КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402700 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171385
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Бердник: Последняя битва (Научная Фантастика)

Ребята, представляю вам на суд перевод этого замечательного рассказа Олеся Павловича.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Римский-Корсаков: Полет шмеля (Переложение В. Пахомова) (Партитуры)

Произведение для исполнения очень сложное. Сыграть могут только гитаристы с консерваторским образованием.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Текст вычитан.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варфоломеев: Две гитары (Партитуры)

Четвертая и последняя из имеющихся у меня обработок этого романса.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Спасибо огромное моему другу Мише из Днепропетровска за то, что нашел по моей просьбе и перефотографировал этот рассказ Бердника.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Елютин: Барыня (Партитуры)

У меня имеется довольно неплохая коллекция нот Елютина, но их надо набирать в MuseScore, как я сделал с этой обработкой. Не знаю когда будет на это время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nnd31 про Горн: Дух трудолюбия (Альтернативная история)

Пока читал бездумно - все было в порядке. Но дернул же меня черт где-то на середине книги начать думать... Попытался представить себе дирижабль с ПРОТИВОСНАРЯДНЫМ бронированием. Да еще способный вести МАНЕВРЕННЫЙ воздушный бой. (Хорошо гуманитариям, они такими вопросами не заморачиваются). Сломал мозг.
Кто-нибудь умеет создавать свитки с заклинанием малого исцеления ? Пришлите два. А то мне еще вот над этим фрагментом думать:
Под ними стояла прялка-колесо, на которою была перекинута незаконченная мастерицей ткань.
Так хочется понять - как они там, в паралельной реальности, мудряются на ПРЯЛКЕ получать не пряжу, а сразу ткань. Но боюсь

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
загрузка...

Божественная семейка: под прикрытием в магической академии (СИ) (fb2)

- Божественная семейка: под прикрытием в магической академии (СИ) (а.с. Божественная семейка-1) 634 Кб, 152с. (скачать fb2) - Хелена Грин

Настройки текста:



Хелена Грин Божественная семейка: под прикрытием в магической академии

Пролог

Утро не задалось с самого начала. Вместо будильника меня из кровати вытряхнула бабушка. Тявкающий от возмущения Пуффи тщетно пытался зацепить зубами ее черную хламиду. Одеяние самой Смерти какому-то кактусу (пусть и измененному из-за стихийного выброса одного бога-химеролога) не прокусить.

— Да вставай же ты, соня! — потребовала бабуля и потрясла косой, с которой никогда не расставалась.

— Бабуль? — наконец выпуталась из одеяла я. — Что ты тут делаешь?

— Предупредить тебя пришла, а ты дрыхнешь, бессовестная!

— О чем предупредить? — ничего не понимаю.

— Навещу я академию, — посерьезнела она.

— Когда? — почему-то голос охрип.

— Сегодня, — предрекла Смерть и исчезла в темном мареве портала.

Я потрясла головой, потрясенная свалившейся на голову информацией. Бабушка «официально» навестит МАМ, да еще и сегодня. Кто-то умрет? Но кто? И почему она об этом рассказала? Ей же запрещено делиться такой информацией… Может, хочет, чтобы я предотвратила происшествие? Но я ведь даже не знаю, кто находится под ударом.

Шиншик пушистый! Сюда б тетку-Судьбу с картами, мигом расклад бы узнала. Но ее не дозовешься, она сейчас в закрытых мирах занята. Что-то у них там не ладится.

— Сестренка, ты идешь? — заглянул в спальню Тейрон.

Вот зараза, опять мою охранку взломал!

— Иду, — буркнула, вставая с пола.

Пуффи услужливо притащил тапочки.

Рассказать братцу о визите Смерти или нет? А смысл? Все равно ничем помочь не сможет…

Наступил вечер, которого я ждала весь день. Я закончила объяснять стихийно образовавшемуся кружку студентов плюсы и минусы плетений, которые у них получились. Костяк кружка составлял Колин с приятелями. На следующем же зачете я, ничего не объясняя, влепила им автомат. Ребята поняли, что я знаю, кто участвовал в подставе, посовещались… и пошли сдаваться.

После извинений мы с ними разобрали плетение, причинившее мне столько хлопот. Оказалось, артефакторы его немного доработали, но не учли пары нюансов. После того вечера, мальчишки начали изредка заглядывать ко мне и показывать свои наработки. О профессоре-консультанте вскоре прознали их однокурсники, а потом и остальные факультеты… В общем, толпа пышущих энтузиазмом студентов стала атаковать меня постоянно.

Дошло до того, что я стала прятаться у Тейра. Не помогло. Они словно нюхом чуяли, где я нахожусь (или им рассказал об этом ехидна-Кристофер), и перли туда напролом. Затем ажиотаж немного спал, но за мной все еще хвостиком бегали студенты. Братец только скалился, у него таких проблем не было.

Но вернемся к действительности.

Выпроводив последнего ученика из аудитории, я направилась к себе. На душе было неспокойно. Создавалось впечатление, что вокруг собирается гроза, готовая в любой момент разразиться тысячами молний. Слишком сильное напряжение энергетического поля. Не нравится мне это. Да еще и бабушка с утра…

Я ускорила шаг, собираясь обсудить свои ощущения с Тейроном, как вдруг мимо меня пронесся чем-то обеспокоенный де Вир. Увидев меня, схватил за руку и потащил за собой.

— Следящие за магическим фоном артефакты в кабинете ректора подали сигнал, — начал объяснять он по ходу. — В академии зафиксирован мощный всплеск магии Хаоса. Я не знаю, кто и каким образом пробрался в защищенный замок, но мы должны это выяснить и не допустить студентов к месту преступления.

— Вряд ли они знают о происшествии, — возразила я.

— Вы здесь уже больше трех месяцев, лэра Фрей, и давно должны были понять: новости здесь разносятся моментально.

Я вздохнула — возразить на это нечего. Мы добежали до запертой аудитории. От нее так фонило магией хаоса, что у меня разболелась голова. Не мудрствуя, де Вир ударом ноги вышибил двери. Мы ворвались в темное помещение, чтобы тут же застыть перед изуродованным телом студентки. Окровавленная девушка в когда-то бывшей зеленой форме целителей лежала в октограмме, испещренной письменами хаоситов. Сразу стали понятны и причины моего беспокойства и визит Смерти.

Не успела.

Глава 1. Ученица мага

— Внимание, жители Лорреля! — надрывался семнадцатилетний мальчишка, размахивая аляповатыми листовками. — В театр имени Мунаро приехала труппа маэстро Натто с новой пьесой «Восхождение Инриль»! Актеры будут выступать сегодня в шесть часов вечера. Великолепная игра, захватывающий сюжет. Не пропустите представление! Внимание, жители Лорреля!..

Услышав знакомое имя, я заинтересованно прищурилась. «Восхождение Инриль», значит? Давненько обо мне не сочиняли пьесы. Даже интересно стало…

— Эй, — окликнула я юношу. — Дай-ка мне один.

Мне тут же услужливо протянули листок.

Разноцветная брошюрка с яркими, абсолютно не сочетающимися друг с другом красками вызвала сильный приступ головной боли. Мда-а… Тот, кто это рисовал, явно имеет отклонение психики. Ну да ладно. Мне важно представление, а не художник.

Внимательно посмотрела на время спектакля и адрес театра, запоминая нужную информацию. Отлично. Теперь можно с чистой совестью купить булочку у тетушки Нин и отправляться во дворец. Скомкав листовку, невербально воспламенила ее и стряхнула на брусчатку легкий пепел.

— А! Инра, здравствуй, — обрадовалась мне хозяйка пекарни, у которой я ежедневно покупала выпечку. — Как поживаешь? Не сожрали пока дворцовые гиены?

— Не-а, только понадкусывали, — легкомысленно улыбнулась я. — Но они честно старались испортить мне выпускной проект.

— Ну, ты там внимательнее, — серьезно посмотрела на меня тетушка Нин, заботливо заворачивая сдобу в хрустящую бумагу.

— Обязательно, — пообещала я, выложив два серебряника и доброжелательно кивнув, отправилась дальше.

Руки грели (причем, буквально) вкусные булочки, которые тетушка пекла по собственному рецепту. Разгадать его пока не удалось ни одному пекарю, но они не оставляли попыток. Пекарня Нин пользовалась бешенным успехом. В нее, расположенную на улице, ведущей прямо к королевскому дворцу, часто поступали заказы от знати. Цены тут, естественно, были космические, но я могла себе позволить пару раз в неделю побаловать себя невероятной сдобой. Ученица мэтра Льюиса, придворного мага и хорошего друга самого короля — это вам не кельпи начихал!

Ну хорошо, я утрирую. Не так уж и важна моя фигура во дворце, хотя некоторым личностям я и встала поперек горла. Но мэтр Льюис в качестве Наставника позволял мне после окончания обучения занять теплое местечко, да не где-нибудь в провинции, а здесь, в столице, при дворе. Не сказать, чтобы я сильно нуждалась в деньгах, но кто в здравом уме откажется от хлебной должности?

Шагнув на территорию дворца, приветственно кивнула стоящим у ворот стражам, и по петляющей между деревьев тропинке направилась к «черному входу». «Парадный» был расположен прямо напротив ворот, но им могли воспользоваться только аристократы, приезжающие на аудиенцию к королю, и сама королевская чета с дочерью, разумеется.

С «черного входа» заходили маги, приходящие к мэтру Льюису за советом или помощью, или привилегированная прислуга. Таких входов во дворце несколько. И каждый предназначен для определенного класса людей.

Войдя через массивную дверь из светлого дерева, я оказалась в освещенном ярким утренним солнышком коридоре. Кричащей роскоши, как в центральной части дворца, здесь не наблюдалось. Но обстановка все равно была на уровне.

В конце коридора столкнулась с высоким, светловолосым магом в расшитой золотом мантии.

— Маг-гистр Бъерхо, — пролепетала я, старательно краснея.

Мужчина окинул меня неприязненным взглядом, презрительно искривил губы и, обогнув по широкой дуге (благо коридор это позволял), прошел мимо. Я тут же перестала изображать из себя влюбленную дурочку и скривилась.

Мы невзлюбили друг друга с первого взгляда. Я казалась ему необразованной простушкой. Он мне — надменным хлыщем. Надо сказать, что даже после трех лет вынужденного общения друг с другом, своего мнения мы не изменили. А с некоторых пор еще и активно вставляли палки в колеса.

Почему я изображаю из себя несчастную влюбленную? О-о… Та еще история! Но если кратко, то я проспорила друзьям желание. И эти ударенные на всю голову шизики (хотя… честно признаюсь, я от них не отстаю) не придумали запросить у меня ничего лучше, как поиграть в актрису перед чванливым белобрысым гадом!

Хорошо еще, что мое поведение позволяло практически без подозрений подобраться к Бъерхо, пакостя ему невзначай. Пару раз пришлось скомпрометировать служанку, чтобы выглядеть в глазах окружающих «спасительницей» вредного мага. Отношения с ним улучшить не удалось, да я и не очень-то к этому стремилась, но теперь ни у кого даже мысли не возникнет, что в неприятностях, регулярно сыплющихся на голову этого мужчины, виновата я.

Да-да, жизнь при дворе научила меня быть такой же гадюкой, как и остальные. Не знаю, радоваться этому или огорчаться, но подобное умение в любом случае в жизни пригодится. А жизнь у меня дли-инная… Почти вечная.

Но я отвлеклась. Надо поторопиться, а то снова получу нагоняй от учителя за опоздание. А то и полноценное наказание — вот чего мне нужно всеми силами избегать. Фантазия у достопочтимого мэтра извращенная, так что простым: «подмети пол, вымой окна, протри склянки из-под ядов и собери чешерскую траву в лесу ночью тринадцатого числа, в полнолуние» не отделаюсь.

— ИНРА! — донесся до меня громкий крик почтенного мага.

— Аюшки? — спросила я, забегая в лабораторию.

Мэтр Льюис, пританцовывая, стоял у котла, исходящего странным, синевато-зеленым дымком, и напевал себе под нос веселую песенку. По всем признакам — варит очередной смертельный яд. Злить и раздражать не рекомендуется. Косячить — опасно для жизни. Едкие комментарии лучше оставить при себе.

— Завари мне кофе, — бросил мэтр, не отвлекаясь от своего занятия.

Я понятливо кивнула (зачем только — он же все равно не видит!) и направилась за перегородку, за которой располагалась своеобразная комната отдыха. Мэтр Льюис был ярым экспериментатором и часто просиживал в лаборатории допоздна, забывая про приемы пищи и сон. Собственно, для этого ему и нужна была ученица, следящая за распорядком дня уже пожилого мага. Точнее, она нужна была не самому Льюису, а окружающим, страдающим от пакостных проклятий, которые он посылал на несчастного, посмевшего прервать увлекательный процесс. Именно поэтому, в учениках у мэтра не задерживались, сбегая через пару месяцев. Но мы с ним смогли найти общий язык и неплохо сработались.

Заварив крепкий ароматный кофе, направилась к магу. Не глядя взяв чашку из рук, он с наслаждением вдохнул запах и сделал первый глоток, зажмурившись от удовольствия. Я вспомнила о вкусных булочках, которые оставила на столике перед диваном, и вздохнула. Теперь съесть их я смогу только после полудня. А сегодня я так и не позавтракала…

— Ты опоздала, — недовольно произнес мэтр, оставив чашку в сторону.

— Меня задержал магистр Бъерхо, — попыталась изобразить смущение я и мечтательно возвела глаза к потолку.

— Побольше придыхания в голосе, иначе не поверю — посоветовал маг, насмешливо усмехнувшись.

Я недовольно сморщила нос. Естественно мэтр знал о моем споре с друзьями. И о том, что именно мои шаловливые ручки стали виной провала Бъерхо на последнем приеме — тоже. Кажется, во дворце нет ничего, что было бы неизвестно Льюису. Откуда только? Он же из своей вотчины не вылезает, а беспокоить его никто не решается…

Тут я обратила внимание на изменившее цвет зелье.

— Э-эм… Учитель, а оно должно было стать ярко розовым? — опасливо указала на котел я.

Мэтр обернулся. Все это время он был занят кофе, поэтому изменения заметил не сразу.

— Да чтоб тебя шуншики погрызли! — выругался маг.

Зелье забурлило.

— Ложись!

Я отточенным движением нырнула под стол и чуть не столкнулась лбом с наставником. Над головой громыхнуло.

— Так и знал, что пять листьев менры — это перебор, — пробормотал мэтр, не спеша вылезать из-под укрытия. — Бездна! Столько дорогих ингредиентов пропало… Где я теперь эти редкости возьму?

И правильно, потому что наверху зашипело и снова грохнуло. Я вжала голову в плечи и опасливо посмотрела на крышку стола. Да, у него специально зачарованное покрытие, и теоретически оно должно выдержать даже концентрированную кислоту, но… Вот это самое «но» и не давало расслабиться!

— А может, вам уменьшить дозировку? — робко предложила я.

— И как ты себе это представляешь? — вызверился маг.

— Ну… уменьшить размер котла, — попыталась объяснить я. — Тогда и ингредиентов можно меньше класть. Сэкономим.

— Самая умная?

— Начитанная, — скромно призналась я.

— Ну так достань мне этот уменьшенный котелок! — потребовал мэтр.

— Да где же я его возьму? — воскликнула я в недоумении. — На рынке такого нет.

— А ты что-нибудь придумай, ты же у нас сообразительная, — не принял отговорки учитель. — Как Бъерхо прыгучих шинков под плащ подсовывать — так это для тебя ничего. А их, между прочим, даже на черном рынке не сыщешь! Вот и найди мне котелок и быстро.

— У меня тогда была сильная мотивация, — обиженно пробормотала я.

— Так сейчас я тебя замотивирую, — «любезно» предложил маг.

— Не надо! — я тут же пошла на попятную и снова посмотрела наверх.

Вовремя.

Расплывающееся темное пятно над нашими головами пошло трещинами и на пол, рядом с моей рукой, упала вязкая капля, немедленно начавшая разъедать мифрилловый пол. Если учесть, что этот металл практически невозможно уничтожить, то это… это… Да это полная…

— …! — невольно озвучил мои мысли наставник.

— Ага, — согласилась я.

Из-под стола нас вымело в мгновение ока.

— Так, — начал распоряжаться мэтр. — Дуй за котелком, инициативная ты моя. Меня не волнует, где и как ты его достанешь, но чтобы к вечеру он был здесь. И прикупи мне ингредиентов, — он протянул мне список. — А я пока займусь убежавшим зельем. Кстати говоря, а что под нами?

— Фундамент, — буркнула я, не спуская глаз с пенящегося зелья. — А потом земля.

— Хреново, — покачал головой шестидесятилетнего вида мужчина.

— Почему?

— Да потому что если эта дрянь пробьется через фундамент и протечет наружу, пойдет дополнительная реакция. Может подорвать все крыло!

— Казначей вас убьет, — пророчески изрекла я.

Мэтр на это заявление только рукой махнул. Ну да, ему не впервой общаться с разъяренным новыми тратами ле Скупсом. А мне надо поторопиться. Котелок сам себя не отыщет…

Глава 2. Неожиданная встреча

Выйдя в коридор, оставив пожилого (с виду) мага разбираться с последствиями своего эксперимента, отправилась к Фаэну. Вечно молодой сильф, обожающих различные приспособления, обитал на том конце крыла. Единственный мой настоящий друг в этом гадюшнике (кроме принцессы Летты, но в последнее время мы с ней редко видимся), он мог создать что угодно в кратчайшие сроки. К кому еще обратиться за помощью?

Фаэн был рад меня видеть и без разговоров впустил в свою мастерскую. Вообще, в этом крыле находились не только лаборатория Льюиса и мастерская Фаэна, но и еще куча различных комнат, где трудились маги-ученые и изобретатели всех мастей. Многие из их изобретений могли внезапно взорваться, осыпаться ядовитой крошкой или, как у нас с мэтром Льюисом, вытечь из котла, прожигая все на своем пути. Именно поэтому им выделили отдельное крыло, чтобы, в случае чего, основная часть дворца не пострадала.

— Слуша-ай, прости меня, пожалуйста, — просительно сложила ладошки я и жалобно взглянула на друга.

— За что? — не понял Фаэн.

— За то, что так долго у тебя не появлялась.

— Долго? — переспросил сильф, одетый в темно-синий комбинезон из плотной материи, так не вязавшийся с его неземной и «воздушной» внешностью, потерев переносицу. — Правда что ли? А я и не заметил… Когда мы встречались в последний раз?

— Месяц назад, — осторожно ответила я.

— Вот время летит! — пораженно выдохнул парень.

Я шлепнула ладонью по лбу и сокрушенно помотала головой.

— Ты хоть свет белый видишь за своими изобретениями?

— Ну да, — смущенно улыбнулся друг. — В окне.

Я тихо застонала, еле сдерживая смех. Вот ведь… сильф! Почти не выходит из мастерской, встретить его за пределами крыла нереально. Как он еще с голоду не умер?

— Когда ты в последний раз ел? — строго спросила я, уперев руки в бока.

К этому пареньку я испытывала щемящее чувство нежности. Так и хотелось обнять, потрепать по голове и угостить шоколадкой. Причем, я прекрасно знаю, что ему уже около двухсот пятидесяти лет и по меркам его народа, он уже взрослый, состоятельный чело… сильф, но поделать ничего не могу.

Фаэн на пару мгновений задумался.

— Дня три назад, — пожал плечами он и нерешительно добавил: — Кажется.

Я еле удержалась от оплеухи.

— Где у тебя провизия?

Хотя бы бутерброд приготовлю этому непутевому…

— Там, — махнул рукой в сторону небольшого зачарованного на постоянное поддерживание низкой температуры шкафа.

Я направилась к нему, аккуратно огибая завалы из непонятных острых штук, трубочек, колесиков… секиры?! Так. Без паники. Наверное, ему понравился материал лезвия.

Добравшись до цели, открыла дверцу. На меня удивленно уставилась, хлопая глазками, новая форма жизни. С недрогнувшим лицом извинилась и закрыла дверцу.

Мда-а…

— Фаэн, — обратилась я к другу, разгребающему кучу металлолома.

— А?

— А когда ты три дня назад ел… Чем ты питался?

— Нашел пирожок, — ответил сильф.

Значит, существо, сидящее в шкафчике, он не трогал. Фу-ух! Аж от сердца отлегло… Хотя… Что еще за пирожок он там нашел? Ну ладно. Не буду портить себе нервы.

Горестно вздохнула. Похоже, придется делиться булочками.

— Инра, — позвал меня Фаэн, вертя в руках аляповатую штуковину.

— Ась?

— Раз ты пришла, что-то случилось? — задумчиво посмотрел на меня паренек.

— Да, — кивнула головой я и пояснила: — Предложила мэтру Льюису уменьшить размер котелка. На свою голову. Вот он и потребовал от меня, чтобы достала подходящий. Где только, не представляю… Поможешь?

— Хм… — заинтересовался Фаэн. — Где достать, не знаю. Но могу его сделать.

— Правда? — обрадовалась я. — Ты просто чудо! С меня булочки.

— Угу… — медленно кивнул сильф, уже составляющий в уме чертеж котелка и список необходимых материалов. — Будет готово вечером.

— Прекрасно.

Я улыбнулась и пошла к выходу. Фаэн — гений. Может сделать что угодно — об этом я уже говорила. Главное ему во время работы не мешать. Уже взявшись за ручку двери, предупредила:

— Кстати говоря, у тебя там странное существо завелось.

— Ага… — согласился друг, окончательно выпавший из реальности.

Тихо прикрыв за собой дверь, я пробежала глазами по списку. Что там надо? Так… так… это можно купить на рынке, а вот за этим придется обращаться к знакомым контрабандистам. Надо поспешить.

* * *

— Ну надо же, — покачал головой мэтр. — Достала!

Я самодовольно улыбнулась, поставив на отчищенный от утреннего зелья стол новенький котелок уменьшенного размера. Фаэн знал свое дело и за символическую плату в количестве трех аппетитных булочек выдал мне необходимое. Учитель взял котел в руки, ощупал, обнюхал и даже чуть на зуб не попробовал, но результатом, похоже, остался доволен. Я с облегчением вздохнула. У меня на этот вечер планы, и отработка собственной провинности в них не входит.

— Про список не забыла? — тут же сделал стойку маг.

Я протянула ему специальный ящик для переноса редких и опасных ингредиентов. С запросами наставника пришлось непросто, но с этой стороны ко мне тоже не подкопаешься.

Откинув крышку, учитель придирчиво осмотрел принесенные покупки и удивленно хмыкнул. О да-а! У них превосходное качество, и стоят они соответствующе. Уже представляю недовольное лицо казначея, который будет отсчитывать мне золотые.

— Я смотрю, ты позаботилась о том, чтобы освободить вечер, — произнес маг. — Какие планы?

— Иду в театр.

— С новым ухажером?

— Нет, — недовольно посмотрела на наставника я. — У меня не появлялось «ухажеров» с тех пор, как вы превратили Сантьяго Бельмирро в жабу и протестировали на нем свои зелья. И зачем так жестоко поступать с богатым аристократом?

— А, с тем нахальным языкастым мальчишкой? — вспомнил мэтр.

— Он был очень вежлив и учтив.

— Он оскорбил меня!

— Сантьяго сделал вам комплимент!

— И так нагло.

— Мэтр Льюис! Признайтесь честно, вы просто…

— Я просто не хочу видеть, как моя лучшая ученица бездарно тратит время на избалованного барончика, — перебил меня маг.

Я закусила губу. Возразить было нечего.

— Ну хорошо, раз ты решила развеяться в театре, иди, — разрешил, наконец, учитель. — Но имей в виду, если я еще раз увижу около тебя кого-то, похожего на этого Бельмирро, то…

— Я помню список проклятий, который вы озвучивали после встречи с ним, — вздохнула я.

— Вот и славно. Приятного вечера.

— Удачного зелья, — пожелала я в ответ.

— О-о… Удача мне понадобится, — сказал маг, любовно оглаживая котелок.

Я хихикнула. Похоже, его снова ждет бессонная ночь, окутанная таинственными парами зелий. Нужно будет завтра докупить кофе. Тот, что остался, мэтр выпьет еще до рассвета и встретит утро злым и невыспавшимся. Или добрым, но не выспавшимся, смотря как пройдет очередной эксперимент.

Покинув дворец, отправилась домой. Нужно переодеться в более подходящую одежду и не опоздать на представление. За билетом для себя я сбегала еще в обед, так что не опасалась, что планы сорвутся.

Распущенные волосы. Темно-алое облегающее платье, туфли на невысоком каблуке и легкий полупрозрачный шарф на шее превратили меня из двадцатитрехлетней девушки среднего класса в красивую статную леди.

Ну что ж. Пора идти. Хочу узнать, как люди вывернули мою историю на этот раз.

Доехав до парадных дверей в заблаговременно нанятой коляске, щедро заплатила кучеру и милостиво приняла помощь молоденького паренька в ливрее с гербом директора и по совместительству владельца театра — Круинна де Мунаро.

Войдя в холл знаменитого на весь мир Ленра здания, где показывали свои представления лучшие труппы всех девяти королевств, окинула присутствующих цепким взглядом. Хорошо, что я оделась именно так. Простое платье в пол, но из очень дорогого материала, доставшегося по знакомству с существенной скидкой, сильно выделялось на фоне вычурных и обвешанных драгоценностями нарядов местных аристократок. Попытайся я одеться так же, то потерпела бы сокрушительное поражение и выставила себя не в самом выгодном свете. Никто не любит простушек, стремящихся выбиться в высшие круги при помощи своих скудных накоплений. А так я показала, что мне не чуждо чувство прекрасного и выгодно выделилась перед знатью. Новое и необычное всегда цепляет взгляд.

Тут в холле раздалась приятная мелодия — знак, что представление начнется, и все поспешили занять свои места. Я пристроилась сзади, не желая получить синяки от тычков «прекрасных» пираний. Нет, с виду все выглядело более чем достойно. Но я почти уверена, что нескольким девушкам чуть не порвали шлейф, в парочке особо разряженных достались незаметные на первый взгляд шпильки с соком чесотки в волосы. Там, где они соприкасаются с кожей, появляется ужасный зуд. Не испортить собственную прическу и выдержать все представление, длящееся пару часов с небольшим, невозможно.

В который раз поблагодарила подругу-Судьбу за то, что одумалась и не появилась в Лорреле в качестве заезжей аристократки. Для меня не составило бы большого труда достойно выдержать натиск знатных дам, но для этого мне пришлось бы постоянно быть начеку. Мне хотелось отдохнуть после разборок со своими зарвавшимися жрецами, а не вести незримую войну с придворными. Впрочем, без войны у нас все равно не обошлось, только не такой напряженной.

Опустившись на удобное кресло предпоследнего ряда, еле вытерпела приветственную речь де Мунаро. Нет, она была очень вежливой, но о-очень длинной. Наконец, зачарованные светильники в зале погасли, и занавес поднялся. Представление началось.

Я склонила голову на бок, с интересом наблюдая за игрой актеров. Надо же, начало почти не переврали. Только вот актриса, которая играла Инриль — главную героиню пьесы и богиню путей по совместительству, слишком резко поворачивала головой. Длинная темная коса с медным отливом пару раз чуть не слетела с головы юной девушки. Краем уха я даже услышала слова своих соседей сзади:

— Слетит.

— Да не, не слетит.

— Слетит, тебе говорю!

— Да нет же…

— Спорим?

Приятели начали делать ставки. Я хмыкнула. А еще аристократы потомственные…

— Слетит в конце пьесы, — тихо произнесла я, повернув голову к соседям.

— Сколько? — деловито отозвались за спиной.

— Пятнадцать золотых.

Кутить, так кутить!

— Принято.

Переведя взгляд на сцену, снова начала следить за представлением. Ближе к середине несколько девушек, видимо, те самые, что получили шпильки с сюрпризом, стремительно покинули зал. Их соседки проводили несчастных с плохо скрываемым злорадством. Вот же…

Гадюки.

Конец спектакля заставил скептически усмехнуться и скрестить пальцы на удачу. Ну, Хвостатая, не подведи. С меня твои любимые пирожные.

— Ну, хватит ссор и дрязг, мой брат, — пафосно возвела руки к небу актриса. — Давай же дружно жить, миры хранить от тварей бездны и каждый миг вдвоем делить!

— Твоя взяла, Инриль, сестра, главу склоняю я, — церемонно поклонился ее напарник, очень похожий… нет, не на Тейрона, а на…

Вот, Хаос!

— И стали вместе жить, родные брат с сестрою, — произнесла одетая в полупрозрачную тогу, расшитую золотыми нитями по подолу, изображающая жрицу богини Судеб, девушка-рассказчик.

Играющие нас с Тейром актеры театрально (ну, это логично) обнялись и поклонились. Темная коса «Инриль» слетела под восторженные аплодисменты зрителей, а до меня донесся тихий игривый шепот Ники:

— Ловлю на слове!

Поаплодировав вместе со всеми, протянула руку назад. На ладонь опустился мешочек с золотыми. Спрятав его в дамской сумочке, поднялась с кресла и неторопливо направилась к выходу. Уже в холле, притормозила у одного из коридоров, по моим расчетам ведущего к гримерке, и, стараясь не привлекать внимания, пошла на встречу с малолетним засранцем.

Видимо, именно благодаря ему, пьеса вышла похожей на правду. Но хоть убейте, я не поняла, почему ее назвали «Восхождением Инриль», если она была о нашем примирении с Тейроном. Помнится, у нас обоих шел период юношеского максимализма и разгула тараканов в голове. Каждый пытался что-то доказать родителям, показать себя лучше другого, боролся за внимание. Так продолжалось около трех сотен лен. В конце концов, предкам наше поведение надоело и, потребовав, чтобы мы немедленно помирились, они укатили в отпуск. Здорово мы их тогда достали, раз они до сих пор не вернулись из закрытых миров. Наверное, проводят очередной медовый месяц.

С Тейром мы тогда все же помирились. Сначала, конечно, высказали друг другу все, что думаем, подрались хорошенько (а что вы хотели, оба внуки бога войны!), а потом уже помирились. И вот уже восемьсот лет не ссорились, даже пару раз вместе давали отпор северо-западным «коллегам». Тейрон на их армии своих химер натравливал, я проход между мирами держала. Повзрослели, я даже парочку мужей сменила, детей завела. Только братец у меня холостяком ходит. Но мы с тетушкой эту проблему скоро решим. От Судьбы еще никто не уходил! А я, если что, межмировые тропы перекрою…

У гримерки караулил охранник. Я улыбнулась мужчине и смущенно сказала, что поражена актерской игрой одного человека и очень хотела бы с ним познакомиться. Охранник окинул меня внимательным взглядом, спросил, кто именно меня «поразил» и, услышав ответ, коротко постучал в дверь и что-то сказал мгновенно высунувшемуся детскому личику с лисьими ушками.

Надо же! А я думала зверолюди на Ленру не заходят…

Привлекший мое внимание «актер», вышел через пятнадцать минут, солнечно мне улыбнулся и, подхватив под локоток, повел к выходу, напропалую флиртуя. Вот негодяй! Впрочем, я отвечала ему тем же…

Махнув рукой кучеру, мы сели в крытую коляску и направились в ближайший ресторан. Оставшийся вечер я провела в прекрасной компании и таком же расположении духа. Дорогое вино прекрасного качества и великолепные блюда от, признаю, мастера своего дела поспособствовали расслаблению и переходу на более личные темы. А потом мы снова взяли коляску и поехали ко мне домой, где я невербально заперла дверь, накинула заглушающие чары… и грозно произнесла:

— Ну, а теперь, сынок, поговорим серьезно.

Глава 3. Странные слухи

— Ну, а теперь, сынок, поговорим серьезно.

Не глядя кинув сумочку в кресло, я скрестила руки на груди и требовательно посмотрела на Дэна.

— Мам, ну чего ты начинаешь? Я уже в роль вжился…

Парень с волнистыми темно-русыми вихрами отца и моими карими глазами недовольно почесал нос, глянув на меня исподлобья. Я возмущенно фыркнула.

— Я начинаю? Уж прости, но в силу некоторых обстоятельств, например, нашего родства и наличия у тебя жены и ребенка, я не могу продолжить вечер «по сценарию». Кстати говоря, с каких пор ты ударился в театральное искусство?

— С тех самых пор, как ты исчезла, никому ничего не сказав, и устроилась в этом конечном мирке. Зачем тебе изучать магию?

— Захотелось, — ответила я, все еще сверля старшенького взглядом.

— Захотелось, — развел руками он, передразнив меня и ответив на вопрос одновременно.

— Ладно, проехали, — махнула рукой я. — Что ты здесь делаешь?

— Хотел встретиться с тобой, — пожал плечами Дэн и плюхнулся на диван.

Наколдовав бокал с вином (точнее, просто напросто призвав его с какого-то приема), он отпил и пригласил меня присесть напротив. Поразившись такой наглости, я, убрав сумочку, опустилась на рядом стоящее кресло.

— Если хотел встретиться, мог бы просто подойти. Ты ведь уже знаешь, где я живу и провожу большую часть времени, — пробурчала я, следуя примеру сына.

Напиться мы не боялись. Легкое вино просто не могло сразить двух богов. В отличие от настоек дроу, но их мы открывали только по большим праздникам и исключительно в кругу семьи.

— Знаю, только что с того. Ты ведь прекрасно знала, что мы тебя ищем и намеренно перекрыла все пути к Ленре. Пришлось изворачиваться, в ускоренном темпе изучать актерское мастерство, входить в состав труппы маэстро Натто, чтобы встретиться.

— Почему именно такая пьеса?

— А то я не знаю о твоей странной тяге к представлениям и книгам о собственной жизни, — усмехнулся сын.

— У людей богатая фантазия, — дернула уголком губ я. — Иногда можно узнать о себе много нового.

— Но ложного.

— Чаще всего, да.

Мы немного помолчали, думая каждый о своем. Потом Дэнталион провел рукой по лицу и серьезно на меня взглянул.

— Может, расскажешь, почему ушла из Заррейна? Жрецы без тебя ушли из вынужденного фавора. Вера людей пошатнулась. Несколько храмов уже разрушено.

— Да что тут рассказывать, — горько усмехнулась я. — Мои последователи постепенно извращали религию и ее принципы, пока не превратили ее… В то, что ты уже видел.

Дэн кивнул. Он был вместе со мной, когда я решила навестить Заррейн, чтобы проведать подопечных. И увидеть пепелища на месте деревень. Архижрец, которому я в свое время передала привилегию говорить с людьми от моего имени, захотел в отсутствие своей богини захапать себе больше власти, уничтожив всех несогласных с верой в Инриль Тар’Гашевт’Фрейль. А ведь казался надежным человеком. Кто ж знал, что он, пользуясь способностью открывать переходы в другие части земель, решит поставить на колени весь мир.

Хорошо еще, мы пришли вовремя. Архана, не оправдавшего моего доверия, я лично заточила в каменных темницах Сровелля. Я не жестока и очень хотела бы обойтись без этих мер. Но в данной ситуации я должна была действовать жестко. Переменив практически весь состав главных жрецов, руководящих храмами, успокоилась только тогда, когда даже последний служка мог четко пересказать принципы моей веры.

— Устала я, Дэн, — вздохнула и посмотрела на улицы, залитые светом одной из трех лун.

Мы сидели в темноте, поэтому ее было хорошо видно.

— Вот и пришла сюда, чтобы передохнуть и остыть, — продолжила я, поставив наполовину опустевший бокал на кофейный столик. — Ты приложил много усилий, чтобы добиться этой встречи. Может, скажешь, зачем?

— По мирам начали гулять слухи о паре темных богов, — тихо произнес Дэн. — Мы сначала не обращали на них внимания, но ведь на пустом месте такие не возникают.

— Удалось узнать что-то конкретное? — взяв себя в руки, спросила я.

— Нет. Только то, что их двое, и они называют себя преемниками Хаоса.

— Что за чушь!

— Вот поэтому-то мы сначала и наплевали на эти россказни. Но я поспрашивал своих друзей из пантеонов разных миров. У них там тоже непонятное шевеление в эфире. Пока никто не знает, что происходит. Решили просто наблюдать. Вот только, если это и, правда, темные, одним наблюдением мы не отделаемся. Мам, что нам делать?

Дэнталион выглядел встревоженным не на шутку. Еще бы.

О темных богах раньше было известно каждому младенцу. Страшные, беспринципные сущности, жестокие и беспощадные, что разгуливали по мирам, творя бесчинства во славу Хаоса. Их прогнали, смогли вытолкнуть за Завесу и запечатать все возможные входы. Мои родители были еще совсем молодыми (пара тысячелетий — не возраст для бессмертных), но успели поучаствовать в той мясорубке (а кто-то поверил, что эти мерзавцы сдались без боя?). Она унесла жизни многих богов. Моих дедушку и бабушку со стороны матери и прадеда со стороны отца уничтожили последователи Хаоса. Нас с Тейром тогда еще не было, но в детстве мы смогли застать ту разруху, что царила после Войны, и услышать рассказы родителей.

