КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405187 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 146379
Пользователей - 92068
Загрузка...

Впечатления

lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +5 ( 7 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
загрузка...

Тотем [СИ] (fb2)

- Тотем [СИ] (а.с. Куб 2091-2013) 90 Кб, 12с. (скачать fb2) - Алексей Ручий

Настройки текста:



Алексей Ручий Тотем

Солнце стреляло вдоль по улице желтыми стрелами, метя в черные стекла окон и провалы чердаков. По обе стороны дороги стояли новые здания общежитий из металла и пластика. За общежитиями тянулся железобетонный забор, оставшийся тут с прошлых времен. Еще дальше, где забор кончался, смотрело на новые здания общежитий пустыми провалами окон заброшенное здание бизнес-центра — «пережиток прошлого», как любили говорить.

Бизнес на поверку оказался стандартным набором манипуляций по перераспределению богатств, преимущественно от бедных к богатым, и основой имущественного и социального расслоения, а центр — огромной клеткой, разделенной на множество клеток поменьше, в которых изо дня в день торговали воздухом клерки с нездоровым цветом кожи. Все это Андреас знал из рассказов старших.

Он тихо крался мимо мертвой громады и искоса поглядывал на нее: ничего, недолго тебе осталось, совсем скоро здесь разместится Штаб Пропаганды Здорового Образа Жизни. В руках Андреас держал арбалет — верное средство в борьбе с недобитыми капиталистами.

Мальчишки часто играли в войнушку, где было две стороны: красные комиссары Солнечного Пути, которые проливали вымышленную кровь за Советскую Республику, и недобитые капиталисты, заклятые враги комиссаров, строившие тем различные козни. На самом деле — Андреас это знал опять же из рассказов взрослых — капиталистов на планете почти не осталось: повсеместно победил социализм, а власть капитала сохранялась лишь в самых отдаленных уголках земли, до которых еще не дошло Просвещение Солнечного Пути.

Андреас крался тропой могикан к месту сбора — небольшой площадке за брошенным бизнес-центром. Там, среди разного мусора, который еще не успели убрать после постройки общежитий, должен был сегодня собраться их пока что небольшой отряд Пионерии Солнечного Пути. Главное, чтобы агенты капитала не помешали…

Внезапно позади Андреаса началось какое-то шевеление и он, чувствуя неладное, резко повернулся, взводя арбалет. Мелькнула тень в проеме заброшенного здания, Андреас нажал на спуск, электронная стрела пронзила пространство. В проеме вспыхнуло от разрыва электронной стрелы — не убийственное, но красивое зрелище, мальчишеская игра. Почти сразу же из проема выскочил Петька и, приземлившись на потрескавшийся асфальт, вскинул руки вверх:

— Ты чего шмаляешь? Сдаюсь!

Андреас опустил арбалет.

— А-а-а… это ты… я думал — капиталисты!

— Думал он, — Петька обиженно шмыгнул носом, — капиталистов даже в Америке не осталось.

— А как же техасские конфедераты? — Андреас протянул Петьке руку для приветствия.

— Скажешь — конфедераты. Тех раз-два и обчелся. Скоро и их сметут с лица земли воины Алабамской республики!

— Эта да… — ребята пожали друг другу руки.

— А вообще, — Петька сделал важное лицо, — как говорит Вилен, Пионеру всегда надо быть на чеку, мало ли чего.

— Вот я и на чеку — Андреас кивнул на арбалет.

— Самовзводящийся, с лазерным прицелом и электронными стрелами — отличная штука, — похвалил Петька. — Только у меня скоро будет лучше, с гравитационным зарядом.

Андреас улыбнулся:

— Ну и ладно. Сам говоришь, что капиталистов почти не осталось, с кем воевать-то?

— Действительно не с кем. Ты на место сбора?

— Ага.

— И я.

