик, и толпа на своих питомцах ринулась в мою сторону.

Летающих тварей не прихватили, видимо, мой урок пошел им на пользу.

Разворачиваю своего волка и скачу прочь. Четверо других бегут в стороне. «Контроль» нужно будет обновить минуты через три. Черт, а эти ребята шустрые! Пинаю по привычке волка по бокам.

— Быстрее!

Но животное и так бежит на пределе скорости. Однако не думал, что у них будут такие шустрые скакуны.

В мою сторону летят огненные стрелы и ледяные копья, камни и болты. Противники пытаются достать меня, но заклинания поглощает «Рука ифрита», а материальные снаряды принимает на себя «Кожа». Черт, а они хороши. Меня начинает догонять парень на какой-то кошке, похожей на гепарда. Он заходит справа и… падает в яму. Я пробегаю по тропинке, известной только мне. Преследователи не успевают затормозить, и многие проваливаются в огромные ямы, вырытые мишками. Банки на их дне разбиваются, и пламя взмывает вверх, сжигая десятки людей заживо. Крики и запах паленного мяса заставляют остановиться более медлительных противников. Они с ужасом смотрят на огненные ловушки, не имея возможности даже пошевелиться. Один из магов все-таки приходит в себя. Из его рук вырывается снег, засыпая ямы и туша пламя в них. Интересно, они еще не поняли, что стоит отступить?

— Вали пид…са! — взревел какой-то мужик со страшным шрамом на щеке. Его глаза полны искренней ненависти.

А кто вас звал, уроды? Я сплюнул на землю и понесся дальше. Сзади раздаются крики.

— Что там, Леха?

— Ничего! Ловушек не видно!

О как, у него умение типа моего «Третьего глаза». Ну, приятель, то, что их не видно, не значит, что их нет. Пробегаю мимо очередного знакомого местечка.

«Рука»

Сверху срывается огромное бревно, нашпигованное кольями, и проносится над моей головой. Не зря же я над ним столько работал. Преследователи пытаются свернуть, но получается далеко не у всех, и часть из них остается насаженной на колья вместе со своими питомцами.

— Не бегите прямо за ним, придурки! Рассредоточьтесь! — кричит все тот же мужик со шрамом.

Он что-то говорит группе людей, и пара десятков всадников несутся мне наперерез. Ну-ну.

— Атакуйте эту группу.

Четверка волков тут же свернула навстречу всадникам. Те наблюдали только за мной и не смогли заметить опасность. Четверо умерли моментально. Остальные ввязались в бой. Где-то позади показалась Вьюга, которая быстро добила какого-то парня, оставшегося без скакуна, и тут же скрылась с глаз.

Молодец, девочка.

Сворачиваю налево. Преследователи снова выстроились за мной, все ближе подбираясь к своей цели. Слава богу, мой волк еще цел. Даю сигнал всем, оставшимся в живых, бежать ко мне, и вскоре нас догоняет всего два волка. Другая пара погибла. Ничего, наберу еще. А пока нужно разделить противников и начать властвовать.

— Обходите со сторон! Берите в кольцо!

Хорошая мысль, парень, но несвоевременная.

Пробегая мимо куста, разрубаю веревку, привязанную к стволу дерева. С двух сторон позади меня вылетают колья, прошивая преследователей.

— Твою мать! Леха!

Но Алексей, видимо, уже покинул эту грешную землю, судя по тому, что ответа не последовало.

Ладно, пора закругляться. «Кожа» скоро закончит свое действие. Резко сворачиваю направо и вылетаю на луг. Первые преследователи скачут за мной и тут же начинают кубарем лететь на землю.

— Ловушки! — орет кто-то, стараясь перекричать визги десятков глоток. Да, такие маленькие ямки, всего сантиметров сорок вглубь, а поломанные лапы обеспечены. Правильно, не стоит за мной гоняться.

Забегаю в лес и стараюсь отдышаться. Сколько их, интересно, осталось?

«Третий глаз»

Сто шестьдесят два человека. Я хищно улыбнулся. И ведь не сбежали! Храбрецы, что я могу сказать. Только вот не спешат за мной. Конечно, учитывая, что большая часть потеряла своих питомцев и сейчас ходит пешком. Ну, ладно, ребята, теперь второй этап плана. Я велел волкам зайти справа и начал наблюдать, как поведут себя люди. Двое парней тут же обернулись в сторону моих подконтрольных. Прозвучали выстрелы и заклинания, но звери напали и вмиг растерзали глазастиков. Да, сами они тоже прожили не очень долго под массой ударов, но свою основную задачу выполнили, да и мне нужно было освободиться от них.

«Ужас»

«Контроль»

Пятеро разворачиваются к своим товарищам и начинают вырезать двадцатку, которая неподвижно стоит, будто дожидаясь, когда их убьют. Пока кто-то понял, что происходит, мои подконтрольные уже справились с оцепеневшими и вступили в бой со своими оставшимися товарищами. Те пытались их остановить, но лишь умирали под ударами. Кто-то попробовал перехватить «Контроль», но его воля явно была ниже моей, так что преследователям ничего не оставалось, как самим убить своих же союзников. Они потеряли меня из виду, и видимо, уже размышляли, отступать или нет. Я обошел их толпу и взял еще пятерых под контроль, в самом центре их компании. Мои расчеты оказались верны, эти люди были магами. На группу тут же обрушились массовые заклинания из их арсенала. Не ожидавшие этого бойцы получили хороший удар, но выжили многие. Они начали разбегаться в стороны. Кто-то вообще понесся прочь, но тут же был сбит со скакуна «Белой смертью». И так не самое хорошее настроение преследователей упало в пропасть отчаяния, как только раздались крики разрываемого на части человека. Они начали бежать, даже не оглядываясь на товарищей. Седовласый мужик все еще пытался их остановить, а шрамированный, что-то зарычав, бросился в лес. Видимо, искать меня.

И, между прочим, правильно пошел! Молодец!

«Рука»

Я резко сжал его, моментально превратив в отбивную. Правда вместе с костями, но это уже мелочи. Увидев это, седой побледнел еще больше и развернул своего скакуна, но я не собирался давать ему уйти. Даже если это и не знаменитый Юрий Сергеевич, но точно его подручный. А значит, с ним нужно толково побеседовать.

Болт сорвался из арбалета, угодив в круп коня. Да, этот парень ездил на обычном коне. Впрочем, какая разница, куда попал мой снаряд? Главное, чтобы в тело. Цель не выживет. Вот и этот бедный конь не сдюжил такого надругательства. Он перевернулся через себя и упал на своего наездника. Я медленно направился к цели. Недавние преследователи убегали, поджав хвосты. Вьюга носилась за ними, догоняя то одного, то другого.

«Кожа»

Все, сейчас он меня видит, а значит, может напасть. Лучше обезопасить себя.

Я достал топор и широко улыбнулся. От моей улыбки мужику, видимо, стало плохо. Он попытался выползти из-под тела коня, но не смог справиться. Я сделал еще один шаг навстречу и внезапно во что-то врезался. Опешив от такого поворота, попытался ощупать невидимую преграду и понял, что она вокруг меня. какая-то сплошная прозрачная клетка. Аквариум. Я стукнул по ней «Рукой ифрита», но никакого эффекта не получил.

«Удар»

Ничего! Да ну нахрен! Я начал бить невидимую клетку как правой рукой, так и левой. Невозможно! Это же магия! А значит, «рука» должна впитать ее! Что происходит, мать вашу?!

— Не пытайся, не поможет, — раздался голос из ниоткуда.

Вскоре появился и его хозяин. Высокий молодой блондин в голубой хламиде. Возле него появился еще один человек, и еще. Люди появлялись буквально из воздуха, окружая меня.

— Кто ты? — посмотрел я на говорившего.

Черт, как выбраться из этого дерьма? Единственный шанс — это выпить зелье силы. Все мои атакующие склянки не помогут точно, но поможет ли эликсир? И еще вопрос, могут ли они меня сейчас атаковать? Если не могут, а я выпью и не смогу пробиться, то мне хана. Черт! Как же я так попался! Никого же не было! А сейчас вокруг меня больше трех сотен человек. Как я мог их проглядеть?!

— Мы с тобой уже встречались, — улыбнулся блондин. — Не помнишь? В Нягани. Ты там убил моего жреца, прямо в храме. Помнишь?

По спине прошел холодок. Не может быть.

— Ты бог обмана?

— Верно, — улыбнулся он. — Мое имя Сирис. Я долго искал тебя, но вот проблема, это проклятие не давало тебя обнаружить. Хорошо, что ты пришел сюда.

— Но божественная магия не действует на меня, — растерянно проговорил я, продолжая давить на невидимое стекло в надежде, что оно сейчас пропадет. Но нет.

— Верно, как и ты на нее, — снова улыбнулся мой собеседник. — Понимаешь, Леший, я не накладывал на тебя никаких заклинаний. Я создал невидимую клеть вокруг тебя. Так же произошло и с невидимостью. Я скрыл этих людей, и ты не смог их увидеть. Все довольно просто. Слишком рано ты решил, что можешь спрятаться от богов, — бог повернулся к окружившим меня людям и велел: — Убейте его.

Со всех сторон понеслись стрелы и заклинания. Я успел выставить «Руку ифрита», которая жадно поглощала магические удары.

— Жги!

Слово-ключ прозвучало, и «рука» резко покраснела, над ней появились всполохи пламени, но даже она ничего не смогла сделать с преградой. Я выхватил из сумки пузырек с зельем и опрокинул его в себя. Силы резко прибавилось. Теперь крушить! Я должен выбраться из этой ловушки.

«Сила».

«Второе дыхание».

«Сила».

«Удар».

«Рука».

Попробую воздействовать на людей.

«Ужас».

«Контроль».

Но никакого эффекта. Я начал молотить по преграде, чувствуя, как тает под ударами стрел моя «Кожа». Лучники, арбалетчики. Они разряжали свои орудия, а снаряды без проблем проходили сквозь стены моей клетки. Черт! Как же так!

Внезапно атака остановилась, прерванная криком. Стараясь отдышаться, я пригляделся в ту сторону, откуда пришло мое спасение. Вьюга скакала между стрелками и магами, разрывая их на части. Ее глаза горели красным огнем, оставляя после себя след в воздухе. Она бросилась спасать меня. Блин, надо воспользоваться этой заминкой. Я продолжил долбить по преграде. Выхватил зачарованный топор.

— Молния! Разряд! Искрись!

В левой руке гномий топор, в правой зачарованный. Давай же! Кажется, моя камера начала поддаваться. Не знаю, может, только кажется, но не может же она быть вечной!

— Уау!

Я резко обернулся на скуление моей подруги и похолодел. Лисичку поймали в такую же клеть, как и меня. Я, будто в замедленном кадре, увидел, как длинный кинжал в руках блондина нависает над шеей моей питомицы. Он резко дернул рукой, и голова Вьюги покатилась по земле. Ее кровь оросила тело одержимого богом. Он широко улыбнулся и посмотрел мне прямо в глаза.

— РА-А-А-А-А-А-А! — вырвался крик из моего горла.

Сознание затмила ярость. Самая жгучая, лютая ярость. Прозвучал взрыв, а вокруг разлилось море из огня. Перед глазами появились какие-то надписи. Но я не читал их. Я не обратил внимание на то, куда делась преграда. Я смотрел только в испуганные глаза блондина.

— РА-А-А-А-А-А-А!

Я бросился к нему, желая растерзать, сжечь. Он попытался скрыться, но не успел. Я поднял его тело над собой, сжигая одержимого. Сирис уже покинул его. Недалеко послышался рев Мишки. Он влетел в нападавших с другой стороны, разнося людей и раскидывая их ошметки по полю. Я же носился среди противников, разрубая тварей топором и сжигая в пламени своей ярости. Я перестал понимать, что происходит. Перестал что-то чувствовать. Перестал видеть и слышать. Я даже не знаю, дышал ли я. Но я сжигал. Сжигал и рубил. Терзал порой уже мертвые тела. Заклинания продолжали впитываться в «Руку ифрита», которая пыталась также поглотить и пламя, развернувшееся вокруг меня, но ей это не удавалось. Стрелы сгорали, только лишь влетая в огненный круг.

Я не знаю, сколько все это продолжалось, но, когда я начал приходить в себя, вокруг меня не было ничего. Только угли и тело моей верной обезглавленной спутницы в руках. Ее белоснежная шерсть была заляпана кровью. Не знаю, как я умудрился не сжечь заодно и ее. Наверное, просто не подходил близко. Ведь только в этом закутке земля осталась нетронутой.

Я открыл логи боя и увидел надпись.

«Поздравляем! Вами получено уникальное достижение — Безбожник! Вы смогли перейти через грани человеческих возможностей. Ваша воля оказалась сильнее воли бога. Больше всевышние не властны над вами».

Мое проклятие исчезло, а заблокированные умения вновь засветились, готовые к использованию.

— Ур-р-р? — уткнулся мне в бок медведь.

— Они ответят, Мишка, — тихо прошептал я, смотря на тело моей питомицы. — Все они.

***

— Ну, и погодка, — высокий парень по имени Вадим поежился, пытаясь укрыться от снегопада.

— Да, замело так замело, — хмыкнул его товарищ Саша.

Парни дружили с самого детства, и, когда началось слияние, сдружились еще крепче, прикрывая спины друг другу. Сейчас они стояли на посту у западных ворот в Саратов.

— Блин, вот и что мы тут делаем? — заканючил Вадим. — В такую погоду ни один зверь не сунется. Сидят все по своим берлогам и отсыпаются, а мы, как идиоты, тут хвосты морозим.

— Да не ной ты! Хочешь получить наряд? Не слышал, как озверел Сергеич? Он как из того похода вернулся, так охренел совсем. «Ворота заприте и никому не открывайте.» Как будто этот Повелитель монстров сунется сюда. Надо ему сто лет.

— Да, парней он хорошо потрепал. Говорят, на них напали гигантские звери. Жалко Георгия Матвеича. Хороший был мужик.

— Угу, слышал, он как герой погиб. Водиночку бросился на Повелителя. Да… Жалко. Опа, смотри, кто-то едет!

Оба парня начали всматриваться вперед, но разглядеть можно было только силуэт.

— Торговцы, что ли? — обратился Саша к Вадиму.

— Может быть, хотя странно как-то, — он обернулся к будке, в которой сидела стража, и громко крикнул: — Миха!

— А? — раздалось оттуда.

— Х..й на! Иди, глянь, к нам кто-то едет.

— Да и пох. й! Нам велено никого в город не пускать. Так что уедут, как и приехали.

— П…ть дома будешь. Я говорю, глянь подойди.

— Да е…й в рот! — дверь караулки открылась, и из нее вышел парень лет двадцати, он на ходу застегнул толстовку и быстро вбежал на вышку возле ворот. — Что там, б…дь?

— Вон, — махнул в сторону гостя Саша.

Михаил посмотрел на приближающийся силуэт и использовал умение «Взгляд сокола». Сейчас оно было прокачано уже на три уровня и позволяло видеть сквозь предметы. Его зрачок резко расширился, едва не перекрывая белки глаз. На лице появилось изумление, а после и паника.

— Тревога… — хриплым голосом произнес стражник.

— Чего? — не расслышал Вадим.

— Тревога, е… твою мать! Бей в колокол!

Саня тут же подлетел к медному колоколу и начал бить тревогу. Вскоре в городе начали отвечать и другие посты. В это время его товарищи натягивали тетиву на луки. Проснулись и стражники с вышки левее от ворот. Обе охранные точки спешно готовились к бою.

— Что там, Миха? — подошел к товарищу Саша.

— Повелитель монстров.

— Один, что ли? — удивился стражник.

— Нет, со своими монстрами.

Михаил поднял свой лук и натянул тетиву. Стрела, дрожа, отправилась в полет. У нее внезапно появились прозрачные крылья, разгоняя ее до скорости пули. Пролетая сквозь падающие снежинки, она приближалась к своей цели, и вот до странного человека на импровизированной повозке остался буквально сантиметр, но смертоносный снаряд остановился, даже не коснувшись тела. Стрела упала на землю бесполезной деревяшкой.

— Ну, что, Мишка, вот нас и заметили, — спокойно проговорил темноволосый парень. — Даже говорить не собираются. Считают, что мы с тобой зло. Так давай не будем обманывать их ожиданий.

Пришелец хищно оскалился, в его карих глазах отразились искренняя боль и ненависть.

— Ур-р-раур-р! — подтвердил медведь и оскалился.

«Повелитель монстров» спрыгнул на землю и оглянулся, проверяя, в порядке ли его телега, сделанная из прицепа КАМАЗа. Такую махину не смогли бы сдвинуть и четверо коней, это было под силу только такому чудовищу, как его медведь, особенно учитывая то, чем «телега» была наполнена.

Парень достал из своей бездонной сумки связку бутылок и банок и направился к воротам. Тут же засвистели стрелы, полетели заклинания. Но он не обращал на них внимания. Вытянутая вперед стальная перчатка впитывала молнии, копья света, стрелы огня. Она впитывала в себя проклятия и ловушки. Стрелы и болты ломались о магическую защиту парня, не нанося ему никакого вреда. Он подошел на необходимую дистанцию и бросил свою ношу прямо к воротам.

— Что это? — только и успел крикнуть Вадим, как раздался мощный взрыв.

Обоих друзей подбросило вверх, скидывая с вышки. Краем глаза Вадим заметил, как Михаила, стоявшего ближе всех, приложило о стену ближайшего дома. Голова парня буквально лопнула от удара.

— Вадик! — раздался крик Саши.

Саша был магом и выучил «Полет». Сейчас он на огромной скорости несся к своему товарищу. Александр видел, как тело его друга приближается к забору из арматуры. Он летел к Вадиму навстречу, протянув руки, тот потянулся к своему другу, но не успел. Маг увидел, как выглянула из глаза товарища арматура.

— Су-у-ука! — взревел Саша.

На его глазах выступили слезы. Он нервно задышал, смотря в сторону пришельца.

Огромные металлические ворота буквально выломало, загнув их внутрь. Они рухнули на землю вместе с петлями, и в образовавшийся проем вошел человек. Следом за ним показался огромный медведь, запряженный в телегу.

— А-А-А-А-А-А! — завопил Александр и бросился на врага.

С пальцев стражника начали срываться заклинания. Он использовал все, что знал, пытаясь достать обидчика, но тот даже не шелохнулся. Магические удары меняли направление. Они все били в стальную руку пришельца, не причиняя тому никакого вреда. Внезапно Саша встретился взглядом с «Повелителем монстров» и похолодел. Это существо не было человеком. Не может в глазах человека быть столь лютой ненависти. Он и сам монстр.

Тело мага внезапно резко сжалось. Он почувствовал, как переломились ребра, и как все внутренности превратились в фарш. Он чувствовал, что умирает. Всего мгновение, и парень упал бесформенной массой возле трупа своего друга, растворяя снег горячей кровью, сочащейся из всего тела.

Пришелец даже не обратил внимания на мага. Он открыл створки прицепа и, схватив что-то, выбросил это на дорогу. Транспорт двинулся дальше. Справа показалась группа защитников. «Повелитель монстров» кинул в ту сторону банку, и вскоре люди разлетелись ошметками мяса и костей. Два дома, между которыми попал снаряд, накренились и обрушились друг на друга. Послышались крики и вопли. Но человека это не могло остановить. Он пришел мстить.

Город дрожал от взрыва бомб. Мужчина шел, раскидывая свои смертоносные склянки и выбрасывая что-то из телеги. Люди бегали вокруг и пытались ему помешать. В него стреляли, к нему неслись с оружием в руках, но он не обращал внимания на мусор, пытающийся встать на его пути. Он шел убивать. Защитники все больше собирались вокруг него, боясь подойти ближе, но понимая, что что-то нужно предпринять. Возле ворот начали появляться люди. Они пытались помочь раненным.

— Эй, тут что-то есть! — закричала молодая девушка, увидев черное пятно на снегу.

Она начала подходить, пытаясь разобрать, что это такое. Внезапно пятно пошевелилось. Девушка поняла, ее глаза расширились от ужаса, но сделать что-либо она не успела. Монстр проснулся. Зелье прекратило свое действие, и сейчас он оказался в окружении свежего мяса, которым можно полакомиться. Зверь, чем-то похожий на гиену, рванул вперед, разрывая горло несчастной девушки. Окружающие замерли в ужасе. Среди них не было воинов с высокими уровнями. Они были просто людьми, решившими помочь раненым. Они были просто мясом для твари пятидесятого уровня.

Тот, кого многие знали под прозвищем Леший, продолжал свое шествие. Он взял под контроль пять человек, которые и показывали ему направление движения. Людей вокруг него становилось все меньше. Кто-то лежал трупом на земле, а кто-то спешил на помощь своей семье, боясь, что родных уже порвали твари, слуги «Повелителя монстров». Безжалостный и беспощадный парень шел вместе со своим медведем. Телега осталась позади, ведь все монстры были выпущены. Многих тварей добили до того, как они пришли в себя, но большая часть ворвалась в дома и творила хаос в городе. Словно лисы, попавшие в огромный курятник. Улицы были наполнены кровью и пеплом. Останками людей и золой.

— Здесь, — сказал один из невольников.

«Повелитель монстров» посмотрел на дом, стоявший перед ним. Три этажа, красный кирпич и крепкий забор.

«Третий глаз» показал сотню врагов, ждущих в засаде. Но «Повелителя монстров» это не сильно обеспокоило. Склянки полетели в противников, уничтожая их и разрывая в клочья. Люди кричали, оставшись без рук и ног. Кричали, смотря на обезображенные тела своих собратьев. Кричали, понимая, что умрут.

— Стой здесь, — велел парень своему зверю и отправился к дому.

Леший спокойно вошел в ворота и направился прямо к двери. Он не смотрел под ноги, не добивал врагов. На это не было времени. Его цель была в подвале. Он видел это. Тот старик, которого он не успел добить в лесу, стоял сейчас перед алтарем своего бога и молился ему.

«Повелитель монстров» отчетливо увидел алтарь в виде маски. Его лицо исказила гримаса ярости, и он буквально взорвался. Вокруг мужчины разлилось пламя, сжигая раненных и мертвых. Он вошел в дом.

Проходя мимо комнат, он сжигал все на своем пути. Он шел к люку, ведущему в подвал. Его «Третий глаз» отчетливо показывал направление, и вскоре он выломал запертую дверцу и спустился вниз. Парень на миг закрыл глаза, успокаиваясь.

— Ты не умрешь так легко, — прошептал он.

Огонь вокруг него погас, и только тогда он начал подходить к святилищу бога. Он увидел своего врага и ненавистный алтарь, но уткнулся в невидимую преграду.

— Не в этот раз, — прорычал он и нанес удар топором.

В комнате раздался звук битого стекла, и преграда разлетелась перед ним. Он тут же метнул топор прямо между глаз маски.

Мужчина в храме запричитал еще быстрее, пятясь к дальней стене от убийцы. Комната наполнилась кислым запахом, и в ее центре появился бог.

Сирис предстал перед Лешим в своем настоящем обличии. Он был похож на доброго пухлого мужичка. Такой хороший дядя, который всегда приносит племяннику конфеты. Он располагал к себе всех. Кроме Лешего. Парень вынул второй топор и, смотря исподлобья, прошептал:

— Искрись.

Разряды электричества пробежали по лезвию и древку. Толстячок хищно улыбнулся в ответ и достал длинный волнистый кинжал.

— Вот ты и доигрался, Леший.

Противники прыгнули навстречу друг другу, но между ними внезапно появилась стена из молний, преграждающая путь. Леший не остановился. Он ударил топором по преграде, но тут же отлетел, получив удар током. Его тело упало на землю, содрогаясь от разрядов электричества. Сирис поднял глаза, наполненные яростью, к потолку и прокричал:

— Да как ты смеешь!

— Твой храм осквернен. Ты не можешь находиться в нем в истинной ипостаси! — прозвучал громоподобный голос.

Бог обмана обернулся, увидел топор, торчащий из маски, и скривился.

— Как скажешь, — ехидно улыбнулся он и превратился в белый туман.

То, во что превратилось тело бога, впиталось в его последователя, проникая через нос, глаза и уши. Юрий Сергеевич кричал и пытался сопротивляться, но он сам выбрал себе бога и сейчас не имел возможности противиться его воле.

Одержимый Сирисом старик поднялся на ноги, хрустнул шеей и достал свой длинный кинжал.

— Ну, давай поиграем, Леший.

Его противник как раз встал и, злобно посмотрев в глаза врага, бросился тому навстречу. Одержимый не отставал. Зачарованный топор и божественный кинжал встретились, издав скрежет. Кривая сталь ножа разрезала лезвие топора, уперлась в «Стальную кожу», и в мгновение разрушила ее, впиваясь в плоть мужчины.

— РА-А-А-А-А-А-А! — закричал «Повелитель монстров», и прогремел взрыв, разметая все вокруг.

Пламя разлилось по комнате, плавя метал и сжигая мебель. Одержимый тут же исчез и появился в коридоре. Он с улыбкой облизывал кривое лезвие кинжала, наслаждаясь вкусом крови своего врага. Леший прыгнул ему навстречу, но не успел. Бог явно выводил его на улицу, но человеку было все равно. Он бежал вслед за своей целью, пытаясь ее достать.

Во дворе царила суматоха, люди искоса посматривали на Медведя, сидящего в стороне. Подходить к нему боялись, хоть и сам он не проявлял угрозы. Большая часть боеспособных жителей билась с монстрами, бегающими по городу, поэтому здесь собрались только те, у кого не было хороших умений и высоких уровней.

Люди шептались, не зная, как поступить. В это время из дома вылетел их мэр Юрий Сергеевич. Его глаза горели белым огнем, а сам он улыбался, словно умалишенный. Вслед за ним вырвался настоящий демон. Мужчина, от которого расходилось в разные стороны пламя, рычал, как зверь. Он прыгнул на своего обидчика, но тот уклонился. Мэр не вступал в прямой бой. Он постоянно уворачивался и прыгал, посылая в своего противника желтые магические иглы. Делал он это так ловко и легко, что тот даже не мог защититься от атак. Юрий Сергеевич кружил вокруг убийцы, с каждым разом доставая его. Люди воодушевились. У них появилась надежда. Возможно, этого «Повелителя монстров» удастся убить. Ведь он настоящее зло. Он убил тысячи людей. Невинных людей. Убил, натравив своих жестоких тварей. Взрывал и сжигал. Город еще никогда не видел столь опасного чудовища.

В это время Леший получил очередную иглу в спину. Одержимый будто нарочно старался его разозлить, и в душе мужчины начало зарождаться отчаяние. Он ничего не мог сделать. Не спасали умения. Не помогали его собственные навыки. Он не использовал только одно свое умение. Он понимал, что это будет единственный шанс.

Ярость начала угасать в глазах Лешего. Огонь вокруг него потух.

— Теперь ты видишь, что ты ничто? — высокомерно заявил одержимый.

Мужчина не ответил. Он наконец-то начал мыслить здраво и понял, что так ему с противником не справиться. Он достал три банки и опрокинул их в себя. Использовал «Силу духа» и буквально растворился в воздухе.

Два бойца, недавно стоявшие напротив друг друга, превратились в нечеткие линии, носящиеся по улице. Люди опешили от такого зрелища. Они не понимали, что происходит. А в это время Леший пытался достать мэра. Его скорость неимоверно возросла, но так и не сравнилась со скоростью одержимого. Он всячески пытался добраться до своей цели, но тот как будто бы игрался, дразня и исчезая вновь. Все это продлилось ровно до того момента, пока одержимому не надоел этот бой. Он резко появился перед Лешим. Божественное оружие вонзилось в грудь. Оно проткнуло кожу, левое ребро и остановилось в нескольких сантиметрах от сердца. Остановился клинок, остановился и сам бог. Остановился мир. Позабытое умение «Карман времени» наконец-то использовано. Леший ждал этого момента. Превозмогая себя, он нанес удар остатками своего топора прямо в голову врага. Он с огромным трудом медленно пробил череп и вогнал оружие внутрь, всего на пару миллиметров, и время возобновилось. Бог даже не успел понять, когда погибло тело его послушника. Его выбросило из него вместе с ножом.

Два человека упали на асфальт. Из груди одного текла кровь, а из черепа другого торчал обломок топора.

Леший рухнул на своего врага. Зелья будут действовать еще несколько минут, а потом он познает боль. Использовав умение «Невидимая рука», он поднял тело бывшего мэра в воздух и нанизал на флагшток, находящийся неподалеку, словно на кол.

Этот бой был окончен. И под взглядами горожан «Повелитель монстров» сел на своего чудовищного медведя и отправился к выходу из города.

IX

— Твою мать! Почему же ты не заживаешь! — я прижал руку, пытаясь остановить кровотечение из груди. — Гони, Мишка! Гони!

До конца действия зелий совсем немного, и я боюсь этого. Даже одна банка ловкости разрывает сухожилия, превращая твое тело в огромный комок боли. Что будет со мной после трех? Рука и грудь упорно не хотят заживать. «Регенерация» работает как надо, но почему-то раны, насененные кинжалом Сириса, не желают заживать. Черт! Я обернулся, город, вроде, скрылся за лесом. Хорошо, может, не успеют добить.

Я снова открыл бутылку с целебной жидкостью и плеснул на грудь. Никакого эффекта. Даже привычного жжения не чувствуется. Какого черта?!

Все, времени нет. Скоро закончат свое действие зелья.

— Прости, Мишка.

Я погладил своего питомца по загривку и залпом выпил больше половины бутылки с эликсиром исцеления. Тело выгнуло так, что я оказался на грани перелома позвоночника. Когда мое сознание покидало меня, я почувствовал, как моего лица коснулось что-то мягкое. Такое теплое и приятное.

***

На лесной дороге недалеко от города Саратов сидел медведь. В такое время его собратья уже давно спят, вот только на его морде нет сонливости. Он сидит возле своего старого друга. Его единственного верного друга. Огромный зверь поднимается и ходит из стороны в сторону, не зная, как помочь своему хрупкому товарищу. Кажется, это могучее животное способно на все, но нет. Он ничем не может помочь человеку, лежащему у его лап. Парня бьют судороги, все тело ломается под невидимыми ударами. Мышцы под кожей разрываются, тут же срастаясь обратно. Сердце, уже трижды разорванное, снова воссоединяется. И все это сопровождается сжиганием его жиров. Два зелья борются внутри него. Его тело резко выгибается дугой и замирает. Ресурсы организма кончились. Ему просто нечем платить за свою жизнь. Сердце разорвано на куски, как и все мышцы. Тело начинает холодеть, отдавая остатки энергии снегу, который мягко укутывает его, забирая в свои объятия.

Огромный зверь ложится рядом со своим хозяином. Из его глаз катятся крупные слезы. Всего за несколько дней он потерял двух близких друзей.

Внезапное движение в кустах заставляет его подскочить и ринуться на противника. Он разорвет их. Этих двуногих, которые лишили его всего. Он убьет каждого, кто приблизится к телу его близкого друга.

Зверь влетает в кусты, оскалившись и приготовившись убивать. Но на него не смотрят не люди, нет, а маленькие зверьки. Они чем-то похожи на него самого, очень отдаленно, и ходят на двух ногах.

— Уиааааууаааттту, — говорит один из них, с перьями на голове, и падает перед зверем на колени.

Медведь еще смотрит на безобидных существ, но они не предпринимают агрессивных действий. Странное создание с перьями начинает медленно двигаться к хозяину медведя. Мишка предупреждающе рычит, из-за чего монстрик жмурится и делает шаг назад, но потом возобновляет движение со все также закрытыми глазами. Медведь в недоумении наблюдает, как это странное существо подходит к телу его друга и начинает на нем что-то рисовать. Всего несколько движений, после чего зверек рассекает свое горло собственным когтем и падает на человека. Жизнь уходит из его тела. Но она не передается человеку. Он просто умирает. Время внезапно замирает, а его душа стремится ввысь.

***

Я резко встал, ощутив при этом страшную боль в груди. Моя рана так и не затянулась. И правая рука тоже ноет и кровоточит. Но здесь, вроде, ничего серьезного. Шевелить могу, а это главное.

Я огляделся, пытаясь понять, где нахожусь. После того, как упал, ничего не помню, но тело, вроде, мое. Значит, жив, вот только умения… Они неактивны. Ни одно из них не работает. Какого черта? Что тут происходит?! Вокруг какая-то пустыня. Ни одного кустика или травинки. Только горы где-то вдали. Где же я? Интересно, а призыв работает?

— Мишка, Вьюга, сюда!

Только сказав, я понял, что Вьюга больше никогда уже не придет на мой зов. Сердце резануло болью. Эта боль куда сильнее раны в моей груди. Впрочем, призыв также не сработал. Хреново. Ладно, будем разбираться постепенно. Пока что нужно перевязать раны.

Я достал из своей сумочки бинты и снял куртку с рубашкой. Страшная рана с рваными краями тут же излилась новой порцией крови. Я приложил один бинт целиком, не разматывая, чтобы получился тромб. Другой же начал крутить вокруг себя, стараясь не сжимать крепко. Все-таки ребро сломано, может пробить легкое. Потом перехватываю бинт и перевязываю руку. Несмотря на то, что рана шуточная, кровь не останавливается, так что лучше так не оставлять. Хреново еще то, что из оружия у меня только арбалет и нож. Один топор остался в алтаре, а второй — в голове одержимого. Да что же такое-то мать вашу! Ладно, психовать не стоит.

Беру арбалет и заряжаю его волшебным болтом. С моими ранами все равно в ближнем бою не повоюешь, так что лучше использовать его. Иду, прямо, стараясь не сбиваться с пути, ориентируясь по скалам, расположенным слева. Небо покрыто тучами, и, вроде, солнце и пробивается сквозь них, но вот только точное место его нахождения определить невозможно. Небо светится целиком, освещая землю. И свет этот какой-то красноватый.

Песок попадает в глаза. Часть рубахи я уже оторвал, сделав из нее платок, и перекрыл нос и рот. Отвратительное местечко. Я блуждал часа три, когда впервые увидел кого-то живого. Точнее, что-то живое.

Это был монстр. Два тела, соединенных боками. Две волчьи головы, гибкие кошачьи тела и скорпионьи хвосты. Тварь (или твари?) увидела меня первой, и когда я ее заметил, уже неслась ко мне изо всех сил. Я встал на одно колено, прицелился и выстрелил. Болт с огромной скоростью полетел прямо между тел чудовища. Обе головы решили спасать именно себя и потянулись в разные стороны. В итоге они остались на том же месте, а снаряд попал аккурат между ними, пустив корни в тело существа. Немного поскулив, монстр умер, а болт вернулся на свое место.

Я подошел к неизвестному существу и достал нож. Мяса много не бывает, а учитывая, что я даже не знаю, где нахожусь, то и подавно. Я разделал его, отделив заодно и концы хвостов. В них, скорее всего, содержится яд. Я бросил останки и собрался уже отправиться дальше, как тушка исчезла, а на ее месте появились монеты. Почесав затылок, я поднял медные кругляши и засунул их в карман, после чего продолжил путь. Через пару часов блужданий мне встретилось сухое мертвое дерево. Отломив небольшую прямую ветвь, я смастерил подобие посоха, к которому прикрепил наконечник хвоста. Благо, веревки хватает. Отложив свое новое оружие ближнего боя, я принялся ломать хворост и скоро развел костер. Запасливость — вещь хорошая. Сколько раз хотел выбросить спички из рюкзака… Учитывая «Воспламенение», в них не было особой надобности. А теперь вот пригодились.

Слегка перекусив, я отправился дальше. Стараясь следить за дорогой, я шел все вперед и вперед. Усталость постепенно брала свое, хотелось спать. И ведь ни одного подходящего места. Черт, придется, наверное, идти в сторону гор. Хотя это и очень опасно, но спать прямо здесь было бы крайне глупо. Все-таки тут ходят монстры. И черт, как же меня бесит это проклятое небо. Не знаю, сколько я уже тут хожу, но ночь все никак не наступает. Такое чувство, что я опять попал на север. Вот только там солнце точно было, а тут вообще непонятно, есть оно, или нет.

Я достал флягу и сделал глоток. Нужно беречь воду, не знаю, есть ли она тут. Это ведь явно не Земля. Хотя если есть монстры, значит, должен быть водопой. Главное найти его.

Скалы действительно оказались заселены различными существами. Пришлось передвигаться перебежками, скрываясь за камнями. Черт, самые неприятные твари — это птеродактили. Или же какие-то монстры, похожие на них. Они летают в небе и прекрасно видят землю. Стараясь прятаться под и за булыжниками, я добрался до огромной пещеры. Сюда бы и Мишка пробрался без особых проблем. Я аккуратно начал двигаться внутрь, останавливаясь и прислушиваясь к каждому шороху. Вскоре свет совершенно пропал, и воцарилась кромешная тьма. Я достал эликсир ночного зрения и хлебнул из бутылки. Вопреки моим ожиданиям результата никакого не последовало. Я просто ощутил неприятный привкус бесполезного напитка. Для уверенности я выпил еще, но ничего. В груди похолодело. Я достал банку с горючей смесью и разбил ее о стену.

Никакого эффекта. Твою мать.

— Ур-р-р, — послышалось из коридора, и я увидел впереди великана.

У него было шесть рук и безобразное лицо. Оно было похоже на человеческое, но складывалось ощущение, что кожа натянута на кости без каких-либо мимических мышц. В руках он держал факел, который освещал его.

— Р-р-р-ра-а-а-а-а! — проревел монстр и бросился в мою сторону.

Я взвел арбалет и поставил волшебный болт в ложбинку. Встал на одно колено, прицелился. Слегка потряхивает, но должен справиться. Плавно жму на крючок, и мой снаряд отправляется в полет. Болт попадает в грудь великана, останавливая его бег. Но он не падает. Смотрит на меня злобно и идет навстречу, не обращая внимания на деревце, пустившее корни в его теле. Я начал постепенно отступать, выставив копье перед собой. Оно, конечно, ничего ему не сделает, но может, хотя бы яд поможет?

Монстр становится медлительнее, но все еще идет. Внезапно деревце исчезает вместе со всеми своими корнями. В груди чудовища появляется огромная дыра. Кровь бьет толчками, выливаясь из его тела. И он наконец-то падает.

Я подождал около десяти минут и только после этого отважился подойти к трупу. Мне нужен его факел, который до сих пор продолжает гореть. Медленно переступаю через лапы, в душе нехорошее чувство, кажется, будто эта тварь сейчас резко дернется и схватит меня. Аккуратно поднимаю двумя руками громадный факел, вырывая его из руки. И тут происходит то же, что и с тем двуглавым существом. Монстр исчезает, а на полу валяются монеты. Теперь среди них даже одна серебряная. Обычный коридор, но идти по нему очень неуютно. Он как будто ведет в саму бездну. Осматриваюсь вокруг. Кажется, что в любой момент на меня могут напасть спереди, сзади и даже сверху. Факел показывает мне ближайшую территорию, но меня показывает всем, кто находится в этом проходе.

Дойдя до стены, наконец-то выдыхаю. Здесь поворот, а за ним закуток, в котором горит костер. В комнате разбросаны различные кости. Много среди них и человеческих. Значит, я не единственный человек здесь. Кладу факел на землю и разворачиваюсь к углу. Тут находятся спрессованные шкуры, видимо, на них и спал великан, придавливая своей тушей. Освещение не очень хорошее, но мне оно особо и не нужно. Уставший и разбитый, я ложусь в позе эмбриона.

На вопрос «что делать?» в голове пустота. Где я? Как отсюда выбраться? Я разворачиваюсь к стене. Здесь жил этот монстр, так что маловероятно, что кто-то сунется сюда. Нужно поспать. Глажу рукой по нежному кожаному покрывалу и натыкаюсь на какой-то бугорок. Грязь? Тереблю его, он не хочет отпадать. Приподнявшись, я начал присматриваться к тому, на чем лежу.

— Твою мать!

Прикрываю рукой рот, стараясь сдержать рвотные позывы. Человеческая кожа. Вместе с лицами и всеми частями тела. Это. Кровать. Из. Человеческой. Кожи.

Прикрываю глаза и медленно дышу носом. Как минимум, я понял, что это была за «грязюка». Это был сосок. Причем женский сосок.

Встаю и срываю «покрывало», отправляя его в костер. Под этим кошмаром оказалась обычная звериная шерсть. Ну, или шерсть монстров, на которую я и лег. Первое время сон не шел. Тошнота еще не прошла до конца, но потом я все-таки заснул.

— Ур-р-р-р.

Я резко встал и подпрыгнул от неожиданности. Передо мной вновь стоял все тот же гигант, смотря сверху вниз. Он удивленно оглядывал меня, а я, нервно сглотнув, начал тянуться за арбалетом. И только сейчас заметил, что покрывало из человеческой кожи опять оказалось подо мной. Все то же, в тех же местах, что и вчера.

Какого черта?

— Р-р-ра-а-а-а! — взревел монстр и занес свою дубину для удара.

Я схватил свое оружие, кувыркнулся, поднял рюкзак и бросился наутек. Бежать тяжело. Рана в груди начала нещадно болеть. Не обращая на нее внимание, заряжаю арбалет и вылетаю на улицу. Вслед за мной выпрыгивает и сам великан.

— Начали! — прозвучал чей-то голос впереди, после чего прямо надо мной пролетела стрела.

Я ушел кувырком вправо и целюсь в противника. Но на меня никто не обращает внимания. Невысокий худой парень со щитом принимает на себя удар дубиной, нанося встречный мечом в глаз.

— Агри его, Таш!

— Да агрю я, агрю. Сейчас. Еще минута, и можете начинать!

Я ошалелыми глазами смотрел на происходящее. Парнишка держал монстра на себе. Недалеко от него мужчина, закованный в латные доспехи и с двуручным мечом в руках. Позади какой-то маг в балахоне и с посохом, а недалеко от меня девушка с луком. Она весело подмигивает мне.

— Не стой, как нуб, отойди, пока взрослые играются.

— Давай! — крикнул танк и врезал еще раз мечом по здоровяку.

Тут же сзади прыгнул воин и нанес вертикальный удар вниз мечом. Маг начал колдовать, только не на великана, а на своих товарищей, судя по золотистому сиянию, исцеляя их. Девушка тоже не отставала, выпуская одну стрелу за другой. Минут пять я стоял, не решаясь что-то сделать. Пять минут потребовалось незнакомцам, чтобы расправиться с великаном. Как только туша упала на землю, девушка тут же начала распоряжаться.

— Таш, Бьерн, загляните внутрь и проверьте пещеру на предмет схрона. Цезарь, мы с тобой занимаемся клыками. Только давай быстрее, у него респ шесть часов.

Парни безоговорочно зашли внутрь, а маг достал какие-то инструменты и вместе с лучницей начал вырывать клыки зверя. Девушка обернулась ко мне и, улыбнувшись, спросила:

— Только прибыл? Одежда вон нубская, небось без бонов. Из оружия один арбалет. Приятель, раздупляйся давай.

— Где я?

— Где? В инферно, естественно. Только тут все небо закрыто тучами.

— В смысле, в аду? — опешил я от такого заявления.

— В смысле, в локации «Инферно». Здесь в основном демоны обитают, практически бесполезные. Дроп с них никакой, а времени на них много. Нам тут понадобились клыки демонического огра, поэтому вот пришли.

— Готово, — вырвал последний зуб маг и закинул в маленькую сумочку.

— Эй, упыри, давайте уже быстрее! — крикнула девушка в пещеру и снова повернулась ко мне.

— Мы сейчас в город. Ты с нами?

— Да, — тут же кивнул я в ответ.

Не знаю, что это за город такой, но лучше мне попасть туда, чем остаться тут.

— Ну, что вы там?! — крикнула девушка своим товарищам.

— Да идем! — послышался ответ.

— А это еще что?! — с удивлением уставился куда-то вперед маг.

— Хрена собачка! — девушка моментально подняла лук, и я только чудом успел ее остановить.

— Вьюга… — я не верил своим глазам, смотря на то, как белая пушистая лисичка несется мне навстречу.

Она радостно подбежала и встала на задние лапы, вылизывая мне лицо.

— Уау! Уау! Уау!

— Не может быть… — я гладил белую шерсть своей питомицы и смотрел прямо в ее желтые глаза с вертикальными зрачками. — Ты жива? Или это я…

— Умер? — вмешалась лучница. — Да. Мы все тут мертвые. Хотя не могу сказать, что это большой минус, все-таки плюсов даже больше.

Я продолжал гладить свою питомицу, пытаясь усвоить сказанное. Я умер. То есть, вот как? Неужели я действительно мертв? Как это вообще возможно? И это тот свет?

— Да что с тобой, приятель? Ну, умер и умер. Все мы умерли. И ничего, как видишь, не плачем, — пожал плечами маг.

— Угу, помню я, как кое-кто ревел, — тут же поддела его подруга. — Но ты и правда не переживай, знаешь, здесь довольно интересно. Можно взять любую расу и даже класс. Ты можешь стать эльфом или гномом, орком или даже гоблином — кем хочешь, и развиваться. Здесь все как в игре. Различные локации, и, если тебя убили, ты возрождаешься на точке респа. Кроме того, тут есть неписи, которые дают задания, а при желании ты можешь даже стать королем какой-нибудь небольшой страны. Знаешь, я во многие игры играла при жизни, и вот такого кайфа не испытывала нигде!

Я не стал отвечать. Просто не мог ответить ей то, что думаю. Потому что в моей голове была пустота. Я не мог принять мысли, что умер. Не мог понять, что моя жизнь окончена. А как же мой дом? Как же моя крепость? Ребята? Мишка? Я ведь еще не отомстил за смерть Вьюги…

— Этого не может быть…

— Может, увы, — похлопала меня по плечу девушка. — Соберись. Поедем в город, сам все увидишь.

— Не было там ничего ценного, — показался из пещеры воин по кличке Бьерн. — Только вот эта тыкалка, и то белая.

Я обернулся и увидел свое самодельное копье.

— Это моя, — тихо произнес я.