Мои дети, к счастью, родились в спокойное время и слышали о темных временах только по рассказам и байкам. Но даже они впечатляли. Если кто-то из темных богов все же смог проникнуть из-за Завесы Хаоса (что, впрочем, невозможно), то с ними нужно разобраться как можно скорее. Пока эти твари не набрались сил и не повторили «подвиги» предшественников.

— Дэн, — обратилась я, после раздумий.

Сын посмотрел на меня с надеждой. Бедненький. Оставила его за старшего, а сама убежала отдыхать, и не подозревая о нависшей угрозе. Ну ничего. Теперь разберемся.

— Собирай наших дома, устроим совет.

Дэнталион кивнул.

— Мне надо закончить пару дел в этом мире, — продолжила я, поднявшись с кресла. — Прибуду через неделю.

— Хорошо, мы будем ждать.

Я улыбнулась и ласково потрепала его по голове. Как же я, оказывается, соскучилась. Дэн шутливо нахмурился и, махнув рукой на прощание, вышел за дверь. Я задумчиво посмотрела в окно, провожая взглядом фигуру сына, уезжающего в коляске.

На Дэнталиона можно положиться. Он соберет Шейра и Лиру — моих младших сына и дочь, где бы они ни были, Ниривиль, его жена, скорее всего, уже в курсе и тоже вернется домой вместе с моим внуком Кейном. Остается братец. Вот где искать эту языкастую заразу я даже не представляю!

Хотя… Кажется, пару веков назад он говорил что-то об экспедиции в заброшенные миры. Там его и поищу. Но сначала нужно закончить учебу у мэтра Льюиса. Если я исчезну прямо перед выпускным проектом, он лично отправится на мои поиски и даже моя божественная сущность не спасет от феерической трепки.

Глава 4. Вечеринка с друзьями

Вершины башен королевского дворца Лорреля окрашивались в нежно-розовый цвет, когда я покинула город и отправилась по Главному Тракту к ближайшему межмировому порталу. Таких порталов на Ланре девять, по числу свободных королевств. Из Таралиона — крупнейшей на материке страны можно было попасть в Менрир — мир океанов, там сесть на корабль и, проплыв по Лиэнскому океану, добраться до портала в Кризар — планету кристаллов.

Путь предстоял неблизкий, но мне, к счастью, не требовалось преодолевать его полностью. Мне нужен был сам факт перемещения. Чтобы, когда меня начнут искать, «затеряться» в бушующем штормами Менрире. Почему я уверена, что за мной отправят ищеек? Ну… После своего последнего «сюрприза», оставленного магистру Бъерхо на память, меня должны будут разыскивать все тайные и явные службы Таралиона. Шутка ли, устроить локальный взрыв прямо во дворце! Надеюсь, мэтра Льюиса не тронут из-за моего подарочка. Хотя… Ему не впервой.

Вчера у нас с друзьями состоялась грандиозная пьянка. Нет, начиналось все вполне культурно. После окончания обучения у мэтра и получения официального документа, это обучение подтверждающего, а также пары рекомендательных писем, позвала своих посидеть в знакомой таверне. Смогли вытащить даже Фаэна из плена мастерской!

Хозяин принял нашу честную компанию, как собственных внуков (их у него, кстати, шесть) и, раз такое дело, решил закрыть глаза на то, что за столом со всеми кутила принцесса Летта — эффектная блондинка с кристально голубыми глазами. Как ей удалось выбраться из дворца с глаз заботливых фрейлин и бдительной охраны — отдельная история. Которую она рассказала чуть позже. Поржали все. И выпили еще.

Потом мы стали привлекать слишком много внимания. Старый Грарг — единственный орк во всем Таралионе, держащий свою таверну, и наш добрый друг в ультимативной форме заявил, что больше наливать не будет. В конце концов, «веселая» ночь почти всегда гарантирует ужасное утро, дикий сушняк и трещащую после пьянки голову. Посовещавшись, решили, что прекращать посиделки и отправляться домой еще рано, так как полночь — время детское, и пошли в таверну попроще.

Долго там посидеть не удалось, так как ее навестили королевские стражники, разыскивающие «нашу» пропажу. Пришлось в спешном порядке укутывать Летту в плащ и сматываться. Уже порядком поддатая принцесса (в начале вечера мы честно предупредили, что для ее нежного организма, взращенного на дорогих легких винах, пить обычный эль не рекомендуется, но подруга пошла на принцип и кутила на равнее со всеми) остановилась посреди улицы, покачнувшись, топнула ножкой и возмутилась, что приличной особе голубых кровей уже и с друзьями посидеть негде. Везде мешает этот чертов статус!

Летту стало искренне жаль, и я предложила навестить гримерку какого-нибудь театра, чтобы загримироваться. Принцесса поддержала, друзья потянулись следом. Первым нам попался театр имени Мунаро, в котором недавно проходила знаменитая пьеса. Проникнуть через охранные чары, когда в твоих друзьях и собутыльниках числится член Воровской гильдии (даже не спрашивайте, КАК мы с ним познакомились!) — не составило труда. Правда, с охранниками в холле вышла небольшая заминка, но Тиль — юная аристократка, претендующая на титул мастера Зельеварения — безмятежно достала сонный порошок, входящий в состав ее «обязательной» аптечки на каждый день, и легко дунула его в сторону четверки орков. Не прошло и пяти минут, как они улеглись, где стояли, тихонько посапывая.

Прошмыгнув мимо большого зрительного зала, мы добрались до гримерки и принялись раскрашивать… в смысле маскировать Летту. Правда, мы сильно увлеклись, используя белила, поэтому очень скоро Летти стала похожа на заправскую упырицу. Как ни странно, ей этот образ даже понравился.

Порошок, рассчитанный на пару часов глубокого сна, исчерпал себя. Орки проснулись. Пришлось нам спешно сворачиваться и вылезать через окно в коридоре. Так как мы находились на втором этаже, прыгать было боязно. К счастью, обширная клумба внизу помогла избежать травм и приземлиться с комфортом. Посидев немного, приходя в себя и глупо хихикая, мы отправились дальше.

И вот на этом месте в памяти красовалось что-то очень яркое, смазанное, с неудержимым весельем и… А, точно. Мы случайно распылили веселящую пыльцу, выпавшую из сумочки Тиль, и все вместе бродили под ее воздействием. Где мы были и что делали, для меня осталось загадкой. Где-то ближе к рассвету я обнаружила себя в личных покоях магистра Бъерхо, раскладывающей под ковер огненные колючки. Как я узнала, что комнаты принадлежат именно ему? Все очень просто. Мой блондинистый враг страдал острыми приступами нарциссизма и завешивал все свободные стены комнат собственными портретами. Которые я, пользуясь случаем, с удовольствием разрисовала. Получилось мило. Думаю, ему понравится.

Где находился сам магистр, я не знала. Но, чтобы не искушать и так благоволящую мне тетушку-Судьбу, решила покинуть территорию Бъерхо как можно скорее. Мало ли.

Забежав в мастерскую Фаэна, где улеглись спать (и чего их сюда принесло?!) все мои друзья, оставила заранее приготовленные флакончики с антипохмельным зельем, которые разработала вместе с Тиль еще в прошлом году. Хорошо еще, напиться до синих чертиков мне не удалось, а то сейчас бы могла мучиться похмельем, как остальные.

Потом добежала домой, где подхватила чемоданчик с уже уложенными вещами, и с первым попавшимся караваном, идущим на Менрир, смылась из города.

Пока вспоминала события вчерашнего вечера, успела добраться до площадки портала. Два закованных в броню стражника, стоящие по разные стороны отдающего синевой окна перемещения, провели стандартный обыск, взяли плату за проезд и проводили нас безразличными взглядами.

Покинув мир, в котором успела провести беззаботных три года, вдохнула свежий морской воздух. Конечно, грусть от разлуки с друзьями оставалась. Но я знала, что у них все хорошо, и мой уход не вызовет паники. О том, что покидаю Ленру, я рассказала им еще вчера, выслушала порцию пожеланий, получила пару прощальных подарков и чмокнула всех в щечку, мысленно желая, чтобы их жизни тоже сложились гладко.

Теперь меня ждала встреча с семьей. Давненько мы не собирались всей компанией дома. У каждого свои жизни, интересы, увлечения. Дэнталион стал богом-хранителем одного мира с развитым кузнечным делом и вместе с Ниривиль и Кейном помогает людям. Шейр решил вплотную заняться делом своего отца и стал новым богом войны. Даже неплохой мирок себе отхватил, урвав из-под носа соседей. Навел среди своих жрецов железную дисциплину и теперь тщательно охраняет новую игрушку от посягательств других богов. Лиру весенним ветром носится по мирам, даря их обитателям радость и счастье в жизни, иногда оставляя на лбу избранных поцелуи-благословения. Тейрон, как уже упоминала, путешествует по заброшенным мирам, отлавливая новых тварюшек для своего зверинца.

Последние сотни лет моя семья была разбросана по междумирью, и дома мы собирались только по большим праздникам. Конечно, я присматривала за своими детишками, внуком и невесткой. Даже братцу пару раз весточки отправляла. Но это не могло заменить живого общения, и сейчас, от осознания, что мы скоро встретимся, в груди разливалось приятное тепло.

— Лэра Инра, простите, — обратился ко мне начальник охраны каравана, — вы собираетесь садиться на корабль?

— А? — я отвлеклась от размышлений и повернулась к высокому темноволосому мужчине.

— Вы будете переплывать Лиэнский океан? — терпеливо повторил воин.

— Нет, — покачала головой я. — У меня портключ до дома. Я отправлюсь прямо отсюда.

Мужчина кивнул и отошел к своим, а я подняла взгляд на небо. Где-то там, среди полноводной реки эфира затерялся наш маленький осколок, с большим просторным домом и садом на нем. Очень скоро я вновь ступлю на большой перуанский ковер с длинным ворсом и смогу погреться в кресле у камина, слушая рассказы домашних. Но сначала, надо найти брата-путешественника…

* * *

Мэтр Льюис зашел в свою лабораторию будучи в пресквернейшем расположении духа. Мало того, что его лучшая (и это за сто сорок лет!) ученица спешно сдала импровизированный выпускной экзамен, чтобы закончить обучение, так еще и вся ночь прошла без сна. Загадочным образом принцесса Летта пропала поздним вечером, и король приказал все силы бросить на поиски любимой и единственной дочери. Сначала вызвали начальника дворцовой стражи, но полусонный воин прояснить ситуацию не смог.

После соответствующего приказа, стража перевернула вверх дном дворец, но не нашла ни следов похитителей, ни принцессы. Тогда решили обыскать город, но и там потерпели сокрушительное поражение. Король и королева не знали что делать. Ее Величество едва не ударилась в истерику, когда монарх вспомнил о придворном маге.

Мэтра вырвали прямо из постели, коротко обрисовали ситуацию и потребовали найти дочь при помощи магии. Нужный материал (каплю крови и прядь волос принцессы) предоставили, и маг начал работать над амулетом поиска. Сначала нужно было сварить сложное зелье, потом пропитать им заготовку под амулет и произнести нужное заклинание. Времени прошло — уйма! А результат шокировал всех…

Пропавшая принцесса нашлась в своей спальне, ничком упавшей на кровать в неприметном сером платьице и жутком гриме вампира. Витавшие в комнате алкогольные пары, не позволяли усомниться, КАК юная аристократка провела ночь.

Королева грохнулась в обморок, начальник стражи схватился за голову (под носом у его подопечных каким-то образом прошмыгнула пьяная в зюзю девушка!), король принюхался, вздохнул и приказал по пробуждении принести принцессе рассолу и, как очухается, привести к нему в кабинет. Проблему гулянок дочери нужно решить радикально.

Мэтр Льюис, прекрасно осведомленный о тесном знакомстве Летты и Инры, только покачал головой. Нет, он предполагал, что после окончания обучения эта негодница закатит пьянку (сам таким был), но чтоб втянуть в нее наследницу престола…

Впрочем, о возможном участии его бывшей ученицы, он никому не сказал. Зачем? Да у него и не спрашивали…

Но, как оказалось, «похищение» принцессы — это еще не все. Сейчас, стоя рядом со своим рабочим столом, невыспавшийся мэтр нюхом чуял феерическую подлянку. Пробежавшись глазами по лаборатории, маг зацепился взглядом за не до конца прикрытую дверцу шкафчика с ингредиентами.

Стремительно подойдя к нему, Льюис раскрыл дверцы и оглядел аккуратно разложенные по ящичкам редкие ингредиенты. Недостача!

— Так-с… Сок синики, пыльца песчаных фей… огненные колючки? Решила устроить взрыв перед уходом?!

Дворец ощутимо тряхнуло, что подтвердило мысли мужчины.

— Вот паршивка! — невольно восхитился маг.

Огненные колючки при разрушении лопались с яркими искрами, а пыльца фей высушивала любую поверхность, на которую попадала. Пожар несчастным обеспечен. Но взрыв…

«Неужели что-то из личных разработок использовала?» — задумался Льюис. — «А куда тогда сок делся?»

— Мэтр Льюис! Мэтр Льюис! — в лабораторию влетел взъерошенный мальчишка-паж.

— Ну что там? — недовольно оторвался от размышлений мужчина.

— Мэтр, комнаты магистра Бьерхо горят!

— И что с того? — буркнул маг. — Он магистр, или погулять вышел?

— А он заклинание сказать не может, у него язык распух! — восторженно выпалил кудрявый посланец.

«А вот и сок синики…»

— Распух? — заинтересованно повторил Льюис. — И сильно?

— Даже рта раскрыть не может!

— Это хорошо, — довольно кивнул маг. — Надоел он уже со своей болтовней…

Паж энергично закивал, но вспомнил что-то и вздохнул с сожалением.

— Мэтр Льюис, а там вас просят пожар потушить…

— Ну, так пусть слуги тушат. Делов-то! Ведра в руки — и вперед. А у меня работы много.

— Не, надо быстро — у магистра Бъерхо портреты горят.

— Давно горят? — мэтр даже прищурился от удовольствия.

— Тык, я когда к вам побежал, уже больше половины обуглились, а где-то холсты почернели.

— Значит, можно не торопиться.

— Ага!

Нарцисса-Бъерхо не любили при дворе. Слишком самовлюбленный и наглый. Так что никто не станет попрекать пожилого мэтра в том, что он задержался по дороге. Мало ли, может у него спина болит? Всю ночь ведь у котла стоял, не разгибаясь…

«Но с Инры я все же спрошу за самовольно взятые ингредиенты», — решил Льюис.

Глава 5. Возвращение домой

Когда я, настроившись на брата, открыла воронку перехода, желая оказаться как можно ближе к месту его нахождения, то даже не подозревала, что меня выбросит НАСТОЛЬКО близко и в ТАКОЙ момент. Брата самозабвенно перемалывал жвалами огромный двухметровый паук. Тейр, не будь дурак, по-быстрому нарастил себе чешую, укрепил кости и теперь с интересом наблюдал за действиями членистоногого.

— Кхм-кхм! — обратила его внимание на себя я.

— О, — воскликнул черноволосый парень лет двадцати-двадцати двух на вид, вперившись в меня своими нереально черными глазами, — сестричка! Давно не виделись. Ты здесь какими судьбами?

— Решила удостовериться, что ты еще не помер в своей экспедиции, — скрестив руки на груди, я разглядывала чудесную композицию из мира дикой природы.

— Удостоверилась? — хмыкнул Тейрон.

— Ага, — усмехнулась я и посерьезнела. — Но я не только за этим тут появилась. Недавно со мной связался Дэн. По мирам гуляют странные слухи…

— Наверняка кто-то из наших перепил настоечки дроу и устроил марш по мирам, перевоплощая все, что движется, — отмахнулся братец.

— Если бы гулял один из богов, Дэн не стал бы дергать меня по пустяковому поводу, — качнула головой я.

— Это, смотря, КАК он гулял, — не согласился родственничек.

— Тейрон, избавь меня от своих саркастических комментариев, — закатила глаза я и снова посмотрела на брата. — Шепчутся о каких-то темных богах. Я собираю семейный совет дома и буду рада видеть тебя в числе присутствующих.

— Темные боги… — задумчиво повторил братец. — Это может быть интересно!

— Я всегда знала, что ты псих, — констатировала, пока Тейр, обездвижив паука, выбирался из его пасти (ну наконец-то, я уж думала, он с ним сроднился!).

— Ты тоже не подарок, милая, — рассмеялся он, очищая свою одежду — стандартный комплект «охотника»: темные брюки, сапоги на высокой подошве, кожаную куртку и светло-серую рубашку под ней.

Хотя… я подозревала, что сначала рубашка была белой, все же Тейр — тот еще позер, но потом, из-за скверных погодных условий, она посерела.

— Нахал! — возмутилась я, разворачиваясь и снова создавая портал.

— Я учился у профессионала, — донеслось сзади.

— Кого ты имеешь в виду?

— Тебя, конечно же! — довольно ответил брат.

— Зараза…

Мы вошли в воронку, через мгновение оказавшись перед дверьми большого двухэтажного особняка белого цвета, увитого с одной стороны плющом. Время близилось к ночи, в окнах приветливо горел свет, а из-за дверей доносился громкий смех и обрывки фраз.

Дома.

С удовольствием вдохнув свежий воздух (сказывалась близость леса), я поднялась по каменным ступеням и распахнула створки дверей. Братец остановился за плечом, насмешливо оглядывая собравшихся. Все наши сидели в просторной светлой гостиной. Дэн и Нира устроились на мягком бежевом диванчике, с улыбкой наблюдая за игрой Лиру и Кейна. Шейрон медитировал в кресле, любовно затачивая кинжал. Услышав шум открывающейся двери, они обернулись.

— Всем привет! — весело начала я. — А вот и мы…

* * *

Сидя за большим дубовым столом утром следующего дня, я внимательно слушала рассказ Дэнталиона о странных слухах, ходящих по мирам. Тогда, на Ленре у нас не было времени, чтобы обсудить все тщательно, да и не стремились мы, понимая, что придется повторять сказанное на семейном совете.

— В общем, когда я услышал слова об этих «приемниках изначального Хаоса» в уже четвертом по счету мире, то заподозрил неладное и решил сообщить маме, — закончил Дэн.

Я утвердительно кивнула на удивленные взгляды собравшихся.

— И… Что теперь? — нерешительно спросила Ниривиль.

Опустив взгляд на лакированную поверхность столешницы, я неспешно начала:

— Мы должны…

Громкий стук в дверь оборвал меня на полуслове.

Пересчитав домашних, поняла, что отсутствующих здесь нет, а значит…

— Кого там принесло? — невольно вырвалось у меня.

Стук повторился, но никто из моих не сделал попытки выйти из-за стола. Все в полном шоке выглядывали в арку, ведущую в гостиную и расположенную прямо напротив двери. Необитаемый (ну ладно, почти необитаемый — иногда мы все же выбираемся из своих миров, чтобы пообщаться друг с другом) осколок в межпространстве, накрытый самыми сильными из известных нам охранных чар. Кто? Как? И зачем?!

Все вопросы отпали сами собой, когда неизвестному надоело рваться в закрытый особняк, и, чтобы прорубить (в прямом смысле этого слова!) себе внутрь, он использовал… косу.

— Бабуль? — я растерянно посмотрела на костлявую фигуру в черном балахоне и с известным на все миры «орудием труда» в руках.

— Внученька! — возмущенно уперла рука в бока Смерть. — Я, между прочим, пожилая женщина! Не пристало мне бегать с тропы на тропу, как легкомысленной девчонке какой-то…

— Н-но… — Смерть подняла руку, останавливая меня, и продолжила:

— …А мне пришлось это делать, чтобы попасть к вам. Ну что такое? Понавесили охранных чар — чессн слово, от меня так даже клиенты не прячутся — и старой бабушке приходится идти по узенькой тропочке среди эфира. Пешком!

— Баб… — меня снова прервали.

— Да Хаос с ними, с охранными чарами. Но нельзя же так безответственно подходить к делу! Кинула клич — и замолчала. Ни где место сбора, ни какова причина — молчок…

— Бабушка! — наконец смогла вклиниться я.

— Что?

— Как ты здесь… — тут я вспомнила, что на минуточку (!), разговариваю со Смертью, а для нее ни расстояния, ни щиты не преграда, и поправилась: — Зачем ты сюда пришла?

— Так я ж тебе уже пять минут объясняю — по просьбе твоей пришла.

— По какой такой просьбе? — взвыла я не хуже баньши.

— Инриль Тар’Гашевт’Фрейль! — строго обратилась ко мне бабушка. — Я что-то не поняла, ты Совет семейный собираешь, али погулять вышла?

Я покосилась на Дэна. Старший сын ответил невинным взглядом и чуть смущенной улыбкой. Ясно. Сдал, паршивец! Но делать нечего, придется вводить активную (я бы даже сказала чересчур) старушку в курс дела.

— Загуляли слухи о темных богах, — сказала я, наблюдая за тем, как Смерть садится за стол, рядом с остальными членами семьи.

— О! — небрежно взмахнула косой она; сидящие слева от нее Шейр и Лиру дружно пригнулись, опасливо посмотрев на промелькнувшее над их головами лезвие. — Да этих «темных» после войны знаешь, сколько по мирам ходило? И каждый себя преемником Хаоса мнил. Наверняка парочка магов-экстремалов, или элементалей каких, с темным уклоном сил. Настоящих-то давно за Завесу изгнали!

— Настоящие или выдуманные — не важно, — я встала и оперлась руками о стол. — В любом случае, мы должны разобраться, в чем дело и кто это такие.

— А чего разбираться? — недоуменно спросила Смерть. — Вжик! И дело с концом.

Моим младшим снова пришлось пригнуться, так как косу свою бабуля из рук ни днем, ни ночью не выпускала, а жить хотелось всем. Я вздохнула.

— Прежде чем сделать «вжик!», нам надо их отыскать.

— Так ищите, — непосредственно кивнула бабушка. — Связи тебе на что? Позови свою подружку хвостатую… Как там ее? Нира? Ника? Ну, Удача которая. Пусть она тебе подсобит, карты раскинет, верный путь укажет. А я, так и быть, отвлекусь от своей работы и вам помогу.

— Не могу, — с сожалением качнула головой я. — И так ей пирожные должна, за выигранный спор.

— И чем занимается многодетная мать в отпуске? — невинно заметил братец.

Я метнула в него испепеляющий взгляд. Не помогло. Подожгла ему волосы. А то отрастил себе шевелюру, понимаешь! Тейрон безмятежно улыбнулся, нарастил себе чешую и послал мне воздушный поцелуйчик. Вот засранец…

— Но-но, — вступилась за меня бабушка, подняв костлявый палец. — Ты сначала роди, вытерпи этих спиногрызов с пятак столетий, пока у них детство в причинном месте играть не перестанет, а потом уже комментарии вставляй.

Дети поперхнулись и обиженно воззрились на бабулю. Потом с недоумением — на меня. Я лишь пожала плечами, в душе полностью соглашаясь со Смертью. Хорошо еще, я их по одиночке и с большим отрезком времени растила. А то есть у меня одна знакомая в пантеоне Менрира. Родила близнецов пару веков назад, теперь зашивается. У деток-то ни мозгов, ни опыта, а уже богами-хранителями заделались. Чудят теперь в масштабе конкретного мира, а путешественники удивляются, что океаны то бурлят, то замерзают, то вообще синим пламенем горят.

— Так, мы что-то отвлеклись, — поджала губы Смерть и снова обратилась ко мне. — Ну пирожные должна, и что с того? Иди давай, достань их, Хвостатой своей подари, да и все дела.

— Бабуль, это же Ника, — закатила глаза я. — Ты же знаешь, какая она ветреная! Мне за ней с этими пирожными придется по мирам еще пару столетий гоняться, и то не факт, что найду.

— Мама права, — подтвердил Дэн. — Удача — особа непостоянная. Где она может быть в следующее мгновение, даже мойры не всегда предсказывают. Придется обойтись без ее помощи.

— И то верно, сами справимся, — закивала бабушка (и я уже в который раз удивилась, как быстро она меняет мнение). — Темные боги! Такое развлечение не каждую тысячу лет выпадает…

— Во-от, — довольно протянул Тейрон, — я тоже об этом говорю.

— Простите, — робко вклинилась моя невестка. — А никого не смущает, что у нас, возможно, старые враги на свободу выбрались?

— Милочка, — мягко (прям как при разговоре с умственно отсталыми) произнесла бабуля, — я ж вам о чем тут уже полчаса толкую? Нет никаких темных и быть не может!

— Но почему? — спросила Ниривиль. — Столько лет прошло с их заточения, вполне возможно, что печать на Завесе подточилась. Снаружи или изнутри — не так важно. Темные вполне могли проскочить сквозь щели в охранном плетении.

— Не могли, — отрезала Смерть. — Печати на Великих Вратах нерушимы! Я лично приложила руку к их усилению, и точно говорю вам, что никто с той стороны не способен проникнуть за Завесу. А Стражи надежно охраняют Врата от смельчаков и идиотов… Впрочем, одно другому не мешает, — задумчиво добавила она, спустя время.

— Раз изгнанные темные боги не могли проникнуть сквозь Врата к нам, — сказал молчавший до этого Шейр, — то есть вероятность, что появились новые. Прабабка уже упоминала, что какой-то маг с завышенным самомнением, или еще какая сущность, вроде элементалей, могли объявить себя преемниками Хаоса и запугать население окрестных миров своими «темномагическими» фокусами. Жители в них поверили, у нас появились новые боги. Мы все прекрасно знаем, как они появляются.

Лиру кивнула, поддерживая старшего брата. Я обвела взглядом семью. Бабушка подперла кулачком щеку и хитро взглянула на единственную внучку. Меня, то есть.

— И никто из вас не верит, что они действительно могут оказаться преемниками изначального Хаоса? — нахмурившись, поинтересовалась Нира.

— Да какие к ликанам преемники? — всплеснула рукой Смерть. — Они у Света могут быть, у Тьмы, но никак не у Хаоса. Ему на своих последователей плевать с башни Межмировой Академии Магии! И вряд ли за пару тысячелетий что-то изменилось.

— Бабушка права, — подтвердила я. — Собрав совет, я хотела обсудить с вами, что делать дальше… Есть идеи?

— Нет, — помотала головой Лиру.

Шейр пожал плечами, Дэн нахмурился, переглянулся с дядей и дернул плечом. Нира растерянно теребила выбившийся из прически локон. Кейн еще с начала семейного совета выводил одному ему известные узоры на зеркальной поверхности стола и прекращать свое занятие явно не собирался. Братец на мой вопросительный взгляд, только усмехнулся.

— Ну… тогда сделаем так, — начала я. — Проведем собственное расследование и выясним, что это за темные боги такие. Найдем их, а потом…

— Вжик! — довольно улыбнулась бабушка.

— Да, — кивнула я. — Вжик.

— Но зачем сразу жизни лишать? — жалобно протянула Нира. — Вдруг они…

— Деточка, — хмыкнула Смерть, — Ты у нас вообще кто?

— Богиня справедливости.

— Бедняжка, — покачала головой бабуля, сочувственно поглядывая на родственницу.

— П-почему?

— Да так… — махнула рукой Смерть.

— Так, ладно, — вздохнула я. — Кто-то еще хочет высказаться?

Домашние дружно помотали головой.

— Хм… А такой план мне нравится, — проговорил Тейрон. — Вот только есть одна загвоздка… Где мы найдем информацию?

Я задумчиво почесала нос и принялась раздавать указания:

— Так… Лиру, остаешься в доме и внимательно следишь за общим фоном эфира. Чуть где какие колебания — сразу шлешь сообщение с координатами братьям.

Маленькая богиня, выглядящая как двенадцатилетняя девочка с огненно-рыжими волосами и большими карими глазами с пушистыми ресницами, серьезно кивнула.

— Дэнталион, Шейрон, — старшенькие подобрались, — отправляйтесь в миры, где ходят эти слухи, внимательно слушайте обсуждаемую информацию. Как бы ни были хороши наши темные в маскировке, когда-нибудь они проколятся, и мы об этом узнаем. Нужны любые сведения об этой парочке.

— Я с Тейром проникну в упомянутую бабушкой Академию. В ней должна быть большая библиотека, так тоже можно найти полезную информацию. Кейн и Ниривиль останутся в своем мире, как временные хранители. Баб… — заикнулась было я, но осеклась.

— Нет-нет, милая, меня звать только под конец, — потрясла косой она. — Мое дело сделать финальный «вжик!» В остальном на меня не рассчитывайте.

— Хорошо.

— Сестрица? — невинно обратился ко мне Тейр.

— Что?

— А как ты собираешься «проникнуть» в Академию Магии? Да еще и меня за собой протащить? Насколько я помню, набор студентов уже закончен.

— Мы попадем туда не как студенты, а как преподаватели, — твердо произнесла я. — Слышала, у них нет учителей по теории магии, артефакторике и химерологии. Вот кем-то из них мы и станем.

— Ты действительно думаешь, что Академия примет людей с улицы? Без рекомендаций, репутации и связей?

— Допустим, нужные рекомендации у меня есть, — скрестила руки на груди я. — Не зря же я у мэтра Льюиса на Ленре три года училась. А ты у нас просто мастер химерологии и легко сможешь доказать свою высокую квалификацию на собеседовании.

— Обложила со всех сторон, — недовольно пробормотал Тейрон.

— Что ты там бормочешь?

— Когда собеседование, спрашиваю, — громко произнес брат.

— Скоро я о нем договорюсь.

— Прекрасно, — саркастически протянул Тейр. — Сестренка, а ты представляешь, что такое — учить пару сотен магически одаренных спиногрызов?

— Братец, я мать троих богов с неслабеньким таким потенциалом. Я умею обращаться с дурными детишками.

— Мама! — хором возмущенно воскликнули младшие.

Дэн только потер переносицу — он с моим паршивым характером и почти полным отсутствием такта уже смирился…

Глава 6. Межмировая академия магии

— Я правильно вас понимаю, лэра, — пристально посмотрел на меня мужчина лет сорока пяти, ответственный за набор кадров в выбранном мной учебном заведении, — вы действительно хотите занять место учителя теории магии в нашей Академии?

— Да, — кивнула я и доброжелательно улыбнулась.

Сейчас я сидела в кабинете Марка ле Франа, в удобном кресле, прямо напротив стола хозяина. Через большое окно позади мужчины лился солнечный свет, придавая обстановке уюта. Легкие занавески, бежевые обои, аккуратность рабочего места, мягкий ковер шоколадного цвета по центру комнаты — все указывало на то, что ле Фран очень любил и дорожил своей работой. Нечасто встретишь такую преданность делу. Это сразу добавило мужчине передо мной пару плюсов.

— Лэра, вы до конца уверены в своем решении? — с нажимом спросил маг.

— Да, лэр, — еще раз кивнула я.

Мужчина вздохнул, снял узкие очки в тонкой серебряной оправе, потер переносицу и посмотрел мне в глаза.

— Послушайте, лэра. Я не хочу указать на вашу некомпетентность — письмо мэтра Льюиса и еще несколько рекомендаций от знаменитых специалистов не дают мне права даже думать о чем-то подобном. Но посудите сами, вы очень молоды и неопытны. А студенты в нашей Академии… В общем, мне бы не хотелось, чтобы через месяц вы покидали эти стены с большим списком психических расстройств.

— Лэр Фран, я прекрасно осознаю, как сложно преподавать в магической академии. У меня есть пара знакомых учителей, их красочные рассказы о работе при встречах показали мне, что учить юных магов — не самая простая задача. Но у меня самой трое магически одаренных детей. По личным причинам, я не могла нанять им подходящих учителей, поэтому все знания приходилось передавать самой. Поверьте, я знаю, как нужно обращаться с трудными подростками.

Еще бы я не знала! Мне очень повезло, что у детей существенная разница в возрасте. Иначе бы я стала походить на свою любимую бабушку по количеству седины в волосах. Воспитывать маленьких богов практически в одиночку — бывшие мужья оперативно свалили, как только узнали о моей истинной сущности (не то, чтобы я не могла отыскать их и вернуть в «лоно семьи», просто я искренне считала, что настоящие мужчины не станут убегать от проблем, а другие мне без надобности) — это, я вам скажу, то еще приключение. Особенно, если твоим чадам передался характер матери. Как со мной родители справлялись — ума не приложу. Наверное, бабуля помогала.

— У… У вас трое детей? — удивленно вскинул брови ле Фран.

— Да, лэр, — усмехнулась я. — Пусть моя внешность не вводит вас в заблуждение. Я уже давно перешагнула рубеж второго совершеннолетия.

— Так вы из бессмертных? — еще больше удивился маг.

Я снова кивнула.

У представителей человеческой расы совершеннолетие наступало в двадцать один год. С этого времени они считались уже взрослыми, разумными людьми, которые могут и должны нести ответственность за свои поступки.

У так называемых «бессмертных» первое совершеннолетие наступало в восемьдесят пять лет. Но они все еще считались подростками. У них появлялись новые права и обязанности, но ответственность по-прежнему лежала на плечах родителей. Второе совершеннолетие — трехсот пятнадцатилетие, означало, что теперь они могут считаться достаточно взрослыми, чтобы жить своей жизнью, выбрать карьеру и супруга по душе, но они все еще обязаны подчиняться некоторым требованиям главы рода. Третье совершеннолетие, наступающее в тысяча четыреста пятьдесят лет, позволяло бессмертным жить, не подчиняясь главе. В этом возрасте, они сами могли основать собственный род, если считали это нужным.

Вообще, сейчас я описывала порядки светлых и темных эльфов, дриад, драконов, демонов высшего круга, вампиров, нимф, фей и других рас, подобных этим. Но у богов, за исключением пары нюансов, все был также.

Но я отвлеклась. В данной ситуации, мои слова о втором совершеннолетии (кстати говоря, до третьего у меня осталось каких-то две сотни лет) означали лишь то, что я уже давно полностью созревшая женщина, с большим количеством знаний и опыта в багаже. Ну, а то, что выгляжу максимум на двадцать четыре — так это маленький недостаток всех бессмертных.

Ле Фран, прокашлявшись, посерьезнел и кивнул. Возразить против моей кандидатуры он уже не мог. Вряд ли в Академии стремятся работать такие, как я. У нас слишком много своих хлопот, чтобы обращать внимание на обучение студентов других рас. Своих детей мы преимущественно обучаем сами. Или нанимаем преподавателей из вечноживущих.

— Ну что ж, раз так… — произнес маг. — Я принимаю ваше заявление. Приступить к работе вы можете сразу после окончания летних каникул.

Я растерянно моргнула.

— А разве вы не хотите посмотреть на других кандидатов?

— Милая лэра, — грустно улыбнулся ле Фран, — боюсь, что вы единственная, кто хочет преподавать такой предмет, как теория магии. Не обижайтесь, но это очень серьезный и, чего уж скрывать, скучный предмет. А все, что вызывает у студентов скуку, они стремятся превратить в балаган. Лэра Уон, которая преподавала этот факультатив последние полгода, уже не справляется и вынуждена уволиться. Надеюсь, вы сможете продержаться дольше.

— Надеюсь, вы поделитесь именем того, кто принимает ставки в тотализаторе? — хмыкнула я.

Ле Фран поперхнулся.

Ха-ха! Только не надо делать такие глазки. А то я не знаю, как матерые преподы относятся к новеньким. Наверняка основной костяк сделает большие ставки на то, сколько у меня удастся продержаться в аде, именуемом Межрасовой Академией Магии. Я чую выгоду и не собираюсь упускать законный выигрыш!

— Ставки принимает наставник по боевым искусствам — орк Крахан Бертрах. Но сейчас он на заслуженном отпуске. Я могу связаться с ним, если хотите.

— Будьте так любезны, — кивнула я.

— Какой срок?

— Пробный учительский контракт заключается на пять лет. Я ставлю на то, что продержусь весь срок, пятьсот золотых.

— Л-лэра… — усмехнулся маг. — Не слишком ли вы самоуверенны? Пять сотен — очень большая сумма.

— Напротив, лэр, я трезво оцениваю свои возможности. Да и эта сумма, хоть и большая, но не сможет сильно ударить по моему кошельку.

— Раз вы достаточно обеспечены, зачем вам работа учителем? — поднял брови ле Фран.

— Скажем так, стать преподавателем — моя давняя мечта, — ответила я, легко поднявшись с кресла.

Маг встал следом.

— Мечта, которую я наконец-то могу исполнить, — закончила я, выкладывая из миниатюрной сумочки на стол большой мешочек с золотыми.

— В таком случае, я желаю вам удачи.

— Благодарю.

Я уже подошла к двери и взялась за ручку, когда, вспомнив о Тейроне, повернулась назад.

— Лэр Фран, мой брат — Тейр Фрей тоже хочет преподавать в МАМе. Он великолепный химеролог с большим стажем работы с нежитью. Конечно, я понимаю, что эта просьба в моем случае — просто верх наглости. Но я очень прошу вас принять его на работу. Даю слово, вы не пожалеете.