На место сбора ребята пришли вместе. Все остальные были уже тут, Вилен — предводитель их отряда — что-то увлеченно рассказывал окружившим его пионерам. Заметив Андреаса с Петькой, он улыбнулся:

— Ага, вот и вы. Только вас и ждали.

— Мы это… — Андреас сделал неопределенное движение, — конспирацию соблюдали, от капиталистов.

— Брось ты, — Вилен рассмеялся, — какие капиталисты? От них разве что это здание только и осталось, — он кивнул на пустующий бизнес-центр.

— Вот и я говорю, — поддакнул ему Петька.

— Но быть начеку следует, — Вилен сделал серьезное лицо, — потому что история знает примеры Реставрации. Арбалеты тут, конечно, ни при чем, а вот идеологическую сторону подтягивать надо. И дисциплину. Чтобы товарищам ждать не приходилось.

Последние его слова заставили обоих мальчишек смущенно потупиться. Не то чтобы они намного задержались, но приходить последними считалось у пионеров дурным тоном.

— Ладно, — Вилен снова улыбался, — пора делом заниматься, а не разговоры разговаривать. Сейчас пойдем в этот пережиток прошлого, посмотрим, что там есть. Нашему отряду поставлена задача — очистить здание от мусора, а заодно собрать имеющийся там металлолом. Так что не стоит тратить время понапрасну.

Вслед за Виленом отряд двинулся к бизнес-центру. Здание было достаточно высокое — девять этажей, тень от него падала черной птицей на покрытую свежим асфальтом улицу. Не то чтобы оно пугало мальчишек, но заставляло испытывать тихое благоговение перед его молчаливой угрюмостью. Когда-то творившаяся тут жизнь под названием «бизнес» с ее магической преступной природой окутывала здание завесой пугающей тайны.

Ребята остановились перед массивным железобетонным крыльцом, сквозь стеклянные крутящиеся двери было видно огромное фойе с турникетами. Вилен поднялся на крыльцо и повернулся к остальным пионерам.

Пересчитав ребят, он разбил отряд на небольшие группы по три-четыре человека. Андреас оказался в одной группе с Петькой и парнем на год постарше, правой рукой Вилена, — Ивисталом.

— Каждой группе, — сказал пионерам Вилен, — отводится один этаж. Наша задача — собрать весь мусор и спустить его вниз. Лифты не работают, поэтому подниматься и спускаться придется по лестнице. Мусор складируем возле крыльца: металлолом в одну кучу, все остальное — в другую. Всем соблюдать меры техники безопасности и быть начеку! Готовы?

— Всегда готовы! — ответили хором пионеры.

Одна за другой рабочие группы расползлись по зданию бизнес-центра. Исчез из виду со своей группой Вилен. Группа Андреаса поднялась на отведенный ей пятый этаж.

Электричества в здании не было, поэтому в коридорах царил полумрак. С потолка свисали целые гирлянды проводов, под ногами хрустели листы пластика, бумаги, канцелярские скрепки и скобы. Впереди шел Ивистал, за ним Петька и замыкал процессию Андреас. Он усердно вглядывался в полумрак, прислушивался к шорохам, на всякий случай держа арбалет на изготовку. Петька изредка поворачивался к нему и скептически хмыкал.

По обе стороны коридора были двери, большинство из которых были открыты, и оттуда тонкими полосками сочился солнечный свет. Ивистал пояснил, что это бывшие «офисы» — места, в которых капиталисты занимались разного рода спекуляциями с целью приумножить свои богатства. За счет всех остальных людей, конечно же.

Андреас про офисы уже слышал, но их смысл был ему малопонятен. Впрочем, как и многие другие явления из прошлого. Платная медицина и образование, например. Курс Солнечного Пути подобные явления не просто отрицал, а считал противоестественными.