— Ну, так забирай. Да, приятель, тебе стоит вооружиться получше. А знаешь, что, давай к нам в гильдию? Мы не обидим. На первых этапах поможем подняться, шмотом обеспечим. Ну, ты подумай, а вообще, садись на свою собачку и поехали.

Мне протянули мое оружие, которое я тут же взял в руки. Вьюга повернулась ко мне боком, и я совершенно на автомате сел на нее, хотя при жизни ни разу не ездил на своей питомице.

Мы отправились вскачь. Ребята что-то говорили, но я их не слышал. В голове была одна пустота. Я просто старался не упасть со своего скакуна. Из мыслей меня вырвал луч света, попавший прямо в глаз. Сначала я зажмурился, и только потом понял, что раньше ведь тут не было солнца! Обернувшись, я заметил, как мы отдалились от границы. Скорее всего, именно так тут разделяются локации. Вот светит солнце и растет зеленая травка, а вот уже «Инферно» и красное небо. Впереди показалась огромная крепость. Толстые каменные стены окружали ее, защищая дома и высокие башни. На входе стоят стражники, бездушно собирая дань с тех, кто въезжает.

— Это неписи, — пояснила мне лучница. Кажется, она представлялась, но я прослушал. — В смысле, неигровые персонажи. Бездушные куклы, но они порой дают хорошие квесты и достойную награду. Правда, всегда разные неписи дают разные задания. Не угадаешь.

— То есть, они не люди? — осмотрел я еще раз стражников.

— Нет. Бездушные существа. Не более того.

Мы свернули на дорогу и поскакали вдоль нее. Вокруг то там, то тут сидели люди. То ли нищие, то ли больные. Они ничего не просили. Просто сидели и смотрели в одну точку.

— Несмирившиеся, — заметив мой интерес, пояснила девушка. — Такие же люди, как и мы, только они не смогли принять этот загробный мир. Не хотела бы я быть как они.

Улица кончилась, и мы выскочили на какую-то площадь. На ней были сотни людей. Они все кричали, пытаясь заглушить друг друга.

— Квестовые предметы! Крысиные хвосты, памятные медальоны, волчьи шкуры…

— Мечи, щиты и любые творения кузнеца, доспехи…

— Эй, там, на северо-западе в козьей пустоши ПК! Помогите завалить кто-нибудь!

— Набор в гильдию ЕКБ! Новичкам шмот, старичкам бонусы!

Последний крик привлек мое внимание.

— Вьюга, стой.

Я обернулся на кричавшего, это был высокий темный эльф с очень знакомыми чертами лица. Я слез со своей питомицы и направился в сторону говоруна.

— Ты куда? — крикнула мне вслед лучница, но я не обернулся.

— Набор в гильдию ЕКБ! Все, кто из нашего города, принимаются без проверки! — эльф увидел меня и обернулся. — Хотите всту… Леший?

Глаза темного эльфа раскрылись в изумлении.

— Рашид? — не менее удивленно посмотрел я на него.

— Леший! — он тут же подбежал и крепко сжал меня в объятиях.

Грудь отдалась болью, заставляя меня глотать ртом воздух. Перед глазами поплыли красные круги.

— Леший! Сейчас, подожди, я в общем чате отпишусь! Ребята ох…ют! Блин, как же круто! В смысле, не круто, конечно, что ты умер, но… — Рашид Тень вдруг замолчал. — Леший, что с тобой?

Я медленно опустился на асфальт и с болью вдохнул глоток воздуха. Рашид расстегнул мою куртку и провел рукой.

— Леший, мертвые не кровоточат, — он неверяще попробовал мою кровь на вкус и снова посмотрел на меня. — Ты не умер, Леший.

В подтверждение своих слов парень достал черный кинжал и провел им себе по руке. Клинок прошел сквозь тело, не оставив и следа.

— У нас не течет кровь, мы теряем хп.

Может, дело в том, что эти раны от божественного оружия? Я взял из его рук кинжал и проверил большим пальцем на остроту. Кожа легко расползлась, капля крови протекла по лезвию и упала на асфальт.

— Ох…ть, — заключил мой товарищ, после чего отвлекся, его взгляд стал отстраненным, и он произнес: — Шеф собирает нас в гильдхолле. Тебя тоже приглашает. Поехали, там и разберемся.

Тень достал деревянный свисток и резко дунул в него. Звук получился на подобии «му-у-у-у», а перед нами мгновенно появилась корова.

— Вот знаешь, маунтов здесь много, но Буренку свою не могу оставить, — ухмыльнулся мой приятель. — Поехали!

Я взобрался на Вьюгу и отправился вслед за Тенью.

— Эй, парень, ты куда? — прозвучал голос лучницы.

— Он с нами, извини, Фрейя! — ответил за меня Рашид.

Девушка в ответ лишь тихо выругалась. Что она сказала, было не слышно, потому что люди на площади пришли в себя и начали шептаться, создавая гвалт. Пропетляв по дороге, мы выехали к огромному угловому зданию. Рашид лихо спрыгнул со своего скакуна, я куда медленнее последовал его примеру.

— Пойдем! — открыл он передо мной дверь, и мы вошли.

Тут стояла толпа людей. Может, сотня, может, больше, тяжело сказать. Все посмотрели на меня и начали шептаться.

— Да пропустите! — прогремел громкий голос, и, растолкав толпу, вперед вышел высокий орк со сломанным нижним клыком. — Леший!

Парень развел руки и двинулся мне на встречу. Именно так в свое время он и висел на том поле, нанизанный на копье.

— Здравствуй, Вадим Бык, — я улыбнулся парню. Ведь он когда-то спас мне жизнь, прорвав кольцо врагов.

Орк подошел и попытался меня обнять, но между нами встал Рашид.

— Тихо, Бык! Раздавишь парня!

— Да что с ним станется? — отмахнулся бугай, пытаясь отодвинуть Тень.

— Умрет, — спокойно проговорил тот.

Ребята шутку оценили, и вся толпа засмеялась в голос. Тогда Рашид подошел ко мне и снова расстегнул мою куртку. Черт, может, мне стриптизом тут подрабатывать? Вон сколько сразу внимания. Все замолчали.

— Он жив. Так что не стоит его добивать.

— Как это? — потер зеленой рукой лысую голову Вадим.

— Вот так. Пойдемте в зал. Шеф ждет.

— А я вот и не удивлен, — прозвучал приглушенный голос. Позади толпы стояла настоящая консервная банка.

— А, это у нас Ден, который Стена, — представил героя Бык.

— Здесь все те, кто погиб в той войне? — обратился я к Тени.

— Не знаю, все ли. Но многие, — пожал он плечами.

— А Таня Жизнь здесь? — тут же одернул я его.

— Не знаю, — покачал головой эльф. — Этот мир огромен. Нас всех собрал шеф, отыскав по разным городам. Жизнь тоже ищут, но пока безрезультатно.

— Понятно, — грустно вздохнул я.

— Все, пойдем.

Мы поднялись по лестнице и зашли в зал, вслед за нами ввалилась вся толпа екатеринбуржцев.

В комнате стоял длинный стол, во главе которого сидел знакомый мне человек. Он не стал менять своей внешности.

— Георгий Свеча, — грустно улыбнулся я бывшему начальнику. — Значит, ты тоже…

— Тоже, — кивнул мужчина. — Глупо получилось. Ну, да ладно, это все осталось в прошлой жизни. Здесь мы совсем другие. А там… думаю, Марат справится с моими обязанностями.

Я подошел и крепко пожал руку старому знакомому.

— Свеча, он живой! — тут же влез Рашид.

— Да я в курсе уже, — хмыкнул лидер местной гильдии. — Все чаты пестрят новостями о живом в царстве мертвых! Ладно, присаживайтесь все, обмозгуем.

Все заняли свои места, мне же предоставили место у самого края, возле лидера. Тень сел с другой стороны от меня. Вокруг забегали сексуальные девушки с отрешенными лицами. Они были одеты в фартуки, которые не скрывали совершенных тел. И они вызывали интерес, но стоило лишь взглянуть в глаза, и становилось понятно, что они пустые внутри. Видимо, это тоже неписи. Ко мне в руки попал бокал красного вина, и начался допрос. Все ждали от меня рассказ, и я не стал их разочаровывать. Слушали меня внимательно, не перебивали. Когда моя повесть уже подходила к концу, над столом появился какой-то свет. Он возник прямо в воздухе и, постепенно опускаясь, превратился в маленькую фигуру. Мишка Гамми потряс головой, осмотрел всех присутствующих, потом встретился со мной взглядом.

— Уррррратуатугиримиарти, — произнес он, после чего кивнул, махнул мне рукой и пошел прямо по столу к двери.

X

— Урраиииринуууатууууии, — пропищал мой провожатый, указывая куда-то вперед.

Если честно, увидеть здесь это странное существо я ожидал меньше всего. Что он тут делает и куда ведет меня, совершенно непонятно, но, думаю, все это далеко не случайно. Он ведь недаром появился прямо передо мной. Этот маленький мишка явно что-то знает.

— Куда мы, Леший? — крикнул Свеча, догнав меня на своем единороге.

— Не знаю! — ответил я, прижимая руку к ране на груди. Резкий поворот заставил скрючиться, что вызвало красные круги перед глазами.

Георгий больше не стал ничего спрашивать. Он, а вместе с ним и несколько сотен человек, бежали вслед за мной. Они рванули с места, даже не спросив ничего. Странно и так непривычно чувствовать за собой поддержку такой толпы.

— Ямуоррруаррркиимиииясс, — показал вправо монстрик.

Я повернул Вьюгу в указанном направлении. Пробегая по мощеной дорожке, мы внезапно очутились в каком-то густом лесу. Видимо, сменилась локация. Следуя по извилистым тропам, наш отряд несся вперед, распугивая монстров и охотящихся на них людей. Я на минутку отвлекся и осмотрел местность. Густой прохладный лесок. Он так и манил, предлагая остановиться и отдохнуть. Прекрасное место.

— Уияяуфффигууур.

Мы снова свернули в нужном направлении. Вьюга скакала быстро, не чувствуя усталости и не хрипя, впрочем, питомцы ребят тоже не выказывали недовольство.

Мы мчались по лесу в течение нескольких часов, после чего вылетели на пустынную мертвую землю. Контраст был настолько сильным, что я чуть не упал с лисицы от удивления. Судя по всему, это еще одна интересная локация. Здесь по полю бродили зомби со ржавыми ножами и скелеты в шлемах, вооруженные булавами.

— Рююююрипоооо.

И снова поворот. Мертвецы, в отличие от лесных жителей, не желали пропускать незваных гостей. Они стали преследовать нас. Поначалу меня их компания не смущала, так как скорость передвижения зомби, знакомая мне благодаря кинематографу, оставляла желать лучшего. Однако, по всей видимости, им никто не показывал наших фильмов ужасов, и они не знали, что должны только медленно ходить и истошно стонать, поэтому твари становились на четвереньки и неслись практически с той же скоростью, что и наши скакуны.

— Собираем паровоз! — закричал Рашид.

— Лучники и маги, снимайте мобов по возможности. Основные умения не используем, только быстро откатывающиеся! — распорядился Свеча, после чего вокруг меня засвистели стрелы, находя и уничтожая свои цели.

Где-то били огненные шары, где-то просто появлялись корни из-под земли, останавливая разбушевавшихся мертвецов. Количество зомби, отставших от нас и прекративших погоню все увеличивалось, однако наших преследователей по-прежнему оставалось достаточно много.

— Уйииинасссинанасху.

Новый разворот, и мы несемся прямо на огромную цитадель.

— Чертоги Лича, — произнес Рашид.

— Что там? — обернулся я, снова стиснув зубы.

— Рейд-босс. Довольно сильный, но убиваемый. Мы его валили. Только вот не помню, чтобы там было что-то особенно интересное, — ответил за Тень Свеча.

— Сможете еще разок?

Георгий осмотрел всех присутствующих.

— Думаю, да.

— Хорошо.

— Бык, Пробей ворота! Сентурион, на тебе лучники. Гашба, возьми на себя защиту периметра. Стена, на тебе преследователи… — Свеча тут же начал раздавать команды. — Леший, не высовывайся. Ты не мертвый, а, значит, можешь умереть.

Я кивнул в ответ, немного придерживая Вьюгу. Вадим тут же пошел на обгон. Когда до ворот в замок осталось метров десять, он спрыгнул на землю и помчался еще быстрее, выставив вперед голову. Его окружил прозрачный бычий силуэт. Орк достиг ворот и вынес их вместе с петлями. Сверху раздались звуки спускаемой тетивы. Сотни стрел полетели в нас, но наткнувшись на голубой купол, осыпались на землю. Рашид исчез, появившись за спиной одного из костяных лучников. Ассасин нанес комбинацию ударов, после чего скелет осыпался грудой костей. Тень приложил правую руку к виску, шуточно отдавая честь, но тут же отвлекся на следующую цель. Вместе с ним на стенах орудовал еще десяток убийц. Как только вся команда ворвалась во двор, танки перекрыли вход, закрыв его дебелыми щитами. Лучники, не теряя времени, поднялись на стены и начали осыпать мертвецов стрелами, а перед нами появилась стена вражеских щитов. Скелеты шли ровным строем на нашу команду.

— Берсы, ко мне!

Свеча вышел вперед, сняв с коня свою двуручную секиру.

— Рассредоточиться! Прорываем строй!

Все воины в тяжелой броне встали на определенной дистанции друг от друга.

— Вперед! — крикнул Георгий и сам ринулся в бой во главе отряда.

Его секира засветилась, превратившись в маленькое солнышко. Столь яркого света скелеты не выдержали. Они начали прятаться за щиты, а воины прошли по их рядам, как нож сквозь масло. Бронированные бойцы начали использовать свои умения. Кто-то вертелся, разбрасывая своим двуручным мечом окружающих. Кто-то крутил мельницу двумя одноручными мечами. На секунду над строем врагов появился силуэт Свечи, он в прыжке нанес удар о землю, мигом разбросав противников. Со стороны ворот скелетов истребляли лучники и маги, уже справившиеся с врагами на стенах и переключившиеся внутрь двора. Лекари по максимуму пытались поддерживать жизнь союзников. Лечили и накладывали усиления, но наши силы таяли. Противники оказались крепкими и, что самое неприятное, многочисленными. Но и этот бой закончился в нашу пользу.

— Танки, что у вас?

— Почти закончили! — отозвался Денис Стена.

— Лучники, помогайте танкам, живее! Скоро начнется! Леший, становись вместе с магами. И игрушку свою прихвати!

Я схватил мишку Гамми на руки, но ему такой вариант не понравился, и это крошечное существо резво перебралось ко мне на плечо. Мы спрятались за магов. Вьюга билась вместе с остальными, уменьшая число воинственно настроенной нежити.

Раздались удары колокола и волчий вой.

— Бросайте зомбаков! Все к воротам! Танки в полукольцо, все остальные за них!

Люди бросились выполнять команду. Даже моя лисичка протиснулась между щитоносцами и встала возле меня. Остальные питомцы и скакуны были отозваны, чтобы не мешались в тесном пространстве. Со всех сторон к нам понеслись сотни мертвых волков. Их шкура висела лохмотьями, у некоторых были выбиты глаза и разорваны пасти. Они со всего разгона врезались в наших щитоносцев.

— Лед! — вскрикнул командир, и часть магов воздели руки к небу.

Поднялась снежная вьюга. Снег сыпал с неба, закручиваясь вихрями и поднимая неживых. Ледяные глыбы падали с небес, земля замораживалась, фиксируя лапы животных. Когда стихия начала отступать, Свеча выдал новую команду.

— Земля!

На монстров посыпался каменный дождь, ломая кости, разбивая черепа. Волки погибали десятками, заваленные и раздавленные, но к ним на помощь спешили новые собратья.

— Воздух!

Завихрились магические ветра, выдавая разряды молний в нежить, сжигая их. В воздух поднялись многочисленные камни и, падая, оглушали наших противников. Танкам тоже доставалось, но они терпели, периодически получая исцеление от лекарей.

— Огонь!

Двор буквально взорвался. Огненные дожди, шары и стены появились в тот момент, когда еще не закончила свое действие магия ветра. Огонь и воздух смешались, создавая настоящее буйство стихий, но эта смесь оказалась неуправляемой, и огненные смерчи двинулись в разные стороны, в том числе и на нас. Танки с ужасом наблюдали за приближением неминуемой смерти, но тут действие заклинаний магии воздуха закончилось, и пламя не дошло до наших рядов. Монстры сгорали заживо, а в воздухе появился запах жженой шерсти.

— Димус, время?! — обратился Георгий к своему помощнику.

— Семнадцать минут!

— Все внутрь, идем на прорыв. Риордан, твоя пятерка на добивке псов. Погнали!

Двери открылись, после чего мы побежали вперед. Я бежал позади двух танков, стараясь не отставать.

— Крот и Рин, миссия камикадзе!

Двое парней резко ускорились, собирая по пути толпу преследующих их зомбопауков. Они оббегали паутины и старались не дать себя поймать, при этом раздавая членистоногим небольшие «затрещины» мечами. Не вредя, но зля монстров.

Остальная команда старалась не отстать. Вскоре мы добежали до огромной пещеры с обрывом. Двое самоубийц стояли у края. Твари облепили их так густо, что тел ребят даже не было видно, превратив наших «камикадзе» в бесформенные шевелящиеся массы. Несколько сотен мерзких созданий копошилось возле них, словно живой ковер.

— Давай! — крикнул Свеча, и оба спрыгнули с обрыва.

Вопреки моим ожиданиям, оставшиеся пауки не отправились за своими жертвами, а начали разворачиваться в нашу сторону, но тут в дело вновь вступили маги. Набрав в легкие побольше воздуха, они сложили губы трубочкой и изо всех сил дунули. Мне сразу вспомнилась сказка о трех поросятах. Сильный порыв магического ветра попросту сдул пауков с обрыва.

— Асы!

Семеро ребят отделились от толпы и с бешенной скоростью побежали вперед. Среди них был и Рашид. Мы же, не останавливаясь, пошли за ними.

Противники нам не встречались, видимо, «камикадзе» собрали всех, кого смогли. Мы взобрались на лестницу и выбежали в новый коридор. Семеро наших товарищей стояли возле стен. Они вколачивали какие-то колышки в щели.

— Готово! — крикнул Рашид.

Мы побежали дальше. Из стен и пола постоянно пытались вылезти какие-то лезвия, но их блокировали колья.

— Тихо все, — прошипел лидер и открыл огромную дверь, на носочках проходя внутрь.

Тень приложил палец к губам и махнул мне. Мы все начали пробираться медленно на цыпочках, стараясь не дышать. Шли вплотную к стене огромного зала, в центре которого лежал двуглавый великан. Причем, судя по его цвету кожи, он явно был мертв, но уверен, стоит нам зашуметь, как эта тварь тут же проснется.

Если честно, я вспотел, пока шел. Было страшно, и не за себя, нет. Я боялся подводить команду. Все-таки они без раздумий бросились мне помочь. И ведь стойко идут до конца. Они, скорее всего, понимают, что если умрут они, умру и я. И вот я потеряю очень многое.

Мы выбрались из комнаты, после чего сразу принялись бежать.

— Клином! — прозвучал новый приказ, и танки вышли вперед, выставив свои щиты.

О сталь тут же застучали удары, и от вершины клина в разные стороны начали разлетаться монстры. Они полностью состояли из костей, причем таких толстых, что в их крепости не приходилось сомневаться. Наш отряд пронесся, раскидывая тяжело бронированных, но медлительных существ, после чего мы вышли к коридору, из которого к нам неслись странные сферы из черного огня.

— Палы, шар!

От нескольких ребят в разные стороны полетели золотистые щупальца, цепляясь к телам товарищей. Один из них прикрепился и ко мне. Сами паладины покрылись золотой сферой.

Вся команда без раздумий бросилась вперед. По нам лупили эти странные шары. Один из них попал и в меня. Я даже зажмурился в момент удара, но ничего не почувствовал, а вот тот парень, к которому был прикреплен мой жгут, крикнул: «Твою мать!» и начал растворяться прямо в воздухе.

— Хилы, внимательнее! Тень, веревка!

Вперед снова побежал Рашид. Он добрался до пропасти, из которой торчали несколько столбов. Они находились на большой дистанции друг от друга, но ловкача это не смутило. Делая сальто и другие пируэты в воздухе, ассасин добрался до другой стороны. Он привязал один конец веревки к крайнему столбу, а моток кинул нам. Но на нашей стороне опор не было, поэтому оставшиеся пять ловкачей взялись за край и натянули веревку.

— Первый пошел! — крикнул Свеча и отправил танка на ту сторону.

Мы встали в ряд. Каждый, до кого доходила очередь, перебрасывал ремень через веревку и перелетал пропасть. Я также достал свой ремень и последовал их примеру. Лететь было страшно. Подо мной открылась настоящая бездна. Она смотрела на меня всей своей чернотой, но мой путь быстро закончился, и я почувствовал опору под ногами.

После того, как перебрались все ребята, наступила очередь самих ассасинов. Последние двое отпустили веревку и запрыгали по каменным столбам. Первый легко повторил подвиг Рашида, а вот второй не долетел буквально полметра, сорвавшись вниз. Я тут же припал к краю, пытая его высмотреть.

— Ты как там? — крикнул я парню.

— Нормально! — послышался гул снизу.

— Поднимешься?

— Нет, я еще не долетел!

Я открыл было рот, но меня поднял на ноги Бык.

— Быстрее.

— Димус, время?

— Девять минут!

Свеча недовольно цыкнул, осмотрел всех, кивнул своим мыслям и открыл дверь.

Мы вошли, и как я понял, именно здесь и жил тот самый Лич, вот только в центре комнаты оказался не мертвый маг, как я ожидал, а трехметровый воин в латных доспехах, со щитом и мечом. Он сидел на троне, смотря на нас сверху вниз.

— Стена, вперед. Остальные танки, берете на себя миньонов.

Денис вышел в центр зала и ударил своей булавой о щит. Темный рыцарь заметил его и, утробно зарычав, встал. Наш танк что-то крикнул и вонзил маленькие шипы на нижней части щита в землю. Противник тут же прыгнул и врезался в преграду своим щитом. Начались атаки со всех сторон. Лучники бежали возле стен, стараясь зайти в тыл. Ассасины просто переместились за спину, а по бокам встали мечники. Началось массовое избиение здоровяка. Он пытался достать обидчиков, но его не отпускал Денис, приковывая все внимание к себе различными умениями.

— Сейчас будем прыгать! — громко предупредил всех Георгий, когда рыцарь поднял руки к небу. — Внимание, готовность! Прыгай!

Я выполнил команду, не раздумывая. Под ногами пронеслась волна синего пламени. Несколько магов замешкались, не успели подпрыгнуть, и тут же растаяли.

— Идиоты, — констатировал один из целителей и продолжил лечить товарищей.

— Танки, готовься!

В некоторых местах в стенах появились проходы, из которых хлынули сотни монстров. Наши танки привлекли их внимание к себе, не пуская к лучникам и магам.

Бойцы не стали переключаться на мелких тварей, продолжая месить крупную. Я не вмешивался. Мои болты не причиняют мертвецам практически никакого урона, а волшебный вообще на них не действует. А вот отвлечь случайно на себя могу. Поэтому мы с мишкой Гамми стоим возле лекарей и просто наблюдаем за боем. А вот Вьюга бьется, стараясь прорвать защиту монстра.

Местный босс поднял руки, разведя их в стороны. Его тело окутало багровое сияние.

— На пол! — тут же последовала команда Свечи, после чего я опустился на землю, прикрыв голову руками. Рядом со мной лег мой маленький друг, повторяя мою позу.

Доспехи рыцаря разлетелись тысячами осколков, сметая стоящих монстров, а в центре зала теперь приплясывал с двумя кинжалами в руках высокий бледный мужчина с красными глазами.

— Стадия вампира! Всем прекратить огонь! Танк, агри!

Дальше все повторилось в точности, как и с рыцарем смерти. Сначала по полу растеклась лужа крови, из которой появлялись руки и топили людей, не успевших запрыгнуть на камни. Затем стаи летучих мышей, и под конец, вампир взорвался, разбрасывая вокруг себя кровь, мясо и куски кожи. Как оказалось, монстры тут очень даже кровоточат, в отличие от людей.

На месте вампира появился скелет с посохом в руках. И вот тут началось самое сложное. Лич бил массовыми заклинаниями, уничтожая людей толпами. Ко мне приставили последнего паладина, который практически не снимал свой «шарик», не позволяя убить меня. В нас летели костяные шипы, облака смерти, которые моментально могли убить даже танка. Из-под земли поднимались толпы зомби и скелетов, пытающиеся нас схватить. Их появление было непредсказуемым и оттого более опасным. Если честно, за то, что я выжил, я просто должен молиться на этого пала.

Лич в последний раз захрипел и осыпался на пол кучей костей.

— Ну, наконец-то, — вытер со лба пот Свеча. — Димус, время?

— Три минуты, — устало выдохнул целитель и упал на пол.

— Отлично. Разбирайте дроп! — улыбнулся Георгий. — Ну, что там, Леший?

— Сейчас посмотрим.

Мой маленький чудный друг сполз с меня и уверенно направился к трону. Мы последовали за ним, с интересом наблюдая за его действиями. Мишка Гамми обошел огромное кресло и начал что-то рисовать на его спинке с тыльной стороны. Когда он закончил со своим искусством, перед нами открылся портал. Монстрик поманил меня рукой.

Я оглянулся на товарищей. Первым подошел Рашид и постучал костяшками пальцев по проему портала.

— Нам, видимо, вход воспрещен, — грустно произнес он.

— Да ладно тебе, — пожал плечами Бык. — Здесь же круто! Еда вкусная, бабы красивые, тело неутомимое, и эти постоянные изменения, войны, новые события. Что тебе не нравится? Вот знаешь, Леший, если бы я знал, что тут такой рай, то не цеплялся бы за свою жизнь.

— Но ты не спеши, — заговорил Свеча. — Приходи, когда настанет твой срок, а мы тут тебе местечко придержим. Сразу в офицеры гильдии попадешь.

— Уау! — подала голос Вьюга, ластясь у моих ног.

— Иемууатуасууутииииитссааа, — поторопил меня мишка Гамми, махая рукой.

— Иди! — сказал Рашид и слегка приобнял меня.

— Спасибо вам, парни! И до встречи.

Я погладил Вьюгу. Она ответила мне печальным взглядом и лизнула ладонь.

— Я еще вернусь, — шепнул я ей и, развернувшись, шагнул в портал.

По другую сторону портала я оказался совсем один. Ни мишки Гамми, ни моих погибших товарищей. Никого. Вообще.

— Ты собрался уйти? — раздался строгий мужской голос.

Я обернулся, но никого не обнаружил.

— Да, — эхо моего голоса отразилось от невидимых стен. Стало как-то жутко.

— А ты уверен, что имеешь на это право?

— Я живой. Мне нет места среди мертвых. — Ответил я, пытаясь определить местонахождение говорящего, хотя это скорее по инерции.

— Ты считаешь, что имеешь право на жизнь? — снова раздался голос, но в этот раз ему не понадобился ответ, — Можешь уйти. Дверь перед тобой.

И правда, впереди показалась дверь.

— АААААА! — я даже не понял, как упал на колени.

Голова взорвалась болью, не позволяя пошевелиться. Я открываю глаза и мой взгляд упирается в парня, у которого нет половины головы.

— За что? — он смотрит на меня с таким осуждением, а я даже не помню кто он…

Отвечать нет сил. Делаю шаг и падаю на пол. Я чувствую, как десятки зубов впиваются в мою плоть, пожирая меня. Чувствую, как невидимые монстры вгрызаются мне в горло, лицо, живот. Поднимаю глаза и вижу обезображенную девушку. Ее тело искалечено. Гортань вырвана, нет половины лица, а из огромной раны на животе вываливаются внутренности.

— За что? — тихо произносит она.

С трудом поднимаюсь, и делаю еще один шаг, но мое тело словно окутывает пламя. Я чувствую, как горю живьем.

— За что? — еще одна женщина, смотрит на меня. Она больше напоминает обгоревшие головешки, нежели человека.

Шаг, и новая боль. Снова и снова. Вспышки страшной боли, одна сильнее другой, пронизывают меня раз за разом. И от нее не отвлечься, ее не отпустить. Она, казалось, пожирает всю мою душу, обжигая снова и снова. Я иду исключительно на упрямстве, стараясь добраться до этой проклятой двери. Я не помню, кто я. Не помню, что я делаю здесь. Я — это боль. Я — настоящий ужас тысяч смертей. Они проходят сквозь меня, разрывая и уничтожая изнутри. Смерть каждого невинного человека, погибшего по моей вине. Они спрашивают, за что, но у меня нет ответов. Это мешает мне цепляться за остатки моего естества, моего разума, заставляет выть и извиваться. Я чувствую, как меня разрывают в клочья монстры, раз за разом чувствую, как обломки взорванных зданий дробят мои кости, как я задыхаюсь в завалах, как сгораю в огне. Каждый из этих людей пытается не дать мне дойти до двери, передать мне всю боль своей смерти. И у всех лишь один вопрос: «за что?»…

Силы покидают меня. Я не могу больше ползти. Не могу говорить. Не могу даже дышать. Я должен умереть. Я не имею права жить…

— Кажется, пришла моя пора расплатиться за должок?

Открываю глаза и вижу девушку. Что-то знакомое в чертах ее лица. Я уже видел его. Когда-то давно. Да, тогда я тоже горел, точнее, горели только мои руки. Перед глазами поплыли воспоминания. Деревня, тени, Ден. И она. Призрак, который спас нас тогда. Девушка, которая умерла, но осталась духом в мире живых. Это точно она.

— Вставай, Леший. Не здесь твой путь должен окончиться.

Девушка подходит и помогает мне встать. Она обхватывает меня сбоку и ведет к двери. И снова боль. Новая нестерпимая боль. Судороги бьют все мое тело, я падаю, но моя спасительница держит меня крепко. Она ведет меня дальше, заставляя делать шаги по направлению к двери. В голове мелькают образы, мне кажется, я сошел с ума. Где я? Кто я?

— Живи… — шепчет она прямо в ухо и резко толкает меня. Я успеваю заметить, как створки двери остаются позади, и открываю глаза…

***

С момента самоубийства вождя маленьких монстров прошло буквально несколько мгновений. Огромный медведь неподвижно сидел возле безжизненного тела своего хозяина и тихо скулил, как вдруг человек открыл глаза. Хотя человеком его назвать было сложно. Кожа, натянутая на кости. Ни грамма жира и даже мышцы, кажется, исчезли. Живая мумия. О том, что живая, свидетельствовали вновь закровоточившие раны на груди и плече. Маленький монстрик, лежащий на человеке, пришел в себя и поднялся на ноги. Он покачал головой и тонко пропел:

— Иууууитсяяяинуууу!

Группа таких же существ, похожих на плюшевых мишек, восторженно закричала, а медведь с волнением заглядывал в лицо своего друга — человека.

Леший не мог больше держать глаза открытыми. Он заснул. Толпа маленьких существ подняла его на свои крохотные ручки и понесла в сторону пещеры. Их огромный собрат, с подозрением наблюдая за ними, пошел следом.

XI

— Иаууууутттуууу!

— Что опять? — я скривился и выпил какой-то гадкий отвар.

Эти коротышки оказались теми еще садистами. Если честно, первое время я думал, что они просто хотят меня добить. А они в свою очередь пользовались моим бессилием, совали свои маленькие ручонки, измазанные в какой-то зеленой гадости, прямо в раны. Я думал, не выдержу. Однако раны постепенно заживали, и в последние две недели они перевели меня на употребление какого-то особенно мерзкого зелья. Учитывая, что основное мучение наконец-то закончилось, я не был против. Пробитое ребро, вроде, зажило, правда, стало толще остальных и сейчас немного выпирало. Его было хорошо видно, потому что мое тело еще не набрало жир. Меня можно использовать на занятиях по анатомии.

— Уиауууукитакиаруууту.

— Если бы я понимал, что ты имеешь в виду, то, наверное, смог бы тебе ответить.

Я приподнялся со шкуры, на которой сплю уже два месяца, и встал. Силы еще окончательно не вернулись, но чувствую себя уже неплохо. Первый месяц я чувствовал себя настоящим инвалидом. Даже в туалет приходилось ходить под себя. И, естественно, эти мишки Гамми понятия не имели о таких вещах, как памперсы или просто пеленки. Это было очень неприятное время. Меня кормили с ложечки, пытаясь довести до нормального состояния. Зелья выжали из моего тела все, что только смогли.

— Уииииитинааааситуууу!

— Да иди ты в задницу.

Я хрустнул шеей и вышел. Ходить я начал не так давно, и старался разминать свои мышцы, чтобы не атрофировались окончательно. Я прошел мимо огромной пещеры, вырытой специально для Мишки, а потом аккуратно, стараясь не наступать на ловушки, направился к свежему воздуху.

Лучи солнца резанули по глазам, заставляя зажмуриться. Интересно, сейчас я, наверное, напоминаю Кощея Бессмертного. Кожа да кости, хотя у того былинного персонажа вряд ли была такая рана на груди, как у меня. Хоть и перемотанная, но кровь все равно периодически сочится. Она, конечно, не сильно беспокоит, но заживать, похоже, не собирается. И вот плевать ей как на мою естественную регенерацию, так и на умение. Божественное оружие. Мать его так!

Я присел на пенек, стоявший возле входа, и повернул голову к солнышку. Зима уже подошла к концу, и даже снега успели растаять. Нужно скоро выдвигаться в путь. Мне ведь еще далеко идти. Желательно найти какой-нибудь караван и отправиться вместе с людьми. Сейчас я чувствую себя очень слабым, а, значит, не стоит идти в одиночку. Хотя…

Я хмыкнул своим мыслям. Как безопаснее, с людьми или в одиночку? Это вот прямо вопрос. Хотя со мной Мишка, а с ним должно быть проще. Правда, этот здоровяк еще не выспался. Прячется у себя в пещере и дрыхнет.

— Здравствуйте.

Я даже дернулся от неожиданности. Недалеко от меня появилась рыжеволосая девушка с опущенным в землю взглядом. Девятый уровень. Интересно, у нее умение какое-то, или она просто так подкралась? Или, что хуже, я стал таким рассеянным?

— Спасибо! — я сделал вид, что рассматриваю себя. — Здравие мне не помешает.

Еще бы, учитывая мое состояние… Впалые глаза, щеки, торчащие ребра и перевязанная грудь… Хорошо хоть рука зажила. Причем у меня появился первый шрам со времен апокалипсиса.

Девушка стушевалась, но не ушла.

— Так и будем играть в молчанку? — пристально посмотрел я на нее. — Ты пришла ко мне, значит, чего-то хочешь?

— Хочу, — твердо заявила пришелица. — Спасите Саратов.

— Что, прости? — я просто обалдел от такой просьбы. — Ты вообще знаешь, кто я?

— Вас по-разному называют…

— И как же?

— Повелитель монстров, Зверь, Оборотень, — девушка подняла на меня взгляд, и только сейчас я увидел искреннюю ненависть в зеленых глазах, она продолжила, говоря все громче: — Тварь бездны, Убийца детей, Безжалостный Монстр, Каннибал.

Незнакомка поиграла желваками и снова опустила взгляд. Я присвистнул.

— О как! И ты знаешь, за что ваш город меня так полюбил?

— Ты убил около десяти тысяч человек. Больше всего пострадало невинных жителей. Многие сгорели в пожаре, который ты устроил, многие погибли под домами, которые ты взорвал, но большинство были растерзаны тобой и твоими монстрами. Ты можешь превращаться в медведя и рвать своими когтями и клыками. Пожирать людей заживо.

Девушка внезапно остановилась и снова потупила взор, сжимая челюсти. Видимо, ей непросто было прийти ко мне.

— И ты просишь МЕНЯ помочь? Серьезно?

— Да. Пожалуйста.

Я потер переносицу. Что за бред? Хотя нет, скорее, идиотизм.

— Нет.

Я встал и зашел в пещеру. Хоть и весна, но пока еще холодно. Нужно приодеться и перекусить. Да и опытами стоит заняться. Черт, у меня ведь листья сириалы кончились, а там необходимые ингредиенты. Нужно доработать рецепт, мне кажется, я приблизился к прорыву. Начинаю мыслить, как какой-нибудь безумный ученый. Ладно, проверю пару заготовок и скоро буду выходить. Не думаю я, что есть смысл оставаться дольше. Рана не собирается заживать окончательно. А значит, мне пора уходить.

Я зашел в маленькую пещерку, которую вырыли специально для меня. Вообще эти мишки Гамми оказались отличными землекопами. Всегда строили все с умом, одна их вентиляция чего стоит.

Я достал ингредиенты и начал рассматривать, что у меня есть, а чего не хватает, записывая в блокнотик реагенты, которые нужны для экспериментов. Закончив с инвентаризацией запасов, надел броню и куртку, закинул сумку через плечо, а арбалет на спину и вышел.

У входа меня все также ждала эта рыжая девушка.

— Пожалуйста! — выдавила она, все с той же ненавистью смотря мне в глаза.

— Нет, — спокойно ответил я и пошел по тропинке.

— Вы ведь даже не спросили, что случилось, — побежала она вслед за мной.

— А какая мне разница? — удивленно посмотрел я на нее. — Ты вообще понимаешь, с кем разговариваешь? Как у тебя мозгов-то хватило ко мне прийти?!

— У меня не было выбора, — снова потупилась девушка. — Больше с этим никто не справится.

— И ты решила прийти к тому, кто убил тысячи горожан? Ты хочешь, чтобы умерло еще столько же?

— Да, — кивнула девушка, — но именно те, кого нужно убить.

— Вот как! Ты решила нанять убийцу, чтобы убрать тех, кто тебе не нравится? — я фыркнул и пошел дальше по тропинке, выискивая нужные мне травы.

— Да. Для тебя убить пару тысяч людей — не проблема. Ты же убийца. Повелитель монстров! — девушка сказала, словно сплюнула.

— Знаешь, ты очень странная, — покачал я головой, срезая листки с кустарника. — Мало того, что ты просишь меня о помощи, так еще и проявляешь явную ненависть при этом.

— А чего ты хотел, монстр? — волком глянула на меня собеседница, но тут же взяла себя в руки. — Я все понимаю. Тебе нужна плата. Хорошо. И я готова быть этой платой.

— Опять двадцать пять, — у меня даже глаз дернулся. — Зачем ты мне?

— Как? — ошеломленно подняла она на меня взгляд. — А как же кровь, переданная добровольно? Она же тебе даст большое количество сил.

— Да ты что?! — я чуть не заржал в голос. — Я, по-твоему, вампир?

— Ну… — смутилась девушка, — так люди говорят…

— Допустим, но откуда информация про добровольную кровь?

— Так… — до девушки наконец-то дошло, что все это выдумки, и ее просто обманули. — Тогда что тебе нужно?

Что мне нужно? Наверное, больше всего мне сейчас было бы нужно вернуть Вьюгу. Мне очень не хватает моей питомицы. Когда выхожу на улицу, брожу по лесу, возвращаюсь домой, я постоянно ищу ее. Мне постоянно кажется, что вот сейчас она прибежит и будет тереться о мои ноги, требуя внимания к себе. Но, увы, вернуть ее никто не сможет.

— У тебя нет того, что мне нужно, и быть не может, — вздохнул я. — Так что иди домой и не надоедай мне.

— Не прикидывайся, — тон девушки стал резким и неприятным. — Назови свою цену! Я знаю, кто ты, знаю, какой ты! Ты как они. Что тебе нуж…

«Ужас»

Девушка замолчала. Гнев в ее глазах сменился страхом. Ну, что же, так лучше.

Я развернулся и пошел дальше. Надоела.

— РА-А-А-А-А-А-А!

Я обернулся и остолбенел. Незнакомка преобразилась. Волосы стоят дыбом, белки глаз полностью красные, даже без намека на белый цвет. Вокруг нее какая-то красная аура, клыки удлинились, а на руках появились когти.

«Контроль»

Не получилось. Девушка атаковала, прыгая из стороны в сторону. Несется ко мне на четырех конечностях, словно зверь. И это она меня называла монстром?

Прыгает. Встречаю ее прямым ударом, но она цепляется за мою руку и наносит удар обеими ногами в грудь. Мир темнеет, а рана взрывается болью, вызывая красные круги в глазах. Но обезумевшая девушка не собирается останавливаться на этом. Она когтями рвет куртку вместе с повязкой, открывая рану и оставляя четыре кровоточащих следа от плеча и до живота. Вторая ее рука стремится к горлу.

«Рука»

Девушка отлетает, ломая ветви на своем пути. Метров через пятнадцать ее полет прервался, и она упала. Осторожно подхожу к ней. Но она больше уже не проявляет агрессии. Лежит на поломанных ветках, одна из которых торчит из ее живота, другая из груди. Одежда порвана, а зеленые глаза смотрят на меня с каким-то укором. Будто спрашивая «за что?» Но незнакомка еще жива. Булькает вон, выплевывая кровь.

— Ты этого добивалась? — присел я на корточки возле нее. — Ты просто хотела умереть?

— Буль. Буль.

— Да, отличный у нас разговор так выйдет.

Я вытащил одну ветвь, достал бутылочку с зельем и тут же залил в рану. Потом другую, сделал то же самое. Оставшийся эликсир я заставил ее выпить. Девушка выгнулась и потеряла сознание.

Черт, вот и нахрена ей помог? Ну, померла бы и ладно. Ладно ли? Стоило просто так убить человека? А разве тебя это остановило, когда ты напал на город? Скольких ты там убил?

Я тяжело вздохнул и посмотрел на небо. Полдень скоро, нужно пообедать. Да и рану перемотать. Эх…

Я забросил незнакомку на плечо и направился к пещере. Грудь нещадно болит, но что делать? Не оставлять же эту дуру в лесу. Человечнее было бы ее просто добить. Человечнее? А действительно ли я еще человек? После всего совершенного мной в это не так и просто поверить.

Я дошел до входа в пещеру и увидел выбирающегося оттуда товарища.

— Проснулся, Мишка?

— Ур-р-рау.

— Ну, вот и хорошо. Есть хочешь?

— Ур-р.

— Ну, еще бы, вон сколько килограммов скинул. Тебя и не узнать совсем.

— Р-р-р-р-раур.

— А и нечего на меня смотреть. Я после раны такой, а ты спал да ел.

— Уар-р-р.

— Ладно, ладно. Сейчас устрою эту дамочку и пойдем. Я травы пособираю, а ты покушаешь. Учитывая, сколько я в нее зелья влил, спать ей до вечера. И проснется она очень голодная. Ладно, подожди меня здесь. Сейчас вернусь.

Я зашел внутрь и направился к своей спальне. Тут у меня спартанские условия. Основная часть предметов находится в лаборатории. Здесь же шкуры, на которых я сплю, и маленький костерок. Ну, и еще бабуля.

— Иниииияатиууур.

— Ну да, да. Помню. В обед нужно выпить.

Бабуля тоже мишка Гамми, и, если честно, я даже не научился различать их пол. Как-то не до того было, да и неинтересна мне их анатомия. Кличку же она получила за то, что постоянно ворчит. Вот ходит и ворчит. Хотя, может она, конечно, так поет или стихи там читает, я не знаю, но на мой взгляд, просто ворчит.

Бабуля встала с моей лежанки, подняла небольшую деревянную кружку и поднесла ко мне. Я положил на освободившуюся постель девушку.

«Воспламенение»

Огонек заиграл на хворосте, разогревая помещение.

— Уииирааакууу!

— Да пью, пью, — я тяжело вздохнул и выпил из кружки зеленую густую бурду.

Самое отвратительное в этом лекарстве то, что оно тягучее. Вот пьешь его, а оно не хочет проваливаться дальше в глотку. И склизкая же гадость. Как будто осьминога проглатываешь живого.

Я отложил кружку в сторону и достал флягу.

— Уияууууту!

— Отвали!

Я сделал несколько глотков воды, смывая зелье как можно глубже.

— Ракоууууруруту! — сердито проговорила моя надсмотрщица.

— Да понял я, но невозможно же не запивать! Гадость редкостная.

— Римиууутуру, — покачала она головой.

— Слушай, я сейчас уйду, присмотри, пожалуйста, за девушкой.

— Рямиутуригатуру.

— Интересно, поняла ли ты меня? Ладно, давай по-другому, — я начал жестикулировать, показывая то на девушку, то на свой рот, то ставя руками крест. — Нельзя есть! Нельзя!

Мишка Гамми так странно посмотрела на меня, что я почувствовал себя идиотом. Она взяла какую-то шкуру, укрыла девушку и, качая головой, пошла к выходу, что-то ворча.

— Подожди, перебинтуй меня.

***

Вернулся я, только когда зашло солнце. Получилось и Мишку накормить, и трав немного собрать. Даже смог достать желчь ядовитого борова. В общем, сходил нормально, а когда вернулся, обнаружил все еще спящую незнакомку и вечно ворчащую бабулю.

— Сиииирииаргуунари! — проговорило это крошечное создание и протянуло мне кружку.

— Давай потом?

— Ямаяууутатимаатукум!

— Ну, ладно, давай сюда.

Я залпом осушил содержимое кружки и потянулся за флягой. Это маленькое плюшевое создание тут же вцепилось мне в руку, мешая запить. Правда я совершенно не почувствовал ее веса и выпил воды, не обращая на нее внимания.

— Рякуримаатирурий, хамомилуманитракусамитру рииисфирануууманистраф, — бабуля спрыгнула, уперла руки в бока и, злобно надувая щеки, уставилась на меня.

— Все, не ворчи.

Я сел у костра и подбросил пару хворостин. Огонь постепенно захватил мое сознание, отправляя куда-то далеко. Туда, где все хорошо и спокойно. Туда где…

— Здравствуй, Леший.

Я резко дернулся. Да что ко мне сегодня все подкрадываются-то?! Хотя в данном случае все понятно.

— Здравствуй, Киара, — я кинул на богиню мимолетный взгляд и развернулся обратно к костру. — Чем обязан?

— Ничем, — покачала головой богиня. Что ни скажи, а она очень красива. — Я пришла к тебе с просьбой.