— Я присмотрюсь к лэру Фрею повнимательнее, — согласился ле Фран. — Но стопроцентной гарантии не обещаю.

— Не беспокойтесь, для меня этого достаточно.

Выйдя за дверь, я наконец-то перевела дыхание. Не рассчитывала на то, что меня примут сразу. Честно настроилась на долгое ожидание, но нет. Мне повезло. Знать бы еще, чем это везение обернется в будущем. После каждого достижения следует подлянка — такова натура моей подруги Удачи. И чем лучше ситуация сейчас, тем хуже будет в дальнейшем. Равновесие, что б его ликаны загрызли!

Погруженная в свои мысли, я шла по коридору, направляясь к выходу из административного корпуса, когда случайно столкнулась с растрепанной и какой-то дерганной женщиной лет тридцати.

— Прошу прощения, — извинилась я, огибая странную незнакомку.

— Н-ничего стр-р-ашного, — заикаясь, пробормотала она.

Потом резко обернулась и, внимательно на меня посмотрев, воскликнула:

— Вы Инра Фрей?

— Да, — удивленно ответила я. — Вы что-то хотели?

— Ох, простите, — одернула себя женщина. — Меня зовут Марфа Уон. Я преподавала теорию магии последние полгода. Меня… Меня просили проинструктировать вас перед вступлением в должность.

— Оу, — улыбнулась я. — В таком случае, я в вашем распоряжении.

Женщина бледно улыбнулась мне в ответ.

Мда-а… Если до такого состояния ее довели студенты МАМы, то мне следует основательно подготовиться к первому уроку. Не хотелось бы попасть впросак из-за малолетних спиногрызов…

Мы направились в сторону аудитории. Я расспрашивала бывшую учительницу о специфике преподавания в Академии.

— Понимаете, — говорила Марфа, — сама по себе работа непыльная. Прибыльная, опять же. Кусок масла по утрам и качественный уровень жизни обеспечен. Но студенты… Нет-нет, они не плохие. Дети очень… умные, сообразительные… имеют нестандартный подход к обучению…

— Лэра Уон, пожалуйста, говорите правду.

— Н-но я…

— Простите, но мне слабо верится в вашу утопическую картинку. Особенно, если посмотреть на вас.

Женщина понурилась, как-то затравленно оглянулась вокруг, схватила меня за руку и переместила в свои комнаты. А чьими еще они могли быть, если повсюду стояли чемоданы, свертки и потрепанные стопки талмудов на полу. Судя по названиям, лэра Уон сделала изучение магии делом своей жизни, а в Академии находилось превосходное оборудование для измерения магического фона и лаборатории, обставленные по последнему слову. Насколько же ее достали студенты, раз она так спешно покидает нагретое место, отправляясь в неизвестность?

— Это какой-то кошмар! — всхлипнула женщина и задрожала. — Когда я соглашалась стать преподавателем, то хотела остающееся после пар свободное время посвятить своим экспериментам и изучению магии на более глубоком уровне. В МАМе великолепная библиотека. Но… Но то, что случилось потом… — она снова всхлипнула, обессилено опустилась на кровать и закрыла лицо руками. — В первые пару недель все шло более менее спокойно. Студенты устраивали мне розыгрыши, но их можно было терпеть. А дальше начался ад! Я не могла почувствовать себя в безопасности даже своих комнатах. Постоянно мерещились ловушки, смешки этих дьявольских созданий и… и я не выдержала! Но когда я пришла к лэру Франу с заявлением об уходе, он сказал, что не может отпустить меня до начала летних каникул. На мои проблемы со студентами, остальным преподавателям было наплевать! Еще этот ужасный человек… Шейн де Вир — один из заместителей ректора… Этот… Этот мерзавец на мои рассказы о безобразных выходках только рассмеялся!

И Марфа Уон зарыдала.

Я присела рядом, неловко умостившись на краешке дивана, и приобняла бедную женщину. На большее я была в принципе не способна, потому что… да ликаны задери, мне еще ни разу не приходилось кого-то успокаивать! Упокаивать — это да.

Марфу было жалко и даже вполне искренне. Но я уже сейчас видела, где эта женщина совершила ошибку. Она не ответила на пакости студентов, предпочтя терпеть их молча. Для них это стало сигналом к действию. Раз учитель молчит о розыгрышах, значит, позволяет их. И тут понеслось.

Прекрасный урок мне на будущее, о котором не стоит забывать. Хотя… Я изначально планировала расставить со спиногрызами все точки над «i». Не хочу таких же проблем, как у лэры Уон. Я пришла в МАМу, чтобы получить больше сведений о хаоситах — последователей изначального Хаоса и его «детей». Так что разборки с мелкими шалопаями крайне нежелательны.

Когда лэра более менее успокоилась, в дверь неожиданно постучали. Резко подскочив, Марта подбежала к двери и, распахнув ее, отшатнулась.

— Г-господин де Вир…

На пороге появился высокий надменный мужчина с угольно-черными, убранными в хвост, волосами и пронзительными серыми глазами. Окинув взглядом помещение и зацепившись за меня, он нахмурился.

— Лэра Уон, почему вы все еще здесь? — недовольно спросил мужчина. — Мне казалось, ваше желание покинуть стены Академии настолько велико, что вы уйдете сразу, как получите расчет.

— Я-я… Я давала ей инструкции.

— Рыдая на плече? — ехидно поинтересовался зам. ректора.

Марфа мучительно покраснела и затеребила рукава своего свитера. Видимо, она делала это, когда нервничала. А так как нервничала она очень часто — рукава превратились в нечто бесформенное, растянутое, с торчащими кончиками ниток. В общем, жалкое зрелище.

— Инра Фрей, — обратился ко мне маг, потеряв интерес к бывшей преподавательнице, — думаю, мое имя вам известно.

— Да, лэр, — коротко кивнула я, слегка прищурившись.

Ну не понравился мне этот субъект. Слишком надменный и холодный гаденыш. И, судя по общению с Марфой, характер у него препаршивейший. Правда, со степенью испорченности своего, я могу с ним потягаться.

— Я покажу вам расположение нужной аудитории. Эти комнаты, как только их покинет лэра Уон, остаются за вами. До конца каникул всего две недели, так что вы можете оставаться здесь, если захотите.

— Благодарю за предложение, но я предпочту провести время перед началом учебного года дома, в кругу семьи.

— Я же сказал, если захотите, — скривился де Вир.

Лимон что ли съел перед приходом сюда?

— Следуйте за мной, — даже не попросил, ПРИКАЗАЛ он.

Мне, бессмертной богине смеет приказывать какой-то… какой-то…

Гр-р-р!

Так, спокойно. Этот маг просто недостоин моего гнева. Даже если он так надменно на меня смотрит.

Быстро взяв себя в руки, я пошла за ним. Ссориться с де Виром мне невыгодно. Он может существенно осложнить мне жизнь. Например, перекрыв доступ в нужный сектор библиотеки. А я здесь только ради новой информации.

— Теория магии — факультатив. Обычно его выбирают те, кто в будущем не планирует вести боевые действия.

— То есть…

— Наших боевиков и некромантов вы на парах не увидите. Нейтральные факультеты: менталисты, артефакторы, бытовики и целители, станут вашими учениками. Обычно факультатив выбирают последние два курса перед выпуском из Академии для сдачи профильного экзамена — шестой и седьмой. В среднем на парах будет присутствовать от пятнадцати до двадцати пяти студентов. Каждый день у вас будет по три пары. Впрочем, вы наверняка это знаете, если шли в МАМ целенаправленно, а не наобум.

Я усмехнулась. Занятный этот Шейн де Вир. И информацию нужную дал, и уязвил в конце. Если бы не это, был бы приятным (во всех отношениях) мужчиной. Может, в этом причина? Что-то вроде естественной защиты от представительниц противоположного пола. Уверена, по нему и так половина Академии сохнет.

— Номер вашей аудитории сто тринадцать, — указал на табличку с номером маг, когда мы, наконец, дошли до цели. — Надеюсь, вы запомнили дорогу от своих комнат, лэра. Сейчас я вынужден удалиться по неотложным делам. Постарайтесь не заблудиться.

— Хорошо, лэр. Благодарю за помощь. Приятного вам дня.

Де Вир смерил меня очередным надменным взглядом, развернулся на каблуках, и направился дальше по коридору, скрывшись за поворотом. Я вздохнула. Ну ничего. Я выдержала брата, трех детей, бабушку с косой и стукнутых на голову друзей из божественного пантеона. Уж с одним магом, пусть и неясного пока происхождения, я справлюсь.

Зайдя в аудиторию, осмотрелась вокруг. В принципе, ничего необычного. Уверена, в замке, а Академия располагалась именно в нем, таких еще куча. Дойдя до рабочего стола, остановилась и повернулась лицом к уходящим вверх партам, расположенным в виде амфитеатра. Высокие стрельчатые окна прекрасно освещали просторное помещение. Позади висела широкая доска.

Что ж. Место мне нравится. Посмотрим на студентов…

Присев на корточки, я приложила ладонь к столешнице, ставя магический маячок. Теперь я смогу дойти до аудитории из любого места замка. Осталось поставить такие же маячки на столовую, библиотеку, комнату брата и мою. Эти места пока самые важные. Для остальных куплю карту. Наверняка их выдают первым курсам, чтобы те не блуждали по большому замку с запутанными коридорами и не опаздывали на лекции.

Так. Здесь я закончила. Теперь надо вернуться в «свои» апартаменты. Почему именно в кавычках? Ну, просто до сегодняшнего дня они принадлежали лэре Уон. Моими они станут с началом учебного года, когда я тщательно проверю их на посторонние плетения и наложу качественную защиту. Не хочу, чтобы лазили ко мне в комнаты для установки ловушек. Вообще не хочу, чтобы там кто-то бывал, кроме меня и брата.

Отряхнув ладони от пыли, я встала и вышла из помещения. Коридоры академии в последние дни летних каникул пустовали. Встретить хоть кого-нибудь было практически нереально. Так что, если бы я не запомнила дорогу до комнат профессора теории магии, то спросить, как до них добраться, не смогла.

Но отсутствие людей в данном случае к лучшему. Мне надо подумать. О чем? Ну, во-первых, почему лэра Уон не уехала отсюда сразу, как только закончился учебный год? По ней видно, что она хотела покинуть стены МАМ в кратчайшие сроки. Тогда почему осталась почти до конца лета?

Озарение пришло неожиданно — контракт. Все преподаватели подписывают пробный контракт сроком на пять лет. Потом, если они захотят остаться в Академии, есть возможность заключить полный — на десять лет. И пока контракт не закончится, преподаватель не может его разорвать без веских причин. И, что-то мне подсказывало, проблемы лэры Уон со студентами таковыми не являлись.

Получается, если бы я не сунулась сюда со своим заявлением и скрытой миссией, бедную женщину заставили продолжить обучение студентов. Изверги!

Теперь понятно странное поведение Марфы Уон. Она еще не до конца верила в свое «счастье» и боялась спугнуть наивную новенькую преподавательницу. А потом все же не выдержала — сказались растрепанные нервы. Ну ничего, со мной такого не повторится. Богиня я, в конце концов, или погулять вышла?

Когда я пришла, в комнатах лэры Уон не оказалось. Пожав плечами, я прошла в спальню и поставила на стену рядом с кроватью еще один маячок. С остальными «пунктами назначения» разберусь позже, когда начнется учеба.

Кивнув своим мыслям, вышла. Меня ждала арка портала во дворе Академии, короткая цепочка перемещений и милый дом, где уже должен быть братец. Надо узнать, как прошло его собеседование и наконец-то отдохнуть. Да, я могущественная богиня, но сейчас нахожусь в своей человеческой форме, так что подвержена усталости, как и все люд… О Хаос! Я же представилась ле Францу, как бессмертная, а выгляжу как обычный человек. Недоработка… Ну ладно, помелькаю пару раз перед публикой (теми же студентами) в виде одной из своих ипостасей — полуметровой пятнистой рыси с кисточками на ушках, и проблема решится сама собой. На оборотнях не написано, кем они являются. Если, конечно, они не хотят это показать.

Глава 7. Новый питомец

Дом встретил непривычной тишиной. Похоже, детки, получив индивидуальные задания, разошлись в разных направлениях, чтобы собрать нужные сведения. Быстро работают, умнички. Главное, чтобы усилия не были потрачены напрасно.

Распахнув двери, я вошла в просторный холл… и замерла, не в силах пошевелиться. На полу стоял горшочек с кактусом. С обычным кактусом, которые люди расставляют на подоконниках. Точнее, не совсем обычным. Это я поняла, когда безобидное с виду растение вдруг распахнуло ярко-желтые глаза с вертикальными зрачками и оскалилось.

— Ик!

Кактус угрожающе зарычал. Я попятилась, пытаясь понять, как это чудовище здесь оказалось. Враги смогли преодолеть все магические барьеры и устроили засаду? Да, не. Какие враги? Против нашей семьи уже давно не ведутся боевые действия. Просто потому, что бабуля жуть как любит своих внуков и правнуков (а также праправнука), и если нам угрожает опасность, она берет любимую косу в руки и идет разбираться с неприятелем. Вы когда-нибудь видели Смерть в гневе? Нет? Везунчики! А я да. И до сих пор вспоминаю тот день с дрожью в коленках. У нее же на все проблемы один «Вжик!»

Тогда что? Божественные эманации самопроизвольно «оживили» растение? А что, вполне реально. Все же и мы с братишкой за прошедшие сотни лет заматерели, и детишки с внуком подросли. Да еще и бабушка…

От размышлений меня отвлек громкий ржач. Подняла голову и увидела сползающего с кресла братца.

Так. Подшутить надо мной решил? Ну…

— Тейрон Тар’Гашевт’Фрейль! — прошипела я, почти обращаясь в свою вторую ипостась — рысь. — А ну иди сюда, засранец!

Рванувшись к нему, уже не обращая на рычащий кактус, скачущий (в прямом смысле этого слова!) вокруг, никакого внимания, попыталась схватить и оттаскать за ухо. Не получилось. Увернулся, гад! И тут же отгородился от меня креслом.

— Спокойно, сестренка, — улыбаясь, проговорил он. — Это нелепая случайность!

— Случайность? — переспросила я, гневно прищурившись.

— Ага, — закивал Тейр. — Неудачно скастовал заклинание во время теста на профпригодность. Вот оно и улетело в стоящий рядом кактус. Честно, я даже подумать не мог, что он станет таким… энергичным.

— И оставить его в кабинете ле Франа… Он ведь принимал этот тест? — дождавшись утвердительного кивка, я продолжила: — Не мог?

— Он покусал экзаменатора! — развел руками братец. — Так что тот вручил его мне и выставил за дверь.

— Хоть на работу принял?

— Обижаешь, — ухмыльнулся Тейр. — Я теперь профессор химероведения. У тебя как успехи?

— Прошла без тестов.

— Что так?

— Да бывшего препода студенты чуть не загрызли. Она была так рада избавлению в моем лице, что быстренько собрала вещи и съехала.

— Мне уже интересно, что будет с этими студентами, когда они встретятся с тобой.

— Не хами!

— Тяф, — вякнул кактус.

— Разговорчики в строю! — рявкнула я. — Сел в угол и не отсвечиваешь!

— Тяф!

— Распылю.

Кактус подчинился. Тейрон задумчиво посмотрел на понурившееся растение, одиноко притулившееся у стеночки, на меня, потом снова на него и…

— Слушай, мне кажется, вы сработаетесь. Возьмешь к себе?

На этот раз от оплеухи он не увернулся.

* * *

Через полчаса мы с братом мирно попивали чаек, сидя на балконе. Отсюда открывался великолепный вид на окружающий особняк густой лес и краешек озера в его глубине. Наслаждаясь пейзажем, я споро опустошала коробку с конфетами. Потирающий затылок, братец от меня не отставал. Сладкое мы с ним любили одинаково нежно и трепетно. За что нам в детстве часто доставалось от родителей. Потом, конечно, выросли. Но шоколад любить меньше не стали.

— Сестренка, — обратился ко мне Тейр, когда конфеты кончились.

Безымянный (пока что) кактус с тоской смотрел на нас, стоя в углу.

— Что?

— Нам же, вроде, как преподавателям надо план обучения составлять?

Я замерла, не донеся чашку до столика.

— Хаос! — чашка громко опустилась на него, расплескивая горячий чай на бежевой скатерти. — Как я могла об этом забыть?

— А тебе об этом не сказали? — удивился братец.

— Нет. Наверное, боялись спугнуть.

— У них это вряд ли получилось.

— Тейрон…

— Так-так! Не надо на меня так угрожающе смотреть, Инра. Я не виноват, что ты такая непрошибаемая… Инра стой. Положи ложку на место! Инра… Ай! Больно вообще-то…

— Так тебе и надо, — довольно мурлыкнула я и посерьезнела. — Ты знаешь, как составлять этот план? Что туда вообще надо включить?

— Ты меня спрашиваешь? Проникнуть в МАМ под видом новых профессоров — целиком и полностью твоя идея. Я всего лишь помогаю в исполнении. Неужели ты и правда не продумала эту мелочь? Не похоже на мою старшую сестренку.

— Не умничай, — отмахнулась я. — Лучше помоги решить проблему.

Тейрон усмехнулся и развел руками.

Ясно. Помогать не собирается. Точнее, не знает, как это сделать, но ни за что не признается. Придется думать самой. Думай, Инра, думай. У тебя же есть знакомые учителя-маги…

Меня осенило. Улыбнувшись, я легко встала из-за стола и, не обращая внимание на удивленное лицо брата, направилась к двери. Наказанный кактус сокрушенно вздохнул. Я остановилась и пристально на него посмотрела. Ответный взгляд был полон такой надежды, такого раскаяния… Я вздохнула.

— Иди сюда, чудовище, — присев на корточки, позвала я.

Кактус долго ждать себя не заставил. Громко ударяясь горшком об пол (и как он еще не треснул?), он допрыгал до меня и преданно посмотрел в глаза. Подхватив его на руки, стараясь не задеть острые иголки, я направилась в кабинет. Нужно написать письмо мэтру Льюису (попутно расспросив о делах друзей), и, можно считать, что задача с планом наполовину решена.

* * *

Через пару дней я, также сидя в своем кабинете, в компании Пуффи (так решила назвать наш разумный кактус, ему, кстати, понравилось), читала доставленное локальным телепортом на Менрир письмо своего бывшего учителя. В мир морей я забежала буквально на пару часов — закупиться редкими видами океанских водорослей и еще несколькими ингредиентами, которые использовали в самых разных противоядиях (все же я стала учителем проблемных, магически одаренных деток, а они иногда такую отраву чуть ли не на коленке сварить могут, что даже профессор не сразу разберет, что там намешано — знаю по рассказам приятелей-учителей).

По пути зашла в пункт получения писем на одном из островов и вместе с давним заказом получила послание от придворного мага. Вскрывать сразу не стала. Мало ли что. Один раз он прислал мне громовещатель. И меня, и сидящих рядом друзей, да и вообще всех посетителей таверны в тот день едва не оглушил голос разгневанного мэтра.

С тех пор, я вскрывала письма только в надежном месте, навесив на себя парочку защитных плетений и проверив само письмо на сюрпризы. Такие меры предосторожности помогли избежать немало проблем в будущем.

— Сестрица? — отвлек меня от размышлений голос брата.

Тейр вошел как обычно, не постучавшись. И тут же об этом пожалел.

Мой кактус оказался жутким собственником и со скрипом допускал ко мне представителей противоположного пола. Он вообще рычал на всех, кто ко мне приближался. Мне-то ничего. Брату тоже. Укусы и порезы от иголок, которыми метко пулялся Пуффи, он заживлял за пару секунд. А вот продавец редких водорослей, «познакомившись» с этим чудом природы, еще долго отходил от шока и тряс пораненной рукой. А все потому, что этому зеленому засранцу, видите ли, показалось, что мужчина со мной заигрывал! Ревнивец колючий…

Увидев Тейрона в зоне досягаемости, кактус угрожающе зарычал.

— Цыц! — зыркнула я на него.

Пуффи замолк, но продолжил сверлить братца недружелюбным взглядом.

— Вот не понимаю, — растерянно покачал головой он. — Я же его создал. Так почему он никого, кроме тебя, не слушает?

— Просто я смогла найти к нему подход, — пожала плечами я, перебирая листы бумаги, испещренные убористым почерком учителя.

— Гаркнув на него с порога? — вскинул бровь Тейр.

Я повторно пожала плечами, кидая длинное, а местами еще и не совсем цензурное послание мэтра Льюиса на стол. Ближе к концу он, наконец, взял себя в руки, перестал меня ругать и четко пояснил, что нужно написать, составляя план дальнейшего обучения. Я была очень благодарна ему за помощь. Поэтому почти сразу же после прочтения отправила ему компенсацию за взятые без спроса ингредиенты, добавив сверху ветхий свиток, завалявшийся в домашней библиотеке, с рецептом какого-то редкого зелья. Думаю, маг-исследователь будет в полном восторге.

— У каждого свои способы, братец.

— Должен сказать, твоими я искренне восхищаюсь.

— Гад.

— Зараза.

— Злыдень.

— Ехидна.

— Хам!

— Ты первая начала!

— И, как твоя взрослая и мудрая старшая сестра, я первой закончу.

— …

— …

— Ах ты! Ну держись, сестр-ренка, сама напросилась…

Глава 8. Первый день

Неделя до начала нового учебного года в МАМе прошла незаметно. Я почти не покидала дома, запершись в зельеварне. Нужно было подготовить противоядия (некоторым из них требовалось настояться перед употреблением, сомневаюсь, что потом у меня будет необходимое для этого время), порыться в семейной библиотеке (все же раньше мне не приходилось вплотную заниматься теорией магии, для богини достаточно ярко выраженного желания, чтобы сотворить нужное плетение), заглянуть в наше Хранилище за артефактами, разобраться с одеждой, подходящей манерой поведения и собственной легендой. В общем, дел было невпроворот, а времени как никогда мало.

Братец постоянно отлучался, шерстя миры на предмет «интересненьких тварюшек» — как он ласково называл свой зверинец. Похоже, он окончательно свыкся с мыслью, что станет учить юных магов, и даже начал получать от этого удовольствие. Надеюсь, он не распугает деток на первом же уроке. Мне-то фиолетово, его проблемы. Но нам же потом с ректором разбираться придется — а вот это уже хреново.

Но на все мои осторожные расспросы о его планах на ближайшие пару лекций, он отмалчивался и только хитро улыбался. В конце концов, я сдалась. В самом деле, почему я должна тратить нервные клетки, если учебный год еще не начался?

И вот, в последний месяц лета мы с братом, шагнули в межмировой портал, ведущий прямиком во двор академии. С чемоданами в руках — Тейр, и с кактусом на плече — я, мы появились в МАМе… чтобы тут же шарахнуться в сторону.

Эпичность момента оказалась безнадежно испорчена из-за какого-то боевика-студента, пальнувшего в нашу сторону фаерболом.

— С мэллорна рухнул?! — заорал на парня мимо проходящий светлый эльф, которого тоже едва не задел огненный «шарик», и добавил еще парочку непечатных выражений.

На этом месте мои представления о светлых хрупких ушастых созданиях, проживающих вечность в сени вековых лесов, с негромким звоном рассыпались пылью. Нет, мне, конечно, разных созданий доводилось встречать в своей жизни. И далеко не все из них соответствовали стандартным представлениям, но чтобы так…

— Отморозок, — презрительно буркнул эльф, увлекая за собой миловидную синеволосую нимфу в очень откровенном наряде.

Мы с Тейроном проводили парочку задумчивым взглядом и переглянулись.

Боевик тем временем нагло усмехнулся ушастому, обнажив четыре небольших клыка — первый признак того, что перед тобой находится зверочеловек. Судя по вытянутым зрачкам в ярко-зеленых глазах, нахально-ленивому выражению лица и общему складу фигуры, вторая ипостась у студента кто-то из кошачьих. Моя рысь, которую для маскировки я «выставила» наружу, тут же подняла голову, почуяв своего.

Пришлось на нее шикнуть, а то студент тоже мог что-то почувствовать. Вот только компрометирующих заигрываний мне для полного счастья и не хватало.

— Эй, парень. Ты бы поосторожней с боевыми плетениями, — счел своим долгом предупредить мальчишку братец, — не на поле боя ведь.

— Звиняйте, господин некрос, — издевательски протянул тот, завидев черную одежду Тейра. — И его… очаровательная спутница.

Сказав это, он смешался с толпой. Только огненно-рыжая макушка мелькнула.

Мы с братом повторно переглянулись.

— Ну погоди у меня, — прошептал он. — Шкуру на занятии спущу.

— Не выйдет, — хмыкнула я, почесав Пуффи э-э… пусть будет, макушку.

Кактус довольно прищурился и разве что не замурчал.

— Почему это? — вскинул брови Тейр.

— Факультатив по химерологии берут только будущие некроманты, — пояснила я, направляясь в сторону административного корпуса.

Надо было заявить о своем появлении, купить карту и уточнить несколько деталей, прежде чем разойтись по своим комнатам. Лишний раз бегать через пол-академии не хотелось ни мне, ни ему.

— Это да, — согласился Тейр, пристроившийся сбоку. — Вот только четыре раза в год на занятия по химерологии приходят студенты боевого факультета. Так или иначе, но в будущем им придется иметь дело не только разными монстрами, но и с нашей братией. Знать, как уничтожить ту или иную тварь, созданную темными магами, им жизненно необходимо. Поэтому этому наглецу придется сильно попотеть, чтобы сдать мой экзамен хотя бы на «удовлетворительно». Я уже не говорю про высший балл.

Я усмехнулась, покосившись на Тейрона.

— Ну да… Как я могла забыть, что ты у нас такой мстительный?

— Я не мстительный, — рассмеялся брат. — Просто вредный и память у меня хорошая.

— Весь в меня, — задрав нос, проговорила я и легко толкнула дверь администрации.

— Кто-то слишком много о себе думает, — фыркнул Тейр.

— Напротив, — возразила я. — Думаю мало, зато масштабно.

— По тебе и видно, любительница пирожных — и братец окинул меня взглядом с ног до головы.

— Что?! — задохнулась от возмущения я и вперила в Тейра яростный взгляд.

Да как этот засранец вообще посмел упрекнуть меня в лишнем весе? Между прочим, у меня прекрасный метаболизм. И божественное тело почти не меняется с прошедшими тысячелетиями. Я просто не могу потолстеть, у меня к этому сущность не предрасположена!

— Молодые люди, — строго обратилась к нам немолодая женщина, сидящая за столиком со специально зачарованным на дополнительную прочность окошком.

Мы разом обернулись, прекратив сверлить друг друга взглядом.

— Вы разве первокурсники? — внимательно посмотрела на нас магиня. — На какой факультет поступаете?

— Вы ошиблись, — натянуто улыбнулась я. — Мы не студенты, мы преподаватели. Я — Инра Фрей, профессор теории магии. А это мой брат — Тейр, профессор химерологии.

— Ах да… — пробормотала женщина. — Три новых профессора. Артефакторика, теор. магия и химероведение. Инра и Тейр Фрей, значит, — она достала какие-то карточки и, прищурив один глаз, их изучила. — Сведения совпадают. Я сообщу о вас остальным профессорам. Не смею больше задерживать…

Но, вопреки ее словам, мы не двинулись с места.

— Вам что-то нужно? — недовольно подняла на нас глаза магиня.

— Да, — коротко кивнула я. — Карта и некоторые сведения, касательно преподавательской деятельности.

— Карту я сейчас выдам. А сведения… Разве господин ле Фран вам ничего не рассказал?

— Он был так рад, что нашел новую жертву для студентов, что забыл о такой мелочи, — хмыкнула я.

— В самом деле? — подняла бровь женщина и обратилась к Тейру: — А вам?

— Боюсь, он был слишком… шокирован, чтобы объяснять, как выразилась моя сестра, мелочи, — пожал плечами братец.

Магиня вздохнула и принялась рассказывать:

— Вы будете жить и питаться за счет академии, начиная с завтрашнего дня. Для преподавателей и персонала отведен специальный зал в столовой. Условленную зарплату переведут на ваши счета в конце месяца. Вы можете покидать стену МАМ после лекций, но предварительно согласовав свои действия с заместителями ректора. Дуэли со студентами и отношения, выходящие за рамки «ученик-наставник» в наших стенах запрещены. В принципе, это все, что вам нужно знать на сегодняшний день. Но если у вас возникнут вопросы, вы всегда можете обратиться ко мне для дополнительной консультации. Вот ваши карты, — она протянула нам два свернутых в трубочку пергамента. — Приятного дня.

— Спасибо, — кивнула я и, мотнув головой брату, отошла в сторону.

Встав в уголке, чтобы не мешать другим и дождавшись Тейрона, я рассерженно прошипела:

— За свои грубые намеки ты еще ответишь, братец!

— Я в этом не сомневаюсь, — усмехнулся он. — Так, что у нас дальше по плану?

— Карты мы получили. На, кстати, свою, — передала я ему свиток и продолжила: — Непонятные моменты разъяснили. Теперь по своим комнатам. Как закончим с вещами и чарами, перейдем в рядом находящийся город и поужинаем. В общем-то, все.

— Хорошо, — кивнул Тейр. — Веди.

Я пошла на выход. Брат пошел сзади, внимательно оглядывая окрестности. Не хотелось бы попасть под один из «сюрпризов» молодого поколения. Фаербол в лицо, как и любое другое боевое заклинание — штука неприятное. Нас это, конечно, не убьет. Но в сильных ожогах тоже хорошего мало.

До комнат добиралась сначала по памяти, потом — по маячку. Пару раз случайно зашли в тупик, но потом все же нашли путь, благодаря карте. Тейр посмеивался, я ворчала на придурковатых строителей, которым вздумалось устроить в замке лабиринт из коридоров, Пуффи тихо вздыхал у меня на плече, не решаясь тревожить свою хозяйку выходками, студенты удивленно косились — короче, идиллия.

По странному стечению обстоятельств, наши комнаты находились поблизости. Хотя… судя по тишине в коридоре и почти полном отсутствии студентов, в МАМе просто выделили отдельное крыло для преподавателей. С одной стороны, хорошо. Все профессора в одном месте, в случае ЧП по всей академии бегать не надо. С другой, все преподы собраны в одном месте, а студенты в корпусах могут делать, что вздумается. Как замок еще не рухнул? Может, в общежитиях есть те, кто за ними присматривает? Но вряд ли это сильные маги. Те в большинстве своем при дворе находятся или другие важные посты занимают. Как тогда здесь справляются с юными магами?

Мда-а… Загадка. Ну ладно. Разгадаю ее как-нибудь при случае. У меня еще пять лет впереди.

Уткнувшись в зачарованную карту (стоило только назвать место назначения, как на пергаменте тут же прокладывался светящийся зеленым маршрут — настоящий магический навигатор!), я чуть не ткнулась в кого-то лбом. Предотвратил столкновение братец, дернув меня за локоть. Подняв глаза, увидела Шейна де Вира.

— Лэра Фрей, — сквозь зубы проговорил маг.

— Лэр Вир, — кивнула я, — добрый день.

— Не могу сказать того же, — скривился мужчина.

Брат за моей спиной недовольно нахмурился. Вообще, он у меня жуткая вредина, и мы с ним часто спорим, иногда даже деремся. Но посторонний, рискнувший отнестись ко мне с презрением или пренебрежением, рисковал получить удар бронированного чешуей кулака в челюсть.

— И какова же причина? — вежливо осведомилась я, хотя весь его вид вызывал настойчивое желание натравить на мага Пуффи.

— Вы не сдали план обучения, — ответил он. — Поэтому, вместо того, чтобы наслаждаться обществом друзей в свой последний в году выходной, я вынужден бегать за новым профессором по теории магии.

— Боюсь, вы ошиблись, лэр, — произнесла я, чуть нахмурив брови. — Я присылала вам план три дня назад.

— Очень странно, но я его не получал, — стоял на своем мужчина.

— Так может проверим наличие письма в вашем кабинете? — предложил Тейр. — Оно легко могло затеряться среди множества бумаг на рабочем столе. Наверняка у вас, как у заместителя ректора, много корреспонденции…

— Которую я держу в полном порядке, — перебив его, надменно сказал де Вир. — И я не совсем понимаю, почему должен дать доступ в свой кабинет двум новеньким профессорам.

— В таком случае, вы не сможете доказать, что не получали моего плана, — пожала плечами я и, предотвращая его следующую фразу, добавила: — Как и я не смогу доказать, что отправляла его. Оставим бесполезный спор, лэр. У меня сохранилась копия плана. Я занесу ее вам сегодня вечером.

— Я бы предпочел, чтобы вы отдали ее сейчас, — ответил маг.

— Сейчас не могу — она в чемодане. Да и на ближайшие пару часов у меня уже есть планы. Я занесу копию вечером, — твердо сказала я.

— В таком случае, — чуть склонил голову мужчина. — Я буду с нетерпением этого ждать.

В последний раз окинув нашу парочку презрительным взглядом, он резко развернулся на каблуках, взмахнув полами мантии, и скрылся за ближайшим поворотом. Я вздохнула и покосилась на брата.

— Неприятный тип, — буркнул Тейр.

Молчаливо согласившись, я пожала плечами и подошла к своей двери. Тейрон передал мне чемодан и, кивнув, скрылся за дверью в свои комнаты. Немного постояв, собираясь с мыслями, я вошла внутрь…

Как одному из профессоров академии, мне отдали в распоряжение четыре небольшие комнаты: спальня, гостиная, кабинет и своя ванная. Минимум мебели и впечатление общего запустения давали понять, что комнатами не пользовались. И хотя я прекрасно знала, что только неделю назад здесь повсюду лежали вещи Марфы Уон, все равно казалось, в комнаты никто не заходил еще с весны. Впрочем, нужно отдать должное домовым духам замка — пыли нигде не было.

Легкой походкой я прошлась по выделенным комнатам, с интересом осматриваясь. В прошлый раз мне не удалось полностью разглядеть детали, теперь же, наконец, появилась такая возможность. Как только вошла в комнаты, попала в отделанную бежевым и светло-коричневым гостиную. Небольшой, но уютный даже на вид диванчик, два маленьких кресла по бокам — все кремового цвета. Кофейный столик из дерева посередине, мягкий ковер молочного цвета на полу. Трюмо справа, у стены, а позади диванчика большое окно, сейчас занавешенное тяжелыми золотисто-бежевыми шторами. С правой стороны дверь, ведущая, как оказалось, в кабинет. Позади рабочего стола там располагался высокий книжный шкаф, сейчас на нем стояла только пара учебников по теории магии, несколько журналов, видимо, за прошлые года. На столе тоже ничего не было, кроме выключенной черной настольной лампы, специально зачарованной от порчи, да помятых листов бумаги с непонятными каракулями.

Почесав нос, я вышла из кабинета. С ним разберусь позже, в конце концов, учебный год только начинается. Пройдя через гостиную и, чуть не задев ножку стола, покачнулась. Пуффи, устроившийся на плече, недовольно тявкнул.

— Цыц! — шикнула я на кактус и, отцепив от себя ворчащее растение, поставила его на пол. — Хватит на мне кататься, не росток. Иди лучше, территорию изучай. Нам с тобой тут год жить, если ты, конечно, к брату не переедешь.

Кактус перестал издавать невнятные рычащие звуки (откуда только взялись?!) и, принюхавшись, попрыгал вперед, в спальню.

— Мда-а… — протянула я. — Настоящий мужчина.

Открыв светло-коричневую дверь, увидела двуспальную кровать, застеленную светло-серым покрывалом, маленький комод, явно нашпигованный всевозможными чарами расширения, квадратное зеркало в плоской, кофейной раме, высокий шифоньер, ковер и… все.

Хмыкнув, перешла в ванную. Своя ванна, унитаз и мойка с зеркальцем — все по последнему слову техники — обещали комфортное существование. Главное, чтобы никто его не испоганил своими идиотскими шуточками. В том, что некоторые студенты наверняка попытаются это сделать, я не сомневалась. Ну нет. Не позволю. Переиначивая поговорку: «Мои комнаты — моя крепость».

И я с энтузиазмом принялась за возведение защиты, стараясь не переборщить со своими божественными силами и знаниями, выходящими за пределы обычного мага, пусть даже он сильный оборотень. Я окружила свои комнаты многоступенчатой защитой, невидимой на первый, второй и даже на третий взгляд. Несколько охранных плетений специально выставила напоказ и наложила на дверь сигнальные чары. Маячок на стене у кровати тоже не заставил себя ждать. Конечно, пользоваться только ими в запутанных коридорах академии не получится, но так, в случае потери карты, я хотя бы буду знать примерное направление до цели.

Наконец, через три часа упорного труда я устало опустилась на мягкий диванчик. Пуффи устроился на коленях и тихо замурлыкал, когда я начала почесывать его между иголок. Тейрон или дурной гений, или гениальный дурак. Как у него вышло буквально на коленке создать такое странное, но явно уникальное существо, обладающее зачатками разума и животными инстинктами, из простого растения (и главное: зачем?) — неясно. И вряд ли мы с ним когда-нибудь сможем это выяснить.