Пройдя до конца коридора, они вошли в один из офисов. Большое квадратное помещение, разделенное пластиковыми перегородками на небольшие отсеки, было целиком залито солнцем, Андреас даже зажмурился. Внутри отсеков стояли столы, на которых были покрытые пылью телефоны и мониторы компьютеров. Со стеллажей с пластиковыми папками свисала паутина.

— Да-а-а, — изрек Ивистал, — работы нам тут хватит.

— Ага, — Петька почесал затылок.

Андреас глубокомысленно промолчал.

— План действий такой, — Ивистал окинул взором помещение, — сейчас собираем весь хлам и тащим к лестнице. Спускать вниз будем потом.

— Хорошо…

Ребята принялись за работу. Таскать пришлось много, так как офисы были битком забиты разных мусором: старой оргтехникой, бумагой, компьютерами. Андреас пристегнул арбалет на ремень и убрал его за спину, чтобы легче было работать. Рядом пыхтел Петька.

Они разбирали пластиковые перегородки, разделявшие офисы на множество небольших клетушек, отсоединяли провода, выносили покрытые пылью и паутиной мониторы и системные блоки от персональных компьютеров. Отдельной горой возле лестницы громоздились толстые папки с бумагами с приклеенными на торцах названиями: «Кадры», «Договора», «Бухгалтерия». Ребята заглянули в пару из них: буквы, цифры, непонятные вычисления. Ивистал пояснил: это задокументированные схемы капиталистического грабежа, формулы обмана и эксплуатации.

Работали усердно, без остановок, часа три, а то и больше. Андреаса больше всего поразило одинаковое, безвкусное оформление офисов: все они были похожи друг на друга как две капли воды. Пластиковые перегородки, клетушки. Отсеки для менеджмента и переговорные, судя по сохранившимся кое-где пояснительным табличкам. Словно капитализм напрочь отрицал любое проявление фантазии. Насколько Андреас мог судить, даже в типовых общежитиях, построенных неподалеку уже во времена Республики, внутреннее устройство отличалось не только на каждом этаже, но даже в каждой комнате. А в оформлении преобладали не серо-белые равнодушные тона, а радостные солнечные — желтые, красные, оранжевые.

Жизнь прошлого представлялась Андреасу безрадостной погоней за накоплениями, механистической службой Человека — Деньгам, Капиталу, в которой не находилось места творчеству. Он высказал свои догадки ребятам, и те с ним согласились.

После нескольких часов напряженной работы этаж, наконец, был расчищен. Мусор снесен к лестнице, сложен в кучи и рассортирован.

В одном из офисов Андреас обнаружил Тотем — фотографию человека в костюме на фоне трехцветного флага с подписью «Президент Российской Федерации». Лицо человека было серым и невыразительным, глаза — жестокими и плутоватыми. Это был Великий Обманщик, насколько мог судить Андреас. Ему поклонялись работавшие тут люди прошлого. Он взял Тотем с собой.

Ивистал объявил перерыв для отдыха, ребята сели у лестницы на импровизированные топчаны из системных блоков компьютеров. Из работы им оставалось немного: спустить мусор по лестнице вниз. На верхних этажах уже придумали для этого специальный механизм: короб на канатах, который свободно курсировал в проеме между лестничных пролетов.

— Да-а-а, — сказал Петька, вытирая пот со лба, — нам бы тут не помешал робот или даже несколько роботов… мусор собирать…

— Скажешь тоже, — перебил его Ивистал, — роботы… Нет ничего благороднее, чем простой физический труд Человека! Ты разве не читал Кодекс Солнечного Пути?

— Читал, — ответил Петька, чей пыл под давлением такого авторитета как Кодекс мгновенно поостыл.

— Тогда должен знать, — Ивистал был строг, — а роботы пригодятся на заводах и фабриках нашей Республики и в Космосе, и много где еще. А там, где мы сами можем справиться, — должны справляться сами. Иначе Человечество, целиком отказавшись от ручного труда в пользу машин, мгновенно деградирует. Это, кстати, и происходило при Капиталистах.