— Интересно, — хмыкнул я. — Нужно убить дракона? Сползать на дно Марианской впадины?

— Нет, — спокойно отвила Киара. — Помоги этой девочке.

— Помочь? — я горько хмыкнул. — Как ты помогла, когда убивали Вьюгу? Как помог Бгорт, прервав мой поединок с Сирисом? Я ведь мог его там убить. Он был в своем настоящем теле!

— Леший, ты сам отказался от помощи богов, — тяжело вздохнула богиня. — Разве не ты решил остаться проклятым? А насчет Бгорта, он выполнял свою работу. Именно бог справедливости следит за исполнением наших законов. И заметь, его вмешательство спасло тебе жизнь. В чужом теле бог не может использовать больше десятой части своих возможностей. Понимаешь? Сирис намного сильнее, но даже в теле своего жреца он едва тебя не убил. Если бы он проткнул твое сердце своим кинжалом, ты бы не выжил и в царство мертвых попасть бы не смог. Рииис — клинок бога лжи — убивает не только тело, но и саму душу. Тебе очень повезло. Кроме того, убить бога, пока у него есть хоть один действующий храм, невозможно.

В голове вертелись тысячи ответов, один язвительнее другого. Но я не мог ничего сказать. Она права. Права во всем, но вот боль моей утраты не позволяла с ней согласиться.

— Помоги ей, Леший. Поверь, это нужно тебе. Ты убил очень много людей, которые не были перед тобой в чем-либо повинны. Ты убил, одержимый собственной местью. Ты видишь их во снах, слышишь крики и стоны. Сколько ни закрывай свои уши, ты будешь слышать их и дальше.

— Так значит, боги даже во сны мои заглядывают?

Сердце сжалось от воспоминаний. Киара была права.

— Нет, — покачала головой моя собеседница. — Просто иначе быть не может. Ты хороший человек, а значит, муки совести тебя будут беспокоить вечно. Помоги себе хоть немного очистить свою душу. Не превращайся в монстра окончательно.

— Все так, — кивнул я. — Вот только Вьюгу в своих снах я вижу чаще.

— Кого? — услышал я голос с другой стороны.

Видимо, девушка только сейчас пришла в себя. Она ошалело озиралась, пытаясь понять, где находится. А вот богиня уже исчезла.

— Проснулась наконец-то?

Я взял тарелку с жареным мясом и поставил перед ней. Девушка посмотрела на меня, потом на тарелку.

— Считаешь, если бы я хотел тебя убить, то воспользовался бы ядом? — вопросительно посмотрел я на нее, после чего незнакомка взяла один кусок и начала медленно есть.

Я не мешал ей. По своему опыту знаю, какой зверский голод наступает после зелья исцеления. Уставившись в пламя костра, я думал. Смотрел и пытался понять, как должен поступить. Понять, что правильно. Все перемешалось во мне. Я перестал быть тем, кем был несколько месяцев назад. И все из-за одной глупой ситуации…

— Кого я убил? — я обратился к девушке, когда она закончила со своим ужином.

— В каком смысле? — не поняла незнакомка.

— Кого из твоих близких я убил?

Девушка замолчала. Она сидела, смотря на костер. Ее глаза заблестели, но она держала себя в руках.

— Маму, — шепотом проговорила она. — Ее растерзал один из твоих слуг.

— Понятно, — я подбросил хворост в костер. — Даже если я спасу твой город, я ведь не смогу искупить вину перед тобой.

Я посмотрел в зеленые глаза девушки. Ее взгляд был полон ненависти, а предательская слеза уже катилась по щеке.

— Я убью тебя, Повелитель монстров. Клянусь богом. Однажды я убью тебя.

— Вот как, — я посмотрел обратно в костер. Логичнее было бы сейчас просто убить ее, в зародыше избавившись от врага. Это будет логично. Но неправильно. — Хорошо. Только сначала я завершу свою месть. И только после этого позволю тебе убить меня. Договорились?

Я протянул свою руку, девушка от неожиданности даже отскочила, с недоверием смотря то на мою руку, то в глаза.

— Ты серьезно?

— Клянусь. Как только я закончу свою месть, я позволю тебе убить меня.

Незнакомка осторожно ответила на рукопожатие.

— А теперь рассказывай, что заставило тебя прийти к убийце твоей матери и просить о помощи.

Девушка немного помолчала, что-то обдумывая, а потом все же решилась.

— Бандиты. После того, как ты пришел в город и уничтожил половину населения, защитников практически не осталось. Многие погибли в боях с монстрами. А бандиты в это время прятались и выжидали, и как только все закончилось, они прошлись по недобитым защитникам. Кого-то убили, кого-то заставили работать на себя. Их лидер, Фюрер, самая жестокая тварь на свете, ну, после тебя, конечно, Повелитель монстров.

И ведь девушка не пытается оскорбить меня. Она даже и не думает, что эти слова могут меня ранить. Для нее они настолько естественны в отношении меня…

— Он убивает всех, кто пытается ему возразить. Два раза собиралось ополчение, и оба раза он убил всех мужчин, а женщин забрал к себе в рабство.

— Интересное кино, — я почесал бороду. — Только давай договоримся, я не Повелитель монстров. Это не мое прозвище. Зови меня Леший.

— Хорошо, — прошептала девушка.

— Тебя-то как зовут?

— Ника.

— Вот что, Ника, глупость ты затеяла. И те, кто бунтовал, тоже глупцы. Весна наступила. Скоро проедутся проверяющие, железные дороги откроются, приедут новые люди, увидят, что к чему, и освободят вас из-под гнета. Ко мне-то ты зачем пришла?

— У них моя сестра, — сжала губы девушка. — Она участвовала в последнем бунте.

— Вот оно как! — удивленно поднял я брови.

— И я даже не представляю, что с ней делают там все это время…

— Тогда понятно. Хорошо. Завтра отправимся в город.

— Только, пожалуйста, не убивай обычных жителей. Я понимаю, что для тебя их жизни ничего не значат, но…

— Постараюсь.

— Скажи, а кого должен убить ты? — немного помолчав произнесла Ника. — Я должна знать, ведь только после этого смогу убить тебя.

— Сириса. Бога лжи.

— Так ты… — девушка едва не задохнулась от возмущения, — ты обманул меня! Тебе никогда не убить бога!

— Я убью его, — шепотом проговорил я, озлобленно смотря ей прямо в глаза. — Клянусь, я убью его, чего бы мне это ни стоило.

— Уиаууууутирьрьрьюююю!

— Твою мать, — я положил руку на лицо.

В комнату влетела небольшая банда моих ночных террористов. Детеныши мишек Гамми, пушистики размером с мою ладонь, начали неуклюже ползать по мне. Они карабкались вверх, а потом скатывались по рукам и спине, весело смеясь. Один взобрался на голову, что-то торжественно пропищал и упал вперед. Я еле успел его поймать.

— Это… твои слуги? — с удивлением посмотрела на меня Ника.

— Нет, — улыбнулся я, наблюдая, как пытается подняться летун. — Это мои друзья.

***

— Вы нашли ее? — Владимир сидел в своем кресле, положив ноги на одну из своих пленниц.

— Нет, Фюрер. Сучка сбежала, — перед ним стояли трое его подчиненных, скукожившись под взглядом.

Новый глава города встал. Он смог провернуть захват власти самым лучшим образом. Все продумал и сейчас город в его руках, вот только его маленькая мечта до сих пор не осуществилась.

— Что же вы такие противные?! — Он подошел к молоденькой рыжей девушке, прикованной к стене и взял ее за щеки одной рукой.

Девушка резко дернулась назад, и тут же вцепилась в палец, пытаясь откусить. Ее атака оказалась такой неожиданной, что Фюрер не успел среагировать. Зубы впились в плоть и кровь струйкой начала стекать по подбородку девушки.

— Еб…я ш…ха! — тиран наотмашь тыльной стороной левой руки врезал по лицу девушки, но она лишь зажмурилась.

За время нахождения в плену, Вика уже привыкла к побоям. Да, ее тело боялось удара, но она знала что выдержит.

— Сейчас шеф! — один из подручных замахнулся для удара, но Фюрер его остановил.

— Не убивать!

Второй его подчиненный обежал девушку, и схватил ее сзади, оттягивая за плечи. Первый помог главарю вырвать палец, оставив во рту девушки практически всю кожу, которую она тут же сплюнула, перевернулась через себя и схватила заднего противника ногами за шею, тут же перебрасывая через себя. С громким хрустом шея парня сломалась после соприкосновения с полом. Девушка попыталась встать, но цепи не позволили ей этого сделать, а в следующее мгновенье, сильный удар ногой в лицо, сбил ее с толку. Вика больше не смогла подняться, чтобы ответить своим обидчикам. Она не могла прикрыться от ударов. Она могла только с искренней яростью смотреть на своих мучителей. Вика не сдалась и не сломалась. Она верила, она знала, что сестра придет за ней. Только благодаря этому она могла держаться. Она придет. Точно.

— Ника… — Прошептала пленница, теряя сознание.

XII

Жители Саратова уже восстановили ворота. Сейчас на входе стояли четверо стражников с явно бандитской внешностью. Старший из них как раз поймал одного из путников, пытавшихся выйти из города.

— Оружие, деньги, наркотики?

— У меня ничего нет, — сжался пожилой мужчина в куртке цвета хаки.

— А хрена ли ты тогда к нам пришел? П…дуй обратно и без хорошей дури или бабла не возвращайся!

Стражник пнул старичка по заднице, отправляя обратно в город, свистя тому вслед. Сам же он достал из-за уха зубочистку и вставил себе в рот.

— Смотри, Рыба, это же та рыжая девка, сестра подстилки атамана! — крикнул один из подручных, стоявший у другого косяка.

— Точняк! И как я ее не заметил?! — широко улыбнулся главарь. — Эй, цыпа, дуй сюда живее, Фюрер давно говорит, что хочет с двумя рыжими сестричками развлечься.

Слышавшая все это девушка сжала кулаки до такой степени, что костяшки могли посоревноваться в белизне с мелом. Идущий рядом с ней человек положил свою руку ей на плечо, после чего девушка мигом успокоилась.

— А это еще что за хрен? — с удивлением посмотрел на спутника девушки один из бандитов.

— А я е. у? — отозвался старший, он начал пристально рассматривать мужчину.

Одет в черные одежды, на голове капюшон, лица не разглядеть. Вся одежда висит, видимо, что нашел, то и надел. Странная пара спокойно шагала ко входу. Рыба почувствовал угрозу. Что-то тут было точно не так.

— Приготовьтесь, — шепнул он товарищам.

— Да ты че, Рыба. Думаешь, нас этот дрыщ уделает?

— Рот закрой, Кардан.

Главарь перехватил свой арбалет и прицелился.

— Фатима, покажи личико, — велел он.

Неизвестный поднял голову, заглянув в глаза бандиту, а следом и остальным четырем. Стражники вздрогнули. На них смотрела сама смерть: впалые щеки и глаза, но при этом его взгляд словно припечатал их к месту. Все четверо не смогли больше шевельнуться, стоя на своих местах. Они пропустили парочку. Когда неизвестный мужчина и рыжая девушка скрылись за углом, бандиты развернулись и протаранили стену собственными головами, оставляя на ней следы крови и ошметки мозгов.

***

Ника выглянула из-за угла и прикрыла рот в рвотном позыве. Я схватил ее за руку, смотря прямо в глаза.

— А ты что думала, я их красиво буду убивать? Аккуратно шею сворачивать? Пустила в дом зверя, не удивляйся, что он хочет крови. Пойдем. Пока все внимание приковано к воротам, нужно найти безопасное укрытие.

Мы двинулись по переулку, и я достал арбалет. Волшебный болт занял свое место в пазе, и я перехватил оружие поудобнее.

— Ты точно знаешь, куда идти?

— Да! Сюда!

Мы побежали по переулкам и дворам, стараясь не выходить на открытую местность.

— Эй, а ну стой! — послышалось сзади.

Я досадливо скривился, развернулся и прицелился. Снаряд покинул свое ложе и, пройдя короткую дистанцию, вонзился в тело парня. Из его спины показались корни, а изо рта хлынула кровь. Всего секунда, и он упал. Два его подельника, увидев смерть товарища, тут же бросились в дом. Я не стал за ними гоняться. Слишком много времени это займет.

— Бежим, — велел я Нике, и мы снова понеслись вперед.

Она указывала дорогу, а я следовал за ней.

— Сюда, — девушка свернула и забежала в подъезд.

Судя по выломанным дверям и пыльным ступеням, тут уже давно никто не живет. Правда, на полу было множество следов, видимо, дети и парочки, желающие уединиться, сюда все-таки заглядывают. Но не выше третьего этажа, мы же взобрались на пятый.

— Все, тут никого нет. Мы в безопасности, — пытаясь отдышаться, проговорила девушка.

— Хорошо. Тогда пока переждем.

— До вечера?

— Да. Мне нужна информация. Сколько всего бандитов, где они обитают, чем питаются и так далее. Ближайшее время займемся этим.

— Но… — хмуро посмотрела на меня Ника, — моя сестра…

— Твоя сестра у них уже не первый день. Сомневаюсь, что с ней приключится что-то новое, а если переть напролом, то мы и сами погибнем, и ее не спасем.

— Что-то в прошлый раз тебя это не сильно остановило, — с ненавистью посмотрела на меня рыжая.

— Хочешь, чтобы и в этот раз погибло столько же народа? — вопросительно ответил я на ее взгляд.

— Нет, — шепотом проговорила Ника и отвела глаза.

Я выглянул в окно. Солнце еще не в зените, но приближается к нему. По улице бегают люди, что-то кричат. Наверное, сегодня стоит переждать. Пусть все успокоятся, тогда и пойду на разведку. Изначальная информация у меня есть. Ника, хоть и отказалась участвовать в бунте, но слушала рассказы сестры и точно знала, сколько казарм есть в городе и где они расположены. Единственный минус, что я не могу уничтожить всех разом. Да, было бы проще расставить взрывчатку и взорвать всех в один момент. Благо из-за частых нападений горожан, бандиты сбились в кучи и живут вместе. Они разместились в многоэтажках, и взорвать их практически одновременно не составит труда. Есть множество простых способов отложить взрыв или настроить его на движение. Да господи, просто расставить растяжки, и они сами себя взорвут, пытаясь выбраться из здания, а с учетом большого количества взрывчатого вещества, которое я могу сделать буквально за пару дней…

Но, увы. Больше я на такие меры пойти не могу. Взрывы убьют очень многих людей, и с одной стороны, мокрый дождя не боится, но с другой… В любом случае придется устранять их аккуратно, стараясь не убить обычных жителей. Это усложняет задачу, но, думаю, должен справиться.

***

— Готова? — посмотрел я внимательно на Нику, она утвердительно кивнула. — Тогда веди себя тихо.

Я вышел из тени и направился в сторону входа в многоэтажку. Первая цель. У дверей сидят двое, играют в карты.

— Да б…ть. Че не фартит-то так! Ни одного козыря! — возмутился первый.

— Я тебя в прошлый раз с двумя козырями уделал, так что не ной, — второй оттянул средний палец и отправил фофан своему оппоненту.

«Контроль»

Оба парня застыли.

— Какая охрана в здании? Кто где стоит? Сколько людей? На каких этажах?

Бандиты рассказали все, что знали, после чего я послал их в здание, осторожно следуя за ними, и остановился за углом, чтобы меня не было видно.

Я прикрыл веки и настроился на просмотр их глазами. Чертовски не люблю этого делать, потому что мое собственное тело в это время полностью беззащитно. Потому и взял с собой Нику, чтобы следила за мной.

Смотрю на коридор глазами первого. Они проходят вдвоем по проходу, навстречу им идет товарищ.

— Вы чего пост покинули, у…ны?

Я не слышу их ушами, но этого и не требуется. Парень говорит довольно громко.

— Скажите: «Пить охота».

Мой приказ был исполнен незамедлительно.

— Да вы че, идиоты. У вас там б. дь бак с водой. Совсем е…сь?! П…те обратно!

Один из моих подконтрольных зажал рот говоруну рукой, а другой в это время пронзил его сердце ножом, навсегда заставив умолкнуть.

Впереди есть еще один ночной сторож, но рисковать не стоит. Если кто-то выйдет из квартиры на шум, будет крайне неприятно. Поэтому я велел парням спрятать тело и вернуться. Они зашли в первую дверь. Здесь на кроватях валялись пятеро. Трое в одной комнате, двое в другой. Вокруг бутылки из-под пива, водки и других алкогольных напитков. Убить спящего пьяного человека. Что может быть проще?

Мои подконтрольные быстро провели своими ножами по шеям жертв и вышли. Я велел им идти ко мне, чтобы обновить «Контроль», но, когда они подошли, тихо выматерился. Они вымазались в крови по уши. Факелы и лампы, конечно, не самое хорошее освещение, но не вызвать подозрений парни никак не смогут. Достав свой нож, я парой движений отправил их на тот свет и аккуратно пошел к следующей двери. Тут спали еще пятеро, но, чтобы взять всех под «Контроль», мне нужно видеть их одновременно. Я немного поразмыслил и решил не терять времени. Двоих убил быстрыми ударами в сердце, а трое уже начали исполнять мои приказы. Ника все это время стояла в стороне, бледная, как мел. Она старалась сдержать тошноту, прикрывая рот рукой.

Троица вышла и направилась дальше. Следующая квартира была зачищена еще быстрее. По моему приказу эти трое били точно в сердце, не измазываясь при этом сильно, после чего вытирали ножи и шли дальше.

Второй постовой на этаже был обнаружен спящим, за что и поплатился жизнью, даже не успев понять, что произошло. Мои ребята работали, как конвейер, в определенный момент я подгадал время отката умения и взял под «Контроль» еще двоих. Впятером бандиты действовали намного эффективнее. Они заходили, вырезали по одной жертве и шли дальше. Большинство наших целей спали, поэтому убить их особого труда не составило. На втором этаже также было два охранника, которые решили коротать время вместе. Впрочем, вместе они и погибли, не заподозрив в собственных товарищах угрозы. Зачистка этажа также не заняла много времени. Потом на третий. Возле одной из дверей мы услышали какие-то стуки. Видимо, там еще не спали, и, что самое неприятное, дверь оказалась закрыта. Я задумался. Шуметь не хочется. Можно пройти мимо, но те, кто внутри, могут поднять тревогу.

— Тихо взломайте дверь.

Мой приказ никак не подействовал на четверых, а вот пятый достал какие-то инструменты и начал ковыряться в замке. Судя по тому, что меньше, чем через минуту, дверь открылась, раньше он был неплохим домушником. В этот раз я вошел первым. На кухне никого нет, в зале тоже, а вот из спальни доносятся шумы, вздохи и ахи.

— Ах ты моя шл. ка! — донесся до нас мужской голос, после чего прозвучал шлепок. — Гера, сука! Сколько раз тебе, б. я повторять, не вертись!

Я слегка приоткрыл дверь.

«Ужас»

Оба человека резко остановились в той позе, в которой находились. Ближе ко мне стоял невысокий голый мужчина среднего роста, полностью покрытый густыми черными волосами, а перед ним в позе известного членистоногого — молодой блондинистый парень.

В этот раз сдерживать рвотные позывы пришлось уже мне. Вошедшие подконтрольные быстро прикончили любовников, оставив их в тех же позах, только задний теперь лежал на переднем.

Мы вышли и отправились к следующей квартире. На третьем этаже было уже меньше людей. В комнатах по два-три человека, причем многие спали с закрытыми дверьми. Хорошо, что у меня под «Контролем» был домушник. Мы закончили тут и пошли на четвертый этаж. Там тоже особых сюрпризов не было, и дальше наш путь лежал на пятый. Судя по рассказам первых двух постовых, выше идти нет никакого смысла. Туда всем лень подниматься, и никто там не живет.

Пятый этаж тоже порадовал однообразием. Исключение составила только последняя комната. В ней также слышались звуки явно сексуально характера. Боясь увидеть то же, что до этого, я приоткрыл дверь и застал совсем другую, но не менее отвратительную картину. Двое рослых мужчин положили девушку на стол и жестко насиловали ее с разных сторон одновременно. Девушка даже не могла шевелиться, она просто лежала на столе. Ее рука безвольно ходила из стороны в сторону. Вот твари.

«Ужас»

Я заметил движение за своей спиной и еле успел остановить Нику, которая уже приняла звериный облик. Бояться, конечно, особо нечего, но лишний шум нам не нужен.

Я подошел и резким ударом убил заднего, а после и переднего. Подойдя ближе к девушке, заглянул ей в глаза. Она непонимающим, каким-то тусклым взглядом посмотрела на меня, после чего резко подскочила и прикрылась руками.

— Ты кто? — удивленно посмотрела на меня жертва, после чего перевела взгляд на убитого, потом на второго. В глазах ее появились слезы.

— Все хорошо, он тебя больше не… — попытался я успокоить девушку, но она меня прервала.

— Леша, — она спустилась со стола и обняла тело мертвого парня, после чего развернулась к другому. — Петька.

Я буквально застыл, не имея возможности что-то сказать. Девушка искренне горевала. Стокгольмский синдром?

— Они же тебя насиловали, — с недоумением посмотрела на нее Ника.

— Да с чего ты взяла?! — выкрикнула девушка. — Я любила их обоих! Любила очень давно, и они меня любили. Столько дрались из-за меня и только сегодня согласились жить втроем. А вы… вы… Лешенька, Петя…

— Но ты же… трупом лежала… — все не унималась рыжая.

— Кончи пять раз подряд, я посмотрю, как ты лежать будешь, — злобно выплюнула «жертва».

Я потер виски. Как неудобно получилось. Подойдя к девушке из-за спины, я нанес ей удар в район затылка. Она тут же отключилась, а я залил ей в рот зелье.

— Это что? — заинтересовалась Ника.

— «Зелье беспробудного сна». Проспит минимум сутки, опасности ей никакой, а нас так выдать не сможет, — я выпрямился и повернулся к пятерым подконтрольным. — Ну, что, здание мы зачистили, спасибо вам большое за помощь, а теперь, вы четверо, перережьте себе горло.

***

К крайней точке нашего маршрута мы подошли уже утром. Все предыдущие цели были уничтожены без особых проблем. Разве что остальные дома, в отличие от первого, не были общежитиями. Приходилось бегать по подъездам, подниматься по лестницам и, черт возьми, у меня устали ноги. Сама зачистка прошла довольно легко. Бандиты — не солдаты, дисциплина и порядок им неизвестны. Так что и церемониться не приходилось. Я брал под «Контроль» и убивал. Одного за другим. Без жалости и сомнений. Не знаю, что во мне щелкнуло, но сейчас, даже убивая людей десятками и сотнями, я ничего не чувствовал. Просто осознание, что хорошо сделал свою работу. Жаль, конечно, что умения, которые я купил или получил за апостола, исчезли. Не отказался бы перебить всю эту шушеру молниями, но чего нет, того нет.

Из-за поворота выбежал какой-то парнишка лет шестнадцати, он несся к штабу, в котором уже началось движение. Бежал он так, словно за ним гналась сама смерть. Черт, видимо зашел в одно из посещенных нами зданий. Как только он поравнялся с нами, я схватил его за шею и приложил головой о стену. Парень умер, даже не осознав, что случилось.

— Егор, — грустно заключила моя спутница. — Ухаживал когда-то за мной.

За эту ночь она как-то привыкла к телам и периодически просто констатировала факты о тех, кого я убивал.

— Зря он в бандиты подался, — вздохнула она.

Я кивнул и посмотрел на свою цель. Небольшой двухэтажный дом рядом с резиденцией бывшего мэра. Во дворе охрана, внутри тоже полно людей. Пробраться незаметно будет сложно, но сейчас мне уже в этом нет особой нужды. Всех, кого нашли, мы перебили. Может, осталась пара десятков бандитов, но они особой угрозы представлять не будут. Спрячутся где-нибудь и будут выжидать. Отбросы общества страшны, только когда сбиваются в стаи.

— Вика там, — показала на окно второго этажа рыжая.

— Откуда знаешь? — удивился я, осматривая обозначенную комнату «Третьим глазом».

Там действительно было несколько девушек.

— Чувствую, — тихо произнесла моя спутница.

— Хорошо, но для начала нужно разобраться с бандитами. Сомневаюсь, что при смертельной опасности они побегут убивать своих пленниц.

— Хорошо, — кивнула моя будущая убийца.

— Тогда начнем.

Я достал из рюкзака два пузырька и забросил во двор. Раздались взрывы, и четверо охранников разлетелись кровавыми ошметками в разные стороны. На улицу тут же выбежали люди, пытаясь обнаружить угрозу. Их было двадцать три человека. А этот Фюрер неплохо так обезопасил себя. Видимо, боится чего-то, а может, сам по себе трус.

«Ужас»

«Контроль»

Пятерка человек быстро расправилась со своими недавними спутниками, после чего мы зашли внутрь. Подконтрольные шли впереди, представляя собой живой щит. Мы же шли следом. Навстречу периодически выбегали противники, но не так просто сразу убить того, с кем делил хлеб. Бандиты мешкали и оттого умирали. Вдобавок к этому еще помогал и я, периодически используя то «Ужас», то «Руку». Также в дело вступали арбалет и взрывчатка. Мы превратили первый этаж в кровавую баню и поднялись на второй. Все комнаты тщательно проверялись, а найденные люди умирали. В конце концов, я подошел к последней комнате, в которой сейчас находились десять человек. Они все смотрели на дверь. Кто-то целился из арбалета, кто-то готовил холодное оружие.

Церемониться не входило в мои планы. Дверь отворилась, и в нее зашла пятерка моих подконтрольных. В них тут же разрядились арбалеты, ударила магия. Одно мгновение, и вместо пяти здоровых мужиков только пепел. Да, а бандиты конкретно так нервничают. Странно, что не свалили.

Забрасываю две банки внутрь и тут же прячусь за угол, прикрывая собой Нику. Раздается громкий взрыв. Заглянув в комнату, я оценил обстановку. Практически все разорваны в клочья, одной стены нет, а в углу стоит и затравленно смотрит в сторону проема высокий мужчина. Плечи широкие, но видно, что полноват. В его руках щит, а вокруг зеленое свечение. Сорок пятый уровень.

— Тварь! — Ника тут же вошла в боевой режим и прыгнула вперед.

Я еле успел поймать ее за руку, разворачивая к себе лицом, за что тут же получил когтями по запястью.

— Пусти!

— Успокойся, — я посмотрел ей прямо глаза.

— Почему?! — тут же взревела девушка. — Это он! Фюрер! Он увел ее! Он ее мучил все это время! Он издевался над ней! Я знаю! Я все это чувствовала! Всю ее безнадежность. Всю ее боль. Он издевался над ней! Пусти! Ты просто не хочешь его убивать! Ты такой же, как он, Повелитель монстров! Вы оба хотите только убивать, вам другого не надо! Пусти!

Я стоял и молча смотрел в глаза девушки. Смотрел, как она плачет, как медленно опускается на колени. Кровь медленно капала на пол с моей руки, но я не собирался ее отпускать.

— Я не хочу, чтобы ты становилась таким же монстром, как я. Меня должен убить человек, — тихо проговорил я, смотря на нее.

Ника успокоилась, и я смог обратить внимание на местного главаря.

— Ты Повелитель монстров? — посмотрел он на меня. — Я Фюрер, но можешь называть меня просто Вова.

— Повелитель монстров — миф. Я Леший. Почему ты не сбежал?

— Ты бы догнал меня, — пожал он плечами. — Или спустил бы своих зверей. Да и поговорить я с тобой хотел.

— О чем же? — удивился я такому повороту.

— Я все знаю. Когда все это случилось, я нашел людей. Нашел тех, кто был там. Они рассказали мне, что все это было ошибкой. Ты ведь не нападал на тех, кто преследовал перевертыша? Не ты их атаковал, а они тебя. Причем ты даже не ожидал атаки, раз уж они смогли тебя серьезно ранить. Ведь так? Так, я уверен. Потому что я нашел одного из тех, кто напал на тебя ночью. Он рассказал, что ты не убил всех. Ты отправил нескольких домой. Ты передал через них послание. Письмо доставили Юрию Сергеевичу, но я не смог его найти, видимо, этот старый хрен его сжег. Зато те, кто относили его, прочитали содержимое. Ты объяснял все и предлагал не воевать. Говорил, что сейчас ни к кому претензий не имеешь, и если он отстанет, то никого не станешь убивать. Но бывший мэр ничего не понял. Он решил, что сможет убить тебя и стать героем. Он ведь специально раздувал о тебе славу, показывая, какой ты страшный и опасный. Ему нужно было напугать людей, чтобы убить тебя и восстановить свою репутацию в их глазах. Но он просчитался. Не смог справиться с тобой. Лишь потерял своих людей. Причем, как я понял, даже местная секта, посвященная богу обмана, не смогла помочь. Один из выживших рассказывал, что они заточили тебя и пытались убить. А потом завалили твою собаку…

— Песца, — прервал я его.

— Что?

— Это был песец. Белая лиса.

— А, ну, да. Так вот, Юра сбежал, а ты потом пришел за ним. Уничтожил один из храмов. Кстати, это твое.

Фюрер вытащил из-за щита топор и положил на стол.

Да, он же остался тогда в алтаре Сириса.

— Слушай, я вот все понимаю, только ты скажи, ты что, реально из-за своей соба… песца так разозлился?

— Знаешь, — я посмотрел на свою правую ладонь, — когда я нашел Вьюгу, то она еще не могла лакать молоко из миски. Мне приходилось вставлять палец ей в рот и проливать на него молоко. — Я горько хмыкнул и посмотрел на местного главу — Ты многое раскопал.

— Ну, ты реально этот, как его… Джон Уик! Да, и поверь, я постарался сделать так, чтобы люди пожалели о том, что сделали. Вся секта этого еб…го бога была уничтожена. Я позаботился, чтобы тебя больше никто не беспокоил. Ты ведь был тогда ранен. Люди думают, что это бывший мэр тебя ранил, но я-то знаю, он всегда был слабаком. Короче, Леший, я реально за тебя. Ты все по понятиям сделал. Давай вместе тут рулить? У меня на мази все. Заживем так, как не жили.

— Нет, Фюрер, не заживем. Каждый должен отвечать за свои дела. И я отвечу, и ты.

— Леший, это не по понятиям, — вжался Вова.

— «По понятиям», говоришь? — хмыкнул я. — А что по понятиям принято делать с насильниками?

Глаза Фюрера расширились, и он рванул к проему, но не успел.

«Ужас»

Мужчина встал, как вкопанный. Сейчас я смог его разглядеть лучше. Пивное брюшко, небольшая щетина и явный запах немытого тела. Как он только умудрился стать лидером столь крупной группировки? Гнилой ведь, по сути, человек.

«Рука»

Мужчина подлетел и отправился к высокому флагштоку. Так, на соседний я сажал прошлого лидера этого города, там до сих пор следы крови. Думаю, этого посажу рядом.

Я перехватил парня и буквально насадил задницей на флагшток. Думаю, он достаточно намучался, сползая по трубе. Кровь лилась, стекая по металлу, но парень уже умер. Я повернулся к столу и взял свой топор.

— Это правда? — девушка смотрела на меня огромными от удивления глазами. — То, что он сказал, правда?

— Правда, — я кивнул и направился к выходу. — Пойдем твою сестру вызволять.

Ника еще посидела пару минут, после чего встала и пошла за мной. Мы шагали молча. Я пытался заглушить свою боль утраты, а она… не знаю, что она. Мне совершенно не думалось в это время.

Нужная нам дверь нашлась быстро, и, не церемонясь, я просто выломал ее. Девушки, находившиеся внутри, были в ужасном состоянии. Об их комфорте никто не заботился. Некоторые были пристегнуты наручниками, другие просто валялись на полу в лужах собственных отходов.

— Вика! — Ника бросилась к одной из пристегнутых.

Это была рыжая девушка, и когда моя спутница приподняла ее голову, я немного обалдел.

— Ника, вы что, близняшки?

— Да, — коротко ответила моя будущая убийца, пытаясь снять наручники с тела своей сестры.

Я подошел и парой ударов топора разрубил ненужную преграду. Тело Вики было покрыто синяками, порезами и маленькими круглыми ожогами, девушка была жива, но без сознания. Я достал зелье исцеления и обработал раны, после чего привел ее в себя парой пощечин и напоил этим же эликсиром. Копия Ники выгнулась и заснула.

Проведя подобные процедуры со всеми остальными дамами, находящимися в помещении, я развернулся к выходу.

— Ты куда? — тут же обратила на меня внимание Ника.

— Моя работа закончена, — пожал я плечами и вышел.

Она что-то кричала мне вслед, но мне было неинтересно. Я вышел во двор и призвал Мишку.

Медведь, уже немного набравший вес, тут же появился передо мной. Я взобрался на его спину и направился к выходу из города. Кажется, когда-то мы уже уезжали так именно отсюда.

***

Молодая рыжеволосая девушка открыла глаза. Первым, что она увидела, было лицо ее сестры-близнеца.

— Доброе утро, — улыбнулась она. — А я знала, что ты придешь.

— Куда бы я делась? — улыбнулась ей Вероника, роняя слезы на постель и руку своей сестры, которую крепко держала.

— Так, я не поняла. Это ведь я эмоциональная и безбашенная. Ты у нас умная и сдержанная. Так что нечего плакать.

Ника быстро вытерла слезы.

— Больше не плачу, — девушка наклонилась вперед и обняла свою сестру. — Я очень боялась за тебя.

— Да я и сама за себя боялась, — улыбнулась Вика. — Как ты смогла меня выкрасть? И блин, Ника, почему мы дома? Они же найдут нас.

— Не найдут, — покачала головой девушка. — Нет их больше.

— Как? — удивилась ее сестра. — Ты убила их? Но как?

— Не я, — снова покачала головой Вероника. — Леший.

— Леший? Это еще кто?

— Повелитель монстров.

В комнате наступила гнетущая тишина. Девушки замолчали. Через некоторое время заговорила Вика:

— Ты договорилась с тем, из-за кого умерла наша мама?

Она смотрела на сестру, как на предателя.

— Да, — кивнула Ника. — Я бы лучше с самим Дьяволом договорилась, вот только ни дьявол, ни боги не желали меня слушать. Леший послушал, и мы договорились, что он даст мне убить себя, когда сам закончит с местью.

— Пф, сестренка, он обманул тебя. Нельзя же быть такой наивной.

— Нет, — покачала головой близняшка. — Ты просто не видела его глаз. Он сам хочет умереть, просто не может пока. Мне кажется, он ненавидит себя. Не могу тебе объяснить. Но он поклялся. Так что, думаю, мне пора идти.

— Куда? — удивленно воззрилась на сестру Вика.

— К нему, — пожала плечами Вероника. — Мне кажется, он скоро уедет.

— И ты хочешь уйти с ним?

— Да, — печально вздохнула рыжая. — Иначе как я его потом найду, чтобы убить. Прости, наверное, мне придется тебя оставить.

— Фигушки! — села на кровати Виктория. — Я тебя одну не отпущу.

— Вот и хорошо, — улыбнулась ее сестра. — А я все думала, как буду тебя уговаривать.

— Ах ты, стерва, — беззлобно сказала Вика, широко улыбнувшись.

Девушки встали и начали собираться. Много времени это не заняло, так как Ника заранее все приготовила, причем упаковала не только свои вещи, но и сестры. Они выбежали из дома и помчались по улице к воротам. Две девятнадцатилетние девушки спешили. Вероника очень боялась, что опоздает, и поторапливала Вику. Когда они добрались до пещеры, то увидели там мужчину, сидящего на пне и гладящего своего чудовищного медведя, нагруженного сумками. В глазах Виктории загорелся гнев, а Ника просто спросила:

— Ты не уехал?

— Куда же я поеду без своей убийцы, — хмыкнул парень и встал. — Что-то вы задержались.

XIII

К моему удивлению девушки не причиняли мне неудобств. Ехали возле меня на лошадях и практически постоянно молчали.

Я достал карту и сверился по компасу. Что-то не так. Дорога резко оборвалась, а за ней густой лес.

— Это старая карта? — обратилась ко мне Ника.

Близняшки оказались настолько похожими, что различить их стало настоящей проблемой. Обе девятого уровня, рыжеволосые и зеленоглазые. Хорошо хоть одеваются по-разному. Вика предпочитает спортивные брюки и майку, сверху носит легкую спортивную куртку, голова не прикрыта, длинные волосы заплетены в косу. Ника же одевается крайне нескромно. Она носит короткие шорты, практически не скрывающие накачанных ног, и топик, а на голове — кепку. И это несмотря на весенний холод! Волосы до плеч, завязаны в хвост. Правда, была у них еще одна отличительная черта. Вика всегда смотрит на меня с лютой ненавистью. Взгляд Ники же со времени нашего похода изменился. Нет, любви она ко мне не испытывает, и периодически я и от нее ловлю злые взгляды, но в ней проснулся какой-то интерес.

— Да. Я давно еще купил все эти карты с регионами России.

— Она здесь не поможет, — покачала рыжей головой девушка. — Этот лес появился тут уже после конца света. Ребята пытались его исследовать, но так и не нашли ни ближайших деревень, ни городов. Хотя ходили очень далеко.

— Ты хочешь сказать, что тут просто появилась какая-то территория?

— Не знаю. Никто не смог дойти до конца, а если и смог, не вернулся назад.

— Понятно, — я потер виски. — А если его обойти?

— Не обойдешь. С одной стороны он упирается в Волгу, там тоже не пройти, мосты разрушены. Докуда он тянется с другой стороны, никто не знает. До Пензы доходили, но дальше не пошли.

— Фигово. Значит, пойдем через него.

— Хэх, вот ты как решил от нас избавиться? Отдать на корм своим зверюшкам. А я-то думала, зачем ты нас ждал. «Друзья хотят покушать, пойдем, приятель, в лес». Да, Лесник? — тут же взвилась Вика.

— Я Леший. И я вас с собой не зову. Можете проваливать.

— И оставить убийцу нашей матери? — продолжила девушка.

— Вик… — попыталась остановить ее сестра, но из этого ничего не вышло.

— Ника, не вмешивайся, — тут же огрызнулась на нее Вика.

— Да, это я убил вашу маму. И твоей сестре уже поклялся, что дам себя убить, как только закончу со своим делом.

— Каким делом, если не секрет? Кого еще ты должен убить, Повелитель монстров?

— Бога.

Вика вытаращила глаза. Она смотрела то на меня, то на свою сестру.

— Бога? Ника, ты позволила себя так глупо обмануть?!

— Вик… — снова попробовала успокоить сестру Вероника, но и эта попытка закончилась провалом.

— Убить бога, ну, конечно. Кого же еще?!

— Хочешь убить меня сейчас? — посмотрел я прямо в глаза разъяренной девушке.

— Да!

— Так убей.

Вике не пришлось повторять дважды. Она использовала какое-то умение, которое моментально переместило ее ко мне, и хотела ударить кулаком, но я ее опередил, схватив за шею левой рукой. Я поднял девушку в воздух. Несмотря на мою внешность силы уже вернулись, и я мог ее держать, тем более, обе сестры довольно миниатюрны. Ростом около ста шестидесяти сантиметров, и весом максимум пятьдесят килограммов.

— Пусти ее! — тут же подбежала Ника, серьезно смотря мне в глаза.

Я ответил на ее взгляд и спокойно разжал пальцы, позволив вспыльчивой девушке упасть на землю.

— Ника, мы договорились, что я дам себя убить. Но до этих пор не стоит доставлять мне проблем.

— Мы постараемся, — сухо ответила девушка, помогая своей сестре подняться.

Вика продолжала смотреть на меня волком и резко выдернула руку, глянув на сестру, как на предательницу.

— Запомните обе, я не позволю себя убить до тех пор, пока не отомщу.

Я развернулся и сел на Мишку. Не мне пугаться леса.

Мы проехали между деревьями, и я тут же почувствовал этот чудный лесной запах. Боже, как же хорошо вот так блуждать по лесам, ни о чем не думая. Наслаждаясь этой прохладой. Как же я понимаю отца в том, что он просто взял и ушел от людей. Звери честнее человека. Возможно, они даже добрее человека.

Я ехал спокойно, глядя вперед. Не оборачивался. В этом не было нужды. Звук следующих за мной лошадей был хорошо слышен. Да, зря я расслабился, от этих рыжих бестий у меня будут еще проблемы, и, если честно, уходя из пещеры, я сто раз подумал, что было бы лучше. Нет, отказываться от своего слова я не собираюсь. Я обещал дать Нике убить меня и не отступлюсь. Каждый должен платить за свои дела. И я не боюсь этой расплаты. Но я бы мог оставить их и вернуться, когда закончу со своей местью, но блин, что-то останавливает меня. Я должен помочь им. Помочь жить. Я ведь отнял у них мать. Как я понял, отца у девочек не было. Мама их нагуляла, и родственники отвернулись от нее. Они остались вдвоем, как поддержка друг другу. Да, они ненавидят меня. И они имеют на это полное право. Я хочу помочь девочкам, и в этом тоже поступаю как эгоист, пытаясь очистить собственную совесть.

Солнце уже начало заходить. Думаю, сегодня нет смысла уходить глубоко в лес, так что нужно разбить лагерь. Мы слишком поздно вышли из-за этих копуш, потом еще и поиски лошадей для них заняли немало времени. Короче, выдвинулись мы не слишком рано. Наверное, стоило заночевать на опушке, но кто знает, как далеко пойдут саратовцы. Там достаточно людей, желающих моей смерти.

Найдя небольшую полянку, я осмотрелся. Ничего особо опасного не видно, думаю, можно расположиться тут.

— Привал, — отдал я команду и спрыгнул с медведя.

Девочки тоже остановились. Вика не проронила ни слова, а вот ее сестра при спуске ойкнула. Я и до этого заметил, что она чувствует дискомфорт, но не вмешивался. Любая забота сейчас будет только в минус.

— Соберите хворост, я пока поищу, где тут вода. Нужно напоить лошадей.

Я сбросил со своего Мишки походные сумки и шепнул на ухо:

— Присмотри, чтобы их никто не съел.

После чего развернулся и пошел искать тропинку.

— Вик, пойдем, — послышался шепот позади.

— Да чего он раскомандовался?

Обращать внимания на их перепалки я не стал. Найдя тропу, двинулся по ней вниз. Постепенно сгущающаяся растительность подтвердила мое предположение, и вскоре я выбрался к ручью. Спуск есть, но довольно крутой, тропа обрывается как раз на нем. Найдя подходящее место, я отправился обратно. Девушки натаскали немного хвороста и сейчас, видимо, были в лесу. Мишки тоже не было. Наверное, ходит возле них, вот и хорошо. Спокойнее буду.

Я взял лошадок и пошел к водопою. Когда я уже подходил к ручью, кони внезапно заупрямились. Что-то их напугало.

«Третий глаз»

У водопоя появились звери. Два существа, похожие на волков, только больше и без хвостов.

Привязав лошадей к дереву, я отправился к ручью. Хищники заметили меня.

«Контроль»

Один пятидесятого уровня, второй сорок восьмого. Как-то они слишком близко подобрались к городу.

Я велел своим новым марионеткам отойти подальше и вернулся за лошадьми. Кони еще нервничали, задирали головы и дули ноздри, бешено вращая глазами, но уже не так яростно пытались сбежать, так что я напоил их и вернулся обратно. По пути пришлось их привязать еще раз, чтобы обновить «Контроль».

Подойдя к лагерю, я стреножил лошадей и отправил их пастись, а волкам залил в рот снотворного.

У костра меня ждали все трое. Правда, по-настоящему из них ждал меня только Мишка.

— Ну, все, здоровяк, иди покушай.

— Ур-р-р-рар-р-р.

Мишка зашел в лес, а я приволок бревно к костру и сел. Достал сумку со своим нехитрым провиантом. Девочки уже приступили к ужину, и я не стал отставать, вынув вяленое мясо и кое-какие овощи.

— Ложитесь спать, я подежурю первым. Потом разбужу Нику, а Вика останется на утро.

— Хорошо, — тут же согласилась Вероника и начала раскладывать свой спальный мешок.

Вика все так же продолжала смотреть то на нее, то на меня. В ее глазах читалась злоба. Я все ждал, когда она что-нибудь скажет, но девушка сдержалась и просто легла спать.

Костер успокаивал и баюкал, но я старался не уходить полностью в свои мысли, используя «Третий глаз» по откату и прислушиваясь к шорохам. Мишка пропал в лесу, и видимо, это надолго. Все-таки ему сейчас нужно хорошо питаться и восстанавливать утраченную массу. А я его еще и гоняю туда-сюда. Ладно, пускай отдохнет.

Сбоку раздался храп. Если честно, я сильно удивился. Первый раз вижу, чтобы девушка храпела, но Вику это не смущало. Раскинув руки, она предавалась блаженному сну.

— Леший, можно с тобой поговорить? — послышался шепот Ники.

— Говори, — пожал я плечами.

Девушка посмотрела на сестру, после чего выбралась из своего мешка и села возле меня на бревно.

Она немного помолчала, но все-таки решилась.

— Спасибо, — произнесла она, глядя, как горят ветки.

— За что? — удивился я такому повороту.

— За то, что спас Вику, за то, что помог, за то, что не стал уничтожать город. Понимаю, тебе было бы проще ввести своих слуг и вырезать всех, но ты не стал этого делать. Спасибо.

— Пожалуйста.

Мы продолжили смотреть на пламя, сидя рядом.

— Болит? — кивнул я на бедра девушки.

Сидение на лошади в шортах не прошло даром. Кожа с внутренней стороны бедер была стерта, показались небольшие волдыри.

— Да нет, все нормально. Заживет, — улыбнулась Ника и поправила выбившуюся прядь.

— Давай, обработаю.

Я достал мазь от ссадин и легких повреждений и начал ее аккуратно втирать. Девушка шипела каждый раз, когда я касался поврежденной кожи, поэтому я старался быть нежнее. Когда я закончил, она как-то облегченно вздохнула.

— Спасибо, — снова улыбнулась она. — Жжение прошло. Если честно, я заснуть из-за него не могла.