Отвлекая меня от размышлений, в дверь глухо постучали. Пуффи зарычал, но быстро умолк, почуяв «своего».

— Не заперто, — пробормотала я, прекрасно зная, что брат меня услышит.

Широко улыбающийся Тейрон вошел внутрь.

— О! У меня так же, — прокомментировал он обстановку. — Вещи разобрала, или мне еще три часа ждать придется?

Я вспомнила о целом чемодане с расширением пространства, куда впихнула половину своего гардероба (а за время бессмертной жизни вещей у меня накопилось — уйма!), и обреченно застонала. Только не это. Я столько сил потратила на защиту, что совершенно забыла о принесенных вещах.

— Тейрон, миленький, помоги! — взмолилась я, просительно сложив ладошки домиком.

— Ну-у, не знаю, — протянул брат, хитро ухмыляясь. — А что мне за это будет?

— Я тоже не знаю, что тебе за это будет, — вздохнула я и угрожающе продолжила: — Зато я знаю, чего тебе за это НЕ будет.

— Нет-нет, сестрица, — махнул рукой Тейр с видом оскорбленного достоинства. — Я так не играю. За любую услугу положена плата. Что ты можешь мне предложить?

Я недовольно скривилась, но задумалась. Догадка вспыхнула в голове неожиданно и, щелкнув пальцами, я задорно улыбнулась.

— Придумала!

Тейрон поднял одну бровь, с недоумением смотря на меня.

— Один двусторонний портал в закрытый мир, — сказала я, вставая. — Какой именно — выберешь сам.

Братец фыркнул.

— Ты хочешь заставить меня копаться в твоем чемодане, разбирая вещи, за какой-то портал?

— Не просто «какой-то портал», — возразила я. — Двусторонний портал в закрытый мир. Только представь, ты можешь найти там интересный экземпляр для своей коллекции. Экземпляр, которого больше нигде нет!

— И где гарантия, что в твоем закрытом мирке действительно будет кто-то интересный? — скрестил руки на груди химеролог, все еще не оставляя попыток выторговать себе еще пару «плюшек» в обмен на безобидную помощь собственной сестре.

— Лично у меня гарантии нет, — развела руками я. — Но вы ведь там как-то определяете, в каких мирах интересные монстры водятся. Проведешь необходимые расчеты, а я открою воронку перехода. Впрочем, если тебе и это не по вкусу, я могу разобрать вещи самостоятельно. Или, как вариант, попрошу домового духа, прикрепленного к комнатам…

— Ох, ну ладно, — поспешно сдался брат, осознав, что «вкусняшка» в виде портала уплывает из рук. — Я тебе помогу. Где чемодан?

— Ты мой герой! — обрадовано воскликнула я и указала рукой на дверь спальни. — Он там.

Тейрон вошел внутрь. Я последовала за ним. Тихо порыкивающий от недовольства кактус, про которого мы забыли, попрыгал следом. В комнате Тейр остановился, быстро вскрыл (и где только так ловко научился?) замок на моем чемодане, откинул крышку и… замер, побледнев.

— С-сестра… Нет, — прошептал он, оценив масштаб залежей.

— Те-ле-по-орт, — пропела я, коварно усмехаясь.

— Ликаны с тобой, — без привычного огонька выругался братец и по пояс погрузился в чемодан.

В буквальном смысле — чары расширения я наложила сильные, чтобы точно все влезло.

Мягкой походкой обойдя неосторожно согласившегося на услугу мага, я села на кровать рядом и, подперев щеку ручкой, принялась ждать.

Минута.

Две.

Три.

Четыре…

Тридцать шесть.

Тридцать семь.

Тридца…

— Хаос тебя подери! — донеслось глухое из чемодана, и взъерошенный брат вынырнул наружу. — Значит так.

Тейрон резко подошел к шифоньеру и распахнул дверцы, потом вернулся к моим вещам, начав бесцеремонно их вытаскивать, не заботясь о сохранности. Я тоскливо смотрела на летящие в разные стороны платья, юбки, штаны, блузки, кофты, туфли и им подобные вещи.

При всех моих, несомненно, великолепных достоинствах вроде красоты, острого ума, сногсшибательного юмора, божественного обаяния и шарма, замечательной памяти, жизненного опыта, навыков, а также просто изумительной скромности, у меня была одна слабость — одежда. Точнее, покупка одежды. Я могла часами мерить всевозможные свитера, брюки… в общем, вы поняли. Из-за моей страсти к шопингу, меня знали в лицо большинство продавцов одежды и обуви.

У Тейра тоже была слабость. Даже две, но одна из них у нас общая. Он обожал страшных опасных (нередко даже для бессмертных) монстриков и собирал их по всем обитаемым и даже необитаемым мирам. А еще брат (как и я) очень любил сладкое. Короче, мы друг друга стоили.

— Вот, твоя повседневная одежда, — он положил на полку пару блузок, брюк и юбку. — Эта на выход, — несколько платьев (весьма скромных, по сравнению с остальным гардеробом) повисли на плечиках. — Спортивная, — три майки и симпатичные голубенькие шортики заняли свое место на следующей полке. — И… Эм-м… На ночь.

Брат аккуратно держал на вытянутых руках один из комплектов белья, представляющего собой три прозрачных четырехсантиметровых треугольничка, связанных узенькими лентами. Внимательно их осмотрев, он пораженно повернулся ко мне. Похоже, Тейр не мог представить, как ЭТО вообще можно носить.

— Что? — я удивленно вскинула брови. — Мне понравилось кружево.

Тейрон хмыкнул и так же, на вытянутых руках, опустил комплект в чемодан.

— В общем, в чем тебе спать — сама разберешься. Остальное будешь вынимать по мере необходимости. Хотя… Этот чемодан можешь закинуть в дальний угол и не вспоминать весь оставшийся год.

Я обиженно засопела носом. Тейр снова фыркнул и направился к выходу.

— Ладно, пошли пообедаем. Я ужасно проголодался.

— Столовая сегодня не работает, — пробурчала я, подхватывая Пуффи на руки.

— Переместимся в город неподалеку, там и поедим. Кажется, во дворе МАМ находится портал в… этот, как его…

— Бридвиль, — подсказала я.

— Да, он самый.

Мы вышли в коридор, заперли дверь и побрели к порталу, огибая группки радостно болтающих студентов. Торговый городок, расположенный неподалеку от Академии Магии, ждал…

Глава 9. Прогулка по Бридвиллю

— Только посмотри на него, — томно шептала я на ухо брату. — Какой он красивый, какой… О-о! Тейрон, я хочу его!

— Сестра, держи себя в руках, — отмахнулся от меня химеролог. — В конце концов, он не единственный в мире. Встретишь другого, более привлекательного и… доступного.

— Но я не хочу другого! — заканючила я. — Я хочу его, именно его.

— Инра…

— Пусти-и! Я должна… хочу… Тейрон, гад, отпусти немедленно!

— И не подумаю, — ответил братец, без труда удерживая рвущуюся к воплощению своей МЕЧТЫ меня. — Мы пришли в город, чтобы пообедать, а не бегать за всякими…

— Тейр, он идеален! — воскликнула я. — И я не уйду отсюда, пока его не заполучу.

— Нет уж, сестрица.

— Брат… — угрожающе начала я и резко переменилась в лице: — Ой, смотри. Там лавка для охотников за монстрами!

— Где? — обернулся Тейр и тут же зашипел от боли в отдавленной ноге. — Инр-ра… Ты мне за это ответишь! А ну стой, кому сказал!

— Не дождешься! — ухмыльнулась я, забегая в лавку.

Стоящий за стойкой продавец, увидев выражение моего лица, испуганно икнул. Еще больше он испугался, когда бегущий за мной Тейрон со зверским рыком на полном ходу втемяшился в запертую (запирающее плетение вышло машинально!) стеклянную дверь.

Тем временем, я подбежала к прилавку и, схватив толстенького мужчину с аккуратной щетиной и в достаточно дорогом костюме за грудка, спросила:

— Сколько? — глазами указала на понравившуюся вещицу.

— Л-лэра… — проблеял продавец. — Я правильно понимаю, вы хотите… приобрести шарфик?

— Да! — горячо ответила я.

— Нет, — раздалось угрожающе сзади.

Тейр успешно вскрыл магический замок на двери, вошел в лавку и, разминая кулаки, смотрел на меня.

Бедный мужчина сравнялся цветом со своей белоснежной, чисто выглаженной рубашкой.

— Да, я хочу купить этот замечательный аквамариновый шарфик, — продолжала я, игнорируя брата. — Сколько?

— Т-тринадцать золотых…

— Отлично!

— Инра, нет, — Тейр схватил меня за руку, тянущуюся к кошельку.

— Отстань, зараза!

— Инра, ты взрослая женщина, мать троих детей и бабушка одного внука. Хватит гоняться за вещами, у тебя их полно!

— Такого у меня еще не было, — от натуги просипела я, пытаясь достать из кошелька нужную сумму. — Убери грабли, маньяк!

— Шопоголичка психованная!

— Я-я психованная? Да по сравнению с тобой я просто нереально адекватна!

— Сделаю вид, что поверил.

— Сделай, уж будь любезен!

— Л-лэра, лэр, прошу… — попытался утихомирить нашу буйную парочку продавец.

Я заскрежетала зубами, поняв, что из хватки Тейрона так просто не вырваться. Брат победно усмехнулся. Я с силой наступила ему на большой палец правой ноги. Он взвыл. Я наконец-то дотянулась до мешочка с деньгами, которые получила еще на Ленре, выиграв пари, и бросила его продавцу.

— Сдачу оставьте себе! — крикнула я, вырываясь.

Добежала до витрины, сорвала с него приглянувшийся шарфик и выбежала за дверь.

— Инр-р-ра Фр-р-ей! — братец ринулся за мной.

Сидящий на плече кактус, вцепившийся колючками в волосы для надежности, радостно тявкал, распугивая прохожих…

* * *

Кристофер Ист’Тэлион с разъяренным рыком кинул стоящий рядом стул в стену. Безобидный предмет меблировки с громким треском раскололся на части и упал на пол. Лежащий наверху двухъярусной кровати Леон, вертящий в руках собственноручно созданный артефакт иллюзий из драгоценного камня, устало вздохнул, закатив глаза, и попытался угомонить своего друга и, по совместительству, соседа по комнате:

— Да ладно тебе, Крис. Подумаешь, сказал он тебе пару нелицеприятных. В первый раз, что ли?

— Нет, — ответил более-менее успокоившийся Кристофер, сев на свою кровать. — Но именно это больше всего бесит! Упырь ликанов знает, что я его даже на поединок в стенах академии вызвать не могу и вовсю этим пользуется. Ненавижу!

— А что мы можем изменить? — флегматично пожал плечами Леон. — Он боевик и сильный. А мы с тобой менталисты. Даже если ты подкараулишь его в городе и вызовешь там, одержать победу не сможешь. Правила поединка запрещают магические воздействия на разум противника. А без ментальных техник он тебя голыми руками скрутит.

— Не скрутит, — возразил Кристофер. — Я знаю пару боевых заклятий.

— Ну знаешь ты, и что с того? — фыркнул сокурсник. — Пара-тройка плетений, которые ты изучил в библиотеке, не заменят боевого опыта, Крис. Мой тебе совет: остынь и забудь о Моррише. Ты ему не соперник.

Рыжеволосый менталист-оборотень ничего не ответил. Схватившись за длинные кудрявые волосы, он неподвижно сидел на кровати, тяжело дыша.

— Тебе вообще повезло, что вампир не сообщил о сегодняшнем инциденте декану. Не говоря уже о том эльфе с подружкой и парочке незнакомцев, появившейся на площади. Не увернись они, твое заклятие могло серьезно их покалечить — а это стопроцентный вызов к ректору и скандал. Сам понимаешь, тогда путь на боевой факультет тебе заказан.

— Мне и так туда не попасть, — глухо произнес парень. — Демонов Морриш об этом позаботился.

— Ну и не парься, — кивнул Леон, подкинув камешек и поймав его у самого лица.

* * *

Я бежала по улицам Бридвиля, расталкивая прохожих. Шарфик, словно знамя, развевался в руке. Пуффи азартно тявкал, подпрыгивая на плече из-за особо сильных прыжков, через ограждения, кусты и один раз даже через проезжающий впереди экипаж. Тейрон почти бесшумной тенью гнался за мной по пятам. Почему именно «почти»? Ну, просто обычно тени не матерятся так громко и изобретательно, нагоняя свою жертву. Надо признать, фантазия у моего братца — ого-го! Пару фраз возьму на вооружение. Таких забористых конструкций мне раньше слышать не приходилось.

На одном из поворотов он почти поймал меня. Испуганно вскрикнув, моя божественность, начисто позабыв о магии, ворвалась в какую-то книжную лавку. Оттолкнувшись от двери, чтобы придать себе ускорения, услышала громкий «шмяк!» и сочувственно поморщилась. Ну не везет сегодня Тейрону на двери!

Прошмыгнув мимо опешивших посетителей, забежала за стеллаж. Сзади послышались испуганный визг и ругательства — значит, брат уже преодолел последнюю преграду и бежит за мной. Интуиция взвыла о приближающейся опасности, и я, ничего не соображая, цапнула первую попавшуюся книгу с полки и швырнула ее назад. Пользуясь выигранными секундами, нырнула за другой стеллаж и, пробежав в конец импровизированного коридора, спряталась за стоящим у стены креслом.

Потянулись мучительные минуты ожидания, ничего не происходило. Спустя десять минут, я озадаченно переглянулась с Пуффи. Кактус все понял без слов, спрыгнул с плеча и отправился на поиски Тейра. И тоже не вернулся.

Начиная подозревать, что это ловушка братца, я пошла за ним, взяв с книжной полки томик поувесистей. Далеко идти не пришлось. Тейрон нашелся сразу за углом, с детским восторгом перелистывающим какую-то книгу, если судить по названию, о монстрах. Пуффи прыгал рядом, тщетно пытаясь привлечь внимание мага.

Так. Здесь все ясно. Брат пропал для мира на ближайшие полчаса. Даже дергаться не буду. Посижу, подожду, шарфик свой, наконец, надену. А потом Тейр опомнится, купит еще парочку справочников и подобреет. В общем, все останутся в плюсе.

— Лэра уже выбрала себе книгу? — произнес за спиной незнакомый голос с нотками бархата.

Я вздрогнула и резко развернулась.

Передо мной стоял типичный, аристократически бледный черноволосый… вампир. Алые глаза с интересом смотрели на меня, а рот, с показавшейся парой белоснежных острых клыков, был растянут в «доброжелательной» улыбке (нет, она действительно была доброжелательной, просто обычно нежные барышни от нее в обморок падали).

— Э-э…

Вампир, похоже, поняв, что не дождется от меня внятного ответа, аккуратно взял из моих рук томик, перевернул его и посмотрел на название.

— Оу, — хмыкнул он, хитро блеснув глазами. — Прекрасный выбор, лэра.

Я поднялась на носочки, вытянув шею, пытаясь узнать, что за книгу я только что взяла. Длинные белые пальцы вампира с аккуратными острыми ногтями закрывали первые несколько слогов названия. Я заметила только окончание: «…сутра».

Что это может быть?

Вернув себе томик, я раскрыла его посередине и увидела темную эльфийку в очень… интересной позе. Мучительно покраснев, захлопнула книгу и сунула ее усмехающемуся мужчине. Вампир тихо рассмеялся.

— Тейр, — позвала я брата, отворачиваясь от клыкастого мерзавца. — Те-ейр!

— Отстань, сестра, — буркнул себе под нос он. — Ты себе шарфик купила? Вот теперь мне не мешай.

Я тихо зарычала, но крыть было нечем. Раз уж так сложилось, братец имел полное право оттянуться в книжном магазине. Надеюсь, мы еще успеем перекусить по дороге в академию, а не задержимся здесь до полуночи.

— Скажите, пожалуйста, лэр, — обратилась я к вампиру. — Вы ведь владелец этой лавки?

— Да, прелестное создание, — учтиво кивнул он.

— Не надо комплиментов, — поморщилась я.

Знаю я этих кровопийцев. Многообещающие улыбочки, внимательные взгляды, ухаживания, подарки, прогулки под луной, а потом — бац! — ночь полная приключений с позами из этой самой «…сутры» и метка на шее поутру. Честно, нет ничего хуже, чем оказаться избранной какого-нибудь вампира. Мало того, что у них запутанные родственные связи (которые они, кстати, каким-то образом умудряются запоминать), так еще и кровная вражда цветет буйным цветом. Никогда не угадаешь, кто может оказаться кровником твоего покровителя. А знать всех его врагов жизненно необходимо, причем, в прямом смысле этого слова.

Почему после укуса речь сразу заходит о покровителе? Да-да, знаю, что вы могли подумать. Почему вампир не может просто куснуть мимо проходящую девушку? А вот не может! Для них испитие крови — интимный процесс, проходящий только по обоюдному согласию. С кем попало и где попало, они этим заниматься ни за что не будут. Поэтому доноров себе подыскивают очень тщательно, так как каждый из них в будущем сможет претендовать на роль постоянного партнера и члена семьи, с которым вампир проведет остаток жизни (его или донора — не суть). Конечно же, таких людей (и нелюдей) хорошо охраняют, но… от случайностей, как говорится, не застрахован никто.

Нет, с моей божественной сущностью бояться смерти незачем. Да и, с какой стати? Она мне на каждый день рождения коробку конфет присылает с припиской: «с любовью, от бабули». Но три ребенка, внук и брат на прицепе — это не тот комплект, с которым стоит начинать подобные отношения. Да меня даже собственная бабушка за уши оттягает! И так детей куча, дома деваться некуда, а тут еще… В общем, вы поняли.

Все эти размышления практически мгновенно пронеслись у меня в голове, и через несколько секунд, я снова задавала вопрос поумерившему улыбку клыкастому:

— А когда вы закрываете свою лавку?

— Она работает круглосуточно, лэра.

— Вот Хаос! — ругнулась я.

Надежда на ужин рассыпалась на осколки.

— Вас это расстроило? — поднял черную бровь, особенно выделяющуюся на его бледном лице, вампира.

— Меня расстроило не это, — вздохнула я. — Меня расстроило то, что теперь я не смогу вытащить отсюда этого засранца до завтрашнего утра.

Указав рукой на спокойно продолжающего читать братца, сердито нахмурилась.

Но владелец лавки лишь круче выгнул бровь, показывая, что упустил какое-то звено в моей логической цепочке.

— А я кушать хочу, — призналась я.

Желудок негромко подтвердил.

Губы вампира тронула легкая, чуть насмешливая улыбка.

— Думаю, я могу помочь в решении этой проблемы, милая лэра.

Я насторожилась.

— Видите ли, здесь есть второй этаж, где я и живу. Буду рад видеть вас в роли дорогой гостьи. Там вы сможете заказать себе и своему брату ужин из любого ресторана города.

— С чего такие почести?

— Судя по выражению лица вашего брата — Тейра, кажется? — он обещает стать постоянным посетителем, а я таких ценю.

— Это все причины, или есть что-то еще?

— Ну не могу же я оставить прекрасную лэру голодной, — добавил мужчина. — Так вы пойдете?

Ага. Значит, первого намека он не понял. Ладно, сейчас будет контрольный удар…

— У меня трое детей и внук, — быстро проговорила я, подхватывая Пуффи (для спокойствия, только для спокойствия) на руки и широко улыбаясь вампиру, прямым текстом говоря, что не гожусь на роль невесты.

— Прекрасно, я люблю большую семью, — обнажил клыки в усмешке собеседник.

— Ась?

Тихо рассмеявшись, он аккуратно взял меня за предплечье, стараясь не поцарапать, и увлек за собой.

Я тем временем пыталась сообразить, что этот странный субъект сейчас выдал. По всему выходило: все сказанное — простая шутка, но… Вот это самое ликаново «но» и не давало расслабиться. Вампир мог сказать чистую правду, и тому было несколько причин. Во-первых, создания, близкие к первозданной Тьме, ненавидели шум и людные места. Они жили в своих закрытых замках едва ли не веками, не встречаясь даже с близкими друзьями (насколько у них вообще могло существовать понятие «друг»). Зачем такому, как мой новый знакомый открывать лавку почти в центре города, часто наводняемого шумными студентами? Ведь любой дурак знает, где эти спиногрызы, там наступает сущий хаос. Так зачем?

Непонятно. И это еще один минус в общении (и отношениях) с вампирами. Никогда нельзя понять, когда они шутят, когда серьезны, если они явно не демонстрируют своих эмоций. А еще почти каждый их ответ порождает тысячи дополнительных вопросов. Кошмар, в общем. Поэтому с ними предпочитают не связываться. Себе дороже.

— А-а как же другие клиенты? — промямлила я, пытаясь вернуть контроль над ситуацией.

— Их обслужит продавец, — просто ответил мужчина.

— А вы разве…

Он рассмеялся.

— Я — владелец лавки. Клиентами занимаются специально нанятые люди.

— Вот как…

* * *

Мы сидели в просторной ало-черной (что поделать, любит эта раса подобные сочетания) гостиной. Тейр расположился в кресле у стены, активно листая очередной справочник по редким монстрам. Я, устроившись на мягком диване около Винсента (так звали нашего нового знакомого), с интересом слушала историю о том, как вампир решил открыть свою книжную лавку.

Сведения о монстрах, кстати говоря, он собирал по своим каналам и проверял вместе с опытной командой охотников, а уже потом заказывал энциклопедии. Так что его клиенты, чаще всего, знаменитые наемники из гильдий могли быть уверены — предоставляемая информация верна.

Нечасто встретишь такой основательный подход к делу. В этом вампир мне импонировал. Попыток соблазнить меня Винсент не оставил, но поумерил пыл, за что ему отдельное спасибо. Я все же не железная, могу и согласиться.

— Значит, в вас взыграла фамильная страсть к приключениям, — улыбнулась уголками губ я.

— Да, Инра, — ответил мужчина, пододвинув ко мне блюдо с шоколадными трубочками.

Вампир быстро заметил мою любовь к сладкому и, похоже, решил проверить, сколько лакомства в меня могло влезть. Боюсь, его ожидало разочарование, потому что съесть я его могла очень много и даже не почесаться — сказывалась многосотлетняя практика.

— А что заставило вас прийти в МАМ в качестве преподавателя?

Я замялась.

Говорить правду нельзя. Ничего не ответить — тоже. Придется изворачиваться…

— Объявились старые враги, — обтекаемо пояснила я. — Нужно разузнать побольше об их методах. А еще я давно мечтала поработать в магической академии, и тут подвернулся прекрасный шанс.

— Полагаю, последние ваши слова неверны?

— Я бы так не сказала…

Из неловкой ситуации меня вывел любимый братец.

Потянувшись, он закрыл книгу, поставил ее на стопку таких же и подошел ко мне. Выхватив у меня из-под носа последнюю шоколадную палочку, он, не обращая никакого внимания на мой возмущенный взгляд, тут же заточил ее и обратился к вампиру:

— У вас замечательные справочники. Я куплю все, что взял, — указал он на высокую стопку. — Цена?

— Триста двадцать шесть золотых, — ответил Винсент.

Я закашлялась.

Мда-а… За проверенную профессионалами информацию плата была невероятно высокой. Но Тейра это не смутило.

— Отлично, — кивнул брат. — Могу передать деньги лично вам или придется идти к продавцу?

— Как вам будет удобней.

Брат снова кивнул, а я коварно улыбнулась.

— Те-ейр, — мурлыкнула я. — Ты понимаешь, что это значит?

Маг удивленно посмотрел на меня. Потом в его глазах отразилось понимание. Даже не так, ПОНИМАНИЕ.

— Инра, нет.

— Да, Тейр, — потерла ладошки я. — Да!

— О Хаос!

Я захохотала.

Есть у нас с братцем негласное правило. Если ему приходится сопровождать меня при покупках, потом я обязана буду сделать то же самое. Причем Тейр должен будет купить необходимые ему вещи на сумму, равную моей.

Вычтем несчастные тринадцать золотых, потраченные на понравившийся шарфик, и получим триста тринадцать золотых — достаточное количество денег, чтобы скупить половину дорогого бутика.

— В ближайшие выходные нас ждет день покупок! — торжественно произнесла я, сияя.

— Чтоб я еще раз с тобой в город вышел, — недовольно буркнул Тейр.

Винсент посмотрел на нас с недоумением, но спрашивать о причине моего внезапного веселья не стал. Брат расплатился, забрал уже свои книги, уменьшил их и, положив в карман, попрощавшись с вампиров, вышел. Склонившись в подобии реверанса, я последовала за ним, провожаемая доброжелательной улыбкой нового знакомого.

В Бридвиле уже стемнело и телепорт, ведущий в академию должен закрыться через двадцать минут. Стараясь успеть до срока, мы побежали к арке. Быстрый бег горячил кровь, взволновав мою кошачью сущность, сердце стучало, как бешенное, а глаза пылали азартом. Уверена, брат чувствовал то же самое и, похоже, с трудом удерживал себя от превращения в дракона — его вторую ипостась.

Мы успели буквально в последний момент. Оказавшись, наконец, во дворе академии с наслаждением отдышались и побрели к себе. Я торопилась, потому что хотела отдать де Виру обещанный учебный план. Где находится его кабинет, я не знала, но надеялась, что в этом поможет зачарованная карта.

В спальне ждал раскрытый чемодан. Утомившийся за день Пуффи с тихим ворчанием спрыгнул на пол, устроившись на коврике возле кровати, и засопел. Как у него это получалось, если учесть, что он кактус, я не представляла.

Покопавшись в вещах и выловив, спустя время, толстый свиток, взяла карту, заперла дверь и направилась на поиски зама ректора. Брат давно скрылся в своих комнатах и, скорее всего, уже спал, крепко прижимая к груди новые книжки. Надеюсь, декан боевиков еще у себя.


— Кабинет Шейна де Вира, — сказала я вслух.

На карте тут же отобразился маршрут. До кабинета добралась почти без приключений. Разве что, спугнула одну целующуюся в нише парочку, да чуть не угодила в ловушку, оставленную каким-то шутником. А вот дальше пройти не смогла.

— Не поняла…

Я посмотрела на карту. Две светящиеся точки (одна обозначала кабинет, другая — меня) разных цветов и коротенький стежок «дорожки» ясно показывали, что передо мной находится кабинет зама. Вот только стена, в которую я уткнулась носом, говорила обратное.

Та-ак…

Свернула карту, положила ее в карман. Оглядевшись, убедилась, что рядом никого нет, и прислонилась к стене. Камень, как камень. Никаких потайных ходов или скрытых рычагов не ощущается. Ну и где тогда этот де Вир?

Еще раз убедившись, что за мной никто не наблюдает, положила свиток с планами на пол и воззвала к своей кошачьей сущности. Рысь заинтересованно приподняла мордочку и мягко перешла на передний план сознания. Кошачьи глаза, появившиеся после частичной трансформации, позволили увидеть тесное переплетение нитей скрывающего заклинания.

При должной сноровке, я могла проскользнуть мимо и попасть к заместителю ректора, пронеся с собой свиток. Что я и сделала.

Наконец, оказавшись перед дверью кабинета, я, вернув себе человеческий облик, задумалась. С одной стороны, проход через это плетение мог вызвать ненужные мне вопросы. С другой… Ликаны его дери, я же говорила, что зайду сегодня вечером. Не мог же он об этом забыть! Значит, поставил защиту специально, а потому…

Коротко постучав, я вошла в комнату. Шейн де Вир сидел в глубоком кресле и подскочил при моем появлении. Судя по лицу, его первым желанием было убить меня еще на пороге.

— Лэр де Вир, — спокойно произнесла я, игнорируя небольшой чуть светящийся шар в его руке, способный разорвать в клочья любого, кто не успеет уйти с линии атаки. Похоже, у кого-то прогрессирующая паранойя. — Я принесла планы, как обещала.

— Лэра Фрей, как вы здесь оказались? — он настороженно прищурился.

— Зашла через дверь, — пожала плечами я.

— А как вы ее нашли? — начал заводиться проректор.

— С помощью карты.

— Это невозможно!

— Почему же? — я в недоумении подняла брови.

— Карта не могла привести вас ко входу, я специально его зачар…

— Верно, — перебила его я, — вы специально его зачаровали. Вот только я не студентка, лэр. И отличить, пусть и великолепную, иллюзию стены от двери могу. Так вы возьмете свиток?

Де Вир нахмурился, но свиток все-таки взял. Не понимаю его недовольства. Неужели он хотел, чтобы я за ним по всему замку бегала, тщетно пытаясь отдать планы? Вот уж нет. В конце концов, у меня тоже есть гордость.

— Спокойной ночи, лэр, — кивнула я мужчине на прощание и вышла.

Он ничего не ответил. Ну и ладно. Спать пойду.

Глава 10. Учебный год начался

— Добрый день, — сказала я, улыбнувшись.

Сидящие в аудитории студенты, ответили заинтересованными взглядами.

— Имя свое не называю. Учитывая мгновенно распространяющиеся по МАМе слухи, здесь только ленивый не знает, как меня зовут. И тому уже давно разъяснили приятели. А самые активные, наверняка, уже раскопали некоторые факты из моей биографии… Или досочинили по ходу пьесы.

С верхних рядов послышались тихие, но отчетливые смешки. Пара юношей предвкушающе переглянулись. Сидящая впереди черноволосая девушка с короткой стрижкой, согласно кивнула, внимательно посмотрев в свой блокнот через овальные очки. Судя по убористости почерка на целиком исписанной странице, информации ребятки собрали немало. Большая часть, конечно, ложная, придуманная ими самими, но в мешанине фактов могла попасться и правда.

Эта девушка, не дожидаясь разрешения, встала и зачитала вслух:

— Имя: Инра Фрей, преподаватель факультатива по теории магии на этот год. Есть младший брат — Тейр Фрей, новый учитель факультатива по химерологии. Заключила пробный учительский контракт. Внешность: густые прямые темно-русые волосы, карие глаза. Рост сто семьдесят пять — сто семьдесят шесть сантиметров. Занимает комнаты Марфы Уон — бывшего учителя теории магии. Дверь под номером пятьсот восемьдесят три…

— Прекрасная работа по сбору сведений, — похвалила я, — спасиб…

Но девушка и не думала останавливаться, зачитывая из своего блокнота все новые и новые факты.

Я внутренне усмехнулась. Проверяют на прочность? Ну что ж…

— Вчера вы были в Бридвиле вместе с братом и вернулись очень поздно. После, зашли в свою комнату и вышли из нее со свитком неизвестного содержания, направившись к кабинету лэра де Вира. Но вскоре вернулись. Предполагаю, ни с чем.

— Ну почему же «ни с чем»? — скрестила руки на груди я, опершись о свой стол. — Раз вы так внимательно отслеживали мои перемещения, то должны знать, что вернулась к себе я уже без «свитка неизвестного содержания».

— Значит, вы были у проректора? — полувопросительно произнесла девушка.

На лице ее невозможно было прочитать ни одной эмоции. Словно она надела непроницаемую и не снимаемую маску. Только глаза внимательно сверлили меня из-под очков.

— Да, — кивнула я. — Правда, он был очень удивлен, когда я постучалась к нему в кабинет.

— Да быть не может, — удивленно выдохнул какой-то блондин с дальней парты. — К нему не могут попасть даже учителя!

— Да? — удивленно подняла брови я. — Не знала…

По аудитории загуляли шепотки. Я опомнилась.

— Так, не отвлекайте, — нахмурилась я и обратилась ко все еще стоящей девушке с блокнотом. — Молодец, хорошо поработала. Как зовут?

— Лара Ксард.

— Хорошо, садись, — я кивнула и повернулась к студентам. — Вообще-то, я заранее приготовила для вас небольшую речь. Но, когда мы болтали, я ее благополучно забыла.

— Вы не переживайте, лэра Фрей, — нахально усмехнулся тот блондин с верхнего ряда. — Вспоминайте, мы подождем…

— А пока я вспоминаю, — с нажимом повторила я. — Познакомьтесь с моим кактусом.

Рукой указала на стоящее на краю растение. Как я просила, он не шевелился и вообще не демонстрировал своей разумности. В общем, выглядел как обычный, среднестатистический кактус.

— Это Пуффи. И проходя рядом с ним, будьте бдительны — он кусается.

— Кто? Кактус?!

По верхним рядам загуляли шепотки. Судя по взглядам учеников, они резко разуверились в моей адекватности и теперь спешно думали, как поскорее вызвать целителей. Рановато вы меня списать решили, детишки.

— Пуффи, голос! — скомандовала я.

— Тяф! — кактус открыл глаза и ощерился острыми клыками.

В аудитории сразу стало очень тихо. Все пялились на оживший кактус. Кто-то — с испугом, кто-то — с настороженностью, но большинство — с детским восторгом. Хаос! Почему на тихом и скучном, по большей части, факультативе учатся отмороженные дети? Или они тут, в академии все такие?

— Новая форма жизни… — благоговейно прошептала Лара, рассеянно поправляя очки.

Кто-то слева шумно сглотнул, заметив количество острых зубов у Пуффи.

— О! Вспомнила, — неожиданно громко в наступившей тишине сказала я. — Речь короткая, и времени до колокола у нас мало, поэтому попрошу не перебивать. Так как эта пара у вас не первая, говорить о том, как важно в последние два года учебы посвятить себя знаниям, не буду. Вряд ли скажу что-то новое, да и желанием, честно сказать, не горю.

Я ненадолго замолчала, оглядывая сидящих за партами студентов.

— Теория магии, вообще — невероятно скучный предмет. Скучный именно от обилия зубодробительных формул, которые вы обязаны заучивать, и нудных условий, в которых эти самые формулы вы можете применять. Я не знаю, с какой целью вы пришли в эту аудиторию. Для кого-то этот факультатив — всего лишь галочка в аттестате. Для кого-то — дело всей жизни. В любом случае, я постараюсь помочь вам в его изучении. Можете забыть о длинных параграфах, в которых даже профессионал не всегда понимает, что к чему. Их не будет. На парах я буду кратко объяснять вам принципы теории магии. Ваша задача — их усвоить. Домашние задания на десяток страниц тоже исчезнут. По большей части, они будут творческими, но в них поднимутся темы уроков. Несмотря на облегчение материала, я не потерплю пренебрежения к своему факультативу. Я люблю и посмеяться, и пошутить. Но превращать урок в балаган не позволю. Конечно, большинство из вас забудет обо всем, что я только что сказала, выйдя из аудитории. Но я надеюсь, в ваших головах отложится хотя бы минимум, потому что повторять по сто раз одно и то же я не намерена. Вы всегда можете попросить меня о помощи и знать, что я ее окажу. Прошу только соблюдать приличия и не рваться ко мне в комнату посреди ночи. Рядом с ней, как наверняка известно Ларе Ксард, находится комната моего брата. У него очень тонкий слух и отвратное настроение при неожиданном пробуждении. Засветит какой-нибудь пакостью спросонья, да так, что пролежите в лазарете с неделю. На этом все. Спасибо за внимание!

Я закончила аккурат вовремя. Сразу после того, как я замолчала, прозвучал колокол, обозначающий конец урока. Поднялся гул, студенты начали собирать вещи и уходить, переговариваясь с друзьями. Надо ли объяснять, кто фигурировал почти во всех разговорах?

Я вздохнула, погладив довольно заурчавший кактус. Пока все шло не так гладко, как хотелось бы, но и не так плохо, как могло бы. Впрочем, я изначально не ждала легких занятий. Слишком долго ребятки третировали прошлых учителей. Ну ничего. Я справлюсь. Богиня я, или погулять вышла?

Знать бы еще, как дела у Тейра…

* * *

Идя в столовую по коридору, старалась не обращать внимания на пристальные и чуть насмешливые взгляды студентов. Несколько раз пришлось уворачиваться их магических ловушек. Несерьезные и глупые, они могли доставить в будущем много хлопот. Не хочу стать посмешищем, как Марфа Уон, поэтому по замку придется ходить очень осторожно, внимательно оглядываясь по сторонам. По крайней мере, первое время.

У дверей в столовую, заставленную множеством квадратных столов, за которыми сидели компании учеников, меня ждал братец. Облокотившись о стену, он лениво оглядывал проходящих мимо студентов и фыркал на шушуканье студенток, жавшихся по углам. Похоже, он уже успел завоевать симпатии прекрасной половины академии. Вот же…

— Смотрю, ты в своем репертуаре, — усмехнулась я, подойдя к нему.

— О, поверь, сестрица, я не прилагал к… этому, — указал он глазами на девушек, — никаких усилий.

— Прям так и никаких? — скептически выгнула бровь я.

— Ну…

— Тейр, — с нажимом сказала я, посмотрев на брата.

— Ладно-ладно, признаюсь, я выпустил на некромантов парочку химер из своей коллекции на первом уроке.