— Ладно-ладно, молчу, — сдался Петька.

Андреас показал ребятам Тотем.

— Это главный капиталист, — уверенно сказал Петька.

— Похоже на то, — согласился Ивистал. — Или главный силовик, — он пояснил, — так называли людей, которые занимались подавлением инакомыслия при капитализме, боролись с революционерами Солнечного Пути.

Ребята помолчали. На верхних и нижних этажах, видимо, тоже объявили перерыв: все здание бывшего бизнес-центра погрузилось в тишину. Только мелкий бисер пыли вился в потоках солнечного света.

Андреас еще раз взглянул на Тотем: ничем не примечательный человек на фотографии, трехцветный флаг вместо фона — видимо, капиталисты действительно совсем не обладали фантазией. Если даже за главного у них был этот…

Внезапно раздался приглушенный расстоянием шорох. Вдали скрипнула дверь, затем послышались шаги. Кто-то шел к лестнице с другой стороны коридора. Интересно, кто?

Андреас поглядел на товарищей: Петька и Ивистал тоже услышали и теперь смотрели в ту сторону, откуда шел звук шагов. Кто-то из пионеров с других этажей? Может, Вилен решил проверить их работу? Андреас на всякий случай достал из-за спины арбалет.

Шаги приближались, их звук раскатывался по коридору. Андреасу чудилось нападение капиталистов, пришедших отбить свой Тотем. Он сильнее сжал ложе арбалета, палец гладил спусковой крючок.

Прошло примерно полминуты, шаги зазвучали совсем рядом, и, наконец, со стороны коридора вышел старик. Увидев ребят, он остановился. Его взгляд застыл на пионерах, взгляды пионеров — на нем. Андреас вскинул арбалет.

— Вы кто? — первым вышел из оцепенения Ивистал.

— Я — Хранитель. — Старик ответил спокойным ровным голосом.

— Хранитель чего?

— Хранитель памяти, — старик улыбнулся, — собственной памяти.

Андреас из его слов не понял ровным счетом ничего. На всякий случай он по-прежнему держал старика в прицеле арбалета.

— Могу я присесть? — Старик указал на системные блоки, составленные тут же.

— Пожалуйста, — от лица пионеров по-прежнему говорил Ивистал.

Старик сел, Андреас убрал арбалет. Раз Ивистал его не боится, значит, нет смысла целиться в него из оружия.

— Вы пионеры? — спросил старик.

— Да.

— А я и смотрю — что-то шумно нынче в бизнес-центре, ломают что-то, крушат ребятки.

— Мы не ломаем, мы убираем мусор.

— Понятно. Значит, скоро не будет этого заброшенного здания?

— Не будет. Здесь расположится Штаб Пропаганды Здорового Образа Жизни.

Старик вздохнул.

— Вы — капиталист? — задал мучивший его вопрос Андреас.

Старик взглянул на него, подумал, потом рассмеялся.

— Я — капиталист? — его скулы мелко задрожали от смеха, брови взметнулись вверх. — Нет, вы что, ребята. Какой же я капиталист? Капиталистов давно уже не осталось на Земле. А я… я — Хранитель, как и сказал.

— И что это значит? — не унимался Андреас.

Старик посмеялся и успокоился.

— Когда-то давно я тут работал, — он поспешил уточнить, — нет, как я уже сказал, я не был капиталистом, я работал тут в качестве наемного работника — менеджером. Но моими хозяевами были капиталисты, это да. — Он вздохнул. — Давно это было, много лет прошло. После Революции Солнечного Пути все это стало не важно. И правильно. Потому что то общество было несправедливым, порочным… Но у меня остались воспоминания, моя память — вот ее я и храню. Прихожу сюда иногда вспомнить прошлые годы, свою молодость…

— И какой она была? — голос подал и Петька, — Молодость?

Старик снова вздохнул.