— Не стоит садиться на лошадь в шортах, — покачал я головой.

— Ну, от брюк мне никакого толка, они очень быстро и сильно рвутся, когда я дерусь, поэтому лучше все-таки шортики.

— Ну, тогда будешь натирать ноги.

— Ничего, я видела, что у тебя еще есть эта мазь.

— Ладно, постелю тебе одеяло, когда буду седлать лошадей.

— Спасибо.

— Слушай, вы с сестрой очень слабые. Я хочу вас немного раскачать. Ты как к этому относишься?

— Хорошо, — кивнула Ника. — Было бы очень здорово.

— Вот и ладно.

Девушка встала, направилась к своему мешку, но внезапно остановилась и, стоя ко мне спиной, тихо, но отчетливо сказала:

— Леший.

— М?

— Однажды я убью тебя. Ты же помнишь об этом?

— Я не забуду, Ника. Не переживай.

— Хорошо. Тогда доброй ночи, — она еще раз улыбнулась мне и забралась в свой мешок.

А я снова уставился в пламя костра. В моей груди бушевали смешанные чувства.

***

Ночь давно вступила в свои права, и сейчас уже приближалось ее время уходить. Но тьма не собиралась отступать, сгущая свои силы в борьбе с ненавистным рассветом. В лесу начали засыпать ночные хищники. Дневные же наоборот, только проснулись. Они выходили из своих берлог и зевали, широко раскрыв пасти. Огромный медведь поедал тушу какого-то монстра, решившего, что ночь — это его время, но сильно просчитавшегося в своих выводах.

На поляне у костра было три человека. Худой мужчина спал на одеяле недалеко от пламени. Рядом с ним прошла рыжая девушка, она старалась не задеть его и аккуратно приблизилась к третьему члену их маленького коллектива.

— Вика, вставай. Твоя очередь, — потрепала она свою полную копию, храпящую с открытым ртом.

— А? Да, сейчас. Пять минут, — Вика перевернулась на другой бок.

— Вставай, твоя очередь дежурить.

— Чего? — соня села, потирая глаза. — А, дежурить, точно.

Вика сонно осмотрелась, пытаясь понять, что происходит. Тут ее взгляд наткнулся на спящего мужика, и сон как рукой сняло. Она с ненавистью смотрела на это расслабленное тело.

— Ник… — обратилась она к сестре.

— Чего? — зевая, развернулась близняшка.

— Давай отойдем на минутку.

Вероника пожала плечами. Мало ли, что там случилось, может, ее сестре приспичило сходить в туалет, а она боится. Хотя обычно Вика ничего не боялась. В их семье за страх отвечала именно Ника. Как только они немного отошли в сторонку, Вика тут же развернула сонную сестру лицом к себе, держа ее за плечи и смотря прямо в глаза.

— Давай убьем его! Он ведь сейчас спит, беззащитный, и медведя этого проклятого рядом нет. Давай его прикончим прямо сейчас.

— Чего? — Ника пыталась понять, что от нее хотят. — Кого? Зачем?

— Да его же! Повелителя монстров. Он же сейчас беззащитный. Мы просто убьем его и все! Вернемся в город.

— А что там, в городе? — повела плечами Ника. — Там мы никому не нужны.

— Да какая разница? Давай убьем его.

— Нет, Вик. Это подло.

— Подло? — удивилась близняшка. — А то, как он убил нашу маму, не подло? Или ты забыла?

— Помню, — тут же нахмурилась девушка.

— Так чего мы теряемся? Вот он лежит, беззащитный. Давай убьем его!

— Нет, Вика. Мы с ним договорились. Я убью его.

— Когда? Когда он убьет бога? Не смеши меня.

— Он его убьет, — спокойно проговорила защитница. — Он его точно убьет, я уверена. Мы не можем ему помешать. Это будет неправильно.

— Неправильно? Да он…

— Я знаю. Он убил нашу маму. А еще он спас тебя, помог мне, и когда мы пришли в город, не убил ни одного обычного человека. Он убивал только бандитов. А еще он старается помогать нам. Почему он с нами возится? Почему взял с собой? Я понимаю твою ненависть, и сама ненавижу его всей душой, но я с ним договорилась. Я убью его, но когда он покончит со своей местью.

Две девушки смотрели друг на друга. Как часто бывало, они обе имели свое мнение и ни одна не собиралась уступать.

— Тогда я сама убью его, — направилась к лагерю Вика.

— Нет, — схватив сестру за руку, Ника оббежала ее и встала спереди.

— Пусти.

— Не пущу.

— Последний раз повторяю, отойди, — Вика посмотрела на сестру с угрозой в глазах, вокруг нее появилось золотистое сияние. Девушка встала в боевую стойку.

— Нет, — упрямо ответила ее сестра и опустила руки от груди вниз, ладони направлены к земле. От ее ног в разные стороны хлынули потоки силы.

— Я предупредила, — Вика сделала резкий выпад вперед, целясь в лицо, но ее близняшка не уступала в скорости реакции: она припала к земле и развернулась вокруг своей оси, выставив правую ногу.

Вика упала от подсечки.

— Остановись, — серьезно сказала Ника.

— Ты сама напросилась, — ответила ее сестра и поднялась.

Обе девушки с детства любили боевые искусства, но Вероника предпочитала тхэквондо, а Виктория — карате. Они часто устраивали спарринги, но всерьез они дрались впервые.

Вика атаковала первой, ей нужно было сократить дистанцию, и она использовала второе свое умение — быстрый рывок вперед, по ходу нанося удар, но Ника хорошо знала свою сестру, она быстро отпрыгнула и ударила сбоку правой ногой. Ее противница пригнулась, пропуская ногу над собой, и сделала выпад, целясь в живот. И снова мимо. Девушки начали плясать, пытаясь достать друг друга, но в обеих чувствовалась какая-то неуверенность. Несмотря на всю серьезность боя, сестры боялись навредить друг другу и дрались в полсилы. Вика сделала ложный выпад, тут же шагнув назад. Ее сестра все поняла, но уже было поздно. Ее нога неслась в ловушку. Каратистка схватила свою близняшку за стопу, резко выворачивая и беря в захват. Не имея возможности удержаться, Ника упала на живот, тут же придавленная сверху. Вика села на нее и заломила ногу противницы.

— Сдавайся, — велела она своей сестре, но та ничего не ответила, краснея и стараясь выбраться.

— Я пойду и убью его. А ты просто посиди здесь и подожди.

— Ты. Его. Не. Убьешь! — проговорила по словам Ника, и вокруг нее тут же разлилась красная аура.

— Ты чего? — Вика крепче сжала ногу своей сестры, но не смогла ее удержать.

Разъяренная тхэквондистка вырвалась из захвата и поднялась.

— Ника, прекрати, — выставила ладонь Виктория.

Но сестру это не остановило. Она напала на свою близняшку с яростью раненного зверя. Ее удары стали намного быстрее и сильнее. Каратистка уже перестала успевать блокировать их, о том, чтобы идти в атаку, и речи не шло. Она получила еще одну подсечку и упала на спину. Ника запрыгнула на нее сверху, занеся когтистую руку для удара.

— Ты его не убьешь! — прорычала она, смотря в глаза своей сестре.

Та помолчала несколько секунд, упрямо сжимая губы, но в итоге все-таки отвернулась, признавая свое поражение.

— Хорошо. Его убьешь ты. Как вы и договаривались.

Лицо Вероники тут же расслабилось, вся злость пропала, и девушка свалилась на землю рядом со своей сестрой.

— Отлично ты меня обманула, — улыбнулась Ника. — Не ожидала от тебя такой хитрости.

— Как будто у меня был выбор, — проворчала Виктория. — У тебя ноги как каменные стали.

Она потерла покрасневшие руки и улыбнулась. Ее близняшка ответила тем же.

— Леший предложил нас немного прокачать, — вспомнила она недавний разговор.

— Серьезно? И я должна на это подписаться? Да пошел он в задницу.

— Ты не хочешь становиться сильнее?

— Да блин!

— Вик, нам обеим нужно подрасти.

— Ладно! Ладно! Но если он потребует, чтобы я ему тапочки приносила и сэнсэем называла, я пошлю далеко и надолго!

— Договорились, — улыбнулась Ника.

Девушки валялись на поляне в отличном расположении духа. В последнее время они стали друг от друга отдаляться, и раздражение между ними копилось. Только сейчас они смогли спокойно выдохнуть.

А в это время большая черная кошка, похожая на пантеру, готовилась к прыжку. Перед ней лежали две странные девушки. Сначала они дрались между собой, а потом обе упали. Хищница знала, что сейчас ее шанс. Она присела на задние ноги и тут же замерла. Ее глаза остекленели. Она потеряла собственную волю.

— Вот дурехи, — прозвучал шепот недалеко от нее в кустах. — Вот так и оставляй их на дежурстве.

Мужчина, находившийся в зарослях в течение практически всего действа, встал и направился к лагерю. Кошка проследовала за ним.

Когда девушки вернулись к костру, их спутник уже спал крепким сном. Одна из близняшек легла спать, а вторая села у костра.

XIV

— Ну, ты не охренел столько спать?

— Ур-р-раур-р-р.

Мишка сделал вид, что заснул обратно.

— Ну, что ты за ленивое существо такое?!

Я оставил зверя в покое и повернулся к девочкам, которые ехидно смеялись все время, пока я пытался разбудить этого соню.

Хотя я понимаю, весь день проехать, а потом бродить в поисках еды… Медведю нужно выспаться. Раньше ему не приходилось заботиться о пропитании. Когда была жива Вьюга…

— Ладно, привал продолжается. Путь продолжим завтра, а сегодня будем вас прокачивать.

— Пф, — тут же фыркнула Вика, демонстративно отвернувшись, за что получила шлепок по попе от сестры и, злобно глянув на нее, с неохотой развернулась обратно.

— У вас девятые уровни, значит, должно быть по три умения. Так? — посмотрел я на них.

— Да, — вяло ответила Вика.

— Четыре, — в унисон с ней сказала ее сестра.

— Ника?!

— Что?

— Ты собираешься ему про нас все рассказать?!

— Да, если потребуется.

— Но…

— Послушай, прокачка нужна нам. Он этим заниматься совершенно не обязан, а чем больше он будет о нас знать, тем большему научит, и, соответственно, тем сильнее мы станем.

— О, Господи, — возвела очи к небу Вика.

— У нас четыре умения. Два изначальных, и два приобретенных, — повернувшись ко мне, пояснила Ника.

— Это как? — я пристально посмотрел на девушку, — Я думал, всем изначально дается только по одному умению.

— Второе у нас было и раньше, просто после конца света стало обозначено как отдельное умение. Оно так и называется — «Близнецы». С его помощью я всегда могу чувствовать, где находится Вика и что с ней происходит, а она, соответственно, чувствует меня. Оно автоматическое и прокачивается самостоятельно.

— Понятно, — я потер подбородок. — Очень интересно, раз оно развивается, то позже должно прибавить новые эффекты. А что у тебя за безумие такое? Когда когти отрастают и клыки.

— «Берсеркер» называется. Тоже автоматическое, но оно ужасное, — печально вздохнула девушка. — С одной стороны, делает намного сильнее и быстрее, а с другой… в общем, активируется оно только эмоционально. Если я сильно разозлюсь, включается, а сам понимаешь, когда человек злой, то не очень хорошо может контролировать себя. Короче, целенаправленно его не активировать, а если разозлюсь, нет возможности сдержать.

— Интересно. Никогда такого не встречал. Только похожее.

— Это умение тоже изначальное.

— Понятно. А какие приобрела?

— Мы обе взяли «Реакцию рыси». Пассивное умение, увеличивает ловкость.

— Знаю такое, хороший выбор.

— Еще я взяла «Столпы». Оно тоже усиливает, но кратковременно, и действует только на ноги. Из-за него я и ношу шорты, из ног вырывается волна… хотя не волна… короче, смотри.

Девушка встала в стойку, и от ее ног в разные стороны как будто дунул ветер.

— Это эффект такой, не знаю, зачем он нужен, но, если я использую его, надев брюки, штанины просто разрывает. Благодаря ему удары становятся мощнее.

— Я так понимаю, в бою ты используешь только ноги?

— В основном, — кивнула девушка. — Я на тхэквондо хожу с пяти лет. Руками тоже кое-что могу, но главное мое оружие — ноги.

— Понятно. Ближний бой, но при этом с оружием в руках ты биться не хочешь… С одной стороны, разумно — ты идешь по тому пути, в котором разбираешься и уже что-то умеешь, но с другой, опасно это. Ладно, поехали дальше. Вика?

— Я так понимаю, мне тоже все нужно рассказать? — недовольно посмотрела она на свою сестру.

Та только прикрыла глаза, подтверждая ее правоту. Вика тяжело вздохнула и начала рассказывать:

— Ну, насчет «Близнецов» и «Рыси», думаю и так уже понятно. Изначальное у меня «Энергия солнца», оно так же, как и «Столпы» Ники, усиливает, но не только ноги, а все тело целиком.

— Я себе хотела такое, но не нашла, — ворчливо произнесла другая близняшка.

— Потому что изначальное, — показала ей язык сестра, после чего продолжила, — И еще я взяла «Рывок». Но ты его уже видел.

Я вспомнил, как она быстро приблизилась ко мне, пытаясь ударить.

— То есть, ты тоже предпочитаешь ближний бой, — я снова почесал подбородок. — Логичнее, конечно, было бы вам биться на разных дистанциях…

— У Вики черный пояс по карате и первый дан.

— А про себя-то не сказала, — хмыкнула девушка. — Тоже ведь черный пояс.

— Зато дана нет.

— Ты просто не успела сдать экзамен. Если бы не конец света, был бы дан.

— Какая разница, что было бы. Нету… — Ника развела руками

— Тихо, — прервал я девушек. — Короче, вы обе неплохо владеете боевыми искусствами и будете развиваться в этом направлении?

Сестры одновременно кивнули.

— Хорошо. Оружие, как один из вариантов, не рассматриваете?

— Нет, — так же синхронно и уверенно произнесли спортсменки.

— Да, весело, конечно. Ладно, уровень у вас девятый, значит, уже кого-то убивали. Я так понимаю, монстров?

— Да, мы хотели сами прокачаться, но мама была против, — взгрустнула Ника.

— Понятно. Тогда стойте здесь.

Я развернулся и подошел к месту, где спали мои пленники. Два волка и пантера. Конечно, они не являлись теми животными, которыми я их называл, но внешне были очень похожи. Начнем с пантеры, у нее двадцать пятый уровень, так что, думаю, на ней девочки немного подкачаться смогут. Я вышел на поляну и вывел с собой черную кошку, поставив ее перед близняшками.

— Это ваша цель. Убивайте.

Ника неуверенно встала в стойку, а Вика посмотрела на кошку и сложила руки на груди.

— Да как ее можно убить? Она же такая добрая, милая кошка, хоть и большая.

— Зарычи и оскалься.

— Ладно, поняла. Убить можно.

— Шагни вперед.

Хищница приблизилась к сестрам, продолжая рычать и скалиться. Первой нанесла удар Вика. Она рванула к пантере, за секунду преодолев расстояние, и нанесла удар прямой рукой сверху вниз. Кошка никак на это не среагировала, но близняшка все равно отскочила назад. Пришло время Ники. Девушка подпрыгнула и нанесла удар сверху по темечку пантеры. И снова никакого эффекта. Видимо, зверь слишком сильно превосходил девочек в уровне. Ничего, пусть и приемы свои на монстрах отрабатывают. Они все-таки учились драться против человека, а у животных совсем другая анатомия.

— Атакуйте, не бойтесь. Она вас не тронет, — успокоил я девчат, после чего они начали действовать более уверенно, пытаясь убить хищницу.

Что меня порадовало, кошку больше никто не жалел. Девочки атаковали в полную силу, но разница в уровнях и отсутствие оружия сказывались.

Можно, конечно, дать им свой топор, но если девочки выбрали свой путь, то незачем им мешать. Пусть тренируются.

Я достал походную лабораторию и начал алхимичить. Все инструменты на месте, реагенты тоже. Я аккуратно достал листки знакомого растения, скальпель и начал медленно извлекать жилки. Они только помешают в моей работе. Нужны мякоть и сок. Когда я разобрался в книге гномов, понял, каким олухом был все это время. Я работал, как дровосек, вместо того чтобы ювелирно избирать самое главное. Нет, я не бросал все вместе, чтобы понять, что получится, но все же был очень груб. Сейчас я понимаю, насколько эта работа деликатная и кропотливая. Единственное, что заставляло меня отвлекаться — это откат «Контроля». Как только умение заканчивало свое действие, я тут же его обновлял и продолжал работать дальше.

Обернувшись в очередной раз, заметил, что зверюшку все-таки добили. Обе девушки валялись на земле, тяжело дыша.

— Справились все-таки? — хмыкнул я.

— Угу, — ответила Ника.

Она взяла двенадцатый уровень. Вика — тринадцатый, видимо, до боя ей оставалось совсем немного до десятого.

— Хорошо. Выбирайте умения и отдыхайте, потом продолжим, — я остановился, прикинул в голове, но решил поделиться своими мыслями. — Я бы рекомендовал вам что-то для защиты. Вы сражаетесь в ближнем бою, а доспехов на вас нет.

Девушки погрузились в раздумья, и я вернулся к своим ингредиентам. Я все еще пытался изобрести зелье, которое по эффективности превзойдет зелье ловкости и при этом меня не убьет. Увы, ничего подходящего пока обнаружить не удалось. Это просто катастрофа какая-то. Понимаю, что это может быть неосуществимо, ведь по факту я пытаюсь сравниться в скорости с богом без ущерба себе. Но выбора у меня нет. Голой силой я его не возьму, а практически все мои козыри он знает наизусть. Значит, нужно что-то придумать новое. Конечно, на следующем уровне у меня будет возможность взять два новых умения, но подходящих для моей основной цели я не нашел, да и возьму ли я этот уровень до нашей встречи, неизвестно. В любом случае сейчас спешить смысла нет. Все не так просто. Киара говорила, что убить бога можно только после того, как я разрушу все его храмы. Значит, их нужно сначала найти. Как это сделать? И факт ли, что эта тварь обосновалась только в Евразии? Да и на материке слишком много стран. Уничтожу в одном месте, появится в другом. А что, если я убью его тем клинком? Поможет ли? Черт, слишком много вопросов. Сначала нужно этот самый клинок отобрать…

— А что ты делаешь?

Я даже дернулся от неожиданности.

— Тихо ты, Вика! Зачем отвлекать человека, когда он работает?

— Да ну, сколько ты еще собиралась гипнотизировать его?

— Интересно же!

Я отложил напрочь испорченное зелье и потер переносицу. Сам виноват, задумался.

— Ну, что у вас? — обратился к девушкам. — Взяли?

— Ага, — широко улыбнулась Ника. — Смотри.

Она встала в боевую стойку, смотря на толстенную сосну, находящуюся от нее на расстоянии примерно трех метров. Девушку окутало красное свечение, и она быстро подлетела к дереву, нанеся по нему удар ногой. Сосна качнулась, а на месте удара появилась глубокая вмятина, она даже дымилась немного.

— Ну, как? — посмотрела она на нас.

— Круто!

— Фигня. Смотри, как надо.

Вика подошла к несчастному дереву, прикрыла глаза, вытянула левую руку и нанесла резкий удар правой. В этот момент ее тело засветилось зеленым. Она буквально пробила рукой ствол дерева, после чего, победоносно улыбнувшись, развернулась к нам. Раздался хруст, и многострадальная сосна начала валиться на нас.

«Рука»

Ствол изменил направление своего падения и упал немного в стороне.

— Вот это круто, — уважительно посмотрела на меня Ника.

— Молодцы. А что на счет вторых?

— Ну, я взяла защиту, как ты и советовал, — улыбнулась тхэквондистка — Называется «Дитя ветра». В описании сказано, что создается оболочка из воздуха, которая затормаживает удары по телу. Вик, а у тебя что?

— Ну, кроме «Руки-копья» я взяла «Дитя воды».

— Серьезно? — удивилась ее сестра. — Но оно же непредсказуемо. То есть, дает возможность уклониться.

— Ну, это сейчас, а как изменится к будущему? Вот я и подумала, что было бы замечательно. Да и уклонение зависит от ловкости, а мы ведь именно ее и качаем. — Вика на секунду задумалась, а потом хищно улыбнулась, — А давай их проверим?

— Только защиты?

— Ага.

— Идет.

— Только без бешенства.

— Постараюсь, — смутилась Ника. — Леший, подстрахуешь, если я не сдержусь?

— Хорошо, — улыбнулся я.

Девушки встали друг напротив друга, поклонились и приняли стойки.

— Хаджиме! — крикнул я, блеснув своими знаниями.

Ника улыбнулась на это, а Вика только хмуро кивнула, и они начали бой. Если честно, крайне интересное зрелище. У каждой свой стиль, свои особенности. Ника предпочитает оставаться на дистанции, атакуя именно ногами, а Вика, наоборот, пытается подойти ближе, при этом отбиваясь и уклоняясь от атак. Но несмотря на это девушки работают всем телом. Каратистка может проводить неожиданные и сильные удары ногами, а тхэквондистка — руками. Не знаю, как должно быть в этих боевых искусствах, но в любом случае, они наверняка многое переняли друг у друга в постоянных спаррингах. Но вот смотреть за ними — одно удовольствие. И не только потому, что они действительно красивые девушки, но и потому, что они завораживают своим боем. Девочки отлично знают друг друга, и их поединок больше напоминает игру актеров в постановке. Они уходят от удара в последний момент, когда до кулака или стопы противника остается буквально сантиметр. Постепенно девчата начали наращивать скорость. Они делали обманки, били, уклонялись, прыгали и нагибались. Каждая пыталась достать вторую, но в итоге победила Ника, повалив свою сестру на землю подсечкой и ударив землю возле ее лица.

— Тридцать девять — сорок два… — улыбнулась победительница.

— Тридцать восемь! — возразила Вика и при помощи близняшки встала на ноги.

— А в прошлый раз?

— Он не считается. Ты использовала «Берсеркера».

— Так мы обе с умениями дрались, так что не отнекивайся.

— Нет, тот бой не считается! Тридцать восемь.

— Тридцать девять.

— Ну, и ладно! Я все равно веду.

— Это пока.

Обе дамы посмотрели на меня, а я в ответ только похлопал.

— Это было изумительно.

— Спасибо, — улыбнулась Ника, смотря на меня с гордостью.

Вика же просто фыркнула и подняла свою спортивную куртку.

— Давайте пообедаем сейчас и продолжим, — предложил я.

— Да, я что-то проголодалась, — согласилась победительница. — А ты?

— Не откажусь, — кивнула Вика.

— Тогда так, разведите костер и натаскайте еще хвороста, все-таки сегодня мы уже никуда не поедем. Я пока схожу за водой, еще и лошадей проверю.

— Хорошо, — легко согласилась Ника.

Ее сестра промолчала, но я уже привык к этому. Несмотря на негативное отношение ко мне, она делает то, что нужно.

Я достал котелок и отправился к ручью. Кони уже успели порядочно отойти от стоянки. Несмотря на то, что с утра я их уже проведывал и подгонял, даже стреноженные они уходили на приличные расстояния. Подогнав их ближе к лагерю, я все-таки дошел до ручья. На этот раз никаких монстров здесь не было. Только один зайчик утолял жажду.

Подойдя так, чтобы моя цель оставалась с подветренной стороны, снял со спины арбалет, прицелился и спустил тетиву. Обычный болт со стальным наконечником попал прямо в голову зверька. Отлично, будет свежее мяско. Я зачерпнул в котел воды и подобрал тушку, после чего отправился обратно.

— Блин, чего мы его ждем? Давай сами поедим.

— Нет.

— Ник!

— Я не хочу опять всухомятку жрать.

— Хочешь с ним за одним столом кушать?

Наступила тишина, я не стал выбираться, слушая, что произойдет дальше.

— Ты не забыла, кто он? — спросила Вика свою сестру.

— Не забыла, — упрямо покачала головой Ника. — Я никогда не забуду того, что он сделал. И никогда его не прощу за это. Я убью его, когда наступит время. Поверь.

— Постараюсь, — тяжело вздохнула ее сестра.

— Ну, вот и хорошо, а пока я не вижу смысла вредничать. Нам ведь не один день вместе идти. Поэтому прекращай уже.

— Ну, ладно, ладно.

Дальше слушать не стал. Я вышел из кустов и направился к костру. Небольшие ветки, похожие на рогатины, заняли свои места с двух сторон от костра, на них легла третья, прямая ветвь, на которую я подвесил котелок. После этого я принялся разделывать кролика. Работал я уже на автомате: надрезал в нужных местах и снял шкуру. Вода закипала медленно, поэтому я оставил дичь возле костра и принялся за убитую пантеру. Мертвого зверя Мишка есть, скорее всего, не станет, хотя медведи и едят иногда падаль, но это скорее исключение. А вот если я его разделаю и подам как куски мяса, Мишка точно не откажется. Надеюсь, он вчера налопался корешков и желудей. Сомневаюсь, что чисто мясная диета скажется на нем благоприятным образом. Да и вообще, а чего я из него ездового зверя сделал? Пусть себе сам ходит и охотится. Передвигается он быстрее коней, так что завтра сяду на одного из волков. Да, накормить их тоже стоит. Ладно, половину туши оставлю им, так что и разделывать до конца не буду. Съедят.

Приняв такое решение, я срезал нужную мне часть и отнес здоровяку.

— Приятного аппетита, соня, — улыбнулся я и отдал мясо.

Мишка делал вид, что спит, но почувствовав запах еды, тут же пробудился и начал ее уплетать.

Вода уже вскипела, так что я закинул в нее куски зайчатины и вновь принялся за алхимию. Девочки сначала сидели в стороне, но позже пододвинулись. Первой не выдержала, как всегда, Ника.

— Ты эти банки взрывающиеся делаешь? — спросила она, с интересом наблюдая.

Вика пока держалась поодаль и делала вид, что ей совершенно безразлично происходящее. Но вот по ее задержанному дыханию и напряженному телу было понятно, что ей чертовски любопытно.

— Нет, сейчас нет, — улыбнулся я Нике. — Пытаюсь улучшить зелье ловкости.

— У тебя и такие есть? — удивилась девушка.

— У меня много чего есть, — хмыкнул я в ответ. — Зелье исцеления ты уже видела, мазь от ссадин — тоже. Есть бутылки с горючей смесью, есть с ядовитым дымом. Есть усиливающие, как, например, вот это зелье. Усилители тоже разные бывают. Одни опасны для жизни, другие просто вызывают утомление.

Я достал из сумки книгу гномов. Прочитав ее более сотни раз, я прекрасно знал все рецепты наизусть.

— Смотри, — передал я свою драгоценность девушке.

— Что это?

— Книга гномов, переведена на наш язык. Здесь рецепты более простых зелий. Так, например, вот это — «Эликсир бескрайней мудрости предков древнего народа, почившего во веках», увеличивает параметр мудрости. Ну, и так далее. Но только для того, чтобы во всем этом разобраться, нужно умение «Взгляд в суть», оно помогает понять, какое растение какие реагенты содержит.

— Охренеть, — взяла книгу в руки девушка. — Где ты ее раздобыл?

— У гномов, естественно, — хмыкнул я. — Коротышек таких. Живут под Уралом.

Глаза Ники еще сильнее расширились от удивления. Ее сестра, уже забыв про свою неприязнь, развернулась к нам и слушала, пытаясь поймать каждое слово.

— Попробуй, — велел я Нике, пропуская ее к своей лаборатории. — Смотри, вот тут нужно бережно извлечь мякоть, возьми скальпель, но работай очень осторожно. Он острый.

Девушка поправила непослушную прядь волос и аккуратно взяла инструмент. Она выполняла мои указания, стараясь изо всех сил, но эти зелья нужно готовить с определенной точностью. Девушка не справилась, угробив первый свой экземпляр из-за большого количества яда.

— Не спеши. Все хорошо. Поверь, те зелья, которые мы с Михалычем делали первое время, пить можно было только суицидникам.

— А кто такой Михалыч? — заинтересовалась девушка.

Если честно, я и не заметил, как прошел день за уроком. Никогда не думал, что у меня есть тяга к учительскому ремеслу. Возможно, будь все по-другому, я бы с удовольствием работал где-то в школе.

Не выдержав такой пытки, Вика тоже подсела к нам и с любопытством рассматривала наши эксперименты. Она кусала губы, но ничего не говорила и не просила. Я также не стал ничего предлагать. Все эти процессы сопровождались моими историями о том или ином событии, в котором я учавствовал. Девушки слушали с огромным интересом. Между делом приходилось отвлекаться и готовить, чистить и нарезать овощи и так далее.

У Ники за все это время так ничего и не получилось, но она не отчаивалась, попросив разрешения учиться и пробовать еще. Я не возражал. Тем более, помогая девочкам, я действительно получал настоящее удовольствие.

Когда обед был готов, я убрал лабораторию обратно и позвал всех за импровизированный стол. Ели мы с аппетитом и без особых разговоров. Я вообще за столом не особо болтлив, а вот у девушек, похоже, в головах было много мыслей. Они сидели с отрешенными лицами и, кажется, даже вкуса еды не чувствовали.

— Ну, все, пойду искать вам новых жертв, — улыбнулся я, когда тарелки были буквально вылизаны. — Посуда на вас.

— Хорошо, — машинально кивнула Вика, чем вызвала мое удивление. Заметив, это, близняшка смутилась и отвернулась.

А я лишь улыбнулся. Может, и получится наладить отношения.

Поиски не заняли много времени, и вскоре девочки избивали двух четвероногих страусов. А я продолжил свои эксперименты.

***

К вечеру близняшки имели уже шестнадцатые уровни. Прокачивались они с усердием, все время соревнуясь между собой. Стоило одной поднять уровень раньше, и она тут же подстегивала вторую, из-за чего та наращивала темп. Так прошел весь день, и вечером мы разместились вокруг костра. За это время я успел накормить-напоить волков и усыпить их обратно. И, вернувшись, приготовил ужин из птицы, мясо которой было до ужаса отбито этими двумя красавицами. Сами девушки валялись на своих матрацах, уставшие и довольные.

— Слушай, Леший, — начала разговор Вика. Близняшка все больше раскрепощалась, хоть и продолжала проявлять неприязнь ко мне. — Вот ты уже очень многое о нас знаешь. Видел все наши умения и многие навыки боя, а мы ведь о тебе ничего и не знаем. Нет, истории твои были очень интересными, но это короткие рассказы, больше похожие на сказки.

Взгляд Ники загорелся и девушка привстала. Ей, видимо, тоже было интересно.

— И вы хотите знать больше? — хмыкнул я.

Обе сестры синхронно кивнули.

— Хорошо, давайте сыграем в игру, — я достал из мешка серебряную монету. — Я подбрасываю ее между нами, кто поймал, задает вопрос. Если выигрываю я, то могу задать вопрос вам обеим одновременно или одной из вас конкретно, но вопрос только один. Если выигрываете вы, то я отвечаю на один ваш вопрос. По рукам?

— Идет, — тут же согласились мои спутницы и подобрались, как для прыжка. — Только чур не обманывать!

— Хорошо.

Обман все равно не входил в мои планы. Я подбросил монетку повыше и на обратном ее падении резко поймал. Девочки среагировали, но не успели. Еще бы, несмотря на то, что я раскачиваюсь по пути воли, ловкости у меня семьдесят три единицы, это в любом случае больше, чем у них на их уровне. Да и «Реакция рыси» у меня развита куда больше.

— Блин! — тут же разозлилась на себя Вика.

— Спрашивай, — улыбнулась Ника.

И что мне у них спросить? Чтобы сблизиться с ними, лучше узнавать что-то личное, сокровенное. То, что для них очень важно. Люди лучше относятся к тем, кто знает их тайны. Ну, либо наоборот, их боятся, а значит, тайны должны быть неопасные. Блин, да они же девочки. Что может быть самой страшной тайной для девочки?

— С кем вы впервые поцеловались? — посмотрел я на них.

Ника смутилась, а вот Вика тут же начала говорить.

— С Колей, это был мой одноклассник, и мы частенько гу…

— Друг с другом, — перебила ее сестра.

— Ника?!

— Что? Ты сама поставила условие, что мы будем говорить правду, и сама же обманываешь.

— Ну, блин, мы решили это не вспоминать и никому не рассказывать.

— Но ведь это правда.

— Ладно, — положила руку на лицо Вика. — Мы ответили. Кидай монетку.

Я хмыкнул и подбросил монету в воздух, резко поймав ее на долю секунды раньше девочек.

— Да блин, как так?!

И снова я спрашиваю. Черт, поддаться им, что ли? Хотя ладно, когда-то в детстве мы во что-то такое играли. Что мы тогда спрашивали у девушек? Нужно ведь тоже какую-то простую и нелепую глупость. Можно было бы спросить что-то пустое, но хочется разогреть в них азарт. Ну, ладно, долго думаю.

— Первый монстр, которого вы убили?

— О, господи, это была крайне неприятная тварь, — тут же скривилась Вика.

— А нечего было с ней обниматься, — тут же заулыбалась ее сестра, после чего пояснила: — Это была какая-то ящерица, правда чешуи у нее не было, вместо нее — склизкая кожа. Отвратительная наощупь.

— И на вкус, — скривилась другая близняшка. — Да и не обнималась я с ней, просто так вышло. И вообще, не пора ли кидать монетку?!

Я хмыкнул и взял серебрушку в руку. Ника толкнула Вику в бок, та согласно кивнула. Стоило мне подкинуть монету, как я тут же упал на землю. Тхэквондистка не бросилась ее ловить, а поймала меня, придавив плечами к земле.

— Это нечестно! — возмутился я, смотря на довольные лица победительниц.

— Вик, в правилах было что-то о том, что нельзя хватать друг друга? — хитро посмотрела на сестру Ника.

— Я такого не помню. А ты?

— И я нет.

Обе бестии, широко улыбаясь, пожали плечами.

Ну, подождите, я вам устрою правила.

— Спрашивайте.

— Я поймала, значит, мне и спрашивать, — уверенно заявила каратистка.

— Ладно, — вынужденно согласилась ее близняшка.

— Кто ты? — внезапно став серьезной, спросила Вика.

— Вопрос, на самом деле, довольно обширный, — хмыкнул я. — Я ведь могу просто ответить — человек.

— Как человек? — удивились обе. — Не монстр?

— Не демон?

— Нет, — усмехнулся я на такие предположения. — Обычный человек. Как минимум, физически.

— Блин, серьезно? — как-то разочарованно произнесла Вика. — А нам такие байки о тебе рассказывали. И что ты монстр, просто похож на человека, и что ты бог. Даже хотели тебе храм сделать, чтобы ты больше никого не трогал. Повелитель монстров, Покровитель зверей. Огненный демон. А ты просто человек?!

— Увы и ах, — развел я руками. — Родился и вырос человеком, да и тело человеческое.

— Только тело? — внимательно посмотрела мне в глаза Ника.

— Это уже другой вопрос. А значит, пора бросать монетку.

Я взял серебрушку и приготовился к броску. Обе бестии напряглись. Ника сделала шаг ближе ко мне, но второй раз я на эту уловку не попадусь. Я подкинул монету прямо вверх и быстро отошел, но и Ника отставать так просто не собиралась, схватила меня руками и ногами, стараясь сдержать. Я еле устоял на ногах, хотя мог бы и упасть ради приличия, это ничего бы не решило.

«Рука».

Монетка изменила свою траекторию, пролетев в сантиметре от рук Вики, и попала прямо в мою ладонь.

— Ты использовал умение! — обличительно ткнула в меня указательным пальцем каратистка.

— Да, это ведь не запрещено правилами, — ухмыльнулся я в ответ. — Итак, вопрос к Нике. Скажи, вот ты считала, что я не человек. Монстр, демон, бог — не важно. Ты знала, что я убийца, знала, насколько я жесток. Почему ты пришла ко мне?

Девушка замолчала. Она вроде как решалась, а я уже пожалел, что задал такой серьезный вопрос. Но, когда я уже хотел сменить вопрос, молчание прервалось.

— Я ничего не могла сделать, — тихо проговорила девушка. — Когда забрали Вику, мы жили у дяди. Меня не было дома в тот момент, а дядя… Он не заступился за нее. Просто отдал. Видимо, боялся за себя. Он тогда сказал: «Почему я должен платить за ее ошибки своей жизнью?» Не знаю, прав он был или нет, но помочь ее вызволить он не захотел. Я бегала по всем друзьям и близким. По всем родственникам. Я чувствовала то, что делали с ней, и я пыталась хоть как-то помочь, но все закрывали передо мной двери, даже не выслушав. Они боялись и не хотели помогать. Я трижды пыталась вызволить ее сама, но ничего не получалось. Они были сильнее меня, только благодаря скорости своих ног я успевала сбежать. За мной тоже началась охота. Меня искали, я скрывалась и думала, что делать. Я чувствовала всю ее боль и унижение. Я чувствовала свою беспомощность и бессилие. Я просто не могла так больше жить…

По щекам девушки катились крупные слезы, а в глазах ее сестры читались вселенская боль. Боль за себя, боль за сестру. Вика все это время вела себя позитивно. Хоть и прыгала на меня, но не уходила в депрессию, и только сейчас я понял, каких усилий ей это стоит. Она ведь знает, что ее грусть почувствует сестра, и старается не грустить и не горевать. Они обе стараются поддерживать друг друга.

— Когда я пошла к тебе, — продолжила Ника, — я понимала, что могу умереть. Хотя нет. Я знала, что умру. И я хотела умереть. Прости, Вик, я правда хотела умереть. Я не могла так больше.

— Я знаю… — прошептала ее близняшка.

— Но и просто повеситься я не могла. Так был крохотный шанс, что ты поможешь. Ребята рассказывали, что ты пьешь человеческую кровь, и я подумала: А вдруг?» Я надеялась отдать свою жизнь, чтобы спасти ее. Ну, или просто, отдать…

Снова наступила тишина. Обе сестры сидели, обнявшись, и тихо плакали. Они оплакивали свою жизнь. Им двоим пришлось пережить такие вещи, которые не каждый взрослый и сильный человек выдержит.

— Ну, что, продолжим? — вытерла хлюпающий нос Ника. — Накажем этого шулера?

— Накажем, — уверенно кивнула Вика, после чего улыбнулась и прижала свой лоб ко лбу сестры.

— Тогда кидаю.

Все тут же приготовились, и монетка взмыла вверх. Я только и успел заметить, как в надо мной мелькнули стройные голые ножки. Ника использовала свой новый удар и отправила монету в далекий полет.

«Третий глаз»

Я проследил за движением серебрушки и побежал к месту ее будущего приземления. Девочки быстро смекнули, что к чему, и побежали следом, высматривая в небе свою цель. Ника прыгнула, и я с удивлением присвистнул. Метра ведь на три прыгнула. Поняв, что не смогу ее опередить, я притормозил, и в этот момент в меня врезалась Вика, угодив плечом в грудь. В глазах поплыли красные круги, а я упал на землю, пытаясь вдохнуть и хрипя при этом.

— Леший, ты чего? — склонилась надо мной девушка. В ее голосе звучали нотки сожаления.

— Леший! — Ника прибежала за считанные мгновения и перевернула меня, укладывая на спину. — Потерпи немного.

Девушка расстегнула мою куртку и порвала окровавленную майку.

— Сейчас полегчает.

— Все нормально, — улыбнулся я. Действительно, боль меня уже практически отпустила. — Перевяжи… пожалуйста…

— Да, конечно. Бинты в сумке?

— Да.

Ника побежала за сумкой, а Вика с удивлением стояла, смотря на рану.

— Прости, пожалуйста, я не знала, что ты ранен… — потупилась она.

— Все нормально, — повторил я. — Ничего страшного, уже все прошло. Просто рана открылась, а она у меня и так любит открываться

— Вик, помоги, — прибежала Ника с бинтами и водой. — Подержи его.

— Да ты чего? — приподнялся я на руках. — Все хорошо, я могу и сам себя держать.

— Хорошо, — успокоилась она, — тогда терпи.

— Чего? — спросил я и тут же ойкнул. — Холодно же.

— Ну, а что ты хотел? Горячей воды у нас нет.

Девушка принялась вытирать мою грудь от крови, после чего Вика присела от меня с другой стороны. Ника передавала ей бинт, аккуратно накладывая повязку. Каратистка принимала ткань и передавала ее спереди. Буквально через пять минут я уже был упакован как надо.

— Итак, кто из вас спрашивает? — обратился я к девочкам.

— Ты точно в норме? — пристально посмотрела мне в глаза Ника.

— Точно, — улыбнулся я ей в ответ.

— Тогда я! — девушка достала монету, чем вызвала мое удивление.

— Ты что с ней сделала? — я взял серебряный кругляшок. Такое чувство, будто по нему молотом врезали.

— Видимо, последствие удара, — смутилась она. — Внимание, вопрос! Кто такая Вьюга? Я слышал, как ты говорил о ней в пещере, когда проснулась. И когда вы говорили с Фюрером, ты ее упоминал. Кто это?

Теперь пришла пора грустить мне. Я тяжело вздохнул и начал рассказывать.

— Песец. Как-то раз я попал на север, за полярный круг, в туманом затянутую глушь…

Я рассказал, как встретил Вьюгу, как мы с ней путешествовали. Рассказ всколыхнул мои воспоминания, и я ушел в них головой, совсем забыв о том, что меня кто-то слушает. А потом замолчал.

— Так, а что с ней случилось? — задала животрепещущий вопрос Вика.

— На меня напали. Она бросилась защищать, и… ей отрезали голову, — закончил я более жестко, чем стоило, но просто не смог сдержаться. Моя рука сжалась сама по себе.

— Вот су-у-у-уки! — встала от возмущения каратистка. — Да я их бы за это на части порвала!

— Он как раз это и сделал… — шепотом произнесла Ника.

— И правильно! Стоп, подожди. Это…

— Да, — кивнул я на ее незаданный вопрос. — Ваш мэр вместе с одним богом. Из-за них она умерла. Я не оправдываюсь за свои дела. Ты смеялась над тем, что я собираюсь убить бога, но я уже бился с ним. Там, на площади. Он вселился в этого вашего Юрия Сергеевича. Эта рана в груди — память о том бое. Она не заживает. Не помогает ни «Регенерация», ни зелья. Я убил его в чужом теле и убью в его собственном.

И снова наступила тишина. Я думал о своем, а девочки пытались все это переварить.

— Ну, что, кидаем монетку? — улыбнулся я, смотря на их серьезные лица.

Близняшки синхронно кивнули, и монета взлетела ввысь.

XV

Весь остаток вечера мы больше не поднимали серьезные темы. Шутливые вопросы и забавные истории. Ничего особо важного я не узнал. Но на следующий день мы общались уже намного свободнее. Мы оседлали своих животных и отправились дальше. По дороге я брал под «Контроль» различных существ, а на привалах девочки превращали их в отбивные. Они стали уже на порядок сильнее и сейчас пытались привыкнуть к своим новым возможностям. На второй день девчата уже переступили планку в двадцать уровней и выбрали еще пару умений. В ответ на мое предложение взять что-то для лечения, близняшки долго размышляли, но в итоге отказались.

— Лучше научи меня делать зелья, — попросила Ника. — Будем ими лечиться. И отката никакого, и очки умений тратить не придется.

Девчонками было принято решение на ближайших последующих уровнях новые умения не брать, а усиливать уже имеющиеся. «Близнецы» также улучшилось автоматически. Теперь оно давало возможность смотреть глазами друг друга. Если одну кто-то схватит, вторая не только будет знать, где она и что с ней происходит, но и видеть ее глазами. Интересное умение. И я боюсь представить, что будет дальше. В остальном девушки продолжали идти по избранному пути воинов ближнего боя. Им действительно нравилось это. Новые умения также впечатляли. Так, например, Ника взяла «Пикирование». Вкупе с ее прыгучестью это стало отличным решением. Девушка в воздухе меняла направление полета и с большой скоростью пикировала на свою цель, нанося удар пяткой. У Вики же появились «Огненные кулаки». Название полностью описывало умение. Кулаки девушки покрывались магическим огнем, не причиняющим ей самой вреда. Бешеная штука. Только сейчас я начал понимать, что в этом новом мире безоружный не всегда слабее вооруженного. Эти две рыжие бестии были отличным подтверждением данной теории. Мы ехали без особой спешки, останавливаясь на обед и ночлег, прокачивались. Волков я им на растерзание не отдавал, поэтому приходилось ловить других существ. Уровни встречающихся нам монстров стали выше, позволив девушкам неплохо прокачаться. Сейчас над ними светились цифры сорок пять и сорок шесть. Вика совсем немного обгоняла свою сестру. Между делом я делился с ними теми знаниями, которые получил в боях с монстрами. Как нужно биться с тем или иным противником. У кого какие слабости и в чем сила. Девочки слушали внимательно и впитывали информацию, как губки. С особым интересом меня слушала Вика. Каждый раз, когда я начинал рассказывать о том или ином монстре, у нее прямо глаза загорались. Ника же с куда большим вниманием относилась к алхимии. Правда, для занятий этим полезным делом не было никакой возможности. Алхимия требует времени, причем порядочно, а мы не хотели зависать в лесу надолго.

Зато я с удовольствием рассказал о свойствах различных трав, которые мы собирали по пути. Рассказывал и про способы изготовления различных зелий, и какую реакцию в каком случае стоит ждать. Каждая близняшка больше интересовалась своей отраслью, но обе слушали всю информацию, что меня очень порадовало. И черт, я заметил, что превращаюсь в лектора. Началось это все еще с Дена, а теперь вот они. Причем мне явно везет на учеников. Послушные и любознательные.

— Что там? — остановились девушки вслед за мной.

«Третий глаз»

— У нас гости. Монстры. Приготовьтесь. Активируйте защиту, принимайте зелья ловкости и прячьтесь за коней.

Девушки тут же начали выполнять мои указания, я же, в свою очередь, приготовился к бою, зарядив арбалет.