Я замерла, с трудом удерживаясь от оплеухи для этого… этого… психа! Насколько я знаю его коллекцию, в ней собраны далеко не безобидные зверушки. Если он выпустил одну из этих тварей…

— Спокойно, Инра, спокойно, — произнес Тейр, беря меня за руку и ведя в столовую. — Никто из них не пострадал. Я же не идиот, чтобы калечить студентов на первом же занятии. Просто проверил, на что они способны.

— Провер-р-рил? — угрожающе прорычала я.

Пуффи, сидящий на плече, сжался и старался не шевелиться, чтобы лишний раз не привлекать мое внимание.

— Да, проверил, — спокойно ответил брат, ведя меня к преподавательской зоне.

— И как?

— Есть большая вероятность того, что при встрече с монстром они выживут.

— То есть?

— Бегать быстро могут, реакция хорошая, выносливость тоже. Кто-то даже боевые плетения применять пытался. Есть над чем поработать. А у тебя как?

— Пока не знаю, — вздохнула я. — У меня спустить на них опасную тварь, чтобы присмирели, не выйдет.

— Есть же Пуффи.

— Не вариант.

— Почему?

— Контракт читал?

— Допустим.

— В академии нельзя натравливать на окружающих животных, растения или других разумных существ. Нарушители исключаются из МАМ без права возвращения. Уж прости, но у нас здесь еще дело имеется. И очень важное, если ты не забыл.

— Помню-помню, — скривился Тейр. — А знаешь, Инра?

— Что?

— Пуффи не подходит ни под одну из озвученных тобой характеристик.

Я промолчала. Мечтательная улыбка заправского маньяка, некстати вылезшая на лицо, была красноречивее всяких слов. Брат ответил мне тем же. В результате, тройка студентов с боевого факультета, попробовавшая перегородить нам дорогу к арке, которая вела столовую преподавателей, обломалась и с недовольством отошла в сторону (ни я, ни Тейрон пока не проявили себя как сильные маги, но мало ли…), а идущая навстречу девушка-целительница шарахнулась, схватившись за сердце.

Улыбки тут же подувяли, но хорошее настроение не покидало нас весь обеденный перерыв. Момент портил только чересчур уж пристальный взгляд Шейна де Вира, просверливающий в моей спине дырку, да косые взгляды ректора и «матерых» учителей. Ищете признаки паники? Думаете, что после парочки проблем мы с Тейром сдадимся? А вот фиг вам!

— Если мне не изменяет память, — произнес братец, закончив обедать, — у нас с тобой осталась еще одна пара. Дальше вечер свободный, верно?

Я кивнула.

— Что предлагаешь?

— Сходим в библиотеку, — ответил химеролог. — Книги поищем, заодно вообще узнаем, где она находится.

— Хорошо. Зайдешь за мной?

— Как скажешь, — усмехнулся Тейр.

Я почесала маковку Пуффи и задумалась. Вообще, если посмотреть, у меня было странное расписание. В МАМе много «нейтральных» факультетов. Менталисты, бытовики, артефакторы, целители — все они после шестого и седьмого курса должны сдавать теорию магии. Материала там много, и запомнить его очень трудно (честно говоря, я сама еще не до конца разобралась). При этом, сегодня у меня всего лишь две пары. Одна у менталистов перед обедом, одна у бытовиков — после. Оба факультета с шестых курсов. Но де Вир говорил, что в день у меня будет по три пары. Куда сегодня делся еще один курс? Хотя… Расписание нам с Тейром выдали только на сегодня. Первый день в начале учебного года всегда легкий. Дальше — больше. А это значит, что сегодня вечером мы получим полное расписание. Хоть узнаю, с кем буду дело иметь.

— Ладно, Инра, — заторопился брат. — Пойдем, нам пора.

— А? — хлопнула ресницами я.

Тейрон выразительно посмотрел на часы. Я опомнилась.

Выходя из преподавательской зоны, осмотрелась в студенческой столовой. Странно. Кажется, что учеников не хватает. Столовая огромная, поэтому, когда людей меньше, чем нужно, сразу замечаешь несоответствие. Куда могла деться часть студентов?

И только тут вспомнила, что не видела никого с седьмых курсов. Почему их нет сегодня? Спрошу у коллег при случае…

Послеобеденная пара прошла без происшествий. Бытовики, как я заметила, вообще народ тихий спокойный. Конечно, и здесь учились далеко не белые и пушистые. Наметанным глазом (рыбак рыбака, как известно, издалека видит) определила пятерых проказников, но при первой встрече они никаких сюрпризов не приготовили. А вот со следующей с вероятностью в сто процентов начнутся пакости.

После колокола в аудиторию ворвался братец, схватил меня за руку и потащил в библиотеку, провожаемый ошарашенными взглядами учеников. Я тихо закипала, но надрать уши химерологу при большом скоплении народа не смогла. Пришлось ждать до вечера.

Как оказалось, о местоположении библиотеки Тейрон узнал, отловив мимо пробегающую студентку с целительского факультета. Девчонка сначала опешила, но потом все же начертила ему примерный путь до нужного этажа (а библиотека в МАМе занимала целых два, но второй был поменьше и предназначался только для преподавателей). Примерный, потому что, куда нам идти, мы так и не поняли. Тыкались, мыкались по замку, как слепые котята.

В результате, забрели в корпус к некромантам и случайно ввалились в аудиторию, где студенты практиковали поднятие мертвых (мы просто окончательно поняли, что безнадежно заблудились, и решили спросить дорогу). Из-за нашего внезапного появления парочка пятикурсников растерялась и не удержала контроль над зомби. Те тут же бросились на «хозяев». Мальчишки шарахнулись в стороны, сбив сокурсников, и в итоге из-под контроля освободились еще несколько зомби. В аудитории воцарился хаос, препод-некромант с громкими матами раздавал нападающим на студентов мертвякам фаерболы из ярко-зеленого пламени. Ученики теперь не столько от зомби отбивались, сколько уворачивались от боевых заклятий преподавателя (а что делать, жить всем хотелось!). Он, в перерывах между кастованием заклятий, ругал учеников-недоумков, которые даже с тупейшими первоуровневыми зомби справиться не могут. В одного, самого нерасторопного студента чуть не зарядил «поцелуем тьмы».

Чем там дело кончилось, мы с братом так и не узнали, потому что парочка мертвяков доползла до нас. Резко стало не до смеха. Тейр тут же призвал свой меч с посеребренной зачарованной сталью. Мне вооружиться было нечем. Все же я не из боевиков, а так… Хотя, при помощи локальных порталов можно устроить замечательную диверсию. Но мы отвлеклись.

Так как вооружиться мне было нечем, а боевые плетения в замкнутом пространстве лучше не применять, я попыталась слиться со стеной и не отсвечивать. Не получилось. Один из мертвяков уже приметил меня в качестве жертвы и останавливаться явно не собирался. Помощь пришла, откуда не ждали.

Разъяренно зарычавший Пуффи, выпустивший иголки на максимальную длину, спрыгнул с моего плеча и накинулся на ползущего к нам зомби. Мертвяк был нечувствителен к боли и вообще не блистал особым умом, но то, что ожившее растение мешает ему схрумкать жертву, сообразил быстро. И попытался оторвать вцепившийся в его лицо кактус. Не тут-то было. Созданная не иначе, как больной фантазией моего братца, растеневидная химера, отрываться не собиралась и самозабвенно грызла бедного зомбика за все, чему не повезло оказаться в зоне досягаемости. Зрелище, прямо вам скажу, не для слабонервных, но я пока держалась.

Наконец, бегающие от мертвяков и заклинаний преподавателя студенты опомнились и начали отбиваться. Неслабо так им в этом деле помог Тейрон, рубивший зомби направо и налево. Вскоре, все мертвецы были изрублены, испепелены или просто обездвижены. Более-менее жизнеспособной осталась только «моя» жертва обозленного Пуффи.

Некромант лет тридцати пяти, обучающий юные дарования, мельком осмотрел аудиторию на наличие неконтролируемых зомби, заметил искусанного моим игольчатым защитником мертвяка и… замер с фаерболом в одной руке, увидев того, кто этого мертвяка потрепал.

— Это что? — спросил мужчина в наступившей тишине.

Студенты пялились на самозабвенно дерущуюся парочку. Братец убрал свой меч, усмехнулся и облокотился о стену, скрестив руки на груди. Я почесала нос и ответила:

— Кактус.

— Да я вижу, что не песец, — хмыкнул некромант. — Почему он живой?

— Понятия не имею, — пожала плечами я и перевела стрелки: — Вон там, у стеночки его создатель притулился, его и спросите.

— Ваш? — обернулся мужчина к Тейрону.

— Не-а, — покачал головой брат. — Сестрички.

— Что? — возмутилась я.

— Но, Инра, ты — единственная, кто может обуздать это чудовище!

— А-ах, вот как, — протянула я, нехорошо прищурившись. — Значит, ты его создал, а мне разбираться с последствиями? Очень похоже на моих бывших мужей, знаешь ли!

— Ну я же не виноват, что ты постоянно выбираешь неправильную пару, — развел руками Тейр.

— Это к делу не относится, — огрызнулась я.

— Стоп-стоп-стоп! — замахал руками некромант. — Какие, к ликанам, дети и бывшие мужья? Я вас спрашиваю про кактус! Да и… откуда дети в двадцать три года?

— Двадцать три? — опешил братец. — Ей «двадцать три» уже тыс…

— Заткнись! — не выдержала я.

— Хаос вас всех подери! — взорвался препод. — Так, вы все — на выход, — обратился он к замершим студентам. — И чтобы к следующему занятию правила упокоения зомби у вас от зубов отскакивали. Слышали? Кто не сдаст практику, будет проходить индивидуальный экзамен на проклятом кладбище! А вы… — мужчина снова посмотрел на нас. — Отдерите уже это существо от мертвяка и проследуйте ко мне в лаборантскую.

Я, закатив глаза, вздохнула.

— Пуффи, оставь уже эту дрянь, — велела я кактусу.

Тот, недовольно бурча, отпрыгнул в сторону, сверля взглядом зомби. Мертвяк не двигался, справедливо полагая, что части тела у него не бесконечные, а приделать оторванные будет проблематично.

— Иди ко мне, мой герой, — протянула я руки к ощерившемуся растению.

Про зомби тут же забыли. Довольный кактус попрыгал в мою сторону и, устроившись на руках, тихо заурчал, когда я начала почесывать его между иголками. Братец давился смехом у стеночки, но после моего тяжелого взгляда закашлялся и попытался вернуть на лицо внимательно-серьезное выражение. Получалось у него не очень. Впрочем, я потом на этом гаденыше отыграюсь, когда свидетелей лишних рядом не будет.

Ученики уже покинули помещение, и мы пошли за некромантом к неприметной дверце за кафедрой. Это надо же было так вляпаться, просто проходя мимо…

Глава 11. Знакомство с некромантом

— Итак, — начал мужчина, сев за рабочий стол, — вы у нас?..

— Новые преподаватели, теория магии и химероведение, — ответила я, чуть пожав плечами.

Братец, стоящий сзади, облокотился о спинку кресла, в котором я сидела, и коротко хмыкнул.

— Я Инра Фрей, а это мой брат — Тейр, — представилась я. — Странно, что вы спрашиваете. Нас вся академия, наверное, в лицо знает.

— Юная лэра, — усмехнулся маг. — Вы же не думаете, что вы ПЕРВЫЕ новые преподаватели за время моей работы в МАМе? И, уж простите за прямоту, никто из них… вас долго в наших стенах не задерживался — студенты съедали. Так почему я должен запоминать имя и лицо каждого?

Я склонила голову, признавая аргумент мужчины. Действительно, для него мы — новички, зачем-то лезущие не на самую безопасную работу в мире. Тейр над моей головой спросил:

— А как давно вы работаете в Академии?

— Тридцать шесть лет и останавливаться на достигнутом не собираюсь.

— Ого! — вытаращилась я.

Для мага, особенно могущественного тридцать шесть лет — песчинка в море. Но я уверена, эти годы стоили сотни беспокойных. Да ему памятник на местной аллее славы поставить надо!

— Мне кажется, — усмехнулся краешком рта Тейрон, — мы отвлеклись от главной темы. Зачем вы нас позвали?

— Хотел с вас компенсацию за испоганенное занятие стрясти. Но, видимо, не получится.

— Почему? — удивленно вскинула брови я.

— Уж больно лица у вас наглые.

Мы с Тейроном фыркнули.

— Кстати говоря, что это за существо? — указал на тихо балдеющий в моих руках кактус. — И кому оно принадлежит?

— Ей.

— Ему.

Раздались два голоса. Мы нахмурились и раздраженно проговорили:

— Нет, он твой!

— Но-но! — вскочив, замахал руками некромант. — Молодые люди… или нелюди, держите себя в руках.

— Нет уж, погодите, — я тоже встала и уперла руки в бока.

Пуффи еле успел скатиться с колен и отскочить в сторону.

— Ты его создал, ты его и забирай!

— Но, Инра, я же говорил, — оправдывалась эта зараза. — Никто, кроме тебя, с ним не совладает.

— Ах так?! А ничего, что в твоем возрасте уже стыдно сваливать ответственность на других?

— При чем тут ответственность? Я просто подарил тебе… комнатную собачку.

— Ничего себе собачка!

— Дорогуша…

— Я тебе не, дорогуша!

— Дорогуша, — упрямо повторил Тейр.

— Гр-р-р!

— Так вот, дорог…

— Тейр Фрей!

— …гая, пару минут назад он на твоих глазах нехило потрепал первоуровнего зомби.

— Да с ним любой идиот справиться может!

— Идиот, но не кактус.

— Лэры… — попытался снова вмешаться некромант, но мы не обратили на него никакого внимания.

Семейная ссора набирала обороты.

— Прекрати втюхивать мне свою химеру, или я на тебя ее натравлю!

— Инра, ты прекрасно знаешь, что Пуффи не сможет напасть на своего создателя.

— Проверим?

— Инр…

— Пуффи — фас!

— Тяф! — ринулся в атаку кактус.

— Какого лик… Ай, пусти, чудовище!

— Да угомонитесь же вы! — заорал хозяин кабинета и громко хлопнул ладонью по столу.

Мы замерли. Я, победно усмехаясь. Брат, закрывая рукой уже порядком обслюнявленное лицо. И Пуффи, вцепившийся в палец химеролога.

Некромант оглядел нашу композицию и сплюнул.

— Хуже студентов, Хаос вас забери…

Я обиженно насупилась.

— Хотя… в вашем случае, это даже хорошо, — продолжал мысль маг. — Из-за слишком молодого вида ученики вас серьезно воспринимать не станут. А с таким характером появляется возможность стать «своими».

— То есть, вероятность прижиться в МАМе у нас выше, чем у других претендентов? — поинтересовался Тейр, отцепляя Пуффи.

— Да, — кивнул маг. — Зря я не на вас поставил…

— Тут есть тотализатор? — вскинул голову Тейр.

— Да, а ты не знал? — удивленно посмотрела на него я.

— Нет. А кто принимает ставки?

— Крахан Бертрах — наставник по боевым искусствам.

— Орк?

— Ага.

— Чувствую, учебный год будет веселым, — буркнул под нос некромант.

Мы дружно усмехнулись, переглядываясь.

— Ой, совсем забыла спросить, — хлопнула себя по лбу я. — А как вас зовут-то?

У стоящего напротив мужчины ощутимо задергался глаз.

* * *

Я сидела в гостиной своей комнаты, скрестив руки насуплено смотря перед собой. Брат сидел рядом, постукивая пальцами по подлокотнику дивана. Пуффи ловил какую-то мошку, носясь по всей комнате. Тейр все же смог втюхнуть мне это кактусовидное нечто, и оно насовсем переселилось ко мне.

Мы с Тейрон переглянулись и вздохнули. Наконец, я не выдержала:

— Они не имели права так поступать! Выставить нас за дверь, как каких-то… каких-то…

— Студентов, — кисло подсказал Тейрон.

— Вот именно! — воскликнула я, подскочив и заметавшись по комнате. — И все это потому, что мы «не похожи на преподавателей», — язвительно передразнив, фыркнула я. — Да откуда им вообще знать, как должны выглядеть преподаватели, если они из библиотеки почти не вылезают?

— Ладно, Инра, — успокаивающе поднял руки брат. — Остынь. Повозмущались — и хватит.

— Хватит? — переспросила я, остановившись посередине комнаты. — Хватит?! Мы пришли в эту академию ради библиотеки, а теперь нам заявляют, что без соответствующего свидетельства нас туда не пустят. Какое, к Хаосу, свидетельство? По-твоему, я должна так просто взять и успокоиться?

— Да, — кивнул Тейр. — В конце концов, это же не конец света, Инра. Просто попросим кого-то из преподавателей подтвердить, и проблема решится.

— Ага, счаз-з! — усмехнулась я. — Так они взяли и помогли нам.

— Не понимаю, почему ты так скептически к этому относишься, — пожал плечами маг. — Попросим… да хоть нашего нового знакомого из некромантов.

— Ну да, поможет он нам после той сцены, что мы перед ним устроили…

— Ой, да брось, сестрица, — махнул рукой Тейр, скривившись. — У некромантов нервы крепкие. Тем более, не так уж мы его и достали. Согласится, куда он денется?

— Ну разве что так… — пробурчала я, успокаиваясь.

Пуффи наконец поймал муху и смачно схрумкал ее на наших глазах. Это натолкнуло меня на мысли о…

— Те-ейр, — протянула я, хитро прищурившись.

— Что?

— По шоколадке?

Братец колебался секунду.

— А давай!

* * *

Уже вечером я лежала в своей кровати, подложив ладонь под щеку, и вспоминала разговор с Сехелисом Ворфом — тем самым преподавателем, практическое занятие которого мы безнадежно испортили. Надо сказать, он оказался очень терпеливым и даже после бестактного вопроса об имени не выставил нас за дверь. Хотя… это желание крупными буквами было написано у него на лице. Он даже внятно объяснил нам, как пройти в библиотеку. А вот дальше…

Очередь к библиотекарю оказалась фантастической. Поэтому мы с братом вполне закономерно решили не тратить на нее время и сразу пройти в читательский зал на втором этаже. Но стервозная старушенция не пустила нас за ограждение, сказав, что сильно сомневается в правдивости наших слов. И теперь мы не можем подняться на этаж преподавателей, пока кто-то из коллег не подтвердит, что мы действительно работаем в МАМе.

Возмущение, заныканное подальше, снова горячей волной поднялось в душе, и я скрипнула зубами. Нужно немедленно успокоиться, а то точно что-нибудь разнесу. И почему с возрастом ко мне не пришла так необходимая сдержанность?

На кровать забрался Пуффи и, притулившись с боку, тихо засопел. Я вздохнула, почесала ему между иголок и закрыла глаза. Завтра ждет новый день с новыми проблемами. В том, что они обязательно появятся, я не сомневаюсь. Ну ничего. Справимся. В конце концов, боги мы или погулять вышли?

Глава 12. Синдром опоздуна

После начала учебы в МАМе прошло два дня. За это время я — из-за однообразности информации — успела заучить вступительную речь назубок и произносила ее уже без контроля со стороны мозга. Материала по предмету практически не давала, просто знакомилась с учениками, приглядывалась, гадая, что можно от них ожидать. Студенты занимались тем же, поэтому пакостили по мелочи. Пока.

А вот четверг (утро, в особенности; дальше все пошло по наклонной) не задался. Во-первых, я проспала. Безнадежно. И виной тому была очередная наша с братом попытка взломать защиту на библиотеке. Сехелис Ворф наотрез отказался подтверждать наше право на проход в преподавательскую зону. Другой мой знакомый — лэр Франц — почти не вылезал из своего кабинета, занимаясь бумагами, поэтому попросить его о помощи не было никакой возможности. Оставался еще де Вир. Но тут уже виновата моя гордость. Идти на поклон к этому высокомерному мерзавцу не хотелось категорически. Пришлось смириться, что легальными способами достать книги у нас пока не выйдет, и воспользоваться… да-да, навыками взлома.

Они были нам знакомы еще с детства. Строгие родители запирали сладости под замок. Огромный такой, основательный магический замок. Работать с ним приходилось долго, но мы упрямо расплетали нити заклятия, чтобы добраться до вожделенной коробки с конфетами. И преуспевали.

Так что взломать защиту на местном хранилище знаний нам представлялось легкой задачей. Еще никогда мы не ошибались так сильно. Недооценив напор студентов и развивающуюся паранойю преподавателей, мы были крайне удивлены, когда увидели на дверях ТАКУЮ защиту, что даже знаменитому богу воров пришлось бы сильно постараться, чтобы взломать ее.

Переглянувшись, решили основательно подготовиться и прийти сюда в среду. Но даже после всех приложенных усилий нас ожидал сногсшибательный облом. Это не библиотека, это — бункер на случай глобальной войны, по какому-то недоразумению доверху наполненный книгами.

От кажущейся близости желаемого и невозможности это самое желаемое достать захотелось побиться головой о стену и завыть. Но дело шло к рассвету, так что нам пришлось ни с чем возвращаться по комнатам. Мы хоть и боги, но даже в получеловеческих телах сон так же необходим, как и всем остальным.

Убаюканная посапыванием Пуффи, я вырубилась, как только моя голова коснулась подушки. Снилось что-то теплое, мягкое, пахнущее домом, и так не хотелось возвращаться в стены Академии и тащиться в аудиторию, что на беспокойное шевеление кактуса я лишь отмахнулась и перевернулась на другой бок.

К счастью для меня, растение оказалось ответственнее своей хозяйки, и все-таки растолкало меня, когда до начала пары оставалось минут десять. В это утро я побила все рекорды по скоростному одеванию. По коридорам не бежала — неслась, другого слова не скажешь. Расталкивала студентов, игнорируя ругательства, а нередко и уворачиваясь от летевших в спину хитровывернутых проклятий.

Колокол уже звенел, когда до цели — заветного маячка — оставалось не больше десяти метров, поэтому столкновение со стеной на полной скорости стало полной неожиданностью. Схватилась за ушибленный лоб, ругая, на чем свет стоит, придурков-архитекторов, устроивших из замка настоящий лабиринт. Ах, я это уже упоминала? Ну, так с последнего раза у меня появилась парочка новеньких конструкций, втихую подслушанных у учеников и очень подходящих ситуации.

Осмотрев сплошную (!) стену, отчаянно застонала и почесала нос. Нет, с этим надо что-то делать. Срочно! Интересно, мне простят одну ма-аленькую дырочку в стене? Думаете, нет? Эх… Мне тоже так кажется. А потому, будем действовать по старинке.

Метнувшись к ближайшему окну, открыла щеколду, наскоро распутала навешанные на него защитные плетения (потом все восстановлю, честное божественное!) и распахнула створки.

Хаос! Что ж так высоко-то?

Нет.

Нет, нафиг, не полезу.

У-у-у! Опаздываю…

А, ладно. Мне не привыкать.

Осторожно встав на подоконник и опираясь на небольшие выступы, начала двигаться к следующему окну, ведущему в нужный коридор.

Только бы не свалиться. Только бы не свалиться. О, Тейрон своих тренирует. Машу ва-а-ать!

Вцепившись в кладку когтями (в стрессовых ситуациях полутрансформация происходила машинально), ускорила движение. А дальше ждал еще один облом. Окно не открывалось снаружи и отпереть его можно было только изнутри. Колокол отзвенел пять минут назад, еще немного и я не смогу собрать разбежавшихся студентов. Хаос!

Без особой надежды заглянув внутрь, увидела троицу шушукающих четверокурсников. Что они тут делали в учебное время — отдельный разговор. Но именно они могли стать моим спасением.

Постучав по стеклу, махнула рукой. На меня посмотрели со смесью растерянности и удивления, но щеколду подняли и даже помогли спуститься на пол.

Фу-ух!

— Ты чего в окно-то лезла? — спросил один из студентов с отливающими синевой волосами.

Светло-серые глаза с любопытством меня оглядели.

— Проспала и не в тот коридор забежала, — пояснила я, отдышавшись. — Пришлось так лезть.

— Колокол недавно прозвенел. Вряд ли препод прогонит, так что еще успеешь.

— Ага, — усмехнулась я.

Похоже, меня приняли за ученицу. Это даже забавно.

— Спасибо вам, ребята, — поблагодарила их, выпрямившись.

— Да не на чем, — махнул рукой друг синеволосого мага, сверкнув шаловливыми карими глазами.

— И да, — сказала я, обернувшись. — Никогда не проделывайте этот трюк без страховки.

— Не маленькие, сами знаем, — фыркнули парни и рассмеялись.

А я, приведя себя в порядок, проскользнула в аудиторию.

— Слушай, а разве она с шестого? — успела услышать вопрос кареглазого шатена.

— Понятия не имею, — пожал плечами второй приятель. — Никогда раньше ее здесь не видел.

— Я тоже, — подтвердил третий.

Ха! Хочу увидеть их лица, когда они поймут всю глубину своих заблуждений. Или нет. Пусть лучше думают, что я своя. К студентам, особенно девушкам, здесь подружелюбней относятся.

В аудитории стоял громкий гомон. Никто, кроме Лары, не заметил моего появления. Я беспрепятственно подошла к своему столу и прокашлялась. Не помогло. На меня не обратили никакого внимания. Обидеться, что ли?

Больше всего слышалось от компании с верхних рядов. Заводилой у них был, судя по всему, блондин с карими глазами. Тот самый, который на предыдущем занятии уверял, что они подождут, пока я не вспомню вступительную речь. Он же теперь, громко произнес на всю аудиторию, медленно поворачиваясь ко мне:

— Короче, ребят. Если она не придет в течение трех минут, то можем смело расходиться по своим делам. Оп-па…

Увидев меня, он замолчал, остановившись.

— Здрассте, — язвительно поздоровалась я, чуть склонив голову.

— Добрый день, — ответил он.

— Садитесь, пожалуйста. Все, — добавила я, обведя взглядом разочарованные лица студентов.

— Лэра Фрей, — обратилась ко мне Лара Ксард, машинально поправив очки, — а почему вы опоздали?

— Это не относится к теме сегодняшнего урока, — качнула головой я. — Но, я думаю, что вам не составит труда выяснить подробности, верно? Предлагаю вот что: если вы, лэра Ксард, найдете причину моего опоздания до воскресения включительно, то…

— То? — заинтересованно переспросила девушка.

— В конце вас ожидает приятная плюшка, — закончила я.

— Нет уж, лэра, — усмехнулся блондин, уже севший на свое место и теперь насмешливо смотревший на меня. — Вы лучше поподробнее расскажите об этой «плюшке», а то, как бы разочарования потом не вышло.

— Не беспокойтесь, лэр… — я вопросительно взглянула на него.

— Гиль. Интиох о’Гиль.

— Приятно познакомиться, — коротко кивнула я. — Итак, лэр Гиль, вам не стоит беспокоиться об ожидающей студентку Ксард плюшке. Да и не собираюсь я тратить на объяснения время. Если ей это будет интересно, она подойдет ко мне сама. Сегодняшняя тема…

Не успела я договорить, как дверь в аудиторию с грохотом распахнулась, и на пороге появился рыжеволосый студент в форме с нашивками факультета менталистов. Растянув губы в нахальной улыбке и оглядев меня с ног до головы глазами-изумрудами, он развязано произнес:

— Звиняйте, профе-ессор. Я опоздал.

У меня задергался глаз.

Как тесен этот мир.

Именно этот студент запулил в нас с братом фаербол при перемещении. Уж не знаю, узнал ли меня, но сейчас он явно хотел показать молоденькой преподавательнице свою вольность. Излишнюю, прямо скажем.

— По какой причине опаздываем? — спросила я, скрестив руки на груди.

— Лэра, но вы же сами опоз… — начавший фразу блондин умолк после моего недовольного зырка.

— Изучал новую форму жизни, — шутливо отрапортовал рыжеволосый маг.

— Это какую же?

Тейрон снова скастанул оживляющее плетение?

— Вот, — студент выставил ладонь с сидящим на ней Пуффи на всеобщее обозрение. На меня уставились полные укоризны глаза растения.

— Ой…

Только сейчас я вспомнила, что из-за своей торопливости утром совершенно забыла про кактус.

— А как ты вышел, я же дверь заперла? — спросила я Пуффи.

Доля укоризны увеличилась вдвое.

— Ты со мной вышел?

Кактус еле заметно кивнул.

Я прикрыла рот рукой, с сожалением посмотрев на растение. Я оставила его в коридоре, и он вынужден был пробираться за мной через ноги спешащих студентов, пинки и… Нет мне прощения.

— Ну прости меня, солнышко, — попросила я. — Честное слово, я так больше не буду. Хочешь я тебя сладеньким угощу?

Кактус тявкнул что-то примирительное, соскочил с руки студента и попрыгал к моему столу. Я опомнилась.

— Вопрос закрыт, — сказала я ждущему у двери рыжику. — Благодарю за возвращение моего э-э… растения. Садитесь на место.

— Да не за что, — пожал плечами парень и пошел наверх.

Я вернулась к теме.

— Итак, сегодня мы с вами поговорим об основных принципах магии. То есть, о том, что нам нужно для создания плетения. Наверняка вы уже слышали об этом от старшекурсников или нашли информацию самостоятельно. На вопрос ответит… — я заглянула в раскрытый на странице со списком журнал. — Вашек Орсэн. Есть здесь такой?

С четвертого от меня ряда поднялся бледный черноволосый взглядом с ясно различимыми мешками под глазами и поразившим меня потухшим взглядом карих глаз. Спокойно посмотрев на меня, он начал отвечать:

— Вроде бы… для создания заклятия надо… вроде бы выполнить три основных условия: иметь достаточно магической энергии… вроде бы… знать правильный жест, активирующий плетение, вроде… и создать каркас этого плетения. Вроде бы.

Побиться головой о стену! Слишком большая концентрация слова «вроде бы» в пределах одного предложения. Хаос…

— В МАМе есть факультатив по риторике? — спросила я у Лары, спустя минуту молчания.

— Факультатив существовал два года назад, но преподавателя уволили, — ответила Ксард, зашуршав страницами в блокноте.

— Причина? — я вопросительно выгнула бровь.

— Кантила Моара заколдовали студенты с седьмого курса, и вместо связной речи он начал издавать… неприличные звуки.

По аудитории загуляли смешки. Похоже, здесь находились свидетели этого «издавания неприличных звуков».

— Общаться с другими профессор Моар мог, только используя ненормативную лексику. После того, как он нагрубил ректору в третий раз его уволили без права восстановления.

Лара остановилась, поправила очки и посмотрела на меня.

— Лэра Фрей, — обеспокоенно начал Интиох, — с вами все в порядке?

С расфокусированным взглядом я замерла на месте, находясь в шоковом состоянии.

А что, так тоже можно?!

Глава 13. А нас не проймешь…

— Тот, кто сможет повторить алгоритм плетения, сдаст мой экзамен автоматом, — произнесла я, очнувшись. — Так, а теперь насчет магии… Вашек Орсэн ответил правильно. Для создания любого плетения, даже самого простого необходим каркас, магическая энергия, которая его наполнит, а также слово или жест, которые его активируют. Три основных условия в магии… которые в некоторых ситуациях можно послать к ликанам.

— Лэра Фрей, а вы ничего не перепутали? — с усмешкой спросил рыжеволосый менталист, прищурив зеленые глаза.

— Во-первых, говорить во время пары можно только после моего разрешения. Чтобы его получить, нужно поднять свою ручку и дождаться подтверждающего кивка с моей стороны. Во-вторых, я еще в своем уме, даже если разговариваю с кактусом.

Лара Ксард подняла руку.

— Да?

— Лэра Фрей, но если выполнением тремя условиями можно пренебречь… как же тогда творить заклятие?

— Легко и просто. Начнем с первого: каркас. Без него не обходится ни одно заклинание, но мы же не будем выплетать его вручную, находясь, к примеру, в бою, верно? Многим кажется, что каркас появляется сам собой. Это не так. Каждый раз вы выплетаете его, пусть и неосознанно. Этому помогает кодовая фраза или жест. Они запускают в голове ассоциативную цепочку, создается каркас плетения, и уже потом вы напитываете его своей магической энергией. Именно поэтому вас заставляют заучивать схемы плетения и условные жесты к ним.

— Но вы же говорили, что мы не будем ничего заучивать, — донесся с верхних рядов голос Интиоха.

Я щелкнула пальцами и вперила в блондина указательный палец, недовольно прищурившись. Паренек умолк, шутливо вскинув руки.

— Верно, говорила. Мы… точнее, вы не будете зубрить все эти фразы и схемы пачками. Они нужны только для того, чтобы в нужный момент вы могли вспомнить каркас и представить его. Поступим проще, воспользуемся головой… и воображением. Я уже наслышана от Марфы Уон о студентах в МАМе. Думаю, по степени хитрожо… хитрости и извращенной фантазии вы не далеко ушли от своих предшественников (а где-то даже перегнали). Тратить свободное время на зубрежку никому не хочется. Так вот, для создания плетения нужно представить его себе в голове. В подробностях. Вы на это способны.

— Разве это не противоречит вашим недавним словам? О том, что в каркасе в некоторых случаях нет необходимости?

— Не противоречит, — покачала головой я. — Видите ли, для того, чтобы использовать магию нужно одно — сильное искреннее желание. На этом и основываются легенды о могучих героях, в трудную минуту совершивших невозможное. Магия — отражение наших эмоций. Чем сильнее эмоции, тем мощнее получаются заклятия. То есть, если вы очень сильно что-то захотите и сможете, не только пожелать, но и напитать ваше желание магией, то у вас получится создать плетение и без каркаса с кодовым словом. Да-да, лэр о’Гиль, не тяните руку, я знаю, что вы хотите спросить. Раз желание нужно «напитать» магической энергией, то без резерва магу не обойтись. Не всегда. Вы все слышали о местах с источниками силы? Да? Прекрасно. Так вот, подключившись к такому источнику напрямую, маг, даже первокурсник, знающий только основные плетения, может сотворить такое заклятие, что не снилось многим архимагам. В принципе, все слухи о могуществе некоторых магов связаны именно с источниками. На подвластной ему территории и при наличии мощной магической батарейки в виде источника магу нестрашен даже архидемон в гневе. Все понятно? В таком случае, — я посмотрела на циферблат — до конца пары осталось пять минут, — вашим домашним заданием будет… создать плетение своего заклинания.

Лица студентов вытянулись. Еще бы. Создать новое плетение практически невозможно. И это явно не под силу шестикурсникам.

— Не надо смотреть на меня такими взглядами, — усмехнулась я. — Любое заклятие — это переплетение магических нитей. Его создание похоже на вязание крючком. Манипулировать нитями может каждый из вас, так что тут дело за «узором». Не обязательно создавать что-то кардинально новое. Просто придумайте свою вариацию того же «светлячка» — это несложно. Сядьте в комфортном для вас месте, помогающем расслабиться, очистите сознание от мыслей о предстоящем свидании или пакостей новой преподавательнице по теормагии и присмотритесь к окружающему вас миру. Вы увидите магические нити, пронизывающие пространство. Сплести из них освещающее заклятие не составит труда. Главное: не забывайте про желание. Вы действительно должны хотеть создать светлячка. Тогда создать нужный узор получится интуитивно. На сегодня все. Приятного дня!

Прозвеневший после моих слов колокол оповестил всех об окончании пары. Студенты начали неохотно собираться, все еще пришибленные неожиданно свалившейся домашкой. Хотя, на лицах некоторых энтузиастов уже было написано предвкушение. Я усмехнулась.

Что ж, в понедельник мы посмотрим, на что вы способны, ребятки.

* * *

После звона колокола Кристофер задумчиво покосился на новую преподавательницу. Инра Фрей, которую студенты упорно отказывались называть профессором, не испытывая никакого смущения от присутствия в аудитории студентов, забралась на свой рабочий стол, легкомысленно покачивая ножкой, взяла на руки свой странный кактус и открыла на закладке какую-то книгу по продвинутой артефакторике.

Преподавательница и сама была странной. Она отличалась от зашуганной Марфы Уон. В хорошую сторону, хотя студенты пока отказывались в этом признаваться. Конечно, судить по ней, побывав лишь на одной паре, нельзя. Но Крис надеялся, что дальше будет только интереснее.

Да и ее задание… Создать свое плетение, отвечающее желаемым целям — вот выход, ключ к победе над вечно ухмыляющемся Морришем. Это единственный способ доказать, что менталист все же может перевестись на боевой факультет. Не обязательно иметь доступ в секцию для боевиков, достаточно просто сплести свое заклятие.

Он начнет с малого — со светлячка. Но потом… Переделать заклятия боевиков на свой лад после того, как он набьет руку, легко. Определенно, факультатив по теормагии стоит посещать почаще. Да и брат этой Инры Фрей тренирует боевиков и некромантов. Кто знает, может, удастся через нее договориться с профессором Фреем об индивидуальных занятиях?

* * *

Пара у бытовиков прошла спокойно. Я не покидала аудитории, удобно устроившись на своем столе с мурчащим Пуффи пол боком, поэтому им не удалось наставить для меня ловушек. Но, судя по периодически кидаемым на меня взглядам, стоит только ненадолго отлучиться, как меня ждет веселая (в кавычках, естественно) жизнь.