— Разной была. Мы жили в другое время, теперь многие вещи оттуда кажутся непонятными и даже бессмысленными.

— Бессмысленными?

— Да, именно. Вы можете представить себе такие вещи, например, как платная медицина или платное образование?

— В Кодексе Солнечного Пути написано, что медицина и образование не могут быть платными, — блеснул своими знаниями Ивистал.

— К сожалению, во времена моей молодости эти вещи встречались повсеместно. Было много несправедливости и глупости… Люди вынуждены были покупать жилье за огромные деньги, а потом всю жизнь выплачивать банку, принадлежащему капиталистам, проценты.

Петька присвистнул.

— Теперь всем дают бесплатное жилье в современных комфортабельных общежитиях.

— Я же говорю: вам, ребята, многое оттуда теперь просто не понять.

Он потер ладони одну о другую.

— А почему вы не боролись с несправедливостью? — спросил Ивистал.

Старик пристально посмотрел на него.

— Мы боролись… пытались бороться… но слишком трудно было изменить природу человека. Пока капитализм не исчерпал себя сам… Тогда и появился Солнечный Путь…

Он замолчал. Замолчали и ребята. Многое из сказанного Хранителем казалось бессмыслицей. Как это покупать жилье и платить проценты? Каждый человек с рождения имеет право на жилище…

Андреас достал Тотем.

— А это кто тогда?

Хранитель принял Тотем из его рук, посмотрел на него и вернул Андреасу.

— Это тот, кого называли Президентом Путиным. Диктатор — прошлого.

— И чем он занимался?

— Тем же, чем и все остальные капиталисты, — обманывал и наживался.

— И люди позволяли ему делать это?

— Позволяли. Более того, капиталисты, используя ресурсы телевидения и других масс-медиа, научились дурить людей настолько профессионально, что последним казалось, будто это они сами выбрали его себе в президенты, и он работает в их благо.

Ивистал нахмурился.

— То есть люди выбирали его для защиты своих прав, а он на самом деле защищал права капиталистов?

— Хуже. Он и сам был капиталистом. Капиталистом и диктатором.

— А что такое — диктатор? — спросил Петька.

— Это человек, который захватил власть. Присвоил себе полномочия, которыми люди его не наделяли…

Ребята замолчали, осмысляя сказанное Хранителем. Из курса истории они немного знали о диктаторах, но те казались им карикатурами из далекого прошлого, в реальности невозможными и даже абсурдными.

— Неужели никому не пришло в голову прогнать его? — спросил, наконец, Андреас.

— Приходило. Но это были такие же проходимцы, как и он. В конце концов, он был отравлен своими же приближенными.

— Какая отвратительная история, — констатировал Ивистал.

— Такова история в принципе… — Хранитель развел руками.

— И вы все это держите в памяти?

— А что поделать — это и есть моя память.

Андреас больше не задавал вопросов. Ему стало жалко Хранителя, который нес такое тяжелое бремя воспоминаний о темных временах. Он посмотрел на Тотем. Ничем не примечательный человек — однако же, он производил неприятное впечатление.

— Хорошо, что победил Солнечный Путь…

— Ага.

Хранитель посмотрел по сторонам, вздохнул.

— Вы часто приходите сюда?

— Нет. Лишь иногда, когда хочется провести ревизию…

— Ревизию?

— Ревизию памяти. Впрочем, наверное, это не имеет особого смысла… Но не взыщите строго со старика…

Замолчали, смакуя тишину. В этот момент на соседних этажах раздались голоса, шум перемещаемых предметов — перерыв окончился, работа закипела с новой силой. Пора было браться за работу и ребятам. Хранитель встал со своего места.

— Вижу, что отвлекаю вас…

— Нет, отчего же…

— Вижу-вижу, работайте, а я пойду.

— Приходите в Штаб Пропаганды Здорового Образа Жизни.