Выстрел, и волшебный снаряд пролетает между ветвями, дырявя листья, прямиком в грудь существа. Больше всего эти твари похожи на оборотней из фильмов ужасов. Такие же морды, пасти, длинные конечности, а тела полностью покрыты шерстью. Сейчас на нас неслось около сорока таких монстров. Уровни от сорок третьего до пятидесятого.

— Не геройствуйте. В первую очередь защита.

Лошадок жалко, но первый удар они, в случае чего, сдержат, а мне большего и не надо. Главное — сохранить девочек.

«Кожа»

Перезарядиться я успел в самый последний момент. Болт сорвался со своего места и попал в плечо монстра. Тварь взвизгнула, остановилась, вырвала наконечник и грозно зарычала.

***

Вожак вел свою стаю на врага, разогнавшись до максимальной скорости. За ним бежали десятки собратьев. Дикие последователи волчьего духа неслись на свою дичь. Уже давно их угодья не посещали двуногие с мягким мясом и вкусной кровью. Но противник заметил их раньше, чем на то рассчитывали звери. Болт пролетел между деревьями и вонзился в тело сына вожака. Из него выросло дерево.

«Проклятая богиня, падаль!» — подумал зверь. Он почувствовал ее магию в этом отвратительном предмете. Он решил, что этих людей послала она. Это разозлило его еще больше. Он ускорился и вылетел на поляну первым, как и полагается вожаку. Первым он и принял свою смерть. Как и полагается последователям кровавого вожака.

Люди стояли на поляне, дожидаясь своих противников. Кони замерли перед девушками, закрывая своих наездниц собственными телами. Рядом стоял человек и его медведь. Полуволки вырвались из леса в прыжке. У каждого была своя цель, и они следовали к ней. Двое летели на мужчину и были вместе снесены невидимой силой. Они столкнулись и улетели куда-то в бок. Трое атаковали огромного медведя. Один был отброшен ударом лапы, даже не успев приземлиться. Отлетев, он врезался спиной в дерево, переломав себе позвоночник. Второй успел увидеть только открытую пасть и вскоре отправился за первым. Третий долетел и попытался вонзиться когтями в шкуру ненавистного зверя, но не смог даже оцарапать ее. Здоровяк тут же прикончил подобие волка.

Двое приземлились на коней, ломая тем позвоночники и дробя кости. Они смотрели прямо на свои цели, двух самок двуногих, но им навстречу выпрыгнули четвероногие собратья, повалив на спины и вгрызаясь в беззащитные глотки. Над ними в воздухе появился еще один их соплеменник. Он несся прямо на девушек, но внезапно одна из них полетела ему навстречу, вытянув ногу вперед. Два противника встретились в воздухе. Волк получил страшный, ломающий кости, удар в грудь. Девушка развернулась и добавила пяткой второй ноги в череп, ускоряя падение твари. Волк рухнул и тут же был добит приземлившейся на его шею прыгуньей, но она не заметила другого монстра, который уже практически достал ее сзади, когда в того врезался кулак другой двуногой, точной копии прыгуньи. Она нанесла три удара, уклонилась от встречной атаки, поймав переднюю лапу, и заломив ее таким образом, чтобы монстр упал на землю лицом. После чего выломала кость из сустава и добила сильным ударом кулака, пробившим голову насквозь.

Теперь наступила очередь тхэквондистки страховать свою сестру. Та не заметила, как из леса за ней выпрыгнул огромный полуволк, но Ника прервала атаку, резко опустившись на спину твари, решившей полакомиться ее близняшкой.

Вика встретила следующее существо огненными кулаками. В воздухе разнесся запах паленой шерсти. Зверь взвыл, но эта девушка не ведала жалости. Другой противник, что несся на выручку сородичу, встретился со второй рыжеволосой бестией. Из ее оголенных ног в разные стороны ударила волна силы. Монстр прыгнул, но был остановлен ударом пятки, усиленным умением. Голова волка лопнула, словно арбуз. Еще один противник убит.

Вожак стоял напротив мужчины и внимательно наблюдал за происходящим. Человека яростно защищал медведь, убивая любого, кто посмеет приблизиться к его другу. Вокруг уже валялось порядочно тел. Убийца его сына огляделся, кивнул сам себе, и вся стая замерла. Вожак смотрел на человека с ужасом. Ужасом, которого никогда ни перед кем не испытывал. В нем пропала вера, пропала надежда на хоть какое-то будущее. На жизнь. Он хотел взвыть, но ни единый мускул в его теле не желал двигаться. А навстречу ему с топором в руках медленно шел монстр. Это был не человек, он уверен. У человека не может быть взгляда настоящего зверя.

***

— Добиваем, — взмах топора, и голова твари раскалывается пополам. — Вот же гад, болт сломал.

Я неодобрительно покачал головой. Снарядов у меня не так много, чтобы терять. Перехватив свое оружие поудобнее, я направился дальше. Мишка уже топтался по тварям, буквально вдавливая их в землю. Он прыгал по ним, как ребенок по лужам, слушая хруст ломающихся грудных клеток и черепов. С другой стороны работают волки. Их потрепали, но они вроде живые. А раны можно залечить, это так важно. Главное — девочки. И они сейчас в отличном состоянии.

— Пять!

— Блин, Ника, у меня только четыре, подожди!

— Кто первый встал, того и тапки!

— Так не честно!

Я улыбнулся тому, с какой простотой они крошат тела врагов. Их удары — это что-то страшное. Но больше всего мне понравилось, что за всю битву я ни разу не увидел сомнений в их действиях. Они знали, что делали и делали это хорошо.

— Там еще один, чур он мой! — завопила Вика и бросилась к кустам.

Я медленно пошел за ней, Ника же, обогнавшая свою сестру на уровень, устало опустилась на землю.

— Ребят, это человек!

— Не трогай!

Я точно помню, что людей тут не было.

Подбежав, я увидел, как лежит на земле истекающая кровью Вика, а тварь на руках ползет к ней.

Подбежав, я быстро нанес добивающий удар топором, отправив мразь в ад, и развернулся к близняшке. Рваная рана проходила от плеча и до живота. Майка разорвана на лоскуты.

— Он… он… — шепчет она, видимо, пытаясь предупредить меня об опасности.

— Он мертв, тихо.

— Вика! — упала перед сестрой на колени Ника.

Я сорвал с нее остатки майки, выбросил их в сторону, и достал бутылку с зельем. Жидкость полилась на голую грудь девушки, попадая в страшные раны, после чего я приподнял ее голову и залил немного в рот.

— С ней же все будет нормально? — взволнованно посмотрела на меня вторая близняшка.

— Да, даже шрама не останется. Нечего ему делать на такой красивой груди, — хмыкнул я. — Давай унесем ее отсюда. Лучше, конечно, идти дальше, но ей сейчас нужен покой.

— Правда? — все с тем же волнением посмотрела на меня рыжая.

— Правда, — улыбнулся я ей. — Ты свои раны помнишь? Когда ты едва коньки не откинула.

Ника кивнула.

— Тут по сравнению с тем случаем — просто царапины.

Я поднял раненную девушку на руки и понес к нашим вещам. Мишка продолжал веселиться, в этот раз, добивая уже моих волков. Черт, совсем забыл «Контроль» обновить. Жаль, конечно, мы теперь практически без транспорта. Только медведь. Видимо, придется ехать втроем на нем. Но сейчас лучше отдохнуть.

Я оглядел окрестности и, немного подумав, решил не оставаться прямо здесь. Вряд ли где-то поблизости есть еще такая же стая, но рисковать не стоит. Да и падальщиков ждать тоже нет желания.

— Ника, забрось ваши вещи на Мишку.

— Ур-р-раур-р-р.

— Подожди, это мы еще на тебя не сели.

— Ур-р-р-рар-р-р-р.

— А ты как хотел? Что нам теперь, пешком ходить?

— Ра-а-а-а-ар-р-р.

— Нет, не отвалятся, но и пользы никакой.

— Ур-рар.

— Не умничай. Ходить полезно, но не весело. Так что скоро будешь возить нас.

Я обернулся на смешок и посмотрел на ухмыляющуюся Нику.

— Извини, это правда забавно выглядит.

Мы с Медведем вдвоем удивленно посмотрели на нее, потом друг на друга и снова на нее.

— Да! Вот именно это! Никак не привыкну, что ты с ним вполне серьезно разговариваешь.

— Ну, да, есть такой грешок.

Рыжеволосая девушка подошла ко мне и остолбенела:

— Уже зажила?

Я посмотрел на чистую кожу груди ее сестры с розовыми полосками на ней.

— Да.

— Блин, крутая штука, — одобрила она и укрыла свою близняшку.

— Теперь ей нужен отдых, чтобы все окончательно зажило, и еда. Предлагаю разбить лагерь чуть-чуть дальше.

— Согласна.

— Вот и отлично. Тогда пошли.

Вика пришла в себя только вечером и ела как не в себя. Она помнила произошедшее и клялась, что там был человек. Что он обратился в монстра на ее глазах, и она не успела среагировать. Причин не верить девушке у меня нет, так что, думаю, это все-таки были оборотни. И нужно быть осторожными.

Ночью я пытался поймать хоть кого-то относительно крупного, чтобы использовать в роли скакуна, но увы, все монстры как будто попрятались. Даже мелких было с гулькин нос. А утром мы отправились дальше. Напрягать Мишку тройной ношей я не стал, хоть девушки вдвоем весят примерно как я один, но ведь и вещи есть, да и медведю периодически на охоту отвлекаться надо. Так что мы пошли пешком. Прогулка в весеннем лесу настраивала на приятное общение. Я рассказывал о том, какие травы как можно использовать.

— Смотрите, — обратил я их внимание на очередное растение. — Видите, стебель сухой и ломкий? Похож на дикий чеснок, но это не он. Смотрите, вот тут маленькие корневища. Вот. Летом это растение имеет сочные листья, которые используются для создания некоторых зелий. Но и сейчас оно не бесполезно.

Я выкопал корешки и показал девчатам.

— Это клубни? — заинтересовалась Ника.

— Верно, — кивнул я. — У этого растения есть клубни, как у картошки. И так же, как у картошки, они не являются частью корня. Это видоизмененный побег. И использовать его мы можем для создания противовоспалительных мазей и зелий.

— Ур-р-р-рау-у-ур-р-р! — привлек мое внимание Мишка.

«Третий глаз»

Так, к нам бежит девушка, а вслед за ней гонится какой-то демон. По крайней мере, именно на тварь ада и похож монстр наличием бараньих рогов и копыт. Тело же больше походит на гориллу, а вот из запястий торчат два костяных выроста, внешне напоминающих бивни.

— Что там? — встревожилась Вика.

Топот существа уже стало хорошо слышно.

— Девушка, а за ней гонится какой-то монстр.

— А вот интересно, кто из них монстр? — задумалась Ника. Вчерашняя наука не прошла даром.

— Скорее всего, оба, — кивнул я ей. — Но кто знает. Девушку возьму на себя, демон же ваш.

— Ну, конечно! Славный рыцарь спасает принцесс, а рыжие служанки должны биться с монстрами, — хмыкнула Вика, на что Ника широко улыбнулась.

Неизвестная дама выбежала из кустов, едва не упав от неожиданности, когда увидела нас.

«Ужас»

Девушка остается стоять на месте, а Ника встречает демона шестидесятого уровня своим коронным пинком в грудь. Монстр, не ожидавший такого поворота, взревел и попытался нанести удар по моей спутнице, но встретился с ее пяткой. Тхэквондистка подпрыгнула и нанесла удар другой ногой в лоб. Тварь попятилась, но получила подсечку от Вики, опустившись на колени. Так он почти стал равен девушкам в росте, и началось форменное избиение крупного рогатого скота. Сперва он как-то пытался отвечать, но потом уже перешел в глубокую оборону. Но и это его не спасло. Град ударов с двух сторон медленно, но верно превращал монстра в отбивную. Демон еще немного вытерпел, но затем упал. Пятка Ники завершила сражение. Тварь лопнула, словно мыльный пузырь, и исчезла.

— Чего? — удивленно уставился я на место, где он был.

— И опыта не дали, — грустно констатировала Вика.

— Ну, ох…ть теперь! Вам еще опыта, б…ть, надо?! — взревел парень, появившийся из кустов. — Нет, я, б…ть, не пойму, что, если у тебя ноги от ушей, так теперь ими нужно всех подряд х…рить?!

— Тебе язык надоел? — хмуро посмотрел я на пришельца.

Молодой человек шестьдесят пятого уровня. На вид лет двадцать. Высокий и худощавый. Черные волосы, карие глаза. Одет в кожаную куртку с заклепками и джинсы, на ногах гриндерсы, на голове бандана с изображением черепа. Руки защищены перчатками без защиты для пальцев. Настоящий неформал.

— Знаешь, что, это не я вашего монстра завалил. Так что не х. й на меня рычать. Его, между прочим, не так просто призвать. Неделя отката, еще и костей х…ва туча нужна! Где мне их теперь выс. ть?

— Так это ваш монстр был? — удивленно посмотрела на него Ника.

— Сама-то как думаешь, колобок с ногами? Ой, б. я… — парень свалился на землю, держась за пах.

Я осуждающе посмотрел на Вику, та в ответ просто развела руками.

— Ну, если его не учили разговаривать с девушками, то мне не лень преподать урок, — пояснила она.

— Вот же бешеные су… все-все, молчу!

Занесенная над его головой нога Ники тут же изменила его отношение к девушкам. Парень немного попрыгал и распрямился.

— Так, ты кто такой? — посмотрел я на него.

— Конь в пальто, — огрызнулся парень, после чего подошел к моей пленнице.

Вокруг его правой руки появилось красное марево, похожее на когтистую лапу. Неформал резко взмахнул ей, вонзив свою странную иллюзию в тело девушки. Я даже понять ничего не успел, как он вырвал из ее груди сердце. Она упала на землю и начала медленно превращаться в уже знакомого нам монстра, а парень в это время расплескивал ее кровь по земле, рисуя какой-то круг, после чего положил в центр сердце, достал какой-то странный длинный клык и вогнал его прямо в лежащее сердце. На поляне пахнуло серой, сердце задымилось, а как только дым развеялся, внутри кровавого круга стояли два пса сорокового уровня. Губы отсутствуют, из-за чего большие зубы очень хорошо просматриваются, кожа гладкая, без шерсти, а из глаз вырываются языки пламени.

— Ну, вот, хотя бы так, — вздохнул он наконец и протянул мне руку. — Заран.

— Леший, — ответил я на рукопожатие.

— Них. я у тебя шняга! — парень так посмотрел на мою броню на левой руке, что я уже побоялся, что у него слюни потекут. — Зачо-о-от! Слушай, это же броня такая? Продай, а?

— Денег не хватит, — хмыкнул я.

— Че, такая дорогая? — тут же загорелся он.

— Такая нужная.

— Понял, понял, базару ноль. Че, погнали, покажу вам, где деревушка. Заблудились, небось, мимо идете.

— А с нами ты поздороваться не хочешь? — внимательно посмотрела на него Ника.

— Да вы бабы бешеные, ну вас нах..й.

Я схватил парня за шею сзади левой рукой.

— Инстинкта самосохранения у тебя, видимо, нет.

Оба адских пса тут же зарычали на меня, готовясь к прыжку.

— Р-Р-Р-Р-РА-АР-Р-Р-Р! — вышел из-за кустов Мишка, заставив обоих блохастиков припасть к земле.

— О, а вот у псов твоих есть инстинкт.

— Х..ра у тебя пет! — продолжал болтать неформал, не обращая внимания на капли крови от впившихся в шею когтей «Руки ифрита». — Да пусти ты!

— Еще раз на девочек что-то вякнешь, говорить не сможешь долго. Понял?

— Да понял.

Я отпустил хама, и он тут же потер шею.

— Капец у вас тут компашка, — недовольно произнес Заран и отправился вперед.

Собаки тут же проследовали за хозяином. Но не пройдя и пары метров, он обернулся.

— Ну, вы идете?

Девочки вопросительно посмотрели на меня.

— Не думаю, что нам по пути.

— А вы че, не по квесту?

— Какому квесту?

— Да какому, божественному. У нас там уже толпа желающих собралась.

— Много людей?

— До х..я. Божественный квест-то где попало не валяется. Вот и слетелись, как стая ворон. Ну, а тебе-то чего? С твоим уровнем там делать нечего. Тебе бы подальше куда п…ть. Х..ли с соткой против полтосов делать? Тут даже мне особо не повоевать. Хотя дропа с них нормально будет. Может, еще пару зверушек призову. Черт, демона жалко. Я его только вчера призвать смог. Ингредиентов не хватало, а тут вот посмотреть решил, че он может. Так прикинь, один троих расх. рил, даже не вспотел! Да, я понимаю, разница в уровнях, вся фигня, но б. я…

— Интересно, он без матов вообще говорить может? — изумилась Вика.

Заран сделал вид, что не услышал.

— Короче, смотрите сами. Я пошел.

— Стой. А какая награда?

— Каждому индивидуальная. Жрецы говорили, Киара не поскупится.

— Задание от Киары, значит, — я задумался.

Если оно от богини, то мне ничего особо не светит с моим «Безбожником», а вот девочкам может неплохо перепасть, да и уровни у монстров как раз те, что им нужны. Подкачаются.

— Ладно, идем.

Мы собрали наши вещи и выдвинулись вслед за неформалом. Он сначала шел один, а потом все-таки притормозил. Видимо, язык у него не устает никогда. Но мне это сейчас полезно. По дороге я узнал, что в деревне собралось около пятидесяти человек. В основном, пятидесятого уровня. Сам парень — демонолог и развивается в ветвях мудрости и интеллекта.

Подойдя к небольшой деревеньке, я насторожился. Следы, ведущие в нее, в основном звериные, хоть есть и человеческие.

— Слушай, — притормозил я его, — а кто тут живет?

— Да оборотни, — пожал он плечами.

— Типа той девушки, у которой ты сердце вырвал? — с недоверием посмотрел я на него.

— А? Да нет, ты че, еб…ся?! Она была вурдалаком.

— Не понял.

— Ну, тут система такая. Было у царя два сына, младший умный был детина, ну а старший дол…б. По их легенде, короче, от младшего пошли оборотни. Они типа прохаванные родились, ну, и начали чердаком работать, а от старшего вурдалаки пошли. Типа в оборотнях от людей больше, а в вурдалаках — от зверей. Хотя это тебе нужно у местного жреца спрашивать. Он все эти байки любит. Но если в общем брать, то оборотни под защитой Киары, а вурдалаки какому-то волчьему богу поклоняются. Только он вроде как мертв давно, и они раньше носа не показывали, а тут че-то завелись. Говорят, воскрес. Но я там в душе не е. у, может, так, может, нет. Мне вообще срать. Мне их кровь нужна и клыки. Ну, и так по мелочи.

— Понятно.

Кивнув Зарану, я начал осматривать деревеньку, к которой мы пришли. Вроде похожи на людей средневековья, но есть и отличия. Глаза раскосые, взгляд более дикий. Но и наши тут были, и судя по виду тех и других, любили они друг друга не очень сильно. Видать, начудили мои соотечественники тут немало.

— О, пойдем в тошниловку, поторчим. Может, и Клон там.

— Клон?

— Ага, — кивнул парень. — Нормальный такой типурик. Мы с ним с начала всей этой х…ни вместе бродим.

— Подожди, ты мне просто скажи, где храм.

— А, так вон он. Видишь вон те сосны среди деревни?

— Понял. Спасибо.

— А потом подтягивайся. Побазарим чутка. Думаю, ночью опять деревню на прочность проверять будут. Расскажу хоть, че почем.

— Посмотрим.

Я кивнул парнишке и направился в нужную сторону.

— Ну, слава богу, — потерла виски Вика. — Кошмар. Ненавижу таких типов.

— Так ты же сама с такими гулять любила, — удивилась Ника.

— Вот потому и ненавижу, — тихо проговорила ее сестра, видимо, вспомнив что-то неприятное.

Мы дошли до небольшого круга, перекрытого деревьями, как стеной. Вход только один, и у него стоит мужчина в возрасте. Семьдесят пятый уровень и все те же раскосые глаза. Он как раз общался со своим сородичем, используя в речи, в основном, рычащие звуки.

— Здравствуйте, вы жрец Киары? — обратился я к нему, когда он освободился.

— Здр-равствуйте, — ответил он мне, слегка порыкивая. Голос грубоватый и тихий. — Да.

— Мы слышали, что здесь идет набор на задание от богини.

— Все так, а вы р-разве не от др-ругого жр-реца пр-ришли?

— Нет, проходили мимо, услышали, вот и пришли узнать, что к чему.

— Р-раз так, то думаю, я должен вам пр-редложить задание. Помогите защитить дер-ревню от вур-рдалаков и получите нагр-раду от богини в зависимости от вашего вклада в победу.

— Вот это да! — тут же отреагировала Вика. — Ник, у тебя тоже?

— Ага, — кивнула ее сестра. — Прямо в интерфейсе задание высветилось.

Я хмыкнул. Мне ничего не высветилось.

— Спасибо, уважаемый, — кивнул я жрецу и развернулся уходить.

— Леший.

Обернувшись, я всмотрелся в глаза оборотня, но сейчас они были не серыми, как до этого, а зелеными, как у его богини.

— Киара.

Богиня одобрительно улыбнулась, кивнула, и я увидел, как зеленый цвет глаз всасывается в зрачок, как в водоворот, оставляя после себя серую радужку оборотня.

— А где мы можем остановиться? — чуть не забыл я уточнить этот момент.

— Боюсь, в деревне не осталось свободных мест, — пожал плечами мужчина. — Расположитесь где-нибудь недалеко. И да, сейчас нападения буквально каждую ночь, будьте готовы. Возможно, поспать вам и не удастся вовсе.

— Хорошо. Спасибо, — кивнул я и развернулся в ту сторону, с которой пришел.

Девочки не отставали.

XVI

Ложиться спать мы не стали. Хоть и хочется, но нужно изучить окрестности, узнать, какие у нас шансы в этом бою.

Итак, деревенька имеет частокол, домов около тридцати. А вот людей явно больше, и как частенько бывает в таких ситуациях, миротворцы ведут себя не очень мирно. Задирают жителей и относятся к ним, как к грязи. Не все, конечно, но большинство. Противно. Человек всегда относил тех, кто не такой, как он, к разряду низших существ. А тут у них еще и сила имеется, соответственно, наглеют. Но что-то их останавливает, скорее всего, гнева богини боятся. Это и хорошо.

В деревне даже поздно вечером было шумно. Многие пришлые сбивались в небольшие группы и устраивали массовые гуляния. Кто-то сидел у костров, выпивал и перебрасывался шуточками. Периодически раздавались взрывы громкого хохота. Некоторые играли в карты, кто-то пел под гитару. В общем, у каждого была своя забава.

Мы прошли мимо одной такой посиделки, и, естественно, нас не оставили без внимания.

— Гля, какие цыпочки, — прозвучал грубый мужской голос.

Раздался свист и гаденькие смешки. Девочки притормозили. Я тоже не стал пропускать гадости мимо ушей и развернулся к говорившему. Глупо это и бессмысленно, но лучше сейчас расставить все точки над «и», чем ждать незваных гостей во время сна. Скорее всего, им запретили трогать оборотней, а вот друг с другом мы можем делать что хотим.

— Рыженькие, давайте к нам! — крикнул все тот же мужчина.

На вид лет тридцать, крепкого телосложения. Пятьдесят третий уровень.

— Хохол, угомонись. Видишь, девочки заняты, — попытался его урезонить какой-то парень.

— Жирно будет одному доходяге двух близняшек-красоток.

— Жирно, говоришь? — хмыкнула Ника. — Так он с нами обеими справляется, а ты хоть с одной справишься?

— Пф, шутишь?! — мужчина встал, и мне даже как-то дурно стало. Выше двух метров, в плечах таких, как я, трое поместятся.

— Дай я, — хищно улыбнулась Вика.

— Уступаю, сестренка, но следующий — мой, — кивнула Ника.

Я не стал вмешиваться. Раскрывать свои способности раньше времени не стоит. Никогда не знаешь, чего ждать от людей. Тем более, девочки явно веселятся. Однако это понимал только я.

— Слышь, Хохол, оставь девчонок в покое, — вышел вперед светловолосый парень.

На вид лет двадцати, может, чуть старше. Пятьдесят первый уровень.

— Серый, ты че… — начал было один из товарищей бугая, но я его прервал.

— Приятель, не вмешивайся.

— То есть, ты так и будешь там стоять и смотреть, как бьют и унижают твою подругу?! — возмущенно посмотрел он на меня.

— Идиот, — покачал я головой. — Ты думаешь, ты помогаешь ей? Нет. Ты мешаешь. Девочка хочет подраться, и с чего ты решил, что должен, как рыцарь, бросаться ей на выручку? С чего ты взял, что нужно помогать тем, кто не просит о помощи? Особенно, если ты не разбираешься в ситуации. Отойди и не мешай. Не переживай, я прослежу за тем, чтобы все было честно. Если понадобится, тут все полягут ровной грядкой.

Защитник посмотрел на Вику, потом на меня и медленно кивнул. Людей вокруг мои слова насмешили. Но не всех, некоторые, скорее всего, могли видеть уровни и сейчас, побледнев, медленно отходили в сторонку. Остальные же встали в круг, образовывая подобие ринга. Здоровяк подпрыгнул пару раз, похрустел шеей и встал в боксерскую позу.

— Следи за плечами, — шепнул я на ухо Вике. — У боксеров быстрые руки.

Рыжая кивнула мне в ответ, после чего мы тоже отошли. И сомкнули круг импровизированного ринга.

Здоровяк ударил первым. Бил он не очень сильно, я бы даже сказал, вяло. Видимо, хотел поиграться. И, скорее всего, Вика подхватила это настроение. Она отклонила его правую своей левой, и нанесла удар основанием ладони в подбородок, заставив противника клацнуть зубами. Парню сильно повезло, что язык не прикусил. Защита и атака были проведены одновременно и так быстро, что никто ничего не успел понять. Каратистка тут же отошла, встала в стойку, и улыбнулась. Хохол, похоже, понял, что игры неуместны, и посерьезнел. Он начал подпрыгивать, не спеша наносить удары. Вика же ждала, улыбаясь и плавно передвигаясь приставными шагами. Здоровяк снова напал, и снова его рука была плавно отведена в сторону. Девушка нанесла удар в грудь и тут же ушла под левую руку, пытаясь сломать ему ребро. Парень резко развернулся и встал в блок. Посыпалась тьма быстрых ударов. Боксер не мог даже руки от лица оторвать. Он пытался разорвать дистанцию, но наученная в боях с сестрой Вика сразу ее сокращала, не давая возможности отдалиться. Попытка Хохла нанести удар, снова не увенчалась успехом. Каратистка нырнула под руку, оказавшись позади мужчины, и тут же врезала пяткой в ногу, заставив противника припасть на одно колено. Удар ребром ладони по затылку, и Хохол падает лицом в землю.

Наступила гробовая тишина. Я приготовился. Неизвестно, чего от них ждать. Но вопреки моим опасениям, толпа разразилась смехом и поздравлениями. К каратистке тут же подбежали другие девушки, которое все это время стояли в сторонке и наблюдали. Они хвалили ее и расспрашивали. Вика не смутилась. Видно, что она привыкла быть в центре внимания. Она шутила и смеялась вместе с остальными. Даже поднятый Хохол не стал нарываться. Он погладил затылок и выдал: «Сильна».

— Ничего себе, — удивленно произнес недавний защитник.

— Не надо ставить себя выше кого-то, — проговорил я тихо. — Даже если бы она проиграла. Этот бой сделал бы ее сильнее. А ты собирался ее лишить этого.

— Ну, я же не знал…

— Именно, — кивнул я. — Ты не знал.

Парень задумчиво посмотрел на меня, после чего отвел взгляд.

— Вика, заканчивай, нам пора.

— Ага! — выкрикнула близняшка, после чего со всеми распрощалась, получила пару предложений присоединиться к компании, причем приглашали не только ее.

Видимо, я немного ошибся в этих ребятах. Просто уже привык относиться к людям плохо, чтобы потом не разочаровываться.

— О, а я думаю, кто тут шумит?! — появился, как черт из табакерки, Заран. — А это бешеные бабы всех избивают.

— Господи, опять он, — возвела очи к небу Вика.

— Я смотрю, вы и с Клоном уже познакомились! — не обратил на нее внимания демонолог.

— Это ты, что ли Клон? — посмотрел я на «защитника».

— Я, — кивнул он. — Хотя Клоном меня только Заран называет. Серега.

Я пожал парню руку.

— Леший.

— Спасибо, — подошла к Сергею Вика. — Было очень приятно, что ты за меня заступился. Редко встретишь такого мужчину.

— Да не за что.

Черт, этот тип еще и смущаться умеет. Ну, все, влюбленная парочка нарисовалась. Пора валить.

— Все, пойдем. Нужно еще местечко найти.

— О, давайте к нам? — тут же предложил Заран. — Мы недалеко от храма остановились. Там места до ху…ща. А вечерами можно этого попа послушать. Он много интересного рассказывает. Прикинь, говорит, типа наш мир и их прошли слияние. Короче, болтун тот еще.

— Если уж ты его называешь болтуном… — хмыкнула Ника.

— Да не, он нормальный тип. Да и небольшой лесочек там есть, и ручеек. Погнали, чо? Нормальное местечко! Не найдете других. В дома один х. й не пробьетесь. Не пускают эти зверюги никого. Не любят они нас.

Я почесал затылок. Чувствую, этот парень от нас просто не отстанет. Да и Вика явно с этим Сережей сдружилась. Ладно. На плохих людей они не похожи. Заодно узнаем, что тут к чему.

— Хорошо, — кивнул я. — Веди.

Заран тут же широко улыбнулся и повел нас в направлении храма. Всю дорогу он рассказывал о своих приключениях с Клоном. Как они вместе отбивались то от монстров, то от людей. Я слушал вполуха и думал о своем. С одной стороны, меня напрягала увлеченность Вики. Она широко улыбалась и смеялась, общаясь с Сережей. Если заведут отношения, то эти двое могут прибиться к нашей небольшой компании. Не хотелось бы. С другой стороны, ссориться с девочками тоже никакого желания. Мешать этой паре сближаться? К черту. Пока разберемся с этими ночными нападениями. А там видно будет.

Мы добрались до нужного места, после чего я решил все-таки прогуляться по окрестностям и осмотреться. Нужно понимать слабые и сильные стороны нашей обороны. Хотя тут действительно много бойцов. Думаю, с парой сотен, а то и тысячей монстров от сорокового до семидесятого уровня должны справиться. Мне же и смысла вступать в бой никакого. Вмешаюсь, только если что-то пойдет не так.

Сбросив с Мишки наши сумки, я отправил его охотиться и отдыхать. Ему тут особо ничего не грозит, а если мне понадобится его помощь, призову.

Я прошелся по деревне и проверил защиту. Отметил для себя несколько моментов, где могут быть проблемы, после чего вернулся обратно. Поспать до вечера у нас не получилось. Еще бы, с таким-то болтуном рядом. Но и польза от него была. Как минимум, в том, что он все-таки притащил обещанного жреца, который с тяжелым вздохом присел у нашего костра.

— Что ты еще от меня хочешь? — потер он виски, смотря на демонолога.

— Да пох. й, еб. шь всю правду матку, как есть, — махнул тот рукой.

— Извините, уважаемый, — вмешался я. Такой случай не стоит упускать. — Я слышал, что наши миры слились, и боги пришли из вашего. Можете рассказать, про них?

— Пр-ро богов? — заинтересовался жрец. — Могу. Почему бы и нет.

Мы расположились удобнее. Ника села справа от меня, Заран — слева. Он вообще старался к девочкам не приближаться. Боялся их, похоже. А может, он голубой? В таком случае, опасаться придется уже мне.

— Откуда они взялись, точно не знает никто, — начал жрец. — Одни говор-рят, что боги пришли из др-ругого мир-ра, др-ругие — что они появились из пустоты. По иным преданиям, они некогда были людьми. Пр-росто очень сильными и многого добились в своей жизни. Сами же боги по этому поводу молчат. Но у них существует строгая иер-рар-рхия. Полубоги — это низшие из богов. Они даже скор-рее духи опр-ределенных мест. У многих лесов, р-рек или гор-р есть свои полубоги. Защитники. Хоть их и кр-райне сложно убить, но они смер-ртны и истинными богами не являются. Есть сами боги. Когда-то их было очень много. Сотни богов. Они часто вр-раждовали, уничтожая др-руг др-руга, становясь сильнее. Так пр-родолжалось многие тысячелетия, пока их не стало мало, и не появился один бог, котор-рый и оказался настолько силен, что ему не потр-ребовались ни хр-рамы, ни послушники. Он был силен сам по себе. И он создал свод законов, по котор-рым боги не могли больше биться насмер-рть. К тому вр-ремени в мир-ре осталось всего сор-рок шесть богов. Сам же высший встал во главе иер-рар-рхии. Он такой один.

— А как его зовут? — тут же заинтересовалась любознательная Ника.

— Никто не знает, — покачал головой жрец. — Говор-рят, он сидит на небесах и смотр-рит на всех свер-рху, но его не видели уже очень давно.

— Извините, а что за оружие у богов? — задал я важный для меня вопрос. — Чем они убивали друг друга?

— У каждого свое, — ответил оборотень. — Но для начала уничтожались все хр-рамы. Только после этого боги становились уязвимы. До тех пор-р, пока существует хоть один посвященный ему хр-рам, любой бог бессмер-ртен.

Хреново. Черт, как же мне завалить эту мразь? Я физически не смогу уничтожить все храмы. Пока разрушу один, отстроят второй.

— А что с ними становится после смерти? — задала новый вопрос Ника.

— Победитель забир-рает всю силу себе, р-разр-рушая саму суть бога. В отличие от р-разумных, для котор-рых есть втор-рой мир-р, боги пр-росто исчезают.

— А что там, во втором мире для разумных?

Жрец начал рассказывать об уже известном мне месте, а я думал о своем.

Так мы и просидели до самой ночи, слушая легенды и мифы оборотней.

***

Луна осветила лес, давая неприхотливым глазам вурдалаков полный обзор. Они неслись к своему противнику, своему ненавистному брату. Они бежали убивать. Бежали растерзать последних из рода предателей. Тех, кто отвернулся от их кровавого бога. Они не боялись смерти, не боялись боли. Звериная натура требовала крови, и они шли за ней, стремительно преодолевая расстояние.

Стая выбежала к деревне. Не останавливаясь, они рванули к стене, на которой их уже ждали. Первые ряды монстров повалились замертво под градом стрел и заклинаний. Их тела дымились, сотрясались под разрядами молний, пробивались ледяными копьями, каменными шипами. Они лежали, пробитые стеблями растений, запутавшиеся в колючках. Но это были лишь первые ряды, те, кто следовал за ними, уже перепрыгнули через тела товарищей и приблизились к стенам. Сверху на них посыпались защитники. Они прыгали со стен и вступали в бой, желая насладиться схваткой. Вот огромный мужчина, слетев вниз, ударом кулака размозжил голову волка, стряхнул кровь и ошметки, и встретил следующего вурдалака прямым ударом в грудь, отправляя в полет. Следом за ним в воздух поднялась черноволосая девушка. Ее тело охватило пламя, закрученное, словно смерч. Оно помогло своей хозяйке спуститься, а из пылающего кокона колдуньи показались огненные щупальца, снующие по округе и вылавливающие одного противника за другим, сжигая их и разрезая напополам.

— Нахрен ты туда поперлась?! — прозвучал крик со стены.

Молодой светловолосый лучник стрелял так, словно всю жизнь держал лук в руках. Простые стрелы чередовались с волшебными. То полетит, словно пуля, не давая возможности увернуться, то размножится, осыпаясь ливнем. Парень чередовал умения и обычные снаряды, выкашивая зверей толпами.

— Моя очередь!

Еще один боец спрыгнул со стены. За ним последовали два пса с огненными глазами. Парень полоснул по своей руке ножом, быстро проворачиваясь вокруг своей оси, разбрызгивая кровь, после чего бросил на землю рога и печень какого-то зверя. Поднялось облако дыма, из которого тут же выбежал огромный бык с горящими рогами и глазами. Демон с разбега поднял вурдалака на рога, отбросив его в сторону. Рядом с этим существом пристроились и адские псы. Они нападали на врага только вдвоем. Но демоны отошли довольно далеко от своего хозяина, и к демонологу тут же направилась толпа вурдалаков.

— Сколько раз говорить, ты маг, е… твою мать! — с забора спустился еще один воин, светловолосый, с приятной внешностью и с битой в руке.

— Там скучно, Клон! — запричитал демонолог.

— Скучно ему!

Светловолосый выставил вперед биту, и тут же рядом с ним появилась его копия, затем еще и еще. Шестнадцать полных копий светловолосого парня перехватили биты и понеслись на врагов. Они встречали их одинаково, но дальше каждый действовал как отдельный человек. Настоящий же парень старался держаться ближе к рыжеволосой девушке, которая короткими и сильными ударами рук убивала одну тварь за другой. Рядом с ней появилась ее близняшка. Она с разворота махнула ногой, отправляя «Лезвие» в своих врагов. Двое находящихся друг за другом вурдалаков разрезаны пополам.

— У меня тоже дальние есть! — возмущенно произнесла каратистка.

Она прижала руки к груди и резко выбросила вперед, пробивая в монстре, стоявшем в двух метрах от нее, огромную дыру.

— Зато я двоих разом, — хмыкнула ее сестра.

Залюбовавшийся этим действом Клон не заметил, как раненный зверь попытался напасть на него со спины, но его схватили две демонические лапы, каждая размером с самого вурдалака. Они потянули тварь в разные стороны и разорвали напополам. Демонолог, из чьих плеч выходили страшные руки, улыбнулся.

— Видишь, и тут от меня польза есть.

А за всем боем сверху наблюдал худощавый мужчина, держа наготове арбалет и наблюдая за рыжеволосыми близняшками.

***

Клоуны, блин. Я потер виски. У них тут бой серьезный, а ведут себя как дети. Хотя боем это и не назовешь. Скорее, бойня. Люди легко и просто разделываются с вурдалаками, а если кого и зацепит, то его тут же исцеляют лекари. Все просто.

Встречаются и белые волки. Они сильнее своих собратьев, но тоже долго не живут. Короче говоря, для ребят практически никакой опасности. Главное, чтобы друг друга не поубивали в этой свалке.

— Вы сильны.

Я обернулся на жреца, который, видимо, не так давно подошел. Он одобрительно кивал, смотря на бойню.

— Но безрассудны, — скривился я. — Будь у них серьезный противник, эта толпа энтузиастов уже полегла бы тут.

— Безрассудство тоже плюс, если уметь его применять.

— Это, конечно, хорошо, но скажите, пожалуйста, почему нет ответных нападений? Ведь где-то у них должно быть логово. Может, стоит всех сразу перебить и все?

— У них нет единого логова, — покачал головой оборотень. — Они нападают с разных сторон. Причем крупными стаями. В армию не собираются. Так что уничтожать их нужно именно так.

— И долго это будет продолжаться? — посмотрел я на него.

— Нет. Сюда идет он. Их лидер. Тот, кого они считают своим богом.

— Кто-то притворяется их богом?

— Скор-рее всего, — кивнул жрец. — Хотя Ликр-рус истинным богом не был. Полубог. Но это не точно.

— Понятно.

Я посмотрел на лес, который расступался перед чем-то огромным.

— Ника, Вика, назад!

Девочки обернулись. Ника тут же начала отступать, Вика что-то проворчала, но отставать от сестры не стала.

На поле боя вышел зверь. Внешне похож на самого обычного волка. Только вот размером с джип, и уровень девяносто восьмой. Да, ребята если и справятся, то многие погибнут.

«Контроль»

Не сработало. А жаль! Такой подручный мне бы не помешал. Я перемахнул через ограду.

«Полет»

— Все назад!

Ну, да, кто меня будет слушаться? Трое бросились вперед сразу. Первого, закованного в железо воина, зверь втоптал в землю одним ударом. Второй, с двуручником, успел оставить рану на лапе до того, как зверюга им полакомилась, а третий, с двумя ножами, оказался у зверя на спине и попробовал пробить своим оружием шкуру. Не сработало. Второй деликатес отправился в пасть монстра.

Люди ужаснулись и начали медленно отступать.

— Огонь! — раздалось со стены.

Посыпался град стрел и магии, но они стекали с него, не причиняя никакого вреда. Бесполезно.

«Рука»

Бревно врезалось в голову твари, из-за чего она тут же обернулась к виновнику. То есть, ко мне. Я спокойно пошел ему навстречу. Люди расступались перед нами, пока мы не оказались напротив друг друга.

— Леший, — встревоженно произнесла Ника, — ты же помнишь, кто тебя должен убить?

— Помню, — улыбнулся я ей в ответ и крикнул уже всем окружающим: — Все прочь! Уйдите подальше!

Рука нащупала нужную склянку, и та отправилась прямо в морду зверя. Взрыв, и сквозь облако огня и дыма вырывается мой противник, несясь прямо на меня. Вот же, блин, собака. Ну, как хочешь!

— Мишка сюда!

Медведь, появившийся прямо передо мной, передней лапой отвесил волку некислого леща, заставив того упасть на землю. Но лидер вурдалаков не собирался сдаваться так просто. Он встал и завыл, заставляя меня упасть на колени и закрыть уши ладонями, открывая в крике рот. Его ультразвук лишал сил и возможности двигаться. Немного придя в себя, я увидел, что не один такой. Из ушей практически всех бойцов лилась кровь, растекаясь по пальцам.

Мишку же эта атака не затронула. Он встал на задние лапы и заревел. Хотя я этого не слышал, может он, конечно, просто беззвучно открывал рот, но судя по тому, что его противник вцепился в землю, стараясь остаться на месте, а деревья за ним вырывало с корнем, думаю, рев у моего медведя был не самый тихий.

Вернувшись в нормальное положение, мой питомец использовал «Рывок», отбрасывая противника дальше в сторону леса. Волк только начал подниматься, когда Мишка подбежал к нему и нанес сильный удар лапой, отправляя зверя в полет и оставляя на его шкуре рваные раны от когтей. А дальше началось месилово. Медведь избивал монстра, топтал его и рвал на части клыками и когтями. Ломал кости, не давая подняться. Волк пытался ответить, но ничего не мог противопоставить моему питомцу.

Вскоре все закончилось, и Мишка, довольный, как слон, затрусил обратно. С момента смерти первых жертв недобога не прошло и трех минут. Жрец бросился к поверженным защитникам. Танка он буквально собрал из лепешки, а проглоченных воинов воскресил прямо в желудке убитого монстра. Впрочем, их тут же освободили из плена.

— Молодец, — нежно обняла окровавленную морду Ника.

— Мишка, ну, ты и зверь! — восхищенно погладила шею моего питомца Вика. — Как ты его уделал. Это нечто!

— Ага, — поддержал ее Сережа. — Настоящий монстр.

— В штаны-то не наделал? — начал издеваться над другом Заран. — Видел я, как ты от этого волка пятился.

— Я девочек прикрывал, — смущенно проговорил обвиняемый. — А сам-то ты где был?

— Я? Все на том же месте, — гордо произнес демонолог. — Умения перебирал, думал, чем его повалить.

— Ну, да, конечно! — фыркнула Вика. — Небось прятался где-то.

— Я?! — Возмущению парня не было предела. — Да я никогда заднюю не даю. Б..я буду!

— Будешь, будешь, — хмыкнул я. — Все свои награды получили?

— Точно! — девочки, впрочем, как и остальные, тут же зарылись в свой интерфейс.

— Е…ть мой лысый череп! — восхитился Заран. — Гляньте, какую шнягу мне подогнали!

Он порезал руку и брызнул кровь на землю, рисуя круг. Потом кинул в него сорванную тут же траву, и перед ним появилось растение. Больше всего оно напоминало мухоловку, вот только пасть у нее была как у акулы, причем с языком.

— Жалко только, что не передвигается. Но при этом не занимает слот, то есть, можно призывать с остальными монстрами, а она будет защищать меня. Круто же?!

— Ага, — кивнул Сережа. — Смотри.

Теперь пришла его очередь хвастаться, и перед парнем вырос энт. Правда небольшой такой энт, с человека ростом, но при этом довольно грозный. Живое дерево медленно развернулось на своих корягах.

— А у нас пассивки слабенькие, — грустно добавила Вика.

— Ну, так вы только одно нападение отразили, а мы уже семь! — объяснил демонолог.

— А тебе что дали? — подняла на меня свои зеленые глаза Ника.

— Ничего, — хмыкнул я.

— Да хорош пи…ть! — тут же скривился неформал. — Не хочешь светить умение, так и скажи. Ты же босса завалил. Да, пусть это сделал Мишка, но он твой пет, а значит, награда полагается тебе.

— Каждый получит свою награду, — услышал я будто бы шепот ветра, но оглянувшись, так и не увидел богиню.

— Ну, что, пойдем отмечать? — загорелся Заран.

— Пойдем лучше спать. Нам завтра в путь. И вас двоих это тоже касается, — посмотрел я на девочек.

— Ну, мы как-нибудь сами разберемся, — показала мне язык Вика.

Я не стал их переубеждать и просто пошел к лагерю.

XVII

— Ну, и какого хрена вы за нами увязались? — я косо глянул на Зарана, который ехал на каком-то адском коне с огненными глазами, гривой и хвостом. Рядом на белом обычном коне скакал Сережа, рассматривая лес и делая вид, что ничего не происходит.

— Так нам же по пути, — искренне удивился демонолог.

— Да ну! — удивленно посмотрел я на него. — И куда, по-твоему, мы идем?

— Туда же, куда и мы, — твердо кивнул он. — Вот вы куда едете?

— В Неаполь, блин.

— Видишь, и мы туда же! — широко улыбнулся парень.

Я потер переносицу, а Ника рядом со мной усмехнулась.

— Да ладно тебе, Леший. Вместе веселее.

— Вот же мать твою, — я тяжело вздохнул.