А вот группа артефакторов с целителями удивила. Похоже, схему они безупречно отработали на Марфе Уон, потому что иначе объяснить их поведение я просто не могу. Усевшись за парты и дождавшись начала лекции, артефакторы слаженно активировали самопишущие перья (да-да, такие тоже бывают, подозреваю, изобрели их именно ищущие халявы студенты), навесили на себя иллюзию записывающих учеников (тоже с помощью артефакта) и… заснули.

Немногочисленные целители косились на них с плохо скрываемой завистью и, тихо вздыхая, записывали лекцию вручную. Это-то их и спасло. Точнее, спасет, когда я наложу на перья лентяев одни чары. Не конфликтуя с основным плетением, они прекрасно вписались в каркас самописки.

Хы! Уже не терпится увидеть лица ученичков, когда они обнаружат небольшое изменение в написанном тексте. Жаль, что в этот момент я буду уже далеко: мы с братом решили продолжить штурмовать неподкупную библиотекаршу. А заодно и разведывать чары, чтобы потом их по-тихому вскрыть. Ну не оставлять же себя без жизненно важных сведений!

Когда колокол прозвенел, я спокойно собрала свои книги и тетрадь с краткими записями (в основном, хаотичными мыслями, догадками и идеями для создания плетений), взяла в руки кактус и выскользнули за дверь. Только-только проснувшиеся студенты-артефакторы довольно потягивались под недовольными взглядами будущих целителей.

Я не удержалась и притормозила у двери, вместо того, чтобы пойти дальше по коридору, скрыв себя заклятием отвлечения внимания. Так. Так-так-так… Сейчас… Есть!

— Что за?..

— Колин, ты чего?

— Записи… они… Ликан тебя за пятку! Что это за язык?

— Да ты о чем?

— Вот, видишь? «Шу шу-шу-шу шу-шу ши шашу»…

— Не понял…

— Я тоже не понял, — взорвался Колин. — И так вся лекция.

— Ой. И у меня тоже!

— И у меня… — послышались растерянные голоса в аудитории.

— Может, настройка в пере сбилась? — предположил приятель неизвестного Колина.

— У всех наших сразу? — с нескрываемым скепсисом спросил его друг.

— Ну, не знаю… Целители, что ли, подставили?

— Эти фаталисты?!

— Вот делать нам больше нечего! — возмутилась какая-то девушка, видимо, с «зеленого» факультета. — Сами сглупили, сами и исправляйте. Нечего на других валить.

— А кто тогда?

— Я знаю, кто, — уверенно произнес Колин.

Недовольное ворчание в аудитории стихло. Все прислушались к парню.

— Училка. Профессорша эта, Фрей, — заявил он с торжеством.

— Ты головой, что ли, ударился? Да в последние пару лет на должность препода по теорке брали каких-то… размазней. Та Уон, например. Да даже второкурсник, в отличие от нее, постоять за себя может.

— Значит, на этот раз под личиной овечки к нам пробрался волк, — хмыкнул Колин. — И я…

— И что ты? Отомстить ей решил? Да ну, брось. Я ее брата видел, он знаешь, как боевиков с некрами гоняет? Не хотелось бы с ним связываться, случись что.

Если до этого я просто тихо давилась от смеха, то теперь чуть не заржала в голос. Чтобы Тейрон за меня вступился? Да ни за что! Нет, он, конечно, может мне помочь. Причем, абсолютно безвозмездно. Но только если мне или нам обоим будет грозить смертельная опасность. А так… Максимум, что он сделает, так это запасется орешками в глазури и, пожелав мне удачи, примется наблюдать за бесплатным представлением.

Занятая подавлением собственных эмоций, я пропустила мимо ушей ответ неизвестного Колина, а потом подслушивать студентов стало бесполезно — разговор скатился к бытовым мелочам. Разочарованно вздохнув, я отправилась в тренировочный зал, где Тейр сейчас гонял своих студентов.

Глава 14. Репутации хана

Я поняла, что дело плохо, когда из дверей, ведущих в вотчину братца, вылетел взъерошенный, кое-где обслюнявленный полуживой паренек с факультета некромантов. Остановившись у стены, он с шипением сполз по ней и негромко выругался.

— Незачет, — донесся из зала громкий голос Тейрона.

Парень добавил еще пару непечатных выражений, которые я снова предпочла пропустить мимо ушей.

— Ты как? — спросила я, с сочувствием смотря на мага. — Помощь нужна?

— Обойдусь, — буркнул он.

И действительно самостоятельно встал через пару секунд и поплелся, придерживаясь за стену, в лазарет. Пожав плечами — мое дело предложить — вошла в зал… и остолбенела.

Тейр снова решил спустить на учеников одну из своих тварюшек. Вот только на этот раз «практическим материалом» стал не почти безобидный маленький монстрик, пусть и с тремя-четырьмя сюрпризами для возможных охотников, а настоящая громадина, способная с легкостью перекусить даже матерого воина. И ЭТО брат натравил на студентов?! Ну я ему…

Сам химеролог спокойно стоял, прислонившись к колонне, с интересом наблюдая за бесплатным шоу. Чтобы не ронять авторитет Тейра (он же мне потом не простит!), я не стала устраивать разборки здесь и сейчас, решив дождаться конца «практики», и устроилась неподалеку, зорко следя за тем, чтобы тварюга не размазала ненароком нерасторопных учеников. Сам братец, к его чести, занимался тем же. То есть, одергивал своего питомца, когда он начинал распаляться.

Некроманты, как тараканы, разбегались от тяжело шагавшего двухметрового монстра с серой непробиваемой шкурой, большим и острым рогом на лбу и внушительным набором клыков. Потом, наконец, сообразили, что действовать надо сообща, и попробовали завалить химеру брата (Тейр любил совершенствовать экземпляры, попадающие в коллекцию, делая и так опасных тварей еще смертоноснее). Но к командной работе они явно не привыкли, поэтому терпели одно поражение за другим.

После удара колокола брат легким взмахом руки остановил разбушевавшуюся тварюгу и отпустил выжатых, словно лимон, студентов. Ученики сначала неверяще переглянулись, а потом со слабыми улыбками начали выходить из аудитории. Что сказать, легко отделались. К счастью для брата.

Когда зал покинул последний студент, я прорычала:

— Что это значит, бр-ратец?!

— О! Инра, привет. Давно тут стоишь? — деланно удивился Тейрон.

— Не прикидывайся, что меня не заметил, — вызверилась я. — Какого ликана лысого ты натравил на учеников этого… этого… это?

— Не понимаю, что тебе не нравится, — скрестил руки на груди маг.

— Что не нравится? — заводилась я. — Да ты хоть понимаешь, что он мог их перебить? Как ты это потом ректору объяснять собирался? А их родителям? Совесть бы не замучила?

— Сестренка, прекрати истерить, — поморщился Тейр. — Я внимательно следил за всеми действиями носгарда. И ты это видела.

— А если бы ты не уследил? А?

— Да чего ты завелась с пол-оборота?

Почему завелась? Я просто представила на месте этих студентов своих детей. Дэна, Шейра, Лиру… Если бы какая-то тварь покалечила их из-за того, что преподаватель «следил за всеми действиями», но случайно отвлекся… Не надо тут возникать со словами: «они же боги»! Богов тоже можно убить, уничтожить. И если кто-то посмеет поднять руку на мою семью… Уничтожу.

Похоже, что-то такое отразилось на моем лице, потому что Тейр посерьезнел и произнес:

— Инра, я правда тщательно следил. Да и монстр только пятого уровня, так что…

— Пятого уровня?! — взревела я раненным драконом.

Ну все, братец, тебе крышка.

— Да на таких только опытные команды охотников ходят! Даже ты не смог бы обезвредить его сразу. Ты хоть понимаешь, что он мог натворить?

— Инра…

Договорить он не успел. Разом преодолев расстояние между нами, я отвесила ему подзатыльник. Тейрон ойкнул и возмущенно на меня посмотрел.

— Знаешь, дорогуша, это уже ни в какие ворота не лезет. Я в твой учебный процесс не вмешиваюсь, будь добра, ответь мне той же монетой. И вообще, жалоб от студентов пока не поступало.

— Естественно, не поступало, они же от тебя уползают!

— Лучше уж так, чем маяться дурью и пакостить.

— Да нихрена!

Увидев, что я в бешенстве и остывать пока не собираюсь, Тейрон отступил. Нет, он не испугался. Просто так места для маневра было больше. Я нехорошо прищурилась. Брат хмыкнул.

Тут в наш маленький междоусобчик решил вмешаться носгард. Шумно дотопав до меня, он остановился за спиной и громко заревел.

— А ну сидеть! — рявк вышел знатный.

Монстр растерялся, но на пол все же бухнулся. Тот от нагрузки даже затрещал.

— Ну ты даешь, — засмеялся Тейр. — Слушай, сестрица, а может тебе не артефактами заниматься, а укрощением? Большие деньги сделаешь!

— Я тебя сейчас так укрощу, — угрожающе прошипела я, — мало не покажется!

Я уже собиралась запустить в братца небольшой пульсарчик, как шум у дверей привлек мое внимание…

* * *

Когда новый препод снова выпустил на них какого-то монстра огромных размеров, студенты лишь обреченно переглянулись. По степени сложности его уроки можно сравнить только с практическими занятиями профессора Ворфа — тот уж точно собрал в себе все пакостные черты характера темного мага и отрывался на учениках по полной. Профессор Фрей обещал составить некроманту неплохую конкуренцию в будущем.

Всю практику в тренировочном зале, где студенты должны были обезвредить только что изученного монстра, они играли с ним в догонялки. Заклятия отскакивали от шкуры носгарда, не принося ощутимого урона. А все попытки загнать его у угол, чтобы потом победить, накинувшись всем скопом, провалились втуне — монстр обладал достаточным умом и не попадался в очевидную ловушку.

К концу занятия до некромантов дошла одна простая истина — одолеть тварюгу можно только вместе. Но грамотно разделиться на команды и обсудить план действий они не успевали, поэтому и здесь потерпели поражение. Колокол, ознаменовавший конец урока, некроманты восприняли с облегчением и сейчас разбредались, кто куда, обсуждая планы на вечер и нового преподавателя.

— Слушайте, ребят, — удивленно воскликнул один из студентов, — а что там за шум?

Маги прислушались. Из-за дверей тренировочного зала действительно раздавались гневные женские крики и спокойные ответы профессора Фрея. С недоумением посмотрев друг на друга, ребята чуть приоткрыли двери и застыли, шокировано наблюдая за происходящим.

— А это вообще кто? — с интересом спросил зеленоглазый блондин, один из признанных красавчиков на факультете.

— Не знаю, — пожала плечами темноволосая девушка, стоящая рядом.

— Так это ж новенькая! — осенило шестикурсника с задних рядов, стоя на цыпочках заглядывающего в щель между створками.

— Первокурсница? — скептически поинтересовался зеленоглазый Шарль.

— Да не, преподша, — ответили ему. — По теории магии.

— В первый раз вижу, чтобы преподающий этот бесполезный факультатив мог одной фразой усмирить носгарда, — задумчиво произнесла темноволосая Мафис Дир.

— Очешуеть, — пробормотал один из студентов, во все глаза разглядывая преподавательницу.

Инра Фрей, будто услышав их переговоры, резко развернулась к двери, сверкнув глазами.

— Линяем! — решил Шарль и первым потащил за собой Мавис.

Остальные не отставали и очень скоро покинули коридор, ведущий в зал, обсуждая невероятное происшествие. Надо ли говорить, что к вечеру об инциденте в зале знала вся академия?

* * *

Я смотрела па опустевший коридор за дверьми и понимала, что вляпались мы по самое не балуйся. Между собой мы могли делать что угодно, но только не на глазах у студентов. Нас и так большинство всерьез не воспринимает, а тут…

— Мда-а… — протянул Тейр. — Плакала репутация.

— Ага, — удрученно кивнула я и вздохнула. — Библиотека отменяется. Я, пожалуй, в комнату пойду. Надо все же разгрести документацию.

— Удачи, — пожелал брат.

Глава 15. Немного информации

Оказавшись, наконец, в преподавательском корпусе, я с наслаждением окунулась в тишину. Никаких тебе шепотков за спиной, гомона студентов и матерных конструкций. Спокойствие и безмятежность. Поправочка: спокойствие, безмятежность и дверь в мою комнату, где кто-то явно пытался распутать охранное плетение.

Я хмыкнула. Нет уж, ребятки, я здесь такого накрутила, что даже Тейр не сразу распутает. Хотя… Ученики здесь на редкость изобретательные, поэтому пару дополнительных сигналок лучше повесить. Мало ли что.

Если за меня возьмутся всерьез, придется несладко даже при помощи божественных сил. Точнее, БЕЗ их помощи. Потому что демонстрировать свои истинные возможности перед наблюдательными студентами, вроде той же Лары Ксард, и еще более внимательными преподавателями все равно, что повесить себе на лоб табличку «Бессмертная сущность». Вреда они нам с братом, конечно же, причинить не смогут, но осадочек еще на пару сотен лет (а может, и не пару) останется. Коллеги и приятели точно не упустят случая подколоть. Зачем мне это надо?

Зайдя в комнату, с удовольствием потянулась и, спустив на пол преспокойно сидевшего на руках Пуффи, рухнула на диванчик с зубодробительным трактатом по теории магии. Воды в нем процентов на сорок, невнятных размышлений о плетениях еще больше, а вот действительно дельной информации всего ничего. Теперь понимаю, почему студенты так не любят мой факультатив. Если раньше его преподавали так же, как в этом талмуде, то удивительно, почему теор. маг. все еще не извели под корень.

Ну ничего. Отношение юных магов я к факультативу поменяю. Нужно только нарыть нужной информации и правильно ее подать. Скучные лекции никому неинтересны, а вот если модифицировать их во что-то более веселенькое…

С трактатом промучилась до самого вечера, но основу для чайников вроде уяснила. Никогда бы не подумала, что людям так сложно творить магию. Все эти формулы, расчеты, схемы заклятий… Нам проще — пожелал, и все исполнилось. Не просто так, конечно же, еще силу нужно приложить, но общий смысл не меняется.

Сильные маги тоже так могут. Но им нужна просто запредельная концентрация и огромный магический резерв. И все равно архимаги предпочитают таким способом не пользоваться — львиная доля резерва уходит в эфир.

Почему я сходу задала ученикам создать плетение на основе желания? Объясняю: пока в их мыслях не закрепился дурацкий стереотип, что плетения без формул создать нельзя, они еще могут колдовать нормально, раскачивая резерв. Потом, все. Переучивать бесполезно.

Да и образованность магов, и их умение оперировать собственными силами мне нужно для увеличения плотности эфира в этом мире. Если магические академии продолжат обучать студентов в том же духе, то через пару-тройку столетий магов в мире почти не останется. Равновесие, конечно, не мой конек. О нем отдельная богиня заботится. Но лучше уж предотвратить упадок сейчас, чем потом разгребать последствия всем пантеоном.

Я не гиперответственная, вовсе нет. Просто в меру ленивая и не люблю совершать лишние телодвижения, когда все можно значительно упростить.

От размышления о собственных достоинствах/недостатках меня отвлекли тихие потявкивания кактуса. Пуффи мягко намекал, что вообще-то мы уже давно не если, и неплохо бы подкрепиться.

— И в кого ты такой прожорливый? — пробормотала я, выходя в коридор с растением на руках.

Кактус заворчал и нетерпеливо зашевелил иголочками.

Ну точно, в братца. Других вариантов нет.

* * *

Пока я шла по коридору, ловила на себе удивленно-недоумевающие взгляды учеников. Вот Хаос! Похоже, всем уже известно о том, что случилось в тренировочном зале. С другой стороны, что там такого случилось? Дала пару оплеух, немного накричала. Ничего необычного, особенно, если сравнивать с нашими семейными разборками дома. Мы, конечно, семья дружная, но иногда так хорошо поорать друг на друга всласть, а потом сесть вместе за праздничный стол и ужра… помириться.

От многочисленных взглядов, сверлящих спину, чесались лопатки. Очень хотелось исчезнуть из вида учеников (и преподавателей), но, увы, я сама виновата в производимом ажиотаже. Могла перед тем, как отчитать брата, двери в зале запереть и «полог тишины» повесить. Дел-то на полминуты, и скольких проблем удалось бы избежать!

— Лэра Фрей, — произнесли у меня буквально над ухом, и я едва не подпрыгнула от неожиданности.

Остановившись, увидела Лару Ксард, ритмично постукивающую пальчиком по своему блокноту.

— Ась?

— Думаю, я нашла ответ на вашу загадку, — спокойно произнесла девушка, полностью игнорируя шокированные взгляды студентом.

Я где-то что-то пропустила? Почему такая реакция?

— Уже нашла? — удивленно вскинула брови я.

Лара кивнула.

— Хорошо, — растерянно пробормотала я и решила: — Вот что, посреди коридора об этом говорить не будем. Приходи ко мне вечером, послушаю твои догадки.

Ксард еще раз кивнула, черканула пару строк в блокноте и тут же растворилась в толпе. Я пожала плечами. Странная девушка. Пуффи, сидящий на руках, недовольно завозился. Я чуть не хлопнула ладонью по лицу — опаздываю ведь!

Только добежав до дверей в столовую, поняла, что братец меня кинул. Раньше мы почти везде ходили вместе. Нет, не потому что опасались студентов (хотя…). Просто я буквально чуяла приготовленные ловушки и раскиданные по всему коридору «сюрпризы». А Тейр знал, как их можно обойти без лишних приключений.

Мы еще с утра договорились встретиться у столовой вечером. Но брат меня не дождался. Ладно, я сама виновата — зачиталась. Но вы сами попробуйте продраться через мозгодробительный текст автора! Теперь придется в одиночку идти сквозь студенческую столовую, когда она больше всего наполнена. Других путей к зоне преподавателей нет. А жаль.

Кактус успокаивающе заурчал. Я вздохнула.

Прорвемся.

Кинув на себя отвлекающие внимание чары, вошла в огромный зал, уставленный одинаковыми столиками. Студенты сидели за ними, весело переговариваясь. Обсуждали преподавателей, девушек и парней, практику по некромантии. Кто-то, пригнувшись поближе к слушателям пересказывал мою сегодняшнюю ссору с братом. Хотя, ссорой это нельзя назвать. Так, промывка мозгов.

Задержавшись у какого-то столика, я даже услышала пару новых деталей. Фантазия у студентов, прямо скажем, далека от нормальной. Страшно представить, во что превратится наша история через пару дней. Но интересно.

Когда до дверей в преподавательскую зону оставалось всего ничего, на меня внезапно налетел взъерошенный паренек в форме факультета бытовой магии.

— Ой, прости. Не заметил, — пробормотал он, мельком глянув на меня.

— Да ничего страшного, — мрачно ответила я, потирая отдавленную ногу.

— О! Так ты ж та самая… — удивленно воскликнул он.

— «Та самая» кто?

— Не помнишь, что ли?

Я пригляделась к нему внимательней. Русые вихры, карие глаза, широкая улыбка. Точно. Знакомый.

— Приветствую спасителя, — шутливо отдала честь я.

— Прекрасная лэра, — склонился в поклоне он. — Ну как. Не выставила? Ты же на теорку опаздывала?

— Ага, — кивнула я, не удержавшись от смешка. — Нет, не выставила. Она понимающая.

— Да? — недоверчиво поднял бровь парень. — Я недавно слышал, что она настоящая мегера. Ее даже носгарды опасаются.

У меня дернулся глаз.

Вот же…

— Да? Раньше не замечала.

— Сейчас об этом пол-академии судачит, — махнул рукой бытовик.

— А вторая половина чем занимается?

— Обсуждает нового препода по химероведению, — скривился новый знакомый. — Слушай, сейчас столиков свободных не найдешь. Может, к нам сядешь? Не бойся, не кусаемся.

Идти к брату или остаться в теплой студенческой компании? Полные презрительного недоумения взгляды де Вира и удивленные — коллег или возможность узнать своих будущих учеников получше? Второе. Однозначно, второе. Когда еще такая возможность выпадет?

— Да я и не боюсь, — пожала плечами. — Пошли. Где там ваша компашка расположилась?

— Во-он там. Видишь?

— Ага.

— Ну пошли.

* * *

Четверокурсников, которые помогли мне утром забраться в коридор, звали Веня (и нет, я не шучу), Дин и Лео. Компания подобралась разномастная, как по внешности, так и по характеру. Но всех троих объединяло одно — легкий характер.

Только сев за столик, я не знала, как начать разговор. Расспрашивать об учебе? Стандартный вопрос повлечет за собой стандартный ответ. Может даже с долей неприязни. Кому интересно рассказывать о скучных лекциях? Поинтересоваться, откуда они прибыли? А зачем им разглашать личную информацию почти незнакомому человеку? Есть еще вариант — спросить, что они делали в том коридоре во время лекций. Но и здесь пришлось прикусить язык и промолчать. Не думаю, что в академии принято рассказывать о своих шалостях (или планах на них) всем мимо проходящим.

Пока я пыталась придумать тему для разговора, парни все выбрали сами.

— Слушай, Ирэн, ты ведь слышала о той преподавательнице по теормагии? — спросил синеволосый Лео.

Я молча кивнула.

— Это правда, что она карга?

Ик!

Дожили… Ну и что мне им ответить? Отрицать все бесполезно. Тут же посыпятся вопросы: «А почему ты думаешь, что она нормальная?» Согласиться — так через два года они ко мне придут. Зачем заранее репутацию портить? Конечно, вряд ли я смогу дурачить их столько времени. Где-нибудь, но среди преподавателей они меня увидят. И закономерно обидятся. Может даже обозлятся.

Вот ликан! И как выкручиваться из этой ситуации?

— Ну-у… — протянула я нерешительно. — Честно говоря, я ее вижу только на лекциях…

А еще в зеркале по утрам.

— Поэтому судить не могу, но на парах никаких инцидентов не было.

Угрозы натравить на бездельников кактус — не в счет.

— Думаю, ее просто вывели из себя. А почему вы решили, что она карга?

Вот это действительно интересно.

Пришел черед задуматься ребятам.

— Да просто об этом все болтают, — пожал плечами кареглазый Веня. — Вот мы и спросили.

— Понятно, — кивнула я.

— Кстати, а ты на каком факультете-то? Менталист? Что-то я тебя среди них не видел.

— Э-э-э… Я недавно перевелась.

— Серьезно? Откуда?

— М-м… Была на индивидуальном обучении. По личным причинам.

— Ясно, — понятливо кивнул Лео.

Пепельноволосый Дин молчал. Как я заметила, вообще тихий и предпочитает слушать других, чем рассказывать о чем-то самому. Чем-то похож на Лару Ксард. Совсем немного, правда.

— Значит, ты здесь недавно, — потер руки Веня и поставил передо мной тарелку с салатом.

Сам он его не ел. А я из-за всей этой круговерти совсем забыла об ужине.

— И порядков не знаешь? — спросил бытовик, уминая свою порцию.

— Угу.

— Ну ничего, мы тебя просветим, — решил Веня. — Правда, ребят? Поможем прекрасной лэре?

— С удовольствием, — усмехнулся Лео.

Дин кивнул.

Я довольно улыбнулась. Как удачно я сегодня на пару опоздала.

Маги наперебой начали рассказывать об учебе, преподавателях (кто любит внезапные зачеты устраивать, у кого списать можно, кто звереет от малейшей ошибки, кто может помочь), некоторых студентах. Когда разговор коснулся Ксард, я сделала охотничью стойку, но прогадала. Мои новые знакомые знали о ней ничтожно мало. Успеваемость отличная, на хорошем счету, как у преподов, так и у студентов, потому что знает обо всем, что происходит в академии. Но общаться с ней жутковато. Кажется, что видит насквозь, препарирует и заново собирает. Откуда она родом никто не знает, какой расы — тоже. Одна сплошная загадка.

Разузнала о Кристофере Ист’Тэлионе — рыжеволосом менталисте с зелеными глазами, который феерично опоздал на лекцию. Ребята могли рассказать только слухи, но информация все равно оказалась интересной. С первого курса мальчишка был на ножах с каким-то боевиком. Парочка с удовольствием осложняла друг другу жизнь. Как сказал Лео, Кристофер мечтает перевестись на боевой факультет, но каждый раз проваливает испытания. Из контекста стало понятно, что в этом как раз и виноват некий Морриш.

И чего пареньку на ментальном не сидится? Почему в пекло-то тянет? Ведь весь курс боевиков разномастные правители из окрестных миров только так расхватывают. Для завоевательных походов, просто в стычке соседу нос утереть или покрасоваться — причины разные. Но смертность среди выпускников нереальная. Максимум, каждый третий до старости доживет. При этом на курсе человек тридцать!

Ребята рассказывали еще про кого-то. С ними на лекциях не встречалась, но знакомства обещают быть полезными. Точнее, полезными для меня, как Ирэн, а не преподавательница Инра Фрей. Даже жалко стало.

В столовой просидели, наверное, час. За это время она опустела почти наполовину. Но даже после закрытия, сидеть здесь можно сколько угодно. Этим мы и пользовались.

Когда Лео пересказывал забавный случай на уроке некромантии у пятикурсников (узнал от приятеля, а тот встречался с девушкой, у которой подруга проходила практику у Сехелиса Ворфа), я почувствовала приближение брата. Он накинул на себя иллюзию, поэтому никто не признавал в нем преподавателя. Но я могу узнать члена своей семьи в каком угодно обличии.

— Вечер добрый, — поздоровался он, окинув взглядом нашу теплую компанию. — Могу я забрать свою сестренку на поболтать?

— Ирэн, у тебя есть брат? — удивился Лео.

— Ага, — состроив скорбную рожицу, кивнула я.

Тейрон утянул меня от столика, кивнув на прощание ребятам. Те растерялись, поэтому и не подумали возмутиться. Хорошо. Меньше объясняться.

— «Ирэн»? — ехидно протянул братец. — Неужели не придумала ничего пооригинальней?

— Это первое, что пришло мне в голову, — пробурчала я, недовольно сдвинув брови.

— Как ты вообще умудрилась с ними познакомиться?

— В окно залезла.

Тейрон замолчал на пару минут, видимо, представляя, и фыркнул.

— Помнится, совсем недавно ты говорила о контракте с академией…

— Ну?

— Надеюсь, ты помнишь, что связи с учениками здесь запрещены? Да и потом, неужели тебе мало троих детей и внука?

— Сейчас врежу, — мрачно пообещала я, почесывая у Пуффи между иголками.

— Не стоит. После того, как ты в последний раз захотела поучить меня уму-разуму, нас обсуждает вся академия.

— А я тихонечко, наедине. Никто и не заметит.

— Уверена?

— О чем ты так хотел поговорить? — попыталась перевести тему я.

— Нет уж, подожди, — не согласился Тейрон. — Я честно прождал тебя в столовой час, терпя расспросы коллег и их шепотки. А ты в это время развлекалась с троицей бытовиков. Я глубоко обижен, Инра.

— Шоколадки закончились.

— Впереди выходной.

— Ты идешь со мной по магазинам. У нас уговор.

— Я помню. А ты закупаешь нам вкусняшек из своего кармана.

— Совсем оборзел.

— Я иду по магазинам с ненормальной шопоголичкой в свой единственный выходной. Наоборот, сестренка, я требую немного.

Я отвесила ему подзатыльник.

— Пуффи натравлю!

Тейр рассмеялся.

— Вообще-то, я хотел тебе кое-что предложить. Какие у тебя планы на вечер?

— Гибкие. Рассказывай, куда ты опять хочешь меня втянуть.

— Ну, слушай

Глава 16. Ночные приключения. Часть 1

— Я хочу снова навестить библиотеку, — произнес брат, отойдя к окну в коридоре и навесив на нас звуконепроницаемый купол.

— Зачем? Вряд ли нас пустят в преподавательский сектор. А каждый раз таскаться туда — только посмешище из себя делать.

— Надо бы присмотреться к охранным плетениям, пока большая часть из них дезактивированы. Кто знает, может, все-таки найдем слабые места в защите.

Я закатила глаза и вздохнула.

— Ладно, согласна. Сегодня пойдем?

Тейр кивнул.

Придется еще немного потерпеть пристальное внимание студентов и их шепотки за спиной. Нужно взять парочку книг по теории магии в студенческой секции. Хоть узнаю, под каким соусом, им предмет подают.

Библиотекарша, увидев знакомые физиономии, ехидно оскалилась. Похоже, она решила, что мы два новых студента, которые решили ее обмануть. Но она — женщина опытная и прекрасно знает все уловки учеников академии. Вот у нас ничего и не вышло. А теперь, когда нас раскрыли, мы перестали изображать из себя преподавателей и наконец-то занялись делом.

Я фыркнула.

Не на тех напала. Не получилось в первый раз, попробуем во второй. Третий, четвертый и так далее по списку. Когда-нибудь нам повезет. Не сдаваться, в самом же деле…

Потихоньку набирая стопку нужных учебников (и как я эту башню потащу?), внимательно рассматривала плетения заклятий. От обилия ярких разноцветных нитей вокруг резало глаза. Библиотека входила в список самых защищенных помещений академии. И это можно понять — коллекция книг здесь действительно внушительная. Очень много редких и ценных фолиантов (иногда даже в единственном экземпляре), и охранять их надо соответствующе.

Приезжающие в «МАМ» из окрестных миров месяцами ждут разрешения посетить знаменитую библиотеку и воспользоваться хранящейся в ней информацией. И то, им дают неполный доступ. Иначе мы с братом не стали примерять на себя роли преподавателей. Проблем — завались, а новых сведений о преемниках Хаоса (точнее, об их последователях) мы так и не добыли. Надеюсь, у детей дела идут получше.

Тейр в это время с недовольным видом закопался в энциклопедии и справочники по химероведению. Как уже он умудрялся видеть плетения сквозь внушительную стопку талмудов, не представляю. Когда у обоих закончилось место на руках, встретились у стойки библиотекаря. Перед нами стояла очередь из трех студентов, так что пришлось немного подождать.

— Выбор здесь никакущий, — посетовал брат, глянув на книги в своей стопке.

Теперь понятно, почему он выглядел недовольным.

— Может, после твоих девяти кругов ада заглянем в лавку к Винсенту? — с затаенной надеждой спросил химеролог.

Я ткнула его локтем в лоб, чуть не уронив свои фолианты. Раскрутила на один несчастный поход в магазин, а он устроил из этого настоящую трагедию! Как будто бы я много куплю. В конце концов, у преподавателей не настолько большая зарплата (даже если ее пока не выдали), чтобы накупать кучу шмотья.

— Купишь-то ты немного, я тебя знаю. Но перед этим перемеряешь полмагазина!

Последнюю фразу я произнесла вслух?

— Да.

Я фыркнула.

— Ладно, на этот раз я не буду долго тебя мучить. Погуляем до обеда, а потом в лавку зайдем. Мне тоже по своей теме книги дельные нужны.

— Только на этот раз? — зацепился за фразу брат.

Я пожала плечами.

— Неужели ты подумал, что я отстану от тебя так просто?

— Нет женщины коварнее на свете! — притворно ужаснулся братец.

— Молодой человек, не задерживайте очередь, — поджала губы библиотекарь.

Я удивленно оглянулась. Что, уже наш черед подошел?

Увидев названия наших книг, женщина еле слышно хмыкнула.

— Никак не угомонитесь?

— Нет, — покачала головой я. — Сегодня вон, даже лекции специально провели.

— Как только не изгаляемся, все — ради доступа в преподавательский сектор, — поддержал игру братец.

Люция Мэгнол понимающе покачала головой, завела для нас формуляры, вписала книги и отправила к выходу величественным взмахом руки. Подхватив свою ношу, мы вышли из библиотеки.

— Знаешь, когда ты начала говорить про лекции, я подумал, что она действительно может дать нам доступ. Даже успел расстроиться…

— С чего бы?

— Просто я уже настроился на взлом.

— Здесь побывали тысячи студентов. Многие пытались забраться в преподавательский сектор или обмануть библиотекаря. И им это не удалось.

— Но мы-то боги. Все получится.

— Я тоже так думаю, — кивнула я.

Мы с Тейроном прошли к нему в комнату, чтобы обсудить план действий, да так и остались там до одиннадцати. Сначала долго спорили, потом листали взятые книги. Как и сказал брат, выбор в студенческом секторе никакущий. Если бы мне подавали предмет таким же образом, я бы тоже его изучать не захотела.

Хотя… Может здесь и есть хорошие книги, но они все в дефиците и ходят по рукам. Желание заглянуть к Винсенту превратилось в насущную необходимость.

— Ну, — решительно произнес Тейр, захлопнув свой справочник. — Пора.

Я кивнула, отложила в сторону фолиант с пожелтевшими от времени страницами и последовала за братом. В коридорах стояла блаженная тишина. Отбой уже был, и все студенты разбрелись по общежитиям. Или почти все…

— Кхм-кхм, — прокашлялась я, привлекая внимание целующейся парочки со смежных факультетов.

Артефактор и целительница меня проигнорировали. Тейрон за спиной давился от смеха, но вмешиваться пока не собирался. Я нахмурилась.

— Ребятки, я, конечно, все понимаю. У вас любовь. Но совесть-то надо иметь.

Студенты оторвались друг от друга и посмотрели на меня с плохо скрываемым раздражением.

— А давайте вы пойдете своей дорогой? — предложил черноволосый парень с до странного знакомым голосом.

Ну точно. Это ж «Колин», который мне мстю хотел сделать. Ню-ню…

— Да без вопросов, — махнула рукой я. — Но вы расходитесь по общежитиям.

Недовольно бурча себе что-то под нос, студенты прошли мимо и свернули в один из боковых коридоров.

— И чего их погулять потянуло? Все нормальные преподы давно спят, — донесся до нас негромкий голос Колина.

Его светловолосая спутница негромко хихикнула.

Тейрон заржал. Я потерла рукой лицо и пихнула брата. Не помогло. Пришлось ждать, пока эта зараза не успокоится.

— Знаешь, — произнес он, вытирая выступившие на глаза слезы, — теперь я даже рад, что мы попали в эту академию. О скуке можно забыть!

Я закатила глаза и потянула его дальше.

Первый слой защиты распутался легко. Точнее, мы не распутывали его полностью, просто растянули линии силы так, что образовалась небольшая дыра. Через нее в библиотеку и пролезли. Оказавшись в студенческой секции, внимательно огляделись по сторонам.

Охранные плетения тускло светились в темноте. Но даже так стало ясно — их гораздо больше, чем было не так давно. Переглянувшись с братом, кивнула. После полутрансформации, нити плетений засияли ярче. Кошачьей походкой, я направилась к двери в сектор для преподавателей. Брат осторожно ступал позади. На его лице появлялись и исчезали маленькие черные чешуйки. Желтые глаза с вытянутыми вертикальными зрачками сияли в сумраке.

Вот странно. В человеческом облике глаза у него темно-карие. А когда он превращается в дракона — желтые. Сколько не гадали, так и не поняли, почему. Ну да ладно, сейчас не об этом.

Подойдя к заветной двери, я слегка прикоснулась к защитному плетению. Вообще их тут несколько. И все так плотно переплелись между собой, что отделить одно от другого почти невозможно. Поморщившись из-за мешанины разноцветных нитей, я попыталась их растянуть.

Брат резко дернул за плечо — позади тихо скрипнула дверь в комнату библиотекаря. Люция Мэгнол не собиралась покидать свой пост в хранилище знаний ни на минуту.

С места нас смело в мгновение ока. Спрятавшись за стеллажом, мы с братом стали наблюдать за женщиной. Она подошла к месту, где мы только что стояли. Вгляделась в плетение и обернулась и скрылась из виду. Заметила что-то подозрительное и решила совершить обход?

Глянув на Тейра, вышла из укрытия, медленно двигаясь к выходу и постоянно оглядываясь. Брат пошел следом. Внезапно появившаяся впереди библиотекарша отрезала нам путь. Мы едва успели нырнуть в проход между стеллажами.

Мэгнол приближалась к нам с неотвратимостью снежной лавины. Она нас не видела, но, будто чуя, уверенно шла в нашу сторону. Хаос! Дело плохо…

Брат схватил за руку и потянул вглубь книжного зала. Укрытий здесь много, а библиотекарь один. Прятаться можем хоть до рассвета. Точнее, мне хотелось так думать. Лэра Мэгнол наступала на пятки.

Тут Тейрон случайно зацепил корешок книги, нетвердо стоящей на полке, и она упала на пол. В полной тишине. Шмяк!

Я похолодела от ужаса и повертела пальцем у виска. Брат виновато пожал плечами, оглянулся мне за спину, и резко дернул в сторону.

В голове проносились планы побега из библиотеки, но они не подходили в нашей ситуации. Нет, я могу открыть локальный портал и переместить нас с Тейром, куда угодно. Но по оставшемуся магическому следу нас легко найдут.

Тем временем, мы забирались все дальше и дальше. В конце концов, бежать стало просто некуда. Мы с Тейром затаились за последним стеллажом, обреченно слыша впереди шаги Люции Мэгнол. И тут меня осенило!