Хранитель улыбнулся:

— Может, и приду. Хотя это уже ваша реальность, а не моя. И я рад, что у вас она лучше.

Он принялся спускаться по ступенькам лестницы, этот призрак из прошлого.

— До свидания…

— Пока.

Он исчез в лестничном пролете. Ребята проводили его взглядами, встали со своих мест. Их ждали груды хлама, которые предстояло спустить вниз.

Еще через несколько часов работа была закончена. Все пионеры покинули заброшенное здание и собрались перед крыльцом. Тут же громоздились кучи мусора, вынесенные из здания.

— Вы видели тут старика Хранителя? — спросил Андреас у Вилена.

— Какого старика?

— Ну, который приходит за воспоминаниями сюда… Я просто думал, что, когда он спускался по лестнице, вы должны были его заметить…

— Нет, не видели.

— Странно, а мы видели.

— Ну и что?

— Как что? — Андреас смутился. — Выходит, что это призрак…

Вилен строго посмотрел на него.

— Какой призрак? Призраков не существует, это все суеверия.

Он обратился к Ивисталу:

— Что вы там видели?

— Да чудака какого-то, — ответил Ивистал, — старика. Рассказывал нам о былых временах.

— И что?

— Да ничего, в общем-то. Странные вещи у них там творились: диктатура, платное жилье, образование, медицина…

— Это капитализм, он таков по своей сути, — Вилен дал понять, что разговор окончен. — Итак, — он обратился к пионерам, — на сегодня работа окончена. Завтра из Исполкома придут грузовики и вывезут весь мусор, так что встречаемся утром на этом месте. Готовы?

— Всегда готовы! — отсалютовали пионеры.


Андреас возвращался домой один. Полпути с ним прошел Петька, но тот жил в новых общежитиях, возле которых они и расстались. Путь же Андреаса лежал немного дальше: его семья пока что обитала в старом многоквартирном доме рабочего поселка, в скором времени они тоже должны были переехать в общежитие.

Закат позади Андреаса окрасил небо в алый цвет — цвет знамени Республики Солнечного Пути. Алые всполохи плясали в стеклах домов, растекались кровавыми кляксами в лужах. Вместе с закатом позади Андреаса остался день, наполненный работой на благо Родины.

Не доходя до дома, Андреас свернул на небольшой пустырь, оставшийся тут с прошлых времен. Одно дело оставалось у него…

Пустырь был завален старыми покрышками от грузовиков и останками древней мебели. Среди этого хлама Андреас отыскал более-менее крупный деревянный ящик, который он поставил на попа. На ящик он поставил Тотем. Лучи заходящего солнца тут же окрасили его стеклянную поверхность в багряные тона.

Андреас отсчитал тридцать шагов от ящика. Прикинул расстояние на глаз и, неудовлетворенный дальностью, отсчитал еще шагов пятнадцать. Затем, наконец, достал из-за спины арбалет. Навел его на Тотем и прицелился.

В прицеле арбалета Тотем казался смешной игрушкой из прошлого, нелепой и мелкой. Невыразительное лицо Диктатора, по недоразумению названного «Президентом», трехцветный фон… Андреас вспомнил учебник истории.

Социальная несправедливость, недоступное жилье, угнетение и бедность… Засилье лицемерия и сладкоголосой лжи… Андреас погладил спусковой крючок арбалета.

Полицейское государство, коррупция и произвол. Несправедливые суды, пропаганда насилия, одурманивание людей посредством религии…

Так звучало прошлое — воплощенное в Тотеме. Неужели Этому могли поклоняться? Андреас нажал на спуск. Электронная стрела пронзила пространство, последний багряный всполох окрасил Тотем, в следующую секунду он разлетелся на куски.

Прощай неправедное Прошлое, здравствуй Советская Республика Солнечного Пути! — подумал Андреас, глядя на закатное солнце.


Оглавление

  • Алексей Ручий Тотем