— Ну, раз нас никто прогонять не собирается, предлагаю посадить Вику ко мне на коня, а вы с Никой сядете на медведя. Быстрее доберемся, — оживился Клон.

— А с чего это ты решил, что вас никто не собирается прогонять? — воззрился я на него.

— Не бухти! — заявила Вика и запрыгнула на коня перед своим дружком, при этом едва не залепив тому в нос.

— Пойдем, — улыбнулась Ника и повела меня к Мишке. — Ты не против, если я спереди сяду? Иначе ведь ничего не увижу за тобой.

— Хорошо, — я еще раз тяжело вздохнул и взобрался на косолапого. Блин, нужно ему что-то с пропитанием придумать.

— Так, а куда вы все-таки едете-то? — заинтересовался Заран.

— Сейчас в Волгоград.

— Вот! Я же говорил, что нам по пути!

Я еще раз косо посмотрел на парня, но тот лишь состроил честные глаза.

Сижу вот и думаю теперь, то ли он говорит правду, то ли мой «Полиграф» на него не действует. Вот с Сережей все проще. Когда он с пылом доказывал вчера Нике, что они с ее сестрой просто гуляли, аура вокруг него была полностью красной. Видимо, парень не подозревал, что близняшки прекрасно чувствуют друг друга. Так, например, наша тхэквондистка практически все время их отсутствия была красная, как рак, и тяжело дышала. Короче говоря, демонолог вызывает очень большие подозрения. Но гнили в нем нет. Я бы почувствовал. Вот Клон мне нравится куда меньше. Хотя, может, это из-за его интереса к Вике. Девочки мне стали очень близки, и дать их в обиду я не могу.

— Леший, — вырвала меня из размышлений Ника.

— М?

— А что, если мы смешаем рианторий и гарионий в обратной пропорции?

— Будет бум, — усмехнулся я. — Причем еще какой.

— Блин.

— Да не думай ты. Я сам не знаю, как из этих двух веществ сделать мощный усилитель ловкости. Скорее всего, тут нужен катализатор, но вот какой… Тут вопрос.

Девушка задумалась, усаживаясь удобнее и случайно прижалась ко мне плотнее. Видимо, за своими мыслями даже не почувствовала этого. А вот я прочувствовал по полной. Она ведь ноги качает, и естественно, то, что выше ног, тоже накачивается хорошо.

— Слушай, а ты реально алхимик, что ли? — заинтересовался демонолог. — Философский камень ищешь?

— Не знаю, есть ли в этом мире такой артефакт. Но нет. Мое дело зелья и мази.

— А у меня тоже парочка есть, — похвастался он. — Когда уезжали из Воронежа, затарился.

Парень достал две склянки и показал мне их.

— Обе на лечение. Ну, так, на всякий-який, так сказать.

— Хорошая вещь. Жаль, у тебя формулы нет.

— Ага, так они и поделились, — фыркнул Заран. — Я пытался в этой ахинее разобраться, да там просто п…ц кромешный. Вон, Клон подтвердит. Я б…ть три ночи пытался хоть что-то дельное замутить, одна х…ня получается. Нет, ну ты прикинь!

— Да, весело тогда было, — фыркнул его товарищ. — Выбрался из своей комнаты черный, весь в золе. Половину волос выжгло, бровей нет. Если бы не матерился, я бы и не узнал его.

— Не, ну, а х. ли?! Я сколько мудохался? А результата — ноль.

— Как же у тебя волосы так быстро выросли? — удивленно посмотрела на него Ника.

У парня действительно были длинные волосы. Хвост выходил из-под банданы и доставал практически до лопаток. Правда, они были не особо чистыми.

— Это ваще п…ц, — прикрыл глаза Заран, а Сережа разразился смехом.

— Да, эти идиоты из алхимической лавки продали ему мазь для роста волос.

— И что, волосы выросли на руках? — заулыбалась Вика.

— Нет, на голове, но сиреневые.

— П…сы, — хмуро констатировал демонолог. — Пришлось половину их магазинчика раскурочить к х…ям. Но в итоге они сделали все как надо. И даже баночки подогнали. Нормальную мазь я у них тоже взял. Кстати, Леший! У тебя же залысины есть! Хочешь?

Парень протянул мне маленькую баночку с какой-то мазью.

— Нет уж, спасибо, — хмыкнул я, отклоняя предложение. — Не нужны мне синие волосы.

— Слышите? — навострила уши Вика. — Там река.

— Да, — подтвердил я ее догадку. — Вообще, мы идем возле Волги, если вам это интересно. Но соваться туда я сам не рискну и вам не советую.

— Почему? — удивилась Ника, обернувшись ко мне через плечо.

— В больших реках порой обитают такие твари, что лучше уж по земле ходить.

— Помню, ты рассказывал нам про нарвалов, — кивнула Вика. — И про пираний разных.

— Именно.

— Да там, б…я, до х…ща всего! — поделился своим опытом демонолог. — Помню, забрался купаться, а там рыбешки маленькие. Ну, я сразу и не обратил на них внимания, а потом чувствую, Заран-младший че-то сигналы подает. Смотрю, а одна из этих тварей ко мне прямо туда и прорывается. Е…чая х…ска. Нет, б…ть, вы представляете? Местные говорили, что эти маленькие твари тебе туда забираются и начинают грызть изнутри.

— Хорош придумывать, — поежился Сережа. — Не было у нас такого.

— Да я просто тебе не рассказывал.

— Балабол ты, Заран.

— А вот и приехали, — посмотрел я на протекающую перед нами реку. Неглубокая, где-то по пояс, и вроде как чистая.

— Леший, а давай искупаемся? — снова посмотрела на меня через плечо Ника. — Мы ведь в деревне не успели привести себя в порядок.

Я буквально почувствовал, как на мне скрестились взгляды остальных.

— Ладно, привал. Заодно и пообедаем.

Все с облегчением выдохнули и начали спускаться со своих скакунов. Я тоже отставать не собирался. Если честно, сам уже давно не купался. Даже противно от себя.

— Чур, мы первые! — заявила Вика.

— Хорошо. Парни, на нас лагерь. Мишка, приглядываешь за бестиями. Заран, за хворостом. Серега, на тебе обустройство лагеря. Вика и Ника, как закончите, сменимся. С вас обед.

— Как скажешь, шеф! — шуточно отдала честь каратистка.

— Руку к пустой голове не прикладывают, — тихо проворчал я и отправился к поляне, которую мы заприметили по дороге сюда.

Парни и Мишка проследовали за мной. Дойдя до нужного места, я сбросил с медведя сумки и отправил к девочкам. Мы же начали располагаться. Сережа и Заран ушли в одну сторону, а я, заметив «Третьим глазом» зайца, пошел охотиться в другую. Вообще, крайне раздражает тот факт, что вокруг практически нет ни монстров, ни животных. Вурдалаки прошлись здесь, спугнув или убив местных обитателей. Но жизнь нельзя вывести окончательно. Как только угроза проходит, появляются новые существа и заселяют опустевшие места, так что, думаю, скоро лес снова заживет своей нормальной жизнью.

Подстрелив косого, я направился обратно. Котелок у меня рассчитан на нашу троицу, а значит, готовить придется в два этапа. Я присел на приволоченное Серегой бревно и начал разделывать тушку. Это много времени не заняло, и скоро половина зайца уже покоилась в закипающей воде. Со стороны реки слышались визги. Видимо, прохладная весенняя река девочкам пришлась по нраву. Они громко смеялись, пугая местных птиц. Пока девочки купались, мы успели приготовить обед, съесть его и поставить новый.

Вернулись близняшки мокрые, но довольные. Мишка, видимо, ушел на поиски еды, и мы отправились к речке. Выйдя на берег, тут же скинули одежду.

— Хрена ты, — тут же удивился Заран, смотря на мою повязку. — Это что у тебя?

— Бандитская пуля, — хмыкнул я и аккуратно размотал бинт.

Сейчас рана представляла собой большую болячку, и кажется, уже заживает, но только, кажется. Скоро она снова откроется сама по себе и будет кровоточить. Что я только с ней не делал. И прижигал, и подрезал края. Все бесполезно. С рукой помогло, а с ней — никак.

— Интересный ты человек, — хмыкнул демонолог и развернулся к реке.

— И это ты меня называешь интересным?!

Все спина парня покрыта шрамами. Следы ножей, ожогов и других повреждений. Даже боюсь представить, какими были раны до того, как зажили.

— В смысле? — не понял он, но тут же сообразил. — Не думай, я ни от кого не бежал.

— Да я и не думал, — хмыкнул я в ответ.

— Знаешь, — тихо проговорил Заран, — предательство — это худшее, на что способны люди. Именно в нем скрыто все зло во всех мирах.

— В предательстве? — я задумался. — Нет, думаю, оно скрыто в страхе. Причин для предательства много. Злость, зависть, амбиции. Но в основе всего лежит страх. Страх за себя, за других. Страх боли, смерти, одиночества. Как ни странно, но страх предательства также может побудить к этому самому предательству.

— Наверное, ты прав, — пожал плечами демонолог. — Но кого волнует причина? Какая разница, почему ты сделал то или иное? Важно само действие. И судить тебя будут за него, а не за причины.

— Эй, спорщики, пошли купаться.

Серый вбежал в реку, фыркая и растираясь. Мы переглянулись, одновременно усмехнулись, и я последовал за ним, входя в эту ледяную, чистую воду.

Окунувшись с головой, я вынырнул и начал заплыв, чтобы согреться. Заран же только подошел к реке, достал нож и порезал руку, проливая собственную кровь. Вопреки моим ожиданиям красная жидкость не унеслась течением и не расплылась. Она, наоборот, сгущалась, становясь в геометрически правильный круг. Когда основа была готова, демонолог швырнул в центр круга несколько рыбешек из консервов с надписью «килька». Из мигом помутневшей воды тут же выплыл небольшой косяк красных рыб.

— Заран, какого х…ра?! — развернулся к другу Клон.

— Не, я больше в воду без них не сунусь! Пусть охраняют.

— Да они сами тебе член откусят! Или, что еще хуже — нам!

— Не откусят, не боись, — улыбнулся парень и зашел в воду.

Его демонические создания тут же окружили своего хозяина, после чего он тоже начал плескаться. Я немного сполоснулся и вернулся на берег за мылом и мочалкой. Парни последовали моему примеру, но мочалок у них не было.

— Клон, давай натрем друг другу спины? — обратился к нему Заран.

— Нет уж, я лучше сам, — хмыкнул его товарищ и раздвоился.

Копия взяла мыло и начала намыливать спину хозяина.

— Вот же сука, — возмутился демонолог и посмотрел на меня.

Я сделал вид, что разглядываю облака.

— Да ну вас, — рассердился парень и направился к своей сумке.

Он снова пролил крови, что-то сыпанув внутрь. И откуда у него столько крови-то?! Нормальный человек давно бы в обморок рухнул. Раны он как-то заживляет, но учитывая сколько он проливает…

Пока я думал об этом, из дыма появилась голая девушка с красной кожей, рогами, хвостом и выдающимися женскими достоинствами. Настоящая суккуба.

— Пойдем, натрешь мне спину, — приказал Заран и пошел к воде.

Суккуба последовала за своим хозяином и взяла мыло. Она старательно начала намыливать спину парня, но тот неожиданно отпрыгнул и закричал:

— Б…ть! Ты не могла свои ногти подстричь?!

Демонесса осмотрела свои когти и заозиралась вокруг, видимо, в поисках того, чем можно их укоротить.

— Стой уже так, — проворчал демонолог и взял мыло из ее рук.

Он заставил призванное создание войти в воду, после чего намылил ей грудь.

— Теперь трись о мою спину, — велел ей парень и развернулся.

Суккуба начала выполнять приказ, а мы с Сережей переглянулись.

— Извращенец, — пожал он плечами.

— Ага. Я извращенец, а встает у тебя, — не остался в долгу тот.

Я фыркнул вошел в воду, смывать с себя мыло.

Когда мы вернулись, девочки о чем-то болтали, но стоило нам приблизиться, как они тут же замолчали.

— Нас обсуждали? — тут же сощурился Заран.

— Ну, не тебя точно, — хмыкнула Вика и посмотрела на Сережу. — С легким паром.

— Спасибо, — смутился он.

Вот же образовалась парочка. Бесят меня.

— Как водичка? — поинтересовалась Ника.

— Парное молоко, — ответил за всех Серега.

— Угу, просто я ссал чуть выше по течению, — добавил Заран.

— Фу, блин, ты… а это еще что? — прервалась Вика, смотря нам за спины.

— Это Анжела, — гордо представил суккубу демонолог.

— Что за мерзость? — скривилась Ника.

— Мерзость?! — возмущению парня не было предела. — Да у нее сиськи больше, чем у вас двоих вместе взятых!

— Это называется вымя, — покачала головой Вика.

— Это называется зависть! — вернул ей подколку Заран. — Смотри, как стоят!

Я не стал вступать в очередную перепалку, просто подошел и сел на бревно рядом с Никой.

— Освежает, правда? — улыбнулась мне девушка. — Сегодня тут заночуем?

— Да, уже вечереет. Так что не вижу смысла выходить сейчас.

— Вот и славно, — потянулась близняшка. — Меня так разморило. Хочется отдохнуть.

Я сглотнул слюну. Да, грудь не большая, но твердая двоечка есть. А учитывая, что она полдня ехала передо мной, и сколько у меня не было секса, и… черт! Доберусь до города, нужно будет навестить улицу красных фонарей. Древнейшая профессия была и будет всегда. Хоть и брезгую, но черт… Надолго меня так не хватит.

— Расскажи еще что-нибудь, — попросила Ника.

— Об алхимии?

— Нет, не хочу забивать голову. Сейчас так легко и хорошо. Не хочется думать. Просто хорошую историю.

— Хм, ну, раз просишь… — я попытался вспомнить хорошую историю из своей жизни, но все как-то было мрачно. Не то, о чем хочется говорить при таком настроении. И тут передо мной всплыло такое знакомое и родное лицо. — Знаешь, я расскажу тебе про моего самого близкого друга. Точнее, про моих друзей. Ден, Гриша, Юля и Слава. Все четверо живут в одном теле, и при этом они абсолютно разные…

Я начал постепенно углубляться в свои воспоминания. Эта четверка уже не раз мелькала в моих рассказах, но сейчас я посвятил оду конкретно им. Взаимоотношениям четырех личностей. Наше знакомство я обозначил несколькими словами, а потом поведал о приключениях, в которые мы влипали, пока вместе путешествовали. Вспомнил и про Ниндзю с его шайкой. Я рассказывал с улыбкой на лице. Вспоминал своих друзей, и на душе стало так тепло. Я говорил, и слова лились ручьем. Даже не заметил, когда мой рассказ привлек всех остальных. Не понял, что давно уже стоит тишина, и только треск костра ее изредка нарушает.

Когда я закончил, все какое-то время сидели молча.

— О…ть! — первым пришел в себя Заран. — Это что, с ними баба вместе? А прикинь, если бы она мужиков любила? Прикинь, она так тело заняла и пошла е…ся, потом ты просыпаешься, а у тебя в жопе…

— Заткнись ты уже! — потерла виски Вика. — Такой момент испортил.

— Ты вон к своему моменту попой прижимаешься, сомневаюсь, что там можно что-то испортить, — не полез за словом в карман демонолог.

— Ну, все, ты меня достал, — поднялась рыжая.

Болтун тут же от нее отпрыгнул, выставив руки ладонями вперед.

— Клон, скажи своей бешеной бабе!

— Сам заслужил, — пожал тот плечами.

— Ах так?! — возмутился Заран. — А у него, между прочим, на суккубу встал.

— Что? — медленно развернулась Вика к Сергею.

— Да врет он все, — уверенно ответил парень, но покраснел, чем себя и выдал.

— Ах ты…

— Бежим.

В разные стороны бросились шестнадцать копий Сережи. Недолго думая, Вика тут же нанесла удар в пах ближайшей. Копия согнулась, упала на колени и тут же исчезла.

Даже мне стало неуютно в этой ситуации. Я задержал дыхание, чтобы не привлечь внимание разъяренной девушки. А Ника хохотала, держась за живот. В догонялки с Викой играть было бесполезно. Копии одна за другой падали, сокрушенные ее ударами. Что интересно, била она постоянно в пах. Когда Сергей остался один, он крепко обнял разбушевавшуюся девушку, что-то шепча ей на ухо. Первое время Вика пыталась вырваться, чем вызвала у меня и Ники улыбки. С ее подготовкой из такого захвата она могла вырваться очень легко, но позволяла остановить себя.

— Расскажи еще что-нибудь, — попросила Ника, смотря мне прямо в глаза. — Мне так нравится твой голос. Когда ты говоришь, на душе спокойно. Впервые, наверное, с тех пор…

Улыбка девушки потускнела, а, значит, пора переходить к историям. Не хочу, чтобы сегодня у кого-то портилось настроение.

***

— Заран, подъем! — пнул я по ноге спящего демонолога.

— Отстань, — пробурчал он, удобнее располагаясь на своей «подушке».

— Какая мерзость, — покачала головой Вика.

— Была бы у тебя такая же, мерзостью бы не была, — печально вздохнув, парень приподнялся со своей суккубы и разлепил глаза.

— Иди умойся и вызывай своего коня. Пора нам отправляться в путь.

Я поднял глаза на встающее солнце и вздохнул. Вчера действительно был хороший вечер. Давно я так не отдыхал.

— Как думаешь, скоро мы выберемся из этого леса? — посмотрела на меня Ника. — Никогда не думала, что буду скучать по обычной постели.

— Не знаю, — пожал я плечами. — Рано или поздно выберемся.

Девушка тяжело вздохнула и пошла к Мишке, делающему вид, что спит. Но меня этим не проведешь. Я уже отлично знаю его маневры. Забросив седло на здоровяка, я начал его закреплять, стараясь просунуть подпругу под грудь и брюхо. Медведь немного поворчал, вздохнул и поднялся.

Выехали мы минут через двадцать. Неглубокая река была пройдена вброд, после чего наш путь продолжился. Что меня насторожило, монстры так и не появлялись. А со временем даже зайцы и мыши пропали. Это как-то очень странно. И девочек потренировать не получается. Они только переступили рубеж в пятьдесят уровней и сейчас разбираются с новыми преобразованиями умений. «Близнецы», например, теперь давали возможность поменяться местами. Это удобно, хотя, будь они бойцами разнопланового боя, например, если бы одна была магом или лучником, это было бы еще выгоднее. Ну, да ничего страшного.

— Ур-р-р-раур-р-р.

— Да, мне тоже это не нравится, — я посмотрел вперед, и по спине прошел холодок.

Весь обзор загородила мертвая земля. Не выжженная, а именно мертвая. Гниющие деревья, звери, даже трава. Все пространство гниет, но запаха раньше не чувствовалось, однако стоило нам подъехать, как все стало отчетливо и ясно.

— Уходим, — повернулся я к ребятам. — Попробуем обойти.

— Леший… — тихо произнесла Ника.

Я обернулся и увидел вдалеке какой-то белый силуэт. Разглядеть его не удалось, и я уже собирался использовать «Третий глаз», как оно заметило нас. Не могу объяснить, как я почувствовал это. И в тот же миг тварь появилась прямо перед Никой. Она простояла всего секунду. Я ничего не успел сделать, только немного разглядеть. Наверное, именно так должна выглядеть смерть. Белая, как призрак, без глазных яблок, носа и губ. А вокруг головы белая дымка, похожая на корону. Неизвестная тварь буквально нырнула в мою подругу, зайдя в нее целиком. Ника с хрипом вздохнула, и тело ее расслабилось. Я еле поймал ее.

«Вы прошли испытание на волю. Желаете войти?»

Появившаяся надпись выбила меня из колеи окончательно. Это еще что?!

— Что с ней? — тут же закричала Вика. — Я ее не чувствую!

— Уходим! Быстрее!

Минут через десять я все же остановил ребят. Вика в слезах подбежала к своей сестре.

— Что с ней?!

— Я не знаю, — вынужденно признал я и передал ей девушку.

Она вместе с ребятами приняла ее на руки, после чего они удивленно посмотрели друг на друга.

— Уровень воли недостаточен. Вы не прошли испытание, — сказала Вика вслух, остальные также кивнули.

Я спустился с Мишки и притронулся ко лбу Ники. Предложение появилось вновь.

— Да.

Мир закрутился спиралью, затаскивая меня куда-то. Я не мог сопротивляться и сделать что-либо тоже не мог. Я не знаю, что произошло, но очнулся я от крика.

— Ты бестолковая! — кричала какая-то женщина. — Ты плохая! Ты мне не нужна!

Перед ней стояла маленькая рыжеволосая девочка со сломанной кружкой в руках и плакала.

— Ты мне не нужна! — продолжала кричать женщина. — Умри!

Женщина не пыталась убить девочку, она как бы велела ей умереть.

— Это неправда… — шептала та. Она резко обернулась, увидела меня и неожиданно посмотрела прямо в глаза. — Это неправда!

Я медленно оглянулся. Какая-то незнакомая кухня, но в целом все, как и везде. Обои, стол, шкафы, печка и стулья. Так, а что у меня с умениями? Ну да, все закрыты. Не использовать. Могу поспорить, что и зельями такая же проблема. Я начал подходить к ним.

— Ты не нужна мне! — продолжала кричать женщина. Она была очень похожа на девочек, только цвет волос черный. — Ты мне не нужна!

— Это неправда! — закричала малютка. — Ты не моя мама!

Я подошел еще ближе, и только сейчас на меня обратила внимание крикунья.

— Зря ты пришел, — прошептала она и бросилась на меня.

Лицо исказила гримаса ярости, и словно проступили черты того монстра. Пальцы целиком превратились в когти, которые тут же попытались вонзиться в мою грудь, но наткнулись только на «Руку ифрита». Выхватив топор, я нанес удар. Существо развеялось серой дымкой.

— Все хорошо, это на счастье, не переживай.

Перед девочкой, видимо, появилось настоящее воспоминание. Я посмотрел, с каким теплом и лаской мама гладит свою дочку по голове, и на душе стало как-то легче. Видимо, эта тварь внедряет ложные воспоминания, выедая души и оставляя тела гнить.

Девочка внезапно посмотрела на меня и тихо прошептала:

— Спасибо, Леший…

Мир снова закружился, и в следующий момент я оказался в каком-то полуразрушенном доме.

— Леш, не надо.

Тут Нике уже лет шестнадцать. Она более угловатая, чем в настоящем времени, и стоит с каким-то парнем.

— Ника, ну, ты ведь понимаешь, я парень. Мне надо. Знаешь, что врачи говорят? Если постоянно возбуждаться и не заниматься сексом, можно заболеть. Ты хочешь, чтобы я стал импотентом?

— Нет, — тихо прошептала девушка.

Во мне начала закипать ярость. Я двинулся к ним, но передо мной появилась какая-то невидимая стена. Удары не дали никакого результата. Я не смог к ним пройти.

— Ну, тогда… — продолжил убеждать парень.

— Хорошо, — тяжело вздохнула Ника.

Девушка начала раздеваться, а я с лютой яростью лупил по преграде и кричал, веля ей остановиться. Но она не слушала.

— Мне больно, Леш… — плакала моя подруга.

— Терпи, — говорил парень. — Ты же любишь меня, тогда терпи.

— Люблю, — прошептала она и закусила от боли губу.

— А-а-а-а-а-а! — я с новой силой начал бить по помехе.

Как же это было подло с его стороны. Как же… Внезапно, я увидел призрака, появившегося из-за стены и залетевшего в юношу.

— Да, хорошо, — тут же заговорил он. — Я ведь только этого хотел. Просто вые…ть тебя. Я ведь и сестру чпокнул.

— Нет! — расширенными глазами посмотрела на него девушка.

— Да! Ты ведь знаешь, что она уже не девственница. А знаешь, кто виновник?

— Нет. Это неправда!

— Правда, на этом самом месте…

Я даже и не заметил, что стена пропала, и только сейчас я смог броситься на него. Парень отпрыгнул, зло смотря на меня.

— Ты мешаешь! — завопил он.

— Именно так, — улыбнулся я в ответ и снова напал, но в этот раз он был шустрее, запрыгнул на стену и начал убегать, словно паук.

— Не уйдешь! — я достал арбалет, зарядил и прицелился.

Болт вонзился в спину чудовища, и оно начало таять в воздухе.

— Почему я не мог вмешаться раньше?! — сжимаю добела кулаки, но это не унимает моей ярости.

— Потому что… — слышу шепот позади. Оборачиваюсь и вижу лицо Ники. — Это была правда.

Сейчас на ней лежит все тот же парень и извиняется за причиненную боль. Как же противно.

Мир снова закружился, и в этот раз я ничего не увидел. Темнота. Сплошная кромешная темнота. Где я? Стоп, тут какие-то вещи. Я что, в шкафу? Дверца открывается, и уже известная мне женщина, но уже более взрослая, чем в первом воспоминании, заталкивает ко мне Нику.

— Сиди тихо.

В ее руках большие ножницы. Взгляд серьезный, не позволяющий возражать, но Ника все равно пытается.

— Мама, прячься тоже!

— Нет, — покачала она головой. — Я должна задержать его. А ты только посмей высунуться!

Послышались крики, и женщина тут же закрыла дверь. И снова темнота. И снова эта проклятая стена.

Ника слегка приоткрыла дверцу, выглядывая в щель. И я увидел, как она сидит и зажимает ладонью рот. Как она плачет, смотря в щелочку.

— Ну, что, тварь, иди сюда. У меня есть для тебя сюрприз, — послышался голос женщины из-за двери.

Громкий рык и следом за ним скулеж. Видимо, ножницы сделали свое дело.

— Еще хочешь? Ну, под… А-А-А-А-А-А-А!

Крик прервал браваду, а глаза моей подруги расширились. Она сжимала кулаки и грызла собственную руку, которая начала кровоточить. Она смотрела, и не могла отвести взгляда. Она смотрела и плакала.

— Ника, закрой глаза! Не смотри на это! — но мой крик не смог достичь ушей девушки. Он был остановлен этой проклятой стеной.

Вопли из комнаты прекратились, их сменило чавкание.

— Девочка моя, что же тебе пришлось пережить из-за меня.

Мои руки опустились, а в глаза как будто кислоты залили.

В коридоре послышался еще один крик, и, судя по топоту, тварь побежала искать новую жертву.

— Ника… — послышался голос женщины из-за двери. — Ника, это ведь ты виновата.

И впервые за все ее воспоминания девушка не отвечала.

— Ника, это твоя вина. Ты слишком слаба. Та не защитила меня, Ника.

Я пощупал стену, но она исчезла. Значит, пора. Я толкнул дверцу, но та не сдвинулась с места. Что за херня?

— Ника, — в щели показался глаз женщины, такой же зеленый, как и у близняшек. — Почему ты не пришла, Ника? Почему не помогла мне? Почему ты позволила меня убить?

Девушка же ничего не могла ответить. Она сидела на все том же месте, придерживая двери. Я подошел к ней и заглянул в глаза, пытаясь привлечь к себе внимание.

— Ты ни в чем не виновата. Ты послушалась свою маму. Если бы ты выбежала, то умерли бы вы обе. Ты не виновата.

— Виновата… — шепотом, от которого шли мурашки по спине, говорила псевдо-мама.

— Ника, послушай меня, ты ни в чем не виновата!

Девушка наконец-то смогла обратить на меня внимание. В ее глазах появилось узнавание, потом легкое удивление, а затем ярость.

— Это я виновата! — девушка резко ударила меня в грудь, вышвыривая из шкафа.

В глазах поплыли красные круги, а рана снова закровила. Не успел я прийти в себя, как на меня сверху прыгнула эта тварь. Сейчас в ней можно было с трудом узнать добрую мать близняшек. Одна рука держит другую, оторванную, с зажатыми в ней ножницами. Половины лица нет, живот вырван, часть его содержимого свисает из дыры.

Резко уворачиваюсь и встаю на ноги. Тварь снова прыгает на меня, пытаясь достать ножницами. Блокирую левой и наношу удар правой.

— Не трогай мою маму! — крик девушки заставляет здание содрогнуться.

Ника становится на ноги и в ярости бежит ко мне.

— Ника, она не твоя мама! — пытаюсь успокоить я ее, но девушка ничего не слышит.

Она подбегает и сжимает меня в объятиях, не давая шевельнуться. Свободна только правая рука. Хват девушки настолько силен, что я слышу хруст собственных ребер.

— Я не спасла ее! Я ее убила, и я не позволю тебе причинить ей вред! Какой бы она ни была, она моя мама! И я буду защищать ее! От всех!

— Ты ни в чем не виновата! — пытаюсь я убедить ее. — Это я! Я ее убил! Ненавидь меня, но не смей брать мою вину на себя!

— НЕТ! — кричит она в ответ! — Это моя вина! Если бы я… если бы я пошевелилась, если бы смогла шевельнуть хоть одним мускулом… Если бы я… ОНА БЫЛА БЫ ЖИВА! ЭТО МОЯ ВИНА!

Я увидел, как за ее спиной улыбается монстр половиной своего лица и заносит руку с ножницами.

— Ника, нет! Пожалуйста, приди в себя!

— Да, — шепчет тварь. — Вот я и нашел нужное место.

Существо замахивается и наносит удар. Я успеваю подставить ладонь, и ножницы пробивают ее насквозь, причиняя страшную боль. Кровь льется, два пальца не слушаются. Одна кость торчит. Исключительно на силе воли вырываю ножницы вместе с оторванной рукой и бросаю в сторону.

— Ника! — снова пытаюсь достучаться до своей подруги.

Рука разрывается от боли, но я прикладываю все свои усилия и касаюсь окровавленной ладонью лица девушки, наблюдая краем глаза, как тварь идет к своему оружию.

— Ты ни в чем не виновата. Это я убил твою маму. И ты отомстишь. Ты убьешь меня. А это — не твоя мама. Это просто монстр, который пытается тебя убить.

Спина взрывается болью. Видимо, эта тварь добралась до ножниц, и я никак ей не могу помешать. Один удар следует за другим, разрывая мою плоть.

— Ника… — вера в то, что я смогу, утекает, как моя собственная жизнь. — Прости меня. Это я во всем виноват.

— Нет, — твердо качает головой девушка. — Виновата я. Но это действительно не моя мама.

Чувствую, как меня опускают на пол. Я еще в сознании, но шевелиться нет никаких сил.

— Нет, доченька. Это же я. Твоя мама… — слышится дрожащий голос монстра.

— Ты. Не. Моя. Мама, — по словам произносит Ника, звучит какой-то хруст, и мир снова меняется.

Лежу на земле, истекая кровью. Нет сил, нет возможностей. Я умираю? Опять?

— Пожалуйста! — Ника. Она кричит какому-то толстому мужчине. — Пожалуйста, ты же наш дядя!

— Даже не проси, — покачал головой мужик. — У меня свои дети есть! И я не хочу, чтобы меня и их убили из-за твоей дурной сестры! Ей все говорили, что она поступает глупо! Она знала, чем это закончится!

— Ну, пожалуйста. Мне больше некуда идти. Они все отвернулись от нас, дядя! Ты же младший мамин брат. Пожалуйста!

— Нет, — твердо качает он головой и закрывает двери прямо перед носом своей племянницы.

Ника прислоняет голову к стене и просто кричит от бессилия. От невозможности что-то изменить. Внезапно двери открываются.

— Хотя, ты знаешь, я могу тебе помочь, — улыбается все тот же мужик, но лицо его уже поменялось. Монстр уже в нем. А я не могу даже пошевелиться. — Если ты мне отсосешь.

— Нет, — хриплю я. — Ника, не верь.

Девушка стоит, не решаясь что-то ответить.

— Ну, раз не хочешь… — дверь начинает закрываться, и рыжеволосая тут же останавливает ее.

— Ты правда поможешь, если я это сделаю?

— Нет. Ника, нет!

— Если будешь хорошо стараться, — маслянисто улыбается толстяк.

Я вижу, как девушка становится на колени перед ним, и ярость во мне просыпается с такой силой, что я вообще перестаю понимать, что происходит.

— Р-Р-Р-Р-Р-РА-А-А-А-А-А! — мой крик оглушает собственные уши, а поднятый правой дырявой рукой топор летит прямо в толстяка.

Он вонзается ему в лоб, и тварь превращается в дымку, а меня покидает сознание.

XVIII

Капля? Странно. Я потрогал рукой лицо. Действительно капля. Нужно открыть глаза и посмотреть, что это такое. Хоть и тяжело, но надо.

Размыкаю веки и вижу над собой рыжие распущенные волосы, они окружают прекрасное лицо. Ника.

— Леший, — тут же оживает она. — Ты как?

— Нормально. Кажется… — пожимаю плечами и смотрю на свою правую руку. Вроде все в полном порядке.

— Прости меня, — тихо шепчет она. — Прости. Я все помню. Все, что там было. Прости меня. Я знаю, что натворила, знаю, как ты защищал меня. Прости.

— Ты не виновата, — погладил я ее по щеке. — Это все та тварь. Кстати, что с ней случилось?

— Я ее убила. То воспоминание, с дядей, было последним. И я оказалась с этим призраком один на один. И убила.

— Ты умничка, — улыбнулся я.

— Прости, — прошептала она, снова зажмурившись.

— Ника, посмотри на меня, — я дождался, когда ее прекрасные зеленные глаза откроются. — Не бери на себя мою вину. Это я виноват в смерти вашей мамы. Не ты. Слышишь?

Девушка прикусила губу и отвернулась.

— Посмотри на меня, — вернул я ее взгляд. — Это моя вина. И ничья больше. И я ее искуплю, позволив тебе убить себя. Помнишь? Ты ведь поклялась, что убьешь меня.

— Помню, — прошептала она, все так же глядя в сторону.

— Посмотри на меня. Ты меня убьешь за это. Но ты ни в чем не виновата. Слышишь?!

— Да, — все так же тихо произнесла она.

— Да ну сколько можно! — послышался голос Зарана.

— Угомонись, дай им поговорить! — ответила Вика.

— Да я уже заманался ждать. Леший, ты как там? Живой? Эта бешеная баба тебя еще не доконала? Ой… б…дь! Н…уя по шарикам-то?! Вот же и правда, бешеная!

— Вик, хорош избивать парня! — я приподнялся на локтях и осмотрелся.

Ребята подошли. Первым кинулся вперед неугомонный Заран.

— Ну, ты че, как? — тут же заговорил он. — Ты когда вырубился, мы думали все, п…ц. Лежат два тела и не шевелятся.

— Все нормально, — улыбнулся я болтуну.

— Сейчас-то да! А вот когда ты дергаться начал, было совсем не нормально. Слушай, а ты это, получается, в голове у Ники был?

— Типа того, — с подозрением уставился я на демонолога.

— Круто! У меня вот теория есть, что каждая баба хочет групповушку, и чтобы она там одна была, а вокруг тьма мужиков. Ты, может, видел ее фантазии. Ра… кхе…

— Как же ты меня достал! — прорычала Вика.

Олимпийка каратистки завилась вокруг шеи парня, и тот с покрасневшим лицом пытался вырваться, но не тут-то было.

— Вик, пусти его, — поднялся я окончательно. — Сереж, не смотрели, как это место обойти?

— Нет, решили не рисковать.

— Угу. Нах…й такие дела. Я совершенно не той ориентации, чтобы в меня всякие там призрачные п…сы входили, — проговорил Заран, потирая шею.

— Может, и правильно. Неизвестно, сколько их там.

— Гильонов не бывает много, — услышал я знакомый голос и обернулся.

— Приветствую, Киара.

— Здравствуй, Леший, — улыбнулась богиня.

Сережа тут же припал на одно колено, девочки последовали его примеру. Вика злобно посмотрела на стоявшего как ни в чем не бывало Зарана.

— Чего? — возмутился демонолог. — Старый я уже стал, коленки болят. Да и Леший вон сидит, как ни в чем не бывало.

— Все нормально, встаньте, — с улыбкой проговорила богиня лесов и полей.

— То есть, там таких больше нет? — спросил я главное.

— Нет, — покачала она головой. — Гильоны появляются тогда, когда умирает дриада. Кто-то убил мою дочь.

— И ты не заметила этого? — удивился я такому повороту.

— Я почувствовала смерть родной души, но не поняла, где. Кто-то спутал мои ощущения. Кто-то могущественный, и, кажется, я знаю, кто, — глаза богини блеснули яростью.

Я с удивлением посмотрел на девушку.

— Пожалуйста, предайте мою дочь земле, ее душа не может обрести покой. И не бойтесь, в мертвом лесу вам уже ничто не угрожает.

— Хорошо, — кивнул я. — Мы найдем ее.

— Спасибо, — прошептала богиня и рассыпалась тысячей лепестков.

— Хрена финтифлюшки, — тут же опомнился Заран. — Знаете, она на меня посмотрела. Наверняка потекла при виде такого красавца.

Я осуждающе посмотрел на парня.

— Что?! — возмутился он. — Классная же баба. Да, сиськи, конечно, меньше, чем у моей Анжелки. Но сама-таки у-у-у-ух!

— Демонофил, — заключила Вика

— Да что ты понимаешь…

— Леший, — отвлек меня Серый. — Когда пойдем?

— Наверное, сейчас и пойдем, — посмотрел я на небо. Солнце перевалило за зенит, а значит, несколько часов у нас есть. — Вещи же не успели разобрать?

— Нет.

— Вот и хорошо. Тогда погнали.

***

Дриаду мы нашли только через час блужданий.

— Что за твари это сделали?! — с трудом проговорил Сережа, вытирая губы. Его психика не выдержала этого зрелища, и все содержимое желудка валялось неподалеку.

— Такое может сделать только человек, — тихо произнес я, смотря на распятую девочку.

Над духом леса сильно надругались. Ее буквально выпотрошили, после чего прибили к дереву. Из нутра девушки в землю выливалась какая-то темно-зеленая слизь.

— Да. Они даже гвозди обычные, строительные использовали, — заметил Заран.

Кажется, этого парня невозможно пронять.

«Рука»

Я вырвал сухое мертвое дерево и положил на землю. Достал топор и аккуратно освободил руки этого прелестного создания.

— Красивая была, — грустно заключил демонолог.

— Да, — согласился я с ним. — Помоги.

Мы аккуратно подняли девушку и положили спиной на землю. Ее лицо, лишенное глаз, повернулось к небесам.

— Может, нужно могилу выкопать? — задал вполне логичный вопрос Сережа, но ответ на него не потребовался.

Дриада внезапно начала впитываться в землю, погружаясь в нее целиком. И скоро от этой изуродованной девушки не осталось и следа, а на земле появились зеленые ростки.

— Поехали отсюда, — вздохнул я и пошел к Мишке.

— Угу, — кивнула Ника, следуя за мной.

Еще около часа мы на всех парах выезжали из этого проклятого места. Настроения не было никакого, и даже Заран, не получивший ответа на свои шутки, замолчал.

Гнетущая атмосфера. Очень неприятная и липкая, как слякоть. Конечно, она не мешает ехать дальше, но находиться в ней нет никакого желания. Нужно выводить ребят из нее. Да, мы все опечалены. Но все же.

— Заран, — обратился я к болтуну, — а как твое настоящее имя?

— И это у меня спрашивает Леший? — улыбнулся парень. — Нет, я все понимаю. Ты ведь решил начать жизнь с чистого листа, правда? Я вот такой же. Имя — это воспоминание другой жизни. Той, что в прошлом. Да, в ней было много хорошего и плохого, но, если ты решаешь начать с чистого листа, нахрена таскать с собой исписанную тетрадку? Лучше же оставить все это в прошлом и идти вперед, к будущему. Оно всегда интереснее. Я и Клону это пытался объяснить, но он не понимает.

— А чего тут понимать? — удивился Сережа. — Я стараюсь оставаться тем же, кем и был. Понимаю, что в новом мире это практически невозможно, но зачем убивать себя старого? Нужно просто адаптироваться.

— А кем ты был раньше? — заинтересовалась Вика.

— Разносчиком пиццы, — хмыкнул тот. — Да, я не многого добился в своей жизни. Как-то не получалось. Всю жизнь тянулся вверх, и всю жизнь складывалось чувство, что мне мешают. Как ни крутился, что бы ни делал, а в итоге получалось какое-то г…но. Нет, ну, правда. Я всегда хотел стать кем-то значимым. Выучился на физика, причем с красным дипломом, да там же и остался работать на кафедре. Денег платили мало, но я не расстраивался. Писал свою кандидатскую, и в итоге она даже получила очень большую известность, вот только не под моим именем. Мой профессор присвоил все достижения себе, а меня уволил. Я подавал в суд, пытался доказать, что меня обворовали, но никакого результата не добился. А вот профессор возвысился и стал еще большей шишкой в научных кругах. С тех пор меня никогда и никуда не брали. В магазины техники меня тоже не принимали. Я устроился дистрибьютором, знаете этих ребят, которые с книжками по улицам ходят? Вот я был один из них. Работа очень неприятная, когда ты ходишь и просишь купить твой товар. Потом ушел и начал развозить пиццу. Да, приятных воспоминаний не так много, но мой опыт бесценен, и выбрасывать его на мусорку я не собираюсь.

— А почему вы с нами пошли? — задал я другой важный для меня вопрос. — У вас нет дома?

— А нахрена нам дом? — удивился Заран. — Если сидеть на одном месте, то быстро отстанешь от других в развитии, а мы хотим стать самыми сильными. Правда, Клон?

— Правда, — кивнул его товарищ. — Я больше никогда не буду копошиться в грязи.

В глазах парня появилась какая-то озлобленность. Впрочем, она вполне логична. Его веру в светлое будущее буквально растоптали. Интересные они ребята. Их стиль боя тоже своеобразный. Заран призывает верных ему демонов и бросается в бой вместе с ними. Он всегда следит, чтобы за его спиной был либо демон, на которого он может рассчитывать, либо стена. Сережа в свою очередь разделяется и бросает на противников останавливающие заклинания. Различные цепи, корни и прочие умения. Он старается нападать, максимально обезопасив себя от повреждений.

— И все же, чего с нами-то пошли? — ответ парней не удовлетворил Вику.

— Так мы же качаемся, — удивился демонолог. — Хотим стать самыми сильными, а значит, нужны противники. А этот парень явно умеет их искать, — он показал на меня пальцем. — Я пока никого выше сотого уровня не видел. Но это я так, у Клона вот другая важная причина есть.

— Заран! — цыкнул на него друг.

— А что Заран сразу? Вот так и бывает. Повстречает друг бабу, и все, нет больше друга. Так, под каблуком нечто его напоминающее валяется.

— Знаешь, как говорится: «Пусть меня и называют подкаблучником, но моя девушка улыбается, а ваши плачут», — заступилась за парня Вика.

— Угу, такой бабе не мужик нужен, а собачка. Будет бегать вокруг нее и вылизывать… всю… Она его и кастрировать может, яйца-то ему один хрен не нужны.

— Нет, ты у меня точно договоришься, — покраснела Вика.

— Заран, не перегибай, — хмуро проговорил Сережа.

— А что не перегибай? Вот приедем мы в какой-нибудь город, кто со мной по бабам пойдет? Где мой друг, я тебя спрашиваю, который со мной будет по городу шляться?

— Да пойду я с тобой, пойду, — прошипел Сережа, но под пристальным взглядом Вики добавил: — Мы вместе пойдем, правда?

— Ну, ох…ть теперь! — развел руками болтун. — С Викой пойдем. В лес со своими дровами!

— А зачем тебе дрова в постель? — усмехнулся Клон. — Мне кажется, на тебе уже можно татуху делать: «Лесоповал».

— Да откуда я знаю, какие они там, в постели окажутся…

Ребята спорили с запалом, подкалывая друг друга, и эти споры прогнали грустные воспоминания. Даже Ника улыбнулась, пряча свою грусть подальше.

***

В город мы добрались через два дня блужданий. Особо опасных врагов уже не попадалось, а те, кто все же выходил нам навстречу, были слабее ребят. Так что проблем не доставляли.

Волгоград встретил нас гулом голосов и толпами людей. Город жил. И жил вполне неплохо. Магазины стояли буквально на каждом углу, в стороне от города располагались ремесленные постройки. Охотники бродили по окрестностям, а в городе работала стража. На первый взгляд все спокойно. После беглого осмотра улиц мы направились к вокзалу.

— Здравствуйте, — обратился я к кассирше. — На юг поезда ходят? Армавир, Ставрополь, Краснодар?

— Нет, конечно, — удивленно посмотрела она на меня. — Кто же в такую даль попрется. У нас и паровозов-то по пальцам посчитать можно. Есть рейс в Ростов-на-Дону, но он только через неделю будет, если ничего не случится. Но дальше Ростова вроде и не ходит никто. Я слышала, там дороги только восстанавливают.

— Понятно, — почесал я затылок. — Можно пять билетов?

— У нас нет билетов.

— Как, ни одного? — опешил я.

— В том смысле, что мы их не продаем. Оплата производится при посадке на поезд. Причем в нашей местной валюте. Обменник находится прямо за вами, но учтите, золотые монеты принимаются по весу драгметалла.

— Понятно, а сколько стоит проезд?

— За одного человека до Ростова тысячи три, цена пока плавает, но не думаю, что сильно изменится.

— Хорошо. Спасибо, — поблагодарил я женщину и развернулся к обменнику.

— Слушай, они по-любому на…ут! — остановил меня демонолог. — Давай другой обменник поищем. В таких местах всегда невыгодный курс.

— Угу, а ты сможешь, настоящие монеты от липовых отличить? — вмешался Сергей.

— Так мы вон рыжих попросим, они им яйца прижмут, те и не подумают обманывать.

— Я лучше тебе яйца оторву, — прошипела Вика.

— У меня они, по крайней мере, есть.

— Да заткнитесь вы, — я подошел к окошку обменного пункта. — Здравствуйте, работаете?

— Да, — тут же отвлекся от какого-то старого кроссворда мужик в очках. — Принимаем золото и серебро.

— Хорошо, — я достал две гномьи монеты и положил на стол. — Обменяйте, пожалуйста.

— Ух ты! — заинтересовался мужчина. — Никогда таких не видел.