Трансформация.

Я ткнула брата в бок и мотнула головой в сторону окна. Он непонимающе сдвинул брови. Полностью превратившись в кошку, я хвостом снова указала на окно и осторожно вышла из укрытия. На этот раз, брат, кажется, понял.

Быстро перебирая лапками, я чутко принюхивалась. Где же библиотекарша? Уверена, она где-то рядом. Это «рядом» оказалось ближе, чем я рассчитывала. Меня схватили за холку и подняли вверх.

— Попалась, — довольно усмехнулась Мэгнол.

Я поджала под себя хвост, испуганно смотря на женщину.

— Фамильяра, значит, запустили, — задумчиво пробормотала она, двигаясь к выходу.

Я возликовала. Меня не узнали. И теперь выпустят. Ура! Надеюсь, Тейр тоже выберется без проблем.

Лэра Мэгнол распахнула дверь в коридор, опустила меня на пол и придала пинка для ускорения. Я вихрем пронеслась по коридору и, завернув за угол, вернулась в человеческий облик. Переведя дыхание, с облегчением улыбнулась. Неужели все закончилось?

— Лэра Фрей, позвольте узнать, что вы здесь делаете? — неожиданно раздалось у меня над ухом.

Фраза, которая вырвалась у меня в ответ, цензурной не могла быть ни под каким соусом.

— Лэр де Вир, — испуганно проговорила я, подняв глаза на проректора.

Как там люди говорят? Из огня да в полымя?

* * *

Кристофер злился. Никто не смел насмехаться над ним уже с первого курса, когда он поправил парочке шутников физиономии. Никто, кроме Морриша. Вот его менталист искренне желал порвать в клочья. Останавливало только то, что за покалеченного наследника благородного рода его семья будет мстить не только оборотню, но и его родным.

Впрочем, одно неприятное обстоятельство не мешало им забивать стрелки после отбоя. Крис жил мечтой хорошенько отделать боевика, но каждый раз терпел неудачу. Морриш с детства обучался боевой магии, в отличие от менталиста. И парень, как ни старался, не мог составить ему достойную конкуренцию.

— Удивительное упрямство, — насмешливо протянул Морриш, оскалив белоснежные клыки. — Тебе еще не надоело просыпаться в больничном крыле? Или… Избиения приносят тебе удовольствия, Кристофер?

— Закрой свой рот! — рыкнул парень, подавшись вперед.

— Крис, успокойся, — придержал его Леон. — Ты же видишь, он тебя провоцирует. Остынь.

Кристофер, нехотя, отошел от своего противника в сторону.

— Ну что ж, — сказал один из приятелей Морриша — Дэниэл, — думаю, пора начинать. Хотя… Если вы выполните условие моего друга, боя не будет.

— Какое условие? — спросил Леон, сосредоточенно нахмурившись.

— Публичное извинение, — пояснил сам Морриш, издевательски ухмыльнувшись.

— Никогда, — сверкнул глазами Кристофер.

Лар закатил глаза и скрипнул зубами. Он хорошо знал своего друга. Крис не из тех, кто сдается или отступает. Скорее, он будет идти до конца, чего бы ему это ни стоило. Даже если из-за этого мир рухнет. Импульсивный упрямец, который сегодня снова попадет в лазарет.

Боевики очертили стандартный круг. Противники встали друг напротив друга, ожидая знака судьи — еще одного приятеля клыкастого аристократа, чтобы начать поединок. Точнее, поединком это даже назвать трудно. Морриш просто показательно избивал Ист’Тэлиона. И Леон даже предположить не мог, с чего вдруг два мага настолько невзлюбили друг друга.

— Три… Два… Какого лешего?!

Леон с удивлением посмотрел на черноволосого боевика-семикурсника. Тот шокировано пялился куда-то в сторону, начисто позабыв о псевдодуэли. Наполненный дурными предчувствиями, Лар посмотрел в ту же сторону… и замер соляным столбом.

Для поединка они выбрали небольшую полянку в лесу, рядом с академией. Впереди располагался барьер, накрывающий весь замок и ощутимый кусок леса. А позади — любимая альма-матер. Из окна которой сейчас медленно выползало огромное черное пятно.

Приглядевшись, иллюзионист увидел вытянутую морду с костяными наростами, перепонки на крыльях и длинный мощный хвост. Черный дракон, цепляясь за каменную кладку когтями, аккуратно прикрыл за собой окно хвостом и пополз вниз.

Леон зажмурился и сосчитал до трех. Глюк исчезать не хотел, сосредоточенно перебирая лапами.

— Вы тоже это видите? — тихо в наступившей тишине спросил Дэниэл.

Кристофер кивнул. Морриш усмехнулся.

— Ваша работа? — скрестил руки на груди он, сверля взглядом менталистов. — Своими уловками пытаетесь не допустить дуэли…

— Это не мы, — огрызнулся Крис.

Леон прищурился, пытаясь увидеть нити плетения. Но их не было.

— Это не иллюзия, — покачал головой он. — Это настоящий дракон.

— Бред, — не согласился Морриш. — Что дракону делать в академии? Как он вообще смог бы в нее попасть?

— Понятия не имею, — пожал плечами Лар.

— Давайте узнаем, — предложил Дэниэл.

Маги переглянулись. В самом деле, начистить друг другу физиономии они всегда успеют. А такие странные драконы на дороге не валяются. Студенты направились к корпусу.

Глава 17. Ночные приключения. Часть 2

Когда разношерстная компания выбралась из леса, никакого дракона у стен академии не оказалось. Вместо него обнаружился новый преподаватель по химероведению. Лэр Фрей стоял у основания стены, задумчиво почесывая голову.

По-хорошему, стоило бы немедленно убираться прочь, пока он их не застукал. Но любопытные студенты хотели узнать две вещи: куда делся дракон немаленьких размеров и что препод делает у академии посреди ночи. Желая разглядеть все повнимательнее, они подошли поближе.

Тут под ногами Леона треснула ветка. Тейр Фрей мгновенно развернулся и, по-видимому, приготовился атаковать. По крайней мере, фаербол в руке явно на это указывал. Боевик-семикурсник присвистнул.

— А препод-то не промах…

— Кто там в кустах затаился? — громко спросил лэр Фрей. — Выходите, пока не подпалил!

Компания магов выбралась из зарослей кустарника, настороженно сверля химеролога взглядом. Увидев студентов, он заметно расслабился и развеял атакующее заклятие.

По всем правилам он должен был немедленно доложить о гуляющих в неподходящее время студентах в деканат и назначить им отработки. Понимая это, студенты уже просчитывали пути отступления. Начиная с безобидных иллюзий и заканчивая парочкой взрывов, которые могли отвлечь внимание препода.

Но Тейр Фрей, казалось, даже не думал о том, чтобы отчитать их за позднюю прогулку. Вместо этого он спросил:

— Ребят, а где тут можно зайти в здание, не привлекая внимания?

Компания выпала в осадок.

— Лэр Фрей, — осторожно начал Леон, придя в себя, — а зачем вам это?

Парень посчитал, что мужчина хочет разузнать о потайных ходах от студентов, а потом накрыть их всех скопом, стукнув деканам. Были уже попытки у особо инициативных. Но все они заканчивались ничем. Не последнюю роль здесь играло то, что остальные преподаватели прекрасно помнили студенческие годы (а кто-то в этой же академии учился и знал все ее закутки, как свои пять пальцев) и не горели желанием портить их другим.

— Много будешь знать, скоро состаришься, — фыркнул маг. — Так где вход? Имейте в виду, если не расскажете, пойду через «парадный». Тогда придется объяснять вахтерше, что отлавливал по территории студентов и назвать конкретные фамилии.

— Шантаж, — скривился Морриш. — Как это подло, лэр.

— Не говоря уже о том, что вы нас не знаете, — усмехнулся Кристофер.

— Тем более, мы всего лишь дышим свежим воздухом на ночь, — поддержал Дэниэл.

Когда требовалось, даже злейшие враги могли объединить усилия для достижения цели. Сейчас цель заключалась в легком и безопасном выходе из опасного положения.

— Я бы не был так уверен, — отзеркалил усмешку Криса препод. — Например, тебя зовут Кристофер Ист’Тэлион. Шестой курс. Менталист. Ты, — указал он на Леона. — Учишься вместе с ним. Зовут Леон Лар. Этот черноволосый упы… кхм… парень с красными глазами Морриш Тоэр. Курс шестой. Боевик. Позади него стоит Дэниэл Н’Тар, однокурсник. Тоже боевик. О! А ты у нас с седьмого курса… Какой интересный состав. Свежим воздухом, значит, дышите, — насмешливо улыбнулся Тейр Фрей и тут же посерьезнел. — Или стрелку забили?

— Ваше обвинение лишено доказательств, — манерно протянул Морриш, раздосадованный неожиданной осведомленностью химеролога.

— Ну, найти-то их несложно, — пожал плечами мужчина. — Вы ведь понимаете?

Леон пихнул в бок Криса, уже вознамерившегося сказать в ответ какую-то едкость.

— Откуда вы узнали, кто мы? — спросил Лар, отвлекая внимание от импульсивного друга.

— Информация за информацию, ребята, — развел руками препод.

Маги нахмурились.

Сдать или не сдать? С одной стороны, один потайной ход — невелика потеря. Есть другие. А вот кто слил этому магу информацию — уже интересно. Дракон здесь, опять же, проползать должен…

Леон переглянулся с Дэниэлем, как с самым разумным из боевиков. Несмотря на неприязнь, менталист не мог не признать, что парень всегда мыслит здраво и тщательно взвешивает каждое решение. Н’Тар еле заметно кивнул.

— Пойдете налево вдоль стены. Около высокого стрельчатого окна есть неплотно стоящий камень в кладке. Коснетесь его и окажетесь в коридоре, — объяснил Дэниэл. — Теперь ваша очередь, лэр.

— Боевики и некроманты — мои ученики. Одни потенциальные, другие действительные. Здесь вопросов нет? — спросил он у Морриша, Дэниэла и их друга-семикурсника. — Отлично. А насчет вас… Знаешь, паренек, фаербол в лицо оч-чень способствует улучшению памяти. Ты, Леон, шел довеском.

— Вот значит как… — растерянно пробормотал Лар и глянул на Криса.

Оборотень выглядел озадаченным. Потом на его лице промелькнуло узнавание, и…

— Так это были вы?! — шокировано воскликнул Кристофер.

— Да-да, я тот самый «господин не-екрос», — покивал головой препод.

— Вот… ликан!

— Потом оценишь размеры жо… места, в которое влип с размахом, — отмахнулся Тейр Фрей. — В общем так, ребята. Поговорим «по-чесноку». Раз никто из вас не пострадал, мне все равно, где вы были и зачем вообще покинули замок. Но! Оставить вас здесь я уже не могу.

— Почему? — спросил Леон.

— Сестра узнает — все мозги проест, — скривился мужчина. — Чайной ложечкой.

— А если она не узнает? — осторожно поинтересовался менталист.

— Узнает, — вздохнул препод.

Вопросительно вздернутую бровь студента он проигнорировал. Не рассказывать же ему было о кошачьей сущности Инры и ее прекрасном обонянии?

— Что встали? Пошли уже, а то еще на кого нарвемся…

— Почему случайные встречи вообще должны волновать преподавателя? — пробурчал Морриш, но все же пошел вслед за магом.

Дэниэл и их общий знакомый не отставали. Менталисты переглянулись. Крис одернул белую рубашку с воротником и манжетами фиолетового цвета — отличительный знак их факультета, и мотнул головой, призывая идти. Леон вздохнул, как недавно вздыхал препод, предчувствуя головомойку. Серьезно, какова вероятность, что их никто не увидит в замке? Как будто бы они единственные, кто решил прогуляться ночью по своим делам…

Потайным ходом компания пробралась в стены академии и тут же разделилась. Общежитие боевиков располагалось в противоположной стороне, и Морриш с приятелями поспешил откланяться. И Леон даже обрадовался, потому что перед тем, как уйти, боевик и Крис снова поцапались. Драку в коридоре предотвратил Тейр Фрей, раздав оплеухи обоим. Силы в мужчине не занимать, так что парни на некоторое время напрочь позабыли друг о друге, сосредоточившись на заболевшем затылке.

— А теперь марш по спальням, — распорядился препод и направился вперед.

Морриш презрительно фыркнул в сторону Кристофера и кивнул приятелям, направившись в крыло боевого факультета. Ист’Тэлион и Лар поспешили за Тейром Фреем.

— Стоп. А вы куда? — удивился он.

— Так нам в ту же сторону, — хмуро заметил Крис.

Мужчина недоверчиво хмыкнул, но пожал плечами и пошел дальше. Сначала студенты думали, что препод идет в свою комнату. Но он прошел поворот, ведущий к ней, и даже не повернулся.

— Профессор, а куда вы идете? — не выдержал оборотень.

— Я же уже говорил, много будешь знать, скоро состаришься, — отозвался маг, напряженно к чему-то прислушиваясь.

— Да мы все равно все скоро узнаем, — шепнул другу Леон.

— Хороший подход, — прокомментировал химеролог.

Тут троица услышала знакомый строгий голос и замерла, не зайдя за угол.

— В конце концов, вы же не девочка, — холодно говорил де Вир. — Зачем вам потребовалось выходить из комнаты посреди ночи? Что вы вообще забыли около библиотеки?

— Тот же вопрос я могу задать вам, лэр, — огрызнулась новая преподавательница теории магии. — Как-то не верится, что вы совершенно случайно оказались у этого поворота в такой час. Итак, что привело вас сюда, господин де Вир?

— Это вас не касается!

— В таком случае, вас мои передвижения по ночам тоже не должны касаться.

— Я — заместитель ректора!

— Но не отец, не муж, не брат и не сын! Я не обязана перед вами отчитываться, лэр. И не собираюсь.

— Лэра Фр-рей, — угрожающе прорычал Шейн де Вир.

— Оп-па! — громко воскликнул Тейр Фрей, выходя к ругающейся парочке. — Я что-то не понял, сестрица. Мне доложили о свидании, а тут ты с… лэр Вир? Добрый вечер. Так это вы ее новый ухажер?

— Что? — опешил проректор.

— Бр-ратец, — сверкнула глазами девушка, — прекр-рати ср-рывать мне встречи!

— Не-не-не, — замахал руками химеролог. — Я твой брат и должен заботиться о твоей личной жизни. Вспомни, сколько у тебя было неудачных попыток? Три, милая. Целых три. И это я не считаю легкого флирта и любовников!

— Хватит лезть в мою жизнь! — не выдержав, перешла на повышенный тон Инра. — Иначе я сама найду тебе женщину.

— Это угроза?

— Прекратите этот фарс немедленно! — рявкнул проректор. — Лэр Фрей… Что здесь делают студенты?!

Леон и Кристофер вжали головы в плечи и попытались мимикрировать под цвет стен. Но Шейна де Вира так просто не проведешь, поэтому у них ничего не вышло.

— Быстро в свое общежитие!

Менталистов словно ветром сдуло.

— А вы двое… — повернулся к преподавателям разъяренный де Вир.

— Не беспокойтесь, лэр, — широко улыбнулся Тейр и, схватив Инру за руку, потащил ее за собой. — Нас здесь уже нет…

Когда проректор скрылся из виду, парочка вздохнула с облегчением и переглянулась.

— Неприятный тип, — повторил когда-то сказанные слова Тейрон.

Девушка молча кивнула.

— Свидание? Ты серьезно? — хмыкнула она, спустя время. — Ничего получше придумать не смог?

— Просто это первое, что пришло мне в голову, — пожал плечами ее брат.

— Кстати говоря, фраза про три попытки была лишней, — мрачно произнесла Инра.

— Я же не виноват, что у тебя вечно все шиворот-навыворот.

— Умолкни! — взмолилась богиня. — Тебя никто не заметил?

— Да вроде нет.

— «Вроде нет» или нет?

— Студенты, кажется, что-то видели, — прикинул Тейр. — По крайней мере, в мою сторону они топали вполне целенаправленно.

— Зашибись!

— А ты-то как на этого нарвалась?

— Только вышла из библиотеки и вернулась в человеческую ипостась, он тут как тут нарисовался.

— Не увидел превращение?

— Не знаю, — дернула плечом девушка. — Никакого желания расспрашивать его об этом не было. И еще, — Инра понизила голос, — мне кажется, он нас в чем-то подозревает.

— Это естественно.

— Почему?

— А ты сама подумай. Слухи о темных по мирам ходят. Студенты здесь разные. Ну, в смысле, почти со всех обитаемых планет собрались. Кто-то наверняка услышал, когда к родителям ездил, и здесь пересказал. К счастью, пока что подтвержденной информации о темных нет, но повод задуматься уже имеется. А мы с тобой, как новые преподаватели… более того, странные новые преподаватели, попадаем под подозрение. Присматривать за нами будут точно. И, похоже, де Вир этим и занимается.

— И что делать нам? Вообще к библиотеке не приближаться?

— Нет. Просто будем настороже. Если не мы, то твои детки что-нибудь да достанут.

— Ха! Они любого достанут, — повеселела девушка.

* * *

С братом расстались уже в коридоре. Елейным голосом пожелав мне спокойной ночи, он закрыл за собой дверь. Я хмыкнула. Зараза чешуйчатая.

— Доброй ночи, лэра Фрей, — сказали сзади.

Я подпрыгнула.

Кто? Куда? Где? И главное: зачем?!

Резко развернувшись, схватилась за сердце.

— Лара? Что ты здесь…

Не успела я закончить свой вопрос, как вспомнила о нашей договоренности. Ну, конечно! Я же попросила ее придти сегодня вечером. Но потом Тейр предложил заглянуть в библиотеку и снова попытаться вскрыть дверь, и я напрочь забыла о студентке.

Совесть кольнула.

— Как ты сюда пробралась?

Действительно интересно. Почему она не нарвалась ни на одного преподавателя. Насколько я успела узнать, ночью по академии кто только не бегаем. Причем, всем глубоко… плевать, что отбой уже был. Что ученикам, что преподам.

— У меня свои способы, — спокойно ответила она, поправляя очки.

Ясно. Потайные ходы, значит. Вот бы узнать, где они располагаются. Скольких проблем удалось бы избежать! Встречи с де Виром, к примеру…

— Понятно, — вздохнула я и махнула рукой, приглашая за собой. — Пойдем, расскажешь о своих предположениях.

Сняла охранное плетение с двери и пропустила девушку вперед.

— Садись, — кивнула на диван. — Чай будешь?

— Благодарю, лэра Фрей, но завтра у меня пары. И у вас тоже.

Я фыркнула.

— Ладно, — пожала плечами и села напротив Ксард. — Рассказывай.

Девушка на секунду замерла, мельком глянула в свой блокнот, подняла на меня серые пронзительные глаза и начала:

— Несколько дней назад вы были в библиотеке. Вы хотели попасть в преподавательский сектор, но Люция Мэгнол отказалась вас впускать. Вам потребовалось подтвердить, что вы действительно преподаватели. Тогда вы направились к преподавателю некромантии, Сехелису Ворфу. Он отказался. Кажется, в отместку за сорванный урок. Я разузнала, кроме него и проректора вы ни с кем из преподавателей не общались. Значит, вы решили попросить о помощи профессора де Вира. Но его невероятно трудно отыскать, он пользуется специальными скрывающими заклятиями. Поэтому вы пробродили по академии до поздней ночи.

— Э-э-э… — протянула я, пораженная тем, как быстро Лара смогла отыскать информацию.

А ведь это должно быть очень сложно. Сомневаюсь, что студенты не воспользовались присутствием новых преподавателей в МАМе и не попробовали пробраться в святая святых под нашими личинами. С этой стороны поведение Люции Мэгнол вполне логично. И раз Лара искала все, что связано со мной, то легко могла наткнуться на «фальшивку» и сделать неправильные выводы. А для того, чтобы понять, настоящая я была тогда в библиотеке или очередной студентик, превосходно владеющий искусством иллюзий, нужна бешенная наблюдательность. Ведь ей надо знать стиль моего поведения, привычки, выражения лица, чтобы отличить наведенную иллюзию от оригинала.

— Ты проделала колоссальную работу, — похвалила я.

— Но сделала неверные выводы, — со свойственной ей проницательностью поняла Лара.

— Ты почти попала в точку, — развела руками я.

Девушка встала и поправила очки.

— У меня еще есть попытка?

— Сколько угодно, — подтвердила я.

— Хорошо, в таком случае, я разузнаю обо все подробнее. Спокойной ночи, лэра Фрей.

— И тебе тоже, Лара, — улыбнулась я, провожая ее до двери. — Осторожней в коридорах, там где-то бродит рассерженный де Вир.

Ксард задумчиво кивнула и, черканув, а блокноте пару строк, ушла. Я привалилась к двери и вздохнула. Столько всего произошло, а ведь это только первая неделя обучения. Уже страшно представить, что будет дальше.

Страшно и интересно.

Сегодня я ложилась спать без Пуффи. Мы с братом посовещались и решили не тащить кактус в библиотеку, оставив его в комнате брата. Пуффи, конечно, был не в восторге. Но смирился и даже буркнул что-то на удачу, когда мы уходили. Надеюсь, они с братом там не передерутся…

Глава 19. Монстр в ночи

— Эй, Ксард, постой!

Идущая по коридору девушка остановилась и посмотрела на спешащего к ней Колина. Когда парень оказался напротив, она вопросительно подняла бровь.

— Разговор есть.

— Я тебя внимательно слушаю, — наклонила голову Лара.

— Говорят, в последнее время ты интересуешься Инрой Фрей… — на этом месте маг замолчал, ожидая вопроса.

Но Ксард молчала, все так же внимательно смотря на него проницательными серыми глазами. Казалось, они смотрели в саму душу. Многим от этого взгляда становилось не по себе, поэтому с менталисткой старались лишний раз не заговаривать. Но Колина это не смутило.

— Я хочу узнать кое-что, — наконец, признался он.

— Это связано с твоим обещанием отомстить? — без интереса спросила Лара.

Артефактор икнул. Временами осведомленность этой шестикурсницы пугала.

— Кхм… Да, — кивнул парень. — Ты знаешь, как снять охранное плетение с ее двери?

— Мельком видела порядок действий, но стопроцентный результат гарантировать не могу, — пожала плечами Ксард.

— И так сойдет, — махнул рукой Колин.

— Ты уже настолько отчаялся?

Девушка дернула уголком губ, намекая на частые, но бессмысленные попытки Колина взломать охранку.

— Ты и об этом знаешь, — пробормотал арктефактор.

— Да.

— Поможешь?

— Что ты можешь предложить мне взамен?

— Не ты одна можешь раскапывать информацию, Ксард, — усмехнулся Колин. — Мне известно, что она предложила вам воспроизвести заклятие, из-за которого препода по риторике уволили из академии. Подвижки уже есть?

— Нет. Сейчас все заняты созданием своего плетения.

— В таком случае, я могу помочь.

— Чем же? — девушка посмотрела на него уже с большим интересом.

— У меня остались связи с теми старшекурсниками и их приятелями. Конечно, сейчас они уже выпустились и находятся, кто где. Но уж с твоими способностями вы сможете их разыскать. Думаю, по старой памяти они помогут вам за чисто символическую плату. Что скажешь?

— Предложение интересное…

Лара задумчиво закусила губу. Через некоторое время она моргнула и посмотрела на Колина уже осмысленным взглядом.

— Идет.

— Значит, по рукам…

* * *

В комнату я вернулась настолько измотанной, что тут же, не раздеваясь, рухнула на кровать. Не все студенты оказались такими же «умными», как Леон Лар. Большинство пришло не только без готового плетения, но даже без наметок к нему. Похоже, ученички подумали, что я не стану валить всех после первой же серьезной домашки. Их ожидания оправдались.

Я не стала зверствовать. Просто задала к следующей неделе еще три плетения, и студенты взвыли. Создать что-то свое получилось только у Леона, Криса (кто бы сомневался?), Лары (здесь и так все ясно), Интиоха еще одной девушки с целительского факультета. Майи, кажется.

У Кристофера, например, получился какой-то странный фаербол, почему-то обретший подобие разума. Нет, я серьезно, он на команды отзывался! Зачем Ист-Тэлион занялся именно атакующим плетением, мне неясно. И, судя по взгляду и упрямо сжатым губам, узнать не смогу.

Целительница с «весенним» именем пришла с заклинанием, по внешнему виду напоминающим пористую губку. Она могла нейтрализовать яды в ранах и затягивать средних размеров порезу. Что девушка и продемонстрировала, проведя лезвием кинжала по руке и тут же залечив рану. Откуда у целительницы кинжал? Так их что некроманты, что целители с собой таскают. Заклятия — заклятиями, но мало ли, что в жизни пригодится. В некоторых случаях без ритуальной магии не обойтись.

Леон удивил необычной в половину ладони фиолетовой пластинкой, состоящей из нитей силы. По его словам, хотел создать универсальное плетение для иллюзий. Ну и получил. В смысле, действительно получил желаемое, чему очень удивился.

Интиох, сверкая обаятельной улыбкой во все тридцать два, похвастался автономным «светлячком» с регулируемой мощностью. Шарик из чистого света оказался не только самостоятельным, но и до жути шаловливым. Над его упорными попытками постучать создателю по вихрастой голове смеялась вся аудитория. Интиох от сокурсников не отставал, веселясь вовсю и поглядывая на меня хитрыми карими глазами.

Лара поразила улучшенным заклинанием «зоркого глаза». Ажурное плетение позволяло магу четко рассмотреть все детали на большом расстоянии. Не сомневаюсь, что ее наблюдения станут еще более точными и… неизбежными. Надеюсь, этот «глаз» не аукнется мне, спустя время.

Конечно, все плетения требовали доработки. Нельзя создать с первого раза идеальную вещь, это я вам как опытный артефактор говорю. Поэтому-то я и задержалась до самого вечера — просидела со студентами после пар. И очень устала.

Но я не отчаивалась. Да, выполнивших мое задание оказалось гораздо меньше, чем я планировала. Но я еще сделаю из них настоящих магов. В конце обучения все мои студенты должны будут иметь, как минимум двадцать пять собственноручно созданных плетений в запасе. А так как заклятия, которые они создают имеют индивидуальные черты (все зависит от характера мага), то их противников ждут сюрпризы и, по большей части, неприятные.

Я искренне считаю, что даже скучный факультатив вроде теории магии, может оказаться невероятно интересным, если правильно к нему подойти. Нет, конечно же, зубодробительные формулы и сложные уравнения никуда не делись, но с ними ничего поделать нельзя. Этим детям еще экзамен сдавать, где все знания и пригодятся. Но я найду, чем их замотивировать, чтобы они начали учить предмет, а не имитировали напряженную деятельность.

Хрясь!

Внезапно, из гостиной донесся странный шум. Я подняла голову и испуганно посмотрела на закрытую дверь. Божественная сущность, божественной сущностью, но любой напугается, если в его доме произойдет нечто подобное.

Встав с кровати, я, крадучись, направилась к двери. Осторожно отворив ее, я встала в проходе, вооружившись первым, что попалось под руку — тапком.

На кофейном столике стоял Пуффи, распушив иголки, и угрожающе на кого-то рычал. Не теряя времени даром, я шагнула в комнату и резко развернулась в ту же сторону. Чтобы увидеть огромную светящуюся зеленым морду дракона на противоположной стене. Причем, до того реалистичного, что я с трудом подавила истошный визг.

Пришлось напомнить себе, что я вообще-то сильный и опытный маг, а не истеричная барышня. Подавив страх, подошла к стене и потрогала фосфорицирующие линии. На руке осталась свежая, еще не высохшая краска.

Пробраться ко мне мог только брат. И неугомонные студенты. Ставлю на вторых, для Тейрона рисунок — слишком мелко. С него станется и настоящего дракона ко мне притащить. А ученички уж больно тихо в последнее время стало. И это на фоне ежедневных попыток вскрыть защиту на двери.

Ну погодите у меня!

Отомщу, непременно отомщу. И уже знаю, как…

Глава 20. Я мщу, и мстя моя страшна!

Добравшись до своей комнаты после дневных пар, я с удобством устроилась на диване и только раскрыла книгу по теории магии, как в дверь постучали. Нет, у меня такими темпами глаз задергается. Кто бы знал, что быть преподавателем так сложно! Часа на чтение и то не выкроишь…

Мысленно возмущаясь, я открыла дверь и встретилась взглядом с одним из студентов-артефакторов. Колин. Тот самый долго возмущающийся маг, который пообещал устроить мне жестокую месть после испорченной лекции. И, судя по запаху, стену мне раскрасил именно он.

Хы-ы! Добыча сама бежит в руки…

— Добрый день, лэра Фрей, — любезно улыбнулся парень. — У меня возникла пара вопросов по поводу пройденной темы. У вас не найдется минутки для того, чтобы на них ответить?

От вежливости аж зубы сводит. Вряд ли он пришел за консультацией. Скорее всего, хочет удостовериться в произведенном эффекте. Отвлекающий маневр? Ню-ню…

— Найдется минутка, — хмыкнула я, — и даже не одна. Проходи.

— Благодарю, лэра.

И все же потрясающие по своему упрямству дети. До сих пор ни один, как положено, профессором не назвал. Ну ничего, мы это исправим.

Стоит отметить, что вопросы у Колина возникли интересные. Парочка даже меня в тупик поставила. Пришлось зарыться в справочники для подтверждения и на пальцах объяснять все студенту. Парень слушал внимательно, не перебивая. И, похоже, в какой-то момент вообще забыло настоящей цели своего посещения, начав спорить со мной по поводу использования формулы. Аргументы приводил весомые и уже завоевал в моих глазах несколько плюсов. Жаль, если такой перспективный маг бросит свои силы на мелочную месть. Может, еще удастся вернуть его на путь истинный?

Мгновение, за которое он оригинальным до гениальности способом погасил в комнате «светлячки», я безнадежно проморгала, листая страницы. В полной темноте (а шторы утром я отдернуть забыла) драконья мордашка выглядела особенно зловеще.

Я подняла голову, наслаждаясь замечательным зрелищем.

— Я еще хочу по стенам брызги такой же светящейся «крови» нарисовать для полноты эффекта, — поделилась дальнейшими планами я. — Не помнишь, где краску брали?

— У Фри… — на автомате начал отвечать студент, но тут же опомнился. — Не понимаю, о чем вы, профессор… Но идея с краской интересная.

— Спасибо, — насмешливо фыркнула я, давая пареньку понять, что его участие в размалевывании стену я раскусила.

Скорость, с которой он после этого ретировался, поражала. И главное, такую причину на ходу выдумал, что даже не придерешься! Что ж, рыбка сорвалась с крючка. На первый раз.

* * *

На следующий день, после окончания пары я недовольно осматривала оставленный учениками бардак. Какие-то бумажки, сломанные перья и куча ореховой шелухи. Не студенты, а свинтусы. И кому это убирать?

Неожиданно раздавшееся за спиной ворчание заставило меня подпрыгнуть.

Повернулась, увидела миниатюрную морщинистую старушку с обрюзгшим лицом, костерящую пакостников на все лады. Оп-па! Домовушка…

— Здравствуйте, — поздоровалась я, с интересом смотря на духа.

— И вам не хворать, — буркнула она. — Что ж вы, госпожа преподавательница, за учениками не уследили? Не в первый раз уже…

— Сама не понимаю, когда они успели намусорить, — развела руками я. — Давайте помогу?

Домовушка посмотрела на меня с плохо скрываемым изумлением. Но предложение приняла, а в процессе уборки еще и на пару вопросов ответила.

Как оказалось, Мафу — ответственная за этот этаж и терпеть не может учащихся здесь студентов за постоянный бардак. План мести в моей голове по ходу ее рассказа чуточку скорректировался.

Домовики обладали своими уникальными умениями. Они могли появиться практически, где угодно, если им прикажет хозяин, к которому духи нанялись. Платой за выполняемую работу служит магическая энергия, необходимая им для жизни. Хозяин местной общины домовиков — ректор. Профессорам и ученикам духи, конечно, тоже обязаны подчиняться, но в меньшей степени.

Фишка этих загадочных существ в том, что их чары отследить практически невозможно, а снять заклинание для студентов — нереально. Именно этим я и собиралась воспользоваться, объяснив Мафу план действий. В обмен на помощь в уборке она согласилась выполнить мою просьбу. К обоюдному удовольствию.

Где взять краску, Мафу уже знала. На факультете бытовой магии училась некая Фрина. Девушка обожала рисовать и увлекалась настенными росписями. Как оказалось, она также помогала однокурсникам в их пакостях. После высыхания ее краски уже не стирались, чем студенты вовсю и пользовались.

Уж не знаю, как домовушка хотела получить от этой девушки все необходимое, но в том, что она выполнит свою задачу, не сомневалась. Сама задача тоже выглядела легкой. Всего лишь раскрасить стены в общежитии артефакторов. Нет, нет, ничего неприличного. Цветочки, бабочки, да хоть единорожки на радуге — это ведь не повредит неугомонным студентикам, верно? Что-что говорите? Несерьезно для преподавателя? Ну что ж, пускай. Зато психологический эффект отличный.

Услышав об этом, Мафу довольно кивнула. Видно, идея ей очень понравилась. Как же сильно ее достали ученики академии, раз эльфийка вышла на тропу войны?

Спать я ложилась с предвкушающей улыбкой. Надо сказать, ожидания оправдались. На следующее же утро стены академии огласились гневным воплем ректора по магическому громкоговорителю:

— Инра Фрей, ко мне в кабинет. Немедленно!

Остановив лекцию на середине, я задумчиво почесала нос. Шестой курс одних не оставишь, а тут еще и состав… впечатляющий. Один Кристофер чего стоит! И как же мне оставить их одних в аудитории? Они ведь все помещение разнесут.

Тут мой взгляд зацепился за посапывающий на столе кактус. Вот и выход! Ученички прекрасно знают, на что способен мой «домашний питомец». Кто-кто, а Пуффи сможет за ними присмотреть. Выдав студентам задание, я оставила за главного кактус и направилась в кабинет ректора. Там я еще не была, интересный будет опыт.

Уже закрывая дверь, услышала шепотки удивленных студентов и строгое ворчание Пуффи. Да-да, не каждый день преподов вызывают на ковер таким оригинальным способом.

В кабинете меня уже ждал ухмыляющийся Тейр, хмурый де Вир и злющий, как тысяча нарлогов, ректор.

— Инра Фрей, потрудитесь объяснить, почему все стены общежития факультета артефакторики разрисованы светящейся краской? — начал представительный мужчина с парой седых прядей в волосах, стоило мне переступить порог святая святых академии.

— М-м… Потому что их разрисовали? — предположила я, выгнув бровь.

Прекрасно знаю, что грубо нарываюсь. Но его поведение тоже далеко от идеального, так что…

— Хватит шуток! — в запале хлопнул ладонью по столу ректор.

Красивая чернильница из редкого и очень дорогого кристалла со звоном подпрыгнула. Братец ухмыльнулся еще шире.

— Мне известно о вашем конфликте со студентом-артефактором, — продолжил ректор, сверля меня взглядом.

Известно, значит. Но вмешиваться он не собирался. Проверял, как долго я продержусь? Или просто наслаждался интересным зрелищем? Насколько я помню, Марфу Уон ученички чуть ли не до истерики довели. И никто даже не почесался, потому что если преподаватель не может справиться с шаловливыми студентами, то… что же вы, милочка здесь забыли?

Но почему сейчас меня хотят показательно пропесочить? Не понравилась моя ответка?

— Простите, лэр, но я не понимаю, какое дело имеет этот «конфликт» к разрисованному общежитию. Или вы хотите сказать, что прошлой ночью вместо сна, я решила прогуляться до артефакторов и немного пошалить?

— Гхм… — стушевался ректор.

Все верно, выходка детская. В этом и состоит еще один плюс. Учитель не станет заниматься такой ерундой. Именно об этом я сказала пышущему недовольством мужчине. Если бы я захотела отомстить детям, то действовала по-другому. Назначила взыскание или отработку.

— Да неужели? — после моих слов вскинул бровь Тейр.

— Не понимаю, о чем ты, братец, — сверкнула я глазами.

— Ну-ну…

Подставляет, зараза чешуйчатая. Ну ничего, и до тебя очередь дойдет…

— Не отвлекайтесь! — напомнил о своем присутствии хозяин кабинета. — Лэра Фрей, вы можете поклясться, что не имеете к сегодняшнему инциденту никакого отношения?

— Я клянусь своей магией, лэры, что не разрисовывала стены этого общежития, а спокойно спала в своей кровати, — не моргнув и глазом поклялась я.

За окном сверкнула белая вспышка — клятва принята.

Ректор пожевал губами, отчитывать меня больше не о чем. Судя по подозрению во взгляде, де Вир так не считал, но от комментариев воздержался. Нас с братом отпустили, послав на лекции. Забавно, даже почувствовала себя провинившемся студентом. На долю секунды.