Он достал какой-то странный прибор, похожий на микроскоп, и посмотрел через него на монету, потом попробовал согнуть и довольно улыбнулся.

— Отличная проба. Значит, по пятьсот рублей возьму, не меньше.

— Как-то мало за грамм качественного золота.

— Ну, так не старые же рубли, — улыбнулся мужчина. — Сейчас на пятьсот рублей вы сможете снять номер в отеле, поесть в кафе, и еще останется.

— Вот как. Ну, хорошо тогда.

Мужчина взвесил мои монеты, после чего отсчитал требуемую сумму и передал мне.

— Вот, примите. Пятьдесят две тысячи рублей.

Я взял стопку цветных купюр и посмотрел на мужика.

— Не переживайте, это настоящие купюры. Причем, довольно неплохая сумма.

— Хорошо. Спасибо.

Мужчина не врал, его аура оставалась чистой, а значит, по меркам местных в моих руках настоящее состояние. Да, останься я со своим мешочком золота здесь, мог бы жить в богатстве до самой старости.

— Ну, что, куда теперь? — заинтересовалась Вика.

— Сначала в отель.

— Только меня подождите, я тоже деньги переведу, — направился к обменнику Клон.

— Ты же заплатишь за меня? — увязался за ним Заран.

— И почему Сережа с ним связался? — печально покачала головой каратистка. — Он же дол…б.

— Не суди его, — посмотрел я пристально на девушку. — Заран, видимо, мучается всю жизнь. Он любит людей, и тянется к ним, но боится, и потому ведет себя так. Не знаю, что ему пришлось пережить. Но уверен, ножа в спину от него ждать не придется. Он слишком хорошо знает, каково это, быть преданным.

— А по мне, так обычный идиот, — зло посмотрела на парня Вика и направилась к Сергею.

— Чего она так? — я удивленно обернулся к Нике.

— Ну, раньше она дружила с такими как он. А потом вот что-то отбило. Не знаю, она ничего не рассказывала. Просто в один момент перестала с ними общаться.

— Чужая душа потемки, — задумчиво проговорил я, смотря на веселую троицу.

— Ну, моя-то для тебя уже открытый лист, — задумалась моя собеседница. — Ты ведь уже побывал в моей голове.

— Да, — я потрепал девушку по волосам. — И твоя душа прекрасна.

Хоть и печальна. Добавил уже мысленно.

Ника посмотрела мне в глаза, и было в ее взгляде столько боли… она старается не показывать окружающим своего настоящего настроения, а возможно, просто старается изменить свои чувства, чтобы не напрягать сестру, но у нее это плохо получается.

— Ну, все, пойдем? — вернулись остальные члены группы.

— Пойдем, — киваю в ответ. — Только куда? Нужно бы таксиста найти. Эти ребята были и будут всегда.

— Ну, да. А с животными что делать? — спросил Серега. — Я-то своего могу в конюшню пока пристроить. С конем Зарана тоже проблем не возникнет, а вот твой медведь…

— Не знаю, выпускать его около города не хочется. Мало ли кому он кости переломает.

— Ребят, такси не нужно? — подошел к нам тощий низкий мужчина в кепке.

— Они выживут везде, — хмыкнул я. — Нужно, нужно.

Мы отправились в небольшой гостиничный дом. Два этажа и стандартные комнатки. Когда-то здесь был санузел, но его заколотили, а во дворе организовали подобие бани. Вполне себе неплохие условия. Женщина приняла плату за аренду четырех комнат. Две арендовал я, для девочек и для себя, а две — Сережа. Видимо, жить с Зараном ему не улыбалось. Раскидав вещи, мы вышли на общий сбор. На повестке дня распределение нашего зверинца, ну, и небольшое ознакомление с городом. Меня заинтересовали местные ремесленники, и я собирался поехать именно к ним, а вот ребятам хотелось погулять.

Для Мишки нашлось очень простое решение, оказывается, тут много различных зоомагазинов, и они могли бы приютить моего здоровяка за определенную плату. У домика имелась конюшня, так что Серега пристроил своего питомца прямо тут.

***

Я сделал нужный заказ и вернулся домой уже ближе к вечеру. Если честно, набегался, пришлось нескольких мастеров искать по всему городу, а потом еще с ними договариваться. Причем, профессионалы не очень-то и хотели браться за дело. Видимо, задачка для них не самая простая. Но в итоге я все же смог их убедить, хотя пришлось расплачиваться гномьим золотом. Но это мелочи. Сказали, чтобы я через день зашел. Должно быть все готово.

Подойдя к отелю, проверил «Третьим глазом» пространство. Вроде бы все чисто. Вот только в комнате девочек сидит Ника, уткнувшись лицом в колени. Интересное кино. Не думаю, что если бы с остальными что-то случилось, то она бы была тут.

Прошел мимо двери, прислушался. Ничего не слышно. Ладно, поговорить с ней все равно надо.

Я забросил вещи в комнату и зашел к рыжей.

— Можно?

Ника подняла на меня грустный взгляд, после чего живо приобразилась, становясь веселее и кивнула.

— Ты не пошла с ребятами?

— Нет, — покачала она головой. — Что-то голова сегодня болит, хотела отлежаться.

— В таком случае, пойдем, поработаем, — я протянул ей руку. — Если ты в состоянии, конечно.

— Над чем? — удивилась девушка.

— Да над зельем одним. Я что-то тоже чувствую себя не очень хорошо. Поможешь мне сварить его?

— Конечно, — кивнула она. — Только подожди немного, я себя в порядок приведу.

— Хорошо, — я вышел из комнаты.

Сбросив одежду, я почувствовал неприятный запах и, захватив вещи, отправился в душ. Ледяная вода смыла следы усталости и придала сил. Одевшись в легкую рубаху и брюки, я вернулся обратно. Девушка меня уже ждала. Она сидела на моей постели, поджав под себя изящную ножку.

— Прости, задержался, — улыбнулся я ей.

— Ничего, — она улыбнулась в ответ.

— Итак, возьми, пожалуйста, мой походный набор.

— Да, конечно.

— Хорошо, достань инструменты и маленькую розовую бутылочку с гилитиумом.

Девушка выполняла мои указания, постепенно добавляя то одно вещество, то другое.

— Нет, Ник, это фиреинзиниум, а не фиреинзитиум. Почитай внимательно.

— И кто им такие названия-то придумал, — пыхтела моя ученица.

— Гномы, и я очень рад, что они смогли объяснять, как отделять одно вещество от другого. Так, да, оно. Бери мерный стаканчик. Не забудь сполоснуть.

— Хорошо, — кивнула рыжая.

— Только приземлился, в тот же миг из кустов раздался дикий крик. ИЙЯ-А-А-А!

— Б…дь, Заран, люди спят.

— Да пох… Желтолицые вьетнамцы верещат в кустах как зайцы…

— Вернулись, гулены, — хмыкнул я.

— Угу, — подтвердила Ника, продолжая работать над зельем.

Три двери хлопнули, и в коридоре снова наступила тишина.

— Так, умница, а теперь аккуратно набираешь виериум трубочкой, зажимаешь пальцем и на самое дно. Вот так.

Мы продолжили, пытаясь сотворить очень сложное зелье. Пару раз пришлось выливать полученный результат в раковину, но провозившись еще пару часов, Ника все-таки смогла получить нужный эффект.

— Ой. Так и должно быть? — посмотрела она на меня со страхом в глазах. — Не рванет?

— Нет, — покачал я головой. — Не рванет.

Я приблизился к образовавшемуся небольшому облачку и начал пальцем проводить по густому дымку, вырезая нужную мне форму.

— Красиво, — широко улыбнулась она, смотря на висящий в воздухе силуэт кролика. — Прямо завораживает. А зачем нужно это зелье?

— Низачем, — покачал я головой. — Это единственный эффект, ни вреда, ни пользы от него нет.

— Тогда за… — начала было девушка, но прервалась, видимо поняв мои мотивы. — Почему?

Ее взгляд снова наполнился болью.

— Ты не должен быть таким! — проговорила она, отведя взгляд в сторону. — Ты должен быть плохим! Я обещала тебя убить! Обещала! Я должна убить тебя! Понимаешь? Должна! Ты ведь убил маму… ты убил…

Ника бессильно начала бить меня в плечо.

Плевать на все. Я схватил ее за затылок и впился губами в губы.

***

Вика спала в своей комнате. Громкий храп раздавался из уст этой милой и хрупкой на первый взгляд девушки. Что-то пошло не так, и она резко выгнулась, глотая воздух, словно рыба. Она пыталась понять, что происходит, но ничего не могла сообразить. Ее пальцы непроизвольно впились в простыню, сжимая ее от наслаждения. Сон как рукой сняло, до нее дошло, что происходит. Страшная мысль посетила ее голову, и она тут же проверила ее, закрыв глаза и увидев все, что видела ее сестра. Она хотела остановить свою близняшку, хотела запретить ей. Она чувствовала и раньше, как Нику тянет к Лешему, но и подумать не могла, что та решится на такое.

Вся злость Вики растворилась сразу, как она увидела своего врага глазами сестры. Столько нежности было в его взгляде. Столько страсти…

Девушка открыла глаза.

— Вот же ты сучка, — прошептала она и тут же выгнулась вновь, едва сдерживая стон.

Она чувствовала все, что чувствовала ее сестра, и знала наверняка, Нике сейчас очень хорошо.

XIX

Я тихо поднялся с кровати, оделся и взял полотенце. Нужно искупаться.

— Доброе утро, — встретила меня в коридоре зевающая Вика.

— Доброе, — ответил я на приветствие, после чего мы вместе отправились в сторону душевых кабин.

— А хорошо ты придумал, Леший, — хмыкнула каратистка. — Теперь-то Ника тебя точно не сможет убить.

Я резко остановился и обернулся.

— Значит, это сделаешь ты.

— А с чего ты взял, что я смогу? — ухмыльнулась рыжая. — Знаешь, я очень хорошо понимаю ее чувства. Каждый день напоминаю себе, что ненавижу тебя, но я уже давно перестала себе верить. Я не могу тебя ненавидеть. Ты столько всего сделал для нас. Да и уверена, то чувство вины, которое ты испытываешь, не идет ни в какое сравнение с нашей ненавистью. Ты ненавидишь себя куда больше, чем мы обе вместе взятые.

— Такие вещи не прощаются, Вика, — покачал я головой.

— А я и не говорю, что мы простим, — прошествовала девушка вперед. — Мы не сможем этого забыть. И в этом тоже твоя вина.

— Вина… ничто не делает из человека монстра быстрее, чем вина.

— Но не тебя, — обернулась рыжая перед кабинкой. — Ты сильный. Не хотела бы я нести твой крест, Леший, но уверена, ты с ним справишься.

Она зашла, а я поднял взгляд к небу. Мой крест, да? Перед глазами промелькнули воспоминания. Ладно, пора в душ. Надо смыть с себя все эти мысли.

Вышел я уже свежим и довольным. Вообще, каждый раз, выходя из душа, чувствую себя чистым не только физически, но и морально. Вода смывает, она успокаивает и дарит желание жить.

— Можно? — протиснулась мимо меня Ника.

Блин, вот теперь самое неприятное время. Можно, конечно, делать вид, что ничего не было, но зачем?

— Ник, на секунду, открой дверку.

Девушка удивленно выглянула. Я же быстро пробрался в кабинку.

***

У небольшого гостиничного домика собралась толпа людей. Вперед вышли десять из них. Около сотни с различным оружием и доспехами остались стоять на месте. Десятка исчезла, но проявившиеся на земле следы, четко указывали в сторону дома. Их цель жила в одной из комнат, и они точно знали, в какой. Дело осталось за малым: войти и убить. Невидимость, созданная их божеством, не позволяла кому бы то ни было увидеть их, а сил у них было достаточно, чтобы сразить целый полк солдат. Каждый из невидимок был жрецом Сириса. Группа из десяти человек осторожно двинулась к цели. Трое поползли, как пауки, по стене, четверо встали во дворе, спрятавшись за разными укрытиями, а трое поднялись по лестнице. Их цель находилась в крайней комнате, и именно к ней они и направлялись. Внезапно открывшаяся дверь ударила по лицу одного из жрецов. На него с удивлением посмотрел молодой сонный парень, он стоял в семейных трусах и чесал свое хозяйство.

— Сорян, — махнул он убийце и направился к лестнице, но ему навстречу уже летел нож.

Заран был непростым парнем, и за свою нелегкую жизнь научился реагировать на любую угрозу без промедлений. Он резко перепрыгнул через перила, приземляясь во дворе на ноги.

— Эй, братан, ты чего? Я просто поссать вышел, не хотел я тебя задеть.

Но его оправдания были никому не нужны. Убийцы уже узнали в нем вторичную цель и попытались быстро убрать. Семь небольших арбалетов выстрелили одновременно. У него не было возможности увернуться. Все семь болтов попали в цель, но парень еще стоял на ногах.

— Хотите моей крови? — прошипел он. — Так ловите.

Демонолог резко развернулся вокруг своей оси, разбрызгивая черную, как смола, кровь. Она попадала на тела нападавших, выжигая плоть, словно кислота. Раздались крики. Маленькие капли не могли нанести много вреда, зато неплохо отвлекали. Жрецы довольно быстро пришли в себя, но было уже поздно. Перед ними стояло исчадие ада. Огромный монстр высотой с дом. Когтистые длинные руки и массивные ноги, картину завершала пасть с громадными зубами.

— Я чувствую кровь… — проревел монстр и одним ударом лапы раздавил ближайшего врага.

***

Я проснулся от крика и резко вскочил на ноги, надевая брюки. Ника тоже не собиралась изображать из себя соню и поднялась вслед за мной.

«Кожа».

Арбалет привычно лег в мою руку, сумка — на плечо. Когда я уже открыл дверь, раздался звон стекла, и от моей защиты отскочило четыре небольших болтика.

«Третий глаз».

Никого! Твою мать! Я прикрыл Нику рукой от болта, появившегося буквально из неоткуда.

— Что это? — удивилась девушка.

— Выходи.

Я не вижу противников, но они точно в комнате.

Выпрыгиваю вслед за ней, забрасываю внутрь комнаты две банки с газом, и припираю дверь. Но, видимо, с той стороны больше никто не собирался нападать, а вот по коридору уже несется толпа. Ника делает пируэт, и в нападающих летит невидимое лезвие, разрезая незнакомцев напополам.

Из соседней комнаты выскакивает Вика, и, сходу нанося удар, пробивает противника насквозь. Меч, летящий на нее, отклоняется ладонью. Следующим ударом она метит в горло мечника, но его заграждает собой копейщик, не подпускающий девушку близко. Кто-то из девочек использует «Близнецы» и они мгновенно меняются местами, и вот уже длинноногая Ника своим коронным ударом проламывает грудную клетку воина.

Хотя воинами их назвать сложно. Тридцатые-сороковые уровни. Смотрю вниз и вижу странную картину: огромный демон кромсает противников, но и на нем самом уже масса ран. Интересно, где сам Заран?

«Ужас»

«Контроль»

Пятеро начинают вырезать своих же товарищей, стоящих, как столбы.

«Полет»

Спускаюсь на землю.

— Мишка, сюда.

Рев огласил округу. Быстро оценив обстановку, косолапый тут же включил «Рывок», проносясь по толпе и врываясь в самый ее центр. В меня летит стрела, но отскакивает от «Кожи». А вот мой ответ пришелся лучнику не по вкусу, в его груди появляется деревце.

«Рука»

Лишенная опоры лестница рушится, погребая под собой пару десятков человек. Ника прыгает прямо в толпу, но в воздухе меняет направление, ломая шею ближайшему противнику, которого она уже перелетела. К ней подбегают другие, лишая пространства для маневра, но там уже и не она. Огненные кулаки Вики обрушиваются на нападающих, заставляя вопить от боли. Со второго этажа прыгает десант. Шестнадцать клонов один за другим, кроша своими битами черепа врываются в толпу. Группа людей перед домом пытается атаковать, но не могут сделать и шага, прикованные к земле стальными цепями.

Перезаряжаюсь и отправляю на тот свет очередного стрелка.

Демон вырывает сердце у одного из нападающих и чертит кровью круг. Вскоре на этом месте появляются адские псы. Они тут же бросаются на стеллсера, терзая того прямо в невидимости.

Пара моих банок улетает за ворота, разбрасывая оставшихся и пытающихся сбежать ошметками по округе.

Я огляделся. Настоящая кровавая баня. Азарт боя стал медленно проходить, и, видимо, не только у меня. Вика, отвернувшись за угол, освобождала свой желудок от ужина. Ника слегка побледнела, но сдержалась. Да, видеть куски разорванных людей не очень приятно, даже если это ты сделал собственными руками. Ну, в данном случае, ногами.

— Собираемся. Пора уходить, — кивнул я ребятам.

«Полет»

Я залетел на второй этаж, следом запрыгнула Ника, Вика не стала отставать, как и Сережа, он зацепился за перила и подтянулся.

— П…ц! Молодцы, б…ть. Прыгуны е…ые. А я как должен туда забираться? — ворча себе под нос, шел к обломкам лестницы Заран. Он уже принял свое нормальное обличье.

Я собрался быстрее всех. Следующим из своей комнаты вышел демонолог несмотря на то, что поднялся он последним. Парень, видимо, не особенно разбирал свои сумки. Серега и девочки появились вскоре после него.

Мы призвали своих питомцев и выехали из двора. Только в этот момент показались другие жители и хозяева дома.

***

— Здравствуйте, — поймал я портного.

— Доброе утро, — зевая, ответил он на мое приветствие. — Пройдемте. Ваши вещи готовы.

— Здорово, — я с облегчением выдохнул. Боялся, что не успеют.

Мы зашли в импровизированную лавку. Ремесленник завернул за стойку и вытащил мешок.

— Вот, возьмите.

— Спасибо.

Я вышел из лавки и направился к ожидающим меня ребятам.

— Ника, это тебе. Вика, а это тебе.

Девочки взяли свертки и с любопытством их открыли.

— Офигеть! — произнесла Вика и тут же надела перчатки с металлическими пластинами на костяшках.

Их конструкция была сделана таким образом, что по факту это были кастеты, вшитые в перчатки. При этом они не мешали бить ребром ладони.

— Спасибо, — подошла ко мне вплотную Ника, поднялась на носочки и поцеловала.

Пластины на носках и пятках ее сапог тоже выглядели очень грозно.

— Пожалуйста. Девчата, это гномья сталь, так что не бойтесь отбивать ими оружие. Не сломаются.

— Гномья? — удивленно посмотрела на меня Ника. — Вот куда делся твой топор…

— Типа того. Но мне он сейчас и не нужен. Ввязываться в ближний бой с моей раной — самоубийство. Так что это теперь ваша забота.

— Не бойся, защитим твою тушку, — хмыкнула Вика. — Я днем, она ночью.

— А это мне? — тут же обратил внимание Заран на третий сверток.

— Нет. Мне.

— А мне что? — обиженно посмотрел он на меня. — Знаешь, я ведь тоже люблю подарки.

— Тебе это, — усмехнулся я и протянул демонологу подобие перчатки. Тонкие цепи объединяли между собой браслет и пять когтей — вместилище для пальцев.

Парень тут же надел обновку и влюбленно уставился на нее.

— Леший, это нечто!

— Будь аккуратен, они острые. На концах небольшие лезвия, чтобы тебе каждый раз не приходилось доставать нож, кромсать тело.

— Блин, Леший! — парень прыгнул на меня и начал обнимать. — Хочешь, я тебя тоже поцелую, как Ника?

— Нет, спасибо, — отказался я от такого подарка. — Они из обычной стали, так что не принимай на них удар оружия. Так, теперь Серега.

— И для меня что-то есть? — удивился парень.

— Да, держи, — я протянул Клону еще один сверток.

— Что это? — парень открыл свой подарок и присвистнул.

— Кольчуга. Твоя кевларовая броня, конечно, хороша, но дополнительная защита не помешает.

— Блин, спасибо. Классная вещь.

— Хорошо, тогда давайте быстро наденем свои обновки и выдвигаемся.

— А мы уже не вернемся? — посмотрела на меня Ника.

— Нет. Опасно тут слишком. Да и своим ходом за оставшиеся пять дней до Ростова мы точно успеем добраться, даже если будем по дороге травки разные собирать.

Я спрятался за Мишкой, чтобы надеть свою обновку. Точнее, свою старую одежду. Брюки и куртка, сделанные гномами, были залатаны, а внутрь зашита кольчуга. Да, это будет мешать, если я вступлю в ближний бой, но, надеюсь, мне не придется встречать противника лицом к лицу. С моей раной это не самый лучший вариант, а кольчуга — хоть какая-то дополнительная защита.

Я осмотрел места повреждений на плече и груди. Заплатки видны, но не сильно. Главное, теперь моя шкурка в чуть большей безопасности. Хотя, в новом мире ничто не факт.

— Ну, что, поехали? — вышел я к своим.

— О…ть! — тут же отреагировал Заран. — Ты прямо как какой-то князь тьмы. Весь в черном!

— Ага, — согласился с ним Сережа. — Круто смотрится.

— И очень сексуально, — шепнула на ухо Ника.

— Ну, все, хорош меня рассматривать. Поехали уже.

Мы разместились на своих скакунах. Вика по привычке села с Сережей, а ее сестра — передо мной.

Мы развернулись в сторону леса. По дороге быстрее, но высматривать в каждом встречном врага нет никакого желания. Так что лучше так.

Ехали мы весь день. По дороге нам встретились семь клыкастых оленей. Они решили нами полакомиться, и трое умерли тут же. Девочки и Серега без вопросов начали их кромсать. Еле успел их остановить. Оставшихся четверых я взял под «Контроль». Троих из них мы оседлали. Мишка отправился кушать, а мы с Никой и Викой сели по отдельности на монстров и отправились в путь. Первое время девочки упрямились, но я надавил на их совесть, объяснив, что и Мишке, и коню Сереги нужен отдых. Только так удалось их убедить.

Дальнейшая поездка пошла уже лучше, я вновь принялся рассказывать девочкам о монстрах и алхимии. Сережа тоже прислушался, а вот Зарану было пофигу. Он сначала пытался нас отвлекать, а потом просто игрался со своей перчаткой, дырявя ей все, что найдет и подберет. В ход шли листья, лепестки и даже куртка Сережи, на что тот сильно рассердился и гонялся за другом по поляне, но к моему удивлению, адский скакун оказался быстрее белого коня. В общем, хулиган остался безнаказанным. Весь день прошел в относительном спокойствии. Встречные монстры не составляли ни для кого угрозы, а людей мы не видели. К вечеру разбили лагерь на небольшой полянке.

— Это одно из твоих зелий? — заинтересовался Клон, смотря, как я опаиваю оленей на ночь.

— Да, спать будут, как миленькие. Завтра дам противоядие, и проснутся.

— А если их пнуть? — заинтересовался Заран и уже занес ногу для удара.

— Проснутся и вставят тебе по самые гланды, — предупредил я его. — А я им в этом помогу.

— Ладно, ладно, — примирительно развел руками демонолог и пошел к костру.

Я с легкой грустью отложил опустевшую бутылку из-под зелья. Осталась всего одна такая, завтра надо будет еще сделать.

— Ребят, ужин готов, присаживайтесь, — позвала Вика.

— На Мишку тоже сделали? — посмотрел я на небольшой чан.

— Зачем? — удивилась наша повариха. — Он же сам питается.

— Да, но сегодня у него времени не много было. Он ведь нас возил полдня. Ладно накладывайте себе, а мою порцию вместе с остатками отдадим здоровяку.

— А ты что будешь есть? — Удивилась Ника.

— Из запасов мяса возьму.

— Может, тогда все по чуть… — начала было она, но я ее остановил.

— Ник, накладывайте себе нормально.

Зазвенел половник, и вскоре ребята начали рассаживаться. Я же понес своему другу порцию каши.

— Возьми и мою, — протянул миску Сережа. — Что-то у меня совсем аппетита нет.

— Серый…

— Пожалуйста, — посмотрел он мне в глаза.

Я покачал головой, но еду взял.

Обе металлические миски оказались перед моим здоровяком. Медведь принюхался, сунул нос, обжегся и тут же замахнулся, чтобы перевернуть посуду.

— Я те дам, — тут же остановил я его. — Жди, пока остынет.

— Ур-р-рар-р-р, — Мишка совсем по-человечески начал дуть на еду и медленно ее есть.

Я вернулся к костру и достал вяленое мяса. Кусок кинул Сереге. Он с благодарностью его принял. Сестры явно чувствовали себя не в своей тарелке из-за ситуации с Мишкой, а вот Заран лопал за милую душу. Вот кому на все наплевать.

Поужинав, мы улеглись спать. Даже Мишка буквально вырубился. Видимо, устал. Первыми на дежурство вызвались демонолог и Сережа.

***

Костер тихо трещал, будто пел колыбельную для спящих людей. Из уст одной из рыжих близняшек послышался легкий храп.

— Б…, и как ты с ней спишь? — удивился Заран, смотря на Вику.

— Так мы и не спим вместе, — грустно вздохнул Сережа.

— Как это?

— А вот так. Мы с ней как-то общались. Я спрашивал, почему она тебя так не любит.

— И что? — пододвинулся ближе демонолог, отхлебнув вина из бутылки.

— Пил бы ты поменьше, тем более, на посту, — осуждающе посмотрел на него друг.

— Мне кровь восстанавливать надо. Знаешь, сколько ее на призыв уходит?! — возмутился тот.

— Ладно, я тебе не мамочка. Но от вина в сон клонить начнет.

— Да пох…, ты рассказывай, что там с Викой.

— Только между нами, ладно? — строго посмотрел в глаза друга Клон.

— Ясен х…, б… буду.

Сережа тяжело вздохнул и продолжил:

— Если я правильно понял, она раньше постоянно с отморозками разных мастей общалась. Они за ней ухаживали, но она всех отшивала. Видимо, нравилось ей это. Такая желанная и недоступная. В общем, однажды ее чем-то опоили, ну, и всей толпой ее… а на следующий день пришли и говорят: «все, красавица, ты у нас на крючке» и видео показывают, где ее все и по очереди, и во все щели, и… короче, суки конченные.

— Вот пи…сы, — сжал кулаки Заран.

— Ага. Она их там на месте отмутузила и телефон сломала. Сказал, что, если что, каждого найдет и яйца оторвет. Ну, они и отстали. А потом этот конец света, все дела. Короче, в итоге она к ним же в лапы попала. Некий Фюрер там заправлял, это он тогда с телефоном пришел. Ему она челюсть и сломала вместе с пальцами. И, в общем, ее ад продолжился…

— П…ц, — демонолог с жалостью посмотрел на храпящую девушку.

— Угу. А у нее больше мужчин и не было никогда. То есть, сексом она занималась только против своей воли. Всю жизнь. Вот и просит меня не торопить.

— Вон оно как, — вздохнул Заран и отпил из бутылки. — А что с этим Фюрером-то стало?

— Да Леший его задницей на трубу какую-то насадил, — хищно улыбнулся Клон. — Вика говорила, что этот г…н анальный секс предпочитал. Вот и получил, что любил.

— Да уж, — демонолог встал и направился к кустам.

— Ты поссать?

— Ага.

— Притормози, я с тобой.

— Пойдем, — хмыкнул парень. — Скрестим струи.

Ребята зашли за кусты. Заран расстегнул ширинку и с удовольствием закатил глаза. На его рот внезапно легла рука, а спину пронзило болью. Сергей взглянул в глаза бывшему другу.

— Прости, старик. Слишком уж большая цена за Лешего. А ты ведь не согласился бы на предательство.

Жизнь ушла из глаз молодого неформала. Его бывший друг положил безвольное тело со стеклянными глазами на землю, и, развернувшись, двинулся в сторону лагеря. Кровь капала с ножа в его руке. А позади него остался труп демонолога.

***

Я проснулся от прикосновения и тут же потянулся к ножу, но мои руки оказались скованными. Оглянувшись, увидел, что клоны Сережи стоят рядом с девочками. А сам он, видимо, сидит у костра. На шее у Ники и Вики кожаные ремни. У меня тоже что-то такое есть.

— Серый, какого х…я?!

— Прости, Леший, — печально вздыхает парень. — Я вчера по городу ходил, знаешь, что за твою голову Сирис дает божественное умение? А если привести тебя живым, даст три. Три божественных умения, Леший! Ты представляешь, что это такое?! Да, я видел твои умения и слышал кое-что от девочек. У тебя есть возможности, которые не описаны ни в одной ветви умений. А это значит, что получил ты их от богов. Черт. У тебя, блин, все есть! А за что оно тебе все дано? Ты ведь е…шь ту, чью мать убил. Как это вообще понимать?! Нет, так не должно быть. Сила должна принадлежать тем, кто ее достоин!

— Сережа… — тихо прошептала Вика, смотря в глаза своего уже бывшего парня. — Это ведь неправда? Ты ведь не такой.

— А какой я, Вика? — посмотрел он на нее в ответ. — Ты вообще пыталась понять, какой я? Ты задумывалась об этом? Меня унижали всю жизнь. И сколько бы я ни карабкался, в итоге меня сбрасывали вниз вот такие, как он! Те, кто ничего не добился, те, кому все давалось сразу и просто так. Почему им, а не мне?! Мне двадцать шесть лет, и я ничего не смог добиться. Из-за таких вот уродов!

— Где Заран? — я уже попробовал использовать все свои умения, но ни одно из них не прошло.

— Мертв, — хмыкнул парень.

— Как мертв?! — ярость буквально закипела внутри меня.

— Я его убил. В спину, ножом. Ничему ведь парень не учится. Ведь его столько раз предавали…

— Сука… — я начал натягивать цепи, которыми был прикован к земле.

— Бесполезно, — покачал головой убийца. — Это рабский ошейник. Внутри него скрыт кристалл, который блокирует любые умения и характеристики. Это не магия, ты ничего не сможешь сделать. По факту вы сейчас те люди, которыми и были до конца света.

— Тварь! Мишка, сюда!

Ничего. Медведь мирно спит, не желая просыпаться или перемещаться ко мне.

— Жги!

Но и «Рука ифрита» никак не реагирует.

— Тоже бесполезно, — хмыкнул этот п…с. — Нельзя такие вещи выбрасывать.

Он показал мне на пустую бутылку из-под зелья. Он усыпил моего медведя. Сука…

— Сережа… — все не могла поверить в происходящее Вика. — Ты ведь шутишь, правда? Это ведь какой-то розыгрыш…

— Нет, — грустно покачал головой парень. — Знаешь, вы обе не нужны богу лжи, и за вас цены нет, но я узнал, где можно вас продать. Представляете, работорговля в России в полном ходу. И за двух красивых близняшек, уверен, мне неплохо так заплатят. Не смотри на меня так. Я не хотел этого делать с тобой. Но посуди здраво, вы почему-то так любите этого г…на, что ни за что не согласились бы простить меня за его убийство, хотя его за смерть матери уже простили.

Сергей злобно сплюнул на землю.

Хлопок, и один его клон внезапно исчез.

— Какого х…я?! — тут же подпрыгнул предатель.

Хлопок, и еще один его клон исчезает. А потом еще и еще. Ублюдок крутится, пытаясь найти нападающего, но никого не видно. Только периодически появляется какая-то черная линия и убивает его клонов.

— Сука, кто ты?!

Хлопок, и последний его клон исчезает.

— Кто я? — слышится тихий шепот, и в зону, освященную костром, входит Заран, смотря исподлобья на своего убийцу. — Я твой пи…ц.

— Ты же мертв, — с расширенными глазами смотрит на своего бывшего товарища Клон.

— А теперь умрешь ты, — шипит демонолог, и глаза его загораются красным пламенем.

Это пламя появляется под ногами Сергея, поджигая его. Предатель начинает гореть. Пламя поглощает его, заставляя кожу пузыриться и лопаться. Он кричит, и падает. Он катается по полу, пытаясь сбить пламя, но у него ничего не получается. Магическое пламя съедает его.

— Этот огонь сжигает не только тело, — тихо шепчет Заран. — Твоей душе тоже п…зда. Тебе не видеть ни того света, ни этого, мразь.

Крик Клона прекращается. Он остается лежать на земле, скрюченный и обугленный. Мои цепи спадают, и я тут же берусь за ошейник, пытаясь его сорвать.

— Подожди, помогу, — подходит мой друг и разрезает стальными когтями кожаную полоску.

XX

После ночного происшествия говорить ни у кого не было ни сил, ни желания. Мы просто отправились дальше. Каждый думал о своем. Лично я пытался понять, как мог подпустить близко такую тварь. Почему я стал доверять людям? Да, мы были вместе не в одном бою. Да, мы многое делали вместе, ели, спали. Я начал доверять ему, и тогда он ударил. Лучший момент. И ведь из-за этого мог погибнуть не только я, но еще и девочки. Хотя, глядя на Вику, складывается ощущение, что она предпочла бы умереть. Девушка сейчас ехала на олене вместе со своей сестрой. Ника решила не оставлять ее в таком настроении и обнимала, сидя сзади. Она явно нескоро сможет отойти от этого всего.

— Заран, — обратился я к парню.

— М? — посмотрел он на меня.

— Тебя ведь и раньше предавали?

— Много раз, — хмыкнул он. — Когда мне было два года, мой старший брат скинул меня со второго этажа. Ему было всего четыре, но уже тогда он меня ненавидел из-за того, что родители уделяли мне все внимание. Падла.

— Как ты можешь доверять людям после таких вещей? — посмотрела на него Ника.

— Да как… — потер шею наш товарищ. — Понимаешь, можно закрыться от людей, спрятаться за стеной равнодушия, презрения, высокомерия и так далее, но так ты никогда не сможешь дышать полной грудью. Не сможешь жить, наслаждаясь каждым днем. Вся твоя жизнь превращается в побег от себя самого. Ты начинаешь бояться. Бояться окружающих, бояться себя. А такая жизнь хуже смерти.

— Заран, это точно ты? — с недоверием посмотрел я на парня. — Столько сказал и ни одного мата.

— Ой, б…, сорян. Х…ня всякая в голову лезет, — хмыкнул он в ответ.

— Тебе лишь бы поржать, — зло прорычала Вика.

— Не лишь бы, сестренка, — покачал он головой. — Я знаю, что ты чувствуешь. И это не образно.

Парень снял с себя майку и показал шрамы на спине.

— Это моя плата за доверие. Когда-то я тоже любил. И тоже был предан.

— За что? — посмотрел я на друга.

— За брата, — грустно вздохнул он. — Он пытался убить меня и подослал на это дело лучшую убийцу. Мы жили вместе три года. Три е…х года…

— А зачем он хотел убить тебя? — удивилась Ника.

— У нас была богатая семья. Меня родители любили и собирались все завещать мне, а он… ну, в общем, это такие моменты, не особо важные.

— Понятно, — хмыкнул я. — Останавливаемся на обед.

Мы подъехали к большому дубу и начали разворачивать лагерь. Только Вика сидела ни жива ни мертва. Она никак не реагировала ни на слова, ни на действия. Словно безвольная кукла. Даже шутки Зарана не имели никакого эффекта. Тогда парень посерьезнел. Он подошел к ней сзади и крепко обнял. Девушка попыталась высвободиться, но он ее не отпустил, только еще больше сжал.

— Пусти, — тихо сказала она.

Он не ответил.

— Пусти, больно! — снова сказала девушка, при этом не проявляя особой агрессии.

Ника направилась было на помощь сестре, но я остановил ее. Заран может быть кем угодно, но не дураком.

— Кричи, — тихо проговорил он. — Когда человеку больно, он кричит. КРИЧИ!

— А-А-А-А-А-А-А-А-А! — раздался вопль из горла девушки. — А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

Из ее глаз полились слезы. Она пыталась согнуться, но демонолог крепко держал ее.

— ЗА ЧТО-О-О-О-О?! — продолжила Вика кричать. — Я ВЕДЬ ЛЮБИЛА ТЕБЯ. Я БЫ ЖИЗНЬ ЗА ТЕБЯ ОТДАЛА. За что…

Крик постепенно стихал, превращаясь в хныканья.

— Заран, за что он так со мной? — Вика уткнулась в грудь парня и продолжила плакать.

— Он просто был таким, — тихо проговорил демонолог. — Не вини себя. Ты тут не при чем.

Ника подошла и обняла сестру со спины. Если честно, во мне тоже появилось жуткое желание ее поддержать. Меня буквально разрывало от ее крика и слез. Это, наверное, самое ужасное чувство. Когда знаешь, как больно твоему близкому человеку, но ничего не можешь сделать.

— Ур-рар.

— Все хорошо, Мишка, — я погладил своего питомца по голове.

Да, Вика придет в себя нескоро, а забыть о случившемся не сможет никогда. Это ее проклятье. Кто-то в такой ситуации сказал бы: «это опыт». В жопу такой опыт. Слишком у него большая стоимость.

Ладно, ехать сегодня уже никуда не будем.

Достаю бутылку со снотворным и опаиваю оленей, после чего разворачиваюсь к ребятам. Стоят все так же в обнимку. Девочки плачут, а Заран просто молчит. Ладно, схожу пока за хворостом. Да и зелье снотворное нужно сварить. Заканчивается.

Прогулявшись по лесу, набрал хорошую охапку сухих ветвей и поймал зайца. Когда я вернулся в лагерь, ситуация уже изменилась. Заран разливал вино и рассказывал истории. Люди делились болью, сближаясь и как бы вылечивая друг друга. Боль может сплотить людей.

— Леший, давай к нам? — позвал меня демонолог.

— Да, конечно, — кивнул я ему. — Ты наливай, я сейчас подойду.

Наскоро разделав зайца, я смазал тушку специями и соорудил что-то типа вертела. Мясо постепенно начало жариться, а я принял из рук друга пластиковый стакан с вином.

— Так, ну раз ты только подошел, то с тебя и история, — тут же заявил демонолог.

— Вот как? Ладно, и на какую тематику?

— Да без разницы, — пожал он плечами.

Девушки заинтересованно посмотрели на меня, а Ника подсела ближе, прижимаясь. Видимо, алкоголь уже дал о себе знать.

— Ну, раз без разницы, то слушайте, — хмыкнул я. — Я учился в медицинской академии и жил в общежитии. Как-то раз я остался в нем летом. Нужно было ремонт сделать. В это время ко мне пришел один мой товарищ. Он в общаге не жил, а чтобы попасть внутрь, нужно было пройти семь кругов ада, поэтому я просто затащил его через окно. Сидим мы, значит, кушаем и болтаем. Вдруг стук в дверь. Коля, друг мой, тут же под кровать. Ну, мало ли, вдруг комендант. Меня за это выкинуть из общаги могли. Ну, я подхожу, открываю. А там две девочки с нашего этажа. Говорят, им велели двери покрасить. Я же давай их убеждать, мол, дверь же нормальная, и ничего не надо. Практически уже убедил, а одна такая: «А давайте у коменданта спросим». Не успел я ее остановить как она: «А вот и он. Геннадий Алексеевич, а эту дверь надо красить?». Ну, у меня сердце в пятки, комендант такой старый мужик советской закалки, заходит, осматривается сурово и говорит: «Так, Нерим, девочкам не мешай, сходи лучше краску принеси». Я, вспомнив всех родичей коменданта и девочек, отправляюсь на склад. Дальше мне рассказал друг. Говорит, выходишь ты, значит и комендант за тобой. А девчата подошли к нашему столу, и говорит одна другой: «Блин, я жрать хочу, может, перекусим?» Та ей: «Не удобно вот так, без спроса». А эта: «Да ничего, Олег добрый парень». Ну, тут мой товарищ не выдержал и как скажет громоподобным голосом: «БОГ НАКАЖЕТ!»

Я ухмыльнулся, вспомнив старую историю, девочки тоже заулыбались, а вот Заран вытирал слезы, хохоча, как бешеный.

— И что случилось дальше? — спросила Вика.

— Да ничего. Девочки меня не сдали. Правда, потребовали бутылку шампанского взамен.

— Так значит, тебя Олег зовут? — отхохотавшись, спросил Заран.

— Олег Федорович Нерим, — кивнул я ему. — Но так меня звали раньше. Теперь я Леший.

Мы продолжили выпивать и общаться. Грустные истории сменялись веселыми. Девочки же в основном рассказывали вместе, дополняя друг дружку. Мясо было успешно съедено, а запасы демонолога выпиты. Вечер был веселым, но горький привкус не пропадал. Веселье не развеяло воспоминаний о Сергее. Эта история еще долго будет грызть всех нас. И не забудется, наверное, никогда. Но сегодня вечером, мы будем спать спокойно. А на страже постоит Мишка.

***

К обеду следующего дня мы добрались до города. Не успели закупиться продуктами в Волгограде, поэтому решили заехать. Однако на подходе мне стало как-то не по себе. В городе что-то происходит. Атмосфера тут довольно тяжелая. Мелкие монстры на улице грызут тело какого-то бедолаги. Я разогнал монстриков и присмотрелся. Умер недавно, но непонятно, от чего. Никаких серьезных ран не видно. Я проверил «Руку ифрита». Шкала заполнена, а значит, огонь можно использовать практически в любое время.

— Уходим, — махнул я ребятам и развернул оленя.

— Стоять! — тут же подбежал ко мне какой-то парень. Он глянул на тело, сморщился и перевел взгляд на меня. — Это вы его?

— Нет, — покачал я головой. — Что тут происходит?

— Болезнь, — печально вздохнул он. — В городе эпидемия.

— Ладно. Удачи вам, мы тогда поехали.

— Нельзя, — покачал он головой и перехватил свой арбалет. — Вы уже заразились. Не распространяйте чуму. Езжайте в больницу.

— Это ты с чего решил? — удивился я такому повороту.

— Глаза, — печально вздохнул он.

Только сейчас я заметил, что белок глаз парня практически весь красный.

— В первую очередь краснеют глаза.

Ника тут же посмотрела на меня и сглотнула.

— Леший…

— Что там? — в груди стало как-то липко.

— У тебя белок то краснеет, то белеет. Сосуды лопаются и восстанавливаются.

— У вас, видимо, «Регенерация» или что-то похожее. Соболезную. Если болезнь лечить, она еще сильнее воздействует. У одного моего знакомого была «Регенерация»…

Я посмотрел на своих друзей. У всех обнаружился один и тот же симптом. Может, конечно, из-за вчерашнего вечера, но…

— Лекарство есть?

— Вы лучше это в больнице уточните, — пожал плечами парень.

Ладно, выбор не велик. Лучше поеду, узнаю, что тут к чему.

Мы двинулись по улице в центр города. Пустующие дома, и всюду запах смерти. Впереди послышался шум, и мы немного ускорились.

— Возвращайтесь домой! — орал какой-то мужик. Рассмотреть его я не смог, так как он стоял спиной. — Город никто не покинет! Лекарство уже изобретается.

Перед мужчиной толпа людей, которые требуют их немедленно выпустить, но он вместе с отрядом, перекрывшим дорогу, никого пропускать не собирается. Кроме того, обещает применить силу, если кто-то попробует прорваться. Угрозы действуют. Все-таки его уровень сорок пятый, у его ребят тридцатые, а среди народа и десятых не видно.

— Что у вас происходит? — обратился я к мужчине, как только мы подъехали.

Тот резко обернулся и выматерился.

— Ты кто такой? Откуда взялся?

— Только приехал.

— А ты не видел надписи, что въезд воспрещен? Да и Миша должен был остановить всех въезжающих!

— Надписей не видел. А Миша — это такой темноволосый высокий парень?

— Да.

— Мы нашли его тело на въезде в город.

— Твою мать, — потер мужчина переносицу. — С утра же нормальный был.

— Так что у вас происходит? Нас встретил какой-то парень и послал в больницу.

— Чума. Она появилась около месяца назад, но уже сейчас унесла тысячи жизней. Мы ищем средство, — он посмотрел мне в глаза и грустно вздохнул. — И не у вас, а у нас.

— Да, я уже знаю, что заражен.

— Соболезную. Если лечить заболевание умениями, то это помогает ненадолго, а болезнь прогрессирует все больше.

— И сколько, по-вашему, у меня теперь времени?

— Сутки, может, чуть больше. Смотря насколько раскачано ваше умение. Может, даже дней шесть продержитесь.

— А если регенерация раз в минуту?

Он уважительно на меня посмотрел.

— Не знаю, у нас ни у кого не было этого уровня умения.

— Понятно. Как тебя зовут?

— Егор.

— Слушай, Егор, я алхимик, зелья делаю. Можно мне с вашими умами встретиться?

— Можно, — мужчина пожал плечами. — Езжай прямо по дороге, доедешь до улицы Ленина, сверни направо. И езжай прямо. Больницу увидишь.

— Хорошо. Спасибо! — нас пропустили и тут же схватили парнишку лет пятнадцати, который попробовал прорваться.

— Мы никого не пропустим! Вы хотите, чтобы чума по всему миру распространилась?! Если потребуется, я начну применять умения…

— И что теперь будет? — прошептала Ника.

— Не знаю, я пока с таким не сталкивался. Но нужно искать лекарство. Думаю, местные врачи что-то уже должны понять. Разузнаем у них, что к чему, и будем думать.

Мы дошли до указанной больницы. Людей здесь столько, что некоторых, видимо, пришлось расположить на улице.

— Эй, эта баба уже мертва! — кричит один из уличных пациентов, тощий и в очках. — Уберите ее отсюда! Воняет же!

Я посмотрел на его соседку. Действительно, труп. Зеленые мухи уже собираются на пиршество.

Мы прошли мимо тела и поднялись по ступеням. Стеклянная дверь заскрипела, и мы окунулись в гвалт сотен глоток. Все чего-то хотели, требовали, просили, угрожали. Пробиться к медсестре было крайне сложно, поэтому я решил даже не пытаться. Мне нужен главврач. Ну, или кто у них тут основной целитель?

Мы прошлись по больнице, стараясь не дышать. Запахи и на улице не вызывали аппетит, а тут даже моя мазь от комаров кажется французскими духами.

— Девушка, — я поймал за локоток пробегающую медсестру. — Не подскажете, где тут главврач?

— Реанимация. Второй этаж, третий корпус, — она вырвала руку и поспешила дальше.