Интересно, а зачем сюда вызвали Тейрона? Хотели узнать, где я была вчера ночью? Или рассчитывали через него повлиять? А впрочем, уже неважно. Каким бы вредным не был брат, вряд ли он сдаст меня начальству. Скорее, потребует включить его в занимательную игру: «Кто кого выведет из себя первым».

— Формулировка в духе демонов, сестрица, — «похвалил» чешуйчатый гад.

— Или драконов, — пожала плечами я, выразительно посмотрев на Тейра.

— Учишься у профессионала, да?

Самодовольную улыбочку на его лице хотелось стереть чем-нибудь тяжелым.

Глава 21. Феерическая нервотрепка

Месяц в академии пролетел незаметно. Мы с братцем втянулись в рутину, изредка «радуя» студентов неожиданными зачетами. Они, кстати говоря, к нам уже привыкли. Хотя попыток сделать гадость не оставляли.

Через Мафу мне все же удалось раздобыть фосфорицирующую краску. Дорисованные брызги «крови» на стенах выглядели очень мило, пугая редких посетителей. Правда, Тейр заявил, что я слишком банальна. Мол, вместо брызг цветочки надо было нарисовать. Ну я и исправила свою оплошность. У него в комнате. Ругани было…

— Так-с, а теперь проверим, как вы выучили формулы, — сказала я, отвлекаясь от воспоминаний. — Зачет на десять минут.

— Что? Но, профессор Фрей, вы же не предупреждали! — возмущенно загалдели студенты.

— Мы что, дети, чтобы зачеты писать? — буркнул недовольный Кристофер.

— Раз вы не «деть», студент Ист’Тэлион, зачем же вам шпора? — ехидно спросила я и забрала тонкую пластинку с фиксирующим информацию плетением. — Любопытная вещица, кстати говоря. Личная разработка? В таком случае, лучше найти ей более полезное применение.

— Даже повторить не позволите? — безнадежно поинтересовался Интиох.

Паренек изображал побитого котенка, пытаясь надавить на жалость. Тщетно. Грустными глазками меня атаковали собственные детки, поэтому сейчас на такие уловки у меня стойкий иммунитет.

— Нет, не позволю, — отрицательно мотнула головой я. — Готовы?

Студенты обреченно притихли.

— Отлично, начинаем. Формула, по которой рассчитывается количество магической энергии, необходимое для создания «светлячка». О’Гиль, хватит шушукаться с соседом, он все равно запомнил не больше вашего. Так, а вы там, прекратите дергать Ксард. ВашекОрсен, так беспалевно заглядывать в конспекты просто некрасиво! Леон Лар, вижу, над той пластинкой вы сИст’Тэлионом работали вместе? Дайте сюда…

Пока я смотрела на одну часть аудитории, с другой слышался шорох судорожно перелистываемых страниц. У-у! Профаны. Хоть бы заглушку для приличия поставили. Как же вы другие зачеты сдаете?

— Написали?

Студенты ответили мне заполошными взглядами.

— Тогда продолжаем. Структура плетения «Чуткое ухо». Формула расчета манны. Шу-шу-ши шуи ша шишу… Шишу?

Я сканировала собственную ауру в поисках пакостного плетения, исказившего мою речь. Вскоре оно нашлось, но оказалось таким… хитровывернутым, что даже у меня снять не получилось. Шуншики пушистые! Какая зараза мне зачет срывает?

— Шеш ушу… — тоном, не предвещающим ничего хорошего, произнесла я.

Окинула ухмыляющихся студентов взглядом. Еще с первых «шу» по аудитории загуляли смешки. Потом эти засранцы, уже не скрываясь, с хохотом сползли на пол. Я моргнула. Снять плетение так и не получилось, говорить на языке, приближенном к человеческому и отследить шутника — тоже. Нет, я, конечно, готовилась к пакости, но не к такой же!

Естественно, ни о каком зачете больше и речи идти не могло. Прозвучал колокол, оповещающий о конце пары, и студенты потянулись к выходу. Я подхватила методичку, Пуффи и вылетела из помещения. Срочно найти брата…

Тейр обнаружился в тренировочном зале. Кое-что со временем не изменилось. Некроманты так же бегали от созданной им химеры, но теперь отвечали увереннее. Я еле дождалась, когда он освободился и обратил на меня внимание. Вот только, как бы я ни старалась объяснить ситуацию, брат не понимал ни слова. Да и еще и откровенно забавлялся за мой счет! Желание стукнуть его чем-нибудь тяжеленьким стало просто невыносимым.

— … … …! — в запале крикнула я, надеясь, что ученички давно вымелись из зала.

— У тебя проблемы? — переспросил Тейр. — Так бы сразу и сказала!

— …!

— Да-да, я тоже тебя люблю…

Мы пошли к ректору за освобождением от пар. Вести лекции из-за пакостного заклинания я просто не могла. Нам не повезло. Через два поворота мы столкнулись с де Виром.

— Лэры, потрудитесь объяснить, почему два преподавателя несутся по коридору, словно обезумевшее стадо шиншиков?

— Э-э… — протянул братец, судорожно придумывая ответ. — Знаете, лэр Вир, у нас возникла одна проблемка.

— И какая же?

— Шишу ша шуши-ше, — мрачно отозвалась я.

— Что?

— Вот эта самая, — указал на меня Тейр. — Мы спешим к ректору. Не могли бы вы отойти с дороги?

Вместо этого де Вир резко развернулся и зашагал вперед.

— Я провожу вас к его кабинету, но имейте ввиду, никто не станет отменять лекции по теории магии из-за вашей «проблемки».

Так и вышло. Ректор выразил сочувствие и надежду, что контрзаклятие все же найдется. Но безаппеляционно заявил — лекции быть. Правда, согласился освободить нас на оставшийся день. Я только зубами скрипела. У них тут что, естественный отбор? Кто из преподов выбыл, не прошел аттестацию? Гады!

— В библиотеке для студентов способа снятия плетения мы не найдем, — рассуждал брат, ведя меня по коридору. — В сектор преподавателей нас, судя по всему, пускать не собираются. Остается лавка Винсента. Может, у него найдется что-нибудь полезное, иначе придется перевоплощаться в истинный облик, чтобы скинуть эту гадость. Но ты сама прекрасно понимаешь — слишком много мороки. Идем в Бридвилль. Тебе нужно зайти в комнату?

— Шей шу.

— Э-э… Это была отрицательная интонация?

— Ш-шаше!

— Ой, только не надо разбрасываться угрозами. Пойдем уже…

* * *

Мы шли по улицам города к вотчине знакомого вампира. Как назло, по дороге попадались лавки одежды с больши-ими скидками! Тейрон глумливо ржал, видя, какими глазами я провожаю очередную вывеску. А на раздраженное шипение и попытки отвесить подзатыльник только усмехался. Ну страсть у меня к покупкам, всю жизнь от нее страдаю.

В книжной лавке наш дуэт встретил удивленный Винсент.

— Инра, голос.

— Ш-шей шу шуши-и! — попыталась придушить мерзавца, но он нарастил себе чешую и беззаботно посвистывал.

— Шей шу? Шошэ ши шише, — внезапно произнес Винсент, вопросительно на меня посмотрев.

Я замерла, понимая… А, нет. Не угадали! Нифига я не понимала. Говорила на языке, которого даже не знаю! Что ж вы там навертели, поганцы малолетние?!

— Что с ней случилось, Тейр? — вампир повернулся к брату.

— Повздорила со студентами, вот те и кинули ответку, — пояснил тот. — Как видишь, снять без посторонней помощи не можем.

Узнав о проблеме, Винсент проникся и предложил воспользоваться его обширной библиотекой. Весь оставшийся день мы втроем потратили на поиск контрзаклятия. Впрочем, тщетно. Ни в одной книге не нашлось похожего плетения.

— Похоже, заклятие — чья-то разработка, — сделал неутешительный вывод вампир. — Но, раз у вас конфликт, искать ответ у студентов бессмысленно.

Я мрачно кивнула.

— Сестенка, у тебя есть на примете те, кто мог кинуть эту пакость?

Я задумчиво посмотрела на Тейра, но с сожалением покачала головой. Явно себя проявил только Колин, у него явно есть друзья-приятели, которые могли оказать помощь артефактору. Вот только я при всем желании не могла указать на предполагаемого шутника. Писала, как оказалось, я тоже на этом странном языке «шу».

Тут меня, словно булыжником по голове стукнуло. Я ведь, шуншик тебя побери, преподаватель по теории магии! Кому, как не мне плетение распутывать? Об стену что ли побиться с досады…

Прошушукав нечто маловразумительное, я выбежала из книжной лавки. Нужно найти тихое место, чтобы без осложнений снять заклятие. Нет бы раньше об этом подумать!

Тейр и Винсент с недоумением переглянулись. Наконец химеролог пожал плечами:

— Это же Инра…

Глава 22. Поконфликтуем?

Следующим утром, как ни в чем не бывало, я начала лекцию для шестых курсов. Лица студентов вытянулись. На части из них отобразилась настоящая обида, да такая сильная, что захотелось рассмеяться в голос. Слухи в закрытых учебных заведениях разносятся быстро. Поэтому весть о том, что профессора теории магии постигла участь бывшего преподавателя риторики, и теперь она не может разговаривать на нормальном языке, мигом облетела академию. Студенты уже настроились на внеплановый отдых, как вдруг…

Компания пакостников, из-за которых сорвался вчерашний зачет, выглядела разочарованной — и это мягко говоря! Особенно на фоне однокурсников выделялся Колин. Я окончательно уверилась, что подставу мне организовал именно он. Уж больно довольным выглядел, когда я зашла в аудиторию.

Честно говоря, даже пожалела, что не могу кинуть в него проклятием из собственного арсенала. Чисто в воспитательных целях…

* * *

После обеда я случайно заметила «своих» менталистов в коридоре. Так-с… И кто тут у нас?

Кристофер Ист’Тэлион, Леон Лар и еще два незнакомых мне мага аристократичной наружности. Судя по выражению лица Кристофера и одного из незнакомцев, поубивать друг друга особо зверским образом они готовы хоть сейчас. И друзья, как бы ни старались, остановить разбушевавшуюся парочку не смогут.

Вообще-то отношения студентов не должны волновать преподавателей. Конфликты учеников также могут остаться без внимания. В конце концов, у всех есть враги или просто неприятели, и чем быстрее молодые маги научатся с ними справляться, тем легче им будет в самостоятельной жизни.

Вот только Кристофер и Леон — менталисты, а их противники — судя по алым мантиям, боевики. И один из них уже начал выплетать боевое заклинание. Почти безобидное по меркам его факультета, но даже оно могло отправить моих студентов на больничную койку как минимум на неделю. Мальчишки даже не смогут отразить плетение, потому что не знают против него щита. Похоже, магу это прекрасно известно.

Ну уж нет, парень. Я не собираюсь игнорировать нападение на своих…

— Потрудитесь объяснить, лэр, с каких пор боевики нападают на тех, кто не может дать им достойный отпор? — холодно поинтересовалась я, перехватив руку с готовым плетением в последний момент.

Студент издевательски рассмеялся, посмотрев на пошедшего красными пятнами Ист’Тэлиона.

— Слышал, Кристофер, даже твоя преподша признает, что ты никчемный!

— Лэр-ра Фр-рей, не вмешивайтесь… — прорычал рыжеволосый маг.

— Разве я назвала своего студента никчемным? — спросила я, проигнорировав его. — Кристофер Ист’Тэлион может дать вам большую фору. В своем профиле.

— О, да! — с сарказмом произнес алоглазый боевик (вампир?). — Какой большой успех — быть одним из лучших менталистов на факультете!

— Вижу, вы не слишком жалуете это направление.

— Оно абсолютно бесполезно, — заявил оппонент.

— Вот как? В таком случае, попробуйте представить себе такую ситуацию… Вы ведь хотите стать боевым магом? Имейте в виду, в будущем вам часто придется бывать в «горячих» точках, даже с учетом аристократического происхождения. Психические отклонения, пусть и небольшие, неизбежны. Кроме того, боевиков противника стараются вывести из строя в первую очередь. И используют для этого артефакты, влияющие на разум. Чтобы вернуться в норму, вам потребуется менталист с неслабым уровнем дара. А учитывая способности моего студента, вы можете попасть именно к нему, — я замерла, переводя дыхание после отповеди.

— Если уж мне когда-нибудь потребуются услуги менталистов, к этому я ни за что не обращусь, — с пренебрежением ответил боевик.

— Не будьте так категоричны, лэр. Судьба любит шутить над злейшими врагами.

Об этой милой особенности своей тетки я знала не понаслышке.

— Это не имеет значения. Я займу пост главы одного из влиятельнейших кланов вампиров.

— Окажись вы обычным боевиком, я разочаровалась бы гораздо меньше.

— Что? — опешил студент.

— Глава клана, который, как малолетний хулиган, задирает однокурсника, пытаясь потешить свое самолюбие? — я насмешливо выгнула бровь. — Ожидала большего от наследника правящей династии…

— Да как вы смеете? — прошипел вампир. — Вы знаете мое имя? Да вас вышибут отсюда, если я захочу!

— Нет, — на фоне разъярившегося мага я казалась заледенелой глыбой.

— А?

— Я не знаю вашего имени. Несмотря на знатное происхождение, вы забыли представиться.

После моих слов аристократ заскрежетал зубами.

— Я — Морриш Тоэр, наследник и следующий глава клана Тоэр!

— Инра Фрей. Не скажу, что рада знакомству.

— То же самое могу сказать о себе. Имейте в виду, я не потерплю такого оскорбления. Я бы обязательно вызвал вас на дуэль…

— От которой я не стала бы уклоняться.

— Чт…

Кристофер за моей спиной закашлялся.

— Поединки между преподавателями и студентами вне учебного процесса запрещены уставом академии, — ухмыльнулся Морриш.

— Верно, — кивнула я и добавила: — На территории академии. Но ничто не помешает нам встретиться в городе и выяснить отношения.

— Я не сражаюсь с женщинами, лэра, — презрительно скривился Тоэр.

— Тогда тебе придется сразиться с мужчиной, — произнес Тейр, появляясь позади.

Я удивленно моргнула.

Как оказалось, братец проходил мимо и, увидев меня, решил прислушаться к разговору. Надо ли говорить, что его содержание химерологу не понравилось? Студент Тоэр и раньше не вызывал у него положительных эмоций — слишком самодоволен, высокомерен и заносчив — а теперь…

Морриш оскалился.

— Что здесь происходит? — громыхнул де Вир.

Я переглянулась с братом и с трудом подавила раздосадованный возглас. И почему этот маг вечно оказывается рядом с нами в самый неподходящий момент?

— Лэр Вир, вы как раз вовремя, — активизировался Тейр. — Декан боевиков — вы?

— Да. В чем дело?

— Кажется, один из ваших студентов не удосужился ознакомиться с основными правилами факультета.

— С чего вы это взяли?

— Он попытался напасть на другого студента, — подключилась я. — Здесь, в коридоре академии, у всех на глазах. Я, конечно, понимаю, конфликты между студентами неизбежны. Но даже я не ожидала, что боевик соберется покалечит менталиста одним из профильных, атакующих плетений.

— Вы уверены, лэра Фрей? — холодно осведомился проректор.

— Более чем. И настаиваю, чтобы о недостойном поведении наследника древнего рода стало известно его семье, — заявила я, неприязненно покосившись на Морриша.

— Я разберусь с этим делом, не сомневайтесь. Можете быть свободны.

Я, брат и Кристофер с Леоном отошли. Ист’Тэлион кипел от негодования. Его выставили посмешищем. И кто? Новая преподавательница, которая сама, как он слышал, совсем недавно закончила собственное обучение!

— Лэра, вы…

— Остынь, парень, — оборвал Кристофера Тейр. — Моя сестра поступила правильно.

— Но я…

— Испытал бы большое облегчение, если бы он размазал тебя по стенке?

— А вам-то какое дело?! — вызверился менталист.

— Мы преподаватели, Кристофер, — заметила я. — И хотя мы ведем лишь факультативы, вы — наши студенты. Мои, точнее.

— Если вы решили таким образом повесить на нас долг или войти в доверие, то получилось откровенно паршиво, профессор, — огрызнулся студент.

— Ну наконец-то ты назвал меня, как полагается, — насмешливо улыбнулась я. — Ой, только не дуйся. Ты становишься похож на ежика. Рыжего.

— Это не отменяет того факта, что о помощи я вас не просил! — возмущенно фыркнул Кристофер.

— Парень, в последний раз говорю — угомонись. Или тебе действительно хочется полежать в лазарете?

— Я бы его…

— Победил? — скептически поинтересовался Тейр. — Серьезно? И каким же образом? Ты тренировался предыдущие пять курсов?

— Да я каждый год готовлюсь к экзамену на боевку!

— Зачем?

— Чтобы перевестись, конечно же! — вспылил маг.

— Судя по тому, что ты все еще на ментальном — хреново стараешься, — пожал плечами братец.

— Вы не правы, — вмешался молчавший до этого Леон. — Он старается, но его не допускают до сдачи необходимых экзаменов.

— Почему? — не поняла я.

— Морриш-ш, — прошипел Кристофер.

— Подкупил комиссию? — нахмурился Тейр.

Ребята угрюмо кивнули.

Я посмотрела на брата и покачала головой. Происходящее академии нравится мне все меньше и меньше. Конечно, студенты доставляют немало хлопот. Но теперь они МОИ студенты.

Тейр посмотрел на притихшую меня.

— С таким же выражением лица ты шла снимать скальп с любовницы своего мужа, — вспомнил химеролог.

— У вас есть муж? — удивился Лар.

— Бывший, — ответил за меня Тейрон. — И их, вообще-то, несколько.

— Братец, фаербол в лоб не хочешь? — рыкнула я.

Тейр поднял руки.

— Фаербол? — переспросил Кристофер. — Но вы ведь не боевой маг…

— Поверь, это не мешает ей разбрасываться атакующими плетениями направо и налево, — хмыкнул брат.

После этого Ист’Тэлион замолк, погрузившись в размышления. Мы дошли до развилки, где и разминулись с менталистами. Я не собиралась прощать явное нападение на своего студента. Похоже, Тейр это понял и уже предвкушал веселье.

* * *

А де Вир в своем кабинете устроил Морришу Тоэру и его другу, Дэниэлу Н’Тару настоящий разнос.

— Это возмутительно. Вы позорите наш факультет нападками на студента, который не может вам подобающе ответить. И рассказала мне об этом профессор по теории магии! В академии, конечно, всякое происходит. Но низости здесь не потерпит никто. Я предупреждаю, если подобный инцидент повторится, вас не спасут даже влиятельные родственники…

На последней фразе в кабинет проректора, коротко постучав для порядка, вошел… хорошо знакомый Инре и Тейру Фрей хозяин книжной лавки, Винсент.

Глава 23. Приподнимая маски

— Лэр Тоэр, чем обязан? — вежливо поинтересовался де Вир.

— Добрый день, лэр Вир, — кивнул вампир. — Я пришел к вам, узнав о поведении своего племянника. Вы можете уделить мне несколько минут?

— Конечно, — с готовностью ответил мужчина, покосившись на Морриша.

С приходом дяди парень вжал голову в плечи и боязливо посмотрел на Винсента. Морриш прекрасно знал о его характере и теперь с мрачной готовностью ждал не просто нагоняя, а чего-то более… болезненного.

Дэниэла Н’Тара отпустили из кабинета. Еще через полчаса его покинули и Винсент с Морришем. Бледный студент, искоса поглядывал на невозмутимого дядю, не зная, как себя вести.

— Не ожидал встретить вас здесь, дядя, — наконец произнес он. — Я слышал от отца, вы решили немного попутешествовать. Значит, сейчас остановились неподалеку?

— В Бридвилле.

— Но чем вас мог привлечь этот человеческий городок? — искренне удивился маг.

— Почему он вызывает у тебя такое сильное пренебрежение?

— После красот столицы Валиэс-Хим этот никчемный городишко даже на замшелую деревеньку не тянет…

— У каждого места — своя красота, — заметил древний вампир. — Учись находить ее везде, будь то свалка или королевский дворец. И тогда твое правление будет долгим… и благополучным.

Морриш удивленно посмотрел на запнувшегося дядю. Винсент не отрывал глаз от арочного проема, где секундой назад, как вспомнил парень, мелькнули силуэты профессоров Фрей.

— И здесь они… — проговорил боевик сквозь зубы.

— Ты знаешь их? Прекрасно, — тонко улыбнулся лорд Тоэр. — Что можешь сказать об Инре Фрей?

— Она преподает теорию магии у шестых и седьмых курсов всех факультетов, кроме боевого и некромантии, — начал отвечать Морриш, с недоумением смотря на Винсента. — Очень… раздражающая особа. В академии всего месяц с небольшим, но уже лезет, куда не следует. Кажется, ей пытались устроить ловушки. Пару раз даже удачно, но она быстро снимала чары студентов. Почему эта женщина вызвала ваш интерес?

— Встретились в городе несколько раз. И я был поражен сокрытыми в ней… талантами.

— Талантами? — переспросил маг. — О чем вы? Или… Постойте, хотите сказать, она — не человек?

— Конечно же, нет, — рассмеялся Винсент. — Как эта мысль могла прийти в твою голову? Я отсюда ощущаю таящуюся в ней мощь. Ее взгляд, ее походка, аура — все буквально кричит о древней и сильной сущности. Сущности обоих Фрей. И я жажду узнать, что могло их сюда привлечь.

— Я… должен узнать это? — осторожно предположил Морриш.

— Нет, — отрицательно качнул головой его дядя. — Но я хочу попросить тебя вести себя прилично. И с ней в том числе. Если я узнаю, что ты снова взялся за старое, я очень… расстроюсь.

Морриш покрылся испариной и судорожно закивал. Расстраивать Винсента Тоэра — не самый лучший способ покончить с жизнью.

* * *

Вечером в мою комнату постучались. Студенты заимели дурную привычку появляться у меня на ночь глядя. Вздохнув, открыла дверь и обнаружила мнущегося в коридоре Кристофера.

— Что-то случилось? — обеспокоенно спросила я.

— Нет… То есть, да. Я… Э-э-э… — оборотень взлохматил рыжие волосы. — Профессор Фрей сказал, вы хорошо знакомы с боевой магией.

— Есть немного, — кивнула, все еще не понимая, что в такой час понадобилось этому студенту.

— Вы… Вы не могли бы взять меня в ученики? — просительно заглянул в глаза Кристофер.

Наверное, мои глаза стали похожи на блюдца, потому что парень как-то странно дернулся и мучительно покраснел. Вот шиншик пушистый! Только личного ученика мне сейчас и не хватало. Но отказать не получится. Свой все-таки…

Глава 24. И грянул гром!

Светило яркое солнышко, весело чирикали птички в находящемся рядом с академией лесу. Я азартно гоняла Кристофера по живописной полянке. Парень громко ойкал, когда не успевал уклониться, и жалящие заклятия попадали… да-да, в то место, которым люди чуют скорые неприятности. Тейр привалился к стволу дерева неподалеку и с усмешкой наблюдал за бесплатным зрелищем.

С тех пор, как я согласилась подтянуть Кристофера по боевке, прошло несколько месяцев. Отношение студентов к нам кардинально поменялось. Нет, пакостные заклинания они продолжали бросать, но только в шутку. Мы с братцем отвечали детишкам той же монетой.

Большое влияние на сокурсников, как ни странно, оказали Морриш Тоэр с Ист’Тэлионом. После выволочки от проректора, которую я устроила, просто проходя мимо, вся академия (и я, в том числе) ждала жестокой мести вампира. Но ее не последовало.

Более того, Морриш несколько раз выручал меня из неловких ситуаций и лично объявил своему факультету: кто попробует травить новую преподшу по теорке, будет иметь дело с ним. О причинах странного поведения он не упомянул. И даже вездесущая Лара Ксард, казалось бы, способная достать нужные сведения о ком угодно, не смогла ничего найти. А, нет. Кажется, прилично себя вести вампира попросил какой-то очень влиятельный родственник.

На этом месте я сразу насторожилась. Я ведь уже говорила, что интерес вампира хорошего не сулит? Так вот, поверьте моему богатому опыту и примите это за аксиому! Но когда я попробовала копнуть глубже и начала расспрашивать о клане Тоэр Винсента, он только рассмеялся и махнул рукой. Мол, не паникуй, все нормально. Пришлось удовлетвориться его ответом, так как других знакомых представителей клыкастых у меня под рукой не оказалось. Не расспрашивать же о «влиятельном родственнике» самого Морриша! А в библиотечных книгах я ничего вразумительного не обнаружила.

Кристофер, прекративший попытки сорвать мои лекции, тоже вызывал удивление у сокурсников. Но понять, почему вспыльчивый менталист вдруг утихомирился, тоже никому не удалось. А потом по МАМу поползли слухи о том, что мы с Крисом стали очень близки и нас часто стали видеть вместе. Меня закономерно вызвали к ректору.

Братец, увидевший меня после памятного разговора, сравнил с разъяренной фурией и еще долго подкалывал по этому поводу. Зараза чешуйчатая! Но ничего, я на нем уже отыгралась…

Увольнения, конечно же, не последовало. Ректор хоть и удивился, но вошел в положение и дал добро. А языкастые студенты угомонились, когда особо любопытные с помощью Ксард разузнали, что он ходит ко мне на дополнительные занятия. Парочка даже попросилась в ученики. Послала всех к Тейру от греха подальше, мне и рыжего менталиста хватает.

Парень, кстати, поначалу жутко смущался и выполнял мои указания, скрипя зубами. Он искренне не понимал, почему, вместо атакующих плетений, я вдалбливаю в него основы теории магии. В конце концов, маг вспылил и в ультимативной форме потребовал обучать его нормальной боевке, а не этой «ерунде». Тейр, с какой-то стати забредший в тренировочный зал и услышавший экспрессивную тираду студента, быстро скрылся за колонной. И правильно сделал, такой наглости я прощать не собиралась.

Следующие два часа я швыряла в Кристофера переделанными под себя плетениями, не давая и секунды, чтобы передохнуть. Ученик на собственной шкуре понял необоснованность обвинений, проникся и начал учиться настолько усердно, что несколько раз угодил в лазарет.

В палату мы с Тейром заявились вместе и дружно оттягали непутевого студента за уши. Велели не усердствовать до потемнения в глазах, а отдышаться и подтянуть остальные предметы. Лара за чисто символическую плату любезно рассказала мне о недовольстве преподавателей. Еще не хватало, чтобы оборотень завалил сессию.

Парень тяжело вздохнул, но послушался. А что ему оставалось? Вряд ли он сможет найти другого учителя, который согласится потратить на него свое время. А его, кстати, осталось очень мало. Нужно освоить программу шести курсов боевого факультета и на ментальном не скатиться. Уж за этим мы с братом следили очень внимательно.

Как я уже сказала, дела в академии наладились. Нам даже удалось получить пропуск в преподавательскую секцию. Теперь мы время от времени заходили в него до полдня и штудировали горы талмудов в поисках упоминания о темных. Пока что нам хронически не везло.

Попадались сомнительные легенды, детские сказки и им подобная муть. Никакой конкретики! Стало ясно, что необходимую информацию нам придется искать еще долго. Да мы с братом и не торопились — куда спешить, книги-то никуда не денутся! Ровно до одного случая перед зимними каникулами…

* * *

Утро не задалось с самого начала. Вместо будильника, меня из кровати вытряхнула бабушка. Тявкающий от возмущения Пуффи тщетно пытался зацепить зубами ее черную хламиду. Одеяние самой Смерти какому-то кактусу (пусть и измененному из-за стихийного выброса одного бога-химеролога) не прокусить.

— Да вставай же ты, соня! — потребовала бабуля и потрясла косой, с которой никогда не расставалась.

— Бабуль? — наконец выпуталась из одеяла я. — Что ты тут делаешь?

— Предупредить тебя пришла, а ты дрыхнешь, бессовестная!

— О чем предупредить? — ничего не понимаю.

— Навещу я академию, — посерьезнела она.

— Когда? — почему-то голос охрип.

— Сегодня, — предрекла Смерть и исчезла в темном мареве портала.

Я потрясла головой, потрясенная свалившейся на голову информацией. Бабушка «официально» навестит МАМ, да еще и сегодня. Кто-то умрет? Но кто? И почему она об этом рассказала? Ей же запрещено делиться такой информацией… Может, хочет, чтобы я предотвратила происшествие? Но я ведь даже не знаю, кто находится под ударом.

Шиншик пушистый! Сюда б тетку-Судьбу с картами, мигом расклад бы узнала. Но ее не дозовешься, она сейчас в закрытых мирах занята. Что-то у них там не ладится.

— Сестренка, ты идешь? — заглянул в спальню Тейрон.

Вот зараза, опять мою охранку взломал!

— Иду, — буркнула, вставая с пола.

Пуффи услужливо притащил тапочки.

Рассказать братцу о визите Смерти или нет? А смысл? Все равно ничем помочь не сможет…

Наступил вечер, которого я ждала весь день. Я закончила объяснять стихийно образовавшемуся кружку студентов плюсы и минусы плетений, которые у них получились. Костяк кружка составлял Колин с приятелями. На следующем же зачете я, ничего не объясняя, влепила им автомат. Ребята поняли, что я знаю, кто участвовал в подставе, посовещались… и пошли сдаваться.

После извинений мы с ними разобрали плетение, причинившее мне столько хлопот. Оказалось, артефакторы его немного доработали, но не учли пары нюансов. После того вечера, мальчишки начали изредка заглядывать ко мне и показывать свои наработки. О профессоре-консультанте вскоре прознали их однокурсники, а потом и остальные факультеты… В общем, толпа пышущих энтузиазмом студентов стала атаковать меня постоянно.

Дошло до того, что я стала прятаться у Тейра. Не помогло. Они словно нюхом чуяли, где я нахожусь (или им рассказал об этом ехидна-Кристофер), и перли туда напролом. Затем ажиотаж немного спал, но за мной все еще хвостиком бегали студенты. Братец только скалился, у него таких проблем не было.

Но вернемся к действительности.

Выпроводив последнего ученика из аудитории, я направилась к себе. На душе было неспокойно. Создавалось впечатление, что вокруг собирается гроза, готовая в любой момент разразиться тысячами молний. Слишком сильное напряжение энергетического поля. Не нравится мне это. Да еще и бабушка с утра…

Я ускорила шаг, собираясь обсудить свои ощущения с Тейроном, как вдруг мимо меня пронесся чем-то обеспокоенный де Вир. Увидев меня, схватил за руку и потащил за собой.

— Следящие за магическим фоном артефакты в кабинете ректора подали сигнал, — начал объяснять он по ходу. — В академии зафиксирован мощный всплеск магии Хаоса. Я не знаю, кто и каким образом пробрался в защищенный замок, но мы должны это выяснить и не допустить студентов к месту преступления.

— Вряд ли они знают о происшествии, — возразила я.

— Вы здесь уже больше трех месяцев, лэра Фрей, и давно должны были понять: новости здесь разносятся моментально.

Я вздохнула — возразить на это нечего. Мы добежали до запертой аудитории. От нее так фонило магией хаоса, что у меня разболелась голова. Не мудрствуя, де Вир ударом ноги вышибил двери. Мы ворвались в темное помещение, чтобы тут же застыть перед изуродованным телом студентки. Окровавленная девушка в когда-то бывшей зеленой форме целителей лежала в октограмме, испещренной письменами хаоситов. Сразу стали понятны и причины моего беспокойства и визит Смерти.

Не успела.

— Ритуал… — неверяще пробормотала я и посмотрела на мужчину — Но как?

— Это мы и должны выяснить, — напомнил декан боевиков. — Не подходите к телу! Скоро сюда прибудут лучшие ритуалисты МАМа, они осмотрят место происшествия и вынесут вердикт.

— Когда они сюда придут, отпечатки ауры рассеются, — отмахнулась я и начала осматривать аудиторию.

Я ощущала магию Хаоса повсюду. Она витала в воздухе, забивалась в нос, атаковала разум сумбурными видениями прошлого и будущего, настолько переплетенными между собой, что отличить, где начинается одно и заканчивается другое, было невозможно.

Такова магия, которой обладали только темные боги. И мельчайшие частички их сознания, пробивавшиеся через нерушимую раньше завесу, пытались повлиять на меня, толкнуть на непоправимый поступок. Судя по сдавленному шипению де Вира, с ним происходило то же самое, но в большей степени.

С трудом встав, я отряхнула руки от пыли и краски.

— Здесь провели темно магический ритуал, служащий проводником магии Хаоса.

— Это мы и без вас установили, — огрызнулся проректор.

— Жизненная сила и весь резерв студентки ушел по образовавшемуся ритуалом каналу… за Завесу, — продолжила я, проигнорировав его реплику.

— Вы уверены? — нахмурился он.

О заключенных за той стороной ему было известно.

— Да, — кивнула я. — Но если вы не верите мне, можете дождаться своих ритуалистов.

— Вы ведь осознаете, что информация о направленности ритуала не должна достичь кого-то, кроме преподавателей? — со скрытой угрозой поинтересовался де Вир.

— Не держите меня за дуру, лэр! — вскинулась я. — Обещаю, я сделаю все возможное, чтобы сохранить эту информацию втайне от студентов. Но, как вы недавно сказали, новости по нашей академии разносятся с невероятной скоростью. К зимним праздникам о произошедшем станет известно всем.

— За каникулы все успокоятся, — ответил маг.

— Я бы на это не рассчитывала, — пожала плечами.

— Вы не останетесь в академии?

— Нет. Я отправлюсь к своей семье.

Де Вир задумчиво кивнул. Я вышла за дверь, прошла пару поворотов и, обессилев, привалилась к стене. Я допустила ошибку, стоящую студентке жизни. Я не знала ее, она не ходила на факультатив по теории магии. Но это неважно.

Я почти забыла об изначальной цели нашего проникновения в МАМ. Библиотека, преподавательский сектор, сведения о хаоситах и темных богах. Вместо того чтобы заняться делом, мы с братом играли в преподавателей, наслаждаясь спектаклем.

Я не убивала эту девушку, но я могла предотвратить ее смерть. Теперь на моих руках кровь несчастной целительницы. И этот след не сотрет даже время. Потому что у богов идеальная память…

* * *

Наконец, наступили каникулы. Студенты после сдачи сессии разъехались по домам. В лихорадящейся академии стало чуть спокойней. Несколько профессоров тоже собрались домой. Их коллеги за время праздников хотели установить над МАМ усиленный защитный купол. Мы с братом тоже хотели помочь, но нас до такого ответственного дела не допустили. Как новеньким, нам еще не доверяли в достаточной степени.

Зато нас с нетерпением ждали дома, где уже собрались все члены нашей божественной семейки, чтобы поделиться нарытыми сведениями. Я глубоко вздохнула, перед тем как шагнуть в воронку перехода.

— Все еще переживаешь из-за смерти той девушки? — спросил брат.

Я угрюмо кивнула. На некоторое время он замолчал, вглядываясь в мое лицо.

— Ты прекрасно знаешь, что мы не можем вернуть ее к жизни, Инра, — серьезно произнес Тейрон. — Все, чем мы можем ей помочь — найти убийц и уничтожить. Когда мы вернемся, то приложим все силы, чтобы найти виновных. Но для этого сейчаснужно отдохнуть. Оставь тревожные мысли на потом, оторвись за выходные по полной. А потом мы перелопатим всю преподавательскую секцию. Вместе.

— Хорошо, — шмыгнула носом я и обняла химеролога. — Наконец-то ты стал вести себя, как настоящий мужчина, а не импульсивный засранец-подросток.

Да, признаю. Не удержалась.

— Имей в виду, это ненадолго, — фыркнул в макушку брат. — Так что пользуйся, пока предлагают.

— Угу… — что-то я совсем расклеилась.

— Так, все. Хватит соплей! — недовольно взбрыкнул Тейр. — Ты Инра Фрей, или погулять вышла? Пойдем домой, дети ждут. И бабушка.

— О-о! — обреченно простонала я. — Уж кого-кого, а ее заставлять ждать не стоит…

И мы, подхватив вещи, шагнули в портал.

Домой.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. Ученица мага
  • Глава 2. Неожиданная встреча
  • Глава 3. Странные слухи
  • Глава 4. Вечеринка с друзьями
  • Глава 5. Возвращение домой
  • Глава 6. Межмировая академия магии
  • Глава 7. Новый питомец
  • Глава 8. Первый день
  • Глава 9. Прогулка по Бридвиллю
  • Глава 10. Учебный год начался
  • Глава 11. Знакомство с некромантом
  • Глава 12. Синдром опоздуна
  • Глава 13. А нас не проймешь…
  • Глава 14. Репутации хана
  • Глава 15. Немного информации
  • Глава 16. Ночные приключения. Часть 1
  • Глава 17. Ночные приключения. Часть 2
  • Глава 19. Монстр в ночи
  • Глава 20. Я мщу, и мстя моя страшна!
  • Глава 21. Феерическая нервотрепка
  • Глава 22. Поконфликтуем?
  • Глава 23. Приподнимая маски
  • Глава 24. И грянул гром!