Твою мать, и где тут третий корпус? Я посмотрел на Нику, но она лишь пожала плечами.

— Ладно, пойдем, поищем.

Мы вышли из здания и начали опрашивать народ. Откликнулась только одна женщина, но она послала нас совсем по другому адресу, известному каждому школьнику. Поэтому пришлось опять искать самим. Болезнь явно не поднимает настроение людям.

Спустя час блужданий мы все-таки нашли реанимацию и остановились у железной двери. Очередь здесь тоже была огромная. Персонал даже не открывал двери на крики.

— Да они издеваются!

Нет, я их понимаю, но если я не смогу с ними поговорить, то и помочь ничем не смогу, да и сам подохну через пару дней.

— Дай, я постучу, — подошла Вика и резко ударила, пробив в металлической двери дыру.

— Вы что творите! — завопила какая-то баба с той стороны двери.

Я нагнулся и, заглянув в дыру, посмотрел на пожилую медсестру.

— Мне срочно нужно встретиться с главврачом.

— У нас нет мест! Мы понимаем, что многие умирают, но мы ничего не можем с этим сделать! Уходите, пожалуйста. Афанасий Георгиевич пытается найти лекарство от чумы.

— И я как раз по этому поводу, я могу помочь.

Женщина задумалась.

— Чем? — в итоге все же спросила она.

— Многим. Позовите Афанасия или отведите меня к нему.

— Хорошо, я сейчас его позову. Но не ломайте больше двери!

Ждать пришлось еще около получаса, потом наконец-то послышался усталый мужской голос:

— Меня зовут Афанасий Георгиевич. С кем имею честь?

Врач нагнулся и заглянул в дыру с другой стороны двери. Выглядел он лет на шестьдесят. Измученный вид и полная безнадежность в глазах.

— Я Леший. Я исследую новые растения, грибы и животных. Думаю, мы можем друг другу помочь.

Снова наступила тишина, затем послышался скрежет открывающегося замка.

— Проходите, — пропустил нас Афанасий Георгиевич.

— Карапетян! Как там Карапетян Марина? — толкнула меня толстая дама.

Я аккуратно отодвинул ее, не обращая внимания на попытки прорваться, и зашел.

— Ребят, подождите на улице, пожалуйста! — крикнул я напоследок, и дверь тут же захлопнулась.

— Вы правда можете помочь?

Я осмотрел доктора более внимательно. Халат уже давно перестал быть белым. Пятна застывшей крови, грязь, блевотина.

— Могу попробовать. Но мне нужна информация.

Афанасий посмотрел мне прямо в глаза.

— «Регенерация»?

— Да.

— Значит, у вас самого не так много времени, но что знаю, расскажу. Пройдемте.

Он махнул рукой, пропуская меня вперед. На мне, конечно, ни халата, ни бахил, но сомневаюсь, что в данной ситуации это играет большую роль.

— Заражение началось относительно недавно, но жизни болезнь уносит тысячами. Все, что нам удалось установить: чума вызвана необычными бактериями, и они невосприимчивы ко всем имеющимся у нас антибиотикам. Видимо, мутации коснулись и микроорганизмов. С таким мы точно еще не сталкивались.

Я внимательно слушал врача и заодно смотрел на больных. У многих глаза были перевязаны, кровь текла из-под повязок. Текла из ушей и рта. Многих рвало. Сестры не успевали убирать за всеми. Мы прошли в открытую дверь. Здесь, судя по столу и телу на нем, операционная. Мужчина на столе каким-то чудом еще оставался жив, но это точно ненадолго. Его грудная клетка вскрыта, и я могу наблюдать, как лопаются сосуды в его сердце. Вокруг три медсестры и пожилой врач.

— Вот, познакомьтесь. Это Радмир Казбекович. Он наш ботаник.

Я поздоровался со старым кавказцем, опирающимся на трость.

— Леший.

— Леший? — удивился тот. — Ну, что ж, думаю, лесной дух нам сейчас и сможет помочь, больше никто. Я так понимаю, вы тоже в растениях разбираетесь?

— Немного, и в животных. Но в основном, в новых видах тех и других.

— Понятно. Смотрите…

Дальше мы пытались разобраться в растениях и грибах, которые знали под разными названиями. Врачи были не глупы и в первую очередь взялись за плесневые грибы, пытаясь изобрести новый пенициллин, но это у них не получилось. Работали над всем, чем только можно. Как над известными лекарствами из прошлой жизни, так и над новыми. За этот месяц доктора и ученые попробовали буквально все, но ни на шаг не приблизились к лекарству.

— Я вас понял, — кивнул я Радмиру. — Значит, в городе я сделать ничего не смогу. Нужно идти в лес.

— Исключено, — покачал головой Афанасий. — Вы можете заразить людей, вы представляете, сколько жизней унесет чума, если вырвется отсюда? Это недопустимо.

— Извините, уважаемый, но в противном случае, город погибнет. Вы же видите, никакого результата ваши исследования не дают. Нужно найти одно конкретное средство. И здесь его точно нет!

— Но…

— Фоня, ты знаешь, что он прав. Мы только из пустого в порожнее тут переливаем. Идите, молодой человек. Идите. Только не вздумайте там умирать.

— Черт с вами! — сдался главврач. Он взял маленькую бумажку и что-то там начиркал. — Передайте на выходе, и вас пропустят.

— Отдельно рекомендую идти на север, — снова взял слово кавказец. — Там есть хороший лес с богатой фауной и флорой. Он образовался недавно.

— Большое спасибо! Еще один вопрос. Мне нужен хороший микроскоп.

— Людочка, передайте молодому человеку мой исследовательский чемодан, — велел Радмир, после чего молоденькая девушка убежала и вернулась через пару минут с требуемым предметом.

Я поблагодарил врачей и вышел. Стараясь не оставаться здесь дольше, чем нужно, я быстро спустился вниз. На улице меня ждала компания вместе с Мишкой. Оленей усыпили. Я передал девочкам последнюю бутыль со снотворным еще утром.

— Ну, что? — тут же заинтересовалась Ника.

— Нам нужно в лес. Поехали.

Мы сели на Мишку и двинулись на север. Я стал чувствовать дискомфорт. Глаза болят, все тело крутит.

— Ника, посмотри в мои глаза? Как они?

— Белок почти весь красный. «Регенерация» не справляется, Леший.

— Значит, нам нужно спешить, — я похлопал по спине косолапого друга. — Гони изо всех сил, Мишка.

Мы рванули вперед. Город пролетел мимо. Перед нами появилась баррикада. Подъехав к парню, я протянул ему бумагу. Тот почитал, посмотрел на нас и кивнул. Нас пропустили.

Выбравшись из города, я направил своего медведя в сторону виднеющегося леса. Ребята скакали за мной, причем молчали все, даже Заран. Как только мы попали под кроны деревьев, я тут же остановил скакуна.

— Так, наша задача сейчас найти растения, которые стоят в гордом одиночестве.

— В каком смысле? — удивилась Вика.

— Некоторые растения выделяют специальные вещества, которые убивают другие растения и животных. Понимаешь?

— Понимаю, — кивнула девушка. — Не знаю, как это возможно, но понимаю, что ты хочешь. Разделимся?

— Да. Расходимся по кругу. Через три часа встречаемся тут.

Все кивнули и начали расходиться, пристально смотря по сторонам, я же пошел по своему направлению. Вокруг кустарники и травы, невысокие деревья. Насекомые и небольшие зверьки разбегаются в стороны. А я медленно передвигаюсь, рассматривая растения. Так, вот тут деревце, похожее на орешник. Сорвал пару листьев, пошел дальше. Кустарник колючий, и, видимо, живой. Сомневаюсь, что у него есть такие вещества, все-таки он своими ветвями атакует любого, кто близко подойдет, а листьями подметает землю, чтобы там не собирались чужие семена. Да уж, странное растение. Но все же, немного повоевав, я отрезал веточку, которая, даже отделенная от куста, попыталась меня атаковать. Пришлось получше ее упаковывать.

Через три часа блужданий я вернулся на точку сбора. Почесал нос и обнаружил кровь на пальцах. Времени все меньше.

Я распаковал чемодан ботаника и достал микроскоп вместе со всеми стеклышками и склянками. Намазал свою кровь на стекло, добавил немного растворителя, прижал другой прозрачной пластинкой и начал настраивать аппарат. Солнце еще не село, так что света хватало. Присмотревшись, я чуть не дернулся. Какие, в баню, бактерии?! Эти клетки просто огромные, они пожирают все до чего дотягиваются, но что подтверждает теорию врачей, ядер у них не видно. Микроорганизмы доели все, что смогли, и свернулись в шарики. Да уж, этих монстров победить будет куда сложнее.

— Ника, найди в чемодане глубокую тарелку и пестик. Разотри первую пару листьев. Мне нужен их сок. Ребят, вы на дальнейшие поиски.

Мои друзья тут же начали выполнять указания. Пестик застучал о ступку в руке Ники, и скоро она преподнесла мне первый препарат. Я капнул кровью на новое стеклышко, благо, крови полно. Она сочится из носа без остановки. Присмотрелся в микроскоп. Все те же паразиты уплетают мои клетки, наверняка причмокивают от удовольствия, твари. Капаю на кровь препарата, но эффекта никакого. Бактерии не обращают на него внимания.

— Не помогло, уберите эти растения в сторону и давайте следующее.

Мы продолжали исследования, стараясь найти лекарство. Со временем кровь начала сочиться из моих глаз. Рецепторы по всему телу вопили о помощи. Болело все внутри и снаружи, но отвлекаться нельзя. У меня не так много времени. Мы отбрасывали одно растение за другим. Ничего не подходило, а мое зрение все падало. Так продолжалось до тех пор, пока я не потер виски, прикрыв от усталости глаза, но вот открыть их уже не смог. Точнее, открыл, но толку от этого не было. Я перестал видеть.

— Ника, что у меня с глазами? — обратился я к девушке.

— Они залиты кровью, — ответила она мне через пару секунд — Кроме того, радужки совершенно не видно, как и зрачка.

— П…ц, — невесело констатировал Заран.

Не отвлекаться на адскую боль, терзающую все мое тело, у меня еще получалось, но без зрения я не смогу найти лекарство. Черт!

— Заран, отведи меня в сторону метров на десять, — я протянул руки, и товарищ их тут же подхватил.

Мы пошли в сторону. Я отсчитывал каждый шаг. Нельзя ошибиться. Когда мы прошли даже больше, чем нужно, я велел парню вернуться к девочкам и проследить, чтобы никто не подходил ко мне на десяток метров, после этого начал копошиться в своих воспоминаниях. Смерть Вьюги, предательство Сергея. Со временем что-то жахнуло. Видимо, «Ярость» сработала. Но мне это не помогло. Страшная боль продолжала терзать все мое тело.

— Веди меня обратно! — крикнул я демонологу, и вскоре почувствовал его руку.

— Не помогло? — поинтересовался он.

— Нет, — покачал я головой. — Видимо им и на температуру наплевать.

— П…ц, — констатировал он. — Но ты не переживай, Леший. Мы с этой х…й справимся.

— Конечно, — сказал я как можно спокойнее, ложась на какую-то подстилку. — Ника, стань моими глазами и рассказывай, что там происходит.

Ника начала рассказывать, что видит в микроскопе. Внезапно голова закружилась, и меня начало рвать. Моего лба коснулась чья-то рука. Видимо кто-то из девушек придерживал мою голову.

— Держись, Леший. Мы справимся. Мы победим этих тварей! — голос Вики. Значит, это она меня удерживает.

А у меня вдруг начало подниматься настроение. Так бывает, когда моя температура поднимается до тридцати девяти — сорока градусов.

— Работаем, Вика, времени мало!

Девушка отошла от меня, а я вдруг задумался, как хорошо, что мой нос потерял чувствительность.

— Блин, это что за ветка у тебя? Она пытается уползти! — прозвучал голос Вики — Лови ее!

— Поймала. Только эта тварь не хочет толочься. Постоянно пытается выбраться, — пожаловалась Вика.

— Дави ее! Дави!

Мне стало весело. Представляю, как это выглядит. Но веселье прервалось новым приступом рвоты и болью во всем теле. Меня снова придержали за лоб и умыли. Лица коснулось что-то влажное.

— Ур-р-рар! — проревел мне в ухо Мишка.

— Не бойся, здоровяк, со мной все будет хорошо.

— Результата нет! — дала заключение моя ученица. — Беру следующее растение.

Ника говорила обо всех своих действиях и изменениях, которых, к слову, не было. Так проходил один час за другим. В ход шли растения, грибы, да в общем, все, что только можно. Но эффекта не было никакого. А со временем я перестал слышать. Чувствительность также покинула меня. Я не знал, что с моим телом. Не видел и не слышал. Я ничего не чувствовал, оказавшись в черной страшной бездне бессилия. Я не потерял сознание и еще не умер. Постоянная головная боль продолжала терзать меня. Видимо, не все рецепторы вымерли. Но пока есть боль, есть и я.

***

— Ника, что там? — подбежала к сестре близняшка.

— Ничего, — ответила та. — Давай следующий.

— Да блин, он же умрет сейчас! — взвилась девушка.

— Я знаю, Вика! — оторвала взгляд от микроскопа ее сестра. — Знаю, и я не знаю, что делать.

— Да вы за…те х…й страдать! — прервал девушек демонолог. — Быстро за работу. Лешему не так много осталось.

Парень призвал суккубу и вложил ей в руку факел. Ночь уже начала входить в свои права, и нужен был свет. Много света. Ребята продолжили работать. Заран все больше отвлекался на Лешего, придерживая того. Мужчина дергался в судорогах, его рвало желчью, а на лицо было страшно посмотреть. Сплошная кровавая маска. Было видно, что осталось ему совсем недолго. Так продолжалось больше суток. Леший поражал своей живучестью. Он продолжал цепляться за жизнь, но в сознание не приходил…

— Есть! — внезапно закричала Ника. — Вика, прошлых растений натолки. Они уничтожили всех бактерий. Быстрее!

Девочки вместе принялись выжимать сок с растения и набирать в сосуд. После этого Ника достала шприц и ввела лекарство в вену своего возлюбленного.

— Что теперь? — подбежала Вика.

— Ясен х…й, ждать, — спокойно ответил парень, придерживая голову свою друга.

Леший уже давно закусывал ремень. Слишком сильно сжимал челюсти. Все его тело схватила судорога. Все мышцы сжались на максимум.

— У него ведь регенерация минута? Так ведь он сказал?

— Да, — кивнула Ника.

— Тогда ждем минуту и смотрим.

Время потянулось для ребят невыносимо долго. Они смотрели на своего друга и пытались найти в нем хоть какие-то улучшения. Но ничего не происходило.

— Не действует.

— Не может быть… — расширенными глазами смотрела на Лешего Ника. — Оно же сработало.

— Проверь еще раз, — велел ей демонолог.

Девушка тут же отправилась к своему импровизированному столу. Она провела новый эксперимент с той же жидкостью.

— Не работает, — обреченно обернулась она, до крови закусив губу.

Вика стояла, не зная, что делать.

— Та пластинка, на которой сработало, еще есть? — поинтересовался Заран.

— Да, — кивнула Ника.

— Капни туда еще немного крови.

Девушка не понимала, зачем, но выполнила указания. Она снова заглянула в глазок и удивленно произнесла:

— Они умирают.

— Отлично. Дай его сюда!

Заран принял из рук девушки маленькую стеклянную пластинку, когтем сделал надрез на коже больного и засунул пластину туда.

— Видимо, это какой-то вирус, — пояснил демонолог девушкам.

— Откуда ты знаешь? — с недоверием посмотрела на него Вика.

— В школе учился, — хмыкнул он в ответ. — Есть такие вирусы — бактериофаги. Они паразитируют исключительно на бактериях, поэтому Лешему ничего не грозит. Видимо, вирион попал случайно на листок или на само стекло. Не знаю, в общем, как он там оказался, но должно помочь.

Тело его друга расслабилось, и больной задышал более спокойно и размеренно. Кровь перестала течь. Он начал восстанавливаться.

— Дай шприц, — велел демонолог и протянул руку.

Вика передала ему требуемый предмет, после чего он набрал пару кубиков крови.

— Это лекарство, — объяснил он девочкам, после чего ввел себе немного крови друга. — Мы тоже заражены, не забыли?

Парень передал шприц обратно, и обе девушки вкололи себе кровь.

— Ну, вот, — хмыкнул Заран. — Теперь все мы связаны одной кровью.

***

Не знаю, когда я уснул. Просто в определенный момент боль пропала. Проснулся я от прикосновения рук к моему лицу. Открыв глаза, увидел лицо Ники.

— Доброе утро, — прошептала она мне.

— Доброе, — я улыбнулся девушке.

Смотрит на меня с такой нежностью, видимо, моя голова опять на ее коленях.

— Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо. Значит, вы все-таки справились? Лекарство найдено?

— Да, — улыбнулась она.

— Себе ввели? А то у тебя глаза красные, — забеспокоился я.

— Ввели, не переживай. Вроде помогло, но пока точно сказать не могу.

— Е…ть, помогло, конечно, — вмешался в разговор Заран. — А если что, с нами ходячее лекарство от всех бактерий.

Мне в двух словах объяснили, как удалось справиться с хворью.

— И все-таки, а откуда ты столько знаешь о вирусах? — вопросительно посмотрела на демонолога Вика.

— Да в школе этому учат, двоечница.

— Серьезно? И вот ты все помнишь со школьной программы?

— Ага, — кивнул он в ответ. — У меня память очень хорошая.

— Эй, ребят, а вы лекарство в город отвезли?

— Да когда? — удивился мой товарищ. — Мы только недавно тебя в норму привели.

— Тогда поспешим. Им лекарство сейчас очень нужно.

Я с трудом встал и направился к спящим оленям.

Видимо, чума не распространяется на животных. И, слава богу, Мишка от этой дряни не пострадал. Мы оседлали наших скакунов и понеслись в сторону города. Но стоило выбраться из леса, как я тут же притормозил медведя.

— Это еще что?

Небо багровело от всполохов огня. Город горел.

— О…ть.

— Поехали! Быстрее!

Мы вновь бросились вскачь, приближаясь к домам, горящим, как сухой хворост. Горели кирпичные дома, улицы. Горело все, а вокруг города стояли люди в костюмах химической защиты. На всей скорости подлетаю к ближайшему из них, спрыгиваю с Мишки и хватаю человека за грудки, поднимая вверх.

— Зачем?! За что?!

— Тихо! — раздается мужской голос. — Вы кто такой?

Ко мне сзади подходит человек в такой же защите.

— Какого хрена здесь происходит? Это вы их сожгли?! — ору я.

От города уже практически ничего не осталось. Не думаю, что кто-то смог спастись.

— Да. Два дня назад нам пришло письмо от Афанасия Георгиевича Ребиляева. Он рассказал, что в городе чума, и просил помощи.

— И это ваша помощь?! — взревел я в ответ.

— Послушай, парень, ты думаешь, нам приятно было смотреть, как горят еще живые люди? Мы никого не могли спасти! Сам Афанасий умер вчера вечером, а он, между прочим, был моим родным старшим братом! Они не нашли лекарство! Он умолял меня сжечь город, чтобы чума не распространилась, понимаешь ты?! Я не хотел этого делать, но иначе умерли бы все! От этой болезни нет лекарства!

— Есть! — я протянул ему склянку со своей кровью. — Я тоже был болен и ушел вместе с друзьями в лес в поисках этого самого лекарства. И мы нашли его.

— Как… — мужчина взял у меня из рук сосуд и посмотрел в мои глаза. — Это невозможно…

— Как видите, я здоров. А значит, возможно. В моей крови находится вирус. Он меня и вылечил.

— Невозможно… — продолжал утверждать мужчина. Он смотрел то на меня, то на сосуд, то на догорающий город. А потом просто опустился на землю. — Невозможно…

XXI

Оставшиеся несколько дней пути прошли без особых происшествий. Мы не закупились продуктами и решили, что в этом нет ничего страшного. До Ростова дотянем, а там будет видно. Промышляя охотой наш маленький отряд медленно, но верно добрался до города на Дону.

Здесь, как и в большинстве больших городов, царит относительный покой и порядок. По улицам ходят местные стражники, одетые в форму полицейских, магазины, школы и больницы открыты. В общем, практически мирная и размеренная жизнь. Мы проехали до главного железнодорожного вокзала и подошли к кассе.

— Здравствуйте, — обратился я к женщине лет сорока. — В направлении Ставрополя или Краснодара ходят поезда?

— Вам повезло, — кивнула кассир, смотря в какую-то большую тетрадь. — Завтра запускается рейс в Краснодар, отправление в восемь тридцать утра. Билет будете брать?

— Да, четыре, пожалуйста. Только подскажите, где тут у вас обменник?

— Вон та будка, — показала она рукой. — С вас тридцать две серебрушки.

— Хорошо, одну минуту.

Я обменял деньги и купил билеты.

— Б…я, за одну ночь мы не покуролесим, — почесал затылок демонолог. — Надо поторопиться.

— Заран, забудь, — остановил я его. — Мы не в той ситуации, чтобы привлекать к себе много внимания. Просто переночуем и уедем.

— Как? — удивился мой друг. — Первый раз в городе и ничего тут не начудим?

— Именно.

— Да е…на! Я так не играю.

— Заран, правда, мы устали. К черту все, пойдемте спать, — поддержала меня Вика.

— Пойдем. Так, где тут таксисты?

Мы завалились всей толпой в небольшой отель. Я снял отдельные номера для демонолога и каратистки, нам же с Никой — двухместный.

— Чур, я в душ первая! — заявила девушка и скрылась в ванной.

***

Заран вышел из ванной, вытирая волосы полотенцем. Ему очень нравилась их длина, но они требовали ухода и дополнительного времени в душе. Так что сейчас он мог поспорить с девушками в длительности купания. Через стену донеслись очень характерные звуки, и демонолог улыбнулся.

— Кролики, — покачал он головой.

Внезапный стук привлек внимание неформала. Он открыл дверь и тут же подскочил к стоящей в коридоре Вике. Она была красная. Дышала прерывисто, не могла поднять на него глаза. Он медленно повел ее к кровати, придерживая за талию.

— Заран, мне нужна твоя помощь, — прошептала рыжеволосая.

— Блин, ты, по ходу, не вылечилась, подожди минутку, я сейчас, — Заран достал нож и уже собрался пустить себе кровь, но Вика его остановила.

— Нет, это не болезнь. Подойди, пожалуйста.

Он, с недоверием смотря на подругу, сел рядом с ней.

— Мне очень нужна твоя помощь… — повторила она, свалила парня на кровать и начала забираться на него верхом, дыша прямо в шею.

— Вик, ты чего? — наконец-то поняв, чего от него хотят, демонолог даже задержал дыхание от неожиданности.

— Пожалуйста… — прошептала она ему прямо в ухо. — Помоги мне.

— Ну, раз ты просишь… — решился Заран и, схватив девушку за шею, впился в ее губы.

Ночь шла своим ходом, и в большом городе была масса своих больших и не очень проблем. Кто-то пришел с работы и тихо спал у себя дома, кто-то выходил на работу, а кто-то — на дело. Каждый был занят своими проблемами. Время летело очень быстро, и вскоре небо начало светлеть. Рассвет приближался, а в маленьком отеле все никак не могли уснуть четверо.

— Спасибо, — прошептала Вика, лежа на груди своего друга.

— Черт, я даже не знаю, что сказать, — пытаясь прийти в себя, проговорил демонолог. — Слушай, я знаю, что я мастер ломать такие моменты, но просто не могу не спросить. У вас же с Серегой ничего не было, так почему со мной?

В комнате наступила тишина. Девушка не отвечала, и парень уже проклял себя за любопытство. Он знал, что не должен в такой момент касаться больной темы, но его просто съедал изнутри этот вопрос.

— Понимаешь, — начала Вика, — с любимым человеком боишься. Очень многого боишься. А ты стал моим другом. Настоящим другом. Я очень благодарна тебе за поддержку и доверяю. Знаю, что ты все поймешь. И ничего не боюсь. Мы ведь друзья?

Каратистка подняла взгляд своих зеленых глаз на парня.

— Друзья, — улыбнулся он и погладил ее по волосам, после чего она легла ему обратно на грудь.

Снова наступила тишина. Волшебство момента никто не хотел нарушать. Идиллия и покой. Они не любили друг друга в привычном смысле этого слова, им просто было хорошо.

Через десяток минут Вика снова зашевелилась. Ее лицо начало краснеть, а дыхание участилось.

— Вот же неугомонные, — прошептала она.

— Что? — не расслышал Заран.

— Говорю, друг мой, не желаешь повторить?

***

Ночью мне поспать не удалось, поэтому, чтобы не вырубиться и не проспать поезд, я встал и отправился в душ. Сильный недосып плюс утомление делали свое дело, и, если честно, я еле держался, чтобы не отключиться. Пришлось заняться чем-нибудь отвлекающим. Хорошо бы зельями, но так я разбужу Нику, а этого совсем не хочется.

Я достал из рюкзака деревянную заготовку и нож по дереву и присел на стул у окна. Спящая Ника стала прекрасной моделью, и я начал вырезать ее образ. Так, за работой, я едва не пропустил момент подъема. Разбудив девушку, я вышел в коридор. Судя по ночным крикам, Заран тоже не выспался. Впрочем, как и его причина. Так что нужно поднимать и их. Я начал тарабанить в дверь ногой.

— Идите н…й! — послышался голос моего друга.

— Заран, подъем! Поезд проспишь.

— А, Леший, это ты? Да. Сейчас встаю.

— Чет я тебе не верю, вставай, говорю!

Дверца приоткрылась, и я увидел Вику, прикрывающуюся простыней.

— Не переживай, мы сейчас встанем, — сказала она, зевая. — Я его подниму.

— Хорошо, — не верить рыжей каратистке у меня нет ни единого повода.

Я вернулся в комнату, в душе слышится шум воды. Это хорошо, значит, Ника уже почти готова.

— Ай, больно… больно! — послышался из-за стены голос демонолога. — Ну, ты бешеная баба. Ай, да хватит! Встаю я, встаю!

Мои вещи уже были упакованы в сумки, так что времени на сборы мне тратить не пришлось. Мишку я еще вчера отправил за город. До Краснодара не больше суток пути, не думаю, что за это время с ним что-то может случиться. Тем более, что туши оленей послужат ему хорошей пищей.

Мы с Никой вышли из комнаты, и скоро к нам примкнула ее сестра вместе с зевающим Зараном.

— Нахрена так рано вставать? — произнес парень, пока девочки молча переглядывались и, играючи, щипали друг друга.

— Ничего не забыли? — посмотрел я на Вику.

Она отрицательно покачала головой в ответ.

— Тогда погнали.

Мы вышли и направились в сторону вокзала. Рассвет наступил относительно недавно, но город уже кипел жизнью. Люди шли по своим делам, зевая и даже не обращая внимания друг на друга. Мы же шли своей дорогой и вскоре уже стояли на перроне.

— Поезд Ростов-на-Дону — Краснодар. Нумерация вагонов с головы поезда! — прокричала какая-то женщина в рупор.

Мы прошли к своему вагону, передали билеты кондуктору и поднялись. К моему неописуемому счастью, наши места были в купе. Войдя, не сговариваясь и не раздеваясь, мы тут же завалились спать.

***

— Извините. Простите, пожалуйста.

Я открыл глаза и посмотрел на говорившего мужчину в форме РЖД.

— Что такое?

— Это не вы Леший?

Наш разговор разбудил и остальных ребят. Они недовольно крутились и смотрели на проводника.

— Я, — кивнул я мужчине.

И только тут до меня дошло, что я не говорил им своего имени, он точно не мог его знать.

Резко спрыгнув со второй полки, я достал нож.

— Ты кто?

— Я просто проводник, — выставил руки вперед мужчина. — Там это… ждут вас.

— Кто? — с недоумением посмотрел я на него.

— Они, — он кивнул на окно, и только сейчас я заметил, что мы никуда не едем.

Я протер запотевшее стекло и обалдел от увиденного.

— Твою мать…

Сколько их тут? Не одна ведь тысяча. Скорее всего, окружили поезд.

— Простите, они сказали, что если мы не выдадим Лешего, то они убьют всех, — виновато произнес проводник.

— Х…я тут сказочки! — посмотрел в окно Заран. — А чего вы их не переехали?

— Они пути заградили какими-то бревнами…

— Понятно, — кивнул я, взял сумку и пошел на выход.

— Тормози! — тут же выкрикнул демонолог и вместе с близняшками выбежал вслед за мной.

— Так, вы остаетесь здесь, — развернулся я к ребятам.

— С чего вдруг? — хмыкнул Заран, надевая свои когти.

— Не заставляй меня брать вас под контроль, — предупредил я его.

— Ты считаешь, что это твой выбор? — посмотрела мне в глаза Ника. — Каждый из нас решает сам, как поступить. Не стоит брать всю ответственность на себя. Читай на Книгоед.нет

Я немного поиграл желваками, смотря в глаза каждому из моих друзей, но никто из них не отвел взгляд. Я покачал головой и пошел дальше. Спрыгнув с поезда, наконец-то смог увидеть всю картинку, и вот тут мое сердце екнуло: поезд действительно окружен. Причем не тысячей, а десятком тысяч человек. На земле воины с разнообразным оружием и питомцами, в небе маги, и лучники на летающих тварях. Главный у них — полноватый мужчина в золотом одеянии жреца Сириса. Он стоит немного впереди и смотрит на всех с какой-то надменностью. Скорее всего, апостол.

— Е…ть-копать! — присвистнул Заран. — Это сколько же халявного опыта!

— Уходите, — прошептал я ему. — Это мой бой. Я буду биться один.

— Не один, — прошептал ветер голосом Киары, а справа от меня открылся портал.

— Как ты там говорил? Если даже весь мир будет против тебя? — улыбнулся Ден, выходя на поляну. — Привет, Леший.

Парень обнял меня, а я просто не знал, что сказать. К горлу подкатил ком.

— Леший, нам тут сказали, что у тебя разборки. Мы вот и пришли вписаться, — из другого портала вышла четверка Ниндзи.

— Ну, что, порвем им жопы на немецкий флаг? — ухмыльнулся Чича.

— Да убери ты свою дурь! Такой момент ломаешь!

Обернувшись, я увидел Диму Миксера, а за ним и других ребят: Оля Шепот, Ангелина Стрела, Марат Молния и многие другие наемники из ОВН.

— Эк ты тут встрял, приятель. Ну, никуда тебя одного отпускать нельзя.

— Митрич, — я обнял старого друга.

Он вместе со своей собакой и парой десятков охотников тоже был тут. Среди них была и старушка Софа с большим мешком, видимо, полным зелий. Рядом с ней стояла красавица, в которой я с трудом узнал Катю, ее внучку.

— Леший, мы помним нашу клятву, — недалеко появилась группа людей.

Они были в различных одеждах, но объединяло их одно — нашивка в виде бычьей головы на груди.

— Омар… — прошептал я, смотря на старика, их предводителя. Я ведь совсем забыл о них. Мы встречались еще в самом начале моего пути.

— Кажется, я должна была тебе за это колечко? — тихо прошептала Дара, заставив меня обернуться.

Гномка улыбалась, довольная произведенным эффектом.

— Танки в круг, ближники за ними, дальники в центр!

Я с распахнутыми глазами наблюдал, как из различных порталов выходят сотни закованных в сталь людей. В передних рядах — Михей. Он машет мне и надевает свой шлем.

— Здорово, бродяга! — подходит полковник.

— Леха! — я крепко обнимаю старого друга.

— Про меня тоже не забудь, — появляется рядом с ним блондинка.

— Ви!

Девушка прыгает в мои объятия и тихо шепчет:

— Мы скучали.

— Командир, отряд мальчишек в полной боевой готовности! — шуточно отдает честь Пашка.

— Да какие вы мальчишки?! Лбы здоровые, — я улыбаюсь ему и обнимаю. — А где Таня и Индира? — задаю волнующий меня вопрос.

— Голову подними, — хмыкает полковник.

Я выполняю указание и вижу, как в небе над нами на вивернах летают десятки человек. На самой большой красной рептилии сидит Снежка и машет мне. Рядом с ней пролетает Индира в своем извечном белом халате.

Ну, раз такие дела, нужно и здоровяка позвать на веселуху.

— Мишка, сюда!

— В атаку! — звучит приказ, и на нас несется вся толпа противников.

— За справедливость! — слышится клич Германа, и сбоку врезаются последователи Бгорта.

— Во имя Подземного! — с другой стороны, выходя из портала, сразу вступают в бой толпы гномов.

— Во имя природы! — с третьей стороны появляются дриады, энты и оборотни вместе с обычными людьми.

Но вдруг мир потух. Я перестаю что-то видеть.

***

Апостол осматривает поле будущей битвы. Происходящее ему не нравится, и он решает атаковать, пока все силы не успели развернуться.

— В атаку!

Он сам бежит во главе своего строя. Его цель — Леший.

— За справедливость! — враги появились, откуда не ждали.

— Во имя Подземного!

Гномы. Апостол сжимает челюсти от досады. Ничего, у него все еще больше людей.

— Во имя природы!

А вот это уже чересчур. Мужчина останавливается и поднимает свой клинок, начиная молитву. Его бог откликнулся, и все поглотила тьма. Тьма, которая застилает глаза врагам, но не последователям Сириса. Жрецы и послушники несутся на слепых, словно котята, противников. Льется кровь. Жрецы Гаруса развеивают тьму, но взамен ей приходят иллюзии. Они искажают реальные перемещения последователей Сириса, вводя обороняющихся в заблуждение и заставляя использовать навыки и тратить снаряды впустую. Кровь заливает поля. Легкое чувство тревоги заставляет апостола отвлечься от молитвы. Он поднимает глаза и замечает летящего на него противника. Невозможно! Ведь он сейчас невидим ни для кого!

Мужчина успевает поднять клинок, дарованный ему богом, и блокирует сильный одновременный удар двух мечей. Он смотрит в глаза нападавшему, но видит лишь красную повязку.

— Со мной эти фокусы не сработают, — произносит нападавший и начинает серию ударов двумя мечами.

Два апостола вступают поединок. Служитель бога войны, Дмитрий Миксер, наносит удар за ударом, привлекая все внимание к себе и не позволяя отвлечься. Но враги не спят. Десятки стрел взмывают в воздух. Миксер начинает вертеть свои клинки, используя «Вихрь лезвий» и уничтожая все снаряды, но надолго его так не хватит.

— Огонь! — кричит лучник своим подчиненным и сам спускает тетиву — Превратите его в подушку для иго…

Крик прерывается взрывом. Мужчину разрывает на куски, как и большую часть его людей. Взрывы гремят, убивая и разрывая последователей Сириса.

— Отличный бросок! — кричит девушка на большой красной виверне.

— Да, приловчилась немного, — улыбается ей Индира. — Таня, там!

Ее собеседница разворачивается и видит три десятка лучников на крылатых питомцах.

— За мной! — кричит девушка и идет на сближение с противником.

Когда враг оказывается на нужном расстоянии, девушка складывает руки в пистолетик и тихо произносит: «Бах». Из ее указательного пальца в сторону летающих монстров выстреливает один огненный шар за другим. Противники начинают петлять и пытаются ответить, но уже подоспели товарищи Снежки, и заклинания полетели массой, сбивая одного за другим. Ад в небе продолжался всего пару минут, но за это время несколько десятков людей вместе со своими питомцами лишились жизней.

— Таня, сзади! — послышался голос Индиры, но слишком поздно.

Пятнадцать лучников обошли магов с тыла и уже были готовы спустить тетиву. Снежка только успела подумать: «П…ц», как все пятнадцать врагов полетели вниз: их летающие питомцы впали в ступор и камнем рухнули с неба. Девушка нашла взглядом ухмыляющегося мужчину и прошептала: «Спасибо, Леший».

Но вот Лешему было не до благодарностей. Сейчас он держал под «Контролем» пятерых противников, на которых наседали их бывшие товарищи, пытающиеся прорваться к врагу номер один. Восьмерых он убил «Невидимой рукой», подняв небольшое бревно и размазав тела тонким слоем по земле. Он не видел только одного, подкравшегося к нему сзади, ассасина. Не видел он, но не демон. Огромное растение с громадной пастью мигом схватило невидимку и начало пережевывать, громко хрупая костями.

— А говорил, не надо, — хмыкнул Заран и полоснул по своей руке когтем.

Возле демонолога появился небольшой круг, в который он вложил чье-то сердце. Вскоре на этом месте появилась суккуба с соблазнительной фигурой и длинным хвостом.

— Работай, девочка, — велел он ей, и девочка заработала.

Она начала шептать какие-то непонятные слова. Никто не смог бы наверняка сказать, что она говорила. Но каждый слышал что-то посвященное именно ему. Созданное для него. Последователи Сириса начали тянуться к ней, а она выбрасывала свой острый хвост, удлиняющийся и пронизывающий одного врага за другим. А демонолог в это время призвал следующего монстра. Огромного рогатого демона, убитого некогда рыжими сестричками. Он тут же ринулся в бой, подбрасывая в небо первого встреченного врага. Человек от удара взлетел на порядочную высоту, где его скрутила раскаленная цепь, испепеляя вмиг.

Дара вертелась, находясь внутри огненного круга. Полностью обнаженная девушка метала свою цепь направо и налево, уничтожая всех врагов, которых видела. Ее движения были такими плавными, что просто завораживали.

— Хороша, чертовка, — восхищенно произнесла Юля.

— Не спи, — тут же взял тело под контроль Денис.

Он быстро выхватил свои щит и меч и встретил прыгнувшего на него врага, отталкивая его. Удар пылающим мечом стал последним для его противника. Но этот человек был не один. Толпа начала окружать юношу, на что он только хмыкнул и улыбнулся. Парень вертелся как уж, отбивая один удар за другим и пытаясь ответить. Но противники сохраняли безопасную для себя дистанцию, при этом не отходя далеко.

— Дай мне, — сменил хозяина Слава.

Парень обернулся зверем, похожим на волка, и прыгнул вперед, подминая людей под себя, и разрывая на куски когтями. Кровь и части тел начали разлетаться в стороны, а сзади уже неслись новые противники.

— Моя очередь, — вмешалась Юля, хищно улыбнувшись.

Она резко прыгнула вперед, проломив пяткой грудь жрецу Сириса, и оказалась в толпе. Девушка раздавала удары, калеча и убивая врагов.

— Осторожно!

Обернувшись, драчунья увидела, как рыжая девушка огненным кулаком проламывает череп человека, пытавшегося на нее напасть со спины.

— Неплохо дерешься, — произнесла Вика.

— Тринадцать! — раздалось с другой стороны Юли, и она увидела полную копию новой знакомой, только в коротких шортах и в кепке.

— И где он только их находит, — покачала головой Юля и продолжила бой.

Три верных друга Лешего дрались рядом, прикрывая друг другу спины и помогая. Ника превратилась в дымок, а тело Вики стало прозрачным, будто состояло только из воды. Удары по ним проходили насквозь, не причиняя никакого вреда, а вот их атаки забирали жизни.

Последователи Сириса, с ужасом смотря на обезумевшую троицу, отпрянули.

— Ну-ка, рыженькие, отойдите, — взял тело под контроль Гриша.

Близняшки тут же отпрыгнули, а парень начал вращать огненными хлыстами, разрезая врагов буквально пополам. Только один не умер от хлыста, потому как его опередила стрела.

— Нет, ну и в кого мне стрелять? — возмутилась Ангелина Стрела, спуская тетиву. — Здесь уже живых врагов практически нет.

— Делай, как я, — хмыкнул Марат, стоявший возле нее.

Тело мужчины покрыли маленькие разряды электричества, он понесся вперед с огромной скоростью. Он промчался мимо своих, в его руках блеснули клинки. Дальше он просто бежал, доставая ножами врагов, и разрезая их на части. Пролетая мимо одного, он еле успел убрать свое оружие, лишь слегка зацепив появившегося из ниоткуда парнишку.

— Е…на! Аккуратней, б. я! — выругался Чича и вытащил нож из тела своей жертвы.

— Чича, снова воды в рот набрать захотел? — поддел его лидер их шайки и хмыкнул, начиная вращать свои нунчаки.

Ниндзя создал небольшой вихрь вокруг себя и буквально растворился в нем. А вот сам вихрь понесся к противникам. То там, то тут из него появлялись нунчаки, раскалывая головы врагов и ломая кости. Слева от него орудовал Слон, держа защиту и охраняя Пончика, который в свою очередь творил заклинания. Он создал огненное копье и изо всех сил метнул его в стан врага. Волшебный снаряд пролетел сквозь толпу, пробивая людей насквозь. Одной из жертв этого умения стал противник Митрича.

Мужчина как раз отбил новую атаку. В его руках мелькал огромный топор, разрубающий и отбрасывающий всех, кому не повезет. Вокруг него скакал громадный пес. Он быстрыми прыжками настигал врагов и их питомцев, перекусывая пополам. Один из противников увернулся и отпрыгнул, но был сбит лапой громадного медведя.

Мишка же сцепился с вражеским питомцем, он клыками разорвал глотку саблезубого тигра, после чего встал на задние лапы и заревел. Окружающих его врагов отбросило в разные стороны. Часть отлетела к группе кавказцев, впереди которой шел старик.

На первый взгляд предводитель своего народа просто шел, не обращая ни на кого внимания, но на самом деле Омар, или, как его прозвали те немногие, кто остался в живых из бандитов Ставрополья, Паук, орудовал своим необычным оружием. Вокруг него крутились сотни нитей, разрезающие всех, кто осмелится к нему подойти. Он шел вперед, а вокруг кусками мяса падали враги, так и не успевшие ничего понять. Недалеко же от своего предводителя орудовали и другие члены его семьи. Они исчезали, словно тени, и появлялись за очередной жертвой, нанося смертельный удар в шею или сердце. Очередной прыжок его старшего сына едва не привел к трагедии. Аслан чудом успел остановиться и отвести свое оружие от шеи Ольги Шепот. Он тут же исчез, делая вид, что ничего не произошло.

Ольга прорывалась к своему верному другу. Она видела, как тяжело приходится Диме, но на ее пути встали трое. Она билась с ними одна, постепенно сдавая позиции. Это сильно раздражало девушку, но она ничего не могла сделать. Щит и меч в ее руках буквально порхали. Позади нее показался молодой парень, глава отряда, который некогда назывался просто «Мальчишки». Паша бросился на выручку девушке и нанес удар своим копьем прямо в грудь левого ее противника, но тот ловко увернулся, перехватил оружие и дернул его на себя. Не ожидавший такой прыти паренек по инерции ушел вперед. Его враг резко развернулся и нанес удар мечом по спине парнишки, оставляя глубокую рану. Следующий удар ногой заставил Пашу отлететь. Последователь Сириса занес над ним свой меч, чтобы добить. Но на пути у него встала Оля, отталкивая врага щитом. Удар другого противника она принята на меч.

— Тише, лежи, — подбежала к парню девушка и приложила руки к его ране.

— Привет, — улыбнулся он ей. — Я Паша.

— Катя, — улыбнулась она в ответ. — Все, готово.

— Спасибо, — Паша встал, опираясь на копье, после чего развернулся и закрутился, словно сверло, пробивая грудь своего обидчика.

Катя с улыбкой посмотрела ему в след.

— На поле брани мальчиков кадрить, — проворчала ее бабушка и покачала головой.

Она посмотрела вверх и увидела, как с неба на группу вражеских магов летит банка. Снаряд достиг невидимого купола и взорвался, не причинив никому вреда.

— Да что же ты так глупо-то, — посмотрела старушка на Индиру, зависшую в воздухе.

Софа достала из своего мешочка стеклянную бутылку и швырнула в ту же группу магов. Снаряд разбился о преграду, а его содержимое пролилось прямо на врагов, загораясь и сжигая их заживо.

Индира с уважением взглянула на неизвестную старушку, но тут же перевела взгляд на сражающегося в самом центре Миксера.

Воин продолжал свой бой один на один против последователя бога лжи. Два апостола соревновались в скорости и хитрости. Никто не хотел уступать, но ложь должна бить в спину, а война всегда идет в лоб. Дмитрий начал вращаться вокруг своей оси, пытаясь достать врага, но все тщетно. Тогда мечник подпрыгнул вплотную к апостолу, упал на колени и начал крутиться, постепенно поднимаясь. Один меч разрезал щиколотки, второй колени, первый поясницу, второй грудь, первый шею, а второй разрубил голову, ставя жирную точку в поединке. Но не в бою.

Тело последователя бога лжи опало на землю, расчлененное на части, и его место занял сам Сирис. В тот же миг сквозь Миксера словно пропустили тонкую сеточку. Воин пал, распавшись на тысячи кусков.

— Нет! — тут же подбежала к куче мяса Оля Шепот.

Девушка не верила своим глазам. Она медленно, с ненавистью подняла взор на бога, но в этот момент с неба опустилось что-то белое. Словно ангел. Оля с удивлением взглянула в знакомые черты лица.

— Таня? Жизнь?

Но ангел не ответил, он поднял руки к небу, и куски тела Дмитрия начали собираться в единое целое.

— Вот это меня вставило, — хмыкнул мужчина, поднявшись на ноги, но тут же согнулся от сильного удара в живот от подруги.

Все это время Сирис буквально рвал пространство, открывая портал. Вскоре сквозь него начали проходить огромные существа. Они были похожи на людей, но имели четыре лица с четырех сторон, восемь рук и ног. Размером же они были раза в три больше человека.

С неба ударили разряды молний, отбрасывая в стороны всех людей, и поднимая облака были. Когда же вернулась видимость, в центре поля боя стоял огромный мужчина. Его глаза искрились молниями, а в руках был белый двуручный меч.

— Ты нарушил закон! — громогласно объявил он, смотря на Сириса.

— А за это полагается наказание! — земля вспучилась, и из нее появилась не менее громадная фигура с молотом в руках и глазами, наполненными лавой.

— Во имя богов и смертных, — зашелестел ветер, и слева от бога справедливости появилась Киара с посохом в руках.

Появившийся купол вытеснил за свои пределы всех смертных. Внутри остались